Васин Роман Викторович: другие произведения.

Вернувшийся

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 6.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    В этом мире есть эльфы, но нет драконов. В этом мире есть гномы, но нет хоббитов. В этом мире есть маги, но нет прогресса. Этот мир слишком долго находится в равновесии. Почти забылись распри и былые обиды. Гномы торгуют с эльфами, а маги безбоязненно путешествуют по землям и тех и других. Даже появление большого количества пришлых людей из другого мира не смогло поколебать сложившихся устоев. Им выделили территорию, и с умилением наблюдали за попыткой технического переворота. Но всему приходит конец. То здесь, то там начинают встречаться знамения богов. Изменения, сперва незаметные, нарастают, как снежный ком и их просто невозможно уже игнорировать. Особенно появление иномирянина с магическими способностями. Разные группы эльфов, гномов, людей, магов и иных сущностей идут навстречу с ним, даже если уверены, что идут по своим делам.
    Отблагодарить автора можно либо в комментариях, либо, если есть желание и возможности, на Я.Д. 410015758300087.

  17 скарнаша.
  Государство Гамраш. Где-то между Хвалином и таверной "Три орка".
  
  Осень перевалила одной ей ведомую черту, и ранним утром вместо дождя с неба повалили жирные хлопья мокрого снега. Пегая лошадь, везущая дремавшего путника, слегка всхрапывала и прядала ушами, когда очередной белый лопух касался её носа. Редкое похрапывание и чавкающая под копытами грязь разбитой телегами колеи, казалось бы, совсем не мешали путнику предаваться зыбкому сну. Он лишь изредка поднимал голову, чтобы через секунду вновь бессильно опустить на грудь. Да шевелил для порядка поводья, чтобы конь не забывал двигаться вперёд.
  Через какое-то время фигура седока, укутанного в старый, но добротный плащ, покрылась толстым слоем липкого снега. Казалось, на коне едет не человек вовсе, а снеговик, ожившая детская сказка.
  Конь, помесь абенессийских скакунов и гномьего тяжеловоза, остановился. Путник дёрнул пару раз вожжи, но это не помогло. Лишь тогда капюшон утеплённого плаща дрогнул и наездник удосужился глянуть, что заставило послушное животное замереть. Тяжёлый и липкий снег на макушке путника потрескался, но остался на месте.
  - Гномья отрыжка! - глухо бухнуло из-под капюшона, и наездник спешился, заставив налипший снег всё же осыпаться в дорожную слякоть перед упавшим поперёк дороги деревом.
  
  17 скарнаша.
  Государство Гамраш. Где-то между Хвалином и таверной "Три орка".
  
  Керк - широкоплечий бородач, наблюдавший за наездником из придорожных зарослей, недовольно поморщился. Что-то его смущало. Что-то терзало душу нехорошими предчувствиями. Минуло уже десять лет, как он занимается грабежами на большой дороге. То одна сторона обширного княжества кормила разбойника, то другая. Он научился читать людей. Он мог навскидку сказать: кто опасен, а кого можно вязать голыми руками. Он словно хищник стал чуять свою добычу.
  Сейчас всё его естество протестовало. В мозгу билась одна мысль: "Пусть этот странный старик проваливает восвояси". Слишком легко он соскочил с коня. В другой раз он бы послушался голоса разума, но нынешняя осень, наступившая так рано и оказавшаяся на редкость холодной, вытянула из банды грабителей все сбережения. Общак, копившийся годами, опустел за месяц. И теперь за его спиной готовилась к нападению голодная, жаждущая наживы банда. Подельники не поймут его отказа. Плевать они хотели на чутьё, много раз спасавшее их шкуры. Не сегодня. Голод и холод - вот что их беспокоило в данный момент больше всего.
  И бородач решился.
  
  Государство Гамраш.
  Несколько лет назад.
  
  Кар Гроген ан-Атлум, ректор королевской гильдии магов мог по праву гордиться своим детищем. Заклинание адекватного отпора, разработанное и внедрённое им пару десятков лет назад, прочно вошло в жизнь Гардена, и теперь даже самый никчёмный маг старался нацепить его на себя к месту и не к месту. С тех пор на этом заклятии выстроилось множество научных трудов, дипломов, диссертаций и просто улучшений. Его довели практически до совершенства. Практически, потому что лишь сам Кар Гроген знал, что такое совершенство, если дело касается адекватного отпора.
  Он точно помнил дату создания заклинания - двадцать второе скарнаша. Осень. Примерно как сейчас, за тем лишь исключением, что снег ещё не разбавил унылые серые краски своей белизной. Тогда эта магия спасла ему жизнь. А с тех пор, как он опубликовал свой труд на научной конференции университета, это заклинание не только спасло множество других достойных и не очень жизней, но и улучшило его собственную. О нём заговорили. В нём увидели перспективу.
  Смысл адекватного отпора был прост, как всё гениальное. Чем сильнее и быстрее какой-либо металлический предмет старался проникнуть внутрь определённой области, созданной вокруг мага, тем сильнее и быстрее его выталкивало обратно.
  Тогда, на конференции по практической магии, он не открыл всей правды, выдав профессорам магам лишь вершину айсберга. Он показал лишь костяк, голую формулу произношения, формирующую основу заклинания. Да, это работало и не позволяло, скажем, наёмному убийце проткнуть жертву клинком, но работало грубо, отбирая огромные магические силы и светясь вокруг владельца ярким шаром. На такого и нападать не станут - отравят в таверне и все дела.
  Его личный адекватный отпор был совсем иного уровня. Он не светился, как полуденное солнце и он не требовал уйму магической энергии. Всё это легко достигалось вводом в основную формулу дополнительных элементов и всё это пришло ему сразу ещё тогда, двадцать лет назад.
  Почему он не рассказал всю формулу целиком на той далёкой конференции, теперь бы и сам не смог объяснить. Просто интуиция, помноженная на амбиции и гордыню. Вот что я смог! Попробуйте хотя бы довести до ума. Попробовали. Не смогли. Конечно, определённые успехи были достигнуты, и со стороны могло показаться, что заклинание отточено до бритвенной остроты, но он-то знал, как всё обстоит на самом деле.
  Сперва он хотел по частям раскрывать тайну заклинания, прославляясь всё сильнее и сильнее, но даже голый костяк оказался настолько популярен, что славы хватало. Карьерный рост так же нёс его на вершине волны всё выше и выше. И вскоре Кар Грогену стало не до адекватного отпора. Чем выше поднимала его служебная лестница, тем больше оказывалось неотложных дел. Через пару лет какой-то пытливый студент в дипломной работе сумел усовершенствовать формулу, сведя свечение вокруг владельца заклинания до минимума. Затем ещё чьё-то улучшение и магии стало тратиться значительно меньше. Кто-то чуть видоизменил формулу, и адекватный отпор стал отталкивать не только металл, но и камни. Новшество сочли полезным. В конце концов, Кар Гроген просто махнул рукой на своё детище, позволив молодым и пытливым умам оттачивать на нём своё умение.
  Семь лет назад какой-то маг с хваткой торгаша сумел впихнуть заклинание в амулет, введя ректора, принимающего дипломный проект, в состояние ступора - "зачем?". Он, к этому времени уже даже не интересующийся улучшением базовой формулы своего заклинания, не сразу понял смысл сего творения и едва не завалил дипломника. Вовремя вспомнил, что даже с уменьшившейся тратой магической энергии сиё заклинание не всем по силам. А хотели все маги, а тем более богатые не маги, которым было что терять. Гильдия наложила десятинный процент на продажу этих амулетов и с тех пор получала небольшую, но постоянную прибыль.
  
  Кар Гроген недовольно поморщился. Сперва эта вынужденная остановка, из-за которой пришлось спрыгивать в осеннюю хлябь, теперь ещё грустные мысли. Грустные оттого, что именно он возглавлял ту самую гильдию, ни один студент или профессор которой так до сих пор и не смог довести костяк адекватного отпора до того совершенства, которое было на него нанесено в данную минуту. И минуту ранее и все те двадцать лет, что минули со дня открытия формулы. Может, всё же поведать миру, что то, чем они пользуются, не более чем суррогат?
  
  17 скарнаша.
  Государство Гамраш. Где-то между Хвалином и таверной "Три орка".
  
  Первые арбалетные болты были утяжелённые.
  Кузнец из Тиссана тогда очень удивился, получив заказ. Для обычных арбалетов они были слишком велики, а для баллист - малы. Но клиент всегда прав и через седьмицу Керк увозил с собой опытную партию в три дюжины болтов. В соседнем Мараташе Керк заказал четыре арбалета.
  - Кто же сможет поднять такое? - удивлялся кузнец, уразумев наконец, какого размера должны быть эти самые арбалеты.
  А ещё через две седьмицы были испробованы в деле и увеличенные арбалеты и болты для них. Успех превзошёл все ожидания.
  Всю свою разбойничью жизнь Керк думал, как обойти это фиртово заклинание, этот адекватный отпор. И, кажется, придумал. Как правило, заклинание магов, нанятых для охранения обозов, легко справлялось с летящими лёгкими стрелами или болтами, отправляя их обратно. Тем временем сами маги начинали швыряться огнём, молниями, льдом и прочей дрянью. Сразить такого получалось только ценой огромных жертв среди нападавших. В результате многие торговцы вовсе отказывались от военного сопровождения, нанимая в охрану одного мага. В крайнем случае, брали в довесок пяток мечников. Вот на таком караване Керк и проверил свою догадку.
  Действительно, ведь не безграничны силы колдунов? Тяжёлые арбалеты были установлены на специальных станках и пристреляны в одну точку. Дело оставалось за малым - заманить мага в эту самую точку. Проблему удалось решить, выкупив у заезжего гнома артефакт из западных пустошей. От странной пирамидки так и разило неизвестной волшбой. Матовый артефакт был помещён в пристреленное место. Маг просто не сможет проехать мимо.
  Так и случилось. Тот почувствовал незнакомую магию ещё за сотню метров и самолично решил проверить находку. Мановение руки главаря, засевшего в придорожных кустах, и четыре тяжёлых болта с гудением несутся в одну точку. А следом из зарослей с мечами наперевес к магу устремляются остальные члены банды. Колдун оказался достаточно силён и сумел сохранить свою защиту, но хватило её только на два удара мечём. Неслыханная удача. Даже несмотря на спалённого Мыдла. Маг действительно оказался силён, сумев напоследок всё же кинуть что-то огненное. Но одна жертва в обмен на достаточно богатый обоз - это смехотворно мало.
  Сейчас обоза не было. Был только один путник, но его невзрачная с виду лошадь стоила столько, что хватило бы банде Керка безбедно просуществовать неделю. А было ведь ещё что-то в тюках, притороченных к седлу. От путника за версту несло магией, но привычный уже взгляду ореол адекватного отпора отсутствовал. Это было странно для мага, но не более.
  И всё же что-то смущало главаря. Интуиция зверя подсказывала сидеть тихо, как болотная шушка. Позади глухо заворчал верный друг Рамп, давая понять, что все хотят есть, а добыча как раз в пристреленной точке. Отбросив колебания, Керк отдал приказ атаковать путника тяжёлыми болтами. Не смотря на видимое отсутствие заклинание отпора, главарь решил подстраховаться, хоть таким способом избавив себя от терзавших душу предчувствий.
  
  17 скарнаша.
  Государство Гамраш. Где-то между Хвалином и таверной "Три орка".
  
  Четыре достаточно серьёзных точки укола своего защитного кокона Кар Гроген воспринял спокойно. Брёвна и коряги посреди безлюдной дороги так просто не появляются. "Эх, надо было сделать адекватный отпор видимый, как у других магов" - запоздало мелькнуло в голове, прежде чем из кустов посыпались вооружённые люди с весьма недвусмысленными намерениями.
  Зимой леденящая струна получается куда эффективней, чем летом. Зачерпнув разлившийся в округе холод, ректор отправил мощную волну на нападавших. Семерым наиболее резвым повезло меньше всего. Их ледяные статуи надолго грозили стать местной достопримечательностью. Остальные нападавшие резко отхлынули, получив ожоги разной степени обмороженности. Этого оказалось вполне достаточно Кар Грогену для нового заклинания. Решив убить двух пагов одним ударом, ректор прошептал пару усиленных формул, и преграждавшее путь бревно унеслось в сторону грабителей. Заодно в лесу появилась просека вглубь чащи метров на пятьдесят в длину и на двенадцать в ширину.
  Пегая лошадка вздрогнула от раздавшегося треска, но осталась на месте, лишь недовольно прядая ушами, да тараща лиловый глаз на две ледяные фигуры, оставшиеся нетронутыми смертоносным бревном.
  Кар Гроген накинул на близлежащий лес сеть рыбака и удовлетворённо улыбнулся.
  - Кучно прошло, - буркнул он и откинул капюшон, явив на свет посеребрённые лёгкой сединой каштановые волосы и изъеденное морщинами лицо.
  Морщины вообще были его проклятием, начав старить лоб ещё в десятилетнем возрасте. К сорока годам он больше напоминал глубокого старца, нежели мужчину в расцвете сил. Да ещё эти волосы, поседевшие так рано...
  - Эй, разбойничек, выходи не трону! - сеть рыбака показала, что выжил всего один нападавший и ректор решил проявить снисхождение. Сейчас бандит притаился примерно в двадцати метрах и не шевелился. - Выходи-выходи, давай! Я знаю, что ты там. Один ты остался.
  Никто из леса не появился, а лезть в образовавшийся после полёта бревна бурелом решительно не хотелось. Тем более что лишние задержки в планы Кар Грогена не входили.
  - Ну и фирт с тобой! - ан-Атлум сплюнул в бурую дорожную грязь, сделал адекватный отпор видимым, чтобы впредь не отличаться от других магов, и, накинув капюшон, легко запрыгнул на своего скакуна.
  
  17 скарнаша.
  Государство Гамраш. Где-то между Хвалином и таверной "Три орка".
  
  Вжавшись в мешанину из снега и грязи Керк пролежал в лесу почти до заката. Никто не стонал, никто не окликал раненых. Все были мертвы, как и сказал странный маг. Фиртов маг! Бородач, наконец, поднялся и рукавом стёр с лица налипшую грязь. Возможно, что вместе с бурым месивом с лица были стёрты и слёзы, но в этом бы Керк не признался и самому себе. Да и откуда им взяться? Лихих людей он наберёт ещё сколько угодно, а в душившей его ярости можно было винить лишь себя. Ведь чувствовал же, чувствовал! Фиртов маг!
  Выбравшись из так удачно оказавшейся под боком канавы, Керк с трудом начал пробираться к дороге. Затёкшее, замёрзшее тело с трудом слушалось команд, и на преодоление отделявшего его от цели бурелома он затратил куда как больше времени, чем занял бы этот маршрут в обычной обстановке. Ещё несколько минут он затратил на осмотр ледяных скульптур, бывших совсем недавно его подчинёнными.
  Ещё раз помянув недобрым словом неприступного мага, в единый миг уничтожившего основной костяк банды, Керк побрёл по дороге, неосознанно выбрав то же направление, что и проклинаемый им колдун.
  Где-то в глубине леса, всего в полусуточном переходе ждала возвращения отряда остальная часть банды. Она не дождётся даже главаря. Зачем ему возвращаться к этим жалким неудачникам? Все, кто хоть чего-то стоил, кого Керк лично тренировал и учил премудростям бандитского мастерства, погибли здесь, в этом лесу.
  Он бездумно брёл по чавкающей грязи, монотонно переставляя ноги и опустив голову. Снег перестал падать так же неожиданно, как и начался, и небо, хоть и не очистившееся от туч, стало намного светлее. Перед глазами в мешанине из грязи и снега то и дело мелькали подкованные отпечатки копыт. Фиртов маг!
  Внезапно Керк замер, не закончив очередной шаг. Левая нога, не доведённая до земли, зависла в воздухе. Простоял в этой неестественной позе разбойник недолго, секунд пятнадцать, после чего встрепенулся, словно мокрый ворлог, и продолжил шагать по мокрой, покрытой первым снегом дороге. Вот только выглядеть он стал совершенно по иному: плечи бородача расправились, голова поднялась, шаг стал уверенней и шире.
  Изменился и взгляд. Из бездумно-отрешённого он стал решительным и жёстким. Будь рядом кто-то из его шайки, он бы сказал даже, что жестоким. Но рядом никого не было.
  
  20 скарнаша.
  Государство Гусуль. Где-то на склонах Ворлоговых гор.
  
  Макар с трудом разлепил веки и сфокусировал взгляд на грубом дощатом потолке. Где это он? Память автоматически попыталась подсказать события прошедшего дня, но буксанув пару раз, виновато замолчала. Может, баня на даче у друзей? Кажется, собирались к Андрюхе... Вот именно, что только кажется.
  Решив, что окружающая обстановка подтолкнёт воспоминания в нужное русло, Макар поднялся и принялся осматривать небольшую мрачную комнатку. Нет, определённо не баня, хоть и лежал он на деревянном полке. Тусклый свет, пробивающийся сквозь мутное стекло отдавал углы комнаты во власть теням, но и так было видно, что печки нет. А какая баня без печки? Да и холодно здесь.
  Холодно! Мысль резанула не хуже ножа и набросилась на тело голодной собакой. Только сейчас Макар сообразил, что на нём одето какое-то льняное рубище. Привычные вещи куда-то пропали. Ноги вообще были босы, и именно от них сейчас разливалось немеющее чувство холода. Да он же закоченел весь!
  Кое-как растерев ступни, Макар с трудом слез на ещё более холодный пол и принялся приседать, сгибаться и вертеться. Заставив кровь двигаться быстрее, а тело отвечать на команды более адекватно, он понял, что согреться этими действиями всё равно не удастся. Надо выбираться из этого промозглого узилища и искать ответы на свои вопросы. А ещё одежду. Желательно тёплую, шерстяную. А ещё горячую ванну, горячий чай и страстную... Впрочем, с последней можно и подождать.
  
  18 скарнаша.
  Былинный тракт, таверна "Три орка".
  
  Дела в таверне "Три орка" всегда шли неплохо. Оживлённый тракт как важная артерия в организме постоянно гнал путников с севера на юг, из Гамраша в Иостан и обратно. Были даже такие, кто отваживался пересечь ворлоговы горы, чтобы сразу попасть в Гусуль - самое южное государство на этом континенте. Чтобы добраться до него в обход гор, потребовалось бы пара месяцев пути, уйму денег на пошлины трём государствам, территорию которых пришлось бы пересечь и неизвестно сколько опасностей на дорогах. А здесь всего одна трудность - ворлоговы горы. Некоторые так и считали: "тьфу, всего и делов - горы пересечь". Развилка между двумя дорогами как раз располагалась в полулиге по тракту за таверной. Таких смельчаков больше никто не видел.
  Впрочем, кто находил опытного проводника, как правило, добирался живым и относительно здоровым на другую сторону. Но следующий раз подгадывал время так, чтобы обязательно пойти в обход. Сегодня как раз был такой случай. Маг искал опытного проводника.
  То, что это был маг, Хрипой определил сразу. Морщина, как про себя назвал мага хозяин таверны, невольно угадав прозвище того в стенах возглавляемой гильдии, едва ввалившись в заведение, сразу же деактивировал адекватный отпор, но всем в обеденной зале хватило времени заметить наличие заклинания и сделать свои собственные выводы. Тощий парнишка с незапоминающимся лицом, обосновавшийся в самом дальнем и тёмном углу залы, сразу вычеркнул вошедшего из списка предполагаемых жертв. Нет уж, он не дурак лезть в кошелёк к магу. Заводила шумной, но мирной компании, прожигающей свои деньги уже вторые сутки, на миг перестал хохотать и что-то шепнул сидящему справа дружку с накинутым на голову капюшоном. За всё время их пребывания в таверне Хрипому так и не удалось заглянуть под эту завесу секретности. Лицо незнакомца постоянно оставалось в тени. Это хозяину таверны не нравилось.
  Всю жизнь, проработав сперва городским стражником, затем разводящим, а под конец дослужившись и до начальника караула, Хрипой заработал множество шрамов, немного деньжат, а так же бесценный опыт. Именно опыт позволял ему безошибочно по лицам определять с кем стоит вести дела, с кем нет, кого можно припугнуть, а кому уступить. В конце концов - кто сможет заплатить за обед, а кто гол, как нищенка, подъедающая объедки за его заведением. Хрипой вздохнул и понёс магу, расположившемуся у самой двери, заказанный ужин. Пусть катится этот "капюшон" ко всем жербам. Дружки его лиц не скрывают и ладно. "Скажи мне кто твой друг, и я скажу, кто ты" - Хрипой хмыкнул своим невесёлым думам. - "Как бы ни так!".
  Дастина, хозяина таверны "три орка", могли прозвать и "Кривой", и "Шрам", за вертикально пересекавший левую часть лица грубый бардовый рубец, но почему-то остановились на "Хрипой". Возможно оттого, что хрипящий сорванный в частых атаках минувших войн голос появился у паренька гораздо раньше, чем заработанная им отметина.
  - Так что, любезный, ты нашёл мне проводника? - изъеденное глубокими морщинами лицо мага оказалось прочесть ничуть не легче чем незнакомца под капюшоном. Оно было словно бесхозный меч, скрывающий за ржавчиной клеймо кузнеца или древние руны. А может, за ней и вовсе ничего нет? Хотя последний вариант лучше сразу исключить. Маг всегда что-то весит в нынешнем обществе.
  Хрипой махнул помощнику, чтобы подменил его на время за стойкой. Легко присел напротив мага и сочувственно вздохнул, смахивая ладонью с грубо отёсанных досок несуществующие крошки. Отказывать магу не хотелось.
  - Господин... Э-э-э..., - трактирщик сделал паузу, и маг понял её правильно.
  - Кар Гроген ан-Атлум. Так что там, с моим проводником?
  Дастин открыл, было, рот, чтобы выдать заготовленный отказ, и только тогда понял, что сказал его собеседник. Точнее - как назвался. Воздух с шумом вышел из лёгких.
  - Ваша милость, я не знал, - хозяин таверны выкатил глаза, и вскочил, попытаясь придать лицу виноватое выражение. Дублёная долгой и опасной работой стражником кожа подвела, и скорченная рожа могла означать что угодно. - Простите.
  Он действительно не мог даже предположить подобного исхода. Чтобы колдун имел титул барона? Дастин слышал о подобном, но никогда не сталкивался с магами-баронами. А магов он за свою жизнь повидал немало. Но этот Кар чётко проговорил приставку "ан". Мысли лихорадочно скакали с одной на другую. Не к месту вспомнилось поверье, что маги по каким-то своим суевериям не жалуют титул барона и предпочитают графство, хоть оно и ниже по сословию. Вспомнились страшилки, коими любили себя пугать солдаты о жестоких мучениях, которыми маги потчевали неугодных.
  - Сядь! Как тебя звать?
  - Дастин, - трактирщик аккуратно, словно пёрышко, примостился на самый край лавки. - Знакомые кличут Хрипым.
  - Так вот, Дастин, - было видно, что маг жалеет о том, что назвался полным именем, - забудь о титуле и можешь называть меня просто Кар.
  Хрипой кивнул, но про себя подумал, что, ни за что этого не сделает. Это сейчас барон такой добрый. А завтра ему что-то не понравится, и он всё припомнит, даже опущение приставки "ан". Прощай тогда его таверна, денежки, вольная жизнь, а возможно и просто - жизнь. Тем более что Кар Грогену это "что-то" не понравится уже не завтра, а именно сейчас.
  Ох, фирт бы побрал эту шумную компанию, что припёрлась двое суток назад. Им тоже нужен был проводник. Естественно самый лучший. И естественно он назвал им самого лучшего. Тот как раз должен был прийти с минуты на минуту. Но кто же знал что так выйдет? Всё словно специально катилось к этому моменту. Вот и Поглут помер всего-то четыре седьмицы назад. А ведь он тоже был лучшим! Было ведь два классных проводника. А что теперь?
  Хрипой вздохнул и решил придерживаться правды. А там будь, что будет.
  
  20 скарнаша.
  Государство Гусуль. Где-то на склонах Ворлоговых гор.
  
  Дверь на огромных ржавых петлях заскрипела и тяжело открылась, явив взору белоснежные склоны гор. Макар зажмурился, но солнце, отражаясь от снега, казалось, проникало даже сквозь веки. Пришлось переждать несколько минут, пока успокоятся яркие всполохи, выбивающие слёзы, прежде чем вновь предпринять попытку обозреть мир.
  Когда глаза привыкли к свету, оказалось, что обозревать практически нечего. Унылые серые склоны гор, серые же деревья с облетевшей листвой и белоснежные вершины, на которые лучше было вообще не смотреть. Странный деревянный сарай смотрелся на этом унылом пейзаже совершенно неестественно.
  Макар обошёл его кругом, надеясь, что с другой стороны откроются более обжитые места, но тщетно. Он даже залез на крышу, осторожно ступая по ненадёжной кровле. Ничего нового, лишь появился непонятный, едва уловимый гул.
  На улице, под полуденным солнцем, оказалось немного теплее, чем в сарае, но не настолько, чтобы сесть на завалинке и наслаждаться пейзажами. Нужно было срочно искать людей. Где люди, там кров, еда и возможно ответы на вопросы.
  Но как? Как искать людей, если ноги босы? Даже сейчас уже подошвы горели от острой горной породы, а что будет дальше? Макар вернулся в сарай, состоящий из двух отсеков, и принялся наводить ревизию. Спустя десять минут он продрог и вновь выбрался на солнышко, захватив с собой весь найденный скарб.
  Длинная кривая жердь, найденная под полком, на котором он очнулся, заканчивалась металлическим набалдашником. Кто-то постарался придать ему форму шара, но получился скорее неправильный многогранник. У самого выхода в углу обнаружилась холщёвая сумка, но и там улов оказался невелик. Моток довольно крепкой бечевки, да десяток гладких дощечек с какими-то японскими иероглифами. Возле каждого иероглифа находился небольшой рисунок, отчего дощечки походили на азбуку для подрастающих японцев. Вот и всё. Макар почесал небритый подбородок, вздохнул, и принялся за дело.
  Скидав восемь дощечек обратно в сумку, Макар положил перед собой оставшиеся две. На одной рядом с иероглифом весело плясал огонь, а на другой были изображены не то камни, не то фекалии овечки. За двадцать минут с помощью наиболее острых горных камней, немыслимого полёта фантазии и замысловатых матов ему удалось смастерить некое подобие деревянных сандалий. Прошёлся туда-сюда. Вроде держатся. Вновь забрался на сарай, решив выяснить, с какой стороны доносится гул и идти на него. Было большое подозрение, что неясный шум - звук горной реки. А где вода, там рано или поздно должны встретиться люди.
  Решив, что сориентировался верно, Макар слез, обвязал ещё одним куском верёвки вокруг пояса, перекинул через плечо сумку с дощечками и, опираясь на кривой посох, уверенно двинулся в нужную сторону. Спустя полчаса Макар понял две вещи. Во-первых, он не зря захватил с собой посох. Только благодаря этой неказистой, но крепкой жерди ему пару раз удалось сохранить равновесие, поехав на потёкшей породе. Во-вторых, что людей, похоже, ему придётся искать дольше, чем он думал. Тот ручей, что он слышал, оказался небольшим, но бешеным потоком, выбивающимся откуда-то из скалы и несущимся вниз по ущелью.
  Макар огляделся. Ни одной обёртки, ни одного клочка бумаги или пачки сигарет. На вершинах не чернеют столбы канатной дороги. Ничто не указывало на присутствие цивилизации в этом месте. Людьми здесь и не пахло. Зато вдруг запахло каким-то немытым животным.
  - О! Еда!
  Макар обернулся и едва успел увернуться от просвистевшей над самой головой огромной лапищи. Перед ним стоял снежный человек. Никем другим это серое двухметровое существо быть не могло. И это существо явно решило им закусить. У паренька даже мелькнула безумная мысль, что он понимает монстра - жрать-то в этом месте действительно было нечего. Но рефлекс выживания взял своё и прежде, чем серый гигант вновь потянулся к Макару, тот широкими скачками по выступающим камням пересёк буйный ручей и кинулся вниз по склону. Вот только далеко убежать не удалось. Раздался свист рассекаемого воздуха, и в спину врезалось что-то твёрдое и тяжёлое. Макара швырнуло вперёд и он покатился по острым камням, в кровь сдирая кожу на лице и руках. Прежде чем парень успел перевести дыхание, сориентироваться и продолжить побег, на спину наступила серая тяжёлая лапища.
  - Лежи, еда!
  
  18 скарнаша.
  Былинный тракт, деревня "Стойкичи".
  
  Пушистого зверька с красивой мордашкой и исключительно мягкой светло-коричневой шёрсткой редко кто поначалу принимал за хищника. Тем не менее, он им был. Острые зубы, гибкий позвоночник и крепкие когти делали его отличным бойцом и охотником. А вёрткий, неусидчивый нрав вполне соответствовал его названию - вирт. Вирта пытались одомашнить и приспособить для охоты, но тот проявлял такую волю к свободе, что при первой же возможности скрывался в лесу.
   Виртов пытались разводить для получения дорогостоящих шкур в большом объёме, но тоже не преуспели - они оказались драчунами. Зачастую поутру хозяева обнаруживали загрызенные сородичами тушки. Держать же каждого зверька в отдельной клетке, каждого по отдельности кормить и обхаживать оказалось настолько трудоёмко, что предпочли вернуться к изначальной добыче шкур с помощью обычной охоты.
  И всё же некоторым удавалось приручить вирта. Изредка этот свободолюбивый зверёк привязывался к человеку, становясь верным спутником и надёжным, пусть и в своей весовой категории, защитником. Поговаривали, что по ночам такие прирученные хищники могли караулить спящего хозяина получше магического круга.
  Это была вся информация, которую знал об виртах паренёк по имени Дэйв. Впрочем, вряд ли кто-то в округе знал больше. В этих местах вирты не водились и в деревне Стойкичи знали о них только благодаря редким рассказам угрюмого северянина. Этот мрачный темноволосый тип редко брился и ещё реже с кем-либо заводил разговоры. Он появился десять лет назад, да так и осел в Стойкичах, став сперва помощником кузнеца, а затем и кузнецом. Именно он прозвал Дэйва виртом за схожесть характера.
  Неусидчивый, огрызающийся на любую, даже самую безобидную колкость в его адрес, вечно сующий нос во все дела - именно таким был Дэйв. Телосложением он тоже походил на того зверька. Худощавый, но жилистый. Неимоверно гибкий. Мелкие черты лица довершала копна волос неопределённого мышиного цвета. Дэйв не прощал обид, порою словно свой зверёк-побратим затаиваясь, чтобы нанести ответный удар неожиданно и оттого ещё более болезненно.
  Деревенские чудного зверя не видели, но кличка прижилась и теперь Дэйв одинаково отзывался как на имя, так и на Вирта. Впрочем, последнее время в родной деревне Дэйв появлялся всё реже. Слишком много народу вдруг захотело перебраться через ворлоговы горы. Так что, едва сопроводив одну группу через перевал, он принимал следующую. А как погиб Поглут, так желающие перебраться на ту сторону вообще выстраивались в очередь.
  Сперва Дэйва даже заподозрили в устранении конкурента, чтобы одному грести неплохой навар, но трое гвардейцев во главе со странноватым магом подтвердила его невиновность. Когда погиб Поглут, он как раз переводил их через перевал в Гусуль. Там они не задержались и уже спустя сутки двинулись обратным ходом. Так что алиби у Вирта было безупречно.
  Дэйв покосился на постоянно шмыгающего носом паренька, мнущегося на пороге, взял со стола заранее заготовленный список с необходимыми в походе вещами и принялся обуваться. Этого паренька он знал. Ток служил в "трёх орках" не то посыльным, не то старшим помощником младшего повара, в общем, мелочь. Но приказы хозяина исполнял четко, поэтому работал на Дастина уже третий год. Кажется, Ток был сиротой. Почти всегда весть о новом клиенте приносил от трактирщика именно он.
  Можно было передать список вещей, который был необходим клиентам для более-менее безопасного путешествия через горы и с Током. Пока те выберутся в город, всё закупят, пройдёт не меньше двух суток. Дэйв вздохнул. Он только три часа как вернулся с перевала и сейчас мечтал только об одном - выспаться. Но работа есть работа. Сложились уже свои традиции и привычки. Одной из них была привычка знакомиться с клиентом. Бывали даже случаи, когда Вирт отказывался вести человека через горы. Его умоляли, ему обещали, его запугивали, ему угрожали. Всё безрезультатно. Вышибалы трактира "три орка" имели чёткие инструкции защищать Дэйва. Хрипой не собирался лишаться золотой жилы в лице паренька, стабильно отстёгивающего неплохой процент с заказа.
  Неудачники, коим было отказано в услуге, были вынуждены тащиться вдоль гор ещё тридцать километров до следующей деревни. Или дальше, если тамошний проводник отсутствовал.
  Через пять минут конь Вирта уже скакал сквозь ночь бок обок с жеребцом Тока в сторону "трёх орков". Посыльный продолжал шмыгать носом, а Вирт буквально засыпал в седле. Его конь, много раз ездивший этой дорогой, прекрасно обходился без указаний наездника.
  
  20 скарнаша.
  Государство Гусуль. Где-то на склонах Ворлоговых гор.
  
   - Ты маг? - вопрос был задан уже третий раз и до сих пор оставался без ответа.
  Макар просто не мог понять, что хочет от него этот странный человек. Коротышка был ниже него на целую голову, зато шириной плеч превосходил трёх Макаров, выставленных в ряд. Про таких людей говорят: "проще перепрыгнуть, чем обойти". Бурая нечесаная борода делала и без того широкое лицо коротышки совсем уж необъятным, словно полная луна в ближайшей к Земле точке. Сходство довершали крупные рытвины и поры, испещрившие лицо словно кратеры.
  - Пленник молчит... Еда? - голос был тихий и заискивающий, но Макар вздрогнул и плотнее вжался в холодный камень, к которому был прислонён. Голос принадлежал тому двухметровому детине, которого Макар принял сперва за снежного человека и который так удачно сшиб его на бегу. Эти двое составляли странную парочку - карлик и великан. Что они делали вместе? Кем приходились друг другу? Невероятно, но, похоже, командовал именно карлик, а великан, словно цепной пес, исполнял все приказы.
  А ещё было в них что-то сюрреалистичное. Вроде и люди, но какие-то неправильные. Словно уродцы с отклонениями в ДНК. Отбросы общества.
  Но сейчас руки были крепко перетянуты за спиной кожаным ремнём, а эти отбросы диктовали свои условия. Нужно отвечать. Только что? Мысли лихорадочно скакали с одного на другое и никак не складывались в оформленный ответ. Да, он работал в цирке иллюзионистом. Показывал детям и взрослым фокусы. Это ли имели в виду незнакомцы? Но ведь вопрос был поставлен иначе. Почему из всего словарного запаса они выбрали именно это название? Ни фокусник, ни иллюзионист, ни кудесник, ни даже шарлатан, а именно маг. Да откуда эти двое вообще могли знать о его профессии?
  - Нет.
  Молчать дальше становилось опасно. Коротышка хмурился, а великан скалил острые зубы, словно действительно сейчас набросится и будет с живого вырывать куски мяса.
  "Если начнут пытать, признаюсь, что фокусник", - думал про себя Макар. - "А от мага лучше откреститься. Коротышка произносит его таким тоном, словно действительно ждёт, что я начну в него огненными шарами кидаться или молнией промеж глаз. А что, было бы замечательно. Раз, и все проблемы решены".
  Мысли потекли куда-то в мечтательное русло, но грубый низкий голос бородатого карлика вернул к действительности.
  - А это тогда что? - перед глазами помахали посохом с металлическим набалдашником и деревянными дощечками.
  Макар пожал плечами. Ну, посох, ну деревяшки какие-то.
  Великан склонился над парнем и рыкнул в самое ухо:
  - Отвечать!
  - Да не знаю я, что это! - Макар попытался вскочить, но тяжёлая рука придавила обратно к земле. - Я это в сарае каком-то нашёл. Вы же видите, у меня ни ботинок нет, ни одежды нормальной. Что нашёл, то и взял!
  - В сарае, говоришь..., - коротышка на мгновение задумался, а затем его глаза округлились. - Ты что, обобрал ушедшего мага?
  Два плевка практически одновременно впечатались в нос и щёку Макара и медленно потекли по скулам вниз. Парень зарычал от бессильной ярости и унижения.
  - Сволочи! Никого я не обирал! Там вообще никого не было, кроме меня и этого хлама! Развяжите меня, ублюдки!
  - Э-э-э... Хозяин? - в голосе великана сквозило недоумение, растерянность и... Испуг?
  Макар непонимающе покосился на коротышку, но и тот ошеломлённо хлопал ресницами.
  - Вернувшийся? - он недоверчиво прищурился, словно оценивая слова пленника на правдивость. - Так ты что, вернувшийся?
  
  18 скарнаша.
  Былинный тракт, таверна "Три орка".
  
  Когда Вирт, оставив свою животину на попечение Тока, вошёл в "Три орка", большинство посетителей уже рассосалось. Кто-то ушёл спать, кто-то, не смотря на приближающуюся ночь, отправился в путь, а кто-то двинул по ближайшим деревням искать приключений. Лишь четыре столика были заняты, да трактирщик протирал кружки за стойкой.
  Тощий парнишка, сидевший в дальнем углу, скривился при виде посетителя, поднялся и пошёл навстречу. Этого типа Дэйв знал. Крас по кличке Шнырь - воришка и плут, промышляющий в этой и других ближайших тавернах.
  - Этот, у окна, маг, - шепнул Крас, проходя мимо, и вывалился на улицу, хлопнув напоследок дверью.
  Когда-то давно, может быть десять лет назад, может быть и больше, Дэйв и Крас были дружны. Вместе играли, вместе ходили в лес по грибы и ягоды, вместе пытались освоить какое-нибудь ремесло. Дальше их пути разошлись. После очередной ярмарки урожая в Хвалине, Крас не вернулся домой. Пропал на целый год. Его уже и родители успели оплакать, но следующей осенью он появился. Только это был уже не Крас, а Шнырь - вор, обучившийся этому незаконному ремеслу у какого-то старого рецидивиста.
  Дэйв был единственным человеком, кому Шнырь рассказал свою историю более менее правдиво. Остальные удостоились выдумки о решившем попутешествовать пареньке. О том, как он прибился к каравану и бороздил просторы Гамраша.
  С тех пор дружба между двумя парнями кончилась. Оказалось, им не о чем говорить, когда они вместе. Дэйв и слышать не хотел о воровском искусстве, а Шнырю была скучна пресная деревенская жизнь. Теперь они могли поздороваться при встрече, могли перекинуться парой фраз, но не более. Каждый занимался своим делом и в душу к бывшему другу не лез.
  Почему Вирт не сдал его властям, он и сам бы затруднился ответить. Ну, ворует, да. И что? Обкрадывал он только путников. Никого из деревни Шнырь не грабил и не собирался. Помогал старым родителям, а иногда и соседям. Может поэтому? Или из-за оставшейся где-то в прошлом дружбы. А может, Вирту было просто всё равно, моя хата с краю и всё тут. В любом случае не из-за страха. Крас даже не намекнул ни разу, чтобы Дэйв молчал. Словно заранее знал, что бывший друг не предаст.
  Позади хлопнула дверь и Вирт обернулся. Вопреки ожиданиям, это оказался не вернувшийся Шнырь, а Ток. Кивнув Дэйву, что конь пристроен, он прошмыгнул мимо Хрипого и скрылся в подсобке.
  Вирт ещё раз обвёл взглядом зал и тоже направился к трактирщику. Кто-то из присутствующих дожидался именно его, Дэйва, чтобы пересечь ворлоговы горы. Интересно, кто? Маг? Или вон та компания за заставленным яствами и выпивкой столом? А может те двое?
  - Привет. Кружку тёмного, - Вирт звякнул о стойку медным сэром. - Кто наниматель?
  - Ты Вирт? Я наниматель! - рядом практически бесшумно оказался здоровяк, только что пивший вино в компании за столом.
  Дэйв даже бровью не повёл. Дождался, когда хозяин, налив заказанного пива, утвердительно кивнул и лишь тогда повернулся к потенциальному заказчику.
  - Сколько вас?
  - Четверо здесь и один спит наверху.
  - Зовите его.
  - Зачем? - опешил здоровяк. - Мы что, уже выступаем? В ночь?
  - Я должен видеть всех участников перехода, прежде чем решить, возьмусь ли за дело.
  - Как это? - ещё больше удивился наниматель. - Тебе что, деньги не нужны?
  - Хрипой, ты что, не объяснил им правила? - Вирт пригубил отличного пива.
  - Больно надо. Твои клиенты, ты и объясняй. Моё дело свести вас, - и, словно забыв о существовании этих людей, заорал, обернувшись к входу на кухню. - Где мясо по суримски? Растяпы! Долго господину магу ждать?
  Словно только и ждала этого крика, из кухни выскочила служанка с подносом. Помимо тарелки мяса там ещё был салат из долек муггура и хлеб. Вирт втянул носом пряный мясной аромат и мысленно пообещал желудку, что обязательно закажет себе такое же. Вот только с делами разберётся и сразу...
  - Дай сам отнесу! - Дастин практически выхватил поднос из рук служанки и, добавив туда ещё графин с красным вином, двинулся к магу.
  Вирт проводил удивлённым взглядом трактирщика и даже умудрился услышать обрывок фразы "... за счёт заведения", когда тот составлял на стол графин с вином. Всё в поведении Хрипого сегодня было странным. Он никогда не кричал на служащих, никогда не подносил сам еду гостям, а уж про "за счёт заведения" вообще лучше было не заикаться. Но странности странностями, а потенциальный заказчик ждал ответа на свой вопрос.
  - Есть люди, с которыми я и срать рядом не сяду, не то, что идти вместе на перевал, - произнося эту фразу, Дэйв смотрел прямо в глаза здоровяку и тот стушевался, опустил взгляд. - Так что, пожалуйста, если хотите пересечь ворлоговы горы, старайтесь привыкнуть, что командовать буду я. До семинского ущелья можете спорить, что-то мне доказывать, но как только перейдём, мои команды должны выполняться неукоснительно. От этого будет зависеть ваша жизнь и жизнь ваших спутников, - уже мягче добавил он. - Так что будь любезен, разбуди своего товарища.
  Здоровяк, что-то невнятно бормоча себе под нос, поднялся по лестнице и скрылся на втором этаже. Его спутники удивлённо перевели взгляд со скрывшегося в глубине здания товарища на Вирта, но больше никто не подошёл. Вирт удовлетворённо хмыкнул и вернулся к изумительному пиву. Хрипой нынче превзошёл сам себя. Наверное, и у Мука-калеки в Хвалине такое не сыскать.
  Насладиться напитком в полной мере не удалось. Едва была осилена половина, как слева кто-то подошёл к стойке. Дэйв даже головы не повернул. По крайней мере, эту кружку он намерен выпить не отвлекаясь. Когда ещё придётся такую вкуснотищу отведать?
  - Хозяин, а что стаканы-то грязные? - Пустой бокал звонко опустился на стойку и Хрипой мгновенно его сграбастал, рассыпаясь в извинениях.
  Пока трактирщик протирал тару для привередливого заказчика, тот как бы невзначай придвинулся ближе и зашептал:
  - Сколько бы они ни предложили, я плачу в два раза больше. Я один и я маг. Со мной это путешествие вообще прогулкой покажется. Соглашайся!
  Предложение было заманчивым. Цена за проход через горы зависела от количества участников. Так что заказчикам придётся хорошо раскошелиться. А здесь напрашивается всего один человек за плату десятерых. Очень заманчиво.
  - Дастин сказал, что заказчики эти люди, а значит, я иду с ними, - с сожалением мотнул головой за спину Вирт. - Исключений не бывает.
  Он допил пиво, толкнул по стойке кружку трактирщику и наконец, повернулся к магу. Волосы с проседью и ясные карие глаза. Не смотря на обилие морщин на лице мага, Вирт каким-то чутьём понял, что тот ещё не так стар, как кажется. С таким бы действительно пришлось легко на перевале. Жаль, что приходится отказывать, но сложившиеся традиции нельзя нарушать - удача может отвернуться.
  - Могу лишь дать несколько бесплатных советов, - маг ему всё же понравился. А хорошему человеку почему бы не помочь?
  - Валяй, - маг взял вытертую кружку и принялся делать вид, что придирчиво её осматривает на предмет чистоты.
  Вирт поманил пальцем Дастина. Заказал себе мяса и лишь затем зашептал:
  - Во-первых, можешь дождаться меня. Примерно пара седьмиц. Во-вторых, могу порекомендовать проводника в пятидесяти километрах отсюда. К остальным лучше не соваться. Ну, и, в-третьих, можешь поговорить с моими заказчиками, вдруг повезёт и они согласятся принять тебя в группу.
  - Спасибо, - маг оторвался от стойки и, вернувшись за столик, принялся за еду.
  Лестница заскрипела под тяжестью ног и Вирт обернулся. Спускались двое, но прогибаться ступени могли только под здоровяком. Вторым человеком оказался ребёнок. Мальчишка лет десяти, не больше. Дэйв поморщился. Ему уже приходилось переводить детей, и воспоминание было не из приятных. Впрочем, работа есть работа и если надо перевести пацана, он это сделает. Осталось посмотреть на остальных спутников, познакомиться со всеми, отдать им список и можно на боковую.
  Мальчишка сразу ушёл к своим, а здоровяк вернулся к стойке.
  - Ну что, пошли? Может заказать тебе чего?
  - Нет, спасибо, уже заказал, - Вирт обернулся к трактирщику. - Дастин, еду к их столику подашь.
  Его усадили между разбуженным пацаном и парнем, может быть чуть постарше самого Вирта. Когда он пододвигался, освобождая гостю место, чуткий слух Дэйва уловил лёгкое металлическое шуршание.
  "Похоже, этот тип в кольчуге. Интересно", - Вирт отложил примечательный факт в памяти и зацепился взглядом за самую загадочную фигуру за столиком. Некто не только скрывал своё лицо, но и фигуру, напялив на себя плотный тяжёлый плащ с капюшоном. Под таким может и не человек сидеть, а, к примеру, эльф. Посторонний взгляд разницу не заметит. Это ему не понравилось.
   - Я Ковач, - представился здоровяк и принялся указывать на своих компаньонов. - Парнишку звать Пир, он племянник Борга, что сидит справа от тебя. Этот вечно улыбающийся тип с того конца лавки - Митро. Он мастер смеха, так что мы его иногда зовём просто Смех. Ну а напротив тебя бедняга Мут. Он недавно сильно обжёг лицо и пока стесняется показываться на людях без капюшона.
  Ковач улыбнулся, но вышло как-то натянуто. Вирт ни на пан не поверил сказанному.
  - Сейчас здесь довольно безлюдно, так что я попрошу вашего спутника снять капюшон.
  - Слышал легенду о первом взгляде на эльфийку? - в спор влез Митро-Смех, умудряясь даже в разговоре широко улыбаться, показывая собеседнику ровные белые зубы. - Не боишься парень, что там как раз эльфийка? Влюбишься и сойдёшь с ума. Через седьмицу иссохнешь и умрёшь.
  - Я уже видел эльфов, - Дэйв блефовал с абсолютно бесстрастным видом. Эльфов он в своей жизни не видел, да и откуда им взяться в такой глуши. Просто он не верил в эту байку, - так что пусть смело открывает лицо.
  - Слушай, Вирт, у каждого человека есть тайна, - инициативу вновь взял в свои руки Ковач. - Нужно уважать чужие тайны...
  Разговор на минуту прервался. Служанка принесла заказанную Дэйвом еду.
  - ...Так что извини, он не будет открывать своё лицо, - закончил здоровяк, когда девушка ушла.
  Дэйв равнодушно пожал плечами и принялся уплетать мясо, ловко орудуя вилкой и ножом. Желудок благодарно заурчал. Быстро покончив с едой, он вытер салфеткой губы, выпил юшковый морс, очень тонко подчёркивающий вкус мяса и попытался подняться.
  - Не смею тогда вас задерживать. Следующего проводника вы найдёте в тридцати километрах на восток по былинному тракту. В местечке под названием Дивная роща спросите Карла. До свидания.
  - Не так быстро, - на плечо легла узкая ладонь Борга и неожиданно сильно придавила обратно к лавке. - Ты не понимаешь...
  Договорить, что именно не понимает Вирт, он не успел. Позади бесшумно возникли двое местных вышибал с окованными сталью дубинами.
  - Проблемы?
  Тяжелая ладонь нехотя сползла с плеча и Вирт поднялся.
  - Никаких.
  Внезапно капюшон колыхнулся и наклонился к здоровяку. Тот кивнул.
  - Вирт, прошу, удели нам ещё одну минуту, - Ковач нервно почесал гладко выбритый подбородок.
  Дэйв нехотя вернулся на лавку. Вышибалы исчезли так же бесшумно, как и появились. Один скрылся в подсобке, второй занял привычное место в специальном углублении у выхода.
  Человек в капюшоне подал товарищам какие-то знаки, быстро махнув рукой в нескольких направления. Те поднялись и принялись расходиться. Двое встали за спиной скрытного Мута, один слева от стола, а Смех оказался практически за спиной Дэйва. Это сперва его насторожило, но проследив взглядом за остальными, он понял, что это действие означало. Они расположились так, что теперь ни маг, ни двое незнакомцев за соседним столиком, ни даже трактирщик не могли видеть человека в плаще. Тот нарочито медленно потянул руки в тонких чёрных перчатках наверх, взялся за отвороты капюшона, замер на мгновение и резко откинул его назад.
  Дэйв если и удивился, то не особо. Чего-то подобного он и ожидал.
  Под капюшоном скрывалась девушка. Не эльфийка.
  - Моё настоящее имя - Саула, - представилась она, и вновь спрятала лицо.
  
