Прохорчук Анна Владимировна: другие произведения.

Русалка. Сказка Купальской ночи.

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:

   Рано утром у Пашки зазвонил телефон. Он нехотя снял трубку и, не открывая глаз, поднес ее к уху:
   - Кого черт несет в такую рань? - Недовольно, с закрытыми глазами, спросил он.
   - Ты что, еще спишь? - Спросил голос в трубке.
   - Не знаю, - ответил Пашка с закрытыми глазами, - наверное, меня еще не разбудили, но очень пытаются. - Ладонью свободной руки он потер лицо, пытаясь проснуться.
   - Сегодня же праздник! Не помнишь, что ли? - Возмущенно спросил голос в трубке.
   - Отстань, - проворчал Пашка. - Ты, может быть, не помнишь, что я сегодня пришел с работы рано утром?
   - Немного помню, - рассмеялся голос, - но, все равно, вставай. Мы скоро за тобой заедем с Генкой.
   - И куда мы поедем?
   - За город. В лес, где нас никто не будет видеть, но, где можно порыбачить.
   - Опять рыба? Кости...Бр-р-р...Давайте это без меня. А?
   - Одевайся, - приказал голос.
   Трубку, видимо, повесили, потому что в ухо противно запикали гудки. Пашка посмотрел на свою трубку, поморщился и положил на место. Он посмотрел на часы: половина девятого утра. . Так не правильно! Ему было досадно, что не удается спокойно поспать в прохладной постели. Черт! Хорошие друзья никогда не дадут спокойно поспать. Интересно, скоро ли они приедут? Даже подниматься и открывать дверь не хочется.
   Только Пашка вспомнил про дверь, как в нее позвонили. Ну, вот. Только хорошенько подумаешь про них и вот - явились, как черт во сне! Придется откинуть простыню и подняться. Простыня полетела в сторону. Он поднялся с кровати, подошел к двери и посмотрел в дверной глазок: там стояли его друзья. Те самые, которые только что звонили и с чистой совестью не дали ему выспаться. Делать нечего и он повернул ручку замка и друзья бесцеремонно ворвались в квартиру. Пашка закрыл дверь и проводил их глазами в комнату. Он уселся на кровать и уставился на друзей:
   - Я думал, что вы не приедете, но у вас нет ни совести, ни сострадания. Вы совершенно ошибаетесь, если думаете, что я рад вас видеть - обиженно проворчал Пашка.
   - Рад, рад, - рассмеялся на его ворчание Гена и тот, кто звонил Пашка по телефону - Герману или просто Гере.
   Теперь они, довольные и счастливые, сидели по бокам своего друга и пытались растормошить его разговорами.
   - Ты же говорил, что к нашему приходу уже проснешься, а мы такого не наблюдаем, - слегка укорил Гера.
   - Нет. Это ты мне говорил, чтоб я поднялся, - оправдывался Пашка.
   - Какая разница? - Перебил друга Гена. - Это не важно. Давай собирайся. Где вещи?
   - Не надо. Я сам, - отмахнулся Пашка. - Зачем вам понадобилось ехать куда-то на Ивана Купалу?
   - Хороший праздник нужно хорошо отметить, - парировал Гера.
   Пашка поднялся с кровати и пошел в душ. Через несколько минут он вышел оттуда свежий с полотенцем на плечах.
   - Девчонок не будет?
   - Никаких женщин! - Категорически ответил Гена. - Только мужчины!
   - И ты считаешь, так будет веселее?
   - Один раз можно попробовать. Если понравиться. то можно продолжить.
   Пашка собрал в дорожную сумку купальные плавки, полотенце и прочие нужные вещи, которые могут понадобиться в дороге.
   - Что брать в холодильнике? - Он посмотрел на друзей.
   - Всё! - Хором ответили Гена и Гера.
   Пашка открыл дверцу холодильника - там стояла только пустая банка из-под пива и около десятка сырых яиц.
   - Не густо, - вздохнула вся троица. - Придется заехать в магазин.
   - Тогда поехали, - отозвался Гена, все еще глядя в пустой холодильник.
   Все трое согласно кивнули и захлопнули за собой дверь.
  
   На поляне возле невысокого дерева у костерка сидели деревенские ребятишки и просили старого деда, пришедшего к ним в ночное, чтобы он рассказал им про день Ивана Купала.
