Прохорчук Анна Владимировна: другие произведения.

Второй ярус облаков

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Живешь себе спокойно не подозревая, что в атмосфере, на втором ярусе облаков есть совсем другая жизнь, отличная от Земной. Там можно встретить ветров с прозрачными крыльями, похожие на ангелов, драконов, магов, а заодно узнать откуда в тебе самой взялась эта самая магия. Что вырастившие тебя люди по крови совершенно чужие. Зато получится раскрыть тайну своего рождения. Находить верных друзей и терять. Любить, ненавидеть и научиться прощать врагов.

  
  
   ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
   Нечаянная дочь
  Глава 1
  
  Ветер, молодой и легкомысленный, летел, радуясь жизни. А почему не радоваться-то? Погода замечательная, на улице весна не дает покоя феррамонами. Совсем недавно отцвела черемуха, наполняя воздух медовыми ароматами, рассыпая по тротуарам города снег из мелких лепестков. И несколько дней подряд по утрам дворники сметали весенний снег. Ветру было так жаль расставаться с белыми лепестками, потому он порывами расшвыривал их по асфальту, вызывая крайнее недовольство дворников.
   Еще ему нравилось летать низко над землей в полях или лугах, волнуя травы, а потом отдыхать где-нибудь в тенечке среди ветвей деревьев. Иногда он шалил, поднимая коротенькие юбочки у девушек, сильнее оголяя и без того открытые ноги. Потешно было смотреть, как они пытаются их прижать руками к изящным бедрам.
  Оказывается, по всему свету летает много мужчин-ветров и женщин-ветров. Или ветрянок? Хотя, ветрянка, это, кажется, болезнь. А! Не важно. На кого они похожи? Скорее все на ангелов. У них такие же большие перьевые крылья, только почти неосязаемые, словно из плотного белесого тумана. Они появляются, когда возникает потребность в полете.
  Одевались ветры не по нынешней земной моде, а в красивые камзолы, узкие брюки, белые рубашки, а еще они были нереально красивы, высоки ростом. С утонченными чертами лица, большими глазами светлых оттенков, в основном светлыми волосами, но случались исключения, обязательно длинными, заплетенными в косы с особенными плетениями.
  Так вот, этот ветер был самым младшим среди четырех братьев. Ему была всего-то какая-то почти тысяча лет, но все равно считался очень юным, бесшабашным мальчишкой. Вот и сегодня молодой ветер просто так летал и шалил, ухахатываясь над своими проделками. А что? Весна! Сумасшедшая пора творит чудеса со всеми, - и ветры не исключение.
  Не смотря, на свое летучее состояние, они умеют принимать человеческий облик и с удовольствием ухаживают за прекрасной половиной любой из стран мира. Они бессмертны, в принципе, но любого ветра можно убить, как простого смертного.
   Сегодня ветер сбивал бело-розовые лепестки с яблонь, как вдруг насторожился, услышав громкую музыку в многоэтажке, подлетел к открытому балкону. Там стояли трех молоденькие девушки в нарядных платьях. Они громко смеялись, что-то рассказывая друг другу. Жестикулировали, потом снова смеялись над своими пантомимами. Они не знали, что за ними кто-то инкогнито наблюдает, ловя каждую фразу. Наблюдает, как мы могли бы разглядывать красивую бабочку, удивляясь ее уникальности.
   Особенно привлекла одна из них: хрупкая, с медно-рыжими волосами ниже бедер, с огромными, на пол-лица, зелеными глазами, опушенными темно-рыжими длинными ресницами. Давно же он ее не видел. Она изменилась за те несколько лет, что он летал по миру. Ветер рассматривал ее то подлетая, то отлетая подальше, чтобы было удобно разглядывать понравившуюся девчонку лет пятнадцати, и... со всей дури врезался в ствол тополя, растущего у подъезда.
   От боли схватился за лоб и громко завопил, только его никто не слышал. Люди не могут слышать ветров, если те не готовы пустить их в свой мир, а ветры ревностно охраняют свое обиталище. На лбу мгновенно выросла огромная покрасневшая шишка. Пока он предавался страданиям, к нему подлетели еще трое ветров - его старшие братья, так же, как и самый младший, летающие по свету. Даже цвет их волос отличался друг от друга. Невидимый для всех юноша, сидел на газоне около панельной высотки и громко стонал, растирая немалых размеров побагровевшую шишку.
   - На что ты так засмотрелся? - с горестным смехом спросил рыжий из братьев, поднимая золотую голову травмированного братишки и осматривая ушибленное место.
   - Не важно, куда я смотрел, - морщась от боли, проворчал златовласый ветер.
   - Золтан, это ведь не просто невнимательность? - сочувственно улыбался светловолосый брат.
   - Лар, мне сейчас не до шуток, - отмахнулся Золтан, снова поморщившись. - Помоги привести голову в порядок, иначе она сейчас треснет от боли.
   Лар, а правильнее назвать его Ларитан, и рыжий Пэтриел, положили ладони на ушибленный лоб и затылок Золтана, нажимая какие-то точки, после чего боль постепенно успокаивалась. Взрыв головного мозга откладывался до следующего раза. Золтан еще несколько раз провел подушечками пальцев по совершенно гладкой коже на лбу, вздохнул с облегчением. Кому же нравится ходить "рогатым"? А братья потешались, глядя на него.
   В семье все любили и баловали Золтана, пока он был маленьким, но и когда вырос, все равно считали его мелким и баловали, при этом он не стал разнузданным снобом, оставаясь славным веселым парнем.
   Только один из братьев не принимал участия в лечение Золтана. Он стоял, оперевшись на ствол злополучного дерева, скрестив руки на груди, и прищурено смотрел на него. Этот брат был темноглаз, с длинными, до поясницы, черными волосами, высокими скулами. Он выделялся из всех братьев экзотической внешностью, спокойным характером и аналитическим складом ума.
   - А ведь на самом деле, Золтан, ты никогда не врезался в деревья. Кто или что тебя могло так поразить?
   - Ри, не начинай! - шутливо сдвинул брови Золтан. - Все равно не расскажу!
   - Значит, это был "кто"! - веселился Пэтриел, поддевая младшего.
   - Пэт, не хохми, - серьезно попросил он рыжего. Золтан изо всех сил пытался сохранить свой секрет, понимая, братья не отступятся от него, пока его не узнают. - Ну, хорошо, - Золтан нехотя согласился показать им медно-рыжую девочку.
   Они поднялись на уровень шестого этажа к открытому балкону, зависнув напротив него невидимыми. Братья увидели совсем юную хрупкую девочку лет пятнадцати. Она стояла одна. Вцепившись в балконные перила, она смотрела куда-то ввысь огромными зелеными глазами, в которых потерялись, словно осенние листья, рыжие крапинки. Интересно, что или кого она хочет там высмотреть? Тонкие черты лица были напряжены. Худенькая, невысокая, с точеной фигуркой, она старалась разглядеть в небе какое-то свое неведомое никому.
   Ветры тихонечко подлетели к ней, с удивлением рассматривая человечку. В принципе, ничего в ней особенного, кроме глаз и длинных рыжих кос. Золтан сделал небрежный мах рукой. Косы перелетели с плеч на спину. Девочка улыбнулась, словно увидела близкого друга.
   - Золтан, она ведь совсем юная, - Лар серьезно посмотрел на брата из-под нахмуренных бровей, но тот даже не удосужил его взглядом. Он, не мигая, смотрел на нее, словно весь теперь заключался в человеческой девочке, которая его не видела. - Золтан! - снова окликнул его Ларитан, привлекая его внимание к себе. - Она - человек и век их короток. Тебе лучше ее забыть, голос брата был спокоен и требователен.
   - Я не смогу, - чуть шевеля губами, с отчаянной грустью ответил Золтан. - У меня было много разных интрижек, но это... Это другое. Я точно знаю, что эта девочка неспроста нам встретилась, - он посмотрел в глаза своих братьев тоскливо-серьезным взглядом. - У меня не получится, понимаете? Ее брат просил присмотреть за ней... - он не договорил, вовремя остановившись, оберегая не свою тайну.
   - Ты сошел с ума! - воскликнул Пэт. - Нам нельзя связывать себя серьезными узами с людьми! Это запрещено законом!
   - Тихо, Пэт, - Лар остановил брата жестом. - Пока ничего страшного не произошло, а потом... потом, видно будет, - он похлопал младшего по плечу. - Нам пора. А тебе лучше полежать в постели.
   Ветры улетели.
  
  Прошли годы
   - Ты что совсем сошел с ума?! - шепотом спросил блондин, стоящего рядом молодого парня со светло-золотыми волосами. - Зачем ты нас сюда приволок?
   - Нет, - серьезно ответил тот шепотом, рассматривая, как мирно спит в своей кровати молодая девушка.
   Длинные рыжие волосы раскинулись по подушке, веки чуть подрагивали. Что же ей снилось? Губы улыбались, будто она встретила давнего доброго знакомого.
   - Сколько ей лет? Это все та же девочка? - заметил рыжий.
   - Да, - подтвердил Золтан. - Через пару дней ей исполнится двадцать, - ответил золотоволосый, - и я хочу сделать ей подарок на день рождения.
   - Точно, сбрендил! - закатил глаза чернявый. - А ты о ней не подумал? Может, ей вовсе не нужен твой подарок? А?
   - Если подарок будет не интересен, я отменю его, - спокойно ответил золотоволосый. - А сейчас мы не будем мешать ей спать... Это её весна...
   И она сама Весна...
  
   Весна справляла свой последний месяц. Все вокруг распускалось, цвело и старалось показать себя во всей красе, обдавая медвяными ароматами. Коты, хоть и далеко уже не март месяц, орали, мешая добропорядочным людям спать ночами. Чтоб им пусто было! В воздухе витали ароматы, сводившие с ума самых железных мужчин. Легкомысленные платочки, завязанные на девичьих шейках, подрагивали разноцветными крыльями, а высокие каблучки удлиняли стройные ножки.
   Одно слово - Весна!
   Буйство красок! Буйство мыслей, и не всегда в том направлении, куда надо. Буйство страстей! Самое прекрасное время года! Голова не готова закончить сессию, но приходится сосредотачиваться. А все мое существо просится на природу, поближе к шашлычкам и костерку... Елы-палы! Скорей бы каникулы!
   Недовольно поморщилась от яркого солнечного лучика, что проник сквозь стекло окна, смотря мне в лицо. Он, видимо, хотел, чтобы глаза открылись и я поднялась? Несколько минут честно старалась его игнорировать, но солнце сильнее меня. У него получилось! Меня разбудили.
   "Красота! Никому не позволю испортить свой день рождения!" - словно мантру, проговорила про себя.
   Плюсов сегодняшнего дня было еще несколько. Во-первых: это была суббота, а значит, что не надо было спешить в институт. Во-вторых: родители собирались уехать на дачу, дабы не мешать подросшей молодежи развлекаться. В третьих: я пригласила на день рождения только двух своих близких подруг, с которыми дружила с самого детства, перед которыми не надо было что-то из себя представлять. Они и так знали меня, как облупленную. Никого из института приглашать не стала. Не нашла я там близких друзей, а с временными знакомыми такой знаменательный день проводить, только время терять.
   Это только мой день рождения и проведу его так, как считаю нужным.
  
