Васин Роман Викторович: другие произведения.

Ливень внутри нас

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Продолжение приключений Максима и Соньки, известных вам по фанфику "Кровь артефакта" Вот только сталкерства здесь не ждите...

  
  
  Мирная жизнь (пролог)
  Старые друзья порой хуже новых врагов.
  (Народная мудрость)
  
  Ну кто так моет окна? Я имею в виду - хорошо моет. Лично у меня всё равно получаются разводы или полосы. И это ещё на фоне изобилия как химических средств, так и технических приспособлений. А детство как вспомню, так вздрогну! Тряпкой, оторванной от выгоревшей наволочки и смоченной в мыльном растворе нужно смыть грязь. Потом всё промыть чистой водой, после чего вытереть хорошо отжатой тряпкой. И лишь после этого кульминационный момент - насухо тереть стекло скомканным куском газеты. На одном из этапов ошибёшься и всё, где-нибудь обязательно будет развод.
  Это окно было идеально чистым. В такое приятно смотреть и видеть окружающий мир, а не преломление солнечных лучей от пыли на стекле.
  В данный момент я с любопытством следил за развитием не очень понятных мне событий на КПП. Нет, чисто физически я находился в штабе и должен был заполнять анкету, но события за воротами были интереснее скучной писанины.
  - Что? - виновато переспросил штабиста, поняв, что он задал вопрос, и теперь ждёт ответа.
  - Какой датой у вас перевод? - терпеливо повторил капитан.
  Ну вот, этот тоже скучный, как и его анкета. Всё же написано в бумагах. Но есть ли смысл с ним перепираться?
   - Восемнадцатым.
  Поставив очередную галочку на листке, вернулся к театру за окном. Женщина за воротами КПП всё же добилась своего. Во всяком случае её, судя по нарастающей суматохе, точно услышали. Пустующий до этого плац то и дело перебежками стали пересекать военные, спешащие в разных, казалось бы, случайных направлениях.
  - Что-то случилось, - кивнул на окно.
  - Разберутся, - равнодушно пожал плечами штабист и вернулся к оформлению моих документов.
  Ну, ему виднее. Во всяком случае, меня это пока точно не касается. Однако местные реалии ввели свои коррективы. К воротам подкатил БТР, а со второго этажа дробно и быстро протопали по лестнице армейские ботинки. Мимо открытой двери кабинета мелькнул одетый в камуфляж силуэт военного. Поступь стихла, и военный вернулся, зайдя в кабинет.
  Штабист и я одновременно вскочили.
  - Здравия желаю, господин полковник, - бодро отрапортовал я, - Старший лейтенант Симонов для прохождения службы прибыл.
  - Симонов? Это хорошо, - отчего-то обрадовался военный. - Полковник Салехов. Иди за мной.
  - А вещи? - кивнул я на пару спортивных сумок, стоящих на полу.
  - Да никуда они не денутся, - махнул он рукой. - Идём!
  Переглянулся со штабистом, но, напоровшись на равнодушный взгляд, вздохнул и последовал за полковником. Видимо здесь это в порядке вещей. По документам к службе я должен приступить только с завтрашнего числа.
  - Оружие есть? - уже выходя из штаба, поинтересовался полковник.
  - Откуда? - удивился я.
  - Ну да, действительно, - рассеянно кивнул Салехов и, пикнув сигналкой стоящего у штаба "Патриота", достал из салона "Калаш" с одним запасным магазином. - Держи, потом вернёшь.
  Я автоматически принял оружие из рук полковника и лишь затем спохватился.
  - Зачем?
  - Я же сказал, с нами едешь! - полкан на секунду замолчал. - Или не сказал? Не важно! В общем, дуй к БТР-у, скажешь капитану Буркову, что тебя я прислал.
  Ничего не понимая, потопал к бронетранспортёру, монотонно порыкивающему дизелем у ворот КПП. На полпути оглянулся - Салехов и ещё какой-то мужик в гражданской одежде, непонятно откуда взявшийся рядом с полковником, садились в подъехавший "Тигр". Мужик был с огненно-рыжей шевелюрой. С такого расстояния было уже не рассмотреть, но я почему-то не сомневался, что лицо у него при этом сильно конопатое.
  Капитан обнаружился сразу. Растянув карту по боку боевой машины, он что-то чиркал на ней карандашом.
  - Господин капитан, лейтенант Симонов для...
  - Отставить, - оторвался от карты Бурков и смерил меня взглядом. - Новенький?
  - Так точно!
  Капитан молча нырнул в открытую дверцу БТР-а и, спустя несколько секунд вынес оттуда бронежилет и каску. Протянул мне. Увидев моё замешательство, усмехнулся.
  - Да ты не мандражируй, лейтенант, у нас спокойный район, не стреляют. Это, - он помахал броником, - больше для моего спокойствия. Так что полковник правильно сделал, что отправил тебя на выезд. Обкатать тебя по горам всё равно нужно было бы. Вот и совместишь приятное с полезным.
  К бронетранспортёру подошли ещё два бойца со звёздами старших лейтенантов, поздоровались со мной, назвавшись Сергеем и Толяном, и нырнули в жаркое нутро брони.
  Подъехал "Тигр" полковника.
  - Давай за нами, - махнул он рукой из окна.
  Ворота КПП поползли вбок.
  - Давай внутрь! - скомандовал мне Бурков, а сам полез в открытый люк водителя.
  Забравшись внутрь, я обнаружил, что салон почти полон. Лишь два места пустовали. Хотел представиться, но люк бронетранспортёра закрыли, и боевая машина бодро, с пробуксовкой, стартанула вперёд.
  Плюхнулся на ближайшее свободное место и попытался осмыслить происходящие события, рванувшие вперёд со скоростью бешенной лошади.
  В бок толкнули.
  - Гарнитуру включи.
  Нажал кнопку и сразу окунулся в гул переговоров. Меня поздравили с вливанием в дружный коллектив их заставы, намекнули на поляну, которую нужно накрыть, и представились.
  - Позывной есть? - уточнили после насущных вопросов.
  - Нет.
  - Будет! - авторитетно заявил кто-то с интонацией из фильма о приключениях Шурика.
  Народ радостно заржал.
  - Отставить, - прервал веселье голос капитана. - Слушайте расклад. Выдвигаемся в Бачи-Харак. По сообщению местных, посёлок пуст.
  - А мы при чём? - влез кто-то.
  - Жалоба есть? - осадил Бурков. - Есть! Обязаны отреагировать. А то опять французы ноту протеста выставят, что мы тут ничего не делаем. Они давно облизываются на нашу зону ответственности и хотят поменяться.
  - Кстати о зоне, - пробасил кто-то настолько низким голосом, что я вздрогнул, - Бачи-Харакже как раз к французам ближе, почему туда не пришли? Охота было двадцать километров идти к нам?
  - Французы ближе, но зона ответственности всё равно наша, так что всё правильно.
  - Когда это местные поступали правильно, а не так, как им удобнее?
  Народ снова заржал. Капитан не осадил, но и на вопрос не ответил. Видимо замечание было по делу.
  Ехали минут тридцать. К концу поездки мне от щедрот "выделили" позывной "молодой" и дружески дали понять, чтобы особо не геройствовал и не бежал впереди паровоза.
  - Даже не собирался! - уверил я бойцов.
  - Вот и хорошо, - подвёл черту капитан и остановил БТР. - Всё, выгружаемся.
  Бачи-Харак встретил нас нищетой, свойственной отдалённым горным поселениям. Аул с домами из камней и крышами из соломы, глины и навоза. Буро-коричневый, с лёгким красноватым оттенком, как и окружающие его горы.
  Ветер гонял по пустой улице пыль и поскрипывал несмазанной петлёй незакреплённой ставни или двери какой-то из лачуг.
  Бойцы выстроились полукругом и взяли на прицел пустынную улицу и чернеющие глазницы окон. Никаких шуток в эфире. Все предельно собраны, не смотря на недавнее веселье в бронетранспортёре о нелепости ситуации. Я вылез последним. Толком не представляя, что делать, неловко перехватил автомат.
  - Вперёд! - слегка обозначил движение рукой капитан. - Не расслабляемся. Проверить каждый дом.
  Бойцы двинулись по улице, продолжая держать на прицеле безлюдную обстановку.
  Я оглянулся на "Тигр" полковника, стоящий у бронетранспортёра. Через лобовое стекло было видно, что он, сидя вполоборота, о чём-то оживлённо спорит с пассажиром на заднем сидении. Водитель смотрел вбок и усиленно делал вид, что его в машине не существует.
  Пожав плечами, двинулся вслед за бойцами. Дошли до первых хибар.
  - Стекло, Тополь, налево. Стон, Барыс, направо, - Дал команду Бурков и озвученные бойцы метнулись к крайним хижинам. Остальные замерли в ожидании.
  Вернулись парни быстро. Оно и понятно, чай не трёхэтажный особняк эмира осматривали. Дай бог, если в этих хибарах вторая комната есть.
  - Пусто, - доложились коротко.
  Бурков кивнул и махнул рукой. Продвинулись ещё на десять метров. Стекло с Тополем обернулись, беря на прицел тылы. Тоже на секунду оглянувшись, заметил, что полковник с гражданским всё же покинули машину. Автомат Салехова безвольно и бесполезно висел на пузе, а его собеседник и вовсе был без оружия. Они просто стояли и курили, беспечно подставив свои тушки под прицел снайпера, если такой здесь засел.
  Хмыкнув, отвернулся.
  - Туз, Босх, налево. Кар, Спин, направо! Пошли! - вновь последовала команда капитана.
  Бойцы плавно метнулись в стороны и так же быстро, как и предыдущая четвёрка, вернулись.
  - Чисто.
  И вновь движение вперёд.
  - Барыс, Молодой, налево. Стон, Кар, направо.
  Ладони сразу вспотели. Одно дело на стрельбище в мишень пули вколачивать, а другое вот так в горах искать непонятно что.
  - Вперёд не лезть, ничего не трогать, - сразу раздался в гарнитуре голос Барыса. - Двинули.
  До хибары дошли быстро, чего там идти-то, десять метров. Открытая дверь словно приглашала: "Входите, гости дорогие, располагайтесь"
  - Под ноги не забывай смотреть, - дал ещё одно указание Барыс. - Растяжки здесь любят.
  - Принято.
  Жилище оказалось двухкомнатным. Зайдя первым, Барыс посторонился пропуская меня внутрь.
  Да уж, хоромы! Низкий столик, свойственный азиатским странам, низкий потолок, грязный ковёр на полу, куча глиняных и чугунных горшков, да старая выцветшая занавеска сбоку от незастеклённого окна.
  Напарник мотнул стволом в сторону двери во вторую комнату, предлагая мне её проверить. Пять шагов, и я уже на пороге. Страшно? Ещё как. А чего бояться, если посёлок покинут? Одёрнув себя, шагнул внутрь.
  На полу в позе лотоса сидел сморщенный, словно старый изюм, старик. Белоснежный халат и тюрбан завораживающе контрастировали с изъеденной солнцем загорелой и потемневшей кожей.
  На моё появление старик никак не отреагировал. Даже взгляда не поднял, продолжая пялиться куда-то в пустоту перед собой.
  В дверях появился Барыс, настороженный моей замершей тушкой. Сделав шаг в сторону, запустил его в комнату. Появление нового гостя абориген так же проигнорировал.
  - Найден человек, - тихонько доложил напарник в гарнитуру.
  - Принял, ждите, - отозвался Бурков.
  Ждать пришлось минут десять. Судя по коротким отзывам "чисто", то и дело раздающихся в гарнитуре, бойцы продолжили осматривать аул. Старик всё это время так и сидел молча, ни на что не обращая внимания.
  Наконец, спустя, как мне показалось, вечность, снаружи раздался топот ботинок и в хижину вошли сперва капитан, а затем, к моему удивлению, и полковник с непонятным мужиком в штатском.
  Мы с Барысом посторонились, пропуская начальство вперёд. С полковником-то всё понятно, но вот почему-то и на счёт Рыжего у меня сомнений не возникло. Наоборот, было стойкое ощущение, что этот человек умеет и любит отдавать приказы. Кстати о наличии "конопушек" я не ошибся.
  - Здравствуйте. Вы нас слышите? Понимаете? - по-английски спросил полковник.
  Довольно бойко, между прочим спросил. Я бы даже сказал, что с каким-то калифорнийским акцентом. Ну ладно сам по себе английский язык, здесь всё понятно - миротворческая база в сопредельном государстве это предполагает. Уверен, что и все бойцы Буркова вполне сносно на нём изъясняются. Но вот чтобы говорить как носитель языка? Интересно.
  Абориген оставил вопрос без внимания.
  Полковник предпринял ещё одну попытку, на сей раз на местном наречии. Вот! Сразу появилось неуверенность в произношении, видно, что практики мало. Оно и неудивительно, если бойцы говорят, что здесь тихое спокойное место.
  И вновь старик даже бровью не повёл.
  Полковник почесал затылок и повернулся к Рыжему.
  - Ну, попробуй ты.
  Мужик "хмыкнул", словно они перед этим поспорили, у кого получится разговорить аборигена. Интересно что у него в запасе? Немецкий? Французский?
  Рыжий прокаркал короткую гортанную фразу. Я аж вздрогнул - настолько она была необычной и режущей слух. Это вообще на каком? Шумерский? Птичий?
  Вздрогнул не только я. Абориген тоже дёрнул щекой, взгляд его стал осмысленным, и сразу же выделил из толпы Рыжего. Тот хмыкнул и прокаркал что-то ещё. Бррр! Аж мурашки по коже. Что за противный язык? Не мудрено, что местный вышел из транса. Тут мёртвый встанет и уйдёт, лишь бы не слышать это.
  Но старик ответил. Прокаркал что-то в ответ. Затем ещё и ещё. Рыжий кивнул, давая старику знать, что понимает, после чего тот разразился длинной очередью гортанных фраз. При этом он переводил взгляд с Рыжего на меня. Типа недоволен, что я прервал его медитацию?
  - Ну, чего он бормочет? - не выдержал полковник. - Где все?
  - Говорит, что держит горы. Все ушли, потому что он слабеет, и может не удержать. И что нас ему послал сам Яхве.
  - Держит горы? Яхве? - Салехов поморщился. - Не люблю эту заумную чушь. Мне с гражданскими бы разобраться. Вечером ведь что-то докладывать нужно будет. Спроси его лучше, куда все ушли?
  Рыжий проигнорировал просьбу полковника. Вместо этого он повернулся ко мне.
  - Он просит тебя подойти к нему ближе.
  - Зачем? - мой вопрос прозвучал в унисон с удивлённым голосом Салехова.
  - Я честно не до конца понял, - замялся Рыжий, - кажется, подарить что-то хочет.
  Я повернулся к полковнику. Тот помолчал какое-то время, словно сомневаясь, потом всё же кивнул.
  - Исполняй.
  Передав Салехову автомат, подошёл к старику, и присел перед ним на корточки.
  - Кар, - сказал абориген.
  - Протяни ему ладонь, - перевёл Рыжий.
  Протягиваю руку вперёд. Быстрым, совсем не старческим движением сморщенный дедок вкладывает мне в ладонь какой-то камушек, и скрывает его, сгибая пальцы в кулак. Ладонь жжёт, словно он мне уголёк сунул. Отдёргиваю руку и разжимаю кулак. Пусто! Жжение сразу проходит. Что за фокусы?
  Абориген довольно щурится, и что-то каркает, глядя мне в глаза.
  - Говорит, что успел, - меланхолично перевёл Рыжий.
  - Что успел? - подозрительно спросил Салехов, опередив меня буквально на секунду.
  Если Рыжий и хотел ответить или задать вопрос аборигену, то не успел. Старик внезапно закатил глаза и безвольной куклой завалился на пол.
  Я дотянулся до запястья. Пульса не было.
  - Мёртв, - поднялся я, повернувшись к своим.
  И в этот момент нас тряхнуло. Стоящий в углу высокий глиняный кувшин завалился, выплеснув на пол какую-то жидкость, а через секунду по крыше хибары застучали камни.
  - Давай наружу! - махнул рукой Салехов.
  Мы высыпали на улицу, где нас дожидались остальные бойцы. Тряхнуло ещё раз. На сей раз куда как сильнее. Народ, словно кегли посыпался на землю. Вместе с нами посыпались и хижины. Вовремя мы выскочили!
  - По машинам! - заорал Салехов. - Бегом, бегом!
  Потряхиваемый землёй народ рванул к бронетранспортёру. Сперва как были на четвереньках, затем, более-менее поймав равновесие, на своих двоих. Но, к сожалению, не успели.
  Третий раз тряхнуло, когда мы не добежали до машин метров двадцать. Меня подкинуло и не церемонясь садануло о сланец. Руки и лицо резануло болью от содранной кожи. Мотнув головой, поднялся на четвереньки, и завороженно проводил взглядом медленно съезжающую в пропасть нашу технику. В пропасть, которой ещё минуту назад не было.
  В панике заозирался. Народ выглядел так же очумело, как и я: тряс головой, озирался. Однако принять какого-то дельного решения никто не успел. Земля зашевелилась. Меня сперва подняло метров на десять каменистой, вновь образующейся волной, а затем низвергло в темнеющей зев провала. И где-то ещё на полпути садануло затылком о сланец так, что я потерял сознание.
  
  Открыв глаза, уставился в тёмный потолок ночной комнаты, пытаясь вынырнуть из мути сна и окончательно определиться, где нахожусь. Наконец вспомнив, принял сидячее положение, и вытер выступивший пот. Привычно прислушался к тишине, словно опасаясь, что её сейчас нарушит дрожь вспучиваемой земли.
  Чёртов сон! Последнее время он стал доставлять уже ощутимое неудобство, повторяясь всё чаще и чаще. Мотнул головой, прогоняя наваждение. Память странная штука. Ведь всё было совсем не так! Вспоминая обрывки сна, понимаю, что часть людей из него мне знакома. Например, капитан Бурков, это никакой не капитан вовсе, а ни кто иной, как Слон, а Барыс - Леший. Люди из моей "прошлой" жизни, с которыми давно уже потеряна связь. Даже не знаю, живы ли они? Так почему они предстают каждую ночь в моих сновиденьях в образе военных?
  Лишь рыжий в моих снах был самим собой, хотя знакомство с ним произошло совсем при других обстоятельствах. Нахлынули воспоминания. По большому счёту, я Рыжему многим обязан. Начиная от того где и как я сейчас живу, и заканчивая женой. Ведь именно работая на него, я с ней и познакомился. Сонька тогда уже выполняла кое-какие поручения для него, и у нас завертелось.
  Стараясь не разбудить Соньку, нашарил в тумбочке пачку сигарет и вышел на открытую веранду. Уселся в кресло-качалку и закурил, задумчиво глядя на матовую гладь ночного озера. Нет, вообще-то я бросил курить, но бывают в жизни моменты, когда рука сама тянется к пачке. Вот как сейчас. Поэтому в тумбочке всегда есть запас. Обычно пачки хватало на полгода, но в последнее время... Открыв, пересчитал табачные цилиндры. Всего семь штук осталось, а пачке не больше двух месяцев. Сам не заметил, как стал смолить больше. Засел внутри какой-то червячок и гложет, гложет.
  Вроде бы сбылась наша с Сонькой мечта. Рыжий всё сделал в лучшем виде, организовав нам дом у озера после увольнения. По перешептываниям жителей соседней деревушки я так понял, что он и озеро создал. Раньше в этой глуши кроме бурелома не было ничего. А теперь вот наш дом, собранный как мы и мечтали из вековых кедров. В подвале расположился мощный генератор и насос, качающий воду из скважины. Перед коттеджем зеленело большое, гектаров на тридцать поле, заканчивающееся озером.
  Документы тоже оказались в порядке. И на дом, и на землю, и сами паспорта. Уже успели не раз проверить. Завистников много оказалось и первые полгода каждый месяц то полиция, то земельный комитет, то ещё какая-нибудь госструктура наведывалась, но как говорится, комар носа не подточит. Вроде отстали.
  Немного поколебавшись, мы решили записать в паспорта наши вымышленные агентурные имена, под которыми выполняли задания Рыжего: Максим и Сонька, а вот фамилию взяли с потолка - Соболевы. Зато одну на двоих. Имелось и свидетельство о браке. Всё как у обычных людей. Вот только друзей нет. Новыми ещё не обзавелись, да и негде их взять в такой глуши, а к старым соваться... Лично у меня восемь лет прошло, как они меня видели в последний раз. С тех пор столько воды утекло... Опять же подписанные бумаги о неразглашении. У Соньки примерно та же ситуация, так что судьбу мы решили не искушать.
  Навестили только родителей, да и то только глянули издалека одним глазком, да письмо написали, сбросив в почтовый ящик их же города. Потом выбрались на Кипр. Понежились в лучах жаркого солнца, наслаждаясь тёплой волной и благами цивилизации. А потом сюда, в наши владения.
  Поначалу всё было замечательно. Домашние хлопоты, суета. В первых днях мая наткнулся на трёх щенков лисицы, неумело тычущихся мокрыми носами в мёртвую мамку. Думал, охотники местные постарались, но следов от дроби или капкана так и не нашёл. Пришлось забрать к себе трясущихся от холода и голода лисят. Радости Соньки не было предела. Она их кормила с соски, мыла, чесала и вообще проводила с ними огромное количество времени. Что с ними дальше делать ума не приложу. Сонька не научит их охотиться на мышей и ящериц. Смогут ли они выжить в условиях дикой природы? Может, построить большой вольер и пусть живут у нас?
  Затушил сигарету и передёрнул плечами. Прохладно сегодня.
  Так в чём дело? Почему постоянно переживаю, непроизвольно гася волнение куревом? Вроде перестали мы с Сонькой ходить по лезвию ножа, вышли из системы. Причём мы хотели этого, мечтали как заживём мирной жизнью. Мечта исполнилась, но организм по-прежнему требует драйва и адреналина. А где его взять в такой глуши? Может быть поэтому я и подрался месяц назад в соседней деревне, когда ходил за продуктами. Другой раз бы и не заметил брошенных сквозь зубы завистливых фраз, а вот тогда огрызнулся. Слово за слово и мы с Колей-трактористом уже метелим друг друга, подняв посреди дороги облако пыли.
  Подбежали, растащили. Помимо продуктов я тогда принёс домой выбитый зуб, здоровенный фингал и хорошее настроение на неделю. Даже всерьёз стал рассматривать вариант почаще наведываться в ту деревню, но задирать меня перестали. Наверное, не хотели побывать на Колином месте. У него тогда оказался сломан нос, и месяц стреляло в ухе.
  А теперь вот ещё и сон этот. Всегда одно и то же: рейд, старик, землетрясение, провал. И что самое обидное, никогда не снилась моя дальнейшая судьба. Подсознание отказывалось выдавать информацию, откуда я взял древний пулемёт, с которым затем оказался на базе и от которого и получил свою кличку, ставшую теперь полноценным именем.
  - Что, опять этот сон? - из дома незаметно вышла Сонька и, поцеловав меня, уселась в соседнее кресло.
  Молча кивнул, прислушиваясь к тихому плеску рыбы в озере и рассматривая светлеющий горизонт.
  - Может, обратно?
  Я понял её недосказанную мысль и отрицательно мотнул головой.
  - Ты же знаешь, что там теперь совсем не то, что раньше, - немного помедлил, ожидая реакции, но, не дождавшись, поднялся. - Пошли досыпать.
  
  Солнце, заглянувшее в комнату, разбудило меня в начале десятого. Не знаю, из чего исходил Рыжий, ориентируя наш дом в пространстве, но летом солнечные лучи проникали в окно между девятью и девятью тридцатью утра. Очень удобно. Правда я на ночь задёргивал шторы, но Сонька видимо специально их открыла, чтобы разбудить меня в это время. Принюхался. Так и есть, с кухни доносится аппетитный аромат жареного мяса и сыра. Замечательно.
  Быстренько умывшись, побрившись и почистив зубы, натянул махровый халат и прошлёпал на кухню. Сонька возилась у плиты. Чтобы не мешать, чмокнул её в щёчку, и уселся за стол:
  - Какие планы на сегодня?
  - Может, в город выберемся? - Сонька, наконец, затолкала противень с мясом по-французски обратно в духовку и подсела рядом.
  - Думаешь, наши охранники уже готовы отстоять имущество? - я с сомнением покосился во двор на двух резвящихся молодых волкодавов, купленных щенками, как только мы сюда перебрались.
  - Вот и проверим, - она посмотрела мне в глаза, - да и тебе не помешает развеяться.
  - Да чем я там развеюсь-то? - с сомнением заглянул в холодильник. - Пиво будешь?
  - Давай лучше в городе в кафешке посидим?
  - Согласен, - захлопнул дверцу и сел на место. - Долго ещё?
  - Минут пять, - покосилась она на духовку. - Наливай пока молоко.
  
  Завтракали мы в просторном холле перед телевизором, убивая одним выстрелом двух зайцев: ели и узнавали, что творится в мире. Вообще-то в этот райский уголок дотягивалось только два канала, поэтому мне пришлось подключать спутниковую антенну. Нельзя же судить о творящихся событиях по двум источникам, дублирующим друг друга, тем более что мировые новости в них освещались достаточно скупо. Так что сейчас мы смотрели Euro-newsс переводом и жадно поглощали мясо с картошкой под сырной корочкой.
  Я уже прикидывал, когда нам лучше выйти, чтобы точно попасть к проходящему по времени автобусу, когда в дверь постучали. Мы с Сонькой переглянулись. Гостей вроде не ждём, да и собаки во дворе даже не гавкнули. Странно всё это. Вытерев салфеткой руки, неспешно направился к двери. Стук повторился более настойчиво. Опять какая-нибудь организация с проверкой? Надо заняться дрессировкой собак более плотно, а то даже ухом не повели, защитнички.
  Сперва я его даже не узнал. Нет, он, конечно, не изменился, но... Наверное, просто не ожидал.
  - Не прошло и года, - хладнокровие всё же удалось сохранить и не опуститься до банальных вскриков и "ахов" с "охами".
  Я посторонился и Рыжий зашёл в дом, протягивая руку. Сонька поперхнулась и закашлялась, удивлённо глядя на гостя.
  - Не помешал? - пока я решал, как бы потактичней на это отреагировать, он продолжил. - Да вы не обращайте на меня внимания, кушайте. А то, что новости смотрите, это хорошо. Скоро как раз сюжетец интересный будет.
  - Присоединишься? - я вернулся за стол и указал на мясо.
  - Нет, спасибо, - улыбнувшись, Рыжий уселся в кресло и указал на телевизор. - А вот как раз и он.
  Мы уставились в экран. Рассказывали о пропаже сухогруза "Fine". Ведутся поиски и всё в том же духе.
  - И что? - недоумённо покосился на Рыжего, который неизвестно как оказавшимся у него пультом сделал передачу чуть погромче. - Я думал, что-нибудь с нашими прошлыми делами всплыло.
  -Самое интересное, - мотнул он головой, и я вернулся к новостям.
  - ...Это уже второе исчезновение судна за последние полгода в районе Бермудских островов, - диктор перевёл дух. - Напомню также, что месяц назад в этом районе пропал учебный самолёт с двумя пилотами. Любители загадочного вновь подняли тему Бермудского треугольника...
  - Достаточно, - Рыжий выключил телевизор и повернулся к нам. - Что думаете?
  - Думаю, что это ты раскомандовался здесь? - опередила меня Сонька. - Включи.
  - Извините, привычка, - смутился гость и нажал кнопку. - Я пойду пока на веранду. Вы позавтракаете, приходите туда.
  Вот ведь... Ну что за человек такой? Впрочем, человек ли? Я в это верю всё меньше. Заинтриговал, а потом говорит: "Ешьте". Да и остыло уже всё. Я для виду ещё покопался, и отставил тарелку, залпом допив молоко.
  - Пойду.
  - Подожди, вместе пойдём, - Сонька тоже поднялась.
  Помог ей отнести посуду на кухню, и лишь после этого вышли на веранду. Рыжий сидел в кресле-качалке, создав рядом с нашими двумя своё собственное, и щурился на игравшее бликами озеро.
  - Какие планы на будущее? - заметил он наше появление.
  - Хотим в город съездить, - я уселся рядом и постарался подавить внезапно возникшую мысль о сигаретах.
  - Ты бы ещё рассказал, что планируешь через пять минут в сортир наведаться, - Рыжий демонстративно выгнул бровь. - Я не об этих планах.
  Я понял, что он имеет ввиду, но лишь пожал плечами, не желая озвучивать вертевшееся на языке "жить". Слишком это банально. А другого ответа всё равно не было.
  - Я так понимаю, эти планы нам принёс ты? - задала Сонька встречный вопрос.
  Впрочем, ответ очевиден, не смотреть же он пришёл, как мы тут обжились.
  - Ну, типа того, - Рыжий прищурился и покивал, став похожим на хитрого китайского болванчика.
  -Здесь замешаны Бермуды? - я закинул ноги на перила, и остановил раскачивающееся кресло.
  - Здесь скорее не Бермуды замешаны, а ты, Максим.
  Час от часу не легче!
  - Давай сразу к сути вопроса, - поморщился я от его загадок. - Но скажу честно, начало мне уже не нравится.
  - Мы тут провели кое-какую изыскательскую работу, - проигнорировал Рыжий моё недовольство, - и выяснили, что Бермудский феномен, это не столько природная аномалия, сколько рукотворная.
  - Да ну нафиг! - не поверил я. К желанию закурить остро прибавилась хотелка чего-нибудь выпить, и желательно градусов сорок. - Кто же на такое способен?
  - Кое-кто способен, - туманно пожал плечами собеседник.
  - То есть ты знаешь, кто это сделал? - решил я выяснить всё до конца.
  - Догадываюсь, - не стал раскрывать карты Рыжий.
  Сложил в голове два плюс два.
  - Кто-то с такими же способностями как у тебя?
  Рыжий пожал плечами, дёрнул уголком рта, но так и не ответил.
  - И чем это грозит? - зашёл я с другой стороны.
  - Я не знаю, - невинно улыбнулся Рыжий. - В этом-то вся соль. НЕ-ЗНА-Ю. Но пропажа транспорта нарастает как снежный ком. За прошедший год жертвами эксперимента стало три корабля, два самолёта, около пятидесяти разномастных машин и даже один локомотив со всеми вагонами.
  - Какой локомотив? - опешил я. - В море-то... Про подводную лодку в степях Украины слышал, но чтобы наоборот?
  - В том-то и дело, что маховик эксперимента раскручивается всё сильней, подминая под себя уже и материки. Если бы это всё пропало в одном месте, то, несомненно, было бы много шума, а так..., - гость пожал плечами. - Никто не связывает пропажи между собой. Скажу больше, пропадать стали и дома. Сколько, я считать не стал, да и не важно это. В основном из заброшенных деревень и разномастных научных станций, оставленных за ненадобностью, но были и более заметные пропажи.
  - Так всё же, я здесь каким боком?
  - Помнишь, тебе старик в Бачи-Хараке камушек подарил?
  Я на автомате кивнул, но тут же взвился.
  - Какой камушек?! Какой старик?! Какой Бачи-Харак?! Всё было совсем не так! Ведь мне...
  Скептическое, чуть насмешливое выражение лица собеседника заставило сбиться на полуслове, и замолчать.
  - А ты уверен, что всё было именно так как ты помнишь, а не так, как во сне?
  А действительно, уверен ли я? Какие из воспоминаний более реальны? Те, что подсовывает память, или те, что показывает по ночам подсознание?
  - Про сон-то ты откуда знаешь? - внутри проснулась подозрительность. - Твоих рук дело?
  - Боже упаси! - поднял он руки вверх. - Просто во время нашего сотрудничества поставил тебе пару маячков.
  - Час от часу не легче.
  - Да не заводись ты. Они просто отслеживали твоё состояние. А совсем недавно один из них, о котором я, можно сказать, и забыл, подал сигнал. Ты вспомнил эпизод, с которого началось наше настоящее сотрудничество.
  Растерянно посмотрел на жену. Она ведь... А что она? С ней мы познакомились позже. Так, стоп! Позже чего? После старика, которого не было? С силой потёр виски, пытаясь собраться с мыслями. Вот говорила мне мама, не связываться с подозрительными людьми! Жаль не предупреждала, что если эти люди, может и не люди вовсе, то нужно вообще держаться от них подальше.
  - Я так понимаю, к нам ты неспроста пришёл? - прервала затянувшееся молчание Сонька.
  Рыжий виновато развёл руки:
  - Куда я без вас?
  Стало тоскливо. Поняв, что поездка в город отменяется, поднялся и зашёл в дом. Взял по паре бутылок пива, чипсы и вернулся на веранду. Удивление на лице Соньки сменилось радостью, когда она увидела тару в моих руках.
  - Сами это остановить не сможете? - задал появившийся во время прогулки до кухни вопрос. - У вас же такие возможности!
  - Снаружи никак, а внутрь этой аномалии таких как мы не пускает. Проверено.
  "Таких как мы"... Я хмыкнул и не преминул возможностью съехидничать:
  - А таких как мы?
  - Пускает, - Рыжий грустно улыбнулся. - Но не выпускает.
  - Тогда я пас. Уж извини, но билет в один конец меня не устраивает.
  - Для тебя там припрятан и обратный билет. Вот только найти его тебе придётся самостоятельно. Пока не разберёшься, как там что работает и не остановишь этот процесс, боюсь действительно обратно не выберешься.
  - Почему ты уверен, что у меня есть шанс вернуться?
  Вместо долгих рассуждений и уговоров Рыжий прокаркал короткое слово, совсем как во сне.
  - Держатель гор, - автоматически перевёл я, и только тогда сообразил, что понял эту фразу сразу. Без всяких переводов. Этот язык мне понятен, как родной.
  - Всё верно, - довольно кивнул Рыжий. - Если там что и можно сделать, то только с твоим пропуском.
  -Эй! Я его одного не отпущу, - Вмешалась Сонька.
  - Ты же слышала, что обратный билет только для меня, да и то...
  - Тут не совсем верно. Если ты остановишь эту аномалию, этот неудавшийся эксперимент моего коллеги, то выбраться сможет кто угодно.
  - Сонь, там опасно, - попробовал её урезонить.
  Куда там. Только вдвоём и всё тут.
  - То есть, в принципе вы согласны мне помочь? - повеселел гость.
  - А у нас есть выбор? - я посмаковал во рту пиво и, сглотнув, заел чипсиной. - Ведь иначе Земле хана? Или что-нибудь в этом роде. Так?
  - Не знаю, - Рыжий вновь виновато пожал плечами. - Замочная скважина настолько мала, что могу обещать только то, что вы туда попадёте, а всё остальное...
  - Ну, хоть детали какие-то? Что брать с собой? - я от удивления даже о пиве забыл.
  - Правда, не знаю, - вздохнул гость. - Ручаюсь только за то, что вы окажитесь внутри аномалии и за то, что снаружи этот процесс не остановить. Уже пробовали, разными силами и возможностями.
  - Офигеть! - одним махом осушил бутылку и повернулся к Соньке. - Едем?
  - А ты хочешь здесь киснуть? - она хитро подмигнула, но тут же погрустнела. - А как же наша живность?
  - За них не беспокойтесь, я присмотрю здесь за хозяйством.
  - Тебе что, заняться больше нечем? - не поверил я.
  - Просто для меня это не трудно, по крайней мере, не отвлечет от основных дел.
  - Ну, хорошо, раз так. Поможешь собраться в дорогу?
  - Конечно! - Рыжий вскочил, умудрившись опрокинуть кресло. - Говорите, что вам нужно с собой?
  - Вот это разговор, - улыбнулся я, откупоривая вторую бутылку,- а то помню раньше было каши не сварить. То не могу, сё не могу... Да погоди ты, не суетись. Дай хоть пиво допить.
  
  Через два дня, болтаясь в резиновой лодке на большой волне где-то посреди океана, мы с Сонькой прощались с Рыжим. Подготовились мы конечно как на край света: объёмные рюкзаки завалены консервами, шнурами и прочими необходимыми вещами; разгрузки и обвесы напичканы оружием, запасными магазинами и гранатами.
  - Может, что ещё вспомнили? - уточнил он. - Говорите, я достану.
  - Да вроде бы всё, - мысленно прошёлся по списку. - Сам-то ничего не вспомнил по аномалии?
  - Да там и вспоминать нечего, - скривился Рыжий. - Этот эксперимент именно над вашим миром, и вы точно не попадёте в какую-нибудь плазму. А уж дальше как повезёт... Ещё есть время отказаться.
  - Ладно, ќ- усмехнулся я и взял Соньку за руку, - время есть, да возможности нет. Скучно нам здесь, понимаешь? Поехали!
  Дёрнув стартер, я запустил мощный мотор, и лодка рванула к горизонту, звонко шлёпая плоским дном о набегающую волну.
  Перехода я не заметил. Возможно потому, что так до конца в него не верил. Как можно пропасть посреди океана, завалившись в какую-то аномалию, в эксперимент обезумевшего существа с иной планеты? Где эти врата?
  Всё, что я успел заметить, это сильный ливень и очертания какого-то строения метрах в десяти. Услышал тоже немного:
  - Я же говорил, скоро будут...
  И свист рассекаемого чем-то тяжёлым воздуха.
  
  Странные люди
   Волк не может, не должен иначе,
   Вот кончается время моё.
   Тот, которому я предназначен
   Улыбнулся, и поднял ружьё.
   (В.С. Высоцкий)
  
  Долго пытался понять, где нахожусь, но связанные руки и ноги не позволяли хоть сколько-то приблизиться к разгадке этой тайны. Темнота стояла такая, что проще было отыскать ночью в углярке чёрную кошку. Сперва даже напугался, что ослеп, но, пережив несколько минут паники, разглядел вдалеке узкую полоску света, пробивающуюся из-под двери. Ничего сверх этого увидеть не удалось, но и на том спасибо.
  Привязан был основательно, со знанием дела. К стулу. Ни веревки, ни сам стул расшатать не удалось, видимо он был привинчен к полу. Рот был залеплен скотчем - пленившие лишили даже удовольствия поговорить с самим собой.
  Через какое-то время темнота и абсолютная тишина начала ощутимо давить на нервы. Склонил голову набок и попытался плечом отодрать скотч, но ничего не вышло. Тогда выдавил из себя что-то вроде мычания. Получилось на удивление громко. По тёмному помещению прокатилось эхо. Да, просторно у них тут. Жаль не про мою честь.
  Времени попереживать не дали. Щёлкнул тумблер, и огромный пустой ангар прорезали холодные пятна люминесцентного света. Я непроизвольно зажмурился. Когда открыл глаза, в проёме двери стоял чёрный призрак с круглым шаром вместо головы. По спине пробежал холодок, а лоб покрылся испариной. Вздрогнув, непроизвольно вжался в спинку стула.
  Чёрная фигура сделала шаг вперёд и, попав в освещённую зону, перестала казаться такой устрашающей. Обычный мужик лет сорока. Худощавый, с наголо выбритой круглой головой. Пружинистым шагом он пересёк разделявшее нас расстояние и наотмашь ударил меня тыльной стороной ладони. Не больно, а так, скорее для порядка.
  -Жди своего часа молча, - слова незнакомца подтвердили самые страшные догадки.
  Так же пружинисто лысый проделал обратный путь и, выключив свет, скрылся за дверью.
  Да уж. Весёлое начало и гостеприимная встреча. И что самое поганое, на девяносто девять процентов уверен, что нас ждали. Об этом говорит и брошенная в дождь фраза незнакомцев и хладнокровие лысого. Причём если нас ждали, то явно чего-то хотят. Знать бы ещё - чего? Может, и ответы бы заранее заготовил, а так...
  Приглушенный множеством дверей и перегородок донёсся полный боли крик. Пытают кого-то. А может, пытаются давить на мою психику. Если так, то они явно просчитались. Крик был не женский, а потому оставленный без должного пиетета. И так было понятно, что попал не на курорт, и хорошего ждать не стоит.
  А всё же интересно, где Сонька? Если каждому пленнику выделяют такой ангар, то площадями они явно не ограничены.
  Потянулись часы ожидания. А может и минуты, в темноте одиночества трудно было судить о времени. Изредка доносились крики боли, но среди них так и не было женского. Это радовало. Больше никакие звуки тишину ангара не нарушали и я, кажется, даже задремал.
  Наконец одиночество было прервано - вновь зажегся свет, и тот же лысый мужик направился ко мне, катя перед собой небольшой сервировочный столик. Неужели надумали покормить? Как мило с их стороны. Лишь когда незнакомец со столиком преодолел половину расстояния, стала понятна глубина заблуждения. Вся верхняя полочка была завалена металлическими инструментами. Видимо настал мой черёд кричать. Зато хоть узнаю, что им от нужно.
  Чёрта с два "узнаю"! Ничего не спрашивая, лысый взял со столика плоскогубцы с потемневшим от времени и крови металлом и пристроил их к моему ногтю. Я до последнего надеялся, что он сейчас отлепит скотч и что-нибудь спросит, но этого не произошло. Первая попытка оказалась неудачной, а может наоборот, так и планировалось, но плоскогубцы глухо клацнув, соскользнули с моего ногтя.
  Я замычал от боли. Нет, я бы с радостью заорал, но скотч не позволял этого делать. Палач вновь начал пристраивать свой инструмент к моему пальцу. Жалкие попытки вращать кистью ни к чему не привели, второй рукой лысый надёжно зафиксировал мою руку. Эта попытка оказалась более удачной, если можно так выразиться, и ноготь остался в зажатых губках инструмента.
  Перед глазами полыхнуло и в висках зашумело. Ложбинка, лишённая ногтя, сразу наполнилась кровью, закапавшей на пол. Палач дождался, когда перестану мычать и скрипеть зубами, и лишь затем соизволил заговорить.
  - Это аванс. Чтобы ты понял, что мы не блефуем и пойдём на всё, чтобы выбить из тебя всю интересующую нас информацию. Так что целостность твоего тела зависит только от тебя. Усвоил?
  Я кивнул. Резко дёрнув, палач сорвал скотч и вопросительно приподнял бровь:
  - Говори.
  Очень не хотелось прикидываться героем, но придётся. Потому как вопрос: "Что ты хочешь услышать?", вряд ли его устроит, а я действительно не знаю, что ему надо. Поэтому решил, правда, без особой надежды на успех, выяснить кое какие вопросы для себя:
  - Что с Сонькой? Ну, девушкой, которая была со мной.
  - Не то тебя заботит? - как-то отстранённо улыбнулся лысый и помахал плоскогубцами с так и зажатым ногтем. - Значит, по делу не хочешь говорить?
  - Да я бы рад, но ты же не поверишь, что я даже примерно не представляю, что ты хочешь знать.
  Лысый, продолжая улыбаться, покачал головой.
  - Вот видишь, - я вздохнул и пока мне снова не заклеили рот, предпринял ещё одну попытку. - Так что с девушкой?
  Палач не ответил, но и рот заклеивать не стал. Вместо этого он размахнулся и зажатыми в руке плоскогубцами резко ударил меня по изувеченному пальцу. В глазах вновь потемнело, а потом взорвалось яркой вспышкой боли, словно болел не палец, а всё тело лишилось своего ногтя. Я закричал, отстранённо подумав, что, наверное, сейчас кто-то, а возможно и Сонька, совсем как я недавно, сидит и думает, что скоро наступит его черёд. Да, судя по настойчивости и методичности местного контингента, своя очередь наступит для всех.
  - Ну, ты пока подумай, - лысый вернул скотч на место, - а у меня обеденный перерыв.
  И он демонстративно посмотрел на часы.
  Несколько пружинистых шагов и чёртов маньяк скрылся за дверью. Щёлкнул выключатель и ангар погрузился во тьму. Сервировочный столик, словно дразня, остался стоять на расстоянии вытянутой руки. Вот только вытянуть её не представлялось возможным. Нет, я, конечно, честно крутил и вертел всеми частями тела, пытаясь хоть немного ослабить связывающие меня путы, но вскоре выдохся, так ничего и не добившись.
  Минут через пятнадцать вновь раздался щелчок, и я прикрыл веки, защищая глаза от вспыхнувшего света. Чёртов торопыга, не мог помедленнее есть? Приоткрыл один глаз и удивлённо уставился на пятерых лысых, последний из которых как раз закрывал за собой дверь в ангар. Это ещё кто такие? Одеты и выбриты они были точно так же, как и мой палач. Культ у них здесь какой-то что ли?
  В отличие от уверенной пружинистой походки палача эти двигались как-то нервно, воровато, словно нашкодившие дети. Впрочем, как раз детьми они и были. Всем на вид восемнадцать-двадцать лет. Совсем ещё мальчишки. Хотя нет, ещё и девчонку с собой взяли. Выбритый наголо череп и довольно грубоватые черты лица ещё могли меня ввести в заблуждение, но вот два выпирающих бугорка на груди поставили всё на свои места.
  - Тсс! Мы друзья,- группа, наконец, приблизилась, и я смог рассмотреть их более внимательно. Пожалуй, старшему всё же было лет двадцать пять. Наверное, он и был у них главным. - Мы пришли помочь.
  Я кивнул, и поморщился, когда они резко дёрнули за скотч.
  Прибывшие начали торопливо и неловко расстёгивать крепления. Задели раненный палец
  - Да аккуратней вы, - зашипел от боли.
  - Всё, уходим! - главный рывком поставил меня на ноги и направился к выходу.
  Легко им говорить "уходим". Тело, занемевшее от долгого сидения и от тугих пут, с трудом слушалось. На всякий случай прихватил со столика инструмент палача, с одной стороны имевший лезвие, а с другой небольшой крюк. С ним как-то уютней показалось. Пострадавший палец начал пульсировать в такт перегоняемой по венам крови.
  - Постойте, тут ещё девушка должна быть, - схватил за плечо ближайшего сектанта. - Её тоже надо вытащить.
  Парень лишь прибавил шаг, высвободив плечо из захвата.
  - Эй, вы слышите?
  - Её больше нет, - старший приотстал и поравнялся со мной. - Её убили.
  - Как убили?! - я остановился.
  - Да не стой ты! - зло зашипел он и подтолкнул меня в спину. - Ножом убили. Шевели ногами, говорю, если хочешь выжить и отомстить.
  Выжить? Выжить я не хотел, а вот отомстить - это да. Но раз второе без первого невозможно, то придётся запрятать поглубже свою горечь и бежать, бежать из этого змеиного логова. Бежать, чтобы потом обязательно вернуться. Месть - это такое блюдо, которое следует подавать холодным. По крайней мере, так говорят. Скорее всего, имелось ввиду, что холодной должна быть голова, чтобы не наделать глупостей и месть удалась. Ну что ж, прислушаемся к совету.
  Тем временем группа заговорщиков, в хвосте которой я плёлся, принялась петлять по какому-то не то коридору, не то переходу. Кирпичные, неровно сложенные стены то и дело переходили в своды пещеры, которые в свою очередь менялись деревянными простенками из грубых потемневших досок. Время от времени попадались закрытые двери, но ни одна из них моих проводников не заинтересовала. Каждая дверь была помечена каким-то символом. Как будто что-то египетское
  Начало накатывать ощущение дежавю, словно движемся по какому-то лабиринту. Где-то это уже было. Накатило, но так же быстро отступило. Извилистый коридор закончился, приведя нас к довольно крутой лестнице.
  - Здесь тихо надо! - шепнула шедшая передо мной девушка, и для наглядности прижала палец к губам.
  Мы вышли в очередной коридор, но здесь дверей было на порядок больше. Да и коридор больше походил на жилое строение. Почти из-за каждой двери доносилось какое-то невнятное бормотание. Молитва? Да уж, если спалимся и из каждой кельи выскочит по лысому, выбраться будет проблематично. Постарался двигаться бесшумней, благо тело немного размялось, и неудобство доставлял только измученный палец.
  По изобилующему дверьми коридору шли недолго. Главный из ведущих меня сектантов открыл одну из дверей, и мы попали в очередной ангар. Этот, в отличие от того, в котором я сидел, был заставлен различными стеллажами и завален вещами, на первый взгляд казалось бы, никому и не нужными. Какие-то огрызки карандашей, старые компьютерные мыши, треснувшие колонки от стереосистемы, драные коробки и прочий хлам, коего хватает на обычной людской свалке. Впрочем, если вспомнить, куда я попал (а сомнений в точности наведения у меня не возникло), то эти вещи наверняка представляют определённую ценность и интерес.
  Пройдя заваленный старьём ангар, мы вышли в очередной коридор и спустя пару поворотов вновь поднялись по лестнице. Как же они это всё строили? Наверняка не обошлось без помощи того, кто весь этот эксперимент и запустил.
  Шум в голове усилился, и я не сразу понял, что он имеет иное происхождение, нежели стучавшая в висках кровь. Так дождь стучит по крыше. Не ошибся. Сектанты распахнули очередную дверь, и в лицо дохнуло ночной сыростью. Дождь усиленно поливал темноту, и видимость была минимальна. Где-то вдали виднелась череда огней, но о расстоянии до них я не взялся бы судить даже приблизительно. Дождь и темнота скрадывала все краски и расстояния этого мира.
  - Одень на руку, - главный протянул мне целлофановый мешок. - Дождь не должен попасть на рану. По крайней мере, пока.
  Я послушно замотал руку с больным пальцем и следом за парнями вышел в дождь. Капли оказались неожиданно тёплыми и предполагаемого дискомфорта не вызывали, не смотря на то, что почти сразу промочили до нитки.
  Минут пять мы крались вдоль стены здания, из которого вышли, пригибаясь под встречающимися окнами и стараясь не шуметь. Снаружи своей вычурной архитектурой сооружение напоминало какой-то древний костел, слегка увеличенный в размерах.
  -И что дальше? - не выдержал я, когда диверсанты добрались до угла и замерли, вжавшись в стену. - Когда вы мне уже объясните, наконец, что происходит?
  Вместо ответа сразу трое прижали палец к губам - в пелене дождя обозначилась неясная фигура человека, целеустремлённо двигавшегося в нашу сторону. Я потянулся, было к заткнутому в ботинок подобию ножа, взятому со столика в пыточной, но, видя спокойствие сектантов, расслабился.
  - Всё готово, - подошедший парень покосился на меня. - Пойдёмте скорее.
  Мы гуськом потрусили за провожатым. Вскоре впереди начало вырисовываться нечто массивное и тёмное. Ещё через какое-то время стало понятно, что это стена. Высоченная, не имеющая, казалось ни начала и края. Именно по её периметру и тянулся ряд прожекторов. И лишь когда мы подобрались вплотную, показались гостеприимно распахнутые небольшие ворота. Сектанты один за другим нырнули внутрь оказавшейся полой стены, и я последовал за ними. Следовавшая замыкающей девушка прикрыла створки ворот, и мы оказались в темноте.
  Чиркнула спичка. Неровный огонёк свечи в руках провожатого замелькал в натёкших с нас на пол лужицах.
  - Сюда, - позвал он, нырнув в один из двух узких коридоров, ведущих в противоположную сторону.
  Двинулись следом и вскоре вышли в ещё один тамбур с воротами за тем лишь исключением, что эти выходили на другую сторону стены. У распахнутых настежь створок лежал ещё один сектант, не то убитый, не то без сознания. В тусклом свете, что давала единственная свеча, что-либо разобрать было невозможно.
  - Удачи, братья и... солнца вам!
  - Солнца тебе, - как эхо отозвались "братья" и начали друг за другом выбираться под дождь. Я неохотно ступил в водяной поток, несущийся сверху, и поёжился, а, оглянувшись, успел заметить, как оставшийся в воротах провожатый тушит огарок и что-то пьёт из маленькой склянки. Видимо снотворное, чтобы ничем не отличаться от своего собрата и не вызывать подозрение.
  А мы побежали.
  