   - Хорошо, согласился дед.- Он сел под дерево, а ребятишки уселись вкруг него. - Старые люди говорят, что в ночь купальскую, если пойти в лес, то можно найти цветок папоротника. Он растет только там, где закопали клад. Цветок такой маленький и невзрачный, что увидит его не каждый. А на реках выходят речные девы, которые утопли и живут теперь на дне и прислуживают Водяному.
   - Какому Водяному? - Спрашивали наперебой ребятишки.
   - Зеленому, детки, зеленому.
   Дед больше ничего не рассказывал. Он только сидел и дымил самокруткой с ядреным самосадом. Небо было усыпано множеством звезд. Ребятишки смотрели на эту красоту и каждый представлял что-то свое. На берегу парни и девушки жгли костры и прыгали через них. Девушки плели венки, кидая их в реку с загадками: выйдут замуж или нет в нынешнем году. Многие пели песни и водили хороводы. Ребятишки, посмотрев на них, крича, побежали к молодежи. Потом побежали к воде и стали брызгать друг на друга водой, визжа от радости.
  
   Трое друзей приехали на красивый берег реки. На нем не было видно ни отдыхающих, ни мусора, ни других следов цивилизации. Это был красивый зеленый берег, залитый солнцем. Павел вышел из машины и надел темные очки. Гена и Гера вышли следом. Гера положил ключи от автомобиля в карман.
   - Ну, что? - Он посмотрел на друзей. - Здесь и обоснуемся.
   Павел открыл багажник и начал доставать палатку, припасы и сумки каждого из ребят и складывать у машины.
   - Да-а, - мечтательно протянул Гера, - здесь действительно красиво... - Он потянулся и направился к реке, что текла по равнине.
   - Красиво, - согласился Пашка и в одиночку принялся раскладывать палатку Гена и Гера стали ему помогать, но палатка не сразу. Промучились часа полтора, пока палатка встала туда, куда ее намеревались поставить. Паша постоял, посмотрел на детище своих рук, которое они первый раз сделали своими руками.
   - Теперь бы поесть немного.
   - Пашка без еды никуда, - рассмеялся Гера.
   - Чего ржете? Я еще не обедал с утра.
   - Вроде не толстый, но прокормить просто нереально! - Не унимался Гена.
   Паша нашел в сумке с припасами бутерброды с колбасой и взял сразу два.
   - Нам оставь! - Снова задел друга Гера.
   Но он их не слушал, уплетая бутерброды, запивая их газировкой.
   - Все съест, - нарочито серьезно сказал Гена Гере.
   - Ага. Ничего не оставит, - подтвердил тот и громко расхохотались оба.
   - Издевайтесь, издевайтесь, - спокойно парировал Паша с полным ртом. - Не проймете.
   Он спокойно дожевывал второй бутерброд. Ничего не говоря друзьям, Пашка полез в палатку. Оба друга переглянулись и покачали головами.
   - Что подъел? - Спросил Гена.
   - Да. Теперь можно и поспать, - ответил Пашка. - Всю ночь за баранкой.
   - Ползи, отсыпайся, а нам остатки от обеда, - согласился с ним Гера.
  
   К половине пятого вечера из палатки показалась русая голова Пашка. Он оглянул поляну - никого. Куда все делись? Он полностью вышел из палатки. Оглянулся снова - никого. Странно... Куда все делись? снова подумалось Пашке. Он прошелся вокруг - никого. Спустился к реке - тоже никого. Из леса вышел Гера.
   - Да, неужели!!! - Воскликнул он. - Ты выспался?
   - Выспался просто замечательно, - ответил на колкости друга Пашка. - А есть что-нибудь перекусить?
   - Пашка не меняется! - Засмеялся за спиной Генка. - Там остатки от обеда.
   Павел полез в сумку и достал все те же бутерброды. Он повертел пакет с едой и принялся уплетать, запивая кефиром. Друзья смотрели на него и улыбались. Солнце светило. Птички пели. Природа... Гена спустился к реке и сел около удочки. Паша подошел к нему.
   - Каждый занимается, чем хочет? А чем заниматься? Девчонок нет и глаз не на кого положить, -- ворчал Пашка.
   - Я, например, пойду в лес. Посмотрю, что там интересного, - сказал Гена.
   - А у Пашки одни девчонки на уме, - не унимался Гера.
   - Верно, - подтвердил Паша. - С ними было бы веселее.
   - А ты садись со мной рядом. У меня еще одна удочка есть.
