Васильев Сергей Викторович: другие произведения.

Вершитель судеб

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 7.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Возможный вариант массового применения Машин Времени. Рассказ занял третье место на конкурсе Лит Портала "Что хочет автор" в номинации "Много лет тому вперед"


Вершитель судеб

  
   Самое трудное - не открывать глаз, пока не прочитаешь. Только на седьмой раз приучился. Сейчас какой? Так. "Тринадцатый вызов. Временная локализация - 10.07.25. Пространственная локализация - 59,8-30,3. Успехов в новой жизе. Вам присвоен индекс 456895486-13. Если ваш вызов первый, рекомендуем обратиться в Агентство Возврата. Ничему не удивляйтесь! Радуйтесь! Вы там, где всегда хотели оказаться!.."
   Я открыл глаза. Идиотизм! Все знают, что Агентство уже не существует. Но - время проплачено, значит, реклама должна идти. Вообще, ловко придумали - первые впечатления вызова всегда самые крепкие. Только на меня не действует - псиблок надежный, Крепыш ставил. Первое время во все местные отделения жуткие очереди выстраивались. Я тоже раза два отстоял, пока не догадался с защитой.
   Теперь встать и отойти в сторону. Стрелки по движущимся мишеням не стреляют - правила у них такие, что ли? Правила. Сами выдумали, сами и соблюдают.
   Проверить одежду. Цела. Значит, еще послужит - в мусор не заметут ночью. Спать, хочешь - не хочешь, а придется. Место бы найти. Хоть и тепло, а вдруг дождь. Заболеть - раз плюнуть. А сейчас лечение одно - "помощь при возврате". Ублюдки. Нашли, как убийство назвать.
   Судя по всему, умер я сам, никто не помогал. Ну, может, немного - следов вмешательства не видно. Остались еще совестливые люди.
   Самый момент смерти всегда помнится смутно. У всех так - я расспрашивал, пока было интересно. И пока отвечали. Теперь никто не хочет разговаривать - наслаждается.
   Что ж, наслаждаться и я могу. Скажем, голубым небом, зелеными листьями, ветерком, что их колышет, непримятой травой, заросшей грунтовой дорогой, превратившейся в тропинку. Вот по ней и пойду.
   Внутренний комп у меня настроен на вывод информации на тыльной стороне ладони, а не как у большинства - на веках. Не люблю, как дурак, с закрытыми глазами замирать, читая информацию. Ретроград, ага. Но выбрать нужное направление это не помешает. Сверился с компом и зашагал на север.
  