  20 скарнаша.
  Государство Гусуль. Где-то на склонах Ворлоговых гор.
  
  Они привели Макара обратно к полуразвалившемуся сараю, где он совсем недавно очнулся, и всё обыскали. На него больше не кричали, не плевали и не называли едой. Коротышка ему даже выдал из собственных запасов штаны, ботинки и куртку. Ботинки были почти впору, а всё остальное болталось на парне как на огородном пугале. Очень кстати пришлась захваченная с собой верёвка. Половину пустили на поддержку штанов, а остатками перетянули куртку. Теперь ветер не выдувал тепло, а ноги не скользили деревяшками по камням. Идти было не в пример удобней и комфортней. Вот только попутчики, или скорее конвоиры, Макара очень нервировали. Что им придёт в голову через минуту, было совершенно неясно.
  - Пусто, - каким-то даже обиженным тоном сообщил великан, буквально обнюхав каменистую почву вокруг сарая. - Не еда?
  Коротышка по обыкновению запустил пятерню в бороду. Макар заметил, что тот так всегда делает, когда думает о чём-то серьёзном
  - Похоже, что нет, - вынес он, наконец, свой вердикт и протянул свою не в меру широкую ладонь Макару. - Хардон Хмурый. А этот долговязый тип Вэн-Вэй. Не держи на нас зла, вернувшийся.
  У Макара язык бы не повернулся назвать Вэн-Вэя долговязым. Да, он был высоким, но одновременно и широким в плечах. Он был поистине здоровым. Именно такими в детстве Макар представлял себе былинных богатырей Илью Муромца и Добрыню. Вот только цвет кожи у этого "Ильи" был странного серо-голубого оттенка. Да лицо сплюснутое, как у северных народностей. Вот только якутом или чукчей этот тип явно не был.
  Мысль о Якутии логической цепочкой трансформировалась в другую: "А где я вообще нахожусь?". Вблизи Новосибирска, откуда он был родом, таких гор не было. Даже в Горном Алтае, где он отдыхал прошлым летом, таких снежных круч не наблюдалось. Может быть ближе к границе с Китаем, но так далеко он не забирался. Да вообще бред, он и из города-то выезжать не собирался.
  - Макар, - представился он в ответ и, поняв по интонации захватчиков что его не только есть не собираются, но вроде даже стали проявлять почтительность, решил пробить обстановку. - А что это за горы?
  - Ты что, вообще ничего не помнишь? - вместо ответа услышал он встречный вопрос. - Ворлоговы горы это.
  Макар перебрал в уме все горы в России, но ничего подобного не припомнил. Начал вспоминать то немногое, что помнил из географии других стран и континентов, но запнулся. Какие другие страны, если эти двое говорят по-русски? На всякий случай решил уточнить:
  - Это в России?
  Ответом ему были две вытянутые молчаливые физиономии. Сложилось даже впечатление, что они его не очень-то и поняли. Пришлось конкретизировать.
  - Ну, страна, в которой находятся эти горы, называется Россия?
  Хардон Хмурый и Вэн-Вэй переглянулись.
  - Да они по нескольким странам тянутся. Но в данный момент мы находимся в государстве Гусуль, - здоровяк вновь запустил пятерню в бороду, после чего многозначительно выдал. - Эк тебя...
  - А остальные страны? - слово "Гусуль" Макару ничего не сказало. Впервые в душе шевельнулось нехорошее предчувствие, но природный оптимизм взял верх и предпринял ещё одну попытку выстроить адекватную логическую цепочку.
  - Гамраш, Иостан, Абенессия, - перечислил Хардон и замолчал, словно ожидая ещё более нелепого вопроса. И он последовал.
  - А континент какой?
  - Ну ты даёшь, вернувшийся! - Хардон Хмурый на секунду опешил, а затем расхохотался. - Афика естественно.
  - Африка? - поправил Макар и принялся в уме лихорадочно перебирать страны негроидного континента. Набрал с десяток, но ни одно не сошлось с услышанным ранее. Более того, он нутром почувствовал, что в Африке таких государств точно нет. Да и не похожи эти типы на негров. И хоть последнее не показатель, странности нарастали, словно снежный ком.
  - Афика, - вновь скомкал название здоровяк и уточнил, - без "Р".
  - Ничего не понимаю.
  - Может, всё же еда? - чуть ли не проскулил серокожий гигант Вэн и Макар вздрогнул, судорожно пытаясь придумать следующий вопрос. Похоже только так их можно отвлечь от мысли, что он - еда.
  - Забудь! - Хардон несильно долбанул Вэн-Вэя металлическим набалдашником посоха, после чего удивлённо воззрился на кривую жердь в своих руках. Словно вопрошая сам себя - откуда у меня это? Вспомнил, протянул Макару. - Извини, это твое, кажется. А плашки у тебя занятные. Наподобие рун, но точно не наша работа. Ты, кстати, на этого глупого тролля не обращай внимания. Ничего он тебе не сделает.
  - Как ты его назвал? - Макар машинально принял посох и сумку с дощечками.
  - Глупым, а что? - Хардон расплылся в улыбке, начисто опровергая свою не то кличку, не то фамилию "Хмурый". - Да не, он не обидится, ты не думай.
  - Да я не об этом! - замахал руками бывший пленник. - Ты назвал его... Троллем?
  - Да..., - улыбка сползла с лица здоровяка, а пятерня опять полезла в бороду. - А что? Что-то вспоминаешь?
  - В том-то и дело, что нет, - пробормотал Макар себе под нос. - Не сочти меня невежливым, но если он тролль, то кто ты?
  Всё происходящее очень походило на сон и, почему-то, ассоциировалось в голове с картинами Босха, но, по всей видимости, было неотвратимой реальностью. Макар уже догадывался, что услышит, и не ошибся.
  - Я - гном.
  
  18 скарнаша.
  Былинный тракт, таверна "Три орка".
  
  Девушка спрятала светлые кудри под капюшон и вновь стала безликим Мутом.
  - Теперь ты всё знаешь, - когда все расселись по лавкам, здоровяк хмуро глянул из-под бровей на Вирта. - Если хоть кому-нибудь проболтаешься, я лично изжарю твой язык и съем.
  - Не надо угроз. Чужие тайны я умею хранить, - Дэйв скрипнул зубами, но решил предпринять ещё одну попытку. - А если вы мне всё же не доверяете, то другого проводника знаете где искать.
  - Да не кипятись ты, - на плечо легла рука Митро, севшего рядом с Дэйвом вместо Борга, - он больше не будет. Правда Ковач?
  Здоровяк промолчал, но было видно, что ослушаться Митро-смех он не посмеет. Вирт сделал в памяти зарубку на предмет иерархии в их группе и выложил на стол листок с перечнем необходимых в походе вещей.
  - Всё, что здесь перечислено, вам понадобится. Без этого не отправляемся. Купить можно в соседнем Хвалине.
  - Много..., - Митро взял мелко исписанный листок и принялся читать, бормоча себе под нос "есть, есть...". Наконец он свернул бумагу и сунул себе в карман. - А у нас всё это есть! Можем с утра выступать.
  Вирт мысленно застонал, кляня запасливость заказчиков. Он-то рассчитывал на пару дней отдыха, пока они будут мотаться в город за покупками. Не то чтобы он сильно устал, последний поход был просто какой-то прогулкой по королевскому парку по сравнению с остальными. Просто хотелось хоть немного полежать на мягкой постели, а не спальнике в горах, чувствуя каждый камешек или неровность почвы. Однако мечтам не суждено было сбыться - работа есть работа и если клиенты желают выступить с утра, то это их воля.
  - Хорошо! - Дэйв поднялся и ещё раз оглядел разношёрстную компанию. Что же связывает этих людей? Зачем им так срочно понадобилось на ту сторону ворлоговых гор, что они готовы рискнуть собственной жизнью. И ладно мужики, у них вся жизнь через тяготы, но тащить на перевал девушку и ребёнка... Этого Дэйв понять не мог. Тайны тайнами, но собственная жизнь одна. - Завтра в девять я приеду. К этому времени вы должны быть готовы. И напоминаю, что как только ступим на перевал, я у вас командир. Меня слушаться беспрекословно, команды выполнять быстро и чётко. Если вопросов нет, то до завтра.
  - Обождите! - к столу незаметно подошёл понравившийся Дэйву маг. - Быть может, вы возьмёте и меня? Я заплачу...
  - Ну, если заказчики согласны, - Вирт кивнул на расположившихся за столом людей. - То милости просим.
  - Нет! - едва ли не в голос отрезали Ковач и Митро.
  Вирт вздохнул. Чего-то подобного он ожидал, но всё же остался разочарован. С магом действительно было бы легче на перевале. Жаль, что тут он давить на нанимателей не имел никакой возможности. Ох уж эти их тайны.
  Маг погрустнел, предпринял ещё одну попытку наладить контакт, но получил такой же категоричный ответ. Вежливо попрощался и, развернувшись, ушёл за свой столик.
  - До завтра, - повторил Дэйв, посидев для приличия ещё несколько секунд.
  Компания невнятно пробормотала ответные прощания и тоже принялась подниматься из-за стола. Вирт поблагодарил Дастина за отличный ужин и вышел на улицу. Немного постоял, привыкая к свежему ночному воздуху, принял из рук Тока поводья своего скакуна и с чувством выполненного долга поскакал домой. Времени на сон оставалось совсем немного, а ещё нужно приготовиться к походу. Конечно, дежурная заплечная сумка всегда собрана, но нужно ещё отнести грязные вещи прачке и сложить чистые.
  
  18 скарнаша.
  Былинный тракт, таверна "Три орка".
  
  Высказанная проводником идея составить компанию группе людей, которая наняла его раньше, пришлась Кар Грогену по вкусу. Он и так уже сильно задержался. В расчёты теоретиков университета закралась ошибка, и на ту сторону ворлоговых гор нужно было попасть не через две недели, как они сказали, а завтра.
  Ан-Атлум в который уже раз ругнул себя за то, что сразу не перепроверил расчёты. Обычно этого и не требовалось, но тут случай был уникальным. Слишком редким, чтобы всё пускать на самотёк. И надо же было такому случиться, что теоретики ошиблись именно теперь. Случайность? Может быть. Или саботаж.
  Кому выгодно, чтобы он опоздал к месту прокола миров? Если допустить, что кто-то ещё знает об уникальности случая, то многим. Ещё раз ругнув себя за халатность, маг поднялся и направился к столику, где проводник что-то втолковывал своим заказчикам.
  Но уже через минуту обескураженный вернулся на место. Ему отказали. Причём не просто отказали, а буквально вытолкали взашей. Уж чего-чего, а подобного отношения Кар Гроген не ожидал. Обычно путешествующие люди сами просят или нанимают мага в попутчики, а здесь...
  А здесь явно кроется какая-то тайна.
  Ан-Атлум хотел уже, было, просканировать странную компанию на предмет магических умений, скрытого оружия или запрещённого по всей Афике эльфийского корня, но тут ему пришла в голову другая идея. Он вызвал основу заклинания сеть рыбака и вплёл туда считанный образ выскользнувшего из таверны воришки.
  Привычка считывать образы людей возникла как-то сама собой и прочно укрепилась в мозгу Кар Грогена. Начал изучать и запоминать их он ещё в университете, чтобы при необходимости быстро связываться с друзьями, сокурсниками, а позже и коллегами. Заклинание было не его, но, несомненно, полезное. Почти все маги начали его применять и зачастую степенным встречам с горячительными напитками и долгими разговорами предпочитали мимолётные вызовы с кратким обменом необходимой информацией. Расстояние вызова ограничивалось силой мага, массовость - памятью. И с тем и с другим у ан-Атлума всё было в порядке, а потому в его голове сейчас хранились тысячи образов полезных и совершенно случайных людей.
  Вот и образ воришки, считанный при входе наравне со всеми остальными посетителями таверны, мгновенно всплыл в памяти. Мгновение, и сеть рыбака показала, что этот скользкий тип действительно никуда не ушёл, а ошивается на конюшне в компании ещё какого-то человека.
  А ещё через мгновение около столика мага возник трактирщик.
  - Ваша милость, - при этих словах Кар Гроген поморщился, но Хрипой и глазом не моргнул. - Простите меня, но правила одни для всех. У нас нельзя пользоваться активной магией. Только защитная.
  Маг покосился за трактирщика. Действительно, над барной стойкой изумрудным цветом светился артефакт обличия. Он так редко куда-то выезжал в последнее время, что эти чёртовы правила постоянно забывались. Даже те немногие, что сам выдумал и узаконил у королевского совета.
  - Хорошо, - ан-Атлум развеял ненужное уже заклинание и выложил на стол два дона. - Сдачи не надо. Приготовьте мне комнату, я остаюсь на ночь.
  Когда подозрительная компания отправляется через горы, было неизвестно, а потому маг решил ограничиться платой за одну ночь. В крайнем случае, завтра можно будет доплатить и продлить проживание.
  - Как скажите, - монеты исчезли в мозолистой руке трактирщика и он, с чувством выполненного долга вернулся на своё рабочее место.
  Маг переждал несколько минут после того, как проводник покинул таверну и тоже выскользнул в ночь. Сразу свернул к конюшне и удовлетворённо хмыкнул, обнаружив тощего, словно его всегда недокармливали, парня там, где его показала рыбацкая сеть. Воришка явно намеревался устроиться здесь на ночлег, сбивая себе из соломы удобное лежбище. Всхрапывание коней и терпкий аромат навоза его явно не трогали. Второго человека, показанного сетью, нигде не было. По всей видимости, это был обычный конюх, с которым тощий договаривался о ночлеге.
  - Не уделишь мне несколько минут?
  - Не видишь, я пытаюсь заснуть! - парень даже не вздрогнул, показывая тем самым, что врасплох его захватить не удалось. Он демонстративно бухнулся на уложенную солому и отвернулся к стенке. - Приходи завтра.
  - Боюсь, завтра у меня не будет для тебя двух больших серебро, - театрально вздохнул маг и подошёл чуть поближе.
  - Хочешь сказать, что сейчас они у тебя есть? - воришка не поднялся, но повернулся на другой бок. Теперь он пристально смотрел в лицо Кар Грогена. - Два полновесных серебро? Для меня?
  - Да.
  - Хорошо, давай, - он сел, и маг позволил себе усмехнуться. Заинтересовать этого человека было сейчас самой важной задачей. Дальнейшее будет проще.
  Кар Гроген подкинул на ладони приготовленные заранее два кругляша, словно оценивая вес или раздумывая: "давать ли?".
  - Лови! - монеты полетели к парню. - Это аванс!
  Воришка, уже протянувший ладони к деньгам, после последних слов мага дёрнулся и убрал руки. Два полновесных серебро пролетели мимо и бесшумно нырнули куда-то в сено.
  - У меня есть работа. Колыма не ищу, - парень собрался, было вновь улечься, но, заметив блеснувшее в руках незваного гостя золото, передумал. - Чего хотел?
  - Делов-то на пять минут, - ан-Атлум беззаботно гонял меж пальцами золотую монету, - выкрасть кое у кого небольшую бумажку.
  - Я воровством не занимаюсь, - постарался придать лицу честно выражение парень и всё же завалился на импровизированную постель, - уходи.
  - А я, наверное, магией не занимаюсь, - ехидно процедил Кар Гроген. - Землю пашу, наверное. Брось придуриваться! Таких как ты большинство магов определяет не хуже, чем качество красных вин. Я знаю, кто ты, и чем промышляешь.
  - Если бы всё было так, как ты говоришь, то воров бы переловили в первый же год.
  - А зачем? Каждая профессия приносит свою пользу и прибыль государству тем или иным способом. А если ты чего-то не знаешь, то это вовсе не означает, что этого не существует.
  Кар Гроген замолчал, ожидая решения, но и тощий не спешил с ответом. Первым не выдержал маг. Ему наверняка нужно будет ещё скакать в город за необходимым снаряжением, а эта шваль ещё комедию тут ломает.
  - Ну так что, будем работать, или мне заявить на тебя страже?
  - Будем, - нехотя согласился воришка. У него, конечно, были кое-какие связи в страже и мелкие улики против него зачастую терялись в суматохе дел, но если влезет этот фиртов маг, то каторга гарантирована. - Что нужно конкретно? Важны все детали.
  - Листок бумаги со списком самых разных вещей, - Кар Гроген спрятал золотую монету в кошель и подошёл ближе.
  После того, как маг описал потенциальную жертву грабежа и ответил на уточняющие вопросы, воришка выскользнул за дверь, бросив напоследок многозначительное "жди".
  Кар Гроген устроился поудобнее и даже решил прилечь на сбитую парнем солому, но Шнырь вскоре вернулся.
  - Что-то ещё? Трудности? - напрягся маг и удивлённо замолчал. Вор протягивал ему свёрнутый вчетверо листок. - Что, уже? Как ты так быстро?
  - У тебя свои тайны мастерства, у меня свои, - отрезал тощий. - Где мой империал?
  - Действительно, мастерство, - вынужден был признать ан-Атлум, отдавая золотой и забирая список. - Спасибо.
  Заваливаясь на солому, парень что-то пробормотал в ответ. И не разобрать было, толи "иди ты...", толи "счастливо..."
  Кар Гроген вернулся в таверну и потребовал седлать коня.
  - Вы же комнату сняли, - трактирщик расстроился. Не привык он расставаться с деньгами.
  На зов выскочил заспанный парнишка и, получив указания, умчался на конюшню.
  - Комната пусть за мной и будет, - поспешил успокоить Хрипого маг. - Я вернусь.
  - Как скажете, ваша милость.
  Ан-Атлум скрипнул зубами и выскочил за дверь. Зажёг небольшую сферу богов и принялся изучать доставшийся так дорого кусок бумаги. Дойдя до последней строчки, удовлетворённо хмыкнул и спрятал список, погасив светящееся заклинание. Верно он сделал, что не стал спрашивать у трактирщика о наличии необходимых вещей. Если что-то и нашлось бы, то едва ли половина. Большинство носило исключительно специфический характер, и пользовалось спросом в основном у гномов. Зато подозрение бы на себя точно навёл.
  Мысли о списке плавно перетекли к трактирщику, не предусмотревшему торговлю подобными вещами и теряющему прибыль, а затем к только что использованному заклинанию. "Сфера богов" - Кар Гроген ан-Атлум ехидно хмыкнул. Назвал же кто-то. Вот у кого было мании величия - хоть отбавляй. А по сути-то - обычный светящийся шар. Единственное, что хоть как-то оправдывало название, это производные. При добавлении определённых составляющих сфера богов превращалась либо в шаровую молнию, либо в огненный шар.
  - Ваш конь, - шмыгнул носом паренёк и маг, приняв поводья, вскочил в седло.
  Кар Грогена ждала долгая ночь в седле до Хвалина и обратно, но для подобного случая у него всегда имелась при себе пара склянок с освежающим настоем из листьев бертузы и перетёртых костей серого пазальта. Скакуна, конечно жалко, его хватит только до города, но с другой стороны не в горы же его тащить за собой. В Хвалине придётся покупать нового на обратную дорогу. Это ничего, университет выделил много денег на это путешествие.
  
  20 скарнаша.
  Государство Гусуль. Где-то на склонах Ворлоговых гор.
  
  Как сходят с ума? Вероятно каждый по-своему. Какова вероятность встретить на пути двух сумасшедших, утверждающих одно и то же? Макар пришёл к выводу, что она настолько мала, что принимать её в расчёт даже не стоит. А значит перед ним сейчас действительно стоят тролль и гном. Была ещё вероятность, что это он сам спятил, но прагматичный склад ума категорически запретил об этом думать. Слишком вокруг всё было реальным. Косвенным подтверждением своей вменяемости служило услышанное когда-то мнение, что сумасшедшие вообще не задаются вопросом своей адекватности.
  А значит, он попал в какой-то параллельный мир Толкиена.
  - А хоббиты у вас есть? - Воспоминание о книге отчего-то породило именно этот вопрос.
  Гном и тролль вновь непонимающе переглянулись.
  - Выпивка есть, - начал перечислять Хардон, - табак есть, деньги есть, даже эльфийские, взрывчатка есть, правда, не много... Хоббита нет. А что это?
  - Ладно, проехали..., - махнул рукой Макар и спохватился. - В смысле не важно. Нет, так нет.
  Воцарилось молчание. Гном всё ещё перебирал в уме вещи и пытался понять, не завалялся ли где у него хотя бы плохонький хоббит, тролль вернулся к мыслям о еде, а Макар перескочил к следующей расе.
  Есть гномы, есть тролли, есть эльфы (раз существуют их деньги), но нет хоббитов.
  - Так, стоп! - мысль сформировалась. - А люди у вас есть?
  - Есть..., - расплылся в улыбке тролль и ткнул толстым синеватым пальцем Макару в грудь. - Ты людь есть у нас.
  - Да нет, другие! - Макар потёр ушибленное пальцем тролля место. - Кроме меня здесь есть люди?
  - Куда ж им деться? - буркнул гном и спохватился. - Извини, ты ведь тоже...
  - Вы что, воюете что ли? - неприязнь Хардона была непонятна, и Макар ухватился за единственную логичную причину.
  - С чего бы? Уже лет триста как перемирие, - успокоил его гном и вернулся к изначальной теме. - Так ты вообще ничего не помнишь, вернувшийся? Хотя нет, имя ведь помнишь!
  Парень и на секунду задумался. Спросить, кто такой "вернувшийся", это значит стопроцентно вычеркнуть себя из претендентов на это звание. Даже отговорка о потерянной памяти не поможет. Пусть пока не ясно, что это за зверь и с чем его едят, но эти фэнтезийные типы явно проявляют к нему уважение. А вот простого человека норовят съесть. Странно конечно, но... Подумав, что ничего не теряет, Макар решил не открывать кто он на самом деле и откуда.
  - Да, из прошлой жизни я ничего, кроме имени, не помню.
  - Что же с тобой делать? - гном почесал бороду и посмотрел на тролля, словно надеясь на подсказку.
  Макар в ужасе сжался. Уж у этого великана ответ был готов давным-давно. И действительно, тот словно только и ждал этого вопроса. Осклабился и открыл, было, рот, чтобы вынести свой вердикт, но Хардон всё же опередил.
  - Не есть!
  Тролль захлопнул пасть и демонстративно отвернулся. Макар готов был поклясться, что лицо у великана в этот момент было донельзя обиженным. Мысленно позлорадствовав над серым переростком, парень решил не ждать новых идей безумной парочки, и выдал своё мнение.
  - Может, просто отведёте к людям?
  - А то я сам не догадался об этом! - съехидничал гном и вновь стал хмурым. - Только есть одна загвоздка. Люди там, - он ткнул пальцем в одну сторону, - а мы идём туда, - палец перекочевал в противоположную.
  Помолчали.
  - Вот что мы сделаем, - вынес, наконец, свой вердикт Хардон Хмурый, опять тыча пальцем в ту сторону, куда они с троллем направлялись. - Где-то там, в дневном переходе, есть деревенька... Даже не деревенька, а так, община какая-то голов на двадцать пять. Живут обособленно, никого к себе не пускают. Уж не то родственники меж собой, не то просто братья по вере, но посторонних чураются. Зато все люди. Может, они что-нибудь знают о том, кем ты был раньше?
  - А если не знают? - Макар решил не пускать свою судьбу на самотёк и выяснить всё до конца. - Как я один буду добираться до нормальных поселений?
  - Ладно, фирт с тобой. Тогда мы купим у них для тебя одежду, еду и возьмём с собой. Выполним дело, на обратной дороге заведём в какой-нибудь город, - гном махнул рукой и поднялся. - А теперь давайте найдём нормальное убежище на ночь, а то этот сарай продувается ветрами, словно сгнивший парус мертвецкого судна.
  Лишь теперь Макар заметил, что в деревянном строении стало практически темно. Солнце только-только перевалилось на ту сторону огромной горы, и теперь свет разливался только от отражения лучей от соседних верхушек. А скоро и этого не станет. В горах темнеет быстро, уж это он знал.
  
  19 скарнаша.
  Государство Гамраш. Былинный тракт, таверна "Три орка".
  
  И всё же он не успел. Купленный впопыхах конь оказался обыкновенной тягловой клячей и практически не увеличил скорость даже после того, как Кар Гроген вылил оставшиеся полфлакона освежающего настоя ему на нос.
  Когда он подъехал к "Трём оркам", солнце стояло уже практически в зените. Шея и спина от долгой скачки затекли так, что он их практически не чувствовал. Ноги едва не подогнулись, когда он, кряхтя, сполз с взмыленного коня. И всё же маг был счастлив. Ему удалось достаточно быстро купить всё, что оказалось в выкраденном у странной компании списке. Так что даже если проводник увёл группу к горам, найти и догнать их труда не составит. А уж методов сделать это у него пруд пруди.
  Обеденная зала таверны встретила мага тишиной. Несмотря на то, что утро выдалось холодным, день обещал быть не по-осеннему тёплым. Солнце решило напоследок порадовать обитателей Гардена своим теплом перед затяжной зимой и сейчас его лучи грели помещение таверны, пробиваясь сквозь мутные стёкла. Кружащиеся на свету пылинки говорили о том, что в зале недавно проводилась уборка. Об этом же намекал и не высохший местами пол.
  На мелодичный звук колокольчика, подвешенного над дверью, из подсобки выглянул трактирщик. Увидев мага, нацепил на лицо дежурную улыбку и заспешил навстречу.
  - Что желаете, ваша милость?
  - Ещё раз назовёшь меня так, превращу в шушку, - пригрозил ан-Атлум и кивнул на лестницу, уходящую на второй этаж. - Моя комната ещё свободна?
  - Конечно, ваша м... господин маг, - увидев перекосившееся лицо Кар Грогена быстро поправился Хрипой. - Она ваша до одиннадцати вечера.
  - Вот и ладненько, - ан-Атлум направился к лестнице, на ходу отдавая распоряжения следовавшему по пятам трактирщику. - Пусть твои люди принесут туда мои вещи. Там два тюка к лошади приторочено, кстати, позаботьтесь о бедной животине, она смертельно устала. Да, и графин ледяной воды пусть прихватят мне.
  Трактирщик кивнул, вручил магу ключ от комнаты и пошёл к стойке, зазывая на ходу помощников. Кар Гроген поднялся по скрипучим ступеням наверх и принялся отсчитывать нужный номер. Дверь с цифрой "семь", в отличие от остальных, мимо которых он только что прошёл, была сделана из красного салдинского дерева. Это выгодно отличало её от товарок с эстетической точки зрения и обеспечивало максимальную для дерева прочность. Зато по цене она равнялась шести предыдущим вместе взятым. А скорее всего, даже дороже.
  Высокая стоимость запрашивалась не только из-за красоты бардовых волокон, видимых на срезе досок, и даже не из-за прочности материала. Поставляли это дерево с западного побережья Америи. Спорные Уймунские леса вплотную примыкали к Карговым горам и до сих пор были нешуточной темой для споров между эльфами и гномами. Случались даже местные конфликты, но это всё мелочи по сравнению с теми войнами, что когда-то велись за эту территорию. Постепенно эльфы перебрались большей частью на юг материка, а гномы на север. Уймунские леса стали считаться вроде нейтральной территорией. А когда другие расы перестали косо смотреть на людей, то спорные леса стали чем-то вроде свободной зоны. Здесь торговали и заключали между собой сделки люди, гномы, эльфы и даже тролли с орками нет-нет, да и появлялись со своим товаром.
  "В "люкс" поселил", - усмехнулся маг и вставил ключ в скважину. Замок два раза щелкнул, и дверь открылась, даже не скрипнув на тщательно смазанных петлях. Обстановка оказалась под стать двери. Тяжёлые шторы на окнах, отвлечённая геральдика на стенах и массивная лакированная мебель. Это конечно не дотягивало до шикарных номеров столицы, но всё же встретить подобное в такой глуши было неимоверно приятно.
  Кар Гроген развалился на мягкой кровати, даже не сняв сапог. Затёкшие мышцы расслабились, кровь наконец-то добралась до самых мелких капилляров, и по телу разлилось приятное тепло. Однако негой в полной мере насладиться не удалось. Буквально через минуту в дверь постучали и выделенные Дастином помощники втащили личные вещи мага и заказанный им графин холодной воды.
  - Что-то у вас сегодня безлюдно, - ан-Атлум остановил уже решивших улизнуть помощников. Те явно побаивались морщинистого мага и, поставив вещи, заспешили к выходу. - И шумной компании, засидевшейся вчера допоздна, не видать.
  - Так их уже с утра Дэйв к перевалу увёл, - парни переминались с ноги на ногу и косились на дверь. - Остальные тоже кто куда разъехались.
  - Ясно. Тогда передайте трактирщику, что я буду есть через два часа. Если не спущусь в залу, пусть обязательно разбудит. Ещё я хотел бы сменить свою клячу на что-нибудь более подобающее. Скажите, что заплачу хорошие деньги, главное, чтобы через два часа она была осёдлана. Ступайте.
  Парней два раза просить не пришлось. Миг, и комната опустела.
  - А алхимик у вас здесь поблизости имеется? - вспомнил маг о закончившихся эликсирах, но прогрохотавшие по ступеням две пары ног недвусмысленно намекнули, что его не услышали. Или сделали вид, что не услышали. Ладно, это можно позже и у Хрипого узнать.
  Кар Гроген запер дверь, налил себе полный стакан оказавшейся не просто холодной, а действительно ледяной воды и залпом выпил. Знакомо заломило зубы, словно он вернулся в детство и вновь оказался у стылого родника за бабушкиной хатой.
  Почмокав губами, маг налил ещё стакан и снова выпил, но уже медленно, смакуя каждый глоток, словно элитное вино. Красота! И где Хрипой умудрился такую воду достать? Или это после долгой скачки и выпитого эликсира из листьев бертузы вода кажется такой вкусной?
  Был у освежающего эликсира один нехороший побочный эффект. Организм очень сильно и быстро обезвоживался, но при этом совершенно не хотелось пить. Если забыться и не выпить воды или перебрать с эликсиром, то можно и умереть. Вроде бы и чувствовать себя будешь прекрасно, однако, в один не очень прекрасный момент раз и всё. Бывали, и не раз подобные случаи. Находили иссушенных, словно мумия из западных пустошей, магов. Так закончить ан-Атлуму совершенно не хотелось, поэтому он силком влил в себя ещё полстакана, вытер губы и принялся стягивать сапоги.
  Всё! Спать, спать и ещё раз спать. Хотя бы те два часа, что он для себя выделил. Это конечно капля в море для уставшего организма, но ничего, будет ещё время отоспаться. А проводник со своей группой никуда не денется. Получается, что они опережают его на три часа. Когда проснётся, будут опережать на пять часов. Но ведь их никто не гонит? Будут ехать не спеша, так что ближе к перевалу он обязательно их настигнет. Ну а дальше дело техники. Сеть рыбака и никуда они от него не денутся.
  Кар Гроген разделся, стянул с постели покрывало и забрался под одеяло. Ух, хорошо-то как! Сон пришёл мгновенно.
  
  15 скарнаша.
  Америя. Эльфийский клинок. Дом Вечного.
  
  - Лиссан, Ты уверен в полученной информации?
  - Да, Вечный. Этому источнику можно доверять.
  - Почему?
  - Он недоволен правящей верхушкой и при определённых обстоятельствах будет первым претендентом на трон.
  - Мы ему поможем?
  - Мы ему пообещаем помочь.
  Эльфы понятливо улыбнулись друг другу.
  - Хорошо, - выдержав, согласно этикету установленную паузу, Вечный принялся раздавать указания. - Необходимо срочно выслать на поиски гроздь охотников. Кто у нас лучший?
  - В этом году на турнире красного листопада победила гроздь Матаири, - поклонился собеседник, догадывающийся, как отреагирует глава дома. И не ошибся.
  - Этот бастард! - Вечный скривился, словно в салате из сладкой малатиссы попался лист орочьего шиполиста. - Ну уж нет. Пусть гниёт в мелкой рутине... Хотя..., - лицо верховного эльфа прояснилось. - Если не справится, будет официальный повод изгнать его из дома. Решено. Отправляй гроздь Матаири на захват чужака.
  - Вы допускаете возможность провала? - Лиссан не сумел совладать с эмоциями и, по доселе бесстрастному лицу разлилось удивление. - Неужели этот чужак вам неважен?
  - Интересен, - усмехнулся Вечный, наблюдая реакцию собеседника. - Всего лишь интересен, как первый маг из пришлых. Ещё вопросы?
  - Осмелюсь спросить, в какой целостности его необходимо доставить?
  Глава дома уже давно всё взвесил и решил, а потому ответил мгновенно:
  - Ставя задачу этому бастарду, - Вечный вновь скривился. - Объясните главное - пришлый маг не должен попасть в руки представителям других рас. Остальное по возможности. Да, и..., пусть маршрут сам себе выберет.
  Через минуту зал осеннего обряда опустел.
  
  21 скарнаша.
  Государство Гусуль. Где-то на склонах Ворлоговых гор.
  
  К вечеру всё же добрались до указанной гномом общины. Никаких троп не было и в помине и как Хардону удалось так точно выйти к назначенной цели осталось загадкой. Просто за очередным уступом взгляду открылась достаточно высокая каменная стена, полукругом опоясывающая каменные же строения. Концы стены упирались в отвесную скалу. Построек за стеной было совсем мало, что говорило либо о малочисленности общины, либо о том, что всё остальное выдолблено в самой скале.
  Кованная железная калитка больше напоминала ворота какого-нибудь древнего замка и, несомненно, могла сдержать соответствующий натиск. Подойдя ближе, стало ясно, что работал над созданием ворот явно мастер своего дела. Всё железо было так плотно пригнано друг к другу, что в узкие щели рассмотреть творящееся во дворе не представлялось возможным.
  За время пути Макару удалось втолковать Хардону, что он хоть и вернувшийся, но никакой теперь не маг. Пришлось на ходу перевирать местную легенду о перерождавшихся магах. Что помимо памяти маг теряет и все свои навыки и умения. Как бы жизнь с нуля. На что тролль не преминул недоумённо вставить что-то вроде: "И зачем тогда?".
  Гном яростно заколотил пяткой по кованому железу, выводя Макара из размышлений. Над горами разнеслось гулкое эхо, перекатываясь и играя многими голосами. У Макара в голове невольно колыхнулись асоциации. Казалось, Хардон Хмурый сейчас заорёт подобно Вини-Пуху: "Сава, открывай, медведь пришёл!". Он улыбнулся глупым мыслям и сел на ближайший валун. Вытянул уставшие ноги, непривычные к подобным марш-броскам, и поморщился от лязгающего грохота.
  - Тише ты. Камнепада нам не хватало.
  Гном воспринял слова всерьёз. Немедленно прекратил тарабанить и задрал голову вверх, разглядывая серый отвес.
  - Неопасно, - вынес, наконец, свой вердикт, вновь развернулся спиной к двери, размахнулся ногой и ударил.
  - Аааааа! - запрыгал на одной ноге открывший ворота мужик и заскочил обратно за забор, руками зажимая отбитую гномом ногу.
  Оказывается, не всегда смазанные петли - это хорошо. Скрипнула бы тяжёлая дверь, глядишь, Хардон бы и не ударил. Хотя последнее, судя по наблюдениям Макара, было очень маловероятно. Гном обладал таким странным чувством юмора, что скорее бы даже вложил в удар побольше силы.
  Так и оказалось. Хардон Хмурый сейчас довольно лыбился, разглядывая бедолагу.
  - Можно я тоже пну? - не преминул влезть тролль и, не дожидаясь разрешения, двинулся к покалеченному мужику.
  Община оказалась не так проста, как виделось на первый взгляд. Вэн-Вэй дошёл до дверного проёма и упёрся в невидимую преграду. Тупо толкнулся, не понимая, почему не может пройти, сравнил взглядом ширину своих плеч с шириной двери и, приняв решение, что всё же не это причина, решил взять силой. Отошёл на три шага и попёр, выставив вперёд левое плечо.
  Гном к этому времени уже перестал улыбаться и с интересом наблюдал за происходящим. Даже мужик за стеной перестал прыгать и смотрел во все глаза за представлением. Уж он-то точно знал, чем дело кончится.
  Макар тоже всё видел и даже мог предупредить несчастного тролля, чем чреват его поступок, но обида за "тёплый" приём при встрече не прошла.
  Вэн-Вэя легко, словно резиновый мячик, отбросило от невидимой преграды, и он отлетел метров на пять. Упал на спину и проелозил по острому щебню ещё столько же.
  "Хана троллю", - мелькнуло в голове у Макара, но не тут-то было.
  Словно ничего и не случилось, тот легко вскочил и вновь ринулся на невидимую преграду. На сей раз Макар решил вмешаться и уже открыл, было, рот, но гном опередил, выставив поперёк движения тролля руку.
  - Хватит!
  Вэн-Вэй, словно разогнавшийся локомотив, начал тормозить, но явно не успевал. Однако вопреки ожиданиям гном не отлетел от удара. Его даже не развернуло. А вот тролль закашлялся от нехватки кислорода. Удар Хардона пришёлся куда-то под дых.
  - Позвольте мне, - решил вмешаться Макар, пока эти дуболомы не натворили чего похлеще и, встав с камня, предстал под очи общинника. - Добрый вечер. Разрешите пару вопросов?
  Мужик молча кивнул.
  - Вам знаком сарай, что стоит недалеко от ручья примерно в дневном переходе к юго-востоку отсюда?
  - Допустим, - немного помолчав, всё же ответил мужик.
  - А если без допущений?
  - Ну, знаю я это место, что дальше?
  - А посох вот этот видели? Или дощечки? - Макар выставил жердь с набалдашником вперёд, а затем и деревяшки с рунами вытащил из торбы.
  - Нет. Наша община предпочитает не иметь дело с магами, - негостеприимный хозяин попытался закрыть дверь, но вмешался гном.
  - Уважаемый, продайте еды... Ну, и одежду, какую этому, - он мотнул головой на Макара.
  - Нет, - последовал тот же ответ и мужик совсем, было закрыл дверь, но вдруг передумал. Вновь распахнул её настежь. Смерил взглядом гнома, долго молчал, что-то решая, и, наконец, выдал. - Мечи ковать умеешь?
  - Конечно! - было даже неясно, чего в голосе прозвучало больше: гордости или обиды, за такой "глупый" вопрос. - Какой гном не умеет ковать мечи!
  - Какой-какой..., - передразнил Хардона общинник. - Такой! Был тут один.
  - Когда? - вскинулся гном и зачастил вопросами. - Как выглядит, как звать, в какую сторону ушёл?
  - Туда ушёл, - махнул на северо-запад мужик, остальные вопросы просто-напросто проигнорировав. - Так как насчёт платы за еду и одежду работой? Нам нужно, чтобы ты выковал меч с определёнными рунами. Возьмёшься?
  - Столько времени из-за тебя теряем! - Хардон недовольно покосился на стушевавшегося Макара. Затем вновь повернулся к общиннику. - Топливо, металл, гномьи присадки есть?
  - Конечно, у нас даже уголь ваш имеется.
  - Это хорошо, - Хардон немного повеселел и добавил уже чуть слышно - Тогда побыстрее управлюсь. Глядишь, и прохвост этот далеко не уйдёт. Показывай, где тут у вас кузня, да хижина нам для ночлега!
  - Только другу твоему придётся за воротами остаться, - огорошил мужик. - На территорию нет входа магам.
  - Разуй глаза, ты где тут мага видишь? - гном обвёл спутников широким жестом.
  - Вот он - маг! - указательный палец общинника упёрся в Макара.
  - Оууу! - застонал Хардон. - Одни проблемы с тобой! Ты же говорил, что потерял навык?
  Макар лишь пожал плечами, не зная, что ответить. В голове его мысли наскакивали друг на друга, словно весной льдины на пошедшей реке. Маг? Он - маг? Что за бред? А вдруг! Ну-ка, огненный шар! Хрена лысого... Молния! Та же песня. Камень, взлети! Опять мимо. Ну и какой он маг?
  - Не маг я, - выдал он, наконец расстроенным голосом. Все попытки "колдонуть" лопнули словно мыльный пузырь.
  - Мне лучше знать! - отрезал общинник и вновь повернулся к гному. - Всё ещё нужны продукты и вещи?
  - Ну не здесь же ему ночевать! - гном развёл руками, показывая, что не видит решения.
  - Ждите..., - задумчиво бросил мужик и закрыл дверь.
  Потянулось томительное ожидание, отягощённое неведением. Хардон время от времени что-то бурчал себе под нос, оправдывая своё прозвище, а тролль всё тыкал в быстро садящееся солнце и порывался идти искать пещеру под ночлег. Действительно, ночью в горах что-либо искать дело не только бесперспективное, но и опасное. Потому гном, в конце концов, поддался доводам Вэн-Вэя и поднялся с валуна, жестом приглашая всех следовать за ним.
  Словно только этого и ждали, общинники вновь открыли дверь.
  - Заходите.
  - А как же маг? - уточнил гном.
  - И маг... Последним.
  Хардон первым шагнул в ворота, за ним осторожно бочком протиснулся тролль и лишь затем позволили зайти Макару. Увиденное оказалось скучным и унылым. Несколько серых строений одинакового фасона были разбросаны по огороженной территории хаотично, словно упавшие со скалы камни. Никаких украшений, изысков или мастерских не наблюдалось. Было абсолютно неясно, чем они живут, где берут воду, еду, одежду и прочие мелочи жизни.
  Впустивший их общинник представился братом Саввой и, остановив Макара, указал ему на два ряда валунов размером с голову:
  - Иди строго между камнями. Если выйдешь за их периметр, то все вылетите со двора к фирту на прокорм! Всё понятно?
  Макар кивнул.
  Рукотворная узкая дорожка, обозначенная небольшими валунами, огибала ближайшее строение и упиралась в другое, имевшее две трубы и большие оконные проёмы. Дверь была предусмотрительно распахнута. Макар оглянулся на спутников, но те шли чуть поодаль и о чём-то беседовали с братом Саввой. Вернее беседовал только гном, а Вэн-Вэй просто гулко шлёпал рядом.
  Хижина оказалась кузней. Внутри была сложена печь с закреплёнными рядом мехами. Рядом стояла бадья с водой и наковальня. За раздвижной ширмой из шкуры горных коз обнаружился топчан с одеялом и подушкой. Помимо кровати из мебели в кузне была ещё небольшая тумбочка с дверцей и парой ящиков. Молота почему-то не было.
  Пока Макар осматривался, гном закончил разговор и вместе с троллем ввалился в кузню. Достаточно просторное строение сразу показалось тесноватым.
  - Сейчас этот тип принесёт сюда всё необходимое и можно приступать к работе, - радостно потёр руки Хардон и сбросил свой заплечный мешок на топчан. - А ты что такой кислый? Ночлег нашли? Нашли! Еду и одежду тебе добудем? Добудем!
  Как объяснить местному жителю грусть по потерянному дому? Нечего и пытаться. Макар лишь ещё раз вздохнул, прогоняя воспоминания, и едва заметно улыбнулся.
  - Спать уже надо, а ты работать хочешь начать, - сменил он тему. - Вон солнце уже село, сейчас минут десять и станет темно как у..., - Макар запнулся. А есть ли у них негры? Тут взгляд упал на Вэн-Вэя. - Как у тролля в заднице.
  Хардон крякнул от неожиданности и перевёл взгляд на указанную часть тела спутника. Вэн-Вэй и вовсе поперхнулся. Набранная в рот вода веером брызг полетела обратно, обильно орошая скудное убранство кузни.
  - Эк ты загнул! - одобрительно покачал головой гном и погладил густую бороду. - У тебя часом в роду гномов не было?
  - Нет, - смутился Макар, пряча довольную ухмылку. - Вэн-Вэй, ты не заболел случайно?
  Вид у тролля действительно был неважный. Сероватая кожа побледнела и стала какого-то землистого оттенка. Не говоря ни слова, он выскочил на улицу. Макар перевёл непонимающий взгляд на гнома, ожидая, что тот теперь кинется следом, но вместо этого Хардон поощрительно похлопал Землянина по плечу.
  - Это он краснеет так... От смущения, - он смерил Макара взглядом, словно переоценивая, и добавил. - Немногим это удавалось до тебя. Ты смотрю маг не промах.
  Настала пора Землянина смущаться.
  - Ну-ну! - заметил это гном. - Сильно не загордись, вот проверим тебя в деле, тогда и поглядим.
  "В каком деле, я же не маг, что бы ни говорил этот брат Савва!" - Макар мысленно застонал.
  - Да где они? - сменил тему гном и вмиг стал хмурым. - Так и время упустим.
  - Действительно, - ввернул Макар. Ему не терпелось лечь спать. Ноги гудели от усталости, волнами накатывала какая-то апатия, а мозг вообще порой отказывался верить в реальность происходящего.
  Гном вышел наружу, но почти сразу вернулся обратно. Следом зашёл брат Савва с ещё одним общинником.
  - Брат Хесст, - представился спутник, и Макар с гномом назвались в ответ.
  Братья свалили на пол возле печи пару железных чушек, тряпочные мешочки с чем-то шуршащим внутри, пару маленьких молоточков и один здоровенный молот.
  В кузню заглянул, было Вэн-Вэй, но Хардон лишь махнул на того рукой, мол и так тесно. Тролль скрылся.
  - Уголь за кузней, - поведал брат Савва, на что гном не преминул ворчливым тоном провести нравоучительную беседу о безответственном хранении такого капризного топлива.
  Братья смиренно выдержали пятиминутный трёп гнома, после чего почти хором заявили, что тонкостей кузнечного дела они не знают и знать не хотят. А кузня, мол, для таких вот случайных пришлых кузнецов.
  - Ладно уж, - смилостивился гном и махнул рукой, - показывайте руны.
  Брат Хесст удалился, а брат Савва бережно извлёк откуда-то из-под куртки пожелтевший свиток, перевязанный зеленоватой бархатной ленточкой. Развернул.
  - Вот.
  Гном так же бережно взял свиток и принялся его изучать, беззвучно шевеля губами. И чем дольше он изучал его, тем мрачнее становился.
  - Мы уходим! - вынес он свой вердикт и бросил свиток на тумбочку, отчего тот вновь свернулся. Видя непонимающее лицо Макара, рявкнул. - Немедленно!
  Таким своего спутника Землянин видел впервые. Даже при первой встрече лицо гнома не выражало такой решительной свирепости.
  - Можно узнать, что смутило нашего гостя? - если брат Савва и был обескуражен, то вида не подал.
  - Вот это меня смутило! Вот это! - гном вновь схватил свиток, развернул и принялся тыкать куда-то пальцем.
  Макар выглянул из-за плеча брата. Чем непонравившаяся Хардону руна отличалась от остальных, естественно не понял. Однако спорить с гномом в его теперешнем состоянии абсолютно не хотелось. Макар принялся собирать разбросанные на топчане пожитки.
  - Эту руну можно опустить, - как ни в чём не бывало, вставил брат Савва, - или заменить вот этой.
  Он достал из-за пазухи небольшой листок и показал гному. Тот мгновенно успокоился.
  - Вот сразу бы так! А то..., - тут его осенило. - Так ты же сразу знал, что я откажусь! Чего мне голову морочил?
  Брат Савва примирительно развёл руками:
  - Попытаться стоило.
  - Остаёмся, - бросил Хардон Макару и тот побросал взятые сумки обратно. Гном переключился на общинника. - Всё, не беспокойте нас. Завтра с вас завтрак. Ну, и остальное, как договаривались.
  Брат Савва, кивнув, ушёл. В кузню сразу протиснулся тролль.
  - Начинаем?
  - Тащи уголь, он за кузней, - кивнул гном, всё ещё задумчиво глядя в свиток.
  