   - Я даже не знаю, с какой стороны к ней подходить! Если только ты сам мне сделаешь ее, то, может быть, я что-нибудь поймаю. - С трудом согласился Паша.
   - Хорошо, - согласился Гера. - Я налажу тебе вторую удочку, но сядешь ты подальше от меня.
   - То поближе, то подальше, - ворчал Паша. - Тебя не поймешь.
   Гера посмотрела на него и, положив рядом с собой свою удочку, принялся налаживать удильный инструмент для Павла. Паша с кислой миной наблюдал за этим действом. А друг работал с упоением, изредка подмигивая Паше. Наконец, он протянул ему удилище почти торжественно.
   - На. Получай. Наживка в банке.
   Паша заглянул в банку из-под майонеза: там копошились жирные красно-розовые червяки. От их вида Паша поморщился. Он поднял одного червя двумя пальцами и повертел его перед глазами и снова поморщился.
   - И что с ним делать?
   - Порви пополам и насади на крючок, - посоветовал Гера.
   Паша сделал то, что сказал ему друг.
   - А теперь поплюй на него.
   - Садист ты Герка: порви, поплюй. Думаешь, на исплеванного червяка рыба лучше будет клевать?
   - Будет Главное, ты его забрось подальше.
   - И как я узнаю, что рыба уже там?
   - Она тебе позвонит, - съязвил Гера. - Поплавок будет тонуть. Тогда нужно подсекать и вытаскивать рыбу.
   - Теоретически мне понятно, а вот как на практике?..
   - Пару раз сорвется - научишься.
   Гера пошел и сел метрах в пяти от Паши и принялся не мигая смотреть на поплавок. Паша тоже сидел и смотрел на свой поплавок. он изредка поглядывал на друга, но тот сидел как изваяние, наблюдая за красной точкой на воде. Вдруг она пару раз нырнула. Ловким движением Гера вытащил из воды рыбу сантиметров двадцать. Паша подумал, что и у него так получится.
   - Ловко у тебя получается, - с завистью сказал Паша.
   - Научишься, и у тебя будет так получаться, - ответил довольный Гера.
   Он положил рыбу в маленькое ведро с водой и насадил нового червяка на крючек и ритуал повторился. Павел со вздохом принялся снова наблюдать за своим поплавком. Тот еще и не собирался нырять. Но вот он нырнул один раз...И еще... Паша неловко рывком вытянул рыбу из воды, но она сорвалась.
   - У! Черт! Сорвалась! - С досадой воскликнул Паша.
   - Надевай снова червяка, - флегматично проговорил Гера.
   - Иди сюда, дружок, - вздохнул Паша, надевая нового червяка на крючек.
   Он снова закинул удочку и леска плюхнулась о гладь реки. Снова он уставился на поплавок. Он смотрел на него минут десять и ему становилось все скучнее и скучнее.
   " Генка где-то бродит по лесу", - тоскливо думал он, -" а мне приходится сидеть здесь до посинения и пялиться на поплавок".
   Ход грустных мыслей прервал веселый голос Гены.
   - Сидите, рыбаки? - Весело спросил он. - Как рыбка? Клюет? Я прекрасно прогулялся по лесу. Там так красиво. Жаль, что ты, Пашка, отказался пойти со мной.
   Гена сел за импровизированный стол и принялся с новой силой доедать то, что осталось после Паши.
   - Ну и проглот ты, Генка, - усмехнулся Паша. - На меня пальцем показываешь, А сам... Что ты интересного в лесу увидел?
   - Ну как тебе объяснить на пальцах?
   - Можете потише разговаривать, - попросил недовольный Гера. - Рыбу распугаете.
   - Уже известно, что рыбы глухи, друг наш Герман, - парировал Пашка. - Так что мы своими разговорами совершенно не мешаем твоим рыбам спокойно ловиться. Кстати, это совсем не привлекательное для меня занятие.
   - Кроме машины и девчонок тебя никто и ничто не интересует?
   - Во всяком случае, интересней твоей рыбалки!
   - Это совсем не скучное занятие, но, если тебе не нравится, то займись чем-нибудь другим, только не мешай мне.
   Пашка пожал плечами.