   Итак...
   Я - Алиса.
   Как приятно потянуться и, откинув одеяло, подняться, открыть фрамугу окна, чтобы впустить в комнату свежий утренний воздух, напоенный весенними запахами.
   Повалявшись в теплой душистой воде минут двадцать, вымыв длинные, волосы, закрутила их вместе с полотенцем чалмой, накинула легкий короткий халатик на голое тело, отправилась в кухню.
   Первым делом включила маленькую кофе-машину, по квартире разлился кофейный аромат, приятно щекоча рецепторы. Блаженно закрыла глаза и глубоко вдохнула этот запах. Чашка наполнилась напитком, после чего сняла ее с подставки кофеварки, поставила её на стол, где уже стояло блюдце.
   Хорошая это или дурная привычка, но мне очень нравилось, чтобы чашка обязательно стояла на блюдце. И красиво и практично. Когда мне пришло в голову, что чашка с блюдцем на столе, уже не скажу, но смотрится стильно.
   Позавтракав кофе и бутербродом с сыром, пошла приводить себя в порядок. Сначала надо было высушить и расчесать волосы. В такие минуты всегда жалела, что мамы нет сейчас рядом. У нее так ловко получалось разобрать мои волосы после купания, в то время, как у меня они постоянно запутывались, а обстригать жалко.
   "Не расчешу - обрежу, на фиг!" - в отчаянье пригрозила мысленно волосам и они, словно по волшебству, выпрямлялись под массажной щеткой, как-то странно быстро высыхая.
   Интересное дело! Такого со мной точно никогда не случалось. Не веря собственным глазам, волосы сами распутывались, позволяя расческе свободно пропускать их через металлические гвоздики.
   В открытое окно, раздвигая легкие шторы, ворвался теплый весенний ветер, поднимая концы волос, от его теплого дуновения мокрые пряди становились совершенно сухими и ухоженными. Это сказка! Хотя в сказки я уже давно не верила.
   В детстве родители читали мне сказки на ночь, чтобы поскорее заснула, как ни странно, я их запоминала с первого раза до последней запятой. Именно это важное умение, позволило с отличием закончить школу и без осложнений учиться в университете.
   "Волшебство дня рождения!" - с восторженной улыбкой радостно вздохнула и, решительно выдохнув, направилась к платяному шкафу. - "Что же мы сегодня выберем?"
   Прикладывая к себе одно за другим платья, и снова вешая их обратно в шкаф, тщательно выбирала наряд для собственного праздника, а одно платье шаловливый ветер подхватил и закинул подол на руку. Посмотрела на строптивое платье, удивленно приподняв темно-рыжую бровь, но платье больше не проявляло своеволие.
   " Ну, это так это", - решила я и положила его на кресло.
  
   - И как это называется? - нахмурившись, потребовал ответа черноволосый от золотистого.
   - Невинная помощь, - хитро улыбнулся тот.
   И правда, ну чего они так разволновались. Нет, ему известно, что завязывать длительные отношения с землянками запрещено законом ветров и подписано четырьмя главами кланов очень давно, но всему назло он не желал принимать этот запрет на свой счет. Если его припрут к стенке, он уйдет к ней на Землю только в одном случае, если станет на самом деле ей нужен. Вдруг ему стало страшно от этой мысли, однако, тут же отмел ее прочь. Он сделает все, чтобы быть не просто нужным, необходимым!
   - Брат, мы не против твоих выходок, когда тебе просто скучно, но сейчас все по-другому, - вещал чернявый.
   - Ты прав, сейчас все по-другому, - согласился Золтан с некоторой грустью и улыбнулся чему-то уголками губ. - Уже давно по-другому.
   - Вы не сможете быть вместе, - блондин положил ладонь на плечо брату с золотыми длинными волосами. - А я не хочу, чтобы ты потом рвал себе сердце на части.
   - Справлюсь... - его голос был полон решимости.
  
   Ближе к полудню пришли подруги. Катя, невысокая крепкая с облаком пепельных кудрявых волос, и Лиля, высокая, но худенькая с темными волосами до плеч. Я рядом с ними почти не выделялась. Невысокая, хрупкая, с ладной фигурой. Дома сидеть не захотелось, потому отправились прогуляться по городу.
  Накинув на выбранное, зеленое с белым растительным рисунком, платье легкий плащ, и на ноги туфли на среднем каблуке, возможно, придется много ходить, мы с подругами выпорхнули на, залитую солнцем улицу.
  Сначала пошли в городской парк. Аттракционы недавно открылись после зимы и мы катались пока не устали. Потом съели по приличному обеду в кафе, закусив мороженым. Мы не виделись три года. Учились кто где и встречаться часто теперь не получалось, а двадцатилетие из нашей троицы первая справляла я.
  У подружек были сердечные друзья, а у меня все время занимала учеба и как-то не получалось ничего серьезного, а просто мимолетных романов мне не хотелось. Я, как Алиса из страны чудес, ждала какого-то чуда, хотя понимала, то прынца точно не достанется, а для первого впечатления от близости с мужчиной кого попало не желала. Вот поэтому пока томилось мое чистое девственное тело в ожидании чего-то особенного.
  А, собственно, чего ему томиться-то было? Я, как всякая молодая девушка, старалась разнообразить свою жизнь и радоваться так как мне того хотелось. Но... У подружек были пары, а у меня...
  "Так ведь еще не вечер! И мне только двадцать. А, как известно, в двадцать лет жизнь только начинается. Значит, спешить пока некуда!" - утешала себя.
  - Мне Ромка предложение сделал, - краснея, созналась Лиля, и показала тоненькое колечко с бриллиантиком.
  - Поздравляем!!! - закричали мы с Катей, соскочили со своих мест, чтоб обнять подругу. - Когда свадьба?
  - Через три месяца, - уже не смущаясь, ответила подруга.
  - Мы приглашены, надеемся?
  - Конечно! И хотела вам отдать пригласительные, - Лиля достала из сумочки два белых конверта с нарисованными золотыми колечками.
  Я разглядывала белоснежно-розовое приглашение на свадьбу лучшей подруги и с непонятной грустинкой думала о том, что когда-нибудь и тоже буду раздавать приглашения на свою свадьбу подружкам. Такие же белоснежные, как первое свадебное платье. А пока первая замуж выходила Лиля.
  " У меня еще два года учебы", - напомнило мне подсознание. - " Какая тут свадьба?"
  Но хотелось праздника души! Тепла мужского тела. Чтоб не одной проводить вечера в своей комнате. Чтоб было кому на плечо положить голову и просто помолчать. Хотелось объятий сильных рук. Хотелось бежать к кому-то на свидание и получать цветы... Хотелось, чтоб ее ждали и дождались... И целовалась я последний раз в девятом классе. А так хотелось...
  " М-дя... Невесело как-то получается..."
  Пока мучилась подобными размышлениями, девчонки о чем-то болтали и смеялись, а я глупо улыбалась тому, что им хорошо, думая о своем.
  
