Васин Евгений: другие произведения.

Ва-банк!

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Peклaмa:

Оценка: 8.50*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Один из первых рассказов. Наживок на критика много, но работа завершена и представляет собою музейный экспонат. Навеянная реальностью история. Один человек - одна игра длиною в жизнь. Рассказ потерпел фиаско на конкурсе "Нуар".


  
   Никогда не любил оглядываться назад. "Не поминай зря прошлое, лучше лишний раз подумай о будущем" - говаривал мой отец. С малых лет я проникся глубоким уважением к отцу, упорному, целеустремленному человеку. Он сражался всю свою жизнь: сначала во Вьетнаме, за родную страну, потом со страной - за семью. Наверное, эта бесконечная борьба затушила его огонь раньше времени, оставив в моей памяти образ героя, жившего самопожертвованием. Теперь же я предал память о нем. Я вспоминаю события трехлетней давности только из-за желания наконец разобраться в этой истории, к тому же изобилие алкоголя в крови, как всегда, навевает грустные мысли. Альберт за рулем, не обращает на меня внимание, да и Бог с ним. Разбавленный дождем пейзаж за окном скучней, чем кофейная гуща. Итак, мне тогда шел двадцать первый год.
   Несколько лет назад похоронив отца, мы с матерью переехали из небольшого провинциального городка в Нью-Йорк, на юго-западную окраину Бронкса, где сняли небольшой дом. Я поступил в престижный колледж на севере Манхэттена, как когда-то мечтал мой отец, правда поплатился за это зрением и осанкой. В те времена нам было очень туго. Мать работала за копейки на маленьком часовом заводике, я получал неплохую стипендию, но нам все-равно не хватало. А все свободное время я посвящал учебе. Проходила, однако, моя юность в окружении сверстников материально осчастливленных. Никогда не был завистливым человеком, но ежедневное нахождение в обществе манхэттенской молодежи сделало свое дело - я страстно возжелал легких денег, тем самым предоставив идеальную почву для всходов моей будущей карьеры картежника.
   Когда покер признали спортивной игрой, он обрел бешеную популярность: чемпионаты, прямые трансляции, немыслимые призовые фонды, пантеон сильнейших и богатейших игроков, ставших примером для тысяч начинающих покеристов по всему миру. В том числе и для меня. Не скажу, что играл хорошо, но иногда мне везло и выигрыш во много превосходил проигрыш. Тем более в оппонентах я недостатка не испытывал, так как любителей потратить лишние деньги вокруг меня было хоть отбавляй. Постепенно я втянулся в компанию "золотой молодежи", все ночные вечеринки-пьянки-посиделки которые обязательно сопровождались игрой.
   Я быстро обучался новому хобби, хотя при этом времени на учебу оставалось не так уж много. Изредка выигрывал и увеличивал свою стипендию на несколько долларов. "На несколько долларов больше". Тогда это стало моим девизом и жизненным принципом.
   Перелом в "азартной" карьере случился в день моего рождения. Хорошо помню тот день... После бурной вечеринки в коледжской общине я крупно обыграл своих подвыпитых товарищей. Это был первый по настоящему большой выигрыш, самый настоящий "куш".
   Рано утром я отправился домой на старом отцовском форде восемьдесят первого года. Усталость бессонной ночи и похмелье были моими попутчиками, пока я аккуратно ехал переулками северной границы Манхэттена, стараясь не выезжать на шоссе и, в конце концов, заплутал, так и не найдя объездной путь до моста, ведущего на материковую часть полуострова. Внезапно мой взгляд привлекла яркая вывеска, иллюминацию которой, по всей видимости, забыли отключить с ночи. Выделялась она словно крахмально-белый воротничок падре на фоне пуританского черного савана. "Клуб любителей покера "Ва-банк!" - призывно мигали синие, красные и белые огоньки над первым этажом жилого здания. Входная дверь была приветливо (а может и неосмотрительно) распахнута. Не знаю, почему тогда я это сделал, но свернул с дороги и припарковал машину.
