Капрал-Единорог Поки: другие произведения.

Дурдум. Повесть о приключениях морпехов на Марсе.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Альтернативный стёбный вариант сценария фильма "ДУМ".Сам фильм, по мнению сержанта Крис и капрала Поки, слишком мрачен и трагичен. Его следовало бы разбавить юмором. Эти размышления побудили их заняться написанием своего альтернативного сценария. (с)Сержант Крис и капрал Поки. в иллюстрации можно ознакомиться со всем отрядом бравых морпехов

  
  ДурДУМские морпехи.
  
  
  
  Оперативный псевдоним: Сержант. Он же Серж.
  Полное имя: Серж Бигфут*.
  Особые приметы: татуировка от плеча до плеча во всю спину "Semper fi" (от латинского "Semper fidelis" - "хранящий верность").
  Девиз: "Все пропьем, но флот не опозорим".
  Командир отряда. Находится в звании сержанта. Характер жёсткий, нордический. Предельно верен своему делу, морской пехоте и начальству.
  В морской пехоте ровно столько, сколько себя помнит, т.е. с детского сада. Предпочитает огнестрельное оружие, но умеет обращаться и с холодным. Из напитков предпочитает легкие алкогольные, но умеет пить и спирт. Неженат.
  
  
  
  
  Оперативный псевдоним: Демон. Он же - Мрачный Жнец.
  Полное имя: Джон Гримм.
  Особые приметы: татуировка на левом предплечье - комета-череп с огненным хвостом
  (отдаленно напоминает логотип "Corel Draw 12").
  Девиз: "Кто к нам с чем и зачем, тот от того и того".
  Давний друг и правая рука командира отряда. Находится в звании капрала.
  Верен морской пехоте, но не в такой степени как командир. Не всегда разделяет точку зрения Сержанта. На всё имеет своё мнение. Характер спокойный, твёрдый, независимый. Предпочитает холодное оружие, но во время операций использует огнестрельное. Женат.
  
  
  
  
  Оперативный псевдоним: Портман. Он же - "Заткнись!". Он же - Жертва абордажа.
  Полное имя: Дин Портман.
  Особые приметы: сам по себе особая примета.
  Девиз: "Я сегодня очень-очень сексуально озабочен"
  По недоразумению находится в звании капрала. Позор всего отряда.
  Характер вспыльчивый, неуравновешенный, истеричный. Часто впадает в психозы. Склонен к насилию. В связях, порочащих его замечен был и не один раз.
  Употребляет наркотики. Пьет все, что горит. Неженат.
  
  
  
  Оперативный псевдоним: Мэк.
  Полное имя: Katsuhiko Kamanasuki Takaashi.
  Особые приметы: отсутствуют.
  Девиз: к сожалению, невозможно процитировать, так как он на японском.
  Рядовой первого класса. Характер покладистый, уравновешенный. Воплощение буддийского спокойствия.
  Владеет приёмами практически всех восточных боевых искусств. Увлекается искусством оригами и выращиванием бонсаев.
  Играет в бейсбол. Прекрасно готовит суши из любой рыбы, включая мойву. Неженат.
  
  
  
  
  Оперативный псевдоним: Грешник.
  Полное имя: Роджер Тэмпл*.
  Особые приметы: множественные шрамы в виде крестов на левом предплечье.
  Девиз: "Прости меня, Господи, ибо я ВЕДАЮ, что творю"
  Рядовой первого класса. Характер твёрдый. Очень религиозный. Никогда не снимает нательный крест. Часто цитирует наизусть выдержки из Библии. Склонен к самонасилию и насилию над капралом Портманом. Разведён.
  
  
  
  
  Оперативный псевдоним: Дестройер. Он же Белый Пушистик.
  Полное имя: Дэниэл Уайт*.
  Особые приметы: татуировка в виде листа Cannabis Sativa на правом плече и портрет Боба Марли на левом.
  Девиз: "Живи под солнцем, прожигая время, без трусов".
  Рядовой первого класса. Характер твёрдый, не слишком уравновешенный, но добрый. Убежденный пацифист.
  К насилию прибегает только в крайних случаях. Любит мечтать. Играет в бейсбол, как правило с Мэком. Неженат.
  