  Вечер опять встретила одна, сидя на своей кровати с ноутбуком на коленях. Прошлась по соц сетям и приняла поздравления от знакомых и совершенно незнакомых мне людей. В "гостевых" было полно поздравительных открыток с различными пожеланиями. Я всем послала благодарность за поздравления. Снова осталась одна. Стало грустно до слез, но сдержалась.
  Нашла в интернете какую-то старую оперетту и улеглась на кровать. Артисты пели свои арии, чему-то смеялись. В глазах начало пощипывать и прикрыла веки. Кажется, засыпаю. Спать не хочу...
   Уснула.
  Сны я видела не часто. Они почему-то виделись цветными и реалистичными, а потом сбывались, поэтому к снам относилась очень осторожно. В этом сне ко мне пришел высокий молодой мужчина с золотистыми волосами и серыми глазами. Красивый до невероятности! Его волосы спускались плетеными потоками почти до талии. Серые глаза смотрели с ласковой смешинкой. Высокий, стройный... М-м-м...Мечта...Он долго стоял рядом с кроватью и смотрел на меня. Потом несмело присел на краешек, наклонил голову к плечу и произнес:
  - Привет, - губы дрогнули в улыбке.
  - Привет. А ты кто?
  - Золтан.
  - И кто же ты такой, Золтан? - я удивленно раскрыла свои глаза, пару раз удивленно хлопнув длинными темно-рыжими ресницами.
  - Ветер, - спокойно ответил молодой мужчина.
  - Ага... - старалась выглядеть умной. - Ветер... Вот так ко мне во сне приходит ветер собственной персоной и просто говорит: "Привет"! Брееееед! - вытащила из-под головы подушку и накрылась ею сверху.
  - Я не бред, - попробовал обидеться засмущавшийся красавец, снимая с моей головы постельную принадлежность. - Я боялся, что ты не поверишь в мое существование и пришел к тебе на грани сознания.
  - Правильно боялся, а еще лучше, совсем бы не приходил! - потом меня осенило! - То есть ты можешь приходить ко мне, когда я еще не совсем крепко заснула?
  - Это сегодня так пришел, а вообще-то могу приходить, когда хочу, - он мило улыбался.
  Ну, прям, невинное дитя!
  Когда хочет? Интересненько получается! Припомнила, как сегодня волшебным образом высохли мои волосы, сразу же становясь расчесанными и блестящими. Платье, которое само перекинулось мне на руку... Сложив во сне два и два, у меня глаза снова раскрылись:
  - Так волосы и платье тоже твоих рук дело?
  - Это маленькая помощь, - Золтан виновато улыбнулся.
  Твою дивизию!!! За мной постоянно шпионят целыми сутками, а я только сейчас об этом узнаю! А, может, и не он один? Сколько этих ветров на свете летает и все глазеют в не зашторенные окна? Если сказать, что я была зла, то, значит, ничего не сказать! Из глаз, даже во сне, то и дело разлетались молнии. Вот хорошо бы хоть одна врезалась ему в задницу! А часто, когда остаюсь одна, после ванны гуляю по квартире совершенно голая. Ой! И в эти самые моменты мне на шестом этаже не укрыться от слащавых глаз? У-у-у-у! Сейчас кого-нибудь прикокаю!
  - И сколько вас таких извращенцев? - рассердилась на визитера не на шутку.
  - Мы не извращенцы, а помогал тебе только я, - оправдывался ветер. - И иногда отворачивался, - краснея, сознался он.
  - Даже не знаю, что сказать? А, если сейчас проснусь, ты исчезнешь?
  - Если ты захочешь, то могу не уходить.
  Странное какое-то состояние пробуждения. Словно не спала, а пребывала в другом измерении. Словно это не ты лежишь и спишь, а твое тело и душа живут каждый отдельной жизнью.
  Все так и было! Открыла глаза, увидев сидящим у себя на постели сероглазого молодого человека... Тьфу, ты! Ветра... Волосы у него были светло-золотистые, почти до пояса, как во сне, покрытые легким сиянием. Он сидел, смотрел на меня и смущенно улыбался кончиками губ. Улыбка у него добрая, мягкая и такая уютная, что мои губы сами растянулись в ответ.
  Интересное ощущение медленного съезжания с ума. Мозг не успевал переваривать столько новой информации. Здравствуй местная психушка! Этот летучий голландец не отводил от меня нежного взора.
  - У тебя сегодня день рождения и я хочу сделать тебе подарок, если ты не против, - Золтан снова мягко улыбнулся.
  - Я даже не знаю... - мои глаза недоверчиво скосились на парня.
  -Боишься? - догадался что ли?
  - Немного... - чего уж.
  - Ты просто постарайся мне довериться.
  Довериться! Не слишком ли это просто? Да и как довериться незнакомому ветру, которого знаешь всего час? И этот час мы разговаривали во сне. Кажется, скоро дело с потерей мозгов пойдет быстрей? Однако, срочно нужно прекратить этот странный разговор. Однако, так думала только я.
  Ветру показалось, что я слишком долго думала. Он поднялся с постели, подошел к двери, ведущей из моей спальни в коридор и протянул руку, приглашая идти за ним. Завороженно поднялась следом за ним, не очень смело вложила в его узкую, но крепкую ладонь свою маленькую ладошку. Ветер провел через общую комнату к балкону.
  Золтан распахнул настежь дверь, и мне показалось, что нахожусь, окруженная потоками ветров. Распущенные длинные рыжие волосы раскидало по плечам. Я поежилась от ночной прохлады, заботливый ветер снял свой камзол и надел его на меня. Однако, не по росту! Словно надели пальто ниже колена, да рукава пришлось завернуть.
  Мы вышли на балкон, и ветер, распахнул, не понять откуда взявшиеся, полупрозрачные белесые, огромные, как у ангела, крылья, снова внимательно посмотрел мне в глаза и спросил:
  - Ты мне доверяешь?
  Согласно кивнула ему в ответ, хотя сама еще не поняла до конца, доверяю или нет. Черт! А у меня выбор есть? Спрашивать надо было раньше. В мыслях сердилась то на него, то на себя. Согласилась на подарок - надо принимать! Потому просто кивнула. В следующее мгновенье меня за талию крепко обхватила его рука, я инстинктивно тоже обхватила его за талию двумя руками и мы взмыли вверх. Коротко взвизгнула, еще плотнее прижимаясь к ветру. Глянула вниз: мы зависли над моим балконом чуть выше перил. Он ничего не говорил, а только улыбался, что вселяло какую-то уверенность в том, что меня не сбросят с высоты.
  - Полетели?
  Испуганно посмотрела вниз: шестой этаж! Не люблю чувствовать собственную неуверенность, но в надежных руках Золтана было спокойно, потому кивнула.
  В одно мгновенье мы поднялись над крышами домов и полетели над раскинувшимся под нами городом. В темноте любимый город был прекрасен, переливаясь разными огнями. Я видела, сверкающую огнями фонарей, набережную и самую великую темную реку, мост через нее, так же освещенный тысячами разноцветных лампочек.
  От центра к окраинам расходились светящиеся лучи дорог. Дома смотрели на нас множеством, залитых светом, окон. В каждом виделись люди, работали телевизоры, играла музыка. Кто-то выходил на балкон покурить. По дорогам и мостам через реку проносились машины, освещая путь фарами. А над нами разметалось бесконечно огромное темное небо, на котором все равно выделялись черно-фиолетовые облака.
  Ветер иногда посматривал на меня, одаривая счастливой улыбкой. Оглушенная увиденным, я не могла ничего ответить. Раскрытыми от восхищения глазами, то смотрела на великолепие вечернего города, то в ласковые серые, с золотыми крапинками, глаза ветра, от всей души благодаря за подаренную сказку. Да и какими словами можно было бы описать ощущение полета, ощущение счастья от происходящего? Ведь такого подарка ни у кого и ни с кем не было! И у меня такого никогда не было, а теперь, словно птица воробей, летаю, никто меня не видит, зато я вижу всех!
  
  Больше часа длился наш полет. Вот, наконец, снова мой балкон, на который меня мягко опустили. Я все еще не могла отойти от эйфории полета и со счастливой улыбкой смотрела Золтану в огромные глаза, не имея возможности и желания от них оторваться. Тонула в их нежности. Меня подняли сильные руки, понесли в мою комнату, поставив возле кровати.
  - Тебе понравился мой подарок? - чуть хриплым голосом спросил ветер.
  - Я еще не могу прийти в себя, - тихо ответила с блаженной улыбкой, не отрывая от него взгляда. Меня притягивали эти серые омуты, я тонула в них. - Такого со мной никогда не было, - не зная, как выразить свои чувства, уткнулась лбом ему в грудь. - Спасибо тебе, - только смогла прошептать, но он услышал, еле слышно рассмеясь.
  Потом почувствовала, как осторожно меня обняли сильные руки, легонько прижали к себе. Так приятно было ощущать себя маленькой и хрупкой рядом с ним. Это - то самое, о чем давно грезилось во сне и на яву? То, о чем пишут, поют из каждого утюга?
  Что-то произошло, словно тоненькая молния змейкой пробежала между нами. Под щекой, разбиваясь о ребра, билось сердце ветра. Моя макушка едва доходила ему до подмышки. Я впервые ощущала так близко твердое мужское тело, отчего чувствовала себя неуютно, но отпускать случайного знакомого, подарившего мне небо в день рождения, не хотелось. Под тонкой белоснежной рубашкой от малейшего движения тела перекатывались упругие мышцы. Широкие плечи, узкие бедра... Откуда ты - моя мечта?
   Томный взгляд нового знакомого изучал мое лицо. Ветер так сильно хотел поцеловать Алису, но сдержался, понимая, что на сегодня и полета достаточно, чтоб не спугнуть.
  - А, где твои крылья?
  - Они появляются только перед полетом.
  - А я их увижу когда-нибудь еще?
  - Конечно. Но сейчас мне пора... - голос ветра звучал чуть хрипло и сдавленно.
  Я кивнула. Пора, так пора, хотя жаль расставаться. Впрочем, в оставшееся время до утра можно будет в одиночестве повспоминать о ночных приключениях. Вот и не верь в Деда Мороза! Ангелы есть, во всяком случае ветер ужасно на него похож. Может и Дед Мороз существует? Меня опять понесло в какой-то сонный бред.
  - Прилечу, как только смогу, - ветер погладил меня по голове.
  Снова понимающий кивок головой с моей стороны.
  -Не скучай. И... не провожай, дорогу знаю, - с этими словами Золтан отпустил меня и вышел из комнаты и, как я поняла, из квартиры знакомым мне путем - через балкон.
  " Он улетел, но обещал вернуться...Милый... Милый..." - вспомнились слова из старого мультфильма.
  Милый... Да, полностью согласна. Только теперь заметила, что до сих пор стою в его камзоле, словно в пальто, сняла, положила на кресло, погладила ладонью плотную ткань, потом легла на кровать, но уснуть не могла.
  Плечи вспоминали объятия молодого красивого ветра, ладони - тугие мышцы его тела. Так хотелось снова его почувствовать рядом. М-м-м-... Мне понравились ощущения прикосновения мужчины...
   Ноутбук все еще включен. Нашла любимое кино "Знакомьтесь, Джо Блек" и принялась смотреть. На экране мелькали знакомые сцены из фильма, а перед глазами проносились пейзажи ночного города, залитого огнями. Порой мне казалось, что это не огни родного города, а глаза ветра... В голове звучала незатейливая романтическая музыка... Сон пришел, как всегда, незаметно.
  
  Глава 2.
  
  Высокий белокаменный замок окружала толстая крепостная стена. В стене по направлениям частей света стояли деревянные, окованные прочным материалом, похожим на железо, широкие ворота. Крыш величественного замка не было видно: они потерялись где-то в облаках, лишь средние башни да небольшие башенки, что пониже, показывали свои островерхие красно-коричневые крыши.
  Сводчатые окна украшены затейливыми витражами со сценами мирной жизни коренных жителей. Снаружи окна обрамляла кайма причудливой каменной резьбы.
  Великие небесные мастера постарались на славу. В небольших и средних башенках, прилепились, словно ласточкины гнезда, балкончики, за ними было только по два-три небольших окна, но украшенные такой же резьбой. Некоторые башни были связаны друг с другом каменными переходами на огромной высоте.
  Внутри замок представал, как маленький город. Улиц, конечно, не было, но виднелись хозяйственные постройки, не отличающиеся никаким убранством. По двору сновали слуги с различными поручениями, резвились дети, видимо, слуг, а вокруг царило умиротворение.
  Замок стоял величаво, словно говоря: "Я оплот всего того, кто и что здесь существует. Никто не сможет меня уничтожить, как и моего властителя". Замок все своим видом показывал породу и гордость своего существования, готовый отразить любые атаки врагов. Но враги давно повержены. Потому наступать некому. Только замок об этом не знает. Он оглядывает свои пределы сквозь щели для лучников, оберегая покой тех, кто ему доверился.
  
  Светловолосый, довольно высокий, молодой высокий человек поднялся по широкому высокому крыльцу и спешно вошел в центральную часть замка, привычным жестом сделав какой-то знак дворецкому. Дворецкий исчез.
   Из общего холла наверх вела широкая белая каменная лестница с витыми балясинами. На огромной площадке между этажами она расходилась двумя белыми крыльями и исчезала где-то на втором этаже. Огромную стену между лестницами украшала внушительная картина со сценой военных действий между странными сказочными существами. Ангелы нападали на демонов. Извечный сюжет, но с демонами против ангелов сражались и люди. Ангелы побеждали, заставляя врага принять свое поражение. Впрочем, они являлись не совсем ангелами, - это были ветры, - удивительная раса условно бессмертных, как и демоны. Расы первородных могли жить вечно, но они могли погибнуть от руки удачливого убийцы, в бою, если вовремя не придет помощь.
  На вид молодому блондину было лет тридцать три-тридцать пять. В тренированной фигуре под ладно сидящим камзолом, чувствовалась сила и плавность и в то же время экономичность движений, говорящих о хорошей военной подготовке. В нем чувствовалась порода. Быстрым шагом он направился к двери, что приютилась слева под лестницей. Любой другой ее мог бы даже не заметить. Резко распахнул её и закрыл за собой.
  Это оказался кабинет со стеллажами, заваленными бумагами и свитками. У окна с тяжелыми портьерами цвета бутылочного стекла, стоял двух тумбовый массивный стол. За столом сидел и что-то писал величественный, но уставший мужчина средних лет с длинными, до талии, светлыми волосами, убранными в затейливые косы, в которых затерялись две пряди черная и золотая. Мужчина поднял удивленные глаза на молодого человека:
  - Здравствуй, сын. Чем обязан таким спешным визитом?
  В кабинет мог войти кто угодно. Сыновья так же часто навещали отца именно здесь из-за большой загруженности в работе с кланом. Но сейчас князь видел обеспокоенность на светлом челе своего первенца.
  - Отец, - сын сел в одно из кресел, что стояли с другой стороны стола. Он нервно потирал ладони, учащенно дышал, не зная, как начать разговор. - Отец, я прошу тебя поговорить с Золтаном.
  - Что стряслось? - мужчина оставил недописанным письмо, откинулся на широкую и высокую спинку жесткого кресла, похожего на трон, принимаясь выслушать волнующее его сына.
  - Пока ничего страшного, но он, так нам показалось, влюбился в земную девушку. Наши доводы он отказывается понимать... - сын снова часто задышал.
  - Вот как... - отец устало потер пальцами переносицу, сдвинув густые светлые брови.
  
