Васина Екатерина: другие произведения.

Снежное пламя.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Оценка: 8.13*65  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    ВТОРОЙ РОМАН. ЧЕРНОВИК. Снег и мороз, крутые склоны и адреналин в крови. Все это в свое время покорило Василису. Но это не всегда развлечение. Порой то, что так любишь, может обернуться против тебя.И хорошо если в этот момент рядом окажется тот, кто сможет спасти и вытащить. Это не совсем продолжение Территории, но старые герои несколько раз мелькнут. Большая просьба: я так понимаю, книгу все равно будут забирать в библиотеки. Указывайте ссылку на СИ, пожалуйста.

   Снежное пламя.
  
   Глава 1
  
   Широкая снежная полоса рассекала горную лесистую поверхность на две половинки. По двум ниткам подъемника скользили, слегка покачиваясь, крытые кабинки, развозя всех желающих.
   По склону неслись яркие фигурки. Ближе к концу спуска они замедляли скорость и подъезжали к очереди на подъемник, чтобы снова подняться и совершить спуск.
   А вокруг к синему небу тянулись высокие горы, покрытые заснеженными деревьями. Туристическая база, построенная рядом с большим поселком, казалась небольшим пятнышком среди неприступных гор. Попасть сюда было можно либо на поезде, восемь часов трясясь в холодных вагонах, либо на машине, по крутым горным виражам.
   Вот и она сегодня встала ни свет ни заря. Точнее, ее безжалостно распинали, заставили одеться и запихали в машину. Можно было, конечно, поспать в дороге, но уж слишком красивым оказался зимний пейзаж за окном.
   - Васька, дай паспорт.
   Василиса, она же Васька, вынырнула из дум и обернулась. На нее смотрел, всем своим видом выражая нетерпение, худощавый лысый парень. На узком бледном лице выделялись ярко-зеленые глаза. Родной братец и внешностью, и характером отличался от нее, как дуб отличается от березы.
   - Держи.
   - Взрослая девка, - проворчал парень, ловя брошенный паспорт. - А сама стесняется оформить прокат. Чего встала? Иди сюда.
   - Па-а-аша, - Васька поднялась с длинной скамейки и послушно подошла. - Слушай, а, может, все-таки лучше борд?
   - Может, тебя все-таки спустить с самой крутой трассы? - парировал добрый Паша,. - Не забыла где встречаешься с инструктором?
   - Не забыла, - девушка запихнула длинные рыжевато-каштановые волосы под шлем. Красный горнолыжный костюм с непривычки казался тонким и холодным.
   Зато ботинки, выданные парнишкой, показались Василисе просто гигантскими и неподъемными. Вместе с ними ей выдали горные лыжи веселенькой красно-желтой расцветки.
   - А палки?
   - Без палок обойдешься, - Пашка хлопнул сестру по плечу, отчего та едва присела и поспешил к дверям, крикнув на ходу. - Детей не передави, лыжница.
   Василиса с легкой тоской посмотрела ему вслед. Рядом с братом, пусть и острым на язык, было гораздо спокойнее. Девушка видела через окно, как он подошел к друзьям и все они направились в сторону подъемника. Им хорошо, им весело, а ее взяли только потому, что неделю устраивала дома концерты. И родители в конце концов поставили Пашке условие: либо берет сестру с собой, либо они их на все выходные запирают дома. Тем более, что Павлу пора начинать думать о дипломе. Парень подумал и, скрепя сердце, согласился взять Ваську с собой. Сестра, по идее, не должна была сильно ему мешать в поездке. Но Пашка все равно ворчал. Раньше он отказывался брать ее потому, что считал "мелкой", а теперь волновался, как бы кто к ней не пристал. Семнадцатилетняя Василиса внешностью пошла в маму: невысокая, хрупкая, с пышной копной рыжих волос и темно-серыми глазами на симпатичном, покрытом веснушками лице.
   И вот теперь девушка сидела на скамейке и растерянно вертела в руках ботинок. Ну почему она не спросила у Пашки как их надевать? Васька натянула ботинок на ногу и беспомощно уставилась на кучу странных крючков. Как назло, в помещении больше никого не было, кроме нее и продавца. Кучка японцев, крутившаяся поблизости, ушла минуту назад. Но и они вряд ли чем-то могли помочь: Василиса очень плохо знала английский и совсем не понимала по- японски.
   Понимая, что инструктор уже, скорее всего, ждет, девушка подковыляла к продавцу.
   - Простите, пожалуйста, - вежливо обратилась она к нему. - А не подскажите, что это за крючки и как вообще можно застегнуть ботинки?
   Парень посмотрел на девушку, что-то прикинул в уме и вздохнул.
   - Давайте помогу, - вышел из-за стойки и присел перед Василисой на корточки.
   - Спасибо большое! - Васька вскочила со скамьи...но тут же зашаталась и едва не грохнулась обратно. Ноги не распрямлялись до конца, а подошвы казались какими-то неустойчивыми. Кое-как девушка добрела до дверей и вывалилась на улицу.
   Инструктор ждал возле соседней двери. Им оказался симпатичный кареглазый парнишка в желтом лыжном костюме и в таком же шлеме. У Василисы немедленно родилось сравнение с лимоном и она невольно улыбнулась.
   - Михаил?
   - Да, а вы Василиса Светлова? - парень широко улыбнулся. - Идемте. Палки не взяли? Это хорошо.
   - А почему? - Васька, потерев нос, покалывающий от мороза, покосилась на спутника.
   - Потому что я так понял, вы первый раз встанете на горные лыжи? - Миша дождался кивка и продолжил. - Ну вот, палки вам будут мешать. Вы их расставите в стороны и можете кого-нибудь задеть. Билет на подъемник купили?
   - Купила,- Василиса помахала прицепленным к запястью пластиковым жетоном.
   Они завернули за угол длинного одноэтажного здания. Отсюда открывался вид на детскую трассу. Странно, когда Васька смотрела на нее утром, она казалась совсем пологой. Зато теперь возвышалась как Эльбрус. Девушка мысленно прогнала дрожь из коленок и затопталась.
   - Когда-нибудь на подъемнике была? - Миша кивнул на медленно движущуюся шеренгу странных железных палок. Снизу у каждой был прицеплен металлический блин, слишком маленький, чтобы считаться сидением. Да и не посидишь на таком на морозе, сразу все обледенеет. Васька поежилась и покачала головой.
   - Значит так. Проходишь вертушку, потом хватаешься за этот бугель и просовываешь ее между ног. Только сначала лыжи надень. А как доедешь до середины склона, отпускай и сразу отъезжай в сторону. Поняла?
   Понять то поняла. Но на практике все оказалось несколько сложнее. Сначала не захотели ехать лыжи. То есть, поехать то они поехали, но не туда куда надо. Мише пришлось придержать девушку за воротник и развернуть в нужном направлении.
   Потом Васька пропустила три железных бугеля и рискнула ухватиться только за четвертый. Она немного холодила через перчатки.
   Доехав до середины склона, Василиса честно попыталась отпрыгнуть в сторону. Лыжи разъехались в стороны, и девушка плюхнулась на снег. Тут же оказавшийся рядом Миша помог подняться и проговорил, стараясь не смеяться.
   - Вы еще хорошо для первого раза слезли. Ну, идемте, - он быстро, словно и не на лыжах, стал перемещаться в сторону. Обернулся и спросил. - Что-то не так?
   Васька боялась шевельнуться. Ей казалось, что лыжи моментально придут в движение, и она помчится вниз с горы. Михаилу пришлось минут десять учить Васю как правильно переставлять ноги. Кое-как, враскорячку, тихо попискивая, девушка добралась до тренера и застыла.
   - А теперь поехали!
   - Туда?! - Василиса с ужасом смотрела вниз. Вокруг проносились дети и подростки, внизу копошились люди. Она же всех собьет! Или ее кто-нибудь собьет!
   Только через двадцать минут Михаил уговорил ее встать правильно, то есть прямо и носками лыж друг к другу, а концами в разные стороны.
   Через час Васька поняла, что все это ей нравится. Мороз уже не щипал лицо, адреналин весело плескался в крови и требовал все более острых ощущений. Васька в очередной раз скатилась, бок-о-бок с Михаилом и нетерпеливо поехала к вертушке.
   - Ну как? - парень снял шлем и выяснилось, что он русый, с легкой мелировкой.
   - Нравится!
   - Тогда сейчас скатитесь одна.
   Одна так одна. Васькин страх перед горой уже рассеялся в прозрачном горном воздухе. Да и людей вокруг стало поменьше, так что можно было не беспокоиться, что кого-нибудь протаранит.
   - Буду ждать наверху, - Михаил ободряюще усмехнулся. Василиса сделала глубокий вдох и ухнула вниз.
   Сначала все шло хорошо. Лыжи слушались, скорость была небольшой, и склон впереди радовал пустотой. Ваське казалось, что она просто невероятно крутая, сама едет по горе. Окончательно разохотившись, девушка сдвинула лыжи, резко увеличив скорость.
   Вот тут и началось. Почему-то одна лыжа стала наезжать на другую. Девушка попыталась ее выправить, и почему-то резко взяла вправо. Взмахнула руками, еще сильнее сдвинула лыжи вместе и буквально полетела вниз по склону. При этом повороты стали такими резкими, что Васька только чудом не падала. А увидев перед собой непонятно откуда взявшихся детей, громко завизжала. Михаил, поняв, что дело плохо, рванул вдогонку. Но тут лыжи Васьки окончательно перестали слушаться, зацепились носками друг о друга, и девушка, жалобно крикнув чайкой, полетела на снег. Проехала полметра на животе и замерла, уткнувшись лицом в холодный склон.
   - Василиса, - Михаил затормозил возле девушки, - Вы как?
   Васька медленно подняла лицо и четко проговорила.
   - Ну ее на хрен, эту горнолыжку.
  
  
   Пять лет спустя
  
   Василиса стянула шлем и взглядом опытного разведчика оглядела длинное помещение кафе. Объект поиска обнаружился неподалеку от деревянной стойки, за которой сновала невероятных габаритов женщина в русском народном одеянии. Невероятной красоты молодой человек сидел за длинным столом, уткнувшись носом в нетбук. Возле него дымилась кружка с чем-то горячим, на тарелке виднелись хвостики от яблок. Васька заметила несколько восхищенных взглядов из разных концов помещения, брошенных в сторону красавца. К ним она за четыре года успела привыкнуть и даже почти не психовала. Раз уж связалась с парнем-моделью, то значит надо терпеть некоторые неудобства. К тому же сам Глеб на подобные взгляды реагировал совершенно равнодушно, ну или хорошо притворялся.
   - Давно ждешь? - Василиса поставила лыжи к стене, сама плюхнулась на скамью и едва не замурлыкала от блаженства.
   Глеб закрыл нетбук и улыбнулся.
   - Где-то с полчаса. Тебя по какой трассе носило?
   - По третьей. А ты где был?
   - На пятой и на седьмой. Слушай, там же сегодня вроде кого-то сбили?
   - Ага, как всегда всякие недоучки вылезли на самую крутую трассу и несутся как танки, - Васька переплела густые, отливающие медью волосы в косу и вздохнула. - Жрать хочу как тигра после недельной голодовки, - она заметила огрызки яблок и вздохнула. - Что, опять диета?!
   - Показ через неделю, придется немного поголодать.
   - Да ты и так в прекрасной форме, - Васька говорила чистую правду. Глеб отличался высоким ростом и красивой мужской фигурой, которую без стыда можно демонстрировать на подиуме. К тому же он периодически посещал солярий, отчего кожа имела приятный золотистый оттенок, и тщательно следил за густыми светлыми волосами, достигающих шеи. И на мордашку парень тоже удался на славу: выразительные синие глаза и правильные, несколько аристократичные черты.
   Четыре года назад, когда судьба столкнула Глеба и Ваську в одном из клубов, девушка и представить себе не могла, что обратит на себя внимание такого красавчика. Но факт остается фактом: они встречались уже четыре года.
   - Пойду закажу что-нибудь, - с этими словами Васька подошла к стойке. Кафе было сделано в стиле "типа корчма". То есть вышитые занавесочки, связки лука и чеснока под потолком, куча полочек с горшками и бутылками, какие-то соломенные человечки на стенах и нарочито грубые деревянные столы и лавки.
   Глеб помог Василисе дотащить до стола все, что она набрала. При этом он, конечно, молчал, но весьма неодобрительно косился на тарелки, где дымился борщ, мясо и картошка. К этому всему голодная Васька прибавила чай, два пирожка и пирожное.
   - И нечего хмуриться, - она заметила гримасы любимого. - Ты можешь сидеть на диете сколько угодно, а я хочу есть!
   Судя по выражению лица, парень пребывал в сомнениях, что все вот это влезет в такую хрупкую девушку. Хотя уже знал, что влезет, и еще место останется. Васька обожала поесть, но при этом не толстела.
   - После обеда я еще пару-тройку раз скачусь, - Василиса набросилась на еду. - Фотом фы ф фовой фойдем ф афпапфк.
   - Прожуй сначала, а? - поморщился Глеб.- Пойдем, конечно. Только я больше кататься не буду, подожду тебя здесь.
   Василиса что-то промычала, не отрываясь от еды. Ей было все равно, пойдет Глеб кататься или будет сидеть тут. На горе они все равно были порознь. Парень катался, по его утверждениям, для поддержания формы и здорового цвета лица, а Васька просто развлекалась и балдела. Пять лет назад, пропахав носом детскую трассу, она была уверена, что возненавидит горные лыжи так же, как и беговые. Но нет, почему-то вместо ненависти пришла любовь, да такая сильная, что девушка теперь старалась каждый свободный день выбираться на трассы, либо в городе, либо вот на таких турбазах.
   Пока Василиса ела, Глеб сидел напротив и смотрел на нее умиленным взглядом. На пару девиц, прошедших мимо и одаривших его восхищенными взглядами, он не обратил ни малейшего внимания. Для него существовала только эта рыжеволосая сероглазая девушка в лыжных штанах и теплой водолазке.
   Скрипнула дверь, пропуская в теплое помещение очередную, раскрасневшуюся от мороза и спусков компанию. Парни и девушки, громко переговариваясь заняли один из столов.
   - Васька! - вдруг завизжал кто-то так, что вздрогнули все посетители кафе. Сама Василиса от неожиданности выплюнула чай прямо на Глеба, точнее, на его ярко-синий свитер. Парень ругнулся и потянулся за салфеткой.
   - Прости, - успела вымолвить Васька, после чего была едва не сбита с ног темноволосой смуглой девушкой с прозрачными зелеными глазами и в оранжевом горнолыжном костюме.
   - Алиса?! - на мгновение онемевшая Васька разразилась воинственными воплями почище любого папуаса. Обе девушки повисли друг на друге, и едва не свалились на стол.
   - Вот это встреча, - Алиса перевела взгляд на Глеба, тот ослепительно улыбнулся, привычно ожидая восхищенного взгляда. Увы, зеленоглазая смотрела с легким любопытством, но без малейших признаков влюбленности.
   - Это Глеб, - спохватилась Васька. - А это моя троюродная сестра. Ну мы к ней на свадьбу идем.
   - Приятно познакомится, - фраза прозвучала одновременно, потом Алиса хмыкнула и продолжила. - А я о тебе много от Васьки слышала, правда вот как-то увидеть не получалось. Ладно, мы забежали перекусить и дальше пойдем кататься. А то уже уезжать скоро.
   - Так вы не на все выходные приехали,- огорчилась Васька. Она любила бывать в компании Алисы. Но происходило это редко: сестры жили в разных городах, расположенных довольно далеко друг от друга. Каждый день в гости не поездишь.
   - Дарья хандрит, - объяснила Алиса. - Убедила мужа взять ее с собой, сама на шестом месяце, теперь вот обратно требует везти. Ну ладно, может, на склоне увидимся.
   Девушки еще немного повисели друг на друге и Алиса убежала к своим. Васька видела как она по свойски плюхнулась на колени к высокому плечистому парню с длинными темными волосами, собранными в хвост. Парочка немедленно о чем-то заспорила.
   - Это и есть жених? - поинтересовался Глеб. - Слушай, а они друг друга не поубивают?
   - Нет, - отмахнулась Васька, с любовью глядя на буйную сестричку. - Они всегда такие. Если не спорят, значит спят или едят. У них безумно романтичная история любви. Знаешь как они познакомились? Алиса брызнула ему в лицо из газового баллончика.
   - О да, безумно романтично.
   После обеда, Глеб заявил, что все-таки не будет сидеть в кафе, а вернется в домик, который они снимали, и подождет подругу там. Васька только кивнула, уже охваченная желанием вновь оказаться на склоне.
   Выскочив из кафе, Васька окунулась в радостную суматоху, всегда царившую здесь в выходные. Между многочисленными кафешками, зданием администрации и магазинами сновали люди, приехавшие покататься или просто погулять. Легкий снегопад усилился, и теперь крупные белые хлопья медленно кружились в воздухе.
   Алису и ее компанию Васька на склоне не нашла и слегка огорчилась. Девушка невольно тянулась к ним, чувствуя родственные души. Особенно нравился ей жених сестры, чисто по человечески. Василиса признавалась, что хотела бы такого брата. Пашка уже женился и жил отдельно, без него Ваське иногда было скучно.
   На этот раз девушка решила проехаться по первой трассе. Она отличалась крутым наклоном и извилистостью. Глеб по ней ездить отказывался напрочь, и Ваське тоже не советовал. Девушка не спорила, а просто спокойно делала все по своему.
   Народу стало чуть больше. Васька опустила на нос лыжные очки и ухнула вниз по трассе. И снова ее охватило это нереальное чувство восторга. Когда мимо с большой скоростью проносился пейзаж, а земля улетала из-под ног. Внутри все сжималось и верещало, хотелось взлететь высоко-высоко. На время реальный мир отходил на задний план, оставалось лишь собственное дыхание и шорох снега под лыжами.
   По первой трассе сегодня каталось мало народу. Василиса наслаждалась, делая крутые повороты, легко балансируя и почти хохоча от радости.
   На эту трассу новички старались не соваться, предпочитая пятую, седьмую и девятую трассы, наиболее пологие и спокойные. На первую совались уже матерые лыжники и сноубордисты, любящие экстрим и адреналин в крови.
   Но встречались и дурни, которые решали сразу идти на крутую трассу. Не умея толком ездить и не понимая, что могут хорошо убраться во время спуска.
   Васька даже не поняла откуда он взялся. Вроде пустая трасса, и вдруг выныривает этот придурок в черно-оранжевом костюме и зеркальных очках. Девушка вильнула в сторону, надеясь объехать его, парень почему-то тоже вильнул в ту же сторону.
   Хруст...ругань...а потом земля с небом поменялись местами. А Васька временно выпала из окружающего мира.
  
   - Блин...дебил, мудак недоделанный, тебя какого хрена понесло на эту трассу!
   - Ну Страйк, ну я думал...
   - Твою мать, не думать надо было, а делать, что я говорю. А если ты ему сотряс устроил? Или сломал что-нибудь?
   Василиса поняла, что лежит на снегу, судя по неприятным ощущениям, и над ней кто-то склонился. Значит, ее сбил этот черно-оранжевый идиот и она потеряла сознание. Так, отлично, ей только сотрясения не хватало за неделю до госэкзаменов. Васька повертела головой, та болела, но тошноты и головокружения не было. Хотя, может, потому, что она пока лежит?
   - Теперь придется сидеть и ждать, пока из медпункта придут, - продолжал злиться кто-то невидимый.
   - Ну ты едь, а я подожду.
   - Ага, конечно, а ты тем временем еще что-нибудь придумаешь.
   Василиса почувствовала как с нее осторожно сняли очки, а потом пару раз хлопнули по щекам.
   - Эй, парень, давай-ка приходи в себя.
   Васька открыла глаза и наконец-то увидела кто тут разговаривает.
   Черно-оранжевый придурок оказался симпатичным совсем молоденьким парнишкой с огромными карими глазами. Он сидел на борде, справа от Васьки и перепугано на нее смотрел. Ага, боится.
   Вторым оказался парень совершенно иного типа. Этот, кажется, не боялся ничего. Похоже, это он сейчас щедро надавал ей пощечин, так что у девушки щеки горели.
   - Эй, - этот тип стянул с руки перчатку, помахал перед Васькиным лицом пальцами. - Сколько пальцев?
   - Два, - просипела девушка и откашлялась.
   - Так. Как тебя зовут?
   - Васька,- девушка поправилась. -Василиса Светлова.
   - Оп-па, - тип явно удивился.- Отлично, Костя, ты девчонку сбил. Просто молодец!
   - Да я в порядке,- Васька попыталась сесть, но тут же заорала и снова грохнулась на спину. Ногу прострелила боль.
   - Тихо, тихо, - тип зачем-то наклонился совсем низко. - Где болит?
   У него оказались шальные ярко-зеленые глаза, под одним белел тонкий шрам. Он особенно четко выделялся на сильно загорелом лице с резкими чертами.
   - Нога, блин, - Васька прекратила откровенно пялиться. - Не сломана, но, кажется, вывихнута.
   - Ну супер просто, - парень кинул уничтожающий взгляд на своего виноватого друга. Тот вздохнул и кажется в сотый раз пожалел, что сунулся на эту трассу.
   - Может, не надо врачей? - Васька уже не раз травмировалась во время спусков и научилась относиться к этому философски. - Просто помогите спуститься вниз, а там меня парень заберет. Я ему позвоню сейчас.
   - Дура совсем? Может, у тебя не только нога пострадала.
   - Я не дура, я Васька!
   Тип прекратил сердиться и неожиданно улыбнулся.
   - А я Елисей , а это Костя, мой мелкий братец.
   - Он Страйк, - Костя ткнул пальцем в брата. - Он самый крутой бордист в мире!
   Васька поправила шлем и уточнила.
   - Самый самый крутой?
   - Ага, - кивнул Костя. Сам Страйк молчал, но, судя по довольной роже, необычайно гордился такой характеристикой. Или Василисе это только казалось?
   - Кстати, - девушка кое-что вспомнила. - Я не поняла, я тут что, единственная пострадавшая?
   - Я только задницей крепко приложился,- признался Костя.
   - Если уж рассуждать по честному, - вмешался Елисей. - То в случившемся виновата ты, - он увидел округлившиеся глаза девушки и пояснил. - Белый кодекс, ты ведь знаешь его?
   - Ну знаю,- отозвалась девушка неохотно. - Если уж по кодексу, то твой братец нарушил целых два правила: шестое и седьмое. Во-первых, прежде чем начать движение по размеченной трассе, надо посмотреть вверх и вниз по склону, чтобы убедиться, что вы не создаете никому помех. Я правильно цитирую? И еще, Останавливаться всегда лучше на обочине трассы. Но там где узко, и где видимость ограничена - лучше не останавливаться вообще. Если уж вам довелось разложиться в таком месте, постарайтесь поскорее освободить склон. Ну, я не права? А Костя выскочил из непросматриваемой зоны, буквально у меня перед носом.
   - Понимаю, но в правиле номер три говорится, что так же, как и на дороге, за рулем, виноват тот, кто сзади.
   - Что за белый кодекс? - поинтересовался Костя,за что заработал мрачный взгляд зеленых глаз и рявкание.
   - А ты заткнись, будешь его наизусть учить, балбес.
   Когда медработники появились возле пострадавшей, то застали дивную картинку. Парнишка в черно-оранжевом костюме тоскливо слушал как препирались двое: лежащая девица и высокий парень в красно-желтом костюме, сидевший на алом сноуборде.
   - Может, ты и прав, но пострадала то я!
   - Мой брат тоже, знаешь ли, легким испугом не отделался!
   - Ага, обделался! Подумаешь, синяк на заднице. А у меня, может, нога вывихнута. Это все, месяц из сезона долой.
   -Ничего, дома посидишь, тоже полезно бывает.
   - Ты лучше ему скажи, чтобы кодекс учил, может, перестанет перед носом выскакивать!
   - Эй, молодые люди, - окликнул врач. Спорщики замолчали. - Девушка, вы пострадавшая?
   Васька кивнула. Ее быстро осмотрели и перенесли на странную смесь носилок и санок.
   - Эй, - девушка вертела головой. - Лыжи где мои?
   Лыжи стояли на некотором отдалении, обозначая место травмы: одна наверху склона, другая - чуть ниже.
   - Девушка, успокойтесь. Ваш друг вам их потом передаст.
   Василиса открыла рот, чтобы сообщить, что Елисей никакой ей не друг, она его в первый раз видит и вообще он ее оскорбил. Но парень ее опередил.
   - Я спущусь и дождусь вас внизу. Лыжи забираю, - с этими словами он вскочил на борд и вскоре скрылся за поворотом. Словно блеснуло пламя и тут же исчезло.
   Васька покачала головой и позвонила Глебу.
   - Ты где? - судя по сонному голосу, парень только проснулся. Правда, дальнейшее сообщение выбили из его головы остатки сна.
   - Глеб, я тут немного повредилась, - Васька старалась говорить спокойно. - Меня сейчас оттащат в медпункт.
   - Оттащат?! Ты что, ходить не можешь?!
   - Все нормально, просто немного с ногой проблемы.
   - Василиса, я сейчас же приду, - слышно было как что-то загрохотало, то Глеб с кровати свалился то ли уронил что-то. - Не двигайся!
   - Ага, - Васька убрала мобильник и проворчала. - Неужели он думает, что я покалеченной ногой буду румбу танцевать?
   Мимо периодически проносились лыжники и бордисты. Медперсоналом на склоне никого не удивишь.
   Елисей, известный в кругах фрирайдеров***, как Страйк, еще издали заметил ошивающегося возле медпункта парня. Тот не просто ошивался, а словно заведенный нарезал круги возле дверей, то и дело оглядываясь на склон. Подумав немного, Елисей пришел к выводу, что скорее всего этот смазливый красавчик имеет какое-то отношение к рыжеволосой Василисе.
   - Эй,- он подошел ближе. - Слушай, ты некую Василису не знаешь? Такая мелкая и рыжая.
   Глеб замер. Несколько секунд ему хватило, чтобы увидеть знакомые лыжи в руках незнакомого парня и сопоставить их с заданным вопросом.
   - Где она?! - он вырвал лыжи из рук Елисея и швырнул их на снег. Будь Васька тут, она бы всыпала ненаглядному за такое пренебрежительное отношение к ее вещам.
   - Ее везут, - вежливо сообщил Елисей. Глеб почему-то побледнел и стал наступать на парня.
   - Это ты ее сбил, да? Знаешь, что я с тобой сделаю, если выяснится, что ей плохо?
   Елисей с интересом, не выпуская борд из рук, посмотрел на приближающегося Глеба. Несмотря на высокий рост, Васькин парень все равно не дотягивал до бордиста.
   - Ну и что же ты со мной сделаешь?
   Тут Глеб замер и понял, что сделать он как раз ничего и не сможет. Нет, можно было, конечно, попытаться вломить этому типу. Но тут парень вспомнил, что скоро у него показ, а там за синяки по голове не погладят.
   - Я на тебя в суд подам, - он на всякий случай отошел на два шага.
   - Вау! - насмешливо произнес Елисей, делая пометочку, что этот парень ему не нравится. - С каких пор в качестве благодарности за помощь подают в суд?
   - Так ты ее не сбивал.
   - Нет, не сбивал. А наоборот оказал первую помощь и вызвал помощь. Твоя девушка в порядке, скоро будет здесь. Еще вопросы есть?
   - Э...нет. Извини тогда.
   - Да ладно, бывает, - Елисей кивнул на Васькины лыжи. - Проверь их, может, треснули.
   Глеб не стал говорить, что в этих вещах он разбирается как козел в бананах, а просто кивнул и отошел в сторону. Так они оба и стояли по разные стороны и изредка смотрели на склон. И одновременно кинулись к лежавшей на носилках Василисе.
   - Ну что, хуже не стало?
   - Котенок, ты как?! Кто это сделал?
   Костя поспешил спрятаться за брата, а один из медработников пробасил.
   - Парни, да в порядке ваша девушка. Сейчас врач ногу осмотрит, и домой отправим.
   - Это не мои парни, - отозвалась Васька, лежавшая на носилках как восточная царица. - То есть вот это мой парень, а этого я толком не знаю.
   - Ну это уж вы сами разбирайтесь, - спасатели потащили Ваську в медпункт. - Кто тут парень, кто не парень. Может, у вас семья шведская. Сейчас чего только не придумают.
   - Страйк не согласится на шведскую, - сказал Костя, продолжая прятаться за брата. - Он собственник.
   - Да мы все собственники, парень, - с этими словами процессия скрылась в медпункте.
   - Пошли, - Елисей с помощью подзатыльника придал брату ускорение. - Будешь у меня кодекс наизусть учить и на трассу выходить только с моего разрешения.
   - Она же виновата!
   - Ты тоже накосячил.
   - Я, между прочим, тоже приложился хорошо, - Костя почесал то место, на котором сидят и вдруг спросил. - А она красивая, правда?
   - Правда, правда, - отозвался старший брат. - Красивая, даже слишком. Но ты для нее маловат.
   - Зато ты в самый раз.
   Елисей наградил его еще одним подзатыльником.
   - Гормоны разыгрались? Сводником решил поработать? Марш в домик.
  