  На этом запас удачи, выделенный нам свыше, закончился. Раздался звук, напоминающий бульканье прорывающегося сквозь толщу воды воздуха и бежавший первым сектант упал в лужу, вызвав целый веер брызг.
  - Быстрее! Они стреляют! - сорвалась на визг девушка, и моментально обогнала меня на полкорпуса.
  Странно у них тут как-то стреляют. Если не сказать больше. Наш двадцатипятилетний вожак ловко выудил откуда-то из складок агрегат, напоминающее "Узи" и всадил в темноту нечто, несомненно являющееся разрядом. Но разрядом чего? Мимо меня со знакомым уже звуком стремительно пронеслась круговая волна, рассекающая льющиеся с неба капли дождя. Ни хрена себе у них тут вооружение.
  Сектант, почти не оборачиваясь, всадил в темноту ещё пару разрядов и, отбросив оружие в лужу, продолжил бег. Не думаю, что он хотел в кого-то попасть. Скорее для острастки. Да и в кого попасть, если никого нет? В несчастного паренька-то, небось, и то случайно попали. Последующие события напрочь перечеркнули мои надежды.
  Из темноты, распарывая дождь, прилетел ещё один сгусток воздуха, или что там у них, и парень, бегущий в двух метрах впереди меня, нелепо взмахнул руками и зарылся лицом в грязь.
  - Твою мать! - я едва не споткнулся, перепрыгивая наверняка уже мёртвое тело.
  - У них снайпер! - вновь взвизгнула девушка, и почти сразу покатилась по мокрой земле, сбитая очередным сгустком.
  Да какой, к чёрту, снайпер? Не видно же ни хрена!
  - Петляйте, идиоты! - перекрывая шум дождя заорал старший, и я с ним согласился. Действительно идиот! Всего год прошёл, как довелось последний раз держать в руках оружие и проделывать вот такие вот забеги, а уже всё забыл. Ничего, всё вспомню, если конечно прямо сейчас не убьют.
  Мы запетляли, и, когда впереди начали вырисовываться тёмные очертания строений, даже поверили, что эта тактика сработала. Снайпер думал иначе. Совсем чуть-чуть не добежав до ближайшего сарая, главарь беглых сектантов получил воздушный толчок в спину и, прокатившись пару метров неподвижно замер. Я забежал за угол и, привалившись спиной к мокрой стене, пытался отдышаться. Быстро нас проредили. Словно вредные сорняки повыдёргивали с грядки, без сомнений и сожалений.
  Один из оставшихся проводников прошептал: "Была не была" и побежал обратно. Я даже не удивился, услышав знакомый росчерк пузырей и сдавленный всхлип. Снайпер, кто бы он ни был, свой хлеб ест не зря. Профессионал! Единственный оставшийся в живых сектант постоял рядом секунд пять, переводя дыхание, и юркнул обратно.
  - Куда? - попытался схватить его за балахон, но мокрая ткань выскользнула из пальцев.
  Когда осторожно выглянул из-за угла, парень уже ковырялся в балахоне убитого командира. Ну и за каким, спрашивается, так рисковать? Жить - насрать что ли? Наконец он что-то выудил из складок и кинулся к укрытию. Я спрятался, ежесекундно ожидая смертельного звука, и он раздался. Правда, сектант уже успел юркнуть за угол соседнего сарая и выстрел лишь снёс кусок угла.
  Зато теперь можно было оценить размеры смертоносного пузыря. Если продолжить дугу в выщербленном угле, то получалось сантиметров двадцать. Да уж, вот это пулька так пулька. Такой трудно промазать.
  - Надо уходить! - парень перебежал разделявший сараи проход и пристроился рядом со мной. - Они сейчас придут.
  - Ну, веди, - очень хотелось знать кто "они", что вообще происходит и... Да много чего мне хотелось знать, но сектант прав, действительно пора делать ноги. - У тебя оружие есть?
  Тот отрицательно покачал головой и, стараясь держаться под прикрытием сарая, затрусил в серую дождевую мглу. Ничего не оставалось, как последовать за ним, в душе проклиная весь их план побега. Оружие и то только у главного оказалось. Придётся надеяться на своё умение обращаться с холодным оружием, коим, с некоторой натяжкой можно признать захваченный из ангара инструмент.
  Парень тем временем добежал до почерневшего от влаги старого дома и нырнул в тёмный провал окна. Ну что ж, туда, так туда. Но надо как можно быстрее сориентироваться в обстановке и брать командование в свои руки, а то вон один уже накомандовался. Мальчишка! Надо же, четыре трупа! И ведь всё из-за меня. Чем же я тут всем так интересен? Надо обязательно заняться этим вопросом в целях ознакомления так сказать.
  Быстро миновав небольшую пустую комнатку, юркнули в коридор и, пробежав его, нырнули в следующую. Почти одновременно споткнулись о разбитую на отдельные элементы мебель, в унисон матюгнулись, и выпрыгнули в окно с другой стороны дома. Не сговариваясь бросились, пригибаясь вдоль сплошного потемневшего забора к соседней постройке. Темнота почти рассеялась, уступив место серой мути и если бы не дождь, то видно было бы достаточно далеко.
  - Куда бежим-то? - выдохнул, ныряя за парнем в очередную хибару-мазанку.
  - Подальше отсюда.
  Коротко и ясно. Я хмыкнул и, чтобы не сбить дыхание, решил пока воздержаться от дальнейших вопросов. Это оказалось нелегко. Очередное строение миновали таким же образом - насквозь, петляя по комнатам и спотыкаясь о разбросанный мусор.
  Наконец, выскочив из окна на улицу вслед за проводником, ошарашено замер. Передо мной мёртвой ржавой громадиной возвышался морской буксир. Прямо посреди деревни.
  - Быстрее, - шикнул заметивший мою остановку сектант.
  Да я и сам вспомнил, наконец, куда попал, и возобновил пробежку. За буксиром странная мёртвая деревня продолжилась, но парень, заскочив в ближайший дом, остановился.
  - Это здесь, - он принялся ногой ворошить пропитанный влагой мусор.
  - Что здесь? - нервы, наконец, сдали. - Ты можешь хоть немного объяснить, что происходит? Куда я попал и кто вы, да и они тоже, такие?
  - Держи, - вместо ответа парень протянул сложенный в несколько раз и упакованный в целлофан листок, - это карта. Не очень точная, но заметные ориентиры, типа этого корабля, указаны. Придёшь завтра вечером на место, помеченное крестиком. Там тебе всё объяснят.
  Я машинально взял пакет, а сектант потянул за откопанное кольцо и открыл передо мной мрачный провал лаза.
  - Лезь.
  - А ты? - с сомнением глянул я в серый полумрак подвала.
  - А я сделаю так, чтобы смерть моих братьев не была напрасной, - он практически впихнул меня в проём и захлопнул крышку. - Там нет ответвлений, так что не заблудишься. Уходи скорее, ты должен добраться до деревянных перекрытий, прежде чем я закончу. - Донеслось до меня приглушенное препятствием окончание фразы.
  Что "закончу" сектант не уточнил, но раз так всё и задумывалось, то, наверное, стоит прислушаться к совету. Двинулся по ощутимо забирающему вниз коридору. Потолок был невысокий, и приходилось идти то на полусогнутых ногах, то пригибаясь. Ещё бы, точно не экскаватором рыли, вон следы от лопат. Метров через двадцать пол выровнялся и пошёл горизонтально. По скромным прикидкам надо мной был пласт земли не меньше трёх метров. Чёрт, неужели это всё рылось из-за меня? Лестно конечно, но... Знать бы еще, чем обязан.
  Метров через пятьдесят потолок стал ещё ниже - добавились упомянутые сектантом деревянные перекрытия. Хорошо хоть коридор был заполнен тусклым серым светом, а то бы точно лбом долбанулся об первую балку.
  Так, стоп! Меня осенило, и я замер, не дойдя до упрочнённого коридора пару метров. Ламп-то здесь никаких нет! Я что, вижу в темноте? Или это стены тоннеля чуть светятся?
  Разобраться не успел - позади послышался странный шум. Недоумённо оглянулся, решив, что оставшийся сектант всё же не выдержал и рванул вслед за мной, но это был не он. Совсем не он. По тоннелю, пузырясь и вспучиваясь, неслась взрывная волна. Без огня и грохота, сопутствующих нормальному взрыву, но, тем не менее, я был уверен, что это именно она. Земля вслед за этой странной пузырчатой волной крошилась и оседала, несясь на меня с огромной скоростью.
  Я попятился и развернулся, отчётливо понимая, что не успеваю. Кажется, последнее, что успел подумать, прежде чем меня подхватило и садануло о деревянную переборку, было "твою мать!"
  Мне снилось, что я заболел. С одной стороны получалось хорошо, что не надо идти в школу, а с другой плохо, что всё равно по улице не побегаешь. Нос заложен так, что тяжело дышать, да и мать укрыла тёплым и почему-то тяжёлым одеялом. Вот хрень, какая к чертям школа?
  С трудом разлепив глаза, попытался проморгаться от набившейся в них пыли. Наконец мне это удалось, и я уставился в серую муть тоннеля. Затем попытался встать, но ничего не получилось. Кое-как выгнув шею, удалось разглядеть, что наполовину засыпан обвалившейся землёй. Минут пять извивался ужом и отгребал здоровой рукой комья суглинка, загоняя его под ногти. Наконец удалось освободиться.
  Тяжело поднявшись на четвереньки, пополз вперёд, стараясь убраться подальше от сильно трещавшей балки перекрытия. Того и гляди рухнет всё окончательно. Осилил метров пятьдесят, после которых, тяжело дыша и проклиная всё на свете, привалился к стене. Повреждённая балка всё же не выдержала и с сухим треском надломилась, засыпав землёй ещё метров семь коридора. Вовремя свалил.
  Отвернувшись от ставшего тупиком тоннеля, вздохнул и принялся себя осматривать, прислушиваясь к ощущениям. Получалось, что если не брать во внимание такие мелочи как содранные ногти, забитые пылью глаза, нос и рот, то отделался довольно легко. Лишь огромная шишка на лбу от удара о перекладину да головная боль. Могло быть и хуже.
  Передохнув ещё минут десять, осторожно поднялся и медленно двинулся дальше, надеясь, что скоро тоннель выведет на свет.
  Не знаю, сколько брёл, но показалось, что прошла вечность, прежде чем земляной коридор закончился тем же, чем и начался: тупиком с уходившей наверх лестницей. Поднявшись на пару ступенек, поднатужился, откинул тяжёлую крышку и буквально выполз наружу.
  Опять какой-то дом. Тоже заброшенный и захламлённый. Силы иссякли, и я завалился на спину, разглядывая меж осыпавшейся штукатуркой деревянные перекрытия потолка и пытаясь выровнять дыхание и хоть немного передохнуть. Мысли вяло текли ни о чём, перескакивая с одного на другое: сектанты, спасители, снайпер, дождь. Да уж, после такого дождя и в подземелье. Как теперь всю эту глину счищать? Осмотрел себя и удивлённо вскочил. Одежда была абсолютно сухая и лишь чуть припорошена желтоватым грунтом. Недоверчиво отряхнулся. Как так?
  Покосился через выбитое окно на улицу. Дождь и не думал успокаиваться, поливал как из ведра. Медленно выбрался наружу, подставив лицо тугим струям. Одежда моментально промокла. Интересно. Шагнул назад в помещение. Круто, пару секунд и вся влага куда-то испарилась: сухие волосы, кожа, одежда. А что, удобно!
  Ещё чуть поудивлявшись, вновь шагнул наружу. На улице явно рассвело. Не знаю, что у них тут взамен солнца, но то, что я видел, явно отличалось от серой мглы, в которой всё представлялось ночью. Дождь по-прежнему был тёплым и особых неудобств не доставлял. Даже наоборот, было как-то приятно что ли...
   Хотел умыться, но к немалому удивлению не обнаружил ни одной лужи. Падающие с неба капли словно проходили землю насквозь, не задерживаясь на поверхности ни на секунду. Ни луж, ни ручьёв. Просто мокрая земля. Что ж, запишем ещё одну странность этого мира.
  Разыскивать какую-либо ёмкость с накопившейся влагой пока не решился, а, потому подставив ладони, подождал, пока они наберутся, и плеснул себе в лицо. Наконец, когда на зубах перестал скрипеть песок, принялся осматривать местность, в которую меня занесло.
  Больше всего это походило на заброшенную деревню, за тем лишь исключением, что постройки были здесь, словно овощи в винегрете перемешаны с разных эпох и этносов. Глиняные мазанки сменялись то каменными хоромами, то бревенчатыми срубами. Целостность построек тоже сильно варьировалась.
  Медленно двигаясь от дома к дому, натыкался взглядом лишь на разруху и запустение. Наконец, когда на пути возникла небольшая яхта, я спохватился и, забившись в угол относительно целого строения, вытащил на свет забытую впопыхах карту, которую подарил на прощание сектант. Так, посмотрим, что тут у нас?
  Развернул лист примерно третьего формата и уставился на изобилующую квадратиками графику. Что там он говорил? Что надо прийти к месту, помеченному крестиком? И как это понимать? На карте было два жирных креста: один побольше, другой поменьше. Между ними было довольно приличное расстояние. Мне-то, какой из них нужен?
  Лишь приглядевшись, сумел различить пунктирную линию, проходящую почти от самого края карты к одному из крестиков. Так, если это не предполагаемый маршрут, по которому мне следует идти, то, скорее всего это тоннель. Значит, меньшей меткой было обозначено место, где я выбрался из-под земли. Чёрт, надо было сразу, как вылез карту смотреть. А где я сейчас? Так, если шёл примерно в ту же сторону, что вёл тоннель, а сектант говорил, что метки указаны точно, то где-то здесь должен быть отмечен валяющийся на улицу катер. Так и оказалось. Проведя пальцем в нужном направлении, я наткнулся на небольшой треугольник с соответствующей надписью: "катер".
  В проёме двери, выходящей из комнаты, мне показалось какое-то движение, и я резко вскинул голову, подозрительно глядя в серую муть прямоугольного прохода. Тишина. Надо же, как тени сложились, будто за дверью, в коридоре, человек стоит. Вон голова, туловище, ноги и руки тоже имеются. Только сколь бы ни было это похоже на настоящего человека, тень остаётся тенью.
  Хмыкнул, оценив чудачества природы, и вернулся к созерцанию карты. Так, чтобы добраться до точки, где по заверению сектанта меня должны встретить, нужно продолжать двигаться примерно в том же направлении, лишь немного забирая влево. Первым ориентиром будет теплоход "Yanic", затем сгоревший грузовик.
  Провёл пальцем до отметки с надписью "скутер". Дальше придётся немного сменить направление и вновь двигаться по ориентирам. А местом встречи, по всей видимости, будет ещё один буксир.
  Ну, что ж, в путь. Взгляд, не занятый больше созерцанием карты, автоматически вернулся к дверному проёму. Никакой тени там не было и в помине.
  Как вылетел из дома, не помню. Очевидно, быстро. Десяток метров пробежал, и лишь затем опомнился и сунул изрядно промокшую карту обратно в мешок. Дальше двинулся уже осмысленно. Быстро, но в то же время стараясь ступать помягче и постоянно оглядываясь. Чур-чур меня! Только теперь сообразил, что не бывает в таком мягком свете таких резких теней. Так что же это было? Может, вообще померещилось всё? Очень хотелось бы в это верить, но...
  В дома больше не заходил, хватит! Старался даже от окон держаться подальше. Примерно через двадцать минут, когда появились сомнения в том, что иду верно, впереди возник силуэт какой-то громадины. Вскоре я уже "любовался" на облезшее название некогда белоснежного теплохода "Yanic". Значит, правильно иду, просто карта сильно сжата и из построек здесь действительно указана едва ли половина. Это конечно всё понятно, но как я в таком случае найду скутер? В таком ливне и с такой координацией можно пройти в десяти метрах и не заметить.
  Заметил. Зря я для этого пошёл медленнее и более внимательно стал смотреть по сторонам, заглядывая за каждый угол. Скутер оказался не один. Сваленные в кучу, они возвышались над землёй метров на пять, словно современная версия кургана или пирамиды, если убрать условности в виде граней.
  Развернув карту под каким-то небольшим навесом, я уточнил маршрут и вновь вышел под дождь. Теперь предстояло двигаться почти под прямым углом к моему прежнему маршруту. Ещё какой-нибудь час и буду на месте. Жаль, что ждать меня будут только к вечеру, не терпится узнать, наконец, что происходит.
  Над головой внезапно полыхнуло и я, от неожиданности, даже присел, очумело вертя башкой. Словно слеповую гранату кто бросил. Но никто не стрелял и не бежал ко мне, воспользовавшись моментом. Наконец зрение прояснилось, и я удивлённо уставился на небо. По крайней мере туда, где ему полагалось находиться. Дождь перестал хлестать, и видимость сразу увеличилась в разы, открыв не только все отдалённые постройки этого заброшенного посёлка, но и то, что заменяло им здесь небо.
  Не знаю, что это было, но явно не воздушная масса, заканчивающаяся бескрайним космосом. Небо (для простоты я продолжал величать его по старинке) имело цвета от бирюзового до ярко салатного. Постоянно меняясь и перетекая из одного цвета в другой, оно создавало ощущение огромной колышущейся массы, за которой толща воды. Стало даже как-то не по себе. Привык, что над головой ничего нет, а здесь словно потолок, готовый с минуты на минуту обрушиться на тебя. А за этим потолком, преломляясь в колышущихся бирюзовых цветах, висело местное светило. Его блики разбегались далеко по небосводу и тёмными оставались лишь участки у самого горизонта, а испускаемый свет имел явственный зеленоватый оттенок.
  Пришибленный, я ещё постоял некоторое время, не в силах сдвинуться с места и опасливо косясь на кажущийся таким ненадёжным "потолок". Наконец, сделав усилие, побрёл к намеченной цели, с удивлением разглядывая успевшую просохнуть землю. Словно и не было этого затяжного ливня. Одежда вот ещё хоть выжимай, а земля уже сухая. Замер и недоверчиво пощупал рукав. Вот тебе и "хоть выжимай" - суше разве что в пустыне бывает.
  Проклиная все несуразности этого мира, двинулся к финальной точке своего путешествия, нет-нет, да и поглядывая с опаской на небо. То отвечало зеленоватым переливом местного аналога солнца, и низвергаться на голову не спешило. Потому я минут через десять успокоился и стал больше смотреть по сторонам, нежели наверх.
  Всё вокруг говорило об упадке. Старые одноэтажные домики выглядели настолько уныло, словно в них не жил никто и никогда. Они и собраны были не из однородного строительного материала, а словно из того, что первое подвернулось под руку. Строительная солянка какая-то. Часть домов стояла без крыши, а часть и вовсе была разрушена или разобрана. Время от времени я удивлённо замирал, натыкаясь взглядом на очередное судно. Пару раз даже натыкался на облезлые, разобранные практически до остовов, старинные грузовики годов этак шестидесятых.
  Через двадцать минут вновь закапало, а потом и полилось. Чёрт, сезон муссонных дождей какой-то. Зато перестала болеть голова, досаждавшая какое-то время после взрыва. А вот повреждённый палец, по-прежнему завёрнутый в целлофановый мешок, продолжал ныть. Тоже его под дождь сунуть что ли? Подумав, всё же отказался от этой мысли, вняв совету сектантов, земля им пухом.
  Наконец, вновь промокнув до нитки, вышел к обозначенному местом сбора буксиру. Сколько мне интересно теперь ждать? Часов у меня нет, да и хрен их знает, какое у них тут время. Может местные сутки длятся тридцать часов или шестьдесят, или...
  В сутках оказалось не так уж и много часов. Как бы даже не меньше двадцати четырёх. По крайней мере, через пару часов начало темнеть. Я с интересом выглянул в окно рубки, куда забрался, чтобы не мокнуть, но встречающих ещё не было. Пришлось вернуться к чтению корабельного журнала, описывающего события сорокалетней давности. Журнал не размок от постоянной сырости и не рассыпался от времени, как должно бы по идее случиться, но я это отнёс к очередной загадке этого мира, а потому не забивал себе голову.
  Думал, найду что-нибудь о том, как они сюда попали, но последняя запись была датирована седьмым ноября тысяча девятьсот семьдесят третьего года в три тридцать семь: "входим в туман". Остальные заметки были чисто бытового характера. Пролистав для ознакомления с жизнью моряков "той" эпохи несколько страниц, я зашвырнул журнал в угол и вновь приподнялся с пола. Дождь, и ни души.
  Может, и не стоило сюда идти? Кто меня встретит, и не попаду ли из огня да в полымя? Этот вопрос я регулярно задавал себе и постоянно отвечал себе другим вопросом: "а куда ещё идти?". Постройки эти опять же полуразвалившиеся, нежилые. Есть здесь вообще ещё люди или все состоят в секте?
  Понёсшиеся сплошным потоком вопросы прервались в один миг, когда сквозь водную пелену стал проглядывать тёмный силуэт, двигающийся в мою сторону. За ним ещё один. Ну, началось. Я юркнул обратно, прячась от взглядов, и вытащил орудие палача. Не будем спешить, мало ли кто это пожаловал?
  - Эй, парень! - крик раздался совсем рядом, заставив вздрогнуть. - Ты уснул там? Выходи!
  Вот черти, как догадались, что я здесь спрятался? Уже принялся, было подниматься, когда второй хриплый, словно прокуренный десятками тысяч сигарет голос заставил вновь прижаться к полу.
  - Заткнись, Карл. Не видишь, нет здесь никого, - и уже тише, ворчливо. - Тёмных только накличешь.
  - Не думал, что ты веришь в эти сказки, - голос кричавшего был чист и немного звонок, словно его обладателю было не больше двадцати. Впрочем, может, так оно и было, приподняться и проверить я не решился. - Тебе бы, Гога, в келье сидеть со своими страхами, да...
  - Заткни свою пасть! - это уже больше походило на рык раненного льва. - Если ты его спугнул, и мы вернёмся ни с чем... В общем, на этот раз я прикрывать твою задницу не намерен.
  Келья? Спугнул? Как-то это совсем не похоже на разговор тех, кто должен меня встречать. Такое больше подходит тем сектантам, от которых я бежал. Что ж, посидим, подождём, мне спешить некуда.
  Пришедшие перестали переругиваться, и воцарилась тишина, нарушаемая дробью дождя по крыше буксира да иногда доносившимся обиженным сопением младшего сектанта.
  - Может, хоть в рубку поднимемся или вон в тот дом заглянем? - не выдержал молчания юнец, и я крепче сжал свой резак. - Чего мокнуть-то?
  -Стой давай, - уже без прежней злобы бросил хриплый. - Что за молодёжь пошла? Одни хлюпики хотят из братства выйти, другие не могут час под дождём постоять. Вот помню, раньше заставляли днями на дворе стоять.
  - Ну-ну. Сам стоял? - ехидства в голосе было столько, что хриплый не выдержал и отвесил молодому затрещину. Ну, или что-то, сопровождаемое звонким шлепком.
  - Дед рассказывал, - всё же снизошёл он до пояснений. - И если ты, гнида, ещё хоть взглядом выкажешь неуважение к старшим, я на тебя рапорт настоятелю напишу.
  - А я ему расскажу, что ты делал в прошлую семидневку веры, - не остался в долгу Карл, - и...
  Больше он ничего сказать не успел. Раздался какой-то хрип, перемежаемый надрывным бульканьем, и мне в воображении нарисовалась картинка, как старший Гога душит Карла, приподняв его словно пушинку, на одной руке. А тот извивается ужом и, хрипя, дрыгает ногами. По корпусу буксира действительно что-то пару раз глухо ударилось и видение исчезло. Тело Карла мешком плюхнулось о землю.
  - Не надо так со мной, Карл, - Гога закашлялся, - а то в следующий раз забуду отпустить.
  Ещё полчаса прошли в молчании. Я уже начал коченеть в одной позе, боясь пошевелиться, но сектанты уходить и не собирались. Видимо наставление матёрого Гоги не прошли даром. Юнец больше голоса не подавал, хоть временами слышалось его недовольное сопение. Стемнело окончательно. Я уже привык к своему зрению и научился различать, когда на дворе лёгкие сумерки, а когда полноценная ночь. Оно хоть и было у меня одинаково серо, но свои нюансы всё равно имелись.
  Чёрт, хоть поссать бы сходили, что ли? Затёк уже весь, как чурка. Ох, про поссать это зря было, мочевой тут же прихватило, настойчиво требуя выхода.
  - Мля! - честно сказать, я даже сперва подумал, что это мой рот выдохнул, настолько привык к тишине. Оказалось, хриплый. - Их нам только не хватало.
  - Возвращайтесь в храм, - на арене появился новый голос, сухой и какой-то безжизненный.
  - Может он ещё придёт? - юнец как всегда влез, куда его не просят. Ох, чую, сложит он свою буйную головушку раньше времени.
  Сухой голос его ответом естественно не удостоил. Вместо этого он принялся отдавать приказы:
  - Рейнджеры в ряд через пять метров. Хантеры, позади, дистанция десять метров. И чтобы сляк не проскочил. Я чую, он где-то рядом, ну некуда ему больше идти.
  Стало грустно. Сектант словно мысли мои читает. Действительно, некуда.
  - А что с последним повстанцем делать? - ещё один голос.
  - Отдайте солнцу, - Сухой засмеялся и вопрошавший тоже позволил себе смешок. - Они же за него боролись. Какая ирония.
  Раздался звук уходящего человека, а через какое-то время долгий и протяжный, полный отчаянья и страха крик: "Неееееет!".
  Вот значит как. Нет больше моих спасителей. И кто теперь объяснит, что происходит? Надо брать "языка". Да уж, своевременная мысль, как бы самого сейчас за язык не подвесили.
  - Начали! - команда возвестила о начале моих поисков и я, кажется, даже дышать перестал, чтобы не дай бог...
  Спустя пару мгновений по металлическому борту буксира что-то зашуршало, и пока соображал, что это может означать, за окном появилась чья-то мерзкая физиономия. Только чуть позже, я сообразил, что это была всего лишь маска, а в этот момент действовал на одних инстинктах, как загнанный в угол зверь.
  Рука с зажатым в ней холодным оружием метнулась к так некстати возникшей харе и, разбив стекло, оказавшееся тонким и пластиковым, вонзила узкий клинок в глаз жертве. Дождливую ночь огласил истошный вопль. Сектант ещё только-только начал отшатываться, не зная хвататься ему за рану или за нож, а я уже выскакивал в дверной проём рубки. Нож жалко, но уже ничего не поделать. Прыжок вниз, подкат, чтобы смягчить падение и бег. Вступившая в свои права ночь и близлежащие постройки - мои лучшие друзья.
  Позади раздаётся этот ужасный пузырящийся звук, уже набивший оскомину, и я начинаю петлять словно заяц. Первый раз выдохнул, только забежав за угол кирпичного сарая. Лёгкие, словно огромные кузнечные меха, погнали по организму воздух, и бежать стало легче. Началась погоня. В нескольких метрах позади себя слышалось хлюпанье множества бегущих ног, крики приказов, а иногда и пузырящиеся звуки выстрелов. Некоторые из них легли совсем рядом, вырывая щепки из забора или кирпичные крошки, бритвой резанувшие лицо.
  Твою мать! Вновь сменил направление и продолжил бег.
  - Туда! - отдалённый крик, указывающий преследователям моё местонахождение, заставил припустить ещё сильнее.
   Погоня продолжалась уже довольно долго, но до сих пор я чувствовал, а иногда даже слышал буквально висящих на хвосте сектантов. Они, словно охотничьи псы, шли по следу, не желая расставаться с добычей. Не знаю как, но определяют моё местонахождение безошибочно.
  Врёшь, не возьмёшь! Я вылетел на пустой участок и в замешательстве на секунду замер. Мёртвая деревня закончилась, и передо мной открылся пустырь, за которым сквозь пелену дождя угадывались даже не очертания строений, а лишь их призрачные намёки. Теперь у меня был выбор, бежать вперёд через пустырь, либо, сделав по самому краю мёртвой деревни небольшой крюк, вновь юркнуть обратно.
  Выбрал пустырь. Скорее интуитивно. Лишь позже придумал несколько причин, вынудивших сделать такой выбор. Например, что в виднеющихся за пустырём строениях всё же могут быть люди, готовые мне помочь по причине вражды с сектантами.
  Как сильно я заблуждался на счёт людей, понял лишь, когда достиг этих самых "строений". Ими оказались не дома, а корабли. Старые, в основном деревянные парусные фрегаты, они неестественно чернели на фоне моросящего серого неба и их мачты возвышались, словно кресты на могилах неизвестных исполинов. Зато отстала погоня. На пустыре я ещё их чувствовал, а, оставив позади несколько полусгнивших остовов, понял, что спасён.
  Забравшись по свисающей якорной цепи на один из кораблей, ещё долго стоял, напряжённо всматриваясь в дождь, но преследователи так и не появились. Накатившая усталость захлестнула волной, заставив пошатнуться и сгорбиться, судорожно хватаясь за ненадёжные перила. С трудом добравшись до кубрика, завалился на деревянную лавку и отключился, не смотря на ноющую боль в пальце.
  Отступление (сторонние разговоры)
  
  - Почему пленник оказался один? - грозный голос сидящего на троне из красного дерева человека не оставлял сомнений, что провинившимся несдобровать.-Разве Ливень не указал нам, что их будет двое?
  - Их было двое, понтифик, - говоривший виновато вжал выбритую голову в плечи. - Но девушка оказалась чуть в стороне и успела схватиться за оружие. У нас не было выбора, она могла поднять шум.
  - Выбор есть всегда, - названный понтификом мужчина с низко надвинутым на лоб капюшоном несколько раз сжал и разжал пальцы, словно пытаясь смять подлокотники трона. - И вы его сделали не в лучшую сторону.
  - Но...
  Понтифик оторвал одну ладонь от подлокотника и начавший, было, оправдываться служитель мгновенно замолчал, опустив взгляд в пол. На некоторое время в тускло освещённом зале воцарилось молчание. Сидящий на троне словно решал участь трёх стоящих перед ним служителей, а провинившиеся покорно ждали своей участи.
  - Ладно, - понтифик решил проявить снисхождение, - всё же вы доставили в храм ключевую фигуру, и это самое главное.
  Стоявшие по бокам трона служители из легиона Хантеров слегка расслабились. Понтифик сделал свой выбор и им не придётся убивать своих братьев, не выполнивших указания ливня. А такое бывало. Иногда провинившихся рубили на куски прямо посреди зала, заливая кровью белый мраморный пол храма. Но это случалось редко, чаще понтифик приказывал отдать их солнцу. Вот тут могли возникнуть проблемы. Принять смерть и этим искупить свою вину перед дождевиками - это одно, а быть отданным солнцу... Не у каждого выдерживали нервы, и бывало, приговорённые кидались на понтифика, выставив перед собой скрюченные пальцы, будто норовя вырвать его сердце. На этот раз всё обошлось.
  - Идите и проведите ночь с ливнем, - аудиенция была закончена и приободрённые служители уже повернулись к дверям, когда те неожиданно распахнулись.
  - Понтифик, прибывший сбежал! - все мгновенно поняли, о ком говорит ворвавшийся служитель, но отреагировали по-разному.
   Хантеры остались невозмутимы, хоть и были осведомлены о важности пропавшей персоны. Провинившиеся служители, уже поверившие в своё счастливое избавление, испуганно замерли, боясь пошевелиться, чтобы лишний раз не отсвечивать и мечтая превратиться в маленькую чёрную точку. Понтифик побагровел, вскочил, но затем снова сел. Обвёл невидящим взором всех присутствующих, словно ища, кого назначить козлом отпущения, но всё же взял себя в руки. Жестом отослал трёх служителей, уже приготовившихся к смерти или того хуже, и лишь когда остался один на один с принесшим нерадостную весть (Хантеры не в счёт), поинтересовался:
  - Как?
  - Ему помогли, понтифик.
  - Виновники найдены?
  - Да, понтифик, четверо убиты, один захвачен, - служитель поклонился. - Он в плачевном состоянии, но ведуны пока поддерживают в нём жизнь.
  - Я хочу присутствовать на допросе, - понтифик резко поднялся и подошёл к служителю. - Веди.
  - Мы уже начали допрос, - вновь склонил бритую голову служитель. - Обстоятельства заставляют действовать оперативно. Надеюсь на ваше снисхождение, понтифик.
  - Всё верно, - понтифик взял служителя под локоть и повёл к выходу. - Что он уже успел сказать?
  - В храме вызрела секта, понтифик... - за вышедшими закрылись двери, и дальнейший разговор оставшиеся охранять пустой трон Хантеры не услышали.
  Прикованная
  
  Лежащая на деревянной кровати девушка имела весьма болезненный вид. Бледная кожа, замотанное бинтами тело под застиранной простынёй и влажная тряпка на лбу. Грудь подымалась редко, и можно было даже заподозрить, что девушка в коме. Тем не менее веки слегка дрогнули и она открыла глаза, оглядывая скудную обстановку комнаты.
  Правая рука дрогнула, словно собираясь дотянуться до тряпки на лбу или ощупать забинтованные раны, но обессилено упала обратно на кровать. Девушка вновь закрыла глаза и провалилась в сон, поэтому уже не видела, как в комнату вошла пожилая суховатая женщина и заново смочила тряпку на лбу. Через минуту к женщине присоединились двое мужчин. Один был полноват, но двигался легко и непринуждённо, будто для него это и не вес вовсе. Так двигаются люди, весившие совсем недавно гораздо больше и стремительно похудевшие. Второй мужчина напротив, был высок и подтянут, но двигался медленно и тягуче, всем видом показывая, что ему лень здесь находится и если бы не досадные формальности...
  - Вот она, - полноватый указал на больную пальцем, словно в комнате был кто-то ещё. - Вкололи первый водный раствор, а что дальше не знаем, мы же не ведуны. - Он виновато развёл руками. - Да и нет сильных лекарств у нас.
  - Когда вы её нашли? - уточнил ленивый, будто ему по пути сюда ничего не рассказывали. - Вчера вечером?
  - Да, - женщина опередила с ответом полноватого. - Мой муж возвращался с охоты и на краю посёлка натолкнулся на неё.
  - Катрин, сходи, поставь чай, - полноватый метнул в жену укоризненный взгляд и повернулся к ленивому. - Вы ведь не откажетесь от чая?
  - Сами давайте двигайте отсюда! - разозлилась неожиданно женщина и практически силком вытолкала обоих мужчин из комнаты. - Ей покой нужен.
  - Её всё равно придётся в карантин отправлять, - опешил от такой напористости гость. - Вы ведь не думаете, что...
  - Я думаю, что ещё неделю ей даже шевелиться вредно, - упёрлась женщина. - Так что лучше позаботьтесь, чтобы завтра, а лучше уже сегодня, нас навестил доктор или ведун.
  Гость хотел что-то сказать, но потом лишь махнул рукой и направился к выходу. На пороге он всё же обернулся:
  - Доктор придёт сегодня, и..., - он помолчал, - я вам оставлю одного человека из своей охраны, потом пришлю ещё четверых. Придётся потерпеть. - Перекрыл он возможные возражения женщины и вышел.
  - Зачем ты так с ним? - мужчина обнял женщину за плечи и поцеловал в макушку.
  - А что? - Катрин обернулась и хитро прищурилась. - Я сразу поняла, что эта особа для них важна, потому и забегали.
  - И как же ты поняла?
  - Слухи ходили, что должны были прибыть двое...
  - Так она же одна! - перебил её муж.
  - Это и настораживает, - Катрин всё же пошла на кухню. - Похоже, дождевики вновь опередили нашу доблестную гвардию. - Последнее было произнесено с лёгкой ехидцей в голосе.
  Через четверть часа из дождя вышли четверо вооружённых мужчин и заняли оборонительные позиции вокруг дома с раненной. Ещё через час появился человек с объёмным чемоданом. После непродолжительной проверки его запустили в дом, который он покинул через двадцать минут.
  Всего этого раненная девушка не видела. Она была погружена в крепкий оздоровительный сон, навеянный и ослабевшими силами и вколотыми лекарствами. Проснулась она только на следующее утро, проспав в общей сложности больше шестнадцать часов. Вновь обвела взглядом доступный участок комнаты и, заметив на прикроватной тумбочке стакан с водой, попыталась до него дотянуться. Ничего не вышло. Руки, словно плети, безвольно лежали вдоль тела, и лишь лёгкое шевеление пальцами доказывало, что она не парализована.
  - Эй! - первая попытка крикнуть получилась неудачной, и из пересохшего горла вырвался лишь хрип.
  Больная вдохнула поглубже, чтобы повторить попытку, но дверь в комнату открылась и на пороге появилась женщина в возрасте.
  - Жан, она очнулась! - через плечо сообщила она кому-то и подошла к кровати. - Ну, как ты?
  Больная не ответила, лишь скосила глаза на кружку.
  - Сейчас, сейчас, - засуетилась хозяйка. Одну руку подсунула под спину девушке и слегка приподняла её, а второй поднесла ко рту кружку с водой. - Пей... Всё, хватит, хватит. Минут через пятнадцать ещё дам.
  - Говорить можешь? - через некоторое время поинтересовалась хозяйка, и девушка кивнула, а затем, словно боясь, что женщина ей не поверит, прошептала:
  - Да.
  Ответ был словно шелест осенних листьев на лёгком ветру, но хозяйка расслышала и удовлетворилась результатом.
  - Теперь отдыхай, набирайся сил, а я тебе бульончика принесу минут через пятнадцать, - женщина немного помолчала. - Меня Катрин зовут, а тебя?
  - Сонька... Там, со мной муж был... Где он?
  Хозяйка отвернулась, перебирая в голове возможные варианты ответов, но соврать не решилась, всё равно скоро правда всплывёт.
  - Ты одна была. Раненная. Тебя мой муж в канаве нашёл, - при этих словах назвавшаяся Сонькой девушка выдохнула нечто похожее на стон и закрыла глаза.
  Хозяйка тихонько вышла и закрыла за собой дверь. Через пятнадцать минут она, как и обещала, вернулась, неся на подносе небольшую пиалу, наполненную желтоватым наваристым бульоном. Раненная к этому времени вновь уснула и хозяйке пришлось будить её, а затем и кормить с ложечки.
  Ещё через час в комнате появился доктор и, несмотря на протест Катрин, вчерашний посетитель.
  - Что скажете, Константин, - сразу взял быка за рога гость, - можно её переправить в лазарет при карантине?
  - Нет, - доктор аккуратно разрезал бинты и принялся обрабатывать рану. - Минимум неделю покоя.
  - А как же мутации?
  - Второй водный раствор я ей вчера вколол, - недоумённо обернулся Константин. - Что вы ещё хотите? Впрочем, можете не отвечать, догадываюсь. Не волнуйтесь, через три дня вколю третий водный, и можете забирать в распределитель.
  Катрин, присутствовавшая в комнате на правах хозяйки, постаралась не выказать своего удивления. Третий водный раствор могли себе позволить лишь состоятельные люди, а значит, её догадки оказались верны - девушка по какой-то причине очень важна касте, чьими представителями и являлись доктор и префект. Этот раствор имел просто поразительные регенеративные возможности. Человек, вколовший его себе, мог сутки не опасаться, что его убьют. Нет, если недруг узнает, что у тебя вколот этот препарат и четвертует тебя или сожжет, то да, раствор не поможет воскреснуть из пепла. Но в большинстве случаев даже самые тяжёлые раны зарастали, а ткани регенерировались. Спустя сутки раствор утрачивал свою убойную силу, но продолжал благотворно влиять на организм и справлялся с мелкими порезами и царапинами ещё долгое время.
  