   Внутри было темно и накурено. Из сумрака вразнобой торчали едва освещенные покерные столы различной формы и цвета сукна, а справа, словно спиленный клык, возвышалась барная стойка. Бармена не было. Клуб отчаянно напоминал кладбище - не хватало лишь тумана, как в ужастиках, да пронизывающего до костей ледяного ветра. Словно одинокий сторож, в глубине заведения, ссутулившись, сидел человек. Он почти сливался с окружающим мраком, заметил я его лишь благодаря тени, отбрасываемой на игорный стол.
   Подойдя ближе, я смог разглядеть его. Мужчина лет сорока, одетый в элегантный черный костюм и черные же лакированные туфли, отражавшие свет тусклых ламп. Из-под пиджака виднелась красная сорочка, расстегнутая на три пуговицы и оголявшая волосатую грудь незнакомца. Лицо его было скрыто низко надвинутой шляпой ковбойского фасона. Человек, облокотившись на стол, неспешно курил сигару.
   - Привет, парень - голос его был удивительно мягким и расслабляющим, - не слишком ли рано для покера?
   - Честно говоря, я не собирался играть, просто было интересно заглянуть... никогда не видел в этой части Манхэттена подобные заведения. Вы первый здесь обосновались? - выпалил я от волнения.
   - Я? - хоть лица собеседника по прежнему не было видно, я был готов поклясться, что на нем сейчас изображено поддельное удивление, - Я не босс, мистер...
   - Авенджер, Филлип Авенджер... - представился я и хотел было спросить, если он не хозяин, то что делает здесь в такую рань, но не успел.
   - Рад встрече, Филл. Так вот, я не босс, а всего лишь обычный игрок. Меня зовут Альберт Блэк, - он поднес указательный палец к краю шляпы, затем затушил окурок сигары и откинулся на спинку кресла, - надеюсь ты не откажешься составить мне компанию в холдем1, раз уж зашел?
   - Мистер Блэк, я, если честно, был бы не прочь, но тороплюсь, извините...
   - Ну, ну. Если бы ты и впрямь торопился, то не стал бы сюда заходить.
   Наступило неловкое молчание, затем я неуверенно произнес:
   -В принципе, можно и партию.
   - Отлично! - Блэк резко встал и протянул мне руку через стол - Начнем с маленьких, мистер Авенджер?
   Следующие полтора часа мы провели за столом. Инициатива не принадлежала кому-то одному, и из-за этого игра затянулась. "Праздничная болезнь" давала о себе знать потяжелевшей головой и противной дрожью усталости по всему телу. Альберт вел себя бодро, периодически бегая к бару за виски для себя и меня. Одновременно с этим он уверенно контролировал игру и, чего нельзя было сказать обо мне, оставался совершенно спокоен, часто курил свои сигары, наполняя воздух терпким ароматом благородных табачных листьев. Я помню, что в конце концов пошел ва-банк с триплетом тузов и проиграл блэковскому пиковому флешу2. Все деньги. Четверть стипендии и ночной "куш".
   - Хорошие карты не всегда выигрывают, лишь госпожа удача вольна выбирать кому подарить победу. Видимо, на это раз я ей показался более соблазнительным! - саркастически произнес Блэк. Я отчаянно смотрел как этот щеголь загребает своими волосатыми ручищами кучу шуршащих бумажек, выпуская дым одновременно изо рта и ноздрей - в этот момент он был похож на сказочного огнедышащего дракона, грабящего королевскую сокровищницу. Но все было честно. Встав из-за стола и одним глотком осушив свой бокал виски, я поплелся к выходу, размышляя о своем новом деньрожденском "подарочке".
   - Фил! - окликнул меня Альберт, - Я знаю, это все, что у тебя было. Ты неплохо играл, талантливый парень - я остановился и посмотрел на него с надеждой в глазах, меня, признаюсь, удивило его неожиданное внимание - Считай, что тебе повезло - я еще не наигрался. Предлагаю реванш. Одна партия, не пасуем. Победишь - заберешь все назад и, вдобавок, я покажу тебе пару секретов. Проиграешь... значит проиграешь.