   У Василисы оказался не вывих, а легкое растяжение. Врач посоветовал две недели воздержаться от физических нагрузок и отпустил девушку.
   В домике Василиса плюхнулась на кровать и блаженно вздохнула.
   - Ладно, две недели это недолго. Заодно и к экзаменам подготовлюсь. Все что ни делается все к лучшему. Гле-е-е-еб!
   Парень заглянул в комнату.
   - Чего? Я в душ хочу.
   - Помоги штаны снять, а то мне ногой шевелить больно.
   Глеб возился минут десять, пока снял с девушки лыжные штаны и термобелье.
   - Все, - проворковала Васька, заворачиваясь в одеяло. - Мне тут прописали сегодня валяться, так что топай в свой душ. Потом отнесешь туда меня, не хочу наступать на ногу.
   Просто так лежать было скучно. Василиса с детства была очень подвижным созданием. Иногда это оборачивалось катастрофами локальных масштабов. Так, например, в пятилетнем возрасте она наблюдала за тем как жившая с ними бабушка мыла полы. И заметила, что стул поставили на стол. Пришедшая в восторг от такого сооружения, Васька вскарабкалась на самый верх и запрыгала, изображая всадника на коне. Увы, "конь" не выдержал и пал через две минуты, то есть, просто развалился. А Васька наполовину залетела под огромный шкаф на гнутых ножках. На рев прибежали родители, и вытащили ее, не пострадавшую, но злую и напуганную.
   Когда Васька выросла, то производить разрушений стала меньше, зато теперь они отличались большим размахом. В университете ее часто называли БМР - Боевая Машина Разрушений. За пять лет учебы девушка умудрилась сломать все, что было можно и теоретически невозможно. Нельзя сказать, что подобное происходило каждый день. Скорее, носило периодический характер. Васька могла почти целый год не вредить обществу, а потом вдруг все начинало валиться из рук.
   Вот и сейчас, Василиса, повертевшись на кровати, решила хоть как-то себя развлечь. По телевизору шла какая-то муть, книги она не взяла, играть на телефоне не любила. Нога продолжала стрелять болью от малейшего движения, поэтому Васька все-таки вставать не решилась. Дотянулась до нетбука и решила полазить в нем, пока Глеб плескался в душе.
   Парень не ставил на него пароль, считая, что секретов друг от друга быть не должно. Да и что прятать то? Свои фотографии? Или курсовые?
   Василиса полазила немного по папкам с фотографиями с показов. Но ее это быстро утомило. Глеб на них был, конечно, красивый, но чужой, холодный. Стилисты и фотографы создали ему образ "ледяного принца", пользующийся довольно большой популярностью. А вот Ваське не нравился, но она молчала. В конце концов, ей то какая печаль в каком амплуа выступает парень? Главное, что голышом не бегает и то хорошо.
   - Ой, какой ты тут холодный, - девушка покачала головой. На фотографии, смотревшей на нее с экрана, Глеб стоял посреди ледяного царства, одетый во что-то белоснежно-серебристое. Совершенно-прекрасный, холодный и неприступный.
   - Так, давай мы поддадим жару, - Васька открыла фотошоп и перенесла туда фотографию. - Бледный ты у нас...давай мы тебя в солярий поместим. А теперь улыбочку и...ага, ты сильно удивлен, сейчас глазки сделаем как надо.
   На воображение Василиса не жаловалась, и с фотошопом обращалась пусть и не как профессионал, но все же неплохо. Поэтому скоро "ледяной принц" стал напоминать сильно подкопченного поросенка с улыбкой акулы и вытаращенными на пол-лица глазами. Девушка в полном восторге покаталась по кровати, зажимая себе рот руками, чтобы не ржать слишком громко.
   - Ты чего тут гогочешь? - Глеб, в одном полотенце вокруг бедер, зашел в комнату. - Так...опять в нетбук полезла? Что на этот раз? Нарисовала мне на носу бородавку?
   Спустя несколько секунд, оценив творческий талант своей девушки, Глеб хмыкнул и забрал нетбук со словами.
   - Не любишь ты меня.
   - Очень даже люблю,- Васька прекратила ржать и подтянулась повыше на подушки. - Эй...ты куда одеваешься?
   - Мы возвращаемся домой, часа через три, - отозвался Глеб. - Тебе кататься нельзя, я в принципе уже не особо хочу, так что не вижу смысла тут оставаться.
   Василиса растерялась. Нет, рассуждения Глеба были логичными, делать им здесь уже нечего, раз случилась такая травма. Но ведь - тут взгляд девушки скользнул за окно - она так любила эту природу. Приезжая сюда, Васька расцветала и почти жила на улице, вползая домой только поспать. Это Глеб постоянно мерз и все боялся обветрить кожу, а девушка никогда не волновалась на этот счет. Обветриться - кремом намажет, да и вообще, зачем снижать удовольствие от катания такими мелочами.
   - Вы с Глебом ролями поменялись, - иногда вздыхала Васькина мама. - Ну ты же иногда нормальная девушка, а иногда пацанка. Не боишься, что он у себя там на красавиц насмотрится и тебя оставит?
   Василиса пожимала плечами. Да, в модельном агентстве сновали дивы, но Глеб то был с ней, правильно? Четыре года что-то да значат. Глеб о девушках-моделях отзывался тепло, но без особого восхищения. Василиса не видела причин подозревать его в чем-то. Она в принципе ни разу не замечала за собой ревности. Глеб ей и понравился то не сразу. Сначала девушка решила, что он манерный и слащавый пижон, потом, к своему стыду, поняла, что ошиблась. Ну да, Глеб следил за собой почти с маниакальным пристрастием, но это было неотъемлемой частью модельной жизни. К тому же он много читал, увлекался фольклором, учился на заочном на переводчика-референта. В отличие от Васьки, которая грызла гранит науки на дневном отделении технического университета.
   Васька вспоминала историю знакомства, сидя в машине и засунув в уши плеер. На проносившийся за окном пейзаж смотреть не хотелось, так как появлялось желание выскочить на полном ходу и побежать на склон. А нога все еще болела.
   - Василис, - Глебу пришлось как следует рявкнуть, чтобы Васька его услышала. Она открыла глаза и огляделась: машина уже подъезжала к городу.
   - Тебе не кажется, что что-то в моторе стучит? - парень забавно прислушивался, чуть наклонив голову к плечу. Василиса вытащила наушники и тоже послушала.
   - Останови машину.
   Глеб послушался. Потом вытащил Василису из машины и посадил на снег. Там уже девушка ловко заползла под капот и принялась с интересом принюхиваться. Глеб пританцовывал рядом, засунув руки в модные светлые джинсы и подняв воротник короткой куртки. Красиво, конечно, и за рулем удобно, но вот стоять на ветру в таком наряде не очень приятно.
   - Вась, ну что там?- он наклонился пониже, порыв ледяного ветра щедро бросил на волосы и в лицо снежную пыль.
   - Не гунди, - девушка подрыгала здоровой ногой, торчащей из-под машины. - Вытаскивай меня!
   Парень вытащил ее, со всеми предосторожностями усадил в машину и включил на полную мощность печку.
   - Поехали, - Васька сняла шапку и протянула руки поближе к теплым воздушным струям. - Ничего там страшного нет, завтра машинку в сервис загонишь. Там прогар прокладки выпускного коллектора случился.
   Глеб почувствовал себя первоклассником, которому учитель велел решить задачу по высшей математике.
   - А как ты это определила?
   - Как, как, подкапотное пространство обнюхала как собачка, - Васька вытащила из бардачка влажные салфетки. - Блин, ведь совсем недолго под машиной пробыла, а уже все руки испачкались. Короче, расслабься, мотор у тебя исправен.
   - Чтобы я без тебя делал.
   - Как что, паниковал бы.
   Откинувшись на сидение, Васька довольно улыбнулась. Приятно чувствовать, что можешь сделать что-то, что не может твой парень.
   Хотя, если честно, иногда охота почувствовать себя просто девушкой, которая понятия не имеет о том, исправен мотор или нет.
  
   Глава 2.
  
   Госэкзамены подкрались так же тихо как опытный разведчик. Казалось, еще вчера до них было так далеко как до Канар, а сегодня они уже отплясывали джигитовку на самом носу.
   Нервы у Василисы тоже плясали. Она уже тихо порадовалась, что травма с ней приключилась так вовремя. Эти две недели девушка, вынужденная сидеть дома, волей неволей выучила все билеты и написала кучу шпаргалок. При этом она прекрасно знала, что ими не воспользуется. Девушка казалось, что моментально проваливаться от стыда, если ее застукают, списывающей со шпаргалки. Так что делала она их, во-первых, для успокоения нервов, во-вторых, таким образом в мозгах закреплялся выученный материал.
   Пора сессии в семье Светловых вообще проходила весело. Пашка, пока не женился и не съехал от родителей, называл это время "наш дом - дурдом". И наслаждался каждый вечер импровизированным концертом. В главной роли выступала Василиса, бегающая по дому и завывающая "Я не сдам этот экзамен, и меня выгонят". При этом рыжие волосы девушки торчали во все стороны, глаза напоминали два блюдца, а из рук падали исписанные листы.
   - Вася, успокойся, - проговорил папа - Константин Алексеевич - когда дочь на нервах уронила на него три тетради с лекциями. Несколько листов искупались в чае.
   Мама - Евгения Станиславовна - на подобные выкрутасы дочери также реагировала спокойно. Она работала преподавателем в одном из университетов города, учила студентов английскому языку. Подобные истерики она видела не только дома, но частенько и на работе.
   - Надо же, - восхищался братец. - Собственная дурка прямо в соседней комнате.
   Василисе в эти дни было плевать, что про нее говорят. Сдав экзамены, она моментально преображалась, паника исчезала без следа, и девушка снова становилась сама собой.
   Накануне госэкзаменов все в доме лишились покоя. Васька не могла бегать по комнатам, будучи травмированной, зато с лихвой компенсировала это дело горестными завываниями, лежа на кровати. Соседи уже спрашивали у Евгении Станиславовны - не завели ли они себе какое-то экзотическое животное? Паша, когда пришел в гости, украдкой записал эти звуки на мобильный. Потом поставил на сигнал.
   - Вася, - в комнату заглянул отец. Девушка подняла взгляд от разбросанных по кровати листов. Вместе с ними тут же лежали обертки из-под конфет, огрызки яблок, карандаши и почему-то три носка разного цвета. Сама Василиса в штанах и балахонистом свитере выглядела крайне несчастной.
   - Папа, я не сдам госник.
   - Да, да, конечно. Вася, не забудь сразу после экзаменов зайти туда, где будешь проходить дипломную практику. Я сегодня договорился. Подойдешь в отдел кадров и скажешь, что тебе нужно в монтажно-технологический отдел, к Ольге Викторовне. Тебе там выдадут временный пропуск.
   - Ага, - темно-серые глаза дочери смотрели куда-то сквозь любимого папочку.
   - Вася!
   - Я слышу! Просто у меня завтра экзамен, и я его не сдам.
   - Ладно, когда не сдашь, то позвони и скажи какая оценка.
   Василиса со стоном уткнулась в бумаги и простонала. Все же она правильно делала, что в такие дни старалась пореже видеться с Глебом. Он один раз пришел неожиданно в гости и увидел, как по прихожей из спальни на кухню пронеслось нечто рыжеволосое, лохматое и воющее "Я не сда-а-а-а-а-ам сопромат". Опешившему парню понадобилось несколько секунд, чтобы узнать в этом чудовище свою любимую девушку.
   С тех пор во время сессии Васька сводила количество свиданий к минимуму. К счастью, зачеты и большую часть экзаменов она все же получала автоматом.
   Как ни психовала Васька, как ни ломала указки на консультациях, но экзамен она сдала. И снова интересное дело: едва выбрав билет, девушка переставала паниковать, а моментально вспоминала все, что учила. Так вышло и на этот раз. Повизжав вместе с остальными одногруппниками, Василиса убежала за угол здания и ухватилась за мобильник. Несмотря на то, что на улице стоял морозец, девушке было жарко.
   Сначала она позвонила Глебу.
   - Я сдала! - удивительно, что парень не оглох от визга.
   - Я рад, - было слышно как на заднем фоне кто-то ругался, что-то гремело. - Ты на съемках?
   - Да, у нас пробы. Слушай, ну тогда мы сегодня увидимся?
   - Не знаю, - честно сказала девушка. - Я, наверное, к брату поеду. Аленку давно не видела. Может, я к тебе на ночь прискачу?
   - Прискачи, - разрешил парень. - Ладно, котя, меня тут сейчас убьют, до встречи.
   - Васька, - послышался вопль кого-то из одногруппников. - В кафе отмечать идешь?
   Девушка выглянула из-за угла и покачала головой. За пять лет учебы, она так толком и не смогла сблизиться с группой. Ну да, болтали на переменах, списывали друг у друга, помогали со шпаргалками, но вне университета особо не встречались. У Василисы была своя компания, еще со школы, с которой она и предпочитала проводить время. Ну или с друзьями брата. Тот, кстати, меньше ворчал по этому поводу, когда девушка подросла и закончила школу. С ними было привычно и весело, да и интересы совпадали. С ними Васька со спокойной душой ездила куда угодно, зная, что ничего не случится.
   Так получилось, что друзей у нее оказалось гораздо больше чем подруг. Почему- то с девушками Василиса плохо находила общий язык. Алена и Дина - с ними Васька общалась больше всего. С Аленкой они учились с первого класса, а с Диной она познакомилась при поступлении в университет. Высокая худая девушка с длинными прямыми волосами иссиня-черного цвета и раскосыми глазами, сначала не понравилась Ваське. Но, поговорив буквально пару минут, они как-то незаметно подружились. Дина, кстати, не поступила в первый год. Поэтому сейчас училась на четвертом курсе и готовилась к сессии, так у нее называлось ежедневное посещение всех городских клубов. Периодически она пыталась вытащить туда Ваську, но девушка поддавалась лишь в двух случаях: если у Дины был день рождения или поход в клуб выпадал на Хэллоуин.
   А вот с Аленой вышло очень интересно. Пашка как-то не обращал внимания на подруг сестры. Бегают и ладно, главное, чтобы под ноги не попадались. Так было до тех пор, пока однажды летом он не уехал на последнюю университетскую практику куда - то в Сибирь. Благополучно проведя там почти все лето, Павел вернулся и как-то обнаружил дома, в компании сестры, очаровательное создание. Он Алену видел и раньше, но как-то не обращал внимания, проводя время со своими ровесницами. А тут вдруг обнаружил, что у сестры, оказывается, очень милая большеглазая подружка с короткими, топорщащимися темными волосами. Уговорами, угрозами и обещаниями, Пашка выпросила у Василисы телефон Алены. Все, его судьба была решена. Через год сыграли свадьбу, где жених щеголял в картинно-рваных джинсах, а у невесты на спине нежно-сиреневого платья красовалась надпись "Лучшая в мире жена". Алиса тогда долго смотрела на платье невесты, потом перевела задумчивый взгляд на Фрика, после чего долго ухмылялась. Парень заподозрил, что его подруга решила перещеголять по эксцентричности свадьбу троюродного брата.
   И теперь радостная Василиса, вновь ощутившая как прекрасен мир, ехала к Пашке. Такая сестринская любовь объяснялась просто: накануне он пообещал, что если Васька сдаст госэкзамен, то он сделает ей такой подарок, от которого она "просто описается". Посоветовав в таком случае поздравлять ее в туалете, девушка на время забыла о разговоре. Теперь вот вспомнила.
   В маршрутке почему-то было очень холодно, словно водитель решил устроить всех криопроцедуры. Притопывая ногами в красивых сапожках на высоких каблуках, Василиса спрятала нос в рыжем меху шубки и пожалела, что не надела пуховик и лыжные штаны. Но госэкзамены подразумевали если не деловой наряд, то хотя бы просто приличный. А лыжные штаны хороши на склоне и на прогулке, но никак не на экзамене. Вот и пришлось Василисе с утра влезать в новый, красивый, но дико неудобный брючный костюм из плотного материала цвета кофе с молоком. Да еще надеть белую блузку и стянуть густые волосы в плотный узел на затылке.
   - Красавица, - одобрительно заметила мама, глядя, как дочь вертится перед зеркалом. - Всегда бы так одевалась, а то порой от парня не отличить.
   От остановки до Пашкиного дома, Васька неслась как перепуганная газель от охотников. Брат выбрал дом далеко, стоявший далеко от дороги. При этом Васька подозревала, что сделал он это исключительно из вредности. Добираться до него пешком было то еще испытание.
   Пятиэтажный кирпичный дом мелькнул между серыми девятиэтажками, когда девушка уже почти почувствовала себя Снегурочкой. Подковывляв к дверям, Василиса практически ввалилась внутрь подъезда и блаженно застонала, ощутив, как ее окутывает тепло. Дальше она продвигалась значительно бодрее.
   - Васечка! - едва открыв дверь, Алена кинулась подруге на шею.
   - Привет, несчастная супружница моего брата, - Василиса отстранилась от подруги. - Как дела?
   Алена подмигнула. В клетчатом домашнем костюме, с банданкой на волосах, она выглядела необычайно уютно. Волосы немного отросли, и девушка стягивала их в низкий хвост.
   - Это ты, мелкая? - донесся из глубины квартиры голос паши. - Заходи давай сюда!
   - Вот поганец, - прошептала Алена, забирая у подруги шубу и вешая ее в шкаф. - Хоть бы вышел. Пошли в зал, к нему там какой-то знакомый пришел. Слушай, тебе эта прическа идет, ты прямо такая элегантная.
   - Спасибо, - Васька не удержалась и глянула в зеркало, напротив входа. Строгая прическа подчеркнула правильные черты лица и увеличила темно-серые глаза. Ну да, неплохо.
   - Вы ремонт когда-нибудь закончите? - вопрос был не праздный. Сразу после свадьбы Пашка затеял ремонт, который очень быстро перетек в хроническое состояние. Квадратную прихожую парень успел отремонтировать, наклеив обои, постелив ламинат и поставив шкаф-купе. На кухне тоже оборудовал все как мог, так как Алена сообщила, что не будет готовить по соседству с рулонами обоев и банками с краской. А вот спальня и зал до сих пор щеголяли старым линолиумом и голыми лампочками. Из мебели в спальне пока красовалась огромная кровать, а в зале - старый, притащенный с дачи диван, новенькая дорогая стенка черного цвета и крохотный телевизор. Причем раньше в зале стоял страшный скрипучий шкаф, непонятно откуда появившийся. Алена боялась подходить к нему, так как однажды сверху ей на голову упал сушеный таракан. На все просьбы выкинуть этот скрипучий кошмар, Пашка отмахивался и говорил, что пока некогда. Тогда Алена позвонила Ваське. Вдвоем девушки просто по частям разобрали шкаф. Обалдевший парень, вернувшись домой, увидел всю одежду на диване, а на полу кучу досок. Пришлось покупать новую стенку. В общем, Павел со крипом, но поддавался дрессировке.
   - Всем привет, - Василиса с любопытством заглянула в зал. Брат помахал рукой, не переставая разговаривать. Его собеседник, в черных джинсах и кожаном пиджаке, стоял спиной к двери, Васька отметила высокий рост и широкий размах плеч. Черные волосы незнакомца спадали прядями на шею и уши.
   - Привет, мелкая, ну что, получила свою двойку?
   Незнакомый парень обернулся, на узком загорелом лице сверкнули знакомые зеленые глаза. Василиса ойкнула и, непочтительно ткнув в него пальцем, сказала.
   - Это ты?
   Елисей с вежливым недоумением разглядывал невысокую рыжеволосую девушку и пытался понять, где он ее видел. Потом вспомнил.
   - Теперь ты на пацана не похожа.
   - Вы где успели познакомится? - в голосе Павла прозвучала едва заметная братская ревность. Он по-прежнему оберегал сестру от своих друзей.
   Только вот этого зеленоглазого типа Васька раньше ни разу не встречала рядом с Пашкой. За прошедшие две недели его лицо благополучно стерлось из памяти. Но теперь вот, как оказалось, восстановилось весьма живенько.
   - Он меня спас.
   - Я ее спас.
   - Уверен? - с иронией уточнил Пашка. - Ты ее спас или людей от нее?
   - Ты что мне там подарить хотел? - перебила его Василиса, косясь на улыбающегося Елисея. Она в очередной раз убедилась, как тесен мир.
   - Я тут подумал, - Пашка подходил к сути не спеша, со вкусом. - Да ты присядь.
   - Спасибо, у меня попа уже устала сидеть.
   - Как хочешь, я предупредил. Короче, мелкая, я решил побыть добрым старшим братом и Дед Морозом в одном лице. Мы через две недели собираемся в большие горы, - тут парень назвал место, при одном упоминании которого у Василисы потекли слюнки. - А это организатор поездки и мой бывший одноклассник.
   Васька хмыкнула, но промолчала. Ее двадцатисемилетний братец несколько раз оставался на второй год, поэтому она даже не стала уточнять, в каком именно классе эти двое учились вместе.
   - Ну а я здесь при чем?
   - При том. В честь сдачи госэкзаменов едешь с нами. Дорогу и проживание я, как старший брат, так и быть, оплачу. На остальное, думаю, предки спонсируют.
   Василиса онемела. Она ждала чего угодно, вплоть до розыгрыша. Но уж точно не такого подарка.
   Пока девушка стояла и сияла как рождественская елка, Елисей, напротив, помрачнел и покачал головой. Но Васька этого не заметила, а Пашка не обратил внимания. До тех пор, пока Елисей вежливо не попросил.
   - Василиса, мы поговорить хотим.
   Девушка отмерла и с боевым воплем кинулась брату на шею. Несмотря на свои габариты, Пашка еле удержал бешеный рыжий вихрь.
   - Мелкая, уймись и слезь с меня, - он поморщился от звучного чмокания в щеку. - И слюни свои подбери. Иди на кухню, к Аленке, мы обговорим поездку.
   - Так и я обговорю, - Васька отпустила брата, который за ворчанием пытался скрыть к ней нежность. - Пашенька, ты самый лучший...хоть ты и язва.
   - Это ты язва. Иди отсюда, тут мужской разговор.
   Обиженно вздохнув, Василиса все-таки вышла из комнаты и даже закрыла за собой дверь. Она правда не собиралась подслушивать, решив, что парни просто хотят уточнить между собой какие-то детали поездки. Но примерзла к полу, едва услышала приглушенный голос Елисея.
   - Ты совсем обалдел?
   Вася так и осталась стоять в странной позе, боясь пошевелиться. Дверь она закрыла неплотно, и голоса собеседников можно было расслышать при должном внимании.
   - А в чем дело?
   - Оно тебе надо? - в голосе Елисея явно звучало недовольство. - Мы собирались ехать отдохнуть и оторваться, а не сидеть в няньках у девчонок.
   - При чем здесь няньки? Васька самостоятельная девка.
   - Паш, мозг включи, а. Мы всегда ездим мужской компанией. А тут ты заявляешь, что берешь жену, а теперь, оказывается, и сестру. Одна будет маяться дурью, так как не катается, а другая ни разу не была в больших горах. И первое время тебе придется присматривать за ней. На хер нам такой геморрой?
   - Аленка сказала, что не будет скучать, а просто погуляет по окрестностям, отдохнет. Она госники сдала на днях. А Васька быстро адаптируется.
   - Ты не понимаешь, - простонал Елисей. - В такой поездке они будут балластом. Эти капризы, требования, они постоянно в поездках требуют к себе внимания.
   - Ты охренел? Я ей только что сказал, что она едет, а теперь сказать, что нет?
   Васька за дверью была полностью согласна с возмущавшимся братом. Чего этот Елисей взъерепенился? Девушка, до этих пор не знавшая как относится к приятелю Пашки, решила, что он ей не нравится. Но интересно, что брат ему ответит? Может, просто даст в морду?
   - Вась? - из кухни вышла Алена. Девушка, испугавшись, что подруга невольно выдаст ее, прижала палец к губам. За дверью подозрительно притихли и, кажется, стали прислушиваться, что творится в коридоре. Пришлось хватать Алену за руку и спешно отступать на кухню. И вовремя - дверь в зал приоткрылась, Пашка осмотрел пустой коридор и снова закрыл дверь.
   - Вот гаденыш! - прошипела Василиса, начиная бегать по кухне.
   - Я тоже его иногда так называю. Не мельтеши, пожалуйста, я уже чуть блин не уронила, - она кинула поджаристый кусок текста на тарелку. Вася кивнула и продолжила бегать уже вдоль окна.
   - Да я не про Пашку, а про этого королевича Елисея. Хотя какой он королевич, - Василиса остановилась и рявкнула. - Пингвин латентный!
   - Кто? - поперхнулась Алена.
   - Урод он, - пояснила Васька. - Он сейчас уговаривает твоего муженька не брать нас с собой.
   - Как?! - Алена все-таки уронила очередной блин, нагнулась подобрать и проговорила. -Ой, а я так радовалась, что мы с тобой там вместе будем. Слушай, ведь Елисей организатор, он запросто может заставить Пашку отказаться.
   Подруги переглянулись и, не сговариваясь, побежали в комнату, где находились спорщики.
   Парни обернулись, когда дверь распахнулась, и в комнату вбежали девушки, злые и возмущенные. При этом Алена размахивала лопаточкой, которой снимала со сковородки блины.
   - Что, есть пора? - Пашка заподозрил неладное. А Елисей это подозрение озвучил.
   - Думаю, кое-кто подслушал наш разговор и теперь пришел возмущаться, - зеленые глаза откровенно смеялась.
   - Да! - сказала Васька. - Уж не знаю, чем тебе не угодили женщины, но вот ни я, ни Алена никогда не хнычем, ясно? И я вообще не понимаю, откуда такие мысли. Много девушек ездит в большие горы, и вроде никто не жаловался.
   - Согласен. Но я набираю только мужские компании.
   - Это нечестно!
   - Страйк, давай сделаем исключение. Ну ты что, хочешь огорчить девчонок?
   - По-моему, - заметил Елисей. - Они сами могут огорчить кого угодно. Паш, ты дебилоид, ты сам будешь нянчиться с ними. Я лично и пальцем не пошевелю, понял?
   - Да знаю я, - отмахнулся парень.
   - Тебя никто и не просит, - подхватила Васька. - Мне стремно будет попросить тебя о чем-нибудь. И вообще, поеду я отсюда. Пашенька, спасибо большое за подарок.
   - Эй, - огорчилась Алена. - А блинчики?
   - Ой, давай не будем рисковать, а то вдруг не удержусь и кое-кому на голову их надену.
   - Держи себя в руках, - посоветовал Елисей, не испуганный угрозой. - В горах надо уметь сохранять хладнокровие.
   - А я сейчас не в горах, а в гостях у брата.
   - Идемте чай пить, - попыталась сгладить ситуацию Алена. - С блинчиками.
   - А-а-а-а-а, - Василиса заткнула уши руками и громко объявила. - Пошла я отсюда, чую если останусь - блинчики по кухне летать будут. Всем пока. Паша, позвони сегодня предкам и подтверди, что я еду с тобой.
   Она поспешно натянула шубу и наклонилась застегнуть сапоги.
   - Лиса, если уходишь из-за меня, то давай лучше уйду я, - раздался над головой мягкий баритон. Васька раздраженно дернула замок сапога и пропыхтела.
   - Размечтался, не из-за тебя. Меня парень ждет.
   - Лиса, ты уверена?
   Замок, наконец, послушался и застегнулся. Васька резко выпрямилась, собираясь сообщить, что она не Лиса. Склонившийся над ней Елисей не успел среагировать, и затылок девушки врезался ему в челюсть.
   - Блин! - вскрикнула Васька, приседая от боли и неожиданности. Елисей, схватившись за челюсть, прошипел что-то очень нецензурное. Пашка с Аленой повисли друг на друге, всхлипывая от смеха.
   - Угроза обществу, - процедил Елисей, ощупывая подбородок. - Ладно, хоть зубы не выбила, идиотка.
   - От кретина слышу, - Васька потерла затылок и выскочила за дверь.
   - Класс, - простонал Пашка. - Страйк, я тебя поздравляю. Ты не понравился моей сестре, ты попал, чувак!
  
   Василиса от возмущения добежала до самой остановки, чудом не поскользнувшись на каблуках. На улице похолодало еще сильнее, но девушка поняла, что замерзла, только забравшись в теплое нутро автобуса. Там, усевшись возле печки, она уставилась в окно, за которым уже темнело. Потом захихикала, не обращая внимания на покосившегося старика по соседству. А забавно с ударом получилось. Вроде не нарочно, а душу греет свершившаяся месть.
   "То же мне, мужской шовинист недоделанный. Девушки ему видите ли мешают в поездке. Да они ему небось в жизни мешают. Ур-р-род, блин" - Васька уткнулась носом в холодное стекло. Вот почему так всегда, если ей дают бочку с медом, то там обязательно окажется ложка дегтя. Вот сейчас она обрела вид смуглого зеленоглазого брюнета.
   Но все равно ощущение счастья никуда не делось. Наоборот, сейчас Васька была исполнена решимости ехать в горы и кататься так, чтобы всем мужчинам стало завидно.
   Следующей мыслью, заставившей девушку вслух ойкнуть, было то, что про Глеба Паша не говорил.
   - Вот дура, - Васька полезла за мобильником. Пожилой мужчина, сидевший рядом, не выдержал разговаривающую саму с собой соседку и пересел подальше.
   - Паша, Паша, слушай, а что с Глебом делать?
   - А что с ним делать, - проговорил брат. - Не хочу я твоего модельку с нами брать.
   - Паша!
   - Фиг тебе. Либо едешь с нами, либо тусишь в городе с своим блонди.
   - Зараза, - Васька убрала мобильник и задумалась. Спорить с Пашкой было бесполезно, когда дело касалось Глеба. Брат сразу невзлюбил парня сестры. Он не задирал его, не оскорблял открыто, но постоянно кривился и уходил в другую комнату, если Глеб приходил в гости к Ваське. Девушке, конечно, это совсем не нравилось. Сам Глеб делал вид, что ничего не происходит, с Пашкой общался очень вежливо и отстраненно.
   Кстати, о Глебе. Василиса прикинула, что ехать домой ей не хочется, а вот увидеться с парнем не терпится. Предупредив, что уже едет, она откинулась на спинку сиденья и прикрыла глаза.
   Глеб жил в квартале от Василисиного дома. Родители купили ему однокомнатную квартиру в панельной девятиэтажке, когда парень поступил на заочное обучение. Можно было, конечно, просто найти съемную, но мама Глеба заявила, что ее мальчик не будет жить в чужой квартире. Сами родители обитали неподалеку от Новосибирска, и трудились в фирме, занимающейся газонефтяными разработками.
   Из небольшого пространства Глеб попытался выжать максимум. Васька помнила как она удивилась, впервые попав к нему домой. Парень снял все двери, объединил кухню с комнатой, и все обставил в "восточном стиле". Правда, денег было немного, поэтому Глеб не смог купить все, что хотел. Но и так тоже вышло очень неплохо. Теперь пройдя через крохотную прихожую, где едва помещалась вешалка, посетители попадали в довольно просторное помещение. У дальней стенки расположился небольшой кухонный гарнитур и столик на две персоны. Все это отгораживалось яркой ширмой. На светлом полу валялись какие-то подушечки, у окна расположилась низкий широкий диван, застеленный бордово-синей тканью, рядом примостился деревянный столик. А сбоку замер небольшой телевизор на темной тумбочке. По стенам Глеб развесил какие-то свитки, привезенные из Турции и Египта.
   - Привет, - парень встретил Ваську одетым в одни шорты. - Я как раз ужинать собрался.
   Желудок у Василисы заурчал, напоминая, что Пашкины блинчики так и не были съедены.
   - Я очень голодная, - девушка сразу направилась к столу. - Меня к тому же расстроили. Ой, Глеб, я тебя сейчас тоже расстрою.
   - В отместку тому, кто расстроил тебя? - парень приподнял крышку над сковородкой, вкусный запах грибов и картошку заставил девушку облизнуться. - Ну что случилось.
   Василиса раздумывала, стоит ли рассказывать, пока у Глеба в руках нож или все- таки подождать.
   - Ну? - парень обернулся. - Что произошло?
   - Паша берет меня с собой в горы, - выпалила Васька и назвала место, где этим самые горы располагались.
   Глеб молча поставил на стол хлеб, молча достал вилки. Потом спросил странным тоном.
   - Вы едете вдвоем?
   - Нет. Еще едет Алена и его друзья.
   Вилки с грохотом полетели на стол, заставив Ваську подпрыгнуть на стуле. Ну вот, началось, так она и знала.
   - Друзья? То есть ты поедешь с кучей мужиков куда-то в горы на десять дней?
   - Там и Алена будет.
   - Она жена твоего брата! - Глеб сорвался на крик. - А ты туда поедешь одна. Или ты специально? Я, значит, сиди тут, а ты поедешь тусить с крутыми фрирайдерами?
   - Глеб не начинай.
   - Что не начинать? Слушай, - парень наклонился, оперевшись о стол. - А, может, ты специально? Дурака из меня делаешь? Я тебе надоел, и ты решила закрутить с брутальным парнем?
   - Хватит! - от Васькиного удара по столешнице звякнули вилки и подпрыгнули тарелки. - Мы уже говорили насчет твоей ревности. Ты меня ею задолбал. Какие на хрен фрирайдеры, Глеб, я пять лет бок о бок с такими парнями катаюсь! Ты же обещал, что будешь сдерживаться!
   Парень треснул кулаком по столу и ушел в ванную. Слышно было, как он там ходит и приглушенно матерится. Потом зашумела вода, видимо, решил охладиться и успокоится. Васька зевнула и потянулась к сковородке. По опыту она знала, что Глебу понадобится не менее десяти минут, чтобы успокоится.
   В первый раз, столкнувшись с такой неприкрытой ревностью, Василиса перепугалась. Она не подавала ни малейшего повода, а Глеб, казалось, взбесился и начал орать обидные вещи. Тогда они поругались надолго, потом парень ходил, извинялся. Говорил, что у него такое бывает. Васька посоветовала бороться, Глеб честно пытался. Но все равно такие вот сцены периодически вспыхивали.
   - Успокоился? - поинтересовалась девушка, когда парень вернулся из ванной, мрачный, но уже не пытающийся ее в чем-то обвинить. Глеб кивнул и, подойдя сзади, положил руки ей на плечи.
   - Прости, а?
   - Отвратительное зрелище, в сотый раз повторяюсь, - девушка отодвинула от себя пустую тарелку. - Ладно, думаю, в этот раз ты мне тоже поверишь?
   - Ага, - выдохнул Глеб. - Просто как представил. Прости, Вась.
   - Прощу, куда я денусь, - девушка откинула голову назад и потерлась затылком о грудь парня. - Давай кино посмотрим. Комедию.
   - Давай, - парень явно обрадовался смене темы. - Я как раз вчера скачал, сам еще не смотрел. Слушай, кстати, мне антивирусник вчера что-то пищал. Вроде как вирь обнаружил.
   - Дай гляну, - Васька взяла ноутбук и уселась на одну из подушек. Глеб пока помыл посуду и принялся разбирать диван. Белье он предпочитал в восточном стиле. Это, например, было насыщенно-винного цвета, с мелкими черно-золотыми китайскими драконами. Один огромный дракон извивался на покрывале. Василисе всегда становилось не по себе, когда она на него смотрела. Казалось, тварь усмехалась в длинные усы и шевелила крыльями, отзываясь на каждое движение.
   - У тебя тут вирус был, - проговорила девушка через некоторое время. - Все, почистила и базы обновила.
   - Гений. Иди сюда.
   Василиса поставила ноутбук на диван, сама быстро разделась и юркнула под одеяло, успев показать язык дракону. Тут же прижалась к Глебу, тот привычно обнял ее за талию. От него слабо пахло каким-то мужским парфюмом с кокосовым привкусом. У Васьки зачесалось в носу, и она пару раз с наслаждением чихнула.
   - Ты не заболела? - тут же встревожился парень. Простуды и вирусных инфекций он боялся как кот - кастрата. Как-то Василиса умудрилась подхватить грипп, так Глеб не заходил к ней весь острый период, а потом еще две недели посещал с маской на лице. С тех пор Васька иногда веселилась, начиная то чихать, то кашлять в его присутствии. И хохотала, когда Глеб принимался нервничать.
   - У тебя духи новые, - девушка прижалась сильнее. - Ну давай, включай.
   Комедия Василисе не понравилась. Уже через полчаса, когда главный герой, стремясь скрыть от своей девушки любовниц, прятал их по шкафам и балконам, она принялась вертеться. Потом пару раз зевнула. А затем развернулась лицом к Глебу и, ткнув пальцем ниже пояса, скомандовала.
   - Эй, подъем!
   - Может, досмотрим?
   - Я сейчас засну, если еще пять минут эту гадость посмотрю, - Васька вскарабкалась на парня. - Требую любви и понимания.
   Фильм был забыт, Глеб просто не мог отказать девушке, которая к этому времени уже стащила с него последние детали одежды.
   Красивый, Васька, едва не урча от удовольствия, провела ладонями по широкой груди парня. Все, как ей нравится: золотистая кожа, накачанные мышцы. Глеб всегда удалял волосы отовсюду, кроме головы. И напоминал Ваське живую статую, настолько совершенным он выглядел.
   - Огненная моя, - шептал парень чуть позже, когда все закончилось. Пальцами скользнул вдоль Васькиного бедра. - Ты прямо горишь вся.
   - Зато ты словно и правда ледяной принц, - хихикнула девушка, чувствуя расслабление и приятную усталость. Кожа у Глеба и правда всегда была немного прохладная, даже в самую сильную жару.
   Василиса качалась на волнах дремы, чувствуя, как все сильнее погружается в мир сна. Перед глазами мелькали обрывки сегодняшнего экзамена, разговор в квартире брата, зеленые глаза нового знакомого. Потом мысли переключились на знакомство с Глебом. Все смешалось, и Васька провалилась в сон.
  