  Кладбище кораблей
  
  Пробуждение было не очень приятным: меня попросту пнули в бок. Отдохнувший мозг не подвёл и сразу же включился в работу, заставляя ушибленное тело не скрючиться от боли, а откатиться в сторону и вскочить на ноги. Параллельно он анализировал ситуацию.
  Первой и самой естественной мыслью было: сектанты меня нашли! Но спустя мгновение понял, что ошибся. Передо мной стояли трое босяков, по-другому и не назовёшь. Оборванные, заросшие немытыми волосами типы сейчас скалились в предвкушении развлечения.
  - Снимай портки, паря! - самый необорванный из троицы детина с когда-то явно рыжими волосами демонстративно хрустнул костяшками пальцев. - Тогда живым уйдёшь. Если будешь сильно умалять, то вон Колдун тебе свои ремки оставит, не придётся светить голым задом.
  Оборванцы заржали.
  - А вы вообще кто такие? - хочет поговорить? Что ж, попробую воспользоваться.
  - Слышал о кресте? - тон вопроса и вид рыжего детины подразумевал, что я непременно должен был о нём слышать.
  Незадача.
  - Нет, - вполне искренне признался я. - Что за крест? Медицинский, фашистский, распятие?
  - Да он издевается! - ухмылки сползли с неумытых рож и рыжий главарь проревел что-то, что несомненно являлось сигналом к атаке.
  Босяки стали медленно приближаться, обозначив даже некое подобие полукруга. Типа в клещи берут. Ага. Да только кто так берёт? Сместились бы вправо, отрезали бы от выхода. Куда тут бежать, если не в дверь? Иллюминатор слишком узок.До дыры в потолке, через которую моросил вездесущий дождь и падал рассеянный свет, я не допрыгну. Остаётся только дверь и на пути к ней у меня не трое человек, а всего один. Да и тот какой-то ущербный, вон как ногу подволакивает.
  Что делать? Оружия у них нет. Ни того странного из которого в меня палили при побеге, ни холодного. Вывод напрашивается сам собой - бежать! Делаю резкий рывок в сторону двери. Обманное движение рукой, хромой купился и ставит блок. Пинаю его по больной ноге и вылетаю в дверь.
  Вылетаю не так как хотелось - на своих двоих, а в прямом смысле слова. Кто-то или что-то мне в этом явно помог. Толчок в спину был сильный, но не точечный, а какой-то словно подушкой поддали. Приземление на потемневшую от постоянного дождя палубу старинного корабля было жёстким. Разбитый палец вновь дал о себе знать острой болью и в глазах на мгновение потемнело. Вскочил, но время было упущено, трое оборванцев стояли уже около меня. Теперь бежать некуда, позади лишь полусгнившие перила корабля, за которыми минимум шесть метров до земли. Целлофановый мешок, одетый на руку, начал темнеть, окрашиваясь изнутри кровью из вновь разбитого пальца.
  - Далеко собрался? - опять кривые ухмылки на рожах. В руках по-прежнему ничего нет.
  - Что это было? - отвечаю по-еврейски, вопросом на вопрос. - Чем вы меня... толкнули.
  На последнем слове я запнулся. Ну не было это похоже на толчок в физическом понимании этого слова. Тем более что калека был выведен из игры, а оставшейся парочке, чтобы до меня дотянуться, нужно было мгновенно прыгнуть метров на пять.
  - Вуаля! - вожак достал из кармана горсть каких-то бурых шариков, размером примерно с пулю для пневматики. - Узнаёшь? Ты что думал, если мы нищета, то не сможем себе и воздушного удара сделать? Способности, знаешь, и у нищих встречаются.
  - Понятно, - буркнул, чтобы скрыть свою растерянность. Ни хрена мне было не понятно. Воздушный удар какой-то. Мне определённо нужен "язык", иначе в этом мире не разобраться. - И что теперь?
  Начал прикидывать свои шансы на побег. Выходила не очень приятная ситуация. Мало того, что их трое против одного, так еще у них какой-то воздушный удар в виде коричневых горошин. И если я совсем не разучился логически думать, то это не что иное, как местный артефакт. А если есть один артефакт, значит, могут быть и другие. А ещё это значит, что могут быть и аномалии. Даже если удастся вырваться от этих оборванцев, существует (по теории Мерфи) огромная вероятность в эту аномалию вляпаться.
  Решено, будем добывать языка. Как? Как всё у знаменитого сыщика - элементарно! Всего-то и делов, вывести из игры эту троицу так, чтобы хотя бы один из них остался жив.
  - Ты чего завис, паря? - рыжий бугай нетерпеливо пересыпал горошины из одной руки в другую. По слипшимся патлам стекали капли дождя. Одежда уже вся промокла, как впрочем и на мне. - Раздеваться будешь, или тебе повторить сеанс воздушных ванн? Боюсь только, что на сей раз ты улетишь за борт и рваньё Колдуна тебе не понадобится. Давай живей!
  - Хорошо, - начал медленно расстёгивать пуговицы на рубахе, прикидывая варианты действий. Есть ли у остальных артефакт? Похоже, что нет, иначе не удержались бы, тоже засветили, показали свою крутизну. Будем плясать от этого, потому что если подобные горошины есть у всех, то мне хана без вариантов. Значит первым из строя надо выводить именно главаря.
  Делаю шаг к рыжему и протягиваю снятую рубаху, всем своим видом показывая смирение со сложившейся ситуацией.
  - Забирай!
  Нет предела людской глупости. Видимо не зря эта троица занимает в иерархической лестнице банды под названием "крест" самое последнее место, раз так выглядит и делает такие ошибки.
  Вожак настороженно протягивает руку, не выпуская из второй свои странные шарики, а вот остальные двое расслабляются. Вальяжно подходят ближе, за что один из них мгновенно расплачивается. Выпускаю рубаху и перехватываю протянутую руку рыжего. Использую его как точку опоры и пинаю по дых ближайшего оборванца. Заламываю пойманную руку и оттаскиваю здоровяка к краю корабля.
  - Только дернитесь, и ваше начальство полетит вниз.
  Оборванцы что-то шипят, но никаких действий не предпринимают. Видимо привыкли, что за них всё решают и во внештатной ситуации мгновенно потерялись.
  - Выкинь! - делаю рыжему чуть больнее. - Быстро кидай их вниз!
  Бурые шарики полетели из разжатой ладони за борт.
  - Ну, сука, тебе кранты! Крест подобного не прощает.
  - Посмотрим, - бурчу в ответ, судорожно пытаясь решить, что делать дальше.
  Ещё немного и бандюги придут в себя, начнут нервничать и дёргаться. Второй раз может не повезти и меня свалят. По-хорошему, надо бы обыскать карманы рыжего на предмет оставшихся там бурых шариков и иных полезных вещей, но как только он почувствует ослабление хватки, может попытаться высвободиться, а там и помощники подоспеют.
  - Смотри! - оборванец со странной кличкой "Колдун" тычет локтем хромого и показывает на меня пальцем. Теперь уже оба как-то странно таращатся в мою сторону.
  Перевожу взгляд и тоже замираю.
  Целлофановый мешок, выданный мне ещё при побеге от сектантов и закрывающий рану от дождя, прорвался, и скопившаяся там кровь сейчас тоненькой струйкой стекала на мокрые доски палубы. Странность была в том, что до пола долетали не все капли. Некоторые превращались в такие же, как у рыжего главаря бурые шарики и, отскакивая от деревянных досок, сейчас весело скакали в разные стороны, проваливаясь в щели палубы.
  - Что же ты молчал, что у тебя есть сила? - подал голос рыжий.
  "А я знал?" - чуть не вырвалось у меня.
  - Вы не спрашивали, - делаю равнодушный вид, и пожимаю плечами. - Ну есть, и что?
  - Босс как раз сейчас повсюду набирает людей с силой. Вам всякие поблажки и бонусы. Пойдём с нами, не прогадаешь.
  Голос у главаря оборванцев стал чуть ли не заискивающий. В его актёрских способностях я очень сильно сомневаюсь, так что, думаю, действительно сильно заинтересован, чтобы пошёл с ними к какому-то там боссу. Видимо приведшим человека с силой тоже перепадает немного благ. А эти трое, судя по всему, ништяков от своего начальства вообще никогда не видели.
  - Зачем ему такие как я?
  Ответить не успели. На небе уже знакомо мне полыхнуло, и я на несколько секунд оглох и ослеп. Чёрт, как не вовремя! Почувствовал, как главарь дёрнулся, пытаясь высвободиться, и постарался усилить нажим. Не получилось. Рыжий по всей видимости свободной рукой ткнул меня под дых и выкрутился. Я интуитивно отпрыгнул, стараясь оказаться подальше от того места, где стоял. Приготовился получать тумаки, но ничего не происходило.
  Медленно, словно нехотя, всполохи перед глазами стихли, и зрение восстановилось. Трое оборванцев стояли метрах в трёх и с интересом наблюдали за моими действиями.
  - Новичок! - уверенно произнёс Колдун, сплюнув на моментально высохшую палубу.
  - Надо было сразу догадаться да побеседовать, - досадливо сморщился рыжий, разминая руку. - Избежали бы многих недоразумений.
  - Зрите в корень, - согласился я, рассматривая переливающуюся бирюзу сверху и стараясь не выпустить троицу из поля зрения.
  Помолчали. Сложилась какая-то патовая ситуация. Мне остро нужна была информация и уже для себя решил, что обязательно воспользуюсь предложением оборванцев, чтобы попасть к их боссу. Думаю, на начальном этапе он может сильно помочь. Надо лишь уточнить, не связан ли он с сектантами и можно отправляться. Но вот напрашиваться не нужно. Надо сделать так, чтобы они решили, что это им больше нужна моя помощь, чем мне их.
  Но оборванцы делать повторное предложение не торопились, считая видимо, что после всего случившегося я ни за что с ними не пойду.
  -Подниму, - полувопросительно, полуутвердительно тыкаю пальцем в валяющуюся в стороне рубаху.
  - Мы тоже, если не возражаешь, - главарь кивнул в сторону нескольких бурых горошин, сиротливо валяющихся на палубе.
  Каждый настороженно направился к своей цели, стараясь не упустить оппонента из поля зрения.
  Подобрал рубаху, начал застёгиваться. Целлофановый пакет на руке уже осточертел и после небольшого раздумья решил от него избавиться. Всё равно он порвался, так что защиты от него - ноль. Осмотрел рану. Вроде вновь закрылась, по крайней мере, кровь течь перестала.
  Рыжий уже собрал все шарики и теперь с интересом наблюдал за моими действиями. Я терпеливо ждал, не торопясь пускаться в расспросы. Наконец он не выдержал:
  - Так ты новичок или нет?
  - Допустим.
  - Сколько часов прошло?
  Вот это вопрос! Откуда же я знаю? За это время и без сознания успел побывать, и поспать. Да и по их странному солнцу не сориентируешься.
  - Понятия не имею, - ответил честно.
  - Э, паря, так не пойдёт! - Колдун вдруг разволновался. - Я так понимаю, что о втором водном растворе ты и не слышал? Плохо дело!
  Повернулся к подельникам:
  - Надо его срочно к боссу отвести. Нам только здесь мутанта не хватало! Ты же знаешь, как силовики мутируют.
  Главарь задумчиво кивнул. Упёрся в меня взглядом.
  - Вот что. Выбор у тебя прямо скажем, не богат. Либо ты идёшь с нами, вы договариваетесь с боссом и ты получаешь второй водный, либо идёшь на все четыре стороны. Задерживать мы тебя не будем, ты не нашего полёта птичка и даже не зная толком ничего, случайно можешь нас размазать как червяков. Но предупреждаю, что во втором случае ты сто процентов через несколько суток превратишься в мутанта без мозгов. На тебя объявят охоту и убьют.
  - Ну, пошли к боссу, - я вздохнул. Плохо, что свободным человеком прийти не получается. Иду на правах просителя, а это и отношение накладывает соответствующее.
  - И молись, паря, чтобы процесс мутации ещё не начался, - Колдун осуждающе покачал головой, словно я сам виноват в том, что со мной происходит. - Иначе тебе поможет только третий водный раствор, а его босс не даст, даже не смотря на присутствие силы. Силовики ведь, так или иначе, стоят дешевле третьего водного.
  - Так что, такие как я - расходный материал? - идти что то расхотелось.
  - Нет конечно! - замахал руками рыжий и выразительно оглянулся на Колдуна. - Просто третий водный действительно стоит так дорого, что я не припомню ни одного случая, чтобы босс кому-то его пожертвовал.
  Похоже, выбора у меня всё же нет.
  - Ладно, двинули.
  - Меня, кстати, Стог кличут, - решил представиться главарь оборванцев. - Этот верзила, как ты уже слышал, Колдун. А это - Ласт.
  - Максим, - кивнул я, и первым направился к якорной цепи, по которой вчера забрался, но меня остановили:
  - Там в трюме пролом есть.
  Что и говорить, нормальные герои всегда идут в обход.
  Отступление (сторонние разговоры)
  
  - Понтифик, разрешите? - лысая голова заглянула в чуть приоткрытую дверь.
  Сидевшая в красноватом троне фигура в тёмно-шоколадной мантии встрепенулась и воззрилась на посетителя, словно не узнавая. Спустя бесконечно долгие секунды, показавшиеся лысому вечностью, понтифик едва заметно кивнул.
  - Конечно, Клайд. Ты же знаешь, что тебе всегда открыта дверь.
  Клайд знал. Но знал он и то, что отрывать понтифика от медитации не позволено никому. Эти два неизданных указа пересекались и противоречили друг другу. В другой раз он бы не рискнул, но сегодняшняя новость была срочного характера и требовала немедленных решений. Знать бы, каких. Вот и приходится действовать на свой страх и риск, врываясь в келью понтифика, и, не дай ливень, в его медитацию.
  Понтифик молча рассматривал сутулую фигуру в таком же, как у него балахоне. Терпеливо ждал. Наконец лысый служитель приблизился. Поклонился.
  - Ливень принёс слух, что прибывшая девушка жива.
  Понтифик выпрямился в кресле и даже наклонился чуть вперёд, словно гончая, сделавшая стойку. Глаза в глаза. Цепко и пронзительно. Он сразу понял, о какой девушке речь. Другое дело, что...
  - Слух или...
  Многозначительная пауза.
  - "Или", - в тоне служителя ни тени сомнения. - Она у Касты.
  - Хорошо..., хорошо, - понтифик вновь откинулся на испещрённую тёмно-красными вкраплениями деревянную спинку кресла. Задумался. Затем махнул рукой, даже не глядя на посетителя. - Ты можешь идти, я дам знать о своём решении.
  Клайд вновь поклонился и вышел, бережно и осторожно прикрыв дверь, словно она была из хрусталя. Оставшись один, понтифик недолго рассиживался в кресле. Дела требовали немедленного вмешательства, но вот пути достижения цели виделись смутно. Тут нужен совет.
  Легко поднявшись, он прошёл мимо безликих хантеров и открыл стеклянную, тонированную матово-белой плёнкой, дверь. Настроившись, шагнул внутрь.
  Эта комната не имела окон, или другого выхода. Небольшая, всего три на три метра, из грубого, ничем не покрытого кирпича, она была словно забытое, недостроенное нерадивыми строителями помещение. В ней не было пола, и не было потолка, лишь глухие кирпичные стены. Комната веры.
  Скинув капюшон и подставив редеющие волосы каплям дождя, понтифик простоял минут тридцать, прежде чем решился озвучить вопрос:
  - Нужна ли девушка для воплощения твоего плана?
  Ответа не было долго, но понтифик не торопил и не торопился. Капли приятно холодили кожу, придавали сил и смывали негативные эмоции прошлых неудач.
  Наконец, когда он уже решил, что ответа не будет, сквозь мягкий шелест дождя донёсся едва слышимый шёпот.
  - Сcccамка нужна.
  Понтифик продолжил неподвижно стоять, глядя в пустоту. Он словно передразнивал безликого собеседника неторопливостью разговора. Но нет, такого не мог себе позволить с ливнем даже он. На самом деле он взвешивал "за" и "против". Так ли она нужна? Стоит ли риска? Отношение с Кастой как раз сейчас наиболее натянутые. Пропажу обязательно свяжут с дождевиками. Малейший промах и подозрения перерастут в уверенность и тогда... Война? Решится ли Каста на неё? Они сильны, но и Дождевики не мальчики для битья. Много жертв. Нет, не подходит. Вот через полгодика...
  Понтифик мечтательно вздохнул и поморщился от нахлынувших чувств. Сделал мысленную заметку пробыть вечером с ливнем не меньше часа, смывая мешающие замыслу эмоции. Как всегда не хватает времени.
  Но ливень знает и видит больше, и раз он говорит "нужна", значит нужно забирать. Вот только не силой, а хитростью. Надо обставить всё так, будто её выкрал Крест. Пусть отдуваются потом за несовершённое похищение.
  - Могу помочччь.
  Человек под дождём удивлённо дёрнул бровью. Сам вызывается, надо же! Ничего не пришлось просить. И словно в пику вырвалось:
  - Справимся.
  - Будет трудно, - голос за ливнем не спрашивал, он знал.
  -Ничего, - понтифик провёл двумя скрещёнными пальцами посередине лба - сверху вниз, затем, не останавливаясь, по переносице. Пальцы остановились в ложбинке над верхней губой, замерли на мгновение и покинули лицо. Человек поднялся. - Есть хороший план.
  Ливень промолчал, и понтифик покинул помещение. Нужно продумать детали и раздать указания.
  Карантин
  
  Сонька не знала состав раствора, что ей вкололи, но состояние резко пошло в гору. Рана затянулась и уже практически не беспокоила. Лишь ещё розовые швы невыносимо чесались. На такой эффект и на Земле было бесполезно рассчитывать, а здесь это было обычное лекарство. Дорогое, но всё же лекарство. Вот бы на большую землю его доставить. А лучше рецепт изготовления. Интересно, из чего он делается?
  Подразумевает ли название "третий водный раствор", что в состав входит вода? Совсем не факт. Вспомнить, к примеру, царскую водку. Попробуй такую хлебни.
  От размышлений Соньку оторвал противный скрип открывшейся двери.
  - Проснулась? - Катрин была сегодня без привычного уже подноса с едой. - Как себя чувствуешь? Надо бы попробовать встать. Завтракать будешь на кухне, я уже накрыла.
  - На Земле..., - Сонька сбилась. Это ведь тоже не другая планета. Как объяснить, что она хочет сказать? - Ну, там, откуда мы с Максимом прибыли...
  Опять сбилась. Эти люди ведь тоже когда-то прибыли оттуда. Засмущалась. Поймала смешинку в глазах посетительницы и разозлилась на своё косноязычие.
  - В общем, вы поняли. Там бы я ещё недели две с постели встать не смогла, а здесь...,-девушка откинула одеяло и рывком села. Раны отозвались лишь лёгким покалыванием, - словно и не было ничего. Так, ночной кошмар. И это за день! Даже не верится если честно. - Вы знаете, из чего это лекарство делается?
  Пол был холодным, а прикроватный коврик отсутствовал. Волей-неволей пришлось сунуть ноги в несуразные мохнатые шлёпанцы неопределённого цвета в виде каких-то зверят. Неприятность заключалась в том, что они были такими старыми и стоптанными, что казалось, будто их только что принесли с какой-то свалки. Но выбирать не приходилось. Вся обстановка в комнате говорила о том, что приютившие её люди живут не просто бедно, а прям на грани нищеты. Стены комнаты даже оштукатурены не были. Сбитые из каких-то неровных досок они лишь местами прикрывались чем-то, что должно было видимо считаться коврами. Пожухлые полотна неопределённого цвета.
  Тумбочка была единственной мебелью, выглядевшей фабрично. Сонькина кровать, ещё одна, стоявшая у соседней стены, а так же шкаф, были явно, что называется, "хендмейд".
  Как призналась вчера вечером разговорившаяся хозяйка, местные власти выделяют некую сумму на Сонькино содержание, но её едва-едва хватает на еду. Так что ни о каких новых вещах для больной, а тем более для личных целей, даже речи нет. Затоей выделили дозу третьего водного раствора, что, по словам Катрин просто неслыханная щедрость от власть имущих. И говорит это о том, что никому здесь неизвестная девушка по имени Сонька отчего-то всё же кого-то заинтересовала.
  - Знаю конечно! Кто ж этого не знает? - Катрин критически осмотрела повязки на ранах. - Ну, разве такие, как ты. Новенькие.
  - И много нас таких?
  - От случая к случаю, - хозяйка пожала плечами. - Последнее время вот что-то зачастили. Уже и не знают, куда всех пристроить. Распределитель, говорят, раз был даже переполнен. Но зато и вещей много новых с большой земли.
  - Что за распределитель? - Сонька зацепилась за шанс отыскать Максима. Вдруг он там. - Покажете?
  - Да что показывать, скоро сама всё увидишь. - Катрин наклонилась к круглому зеркалу, стоящему на потёртом комоде и поправила причёску. - К часу должен доктор прийти. Он тебя осмотрит и если всё нормально, то сегодня же тебя в этот распределитель и переведут.
  - О как! - Сонька недоверчиво уставилась на хозяйку. - Сперва колют дорогущий раствор, а потом фактически отправляют на все четыре стороны? Где логика?
  - Сама не понимаю, - женщина пожала плечами. - Но ты не забивай себе голову. Скоро доктор придёт и префект наверняка, так что будет возможность у них всё узнать. Лучше одевайся, вон твоя одежда, да пойдём завтракать.
  Кухня по состоянию выглядела немногим лучше, чем Сонькин закуток с кроватью. Обшарпанные шкафчики с покосившимися дверцами, грубый стол и видавшая виды разномастная посуда. В углу, у окошка, на некогда синем табурете сидел и смотрел в окно молодой крепкий парень в почти новом камуфляже. Окинул взглядом вошедших и вновь вернулся к созерцанию унылого дождевого пейзажа.
  Сонькин оценивающий взгляд не остался незамеченным.
  - Что смотришь так? - в глазах Катрин появились злые искорки. - Привыкла к роскоши? Конечно, мы все такие изнеженные, городские... Ничего, тут мало кто по-другому живёт, и ты привыкнешь!
  - Не обижайтесь, - девушка попыталась исправить ситуацию, - последнее время действительно как-то всё как по маслу было. Пару лет. А до этого... По всякому случалось. Приходилось бывать в таких местах, что ваш домик курортом бы показался.
  - А! Да ну тебя! - махнула рукой обиженная хозяйка, но всё же не удержалась, спросила. - Что это за места такие?
  - Да их всё ещё полно на Земле. В горах Непала или Тибета, к примеру. А в Чернобыльской зоне отчуждения так и подавно.
  - Где?
  - Что значит "где?", - Сонька растерялась. - Чернобыльская авария прогремела на весь мир... Как этого можно не знать?
  - Как-как... Попой об косяк, - нехарактерно для пожилого человека передразнила её Катрин. От окна донёсся смешок. - Это, о чём ты говоришь, в каком году случилось?
  - В восемьдесят шестом, - начала догадываться девушка, куда клонит собеседница. - Вы тут раньше?
  - Конечно. В семьдесят третьем нас с мужем сюда занесло. Так что новости поступают нерегулярно от новоприбывших. Что они считают интересным, о том и рассказывают. А уж нас с Жаном, бывших жителей Франции, мало волнует, что там происходит в других странах. Здесь от этой информации не холодно, ни жарко. Вот о родине стараемся всё вызнать, если получается, ностальгия всё же. Так что просто пропустили мимо ушей про твою аварию. Нас наверняка в тот момент сильнее волновало, как больше бархатников наловить, да чтобы капуста уродилась.
  - Так вы из Франции? - у Соньки наконец сошлись все концы головоломки. - То-то смотрю имена французские, а по-русски шпарите без акцента даже. Странно.
  Вновь смешок от окна. Катрин тоже улыбнулась.
  - Ты ещё многого не знаешь, девонька. Здесь все говорят на одном языке, и каждый считает, что на его родном наречии. Так устроен этот мир. Вот для меня ты общаешься на французском языке с прованским говором. Потому что я родом оттуда. А для него, - Катрин махнула рукой в сторону парня у окна, - возможно на немецком, кто знает...
  - На испанском, - кажется обиделся парень. - Меня зовут Хосе.
  - Кто бы сомневался, - буркнула хозяйка, - ткни в любого испанца и безошибочно попадёшь в Хосе.
  Сонька не удержалась, прыснула в кулак:
  - Извините.
  - Ничего, я привык.
  - И поди ещё Хосе Мария? - продолжила подтрунивать Катрин.
  - Какие все догадливые, - огрызнулся испанец и отвернулся к окну, на сей раз обидевшись наверняка.
  - Ладно, хорош лясы точить, - сменила тему женщина, - давай присаживайся, будем завтракать. И ты... Хосе... подходи, на всех хватит.
  - Не голоден, - донеслось от окна.
  -Ну... нам больше достанется.
  Завтрак состоял из тушёной капусты с мелко нарезанными кусочками мяса, морса со странным фиолетовым оттенком и хлеба. Разносолов не предполагалось, зато наличествующая еда была в достатке. Если морс, то два стеклянных графина, если хлеб, то аж три буханки. Бигуса тоже был целый пятилитровый казан. Тут действительно человек восемь надо, чтобы это осилить.
  - А Хосе вам кем приходится? - когда тарелка с едой опустела, а морс странный не только на цвет, но и на вкус был выпит, Соньку потянуло на разговоры. Тем более что заняться всё равно было нечем. - Почему он с вами живёт?
  - Этот милый испанец не нам приходится, а тебе, - огорошила хозяйка. - Он твой охранник. Точнее, один из. Остальные на улице по углам да сараям прячутся.
  - Не поняла... А зачем меня охранять?
  - А вот у него и спроси. Касте виднее, а мы люди маленькие. Сказали - делаем.
  - Хосе?
  - А я в Касте человек маленький, - буркнул всё ещё обиженный парень. - Как тебя защитить знаю, а зачем... Увольте.
  - Блин! Вы чего, сговорились? И как я должна узнать об этом мире, если все молчат.
  - У доктора спроси, вон он топает, - кивнул на окно Хосе.
  - Что-то рановато, - Катрин посмотрела на часы. - К обеду обещался.
  Испанец лишь пожал плечами, показывая, что его это вообще меньше всего заботит. Сонька повернулась к входу.
  Через несколько секунд дверь открылась и впустила двух немолодых мужчин в непромокаемых брезентовых плащах. Парочка принесла с собой дождь. Точнее его последствия. Капли катились по обрезиненной ткани, скапливались в складках, но затем все равно попадали на пол. Под ногами вошедших сразу образовались мокрые пятна. Картину усугубляла грязь, комками облепившая кирзовые сапоги.
  - Здравствуйте, - поздоровался один их вошедших. Он был наголову выше Соньки, с длинными руками, оканчивающимися большими лопатоподобными ладонями. Плащ скрывал фигуру, но был он скорее худощав. Второй гость лишь кинул себе под ноги небольшой рюкзак. Резко и скупо. Он был чуть пониже первого, но ширина плеч словно добавляла ему роста. Его было много. А ещё он очень походил на военного. Возможно отставного.
  - Вы чего вытворяете? - вместо приветствия накинулась на них хозяйка. - В сенях не могли постоять пока не обсохните? А грязь счистить на входе? Для кого там решётка железная кинута? Вы что, в хлеву родились?
  - Извини хозяйка, времени нет, - высокий откинул капюшон, и оказался лысым. Даже скорее не лысым, а гладко выбритым. - Надо прямо сейчас переправить вашу гостью в карантин распределителя. Я здесь для того, чтобы определить, оправилась ли девушка от ран, и готова ли к отправке. Подойдите сюда.
  Последнее явно относилось к Соньке, и девушка приблизилась к бритому:
  - Вы доктор? Вы мне кололи все эти растворы?
  - Я, кто же еще, - пальцы доктора, несмотря на размеры, оказались гибкими и ловкими. Быстрыми аккуратными движениями он приподнял веко и посветил в глаз. - Задери футболку.
  Сонька послушалась. Бинтов и перевязок уже не было и лысый, присев, быстро пробежал пальцами по следам былых ран
  - Так не больно?
  - Немного, - честно призналась девушка.
  - Ну, что ж, стандартное заживление молодого организма, - констатировал доктор поднимаясь. - Можно забирать.
  - Что вы меня как корову на продаже? - Сонька начала злиться. - Объясниться для начала не желаете? Куда, зачем, почему...
  - Нет времени, - бритый мотнул головой. - В распределителе есть курсы для вновь прибывших, там тебе всё объяснят.
  - А я, может, сейчас хочу всё знать! - Сонька упёрлась. - Времени полно, я никуда не тороплюсь.
  - Зато мы торопимся! - отрезал второй гость. - Не пойдёшь сама, поведём силой. Хосе!
  Испанец нехотя поднялся с табуретки. Доктор вздохнул. Сонька отступила к входу в комнату.
  - Да погодите вы! Чего раскомандовались в моём доме? - Катрин встала между девушкой и гостем, который так и не снял капюшона. - Что за спешка действительно, хотели же после обеда прийти.
  - Вот именно! Все знают, что после обеда будем забирать. А ещё все знают, что эта девушка представляет собой какую-то ценность. Продолжать надо? Если попадём в заварушку, то не факт что отобьёмся. У меня людей совсем нет, опять прорыв пелены был, все там. Так что давай лучше по-хорошему, - последнее пришедший говорил уже глядя Соньке в глаза. - У меня есть приказ доставить тебя в распределитель, и я его выполню, хочешь ты того или нет.
  -Ой-ой..., - буркнула Сонька, но всё же решила дальше не спорить. Тем более что все равно сама хотела туда попасть. Вдруг там Максим. - Хоть плащ какой мне полагается, или так идти?
  Военный словно пушинку поднял и протянул Соньке рюкзак.
  -Здесь плащ и твоя одежда, в которой тебя нашли. Всё постирано и залатано. На сборы минута, время пошло.
  - Чего? - Сонька от возмущения потеряла дар речи. Хотела перейти на междометия вперемешку с великим и могучим, но не успела.
  Лицо военного разрезала едва уловимая улыбка:
  - Шутка.
  - Охренеть шуточки, - буркнула Сонька и, забрав рюкзак, в лёгком ступоре ушла в соседнюю комнату, скрипнув дверью.
  - В каждой шутке есть доля шутки, - донёсся до неё голос доморощенного юмориста. - Так что прошу всё же поторопиться.
  - Слушаюсь и повинуюсь! - крикнула девушка и принялась доставать принесённые вещи.
  
  Крест
  
  Шли мы уже минут тридцать. За это время успел узнать, что "Крест" - это довольно большая банда уголовных и не очень элементов, объединившихся с целью выжить в этом мире. Верховодил там какой-то местный старожила по кличке Бес. Выживали они естественно за счёт других. Меня этот факт тревожил мало. На первом месте стояла задача по выяснению своего состояния. Один раз я уже мутировал помнится на одном из заданий Рыжего, и больше желания нет. Так что очень хочется поскорее выяснить состояние своего организма. И даже при негативном исходе есть вероятность уговорить Беса поделиться третьим водным раствором. Или украсть.
  В любом случае там получу больше информации, а это непосредственно является задачей номер два. А по большому счёту и даже один. Кто владеет информацией, тот владеет миром, так, кажется, сказал Натан Ротшильд, после того как заработал сорок миллионов фунтов стерлингов на единоличном знании о проигрыше Наполеона при Ватерлоо. А после и Черчилль этой фразой попользовался, бессовестно скомуниздив.
  Ну и мне пора позаботиться о своём владении, то бишь знаниях о том мире, которым собираюсь владеть. А точнее развалить, но об этом естественно ни одна живая душа узнать не должна, иначе многим стану как кость в горле.
  А вообще странно. Оказалось, что этот мир, где вроде и народу-то не должно быть много, всё равно умудрился расколоться на три лагеря. Одну часть занимают "дождевики". Они живут в созданных ещё основателем эксперимента наземных и подземных сооружениях. Цели эксперимента постепенно толи потерялись, толи извратились, и теперь они следуют каким-то своим странным путём, не обращая ни на кого внимания. Разве что ходят слухи, что они воруют людей в посёлке для своих опытов, но не пойман - не вор.
  Судя по описаниям шедшей рядом троицы и тому, что я видел и слышал, в плену я был именно у Дождевиков. Именно им мне нужно вернуть кое-какой должок, да так, чтобы икалось потом пару лет. А лучше, чтобы и икать было некому.
  Вторая часть людей именует себя "каста" и пытается выстроить подобие наземного государства. Вот только с экономикой здесь худо, а потому и живут все почти впроголодь. Ведь что такое экономика? Это производство, торговля и потребление. Если с потреблением здесь всё в порядке, то с остальным... Многие технические решения внешнего мира здесь оказались бесполезны. Порох не горит, электричество не вырабатывается, радиоволны дальше десяти метров не уходят и многое другое. А из полезных ископаемых вообще только то, что можно найти на кораблях и прочей технике, волей эксперимента занесённых в этот странный дождливый мир.
  - Погодите, - я даже приостановился, - как электричество не работает? Я собственными глазами видел у Дождевиков светильники на потолке.
  - А ты уверен, что этот свет происходит от работы ламп на электричестве? -ехидно прищурился Стог. - Тут, паря, всё больше на магии работает. Впрочем, это же Дождевики, может им и позволено.
  - Кем позволено?
  - Ливнем, кем же ещё. Они же Дождевики, - не особо понятно пояснил рыжий.
  - Чёрте что, - буркнул я. Понятней от ответа бандита естественно не стало, но решил отложить вопрос до лучших времён. На повестке стояли куда более насущные проблемы.
  С неба вновь хлынули жгуты набившей оскомину воды. Мерзко. Мерзко снаружи и мерзко внутри. Зачем я здесь? Для чего пустился в эту авантюру, что вырвала с куском души дорогого человека? Какими наивными и жалкими кажутся теперь мысли об адреналине, которого якобы не хватало в мирной жизни. Да провались он...
  Последняя мысль, кажется, была уже о нашем кураторе. Адреналин здесь явно не при чём.
  - Чего загрустил, паря? - по-своему понял моё молчание командир шайки. - Всё будет ништяк. Бес тебя точно куда-нибудь пристроит. Без куска хлеба не останешься.
  Я хмыкнул. Мне бы их проблемы. Но чтобы отвлечься от траурных мыслей, решил поддержать диалог:
  - А если мутация?
  - Тут да, проблема, - почесал затылок Стог. - Впрочем, всё решаемо. Наш босс знаешь какой? Любую проблему так вывернет, что ещё и в плюсе окажется.
  - Хитрый! - Поддакнул Ласт.
  - А я здесь каким боком? - с логикой у троицы явно было напряжённое отношение. - При мутации мне его плюсы даром не нужны, мне бы своих собственных.
  - Ну, дык! - главарь остановился. - Ты меня с мысли не сбивай! Говорю же, всё будет ништяк.
  Да уж, поговорили. Только муторней стало.
  - Расскажите лучше об этом мире, - решил сменить тему. - Почему постоянно дождь? Кто как живёт? Чем дышит? И поподробней о дождевиках, должок им надо вернуть... С процентами.
  - Не связывался бы ты с ними, - колдун вздохнул. - Сектанты они и есть сектанты. С ними даже Каста не всегда спорит.
  - Ага, говно не трогаешь, оно и не воняет, - ощерился Ласт и засунул в ухо палец. Поковырялся там, вынул и критически осмотрел. - О чём я говорил?
  - Лучше заткнись, - поморщился главарь и задумался. - Что бы тебе рассказать? Тут как бы, понимаешь, всё важно, всё друг за друга цепляется и как что-то конкретное выделить... Даже не знаю. Может, ты будешь задавать вопросы?
  Мне было всё равно. Пожал плечами.
  - Расскажите про дожди и эти вспышки.
  Ответ если и был, то я его не услышал. Скрутило знатно. Сперва полыхнуло где-то внутри, как будто в лёгких. Укатилось в голову, погасив зрение и слух. Затем начало выворачивать руки и ноги, плетя немыслимые узоры из костей и сухожилий. Возможно, я даже упал. Возможно, кричал и плакал. Кроме всепоглощающей боли не чувствовал ничего. Отключилось всё, и лишь где-то в глубине, на грани сознания - боль, боль, боль. Долгая, бесконечная.
  Пришёл в себя сразу. Словно и не было ничего. Ни намёка на боль. Руки-ноги на месте. Глаза видят, уши слышат. Огляделся. Стою в центре какого-то пустого пространства, хотя точно помню - шли мимо кораблей, когда меня скрутило. Метров на десять вокруг одна промокшая, с выщерблинами луж земля. Зато чем дальше от меня, тем больше мусора. Щепки, обломки досок, брёвна.
  - Помогите.
  Показалось? Замираю, но вокруг лишь хлюпанье бесконечных капель.
  - Эй! Подайте голос! Стог... Колдун!
  - Здесь...,-едва слышно.
  Надеюсь, направление определил верно. Кидаюсь к куче хлама и начинаю разгребать. Доска? В сторону! Бревно? Оттащить!
  Вдруг замираю. Мой палец! Бестолково таращусь на абсолютно здоровый, с розоватым крепким ногтем палец, что совсем недавно разбрызгивал капли крови по палубе полусгнившего фрегата.
  - Я здесь.
  Вмиг забываю о пальце. После, всё после! Понимаю, что ошибся с местом поиска метра на три и возобновляю разбор завала. Наконец из груды древесных обломков появляется рука, за ней серое, исцарапанное лицо Колдуна.
  - Жив?
  - Не факт, - хрипит он и заходится в кашле. - Где остальные?
  Я оглядываюсь. Никто не спешит на помощь. Похоже - остальные сейчас так же под завалом, причём без сознания.
  - Сейчас, тебя вытащу и их найдём.
  Оттаскиваю очередное бревно. Колдун поднимается на четвереньки, затем, с моей помощью, выпрямляется. Жалкое зрелище. И так не слишком презентабельная одежда местного босяка превратилась в набор лоскутов, больше подходящих для обволакивания мумий.
  - Сам стоять сможешь? Остальных поищу, - заглядываю в зрачки, пытаясь определить наличие у парня сотрясения мозга, но чёртов дождь мешает что-либо разобрать.
  - Нет... Нет времени, - колдун неожиданно сильно отталкивает меня. - У тебя от силы час остался. И всё!
  - Что "всё"?
  - Максим, ты дурак?
  Начинаю злиться. Это такая благодарность за спасение? Видя мои заходившие желваки Колдун решает не тянуть кота за хвост.
  - Объясняю! У тебя прошла волна мутации. Через час тебя скрутит повторно и это будет уже безвозвратно. Ты превратишься в безмозглое существо. Так что у тебя уже осталось пятьдесят минут, чтобы добраться до нашего босса, доказать ему, что ты настолько важен, что на тебя необходимо пожертвовать третий водный раствор и вколоть этот самый раствор. Теперь понятно?
  - Почему третий? Ты же говорил второй водный нужен?
  - Второй уже тебе не поможет, мутация пошла. Результат ты видишь.
  Ошеломлённо киваю. Это что получается - все эти разрушения я устроил? Но как?
  - Так какого хрена ты стоишь? - взорвался, не выдержав моего ступора оборванец. - Письменное приглашение нужно?
  - А как же Стог, Ласт?
  - Тебе их жизни важнее собственной? - колдун чуть ли не у виска крутит.
  И вот тут меня накрыло. Ведь это мне остался час жизни. До этого момента умом всё понимал, но было это словно не со мной или во сне. Захоти и проснёшься. Не будет этого унылого пейзажа с бесконечным дождём, не будет дождевиков с их садистскими выходками. А будет Сонька. И наш уютный дом у озера. Только захоти.
  Захотел. Но по лицу продолжала течь вода, барабаня бесконечными каплями, а в глаза заглядывала исцарапанная физиономия аборигена. Нет уютного дома. Нет Соньки. А значит - надо мстить, а значит - надо жить. А жить мне осталось меньше часа, и при чём здесь, действительно какие-то мелкие воришки? Да пусть хоть весь город сгниёт, сейчас важно одно: нужно выжить.
  - Бежим!
  Колдун всё понял и неожиданно быстро, для контуженного, рванул через завал в ближайший проход между кораблями. Мне оставалось только припустить следом.
  Надолго его не хватило, и уже через пять минут он хрипел и задыхался. Темп бега резко упал. Я конечно ему благодарен, что открыл мне глаза и заставил встрепенуться, но... Как говорится - инициатива наказуема исполнением. Так что никого теперь жалеть не намерен пока не похерю этот чёртов эксперимент и дождевиков вместе с ним.
  - Быстрее! - даю пинка для ускорения.
  Колдун не протестует и даже немного ускоряется. Ненадолго. Так, то ускоряясь, то замедляясь, мы минут за десять и добежали до логова местного криминального авторитета.
  Да уж, далековато они забрались. Безопасность превыше всего. Бес всё верно рассчитал. Что каста, что дождевики сто раз подумают, стоит ли поимка нескольких десятков, ну пусть даже пары сотен, воришек таких трудозатрат. Огромная россыпь кораблей, тысячи закутков. Это же сколько человек надо, чтобы оцепить и проверить всю территорию? И не нужно сбрасывать со счетов возможность вляпаться в ловушку. Или просочится информация о предстоящей облаве, тогда что? Ловите конский топот? Овчинка не стоит выделки? Да много красивых метафор можно привести к сложившейся ситуации. Метафор много, результат один - город.
  Настоящий воровской город. С площадью, расходящимися кривоватыми лучиками улиц, домами и людьми. Да - убогий, да - нищий, но город.
  Странно только, что никакой охраны нет. Неужели Бес настолько уверен, что к нему никто не сунется? Или мои подозрения о засланном казачке вовсе не подозрения?
  - Стоять! Кто такой? - да уж, с отсутствием охраны я погорячился. Голову умело взяли в захват, а к горлу прижалось что-то холодное и наверняка острое. - Пароль!
  - Фрегат, - мгновенно отозвался Колдун. - Отпусти его, Фернандо. Это новый маг к боссу.
  Нож исчез, и я шагнул в сторону, разрывая дистанцию. Три человека позади внушали уважение хотя бы за то, что умудрились так незаметно подобраться к моему горлу. Помимо этого один из них был таким огромным, что Валуев бы рядом казался вполне обычным, среднестатистическим человеком. Чёрная копна длинных волос дредами свисала ниже плеч и лишь добавляла впечатление его массивности. Но этот здесь, скорее для массовости. А вот двое других - настоящие убийцы. Профессионалы, но явно не военного склада. У тех взгляд другой. Здесь же какой-то маньячно-садистский, злой. Таким нужна веская причина не чтобы убить, а наоборот, чтобы разойтись миром. Я не трус, но один из них крутнул ножом и невольно отступаю еще на шаг.
  - Ну, идите,- ухмыляется, сука. Доволен произведённым эффектом. - Только имей ввиду Колдун, если что - спрос с тебя.
  - Само собой, - сглотнул слюну проводник, и потянул меня за собой, шипя едва слышно. - Живее.
  Площадь пересекали быстро, но шагом. Я чувствовал на себе любопытные взгляды встречных людей, но ещё больше - ненавидящий, давящий взгляд. Кто-то из троицы уже представлял мою спину в перекрестье прицела? Знать бы кто и почему. Но обернуться я не решился. Просто сделал зарубку в памяти: даже если договорюсь с их боссом, расслабляться не стоит.
  Думал, скроемся из вида и снова рванём, но нет. Колдун продолжал быстро, но идти.
  - Побежали? - предложил. - Далеко еще?
  - У нас не бегают, - отрезал проводник. - Запомни, если кто-то здесь бежит, значит что-то не так. Шухер. Или облава, или... Впрочем об остальном пока рано тебе знать.
  Рано, так рано. Пожимаю плечами:
   - А на вторую часть вопроса?
  - Пришли.
  Коротко и ясно. Улица из разномастных кораблей расширилась метров до десяти, открывая великолепный вид на прекрасно сохранившийся фрегат, удерживаемый в вертикальном положении металлическими тросами-растяжками. Красоту портила лишь неуместная для корабля дверь под ватерлинией. Да два амбала возле неё. Хотя... Вспомнил только что встреченного Фернандо и поправился - не амбала, а так, два среднестатистических человека.
  - Мы к боссу, - не дожидаясь вопроса, доложился Колдун.
  - Чего хотели?
  - Скажите, Колдун нового мага нашёл.
  Видимо действительно Бес очень нуждался в людях с магией в крови и сумел донести это до всех подчинённых, потому как вопросов больше не последовало. Один из привратников чуть приоткрыл дверь и бочком протиснулся внутрь. На секунду в приоткрывшуюся щель просочился звук классической музыки. Ого, главарь-то у них оказывается эстет.
  Не прошло и минуты, как охранник вернулся, вновь одарив нас Шопеном из приоткрывшейся двери.
  - Руки подыми.
  Я поморщился. Не люблю это слово. Есть цельное и естественное "подними". А "подыми", так, суррогат какой-то. Подыми, ихний, евойный. Не то, чтобы я вот прям граммар-наци, но всё же коробит от таких слов.
  Тем временем меня вполне профессионально обыскали, естественно ничего не нашли, и запустили внутрь. Долговязый колдун остался снаружи.
  Миновав небольшой тесный тамбур, скрипнул второй дверью и попал в офис. К этому времени одежда и волосы уже просохли. Красота! Нет, на самом деле очень удобно, вот бы и на Земле так.
  Чего угодно ожидал от главаря местной группировки, любителя классики, человека с довольно громкой кличкой Бес, в конце концов, но точно не банального офисного помещения.
  Сильно вышарканный, видавший виды ламинат на полу, хромированные квадраты офисных светильников с люминесцентными лампами на потолке, обшитые пластиковыми панелями стены с несколькими дверями без табличек. В другом конце комнаты массивный фигурный стол, заставленный разными канцелярскими примочками. Несколько стульев. И человек за столом, видимо секретарь. Вообще странная, я бы даже сказал аномальная обстановочка логова главаря преступной группировки. Хотя, если судить строго, то стиль они выдержали не полностью - табличек ведь на дверях не было. Где босс сидит? А где туалет? Впрочем, для полноты картины не хватало ещё монитора на столе, да льющаяся непонятно откуда классическая музыка диссонировала с обстановкой.
  - Проходи, присаживайся, - человек за столом приглашающе махнул рукой.
  Скрипнув в паре местах, ламинат пропустил меня к столу.
  - Мне бы Беса поскорее увидеть, - замялся, не зная как доходчивей объяснить секретарю, что времени у меня осталось максимум минут двадцать.
  - По какому вопросу? - да уж, этот явно никуда не торопится.
  - Похоже я маг, - на секунду замолкаю. Так ли нужно всем знать, что я уже без пяти минут безмозглый мутант. В конце концов, решаюсь признаться, а то ещё полчаса вопросами промурыжит, - но началась мутация. Уже первая волна прошла.
  - Так вот что за всплеск был! - даже как-то обрадовался секретарь. - Новичок что ли? Давно здесь?
  - Да ты задрал! - едва не рычу. - Ты русский язык понимаешь? Мне писец наступает! А судя по тому, что натворила первая волна мутации в паре километров отсюда - вам всем тоже.
  - Да не шурши ты! - заиграл желваками секретарь. - Сейчас Петрович придёт, выясним твой предел, тогда уже решу, что с тобой делать.
  - Решу? - наконец до меня дошло. - Так ты и есть Бес?
  - Я-то Бес, а вот кто ты, и что мне с тобой таким делать?
  Ответить не успел. Скрипнула, открываясь, дверь и впустила низенького седого человека с бородкой а-ля-старик Хоттабыч.
  - Что-то кости ломит, - вместо приветствия с порога заявил Хоттабыч, - прорыв, что ли опять будет?
  - Тьфу, типун тебе на язык, - сплюнул хозяин кабинета.
  Натурально сплюнул, прямо на паркет.
  - Да хоть два, - огрызнулся Петрович, - легче от этого тебе не будет. И не плюй здесь, раз позвал пентаграмму чертить. Что я её, по твоим слюням возюкать буду?
  Удивительно, но Бес смутился.
  - Прости, старый...
  Он хотел добавить что-то ещё, но мне это надоело.
  - Вы, не забыли, что время идёт? Что меня с минуты на минуту накроет? И вас заодно. Тик-так, господа, тик-так...
  - О! - как ни в чём небывало, обратил, наконец, на меня внимание Хоттабыч. - Часы!
  Он обошёл меня вокруг и причмокнул от удовольствия
  - С кукушкой...
  Я непонимающе уставился на Беса. Тот состроил рожу, мол, всё в порядке, старик с придурью, но приходится терпеть.
  - ...А я всё думаю, что тут у тебя тикает?
  - Петрович, надо поскорее выяснить, что он может как маг? Сколько у него силы и решить, стоит на него тратить третий водный или вышвырнуть, пока не поздно.
  - Ну, выяснить-то я выясню, а вот решать придётся тебе.
  Бес закатил глаза:
  - Так выясняй уже!
  Хоттабыч, наконец, принялся за дело. Сдвинул меня в центр комнаты, выгреб из кармана два мелка: белый и синий, и принялся чертить какие-то линии. И сразу преобразился. Исчез нелепый старикашка с куцей бородкой и дрожащими пальцами. Вместо него появился уверенный в себе художник, архитектор и маг в одном лице.
  Отточенными движениями он вычерчивал на полу идеально ровные прямые и окружности, ставил одному ему понятные символы и цифры. Словно паук он ткал свою паутину - добротно и красиво.
  Наконец пентаграмма была закончена, и волшебство пропало, словно его и не было. Вместо уверенного в себе человека я видел нелепого старика, запыхавшегося, словно пробежал стометровку. Дрожащими пальцами он попытался засунуть мелки в карман, но один зацепился и упал на пол, разлетевшись на несколько обломков.
  Бес заботливо наклонился, собрал их и вложил в старческую руку.
  - Ты как, нормально?
  - Да что мне станется? - попытался хорохориться Хоттабыч, но получилось чересчур наигранно. - Давай уже продолжим, сам же говорил, что времени мало.
  Бес кивнул, вытащил из ножен, висевших на поясе, узкий стилет и протянул мне.
  - Держи. Надрежь палец. Для ритуала нужна кровь.
  Блин, никогда не любил процедуру забора крови, но что делать? Поморщившись, резанул подушечку большого пальца.
  - Ставь метку сюда, сюда и сюда, - Петрович указал на три небольших меловых пяточка в пентаграмме.
  Послушно исполняю. Небольшие капельки крови мгновенно впитываются в мел, и я вижу, как они тоненькими ниточками разбегаются по всей пентаграмме. Линии сразу приобретают объём и словно приподнимаются с пола. А восемь рун, вписанные в разные геометрические фигуры по контуру рисунка, начинают светиться.
  Но не долго. Почти сразу они одна за другой принялись гаснуть. В итоге остались светиться лишь три символа.
  - Не впечатлён, - выдал своё заключение старик, вытирая руки о пиджак, - всего лишь троечка силы.
  Троечка? Но ведь загорелись все восемь рун. Или это ни о чём не говорит? Что я понимаю в магии, кабалистике и рунах? Ничего! Хотел озвучить вопрос, но Бес меня опередил.
  - Как видишь, мистер... как тебя, кстати?
  - Максим, но...
  - Так вот, мистер Максим, мне твоя "троечка" даром не нужна. Вот была бы у тебя пятёрка силы, я бы пожертвовал третьим водным раствором. Ну, даже если бы четвёрка была, возможно, но... Магов твоего уровня у меня своих хватает.
  - Но Колдун говорил...
  - Колдун вообще много говорит, - дёрнул щекой Бес. - Повторяю для тех, кто в танке: мне нужны сильные маги. Сильные, понимаешь? Впрочем, ты мне нравишься, паря, и не пойди у тебя мутация, я бы тебе выделил второй водный раствор. Безвозмездно. Увы, теперь тебе второй не поможет, а третий тратить на тебя мне не с руки. Так что извини и... покинь, пожалуйста, наш город как можно быстрее. Мои ребята тебя проводят, чтобы ты не вздумал в нём погостить.
  Я судорожно искал выход и не находил. Чем можно его заинтересовать? В голове пустым барабаном щелкали, сменяя друг друга варианты один нелепее другого. Из этого вороха бесполезного хлама самым достойным был: скрутить Беса и выпытать у него местонахождение целебного раствора. Но была помеха в виде Хоттабыча. Сопротивления он, конечно, не окажет, но успеет крикнуть. И тогда помимо главаря банды, мне придётся иметь дело с двумя мордоворотами, что томятся от безделья за дверью.
  Ноги обречённо понесли к выходу - они уже смирились. А голова всё щёлкала пустоцветом.
  - Погоди, есть вариант, - поймал меня уже возле двери окрик. - Скорее всего ты умрёшь, но всё же это хоть какой-то шанс.
  - Говори, - оборачиваюсь.
  - Я даю тебе прямо сейчас третий водный раствор. За это ты воруешь для меня одну вещь.
  - Где подвох? У тебя своих людей, хоть магов, хоть не магов, вон, целый город. Только пальцами щёлкни, от желающих услужить отбою не будет.
  - Как я уже говорил, шанс на удачную кражу очень мал и, скорее всего тебя поймают и убьют. Своих людей мне терять не хочется. Ты здесь чужак, тебя мне не жалко, уж извини за прямоту.
  - Кто мне мешает после излечения кинуть тебя и забить на кражу?
  - Ну, во-первых, от меня ещё никто не уходил, - от холодной усмешки Беса стало не по себе. За внешней мягкостью скрывался стальной стержень маньяка-потрошителя, а во-вторых, ты примешь яд, который через месяц тебя убьёт, если не вколоть антидот.
  - Согласен, - а что, у меня есть выбор?
  - Не торопись, - осадил главарь. - Должен признаться, что даже без третьего водного раствора было пара случаев, когда люди выживали. Говорю тебе это к тому, чтобы потом, услышав эти истории, ты не обвинял меня, что я что-то утаил.
  - Пофиг, давай уже лекарство, - я чувствовал, как где-то в области желудка зарождается волна безумия и хаоса, способная отправить меня в небытие.
  Бес пожал плечами, выдвинул ящик стола и достал оттуда шприц с прозрачной янтарной жидкостью. Судя по всему, он всё давно просчитал, раз у него всё в секундном доступе. А я как осёл - иду за морковкой, болтающейся перед носом.
  Скрежетнул зубами, но ситуацию этим не изменишь - у меня по-прежнему нет выбора. Буквально вырываю шприц из рук Беса, потому что обострившимся до предела чутьём понимаю, что счёт уже пошёл на секунды.
  На мгновенье замираю, и Бес понимающе подсказывает:
  - В мышцу.
  Тыкаю иглу в бедро, и давлю шток.
  Время вышло. Внутри разрывается бомба и огненная волна несётся по организму, грозя сжечь меня, а заодно и полгорода в придачу дотла. А навстречу её несётся ледяная волна третьего водного раствора.
  