  Тентар вен Ойделн - Великий вождь, князь клана Южного ветра. Ростом чуть больше четырех локтей, еще широк в плечах, могуч, как дуб. Светло-голубой атласный костюм, расшитый изысканным узором в тон темнее ткани, прекрасно на нем сидел. Он вышел из-за стола, прошелся по кабинету, после внимательно посмотрел на сына, прищурив синие глаза.
  - Ларитан, ты действительно полагаешь, что он не понимает всех... неприятностей? Может быть, ты сгущаешь краски? - отец никак не желал верить в безрассудство младшего сына.
  Было неприятно сообщать то, что Золтан доверил лишь братьям, но если не предотвратить, они могут лишиться его навсегда, ибо так велит закон, принятый слишком давно.
  - Сегодня Золтан решил ей показаться. Пять лет он наблюдал за девушкой, а сегодня ей исполняется двадцать лет и он решил сделать подарок: полетать над городом! Ты ведь не хуже меня знаешь, что нам нельзя показываться смертным! - его голос отчаяньем зазвучал на высоким сводом кабинета.
  
  Много тысячелетий назад четыре клана ветров Северный, Южный, Восточный и Западный, живущие в то время на Земле, решили закрыть свои владения от взора людей. Люди слишком алчны. Участились случаи гибели ветров, или ангелов, как их называли люди. Они продавали их части тела на декокты, как рога и шкуры единорогов, или драконов.
  Тогда люди не понимали, что стихии нельзя приручить, потому пошли войной на их земли. Почти вековая война унесла многие и многие жизни с обеих сторон. Это была кровавая бойня.
   Именно в это самое время главы кланов ветров и решили уйти за облака, чтобы люди не захотели вновь их поработить. В заоблачных высях они выстроили себе замки, а сами облака стали их оплотом. Люди снизу видели только белые кусочки ваты, плывущие по небу, и не знали, что сверху облака представляли собой зеленые поля, леса, среди которых текли ручейки и реки.
  
  И вот самый младший сын вождя клана Южных ветров, Золтан вен Ойделн, влюбился в земную девушку. Тентар понял бы обыкновенную интрижку с человеческой женщиной. Их у его подданных было не мало, причиной тому являлись полукровки, но то, что рассказал ему Ларитан, ни к чему хорошему не могло привести.
  Старший сын вождя клана Южных ветров, Ларитан вен Ойделн, выглядевший лет на тридцать три-тридцать пять, на самом деле он уже разменял две тысячи шестьсот семидесятый год. Он был самым долгожданным ребенком в семье, потому что супруга Тентара, Ладирена, долгое время не могла выносить дитя. Сказалась долгая война, но когда он родился, радости не было предела. Тентар устроил большой праздник в честь рождения наследника.
  В последующие годы Ладирена родила мужу еще трех сыновей. Ими отец очень гордился. Через десять лет после рождения младшего сына, жену подло отравили. Тентар долго старался найти отравителя, но все поиски оказались тщетными. Не встретив женщину, отвечающую на его порывы, он перестал обращать внимание на красоток любого возраста, хотя, что греха таить, бывали случаи, когда он просил слуг вытащить какую-нибудь даму из его кровати принудительно.
  И вот теперь надо было что-то решать с младшим. К Золтану Тентар чувствовал особую нежность, но старался не показывать вида и не выделять его среди остальных детей. Только изредка он приходил к еще маленькому сыну в спальню, и гладил по золотистой головке. Сын вырос, но отец не переставал приходить к нему ночами. Только теперь он просто смотрел, как Золтан спит.
  Ларитан не мешал отцу думать и не окликал его. Он понимал, случилось непредвиденное, и просто так эту проблему не решить. Подождав еще некоторое время, пока наследник осмелился спросить:
  - Что ты решил, отец?
  - Пока ничего, - тяжело вздохнул Тентар, потарабанив пальцами по столешнице, раздумывая. - Мне следует самому поговорить с Золтаном. Тогда и будем решать.
  Ларитан поднялся с кресла, слегка поклонился отцу и вышел из кабинета. Разговор был окончен. На сердце тяжестью висела, как ему казалось, кляуза на младшего брата, однако, он считал себя правым.
  В общем холле Лаританас нетерпением ждали братья, прислонясь спинами к подоконникам. Брат задерживался, видимо, разговор затянулся. Они поднялись ему навстречу.
  - Что сказал отец? - нетерпеливо спросил рыжеволосый Пертиэл.
  Он был вторым сыном Тентара. Такой же статный, высокий. На вид двадцать семь-тридцать лет, но на самом деле ему уже исполнилось две тысячи тридцать семь лет.
  - Ничего не сказал, - покачал головой Ларитан. - Отец хочет сам поговорить с Золтаном.
  - Я представляю, как тяжело сейчас отцу, - расстроено проговорил черноволосый сын вождя, Кадриан. - Ему сложно будет говорить с Золтаном на такие темы, но он не станет щадить его душу.
  Братья замолчали, думая каждый о своем, разошлись по своим покоям, но вскоре встретились вновь, не сговариваясь, в покоях младшего брата.
  Золтан, счастливый и бесшабашный, влетел в общий холл, никого не замечая. Слишком много было сегодня впечатлений. Душа пела, хотелось танцевать и делать сумасбродные поступки. По дороге домой так и случилось, он изредка крутил умопомрачительные кульбиты, помогая крыльями.
  - Золтан, - от этого голоса молодой ветер вздрогнул. Он узнал озадаченный и озабоченный голос отца. - Сын, кажется, тебе есть, что мне рассказать? - Тентар старался быть с младшим как можно уравновешенным.
  Младший сын напрягся, как струна, душа петь перестала, а мозг делать кульбиты. Он понял, что отец знает про Алису и их полеты над городом, но не обижался на старшего брата. Понимал, что тот поступил так, чтоб сделать только лучше и безопасней не только для клана, для всего народа ветров.
  - Слушаю тебя отец, - как можно спокойней спросил Золтан. - Почему-то я знаю, о чем ты хочешь со мной поговорить.
  - Пройдем в кабинет, незачем развлекать слуг, - предложил Тентар и они закрыли за собой дверь. - Надеюсь, ты не в обиде на братьев?
  - За что же на них должен быть в обиде? За то, что они рассказали про мои полеты над землей с девушкой? Нет. Нисколько не обижаюсь на них. - Золтан пожал плечами.
  - Тебе придется оставить эту девушку, - жестко приказал Тентар.
  - Я люблю ее, отец, и не собираюсь так быстро отказываться от нее! - сын был тверд в своем решении. - И потом она не человек! - вырвалось у него против воли.
  - А кто? - отец удивленно поднял брови.
  - Я дал слово ее брату, но их расы я не знаю.
  - Значит, она в любом случае будет относиться к людям. У нее есть магия? - Золтан отрицательно покачал головой. - Ты понимаешь, что другие кланы могут не внять твоим порывам? - чуть повысил голос вождь. - Главы кланов имеют право потребовать отказаться от нее, и тут я ничего не смогу сделать. Все будет зависеть от большинства голосов на Совете.
  - Это мне известно, - спокойно ответил Золтан и уселся в кресло, стоящее возле стола отца. - Но, что же мне делать? Вырвать сердце? - боль отразилась в глазах молодого ветра.
  Тентар подошел к сидящему сыну сзади, рука сама потянулась погладить по золотым волосам, как в детстве, но он не стал этого делать, сжав кисть в кулак.
  - Сынок, можно пока это все обставить, как интрижку и никто не придерется.
  - У меня нет с ней интрижки, отец! - воскликнул Золтан. - Пять лет я боялся приближаться к ней, тронуть за руку, а сегодня пришел сначала во сне, а потом на яву. Решил, что она достойна такого подарка, как полет над городом. Если б Алиса не захотела, я бы ушел, стерев из ее памяти все воспоминания, - молодой ветер некоторое время помолчал, упрямо глядя отцу в глаза, собираясь с мыслями, а Тентар не перебивал сына. - После полета она не смогла выразить своих эмоций и уткнулась лицом в мою грудь. Я забыл, как надо дышать... - улыбка скользнула по его губам от воспоминаний.
  "Это серьезней, чем я думал", - Тентар вздохнул. - "Мальчишка пойдет за нее до конца! Значит я должен его поддержать, больше некому".
  Он на самом деле не знал, что еще сделать. Влечение Золтана к земной девушке, или не к земной, может вызвать непредвиденные последствия, если узнают в других кланах. Страх потерять сына в войне между кланами был равносилен страху потери, если он вдруг захочет стать смертным из-за нее.
  - Мне интересно, что ты намерен делать и как действовать дальше? Могут возникнуть разногласия между кланами, - кинул удочку вождь.
  Во взгляде сына на отца Тентар увидел, как меняется осмысление ситуации, появляется решимость, побуждающая к действию в потемневших глазах. Черты лица заострились, принимая боевую форму, но он вовремя одумался.
  "Да. Эта девочка для него много значит", - мрачно подтвердил сам себе Тентар.
  - Можно вынести на совет кланов декрет о разрешении браков между людьми и ветрами, но только по любви. Разрешение на такой брак может дать Оракул. Он увидит искренность чувств и истину намерений, - четко произнес Золтан свои размышления.
  Тентар снова удивленно поднял брови. Вот чего не ожидал, так только такого политического хода. Вроде и разрешить, но с оговоркой.
  Хм...
  - А ты не так прост, как думают о тебе братья, да и я, признаюсь, - подобие улыбки уважения скользнуло по его лицу. - Об этом надо подумать. Я, конечно, вынесу в ближайшее время на совет твое предложение в свете того, что прошло много лет со дня войны и люди изменились, но уверен, найдутся противники.
  - Знаю, - спокойно ответил Золтан. - Просто надо уверить, что, если такие браки будут, то у ветров разбавится кровь, это благотворно повлияет на нашу расу. Все будет зависеть от Оракула, а неудачи в совершении брака просто можно стереть из памяти человеческого партнера, - снова выдал достоверную причину и ее решение сын.
  Тентар с удивлением смотрел на младшего и не узнавал его. Его маленький мальчик, которого и к политике не допускали по причине молодости. Думали, что у него на уме только одни развлечения, выдает совершенно резонное предложение с полным обоснованием оного.
  Как жаль, что не ему судьба благоволила стать наследников вождя клана. Из него получился бы хороший правитель.
  - Хорошо, сын, - согласился отец. - Принимаю твое объяснение и предложение. Через две недели состоится Совет, я постараюсь сделать все, что смогу.
  - Спасибо, что понял меня, папа, - Золтан подошел к отцу, в порыве чувств, обнял его и вышел из кабинета.
  