  15 скарнаша.
  Острова короны. Штаб квартира переселенцев.
  
  - Господин советник, разрешите? - в кабинет сперва заглянул, а затем и протиснулся плотный, даже немного тучный молодой человек в сером костюме. - Срочные новости.
  - Что у тебя? - устало отложил ручку человек в кожаном высоком кресле и по старой привычке перевернул лежащие на столе листы исписанной стороной вниз.
  - От наблюдателей пришло сообщение, - человек в сером костюме подошёл ближе к столу и вздохнул. Стульев для посетителей здесь предусмотрено не было. Это всегда его очень расстраивало. - Зафиксирован очередной прокол. Континент - Афика...
  - Ну и что ты с этим ко мне пришёл? - прервал грозящий затянуться монолог советник. - Этот вопрос давно решается в штатном режиме. Отправьте группу и привезите его сюда. Месяц на адаптацию и... В общем, всё как всегда. Свободен.
  - Тут такая ситуация..., - посетитель замялся. - Не очень ясно с аурой пришельца...
  - Глеб, ты же служил в армии? Кажется, до капитана дослужился? - тихий голос советника окончательно выбил из колеи посетителя. Он, замолчав, кивнул.
  - Так какого хрена ты мне здесь мямлишь, капитан? - заорал вдруг советник, немного приподнимаясь в кресле. - Смирно! Доложить по уставу! Кратко, чётко и по существу!
  - Слушаюсь господин полковник! - Глеб, вопреки всё увеличивающемуся в последнее время брюшку, вытянулся в струну. - Полчаса назад наблюдатели засекли прокол. Цвет ауры не совпадает с зафиксированными ранее. Мнение аналитиков разделилось.
  - Вот теперь понятно, - одобрил советник и ободряюще улыбнулся своему секретарю. - Вольно. Говори, что они там придумали?
  - Двое уверены, что это лицо сугубо духовное. Не обязательно христианин, но обязательно истинно верующий или даже фанатик, - секретарь расслабил втянутое брюшко и задышал глубже. - Трое сходятся во мнении, что это вообще пришелец не с Земли, а один..., - Глеб опять замялся, но, наткнувшись на взгляд советника, выпалил. - Виноват! Один утверждает, что явившийся - маг!
  - Не с земли..., - полковник задумался. - Все значит с Земли, а этот нет. Нестыковочка. Так что это вряд ли...
  - Церковников с магами у нас тоже не было, - осмелился вставить секретарь, - что, тоже исключить?
  - Иронизируешь? - в деланном удивлении приподнял одну бровь советник. - Это хорошо, но не к месту. Вот скажи, сколько переселенцев оказалось в этом мире за последние десять лет?
  - Около пяти тысяч, - сразу ответил Глеб. Он мог назвать и точную цифру, но в данной ситуации счёл это излишним.
  - И не мне тебе объяснять, что случаи всё учащаются, - продолжил полковник. - И заметь, кто в основном здесь оказывается? Технари, медики, учёные. В общем, те, кто двигает прогресс. Это наводит на определённые мысли. Какие? Пока смутные, но кому-то надо, чтобы здесь, в этом мире, набралось достаточное количество пришельцев определённого рода деятельности. И зачем здесь оказываться кому-то из ещё одного мира, я например не знаю. Вот поэтому и отмёл эту теорию.
  - А что здесь делать духовнику или магу? - не унимался секретарь. - Магов здесь и местных как грязи. Куда ни плюнь, в мага попадёшь.
  - Ну-ну, - усмехнулся советник. - Давно ли ты в мага плевал? Может отправить тебя на континент? Плюнешь разок, если успеешь. А духовник... Может самое время спасать наши заблудшие души.
  - Религий-то много, а он один.
  - У каждого свои недостатки, - буркнул советник и принялся выдавать указания. - В общем так! Твоя задача собрать группу, для скорейшего отлова этого странного Землянина. В состав должны входить не только боевики, но и кто-то, владеющий даром убеждения. Если у него действительно аура не того цвета, что у технарей, строителей, медиков и прочего контингента, то им наверняка заинтересуются и остальные расы. А если он маг, то наш старый знакомый Кар Гроген там первым будет и его пряники, можешь мне поверить, окажутся ой как сладки. Так что мне нужен кто-то способный повлиять на выбор Землянина в нашу пользу. Количество и состав пусть определяет майор Кашин. Приказа не надо, нечего шумиху поднимать. Я ему лично позвоню. Да, и наблюдателям с аналитиками внушение сделай, чтобы ни одна зирка не прознала. У тебя всё?
  Выдав указания советник потянулся к столу, открыл средний ящик и достал портсигар. Курить приходилось всё реже и реже. Табак в этом уголке мира не рос, а те травы, что курились шаманами некоторых соседних кочевых племён, вызревали только в определённых местах. К тому же местные пронюхали о пристрастии многих пришельцев к этому действу и стали ломить цены. А где взять деньги юному государству, расположенному на группе небольших островов, состоящих практически из одних скал? Тут уж не до курева. Гномам бы выплатить причитающееся за работу.
  - Никак нет! - вырвал Глеб из раздумий советника.
  - Что "никак нет"? - не сразу понял тот.
  - Не всё у меня. Ещё доклад поисковиков.
  - Без изменений? - не стал вдаваться в подробности полковник.
  - Нет! То есть да! - Глеб запутался. - То есть имеются изменения. Нефть найдена!
  Советник вскочил. Сел. Снова вскочил и заключил секретаря в объятья, словно это он лично её нашёл.
  - Ты хоть знаешь, что это для нас означает?
  - Так точно!
  - "Так точно", - передразнил полковник капитана. - Нихрена ты не знаешь. Ладно, свободен.
  Когда за советником закрылась дверь, советник вновь сел в кресло, снял трубку телефона и пару раз крутанул диск. Слишком недавно была восстановлена технология телефонной связи, и слишком дорого пока обходился каждый аппарат, не говоря уже о километрах кабеля, чтобы пустить эту, несомненно, полезную вещь в массы. Так что число абонентов пока не превысило и пятидесяти.
  - Да! - раздалось на другом конце провода.
  - Семёныч, это я. Ты про нефть уже в курсе?
  - Здравия желаю, господин советник. Вот как раз рапорт в руках держу.
  - Олег, просил же без чинов, когда наедине. Ну и что, что могут прослушивать! Хрен на них, слышишь? - обиделся полковник. - Ты лучше вот что, возьми-ка этот вопрос под свою личную опеку. Да, приказ я подпишу. Каждый день мне докладывай изменения. Если что-то будет надо, проси... Нет, требуй! Мы этот проект должны через полгода завершить. Подключай параллельно химиков, пусть вспоминают, что да как. Чтобы, как только нефть пойдёт, процесс перегона был отработан, пусть и теоретически. Всё ясно? Хорошо, до связи!
  Советник положил трубку и улыбнулся своим мыслям. Уже через полгода они смогут делать такую смазку, что гномы будут за неё горы золота отваливать. Да и остальным расам найдётся что предложить. Вот тогда уже развернёмся! Двигатели внутреннего сгорания, теплоходы, самолёты. Это ни чета стоящему в гавани единственному пароходу, который обсмеяли даже тролли. Слишком много в нём недостатков по сравнению с теми же быстроходными магическими галерами эльфов. Разве что идти против ветра да тараном бить. Но кому они нужны, эти тараны?
  Воздушный шар возможно и смог бы впечатлить местные расы, но его пока решили оставить козырем в рукаве.
  Советник вновь крутнул диск телефона:
  - Майора Кашина! Мне плевать, что его нет рядом! Найти немедленно. Да, жду.
  
  19 скарнаша.
  Государство Гамраш. Где-то у Ворлоговых гор.
  
  Вирт внимательно осматривал заснеженные вершины Ворлоговых гор, словно здороваясь. Или наоборот, выставляя себя напоказ - вот он я, смотрите. А может и то и другое. Проводник сам бы не смог объяснить, что он хотел своим видом сказать горам. Так, наверное, в древности герои мерялись взглядом с драконами, прежде чем начать сражаться.
  Глупости, конечно, но Дэйв в точности соблюдал традиции, собой же выдуманные. Неизвестно, чем может обернуться упущенный осмотр, не взятый талисман и прочее и прочее. Таких мелочей было много, но Дэйву хотелось верить, что они работают.
  Закончив меряться взглядом с горами, Вирт начал более детально изучать унылые пейзажи скалистой гряды. Группа ведомых в количестве пяти человек молчаливо стояла чуть позади и не вмешивалась. На прошлой стоянке проводник ясно дал им понять, кто в горах будет главным и пока нет разрешения говорить - всё делать молча.
  Семь маршрутов, известных парнишке по кличке Вирт, на первый взгляд казались одинаковыми, насколько вообще могут быть одинаковыми тропы в горах. Но тут вступали те самые правила, которые Дэйв неукоснительно выполнял, а также элементарная наблюдательность.
  Вот, например самый западный маршрут был окутан лёгкой дымкой. Вершины, конечно, просматривались, но как-то не чётко, размыто. Значит там либо уже разыгралась непогода, либо вот-вот накроет. Нет, туда лучше не соваться.
  Самую ближайшую тропу тоже, к сожалению, придётся исключить. Прошлая группа была проведена как раз этим маршрутом. А чем реже используешь тропу, тем меньше шансов наткнуться на какую-нибудь тварь, которая решила проверить, кто это около её норы тракт проложил. Да и сами горы не любят повторений.
  Соседний маршрут тоже придётся оставить. Он частично пролегал по пройденному недавно, и рисковать не стоило.
  Ещё одну тропу Вирт забраковал исключительно по наитию. Ну не нравилось она ему сегодня. А уж кому в горах верить, если не себе. Впрочем, надёжно вбитый крюк тоже не последняя инстанция.
  Оставалось три маршрута, абсолютно одинаково подходящих для "туристов", как называл Вирт тех, кого водил. Он оглянулся. Нет, всё же компания с мальчишкой и молодой девушкой не оставляли ему выбора. Нужно идти по самому лёгкому из оставшихся. Правда придётся тащиться далеко на восток. Тропа начиналась километрах в пятнадцати от того места, где он подвёл туристов к горам. Естественно, переход затянется на двое суток в лучшем случае. Вирт не любил этот маршрут и редко пользовался им исключительно из-за удалённости и большей протяжённости, но сейчас у него просто нет выбора. Он действительно был самым лёгким, если в Ворлоговых горах уместно это слово.
  - Нам туда, - Дэйв ещё раз оглянулся и махнул рукой на восток. - Идём не быстро. Берегите силы. Привал через четыре часа.
  Ковач, здоровяк, подошедший в таверне первым, хотел, было что-то сказать, но Вирт приложил палец к губам. Турист выдохнул и сдержался. Группа в тишине последовала за проводником.
  Вообще, Дэйв конечно лукавил. Говорить уже можно было. Просто он приказал молчать, чтобы не мешали пока с выбором пути. А вот на том маршруте, что он выбрал, действительно есть довольно протяжённое место, где молчанье даже не золото - жизнь. Пусть привыкают..., ну, хотя бы до первого привала. Да и ему всё же в тишине легче будет вспомнить все каверзы предстоящего маршрута. Редкое использование тропы давало не только плюсы, но и минусы. Ведь по этому маршруту он почитай уже год не ходил. Что-то там обязательно изменилось. Не может не измениться. Знать бы только - что.
  
  19 скарнаша.
  Государство Гамраш. Где-то у Ворлоговых гор.
  
  Кар Гроген ан-Атлум всматривался в горы. Ничего необычного. Такие же, как скажем Перейские в Суздане или даже обе гряды на Гномьем топоре. Маг задумался. Да, ведь было время, исколесил оба материка. Бывал и в Эльфийском клинке, гостил у гномов, ну а уж свою родную Афику вдоль и поперёк исходил. А вот, поди ж ты, через Ворлоговы горы перебираться ещё не доводилось. Всё когда-то случается первый раз.
  Ан-Атлум прислушался к себе. Нет, никакого душевного трепета перед новым и неизведанным не ощущалось. Не то, что раньше. Нет-нет, а бывало, что зашевелится в груди какое-то волнение. Когда сердце норовит выскочить, колотясь внутри загнанной птицей, и бросает в пот.
  Всё в прошлом. Да и действительно, чему тут удивляться? Ну, горы. Ну, слагают о них страшные легенды. Ну и что? Мало что ли тех же легенд в его родном Маноске? Да их там столько, что на пяток таких гор хватит. Что и говорить - столица!
  Хотя надо признать, горы действительно впечатляли. Впечатляли прежде всего своим величием и красотой снежных вершин. Былинный тракт, пролегающий вдоль гор в относительной близости, не давал всей полноты ощущений. Скалистая гряда оттуда казалась далёким фоном, постоянно смазанным из-за расстояния и дымки. А вот сейчас, задирая голову вверх, можно было восхищаться и отдавать дань богам, сотворившим подобное чудо.
  Правда зачем это чудо боги населили злобными тварями и непонятными явлениями было неясно. Да разве богов поймёшь? Кстати, одна из легенд этих гор как раз гласила, что где-то здесь существует переход в их мир. В Валладу. Вот потому, мол, здесь и водятся всякие твари. Это, мол, не более чем охрана врат.
  Кар Гроген хмыкнул. Глупости какие. Детский лепет. Ведь если это - правда, то значит кто-то эти врата видел. Ну и где он, этот "кто-то"? Так что ну их, эти легенды, тем более пора и делом заняться.
  Привычно вплетя в сеть рыбака ауру проводника, кажется, его звали Дэйв, маг удивлённо присвистнул. Парень и ведомая им группа резко сменили направление и сейчас двигались строго на восток. Ну что ж, проводнику видней, куда идти.
  Маг соскочил с коня и легонько хлопнул его по крупу:
  - Беги домой!
  Рабочая кляча, выданная трактирщиком за, надо признать, смехотворную сумму в два дона неспешно, словно нехотя, побрела обратно. Лошадок проводника и компании ан-Атлум встретил часа три назад. Служка из трактира, видимо специально нанятый для этой цели, гнал их обратно. Маг заблаговременно отъехал в сторону и схоронился. Ни к чему лишние свидетели, что у перебирающихся через горы появился хвост.
  Отправленная домой кляча метров через двадцать остановилась и принялась щипать пожухлую траву на одной из прогалин.
  Кар Гроген пожал плечами и двинулся на восток. Нужно было ещё немного сократить расстояние. Желательно даже иметь группу в пределах видимости, чтобы как можно реже пользоваться заклинанием. Тогда, в трактире, просканировать незнакомцев на предмет наличия магов не получилось, всё-таки закон есть закон, а после маг уже никого из них и не видел. Так что если в группе есть маг и они одновременно с ним сплетут сеть рыбака, то ему сразу станет известно о преследовании.
  Именно поэтому Кар Гроген лишь изредка проверял местонахождение группы и сразу снимал заклинание. Перестраховка ещё никому никогда не вредила.
  
  С 21 на 22 скарнаша.
  Государство Гусуль. Где-то на склонах Ворлоговых гор.
  
  Надежды Макара выспаться после тяжёлого перехода и хоть немного отстраниться от тяжких дум переселенца, насовсем потерявшего возможность вернуться домой, были убиты самым жесточайшим образом. Мало того, что спать, когда под боком орудуют молотом просто нереально, так ещё Хардон напрочь пресёк попытки увильнуть от работы, практически швырнув Макара за кузнечную печь к мехам.
  То, что это кузнечная печь и меха парень из другого мира и сам догадался, а вот весь последующий процесс, все названия и действия были для него в диковинку. Хардона Хмурого словно подменили. Немногословный в путешествии по горам он будто бы преобразился, когда робкие отсветы первых зажженных углей озарили его широкое лицо и бороду. Каждое своё действо он объяснял. С каждым взятым инструментом беседовал. Движения гнома стали плавными и отточенными. Порой Макар терял нить разговора или объяснения, но Хардон словно и не замечал этого. Он как будто вообще перестал видеть всё, что творится вокруг. Для него во всём белом свете остались только печь, молот, да кусок металла, из которого и должен был получиться меч.
  - Мало кто знает, что горну перед розжигом необходимо сделать подношение, - пояснял гном, устилая очаг печи равномерным слоем калиброванного угля. - Вот это самое лучшее топливо я дарю тебе, горн. И пусть твои кирпичи не потрескаются от жара.
  "Аминь", - хотел добавить Макар, но Хардон уже комментировал следующее своё действие.
  - А вот эта древесная стружка, пропитанная смолой нагеди, пусть послужит связующим звеном между тобой и нами, - гном подал условный сигнал троллю. - Сейчас мой друг подожжёт её, и ты увидишь, что наши сердца такие же жаркие, как это пламя.
  Макару, совсем недавно вывалившемуся из своего донельзя прагматичного мира, было смешно на это смотреть и ещё смешнее слышать, но усилием воли он подавил неуместный смешок.
  Тем временем тролль поджёг стружку в нескольких местах и по маслянистой поверхности заплясали сперва робкие, но всё уверенней разгорающиеся язычки пламени.
  Сверху на стружку был насыпан ещё один слой угля, несколько тоньше, чем предыдущий.
  - Раздувай! - сразу же последовала команда Макару и парень принялся усердно орудовать мехами.
  - Не так быстро, - справа подошёл тролль и немного притормозил движения рук. - Плавнее и медленнее. Вот так.
  Поваливший из очага дым на удивление легко и быстро втянулся в вытяжной зонт и воздух в кузне остался чистым. Через пару минут угли, насыпанные на стружку начали алеть, затем пламя прорвалось наружу и топливо окрасилось в жёлто-оранжевую расцветку.
  - А вот теперь давай побольше воздуха, - скомандовал гном, и когда Макар начал что есть сил орудовать мехами, а из очага повалил нестерпимый жар, досыпал ещё угля.
  - Инструмент тоже должен передавать жар нашего сердца будущему мечу, чтобы тот чувствовал питаемую к нему любовь, - с этими словами на новый слой угля были возложены оба молота и молотки поменьше.
  Когда и этот слой угля раскалился, и прорывающееся пламя принялось жадно лизать металл инструмента, грозя перекинуться на рукояти, гном с троллем чёткими движениями выхватили молоты и водрузили на их место слиток.
  - Вэн, смени! - очередная команда гнома и Макара оттеснила от мехов массивная туша тролля.
  Только сейчас парень с Земли заметил, что ладони жжёт от непривычной работы, а лицо заливает пот. Поданное гномом полотенце было воспринято почти как билет домой, а кружка воды как бокал "Каберне Совиньон" урожая 1941 года.
  Через десять минут гном вновь отправил Макара за меха, а Вэн-Вэя на улицу за новой порцией угля. Краем глаза Макар видел, как металлическая чушка начинает алеть. Время от времени гном брал слиток клещами и переворачивал на другой бок.
  Наконец, спустя ещё десять минут Хардон выхватил из очага светящийся оранжевым светом слиток и кинул на наковальню. Тролль уже стоял рядом с молотом наготове.
  - Передохни пока, - едва успел разобрать Макар, прежде чем кузню наполнил грохот ударов металла о металл.
  А затем завертелось. В умелых руках гнома металлический слиток то нырял в очаг на раздутые Макаром угли, то прыгал на наковальню, постепенно меняя форму под тяжёлыми ударами тролля. В эти мгновенья парень с Земли жадно пил воду и утирал обильный пот. И всё заново - раздуваются принесённые Вэн-Вэем угли, раскаляется чушка, стучат молоты.
  И Макар, никогда даже не наблюдавший за работой кузнеца, внезапно поймал себя на мысли, что тоже делает всё чёткими и отточенными до скупости движениями. Он словно стал шестерёнкой в загадочном гномьем механизме. Он каким-то десятым чувством знал, когда надо подать на угли больше воздуха, чтобы достичь нужной температуры, когда Хардону понадобится другой молоток-ручник или сменные клещи, а то и вовсе полотенце стереть обильный пот и промочить бороду.
  Параллельно работала ещё одна шестерёнка гномьего механизма по имени Вэн-Вэй. Тролль орудовал огромным молотом, нанося удары по заготовке то справа, то слева. Когда постепенно удлиняющаяся и принимающая форму меча чушка остывала, Хардон перекладывал её с наковальни в печь. Тотчас Вэн-Вэй откладывал кувалду и убегал на улицу. Возвращался с углём, подкидывал его в очаг, ворошил, а затем снова брался за молот.
  В какой-то момент Макар заметил, что кузнецы перестали удлинять и формировать заготовку, а принялись её расплющивать, превращая в блин. Очень хотелось спросить, зачем они это делают, но кричать из-за горна, одновременно работая мехами он уже пробовал, и повторять не хотел. Лёгкие мгновенно наполнялись нестерпимым жаром, а партнёры по кузнечному делу всё равно его не слышали, усердно работая молотами.
   Решил отложить вопрос до ближайшей передышки, но тут в памяти всплыла совсем уж не понять как там оказавшаяся информация. Подобным образом японские самураи изготавливали свои катаны. Ковали слиток до толщины листа, сгибали пополам и снова ковали. В результате меч получался многослойным и оттого более прочным.
  Меха, кружка воды, топчан. Меха, кружка воды, топчан. Время зациклилось. Остановилось в этом адском кольце и казалось, не будет ни конца, ни края монотонному звону металла и гулу раздуваемого мехами воздуха. Однако в одной из кратких передышек Макар заметил, что гном копается в своём рюкзаке, а тролль не бежит на улицу за углём.
  Парень облегчённо вздохнул: "всё!", но тут же выдавил сквозь зубы ругательство. Гном вновь дал отмашку, отправляя его к мехам. Едва волоча ноги, Макар побрёл к горну, а Хардон зачем-то принялся нарезать кусочками разной длины моток проволоки, извлечённый из рюкзака. В очаге вновь разогревался, казалось готовый уже меч.
  "Какого хрена им ещё надо", - возникла и потонула в рутине движений бесполезная мысль. Пальцы уже привычно схватили рукояти мехов и принялись равномерно нагонять в очаг потоки воздуха.
  Через бесконечно долгий, как показалось Макару, промежуток времени последовала команда на отдых. Однако любопытство победило, и парень замер на полпути к топчану. Гном делал что-то странное, а оттого интересное. Положив готовый с точки зрения Макара меч на наковальню, Хардон скрупулёзно выкладывал на нём свои нарезанные проволочки. Выложив нечто похожее на пятилучевую звезду с двумя замкнутыми концами слева гном аккуратными мягкими ударами начал вбивать странный орнамент в меч.
  Закончив с первым узором, гном принялся за второй.
  - Что, интересно как работают истинные Мастера ковки? - заметил он выглядывающего из-за широкой спины тролля парня и усмехнулся. - Да уж, это вам, людям не дано.
  "Почему это?", - хотел возмутиться Макар, но гном махнул рукой, обрывая готовое вырваться возмущение за свою расу.
  - Ты иди, давай отдыхай. Теперь мы вдвоём с Вэн-Вэем справимся. Можешь даже поспать. До рассвета ещё часа полтора, так что не теряй времени.
  "Уснёшь тут", - мысленно проворчал Макар, укладываясь на топчан под монотонный бубнёжь гномьего молотка. - "Уснёшь..."
  
  Кувшин ледяной воды на голову, это уже чересчур. Подобную мысль, но в куда более ненормативном виде выдал Макар в ухмыляющиеся лица гнома с троллем, когда отфыркался. Хардон уважительно покивал, одобряя услышанный фразеологизм, а Вэн-Вэй развёл руками:
  - Как же тебя ещё было будить, если ты спишь как бурун в берлоге. Пока крыша не рухнет, не проснёшься.
  - Чего меня будить-то? Сами же дали полтора часа на сон, - пробурчал Макар утираясь поданным полотенцем и только тогда заметил, что сквозь щели в дверях пробиваются лучи света.
  - Во-во! - хохотнул гном. - Дали полтора часа, а ты дрыхнешь уже почти три.
  - Если так вкалывать, так можно и двенадцать часов проспать, - не остался в долгу парень и с трудом поднялся.
  Не отдохнувшее толком тело, казалось, болело всё. Сразу вспомнился подходящий случаю анекдот.
  - Приходит мужик к доктору...
  - А кто это - доктор? - сразу встрял тролль.
  - Ну... Человек, который лечит.
  - Целитель что ли?
  - Ага, вроде того. Так вот. Приходит мужик к целителю и говорит: "Уважаемый, у меня болит всё тело. Куда ни ткну пальцем - больно". Целитель осмотрел его и отвечает: "Придурок, у тебя же палец сломан!"
  Рассказывая этот старый и не особо умный анекдот, Макар преследовал сразу несколько целей. Во-первых, всё это время он разминал ноющие суставы, мял шею и приседал. Во-вторых, хотел поднять настроение всем присутствующим, включая себя. Так сказать дать заряд бодрости, а то после вчерашнего, не то что идти куда-то, жить не хотелось.
  Однако смеха не последовало. Хардон с хмуро-сосредоточенной физиономией заявил, что так не может быть, чтобы палец был сломан и владелец пальца не знал об этом.
  - Вот, например пару лет назад Вэн-Вэй ломал палец, так выл так, что об этом знали ещё помимо тролля пару близлежащих поселений.
  - Это не я ломал палец, а мой брат! - вставил смутившийся тролль.
  Поперепиравшись между собой на предмет того, кто же всё-таки ломал палец, гном с троллем пришли к неожиданному для Макара выводу: рассказанная история - враньё.
  - Конечно враньё! - Макар не понимал, издеваются над ним или нет. - Это же анекдот!
  Хардон прищурился, разглядывая человека, словно впервые увидел.
  - Сперва выясняется, что ты соврал, заявляя, что больше не маг. Теперь врёшь про какой-то сломанный палец. Может, вообще вся твоя история сплошной обман?
  Землянин покрылся липким потом. Не к месту в мозгу всплыла фраза не то из кинофильма, не то из анекдота: "Никогда ещё Штирлиц не был так близко к провалу". Ох уж эти чёртовы анекдоты.
  А между тем гном всё ещё ждал ответа.
  - Понимаете, - начал выкручиваться Макар, - анекдот - это такая маленькая выдуманная история, предназначенная для подъёма настроения. В ней рассказывается что-нибудь смешное и неправдоподобное. Специально неправдоподобное, чтобы было смешнее.
  - Обхохочешься, - хмуро заявил гном, запуская свою пятерню в бороду.
  - Сейчас лопну от смеха, - вторя другу, ввернул тролль.
  Макар хотел ещё что-нибудь добавить в оправдание, но Хардон прервал его.
  - Ты, человек, от ответа не уходи. Мне до твоих анекдотов, что эльфу до гор. Ты мне про себя расскажи. Кто ты на самом деле?
  Парень практически почувствовал, как буравчики гномьих глаз вонзаются в его мозг, пытаясь добраться до правдивой информации. И Макар решился. В конце концов, вечно врать не получится. Когда-нибудь да проколется на какой-нибудь мелочи типа этих чёртовых анекдотов. А сейчас вроде и место подходящее. На виду у этих пусть и отшельников, но всё же людей, они не посмеют ничего ему сделать. Пусть бросят здесь, это не страшно. Отшельники выведут... Наверное. Макар вспомнил, что эти странные горцы вообще не хотели его пускать к себе в обитель и его пыл несколько поугас. Но обратного пути уже не было. Гном ждал, становясь с каждой секундой всё смурнее.
  - Да, я вам соврал, - выпалил он скороговоркой. - Я не вернувшийся и даже не знаю кто это такой. И в существование гномов с троллями я до вчерашнего дня не верил.
  Тролль осклабился:
  - Всё-таки еда!
  - Да прекрати ты! - Хардон оборвал здоровяка. - Раньше надо было пугать. Теперь-то уж чего? Он давно уже раскусил, что не питаемся мы человечиной.
  Макар облегчённо выдохнул. У него, конечно, были подозрения, что первая встреча больше походила на запугивание, но одно дело предполагать и совсем другое - убедиться в этом, так сказать из первых уст.
  - Тогда кто ты такой? - буравчики и не думали отпускать Землянина.
  - Вы всё равно не поверите, - плечи Макара опустились. Он уже жалел, что решил всё выложить начистоту. Его правда выглядела куда неправдоподобней, чем выдумка.
  - А ты попробуй.
  - Я из другого мира. Совсем из другого. Там нет магии, нет гномов, троллей, эльфов и кто тут у вас ещё существует. Там только люди.
  Макар ожидал какой угодно реакции: его будут высмеивать, называть психом, снова обвинять во лжи, да изобьют, в конце концов. Но гном лишь вздохнул и отвёл свои буравчики в сторону.
  - Скучно у вас там, наверное.
  Макар просиял. Ему поверили!
  - Да нет, нормально, - робкая улыбка тронула его губы. На душе полегчало.
  - Теперь хоть известно, куда тебя девать.
  - Куда? - Землянин вновь насторожился.
  - На острова Короны, конечно, - гном перестал теребить бороду и почесал макушку. - Правда тебе всё равно придётся сперва с нами сходить, а потом уж к своим двигать.
  - А зачем мне на острова Короны и что значит "к своим"?
  - Ну ты как ребёнок, ей-ей! - Хардон махнул рукой и принялся копошиться в своей сумке. - К своим, значит к своим. Что тут непонятного? Все ваши в основном там обитают. Основали своё государство, Семля кажется называется.
  - Земля? - Автоматически поправил гнома обескураженный Макар.
  - Во-во. - Гном перестал перекладывать вещи и поднялся. - Ну всё, сейчас мы с Вэн-Вэем сходим отдадим меч, заберём припасы, вещи тебе, и в путь. Посиди пока здесь.
  - Но... Как?...Откуда?... А..., - вопросы переполняли Макара, наслаивались друг на друга словно льдины в ледоход, мешая движению. Хотелось спросить сразу обо всём, но в итоге кроме нечленораздельных звуков выдавить из себя что-либо путное не получилось.
  Гном махнул рукой:
  - Успеешь ещё наговориться в пути. А сейчас извини, время поджимает. И так на тебя лишний день потратили, - он взял с остывшей печи выкованный ночью меч и вышел во двор.
  Тролль бочком протиснулся в дверь и двинулся следом.
  Макар, ничего не понимая, уселся на кровать. Рот то открывался, словно желая задать вопрос, то закрывался, так ничего и не озвучив. Мысли бились в голове, ища выход наружу, но задавать вопросы было некому.
  Потянулись томительные минуты ожидания. Макар не знал, куда себя деть. Он то вскакивал и начинал мерить шагами небольшую комнату кузни, то вновь садился на топчан.
  Наконец появились сотоварищи. Макар сунулся было вновь с расспросами, но гном лишь отмахнулся. Сейчас Хардон как никогда оправдывал своё прозвище. Он был хмур, как грозовая туча. Да и вечно довольный жизнью тролль не отставал от своего компаньона.
  - Переодевайся! - он бросил на топчан ворох тряпья и пару сумок. - И живее!
  - Что-то случилось? - Макар принялся перебирать одежду. Кроме как тряпьё, её больше никак было не назвать. Всё старое, иногда даже с заплатками. Да уж, не такой оплаты ждал гном от своей работы. - И нам вроде завтрак обещали.
  - Обещанное эльфами сто лет ждут, - буркнул гном, не прекращая сортировать оказавшиеся в принесённых сумках продукты. - Обойдёмся без завтрака.
  - Нет, вы можете, наконец, объяснить, что происходит? Вы что, из-за этой одежды так расстроились? Да наплюйте, главное чтобы еда не пропавшая была. Она же не пропавшая?
  - Одежда? - гном всё же оторвался от перекладывания продуктов из донной сумки в другую и непонимающе посмотрел на человека. - При чём здесь одежда? Дело вот в этом! - И он, постучав себе по виску, принялся вновь сортировать принесённую от отшельников снедь.
  Ничего не понимающий Макар перевёл взгляд на тролля.
  - Предчувствие у него, - пояснил тот. - Помнится с полгода назад в "Кутерьме", это таверна такая в Суздане, у него тоже было нечто подобное. Уговорил меня и Бан-Бия, ещё одного тролля, уйти оттуда. Ох и ругался тогда на него Бан-Бий, очень местного пива хотел попробовать. Да...
  Вэн-Вэй замолчал, уставившись куда-то в одну точку.
  - Дальше-то что? - поторопил Землянин.
  - Дальше? - очнулся тролль. - А! Ну да! Оказалось, что какая-то шайка прирезала трактирщика и под его видом продавала народу еду. Всех потравили.
  - Хватит уже языки чесать! - гном рывком затянул тесьму на своей сумке и закинул её за спину. - Пошли отсюда. Ты готов?
  - Нищему собраться - только подпоясаться, - буркнул Макар, критично осматривая на себе чьи-то обноски. - Я готов, но одного не пойму: зачем ты еду взял, если она отравлена?
  - Сегодня дело не в еде. И не спрашивай! - оборвал Хардон готовый вырваться очередной вопрос. - Сам не знаю. Просто давайте отсюда уберёмся поскорее.
  - Как скажешь, - Макар тоже поднял свою сумку и направился к выходу.
  - Погоди, мы первые пойдём. Эх, кольчугу бы тебе..., - гном проверил, легко ли вынимается топор из-за спины и, открыв дверь, вышел во двор. - Посох не забудь. - Донеслось оттуда.
  Тролль повторил движение гнома, проверив, легко ли выходит оружие из специальных петель за спиной. Отличие было в самом оружии - у Вэн-вэя это была массивная под стать хозяину дубина, обмотанная на конце металлическими полосами.
  - Посох не забудь, - зачем-то повторил он слова гнома и тоже вышел наружу.
  В животе заурчало. Организм требовал привычных с утра кофе и бутерброд с ветчиной. Вздохнув, Макар достал закатившийся за топчан посох и двинулся за сотоварищами.
  На улице было свежо. Вышедшему из не успевшей остыть кузни парню так и вовсе показалось что холодно. Солнце ещё не выкатилось из-за гор, но ледники на вершинах уже сверкали миллионами белоснежных кристалликов замёрзшей воды. Макар, не привычный к подобным видам, сперва восхищённо обвёл взглядом окрестности, зажмурился от ярких бликов, и лишь затем обратил внимание, что происходит во дворе.
  В отличие от вчерашнего вечера с двумя встречающими отшельниками, сегодня во дворе общины было людно. Все что-то делали. Вернее каждый старался сделать вид, что чем-то занят, однако любопытство страшная вещь и многие не выдерживали, скашивая взгляд на пришлую троицу. В воздухе просто витало непонятное напряжение.
  Рядом с Макаром немедленно возник один из типов, что встречал их вчера и напомнил, что ходить можно только между камнями. Макар кивнул, примечая про себя, что выбора пути ему за ночь никто не расширил. Небольшие окатыши по-прежнему пролегали лишь между кузней и калиткой. Вот тебе и завтрак. Не за калиткой же они стол накрыли.
  От небольшой группы общинников отделился брат Савва, видимо бывший тут за старшего.
  - Как, вы уже уходите? - голос просто сочился мёдом, но вот глаза. Глаза цепко следили за каждым движением гостей. - А позавтракать?
  "Не быть тебе актёром", - хмыкнул про себя Макар. - "Как сказал бы Станиславский: "Не верю!".
  - Спасибо, мы как-нибудь уж по дороге... Спешим, знаете ли, - гном тоже ни на йоту не поверил отшельнику.
  Тролль тоже не остался простым зевакой. То ли они с гномом уже обсудили свои действия, то ли команда у них была спаянной и понимающей друг друга без слов, но сейчас он стоял так, что контролировал те участки двора, которые были недоступны глазу Хардона.
  - Ну, как пожелаете, - сделал вид, что расстроился общинник.
  Трое путников начали настороженно продвигаться в сторону калитки. Брат Савва ступал рядом, а вслед за ними казалось смещались и все люди во дворе. В результате у калитки троица оказалась практически в окружении. С одной стороны высокий забор, с другой толпа разношёрстного народа. Успокаивало только то, что ни у кого в руках не было оружия.
  - Значит, уходите? - уточнил очевидную вещь общинник.
  - Да, - гном кивнул, и Макар буквально почувствовал, как тот усилием воли подавил желание выхватить из-за спины топор.
  Брат Савва протиснулся к калитке и отпёр замок. Троица с облегчением вывалилась наружу и калитка моментально захлопнулась. Из-за стены послышался ропот толпы.
  - Быстро, быстро отсюда! - прошипел Хардон и все трое чуть ли не бегом припустили подальше от ограды странных людей.
  Однако далеко уйти им не дали. Калитка вновь отворилась, и послышался голос брата Саввы:
  - Постойте, путники и выслушайте напутственное слово.
  - Ах ты мать каменного нуриша! Началось, - гном уже не стесняясь вытащил из-за спины топор и обернулся. Тролль последовал его примеру.
  Приближающийся общинник на мгновенье сбился с шага, но, взяв себя в руки, всё же продолжил сближение. Однако остановился не дойдя до путников метров семь.
  - Признаюсь, мои братья не хотели вас отпускать, - осторожно начал он, опасливо косясь на топор в руке гнома, - но я настоял. Всё-таки негоже сразу нападать на путников, с которыми заключил договор, и которые сделали для тебя нечто весьма ценное.
  - Негоже вообще нападать на путников, - хмуро глядя из-под густых бровей буркнул гном.
  - Это да, - согласно кивнул брат Савва. - Но тут всё зависит от путников, а точнее от знаний об этих путниках. Что, если бы вы точно знали, что один из них спустя полгода убьёт вашу мать?
  Гном промолчал.
  - Так вот, он, - палец общинника ткнул в сторону Макара, - в скором времени совершит нечто худшее. Он нарушит чашу весов этого мира. Если ему не помешать, конечно же. Мы знали, что в мир проник чужеродный организм, и знали рунное слово, которым можно это существо не просто выгнать туда, откуда он пришёл, но и навсегда запечатать проход. Но мы, к сожалению, не знали, кто и где это существо. Нам это должен был сказать меч. И он сказал. Братья настаивали на немедленном уничтожении, но я против. Поэтому мы даём вам фору во времени. У вас есть два часа, по истечении которых мы начинаем на него, - палец вновь указал на Макара, - охоту.
  - А может не ждать два часа и прямо сейчас тебя по макушке вдарить? - Вэн-Вэй сделал шаг к общиннику и демонстративно стукнул увесистой дубиной по своей огромной ладони.
  Брат Савва отступил на шаг и пронзительно свистнул, заставив ничего не понимающего Макара вздрогнуть. Тут же из-за стены показалось с десяток вооруженных арбалетами общинников.
  - Не советую. Мы наслышаны о прочности ваших доспехов, - кивок в сторону гнома, - и вашей дублёной коже, - кивок троллю, - поэтому поверьте мне, болты там заряжены весьма специфические.
  Хардон нахмурился ещё сильнее.
  - Так вот зачем вам был нужен меч именно с такими рунами! Хорошо, что я не согласился, - выдал он спустя полминуты раздумий и плюнул под ноги общинника, едва не попав тому на сапог.
  Брат Савва равнодушно пожал плечами:
  - Вы, гномы, слишком самоуверенны. Неужели ты думаешь, что мы заменили последнюю руну на первую попавшуюся? Мы её заменили на ту, которая в паре с ещё одной даёт тот же эффект, что и выброшенная тобой. Всего-то и делов осталось - вковать в меч ещё одну маленькую неприметную руну.
  - Ты врёшь, - после недолгого колебания заявил гном. - Я знаю все руны. Забракованную мной нельзя обойти.
  - Вот видите? - общинник посмотрел на Макара и тролля, словно предлагая разделить с ним радость. - Как я и говорил, излишняя самоуверенность на лицо. Если ты чего-то не знаешь, это не значит, что этого не существует.
  - Я знаю все руны! - буквально проревел гном.
  Общинник снисходительно махнул рукой:
  - Мне всё равно, веришь ты мне или нет. Но в данный момент разжигается печь, чтобы вковать ту самую недостающую руну, которой ты не знаешь. Так что у вас есть примерно два часа форы, чтобы убраться отсюда подальше, прежде чем мы начнём охоту на этого мага, - он ткнул в Макара пальцем. - Впрочем, вы всегда можете отойти в сторону. К вам у нас претензий нет. Идите куда хотите, лишь бы подальше от него.
  Гном покосился на Макара, тяжело вздохнул и отвёл взгляд. У Землянина дрогнула сердце. Неужели отдаст на растерзание этим фанатикам? Обошлось. Хардон что-то решил для себя и вскинул голову, в упор глядя на общинника:
  - Негоже так! Я этот меч выковал, мне и защищать от него.
  - Ну, как знаешь, - брат Савва повернулся уходить. Бросил через плечо. - В конце концов, это твоя жизнь.
  - Только я думаю, что никакой ритуал вы этим мечом не проведёте, - гном закинул топор за спину и ехидно усмехнулся. - Гномью руну только гном может вковать. А на эту руну ни один мой соплеменник не согласится.
  - А нам и не нужен гном, - общинник с ленцой обернулся. - Вы не представляете, какие у нас встречаются талантливые самородки. Словно специально божьей дланью собранные в этой обители. Уж на одну вашу руну брату Коссе сил хватит.
  Словно подтверждая его слова, из-за забора потянулась лёгкая струйка дыма. Заметив брошенный в ту сторону взгляд Макара, общинник усмехнулся:
  - Да-да, вы по-прежнему тратите своё время, на бесполезные разговоры со мной.
  Гном хотел ещё что-то сказать, но замер на полуслове. Улыбнулся одними уголками губ, но так, что усмешка на лице общинника мигом слетела.
  - Уходим.
  И они пошли. Быстрым, но уверенным шагом. До первого выступа, скрывшего неприветливую обитель. А вот дальше гном с троллем, не сговариваясь, рванули так, что Макару, не ожидавшему от коротконогого Хардона такой прыти, с трудом удалось их нагнать.
  
  15 скарнаша.
  Малый океан
  
  - Земля! - заорали с гнезда на грот-мачте и капитан, подавившись юшковым морсом, вылетел на палубу. До ближайшей земли было ещё километров четыреста.
  - Какая "земля", бизань тебе в булку, балласт безглазый! Закатаю в анкерок, и выброшу за борт! Будешь у меня...
  Брань резко прекратилась. Все свободные матросы, а теперь ещё и капитан смотрели на проплывающий справа по борту, метрах в трёхстах, заросший густой зелёной травой и деревьями берег.
  - Что у вас? - появился из своей каюты заспанный торговец, нанявший это судно с командой для перевозки своих товаров с рынка Уймунского леса в Абенессию. - Доплыли?
  Ближайший матрос поморщился от этого сухопутного словечка, но всё же пояснил:
  - Нет, какой-то остров, которого здесь быть не должно.
  - Может, сбились с пути?
  - Исключено! - отрезал капитан, подошедший к нанимателю.
  - Тогда как вы это объясните?
  - Разберёмся, - проворчал капитан, продолжая всматриваться в проплывающий берег.
  Торговец посмотрел ещё какое-то время вдаль, пожал плечами, и, позёвывая, направился в свою каюту досыпать.
  А потому не увидел, как из-за деревьев поднялось три дымных кольца, и остров пропал.
  
   20 скарнаша.
  Государство Гамраш. Ворлоговые горы.
  
