Каори Химавари: другие произведения.

Дом с Башнями

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Сознание возвращалось клоками, искрами вспыхивая в беспробудной темноте. Не ощущая тела, не понимая реальности, мозг лихорадочно старался найти причину этого состояния. Глотая еле вспыхивающие мысли, он сканировал, анализировал, сортировал их, но мозаика не собиралась... "Что же это такое? Где я?.. Что со мной произошло?.. Мы ехали отдыхать...просто обычная поездка, путешествие в город...ну...и...что же случилось...что произошло... В "Доме с Башнями"


   Ночь густыми мазками ложилась на летний пейзаж. Машина мчалась по шоссе. Было томительно неприятно находиться в салоне. Никакого дискомфорта ничто не создавало, но... Водитель молодой мужчина внимательно смотрел на дорогу и молчал. В салоне тихо журчала приятная ни к чему не обязывающая музыка. Было ни жарко и ни холодно, а как раз как так надо, в чуть приоткрытое окно водителя залетал летний вечерок. Сидения были мягкими, а салон настолько большим, что, сидя сзади можно было свободно вытянуть ноги и развалиться, как вздумается. Лесной пейзаж проносился зелеными кронами деревьев справа и слева от шоссе. Сумерки благородно густели. Машина ровно неслась вперед. И все же, что-то болезненно неприятное легло холодной тенью на сердце и томило. Девушка закрыла глаза рукой и повернулась на другой бок, по сидению рассыпались ее светлые волосы.
   Маша, прибывая в полулежащем состоянии, смотрела в окно. Она уже успела вздремнуть, послушать плеер, съесть яблоко, а дорога все не кончалась, и не кончалось, машина все мчалась, и мчалась вперед. Девушка отодвинулась от окна и посмотрела слева от себя, на сидении рядом с ней, закрыв глаза и положив руку на лицо, полулежала Алиса, в какой-то весьма болезненной позе, видимо еле терпя тяготы их длинного путешествия.
   -Ты как? Все в порядке? - Спросила Маша подругу. Та лишь угукнула в ответ, даже не пошевелившись. От чего же было так неприятно...может оттого, что они ехали в машине добрых 6 часов, а до этого рассекали пространства два дня поездом, день автобусом. К тому же, чтобы прибыть в город до наступления глубокой ночи, они, выскочив из поезда, сразу же поймали машину и, не перекусив, не отдохнув от сидяче-лежачего положения тут же сели, и поехали дальше. Возможно, только это впрыскивало в кровь какой-то тяжеловато-леденящий привкус. Алиса открыла глаза, темные кроны деревьев как слайды проносились за окном. Где-то вдалеке каркали вороны, да так настойчиво, что этот звук разрезал даже музыку, играющую в салоне машины.
   Обе девушки выглядели уставшими, бледная еле живая Алиса, старалась хоть как-то объяснить самой себе, растущее внутри нее холодное волнение. Маша же кое-как подавляла в себе злость. "Чтоб я еще отправилась хоть куда-то эконом классом!" - То и дело всплывало в ее голове, приходилось прибегать к заклинательной фразе: "Туалет. Ванна. Еда. Сон". - После которой, бушующая внутри девушке злоба, чуть утихала.
   Мужчина, что вел машину, был молод и молчалив. Высокий и худой, он сидел насупившись и смотрел только на дорогу. Внешне он не представлял никакого интереса, острое лицо, маленькие черные глазки, мятая одежда, неприятный запах. Интересной оказалась только одна его фраза: "Бесплатно".
   Молодая девушка, что сидела на заднем сидении справа от мужчины была высокого роста, спортивного телосложения, смуглая с выразительными слегка восточными чертами лица. Ее длинные черные волосы, локонами разной длинны, спадали на широкие плечи. Девушка смотрела в окно. Ее подруга, Алиса, сидевшая на сидении сзади водителя бледная как полотно болезненно и нарочито громко дышала. Высокая, худая с вытянутым лицом и светлыми не длинными волосами она была похожа на приведение.
   -Слушай, мне уже начинает казаться, что мы едим на край света, и никак не доедим. - Вдруг очнулась Алиса от своей болезненной дремы и резко выпрямилась.
   -Ну, когда-нибудь мы точно доедим, надеюсь только не до края света, а до туалета, ванны и кровати...если не передумаем и не попросим повернуть обратно.
   -Да уж, блондинка устала и поплыла обратно...- Вспомнила анекдот Алиса, и ее лицо осветила улыбка.
   -В смысле?
   -Да анекдот есть такой, терпит кораблекрушение корабль, в живых остались только блондинка, рыжая и брюнетка...знаешь?
   -Нет...
   -Терпит кораблекрушение корабль, выжили брюнетка, рыжая и блондинка, плывут в открытом море. Брюнетка проплыла 200 метров - устала и пошла ко дну, рыжая проплыла 500 метров, устала - пошла ко дну. Блондинка проплыла половину пути, устала и повернула обратно.
   Маша рассмеялась, и ее звонкий смех разрезал сгустившуюся атмосферу беспокойства, повисшую в салоне автомобиля.
   -Слышишь, как каркают вороны. - Алиса подняла кверху указательный палец, и резко замолчала.
   Маша вслушивалась, вслушивалась, но музыка, играющая в салоне, да свист ветра, что рвался из приоткрытого окна водителя, поглощали все другие звуки. Девушка покачала головой.
   -Да...- Протянула Алиса. - Беспокойная какая-то ночь....
   Маша только пожала плечами. Ночь как ночь, как предыдущая и предыдущая предыдущей, транспорт, не помыться толком, не покушать.
   -Хочется курить...- Протянула Алиса, не найдя в Маше подтверждения своим тревожным переживаниям. Подруга как всегда была спокойна, уверенна и разозлена на отсутствие признаков комфорта...это чисто Алисина участь волноваться по пустякам.
   -Спроси у водителя, может он непротив, покуришь в окошко. - Предложила Маша. Подруга посмотрела на нее, бросила оценивающий взгляд на затылок водителя и, схватившись за спинку его кресла, чуть приблизилась, чтобы задать свой вопрос. Как вдруг внизу машины, где-то в ее глубинах что-то пронзительно скрипнуло и оглушающе хлопнуло, сообщив всем о своей кончине, и машину резко бросило в бок. Маша вцепилась в спинку кресла и спрятала голову меж своих рук. Алиса громко завопила и стала слетать с сидения. Водитель судорожно крутил руль и давил на педаль тормоза. Машина свистела резиной и скрежетала двигателями, фыркая и не подчиняясь, и тут она резко остановилась, вылетев с шоссе и вонзившись в лесную полосу. Стих Алисин вопль и воцарилась вопросительная тишина, в которой каждый из трех участников аварии приходил в себя. Пропустив первое оцепенение девушки принялись судорожно ощупывать себя и не найдя никаких повреждений наконец очнулись и стали оглядываться по сторонам.
   -Как ты?
   -Как ты?
   Одновременно выпалили Маша и Алиса, посмотрев, друг на дружку.
   -Вроде в норме, руки, ноги, голова на месте.
   Алиса кивнула, присоединяясь к Машиному заключению.
   -Что это было! - Крикнули девушки на водителя. Тот сидел, сгорбившись и вцепившись в руль, молча.
   Мужчина ничего им, не ответив, открыл дверь машины и вышел из нее. Девушки вопросительно переглянулись и тоже вышли. Водитель поднял капот и погрузился туда, там что-то дымилось и фыркало. Девушкам оставалось только наблюдать за тем как их молчаливый водитель пытается выяснить причину их вполне благополучно завершившейся аварии. Но тут мужчина открыл багажник и вытащил оттуда две большие дорожные сумки, кинув их на землю.
   -Что это значит?! - Не поняла его поступка Маша.
   -Я никуда не поеду. Если идти вот так, наискосок по лесу, то можно придти в город, до наступления глубокой ночи. Машина сломалась и не поедет.- Отчеканил водитель и снова залез в салон.
   Девушки переглянулись, молча, дав понять друг дружке, что их такое положение дел никак не устраивает.
   -Так не пойдет. Мы так не договаривались. - Отрезала Маша, посмотрев на свою тяжелую сумку, на чернеющие кроны деревьев.
   -Я никуда не поеду...пока не починю машину, это может занять очень много времени так что решайте сами что вам делать. - И водитель хлопнул дверью.
   -Прекрасно...- Маша подошла к выброшенным сумкам, забрала свою и вышла на шоссе. - Поймаем другую машину. - Обратилась она к Алисе, которая удивленно смотрела на водителя, часто-часто хлопая своими голубыми глазками.
   -Он предложил нам пойти лесом, ночью, по неизвестному лесу...- Алиса, мотнув головой, тоже взяла сумку и присоединилась к своей подруге.
   -Псих какой-то! Покусать бы его за такие предложения!
   Алиса закивала головой и полезла в задний карман своих джинс, в котором лежала пачка сигарет и зажигалка.
   -Надо же было такому случиться.- Ворчала Маша, смотря на пустое шоссе, по которому ничего ни в какую сторону не двигалось.
   -Как же я испугалось, когда что-то щелкнуло, и нас начало заносить, никогда не попадала в аварии и тут...- Алиса курила и смотрела на ночное небо, ее сердце еще бешено колотилось в груди, не желая поверить в то, что последствия аварии ему не угрожают.
   Они стояли и стояли, потом сидели и сидели, потом опять поднялись. Волнения росли, а машин на шоссе так и не появилось. Словно местность уснула и не собиралась просыпаться до утра.
   -Час ночи. - Посмотрела на часы Маша.
   -Почему же больше никто не едет. - Алиса поглядывала на лес. Темный, пугающий...не уж-то им придется идти в него, усталым и с вещами...и почему же нет ни одной машины...
   -Черт! - Черт! Ненавижу все! - Начала топать ногами Маша. - Права была бабушка, когда сказала, что мы ненормальные...не надо было вообще никуда ехать!
   Бабушка Маши, у которой та спрашивала разрешение отправиться в путешествие с подругой, выслушав внучку, сказала только: "Ничем хорошим это не кончиться". Девушка ей не поверила, она просто не видела откуда это нехорошее может образоваться. Поездка как поездка - ничего особенного. Сейчас же она была полностью согласна со своей бабушкой.
   -Как вороны-то каркают. - Алису аж всю передернуло.
   Крик птиц полновластно царствовал в ночной тишине.
   -Заткнитесь! - крикнула было Маша. Машина, которая потерпела аварию вдруг зарычала и метнулась вперед, и раньше чем девушки успели бросить в воздух вопросительное "ах", машина скрылась за поворотом шоссе.
   -Пиздец...- Алиса выронила очередную сигарету.
   -сволочь! Козлина! Найду - покусаю! - Орала Маша.
   Когда первая волна злобы прошла, девушки огляделись вокруг, они были на шоссе совершенно одни, и делили эту ночь только со своими сумками и лесом.
   -Давай хотя бы двигаться вперед, вдруг кого-то встретим. - Предложила Алиса уже не в состоянии терпеть их бедственного положения. - Ждать самое страшное.
   Маша ругалась всеми известными ей выражениями, понося водителя. Алиса взяла свою сумку и пошла вперед. Вскоре они уже вдвоем неспешным шагом двух усталых людей брели по шоссе.
   Машин не было. Не видно было и той машины, что так неожиданно бросила их не пойми где.
   Девушки меж тем шли и шли. Ноги уже ныли, ныли и плечи, болела голова, пустые желудки пели дифирамбы. Возрастало неприятное волнение. А веры в благополучное разрешение их странствия не появлялось. Маша шагала чуть впереди, ее несгибаемая спина маячила перед Алисой, в глазах которой все слилось в единую сумрачную картину. Девушка сделала еще шаг и остановилась.
   -Давай срезать. - Сказала она понимая, что силы ее покидают и покидают безвозвратно, еще немного и тело ей совсем откажет.
   Маша остановилась, бросила сумку, осмотрелась и остановила свой взгляд на тропинке, что прорезала ровную полосу леса.
   -А ты уверенна, что мы выйдем в город...я лично не знаю этих мест, а то что сказал нам этот козел...- Девушка обернулась на Алису.
   -Город должен быть там иначе я буду ночевать в лесу, потому что больше я не могу идти...
   -Вечно с тобой так. - Начала злиться на подругу Маша. И почему это она может идти, а Алиса нет. Сумки у них одинаково тяжелые, пройденный путь за плечами тоже одинаков, но Маша еще полна сил и злобы, а Алиса уже готова сдастся.
   -В лесу мы точно не встретим машин.
   -Маша, посмотри на часы, сколько уже прошло времени и ни одной машины...думаю, мы их вообще больше не встретим. - Девушка достала сигарету.
   Маша на часы глянула чисто машинально. Было уже три часа ночи...Три часа ночи, а она на каком-то шоссе с сумкой, с перспективой брести по лесу неведомо куда, на встречу к местным маньякам...не уж-то все это происходит с ней. Маша глубоко вздохнула и, взвалив сумку на плечо, двинулась в лес.
   Алиса последовала за ней. Идти становилось все тяжелее и тяжелее. Повсюду мелькали только деревья, а меж ними лежала ночь. Непонятные звуки пугали.
   -Солнце над головой, ветер дрожит в моих руках...- Затянула песню Алиса, не справляясь со своим страхом. Она спела эту песню, спела еще одну и, хотя Маша не любила, как поет ее подруга, у которой напрочь отсутствовал и слух и голос, она все же не прервала Алису, потому что даже ее охватил страх.
   -Можно я выкину свою сумку. - Уже в сотый раз спросила Алиса. На поклажу не осталось никаких сил, девушке казалось, что еще чуть-чуть, и она под громкую ругань Маши рухнет наземь в беспамятстве.
   -Да...мы, конечно, ходили в поход со своим клубом...но не ночью и не по незнакомому лесу. - Маша прибывала в своих мыслях, вспоминая, как они нарезали километры по проселочной местности с тридцатью килограммами за спиной, 6 часов без остановок и привалов. Маша занималась в атлетическом клубе, от этого ее фигура сделалась такой крепкой и не по-женски сильной. Широкие плечи и спина, мускулистые руки и ноги, все выдавало в ней спортсменку, при чем хорошую спортсменку. Алиса же была ее полной противоположностью. Высокая, скрюченная, худая, нескладная. Она не производила впечатления хрупкой барышни, но всегда выглядела, так что дунь на нее - развалиться.
   -Огни. Огни! - Алиса подпрыгнула на месте и бросила свою сумку от волнения.
   -Что? - Не поняла ее всплесков Маша.
   -Там огни! Огни - означают дома! - Алиса вытянула вперед руку.
   Маша стала всматриваться в темноту, там куда указывала ее подруга и не могла различить никаких огней. Хотя ее зрение в отличие от Алисиного было сто процентным. Девушка, все же очень желая увидеть эти огни, силилась их разглядеть.
   -Да. - Вдруг обрадовалась она завидев заветные яркие пятнышки, правда, немного в стороне от того места, куда указывала Алиса.
   -Ура! Ура! - Девушка запрыгала на месте, убивавшая ее усталость была побеждена вспыхнувшей надеждой. - Бегом! - И Алиса схватила Машу за руку и потащила вперед.
   Маше пришлось напомнить подруге о брошенной сумке. Деревья стали мелькать значительно быстрее. И все бы ничего, да огни, которые видела Маша, и которые были вполне похожи на свет окон, все дальше и дальше уходили в бок, а бежали они куда-то в другое место.
   -Стой. - Скомандовала Маша и выдернула свою руку.
   Алиса чуть не упала. Маша внимательно всматривалась в ту сторону, в которую они бежали. Еле видные огни и, правда, мерцали вдалеке. Маша облегченно выдохнула, все же это не плод воображения ее подруги, что умела и любила фантазировать - это правда, огни, а огни - это их спасение.
   -Передохнули, пошли! - Оправдала она свою остановку.
   Вскоре лес стал редеть, и они вышли из него на дорогу, мощенную большими булыжниками. Дорога петляла как вперед, так и назад, но скопище огней было только в том направлении, которого держались девушки и, не оглянувшись назад, они бросились к сверкающим огонькам.
   Алиса делала неимоверные рывки вперед, словно она вовсе и не устала, а за спиной ее не висела тяжеленная сумка, она неслась так, словно за ней либо кто-то гнался, либо она была подающим надежды бегуном. Девушка и сама не могла представить себе, насколько сильна надежда, надежда на спасение, отдых и избавление от страхов и волнений.
   Первые домики встретили девушек черными окнами.
   -Ах...- Алиса попятилась.
   Маша проигнорировав ее испуг подошла к дому, очертания которого еще виднелись в густой ночи. Черный, безжизненный, вроде разрушенный, он и его соседи окружали дорогу.
   -И...- осталась недовольна таким поворотом событий Маша. Но там впереди, все же виделись огни. - Конечно, это не тот город, в который мы так усиленно шли, но может тут хоть кто-то живет. - И девушка продолжила свой путь.
   Алиса шла за ней следом, озираясь по сторонам. Обычные дома, скрытые ночью, почему же так страшно. Заборы этих домов были разрушены, фонари, поставленные вдоль дороги, не горели, видимо люди покинул эти места.
   -Свет. - Алиса посмотрела вперед, справа от дороги стоял дом, в окнах второго этажа, которого горел свет. Маша снова облегченно вздохнула. В принципе не так и важно, что это за населенный пункт, главное сейчас найти ночлег, отдохнуть, а завтра уже можно будет спокойно решать и думать, как и что.
   Девушки подошли к высокому забору, из-за которого виднелся только второй этаж большого дома, стоящего в глубине, по-видимому, обширного участка. Здание было собрано из крупного камня и представляло собой правильный прямоугольник. Две башни венчали его концы. Ряд из шести окон тянулся на всю длину дома. Черный чугунный забор и такие же ворота, опоясанные извилистым рисунком, который нельзя было рассмотреть в темноте, как в принципе и понять какого же цвета был дом.
   Алиса посмотрела на Машу и подошла к воротам, легонько постучав.
   -Угу. - Раздраженно покачала головой Маша и стукнула по воротам так, что звенящий гул пронесся по этим тихим местам.
   -Каааар! - Громыхнуло над их головами. Сердце ойкнуло и упало во что-то холодное. Алиса вскрикнула и дернулась назад. Маша быстро подавив свой страх подняла голову. Верху на заборе сидел ворон.
   -Ужас. - Алиса схватилось за сердце, это "Каррр" повредило ее психику окончательно. Девушка тоже посмотрела наверх, но среди черноты ночи она не могла различить, где сидит столь напугавшая ее птица. Девушка машинально перекрестилась.
   -Каррр! Каррр! - Птица захлопала крыльями.
   -Карр! Кааааррр! - Стал подниматься гомон целой стаи.
   Маша, придя в себя, снова начала стучать. Алиса жалостливо схватилась за рукав Машиной кофты, пытаясь себя заставить не слушать.
   В замочной скважине ворот что-то зашкребетало, и медленно с протяжно-жалобным стоном врата отварились.
   -А. - Алиса судорожно сглотнула и попятилась.
   Ворота отварила пожилая сгорбленная старуха. Ее ребристое лицо напоминало стиральную доску. Дрожащими и сухими, как ветки высохшего дерева руками, она держала связку ключей. Противная внешность, черное бесформенное одеяние, запах затхлости, привели девушек в шок. Только глаза старухи горели живыми огнями. Маша и Алиса потеряли дар речи и смотрели на хозяйку дома, выпученными от страха глазами.
