Васин Роман Викторович: другие произведения.

Ваши мысли

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Мысли здесь изложены, конечно, мои, но, судя по первым отзывам друзей, читавших этот труд, каждый из них попадал в похожие ситуации. Так что и ты, уважаемый читатель, тоже наверняка найдёшь здесь что-нибудь знакомое. Надеюсь, этот труд заставит тебя вспомнить что-либо приятное, задуматься, а иногда и улыбнуться. Главная цель, заставить людей стать добрее и не быть обезьяной. Важно: ни одна ситуация не является выдумкой, абсолютно всё взято из жизни моей или моих знакомых. Ну, с богом!


  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   О соседях
   Все жили вровень, скромно так,
   Система коридорная -
   На тридцать восемь комнаток
   Всего одна уборная.
   (В.С. Высоцкий)
  
   Нет, речь пойдёт не о соседях коммунальной квартиры, там и без моих размышлений всё ясно, а об обычной многоэтажке. ИМХО, люди должны жить как можно дальше друг от друга, тогда будет и мир, и труд и май.
   Лампочка Ильича
   У меня два вопроса. Первый - сколько стоит лампочка? Не энергосберегающая, а обычная пузатая лампа накаливания на шестьдесят ватт в затрапезной оболочке из серого картона. Такая, которую мы привыкли видеть ещё с советских времён. Не знаю как у Вас, а в хозяйственном магазине по соседству она стоит восемь рублей, пятьдесят копеек. А с учётом того, что у меня есть дисконтная карта этого магазина, получается восемь рублей и восемь копеек. И отсюда вытекает второй вопрос - Вам жалко этих денег?
   Мне - нет. Но всему же есть предел! Оговорка - всему, кроме человеческой наглости.
   Отправляясь на работу в шесть тридцать утра, я вышел на освещённую площадку. Вернее думал, что выйду на освещённую, а вышел в полумрак подъезда. Лишь с нижнего этажа пробивался лучик света.
   Выкрутили? Я повернулся и задрал голову. Лампочка на месте, только не горит. Типа перегорела. Ага, как же! Позавчера только вкрутил. Скорее всего, кто-то просто поменял ночью свою сгоревшую лампочку на мою новенькую и вполне работоспособную. Метить их чем-нибудь что ли?
   Но не в этом соль, и даже не в том, что дней двадцать назад сгоревшую лампочку тоже менял я, а в том, что, по всей видимости, соседи решили, что теперь её всегда буду менять я. Вот просто интересно, с чего бы это?
   Вечером, возвращаясь с работы, мне пришлось открывать дверь в полной темноте, на ощупь пытаясь попасть ключом в замочную скважину. Наверное, именно это переполнило чашу терпения, и я в полный голос высказал всё, что думаю о тех соседях, которые жмотят десять рублей на лампочку.
   Я не сомневаюсь, что был услышан. Во-первых, стены в нашей хрущёвке очень тонкие и металлические двери отнюдь не способствуют герметизации звука, а во-вторых, зная любопытство бабок, я абсолютно уверен, что они сейчас если и не прильнули к дверному глазку, то очень близки к этому.
   Но самым красноречивым подтверждением того, что я был услышан, стала светящаяся лампочка, встретившая меня на площадке на следующее утро.
  
   ПХД
   Кто в вашем подъезде наводит порядок? Ну, моет там, или хотя бы подметает. Баба Маша, которой все скидываются по десять рублей или сами жители, получающие в порядке очерёдности на ручку двери стыдную табличку с не менее стыдной надписью "дежурная квартира"? Словно чёрную метку.
   Я пережил и тот и другой период без ощутимых потерь. При первом варианте я легко расставался с этой помятой бумажкой с Красноярском по обоим бортам и забывал об этом до следующего месяца. Единственным недостатком этого метода была тряпка бабы Маши, которой она, вероятно, мыла ещё свою коммуналку, выданную лично Сталиным. Наверное, именно по этой причине этот вылинявший кусок материи, гордо именуемый тряпкой, вонял так, что жители подъезда в день помывки подымались на свой этаж гораздо быстрее, чем это делали в любой другой день. Впрочем, давайте это отнесём к плюсу, ведь господин Путин дал установку на спорт.
   Второй вариант был у нас в особо изощрённой форме - жители каждого этажа мыли свои площадки и лестничные пролёты, уходящие вниз. Особо "повезло" при этом первому этажу. Не смотря на то, что снизу у него была только дверь на улицу, и мыть было особо нечего, я не ошибся, поставив слово "повезло" в кавычки.
   Легко посчитать, что если на площадке по три квартиры и в каждой из них хотя бы по два человека, то в подъезде пятиэтажки живёт тридцать человек. При этом только шестеро из них доходят до пятого этажа, двенадцать до четвертого и т.д. Получается, первому этажу достаётся грязь улицы со всех шестидесяти ног.
   Но вернёмся к нашим соседям. Начал я однажды подозревать, что ничего они в свою очередь не моют. Стал обращать внимание на скапливающийся в углах мусор: вот спичка, вот кусочек кленового листа. Прошёл день уборки, но ни на следующее утро, ни после замеченные мной предметы не исчезли.
   Кульминация. День, когда настала моя пора мыть. Естественно я этого делать не стал. И что бы вы думали? Следующим вечером звонок в дверь.
   - Роман, ты, почему площадку не помыл?
   Опа! Интересно, а они как узнали? По той же спичке и кусочку листа? Сами их не убрали, и всё равно хватает наглости заявиться ко мне с претензиями.
   Та спичка ещё долго лежала в углу лестничной клетки немым укором человеческой бессовестности (не побоюсь этого слова), а площадку так никто с тех пор и не моет. Да и раньше её мыл, наверное, только я.
  
   О "совке":
   Ради справедливости должен заметить, что на период распада СССР мне было всего пятнадцать лет. Деньги я ещё не зарабатывал и мог тратить только то, что давали родители. Поэтому, всё, что я сейчас напишу, следует читать с поправкой на юношеский максимализм, и тщательно счищая налёт детского романтизма, обусловленного отсутствием необходимости решать какие-либо бытовые проблемы.
   Микро-универсам
   Можно вспоминать очень много вещей и событий советской эпохи. Навскидку на ум приходят звонки из телефонов-автоматов за две копейки, а при определённой сноровке и бесплатно (своеобразное хакерство того времени). Жвачка за пятнадцать копеек, чей вкус держался не больше пяти минут. Если в эту жёсткую массу добавить капельку сливочного масла, то можно было надувать пузыри и говорить, что ты жуёшь Donald или Turbo. Можно вспоминать обязательные демонстрации на первое мая и седьмое ноября, и многое другое. Вспоминать и ностальгировать.
   Но я хочу напомнить вам о небольшом аппаратике для сбора денег, установленном почти в каждом автобусе внутригородского пользования. Заходишь, кидаешь в него пять копеек, отматываешь билет и едешь хоть до конечной. Этакий своеобразный микро-магазин самообслуживания. Но это сейчас кругом понатыканы видеокамеры и за спиной постоянно маячит неприятная физиономия менеджера, а тогда...
   Тогда главным менеджером, стоявшим у тебя за спиной, была твоя совесть, а видеокамерами - вездесущие бабки. Они всегда садились возле этого чуда-аппарата и норовили посмотреть, что ты туда бросаешь. Это в лучшем случае. Часто бывало и так, что они протягивали к тебе свои морщинистые ладони и говорили что-то вроде: "Давай, внучок, я сброшу". И всё бы ничего, не жалко, но, как и в любом другом деле, был свой нюанс.
   Куда могла ехать компания из пяти детей? Правильно, в парк аттракционов или ВДНХ, непременный атрибут любого крупного города советской эпохи. А раз коммунизм не построили, то там нужны были деньги, чтобы попить лимонада, покататься на лодке или на карусели. Вот эти самые деньги, мы и пытались экономить на транспорте, чтобы купить больше мороженного или прокатиться лишний раз на автодроме.
   Поэтому вместо законных двадцати пяти копеек, необходимых чтобы купить билеты на пятерых человек, мы набирали и скидывали в микро-супермаркет горсть мелочи, в которой было от силы копеек пятнадцать. И быстро-быстро крутили рукоять аппарата, приводящую в движение механизм транспортировки денег и выдачи билетов. Мелочь сползала по транспортёру к краю и падала в специальный и самое главное непрозрачный ящик, а мы получали заветные пять билетов.
   Все счастливы. Мы получали "оплаченный" проезд, старушки умилялись фразой "Ух, какие самостоятельные!", а государство не обеднеет. Разве может быть ему жалко тех недоданных десяти копеек для своего будущего? Ведь кто есть дети для государства? Правильно, я так и сказал - его будущее.
   И только совесть иногда упрекала, но... С этим мы научились мириться.
  