   Близился вечер. Напоминали со всем усердием надоедать комары и друзья натирались мазями от насекомых, но комаров было столько, что они не успевали отмахиваться от них. Кровососущие твари начинали надоедать. Троим ребятам пришло в голову закончить этот день Великого Обливания. Правда, в этот день никто никого не облил. Праздник Купальский прошел для некоторых скучно и незаметно. Больше всех хотелось спать Пашке. Он не мог этого сделать из-за друзей.
  
   Старый дед потушил костер и пошел к берегу, где веселилась молодежь. Он присел недалеко от костра и смотрел, как парни и девушки плещутся в реке и прыгают через огонь. Он вспомнил свою молодость, когда он так же веселился в ночь праздника Ивана Купала. И ему, еще маленькому мальчику, когда-то его старый дедушка рассказывал то, о чем сегодня поздним вечером он сам рассказывал другим детям.
   - Деда, деда, а когда водяные девы выйдут из воды? - Спросил подбежавший мальчик. - Мы их увидим?
   - Если ты их увидишь, то они могут утащить тебя к себе в подводное царство.
   - Я не хочу к ним, - ответил мальчик, - а может быть, у них интересно?
   - Не думай про них, - ответил дед. - Иди лучше прыгай через костер. Мальчик посмотрел на него, наверное, подумал, что тот прав, и убежал к своей ватаге.
  
   Гера долго ворочался с боку на бок и, наконец-то понял, что ему пока не удастся уснуть, вышел из палатки. Воздух был свежим и прохладным. Комаров стало гораздо меньше и ему никто не помешал бы заняться ночной рыбалкой. Он снова сел на берег и закинул леску в темную воду. Рыба не плескалась, как днем, но иногда Гера слышал сильные всплески.
   - Кто там плещется? - Спрашивал он сам себя вслух.
   Он всматривался в темноту, но никого не видел. Ни рыбы, ни плавающего человека. Поплавок начал слабо нырять. Герман выдернул леску из воды: рыбы не было. Она не сорвалась, ее просто не было. Не было на крючке и червяка.
   - Что за черт! - Выругался он в сердцах и насадил нового и снова закинул.
   Поплавок плюхнулся о воду и снова принялся нырять. Он выдернул его из воды - на нем снова не было наживки. Ничего не понимая, он поднялся и подошел поближе к воде. Всматриваясь в темную поверхность, ему показалось, что на него из воды кто-то смотрит и этот кто-то помахал ему белой и тонкой рукой. Рыбак отпрянул от воды, тряся головой.
   - Что за чушь!
   Но, посмотрев в речную вожу снова, опять увидел, что ему кто-то снова помахал из глубины. Герман ударил по глади, но видение не исчезло. На него из глубины смотрело какое-то существо и не уходило, и не уплывало.
   - Кто ты?
   Существо только улыбалось? Гера огляделся, но рядом с ним не было никого. Не кому было отражаться в темных водах реки. Он отошел от воды подальше на берег и присел на траву. Вода сильно всколыхнулась, но вновь утихла. Герман хотел позвать друзей, но горло пересохло и он смог только открыть рот. глаза его, широко открытые, пыталась разглядеть кого-то, но ничего не видели. Как только круги на воде успокоились, снова послышался сильный всплеск, будто кто-то купался.
   - Кто здесь? Кто вы?
   - Я-а, - пропел кто-то красивым высоким голосом.
   - Кто вы?
   - Та, кого ты ожидал...
   - Что за загадки? Кто вы? - Снова повторил вопрос Герман.
   - Я не загадка. Я - русалка, - ответил мелодичный голос.
   Голос невидимой прелестницы завлекал Германа. Он завораживал. Околдовывал. Звал за собой. Герман подошел ближе к воде.
   - Где вы? Я могу вас увидеть?
   - Ты хочешь увидеть только меня или нас всех? - Голос заигрывал с ним.
   - Сколько вас? - Он еще пытался рассмотреть.
   - Много...
   - Много мне не нужно, - попытался отшутиться Герман.
   - Тогда некоторых?
   - Пусть будет так, - согласился Герман.
   Новый всплеск и из воды показалась головка молодой девушки, украшенная длинными волосами странного оттенка зеленого цвета. Герман уставился на нее совершенно пораженный ее красотой. Кожа цвета слоновой кости, Глаза удивительные, желто-зеленые, огромные, губы пухлые, но бледные. В волосах не было водорослей, как это описывают в книжках. Наоборот, гладкие и блестящие, словно у обыкновенной земной женщины.
   - Это вы со мной говорили?