   Глава 3.
  
   Василиса и Глеб познакомились в ночь Хэллоуина, в одном из ночных клубов. Дина уговорила Ваську нарядиться и выйти с ней "в свет". Девушка, после некоторых колебаний, все же решила согласиться. Повеселиться хотелось, да и костюм не представлял сложности. Василиса просто взяла узкие брюки, заправила их в сапоги, надела безразмерную тельняшку, подпоясалась ремнем и нацепила на глаз повязку. Получилась рыжеволосая и симпатичная пиратка. Дина решила нарядиться феей, достав где-то очень короткое и очень облегающее золотистое платье и широкополую шляпу с вуалью.
   Сам клуб, темный и переполненный народом, Василисе не понравился. На танцплощадке было тесно, больно бил по глазам страбоскоп, и вскоре девушка ускользнула в чиллаут. Там уселась в одном из круглых бесформенных кресел и уставилась на огромный экран. Вокруг так же сидели, пили и болтали феи, гоблины, мумии и вампиры.
   - Вот ты где! - Дина отыскала Василису, которая подумывала уже тихо удрать домой. - Устала что ли? Познакомься, это мой друг и коллега.
   Васька, приподняв бровь, оглядела "друга и коллегу". Высокий мускулистый парень в костюме римского легионера показался ей чересчур красивым. От таких девушка старалась держаться подальше. Слишком много проблем.
   - Глеб, - парнишка наклонился и, взяв Ваську за руку, тихо проговорил. - На абордаж возьмете?
   Они подружились. Потом стали встречаться. Все получилось как-то само собой, без бурных объяснений, серенад под окном и всего остального. С Глебом было уютно и тепло. Если бы не приступы ревности, то Васька сочла бы его идеальным партнером.
   До нее у Глеба уже был какой-то бурный и, судя по-всему печальный роман. Парень не рассказывал о нем, а Дина, пожав плечами, сообщила, что ничего толком не знает. Ну встречался с кем-то, потом расстался. Мало ли кого сводит судьба. Василиса подумала и согласилась. Сама она до Глеба ни с кем не встречалась. Если честно, раньше ей казалось, что избранник будет немного другим. Девушка смутно чувствовала, каким именно, но другим. Может, более жестким, разделяющим ее предпочтения, умеющим командовать. Теперь это ощущение все больше бледнело, расплывалось. Они великолепно дополняли друг друга, всегда находили темы для разговора, да и в постели проблем не возникало. Глеб совершенно спокойно воспринимал, когда Василиса принималась командовать, мог сам проявить твердость характера. В общем, эти двое определенно были гармоничной парой.
   Терпению Глеба можно давно уже было отлить памятник. Видимо гены давали о себе знать, и Васька иногда начинала дурить, так же как ее троюродная сестра Алиса. При этом ни та ни другая парней в свои идеи не посвящали. Так, например, однажды девушки, в разговоре по телефону, стали размышлять, кто из избранников может дольше продержаться в постели. Тут же Алиса, у которой воображение бурлило как ведьминский котел, предложила проверить. Вася поддержала. Старт назначили в пятницу на десять вечера. Парням ничего не сказали.
   В субботу утром, когда Васька размышляла, не приковать ли ей к кровати начавшего бунтовать Глеба, позвонила Алиса. Оказывается, она совершенно случайно проговорилась Фрику об эксперименте. Парень, едва услышав, начал хохотать так, что о сексе пришлось забыть. Василиса слышала на заднем плане истерические всхлипывания и вопли: "Вы бы еще по телефону скомандовали, на старт, внимание, марш!". Так что пришлось все рассказать и Глебу, который покрутил пальцем у виска и сообщил, что у Васьки детство в одном месте играет.
  
   Две недели до отъезда пронеслись как один день. Нельзя сказать, что родители обрадовались поездке, но Паша сумел доказать, что с ним сестра будет в безопасности. Это стоило ему четырех часов беседы. Под конец Паша слегка охрип и разозлился.
   - Только смотри, чтобы она не каталась по крутым склонам, - Евгения Станиславовна говорила так, словно самой Васьки на кухне не было. - Вообще, пусть где-нибудь с низкой горки прокатится.
   - Супер, - проворчала девушка в чашку.- С таким же успехом я могу скатиться на лыжах у нас во дворе. Мама, это большие горы!
   - Я понимаю, и все же будь осторожна. Кстати, а что сказали на практике? Они не против этой поездки? - судя по голосу, маме очень хотелось, чтобы были против.
   - Нет, сообщили, что им все равно. Главное - я должна вовремя сдать временный пропуск. Да скучно там, все унылые какие-то.
   Паша не выдержал и хихикнул, за что заработал злобный взгляд от сестры. Брат был в курсе, что произошло в первый же день практики.
   Василиса поехала на практику через день после сдачи экзаменов. Опять пришлось влезать в каблуки и шубу, волосы девушка распустила и они смешались с рыжим мехом воротника.
   Здание возвышалось на перекрестке, высокое и серое. Одиннадцать этажей, на которых занимались заводским проектированием. Василиса миновала пост охранника и, немного поплутав, нашла отдел кадров.
   - На практику? - крупногабаритная добродушная женщина улыбнулась девушке. - И опять девочка. Эх, видимо перевелись нынче парни.
   - А какая разница? - Васька отдала паспорт. - Или парни выше ценятся?
   - Они в декрет не уходят.
   - Так и я пока не собираюсь. И вообще только на практику пришла.
   - Так все сначала на практику приходят. А потом глядишь, уже в декрет собираются.
   - Не хочу я в декрет! - возмутилась Василиса, словно ее заставляли.
   - Так все не хотят сначала. Только материнский инстинкт не обманешь. Так что год-другой и тоже туда отправишься.
   Слегка ошарашенная Василиса вышла из кабинета, сжимая в руках временный пропуск. Теперь надо было подняться на седьмой этаж и найти Ольгу Викторовну - начальницу монтажно-технологического отдела. Опять немного заблудившись, поднявшись вместо седьмого на одиннадцатый этаж и спустившись пешком, Васька, наконец, попала куда надо.
   - Василиса Соколова? - невысокая светловолосая женщина улыбнулась, когда девушка отдала ей направление на практику. - Да, твой папа звонил, предупреждал. Пропуск получила?
   - Да, - Васька помялась, потом все же решила сказать. - Только мне в отделе кадров почему-то сказали, что в декрет пора.
   - Не обращай внимания, Валентина Гавриловна любит это говорить молодым девушкам. Ну ладно, Василиса, пошли. Место тебе приготовили.
   С некоторым трепетом девушка вошла следом за женщиной в просторную комнату. Здесь вдоль стен стояли светлые полукруглые столы, на подоконниках зеленели цветы. Женщины подняли взгляд от мониторов и дружно посмотрели на вошедших.
   - Лариса, я тебе девочку привела, - обратилась Ольга Викторовна к темноволосой женщине с ярким макияжем.
   - Василиса? Идем, вот твое место.
   Небольшой стол, на котором кроме плоского экрана компьютера больше ничего не было, показался Ваське скучным и безликим. Впрочем, ей было все равно. Она собиралась только пополнить материал для диплома. Рядом со столом застыл шкаф, наверху которого грудой лежали свернутые чертежи.
   - Спасибо, - девушка проводила взглядом Ольгу Викторовну. - А мне что, каждый день сюда ходить?
   - А это как тебе удобнее. Тема диплома есть? Ну вот, значит сидишь, и понемногу занимаешься материалами. Ну и мелочи всякие, которые я попрошу.
   Поеживаясь от любопытных взглядов, Васька села на свое место. Что делать дальше она не знала.
   - Можешь пока диплом попечатать, - видимо Лариса поняла замешательство девушки. - Если что - спрашивай, не стесняйся.
   В принципе Васька не стеснялась. Ей просто было немного не по себе. Поэтому, чтобы отвлечься, девушка достала из сумочки флешку и решила для начала заняться дипломом.
   Компьютер не включался.
   Василиса проверила блок бесперебойного питания, снова нажала пуск, но все осталось по-прежнему. Девушка почесала затылок и задумалась. По-хорошему, надо было вскрыть системный блок и проверить все ли там в порядке. Дома Василиса так бы и сделала, но тут был чужой компьютер, и вскрывать его девушка не решилась.
   - Прошу прощения,- она снова привлекла к себе внимание. - У меня компьютер не включается.
   - Опять? - Лариса сняла трубку телефона. - Чернов? Пошли кого-нибудь в семьсот седьмую, у нас компьютер не включается. Тогда сам зайди, у меня девочка сидит без дела.
   Женщина положила трубку на место.
   - Сейчас старший системный администратор зайдет. Оля, - обратилась она к одной из девушек. - Слушай, убери ты проекты со шкафа. Ведь упадут кому-нибудь на голову.
   - Лариса, давай после того как с компом разберутся, - отозвалась черноволосая Оля, одновременно подкрашивая губы. Кстати, этим же занимались еще две девушки в разных концах комнаты.
   Лариса заметила удивленный взгляд Василисы и решила пояснить.
   - Просто по нашему Чернову молодежь с ума сходит. Видала, как прихорашиваться начали?
   Василиса кивнула. Она и сама заметила оживление в женских рядах, и едва не засмеялась. Видимо, тут любой мужчина обречен на пристальное внимание. Девушка так и представила, как немногочисленные мужчины перемещаются по зданию практически по-пластунски и вздрагивают от малейшего шороха. Утрировала, конечно, но зато от души похихикала в кулачок и развлекла себя, дожидаясь прихода админа.
   Обычно, в фильмах, если появляется какой-то особо крутой персонаж, звучит музыка. Тяжелый рок или металл, это зависит от внешнего вида персонажа. Именно такая мысль пронеслась у Васьки в голове, когда на пороге возник старший системный администратор. Ей показалось, что она очень отчетливо икнула, когда уставилась на него изумленным взглядом. Черные джинсы, заправленные в высокие шнурованные ботинки, на поясе множество цепей, широкий ремень с оскаленной волчьей головой. Черный тонкий свитер с V-образным вырезом, подчеркивал широкие плечи и мышцы груди, на шее покачивался тонкий шнурок с висевшей на нем серебряной летучей мышью. Вид "а-ля металлист" дополняли банданка на черных волосах и перчатки без пальцев. Все это необычайно шло господину Чернову, которого лично Васька знала как Елисея и которого она уже успела немного повредить.
   - Добрый день, - поздоровался он со всеми. - У кого проблемы с компьютером.
   - У меня, - Василиса постаралась не расхохотаться, когда на узком смуглом лице парня мелькнуло неприкрытое удивление. Да уж, тесен мир, уже лбами почти сталкиваются.
   Похоже, Елисей был того же мнения. Он не стал показывать, что знаком с девушкой. Просто подошел и поинтересовался.
   - Что тут случилось?
   - Он не включается, - Василиса поспешно отъехала с креслом в сторону, давая доступ к системному блоку. Она забыла, что за спиной расположился шкаф. И врезалась в него. Сложенные кое-как проекты словно ждали этого, и горохом посыпались вниз, на Ваську и на Елисея. Хорошо еще хоть свернуты они были по три-четыре листа и потому били не больно.
   - Я нечаянно! - Василиса спрыгнула с кресла и бросилась подбирать разлетевшиеся по комнате рулоны.
   - Оля, я же просила их снять оттуда, - Лариса тоже вскочила со своего места. - Девушки, быстро собрали все и убрали подальше. Вон, к окну пока сложите.
   В поднявшейся суматохе, один Елисей сохранил спокойствие, хотя получил по голове не менее чем пятью рулонами. Парень присел перед системным блоком, рядом с ползающей девушкой, и очень тихо, чтобы услышала только она, произнес.
   - Господи, а мне ведь еще с тобой в горы ехать.
   - А ты против? - так же тихо спросила Васька, собирая рулоны.
   - Да. Сделай милость, откажись от поездки. А то боюсь, при твоем приближении к горам одновременно сойдут все лавины.
   Все женщины в комнате вдруг увидели, как новенькая практикантка встала и с размаху двинула админа по затылку свернутым в трубочку ватманом. А потом взяла собранные проекты и потащила к окну, как ни в чем не бывало. Елисей же проводил ее недобрым взглядом, взял системный блок и вынес его из кабинета.
  
   Паше эти две недели тоже не давали скучать. Беря с собой жену, парень не учел некоторые моменты, за что теперь жестоко расплачивался. Нет, поначалу все шло хорошо. Алена сияла от счастья и не могла дождаться дня отъезда. Она даже поехала с Елисеем и Пашкой покупать билеты на всю компанию, хотя ее никто не звал.
   Проблемы начались, когда пришло время складывать чемоданы. Вот тогда Паша ощутил всю прелесть женских сборов. Днем он, естественно был на работе, пришел домой вечером и обнаружил, что Алена свою сумку уже собрала.
   - Мы же только послезавтра уезжаем.
   - И что? Я заранее, зато ничего не забудем, - Алена похлопала по раздувшемуся боку огромной сумки на колесиках. - Вон, смотри. Я твои вещи разложила на диване, но пока не складывала. Ты погляди, я ничего не забыла?
   Забыв об ужине и о том, что он устал, Паша принялся изучать одежду, аккуратными кучками разложенную на диване.
   - Милая, на кой черт ты приготовила мне две пары джинс?
   Алена оторвалась от занятия: она заворачивала в пакет две пары сланцев.
   - Как зачем? Одни испачкаешь, я их постираю, а ты пока во вторых походишь.
   - Алена, напоминаю, мы едем в горы. И я там основную часть времени прохожу в термобелье и в лыжных штанах. Джинсы мне там на хрен не нужны, - парень поворошил одежду. - Зачем мне там белая рубашка? Милая, твою кукушку, ты спятила? Ты видела, чтобы я в горы брал белую рубашку?!
   - А вдруг мы вечером в ресторан пойдем?
   - Какой ресторан? - завопил Пашка, заводившийся с пол-оборота. - Там поселок среди гор, там в кафе и в бары ходят в том же, в чем катаются! Так, открывай свою сумку, я сейчас буду проводить инспекцию. Давай быстро, мне еще к Ваське ехать. Она попросила помочь ей собраться. И Страйк зайти обещал.
   К тому времени как подошел Елисей, туго набитая сумка опустела примерно на половину, а Алена успела три раза удариться в истерику.
   - Привет, - она пропустила парня в квартиру, - Слушай, у меня там муж бунтует.
   - Я не удивлен, - Елисей, по-прежнему в "прикиде металлиста", прошел в зал. Алена, сморкаясь в платочек, последовала за ним.
   Там царил хаос. Пашка, войдя в раж, продолжал потрошить сумку. При этом он ворчал не переставая.
   - Зачем тебе сапоги на шпильках? А блузка? Алена, ты куда собралась одевать это платье?
   - Я же не катаюсь! - девушка прижала к груди серое платье со вставками из кроличьего меха. - Я там буду гулять, в кафе заходить. Должна же я взять с собой для этого вещи.
   Елисей присел на край дивана, отодвинув несколько свитеров. На лице у парня было написано "Я предупреждал". Сам он давно уже приготовил все необходимое, оставалось только бросить в рюкзак. А вот здесь, Елисей это видел, еще предстоял бой.
   - Не смей убирать это! - Алена вцепилась в пушистый палантин яркой расцветки.
   - Нафига тебе этот платок?
   - Я дома в нем хожу!
   - Па-а-а-аш, - Елисей зевнул. - Давай уже быстрее.
   Парню уже самому надоело рыться в сумке, которая, казалось, не становилась меньше. Он быстро вытряхнул все на пол и, под жалобное лепетание Алены, рассортировал на две разные кучки.
   - С собой берешь то, что я скажу. И ни вещью меньше.
   Через полчаса, когда Алена охрипла и успела два раза смертельно обидеться, Паша вместе с Елисеем выскочили на улицу. Замученному Павлу после жаркой атмосферы в квартире, показалось, что снаружи не мороз, а лишь приятная прохлада. Он даже шапку снял и выдохнул.
   - Я забыл об этом.
   - Ты все еще считаешь, что брать с собой женщин это удачная идея? - спросил Елисей. - Да, куда мы сейчас? Я думал, что отдам тебе флешку и все.
   - А у тебя что-то срочное?
   - Нет. А у тебя есть какие-то предложения?
   - Ага, есть, - Пашка щелкнул брелоком сигнализации. - Поехали к моим предкам, хочу посмотреть, что сестра с собой берет. Я ей список дал, но она могла на него наплевать.
   - А я то тут при чем?
   - Вдвоем мы быстрее справимся.
   - Твоя сестра тихий монстр, - Елисей со вздохом сел в машину. - На твоем месте я бы сто раз подумал, прежде чем брать ее с собой в горы.
   - А что ты предлагаешь? Ногу ей сломать?
   Судя по всему, Елисей уже был не против и такого варианта. За несколько дней, в течение которых он сталкивался с Васькой, парень пребывал в состояние смятения. С одной стороны симпатичная рыжеволосая девушка ему нравилась, парень все же монахом не был и толк в женской красоте знал. С другой - Елисей боялся брать с собой этот женственный тайфун, который мог производить столько разрушений.
  
   Василиса в это время собирала вещи. А Глеб ей активно мешал тем. что вмешивался в процесс. В комнату то и дело заглядывали родители, уточняли не надо ли что-нибудь, и так же исчезали. Васька была уже на пределе, и тихо рычала, запихивая в сумку очередную пару носков.
   - Это ты зачем берешь? - Глеб увидел как девушка принялась упаковывать два лифчика.
   - Ну я в них как бы так грудь прячу.
   - А зачем тебе кружевной? - парень вцепился в эту часть женского белья, нежно-фисташкового цвета.
   - Затем, что они у меня все кружевные! - Васька потянула лифчик к себе. - Отдай, Глеб, это глупо!
   - Возьми один, - парень не сдавался. - Или ты кого-то соблазнять собираешься?
   Когда Пашка и несколько смущенный Елисей заглянули в комнату к Ваське. То они увидели как девушка и Глеб вырывают друг у друга кружевной лифчик.
   - Привет, Глеб. Чего, не дает носить свои вещи? - Паша поздоровался с парнем сестры. - Вась, мы пришли проводить инвентаризацию твоей сумки.
   - Да, да, думаю, это будет забавно, - Елисей нагнулся и двумя пальцами поднял упавший лифчик. Этого оказалось достаточно, чтобы Глеб нахмурился и явно стал замышлять недоброе. Васька за четыре года хорошо изучила парня, поэтому, пискнув "Мы сейчас", вытолкала Глеба за дверь, в коридор.
   - Померить хочешь? - хихикнул Пашка, глядя как Елисей продолжает крутить на пальце кружевную штучку.
   - Размер не мой, - парень бросил лифчик на кровать. - Ну что, без твоей милой сестры можно проверить сумки или будет истерика?
   - Погоди, - Пашка плюхнулся на колени и, порывшись среди наваленной одежды и защиты, нашел помятую бумажку. - Так, давай посмотрим, что она уже запихала в рюкзак.
   В коридоре, тем временем, беседа протекала тихо, но бурно. Глеб рвался сообщить Елисею, что нельзя трогать нижнее белье посторонней девушки, а Василиса изо всех сил пыталась ему в этом помешать. Девушка двумя руками вцепилась в парня и шептала ему.
   - Глеб, спокойно, поверь, ничего страшного.
   - Ничего страшного?! - парень тоже говорил шепотом, боясь привлечь внимание родителей девушки. Те возились на кухне и бурно обсуждали вечерние новости.
   - Да, да, совсем ничего. Ну, подумаешь, лифчик схватил.
   - Он с вами едет, да? Он мне не нравится. Василиса, я его помню, это он тогда был замешан в истории с твоим падением на склоне. И опять тут увивается.
   Тут Ваське пришла в голову идея. Понимая, что сейчас скажет полный бред, но не зная как еще успокоить Глеба, девушка взяла и сказала.
   - Едет, конечно, только ты зря ревнуешь. Елисей это...он не по части девушек.
   - Чего? - не понял Глеб. - Что ты мелешь?
   - Ничего я не мелю. Он того...короче, он девушками не интересуется, - в этот момент Васька молилась, чтобы Елисей произнесенной фразы не услышал. В противном случае ей пришлось бы спасаться бегством.
   - Вась, ты чего сочиняешь?
   - Правда! Глеб, ну блин, я серьезно. И вообще, чего ты психуешь? Пашка похлеще твоего о моей чести печется. Ты что, забыл уже, как он тебя чуть с лестницы не спустил?
   - Могла бы и не напоминать, - поморщился Глеб, но гонора у него сразу поубавилось. Видимо, парень понял, что если он попытается что-то сказать против поездки, то Паша его скрутит в бараний рог. Брат Васьки хоть и был одного роста с Глебом, но в плечах пошире, к тому же драться умел и любил.
   В общем, пришлось Глебу все свои возражения придержать при себе. Неизвестно, поверил ли он Василисе о том, что у Елисея проблемы с ориентацией, но тему эту больше не поднимал.
   С рюкзаком Васьки разобрались быстрее. Все же она знала, что с собой брать, да и список Пашки пригодился.
   - Канты наточила?
   - Да, да, и воском натерла. Вчера только забрала у Сан Ваныча. Слушай, Паш, спасибо, что его посоветовал. Реально быстро сделал, всего за четыре дня!
   Брат почему-то заржал и посмотрел на Елисея.
   - Ага, он клевый мужик. Правда один раз подвергся си-и-и-ильной опасности.
   - На него напали?
   - Паша, заткнись, - предупредил Елисей, как раз в этот момент придирчиво осматривая лыжи Васьки. Глеб мрачно следил за его действиями, но не видел причин вмешиваться.
   А Пашка не успокаивался.
   - Короче, этот Сан Ваныч реально клевый чел. Лыжи делает офигенно и очень быстро,- Паша снова посмотрел на Елисея, тот делал вид, что сильно заинтересовался рисунком на лыжах. - А вот бордисты на него матерятся. Типа задерживает, плохо делает и все такое. Короче, Елисей решил, что все это злые происки и отдал свой прошлый борд на починку. У него там скользяк хорошо разодрало, когда он по камням проехался.
   - Я у тебя сейчас что-то раздеру, - пообещал Елисей вполголоса. Пашка хохотнул и продолжил.
   - В общем, отдал наш Страйк борд Сан Ванычу. Ждет неделю, ждет вторую - тишина. Только через два месяца сумел забрать, а заодно чуть моральную травму не получил. У него скользяк был черный, а на нем тигра оскаленная. Ваныч залил это дело белой ремонтной пастой. Так что на мир тигра смотрела сквозь белую решетку и выглядела очень печальной. Страйк потом несколько минут гонял Ваныча по мастерской и обещал ему борд в задницу засунуть.
   Василиса захихикала, Глеб выдавил из себя кривую ухмылку и спросил.
   - А чем дело то закончилось?
   - Борд ему в задницу не влез, - отозвался Елисей, поднимаясь с колен. - Но борды с тех пор он на ремонт не принимает, только лыжи. Эй, Паш, ну что, у нее там все в порядке?
   - Вполне. В рюкзак осталось аптечку добавить, и у нее нет лопаты и бипера.
   - Лопату дам, а вот лишнего бипера нет.
   - Чего нет? - Васька с Глебом задали этот вопрос хором.
   - Она что, даже этого не знает?
   - Она вообще-то тут находиться, - вспылила девушка.
   - Да, ты смотри, повежливее с ней, - подтвердил Глеб, правда, без особого возмущения. Понимал, что в случае чего окажется в проигрыше.
   Елисей со вздохом пояснил.
   - Бипер это радио-маяк, чтобы тебя могли найти под лавиной.
   Зря он это сказал. Тут, конечно, не было родителей Василисы, зато присутствовал Глеб. При упоминании о лавинах парень позеленел и слабым голосом поинтересовался.
   - Это в смысле реальная опасность?
   - Да уж поверь, - Елисей поморщился и тряхнул головой, словно отгонял неприятные воспоминания.
   - Василиса, ты с ума сошла? - Глеб развернулся к подруге. - Ты вообще понимаешь, как это опасно? А родители знают про лавины?
   - Слышь, - это решил вмешаться Паша. - Ты не слишком много слов в минуту проговариваешь? Или не доверяешь мне?
   Глеб невольно отступил ближе к дверям, так как брата Васи считал вспыльчивым агрессором. И старался с ним отношения не усугублять.
   - Просто я считаю нужным, чтобы родители знали куда едет их дочь.
   - А я считаю, что тебе домой пора. Мы тут сами разберемся.
   - Заткнулись оба! - Ваське надоело, что Елисей сидит на кровати и с видимым интересом слушает перепалку. Девушка взяла со стола аптечку и кинула ею в зеленоглазого. Тот ловко поймал и вопросительно вздернул бровь.
   - Ты - проверь содержимое. Пусть хоть какой-то толк будет. Ты, - она ткнула пальцем в Пашу. - Тоже посмотри что-нибудь. А ты ступай за мной, - она вытащила Глеба обратно в коридор.
   - Вася, я просто обязан...
   - Тс-с-с-с, - девушка прижала пальцы к его губам. - Ты просто молчи, ладно? Я три года мечтаю покататься в больших горах, поэтому не отбирай эту возможность. Глеб, мне правда приятно, что ты так волнуешься, но туда каждый год ездят тысячи людей. Если не нарушать правила, то там совершенно безопасно. Пашка мотается туда каждый год, и все нормально. Ну, Глеб, солнышко, прекрати так злобно пыхтеть, а то ты мне ежика напоминаешь.
   Василиса быстро поцеловала парня и состроила жалостливую физиономию. Глеб смягчился и только спросил.
   - Сегодня приедешь?
   - Конечно. Вот выгоню этих ушлепков и сразу приеду, потом будет некогда.
   Парень со вздохом отлип от стены, к которой его прижала подруга. Он уже понял, что если расскажет все ее родителям, то будут сильные обиды. А ругаться парень как раз не хотел.
   Они все еще стояли в обнимку в проходе между комнатой и гостиной, когда дверь открылась, и выглянул Елисей.
   - Кто собирал аптечку?
   - Я, - Васька повернула к нему голову. - А что такое? Озверин положить забыла?
   - Вот это тебе зачем? - парень помахал в воздухе парой пакетиков с презервативами. Глеб моментально стал напоминать быка, перед носом которого помахали тряпкой.
   Что тут началось! На шум и вопли ревнивого Васькиного воздыхателя прибежали родители. Елисей, похоже, уже сто раз успел пожалеть, что вообще сунулся со своим вопросом. Глеб орал и потрясал кулаками в воздухе, обвиняя Ваську во всех грехах, в том числе и в спусках лавин. Девушка, красная как помидор, кричала, что всегда кладет это в аптечку. И совсем для того, чтобы сразу же воспользоваться.
   - Да и вообще, - сказал Паша, когда Глеб замолк. - Пусть лучше с ними, чем без них. Так хоть не залетит и не подхватит ничего.
   Зря он это сказал. Скандал вышел на новый виток. Мама услышала про лавины и теперь капала себе валерьянку пополам с пустырником. Эту смесь она зачем-то пыталась сунуть в руки Глебу. Васька психанула, схватила злосчастные пакетики и с криком "Достали вы уже все" - выкинула их в окно. Потом велела всем гостям выметаться.
   Первым ушел Глеб, громко хлопнув дверью и сказав, что позвонит, когда она успокоится.
   Пашка и Елисей задержались минут на пять.
   - Давай тогда остальное соберешь сама, - брат топтался возле выходной двери. - Надеюсь, вы не сильно поругались?
   - Нет, скоро сам позвонит. У него же ревность...
   - Извини, - вдруг проговорил Елисей. - Я не думал, что будет такая реакция. Жаль, что так получилось.
   - Забей, - отмахнулась Василиса. - У меня еще две упаковки где-то валяются, я просто оттуда достану. Глеб, дурачок, не понимает, что я их вожу не для того, чтобы ему изменять, а только потому, что так будет лучше. А ты в следующий раз думай прежде чем что-то спрашивать.
   - Ладно, - с серьезным видом пообещал Елисей. - В следующий раз я спрошу, не для меня ли ты их приготовила.
   Тапок в виде пушистой собаки ударился об косяк, рядом с которым секунду назад маячил Елисей.
   - Мама, напои Ваську валерьянкой! - донеслось уже из-за двери.
   - Напою, - Евгения Станиславовна погрозила дочери кулаком. - Иди, собирай свой рюкзак. Папу попроси, чтобы помог, а то он у меня на кухне сейчас всю начинку для пирога съест.
   - Ладно, - Василиса убежала в комнату, крикнув по дороге. - Пап, мама там для тебя еду жмотит, так что идем, лучше мне поможешь!
   - Васька, - рявкнула мама ей вслед. - Не посмотрю, что взрослая - дам ремнем за такое наглое вранье.
   Но девушка уже закрылась в комнате.
   - Да-а-а-а, работы тут еще непочатый край, - она осмотрела свою комнату, обычно аккуратную и уютную, а сейчас пребывавшую в состоянии разрухи. На кровати и столе лежали вещи, которым полагалось уже быть в рюкзаке. На полу валялась защита, палки и лыжи, а также два рюкзака. В один, семидесятилитровый, полагалось уложить вещи, а с другим, двадцатилитровым, Василиса собиралась кататься. В него же она сложила злосчастную аптечку, пакет с нижним бельем и прочие мелочи. На самый верх аккуратно убрала нетбук и фотоаппарат, выпрошенный у отца. Задумчиво подергала себя за выбившуюся из хвоста прядь и зевнула. По идее, если она хотела поехать к Глебу, то пора было уже вызывать такси. Но на полу оставалась еще примерно половина вещей, а совесть шептала, что надо сначала все собрать, а уже потом ехать. В результате, Василиса оставила упаковку защиты и лыж на последний момент, а сама не выдержала и уехала к Глебу. Тот уже успел успокоится, позвонил и долго извинялся.
   - Ох, Васька, - мама смотрела, как девушка торопливо натягивает ботинки. - Глеб, конечно, мальчик хороший, но ты в нем уверена?
   Василиса выпрямилась и сдвинула за затылок вязаную шапку.
   - За четыре года он мне не надоел, я его на измене не поймала, а такие приступы ревности говорят о том, что Глебка меня любит.
   - Ага. Или говорят о том, что у человека совесть нечиста. Ладно, позвони, как доедешь.
   - Позвоню, - девушка выскочила на лестничную площадку, где почему-то всегда попахивало кошками. Мама уже не раз деликатно намекала, что Глеб может гулять на сторону. Сначала Василиса беспокоилась, ведь, как говорится, мама человек опытный, может, заметила что-то. Но потом успокоилась, Глеб не давал ни малейшего повода. Да и Динка, после тщательного допроса, подтвердила, что парень, хоть и пользуется бешеной популярностью, на других девушек не смотрит. Васька не видела причин не верить близкой подруге. Поэтому теперь намеки о неверности Глеба, она списывала на то, что люди просто видят его внешность. И считают, что он не может быть верным любящим парнем.
  
   Глава четвертая.
  