   О друзьях и столовых
   Так странно, дети восьмидесятых
   Уже считают себя взрослыми,
Смотрят свысока на других-всяких
Рождённых и пахнущих девяностыми...
   Был у меня в детстве друг. Ну, как друг? Для начала давайте выясним, сколько у вас в детстве было друзей? Наверняка на порядок больше, чем теперь. Давайте возьмём какую-нибудь условную цифру, чтобы легче было оперировать в дальнейшем. Например, десять. Итак - у вас было в детстве десять друзей. Вы часто собирались вместе, играли, строили шалаши и рыли землянки, пытались подражать взрослым и пробовали курить. С кем-то вам было интересней, с кем-то вы старались играть реже, но всех их без исключения вы считали друзьями.
   Время шло и мы росли. Вместе с нами росли возможности и амбиции. А потом начались потери. Первый друг вместе с родителями уехал жить в далёкий Сургут, а может в Сочи, кому как повезло. Вас стало девять. Следующий друг что-то у вас украл. Что-то мелкое и банальное, например пробку от духов. Круглую и позолоченную, с ребристым экватором - львинку. Тут наверняка надо сделать отступление для тех, кто родился в конце восьмидесятых или в начале девяностых и не понимает, о чём вообще идёт речь.
   Была такая игра - в пробки. Смысл её прост, зажимаешь пробку стопами ног и прыгаешь, придавая ей ускорение. Цель - попасть в пробку соперника. У каждой пробки определённое количество жизней, напрямую зависящее от цвета и формы. Пеньки и бульдоги, слоны и грибки, короны и львинки. Названий было много, но львинка стояла на особом счету. Круглая форма позволяла при определённой практике посылать её точно в цель. Даже ударившись о землю, она практически не меняла траекторию. Отсюда и цена. Новая, с необшарпанной позолотой львинка дотягивала до десяти жизней. Попробуй такую выиграй, если сам бьёшься каким-нибудь зелёным пеньком и у тебя в запасе максимум четыре жизни.
   И вот у меня пропала львинка. Не новая конечно, но всё равно обидно. Пропажа нашлась скоро. У одного из друзей. Его банально сдал другой друг. Что он с этого хотел поиметь, я не знаю, да и не важно это в этом рассказе. Важно то, что осталось восемь друзей. Не то что я с ним вообще больше не общался, но, как говорится, осадок остался.
   Затем кто-то из друзей прибился к плохой компании. Примерно так это охарактеризовали мои родители. Осталось семь друзей. Дело даже не в том, что мне запрещали с ним общаться, а в том, что он сам не хотел быть в нашей компании, всё больше пропадая с теми, плохими.
   Потом мы выросли. Появились группы по интересам, и из семи друзей образовалось три кучки по два-три человека.
   Оглянитесь вокруг себя. Есть ли среди вашего окружения хоть кто-то, кого вы знали ну, допустим в девять лет? Если такой человек есть, считайте, что вам повезло.
   Теперь настала пора вернуться к первой строчке. Был у меня в детстве друг. Ну, как друг? Знакомый. И работала его мать в столовой. Не помню, по этой ли причине или по иной, но ей выдавали целую кучу талонов на бесплатное питание в столовых общепита.
   И вот часа в два, вместо того, чтобы идти домой и поесть в семейном кругу мы, группой в три-четыре человека, набрав этих талонов, шли в столовую, находящуюся как сейчас помню на улице Парковой. Садились за один из многих пустующих столиков и шли за подносами.
   Котлет, как правило, не было. Толи мясо было такой редкостью, толи его работницы общепита забирали домой, но нам в лучшем случае доставались тефтели, на восемьдесят процентов состоящие из риса. А чаще второе блюдо состояло лишь из одного пункта - рыбные котлеты. С тех пор я их не ем. Ничего кроме омерзения от вкрапления кишок и вкуса непроваренных костей они в памяти не оставили. Поэтому я брал толчёную картошку, салат из свежей капусты с уксусом и помидорами, какой-нибудь суп, булочку и хлеб. Хлеб был бесплатным, являясь лишним аргументом в пользу того, что коммунизм скоро всё-таки построят.
   Кассирши нас не любили. Ещё бы, вместо денег им совали простые отштампованные бумажки. Словно им потом приходилось вкладывать эти деньги из своего кармана. В общем, урвать что-то для себя с этих талонов было нечего, а потому и любви к маленьким посетителям было неоткуда взяться.
   Да плевать мы хотели тогда на всех. Рассаживались за облюбованным столиком и приступали к трапезе, перемешивая её анекдотами и исподтишка наблюдая за редкими посетителями. А посмотреть было на что. Встречались такие экземпляры, которые выливали борщ в толчёную картошку и на недоумённые взгляды обедающих невинно поясняли:
   - Всё равно ведь в желудке перемешается.
   Этим и запомнилась столовая советской эпохи: погаными рыбными котлетами, не очень чистыми столами, странными посетителями, на удивление вкусной картошкой и салатом из свежей капусты, а так же ядрёными солёными огурцами на горчице, которые пахли вкусно, но вызывали в желудке атомный взрыв, откидывающий тебя взрывной волной аккурат до сортира.
  