   - Да, - с загадочной улыбкой пропела водная красавица.
   - Кто вы? - Зная ответ, но не веря в то, что видят его глаза, снова спросил.
   - Русалка - дочка Водяного.
   - Это ведь сказка...
   - Не всякая сказка вымысел, а мы живем здесь уже много-много лет.
   - Сколько?
   - Мно-ого веков, - пропела русалка и на короткое время нырнула, чтобы освежиться.
   Когда она вновь появилась над водной поверхностью, очень удивилась, что Герман еще стоит рядом с рекой и не собирается никуда уходить. Ей показалось, что он ждал ее... Нет. Не показалось. Он на самом деле ее ждал. Высматривал и боялся не дождаться.
   - А увидеть тебя можно?
   - Конечно, - улыбка не сходила с ее лица.
   Русалка опять нырнула, разогналась и выпрыгнула на берег, как дельфин. Гера подошел к ней вплотную и удивленно и зачарованно смотрел на нее. Потом, придя в себя, устроился рядом на траве. Он смотрел на нее, как на совершенство, а она все так же мило улыбалась и молчала.
   - Значит, ты со мной разговаривала?
   - Я-а, - ответила певучим голосом русалка.
   Она смотрела на него, не отводя глаз.
   - Что ты хочешь от меня? Зачем ты меня позвал?
   - Просто, было интересно, кто купается в такой час.
   - Ты не часто бываешь здесь, но тебя запомнила.
   - А я тебя не видел. Жаль...
   - Я часто наблюдала за тобой, а еще помогала тебе ловить рыбу, - и он снова услышал, как колокольчиками зазвенел ее смех.
   - Значит, это тебе обязан хорошими уловами? - Засмеялся Гера.
   - Да.
   - Почему ты сегодня решила показаться мне?
   - Потому что, сегодня наша ночь...
   - Купальская ночь! - Хлопнул себя по лбу Гера. - Я совсем забыл.
   - Пошли с нами купаться... - русалка соскользнула с берега в реку. Она возвышалась над водой по пояс и манила к себе. - Так ты не можешь решиться спуститься к нам в воду?
   - Но ты же одна. Почему тогда говоришь - к нам?
   - С нами будут мои сестры, - русалка не могла не заметить его замешательство. - Ты боишься нас? Не надо. Мы не страшные.
   - Если вы все такие, как ты, то... - он оглядел речную воду, а русалка прислушалась. Она осмотрела гладь вокруг себя:
   - Меня зовут... Мне нужно... - она не договорила и нырнула вглубь.
   Ее не было около получаса, наконец, тихий всплеск выдал ее присутствие. Герман подскочил и кинулся ближе к водной глади. Русалка вновь пропала. Вновь наступила тишина. Ничто не плескалось. Вода не рябила, а луна отражалась ровно и красиво. Он вглядывался в темноту, но...ничего. Герман сел на траву лицом к берегу и, обхватив колени руками, стал ждать. Он не верил, что русалка больше не приплывет к нему этой ночью и решил ждать до последнего.
   Минуты тянулись долго и нудно. Гладь лишь изредка покрывалась рябью, но русалки он не видел. Прошел час, может больше, и вдруг услышал ритмичные всплески плывущего. Направлялись в его сторону. Он поднялся и изо всех сил всматривался в темноту. Наконец, над водой показалась голова русалки, вокруг которой по поверхности плыли ее волосы.
   - Это ты?
   - Да, - опять пропел мелодичный голос. - Надеюсь, я не очень заставила тебя ждать?
   - Вовсе нет, - быстро ответил Герман. - Я очень тебя ждал.
   - Твои друзья отдыхают? - Она посмотрела в сторону палатки.
   - Спят крепким сном, - он улыбнулся ей. - А зовут-то тебя как?.
   - Вернея, - ответила русалка с милой улыбкой.
   - Странное имя, но красивое.
   - У меня есть сестры и у каждой свое имя. Не такое, как у вас на земле. Такими именами раньше называли людей. - Она прислушалась: - Меня вновь зовут.
   - Но я никого не вижу и не слышу.
   - Я скоро...
   - Буду ждать тебя, Вернея! - Крикнул он, но она уже хлопнула хвостом о воду и скрылась в ней.
  
   Доплыв до самого глубокого омута, Вернея опустилась на камень возле кресла отца. Вид его был таков, что Вернея поняла - ничего хорошего ждать не придется. Водяной сидел хмурый, темнее того омута, в котором находился.