  
  
  
  Оперативный псевдоним: Дюк.
  Полное имя: Джозеф Уайт*.
  Особые приметы: черная вязаная шапочка, имеющая в народе неприличное название, которую носит, не снимая.
  Девиз: "Мне бы шашку и коня, да на линию огня!"
  Рядовой первого класса. Характер весёлый, неунывающий. Обладает чувством юмора. Наиболее терпим к капралу Портману. Любит огнестрельное оружие и блондинок. Неженат.
  
  
  
  
  Оперативный псевдоним: Малыш.
  Полное имя: Стюарт Литтл*.
  Особые приметы: любит мыть пол в казарме. По крайне мере, так утверждают остальные...
  Девиз: "Я сильный, &ля!... но легкий..."
  Рядовой первого класса. Самый молодой в отряде. "Сын полка". Характер юношеско-максималистский. Впечатлительный. Пристрастился к наркотикам благодаря капралу Портману. Однако имеет правильные жизненные принципы. Неженат.
  
  
  
  
  Оперативный псевдоним: Лом. Он же Секретное Супероружие.
  Полное имя: Ломов Федор Ильич**.
  Особые приметы: вытатуированный портрет Василия Ивановича Чапаева на одном плече и надпись "Чапаев жив!" на другом.
  Девиз: "Сегодня с нами ты не пьёшь, а завтра Родину продашь?"
  Находится в звании прапорщика морской пехоты российской армии. "Русский" до мозга костей, а значит покладистый, уравновешенный. Однако способен впадать в неконтролируемую ярость. Спортсмен, богатырь. К алкоголю относиться резко отрицательно, но употребляет, стремясь уничтожить весь его запас. Может руками гнуть подковы и батареи. Неженат.
  
  
  
  ____________________________________________
  * Имена обозначенных героев в фильме не упоминались, они придуманы нами отфонарно-спотолочным методом
  ** Какая же заварушка без русских? Пусть даже по фильму их там не было...
  
  
  
  
  Пролог.
  
  Сержант, здоровенный мускулистый парень, сидел в кресле перед компьютером, энергично щелкая мышкой и стуча по клавиатуре. Было видно, что занят он вовсе не написанием рапорта о проделанной работе, а, скорее всего, игрой "Quake33 Arena". Неожиданно его идиллия был нарушена.
  - Генерал N вызывает шестой десантный отряд. Шестой десантный отряд, выйдите на связь!.. Ответьте!.. Вашу мать!.. Где вы там? - твёрдо повторил в динамиках мужской голос, - Новый год только послезавтра, а вы, похоже, уже празднуете?
  - Здравия желаю, сэр! - чётко произнёс Сержант, прервав игру.
  - И вам того же, сержант, - раздраженно ответили динамики, - опять в "Кваку" гоняете втихаря? Можете не оправдываться, я и так знаю. Но я к вам по другому поводу. Ваш новогодний карнавал отменяется. Есть задание...
  Сержант тихо выругался, скорчил динамикам гримасу и расстроился.
  - Наши российские товарищи обратились к нам за помощью. Со мной связался генерал Штыков и просил выслать наш элитный десантный отряд на российскую исследовательскую станцию "Обдолбай" на Марсе. Как вклад в общую военную операцию он направляет в помощь вам своё сверхсекретное оружие для налаживания контакта с тамошними учёными. Оно присоединится к вам позже.
  - Объект.
  - Русская исследовательская станция "Обдолбай".
  - Цель.
  - Обнаружение и уничтожение противника.
  - Гражданские, военные на объекте?
  - Только гражданские. Пятнадцать постоянно находящихся на объекте учёных. Плюс обслуживающий персонал. Всего семьдесят человек.
  - Что с ними?
  - По возможности эвакуировать.
  - Понял.
  - Всё, выполнять задание! Держать меня в курсе... Удачи, Серж, - смягчил голос генерал.
  
  Глава 1. Карнавала не будет.
  