   Потребительский вакуум
  
   Магазин. Как много в этом звуке для сердца русского слилось. Позволю себе уточнение - не русского, а советского. Что для нас сейчас магазин? Зашёл, взял, заплатил, ушёл. Кассирши пропускают нас со скоростью конвейера на автомобильной фабрике "Форд". А романтика? А вот раньше... Но обо всём по порядку.
   "Кем работают твои родители?" - этот вопрос часто задавали в начальных классах школы при написании сочинения. Этот вопрос часто мы задавали друг другу в детстве при знакомстве. И что слышали в ответ? Бухгалтеры, токари, инженеры, водители, архитекторы, продавцы, в райкоме. Последнее так и произносилось. Просто уже становилось неважно "кем", главное там. А вот о предпоследнем подробнее.
   Фразу "В магазине" произносили не менее гордо, чем "В райкоме", а иногда и более. Зависело от магазина. Продуктовый, хозяйственный или книжный. Где взять полное собрание сочинений Дюма-отца? Естественно в книжном. Но, заходя в указанный магазин с гордым названием "Дом книги" или "Книжный мир" честный трудовой народ обнаруживал полки, заставленные К. Марксом и В. Лениным, перемежаемые какими-нибудь "Дерсу Узала". А так хотелось Дюма или Булгакова.
   Неужели не печатали? Печатали ещё как, но прежде чем добраться до покупателей, эти книги должны были пройти через руки кладовщиков, заведующих и продавцов этого магазина. У каждого из указанных персонажей были родственники и друзья, которым хлеба не надо, дай почитать. Поэтому набирались номера телефонов, и книги раскупались, даже не дойдя до прилавка. Это называлось "блат". Такие люди всегда оказывались в списке приглашённых на день рождения или новоселье, потому что они приносили в качестве подарков не трико "седьмой мануфактурной птицефабрики им. Павлика Морозова", а томик В.Пикуля.
   В хозяйственных магазинах дела обстояли ничуть не хуже. Совсем даже наоборот. Ведь что человеку надо для счастья? Хлеба и зрелищ. И если с хлебом всё обстояло благополучно, то со зрелищами были проблемы. Телевиденье шагнуло вперёд, и народ желал цветного изображения, но оказалось, что в магазинах нет цветных телевизоров. Нет, они, конечно, регулярно появлялись, но, так же как и книги бесследно исчезали в прожорливом чреве "блата". Примерно то же самое происходило с холодильниками, магнитофонами, люстрами, сервизами и прочей ерундой, так необходимой в быту и такой недоступной без связей и подмазок.
   А вот продавцам продуктовых магазинов повезло меньше всего. Не берусь судить о периоде шестидесятых или семидесятых годов, а так же о магазинах таких городов как Москва, Ленинград, Киев и прочих крупных мегаполисах европейской части СССР. Возьмём вполне реальный сибирский городок Н-ск с населением семьдесят тысяч человек и год так скажем восемьдесят шестой. Что я видел на полках? Хлебный отдел - обилие хлебобулочной продукции разного калибра (впрочем, всё равно меньше чем теперь).
   Отдел консервированных продуктов - рыбные тефтели в томатном соусе и очень редко, по счастливой случайности, сайра в масле. Там же консервированная морская капуста, которой было заставлено шестьдесят процентов прилавка по причине отвращения людей к этому непотребству (ведь сейчас я с удовольствием покупаю и ем салаты из морепродуктов). Ещё там был берёзовый сок в трёхлитровых банках, тоже не очень пользующийся спросом.
   Молочный отдел - тут всё было в порядке, но, скорее всего благодаря тому, что в городе был свой молзавод. Речь, конечно, не идёт о йогуртах или глазированных творожных сырках, о которых мы тогда даже не подозревали, но молоко, сметана, и творог были стабильно. Были и плавленые сырки типа "Дружба" и "Север", но по вкусовым качествам они не дотягивали до того, чтобы стать лидерами продаж и исчезнуть с прилавка.
   Причём всё это ещё можно считать благоприятным положением дел. Что в других регионах дела обстояли ещё хуже, я мог судить по своему дядьке, приехавшему к нам в отпуск из смежной республики. Пошёл он в магазин, расположенный в пяти минутах ходьбы за молоком и пропал на час. Оказывается, он стоял и смотрел, как свободно, без очередей и давки, разливают по бидонам молоко. Оказывается на это тоже можно любоваться. Каждому своё. Я, приезжая к ним, любовался, как свободно, прямо на улицах растут абрикосы и груши. А вот он любовался молоком.
   Но я отвлёкся. Почему я считаю, что работникам продуктового магазина повезло меньше? Да потому, что вкусно кушать хочется всегда и всем, поэтому всё, что завозилось, самими работниками и съедалось. Ведь чтобы что-то кому-то передать, нужно, прежде всего, пересилить себя и отказаться от деликатесов. Поэтому ели они, конечно, лучше среднестатистического гражданина, но и только. Выхлопа с этого ноль.
   Можно ещё много приводить примеров о достоинствах и недостатках определённых видов профессии, но давайте на этом остановимся и перейдём к...
  