   Когда я его заметил, то сразу не понял, что в нем странного. Человек, как человек. Сейчас таких миллионы на всех дорогах. Потом дошло. Он сидел, направив на меня лук с натянутой тетивой и наложенной на него стрелой, и не стрелял.
   Однако. Тут впору призадуматься. Никто так сейчас не поступает. Любой бы выстрелил, а потом смотрел - куда попал и во что. Даже я, если б мне было из чего стрелять. Нет, это всего лишь соревнование, а не остатки инстинкта самосохранения.
   Везет мне на интересных людей. Хотя давно ни с кем не разговаривал - все стали какими-то необщительными. А поговорить хочется. Ну, потребность у меня такая - языком потрепать.
   Увидев, что я ничего опасного не делаю, мужик отложил лук и показал подбородком на место рядом с разведенным костерком - присаживайся мол.
   А чего - и посидим. Вдруг да и угостит чем - вон, над костерком что-то жарится. Хотя это совсем не главное. Главное - узнать, откуда он такой взялся. Вот первым делом об этом и спросим.
   - Слушай, ты откуда, а? Таких, как ты, очень давно не видел, - я выделил голосом "очень".
   Мужик посмотрел на меня, потом на небо, на землю и не ответил. Ну, и ладно. Зато я смог его внимательно рассмотреть. Вблизи он выглядел чуднее, чем издали. Невысокий, загорелый, светловолосый, немолодой - лет пятидесяти и совершенно спокойный, будто ему никакого дела нет до всего вокруг. Одежда меховая, кожаная, непривычная; не наша. И ни малейшей искорки безумия в зеленоватых глазах.
   - Куда направляешься? - я не оставил надежду разговорить его.
   - Генсво взрата, - мужик ответил резко, коверкая слова, но я понял. Ага, дойдет он, как же.
   - Давно идешь?
   - Лето было. Зима была. Теперь опять лето.
   Сильный. Давно идет. Издалека, небось.
   - Я вот тоже третий месяц до Санкт-Петербурга никак не дойду. Вроде, и рядом, а всё не попасть - отбрасывает, как умираю.
   Мужик повернул прутик, на котором висело жаркое, чтоб равномерно подрумянивалось, капнул жирком в пламя - он затрещал, сгорая, и только после этого сказал, будто с каждым словом золотой отдавал:
   - Тот добивается, кто стремится.
   О! На философа нарвался. Сейчас поспорим с ним. Даже тот спор, где родится истина, может быть интересным.
   - А как же внешние помехи? Катаклизмы всякие - бури, ураганы, смертоубийства?
   - Нет внешнего. Только то, что создаем своим разумом, мешает нам.
   - Мне мешают препятствия, возникающие на моем пути по дороге к цели, - хотелось вызвать мужика на откровенность, и я нарочно провоцировал его.
   - Обойди их. Будь гибче. Жесткое ломается. Гибкое - достигает цели.
   - Цели разнятся. У каждого она своя. Что одному легко, другому - трудно.
   - Цель одна. Но различны пути достижения ее.
   - Какова же она? - я уже не мог остановиться с вопросами.
   - Достичь совершенства.
   А мужик ничего. Странный, но толковый. По-русски плохо говорит, но понять можно, если постараться. Древний, наверняка. У них вечно с пониманием проблема - большей частью на мертвых языках говорят, а этот научился, гляди.
   - Как твое имя? Передо мной мудрец, - я даже не льстил. Лесть - ничто в нашем мире.
   - Не мудрец я, но - воин. Бату мое имя.
   Я поперхнулся своим следующим вопросом. Надо же кого вернули. А по виду не скажешь.
   - Меня - Саня звать, - я поспешил представиться. Нельзя перед таким человеком неуважение проявить. Мы все - гниль перед ним.
   - Ты - хороший собеседник, - сказал Бату, - многих я видел, но ни с кем не говорил так, как с тобой. Безумные они. Все люди безумные. Почему так? Что случилось?
   - Люди часто создают то, что оборачивается против них.
   - Что же это?
   Я задумался. Не объяснять же ему технические аспекты МВ. Я и сам не знаю. Что происходит - понимаю, а вот почему...
   Нет, я попробую. Раз-другой сам себе расскажешь - понимание проблемы возрастает. Боюсь только, что проблемы и нет никакой.
   А как всё хорошо начиналось!