  Морпехи готовились к новогоднему утреннику. Каждый сам себе выбрал героя, и сам сшил костюм во время долгих и нудных засад на террористов и прочих преступников.
  Грешник, глядя в зеркало, нацеплял себе на спину крылья - пластмассовый каркас, оклеенный мелкими белыми куриными перьями, надерганными из подушек товарищей по казарме. Крылья всё никак не хотели крепиться, и Грешник еле сдерживался, чтобы не упомянуть всех родственников ободранных на перья куриц.
  Портман вынул из-под койки чемодан, в котором пылился наряд, привезённый им с карнавала в Рио-де-Жанейро. Гарнитурчик из розовых и голубых перьев, отделанный золотыми ленточками и тесемками, выглядел весьма вызывающе. Но капрала это нисколько не смущало, и он побежал в туалет переодеваться и придаваться воспоминаниям о той (или том - в половой принадлежности он не был уверен из-за сильного опьянения) милашке, с которой он этот гарнитур снял.
  Дюк заигрался в карманную игру "Веселый повар" и спохватился в последний момент. Так что ему пришлось делать костюм из подручных средств. Он стащил из душевой мочалки всего отряда, в том числе именную сержантскую, намотал их вокруг пояса и бёдер. Ободрал фикус, стоящий в углу казармы. Сшил листья и надел на щиколотки. Потом отобрал у Малыша швабру, выдрал черенок, привязал к одному концу свой зазубренный нож. А на шею повесил свою металлическую пластинку. И таким образом, максимально приблизился к предкам.
  Его старший брат Дестройер дошивал костюм пчёлки. Крылья были обмотаны марлей, и одно было заметно больше другого. Усико никак не приклеивалось, и парень ужасно нервничал, с нетипичной для убежденного пацифиста злостью бил кулаком в стену, отчего в ней образовалась приличная ниша.
  Мэк, особо не фантазируя, облачился в боевой наряд ниндзя. На пояс он повесил катану, связку сюрикенов и нунчаки.
  Демон тренировал искушающий взгляд и лукавый прищур перед зеркальцем, прикреплял спадавшие красные рожки, поглаживал сексуальную щетину на лице и учился плавно взмахивать декоративным трезубцем. Плавно взмахивать никак не получалось. Морпехский рефлекс, отработанный годами, побуждал его метнуть трезубец в макушку Портмана.
  Малышу, поскольку он являлся самым младшим в отряде, было не положено выглядеть круче своих старших по рангу товарищей, и он предпочёл скромный наряд Супермена - синие колготки и красные трусы (одолженные у шалуна Портмана).
  И вот, когда приготовления были в самом разгаре, в комнату спустился Сержант и объявил командным голосом:
  - Слухай сюды, хлопцы! Облом века. Карнавала не будет!
  Обида на несправедливость жизни отразилась на лицах бравых морпехов. Кто-то даже всхлипнул.
  - Но как же так?
  - Мы уже и слова выучили!
  - Полгода не снимая камуфляж!
  Зазвучали обиженные голоса.
  В попытке воззвать к совести Сержа, Дюк выступил вперёд. Приняв непоколебимую позу императора Наполеона, он продекламировал только что сочинённые стихи:
  
  Поверь, Сержант, перед тобой благоговею.
  Ты не сочти корыстным и порочным.
  Но мне претит до тошноты сама идея -
  Работать вместо карнавала сверхурочно...
  
  
  - Да ты у нас поэт! - всплеснув руками, с наигранным восхищением воскликнул Серж. Потом резко поменял выражение лица и прокричал, указывая пальцем на дверь, - вон из морской пехоты!!!
  Он всегда стремился выгнать из морской пехоты всех, кто говорил слишком умно и философски. Потом он обратился к отряду.
  - Собирайтесь на задание, это приказ! - рявкнул Сержант.
  - А что нам за это будет? - ехидно переспросил Портман, запутавшись в розовых перьях.
  - Не уволю! - тем же голосом передразнил его непосредственный начальник.
  - Бе-бе-бе, - тихо себе под нос пробурчал Портман.
  - Я те побебекаю! - командир выдвинул нижнюю челюсть вперёд и вломил зарвавшемуся Портману профессиональную и очень обидную именную затрещину, отчего у того с макушки на глаза спал плюмаж с перьями.
  - А ты, Джон, никуда не едешь. Жена звонила. Живо домой... Да, и хлеб купить не забудь.
  - Но, Серж... - попытался возразить Джон.
  - Никаких "но". Она и так меня по телефону полчаса мурыжила о том, как соскучилась, - Сержант карикатурно по-женски захлопал ресницами, - и что если я не отпущу тебя, то она сама явится за тобой. Джон, уволь меня от этого.
  - Но, Серж... где я тебе сейчас хлеб-то найду? Магазины-то уже закрыты! - в надежде на спасение пролепетал морской пехотинец.
  - Да. Чёрт... - остановился Сержант, почёсывая бритую макушку, - и то правда. Поздно уже... Ладно, не расстраивайся. Собирайся с нами, а там видно будет.
  Радостный Демон побежал догонять ушедших переодеваться товарищей.
  