   -Чтос надобнос будетс? - Спросила их старуха, скрипучим голосом.
   В ответ раздалась тишина.
   -Мы это...- Кое-как справилась со своим онемением Алиса. - Мы заблудились и...
   -Вамс ночлегс нуженс? - Перебила ее несвязную речь хозяйка.
   -Да, мы бы хотели переночевать у вас, если это возможно. - Уже более собрано выказала их общее желание Алиса.
   Старуха внимательно уставилась сначала на Машу. От пят до кончика головы девушки бегал ее взгляд и, казалось, что от него остаются на теле следы. Девушка поежилась, а старуха одобрительно кивнув, уставилась на Алису.
   -Выс, милочка, не страдаетес ли малокровиемс? - Ни с того ни с сего спросила ее хозяйка.
   -Да нет...- Непонимающе ответила Алиса, что-то ей уже не так и хочется стать гостьей этого дома с башнями.
   -Быстрос кончится этас... - Проворчала старуха. - Проходитес. - И она освободила проход, отойдя чуть в сторону от ворот. Алиса и Маша переглянулись. Маша кивнула подруге и пошла вперед. Алиса посмотрела на верх, там сквозь ночь, что-то или кто-то пристально смотрел на них, словно сам этот дом вглядывался, пытаясь рассмотреть своих гостей.
   -Толькос не шумитес. - Предупредила их старуха, когда они шли по маленькой тропиночке, выложенной песком. Участок вокруг дома не был большим, справа и слева от тропинки росли кусты, плохо подстриженные и довольно неухоженные, но все же не разросшиеся окончательно. Где-то у краев дома виднелись посаженные деревья, всю остальную территорию занимали небольшие полянки и клумбы.
   -Домс не любитс, когда шумс поднимаютс. - Старуха поднялась по крыльцу и дернула дверь за кольцо, медленно отворив. И они все втроем оказались внутри дома. Огромный и пустынный холл встретил их. Кое-где горели свечи, что слегка только прорезали тьму дома. А тьма тут была добротная густая с запахом затхлости. Большая лестница бежала наверх прямо посередине холла. Два коридора с комнатами шли вправо и влево. Старуха не задержавшись нигде ни на секунду, ничего не сказав девушкам, стала подниматься по лестнице. Маша и Алиса поспешили за ней, не желая остаться среди этой темноты. Лестница была деревянной, и ее ступени скрипели под шагами девушек, старуха, прихрамывая и тяжело неся свой горб, двигалась на удивление почти беззвучно.
   К перилам лестницы были приделаны канделябры, в них иногда попадались зажженные свечи, что, правда, не особо нарушали темноту дома, а скорее придавали ей чарующее мерцание. Лестница кончалась площадкой, в глубине которой стена была чуть овальной. Эта овальная стена была обтянута гобеленом, на котором висели три большие картины. В толстых, реззнный рамах, позолоченных и инкрустированных камнями, висело три полотна. Одно из них, что было по центру, висело выше двух остальных, и его раму вверху венчал витиеватый герб. Так как площадка не освещалось, рассмотреть рамы и герб было невозможно, но что отчетливо бросалось в глаза - это то, что картины были пустыми. Три белых полотна, без единого маска кисти, пугающей пустотой, смотрели из клубившихся глубин мрака. Алиса схватила Машу за руку. Этот дом пугал ее все больше и больше. Маша же была совершенно другого мнения по поводу белых полотен. Картины могли снять по любым бытовым причинам, покраска, ремонт, просто надоели тут висеть, ничего в этом пугающего девушка не наблюдала. Страшная, морщинистая старушка с пронзительным взглядом - хозяйка дома. Горб ей достался от таскания тяжестей, а пронзительный взгляд предположим от службы в разведке. Все объяснимо.
   Из овального холла они повернули налево. Широкий, длинный коридор тянулся далеко вперед. И всего три комнаты располагались в этом крыле здания. Напротив них было по одному окну. У тяжелых занавесей, стояло по подсвечнику с зажженными свечами - вот эти огни, увидели девушки в лесу. На стенах меж комнат так же висели рамы. Не столь богатые и большие, как те три, но такие же красивые и добротные. Некоторые с гербами, некоторые без них, но все с белыми пустыми полотнами. Половицы пола противно скрипели, поэтому не шуметь у девушек никак не получалось. Но идущая впереди старуха не оборачивалась на них и девушки спокойно шли за ней следом.
   -Не приехалис...- старуха, вдруг припала к двери средней комнаты. Отлепившись, она засунула руку в карман своего длинного черного балахона, что походил не то на халат, не то просто на тряпку с прорезями для рук и головы. В кармане забренчали ключи, хозяйка вытащила всю ту же связку, которой отперла девушкам ворота, и пробежав по ключам морщинистыми дряблыми пальцами остановила свой выбор на одном большом ключе.
   -Прошус. - Старуха ткнула в Алису пальцем, давая понять, что эта комната будет ее.
   Девушка, заткнув нос, всматривалась в темноту помещения, ни одной свечи там не горело, запах был не то что противным, а просто ужасным.
   -Не нравится...- Старуха сверкнула своими острыми черными глазами. - Приходящимс из внес всегдас не нравится...
   Алиса сглотнула.
   -А можно нам вместе в одну комнату...- Жалобно так протянула она.
   -Не положенос такс. - Отрезала старуха и первая вошла в комнату и пропала в темноте. Вскоре едва-едва загорелись две свечки.
   -Я боюсь. - Призналась Алиса подруге, еще сильнее вцепившись в ее рукав.
   -Что тут страшного, да темно, но ты же спать будешь. Ночь в лесу пострашнее будет. - Девушка отцепила ее от себя.
   Алиса бросила прощальный взгляд на Машу полный печали и обиды, и зашла в комнату. Старуха поспешно вышла и закрыла за собой дверь. Девушка оказалась в просторной комнате. На стене, которой так же как и в коридоре висела большая рама, с белым полотном вместо картины. Справа от двери стояла большая кровать с множеством матрасов и подушек. Над ней висел палантин. Чернел камин, над которым мерцало зеркало. У окна располагался большой стол темно-зеленого цвета, на столе стоял секретер такого же цвета. Слева от двери находился шкаф, пару кресел и меж ними на стене висело длинное полотно пустой картины.
   -Страшно. - Девушка осмотрелась вокруг. Как же ее напрягали эти пустые картины, так словно в этой белизне как ниоткуда вот-вот что-то появится...если долго-долго смотреть то... Девушка бросила на пол свою сумку и села на кровать. Наползающая темнота и тишина, подбадриваемые фантазией Алисы делали свое страшное дело. Девушка быстро заползла под большое пышное одеяло, стуча от страха зубами. Усталость волной накатила на нее, ощущение тела начало медленно тухнуть. Как только голова Алисы коснулась подушки, девушка провалилась в глубокий сон.
  
   Сны мешались, комкались, вытесняли друг друга. Хотя это были даже не сны, а воспоминания. Торопливо набегая, они путались меж собой и, всплывая откуда-то из глубин, тут же туда же и проваливались. Только-только подошла бабушка, положила свою теплую руку на плечо и, взглянув так печально на внучку, тихо сказала: "Не езжай никуда, ничем хорошим это не кончится".
   -Да, перестань ты, ну да город далеко, ну это и всего, что плохого. - Беззаботно ответила Маша, прекрасно понимая, что была бы на то воля бабушки, она бы ее вообще никуда не отпускала бы. Даже поступление в атлетический клуб было охарактеризовано как "безумно опасное занятие".
   Бабушка глубоко вздохнула, готовясь высказать все свои аргументы, и исчезла, а вместо нее уже сидела Алиса, за партой, в Японском центре, в котором они и познакомились два года назад.
   -Нет, все же наше "прощай"...звучит не сильно. Когда говорят "прощай", все равно почему-то знаешь, что увидимся, когда-нибудь, да как-нибудь, легкое оно это "прощай", а вот японское саё:нара...это как навсегда, в нем чувствуется безвозвратность. И гумэнасай тоже сильнее нашего "извини" или "прости"...наше легкое, а у них просишь прощение так, словно перед всем миром и за все...за то что было и за то, что уже никогда не будет...- Весело размышляла Алиса. Маша просто учила японский язык, подруга же изучала его, размышляя и анализируя каждые полученные знания, складывая о них свое мнение.
   Улыбающаяся Алиса тоже стала растворяться, ее вытеснила билетерша, что продала Маше билеты на поезд. Билетершу сменил проводник, храпящий сосед, беспокойная бабушка на нижней полке плацкарта...потом потекли поезда, поезда, поезда.
   -Ты, когда-нибудь ловила такси? - Спросила Алиса, выходя на шоссе.
   -Нет. - Ответила ей Маша.
   -Черт, я тоже, - девушка выставила вперед дрожащую от волнения руку. Тут же остановилась серая машина, опустилось окошко.
   -До города, сколько будет стоить? - Спросила Алиса водителя.
   -Бесплатно, - ответил тот.
   Вжиг, унеслось и это воспоминание, и вот Маша почему-то маленькая, мама и папа еще живы, они втроем идут в зоопарк...больше всего Маше тогда понравились белые медведи и сахарная вата.
   Пух.
   И вдруг неожиданно наступило утро. Сознание просто взяло и проснулось, все в одно мгновение. И тут же по глазам ударил яркий свет, стали ощущаться руки, ноги. Девушка открыла глаза. На нее смотрели деревянные своды потолка.
   -Ненавижу утро, - пробормотала Маша. Она еще не скоро выползла из кровати. Лениво было просыпаться, лениво было думать что делать дальше. Девушка переоделась и села на стул. Большая просторная комната смотрела на нее облаком пыли и затхлости. Кровать, шкаф, сундуки и пару стульев - это все что было здесь из мебели. На стене висело несколько пустых картин.
   -Да...- Оценивающе посмотрела девушка на все это богатство и оценила его как скудное.
   Еще немного побыв в комнате, она переборов свое нежелание двигаться, взяла из сумки кошелек и вышла из комнаты. Коридор был пуст и молчалив. Залитый ярким солнцем он казался совершенно другим чем вчера ночью. Что было другого Маша не могла понять и смотрела по сторонам силясь сообразить, что же ее так поразило в этом утреннем коридоре.
   -Прошус пройтись на кухнюс. - Прервал ее мысли голос. Девушка обернулась. Перед ней стоял старичок, худенький, дряхленький, прибитый годами к земле, в черном балахоне, поверх которого неопрятно висел передник изляпанный всем чем только можно.
   -А...Здравствуйте. - Маша грешным дело приняла сначала этого старичка за вчерашнюю старуху.
   -Прошус. - Только и повторил хозяин дома и, развернувшись, направился к овальному холлу, и лестнице, что вела на первый этаж. Девушка, не долго думая, пошла за ним, за магическим словом: "кухня".
   Они спустились на первый этаж, повернули налево и дошли до конца коридора. Кухня была грязной и жутко запыленной. Печка пыхтела и в глубинах ее, видимо, горел огонь. Запах муки и горящих дров наполняли это небольшое овальное помещение. Алиса уже сидела на лавочке возле большого дубового стола.
   -Доброе утро. - Маша улыбнулась подруге.
   -Доброе утро. - Ответила Алиса, которой сделалось немного стыдно за свой внешний вид. Ведь Маша переоделась, сменила свои вчерашние джинсовые шорты и спортивную майку, на светлый сарафанчик. А черные волосы убрала наверх и заколола заколкой. Алиса же не смогла вчера осилить переодевание. А сегодня даже не расчесалась.
   Старичок же, словно не замечая девушек, принялся за свои повседневные дела.
   -А вы не знаете, город далеко? - Спросила его Алиса.
   -Не знаюс.
   -У...А вы давно тут живете? - Повторила свою попытку установить контакт девушка.
   -Всегдас.
   -А...Только вдвоем...
   -Нетс. - И старик поставил перед девушками две большие глиняные чашки. Потом он подошел к печи, отварил чугунную затворку и полез внутрь руками. Словно там было не горячо. Достал оттуда два горшочка, поставил их на стол, потом достал из печи большой котелок полный кипящей воды и тоже поставил его на стол. Маша села рядом с Алисой на более или менее чистую лавочку.
   -Кушайтес. И до вечерас. - Глаза старика такие же пронзительные как и у вчерашней горбатой старухи и такие же черные сверкнули.
   Девушки принялись рассматривать и внюхиваться в их утренние угощение. А старик беззвучно покинул кухню.
   -Спасибо! - Запоздало крикнули ему девушки.
   -Как ты? - Спросила Алиса у Маши. Та уже во всю занялась горшочками, в которых оказался свежеиспеченный хлеб.
   -Хорошо. Выспалась. Меня поселили в последнюю комнату по коридору...- Девушка взялась, было за ковш, который старичок достал из печи, но тот оказался очень горячим, и девушка судорожно одернула руку и затрясла ею в воздухе.
   -Вай...- Запричитала она.
   -Странный дом, не правда ли... - Алиса подала подруге тряпку, что лежала тут же на столе.
   -Да нет, старый только, с деревянными потолками, стенами...и гербы на рамах старинные и знатные и мебель - антиквариат...да и старички эти тоже весьма запыленные. - Маша разлила им по кружкам содержимое ковшика, в котором оказался сбитень.
   Алиса смотрела по сторонам гораздо активнее, чем налегала на еду. Ей этот дом казался странным. Старым, словно музей зодчества и краеведения...и хозяева его странные...просто так пустили их...хотя может и не просто так...может сегодня они и возьмут с них плату. Хотя гостеприимство их весьма сомнительно, а вот их старость, даже какая-то ветхость...что старичок, что старушка были похожи на высушенные до корней вековые деревья, и только бы если бы не их горящие глаза, то можно было даже подумать, что это два ходячих труппа.
   Осматривая кухню, Алиса наслаждалась запахом горящего дерева. В доме везде пахло затхлостью, особенно в комнате. А здесь этот мерзковатый запах побеждал аромат костра.
   -Что будем делать? - Алиса хоть и хотела есть, но почему-то весьма равнодушно смотрела и на приятно пахнущий хлеб и на ароматный напиток в кружке.
   -Завтракать. - И Маша принялась ломать испеченную сдобу.
   -Горячо. - Она опять отдернула руку и затрясла ею. - Так и ожог не долго получить.
   Девушки приступили к еде. Хлеб был очень мягким с хрустящей корочкой и обалделым вкусом, а напиток чем-то походил на сладковатый зеленый чай с молоком.
   -Вчера спросила у старухи про оплату, она сказала что денег им не надобнос, что платас с нас другаяс. - Вспомнила Маша то важное, что хотела сказать подруге. - Это их мерзкое "с"...как привяжется. - Выругалась девушка.
   -Но не натурой же они брать будут...- Алиса почесала подбородок. - А говоришь не странные...
   -Ладно. Пойдем, прогуляемся по округе, узнаем у кого-нибудь, где мы находимся и далеко ли еще до города...а вещи пока здесь оставим. - Вынесла свое предложение Маша, как всегда в пол уха слушая подругу.
   -Хорошо, давай. - Согласилась Алиса.
   Вскоре они позавтракали и, оставив посуду на столе, вышли из кухни. В холе никого не было, не видно было никого и на втором этаже.
   -Наелась...Выспалась. Теперь бы еще и помыться. - Размышляла в слух довольная, сытая и полная сил Маша. - Я нашла в комнате только доисторический умывальник...может у них баня есть, на ванну я не претендую...
   -Если и есть, то вся пыльная и заросшая паутиной, бе. - Поморщилась Алиса.
   Когда они вышли из дома, в лицо ударил яркий солнечный свет. Чистое бело-голубое небо, с парой сиротливых облачков вдали. Утро было прекрасным. Алиса закрыла за ними тяжелую входную дверь, и они спустились с крыльца. Дорожка, ведущая к дому, была засыпана красным песком. А в клумбах росли розы, тоже мало ухоженные, но пышные и красивые. Сам же дом был золотисто-коричневого цвета и расписан витиеватым узором, таким же, что красовался и на черном заборе и воротах.
   Девушки пошли по тропинке, глазея по сторонам, и вышли за пределы участка, принадлежавшего дому с башнями. Их встретила булыжная мостовая. Ночью эти места показались более зловещими, а сейчас в лучах яркого солнца, все вокруг выглядело вполне обычно, по-деревенски, не вызывая никаких неприятных ощущений. Только заброшенные, полуразрушенные черные дома, что окружали этот один единственный пятачок жизни неприятно смущали своей мертвостью.
   -И не страшно им тут одним, среди этих брошенных и кажется сожженных домов... - Размышляла Алиса пытаясь рассмотреть остальные домики этой мини деревни.
   -Да они, наверное, и не выходят на улицу... - Маша пыталась сориентироваться. Вчера она видела огни, теперь нужно было понять, где они находятся сегодня.
   -Каррр.
   Алиса вздрогнула.
   -Воронья-то, воронья. - Раздроженно бросила девушка, которую все эти "каррр" весьма пугали.
   -Не вороны, вороны. - Посмотрела на птиц Маша.
   Маленькие черные глазки отовсюду смотрели на единственных живых людей, невесть, зачем забредших в это место.
   -Как на кладбище. - Алиса поежилась.
   Сойдя с булыжной мостовой, девушки снова пошли лесом. И вскоре они вышли на шоссе. С двух сторон на них смотрели обычные деревенские домики, покрашенные добротные, с заборчиками и приусадебными участками. Не покрашенные, менее добротные, с покосившимися заборами. Разные домики длинной вереницей бежали вдоль шоссе, то тут то там на участках можно было заметить людей.
   -Да здравствует жизнь! - Обрадовалась Маша.
   Они шли все вперед и вперед. И с каждым шагом на девушек ниспадала усталость, и просыпалось чувство голода.
   -Словно и не спала ночью, и не ела утром... - Не могла понять своего состояния Маша.
   Шаги их делались все медленнее.
   -Смотри кафе. - Со стороны Алисы показался небольшой домишка, не обнесенных забором, на фасаде, которого краской было написано "Кафе".
   Девушки не сговариваясь, машинально двинулись к этому дому и, зайдя вовнутрь очень удивились несоответствию внешнего вида и внутреннего содержания. С виду домик выглядел весьма постаревшим, маленьким и нуждающимся в срочном ремонте. Внутри же все было свежим, аккуратным, новеньким. Большой зал со столиками и стульями тянулся далеко вперед, там, в конце была организована барная стойка, за которой ходили два человека, работники этого кафе. Посетителей было немного, всего два столики было занято.
   Девушки подошли к барной стойке. Чувство голода, пробудившееся в их желудках, просто рассвирепело от приятных местных запахов.
   -Доброе утро, не подскажите далеко ли отсюда город? - Спросила Алиса у одной из сотрудниц кафе.
   -Доброе. - К ней повернулась пожилая женщина, которая протирала бутылки. Положив тряпку, она вытерла о красный передник, надетый поверх ее платья руки, и внимательно посмотрела на девушек.