  В его спальне ждали уже все братья, а Кадриан даже умудрился заснуть, но чуть дверь открылась, впуская хозяина комнаты, как Петриэл принялся нещадно тормошить брата.
  Золтан оглядел братьев и улыбнулся им. Он не таил на них обиду или злость. Напротив, он был благодарен им за разговор с отцом.
  - Ну, не томи, - не выдержал долгой паузы Петриэл. - Что сказал отец?
  - Отец меня понял и попросит внести на ближайший Совет Вождей кланов предложение о возможности браков между людьми и ветрами. А справедливость брака, а так же его искренность должен решить Оракул. Если что-то пойдет не так, можно просто стереть из памяти событие, - проговорив как само собой разумеющееся, кинул в рот какую-то ягоду.
  - Ничего себе! - в один голос закричали удивленные братья.
  - Гляньте-ка, наш золотиночка стал политиком! - Ларитан подхватил младшего брата под мышки и поднял над своей головой.
  - Я говорил, что он у нас самый умный,- подхватывая брата, закричали Петриэл и Кадриан.
  И все рухнули на огромную постель с веселым смехом, устраивая кучу-малу, пытаясь в догонку побить друг друга подушками.
  - Завтра просыпаться будет не кому, - заметил Ларитан. - Уже утро.
  - Ну, до обеда у нас есть время выспаться, - весело предложил Кадриан.
  И с ним все согласились.
  
  Только успела открыть дверь в аудиторию, как меня окружила толпа радостных одногруппников. Все старались потискать меня, обнять, сказать что-то хорошее или просто поздравить с днем рождения. Кто-то сунул мне в руку букет огромных желтых хризантем. Мои любимые! Пытались покачать на руках, но я с веселым визгом отказалась. А то вдруг поймать забудут? Как, все-таки приятно, что к тебе хорошо относятся и стараются не забыть твоего праздника.
  "Это продолжается волшебство".
  Я улыбалась всем и любила всех вокруг! Душа пела, всем-то хотелось сказать много хорошего, но учебу никто не отменял.
  Пришел преподаватель и, узнав причину возбужденного состояния своих студентов, подошел ко мне, с чувством пожал руку с поздравлениями.
  Учеба пошла своим чередом. Занятия одних предметов сменялись другими. Мы бегали из одной аудитории в другую. После института устало плелась вечером домой, неся тяжелый груз науки в сумке. Легкие порывы весеннего ветерка слегка касались лица и, мне хотелось закрыть глаза чтобы, открыв их вновь, увидеть огромные серые глаза Золтана.
  Кто он мне? Не знала. Странное смятение прочно засело у меня в голове и сердце. Новые ощущения врывались в мою душу, а я старалась их построить в очередь и классифицировать. Получалось плохо. Мне было непонятно, почему такой, не просто красивый, а потрясающий парень, пусть и ветер, появился именно у меня во сне?
  Вспоминала, какие у него сильные руки и мой организм начинал диссонанс, которого у меня раньше никогда не наблюдалось. Широкие плечи... мускулистая грудь... узкие бедра... длинные стройные ноги... Да с него, наверное, лепили Аполлона! М-м-м-м! После того, как снова представила ветра, я обняла себя за плечи, закрыв глаза... Снова всплыло в памяти лицо с серыми глазами, в которых рассыпались золотые искорки.
  
  А есть ли душа у ветра? Какая она? Что говорит ветер, когда завывает в печных трубах или летает среди ветвей деревьев? Что он поет луговым цветам? Или когда колышет золотые нивы?
  Как он завлекает вас, подхватывая и развевая ваши волосы в художественном беспорядке? Вы видели, как он танцует с осенними листьями в аллеях? А как он умеет кружить со снежинками? Известно ли кому, что душа у ветра совсем не ветряная, а нежная и, порой, ранимая.
  Теперь я точно знала, что у ветра есть душа. И ту душу, которую увидела у Золтана, была, наверное, самая прекрасная. Чистая, светлая...
  "Я влюбилась", - объявила сама себе. И тут же встряхнула головой, прогоняя все то, что нафантазировала. - " Дура!" - обругала себя. - "Напридумывала черт знает что и рада! Не прилетит этот Карлсон больше никогда! Ладно, хоть день рождения не пропал даром", - говорила так, но сама не верила своим словам.
  Неправда! Он прилетит. Ведь я его жду... Жду...
  С такими мыслями дошла до автобусной остановки. Автобус пришел на редкость быстро и оказался почти пустым. Ехать мне минут пятнадцать. Усевшись на свободное сиденье, я закрыла глаза. В голову нагло лезли мысли о ветре. Да что же это такое?
   "Взрослая и очень неглупая девушка срочно ищет мозги!" - подмывало меня подать объявление в газету, а еще лучше, в "бегущую строку"!
  " Устала?" - спросил меня кто-то в моей голове.
  Глаза сами собой распахнулись. Огляделась, - никого не увидела рядом. Снова прикрыла веки и в голове заговорил глюк.
  "Не ищи меня, Алиса. Не увидишь", - сказал тихий знакомый голос.
  "Золтан?!" - мысленно решила подтвердить свою догадку.
  "Да. Узнала по голосу?" - слышно, как улыбается довольно.
  "Не совсем. Просто у меня нет больше друзей, которые роются в моей голове, болтают всякое и летают над землей, словно мухи", - сделала вид, что рассердилась.
  Меня коснулась теплая волна. Оказывается, так тоже можно передать улыбку. Золтан улыбался мне мысленно. Как все же странно то, что со мной происходит! Чувства странным образом обострились, после чего начала открывать что-то новое в себе только еще не поняла что.
  Ментальные прикосновения Золтана вызывали приятное ощущение странного очень легкого то ли пощипывания, то ли покалывания, скорее все это можно было назвать энергетической щекоткой в месте прикосновения. Интересно, а он тоже ощущает эту щекотку? Почувствовала, как к моим плечам прикоснулись незримые ладони.
  Открыла глаза: на следующей остановке мне выходить. Автобус остановился, двери открылись, выпуская меня на улицу.
  - Не тяжело таскать такие тяжелые сумки молоденьким девушкам? - обернулась на голос и увидела довольного ветра.
  Он стоял передо мной, сияя начищенным медяком от радости свидания. Все его существо показывало, что он ждал эту самую встречу. Одет он был как все молодые люди нашего времени: темно-зеленая ветровка, черные джинсы и темные кроссовки, только длинные золотистые волосы были стянуты в низкий хвост.
  - Привыкла, - скорбно покачала головой, и мои сумки перекочевали в его руки. - А в прошлый раз ты был одет по-другому.
  - Мне не сложно менять одежду, - спокойно сказал Золтан. - Это морок.
  - Морок? Это что, колдовство такое? - мои брови поползли вверх.
  - Ну да. Зачем выделяться из общей толпы?
  Ветер спрашивал, как прошел сегодня день? Я рассказала ему, что меня встретили с поздравлениями мои однокашники и вот даже цветы подарили. И продемонстрировала ему три шара желтых хризантем. Так за разговором мы вошли в подъезд и поднялись на лифте на шестой этаж. Открыла входную дверь, посмотрев на ветра, он словно ждал приглашения.
  - Войдешь?
  - Если приглашаешь, то с удовольствием войду, - ответил, довольный Золтан, заходя вслед.
  Родителей не было дома. В прихожей зазвонил телефон, будто ждал, когда я войду в квартиру. Я подняла трубку.
  - Алиса, - кричала в трубку мама. - Мы не могли до тебя дозвониться раньше. Нас отправляют в командировку до конца лета. Мы уже дома все свое собрали и уехали. Деньги знаешь, где лежат, за квартиру и свет заплати сама. Всё, доча, целую! - в трубке послышались гудки.
  Я посмотрела на ветра растерянным взглядом и положила трубку на место. И как это называется?
  - Что-то случилось? - Встревожено спросил он.
  - У родителей командировка случилась до осени. Снова в поля поехали, - расстроено уселась на пуфик в коридоре.
  - Зачем? - Не понял ветер.
  - Они у меня геологи. Что-то ищут все время, а в свободное от изысканий время воспитывают меня, - со вздохом посмотрела на ветра. - Снимай свой морок, пойдем на кухню готовить ужин.
  Ветер сделал пасс рукой, - современная одежда улетучилась, и он остался в белоснежной рубашке с широкими рукавами и узкими высокими манжетами и темно-зеленых бриджах, камзол от которых лежал на кресле в моей комнате. Сапоги сверкали свежей чисткой.
  "Хорош! Просто сказка!" - ветер заулыбался. - "Заметил, блин!"
  