   Выбора у меня не было. Вернувшись на место и с безразличием во взгляде уставившись на колоду, я сказал:
   - А в чем смысл? С начала раздачи - ва-банк, это же не игра, а лотерея, кому повезет с картами, тот и выиграет.
   Блэк положил в центр стола мои деньги и клочок бумаги. Раздал себе и мне по две карты, затем затянулся и нарочито медленно водрузил колоду поверх стопки зеленых бумажек.
   - Даже в лотерее можно предугадать, на кого упадет взгляд госпожи Фортуны, если знать в каком она настроении, - сказал он обдавая меня дымом, - Но это я так, к слову. Не забивай голову этой математической чепухой.
   Альберт достал пятисотдолларовую купюру и положил перед собой, мне от этого, мягко говоря, стало не по себе.
   - Я добавлю это к банку, если ты выполнишь мою просьбу. Если нет, то ты, можно сказать... м-м-м, не уравняешь ставку и, соответственно, проиграешь.
   Я промолчал. Блэк взял с центра стола бумажку и выудил из нагрудного кармана ручку: - Напиши свой сотовый.
   - И все? - облегченно спросил я.
   - Да... пока что.
   Последние два слова прозвучали невнятно, и я не уверен, что слышал их вообще. Взяв бумагу и ручку я написал номер и подписался. Блэк поспешно спрятал листок во внутреннем кармане пиджака и вскрыл свои и мои карты. Мне достался туз пик и бубовый валет, ему два туза:
   - Ну вот видишь... - сказал я.
   - Да вижу, - выговорил Альберт, не доставая сигару изо рта, - знаешь, Фил, судьба очень часто посылает нам знаки. Порой они туманны и для каждого человека свои, уникальные. Обычно мне везет на шестерки. Если у меня в руках эти карты, то смело могу играть хоть на свою душу, я уверен, что одержу победу.
   Он взял со стола мой пиковый туз:
   - Это твой знак. Твой маяк в беспросветной мгле. Когда видишь его, доверься фортуне и играй до конца. Попробуй хоть раз пустить все на самотек. Почувствуй течение реки жизни.
   - Что-то не понимаю... - сказал я.
   Блэк проигнорировал:
   - Представь, как едешь по шоссе, отпускаешь руль и закрываешь глаза. Скорее всего ты разобьешься. Но если удача будет смотреть в этот момент именно на тебя, и ты почувствуешь её волшебный холодок, бегущий по твоим жилам, то, открыв глаза и снова взявшись за руль ты поймешь, что стал совершенно другим человеком. Словно тебе открылось некое тайное знание, понимаемое лишь избранными.
   Альберт выложил все пять общих карт - король, дама, десять пик и две девятки. Я победил с сильнейшей комбинацией - роял флеш3. Просто и без проблем, как будто, так и должно было быть. Мой соперник, как ни в чем не бывало, придвинул ко мне деньги.
   - Научись управлять удачей, - загадочно произнес он, - Мой совет прост, но необычен - всегда, когда будешь иметь в руке туз пик, играй или иди ва-банк, и даже такие редчайшие комбинации покажутся тебе сущим пустяком.
   - Почему? В чем логика? - я повысил голос.
   - Ты предпочитаешь задавать глупые вопросы и проигрывать?

***

   Домой я вернулся в прекрасном расположении духа. Мать спала. Зайдя на кухню, я заметил на столе пустую бутылку белого вина и гору немытой посуды в раковине. Видимо снова заходила миссис Рэйчел и плакалась о проблемах с гулящим мужем. Позавтракав на скорую руку, я решил не идти сегодня на занятия. Когда мама проснулась, я обрадовал ее известиями о своем успехе, она немного побурчала насчет пропущенной учебы и неохотно приняла двести пятьдесят долларов. Вечером мне позвонил один из друзей и сказал, что сегодня намечается очень крупная игра. Недавно приехал Джесси, настоящий Дон Жуан и богатей, живущий за счет отцовского капиталла. К тому же Джесси очень любил рисковать.