   -Не местные, - усмехнулась женщина. - Да город далеко. Если по шоссе идти вперед, то еще две деревни нужно будет пройти. Но можно вернуться назад к развилке, там одна дорога ведет к нам, а вторая прямиком в город. Так чуть быстрее получиться и вернее. Может там вас и подвезет кто, а то мимо нас машины не ходят. Дачники у нас как приезжают, когда сезон начинается и не рыпаются с места, пока сезон не кончиться, а это только через два месяца случиться. Так что здесь пешком придется, а там уж как повезет. На своих двух до шоссе часа два топать и ехать там еще с час. - Женщина снова улыбнулась, закончив свой длинный монолог.
   -Пешком...- Протянула Маша. - С огромными сумками...
   -И тяжелыми. - Добавила масла в огонь Алиса.
   -Тогда часа три. - Поняла их намеки женщина.
   Алиса и Маша замолчали, видимо каждая обдумывала про себя полученную информацию и мысленно принимала решение.
   -Спасибо. - Наконец отозвалась Алиса и отошла от барной стойке.
   -Спасибо - поддержала ее Маша, но отходить не спешила. - Может, перекусим? - предложила она подруге, потому что голод был неестественный, да и усталость свалилась на плечи.
   -Давай. - Алиса, обрадованная таким предложением, снова подошла к стойке. Молодая помощница, что до этого пряталась в тени, тут же подала им два меню, раскрыла их и вынула из кармана своего передника маленький блокнотик.
   Девушки долго листали тонкую книжицу, не зная что и выбрать. Ассортимент тут был весьма простой. Два вида супа, два вида мяса, из гарнира картошка, из напитков чай кофе, сок, алкоголь...только вот цены тут были просто смешными, поэтому, долго оценивая степень пустости своих желудков, девушки не могли решиться на то, сколько им брать блюд.
   -Солянка. Свинина с картошкой. Кофе и пирожок с капустой. - Наконец озвучила свой заказ Маша.
   -Ну...тогда мне тоже самое. - Алиса не определившись сама, решила воспользоваться выбором подруги.
   -Хорошо. - Кивнула головой, девушка записав все произнесенное Машей в блокнот и поставив напротив цифру два. - Присаживайтесь за столик мы позовем вас, когда нужно будет забрать заказ. - Сказав это, девушка широко улыбнулась и отправилась на кухню.
   -Она у меня повар, а я хозяйка и уборщица в одном лице. - Объяснила им пожилая женщина. - Народу через нашу деревню ходит немного, местные же в кафе редко заглядывают.
   Девушки понимающе кивнули и стали выбирать место для посадки, долго сомневаясь они ушли в дальний конец зала. Упав на стулья, Маша и Алиса полностью поддались жуткой усталости.
   -Черт, словно мы не спали вчера ночью, и не ели сегодня утром. Нечестно. - Алиса развалилась на стуле, не имея сил даже на то чтобы пошевелить хоть какой-то частью тела.
   -Да...так что заказ им придется принести нам самим...- Прокряхтела Маша, чувствуя примерно тоже, что и подруга. - И донести нас до развилки...
   -Выходит, бросивший нас товарищ еще умудрился, и поехать не в ту сторону, просто прекрасный расклад вещей. Машины не ездят, ноги не ходят. - Обречено вздохнула Алиса, ни как не соглашаясь с перспективой брести два часа с сумкой на плече по весьма ухабистой местности.
   -Не понимаю, какой резон был у этого придурка, чтобы вот так вот нас бросить...найти и загрызть! - Злобно выпалила Маша, что безумно хотела отомстить этому типу.
   -Девушки. Готово.- Донеслось до них. Оба уставших тела дружно гугукнули в ответ, но подниматься с место ни одно из них не спешило. И вот голод победил усталость, и Алиса поднялась.
   -Я принесу. - Разрешила она не вставать Маше и направилась к барной стойке. Там источал аромат, приготовленный суп и налитый в большие суповые тарелки, в плетеной корзиночке лежали две ложки, хлебушек, стояла баночка с солью и перцем.
   -Что-то вы усталые какие-то. - Приметила женщина ту походку, с которой Алиса подползла к стойке.
   -Да мы давно уже в пути, и все едем, да едим и никак не доедим...сначала на автобусе, потом на поезде, на такси...такси нас на пол пути, и мы еще среди ночи брели по лесу все с теми же огромными и тяжелыми сумками. - Пожаловалась девушка.
   -Бедняжки...- Женщина всплеснула руками, словно ей рассказали самую душещипательную историю в мире. - Тогда вам сегодня лучше не отправляться в путь. Отдохните, а завтра поутру быстренько и доберетесь. Днем-то жарковато идти будет, а вечером можно и не дойти, сил не хватит, и опять среди леса окажетесь. К тому же у нас тут не так и спокойно будет...до сих пор люди пропадают, особенно не местные.
   -А...- Вопросительно посмотрела на женщину Алиса.
   -Приятного аппетита. - Тут же поправилась женщина и улыбнулась.
   -Спасибо. - Алиса взяла две тарелки и понесла их к столику. Потом она вернулась за плетеной корзиночкой, к этому времени им подали сваренный кофе.
   -Вторые блюда будут готовы после того, как принесете тарелки обратно, а там уж и пирожки подоспеют. - Сказала ей женщина.
   "Чертово самообслуживание" - Про себя ответила ей Алиса.
   -Спасибо. - Ответила она вслух и вернулась за столик. Они тут же с Машей набросились на свои солянки и в миг поглотили их, вход пошел и хлеб, который обычно девушки не жаловали своим вниманием.
   -Сиди. - На этот раз героический поступок решилась совершить Маша и сложив две тарелки вместе понесла их на барную стойку.
   -Голодные, - усмехнулась женщина скорости их расправы с солянкой. - Еще не готово, подожди пока тут. - Она забрала у Маши тарелки, отнесла их на кухню и вернулась за барную стойку. - Твоя подруга рассказала мне, что вам ночью пришлось брести по лесу...ночевали тоже в лесу, одни? - Участливо спросила женщина.
   -Нет...в доме с башнями...в лесу, там...деревушка какая-то есть...- Маша махнула рукой приблизительно туда, откуда они пришли.
   -Дом с башнями...- Почему-то очень загадочно протянула женщина, словно она услышала что-то весьма странное. - Вы ночевали в проклятом доме с башнями...- Словно говоря не с девушкой, а размышляя вслух сама с собой протянула женщина.
   -В каком, каком? - Не поняла ее Маша.
   -Удивительно, давно я ни от кого не слышала про этот дом...раньше многие спрашивали про него, где он, да как найти, искателей приключений влекут проклятые места...местные же уверенны, что нет никакого дома с башнями и что болтовня о нем это просто приманка для туристов. И что вы, правда, в нем ночевали? - Женщина даже немного поменялась в лице. Пропала ее улыбка, взгляд наполнился каким-то беспокойством, а руки стали все интенсивнее протирать и так чистую барную стойку.
   -Э...- Замешкалась Маша. - Мы ночевали в доме с башнями...но проклятый ли он, я не знаю...Мы в этих краях впервые...а почему дом проклят?
   -Разное болтали...в чем-то похожи были рассказы, в чем-то нет, кто вообще откровенные небылицы плел, а потом болтать перестали. Я тоже знаю пару рассказов про дом с башнями, только вот давно у меня никто не спрашивал про этот дом, я и не рассказывала... - Женщина посмотрела на девушку, видно немо спрашивая ее, интересно ли ей будет послушать.
   -У... - Отозвалась девушка, не разгадав порыв хозяйки кафе, но та расценила протяжное "ууу", как согласие.
   -Слушай. - Начала болтливая женщина. - Говорят еще при царе, здесь уже была деревня, деревня была большой. Зажатой меж двух городов...И жили в ней в основном мещане, ремесленники, да торгаши...люд простой, крестьянский. И вот вдруг в деревню приехала знатная семья. Какие-то вельможи, не то графья, не то герцоги, как там их величать никто и не знал. В общем, аристократы. Замужняя пара с молодым сыном, еще какими-то родственниками и просто друзьями семьи. Народу понаехало много и все из знати.
   Оказалось, выкупили они дом главы деревни, что единственный был сделан из камня, имел два этажа по шесть комнат и две башни по концам прямоугольного строения. В этот дом и въехали все эти вельможи. Крестьяне все как один сторонились этих аристократов и так как у тех и слуги были свои, привезенные, то и на работу к ним никто не приглашался. Только с этими слугами кто по смелее в деревне был, да поболтливее обменивался новостями. Так местные крестьяне вскоре узнали, что знатные хозяин и хозяйка приехали сюда чтобы подлечить их сына.
   Молодой человек много путешествовал, да и подхватил неведомо где болезнь, от которой в городе его не излечили. Удивительно было то, что красивый молодой барин славился своим здоровеем, а тут такая неприятность. Врачи посоветовали ему местный климат и вся семья, а так же все общество, которое посещало их в городе приехало сюда.
   Но в итоге вскоре вместо выздоровления сына заболели его мать и отец - главы семейства. Да заболели так, что спустя всего пару месяцев их пребывания в деревни, случились похороны. Вся знать прибывшая в эти края опечалилась. Но не прошло и пару месяцев, как кто-то еще заболел и не смог выздороветь, и так всего через год почти все обитатели того дома с башнями были похоронены. Жители деревни не вникали что да к чему, только еще больше стали сторониться этого места и его обитателей. Но вот стали заболевать и простые крестьяне, что жили рядом с домом аристократии. Местный врач терялся в догадках, что это за болезнь такая. Заболевшие просто таяли на глазах. Слабость, бледность, обезвоживание организма, в итоге человек уже не мог подняться с пастели и вернее всего вскоре умирал. Пока врач гадал, смерть вершила свое страшное дело. Дома пустели, могилы множились. Росло волнение и страхи. Отсюда и пошли толки, что, мол, это все этот столичный род завез сюда заразу, и что дом их проклят как и они сами.
   Врач же тем временем сам почувствовал неладное, усталость и бессилие скашивали его с ног. Восстанавливая в своей голове произошедшие с ним события, он припомнил одну странную вещь. Накануне внезапно схватившей его болезни, ему приснился весьма загадочный сон, который вполне можно было принять и за реальность. Врач принялся судорожно ощупывать себя и обнаружил на шеи две ранки. Сделав всевозможные анализы, он постановил, что страдает простой потерей крови, но в очень больших количествах, так если бы он был смертельно ранен или выпит кем-то до дна.
   Врач умер. Опустела и деревня. Вскоре следы ее потерялись в истории. Вроде все стихло, но...- Женщина вдруг резко наклонилась вперед, оказавшись с Машей нос к носу. - До сих пор в наших местах пропадают люди, особенно заезжие, приезжают, а уезжать уж, не уезжают, а потом тут всякие служаки бегают и ищут их, но тщетно. Может это, конечно, и маньяк, но лично я думаю, что это проклятие дома с башнями. - Закончила женщина, зловеще понизив голос.
   -Проклятие дома с башнями похищает людей... - Скептически покривилась девушка.
   -Жильцы этого дома не умерли, они умерли только как люди и стали...
   Была выдержана классическая пауза.
   -Не-лю-дями.
   -И леший на ветвях сидит... - Тихо протянула Маша, придумывая как бы ей так вежливо спастись от этой не в меру болтливой женщине и при этом забрать заказанные блюда.
   -Чего ты так долго? - К барной стойке подошла Алиса, которая вся извелась в ожидании Маши и их вторых блюд.
   -Ничего...просто еще не готово. - Обернулась подруга и смущенно улыбнулась.
   И вот показалась молодая официантка-повар с их тарелками. Подруги забрали приготовленные для них блюда, заказали еще кофе и отправились обратно к своему столику.
   -Слушай...эт ненормальная хозяйка кафе, рассказала мне одну забавную историю про дом с башнями, в котором мы ночевали... - Решила поделиться своей головной болью Маша. - Мол, проклят он и все такое...
   -Проклят...почему? - Алиса стала всматриваться в лицо подруги, пытаясь понять шутит ли Маша или все же серьезна.
   -Как я поняла, потому что его прошлые жильцы все превратились не то в вампиров, не то в упырей...короче в кровососущую нечисть и истребили всю деревню, при чем история начиналась очень даже хорошо - красивый молодой человек...но этот красивый молодой человек быстро выпал из повествования и больше о нем ничего не было сказано.
   -Аннн...то есть мы остановились в доме вурдалаков и оставили в нем свои сумки... - Криво так усмехнулась Алиса.
   -Только вот ты-то мне не говори, что готова поверить в существование нонсферату...это богатая тема для написания книги, а не для обсуждения за завтраком-обедом в деревенском кафе. - Начала сердиться Маша.
   -Во-первых, ты сама начала об этом разговор, а, во-вторых, если я никогда не встречала вампиров, это еще не значит что их нет, просто мне везло.
   -Ага...тогда по твоему и прекрасные принцы существуют...просто мы их не встречали.
   Маша замолчала. Всегда так...начни она, что-нибудь обсуждать с Алисой и выйдет спор. Девушки хоть и дружили, но редко сходились во мнениях и на все имели собственные точки зрения, порой весьма полярные.
   -В общем, думаю, что раз эти истории здесь сочиняются, значит это кому-нибудь нужно, а нам нужно вернуться в дом с башнями, забрать оттуда сумки и двинуться в город, в который я все еще хочу попасть, надеюсь, ты тоже. - Закрыла эту тему Маша.
   -Угу...теперь я сыта и вполне в силах топать два часа...сумку бы, правда, я бы выкинула.
   Отобедав девушки, оплатили счет, простились с хозяйкой и побрели обратно к домику где они оставили вещи. Но если дорога до кафе у них заняла всего ничего, то сейчас они все шли и шли, а ни черных домов, ни дома с башнями, ни булыжной мостовой все не показывалось. Блуждая по лесу час за часом, и не находя даже намеков на деревню, в которой они вчера остановились, девушки стали переглядываться, обозначая свое беспокойство.
   -Вот так тут люди и пропадают, - злилась Маша, которой уже надоело плутать меж деревьев.
   -Да...нашли мы с тобой приключений на свои ноги...чувствую ты мне эту поездочку долго еще добрым словом будешь припоминать. - Усмехнулась Алиса, вспомнив, чья была идея отправиться в город.
   -Такими темпами нам опять придется блуждать по ночному лесу... - Маша ни как не могла взять в толк то обстоятельство, что она хорошо запомнила место расположения дома, да и ориентировалась не в пример Алисы отлично...а они уже трижды подходили туда, где должен был стоять дом с башнями...но его там каждый раз не оказывалось.
   -Если мне не удастся помыться после этой незапланированной прогулки, я всех прибью, будь они хоть вампиры, хоть маньяки. - Маша остановилась, нарезание кругов уже начинало выводить ее из себя.
   -Каррр....
   -Карррр...
   -Опять воронье... - Вздрогнула Алиса. - Надо было им кусочек пирожка захватить, может тогда бы они перестали так пугающе каркать. - Девушка отыскала глазами двух воронов, что напугали ее своим криком. - О башни дома...
   Маша не поверив возгласу подруги, еще долго не двигалась с места, но когда впереди идущая фигурка Алисы стала пропадать из виду, девушка все же отправилась следом.
   -За что мне такое наказание, - проворчала она. Нагнав Алису, Маша заметила и две башни дома, что виднелись вдалеке.
   -Странно в этом лесу одни вороны...ни другой птички тебе, ни комара какого-нибудь...
   Маша промолчала, ее эти Алисины "странно" тоже уже бесили.
   Вскоре среди деревьев показалась вымощенная булыжниками дорога. Девушки вышли на нее.
   -Дома сожжены, заборы сломаны, а все ставни заколочены...крест накрест...
   -Еще раз скажешь странно, - Взвыла на нее Маша.
   -Ага странно... - Улыбнулась Алиса. - Интересно почему все-таки эти старик со старухой пустили нас в дом...в проклятый дом с башнями...
   -Чтобы зажарить и съесть. - Маша поняла, что беситься в данном случае бесполезно. Алиса как всегда в своем репертуаре, а нервные клетки не восстанавливаются.
   -А вчера нас не съели с целью замариновать и шашлычки пожарить...Поспрашивать бы этих старичков...да думаю, они от нас отделаются односложными ответами. - Вздохнула Алиса. Скорей бы уж они ушли отсюда, попали бы в город, заселились бы в гостиницу, в которой давно забронированы их номера и сидя вечером на пляже с бутылочками пива размышляли о том, что же все же за приключение с ними приключилось. Тогда все можно будет сложить в одну картину, даже написать по просьбе Маши рассказ...можно и с вампирами...только бы скорей выбраться из этого приключения, оставить его воспоминанием.
   Тем временем они дошли до ворот дома с башнями. Маша пару раз убедительно постучала, потом для верности еще раз повторила. В замочной скважине заскрипел ключ, и ворота отворила старуха, одетая так же как и прошлой ночью в черный драный балахон.
   -Этос выс...- Втянула она воздух поглубже, словно на запах определяя кто пожаловал. - Проходитес. - И женщина махнула девушкам своей костлявой рукой, из которой выпала связка ключей. Старуха резко нагнулась за ней, и застыла в еще более скрюченной позе, так и не подняв выпавшую связку. Та упала за ворота. Девушки, переглянувшись, решили было что женщину разбил паралич, и она вообще теперь останется такой еще более нелепо скрюченной жизнью, но старуха на редкость бодро разогнулась.
   -Будьтес такс любезныс... - Начала старуха, кривясь в улыбке.
   Алиса нагнулась и подняла ключи, протянув их хозяйке, но та почему-то отошла от ворот и пошла по песчаной тропинке к дому. Так и не забрав связку. Девушки удивленно переглянулись, но все же пошли следом. Алиса успела только переступить порог, как к ней подлетела старуха, при чем подлетела как реактивный самолет, забрала ключи и затворила ворота, а потом медленно заковыляла к крыльцу.
   Алиса покрутила пальцем у виска, намекая на то, что их бабушка окончательно спятила. Маша кивнула, соглашаясь с этим утверждением подруги.
   -Сегодняс гостис будут прибыватьс, - Старуха остановилась у лестницы. - Такс чтос не покидайтес комнатс.
   -Гости...- Повторила удивленно Алиса.
   -А ванна у вас есть? Туалет? - Спросила Маша, то что ее больше всего волновало.
   -Чтос?
   -Ну, туалет...ванная комната...удобства...джакузи...- Стала пояснять девушка.
   -И кондиционер в номере, - прошептала Алиса.
   -Удобствас подс кроватьюс. - И старуха, ковыляя, направилась направо по коридору туда, где сегодня девушки завтракали - в кухню.
   -Под кроватью...- Не поняла Маша.
   -Да...горшок тут все удобства - горшок! - Усмехнулась Алиса. Просто какой-то аттракцион, гостиница в стиле много лет тому назад...
   Они поднялись на второй этаж. Комната Алисы отказалась открытой, и девушки полезли проверять слова старухи. Под кроватью и, правда, стоял горшок, обычный горшок...
   -Но хоть пустой...- Смахнула с лица пот напряжения Алиса.
   -Не описалась ночью от страха.
   -Нет...- Алиса показала язык подруге.
   -Помыться мне, видимо, все же не удастся, - Вздохнула Маша. - Ну, что собираемся и в путь, а то тут еще какие-то гости намерены понаехать...
   Алиса подошла к своей не распакованной сумке, которую она вчера ночью бросила у кровати, и не разу не открывала в этом доме.