   Магазины
  
   Человечество за своё долгое существование придумало целую плеяду различных развлечений, чтобы убить иногда возникающий на горизонте кусок свободного времени. Каждому по вкусу: от безобидных шахмат до кровавых побоищ с оружием в руках; массовые, когда нагрянули гости и индивидуальные пасьянсы для вдумчивого одиночества.
   Мне кажется, я придумал ещё одну игру, которая является и массовой и индивидуальной одновременно. Массовой, потому что в ней будут принимать участие ещё как минимум три персонажа, а индивидуальной потому, что кроме вас никто не будет знать, что это игра.
   Раз уж я придумал эту игру, то и название тоже дам я. Игра называется "супермаркет". Не оригинально, конечно, зато отражает суть. Итак, когда вам стало скучно, гостей на горизонте не предвидится, а пасьянсы надоели, предлагаю сделать следующее: взять ручку, блокнот (лучше рабочий журнал) и отправиться в супермаркет.
   Дальнейшее, как всё гениальное, просто - подходите к стеллажу с колбасой (рыбой, консервами) и начинаете тотальную перепись ценников. Название колбасы, цена, название, цена. Поверьте мне, в течение минуты вы будете удостоены персональным вниманием менеджера торгового зала. Вас убедительным тоном спросят, зачем вы это делаете, и приказным голосом предложат прекратить. Можете не обращать внимания, а можете для пущего эффекта спросить: "А что, это запрещено?". Демонстративно перейдите к соседнему стеллажу и продолжите начатое. На дальнейшее приставание (а оно обязательно будет) заметьте:
   - Молодой человек (допустим менеджер - это парень), я же вам не мешаю работать, вот и вы мне не мешайте работать.
   На этом месте в его черепной коробке начнётся мыслительный процесс, закончившийся мыслью, что вы представитель одной из надзорных органов (благо таких у нас предостаточно) и он удалится за подкреплением. Через какое-то время он вернётся, но не один, а в присутствии старшего менеджера, а то и директора магазина.
   Директор попросит у вас удостоверение. А как же, если вы из надзорного органа, то у вас обязательно должны быть корочки. Тон будет требовательный, но в то же время заискивающий, ведь внеплановая проверка, о которой её не предупредили, может обернуться чем угодно, включая увольнение.
   Дальше импровизация, иначе игра покажется скучной. Можно просто уйти, прекратив издевательства, можно с молчаливым умным видом продолжить перепись, а можно вступить в диалог с директором, чтобы напугать его ещё сильнее. Можно прекратить перепись и заняться покупками, чтобы пополнить домашние запасы, а заодно и поучаствовать в другой игре, о которой я напишу ниже. В этом случае тоже будет интересный эффект - за вами от стеллажа к стеллажу будут неотступно двигаться как минимум два человека, ловя каждое ваше движение и делая вид, что они просто прогуливаются.
   Есть ещё одна игра, но она больше похожа на рулетку казино: повезёт - не повезёт. Давайте назовём её "Чек". Набираете продуктов (естественно, чем больше, тем выше шанс попасть в точку), рассчитываетесь, а затем кладёте пакет с продуктами в ячейку и с чеком возвращаетесь в торговый зал. Самое интересное - сверка того, что написано в чеке и того, что есть на ценниках. Мне уже два раза посчастливилось подловить магазин на несоответствии, и знаете, что удивительно, почему-то никогда он не ошибается в сторону покупателя. Обязательно вы переплатили больше, чем должны были, судя по ценникам.
   Обожаю закон о защите прав потребителей, ведь он обязывает продавцов вернуть вам разницу в стоимости, что вы переплатили. На этом предлагаю считать себя победителем в данной игре и радостно возвращаться с покупками домой.
   Уважаемые менеджеры торговых залов, если вы читаете эту заметку, не обижайтесь. Немного перефразируя фразу М. Задорного, вне работы вы отличные люди, но на рабочих местах...
   Философия
   О воспитании
   Можно ли себя воспитать? Несомненно, в нашем воспитании обязательно будет навязанная родителями, учителями, коллегами и прочими сознательными гражданами идеология, но я говорю о другом. Что вы, как личность внесли в себя и как определить, что является самовоспитанием, а что заимствовано?
   Для примера: всех нас в школе (да и дома наверняка) учили, что нельзя мусорить на улице, но многие ли научились? Судя по тому дерьму, что всплывает каждой весной из-под снега - немногие. Казалось бы, что может быть проще, пронести обёртку от мороженого или кожуру от банана несколько метров в руках, чтобы бросить в урну? Нет, это выше "нашего" достоинства. "Мы" же пупы земли и если там, где был съеден банан, никто не поставил урну, то не "наша" вина, кинем на землю.
   Сейчас в моде всевозможные тесты, вот и ты, уважаемый читатель, если хотя бы в четырёх случаях из пяти донёс какой-либо мусор (помимо домашнего мусорного пакета) до урны, поставь себе пять баллов.
   Или ещё: владельцы собак, берёте ли вы с собой совок для сбора фекалий вашего любимца, когда выгуливаете? Вы скажете: "А зачем? Удобрение и всё такое" и будете неправы. Это ваше "удобрение" постоянно норовит размазаться по ботинку и ещё долго нарушать идиллию запахов моего дома. А ведь есть ещё и дети, которым очень нравится ползать по травке и повылавливать букашек. Вы о них подумали? Нет, зачем нам думать о чьих-то детях, главное чтобы собачка облегчилась скорее, да?
   В общем, если вы берёте с собой совок при выгуле питомца и убираете за ним отходы жизнедеятельности, то поставьте себе ещё пять баллов.
   И вот вы пошли в туалет. Нет, не дома - в общественный туалет, не знаю, на работе ли, в аэропорту ли или ещё где, не суть важно. Важно то, что Вы мужчина, и Вы сходили "по-маленькой" (данный тест именно для такой ситуации). И вот Вы вышли из туалета, оглянитесь назад - руки помыли? А может, скажите: "Зачем, я же не на руки ссал!"? Может Вы его и не доставали вовсе? В общем, если на выходе из сортира у Вас оказались вымыты руки - получите ещё пять баллов.
   Подведём итоги: если ты мужчина, у тебя есть собака, но ты набрал менее пятнадцати баллов, то должен тебя огорчить - ты свинья. И не стоит обижаться, лучше поработай над собой, может тогда наша страна станет чище и появится шанс избавиться хотя бы от одной из двух известных бед.
   Всё это к чему? Во всех трёх предложенных вариантах нам с детства прививают правильное решение, но почему-то выходит наоборот. В чём же дело? Элементарно: лень и лживость учителей, когда мы видели, что учат они одному, а сами поступают по другому, тоже ленясь донести ту злополучную обёртку от мороженого до урны. Вот тут и выходит на передний план самовоспитание. Никто кроме тебя самого не заставит тебя выкинуть мусор в урну, а не на землю и убрать за своей собакой.
   Что ещё можно отнести к самовоспитанию? Тут нет особого рецепта, вариантов множество. Обо всех я знать не могу, а вот свой пример изложу.
   Мои родители не имеют высшего образования, и старшая сестра тоже в институт поступать не стала, поэтому проторенной дорожки у меня не было. Да поступать в него меня и не заставляли, поэтому, закончив девять классов, я ушёл из школы и поступил в техникум, гордо переименовавшийся затем в колледж. После его окончания можно было спокойно идти на завод технологом или конструктором, тогда ощущался некоторый дефицит технического персонала. Высшее образование приветствовалось, но не являлось обязательным, как сейчас. Однако, закончив колледж, я подал документы в институт и получил диплом о высшем образовании. Казалось бы, зачем? Иди работай и пользуйся денежными благами, но... Может, не последнюю роль в моём выборе сыграла техникумовская преддипломная практика, которую я проходил в механическом цехе.
   Зима, за окнами минус тридцать. Внутри цеха теплее, но кривые рамы и местами отсутствующие стёкла создавали такой нездоровый сквозняк, что народ регулярно уходил на больничный с диагнозом ОРЗ. Шум, грязь, а ко всему этому ещё и летящая во все стороны смазывающе-охлаждающая жидкость. В конце смены грязная вонючая душевая, с забившимся стоком и ржавым душем. Вот такой мне эта практика и запомнилась, и именно тогда я для себя решил, что НИКОГДА не буду так работать.
   Я сейчас не хочу унизить тех людей, которые трудятся на таких тяжёлых профессиях и, несомненно, должны получать достойный заработок, просто "Кесарю - кесарево" и не является ли всё та же лень причиной их нахождения там, а не скажем за удобным столом в офисе?
   Вывод (сугубо ИМХО): если почаще наступать на голо своей лени, то можно жить лучше, можно жить красивее.
   О людях
   Однажды в книге я встретился с понятием "люди одной серии". Нет, это не было творение философского уклада, обычная фантастика. Как сейчас помню, "Одиссей покидает Итаку" Василия Звягинцева. Не знаю, сам он это выдумал или выкопал в каких-нибудь древних трудах Сократа, не суть важно. Важно то, что я с ним солидарен.