   Отъезд, казавшийся таким далеким, внезапно подступил вплотную. А время, которое последнюю неделю тянулось резиной, вдруг резко ускорилось.
   Накануне отъезда Василиса спала как младенец. Ей снились заснеженные вершины и крутые спуски, по которым разноцветными горошинами катились райдеры. А лавины почему-то напоминали крупногабаритных лебедей и прыгали по горам, исполняя диковинный танец. Один такой лебедь оказался совсем близко от Васьки и вдруг рассыпался мириадами снежных сверкающих хлопьев. Девушка взвизгнула и проснулась одновременно со звоном будильника. В комнату заглянула мама.
   - Вставай, Паша звонил, сказал, что через сорок минут заедет.
   Тут до сонной Васьки дошло, что все, скоро выезжать. Девушка кубарем скатилась с кровати, и поспешила в ванную.
   За завтраком она едва прикоснулась к еде. То и дело вытягивала шею и старалась увидеть не подъехала ли машина.
   - Вася, ешь спокойно, - мама в спешке металась по кухне, подкладывая что-то вкусное дочери в дорогу. Накануне состоялся серьезный разговор, после которого Василиса обещала не лезть на опасные склоны, слушаться брата и звонить каждый день. Теперь девушка допивала кофе и размышляла, какие уклоны, по мнению мамы, считаются опасными. Интересно, а по мнению Пашки? Вдруг он решит, что ей лучше всего кататься по самым пологим склонам, а сам убежит вместе с остальными куда-нибудь в более интересные места? Хотя вряд ли он отпустит ее куда-нибудь одну. А значит, шанс прокатиться по крутым склонам у нее велик. Васька невольно расплылась в улыбке и тут же подпрыгнула на табуретке, едва услышала звонок домашнего телефона.
   - Да, - мама взяла трубку. - Паша, поднимайся, Василиса уже готова.
   К тому времени как брат поднялся в квартиру, Васька успела надеть куртку и вытащить в коридор два рюкзака. Чехол с лыжами стоял возле входной двери уже с вечера и успел два раза упасть на отца.
   - Так, это что за цыганский табор? - Пашка замер на пороге, одетый в лыжные штаны и спортивную куртку. Лысина блестела как отполированная. - Мать, еще скажи, что ты сумку с едой приготовила.
   - Конечно, - Евгения Станиславовна вытащила в коридор туго набитый пакет.
   - О, класс, ты на отряд что ли еды наготовила? Ладно, сама понесет, - Пашка неделикатно пнул маленький рюкзак. - А это безобразие давай убирай, у тебя рук не хватит.
   - А ты?
   - А у меня жена на шее, которая стонет и говорит, что тяжелое ей поднимать нельзя.
   В результате, Василиса запихала меньший рюкзак в больший и вопросительно посмотрела на брата.
   - Паш, ты с ума сошел, -испугалась мама. - Как она это поднимет?
   - Легко! - брат помог девушек надеть рюкзак на спину. Васька чуть присела и повела плечами, устраивая ношу поудобнее.
   - Ага, нормально. В принципе, дотащу.
   После поцелуев, кучи наставлений и просьб, Пашка с Василисой все-таки вывалились из квартиры.
   Внизу, в такси, сидела сонная Алена. Остальные участники поездки должны были ждать на вокзале. Пашка еще раз проверил билеты, документы, и такси рвануло с места.
   Вокзал встретил их шумом поездов, гулом толпы и громким голосом диспетчера, объявляющего о прибытии очередного состава. Немного покачиваясь под тяжестью рюкзака, стараясь никого не задеть чехлом с лыжами, Василиса шла за братом и Аленой. Подруге повезло больше: нещадно ругаясь, Пашка все же взял ее сумку и тащил сам. Алене остался пакет с едой и небольшой рюкзачок с мелкими вещами. При этом подруга все равно умудрялась стонать и делать вид, что ей очень тяжело. Так продолжалось, пока Пашка не рявкнул на жену, пообещав оставить на вокзале. Алена обиделась, но больше не жаловалась. Видимо поняла, что не стоит заставлять мужа краснеть перед друзьями.
   Остальной народ нашелся в центре зала ожидания, холодного и гулкого. Снаружи вокзал реставрировали, а внутри по-прежнему все оставалось таким же, как и много лет назад. Полы, вымощенные серо-бурыми плитами, железные кресла, к которым зимой можно было примерзнуть, распахивающиеся двери в алюминиевых рамах и огромное табло с зелеными буквами. Несколько киосков втридорога предлагали книги, блокноты и сотню мелочей. Алена из любопытства сунулась к ним, но заслужила такой сердитый взгляд от мужа, что тут же передумала и послушно отошла.
   - Посадку уже объявили, - такими словами встретил их Елисей. Он и еще трое парней стояли возле брошенных на пол рюкзаков.
   - Чего тогда расселись? - громко поинтересовалась Васька, уже мечтающая сбросить свою ношу.
   - Это Василиса, - представил ее Елисей, в голосе послышалась ирония. - Она первый раз едет в большие горы.
   - Красивое имя, - один из парней улыбнулся. - А меня Славой зовут.
   Двое других представились как Мишка и Антон.
   - Я Васька, - девушка сердито покосилась на Елисея. - А не Василиса или Лиса или еще как-то там.
   Выпад остался без ответа. Елисей, в черных брюках и такой же куртке, молча закинул рюкзак за спину, чехол с бордом повесил на плечо и пошел к выходу на нужную платформу. Остальные потянулись следом.
   По широкому коридору, где гуляли ледяные сквозняки и стояли служители правопорядка, вышли на платформу. Здесь царила своя, особенная атмосфера. Васька вдохнула холодный воздух, пахнущий поездами, и едва не загарцевала от нетерпения. Она любила куда-то уезжать, тем более в такой большой компании. Сейчас девушке даже Елисей казался вполне нормальным парнем. Тем более, что он не хмурился, не кривился, а улыбался и о чем-то разговаривал с Аленой. Ваське он даже показался симпатичным. Не таким, конечно, как Глеб, у того изысканная, ухоженная красота сказочного принца. У Елисея черты лица более резкие, кожа загорелая, на ее фоне зеленые глаза казались еще светлее и прозрачнее. Черные волосы, жесткие даже на вид, выбились из-под шапки отдельными прядями. Короче, этот парень на принца ну никак не походил, тут напрашивалось сравнение с разбойником или пиратом. Девушка так упорно сверлила взглядом широкую спину Страйка, что тот не выдержал и обернулся. Васька моментально сделала вид, что больше всего на свете ее интересуют многочисленные голуби.
  
   ***
  
   Вообще ехать предстояло с пересадкой. Первый поезд, на котором предполагалось доехать до пересадочной станции, стоял на пятой платформе. Он ничем не отличался от десятков других поездов.
   Загружались в вагон шумно и весело. Девчонок пришлось поддерживать, чтобы они забрались по ступеням. Ваську кто-то схватил за попу, но убрал руку, прежде чем девушка вычислила наглеца.
   В плацкартном вагоне было тесно, людно и очень суматошно. Все рассаживались по местам, убирали вещи, толкались, прощались, обнимались. Где-то уже ревел ребенок.
   - Хорошо, что тут ехать всего шесть часов, - Василиса кое-как с помощью брата убрала под полку рюкзак. Алена все бросила на пол и заявила, что больше не поднимет ни одной сумки. Пришлось Паше работать грузчиком, а заодно вслух жаловаться на свою лентяйку-жену.
   - Кстати, - он вдруг вспомнил. - Василиса, у нас будет полтора часа между поездами. Я тебя умоляю, не вздумай потерятся.
   Елисей услышал эту фразу. Во взгляде мелькнула надежда,что шумная девчонка сделает одолжение и действительно потеряется. Но потом до парня дошло, что в таком случае искать ее придется всей толпой. И тогда они могут запросто опоздать на второй поезд. Елисей моментально вспотел и дал сам себе слово, что не выпустит ее из виду до тех пор, пока не сделают пересадку.
   До отправки оставалось три минуты. Распихав сумки по полкам, компания нетерпеливо ждала отправления.
   - Десять дней отдыха, - Пашка сидел на нижней полке и пытался схватить ногу забравшейся наверх Алены. - Бриться не буду!
   - Ага, размечтался, - тут же откликнулась жена.
   - Не буду! Я никогда не бреюсь, когда уезжаю в такие места.
   Спустя десять минут поезд по-прежнему стоял на станции. Компания все еще шутила, но уже несколько тревожно поглядывала в окна.
   Через полчаса, когда поезд все еще не тронулся, шутки смолкли. По вагону то и дело проходили встревоженные люди. Елисей успел сбегать к проводнику, вернулся и развел руками: поезд по техническим причинам задерживали. И сколько он еще простоит было неизвестно.
   Через сорок минут, наконец-то, состав тронулся. Притихшая Васька перебралась к мрачному брату и спросила.
   - Мы теперь точно опоздаем на пересадку?
   - Не знаю. Может, машинист нагонит.
   - Может, вы помолчите и не будете гадать? - Елисей выглядел весьма раздраженным. Он нагло захватил место у окна и теперь следил, как мимо проносились привокзальные постройки.
   - Ты чего раскомандовался? - тут же переключилась на него Василиса. Парень в ответ широко улыбнулся, да так, что девушка почувствовала как ее возмущение тает слово лед под солнцем.
   - Просто такие вопросы заставляют нервничать еще сильнее. Мы же все равно ничего не можем сделать. Надо просто расслабиться и радоваться, что вообще поехали.
   - Правильно, - поддержал Миха, сидевший на боковой нижней полке. - Слушайте, может, перекусим?
   - Да! - Василиса, которая утром не смогла ничего съесть, вдруг почувствовала зверский голод. Тем более что со всех сторон уже тянуло запахами еды, а мимо то и дело проходили люди с чашками.
   Компания зашуршала пакетами, выгружая еду на стол. Подтянулся Слава, чье место было в соседнем "отделении" плацкарта.
   За окном, на привязи, болталась металлическая фляжка. Пашка вывесил ее туда, едва поезд тронулся. При этом окно пришлось открывать при помощи плоскогубцев, а Елисей следил, чтобы нелегкая не принесла кого-то из проводников. Теперь на фляжку нежно косились все парни, но Паша сурово заявил, что пока содержимое не охладиться до нужной температуры, он ее не достанет.
   - А что там? - поинтересовалась Васька у мрачной Алены. Девушка тоже смотрела на фляжку, но без особой радости.
   - Там коньяк. Чую, они всю поездку будут вместо чая пить это, - девушка с отвращением ткнула наманикюренным ногтем в сторону фляжки.
   - Тю, какие мы грозные! - Пашка услышал жену и тут же стащил ее вниз на первую полку. Алена затрепыхалась, но ее пятьдесят килограмм ничего не могли поделать против девяностокилограммовой туши. Парни, с интересом наблюдая за выяснением отношений, не забывая усердно жевать. Василиса от них не отставала.
   Вскоре все сытые и довольные расползлись по полкам. Миха, Славик и Антон, которого все называли Тоха, уселись на боковую нижнюю полку, Пашка в обнимку с Аленой устроились возле окна. А Елисей внимательно наблюдал за Васькой.
   - Слушай, - он не выдержал. - Может, у тебя глисты?
   Девушка прожевала кусок курицы, только потом ответила.
   - Это у тебя глисты. А я растущий организм, поэтому мне нужно много еды.
   - Ты растущий организм? Да тебе уже рожавшим организмом надо становится!
   - Тебе надо ты и рожай, а у меня другие планы.
   - Ага, лопнуть от обжорства.
   - Она с детства такая, - хохотнул Пашка. - Вроде мелкая, а лопает больше меня.
   - Ты мне завидуешь, - отозвалась Василиса. Она доела курицу, слопала бутерброд и только потом прислонилась к стенке, прихлебывая чай.
   - Ты мужа разоришь, - Елисей потянулся и снял свитер, оставшись в белой футболке. Васька моментально забыла про чай. Поставила кружку на стол и спросила.
   - Можно потрогать?
   На руках Елисея яркими красками играли две татуировки. На левом плече красовались черно-красные японские иероглифы, а с правого предплечья ухмылялся Джокер. Вот к нему то и тянулись Васькины пальцы.
   - Потрогай, - разрешил парень. - Не бойся, не укусит.
   - А можно мне тоже? - потянулась Алена. Она давно хотела сделать себе татуировку, но Пашка не разрешал.
   - Я весь ваш, девушки, трогайте, где хотите.
   - Ты за словами следи, - предупредил Паша. - А то я тебя тоже потрогаю кулаком или ногой, - сказано это было шутливо, но Елисей все же решил не рисковать.
   Кожа у татуировки на ощупь немного отличалась, была более шероховатой. Василиса провела пальцами по Джокеру, потрогала иероглифы. Татуировки она и раньше видела, но вот так близко - впервые. Глеб не любил рисунки на теле, а сама девушка, если честно, себе делать нечто подобное побаивалась.
   - Здорово.
   - Ага, - подтвердила Алена. - Так красиво, так прикольно.
   - Ну все, - заметил Слава. - Страйк, ты теперь в центре женского внимания.
   - Мне кайфово, - сообщил Елисей, ухмыляясь. Паша засопел, но тоже рассмеялся. Ревновать жену к другу он не мог, понимая, что Алена все равно его и только его женщина.
  
   ***
  
   За шесть часов машинист поезда успел нагнать упущенное время. Когда компания райдеров выскочили на пересадочной станции, у них еще оставалось полчаса в запасе. Следя, чтобы никто не затерялся, они поспешили к нужному составу. Пашка контролировал Алену, а Елисей со Славой следили, чтобы Васька в порыве любопытства не ушла в сторону и не затерялась в толпе. Но девушка прекрасно понимала, что сейчас не время разглядывать вокзал и старалась не сильно отставать. Рюкзак за спиной казался неподъемным и сильно натирал плечи, еще и пакет в руках сильно раздражал. Девушка пыхтела и старалась увеличить скорость, боясь, что и впрямь затеряется в сумерках на перроне.
   Не затерялась. Все загрузились в вагон, в котором им предстояло ехать двое суток. На этот раз места Славика и Тохи оказались за стенкой, в соседнем "отделении" плацкарта, Мишка устроился на верхней боковой полке, а остальные разместились как и прежде. Правда, выяснилось, что у Васьки тоже верхняя полка. Девушка моментально насупилась: наверху она ездить очень не любила. В окно толком не посмотришь, сидеть нельзя, спускаться проблематично. В общем, Василиса с помощью мальчишек разместила вещи и скромно села на угол Елисеевского места.
   - Чего тебе? - парень, наконец, обратил внимание на пристальный взгляд серых глаз.
   - Слушай, тебе ведь все равно где спать?
   - Как сказать. На полу не нравится.
   - А на верхней полке?
   - Начинается, - подал голос Пашка. Он уже уступил свое место Алене и теперь валялся наверху, свесив вниз голову. Лысина блестела в электрическом свете.
   Елисей посмотрел на Пашку, перевел взгляд на Василису и вздохнул.
   - Черт с тобой, перебирайся.
   - Спасибо! Я за это тебя даже от окна прогонять не буду.
   - Посмотрел бы я на то, как ты меня прогоняешь, - парень зевнул и от души потянулся, на мгновение став похожим на большую пантеру.
   Подошел и пассажир, занявший место на нижней боковой полке. Устрашающего вида небритый мужчина опустил внушительный размеров баул на пол, а сам уселся и обвел всех взглядом красных глаз. Потом, видимо поняв, что попутчики не опасны, со вздохом раскрыл сумку и вытащил на свет полуторалитровую пластиковую бутылку. Внутри плескалась подозрительного вида жидкость. Мужик зачем-то помахал бутылкой и вдруг спросил вежливым тоном.
   - Господа, хотите домашнего вина?
   Васька судорожно сглотнула и на всякий случай отползла подальше к Елисею. Алена решила, что на второй полке гораздо лучше и уже готова была согнать оттуда мужа.
   - Спасибо, - так же вежливо откликнулся Страйк. - Но у на женщины беременные, а мы при них не хотим пить.
   Мужик кивнул, буркнул что-то сочувствующее и спрятал бутылку. Вовремя. Возле него как раз остановились два мииционера и долго проверяли документы, о чем-то спрашивали.
   Васька и Алена пока сердито шипели на Елисея.
   - Это кто тут беременный?
   - Зато проблема решилась, ведь так?
   - А если накаркаешь?
   - Лиса, а ты чего беспокоишься? У тебя же презики в аптечке.
   Василиса показала ему кулак.
   - Я не Лиса, а Васька.
   - Лиса Васька, - ухмыльнулся парень и легко увернулся от подзатыльника. - Эй, будешь драться, я тебя свяжу и положу наверх. А Пашка мне поможет.
   - Помогу, - подтвердил брат. - Успокоились все. Сейчас поезд тронется и мы...- он многозначительно поболтал охладившейся фляжкой.
   Милиционеры ушли, состав, лязгнув пару раз, тронулся с места. В окна ударил начавшийся снег. Скоро Самарский вокзал остался далеко позади.
   Колеса уютно стучали на стыках рельс. Васька, свернувшись и положив на колени подушку, смотрела, как в темноте за окном мелькают белые столбы. Одновременно она краем уха слушала разговор и изредка вставляла свои "пять копеек". Парни веселились. Фляжка уже опустела, в ход пошел другой крепкий напиток. Правда пили только Пашка, Славик и Миха с Антоном. Елисей отказался, сообщив, что в поезде будет вести трезвый образ жизни.
   Сосед на боковой полке мирно опустошил свой баллон с домашним вином и теперь сидел и клевал носом. Потом вдруг взял и с грохотом свалился на пол. Парни решили проявить человеколюбие, подняли его и посадили опять. При этом Пашка ткнул попутчика в бок и сообщил.
   - Эй, мужик, ты бы постель разобрал и лег. А то еще сейчас менты по вагону пойдут, еще прикопаются.
   Попутчик внял голосу разума и уже спустя десять минут храпел, отвернувшись к окну.
   А среди райдеров веселье набирало обороты. Пашка предложил поиграть в карты на желание. Славик уже успел бодро прокукарекать на радость всему вагону, Алена выбила барабанную дробь на бритой голове любимого мужа, а Васька изобразила стоны мартовского кота. Буйство не затихло, когда погасили основной свет, оставив тусклые ночники под потолком. Оно пошло на убыль только где-то после трех ночи, когда Паша и Славик вырубились, а Алена плюнула на все и залезла наверх, оставив мужа храпеть внизу. Елисей еще поржал вместе с остальными, но и они через час расползлись по своим местам.
   Некоторое время стояла относительная тишина, только где-то в конце вагона хныкал ребенок. Этот звук очень раздражал Елисея, в принципе не любившего детей. К тому же было душно и жарко, и парень никак не мог уснуть. Он уже успел пожалеть, что решил не пить. Остальные уже вовсю спали, убаюканные стуком колес.
   Потом снизу стали доносится подозрительные звуки. Елисей, приподнявшись на локте, прислушался. Показалось, что внизу кто-то чем-то шуршит и приглушенно чавкает. Парень стукнул кулаком по полке и прошептал.
   - Кому не спится?
   Чавканье смолкло, раздалось торопливое шуршание, словно кто-то очень голодный пытался спрятать остатки еды под подушку. Елисей поддался любопытству, мягко и бесшумно спрыгнул вниз и увидел сидевшую у окна Ваську.
   - Жрешь под покровом темноты?- он увидел пакетик с соком и два бутерброда. - Ну-ка подвинься!
   Василиса зашевелилась, придвигаясь ближе к боковой стенке. Она успела раздеться до футболки и шорт, теперь сидела, положив подушку на колени. При тусклом верхнем свете мало что можно было разглядеть, поэтому Елисей привстал, нащупал налобный фонарик, лежавший на его полке, и включил. Васька на секунду зажмурилась и поинтересовалась.
   - А тебе чего надо?
   - Как чего? - удивился парень. Он цапнул один из бутербродов и. откусив приличный кусок, невнятно проговорил. - Уш ты...ш мяшом! Ну шы и обшора.
   Василиса возмутилась. Спустился тут, понимаешь, уселся рядом и ест ее бутерброды. Девушка сделала попытку отобрать еду, но парень поспешно запихав остаток в рот, попросил.
   - Шоку можно?
   - Шок? Я тебе сейчес устрою шок, - но тем не менее взяла пакетик с соком и отдала парню. Тот удовлетворенно побулькал и вздохнул.
   - Ну вот, а я думал, чего мне не спится. Я есть хочу. Дай еще бутербродик.
   - Сам сделай! - возмутилась девушка. Говорить приходилось шепотом, чтобы не разбудить Пашу с Аленой. Но от этого беседа не становилась менее бурной. К тому же последний бутерброд оказался между двух огней: его осторожно, но упрямо перетягивали в разные стороны.
   - Офигел, да? Сам приготовь.
   - Ты же тут женщина. Вот и готовь. Знаешь кратчайший путь к сердцу мужчины?
   - Знаю. Это кухонный нож!
   - В какой - то мере да, если им нарезать все для ужина, обеда и завтрака. Кстати, этот самый завтрак лучше всего подавать в постель.
   Васька вдруг отпустила бутерброд. Елисей от неожиданности тоже разжал пальцы, и еда упала ему на штаны.
   - Поздний ужин в постель, - проккоментировала девушка, наблюдая, как парень с тихой руганью собирает с одежды куски мяса, зелени и овощей. Елисей убрал это безобразие и вздохнул.
   - Лиса...
   - Васька!
   - Нет, - заупрямился парень. - Это не женское имя. Васька...как будто кота позвал. А вот Лиса - совсем другое дело, ты на нее похожа, кстати.
   - У меня тут еще чай есть, - как бы между прочим заметила девушка. - Он правда остыл, но будет неприятно ощутить его на штанах, да?
   - А на своей майке? - в тон ей поинтересовался Елисей. Начало беседы было положено. Дальше она потекла как по маслу. Уже через десять минут Василиса сдавленно хрюкала в подушку, стараясь не расхохотаться от анекдота. Елисей, воспользовавшись моментом, стащил у нее с тарелки последний помидор и быстро съел.
   - Это еще что. Мне недавно товарищ реальную историю рассказал, про райдеров, - он приготовился сообщить нечто очень смешное, но шевеление сбоку отвлекло.
   Проснулся любитель домашнего вина. Мужик перестал храпеть, поворочался и сел, тупо уставивишсь в полумрак. Елисей быстро погасил фонарь, чтобы не привлекать внимание.
   Но мужчине было не до страдающих бессонницей соседей. Посидев немного, он встал и побрел куда-то в сторону тамбура. Вернувшись, долго и шумно возился в сумке, потом достал оттуда "доширак" и побрел с этим добром к титану за кипятком.
   - Я понял, - произнес Елисей. - Он твой родственник, да? Вы любите харчить по ночам?
   Василиса в ответ покрутила пальцем у виска. Потом не выдержала и прошептала.
   - А ты оказывается совсем другой.
   - В смысле?
   - Ну я сначала решила, что ты такой мрачный и злобный, а теперь вижу, что это просто мимикрия.
   - Какие ты слова знаешь. Я и есть мрачный и злобный, просто в отпуске можно и расслабиться.
   Мужик уже возвращался обратно. Его и так шатало, а когда он дошел до своего места, то вагон качнуло. Содержимое "доширака" частично выплеснулось на пол, а частично попала на незадачливого любителя есть по ночам.
   - Вот ...- с чувством произнес мужик, после чего съел остатки и снова упал и захрапел.
   - Это что было? - поинтересовалась Васька, которая кусала себя за палец, чтобы не захохотать.
   Елисей ничего не ответил, просто полез наверх. Уже оттуда сообщил.
   - Спать ложись.
   - Ложусь, - девушка и правда чувствовала как слипаются глаза. Вот так с ней всегда. С самого детства: пока не поест - не уснет. Василиса зевнула, устроилась поудобнее и уже через пять минут спала сном младенца. Она не слышала как через час проводница увидела безобразие на полу и принялась ругаться. Сосед райдеров сначала усиленно притворялся спящим, даже храпел. Помогла только угроза привести милицию, которая ссадила бы его на ближайшем полустанке.
  
   Глава пятая.
  
   Весь следующий день прошел более спокойно. Райдеры проспали почти до обеда. Василиса получила длинную смс от Глеба, долго сочиняла ответ и смотрела в окно, за которым валил снег. Елисей спал на верхней полке, видимо, решив не просыпаться до завтрашнего утра. Пашка пытался читать журнал про автомобили и ворчал, что "одна наглая козявка" съела все его любимые огурчики. Алена разгадывала кроссворд и периодически мучила Миху с Антоном, заставляя их помогать ей.
   На следующее утро вся компания дружно выгрузилась из вагона.
   - Не поняла, - Василиса с недоумением оглядывалась. Огромный шумный вокзал показался ей очень красивым, со своими белыми высокими зданиями и массивными колоннами. Но где снег? Вся площадь была чистой и сухой, с неба ярко светило солнце. Девушке даже стало жарко, и она сняла шапку.
   - Паша, - Алена тоже была в растерянности. - А где снег? Как вы кататься будете?
   - Скоро увидите, - загадочным тоном ответил парень. Остальные тоже заулыбались, словно услышали хорошую шутку.
   Через большой, светлый зал ожидания, они вышли к центральному входу. Возле него стояло множество микроавтобусов. Елисей, позвонив кому-то, обернулся к ожидавшей его в стороне компании и махнул рукой.
   Вскоре уже все ехали в забитом под завязку микроавтобусе и слушали как громко орет радио. Василиса сидела у окна, обнимала свои лыжи и смотрела, как за стеклом проплывает по-весеннему яркий город. Показалось, что они чудесным образом выехали из зимы и приехали в весну. Снега на улицах не было, только кое-где сверкали лужицы. Многие прохожие шли без шапок. А где горы? Где море снега, который обещал Пашка? Василиса чувствовала себя обманутой.
   Поплутав по улицам, автобус выехал за город и начал постепенно набирать скорость. Через полтора часа доехали до речки, ярко блестевшей под солнцем. Поехали вдоль нее.
   - А теперь смотри, - сидевший рядом Елисей локтем вдруг толкнул Ваську в бок.
   Горы постепенно появлялись на горизонте. Сначала робко, неуверенно. Затем придвинулись ближе, и через некоторое время микроавтобус въехал в ущелье. Теперь со всех сторон виднелись скалистые, но пока невысокие откосы.
   Василиса с Аленой переглянулись и, не сговариваясь, полезли за фотоаппаратами.
   - Подождите, - попытался остановить их Пашка. - Дальше будет еще красивее.
   Но девчонки уже вовсю фотографировали пейзаж, не обращая внимания на то, что окно автобуса не очень чистое.
   Постепенно горы становились все выше. Скоро дорога уже шла между отвесными каменными стенами. Васька забыла про фотоаппарат и заворожено смотрела в окно. И вот там она будет кататься? Внутри у Василисы все сжималось и попискивало от страха и восторга.
   - Нравится? - негромко поинтересовался Елисей, глядя на восторженное лицо спутницы. Он и сам чувствовал, как внутри поднимается уже привычное чувство восхищения. Каждый раз, приезжая сюда, парень открывал для себя что-то новое.
   - Еще бы, - Василиса выдохнула ответ, почти упираясь носом в стекло. Если бы в этот момент она обернулась, то увидела бы на лице Елисея мечтательную улыбку. Мысленно парень уже надевал снаряжение и катился по склонам.
   Чем ближе подъезжали к поселку Чошкол, тем больше вокруг было снега. Вершины гор через какое-то время заволокло белым туманом: то ли облака, то ли метель. За окном падал снег, гигантскими белыми хлопьями. От этого зрелища парни довольно щурились, как объевшиеся сметаной коты. Алена дремала, положив голову на плечо мужа.
   Наконец, автобус прибыл на место назначения.
  
   ***
  
   Поселок Чошкол приютился в широком ущелье, образованном тремя горами. Выйдя из автобуса, Васька задрала голову и у нее перехватило дыхание от восторга. Вокруг вздымались горы, вершины которых прятались в облаках. Хлопья снега летели медленно, красиво кружась в воздухе. Они уже успели осесть порядочными сугробиками на лапах многовековых елей, которые окружали поселок.
   Неизвестно, сколько бы еще простояла девушка, раскрыв рот и глядя по сторонам. Но Пашка сунул ей в руки чехол с лыжами и скомандовал.
   - Топай за мной заселяться. Потом насмотришься.
   Алена уже успела скрыться в тепле гостиницы. Остальные потянулись следом. Из микроавтобусов тут и там выскакивали люди, группками расходились по поселку. Здесь можно было остановиться как в гостинице, так и в мини-отелях, коттеджах и трех пятиэтажных домах.
   Еще перед отъездом, Елисей созвонился с администрацией гостинцы "Горная" и забронировал два номера. Но, в результате каких-то накладок, оказалось, что бронь исчезла. Ожидая пока парни разберутся с этой проблемой, девушки сидели в креслах и оглядывались. Большой холл был выложен светлым мрамором, на окнах прозрачные занавески, вдоль стен кресла и горшки с пальмами. Сбоку виднелся балкон с деревянными резными перилам. Там располагалось небольшое кафе. Под ним раскинулся ресепшн, возле которого собралась приличная толпа.
   Вскоре подошли взъерошенные и чем-то раздраженные парни. В гостинице оставались только четырехместные номера. Славик и Пашка предлагали пошататься по Чошколу и попытаться найти коттедж или частный дом. Елисей, однако, пресек их попытки.
   - Нечего шататься. Места есть? Есть! В чем проблема вообще?
   - Так четырехместные же, - попыталась возразить Алена, которой хотелось остаться наедине с любимым мужем. Увы, жестокий Елисей ее не понял или не захотел понять.
   - Мы погуляем, если вам невтерпеж будет. Ну...что решаем?
   Решили остаться здесь. В конце концов, основное время планировалось проводить вне гостиницы.
   При ближайшем знакомстве с номерами, выяснилось, что в одном сломана кровать. Когда ее заменят, оставалось загадкой. Почесав затылок, Елисей сообщил, что это даже к лучшему. Он не будет спать в одной комнате с Михой и Славиком, которые храпели так, что, казалось, где-то грохочет гром. А Алене ужасно не понравился четырехместный номер, оказавшийся трехместным. Она заявила, что соседний гораздо уютней и она будет спать там.
   - Хорошо, - Елисей кинул сумку на одну из четырех кроватей. - Надеюсь, присутствие постороннего мужчины тебя не смущает?
   - Меня смущает, - сообщил Пашка. - Мы переедем в трехместку, вместе с Васькой.
   Но девчонки уперлись. Им понравился этот номер. Здесь был ковер, нежно-бежевые стены и телевизор показывал куда лучше. А в другом номере обои оказались грязно-лилового оттенка, от которого у Васьки и у Алены, по их словам, начиналась депрессия. Да и по ковру было ходить приятно, чем по видавшему виду ламинату. В общем, вдруг как-то так оказалось, что в четырехместный номер заселились Пашка, Алена, Елисей и Василиса.
   - Да ладно, - видимо Алена была на все согласна, лишь бы остаться в этом номере. - Я в пижаме спать буду. Ну в той, теплой, с утятами.
   Елисей как-то странно закашлялся и серьезным тоном пообещал не смотреть на "эту порнографию". Пашка погрозил ему кулаком, а потом запретил Алене и Василисе шлятся по номеру в одних стрингах.
   - А я не против, - тут же вмешался Елисей. Васька кинула в него подушку, не попала и вернулась к вещам.
   В этот день покататься уже не получилось. Подъемники закрывались в четыре часа. Поэтому, наспех разобрав вещи, всей компанией пошли "акклиматизироваться" в кафе, которое обожали Пашка с Елисеем. Страйк заранее напугал девушек, что первые несколько дней они будут ощущать недостаток кислорода в высокогорном воздухе.
   На улице уже начинало темнеть, кое-где зажглись фонари, ярко светились огни многочисленных кафе и баров. Снег продолжал падать крупными хлопьями, температура держалась где-то чуть ниже нуля градусов. Василиса снова временно потеряла дар речи, разглядывая пейзаж. Множество елей, огромных и заснеженных, очень много снега, и шумные группы людей вокруг. Где-то играла музыка.
   - Смотри, - раздался шепот над ухом. Василиса вздрогнула и заметила, что все уже вошли в кафе, а она стоит посреди дороги. Рядом так же замер Елисей, в расстегнутой куртке и без шапки.
   - Куда смотреть?
   - Вон туда, - парень указал на тропинку между двумя коттеджами. Она вела куда-то в сторону соснового бора. - Если что, там находится родник с сероводородной минералкой. Клевая вещь, особенно с утра.
   - О, класс! - обрадовалась Васька. - Я и Глебу несколько бутылок прихвачу, он ее обожает.
   - Привези, - согласился парень. - Правда твой манекенщик тебе спасибо вряд ли скажет.
   - Это почему это? - Ваське не очень понравилось, как Елисей назвал Глеба. Ну почему почти все ее знакомые моментально начинают его как-то обидно называть?
   - Потому что через два дня ты эту водичку пить не захочешь. Я тебе покажу потом. Ну, что встала?
   - Так красиво же! - прошептала Васька. До нее только сейчас полностью дошло, что она уже среди гор. И этот поселок, как сказочный городок, затерялся среди заснеженных лесов. А впереди десять дней отдыха и катания, о котором она так давно мечтала.
   Елисей засмотрелся на невысокую девушку, в глазах которой отчетливо просматривалось восхищение. А ведь она не будет послушно кататься под подъемником, пришла внезапно мысль. Нет, скорее всего, Василиса полезет следом за ними, будет рваться на сложные трассы. Значит, придется все время следить за ней. Парень испытал досаду пополам с восхищением. Вот поэтому он всегда против женщин в подобных поездках. Они требуют слишком много внимания, за ними приходится присматривать.
   Но, черт возьми, какая же она хорошенькая. Страйк еще при первой встрече обратил внимание на милое личико с белоснежной кожей и темно-серыми глазами. С рыжими он еще ни разу не встречался, все как-то больше светленькие попадались. Интересно, а правда, что рыжие самые темпераментные? Тут Елисей обругал себя за такие мысли и излишне сердито рявкнул.
   - Ну, мечтательница, так и будешь тут стоять? Я пошел, - и скрылся за дверью кафе, стилизованного под старинный дом. Васька, не понявшая, что за муха укусила парня, зашла следом.
   Внутри кафе все было выдержано в местном колорите. Стены, выложенные камнем, вокруг развешано оружие и какие-то шкуры. В дальнем углу горел камин, столы выглядели нарочито грубыми, на каждом стоял фонарь. Специально притушенный свет делал атмосферу еще загадочнее.
   Здесь Василиса смогла оценить местную кухню. Алена, немного поев, заявила, что у нее нет аппетита, и дальше потягивала сок. Парни запивали еду коньяком местного производства. Ну а Васька плевала на алкоголь, ее больше интересовала кухня. Она, по совету Паши, заказала хычин - ароматный, похожий на чебурек, пирожок, и большую порцию кроличьего мяса в сметане.
   Потом все засобирались в гостиницу, так как утром предстоял первый спуск. На улице немного похолодало, снег кончился, и на небе ярко светили звезды. Василиса шла рядом с Аленой и Пашкой и слушала, как Славик с Елисеем обсуждают завтрашний "пухляк"****. Акклиматизация особо не чувствовалась, спать не хотелось. Зайдя в номер, Василиса мигом юркнула в ванную. И вовремя, через пару секунд в дверь заколотила Алена.
   - Вылезай!
   - Сейчас, - Васька натянула желтую длинную футболку и клетчатые домашние брюки. Обмотала волосы полотенцем и в таком виде вернулась в комнату. Спать все еще не хотелось. Девчонки, упав на свои кровати, обменивались впечатлениями.
   - Ну-ка спать! - Пашка забрался под одеяло. - Страйк, ты свет выключаешь.
   Елисей что-то прорычал из ванной.
   - А вдруг он выйдет голый, - хихикнула Васька, сидя на кровати. - Давайте сразу свет выключим, чтобы не испугаться.
   - Надо же какие у тебя оказывается мечты, - Елисей великолепно расслышал фразу девушки и вышел в комнату, ухмыляясь. Однако Васька не смутилась и взгляда не отвела.
   - Мало ли, может, ты этот...эксгибиционист, - девушка вздохнула. - Хотя, видимо, ошиблась. Звиняйте, товарищ, и выключайте свет.
   Попросила не потому, что включенная лампа ей мешала. Просто как-то вдруг не по себе стало, когда посмотрела на Елисея, одетого только в черные штаны. У парня, казалось, была прорисована каждая мышца на груди и на животе. Ну а то, что плечи широкие, это Васька и раньше заметила. Только вот она почему-то решила, что Елисей будет, мягко говоря, волосатым. Как выяснилось - ошиблась. Тонкая темная полоска спускалась ниже пупка и ныряла под резинку штанов. Зато на ключице и на спине Васька с Аленой заметили три длинных шрама. Потом Елисей выключил свет, и комната погрузилась в темноту. Правда, можно было все разглядеть: снег за окном и фонари делали ночь достаточно светлой.
   - Мог бы и в майке выйти, - проворчал Пашка со своего места.
   - Ты же тут расхаживал полуголым, почему мне нельзя?
   - Потому что у меня тут жена и сестра. Они меня в таком виде уже видели.
   - Ну мало ли, может, у меня тут тоже жена будущая, - тут Елисей понял, что сказал, поперхнулся и поспешил исправиться. - То есть, в смысле сестра там потерянная в далеком детстве.
   Почему-то эта фраза необычайно развеселила девчонок. И в темноте то и дело стало раздаваться приглушенное хихиканье.
   - Сейчас как встану, - многозначительно произнес Пашка. Это вызвало новую волну сдавленного смеха. Девушки уже кусали подушки, чтобы не заржать на всю комнату. Наконец, Паша не выдержал, и полез утихомиривать Алену. Теперь веселилась Васька.
   - Свяжу, - вполголоса пообещал Елисей, приподнимая голову от подушки. - А твой брат мне поможет.
   В общем, прошло еще минут пятнадцать, прежде чем девушки угомонились и в комнате постепенно установилась сонная тишина.
  