  Глава 3
  
  Холодильник был забит до отказа всякой всячиной. Видимо, родители успели позаботиться о бедном дитяти и сбегали по магазинам. Это уже радует. Настроение все равно куда-то улетучилось.
  - Яичницу с колбасой будешь? - Я уставилась на ветра из-за двери объемного холодильника.
  - Не знаю, что это такое, но буду.
  Пусть бы только не согласился! Варить сегодня не было никакого желания.
  В сковородке заскворчало масло и румянились ломтики сырокопченой колбасы. Я окинула оценивающим взглядом Золтана сверху вниз и разбила четыре яйца. На свой взгляд получила немой вопрос с изломом бровей.
  " Что? Тебя так еще никто не оценивал?"
  Себе разбила парочку. Через пару минут мы поедали быстрый и вкусный ужин.
  - И все-таки не понял, почему ты меня одарила таким взглядом, словно хотела поджарить?
  " Не выдержал! Бинго!"
  - Я ошенивала твои вожможности по уништожению жареных яиш, - постаралась улыбнуться, но с полным ртом это сложно.
  - Понятно, - и ветер отправил в рот приличный кусок жареной колбасы.
  Вскипел чайник и выключился. Я закинула в кружки по пакетику черного чая, налила кипятку и поставила напротив наших тарелок.
  - А это что? - Золтан потянул за веревочку вверх и из кружки поднялся мокрый заварочный пакетик.
  - Чай. Черный. В пакетиках.
  Он попробовал и его гримаса выразила полное недоумение.
  - Так ведь он не сладкий!
  - Вот тебе чайная ложка, - я достала из ящика маленькую ложечку. - Вот тебе сахар, - показала на маленькую сахарницу, стоящую на столе. - Сам разберешься, сколько тебе надо сыпать.
  Ветер разобрался тремя ложками сахара в кружку.
  Поужинав, отнесла в свою комнату сумки с книгами и конспектами, выложила все на стол и принялась отбирать все, что нужно для завтрашних занятий. Надо было приготовиться и выучить задания.
  - Чем будем заниматься? - Спросил ветер, усаживаясь в кресло рядом окном.
  - Я собираюсь приготовить на завтра задания. Учебу никто не отменял.
  - Это надолго?
  - Часа два.
  - А мне чем заняться? - Спросил он у меня.
  Пожала плечами. Ну, откуда мне знать, чем в свободное, от моих занятий, занимаются ветры. Фу! Тавтология получилась!
  - Тогда подремлю в кресле. Согласна? - Я оказалась не против.
  Ветер сел поудобней в кресло, вытянул длинные ноги и скрестил на груди руки. Глаза закрыл и задремал.
  Изо всех сил старалась не смотреть на дремлющего ветра, но голова сама поворачивалась в его сторону. Какая учеба, когда рядом ОН! Тонкие черты лица. Нос с небольшой горбинкой, полукружья прикрытых глаз опушены темно-рыжими длинными густыми ресницами. Любая позавидовала бы такому богатству! Резковато очерченные скулы... М-да. Как так получилось? То никакого парня не было, а теперь такой красавчик! Только я так и не поняла, почему он выбрал меня? На него, скорее всего, женщины сами вешаются. Вокруг столько девушек красивей меня в десятки раз. В чем подвох? Неужели просто ему понравилась и все? Чего это я себя накручиваю? Вот проснется и спрошу!
  Через пару часов у ветра, словно разведчик, открылся сначала один глаз, потом он смачно потянулся и уставился на меня. А я на часы: половина восьмого вечера. Задания были сделаны, и я теперь полностью свободна.
  " Уже конец мая и осталось учиться чуть больше двух недель до сессии. Но и сессия мне была не страшна. Почти все зачеты я уже получила. Осталось сдать три и допуск к экзаменам будет получен", - размышляла я, пока не услышала тихий смех.
  - Ты чего? - Не поняла и хотела обидеться.
  - Ты бы видела всю свою мимику, пока о чем-то думала. По последним выражениям твоего личика я понял, что ты собой довольна, - объяснил ветер.
  " Постеснялся залезть ко мне в голову?"
  - Ну-у-у, правильно! Да мне осталось сдать всего три зачета и к сессии буду допущена. Осталось-то чуть больше двух недель учиться и ка-ни-ку-лы! - Закрыла глаза, предвкушая, как буду отдыхать.
  - Две недели? Хм... Так это совсем ничего! - Воскликнул довольный ветер. - Пройдут незаметно.
  " Две недели до совета старейшин..." - Вспомнил он и серые глаза вдруг потемнели, губы поджались и темно-рыжие брови сошлись на переносице. Он застыл, глядя в одну точку.
  - Эй! - Я потормошила его за рукав камзола, заглядывая в глаза. - Ты чего?
  - А? - Он очнулся и с улыбкой добавил: - Ничего, малышка, все хорошо. Это так... - Он поднялся с кресла, осторожно привлек меня к себе и легонько обнял.
  Первый раз меня называли "малышкой". Всегда казалось, что словцо отдает пошлостью, но сегодня оно так не звучало. Несмело обняла его за талию и прижалась щекой к широкой груди. Ой, как хорошо-то. Под моей щекой ускоряло свое биение сердце. Даже через одежду чувствовала приятную щекотку.
   "Интересно, а он тоже чувствует ее?" - Ветер фыркнул мне в макушку.
   Снова стало уютно рядом с ним. Дыхание его участилось и сильные руки крепче прижали меня к твердой груди, а подбородок лег мне на макушку. Мне так приятно было гладить его руки - крепкие, мускулистые. М-м-м... Столько великолепия рядом со мной никогда не стояло. По телу разливалось непонятное тепло.
  "А вдруг он подумает, что я какая-нибудь вертлявая финтифлюшка из-за того, что разрешила ему меня обнимать на втором свидании?" - Ветер отодвинул меня от себя и, сдвинув брови, спросил:
  - Что такое "вертлявая финтифлюшка"?
  - А говорил, что в голову больше не полезешь! - Постаралась обидеться. - А "вертлявая финтифлюшка" - это легкомысленная девица.
  Пояснение он понял, стал серьезней и, чеканя каждое слово, сердито сказал:
  - Никогда. Слышишь? Не думай о себе, как о финтифлюшке! Ты не такая! - Он с жаром принялся мне меня же защищать! - Даже, если мы позволим себе... вольности, то это будет наше обоюдное решение. И никого оно не касается! - Он снова привлек мою тушку к себе.
  Не знаю, сколько мы так стояли, но не было желания отпускать друг друга. Потом я подняла немного растерянные глаза к нему и встретилась взглядом с теплой сталью. Он медленно наклонялся ко мне. Ниже... Ниже... Дыхание мое сбилось и вот уже его губы рядом с моими... От нахлынувшего, непонятного пока мне состояния, и сама потянулась к нему, почувствовав нежный поцелуй. Словно бабочка коснулась моих губ. Я ответила...
  Золтан чуть отстранился от меня с нежной улыбкой, как бы спрашивая разрешения. Я боялась пошевелиться, а ветер все еще стоял, склонившись над лицом в ожидании. В следующий момент он жадно припал к моим губам. В голове все завертелось, тело перестало слушаться, ноги начали предательски подкашиваться. Одним движением, не отпуская губ, меня подняли на руки. Я обвила его шею своими тонкими руками и пальцы сами переплелись с золотом волос.
  Ветер пил меня, как воду. Жадно. Мои пальцы плутали в его распущенных волосах, а мы никак не могли оторваться друг от друга. Наконец, мои отпустили губы и мы смогли открыть глаза. Ветер все держал и держал меня на своих сильных руках. Я перебирала пальчиками его золотистые волосы, гладила по голове, а потом прижалась щекой к его плечу, обнимая за шею.
  
  . Глава 4.
  