   Сперва мне просто понравилось это выражение, но шли годы, и я стал убеждаться, что он прав. Приведу три случая из жизни. Свидетелем одного из них я был лично, а два других рассказывали люди, не знавшие моей истории, а потому не стремящиеся выдать свою байку в ответ на рассказанную.
   Итак, история первая.
   Раннее морозное, несмотря на середину мая, утро. Люди, понимающие, что ко времени открытия толпа соберётся немалая, приехали пораньше и теперь кутались в лёгкие ветровки и переминались с ноги на ногу среди таких же, как и они водителей, пригнавших своих четырёхколёсных друзей на техосмотр.
   Можно было не мёрзнуть и отсидеться в тепле салона, но, как говорится, сцепились языками. Иногда кто-нибудь не выдерживал и скрывался за дверцей личного авто, чтобы включить печку и отогреть озябшие пальцы. Но не на долго. Десять - пятнадцать минут, и он вновь слушает товарищей по несчастью, разгоняя утренний полумрак огоньком сигареты.
   Народ постепенно подтягивался. И чем ближе было к открытию, тем чаще и чаще подъезжал личный транспорт.
   Рассвело. Парковочная площадка перед конторой уже до отказа набилась автомобилями и вновь прибывающие тыкались было туда, но видя обстановку проезжали дальше и бросая автомобили приходили пешком. Узнав, какие они по очереди, тихонько матерились себе под нос и уходили к своим машинам. К изрядно замёрзшей, но счастливой от осознания, что они первые кучке мужиков не присоединился никто из прибывших перед самым открытием.
   Девять утра. Время открытия, но дверь конторы по-прежнему остаётся закрытой. Мужики волнуются, ворчат, но торопить господ, от которых они сейчас зависят, не решаются. Наконец один не выдерживает и стучит. Через минуту появляется заспанное лицо дежурного и заявляет, что инспектор ещё не пришёл.
   Вновь закрытая дверь и вновь ожидание. Наконец полдесятого утра появляется инспектор. Вальяжной, от осознания собственной важности, походкой он шествует мимо притихших мужиков и требовательно стучит в дверь.
   Началось. Часам к двенадцати подходит очередь "счастливого" обладателя красного "запорожца". Инспектор осматривает одно, другое, третье, наконец, лезет к рулевой колонке и довольный, будто нашёл там заныканную специально для него сотку, вылазиет обратно.
   - У вас люфт рулевой колонки.
   - Я знаю. - Хозяин "запора" ещё не прочувствовал момент и воспринял всё как довольно удачную шутку.
   - Так почему не устранили?
   - Но... - Водитель растерялся, всё ещё надеясь, что это просто такой затяжной юмор инспектора. - Ведь так и было.
   - Не положено. Рулевая колонка должна быть жёстко закреплена. - Инспектор потерял интерес к опешившему водителю. - Кто следующий?
   - Да вы посмотрите! - Вышел из ступора хозяин "запорожца" и принялся судорожно листать техпаспорт. - Вот же схема. Тут так и должно быть, просто кронштейны слабые.
   - А по пункту 6 статьи 17 (не ручаюсь за точность) суммарный люфт не должен быть чрезмерным.
   - Но что же мне делать?
   - Как что? Крепить колонку!
   - Но я же не имею права лезть в заводскую конструкцию.
   - А я не имею права нарушать инструкцию. Следующий!
   Ну и мы приступим к следующей истории.
   Однажды тёплым летним днём в ЗАГС вошла пара. И не было бы в этом ничего необычного, если бы этой паре не было в сумме больше ста лет. Но и это оказалось не всё. Пара жила совместно уже почти тридцать лет и имела уже не только общих детей, но и внуков.
   Не буду сейчас распространяться о причинах, заставивших их узаконить свои отношения, уточню только, что нужно им было это сделать в течение пяти дней. И вот на пути этой пары предстаёт этакий представитель бюрократизма в женском обличье и заявляет, что они должны проверить свои чувства и назначает день свадьбы через месяц.
   Я честно попытался представить, что они в тот момент почувствовали, но не смог. Каково это, жить вместе тридцать лет и слышать от какой-то там (умолчим по моральным соображениям), что они должны проверить свои чувства.
   Никакие доводы, убеждения и взывания к логике разума эффекта не возымели и возможно рухнули бы все их планы, если бы в этот момент в кабинет не вошла директор ЗАГСа. Эта женщина никаких проблем не увидела, и на следующий день им выдали документы о регистрации брака. Вот так вот - организация одна, а подходы разные.
   Ну и третья история.
   Затеял я дома ремонт. Не совсем чтобы эпохальный, но всё же. И вот в один прекрасный момент мне понадобились небольшие деревянные бруски 20х20 мм. Где их взять? Правильно, в строительном супермаркете. Приезжаю, выбираю наиболее ровные, но появляется небольшая проблемка - длина у брусков три метра. Вызывать грузовую ГАЗель из-за четырёх деревяшек как-то не хочется, поэтому я принимаю Соломоново решение распилить их пополам. Коротыши по полтора метра я могу и в руках донести.
   Иду на распиловку, объясняю, что мне нужно распилить эти четыре бруска примерно посередине. Распиловщик мне выписывает квитанцию, с которой я двигаю к кассе. Дальше начинают происходить чудеса. На кассе с меня требуют сорок рублей. (Для ясности ситуации следует пояснить, что распил одного метра длины стоит десять рублей). Суммирую деревяшки и так и эдак, нихрена на сорок не получается. Недоумённо почёсывая затылок, отправляюсь обратно, свято веря, что распиловщик просто всё перепутал. Не тут-то было.
   Оказывается, любую длину меньше метра они автоматически округляют до него, родимого. А раз бруска было четыре, соответственно и метров столько же. Нет, по логике вещей всё так и должно быть, десять рублей не такая уж и великая сумма, чтобы её ещё делить, поэтому захожу с другой стороны:
   - Я же говорил, возьми все вместе и сделай один рез примерно посередине.
   - Не положено.
   (Наверное, любимое слово людей этой серии)
   После непродолжительных споров я плюнул и пошёл искать менеджера. Менеджер для порядка попытался мне объяснить, что работник поступает правильно, но, видя, что я намерен идти до конца, сдался и мне выписали квитанцию на десять рублей.
   Думаете жалко лишних тридцати рублей? Ничерта подобного, принцип.
   Думаете, на этом история заканчивается? Ничерта подобного.
   Менеджер ушёл по своим делам, а я принялся ждать, когда мне вынесут распиленные бруски. Через несколько минут понимаю, что чтобы сделать один распил требуется гораздо меньше времени. Захожу в цех. Картина маслом - работник всё равно пилит мои бруски по одиночке.
   Наверное ещё месяц я улыбался, вспоминая этот случай.
   Вот это (ИМХО) и есть люди одной серии. Пример, конечно, не в самой хорошей их ипостаси, но зато очень наглядно. Плохое - оно всегда как-то заметнее.
   О старости
   Вы задумывались о старости? Не о смерти, её прямой наследнице, а именно о старости. Какими мы будем в преклонном возрасте?
   Вот идёт какая-то среднестатистическая старушка. Она мало интересуется проходящими мимо людьми и те отвечают ей тем же. Молчаливое обоюдовежливое неприятие. Она уже не понаслышке знает о старости и смотрит на нас, молодых, свысока своих лет, своего багажа знаний, своих переживаний и достижений. А ещё она нам завидует. Завидует тому, что у нас ещё всё впереди. Мы коммуникабельны и амбициозны, мы можем взбежать на пятый этаж и не запыхаться, и ещё... мы можем уступить ей место в транспорте, а не наоборот. Это общее. Дальше пошли различия, превращающие одних в "божьих одуванчиков", а других в старых грымз. Различия, делающие одну зависть чёрной, а другую белой.
   Почему одна соседка-старушка зло шипит тебе вслед, а другая при твоём переезде дарит хрустальный набор и плачет? В чём причина, если я относился ко всем одинаково и не бегал кому-то из них в магазин за продуктами? Тяжёлая жизнь? Тоже вроде не сходится. Казалось бы, та, что жила в тылу и войны не видела должна быть добрее, однако именно она едва не плюёт тебе в спину. А та, что не понаслышке знает, что такое смерть товарищей от вражеской пули, не зачерствела, улыбается и приглашает на чай. И к такой хочется ходить! Хочется делать подарки на Новый Год и девятое мая.
   Почему кто-то постоянно норовит затеять склоку в очереди, не смотря на то, что им даже не отвечают на выпады. А может наоборот, их это и заводит? Если громче крикнешь и поганей назовёшь тебе больше пенсии дадут?
   А ведь если задуматься, то и мы им завидуем! Не всем, конечно, а тем самым "божьим одуванчикам", которые не то что никому зла не делают и не желают, а делают добро. К которым действительно хочется идти в гости и которых с удовольствием примешь у себя.
   Как жаль, что таких мало и как хочется в старости быть таким же. Доживём - увидим.
   Об армии
   Вступление
  
