Васильев Владимир Ильич: другие произведения.

Не скучно жили предки наши -3

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:

  Нсж -3
  
  
   Не скучно жили предки наши...-3
  
  
  
  Диспут по диссертации состоялся 3 октября.
  Погодин же занес в дневник: ≪Читал
  Соловьева. Ужасный вздор, а на диспуте Бодянский,
  Давыдов и прочие чинят поклонение новой мысли. Говорят
  мои мысли, а хоть бы кто вспомнил обо мне. Перед
  диспутом Чивилев сказал мне, что распущен слух о намерении
  моем восстать на Соловьева, могут студенты быть
  подговоренными. Ах, подлецы какие! Я сказал несколько
  слов в похвалу. Строганов осмелился выговаривать мне,
  зачем я мало возражал и не сказал ему мнения ни об
  диссертации, ни об лекции, которого он у меня не спрашивал.
  Как будто радуются и торжествуют мое поражение.
  Несчастные! Что я вам сделал, кроме пользы!≫
  Защита прошла красиво. Мнение Погодина о неверности
  теории ≪старых≫ и ≪новых≫ городов никто не поддержал.
  Официальный оппонент Грановский хвалил,
  равно как и Бодянский, Кавелин, Калачов, Давыдов.
  Превозносили до небес. Уколол Шевырев -зачем не
  упомянут Карамзин, чьи плодотворные мысли остается
  лишь подбирать и развивать. Возражение не дельное,
  и ≪диспут кончился со славою для меня≫.
  
  
  В декабре у Погодина был Соловьев, привез подарочные
  экземпляры диссертации, -не огрубел еще молодой
  человек, есть чувство. Но хорошо так поступать со старым
  профессором, с учителем? Задал вопрос и услышал
  дерзость: ≪Вы прежде скажите мне, что дурного сделал
  я в отношении к вам?≫ Что дурного?! Всего не перечтешь,
  под руку попались соловьевские книжки: ≪Вы мне привезли
  экземпляр своей диссертации без всякой надписи,
  тогда как я видел, что другим вы надписали, -какому-
  нибудь Ефремову, и тому надписали≫. В Ефремове Погодин
  ошибся, тот не сторонний Соловьеву человек, но
  добрый приятель, да и мыслят они сходно. Сергей возразил:
  ≪Но видели ли вы экемпляры моей диссертации
  у членов факультета? Ни у одного из них вы не найдете
  с надписью, ибо надписывать я имел право только тем,
  кому дарил, кому мог дать и не дать, тогда как лицам
  официальным, каковы члены факультета, я обязан был
  дать экземпляр; они получили экземпляры, так сказать,
  казенные, а не от меня в дар; вас я причисляю также
  к лицам официальным, ибо вы были экзаменатором; но
  скажу прямо: конечно, вы получили бы экземпляр с надписью
  очень для вас лестною, если бы не так поступили
  со мной, если бы черная кошка между нас не пробежала≫.
  Не черная кошка -кафедра в Московском университете,
  его, погодинская кафедра. Недавно из Парижа,
  а никакой учтивости, не выучился уважать старших:
  ≪А это хорошо -начать первую лекцию и не сказать
  ни слова обо мне, вашем предшественнике?≫ -≪Решительно
  в голову не пришло≫, -отвечал Соловьев.
  На излете ссоры Погодин упомянул почтенного Михаила
  Васильевича, который, как отец и священник, должен
  был бы наставлять сына. Соловьев только что получил
  первое жалованье, более года он жил на средства
  родителей, деньги, потребные для печатания диссертации,
  занял у Строганова, еще были траты на мундир, на книги.
  Спасибо Строганову -предложил давать уроки его сы-
  
  164
  !≫ну, готовившемуся в университет; Погодин и не поинтересовался,
  откуда брались деньги, а берется поучать семью
  Соловьевых: ≪Что касается до моего отца, то, конечно, он
  сердился на вас гораздо больше, чем я сам: старик
  дождался единственного сына из-за границы, открылась
  возможность, чтоб этот сын остался при нем в Москве,
  на почетном и обеспечивающем месте, и вдруг он слышит
  -вы, старый и не нуждающийся больше ни в каком
  месте человек, перебиваете место у его сына!≫
  С тем и расстались. Погодина утешил Уваров, не
  утвердивший Соловьева в адъюнктах. Строгановский подопечный
  сделался ≪исполняющим должность≫. Канцелярские
  тонкости, но Соловьев переживал: ≪Это была
  первая неудача по службе, начало держания меня в черном
  теле≫.
  