   Игра была очень напряженной. Участие принимали всего пять человек, но зато ставки были по настоящему велики. У меня дела шли довольно плохо - с картами не везло, и я терял деньги, практически не разыгрывая руки4. Противники играли агрессивно, стол очень быстро заполнялся зелеными бумажками и так же быстро опустошался. Воздух то и дело разрывался гневными возгласами, а пепельница переполнялась сигаретными бычками. Как обычно, пространство под столом заняли пустые бутылки, а наши рты, помимо сигарет, ужасная брань. В очередной раздаче мне пришел туз пик и двойка треф. В любом другом случае, я не задумываясь сбросил бы эту руку, но памятуя о странном совете моего утреннего оппонента, я вошел в игру, повысив ставку и сразу же пожалел о содеянной глупости. Взгляды игроков устремились в мою сторону. У кого-то на лице читалось сомнение, у кого-то безуспешно скрываемая радость, лишь Джесси оставался невозмутим, он напоминал каменное изваяние, зловещую горгулью, коллируя5 мою ставку. Банк рос все быстрее и быстрее. После четвертой общей карты6 два игрока скинулись, а два других повысили. На столе лежали пара вальтов, десять и дама. Не долго думая я двинул в центр свои деньги. Один из игроков сбросил, другой уравнял. Джесси несколько секунд не отрываясь смотрел мне в глаза и тоже двинул все свои деньги. Сделал он это решительно, будто нанес ответный удар на боксерском ринге. Мы вскрыли руки и вытянули последнюю карту - бубового короля. Противники мои заметно погрустнели. Джесси гневно сплюнул на коричневый, усыпанный пеплом ковер, и встал из-за стола, на котором лежали его дама и девятка, две девятки другого игрока и мои карты. Я выиграл огромный банк в четыре тысячи лишь благодаря тому, что мой пиковый туз закончил старший стрейт7.
   Уже позже, засыпая, я размышлял о мистическом наставлении Альберта Блэка, о изменчивости фортуны и так удачно поправленных материальных делах.
   Ясным субботним утром я сказал матери, что собираюсь купить новую машину. Она лишь задумчиво покачала головой и сказала, что-то про "бесплатный сыр" и что, в конце концов, до добра это не доведет. Обняв ее и пообещав, что все будет хорошо, я поспешил заняться непривычными доселе делами, в мир которых можно попасть лишь при наличии туго набитого кошелька. На полных парах я ворвался в страну транжирства, в которой предстояло столько всего купить, купить, купить!
   Вечером, когда я удовлетворенный и измотанный лежал на кушетке и копался в новом мобильнике, позвонила Лиза, девушка Джесси.
   - Привет, Фил. Я... все так быстро произошло... В общем, сегодня ночью ребята опять веселились, знаешь, эти их новые увлечения... Джесси нашли мертвым. Передозировка.
   Она заплакала, - Извини, я сейчас у его родителей, то есть это не важно... извини. Послезавтра похороны, ты придешь?
   Эту ночь я спал очень плохо, сначала не мог заснуть, думал о передозе Джесси, конечно многие из моих знакомых баловались травкой и прочими "увлечениями", как выразилась Лиза, но никто не подозревал, что Джесси сидит на игле. Потом меня мучили кошмары, снились карты, деньги, грозные лица игроков и заплаканные глаза Лизы, скалящийся в улыбке Блэк. В общем проснулся я злым и не выспавшимся. Во время завтрака раздался телефонный звонок, номер не определился.
   - Алло, Фил? Авенджер? Доброе утро, это Альберт Блэк. Извини, что я так рано, но у меня важные новости. Завтра состоится отборочный турнир чемпионата "Норд Нью-Йорк Покер", один из устроителей мой знакомый, он придержал место, но я сейчас на мели, не смогу внести взнос. А ты как? Не хочешь поиграть?
   Уговаривать меня не пришлось, на соревнования по покеру нынче кого попало не берут. Поэтому я взял оставшиеся деньги и отправился на встречу с Блэком. На похороны Джесси я не пришел.

***

   В тот день началась новая глава моей жизни, новой жизни покерного чемпиона, в образ которого я так идеально вписался за последние годы.