   Об армии снято множество фильмов и написано не меньше книг, баек и историй. Так почему бы и мне не приобщиться. Начну, как это ни странно, с начала.
   С чего начинается армия?
   С картинки в твоём букваре...
   Нет, это несколько из другой оперы. На самом деле армия, конечно, начинается с повестки. C самой обычной, напечатанной на тонкой желтоватой бумаге древнелохматого года выпуска или с виртуальной. К виртуальным повесткам можно отнести следующие случаи: пошёл человек в магазин за хлебушком и... не вернулся. Лишь вечером родители узнают, что он находится на призывном пункте. Или как в моём случае, позвонили и так мило интересуются, закончил ли я обучение в институте?
   - Конечно. (А чего скрывать?)
   - Так вы подойдите к нам с дипломом, мы данные перепишем. - И словно оправдываясь. - Да вы не волнуйтесь, призыв уже закончен.
   Я посмотрел на календарь. Действительно, на дворе двадцать седьмое декабря, через четыре дня новый год. Какой дебил будет заниматься призывной работой и тем более транспортировкой новобранцев? Ну вручат на крайний случай повестку на весну, так я вроде и не скрываюсь и не кошу. Пошёл.
   Как же сильно я недооценил Российскую армию и тех, кто в ней служит. Уже через полчаса я стоял с повесткой в руках на завтрашнее число и не знал смеяться мне от нелепости ситуации или плакать, что меня провели как последнего лоха.
   Утро двадцать восьмого декабря. Похмелье. Военкомат. Пятеро таких же лохов, для кого "призыв уже закончился". Старенький рюкзачок за плечами. Скупая слеза матери. Автобус до призывного пункта, в который свозят мальчишек со всего края. Кратенький формальный медосмотр. Знакомство. Распитие. Байки. Ожидание дальнейшей судьбы.
   Не смотря на ходившие истории о пребывании на призывном пункте по нескольку дней, нас собрали, посадили в небольшой автобус и куда-то повезли. Вот тут уже в полную силу началось потребление спиртосодержащих напитков и выуживание из сумок снеди, заготовленной заботливой мамкой.
   Меня не брало, поэтому через час я выпрыгнул из автобуса на лёгкий морозец трезвый, как стёклышко. Чего не скажешь о восемнадцатилетних сопляках, в первый раз по настоящему оторвавшихся от мамкиной юбки. Кого-то от сильной тряски кажется даже вырвало.
   - Я шапку забыл! - От скучковавшейся толпы новобранцев отделился щуплого вида паренёк и бросился обратно в автобус.
   Это была роковая ошибка. Вслед за вбежавшим пареньком в автобус заглянул какой-то прапор, поцокал языком и выдал:
   - Вот ты и будешь здесь убирать за своих товарищей.
   "Товарищи" и я в том числе, ещё долго ржали над неудачником, удаляясь в сторону строений. Казарма, куда нас завели, оказалась необитаема и неотапливаема. Кроме железных кроватей и ошарашенных таким "гостеприимством" пацанов в ней ничего и никого не было. Даже матрацев. Так мы и уснули, не раздеваясь.
   Первое, что сделали утром двое сержантов, приставленных к нам в качестве наблюдателей, это опросили новобранцев на предмет денег. Естественно на бухло. Народ зашуршал. Причины отказываться от возможно последней попойки я не видел, а потому отдал полтинник - всё, что брал с собой. Один из сержантов умчался до ближайшей точки, а по нашу душу пришли разнарядки. После завтрака без дела не остался никто. Кому-то выпало грести выпавший ночью снег, кому-то помогать в столовой, а мне и ещё двум таким же "везунчикам" - перебирать картошку на овощехранилище. А в кавычках, потому что когда мы освободились, все уже успели не только выпить купленные сержантом пиво с водкой, но и пообедать. Нам естественно никто выпивку оставлять и не подумал. В большой семье, как говорится...
   После обеда отвели на аэродром, при котором и находилась эта воинская часть, и посадили в транспортный самолёт. Часа полтора тряски в бесконечном шуме и холоде и мы приземлились. Кажется это был Омск. Нас вывели из самолёта, но лишь для того, чтобы мы окончательно околели на продуваемом всеми ветрами аэродроме. Минут сорок мы, пританцовывая от холода, прождали, как оказалось, пополнения. Снова в самолёт и взлёт.
   Ребята, влившиеся в нашу компанию, не сразу поняли, куда попали. Они, принявшие, как и мы вчера, на грудь дозу спиртного веселились и смеялись, недоумённо глядя на наши хмурые физиономии. Минут через двадцать безбожной тряски и гула смех начал стихать, а вскоре прекратился совсем. Каждый сосредоточился на борьбе со своими фобиями и желудком. Побороли не все. Пока приземлились под Новосибирском, двое успели показать нам, как много они выпили и чем при этом закусывали.
   КМБ. Эти три буквы не имеют никакого смысла для тех, кто не служил, и о многом говорят для прошедших армейскую школу. Курс молодого бойца, так это переводится. Сразу после аэродрома нас отправили на склад, выдали обмундирование и увезли в одиноко стоящую казарму, где мы и проходили этот самый курс.
   Начался он с бани, которой и тёплой-то язык не поворачивается назвать, и переодевания в выданную форму. Ну а дальше понеслось: "рота, подъём", не успел одеться - "рота, отбой" и снова подъём. После третьего раза тело становится потным, одежда липнет и получается ещё хуже, чем в первый раз. Затем заправка постели... по нитке, чтобы полосочки на одеялах всех кроватей были на одной линии. Думается мне, что всё это сделано не для достижения какой-то там эстетики (врядли это слово вообще в армии знают), а для того, чтобы солдат без дела не маялся.
   Через три дня наступил Новый Год. То, что армия выделяет средства для организации праздничного стола, для меня стало приятной неожиданностью. (А то думал, дали автомат и крутись, как хочешь :) ). В общем, нам разрешили даже посидеть до двенадцати, нарушая тем самым свои собственные уставы.
   Утро первого января началось необычно. Может, его кто-то сдал, а может сержанты сами прошерстили все кровати пока мы завтракали в столовой, но у одного из бойцов в наволочке вместе с подушкой обнаружился целый склад вчерашних печенюшек. Для меня, а возможно и для сержантов, так и осталось загадкой, зачем он это сделал. Бедолага что-то нёс о том, что заботился о нас, что боялся что утром нам больше ничего не дадут, а тут он такой щедрый достаёт из... Ага, как из штанов. Я бы такое точно жрать не стал. Кончилось всё тем, что мы как люди ели за общим столом, а он, сидя на кровати, давился своими закромами. Благими намерениями...
   Со второго числа начались пробежки на свежем воздухе в качестве зарядки. Надо сказать, что воздух был настолько свеж, что по утрам температура опускалась до минус тридцати. А ведь я врачам говорил, что у меня лёгкие слабые, справки приносил, что каждый год болею, и уже успел три раза перенести воспаление лёгких. Не поверили. В результате после первой же утренней пробежки я к обеду уже слёг с температурой. Здравствуй госпиталь.
  
