Васильев Владимир Ильич: другие произведения.

Не скучно жили предки наши -3

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фанфиков на Фикомании
Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:

  Нсж -3
  
  
   Не скучно жили предки наши...-3
  
  
  
  Диспут по диссертации состоялся 3 октября.
  Погодин же занес в дневник: ≪Читал
  Соловьева. Ужасный вздор, а на диспуте Бодянский,
  Давыдов и прочие чинят поклонение новой мысли. Говорят
  мои мысли, а хоть бы кто вспомнил обо мне. Перед
  диспутом Чивилев сказал мне, что распущен слух о намерении
  моем восстать на Соловьева, могут студенты быть
  подговоренными. Ах, подлецы какие! Я сказал несколько
  слов в похвалу. Строганов осмелился выговаривать мне,
  зачем я мало возражал и не сказал ему мнения ни об
  диссертации, ни об лекции, которого он у меня не спрашивал.
  Как будто радуются и торжествуют мое поражение.
  Несчастные! Что я вам сделал, кроме пользы!≫
  Защита прошла красиво. Мнение Погодина о неверности
  теории ≪старых≫ и ≪новых≫ городов никто не поддержал.
  Официальный оппонент Грановский хвалил,
  равно как и Бодянский, Кавелин, Калачов, Давыдов.
  Превозносили до небес. Уколол Шевырев -зачем не
  упомянут Карамзин, чьи плодотворные мысли остается
  лишь подбирать и развивать. Возражение не дельное,
  и ≪диспут кончился со славою для меня≫.
  
  
  В декабре у Погодина был Соловьев, привез подарочные
  экземпляры диссертации, -не огрубел еще молодой
  человек, есть чувство. Но хорошо так поступать со старым
  профессором, с учителем? Задал вопрос и услышал
  дерзость: ≪Вы прежде скажите мне, что дурного сделал
  я в отношении к вам?≫ Что дурного?! Всего не перечтешь,
  под руку попались соловьевские книжки: ≪Вы мне привезли
  экземпляр своей диссертации без всякой надписи,
  тогда как я видел, что другим вы надписали, -какому-
  нибудь Ефремову, и тому надписали≫. В Ефремове Погодин
  ошибся, тот не сторонний Соловьеву человек, но
  добрый приятель, да и мыслят они сходно. Сергей возразил:
  ≪Но видели ли вы экемпляры моей диссертации
  у членов факультета? Ни у одного из них вы не найдете
  с надписью, ибо надписывать я имел право только тем,
  кому дарил, кому мог дать и не дать, тогда как лицам
  официальным, каковы члены факультета, я обязан был
  дать экземпляр; они получили экземпляры, так сказать,
  казенные, а не от меня в дар; вас я причисляю также
  к лицам официальным, ибо вы были экзаменатором; но
  скажу прямо: конечно, вы получили бы экземпляр с надписью
  очень для вас лестною, если бы не так поступили
  со мной, если бы черная кошка между нас не пробежала≫.
  Не черная кошка -кафедра в Московском университете,
  его, погодинская кафедра. Недавно из Парижа,
  а никакой учтивости, не выучился уважать старших:
  ≪А это хорошо -начать первую лекцию и не сказать
  ни слова обо мне, вашем предшественнике?≫ -≪Решительно
  в голову не пришло≫, -отвечал Соловьев.
  На излете ссоры Погодин упомянул почтенного Михаила
  Васильевича, который, как отец и священник, должен
  был бы наставлять сына. Соловьев только что получил
  первое жалованье, более года он жил на средства
  родителей, деньги, потребные для печатания диссертации,
  занял у Строганова, еще были траты на мундир, на книги.
  Спасибо Строганову -предложил давать уроки его сы-
  