   Отборочный тур штата Калифорния оказался для меня сущим пустяком. Турнирный покер отличается от игры на деньги, называемую среди покеристов "игрой на кэш" или просто кэш. Суть отличия в том, что в турнир невозможно вернуться, докупив фишек, поэтому предпринимая какое-либо действие, необходимо тщательно взвесить все "за" и "против".
   Соревнование проходило в студии какой-то небольшой телевизионной компании, которая больше напоминала столовую моего колледжа, чем полноценную студию. Начал игру я аккуратно и не рискуя понапрасну. Проявив себя как пассивного игрока, я наблюдал за оппонентами, журналистами, разглядывал рекламы тех немногих покерных фирм, что соизволили посетить "Норд Калифорния Покер". Так, потихоньку - помаленьку, без особых потерь я дошел до финального стола, за которым собрались сильнейшие игроки сегодняшнего вечера. Подумать только! Еще вчера я играл только с друзьями, думая как урвать несколько лишних баксов, а сейчас я в финале настоящего покерного турнира! На нас нацелились сопла немногочисленных видеокамер и фотоаппаратов, ослепляющих вспышками всех вокруг. Игра, как ни странно, приобрела более дружелюбный характер - с лиц людей слетели маски напряжения, многие стали улыбаться, а некоторые даже разговорились со своими противниками. Один за другим они проигрывали и уходили, пожимая друг другу руки, желали удачи и дальнейших побед. Вскоре я остался один на один с чип лидером8. Он приветствовал меня и пожелал хорошей карты, которая не замедлила прийти в первой же партии, ставшей последней. Туз пик. Вторую карту не помню, да в принципе это и не важно, не смотря на то, что в отдаленном уголке души еще теплился скептицизм и ощущение нереальности происходящего, я был уверен, что одержу победу. Так и произошло. Я пошел ва-банк и выиграл практически весь стек соперника, а жалкие остатки он в сердцах швырнул в центр стола и сказал, что признает поражение. Черная фишка покатилась ребром по зеленому сукну, с напылённым логотипом производителя покерной продукции "Биг Старз оф Покер" - чертиком в веселой шляпе с картами и, описав дугу, улеглась на одну из "пикушек" в углу моего туза. Мой соперник проявил неуважение - отказался давать интервью, не попрощался со мной и другими участниками, лишь сказал напоследок, что ненавидит бэд биты9 и поспешил убраться из зала. Бедный парень, он выглядел как мой ровесник, может даже моложе, и не догадывался, что жить ему осталось меньше недели. Мой выигрыш составил двадцать тысяч. Блэк радостно таскал меня от одного журналиста к другом и уговаривал сказать "пару слов о блестящей Виктории". Во время награждения призеров (организаторы выразили сожаление по поводу отсутствия серебряного) Альфред со мной сфотографировался, сказав, что является моим менеджером. Я не стал возражать, так как именно благодаря ему попал на игру.
   Следующая за турниром неделя была похожа на сказку. Мы жили в президентском люксе дорогущего отеля, обедали в самых респектабельных ресторанах, по вечерам развлекались в приятной женской компании: в общем тратили мой гонорар изо всех сил. Блэк как-то легко вписался в мою новую повседневность, я даже поймал себя на том, что успел привязаться к нему. О колледже я благополучно позабыл и решил больше не вспоминать. Одинокая мать тоже оказалась вытеснена из моего кругозора градом всепоглощающих зеленых бумажек. В один прекрасный день я просто взял и пропал из дому, не сказав ей ни слова. Не думаю, что она смотрела по телевизору что-то кроме мыльных опер. В тот день я сам не заметил, как предал все, за что уважал отца. К концу недели наше безмятежное существование нарушила одна досадная мелочь (позже такие мелочи вошли в привычку, как и пиковый туз, приносящий неимоверную удачу). В воскресенье в вечерней сводке новостей оказывали страшную аварию на городском шоссе, на одной из фотографий погибших я узнал того самого молодого парня, с которым играл за финальным столом. Имени его я так и не запомнил.