  К огромному стыду Дэйва, первую ловушку он просмотрел. Оказалось, что его размышления о том, что всё на маршруте могло поменяться, были не беспочвенны. Более того, ловушка оказалась практически в самом начале пути, чего не бывало даже при прохождении самого трудного маршрута. И как быть? Отказаться, сославшись на какую-нибудь ерунду? Нет, Вирт не мог себе позволить такой роскоши, как слабость. Да и репутация зарабатывалась слишком долго и тяжело, чтобы вот так в одночасье её разрушить.
  Заночевали они в небольшой пещерке.
  - В тесноте, да не в обиде, - высказал общую мысль Митро-Смех, оглядывая каменное углубление.
  Да, именно углубление было самым правильным словом тому гроту, что едва вместил в себе шестерых путников. Разместились засветло и туристы от безделья принялись досаждать Вирта вопросами о горах, монстрах, ловушках, обычаях проводника и прочей дребедени. Когда им надоели односложные ответы Дэйва, а то и вовсе их отсутствие, туристы начали требовать продолжения движения.
  - Хорошо, идите! - не выдержал, наконец, Вирт и махнул рукой, показывая направление. - Вам туда.
  Туристы сникли.
  - Но ведь светло ещё! - всё же предпринял ещё одну попытку Ковач убедить строптивого проводника.
  - Светло, да ненадолго, - огрызнулся Вирт, - а до следующей пещеры топать и топать.
  - И что? Под открытым небом переночуем. Ты не смотри, что среди нас девушка и малец, одежда у всех тёплая.
  Вирт вздохнул.
  - Мы ведь договаривались в таверне, что в горах я главный?
  - Ну..., - Ковач стушевался.
  - Просто нас тяготит всё непонятное, а почему нельзя идти, если ещё светло, как раз непонятно, - пришёл ему на помощь Борг.
  - Да потому что пещера бережёт нас не только от непогоды. Непогода вообще в Ворлоговых горах в расчёт не берётся. По сравнению с остальными опасностями ветер и дождь - так, мелкие трудности. Это - как гоняться за укусившей тебя зиркой, когда вампир сидит на шее. - Вирт вздохнул ещё раз и постарался последнюю фразу произнести как можно более вкрадчиво, - так что постарайтесь обходиться в дальнейшем без вопросов, просто выполняя мои требования. Если я говорю - надо, значит надо.
  - Хорошо, - поставила точку Саула, всё ещё прячущаяся под капюшоном, изображая Мута. Хотя от кого было прятаться в необитаемых горах, Дэйв никак понять не мог. Не от снежных же бросчей. Тем, если поймают конечно же, будет всё равно кого кушать: Саулу или Мута. - Мы больше не будем прекословить.
  Девушка обвела всех своих спутников красноречивым взглядом и полезла в свою сумку. Остальные последовали её примеру. Спорить никто не стал и Вирт, наконец, определился, кто в группе туристов главный. Теперь будет проще. Не нужно будет всем втолковывать какой-либо, глупый с их точки зрения, приказ. Достаточно будет просто довести его до девушки, а уж она заставит их слушаться.
  Пока туристы набивали свои желудки, Дэйв вышел на воздух. Поесть он всегда успеет, а вот озаботиться о безопасности нужно прямо сейчас. Понюхал воздух, посмотрел горизонт - нет, метели в ближайшие сутки не ожидается и это уже хорошо. Хоть он и говорил туристам о малой важности погоды, но идти под ураганным ветром тоже удовольствие так себе.
  Где-то внутри шевельнулся комочек беспокойства. Что-то было не в порядке, но вот что? Вирт вернулся по следам на сто метров, затем прошёл настолько же вперёд пещеры. Ничего странного или опасного. На обратной дороге странное чувство пропало. Раз, и словно выключили этот зудящий комок в груди.
  Дэйв присел на нагретый солнцем валун возле пещеры и задумался.
  - Может, помощь нужна какая? - рядом неслышно присел Митро-Смех и, как ни странно, Вирт почувствовал себя спокойней. Ну, действительно, что переживать? Ведь всё в его переходах через эти горы было однажды впервые. Нужно просто быть наготове и всё.
  - Нет, спасибо, - Дэйв легко поднялся и, сняв свой заплечный мешок, принялся копаться в одном из многочисленных кармашков. - Пока всё за нас сделают амулеты.
  Амулеты защиты были общедоступны, дёшевы и достаточно эффективны. По крайней мере, эта их разновидность. Покрывало Афлека собственно было не одним амулетом, а четырьмя. Каждая из четырёх частей устанавливалась по периметру двери или любой другой ниши, в которой предстояло укрыться путнику, и между ними создавался невидимый снаружи покров. К тому же он не пропускал ни звуков, ни запахов. И цены бы ему не было, да вот ведь научились разумные игнорировать этот амулет другим не менее простым и дешёвым средством. Достаточно было просто носить с собой семя салдинского дерева, чтобы эффект покрывала на тебя не подействовал.
  Но сейчас этот амулет был как раз кстати. Ну, действительно, откуда снежным бросчам или скажем серому пазальту взять семя салдинского дерева? Им бы схватить побыстрее жертву, да отобедать. На большее их разума не хватало. А разумных существ отродясь в этих местах не было и в ближайшее время вряд ли появятся. Дураков нет.
  Дэйв грустно усмехнулся. Разве что такие как он, да его группа. А что, вполне возможно (хоть и маловероятно), что сюда добрался кто-то из Дивной рощи. Далековато конечно, но чем Ворлоговы горы не шутят? Тем более что этим могло объясняться и его неясное беспокойство, возникшее несколько минут назад. Просто его кто-то рассматривал. Может с соседнего склона, может и ещё дальше, если в наличии у наблюдателя имеется гномье око - хитрая трубка с обеих сторон заканчивающаяся линзами. С помощью этого не магического (как утверждали гномы) прибора, можно было рассматривать далёкие предметы, словно они у тебя на ладони.
  Хитрые коротышки по сей день не раскрыли секрет изготовления этих приборов. Эльфы до сих пор кусали локти, при покупке очередной партии дорогущих гномьих очей, но ничего поделать не могли. Рунную магию, как ни старались их прославленные травники, вскрыть не удалось. Вот и получалось, что исписанная рунами чёрная трубка с двумя стёклышками мгновенно превращалась в небольшой смятый комок из стекла и железа при малейшей попытке её вскрыть.
  Поначалу особо рьяным любителям вызнать чужие секреты перемалывало заодно и кисти рук. Ох, сколько тогда нот, петиций и ультиматумов приняла гномья гильдия с обоих континентов. На всё был один ответ: - "Мы предупреждали". Но обошлось вроде без войны.
  Вирт покачал головой. Он таскать с собой в горах подобный прибор не решился. Слишком уж здесь велика вероятность при падении активировать гномьи руны. И деньги жербу под хвост и покалечиться можно. А вот кто-то видимо оказался смелее... Или безрассудней. Хотя, всё это не более чем домыслы. Доказательств не было.
  Тем не менее, подстраховаться было просто необходимо. Поэтому когда село солнце Дэйв опять вернулся на сто метров назад, нашёл самый узкий проход между практически отвесной скалой и небольшим обрывом и разложил цепочкой несколько небольших магических шариков. Звоночки - так они назывались, и в имени отображалась суть. Шарики запоминали ауру последнего, кто держал их в руках и при приближении кого бы то ни было кроме владельца, начинали мелодично позвякивать в голове у хозяина. Разновидностей звоночков было великое множество. В основном деление шло по длительности действия, но были и другие критерии. Цена, естественно, тоже варьировалась от совсем уж смехотворной до поднебесной. Самыми дорогими считались те, которые настраивались на ауру определённого человека (и не только) и действовали около месяца.
  Звоночки Дэйва были из разряда самых дешёвых и срабатывали на любое теплокровное существо. Срок службы после активации составлял около двенадцати часов, но Вирту больше было и не нужно. Утром они снимутся с места и надобность в магических шариках отпадёт.
  Проделав ту же операцию вверх от пещеры, проводник вернулся к туристам. Те что-то бурно обсуждали, но при приближении Дэйва замолчали и через секунду начали спорить о разновидностях достоинствах и недостатков абенессийских скакунов.
  "Самая важная тема в горах" - Хмыкнул про себя Вирт. И шушке понятно, что обсуждали его. Возможно, речь шла о субординации. Вон как Саула сверкает глазами, на спутников, хотя рот при этом выдаёт милую и вполне правдоподобную улыбку.
  - Пора спать, - прервал он никому не нужный спор. - Давайте все быстренько в туалет и на боковую, завтра рано встанем. Только далеко не уходите, я там сигналки поставил, метрах в ста от пещеры в обе стороны.
  - Можно было сперва в туалет отправить, а потом ставить свои сигналки, - проворчала Саула. - Где я там укромное место искать буду?
  - Дальше всё равно одному ходить опасно, можно не вернуться, - пожал плечами Вирт, показывая, что ему всё равно, где она будет оправляться. - А вообще в этих горах людей нет, чтобы искать закуток.
  Про возможное наблюдение он, естественно умолчал. Нечего тревожить туристов в самом начале пути.
  Когда все справили нужду и даже недовольная Саула вернулась в пещеру, Дэйв использовал ещё одно защитное средство - порошок нюхача. Это средство изготавливали гномы для себя, но и на внешний рынок поступало достаточно. В уймунских лесах этот порошок стоил достаточно дёшево, но перекупщики, везущие его в Афику, задирали цену в разы. Однако без него было не обойтись и приходилось покупать. Не переплывать же океан из-за одного порошка. Дороже обойдётся. Да и не это главное. Гораздо хуже было терять собственное время. Так что выбирать не приходилось.
  Вирт экономно потрусил из пригоршни серое сыпучее вещество, и то мгновенно разлетелось в стороны, выискивая и уничтожая все запахи проходивших за последние сутки существ. Вот теперь порядок. Проводник вернулся в пещеру, сыпанув ещё немного порошка на свои следы, и принялся разворачивать спальник. Остальные последовали его примеру и вскоре небольшая пещера наполнилась мерным посапыванием. Подумав, Дэйв решил не назначать в эту ночь часовых. Во-первых, пусть выспятся, дальше будет только труднее. Во-вторых, здесь ещё не водились опасные и хитрые твари, способные обойти выставленные ловушки. А обо всех остальных предупредят звоночки.
  Ночью Дэйв проснулся от небольшого шороха. Словно лёгкий щебень сползал с горы обрушенный неосторожным путником. Вирт поднялся и подошёл к выходу из пещеры. Идущая на убыль селна светила ещё достаточно ярко и сейчас серый унылый пейзаж заливал голубоватый свет. Темнеющие расселины и сочные тени от камней создавали какую-то невообразимую композицию сошедшего с ума мага.
  Либо это действительно оступился кто-то из тех, кто наблюдал за ними вечером, либо... Второй вариант оказался более правильным. Из-за края скалы показалось четыре неспешно ползущих валуна. Серые пазальты. Ну что ж, по крайней мере, не зря израсходовал порошок нюхача. Если бы он не уничтожил вечером следы, то сейчас эти неповоротливые, но очень опасные твари, выискивающие добычу в основном по запаху, заползли внутрь. Даже не обращая внимания, что покрывало Афлека создавало устойчивую иллюзию сплошной скалы. Что поделаешь, тупые твари. Откуда им знать, что в скалу нельзя вползать. Раз следы ведут внутрь - значит можно. Инстинкты.
  Валуны проползли мимо пещеры, и через минуту раздалось их довольное поскрипывание. Видимо наткнулись на не уничтоженные следы, ведущие к звоночкам.
  Дэйв постоял ещё несколько минут у входа, но пазальты не вернулись. Видимо решили искать следы дальше по пути следования. Зевнув, парень вернулся к спальнику. Оказалось, что Саула и Ковач не спят, а сидят на своих одеялах и пялятся на него. Вернее это девушка пялилась, а здоровяк, не моргая, смотрел на выход из пещеры. Однако оба молчали. Лишь в глазах сверкало удивление, перемешанное с любопытством.
   Вирт покопался в памяти. Нет, приказа хранить молчание он с вечера не давал. Видимо самостоятельно додумались, что иногда лучше помолчать. Хотя в данном конкретном случае это было излишним.
  - Хотите знать, что это было? - Дэйв усмехнулся. - Спрашивайте. Сейчас можно.
  Саула кивнула и уже набрала воздуха, но Ковач её опередил.
  - Я знаю, что это серый пазальт, но чтобы так близко..., - он вздохнул и прекратил пялиться на улицу. - Я их только на рынке и видел, да и то лишь панцирь. Говорят хитрые твари.
  - Да не особо, - успокоил Дэйв. - Просто маскируются неплохо. Так что советую впредь не сидеть на камнях, мало ли... А в остальном - медлительны, почти слепы. Ориентируются по запаху. Что ещё? А, да! До обеда, как правило, заползают в тень и спят. Так что камней в тени опасайтесь особо.
  - А кто ещё здесь водится? - девушка сняла, наконец, свой капюшон и расправила волосы. - Нам, наверное, надо знать их повадки, слабые и сильные стороны.
  - Всех слишком долго перечислять, тем более описывать. Просто слушайтесь меня и дойдём живы-здоровы, - Дэйв улёгся на спальник и демонстративно отвернулся к стене, показывая, что разговор окончен. Ещё раз зевнул. - А завтра проинструктируйте товарищей на счёт опасности, а то я могу закрутиться и забыть.
  Две головы одновременно кивнули, но Вирт уже спал. Привычка засыпать и просыпаться мгновенно взяла своё.
  
  Утро выдалось ясное и морозное. Солнце ещё не встало, но снежные вершины уже слепили глаза своей белизной. Дэйв заставил туристов немного пробежаться, чтобы разогреть кровь, и лишь затем позволил позавтракать.
  Пир заикнулся, было о костре, но ехидный совет проводника принести хвороста поставил всё на свои места. Деревья остались далеко позади. Так что все ели заготовленные в таверне лепёшки с вяленым до каменного состояния мясом пагов. Митро даже собрался всё это запить вином, но Вирт, вовремя учуявший пряный аромат южных трав, применяющихся исключительно в виноделии, отобрал фляжку.
  - У кого ещё есть вино?
  Оказалось, что практически у всех. Только тара Пира была заполнена водой, да и то исключительно из-за малого возраста владельца.
  - А вода у вас вообще есть? - Вирт обвёл всех хмурым взглядом, но винить кроме себя было некого. Вот что значит собираться в спешке. Совсем забыл предупредить, чтобы никакого спиртного не брали с собой.
  Вода нашлась, но количество фляжек оказалось куда как меньше, чем с вином.
  - Эй, ты что делаешь? - едва ли не в голос завопили туристы, когда их проводник начал откручивать крышки и выливать вино на серую поверхность скал. - А что мы пить будем?
  - Воду! - разозлившийся на недальновидную компанию и на себя за забывчивость Дэйв с трудом вырвал из рук Борга последнюю фляжку с рубиновой жидкостью и опорожнил, демонстративно вытрясая даже капли. - Всё! Рядом со следующим местом ночлежки будет горный ручей, там заполните их водой. Надеюсь, пива или другого алкоголя нет ни у кого?
  Туристы, бурча под нос ругательства, начали расходиться и собирать свои пожитки. Даже если и имелось у кого заныканное спиртное, он не сознался.
  - Мы же не напиваться, - единственный, кто не торопился собираться в путь, оказался Мирто-Смех. - Мы так, для тонуса. Понимаем же, что дорога трудная.
  - Ни фирта вы не понимаете, - огрызнулся Вирт. - Вот дня через три поймёте, но эти три дня надо ещё выжить. Что, кстати будет сделать не так просто, если будете пить и вообще вести себя как на прогулке. Поймите вы, почти все страшилки об этих горах вполне реальны. А для поднятия тонуса жуйте вон кураву.
  - Она не вкусная, - улыбнулся Митро. - Но теперь видимо придётся. Выбора ты нам не оставил.
  Дэйв улыбнулся в ответ. Да уж. Сваренные, перемолотые и спрессованные в плитки корни малатиссы вкусными назвать язык не поворачивался. Зато они неплохо снимали усталость и поднимали тонус. У эльфов этот продукт вообще был неотъемлемой частью каждого приёма пищи, но, то эльфы. Дэйв сам не пробовал, но поговаривали, что их плитки имеют приятный сладковатый вкус. Видимо что-то ещё добавляют. Одно слово - травники. Люди тоже пытались подсластить свои плитки, но те если и становились вкусными, то теряли основное качество малатиссы - тонизировать. А чаще просто оставались такими же горькими и вяжущими.
  
  Через пятнадцать минут они двинулись в путь, а ещё через полчаса из-за ближайшей гряды показалось солнце, играя на снежных вершинах бесконечным множеством отблесков и слепя путников. Узкая доступная для передвижения тропка извилисто петляла меж скал, и группе то и дело приходилось менять направление. Юг, запад, снова юг. Особо невыносимо было идти на восток, где сильно били по глазам всполохи снежных вершин и яркое солнце.
  Ещё через полчаса в голове Дэйва раздался мелодичный перезвон, и он вздрогнул от неожиданности. Ну что ж, вот и доказательство, что за ними следят. Серые пазальты к теплокровным не относились, а снежные бросчи и прочие твари в низины не спускались. Конечно, оставался ничтожный шанс, что это случайно забредшая травоядная пацля потревожила звоночки, но... Слишком много совпадений, чтобы быть правдой.
  Выдав команду ускориться, Вирт сам прибавил шагу и, не забывая настороженно осматривать окрестности, двинулся в сторону первого серьёзного препятствия на пути.
  Ближе к полудню компания путешественников упёрлись в отвесную скалу. Все без исключения задрали голову вверх, разглядывая убегающие вверх расселины и рыжий, выгоревший мох, клочками висящий в тех местах, куда ветрами надуло хоть немного земли. Но если на лицах туристов было написано что-то типа: "неужели нам туда?", то Дэйв изучал скалу исключительно с технической точки зрения. Где лучше вбить крюк, чтобы затратить меньше времени и сил, обходясь естественными выступами.
  Наконец, приблизительно прикинув маршрут подъёма, Вирт скинул рюкзак и принялся отцеплять верёвку.
  - Я сейчас поднимусь наверх, скину вам верёвку. Будете подниматься, не забудьте зафиксировать страховку, - принялся он раздавать указания. - Первым поднимается Митро, за ним Пир. Дальше поднимается Борг и Саула. Ковач, ты замыкающий. По возможности вытаскивай крючья.
  Здоровяк кивнул.
  Ещё раз окинув поверхность скалы придирчивым взглядом Дэйв перекинул через плечо верёвку, прикрепил к специальным петлям на поясе семь крючьев с гномьим молоточком, вздохнул, словно решаясь и полез.
  Первые шесть метров дались относительно легко. Цепкие пальцы легко ложились на малейшие выступы, жилистое тело рывком подтягивалось вверх, ноги находили опору и так раз за разом. А вот дальше шла ровная каменная поверхность. Дэйв отцепил первый крюк и принялся вколачивать его в едва заметную щель. Затем вбил второй крюк примерно в метровой высоте над первым. Потом ещё один. Поднялся.
  Дальше пальцы вновь нащупали выступы и неровности и Вирт, сунув молоточек в петлю, полез, используя лишь собственную силу и ловкость. Почти в самом конце подъёма пришлось вбить ещё два крюка.
  Отдышался. Проверил местность на наличие опасности, но всё было спокойно. Лишь тогда начал вколачивать очередной крюк и привязывать к нему верёвку. За этим занятием его вновь посетило ощущение, что он под наблюдением. Вирт оглянулся. Пусто. Каменные склоны с небольшими снежными проплешинами безмолвствовали. Никакого движения. По следам тоже никто не шёл и к группе туристов не приближался.
  - Фиртов наблюдатель! - в сердцах бросил Дэйв и скинул свободный конец верёвки вниз. - Пошёл!
  Митро всё сделал чётко и правильно, словно всю жизнь только и делал, что лазил по скалам. "Хотя, может так оно и есть", - мелькнуло у Вирта. - "Следующий раз его первым пошлю". Через пять минут Смех уже стоял наверху, тяжело дыша и стирая пот со лба.
  "Поторопился я с выводами", - хмыкнул про себя Вирт и махнул рукой следующему.
  Мальчишка выдохся, едва добравшись до первого вбитого крюка. Пришлось его вдвоём с Митро вытягивать за верёвку. Тот лишь болтался гоблинской колбаской внизу, даже не стараясь помочь ногами.
  C Саулой получилось ещё хуже. Та с самого начала оказалась неспособна к скалолазанию, и мужчинам пришлось тянуть её с первых метров.
  - Если и Борг собрался покататься за наш счёт, то мне надо передохнуть, - Дэйв скинул конец верёвке вниз и уселся на скалу. Митро пристроился рядом, не желая в одиночку тащить товарища.
  Тем временем Саула с мальчишкой о чём-то пошептавшись, направились вверх по склону. Дэйву пришлось на них прикрикнуть, чтобы вернуть на место.
  Борга тащить не понадобилось. Когда мышцы отдохнули и Дэйв подошёл к краю обрыва, родственник Пира уже преодолевал последний метр. Подав руку, Митро рывком втащил его наверх.
  - Я вот тут прихватил, - Борг снял с плеча рюкзак Дэйва и принялся отцеплять с пояса фляжку. - Пить хочу. Ох, и выматывает это скалолазание. Надеюсь, больше не придётся этого делать.
  - Как знать, - Вирт пожал плечами и тоже потянулся к своей фляжке. - Теоретически, не придётся, но горы могут всё переиграть.
  - Как это? - Борг вытер тыльной стороной ладони мокрые губы и вернул фляжку на место. - Тебе же известен маршрут.
  - Горы меняются, - пояснил Дэйв, но этот ответ лишь породил новый вопрос. Саула тоже решила поучаствовать в разговоре.
  - Разве могут горы меняться так быстро?
  - Эти могут, - Дэйв вновь пожал плечами и заинтересованно глянул вниз, откуда начал раздаваться какой-то стук. Оказалось, что Ковач как раз преодолел первый крюк и теперь с остервенением выламывал его, пиная пяткой.
  Крюк выдержал десяток ударов, после чего сдался бешеному напору здоровяка и полетел вниз. Приглушенный звон возвестил о встречи камней с железом. А через минуту Ковач уже выламывал следующий крюк.
  "Придётся вам попотеть, уважаемые преследователи", - ехидно хмыкнул Дэйв и отошёл от края.
  Через полчаса, дождавшись, когда отдохнёт взобравшийся последним Ковач, группа двинулась в путь. А ещё примерно через полчаса и случился тот досадный эпизод, когда Дэйв проморгал ловушку. Спас всех непоседливый Пир. Ему категорически не хотелось идти вместе со всеми, и он регулярно то забегал вперёд, то отставал. Вирт с Боргом его постоянно одёргивали, но смогли добиться только того, чтобы дальность его вылазок была не больше двадцати метров.
  Вот в один из таких своих манёвров мальчишка, проходя мимо группы, невзначай бросил:
  - Как интересно, от камней тень есть, а от нас - нет, - сказал и пошёл дальше, распинывая мелкий гравий.
  Дэйву хватило доли секунды, чтобы бросить взгляд на землю и понять, чем это грозит.
  - Замрите! - видимо что-то было такое в его крике, что все мгновенно застыли, как вкопанные. Даже непослушный Пир и тот замер в шаге позади проводника. - Закройте глаза и ни звука, ни шороха!
  Сказал и сам проделал эти, нехитрые на первый взгляд, действия. На первый, потому что кое-кто вынужден был застыть в довольно неудобной позе. Насколько успел заметить Дэйв перед тем, как закрыл глаза, Митро и Борг стояли на одной ноге. Вторая начала делать шаг, да так и застыла в воздухе. Попробуй так постой хотя бы минуту. А сколько так придётся стоять, Дэйв не знал. Вот и получается, что чем дольше они так стоят, тем больше шанс пошевелиться и тогда...
  Проводник отогнал от себя все мысли о том случае и той несчастной группе, с которой он впервые столкнулся с этой ловушкой Ворлоговых гор. Выжило тогда двое: сам Вирт и Счастливчик-Смил. Парень полностью оправдал своё прозвище, признавшись, что это уже четвёртый случай, когда он остаётся практически единственным выжившим.
  Додумать мысль, что с таким счастливчиком лучше в одной компании не находиться, Дэйв не успел. Накатила волна тошноты. Сознание на секунду помутилось, в глазах потемнело, а мышцы пронзила судорога. Именно эта мышечная судорога убивала попавших в ловушку. И чем быстрее человек двигался, тем мучительнее была его смерть.
  Крики боли огласили скалистую площадку. Все шестеро путников повалились на острые камни, зажимая кто руки, кто ноги. У Дэйва в основном досталось левой руке, которая видимо дёрнулась в самый неподходящий момент. Но боль была вполне терпима, и Вирт открыл глаза. Поднялся, растирая ноющую конечность, и оглядел спутников. Пора было заняться оказанием первой помощи. Рядом поднялся Ковач, тоже вполне целый и невредимый, чего не скажешь об остальных.
  Пир тихо скулил, лёжа в позе эмбриона и зажимая ступни руками, Саула сидела и баюкала собственные колени, Митро лежал на спине и бормотал проклятья, глядя на проплывающие в небе белёсые облака, а Борг был без сознания.
  - Посмотри девушку, - выдал Вирт указания Ковачу, как наименее пострадавшему, а сам шагнул к мальчишке. Осмотрел ноги, затем руки. Руки и левая нога была без видимых повреждений, а вот правой досталось основательно. Под коленом от сгиба до лодыжки был сплошной синяк.
  Дэйв аккуратно ощупал ступню.
  - Встать сможешь?
  Пир перестал скулить. Взгляд приобрёл осмысленное выражение, и он слегка кивнул. Однако ответ выдал скорее отрицательный.
  - Не знаю. Больно.
  Подставив плечо, Вирт поднял мальчишку. Тот попытался опереться на обе ноги, но вновь повис на проводнике.
  - Не могу, сильно больно.
  - В правой ноге? Вот здесь? - Дэйв аккуратно посадил Пира на землю и вновь ощупал лодыжку.
  Мальчишка кивнул, но Вирт и без него видел, как нога в этом месте начала опухать и наливаться синим.
  - Плохо, - Дэйв оглянулся. Ковач уже приводил в чувство Борга. Саула, с которой видимо всё было в порядке, как раз помогала подняться Ковачу. - У нас проблемы.
  Здоровяк на это замечание что-то буркнул себе под нос, но остался с Боргом, а вот девушка с Митро подошли ближе. Оба хромали и морщились от боли, но если ничего серьёзного, то боль вскоре отступит.
  - Что с тобой? - Саула склонилась над мальчишкой.
  - У него или сильный вывих, или перелом, - внёс ясность проводник. - Я, конечно, могу попытаться вправить конечность, но как бы хуже не вышло. Придётся вернуться.
  Саула и Митро-Смех переглянулись.
  - Нет, - девушка печально покачала головой. - Мы не можем вернуться.
  - Я всё понимаю, срочность и таинственность превыше всего, - язвительно заметил Дэйв, - но как вы пойдёте дальше? Тут частенько и побегать приходится. Причём быстро.
  - Надо будет бежать, побежим, - Митро пожал плечами. - Надо будет нести Пира на руках, понесём, но дорога у нас теперь только вперёд.
  - А если не только Пира? - Дэйв мотнул головой в сторону Борга. Оказалось, что тот уже пришёл в себя и теперь жадно глотал воду из поданной Ковачем фляжки. - Если и он идти не сможет.
  - Сможет! - Митро попытался придать голосу уверенность, но получилось слабо. - Эй, Борг, ты как?
  - Нормально вроде, - опёршись о широкое плечо здоровяка, Борг поднялся и осторожно сделал несколько шагов. - Терпимо. А с Пиром что?
  - Вывих или перелом, - вновь пояснил Дэйв. - Может, всё же вернёмся?
  - Нет! - все сгрудились вокруг мальчишки, и Борг потрепал его по светлым волосам. - Ты как, малыш? Терпимо?
  Тот мужественно кивнул и Вирт вздохнул. Если уж этот малолетка не рвётся обратно и готов терпеть боль весь переход, то ему точно не переубедить остальных туристов оставить свою безумную затею.
  - Хорошо, я доведу вас до Гусуля, но снимаю с себя всю ответственность. Теперь вероятность, что дойдут не все гораздо выше. Здесь выживают сильнейшие.
  - Мы и есть сильнейшие, - вставила Саула, а Ковач сжал кулаки и помрачнел.
  - Ты и так не очень ответственно отнёсся к своей работе. Это из-за тебя он сейчас идти не может, - здоровяк навис скалой над худощавым Виртом. - Может тебе тоже что-нибудь сломать, а то я смотрю толку от тебя всё равно чуть.
  - А сам не сломаешься? - не остался в долгу проводник и даже чуть подался навстречу оппоненту.
  Здоровяк на секунду опешил, не ожидая, что этот дохляк пойдёт на обострение, и этой секунды хватило, чтобы Саула с Митро встали между ощерившихся мужчин.
  - Успокойтесь, - девушка говорила во множественном числе, но обращалась скорее к Ковачу. - Мы должны держаться друг друга и доверять. Уважаемый Дэйв ведь не гномий механизм и может дать сбой. С кем не бывает? Все ошибаются. Просто впредь мы все будем более осторожны.
  Последнюю фразу Саула произнесла уже обернувшись к проводнику, намекая, что внимательней должен стать прежде всего он. Вирт кивнул, понимая и принимая намёк. Ковач тоже разжал кулаки и отступил на шаг.
  - Ой! - словно раскат грома прозвучал за спинами спорщиков возглас Пира.
  Все мгновенно обернулись в его сторону. Мальчишка сидел зажмурившись. Из под опущенных век показались слезинки. Мгновенно набухли и скатились вниз, оставив на щеках неровные мокрые дорожки. Рядом сидел его родственник и держался за больную ногу парня.
  - Попытался вправить, - пояснил он, обернувшись.
  Все подтянулись ближе и на Пира посыпались вопросы о самочувствии.
  - Вроде не так больно, - ответ был не очень уверенным.
  - Ладно! - Дэйв хлопнул ладошкой о подвернувшийся камень. - Раз уж так получилось, то устраиваем привал. Минут на сорок, но уж потом не обессудьте, придётся навёрстывать.
  - А здесь можно? - Саула ухватила проводника за рукав, не дав залезть в рюкзак. - Вдруг они снова накроют нас этим? Кстати, кто они?
  - Нет, - пришлось Вирту проводить ликбез для туристов. - Ловушка срабатывает один раз, и ставят её сами горы.
  - Это точно? - встрял Митро-Смех.
  - Да, - кивнул проводник на новый вопрос и продолжил. - Как вы уже заметили, какое-то время на определённом участке нет теней от живых существ, а затем эти самые живые существа атакуются неизвестным явлением, которое лично я называю выжиматель мышц. Принцип выжимателя следующий: чем быстрее сокращаются мышцы живого существа, угодившего в ловушку, тем сильнее на них действует какая-то сила, скручивая и разрывая волокна тканей. Если идти нормальным шагом, немного махая руками, как мы обычно делаем при ходьбе, то получается..., - Дэйв вновь отогнал кошмарные картины погибшей группы. - В общем, плохо всё. Практически стопроцентная смерть.
  - Да уж, весёлое я посмотрю здесь местечко, - после недолгого всеобщего молчания выдохнул Митро и огляделся, словно выискивая очередную пакость. - И что, дальше действительно будет только хуже.
  Дэйв кивнул, и вновь повисло тягостное молчание.
  - Ты уж тогда парень того, действительно будь повнимательнее, - Борг отошёл от племянника, похлопал проводника по плечу и принялся копошиться в своём рюкзаке. Остальные постепенно последовали его примеру.
  Как и планировал Дэйв, через сорок минут группа вновь двинулась своим опасным маршрутом. Пир первое время опирался на плечо Борга, а затем и вовсе пошёл самостоятельно, хотя и заметно прихрамывая. Вирт обратил внимание, что опухоль спала, видимо перелома действительно не было.
  
  22 скарнаша.
  Острова короны. Штаб квартира переселенцев.
  
  Советник задумчиво рассматривал лакированные доски массивной входной двери. Обычная суйа, хотя и с причудливым рисунком. Сейчас на её поверхность падал широкий луч солнца из настежь распахнутого окна, подчёркивая замысловатый узор.
  "Обычная" - Советник усмехнулся собственным мыслям. - "Интересно получается. Язык здесь на всей планете один, и даже туповатые тролли изъясняются на том же наречии, что и изысканные эльфы, а вот некоторые животные и растения имеют свои специфические названия. Как же хочется эту "суйу" назвать привычным земным словом "кедр". Нельзя. Теперь это наш дом и нужно привыкать к здешним названиям. Иначе могут возникнуть недопонимания с местным населением. А где недопонимания, там трения. А от трений недалеко и до конфликтов. А конфликты сейчас совсем не нужны. Не то время.
  Впрочем, назвать суйу кедром можно было лишь с небольшой натяжкой. Сами кончики иголок и шишек имели голубоватый окрас с лёгким металлическим отливом. А так - кедр кедром. И даже хитрый узор на срезе не добавлял ей стоимости, слишком она была распространена на обоих континентах.
  Изысканные эльфы, надо же!", - мысли советника перескочили на новый объект. - "Это по нашим, людским сказкам эльфы изысканны и божественно красивы. На самом же деле красота лесного народа весьма условна, взять хотя бы эти уши. Что уж тут красивого? А что касается изысканности, то... И обезьяну можно научиться пользоваться салфеткой. Всё относительно. Короче, Эйнштейн жил там, на Земле, а законы его процветают и здесь".
  - Господин советник, разрешите? - в приоткрытую дверь заглянула голова секретаря, моментально попав в луч солнечного света. Коротко стриженные рыжие волосы ярко полыхнули медью, а глаза зажмурились. - К вам тут делегация.
  - Какая делегация? - советник мгновенно вынырнул из омута собственных мыслей и погрузился в дела государственные. - Никто же не планировал к нам в гости.
  - Внеплановая, - пожал плечами секретарь, просочившись внутрь помещения и плотно прикрыв дверь.
  - Ну, не тяни кота за... хвост. Кто пожаловал?
  - Гномы.
  - О как! - искренне удивился советник. - И месяца не прошло, как одни убыли и уже следующие. Такими темпами нужно будет им посольство строить. С чем пришли, ты естественно не знаешь.
  Секретарь вновь пожал плечами.
  - И за что я тебя держу? - риторически проворчал бывший полковник. - Ладно, сделаем так: займи их какой-нибудь едой, а сам пулей разыщи мне Булкина и...
  - Олега Семёновича? - уточнил секретарь.
  - А ты другого Булкина знаешь? - недовольный, что его прервали, советник хмуро воззрился на рыжеволосого.
  - Да, Булкин Аркадий... Отчество запамятовал. Физик из второй лаборатории. Ещё Булкин...
  - Зачем мне физик? - прервал словесный поток советник, звонко хлопнув ладонью по столешнице. - Ты, капитан тут умника не строй, я и без тебя знаю, что у тебя память великолепная. Может, за то и держу при себе, - добавил он, невольно отвечая на свой же риторический вопрос. - И следующий твой Булкин мне не интересен и все остальные Булкины, которых ты знаешь, мне не нужны. Так вот, отыщешь Булкина и сюда его. Потом пригласишь этих коротышек. Сам тоже поприсутствуешь, мало ли что запомнить да приметить придётся.
  Секретарь кивнул и скрылся за дверью, а бывший полковник попытался продумать, что могло вновь понадобиться гномам. Вроде на ближайшие три месяца обсудили все планы и перспективы.
  Так ничего дельного и не припомнив, советник встал, закрыл окно и даже задёрнул тяжёлые портьеры. Он помнил, что гномы любят полумрак, хороших механиков, хорошую же (в их понимании) драку и уважительное отношение. Глядишь, эти задёрнутые шторы принесут ему дополнительную скидку при очередной закупке. Забрал от стены несколько стульев и расставил их полукругом перед своим столом.
  - Пора уже кабинетом для переговоров обзаводиться, - буркнул себе под нос и вернулся в собственное кресло. - Зачастили, понимаешь...
  Через двадцать минут дверь широко распахнулась, и вошёл секретарь. За ним протиснулись три бородатых гнома. Один нёс смутно знакомую коробку. Замыкал процессию невысокий поджарый помощник советника по техническим вопросам - Олег Семёнович Булкин. Гномы с людьми в основном и вели дела исключительно в области техники, поэтому этот человек сейчас был просто необходим. Даже в житейских вопросах гномы порой начинали оперировать такими техническими терминами, что ещё чуть-чуть и подавай переводчика.
  - Мастер Сторр, Мастер Хетр и Мастер Даттон. - Представил бородатую делегацию секретарь, и гномы чопорно поклонились. Вся их раса состояла практически из одних Мастеров. Правда никогда не уточнялось, мастером чего является данный конкретный гном. Это мог быть мастер меча, мастер топора, мастер ковки или кладки, или даже мастер выпить. Исключение составляли десяток старейшин, входящих в состав правления и собственно сам верховный гном, имеющий приставку "Каменный".
  Тем временем гномы расселись на предложенные стулья в центре полукруга, звякнув непременными кольчугами. Благо хоть топоры остались за дверью. Слева от коротышек разместился Булкин, а секретарь остался стоять, чуть сместившись к окну и развернувшись к посетителям лицом.
  - Рад приветствовать вас на островах короны, Мастера, - советник слегка кивнул и дежурно улыбнулся. Впрочем, на лице прожженного жизнью полковника улыбка сияла искренностью и радушием. - Что заставило вас проделать столь неблизкий путь в этот богом забытый угол?
  - Вот это, - Мастер Даттон вскрыл коробку и достал на свет подзорную трубу людской сборки.
  "Так вот почему коробка показалась знакомой!", - мелькнуло у советника. - "Только что так взволновало этих коротышек, что они примчались, едва мы начали выпуск подзорных труб. Стоп! Выпуск-то начали, но вот в продажу ещё не пустили. Нехорошо. Получается, ушлые бородачи где-то её скомуниздили. Надо вставить пистона главе безопасности".
  - Мы пришли выяснить, что это такое.
  - Вам прекрасно известно, что это подзорная труба. По-вашему - гномье око.
  - Спрашивая "что это?" мы имели в виду не вещь, а суть явления, - гном убрал подзорную трубу обратно в коробку. - То есть, на каком основании вы начали их производство. А так же хотелось бы знать источник информации, предавший гномьи уставы и выдавший другим расам технологии.
  - За гномью честь можете не волноваться, никто из вашего рода её не позорил. У нас достаточно своих способных инженеров, - советник побарабанил пальцами по столешнице. Тон говорившего Мастера не был резок, но вот нажим, с которым он взялся качать права, не понравился. Если и дальше беседа пойдёт в таком русле, то придётся осаживать зарвавшихся коротышек. - А что касается первой части вопроса, то о каком основании идёт речь? То есть мне не понятно, что нам мешает их производить?
  Мастера переглянулись.
  - Если бы о способных инженерах говорил эльф или любой другой представитель смежной расы, включая даже ваших местных соплеменников, то я бы лишь посмеялся, - в переговоры вступил Мастер Сторр, сидящий слева от Мастера Даттона, - но лично Вам я верю. Ваше племя, зачем-то оказавшееся в этом мире, отличается от здешних людей. Так что вы действительно могли изобрести это устройство сами. Но вернёмся к сути вопроса. Производством гномьего ока ведаем только мы.
  - Теперь и мы, - пристально глядя в глаза коротышке, выдал советник. - Или уважаемые Мастера могут представить документ, в котором записано и подтверждено всеми расами, что только гномы могут производить подзорные трубы?
  Мастер Сторр сбился. Замолчал. Наконец Мастера вновь переглянулись, и инициативу перехватил Хетр.
  - К чему бумаги на то, что ведётся издревле, и о чём каждый знает? Даже наши извечные..., - гном стушевался, подбирая слово. Наконец выдумал, как извернуться, - конкуренты эльфы и те не нарушают данного соглашения.
  - Если вы думаете, что я не осведомлён, отчего никто не производит гномье око, то вы ошибаетесь, - советник решил, что пора заканчивать этот фарс и переходить к делу. - Просто в настоящий момент все больше заняты вскрытием ваших рун, нежели прибором как таковым. Впрочем, зная пристрастия эльфов, я действительно склонен думать, что они скорее перебьют ваши руны своим заклинанием, нежели сами что-то изобретут. По изобретениям вы действительно впереди всех на лихом коне.
  Физиономии гномов вытянулись, и советник понял, что на сей раз земная поговорка его подвела.
  - Простите, я просто хотел сказать, что..., - бывший полковник начал судорожно перебирать в голове варианты, которые бы подошли для гномьей расы. Наконец нашёл, - что вы углубились в скалы дальше всех.
  Гномы гордо расправили плечи, а Даттон даже хохотнул:
  - Ну ты и выдумал советник, гномы, да на коне, - отсмеявшись, он вновь стал серьёзен. - Хотя смысл поговорки нам понятен и ты, несомненно, прав...
  - Простите Мастера, но я не закончил свою мысль, - прервал Даттона полковник. Это считалось если и не оскорблением в гномьей среде, то теплоты в диалог точно не прибавляло. Однако он был советником и разговаривал сейчас не с Каменным, так что мог себе позволить действовать по своему усмотрению. - Как я уже сказал, вы - первые, но, увы, ненадолго. В нашем мире не было магии, и мы завоёвывали планету с помощью устройств и приспособлений. И подзорная труба лишь предтеча. Боюсь, первенство в этом вопросе мы у вас заберём.
  Слово было сказано. Этот разговор рано или поздно должен был случиться, и полковник ждал его, но не так скоро. Кто же знал, что к нему приведёт самое простое устройство для увеличения. На пароход же они ничего не сказали. Впрочем, пароход действительно был заведомо проигрышным вариантом по сравнению с кораблями остальных рас. Но они, эти расы, не знали главного. Целью был не сам корабль, как таковой, а отработка технологий. Проверка людей на прочность, ведь в этом мире это был их первый проект такого масштаба.
  Однако фактически он сейчас предъявил всей гномьей расе ультиматум и очень надеялся, что это не обернётся войной. К переселенцам здесь относились как к малым детям, но ведь всё бывает до поры до времени. Могут захотеть и на место поставить. Впрочем, не зря же они всё последнее время укрепляли острова, фактически превращая их в неприступные крепости. В любой момент из специальных ниш можно выдвинуть пушки и атакующим кораблям будет неприятный сюрприз. Хоть и одноразовый.
  - То есть вы отказываетесь прекращать изготовление гномьего ока? - гномы поднялись.
  Советник молча кивнул, ожидая приговора.
  - В таком случае, мы вынуждены откланяться. Решение по данному вопросу будет приниматься Каменным на собрании старейшин.
  Советник вновь кивнул, стараясь не выдать своего облегчения. Отсрочка в войне это всегда хорошо, особенно если этой войны не случится.
  - Через семнадцать дней до вас будет доведено решение Каменного, - Мастер Хетр поклонился, - а пока попрошу о маленькой просьбе. Приостановите производство гномьего ока или, по крайней мере, не выпускайте на рынок. Они не защищены рунами, а утечки... информации нам бы не хотелось.
  Советник мысленно возликовал. Уплывающая из рук выгода, вот что оказывается тревожило гномов в первую очередь. Ну, тогда ещё не всё потеряно и можно поторговаться.
  - Уважаемые Мастера, прошу вас, присядьте. У меня к вам появилось деловое предложение.
  Гномы заинтересованно обернулись.
  - Сулящее неплохую прибыль обеим сторонам, - подлил масла в огонь советник.
  Мастера переглянулись и вновь расселись по местам.
  - В чём суть предложения?
  - Позвольте сперва уточнить один вопрос, - советник начал издалека, чтобы подогреть любопытство охочих до сделок гномов. Он хорошо помнил совет Кар Грогена о маниакальности, с которой коротышки кидались на любую сделку, сулящую выгоду. Помнил и неукоснительно его претворял в жизнь при любой возможности. - Вы гномье око выставляете на рынок по полтора империала, если не ошибаюсь. И уменьшать цену в ближайшее время не планируете.
  - Полтора гномура. - Поправил Мастер Сторр. - А так да, всё верно.
  - Так они же равны по курсу.
  - Нет. Никогда вы в Гномьем топоре не купите око за полтора империала. Империал и семь полновесных серебро, это да... Ну может быть шесть серебо, если боги соблаговолили дать вам умение торговаться. Но никак не полтора.
  - Полноте, Мастера! - советник позволил себе снисходительную улыбку. - Я месяц назад лично был в Уймунских лесах и видел цену. Полтора империала или полтора гномура. Я понимаю и уважаю ваше желание выставить свою экономику в выгодном свете, но поверьте мне, в империи вы тоже не купите без должного рвения и сноровки на полтора гномура столько же, сколько на полтора империала. Просто всё дело в торговцах, которые не хотят лишний раз возиться с чужими деньгами. Ведь не факт, что следующий делец согласиться принять его по такой же цене. Вот и всё.
  Гномы, поворчав немного для поддержания авторитета, вынуждены были согласиться.
  - Однако, уважаемый советник, ты очень хорошо осведомлён об экономиках различных государств, - одобрительно сверкнул глазами Мастер Хетр. - Особенно если учесть, что вы тут обосновались совсем недавно.
  - Вот потому и осведомлён, - кивнул, принимая похвалу полковник. - Что мы молодое государство и вынуждены крутиться, чтобы остаться на плаву. Так вернёмся к сути вопроса. Полтора? И снижать не собираетесь?
  - Всё верно.
  - Тогда собственно вот моё предложение, - советник встал из-за стола, взял стул и сел прямо напротив гномов. - У нас себестоимость подзорной трубы составляет примерно один серебро, полновесный естественно. Учитывая рынок и ваши цены, мы планировали выставить их на продажу по пять серебро.
  Гномы шумно выдохнули. Мало того, что это втрое дешевле их изделия, так ведь они ещё и не защищены рунами. Сразу всем расам станет известно, что проще прибора нет. И тогда ещё один прибыльный ручеёк перестанет течь в сокровищницу Каменного.
  - Не пугайтесь, Мастера. Я предлагаю вам накладывать свои руны на наши подзорные трубы и продавать их под своей маркой, то есть как гномье око. Естественно уже по полтора империала... или гномура, как вам будет угодно.
  - Это хорошее предложение, - тихонько посовещавшись, выдал Мастер Сторр. - Но позвольте узнать, какая часть прибыли будет нашей?
  - Четыре полновесных серебро, - не задумываясь, выдохнул советник.
  - То есть ваша прибыль за минусом себестоимости составит десять серебро, - гном почмокал губами. - Не пойдёт!
  - Мастера, Мастера! - советник деланно удивился и даже всплеснул руками. К торговле он был готов. - Вы не забывайте, что производим её именно мы, а вам останется только нанести руны, заметьте, не затрачивая при этом ни пана.
  - А зарплата рунарю? - тут же нашлись гномы. - Он же здесь будет жить, значит и командировочные! Сговоримся на шести серебро нам.
  - Но-но! - советник шуточно погрозил Мастерам пальцем и улыбнулся. - Вы же не собираетесь назначать ему ставку Каменного?
  Гномы стушевались.
  - Ладно, пять нам, - наконец выдохнул Мастер Сторр, непривычный к отступлениям как в бою, так и в торговле.
  - По рукам! - советник довольно улыбнулся. - А теперь, чтобы уж совсем между нами не было никаких недомолвок, позвольте узнать, где вы добыли нашу подзорную трубу?
  Гномы вновь стушевались. Переглянулись.
  - Давайте, признайтесь, - "подбодрил" их советник, - я ведь всё равно узнаю рано или поздно. Но тогда не обессудьте, договор может быть нами пересмотрен.
  - Умеешь ты быть убедительным, советник, - вздохнул Мастер Даттон. - Мы забрали её у вашей группы, высадившейся на границе между Иостаном и Гамрашем. Забрали хитростью. Аккуратно, без столкновений. Так что ваши люди просто наутро обнаружили пропажу прибора. А мы ушли. Без обид?
  - Ну, коли мои люди не пострадали..., - полковник махнул рукой. - Без обид. Тем более что они сами виноваты. Расслабились. Урок впредь будет. Глядишь, поостерегутся лишний раз и не погибнут где-нибудь зазря. Спасибо вам за урок.
  Гномы, раздобревшие от похвалы, разулыбались и покинули острова Короны вполне довольные собой и совершённой сделкой.
  А бывший полковник в это время раздавал пистоны всем причастным и очень жалел, что не может дотянуться до виновников "торжества".
  
  22 скарнаша.
  Государство Гусуль. Где-то на склонах Ворлоговых гор.
  