   ***
  
   Василиса проснулась в пять утра по местному времени инее сразу поняла где находится. Потом улыбнулась и потянулась с блаженным вздохом. Остальные еще спали, Пашка тихо посвистывал носом. Васька приподнялась на локте и огляделась. В комнате стояло по две кровати у каждой стены. Девушка задумчиво поглядела на лохматую черноволосую макушку на соседней койке, протянула руку и приподняла жесткие пряди. Они встали торчком. Васька не удержалась и хихикнула: Елисей стал напоминать небритого черта.
   Спать не хотелось, никаких неприятных ощущений, связанных с акклиматизацией, не было. Васька, подсвечивая себе путь мобильником, добралась до стоявшего у окна стола. Стащила оттуда два яблока и слопала. Потом решила порыться в холодильнике, куда они вчера сложили остатки еды. Вроде бы там должен был остаться сыр.
   - Троглодитка, ты опять ешь и опять в темноте? - раздался тихий шепот за спиной. Васька вздрогнула от неожиданности и едва не уронила банан.
   - А ты, блин, опять подглядываешь? - она обернулась и увидела, что Елисей сидит на кровати от души потягивается.
   - Вообще-то по-нашему уже восемь утра. Я здесь всегда в это время встаю, - парень соскочил с кровати и направился к ванной, спросив по дороге. - Хочешь со мной сходить к источнику, про который я тебе вчера рассказывал?
   Васька молча бросилась к одежде. Когда Елисей не хамил и не вредничал, то с ним было очень интересно.
   На улицах стояла сонная мирная тишина. Правда, едва выйдя за порог гостиницы, Василиса вдруг ойкнула и присела. Где-то совсем рядом раздалось "ш-ш-ш-шурх", как будто сползло что-то большое. Елисей хмыкнул и указал на ближайшую ель. С ее лап соскользнул накопившийся снег и теперь небольшим сугробом лежал на земле. Васька насупилась и с трудом поборола желание пнуть эту ни в чем не повинную снежную кучу.
   - Пошли,- Елисей накинул на голову капюшон. На улице чувствовался легкий морозец, снег кончился, и все вокруг сверкало в свете фонарей. - Поскорее бы на гору, там сейчас такой пухляк.
   - А во сколько открывается подъемник? - Василиса шла по узкой тропинке следом за парнем. Вокруг качали лапами высокие ели и громоздились сугробы. Ваське вдруг захотелось подставить Елисею подножку, чтобы он полетел в пушистый снег и повалялся как следует. Девушка мысленно поставила себе заметку обязательно сделать это при первом же удобном случае. А затем побыстрее убежать. Нет, определенно рядом с ним она начинает думать и вести себя как-то странно.
   Вдоль этой тропинки освещения не было, поэтому Елисей включил налобный фонарь. Яркий луч метался впереди по тропинке, иногда запутываясь в елках.
   - Вот и пришли, - Елисей вдруг остановился. Впереди тропинка заканчивалась небольшим природным бассейном. Кто-то обложил его большими камнями. Сверху, по обыкновенному резиновому шлангу, воткнутому в расщелину, тончайшей струйкой стекала вода. Василиса поморщилась: вокруг стоял густой запах сероводорода.
   - Ну вот. - парень аккуратно положил фонарь на камни. - Сейчас наберем одну бутылку для этих сонь. А мы здесь попьем.
   - Ух ты,- Васька наклонилась поближе к шлангу. Будь на ее месте Глеб, он бы скривился и заявил, что это негигиенично. Но девушка была другого мнения.
   Вода оказалась холодной и удивительно вкусной. Василиса едва не лопнула, и с сожалением оторвалась от источника.
   - Ладно, пошли назад, - Елисей быстро отвел взгляд, когда девушка провела языком по губам, слизывая капли воды.
   Конечно, Паша с Аленой еще не проснулись. Елисей с Василисой поболтали часа полтора, усевшись на кровать к парню. Говорил больше Елисей, рассказывая забавные случаи из своей фрирайдовской жизни. Потом молодые люди решили, что пора будить сонь и идти на завтрак. Страйк полез будить Пашку, а Васька же намочила полотенце и нежно провела им по лицу Алены.
   - Девушка, вставайте, вы экзамен проспали. Чего? Куда, куда мне идти?
   Алена повторила и сделала попытку перевернуться на другой бок. Тут проснулся Паша и решил, что Елисея надо выкинуть в окно. Началась греко-римская борьба в исполнении райдеров. Закончилась она тем, что Васька кинула в них мокрым полотенцем и попала Пашке по лысине. После чего ей пришлось спасаться бегством в ванную комнату, а брат еще минут пятнадцать расхаживал под дверью и громко перечислял все, что он с ней сделает.
   В общем, часам к девяти, вся компания встретилась внизу и пошла в кафе. Миха, то и дело поглядывая на гору, предложил с ходу отправиться на северные склоны.
   - Опух что ли? - ответил Елисей, когда все сели за большой стол. Сонная Алена пила кофе и ковырялась в тарелке. Василиса, в отличие от нее, быстро работала вилкой и одновременно старалась не упустить ничего из беседы парней. Пашка ей уже объяснил, что есть северный и южный склоны. Южный более пологий, на нем намного меньше снега, намного меньше шансов попасть в лавину. Еще с него можно сразу добраться до подъемника, не снимая лыж и сноубордов. На северном склоне снега очень много, он более пушистый и легкий. Рельеф на северном намного интереснее. Крутые обрывы, скалы и узкие кулуары - пути схода лавин - сменяются почти бескрайними снежными полями. Мало какой лыжник или сноубордист чувствует себя в безопасности на "северах". Грозными предупреждениями лежат у подножия горы лавинные конусы - смесь снега и камней, которые лавины принесли с вершин за тысячи лет. А еще большинство маршрутов на этом склоне оканчиваются очень далеко от нижней станции подъемника.
   Хоть Пашка с Елисеем всей душой рвались туда, но понимали, что хотя бы первые два дня надо "раскататься" на южном, мышцы должны "вспомнить" как надо вести себя на таких трассах. Да и Василису одну оставлять было нельзя.
   В конце завтрака произошло не очень приятное происшествие. Славик, в принципе неплохой парень, только не всегда следящий за языком, предложил Пашке "раздать указания своему курятнику". Алена, к счастью, не услышала этой фразы, зато Василиса стала возмущаться за двоих. Пашка с Елисеем тоже заметили, что так лучше не говорить про их спутниц. Антон попытался свести все к шутке, но Славик сдуру ляпнул, что, мол, теперь ясно, почему Страйк впервые решил взять в поездку баб. Явно имеет виды на одну из них. Елисей едва не полез бить физиономию обидчику, но при посредничестве Антона и Васьки, конфликт разрешился мирно. Славик даже извинился, но судя по всему, остался при своем мнении.
   Подъемник, построенный в шестидесятых годах, представлял собой открытые двухместные кресла, скользящие по стальным тросам. На него следовало покупать абонемент в стоявшей рядом кассе. Но Пашка, о чем-то негромко поговорив с канатчиком, махнул всем рукой, подзывая к себе.
   Васька села рядом с Пашкой. Сердце оборвалось и ухнуло куда-то вниз, когда земля стала стремительно уплывать из-под ног. Через полминуты Василиса поняла, что она поднялась гораздо выше всех гор, на которых ей доводилось кататься прежде. А еще через двадцать секунд легкий страх сменился восхищением. Утро выдалось солнечным, и с подъемника можно было наслаждаться необычайно красивой картиной. Сверкающие снежные горы возвышались со всех сторон, одна выше другой. Темными пятнами выделялись леса. Две с лишним тысячи метров над уровнем моря.
   Через некоторое время пришлось пересаживаться на однокресельный подъемник. После него был еще один, коротенький, но он в этот день не работал.
   Дальше немного поднялись пешком. Бешено заколотилось сердце, появилась одышка и мысль: "Неужели это всем так плохо, или только мне?" Васька помотала головой, отгоняя дурноту. Верхняя станция подъемника находилась на высоте почти трех с половиной километров над уровнем моря, и, непривычному Васькиному организму очень не хватало кислорода. Вдребезги разбилась ее наивная надежда, что она является одним из тех счастливчиков, которым не нужно акклиматизироваться на высокогорье.
   Первый раз спустились по совсем легкому маршруту. Чуть отошли от подъемников и вышли на огромное поле, щедро присыпанное вчерашним снежком. Многокилометровый склон упирался в подножие величественной горы, увенчанной гигантским ледником.
   - Для начала скатимся здесь, - проговорил он, внимательно оглядывая сестру. - Потом двинем на средние юга, дальше посмотрим, может пройдемся под подъемникам, узнаешь, что такое настоящие Чошкольские бугры.
   Ребята разделились на две группы по три человека. Как брат объяснил удивленной Васе - три это оптимальное число для катания вне трасс. Четыре райдера еще терпимо, а вот пять, а тем более шесть катающихся замучаются ждать друг друга или будут создавать толпу, что небезопасно в горах. Миха, Славик и Антон решили подняться еще выше, чтобы выйти на дальнее южное поле.
   - Я первый, как скомандую по рации, стартуй и иди четко за мной, - проинструктировал Пашка и, оттолкнувшись палками, умчался вниз.
   Василиса залюбовалась горными просторами, так что едва не прослушала команду спускаться. Зашуршал снег, из горла невольно вырвался вопль восторга. Девушка принялась покорять снежные поля.
   Увы, радость продолжалась не очень долго. Через какое-то время Василиса поняла, что начала уставать. Спуск был гораздо длиннее, чем она видела раньше. Ноги заболели и стали тяжелыми. Васька сбросила скорость, потом все-таки упала, закопавшись по шею в мягкий снег.
   - У тебя стойка неправильная, - пояснил Елисей, подал отстегнувшуюся лыжу, потом сказал в рацию. - Паш, у нас все нормально, просто твоя сестра решила позагорать задницей кверху. Ты ей не показал правильную стойку, так она быстро устанет.
   - Ну так покажи, - раздался из рации голос Пашки. - Я вас внизу жду, давайте быстрее.
   - Ну вот: покажи, расскажи, дай попробовать, - Елисей покачал головой и, сняв сноуборд, начал пантомиму. - Короче, стой вот так, тело наклоняй вперед. Будет сначала страшновато, но нагрузка на ноги будет намного меньше. А если будешь так же заваливаться назад, у тебя через пару часов жопа отвалится. И не вихляй всем телом, словно танцовщица с Бали.
   - А ты их видел? - огрызнулась озадаченная Василиса.
   - Ага, по телеку. Такие девочки, - Елисей вздохнул. - Ну ладно, сейчас, увы, не до красивых девушек. Давай, вставай. И помни - тело держи ровно, все повороты делаешь с помощью ног.
   Василиса продолжила спуск, на этот раз чуть медленнее. Елисей ехал позади, подстраховывая. А сам размышлял, что если и завтра будет такая же "катуха", то он, пожалуй, плюнет, оставит Пашку с Лисой развлекаться здесь, а сам рванет на северный склон, в кулуары.
   Склон стал чуть круче, и Василиса опять покатилась по снегу.
   - Твою мать, Лиса, это что за балет? Ты правда пять лет стоишь на лыжах?
   - У меня лыжа опять отстегну-у-улась.
   - Затяни покрепче! - в сердцах рявкнул Елисей. Он хотел кататься, а не плестись следом за девчонкой и ждать, пока она разберется со своими лыжами. Бросить ее одну мешала только чувство ответственности и, чего уж там скрывать, намечающаяся симпатия. Но это не мешало раздражению прорываться наружу.
   Василиса тем временем надела лыжу и покатилась вниз, показав Елисею язык.
   - Кто-нибудь, одолжите мне терпения, - пробормотал парень, подумав, что ему очень хочется укусить ее за язычок.
   Больше падений не было. Правда, попав на бугры, Васька не удержалась от восхищенного свиста. И вниз съехала с трудом. Коленки дрожали, ноги подкашивались, а ртом девушка судорожно хватала холодный воздух. Сердце колотилось где-то у горла, грозя выпрыгнуть наружу.
   Передохнув полчаса в кафе, между двумя подъемниками, поехали катать через лес. Здесь к ним присоединился Славик, так как Миха с Антоном решили, что на сегодня с них достаточно. Елисей отвлекся на разговор с каким-то знакомым и сказал, что присоединится к ним на следующем спуске.
   - Езжайте за мной, - Пашка опять поехал первым, ловко лавируя среди елей.
   - Что-то он какую-то скучную траекторию выбрал, - Слава выглядел недовольным. - Василиса, поедешь за мной? Я немного отклонюсь в сторону.
   Васька пожала плечами. Славик тоже приезжал в Чошкол не первый год и наверняка знал что здесь и как.
   Хоть они и не сильно подали вправо, но все же моментально потеряли Пашку из виду. Василиса ехала следом за Славой, то и дело уворачиваясь от, казалось, неожиданно выскакивающих деревьев.
   Спуск закончился неожиданно. Слава вдруг затормозил, а потом и вовсе остановился. Васька подъехала и, сняв очки, вопросительно посмотрела на парня.
   - Что-то мне здесь не нравится.
   - Что именно? - девушка обвела взглядом пейзаж. Вокруг по-прежнему возвышался лес, но впереди виднелся просвет. На небольшом склоне стояло толстое дерево, а справа и слева от него вниз убегало довольно широкое и идеально ровное поле с хорошим уклоном. Оно обещало море кайфа тому, кто первым проедет по нему.
   Но почему-то Слава так не считал. Да и сама Васька, чем больше смотрела вниз, тем сильнее чувствовала какой-то подвох
   - Давай попробуем объехать по краю леса, - прошептал Славик. - Двигай по моему следу.
   Пашку они нашли не сразу. Сначала спустились к речке Чош, которая протекала у самого подножия горы, потом вдоль нее двинулись в сторону подъемника.
   - Вас где носило?! - Паша, злой и встревоженный, метался возле подъемника вместе с Елисеем. - Василиса, почему рацию игноришь?
   - Ой! - девушка полезла в карман. - Ой, громкость на минимум выкрутилась. Слушайте, да мы просто спустились чуть правее. Там правда такое место странное попалось,- и она описала красивое поле. Елисей с Пашей побледнели как два вурдалака.
   - Ну-ка давайте вы нам покажете это место, - Страйк быстро пошел к подъемнику.
   Васька со Славой показали. Паша и Елисей побледнели еще сильнее, почти сравнялись цветом со снегом. Страйк молча подъехал к дереву и стряхнул с него снег. Теперь стало видно небольшую табличку, приколоченную к стволу.
   "Пятая доска. Здесь в ... году погибло три человека".
  
   Глава шестая.
  
   - Ты что, идиот! - орал Пашка на Славика, когда они все спустились вниз. - Ты что, не знал, куда едешь? Если не знал, то какого хрена потащился?!
   - Ладно сам бы убился, а то и ее за собой бы уволок, - Елисей кивнул в сторону притихшей Василисы. - Мудак, мать твою, ты же был на лекции лавинщиков. Каким местом ты смотрел куда ехал? Да вы чудом ушли, просто чудом!
   Васька прижала руки к резко похолодевшим щекам. Страх ледяной иголкой прошел вдоль позвоночника, когда до девушки дошло чего они избежали. Восхитительное снежное поле было местом рождения лавины - лавинной доской. Прокатись они по нему и нашли бы их тела только весной. Василису затрясло так, что ей пришлось сесть прямо на снег.
   - Я же почувствовал неладное, - защищался Славик. - Страйк, Пашка, хорош наезжать. Ну не спустили же лавину.
   - Да, да, - Вася решила встать на защиту Славика. - Мы же почувствовали что-то не то.
   - А ты, милая моя, - Елисей переключился на девушку, пока Паша продолжал наезжать на Славика. - Ты какого хрена за братом не поехала? Вот поэтому я и не люблю брать девчонок с собой. Вечно не знаешь, что вы выкинете.
   - Да! - Пашка отстал от Славика, погрозив ему напоследок кулаком. - Теперь я тебя от себя ни на шаг не отпущу.
   - Еще скажи, что на поводок посадишь! - возмущенная Васька встала и вплотную подошла к парням.
   - Посажу, - с готовностью подтвердил брат.
   - Шиш тебе!
   - Малявка, я тебя взял с уговором, что ты будешь слушаться.
   - А я что делаю!
   - Лиса, ты не права...
   - А ты вообще заткнись, - Васька ткнула пальцем в Елисея. - Это семейные разборки.
   - Так вчера же решили, что ты моя потерянная сестричка, - парировал райдер. - Так что как брат я могу тебя, допустим, отшлепать.
   Василиса схватилась за палки, намеренная защищать свою гордость до последнего. Быть отшлепанной на глазах у сотни людей - она же такого не выдержит. Лучше она немного повредит обоих спутников.
   - Чернов! - восторженный вопль прозвучал совсем рядом. А через несколько секунд на шею Елисею бросилась хорошенькая девушка в ярко-желтом лыжном костюме.
   - Лена! - парень с готовностью облапал незнакомку. Хотя для него она была очень даже знакомой. - Какие люди и без охраны! Или как, уже с охраной?
   - Без, - девушка сняла шапку и тряхнула пышными светлыми волосами. - Я с подругами и их мужьями. Уже третий день здесь. Ну а ты с кем?
   - С друзьями. Как жизнь?
   Васька исподлобья наблюдала за парочкой. И дураку было ясно, что эта Лена неровно дышит к Елисею. Вон как вьется вокруг него и стреляет глазками. А он только рад, сам поощряет то взглядом, то улыбкой.
   Василиса поймала себя на том, что смотрит на парочку с растущим раздражением. Странно, потому что она еще никогда не ревновала друзей или знакомых. Зачем? Дружба дружбой, но ведь существует и личная жизнь. Она вот встречается с Глебом, но общается со многими классными парнями. При этом у них ведь наверняка тоже кто-то есть. И это нормально.
   Василиса не могла понять, почему ее раздражает именно тот факт, что Лена кокетничает с Елисеем. И не просто раздражает, а откровенно бесит.
   В общем, Василиса совершила глупость. Надела лыжи, схватила палки и кинулась к подъемнику.
   - А ну стой! - заорал Пашка ей вслед. Но Васька уже прошла через турникет и уселась в кресло.
   Елисей отвлекся от разговора. Одного взгляда оказалось достаточным, чтобы понять, в чем дело.
   - Дура! - орал Пашка. спешно надевая лыжи. - Убью идиотку на хрен, под домашний арест посажу.
   - Погоди, я тебе помогу сейчас, - Елисей улыбнулся Лене. - Пойду я отлавливать бешеную сестру друга. Надеюсь, еще увидимся?
   - Конечно, мы сегодня вечером собираемся в "Семерке", вся наша туса.
   - Обязательно приду, - Елисей дернул Лену за белокурую прядь и поспешил следом за Пашкой. Он не мог пропустить картину маслом: "Павел Грозный убивает свою младшую сестру".
  
   ***
  
   Василиса спрыгнула со второго подъемника и сразу же поехала вниз. Закладывая дуги, девушка пыталась выбросить из головы картинку, где Елисей откровенно флиртует с блондинкой. Да что же происходит? Неужели, на нее таким образом действует горный воздух?
   Солнце скрылось за облаками и на горы опустились сумерки. Подъемник заканчивал работу, на склонах оставалось все меньше народу. Василиса остановилась, чувствуя неприятное сосущее чувство страха. Сумерки полностью скрадывали рельеф снега, и стало непонятно куда конкретно ехать и что там впереди - бугры, "пухляк" или лед. К тому же людей вокруг не наблюдалось. На Ваську навалилась тишина.
   Правда, ненадолго. Девушка еще не успела как следует запаниковать, когда сверху подъехали очень злые Елисей и Пашка.
   - Оставить бы тебя здесь, - брат отвесил подзатыльник, который, впрочем, пришелся по шлему и должного эффекта не возымел.
   - Всего один день, - поддержал его Елисей. - А ты уже успела отличиться.
   - Тебе завидно? - прищурилась Василиса. - Ты чего сюда приперся? Неужели от блондинки сбежал?
   - Тебе то какое дело?
   - Мне - никакого, - Василиса сложила руки и умоляюще протянула их к Паше. - Братец, прости свою глупую сестру. Наверное, это все гипоксия виновата. Я буду милой и послушной девочкой.
   - Ты не была милой и послушной с момента рождения. Едь за мной. И запомни: с этого момента никаких шагов в сторону.
   Василиса и не собиралась больше своевольничать. Лавинная доска и потеря ориентации в сумерках ярко показали, что пока не стоит проявлять самостоятельность. Лучше уж пару дней поездит хвостиком за братом, чем накличет беду на свои вторые восемьдесят девять. Возмущение уже улеглось, и девушка даже не понимала, чего она так отреагировала. Елисей ведь симпатичный нормальный парень, который нравится девушкам. А они нравятся ему. Наверняка у него кто-то есть, а если и нет, то такому парню без проблем можно закадрить любую девушку.
   Но подобные размышления помогли только до вечера. Васька так устала, что даже к еде едва прикоснулась, что для нее было неслыханно. Едва не лопнув от выпитого чаю, девушка на минуту забежала под душ, кое-как развесила вещи на просушку и заползла под одеяло.
   - Вась, ты как? - Алена с тревогой наблюдала за подругой.
   - Мне охрененно. Но я жутко устала.
   - Тогда я пойду, вернусь к мальчишкам.
   Васька только угукнула. Она думала, что моментально заснет. Но прошел час, потом второй. Вернулись Паша с Аленой, долго целовались, прежде чем разойтись по кроватям.
   Елисея все не было.
   Он пришел ближе к часу ночи, когда Василиса извертелась под одеялом, не понимая, куда делся сон и почему она так психует. Но едва скрипнула дверь, как девушка моментально замерла и постаралась дышать ровно и спокойно.
   Елисей на цыпочках прошел к кровати и принялся раздеваться.
   - Эй. - Пашка поднял голову. - Я думал, ты утром притопаешь. Обломала Леночка?
   - Не, - Елисей залез под одеяло. Парни говорили шепотом, думая, что девчонки уже спят. - Нафиг Леночку, я что-то сегодня устал. Может, денька через два, когда раскатаюсь. Она в коттедже остановилась с семейными подругами. Живет в отдельной комнате, так что все в ажуре.
   - Поздравляю, чувак, - Пашка зевнул. - У тебя как раз через два дня начнется твой "горный спермотоксикоз".
   Елисей только крякнул и шепотом посоветовал другу заткнуться и спать. Пашка попал по больному месту. У Елисея, когда он приезжал сюда, наблюдалась интересная реакция организма. Где-то на третий день парень начинал испытывать нарастающее возбуждение ко всему женскому полу. Желание уменьшалось, когда он катался. Но стоило снять борд и расслабиться, как организм начинал требовать женщину. Под конец поездки Елисей уже был готов на стену лезть. Он катался до изнеможения, стоял под холодным душем, пару раз не выдержал и соблазнил незнакомых девчонок. Но затем решил, что лучше потерпеть, чем потом объясняться с жаждущими продолжения внезапными любовницами.
   Ничего этого Василиса не знала, поэтому про "горный спермотоксикоз" ничего не поняла. Но зато запомнила планы Елисея на Лену. Странно, почему-то равнодушный тон, которым говорил парень о своей знакомой, ее немного успокоил. Глеб ведь до того как познакомился с ней, тоже с кем-то заводил отношения. Кроме таинственного бурного романа в прошлом, у него было и много легких, ни к чему не обязывающих знакомств.
   Василиса не считала себя ревнивой, хотя иногда испытывала смутное недовольство, видя, как вокруг Глеба дефилируют модельного вида девушки. Но она всегда успокаивала себя тем, что он то с ней. А с остальными девушками держится ровно, дружелюбно, даже не пытается заигрывать.
   Тогда почему сегодня Васька испытала такой бешеный приступ ненависти к белокурой красотке Лене? Неужели все дело в том, что ей самой нравилось быть рядом с Елисеем? Васька сильно сомневалась, так как само присутствие парня странно влияло на нее. Если с Глебом Василиса чувствовала себя решительной, ответственной, то с Елисеем хотелось расслабиться и почувствовать себя просто красивой девушкой. Раньше такого не было, Васька привыкла все делать сама.
   Обо всем этом девушка думала, уплывая в страну сна. Ни она, ни уснувшие Пашка с Аленой, не видели как Елисей, оперевшись о спинку кровати, некоторое время разглядывал Василису. Задумчиво и серьезно.
   Парень сегодня дико испугался и разозлился, когда узнал, куда сунулись девушка со Славиком. Ему показалось, что Василиса так и не осознала всей опасности, которая ей грозила. Сам Страйк живо представил, как огромная масса снега подхватывает девушку, сминает, оглушает и уносит следом за собой. Как снежная пыль забивает горло, легкие, мешает дышать, как в душе поднимается слепая паника попавшего в ловушку животного. Представил и вспотел от страха за девушку. Потому и наорал на нее и на Славу. Пашка беспокоился за сестру, но он и представить не мог, что это такое. А вот Елисей знал не понаслышке. До сих пор иногда просыпался от "снежных кошмаров", а осенью, в особенно сырую погоду, начинали ныть кости правой руки и бедра.
   Парень долго еще не мог заснуть, размышляя, как дальше пойдет отдых. Почему-то интуиция упорно нашептывала, что эта поездочка станет не просто особенной, а практически судьбоносной.
  
   ***
  
   Второй день так же выдался ясным и солнечным. Васька с Аленой вышли на балкон и показывали друг другу сверкающие горные вершины, пока парни умывались и одевались. Василиса опять проснулась рано, и час лежала, глядя в потолок. Потом проснулся Елисей и стал собираться к источнику. Василиса притворилась спящей, все еще дуясь за вчерашний выговор.
   - Ты идешь? - парень спросил, словно не сомневался в том, что девушка не спит. Васька приоткрыла один глаз и поинтересовалась.
   - Одному идти страшно?
   - Нет, просто ты все равно валяешься, а так хоть разомнешься. Хотя это твое дело. И хватит злиться, ты сама виновата.
   - Я же извинилась.
   - Мне теперь за это раскланиваться перед тобой? Извинилась, мы приняли к сведению, но теперь ты от своего брата ни на шаг.
   - Хамло ты, Страйк, - Василиса села на кровати. - У тебя вон знакомые девчонки, которые катаются, есть. Ты тоже считаешь, что им не следует сюда ездить?
   -Тьфу ты, - кажется, Елисей немного рассердился. - Лиса, ты дура, правда. Я не сказал, что им здесь не место. Я сказал, что не хочу брать в свою компанию девушек, чтобы не нести за них ответственность, поняла? Ты вот тут смотришься почти нормально, осталось мозги вправить.
   - Хватит называть меня Лисой.
   - Ни за что, ты так мило бесишься. Слушай, - Елисей перешел на заговорщический шепот. - Может, мне за тобой приударить?
   - У меня парень есть! - возмутилась Васька, хотя ей стало приятно.
   - И старший брат, - донесся хриплый сонный голос Пашки. - Отвали от сестры, иди Лену соблазняй.
   Василиса обозвала обоих дураками и ушла будить Алену. Откуда ей было знать, что пока они стояли на балконе, дыша свежим горным воздухом, Пашка хлопнул Елисея по плечу и по-дружески сказал.
   - Мне вообще-то этот ее "Глебушка" вообще не нравится, я бы лучше Ваську тебе сосватал.
   Елисей, в этот момент пивший сок, едва не поперхнулся. А Пашка продолжал.
   - Она же у меня буйная, непослушная. Предки ее балуют, а Глеб и слова поперек сказать не может. Ваське бы кого-нибудь, кто ее воспитывать сможет и покажет кто в доме мужчина. Мне вот вообще иногда кажется, что Василиса это парень, а Глеб ну чисто баба. Короче, Страйк, ты вот был бы идеальным вариантом, да только гулять любишь, - парень почесал лысину и признался. - Я тебя уважаю, но к сестре моей не лезь без серьезных намерений. Иначе - во!
   Елисей с интересом оглядел придвинутый к его носу здоровенный кулак. Потом пальцем отодвинул его в сторону и проговорил.
   - Можешь расслабиться, тут кроме твоей сестры полно симпатичных девчонок.
   Пашка, видимо ожидавший, что друг поклянется в любви к сестре, поскучнел и гаркнул на всю комнату. - Девчонки, хватит на балконе загорать, пошли в кафе.
   -Нам одеться надо, - Васька и Алена заскочили в комнату, кутаясь в куртки.- Выйдите отсюда!
   - Ага, разбежался, - Елисей отвернулся, натягивая термобелье. - Я не буду подглядывать.
   Алена пожала плечами, взяла вещи и ушла в ванную, а Василиса возмутилась.
   - Тебе трудно что ли?
   - Это дискриминация, - хохотнул Пашка, тоже натягивающий горнолыжное снаряжение. - Топай в ванную и там одевайся сколько душе угодно.
   - Мы там вдвоем не поместимся!- Василиса подумала и скомандовала. - Отвернулись и не подглядывайте.
   - Можно подумать мы голых девушек не видели, - проворчал Елисей, но все же отвернулся. Тем более что Пашка послал ему предупреждающий взгляд: мол, не спорь и сделай как говорит. Строгий брат не заметил, что за дверью спряталось довольно большое зеркало. А вот Елисей как раз стоял к нему лицом. И во всех подробностях смог наблюдать как Васька раздевается.
   " А фигурка у нее очень даже ничего" - подумал Елисей, делая вид, что застегивает ремень на штанах, а сам косился в зеркало. Там Васька, в одних стрингах, как раз застегивала лифчик. Парень восхитился женственными изгибами и одновременно спортивной подтянутостью.
   И тут Василиса обернулась. Она то про зеркало помнила. Елисей моментально сделал вид, что его интересует ремень и ничего кроме ремня. Но девушка, видимо, все же не поверила. Иначе почему она с воплем: "Ах ты, скотина" запустила в него расческой. Пашка удивленно обернулся к сестре, та схватила покрывало с кровати и, путаясь в нем, убежала одеваться в ванную.
  