***

   Блэк оказался гениальным "менеджером". У него был нюх на турниры. Альберт без проблем пробивал меня в списки участников даже закрытых соревнований. И он не требовал слишком много, не смотря на то, что я ему никогда не отказывал в деньгах. За эти годы я выиграл пятьдесят турниров, более двух миллионов долларов. Я жил покером, я дышал картами. Благодаря им я вкусил все прелести роскоши этого мира. Правда после каждого турнира, не важно, через неделю или через месяц, случалась одна досадная неприятность. С моим финальным соперником происходил несчастный случай. Из-за этого меня считали несчастливым игроком, и пару раз даже пытались оклеветать в прессе, но Блэк быстро все уладил раз и навсегда, заявив, что затаскает по судам любого, кто рискнет запятнать мою репутацию честного покериста. О пиковом тузе тоже было немало толков и пересудов, которые не утихли до сего времени.
   Хорошо помню то потрясающее дождливое утро, когда Блэк, по своему обыкновению в пушистом красном халате и бессменной ковбойской шляпе, сообщил, что заказал мне кресло в чемпионате мира. Стоя на балконе босыми ногами на холодном кафеле с бокалом в руке над просыпающимся мегаполисом на расстоянии пятидесяти этажей от земли, я смотрел на ускользающую за силуэтами небоскребов линию горизонта и думал о том, что стою на пороге мечты всей моей жизни, за которым меня ждет та самая благодать небесная, которую сулят всем праведникам на страшном суде.
   "Ворлд Покер Тур" проходил в пятизвездочном нью-йоркском отеле "Америкэн Плаза". Блеск софитов, отражающийся в мраморных плитах, которыми был отделан холл отеля, бесконечных бокалах и фужерах, бриллиантовых украшениях светских девиц и, конечно же, лакированных поверхностях покерных карт от ведущих спонсоров. Сотни расфуфыренных репортеров, ловивших в объективы лучших игроков мира. И я в самом центре этого великолепия.
   Турнир проходил в пять этапов, длившихся по несколько часов каждый. Я держался уверенно и упорно продвигался к месту за финальным столом, до которого оставалось меньше трех недель.
   Вот, наконец, я подошел к завершению своей истории. Яркий круг света выхватывал из темноты девятерых игроков, окружавших бесстрастного крупье. Повсюду мерцают вспышки фотокамер, раздаются взволнованные, чуть приглушенные голоса журналистов, читающих в камеры свои речи. Невидимые, окутанные мраком светские львы и львицы, окружали стол прайдом, словно африканские хищники свежезабитую дичь. Шесть часов длилась самая напряженная за всю историю моей покерной карьеры игра. Впервые я почувствовал неопределенное беспокойство и усталость. А еще, как ни странно, подошел к концу арсенал моих приемов и профессиональных мувов10, которые мои противники успели досконально изучить. Так что теперь приходилось уповать только на Него. Итак, финальная партия.
   За время игры я успел изрядно набраться, пытаясь успокоить нервы при помощи виски и сигар. Когда из-за стола встал бронзовый призер, я оказался ведущим по количеству фишек. Напротив сидел афроамериканец среднего возраста, весь турнир игравший в наушниках. Что там он слушал, понятия не имею, в тот момент меня это волновало меньше всего. Наши взгляды встретились, и он чуть заметно улыбнувшись, закрыл глаза. В этот момент крупье начал раздачу. Пиковый туз и семерка. Я облегченно вздохнул. Мой соперник положил руку на свои карты и, не поднимая век, одним ловким движением двинул свои фишки в центр стола. При этом на лице его застыла горестная ухмылка, с которой часто в старых военных фильмах бравые солдаты шли на смерть. Даже крупье, который, казалось, был напрочь лишен чувств и эмоций, удивился и от мимолетной растерянности, чуть было не выронил заготовленный флоп. Голоса вокруг нас значительно усилились, отчетливо стали слышны нотки негодования и изумления.
   Спустя десять минут я сидел, тупо уставившись в лежавшую передо мной раздачу. Вокруг не было слышно не звука, в воздухе висела звенящая гитарной струной тишина. Мой соперник сидел все с тем же выражением безысходности на лице, а я мог видеть лишь карты, окруженный зеленым сиянием сукна, карты, которые не составляли комбинации ни мне, ни ему. И лишь пиковый туз, как старший кикер11, делал меня победителем.