  Передвижение больше походило на азбуку Морзе. Длинная, изнурительная дистанция сумасшедшего бега - тире. Затем короткая, почти не приносящая отдыха остановка - точка. И вновь тире. Точка. На этом языке Макар знал только аббревиатуру SOS, и их передвижение совсем не походило на крик о помощи. А она бы не помешала.
  Несмотря на данную общинниками фору расстояние между преследователями и жертвами неуклонно сокращалось. Сперва это сказывалось на всё чаще оглядывающихся гноме с троллем, а затем общинники появились в зоне видимости. Землянин понимал, что это исключительно его вина. Это его грызло, но одновременно и подстёгивало. Так быстро он бегал последний раз в школе лет семь назад, а так долго вообще никогда не бегал. Что уж говорить о том, чтобы так быстро и так долго.
  Один раз он даже заикнулся, чтобы его бросили. Выглядело это глупо, по киношному, ведь Макар жаждал жить. Просто вырвалось. Как выдох:
  - Бросьте!
  В ответ прилетела затрещина. Молчаливая, но такая красноречивая. И вновь тире, на протяжении которого Макар то бежал сам, то мешком лежал на плече у тролля. Мешком же и свалился в какой-то пещере, ойкнув от не слишком мягкого приземления. По всей видимости, во время своего последнего перемещения зайцем на покатом плече синекожего гиганта он умудрился уснуть.
  Воспоминания прошлого дня мигом выстроились в логическую цепочку: преследователи всё ближе, но они почему-то уже не убегают. Более того, Вэн-Вэй принялся даже сооружать костёр из каких-то бурых брикетов небольшого размера. Те охотно вспыхнули от первой же искры трута и принялись озарять пещеру ровным пламенем небольшого костерка.
  - Мы уже не бежим? - Макар настороженно всматривался в наступающие сумерки выхода из пещеры.
  - Нет, - коротко бросил Хардон Хмурый. Достал из своей сумы сушёный лоскут мяса, придирчиво его обнюхал и лишь после этого запихал в рот и принялся с ожесточением чавкать. - Мыммм, умммым аммммыум ммммыыым.
  - Чего? - Макар оторвался от созерцания вечерних скал, виднеющихся в аркообразном проходе, и повернулся к гному.
  - Я говорю, что тут мы в безопасности, - прожевав, чуть погодя ответил Хардон.
  - Вы их сбили со следа? Это хорошо, - Макар сунул нос в свою сумку, но там еды не оказалось. Он покосился на жующего гнома и пухлую сумку рядом с ним.
  - Ага, собьёшь их, - Хардон сделал вид, что не заметил намёка. - Их же меч ведёт.
  - Как это? - Землянин чихнул и потёр заслезившиеся глаза. Брикеты неизвестного содержания горели хоть и хорошо, но чадили нещадно. Теперь едкий дым медленно но верно заполнял пространство пещеры. Макар не выдержал. - Ну зачем было это делать? Ни тепла толком, ни еды сварить. Только дым в глаза лезет, да преследователям нас легче по нему найти будет.
  - Ты всегда такой нервный? - тролль присел рядом и хлопнул по плечу. Макар чуть в костёр не слетел. - Дым сейчас втянется в шахту, тепло останется, а брат Савва со своей безумной шайкой нас всё равно найдёт. Я всё верно сказал? - Он повернулся к гному.
  - Почти, - Хардон кивнул и принялся выкладывать еду из сумки. Некоторые продукты он запихивал обратно, но в основном снедь ложилась на круглый плоский валун, словно специально здесь лежащий для того, чтобы послужить столом. - Ты ошибся в одном: общинники уже нас нашли.
  Макар вздрогнул и обернулся к выходу. К пещере приближалась толпа людей, ещё вчера приютивших их в своей обители. Вскочить не успел, хотя мышцы на ногах уже приготовились к рывку - на плечо легла тяжёлая ладонь гнома.
  - Сиди не дёргайся, - и хмыкнул, не удержавшись. - Видимо просто сегодня не твой день.
  Макар постарался успокоиться. Это стоило ему огромных усилий - сжатое в пружину тело требовало высвободить энергию.
  Тринадцать человек вплотную приблизилось к входу в пещеру. Пятеро из них несли зажженные факелы, остальные крепко сжимали оружие - в основном короткие, едва ли более полуметра длиной, кинжалы. Остановились. Вперёд выступил брат Савва со знакомым мечом и какой-то общинник с факелом. Макар как заворожённый смотрел на сталь клинка, которым фанатики грозились его прирезать. Вкованные гномом руны светились слабым голубоватым светом, едва различимым в отблесках пламени костра и факелов. А в конце бирюзового рунного слова, едва не залезая на крестовину, алел инородный рунический символ - лишняя руна, которую гном отказался наносить на меч.
  Гном дожевал очередной кусок мяса, отряхнул крошки с колен и поднялся. Вальяжно прошёл навстречу общинников. Остановился. Теперь брата Савву и Хардона-Хмурого отделяло друг от друга не больше метра. Макар не просто замер, дышать перестал. Тишину нарушал лишь треск огня в костре, да демонстративное чавканье тролля.
  И вдруг - хохот. Гном смеялся громко, искренне, немного согнувшись и хлопая себя по коленям. Макар, вздрогнув при первых неожиданных звуках раскатистого хохота, даже немного расслабился и, не удержавшись, тоже улыбнулся. Покосился на Вэн-Вэя, но тот в сторону бородатого товарища даже не смотрел. Ужин, единственное, что сейчас занимало серокожего великана. Именно эта идеалистическая картина спокойно жующего тролля позволила человеку наконец расслабиться окончательно.
  - У него... умельцы... самородки..., - сквозь смех выдавил гном и вытер заслезившиеся глаза. - Даже цветовую тональность руны не смогли выдержать. - И словно потеряв к нежданным воинственно настроенным гостям интерес, спокойным шагом вернулся на своё место. Вырвал из рук тролля бурдюк и принялся жадно пить.
  - Это ничего не меняет! - донеслось от входа в пещеру. Брат Савва, видя подобное пренебрежение Мастера ковки, просто шипел от злости. - Меч всё равно сделает своё дело!
  - Угу, - с набитым ртом равнодушно кивнул бородач и подтолкнул к Макару мясо с лепёшками. - Да ты ешь, не обращай на них внимание.
  От толпы общинников отделился ещё один человек с факелом и они с братом Саввой принялись что-то изучать на каменной стене входа.
  - Что они делают? - Макар попытался проглотить прожёванный кусок мяса, но тот застрял в горле противным комком. Страх за свою жизнь никуда не делся. Пришлось запивать из вовремя поданного бурдюка кикам-то кислым пойлом. Стало только жуже. - Тьфу! Что это за дрянь?
  - Не хочешь - не пей! - вырвал бурдюк тролль и бережно пристроил к поясу. - И вообще, это ваше пиво - дрянь, а саммур лучший напиток в мире!
  - Ну извини..., - только и смог что вымолвить Макар и, повернувшись к гному, вопросительно выгнул бровь.
  - Не обращай внимания. Просто они свой напиток практически боготворят. Для них это так же свято, как скажем для нас, гномов, ведение рунического дела. Ты лучше вон куда смотри, - палец ткнул на группу людей, всё мнущуюся у входа. Брат Савва сотоварищем закончили изучать каменный свод и теперь излучали едва ли не физическое превосходство вперемешку с насмешкой. - Сейчас будет представление. Вэн, оцени шутку.
  Тролль вслед за землянином уставился на вооружённую толпу с факелами. Брат Савва что-то прошептал, прижимая меч к губам, а затем сделал выпад, словно норовя поразить невидимого врага, преграждающего ему вход в пещеру.
  Под скалистыми сводами полыхнуло. Макар зажмурился от нестерпимого света и не увидел, как тысячи молний сорвались с каменных стен и устремились к руническому мечу, так неосмотрительно нарушившему защиту. Потонули в клинке, чтобы через мгновенье пронзить общинника, сжимавшего злополучный меч, а затем и всех, стоящих за ним. Людей раскидало, словно тряпичные куклы. По горам прогрохотало утробное эхо. Лишь когда оно затихло, Макар рискнул открыть глаза. Перед пещерой лежало тринадцать бездыханных тел. Факелы, ещё недавно ярко освещающие вход в пещеру погасли и лишь лёгкий дымок, тянущийся подобно ростку к небу, напоминал о том, что всё это произошло несколько секунд назад.
  - Они... мертвы? - Макар, впервые видящий смерть так близко, с трудом подавил рвотный инстинкт. В нём боролись смешанные чувства. Облегчение от того, что все те, кто хотел его убить - мертвы, странно переплеталось с жалостью к людям, всё же не сделавшим ему, в конечном счете, ничего плохого. - Все?
  Гном встал и вышел из пещеры. Поочерёдно проверил пульс у всех сектантов.
  - Этот жив, - донеслось с улицы, и гном пнул брата Савву.
  - Ну, это мы сейчас поправим, - тролль взял свою дубину и потопал к выходу.
  - Не стоит, - гном принялся осматривать трупы и Макар отвернулся, не в силах смотреть на это. - Так получилось, что именно рунный меч не дал душе покинуть бренное тело, но взамен он привязал к себе спасённого владельца. Теперь совершить ритуал со смертоубийством Макара может только этот тип, и никто больше. А вот если его убить, то воспользоваться проклятым клинком вновь сможет кто угодно из этой сумасшедшей братии.
  Тролль, помахивая дубиной, задумчиво постоял над бесчувственным телом, а затем выпнул меч из безвольной руки сектанта. Ещё совсем недавно зловеще отсвечивающий рунами, тот безликой железкой зазвенел по камням. Замер в какой-то расселине.
  Гном закончил обирать трупы и подошёл к Вэн-Вэю, всё ещё нависающему над единственным выжившим сектантом.
  - Ничего ценного, - ни к кому особо не обращаясь сообщил он. - Какие у кого мысли?
  Макар промолчал. Мысль у него была всего одна, и она явно не подходила случаю: "Когда же кончится этот долбанный сон?" Он даже украдкой ущипнул себя, но, естественно, без каких-либо изменений в обстановке.
  - Всё же предлагаю убить гада..., - пробасил тролль и вновь махнул дубиной, словно примеряясь, как это будет лучше осуществить. Та зловеще прогудела над братом Саввой, но тому было пока всё равно - А меч забрать себе.
  Гном покачал головой:
   - Боюсь, что рано или поздно меч подчинит кого-нибудь из нас, и мы невольно закончим дело, начатое этими безумцами. Кто его знает, что за побочный эффект они получили, так неумело вплетя последнюю руну.
  По спине Макара пробежал холодок, вновь вгоняя в состояние ужаса.
  - Что тогда делать? - почти выкрикнул он.
  - Вот как мы поступим..., - гном почесал бороду, словно ещё раз взвешивая принятое решение. - Меч оставлять нельзя, это ясно, но и общинника убивать не след. Пусть они с мечом тянутся друг к другу, это хоть как-то ослабит действие рун на текущего владельца. А владеть им будет... Макар.
  Землянин вздрогнул. Он нутром почувствовал, что именно такое решение примет гном, готовился к нему, но до последнего надеялся на чудо.
  - Почему я? Зачем он мне? Давайте скинем его в какое-нибудь ущелье!
  - Нельзя спрятать вещь, которая тянет к себе словно магнит. А тебе его будет даже легче нести, ведь у тебя против него есть ещё одно ослабляющее свойство.
  - Какое? - Макар приободрился.
  - Жажда жить, - гном хитро подмигнул. - Убить себя всегда тяжело. Так что давай, ищи, куда он тут завалился, и будем спать укладываться.
  Макар с трудом, словно приходится продираться через враз загустевший воздух, поднялся и подошёл к сотоварищам. Нехотя принялся ощупывать расселины и впадины, куда мог отлететь пнутый троллем меч. После пяти минут бесплодных попыток отыскать проклятую железку, Макар подобрал всё ещё дымящийся факел одного из общинников и, стараясь не смотреть на раскиданные по скале трупы, пошёл к костру.
  - Я думал, никогда не догадается, - донёсся до него одобрительный голос гнома.
  Со светом от факела, метавшегося по расселинам, словно в желании помочь землянину в поисках пропажи, дело сразу сдвинулось с мёртвой точки. Рунический меч отыскался, причём совсем не там, где его ожидал найти Макар.
  Обернув руку запасной рубахой, прихваченной с рюкзака, парень поднял меч и, не глядя на него, вернулся в пещеру. Сел. Бросил враждебное оружие под ноги. Рядом примостились гном с троллем, бесшумно сопроводивших находящегося в прострации Макара.
  - Это ты с рубахой хорошо придумал, а то мало ли..., - гном вроде и похвалил, но Макар как обычно вычленил пессимистичное "мало ли...".
  Помолчали, глядя в огонь.
  - Ты ляг, поспи, - вновь подал голос Хардон и принялся расстилать свой спальник у небольшого костерка.
  Макар послушно улёгся, хотя спать совершенно не хотелось. Вокруг трупы, странный меч, с помощью которого его хотят убить. Зачем? За что? Почему? Ответов не было. Да ещё и гном что-то упоминал об уже существовавших в этом мире землянах. Немыслимо, но и врать Хардону резона никакого. Жаль так и не выдалось времени расспросить подробнее об этой странности. Хотя, почему "не выдалось", вот сейчас встану и спрошу. Вот сейчас только полежу пять минут и встану... И спрошу...
  
  20 скарнаша.
  Государство Гамраш. Ворлоговые горы.
  
  Подобной оплошности Кар Гроген ан-Атлум, ректор королевской гильдии магов Гамраша, не совершал уже лет двадцать. Так глупо попасться на какие-то дешёвые звоночки. С другой стороны кто мог предположить, что этот мальчишка столь подозрителен. Вот и гадай теперь, толи он перед каждой ночёвкой так делает, толи подозревает, что у него хвост в лице мага. А может он опасается кого-то ещё?
  Маг хотел было вновь воспользоваться сетью рыбака, но на половине заклинания передумал и развеял готовое сорваться с языка завершающее слово. Не стоит испытывать судьбу, коли уж проводник попался столь подозрительный. Можно ведь пойти другим путём.
  Работа с артефактами не была сильной стороной ректора, но в его положении не быть профессионалом во всех сферах значило рано или поздно потерять своё место. Поэтому работа со звоночками не доставила особых хлопот.
  Спустя десять минут он уходил по следам ведомой в горы группы, а за его спиной пряталась в камнях цепочка тех же звоночков, но перенастроенных на его ауру. К тому же отсчёт своего срока действия они начали с нуля.
  Однако он так и не узнал, что спустя пару часов кто-то осторожно прокрался мимо его звоночков, не потревожив их своим присутствием.
  Ещё через десять минут его привлекли странные округлые валуны.
  - Неужели..., - маг привык в странствиях размышлять вслух и даже находил в этом некоторое удовольствие. - И правда. Это же серый Пазальт, он же камень-жевун. Интересно, это стая или семейный клан?
  Маг подошёл практически вплотную к покрытым лёгким пушком мха живым валунам, достал лист бумаги и принялся делать пометки.
  
  23 скарнаша.
  Государство Гусуль. Где-то в Ворлоговых горах.
  
  "Бывало и хуже", - это избитое выражение стало первой мыслью землянина. Он не лежал несколько минут пытаясь вспомнить, где он и кто, ноги вопреки ожиданиям не сводило судорогой и за ночь они более-менее сносно отдохнули. Единственной видимой проблемой стала ноющая от непривычно жёсткого лежбища спина. Но это уже мелочи по сравнению к примеру с тем, что с ним могли сделать сектанты.
  Макар сел, поджав ноги, и огляделся. Костёр давно потух. Странное прессованное топливо прогорело без остатка, и теперь от кострища не вился даже лёгкий дымок. Спутников в пещере не было, зато откуда-то снаружи доносился металлический звон. Ёжась от утреннего морозца, парень пошёл к выходу. Зажмурился от ярких бликов белоснежных вершин и тут его накрыло. Как ни старался он не смотреть на трупы общинников вчера вечером, зрение запечатлело все подробности, и сейчас память выдала порцию тел, изломанными куклами разбросанных на скалах.
  Землянин осторожно приоткрыл один глаз. Трупов не было. Зато были гном с троллем, усиленно прыгающие вокруг друг друга с мечами. Очередной взмах. Гном подныривает под свистящее, стремительно несущееся к нему железо и пытается рубануть серокожего великана поперёк спины. Ничего не выходит. Тролль легко закидывает своё оружие за спину и клинки скрещиваются. Бздынь! Тот самый металлический лязг, вырвавший его из зыбкого сна.
  Всё! Обречённость вновь накрыла с головой, заставляя сердце съёжиться от безысходности. Опять один. И два умалишённых злобных существа на площадке перед пещерой. Как скоро один прикончит другого и обратит свой взор на него?
  Очередной выпад. Бздынь!
  Видимо тот рунический меч, что они вчера спрятали в пещере, всё же свёл с ума гнома или тролля. А может и обоих сразу. Сути это не меняет. Надо бежать. Но куда? Обратно? Так там сектанты, вдруг они уже выслали вторую группу. Вперёд? А куда это - вперёд?
  Бздынь! Меч коротышки не выдерживает очередного удара тролля и разваливается на части. Гном проводил взглядом зарывшийся в расселине обломок и вздохнул.
  - Железо дрянь.
  - Это точно, - тролль перехватил свой меч второй рукой за остриё и, не напрягаясь, переломил через колено.
  Обломки второго меча полетели вслед за первым.
  Макар недоумённо переводил взгляд с одного аборигена на другого. На психов они не походили.
  - Эй, землянин, ты чего? - наконец обратили на него внимание.
  Макар на всякий случай попятился к пещере.
  - С вами всё в порядке?
  - С нами да, а ты что такой пришибленный? Что-то случилось? Рунный меч сектантов на мозг давит? - как из рога изобилия посыпались вопросы.
  - Да нормально всё! - взял себя в руки парень. - Вы лучше скажите, что сейчас делали?
  - Разминались, - гном пожал плечами. - Заодно качество стали проверили. Что тебя удивляет?
  - Боевыми мечами? Вы же могли поубивать друг друга. Я себе уже невесть что надумал.
  - Да пустое! - отмахнулся Хардон. - Движения отработаны, к тому же меня не так просто достать, как кажется. А он...
  Гном ткнул пальцем в Вэн-Вэя, на секунду задумался, а затем махнул рукой.
  - Иди сюда, лучше показать, всё равно не поверишь. Да, и меч по пути прихвати какой-нибудь вон из той кучи.
  Макар подошёл к указанной груде железа. Ножи, стилеты, пара боевых топориков и мечи неудачливых преследователей были небрежно свалены, словно не нужный хлам. Тут же валялось ещё пара обломков. Землянин взял первый попавшийся меч средних размеров с довольно широким у основания, но постепенно сужающимся клинком. Подошёл к гному.
  - Ткни его! - последовал приказ и палец коротышки упёрся в направлении Вэн-Вэя. Здоровяк осклабился.
  - В смысле? - опешил Макар.
  - Ну, в прямом смысле! Проколи, проткни.
  - Зачем?
  Гном закатил глаза, а тролль захохотал так, что с валуна по соседству посыпалось мелкое крошево.
  - Коли, не бойся. Ну же!
  Макар решился и осторожно коснулся руки серокожего гиганта остриём меча. Отвёл оружие в сторону. Недоверчиво покосился на неповреждённую руку. Под хохот гнома ткнул сильнее. Меч упирался в серую шероховатую кожу, словно в камень, наотрез отказываясь прокалывать.
  - А теперь смело... Руби! - тролль вытянул руку.
  Макар, размахнулся и, зажмурившись, обрушил меч на конечность. Железка отскочила и, вырвавшись из ладони, загремела о камни мелодичным перезвоном.
  - Вот блин! - Макар принялся баюкать отсушенную руку, недоверчиво косясь на целёхонькую конечность гиганта. Тролль самодовольно скалился.
  - Вот так-то, малыш, - гном поднял сверкнувший на солнце меч и задумчиво повертел, ловя на лице яркие всполохи бликов. - Не берёт его кожу сталь.
  - Что это? Волшебство какое-то?
  На сей раз гном с троллем хохотали в унисон.
  - Есть легенда, - сквозь хохот прокряхтел Хардон, - что когда-то кто-то из богов переспал со скалой. Так на свет появились тролли.
  - Как это, со скалой? А... Куда?
  Казалось, что это невозможно, но хохот стал громче.
  - Это... Ха-ха-ха... Это же... Ха-ха-ха... Легенда!
  - Да понятно, но всё же, - Макар не выдержал и тоже присоединился к веселью. - А месячные себе представляете?
  Тролль продолжал хохотать, сидя на пятой точке и выбивая кулаком мелкое каменное крошево, а гном вдруг оборвал смех и нахмурился.
  Бздынь! Меч, которым землянин пытался проткнуть Вэн-Вэя, разлетелся на несколько частей.
  - Всё-таки дрянь железо, - Хардон повертел рукоятку с нехитрой гардой и коротеньким остатком лезвия, отбросил в сторону и вытер ладонь о штанину, словно чем-то измарался. - Хватит ржать! Нам ещё Турана догонять. Так что сегодня кровь из носа, но до Первограда дойти надо!
  - А Первоград...
  - Город..., наш город, гномий. Только заброшенный.
  - А Туран это кто? - решив отложить вопрос о городе-призраке, поинтересовался Макар.
  - А Туран, - безжизненно пояснил гном, - это тот, кого нам надо убить.
  
  21 скарнаша.
  Государство Гамраш. Ворлоговые горы.
  
  - Дэйв, судя по солнцу, мы сделали крюк и возвращаемся в Гамраш, - Митро прикрыл от слепящих лучей глаза ладошкой и сейчас недобро щурился на проводника. - Ничего не хочешь нам объяснить? Например, почему мы идём на север?
  - Да, Дэйв! - встал в позу Ковач. - Почему мы идём на...
  Здоровяк покосился на солнце.
  - ...На запад?
  Все остановились и принялись недоумённо, до рези в глазах всматриваться в светило.
  - Верно дядька Митро говорит, - буркнул пострадавший в ловушке Пир, - на север топаем.
  - Да вы чего? - Борг недоумённо оглядывал спорщиков. - На восток идём.
  В наступившей тишине все, включая Вирта уставились на Саулу.
  Девушка пожала плечами:
  - Думаю, не важно с какой стороны у меня солнце, важно, что на это скажет наш проводник.
  - Оптический обман, - вирт поправил лямку рюкзака и махнул рукой. - Не останавливаемся, мы отстаём от графика.
  Цепочка из шести путников вновь потянулась вдоль отвесного хребта. До шедшего в арьергарде Ковача донеслось ворчание Митро, двигающегося на пару метров впереди.
  Здоровяк прислушался.
  - Ох не доверяю я этому мелкому проходимцу.
  Здоровяк вновь покосился на солнце. Действительно, на север идут.
  
  21 скарнаша.
  Государство Гамраш. Северные склоны Ворлоговых гор.
  
  Ан-Атлум недоумённо оглядывал каменную площадку перед собой, не решаясь сделать шаг. Всё вокруг было пропитано магией. Магией неправильной, неестественной.
  Ловушка? Наверняка! Но какая?
  Сеть рыбака, брошенная сквозь сжатые в напряжении губы, никого не нашла. Значит, в радиусе сотни метров в засаде никто не сидит, ожидая усталого путника.
  Заклинание карающего обличия, чаще встречаемое вшитым в артефакт обличия, тоже не выявило какой-либо активной, направленной негативной магии.
  Тогда что это?
  Маг раскидал с десяток камней в разные углы площадки, но ничего не произошло.
  Попробовать Дружеский визит? Это заклинание очень походило на его детище - адекватный отпор, но отражало лишь магию. Было и ещё одно весомое отличие. Отражало оно не саму магию, а лишь проекцию. Видимость магии, имитацию. Бутафорию, если уж на то пошло. Но при должном везении напугать и заставить сделать необдуманные поступки дружеский визит может не хуже настоящего. Ну, представьте себя магом - напустили вы ядовитого тумана на кого-то, и вдруг сами оказались в нём! Когда тут разбираться где правда, а где вымысел? Да девяносто процентов забыв о противнике кинется прочь или примется в спешном порядке начитывать что-нибудь рассеивающее.
  Ректор выждал несколько секунд и вновь задействовал сеть рыбака. Тишина. В активной зоне заклинания так никто и не появился.
  - Как же они здесь прошли? - Кар Гроген задумчиво почесал подбородок, заставляя огромное число морщин и морщинок то разглаживаться, то весело гоняться друг за другом. - Или это их работа?
  Колдун задумчиво покосился на свою сумку. Жалко свитка? Ещё как жалко! Но рука уже тянется к застёжке. После недолгой борьбы с упрямой тесёмкой (а может и со своим прижимистым хомякусом, истошно верещащим о разбазаривании невосполнимых запасов) Кар Гроген наконец извлёк на свет старый, пожелтевший пергамент с одним единственным заклинанием - знание Нарга.
  - Ну, дружище, выручай, - вздохнул ректор и вслух прочёл витиеватую вязь на старом свитке.
  Как же давно это было! Тогда они оба еще учились в университете. Кар Гроген ан-Атлум и Урфинус Нарг. Их дружба началась внезапно и так же внезапно оборвалась спустя десять лет, когда энергичный, фонтанирующий идеями Урфинус решил заняться изучением гномьих рун и подался в Америю, в горы Гномьего топора. Ещё через пару лет он прислал Кар Грогену десяток свитков и письмо, в котором кратко описывал свою жизнь и действие заклинания, представленного на свитках. Намекал, что эта его работа - лишь цветочки, что всё ещё впереди... и пропал.
  Уже ставши ректором, ан-Атлум задействовал все свои силы, средства и связи, чтобы найти старого друга, но не преуспел. Параллельно все кафедры университета трудились над повторением свитка с заклинанием Нарга, но тоже потерпели фиаско. Возможно дело обстояло не только в заклинании, но и в незнакомых рунах, что шли по периметру пергамента. Руны очень напоминали гномьи, но таковыми не являлись. Так их в итоге расшифровать и не удалось, как и доказать их связь с заклинанием, нанесённом на пергаменте.
  В результате - один использованный свиток, для подтверждения его действенности, один испорченный исследователями, и один свиток под стеклом в музее университета, где хранились все значимые достижения магического искусства людей.
  Да, Кар Гроген тогда соврал. Поведал учёным магам всего о трёх свитках, присланных ему. Козырь в рукаве начинающему карабкаться по служебной лестнице амбициозному молодому человеку никогда не мешал. Семь бесценных свитков, из которых теперь осталось только три.
  Тем временем буквы-руны потекли по желтоватой бумаге, словно время пошло вспять и чернила вновь стали жидкими. Вот они, уже ставшие небольшими капельками достигли края пергамента, повисели, словно прощаясь, на краю листа и сорвались вниз. Не достигнув каменного плато, вильнули и, словно гончие, взявшие след унеслись к разлитой впереди магии. Полыхнуло бордовым, высвечивая площадь заклинания. Она оказалась даже больше, чем прикидывал Кар Гроен.
  Свиток в руке рассыпался пеплом и одновременно с этим в багровом зареве заклинания стали зарождаться тысячи янтарных искорок. Вот они обрели силу, индивидуальность, закружили в завораживающем хороводе и устремились к колдуну.
  Ректор, использующий знание Нарга уже не в первый раз всё равно вздрогнул, когда тысячи искорок прошили его насквозь, оставляя после себя небольшое покалывание кожи и знание. Знание, чего же ожидать от разлившейся впереди магии.
  - Всё чудесатее и чудесатее, - усмехнулся маг, и смело шагнул вперёд, пересекая одному ему видимую черту. - Надо бы сюда экспедицию отправить. Тут поле непаханое, а они прицепились к моему адекватному отпору и то дальше своего носа не видят.
  Кар Гроен перешёл на быстрый шаг и магическое поле, стелящееся над камнями, зашевелилось, забурлило, активируя свои ресурсы. И когда из под ног пропали тени, показывая, что капкан во-вот схлопнется, ректор замер, совмещая приятное с полезным. А точнее, полезное с полезным, потому что назвать медитацию приятной язык не поворачивался. Зато лучшего способа оставаться неподвижным, чем медитация не найти.
  - Жаль, что это оказалось лишь явление природы, - проворчал ан-Атлум, когда магические завихрения улеглись, и ловушка деактивировалась, - я бы не отказался в своём арсенале иметь нечто подобное.
  Миновав очередную загадку Ворлоговых гор, одинокий путник двинулся дальше.
  
  15 скарнаша.
  Линейные горы, Вуридир
  
  - Папа! Папа! - в отворившуюся дверь небольшой кузни ворвался поток свежего воздуха и коренастый мальчишка, лет одиннадцати.
  Свежесть мгновенно растворилась в дымном жару, а мальчишка завороженно замер. Как всегда, при виде работы отца-кузнеца. В следующем году он поступит в школу мастеров кузнечного дела, и сможет вот так же своими руками превращать бездушное железо в радующую глаз сталь. Затем школа рунистики и...
  - Дверь закрой и помогай, раз уж пришёл, - недовольно прервал мечты сына гном, и указал на меха.
  Микроклимат нарушен, а значит, шедевра сегодня не сотворить. Впрочем, строжился он для вида. Ещё в начале работы не смахнутая вовремя капля пота упала на разогретую добела заготовку. Уже тогда можно было забыть об идеальном мече не выходе. Что ж, не получилось сегодня - получится завтра.
  Сын, радостный от предложенной, даже пусть и чёрной, работы, вмиг забыл, что хотел рассказать, и принялся раздувать меха.
  Через час гном выгнал из кузни чумазого, но светящегося от счастья сына и, запершись в одиночестве, принялся наносить на готовый клинок руны.
  Оставшись без любимого дела, пацан заскучал, а заскучав, вспомнил, зачем приходил к отцу. Хотел, было, снова сунуться в кузню, дёрнулся, но и только. Память услужливо подсказала, насколько тяжела рука у отца, если прервать его работу по нанесению рун на готовое изделие.
  Грустно присел на каменную скамью и принялся ждать. Ещё примерно через полчаса отец закончил и вышел из кузни. За это время от былого запала не осталось и следа.
  - Мне сегодня в храме единения Ауле подмигнул, - произнёс мальчишка спокойным тоном, словно это со всеми каждый день происходит.
  - Да ну? - неискренне удивился отец вытянув меч и любуясь нанесёнными рунами. Да уж, если бы не та злосчастная капля пота и несдержанность сына, однозначно вышел бы шедевр. - Сам Ауле? Подмигнул? А ты?
  - Улыбнулся и помахал ему, - видя, что отец не верит, пацан окончательно скис. - Я пойду к Дурину, в раздави глыбу поиграю, ладно?
  - Ступай, - кивнул мастер-кузнец, положил меч на роздых, и припал к крынке с лёгким пивом.
  Уже вечером, засыпая в объятьях жены, кузнец вспомнил о фантазиях сына, и поведал их жене.
  - Знаешь, - помолчав, призналась супруга, - не хотела тебя загружать этими странностями, но твой сын сказал тебе правду. Я была там вместе с ним.
  
  21 скарнаша.
  Государство Гамраш. Северные склоны Ворлоговых гор.
  
  - Всё, добрались, - Вирт устало скинул поклажу на камни. - Ночевать будем здесь.
  Ведомые, выстроившись полукругом позади проводника, недоумённо осматривали окрестности.
  - Но здесь же ничего нет, - Первой возмутилась Саула, а дальше, нарастая, словно снежный ком, посыпались возмущения со всех сторон.
  - Даже от ветра укрыться нечем...
  - Ни одной веточки для костра...
  - Да и если разведём костёр будем у всех на виду...
  - А как же серые пазальты?
  - А...
  - Хватит! - прервал гомон Дейв и резко развернулся. - Это самое безопасное место на данном участке. До более комфортного мы просто не успеем дойти. Вы может, и не заметили, но солнце уже село. Обойдёмся без костра. Серые пазальты так высоко не забираются. Я на все вопросы ответил?
  - Пусть он ночует где хочет, а лично мне нравится во та расселина, - Ковач ткнул пальцем в сторону темнеющей метрах в двадцати яме. Дошёл до её края и довольно потёр руки. - Идите сюда. Она всего метра три глубиной с удобными для спуска уступами. Внизу всем места хватит, и ветра нет.
  Радостно загомонив, народ потянулся к здоровяку.
  - А у меня и несколько гномьих угольных брикетов есть на этот случай, - заулыбался Митро, осматривая дно провала. - В тепле будем, и огня никто не увидит.
  - Эй, Дэйв, иди сюда, здесь на всех места хватит. Чай не прогоним.
  - Мал я ещё был, да глуп, но историю эту запомнил, - Вирт уселся на свой рюкзак, подпёр голову руками и прикрыл глаза, ничуть не заботясь о том, слушают ли его вообще. - Поглут, горы ему пухом, рассказывал, когда я у него в учениках был. Остановились наниматели так же на ночлег, да часть из них решила в такой же расселине ночь скоротать. Наиболее благоразумные послушались своего проводника и остались на поверхности, неуютно обдуваемой всеми ветрами.
   - Ну и? - глухо донеслось из расселины через некоторое время, - чего замолчал? Что дальше то было?
  - Ночью раздался грохот, - не открывая глаз продолжил повествование Вирт. - Все вскочили, начали осматриваться да перекрикиваться. Не отозвались только те, кто ушёл спать в расселину. Да и самого провала так и не нашли. И лишь когда рассвело, обнаружили на месте ямы то, что не смогли увидеть ночью - часть руки примерно до локтя. Видимо кто-то очень хотел выбраться...
  В наступившей тишине было отчётливо слышно, как пыхтит Ковач, выбираясь из провала.
  - С довольно занимательным перстнем на пальце в виде летучей лисцы, - удовлетворённо закончил рассказ проводник, убедившись, что здоровяк благополучно выбрался из провала.
  - ...тец, - выдохнула Саула и прикрыла рот ладошкой.
  - Что? - встрепенулся Вирт.
  - Певец, - немыслимо-быстрым, текучим движением Митро оказался прямо возле проводника и радушно улыбнулся. - Она говорит, певец ты, бард и сказитель. Такие байки травишь, что вот Ковач стрелой вылетел из ямы.
  Повернулся к здоровяку:
  - Страшно, Ковач?
  И вновь буравчики глаз сверлят Дэйва.
  - А что там дальше было? С оставшимися в живых...
  
  23 скарнаша.
  Государство Гусуль. Где-то в Ворлоговых горах.
  
  Сегодняшний переход по скалам был не в пример легче вчерашнего. Шли быстро, но размеренно, с запланированными остановками на отдых и перекус. Ведь сейчас никто не гнался за ними. Они сами, да, преследовали какого-то загадочного Турана, но гнаться и убегать - суть разные вещи. Поэтому поспешали медленно.
  Макар, поначалу терзаемый болями от вчерашних непривычных нагрузок, постепенно втянулся. Мышцы разогрелись и стали работать так, как и заложила в них природа: чётко и уверенно. Землянин даже в какой-то момент поймал себя на мысли, что получает удовольствие от этого путешествия.
  А вот гном, оправдывая своё прозвище, становился всё смурнее и смурнее.
  - Лучше бы за нами гнались, как вчера, - наконец он выдал то, что крутилось у него в голове.
  Макар даже поперхнулся от этого вердикта. Да и тролль, привыкший к характеру друга, удивлённо вытянул лицо
  Встретив полное непонимание со стороны попутчиков, Хардон снизошёл до пояснений:
  - Вчера вон как хорошо продвинулись, а сейчас что? Плетёмся, словно серый пазальт.
  - Плетёмся? - возмутился Макар. - Да мы едва не бежим!
  - Но не бежим же! - припечатал гном своим аргументом.
  - Тьфу! - землянин сообразил, что спорить с риторическими выкладками Хмурого бесполезно, и решил сменить тему, заодно расширив свой кругозор местной фауны. - А кто такой этот серый пазальт?
  - Существо одно, живёт в этих горах, - вместо гнома, принялся объяснять Вэн-Вэй, - но на этой стороне не встречается. В основном там, за перевалом..., западнее. Так что не боись.
  - А что, оно опасное? - Насторожился Макар. Из-за сравнения их скорости с неведомым, но, судя по всему, очень медлительным пазальтом, землянин представил себе нечто, наподобие улитки. Да собственно улитку он себе и представил, только серую. А тут, оказывается, их ещё и бояться нужно.
  - Не так чтобы очень..., - тролль пошевелил пальцами, подбирая слово, - просто, маскируются они хорошо очень. Не зная примет и повадок, можно легко спутать с камнем и, к примеру, сесть на него.
  - И что будет?
  - Съест тебя.
  - Так он же медленный, можно соскочить и убежать.
  - Ага, - хмыкнул мрачно гном, - ты уже будешь на такую зазубренную иглу им нашпилен, что не очень-то и соскочишь.
  - Жуть, - проникся монстром Макар, представив себе эту картину.
  - Так что тебе да, стоит его опасаться, - подвёл черту своим объяснениям тролль.
  - Кстати, - вдруг осенило Хардона, - помнишь того северянина? Ну, в трактире каком-то ещё на Топоре пили в одной компании. Светловолосый такой!
  - Ну..., - не очень уверенно подтвердил Вэн-Вэй.
  - Он упоминал, что в их Перейских горах тоже стали встречать пазальтов.
  - Брехня, - отмахнулся тролль. - Эти твари точно только здесь живут.
  - А ещё он говорил, - начал, было гном, но Вэн-Вэй его перебил.
  - Да он вообще много говорил. Истинные северяне себя так не ведут. Плут он и мошенник. Я, кстати, тебе ещё тогда на это намекал.
  - Ну..., - смутился Хардон, - пил он знатно.
  - Это да, - осклабился тролль, - ты тогда...
  - Эй, парни! - вмешался Макар, пока трёп не унёс друзей в эфирные и далёкие замки воспоминаний. - Мне-то объясните, как их различать? А то схарчат меня и будет это на вашей совести, между прочим. Буду к вам являться по ночам тенью отца Гамлета.
  - Кем? - хором удивились попутчики.
  - А, - смутился парень, - фольклор наш, Земной. Призраком, в общем.
  - Кем? - к удивлению Макара, его вновь не поняли.
  - Ну, привидением..., - уже не так уверенно озвучил он.
  - Макар, зирку тебе в ухо! - возмутился гном. - Хватит сыпать синонимами! Просто объясни, что это за тень такая, она же призрак, она же..., тьфу ты, язык сломаешь.
  Землянин какое-то время рассматривал друзей, пытаясь понять, подшучивают над ним или нет. Не придя к определённому выводу, решил всё же объяснить, как бы глупо это ни выглядело.
  - У нас, у землян, есть такое поверье. Если человека убили внезапно, и он не закончил каких-то своих важных дел на земле, то он привидением..., ну, таким бестелесным невидимым существом, продолжает бродить по земле, пытаясь их закончить. Правда у него не получается, он же бестелесный. А, да, иногда его видят. Как-то так...
  Макар смущённо замолчал, интуитивно ожидая, что сейчас над ним начнут смеяться, но нет. Хардон залез в бороду и шумно почесал подбородок. Вэн-Вэй с задумчивым видом смотрел куда-то вдаль.
  - Нихрена себе у вас фольклор! - выдал, наконец, гном. - Это ж как же...? Ведь душа ушла к богу. Всё! Умер, значит умер!
  - Ха! Анекдот такой есть..., начал, было, Макар, но, вспомнив, чем кончилась его предыдущая попытка рассказать смешную историю, смущённо замолчал.
  На него выжидательно уставилось две пары глаз.
  - Ну знаешь, - разозлившись больше на себя, возмутился Макар, - у вас тут тоже фольклор ого-го! Этот ваш вернувшийся чего стоит..., а кстати, чего? Расскажите толком, что за легенда? А то я "недовернувшийся" какой-то, сапожник без сапог!
  - Хомякус куцый ты, а не вернувшийся, - махнул рукой гном. - Пришёл в наш мир с пустыми руками, а уже вон сколько нагрёб!
  - Да ну тебя!
  Какое-то время шли молча. Макар уже смирился с тем, что не услышит ответа на свой вопрос, но гном, подчиняясь какой-то своей логике, внезапно начал рассказывать.
  - Есть такая легенда: маг, добившийся в жизни определённой вершины просветления, имеет шанс на перерождение.
  - И как её добиться?
  - Никто не знает. Согласись, если бы был определённый список, мол нужно сделать то-то и то-то, то все маги кинулись бы его выполнять.
  - Ещё бы, - хмыкнул тролль, - получить молодое тело с прежней памятью и возможностями..., кто ж от такого откажется?
  - Тогда как они добиваются этого просветления?
  - Ну что ты пристал? - заворчал Хардон. - Я не маг, и вообще это всё легенда!
  - Что-то вы слишком серьёзно отнеслись к "всего лишь легенде", когда подумали, что я вернувшийся. Не бывает дыма без огня.
  - Не бывает, - гном вздохнул и махнул рукой. - Что-то я с твоими разговорами совсем дыханье сбил. Старею что ли? Давайте привал сделаем. Вон тот отвес отлично от ветра защитит.
  Макар радостно кивнул.
  - Заодно перекусим, - внёс свою лепту в перечень важных дел тролль.
  Когда уже горел небольшой костерок, а Вэн-Вэй жадно чавкал вяленным мясом, экономно запивая своим любимым саммуром, гном вернулся к повествованию.
  - Мал я ещё был, смутно всё помню, так что могу ошибаться, но однажды по нашим пещерам пронёсся слух: к ветхой хижине, что несуразным бельмом торчала на склоне гор, идёт одинокий старик. Совсем малышню-то не пустили, а вот наша ватага, да пара десятков взрослых, пошли посмотреть.
  - А что вы хотели увидеть? Ну старик, ну хибарка.
  - Не знаю..., - задумчиво пожевал губами гном, - во-первых, хибарка та была не обычная. Никто не помнил, не только кто её построил, но и когда. Такое впечатление, что она всегда там стояла. Во-вторых, при всей свой ветхости, она не разрушалась под тяжестью снега зимой и сезонных ураганных ветров осенью, не сгнивала от влаги и не поддавалась селевым потокам и снежным лавинам. Что мы, дети, хотели при всём при этом увидеть? Наверное, живую легенду. Сказку мы хотели увидеть! Ведь даже старожилы нашего племени не припоминали такого, чтобы кто-то посещал приют вернувшегося.
  - И что? Посмотрели?
  - Посмотреть-то посмотрели, да мало что увидели.
  - Почему?
  - Как тебе сказать? - Хардон пожал плечами. - Мальцам что надо? Яркого красочного шоу! Чего-то подобного мы и ждали. Может, поэтому мне мало что и запомнилось, что разочарованным оттуда ушёл. Всё, что помню, это как какой-то долговязый старик людской расы, тяжело опираясь на посох, брёл к серому деревянному строению. Он ничего не говорил, ни на кого не обращал внимания..., у меня такое чувство, что он вообще нас не видел.
  - А его спрашивали о чём-нибудь?
  - Не помню. Если и спрашивали, то он не ответил. Зашёл молча в хижину и всё.
  Гном замолчал.
  - Так а с легендой-то это как связано? Ну зашёл усталый путник в первое попавшееся убежище...
  - Что? - встрепенулся Хардон. - А, да. Мы всё ждали, когда начнёт что-нибудь яркое происходить.
  - И что, даже никто подглянуть не попытался?
  - Попытались, - усмехнулся невесело гном, - да только не вышло. Какая-то сила начала бережно, но неумолимо отодвигать от хижины. Метров на триста сдвинула. Так, что и видно-то почти ничего не стало. А потом, минут через пять, давление исчезло. Все естественно кинулись к хибарке, но там уже никого не было. Посох лишь, да одежда.
  - Может, ушёл? - неуверенно предположил Макар?
  - Может и ушёл, - вздохнул Хардон, - ага... так голышом и поскакал дальше по своим делам. Старик..., по горам.
  Землянин понял, что над ним насмехаются, но обижаться не стал. Сам виноват: каков вопрос - таков и ответ.
  - А с посохом что сделали?
  - Оставили. Нельзя вещи вернувшихся трогать, - и опережая следующий вопрос, добавил. - Первое время мы каждый день бегали, проверяли, не вернулся ли он. Потом всё реже. А потом и вовсе перестали. Вспомнили через полгода, сходили. Вещей не было.
  - Судя по всему вернулся, забрал свои вещи и ушёл, - ехидно прокомментировал случившееся Макар.
  - Может и вернулся, - не повёлся на издёвку гном, - а может, такой же невежа как ты, всё забрал.
  Макар покосился на неказистый посох, прислонённый к скале, и вздохнул.
  - И что, больше совсем-совсем ничегошеньки не помнишь?
  - Знак один запомнился. Он был вышит на спине его балахона.
  - Что за знак? - не то, чтобы Макару было очень интересно, просто старался за разговором оттянуть время следующего перехода.
  - Вот такой, - гном пальцем изобразил в воздухе круг, пририсовал ему две ножки и соединил их чем-то наподобие извилистой дуги.
  Знак налился бордовым цветом, заклубился и поплыл к землянину. Гном с троллем смотрели на это чудо, но никаких действий не предпринимали, поэтому Макар посчитал всё происходящее местной обыденностью.
  Клубящийся символ подплыл, коснулся головы парня и растаял. В ноздри ударил терпкий пряный аромат. Макар не выдержал, чихнул.
  - Что это было? - удивлённо ухнул Вэн-Вэй. - Хар, ты когда освоил ступень стихий? И как перескочил через ювелирную?
  - Я..., это...
  Больше гном ничего произнести не смог, но землянин уловил главное - всё произошедшее явно выбивалось из рамок обыденности.
  - Что со мной теперь будет? - принялся он испуганно тереть место соприкосновения магического знака с кожей.
  - Я рунарь третей, стеклянной ступени, - Гном поднялся с какой-то яростной решимостью на лице. - Свои возможности я знаю и выше головы не прыгну. Что здесь сейчас произошло и чем это грозит? Я понятия не имею и вообще сделаю вид, что ничего не было. И вам, кстати, желаю сделать то же самое. Пока ничего страшного не произошло, вот и будем надеяться, что так будет продолжаться и впредь.
  - Но...
  - А ты, - палец коротышки обвинительно упёрся в землянина, прервав его на полуслове, - явно маг. Эта фиртова магия к тебе так и липнет. Мой тебе совет: не хочешь беды - ищи поскорее себе учителя. А теперь хватит штаны просиживать! Поднимайте свои задницы и вперёд!
  Землянин нехотя поднялся, натруженное тело требовало продолжения отдыха. Мозг лихорадочно подыскивал тему для разговора, чтобы посидеть у костра хоть ещё немного. И нашёл.
  - Но я ведь ничего не умею и не знаю об этом. Как мне научиться? Где искать учителя?
  - Вообще у людей магия отличается от гномьей и я тут тебе ничем не помогу. В Маноск тебе надо, это столица Гамраша. Там, вроде, есть не то академия какая, не то гильдия. В идеале бы стать личным учеником, но такое происходит редко. Берут либо каких-то сильно одарённых, либо тех, кто уже окончил эту самую академию.
  - А почему?
  - Обузу никто не любит, - вместо гнома пояснил тролль.
  Макар задумался. Он сейчас и есть не что иное, как обуза. Не в его ли это огород камень?
  Из самокопания его вырвало дальнейшее размышление гнома:
  - Есть, конечно, вероятность, что доставшиеся тебе в наследство от ушедшего плашки с рунами и произошедшее только что явление не случайны и как-то связаны с твоими способностями..., - Хардон помолчал, - но это не людская магия.
  - Гномья?
  - Не совсем..., пересекается, конечно, с нашей..., основы вроде те же, а вот дальше..., какая-то смесь, в общем. Так что если эти плашки предназначались именно тебе, то сочувствую.
  - Почему?
  - Вряд ли ты найдёшь себе учителя даже в академии.
  - А ты? Ведь, говоришь, основы такие же, как у вас? Поможешь?
  - Не знаю, - Хардон смерил оценивающим взглядом землянина и взвалил мешок на спину. - Не сейчас точно! Хлопотно это и не быстро. Всё, двинули!
  Землянин сник и побрёл вслед за гномом. Вэн-Вэй привычно пристроился замыкающим.
  - А про людей расскажешь?
  - Что? Люди здесь везде живут. Некоторые даже в Америи по соседству с эльфами умудряются прижиться.
  - А что, эльфы людей не любят?
  - Эльфы никого не любят, - зло пророкотал тролль, - даже сами себя.
  Макар ждал продолжения, ведь неспроста тролля прорвало, но не дождался.
  - Я вообще-то имел в виду людей с Земли, ну, которые как я, попаданцы.
  - А, эти..., - гном остановился и, обернувшись, посмотрел на Макара. - Твои соплеменники странные, не похожие повадками на местных. Я бы сказал, что они больше гномы, чем люди.
  Макар хмыкнул.
  - Ага, - кивнул своим мыслям Хардон, и вновь двинулся по гребню полуразвалившейся скалы, - как гномы. Что-то мастерят, изобретают... Молодцы!
  Макар в душе порадовался за соплеменников.
  - А как они здесь появились? Давно?
  - Лет десять прошло, наверное..., или семь. Появилось их сразу много, человек семьсот. На островах короны это произошло. Людские маги как-то прознали заранее об этом и были уже там. Впрочем, без эльфов тоже не обошлось.
  - А гномы?
  - Нам это было не интересно, - буркнул чем-то недовольный Хардон и Макар решил сменить тему.
  - А дальше что?
  - Эльфы походили, посмотрели, поколдовали что-то своё и отплыли восвояси. Не заинтересовались в общем. Ещё бы, ведь магов среди прибывших иномирян не оказалось, а значит и усиления местной касты волшебников не предвиделось. А вот люди решили помочь своим соплеменникам. Выделили им для жилья эти самые острова (которые, сказать по секрету, никому и не нужны), ну и присматривают время от времени. Мы тоже немного внесли свою лепту - дали ссуду большую, на первые десять лет беспроцентную.
  - И всё? Чем они занимаются-то? Чем живут?
  - Я же говорю, изобретают всякие механизмы. Слышал, даже мы у них что-то купили. За эти прошедшие года, кстати, появлялись ещё люди с вашей Земли. Поодиночке, но часто. Все, насколько я слышал, поселились там, на островах.
  - Странно всё это, - Макар задумчиво почесал затылок набалдашником посоха. - Не слышал я там, на Земле, что бы кто-то пропадал.
  - А мне вот странно другое, - пожал плечами гном, - я не слышал, чтобы среди появившихся был хоть один маг.
  Макар задумался. С одной стороны вроде всё логично получалось: магов не было, потому что им и неоткуда было взяться - ведь на земле не было магии! С другой, он же появился?
  "Стоп", - одёрнул себя парень, - "Это ещё бабушка надвое сказала, что я маг! Раскатал губу, понимаешь..."
  Прекратив фантазировать, Макар попытался ещё что-нибудь вызнать про свою новую родину, до которой ещё предстоит добраться, но гном больше ничего не знал. Разве что посоветовал город-порт Кош, как ближайший, из которого хоть и редко, но ходят торговые корабли на острова Короны.
  