   ***
  
   Солнце и в это утро щедро поливало яркими лучами все вокруг. Васька не выдержала ослепительного сияния снега и надела солнечные очки, пока шла до кафе. Алена топала рядом и бурно восхищалась природой.
   - Я сегодня вон туда пойду, - она махнула в сторону подножия величественной горы. - Там такой лес красивый, пофотографирую.
   - Шиш тебе, - тут же отреагировал муж, чья лысина блестела под солнцем. - Вот я покатаюсь, и вместе сходим. А ты гуляй по поселку, можешь до источника дойти, но дальше не смей. А то украдут или тупо заблудишься.
   - Да кому я нужна?- возмутилась Алена. Паша смерил красноречивым взглядом ее женственную фигуру, которую не скрывала куртка с опушкой. Да и на личико его жена удалась: мягкие черты лица, обрамленные светло-каштановыми прядями волос и красивые карие глаза с длинными ресницами.
   - Сказал не пойдешь, значит - не пойдешь. Одна вон вчера не послушалась, так чуть в лавину не угодила.
   Алена насупилась, но промолчала. Вообще-то Паша часто уступал ей, но если он говорил "нет", значит спорить было бесполезно. Василиса похлопала ее по плечу, как бы сочувствуя. А спустя минуту, едва зайдя в кафе, завизжала:
   - Санька!!!
   - Васька!!! - совершенно круглый парень лет тридцати, с копной кудрявых волос и небритой физиономией, закружил девушку на потеху всему кафе. Впрочем, его посетители недолго сидели на местах. Добрая половина народу с ревом кинулась к Елисею и Пашке. Ваську тоже оторвали от Саньки и принялись обнимать.
   - Чуваки! - Елисей и еще трое райдеров с ревом хлопали друг друга по спинам. Все, образ мрачного типа окончательно растаял где-то в горном воздухе. Василиса удивленно покачала головой. Надо же, а он, тоже человек, оказывается. Потом взвизгнула и была сграбастана кем-то огромным и небритым.
   - Васька! Ты с кем приехала?
   - Влад, раздавишь, - девушка едва вырвалась из медвежьих объятий парня. - Вон с ними я приехала.
   Влад пригляделся и с воплем: "Страйк, ну ты рожа!" - бросился обниматься.
   - Вась, это чего? - Алена бочком подобралась к подруге.
   - Это встреча райдеров, - откликнулась та. - Ооо, Шарпейчик!
   - Оооо, Васька! - так же заорал невысокий вертлявый парнишка в ярком желто-зеленом костюме. Прозвище свое он получил из-за фамилии Шарпеев.
   - Страйк, ну ты так быстро вчера удрал, - Лена вынырнула откуда-то из кучи парней, чмокнула Елисея в щеку, совсем рядом с губами. Василиса мысленно заворчала и поспешила отвернуться. Хорошенькая голубоглазая блондинка ей не нравилась.
   Через несколько минут объятий и лихорадочных расспросов, выяснилось, что компания райдеров под предводительство Саньки приехали три дня назад. А вчера не встретились, потому что весь день катались на северном склоне, а потом рванули в соседний поселок в новое кафе.
   - Зато сегодня, народ, идете с нами в сауну в "Лукуме", - Санька похлопал Ваську по плечу, она присела и проворчала.
   - Ты меня в пол вобьешь. Чего еще за сауна?
   - Классная, - гаркнул Влад, похожий на викинга парень лет двадцати пяти. - Там теплый и холодный бассейны, огромная парилка, зал со столом и камином. Короче, гужбанить можно по полной.
   - Я то с радостью, - Васька оглянулась на Пашку, но встретила взгляд Елисея.
   - А что, можно, - зеленоглазый райдер оторвался от разговора с Леной. - Пашка, присоединишься?
   - Угу, только без Аленки.
   - Это почему? - тут же возмутилась жена. - Я люблю сауну, я хочу в сауну!
   - Да, Паш, - поддержал девушку Санька. - Ты чего от нас свою жену прячешь? Девушка, мы мирные и хорошие, просто буйные.
   - Как мой муж, - улыбнулась Алена. - Я привыкла.
   - Она мне нравится! - завопил Санька. - Наш чел! Эй, Страйк, тебя можно поздравить с новой подругой? - он кивнул на Ваську.
   - Он мне не парень!
   - Она мне не девушка!
   Возгласы прозвучали одновременно. А спустя минуту подошел Шарпейчик с бутылкой пива.
   - Кстати, Вась, а как ты ухитрилась приехать сюда со Страйком? Вы встречаетесь?
   - Нет! - рявкнула девушка.
   - Но ведь ты приехала с ним, - вмешалась Лена. Она смотрела на девушку не очень дружелюбно. Василиса ответила ей тем же.
   - Я приехала с братом, а Елисей, наверное, знает, кого стоит брать, а кого нет.
   - Хватит! - Страйк словно ощутил скрытое напряжение между девушками. - Так, кто катает - за мной. Алена, отпусти Пашу, я верну его тебе в целости и сохранности.
   В этот день Ваську ждало новое испытание: сделав пару спусков по уже порядком раскатанным южным полям, Елисей решил наконец-то перейти к более "вкусным" северным склонам.
   Уже порядком "покусанная" лыжниками и бордистами целина ближнего севера обещала низкую лавинную опасность. Елисей вспомнил, как пять лет назад, он, еще ошалевший от бескрайних полей новичек, сидел над спиленным снежным карнизом. Его товарищи только слазили с подъемника, а он уже дрожал в предвкушении восторга от скольжения вниз. К нему подъехал работник КСС - контрольно-спасательной службы и ворчливо прикрикнул:
   - Что расселся, запрещающих плакатов не видишь что ли? Нет тут трассы! Десятками таких как ты каждый сезон вытаскиваем.
   Елисей повернулся к спасателю и соврал:
   - Я тут просто сижу. Не собираюсь я туда ехать.
   Спасатель покачал головой и укатил. А через три года Елисей на своей собственной шкуре понял, почему здесь везде стоят плакаты с жизнеутверждающей надписью "Нельзя! Смертельно опасно! Лавины!" и намалеванным черным черепом с костями.
   Сегодняшний Елисей был опытнее и осторожнее. Он повел свою маленькую группу сначала по очень крутому склону, своей вогнутой формой похожим на гигантский парус. Далее они длинным траверсом вышли к главному заходу на "зорро" - огромный лесной кулуар. Для Васи, катавшейся до этого только на относительно маленьких местных горнолыжках, ощущения были незабываемыми - почти километровый спуск по многометровым буграм. Она съезжала с одного бугра и втыкалась лыжами в следующий, выравнивалась и повторяла этот цикл снова и снова. Через несколько минут она уже совершенно выбилась из сил и с завистью смотрела на брата и Елисея, которые лихо скакали между снежных куч, и, казалось, совсем не уставали.
   "Гады, они издеваются", - мелькнула мысль, и, вместе со злостью, пришло озарение - "Вот я туплю! Надо продумывать траекторию проезда, тогда я не буду втыкаться в каждом повороте".
   Она попыталась сосредоточиться и заранее представлять, как будет проезжать хотя бы несколько следующих виражей. Несмотря на то, что ноги уже с трудом подчинялись, за следующие несколько минут она приноровилась к рельефу, и скорость спуска заметно увеличилась. Но все равно, у подножия горы она дрожала от усталости, и только упрямство заставляло ее продолжать движение.
   Внизу ее спутники уже успели отдохнуть. Паша одобрительно кивнул и, оттолкнувшись палками, быстро заскользил в сторону подъемника. Елисей же взвалил сноуборд на плечо и тяжело побрел по тропинке - она имела небольшой подъем, и катиться он не мог. Вася отдышалась, уняла сердцебиение и поехала вслед за братом. Проезжая мимо грустного сноубордиста, она оглянулась и гордо крикнула:
   - Надо повторить!
   И унеслась вдаль.
  
   Глава седьмая.
  
   Сауну запланировали на семь вечера. К этому времени все вернулись со склонов, плотно поели и начали собираться. Точнее парни валялись на кроватях, а девчонки бегали между ванной и шкафом с вещами.
   - Купальника нет!
   - Ой, Паша, ты зачем все полотенца в ванной на пол кинул?
   - Алена, у тебя скраб есть?
   - Слушайте, а там простыни выдают?
   - Девушки, - Пашка перекинул ногу на ногу, всем своим видом выражая довольство. - Хватит тут мелькать. Выдадут вам простыни, не голышом же пойдете.
   Елисей хмыкнул и проговорил.
   - Я, конечно, был бы не против полюбоваться на эту чудную картину, но боюсь остальные тоже разволнуются.
   Васька кинула в него мокрыми полотенцами, а потом с визгом убежала в коридор. Разъяренный парень бросился вдогонку, поймал девушку и, на глазах у публики, перекинул ее через плечо и потащил в номер.
   - Медовый месяц, сами понимаете, - он словно бы извинился перед зрителями.
   Васька с рычанием извивалась и пыталась ущипнуть Елисея хоть за что-нибудь.
   - Вау, Лиса, - парень продолжал идти по длинному коридору, застеленному коврами и со множеством растений в горшках.- Какая ты страстная девушка, слушай, меня еще никто по заднице не бил.
   Вообще-то Васька его не била, а пыталась ущипнуть, но пальцы соскользнули. О чем она тут же сообщила дрожащим от негодования голосом. Девушка уже признала, что кидаться полотенцами было все же неразумно.
   В общем, помирившись и одевшись, вся компания вывалилась из гостиницы. Уже стемнело, на небе сверкало необычайно яркие звезды и висел тонкий месяц луны. Снег поскрипывал под ногами, заметно похолодало.
   Здание сауны располагалось неподалеку от гостиницы. Одноэтажное квадратное здание, облицованное крупными камнями. Круглые окна призывно светились.
   Сразу за дверью находился небольшой квадратный холл, где в кресле скучал администратор. Дальше шел короткий коридорчик с дверью в конце. Там располагались вешалки для верхней одежды и двери, ведущие в мужскую и женскую раздевалки.
   Зайдя в комнату Василиса и Алена обнаружили там Лену. Девушка уже переоделась и теперь закалывала густые волосы в пучок. На ней переливался золотыми искрами крохотный купальник, подчеркивающий соблазнительную фигуру.
   - Привет, - Алена прошла к другому шкафчику. Начала раздеваться.
   - Привет, - улыбнулась Лена. - Почти все уже в парилке. А вы что, без купальников?
   - Ага, - Васька быстро скинула одежду и завернулась в тонкую белоснежную простыню.- Я же сюда кататься приехала, а не загорать.
   - Надо быть ко всему готовой, - отозвалась Лена и танцующей походкой направилась к двери в дальнем конце помещения - выходу в бассейн. Васька с Аленой, переглянувшись, направились за ней.
   Из раздевалок посетители попадали в просторное помещение с теплыми полами и двумя чашами бассейнов. В одном была теплая вода, в другом, у стены, ледяная. В углу находилась дверь, ведущая в парилку, а через красивую арку можно было попасть в зал отдыха, где стояли уютные кресла и горел камин.
   Так вот, основная часть народа уже плескалась в теплом бассейне. Некоторые выбегали из парилки, прыгали в ледяную воду, а потом с воем бежали обратно греться. В принципе, ничего особенного. Но Васька с Аленой застыли от шокирующего зрелища.
   - А я то все думала, почему меня Паша раньше с собой в сауну не брал, - только и смогла выдавить из себя Василиса.
   - Я никогда не видела столько голых мужиков, - Алена подумала и добавила. - Во всяком случае - одновременно.
   Из пятнадцати парней одеты были только двое - Паша в полотенце и Санька в плавках. Остальные решили, что нечего себя утруждать и разделись полностью.
   В отличие от Лены, которая чувствовала себя вполне комфортно, Васька и Алена прошли по стеночке и нерешительно замерли у дверей парилки.
   - Теперь я понимаю, почему парни не утруждали себя сборами, - пробормотала Василиса, увидев среди парней Елисея. Он тоже разгуливал в натуральном виде. Девушка отметила на бедре парня тонкий длинный шрам, нечаянно посмотрела чуть в сторону, покраснела и почти запрыгнула в парилку.
   - Алена! - Пашка похлопал рядом с собой по деревянной лавке. Девушка поспешила к нему, стараясь не смотреть на гогочущих голых парней. Васька рванула следом за ней, придерживая простыню, но ее окликнули.
   - Вась, идем сюда, тут свободно,- Влад широко улыбался во весь рот. - Я тебя сто лет не видел.
   - Ага, сто лет с прошлогоднего сезона, - проворчала Васька. Она осторожно обогнула печку и присела на нагретые полати. Девушка не любила долго сидеть в сауне, максимум - пять минут подряд.
   - Как тебе большие горы? - Влад сидел на верхнем ярусе полатей в позе лотоса.
   - Я в полном восторге, мне кажется раньше я словно не каталась, а так - баловалась, - Василиса сосредоточенно разглядывала печку. На соседа она боялась посмотреть и одновременно делала вид, что ничего особенного не происходит, что сауна, полная голых парней, для нее обычное дело. Правда, на Влада не смотреть было тяжело. Фигурой он удался, прям хоть сиди и любуйся. Высокий, под светлой кожей перекатываются мышцы, плечи широкие, бедра узкие - красота, да и только. Когда то, года четыре назад, между Владом и Васькой что-то начиналось, проскакивали искры, но потом все как-то незаметно сошло на нет. Остались хорошими приятелями, встречались несколько раз за зиму, иногда пересекались в другие времена года. Влад нравился Василисе, но скорее как друг. Девушка никак не могла представить себя вместе с ним.
   - А вы где завтра катаете?
   - Елисей сказал, что наконец-то поведет в Волчиный кулуар.
   Влад присвситнул.
   - Нехило! Видимо, ты заслужила его доверие. Слушай, а вы правда не встречаетесь? Ты все еще со своим личным Зверевым местного разлива?
   - Влад, я тебе в лоб двину, - предупредила Васька. - Отстань от Глеба и да, мы с Елисеем не встречаемся. Он, конечно, чел симпатичный, но характер ужасный. Не представляю просто, кто долго может его выдержать.
   - Ты просто привыкла, что твой Глеб тебе во всем потакает. А Елисей нормальный чувак. Он два года встречался с одной...потом, правда, расстались. С тех пор он гуляет сам по себе, - Влад, очевидно вспомнив что-то, хихикнул.
   - Чего ржешь? - в сауну вошел Шарпей. - Глянь, чего я придумал, чтобы дам не смущать!
   Причинное место парень прикрывал разлапистой еловой веткой, еще влажной от растаявшего снега. Еще одну, но покороче, он протянул Владу.
   - Держи, а то сидишь тут, Ваську смущаешь. Вон она какая красная.
   -Это я от жара, - возмутилась девушка. По порозовевшей коже стекали струйки от жаркого воздуха парилки. Васька решила, что с нее достаточно и вышла к бассейну. Влад последовал за ней. По дороге он посоветовал Шарпею засунуть вторую ветку елки в одно место и пару раз провернуть.
   Возле бассейна было шумно и весело. Кто-то плескался в теплой воде, кто-то прыгал в ледяную. Васька увидела как из парилки вышли Паша с Аленой, направились куда-то в сторону комнаты отдыха.
   - Влад, - Елисей оставил Лену и подошел к парню с Васькой. - Вы как завтра, не хотите с нами на средние севера рвануть?
   - Мне уже сказали, что ты в "Волчанку" собрался. Можно, конечно, я подумаю. Хотя там за сегодня уже порядком все раскатали.
   - А заодно все что можно, уже сорвали. Так что ты подумай. Лиса, а ты чего не плаваешь?
   - Лиса! - засмеялся Влад. - А прикольно! Васька, можно я тебя Лисичкой буду звать?
   - Тебе можно, - отозвалась девушка. - А тебе, Страйк, нельзя!
   - Злюка, - посетовал парень. - Ладно, пойду к Лене, она добрая.
   - Ага, - ехидно, но тихо проговорил Влад. - Лена добрая, но только с тобой.
   - Заткнись.
   - Как те две дамочки, которых ты на море соблазнил.
   - Влад, млять, закройся, - прорычал Елисей, стараясь не смотреть на заинтересованную Василису.
   Но парень не умолкал.
   - Или их трое было? Помню, что вы в соседней комнате барагозили, мне с тогдашней подругой спать мешали.
   - Бабник, - сделала вывод Василиса. - И с кем я в комнате живу!
   - Тьфу, придурки, - Елисей аж сплюнул с досады и ушел в парилку. Василиса не удержалась и проводила его взглядом: со спины парень выглядел так же хорошо, как и спереди. Даже шрамы не портили.
   - Васька! - подошел Санька. - Пошли, я тебе там твое любимое пиво отжал.
   - Пошли, - вздохнула девушка. Выпить чего-то холодненького и впрямь хотелось.
   - Вась, - Влад окликнул ее, собираясь прыгнуть в бассейн. - Слушай, а Пашка меня побьет, если я тебя как-нибудь приглашу гулять?
   - Тебя побьет Глеб, - вздохнула девушка и, не слушая гогота приятеля, ушла за пивом. Но, взяв бутылку, не вернулась в бассейн, а пошла в раздевалку. Ей вдруг показалось, что надо отправить Глебу смс.
   Парень перезвонил буквально через минуту после того, как пришел отчет о доставке сообщения. Судя по голосу, Глеб пребывал в состоянии, близком к истерическому.
   - Василиса, что ты написала?!
   - А что?
   - Глебушка, зайчик, я тебя сильно люблю и скучаю, - с выражением прочитал парень, а потом трагически произнес. - Ты что, нашла мне замену? И таким образом пытаешься загладить вину?
   - Спятил что ли? - испугалась Васька. - Никого я не нашла, мне тут вообще не до амуров. После катания сил остается только поесть, а потом спать.
   - То есть, если бы силы были, то и амуры бы начались?!
   - Глеб! - рявкнула Василиса. В раздевалку вошла Лена, девушка покосилась на нее и снизила голос до шепота. - Ты там совсем спятил, да? Говорю же тебе - я кататься приехала, а не блудить. Мне как тебе еще это доказать?
   - Я же тебе верю, Вась, - вдруг произнес парень, да так жалобно, что девушке моментально стало стыдно. - Ладно, прости меня. Давай, я завтра позвоню.
   - Хорошо. Ты уже дома?
   - Нет, только что съемки кончились, в машину сажусь.
   - Ну давай, целую, пока.
   - Пока, милая.
   - Что, парень звонил? - полюбопытствовала Лена, роясь в сумке.
   - Звонил, - проворчала Васька и вышла из раздевалки.
  
   ***
  
   Глеб сунул телефон в карман модного зимнего пальто, поправил полосатый шарф и шагнул с лестницы. Съемки проходили на первом этаже огромного стеклянного здания. Здесь располагалась фотостудия, сотрудничавшая с модельным агентством, где работал парень.
   На улице стоял мороз, такой, что воздух казался прозрачно-стеклянным и каким-то замершим. Глеб прикинул, как долго будет заводиться машина и в сотый раз пожалел, что не купил сигнализацию с дистанционным запуском. За три часа съемок салон совершенно выстудился, и сидеть на ледяном кресле Глебу никак не улыбалось.
   - Ты чего, замерзнуть решил? - из здания выпорхнула Дина, в элегантной серебристой шубке, по которой красиво рассыпались гладкие черные волосы. Девушка от природы была брюнеткой, с немного раскосыми темными глазами и пухлыми губками. К тому же высокая, ростом почти с Глеба и хорошо развитая.
   - Василисе звонил, - нехотя отозвался парень, потом, видимо чисто из вежливости спросил. - Тебя подвести?
   Дина, чуть вздернув аккуратную бровь, снисходительно глянула в сторону потрепанной "нексии" парня.
   - Милый мой, Ваську на ней вози, она у нас девушка не меркантильная, ей пофигу на чем ездить, - с этими словами красавица походкой от бедра направилась в сторону черного джипа последней модели. Около него уже стоял мужчина средних лет, одетый просто, но дорого.
   - Шлюха, - ругнулся ей вслед Глеб, а потом не спеша пошел к своей остывшей машине. Нет, зря он ревнует Ваську. Она никогда не станет такой, как Дина. Василиса верная и любящая девушка,
  
   ***
  
   Часа через два все стали понемногу расходиться.
   - Убью Пашу, - тихо жаловалась Алена, натягивая свитер. - Вот почему не предупредил?
   - Забыл наверное, - как-то вяло отозвалась Василиса, застегивая штаны. Она толком и не слушала, что говорила подруга. В голове крутился вопрос: Елисей правда собрался провожать Лену до дома или она ослышалась?
   Как выяснилось, не ослышалась. Когда вышли на улицу, где горели всего пара фонарей, а небо над головой было хрустально-ясным, как Елисей хлопнул Пашку по плечу.
   - Ладно, я пошел, ключ дай.
   - Держи, только не протеряй.
   Василиса ограничилась сердитым взглядом и тут же отошла к Алене. Она не могла смотреть на то, как Елисей уходит вдоль заснеженной улицы, держа за руку радостную Лену. Девушка не была наивным ребенком и прекрасно понимала, что Елисей, скорее всего, вернется под утро. С одной стороны - он здоровый парень, который никому ничем не обязан, тем более ей. С другой - почему-то щипало глаза и хотелось на кого-нибудь наорать. Чтобы не соблазняться, девушка почти бегом поспешила в сторону гостиницы.
   Лена с друзьями остановились в двухэтажном коттедже на краю поселка. В окнах было темно, вокруг дома качали лапами крупные ели.
   - Только тихо,- Лена прижала палец к губам. - Я на втором этаже заселилась, там лестница скрипучая.
   - А мы на цыпочках, - согласился Елисей, почти касаясь губами уха девушки. Лена хихикнула и отворила дверь в темный холл. Стараясь не шуметь, они зашли внутрь, негромко щелкнул замок.
   - Фонарик есть? А то я ничего не вижу.
   - Это хорошо, - шепотом отозвался Елисей. Чертова Васька в простыне, которая не столько скрывала, сколько подчеркивала изящную фигурку, и ее случайный утренний стриптиз, Лена в своем крохотном купальнике - все это дало о себе знать. Парень развернул девушку к себе и принялся целовать, требовательно и властно. Лена с восторгом подчинилась, обхватив его за шею и подставляясь под ловкие руки, расстегивающие куртку. Неизвестно, началась ли любовь прямо в коридоре или они все же успели бы добраться до постели, но тут на лестнице раздались шаги, потом загорелся фонарик и раздался голос.
   - Лена, ты что ли? - и, после недолгой паузы. - Елисей?
   Парень замер, окаменел. Он стоял спиной к лестнице, но ему и не обязательно было оборачиваться, чтобы понять, кто это сказал. Хотя не мог не обернутся.
   В отблесках фонаря Елисей заметил испуганно-виноватые глаза Лены и выключатель за ее спиной. Протянул руку, и прихожую залило ярким светом. Потом парень обернулся, медленно, словно пересиливая себя.
   На лестнице стояла высокая стройная девушка, похожая на цыганку. Крупные иссиня-черные кудри рассыпались по плечам и спине, на смуглом лице сверкали зеленовато-серые раскосые глаза. Девушка куталась в теплую светлую накидку, но она не могла скрыть уже достаточно большой живот. Такой появляется на шестом или седьмом месяце беременности.
   - Это, правда, ты, - в голосе красавицы прозвучало что-то странное. - А я решила, что показалось.
   Елисей бесстрастно посмотрел на нее и обернулся к Лене. Осторожно разжал ее пальцы, вцепившиеся в его куртку.
   - Ладно, Лен, я тебя проводил. Пожалуй, мне пора.
   - Подожди, останься!
   - Увидимся на склоне, - парень застегнул куртку. Почему-то Лена поняла, что больше он не поддастся на ее соблазны.
   Брюнетка следила за парнем, чуть прикусив нижнюю губу. Но когда Страйк взялся за дверную ручку, не выдержала.
   - Елисей...
   - Лена, я думаю мы с тобой поняли что к чему, - Елисей, не обращая внимания, на брюнетку, тронул девушку за плечо.
   Блондинка только судорожно вздохнула и кивнула. Парень и правда когда-то предупреждал, что не хочет никогда видеться со своим прошлым.
   - Елисей, ну подожди, - опять донеслось с лестницы. - Мы так давно не виделись.
   - Пошла на... - парень четко сказал, куда именно следует отправляться красивой брюнетке. Потом вышел и захлопнул за собой дверь.
   - Да что же за день то такой? - Лена бессильно прислонилась к стене. - Ира, ну кто тебя просил выходить?
   - А я знала, что ты его с собой приведешь? Могла бы предупредить.
   - Я же не знала, что у меня получится. А потом поздно было звонить, я думала, ты спала и не хотела будить.
   - А я услышала шум и решила посмотреть, - Ирина поморщилась и оперлась на перила. - Ладно, пойду я спать, а то еще Игорь проснется.
   - Вот, вот, - горько произнесла Лена. - У тебя Игорь, а от меня парни сбегают.
   - Лен, да расслабься ты. С ним тебе все равно ничего не светило, максимум - одна ночь и все.
   - А из-за кого не светило то? - Лена прошла по лестнице мимо Ирины. - Ты не поняла что ли? Все бы получилось. Он ушел из-за тебя!
  
   ***
  
   С Ириной парень познакомился в конце февраля, в день своего восемнадцатилетия. Елисей и его соратники сняли весь второй этаж горнолыжной базы. Отмечать устроились прямо в просторном квадратном холле, обитым деревом. Расселись кто в кресла, кто на пол, застеленный зеленым ковром. Еду разложили на вытащенные из номеров низкие столики. Притащили гитару, кто-то привез бубен, который тут же пошел по рукам.
   Где-то после полуночи прибыли новые гости, снимавшие домик неподалеку. Елисей, к тому времени, слегка нетрезвый и веселый, вдруг замер, забыв куда и зачем собирался идти. Любовь с первого взгляда нашла свою жертву и вцепилась в него со всей силой. Парень стоял и смотрел на грациозную красивую брюнетку с серо-зелеными глазами, одетую в разноцветный горнолыжный костюм.
   Все, с этой минуты Елисей пропал для остальных девушек, для которых раньше всегда находил время. Ира оказалась на год старше, училась на филолога, а на базу приехала вместе с подругой Леной. На лыжах каталась плохо, предпочитая гулять по окрестностям и фотографировать пейзажи. На ухаживания Елисея ответила не сразу, а заставила парня побегать. Чего он только не делал. Страйк писал на асфальте признания в любви, за что был обруган дворником, часами ждал ее возле университета, доставал билеты на премьеры редких авторских фильмов, обожаемых Ирой. Он нашел подработку по вечерам, чтобы была возможность куда-нибудь сводить девушку. В общем, вел себя как классический влюбленный молодой человек.
   В конце концов, после двух месяцев таких вот испытаний на прочность, Ирина все же сдалась. Они с Елисеем официально стали встречаться.
   - Красивая пара, - вздыхали все вокруг. Они и правда очень гармонично смотрелись вместе: высокий широкоплечий зеленоглазый Елисей с тогда еще совсем длинными волосами, собранными в хвост, и стройная гибкая Ира, похожая на сказочную цыганку.
   Их отношения длились два года. А потом Елисей уехал в очередной раз кататься в Чошкол, где его и накрыла лавина. Ее спустил кто-то выше по склону, этого человека так и не нашли. Елисею повезло, что он не успел добраться до кулуара, и что из всей его группы зацепило только его. Парень успел увидеть белую массу, несущуюся на него. Потом пространство заволокло снежной пылью, Елисея сбило ног и начало крутить и мять.
   Он смутно помнил, что он делал в те секунды, пока лавина двигалась. Пытаться грести, как рекомендовали множественные статьи, было бесполезно. Сноуборд якорем тянул вниз. Воспоминания заканчивались вспышкой перед глазами.
   Очнулся он уже в больнице. Перелом бедра, руки, ключицы, легкое переохлаждение, травма лица и, возможно, пострадали глаза - врачи сказали, что ему очень повезло. Елисей тоже так считал. Потом ему рассказали, что он провел под снегом четырнадцать минут двадцать секунд. Часть лавины, в которой друзья его видели последний раз, остановилась, не дойдя до входа в кулуар. Сноубордиста нашли с помощью биперов, он лежал на глубине всего метра, свернувшись в позе эмбриона. Маска разбилась от удара об камень, и осколки сильно рассекли лицо. Елисей инстинктивно от боли прижал руку к лицу, и это его и спасло: образовался "воздушный мешок", а дыхательные пути от снежной пыли защитила балаклава (*).
   Когда его еще везли в больницу, кто-то заикнулся о поврежденном позвоночнике. Эта новость быстро распространилась среди друзей парня, обросла новыми подробностями. В результате стали говорить, что у Елисея сломан позвоночник, и он уже никогда не сможет ходить. Ира это тоже услышала.
   Когда она прибежала в больницу, то, не заходя в палату, побежала к главврачу. И с ходу поинтересовалась, что у Елисея с позвоночником. На что ей ответили, что пока ничего неизвестно. Тогда девушка поспешила к Елисею. Успела увидеть, как его, на каталке, увозят в операционную. Вид парня, бледного, с окровавленным лицом, неприятно поразил Ирину, которая всегда тянулась ко всему красивому и возвышенному.
   А потом с ней и с родителями Елисея разговаривал хирург, проводивший операцию.
   - Повезло парню, вовремя нашли и вытащили. Переломы сложные, но со временем все пройдет. Правда, ему придется полгода провести в больнице, на растяжке. К тому же пострадало лицо, возможно, останутся сильные шрамы.
   Он что-то говорил еще, но Ира уже не слушала. Она ярко представила, как будет ходить в больницу, видеть забинтованного бледного Елисея, который на полгода оказался заперт в четырех стенах. Шрамы ведь точно останутся, он не согласится убрать их. Значит, через полгода ей достанется исхудавший, шрамированный парень, которому придется проходить долгий курс реабилитации. Ирина зажмурилась: одно дело встречаться с прежним Елисеем, когда все хорошо, когда нет проблем. И совсем другое - пытаться выдержать то, что обрушилось на них.
   Больше Ирина в больнице не появилась. Елисей ждал ее, пытался дозвониться. Но телефон сообщал, что абонент недоступен. Парню было физически и морально очень плохо: гудела голова от небольшой температуры, ныли поврежденные кости, раздражала вынужденная неподвижность. Соседом по двухместной палате оказался неразговорчивый мужчина, постоянно или разгадывающий кроссворды или читавший толстую книгу. Телевизор быстро утомлял, ноутбук тоже. Елисею хотелось на улицу, на сноуборд, но приходилось лежать и скрипеть зубами.
   Через две недели друзья, пришедшие навестить парня, сообщили ему, что видели Иру с новым ухажером. С этой минуты Елисей прекратил ждать. Он понял, что девушка бросила его, испугавшись того, что будет дальше
   Еще через две недели родители заплатили за две операции, во время которых Елисею скрепили сломанные кости специальными металлическими пластинами. Теперь парню не грозила участь полгода провести на больничной койке. Его выписали уже через два месяца. Еще месяц пришлось проваляться дома, так как из-за сломанной ключицы Елисей не мог встать на костыли.
   А с Ириной после этого он виделся лишь один раз. Совершенно случайно, на одной из лыжных баз. Девушка сделала движение в его сторону, но Елисей прошел мимо, словно они были незнакомы. Все, он уже вычеркнул ее из своей жизни. Предательства он никогда не прощал.
  