   -Я готов. - Отчеканила девушка.
   Они вышли из комнаты, и направились за Машиной сумкой.
   -Смотри-ка....- Алиса остановилась возле портрета. - Вчера здесь весел пустой холст или...
   -Белое, как и везде, - Не поняла ее Маша и подошла картине, на которой вместо белого полотна был написан красивый портрет. Молодой мужчина в кружевной белой рубашке, черном фраке, в смешных расклешенных в районе колен штанах, с саблей на боку и с зализанными назад серыми волосами улыбаясь, смотрел на девушек.
   -За ночь что ли нарисовали? - Алиса заворожено смотрела на изображение молодого человека. - Как живой... - В серых глазах портрета играл огонек, полы фрака развивались от несуществующего ветра.
   -Скорей за ночь повесели...- Маша заметила, что кроме этого портрета появился и еще один, с изображением дамы. Девушка чуть отклонившись назад, стояла по среди комнаты, одетая в старинное пышное платье. Кружевные перчатки, закрывали ее руки по локоть. Была и какая-то схожесть во внешности этих двух портретов так, словно это были портреты родственников. Дальше в раме с гербом висело изображение довольно пожилого статного мужчины, с военной выправкой и осанкой. С густыми рыжеватыми усами и такими же густыми бровями.
   -Как живые...- Повторила Алиса и дотронулась до картины, тут же одернув руку...
   -Вот мне бы так рисовать. - Завистливо разглядывала портреты Маша. Она сама уже второй год ходила на художественные курсы, и хоть бы одну приличную картинку накалякала...любые вида спорта ей давались на раз два, любыми видами искусства...ей оставалось только восхищаться.
   -Интересно, а те три больших портрета тоже повесили. - Забыв про сборы, Алиса бросила сумку на пол и направилась к лестнице, скрипя половицами на весь дом. Портретов в овальном холле, который находился перед лестницей не было. А на девушек такой же пустотой как и вчера смотрели белые полотна.
   -Не успели...- Алиса подошла к центральной самой большой раме, над которой висел герб. - Герцог Аврелиан Николаевич Шиллинг. - Прочитала девушка гравировку, что была приколочена к раме.
   -А здесь герцог Николай Святославович Шиллинг. И герцогиня Елизавета Мстиславовна Шиллинг. - Озвучила Маша гравировки на картине, висевшей справа от центральной, а потом слева. - Герцоги значит...а домик-то бедноватый для герцогов...- Девушка принялась рассматривать герб, на котором были выбиты очертания ворона, вместо у птицы блестели два красных камня.
   -Аврелиан... - Повторила Алиса.
   -Интересно это рубины или так...стразики. - Маша почесала подбородок.
   -Полезешь проверять - ты. - Алиса плохо могла разглядеть отсюда герб, чтобы это сделать, нужно было лезть в сумку за очками, которые впрочем, она и не помнила, брала ли с собой в путешествие.
   Кроме ворона, к гербу еще была приделана черная маска, с узкими прорезями для глаз, острым носовым возвышением и красными письменами по краям. Маска крепилась к длинному тонкому жезлу, и была помещена на гербе так, что если стоять ровно под ним и смотреть прямо, то ее нес в своих лапах ворон, если же немного отойти вправо, то ворон держал ее в клюве, а если влево...то маска оказывалась одетой на ворона.
   Маша ходила то туда, то сюда, наблюдая за этим странным эффектом.
   -Посмотри, как сделано. - Подозвала она Алису и стала объяснять ей на пальцах то изменение положения маски, которое девушка не могла увидеть своими глазами.
   -Вот такие вот раньше у нас были мастера. - Только и ответила Алиса, так и не поняв, чего хочет от нее Маша. Она вроде бы могла разобрать очертания ворона, во всяком его каменные красные глаза она точно видела. Маска тоже была ей видна, а вот изменения ее положения - Алиса могла только додумать.
   -Может, попробуем залезть на башню. - Предложила, вдруг Алиса.
   -А может не... - Смерила ее скептическим взглядом Маша, но все же пошла следом за подругой. Они двинулись в конец коридора, но только не налево, где находились их комнаты, а вправо. Здесь тоже на стенах висели портреты. С больших полотен на девушек смотрели молодые люди и девушки, пожилые женщины и мужчины. Все одетые в старинные платья и костюмы, с бледными лицами и ярко нарисованными глазами.
   -Мне, кажется, они даже поворачивают головы, когда мы проходим...так и чувствую впяленный в свой затылок взгляд. - Алиса поежилась, белые полотна не так пугали ее, как эти картины...
   -Скажешь мне, когда они начнут выходить из полотен. - Отрезала ее страх Маша, у которой эти изображения вызывали только эстетическую зависть.
   Они подошли к узкой, винтовой лестнице, что убегала туда наверх, в башню. Девушки проверили ступени на прочность, и Алиса полезла первой, как человек, предложивший эту глупость. По дому раздался противный скрип, что издавали бедные, прогнившие и отсыревшие половицы, оживая под ногами у девушек. Поднялся ворох пыли. Маша заткнула нос и зажмурилась. Вскоре Алиса уперлась носом в небольшую дверку. То толкая, то притягивая, девушка тщетно пыталась открыть ее.
   -Закры...- Крикнула Алиса, сдавшись. Но тут дверь отварилась во внутрь, пропуская гостью.
   -У...открылась...сама...
   Девушки вошли в круглую комнатку с маленькими окошками под конусообразной крышей. На грязном полу комнаты лежали большие фолианты, все покрытые паутиной. Больше тут ничего не было.
   -Кхе. - Алиса не могла дышать этим плесневелым, густым запахом. К тому же пыль попала ей в глаза. Маше тоже была не в восторге от местной уборки, но ее заинтересовали старинные фолианты, она подошла к ним и присев на корточки попыталась поднять один из них. Тот оказался неподъемным, и девушке ничего другого не осталось, как открыть его, не двигая с места. Зашуршали желтые страницы. Книга оказалась рукописной, на понятном языке. Но записи трудно было разобрать, толи оттого, что подчерк был витиеватым, толи оттого, что страницы книги протерлись и потемнели во многих местах.
   -Семья наша берет начало от рода царских особ...- Осилила Маша одну из строчек и зачитала ее в слух.
   -Это рукопись жильцов дома...хозяев? - Алиса пыталась заглянуть в окошко, но даже с ее ростом, оно было слишком высоко.
   -Не знаю...тут почти ничего не понятно...имена, фамилии, даты, двойные...короче тут все умерли и при чем давно...лет уж триста как назад. - Маша листала фолиант, который буквально рассыпался в ее руках. Оставив, ее девушка открыла другу книгу, лежавшую рядом, от этого ее вмешательства разорвалась паутина, что добротно была натянута на обложке фолианта.
   -Друзья семьи наши... - Разобрала Маша заголовок. - И опять таки список имен...классики в этом доме не читали. - Расстроилась девушка своей бесполезной находке.
   -Кхе, кхе, пчииии... - Алиса терла глаза, кашляла и чихала. Не выдержав, девушка двинулась к двери и покинула башню. Маша тоже поднялась с корточек, на которые присела, чтобы рассмотреть фолианты. Чуть в стороне от двух больших книг, лежала маленькая, вся покрытая пылью и от этого не замеченная ранее девушкой. Она нагнулась и взяла книгу в руки. Кое-как смахнув пыль, Маша обнаружила под толстым слоем грязи красивую обложку, покрытую позолотой.
   -Интересненько... - Девушка разлепила первые страницы. "Дневник Шиллинга А.Н." - красивым подчерком и золотыми чернилами была выведена эта запись. На инициалах сидел нарисованный ворон.
   -Ты идешь! - Крикнула ей Алиса, что давно спустилась вниз.
   Маша недолго думая прихватила книжицу с собой и тоже покинула башню. Спускаясь по лестнице, девушка на ходу рассматривала свою находку. Горелые листы твердой бумаги были обожженными, съеденными временем, неприятно пахли и рассыпались в руках. На второй странице после надписи "Дневник", была изображена черная маска, при чем изображение ее было перечеркнуто и разрезано, расцарапано и залито чернилами.
   -Не аккуратный хозяин, - Маша хотела, было перевернуть еще страницу, но тут ее нога предательски соскользнула со ступени, вторая тоже к удивлению девушки не успела нащупать под собой твердую поверхность, и Маша полетела вниз. Повезло только в том, что полетела она прямо на Алису, которая тут же и завопила, при чем громче самой падающей. Девушки растянулись на полу, книжка из рук Маши выпала и улетела куда-то вперед.
   -Больно. - Алиса лежала придавленная телом подруги.
   -И не говори...
   -Ты жива?
   -А ты?
   -Нет...ты тяжелая...мускулов одни килограмм шестьдесят.
   Девушки рассмеялись и поднялись отряхиваясь.
   -Ты посмотри... - прекратила отряхивать свои джинсы Алиса, и подскочила к окну, отдернув тяжелую занавесь.
   -Что, - не сразу поняла ее причитаний Маша.
   -Ты посмотри что делается, на дворе ночь...ночь...как такое может быть, мы вернулись в дом еще было утро...ну пусть даже не утро, день...наверху в башне мы пробыли от силы минут двадцать...пусть даже не двадцать, а пол часа...и вот тебе на...уже ночь...как такое может быть?...
   Обе они застыли у окна, всматриваясь в темноту и не зная как разрешить эту задачку со временем.
   -Чтос выс шуметьс изволитес. - Оглушил их строгий голос. Девушки даже вздрогнули от неожиданности. В коридоре стояла старуха, грозно расставив локти и сверля двух нарушительниц спокойствия пронзительным взглядом своих черных глаз. - Познос. Парас спатьс. - Приказала им старуха.
   Девушки переглянулись.
   -Но ведь еще не ночь... - Полу спрашивая, полу утверждая, ответила ей Алиса.
   -Ночьс. Светс короткийс, ночьс длиннаяс...хозяинс сделалс. Идитес спатьс.
   Никто никуда не двинулся, не шелохнулся.
   -В комнатыс! - Вдруг резко крикнула старуха. Девушки испуганно вздрогнули, и не найдя, что на это можно возразить, отправились в комнаты. Алиса подошла к своей сумке, взяла ее в руки, и посмотрела на Машу.
   -Что теперь? - Тихо спросила она подругу.
   Та пожала плечами.
   -Не мешайтес гостямс...вас позжес попросятс. - Старуха резко подскочила к девушкам, втиснувшись меж ними.
   -Старая карга, - тихо выругалась Алиса и зашла в свою комнату, решив, подождать пока эта обезумевшая ведьма уйдет, и позже переговорить с Машей.
   Когда Алиса хлопнула своей дверью, ее примеру последовала и подруга. Но только переступив порог, девушка вдруг почувствовала такую усталость, словно она весь день таскала на своей спине камни. Глаза предатели стали слипаться. Сердясь на этот приступ бессилия, Маша стала расхаживать по комнате. Она заглянула в сундук, до которого у нее не дотянулись руки прошлой ночью. В сундуке лежали старинные вещи. Тут были и кубки, тарелки, приборы и другая посуда. Рассмотрев их девушка не нашла ничего примечательного или проливающего свет на то кому эти вещи могли принадлежать. Маша, оставив сундук в покое, полезла в шкаф. Там висели мужские костюмы, словно взятые из магазина, "Все для карнавала". Внизу, в шкафу стояли сапоги, а на створке двери висели сабли и кортики. Девушка перетрогала все эти вещи и села на кровать. Больше в комнате рассматривать было нечего.
   Голова так и падала на подушку, сопротивляясь из последних сил, девушка раскрыла закрывшиеся веки руками.
   На стене вместо белого полотна появился портрет молодого человека. Высокий юноша смотрел на девушку большими карими глазами. Одетый в военную, юнкерскую форму, с погонами, он придерживал одной рукой кортик, висевший у него за поясом. Светлые волосы молодого человека чуть развивались.
   "Красивый", - Промелькнуло в голове у девушки, - "Хоть и бледный, как сама смерть".
   Маша сдаваясь усталость начала заваливаться назад.
   -Дневник. - Вдруг вспомнила она, и тут же вскочила. Припоминая куда делась взятая ею книга, девушка вышла из комнаты. Ее встретила беспробудная тишина и темнота, которую тщетно пытались победить зажженные возле окон свечи. Девушка вспомнив падение с лестницы и потерю в этот момент книги направилась вперед по коридору, под мирное поскрипывание половиц под ее ногами. Она дошла до овального холла над лестницей и остановилась. Позади нее скрипнула отворяющаяся дверь и тут же захлопнулась, на мгновение, пробудив мирную тишину. Девушка обернулась, но ничего вокруг не выдало источник шума. Маша стала прислушиваться, от волнения даже забывая дышать. Сердце начало колотиться в груди чуть быстрее, а кончики пальцев поледенели. Откуда-то донесся голос. Тихий, женский голос. По спине пробежали мурашки. Еще один голос, тоже женский, но другой. Стихли. Маша, двигаясь туда, откуда еще недавно раздавался шум, дошла до комнаты, где мирным сном должна была спать ее подруга. Но в комнате Алисы стояла какая-то возня.
   Раздался оглушающий крик. Маша подскочила на месте и отшатнулась от двери. Воцарилась тишина. Вдалеке послышалось карканье ворона. Снова раздался крик, за которым последовал грохот. Маша растерялась и попятилась. Придя в себя, и скинув нелепые оковы страха, девушка дернула ручку двери на себя, и влетела в Алисину комнату.
  
   Спать совершенно не хотелось, сознание было трезвым и не уставшим, но тело все обмякло, руки и ноги отказывались подниматься, передвигаться. Девушка стояла посреди комнаты, борясь с неестественным чувством усталости, и проигрывая ему. Алиса все вслушивалась в тишину, пытаясь понять, ушла ли уже старуха, и можно ли выходить в коридор, не боясь на нее нарваться. Девушке было стыдно сознаться, но эта горбатая карга ее пугала. Даже если старуха и не упырь, от монстра в ней гораздо больше, чем от человека. Хотя если так разобраться, то этот дом с башнями тоже пугал Алису, и карканье воронов, и внезапно наступившая ночь, и слова хозяйки кафе, про пропадающих людей. Алиса не знала почему она такая трусиха, поэтому старалась даже себе самой не сознаваться в своих страхах.
   -Скорей бы уйти отсюда...да, маме с папой такого не расскажешь, еще будут ругаться, что я как всегда...любитель влипнуть в историю... - Девушка чтобы хоть как-то занять время и спастись от томящего ожидания, которое она ненавидела, заглянула в секретер, в стол, в шкаф - везде было пусто и пыльно. В камине лежали гнилые дрова. Алиса села к окну. Черная, глухая ночь неприятно смотрела на нее. Окончательно сдавшись усталости, девушка села на кровать. Тут же ее тело отказало ей, и Алиса забылась сном. Странным сном, когда сознание твое бодрствует, а руки и ноги прибывают недвижимы, и глаза словно склеены и не открываются. Внутри стал расти страх, мучаясь девушка даже не могла повернуться на бок или накрыться одеялом с головой, чтобы хоть как-то спастись от скользкого ужаса, проникающего в нее.
   Среди ночной тишины раздались звуки шагов и скрип половиц. Алиса вся напряглась, вслушиваясь в это ночное движение. Шаги проследовали мимо ее комнаты и вскоре стихли. Но тут дверь отварилась, и нечто беззвучное вошло в ее комнату, открыв и закрыв за собой дверь. Сердце забилось в груди как молоток, больно-больно. Неприятный холодный пот пробежал по спине. Пытаясь открыть глаза, Алиса кое-как убеждала растущий страх, что это все игра воображения. Глаза не открывались, руки не двигались, своего тела девушка не чувствовала, только сердце колотилось где-то в районе горла. Ночь снова наполнилась тишиной. Усиленно вслушиваясь девушка не слыша никаких посторонних звуков не могла ни как успокоиться, что-то или кто-то было в ее комнате. Она чувствовала чье-то присутствие. Зашумело передвигаемое кресло, отварились дверки шкафа, ящички секретера заерзали.
   -Кто здесь? - Еле выдавила из себя испуганная девушка.
   Звуки стихли.
   -Никого нет...здесь никого нет...- Повторяла в слух Алиса. Ее голос звучал слабо, дрожа, ему трудно было поверить.
   -От чего это вы прибываете в моих покоях... - холодный женский голос разрубил барабанные перепонки, остудил всю кровь. Сердце, больно ударившись о грудь, стихло.
   "Что это...Чей это голос...Надо открыть глаза...Надо понять сон ли это...Страшно...Страшно...Кто-нибудь, пожалуйста...мамочка...мамочка...", - Сознание отказывало ей, желая забыться от страха.
   -Так вот оно что...живчики уже прибыли... - Голос усмехнулся. - Какая удача, наконец-таки мне выпала счастливая карта.
   Почувствовав приближение, Алиса одним рывком выпрямилась, сев на кровати и открыла глаза.
   Высокая женщина в темных одеяниях с бледным полупрозрачным оттенком кожи, стояла напротив кровати девушки и смотрела на Алису в упор. В больших миндалевидных синих глазах женщины сверкнул красный огонек. Вспыхнул как пламя свечи, разгораясь и разгораясь. Протянув вперед тонкие бледные руки, полу человек, полу приведение двинулось вперед. Алиса закричала. Женщина остановилась, улыбаясь. Два длинных, мощных клыка чуть касались алых губ, облизывая их, женщина смотрела на девушку, как голодный зверь, смотрит на свою жертву. Двигаясь беззвучно, словно плывя по поверхности пола, женщина подлетела к кровати. Тело не слушалась Алису. А жуткий сон не собирался кончаться. Не вырваться, не прекратить, не забыться, не спастись от страха, ничего не получалось у девушки. Две крупные слезы выкатились из голубых глаз, жемчужинами упав на онемевшие руки девушки. За окном каркнул ворон.
   Тело женщины выгнулось, в темноте заиграли длинные темные волосы. Ломаясь и взвеваясь она потекла назад, медленно, медленно приближаясь к белому полотну, втекая в него.
   Алиса снова закричала и упала с кровати.
   Двери распахнулась, напуганная до ужаса девушка кричала и кричала не в силах остановиться.
   -Что случилось! Что? - Машу саму невольно охватил страх. - Что ты орешь как резанная или недорезанная? - Пыталась перекричать ее девушка.
   Алиса замолчала, уставившись на говорившего, словно не совсем понимая, кто это перед ней. Потом она вдруг резко подскочила, чуть не сбив Машу с ног, и метнулась к портрету, что висел на стене прямо напротив кровати.
   -Она...Она...Ааааааааааааааа. - Девушку всю затрясло, и она как больная отшатнулась от полотна, на котором была изображена женщина в темно-красном дорожном платье, с длинными черными волосами и бледной, мраморной кожей.
   -Ты что? - Машу уже начало пугать поведение подруги. Алиса метнулась к шкафу, в котором висели женские наряды, потом, спотыкаясь и падая на ровном месте, подлетела к секретеру.
   -Что случилось, ты окончательно сошла с ума и забыла предупредить меня об этом? - Маша еще пыталась отшучиваться, хотя было совершенно не смешно.
   -Маша! Маша! Маша! - Подлетела к ней подруга, словно только сейчас обнаружив ее присутствие в комнате. - Маша! - Алиса судорожно трясла и трясла девушку за плечи.