  164
  !≫ну, готовившемуся в университет; Погодин и не поинтересовался,
  откуда брались деньги, а берется поучать семью
  Соловьевых: ≪Что касается до моего отца, то, конечно, он
  сердился на вас гораздо больше, чем я сам: старик
  дождался единственного сына из-за границы, открылась
  возможность, чтоб этот сын остался при нем в Москве,
  на почетном и обеспечивающем месте, и вдруг он слышит
  -вы, старый и не нуждающийся больше ни в каком
  месте человек, перебиваете место у его сына!≫
  С тем и расстались. Погодина утешил Уваров, не
  утвердивший Соловьева в адъюнктах. Строгановский подопечный
  сделался ≪исполняющим должность≫. Канцелярские
  тонкости, но Соловьев переживал: ≪Это была
  первая неудача по службе, начало держания меня в черном
  теле≫.
  
   == Двадцать раз подумаешь, нужна ли тебе такая занимательная и дипломатическая жизнь в университете... И если умные люди находят себе человеческие условия жизни подальше от университета, то кто же набивается в университеты на места беспокойные, но денежные? Или тупые граммофоны или подлецы? И какой бабой с рынка несёт из мужика: "мне последнему принёс... не надписал... обо мне не сказал..." ==
  
  В новом, 1846 году Погодин издал книгу ≪Историкокритические
  отрывки), по-своему замечательную, в которой
  собраны работы разных лет, лучшее, что дали уваровские
   ≪православие, самодержавие и народность≫
  в исторической литературе. В книгу вошли две свежие,
  прошлогодние статьи, обе принципиальные, где доставалось
  и западным историкам, и своим, доморощенным
  сочинителям. Одна, ≪Параллель русской истории с историей
  западных европейских государств, относительно начала",
  утверждала незыблемое николаевское: ≪Западу на
  Востоке быть нельзя, и солнце не может закатываться
  там, где оно восходит≫. Даже изящно!
  
  Там, на Западе, было завоевание, зло которого неизлечимо:
  ≪Завоевание, разделение, феодализм, города
  с средним сословием, ненависть, борьба, освобождение
  городов, -это первая трагедия европейской трилогии.
  Единодержавие, аристократия, борьба среднего сословия,
  революция -это вторая. Уложение, борьба низших классов...
  будущее в руце божией≫. На Востоке, в русской
  истории, нет ни завоевания, ни его следствий: разделения
  сословий, феодализма, среднего сословия, рабства, ненависти,
  гордости, борьбы. Не будет и революции, ≪славяне
  были и есть народ тихий, спокойный, терпеливый≫, изначально
  безусловно покорный: ≪Поляне платили дань ко-
  зарам, пришел Аскольд -стали платить ему, пришел
  Олег -точно также≫.
  Погодинские параллели заставили нарушить молчание
  самого Петра Киреевского, который написал и напечатал
  статью ≪О древней русской истории≫, где началу покорности
  противопоставил ≪большое взаимное сочувствие,
  165
  выходящее из единства быта≫. Славянофилы, которых
  многие, вроде Герцена, смешивали с постоянными сотрудниками
  ≪Москвитянина≫, спешили отмежеваться от Погодина.
  
  
  Еще больнее Погодин задел западников.
  Редактор ≪Московских ведомостей≫ Евгений Корш поместил
  неосторожную заметку ≪Бретань и ее жители≫,
  где снисходительно заметил: ≪Средний век не существовал
  для нашей Руси, потому что и Русь не существовала
  для него≫. Страна без истории? С этим не могли согласиться
  ни Погодин, ни Иван Киреевский, ни Соловьев.
  Собственно говоря, Корш хотел воспеть Петра I, благодаря
  которому русские ≪решительно распростились с своею
  неподвижной стариною, с безвыходным застоем кошихин-
  ской эпохи≫ и пошли путем обновленной жизни и многосторонней
  деятельности. Бретань, конечно, была поводом
  высказать западнический взгляд на русское будущее:
  ≪Как бы ни было невежество упрямо и грубо, всепобеждающая
  сила цивилизации рано или поздно одолеет его.
  Бретани предстоит эта участь в скором времени: железные
  дороги необходимо разольют в ней свет образованности≫.
   == Какие жутко образованные люди живут по России в поселках у железных дорог, если живут там больше 70 лет? Какая дикость царит в деревнях России если до железной дороги больше 25 километров? Да?! ==
  