   Елисей думал, что встреча с Ирой его взбесит или заставит нервничать. Но внутри ничего не колыхнулось, словно не было тех двух лет, в течение которых он даже подумывал о женитьбе.
   Нет, он не стал циником, не начал презирать женский пол. Он понимал, что не все похожи на Иру, что есть девушки, которым можно доверять. Просто парень не стремился заводить новые серьезные отношения, предпочитая подружек-"однодневок".
   Елисей немного побродил по уже спящему поселку, наткнулся на пару пьяных компаний и, наконец, добрался до гостиницы.
   В номере еще никто не спал. Пашка, сидя на кровати с Аленой, удивленно посмотрел на мрачного друга. Васька сделала вид, что вообще его прихода не заметила. Она пребывала не в духе, и пыталась скрыть этот факт чтением какого-то женского журнала.
   - Ты чего так быстро?- поинтересовался Пашка, наблюдая, как Елисей стаскивает ботинки и снимает куртку. - Пять минут и ускакал?
   - Тебе завидно? - парень прошел в ванную, включил воду.
   Васька сидела и кусала губы от обиды. За время, пока Елисея не было, она успела такого напридумывать, что сама испугалась своей фантазии. И так не смогла понять, почему так психует.
   Елисей вышел из ванной, уже в одних штанах, с мокрыми волосами и какой-то отстраненный.
   - Давайте спать, я завтра всех рано подниму.
   - Чувак, да что случилось?
   - Лена его кинула, - не сдержалась Василиса. - А он теперь ходит и обрастает комплексами как еж иголками.
   - Мне кажется, что он Лену кинул, - вмешалась Алена. - Кинул и думает, а правильно ли он поступил.
   - Если вы закончили разбирать мои любовные похождения, то, может, мы все-таки будем спать? - Елисей выключил свет и уже в потемках добрался до кровати.
  
   Глава восьмая.
  
   На следующее утро, как Елисей и обещал, отправились в "волчанку". Василиса краем уха услышала разговор Страйка и Пашки, поняла, что Лену вчера обломали и резко повеселела. К подъемнику она подходила, едва не подпрыгивая, не понимая, почему так резко скачет настроение. Девушка на радостях даже сфотографировала местность, пока ехала на подъемнике и отправила Глебу ММС. Тот прислал ответ, что фотография красивая, и чтобы Василиса себя берегла.
   "Да тут попробуй не убереги, когда за тобой в четыре глаза наблюдают" - подумала девушка, но писать это Глебу не стала. Меньше знает - крепче спит.
   Солнце продолжало беспечно сверкать на ярко-синем небосклоне, щедро осыпая своими лучами все вокруг. Ветер сдувал с вершин гор пушистый снег, и в воздухе тянулись, так называемые "петушиные хвосты".
   Неподалеку от подъемника, на оголившихся камнях, сидели веселые компании, принимающие "солнечные ванны". Парни в плавках и девушки в купальниках. Они весело махали тем, кто ехал на подъемнике, некоторые лежали в шезлонгах, намазавшись кремом для загара.
   - Пашка, - Василиса ткнула в бок сидящего рядом брата. - Я тоже так хочу!
   - Прыгай, - разрешил тот.- Лыжами вверх сигай. Ближе к концу отдыха, может, и позагораем. Давай, ты будешь загорать топлесс, я сфотографирую и фотки пошлю Глебу. Он так смешно прыгать от злости будет.
   Васька хотела возмутиться, но представила Глеба, скачущего по комнате в обнимку с компрометирующими фотографиями, и расхохоталась. Она все еще похихикивала, пока спрыгивала с подъемника и шла следом за парнями. Елисей пару раз обернулся и не выдержал.
   - У тебя от предвкушения нервишки пошаливают?
   - Это она топлесс загорать хочет, - отозвался Паша. Васька треснула его палкой по заднице и тут же увернулась от подзатыльника. Елисей замолчал и отвернулся. Пашка, сам того не желая, напомнил ему о том состоянии, в котором он сегодня проснулся. Мало того, что Елисею всю ночь снились то Лена, то Васька, то еще какие-то девчонки, которые творили с ним всякие восхитительные вещи. Так еще утром выяснилось, что организм бурно отреагировал на сны и требовал воплощения их в реальность.
   Не догадывавшаяся о его мучениях, Василиса подошла и поинтересовалась.
   - А почему кулуар назвали Волчиным?
   - Потому что когда через него проедешь, то станешь Чошкольским волком.
   Для того чтобы добраться до захода в кулуар, необходимо было пешком подняться на сто метров от последнего подъемника. Затем проехать длинным траверсом по двум снежным гигантским полям северного цирка. Их разделял невысокий каменный гребень. Если бы Василиса ехала одна, то она ни за что не смогла б отыскать в нем сквозной проезд. Первое поле было исчерчено следами лыж и сноубордов, что еще больше затрудняло ориентирование. Опытный Паша без труда отыскал нужную скалу, за которой скрывался проход на следующее снежное поле.
   На уступе над стометровой воронкой, отмечавшей вход в кулуар, Василиса получила последние инструкции от брата:
   - Кулуар, в принципе, несложный, но все равно соблюдаем осторожность. Проходим в три отрезка. Я иду первым, буду останавливаться в безопасных местах. Ты вторая, сильно не разгоняйся, иди короткими дугами со сбросом пяток. Потом Влад, Страйк замыкающий.
   - Да, основное предназначение бордиста - собирать дрова и тыкалки лыжников, - съехидничал Елисей.
   Васька приняла замечание на свой счет, вспыхнула, но решила все-таки промолчать. За последние два дня ей уже три раза приносили отстегнувшуюся лыжу.
   От вида входа в кулуар захватывало дух. С точки, где они стояли, казалось, что уклон совершенно вертикальный. В таких местах Васька еще ни разу не скатывалась.
   Паша с криком восторга спрыгнул вниз и короткими быстрыми дугами быстро начал уменьшаться. Буквально через полминуты его фигурка, размером с муравья, скользнула за изгиб скальной стены, и в рации раздался голос:
   - Васька, жги!
   И девушка зажгла. Она лихо сделала несколько дуг, начала набирать скорость, и тут у нее снова отстегнулась лыжа. Васька упала и продолжила скользить вниз по склону, пытаясь зарубиться кантом оставшейся лыжи. Но мягкого снега в кулуаре практически не было и зацепиться было не за что. Ее скольжение все ускорялось и, в какой-то момент, девушка совершила кувырок, вторая лыжа отстегнулась, и Васька продолжила кувыркаться вниз.
   Елисей, наблюдавший спуск сверху, уже начал менять свое мнение относительно техники катания девушки в положительную сторону, и не заметил, из-за чего красивое скольжение вдруг превратилось в беспорядочное падение. Он крикнул в рацию: "Васька, зарубайся!", но, когда она лишилась второй лыжи и полностью потеряла контроль над ситуацией, понял, что нельзя терять время. В голове пронеслось: "мля, так только уши и лыжи донизу доедут". И парень кинулся вниз.
   По прямой, без дуг и сбросов скорости он буквально полетел. В считанные секунды обогнал кувыркающуюся девушку и резко затормозил на переднем канте. Чудовищная сила инерции навалилась на ножные мышцы, полыхнули острой болью ахиллесовы сухожилия, на которые и пришлась основная нагрузка. Сноубордист содрал до камней несколько метров склона и остановился. Васька летела прямо на него. Он уперся доской покрепче, и с мыслью: "лишь бы по голове ботинком не заехала", поймал девушку в объятья.
   Лязгнули зубы, Васька взвизгнула, сноуборд сорвался и немного соскользнул вниз. Девушка ощутила себя в надежных и крепких объятиях. На ухо прошипели.
   - Не дергайся, я держу.
   О да, это Василиса почувствовала. Глеб ее так никогда не хватал. Девушка трепыхнулась и пропищала.
   - Спасибо.
   - Простым "спасибо" не отделаешься, - отозвался Елисей, продолжая обнимать девушку. Отпускать не хотелось, наоборот, парень подумал, что хорошо бы прижать ее еще покрепче. А потом можно поцеловать. Хотя бы сбоку, в шею, которую парень успел как следует разглядеть еще вчера вечером, подглядывая в зеркало.
   - Ладно, - согласилась Васька, боясь шевельнуться. - Я говорю тебе два "спасибо". Так сойдет?
   Елисей развернул девушку лицом к себе. Глаза у Васьки после пережитого напоминали два блюдечка. Очевидно, она сто раз успела испугаться, пока катилась по склону.
   - Три раза спасибо, - пробормотала девушка, прижимаясь к Елисею еще сильнее. - Пять раз "спасибо".
   - Все, с головой завалила своими благодарностями, - парень откашлялся, так как в горле вдруг пересохло.
   Секундную паузу разбил треск рации, и голос Влада.
   - Эй, на склоне, я скоро буду.
   Влад привез потерянные лыжи и палки. Васька встегнулась и осторожно продолжила спуск.
   На поляне около подъемников Елисей отобрал у Васьки лыжи и подозвал Пашу.
   - Что-то мне не нравится, как у нее лыжи отстегиваются. Ты проверял их перед поездкой?
   Паша пробурчал в ответ, что "до этого у нее проблем не было", но заинтересовался. Они вместе рассмотрели крепления, убедились, что выставлен подходящий для девушки вес. Брат разочарованно посмотрел на Ваську - он думал, что кататься она будет лучше. Елисей, однако, заставил ее снять один ботинок и встегнул его в крепление. Напрягся, попытавшись выстегнуть его в продольном направлении. Ботинок сидел как влитой. Но, когда он попытался его выкрутить, крепление щелкнуло, и легко освободило захват.
   У парней зажглись глаза, они раскрутили переднюю часть горнолыжного крепления, и обнаружили дефект защелки. Во время катания на горнолыжках своей области Василиса просто не могла достаточно нагрузить лыжу, и дефект не проявлялся. В то же время катание в больших горах требует намного большей отдачи от лыжника. И как только она попадала на серьезные уклоны и набирала большую скорость, крепление освобождала ботинок.
   Елисей закончил ремонт и подмигнул Василисе:
   - Ну что, этот спуск был репетицией, теперь у тебя будет премьера. Поехали, повторим!
  
   ***
  
   Ближе к вечеру Василиса почувствовала себя не очень хорошо. Зацарапало в горле, появился легкий озноб, а голова стала напоминать чугунный котел, такая же гулкая и тяжелая. Девушка как-то разом скисла, перепуганная возможной болезнью.
   "Этого только не хватало, - Васька сжимала в ладонях горячую чашку с чаем. - Вот только болезни мне и не хватало. Все катание псу под хвост".
   Вся их компания устроилась за угловым столиком, в кафе, рядом с гостиницей. Как всегда в это время, здесь было полно народа, много знакомых, подходивших и здоровавшихся. В просторном помещении стояла жара, блестело оружие, прочно закрепленное на стенах, незажженный камин чернел у дальней стенки.
   - Вась, ты чего? - Алена обратила внимание на притихшую подругу.
   - Ничего, - девушка не хотела говорить о том, что, кажется, простыла. Тогда точно не видать ей больше гор. Васька отхлебнула горячий чай, куда тайком плеснула коньяк и поморщилась. Алнеа пихнула мужа и шепотом сказала, что Василиса слишком вялая и тихая. Может, заболела?
   - Посмотри на меня, - велел Пашка. Внимательно осмотрел бледное лицо сестры, потрогал лоб, потом авторитетно заявил. - Поздравляю, у тебя акклиматизация наложилась на усталость от катания.
   -А я думала, что ангина, - попыталась пошутить девушка.
   - Зараза к заразе не липнет, - Паша подумал, потом обернулся к Елисею. Тот вовсю болтал с какими-то ребятами, остановившимися возле их столика.
   - Страйк, слушай, давай завтра разгрузочный день сделаем. Ваську приплющило.
   Елисей посмотрел на девушку и подал плечами.
   - Да без проблем, съездим на горячие источники. Тогда сегодня что, будем поднимать ей настроение и прогонять слабость?
   - Точно! - обрадовался Пашка. - Погужбаним в "роулинг стоунз".
   - Опять?! - ужаснулась Алена. - Вы ж вчера в сауне буянили.
   - Милая, ты не видела, как мы на самом деле можем буянить. Сегодня узришь. Побывать на Чошколе и не напиться в легендарном баре "роулинг стоунз" - это значит зря съездить.
   - Может, я просто поваляюсь? - Васька пыталась сопротивляться. Даже думать о каком-то веселье не хотелось, мысли ползли вялые и унылые.
   Увы, поваляться ей не дали. Вместо этого сообщили, что бороться с акклиматизацией надо по-другому и потащили в номер. Там Пашка дал один час на душ, переодевание и приведение себя в порядок. В ответ на вопли девушек, что этого мало, резонно заявил, что он очень добрый. Мог запереть обоих в ванной и дать пятнадцать минут.
   - Не пойду я вообще никуда, - Васька уткнулась лицом в подушку и ворчала. - Идите сами, а я посплю. Не трогайте меня, злые люди.
   Елисей, лежавший на соседней кровати, приподнялся и как-то задумчиво уставился на стонущую девушку.
   - Василиса, вставай, - Пашка подмигнул другу. - А то Алена запрется в ванной, и фиг ты туда попадешь.
   - Пусть запирается, я тут лежать буду.
   - Ну, не поминайте лихом, - с этими словами Елисей встал и подошел к Ваське. Та продолжала изображать страуса, прижимаясь лицом к подушке. Возмущенно заорала, когда ее вдруг подняли и куда-то потащили.
   - Спокойно, - Елисей оттащил извивавшуюся девушку в ванну. Там зашумела вода, потом раздался отчаянный визг и полный раскаяния голос парня.
   - Ой, прости, я забыл включить горячую воду.
   - Они там надолго? - поинтересовалась Алена, думая стоит идти на помощь подруге или нет. На пути стоял Пашка, сдвинуть которого не представлялось возможным.
   - Минут на пять максимум.
   - Жаль, - огорчилась девушка. - Па-а-аш, слушай, мы ведь тут три дня почти. Плюс еще в дороге два дня. Па-а-а-ашка...
   - И чего? - парень захлопал глазами, словно не понимая куда клонит его жена. Алена стукнула его по плечу и прямо сказала.
   - Секса хочу!
   - Клево! А дальше что?
   - Ты идиот? Там, по крайней мере, двое требуются.
   Ах, ты об этом, - протянул Пашка.- Так это...мы ж тут не одни. Предлагаешь запираться в ванной, как студенты?
   - Раньше тебя это не останавливало.
   Пашка не сумел достойно ответить: дверь в ванную распахнулась и оттуда вылетела мокрая и злая Васька. Волосы на голове потемнели от воды, с них капало на флиску и на лицо.
   - Он меня в холодную воду окунул! - заорала девушка. - Вы тут обнимаетесь, а меня там притопили.
   - Психованная блин, - Елисей тоже выглядел весьма мокрым, но довольным. - Ты мне чуть нос не сломала. Паш, ты ее учил драться?
   - Она просто в детстве чуть не утонула, - пояснил брат. - Теперь жутко паникует, если насильно пытаются затащить в воду.
   Елисей удивленно приподнял бровь и посмотрел на Ваську. Та стояла посреди комнаты и уже держала подушку наизготовку. Весь вид девушки говорил: "Только сунься".
   - Лиса, - парень сделал шаг вперед. Васька приподняла снаряд, и Елисей остановился. - Слушай, тогда прости, не хотел пугать. Не подумал.
   - Не удивлена.
   - Пошлите в бар. Лиса, я тебя угощу "кровью фрирайдера".
   - Что за хрень?
   - О, - присвистнул Пашка, увлекая к выходу Алену. - Это такая штука, короче, если ты сразу не свалишься под стол, то точно наш человек.
  
   ***
   Бар "роулинг стоунз" располагался на первом этаже гостиницы. Не очень большое квадратное помещение, половину которого занимали с десяток столов, а вторую половину - танцпол. Вдоль одной из стен протянулась барная стойка с зеркалами, множеством бутылок на полках и пластинками, густо облепившими стены. Под потолком вращался зеркальный шар, и мигали разноцветные лампы, из динамиков гремел рок 70-80-х годов.
   Елисей и Паша не зря поторапливали девушек. Бар всегда к вечеру забивался до отказа, и даже пройти к барной стойке становилось весьма трудным делом.
   - Кто и что будет пить? - поинтересовался Пашка, когда все устроились за деревянным круглым столом, возле затемненного окна на всю стену. Вокруг стремительно собирался народ.
   - Всем здорово, - откуда-то вынырнули Влад с Санькой. - Можно мы к вам присоединимся? Лисочка. Ты просто прелесть, такая огненная красотка.
   Василиса улыбнулась, польщенная комплиментом. Собираясь в бар, девушка натянула джинсы и серую флиску, сочетавшуюся с ее глазами и темно-рыжими распущенными волосами.
   - Влад, - вмешался Елисей. - Давай тогда притащи нам заказ и мы вас пустим за столик.
   - Да без проблем, - улыбнулся парень. - Лис, ты чего будешь?
   - Пусть "кровь фрирайдера" попробует, - отозвался вместо нее Пашка. - И нам тоже.
   - Легко, - Влад дернул Ваську за рыжую прядь. - Я тебя угощаю, красавица.
   Елисей сделал вид, что чрезвычайно заинтересован темной улицей за окном, чтобы никто не увидел кровожадного блеска в зеленых глазах. Но даже не глядя в сторону Василисы, он легко мог представить как она мило улыбается Владу, как чуть наклоняет голову к плечу и закусывает губу. При этом девушка не кокетничала, а вела себя естественно. И это тоже необычайно привлекало Елисея. Дело было даже не в состоянии его организма, который настойчиво требовал женской ласки. Просто девушка изначально сумела его заинтересовать, а теперь парень еще и понимал, что она притягивает его со страшной силой. Другие девушки в баре тоже казались симпатичными, но Васька сияла в мыслях словно солнце.
   И Влад с его поползновениями казался Елисею совершенно лишним. Но парень молчал и только сильнее сжимал кулаки под столом. Никакого права на Ваську он не имел, вот и приходилось терпеть.
   Вечеринка постепенно начала набирать обороты. Ваське коктейль "кровь фрирайдера" - смесь кока-колы и местного коньяка, один к двум - пришелся ей по вкусу. Введенная в заблуждение его невинным вкусом, девушка допивала третий стакан и весело болтала то с Владом, то с Елисеем. Алена уже давно сидела на коленях у Пашки, била его по лысине и пыталась укусить за ухо. На нее коктейль подействовал быстрее.
   - Сколько тут народу! - Васька отвлеклась от разговора и принялась оглядываться. Танцплощадка была уже забита, возле барной стойки клубилась толпа, столики оказались практически погребены под посетителями. А народ продолжал прибывать.
   - Васька! - Алена прекратила терроризировать мужа. - Пошли танцевать!
   - Пошли, - девушка вскочила со стула и едва не упала. Бар на мгновение покачнулся, Васька ухватилась за стол и помотала головой. Алкоголь начинал давать о себе знать.
   На танцплощадке все толкались, было тесно, но в принципе бывало и похуже. Васька и Алена, устроившись, с краю, принялись "зажигать" под очередную рок-композицию.
   Парни пытались наблюдать за ними, но вокруг было столько народу, что это оказалось весьма проблематичным делом. К тому же к столику то и дело подходили знакомые.
   - Привет, мальчики, - возле них остановилась Лена, в красных брюках и черном свитере. - Страйк, привет.
   - Привет, - парень кивнул и снова попытался разглядеть Ваську среди людей. Девушка постояла, поговорила с Владом и ушла, то и дело оглядываясь. Елисей даже не заметил ее ухода.
   Еще через час Пашка сообщил.
   - Пойду я отловлю жену и отправлю спать. Елисей, пригляди за Васькой.
   Парень, уже изрядно нетрезвый, отсалютовал стаканом. Потом подумал и отправился танцевать к Ваське.
   Где-то ближе к часу ночи по первому этажу гостиницы передвигалась хохочущая обнимающаяся парочка.
   - Вот ты поддерживаешь меня, - Васька шла, стараясь не спотыкаться. - А я типа поддерживаю тебя. Но если ты упадешь, то и я упаду, а если упаду я...
   - То я постараюсь не упасть, - подхватил Елисей. - Но если мы упадем оба, тогда нас никто не поддержит.
   - Значит не надо падать, - сделала вывод Васька и захихикала. - А как мы будем на пятый этаж забираться? Лифт опять слома...ик...ался.
   - Поползи, - предложил Елисей. Он опустился на четвереньки и пополз к лестнице, провожаемый ошалевшим взглядом администратора на ресепшене. Василиса удивленно заморгала:
   - Ты нажрался так, что двигаться не можешь?!
   - Нет, - признался Елисей, продолжая передвигаться на карачках. - Просто хотел тебя повеселить.
   Василиса захихикала и тоже опустилась на коленки. Ей хотелось хулиганить, веселиться и вообще отжигать.
   Вдвоем они проползли половину первого пролета, но потом девушка заявила. что это негигиенично и встала.
   - Тут всякие ботинками ходят, а мы руками.
   - И правда. - Елисей тоже вскочил. - Мы, наверное, кучу микробов нахватали.
   - Тогда мы должны их убить. Но для этого надо накопить сил, - Василиса задумалась, потом жалобно протянула. - Елисее-е-ей, я есть хочу.
   - Так мы в бар сейчас не протолкаемся.
   - Пошли в ресторан.
   Парень задумался: на последнем этаже гостиницы и правда размещался небольшой ресторанчик "Звездное небо", работающий до последнего клиента. Гадая, вышел ли оттуда этот самый клиент или нет, Елисей все же потащил туда Василису.
  
   ***
   По дороге в номер, Алена заявила, что устала и сделала попытку повиснуть у Пашки на шее. Потом потребовала поиграть в лошадку, при этом сообщила, что ей нужны шпоры. Парень перекинул супругу через плечо и сказал, что лучше они поиграют в разбойника и пленницу.
   - Да!- вися вниз головой, Алена захлопала в ладоши. - Злобный разбойник, что ты собираешься сделать со мной?
   - Спать уложить, - пропыхтел Пашка, занося жену в номер. Но Алена с такой постановкой дела была не согласна. Едва Пашка скинул ее на кровать, как она обхватила его за шею и промурлыкала.
   - Давай, мой разбойник, исполняй свой супружеский долг.
   - Давай разбойник поспит рядом со своей добычей?
   - Нет, - Алена вцепилась в мужа. - Требую исполнения супружеского долга.
   - Хорошо, хорошо, - Пашка поцеловал жену в губы и прошептал. - Я только в душ зайду, ладно? И буду весь твой.
   - Только быстро, - Алена улеглась поудобнее и принялась ждать. Пашка тоже ждал. В ванной. И вышел, только когда убедился, что жена уснула.
   Алена не знала о том, что у ее мужа наблюдался эффект, противоположный от того, который был у Елисея. Пашка в больших горах укатывался так, что его ничего не интересовало в интимном плане, даже Алена. Но сказать об этом жене парень не решался.
  
   ***
  
   Ресторан оказался открыт. За дальним столиком сидела какая-то парочка и о чем-то шепталась. Над головой красовался стеклянный купол, наполовину заваленный снегом. Звездного неба не наблюдалось, так что свое название ресторан не оправдывал. Полутемное пространство освещалось настенными светильниками и свечами, красовавшихся на столиках. Ресторан был декорирован в бело-зеленых тонах: салатового цвета стены со светлым геометрическим рисунком, клетчатые скатерти на столах, травянистого оттенка ковер, покрывавший пол от самого входа, официанты щеголяли в зеленых костюмах.
   - Есть хочу! - Василиса плюхнулась на стул, потянула к себе меню. - Ой, тут такие названия незнакомые.
   - Давай помогу, - Елисей, неплохо разбиравшийся в местной кухне, подсел ближе к девушке. От рыжих волос тонко и ненавязчиво пахло незнакомыми духами, парень не выдержал и на секунду ткнулся носом в яркую гриву. Василиса ничего не заметила, увлеченная выбором блюд.
   В результате, принесли какой-то мясной шар с начинкой из овощей, огромное блюдо с салатом и десерт, состоявший из орехов и меда.
   - Ты все это съешь?
   - Съем, - подтвердила Васька, вооружаясь ножом и вилкой. - Не просто съем, а сожру.
   Елисей только покачал головой и решил понаблюдать. Сам парень потягивал все тот же коктейль.
   Василиса съела все. Правда десерт лучше бы вообще не заказывала. И без того разгоряченный алкоголем парень, едва сидел, глядя как девушка, забыв о правилах приличия, облизала пальцы, испачканные в меде. Чтобы больше не смотреть на такое, Елисей отобрал у Васьки десерт и съел его.
   - Хватит есть, пошли спать. Завтра нам вставать рано.
   - Я не хочу спать, - заупрямилась Васька. - Я хочу танцевать. Елисей, давай потанцуем.
   Зал как раз наполняли мелодичные звуки какой-то жутко романтической песни. Парень сдернул девушку с места и поволок на середину зала.
   - Ой, ты танцевать умеешь, - хихикнула Васька, обнимая парня за шею и начиная покачиваться в такт мелодии. Носом она утыкалась в широкую грудь Елисея, слышала как быстро стучит его сердце.
   Елисей при всем своем желании не смог бы сейчас ничего ответить. В горле пересохло, в ушах стучало от близости девушки. парень сам себе напоминал озабоченного подростка, каким был много лет назад.
   - Лиса, все! - он отстранился, хотя безумно хотел сильнее обнять девушку. - Пошли спать, я серьезно.
   После пяти минут уговоров, девушка решила вернуться в номер. Оставалось всего лишь спуститься на три этажа вниз и пройти по коридору.
   В гостинице уже стояла тишина. Где-то внизу народ продолжал веселиться в баре, а здесь все спали. Мимо Елисея и Василисы прошли трое парней с огнетушителем в обнимку. Васька проводила их заинтересованным взглядом, но Страйк едва ли не за шиворот потащил ее дальше.
   Уже на своем этаже Василиса вдруг вывернулась из-под руки Елисея и подбежала к окну. Опершись руками о широкий подоконник, и едва не уронив цветок, девушка восторженно взвизгнула.
   - Ой, смотри, снег пошел!
   За окном медленно кружились крупные хлопья, ложились на землю и деревья. В свете луны и редких фонарей снег блестел как волшебное серебро. Очарованная Васька уставилась на сказочно-красивый пейзаж. Грудью она улеглась на подоконник, а Страйк, судорожно сглотнув, уставился на обтянутую джинсами попку.
   - Елисей, ты глянь. Как завтра клево будет! Эх, а если два дня такой будет идти. То мы офигенный пухляк сорвем!
   - Лиса, пошли в номер, - умоляюще попросил Елисей. Но девушка только отмахнулась, дыша на стекло и что-то рисуя пальцем.
   - Смотри, я йети нарисовала, - она чуть отодвинулась в сторону, предлагая парню полюбоваться на нечто страшненькое и непонятное, нарисованное на запотевшем стекле.
   - Похоже. Пошли домой, а?
   - Нет, ты зацени, - уперлась Васька. - Я даже стих к картинке знаю. Вышел йети из тумана...- она замолчала, не зная, какую придумать рифму. Потом обернулась к Елисею, озадаченно икнула, заметив, что парень сумел приблизиться вплотную.
   "А к черту все, - Елисей совсем близко увидел блестящие темно-серые глаза в обрамлении длинных ресниц. - Не могу я так больше".
   Он наклонился и поцеловал ошеломленную Василису. Не давая ей отстранится, одной рукой обхватил за талию, а вторую положил на затылок девушки. В поцелуе смешались привкус меда и коньяка. Василисе внезапно стало очень жарко, этот жар прокатился по спине и устроился где-то внизу живота. Голова закружилась, опьянение усилилось, Васька едва не упала и обхватила Елисея руками за шею, отвечая с не меньшей страстью.
   - Лиса моя, - простонал парень, оторвавшись на мгновение от девушки. Васька увидела совершенно пьяные шальные глаза, потом почувствовала, как ее приподняли и усадили на подоконник.
   - Моя Лиса, только моя, - Елисей повторял это как заклинание. - Девочка, я так хочу тебя!
   Василиса согласно простонала, выгибаясь в его руках.
   "Я ведь доверяю тебе, Вася" - раздался в голове голос Глеба, а потом возник и сам образ парня. Девушку словно холодной водой окатило. Она забилась в объятиях и цапнула Елисея за губу. Тот отпрянул с возгласом.
   - Ты что, обалдела?
   - Пусти, пьянь! - Васька спрыгнула с подоконника, чуть не упала и убежала по коридору.
   Наваждение схлынуло, даже опьянение словно бы уменьшилось. Василиса кое-как открыла дверь номера, где уже все спали. Зашла и, быстро раздевшись, юркнула под одеяло. Трясло одновременно от удовольствия и от стыда.
   Тело не желало успокаиваться, требуя продолжения банкета, губы горели от поцелуев. Васька продолжала лежать неподвижно, напряженная, как струна. Пальцы вцепились в подушку.
   Елисей вернулся минут через десять. Вошел очень тихо, запер дверь и подошел к замершей девушке.
   - Прости меня, - он опустился на колени возле кровати. - Я пьяная скотина, Лиса, прости, пожалуйста.
   После чего поцеловал в шею (отчего по позвоночнику прокатилась дрожь удовольствия), встал и ушел. Васька услышала как в ванной зашумела вода. Когда парень вернулся в комнату она не услышала, так как заснула, сморенная выпивкой и переживаниями.
  
   Глава девятая.
  