   -Да успокойся! Возьми себя в руки! Что случилось? - Кое-как остановив Алисины конвульсии, Маша усадила ее в кресло.
   Пламя свечей, стоящих на столе, задрожали, озаряя комнату полосами. Алиса снова вскрикнула и закрыла лицо руками. Маша стояла совершенно растерянная. Пустая, безобидная комната, и ее подруга как сумасшедшая носится по ней, что делать в таких непредвиденных ситуациях девушка не знала.
   -Тебе приснился кошмар? - Спросила Маша.
   Ей никто не ответил.
   -Хочешь воды?...
   Снова тишина. Маша взяла со стола кружку, подошла к умывальнику, ополоснула кружку, набрала немного воды и вернулась к подруге.
   -На, попей, успокойся и расскажи мне, что случилось.
   Алиса очнулась, немощно взяла из рук подруги кружку и, выпив всю воду, уже более осознано взглянула на Машу.
   -Это был сон, правда? Просто сон....- Жалостливо спросила она.
   -Тебе приснился кошмар...- Полу спрашивала, полу отвечала Маша.
   -Да. Да. Да...кто-то ходил по коридору, зашел в комнату, а мне не пошевелиться, не открыть глаза, не то сплю, не то нет...Эта женщина, она! - Алиса указала пальцем на портрет и вся передернулась при этом. - Она пришла. Это ее комната. Она....Она...у нее клыки, как, как у вампира, упыря, она...- Девушка задрожала, глотая воздух клоками. - Хотела меня...моей крови и...ворон каркнул, и она стала втекать в картину. Полотно было белым, как прошлой ночью, а теперь...и вещи, вещей не было, это ее вещи. - Алиса махала руками. - Вампиры...Гости...Картины... - Захлебнувшись, алиса смолкла.
   -Такое может присниться, ведь может же???? - Она схватила Машу за руку.
   Скрип двери, голоса, возня, крик ворона, - все это Маша слышала. И ей это точно не снилось, но теперь все вполне объяснимо. Алиса в порыва снящегося ей кошмара, говорила, металась по комнате, кричала...правда, голоса было два, разных...но Маше могло и послышаться. А ниоткуда появившиеся вещи и картину, на самом деле принесли старички. Все остальное - плод фантазии. В итоге, Алиса довела себя до припадкового состояния.
   -Конечно, тебе это приснилось. Тебе всегда сниться какая-нибудь белиберда. - Резко заявила Маша.
   -Наверное. - Обреченно произнесла Алиса. - Не уходи только...я теперь вряд ли усну, останься, пожалуйста.
   -Ну, надо же было себя так напугать, еще и меня за одно. - Маша вздохнула, и легонько стукнула Алису по ее дурной голове, пододвинув кресло, девушка села в него. Наступила тишина, едва нарушаемая тресканием свечек.
   "А в моей комнате тоже вещи...только вот были ли они прошлой ночью...портрета точно не было...просто белое полотно..." - размышляла про себя Маша, закрыв глаза.
   "Тьфу, ты, Алиса напугала честное слово...но что могло..." - Девушка вспомнило перекошенное ужасом лицо подруги, и вопль ее был искренним, леденящим душу.
   "Богатая фантазия - это зло...надо бы, конечно, убираться отсюда поскорее...а то...как-то тут..." - Маша тряхнула головой и открыла глаза.
   Комната молчала. Алиса спала в кресле, конфужено дергаясь и тяжело дыша.
   "Дневник", - вдруг вспомнилось девушке, она даже поднялась ведомая этой мыслью, но тут же опустилась в кресло. Неприятный холодный страх овладел и ею. Пролез как червь сквозь толстую броню. Маша, посомневавшись еще немного идти, или не идти, уступила усталости и закрыла глаза. Вскоре крепко уснув.
  
   Утро как и в прошлый раз наступило резко, ярко, внезапно. Алиса открыла глаза. В кресле возле стола, свернувшись калачиком, сладко спала Маша. На секретере лежали бумаги. Из открытого шкафа виднелась одежда. На стене висел портрет женщины с длинными черными волосами, бледной кожей и злыми голодными глазами. Алису передернуло.
   -Слишком уж реалистичным был кошмар...не думаю, что моя фантазия на такое способна. - Девушка глубоко вздохнула. Вроде бы за окном утро, вроде бы она не одна в комнате, вроде бы все страшное позади...но на сердце такая тоска, так холодно и тревожно, что хочется выть...и бежать сломя голову.
   -Приеду домой, и все забудется...скорей бы приехать домой. - Алису уже не привлекал и город, в который она так хотела попасть в свое время. Ей хотелось к маме, к папе, к подругам, в знакомые и любимые места. Гулять по улочкам, в тени раскидистых деревьев, слушать песнь дождя и ветра, сочинять рассказы. От всего этого она сбежала в путешествие, как от наскучившего, сейчас же готова была променять поездку в город на возвращение домой, к своей скучной обыденной жизни.
   Алиса поднялась с кресла и принялась будить Машу. Та, ворча и отмахиваясь, всеми силами боролась за возможность еще немного поспать.
   -Ну, еще ранооо, - начала злиться девушка.
   -Рано...тут то рано, то поздно...дом этот живет своей, ему одной понятной жизнью. - Алиса, обиделась, но ничего более поделать она не могла.
   -Ладно. Еще пять минут. - Проворчала Маша. Через час она все же проснулась и даже выползла из большого, просторного кресла.
   -Давай по-тихому покинем это место. - Алиса, разбитая ожиданием пробуждения подруги, даже не верила в свершившиеся чудо - Маша умывалась и ворчала по поводу наступившего утра.
   -Скрипя половицами если только.
   Алиса взяла свою сумку, и они вдвоем направились в комнату к Маше. Девушка, собираясь, высказала желание переодеться, потом ей понадобилось причесаться и навести марафет.
   -Я терпеливая...я очень терпеливая, - бурчала про себя Алиса, ожидая Машу теперь уже в ее комнате. Но вот сумка была собрана, и обе девушки вышли в коридор. Как и было, обещано скрипя половицами, они добрались до овального холла перед лестницей.
   На стене, закрытой темным гобеленом, висели три портрета. С одного смотрела пожилая женщина, с мягкими добродушными чертами лица. Полненькая, невысокая дама была очень изыскано и богато одета. Сверкали ее многочисленные украшения, в элегантной же прическе благоухали живые цветы. Овальное лицо, черные чуть раскосые глаза выдавали в ней восточную красавицу, женщина благородно сложив руки, чуть улыбалась. На другом полотне был так же живо и восхитительно написан портрет мужчины в летах. Статная осанка, крепкая фигура, и чуть заметно пробивающаяся седина в густых усах и черных волосах. Высокий, красивый мужчина, написанный в полный рост, был облачен в военную форму, со шпорами на высоких сапогах и с золотым кортиком у пояса.
   Девушки как зачарованные остановились у этих портретов, рассматривая двух изысканных господ.
   -Краски и мастерство сделали их такими живыми...живее, чем мы выглядят. - Алиса никак не могла отделать от мысли, что все это не портреты, а люди...или кто-то еще.
   -А центрального нет. - Только и произнесла Маша. - Дневник. - Девушка вдруг заметалась по овальной площадке, бросила сумку и побежала в другой конец коридора.
   -Ты что? Ты чего? - Бросилась за ней и Алиса, не желая ни на секунду оставаться одной в этих стенах.
   -Вчера в башне нашла дневник Шиллинга А.Н...он выпал, когда я слетела с лестницы и, наверное...- Маша рыскала по полу. - Все еще здесь. - Облегченно вздохнула девушка и подняла книгу.
   -Шиллинг...фамилия как у тех, чьи портреты висят в овальном холле. А.Н. - Маша открыла дневник, чтобы доказать свои слова.
   -Аврелиан...
   -Точно. Тогда по легенде он тот самый больной сын...и это. - Маша посмотрела на старую, потрепанную книжицу. - Очень ценный документ. - Глаза девушки вспыхнули, ну хоть что-то стоящее в этом доме нашлось. Маша любила книги, заглатывать их в огромных, не человеческих количествах было ее основным занятием. А тут такая занимательная вещица попалась в руки, вот с ней-то и рухнут все легенды о проклятии этого дома, о россказнях о вурдалаках и прочей чепухе.
   -Пройдемтес на кухнюс.
   Девушки резко обернулись. На площадке овального холла стояли старик и старуха. Высушенные, одетые в черное, с колючим взглядом. По спине пробежали мурашки, Маша покривилась не желая признавать за собой страх перед этими двумя.
   -Вашис вещис в комнатахс, - не добро улыбнулась старуха.
   -Вашс завтракс ждетс в кухнес, - точно таким же скрипучем и неживым голосом вторил ей старик.
   -Вечеромс вас ждутс гостис. Скорос прибудетс хозяинс, и тогдас балс начнется.
   -Пойдемтес. - И старик направился к девушкам. Те невольно сделали шаг назад. Алиса схватила подругу за руку. Маша смотрела по сторонам, проход к лестнице был свободен, но вот сумки ее нигде не было видно, значит эта старуха унесла ее в комнату, план схватить вещи и бежать отпадал.
   -Хорошо. - Ответила им Маша, показывая, что не боится и пошла вперед.
   -Не вижу ничего хорошего...- Прошептала Алиса и пошла следом за подругой.
   В кухне их ждал вчерашний набор, хлеб в горшочках, две пустые глиняные чашки и сбитень в котелке. Старик и старуха, проводив их до двери, в кухню не за шли.
   -Хорошо сыграем по их правилам. Позавтракаем. - Маша разрабатывала в голове план побега. Ясно было одно делать все нужно по частям. Спустить сумку вниз, спрятать ее и спрятаться самой, встретиться с вражескими объектами в лице этих двух ходящих трупов, переждать и бежать. Девушка отряхнула лавочку и присела на нее, приступив к еде. Алиса же стояла на против разделочного стола, где вчера старик стругал капусту, весь стол под белой мукой был в крови. Кое-где на полу валялись куски упавшего мяса.
   -Я не хочу быть шашлыком...эти люди, что людоеды...такое бывает... - Девушка подбежала к Маше и, плюхнувшись на лавочку рядом с подругой, стала трясти ее за плечи. Задетый девушкой дневник упал на пол.
   -Надо бы прочитать. - Маша решила проигнорировать истерику Алисы, которая видимо еще не отошла от приснившегося ей вчера кошмара.
   Девушка открыла дневник. Перелистывая книгу, Маша с ужасом заметила, что многие страницы были вырваны, а значит, повествование будет не законченным и не гладким. Дорогая узорчатая бумага пожелтела и прохудилась. Подчерк же писавшего оказался весьма красивым, крупным, размашистым и витиеватым. Записей было немного, все они начинались числом и месяцем без указания года. Девушка начала читать, но понятный и знакомый текст почему-то сливался, путался и терялся перед глазами. Буквы ясные в отдельности, никак не складывались в ясные слова. Сердясь, Маша предприняла попытку прочитать в слух.
   -14 июля...- Произнесла девушка. Замолчала.
   -14 июля...
   Маша перелестнула страницы.
   -29 и...и...ю......не понятно ничего!
   -Что такое...- Алиса заглянула в дневник. - Непонятный подчерк?...
   -14 июля. Многие жители славного государства принимают меня за свояка. - Начала читать она. Маша посмотрела вопросительно на подругу.
   -Ты понимаешь что написано?
   -Ну да...
   -Читай. - Девушка отдала подруге дневник.
   -14 июля. Многие жители славного государства принимают меня за свояка. - Повторила девушка. - И хотя во мне смешаны европейские корни с азиатскими, все же я более чувствую родство к востоку, чем к западу. Европа была покорена мною за три месяца путешествия, Азия же покорила меня. Мамина родина удивительна и прекрасна, душа здесь наполняется ощутимым теплым светом, мысли упорядочиваются и на сердце опускается сладкая благодать. Иногда я жалею, что путешествую в одиночестве, потому что мне не с кем поделиться тем волшебным чувством, что переполняет меня. Надеюсь, что мой дневник, не только для меня послужит собеседником и дарителем радости, но и детям моим, а может и детям моих детей будет служить памятью обо мне, о моих чувствах, переживаниях и радостях, не пыльной, забытой Богами и людьми книжицею, а дорогой вещью для дорогих людей. Пусть не перечитывая, а просто прикасаясь, они впитают ту благодать, что даровала мне земля, породившая меня и отпустившая на другую родину.
   29 июля. Папенька и маменька хоть и рады моему возвращению, все же страх обуревает их. Я имел неосторожность высказать им желание посетить этим летом северные острова нашей родины. Ибо зимою на них делается нестерпимо жить. Теперь-то мои дорогие родители и прибывают в страхе, перед моим отъездом. Но уважая их возраст и чувствуя, что сам я по ним соскучился более моего желания путешествовать, я останусь...сделаю им сюрприз.
   3 августа. Знакомый нашей семьи граф К.К. не имею желания более помнить его имя, бросил свою невесту, и изъявил желание жениться на другой. Не узнавая на то причины, и не поддерживая отношений с графом, я намерен забрать Настасью Петровну к нам, так как она ожидает ребенка и нуждается в покровителе. Прекрасно понимая, что всем не поможешь, я все же не откажусь от своего решения. История эта развернулась на моих глазах, и я не собираюсь не выказывать своего участия. Бедная девушка не в чем не виновата и брошена на произвол судьбы, нельзя на такое закрыть глаза и оставаться спокойным. Сердце мое иначе устроено.
   16 августа. Как бы не хотелось огорчать мне маменьку и папеньку, но я намерен уехать на несколько недель в другой город. Родители мои жаждут моей женитьбы, чтобы душа моя успокоилась и не имела больше пристрастия к путешествиям. Я с радостью бы покорился любовному недугу, но не встретилась мне моя судьба не в чужих краях, не в Отечестве. Многие мои приятели уже обзавелись семьей и купаются в счастье, я же больше всего желающий этого и мечтающий о дорогом друге, о второй моей половинке пока что прибываю один. Ни одна девушка не проникла в мое сердце, что истосковалось в ожидании. Встретить родного человека, любить и быть любимым - вот что является смыслом моего бытия и ожидая Ее, разыскивая - я путешествую, чтобы не придаваться грустным мыслям об моем одиночестве.
   22 августа. Здоровье мое вдруг стало сдавать и не проходящая простуда и усталость не покидают меня более. Я стараюсь не обращать на это никакого внимания и как прежде прибываю в привычном для себя ритме, но симптомы болезни моей становится заметны окружающим. Не знаю что, и сказать родителям по возвращению, скрывать от них свое недомогание не получиться, а печалить их, нет сил. - Переворачивала одну за другой узенькие странички Алиса. Далее шли ободранные куски, с которых было почти ничего не разобрать. Девушка не продолжила читать, а посмотрела на подругу, чуть прикрыв дневник.
   -Какой хороший мальчик...
   -Да ну, сопли с сахаром... - Фыркнула Маша. - Бееее.
   -А, по-моему, очень романтично и сентиментально...и нет тут никакого беее...он добрый.
   -Сопли с сахаром. - Только и повторила Маша, махнув Алисе рукой, чтобы та продолжила читать дальше, а не обсуждала владельца дневника.
   -5 сентября. Мой хороший друг и приятель Алексей Воронин объявил таки в обществе о своей помолвке, значит, скоро состоится свадьба. Я безмерно этому рад, хотя Алексей и выказывает свое отношение к происходящему как циничное, называя свой брак, браком по расчету. Я все же не верю что с его добрым и отзывчивым сердцем можно пренебречь желаниям любить и жениться на деньгах. За деньги многое и многих можно приобрести, но самого важного, того, что чаще всего не хватает никогда не купить, ни за какие золотые монеты.
   Только бы здоровье мое, не подвело и позволило присутствовать на свадьбе своего друга. Врачи все больше и больше склоняются к тому, что мне нужно сменить климат и уехать с семьей на проживание в другое место, потому что все лекарства оказались бессильны, и с каждым днем мне становиться все хуже и хуже. Названия у это болезни нет, и никому она в наших краях не известна. Ранее я думал, что мое золотое и крепкое здоровье никогда не заставит печалиться, теперь же тратя огромные средства, я все же не могу купить себе выздоровления.
   7 сентября. Теперь я понимаю, что болезнь моя не является болезнью. И чем больше путаются доктора в диагнозах, тем яснее и яснее мне становиться то, что происходит с моим организмом. Порой, прибывая в путешествии, ты не предаешь значения странным обстоятельствам, складывающимся повсюду вокруг тебя, и с легкостью относишься к вещам таинственным, стараясь объяснить их разумно...Отсюда ты совершенно не замечаешь ничего мистического, что происходит с тобой самим же, не веря в необъяснимое, ты сбегаешь от него...а на самом деле просто стоишь на месте закрыв от страха глаза.
   23 сентября. Почти невозможно терпеть. Ночи теперь стали мне днем, а дневной свет - убийством. Солнечные лучи жгут и вымучивают, а с наступлением темноты опускается печаль. Не на месте более душа моя и вся вымучилась от жажды. Жажда крови убивает во мне остатки человека и не о чем другом более не думается мне и такая тоска поднимается, что я то и дело пускаю себе кровь и сосу ее, обманываясь. Никогда еще так остро не ощущалось мне мое одиночество, сейчас же оно единственный мой собеседник. Холод. Везде и всюду меня преследует холод. Плохо, очень плохо поддаются контрою мысли, желания и поступки...не я, что-то другое во мне теперь живет и говорит, и делает...я же...я...
   Страница была залита чернилами, дальше листы были вырваны.
   -Бедный...бедный мальчик. - Алиса не могла читать дальше, в носу ее щипало, а в глазах расплылся туман.
   -Что-то я не понимаю, раньше повествование было как-то ближе к действительности... - Маша насупилась.
   Алиса хотела, было продолжить чтение дневника, но тут в кухню вошел старик. Он нес поднос, на котором лежали огромные куски мяса. Девушки невольно поднялись с лавочки. Алиса спрятала за спину дневник, только сейчас она обнаружила, что даже не притронулась к еде. Девушка отломала кусок хлеба и спрятала его в карман. Они с Машей вышли с кухни, так как старик видимо не собирался ее покидать и принялся разделывать принесенное им мясо. На втором этаже ходила старуха, подметая большой коридор.
   -Как готовятся к чему-то...- Маша замолчала, вспомнив слова старухи про бал. - На улицу? - Спросила девушка у подруги. - Еще светло, время есть, дочитаем и будем потихоньку предпринимать попытки к побегу.
   -А сейчас их нельзя предпринять, а дневник мы можем взять с собой, все равно здесь он никому не нужен...видишь как с ним обращались, а Аврелиан...он ведь так хотел, что бы...хоть кому-то его дневник был дорог как воспоминание о нем.
   Маша смутилась. Посмотрела на Алису, как на не совсем здорового человека. Та и бровью не повела.
   -Сейчас у нас нет с собой сумок, а у меня там все, деньги, документы, одежда! - Решила вернуться к теме спора Маша, которая так и не взяла в толк душевные порывы подруги.