  Глава 2. Увезли в дали, автоматы в руки дали.
  
  Дорога к месту назначения была долгой и тяжелой. Сперва изнурительный перелет через Тихий океан и пол-Сибири на скрипящем, трясущемся вертолете (все остальные были заняты - командный состав накануне вылетел на уик-энд на Гавайи, устраивать барбекью). Наконец, развалюха, душераздирающе скрипя лопастями, громыхая и периодически тормозя самопроизвольно выкидывающимися шасси, приземлилась на занесённую пургой посадочную полосу где-то в Сибири посреди тайги. Чужая страна встречала американских солдат тридцатиградусным морозом и бураном. Ледяной ветер задувал за шиворот пригоршни жесткой снежной крупы. Непривычные к таким экстремальным условиям морпехи, сиротливо съежившись и жмурясь, озирались по сторонам. У трапа их встречал генерал Штыков собственной персоной в сопровождении нескольких военных. Крепкие фигуры русских офицеров непоколебимо высились как мраморные изваяния на фоне заснеженного леса и построек. Ни один мускул не дрогнул на лице серьёзного генерала. Чёрные с сединой усы и брови были запорошены снегом. Чуть поодаль стоял небольшой автобус, незнакомой для американцев конструкции.
  - Рад приветствовать ваш отряд, сержант, - четко произнёс генерал, оглядывая на каждого бойца. Его взгляд плавно переходил от одного американского лица на другое. Глаза сурового русского генерала пристально, не моргая, глядели в душу каждого морпеха, будто проверяя на прочность.
  - Здравия желаю, товарищ генерал!
  - Я думаю, генерал N ввёл вас в курс дела. Так что не буду повторяться. Сейчас вас отвезут к телепортационной станции "Светлый путь", через которую вы прибудете на нашу марсианскую станцию-лабораторию "Обдолбай". Там к вам присоединится наше сверхсекретное оружие. Удачи вам, - еле заметно моргнул суровый генерал.
  Сержант согласно кивнул, сделал "под козырёк" и развернулся в сторону автобуса.
  
  ***
  
  Морпехи быстро зашагали к автобусу в надежде согреться. Подходя к дверям, Малыш замешкался и прочёл на заднем замёрзшем и грязном стекле надпись "Танки грязи не баяца" и безмерно удивился - транспортное средство никаким образом не походило на танк.
  Автобус был насквозь промёрзший. Иней сверкал даже в салоне, на внутренней стороне стёкол. Героичности на лицах американцев стало ещё меньше. Рассевшись на мёрзлые жёсткие сидения с низкими неудобными спинками, они крепче вцепились в автоматы, отчаянно желая согреться. По всему салону разносилось клацанье зубов, не попадающих друг на друга.
  В кабину залез невзрачного вида мужичок в тулупе, шапке с ушами и цигаркой в зубах.
  - Ну что, америкосы, как вам наша погодка? - не слишком дружелюбно гыкнул мужик, - поскольку меня кореша ждут в бане, то я не собираюсь таскаться с вами по всей Сибири-матушке, и с вашего позволения, буду гнать без остановок. И никаких мне "выйти по нужде" или "я только покурить".
  У замерзших морпехов не было сил огрызаться, и они лишь закивали в ответ. Даже Портман промолчал. Недружелюбный мужик ещё раз криво ухмыльнулся, причмокнул цигаркой, повернул ключ зажигания и двигатель утробно заурчал. Потом урчание переросло в пыхтение и рычание, а далее - в подрыгивание и подпрыгивание. Дорога по земле была не лучше, чем та, которую они уже проделали в воздухе. Промёрзший автобус мчался в меру своих инеженерно-технических возможностей, неустанно подпрыгивая на кочках и сугробах занесённой дороги. Отважным морпехам постоянно казалось, что ещё пара кочек и несчастное транспортное средство разлетится на части.
  Прошло несколько мучительных молчаливых часов, которые показались целой вечностью, прежде чем они остановились у занесённой снегом постройки. Тем временем на землю опустился вечер. Тут американские военные узнали, что в Сибири зимой темнеет очень рано, и что русские экономят на лампочках даже в эти моменты.
  Тускло-жёлтый фонарь висел прямо над входом в серое здание. Вокруг царила неуютная тишина.
  Вываливаясь из автобуса, Портман не удержался от недовольства и, озираясь, произнёс:
  - Да какой он, к чёрту, светлый? Не видно ж ничего! И что мы сюда припёрлись? Неужели русские со своим сверхсекретным оружием не могли сами разгрести всё это дерьмо?
  - Не могли, - также флегматично отозвался шофер, - сам понимаешь, сейчас дни нерабочие, так что практически все бойцы тоже... того... в нерабочем состоянии.
  Тут из замёрзших динамиков на столбе где-то над головами доносилось фальшивое "И снится нам не рокот космодрома, не эта ледяная синева-а-а...", заставив морпехов в который раз вздрогнуть.
  