   Что тут началось! Разом тишину разорвали сотни возгласов разочарования и радости, словно пушки пиратского корабля застрелял фотокамеры, репортеры затараторили с утроенной силой. Блэк, подобно разрушительному прибрежному смерчу, носился средь этого хаоса улыбаясь, поздравляя, принимая поздравления, фотографируясь. Он подбежал ко мне, обнял за шею и закричал. Посмотрев в его глаза я тоже закричал. И понеслось. И завертелось.
   Церемония награждения. Золотой браслет чемпиона! Приехала скорая, у серебряного чемпиона случился сердечный приступ.

***

   После полуночи дождь сменился бурей. Газеты, вперемежку с мусором, стайками перелетали с тротуара на тротуар, гонимые яростным ветром редкие городские деревья тянули свои полысевшие кроны к листьям, увязшим в осенней грязи, словно матери, скорбящие о потерянных детях. Как отбившийся от птичьей стаи птенец над проезжей частью метался выброшенный кем-то журнал. Ветер рвал страницы, периодически окунал его в грязь и топил в лужах, но не отпускал, как школьный задира не отпускает малыша отличника, пока своими издевками не доведет его до слез. Внезапно ночную тьму над дорогой прорезали два ярких луча. Один из них осветил пестрые страницы журнала, медленно протирающего асфальтовое полотно. Черный Крайслер, бешено вращающий дворниками, вихрем пронесся по шоссе, разодрав журнал в клочья правым колесом. Глянцевые страницы, жадно впитывавшие свет габаритов стремительно удаляющейся машины, разлетелись во все стороны.
   За рулем сидел Альберт Блэк. Он вглядывался в мутное лобовое стекло, раскуривая свою любимую "Индепенденс" и тихим голосом говорил с лежавшим на заднем сидении человеком. Филипп был сильно пьян. Он только что проснулся и оглядывал салон своего автомобиля затуманенным взором.
   - Ну что, Фил, все вспоминаешь? И чего же ты надумал?
   Фил, задумчиво почесал подбородок, пропустив мимо ушей странный вопрос.
   - Блэк, так что там все-таки с этим тузом? Уже столько времени прошло, а ты мне так и не объяснил.
   - А ты так ничего и не понял? - Альберт улыбнулся и переложил сигару с одного уголка рта в другой, - погоди мы почти приехали.
   - Куда? Куда мы едем?
   - В отель. Только по пути нам надо заглянуть в одно место.
   - Зачем? - Фил был в растерянности. Он приподнялся и начал протирать запотевшее стекло рукавом.
   Сквозь дождевую завесу он смог разглядеть мерцающие синие, белые и красные огоньки. "Ва-банк! Клуб любителей спортивного покера". Взгляд его на минуту прояснился:
   - Зачем мы сюда приехали? - с тревогой спросил Фил.
   - Увидишь, - бросил Блэк и остановил машину, - Пойдем.
   Внутри, как и в прошлый раз было накурено и пусто, только теперь за стойкой стоял пожилой бармен, который кивнул вошедшим и приветственным жестом указал в глубь зала. Филипп, пошатываясь, добрел до ближайшего стола и сел. Блэк сел напротив него. Некоторое время он молча курил, разглядывая Авенджера оценивающим взглядом, затем достал чемпионский браслет и положил его в центр стола. Фил не понимал что происходит, он заметил как в полумраке исчез привычный золотой блеск браслета, а черты лица Альберта стали более резкими.
   - Ну вот, теперь ты лучший, - начал Блэк, туша окурок сигары и закуривая новую, - Спасибо, парень, такого я не видел очень давно. Слышишь, старина Боб, - он обратился бармену, - только подумай пятьдесят один турнир и ни одного поражения!
   Боб молча кивнул и продолжил протирать стойку.
   Блэк перегнулся через стол и потрепал парня по плечу:
   - Ты великолепен!
   Фил отстранил его руку и устало закатил глаза:
   - Альфред, ну к чему все это?