   Госпиталь
  
   Поездка в госпиталь оказалась одним сплошным плюсом. Во-первых, естественно, я поправил своё здоровье. Во-вторых, я избежал той муштры, что всегда присутствует на КМБ, но оказывается в дальнейшем абсолютно ненужной. Ну и, в-третьих, я на этой поездке ещё и денег срубил, что позволило мне наиболее комфортно скоротать время в этом скучном учреждении.
   Но обо всём по порядку. Пока отцы-командиры разбирались с моими документами, а может и просто вели светскую беседу, я разговорился с водилой. Парень дослуживал последние месяцы и имел виды на мой бушлат - новенький и практически не юзанный. Сошлись на небольшой сумме (в связи с инфляцией нет смысла называть цену, так как она сейчас не просто небольшая, а смехотворно малая) и обменялись. Надо сказать, что и его бушлат старым не был. Да и грязным его назвать язык не повернулся. Так, может чуть-чуть запачканный. В общем, стороны остались довольны состоявшимися переговорами, и вскоре машина выдвинулась по маршруту казарма-госпиталь.
   Путь оказался тернист и извилист. Сперва местная санчасть, где врачи с умным видом меня послушали и сказали:
   - Дааа, есть какие-то хрипы, и температура опять же... (стоило шесть лет торчать в институте, чтобы вынести такое сложное умозаключение?)
   Меня повезли в городскую поликлинику, где сделали рентгеновский снимок и подтвердили тот диагноз, который я себе уже давно поставил - воспаление. И только после этого отвезли в военный госпиталь.
   Оформление документов, переодевание, палата.
   Надо признать, что госпиталь я себе представлял иначе. Думал, это просто вычурные военные его так кличут, наподобие морского слэнга. Думал, обыкновенная больница, ан нет, та же армия, только хромая и кашляющая. Лучшие солдаты России, мля...
   В столовую строем, на входе в отделение дневальный из болезных, и даже снег чистить во дворе и то солдатики. А как же моё воспаление лёгких? А вот так. Это называется трудотерапия. Замечательный военно-медицинский термин, означающий сдохни или выздоровей. А что, выздоровел же!
   Но я не об этом. Как влиться в коллектив отдельно взятой палаты, состоящей из девятнадцатилетних пацанов, уже год отслуживших и сами знаете, как относящихся к новобранцам. Их называют "молодой", "стажер", "дух" (возможно как-то ещё, страна ведь большая) и... в общем, это тот редкий случай, когда телевизор если и привирает, то самую малость.
   Палата о восьми койках, но рассчитана явно на меньшее количество. Окна завешаны одеялами. За бортом минус тридцать пять по Цельсию. Внутри терпимо, из магнитофона льётся какая-то попса. Рядом с магнитофоном молоденький парнишка гламурного (но не пидорастического) вида что-то рисует в блокноте. Один. Так, уже хорошо. Здороваюсь, прохожу к своей кровати, чувствуя на себе оценивающий взгляд. Здесь нет ремней, воротничков и подворотничков, поэтому я могу быть и "духом" и "дедом". Или кем-то посередине. Нет, всё конечно выяснится рано или поздно, но сейчас мой возраст работает на меня. Я старше его года на четыре, а потому он относит меня к категории "дедов", а потому здоровается в ответ и представляется. Юра.
   Тоже называюсь и подсаживаюсь ближе:
   - Что рисуешь?
   - Хочу розу нарисовать. - Недовольно стирает очередной вариант. - Умеешь?
   - Давай попробую. - Не очень представляю, зачем парню в блокноте цветок, но решаю помочь.
   Немного занимался живописью, а потому выходит, на мой взгляд, довольно прилично, но Юра критично мотает головой. Ну, нет, так нет.
   Через время народ начинает подтягиваться, но заветный вопрос "сколько ты отслужил" никто не решается задать, из чего я делаю вывод, что старослужащих среди них нет. Выясняю, где у них тут можно разжиться продуктами и делаю вылазку. Трачу половину полученной за бушлат суммы на кофе и шоколад, без которых как нарк без героина, и на печенюшки с чаем и сигаретами. Я вообще-то не курю, но это и не мне.
   Вернулся в палату. Моё появление в обществе приколюшек и сигарет приняли на ура. Вливание в коллектив состоялось. Дальше потянулись скучные однообразные будни, когда сдача анализов сменяется завтраком, завтраки уколами, уколы сном, трудотерапией, обедом и снова сном.
   Однообразный ход истории нарушился лишь однажды, когда наша гоп-компания решила выпить. Оказывается, даже режимное положение не являлось препятствием, когда надо что-то достать. Везде где надо оказались нужные люди и связи, и вот, скинувшись утром, мы в обед уже прятали бутылку с мутноватой жидкостью - его величество "сэм". Прятали, чтобы потом, после вечернего построения, продегустировать.
   И вот он, час "Х", когда все врачи-капитаны да майоры разошлись, и на посту осталась лишь дежурная. Понеслось. Весело и шумно, как это всегда бывает в таких случаях.
   Отбой. Разошлись по палатам. Тут-то и началось:
   - Ой, мне плохо.
   - Терпи...
   - Постарайся заснуть...
   - Попей воды...
   - Ой, мне хуже... вертолёты...
   И дальше в том же духе. Пытаемся заснуть, но буквально через пять минут раздаётся звук опорожняющегося желудка. Всё, приехали. Тряпки в туалете, туалет в другом конце коридора, а посередине пост дежурной. Но выхода нет, ушёл. Правда, вышел он из палаты один, а вернулся в компании мечущей молнии дежурной и нелепо смотрящейся в данный момент тряпкой в руке.
   - Кто ещё пил? - Несмотря на висевший в воздухе стойкий сивушный аромат все отрицательно покачали головами. Ещё бы.
   В палате, помимо меня и спалившегося паренька пили ещё трое. Началась тотальная проверка, для чего предусмотрительная дежурная даже захватила с собой стакан, в который мы должны были дышать. Первый пошёл - мимо, второй - мимо. Моя очередь. Делаю хитрый манёвр, издавая звук выдыхания, но на самом деле вдыхая. Пронесло, дежурная нюхает стакан и переходит к следующему. Сколько потом ни пытался на трезвую голову проделать такой фокус, не получилось.
   В результате оказалось, что в нашей палате, кроме пойманного с поличным, не пил никто. А того паренька на следующий день попёрли из госпиталя. Уже в обед за ним приехали из части и забрали. А служил он... в спецназе. Сочувствую...
  