  18 скарнаша.
  Западная пустошь. Прибрежная зона.
  
  Матаири провожал взглядом быстро удаляющийся бирюзовый корабль, уверенно рассекающий белоснежные морские буруны. Капитан Тиссанти с командой, победитель уже трёх подряд морских ежегодных соревнований, выполнил приказ Вечного, переправив бастарда через океан в кратчайшее время.
  А вот Матаири только предстоит приступить к осуществлению личного поручения Вечного. Командир эльфийской грозди долго думал над мотивами главного эльфа, побудившими отправить за иномирянином именно его. Перебирал все за и против, и, в конце концов, вроде бы всё понял. Это задание - несомненно ссылка, возвращение из которой с любым результатом будет означать немилость под тем или иным предлогом. С ним всё понятно, а вот команду жалко. Гнев Вечного при возвращении коснётся всей грозди, иначе не бывает.
  Значит что, не возвращаться? Матаири задумчиво погладил рубцеватый шрам на щеке. Мотнул головой, отгоняя тяжёлые раздумья. Вот будет захвачен объект, будет и пища для размышлений, а пока переживать - только ветер в листьях ловить. Пора делом заняться.
  Он наклонился и зачерпнул пригоршню золотого, будто охра, прибрежного песка. Второй рукой достал из специального кармашка стебель сассуры с кисточкой соцветий на конце. Обмакнул её в песок, речитативом проговаривая договор заклинания. Заключив соглашение с растением, шагнул к первому лучнику, провёл сассурой по его одежде, амуниции, оружию. Всё, к чему прикасался стебель, мгновенно приобретало цвет лежащего под ногами песка.
  Закончив с первым воином, он бережно прикопал использованный стебель и достал второй. Повторил процедуру, сменив цвет одежды своего бойца с изумрудного на песчаный.
  Можно было обойтись и одним растением, но силы сассуры не безграничны. Цвет бы поменялся безупречно, но вот продолжительность маскировки упала бы с трёх дней до одного. За такой короткий период им Западную пустошь не преодолеть.
  Последним закамуфлировал себя. Два раза махнул рукой на восток. Гроздь лёгкой трусцой двинулась сквозь пески, оставляя за собой едва уловимые вмятины следов. Да и те вскоре исчезли - Западная пустошь не терпела перемен.
  
  22 скарнаша.
  Америя. Эльфийский клинок. Дом Вечного
  
  - Лиссан, - Вечный стоял у окна и смотрел на опадающие листья. Праздник листопада уже прошёл, но смена покрова всё ещё продолжалась, - до меня дошли странные слухи. Будто бы сама мать Природа посетила наши леса. Так сказать в своём истинном воплощении.
  - Да, - осторожно кивнул собеседник, - об этом говорят.
  - Я хочу найти автора этих слухов. Надеюсь, тебя не затруднить выяснить это скажем... за три дня.
  - Но зачем это Вам?
  - Зачем? - Вечный оторвался от созерцания красоты и подошёл к столу, на котором было разложено разнообразное оружие. Тут была и тонкая, словно шило, шпага, и любимая кочевниками Абенессии сабля, и короткий тяжёлый меч северян. Верховный эльф взял шпагу, взмахнул, проверил упругость, положил на место, усмехнулся, и лишь затем ответил. - Хочу преподать ему несколько уроков фехтования.
  От шутливой фразы повеяло такой угрозой, что по спине Лиссана пробежал холодок. Лет сорок назад Вечный, тогда ещё будучи просто наследником, пять лет подряд выигрывал индивидуальные схватки на турнире красного листопада. Два раза даже со смертельным исходом соперника. А потом просто перестал в них участвовать, заявив, что ему там скучно. Его результат до сих пор никто не смог превзойти и данные об этих победах и победителе так и висят в зале славы великого древа.
  - Хорошо, я найду его, Вечный, - кивнул Лиссан, прежде чем затянувшееся молчание не стало подозрительным, - но позволено ли мне будет уточнить?
  Верховный эльф кивнул.
  - А что, если эти слухи окажутся... не совсем слухами?
  К удивлению Лиссана, Вечный отнёсся к подобному предположению спокойно. Вернулся к окну, долго молчал, смотря куда-то вдаль.
  - То ты всё равно мне его найди, - произнёс он наконец.
  Лиссан коротко кивнул и вышел. Испытывать терпение Вечного не входило в его планы. Голова слегка кружилась от хаотично мельтешащих мыслей. Найти распространителя слухов не проблема. Хоть сейчас можно вернуться и сказать: "Это я видел мать Природу". Но это будет весьма опрометчивый шаг. Что с ним после этого сделает Вечный, не взирая на все заслуги и верность дому, трудно предположить.
  Нет уж, у него есть три дня. Ничтожно малый срок, но достаточный, чтобы найти выход из положения. И он найдёт его.
  К тому же теплилась внутри надежда, что мать Природа не просто так показалась ему, и за эти три дня проявит себя ещё хотя бы раз.
  Когда очень хочется жить - три дня это очень много.
  
  22 скарнаша.
  Государство Гамраш. Северные склоны Ворлоговых гор.
  
  Утро Вирту не понравилось. За ночь ветер сменил направление с северного на западный, и сейчас гнал по небу густые седые облака. Стало, несомненно, теплее, но этот комфорт был мнимым и временным. Горизонт на западе начал темнеть.
  - Выступаем! - Заявил он так, чтобы услышали все. - На сборы пять минут. Идём быстро.
  - Эй! - тут же возмутился Борг. - А завтрак?
  - Позавтракаем позже..., - Вирт сглотнул подступивший к горлу комок, - если выживем.
  Все повернулись на запад. Небо стремительно наливалось чернотой.
  - Что это? - взвизгнула Саула.
  - Хотел бы я ошибаться, но это очень похоже на снежный карнавал бросчей.
  - Ты можешь выражаться яснее? - Митро хмуро перевёл взгляд с темнеющего горизонта на проводника.
  - Снежный карнавал бросчей, - скидывая свои пожитки в рюкзак, принялся разъяснять Вирт, - это очередной выверт Ворлоговых гор. Кто-то считает его простым явлением природы, возникающим от столкновения горячих ветров Западной пустоши со снегами гор, а кто-то настаивает на магическом происхождении. Собрались? Пир посередине, Ковач замыкающим. Бежим!
  Группа довольно шустро поскакала по гребню, уводимая проводником на восток.
  Первым, как ни странно, взмолился здоровяк Ковач. Примерно через час он остановился, согнувшись и уперев руки в колени:
  - Всё..., хы..., не могу больше, хы..., дальше без меня...
  Вирт понимал, нужно бежать, даже жертвуя одним членом группы, но вот упёртый характер не позволял сдаваться. Да ещё Саула...
  - Дэйв! - столько отчаяния было в её голосе, что проводник сдался.
  - Привал. Десять минут.
  Пошёл лёгкий снег.
  Ковач завалился на спину и раскрыл рот, жадно глотая воздух со снежинками. Остальные выглядели вполне бодро, даже малолетний Пир, коего Вирт считал слабым звеном. Ошибся, получается.
  Митро вновь пристал с расспросами:
  - А что страшного в этом карнавале? Метель? Ветер сильный? Так давай найдём какую-нибудь пещерку и переждём.
  - Снежные бросчи страшны, а не ветер и не снег. Это их карнавал, - Дэйв тревожно косился на запад. - Те, кто считает эту метель магического происхождения, утверждают, что её вызывают их шаманы.
  Падающие тихонько снежинки начали время от времени кружиться в хороводе налетавших порывов ветра.
  - Так бросчи, вроде, безмозглые...
  - Ага, скажи это им, когда попадёшь на обед в качестве фирменного блюда.
  - А ты, какой точки зрения придерживаешься?
  - А мне всё равно! Знаешь, что пагом об пень, что пнём об пага..., результат-то один. Я знаю главное: карнавал бросчей это плохо, очень плохо. Эти твари, в отличие от нас, не замечают ни ветра, ни снега. Эти взбунтовавшиеся явления природы как будто не касаются их. Карнавал снежных бросчей - это их время хоты! Всё живое забивается в пещеры и норы, а снежные бросчи ходят и собирают свою кровавую жатву.
  - Брр..., - Митро повёл плечами. - А какого фирта ты нас в такое время повёл сюда?
  - Сами просили, это раз, - равнодушно пожал плечами Вирт, - период карнавалов обычно начинается на месяц позже, это два. Да и не угадаешь его никогда. Бывает, что и за всю зиму ни одного карнавала не случается. Переход через Ворлоговы горы всегда непредсказуем, это три.
  - А...
  - Нам пора! Ковач, поднимайся!
  Здоровяк, стеная, поднялся, и группа вновь потрусила на восток.
  Ещё через сорок минут вновь пришлось сделать остановку. Зря переживал Дэйв за здоровяка, у того словно второе дыхание открылось - бежал размеренно, дышал ровно.
  Вирт, уже понадеялся, что они покинут зону карнавала до его пика, но тут сдалась Саула. Она не жаловалась, не просила отдохнуть, просто споткнувшись, упала и уже не поднялась.
  - Привал! - вынужден был скомандовать проводник, хотя все и без его команды уже остановились.
  Было понятно, что без девушки они с места не сдвинутся. Митро постелил спальник, и здоровяк бережно перенёс на него Саулу. Она была без сознания.
  К этому времени ветер уже вошёл в полную силу, завывая в многочисленных скальных расселинах. Словно загонщик дул в свой охотничий рожок, подгоняя свору своих четвероногих помощников. Снегопад сократил видимость до пятидесяти метров, и она всё продолжала уменьшаться. Ветер уже полностью занёс снегом ложбинки и небольшие впадины, принялся за камни, обкладывая их мохнатыми шапками.
   Вирт залез в свой мешок, и, покопавшись, извлёк шарик сушёной травы.
  - Разотрите у неё под носом, - протянул Боргу, и, опережая вопрос, принялся разъяснять, - это куштым, он...
  - Знаю, знаю! - Борг выхватил шарик, - отрезвляет, приводит в чувство.
  Он кинулся к бесчувственной девушке, раскрошил комочек и принялся тереть его меж пальцев возле её лица. Очередной порыв ветра донёс до Дэйва тошнотворный аромат и проводник брезгливо закрыл нос рукавом.
  - Фу, - Саула пришла в себя, - что...
  Договорить не смогла, отвернулась и её вырвало. Борг с отвращением стряхнул остатки куштыма с пальцев и принялся оттирать их снегом. Ковач подал девушке платок и тактично отошёл в сторонку.
  - Так! - похлопал в ладоши Вирт, привлекая внимание. - Всем достать и съесть по плитке куравы. Не запивать! Так сильнее подействует.
  На лицах путников отразилась гримаса отвращения.
  - Знаю, противно..., но надо! - проводник помолчал. - Ладно, Саула может запить. Отдыхаем ещё десять минут.
  Спустя отведённое время Дэйв принялся всех поднимать. Вставали неохотно, но довольно бодро - тонизирующая плитка подействовала. Видимость упала до тридцати метров. Свинцово-чёрные тучи висели уже практически над головами.
  - Всем достать верёвки. Связываем, обвязываемся и выдвигаемся в прежнем порядке. Каждые десять шагов буду делать проверку, дёргая шнур два раза. Следующий за мной Борг так же двойным подёргиванием отвечает, затем передаёт сигнал следующему. Всё понятно?
  Дождавшись утвердительных ответов, Дэйв принялся связывать шнур. Когда все обвязались, проводник самолично проверил каждого и лишь затем тронулся в путь. Ни о каком беге речи уже и быть не могло. Шли осторожно, тяжело переставляя ноги по наметённым сугробам.
  Минут двадцать Вирт храбрился, убеждал себя, что им удастся вырваться за снежный круг карнавала, но вскоре пришлось признаться - попались. Тем более и повод нашёлся: группа упёрлась в практически отвесную скалу. Вершина надёжно скрывалась в снежных завихрениях, и о высоте каменной стены оставалось только догадываться. Мысль о том, чтобы забраться наверх пришлось засунуть поглубже, чтобы не бесила своей абсурдностью.
  Пошли вдоль скалы, выбрав южное направление. Так или иначе, а через горы переходить нужно. Минут через десять прошли вход в небольшую пещерку. Народ задёргал верёвкой, требуя остановки. Пришлось потратить пять минут, чтобы объяснить всю бесполезность затеи спрятаться от снежных бросчей в пещере. У них в карнавал такая чувствительность ко всему теплокровному, что они находят всё и везде. Самое верное, это убежать, вырваться из зловещего снежного карнавала.
  Поняли, хмуро и сосредоточенно двинулись дальше. Однако уйти от пещеры удалось не на много. Левая нога Дейва, осторожно ощупывающая глубину сугроба, опоры не нашла.
  - Стоп! - крикнул он, и, сделав шажок назад, принялся разгребать снег.
  Потеряв связку, налипший на край скалы сугроб, ухнул куда-то вниз, в белёсую муть провала. Позади осторожно приблизилась вся группа.
  - Что там? - выглянул из-за плеча Ковач и раздосадовано сплюнул, увидев тупик.
  - И что теперь? - Саула зябко передёрнула плечами.
  - Идём назад, в пещеру.
  - Но ты же говорил...
  - Этот фиртов карнавал не оставил нам выбора. Я надеялся, что удастся вырваться за его границы, но мы опоздали. - Вирт помолчал, размышляя говорить ли, и всё же решился. - Надеюсь, у вас есть что-нибудь из магического арсенала в запасе. То, что вы от меня скрыли. То, что берегли на крайний случай. Поверьте, крайнее некуда. Иначе нас спасти сможет только чудо.
  Проводник обогнул группу и двинулся в обратный путь, по практически уже заметённым следам.
  
  22 скарнаша.
  Государство Гамраш. Северные склоны Ворлоговых гор.
  
  Кар Гроген ан-Атлум обескураженно развеял сеть рыбака. Группа, которую вёл проводник Дэйв, и за которой он шёл по пятам, резко ускорилась. Да что там, они практически рванули с места так, что аж пятки засверкали. Что бы это значило? Заметили его, ан-Атлума преследование?
  Добравшись до места ночёвки группы, маг остановился, задумчиво пошевелил носком ботинка ещё горячую золу костра. Нет, если бы заметили, вели бы себя по-другому. Глупо рассчитывать убежать от одиночки, имея в компании женщину и ребёнка. Глупцами они явно не были. Тогда что?
  Кар Гроген ещё раз накинул сеть рыбака. Лишь шесть человек, на самой границе чувствительности заклинания. Иных людей или затаившихся хищников в округе не наблюдалось. Что ж, что бы их ни спугнуло, надо догонять. Маг вздохнул. Бегать он не любил.
  Через тридцать минут в спину ударил сильный порыв ветра. Ан-Атлум обернулся. С запада стремительно приближались свинцово-чёрные облака. Ректор королевской гильдии магов накинул капюшон утеплённого плаща и прибавил ходу.
  Ещё через полчаса маг остановился. Покопавшись в мешке, выудил и закинул в рот плитку куравы. Принялся ожесточённо жевать, постоянно морщась. С трудом проглотив горькую вязкую массу, накинул сеть рыбака. Обнаружив, что заметно приблизился к преследуемым, удовлетворённо хмыкнул.
  Ещё минут через сорок ан-Атлуму пришлось перейти на шаг. Снежные завихрения сузили видимое пространство практически до нуля. Идти приходилось чуть ли не на ощупь. Накинутую какое-то время назад сеть рыбака маг так и не стал развеивать. Тут уже не до конспирации. Поэтому вовремя заметил, что группа, ведомая Дэйвом, повернула назад. Остановился, прижался к огромной глыбе. Самому идти назад смысла не было, видимость такая, что даже пройди они мимо преследователя в двух шагах - ничего не заметят.
  Однако группа туристов, пройдя назад метров пятьдесят, неожиданно остановилась.
  "Нашли пещеру", - завистливо подумал маг. - "Надо бы и мне подумать об убежище".
  Обошёл каменную глыбу. С подветренной стороны обнаружилась даже не ниша, а так, вмятина. От снега она не спасала, зато ветер обтекал стороной. Ан-Атлум скинул рюкзак, уселся на него и нахохлился, словно северная краснопёрка. Прикрыл веки, настроился на долгое ожидание.
  Однако спустя несколько минут слух уловил скрип снега. Открыл глаза. Никого. Сеть рыбака показывает, что путешественники через горы так и сидят в том месте, где остановились. И больше, во всей округе, никого.
  Недоверчиво обновил заклинание. По-прежнему, кроме группы паренька Дэйва, никого. Показалось? Нет, вот опять скрип снега и шуршание осыпаемых камней. Кто-то идёт мимо его камня. Идёт шумно, никого не таясь, и идёт не один.
  Магу стало не по себе. Давненько он не испытывал такого иррационального, рвущегося откуда-то из самых глубин подсознания страха. Судорожно принялся вспоминать все известные боевые заклинания. Что требовало подготовки, медитации или массового участия нескольких магов - отбрасывал в сторону, остальное сортировал в соответствии с привязкой к местности и погодным условиям.
  Но всё же в тайне надеялся, что кто бы это не топал, этот кто-то пройдёт мимо. Чаяниям не суждено было сбыться. И слева, и справа, сквозь снег проступили тёмные очертания каких-то существ. Быть зажатым в клещи не хотелось. Ан-Атлум рванул, было от камня, но и спереди замаячили несколько высоких фигур.
  Зачерпнул щедро разлитый вокруг холод и, не раздумывая, хлестанул по ним ледяной струной. Замер обескураженно. Убойная магия прокатилась вперёд сокрушающей волной и сгинула бесследно. Фигуры продолжали приближаться, приобретая какие-то жутковатые угловатые очертания.
  Маг попятился. Упёрся спиной в камень.
  "Надо наверх", - мелькнула мысль. - "Конечно, это ловушка и бежать оттуда будет некуда, зато появится тактическое преимущество. Нужно время, чтобы прийти в себя и подумать".
  Ступени духа светящимися брусками прилипли к камню по восходящей спирали. Кар Гроген ан-Атлум быстро взбежал на оказавшийся не таким уж и высоким валун и с облегчением развеял заклинание.
  Здесь, наверху, властвовал ветер. Сильный порыв сразу попытался скинуть нахального человечишку вниз, но маг, помахав для равновесия руками, буквально протиснулся свозь упругие воздушные потоки, отдалившись от опасного края. Верхушка оказалась довольно плоской, но небольшой - всего пять метров в диаметре. Впрочем, этого было вполне достаточно, чтобы не бояться быть сдутым вниз внезапным сильным порывом.
  Ан-Атлум облегчённо выдохнул. Около десяти метров высоты теперь отделяли его от поверхности и от странных существ. Подошёл к краю, осторожно, чтобы не быть сдутым, глянул вниз. Двинулся по периметру. Камень был плотно окружён высокими, около трёх метров, скелетообразными полупрозрачными существами.
  Ректор с сожалением вздохнул. Как же мало он знает о ворлоговых горах. Вот кто это? Неожиданно, откуда-то из глубин подсознания, всплыло название - снежные бросчи. Маг задумался и кивнул своим мыслям: действительно, никем иным эти существа быть не могут. Если порассуждать, то легко объясняется и то, что его ледяная струна не возымела никакого эффекта. Какой смысл холодом воздействовать на холод? Наверняка у них иммунитет к подобному направлению. Нужно тепло, много тепла!
  Задумчиво создал сферу богов, добавил в неё огня и запустил вниз. Пламя столкнулось со льдом. Два антипода, две ненавидящих друг друга стихии. Жахнуло, во все стороны полетели куски льда..., или плоти, кто их знает, этих бросчей, из чего они состоят.
  Маг отшатнулся, чудом избежав попаданий, но жаром обдало так, что аж брови опалились. Спина моментально взмокла. Зачерпнул под ногами снега, утёр лицо. Вновь подошёл к краю, глянул вниз. Разочарованно заскрипел зубами. Прореха, вызванная огненным взрывом, быстро затягивалась новыми существами. И они всё прибывали, выныривая из снежной круговерти, словно рыбы из мутной воды.
  Скинул вниз ещё один огненный шар, предусмотрительно отшатнулся. Затем, немедля, ещё один, чуть в сторону. Отшатнулся. И ещё один, чуть дальше. Отшатнулся. И ещё. Переждал пару секунд, подошёл к краю. Чуть не застонал от бессилия.
  Его колдовство, несомненно, нанесло немалый урон существам. Многих разорвало в клочья, многих раскидало в стороны, оторвав конечности. Раненые шевелились, пытались подняться, но по ним шли новые и новые, заполняя образовавшуюся пустоту.
  Ан-Атлум подошёл к противоположному краю камня. Здесь снежные бросчи, уже лезли друг на друга, образуя импровизированную пирамиду.
  Кар Гроген кинул вниз несколько сфер богов, начинённых огнём. Монстров разметало. Маг обернулся. С противоположного края уже вновь всё было заполнено угловатыми высокими существами.
  - Да сколько вас? - заорал в бессильной злобе.
  "Надо что-то делать", - заметалась судорожная мысль, ища решение, - "надолго так меня не хватит. Нужно что-то массовое! Что? Ветер? Тут и так ветра достаточно. Огненный дождь? Попробуем!"
  Однако огненная стихия, пролившаяся из образовавшейся лавовой тучи, себя не оправдала. Снежные бросчи пострадали, многие сильно, но даже с дырами от капель и оплавившимися телами они продолжали напирать на каменную глыбу, словно не замечая своих увечий.
  "Похоже, это конец", - мелькнула предательская мысль, тело отозвалось навалившейся апатией. - "Зачем сопротивляться неизбежному?"
  Усилием воли стряхнул с себя липкую паутину страха, оббежал камень по периметру, щедро кидая вниз огненные сферы богов. Образовавшуюся передышку решил использовать для удовлетворения любопытства. Как там группа Дэйва?
  Туристы были на месте.
  "Не видят их что ли?" - успел подумать завистливо перед тем, как с той стороны жахнуло чем-то жарким и упругим.
  Сметая всё на своём пути, с востока понеслась волна огненных завихрений. Маг успел заметить, как перемалывает в мелкое крошево снежных бросчей, и даже успел прикрыться чем-то из смеси дружеского визита и щита духа, спонтанно образованного запаниковавшим мозгом.
   Больше ничего не успел. Его, словно пушинку, подхватило накатившимся неведомым заклинанием и сбросило с каменной глыбы на крошево из щебня и остатков снежных бросчей. Магическая защита смягчила удар и воздействие всепожирающего огня, но всё поглотить не смогла.
  Как Гроген ан-Атлум с опалившейся на голове растительностью бесчувственной тушкой распластался на земле.
  
  
  23 скарнаша.
  Государство Гусуль. Где-то в Ворлоговых горах.
  
  - Ну, вот и дошли!
  Человек, гном и тролль стояли перед отвесной скалой с разными выражениями на лице.
   И если бы кто-то, как например вот этот лёгкий ветерок, невзначай коснувшийся усталых путников, мог читать мысли, то он бы увидел примерно следующее:
   - Здравствуй, великий Первоград! Как же я рад, что смогу, наконец, прикоснуться к твоему величию, - это гном.
  - Он точно спятил! Где здесь город? Если он там, на вершине, то я точно не полезу, - человек.
  - М...ммм..., - тролль.
  Ветерок слегка удивился бы последнему, но этого всё равно было бы недостаточно, чтобы продолжить знакомство с теплокровными существами. Гонять снежинки на белёсых кручах куда как интересней.
  Любой местный априори знает больше про местные же горы чем какой-либо чужак. Тролль, живущий с гномами, знает про горы почти столько же, что и сами гномы. Поэтому ветерок бы ошибся - мысли у Вэн-Вэя были, вот только текли они несколько в ином русле, крутясь вокруг массивности скальных врат и воспоминаниях трёхдневной давности о воротах в деревеньку странной общины.
  - Если надо ломать, то, чур, не я! - наконец оформил он свою мысль во что-то стоящее и успокоился.
  Гном удивлённо покосился на друга:
  - Это же Первоград! Здесь ничего ломать нельзя. Да и не нужно. Предки строили его не на века даже, на тысячелетия.
  - А почему ушли? - зацепился Макар.
  - Дело в том, что...
  - Эй, Хмурый, подумай вот над чем, - прервал тролль начавшийся, было, рассказ, - чтобы он всё понял верно, тебе придётся рассказать ему три былины, две байки и сделать десять экскурсов к историческим фактам. Сколько это времени займёт?
  - Четыре былины, - гном задумчиво почесал бороду и повернулся к человеку. - А в остальном ты прав друг мой. Знаешь что, Макар? Ушли и ушли...
  Развернувшись, Хардон приблизился к скале. Поводил пальцами по неровной поверхности, и наконец, радостно подпрыгнул, вызвав непроизвольный слитный смешок попутчиков.
  - Смейтесь-смейтесь, - благодушно пропыхтел гном, вычерчивая пальцами на скале одному ему видимые знаки.
  - Чего это он?
  - Пытается ворота открыть, - пояснил Вэн-Вэй полушёпотом. - Будем надеяться, что ему это удастся.
  - Какие ворота?
  Но вместо тролля ответила сама скала. Где-то ухнуло, заскрипело, заскрежетало, и камни треснули, разойдясь неровной чертой в стороны.
  - Вот это ангар, - восхищённо выдохнул Макар, вглядываясь в чернеющий проход необъятных размеров. - А зачем такой большой вход?
  - Через эти ворота выносили статую великого Ауле, - торжественно огладил бороду гном и подбоченился. - Мой пра-прадед лично участвовал в этом священном деле.
  Гном пошевелил пальцами:
  - Или пра-пра-пра...?
  - Мда..., каждый мой вопрос порождает не ответ, а пару новых вопросов, - Землянин вздохнул. - Пожалуй, я помолчу. Веди же меня в эти величественные чертоги, о гном Хардон.
  Коротышка подозрительно покосился на человека, ища подвох. Макар стоически строил серьёзное лицо. Гном постоял, прищуривая один глаз на Землянина и отвернулся. Макар облегчённо выдохнул и получил одобрительный хлопок по спине от серокожего великана.
  - Красиво молвил, - одними губами обозначил он фразу и Макар остался в неведении, то ли он поиздевался над аборигенами, то ли они над ним.
  Тем временем гном вынул секиру, перехватил её двумя руками на боевой манер и лёгкими осторожными шажками двинулся в огромный зев скалы.
  - Э? А это зачем? - Макар неуверенно потянулся к висящему за спиной проклятому мечу.
  - Мало ли кто за эти годы там дом себе решил устроить. Но ты лучше свою зубочистку не трогай..., отрубишь ещё чего ненароком, - остановил его потуги Вэн-Вэй и слегка подтолкнул. - Давай за Хардоном, а я замыкающим.
  Входили медленно и осторожно. Макар, насмотревшись в своё время триллеров, был уверен, что если бы что-то сидело в темноте, то при открытии врат оно бы уже обязательно выпрыгнуло. Это ведь закон жанра!
  Видимо у гнома с троллем был иной житейский опыт, и он не подвёл.
  - Замри! - скомандовал Хардон и, остановившись, принялся всматриваться в темноту.
  - Назад! - через какое-то время последовала очередная команда, и гном начал пятиться.
  Медленно, шаг за шагом, вышли из пещеры. Землянин недоумённо, до рези в глазах, всматривался в чёрное нутро, но что там разглядел коротышка, так и не понял.
  - Что там? - прошептал едва слышно. - Показалось?
  Гном ответить не успел. Или посчитал вопрос риторическим, потому что в проёме пещеры показалось очертание фигуры. Кто-то не спеша шёл к ним на встречу. Кто-то невысокий, но очень широкий.
  "...как гном"
  Едва эта мысль успела оформиться в голове у Макара, незнакомец вышел на свет.
  - Гном! - почти радостно вырвалось у землянина, непроизвольно ожидавшего увидеть какого-нибудь монстра.
  - Туран! - в голос выдохнули тролль с гномом.
  - Догнали! - облегчённо и, как показалось Макару, радостно, добавил Хардон и крутнул в руках секиру. - Ну, здравствуй, братец.
  - Чего? - опешил Макар и уставился на Вэн-Вэя за разъяснениями. - Тот, за кем вы гнались, это брат Хардона?
  - Близнец, - подтвердил тролль. - Спрячься ка ты за меня.
  Названный Тураном гном ничего говорить не стал, просто вытащил из-за спины широкий меч с длинной рукоятью, словно от двуручника.
  - Вижу, ты всё экспериментируешь с мечами, - усмехнувшись, поддел брата Хардон, - не надоело? Гном рождён для секиры!
  - Я докажу, что ты ошибаешься, - низким басом прогудел в усы Туран и, набычившись, двинулся вперёд.
  Хардон перестал усмехаться и сделал шаг навстречу.
  Макар непроизвольно спрятался за тролля и достал из-за спины меч.
  Первым атаковал Туран. Крутнувшись, он чуть присел и махнул мечом понизу. Хардон был на чеку - отпрыгнул ровно настолько, чтобы лезвие противника попусту взрезало воздух, и рубанул секирой сверху.
  Макар испуганно выдохнул. Воображение живо нарисовало распадающегося на две кровавые половинки гнома. Но близнец был начеку, меч, описав дугу, встал в защитное положение. Столкновение стали сопровождалось яростным звоном и брызгом искр. А противники уже разорвали дистанцию, и пошли по кругу, готовя новую атаку.
  Во второй попытке инициативу взял на себя уже Хардон Хмурый. Внезапно прыгнув вперёд, он сократил дистанцию и ткнул в противника заострённым набалдашником секиры. Туран отскочил, но атака Хардона на этом не прекратилась. Выпад был ложным. Зато дальше последовала целая серия ударов с разных сторон.
  Туран ушёл в глухую оборону, едва успевая уворачиваться и подставлять свой меч.
  Землянин, было, возликовал, предвидя скорую победу своего нового друга, но Туран оказался не так прост. Выгадав удачное мгновение, он подставил свой клинок так, что секира Хардона ушла в сторону, сбив гному очередной замах. Секунда, и Туран оказывается позади своего противника, но, почему-то, вместо того, чтобы вонзить свой широкий меч в спину брата, бьёт под коленку и сильно пихает.
  Потеряв равновесие, Хардон рухнул на камни. Перевернуться успел, а вот подняться ему брат уже не дал, навалившись сверху и прижав клинок к горлу.
  - Как тебе мой меч? - прошипел победитель злорадно.
  - Сделай что-нибудь, - пихнул Макар Вэн-Вэя, застывшего, словно истукан.
  - Не могу..., - обреченно прошептал тролль, - нельзя.
  Землянин недоумённо глянул в лицо серокожего гиганта и отчётливо понял - помощи не будет. А время утекало сквозь пальцы.
  - А я могу, - решился Макар и рванулся вперёд.
  - Нельзя, - буквально проревел тролль и схватил землянина за шкирку.
  Туран глянул в их сторону и злорадно оскалился.
  - Пока, братец.
  Макара по-прежнему удерживали за шкирку, но руки были свободны. И меч по-прежнему был в руке. Не думая, землянин размахнулся и кинул в Турана холодным оружием словно палкой. Он не рассчитывал убить или хотя бы оглушить, прекрасно понимая, что убойная сила летящего меча далека от пущенного арбалетом болта. Отвлечь бы, уж не до хорошего, а там... Хардон вывернется, Вэн-Вэй кинется на помощь, да мало ли.
  Туран был опытным воякой. Он заметил летящее в него оружие, но отвлекаться от подобной мелочи не стал. Мало ли кто летает: зирки, пухи, мечи. На всё отвлекаться - когда жить? И он принялся по садистски медленно вдавливать лезвие клинка в шею брата.
  А меч тем временем, кувыркаясь, долетел. Долетел правильно - не рукоятью или плашмя, а остриём. Долетел и прошил насквозь тело победителя. Прошил легко, словно ничего не встретив по пути, словно Туран был не гномом из плоти и крови, а бестелесным облаком. Прошил и зазвенел по камням, гася инерцию.
  Туран недоумённо посмотрел в глаза землянину и растаял.
  
  18 скарнаша.
  Западная пустошь
  
  Матаири недоумённо смотрел на низкорослое существо, преградившее ему путь.
  - Человек, плата за проход! - потребовало существо и протянуло вперёд маленькую ручку, подставив ладонь.
  Комизм ситуации на какое-то время поставил сурового эльфа в тупик. Он посмотрел вправо, затем влево. Пески западной пустоши гармонично перемежались с потрескавшимся от вечной засухи глинозёмом. Никаких строений, никаких оазисов, никаких растений. Пустошь она и есть пустошь.
  Однако существо не шутило. Позади, ожидая решения командира, в клиновом построении застыла гроздь. Луки наизготовку, тетива натянута, стрелы наложены и смотрят хищными жалами в одну точку. А впереди... Крошечный, чуть выше колена, абориген больше походил на суслика. Однако, при этом, говорил и явно обладал интеллектом.
  Матаири смерил "стража" оценивающим взглядом, и к интеллекту добавил зачатки техногенной цивилизации. На "суслике", был лёгкий доспех, сшитый из грубой кожи с вкраплением панцирных чешуек, а вторая рука сжимала копьё с медным наконечником.
  - Плата за проход, человек! - требовательно повторил абориген.
  - Я не человек! - зло бросил эльф и, повернувшись, зашагал на юг.
  Гроздь послушно двинулась следом, расслабив тетиву, но не убрав луки.
  - Плата за проход, человек! - словно из-под земли возник на пути абориген.
  Матаири задумался. Он готовился к этому походу, готовился столько времени, сколько ему на это отвели. Да, мало..., ничтожно мало для такого серьёзного мероприятия. Многое приходилось читать между строк или просматривать по диагонали. Но изучил он все наличествующие в библиотеке Древа трактаты.
  Ядовитые растения на севере, не менее ядовитые пресмыкающиеся на юге и песчаные хищники по все территории..., он был готов к встрече с любым из них. Он знал, как их убить или избежать нападения.
  Про разумных обитателей западной пустоши в трактатах не было ни слова.
  - Что ты хочешь? - присел эльф на корточки. Встретившись взглядом с вертикальными зрачками аборигена, удовлетворённо заметил в них одобрение своего поступка.
  - Плату, человек, - озвучил "суслик".
  - Это я понял, - поморщился Матаири, - но что?
  - Плату, человек, - вздохнув, повторил коротышка.
  - Я не человек, - чуть повысив голос, надавил Матаири.
  - Человек - не человек? - удивлённо переспросил абориген.
  - Я эльф.
  - Эльф, - попробовал на вкус новое слово "суслик". Помолчал немного, затем отмахнулся. - Эльф, человек - не интересует! Плата интересует!
  И вновь протянул ручку.
  Матаири скрипнул зубами, поднялся и зашагал на восток.
  - Плата! - опять возник на пути абориген, и, словно издеваясь, помолчав, добавил. - Человек!
  Нервы кого-то из бойцов не выдержали. Звонко тявкнула тетива и в песок, где только что торчала невысокая тушка "суслика", вонзилась стрела. Стрелок негромко "ойкнув", завалился набок. Все мгновенно обернулись.
  - Плата за проход, человек! - абориген стоял уже позади. В прежней позе, будто ничего не случилось, однако кончик его крохотного копья был в крови, а один из бойцов неподвижно лежал на песке. Икра на его левой ноге была чуть подрезана. - И плата за лекарство.
  Чуть скрипнула тетива на одном из луков.
  - Тухо! - рявкнул Матаири.
  Луки опустились. Командир склонился над своим бойцом. Тот дышал ровно, но был без сознания или спал. Явно действие какого-то паралитического яда, которым смазан наконечник копья коротышки.
  Матаири перебрал в памяти яды хищников западной пустоши и наличествующие в большом количестве противоядия в мешке за спиной. Усыпляющим действием не обладал ни один яд - они все убивали.
  - Ты смелый воин..., - начал, было эльф, и вдруг выстрелил.
  Не мог он спустить с рук атаку на его бойца. Не имел морального права. Его не поймут. Его не простят. Ему перестанут подчиняться.
  Матаири не случайно выиграл ежегодный турнир красного листопада. Он долго шёл к этой победе, нагружая своё тело постоянными тренировками и доводя каждое движение до совершенства. Только что его руки были пусты, а лук закинут за спину, и вот уже стрела торчит в тушке аборигена.
  "Суслик" удивлённо посмотрел на торчавшее из груди оперение стрелы, прошившей его насквозь, и молча упал на песок.
  - Плата за проход, человек! - раздалось позади. - Плата за лекарство, плата за смерть.
  Эльфы мгновенно обернулись, вновь натягивая луки. Однако без команды командира всё же никто не выстрелил.
  Позади стояли три аборигена. Одинаковые, словно братья-близнецы. У каждого в руке по копью. И три протянутые ладошки.
  - Что вы хотите? - буквально зарычал Матаири, понимая, что, не зная повадок врага, его не победить. Своим выстрелом он лишь показал свою ловкость и доказал право повелевать, а вот плату не отменил - лишь увеличил.
  - Плату за проход, плату за лекарство, плату за смерть, - как заведённые, в унисон, озвучили "суслики".
  Эльф нервно дёрнул уголком рта.
  - Что вы хотите в качестве платы? - перефразировал вопрос.
  - Выберем! - нагло заявили аборигены и в унисон ткнули пальцами в вещевой мешок Матаири, затем поочерёдно в мешки всех остальных воинов.
  - Снять мешки! - бросил, не оборачиваясь Матаири, и протянул назад руку.
  Несколько лямок легли в открытую ладонь. Эльф бросил четыре сумки к ногам аборигенов. Те, воткнув маленькие копья в песок, принялись в них копаться, что-то радостно перекрикивая друг другу на незнакомом языке.
  Эльфы обескураженно замерли. Многое было непонятно и удивительно в этих крошечных созданиях, но вот иной язык - это перебор. Не существовало на Гардене иных языков, кроме изначального. Все, включая диких орков и заканчивая туповатыми троллями изъяснялись на нём в меру своего интеллекта и словарного запаса. А тут...
  Матаири переглянулся с подчинёнными. Те, неверно истолковав его взгляд, принялись медленно поднимать луки, пока "суслики", потеряв интерес к чужакам, полностью отвлеклись на разграбление добычи.
  - Тухо! - вновь был вынужден скомандовать эльф, и даже руку предостерегающе поднял. В показную простоту недомерков он уже перестал верить.
  Луки опустились. Вовремя. Потому что позади мелких грабителей из ниоткуда, по крайней мере даже глаз Матаири не успел заметить, возникло сразу с дюжину воинов. Показались, и так же внезапно пропали.
  Наконец "суслики" закончили перерывать пожитки эльфов и довольные расступились в стороны. Каждый из них держал полную охапку барахла, бывшего совсем недавно содержимым походного мешка эльфа. Тут и эликсиры, и наконечники стрел, и травы, и даже несколько серебряных монет блеснуло на солнце.
  - Плата принята, - важно заявил один из "сусликов".
  Матаири покосился на тщедушное тельце простреленного аборигена, так и валявшегося на песке. Живым словно не было до него никакого дела, словно его и не существовало! Ужасные нравы. "Может, достать из трупа стрелу? Что добру пропадать?" - мелькнула, навеянная равнодушием недомерков мысль, но командир эльфов торопливо задвинул её поглубже.
  Важнее было заняться своим воином.
  - Лекарство! - протянул он на манер аборигенов протянутую ладонь.
  Позади раздалось какое-то шуршание. Матаири обернулся. Его боец, только что лежащий на песке, поднимался, недоумённо переводя взгляд с одних на других. Рядом стоял абориген. Что он такого сделал, отчего воин пришёл в себя, никто не увидел.
  Эльф сухо кивнул в благодарность и махнул рукой, подавая команду своим бойцам.
  Гроздь разобрала полегчавшие мешки, закинула их за спину и двинулась за своим командиром.
  "Суслики" постояли какое-то время, провожая взглядом удаляющихся чужеземцев, и рассыпались на мелкие песчинки, оставив после себя лишь небольшие кучки. Покопавшись в некоторых из них, можно было бы найти монеты, эликсиры и даже зелёные листья, быстро теряющие свою свежесть. Из одной кучки торчало оперение эльфийской стрелы.
  В одном Матаири был прав - в западной пустоши не обитали разумные существа.
  
  23 скарнаша.
  Острова короны. Штаб квартира переселенцев.
  
  - Всё же это неправильно и в будущем, я думаю, грозит серьёзными неприятностями..., - мужчина, сидевший на одном из стульев, стоявших вдоль стены, чувствовал себя неловко. Было видно, что ему чуждо и такое внимание к своей персоне, и отстаивание точки зрения, в которой сам до конца не уверен. - И помяните моё слово, случится это, как обычно, в самый неподходящий момент!
  - Сергей Павлович, - советник устало вздохнул и неохотно поднялся из своего кожаного кресла. Подошёл к собеседнику, сел на соседний стул, - вы просто переволновались. Я всё понимаю: долгие поиски, ожидание трудностей, а тут такое... Конечно это как с разбегу в открывшуюся дверь. Но прошу вас, соберитесь! Каждый день, каждый час на счету. Идёт высокооктановый бензин на выходе и чудесно! Разве не этого мы хотели? Получается чистейший керосин? Что же в этом плохого? Вы не забывайте, на какой планете вы находитесь. Кто здесь досконально изучал микрофлору и прочую мелочь, на которую на Земле и внимания не обращали? Просто примите как данность, что какой-то неучтённый фактор способствует и ускорению процесса перегона нефти и улучшению получаемых продуктов переработки. Так, Олег Семёнович? - Обратился советник под конец к мужчине, сидящему по другую сторону от Сергея Павловича.
  Однако помощник советника по техническим вопросам ответить не успел. Сергей Павлович, учёный со стажем, опытом и несколькими патентами в области нефтепереработки, продолжил спорить.
  - У меня лаборатория! Да, не чета той, - махнул он неопределённо рукой, но все поняли, что он имеет в виду своё место работы из жизни на Земле, - но всё же достаточно оснащённая! У меня нет неучтённых факторов в виде пропущенной флоры и фауны. И, тем не менее, бензин с керосином на выходе получаются чистейшими. Идеальное топливо! Так не бывает...
  - Ищите..., - пожал плечами советник. Его начал утомлять этот бесполезный спор с, безусловно, талантливым, но занудным учёным. - Я верю, вы найдёте то, что Вас так смущает, и мы ещё посмеёмся над Вашими страхами.
  Мужчина в белом халате разочарованно вздохнул, поняв, что ему тактично намекают на окончание аудиенции. Ничего он не добился.
  - Да поймите вы, - предпринял он последнюю попытку, - что так просто не бывает! Вот представьте, решаете вы контрольную по математике и в примере "2+2" поставили ответ: "пять". Потом, дома, задним числом понимаете, что это неверно, что вы всё провалили..., а наутро вывешивают результаты. И у Вас, о чудо, отличная отметка, потому что за ночь кто-то переписал законы математики и теперь действительно "2+2=5". Кто нам переписывает законы?
  - Вон вы куда клоните, - протянул советник, - понятно. А я Вам так отвечу: мне всё равно кто тут что переписывает! Пока это идёт на пользу нам, бывшим Землянам, я ему в пояс готов поклониться, ноги целовать буду, если надо! И всех заставлю это сделать! Вы, за своими пробирками видимо чего-то не понимаете... Мы, Земляне, сейчас в одной лодке. Маленькой, утлой, постоянно протекающей, но одной! И раскачивать я её не дам!
  - Да я...
  - Хватит! - прихлопнул советник ладонью по коленке. - Нам всем чертовски повезло, что очутились мы на этой планете в период мира между местными обитателями. Вы читали трактаты по истории, любезно предоставленные ректором магической гильдии?
  - Нет, - насупившись, буркнул учёный.
  - А зря! - ничуть не сомневался в ответе советник. - Я Вам не буду ничего пересказывать, просто поверьте на слово, что возникни сейчас конфликт между людьми, гномами и эльфами, нас прихлопнут в первую очередь. Избавятся от лишней неизвестной. Так, на всякий случай, чтобы не отвлекаться от основного. Именно поэтому нам нужно использовать любой минимальный шанс, любую возможность ускорения технического прогресса.
  - Я всё понял, - Сергей Павлович вздохнул и поднялся. - Пойду ускорять.
  - Вы главное не обижайтесь, - тоже выпрямился советник, - просто поймите, что Ваша проблема, это такая мелочь среди тех, что я сейчас разгребаю, что я на неё даже силы тратить не буду. Найдёте что-нибудь новое, приходите, будем думать и решать. А сейчас, извините...
  Учёный ушёл. Олег Семёнович сразу полез в карман, достал самокрутку и без спроса закурил.
  В кабинет заглянул секретарь:
  - К Вам тут Селезнёва...
  - Пусть подождёт десять минут.
  Дверь закрылась.
  - Эльфийский что ли табак? - принюхался советник.
  - С чего ради? - удивился Булкин. - Южный босхский. Кстати, довольно недорого предлагают. Будешь?
  - Давай.
  Советник прикурил от зажжённой сигареты, посмаковал дым во рту, выпустил несколько бледно-голубых колечек. Помолчали, любуясь таящими геометрическими фигурами.
  - Слушай, а вдруг он прав? - задал помощник по техническим вопросам терзавший душу вопрос. - Вдруг нам действительно кто-то помогает?
  - Эх, Семёнычч, - советник стряхнул пепел в стоявшую на подоконнике баночку, - да я больше чем уверен, что так и есть! Согласен, здесь собрались все люди технически подкованные, но выше головы ведь не прыгнешь. А тут... как зеро в рулетке раз за разом выпадает и выпадает. Чего ни коснись - всё получается в кратчайшие сроки и с максимальным эффектом.
  - Так, это..., - помощник не ожидал, что с ним согласятся и растерялся. Но, помолчав, всё же выдохнул вертевшееся на языке опасение, - когда-нибудь расплачиваться ведь придётся, а мы даже не знаем - чем.
  Советник скривился, не то усмехнувшись невесело, не то раздосадовано. Затушил окурок и вернулся в кресло.
  - Я тебе сейчас одну вещь скажу, только ты не считай меня параноиком, ок?
  - Руби правду-матку, - махнул рукой Семёныч.
  - Нам так и так расплачиваться придётся. Хотим мы этого или нет, воспользуемся неожиданными и завуалированными дарами или нет, но, в конце концов, нам выставят счёт. И я желаю быть готовым к тому моменту по максиму..., ко всему хочу быть готовым!
  - Бойся Данайцев, дары приносящих..., - высказался Булкин и тоже затушил сигарету. - Пойду я.
  - Я боюсь, Семёныч..., если бы ты знал, как я боюсь..., - пробормотал под нос советник, когда за помощником по техническим вопросам закрылась дверь, - но беру эти дары, и брать буду, пока они идут нам в плюс!
  