  Он, сел на мою кровать и я оказалась на коленях, как в колыбели. Мои глаза, наверное, говорили ему многое, чего нельзя объяснить простыми словами. Сколько нежности, радости, благодарности передавал ему мой взгляд. Он разомкнул руки и погладил меня по голове, потом провел пальцами по лини подбородка и нежно поцеловал в уголок губ.
  - Я так долго мечтал об этом, - сдавленным голосом произнес ветер, прикоснулся губами к моим волосам и снова прижал меня к своей широкой груди, вдыхая мой аромат.
  - Но мы же знакомы всего несколько дней, - удивленно подняла бровь.
  - Это ты со мной знакома четыре дня, только мы с тобой уже пять лет знакомы и смотрю на тебя, как на что-то прекрасное и недоступное, - он снова провел ладонью по моим волосам.
  - Пять лет?! - Осталось задохнуться от неожиданности.
  - Ну, да... - ветер не понял, чего это я так заверещала. - Пролетал случайно у твоего балкона в день твоего пятнадцатилетия и впервые увидел тебя в шелковом желтом платье. Ты была вся такая солнечная... С тобой были две девочки - одна с тебя ростом, а вторая повыше. Я тогда засмотрелся на тебя и так больно врезался в дерево, что чуть не появился перед людьми от боли, - засмеявшись, он почесал лоб.
  - Пять лет ты за мной следил? - Я была удивлена и ошеломлена такой новостью! - Постой-ка, - снова уставилась на ветра, прищурив глаза. - Так я пять лет ни с кем не могла познакомиться по твоей инициативе?
  Вихрем слетела с его колен, бросила на него испепеляющий взгляд и принялась мерить комнату быстрыми шагами, стараясь о чем-то подумать, но все мысли покинули мою бедную головушку. Эта рыжая противная зараза пять лет портила мне жизнь! Пять лет! Самые интересные годы, когда влюбленность бьет по голове, ни о чем не спрашивая! Когда гормоны вырываются из растущего организма фонтанами! Самое интересное время для всех ошибок, которые только возможно совершить.
  - Пять лет считала себя изгоем, с которым все парни и поговорить-то боялись! Ты понимаешь? Все время думая, что это со мной что-то не так и потому они меня бросают! А оказывается, меня, замечательную, таким образом, охраняли? Аааааа! Твою дивизию! - Схватилась обеими руками за голову и снова бросила на Золтана недобрый взгляд. - Что? Доохранялся до того, что у меня развился комплекс собственной неполноценности! - Уставившись на него страшными глазами, в которых читалось: "Убью! И меня оправдают!"
  Бедный ветер сидел на кровати такой весь виноватый-виноватый, несчастный-несчастный и не знал, что сказать. Так ему и надо! Он теперь казался таким маленьким. А меня оказалось та-ак много! Я стояла над ним подобно скале, уперев руки в бока. Какая там щекотка - у меня искры из глаз, наверное, так и сверкают. Жаль, что не могут поджарить его тощий зад! Золтан хотел как-то оправдаться, но слишком уж грозная я сейчас была.
  - Для себя берег? - Потребовала ответа.
  - Да, - тихо подтвердил он. - Я тебя давно люблю. Надо мной все братья смеются, а мне все равно.
  - И много у тебя братьев? - Эх! Не умею я метать молнии!
  - Три старших брата. Я - самый младший.
  - И самый умственно вредный! - Заявила, ткнув в него указательным пальцем.
  - Неа. Они говорят, что просто умный, - виноватая улыбка не сходила с мордахи этого собственника.
  - И какое же у них мнение о том, что ты мне пять лет жизнь портил? - Ух, грозна же я в гневе! Сама себя боюсь!
  - Говорили, что все это ни к чему. Что нам нельзя связывать себя серьезными отношениями с людьми.
  - Чтоооо? Почему?
  - Мы живем долго, а у людей век короток, хотя можно удлинить их годы.
  - И сколько же тебе лет, дитятко? - Мне было страшно услышать ответ.
  - Девятьсот шестьдесят два, - робко прошептал ветер.
  Всё. Добил! Запустила в волосы обе свои пятерни и взбила их, как будто это может в данный момент освежить мои кипящие мозги. А выглядит-то как мой ровесник! Дисфункция моей мозговой деятельности была на лицо и на лице.
  - Мать моя! -Мое тело плюхнулось в соседнее кресло. - Дяденьке тысяча лет без малого, а он с двадцатилетней девчонкой решил связаться! Тебе что, своих, тысячелетних, не хватает?
  Ветер готов был провалиться сквозь землю, а не взлететь в свои облака. Он глядел на меня глазами нашкодившего щенка. Еще немного и из серых глаз прольются ручьи, нет, реки слез раскаянья. И пусть льются! Пусть он знает, каково жить с думами о том, что ты недоженщина!
  - Я люблю тебя, - Пролепетал он. - Если смотреть по человеческим меркам, то мне двадцать три-двадцать четыре года, получается, не намного, старше тебя!
  В окно постучали. Что?! В окно ШЕСТОГО этажа постучали? Мои мозги полностью себя дискредитировали. Глаза отказывались возвращаться в свои орбиты. Я открыла штору и увидела улыбающегося черноволосого парня, висевшего у меня за окном. Глюк! Хи-хи! Открыла фрамугу с вытаращенными глазами, посмотрела на позднего гостя, который висел за моим окном и не прекращал обворожительно улыбаться. Еще один! Жестом руки, с полупоклоном, разрешила ему влезть в окно. Странный гость ловко вскочил на подоконник и, легко спрыгнув на пол, уселся на подлокотник кресла, в котором съежился Золтан. Я выразительно перевела взгляд на ветра, требуя ответа.
  - Это мой брат... - поведали мне.
  - Кадриан, - представился еще один ветер и снова ослепительно улыбнулся.
  - И много вас там... за окном? - Показала куда-то за штору.
  - Нет, - ответил Кадриан с очаровательной улыбкой. - За этим окном? Только двое.
  - А что, за другими окнами еще кто-то есть? Дурдом на выезде! - Крикнула в темноту открытой фрамуги: - Ну, входите уж, раз прилетели!
  Один за другим в мою комнату влезли еще двое мужчин-ветров.
  - Ларитан, - представился светловолосый с легким поклоном. - Я - старший из всех братьев, - он показал на такого же рыжего, как и я, и представил: - Петриэл...
  - Потом моя очередь, - засмеялся Кадриан. - А Золтан у нас самый младшенький.
  -О-фи-геть... - я стояла и смотрела снизу вверх вытаращенными глазами на высоченных братьев - ветров.
  Они стояли и с любопытством смотрели на меня, подпирая своими великолепными головами потолок типовой двухкомнатной "хрущевки". Красивые, статные, как на подбор, одного роста, широкоплечие с атлетическими фигурами... Наши студентки убились бы за таких парней! Ларитан был в светло-зеленом костюме, Петриэл в небесно-голубом, а Кадриан в костюме цвета кофе. Все камзолы были расшиты причудливыми узорами. Вот это, да... Только дядьки Черномора не хватает!
  - Лучше не скажешь, - засмелся Ларитан.
  - Ага, кому скажи, что ко мне в полночь четверо братьев-ветров баскетбольного роста прилетели в окно, так... На огонек... Подумают, что сошла с ума. Какая досада... - Добавила слова из мультфильма.
  Петриэл и Кадриан посмотрели на меня и сложились пополам от смеха. Ларитан легко улыбнулся.
  - Завтра соседи будут теряться в догадках, откуда это у меня, скромной девушки, столько мужского смеху было, на ночь глядя! А, ведь меня охраняли, - я метнула в младшего ветра шутливо-сердитый взгляд. - Секьюрити чертов!
  Ларитан сделал пасс рукой.
  - Соседи не услышат ничего лишнего..
  - ?..
  - У вас здесь весело, но братишка, пора...
  - Да, Ларитан. Пора. Я только попрощаюсь...
  - А мне и прощаться не хочется, - весело произнес Кадриан. - С этой малышкой весело. Она та-а-ак смешно сердится...
  - Ну да. Только братец это сейчас не замечает по причине влюбленности, - договорил за брата развеселившийся Петриэл.
  - Ну, раз вам у меня весело, то приходите все вечерами ко мне в гости. Все четверо. А?
  Петриэл посмотрел на братьев.
  - Я не против.
  - Я тоже, - это Ларитан.
  - И я не против, - это Кадриан.
  - Значит, будем, иногда, будем прилетать все, - это Золтан.
  - Ага! Каждый день! - Добавил Пэтриэл.
  - Только не просите, чтобы я никому не рассказывала про вас, - я хитро прищурила глаза.
  Братья снова дружно засмеялись и удалились... через балкон. Только Золтан задержался на секунду, чтоб поцеловать, и ушел. Я провела пальцами по губам, где только что был запечатлен прощальный поцелуй. Меня еще никто так не целовал. И в груди быстро-быстро, будто крылышки мотылька, затрепетало девичье сердечко.
  
  Глава 5.
  
  Братья весело и шумно ватагой вошли в замок. На их голоса из кабинета вышел отец. Увидев радостные лица всех четверых сыновей, он удивленно поднял бровь.
  - Рад, что у вас у всех прекрасное настроение. Чем же вызвана подобная радость?
  - Да вот, - начал Ларитан. - Сходили в гости к одной весьма интересной особе... женского пола... через окно, - и поджал губы, боясь прыснуть смехом.
  Братья у него за спиной еле слышно хихикнули.
  - Что же это за особа такая смешная? - Вождь был удивлен.
  - Мы познакомились с зазнобой Золтана, - объяснил Кадриан.
  - Так что же в ней такого смешного? - Повторил свой вопрос Тентар.
  - Кажется, всё, - пожав плечами, ответил Петриэл.
  - А еще она назвала Золтана извращенцем в прошлый раз, - рассмеялся Кадриан.
  - Мои сыновья извращенцы! - Прогремел сердитый голос вождя.
  - Она обвинила его и в том, что у нее развился "комплекс собственной неполноценности", потому что он пять лет не позволял ей ни с кем встречаться, а она не могла понять, почему её все бросают после первого свидания, - пояснил Петриэл и согнулся пополам от смеха.
  Вождь поднял голову к потолку и закатил глаза, боясь рассмеяться.
  - Боги и силы, дайте разума мои сыновьям, ибо они все сегодня его потеряли из-за маленькой девчонки, - но светлые очи отца не могли скрыть смеха. - Идите спать, дети мои и не забудьте, что через пять дней у нас состоится бал в честь дня рождения Ларитана и прибудут влиятельные семьи всех кланов, а заодно, и в которых имеются девицы на выданье.
  - Отец, ты хочешь нас всех женить?! - Воскликнули братья в четыре голоса.
  - Пока меня интересует только наследник, - отрезал Тентар и ушел в кабинет.
  