  Изнутри
   А вот и сама армия. Служба в роте охраны, в которую я был зачислен 'стрелком-пулемётчиком', подразумевала уставное отношение к оружию, а так же моральной стойкости. Если перевести на офицерский язык, то эта ахинея означало одно: 'надо подождать немного и посмотреть на сопляка, а то вдруг он сразу стрелять начнёт'. Вполне понимаю их страх - дураков в стране как... дорог, которые они строят и по ним же и ездят.
  В общем, оружие я получил только спустя полгода. Если ты, уважаемый читатель, сейчас думаешь, что мне выдали тот самый пулемёт, что был записан в военном билете, то нет в тебе даже толики фантазии и воображения. Получил я в своё распоряжение обычный АК-47, что в простонародье кличут 'калашом', а иногда и более пренебрежительно - 'весло'. Никаких модернизаций, коротких стволов и натовского патрона. Обычный надёжный агрегат с деревянным прикладом, который так любят и боятся во всём мире. А злосчастный пулемёт я за время службы так и не увидел.
  'Часовой должен бдительно...' - Когда-то я всё это знал. Устав касательно караульной службы мы были обязаны выучить наизусть и выдавать без запинки даже во сне. Нам даже иногда выделяли время, чтобы мы его учили. Естественно этого времени нам не хватало и естественно приходилось доучивать урывками в редкие свободные минутки. Или делать вид, что доучиваем, а самим в это время дремать одним глазом. Как говорил один сослуживец: 'Спатьспатьспатьспатьспать!'. Именно так, без пробелов. Потому как времени на сон было еще меньше чем на зубрёжку устава. Кто знает, может быть именно поэтому служба в армии кажется такой бесконечно долгой. Ведь всем известно, что она идёт лишь тогда, когда солдат спит. А он, как я писал выше, почти и не спит.
  Но не всё так мрачно. Солдат ведь существо изобретательное, а российский солдат - тем более. Поэтому (чего уж греха таить), спали мы на посту. Конечно, сейчас "знающие" люди, которые что-то где-то когда-то слышали или читали мне начнут возражать, мол часовой обязан каждые двадцать минут отзваниваться в караулку и докладывать о состоянии вверенного для охраны объекта. Возразят и будут правы... В теории.
  А на практике от этого наверняка нужного дела нас отучили сами отцы-командиры. Ох уж эта практика - критерий истины. Кажется, после третьего ночного доклада меня капитан послал так далеко и так надёжно, что о докладах я забыл до конца службы. Так что спалось на вышке часового вполне себе сносно. Один был минус - нужно было вовремя проснуться.
  Обычно отдыхающий с караулки звонил и предупреждал, что смена вышла, но надеяться на это стопроцентно было нельзя. Бывало, что и связь не работала. Огрести можно было по полной. Но ничего, организм, благодарный за лишние минуты сна просыпался вовремя. Впрочем, этих кратких ночных дрём было тоже недостаточно. Часть у нас была небольшая и после отбытия 'дедов' на гражданку, от роты охраны остался пшик да маленько. Вместо положенных 'сутки-трое' мы торчали на жаре и ветре с точностью до наоборот. То есть, трое суток мы несли караульную службу по установленному графику (двое часов на посту с автоматом, два часа в караулке на связи, два часа отдыха) и лишь сутки мы проводили в казарме. Мир свёлся к крохотному пятачку, состоящему из замкнутого небольшого помещения караулки, трёхсотметровой тропинке и склада за колючей проволокой с двумя вышками, соединёнными между собой помостом с металлическими глухими перилами.
   С таким графиком службы спать хотелось постоянно. Спать хотелось даже больше, чем есть. Поэтому не мудрено, что однажды, проходя по помосту между вышками в дневное время суток - я заснул. Если бы мне кто-то до армии сказал, что можно заснуть днём на ходу, я бы не поверил. Рассмеялся. Возможно обидел бы человека, назвав лжецом. Но я прекрасно помню, что было тем жарким июльским днём. Себе я верю.
  Очнулся я, лишь упёршись касковым лбом в крупную металлическую сетку, которая арочным сводом нависала над помостом, связывая перила в единую конструкцию. Вот где тоже небо в клеточку. Но это лирика. Несколько кругов бегом вокруг склада придали организму необходимый тонус, чтобы дотянуть до смены.
  А чтобы жизнь мёдом не казалась, нашу службу однажды решил проверить особист. Мне так кажется, что это был единственный в части человек, который всё делал по уставу. Не скажу что это плохо, устав как бы и придуман для того, чтобы нормализовать армейскую жизнь, исключить дедовщину и всё такое прочее, но зачастую благими намерениями... Дальше продолжать? Так вот, картина маслом. Лето. Ночь. Небо затянуто тучами и темнота вокруг стоит такая, что кажется осязаемой. Звонок. С караулки сослуживец предупреждает, что к складам с проверкой отправились лейтенант с особистом. Стою, жду, судорожно пытаясь вспомнить, как в таких случаях должен поступить караульный. Кажется, вспоминаю. Слышу шуршание гравия в темноте за периметром.
  - Стой, кто идёт? - Всё по уставу.
  - Начальник караула и майор имярек. (прости, майор, не помню твоей фамилии) - Раздаётся из темноты.
  - Начальник караула ко мне, остальные на месте! - Направляю автомат в темноту по направлению голоса и снимаю с предохранителя.
  В свет надвратных фонарей входит начальник караула. Вроде бы и лицо не зелёного оттенка, вроде бы и глаза не расширены, а я нутром чую - боится. Я не осуждаю военного, даже сочувствую. Оказаться на прицеле по сути малознакомого человека это не хрустящие рогалики в магазине воровать. Вдруг я сейчас затвор передёрну и поминай как звали? В общем, всё тогда закончилось хорошо. Запустил начальника караула, а после и особиста с лицом, тоже далёким от безмятежного.
  А вообще ситуация сложилась странная. Впрочем, с армейской логикой, где квадратное катают, а круглое носят, вполне себе обычная ситуация. Речь идёт о фонарях, висящих по периметру ограждения вокруг охраняемого склада. Ночью они освещали метра на два снаружи периметра и на столько же внутри. То есть кто-то, расположенный пусть в десяти метрах за колючкой будет прекрасно видеть часового внутри освещённой территории, а тот в свою очередь будет лишь тщетно вглядываться в темноту ночи.
  Кто мешал столбы освещения вынести метров на пятнадцать за периметр, чтобы склад оставался в темноте, а освещалась лишь приграничная зона?
  Ещё одна проверка была предпринята днём лично командиром роты охраны. Пока я шёл с тыльной стороны склада в калиточку просочился вышеуказанный капитан и юркнул за опору вышки. Благо его последний манёвр я уже заметил, выходя из-за склада. Заметил и узнал, что тоже немаловажно! Вот только что делать дальше? Что в таких случаях говорит устав? Попытка найти в памяти какой-нибудь подходящий случай успеха не принесла. Не доходя метров семь до вышки, я остановился:
  - Товарищ капитан, я Вас видел. - Совершенно не по-уставному буркнул я.
  Капитан вышел. Вот где страха не было совершенно. Сплошное разочарование от... От чего? Что он хотел сделать? В общем, оставил я его без развлечения, судя по всему. Странного такого развлечения, в результате которого можно и пулю словить. А что, случаи всякие бывают. Вдруг бы я с испугу, не разбирая, кто есть 'ХУ' полоснул бы очередью. Правда для этого мне нужно было бы сдёрнуть автомат с плеча, снять с предохранителя, передёрнуть затвор. Да, долго, но у страха глаза велики, а адреналин подстёгивает реакции будь здоров.
  Этот случай тоже заставил меня задуматься. Если какой-нибудь тать выскочил из-за угла склада и побежал ко мне даже с ножом, успел бы я проделать все вышеописанные манипуляции с автоматом? Не факт, совсем даже не факт.
  Как хорошо, что в нашем медвежьем углу татей не водилось. Вот медведи, те да. Один особо голодный даже пробрался ночью на приармейский фермерский участок и задрал телёнка. Нам даже приказали усилить бдительность, что мы и делали каждую ночь, ловя каждый шорох и готовясь всадить очередь в голодную тушку бурого хозяина леса.
   На третий день его всё же застрелили где-то в соседней части. Так и прошла большая часть армейской службы - на вышке под палящими лучами солнца, дождём и снегом. Типа: что мне снег, что мне зной, что мне дождик проливной, когда мой автомат со мной.
  А потом однажды пришёл указ о расформировании части и всё оружие, хранящееся на складе (о боже, это секретная информация) вывезли. Охранять стало нечего. Зато прибавилось работы типа: отнеси, погрузи, перетащи. Впрочем, мне было уже всё равно, я демобилизовался!
  
  
  
  
  
  
  
  
   Васин Р.В. "Ваши мысли"
  
  
  
  
   7
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"