   -Главное, чтоб ничего плохого не случилось...все это фигня вещи, документы...а вот если. - Алиса осеклась. Они с Машей вышли из дома и остановились на крыльце. - Главное, чтоб с нами ничего не случилось, старик и старуха очень странно ведут себя и злобно смотрят, а еще эта женщина...то есть ее портрет...- Алиса спустилась по ступеням. - В общем, я не очень понимаю, что к чему, просто на сердце...лежит какое-то предчувствие...плохое.
   -А что тут понимать. Местный народ считает, что в этом доме живут упыри, семейство упырей и друзья этого семейства, тоже упыри. Поэтому и деревня опустела, поэтому и дом проклят. Этот твой бедный Аврелиан тоже пишет в своем дневнике похожую бредятину про вампиров...похоже, что он им стал...только все вместе это больше похоже на записки сумасшедшего. Да старик и старуха вполне пугающие, но и все, больше ничего такого... "странного" здесь нет, а поэтому ничего плохого с нами не может случиться. - Отрезала Маша, внутри которой накипело. - Дочитаем, вернемся за сумками и уйдем. - Решила она за двоих.
   Алиса снова раскрыла дневник, и пока они шли по песчаной тропинке, она читала на ходу.
   -2 октября. Ненавижу себя. Все мои приобретенные познания, нечего не приносят. Я пытаюсь понять и не могу. Знания не заглушают и чувство жажды не подсказывают как бороться с сокрушающей все тоской. Все что раньше было ценным, считалось богатством теперь померкло, истлело и умерло, как и я сам. Имеет ли теперь смысл вести дневник, если я больше не я...если меня больше нет.
   Мучаясь отчаянием от содеянного я не нашел ничего лучшего, как сделать маменьку и папеньку таким же...испив их кровь без остатка, я отдал им свою...и теперь они так же обратятся и пути назад не будет. Жуткий голод, и страх перед вечным одиночеством вынудили меня сделать это, сейчас же жалеть поздно. Но содеянное не принесло упокоения, маменька и папенька отдалились от меня, выпивая кровь у всех наших друзей и знакомых, они просят и их сделать такими же, множа наши ряды. Иногда мне кажется, что остальные наслаждаются своим состоянием, нечеловеческим, жадным, они упиваются этим новым наслаждением, совершенно не ведая что творят. Вечные и вечно голодные они изводят всю деревню. Не зная как обуздать их желания, удержать эту уже огромную толпу монстров, я наложил на дом проклятие, теперь никто из его обитателей не сможет покинуть этого страшного, выкупанного в крови места. Два мертвеца будут вечно стеречь дом, а вороны заманивать жертв. Мне же выпало прибывать среди равных в одиночестве, и никогда моя душа не узнает родственную душу не почувствует блаженных спасительных чувств, и ничто на этом свете не полюбит, не пожалеет такое чудовище как я, даже смерть.
   Алиса перелестала дневник до конца, но дальше были только пустые листы. Они еще не дошли до черных ворот, как кончился дневник. Маша посмотрела на замолчавшую подругу и, поняв, что это конец повествования осталась недовольна.
   -Вот как...значит этот мальчик стал вампиров и перекусал тут всех...а потом и их сделал упырями отдав свою кровь...проклятие...что же это за проклятие, почему им нельзя покидать дом...- Маша забрала у Алисы дневник и перелистала его, но текст так и не стал ей понятен. - Очень похоже, что написан этот дневник специально, для придания эффекта...проклятости места...хотя... - Девушка не могла поверить, что то что читала Алиса правда. Почему же ей самой не разобрать ни слова в этих записях, не проверить...
   Маша вернула бесполезный дневник подруге и дернула ворота за большое кольцо, те поддаваясь стали открываться.
   -Каррр.... - Раздалось над их головами. Маша вздрогнула, Алиса вскрикнула.
   -Кар!
   -Кар!
   Птицы закружили над их головами, словно стремясь броситься на девушек и заклевать.
   -Ш. Ш. - Кричала напуганная Алиса. - За чем же так пугать...- Девушка вдруг вспомнила про свои запасы и полезла в карман чтобы достать хлеб.
   -Если вы голодны так бы и сказали, а то "каррр", да "каррр".- Алиса достала кусок хлеба испеченного стариком и кинула его наземь. Но вместо пышной булочки, что подавалась им в горшочках, по воздуху полетел пепел. Девушка, изумленно наблюдая за серыми хлопьями, полезла в карман за остатками хлеба, но и вместо них был просто пепел.
   -И? - Не поняла ее телодвижений Маша.
   -Я положила в карман хлеб...хлеб превратился в пепел... - Указала девушка на кружащиеся хлопья.
   -Хочешь сказать...- Маша поморщилась. Не уж-то она это ела...срочно к врачу делать промывание желудка!
   -Все же, что-то тут не хорошее происходит...давай уйдем поскорее. - Девушка смотрела то на кружащих и каркающих воронов, то на упавший на землю пепел.
   -В принципе по большому счету, у меня не было желания тут оставаться...тем более на два дня...просто даже не знаю...так получилось. - Развела руками Маша, и оставив в покое ворота, повернула назад. Пожалуй, она тоже сделается спокойнее, когда они покинут этот дом, что хоть и не проклят, но весьма неприятен.
   Девушки вернулись. В коридорах дома было пусто и тихо.
   -Шанс. - Обрадовалась Маша, которой совершенно не хотелось сталкивать нос к носу со старухой.
   Девушки поднялись по центральной лестнице, что вела на второй этаж. Портреты мужчины и женщины смотрел на них, позы нарисованных изменились, а на лицах заиграли улыбки.
   -Вроде... - Хотела, было приметить это изменение Маша, но тогда ей придется признать что дом этот странный...чего девушка никак не хотела делать.
   -Когда появится центральный портрет, тогда начнется бал...на который мы приглашены в качестве ходячего мяса.... - Алиса смотрела на портрет по середине, который еще был белым полотном.
   -Ты веришь дневнику... Ты, правда, думаешь, что это логово вампиров...Алиса, ты...
   -Я ничего не думаю, я ничего не понимаю, я просто чувствую, что мне плохо, мне страшно, я хочу домой...этот дом сам, сам дом пугает меня. Портреты. Дневник. Старик со старухой. Вороны. И я не спала, не спала вчера...то был не сон...Маша...Мне страшно. - Алиса схватила подругу за руку, вот и вырвалось все то, о чем она так долго молчала. - Пожалуйста...обещай мне, что все будет хорошо...
   -За сумками, и уходим. И все будет хорошо. - Маша попыталась улыбнуться. Алиса, такая смешная, сама романтичная и сентиментальная, верит всяким глупостям, боится пустяков...сопли да сахар.
   -Встречаемся на овальной площадке.
   Алиса кивнула и направилась в свою комнату. Маша прошла чуть дальше и зашла к себе. Первым что бросилось в глаза девушки - это беспробудная черная ночь за окнами.
   -Как...- Маша на миг обмерла. Может Алиса не так уж и не права, может есть, что-то "странное" в происходящем и его стоит начать бояться...Девушка подошла к окну, побольше раздвинула занавески. На улице стояла темная, густая ночь...словно пять минут назад они не любовались ярким утренним солнцем. Маша глубоко вздохнула. Наверное, если серьезно подумать, то можно найти и этому явлению рациональное объяснение, или хотя бы приписать дому временную яму, на это девушка была более согласна, чем на логово вурдалаков. Отойдя от окна, Маша обернулась и нагнулась к сумке, поднимая ее, девушка заметила, что вместо портрета красивого молодого человека, на стене снова висело белое полотно.
   -Снимают, вешают...делать больше нечего что ли. - Маша даже немного расстроилась, что не увидела напоследок этого портрета, на котором был изображен такой приятный, красивый молодой человек.
   Девушка дернула ручку двери на себя. На пороге стояла старуха.
   -Не уж-тос выс уходитесь в такуюс теменьс ...-Усмехнулась она, преградив Маши путь.
   -Да нам пора...- Девушка закинула на плечо сумку, готовая отпихнуть преграду и пройти.
   -Гостис началис развлекаться, скорос гостис потребуютс угощенияс...- Старуха снова зловеще улыбнулась. - А угощениес собралось уходитьс, не положенос...
   Маша, окончательно рассердившись, дернулась вперед. Старуха не двинулась и с места. Девушку пихнула пожилую женщину, стараясь всю свою силу вложить в этот удар. Но как каменная статуя, старуха даже не шелохнулась.
   -Ах ты! - Маша бросила сумку в сторону и засучив рукава на кофте, ринулась вперед. Сейчас она покажет, что пять лет в атлетической школе не прошли зря. Но девушка успела только занести руку для удара, как ее саму пихнули в грудь, так что дыхание прервалось. Маша полетела назад и сгруппировавшись умудрилась не рухнуть на пол спиной вниз. Девушка остановилась, тяжело дыша, похоже она недооценила противника, но прежде, чем она смогла отдышаться в замочной скважине несколько раз проскрипев повернулся ключ.
   Алиса только вбежав в комнату, сразу же схватила сумку, и не теряя ни мину, тут же бросилась к двери.
   -Ты моя...ни с кем не собираюсь делиться живчиком. - Раздалось за спиной у девушки. И вместо того чтобы хлопнуть дверью, Алиса обернулась. Темноволосая женщина вылезала из портрета, жадно смотря на девушку.
   -Надоело делиться...полуголодная я должна отдавать свой кусок еще кому-то...зачем когда я могу...- Руки женщины потянулись к девушке. Алиса стояла как каменная, Страх разбил ее параличом, и она могла только смотреть, как плоское, нарисованное тело, отделяется от белого полотна, становиться объемным....
   -Мое. - Прошипела женщина, и ее руки схватили девушку за плечи. Больно вонзились в плоть длинные и острые ногти. Алиса вскрикнула и дернулась назад. Но уже было поздно, паук заполучил свою жертву и не собирался с ней расставаться. Ощущая это, Алиса начала дергаться, как раненный зверь. Полная отчаяния и тревоги девушка билась в конвульсиях, но хватка женщины не ослабла. Они вдвоем, кружа в странном танце, двигались то к двери, то от нее. Девушка споткнулась о сумку, и они вместе, с державшей ее за горло женщиной повалились на спины. Алиса вырвалась и перевернувшись на живот, поползла вперед.
   -Не уйдешь. - Нервно бросила женщина и напрыгнула девушке на спину, как раз тогда, когда Алиса уже смогла открыть дверь.
   В коридоре вальяжно прогуливался народ. Дом был полон народу. Дамы и господа в старинных нарядах по одному или парами расхаживали по некогда пустынному молчаливому коридору. Девушка не успевая дивиться появившемся людям усиленно ползла вперед не в состоянии скинуть того кто сидел сверху на ней, не в состоянии даже посмотреть на рассвирепевшую женщину.
   -Мадам, а мы как раз хотели вам стучать. - Донесся чей-то голос, и лакированные вычищенные до блеска ботинки застыли прямо перед Алисиным лицом. - Пожалуйте ко всем, не начинайте раньше времени, а то господин будет сердиться.
   Женщина неохотно выпустила Алису из своей стальной хватки и поднялась на ноги.
   -Вы же знаете, я не собиралась сердить господина Аврелиана...как можно было такое подумать. - Ласково ответила она и, переступив через девушку, которую секунду назад готова была разорвать на части, подошла к мужчине в лакированных ботинках, и они вдвоем направились по коридору в сторону овального холла. Алиса так и осталась лежать на полу, тяжело дыша, она уткнулась лицом в пол. Теперь все это не объяснишь сном и фантазией, теперь нужно превозмогая страх открыть глаза и посмотреть на происходящее, пугающей и непонятное происходящее.
   Маша оказавшись запертой в комнате взяла пару минут на размышление. Попробовав отпереть дверь самодельной отмычкой, которую девушка согнула из зажима заколки, она потерпела неудачу. Оценив мощность дубовой двери, девушка поняла, что и снять с петель эту махину, даже со своей силой, ей не удастся. Покрутив головой Маша подошла к окну. Повозившись с замком, она умудрилась отворить защелку, которую видимо веками никто не открывал. В лицо ударил приятный ночной ветерок. Девушка, сладко втянув его, подняла на подоконник сумку и вышвырнула ее в открытое окно. Теперь нужно было придумать, как вылезти самой. Маша повернулась к кровати, на которой пластом на пласте лежали перины и их венчали множество разных подушечек. Девушка подскочила к кровати, и стянула пару перин на пол, став освобождать их от пастельного белья. Когда перед ней выросла куча из простыней, Маша принялась их связывать меж собой. Навязав приличной длины веревку, девушка примотала один конец своего спасительного троса к шкафу, а второй связала в петлю. В замочной скважине снова заскрипел ключ. Маша замерла, вслушиваясь, и вот раздался последний скрип, и все стихло. Девушка, максимально стараясь не шуметь, подошла поближе и повернула ручку, дверь отварилась.
   Маша выбежала в коридор и попала прямо в круг беседующих. Три молодые дамы, обмахиваясь веерами, стояли кружком, и что-то эмоционально обсуждали, появление Маши осталось ими не замеченным. Дамы даже не отошли, не повернулись, никак не оборвали свой разговор.
   -Так все ужасно, даже не вериться, что так может да быть. Только со мной. - Причитала одна дама, две другие качали понимающе головами. Маша отшатнулась от них в сторону, и замерла на месте. Весь коридор был полон народу. Как-будто начался карнавал, на который Машу забыли пригласить. Все вокруг были одеты в старинные костюмы, мужчины с саблями и в фуражках, дамы в пышных платьях и напудрены, весело беседуют, прогуливаются, присаживаются в кресла, которых ранее не было в коридоре. Подходят к столикам, с напитками и угощениями. Весело и непринужденно проводят время, как на балу...Дом наполнился жизнью, разговорами, смехом. "Так вот о чем говорила старуха...все же гости не вымышленные и не плод больной фантазии двух стариков и бал...". - Маша поежилась от неприятного чувства, а что если...Отмахнув от себя это "если", девушка стала медленно продвигаться к овальному холлу, внимательно смотря по сторонам, на людей, что никак не хотели ее замечать, словно она была человеком - невидимкой.
   -Не уж-то вы хотите нас покинуть, деточка. - Обратилась к ней пожилая женщина, что сидела в богатом кресле возле окна. Женщина была одета изысканнее всех остальных дам, гуляющих по коридору и держалась как статная леди, обмахиваясь большим веером, она скучающе смотрела на веселье гостей.
   Маша узнала эту леди, эта была та самая женщина, портрет которой висел в овальном холле. Пораженная тем, что это первый человек который увидел ее и обратился к ней, девушка застыла на месте.
   -Посидите как лучше со мной, деточка, поразвлекайте меня беседою, а то Николай снова ушел со своими охотниками, а Елиан не любит болтовни, бедной женщине приходиться скучать... - Дама повернула голову и посмотрела на Машу. На ее добродушном лице блеснула улыбка. Красивые восточные черты лица предавали некую очаровательную нездешность облику дамы. Два длинных клыка оголились в улыбке. Неприятный холодный пот пробежал по спине девушке. Но Маше было больше интересно, чем страшно и она подошла.
   -Видите, деточка, тех трех дам...- Женщина так элегантно указала веером на ту компанию, в которую Маша умудрилась втиснуться, выбежав из своей комнаты. - Какие у них жизнерадостные и непринужденные лица, как обманчива их радость. Знаете, что они обсуждают...каждый раз они находят какую-то смертельную проблему, приключившуюся с одной из них и начинают сетовать...весь бал они умудряются вздыхать и охать...Как глупо, когда у тебя всего ничего времени, чтобы почувствовать себя живой.
   Маша посмотрела на тех, трех эмоциональных леди. Прикрываясь веерами, они шептались меж собой, лишь изредка оживленно взмахивая руками. На последней фразе Маша удивленно посмотрела на свою собеседницу.
   -Так, а что же вы стоите, деточка. - Женщина ласково улыбнулась ей. - Садитесь в кресло Николая, не стесняйтесь, он все равно на долго покинул нас, так что мы успеем вдоволь набеседоваться. Почувствуйте, себя госпожой этого бала. - Та, портрет которой звали Елизавета Мстиславовна Шиллинг указала Маше на большое кресло, что стояло рядом с тем, в котором сидела дама. В черных глазах пожилой женщины блеснул теплый красный огонек, словно отблеск свечи. Свечи сейчас освещали все огромное помещение дома, делая его светлым и праздничным. Маша, ни сколько не собираясь стесняться, присела в предложенное ей кресло.
   -А вот в комнате этого юного господина, вы и остановились. - Женщина указала ей веером на молодого человека, что беседовал с какой-то девушкой, возле окна. Девушка кокетливо улыбалась, сияла улыбка и на красивом лице юноши. Тот самый, портретом которого Маша любовалась перед сном.
   -Барон Павел Савелич друг нашего Елиана. Известный покоритель женских сердец. - Невзначай так обронила женщина, заметив Машин интерес.
   -Павел Савелич. - Повторила девушка, запоминая.
   -Чувствую, у вас будет чудный вечер, деточка. Мы познакомим вас с Павлушой, потом начнутся танцы...не волнуйтесь, старая тетка не будет донимать вас в оставшееся вам время своей скучной болтовней...- Улыбнулась госпожа Шиллинг. - Просто так хочется поперемывать присутствующим косточки...
   Маша уже второй раз подметила в словах женщины, про отведенное, оставшееся ей время. К чему же клонила эта дама. Веселая добрая улыбка, ласковое обращение...в чем же тут подвох, если он есть. Маша перестав изучать профиль Елизаветы вернулась к изучению гостей. Павел Савелич так и беседовал с девушкой у окошка. Светлые волосы молодого человека были зачесаны назад. Красивый кортик в золотых ножнах, крепился к поясу. А еще стройной фигуре юноши очень шла его военная форма. Девушка же была обычная...какая-то неинтересная. Маша демонстративно переключила свое внимание на других гостей. В конце коридора стоял молодой человек, одетый в черный фрак, в смешных расклешенных в районе колен штанах, с саблей на боку и с зализанными назад серыми волосами. Тот самый, чей портрет первым появился на белом полотне.
   "Все гости, те что были...портретами", - пронеслось в голове у девушке, шальной пулей.
   -Вот это моя троюродная сестра графиня Виктория Болонская...знаете, очень рано и неудачно вышла замуж и все пошло тут же под откос. Вот если бы она выбрала себе в мужья графа Берринга, как ей я и советовала, то жила бы сейчас не зная забот...а этот Болонский, представляете - революционер. - Сбила ее с мыслей снова заговорившая дама.
   -Теперь же она бегает от одного к другому...а ведь у нас в нашем круге нет ни одного свободного мужчины, только женатые, а дамы все замужние, это Елиан решил, что... - Женщина почему-то замолчала, неловко так улыбнувшись Маше. - Я вижу вам не интересно, деточка...что ж мне тогда рассказать такого занимательного. Павел Савилич тоже обручен с Настенькой...только любви его хватает на всех девушек, вот такой вот он у нас боломут. - Дама засмеялась, да так звонко, словно у ее смеха не было возраста.
   "Значит она и второй мужчина с портрета главы этого семейства, а их сын...это Елиан...интересно они считают себя вампирами". - Маша невольно все возвращалась и возвращалась к этой мысли, как не старалась женщина занять ее своими разговорами, девушке было интересно только одно.
   -Вы считаете себя вампирами? - Вдруг резко и громко спросила Маша, и даже чуть отодвинулась в кресле от своего собеседника.