   Улыбка сползла с лица Блэка, и он продолжил все тем же неизменно спокойным голосом, доставая что-то из внутреннего кармана пиджака.
   - Помнишь, тогда, три года назад, я просил тебя об услуге? Так вот, ты все сделал на "А" с плюсом.
   Бармен подошел к входной двери и закрыл ее на защелку.
   - Знаешь, мне не хватало карт. Точнее их у меня не было, - Блэк положил рядом с браслетом колоду с монотонно черной матовой рубашкой, выделяющейся глубиной цвета даже в окружавшей их темноте, - Скоро у меня будет свой турнир, который начался две тысячи лет назад. И на этот раз я буду играть своей колодой.
   Рассудок Фила начал потихоньку проясняться, хотя он понимал, что его "менеджер" несет ахинею.
   - И каждая карта в ней будет уникальна.
   Фил взял со стола карты и перевернул картинками вверх. Сначала он ничего не понял, но потом его словно ударило током. Волосы на загривке зашевелились, а сукно под потными пальцами испустило статический разряд.
   - А, вот еще одна! - Блэк протянул ему короля пик. Фил почувствовал, что карта очень теплая, почти горячая. Под аббревиатурой был портрет молодого негра в серебряных наушниках настолько качественно прорисованный, что казался живым. У Фила затряслись руки, и он выронил колоду. Карты рассыпались по изумрудному сукну - пятьдесят одно изображение. Все те, с кем он когда-то играл один на один, все те, кто "пал" от пикового туза.
   Авенджер поднял на Блэка полные страха и растерянности глаза:
   - Ты...
   Альберт улыбнулся белоснежной улыбкой и выпустил колечко дыма.
   - Тут пятьдесят одна, - дрожащим голосом сказал Филипп, перебирая взглядом лакированные картинки.
   - Да, не хватает последнего туза... пикового. Моего пикового чемпиона, - Блэк буравил собеседника взглядом, выпуская дым, - мне нужен самый сильный игрок для последнего поединка.
   Наступило тяжелая и долгая пауза. Блэк докурил и выкинул окурок за спину вставая.
   - Наконец я смогу победить...
   Последняя мысль, которая пришла в голову Филлипу Авенджеру была совершенно неуместна и бессмысленна:
   "Ну почему, черт возьми, он никогда не снимал при мне шляпу?"
  
   ПРИМЕЧАНИЯ
   1 Техасский Холдэм - самая популярная на сегодня разновидность покера.
   2 Флеш - пять карт одной масти.
   3 Роял-флэш - старшие (туз, король, дама, валет, десять) пять карт одной масти.
   4 Рука - две карты, которые получает каждый игрок в начале игры.
   5 Колл - поставить столько же, сколько поставил соперник -- уравнять.
   6 Общие карты - карты, которые могут использовать все игроки для составления комбинаций.
   7 Стрейт - пять карт по порядку любых мастей.
   8 Чип лидер - игрок с наибольшим количеством фишек.
   9 Бэд бит - редкий случай, когда заведомо лучшая рука проигрывает более слабой.
   10 Мув - любое стратегически важное действие игрока.
   11 Кикер - при сравнении одинаковых комбинаций выигрывает игрок, у которого оставшаяся карта старше.
Оценка: 8.50*4  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  К.Фави "21 ночь" (Женский роман) | | П.Рей "Триггер" (Короткий любовный роман) | | Е.Васина "Бунтарка. (не)правильная любовь" (Современный любовный роман) | | С.Альшанская "Последняя надежда Тьмы" (Приключенческое фэнтези) | | А.Грин "Горничная особых кровей" (Любовная фантастика) | | Н.Князькова "Планета мужчин или Пенсионерки на выданье" (Любовное фэнтези) | | Д.Тараторина "Равноденствие" (Короткий любовный роман) | | М.Кистяева "Аукцион Судьбы" (Романтическая проза) | | М.Славная "Мой босс из ада" (Короткий любовный роман) | | Е.Литвинова "Сюрприз для советника" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Смекалин "Ловушка архимага" Е.Шепельский "Варвар,который ошибался" В.Южная "Холодные звезды"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"