  22 скарнаша.
  Государство Гамраш. Северные склоны Ворлоговых гор.
  
  Пещера, на первый взгляд выглядевшая небольшой, оказалась с "двойным дном". То, что все сначала посчитали стеной, оказалось на поверку широкой сплюснутой колонной. Одна её сторона врастала в стену, а другая пряталась в тени самого дальнего угла. И лишь войдя в этот полумрак, можно было увидеть проход во вторую секцию.
  Обнаружил это Пир. Приспичило его по нужде, когда проводник уже нацепил на вход в пещеру все четыре части артефакта "покрывало Афлека" и щедро сыпанул вокруг порошок нюхача. Естественно, Дэйв наружу его не выпустил. Ну и пошёл стеснительный малец искать уголок поукромнее да потемнее.
  Быстро перебрались из продуваемого ветрами и заметаемого снегом тамбура в более комфортную часть пещеры. Здесь было тихо и, по ощущениям, даже на пяток градусов теплее. Один недостаток - темно, хоть глаз выколи.
  Саула, покопавшись в своём мешке, достала россыпь мутновато-белых шариков. Потрясла, зажав в ладонях, и принялась раскладывать на полу. Шарики засветились. В пещере стало заметно светлее.
  - Ух ты! - Не выдержав, Дэйв схватил один, поднёс к лицу. - Это что, они самые? Слёзы дракона?
  Девушка кивнула, а Митро хихикнул:
  - Судя по твоей реакции, ты думаешь, что они реально падали из глаз самого настоящего дракона?
  - Легенда..., - смущённо пробормотал проводник и вернул камушек на пол.
  - Драконов не существует, даже эльфы уже официально признали..., а это, - Митро покатал светящийся шарик по полу, - всего лишь ракушка со дна Северного...
  - Тихо! - прервал его на полуслове Ковач, сидевший в проходе и напряжённо всматривающийся в сторону выхода из пещеры. - Там кто-то есть.
  - Мне страшно..., - прошептал Пир и прижался к дяде.
  Борг молча принялся гладить племянника по голове.
  Дэйв пробрался к здоровяку, выглянул из-за плеча. Действительно, в снежной круговерти то и дело мелькали какие-то силуэты. Они становились всё ближе, всё отчётливее, и в конце-концов подошли вплотную к входу в пещеру, скрытому от глаз покрывалом Афлека.
  - Что-то подозревают что ли? - едва слышно прошептал Ковач. - Не зайдут?
  - Не знаю, - так же тихо ответил Вирт. - На одиночек эта маскировка действует гарантированно, а вот когда их столько... Да ещё во время карнавала...
  - Понятно..., позови-ка мне Смеха.
  Дэйв хотел возмутиться, что он не мальчик на побегушках, но передумал. Было видно, что Ковач о чём-то напряжённо размышляет и сбивать его с мысли, возможно сулящей им спасение, не хотелось. Вернулся к группе.
  - Тебя Ковач зовёт, - тихонько шепнул на ухо.
  - Что вы там высмотрели?
  - Снежные бросчи..., много.
  - Видят пещеру?
  - Не ясно пока..., вроде бы и не заходят, но...
  - Понятно, - Смех поднялся и бесшумно скользнул к здоровяку.
  Дэйв двинулся, было следом, но его тактично попросили дать им пару минут пошептаться. Пришлось вернуться к Сауле и мальцу, продолжавшему прижиматься к дяде.
  - Где вы их купили? - поинтересовался у девушки, указав на слезу дракона. - Я даже в Маноск ездил, искал нечто подобное, но там предлагают только светлячки, а они постоянно разряжаются. Магу-то хорошо, подзарядил и можно снова использовать, а я... Мне бы что-нибудь подобное.
  - Где купить не скажу, но давай сделаем так - как только выйдем в безопасное место на той стороне гор, так я тебе их подарю.
  - Я давно перестал верить в альтруизм людей, - заподозрил неладное Вирт. - Говори сразу, что хочешь взамен?
  - Ничего, - Саула улыбнулась, - действительно, просто подарю.
  - Ну...
  - Похоже, они скоро плюнут на твой артефакт и полезут в пещеру, - бесшумно оказался за спиной Митро, заставив Вирта вздрогнуть. - Мы с Ковачем пошли встречать.
  Так же бесшумно скользнул обратно и вместе со здоровяком скрылись за колонной. Дэйв двинулся следом, замер на границе двух комнат, наблюдая, как два бойца плавно подобрались к входу и замерли, обнажив мечи.
  Парень вздохнул. Если бы от этих тварей можно было отбиться сталью, ах, если бы...
  В этот момент снежные бросчи ломанулись в пещеру. Прямо толпой, словно лавину прорвало. На секунду Вирту показалось, что двух защитников сметут за секунду, настолько сильным казался напор тварей, но люди выстояли. Помогло то, что вход в пещеру был не особо широк.
  Замелькали, зазвенели, сталкиваясь с льдистыми телами, мечи. Полетели во все стороны осколки и обрубки тварей. Одновременно снаружи сквозь метель прилетел отблеск какой-то вспышки, а чуть позже ветер принёс и отголоски взрыва.
  Чуть позже ещё раз и ещё.
  Ковач с Митро работали будто мельницы, кроша лезущих на них врагов. Без сожаления, без остановки, словно сами превратились в механических големов. Однако бросчи напирали. Вот здоровяк сделал шажок назад и Митро был вынужден сравнять линию, тоже отступив. Вот они ещё в унисон сдвинулись. С каждым отвоёванным пространством тварей становилось всё больше, потому что пещера от входа расширялась.
  Ковач что-то рыкнул и Смех, срубив очередного монстра, бросился к Дэйву.
  - Прячемся, - буквально втолкнул он проводника внутрь второй комнаты.
  - Куда? - опешил Вирт.
  - Сейчас жахнет магией.
  - Сдурели? - заорал от страха Дэйв, догадавшись, что Ковач хочет применить что-то массовое. - Все здесь подохнем!
  - Нет выбора! Колонна должна смягчить основную волну. Укроемся, под лишним тряпьём и мешками, авось...
  - Быстрее, заорал от входа здоровяк, - не могу больше...
  - Ну! - подтолкнул Смех парнишку к стене.
  Остальные путешественники всё слышали, всё поняли. Борг уложил племянника к самой стене и лёг на него сверху, прикрыв своим телом. Ковач накидал на них тряпьё из разворошённых мешков, прикрыл собой лёгшую Саулу. Вирт пристроился рядом. Его прикрыть было некому.
  - Можно! - заорал Митро.
  - Ой, тут что-то нажалось, - пробубнил Пир из-под Борга.
  Где-то внутри скалы заскрежетало, заскрипело...
  В перешеек, между двумя комнаты ворвалось клубящееся и ревущее пламя. В этот же момент пол под путешественниками разверзся и они покатились по ступеням куда-то вниз, в кромешную тьму.
  Пол, оказавшийся скрытой дверью, провернулся и встал на место. Бушующее пламя бессильно лизнуло скалу, побурчало, не желая гаснуть, словно ожидая, что люди вернутся, и погасло.
  
  22 скарнаша.
  Государство Гамраш. Северные склоны Ворлоговых гор.
  
  Очнулся маг от солнца, беспощадными лучами стегавшего по глазам. Небо синело кристальной чистотой - ни тучки, ни облачка. От былой метели не осталось и следа. Даже наметённые сугробы и тела снежных бросчей исчезли, снесённые мощной волшбой. А вот её невидимые эфирные отголоски всё ещё вспахивали горы своими завихрениями.
  - Я должен это уметь! - Кар Гроген кряхтя принял вертикальное положение и, не колеблясь, достал предпоследний свиток с заклинанием "знание Нарга".
  Привычно потекли буквы и, сорвавшись со свитка, унеслись во все стороны. Через пару секунд вся поверхность горы полыхнула бордовым светом.
  - Вот это мощь, - ошеломлённо пробормотал маг и вздрогнул от прошивших его насквозь янтарных искорок.
  Стряхнул с рук труху, бывшую совсем недавно свитком, и почесал зудящую от отката кожу. Улыбнулся радостно. О невосполнимых запасах свитков с заклинанием Нарга он не жалел, упиваясь красотой плетения мощнейшего из известных ему заклинаний. Теперь оно навсегда останется в его памяти.
  - Оно того стоило, спасибо! - прошептал он, адресуя благодарность сгинувшему в пучине лет и странствий другу, словно тот стоял рядом. - Теперь бы ещё защиту такую же эффективную придумать, а то ведь наверняка сгорю.
  Наконец, налюбовавшись заклинанием, ан-Атлум обратил внимание не свою персону. Провёл ругой по голове с опалёнными, торчащими во все стороны клочьями волос. Вздохнул и применил "мудрость цирюльника". Остатки волос с головы ссыпались под ноги. Лысина озорно блеснула в оранжевых лучах заходящего солнца.
  - Был Морщиной, - проявил ректор знание о своём прозвище в стенах родной гильдии, а стану Лысой морщиной.
  Спохватился, торопливо накинул сеть рыбака.
  - Фирт! Фирт, фирт, фирт!
  Ни Дэйва, ни его подопечных заклинание не показало.
  Ан-Атлум подхватил валявшийся чуть в стороне посох, закинул за спину свалившийся при падении мешок и кинулся в ту сторону, где заклинание последний раз выявляло людей.
  Это место нашлось легко и совсем неподалёку. В высоком, простиравшемся с юга на север скальном уступе, чёрным провалом зияла пещера. Маг нырнул внутрь, активировал светлячка, гармонично встроенного в набалдашник посоха наравне со многими другими амулетами, и поморщился.
  В центре ярко освещённого помещения пещеры стоял сгоревший скелет. Под его ногами чернел оплавившийся огрызок меча.
  - Да, бедняга, - протянул Кар Гроген, - видно ты тоже защиты от этого заклинания не знал..., пожертвовал, значит собой? Ну-ну...
  Деловито обошёл вокруг мертвеца. Задумчиво почесал лысину.
  - Но ведь других трупов нет! Значит ушли? Тогда почему сеть рыбака их не видит? - взгляд мага упал в угол пещеры. - Так, а здесь у нас что? Ага!
  Прошёл во второе отделение, но и здесь ни людей, ни их трупов не обнаружилось. Зато в углу, на полу, виднелся кем-то забытый походный мешок. Ан-Атлум подошёл ближе, наклонился, чтобы поднять, но внезапно замер. Взгляд упёрся в инородный отросток, выступающий из пола в самом углу.
  - А ну-ка..., - пробормотал и осторожно утопил ногой выступ.
  Скрытая дверь провернулась, и маг, не удержав равновесия, грохнулся пятой точкой на пол. Дверь за спиной с грохотом встала на место. Посох, так и не выпущенный из рук, послушно освещал уходящие вниз ступени и низкий, сводчатый потолок.
  Сеть рыбака, словно радуясь, что может снова угодить хозяину, подмигнула пятью оранжевыми точками.
  
  23 скарнаша.
  Ворлоговы горы, Первоград
  
  - Что это было? - Макар переводил взгляд с гнома на тролля и обратно.
  - На меня не смотри, - открестился Вэн-Вэй, - я не знаю.
  Гном молчал, хмуро потирая бордовый рубец на шее.
  - Тогда объясни хотя бы то, почему ты не давал мне помочь Хардону? - землянин решил, что "пытать" нужно того, кто хоть что-то да отвечает. - Это ты наверняка знаешь!
  - Да тут это..., понимаешь, - тролль замялся, покосился на гнома. Тот понял причину смущения друга и обречённо махнул рукой. Вэн-Вэй приободрился. - Так вот, этот хмурый гном с этого момента твой телохранитель. Ты спас его жизнь, поэтому он теперь обязан выполнять любое твоё указание, даже если оно приведёт к его гибели. А не давал я тебе его спасти, потому что однажды поклялся ему, что сделаю все, что в моих силах, чтобы он не попал в услужение к кому бы то ни было. Вот.
  - Подумаешь, - отмахнулся Макар, - Хардон, я освобождаю тебя от данного бремени! Ты мне ничего не должен.
  Гном лишь горько усмехнулся, поднялся на ноги, и, отряхиваясь, побрёл к воротам в Первоград. Землянин недоумённо покосился на серокожего гиганта, но тот за Хардоном не пошёл и Макар решил, что и ему не след вскакивать и куда-то нестись.
  - Чего? - лишь поинтересовался. - Он что, не рад?
  - Ты-то может, и освобождаешь, вот только клятва у него не перед тобой, а перед собой. Ничего уже твоё желание не значит.
  - Ладно, разберёмся, - легкомысленно отмахнулся парень и принялся с интересом наблюдать за действиями гнома.
  Тот довольно долгое время исследовал ворота и всю прилегающую к ним территорию по обе стороны. Наконец вернулся, бросив к ногам землянина какой-то серый бугристый брусок.
  - Вот! - в голосе явственно сквозили победные нотки.
  - Чего "вот"? - Макар поднял брусок с земли, повертел, и недоумённо передал троллю.
  - Ответ на твой вопрос "что это было?".
  - Как-то вы оба всегда отвечаете..., - землянин пошевелил пальцами, - что у меня вместо ответа появляется ещё один вопрос.
  Гном вздохнул и принялся объяснять более подробно:
  - Это артефакт нашего рода. Кто из предков изготовил неизвестно, но прадед говорил, что при нём они уже были. Мы зовём их шутихами...
  - Ничего себе, шуточки, - вставил землянин.
  - Да, тут ты прав, - гном почесал бороду и, не очень уместно, хихикнул, - название так себе, но это выяснилось гораздо позже. Поначалу их использовали для различных безобидных розыгрышей. Вот представь, встретил ты кого-то идёшь, разговариваешь, а потом раз, и твой собеседник растворяется. Смешно же!
  - Ну..., - не стал Макар оспаривать гномье чувство юмора, - а как эта шутиха работает?
  - Она как-то настраивается на того, кто её последним держал. Держатель прячет её в какое-нибудь незаметное место и уходит. Активируется она тоже сама, когда кто-нибудь проходит рядом. А затем начинается самое интересное: возле прошедшего рядом с шутихой образуется копия держателя, причём сам держатель, где-бы он ни находился, начинает видеть всё, что происходит глазами своей копии. Видеть, и руководить действиями своей копии..., говорить, там, или вот как братец, мечом махать.
  - Так он тебе значит, ничего сделать не мог? - догадался Макар.
  - В том-то и дело, что ещё как мог!
  - Тогда ничего не понимаю. Как иллюзия может навредить?
  - Не знаю..., никто не знает. Я же говорю, это - артефакт! Никто не смог его повторить. Говорят, максимум, что удавалось добиться, это создание иллюзии, глазами которой держатель мог наблюдать, но вот уже передать звук через копию не удалось никому. Ни говоря уже о том, чтобы управлять или придать материальность. Шутиха всё это может. Так что Туран имел все шансы меня зарубить.
  - Слушай, Хмурый, - влез в разговор заинтересовавшийся тролль, - а у тебя значит тоже такая штука есть, раз это ваше семейное... А что раньше не показывал?
  - Нет у меня такой..., - гном забрал у Вэн-Вэя артефакт и бережно спрятал в свой мешок, - вернее не было, но теперь есть. Лет двадцать назад из семейного хранилища пропала последняя из них. Вот кто, оказывается, её спёр! Ну, отрыжка каменного нуриша!
  Он погрозил неуловимому Турану кулаком.
  - А что же вы такую ценность разбазарили, что даже последняя пропала? Я так понимаю, сперва их было несколько?
  - Дед говорил, что около пятидесяти их было изначально, - Хардон пожал плечами, - но у них, как у всех артефактов, есть свой ресурс. Некоторые рассыпались, исчерпав свои возможности, некоторые да, затерялись, а за некоторыми просто не было возможности вернуться - их ставили для задержки противника при отступлении.
  - Надолго ли один воин задержит преследователей? - усомнился тролль.
  - В том-то и дело, - усмехнулся гном, - что может и насовсем задержать.
  Интригующе помолчал.
  - Даю подсказку: раньше, я у Турана десять из десяти схваток выигрывал не вспотев. О чём это говорит?
  - Он научился драться? - догадался Вэн-Вэй.
  - Не-а.
  - Копия более сильная, чем оригинал? - предположил Макар.
  - Ага, - радостно кивнул Хардон, - управляя копией, держатель становится быстрее, сильнее, хитрее и прочее "ее".
  - Но я, таки, его убил, невзирая на всякие "ее", - нашёл повод похвалиться парень.
  - А вот фигушки, - совсем по земному гном сунул Макару под нос кукиш. - Что сделал твой странный меч, я не знаю, но убить держателя через копию точно нельзя.
  - Ну, хорошо хоть, что саму копию можно уничтожить, - нашёл позитивный момент тролль, - а то представляете, её утыкали стрелами, а она прыгает и мечом машет..., бррр!
  - Ну, свою основную функцию она всё же хорошо выполнила, - помрачнел Хардон, - задержал нас Туран прилично. Идём уже!
  - Может, завтра, с утра? - Макар с сомнением смотрел в огромный чернеющий зев прохода в Первоград на фоне бордового закатного неба. - Чего в ночь туда лезть?
  - Ха-ха-ха, - гулко захохотал Вэн-Вэй, сотрясаясь всем телом.
  - Гы-гы..., - подхватил гном. - Ты думаешь, там завтра днём тоже солнце взойдёт что ли?
  - Нет, но..., - Макар смутился, сбитый с толку стереотипом мышления, - привычней как-то.
  - Пошли! - Хардон поднялся и затопал к входу. - Буду тебя удивлять.
  Землянину ничего не оставалось, как последовать за коротышкой. На этот раз гном шагал уверенно, секиру на боевой манер не перехватывал, просто держа её в одной руке. Тролль и вовсе не удосужился вынуть дубину из петли на поясе.
  Зайдя вглубь скалы метров на пятнадцать, гном подошёл к торчащему из пола сталагмиту и повернул его верхушку. Огромные двери прохода со знакомым уже скрежетом закрылись, оставив троицу путников в кромешной тьме.
  - Если буду наступать кому-нибудь на пятки, сильно не ругайте, - попытался Макар шуткой отогнать волну накатившего страха.
  - Будешь портить мне обувь, пущу первым, - не оценил очередного земного юмора гном, - и ищи тогда сам все ловушки.
  - Да он только одну и найдёт..., самую первую..., хе-хе, - заухал тролль.
  - Она же будет и последняя, - вздохнул Макар.
  - Сам догадался? - перестал надсмехаться Вэн-Вэй и хлопнул парня по плечу. - А у тебя отличное чувство юмора!
  - Тихо уже! - шикнул гном. - Макар, смотри!
  Что-то тихонько щелкнуло, и проход слабо осветился небольшими прямоугольниками, расположенными на обеих стенах через каждые десять метров.
  - Магия? - заинтересовался Макар.
  - Руническая, - уточнил, по всей видимости, важную деталь, гном. - Идём?
  Проход позволял, поэтому шли вряд, на всю ширину. Через пятьдесят метров коридор закончился, приведя их в огромный зал, границы которого тонули в кромешной темноте.
  Хардон снова куда-то нажал, и помещение осветилось множеством рунических светильников. Зато коридор позади погрузился во тьму. Макар зябко передёрнул плечами, почувствовав себя отрезанным от привычного мира жителя поверхности. Клаустрофобии он за собой раньше не замечал, но сейчас накатила волна иррационального страха.
  Чтобы отвлечься, землянин тихонько поинтересовался у тролля, с равнодушным видом ковырявшегося в зубах:
  - Ты был уже здесь?
  Спросил, будучи уверенным в положительном ответе, но Вэн-Вэй отрицательно мотнул огромной головой. Помолчал и, склонившись к уху Макара, тихонько добавил:
  - У них все города одинаковые.
  - Эй! - тут же возмутился гном, прекрасно расслышав театральный шёпот друга. - Все разные!
  - Ага, - покладисто кивнул тролль, - и это, наверное, не зал оформления и регистрации гостей, и из него, наверное, не выходят три коридора. Один из этих коридоров не ведёт, наверное, в железнодорожной станции, другой не ведёт к десятку гостевых лифтов... Мне продолжать?
  - В регистрационном зале Вуридира нет колонн, - буркнул Хардон, - и вообще, что ты понимаешь в гномьих городах? Вы вообще городов не строите!
  - Нам ваших хватает, - хохотнув, парировал Вэн-Вэй.
  - А Вуридир, это что? - вклинился Макар.
  - Наш второй и основной город. Он на другом континенте в Линейных горах находится. Будешь в тех краях, заходи в гости.
  - Мне бы из этих краёв выбраться, - буркнул землянин и принялся осматривать осветившийся зал.
  Он оказался поистине огромен, примерно с половину футбольного поля. Вдоль стен ровным рядком возвышались незатейливые колонны. Возле каждой колонны стоял стол в форме полумесяца.
  Макар, нарушив субординацию, подошёл к одному, недоверчиво потрогал столешницу. Столы оказались тоже каменными. Причём швы, как если бы это были отдельные плиты, положенные друг на друга, отсутствовали.
  - Вы их что, прямо здесь из цельной породы вырубали? - ошарашенно повернулся к гному.
  - А чего такого? - подбоченился тот с деланно равнодушным видом, но вдруг нахмурился. - Я тебе разрешал вперёд меня лезть? Забыл про ловушки?
  Видя, что землянин не очень впечатлился его нравоучениями, снял с пояса фляжку.
  - Смотри.
  Ёмкость с водой улетела ко второму от края столу. Ничего не нажималось, не взводилось и не скрежетало, просто стол, мгновенно провернувшись на сто восемьдесят градусов, впечатал столешницей фляжку в пол. Во все стороны полетели брызги.
  Стол, на сей раз медленно и скрипуче, вернулся на место. Гном торжествующе уставился на Макара.
  - Всё! - выставил тот руки перед собой. - Ничего не трогаю, вперёд не лезу.
  Гном удовлетворённо кивнул.
  - Транжира, - забурчал тролль, - из чего теперь пить будешь? Я тебе свою не дам! Вот ещё, саммур переводить..., и так мало.
  - Да не бухти ты..., - Хардон залез в свой мешок, вынул вторую фляжку и привесил её на поясе. - Зато вон как наглядно получилось.
  - Ты лучше, действительно, слушайся в следующий раз, - повернулся Вэн-Вэй к Макару, - а то он так всё добро изведёт.
  - Хорошо.
  Откуда-то сбоку донёсся глухой, едва слышный гудок.
  - Ничего не изменилось, - как-то печально констатировал гном и повернулся к Макару. - С этого момента, молчи! Вообще ни звука! Что бы тебе ни показалось странным, молчи! Я скажу, когда можно говорить. Уяснил?
  Парень провёл по губам пальцами, будто застёгивая замок-молнию, потом сообразил, что эта колоритная парочка опять или не поймёт ничего, или неверно истолкует, и просто кивнул.
  - Тогда бежим! - скомандовал Хардон и кинулся через огромное пустое пространство зала по диагонали.
  "А как же ловушки?" - чуть не вырвалось у землянина, но он вовремя вспомнил об обещании.
  На другой стороне помещения для регистрации гостей оказалось, как и говорил тролль, три тёмных прохода. В один из них и нырнул гном, даже не удосужившись включить освещение. Какое-то время света из хорошо освещённого зала, оставленного позади, вполне хватало, чтобы ориентироваться на бегущую впереди фигуру коротышки, затем коридор сделал поворот влево, и стало совсем темно. Да ещё и пол явно пошёл под уклон.
  Макар сделал по инерции ещё несколько шагов и замер, абсолютно ничего не видя, и не понимая, что делать дальше.
  "Завели", - мелькнула паническая мысль. - "Вот теперь точно съедят!"
  Сзади налетел пыхтящий тролль, и землянин полетел на пол, интуитивно выставив руки. Зашипел от боли в ободранных ладонях.
  - Хардон, ты, кажется, забыл, что люди не видят ни фирта в темноте, - проворчал Вэн-Вэй.
  - Сидите здесь, я сейчас, - раздалось чуть в стороне и, судя по топоту, гном убежал.
  Через пару минут, показавшиеся Макару вечностью, коридор осветился.
  - Пошли, - махнул рукой тролль и помог землянину подняться.
  Двинулись дальше. Вскоре коридор расширился, выведя путников к той самой железнодорожной станции, о которой уже упоминал серокожий гигант. Она представляла собой огромный грот, потолок которого скрывался в темноте, даже не смотря на включенное освещение. Посреди грота громоздилось одноэтажное здание, при ближайшем рассмотрении тоже оказавшееся без швов сборки, зато по всему периметру сплошь исписанное рунами.
  За сооружением пролегали две узкоколейки, убегающие в темноту тоннелей по обе стороны грота. Из правого донёсся лязг и вскоре, словно мышь из норки, показался локомотив без крыши, тянувший за собой два таких же кабриолетных вагона.
  Макар удивлённо уставился на приближающийся состав. В локомотиве, ловко орудуя рычагами, суетился какой-то незнакомый гном. Во всяком случае, освещения было достаточно, чтобы наверняка быть уверенным - это не Туран.
  "Вот тебе и заброшенный город!", - мелькнула у Макара мысль, после чего список вопросов к Хардону и троллю увеличился на пяток пунктов.
  Состав скрипнул тормозами и замер напротив путников.
  
  22 скарнаша.
  Ворлоговы горы. Неизвестная пещера
  
  Путники долго пытались найти выход обратно в пещеру. Жали все найденные выступы и неровности, что смогли рассмотреть при тусклом свете слёз дракона, но тщетно.
  Митро-Смех ругался то на Вирта, то на Борга, то на его нерадивого племянника, который не может уследить куда ложится и что нажимает. Извинялся, скрывая смущение более усердным поиском заветного рычажка от потайной двери, но вскоре вновь срывался.
  Даже Саула не смогла в приказном порядке порвать замкнутый круг его проклятий.
  Во время очередной гневной отповеди девушка собрала все слёзы дракона и стала спускаться по ступеням, уходящим во тьму.
  - Саула, ты куда? - кинулся следом Пир.
  - Вниз, - коротко бросила девушка, не останавливаясь.
  Мальчишка обернулся к оставшимся и махнул рукой, приглашая присоединиться. Борг сразу бросил тщетные поиски в потемневшем тупике и поспешил за племянником.
  - Ну и куда вы собрались? - Смех остался на месте. - Хотите бросить Ковача?
  Саула вздрогнула, остановилась и медленно обернулась.
  - Митро, ты же понимаешь, что его больше нет с нами...
  - А вдруг? Достоверно ведь неизвестно!
  - Митро!
  - Вас там за первым же поворотом какая-нибудь тварь схарчит! - предпринял он ещё одну попытку, сменив мотивацию к тому, чтобы остаться. - Не будьте глупцами!
  - Я не знаю где мы, - поддержал его Вирт, - и поэтому не смогу ничем помочь. Ни пути из этого подземелья, ни его обитателей я не ведаю.
  - Зато я знаю! - уверенно заявила Саула, продолжая движение.
  - Откуда? - вырвалось одновременно у всех четверых.
  Митро, словно зачарованный уверенностью, прозвучавшей в голосе девушки, бросился догонять ушедшую троицу. Дэйву ничего не оставалось, как присоединиться к абсолютному большинству. Одному сидеть в тёмном тупике совсем не хотелось.
  - Митро, - не сбавляя шага, ехидно поинтересовалась Саула, - ты помнишь, куда мы шли?
  - Ну конечно! На ту сторону гор, где послезавтра нас должен ждать Шажник, который знает где вход в...
  - Стоп! - оборвала девушка. - То есть Шажник нам нужен был только для того, чтобы показать вход?
  - Ну..., - Смех на всякий случай задумался ненадолго, - а зачем же ещё? Карта города у нас есть, а вот где вход...
  - А теперь представь, что мы уже внутри...
  - Хорошо бы..., - мечтательно протянул Митро, - не пришлось бы тащиться через эти фиртовы горы.
  Пир хихикнул, уже догадавшись.
  - Я что-то смешное сказал? - насупился Смех. - Постой, ты хочешь сказать что мы...
  - Да, - Саула снисходительно похлопала его по плечу, - мы на месте. Осталось только сориентироваться по карте, ну и дойти до хранилища.
  - А ты уверена...
  - Так, - надоели их недомолвки Вирту, - может, мне кто-нибудь уже скажет, что происходит?
  - По-хорошему, если бы дверь открылась, мы бы с тобой на этом распрощались, - ошарашила девушка проводника, - потому что конечной точкой нашего путешествия является не Гусуль по ту сторону ворлоговых гор, а Первоград.
  - Вы что, правда считаете, что попали в изначальный город гномов? - Вирт, не удержавшись, хохотнул. - Уж не знаю где мы, но точно не в нём! По всем легендам и недомолвкам он гораздо восточнее.
  - Сам город может и восточнее, а вот всякие отнорки на чёрный день, думаю, разбегаются на многие километры во все стороны.
  - Ну, не знаю, - Вирт не скрывал скептицизма, - опять же гномы славятся своей резьбой по камню, а здесь... просто грубо прорубленный тоннель в скале.
  - Даже гномы понимают всю бессмысленность украшений стен, если этого никто не увидит! - хмыкнул Митро. - Это же чёрный ход, парень! Им и не пользовались, может, никогда. Накой этот бессмысленный труд тогда? Поверь, они достаточно практичные и хвастливые существа, чтобы то место, которое увидит максимум один гном раз в сто лет, оставить без украшений.
  - Так вот, - перехватила инициативу девушка, - у тебя два пути. Можешь остаться и продолжать поиск заветного рычага, а можешь пойти с нами. Нам, как ты уже слышал, нужно к хранилищу...
  - А потом-то вы как выйдете? - чуть не застонал Дэйв от того, что его спутники не видят очевидных вещей. - Шажника вы не встретили, значит, и входа не знаете. А этот так и не смогли открыть.
  - Так это..., - почесал Борг макушку и покосился на Саулу, - действительно...
  - Давайте будем решать проблемы по мере их поступления, - девушку не так легко было сбить с оптимистичного настроя. - Как выйти сейчас, мы точно не знаем, а вот после посещения гномьего хранилища всё может измениться. Мало ли что мы найдём там или по пути? Указатель какой-нибудь например.
  - Иногда женская логика меня просто убивает, - тихонько вздохнул Дэйв. - Пыль вы там найдёте и несколько исхудалых от голода паучков. Митро вот только что упоминал о практичности гномов, так почему вы считаете, что они, такие практичные, что-то оставили в своей сокровищнице?
  - А кто тебе о сокровищнице говорит? Мы идём в хранилище!
  - А..., это не одно и то же?
  - Нет. В сокровищнице у них лежали личные накопления, и их они действительно забрали, а там, куда мы идём, лежат те, которые им давали на хранение, если опасались за их безопасность.
  - Странно, - Вирт поправил мешок за спиной, - а их они почему не забрали? Кто им после этого доверять станет?
  - Доверяют..., - пожала плечами Саула, - там странная ситуация была, насколько можно верить слухам. Вроде бы они объявляли по всему Гардену, что уходят из города и просят забрать свои вещи. Тем, кто приходил - отдавали, а невостребованные так и остались в хранилище.
  - И что, не было желающих покопаться в бесхозной кладовой? Что-то не верится, - засомневался Вирт.
  - Наверняка были...
  - Я, кстати, с месяц назад в Ледке слышал, будто бы собирается очередная группа авантюристов на поиски входа в Первоград, - влез Борг, - ... извини.
  - Так вот, - продолжила девушка, - были-то они - были, и даже где вход в Первоград знали. Да не один, а целых три официальных входа в гномью столицу было, да только не осталось ни одного.
  - Как это?
  - Гномы..., - пожала плечиками Саула, - кто ж их знает? Скала вместо входа и всё. Кстати, вот неплохое помещение. Давайте здесь остановимся, передохнём, поспим, а завтра двинемся дальше.
  Вирт скинул мешок на каменный пол, достал фляжку, глотнул воды и вздохнул:
  - Надеюсь, какая-нибудь река здесь протекает, а то у меня уже на донышке.
  - А не надо было наше вино выливать, - поддел его Митро.
  
  25 скарнаша.
  Острова короны. Штаб квартира переселенцев.
  
  - Глеб, найди ка мне майора Кашина, - советник подумал немного, не отпуская кнопку селектора и добавил, - пусть зайдёт и захватит с собой того, кто у него за порох отвечает.
  Через полчаса дверь открылась, явив на пороге разыскиваемого майора.
  - Вызывали, товарищ советник?
  - Проходи.
  Сухощавый, подтянутый военный в идеально выглаженной форме, пошитой из местного сукна цвета "хаки", чётко прошагал до стола.
  - Майор Кашин по Вашему приказанию прибыл. Разрешите представить: Старенков Виталий Витальевич, начальник отдела военных разработок, в том числе и пороха.
  Следом за майором к столу подошёл и представленный научник. В отличие от своего коллеги - химика, побывавшего в этом кабинете два дня назад, Старенков мало напоминал учёного. Тёмные курчавые волосы до плеч обрамляли ровный овал лица с мелкими чертами. Тонкий прямой нос просто кричал об аристократических корнях хозяина. Виталий Витальевич больше походил на какого-нибудь востребованного пианиста, выступающего в лучших залах мира.
  - Добрый день, - кивнул Старенков.
  - Добрый, - кивнул в ответ советник и посмотрел на Кашина. - Начнём с тебя. Новости какие-нибудь о странном попаданце и группе, отправленной на его поиски, имеются?
  - Последнее сообщение поступило с птицей вчера. Двадцать второго скарнаша группа прошла Маноск, высадилась в верховьях Капы и принялась готовить воздушный шар. Магический компас, настроенный на нетипичную ауру землянина, перестал функционировать, когда тот был километрах в тридцати западнее места обнаружения. Аналитики говорят, что примерно в этом квадрате находится запечатанный гномий Первоград. Предположительно - землянин как-то попал внутрь, хотя это и считается невозможным. Ушлый тип, - хмыкнул майор, позволив себе небольшое отступление от привычного устава. - Группа приняла решение двигаться к точке, в которой компас фиксировал попаданца в крайний раз.
  - Так..., - на секунду задумался советник, - отправьте им птицу с выводом аналитиков...
  - Уже, сегодня утром улетела. Заодно дал указание, если ни землянина, ни входа в гномий город не обнаружится, изучить окрестности.
  - Хорошо, - одобрил советник, - но всё же23 вышлите ещё одну. Пусть они, как дойдут до места, даже если обнаружат вход, туда не суются, но и не уходят. Я сейчас свяжусь с гномами, может, они что-то подскажут по Первограду, тогда и будем думать. С этим решили, теперь расскажите, что у нас с порохом?
  - С порохом пока мы в тупике, - вступил в разговор Старенков, - и как из него выбраться не понятно.
  - Поясните..., - потёр переносицу советник и покосился на баночку, стоящую на подоконнике и выполняющую роль пепельницы.
  - У гномов куплена и изучена сера. Состав идентичен земному. На материке найдена и изучена селитра. Она так же оказалась один в один с земной. По остальным ингредиентам то же самое. А в итоге - полученный из этого порох охотно горит, но взрываться отказывается.
  - Пропорции меняли?
  - В пределах разумного, да, всё перебрали.
  - А может, что-нибудь специфическое добавить? Ну, из местного, чего на земле нет...
  - Вы что-то знаете? - с надеждой вскинулся учёный.
  - Да если бы..., - потёр лоб советник и вновь покосился на импровизированную пепельницу. - Так, по наитию.
  - Жаль, - искренне огорчился Виталий Витальевич, - потому как пробовать добавлять что-то из местных ингредиентов, это тыкать пальцем в небо. Тут девяносто процентов растений отличные от земных и, наверное, процентов сорок животных. Не говоря уже собственно о самих аборигенах. Я это к чему... А вдруг окажется, что при добавлении эльфийской крови, порох начнёт вести себя как и положено ему?
  - Хм..., - криво усмехнулся советник и покосился на Кашина. Тот чуть заметно кивнул, мол: "понял, взял на заметку".
  Но и Старенков дураком не был, заметил и правильно понял мимику военных.
  - Вот только давайте обойдёмся без геноцида аборигенов, я же пошутил на счёт крови.
  - Хорошо, - покладисто кивнул советник, - на начальном этапе обойдёмся. А вы тогда начните уже экспериментировать с какими-нибудь соками или выжимками местной флоры.
  - Сделаем..., но вы же понимаете, что этот процесс может затянуться?
  - А куда деваться, наберёмся терпением. Ладно, идите, занимайтесь по плану.
  Когда посетители ушли, советник достал чистый лист бумаги и собрался уже писать запрос к гномам, но вдруг задумался.
  - Кстати о флоре..., - нажал кнопку селектора, - Глеб, загляни.
  Через секунду в дверь протиснулся секретарь:
  - Слушаю.
  - Ты кофе любишь?
  - Нет, я больше по чаю... зелёному.
  - Жаль, - искренне огорчился советник. - Слушай, найди какого-нибудь гурмана или бариста, я не знаю... Пусть поездит по континентам, поищет чего-нибудь похожее, поэкспериментирует... Кураву же тонизирующую делают из малатиссы, может и варить варят, да мы не знаем? Не её, так другую какую гадость.
  - Сделаю, - кивнул Глеб, уже выискав в памяти подходящего кандидата.
  - Спасибо.
  Секретарь ушёл, а советник, свернув самокрутку из босхского табака, оказавшимся действительно неплохим, затянулся и принялся думать над посланием к гномам.
  
  23 скарнаша.
  Ворлоговы горы, Первоград
  
  - Давай, забирайся, - подтолкнул Тролль Макара к вагончику
  - Кхе..., - сипло прокашлялся машинист в тот самый момент, когда землянин поставил ногу на ступеньку.
  Макар вздрогнул и замер, ожидая продолжения.
   - Обязан напомнить, что человек и тролль не имеют права на безбилетный проезд. Билеты приобретайте в кассах станции, - голос гнома хрипел, сипел и клекотал, меняя тональность, словно каждое слово произносило разное существо. - Стоянка пять минут.
  - Ну, чего замер? - настойчивее подтолкнул Вэн-Вэй. - Залазь уже!
  Макар покосился на рядок из семи мелких окошечек в центральном одноэтажном помещении. Видимо они и были упомянутыми кассами. Но билеты, естественно, никто из них не продавал. Плюнув на странности машиниста, Макар закончил взбираться и уселся на металлической лавке в первом ряду, лицом по ходу движения.
  Тролль стразу протиснулся следом и сел на вторую, заняв её целиком. Последим взобрался Хардон, разместившись рядом с землянином.
  - Обязан напомнить, что человек и тролль..., - засипел, заклекотал, было, вновь машинист, но Хардон его прервал, рявкнув:
  - Поехали!
  Макар дёрнулся, чуть не сматерившись.
  Машинист потянул рычаг. Состав дрогнул и скрежеща несмазанными членами своего организма медленно потелепал ко входу во тьму тоннеля.
  Макар зажмурился и сглотнул. Впервые, за время его пребывания на Гердене, мысль оформилась в простой и конкретный вопрос: "Что я здесь делаю?". Слетела шелуха авантюрных приключений, желания узнать что-то новое и ощущения первопроходца. Остро захотелось домой, в родной и привычный мир, без всяких гномов, троллей и магических мечей.
  Парень открыл глаза. Желания в жизнь не претворились. По-прежнему темнота тоннеля и крепкое плечо рядом сидящего гнома. Состав, судя по ощущениям, набрал довольно приличную скорость. Скрип и скрежетания, слились в нудный, выматывающий вой, сквозь который загадочным образом нет-нет, да и прорывался бубнёж и клекотание странного машиниста.
  Впереди показался слабый огонёк. Он, быстро приблизился и промелькнул знакомой световой руной. Вновь стало темно. Через тридцать секунд вновь мелькнула одинокая дежурно-светящаяся руна.
  Макар устало прикрыл глаза и, вроде бы даже задремал. Видимо поэтому не смог сразу разобраться, почему зеленоватая, слабо светящаяся руна кричит ему с птичьим акцентом:
  - Держитесь!
  Что-то упёрлось в грудь, заставив землянина судорожно выныривать из вязких объятий сна.
  И тут же удар. Скрежет. Искры. Тело пытается продолжить движение, но давление на грудь возрастает, практически спину в скамью.
  Голова дёргается - вперёд, затем резко назад, бьётся обо что-то упругое. Клацают зубы.
  Металл вагона сминается, загибая ноги куда-то под скамью. Суставы протестующе скрипят, с трудом пытаясь остаться на своих родных местах. В глазах Макара сперва ярко зажигаются всполохи боли, а затем наступает темнота.
  Очнулся он, как ни странно, тоже от боли. Глаза резануло ярким красным светом от многочисленных светящихся рун, заставив вновь зажмуриться.
  - Очнулся, - раздался бас Вэн-Вэя, - что делать?
  - Некогда ждать, он кровью истечёт, - это гном, - тяни.
  И вновь боль. Из глаз брызнули слёзы, но сознание, на сей раз, отказалось покидать раненое тело.
  - Чего там? - прохрипел пересохшими губами, наплевав на запрет к разговорам.
  - Крупная вена, видимо, порвана, так что не до сантиментов, уж извини.
  Отогнув смятую скамью, тролль бережно принялся доставать Макара.
  - Быстрее, - поторопил гном. - Опускай сюда...
  Землянина положили в узкий проход между искорёженным вагоном и стенкой тоннеля. Гном склонился над раной и обильно посыпал её каким-то порошком. Завоняло палёным, но боли не было.
  - Нормально..., - непонятно прокомментировал тролль.
  - Ну-ка, пошевели пальцами, - потребовал гном.
  Макар послушно дрыгнул всей пятернёй ноги.
  - Хорошо, - вынес вердикт Хардон, - значит, сухожилия не порваны.
  Вэн-Вэй подал лоскут какой-то материи и гном припечатал её сверху раны. Провёл по заплате пальцем.
  - Жжётся..., - прошептал землянин, завороженно наблюдая, как за пальцем гнома, путешествующего по лоскуту, остаётся голубоватое свечение. - Это она и есть? Рунная магия?
  - Она самая..., давай попробуем встать.
  Жжение превратилось в мягкое тепло, словно на ногу одели зимний шерстяной носок.
  Макара подхватили подмышки и осторожно поставили на ноги. Отпустили.
  - Да вроде нормально, - пробормотал он недоверчиво, сделав пару шагов. - Саднит много где, но ничего критичного, всё терпимо. Виват магия!
  - Чего?
  - Спасибо, говорю.
  - А..., ну так это..., - гном, неожиданно засмущался, - сочтёмся.
  - Давайте уже выбираться отсюда, - встрял тролль. - Что это вообще было?
  Макар промолчал, логично предполагая, что спрашивают не у него.
  - Боюсь, опять проделки братца, - проворчал гном, - Туран горазд на пакости. Ладно, идём.
  На сей раз первым по узкому проходу двинулся Вэн-Вэй. Макар как обычно шёл вторым. Взгляд упал на локомотив. Ему, как принявшему на себя основной удар о неведомое препятствие, досталось гораздо больше. Перед практически до половины был вмят в хитрую конструкцию наподобие военного ежа, стоявшую поперёк узкоколейки.
  "А где машинист?" - мелькнула запоздалая мысль буквально за секунду до того, как мозг определил, наконец, что громоздившийся сбоку кусок, это не обломок локомотива.
  Гном-машинист сидел на коленях и баюкал оторванную руку. Широкая борозда пересекала голову, и ухо с куском скальпа висело где-то в районе шеи.
  - Пошли, пошли! - зло подтолкнул Хардон замершего от сюрреализма происходящего Макара. - Двигай!
  - Но..., помочь..., - промямлил землянин.
  - В свете произошедших событий проезд можете не оплачивать, - прохрипел машинист, на секунду повернув к путникам голову с изуродованным лицом, - приносим свои извинения.
  И вновь вернулся к созерцанию оторванной руки.
  Макара замутило, он пошатнулся, но, подталкиваемый сзади Хардоном, был вынужден машинально переставлять ноги.
  Постепенно красноватый свет остался позади, стал тускнеть и вскоре совсем поблек, погрузив тоннель узкоколейки в первозданную тьму. Землянин ухватился за одежду идущего впереди серокожего великана.
  Вскоре показалась дежурно светящая одинокая руна, едва-едва выхватывая рубаные очертания тоннеля. Минули её, и вновь стало темно.
  - Подождите..., - через какое-то время раздался голос гнома.
  Тролль остановился, замер и Макар. Спустя пару минут, заставив землянина зажмуриться, вспыхнули осветительные руны на потолке и стенах. Оказывается, они вышил к очередной станции. Вэн-Вэй запрыгнул на перрон, помог подняться Макару и они направились к стоявшим вдоль стены резным каменным скамейкам.
  - А ловушки? - запоздало испугался человек, довольно удобно устроившись на каменном основании.
  Тролль равнодушно пожал плечами. Возмутиться такой безответственностью Макар не успел, переключив своё внимание на Хардона, появившегося из здания билетных касс.
  - Так лучше? - улыбался гном, обводя засветившиеся руны широким жестом.
  - Почему вы не помогли несчастному машинисту? - накинулся землянин на коротышку. - У вас же есть зелья всякие? Он же умрёт там! Хотя бы кровь можно было остановить? Мне же остановили?
  - Ты видел там кровь? - как-то зло выплюнул гном?
  Макар задумался, вспоминая кошмарные видения. Вот рука, валяющаяся на полу, вот кость с кусками кожи, торчащая из плеча, вот рваная рана лица. Крови не было.
  - Не видел, - не очень уверенно буркнул он, - но там было не очень светло и освещение красное опять же...
  - Ты её не видел, потому что её не было, - отрезал гном.
  - Жуть, - вздохнул тролль, перебивая. - Ты, дружище, конечно, меня предупреждал, и многое рассказывал, но даже мне это видеть было... муторно. Представляю, каково человеку.
  Гном пожал плечами, намекая, что его не очень-то трогают их душевные терзания.
  - Вы просто устали. Предлагаю остаться в этом зале, перекусить, выспаться...
  - Перекусить? - Макар сглотнул подкативший к горлу комок. - Да как вы можете? Не хотите сами идти, дайте мне ваши волшебные зелья, я сам схожу всё сделаю.
  - Он уже мёртв, Макар! - прошептал устало гном. - Ты ничем ему не поможешь.
  - Откуда ты можешь знать? - заорал землянин. - Ты просто бесчувственный чурбан!
  Он подбежал к краю перрона, спрыгнул вниз и кинулся во тьму тоннеля, отгоняя навязчивые мысли о том, что ничем, кроме жалости и утешительных слов помочь раненому машинисту не сможет.
  Свет со станции постепенно померк, отдалился и землянин был вынужден сперва перейти на шаг, а затем и вовсе коснуться стены, осторожно перебирая ногами и моля, чтобы никаких ответвлений из тоннеля не отходило.
  Вскоре показалась руна дежурного освещения. Макар прибавил шаг, но, миновав её, был вынужден вновь перейти на черепашью скорость.
  Наконец показались красные отблески аварийного освещения и стали видны контуры искорёженной громадины.
  Кто-то копошился возле разбитого поезда.
  - "Жив!" - мелькнула мысль, и Макар припустил бегом, но, не добежав несколько метров, замер.
  Волосы на затылке зашевелились и встали дыбом. Воображение живо подкинуло всю ситуацию в целом: чужая планета, неведомые сказочные существа, магические артефакты, подземелье с красным освещением. Где вход? Где выход? Где припасы еды и воды? Где добродушный тролль и вечно всем недовольный гном?
  "Я один" - набатом ударила мысль. Колени задрожали.
  Не в силах оторвать взгляд, Макар наблюдал, как абсолютно целый и невредимый машинист пытается разломать и убрать препятствие с узкоколейки.
  - Помог? - раздалось позади едва слышно.
  Макар одновременно заорал, подпрыгнул, развернулся, выставил вперёд руки, выпучил глаза, перебрал в памяти все известные матерки и вспомнил самые яркие моменты жизни.
  Перед ним, с мрачным видом, стоял Хардон. Он одной рукой перехватил дрожащие конечности землянина, а другой отвесил увесистый подзатыльник.
  - Ну-ка тихо!
  Макар заткнулся.
  - Если вы хотите получить компенсацию за причинённое неудобство, то вам нужно обратиться в администрацию транспорта, - заметил их машинист.
  - Всё ещё хочешь ему помочь? - прошипел Хардон.
  - Н-н-н..., к-к-к...
  - Понятно, я так и думал, - кивнул гном и подтолкнул землянина. - Иди уже к станции, горе-помощник.
  Макар на автомате переставлял ставшие деревянными ноги. Мозг отказывался верить увиденному. Кое-как, с помощью тролля, взобравшись на перрон, Макар взгромоздился на лавку и нахохлился.
  - На, глотни, - заботливо поднесли фляжку ко рту.
  Макар сделал глоток и скривился:
  - Тьфу, гадость!
  - Ты не прав, - философски заметил Вэн-Вэй, затыкая крышку своей фляжки с саммуром.
  - Макар, - проникновенно заговорил гном, присев рядышком, - когда я говорил, что машинист уже мёртв, я имел в виду, что он не умер от ран за это время, а что он уже был мёртв изначально, понимаешь? Вчера, сегодня, год назад, сто лет назад...всё время, что мы ушли из Первограда, он был мёртв и водил свой поезд.
  - Но как... это... магия?
  - Это не магия, - вздохнул Хардон, - это проклятие. Когда-то давно, теперь точно никто и не скажет, но три века прошло точно, умер кузнец. Родственники провели обряд, всё как положено, чин по чину, уложили в склеп. А через два месяца он вернулся.
  - Ну, у нас тоже такие казусы случались, - припомнил Макар. - Организм человека ведь..., ну и гнома, в вашем случае, до конца не изведан, и получается, что иногда он по какой-то причине впадает как бы в спячку. Сердце бьётся так редко, что его никто не слышит. Человека хоронят, а он потом оживает.
  - Мы об этом знаем, - отмахнулся Хардон. - Эльфы своими снадобьями вообще горазды усыпить кого угодно, даже вон на троллей нашли управу, так что..., но здесь было что-то иное. Поначалу-то да, родня обрадовалась, кинулись виниться и обниматься, а он словно и не видит никого. Бубнит, сипит, хрипит что-то про работу. Зашёл в кузню и начал ковать. Вечером пришёл домой, лёг на лавку и лежит с открытыми глазами, лишь бубнит что-то. Тогда уже и начали догадываться, что с ним что-то не так. Присмотрелись внимательнее, а он и не дышит вовсе. А уж когда в кузне ему руку молотом расплющило на глазах у всех, а потом через несколько минут она приняла обычную форму, тут уж паника возникла что надо.
  - И что сделали?
  - Пробовали его закрывать, но он всегда как-то выбирался. Пробовали связывать, но он развязывался и возвращался на работу, а вечером приходил домой. Родня не выдержала и уехала.
  - А он?
  - Так и ходил в кузню.
  - Не считай меня циником бесчувственным, но может это не так и плохо? Не жалуется, не устаёт, ходит и работает себе, на благо клана.
  - Отец говорил, что возникали поначалу подобные высказывания, но, во-первых, он каждый день ковал лишь кирку, и ни на какие уговоры сковать что-либо иное не реагировал, а во-вторых, ещё через месяц, пришёл из склепа машинист, которого ты сегодня уже видел...
  - Ну, тоже как бы..., пусть себе ездит.
  - ...А потом стали возвращаться все, кто умер после машиниста. И оказалось, что легко говорить: "Ничего страшного, пусть работает", когда это касается твоего соседа, а когда почти в каждую семью пришёл умерший родственник... Народ не выдержал и покинул Первоград.
  Макар задумался. Его практичный земной ум принялся увязывать причины и следствия. Но информации катастрофически не хватало.
  - Припомни, может, вы тогда что-то откопали, на что-то наткнулись..., ну необычное что-то?
  Гном залез в бороду и принялся с задумчивым видом чесать подбородок.
  - Да кто его знает? - выдал он через минуту. - Если кто что и нашёл, то ничего не рассказал или сам не придал значения. Но вот дед как-то обмолвился, будто и монстры по ту сторону ворлоговых гор объявились примерно в то же время.
  - Ну вот! - победно вскричал землянин.
  - А что вот? - отмахнулся гном. - Мы здесь, они там... Связи в них только то, что возникли они в одно время, да и то..., руной на воде писано.
  Макар расстроенно вздохнул. Больше аргументов не было. Зато назрел очередной вопрос:
  - И что, много их... таких здесь? Часто мы их будем встречать?
  - Чаще, чем хотелось бы, - посетовал Хардон грустно.
  - Может, перекусим уже, сколько можно чесать языками? - поинтересовался Вэн-Вэй.
  Предложение было встречено на ура. Память Макара, было, заикнулась об отрубленной руке машиниста, подсовывая страшные картинки, но желудок в приказном порядке отправил её куда подальше.
  Поужинав, решили прямо здесь расположиться на ночлег.
  - А он к нам не придёт? - на всякий случай поинтересовался землянин.
  - Нет, - успокоил гном, - во всяком случае, пока не растащит завал, с места не сдвинется.
  Уверенности в голосе Хардона не чувствовалось, но решение было принято, и Вэн-Вэй уже даже расстелил подстилку и улёгся. Пришлось Макару тоже укладываться, одним глазом кося на темнеющий зев тоннеля. Через время усталость взяла своё и он уснул.
  