   Вместе с утром пришло и раскаяние. Васька не спешила вставать, закутавшись в одеяло с головой и медленно сгорая от стыда и злости. Причем злость была на себя. Девушка отчетливо помнила все, что произошло ночью, и понимала, что ей понравилось. Нет, поведение Елисея возмущало, но внутри все дрожало, когда Васька вспоминала поцелуй: яростный, обжигающий, заставляющий покориться. Ничего похожего на то, что девушка чувствовала раньше. Глеб всегда вел себя более нежно, ласково, совсем не так, как Елисей. И он всегда позволял Василисе делать то, что ей хочется. А тут, девушка чувствовала, доминировать ей не дадут.
   Васька на нервах укусила подушку и едва не взвыла от раздирающих ее противоречивых чувств. Вот как теперь смотреть Страйку в глаза? Они ведь до сих пор были в нормальных дружеских отношениях.
   Сквозь одеяло девушка слышала, как просыпаются остальные. Пашка тормошил Алену, а та отбрыкивалась.
   "А я сделаю вид, что ничего не помню, - Васька услышала, как Елисей хриплым голосом потребовал гильотину, а потом кофе. - Точно, притворюсь, что вчера слишком много выпила и ни фига не помню, что было после ресторана".
   - Эй, Васька, - Пашка подошел к сестре и сдернул покрывало. - Подъем, пьянь!
   - Отвали, - девушка попыталась вернуть одеяло на место, но брат сбросил его на пол. - Ну ты и урод!
   Василиса села и схватилась за голову. Она не болела, но гудела и казалась очень тяжелой. То ли от похмелья, то ли от недосыпания. Рядом, на соседней кровати, сидел Елисей и выглядел не менее мрачно. Встретившись взглядом с Васькой, парень поморщился и явно задумался над чем, что сказать.
   - Вставай, - тормошил ее Паша. - Эй, Страйк, а ты чего? Тоже птичка "перепил" посетила? Вы где вчера были?
   - Мы где вчера были? - эхом отозвалась Васька. - Бар помню, лестницу помню, ресторан помню...а дальше как-то не помню.
   - Совсем? - хором удивились Алена с Пашей, а на лице Елисея мелькнула досада пополам с облегчением. Василиса поинтересовалась у него невинным голосом:
   - Елисей, а ты чего-нибудь помнишь?
   Парень посмотрел на нее, на Пашку. Но, видимо, понял, что сейчас правда будет несколько лишней.
   - Пока не помню, но позже скорее всего вспомню.
   - Алконавты, - сделал вывод Пашка. - Держите, выпейте и поехали.
   Парень кинул им по небольшой бутылке с минеральной водой из источника. Василиса с Елисеем тут же присосались к ним.
   - О, здравствуй, жизнь! - девушка почувствовала себя гораздо легче, даже аппетит проснулся. - Спорим, это живая вода!
   Спорить никто не захотел. Автобус к горячим источникам отходил через двадцать минут. Поэтому умывание и одевание прошли очень быстро. Васька на ходу застегивала ботинок, подпрыгивая на одной ноге, а Алена пыталась накрасить губы.
   - Хватит в зеркало смотреться, - рычал Пашка, волоча жену за собой. - Придумала тоже: краситься на экскурсию.
   Не позавтракав, все расселись по местам, и ярко-желтый микроавтобус рванул вдоль по шоссе.
   Здесь, у подножия гор, снега было гораздо меньше, белый цвет сменился коричневато-желтым с проблесками темно-зеленого. Васька, на время забыв о вчерашнем происшествии, с интересом смотрела в окно.
   Ехали около пяти часов. Через некоторое время дорога выскочила из ущелий и принялась извиваться между низкими холмами, перемежающимися с равнинами. Солнце на небе то появлялось, то снова скрывалось за рваными серыми тучами.
   Горячие источники находились в стороне от шоссе, метрах в ста. Их со всех сторон окружала небольшая деревенька, состоявшая из десятка домиков. На окраинах бродил скот, где-то лениво гавкали собаки. А во все стороны тянулась голая равнина с несколькими невысокими холмами, поросших редким лесом. Довольно унылое зрелище, решила Василиса. Особенно, по сравнению с горами.
   Горячие источники не произвели на девчонок того эффекта, на который рассчитывали парни. Васька с Аленой дружно скривились при виде довольно широкого бассейна, облицованного потрескавшейся плиткой. Вода подавалась к нему по нескольким тонким трубам, по бокам бассейн выложили мелкими камнями, видимо, пытаясь придать ему красивый вид.
   - Что это за лужа? - интонации в голосе Алены напомнили Ваське модницу Дину.
   - Это не лужа, там все чисто, - возмутился Паша. - Вон видишь скамейки? Там раздеваешься и все. А если надо переодеться, то вон туда заходишь, - он показал на ряд невысоких синих кабинок.
   Василиса с Аленой переглянулись и дружно вздрогнули. Раздеваться при температуре плюс три градуса?
   Елисей, пока девчонки мялись, уже скинул с себя одежду, оставшись в плавках, и прыгнул в бассейн. С блаженным вздохом поплыл к дальней стенке. Пашка ненадолго отстал от него.
   - Не стойте, дуры, - крикнул он девушкам. - Тут тепло, зашибись!
   - Ну да, - проворчала Алена. - Конечно, тепло. Туда, небось, писают.
   - Ага, - подхватила Васька и поежилась: здесь гулял холодный ветер.
   Стоять и смотреть на купающихся было глупо. К тому же постепенно начинало пробирать любопытство.
   Первой не выдержала Василиса. Ежась от ветра, стянула джинсы и куртку, рывком сдернула флиску, оставшись в черном топе и таких же шортиках. Пару секунд потоптавшись у края бассейна, все же отважилась нырнуть.
   Вода оказалась приятно теплой, особенно по сравнению с окружающим воздухом. Васька, разнежившись, помахала Алене рукой.
   - Давай сюда, тут тепло.
   Девушка, поколебавшись, тоже принялась раздеваться. Купальника, как и у Васьки, у Алены не было. Девушка решила поплавать в черном лифчике и в спортивных шортиках.
   Вскоре девчонки, радостно взвизгивая, плавали от одного конца бассейна до другого. У труб вода казалась совсем горячей, едва можно терпеть. А ближе к середине становилась просто теплой. От поверхности едва заметно тянуло сероводородом.
   Васька в очередной раз нырнула с закрытыми глазами и вдруг натолкнулась на препятствие. Удивилась, вынырнула и увидела перед собой Елисея.
   - Ты чего меня преследуешь?
   - Я? - парень отбросил с лица мокрые волосы. - С какой радости? Это ты в меня врезалась.
   - Так я не виновата, что ты внезапно вырос на моем пути.
   - Лис, а чего ты нервная такая? - Елисей напустил в голос интима. - Тоже вспомнила, что было ночью?
   Васька дернулась и едва не ушла на дно. Откашлялась и спросила.
   - А что было ночью?
   Ох, - в зеленых глазах черти отплясывали бешеный танец. - Ты призналась мне в любви, обнимала и пыталась соблазнить прямо на подоконнике в коридоре гостиницы.
   От такого беспардонного вранья у Василисы глаза на лоб полезли.
   - Врешь! - выдохнула она.
   - Почему? Ты же ничего не помнишь.
   - Не было такого!
   - А мне кажется что было. Лис, кому ты врешь? Ты вчера не была настолько пьяной, чтобы у тебя память отшибло.
   - Ва-а-аська! - донесся крик вылезшей из воды Алены. Она приплясывала возле скамеек с одеждой. - У тебя мобильник звонит.
   - Дай сюда! - Василиса поспешно отплыла к краю бассейна, обрадованная возможностью прервать разговор. Елисей не спеша поплыл следом.
   - Глеб? - Васька схватила мобильник, одной рукой держась за бортик. - Привет! Ты как? Да у меня телефон лежал далеко. Что-то случилось? У тебя такой голос странный, - она замолчала, слушая голос любимого. Рука внезапно задрожала, глаза округлились. Мобильник выскользнул из ослабевших пальцев и рыбкой нырнул в воду. Васька проводила его диким взглядом, выловила и поплыла к Пашке.
   - Дай телефон!
   - Зачем? - брат посмотрел на безжизненный утопленный мобильник. - Свой испортила и мой хочешь?
   - Дай телефон! - заорала девушка. Пашка покрутил пальцем у виска и крикнул Алене.
   -Милая, принеси телефон.
   Дрожащая от холода девушка бегом подбежала к бассейну, протянула Ваське мобильник и нырнула в воду.
   Василиса дрожащими пальцами набрала номер Глеба. Гудки в телефоне тянулись невыносимо медленно.
   - Глеб? Глеб! Я свой мобильник утопила, что ты сказал?
   Пашка с Елисеем навострили уши. Девушка, забыв о них, повернулась с стене бассейна и почти кричала.
   - Повтори это еще раз!
   - Повторяю, - отозвался Глеб, довольный произведенным эффектом. - Меня пригласили работать в Лондон, контракт на три года. Вась, это шанс!
   - Шанс, - машинально повторила девушка.
   - Уезжать надо весной. Василиса, ты понимаешь, что я не могу отказаться? - Глеб, похоже, улыбался во весь рот. - Васька, мы поженимся и уедем вместе!
   Тут второй мобильник чуть не пошел на дно. Василиса едва его удержала и вскрикнула:
   - Поженимся? Ты предлагаешь мне выйти за тебя замуж?
   У Елисея и Пашки вытянулись лица. Потом Страйк помрачнел и, сплюнув прямо в воду, быстро уплыл в другую часть бассейна.
   - Глеб, -Василиса полностью игнорировала вплотную подплывшего и строившего рожи брата. - Глеб, это слишком неожиданно. Да, я рада. Я безумно рада, честно. Но ты меня слегка ошарашил, я даже мобильник утопила на радостях.
   - Просто скажи, что ты согласна.
   - Вот так, по телефону?
   - Вась, я понимаю, это не самое романтичное предложение, но когда ты вернешься, то я приду к твоим родителям и сделаю все, как полагается. Даже на колено встану, если захочешь.
   - На чье? - попыталась сострить Василиса, но получилось плохо. Она пребывала в смятении. - Глеб, давай сделаем так. Заочно считай, что я почти согласная, но дай мне время.
   - Зачем тебе время?! - моментально запаниковал парень. - Василиса, признавайся, что произошло?
   Девушка отчетливо икнула и испугалась, что Глеб обзавелся способностями телепата.
   - Да почему сразу произошло? Ничего не произошло.
   "Ага, совсем ничего. Я просто целовалась по пьяни с одним типом, и теперь от воспоминаний подгибаются коленки"
   - Тогда почему ты хочешь подумать?
   - Да потому что свадьба и последующий переезд за границу это не так просто! Дай мне время привыкнуть к этой мысли, вот и все. Глеб, я в шоке. Честно, я в приятном шоке, но дай мне время.
   - Хорошо, - парень, похоже, взял себя в руки. - Как только ты возвращаешься, я тут же прихожу к тебе домой. Будь добра принять решение к этому времени.
   - Я тебя тоже люблю, - пробурчала Васька и прервала связь.
   - Хрен ты от меня дождешься, а не братского благословления, - Пашка отобрал телефон и собрался вылезать из воды. - И предки точно будут против.
   - Тебя спросить забыла, - прошипела Васька, выбираясь следом. Свалившуюся на голову новость следовало обсудить с Аленой, а заодно подумать, что же делать дальше. Пока что Васька находилась в легком шоке.
  
   ***
  
   Глеб сердито посмотрел на экран телефона, едва закончился разговор. По его мнению, Василиса должна была немедленно согласиться, причем с радостью.
   - Ну что, она обрадовалась? - Дина, стоявшая неподалеку, прекрасно слышала весь разговор. Да и не настолько большой был коридор, ведущий на улицу. Девушка расположилась возле окна и курила в открытую форточку, дожидаясь, когда за ней приедут. Черные волосы, собранные в высокую прическу, подчеркивали тонкие яркие черты лица.
   - Конечно, обрадовалась, - Глеб надеялся, что голос у него звучит уверенно. - А тебе то что?
   - Не каждый день моим знакомым предлагают такие контракты, - чувствовалось, что Дина слегка завидует. - К тому же это дело и моей подруги касается.
   Глеб убрал мобильник и застегнул пальто.
   - Ты уверена, что Вася твоя настоящая подруга?
   Тонкая сигарета переломилась в изящных пальцах. На красивом лице девушки мелькнуло возмущение.
   - Даже не смей так говорить! Я с Васькой дружу дольше, чем ты с ней встречаешься. И, если ты помнишь, именно с моей помощью вы познакомились.
   - Хоть что-то полезное сделала, - парировал Глеб и вышел на улицу, хлопнув дверью. Дина вздрогнула, как от удара и смяла испорченную сигарету. Курить уже не хотелось.
   Едва Глеб вышел, как в лицо ударил порыв холодного ветра. Подняв воротник пальто, парень поспешил к машине. Светлые волосы заискрились от падающего снега. Глеб редко одевал шапку, считая, что она портит прическу.
   Он был расстроен реакцией Васьки, но искренне пытался понять девушку. Наверное, она просто шокирована. Но к своему возвращению домой должна все обдумать и понять, что такой шанс дается раз в жизни.
   Сам Глеб ни капли не сомневался в том, что ехать надо. Два года назад он уже получал подобное предложение, правда, ехать предстояло в Москву, а уже оттуда, вроде как, давался шанс вырваться в Милан. Ярко накрашенная дама неопределенного возраста раздевала Глеба взглядом и откровенно дала понять, что хочет взамен от парня. Тот мысленно передернулся, и в тот раз отказался от поездки. Не потому что считал себя высокоморальным, просто сильно сомневался, что все те золотые горы, обещанные ему, сбудутся. В предложенном контракте говорилось о работе в Москве, а вот о Милане все было на словах. Им Глеб не верил.
   Но сегодня утром, после съемок, к парню подошла директор агентства вместе с миловидной темноволосой женщиной в строгом костюме. И та, через переводчика. Сообщила, что прилетела из Лондона в поисках новых лиц. Глеб ей понравился сразу. После чего поступило предложение о съемках в Лондоне и контракт на три года. Голова у парня закружилась от открывавшихся перспектив. Но, сохранив внешнее спокойствие, он уточнил некоторые детали, в том числе, как относятся к женатым моделям. На что получил ответ, что в контракте нет никаких запретов и ограничений по поводу личной жизни.
   Вот тогда у Глеба и мелькнула мысль о женитьбе на Василисе. Если честно, сообщая миссис Грей о своей свадьбе, парень преследовал свои цели. Но, конечно, о них он не распространялся.
  
   ***
  
   На обратном пути в автобусе, Василиса шепотом, но весьма бурно обсуждала с Аленкой предложение Глеба. Подруга пребывала в шоке и советовала Ваське все десять раз обдумать. Девушка соглашалась, а сама то и дело косилась в сторону Елисея и Пашки. Те о чем-то вполголоса беседовали, то и дело поглядывая в сторону девчонок. К концу поездки Василисе хотелось стукнуть обоих. Итак понятно, что Пашка высказывал свое возмущение Глебом и его предложением руки и сердца.
   - Васька, - Алена увидела за окном дома поселка, где они жили. - Слушай, а можно попросить тебя погулять с часик?
   Девушка посмотрела на темнеющий пейзаж. Гулять ей не хотелось, а вот посидеть в кафе можно.
   - Хочется романтики?
   - Ага, - Алена смущенно хихикнула. - Вчера я уснула, а сегодня полна решимости. Сейчас еще Елисея предупрежу.
   Василиса не стала ждать, а выскочила из автобуса и поспешила в кафе. Ей надо было посидеть и все обдумать.
   Она выбрала небольшую террасу, прилепившуюся к боку гостиницы. Здесь, в окружении кучи зелени, расположилось несколько круглых столиков. Из затемненных окон можно было любоваться заснеженными вершинами. Что Василиса и стала делать, размазывая еду по тарелке. Едва ли не впервые в жизни у нее не было аппетита. В голове мысли стукались друг об друга, создавая сумбур и хаос.
   О свадьбе Васька думала вяло и неохотно. Где-то впереди, возможно, будет и свадебное платье, и торт, и гости. Но девушка воспринимала это как нечто туманное и неопределенное. Вот зачем выходить замуж, когда ей и так неплохо?
   Ну а предполагаемая поездка в Лондон и вовсе казалась нереальной. Однажды летом Василиса и Глеб ездили в автобусный тур по Великобритании. Девушка приехала в полном восторге и взахлеб рассказывала о местах, где пришлось побывать. Лондон ей тогда безумно понравился. Но жить там...девушка пока что не могла это представить.
   - Что, составляешь список гостей на свадьбу? - вопрос прогремел над головой так неожиданно, что Василиса едва не выплюнула на стол чай.
   - Тебя я туда не впишу, - девушка наблюдала, как Елисей садится напротив, хмурый и чем-то недовольный.
   - Алена тебя тоже попросила погулять?
   - Ага, я не смог ей отказать, - Елисей взял стакан с соком, быстро выпил сразу половину и только потом сказал. - Ты, правда, хочешь именно этого?
   - Чего?
   Парень наклонился вперед, опершись локтями о стол. Зеленые глаза смотрели на Ваську, не отрываясь. Той стало неловко, но взгляда она не отвела.
   - Ты готова уехать в чужую страну? Чем ты будешь там заниматься, Лиса? Сидеть дома, при своем муже, на которого станут облизываться молодые и не очень бабы? А как же учеба, получение диплома, любимое хобби?
   Елисей задел больное место: Васька тоже смутно представляла, что она будет делать в Лондоне. Ну, во-первых, учить английский, во-вторых, стараться не сидеть дома, а где-то работать. Правда, там вроде придется снова сдавать экзамены по специальности, подтверждать диплом.
   Девушка мысленно простонала и сгоряча ляпнула.
   - Тебя спросить забыла.
   - Злишься? А ведь я прав, верно? - голос у Елисея звучал прямо как у Змея-искусителя. - Подумай, ты ведь оставишь тут все, и ради чего? Ради славы своего муженька. Ты не похожа на жену декабриста, да и ситуация другая, не находишь?
   - Что ты лезешь?! - едва не заорала в голос Васька. - Думаешь, если поцеловал один раз, то теперь имеешь право командовать? - она едва не захлебнулась от возмущения. Елисей наклонился еще ближе и, ухватив девушку за запястье, ухмыльнулся.
   - Маленькая лгунья, так ты все помнишь!
   - Пусти! - Василиса вырвала руку из захвата и вскочила, едва не уронив стул. Не обращая внимания на удивленные взгляды, рявкнула.
   - Это моя жизнь, понял? А ты...ты не имеешь к ней никакого отношения!
   - А, типа постель - не повод для знакомства?
   - Да! - рявкнула девушка и выбежала с террасы.
   - Она у меня буйная, - весело сообщил Елисей зрителям. Но внутри ему было совсем не смешно.
   ***
  
   Перед тем, как войти в номер, Василиса предусмотрительно постучала. Она бы позвонила, но мобильник после купания в теплом источнике работать отказывался.
   - Войдите,- послышался голос Пашки.
   Братец пребывал не в духе. Васька сразу почувствовала напряжение, так и витавшее в воздухе. Алена, с покрасневшими глазами, сидела на кровати и делала вид, что читает журнал.
   - Я не вовремя? - Василиса нерешительно затопталась на пороге. Что-то не похожи были ее брат и его жена на утомленных любовников.
   - Вовремя, - Паша стоял у подоконника и задумчиво смотрел в окно.
   - Нет, может, мне все-таки еще погулять?
   - Зашла и села! - рявкнул брат. Сам он вышел из номера, при этом хлопнув дверью так, что гул прошел по всему этажу.
   - Секс его не делает добрее, - заметила Васька, подходя к подруге и присаживаясь на край кровати. - Ален, ты чего...ты плакала?
   Девушка судорожно то ли вздохнула, то ли всхлипнула, а потом рассказала, что же произошло за то время, пока Василиса и Елисей гуляли.
   Оказывается, зайдя в номер, Алена немедленно полезла целоваться. Паша же, подождав минуту, удрал в ванную под предлогом сходить в душ. Пока он там долго и упорно мылся, девушка достала из сумки тайком привезенный пеньюар персикового цвета. Потом быстро расчесала волосы и мазнула по губам розовой помадой.
   Когда Пашка в одних штанах вышел из ванной, то увидел как на его кровати в соблазнительной позе лежит Алена. Обычно подобного зрелища оказывалось достаточно для того, чтобы парень загорался желанием. Но в этот раз Паша промямлил что-то про "красавицу- жену" и сделал попытку устроится на другой кровати. Алена улеглась ему под бок, пеньюар при этом провоцирующе распахнулся. Но парень лишь рассеянно поцеловал жену в щеку и потянулся за журналом.
   Подобного пренебрежения Алена стерпеть не смогла. Поэтому, забравшись на мужа, она потерлась щекой о его грудь и прошептала.
   - Это новая игра такая? Называется "Кто дольше вытерпит"?
   - Аленчик, что-то я устал...и голова болит. Да и устал вообще.
   - Паш, ты чего, обалдел? Это я так по идее говорить должна. Мы что, ролями поменялись?
   Парень замялся: говорить жене правду он почему-то стеснялся. Может, боялся, что она не так поймет.
   В общем, Алена залезла рукой к нему в штаны и тут же обиделась. Сделала выводы, что муж ее разлюбил и даже не возбуждается. Тут уже Пашка не выдержал и сообщил, что он укатывается за день так, что ему не до секса, даже если вокруг него будет плясать гарем.
   - Но сегодня то ты не катался, - сообщила жена.
   - И что? Я вчера катался.
   У Алены задрожали губы, она обозвала Пашу "вралем", тот обиделся. Слово за слово, так и поругались.
   - Все, Алена, отстань, не хочу я!
   Это стало последней каплей. Рассказывая обо всем Василисе, девушка не выдержала и захлюпала носом. Пока Паша и Елисей где-то бродили, то ли вместе, то ли порознь, девушки успели прийти к выводу, что все мужчины гады. На этой оптимистичной ноте они отправились спать. После горячих источников сон пришел быстро, никакие мысли его не сумели прогнать.
  
   Глава 10.
  
   Василисе снилось что-то странное, но восхитительное. Самое интересное - она понимала, что находится в своем сне. И могла его контролировать. Могла, но не хотела.
   Ваське снился небольшой домик где-то в заснеженном лесу. Внутри было тепло, уютно, горел камин, а пол устилали леопардовые шкуры. Ничего странного, вроде танцующих лавин или говорящих тараканов, которые любили прибегать в сны.
   Сама девушка сидела на шкурах, перед камином. Немного смущал тот факт, что она была совершенно раздета. Не то, чтобы Васька чувствовала себя неловко, скорее - странно. Впрочем, подобные сомнения продолжались недолго. Сидевший рядом и тоже обнаженный Елисей, даром времени не терял.
   От поцелуев жгло губы, ласки ощущались так, словно все происходило на самом деле. Васька задыхалась от восторга, стонала, требовала не останавливаться. Ни один из ранее виденных эротических снов не был настолько жарким. Да и просыпалась она обычно так и не ощутив в конце "взрыва блаженства". Зато сегодня прочувствовала его сполна. И проснулась почти сразу после него.
   Полежала немного с закрытыми глазами, приходя в себя. Внутри все еще что-то вздрагивало, затихая. Словно не во сне занималась бурным сексом, а наяву.
   "Великолепно. У мужиков спермотоксикоз, а у женщин как это называется?"
   Васька открыла глаза и от неожиданности резко вздрогнула. Оперевшись локтями о спинку кровати над ее головой, стоял Елисей и, насколько она сумела разглядеть в темноте, чему-то ухмылялся.
   - Ты чего?
   - Это ты чего, - шепотом отозвался парень.- Как еще Пашу с Аленой не разбудила.
   - В смысле? - забеспокоилась Василиса. Она села на кровати, подтянув одеяло к груди. Елисей, не изменив позы, улыбался уже во весь рот.
   - Я, значит, просыпаюсь от того, что совсем рядом кто-то постанывает. А это Лиса во сне крутится, томно вздыхает и повторяет "Да, Елисей, еще....еще"!
   - Врешь! - Васька порадовалась, что вокруг темно. Уши у нее заполыхали от стыда.
   - Кла-а-а-асс! - а вот Елисей, похоже, наслаждался ситуацией. - Лиса, так ты меня хочешь?
   - С ума сошел? - Васька оглянулась на брата, но тот спал без задних ног, посвистывая носом. Алена тоже спала, ну или искусно притворялась.
   - Ну а чего ты тогда так стонала и повторяла мое имя?
   - Ты меня душил и собирался расчленить.
   - Почему я тебе не верю? - Елисей со своей ухмыляющейся физиономией на фоне окна казался демоном-искусителем. Кто там в сны является? Инкубы, суккубы или это одно и то же? Василиса не стала задумываться над этой проблемой. Она уже поняла: хоть секс был во сне, но вот оргазм произошел наяву. Интересно, а Елисей это понял или нет? Василиса с трудом поборола желание спрятать голову под подушкой и изобразить страуса. Вместо этого села как можно прямее и прошипела:
   - А у тебя бессонница или как? Ложись и спи.
   - Ага, уснешь тут после такого, - тем не менее, Елисей улегся на свою кровать и вскоре затих. То ли уснул, то ли просто поджидал не выкинет ли Василиса еще что-нибудь забавное.
   Сама же девушка посидела еще немного, потрогала губы, которые, казалось, все еще горели после поцелуев. Покосилась в сторону Елисеевской кровати. Но покачала головой и улеглась, накрывшись одеялом до подбородка. Нет, нет, Страйк, конечно, частично отмороженный, но не настолько, чтобы она подозревала его в такой пакости!
   Несмотря на приятную усталость во всем теле, Васька все-таки не сразу уснула. Эротическое безобразие больше не снилось, вместо него бегали облезлые пингвины, рычали йети в юбочках-пачках, а по склонам катались Алисы на велосипедах. И проснулась Васька уже совсем утром, от громкого разговора. Ругались Паша и Алена.
   - Тебе так сложно мне носки вынести? Ты все равно в ванную идешь.
   - Встань и сам забери их оттуда, - Алена пребывала не в духе после вчерашнего неудавшегося соблазнения. Девушка быстро заправила кровать, подхватила со стула полотенце и пошла. Вслед ей послышался рык мужа.
   - Ты, блин, совсем обхамела, любимая.
   - Сам ты обхамел, - обернулась Алена. Пашка, приподнявшись на локте и укрытый до пояса одеялом, гневно взирал на бунтующую супругу. - Обещал со мной гулять по вечерам, а сам либо пьешь тут в кафе либо валяешься и вообще ни на что не годен!
   Васька мысленно пожалела подругу и брата, они друг друга стоили.
   - Да ты не понимаешь как я устаю.
   - Вот тогда бы не кормил обещаниями.
   - Алена, просто возьми и принеси мне мои носки и футболку.
   - Перетопчишься! - рявкнула девушка и заперлась в ванной прежде, чем обиженный Пашка вскочил с кровати.
   - Открой!!! - парень так стукнул кулаком по двери, что Васька подпрыгнула и поспешила к ванной, встревоженная, что подругу там убивают. Заодно она отметила, что соседняя кровать пустая и даже заправленная. Елисей уже успел куда исчезнуть.
   Разборки возле ванной между тем нарастали. Пашка громогласно требовал открыть дверь, Алена мрачно огрызалась и заявляла, что не выйдет, а утопиться в душевой кабинке. Васька, соблюдая нейтралитет, старалась успокоить обоих, но получалось из рук вон плохо.
   Наконец, у Алены лопнуло терпение. Из-под двери вылетели два носка, потом смятая футболка, а затем сама жена ехидно заявила.
   - Все, конфликт исчерпан. Забирай манатки и топай одеваться.
   - На хрена я женился, - простонал парень. Его услышал вернувшийся Елисей, выглядевший свежо и весьма бодро. Парень даже сбрил многодневную щетину, и теперь стало заметно, что верхняя часть лица у него более загорелая, чем нижняя.
   - Правильные слова, Павел Викторович, нафига женится, когда можно так гулять, - Елисей подмигнул Ваське. Та вспыхнула, вспомнив ночное происшествие, и проговорила.
   - Ну да, Страйк, за тебя ни одна нормальная баба не выйдет.
  
   ***
  
   Из-за утренних разборок катание началось чуть позже, чем обычно. Пашка, злой как черт после ссоры с женой, сидел в кафе и медленно пил кофе. Елисей уже успел поболтать со Славой и Михой, выпить две чашки чая и полюбоваться на рыжие искорки от солнца в Васькиных волосах. Сама девушка игнорировала парня, о чем-то щебеча по телефону с Алисой. Елисей из обрывков фраз успел понять, что разговор идет о предстоящей свадьбе, но не определил о чьей конкретно.
   - Все, хватит, - он первым встал из-за стола. - Там уже очередь на подъемник, а мы тут загораем.
   Пока поднимались на склон, солнце успело несколько раз спрятаться за серыми рваными тучами. Васька в полном восторге потеребила Пашу за рукав и показала на острый пик самой высокой горы в округе. За него зацепилось пушистое облако, да так и застыло.
   - Может снегопад будет, - мечтательно отозвался брат.
   Туча висела над двуглавой вершиной еще пару часов, потом снялась с якоря и улетела. Елисей с Пашей посовещались, и решили, что ближний север и средний юг уже слишком раскатаны, поэтому надо идти выше по гребню.
   Василиса хватала ртом разреженный воздух, продвигаясь все выше и выше по каменистому склону. Проклятые горнолыжные ботинки скользили по камням, да и по снегу идти было немногим проще. Она в очередной раз позавидовала сноубордическим ботинкам Елисея. Он, казалось, вообще не замечал подъема. То взбегал на полсотни метров вверх, фотографируя окрестности и поджидая своих спутников - горнолыжников, то отставал, заметив особо удачный кадр. Периодически оборачивался и улыбался девушке, отчего та моментально начинала злиться.
   Через час подъема друзья добрались до каменной площадки. Она представляла собой плоскую вершину небольшой скалы. Елисей уселся на краю двадцати или тридцати метрового обрыва и потребовал сфотографировать его. Васька схватила фотоаппарат, поймала в видоискателе сноубордиста и замерла, очарованная открывшейся панорамой. Так высоко она еще никогда не поднималась. Вокруг вздымались снежные пики высочайших гор, царила безмятежная тишина, и лишь далеко внизу копошился человеческий муравейник горнолыжной базы. В груди поселилось странное чувство, словно птица расправляла крылья и требовала отправиться в полет.
   - Лиса, ты в восторге от моей неземной красоты? - поинтересовался Елисей, видя как девушка замерла, глядя в фотоаппарат. Васька в ответ дернула плечом и сообщила, что она в полном восторге от природы, тогда как сам Страйк вносит диссонанс в окружающий пейзаж. Побеседовав таким образом, друзья пошли дальше.
  
   ***
  
   Подниматься наверх было одновременно и физически трудно, и психологически страшно. По сторонам от гребня горы, где виляла тропинка, в основном располагались отвесные скалы или крутые скаты, на которых невозможно задержаться без одетых лыж или сноуборда.
   На верхней точке подъема друзья увидели девушку, сидевшую в позе лотоса на своем сноуборде и медитировавшую. Она, услышав шаги, открыла глаза и поинтересовалась, не видели ли друзья ее товарищей. Они должны были подняться еще час назад. Васька осторожно спросила девушку, что она так рано поднялась. А в ответ услышала пространную фразу о пользе медитации и очищении организма. Слегка ошарашенная встречей, Василиса последовала дальше, то и дело оглядываясь.
   Спуститься решили по северному склону. Вася ступила на девственно чистый склон и с визгом восторга устремилась вниз. Ей показалось, что большие горы наконец-то покорились ей.
   Как выяснилось, с выводами она поспешила.
   Второй подъем давался Ваське тяжелее чем первый. К тому же Паша решил, что подняться им надо еще выше, до самого "Жандарма" - скалы, на которую можно забраться только с альпинистским снаряжением. То есть, идти обычным фрирайдерам дальше некуда. На середине подъема усилился ветер, всем пришлось застегнуться и надеть капюшоны. Шквальный ветер то стихал, то налетал, с дикой силой пытаясь сбросить людей с отвесных скал. Наконец они дошли до точки, с которой Паша решил стартовать вниз.
   Елисей подошел в краю крутой воронки и сплюнул:
   - В "Грос"(*) Ваське рано. Техника еще хромает.
   Васька попыталась обиженно хрюкнуть, но посмотрела на почти отвесный заезд в кулуар, и решила промолчать.
   Брат нерешительно пожевал губу, потом заметил, что низкая облачность за последние несколько минут спустилась и нависла, казалось, совсем над головами.
   - Шустрее надо спускаться, пока снег не начался. Давай за мной, из видимости не терять.
   И скользнул вниз. Но, как выяснилось буквально через полминуты, они опоздали. Паша врубился в сплошную белую пелену тумана и совершенно потерял ориентацию в пространстве. Небо слилось со снегом, тени исчезли, и рельеф склона стал полностью невидим. Лыжник остановился и скомандовал в рацию: "Быстро за мной, пока меня видно".
   Васька и Елейсей последовали за Пашкой почти одновременно, стараясь не терять фигуру друга в быстро сгущавшемся тумане. Василиса никогда еще не каталась в такую погоду. Ей казалось, что она стоит на месте, хотя мелкая дрожь лыж, скользящих в глубоком снегу, убеждала в обратном. Елисею уже приходилось попадать в подобные атмосферные явления, поэтому он беспокоился только за друга- тот ехал первым и поэтому не мог ориентироваться на яркие куртки товарищей.
   Паше действительно приходилось тяжко. Из головы с самого начала спуска не выходила дурацкая утренняя ссора. Плюс приходилось внимательно следить, чтобы случайно не наехать на камень или не сорваться в трещину.
   Парень остановился и попытался оглядеться. Белая пелена напомнила ему сцены из многочисленных фантастических фильмов, ему показалось, что он висит в пустоте. Пашка покачнулся, едва не потеряв равновесие, и тут из пустоты на него начал надвигаться огромный камень.
   "Камень, блин, стоять!" - нервно выкрикнул Павел, сообразив, что на самом деле двигался вниз по склону он, а не камень, и ему только казалось, что он остановился.
   Камень опасно приблизился, и парню пришлось направить лыжи вниз, объезжая его. "Тут должен быть поворот налево и небольшой траверс", - припомнил Паша. Однако склон резко пошел вниз и вправо. Увы, раздраженный и взвинченный молодой человек не сумел вовремя определить что к чему. Лыжник пробил слой тумана и выехал на великолепное снежное поле. По пушистому и глубокому снегу так легко ехать вниз. Лишь когда уклон почти исчез, и среди снега начали появляться каменистые участки, Паша понял, что не узнает местность. Он остановился, растерянно оглядываясь.
   Через минуту к нему подъехали Страйк и Васька. Елисей накинулся на друга:
   - Какого черта ты сюда съехал? Нам надо было свернуть налево около первой скалы.
   - Это вроде беккантри (*) маршрут "Эхо сражений", идти недалеко, кажется... - испуганно и неуверенно ответил Паша.
   Парень действительно был напуган - здесь он еще ни разу не катался, и не знал как теперь добираться обратно до горнолыжки. Его размышления прервала взвизгнувшая Василиса.
   Друзья обернулись и увидели, как в полной тишине весь великолепный склон, по которому они только что съехали, превращается в бурлящую снежную кашу. Они спустили лавину, и теперь она грозила их похоронить.
   -... - крик Елисея содержал мало цензурных слов, но вряд ли кто мог осудить его за это. - Бегите в стороны, сукины дети!
   Пашка молча рванул влево, яростно отталкиваясь палками, словно заправский биатлонист. Елисей остался на месте. Уклон был слишком мал, чтобы сноуборд мог разогнаться. Он уже смирился со смертью. Спасатели слишком далеко и не успеют их найти.
   Васька не слышала криков. Она, словно завороженная, следила за приближавшейся снежной массой. Смертельно опасное зрелище притягивало взгляд, заставляло замирать на месте. Потом Василиса даже не смогла сказать слышала ли она грохот или весь мир на время погрузился в тишину, отодвинулся на задний план. Осталась только лавина и Васька.
      ...
      Полный и отредактированный текст вы можете приобрести по ссылке http://kateanna.ru/catalog/item/24
Оценка: 8.13*65  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Сокол "На неведомых тропинках.Шаг в темноту" М.Комарова "Со змеем на плече" И.Эльба, Т.Осинская "Маша и МЕДВЕДИ" В.Чернованова "Колдун моей мечты" М.Сакрытина "Слушаю и повинуюсь" С.Наумова, М.Дубинина "Академия-фантом" Т.Сотер "Факультет прикладной магии.Простые вещи" Д.Кузнецова "Кошачья гордость,волчья честь" Г.Гончарова "Полудемон.Месть принцессы" А.Одинцова "Любовь и мафия" С.Ушкова "Связанные одной смертью" М.Лазарева "Фрейлина специального назначения" А.Дорн "Институт моих кошмаров.Здесь водятся драконы" В.Южная "Мой враг,моя любимая" С.Бакшеев "Опасная улика" В.Макей "Ад во мне"

Как попасть в этoт список

Сайт - "Художники"
Доска об'явлений "Книги"