  - Ты должна оставить земного мужчину, Вернея, - без предисловий приказал он.
  - Но...
  - Я сказал! - Но, подумав, добавил: - Замани его к нам.
  Испуганные огромные глаза дочери стали еще больше. Она замотала головой.
  - Нет, отец, - первый раз кто-то из дочерей ему перечил.
  Сдвинулись косматые брови водяного.
  - Сделаешь, как велю, иначе никогда больше не выйдешь на землю Купальской ночью.
  - Это же единственная ночь! - Воскликнула Вернея.
  - Значит, твои сестры справятся без тебя! - Он сделал знак и непокорную дочь схватили и отвели в ее комнату.
   Дверь заперли снаружи. Русалка сделала попытку открыть, но не смогла.
  "Они его убьют", - с горечью думала она и старалась придумать, как выбраться из такой родной комнаты, ставшей сегодня клеткой. - "Не пощадят"...
  Герман сидел на берегу, обняв колени руками, и ждал. Не могла она просто так задержаться. Речная вода всколыхнулась. Гера поднялся на ноги. Из воды к нему выходили рядами чудной красоты девушки. Они с нежными улыбками обходили его, пока не образовали круг, а Гера оказался в центре. Речные красавицы принялись заигрывать с ним, водили хороводы и старались увлечь за собой.
  Кто-то закопался в замке и вскоре дверь открылась. В проем просунулась голова самой младшей сестры. Она оглядела, чтобы их никто не видел.
  - Я не могу долго здесь стоять! - Прокричала шепотом молоденькая русалка. - Иди, спасай своего земного!
  Вернея, чмокнула сестру в макушку и выплыла из комнаты, а потом и из замка. Она старалась быстро плыть к месту стоянки. Русалки кружили парня, стараясь подвести его поближе к берегу. Очарованный, он смотрел каждой в глаза и полностью запутался, так они были похожи друг на дружку. Вернея выскочила на берег, чем напугала сестер, и они рассыпались по становищу. Схватив Германа за руку, она увела его к палатке. Грозно глянула на сестер и они попрыгали в воду.
  - Иди отсюда! Уезжай! - Кричала Вернея, растирая по лицу слезы.
  Она смотрела на Германа и старалась запомнить его черты. Подошла и легонько прикоснулась своими губами к его губам, а потом медленно, стала отходить к реке. Раздался всплеск и она исчезла в глубине.
  Воляной сидел грознее тучи, когда к нему привели не покорившуюся дочь. Вернея стояла против отца, высоко подняв голову.
  - Я приказал тебе соблазнить мужчину, ты не согласилась. Ты сбежала из-под замка. Ты отпустила его. За это у тебя навсегда отнимаю возможность выходить на берег.
  Подкошенная, словно трава под косой, упала Вернея, когда вместо ног у нее оказался чешуйчатый хвост. Оглядела она его, но от слез сдержалась. К ней подбежала самая младшая сестра и помогла уплыть.
  Утром, проснувшиеся Гена и Павел, увидели, что их друг сидит на берегу и, не отрываясь, смотрит на воду.
  - Ты рыбы-то много наловил? - Заломив бровь, поинтересовался Паша.
  - Поймал одну, да не смог удержать, - ответил Гера, не глядя на друзей.
  Слегка перекусили и стали собираться домой. На прощание Гера подошел к берегу и всмотрелся в речную гладь. Милое лицо Вернеи показалось из глубины. Она грустно улыбалась ему, прощаясь навсегда.
  Через год друзья снова решили мужской компанией справить Купальскую ночь. Хотели выбрать другое место, но Герман уговорил их поехать снова туда, где были в прошлом году. Пока Паша и Генка балагурили до вечера, разжигая костер и готовя шашлыки, он пошел к берегу, чтобы снова увидеть светло-зеленые глаза милой русалки.
  Когда все уснули в палатке, Вернея выползла на берег и, подтягиваясь на руках, направилась к становищу. Гера спал возле входа. Она с нежностью посмотрела в его лицо, поправила темную прядку со лба и прикоснулась губами. Положила рядом букет речных цветов. Так же незаметно, уползла обратно в воду.
  Утром Пашка первый проснулся.
  - Кто это тебе цветочки приносит?
  Герман, едва касаясь подушечками пальцев, трогал завядший букет. Он точно знал от кого они.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"