  ***
  
  Войдя на станцию с оптимистическим названием "Светлый путь", несчастные парни испытали очередной стресс. Практически все пространство холла было заставлено деревянными гробами разной степени готовности.
  Малыш тихо ойкнул, Дюк предпринял попытку сбежать, Портман нервно засмеялся, Грешник зашептал "Отче наш", без устали крестясь. Из всего отряда невозмутимыми оставались лишь самые хладнокровные Демон и Серж.
  - Что это? - спросил лидер команды у вышедшего к ним работника станции.
  - Дык, - развел руками мужичок, - понимаете, господа американские военные, зарплату нам, бывает, задерживают, а выкручиваться как-то надо. У всех семьи и все есть хотят. Вот генерал и разрешил нашим сотрудникам маленьким бизнесом заняться. Так что мы гробики туточки делаем. По окрестностям хорошо расходятся.
  - А я грешным делом подумал, что это вы их для нас приготовили, - не без ехидства заметил Демон, - так сказать, заранее позаботились.
  - Обижаете! - притворно возмутился мужик, а про себя подумал: "Ну-ну, смейтесь-смейтесь, америкосы клятые! Как бы то, что от вас останется после этой поездочки, не пришлось хоронить в спичечном коробке". Но вслух он этого благоразумно не стал говорить.
  - Ладно, хорош базарить, - решительно прервал их Серж, - мы сюда не для того через полмира тащились. Проводите нас к телепорту.
  - Да без проблем, шагайте за мной, - пожал плечами служащий и повел отряд морских пехотинцев вглубь здания, где находилась установка, с помощью которой они должны были перенестись с Земли на Марс.
  В зале для телепортации отряд построился вокруг какого-то небольшого устройства. Сам зал оказался приметно таким, каким американцы его себе и представляли. Им уже приходилось бывать на Марсе во время учений.
  - Собственно вот, - с гордостью объявил работник станции, - вы находитесь в самом сердце станции "Светлый путь". Он покосился на Дестройера, роющегося по карманам в поисках зажигалки и укоризненно добавил, - курить тут нельзя, любая искра может спровоцировать взрыв.
  С невинным лицом здоровяк спрятал свой косяк обратно в карман и заметно пригорюнился.
  - Включайте свою установку, - велел Серж, - чем быстрее мы решим ваши проблемы, тем лучше.
  - Ща, - кивнул служащий, - секундочку.
  Он подошел к панели приборов и нажал большую красную кнопку с надписью "пуск". Ничего не произошло. Морпехи скептически переглянулись.
  - Маленькое техническое недоразумение, - смутился русский, - сейчас исправим.
  Он поднял с пола средних размеров молоток и со всей дури ударил по кнопке. Тотчас же помещение осветилось неоновым светом. Из устройства в центре зала с громким звуком "бульк" появилось нечто, напоминающее громадную соплю серо-голубого цвета. Механический голос равнодушно сообщил: " Внимание, пять секунд до начала телепортации... Четыре секунды... Три... Две... Одна... Поехали!".
  Голубая желеобразная масса увеличилась в несколько раз и начала втягивать в себя одного морпеха за другим. Финальный этап путешествия на марсианскую станцию был пройден.
  
  Глава 3. Есть ли жизнь на Марсе?
  