  Встреча
  
  Неприятности начались практически сразу. Уже на второй перекличке не отозвался абонент со смешным позывным "Жучок". Боренсон по прозвищу "Бур", тот самый, что забирал её вместе с доктором у гостеприимной француженки, успел только крикнуть в переговорное устройство: "Код омега красный", как всё завертелось в страшной, кровавой карусели.
  Первым погиб стеснительный Хуан-Мария. Откуда-то, разрывая пространство странным треском и разгоняя дождевую пелену расходящимися кольцами пузырей, прилетел росчерк каких-то водяных брызг. У испанца не было ни одного шанса. Тело, лишённое головы, отшвырнуло куда-то за спину.
  Боренсон схватил растерявшуюся девушку за воротник и практически закинул за ветхий барак, из-за которого они так неосторожно высунулись. Сам стрельнул из-за угла пару раз и тоже нырнул за спасительную преграду.
  Сонька рефлекторно пошарила на поясе рукоять пистолета, чертыхнулась, повернулась к военному.
  - Оружие дай!
  - Да где я тебе его возьму? - Боренсон вновь сунулся за угол и всадил в дождь ещё несколько выстрелов. Спрятался. - Огнестрел здесь не фурычит, а эти водомёты слишком дорого изготавливать, так что их мало.
  Девушка матюгнулась и принялась озираться в поисках хоть какого-нибудь подобия оружия, сидеть с голыми руками сил не было. Взгляд уткнулся в бесформенную куклу испанца. Ну не бывает телохранителей без оружия!
  Дождавшись очередного затишья в росчерках пузырей, Сонька рванула через улицу.
  - Куда, дура!? - успел крикнуть ей в спину Бур, и даже попытался ухватить за ногу, но пальца соскользнули.
  Девушка, потеряв равновесие, ухнулась лицом в грязь. Это спасло ей жизнь. Сразу два выстрела пронеслось по улице, разгоняя вскипающим воздухом дождевые капли.
  Не обращая внимания на мат военного, Сонька вновь вскочила и кинулась к цели. Добежала, спряталась за трупом. С этого ракурса картина боя предстала под другим углом. Всё оказалось не так и страшно. Уцелели не только они с Буром - то из-за забора, то из-за какого-нибудь дома или сарая то и дело выглядывали головы людей сопровождения. Перестрелка шла полным ходом.
  Сонька нашарила пузатую кобуру и вынула замысловатый агрегат. Рассматривать причуды местной научной мысли было некогда - оружие и оружие. Вроде даже переделка чего-то знакомого: то ли "SIG", то ли "Heckler&Koch",только с какими-то дополнительными приблудами. Поискала лишь взглядом предохранитель. Не найдя, выставила в сторону предполагаемого противника и нажала спусковой крючок. Сгусток пузырящегося воздуха унёсся к перекрёстку.
  В обратку прилетело сразу штук пять выстрелов, один из которых играючи снёс кусок крыши барака, за которым прятался Бур. Военного завалило обломками и, кажется, вырубило.
  Сонька стрельнула для острастки пару раз и рванула к военному. Боренсон был жив. Раскидав обломки досок, она принялась хлестать его по щекам, приводя в сознание. Наконец ей это удалось - Бур открыл глаза.
  - У тебя кровь, - девушка указала на голову.
  Военный запустил пальцы в густую шевелюру волос, поднёс к глазам, поморщился.
  - Помоги подняться, - стерев рукавом со щеки алые потёки, он опёрся на Соньку и встал. Выпустил девушку, приткнулся спиной к остаткам постройки. Его пошатнуло и вырвало.
  - Сотрясение, - констатировала девушка.
  Бур проигнорировал очевидную истину, поднёс рацию ко рту:
  - План "Б".
  - Что за план? - Сонька выглянула из-за угла, и тут же спряталась.
  Нападавшие стали на пару домов ближе.
  - Давай за мной, - убедившись, что девушка уловила суть приказа, военный, под прикрытием ещё целых стен принялся пятиться к забору. Выбил ногой пару штакетин, и практически запихал туда Соньку, приговаривая, - скорее, скорее!
  За забором оказались ещё два человека сопровождения и труп в гражданской одежде, причём без руки. Девушка удивлённо замерла, разглядев за спинами военных арбалеты.
  - А зачем...
  - Это кто? - Бур бесцеремонно прервал любопытство гражданского лица.
  - Не знаю, - ответил один, с нашивками старшего сержанта, - идиот, похоже, местный. Мы тут стреляем, а он подходит сзади и огоньку прикурить просит. Чуть сам его не пристрелил! Да вот "крест" опередил.
  - А кто это, "крест", - влезла всё-таки Сонька, - и чего ему надо?
  - Надо им, судя по всему, тебя, - Боренсон вновь проигнорировал первую часть вопроса, - а вот зачем ты ещё и "кресту" понадобилась, это я бы и сам хотел знать. Мы-то опасались дождевиков.
  - Но...
  - Ещё хотелось бы знать, откуда у Креста водомёты? - перебил девушку сержант.
  - Мы это обязательно выясним, но потом, - отрезал Бур, - а пока двигаемся к точке сбора, пошли, пошли!
  Сонька вздохнула: "военные они такие... военные".
  Мелкими перебежками, не выдавая себя стрельбой, они принялись петлять по чужим огородам и мелким переулкам. Время от времени Бур посылал в эфир короткие приказы. О чём они, девушка из-за постоянного хлюпанья и чавканья ног по грязи, не слышала. Иногда он сам что-то слушал. Несколько раз к ним в группу вливались другие люди в камуфляже, так что к концу забега их было уже около пятнадцати. Арбалеты были примерно у трети личного состава. Ещё треть ничем не отличалась от обычных солдат, а вот остальные щеголяли и вовсе архаичным оружием - к их ремням были прицеплены короткие мечи наподобие гладиуса.
  Остановились на краю обрыва, начинавшегося практически сразу за деревней. Не Гранд-каньон, конечно, но достаточно глубокий - метров пятьдесят. Ширину провала разглядеть не удалось - границы терялись где-то в пелене дождя.
  Бур пересчитал людей, покачал головой. Подошёл к Соньке.
  - Скалолазанием не занималась?
  - Есть опыт, - выделила девушка самую суть.
  - Хорошо, - облегчённо выдохнул Боренсон и повернулся к остальным. - Ждём отставших шесть минут. Канн, Жариков, обеспечьте два спуска.
  Указанные бойцы совсем уже не призывного возраста принялись распаковывать свои вещмешки, доставая оттуда стропы, крюки, петли и прочую скалолазную амуницию. Остальные заняли оборону, рассыпавшись по близлежащим сараям, заборам и завалам.
  Девушка тоже сунулась, было, выбирать позицию, но Боренсон жёстко вернул её к краю обрыва, пообещав скинуть туда, если она ещё раз полезет на передовую.
   Минуты ожидания растянулись бесконечной вереницей секунд. Всё ближе и ближе раздавались бурлящие звуки выстрелов, но подчинённые Бура пока сидели тихо.
  Когда Соньке показалось, что они бездействуют тут уже целую вечность, бой добрался и до них. Кусок забора разлетелся мелким крошевом. Крик раненого разорвал тихий шелест дождя. Боренсон подал команду, и солдаты принялись активно окучивать пространство волнами гудящих пузырей.
  Из проделанного пролома, запыхаясь, вывалились три человека. Чумазые, перевязанные бинтами, но вполне боеспособные. В одном из них Сонька не без труда узнала интеллигентного доктора. Встретившись взглядом, он подмигнул девушке и принялся что-то встревоженно докладывать Боренсону.
  Жариков с Канном, наконец, закончили разматывать и крепить стропы и кинулись к командиру.
  - Всё, отходим! - сразу скомандовал он. - Вторая группа на прикрытии.
  - Нас всего двое осталось, - отозвался тощий парнишка.
  - Семёнов, Кац, тоже остаётесь.
  Бойцы кивнули. Боренсон конфисковал у Соньки боевой трофей и передал одному из бойцов прикрытия, имеющего на вооружении лишь арбалет. Девушка лишь вздохнула. Понятно, что им нужнее, но без оружия очень неуютно.
  - Уходим! - повторил Бур свой приказ и на сей раз все без разговоров побежали к обрыву. Начался спуск. Соньку отправили четвёртой. Практики давно не было, но руки и ноги быстро вспомнили правильные движения, опуская хозяйку медленно, но верно. Пара минут, и Боренсон уже бережно подстраховывает внизу. После Соньки спустился доктор, а затем ещё трое бойцов.
  - Всё, - доложил командиру крайний. - Дитрих тоже решил остаться.
  Словно подтверждая слова бойца, сверху упали отцепленные верёвки.
  - Решил он..., - проворчал Боренсон. - Вроде немец, а никакой субординации! Три наряда вне очереди!
  - Если выживет, - пробормотал кто-то себе под нос.
  Сказано было едва слышно, но девушка услышала, и задумалась над тем, что лежало на поверхности. Ведь оставшиеся бойцы действительно оказались отрезаны от помощи, причём в полном неведении о количестве и вооружении противника. Самоубийство!
  Сонька задрала голову наверх. Сквозь дождливую пелену где-то высоко едва заметно проносились разряды водомётов. Судя по всплескам, атаковали группу прикрытия весьма активно.
  - Бежим! - прервал её размышления о бренности бытия Боренсон.
  Заданный темп вполне устраивал девушку, и даже оставлял возможность время от времени озираться по сторонам. Правда смотреть особо было не на что. Справа темнела отвесная стена обрыва, а слева горизонт тонул в бесконечной пелене дождя.
  Пробежать успели недолго. Не прошло и двух минут, как сверху что-то полыхнуло, и по глазам резанула яркая вспышка. Сонька сбилась с шага, споткнулась, и зарылась ладонями во влажную рыхлую землю. На мгновение охватил страх, что это их преследователи жахнули сверху чем-то массово-поражающим и вот прямо сейчас придёт боль и смерть.
  Вместо боли появились чьи-то руки, помогли подняться.
  - Ты в порядке? - голос незнакомый, но вполне участливый.
  - Что это было? - Сонька, наконец, проморгалась и принялась озираться, подсознательно ожидая увидеть раненых или убитых.
  Все бойцы оказались живы и, окружив полукольцом, с любопытством наблюдали за её реакцией.
  - Что случилось? - повторила она.
  - Дождь кончился, - пояснил Бур, и, помолчав, добавил не очень понятно, - и это хорошо.
  - Почему хорошо?
  - Потому что без дождя водомёты не работают, и наши смогут отступить, - Боренсон мотнул головой куда-то наверх, имея в виду оставшуюся там группу прикрытия.
  Сонька автоматически проследила взглядом направление и, охнув от неожиданности, чуть присела. Вместо бесконечно далёкого голубого неба над головой переливалась салатно-бирюзовым цветом какая-то плёнка. Далёкая, но на первый взгляд вполне материальная. А где-то ещё выше, за ней, блестело местное светило, отбрасывая на странной плёнке многочисленные блики.
  - Что за...?
  - Я понимаю, что у тебя сейчас сотни вопросов, но отвечать на них у меня нет ни времени, ни желания. Сейчас мы тебя доставим в спецприёмник, и там тебе всё объяснят, - военный поднял указательный палец, - и, предвосхищая твой вопрос, отвечу. Приёмник, это своего рода база для вновь прибывших, где им подробно разжёвывают, где они оказались и как здесь жить.
  - А как отсюда выбраться, там объясняют? - девушка в упор уставилась на Боренсона.
  Народ радостно загомонил, оценив шутку.
  - Нет отсюда выхода, - разозлившись, буркнул военный. - И лучше тебе это сразу принять, и не лелеять в голове глупые мысли - хандра съест изнутри.
  - А...
  - Я же сказал, на все вопросы тебе ответят компетентные люди в спецприёмнике, а мне некогда. Бежим!
  Народ рванул за своим командиром, и Соньке ничего не оставалось, как присоединиться следом. Главное, снова не поскользнуться на мокром суглинке. Стоп! Мокром? Сонька замерла на секунду и уставилась под ноги на абсолютно сухую почву. Но не это было самым удивительным. Больше девушка поразилась мгновенно просохшей одежде.
  Покачав головой странностям этого мира, она рванула за военными, на бегу осматривая окрестности, благо видимость теперь это позволяла. Впрочем, почти ничего нового она не увидела, кроме темнеющего на горизонте леса.
  Боренсон стал забирать левее, постепенно удаляясь от края обрыва, и вскоре отвесная многометровая стена стала казаться не такой уж и монументальной. Через тридцать минут впереди показались какие-то строения. И почти сразу спрятались за вновь полившимися струями дождя. Бур прибавил, и вскоре группа уже стояла перед глухими деревянными воротами. Влево и вправо от ворот тянулась стена из ржавой колючей проволоки. Через каждые сто метров над колючкой торчала невысокая, метров пять, вышка с часовым. У ворот тоже такая присутствовала.
  - Боренсон? - удивился часовой. - Сказали часа через два тебя ждать.
  - Через телепорт прошли, - серьёзно заявил военный.
  - Ха-ха-ха, - отчеканил человек на вышке, и прокричал куда-то вниз. - Открыть шутнику!
  Из-за ворот заржали, и створки, дрогнув и безбожно заскрипев, принялись отворяться.
  - Идите уже. В штабе какая-то суета...
  - Подробности? - тут же затребовал Бур.
  - Как обычно, какая-то жопа намечается, - меланхолично пожал плечами часовой, - хорошего уже не ждём.
  - Ладно, идём, - махнул рукой Боренсон, и группа потянулась в ворота.
  - Да, - вспомнил часовой, - комендант сказал девушку в третий барак определить. Он как освободится, подойдёт к ней.
  Бур, не оборачиваясь, кивнул.
  - А сами в штаб чешите, - не унимался постовой.
  - Разберёмся, - рыкнул Бур, поручкался с тремя военными, скучающими за воротами, и повёл группу вглубь базы.
  Внутри территории Сонька с удивлением и радостью обнаружила элементы комфорта. Дорожки были добротно выложены из досок, стояли скамейки и даже урны. Особенно это было приятно, потому что с неба вновь полило. Идти по сырому, но чистому дереву было куда приятнее, чем хлюпать по грязи.
  Боренсон остановился на развилке. Основная, широкая дорожка шла дальше прямо к длинному бараку, а более узкая убегала к невысокому домику.
  - Тебе туда, - указал он пальцем дальше по дороге. - Это первый барак, за ним второй, потом третий. Располагайся и жди коменданта.
  - Спасибо за всё, - Сонька кивнула, и двинулась в указанном направлении.
  - И это..., приятно было познакомиться.
  Девушка не оборачиваясь сделала ручкой. Военные заржали.
  После второго барака оказалась ещё одна развилка. Дорожка поуже отделилась и ушла влево к неглубокому, но широкому котловану. Сонька присмотрелась и "хмыкнула". Весь котлован был усеян рвами, окопами, брусьями и прочими элементами полосы препятствий, которую как раз сейчас форсировала группа из десяти человек.
  - Психи, - пожала плечами девушка. - Чего под дождём-то?
  От шевеления одежды, льющаяся с неба вода проникла за шиворот. Сонька съёжилась и прибавила шаг, буквально за пять секунд оказавшись на веранде барака с прибитой на его углу и начищенной до зеркального блеска латунной тройкой.
  Замялась на секунду. Что там внутри? И кто? Какие обычаи, как примут? Мотнула головой, прогоняя нахлынувшие чувства. Не в тюрьму же попала? Решительно повернула ручку, распахнула дверь, и вошла.
  Полутёмное, освещаемое лишь естественным светом из окон помещение было метров десять в ширину и метров сто в длину. Вдоль стен располагались кровати с тумбочками, а в середине барака стояло несколько рядов длинных лавок. На лавках сидело человек двадцать. Они о чём-то оживлённо спорили, но при появлении незнакомки, замолчали.
  - Привет, - нарушила тишину девушка, и улыбнулась. - Меня зовут Сонька. Я тут новенькая. Кто мне может подсказать, чего и как у вас тут?
  - Привет, - первым ответил чернявый молодой человек, лет двадцати пяти. - Проходи к нам.
  Он призывно махнул рукой и похлопал по пустующему месту на одной из лавок.
  - Привет..., привет, - нестройно поддержали чернявого несколько человек.
  Сонька прошла, уселась на указанное место, и только тогда сообразила, что одежда и волосы у неё уже сухие. С трудом удержалась от удивлённого возгласа.
  - Меня зовут Поль, - представился чернявый. - Ты ведь не со "Святой Марии"?
  - Нет, - пожала девушка плечами, - даже не знаю, что это.
  - Это прогулочный катер, - охотно пояснил Поль. - Я..., то есть мы... Мы все сюда попали с этого катера. По крайне мере последние воспоминания у всех связаны именно с путешествием на нём по реке. Оказались здесь мы только позавчера, поэтому вряд ли ответим на все твои вопросы.
  Сонька расстроилась. Если Максим и был здесь, то эти "попаданцы" его точно не застали.
  - А чего вы так активно здесь обсуждали? - внезапно даже для себя поинтересовалась Сонька.
  - Что делать дальше, что же ещё? - поджав губы, выдала блондинистая дама, чуть похожая на Мэрилин Монро.
  Представиться она не соизволила, да и вообще, судя по виду, была чем-то крайне раздражена.
  - Есть варианты? - живо заинтересовалась Сонька, не обращая внимания на пренебрежительный тон.
  Но Монро лишь фыркнула и отвернулась. Вместо неё ответил невзрачный мужичок с пивным пузком. На вид ему было лет сорок пять.
  - Да вариантов на самом деле немного. Молодым да спортивным предложили военно-правовую стезю. Ну, там полиция, охрана, всё в одном здесь. Их как раз сейчас на полигоне гоняют. Проверяют выносливость. Может, видела.
  - Видела, - кивнула девушка.
  - Вот у них всё в шоколаде, думаю, будет. И зарплата хорошая, и паёк, и льготы. А нам, стареющим да лысеющим, - на этих словах мужичок грустно усмехнулся и пригладил действительно довольно поредевшие волосы, - вариантов почти не оставили: фермеры, педагоги, обслуживающий персонал.
  Монро вновь фыркнула, на сей раз с ноткой горькой обиды:
  - Меня, знаменитую актрису в повара! Где это видано!
  - Врачи, кстати, в цене, как я понял, - добавил Поль. - Ты не врач?
  - Не врач, - мотнула головой Сонька. - Я, скорее, по военно-правовой части. Кстати, вы особо-то им не завидуйте, они не зря свои бонусы получают. Совсем недавно на моих глазах пять человек полегло в схватке с каким-то "крестом" и, судя по реакции остальных, подобные стычки здесь не редкость. Не на райский остров попали.
  - Это уж точно, скорее уж какой-то дождливый ад, - грустно усмехнулся лысеющий и спохватился. - Кстати, прости мою невежливость. Совсем забыл представиться. Модест Руазье, профессор, доктор физико-математических наук. Преподаю в Стокгольмском университете...
  Модест хотел что-то ещё добавить, но сбился на полуслове, и махнул рукой:
  - ...Преподавал.
  - Значит, найдётся тебе здесь дело по специальности, - решила поддержать его Сонька. - Сам же сказал, что педагоги нужны.
  - А! - отмахнулся профессор. - Учить детей один плюс один? Университетами здесь, похоже и не пахнет.
  - Лиха беда начало! - бодро отрапортовала девушка. - Была бы цель. Может, ты и будешь первым, кто организует здесь процесс высшего образования.
  Модест приободрился, мечтательно полуприкрыв глаза.
  - Размечтался! - зашипела блондинистая. - Сдохнем все здесь от тоски и безысходности!
  - Монро, прекрати истерику! - устало попросил Поль.
  Было видно, что это далеко не первая попытка её успокоить.
  - Монро? - заинтересовалась Сонька, подивившись, как она точно её про себя прозвала с первого взгляда. - Настоящее имя или псевдоним?
  - А тебе-то что? - огрызнулась тётка и, резко поднявшись, ушла к одной из кроватей.
  Легла и демонстративно укрылась с головой.
  Сонька вопросительно глянула на Поля.
  - С этим трудно смириться, - он обвёл лёгким жестом унылое убранство помещения, - не все сразу справляются. Особенно если учесть, что это навсегда.
  Он проследил за реакцией собеседницы, и сам себе кивнул:
  - Так я почему-то и думал. Ты уже в курсе, что отсюда обратно не вернуться.
  - В курсе, - кивнула Сонька. - Впрочем, я собираюсь это как минимум проверить.
  - А как максимум?
  - Изменить конечно! Я домой хочу.
  - Всё хотят, - усмехнулся Поль. - Вот только как нам объяснили, некоторые здесь живут по тридцать-сорок лет. Ни одного зафиксированного случая возврата в нормальный мир. А вообще ты странная...
  - Да-да, - тут же закивал Руазье, я вот тоже подметил! Говоришь, что новенькая здесь, но уже знаешь, что отсюда не возвращаются. Побывала в какой-то перестрелке, где погибли люди. Одета не как девушка, а по военному, словно знала, в какую жо..., простите, в какое место попадёшь. Да и повадки, движения, прямо кричат, что ты знаешь что делать по любую сторону от мушки.
  Народ закивал, соглашаясь с доводами.
  Сонька пожала плечами и, решив, что тайны в этом особой нет, поведала:
  - Попала я сюда действительно не случайно. Можно даже сказать по своей воле. Но что здесь и как - мне не объяснили, поэтому надеюсь на вашу помощь и подсказки.
  - Где это интересно такие туроператоры сидят, что могут отправить туда, не знаю куда? Впрочем, вопрос риторический, - Руазье грустно усмехнулся. - Даже если отсюда удастся выбраться, сомневаюсь, что захочу обратно. А на счёт помощи тебе, Поль всё честно сказал. Мы здесь такие же новенькие как и ты. Нам только и успели о специальностях рассказать, да отобрать самых сильных и выносливых на службу, пообещав им золотые горы. А мы с тех пор вот сидим и спорим, чем можно на жизнь заработать. Пока мы здесь, а это примерно неделю, нас будут кормить бесплатно. Поставят какие-то прививки, и расскажут о местных реалиях. А дальше выживай как хочешь.
  Профессор демонстративно развёл руками, и замолчал.
  - Кстати о "кормить", когда здесь обед?
  - Уже скоро, - покосившись на часы, просветил Поль.
  - И чем кормят?
  Ответить Соньке не успели. Дверь распахнулась, и в барак с шумом ввалилась промокшая до нитки, но какая-то яростно-весёлая толпа парней. Судя по виду, это была как раз та группа, что бегала по полигону в котловане. Адреналин из них так и пёр. Сразу же посыпались шутки и подначки.
  - Ага, не ждали?
  - Сидите тут, а мы вас там под дождём защищай?
  - Прохлаждаетесь?
  Особо цинично высказался жилистый смуглый метис, неприкрыто намекнув про тыловых крыс. От Сонькиного взгляда не ускользнуло, как заиграл желваками Поль, и помрачнел профессор. Да и остальные, судя по хмурому виду, шутку не оценили. Правда осадить перешагнувшего рамки приличия парня не успели. Он заметил незнакомую девушку, и тут же сменил тему разговора, как, впрочем, и траекторию своего движения.
  - Ой, а кто это у нас здесь такой красивый? - вальяжно направился он к девушке. - Разрешите представиться, Марсель. Для друзей просто Марс.
  - Сонька, - нехотя ответила Кулачок.
  - Какое необычное имя, - усмехнулся метис, - но тебе оно не подходит. Я буду звать тебя Киса.
  - Чтобы звать меня Киса, ты должен сперва стать львом. Пока же я вижу перед собой облезлого кошака, - потеряв интерес к французу с повышенным либидо, Сонька демонстративно повернулась к профессору. - Так что там по еде?
  За спиной заржали новобранцы, оценившие колкость незнакомой девушки.
  - Кошак, значит? - весёлость из голоса Марселя как ветром сдуло.
  И тут же Соньке по заднице прилетел смачный, звонкий шлепок.
  - А вот...
  Договорить он не успел. Крутнувшись на месте, Сонька впечатала защищённый тактической перчаткой кулак в скулу парня. Марс на секунду "поплыл": сделал шаг назад и, не удержавшись, плюхнулся на пятую точку. В бараке воцарилась тишина.
  Спустя пару секунд француз помотал головой, сплюнул перед собой сгусток крови вместе с зубом, и удивлённо уставился на девушку.
  - Ты мне зуб выбила, шука!
  - Ой, правда?- участливо поинтересовалась Сонька, и, склонившись, взяла его одной рукой за подбородок. - Дай посмотрю.
  Как только лицо парня оказалось зафиксировано, девушка коротко размахнулась, и впечатала в скулу ещё раз. Марсель обмяк, кулём повалившись на пол.
  - Надеюсь, я доступно объяснила, что распускать руки - очень плохая идея?
  Народ обескураженно молчал, переваривая не укладывающееся в их рамки событие. Многие только сейчас обратили внимание, что именно одето на этой миниатюрной светловолосой девушке. Военная форма в стиле "цифра" была идеально подогнана по фигуре, и чувствовалось, что для блондинки она так же удобна и привычна, как для иных джинсы. На ногах не повседневные кроссовки, а высокие, усиленные накладками берцы. Да и тактические перчатки недвусмысленно намекали, что их обладательница не учительница начальных классов и не кассир супермаркета.
  И гендерные отличия сразу ушли на второй план. Новобранцы подтянулись, сообразив, наконец, что в плане военной подготовки эта хрупкая девушка им сто очков вперёд даст, что она уже не только стреляла, но, возможно, и убивала.
  - Я, конечно, не одобряю его действий, - покачал головой профессор, - но вот так, с добиванием...
  - Cтакими только так, - пожала плечами Сонька, но видя непонимание, и даже осуждение в глазах большинства людей, решила уточнить мотивацию своего поступка. - У меня на родине есть такая поговорка: "С людьми разговаривают, а скот бьют".
  - Он будет мстить, - уверенно вынес вердикт Поль.
  - Знакомый? - поинтересовалась Сонька.
  - Шапочное знакомство, но о его характере наслышан.
  - Его проблемы, - отмахнулась девушка.
  Народ принялся, было, потихоньку расходиться, как с улицы раздался металлический перезвон.
  - А вот и ответ на твой вопрос о еде, - грустно улыбнулся Руазье. - Это приглашение на обед. Сейчас сама всё увидишь.
  - Судя по тону, круассанов и стейков из филе лосося мне лучше не ждать?
  - Лучше вообще забыть эти слова, - хохотнул один из новобранцев, - они больше не пригодятся. Идёмте жрать!
  Он приглашающе махнул рукой, и первым направился к выходу. Народ потянулся следом, старательно не замечая лежащее на полу тело.
  - Ну нельзя же так! - всё же попыталась усовестить расходившийся люд одна из женщин, больше походившая на матрёшку. Такая же круглая во всех местах и необъятная. - Нужно его привести в чувство.
  - Кому нужно? - риторически поинтересовалась Монро и, проходя мимо Соньки шепнула. - А я бы ему ещё добавила.
  Видимо насолить он успел многим.
  Столовой оказалось следующее за бараками здание. Впрочем, как заметила Сонька, и оно было не крайним. За ним ещё торчали несколько помещений поменьше и даже теплицы.
  Столовая, на удивление, встретила уютом, ярким светом и практически ресторанной чистотой. И пахло, не смотря на опасения, очень вкусно. В животе заурчало. Дождавшись своей очереди, Сонька подошла к раздаче. Естественно, ни о каком выборе блюд речи не шло. Первое, второе и компот. Девушка улыбнулась вспомненному эпизоду комедийного фильма, составила тарелки на поднос и ушла.
  К Полю или Модесту присесть не удалось - их столик был заполнен, поэтому выбрала один из немногих оставшихся свободными. Почти у самого входа, о чём практически сразу пожалела. В открывшуюся дверь вошёл Марсель, прижимая ко рту платок.
  Сонька напряглась и поудобней положила руку, чтобы в случае чего метнуть тарелку с горячим супом в лицо противнику. Но поверженный француз прошёл мимо, лишь бросив чуть слышно:
  - Пожалеешь...
  Настроение слегка испортилось, и за еду девушка принялась уже не с таким аппетитом, как минуту назад. К тому же за столик плюхнулась Монро.
  - Не возражаешь?
  Сонька молча мотнула головой, намекая, что разговаривать не намерена. Актриса намёка не поняла.
  - Ты извини, что я там психанула. Сложно это всё для меня, - она неопределённо махнула рукой, - даже неприятно! Я же к другому привыкла. Не знаю кто как, а я в таких условиях ни дня не жила, вот и сорвалась. Да ещё еда эта...
  - А что еда? - невольно подключилась к разговору Сонька. - Вроде неплохо.
  К этому моменту она успела съесть полтарелки супа-пюре, и нашла его очень вкусным. Судя по виду второго блюда: брокколи с фасолью под каким-то аппетитным соусом, оно тоже разочаровать не должно.
  - Неплохо! - радостно кивнула Монро. - Даже вкусно! Я вчера тоже обрадовалась, что нашёлся жемчуг и в этой грязи.
  - А что изменилась сегодня?
  - Нам это есть теперь всю оставшуюся жизнь, - актриса без аппетита помешала суп, и всё же засунула ложку в рот. - Одно и то же, каждый день. Представляешь? Ну, брокколи будет меняться на белокочанную, ну фасоль на горох. Может даже кашу по праздникам давать будут...
  Она нервно хохотнула, и смахнула с глаза несуществующую слезинку. Сонька погоняла во рту ложку супа и пожала плечами:
  - Бульон здесь точно мясной, так что, думаю, и мясо есть.
  - Да не про нашу честь.
  Сонька вздохнула. Доказывать что-то человеку, который уже всё для себя решил, дело неблагодарное и абсолютно бесполезное. Поэтому молча отставила пустую тарелку, и принялась за второе. Действительно, повара не подкачали, хоть мишленовскую звезду им выдавай.
  Не желая больше вступать в бесполезные споры с потерявшей оптимизм актрисой, девушка быстро доела овощи, отнесла поднос на сдачу, и вернулась в барак. Прошлась вдоль коек, и, найдя не расправленную, устало на неё завалилась. Потихоньку начал подтягиваться народ со столовой. Непроизвольно Сонька ждала появления Марселя, но он куда-то пропал.
  Незаметно для себя девушка уснула. Проснулась от какого-то гомона у входа. Судя по ощущениям прошло не больше получаса. Протерев глаза, направилась к кучковавшемуся народу. Тут же рядом нарисовалась Монро.
  - Что за шум? - поинтересовалась Сонька у актрисы. - Опять, поди, Марсель что-то учудил.
  - Не, - махнула рукой тётка, - он сегодня дежурный по столовой, так что ещё не приходил. Это комендант пришёл, сейчас нас продолжат вводить в курс местной жизни.
  - ...Рассаживайтесь, и я начну, - расслышала Сонька последнюю фразу и нахмурилась.
  Голос показался знакомым. Нагло протиснувшись в первые ряды, девушка обескураженно замерла.
  - Прошу, присаживайтесь, - махнул ей рукой комендант и тоже замер, недоверчиво вглядываясь в лицо.
  - Кулачок? - спросил он, наконец, неуверенно.
  - Леший! - выдохнула Сонька.
  Голос предательски дрогнул, а губы непроизвольно растянулись в радостной улыбке. Невозможно безразлично встретить человека, пропавшего без вести пару лет назад.
  Отступление (сторонние разговоры)
  
  Три часа, проведённые с ливнем, успокоения не принесли. Выглядевший внешне спокойным, внутри понтифик весь кипел от злости. И дело даже не в провале операции по захвату девки у Касты, и не в предстоящем упрёке ливня, в котором он несомненно напомнит о предложенной помощи. В целом всё как-то разладилось, словно из идеально работающего механизма удалили какую-то маленькую, незаметную шестерёнку.
  Когда это началось и, главное, с чего? С того момента, когда ливень поставил перед фактом, что извне прибудут два неслучайных человека? Но ливень ничего не требовал, он лишь намекал, что они как-то связаны с замыслом. Как ливень умеет требовать, понтифик знал не понаслышке. От одних только воспоминаний по спине пробежали мурашки. Нет, на эту парочку можно было не обращать внимание. Ну прибыли и прибыли. Тогда с чего? С того, что ливень вообще впервые упомянул кого-то, кто прибывает извне? Захотелось посмотреть, что это за люди? Тоже не совсем верно. Просто было стойкое ощущение, что ливень обязательно о них вспомнит и лучше их сразу держать поблизости, чем искать потом в кланах Креста или Касты.
  Может, всё началось с решения силой выбить у пленника информацию, по которой было бы понятно, как они связаны с замыслом? Ведь можно было просто спросить у ливня. Уж если он о них упоминает, значит знает, значит может и подсказать. Но нет, гордыня! Дождевики сами вызнают всю информацию и сами решат, как с ней поступить.
  Вот и нарешали! Понтифик поморщился. Не с этого ли момента всё пошло наперекосяк? Нет! Ведь была ещё и секта Солнца. Сколько она вызревала?
  Нужно остановиться, пока эта гонка по вертикали не привела к полному краху. Понтифик принял решение, и успокоился.
  - Вишшшу ссспокойссствие, - принёс шелест дождя отдалённый шёпот, - не сссвойссственное двум проваленным операццциям.
  Понтифик с удивлением поймал себя на мысли, что уловил в голосе ливня недоумение. Чуть качнув головой, он отогнал наваждение - ливень всегда бесстрастный.
  - Я просто пришёл к выводу, что для плодотворной беседы с прибывшими ещё не время и не место.
  - Восссмошшшно, - прошелестел ливень и надолго замолчал.
  Понтифик терпеливо ждал продолжения, но его всё не было. Уже решив, что аудиенция закончена, он накинул капюшон, и повернулся к двери.
  - Ты веришшшь в сссамысссел, чччеловек?
  - Конечно, - сразу же ответил понтифик, постаравшись вложить в голос немного досады и недоумения.
  - Тогда мне не понятно, почччему ты решшшил отссступить.
  Понтифик досадливо поморщился. Значит, он неверно понял знаки. Значит... Додумать страшную мысль он не успел.
  - Я приведу к тебе сссамку. Второго ты долшшшен отыссскать сссам.
  Понтифик кивнул, принимая решение ливня и в тайне надеясь, что помощь будет оказана безвозмездно. В конце концов, ведь эти люди нужны для исполнения замысла.
  - Ты ссснаешшшь цццену, - донёсся шёпот.
  Понтифик кивнул и вышел из комнаты веры. Лишь плотно затворив дверь и вернувшись на свой трон, он позволил себе раздражённо ударить по подлокотнику. Ещё бы не знать цену! Пять человек в жертву, это трудно забыть.
  