  23 скарнаша.
  Ворлоговы горы. Первоград.
  
  Сколько проспали неизвестно, но, судя по всему долго - все отдохнули и выспались. За завтраком принялись обсуждать планы. Дэйв в разговор не встревал, хмуро пережёвывая вяленое мясо и запивая остатками воды. Смена роли с ведомого, знающего если не всё, то достаточно для того, чтобы быть уверенным в своих силах на ведущего, ему не нравилась.
  Но и психовать, что-то доказывать было глупо. После небольшой внутренней борьбы, проводник решил пока следовать с группой. Вернуться в тот тупик, где скрыта дверь наружу, он всегда успеет. В возможностях своей памяти Вирт был уверен на все сто. Натренированная на многочисленных горных тропках и ловушках, она была способна вместить довольно внушительный кусок пути через лабиринт, буде такой впереди обнаружится.
  Тем временем спутники закончили строить планы, коих по большому счёту оказалось всего ничего: как только выйдут в сам город, найти что-нибудь узнаваемое и попробовать сориентироваться по карте - это раз; найти воду - это два.
  Борг, вытянув на ладони слёзы дракона двинулся первым, сжимая во второй руке меч. Следом шёл Митро, тоже с оружием наизготовку. Дэйв вызвался замыкающим.
  Минут через тридцать встретилось первое ответвление, уходящее более узким проходом куда-то налево. После недолгого совещания, было решено двигаться, никуда не сворачивая. Впрочем, больше и не пришлось. Ещё через час спуск закончился, приведя путников на довольно большую круглую площадку.
  - Вот это да..., - выдохнул Борг, двигаясь вдоль стен и высвечивая разнообразное вооружение, развешанное на каменной поверхности, - вы только посмотрите! Чего тут только нет!
  - Не отвлекаемся, - шикнула Саула, - ищите выход отсюда!
  - Но Саула! - практически в унисон простонали Смех и Борг.
  Девушка вздохнула и смирилась с неизбежным:
  - Ладно, но недолго!
  "Недолго" растянулось минут на двадцать, потому что оказалось, что помимо оружия на остальных частях стены развешаны и одежда, и доспехи, и массивные шкафы с вялеными продуктами, завёрнутыми в пожухлые коричневые листья.
  Митро жадно принялся набивать вещевые мешки вяленой снедью.
  - Вы чего? - удивился Вирт. - Она же здесь фирт знает сколько времени лежит! Гарантированно испортилась уже давно. Я это точно есть не буду!
  - Ты можешь и не есть, - не прекращая разграбление шкафов меланхолично заметил Митро, - а вот я буду. Да ещё и с аппетитом! Потому что еда, завёрнутая в листья эльфийской маки, не пропадает. Уж кому-кому, а тебе, как проводнику, это стыдно не знать. Нет ничего более практичного, чем брать с собой еду, упакованную в эти самые листья.
  - Где я тебе в нашей глуши листья эльфийской маки возьму? - искренне возмутился Дэйв. - Я и не слышал о ней никогда, не то, что уж...
  - Тоже верно, - не сбиваясь с философского настроения, согласился Смех, - но теперь-то никто тебе не мешает заполнить пробел в знании..., материальным способом, так сказать.
  - Это..., ну да! - сориентировался Вирт и последовал примеру Митро.
  Затем из родника, оказавшимся в небольшой нише стены, наполнили фляжки прохладной свежей водой. Борг с племянником всё это время изучали развешанное на стенах оружие. И с сожалением были вынуждены признать, что им ничего не подходит.
  - Тут только топоры, секиры да алебарды, - посетовал Борг. - Под себя гномы запасец делали.
  - Посмотри за шкафом, - указал Смех рукой, - там для тебя специально меч оставили.
  Кинулся, было, но остановился, сплюнул с досады:
  - Всё шуточки...
  - Вы ничего не забыли? - вмешалась девушка в назревающую перепалку.
  Все, забрав по паре слезинок дракона, принялись обшаривать стены.
  - Да явно кладовая это, - спустя несколько минут сдался Борг и, вытирая пот со лба, уселся на каменный пол, - нужно возвращаться и идти в боковой коридор.
  Пир моментально последовал примеру дяди и уселся рядом.
  - Не думаю, - не согласился с ними Митро. - Если кто-то безоружный и бездоспешный покидает город, то он явно торопится, и бегать по кладовым ему не с руки. Не-е-е-т, здесь где-то проход должен быть!
  - Тогда, - включился в дискуссию Вирт, - это должен быть какой-то скрытый механизм...
  - Ну, это ты нам ничего нового не открыл, - перебил его Смех, - гномы, значит механизм.
  - Ну, раз ты такой умный, - огрызнулся парень, - то скажи, где лучше всего скрывать что-либо.
  - Не глупее пацли, понимаешь..., на виду естесственно.
  - А что у нас на виду? - ехидно поинтересовался Вирт.
  - Хм..., думаешь..., а что, возможно! - Митро покосился на стены, сплошь увешанные оружием, одеждой и шкафами и сник. - А скажи-ка мне умник, какой из них? Замучаемся перебирать.
  Вирт вздохнул.
  - Вот скажи мне, Смех, будь ты гномом, ты бы какое оружие из висящего себе выбрал?
  - Ну, вот этот топор замечательный..., вот эта секира тоже..., да почти всё оружие здесь я бы взял не раздумывая. Его и продать, кстати, можно за очень неплохие деньги..., погоди, ты это к чему?
  - Он это к тому, - вздохнула Саула, - что в спешке не станешь выбирать оружие. Не побрезгуешь любым более-менее приличным. Схватишь и побежишь дальше. И у гномов стояла задача сделать скрытый рычаг таким, чтобы его не хватали в спешке постоянно.
  - Ну..., - почесал затылок Митро, - значит, он должен висеть повыше и выглядеть похуже. Например, этот!
  Он торжественно схватил за грубое топорище с неестественно огромного топора. Оружие-переросток выскользнуло из держателей и, под действием силы тяжести, кувырнулось из рук не ожидавшего подвоха Митро на пол, едва не попав ему по ноге.
  - Ошибочка, - пробормотал Смех, и следующее оружие потянул более осторожно. - Ну..., или этот.
  Секира чуть провернулась, но с петель не снялась. В скале что-то заскрипело, и часть стены отъехала в сторону, освободив проход в просторный, довольно светлый холл.
  Долго не могли решиться вступить в светлое помещение. Откуда свет в подземном городе? Как, почему?
  Наконец Митро осмелился, высунул голову, восхищённо поцокал языком:
  - Ай да гномы!
  И пошёл вперёд, задрав голову наверх.
  - Чего там? - детская любознательность пересилила, и Пир рванул следом. Борг хотел, было ухватить его за воротник, да лишь воздух цапнул. - Здорово!
  Тут уж всем скопом кинулись на выход из тёмного коридора и остальные, благо ширина открывшегося проёма позволяла не толкаться плечами.
  Открывшаяся картина действительно заставляла восхищаться мастерством и изобретательностью подземных жителей. Слухи не обманули: стены и поддерживающие колонны были искусно украшены резными барельефами и сценами эпических битв. Арочные своды ажурными конструкциями уносились куда-то ввысь, напрочь убирая ощущение замкнутого пространства. Левое крыло помещения было заставлено каменными скамьями, а у самой стены одиноко громоздился пустующий постамент.
  Весь зал был пронизан десятками узких солнечных лучей, освещая подземное пространство. Величественную картину портил лишь толстый слой пыли на каменном полу. Вирт задрал голову.
  - Они что, окошки наружу прорубили? А почему снег не залетает? Да и как охотники до гномьих сокровищ их могли не заметить?
  - Похоже, это не окошки, - почесал затылок Борг, - сдаётся мне, что это начищенные до зеркального блеска металлические пластины. Система зеркал, понимаешь? А что, эффективно.
  - Но изначально-то они всё равно где-то свет должны брать? Значит, всё равно окно наружу есть.
  - Может и есть, - пожал плечами Борг, - а может, и нет. Я в гномьей рунной магии не разбираюсь и возможностей не знаю. Ты, думаю, тоже.
  - Это да.
  - Ну, всё обсудили? Все налюбовались? - проворчал Смех. - Может, уже пойдём?
  - Действительно, - кивнула Саула, - если мы будем каждый шаг что-то изучать и восхищаться, то год бродить будем.
  Прошли помещение насквозь, и вышли в открытую арочную дверь, оказавшись на самой настоящей городской улице, уходящей в обе стороны. Мостовая была так же покрыта слоем пыли. По бокам, упираясь в сводчатый потолок, возвышались облагороженные колоннами и резьбой разнообразные постройки.
  - "Скобяная лавка мастера Стурра", - прочитал Митро на доме с противоположной стороны улицы. - Как думаешь, может она быть обозначена на карте?
  - Надо посмотреть, - Саула достала довольно объёмный скрученный рулон, с задумчивым видом огляделась. - Куда бы разложить?
  - Давай прямо на мостовой! - Борг наклонился и принялся сдувать пыль.
  Митро кинулся ему помогать. Вдвоём они быстро подняли вокруг себя большое пыльное облако и начали чихать. Наконец им худо-бедно удалось привести в порядок небольшой пятачок мостовой, примерно два на два метра.
  Саула принялась раскладывать карту, оказавшуюся нарезкой из пары десятков лоскутов. Многие дома на карте действительно были подписаны. Тут и магазины, и банки, и гильдии различных мастеров.
  - Эх, нам бы на вот эту площадь, - мечтательно ткнул пальцем в карту Пир, - мигом бы сориентировались.
  - Ладно, все ищем скобяную лавку, - приказала Саула.
  Вирт подошёл поближе к карте. Площадь действительно была довольно заментым местом, потому что была единственной в городе, и, при этом, достаточно большой. От неё расходились кривые, петляющие улицы. Ни одна из них не была проименована.
  - Странно, а почему у них улицы не подписаны? - Вирт поднял голову и осмотрел ближайшие дома.
  - Да кто ж этих гномов знает?
  - Странно, даже в нашей маленькой деревеньки все проулки с названиями. Ну да ладно... Можно, мне кажется, тогда ещё принять за ориентир довольно прямую улицу, на которой мы находимся, - подал он мысль. - Посмотрите, тут прямых не очень и много.
  - Вот эта похожа, - ткнул пальцем Борг, - правда, как назло, ни один дом не подписан.
  В итоге насчитали шесть более-менее прямых улочек. На двух из них среди подписанных построек не оказалось скобяной лавки, а на остальных четырёх вообще почти ни один дом не был подписан.
  - Надо искать что-то более конкретное и грандиозное, - вздохнула Саула, - так не понятно.
  - Погодите, - Вирт задумчиво обернулся к зданию, из которого они только что вышил. - Есть у меня предположение, что вот здесь бы какой-нибудь храм... Постамент видели?
  - А ну ка..., - вновь склонилась над картой девушка. - Вот! Малый храм Ауле. Вроде похоже. Прямая улица и всё такое...
  - Давайте проверим, чтобы уж наверняка, - Вирт провёл пальцем по карте. - Улица упирается в дом мастера стихий..., что бы это ни значило...
  Саула открыла, было, рот, набрав воздуха, но как-то стушевалась и сделала вид, что зевает.
  - Пошли, что ли? - махнула после рукой.
  Быстро свернули клочки карт и двинулись вдоль улицы, поднимая тяжёлую, веками не тронутую пыль. Минут через двадцать, постоянно отвлекаясь на резные картины, украшающие стены домов и причудливые статуи, подошли к развилке. В основании стоял расширяющийся кверху трёхэтажный дом с крышей, плавно переходящей в свод пещеры. На стене крупными буквами было вырезано: "Гуррт. Мастер стихий".
  - Определились, значит верно, - сделала напрашивающийся вывод Саула. - Теперь давайте проложим маршрут. Раздувайте пыль!
  Все недоумённо уставились под ноги. Пыли не было. Буквально в пяти метрах позади улица была ей сплошь покрыта. Виднелись и цепочки следов. А здесь, перед домом мастера стихий - чистота.
  - Магия мастера Гуррта всё ещё работает? - с опаской пробормотал Борг.
  Вирт покосился в обе стороны, вдоль расходящихся, начавших петлять улиц. Они были чистыми.
  - Не похоже, - пробормотал неуверенно, - дальше тоже чисто. Но, в любом случае, мне это не нравится.
  - Мне тоже, - кивнула девушка, - а потому давайте быстренько посмотрим, как нам лучше пройти в хранилище и уберёмся отсюда.
  Быстро расстелив карту, принялись обсуждать самый короткий путь и запоминать ориентиры. Вирт то и дело оглядывался по сторонам, но всё было тихо. Наконец маршрут был определён и путники с облегчением двинулись в путь, выбрав улочку, уходящую налево и, если верить карте, обязанную вывести их к пивоварне мастера Рура.
  Однако, не дойдя до ближайшего перекрёстка, путники настороженно остановились. Из-за угла дома раздавалось подозрительное шарканье.
  Саула переглянулась с Митро и тот, осторожно прокравшись вдоль дома без опознавательных табличек, выглянул за угол. Вздрогнул и так же тихо вернулся обратно.
  - Там дворник, - ошарашил новостью.
  - Кто? - не поверил своим ушам Вирт.
  - Дворник..., - не обиделся на недоверие Смех. - Самый настоящий дворник-гном. Метёт себе и что-то бухтит под нос.
  - Врут, значит, недомерки, что покинули город! - почему-то озлился Борг.
  - Незаметно пройти сможем? - Саула задумчиво косилась на угол дома. - Нам же по другой улице.
  - Ну, он спиной стоит... Если тихо и быстро, может получиться до следующего перекрёстка проскочить. Рискуем?
  - Да.
  Подкрались к краю дома. Митро вновь выглянул и, убедившись, что гном, стоя к ним спиной, продолжает монотонно работать метлой, махнул рукой. Друг за дружкой свернули на соседнюю улицу и на цыпочках двинулись по мостовой. Метров через десять дорога вновь оказалась покрыта толстым слоем пыли, показав зону ответственности подземного дворника. Девушка не выдержала и оглянулась.
  Дворник развернулся и, смотря на убегающих путников, принялся за уборку только подметённой мостовой. Однако кричать или как-то ещё проявлять эмоции не спешил.
  Свернув за угол дома на очередном перекрёстке, Саула облегчённо выдохнула.
  - Ты чего?
  - Он нас видел.
  - Фиртов гном!
  - Не отвлекаемся. Вот пивоварня, теперь нам направо...
  - Нет, налево, я точно помню! - влез Пир.
  - А... да чтоб вам! - девушка зло зашипела, раздавая указания. - Митро беги обратно, контролируй дворника, а вы, давайте, расчищайте место.
  На сей раз Дэйв тоже принялся сдувать с мостовой толстый слой пыли.
  - Я же говорил, налево, - победно заявил мальчишка, когда карта была разложена.
  - Давайте, запоминайте скорее, да бежим! - рыкнула Саула. - Не нравится мне всё это.
  Спустя пару минут, собрав карту, махнула, подзывая, Митро. Двинулись, было дальше, но, свернув у пивоварни, буквально нос к носу столкнулись с тремя гномами.
  - Согласно указанию Каменного, гости Первограда обязаны по первому требованию стражи предъявить подорожную, - прохрипели гномы и синхронно протянули левую руку, в правой сжимая высоченную алебарду.
  - Нет подорожной, - вздохнула Саула.
  - Вынужден настаивать, чтобы вы прошли с нами.
  - Может, договоримся, служивые? - широко улыбнулся Митро и позвенел десятком полновесных серебро, непонятно как оказавшихся на его ладони.
  - Не договоримся, пройдёмте...
  Крайние гномы разошлись чуть в сторону, как бы охватывая путников полукольцом.
  Митро покосился по сторонам: заброшенные, пустые дома; ни прохожих, ни торгашей. Так откуда здесь эти? Посмотрел на Саулу. Та чуть заметно прикрыла веки.
  - Ну..., не хотите так договариваться, будем по другому, - Митро выхватил меч, и Борг тут же последовал его примеру.
  Пир отбежал назад, фактически спрятавшись за девушкой. Вирт обескураженно замер. Махать мечом он не умел, считая, что в его работе это не очень нужно. Есть более важные умения и знания, которыми хотелось овладеть. Да и действовать всегда предпочитал хитрее. Ведь противник может оказаться более лучшим мечником, и что? Умирать?
  Тем временем на улице заброшенного города начало звенеть железо. Борг взял на себя противника, стоявшего справа. Он сходу попытался обезоружить его, перерубив древко алебарды, однако меч отскочил, не причинив вреда. Лишь слабо вспыхнули и тут же погасли нанесённые на оружие гнома руны. Стражник отступил на шаг и махнул лезвием перед самым носом Борга, не ожидавшего подобного подвоха.
  Митро досталось сразу двое. Понимая это, он мгновенно сократил дистанцию. Одной рукой перехватил древко алебарды, и, провернувшись юлой, сделал широкий шаг вперёд. Это вывело его за спину гнома. Смех тут же не преминул этим воспользоваться, ткнув остриём меча в печень стражника. Сталь звякнула о сталь. Кольчуга, одетая под одеждой коротышки выдержала. Гном мгновенно развернулся лицом к противнику. Рядом пристроился третий.
  Дэйв залез в кармашек на поясе и выхватил мешочек с зеленоватым порошком. Окинул беглым взглядом поле боя. Кому помочь? Митро, не смотря на то, что схлестнулся сразу с двумя стражниками, вполне успешно отбивал все их атаки и даже иногда контратаковал. Боргу приходилось сложнее. То ли стражник был более опытный, то ли как мечник Борг был так себе. Так или иначе, но гном его теснил, одновременно умудряясь читать человеку нотацию о том, как плохо нападать на стражу и чем это грозит.
  Проводник залез в мешочек, ухватил щепотку порошка и, подскочив к стражнику, кинул ему в лицо.
  Сон Курху был специфическим зельем, изначально разработанный для одноимённого визиря, жившего пару веков назад в Гусуле. Были у него какие-то проблемы со сном. Даже приехавшие за большие деньги травники эльфов развели руками, не в силах помочь. От безысходности, под угрозой казни, местные маги тайно обратились к запрещённым на обоих континентах шаманам орков. Эти с задачей справились, изготовив и продав гусульцам зеленоватый порошок. Вдыхая его, любое теплокровное существо мгновенно погружалось в сон. Визирь Курху был доволен. Но магов всё равно казнил за запретную связь с шаманами.
  Спустя пару лет он, шантажируемый орками, был вынужден всеми правдами и неправдами продавливать отмену запрета на шаманство. Эльфы остались непреклонны, но на Афике запрет был снят. Визирь много лет как умер, но Гусуль с тех пор регулярно поставляет на рынок порошок сна, названный в его честь.
  Гном продолжал давить Борга. Сон Курху по какой-то причине дал сбой, оставив Вирта недоумённо переводить взгляд с не уснувшего гнома на зажатый в руке мешочек с порошком.
  Тем временем Митро изловчился и, увернувшись от алебарды, сократил дистанцию и рубанул одного из стражников по незащищённой шее. Гном упал. Голова, с перерубленными шейными позвонками, отогнулась под неестественным углом.
  Однако, нанеся удал, Смех на долю мгновения открылся, чем не преминул воспользоваться второй стражник. Да, на обратном ходе, да обухом черенка, но удар оказался такой силы, что Митро откинуло на пару метров и он, потеряв сознание, распластался на мостовой.
  - Да сделайте что-нибудь! - заорал Борг, заметив изменения в расстановке сил.
  Саула покосилась на Вирта. Тот лишь беспомощно развёл руками.
  - Тогда бегите, - правильно понял заминку Борг, - быстрее, я их надолго не задержу!
  - Не-е-т, - взвыл Пир, - дядя!
  Вирт кинулся к лежащему без сознания Смеху. Нащупал пульс. Сердце билось ровно и чётко. Открутив крышку, проводник плеснул водой на лицо Митро. Тот застонал и открыл глаза.
  - Ты как? Боргу помощь нужна!
  Дэйв оглянулся, проверить, как там дела у остальных и замер, выпучив глаза. Волосы на затылке зашевелились, а по спине словно стеганули струной ледяного холода.
  Гном, минуту назад рухнувший на мостовую с практически отрубленной головой, поднимался на ноги. Целый и невредимый. Не обращая внимания на сражающихся, он пошёл к девушке и протянул руку:
  - Согласно указанию Каменного, гости Первограда обязаны по первому требованию стражи предъявить подорожную, - голос стражника хрипел и булькал.
  - Нет подорожной! - взвизгнула Саула.
  - Тогда...
  Налетевший сзади Митро с замаха рубанул говорливого гнома по шее. Тело осело где стояло, а голова, прокатившись по мостовой, уткнулась в стену пивоварни мастера Рура. Митро тут же кинулся на помощь Боргу.
  - Кровь..., - зловеще прошептала Саула, тыча пальцем в труп.
  "Фирт побери эту девку", - мысленно ругнулся Вирт. - "Она ещё и крови боится"
  И тут его осенило - крови как раз и не было. Ни капли.
  Тем временем Смех, налетевший сзади на парочку гномов, осаждающих Борга, мгновенно сократил их количество до одного. Теперь стражнику пришлось уйти в глухую оборону, кое-как отбиваясь от наседающих людей.
  Вирт отвлёкся на сражающихся всего на мгновение. Этого вполне хватило, чтобы пропустить миг, когда голова стражника, зарубленного первым, вновь оказалась у него на плечах. Гном медленно поднимался, сжимая в руке алебарду.
  - Они оживают! - крикнула Саула.
  - Это плохо, - сквозь зубы прошипел Митро, возвращаясь к первому противнику, - я уже устаю.
  Поднявшийся стражник принялся вновь проговаривать свой монолог, но был вынужден прерваться, отвлекшись на бой.
  Вновь зазвенело железо. На сей раз явного превосходства человека не наблюдалось. То ли Митро устал даже больше, чем показывает, то ли гном стал действовать умнее.
  Борг, оставшись один на один со своим противником, так и не сумел его одолеть. Гном, даже соло, как-то умудрялся теснить человека. Казалось, усталость - это не про них.
  А тут ещё третий стражник, зарубленный Смехом, начал подниматься.
  Дэйв устало ругнулся.
  - Саула, бегите, - на сей раз, фраза прозвучала из уст Митро, - мы их задержим. Другого выхода я не вижу.
  Саула в отчаянии отрицательно помотала головой, не желая признавать очевидное.
  Поднявшийся посмотрел на поочерёдно на коллег, сражающихся с людьми на разных сторонах улицы и широко махнул секирой. Гном, отражающий атаки Митро, сделал ложный выпад. Смех шагнул назад. Совсем чуть-чуть, на полкорпуса, лишь бы не задело.
  Секира поднявшегося гнома с хрустом вошла в рёбра Митро, едва не перерубив того пополам. Колени человека мгновенно подогнулись, и он упал на мостовую.
  Саула зажала рот ладошкой. Дэйв завороженно смотрел, как из раны на мостовую течёт густая, тёмная кровь.
  
  23 скарнаша.
  Ворлоговы горы. Первоград.
  
  Сеть рыбака показывала, что проводник Дэйв со своей группой не двигаются. Кар Гроген прикинул мысленно - для остановки на ночлег по большому счёту рановато, но учитывая обстоятельства: темнота пещеры, бой со снежными бросчами, гибель товарища...
  Что ж, ему тоже не мешает отдохнуть. Не самое удобное место, конечно, но бывало и хуже. Для начала тщательно исследовал тупик, в котором оказался. Понажимал несколько выступов, показавшиеся наиболее подходящими для скрытого механизма, но дверь не открылась. Хотел, было вновь использовать заклинание Нарга для поиска скрытого механизма, но передумал. Тратить последний свиток очень не хотелось. Нужно просто более тщательно повести поиск, и, рано или поздно, всё равно выход обнаружится.
  Перекусил на скорую руку, уселся поудобнее, привалившись спиной к стене и, закрыв глаза, задремал.
  Несколько раз просыпался, проверяя где путники, наконец выспался окончательно. Позавтракал сушёными кашцами. От нечего делать вновь принялся исследовать стену со скрытой дверью, впрочем результат остался прежним.
  Когда уже начал переживать, не попали ли путники в какую-нибудь ловушку, из которой не могут выбраться, сеть рыбака показала, что они наконец-то сдвинулись с места.
  Потихоньку пошёл следом. Часа через полтора группа остановилась, а ещё минут через пятнадцать сеть рыбака вновь дала сбой, прекратив отслеживать объекты.
  - Фиртовы гномы, - ругнулся ан-Атлум вслух. - Не могли придумать свои руны так, чтобы они не конфликтовали с человеческой магией.
  Ускорился и буквально через пять минут вышел в большую круглую комнату, увешанную оружием, амуницией и какими-то шкафами. Группы Дэйва в комнате не было, но была открытая дверь в какое-то довольно светлое помещение.
  Маг прокрался вдоль стенки и осторожно выглянул. Судя по убранству и резьбе, помещение некогда было храмом. Путешествуя в своё время по Линейным, горам Кар Гроген посетил их немало и теперь имел возможность воочию убедиться в том, насколько гномы консервативны.
  Через двери храма виднелась часть улицы, но путников не было и на ней. Кар Гроген прошёл помещение насквозь и вышел в город.
  - Ну, здравствуй, Первоград, - торжественно поклонился он колыбели гномьей цивилизации.
  На толстом слое пыли, покрывавшей мостовую, виднелась чёткая цепочка следов, уходящая вправо.
  - Как альтернатива сети рыбака, вполне сгодится, - хмыкнул маг и вернулся в секретную комнату, увешанную оружием. - Так..., что у нас здесь?
  Судя по полупустым полкам, кто-то из путников тоже знал о необычных свойствах листьев маки и выгреб почти весь запас продуктов. Но одному человеку оставшегося было вполне достаточно.
  Спустя пять минут ан-Атлум, пополнив рацион заплечного мешка из шкафов запасливых гномов, вновь вышел на улицу. Не останавливаясь, двинулся вправо последам, чётко видневшимся на вездесущей пыли.
  Насвистывая фривольную мелодию, быстро дошёл до перекрёстка. И замер обескураженно, не в силах сделать очередной шаг. Пыль кончилась. Ровной полосой перебегала граница поперёк улицы. Вот пыль есть, а если сделать один шаг, шажочек, нога ступит уже на чистую мостовую.
  Ректор обернулся. Лучи, падающие с зеркальной системы освещения, весело играли пылинками, поднятыми магом с дороги. Ан-Атлум почесал подбородок, блуждая взглядом по заброшенным каменным домам. Ничего настораживающего или необычного, кроме пыльной границы под ногами.
  "Гуррт. Мастер стихий", - наткнулся на вывеску, висящую на доме прямо перед ним.
  - Ого, целый стихийник! - уважительно прокомментировал увиденное. - А не твоих ли рун это дело? Фирт бы побрал эти ваши руны с бесконечным действием.
  Постоял ещё пару минут, продумывая свои дальнейшие действия. Наконец, решив, что чистота ещё никого не убивала, произнёс на всякий случай формулу заклинания дружеского визита и сделал шаг. Нога мага осторожно ступила на чистую мостовую.
  Ничего не произошло.
  - Фух..., - выдохнул облегчённо. - А теперь-то куда?
  Дорога на перекрёстке раздваивалась. Сеть рыбака по-прежнему не срабатывала, следов прошедшей группы не было.
  Но и стоять на месте было бессмысленно. Каждую минуту его бездействия Дэйв уводил людей всё дальше, и отыскать их будет всё труднее.
  Кинув монетку, свернул направо и быстро, едва сдерживаясь, чтобы не перейти на бег, поспешил по улице. Ведь если хоть каких-либо следов группы не обнаружится, придётся возвращаться.
  - По-о-о-купаем амулеты! - рявкнуло басом откуда-то сбоку.
  Маг подпрыгнул от неожиданности, повернувшись в воздухе на девяносто градусов, словно вёрткая хитрая курушма.
  Из окна на него таращился седобородый гном. Широкий подоконник, приспособленный под прилавок, был завален разнообразными подвесками, кольцами, браслетами и прочей ерундой, которую можно носить с собой не особо привлекая внимание и на которую можно нанести руны.
  - Подхо-о-о-дим, не стесняемся, - надрывался старый гном, завлекая одного единственного потенциального покупателя. Но вдруг сбился, закряхтел, забулькал. - Кхе..., бурль..., крыыкль.
  Кар Гроген недоверчиво огляделся. Город был пуст и, по всем признакам, давно заброшен. И вдруг... Кто он, этот гном? Кому он продаёт свои рунические побрякушки?
  Осторожно, готовый в любую секунду ощетиниться разнообразными магическими заклинаниями, ан-Атлум приблизился к торговцу.
  - Как торговля идёт?
  - Кхе..., бурль..., замечательно! Просто превосходно! Продал сегодня уже три кольца и два ожерелья. Уважаемый, посмотрите на эту брошь..., крыыкль.
  - А... кому продали?
  - Я плату звонкой монетой беру, уважаемый, а не именами..., кхе..., посмотрите на эту брошь..., крыыкль.
  Маг невольно покосился на навяливаемый товар. С эстетической точки зрения брошь была так себе.
  Гном подсветил руны, впечатанные в ювелирку, и ан-Атлум разочарованно выдохнул. От странного продавца в заброшенном несколько веков городе он ожидал чего-то грандиозного, эпохального, а тут... Два защитных заклятия, продолжительностью всего десять секунд и одна боевая молния. И ладно бы защита была в активном ожидании, так нет, её успеть активировать надо. Кто ж на это даст время?
  - Пойду я, мастер, пожалуй, - буркнул ректор, и вдруг, словно кто-то за язык дёрнул, - ... если у тебя нет чего-то по-настоящему стоящего.
  Седовласый гном как-то странно дёрнулся и нырнул под прилавок. Через пару секунд вернулся, заговорщицки зыркнул по сторонам и бухнул об подоконник тяжёлым перстнем.
  - Вижу..., крыыкль..., не местный ты, уважаемый, - торговец снизил голос до шёпота, - потому тебе и предлагаю. Сам бы носил, но Каменный указ издал: "Кто с амулетами древних появится, тому смерть".
  - Жёстко, - поддержал возмущение гнома маг, хоть и не понял, о каких таких "древних" идёт речь. - И что в нём есть?
  Гном, ещё раз метнув взгляд по сторонам, подсветил руны. Маг задумался. Видал он в Вуридире работы мастера стихий. Хвалил, помнится. Но предложи ему сейчас на выбор всю ювелирку того мастера или этот перстень, он бы не задумываясь выбрал последнее. Потому что одним из защитных заклинаний, вплетённых в перстень, было как раз то, которое вполне могло справиться с бушующей огненной вакханалией, изученной им совсем недавно.
  - Сколько хочешь? - поинтересовался равнодушно.
  - Сто гномуров, уважаемый..., да..., кхе..., бурль..., не меньше!
  Кар Гроген сник. Нет, находясь в Маноске, он бы купил этот перстень даже за такую цену, не в деньгах счастье. Но здесь..., во-первых, у него просто не было с собой гномуров, а во-вторых, в гномьем городе его золотые империалы примут вполовину дешевле, нежели в Гамраше. Это значит, нужно сто пятьдесят империалов. Такие суммы с собой даже маги опасались возить. Да и зачем в дороге такие деньги? Это же год можно безбедно жить.
  - Нет с собой такой суммы.
  - Там банк за углом, - махнул рукой гном, указывая направление. - Можешь снять со своего счёта. Если он у тебя есть, конечно.
  Раздумывать было некогда. Маг рванул по улице, но, завернув за угол крайнего дома, почувствовал себя тупой пацлей. Так глупо он никогда не попадался на розыгрыш. Нет, здание банка было на месте, но оно было так же заброшено, как и весь город.
  Ан-Атлум побежал обратно, не надеясь уже застать хитрого торговца и даже предполагая, что стал жертвой какого-то магического миража.
  Седоволосый гном, как ни в чём не бывало, сидел на своём месте, перебирая магические поделки.
  - Какой ещё к фирту банк? - заорал ректор, злясь и на коротышку, и на себя одновременно.
  - Как какой? - искренне удивился гном. - Наш, естественно. Но ты, уважаемый, не переживай, он работает со всеми банками Афики и процент за перевод самый низкий среди банков взымает.
  Торговец говорил всё это на полном серьёзе, недоумевая, что так разозлило покупателя. Это взбесило мага ещё сильнее, потому что очень хотелось заполучить перстень, но вместо реальных предложений слышит от гнома лишь какие-то глупые шутки.
  - Раскрой глаза! - заорал, не в силах сдержаться. - Здесь не работает банк! Здесь никто не работает кроме тебя, потому что никого нет!
  - Как "нет"? Бурль..., хвыч..., - раскудахтлся и забулькал торговец и принялся тыкать пальцем в разные части улицы. - Ты сам раскрой глаза! Вон мастер Хергес свежую выпечку разносчику передаёт, вон мастер Рур катит бочку своего вкуснейшего пива в ресторан у вокзала, вон..., да тут много уважаемых мастеров и гостей города ходит! Да ты никак меня разыгрываешь!
  Кар Гроген невольно посмотрел по сторонам. Пустынный, заброшенный город с обветшалыми, хоть и крепкими ещё домами.
  "Да он же спятил!", - осенило мага внезапно. - "Стыдно, конечно, обманывать убогих, но мне очень нужен этот перстень!"
  - Давай так, - вперился он взглядом в переносицу гнома, - я даю тебе за перстень двадцать империалов и не сообщаю страже, что ты нарушаешь указы Каменного.
  - Нет, - оскалился торговец. - Позовёшь стражу, я скажу, что этот перстень твой, и ты мне его хочешь продать. Кому поверят? Незнакомцу или уважаемому мастеру?
  - Ну, так давай его сюда, раз это мой перстень! Я передумал его тебе продавать! - продолжил искать лазейку в доводах спятившего гнома ан-Атлум.
  - Шишь! - протянул вперёд руку с указанной фигурой коротышка. - Ты сперва стражу позови!
  "Где бы её ещё взять?" - зло скривился ректор.
  - Может, обмен? - предложил, не очень надеясь на успех.
  - Что дашь взамен?
  Ан-Атлум мысленно перебрал свой скарб. Ничего, что по стоимости примерно равнялось перстню каких-то загадочных "древних" не было. Свиток с заклинанием "Знание Нарга" бы подошёл, но... фирта с два он отдаст последний свиток гному! Зато есть его, личное знание, полученное совсем недавно.
  - Могу свиток изготовить, - ректор как мог, описал действие заклинания, изничтожившего всех снежных бросчей.
  - Кто такие эти твои снежные бросчи я не знаю, вроде не водились в наших горах подобные твари, - гном залез пятернёй в седую бороду, в раздумье почесал подбородок, - но заклинание вроде понял. Что-то наподобие огненного шторма, только сильнее.
  Маг кивнул, хоть об огненном шторме слышал впервые.
  - Три свитка мне делаешь, - выдал вердикт торговец.
  - Один, и двадцать имерериалов в придачу. Я тороплюсь, некогда три свитка изготавливать.
  - Ну, если заклинание окажется действительно таким мощным, то посмотрим...
  - Неси пергамент скорее!
  Гном засунул руку под подоконник и выложил перед ректором пергамент с магической заливкой.
  Кар Гроген быстро, по памяти вписал формулу, отдал торговцу. Полез в кошель за деньгами, выгреб, сыпанул на прилавок.
  Коротышка тем временем проверил свиток руной наполнения и заартачился:
  - Не-не-не! Я говорил: "Если заклинание окажется мощным", то подумаю. Не согласен. Требую три свитка!
  Ректор заскрипел зубами. Как переиграть сумасшедшего? "Только по его правилам!" - пришло озарение.
  - Стража! - заорал что есть силы.
  Гном вздрогнул и протянул перстень.
  - Ладно, ладно, бери и помни мою доброту! Кхе..., бурль...
  Маг схватил магический артефакт и кинулся по улице обратно к развилке. Понятно, что Дэйв с группой здесь не проходил, иначе бы они тоже с этим торговцем зависли. Не смогли бы пройти мимо.
  Миновал перекрёсток, добежал до следующего. Глянул по сторонам - куда дальше? И замер. Улицу, уходящую вправо, подметал ещё один гном.
  "Так заброшен ли этот город?" - судорожно заметалась в мозгу мысль.
  Вновь посмотрел на пустые дома, оглянулся. Везде пусто. Решив отложить тайну Первограда на более подходящее время, кинулся на улицу, уходящую влево. Спустя пару минут понял, что не ошибся с выбором - где-то впереди, судя по звеневшей стали, шёл бой.
  Жизнь отучила не разобравшись кидаться во все тяжкие, а потому на очередном перекрёстке сперва осторожно выглянул из-за угла дома.
  Открывшаяся картина поражала своей парадоксальностью.
  - Вот и докричался до стражи, - буркнул чуть слышно от неожиданности.
  Опять коротышки. В заброшенном, покинутом гномами (как они сами утверждают) городе этих самых гномов больше, чем в Маноске. Что происходит?
  С первого взгляда было понятно, что Дейв и компания нарвались на местную стражу. Что они не поделили и кто первый вспыхнул, начав бой, было уже не важно, но рубка шла серьёзная. Один из стражников уже лежал с отрубленной головой.
  Раздумывая, помогать ли путникам, Кар Гроген на секунду отвлёкся. Когда вновь взглянул на сражающихся, его волосы зашевелились. Только что лежащий с отрубленной головой гном поднимался. Вполне себе живой и здоровый, с крепко держащейся головой на плечах.
  Маг мазнул взглядом по месту на мостовой, где только что лежала отрубленная часть тела. Пусто!
  Выпрямившись, коротышка оглядел поле боя и шагнул к одной из сражающихся пар.
  Человек, в чью сторону двинулся оживший стражник, засуетился, а потому не разглядел, что замах, сделанный его противником, ложный. Он отступил всего на шаг, но этого хватило подоспевшей подмоге, чтобы размахнувшись, со всей силы всадить секиру в бок человека. Шансов у последнего не было. Мгновенная смерть.
  Освободившиеся стражники разделились. Один пошёл на помощь к своему коллеге, всё ещё ведущему бой, а второй двинулся к замершим испуганными столбиками людям.
  К смертям взрослых мужиков маг за свою долгую жизнь уже привык, а потому убийство гномами одного из людей его никак не тронуло. Другое дело девушка и ребёнок. Этих надо спасать.
  - Ко мне бегите! - ан-Атлум кинулся из-за угла, суматошно пытаясь надеть на указательный палец недавнюю покупку.
  Троицу не пришлось долго упрашивать. Вирт, видно, сразу узнал характерное морщинистое лицо мага. Девушка, может и не узнала, но выбирая между вооружённым стражником, только лежащим с отрубленной головой, а теперь, как ни в чём не бывало приближающегося с секирой наперевес, и морщинистым незнакомцем, выбор очевиден.
  Коротышка кинулся следом и напоролся на огненный шар мага. Сработала какая-то защита, рунами вбитая в доспех стражника. Магия рассыпалась, не причинив гному вреда, лишь заставив остановиться. Кар Гроген послал следом ещё три огненных шара. Руна защиты не была приспособлена к долгой осаде и погасла. Последнее летящее в стражника заклинание взорвалось огненными искрами и отбросило дымящийся кусок к стене.
  - Борг, беги к нам! - заорал проводник.
  - Мистер маг, помогите ему! - Саула вцепилась в плащ ректора, умоляюще заглядывая в глаза.
  - Как? Что бы я ни сделал, его обязательно зацепит! Ему надо бежать к нам.
  - Борг, скорее!
  Но человек, с трудом отбиваясь от наседающей парочки гномов, даже ответить не имел возможности.
  У стены зашевелился и начал подниматься абсолютно целый и невредимый третий стражник.
  - Да что же здесь происходит? - заскрипел зубами маг.
  Борг отбил замах алебарды одного коротышки, поднырнул под оружие второго и кинулся к друзьям. Ему наперерез шагнул третий стражник, только что невероятным образом оживший и поднявшийся.
  Ан-Атлум кинул ещё один огненный шар. Он был уверен, что этого будет достаточно. Но руна защиты словно тоже ожила, обновилась. Заклинание рассыпалось безобидными искрами, а гном, размахнувшись, метнул алебарду, словно копьё в спину бегущего человека.
  - Не-е-е-т! - Пир рванул к своему дяде, упавшему на колени, но Кар Гроген крепко ухватил его за шиворот.
  Борг хотел что-то сказать, но лишь беззвучно шевелил губами. Через секунду его глаза потухли, и тело завалилось на бок.
  Пир взвыл, вновь попытавшись вырваться.
  Маг не пустил, напряжённо рассматривая приближающихся гномов. Никаких странностей в них не было, обычные бородатые коротышки.
  - Прижмитесь ко мне как можно плотнее. Защитный кокон не очень большой, - приказал обеспокоенно.
  Никто уже не спорил и вопросов не задавал. Даже впавший в какую-то апатию Пир прижался к ноге.
  - Ты! - обвиняюще ткнул пальцем в мага один из гномов. - Ты нарушил... кхрль... гырг... указ Каменного и кхех... хрыгль... будешь уничтожен.
  Коротышки синхронно взмахнули алебардами.
  - Не сегодня, - устало обронил ан-Атлум, активировал защиту перстня древних, и произнёс формулу недавно изученного заклинания.
  Сметая всё на своём пути, во все стороны от сгрудившейся кучки людей рвануло бушующее пламя.
Оценка: 6.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Куст "Поварёшка"(Боевик) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик) А.Завгородняя "Самая Младшая Из Принцесс"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) И.Головань "Десять тысяч стилей"(Уся (Wuxia)) А.Рябиченко "Капитан "Ночной насмешницы""(Боевое фэнтези) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) Д.Сугралинов "Кирка тысячи атрибутов"(ЛитРПГ) Т.Сергей "Эра подземелий 4"(Уся (Wuxia))
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"