  В пятницу я пришла из института около пяти часов вечера и думала, что приготовить на ужин. Взяла в морозилке мяса, поставила разогреваться в микроволновку, и пошла в свою комнату. Из комнаты вышла в коротеньком льняном халатике, а волосы закрутила на затылке и закрепила одной японской палочкой. Положила телефон в карман, покопалась в проводе от наушников и впихнула их в уши.
  Пританцовывая, резала мясо и овощи, что-то мычала в такт мелодии и бегала от стола к плите и обратно. Казалось, что всего положила немного, но еды получилось много больше. На очередном витке броуновского движения встретилась взглядом с ветром, сидящим на табурете, и застыла вся в удивлении. Вытащила наушники из ушей. Ветер задержал свой взгляд на голых ногах, видневшихся из-под халатика.
  - И давно ты за мной наблюдаешь? - Улыбнулась ему.
  Он подошел ко мне обнял и поцеловал в губы. Снова эти непередаваемые ощущения, словно сотни маленьких молний взрывались между нами от прикосновений и щекотали наши нервы. Но это было так приятно. Все... За все простила...
  - Не очень давно, - он убрал длинную прядь с моего лица, заложил за ухо и поцеловал в висок.
  От нежных прикосновений я закрыла глаза и прижалась к его груди. Снова ощутила, как бьется сердце ветра. Для меня бьется... И твердые мышцы прощупываются под одеждой. Ой, держите меня семеро! Ну...или сколько-нибудь отдерите меня от этого шикарного мужчины, а то за себя не ручаюсь! От самоедских мыслей меня отвлек его вопрос:
  - А что ты готовишь?
  - Ой! - Спохватилась я. - Чуть не сгорело моё жаркое! - Быстро помешала в сотейнике и аромат вкусного жаркого разлился по кухне.
  У ветра заурчало в животе. Мой живот отозвался следом.
  - Не передразнивай! - Ласково проворчал ветер. - Долго еще готовиться будет?
  - Минут пять, - ответила и дала ему две тарелки, чтоб поставил на стол.
  Ветер взял в каждую руку по тарелке, повертел их в руках и непонимающе спросил:
  - А почему только две?
  - А сколько надо? - Я подозрительно прищурила глаза.
  - Еще три точно, - он широко улыбнулся.
  - И где же обладатели еще трех тарелок?
  - А мы здесь! - Грянуло из коридора и из-за дверного косяка показались три довольные физиономии.
  Ну и что мне с ними делать? Сейчас отомщу!
  - Быстро в ванну мыть руки! - Скомандовала княжичам.
  Все четверо вытянулись струной и направились строем в ванну.
  " Вот клоуны", - со смехом в глазах подумала я. - "А еще, скорее всего, аристократы".
  Пока их не было, поставила на стол пять приборов, хлеб и свежие булочки, странным образом, пяти штук. Достала маринованные помидоры и положила их на тарелку.
  Братья так же строем вошли на кухню с чистыми руками и довольными лицами.
  - А чего это вы сияете, как начищенный самовар? - Стало мне интересно.
  - Самовар? - Это Кадриан.
  - Что такое "самовар"? - Это Петриэл и Ларитан.
  -Ну... Это... - Растерялась, но потом быстро пошла к себе в комнату и принесла компьютер.
  В интернете я быстро нашла самовар. Красивый. Блестящий. И показала братьям.
  - Вот что такое "самовар"! Это такой чайник, только в трубу засыпались маленькие палочки и зажигались, как в печке или камине, и вода кипятилась.
  Ветры долго рассматривали самовар, а потом переключились на ноутбук. Им стало интересно, как работает такое чудо техники? И мне пришлось, чуть не пальцах, рассказывать принцип действия данного прибора. Братьям было все так интересно, что они выразили большое желание научиться на нем работать.
  Мне было интересно другое: они так много времени проводят в разных частях света и видят так много всего, почему не научились пользоваться компьютером? Ведь они могли навести на себя свой морок и давно бы пользовались благами нашей цивилизации.
  - Все не просто, - возразил мне Ларитан. - Мы, конечно, могли бы научиться компьютерной грамоте, но у нас нет электричества там и мы не имеем жилья на земле.
  - Ну, теперь иногда можете дружною толпою прилетать ко мне для работы на компьютере, - засмеялась я.
  - Ты же не считаешь, что нам интересно приходить к тебе в гости только ради какой-нибудь выгоды? - Шутливо рассердился Петриэл.
  - Нет, Пэт, не считаю, - со смехом ответила я. - А теперь давайте ужинать! - И принялась раскладывать жаркое по тарелкам.
   - Как ты меня назвала? - Не понял Петриэл.
  - Просто чуть-чуть сократила твое имя, - мои ресницы наигранно затрепетали.
  - Нет, я не против, но согласитесь, эта девчонка делает с нами все, что хочет! В приказном порядке отправляет мыть руки, сокращает мое имя. Подождите, - Петриэл шутливо погрозил пальцем братьям. - Она и вас сократит!
  Ветры чуть не упали лицами в тарелки от хохота!
  Ну что мне с ними делать?
  Одно мне нравилось точно, их общество меня не напрягало, а наоборот веселило. Кажется, я им тоже нравлюсь. Странная и замечательная компания у нас получилась. С нежностью переводила взгляд с одного брата на другого - какие они разные, но во многом одинаковые. Веселые мальчишки. Только взрослые... Слишком взрослые...
  Жаркое исчезало из тарелок со скоростью звука. Все потребовали добавки и я положила им еще по порции. Литровая банка маринованных помидоров уже благополучно закончилась. Пока ветры еще не доели вторые порции жаркого, быстро настрогала салат из свежих помидоров и огурцов и обильно полила майонезом. Салат был встречен на "Ура!" и через несколько минут салатница оказалась пустой. Чем еще накормить этих проглотов я не знала.
  Сделала проще: открыла холодильник и предложила им самим выбрать все, что они хотят съесть. Братья долго выбирали, даже спорили, и решили ограничиться фруктами, потому, что животы были уже набиты до отказа, а от фруктов никто еще не умирал. На всякий случай предложила встать и попрыгать. Самое прикольное было в том, что через секунду четверо высокорослых молодых мужчин, заливаясь смехом, зайцами прыгали у меня на кухне!
  - Пол не проломите! - Ухахатываясь, предупредила их.
  - А давно мы так весело не проводили время! - Еще не отсмеявшись, с трудом проговорил Кадриан.
  - Ага! - Хором подтвердили Ларитан и Петриэл.
  Пэт. По-другому я больше его почти никак не звала. Теперь надо сократить имена всех остальных и исполнить предсказание Пэта.
  "Ларитан - Лар. Кадриан - Кадр... Нееее! Он мне такого не простит! Может, просто Ри?" - Придумала для их сокращения и решила озвучить, но не сейчас, а как-нибудь в разговоре.
  На том и порешила.
  После ужина мы пошли в большую комнату и расположились кто где. Я и Ларитан сидели на диване, Золтан устроился на ковре у моих ног, а Пэт и Кадриан в креслах.
  - Расскажите мне что-нибудь о своем мире, - попросила я.
  Парни задумались.
  - Начнем с того, что наш мир не виден с земли, - начал Ларитан. - У нас так же текут реки, есть леса, поля и луга, водится разная дичь, но она иногда немного не такая, как на земле.
  - А какая? Белки зеленые?
  - Нет. У нас водятся всякие большие и ядовитые звери, порой они огромных размеров, но их мало и они водятся в дебрях лесов и в горах..
  - У вас и горы есть, и дебри? - Искренне удивилась я и Лар утвердительно кивнул.
  - А ночью у нас такие же звезды, как у вас, - тихо проговорил Пэт. - Домики у наших людей похожи на, ваши, деревенские. В городах есть высокие дома...
  -Но, не высокие, как на земле, - поправил его Кадриан. - В два-три этажа.
  - Но замки у нас величественные, красивые. И люди веселые, добрые... - мечтательно произнес Золтан.
  - Ага, - перебил его Кадриан. - Особенно, когда в трактире перепьют, то ничем не отличаются от земных. Даже еще противнее, так как могут оказаться магом или колдуном. И тогда...
  - Как бы мне хотелось посмотреть ваш мир...
  - Решено, - Кадриан посмотрел на братьев и те согласно кивнули. - После бала мы устроим пикник на нашей природе, если ты не против?
  У меня перехватило дыхание: неужели мне предстоит увидеть ту странную страну, которая скрылась за облаками.
  - Вы... Вы меня возьмете туда? - С широко открытыми глазами от восторга, показала пальцем куда-то вверх.
  - Ну, да, - подняв ко мне лицо, ласково улыбался Золтан.
  - Я согласна! - Взвизгнула и бросилась обнимать братьев.
  Такой реакции они, конечно, не ожидали, но довольные обняли меня. Дольше всех обнимал меня Золтан. Мы стояли, прижавшись друг к другу, совсем забыв, что рядом стоят братья. Казалось, что нас окружает, обнимая обоих, парит, только нам слышная, мелодия. Ветер нежно гладил мои волосы, а я прижала горячие ладошки к его мускулистой спине... Как хорошо...
  Парни переглянулись между собой, и Ларитан сказал за всех:
  - Через часок мы тебя ждем на балконе, - похлопал Золтана по плечу и пошли к балконной двери.
  И что самое невероятное, что каждый, уходя, меня поцеловал в макушку. Я, не отрываясь от ветра, помахала им рукой.
  - Это что сейчас было?
  - Это ты им так понравилась, - мягко погладил меня по голове Золтан.
  - Мне они тоже понравились, - и еще крепче прижалась щекой к груди ветра.
   Они такие милые. Поняли, что нам и вдвоем нужно побыть. Так запросто попрощались и не заморочились о том, что я не обернулась проводить их, а даже поцеловали меня. Приятно-о-о. Мрррр. Ой! Чего это я? А мне просто хорошо, вот так стоять, рядом с моим золотинкой и, закрыв глаза, молчать.
  Как это я его назвала? Золотинка? Так ведь он ЗОЛТАН и волосы у него золотые...
  " А мне понравилось", - услышала голос ветра в своей голове и по всему телу поплыла довольная волна, мягко щекоча.
  "Мать моя! А ведь я много сегодня думала и совсем забыла, что они умеют читать мысли! Черт! Черт! Черт!"
  " Могу только сказать, все твои мысли нам нравились и братья относятся к тебе с теплотой и нежностью, а про меня и говорить не стоит. Особенно повеселило, как ты Кадриана в "Кадра" сократила ", - он фыркнул в волосы и поцеловал в висок.
  Подняла голову к ветру и он осторожно прикоснулся губами сначала к векам, потом попробовал уголки губ. Закрыла глаза и наслаждалась накрывшей нас нежностью и всем телом почувствовала, как вокруг нас вихрем закрутилась энергия полета. Рот золотого ветра снова жадно приник к моим губам, голова закружилась, ноги предательски подкашивались, но сильные руки любимого держали меня.
   Опять что-то не то подумала!
  "Я тоже тебя люблю", - раздался хриплый стон в моей голове и он еще требовательней захватил мои губы и слегка прикусил.
  Отпускал ветер меня медленно, глядя мне в глаза пьяным взором. Благодарно целовал в уголки губ и крепко прижимал к себе.
  - Никому не отдам тебя... - потом резко отстранил меня, держа за плечи. - Если б ты знала, как много для меня значит, что ты подумала обо мне, как о любимом, малышка моя... Ведь ты моя? Или нет? - Взгляд стальных глаз требовал ответа.
  - Ветер, - рукой гладила его золотистые длинные пряди, - кажется, я на самом деле в тебя влюбилась. А, может, это от того, что у меня никогда не было подобных отношений? - Пожала плечами. - Но меня тянет к тебе, думаю о тебе... Много...Что это? Мне порой страшно, а вдруг ошибаюсь, ты улетишь и никогда не вернешься, - мои глаза предательски наполнились слезами.
  - Радость моя, могу тебе поклясться, пока есть я и ты, отказываться от нас я не собираюсь, - из моих глаз скатились две слезинки и он выпил их губами.
  Словно маленькая мышка, прижалась еще крепче к нему, обняв за талию. С моим ростом сложно куда-то еще дотянуться. Ветер поднял меня на руки и нежно посмотрел в мои глаза. Моя голова легла ему на плечо.
  Не знаю, сколько он стоял со мной на руках, потом подошел к дивану, сел и я снова оказалась у него на коленях. Не отводя взора от моего лица, он убрал мою рыжую прядку за ухо и поцеловал в висок, потом спустился и я ощутила нежный поцелуй за ухом. Большим пальцем он очертил мой подбородок...Дотронулся губами до шеи... Когда его губы коснулись там, где на шее бьется жилка, выгнулась ему навстречу. От новых ощущений сердце пропустило удар, а я забыла, как надо дышать.
  Что же это со мной происходит? Мне в одно и то же время и страшно и не хочется, чтоб он прекращал. А губы ветра прошлись в ложбинке между ключицами. И у меня вырвался тихий стон. Его руки нежно скользили по моей спине, и от их прикосновения меня бросало то в жар, то в холод.
   Так и не заметила, как его горячая ладонь легла на мою грудь. Никто не прикасался ко мне так осторожно и в то же время так настойчиво. Такие приятные прикосновения...
  Ветер снова посмотрел в мои затуманенные глаза и легонько коснулся губ губами. Счастливая улыбка не сходила с его лица.
  - Моя милая, - шептал он. - Рыжее мое солнышко... Радость моя долгожданная... - Он рисовал пальцами, очерчивая мое лицо, как будто хотел навсегда запечатлеть его в своей памяти. - Уже поздно и пора спать, - поднялся со мной на руках и отнес в мою комнату.
  Поставил рядом с кроватью, откинул покрывало и одеяло. Встал передо мной и начал расстегивать халатик и я инстинктивно зажала застежку пальцами и с опаской глянула на него. Ветер только улыбнулся, успокаивая меня, мягко отстранил мои руки и расстегнул халатик, представ перед ним в одном белье. Кружевные кусочки привели его в полный восторг! Он провел ладонями по линии талии до бедер, потом вверх. Мои груди в бюстгальтере лежали в его ладонях, словно в чашечках. Несколько минут ветер восторженно разглядывал меня, улыбаясь. Я же растерянно смотрела за его реакцией.
  Из-под подушки он достал ночную рубашку и надел ее на меня. Поднял на руки, положил на кровать и накрыл одеялом.
  - Не бойся меня, - глубоким голосом попросил ветер. - Я не трону, пока ты сама не захочешь. Просто мне так захотелось полюбоваться тобой.
  - Тебе обязательно уходить?
  - Засыпай. Я не уйду.
  - Ляг рядом...пожалуйста.
  Ветер отвернул меня к стенке, а сам лег сзади на одеяло и прижался всем телом ко мне, обняв рукой. Еще никогда мужчина не был со мной так близко. Это будоражило мое воображение. Возбуждало. Сегодня он открыл меня для себя саму с новой стороны: я могу нравиться и нравлюсь самому красивому мужчине с прекрасными серыми глазами.
  Мне было тепло и спокойно, и я заснула.
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"