  Задание
  
  Очнулся я от зуда. Всё тело нестерпимо чесалось, словно заросло лишаём. В комнате было практически темно - тусклый свет из крошечного оконца практически не разбавлял сумрак помещения. Это не позволяло мне рассмотреть, что же у меня с кожей, зато не мешало всласть почесаться. Что я незамедлительно и проделал, избороздив ногтями везде, куда смог дотянуться. Затем подскочил к дверному косяку, и принялся тереться спиной.
  За этим занятием меня и застали, больно стукнув открывающейся дверью. На фоне ярко освещённого коридора лица вошедшего было не видать, но я без труда опознал в нём Петровича.
  - А, - обрадовался Хоттабыч, - чешешься?
  Ничего радостного я в этом не видел, но, почесав шею, кивнул.
  - Держи! - он протянул мне трёхлитровую банку с какой-то прозрачной жидкостью.
  Не задавая лишних вопросов, я выдул сразу около трети, и довольно вытер рот. Зуд мгновенно куда-то отступил, словно и не бывало.
  - Что это? Очередное лекарство?
  - Просто вода, - усмехнулся старик. - Всё вам лишь бы лекарство пить. Вода знаешь какими лечебными свойствами обладает? Ценить надо!
  - Я ценю, - серьёзно кивнул в ответ, и заинтересовался более насущными вопросами. - Судя по тому, что я жив, мне помогло это ваше лекарство?
  - Тьфу ты, непутёвый! - Хоттабыч неожиданно хлопнул меня по лбу. - Говорю же, не лекарство это, а третий водный раствор.
  - Ну, а я о чём? - начал я заводиться от манер полусумасшедшего старика.
  - Кто тебя и твою кукушку знает, о чём вы там воркуете, а вот только третий водный раствор - это не лекарство, а живая вода!
  - Ладно, живая вода, - покладисто согласился я. - Дальше-то что?
  - Что-что..., пошли к Бесу, заждался он уже.
  - Что, прямо так, - ткнул в себя пальцем, - в одних трусах?
  - Так оденься! - топнул ногой старик, и протянул свой длинный костлявый палец куда-то вглубь комнаты.
  За кроватью, на низкой тумбочке, стопкой оказалась сложена чистая одежда. Сроду бы её не заметил в этой темноте. Практически наощупь надел джинсы, футболку с какой-то брезентовой курткой, и носки. Вместо ботинок стояли обычные тапочки. Пожал плечами, обул их, и потопал за Петровичем, жмурясь от яркого коридорного света.
  Вышли, к моему удивлению, в тот же зал, где я впервые встретил Беса. Сейчас он так же, как и в прошлый раз, сидел за канцелярским столом и разбирал какие-то бумаги. Разве что музыка не играла. В общем ну никак он не тянул на главу преступного клана, именуемого Крестом. Глава посёлка "Путь коммунизма". Того и гляди зайдёт старушка в платочке и скажет...
  Уличная дверь распахнулась и в кабинет зашла старушка в платочке. Я удивлённо уставился на посетительницу, и протёр глаза.
  Бес покосился на меня, почесал чуть заросший щетиной подбородок, и поинтересовался:
  - Ну и что она здесь делает?
  - Ты меня спрашиваешь? - опешил я, и нервно повторил его жест. Вот только моя щетина была гуще и намного длиннее. - Она же к тебе пришла?
  - Женщина, вы кто? - обратил Бес свой взор на старушку.
  - Так я это... - посетительница растерянно перевела взгляд с Беса на меня, затем обратно.
  После чего просто растаяла в воздухе.
  - Повторяю вопрос, - уставился мне в глаза главарь, - что она здесь делала?
  - Да откуда я знаю? - взвился я. - Что ты меня-то спрашиваешь? Я тут...
  - Пока ты был в отключке, - прервал Бес на полуслове, - кого мы только не видели. Тут и собаки какие-то мутированные бегали, и коты рыжие. Кот Петровичу очень понравился, ласковый такой. Мне, правда больше блондинка понравилась, но она не сговорчивая, всё в челюсть мне пыталась зарядить.
  Смотря моё непонимающее лицо, Бес заржал.
  - Видел бы ты сейчас себя, - сквозь смех выдавил он кое-как, - впрочем, вон зеркало, посмотри.
  Я повернулся. Да уж, более тупой, ничего не понимающей физиономии ещё поискать. Но это не отменяет главного.
  - Что происходит?
  - Это очень, очень правильный вопрос. Вот только ответа у меня нет. Думал, ты мне скажешь.- Бес помолчал. - Всё ещё не понимаешь?
  Я мотнул головой.
  - Как я думаю, твой мозг каким-то образом генерирует оптические иллюзии, - главарь снова хохотнул. - Когда здесь, откуда ни возьмись, возникли три чёрных дога с оскаленными хлеборезками размером как у крокодила, мы чуть не обосрались с Петровичем.
  - Ну да, конфуз, - кивнул Хоттабыч.
  - Но, - продолжил Бес, - милые собачки пробежали сквозь нас и растаяли в воздухе. Прям как эта бабка сейчас... Что за бабка, кстати?
  - Чёрт его знает, - задумчиво почесал я макушку. - Обычная среднестатистическая бабка. Подумал на секунду, что ты похож на главу посёлка, и к тебе на приём с мелкой просьбой обязательно должна зайти такая вот просительницы.
  - Видал? - обратился он к Петровичу, мотнув в мою сторону головой. - Просто подумал, и на тебе бабку.
  - Кот лучше, - вздохнул Хоттабыч, - всё поластиться бедолага хотел, да проваливался сквозь ногу. А девушка боевая...
  - Жена? - исподлобья поинтересовался Бес.
  Я кивнул. Накатили воспоминания. Нет, сейчас не время. С трудом задавил их поглубже. Скрипнул от злости зубами.
  - Была. Убили.
  - Здесь уже? - бес легко читал мои эмоции.
  Кивнул.
  - И кто? Если мои...
  - Нет, - поспешно мотнул головой. - Нас по прибытии сразу оглушили, пленили. Меня пленили, а её вот... Словно ждали.
  Вкратце пересказал ему свои злоключения.
  - Значит, не сомневаешься, что это Дождевики?
  - А что, и Каста подобным промышляет? - вопросом на вопрос ответил я.
  Бес криво усмехнулся.
  - Знаешь, если бы я попал к Касте в руки, то думаю, они тоже бы не церемонились. Но вот чтобы обычных граждан пытали, врать не буду, не слышал. А Дождевики наглеют последнее время. Совсем уже краёв не видят. Правда, раз говоришь, всех свидетелей уничтожили, то ты ничего не докажешь. Твоё слово против их. За ними сила, а ты кто? Так что сам понимаешь, правды искать бесполезно, только засветишься. А там, глядишь, и всплывёшь в какой-нибудь канаве со вскрытым брюхом.
  - Ничего, я правды искать не собираюсь. Чего её искать, если я её знаю.
  - Ты вот что, - вновь раскусил мои намерения главарь, - пока со мной не рассчитался за третий водный раствор, даже не думай мстить начинать. Раздавят, и не заметят. И не таких ломали. Так что сперва завершаешь дела со мной, а потом уже делай что хочешь и вода тебе пухом.
  - Чего?
  - Того, - передразнил Бес, но всё же пояснил. - Не хоронят здесь людей в том понимании, к которому мы привыкли. Невозможно человека закопать... Не получается.
  - Как так? - не поверил я. - Земля песчаная? Осыпается?
  - Земля на первый взгляд обычная, и могила копается без проблем. А вот дальше... Как именно это происходит никто объяснить не может, но похороненное тело почва через полчаса выталкивает наружу. Думаю, дождевики знают, что и почему, но молчат. Понтифик по любому знает!
  - Понтифик, это я так понимаю их главный? - увидев утверждающий кивок Беса, я продолжил. - Что-то многое здесь вокруг этих Дождевиков крутится.
  - Ты даже не представляешь, насколько сильно тут всё на них завязано, - как-то многозначительно, но грустно усмехнулся Бес. - Им дождь многое позволяет и даёт.
  - Уже не первый раз слышу эту фразу, - я вновь почесал зудящую от щетины кожу подбородка, - но не очень понимаю её значение.
  - Да это уже поговоркой местной стало, - махнул рукой главарь Креста. - Если что-то не получается, то сразу поминаешь Дождевиков, мол, им-то дождь бы позволил. Впрочем, рациональное зерно здесь есть. Ты знаешь, что будет, если стоять семь дней на улице под дождём?
  Я отрицательно мотнул головой.
  - Обычный человек: я, ты, он, - ткнул Бес пальцем в Хоттабыча, - просто растворится. Растает. Не спрашивай меня как и почему, я не знаю. Но здесь кроется ответ на вопрос, как мы хороним. Никак! Оставляем на улице тело, и через семь дней оно тает, словно воск, и исчезает. Полностью, без остатка. И не важно, живое тело или мёртвое - через семь дней оно растает. А вот с Дождевиками всё иначе. Если их адепт истово верует в дождь, то он не только не растает, но и обретёт физическую силу и огромную регенерацию. С третьим водным раствором не сравнить, конечно, но всё же обычные раны довольно быстро затягиваются. Всё это на время, конечно, но, я думаю, если выставить армию таких бойцов, то противнику мало не покажется.
  - Бред какой-то, - не очень поверил я. - как это, верить в дождь?
  - Знал бы, давно стал дождевиком, - заржал Бес.
  Хоттабыч тоже мелко и часто захихикал. Главарь посмотрел на него, словно только увидел, и спохватился.
  - Прости, Петрович, что-то я не подумал. Ты устал, наверное? Иди, отдыхай.
  - Да ничо, - махнул тот рукой. - С вами интересней. Из этого вот, к примеру, часы-то изъяли, а кукуха его так внутри и осталась. Растёт.
  Я непонимающе уставился на Беса. Думал, он как в первую нашу встречу глаза закатит и прикрикнет на чудаковатого старика, но на удивление, он воспринял информацию серьёзно.
  - Уверен?
  - Конечно! Четыре раза "кукукнула". Впрочем, ты мог бы и сам догадаться!
  - Максим, ты есть хочешь? - сменил тему главарь.
  - "Есть", это не совсем правильное слово. Я жрать хочу!
  - Кто бы сомневался, - серьёзно кивнул Бес.
  Я уже было подумал, что он позовёт меня в какую-нибудь столовую или попросит кого-нибудь сюда еду принести. Главарь он, в конце концов, или нет? Но Бес сумел меня удивить.
  - А подумай о пельменях.
  Ну а что, в свете последних старушек...
  Есть хотелось настолько сильно, что напрягаться особо не пришлось. Горячие, исходящие паром пельмени в глубокой белой тарелке. Обильно пропитанные маслом и поперчённые. А рядом пиала со сметаной. Всё это легко нарисовалось в моём воображении за секунду. После чего мы все втроём уставились на канцелярский стол Беса, на котором исходила паром тарелка, полная пельменей. А запах! Просто сшибает с ног пряным мясным ароматом. Живот предательски заурчал.
  Бес сглотнул слюну, и я автоматически его сдублировал, не в силах оторвать взгляд от манящей тарелки.
  Главарь Креста осторожно и медленно протянул руку, и попытался схватить двумя пальцами верхний пельмень. Пальцы прошли насквозь, не встретив по пути ничего материального. Магия воображения сразу пропала, а следом и тарелки с едой растворились в воздухе. Аромат ещё какое-то время витал в комнате, но тоже вскоре исчез.
  - Жаль, - многозначительно вздохнул Бес. - Придётся в столовку идти.
  - А ты что, всерьёз думал, что я могу из ничего создать реальные пельмени? - удивился я наивности такого могущественного и серьёзного человека.
  - Чудеса случаются, - пожал он разочарованно плечами. - Особенно здесь. Жаль, что не сейчас.
  Вновь раздалось урчание, и я с удивлением понял, что на сей раз это не мой живот.
  Хоттабыч смущённо "крякнул":
  - Может того, пойдём, действительно, уже в столовую?
  
  Спустя каких-то двадцать минут я, уже переобутый из тапочек в добротные, хоть и не военные ботинки, активно орудовал вилкой, закидывая в рот бигус. Тушёная капуста помимо морковки и ещё каких-то овощей была скромно разбавлена не то переваренным мясом, не то тушёнкой. Разгадывать входящие ингредиенты было откровенно лень. Вкусно и сытно, что ещё нужно для счастья проголодавшемуся организму?
  Бес наоборот, к еде интереса практически не проявлял, лениво ковыряя капусту вилкой. Зато много говорил, вводя меня в курс дела.
  - Первую неделю будешь жить здесь. Приставлю к тебе Колдуна, пусть объяснит тебе курс местных реалий. Потом по моим каналам тебя переправят в посёлок Касты и легализуют. Неделю тебе на то, чтобы стать там своим, примелькаться.
  Я "хмыкнул". Легко сказать...
  - Я тебе говорил, что легко не будет, - заметил Бес мой скепсис. - Если бы я хотел твоей смерти, то выпнул уже на вольные хлеба и делай что хочешь, но через месяц артефакт мне вынь, да положь! Я же пытаюсь тебя подготовить, чтобы у тебя хоть какие-то шансы были. Мне не смерть твоя нужна, а чтобы ты оговоренную работу для меня выполнил. Потом глядишь, и я тебе с дождевиками чем-нибудь помогу. Без дельного совета точно не оставлю.
  Я кивнул, как бы одобряя его заботу обо мне, но про себя подумал совсем иное. Считать-то умею, чай не бином Ньютона. Неделя здесь, да неделя там. И что в остатке? Две недели на то, чтобы разработать план, осуществить его, и вернуться за антидотом. Теоретически, конечно, реально, но нюансов не счесть, начиная с веса объекта. Что, если там атомная боеголовка весом с полтонны? В карман не положишь!
  - Ты, кстати, так и не сказал, что тебе нужно выкрасть, - заметил я, закинув в рот порцию капусты.
  Бес вынул из внутреннего кармана сложенный вчетверо тетрадный листок в клетку, положил на стол, и подвинул ко мне.
  Отложив вилку, аккуратно развернул, и уставился на карандашный набросок. Довольно грубо и схематично на листке было изображено помещение с большим количеством комнат. Извилистой стрелкой - направление движения. В конце стрелки крестик.
  - Это отвечает на вопрос "где?", но совсем ничего не говорит о том, что я должен там забрать.
  - Папку с документами, - пожал плечами Бес.
  - Знаешь, - я вновь взял вилку, но аппетит куда-то пропал. Поэтому выудив последний кусочек мяса, отодвинул тарелку с недоеденной капустой в сторону. Залпом выпил компот, - если на месте крестика будет сейф в мой рост, под завязку набитый разными папками, то я тебе их все должен принести? А если за это время его передвинут? Тебе смести мусор с пола и в папочку сложить?
  Бесу мои аналогии не понравились и он помрачнел.
  - Эти документы никто сваливать в общую кучу не будет. Они на особом счету.
  - Почему?
  - Потому что их никто не может прочесть. И ты не сможешь! - и без перехода, - ты поел? Петрович, проводи его к Марии Степановне на подселение.
  - Это ж на другой конец топать...
  - Ничего, не развалишься!
  Поняв, что разговор окончен, я поднялся первым. Обиделся босс на мои едкие замечания. Да и хрен с ним! Сам виноват. Что это за задание - пойди туда не знаю куда, принеси то, не знаю что? Это я ещё мягко с ним. Мог бы и напомнить, что по сказкам для отправителя это всегда плохо кончалось.
  Следом за мной нехотя поднялся Хоттабыч. Закряхтел, забубнил себе чего-то под нос.
  - Не ворчи, старый! - слегка хлопнул ладонью по столу Бес.
  Петрович тут же заткнулся, чётко понимая, когда можно бузить, а когда уже не стоит. Может, потому и дожил до седин в воровской среде.
  Главарь перевёл взгляд на меня.
  - Надеюсь через месяц увидеть тебя живым.
  Я чуть улыбнулся, показывая, что намёк понят, и кивнул.
  Уже в дверях нас догнало прощальное наставление Беса:
  - Ко мне больше не приходи. Все вопросы через Петровича или Колдуна.
  Не оборачиваясь, вновь кивнул и вышел на улицу.
  Шкафоподобные амбалы, выполняющие роль телохранителей Беса, безмятежно торчали по обе стороны от двери. Они не болтали, не лузгали семечки, они просто стояли, не обращая внимания на текущую по лицу воду. Словно роботы, которых до поры до времени выключили за ненадобностью.
  Я так не мог. Поморщился и накинул капюшон. Хоть какое-то спасение от этой мерзкой воды, постоянно льющейся с не... тьфу ты, и небом-то назвать нельзя.
  Дождь. Опять этот чёртов дождь. Как же он опостылел
  - И как вы тут живёте постоянно под дождём?
  - Нормально живём, - пожал плечами старик, и задрал голову наверх, подставляя лицо струям воды. Кажется, даже чуть улыбнулся радостно, словно получая от этого удовольствие. - Пошли, что ли?
  - Пошли, - поёжившись, согласился я.
  Столовая находилась прямо напротив офиса Беса. Мы пересекли дорогу и пошли вдоль улицы. В это время мимо нас в столовую попытались юркнуть два гоповатого вида паренька и такая же девица, но были остановлены амбалами. Они, словно включились, синхронно сделав полшажочка наперерез. Дверь в столовую сразу оказалась заблокирована.
  - Закрыто на спецобслуживание, - нехотя, словно ему тяжело говорить, произнёс один из них.
  - Чё за нах? - сразу пошла на обострение девица. - Да вы знаете...
  Окончание фразы не прозвучало и я так и не узнал, чем она хотела напугать этих громил. Один из телохранителей Беса так исподлобья глянул на троицу, что девица сразу заткнулась и парнишки, схватив её под локти, куда-то спешно поволокли.
  Эх, жаль я так не умею, сколько бы проблем меньше было. У меня обычно иной эффект получается - спорщик наоборот, на обострение идёт.
  - Ты, Максим, просто прими дождь как данность, как воздух, - едва мы отошли от столовой, тут же включился в разговор старик. Видимо молчать он не мог патологически. - Вот есть вокруг воздух, ты же не переживаешь? Так и дождь...
  - Воздухом я дышу, как без него?
  - Так и вода нужна, как без неё? Ты вообще в курсе, что человек больше половины состоит из воды?
  - Знаю, - кивнул я, поморщившись от этого банального примера. - Только всё равно сравнение некорректное. Я же не в воде живу, жабр у меня нет.
  - Я же говорю, просто прими, смирись. Тебе же теперь до конца жизни здесь под этим дождём жить. Что теперь, каждый раз кукситься и хандрить? Живи да радуйся. Сейчас промок, так через несколько минут солнце всё высушит.
  - Как так, кстати? - решил я зацепиться за тему и выудить хоть какую-то полезную информацию. - Одежда не может так быстро сохнуть. Да и земля тоже, а я видел...
  - Мы же не на Земле. Физические законы этого мира другие, оттого всё тебе кажется необычным.
  Я от удивления даже споткнулся. Остановился.
  - Ты думаешь, что мы не на Земле? А где тогда?
  - Другая планета, другая галактика, другой мир, какая разница как назвать?
  Я немного подвис. С такого ракурса я проблему не рассматривал. Как-то автоматически принял, что этот ареал территориально находится там же, где и Бермудский треугольник, только под водой. С этим, кстати, очень сочетается то, что сейчас расстилается над головой: словно полупрозрачная плёнка, за которой плещется бескрайний океан, через который просвечивает самое обычное солнце. Ведь и Рыжий говорил, что... Так, стоп! А что дословно он говорил? "Эксперимент с вашим миром..." Ну вот же! Значит точно мы под водой. Или не точно? Червячок сомнения поселился в голове и стремительно рос. Экспериментировать с нашим миром можно ведь по-разному. Можно надуть пузырь под водой и заселять его людьми, а можно взять кусок нашего мира и поместить его внутри... да хоть Марса. Правда учёные говорят, что на красной планете с водой беда, а здесь, как бы, наоборот, но это всё лирика и схоластика.
  - Эмм..., и многие думают так же?
  - Да почти все! - махнув рукой, уверил меня Хоттабыч.
  Мы дошли до конца улочки и оказались на площади, через которую я спешил сюда с Колдуном когда-то невообразимо давно. Тогда мне было не до осмотров, а вот сейчас я осмотрелся. Площадь была не прямоугольная, а словно неравносторонний ромб, острый угол которого терялся где-то с противоположной стороны в дождевой пыли. Справа вдоль площади тянулись несколько небольших, но добротных каменных домиков, за которыми от площади отходила ещё одна улочка, а вот слева... Я удивлённо задрал голову. Оказывается дом, вдоль которого мы шли к улочке от офиса Беса, был и не дом вовсе, а какой-то не то сухогруз, не то ледокол. В кораблях я не разбираюсь от слова совсем. Вот его нос огромной железной тушей и упирался прямо в площадь.
  С другой стороны носа к кораблю был привален его брат близнец, образуя снизу что-то наподобие арки, метров пять шириной и метров двадцать длиной. Туда Петрович и свернул. Оказалось, что это начало очередной улицы. Быстро миновав арку из кораблей мы на развилке свернули направо. Одноэтажные домики, сперва добротные и каменные, быстро сменились деревянными и стали ещё более убогими. С удивлением изучив ржавую полуторку времён второй мировой, затесавшуюся между домами, я вернулся к прерванному разговору.
  - А ещё какие версии люди рассматривают?
  - Многие считают, что мы на Земле, просто под водой, но это явный бред.
  Я опешил. Оказывается то, я что принимал за аксиому - это просто бред.
  - Почему же? - осторожно поинтересовался я. - Мне кажется, очень стройная версия.
  - Ну ты сам подумай, - посмотрел на меня, как на дурачка, Петрович, - если бы это было так, то и животные и растения здесь были бы как на Земле. А здесь что? Бархатники, сляки, пончики, пархаты... Ну, кролики есть, но думаю, их вместе с людьми сюда телепортировали, они и расплодились. Растения, опять же: желчник, бурлистник, кайва. Ты на Земле такое видел?
  - Нет, - был вынужден признать я. - Но ели-то мы сейчас капусту?
  Или нет? Как выглядит желчник или кайва я, по известным причинам, понятия не имею. Может, я жевал кайву, думая, что ем капусту? А мясо? Что это было, пархат или сляк?
  - Ел ты капусту, - успокоил меня старик, - но с ней как с кроликами. Растёт везде и всегда, как сорняк. Да и иного Земного тут много прижилось, но судить-то нужно по аборигенному! А его как раз на Земле отродясь не было и нет.
  Да уж, это аргумент. Нужно подумать на досуге, а лучше кого-нибудь более сведущего порасспрашивать. Доверять первому попавшемуся полусумасшедшему старику, который вечно про какую-то кукушку талдычит, как-то не получается.
  Мы, не сворачивая, миновали перекрёсток. Один из угловых домиков вмещал в себя продовольственный магазин. Над дверью гордо красовалась надпись из больших алых букв "лавка". Магазин пользовался спросом - через окна было видно, что народ внутри активно что-то покупает. Интересно, что у них тут в качестве денег?
  На противоположной стороне перекрёстка тоже был не жилой дом, а торговый. Зелёный крест рядом с дверь подсказывал, что там аптека или больница, хотя надписи никакой и не было. Наверное всё же аптека, для больницы слишком небольшое помещение.
  - Какие ещё есть версии? - прервал я Петровича, хвастающегося тем, что планировку и расчёты для "лавки" делал он лично.
  - Да там совсем уж дурость какая-то, - махнул рукой Хоттабыч. - Бывает, болтают, что мы в какой-то компьютерной игре. Кто-то уверяет, что это всё заговор не то масонов, не то КГБ и мы где-то заперты, а всё это нам кажется под действием психотропных веществ.
  - КГБ? - я усмехнулся. - Ну-ну! А почему сразу не инопланетян?
  - И такая версия есть, - серьёзно кивнул старик. - Мол, нас сейчас препарируют, в анус, прости господи, трубки пихают, а чтобы с ума не сошли вот эту белиберду и транслируют.
  - С неё ещё быстрее сойдёшь, по-моему, - не согласился я, обводя рукой унылый пейзаж. Ну неделю прожить, ну месяц... Так нет же, это же навсегда! На Пхукет съездить развеяться не удастся.
  Хоттабыч пожал плечами и как-то сразу помрачнел, ссутулился. Чего это он? Не понял что такое Пхукет и расстроился, или догадывается, что уже не совсем адекватен? А кто адекватен? Бес? Колдун? Или тот садист у Дождевиков? Да здесь в кого ни плюнь один адекватнее другого! А я? Надеюсь, что пока ещё вполне, и мне хватит времени и здоровья отомстить Дождевикам, а заодно прикрыть к чертям собачьим этот долбанный эксперимент.
  Кстати о Дождевиках...
  - А что Дождевики думают о том, где мы находимся? - мне почему-то казалось это важным.
  Петрович ответил не сразу, словно принимая решение, говорить или нет. За это время мы миновали пожарную станцию, стоящую на вилкообразной развилке. Свернув влево, пошли по загибающейся вправо улице. Я удивлённым взглядом проводил "пожарку". Как здесь ещё что-то умудряется гореть, под постоянным дождём? Довольно добротный домик с двумя печными трубами повеселил меня надписью "КузнецЪ и сыновья". За домиком просматривалась какая-то свалка металлолома. Может, тот самый кузнец для себя и организовал.
  - Дождевики утверждают, что мы уже давно мертвы, - ответил, наконец Петрович, и покосился на меня.
  Интересно ему, понимаешь, как моя "кукуха" на это отреагирует.
  - О как! - мне надоело удивляться и я решил сделать вид, что всерьёз рассматриваю это вариант как вполне реальный. - Ну допустим. А они это как-то аргументируют?
  - А им зачем аргументировать? Они в это верят. Им достаточно, а на остальных им срать.
  Вот ведь хитрые черти. Пошли по принципу "запретный плод сладок" и "чем необычнее и скрытнее себя ведёшь, тем больше взглядов притягиваешь" Тайна - опиум для народа! Или они действительно верят? Или знают? Тут промахнуться нельзя!
  Нет, определённо мне рано к ним лезть, нужно узнать о них как можно больше. Попытаться влезть в их шкуру, понять, что это такое - быть Дождевиком. Ну, а раз у меня пока лишь один источник информации, то его и будем "допытывать".
  - Что, вообще-вообще никогда ничего они по этому поводу не говорили? - сделал я вид, что сомневаюсь в его словах. - Ведь этот мир существует уже достаточно давно. И не смотря на различия с Землёй, живут здесь те же люди с теми же пороками. Кто-то кого-то подкупил, кого-то запугал, а кто-то сам ушёл от них и всем рассказывал какие-нибудь небылицы.
  - Ты пойми..., - Хоттабыч вдруг остановился на углу здания, достал из кармана мел и нарисовал на стене замысловатый иероглиф. После чего убрал его обратно в карман и продолжил движение, как ни в чём не бывало. - Параллели с Землёй параллельны лишь до определённых пределов. Вот ты наверняка уже думаешь, что Каста, это какое-то обычное среднестатистическое рыночное государство, типа Германия там, или Англия. Нас, жителей Креста, приравнял к колонии-поселению, к "зекам", а Дождевиков видишь в роли верующей конфессии, христиан там, или исламистов.
  Я кивнул, принимая его доводы. По существу он прав.
  - Так вот знай, - увидев мой кивок, торжественно воспрял Хоттабыч, - ты ещё никогда так не ошибался.
  Я скептически выгнул бровь.
  - Да-да, и не спорь! Если бы Бес и такие как он у нас воровали, разве мы бы тут жили? Что ты думаешь, я вор на пенсии что ли? Что меня из общака подкармливают? Я, между прочим, всю жизнь архитектором проработал и ни копейки не украл. Или вот Мария Степановна, к которой мы идём, кто она по-твоему?
  Я пожал плечами.
  - Кем она была в прежнем мире, я понятия не имею. А здесь, вы просто прислуга ворам и рецидивистам. Просто им так удобнее, не самим же готовить, стирать... Знаешь, как я познакомился с представителями Креста? Они собирались меня ограбить! И чему я должен верить? Твоим словам, или действиям людей, которых ты защищаешь?
  - Прислуга..., - я думал Хоттабыч разозлится, но он лишь усмехнулся. - Ты Степановне так не скажи. Тут одни попытались объяснить ей, где её место. Мол, они короли, а она грязь под ногами, так она их с лестницы спустила.
  - А Бес что? - заинтересовался я.
  - Извинился перед Марией Степановной, а этих двух гавриков отправил выкрасть бортовой журнал с проклятого судна.
  - И?
  - Вернулся только один. Седой весь. Сейчас работает тихонечко дворником, не пьёт, не курит, не матюкается. Так что может когда-то давно и попытались воры да разбойники жить отдельно в своё удовольствие, вот только жизнь расставила всё по своим местам и теперь наша община Крест практически ничем не отличается от той же Касты. Да, Каста изгоняет пойманных воров, тюрем здесь нет. Ну и куда им идти? Вот и идут к нам. Поперву, наивные, думают, что в рай попали, но Бес им быстро мозги вправляет. А вот теперь представь, как нужно вертеться, чтобы держать всю эту братию в ежовых рукавицах? Политика, брат. Вот и выдумывает он, как и чем их занять. Вот и ходят они, воруют то, что по сути никому не нужно и никому не мешают при этом. Всем хорошо. А Бес постепенно их переучивает, даёт профессию, смысл жизни здесь.
  - То есть Каста не может так сделать, а Бес может?
  - В Касте политики мягкотелые, они ворам не указ. Они людям-то обычным не указ. Каждый хочет урвать кусок побольше и тянет одеяло только на себя. Если бы не армия... Бойцы да, бойцы у них хорошие.
  - А к Дождевикам как попадают, если они такие закрытые и ни с кем не общаются?
  - Основные постулаты вывешены на главной площади у Касты и у нас. Ещё будет время, изучишь. Но основное требование там одно - вера в дождь.
  - И люди идут? А как они доказывают свою веру? Можно же и притвориться ради более сладкого пирога.
  - Ага, притворись, - мелко захихикал старик. - Про семидневку веры ты от Беса слышал. Рискнёшь, притворившись, простоять семь дней под дождём? То-то... Те, кто туда идёт, в себе не сомневаются, в дожде не сомневаются. Они верят.
  - И многие идут?
  - Больше, чем хотелось бы, - помрачнел Петрович. - Устают люди от всего этого. Можно привыкнуть к дождю, можно привыкнуть к однообразию. Даже к бедности, а зачастую и к нищете люди привыкают. А вот к безысходности привыкнуть невозможно. Ты же прав на все сто, отсюда на Пхукет не съездишь на недельку. Одни и те же виды, одна и та же еда, одно и то же занятие. Всю оставшуюся жизнь. Кто-то смиряется, кто-то хорошее тёплое местечко находит и его всё устраивает. А кто-то начинает грызть себя изнутри и в итоге приходит к мнению, что только Ливень им может помочь покинуть это место. Убеждают себя, начинают верить и закономерно уходят к Дождевикам.
  Да уж. Безрадостная картина вырисовывается. Это Хоттабыч ещё ничего не сказал о самоубийцах. Я и спрашивать не буду, ежу понятно, что их здесь с избытком.
  Тем временем мы, опять не сворачивая, миновали ещё один перекрёсток, а вот на следующей развилке повернули направо. Живописное место! С одной стороны тянулся запущенный парк, заросший косматыми кривыми тополями и чахлыми берёзками, а вот напротив, слева, носами к улице стояли в ряд три боевых корабля. И, надо признать, вполне себе современных. Кто же их сюда тащил да в рядок выстраивал? И, главное, зачем?
  - И что, никто-никто не вернулся от Дождевиков, разочаровавшись? - налюбовавшись кораблями, поинтересовался я.
  - Ты знаешь, никто.
  - На земле тысячелетние конфессии с кучей верующих и то нередки случаи, когда даже самые ярые поборники веры уходят, разочаровавшись. Как-то не верится, что здесь, раз поверив в Ливень, все остаются ему верны до конца.
  - У Дождевиков есть преимущество, которое земные религии растеряли. Дождевики до сих пор могут демонстрировать чудеса. Та же семидневка веры. Где обычный человек растает без следа, эти умудряются не только живы остаться, но и показывать после этого поистине чудовищную силу и выносливость. Ты вот тоже слабенький, но маг. А большинству здешних и это не дано. Ливень же одаривает всех своих адептов.
  Я хотел, было, возразить, накидать примеров, но старик продолжил.
  - Хотя ты знаешь, я с тобой соглашусь. Это действительно странно. Человек слаб по своей природе. Почти у всех куча каких-то комплексов, фобий, незакрытых гештальтов, психологических травм, тянущихся пуповиной из самого детства. Так что да, должны люди разочаровываться в дождевиках и уходить. Да, должны...
  - Но не уходят, - кивнул я мыслям Петровича.
  - Может и уходят, да не доходят.
  - Поясни.
  - Я же уже говорил, что Дождевики - достаточно закрытое сообщество. Вот спрашиваешь их, к примеру, как твой друг Петя поживает. Они уверяют, что хорошо, но встретиться не позволяют. Захочет, сам выйдет. Раз не выходит, значит не хочет. Вот и пойми, толи правда твой друг Петя тебе больше не друг, толи нет уже никакого Пети.
  Показалось, что в голосе старика сквозили приглушенные, но не задушенные нотки обиды, злости и бессилия. Что за "Петя" у него ушёл к Дождевикам? Друг? Брат? Жена? Рискнуть? А почему бы и нет? Что я, в конце концов, теряю?
  - Петрович, а ты давно в Кресте?
  - Почти тридцать лет уже.
  - И что, за всё это время она ни одной весточки не передала?
  - Нет, - вздохнул старик и удивлённо замер. - Откуда знаешь?
  - По голосу догадался, - я примирительно развёл руками. - Сам говоришь, любой человек имеет кучу фобий и прочих слабостей. Вот, похоже, я нашёл и твою.
  - Подумаешь, бином Ньютона..., - пробурчал Хоттабыч и вновь задрал голову наверх, подставляя лицо падающим каплям. Куцая седая бородёнка мокрым недоразумением осталась прилипшей к шее и воротнику.
  В это время наверху бабахнуло, а по глазам резануло вспышкой света. Я уже даже почти не вздрогнул. Быстро привыкаю к реалиям местной жизни. Однако тут же удивлённо задрал брови. Борода Хоттабыча прямо на глазах начала сохнуть, из прямой и жалкой превращаясь во вполне аристократическую вьющуюся бородку.
  И вроде на себе этот эффект уже испытал, но вот так со стороны это всё выглядит, конечно, очень эффектно и волшебно. Хочешь - не хочешь, поверишь в магию.
  Перевёл взгляд на свою одежду - тоже уже сухая. Эх, красота! Жаль, что ненадолго. Впрочем, это всё лирика. Не для праздного любопытства я завёл разговор с ним о пропавшей подруге. Нужно развивать успех, раз уж с ней так удачно угадал.
  - Петрович, а ты, случайно, тоже к ним податься не планируешь? В Ливень веруешь?
  Старик помолчал, но всё же ответил.
  - Пытаюсь. Больше двадцати лет уже пытаюсь, но не получается. Мягко стелют, да жёстко спать потом будет.
  - И хорошо, что не получается. Не в Ливень нужно верить.
  - А во что? - заворожено прошептал повернувшийся ко мне старик.
  - В его окончание!
  - Ты что-то знаешь? - схватил он меня за лацканы куртки. - Я чувствую, знаешь! Скажи!
  - Может и знаю, - я аккуратно высвободился из захвата и продолжил движение. - Только ведь информация, она не бесплатная. Баш на баш.
  - Чего хочешь? - догнал меня Хоттабыч.
  - Что мне вкололи на самом деле?
  - Третий водный раствор, - непонимающе пожал плечами Петрович. - Тут только он мутации остановить может.
  - Я имел в виду яд. Мне действительно его вкололи?
  - Бес очень практичный человек и ему очень нужны те документы. Поэтому да, он действительно вколол тебе яд.
  - Противоядие существует?
  - Конечно, - даже чуть обиделся Петрович. - Я же говорю, он очень практичный. Какой смысл ему обманывать. Раз обманет, два, а потом глядь, и он уже не главарь Креста. Нет доверия - нет власти.
  - Не у Беса, - выделил я голосом, - противоядие существует? Что за яд?
  - Вот тут извини, Максим, я не специалист по ядам.
  Жаль... Хороший был план легко соскочить с крючка.
  - Баш на баш, - напомнил Петрович. - Что ты знаешь?
  - Что Ливня скоро не будет.
  - Хорошо бы, - недоверчиво протянул старик, - но откуда информация.
  - Информация из самых первых рук. А вот на счёт того, что будет при этом хорошо, я ничего не говорил. Я не знаю, что при этом произойдёт. Может, купол, - ткнул пальцем наверх,- прорвётся и всех затопит к едрене Фене, может домой вернёмся.
  - Всё равно хорошо, - махнул рукой Хоттабыч. - Надоела эта тягомотина. Мотыляемся тут как говно в проруби без цели и смысла.
  Я про себя подумал, что та троица маргиналов, которую амбалы Беса не пустили в столовую, с Петровичем бы в корне не согласились. Я вообще сомневаюсь, что они заметили разницу, на Земле они находятся, или ещё где. Им бухается и гадится везде хорошо. В них это генетически заложено. И возникает логичный вопрос: если это всё рукотворное, пусть эксперимент, пусть неземного существа, но рукотворное, то почему было не сделать, чтобы сюда попадали только люди культурные, образованные и духовно чистые? Хотя, это уже тогда недалеко от идей фашизма о расовом превосходстве.
  - Мы пришли, - озвучил Петрович, когда я уже хотел, было, поинтересоваться, чего мы застыли на одном месте.
  Небольшой закоулок слева почти сразу заканчивался у входа в трёхэтажное деревянное строение. На фоне остальных построек можно было даже сказать, что оно большое. В основном везде были одно и двухэтажные домики.
  - Пошли, сдам тебя из рук в руки, так сказать, да побегу. Дел много.
  Какие могут быть дела у старика, болтающегося при главаре общины, я не очень понял, ну да ладно, не моё это дело. Может он картины пишет или сляков выращивает. Но отпускать его так просто не хотелось. Вопросы так и роились в голове.
  Хоттабыч уже поднялся на крыльцо и ждал меня. Я неторопливо зашёл следом и придержал его.
  - Слушай, возвращаясь к Дождевикам. Ты вот говоришь, что они все скрытные, но меня же часть из них вытащила, они не такие как все? Может, они делились какой-то информацией или слухами? Почему Дождевики считают, что мы уже мертвы?
  - Только слух, - сразу предупредил старик. - Они утверждают, что наш мир погиб, но эта гибель как-то растянута во времени. То есть он уже мёртв и мы все погибли, но это всё как бы на паузе стоит. Как бы можно какую-то часть людей и вещей время от времени переносить словно файл из одной папки в другую, как будто файл удалён или диск разбит, но специальными программками можно какую-то часть восстановить. Вот Ливень и восстанавливает.
  - Мудрёно, - недоверчиво протянул я.
  - Только слухи, - повторил Петрович и открыл дверь. - Ты идёшь?
  Я прошёл вслед за ним в помещение и хмыкнул. Классический салун дикого запада, как нам его показывали в фильмах. Народу не сказать, что много, но и совсем не мало. Свободных столиков раз, два и обчёлся. Посетители на нас обернулись, оценили, узнали старика и вернулись к своим делам.
  Постояв с десяток секунд и дождавшись, когда одежда просохнет, Хоттабыч потянул меня к барной стойке, за которой ловко орудовала протиркой стаканов миловидная женщина лет тридцати, тридцати пяти. В общем, считай что ровесница. Шатенка с длинными, ниже плеч волосами, которые внизу имели лёгкий намёк на кучерявость. Аккуратный носик, пухленькие, но не огромные губы. Глаза..., ну смелая трёшка. А, глаза? Глаза я ещё не видел, далековато. Впрочем, спустя пять секунд я уже стоял, облокотившись о стойку. Глаза голубые.
  И тем не менее, не смотря на отдельные симпатичные части тела, общее впечатление девушка на меня произвела скорее отталкивающее. Росту в ней было метр восемьдесят, не меньше. Широкая кость. Она не была толстой или мужиковатой, но её явно было много. Что там старик говорил про комплексы? Похоже, я нашёл свой.
  - Привет, первым поздоровался Хоттабыч.
  - Добрый день, Кузьма Петрович.
  Ха, надо же, Кузьма!
  - Вот, постояльца тебе привёл.
  - От Беса? - поморщилась барменша. Или хозяйка?
  Так, стоп!
  - Мария Степановна? - вклинился я в разговор.
  - Она самая, - заулыбался Хоттабыч, похлопав меня по плечу за мою догадливость. - Прошу любить и жаловать.
  - Прошу ни того, ни другого! - отрезала девушка. - Деньги только вовремя платите и проблем не будет.
  - Бес передаст сегодня.
  - Максим, - представился я, пытаясь сменить тему. - Можно без отчества.
  - Вор-рецидивист? Карманник, - оценивающе прищурилась на меня барменша. - Или что похуже? Ты учти, у меня с этим строго.
  - Похуже конечно. Маньяк-философ-рецидивист. Девять лет ходок за нищенскую зарплату в университет к скучающим студентам. Душегуб. На счету два трупа редчайших краснокнижных бабочек. Последний, африканский монарх горячекрылый особо сопротивлялся и молил о пощаде.
  - Балабол, - вынесла вердикт Маша, но лёгкий намёк на улыбку я уловил. Повернулась к Петровичу. - Ты где его нашёл?
   - Сам пришёл, - пожал тот плечами. - К Бесу. Ладно пойду я, красавица. Дела, понимаешь.
  - Ага, иди, - покивала барменша, с задумчивым видом рассматривая меня.
  Хоттабыч направился к выходу, насвистывая какую-то весёленькую мелодию. Надо же, как мы ему подняли настроение. Вот сейчас я этим и воспользуюсь.
  - Петрович, - окликаю старика. - Так что там у меня с кукушкой?
  - Нормально всё, растёт! - не оборачиваясь махнул он рукой и вышел.
  Вот спросил так спросил. И сам, как обычно, ничего не понял и людям, кто слышал, лишний повод задуматься дал.
  - Пойдём, провожу в комнату, - она сняла со щита на стене связку из трёх ключей и, повернувшись в сторону не замеченной мной сразу неприметной дверцы, крикнула. - Стенли, подмени меня!
  Вытирая полотенцем руки из дверцы, чуть склонив голову, чтобы не стукнуться о низкую балку, вышел здоровенный мужик. Шоб я так жил! В смысле был. В детине было явно под два метра. Широкие плечи как есть ещё визуально добавляли ему роста. Каченные руки были до самых кистей забиты цветными "татухами". Лицо красивое, мужское. В том смысле, что не смазливое, а очень даже брутальное, но очень аккуратное.
  - Здорово, - красавчик протянул мне свою лапу. - Стенли. Я из Канады.
  - Максим, - я осторожно пожал протянутую руку, боясь за свою конечность, но Стенли не усердствовал. Рукопожатие вышло крепкое, но в меру.- Из России. А ты хорошо говоришь по-русски.
  Красавчик недоумённо перевёл свой взгляд с меня на Марию и та заразительно и на удивление очень звонко рассмеялась. Как-то не сочетался её довольно низкий голос с таким смехом.
  Что я опять не то ляпнул?
  - Он новенький, - быстро отсмеявшись, пояснила девушка парню. - Ещё многое не знает. Пошли.
  Взяв меня под локоть, она повела меня к лестнице.
  - Чем я вас рассмешил?
  - Не смотря на всю убогость этого мира, в нём есть один неоспоримый плюс - здесь все говорят на одном языке!
  - На русском? - удивился я.
  - На чукотском, - вновь засмеялась Мария, а отсмеявшись, пояснила.- На своём родном. Каждый человек говорит на своём родном языке и слышит ответ собеседника тоже на нём же. Так что Стенли говорил с тобой на английском языке и твои ответы слышал на нём же.
  - У них там, в Канаде, ещё французский считается государственным языком, - сумничал я. - Может, он на французском говорил?
  - Не, я спрашивала ради интереса, - не удалось мне Машу сбить с толка, - французского он не знает.
  Мы поднялись по широкой центральной лестнице, застеленной разноцветными, но уже довольно сильно вышарканными коврами на третий этаж, сделали пару поворотов, войдя, судя по всему, в боковое ответвление здания, и остановились перед дверью с номером "311".
  - На, - она протянула мне ключи. - Если что будет нужно, обращайся. Я или Стенли постараемся помочь. Кто-то из нас обязательно всегда за барной стойкой. Электричества в этом мире нет, поэтому обычные телефоны не работают, а магические слишком дорого для меня. Так что идти придётся ножками, не обессудь.
  - Дойду поди, не переломлюсь, - улыбнулся я. - Кстати о магии...
  Завёл правую руку за спину, представил в ней большую бардовую розу и протянул её собеседнице, нисколько не сомневаясь в результате проделанных манипуляций.
  Роза получилась на загляденье - мясистая, с плотными бархатными лепестками.
  - О! - Мария выглядела польщённой и удивлённой одновременно.- Так ты фокусник? А где прятал? В рукаве?
  Она протянула руку, и прежде чем я успел предупредить, взяла её.
  - Э!? - вот теперь удивлён был я.
  - Красивая, - протянула девушка ощупывая лепестки. - А пахнет... М-мм... Жалко, они тут не растут, а с той стороны попадают очень редко. А здесь прямо свежак. И где взял только? У Беса? Сколько отвалил за неё?
  Она, наконец, оторвала взгляд от цветка и посмотрела на меня. Видимо лицо у меня было настолько удивлённым, что она вмиг стала серьёзной.
  - Что не так?
  - Всё не так, - был вынужден признать я. - Дело в том, что я не фокусник, а маг. Я эту розу не прятал, я её только что создал...
  Мария ќќосмотрела на цветок недоумённым взглядом и та медленно растаяла в её руке. Я ожидал какую угодно реакцию: от обиды до восхищения, но только не ту, что продемонстрировала девушка.
  Она как-то неуловимо быстро открыла замок, распахнула дверь, впихнула меня внутрь комнаты, и, зайдя следом, захлопнула дверь обратно. Крепко схватила меня за плечи и заглянула в глаза.
  - Кто ещё знает?
  - Что я маг, - всё ещё не понимал я её волнения, - Хоттабыч, в смысле Петрович, Колдун...
  - Да причём здесь это? - практически зашипела хозяйка гостиного дома. - Кто знает, что ты можешь создавать предметы?
  - Да не могу я создавать никакие предметы! - завёлся я и, с трудом оторвав её от себя, продолжил. - Я иллюзию создаю. Вот Бес, например...
  - Ага, то есть Бес знает?
  - Ну да. И Петрович знает. Больше никто.
  - Точно?
  - Ты ещё теперь знаешь.
  - Это понятно, - девушка досадливо поморщилась и потёрла лоб. - Что ты там говорил об иллюзии?
  - Я при Бесе создавал уже иллюзии, но они все не были материальными, то есть, к примеру, пальцы Беса прошли сквозь пельмени. Он не смог их взять, - настала пора мне выразительно смотреть на Марию. - И я не понимаю, почему ты смогла принять розу.
  Вместо пояснений девушка развернулась и направилась к выходу.
  - Если хочешь прожить подольше, держи свой секрет за семью печатями, - в дверях она всё же обернулась. - И не приведи господь тебе рассказать Бесу о том, что здесь произошло. Он твоё умение не оставит без внимания. Даже не надейся, он не забыл. Он обязательно попробует что-то из этого извлечь в свою пользу. Делай что хочешь, но чтобы твои пельмени продолжали проходить сквозь его пальцы.
  Я рассеянно кивнул, пытаясь собрать в кучу разбегающиеся мысли и предположения.
  - Ты меня понял? - надавила голосом Мария.
  - Да понял, не прессуй! - рыкнул я в ответ.
  Пока раздумывал, не извиниться ли, девушка вышла и захлопнула за собой дверь.
  Да уж, тормоз я прям конкретный.
  Задумчиво прошёлся по комнате, осматривая предоставленные удобства. Хм, удобств здесь как раз и не было, даже раковины. Нужно будет уточнить потом, где тут что и как, но пока не горит, вроде.
  Из остального: сколоченная из обычных досок односпальная кровать, зато матрац пружинный, почти не продавленный; стол, старый, но фабричный, не самодельный; пара табуреток; отколотое с одного угла небольшое зеркало и шкаф.
  Интересно, сколько она берёт в сутки за номер? Да нет, вообще всё интересно, что касается денег. Чем они рассчитываются? Чем деньги обеспечены? На Земле золотовалютные запасы, а здесь? Хотя кого я обманываю? Какие ещё золотовалютные запасы на Земле? Давно уже эти бумажки ничем не обеспечены! Кто больше надувает щёки и разводит понтов, того валюта и ценнее.
  Я представил деньги Дождевиков в виде водяных капелек и заржал, выпуская наружу накопившееся напряжение. Смеялся долго, на грани истерики, согнувшись переползая из одного угла комнаты в другой. Смеялся, пока не облокотился о подоконник и не кинул взгляд на улицу. Смех моментально улетучился, напомнив, где я нахожусь и что я должен сделать.
  Вид из окна одновременно завораживал, обескураживал и в то же время смотрелся очень гармонично миру, где всё вокруг такое унылое, убитое дождём, временем и безысходностью.
  Окна выходили на остов небольшого транспортного самолёта. Кажется, импортного, но я не спец, может и "Ан" какой-нибудь. Фюзеляж смотрел на меня фасеткой дыр, на месте которых когда-то были иллюминаторы. Они не были разбиты, какие-то рачительные жители их бережно извлекли и утащили по своим надобностям. Винты тоже были демонтированы, как и двигатели. Одно крыло наполовину отпилено, а может и потеряно при падении, кто знает. Уверен, что и внутри снято всё, что снимается. Здесь в "Леруа" за стройматериалом не сходишь.
  Пока удивлённо рассматривал остатки самолёта, с неба вновь хлынула вода. Поморщившись, я отвернулся от окна, сел на кровать, и, обхватив голову руками, задумался. Мне нужен план действий. Нужен чёткий конкретный план, как соскочить с крючка Беса, как отомстить Дождевикам, как прикрыть этот чёртов эксперимент. Хватит уже плыть по течению, как кусок говна!
  Первым пунктом, конечно, значится Бес и его яд. Судя по всему, выкрасть документы мне придется, как ни крути, но, во-первых, никто не мешает параллельно самому искать противоядие, а во-вторых, и это главное, как-то обезопасить себя при их передаче. Сложность в том, что у меня катастрофически мало на это времени. И дело даже не в самой краже, а в том, что делать её приходится в режиме крайне низкой информированности об этом мире. Нужно это исправлять, и как можно скорее. Через неделю в посёлок Касты я должен попасть уже чётко понимая, как здесь всё устроено.
  Пойти поприставать с вопросами к Маше? Так, во-первых, она занята посетителями, это всё же её хлеб. Так что пошлёт она меня со своими вопросами однозначно и будет права. А во-вторых, там слишком много ушей. Маша мне дала чертовски дельный совет, держать язык за зубами. Это ведь касается не только моего странного умения создавать иллюзии, это же в целом верно. Моё незнание мира это охренеть какая слабость, которой могут воспользоваться все кому не лень при первой же возможности. Поэтому Мария пока отпадает. И кто у нас остаётся? Правильно, Колдун. Этот тип уже знает, что я здесь новичок и с этим ничего не поделаешь. С другой стороны он обязан мне жизнью, так что решено, нужно его использовать по максимуму. Вот и где он, когда нужен?
  В дверь постучали. Я поднялся с кровати и, открыв дверь, хмыкнул.
  - На ловца и зверь бежит.
  - Я тут деньги принёс, - прошептал Колдун и как-то виновато улыбнулся.
  Я посторонился и он, зайдя и закрыв за собой дверь, добавил многозначительно:
  - Много...
  - Много это сколько?
  Колдун, оглянувшись на дверь, достал из-за пазухи пачку перетянутых резинкой долларов. Протянул мне.
  - Вот. А за твою комнату я уже заплатил Марии Степановне, у меня отдельно были отложены. Так что ты не переживай, она эти не видела.
  Много значит... Так... Я бегло пролистал пачку. В основном десятки и пятёрки. Судя по объёму, в пачке штук двести банкнот. Итого имеем тысячи полторы долларов. И это, как выразился Колдун, много.
  - Садись-ка, дружок вот сюда, - я подтолкнул ему табуретку, - и рассказывай, почему ты считаешь, что это много?
  