   Эти идиоты изобрели всё-таки машину времени. Исключительно из человеколюбия. И применять ее хотели ради исправления исторической несправедливости. Вот погиб исторический персонаж раньше времени, а как бы хорошо вытащить его в момент смерти и оживить уже здесь. Почему-то всё Жанну Д'Арк в пример приводить любили. Бедная Жанна...
   Вернули ее. Спасибо она им не сказала. Она вообще говорила очень мало.
   Где одна, там и остальные. Сначала известных личностей тягали, а потом на своих родственников перешли. И всё. Конец тайне.
   Тут же всякие демократы, любители референдумов, за дело взялись.
   "Спасем невинно убиенных! Спасем великих людей от преждевременной кончины! Спасем..." Да уж сейчас и не помню, кого спасать собирались. Красивые слова. Ладно бы только говорили. Так нет - они стали воплощать то, о чем вещали со всех экранов, на всех перекрестках.
   "И будет всем счастье". Всем, вот именно.
   Не хочу я быть счастливым! Не хочу! Не нравится мне их счастье. Да разве они кого спрашивали?
   Отвлекся.
   Пока МВ находились у правительств - контроль был. Даже когда общественные организации готовили списки достойных для переноса в наше время - еще был. А вот когда составили - всё и закончилось. Потому как не смогли договориться. Каждый предлагал тех, кто ему был дорог. И не важно, что для кого-то другого он был врагом номер один. Совсем неважно.
   Всемирная сеть - зло. Кто включил машины времени одновременно по всему миру - так и не выяснили. Он поставил их на автоматический возврат всех безвременно погибших. Всех. Выставил срок - с двухтысячного года до нашей эры. Верхнего срока не поставил. Забыл, не предал значения - кто его знает.
   Кто-нибудь в курсе - сколько людей за историческое время умерло не от старости? Их не стали считать, даже когда они посыпались на головы со скоростью сто человек в секунду. Повезло хотя бы в том, что при возврате они не тащили за собой древних болезней - МВ чистила их при переходе, убивая вирусы, бактерии и заживляя раны.
   Про то, что их некуда деть, никто не думал. К разгуливавшим древним привыкли быстро. Таких узнать было просто - болтают без умолку какую-то тарабарщину, и глаза горят. Не связывайся с древним - и всё в порядке будет.
   Один связался - они там ему что-то ломали - и поплатился. Однако он недолго мертвым пролежал. Через пять минут вскочил, как новенький, и опять добро свое побежал спасать. Древние его опять пристукнули. И так раз пять. В момент смерти его тело исчезало, а потом он живой появлялся. Правда, всё в разных местах. В последний раз вообще за триста километров.
   Добрался до местной телестудии и всё им рассказал, а потом продемонстрировал - с блаженной улыбкой себе горло перерезал. Кровища ручьем, режиссер в истерике, а он вернулся и внятно рассказал, что нет у него теперь страха смерти. Дескать, можно делать что хочешь - всё равно окончательно не помрешь. "Испытай новые ощущения - умри раз за разом".
   Так вот и началась эта жизнь...
   Не жизнь. Жиза. Некоторые пишут с буквы "ш". Может, так оно и отражает суть, да только мне не нравится. Всё еще надеюсь - вдруг что-то изменится. Идиот, одним словом.
   Или это все они идиоты? Нет сдерживающих факторов. И до сих пор считают себя цивилизованными людьми. Я спрашивал.
   Да я тоже такой. Шизанутый. Конечно, я не буду специально держать руку в костре, чтоб посмотреть, как она обугливается. Но через разваливающийся мост над пропастью, если мне надо на ту сторону, пойду совершенно спокойно.
   Нет ошибочных действий. Есть длинные пути к цели.
   Интересно, какая цель у Бату?
   А вот у меня простая - выключить МВ.
   - Ты хочешь прекратить всё это? Но ведь люди совсем не те, что были раньше. Они умрут. Все.
   - Значит, они заслужили это.
   - Ты жесток.
   Было странно слышать такие слова от великого полководца, посылавшего на смерть своих воинов, ровнявшего города с землей.
   - Я - реалист.
   Бату подумал, посмотрел внимательно на меня и сказал:
   - Вместе пойдем.
  