   -Как вам будет, удобнее, деточка, нас называют так по-разному, что я уже и сама запуталась...Елиан прочитал множество книг, но они ему тоже ничего не дали...но вы не думайте об этом пока, а то испортите себе весь вечер. - Женщина распахнула веер, чуть прикрыв им свое лицо.
   -Что вы хотите сделать с
   -Скоро будут танцы, вы танцуете, деточка? - Прервала, видимо не нравящуюся тему для беседы женщина и снова повеселела.
   -А...нет...- Маша вспомнила свой неудачный опыт в танцевальном искусстве, когда она на занятиях умудрилась отдавить партнеру все ноги, и сделать его инвалидом, а главное напрочь отбить желания когда-либо и с кем-либо танцевать. С того времени она даже не пыталась еще кого-нибудь подвергнуть этой пытке.
   -О, дорогой мой... - Женщина плавно поднялась из кресла и направилась навстречу к мужчине.
   -Прости, душа моя, как всегда увлекли эти охотники, и я забыл о ходе времени... - Мужчина улыбнулся, сверкнули его клыки. Поцеловавшись чета развернулась к креслам. Маша поднялась со своего места.
   - Я вижу тебе тут составляли компанию, благодарю. - Мужчина поклонился девушке.
   -Не покидайте нас, деточка. - Ласково попросила ее Елизавета. - Нам нужно еще одно кресло, пусть принесут кресло Елиана, он все равно будет прятаться весь вечер где-нибудь в темном и безлюдном месте. - Обратилась она к мужу, с такой нежностью и заботой глядя, на него, что даже у Маши невольно защипало на сердце при виде этой пары.
   Мужчина кивнул и хлопнул дважды в ладоши. Незамедлительно к ним подошла старуха. Вывернув откуда-то из гуще гостей, она появилась перед господами в своем черном балахоне, сгорбленная и исковерканная природой.
   -Принеси кресло господина. - Приказал ей Николай.
   Не прошло и пару секунд, как Маше подали большое, такое же удобное и мягкое кресло как и у мужчины с женщиной.
   -Вот сюда поставь. - Указал Николай. Старуха выполнила все беспрекословно.
   -Господинс, правдас, как всегдас, ушелс гулятьс... - Посчитала нужным добавить, сгибаясь при каждом слове все ниже и ниже.
   -Это для гостьи. - Пренебрежительно и чуть резко ответила женщина. Старуха тут же исчезла. Прямо на Машиных глазах, она не скрылась в толпе, а просто исчезла, словно ее тут никогда и не стояло.
   -Но... - Девушка хотела было что-то сказать, но звуки застряли в ее горле от удивления.
   -Надо бы познакомить нашу гостью с Павлом Савеличем. - Елизавета держала мужа за руку, ласково ему улыбаясь. - Он думаю, составит вам компанию в польке, деточка. - Женщина обернулась к еще прибывающей в прострации Маше. Та не то кивнула, не то нервно дернулась в ответ.
   "Обычные люди...в старинный платьях...с прическами давно минувшего века...но обычные же...а они прекрасная, любящая пара...и все...странные...просто их гости, друзья и родственники...правда обычные люди не исчезают в воздухе". - Сдалась Маша не веря своим глазам, отказываясь верить тем мыслям, что путаясь приходили в ее голову. "Вампиры...маньяки, просто больные... убираться отсюда надо". - Девушка вдруг резко поднялась. Любовавшиеся друг другом пожилая чета даже не сразу и заметила этот резкий выпад девушки.
   -Да не стесняйтесь вы, деточка, даже если вы отвратительно танцуете польку, никто вам ничего и сказать не посмеет, не посмотрит в вашу сторону осудительно...так что отдыхайте как хотите, нужно же в последний то раз. - Женщина, закончив фразу мягко взяла Машу за рукав. Девушка стояла в полной растерянности, не зная как ей и поступить.
   А госпожа Шиллинг вдруг начала смеяться. Сначала тихо, пытаясь сдерживать себя, а потом звонко и беззаботно, даже серьезный и грозный Николай не устоял и глухо засмеялся.
   Алиса поднялась с пола. Осматриваясь по сторонам девушка не верила своим глазам, все лица улыбающихся, беседующих, неестественно радостных и беззаботных людей мешались, неслись куда-то вдаль и расплывались, сливаясь в один непонятный поток.
   -Простите, - тихо так проронила Алиса проходившим мимо нее двум молодым барышням. Те никак не прореагировали на девушку.
   -Простите. - Более громко повторила Алиса. Не помогло и это. Девушка поежилась. "Надо найти Машу", - Алиса стала судорожно смотреть по сторонам. Мотая головой из стороны в сторону, она боялась пошевелиться, сделать шаг, все происходящее, эти люди, их голоса, дом полный света, казались ей сном...сном попадая в который чувствуешь себя неуютно.
   Взгляд девушки остановился на молодом человеке, что стоял особняком ото всех. Один, в тени, возле окна, у которого не горела ни одна свеча в подсвечниках. Закрыв маской лицо он стоял недвижимо как статуя. Гости прогуливались по коридору, сидели в креслах, толпились у столиков полных яств. И все беседовали и смеялись с таким упоением и ажиотажем, словно им это выпадает крайне редко и просто сам факт быть, ходить и говорить доставляет им незыблемую радость. Этот же человек в черном строгом костюме в тонкую сероватую полоску, прятался в тени.
   "Надо пойти искать Машу, надо пойти", - убеждала себя Алиса. - "Но...", - она крайне напугано дернулась, при этом не сдвинувшись с места - "Это и есть бал...бал не людей..."
   Рядом с Алисой остановилась компания из молодых людей.
   -Даже не думайте о таком. - Весело хохотал один.
   -Если попробовать, я думаю шутка вполне удастся. Ты же знаешь Воронцов не может и шагу ступить без своей
   -Бюджетной книги! - Хором прокричали ребята.
   -Заберем ее и понаблюдаем конфуз, - закончил свое предложение озорного вида молодой человек.
   Алиса пятилась прочь от этой компании, что стояла в нескольких сантиметрах от нее и...совершенно не замечала девушку. "Может меня больше не существует...или я, правда, сплю", - Алиса ущипнула себя за руку. Бледная кожа тут же раскраснелась, а боль отчетливо врезалась в мозг. "Черт", - как-то мыли ее путались, прибывая на грани от нервного взрыва. Алиса шаталась из стороны в сторону, пытаясь скрыться от этих людей, что не видя ее жили в каком-то своем мире, в своем времени. Остановившись у окна, девушка глубоко вздохнула. Здесь в углу коридора было темно и почти безлюдно.
   -Господин Аврелиан, - две дамы поклонились молодому человеку и поспешно прошли мимо, боясь нарушить его уединение дольше, чем им позволено. Господин никак не отреагировал на их приветствие. Алиса в ужасе повернула голову. Рядом с ней стоял высокий, одетый в темный костюм в тонкую серую полоску, молодой человек, лицо которого скрывала черная маска, с длинным металлическим носом и узкими прорезям для глаз. "Аврелиан", - бешено билось в голове у девушке, не зная почему Алиса не могла успокоить ни себя, ни свое обезумевшее сердце, что причиняя боль ломилось в грудную клетку.
   -Если вы хотите что-то спросить то сейчас самое время это сделать и не нарушать долее мое одиночество. - Вдруг произнес молодой человек. Алиса резко отвернулась, покраснев до корней волос.
   -А...и...- Из букв никак не получались слова. - Что...что тут происходит? - Выпалила Алиса. - Простите...я...как бы...
   -Вы скоро умрете. Эти немертвые выпьют вашу кровь и съедят вашу плоть. - Прервал несвязную речь девушки молодой человек. "Умрете", - в его устах прозвучало как уснете...легко, незначительно.
   -Умру...вы убьете меня...но почему...почему...а Маша...где она...она тоже умрет...вы убьете и ее...почему... - Алиса хотела было подойти ближе, но молодой человек предвидя этот отошел от нее, сохраняя молчание, он даже не повернулся в сторону девушки.
   -Вы...вы вампиры?...Вы писали об этом в дневнике...значит вы, правда, вампиры, все здесь...
   -Вы читали мой дневник? - Черная маска посмотрела на девушку, не было лица у этого человека, только маска, холодная металлическая маска. Алиса попятилась, как-то угрожающе прозвучал этот вопрос.
   -Господин Аврелиан, я посмотрю вы как всегда прячетесь...не уж-то вам скучно в нашем обществе, господин...или лучше называть вас хозяин. - В отличие от других гостей, эта женщина, и сопровождающий ее мужчина остановились возле молодого человека, нарушив его уединение. В светлых глазах женщины неприятно горел красный огонек, с вызовом и ненавистью смотрела она на человека в маске.
   -Раньше помниться мне, вы любили болтать со своей тетушкой...Да и тетушку вы любили... - женщина усмехнулась. Мужчина сопровождающий ее, отпустил свою руку, на которую опиралась его спутница, и отошел чуть назад.
   -Что же вам скучно...скучно с нами, Аврелиан! - Женщина взвизгнула, неприятно лязгнув зубами.
   -Да как-то наскучило за триста лет. А вот вас я посмотрю так и тянет пообщаться со мной, раз из разу...любимая тетушка. - Молодой человек не удостоил и женщину своим взглядом. Меланхолично отвернувшись он отпустил маску, которую держал за тонких жезл, та не упала, не отошла от его лица.
   -Знаешь ли нам тоже скучно...что за проклятие ты такое выдумал...заточил нас в этих стенах, а сам гуляешь где тебе вздумается, мы довольствуйся раз в год балом, двумя-тремя живчиками...а ты там, наверное, упиваешься кровью...знаешь, жажда не покидает, даже в небытие...даже будучи картиной, жажда...скоро мы начнем жрать друг друга хозяин... - Женщина разгневанная безучастностью молодого человека схватила его за руку, Аврелиан вывернулся из ее хватки. Отчаянная, взбешенная дама, дернула маску, за рукоять, но не смогла отслонить ее. Выбив и эту хватку Аврелиан посмотрел на мужчину, что все это время оставался в тени.
   -Забери ее. - Молодой человек толкнул женщину в руки пожилого полного господина, с пролысиной на его круглой голове. Тот неловко поймал даму.
   -Аврелиан!
   Но молодой человек насытившийся этим обществом резко развернулся и направился сквозь толпу, к лестнице.
   -Ненавижу, - прошипела женщина, от досады ударила мужчину. Что держал ее в своих руках. - Это моя вечность, моя, и я буду делать, что захочу! - Женщина вырвалась из объятий, своего неуклюжего кавалера, и вдруг остановилась, заметив среди гостей Алису. Девушка ощутив на себе ее тяжелый взгляд, попятилась и боком направилась в гущу гостей, чтобы скрыться от этих полных крови глаз.
   Невольно путевой звездой ей служила несгибаемая спина молодого человека в черном костюме, с темными аккуратно подстриженными волосами. Покинув шумный коридор и овальный холл молодой человек стал спускаться по лестнице, Алиса выбежала следом за ним.
   -За чем вы меня преследуете! - Аврелиан остановился, и девушка не успев резко затормозить врезалась в спину впереди идущего. Алиса покраснела и судорожно отскочила, оступившись и чуть не упав с лестницы.
   -Я не преследую...просто... - Девушка осеклась. - Я не знаю куда мне пойти...эти люди не видят меня, а если и видят, то смотрят злобно...жадно, не как на человека, как на кусок мяса...а вы...вы ведь тот Аврелиан...тот, что в дневнике...который...добрый... - красная, с дрожащими руками Алиса замолчала. То что хочется сказать, порой очень сложно выразить словами, и еще сложнее отпустить эти слова на волю.
   -Послушайте. - Оставьте меня, наш разговор не имеет никакого смысла. То что вы узнаете не пригодиться вам более. Вы умрете, и не потому что есть на то какая-то особая причина, а потому что эти немертвые хотят крови, и вы их жертва. Возможно, вы не хотите умирать, но наши желания, они слишком зыбки, когда...сталкиваются с желаниями тех, кто сильнее. - Аврелиан повернулся к девушке. - Ваша подруга тоже умрет, хоть она и находиться в этом же доме, вы с ней больше не увидитесь, время и пространство течет здесь иначе. И...не знаю как вам удалось прочитать заколдованный дневник, я не тот и уже никогда не буду тем. - Молодой человек говоривший все это, его черная маска вместо лица, пустые узкие щели смотрящие на девушку вместо глаз, развернулся желая покинуть собеседницу. Алиса не смотревшая на говорившего, боящаяся поднять свой взор, интуитивно почувствовала что разговор окончен и ее хотят покинуть. Испугавшись девушка всколыхнулась и вытянула вперед руку, желая удержать молодого человека. Схватившись за рукоять маски, Алиса дернула ее на себя.
   Аврелиан замахнулся и ударил девушку по лицу.
   -Я же сказал, - вспыхнул он.
   Алиса всхлипнула и попятилась, спотыкаясь о ступени. Маска, держатель который все еще был зажат в руке девушки, отошла и рассекая воздух понеслась в след за пятящейся Алисой.
   Печальные карие глаза, навечно остывшие смотрели на удаляющуюся маску. Восточные черты лица и бледная кожа, длинные не человеческие клыки и белые губы, все это было таким не живым...написанным красками, холодных оттенков.
   -Ты... - Аврелиан перевел свой взгляд с маски, на растерянную Алису. - Кто ты такая? - Он хотел было схватить девушку, но та оступилась и упала на площадку, снова вернувшись наверх, где гуляли гости.
   -Госпожас ис господинс, спрашиваютс, хозяинс, когдас можнос начинатьс пирс... - Позади Аврелиан просто из ничего, из воздуха вдруг появилась старуха. Молодой человек раздраженно обернулся. Увидев его лицо, старуха испугалась и склонилась еще ниже.
   -Что ж им всем так не терпится! Растягивали бы удовольствие! - Аврелиан осекся и замолчал. Пройдя мимо упавшей Алисы, он вернулся в коридор, старуха черной тенью проследовала за ним, бросив на девушку только сверлящий взгляд.
   Маша кружила в танце. Ее партнер высокий молодой человек так искусно умудрялся избегать всех танцевальных оплошностей партнерши, что ни разу не угодил ей под ноги. Высокий, стройный, красивый, он улыбался девушке то, привлекая ее к себе, то отпуская. Музыка звенела в ушах, медленно рассеивая чувство смущения и недовольства оттого, что ее все же заставили танцевать. Маша не успевала смотреть по сторонам, всем ее вниманием владел юноша. Когда их партия закончилась, он взял ее за руку.
   -Вы устали? - Спросил он ласково. - Хотите, бокал вина?
   Маша только улыбнулась.
   -Тогда не исчезайте никуда, - И поцеловав руку девушки, молодой человек направился к столику, с угощениями, что стоял у стены, рядом с лестницей ведущей на башню. Маша смотрела ему в след, Павел Семеныч кроме того, что был искусным танцором, умел развлечь девушку и приятной беседой, а улыбался он, так что начинала кружиться голова. И если бы не клыки, не красный блеск в его глазах, не этот дом, не эти люди...могло бы показаться, что это очень, очень приятный сон.
   Девушка обернулась, в двух больших креслах, по среди коридора сидели господа Шиллинги. Елизавета улыбнулась ей, чуть кивнув головой. Такие милые, внимательные, они понравились Маше, и болтовня пожилой леди не казалось ей скучной.
   -Прошу. - Молодой человек протянул девушке бокала с красным напитком, второй такой он держал в другой руке. - Пойдемте, чуть отдохнем. - Не дав отпить. Он увлек Машу вперед. Прежде, чем они подошли к Шиллингам, к ним вывернула старуха, а за ней высокий молодой человек, в черном костюме. Овальное лицо, полное бледности, обрамляли густые темные волосы. Карие чуть раскосые глаза были пустыми. Маша даже остановилась, поежившись.
   -Елиан, милый, - Женщина поднялась с кресла и бросилась навстречу к молодому человеку, но тот как от прокаженной отшатнулся.
   -Давно ты не радовал нас...наконец-таки, наконец-таки ты снял свою маску... - Сделав вид, что не заметила его реакции, женщина остановилась чуть поодаль.
   Маша наблюдая за ними, поднесла бокал к губам и сделала глоток. Что-то вязкое солоновато тяжелое ворвалось внутрь, поморщившись девушка выплюнула обратно этот странный напиток. "Кровь", - поняла Маша. Она посмотрела на столик с яствами, тот был заставлен бокалами и блюдами с мясом, сырым мясом купающемся в кровь. Сделалось противно.
   -Такое угощение не по вам, - улыбнулся молодой человек, сверкнув своими клыками.
   -Не человеческая...не такая сладкая...живительная... - Павел Савелич схватил девушку за руку и бокал выпал, с треском разбившись об пол. Скомкалась и исчезла музыка, стали стихать голоса, в коридоре воцарялась тишина.
   -Я разрешаю, начинать. - Разрезал наступившее молчание Елиан.
   -Преступайте, - не терпеливо бросила Елизавета и по-детски хлопнула в ладоши от радости. Молодой человек отпустил Машину руку, девушка отошла от осколков. Она еще не видела, но почувствовала, как все вокруг изменилось, не замечавшие ее гости, сейчас смотрели только на нее. Сотни глаз жадно обращали свой взгляд на девушку. Озираясь по сторонам, Маша на миг даже растерялась и в панике немощно пятилась, но собравшись она среди толпы проход т метнулось туда, но ее схватили. Старуха набросилась на девушку, заломив ей руки за спину. Маша пыталась что-то сделать, как-то остановить свое порабощение, вспоминая все приемы, которым ее обучили в секции, но получалось просто извиваться и выкручиваться. Связав руки, старуха сшибла девушку с ног, и завалила на пол, подоспевший ей на помощь старик, принялся крутить Машины ноги.
   -Отпусти, - шипела девушка, но все крепче и крепче становились тески веревок. И вот ее скрученную поволокли к стене. Старух схватила девушку за связанные руки, с легкостью подняла и прислонила к стене, так что Маша не касалась пола. Сама старуха, прибитая к земле, вдруг стала неестественно высокой, способной дотянуться так высоко.
   -Нет, нет...еще, еще. - Нетерпеливо махала рукой Елизавета.
   Машу подняли еще выше, извиваясь как змея, девушка крутилась из стороны в сторону.
   -Достаточно. - Кивнул головой Николай.
   Мимо лица промелькнул тяжелый молот и старик ухнул им по стене. Маша закричала, огромный гвоздь, пробивая кожу и кости, вошел в ее ладонь. Тонкая пронизывающая боль разнеслась по всему телу, а потом волна теплого потока накрыла эту боль.
   -А...аааа...аааа, - стонала девушка, тяжело дыша. Молот ухнул еще раз и вбил огромный гвоздь в Машины ноги.
   Снова вскрикнув, девушка уронила голову на грудь и закрыла глаза, желая вытравить эту боль из себя или самой покинуть тело, чтобы избавиться от этого мерзкого чувства. Ей развязали приколоченные руки и ноги.
   -Ну, что начнем? - Елизавета обернулась на молодого человека. - Прошу тебя, Елиан, порадуй своих родителей, испей кровь первым. - Ласково так проговорила она.