  Прорыв
  
  Сидеть допоздна, это до какого времени? С какой минуты кончаются обычные посиделки, и начинается припозднившиеся? В полночь? Или в час ночи? А если просидеть до рассвета, это означает допоздна, или просто всю ночь?
  Сонька такими вопросами голову не забивала, просто бросив случайный взгляд на окно, обнаружила там вместо кромешной тьмы, робкие переливы голубовато-зелёных всполохов.
  Леший, проследив за Сонькиным взглядом, посмотрел на часы.
  - Вот это мы посидеть! Шесть утра!
  - Да какие наши годы? Отоспимся...
  - Ты, может, и да, - хохотнул Леший, - а мне через три часа на доклад к мэру идти
  - Мэру? - удивлённо подняла бровь девушка.
  - А ты как думала? У нас тут всё по-взрослому. Есть глава города, есть его замы. Я вот заместитель по адаптации новеньких, руковожу тут, поддерживаю порядок, ищу перспективных людей.
  - Город-то как называется? И где он? А то меня с таких трущоб забирали, что не в каждой деревне отыщешь.
  - Город называется Нью...
  - Нью? - прервала друга Сонька. - А говорил, всё по-взрослому.
  - А, и не говори, - махнул рукой Леший. - Я слышал такую историю, что когда задумали дать имя городу, то одни кричали Нью-Лондон, другие Нью-Париж... ну и так далее. В конце концов, пришли вот к такому общему знаменателю, мать их.
  - И где он?
  - Ну..., - Леший немного помялся. - Понимаешь, тебя из него и забирали. С окраин, конечно, но именно с него. Другого у нас нет.
  Сонька удивлённо уставилась на друга.
  - Нет, есть, конечно ещё города, но они не наши, не Касты. Есть Свободный, но он управляется Крестом, и есть Храм. Этот под Дождевиками.
  - То есть, - девушка обвела рукой спартанскую обстановку комнаты, - особо лучше и не будет?
  - Да, везде примерно так, - печально вздохнул Леший. - Да и с чего здесь прогресс делать? Ископаемых нет, электричество не вырабатывается, со всеми вытекающими: ни радио, ни телевиденья. Живём по какому-то остаточному принципу.
  На минуту повисла тишина.
  - Ладно, - встряхнулся, словно пёс Леший, - давай по последней, и закругляемся.
  Чокнулись мутноватым самогоном, залпом выпили, закусили грубо нарезанными кусками ядрёного шпика.
  - Ты иди спать... А, нет, даже, наверное давай сделаем так: ложись прямо здесь. Я спать не буду, только хуже себе сделаю этими двумя часами. В общем спи, а я схожу к мэру и часам к трём вернусь, ты как раз выспишься. Про Максима помню, не переживай. Всё узнаю, подниму все связи, но найдём твою пропажу.
  Сонька благодарно кивнула, сходила в туалет, и, стянув обувь, завалилась на кровать, притулившуюся в соседней, совсем крохотной комнатке даже без окна.
  Хлопнула входная дверь и офис коменданта, он же его дом, погрузился в тишину. Лишь по крыше тихо шелестел нескончаемый дождь.
  И уже проваливаясь в сон, с удивлением поняла, что совсем ничего не узнала об этом мире, о судьбе Лешего. Сколько он уже здесь? Года два? Или здесь время течёт по-другому? Чем жил, как выживал? Да и вообще, что здесь происходит? Вопросов много, но хитрец Леший так выстроил диалог, что в основном говорила она. Рассказывала о событиях в мире, которые он пропустил, угодив сюда, об их совместной с Максимом мирной жизни, об общих друзьях.
  Удивляясь собственной болтливости, Сонька усмехнулась, засунула руки под подушку, и уснула.
  
  Проснулась от шума в соседней комнате. Обрадовавшись, что Леший уже вернулся, сорвалась с кровати и, даже не обуваясь, выскочила из спальни. И замерла на пороге. Лишь тогда окончательно проснувшийся мозг запоздало вывалил ворох фактов, которые обязывали насторожиться.
  Во-первых, организм совершенно не отдохнул, а значит, спала она от силы часа три. Во-вторых, шума в доме было гораздо больше, чем мог производить вернувшийся друг.
  Шесть человек, стоявших в разных местах просторного зала, замерли, удивлённо рассматривая девушку.
  ќ- Вы ещё кто? - удивлённо поинтересовалась Сонька, прикидывая пути отступления.
  С вариантами было туго. Вернуться в спальню - это загнать себя в угол, там даже окна нет, чтобы выпрыгнуть. Оставалось только одно - идти в атаку первой, пока они не сообразили, что бояться им нечего. Бить первого, кто на пути и бежать. Ну и что, что босиком, главное выбраться.
  - Вы чего так долго? - в дом вошёл новый персонаж, удивлённо перевёл взгляд на девушку и улыбнулся. - А, Сонька? Не знал, что ты здесь.
  Сонька облегчённо выдохнула. Вошедший Боренсон уже чётко ассоциировался у неё со спокойствием и надёжностью.
  - Что происходит? Вы чего здесь, да ещё такой толпой?
  - Прорыв, так что нужно торопиться, - совершенно непонятно пояснил он, но разъяснять не стал, переключившись вместо этого на своих подчинённых. - Чего телетесь, спрашиваю?
  - Ты сказал, он открыт, а он заперт, - обвиняющее буркнул один из парней и демонстративно пару раз дёрнул дверцу стоящего не полу огромного сейфа.
  - А мозг включить? - Бур шагнул к сейфу и с силой долбанул сверху по нему кулаком. Дверца чуть отошла, после чего легко открылась. - Сказал открыт, значит открыт. Кощей, ладно они, но ты-то должен знать об этом!
  - Забыл, - повинился мужичок лет сорока с большой залысиной на голове и впалыми щеками.
  - Ладно, разбирайте оружие и бегом, пока твари не полезли.
  - Ты можешь объяснить, что за кипишь? - Сонька метнулась за своими берцами и теперь, зашнуровываясь, наблюдала вполглаза, как бойцы достают из сейфа уже знакомые ей водомёты.
  - Я же сказал, прорыв! А, да, - хлопнул он себя по лбу, - ты же новенькая. Если вкратце, то это типа нашествия тварей.
  - Что за твари?
  - Чёрт его знает, на земле таких не было. Мутанты какие-то.
  - И откуда они лезут? - зашнуровав ботинки, Сонька шагнула к сейфу и, опередив бойца, забрала последнее оружие.
  - Не понял..., - боец вопросительно посмотрел на командира.
  - Так, ты с нами не идёшь! - Боренсон шагнул к девушке и попытался забрать водомёт.
  - А вот это не тебе решать, - Сонька резко убрала руку с оружием за спину. - Мне твоё разрешение не нужно.
  - Повторяю для особо одарённых, у меня есть приказ...
  - Был приказ, - поправила Боренсона Сонька. - Доставить меня в этот приёмник, и ты его выполнил. Здесь охранять меня тебе никто не приказывал.
  - С чего ты так решила?
  - А с того, что ты даже не знал, что я здесь! Поэтому отвали и показывай уже, где этот ваш прорыв.
  Боренсон глубоко вздохнул и медленно выдохнул.
  - Вот это женщина! - прошептал кто-то в наступившей тишине.
  - Разговорчики! - рявкнул Бур. - Пятак, возьмёшь арбалет.
  - Есть, - неохотно буркнул боец, у которого Сонька из-под носа выхватила водомёт.
  - Так, давайте быстро за мечами и выступаем, и так уже сильно задержались - поторопил Боренсон и повернулся к девушке, - у тебя как с холодным оружием?
  - Ну, с ножом умею управляться, - протянула Сонька и вздохнула. - Но тебя ведь не это интересует? Меч в руках не держала.
  - Ладно, тогда просто вперёд сильно не лезь, стреляй издалека. Прикроем если что. Всё, забирайте боеприпасы и выдвигаемся.
  Соньке передали три магазина, начинённых вместо патронов какими-то прозрачными овальными капсулами. Удивлённо повертев в руках непривычные боеприпасы, девушка рассовала их по карманам и кинулась догонять направившегося к двери Боренсона.
  - А что, мы ввосьмером будем прорыв останавливать?
  - Почему? - удивлённо обернулся к девушке командир и открыл дверь, выпуская её на улицу.
  Под дождём стояли, переминаясь с ноги на ногу десять новобранцев, ещё вчера гоняемых на полигоне.
  - С этими что ли? - Сонька грустно усмехнулась. - Ох навоюем.
  - Как будто у нас есть выбор. - Бур вздохнул. - Леший забрал с собой основную группу. У них вахта кончилась. С города должен смену привести, но это ещё когда будет. Эх, как всё не вовремя.
  - И какие у нас шансы? - девушка с интересом рассматривала разношёрстную компанию, пока не встретилась взглядом с Марселем.
  Скривившись, повернулась к Боренсону.
  - Будет тяжело, - вздохнул Бур, - но нас же никто стоять насмерть не заставляет. Будем потихоньку отступать, пока подмога не подоспеет.
  - Ага, - приободрилась девушка, - всё-таки помощь будет?
  - Конечно! Это, то немногое, что здесь не обсуждается и не изменяется. Где бы прорыв ни был, все группировки высылают бойцов на сдерживание тварей.
  Бур махнул рукой, приказывая следовать за собой, и направился к отдельно стоящему небольшому строению, оказавшимся оружейной. Оставшийся без водомёта Пятак, а так же весь молодняк вооружились арбалетами, а мечи на себя нацепили все поголовно.
  Подумав, и покопавшись в железе, Сонька нашла и тоже подвесила к поясу небольшую разновидность катаны.
  ќ- Бегом, бегом, - поторопил Бур бряцающих железом бойцов и, дождавшись, когда последний покинет оружейную, навесил замок и махнул рукой. - За мной!
  Легко догнав припустившего бегом командира, Сонька продолжила допытываться.
  - А откуда вы знаете, что скоро будет прорыв и где он будет?
  - Небо видишь? Вон то свечение на юге и означает, что скоро там будет прорыв.
  - Они что, с неба спускаются?
  - Почему с неба? - удивлённо повернулся к ней Боренсон. - А, ты про свечение? Нет, это просто как сигнал что ли. А лезут они из-за стены.
  - Господи, ещё и стена какая-то! У вас тут чёрт ногу сломит. Что за стена?
  - Стена как стена, - пожал плечами Бур, - на вид словно из плотного, непрозрачного целлофана. Непроницаема, непробиваема и непреодолима.
  - А откуда она?
  - Да кто его знает? Всегда была. Этот мир, куда мы попали, он не бесконечен и не планета, на которой можно кругосветное путешествие совершить. Он, на самом деле, довольно небольшой. Ну, как Париж к примеру, или Сан-Франциско. А вокруг него эта стена.
  - А как они её преодолевают?
  - Что-то типа порталов, никто точно не знает, что это. Впрочем, этот процесс ты уже сама скоро увидишь.
  - И что, за столько времени никто не удосужился точно измерить сколько этот мир в квадратах? За это время уже каждый уголок можно было изучить и обнюхать, может поняли бы, откуда эти порталы. Может, наводит кто?
  - Не всё так просто. Во-первых, каждый как собака на сене. Дождевики никого постороннего не пускают на свою территорию, Крест на свою. У нас, у Касты, тоже есть закрытая территория. Даже я не знаю, что там. Но это ещё полбеды. Самое главное, почему этот мир не изучен вдоль и поперёк, это потому, что он постоянно меняется. Стена не статична. Она то сужается, блокируя какие-то участки, то расширяется, являя нам новые территории и ресурсы.
  - Ресурсы?
  - Да. Прорывы, как это ни парадоксально, имеют свои плюсы. Замечено, что если прорыв отбивается успешно, то вскоре территория увеличивается. Стена отодвигается и открывает новый участок, на котором, как правило, можно много чего интересного найти с Земли.
  - Например?
  - Это может быть затопленный корабль с продуктами или вещами, самолёт. Да всё что угодно. Здесь у нас производства-то и нет никакого почти. Мы как паразиты, в основном лишь потребляем то, что нам кто-то подкидывает с Земли, словно подачку.
  Боренсон вздохнул.
  - А если вы не отбиваете прорыв? - осторожно поинтересовалась Сонька.
  - А вот тогда всё плохо. Во-первых, павшие защитники, получается, погибли зря. Во-вторых, мы остаёмся без нового куска земли, а значит и без призовых ништяков. Ну, и в-третьих, уменьшение территории происходит мгновенно. Тех, кто по случайности в этот момент оказывается за стеной, на отобранной территории, обратно не возвращается.
  - И часто народ гибнет?
  - Случается, - коротко бросил Боренсон, но развёртывать ответ не стал.
  - А по статистике что? Часто проигрываете?
  - Я военный, а не статист! - почему-то разозлился Бур. - Что мне с ней делать, с этой статистикой? Сегодня может две твари вылезти, а завтра двести. И сколько мне народа на отражение посылать? Всех под ружьё каждый раз? Или десяток, в надежде на авось? Нельзя оперировать статистикой, если данные всегда переменчивы.
  Сонька хотела ещё спросить нет ли данных, от чего зависит величина прорыва, но, из-за последней отповеди Бура, промолчала. Если и есть эта информация, то явно не у этого военного. Нужно будет переговорить с Лешим, а лучше через него выйти на руководство Касты.
  А если окажется, что данных таких нет, что их никто не собирал, то она обязательно затеет и возглавит этот процесс. Этот эксперимент нужно заканчивать, и возможно собранные в таблицы и графики данные о прорывах принесут свои плоды.
  Избавившись от "почемучки", Бур принялся на ходу раздавать указания. Молодёжь попарно пристраивал в поддержку старожилам. Наказывал не лезть на рожон и лучше защищать своих наставников пока они перезаряжаются.
  В целом план сводился к тому, что стреляют только те, кто с водомётами. Арбалеты новичков только для отстрела наиболее приблизившихся тварей, которые угрожают стрелку с водомётом. Ну а мечи так и вовсе крайний случай, до которого лучше не доводить. Вместо этого лучше отступить, перегруппироваться, и дальше работать на дистанции.
  - Всем всё понятно? - обвёл он подчинённых взглядом, причём дольше обычного смотрел на Соньку.
  Девушка пожала плечами, не собираясь оправдываться. Да, он имел право сложить о ней впечатление, как о взбалмошной и безответственной особе, но ей-то что? Пусть думает что хочет.
  Боренсон ещё какое-то время буравил её взглядом, после чего махнул рукой.
  - Ну, раз всем всё понятно, то распределяемся и рассосредотачиваемся. Встречать тварей будем здесь.
  Сонька удивлённо посмотрела в сторону свечения. До стены, которой из-за дождя толком и видно не было, было ещё порядка километра.
  - Может, поближе подойти? Хоть на стену осмотрим..., - подал голос кто-то из новобранцев.
  - Отставить самодеятельность! Твари могут быть довольно быстры, а время прорыва точно неизвестно. Может так случиться, что пока вы будете любоваться стеной, они и полезут. Поэтому сидим и ждём здесь.
  Потянулись тягостные минуты ожидания. Сонька попробовала, было вновь поприставать к командиру с вопросами, но тот лишь отмахнулся, сосредоточенно вглядываясь в дождливую пелену. Однако, не смотря на сосредоточенность, Бур всё же был скорее в приподнятом настроении и чем дольше они ждали прорыва, тем больше расслаблялось его лицо, отступало напряжение.
  - Чему радуешься? - не выдержала Сонька. - Хуже нет, чем ждать и догонять.
  - Глупая поговорка, - легкомысленно отмахнулся Боренсон. - Сейчас каждая минута ожидания работает на нас. Тварей нет, а помощь уже в пути.
  - Ты в этом так уверен? - девушка обернулась, но, естественно, никого не увидела.
  - Я же говорил, это незыблемое правило. Иначе в этом мире не выжить.
  - Слушай, а если дождь прекратится? Ты же говорил, что эти аппараты без дождя не работают.
  - Не работают. - Кивнул командир и нахмурился. - Но твари лезут только в дождь. Кажется началось! Все по местам! Занять оборону! Внимательно! Стрелять наверняка, беречь боеприпасы! По команде организованно отходим.
  Народ подобрался, напряжённо смотря в дождь. Сонька задалась вопросом, с чего он решил, что атака началась, но тут же сама нашла на него ответ. Свечение, до этого ярко полыхавшее в небе, почти погасло.
  Рядом на мокрую землю пристроился Пятак.
  - Прикрывать тебя буду, - многозначительно махнул он арбалетом.
  Девушка кивнула, не отрывая взгляда от дождливой равнины.
  - Приготовиться! - окрик Боренсона практически совпал с моментом, когда Сонька разглядела движение.
  Сперва это было больше похоже не на атаку неведомых тварей, а на какое-то копошение среди земли и дождя. Глаз замечал какое-то шевеление, но не мог его идентифицировать. Словно земля кипит, бурлит странными, размытыми пузырями. Шевеление приближалось, но медленно. Очень медленно.
  Сонька в нетерпении поёрзала в мокрой земле, и покосилась на Боренсона. Командир напряжённо сжал губы в тонкую линию. От его былого спокойствия не осталось и следа. Шестым чувством уловив направленный взгляд, повернулся к девушке.
  - Их много..., чертовски много.
  Сонька отвернулась к атакующим, но всё так и не смогла определить чего-то, похожее на волну атакующих. Всё то же нелепое шевеление вдали. Ну и что он пугал их? С такими медлительными улитками можно было спокойно дойти до стены, перестрелять их там и вся недолга!
  Уже собравшись попенять Боренсону на перестраховку, Сонька ошеломлённо промолчала. Безликая толпа атакующих практически мгновенно скакнула метров на сто вперёд и понеслась. По спине девушки волной пробежал холодок страха.
  Твари действительно были невиданные, словно с картин Босха. Отдалённо они походили на крабов - приплюснуты, пара клешней. На этом общее заканчивалось. У них у всех были разные ноги, головы и хвосты. Кто-то переваливался на восьми паучьих лапах, кто-то скакал на четырёх лошадиных, а кто-то...
  Сонька нервно сглотнула слюну, разглядев тварь, бегущую на двух человеческих ногах. Жала скорпионов, хвосты гепардов и крокодилов. Непонятная мешанина голов, собранных из ассиметричных кусков словно неудачный эксперимент Виктора Франкенштейна.
  Оскалы, клыки, ржание, блеяние, завывание.
  Сонька зажмурилась и помотала головой, прогоняя наваждение.
  - Огонь! - отрезвляюще раздался окрик Боренсна.
  Девушка открыла глаза, встряхнулась, прицелилась в ближайшую тварь, несущуюся на конских ногах метрах в ста, и нажала спусковой крючок. Проследила взглядом, как поток бурлящих воздушных пузырей, словно трассер, унёсся вперёд и снёс атакующему монстру три копыта. Тварь упала, забилась на месте, закружилась и завыла. Бежавшее мимо крабоподобное существо наткнулась ещё на чей-то поток пузырей и развалилось надвое.
  Сонька перестала следить за подранком и принялась выцеливать следующего монстра. Неприятно удивилась, обнаружив его всего лишь метрах в пятидесяти. Нажала спуск, убедилась, что мутант выведен из строя, и прицелилась в следующую тварь.
  Дальше почти без остановки: выстрел, выстрел, выстрел. Твари действительно оказались быстры. Слева щёлкнула тетива - Пятак не выдержал и тоже присоединился к расстрелу атакующих. Следить, попал ли он куда, было совершенно некогда. Уже не больше тридцати метров отделяло защитников от накатывающей волны. Вновь по спине пробежал холодок. Монстров действительно оказалось много. За первой, почти истреблённой волной, была видна вторая и смутное бурление третьей.
  Выстрел. Выстрел. Выстрел. Осечка... осечка!
  - Перезаряди, - взводя арбалет, бросил Пятак. - Патроны кончились.
  - Сколько их? - запоздало поинтересовалась девушка, выщёлкивая опустевший магазин, и заменяя заряжённым.
  - В твоём водомёте шестнадцать, а вообще по-разному.
  Кивнув, Сонька вновь открыла прицельный огонь. Первую волну уже всю истребили, но и вторая уже была метрах в семидесяти.
  - Отходим! Бегом! - на пятом выстреле прозвучал командный голос Боренсона.
  Дважды повторять не пришлось. Народ повскакивал и понёсся в обратном направлении. Пробежали метров двести, не больше, после чего Бур приказал занять оборону.
  - Что это даст? - поинтересовалась Сонька у Пятака.
  - Смотри, - вместо ответа, мотнул он головой в сторону атакующих.
  Монстры явно замедлили скорость. Сейчас они вновь едва плелись и представляли собой довольно хорошие мишени, но вот дальность и дождь сводили это преимущество на нет.
  - И что, всегда так?
  - Нет, иногда не срабатывает. Но Бур молодец, у него прямо чуйка какая-то. Хорошо, что он сегодня не сменялся.
  - Хорошо, - задумчиво кивнула Сонька и перевела взгляд на фронт.
  Монстры, потормозив ещё минут пять, вновь рванули вперёд.
  Расстреляв оставшиеся патроны, девушка начала судорожно перезаряжаться. Слева безостановочно вновь "тренькнула" тетива напарника.
  - Отходим! - вновь прозвучала команда.
  Защёлкнув полный магазин, Сонька рванула в тыл, на ходу пытаясь впихнуть пустой в карман. Тот, зацепившись за шов куртки, выскользнул из мокрых пальцев и упал куда-то под ноги. Мысли остановиться и поднять даже не возникло. Рычание и завывание за спиной подгоняли не хуже допинга.
  - Закрепиться! - последовала очередная команда.
  Девушка бухнулась в удачно подвернувшуюся ложбинку. Рядом тут же примостился Пятак.
  - Чуйка не сработала, - разочарованно скрипнул он зубами.
  - Твою мать! - прошипела Сонька, разглядев толпу монстров почти на таком же расстоянии, что и раньше.
  Прицелилась, выстрелила, снеся ближайшему мутанту лошадиную голову на длинной тонкой шее. Хотела поймать в прицел следующую жертву, но не успела. Мимо мелькнула какая-то тень, заставив вздрогнуть и откатиться к Пятаку. Показалось, что монстры зашли с тыла.
  - Не стрелять! - проревел Боренсон. - Дождевики работают!
  Широко распахнув глаза, девушка с удивлением следила за бегущими навстречу монстрам людьми в простых серых балахонах.
  Безумие!
  Бритые наголо, они появлялись откуда-то из-за спины, пересекали жидкую линию обороны людей, и молча бежали на завывающую стену тварей. Ни тени страха, ни тени сомнения. И без оружия!
  Подскочив, и зачем-то пригибаясь, Сонька метнулась к командиру.
  - Что происходит?
  - Помощь пришла, - криво усмехнулся Бур и мотнул головой в сторону линии фронта. - Ты смотри, смотри, тебе полезно.
  Дождевики добежали до атакующих.
  - Твою мать! - обескураженно выдохнула Кулачок, наблюдая, как люди голыми руками рвут жутких монстров на части. Клешни, головы, ноги, словно ненужные запчасти старого автомобиля, летели в разные стороны.
  Сперва казалось, что дождевики на порядок быстрее, что монстры просто не успевают за ними, но нет. То один сектант, то другой получали от тварей тычки и зуботычины. Клешни, копыта, жала - в ход шло всё, однако дождевики, казалось этого даже не замечали. Отлетали метра на три, падали, вскакивали и вновь шли в атаку.
  На какое-то мгновение показалось, что даже бездушные твари опешили, испугались. Волна атакующих монстров дрогнула и отхлынула назад. Сонька позволила себе робкую улыбку. Как же вовремя подоспела помощь! Умирать совсем не хотелось.
  Радость длилась недолго. Вот один сектант упал и не поднялся, вот другого жуткие жвала перекусили пополам. Монстры надавили и вновь пошли в атаку, огибая погрязших в куче-мале сражающихся дождевиков. Движения сектантов уже не казались такими стремительными, они словно выдыхались.
  - Что у вас с боеприпасами? - Сонька вздрогнула и обернулась.
  Незаметно подошедший сектант без эмоций смотрел на Боренсона. Лысая голова укрыта капюшоном, руки скрещены на груди. Его словно совсем не интересовала судьба своих людей, безнадёжно увязших в толпе монстров.
  - Немного, но есть, - неохотно отчитался Бур.
  - Это хорошо, - равнодушно кивнул дождевик и, вдруг, заорал. - Засуха!
  Казалось безнадёжно задавленные тварями сектанты встрепенулись, вновь ускорились, прорвали очаги окружения и побежали обратно. Монстры взревели и тоже рванули вперёд.
  - Готовьтесь, -бросил дождевик, развернулся, и направился куда-то в тыл.
  Потрёпанные сектанты так же молча, как при атаке, пробежали обратно, но едва миновав линию защитников, безвольными куклами посыпались на землю.
  - Огонь! - заорал Боренсон.
  Последний магазин ушёл вообще неоправданно быстро. Сонька поймала себя на мысли, что от осознания, что он последний, руки предательски дрожат. Два выстрела ушло в молоко. Боеприпасы были распределены примерно поровну, поэтому плотность "огня" заметно просела. Девушка убрала разряженное оружие и покосилась на напарника. Болтов у Пятака тоже осталось всего с десяток.
  Повернулась к Боренсону, чего он тянет? Нужно давать команду на отступление. Потом перевела взгляд на лежащих безвольными тушками Дождевиков и поняла - приказа отступать не будет! В бессильной злобе скрипнула зубами. Уж если у них эти прорывы случаются регулярно, то могли бы и озаботиться наличием боеприпасов и оружия в достаточном количестве. Достала и положила перед собой катану, погладила шероховатую рукоять.
  - Держи, - Пятак протянул Соньке заряженный арбалет. - Заряжать умеешь?
  Девушка кивнула.
  - А ты как?
  - По старинке, - хмыкнул напарник и вытащил из ножен клинок.
  Последний разряд пузырящимися завихрениями унёсся вперёд, снеся монстру-неудачнику голову. Тут же защёлкали арбалеты. Стрельба из древнего оружия тоже оказалась достаточно прицельной, однако менее разрушительной. Подволакивая лапы или с торчащими из клешней болтами монстры продолжали неистощимой волной накатывать на защитников. Лишь попадание в голову или какие-то жизненно важные части тела выводили тварей из строя.
  Словно почувствовав, что опасность им почти не грозит, атакующие твари ускорились.
  - Где же подмога? - скрипнул зубами Пятак и с надежной оглянулся.
  Послав очередной болт в копошащееся месиво тварей, Сонька тоже оглянулась. Что-либо рассмотреть за пеленой дождя было невозможно. Может, помощь уже совсем рядом, а может опоздает, прибудет к их остывшим тушкам.
  Прикинув на глаз расстояние, Сонька поморщилась. Один, ну два раза она успеет выстрелить, а потом всё, только прямой контакт
  - Мы их чуть задержим, смотри в спину не попади, - Пятак ободряюще похлопал девушку по плечу и поднялся.
  - Уррааа, - с мечом в руках рванул он навстречу раззявленным ртам.
  - В атаку! - тут же выкрикнул Боренсон и, подавая пример, понёсся следом за Пятаком.
  Народ, оставшийся без стрелкового оружия, последовал за своим командиром. Тщательно прицелившись в довольно широкую брешь между Боренсоном и незнакомым молодым бойцом, Сонька выстрелила. Не дожидаясь результата, принялась перезаряжать арбалет.
  Лязганье и чавканье от столкновения людей и монстров, на секунду нарушилось истошным криком, тут же, впрочем и оборвавшимся.
  - Не лезть вперёд, мать вашу! - заорал Бур. - Не подставляйтесь! Отступаем, потихоньку! Сдерживаем!
  Сонька перезарядила арбалет и, высмотрев очередную брешь, выстрелила. Монстры стали метров на десять ближе. Сдерживание особого эффекта не имело, что и неудивительно с таким малым количеством защитников.
  Ещё один предсмертный вопль прорвался сквозь пелену дождя и тут же стих. И ещё.
  - Отступай! - над самым ухом гаркнул знакомый голос и рядом с девушкой в грязь плюхнулась насквозь промокшая тушка.
  - Леший! - облегчённо улыбнулась Сонька. - Как же ты вовремя!
  - Мы старались, - чуть обозначил он улыбку и протянул пару запасных магазинов.
  Мимо пробежали измотанные и израненные бойцы. Тут же последовал шквал выстрелов. Перезарядив оружие, Сонька присоединилась к стреляющим, с удовольствием расстреливая практически вплотную приблизившихся тварей.
  И всё равно их было слишком много. Не обращая внимания на потери, они продолжали яростно рваться к защитникам. Одних от других уже отделяло не больше десяти метров. Живые монстры перебирались через своих убитых собратьев и продолжали атаку.
  "Пулемёт бы", - с тоской подумала Сонька, перезаряжая разрядившееся оружие, и тут же удивлённо замерла. Не доведённый до упора магазин, выпал в грязь.
  Передние монстры, словно по мановению волшебной палочки, чуть приподнялись и, сминая напирающих сзади, отлетели метров на пять назад. Потом ещё раз, и ещё. Не понимая, что происходит, Сонька перезарядила оружие и продолжила уничтожать тварей. Но на пятом выстреле всё же не выдержала и прекратила стрельбу. Сейчас защитников и нападающих разделяло уже не меньше пятидесяти метров. В стане врага творилось чистое безумие. Монстры отлетали, падали, поднимались, взмывали ввысь и расплющивались о землю, горели, и просто по непонятной причине разлетались на части.
  И вдруг они кончились. Совсем. Еще секунду назад казалось, что их всё так же много, как и в самом начале, но внезапно всё стихло: не рычали твари, не стреляли люди.
  - Отбились, - вздохнул Леший и перевернулся на спину, подставляя изнеможенное лицо каплям дождя. - По краю прошли, но отбились.
  Сонька кивнула и огляделась. Вокруг деловито сновали какие-то безоружные люди. Беседовали с бойцами Лешего и Боренсона, копошились в телах убитых тварей.
  - Что происходит? - повернулась девушка к другу и тяжело вздохнула. - Что-то я уже охренела у вас тут. Ничего не понимаю!
  - Маги, - Леший поднялся и широко улыбнулся девушке. - Нас спасли маги.
  И словно подтверждая его слова, сверху громыхнуло и ливень прекратился. Зеленоватое солнце мгновенно высушило одежду людей и землю.
  - Что за хрень у вас тут происходит? - Сонька с силой потёрла ладонями лицо и огляделась, словно впервые поняла, что оказалась не на Земле, а в чуждом, незнакомом мире со своими правилами и законами.
  - Ты обязательно во всём разберёшься, - Леший ободряюще похлопал девушку по плечу и направился к человеку в балахоне, командующему Дождевиками. К нему же подтянулся и Боренсон с каким-то незнакомым рыжебородым мужиком.
  Желание присоединиться к беседе осуществить не удалось. Боссы довольно быстро о чём-то договорились и разошлись по своим группировкам. Впрочем, поговорить можно и поодиночке.
  Высмотрев в толпе незнакомцев рыжебородого мужика, Сонька целенаправленно пошла к нему.
  - Можно пару вопросов?
  - Конечно, - мужик принялся с интересом разглядывать девушку. - Новенькая? Не видел тебя в Касте раньше. Выглядишь по-боевому. Я Рик.
  Рыжебородый протянул руку. Сонька ответила на рукопожатие.
  - Англичанин?
  - Из Норвегии я. Норег.
  - Я правильно поняла, что ты главный здесь среди..., - Сонька замешкалась. Язык не поворачивался произнести слово "маги".
  - Среди магов, - кивнул Рик. - Не стесняйся, именно так мы и называемся. Ты всё верно поняла.
  - И вы все входите в группировку "Крест"? - озвучила свои догадки девушка.
  - Тоже верно, - улыбнулся норег.
  От улыбки бородатое лицо Рика перестало казаться брутальным, в глазах зажглись какие-то озорные огоньки.
  "Чертик из табакерки", - усмехнулась про себя Сонька и задала совсем не тот вопрос, с которым подходила.
  - А почему ты не в "Касте"?
  - Каста магов не жалует, - пожал он плечами. - Касте подавай порядок и муштру. Параллельное должно быть параллельным, а перпендикулярное - перпендикулярным. Мы же так не любим. Мы вольные птицы.
  - Но сюда ведь вы пришли? В чём отличие от бойцов Касты?
  - Здесь сейчас был вопрос не муштры и политических взглядов. Здесь решалась судьба человечества.
  - Да, Боренсон мне так же говорил. Просто это как-то странно: враждовать в жизни и воевать плечом к плечу здесь.
  - А, дан! Дан умный мужик, жаль, что не маг!
  - Дан?
  - Из Дании он, датчанин.
  Сонька пожала плечами. Разговор пошёл куда-то не туда. Она пришла сюда с двумя конкретными вопросами, но до сих пор ходит вокруг да около. Задумалась.
  - Если это всё, что тебя интересовало, то я, пожалуй, пойду, - прервал затянувшееся молчание Рик. - Мои люди устали.
  - Все устали, - Сонька разозлилась на себя и отбросила душевные терзания. - Мы тут тоже, знаешь, не загорали, пока вас дожидались. Поэтому всё же попрошу ответить на два моих конкретных вопроса. Первый: зачем вы пытались меня похитить?
  - Мы? Когда? - опешил норег.
  - Ну, не конкретно вы, маги, - по реакции собеседника девушке стало понятно, что ответа на свой вопрос она не услышит. Этот маг ничего не знает, - а Крест.
  - Сонь, погоди, - в разговор вмешался Леший, как оказалось ошивающийся поблизости и всё контролирующий. - У нас здесь не принято на прорывах обсуждать мирские дела. Понимаешь, это как-то не этично что ли? Проблем у нас между сообществами действительно хватает, но здесь все должны быть...
  - Да мне плевать, что у вас здесь принято! - вконец разозлилась Сонька. - Меня за короткий промежуток времени уже пытались убить и похитить! И если убийц я не видела, то похитители были из Креста. Во всяком случае, так сказал Бур.
  - Да уж, поторопился я назвать Боренсона умным мужиком, - криво усмехнулся Рик. - Хорошо, давайте сделаем исключение и поговорим во время прорыва не о нём. Мне даже самому любопытно.
  - Боренсон, давай к нам! - заорал Леший.
  Дан пришёл хмурый.
  - Чего вам? Давайте быстро, а то там у меня проблемы с новобранцами назревают.
  - Какие? - тут же заинтересовался Леший.
  - Потом, - отмахнулся Бур. - Чего звали-то?
  - Да вот, девушка, - норег указал на Соньку, - говорит, что Крест хотел её похитить, и эта информация у неё от тебя.
  - Ну, - кивнул напрягшийся военный. - Так всё и было. С чего этот разговор возник сейчас, во время прорыва? Есть же договорённость? Завтра-послезавтра обязательно бы вам ноту выставили.
  - Сейчас этот разговор возник по её хотению, - Рик, мотнул головой в сторону Соньки. - И сейчас я тебе отвечу то же, что будет в официальном ответе на вашу ноту, если вы её всё же нам пришлёте. Как человек, входящий в совет посёлка, я тебе официально заявляю, что никакого нападения на вас с целью её захвата мы не совершали. Так с чего ты решил, что это Крест? Зачем она нам вообще?
  - Я тебе настоятельно рекомендую, - Бур в упор уставился на Соньку, - умерь свою активность. Рано или поздно это плохо кончится! Что касается твоего вопроса, норег, я отвечу. Среди нападавших было идентифицировано два человека, чья принадлежность к коалиции Крест не подлежит сомнению. Что касается ответа на вопрос "зачем?", то тут вам виднее, гадать не намерен.
  - О как! - Рик явно озадачился. Почесал затылок и оглянулся на своё подразделение магов, словно гадая, кто из них мог его так подставить. - Имена можешь сказать, или только в ноте озвучите?
  - Не вижу причин скрывать. Шелест и Старк.
  - Таких не знаю, - скривился маг, - но обещаю, что информация будет доведена до Беса. Мы обязательно во всём разберёмся и сами придём к вам с ответом.
  - Много ты разберёшься, если за всем этим стоит сам Бес, - криво усмехнулся Леший. - Смотри, головой рискуешь.
  - Это моя голова, - отрезал норег, и повернулся к девушке. - Какой у тебя второй вопрос?
  - Я в этот мир попала с мужем, но почти сразу на нас напали. Меня еле откачали, спасибо добрым людям, - Сонька кивнула в сторону Боренсона, - а вот Максима никто не видел. Тот, кто меня нашёл, говорит, что рядом больше никого не было. Логично предположить, что если бы его убили, то он там бы и лежал, какой смысл мертвеца куда-то тащить?
  Рик задумчиво кивнул, соглашаясь с приведёнными доводами.
  - Вот собственно отсюда и вопрос: не появлялся ли в вашем посёлке новенький?
  - Бессмысленный вопрос, Сонь, - скривился Леший и мотнул головой на норега. - Если на вас напали люди Креста, и Максим у них в плену, то он тебе никогда не признается.
  - Можешь мне не верить, - хмуро, но твёрдо произнёс Рик, - но я за честную игру, что бы о Кресте не говорили. Мой голос в совете никогда не голосует за кривые дорожки.
  - Гладко стелешь, - хмыкнул Бур.
  - И тем не менее..., - маг посмотрел девушке в глаза. - Я даю тебе слово, что в моё поле зрения никто новенький не попадал. Это, конечно, почти ничего не значит, ведь я вращаюсь в основном в кругу таких как я. Так что если он действительно у нас в плену, то я просто могу этого не знать.
  - А если спросить у Беса? - поинтересовался Леший.
  - Ты действительно думаешь, что он мне скажет правду? - с интересом прищурился рыжебородый.
  - Нет конечно, - усмехнулся Леший. - Просто проверял, насколько ты сейчас откровенен с нами. Если бы ты пообещал всё выяснить у Беса, я бы усомнился во всём, что ты рассказывал до этого.
  - А теперь? - развеселился норег.
  - Теперь всё выглядит правдиво. С ноткой недоверия из-за непростых отношений наших кланов, но правдиво.
  - Ну-ну. Прямо психолог, - Рик махнул рукой. - Ладно, поехали мы.
  Пока Сонька переваривала смысл слова "поехали", норег отдал команду и маги, подняв ранее незамеченные девушкой велосипеды, оседлали их и, крутя педали, действительно поехали.
  - Сюр какой-то, - пробормотала Сонька, не в силах оторвать взгляд от удаляющихся фигур.
  - В этом мире каждый крутится как может, - пожал плечами Леший.
  - Или крутит что может, - покивал Бур.
  Мужики переглянулись и заржали.
  Сонька покосилась на веселящихся бойцов, но юмор не оценила.
  - Ладно, пойду ещё с Дождевиками переговорю.
  Боренсон с Лешим автоматически покосились в сторону мужика в балахоне и тут же прервали смех.
  - Погоди-ка, девонька, - остановил её дан. - Дай сперва нам побеседовать.
  Резкий переход от только что смеющихся парней к жёсткому металлу в голосе ничего хорошего не обещал. Сонька резко обернулась к Дождевикам. Что его так встревожило?
  Возле главного сектанта стояли два бойца-новобранца из Касты. В одном их них девушка безошибочно определила Марселя. По загривку тут же прокатилась волна холода, предрекая неприятности.
  Бур с Лешим бегом кинулись к беседующей троице и тут же включились в разговор, отчаянно о чём-то споря и жестикулируя руками. Сонька потихоньку пошла следом, давая бойцам время решись какие-то свои проблемы.
  Когда подошла, спор уже был закончен и явно не в пользу бойцов Касты. Боренсон и Леший выглядели подавленными, а Марсель и ещё один новобранец весело топали к стоявшим обособленной группкой Дождевикам.
  В небе громыхнуло, возвещая о начале времени дождя, и тут же полилось. Сонька вздохнула, поёжилась, но с шага не сбилась.
  - Не знаю, как к вам обращаться, но у меня есть один вопрос, - тут же пошла она в атаку. - Известно ли вам...
  - Меня зовут Вестислав, - заулыбался сектант. - Я аколит понтифика, так что обращаться ко мне можешь: аколит Вестислав. Что тревожит тебя в столь счастливое время дождя?
  - Известно ли вам что-нибудь о новеньком в этом мире по имени Максим. На вид тридцать-тридцать пять лет, тёмные волосы, короткие. Попал в этот мир примерно неделю назад.
  Улыбка сползла с лица аколита. Он пристально уставился на девушку, словно пытаясь заглянуть ей в душу или прочесть мысли. Почти сразу его взгляд расфокусировался, словно он уже смотрит не на Соньку, а куда-то за неё. Сквозь неё.
  Когда Сонька уже, было, решила, что ответа не дождётся и собралась уходить, Вестислав встрепенулся, словно мокрый пёс, взгляд стал осмысленным.
  - Я официально заявляю, что на территории Дождевиков отсутствует разыскиваемый тобой человек.
  Сонька задумалась. Что ей дал этот ответ? Если его принимать за аксиому, то конечно очень много, но можно ли верить сектанту?
  - И ещё, - помолчав, добавил Вестислав. - С тобой очень хотел бы побеседовать понтифик. Безопасность гарантируем.
  - А как..., - удивилась Сонька, но закончить вопрос не успела.
  - Возможности ливня безграничны, - улыбаясь ответил аколит девушке, после чего повернулся к Сонькиным друзьям, так и стоящих с мрачными физиономиями. - Дождевики закончили работу. Мы уходим.
  Повернувшись, он неожиданно быстро рванул в сторону горизонта. Его команда, словно получив безмолвный приказ, тут же рванула следом. Марсель с напарником чуть замешкались, но тоже сорвались с места, стараясь не отстать от основной группы дождевиков. И уже почти скрывшись в дождевой пелене, Марсель оглянулся, одарив Соньку многообещающим злым взглядом. Хотя, могло и показаться, дождь всё-таки.
  На всякий случай показав в сторону убежавших новобранцев средний палец, девушка повернулась к друзьям.
  - Чего такие хмурые? Рассказывайте, что случилось?
  - Пятеро погибших и два дезертира, - озвучил сухие цифры Леший. - Согласись, мало поводов для веселья.
  - Мы живы, жизнь продолжается, - пожала плечами девушка. С погибшими она знакома не была, поэтому особых сожалений не чувствовала. Да, печально, что погибли те, с кем они сражались плечом к плечу, но не более. - А об этих дезертирах вообще грустить нет повода. Ушли и хрен с ними. Один из них, Марсель который, точно был с гнильцой. Наверняка и второй такой же.
  - Бились они хорошо, - не поддержал доводов Соньки Боренсон. - И теперь у нас на семь бойцов меньше, а у Дождевиков на два бойца больше.
  - А кстати, - заинтересовался Леший, - какие потери у Дождевиков и Креста? А то я из-за этой суматохи вокруг Соньки даже забыл посчитать.
  - Чего сразу я-то? - возмутилась Кулачок.
  - Что там считать-то, - зло отмахнулся дан, не обратив внимания на негодования девушки. - Маги прибыли уже на излёте, в прямой контакт не вступали, так что они без потерь. Дождевики лишились четырёх.
  Леший вздохнул, но озвучивать свои размышления не стал.
  - Ладно, что есть, то есть, - рубанул ладонью дождь Боренсон. - Уходим.
  Дав команду, он собрал бойцов в нечто, напоминающее строй, и народ бодро потопал в сторону приёмника. Новобранцы перемешались с бойцами, приведёнными Лешим на подмогу и сейчас активно обменивались новостями из жизни разных миров. Шутили и ржали над своими же, порой довольно плоскими, шутками. Адреналин отступал и требовал замещения. Наверняка большая половина сегодня вечером напьётся. Новобранцы так и вовсе поголовно.
  Хотя, поразмыслив, Сонька пришла к выводу, что они никакие уже не новобранцы. Они только что бились с монстрами, выстояли, выжили. Суровая школа, но зато сразу зачёт. Никаких шуточек со стороны старожил про желторотых птенцов. Новеньких безоговорочно приняли в свои ряды. И ведь Марсель со вторым, по словам Боренсона, вели себя достойно, однако дезертировали.
  - Слушай, Леший, - пристала Сонька к другу, - А почему вы не скрутили этих дезертиров? Дождевики выглядели уставшими, они с монстрами выложились по полной. Да и наших больше было. Кресту, думаю, всё равно до ваших разборок было бы, так что они вряд ли вмешались бы. Так почему вы их отпустили?
  - Этот мир держится на устоях, - чуть подумав, ответил Леший. - Помимо безоговорочного правила сдерживать прорыв всем миром, есть ещё несколько. Одно из них - не удерживать людей, желающих сменить клан.
  - А если бы после боя все решили податься в маги или к дождевикам?
  - Ну ты нас за простачков-то тоже не держи, - усмехнулся Леший. - В приёмнике им первым делом рассказывали про воровскую волю Креста и полное подчинение ливню у Дождевиков.
  - И тем не менее двое ушли.
  - Ушли, - вздохнул друг. - И ещё уйдут, не сомневайся. Через месяц-другой у кого-нибудь из новобранцев откроются магические способности, и Крест его обязательно переманит к себе. Работающих на Касту магов по пальцам пересчитать. Ну, а с Дождевиками ты сама всё видела. Они и без магии, лишь верой в ливень, обретают такие способности, что всем остальным и не снились.
  Сонька вспомнила Дождевиков, голыми руками рвущих монстров на части и кивнула.
  - Так почему все не пошли за ними?
  - Тут не всё так просто. Дождевики требуют полного подчинения и веры в ливень. И это не сымитировать как в церкви на Земле. Недостаточно перекреститься и сказать: "верую". Здесь всё по-настоящему. Если ты не веришь, то ливень тебя убьёт. Веришь - воздаст силой. А вот теперь возникает закономерный вопрос: готова ли ты семь дней простоять под дождём, чтобы проверить свою веру. Умрёшь ты в конце или станешь практически всесильной?
  - Бррр, - Сонька передёрнула плечами. - Нет конечно!
  - Вот поэтому только двое и ушли.
  - То есть они пошли ва-банк? - Сонька даже почувствовала долю уважения к ушедшему Марселю. Мудак, конечно редкостный, но смелый, не отнять. - Всё или ничего?
  - Всё или смерть, - поправил её друг.
  - И что, большое у них кладбище из тех, кто недостаточно верил в дождь?
  Леший покосился на Соньку.
  - Нет кладбища. Ты не обратила внимания, что мы убитых не забрали с собой?
  - Обратила. Дождевики тоже не забрали. Логично же, как их нести? Да и устали все. Вероятно, сейчас выделишь людей из приёмника, они возьмут носилки и принесут погибших. Так?
  - Не угадала. Никто не пойдёт за ними.
  - Как это? Это же...
  - А вот так. Это как раз связано с верой Дождевиков. Понимаешь, если живой или мёртвый человек пробудет под дождём семь дней, он просто растает как свеча. Без остатка. Истинно верующий в ливень обретёт силу и выносливость, а все остальные растворятся. Никто в этом мире не хоронит людей.
  - Ну хотя бы родственникам попрощаться...
  - Заступая на службу в армию Касты, все подписывают бумагу, что их убитое тело будет оставлено на поле боя.
  - Это жестоко.
  - Да, Сонь, ты попала не в сказку...
  Дальше шли молча, вплоть до команды "Стой!" от Боренсона.
  - Что случилось? - Леший с Сонькой подошли к военному, напряженно всматривающемуся в дождливую пелену.
  - Сокол говорит, на вышке нет часового.
  - Сокол? - переспросила Кулачок, пытаясь увидеть хотя бы вышку. - Откуда он знает?
  - Он не знает, он видит, - пояснил Бур. - Один из немногих магов, работающих на Касту. Ему дождь не помеха, он видит сквозь него так же ясно, как все остальные в солнечный день.
  - Ладно, допустим. Так что в этом страшного? Поссать спустился?
  - У нас чёткий и строгий регламент, - Леший мотнул головой. - Его пункты, как правило, писаны кровью.
  - Проверить оружие! - рыкнул строю Боренсон. - Готовимся к бою!
  Сонька отстала от друга и занялась оружием.
  Дав бойцам пару минут на подготовку, дан махнул рукой и строй перешёл на лёгкий бег.
  На вышке действительно никого не было. Ворота распахнуты. На выходе из ворот истерзанное тело. Сонька подошла поближе и вздрогнула. Монро явно пыталась бежать из приёмника, но не преуспела. Тот, кто напал на лагерь, догнал и убил. Понятно, что церемониться здесь никто не собирался, но зачем же так внутренности выворачивать?
  По команде Боренсона сразу несколько человек с оружием наизготовку нырнули за ворота. Через пару секунд один вернулся.
  - Чисто.
  Народ начал быстро просачиваться на территорию приёмника. Зайдя последним, Леший запер ворота. Грамотно расположившиеся бойцы держали на прицеле все подступы, напряжённо всматриваясь в дождь.
  - Сокол, Крас, тело снять, занять вышку, - принялся раздавать команду Бур, - смотрите в оба.
  Сонька непроизвольно покосилась на вышку и, вздрогнув, сразу же отвернулась. Человек наполовину свисал из гнезда. Его живот был вспорот так же как и у Монро. Вывалившиеся кишки гроздьями свисали по ступенькам почти до самой земли.
  - Твари, - прошипел кто-то рядом. - Как же так можно?
  - Отставить разговоры! - дан махнул рукой. - Вперёд!
  Народ медленно двинулся к баракам. Напряжённые лица говорили сами за себя. На любое движение все были готовы ответить подавляющим огнём на поражение. Но движения не было. Лишь дождь мерно шуршал по крышам.
  Следующую пару тел они обнаружили у дома Лешего. Опознали бойцов, оставленных на охране приёмника. Оружие нашлось поблизости: водомёт и арбалет. Судя по количеству зарядов, из водомёта стреляли, но убитых противников обнаружить не удалось. Зато нашлись ещё трупы защитников.
  Дошли до барака номер три.
  Двое бойцов, по команде Бура юркнувшие в здание, быстро выбежали обратно и принялись блевать.
  - Там бойня, - смог, наконец, пояснить один из них, после чего вновь согнулся пополам и его вырвало.
  Боренсон переглянулся с Лешим, кивнули друг другу, после чего скрылись в бараке. Вышли почти так же быстро. Бледные.
  - Кто из новобранцев хорошо помнит тех, с кем сюда попал?
  Несколько человек подняли руки.
  - И готов к тому, что там не прост трупы?
  Пара рук опустилась.
  - Давайте за нами! Остальным смотреть в оба.
  Бур с Лешим и выбранными новобранцами вновь скрылись в бараке. Сонька хотела, было, тоже пойти следом, но в последний момент передумала.
  Потянулись минуты ожидания. Наконец, минут через десять, показавшиеся вечностью, бойцы вернулись.
  - Как же так? - негодовал Леший. - Здесь было достаточное количество защитников, чтобы если и не отбить атаку, то нанести противнику хоть какой-то урон! А мы что видим? Их словно скот на бойне зарезали всех! Где трупы нападавших? Я тебя спрашиваю!
  Он повернулся к дану и схватил его за грудки, словно тот был единственным выжившим из защитников.
  - Да не ори ты, - поморщился Бур и отцепил пальцы коменданта. - Разберёмся. Так, бойцы, разделиться на пятёрки и обыскать всю территорию приёмника и метров двести вокруг него. В каждой пятёрке должен быть новобранец, чтобы понять чьё тело вы нашли: прибывших позавчера или чужака. Исполнять.
  Сонька хотела тоже присоединиться к одной из пятёрок, но Леший практически за шиворот потащил её домой. Боренсон, тяжело сопя, топал следом. Зайдя в помещение, друг первым делом звякнул стаканами, наполнил их мутноватым самогоном и, подавая пример, поднял тару.
  - Не чокаясь.
  Выпили. Самогон, на фоне пережитого и увиденного, прокатился по организму практически незамеченным. Но тепло пошло.
  - А вот теперь давайте думать.
  - О чём? - дан стянул бандану и взъерошил волосы. - Нужно дожидаться осмотра территории и сваливать отсюда в Нью. Новобранцы, прошедшие прорыв, готовы к службе, а больше никого здесь не осталось. Охранять нечего и не от кого.
  - О том, кто это сделал и зачем.
  - Гадание на кофейной гуще. Ты же видел, ни одной улики. А зачем, действительно непонятно. Здесь ничего не хранилось важного и секретного. Водомёты и те оставили.
  - Я, конечно, ещё мало разбираюсь ещё в нюансах этого мира, но, может прорыв был в нескольких местах, и сюда добрались твари?
  - Нет, прорыв всегда один, - отмахнулся Бур и, подняв бутылку, вновь наполнил стаканы. - Я тебя понимаю. То, что ты увидела очень похоже на работу дикого зверя, но поверь, люди намного хуже зверей. Эту бойню точно устроили люди.
  - Тогда это похоже на устрашение, - после недолгого молчания вынесла вердикт Сонька.
  - Чего? - уставились на неё мужики.
  - Ну акт устрашения. Показали что они могут сделать, причём просто так: не мстя за кого-то, не отбирая что-то, а именно убийство ради убийства.
  - Вариант, - протянул дан. - Вот только кто? Дождевики или Крест?
  - Что, только два варианта? - невинно поинтересовалась Сонька.
  - А кто ещё? - удивлённо вскинулся Бур.
  - Бей своих, чтобы чужие боялись...
  - Да ну ты совсем что ли? - покрутил Леший пальцем у виска, догадавшись, куда клонит девушка.
  - Может и совсем, да только хочу показать вам, насколько у вас здесь глаза зашорились. Просто свежий взгляд человека со стороны.
  - А что, - вдруг согласился дан, - в этом что-то есть. Кто здесь погиб? В основном чужаки, кого никто ещё не видел и не знал. А что десяток защитников полёг, так это... лес рубят - щепки летят.
  - Да зачем это нашим? - стукнул кулаком по столу Леший так, что звякнули стаканы.
  - Ну, например, обвинить одну из сторон в нападении и что-то с этого поиметь. Я кто? Простой военный. А ты? Комендант учебной базы, как ни крути, далёкий от правления посёлком. А здесь пахнет большой политикой.
  В комнате повисло тягостное молчание. Каждый перебирал и взвешивал варианты. Тишину прервал ворвавшийся в дом боец.
  - Нашли!
  - Кого нашли? - подскочил Боренсон.
  - Чужака нашли!
  - Опознали?
  - Пока нет. Кто видел, его не знает. Ребята несут сюда, показывая по пути всем, но пока безрезультатно.
  Бур рванул, было, к двери, но передумав, уселся на место.
  - Ладно, ждём...
  Наконец дверь скрипнула, и два бойца втащили мокрое тело с длинными косматыми волосами.
  Леший прищурился, всматриваясь в синюшное лицо трупа.
  - Тролль! Это же Тролль, мать его!
  - Узнал? - дан опять вскочил. - Откуда он?
  - Человек Беса.
  -Допрыгался Крест, - радостно потёр ладони Бур. - Я давно говорил, что нужно провести большую чистку в этом змеином логове.
  - Не подстава? - вклинилась Сонька. - Очень уж удачно нужный труп подвернулся: и опознан, и не скажет ничего лишнего, опять же.
  Все трое не сговариваясь уставились на бойцов, принесших найденное тело.
  - Так мы его случайно, можно сказать, нашли, - пожал плечами один из них. - Похоже, отступающие не сразу заметили, что он, раненый, издох. А он, когда умер, завалился там в ямку у пня. Мы два раза мимо прошли. И не заметили бы, если бы мне поссать не приспичило. Вплотную к пню подошёл, только тогда и увидел.
  - Значит так, - принялся раздавать команды Боренсон. - Всё оружие, включая арбалеты, собрать и распределить между бойцами. На всё десять минут. Потом уходим отсюда все. Нужно собирать большой совет в посёлке и решать, как поступим. Такую пощёчину от Креста нельзя прощать.
  Леший с тоской обвёл взглядом помещение.
  - Эх, такая хорошая идея с приёмником накрылась медным тазом. Совет посёлка второй шанс мне не даст.
  Сонька ободряюще похлопала друга по плечу.
  - Мы обязательно придумаем что-нибудь ещё лучше.
  