   До города всего-то километров пятьдесят, да по городу - двадцать. Два дня пути. Ну, три, максимум. Если по дороге не убьют, и опять не отбросит к черту на куличики.
   Бату взял меня за локоть и крепко сдавил, останавливая.
   - Что?
   - Там яма на дороге, - почему-то он говорил тихо.
   - Ну и что?
   - Не делай такого лица...
   Пришлось привести его в порядок - из изумленного - в нейтрально-заинтересованное. Бату продолжил:
   - Там явно засада.
   - Кому это надо? Убить можно и так, а потом забрать с убитого. Да и нет у нас ничего. И вообще - легче войти в дом и взять всё, что тебе требуется. На самом-то деле - не нужно ничего.
   - Я проверю.
   Бату сделал шаг в сторону, сходя с тропинки, а я остался стоять, в первый раз не зная, как поступить. Весь мой опыт говорил, что опасаться чего-либо бессмысленно - ничего не могло мне повредить. Но Бату действовал совершенно иначе. По-старому. Будто и не было включенных МВ.
   Пока я раздумывал, монгол вернулся, улыбаясь и вытирая лезвие ножа пучком травы.
   - Никто не сражается. Даже скучно.
   - Сколько их было?
   - Двое. Теперь можно идти. Яму - обойди.
   Зачем он заботится обо мне? Каждый сам за себя - непреложная истина. Для нас, нынешних. Не для него, древнего монгола.
   Надо попробовать понять Бату. Без этого - не будет доверия. А оно тебе нужно? Я подумал и решил, что да, нужно. Не затем, чтоб в какой-то момент он спас меня. Но чтобы излечиться от жизы.
   Бату был настоящим человеком. Энергичным, предприимчивым, способным к самопожертвованию. А я - совсем другим. Вялым, безвольным, не думающим ни только о другом, но и о себе. Почему-то я стал отвратителен сам себе. Почему-почему? Потому что смог взглянуть на себя со стороны. Хреново я выглядел.
   Мы шли не торопясь, изредка переговариваясь. Никто внезапно не выскакивал с идиотскими криками, потрясая оружием. Лишь звуки леса - шелест листьев на ветру, гуденье и треск насекомых, свиристенье и крики птиц, треск сухих веточек под ногами. Такое спокойствие, как сейчас, было мне в новинку. Чем-то оно разнилось со знанием, что умереть невозможно.
   - Бату, ты боишься смерти?
   Он не ответил. Конечно, на глупый вопрос нельзя дать ответ. Зачем же я задаю такие вопросы? Да потому, что Бату посеял в меня сомнения. Вдруг, я ошибаюсь? Ведь действительно, прежде, чем люди поймут, что опять смертны, умрут многие и многие. И это ляжет на мою совесть.
   - Совестливый? - усмехнулся Бату.
   - Я не могу понять - прав я, или не прав.
   - Ты прав, Саня. Слабые умрут, сильные останутся.
   - Самые сильные сейчас древние. Те, кто умер давным-давно. Что мы против них? Вот сравни себя и меня.
   Бату рассмеялся:
   - Силы в тебе никак не меньше, чем во мне. Внутренней силы. Думаешь, таких, как ты - нет больше?
   - Всё равно Земля не оправится. Знания забудутся. Всё придет в запустение. Надо будет по новой создавать цивилизацию.
   - Зачем? Чтоб повторять ошибки? Думай о том, что действительно надо человеку.
   - Думай, думай, - проворчал я, - уже голова пухнет от этих дум.
   Стать вершителем судеб всех людей на планете - что может быть заманчивей для жаждущего власти? Не для меня. Мне просто противно смотреть, что происходит с цивилизованным миром. Да уже и не цивилизованным, надо признать. Закат цивилизации. И поделом. Всему приходит конец. Нельзя растягивать агонию, названную некоторыми "цивилизацией", до бесконечности.
   А действительно, что надо человеку? Нормальному человеку? Вся эта мишура, про которую уже позабыли - трехмерники, видеофоны, эмпатники? Дешевая энергия для преобразования родной планеты? Внеземные колонии? Их-то эта волна МВ не затронула - умными оказались, не в пример нам.
   Вовсе нет. Должна быть гармония с природой - только тогда человек будет счастлив. Гармония, а не покорение.
   Только древние могли жить так, да и то - не все. Значит, им и достанется Земля. Мало кто не поддался угару невозможности смерти. А я стану палачом.
   Почему-то я не сомневался, что у меня получится разорвать кольцо МВ. Достаточно вывести из строя всего одну машину, и спонтанный возврат прекратится. Вот только когда это случится? Чем позже, тем меньше нормальных людей останется. Я представил, как жители Марса высаживаются на своей прародине и по новой колонизируют ее, опустевшую. А редких, оставшихся в живых, одичалых землян помещают в закрытые резервации, чтобы не допустить распространения безумия среди новых поселенцев.
   Я вздрогнул. Мы скоро дойдем. Бату поможет.
  