  
  Погодин подготовил ответ. События происходили в феврале
  -марте 1845 года, он тогда хлопотал о возвращении
  в университет, ездил к Строганову, унижался без успеха,
  ≪Москвитянин≫ уступил Ивану Киреевскому, который
  успешно обновил ≪напитанный Погодиным≫ журнал.
  Статья ≪За русскую старину≫ вышла хлесткая. Помог, как
  ни странно, Гришка Кошихин (Котошихин), подьячий
  Посольского приказа, при царе Алексее Михайловиче бежавший
  за рубеж и казненный там за убийство. От Ко-
  тошихина осталось сочинение, нелестное для русских.
  Буйный подьячий рисовал их косными, невежественными,
  лживыми, чванливыми, бессовестными. ≪Кошихинские
  времена≫ -своего рода символ бессмысленного покоя.
  Или, как у Корша, застоя.
  Для начала Погодин ≪довел до сведения≫ автора заметки
  о Бретани, что на Руси, разумеется, не было
  Парижа, но была Москва; не было западных средних
  веков, но были восточные, русские.
  
  Московский профессор верен себе: в николаевской
  России ≪занимается заря новой эры≫. И какое
  удачное получилось в статье завершение: ≪Избави нас
  боже от застоя кошихинской эпохи, но и сохраните нас,
  166
  высшие силы, от кошихинского прогресса -прогресса
  Кошихина, который изменил своему отечеству, отрекся
  от своей веры, переменил свое имя, отказался от своего
  семейства, бросил своих детей, женился на двух женах,
  и кончил свою несчастную жизнь от руки тех же иноплеменников,
  достойно наказанный за свое легкомысленное
  и опрометчивое отступничество!≫
  
  
  До конца жизни Михаил Петрович гордился статьей
  ≪За русскую старину≫, при случае читал гостям, своему
  биографу Николаю Барсукову, например. Кончив чтение,
  потрепал ≪молодого деятеля≫ по плечу и дал поручение
  разыскать в Петербурге его новую шубу, которую у него
  обменяли на археологическом съезде. Барсуков рассказал
  об этом эпизоде без улыбки, почти благоговейно.
  
  
  В предисловии, помеченном ноябрем 1845 года, Погодин
  представил себя жертвой, ученым, которого бессовестно
  обкрадывают: ≪Читатели увидят здесь некоторые исторические
  мысли, встречавшиеся им, может быть, у других
  авторов. В свое время я не отыскивал прав литературной
  собственности, веря русской пословице: на всякую долю
  бог посылает; а теперь выставленные под рассуждениями
  годы первого их напечатания покажут ясно, кому что
  принадлежит≫. Но такова уж погодинская несчастливая
  звезда: даже Шевырев, издав книгу о древней русской
  словесности, забыл его упомянуть: ≪а упомянуты и Соловьев,
  и черт знает кто≫.
  
  
  Кавелин откликнулся на книгу Погодина рецензией,
  в которой назвал его ≪защитником старого против нового≫,
  превратившим русскую историю в курс психологии в лицах.
  О статье ≪За русскую старину≫ рецензент высказался
  предельно ясно, связав ее с общественной позицией Погодина:
  ≪Желая сделать из русской истории ≪охранительницу
  и блюстительницу общественного спокойствия≫,
  он непременно требует, чтоб и она имела свой средний
  век, после которого, как известно, и начала развиваться
  полиция предупредительная. Иначе она была бы невозможна,
  а это не допускается г. Погодиным≫.
  
   * * * * *
  
  
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) А.Светлый "Сфера 5: Башня Видящих"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"