   == Двадцать раз подумаешь, нужна ли тебе такая занимательная и дипломатическая жизнь в университете... И если умные люди находят себе человеческие условия жизни подальше от университета, то кто же набивается в университеты на места беспокойные, но денежные? Или тупые граммофоны или подлецы? И какой бабой с рынка несёт из мужика: "мне последнему принёс... не надписал... обо мне не сказал..." ==
  
  В новом, 1846 году Погодин издал книгу ≪Историкокритические
  отрывки), по-своему замечательную, в которой
  собраны работы разных лет, лучшее, что дали уваровские
   ≪православие, самодержавие и народность≫
  в исторической литературе. В книгу вошли две свежие,
  прошлогодние статьи, обе принципиальные, где доставалось
  и западным историкам, и своим, доморощенным
  сочинителям. Одна, ≪Параллель русской истории с историей
  западных европейских государств, относительно начала",
  утверждала незыблемое николаевское: ≪Западу на
  Востоке быть нельзя, и солнце не может закатываться
  там, где оно восходит≫. Даже изящно!
  
  Там, на Западе, было завоевание, зло которого неизлечимо:
  ≪Завоевание, разделение, феодализм, города
  с средним сословием, ненависть, борьба, освобождение
  городов, -это первая трагедия европейской трилогии.
  Единодержавие, аристократия, борьба среднего сословия,
  революция -это вторая. Уложение, борьба низших классов...
  будущее в руце божией≫. На Востоке, в русской
  истории, нет ни завоевания, ни его следствий: разделения
  сословий, феодализма, среднего сословия, рабства, ненависти,
  гордости, борьбы. Не будет и революции, ≪славяне
  были и есть народ тихий, спокойный, терпеливый≫, изначально
  безусловно покорный: ≪Поляне платили дань ко-
  зарам, пришел Аскольд -стали платить ему, пришел
  Олег -точно также≫.
  Погодинские параллели заставили нарушить молчание
  самого Петра Киреевского, который написал и напечатал
  статью ≪О древней русской истории≫, где началу покорности
  противопоставил ≪большое взаимное сочувствие,
  165
  выходящее из единства быта≫. Славянофилы, которых
  многие, вроде Герцена, смешивали с постоянными сотрудниками
  ≪Москвитянина≫, спешили отмежеваться от Погодина.
  
  
  Еще больнее Погодин задел западников.
  Редактор ≪Московских ведомостей≫ Евгений Корш поместил
  неосторожную заметку ≪Бретань и ее жители≫,
  где снисходительно заметил: ≪Средний век не существовал
  для нашей Руси, потому что и Русь не существовала
  для него≫. Страна без истории? С этим не могли согласиться
  ни Погодин, ни Иван Киреевский, ни Соловьев.
  Собственно говоря, Корш хотел воспеть Петра I, благодаря
  которому русские ≪решительно распростились с своею
  неподвижной стариною, с безвыходным застоем кошихин-
  ской эпохи≫ и пошли путем обновленной жизни и многосторонней
  деятельности. Бретань, конечно, была поводом
  высказать западнический взгляд на русское будущее:
  ≪Как бы ни было невежество упрямо и грубо, всепобеждающая
  сила цивилизации рано или поздно одолеет его.
  Бретани предстоит эта участь в скором времени: железные
  дороги необходимо разольют в ней свет образованности≫.
   == Какие жутко образованные люди живут по России в поселках у железных дорог, если живут там больше 70 лет? Какая дикость царит в деревнях России если до железной дороги больше 25 километров? Да?! ==
  