   Сквозь листву просвечивали шушарские небоскребы. Хорошо построены. Ничего им и за сто лет не сделается, а тут всего третий год запустения пошел.
   - Город? - спросил Бату.
   - Он. Почти пришли. Только там безумцев гораздо больше, чем в лесу.
   - Думаешь, оставлю тебя?
   Разумеется, я так не думал. Для монгола невозможно нарушить слово. Те, кто так поступает, подлежат смерти.
   Жаль, что сейчас не стало людей слова. Жаль... Неожиданно сдавило горло. Словно что-то насовсем отняли у меня. Захотелось завыть, упасть и биться головой. Зарыться в землю, чтобы никто не видел моего странного горя.
   Чувство невосполнимой утраты переполняло меня.
   Бату посмотрел мне в глаза.
   - Ты оживаешь. Сухое полено пустило зеленый росток.
   - Всё пройдет, - я сглотнул, пытаясь совладать с собой, и криво улыбнулся.
   - Новая жизнь - это всегда боль.
   Я промолчал. Зачем слова, когда и так всё ясно.
  
   Мы перешли железнодорожную насыпь - лучше идти подальше от домов. Мало ли кто там живет. Но жили и тут. Они вышли из маленького неказистого домика и подняли свое оружие.
   - Это наше место. Никому нет прохода здесь, - сказал один из них.
   Бату действовал быстро, быстрее, чем эти люди поняли, что будут убивать их. Я и не предполагал, что можно стрелять с такой скоростью.
   Лук в руках монгольского воина оказался эффективнее огнестрельного оружия нападавших. Никто из них не умел как следует стрелять, а Бату раз за разом посылал свои стрелы им в лица, разбивая черепа. Я ничем не мог помочь ему, только стоять, безвольно опустив руки, и смотреть, как он помогает с возвратом этим безумцам.
   Грохот выстрелов привлек людей, как грифов на запах падали. Каждый считал своим долгом пострелять в пришлых. Они окружили нас с Бату, заходя со спины, не оставляя возможности отступить, и стреляли, стреляли, всё не попадая и не попадая...
   Ох! Попали!
  
   Странно. Глаза закрыты, а ничего не проецируется на внутреннюю поверхность век. Ладно, реклама - вполне возможно, что оплаченное время закончилось, но координаты! Куда отбросило? Был почти на месте. Так никогда не дойду до города.
   Открываю глаза. Моргаю. Трава. Ветки над головой. Небо.
   Надо вставать. Я неловко двигаю рукой и сразу же боль, боль, боль... Ох ты, что же это? Повязка через грудь. Меня лечат??!! Совершенно невозможно!
   Надо мной появляется улыбающееся лицо Бату, и он говорит своим резким, но в то же время успокаивающим голосом:
   - Выздоравливай, Саня. Выздоравливай. Ты дойдешь. Ты должен...

Оценка: 7.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Ю.Ларосса "Тихий ветер"(Антиутопия) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 2"(Антиутопия) М.Ртуть "Попала, или Муж под кроватью"(Любовное фэнтези) А.Верт "Нет сигнала"(Научная фантастика) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) О.Обская "Возмутительно желанна, или Соблазн Его Величества"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров. Арена"(Уся (Wuxia)) А.Минаева "Академия Алой короны-2. Приручение"(Боевое фэнтези) Б.Ту "10.000 реинкарнаций спустя"(Уся (Wuxia))
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"