   -Кто вы! Кто вы Такие! - Завопила Маша, превозмогая боль. - Что вы делаете! - Девушка посмотрела на толпу, что обступила ее и голодными глазами смотрела на девушку. В воздухе витало нетерпение, слюни текли по клыкам, еле сдерживаясь толпа, влекомая запахом крови томительно стонала, предвкушая начало удовольствия.
   -Вы в своем уме! Вы же в конце концов не вампиры и не людоеды, этому должно быть какое-то объяснение! Что вы делаете! - Кричала Маша, этому немому сборищу.
   -Этому есть свое объяснение, просто оно не совпадает с вашим. - Ответил ей Елиан. - Начинайте. - Сказал он гостям и развернулся, желая покинуть это сборище.
   -Не уходи...ты же...я еще не разу не видела, чтобы ты пил кровь жертв...В твоих глазах не вспыхивает огонь, твои губы белы, что ты делаешь с собой, Елиан...Прошу, испей ее крови первым, - пожилая женщина приняла вторую попытку прикоснуться к сыну, но тот не удосужив ее и взглядом скрылся в толпе.
   -Оставь его, что может случиться с бессмертным, даже если он не пьет кровь, он наш хозяин, а значит питается нашими силами. - Обнял ее за плечи Николай, - Не печалься, не порть себе веселья.
   -А если он снова что-то задумал...сначала проклятье, потом эта маска, он хочет извести нас, дорогой, он...неблагодарный сын. - Добродушное лицо женщины, вдруг исказил звериный оскал.
   -Гости ждут. - Только и ответил ей Николай. Елизавета снова просветлела, невинно так улыбнулась окружающим.
   -Человеческая кровь, деточка, такая сладкая, такая дурманящая, такая...восхитительная, - женщина подходила к Маше все ближе и ближе. - Вам она кажется соленой, противной...а мы чувствуем ее тонкий вкус, ее притягательный аромат, и у каждого этот вкус разный. Все качества человеческого характера, все грани человеческой души, питают кровь, придавая ей неповторимый оттенок. Чем чище человек, тем вкуснее его кровь, мечтатели, романтики...добряки, ах... - Упоенно так протянула женщина. - И знаешь, деточка, у кого самая вкусная кровь... - веер коснулся Машиного лица.
   -У влюбленных. Тебе же понравился наш Павел Савелич, деточка. - Женщина опустила веер.
   -Не прошу! Не прошу! Я убью вас! Убью вас всех!
   -Вряд ли, деточка. - Елизавета пожала плечами и отошла в сторону, позволяя старику и старухе подойти к девушке.
   Предчувствуя новую боль, Маша задергалась. "Выжить! Сбежать! Выжить!" - Колотилось в ее воспаленном мозгу.
   Там впереди, были двери, ведущие в сад, к тяжелым чугунным воротам, на улицу, где каркают вороны, пугая и жаля своим криком. И возможно там нету ночи...Алиса подскочила на ноги и ринулась туда, она сбежала по лестнице, неуклюже так проскочив пару ступень, наступив одной ногой на вторую, завалившись на бок и съехав вниз на попе.
   -Ау... - Пропищала девушка, она хотела потереть рукой ушибленное место, но в руке ее была маска. Алиса хотела, было бросить ее прочь, но...
   Девушка поднялась на ноги и направилась к выходу, вцепившись в ручку, девушка дергала дверь и та поддавалась ей, отворяясь.
   "Маша...Маша уже умерла...". - Алиса остановилась.
   -Машенька...- позвала девушка и обреченно сползла вниз. - Умирать...страшно, больно, не хочется, не верится...умирать это так странно, неестественно...
   -Кудас выс собралис, вашас очередьс подошлас... - Позади нее возникла тень, почувствовав ее кожей спины, девушка до того как тень заговорила подскочила и в страхе обернулась. Старик ехидно улыбался. - Не положенос... - Он с силой притянул немного открывшуюся дверь назад. Алиса метнулась от него в сторону.
   -Каркаютс...значитс будутс ещес жертвыс...праздникс сегодняс замечательныйс...вамс нравится... - Старик схватил девушку за волосы и резко дернул на себя.
   -Ааааааа, - Алиса упала, вцепилась одной рукой в холодную руку старика. Тот не обращая внимания на ее стоны и извивания, потащил ее наверх. Алисе было не подняться, не выпутаться, как мешок тащили ее, слезы катились из глаз, но что могли сделать слезы.
   -Можнос...- старик остановился, Алиса видела перед собой только черные ботинки, девушка подняла голову.
   -Аврелиан... - Тихо произнесла она.
   -Разрешаю. - Только и ответил молодой человек, даже не взглянув на Алису.
   -Тамс вороныс сказались, чтос будутс ещес жертвыс. - Радуясь тому, что удалось угодить хозяину, старик улыбался, покорно отбивая поклоны. - Вечерс к радостис гостейс будетс долгимс.
   Аврелиан не ответив, прошел мимо. Алиса схватила его за брючину.
   -Если ты злой, почему же у тебя такие грустные, одинокие глаза... - Нестерпимо катились слезы, застилая собой пространство. Молодой человек дернул ногой, освобождаясь. Старик как следует тряханул девушка, и Алиса ударилась головой о перила. Все вокруг зазвенело и закружилось, что-то яркое как вспышки проносилось перед глазами. Девушка закрыла глаза, но тут новая боль заставила ее очнуться. Старик схватил ее за ворот кофты, заставив подняться на ноги.
   -Аврелиан! - Вдруг крикнула девушка, последнее что ей хотелось крикнуть. И Алиса махнула рукой, в которой держала маску и бросила ее в молодого человека, что спокойно стоял у подножия лестницы. Маска, ударяясь о ступени, упала на пол, звякнув, как колокольчик, она разлетелась на мелкие осколки. Так словно была не металлическая, а сделанная из тонкого стекла. Осколки черными блестками исчезли в полумраке первого этажа.
   Аврелиан обернулся, на миг его безэмоциональное лицо озарилось удивлением.
   -Стой! - Крикнул молодой человек.
   Но старик не остановился, а наоборот рывком дернул Алису за собой.
   -Стой, я сказал! - Еще громче крикнул Аврелиан.
   Старик остановился.
   -Отдай ее мне!
   -Нос гостис спросятс...
   -И что...- Нервно бросил Аврелиан. - Скажешь, я велел, к тому же будут еще жертвы, пусть веселятся пока не кончиться кровь, я разрешаю.
   -Благодарюс, - старик низко-низко поклонился и выпустил Алису. - Гостис будут оченьс довольныс... - И он исчез. Девушка пошатнулась и упала на пол, лишенная опоры, ее ноги были все в ушибах и уже не держали ее.
   -Иди сюда! - Приказал ей Аврелиан.
   Девушка, смотря на молодого человека, как запуганная лань, медленно начала спускаться с лестницы, каждый шаг давался ей с трудом. Ныли сбитые ноги, росло волнение в груди, разрывая сердце на части. Алиса преодолела последнюю ступень и остановилась, держась за конец перил и пошатываясь из стороны в сторону.
   -Кто ты такая? Как смогла прочитать заколдованный дневник? Почему разрушила заклятие маски? - Аврелиан схватил девушку за плечо, так сильно, что скрипнули кости. Алиса пошатнулась, и чтобы не упасть схватилась за одежду молодого человека.
   По телу прокатилась теплая волна. Запрятанное в глубины очнулось чувство голода. Но не разрушающее и выматывающее, а нестерпимое, сладкое, чуть кружащее голову.
   -Я не знаю...я ничего... - Алиса отдернула свою руку, которой держалась за Аврелиан, и попыталась вырваться и из его железных объятий, но хватка молодого человека не ослабла. - Ты меня убьешь?... - Девушка взглянула на молодого человека, глаза в глаза. Потухшую черноту и печаль разрезал едва заметный красный пламень.
   Аврелиан склонился, приближаясь к девушке, сначала он коснулся е щеки, холодной, мокрой от слез.
   -Ты меня убьешь? - Только и повторила Алиса.
   -Я не настолько гуманен. - Аврелиан вдыхал аромат ее крови, вслушивался в звук е бушующего сердце, нежился в тепле ее живого тела, и небывалое наслаждение, как цветок распускалось внутри него. Медленно, медленно открывая свои лепестки.
   Аврелиан коснулся губами ее шеи. Девушка вздрогнула и дернулась назад.
   -Нет, нет, - прошептал он, боясь словами нарушить поднимающиеся в нем наслаждение, никогда он не чувствовал себя так. - Не важно кто ты и почему...теперь ты моя, моя...
   Долгий поцелуй и острая вспышка боли. Прорезает кожу, передергивает все тело. Девушка жалобно вскрикнула. Тонкая обжигающая боль проникала все глубже и глубже, сосущее томление, слабость. Алиса стремительно начала проваливаться внизу, в бездну, ее подхватили крепкие руки. Хватаясь руками за воздух, хватаясь за его плечи, медленно теряя нить, последний взгляд, последний вздох.
   Толпа жадных сверкающих глаз, толпа щелкающих, чмокающих звуков - сгущалась. Не высокий старик в черном балахоне, поверх которого был надет грязный передник, подошел к девушке, прибитой к стене. Его рост не позволял дотянуться до нее, но старик вдруг стал необъятно большим.
   -Мразь. - Бросила Маша и плюнула в лицо старика. Тот лишь ехидно улыбнулся, и что-то тяжело вонзилось в плечо девушки. Боль уже была тупая, не режущая и шокирующая, а выматывающая. Хрустальная трубка, как живая впивалось все глубже и глубже, змеей второй конец трубки пронесся по воздуху и упал в большой темный сосуд. Сверкающая, переливающаяся в пламени свечей, пустая она медленно стала окрашиваться в красный цвет.
   Начало мутить, толпа ожидающих стала сливаться в одно черное пятно. Их жадные лица, их клыки, по которым текла слюна. Тело холодело, и Маша перестала его чувствовать, словно это вовсе и не она...а она во сне, что еще чуть-чуть и кончиться. Девушка боролось, как могла, чтобы не потерять остатки сознания, но оно неумолимо гасло, как огарок свечи.
   -Тамс пожаловалис ещес живчикис. - Откуда-то появилась сгорбленная старуха и беззвучно подошла к Николаю, прошептав это ему.
   -И что сказал хозяин? - Мужчина посмотрел на старуху, как никогда еще ласково.
   -Хозяинс сказалс чтобс балс продолжался до последнейс кровис, онс разрешаетс. - Ответил на вопрос господина старик.
   -А где он сам? - Удивление Николая росло, тихо слушая их беседу, Елизовета молчала, не скрывая, правда, своего интереса.
   -Хозяинс забралс себес вторуюс жертвус. - Снова ответил старик.
   На этих словах мужчина и женщина переглянулись, потом оба пристально уставились на старика, потом снова переглянулись.
   -Вот оно как...- Пожилая женщина загадочно улыбнулась и закрыла лицо веером.
   -Хозяин повелел нам развлекаться!- Крикнул радостно Николай. Мужчина подошел к сосуду, что стоял посреди коридора и поднял его. Поднеся его ко рту, он сделал глоток и отдал его в зал. Гости, бешено припадая, глотали еще теплую кровь, вырывая друг у друга заветный сосуд. Трубка, вспыхнула и исчезла, как луч солнца, разбросав остатки кровь мелкими каплями. Кто-то тут же бросился слизывать их с пола. Маша, тяжело дыша, не чувствовала ни своих рук, ни своих ног, зато не было больше боли и девушка медленно проваливалась в сон.
   "Выжить". "Выжить". - Повторяла она, но растущий шум, заглушал эти слова, и в один миг все взяло и - потухло.
   Очаг боли вспыхнул где-то в ногах. Огромная собака, открыв свою пасть, скалилась и крупная слюна стекала по ее мощный зубам.
   -Пошла прочь! - Крикнула девушка. Но ноги не слушались и не двигались. Собака, сверкнув красными глазами, вцепилась в ногу и отодрала огромный кусок мяса.
   -Ааааааааааааааааа!. - Маша дернулась и открыла глаза. Молодой человек, вцепившись в ее ногу, отдирал от нее мясо. Девушка хотела ударить его, но ей было не пошевелиться. Мужчина все глубже и глубже вгрызался в ее ногу. Остальные гости яркой полосой смешались с огнями свечей, с бушующей музыкой. Маша, дергалась, извивалась. Собрав все свои силы, она стукнула руками о стену и резко дернула их, гвозди прошли насквозь и выпустили девушку.
   -Ааааааааааааааа! - Опять парализовала страшная боль. А потом падение, голова закружилась и сознание клоками стало пропадать.
   "Только не это". - Маша, рухнув вниз, старалась собрать хоть крупицы сознания, больно ударила себя сама головой о стену. Оттолкнувшись, она выдернула ноги. В одной ступне гвоздь умудрился застрять. Молодой человек посмотрел на нее пьяными и сытыми глазами, ойкнув и отрыгнув ее же мясо. Девушка хотела было кинуться на него, но не смогла даже подняться. Мужчина же был совершенно пьян и, растянувшись на полу, захрапел. Маша кое-как опираясь на колени и локти поползла веред. Тонкая красная полоска оставалась за ней. Прислонившись к стене девушка перевела дыхание. Трудно было передвигаться, все мешалось и путалось перед глазами, комкообразное дыхание резко обрывалось то и дело приходилось останавливаться. И если Маше казалось, что она замерла на секундочку, то на самом деле она то и дело забывалась глубоким сном. Пробуждая себя всеми возможными способами из последний сил девушка достигла овальной площадки возле лестницы, что вела вниз к спасению.
   Маша дернулась и распласталась на полу, извиваясь как червь, она подползла к лестнице и перевернулась на спину. Сознание провалилось в темноту. А в темноте был только один голос и только один звук: "Выжить". Маша, прилагая неимоверные усилия открыла глаза. На нее смотрели три больших картины. На двух из них сияла белизна, а в центре в большой раме висел портрет. Девушка не могла разобрать его, не могла даже понять, что она видит. Силясь сфокусироваться, Маша смотрела и смотрела в одну точку, уже не способная не шевелиться, не ползти.
   Молодой мужчина в черном строгом костюме в тонкую серую полоску, смотрел на нее с полотна. Высокий, стройный, не нарисованный, а высоченный. Его бледная кожа блестела, на щеках играл яркий румянец, алые губы были чуть приоткрыты, а в черных чуть раскосых глазах, блестели звезды крови и наслаждения. На руках молодой человек держал девушку. Длинное белое платье, которой струилось во все стороны, словно оно было сделано из ветра. Разлетались и светлые волосы девушки, ее неестественная бледность была окрашена синевой. По длиной шеи ее текла из кровь. А ясные голубые глаза смотрели на мужчину, что держал ее на своих руках. И в ее глазах тоже горели красные звезды.
   -А...лиса... - Маша протянула руку к портрету, на самом деле рука ее не шелохнулось, но сознанию казалось, что движение есть, что рука ее касается подруги. - Как же так все получилось...я же...обещала тебе...что все будет хорошо...Алиса...
   Девушка изображенная на портрете повернула голову, легкий ветерок упал на щеку. Маша ощутила, что тело ее все же еще есть, и все же еще принадлежит ей.
   -Гомэнасай...саёнара... - Прошептали губы девушки в белых одеждах, медленно и четко и вокруг Маши поднялся ветерок. Ветер стал усиливаться, и вдруг как сорвался с цепи. Машу подхватил поток и понес в бездну. И то опускаясь, то взлетая ее почти безжизненное тело падало с потока на поток. Девушка ударилась о двери, те растворились, и ее выбросило на улицу. Там ветер рассеялся в черноте ночи. Маша упала наземь в сидячем положении. Перед ней горел всеми окнами двух этажный дом с башнями. Тяжелые входные двери были распахнуты. Клубы ветра играли внутри, в глубине огромного холла текла наверх лестница, откуда-то из небытия вырывались звуки музыки.
   Повернувшись, девушка поползла вперед. Вкус земли мешался с солоноватым привкусом слабости. Густая ночь, черная земля, все мешалось в одну беспробудную бездну. Где-то вверху закаркали вороны.
   -Карр. - Раздалось над самым Машиным ухом. И что-то больно вцепилось в ее плоть, вырвав себе кусок мяса. Девушка даже не вскрикнула, только простонала, припав к земле.
   -Карррр!
   -Каррр!
   -Карррр.
   Над ней кружила стая воронов, пикируя вниз, они своими острыми клювами драли и так израненное тело девушки, разрывая его на куски. Не чувствуя как, Маша ползла и ползла.
   "Выыыыжить" - повторяла она. - "Выыыы жииииить".
   Ударившись обо что-то головой, девушка обмякла. Но нельзя было терять сознание ни на секунду, ни на долю секунды, иначе стая наброситься, и не останется от нее ничего. Маша стала пытаться толкать черную завесу, что возникла перед ней. Чугунные ворота поддавались девушке и вот уже отодвинулись так, что Маша могла пробовать ползти вперед.
   -Ах ты, мерзавка. - Прорвался голос сквозь карканье воронов. - А ну.
   Маша смогла только чуть повернуть голову назад, к воротам бежала сгорбленная страха. Девушка резко дернулась вперед, выползая за ворота. Старуха на бегу подпрыгнула и перетлев расстояние разделяющее ее и Машу приземлилась на порог, высунув руку и схватив Машу за ногу. Сил больше не было.
   -Нет...- Девушка уронила голову на землю, остановившись. Нет. Рука старухи рассыпалась в пепел, что взвился серыми хлопьями. Ворота с жутким треском захлопнулись. Сознание покинуло девушку, и ее объяла густая ночь. Приятный аромат горелого теплого дерева смешенный с ароматами ночных трав витал в воздухе, в теплом густом воздухе. Абсолютная темнота, не нарушаемая ни луной, ни звездами мягким облаком стелилась вокруг. Чуть шумели деревья, чуть мерцали в вдалеке огни. Ночь стояла прекрасная, сказочная, необъяснимая.
  
   -Шшшшшшшшш. Ш-ш-ш. ...- Разрезало шипение просторы микро волн. - Слышишь меня? Прием. Прием.
   -Шшшш-слышу вас нормально. Докладывайте обстановку.
   -Шшшшш. Приехала скорая. Повреждения 40% процентов. Шшшшш. Жизнь вне опасности. Необходима пересадка кожи и переливание крови. Шшшшш. Возможно, врачи примут решение ампутировать конечности. Шшш. Пациент находиться в травматическом шоке, в сознание не приходит. Шшшш. Найдено еще двое. Два трупа. Шшшшш. Один обглодан до костей. Пышшш. Пышшш. Вещи найдены четырех человек. Поиски четвертого начаты. Шшшшш. Шшшшш. - И тишина.
   -Шшшш. Вас. Понял. Прием окончен.
   -Шшшшшшшшшшшшшшшшшшшш...

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Д.Сугралинов "Дисгардиум 5. Священная война"(Боевое фэнтези) К.Джи "Дитя сферы"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 3, Легион"(ЛитРПГ) LitaWolf "Избранница принца Ночи"(Любовное фэнтези) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) В.Крымова "Соблазненная тьмой. Гувернантка для демона"(Любовное фэнтези) А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) А.Кутищев "Мультикласс "Союз оступившихся""(ЛитРПГ) Е.Амеличева "Лунная волчица, или Ты попал, оборотень!"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"