  
  Погодин подготовил ответ. События происходили в феврале
  -марте 1845 года, он тогда хлопотал о возвращении
  в университет, ездил к Строганову, унижался без успеха,
  ≪Москвитянин≫ уступил Ивану Киреевскому, который
  успешно обновил ≪напитанный Погодиным≫ журнал.
  Статья ≪За русскую старину≫ вышла хлесткая. Помог, как
  ни странно, Гришка Кошихин (Котошихин), подьячий
  Посольского приказа, при царе Алексее Михайловиче бежавший
  за рубеж и казненный там за убийство. От Ко-
  тошихина осталось сочинение, нелестное для русских.
  Буйный подьячий рисовал их косными, невежественными,
  лживыми, чванливыми, бессовестными. ≪Кошихинские
  времена≫ -своего рода символ бессмысленного покоя.
  Или, как у Корша, застоя.
  Для начала Погодин ≪довел до сведения≫ автора заметки
  о Бретани, что на Руси, разумеется, не было
  Парижа, но была Москва; не было западных средних
  веков, но были восточные, русские.
  
  Московский профессор верен себе: в николаевской
  России ≪занимается заря новой эры≫. И какое
  удачное получилось в статье завершение: ≪Избави нас
  боже от застоя кошихинской эпохи, но и сохраните нас,
  166
  высшие силы, от кошихинского прогресса -прогресса
  Кошихина, который изменил своему отечеству, отрекся
  от своей веры, переменил свое имя, отказался от своего
  семейства, бросил своих детей, женился на двух женах,
  и кончил свою несчастную жизнь от руки тех же иноплеменников,
  достойно наказанный за свое легкомысленное
  и опрометчивое отступничество!≫
  
  
  До конца жизни Михаил Петрович гордился статьей
  ≪За русскую старину≫, при случае читал гостям, своему
  биографу Николаю Барсукову, например. Кончив чтение,
  потрепал ≪молодого деятеля≫ по плечу и дал поручение
  разыскать в Петербурге его новую шубу, которую у него
  обменяли на археологическом съезде. Барсуков рассказал
  об этом эпизоде без улыбки, почти благоговейно.
  
  
  В предисловии, помеченном ноябрем 1845 года, Погодин
  представил себя жертвой, ученым, которого бессовестно
  обкрадывают: ≪Читатели увидят здесь некоторые исторические
  мысли, встречавшиеся им, может быть, у других
  авторов. В свое время я не отыскивал прав литературной
  собственности, веря русской пословице: на всякую долю
  бог посылает; а теперь выставленные под рассуждениями
  годы первого их напечатания покажут ясно, кому что
  принадлежит≫. Но такова уж погодинская несчастливая
  звезда: даже Шевырев, издав книгу о древней русской
  словесности, забыл его упомянуть: ≪а упомянуты и Соловьев,
  и черт знает кто≫.
  
  
  Кавелин откликнулся на книгу Погодина рецензией,
  в которой назвал его ≪защитником старого против нового≫,
  превратившим русскую историю в курс психологии в лицах.
  О статье ≪За русскую старину≫ рецензент высказался
  предельно ясно, связав ее с общественной позицией Погодина:
  ≪Желая сделать из русской истории ≪охранительницу
  и блюстительницу общественного спокойствия≫,
  он непременно требует, чтоб и она имела свой средний
  век, после которого, как известно, и начала развиваться
  полиция предупредительная. Иначе она была бы невозможна,
  а это не допускается г. Погодиным≫.
  
   * * * * *
  
  
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Огненная "Академия Шепота"(Любовное фэнтези) А.Минаева "Драконья практика"(Любовное фэнтези) Т.Мух "Падальщик"(Боевая фантастика) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга вторая"(Уся (Wuxia)) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) В.Чернованова "Попала! или Жена для тирана"(Любовное фэнтези) М.Боталова "Императорская академия. Пробуждение хаоса"(Любовное фэнтези) В.Пек "Долина смертных теней"(Постапокалипсис) А.Ефремов "История Бессмертного-2 Мертвые земли"(ЛитРПГ) В.Бец "Забирая жизни"(Постапокалипсис)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"