  Пошёл!
  Первый готов? Пошёл!
  Второй готов? Пошёл!
  Третий готов? Нет?
  Пошёл-пошёл-пошёл! Готов!
  (анекдот ВДВ-шника)
  
  Итак, что мы имеем? Имеем мы тысячу восемьсот долларов США, которые жгут ляжку. Много ли это? Колдун сказал, что много, но можно ли доверять мнению оборванца, который с подельниками хотел с меня последнюю рубаху снять? Для кого-то и сто долларов, это треть месячной зарплаты. Опять же на цены я не обратил внимания, пока торчал с Хоттабычем в баре.
  По жизни во внешнем мире я бы не сказал, что это какая-то внушительная сумма, чтобы о ней говорить так с придыханием, как это сделал Колдун. С другой стороны не стоит забывать о времени, в котором я ограничен. Месяц! Ровно через тридцать дней я или достану для Беса то, что он требует, или умру. Что ж, для месяца действительно вполне себе нормальная, а главное безвозмездная, сумма. Осталось проверить её на обеспеченность. Решено, идём в народ!
  Наивно поискав глазами сейф, я хмыкнул и задумчиво покосился на матрац. Да не, моя наивность так далеко не заходит! Распихал деньги по карманам и спустился к бару.
  Народу в заведении, как и утром, было прилично. Они здесь совсем не работают что ли? Вечная сиеста? На меня не обратили ровным счётом никакого внимания, и это радовало.
  Марии за стойкой не было, но был Стенли. Жаль конечно, хотелось пошептаться с девушкой. Она и по менталитету своя, и тайну мою знает. Хотя, тут ещё подумать нужно, а не знаю ли и я её тайну? Розу-то она взяла! Только ли моя в этом заслуга? Может, она тоже маг? Жаль, слишком мало у меня данных, чтобы строить предположения. Ну ничего, время у меня ещё пока есть, успею с ней пересечься.
  Канадец что-то писал в небольшом блокноте. Заметив меня кивнул, чуть улыбнувшись, и вернулся к писанине. Сев напротив, я попытался заглянуть в блокнот. Да уж, почерк как у врача.
  - С письмом здесь так же как с речью?
  - В каком смысле? - не сразу понял бармен, что я имею в виду. Потом вспомнил, что перед ним новичок и улыбнулся. - А, да, всё так же. Я вот пишу на английском, а ты прочтёшь по-русски. Здорово, да?
  - Удобно, - кивнул в ответ. - А ни разу не было, чтобы написанное нельзя было прочесть?
  - Не слышал такого. Перевод в этом мире гарантирован.
  - Даже если это какой-нибудь мёртвый язык? Шумерский, к примеру, или иероглифы фараонов с пирамид?
  - Ну, если можешь написать на шумерском, напиши, - хохотнул канадец, - проверим.
  Я сделал вид, что оценил шутку, но на заметку взял. Нужно будет обязательно Марии что-нибудь прокаркать на языке старца из горного селения. Поймёт ли? А ещё мне захотелось как можно скорее добраться до тех документов, за которыми меня послал
  Бес. Их-то никто прочесть не может! Воображение разыгралось, подсовывая мне картины, где эти неизвестные письмена - ключ от двери, ведущей обратно на Землю.
  - Что-нибудь закажешь? - вспомнил Стенли о своих обязанностях.
  - Да. Плесни грамм пятьдесят какого-нибудь хорошего виски, - я порыскал взглядом по стеллажу с бутылками. - Вон, "Ardbeq" подойдёт.
  Канадец кивнул, дотянулся до полупустой бутылки, и плеснул в пузатый стеклянный бокал на полтора пальца. Пододвинул ко мне поближе.
  В предвкушении дымно-креазотного аромата у меня аж слюна потекла, так я соскучился по этому своеобразному напитку. Поднял бокал, немного взболтнул, смачивая стенки. Ему бы подышать, напитаться кислородом минут пять...
  В нос ударил резкий сивушный запах. Что за хрень? Сморщившись, посмотрел на канадца.
  Тот не выдержал и заржал.
  - Видел бы ты своё лицо. Такое..., - он пощёлкал пальцами, подбирая слово, - одухотворённое! А затем бац, и разочарование.
  - Какой-то плоский профессионально-барменский юмор из Канады? - поставил я бокал на стойку.
  - Нет, просто юмор, - ничуть не смутился Стенли. - В этом мире нет крепкого алкоголя оттуда. Вообще! Ни водка, ни виски, ни текила сюда оттуда не попадает. Уж не знаю почему, но это факт. Так что мы тут сами гоним как можем и из чего можем.
  - Судя по той дряни, что ты мне подсунул, у вас не очень получается, - продолжил я поддевать канадца за его плоскую шутку над новичком.
  - А вот тут ты не прав, - бармен схватил бутылку с незнакомой мне этикеткой и налил немного в рюмку. - Попробуй это.
  Я осторожно, опасаясь очередного подвоха, понюхал. Хм... пахнет спиртом. Обычным таким, без всяких сивушных примесей. Решившись, выпил и закусил протянутой долькой лимона.
  - Ну как?
  На мгновенье задумался, не продолжить ли мстить за глупую шутку, но язык не повернулся назвать действительно неплохую вещь гадостью.
  - Очень мягко пошла. Никаких посторонних ароматов. Вы это действительно сами сделали?
  - Конечно, - кивнул канадец, довольный оценкой.
  - А ту чего до ума не довели? - кивнул я на так и стоящий на стойке бокал с мутной дрянью.
  - Бизнес, - пожал бармен плечами. - Очищенная дорого, не всем по карману. А эту дрянь, как ты выразился, может себе позволить любой страждущий и желающий напиться.
  - Всё просто так, кроме денег, - задумчиво процитировал я, и вдруг зацепился за слово "дорого".
  Обвёл взглядом ряды бутылок, ни под одной из них ценника не было. А я, можно сказать, сюда за ценами и пришёл.
  - И сколько стоит такая вот, очищенная.
  - Тебе была за счёт заведения. В уплату моей, каюсь, не самой удачной шутки. Без обид?
  Канадец протянул руку, и я её пожал. Признавать свои ошибки, это достойно, не каждый может.
  - Без обид. И всё же, сколько стоит рюмка очищенной?
  - Пять баксов.
  Да уж, действительно недёшево.
  - А эта дрянь?
  - Доллар.
  - И берут? - удивился я.
  - А почему нет?
  Ну да. Каков вопрос - таков ответ.
  - Ещё? - поднял Стенли бутылку.
  - Нет, пожалуй, - мотнул я отрицательно головой и поднялся. - Пойду прогуляюсь перед сном.
  Канадец кивнул и тут же потерял ко мне интерес, принявшись вновь чиркать что-то в своём блокноте. А я, сделав пару шагов в сторону выхода, замер от пришедшего озарения, и вернулся к стойке.
  - Слушай, Стенли, не сочти мне за совсем уж непроходимого тупицу, но откуда у тебя здесь все эти бутылки? Ты же сам сказал, что крепкий алкоголь сюда не попадает.
  - Ты совсем не тупица. Даже до двери не дошёл. До многих абсурд ситуации доходит лишь на следующий день. Или не доходит вовсе, так как некоторые даже не вернулись прояснить нестыковку.
  - Так откуда?
  - Понятия не имею!
  Я недоверчиво приподнял бровь.
  - Нет, я знаю, где их берут, но вот откуда они там пустые... В общем их приносят поисковики..., - увидев моё непонимающее лицо, канадец вздохнул и принялся объяснять. - Это люди, которые охотятся за всякими предметами оттуда, ну, с Земли. Они как-то высчитывают, где и когда к нам что-нибудь попадёт: корабль там, или кусок суши. Потом выносят оттуда всё добро и сдают перекупам. Мы вот с Марией бутылки скупаем и прочую барную атрибутику.
  - Так может они того, бухают просто сильно и всё сами выпивают?
  Стенли улыбнулся, но как-то печально.
  - Если бы всё было так просто. Думаешь не проверили эту теорию за столько лет? Некоторые бутылки вообще запечатанные были, но пустые!
  - Просто странно всё это, - задумчиво почесал я затылок.
  - Здесь вообще много странного, - пожал плечами бармен, - начиная с этого бесконечного дождя. Никак к нему не привыкну.
  Я кивнул и махнул рукой:
  - Ладно, пойду, - слушать стенания канадца желания не было, вряд ли из них можно будет узнать что-то новое.
  Вышел на улицу. Да уж! Как говорится: "не хочешь слушать про дождь, будешь под ним гулять" Кто сказал? Да я и сказал, только что.
  Постоял, ощущая на лице брызги от капель, разбивающихся о козырёк и перила гостиницы, накинул капюшон и шагнул навстречу дождливому вечеру.
  Куда идти я не особо задумывался. Какая разница, если всё равно нигде не был. Ноги сами привели к остову самолёта, виднеющемуся из окна гостиницы. Обошёл вокруг. Впечатлился. Правда сам не понял чем: то ли самой крылатой громадиной, то ли скрупулёзностью, с которой люди её разобрали на винтики. Всё, что можно открутить - аккуратно откручено. Всё, что нельзя открутить, опять же аккуратно, я бы даже сказал бережно, срезано. Завис у самолёта минут на пятнадцать. Всё никак не мог поверить, что разбирали его люди. На ум больше приходила работа муравьёв. Вот те да, всё делают основательно и аккуратно, словно роботы. Но люди ведь не муравьи. Нам бы обычно вырвать побольше и унести побыстрее. А учитывая, что лежит он на территории, подконтрольной ворам, так и вообще...
  Может и правду говорил старик, что Бес всё пытается изменить в лучшую сторону.
  Оторвавшись, наконец, от самолёта, вернулся на дорогу и пошёл к ещё одному чуду, замеченному по пути к гостинице. Три военных корабля - это сила! Дошёл быстро, благо недалеко совсем. Подошёл вплотную. Да уж, впечатляет. Потрогал броневые листы носа, постучал.
  Как они оказались в посёлке? Зачем они здесь? Столько вопросов и ни одного ответа.
  Пошёл вдоль кормы, надеясь найти или прорубленный прямо в железе проход внутрь, или какую-нибудь лестницу наверх.
  Ничего! Абсолютно целый корпус. Задрал голову наверх. Ага! А между кораблями-то мостик.
  Пошёл вокруг второго корабля.
  - Эй, ты чего тут трёшься?
  Я задрал голову наверх и, щурясь от падающих капель, разглядел бородатого мужика, опёршегося на перила. Ответить не успел.
  - Это частная территория! Вали отсюда!
  - Если частная, поставили бы забор. Никто бы и не заходил.
  - Тебя не спросили, - проворчал мужик и махнул рукой. - Вали, короче.
  Пожав плечами, я стёр с лица воду и вернулся на дорогу. И куда идти? Судя по всему идти-то некуда. Всё прибрано к рукам, а просто бродить по дороге неинтересно. Но что-то же делать нужно целую неделю, не сидеть же в гостинице сутками напролёт.
  Опять всё упирается в отсутствие информации. Нет, похоже без беседы с Марией мне не обойтись. Обязательно нужно её найти и всё вызнать. Можно даже отстегнуть за потраченное время. Но, судя по всему, это всё завтра.
  Вздохнув, я вернулся в гостиницу. Прошёл мимо Стенли, разливающего дешёвое пойло каким-то двум мужикам, и поднялся к себе.
  Номер встретил меня разбросанными вещами, перевёрнутым матрацем и выпотрошенными подушками. И пока до меня, как до жирафа, доходило, что это дело рук отнюдь не горничной, позади чуть скрипнула дверь.
  Я дёрнулся в сторону, но не успел. Под рёбрами полыхнуло болью и по телу разлилась волна слабости. Через силу попытался развернуться, но грабители не ограничились одним ударом ножа. По голове прилетело что-то тяжёлое и я отключился.
  Пришёл в себя от нестерпимой жажды. Попытался встать, но не смог. Накатила паника: не так страшно умереть, как остаться навсегда инвалидом. Дёрнулся в истерике и голова всё же оторвалась от пола. Принял сидячее положение, огляделся. К разбросанным вещам на полу прибавилась довольно устрашающая, но уже засохшая лужа крови подо мной. Теперь понятно, почему у меня сесть не получилось с первого раза. Я просто присох к полу! Да уж. Если столько вытекло, то сколько во мне осталось?
  Потрогал голову. Половина волос в запёкшейся сухой корке. Где рана - не понятно. Осторожно пощупал череп. Странно, но разбитого места не обнаружил. Голова болела, но не в конкретном месте удара, а просто болела. Анальгинчику бы...
  Осторожно отодрал футболку от тела и удивлённо ощупал бок. Никаких дискомфортных или болезненных ощущений! Так и не смог определить, куда мне вчера воткнули нож. А вчера ли? Сколько я здесь провалялся? За окном светло, но это ещё ни о чём не говорит. Кстати, что-то уж сильно светло.
  Поднялся, доковылял до окна. Ага, что-то новенькое. Во-первых, не было опостылевшего дождя, а во-вторых, все небо, до горизонта, полыхало северным сиянием. И что бы это значило? Мы где-то на севере? Не придя к определённому выводу, вернулся в комнату.
  Подошёл к висевшему на стене зеркалу. Ну и видок! Отросший ёжик волос застыл кровавыми сталагмитами, половина лица тоже перепачкана. Глаза опухшие, красные. Одежда..., одежду проще выкинуть, чем отстирать. Такое вероятно уже даже химчистка не возьмёт, а здесь похоже и порошка-то нет.
  Разодрав ссохшийся карман, засунул руку. Конечно пусто. Глупо было бы предполагать, что пришли просто меня убивать. Я здесь исчезающе малая величина, никому дорогу не перешедшая. Дождевикам я вообще живой нужен. Так что нет, пришли именно грабить. Думали, я деньги в номере оставил, вот и шарили. А я, дурак, взял и вернулся почти сразу.
  И ведь к гадалке не ходи - меня кто-то сдал. И список не так уж и велик. Естественно первый в очереди, это Колдун. Он не догадывался, он точно знал, сколько у меня денег. Далее идёт Мария. Ей Бес отстегнул сразу за неделю моего проживания. А Маша девушка не глупая, наверняка просчитала, что раз он так щедр, то и налички мне отсыпал достаточно. Дальше идёт Петрович по тем же соображениям, что и Мария. Стенли мог что-то услышать и сложить два плюс два? Мог! И это только те, кто на поверхности, те, о ком я знаю. Могла ведь быть утечка и от самого Беса.
  Ладно, размышления хороши, когда сидишь в кресле-качалке перед камином со стаканом дорогого виски в руке. В моём случае нужно действовать.
  Оторвался от созерцания своей кровавой физиономии, и, покинув номер, спустился к бару. К моему счастью за стойкой стояла Мария. Тут я вспомнил, что после ухода Колдуна и Мария куда-то исчезла. Моё счастье несколько потускнело. Впрочем, выбора-то у меня особо и нет.
  Мария, увидев меня, улыбнулась и тут же ойкнула, округлив глаза.
  - Что с тобой?
  - Кажется, меня убили, - грустно улыбнулся я, плюхнувшись на стул за стойкой.
  Мария бросила быстрый взгляд в зал и поманила меня пальцем.
  - Давай за мной. Стенли, замени!
  Не спит он что ли? Или личной жизни нет?
  - Плохо выглядишь, чувак, - даже чуть отшатнулся канадец, увидев меня.
  - Прорвёмся, - буркнул я и нырнул за девушкой в производственное помещение.
  Здесь сильно пахло едой и специями. Затащив в какую-то кондейку, Мария принялась меня обсматривать и ощупывать.
  - Рассказывай, что случилось.
  Я не очень силён в мимике, но на игру это похоже не было.
  Пожав плечами, всё рассказал.
  - В этой ситуации странно всё, - чуть задумавшись, вынесла вердикт девушка.
  - Например? - заинтересовался я.
  - Те, кто тебя ограбил, точно знал про деньги, но не знал, что тебе вкололи третий водный раствор, - начала перечислять Мария. - В моей гостинице не грабят и об этом осведомлены все без исключения. Я под личной охраной Беса...
  - Расскажешь, как так вышло? - перебил её
  - Может быть, - чуть дёрнула плечом собеседница. - Когда-нибудь. Так вот, следующее: тебя не отслеживали, чтобы вовремя свалить из комнаты. Всё по отдельности - случайность. Вместе же...
  Мария надолго задумалась. Не знаю, что за шестерёнки крутились в её голове, но я не прерывал. У неё больше данных, чем у меня. А учитывая, что она под протекторатом самого Беса, то информации у неё должно быть больше чем у любого жителя этого посёлка. Вот и пусть генерирует идеи.
  - Это сделали новички, - вынесла она вердикт спустя пару минут. - Такие же, как ты.
  - С чего ты взяла?
  - Не перебивай, - одёрнула меня девушка. - Новички не только в этом мире, но и в воровском деле. То есть если это не специально организованная подстава, когда все мои размышления гроша ломанного не стоят. Но старожилам затевать всё это ради... Кстати, а действительно, сколько у тебя было? Не миллион же тебе Бес отстегнул! Потому что если так, то тогда тоже мои измышления ничего не стоят.
  - Около двух тысяч, - я криво усмехнулся. - На миллион меня Бес не ценит.
  - Вот и я о том же! - девушка назидательно выставила палец. - Ради пары тысяч долларов тем кто в теме всё это затевать было как-то глупо. Отдача замучает. Так что однозначно новички. Те, кто ещё не знает о реакции Беса на подобный проступок. Ты побудь пока здесь, в подсобке, нечего светиться в зале, вдруг там эти... Я тебе поесть организую, а Стенли сгоняет до Беса.
  - Веришь канадцу?
  - Как себе, - отрезала Мария.
  - Как скажешь, - пожал я плечами. - Только сама понимаешь, за еду мне платить нечем.
  - Фигня вопрос, - отмахнулась девушка.
  - И мне бы помыться-постираться, - наглеть, так наглеть.
  Мария критически осмотрела меня с головы до ног.
  - Да, не помешало бы... Но не сейчас. Потерпи, пока Бес не придёт.
  Пожал плечами. Нет, так нет. Она здесь хозяйка.
  Мария ушла, но почти сразу вернулась, поставив передо мной поднос с тарелками.
  - В общем ешь и жди Беса, - махнула девушка и ушла.
  Так, и что тут у нас? Какой-то салатик, типа всё, что было под рукой. Ну, будем считать, что винегрет. Щи и хлеб. Негусто конечно, но не в моём случае нос морщить. Жадно накинулся на еду и практически за десять минут смёл всё подчистую. Ещё бы столько!
  Потянулись тягостные минуты ожидания.
  Наконец, дверь отворилась, и появился Бес. Собственной персоной. Я уж думал, что он опять вместо себя Хоттабыча пришлёт. Но старика не было. Вместо него вслед за Бесом в дверь просочилась Мария.
  - Выглядишь хреново, - заявил главарь, обсмотрев меня с головы до ног.
  - Вашими стараниями, - буркнул я.
  - Чего это? - искренне удивился он.
  - Мария говорит, от тебя утечка, - сдал я девушку.
  - Обоснуй, - повернулся он к ней.
  Хозяйка гостиницы зыркнула на меня, но, тем не менее, все свои доводы повторила.
  - С этим разберёмся, - отмахнулся он, словно не услышал ничего нового. - Ты сам как вообще?
  - Нормально, пожал я плечами. - Голова только болит.
  - Это решаемо, - Бес повернулся к Марии, - найдёшь таблетку?
  Та кивнула.
  - В общем ситуация несколько изменилась, - хлопнул он по коленям, - сейчас быстренько моешься, приводишь себя в порядок, и сразу дуешь в посёлок к касте. Колдун тебя проводит.
  - Колдун? - удивился я. - Он же главный подозреваемый?
  - Ну, с твоей точки зрения вероятно так и есть.
  - А это не так?
  - Нет. В нём можешь быть уверен.
  - Как-то у вас всё просто. Один в канадце уверен, другой в оборванце, которому я бы и сотню баксов не доверил. Так и подозреваемых не останется.
  - За это не переживай, без подозреваемых не останемся.
  О как! Уж не Петровича ли он имеет в виду? Но тот знал, что во мне ещё плещется третий водный раствор и что меня пока не убить так просто.
  - В общем, иди и делай то, на что договаривались. Я тебе обещаю, что к тому моменту, когда вернёшься, эти крысы будут пойманы. Сам решишь, что с ними делать.
  Я задумчиво кивнул.
  - Что изменилось-то? К чему такая спешка?
  - Не было бы счастья, да несчастье помогло, - "хмыкнул" Бес. - В общем, Колдун тебе по пути всё расскажет, а я побежал. И так дел выше крыши, так теперь ещё и твоих убивцев искать.
  "Чмокнув" в щёку девушку, главарь покинул подсобку.
  О сколько нам открытий чудных...! Но совать нос в чужие дела не стал.
  - Сейчас Стенли принесёт мыльнорыльное, - Мария благодарно улыбнулась за моё молчание, - и проводит в душ. Мойся и... удачи, что бы вы там с Бесом ни планировали.
  - Спасибо.
  Девушка кивнула и вышла. Минуты через две ввалился канадский здоровяк и сунул мне в руки пакет.
  - Пошли.
  Я думал душ где-то в конце коридора, как в общагах, но Стенли через чёрный ход вывел меня на задний двор гостиницы. Дождь... Куда же без него! Одежда сразу промокла, а по лицу потекли кровавые разводы с волос. Задрал голову наверх - северное сияние никуда не делось.
  Оказались мы на небольшой огороженной территории, видимо "для своих": беседка, пара скамеек и три душевые кабины.
  - Занимай любую, - мотнул головой канадец.
  Открыл дверь средней. Удивлённо обернулся.
  - Здесь же бака нет? Что, просто под дождём мыться?
  Я конечно люкс пять звёзд не ожидал, но чтобы настолько по "спартански"...
  - Просто под дождём, - подтвердил здоровяк и, чуть помолчав, добавил. - Будешь приятно удивлён.
  Пожав плечами, зашёл внутрь, закрыл дверь на щеколду, и принялся раздеваться. Чему я должен удивиться? Да ещё и приятно? Однако стянув трусы, действительно удивлённо замер. Дождь стал тёплым, почти горячим. Это как так? Открыл дверь, выглянул наружу, но канадец уже ушёл.
  А ну-ка...
  Одел трусы. Дождь стал обычным дождём. Снял - горячий душ. Да уж, это мир не без плюсов.
  Выудил из пакета мыло с мочалкой и принялся усиленно себя отдраивать. Справившись минут за пятнадцать, оделся в чистое бельё, тоже оказавшееся в пакете, и вернулся в гостиницу. Почти сразу наткнулся на Колдуна. Тот потащил меня обратно.
  - Уйдём через чёрный ход, не нужно тебе светиться.
  Вздохнув, последовал за знакомцем. Пролезли через дыру в заборе, чуть пробежали по захламлённой и заросшей территории за гостиницей и, добравшись до раскисшей от дождя улице, спокойно пошли по ней.
  - Ну, рассказывай!
  - О чем?
  - Дурачка из себя не строй, - начал я заводиться. - Обо всём рассказывай, начиная с того момента, почему изменились планы и мы так спешно идём к касте. Это как-то связано с тем, что меня ограбили и чуть не убили?
  - Нет. Это связано вот с этим, - Колдун ткнул пальцем в небо. - Это сияние означает, что скоро будет прорыв. Прорыв это..., как бы тебе объяснить? В общем к нам прорываются какие-то твари, которых если не остановить сразу, то проблем не оберёшься. И вот в такие моменты прорыва все коалиции объединяются и спешат навстречу общему врагу. Так что сейчас в посёлке касты практически не осталось военной силы. Это оптимальное время! Даже если тебя обнаружат, то преследовать будет практически некому и ты легко уйдёшь.
  Сверху громыхнуло, и дождь прекратился. Я уже даже не вздрогнул. Привык, однако. Одежда сразу высохла, как и земля под ногами. Идти сразу стало приятней. Всё же хлюпать по мокрому суглинку то ещё удовольствие.
  - Да, кстати, имей в виду. У бойцов касты есть водомёты. Это оружие такое, стрелковое. Порох здесь не горит, но каста как-то обошла запрет и переделала огнестрельное оружие на нечто новое. Оно выпускает разряд сжатого воздуха или что-то в этом роде, не суть важно. Важно то, что валит оно наповал и то, что во время вот таких вот дождевых перерывов оно не работает. В общем, имей в виду, если не будет дождя, можешь этого оружия не опасаться.
  - Да, в меня стреляли уже из такого, - ляпнул я, забыв, что сам себе давал обещание больше слушать, чем говорить.
  - Когда это? - удивлённо посмотрел на меня Колдун. - Ты не рассказывал, что сталкивался с бойцами касты.
  - А это и не каста была. В меня дождевики стреляли, когда я от них убегал.
  - Уверен? Вроде как достоверно известно, что в руках магов и дождевиков оружие не срабатывает.
  - Ну знаешь, я со стрелком не беседовал, я от него убегал. Но то, что он сидел на стене дождевиков, это факт.
  - Да уж, - Колдун почесал макушку. - Если всё так и дождевики как-то обошли запрет, это может сместить равновесие сил. Как бы дело войной не кончилось.
  - Может, это и не дождевик был, - пожал я плечами. - Наёмникус обыкновенус.
  - Не, этот вариант тоже отпадает. Дождевики ни с кем не сотрудничают.
  Замолчали, обдумывая ситуацию. Предстоящая, да и то не факт, война меня пока волновала мало, а вот полезную информацию нужно уточнить.
  - То есть ни ты, ни я не сможем воспользоваться водомётом, если он попадёт к нам в руки?
  Проводник кивнул.
  - Именно. Но нам особо и не нужно, мы ведь маги. Мы сами по себе оружие. Арбалеты, опять же никто не отменял.
  Да уж, оружие из меня так себе. Завалю врага пельменями или розами? Научил бы кто, да как-то вот сплошной цейтнот.
  - Ладно, с этим понятно. Скажи, что у нас по времени?
  Колдун покосился на небо.
  - Пока сияние не погасло, время есть. А вот как только оно исчезнет, счёт пойдёт на часы.
  - Какая связь?
  - Сияние показывает, в какой стороне будет прорыв. Когда он начинается, сияние гаснет. С этого момента у людей есть какое-то время, чтобы отбить атаку тварей и вернуться домой. Как правило это часа три-четыре.
  - Так может нам ускориться? Кто знает, когда всё начнётся.
  - Обязательно ускоримся, как только покинем посёлок.
  - А, ну да! - я усмехнулся. - У вас же не бегают.
  - Именно так, - не принял шутку проводник.
  С неба вновь хлынуло. Поёжившись, накинул капюшон куртки и непроизвольно прибавил шаг. Минут через пять миновали крайние домики посёлка и спину ожгло чужим внимательным и, похоже, недружественным взглядом.
  - За нами следят, - чуть слышно поведал Колдуну.
  - Само собой, - кивнул тот, ничуть не удивившись. - Никто в посёлок не войдёт и не выйдет незамеченным. Служба контроля у Беса отлажена как часы. Приходящих встречают, проверяют, а таких как мы просто отслеживают.
  Прошли мы ещё совсем немного. Не предупреждая, Колдун рванул с места с прытью хорошего спринтера. Я побежал следом, помня ту скорость, с которой бежали с ним так же вдвоём совсем недавно, однако сразу же отстал. Пришлось прибавить.
   - Что-то когда бежали в посёлок, ты так не торопился, - подколол проводника, но тот лишь усмехнулся.
  Не дождавшись ответа, я разозлился. Ишь, крутого из себя строит. Посмотрим, насколько этого оборванца хватит в таком темпе.
  Оборванца хватило на столько, что я, не выдержав, вынужден был остановиться, судорожно хватая открытым ртом воздух. Колдун, заметив через пару секунд моё отсутствие, тоже остановился и вернулся ко мне.
  - Слабая дыхалка, - словно издеваясь, вынес он мне вердикт. - Нужно тренироваться.
  - И это говорит оборванец, пытавшийся снять с меня последнюю рубаху.
  - Не всё то золото, что блестит, - буркнул Колдун. - Давай хотя бы пойдём, пока не отдышишься. Стоять плохая идея.
  Кивнув, зашагал вперёд, про себя размышляя о сложившейся ситуации. Пазл постепенно начал складываться. Несомненно, тот Колдун, что меня грабил, и этот - это один и тот же человек. Но перемена в поведении настолько разительна, что вкупе с полученной информацией становится понятно, что тогда была просто игра на публику.
  Кто он на самом деле? Правая рука Беса? Серый кардинал? В любом случае одно то, что главарь Креста однозначно вычеркнул его из списка подозреваемых в нападении на меня, говорит о многом.
  Отдышавшись, я махнул рукой и мы снова побежали. Довольно быстро добрались до места, где меня накрыло в первый раз. Тогда мне было не до этого, но сейчас, трезвым взглядом я смог оценить, что мой организм тогда натворил.
  Оценил. А ещё оценил, насколько стальные яйца у Беса. Это я новичок, а он-то наверняка знает, что было бы с его посёлком, опоздай он на пару минут. И ведь не один мускул не дрогнул.
  Колдун, словно специально дав мне пищу для размышления своим спринтерским бегом, сейчас бежал размеренно и чётко, словно робот. Я бы даже сказал, что красиво.
  Вскоре вдали показались тёмные фигуры, оказавшиеся теми самыми мёртвыми кораблями, где я впервые столкнулся с троицей оборванцев.
  - Передохнём?
  Колдун покосился на сияние в небе и кивнул.
  - Только немного.
  Уселись на перевёрнутую полусгнившую спасательную шлюпку.
  - Слушай, а что ты можешь, кроме как кидаться теми шариками, которыми тогда меня уронил?
  - Шариками, - снисходительно передразнил меня проводник. - Это называется "воздушный удар", неуч.
  - Так научи.
  - Не могу. Бес мне однозначно дал понять, что пока не получит от тебя то, за чем он тебя послал, твоё обучение магии под запретом.
  - Может с помощью неё я бы быстрее ему достал эти документы, - намеренно озвучил я за чем иду.
  Колдун даже глазом не повёл.
  - Может. Но пока его всё устраивает.
  - Конечно, - разозлился я, - не у него же яд вколот.
  - Смотри на это шире, - проводник пожал плечами и вновь покосился на небо. -
  Месяц это на самом деле очень много. Это же не Земля. Тебе не нужно ехать куда-то на соседний континент. Тут всё достаточно компактно, так что за отведённое тебе время, даже если не получится с первой попытки, можно успеть сделать ещё с десяток. Вот смотри, прошло лишь три дня, а ты уже почти у Касты.
  В небе полыхнуло, и северное сияние исчезло.
  - А вот теперь поторопимся, - Колдун нахмурился и подскочил. - Начинается обратный отсчёт.
  И мы побежали.
  Кладбище старинных деревянных кораблей миновали довольно быстро. Мне оно помнилось куда как длиннее. Дальше бежали по пустырю. Пару раз на грани видимости появлялись какие-то фигуры, но проводник тут же чуть менял направление и мы оббегали их по большой дуге.
  Накатило мерзкое чувство дежавю. Всё это было со мной совсем недавно. На фоне испортившегося настроения поднялась и волна подозрительности. Не к дождевикам ли меня ведут, как корову на убой? Ведь маршрут тот же! Что делать? Для начала не дёргаться, а делать вид, что всё идёт по плану. Может, я и зря загоняюсь, ведь чтобы сдать меня сектантам не нужно было делать так много телодвижений, как это сделал Бес. Но, естественно, стоит быть настороже.
  Я всё ждал, когда появится разрушенный посёлок, через который пробирался после тоннеля, но пустырь всё тянулся и тянулся. Странное ощущение. Тогда казалось, что я буквально проскочил пустырь и долго петлял среди кораблей, а теперь всё наоборот.
  Ещё пару раз делали небольшие перерывы, восстанавливая дыхание. Наконец, когда я вообще уже думал, что этот пустырь никогда не закончится, появились первые строения. И это были отнюдь не заброшенные полуразрушенные хибары. Первыми перед нами предстали теплицы. Громоздкие, неуклюжие, собранные практически из чего придётся, они тем не менее поражали своим размером и были показателем цивилизации. В теплицах копошились люди и мы, наконец, перешли с бега на шаг.
  - Какие планы? - поинтересовался у проводника.
  - Сейчас встретимся с Колобком, он нам даст полный расклад по ситуации в мэрии и в Нью в целом.
  - Нью? - поперхнулся я от удивления.
  - Ну да, - рассмеялся Колдун. - Это они так оригинально свой посёлок назвали.
  - И управляет этим недоразумением мэр? - счёл нужным уточнить я, хотя уже знал ответ.
  - Ага, - продолжил лыбиться проводник.
  - Я смотрю они заигрались в цивилизацию. Им до мэрии как до луны раком.
  - Ну, зря ты так. Они на вырост, - поддержал шутку Колдун.
  - А ваш-то посёлок как называется? - запоздало заинтересовался я.
  - Свободный.
  - Ну..., - я покатал слово на языке, - звучно и вроде как со смыслом. Ладно, двинули уже к твоему Колобку, съедим.
  Колдун хмыкнул, но комментировать мою шутку не стал.
  Тем временем теплицы закончились и начались обычные поселковые одно-, двух-, и даже трёхэтажные строения. И никаких тебе самолётов и пароходов. Действительно, ничего необычного, нормальный такой земной посёлок. Если не знать, что ты находишься, собственно вообще не понять где, так и не догадаешься. Разве что серости побольше.
  А вот людей на улицах всё же побольше, чем в Свободном. Да и на счёт серости я оказался не совсем прав. То тут, то там стали появляться самодельные, но красочные вывески, баннеры, названия магазинов и даже реклама.
  Попетляв по узким улочкам, минут двадцать, мы, наконец подошли к вполне добротному дому. Колдун постучал и почти сразу нам открыли.
  Я даже ни на секунду не засомневался, что открыл нам сам колобок. Он вроде ни толстым, ни лысым не был. Но вот глядя на него, сразу понимаешь - колобок и точка.
  - Привет Колдун, - первым поздоровался хозяин дома и поручкался с проводником.
  Затем протянул руку мне.
  - Артём. Для друзей Колобок.
  - Максим, - пожал я протянутую руку, на удивление оказавшуюся сухой и крепкой.
  - Проходите, - посторонился хозяин, запуская нас внутрь.
  Обстановка дома тоже оказалась вполне на уровне, учитывая то, где мы вообще находимся.
  - Времени мало, - сразу перешёл к делу Колдун. - Что там по нашему делу?
  - Деньги вперёд.
  - Не сомневаюсь, - криво усмехнулся Колдун и, задрав мокрый свитер, снял с себя обмотанный толстый пояс, из которого принялся извлекать пачки долларов.
  - Ого, - присвистнул я, глядя на это богатство.
  Даже на первый взгляд там было гораздо больше переданных мне Бесом пары тысяч.
  - Хорошая информация стоит хороших денег, - радостно потёр руки Колобок, - и, сграбастав пачки, убежал в другую комнату.
  Вернулся быстро и с самодельной картой в руках.
  - Смотрите, - расстелил он её на столе.
  Следующие десять минут хозяин дома нам подробно рассказывал и даже заставлял повторять, где какие люди могут встретиться, когда кто куда уходит, как кого зовут и какие приметы. Так что к концу инструктажа я даже немного воспрял духом. Дело перестало из-за полного непонимания и отсутствия информации казаться таким безнадёжным.
  Вышли на крыльцо.
  - Жду тебя здесь, - Колдун посмотрел на часы, - ну, допустим, час. Потом ещё часа три буду около той шлюпки, на которой мы отдыхали. По логике, времени более чем достаточно. Если не дождусь, буду считать что ты погиб смертью храбрых.
  - Тьфу, тьфу, - поплевал я через плечо. - Шуточки у тебя.
  - Да я почти и не шучу. Думаешь, если тебя поймают на воровстве, то погладят по головке и отпустят? Ладно, если сразу на входе где-то повяжут, а вот если с теми документами возьмут, то точно шлёпнут. Ну или будут в кутузке мариновать, но для тебя это сам понимаешь, смерти подобно.
  - Да уж, подбодрил так подбодрил.
  Колдун пожал плечами и я, не дождавшись ничего более оптимистичного, махнул рукой и шагнул в дождь. План помещения, где лежат заветные документы, у меня отчётливо отложился в памяти. Главное, чтобы они действительно были на месте, и не пришлось их искать по всему зданию.
  Народу на улице меньше не стало, но до меня никому не было дело. Это обнадёживало. Не такой, значит, и маленький этот Нью, чтобы все друг друга знали, а в незнакомца пальцем тыкали.
  Быстро добравшись по карте Колобка до нужного здания, я с досады сматерился.
  - И почему я не удивлён? - буркнул себе под нос, разглядывая вывеску над дверью. "Мэрия посёлка городского типа Нью".
  Приплыли.
  Вторя моим не самым оптимистичным мыслям, сверху громыхнуло, и дождь прекратился. Одежда сразу просохла, и я, встрепенувшись, открыл дверь и шагнул внутрь административного здания.
  На вахте за стойкой сидел тощий прыщавый парнишка. Я облегчённо выдохнул и напряжение ушло. Колобок не соврал, и это самое главное сейчас в моей ситуации. Коля Вихорёк, он же сын заместителя мэра. Восемнадцать лет от роду, причём родился он уже здесь. Аборигенная порода, так сказать.
  - Привет, - не останавливаясь кивнул я прыщавому. - Я к Петру Семёновичу, он ждёт.
  - Но..., записаться... - донеслось мне в спину.
  - Некогда говорю, опаздываем! - не оборачиваясь махнул рукой и продолжил свой путь.
  Завернул за угол, чуть не столкнувшись с коротко стриженной блондинкой. Кати Маккарайнен, тут же всплыло в мозгу.
  Чуть кивнув, продолжил путь. Ещё один поворот и вот она, нужная комната. В коридоре никого и это радует. Открыл дверь и быстро юркнул в темноту служебного помещения. Звякнуло задетое ведро, заставив меня замереть, напряженно вслушиваясь в рабочую тишину конторы.
  Всё, теперь только ждать. Надеюсь и здесь Колобок ничего не напутал, и мне здесь не придётся сидеть до морковкина заговенья.
   Артём не подвёл и буквально через минут пятнадцать по коридору разнёсся громкий, чуть визжащий голос пожилой Элис, которая пыталась донести до своей чуть глуховатой подруги что сегодня дают в столовой.
  Это означает, что рабочий день завершён, и народ потянулся на выход. Причём эти двое всегда выходят последними. Дождавшись, когда громкое повизгивание стихнет, я вышел из каморки.
  А вот теперь нужно спешить. Незнакомый человек в пустом помещении даже уборщика смутит и заставит насторожиться. Поэтому быстро вернулся на один поворот, поднялся на второй этаж, ещё каких-то десять метров и я в нужной комнате. Закрыл за собой дверь и прислонился к ней спиной. Сердце бешено билось внутри и адреналин зашкаливал, словно по мне из пулемёта фигачили.
  Чуть отдышавшись, двинулся вперёд через офисное помещение. Стол, стол, стол, поворот. Стол, стол, поворот, и вот оно, место, обозначенное на карте Беса крестиком.
  Как я и предполагал и чего боялся, на месте крестика стоял сейф. И не маленький офисный, а большой, добротный. Запаниковать не успел - дверца сейфа была чуть приоткрыта. Распахнув, быстро вытащил на свет несколько папок. Ну, хоть так. Не нужно будет перелопачивать тонну макулатуры.
  Спешно перебрал первую папку - все надписи были на русском языке, во всяком случае мой мозг воспринимал их именно так. Но Бес гарантировал, что я ничего не пойму в документе. Ок, папку в сторону и смотрим следующую. Опять мимо!
  "Не той" оказалась и третья, и четвёртая, и пятая.
  - Как всегда, - буркнул себе под нос, - если что-то нужно в стопке, оно найдётся последним.
  Но и шестая папка содержала вполне доступные к чтению документы. Сжав кулаки, беззвучно заорал. Жаль нельзя в голос, да с матами, да на Беса!
  Прооравшись, огляделся. Время-то идёт и нужно что-то делать. Заглянул под сейф. Пусто. Пробежался по ближайшим столам, но нигде непонятных документов не обнаружил. Время работало против меня. В любое мгновенье кто-то мог вернуться в офис. Что делать? Не нести же Бесу эти папки? Зачем они ему? Оббежал все столы помещения и надежда умерла совсем. Всё помещение обыскивать точно не вариант.
  Опять покосился на папки из сейфа. Что ж, он хотел документы с этого места, он их получит! Не с пустыми руками же возвращаться! Может там тоже будет что-то интересное и он даст мне антидот.
  Нашёл коробку из-под бумаги А4 с крышкой, закидал туда папки и рванул к выходу. На полпути остановился. Чёртов дождь! Всё же промокнет. Почему мне никто пакета не дал?
  Принялся шарить по тумбочкам и ящикам. Нашёл скотч, но пакет всё не попадался. Наконец, когда я уже совсем отчаялся и строил планы как бы обмотать коробку скотчем и не переполошить весь посёлок звуком отрываемой ленты, нашёлся большой пакет из супермаркета. Быстро сунув в него коробку с документами я практически бегом рванул к выходу.
  И сразу же в коридоре нос к носу столкнулся с уборщицей. Бабушка -
  божий одуванчик.
  - Здрасти, баб-Маш, - на автомате буркнул я, пулей протискиваясь между стенкой и ведром.
  - Сколько лет ходють, а не могут запомнить, - донеслось мне в спину. - Да не Маша я, а Даша!
  Не выдержав, я заржал, быстро перебирая ногами по ступенькам. Легендарная комедия оказалась не высосана с пальца, а, можно сказать, основана на реальных событиях, пусть и произошедших на несколько десятков лет позднее.
  Продолжая похохатывать, покинул это полное чудес строение, махнув на прощание рукой какому-то дедку, сидевшему на входе на месте прыщавого Коли. Ни о каком старике Колобок не рассказывал, да, собственно уже и не важно. Настроение поднятое уборщицей, отличное, никто за мной не бежал и "караул" не кричал. Что ещё для счастья нужно? Разве что документ, написанный на непонятном языке...
  Тьфу! И зачем я о нём вспомнил? Настроение начало падать и упало совсем, когда в доме Колобка не оказалось Колдуна. Странно, часа ведь еще не прошло...
  - Ушёл, - пожал плечами Артём. - Сказал, ты знаешь, где его искать.
  Знать-то я знал, но вот смогу ли найти?
  - Давно ушёл?
  - Да почти сразу. Ты ушёл, и он следом.
  Вот сука! Он даже не собирался меня здесь ждать. Не верил, что справлюсь? Или я ещё что-то не знаю?
  Стиснув зубы, пожал на прощание руку Колобку и двинул в обратный путь. Ну, я им всё выскажу по прибытии! Пусть сдохну потом, но выскажу. Хрен они меня больше на такую авантюру подпишут. Нет уж, я лучше оставшееся у меня время потрачу на месть дождевикам.
  Придя к внутренней гармонии, понял, что ноги уже вынесли меня за пределы посёлка. Вздохнув, перехватил пакет с документами поудобнее и побежал, стараясь дышать правильно и надеясь, что выбрал верное направление.
  Когда уже думал, что память меня подвела и я бегу куда-то не туда, впереди появились большие тёмные силуэты, быстро переросшие в корабли. Одной проблемой меньше, но на первый план вылезла другая. Я ума не приложу, где эта чёртова шлюпка. Где я её должен искать? Здесь на кораблях нет табличек с улицами и номерами.
  Забрался наверх, на первый попавшийся корабль. Походив вдоль бортов, никакой шлюпки нигде не увидел. Зато обнаружил что-то странное со стороны пустыря. Какое-то тёмное пятно, которое довольно быстро приближалось.
  - Пригнись, - на плечо легла рука и попыталась меня придавить вниз.
  На рефлексах перехватил запястье и уронил нападавшего.
  - Ай, ты чего, - взвыл Колдун.
  - Ничего, - я отпустил руку, решив оставить разборки на потом. Сейчас меня больше интересовало странное приближающееся пятно.
  Чуть приподнялся над перилами и выпучил от неожиданности глаза. Мимо кораблей проезжала около двух десятков мужиков на велосипедах. Сюр. Тур де Франс какой-то.
  - Что это? - спросил Колдуна.
  - Маги возвращаются с прорыва.
  - Маги? - удивился я. - Такие же как мы? А чего мы прячемся?
  - Потому что мы выполняем тайное задание Беса и нас должны увидеть как можно меньше человек.
  - Ну логично, - согласился я, - но почему мы на своих двоих? Где наши велосипеды, Колдун?
  - Велосипед, признак мага...
  - Как волшебная палочка что ли? - усмехнулся я.
  - Именно. Остальным жителям Свободного запрещено ими пользоваться. Поэтому мы пешком, чтобы никто не догадался, что мы маги.
  - Не такие вы и свободные, - счёл я нужным поддеть проводника, - раз у вас такие нелепые ограничения.
  - Никто не жаловался, - буркнул Колдун.
  - Ещё бы, - криво усмехнулся я и поднялся в полный рост. - Ну что, двинули?
  - Нет, погоди. Пусть всё уляжется. Они всё равно первыми доберутся. Там сперва Бес будет с ними беседовать, потом суматоха послепрорывная. Ещё Бесу нужно будет всякие "ЦУ" выдать по результатам прорыва. В общем не до нас ему пока.
  - И что делаем?
  - Ты взял, что ему нужно? - покосился Колдун на коробку у моих ног.
  - Типа того, - не стал я вдаваться в подробности.
  - Ну и ладно, - кивнул проводник. - Тогда переночуем здесь, а завтра с утра вернёмся в Свободный.
  - Ок, - пожал я плечами.
  Завтра так завтра. Благодаря этому прорыву я вообще кучек времени сэкономил. Я через неделю только должен был пойти к касте, так что времени с запасом. А то, что я несу не совсем то, что нужно Бесу, так это его проблема. На вторую ходку я точно не подпишусь. Решено.
  Умирать, так с музыкой. Будет снова отправлять в Нью, что ж, покиваю для приличия как китайский болванчик, а сам рвану к дождевикам. Пора им узнать, что они были не правы. Мне терять уже нечего.
  Месть
  
  Толпа это смешно и нелепо. А управляемая толпа - это страшно. Именно в такой последовательности рассуждала Сонька, находясь в центре этой самой толпы.
  Сперва, когда весть об одном найденном противнике облетела лагерь, бойцы Касты гудели, грозились, предлагали нелепые варианты мести, но никто и с места не сдвинулся. И пока все горланили, у девушки начал зарождаться план, как направить их энергию в нужное ей русло. Как говорится: "Не можешь победить, возглавь". Плохо, что она пока здесь для всех чужая, но два человека из руководства её знают, а это уже шанс того, что её, как минимум, выслушают.
  Однако Сонька опоздала. Пока детали плана окончательно улеглись в голове, и пазл сложился, толпу возглавил Боренсон. И повёл её к Кресту с одной целью - убивать Беса. У военного словно крышу снесло. Всегда такой хладнокровный и рассудительный, он специально заводил и себя и толпу, и словно совсем не задумывался о последствиях.
  - Леший, это плохо кончится, - пробившись к другу попыталась она донести до него свою мысль.
  - Знаю, - зло кивнул тот и скрипнул зубами.
  - Так нужно что-то делать...
  - Путь неблизкий, - вновь кивнул Леший, - за это время они должны немного остыть и тогда мы попытаемся убедить их, что смертью Беса всё не закончится, а только начнётся. Это будет не стычка, а бойня. Клан на клан. А дождевики добьют выживших.
  - Но здесь же почти все бывалые. Старожилы! Все же это должны понимать, раз даже до меня дошло!
  - Толпа... - многозначительно пожал плечами Леший.
  - А Бур? - не унималась девушка. - Уж от него я подобных мыслей вообще не ожидала.
  - Его как раз можно понять, - неожиданно поддержал он Боренсона. - У них с Монро любовь случилась, а здесь сразу такое.
  - Любовь? - удивилась Сонька. - Что-то я не заметила. Они, вроде, даже не встречались.
  - Вроде..., - передразнил подругу Леший и, помолчав, всё же снизошёл до разъяснений. - Довлеет дневни злоба его, знаешь? Каждому хватает его собственных забот. Ты вот, к примеру, всё о Максиме думаешь, вот и не обратила внимание. И почти все так. Мало на самом деле кто знает об этом, хотя они особо и не скрывались.
  - Дела..., - протянула девушка. - И что нам теперь делать? Как его убедить отступить от своих кровожадных планов?
  - Его? - повернулся друг к девушке. - Никак! А вот остальных стоит попробовать. Оставшись в меньшинстве, он, возможно, к Бесу и не сунется. Одному там ловить нечего.
  Приняв к сведению, девушка принялась перемещаться от одной группки людей к другой. Прислушивалась к разговорам. Размышляла и строила планы. Однако почти все были на стороне Бура и их решимость отомстить лишь росла.
  Было уже темно, когда Сонька сперва даже не увидела, а скорее почувствовала, что за пеленой дождя что-то есть. Что-то большое и странное. Хотела предупредить Боренсона но не успела.
  - Привал! - по цепочке дошёл до неё приказ командира. - Ночуем здесь.
  И лишь тогда смутные очертания, затерявшиеся в сумрачной пелене дождя приняли свои настоящие формы. Сонька сбилась с шага и замерла, задрав голову наверх.
  - Ни хрена себе!
  - Это точно, - хохотнул проходящий мимо боец.
  Сонька украдкой огляделась и облегченно выдохнула - не одна она пялилась, словно баран на новые ворота. Да, собственно, почти все новички удивлённо рассматривали огромный, потемневший от времени и влаги корпус древнего фрегата, за которым и слева и справа виднелись другие корабли.
  Отыскав взглядом Лешего, девушка направилась к нему за разъяснениями.
  - Кладбище кораблей, - флегматично пожал тот плечами. - Ничего необычного.
  - Да как же! - Возмутилась Сонька равнодушию друга. - Наоборот, всё необычно! Они же деревянные. Почему они не сгнили до сих пор? Да и вообще, откуда они тут взялись, если этому месту не более ста лет?
  - Откуда знаешь? - насторожился Леший.
  - Рыжий сказал, - пожала девушка плечами. - Я же тебе говорила, зачем мы здесь.
  - Зачем, рассказывала, а вот таких подробностей не упоминала.
  - Ну, может и пропустила. Разве это важно?
  - Да ливень его знает, что здесь важно.
  - Смотри-ка, - хохотнула Сонька, - уже прямо местные поговорки используешь.
  - С волками жить..., - отчего-то смутился Леший. - Пойдём внутрь, нечего тут под дождём торчать.
  И действительно, народ уже почти полностью втянулся через небольшой пролом в брюхо фрегата.
  - Не, пойду осмотрюсь. Интересно же!
  - Да я тебе говорю, здесь просто куча таких же кораблей, чего их смотреть? Старое мокрое дерево, и ничего больше.
  Но видя, что девушка его почти не слушает, махнул рукой:
  - А, делай что хочешь! Только Буру доложись, а то опять вонять будет.
  Больше чтобы не расстраивать друга, чем для порядка, девушка кивнула и нырнула в пролом. Внутри было тепло и, на удивление, сухо. Боренсон нашёлся сразу. Он, словно вождь мирового пролетариата взгромоздился на какой-то помост и вещал бойцам о святости мести, которую они идут вершить. Кто-то слушал вполуха, кто-то вообще ушёл в дальний угол и уже готовился заснуть, но большинство бойцов гудели, распаляемые яростными выкриками Дана и сыпали проклятия на головы крестовцев.
  Покачав головой, Сонька решила не портить авторитет Боренсона и не прерывать его спич. Потеснила на скамье пару новобранцев, почти не прислушивающихся к речи командира, и принялась ждать, когда он выдохнется.
  Дана хватило минут на десять.
  - Я пойду прогуляюсь, корабли посмотрю, - подошла она сразу, как только он закончил нагнетать идейные лозунги.
  - Если хочешь что-то посмотреть, запишись в дозорные, - обломал её желания Боренсон. - Одна не ходи. Здесь ничейная территория и кто его знает, на кого можешь нарваться. Ищи тебя потом, спасай...
  Сонька глубоко вдохнула и медленно выдохнула.
  - Хорошо, где записаться?
  - Вон Ричард списки составляет...
  Потеряв интерес к военному, Сонька проследовала в указанном направлении. Удивительно, но в желающих заступить в ночное дежурство, недостатка не было. Список был уже сформирован. Впрочем, лишнему человеку здесь были только рады.
  - Когда хочешь заступить?
  - Прямо сейчас, - пожала плечами Сонька.
  - Ок, - кивнул Ричард и вписал её пятой к четырём фамилиям. - Вон твоя группа.
  Девушка направилась к указанной компании парней.
  - Привет. Я Сонька. Записалась с вами
  - Сайгон, - первым представился высокий парень. В целом он был вполне европеоидной внешности, но какие-то черты лица действительно намекали, что по крайней мере один предок был откуда-то с района Малайзии. - Я из Италии.
  - Курт Зюле, немец, - кротко кивнул второй.
  - Сергей, - улыбнулся невысокий блондин, - Беларусь.
  - Глен, - неохотно представился последний. - И не важно, откуда я. Да и все остальные, тоже не важно откуда. Все мы теперь здесь. Неясно где, но здесь.
  - Пессимист, - хохотнул белорус. - Не обращай внимания, он всегда такой. Зато в плане подставить ему спину или плечо, надёжен как автомат Калашникова.
  Глен что-то пробурчал себе под нос и смущённо отвернулся.
  - Итак, - Сонька оглядела свою пеструю команду. - Какие планы?
  - Да в общем-то никаких, - пожал плечами немец. - Делимся парами и делаем обход периметра. Ты с кем пойдёшь?
  - Без разницы. Давай вот с тобой и пойду.
  - Эх, - демонстративно-разочарованно вздохнул белорус. - А я так надеялся на твою компанию.
  - Как-нибудь в другой раз, - улыбнулась ему девушка и повернулась к Курту. - Кто ещё с нами?
  - Сайгон.
  Сонька кивнула, принимая информацию. Хотя была уверена, что компанию немцу составит немногословный Глен. Эти ребята новичками не были, пришли на прорыв вместе с Лешим и явно знали друг друга давно. Тем любопытнее было такое разделение. Как интересно уживаются рядом такой болтун Сергей и такой интроверт как Глен?
  - Все готовы? - больше для проформы поинтересовался немец, потому как ответа даже не ждал. - Тогда выступаем.
  Только сейчас Сонька заметила, что все парни вооружены водомётами. Любопытно. Ей-то никто даже не предложил ствол. Ну Боренсон! Девушка дёрнулась, было, в его сторону, но тут же остановилась. В таком замкнутом помещении эти её претензии будут лишь посмешищем для народа. Нет уж, она ему потом тет-а-тет объяснит, как он не прав.
  Похлопав по поясу и убедившись, что её мини-катана на месте, Сонька следом за парнями вышла под дождь.
  - Ну что, двинули? - похлопал её по плечу Курт. - Мы по часовой стрелке, парни против. Шаг средний. Если что не геройствуем, зовём на помощь.
  - Яволь, май фюрер, - козырнул белорус белозубой улыбкой.
  - Иди в жопу, - отмахнулся от него немец. - Всё, разбежались.
  Первоначальную мысль по-тихому свалить и всё-таки пошарить по разбитым старинным кораблям почти сразу пришлось отбросить. Уже на первом круге в небе привычно сверкнуло и громыхнуло, ознаменовав окончание дождя. Сонька как раз смотрела в сторону тёмных громадин, выбирая, на какой из них наведаться в первую очередь. Тут же её взгляд упёрся в тёмный, на фоне яркой вспышки силуэт, стоявший на палубе самого дальнего корабля.
  - Смотри, там! - ткнула она локтем немца и указала пальцем.
  Однако силуэт уже пропал. Борт корабля и перила даже в темноте были вполне различимы, однако палуба пустовала.
  - Где? - принялся всматриваться в указанном направлении Курт. - Никого не вижу. Точно не показалось?
  - Был человек, - кивнул Сайгон. - Или тень.
  - Опять ты про свои тени, - поморщился Курт.
  - Что за тени? - заинтересовалась Сонька.
  - Люди, не единственные разумные существа этого мира. Есть ещё тени, - охотно поведал итальянец. - Но лучше с ними не встречаться.
  - Да не слушай ты его, - махнул рукой немец. - Набрался где-то этой ерунды, а теперь всем эти сказки рассказывает. И ведь здравомыслящий ведь человек был, а теперь вот такое выдаёт.
  - Нет, а что, - поддержала итальянца Сонька. - Теория вполне неплохая. На фоне того, что у вас здесь происходит, какие монстры водятся и даже вроде магия есть, я не удивлюсь и существованию этих самых теней.
  - Оу, и ты туда же, - застонал Курт. - Верьте вы во что хотите, только давайте вы будете обсуждать это потом, без меня. А сейчас пойдём уже, нечего торчать на одном месте.
  Сонька ещё раз покосилась на тёмные силуэты кораблей. Никого не высмотрев, двинулась за парнями. Вскоре навстречу из темноты вышли Сергей с Гленом. Коротко сообщили им о происшествии, перекинулись парой фраз и пошли вперёд.
  Больше ничего необычного не происходило, и Сонька под конец дежурства уже успела пару раз пожалеть, что согласилась на эту авантюру. Дождя не было от силы минут пятнадцать. Всё остальное время их поливало как из ведра. Спала бы себе сейчас, так нет, попёрла её нелёгкая...
  Кое как дождавшись смены, Сонька пролезла в пролом, в очередной раз порадовалась феномену высыхания одежды и, найдя свободное место присела, опёршись спиной о борт корабля. Сон пришёл почти мгновенно.
  Разбудили её одной из последних. Первые бойцы уже покидали нутро корабля, когда Леший потряс её за плечо.
  - Ну, как обстановка, - поинтересовалась у него девушка, имея в виду Боренсона и его идею мести.
  - А, - махнул тот рукой и скривился. Даже ничего пояснять не стал.
  Следом за ним Сонька нырнула в пролом и сразу накинула капюшон.
  - Зря, - усмехнулся боец, вылезший следом. - Это как в реку войти: чем быстрее намокнешь, тем быстрее теплей станет. Понимаешь же, что всё равно промокнешь? Так к чему оттягивать?
  Подумав, Сонька была вынуждена признать логичность доводов, но из чувства противоречия капюшон не сняла. Лишь ускорила шаг, выискивая в толпе Боренсона. Как она и предполагала, он шёл во главе отряда. Догнав его, пристроилась рядом.
  - Какие планы.
  - Бес за всё нам должен ответить!
  - Это скорее лозунг, а не план. Делать-то что собираешься? Вот пришёл ты к бесу... Кстати, а ты уверен, что ты вообще до него доберёшься? Наверняка ведь там охрана, какие-нибудь сигналки. Он ведь не дурак, просто сбежит и всё.
  Дан долго шёл молча. Так долго, что Сонька сама вынесла вердикт:
  - Плана нет.
  - Будем действовать по обстановке, - выдал он наконец, и вздохнул. - В любом случае это уже не остановить.
  - Вы хоть за помощью в посёлок послали?
  - Зачем? Мэр всё равно не дал бы людей.
  - Двоевластие до добра никогда не доводило.
  - Ничего, - буркнул дан. - Живём как-то.
  Поняв, что ничего внятного больше не добьётся, Сонька отстала и постепенно вновь оказалась в конце колонны. И здесь, наконец, задала себе вопрос, который нужно было задать ещё вчера. "А она-то, сама, что хочет от этого похода?".
  Зачем она идёт с Буром и всей этой военной братией? Уж точно не мстить за убитых в посёлке, как бы цинично это ни звучало. Да, кто-то её подрезал, а Максима похитил. Крест? Не доказано. Против дождевиков тоже улик нет. Её хотели похитить из посёлка. Опять крест? Так Рик божился, что они не имеют к этому отношения.
  Нет, у неё планы не меняются. Нужно узнать всё о том дне, когда они сюда прибыли, кто причастен к нападению, и где сейчас Максим. И нужно быть полной дурой, чтобы рассчитывать на любезность и разговорчивость тех, на кого они сейчас идут, по сути, войной.
  Так что чуть погодя нужно незаметно отстать и затеряться среди... Девушка окинула взглядом пустынную равнину, поливаемую дождём, и приуныла - затеряться было решительно негде.
  Взгляд случайно наткнулся на сработанную четвёрку бойцов, с которыми она вчера дежурила, и она вспомнила то, что вчера попросту пропустила между ушей, посчитав за шутку. А что если это не шутка? Если три силы уверяют, что Максима у них нет, так может, в деле замешан кто-то четвёртый? Кто-то, кого никто не принимает в расчёт. Тени!
  Быстро догнав четвёрку друзей, Сонька потянула за рукав Сайгона.
  - Идите, идите! - махнула она рукой остальным. - Нам пошушукаться нужно.
  - И опять не со мной, - вновь притворно огорчился белорус.
  Ремарку девушка проигнорировала, потянув собеседника подальше от людей.
  - Ты чего? - удивился итальянец.
  - Расскажи мне о тенях! - попросила Сонька, когда убедилась, что никто из толпы не собирается греть уши. - Всё, что знаешь!
  Сайгон секунд десять молча смотрел на собеседницу, наконец вздохнул.
  - Тебе правда интересно?
  - Мне не интересно, мне это жизненно необходимо.
  - Поясни, - от удивления итальянец даже остановился.
  - Думаю ни для кого не секрет моё появление в этом мире, как и то, что я была не одна, а с мужем. Максим пропал и все как один уверяют, что в глаза его не видели. То есть ни в Касте, ни у Креста, ни у Дождевиков он не появлялся. Значит, есть кто-то четвёртый... Тот, о ком я до сих пор не знала. Например Тени.
  - И ты так безоговорочно веришь Кресту и Дождевикам, что твой муж не у них? - хитро прищурился Сайгон.
  - Я что, похожа на дуру? Конечно не верю! Оттого и иду сейчас с вами к этому Бесу. Хотя, даже не к нему. С ним пусть вон Бур разбирается, а я похожу по их посёлку, поговорю с людьми.
  - Не боишься одна-то? Знаешь же, кто такой Бес и кем он командует.
  - Знаю. Не боюсь. Отбоялась уже своё.
  - Правда не боишься, - удивлённо покачал головой Сайгон. - Странная ты девушка. Мне кажется у тебя за пазухой куча удивительных историй. Послушать бы их как-нибудь у костра да под гитару...
  - Может и расскажу когда-нибудь, - серьёзно кивнула Сонька. - Но сперва я должна найти мужа.
  - И что, ты потом, после Касты, серьёзно намереваешься пойти к Дождевикам?
  - Конечно.
  - Нет, ты не просто странная, - покачал головой итальянец и грустно усмехнулся, - ты прям какая-то отмороженная. Не обижайся только... К дождевикам по своей воле идут только совсем от безысходности. Ну или те, кто поверил в дождь.
  - Они обещали мне безопасность.
  - Да? - заинтересовался Сайгон. - Странно. Дождевики редко что обещают.
  - И ещё реже выполняют? - криво усмехнулась Сонька.
  - Как раз наоборот. Выполняют обещания всегда, но...
  - Но?
  - Как бы тебе объяснить? У них довольна странная, я бы сказал извращённая логика. Если они что-то пообещали, то, конечно, выполнят, но с абсолютной, скрупулёзной точностью так, как это было сказано.
  - Да уж, - девушка задумчиво провела ладонью по лицу, стирая влагу.
  - Сможешь дословно вспомнить, что они тебе обещали?
  Сонька на секунду задумалась.
  - "С тобой очень хотел побеседовать понтифик. Безопасность гарантируем". Вроде так. Не вижу тут никакой двусмысленности.
  - На первый взгляд да. А вот если разбираться, то как понять где они тебе гарантируют безопасность и какую именно? От чего?
  - Ну, это ты, по-моему перемудрил, - отмахнулась Сонька, но тут же принялась обдумывать слова собеседника серьёзно. - Безопасность она и в Африке безопасность. От всего. То есть со мной ничего не случится ни по их вине, ни по вине любых неучтенных факторов.
  - На то они и неучтённые, что их нельзя предвидеть, - назидательно выставил палец Сайгон. - Впрочем, это же дождевики, может им позволено. Ну, допустим с этим вопросом я с тобой соглашусь. Однако остаётся вопрос, где они тебе гарантируют эту самую безопасность? И здесь я вижу уйму подводных камней.
  - Например?
  - Например, во время твоего пребывания у них они твою безопасность обеспечат. Но вот ты покинула их территорию. Формально, они сдержали своё слово - с тобой ничего не случилось. А дальше ты за себя отвечаешь сама. И смотри что получается: ты одна, на не дружественной территории... Дальше объяснять?
  - Не дура, - Сонька нахмурилась. - Однако это не отменяет того факта, что мне нужно найти Максима и я не воспользоваться предложением Вестислава я просто не могу. Так что я по любому туда пойду. Но за предупреждение спасибо, расслабляться не буду. А теперь давай вернёмся к теням.
  - Ну..., - итальянец ненадолго задумался. - По своему Курт прав и всё это действительно похоже на чей-то больной вымысел. Однако некоторые случаи намекают об обратном. Но тебе, наверное сейчас не до историй, поэтому изложу чистые факты, которые мы, верящие в существование Теней, считаем доказанными. Итак. Первое. Эти сущности не Земного происхождения и они враждебны к людям. Если предположить что мы где-то под землёй, поближе к геенне огненной, то они по деяниям очень походят на чертей. Но в земных богов здесь как-то перестают верить. Тут верят или в ливень или в собственную удачу. Поэтому из двух версий мы всё же остановились на внеземном происхождении этих тварей. Второе: они разумны. Третье: они в основном невидимы, но иногда проявляются в виде теней. Так что будь особенно осторожна и внимательна, если видишь какую-то странную, нелогичную тень от предметов. Четвёртое: они обладают магическими способностями и мы склонны думать, что обретение здесь некоторыми людьми магического дара как-то с этим связано. Это в общем-то и есть те данные, которые мы берём за константу. Остальное догадки. Например есть предположение, что в пропаже людей, которую в основном приписывают дождевикам, больше замешаны тени. Твари, от которых мы вчера отбивались, тоже дело теней. Сила теней и их возможности как-то зависят от ливня, но вот когда они сильней: во время дождя или во время перерыва - не известно. Есть ещё предположение, которое мы вероятно на очередном собрании примем за аксиому - эти твари двухмерные. По крайней мере, в этом мире они могут присутствовать только так, в виде теней даже когда невидимы. В целом это всё.
  - Жуть какая-то, - передёрнула плечами Сонька. - А откуда вообще это всё пошло? Их кто-то видел? Пытался убить или захватить.
  - Видели многие и я в том числе. Те, кто пытался нападать кончили плохо. Когда я впервые столкнулся с тенью, уже был в курсе, что лучше её не атаковать. Я просто убрался подальше, оттого, видимо и жив до сих пор.
  - И что им нужно вообще?
  - Да кто же его знает? - засмеялся итальянец, развеивая ореол таинственности. - Они на контакт не идут. С Кастой во всяком случае. Да и вообще, ты же слышала Курта - мы всё выдумали!
  - А я тебе верю. И вообще, эта четвёртая, неучтённая сила очень логично ложится на суету, поднявшуюся вокруг меня. Какие-то постоянные нападения и словно невзначай всплывающие виновные. Вас как будто стравливают друг с другом. Откуда у Креста водомёты, если их изготавливаете вы, и вам их самим не хватает? Они же вроде больше по магии?
  - Ну тут я не берусь судить. Там же ворья полно, в Кресте-то. У нас и наворовали. Хотя мысль о стравливании интересная. Если ты не против, я донесу её до своих?
  Кого он имел в виду под своими: всех бойцов Касты или сработанную четвёрку, девушка не поняла, но всё равно кивнула. Она же хотела как-то остановить "крестовый поход" Боренсона, вот и появился шанс.
  - Внимание, входим на территорию Креста. Усилить бдительность. При проявлении враждебных действий, стрелять на поражение! - раздался басовитый приказ от только что помянутого дана.
  Идея свалить от группы встала совсем остро. К своей радости, девушка обнаружила, что пока они болтали с Сайгоном, пустынная равнина сменилась какими-то полуразваленными строениями и просто горами хлама в виде камней, досок, металла и тряпья.
  Почти остановившись, и дождавшись, когда в её сторону никто не смотрит, Сонька быстро нырнула в ближайший завал и затаилась.
  Минут через десять услышала отдалённые крики. Звали её.
  - Ищите, ищите, - усмехнулась девушка.
  Ещё через десять минут всё стихло и Сонька, устроившись поудобнее, прикрыла глаза, позволив себе лёгкую полудрёму. Примерно через час в небе громыхнуло и по завалу над головой перестало барабанить. Девушка осторожно выглянула из своего убежища и, не обнаружив людей, пошла в том же направлении, куда ушли все.
  Однако пройти успела всего ничего. Ещё даже завалы не закончились, когда её окликнули. Испуганно оглянувшись, Сонька облегчённо выдохнула и расслабилась.
  - Ты куда пропала? - в голосе Лешего слышалась и радость, и волнение, и злость на нерадивую спутницу одновременно. - Мы уж не знали что думать.
  - Ты что, искал меня всё это время? - искренне удивилась девушка, в глубине души сетуя на то, что недооценила его заботу и волнение за неё.
  - Да..., нет, если честно, - стушевался собеседник. - Мы пошарили минут десять, покричали и ушли.
  - А чего так быстро вернулись? И где все?
  - Ну вообще мы вон там, - махнул рукой себе за спину Леший, - метрах в трёхстах отсюда. Я так, периметр осматриваю, то да сё...
  - Меня ищешь? - усмехнулась Сонька.
  - Периметр осматриваю, - чуть смутившись, повторил собеседник. - Ну и тебя заодно ищу. Пойдём ко всем, раз уж нашлась.
  - Да я как бы в Свободный хотела попасть. Только без толпы разгневанных боевиков. Потому и отстала. Так что ты возвращайся, а я, наверное, всё же пойду к кресту.
  - Нечего тебе там пока делать, - довольно жёстко отрезал Леший. - Твои слова о стравливании донесли до Бура. В общем, если коротко, дан всё же образумился и решил не пороть горячку. А с ним и основная группа успокоилась. Вот вернёмся в Нью, всё обсудим, выработаем стратегию... Может быть созовём вызовем на встречу понтифика и Беса, чтобы, так сказать, или поймать кого-то из них на лжи, или совместно решить, что за неизвестная сила нам вставляет палки в колёса.
  - Так это же хорошо, мы же с тобой этого и хотели. Тогда мне тем более нужно в Свободный, пока там всё тихо.
  - В том-то и дело... - Леший чуть замялся. - Не все вернулись. Четырнадцать человек откровенно послали Бура с его приказами, и пошли мстить. И если у Боренсона хоть какие-то тормоза есть и я до последнего верил, что стрельбы всё же удастся избежать, то эти пойдут до конца. Тут два варианта: они или убьют Беса, или их его охрана перестреляет. Так что я тебя уверяю, сейчас там кипишь намного больше, чем мог бы быть, если бы мы туда пришли все вместе.
  Сонька ненадолго задумалась, потом махнул рукой.
  - Ладно, пошли к нашим, подумаем все вместе, как лучше поступить. Кстати, Курт со своими вернулся, или пошёл мстить?
  - Курт не дурак! - усмехнулся Леший.
  Комментировать свой ответ не стал, но и так всё было понятно.
  С неба вновь хлынул поток воды, и возвращаться к группе пришлось уже под дождём. Впрочем, Сонька поймала себя на мысли, что это ей уже не причиняет каких-то неудобств. Он не был как на земле холодным, не сопровождался ветром, норовя залезть под самую плотно надетую одежду. Он вроде и был, но практически не ощущался.
  Минут через пять они вышли на небольшой, расчищенный от всякого мусора пятак, по периметру которого под разными кривыми остатками построек сидели бойцы Касты.
  Курт с Сайгоном, первыми заметив появление парочки, приветственно подняли руки.
  - Ага, нашлась пропажа! - несколькими секундами позднее подскочил и Боренсон. - Одни неприятности из-за тебя, девушка!
  Не смотря на грозный тон, дан радостно улыбался.
  - Да я, в общем-то и не терялась, - пожала плечами Сонька, смущённая таким искренним переживанием за её судьбу. - Так, чуть изменила свои планы. Рада, что и вы, наконец прозрели и изменили свои.
  - Это точно, - хохотнул Бур. - Изменили. Вообще не понимаю, что на меня нашло. Прямо слепая ярость какая-то. Так что ты делать планируешь?
  Сонька рассказала то же, что и пять минут назад рассказывала Лешему. В конце пожала плечами:
  - Не знаю теперь вот, стоит ли? Леший сказал, что Свободный сейчас как потревоженный муравейник.
  - Это да, - серьёзно кивнул дан. - Сейчас туда лучше не соваться. Любого чужака "сожрут".
  - Ты тоже уверен, что там всё однозначно закончится бойней?
  - Сто процентов.
  - А чего вы тогда их силой не остановили?
  - А как ты себе это представляешь? Стрелять по своим?
  Сонька пожала плечами.
  - Это же не просто незнакомая нам группка людей, - вздохнул Боренсон. - Тут они всем знакомы, с половиной вообще дружат или вовсе родня. Что прикажешь делать? Брат на брата? Вот и...
  - Но ведь это войной может всё закончиться! Они там сейчас дров наломают и Бес натравит на Нью своих магов.
  - Если выживет... - вздохнул Боренсон.
  - Да если не выживет, они тем более придут, - махнул рукой Леший. - Есть там кому направить.
  - Это да, - серьёзно кивнул дан. - Поэтому я и выделил тебе лишь двадцать минут на поиски. Уходить нужно. Сонька ты с нами?
  Девушка, чуть подумав, кивнула.
  Боренсон одобрительно кивнул и принялся раздавать команды на подъём группы.
  Однако далеко уйти им не дали. Со всех сторон, словно чёртики из табакерки, повыскакивали люди с оружием.
  - Не двигаться! - прогремел приказ. - Стреляем на поражение!
  Дёрнувшиеся, было, парни замерли, опустили руки подальше от оружия.
  Сонька больше с любопытством, чем со страхом, разглядывала противника. В основном это были бойцы с арбалетами, однако немало было и магов. Последние демонстративно перекатывали из руки в руку огненные сгустки.
  - Я Фернандо, временно исполняющий обязанности главы сообщества Крест, - вперёд вышел крепкий смуглый мужик чуть выше среднего роста. - Вы обвиняетесь в убийстве Беса.
  - Я полковник Боренсон, - поднял руку дан, - командующий спецподразделением быстрого реагирования сообщества Каста. - На каком основании вы нас обвиняете, если нас не было в вашем посёлке? Или его убили где-то здесь?
  - Бес был убит у себя в кабинете вашими людьми, Боренсон. Мои разведчики видели, как вы шли вместе, потом разделились и боевое ядро быстро направилось в посёлок. К сожалению предупредить нас они не успели.
  - Ну они выбрали свой путь. Мы здесь причём? Мы не сошлись во мнении и не одобрили столь радикальное действие, иначе были бы с ними. Они убили, с ними и разбирайтесь. Да и вообще, это ещё доказать нужно, что это сделали они. Собирайте трибунал, приглашайте наших представителей и там будем решать.
  - Нападавшие убиты, поэтому на трибунал будете доставлены вы.
  - Это противоречит соглашениям.
  - Крест выходит из соглашения и впредь будет действовать лишь исходя из собственных интересов.
  - Бред какой, - усмехнулся Бур. - Это ты так решил? У вас даже посёлок называется "Свободный". Ты сходку делал? Жителей спрашивал? Исполняющий обязанности...
  Последняя фраза прозвучала как ругательство.
  Фернандо скрипнул зубами.
  - Не тебе указывать, как действовать жителям "Свободного". И лучше вам не сопротивляться, вы всё равно будете доставлены в посёлок и предстанете перед трибуналом. Там и будет решаться степень вашей вины. А вот все вы там окажетесь, или только выжившие, это тебе решать, командир.
  - Ты же понимаешь, "ио", что если мы выберем бой, то вы без потерь не обойдётесь?
  Сонька недоуменно покосилась на дана. Зачем он его провоцирует? Или тянет время? На что он надеется?
  - Тебе не удастся смутить моих людей, полковник, - усмехнулся Фернандо. - Здесь только преданные делу Креста бойцы. Даю тебе пять секунд чтобы принять решение: что вы выбираете, трибунал или смерть.
  Бур покосился на Лешего.
  - Готовься, будет бой, - сражу же шепнул ей друг.
  Как он понял, какое решение озвучит Боренсон, Сонька не поняла, но поверила сразу. Чуть огляделась по сторонам, ища надёжное укрытие. Однако все жалкие постройки, до которых можно было бы метнуться, легко контролировались окружившими их бойцами. Эх, водомёт бы.
  - Время! - прервал мечты окрик Фернандо.
  Однако озвучить своё решение, ознаменовавшее бойню, полковник не успел.
  - Я запрещаю! - властно и мощно разнеслось вокруг.
  Все заозирались, но больше ничего не усели сделать. Откуда ни возьмись возникла целая толпа раздетых по пояс мужчин, которые в считанные мгновенья разоружили бойцов Креста и обездвижили магов. Из пелены дождя выступила фигура в балахоне, в которой Сонька по походке и сложению узнала Вестислава.
  - Я запрещаю, - повторил он, подойдя вплотную к командирам противоборствующих сторон. - Не время и не место.
  - Но они..., - начал, было Фернандо, но был прерван дождевиком.
  - Я слышал то, в чём ты их обвиняешь, но прямой вины за ними не вижу. Согласно положения, трибунал должен быть трёхсторонним. Более того, в связи с убийством главы одной из группировок, необходимо так же трёхстороннее тщательное расследование.
  - Мы выходим из соглашения! - запальчиво выкрикнул Фернандо.
  - Нельзя выйти из этого соглашения, - зловеще произнёс Вестислав и сделал пасс над его головой. - Ливень этого не позволит.
  - Да плевал я... - Фернандо заткнулся на полуслове, "ойкнул" и принялся тереть шею.
  Кто с интересом, кто с недоумением, но следили за его странными действиями абсолютно все.
  - Жжётся! - заорал Фернандо, тщетно пытаясь прикрыться от падающих капель. - Что ты сделал со мной, дождевик!? Прекрати!
  - Это сделал ты сам, - улыбнулся Вестислав. - Сам же можешь и прекратить.
  - Да как? - "ио" метнулся под какой-то навес, но это, видимо не помогло, так как он продолжил яростно растирать кожу.
  Впрочем, это, по всей видимости, придало и скорости его мыслительного процесса.
  - Хорошо, хорошо! - заорал он яростно. - Крест не будет выходить из соглашения.
  - Ливень услышал вас, - смиренно улыбнулся Вестислав. - Действительно глупо нарушать обоюдовыгодные соглашения. Идите с миром. Оружие пока полежит здесь, вернётесь потом за ним. И не переживайте, дождевикам оно ни к чему.
  Фернандо перестал растирать кожу и, закрыв глаза, блаженно растянул губы в улыбке.
  - Хорошоооо...
  Относилось это к фразе аколита или же к физическому состоянию самого бандита, Сонька так и не поняла.
  Тем временем, Фернандо взял себя в руки и, махнув рукой, пошёл в "Свободный". Освобождённые бойцы Креста потянулись за своим командиром.
  - А с нами как? - напряжённо поинтересовался судьбой своих людей Боренсон.
  - Тоже идите с миром, - улыбнулся Вестислав. - Совсем недавно мы славно сражались плечом к плечу, и я просто не хотел, чтобы здесь произошла бойня.
  - Но как вы узнали? Следили за нами?
  - Ливень всё видит, - многозначительно усмехнулся аколит и, потеряв интерес к дану, повернулся к девушке. - Может, вы передумаете и всё же почтите нас своим присутствием? Предложением понтифика всё ещё в силе, как и его гарантия безопасности.
  - А, пожалуй, что и схожу! - неожиданно даже для себя выдохнула Сонька. - Идём!
  Вестислав кивнул, словно и не сомневался в ответе и, развернувшись, бодро зашагал в дождь.
  - Ты чего делаешь? - зашипели на неё одновременно Леший с Боренсоном.
  - Ищу Максима, - пожала она плечами и поспешила за дождевиком.
  Спустя несколько секунд их догнали пять человек. Помимо Лешего, Сонька с удивлением обнаружила и группу Курта в полном составе.
  - Мы сопроводим её, - пояснил Леший на вопросительный взгляд Вестислава.
  - Только до стен храма, - кивнул аколит и потерял всякий интерес к бойцам.
  - Честно сказать, я думал он спорить будет, - шепнул Леший Соньке на ухо. - А в споре надеялся всё же переубедить тебя.
  - Не нужно меня переубеждать. Ты бы лучше вернулся в Нью, поискал там Максима, а?
  - Нет уж, мы тебя одну не бросим! Да, парни?
  - Ага, - заулыбалась четвёрка друзей.
  - Спасибо, - благодарно улыбнулась Сонька в ответ.
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

НОВЫЕ КНИГИ АВТОРОВ СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Сирена иной реальности", И.Мартин "Твой последний шазам", С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"