  Телепортация не прибавила команде бравых военных приятных впечатлений. Вылетев из голубой сопли, они, все как один, как следует проблевались.
  Немного придя в себя, морпехи направились в центр российской марсианской станции с многообещающим названием "Обдолбай". Внезапно их элитные носы почувствовали в воздухе неслабый запах перегара. Из-за угла к ним подошёл недобритый мужик в шапке-ушанке с метлой и в грязном переднике. Он изредка икал, но довольно крепко держался на ногах.
  - А что это вас так много?? Целых... раз, два, три... шестнадцать штук? - задал он вопрос вместо "здрасте".
  Парни переглянулись и предпочли сосчитать друг друга по головам, а то вдруг какой-нибудь вражеский шпион затесался в их элитный отряд. Сержант, устроив перекличку и проверив всех по списку в своём блокноте, успокоился.
  - Уважаемый, я смотрю, у вас тут вовсю праздник в воздухе носится, но мы прибыли на работу по приказу нашего генерала. Нас тут должно ожидать ваше сверхсекретное оружие. И мы не намерены медлить. Показывайте быстрей и мы перейдём к делу.
  - А, так вот же оно, - ответил мужик и повернулся к одним из электронных дверей, над которыми висела надпись "Вход/Выход", а снизу подписано корявыми буквами "Смотря с какой стороны смотреть". Морпехи проследили взглядом за ним. В этот момент двери с механическим лязгом раздвинулись, и на пороге показалось обещанное сверхсекретное оружие русских. Оно было метра два с половиной ростом и метра полтора в плечах. Широченные штаны защитного цвета были заправлены в огромные черные, аккуратно зашнурованные сапоги на тракторной подошве. С внутренней и внешней стороны голенища были прикреплены зазубренные с обеих сторон ножи. Майка в бело-синюю полоску обтягивала мускулистую грудь, и оголяла мощные плечи. На одном был вытатуирован профиль какого-то мужика с длинными завивающимися вверх рыжими усами и бородой, в казацкой папахе с красной лентой, на другом - надпись "Чапаев жив!". Правая рука лежала на блестящей ослепительно начищенной бляхе со звездой на толстом кожаном ремне, левая держала огромный многоствольный ручной пулемёт, небрежно лежащий на плече. Гладко выбритый череп охватывала по диаметру повязка в бело-сине-красную полоску. Глаза были скрыты за круглыми чёрными очками. Из уголка рта торчал пшеничный колосок. Увесистый подбородок обрамляла синеватая граница недобритости.
  Вся эта картина произвела сильнейшее впечатление на морпехов. Малыш, на сдержав эмоций, восторженно пролепетал американское "уау", старшие же товарищи ограничились лишь падением нижних челюстей. Секретное оружие русских небрежно причмокнуло колоском и перегнало его в другой угол рта. Сержант и Демон как по команде на параде, делая чёткие замахи руками, прошагали три твёрдых шага по направлению к громиле, и резко выкинули вперёд руки вверх ладонями. Сержант - левую, а Демон - правую. Громила поставил пулемёт на пол и громко хлопнул по ладоням морпехов, а потом подставил свои. Те в свою очередь как можно сильнее долбанули по мощным русским ладоням, затем размахнулись и направили кулаки в челюсть парню. В последний момент тот нырнул под удар, а их кулаки встретились над его макушкой. Громила с радостным воплем дикого лося в период брачных игр обхватил морпехов за то место, которое, у обычных людей называется талией, оторвал от земли и крепко прижал.
  - Па-ца-ны!!! Бра-та-ны! Едрить батон вас налево! - проревело в воздухе.
  - Федя!!! - в один голос не скрывая радости, проорали Сержант и Демон. Отряд никогда не видел, чтобы серьёзный Сержант и молчаливый Демон радовались как дети.
  Громила по имени Федя бережно опустил двух нехилых морпехов на пол.
  - Парни, - обернулся повеселевший Сержант, держа руку на плече друга, - это наш давний друг из России. Он нам с Демоном как брат. Тоже морской пехотинец, прапорщик Федор Ломов.
  - Да, можно просто Федя, - щёки под чёрными очками несколько порозовели.
  - Это и есть сверхсекретное оружие русских? - прищурив правый глаз, съязвил капрал Портман.
  - А это что ещё за... пид... пижон? - причмокнув соломинкой навис Федя над занервничавшим капралом, - и почему пострижен не по Уставу?
  Знакомство стало в тупик, и Сержант поспешил перевести его в другое русло.
  - Ладно, парни, хватит. Нас ждёт большая игра.
  Мужик в переднике с метлой ухмыльнулся и направился к переходному шлюзу, ведущему в секретные лаборатории. Морпехи зашагали за ним.
  - Да, к вам тут ещё кое-кто присоединиться должен. Наш сотрудник, - через плечо произнёс мужик.
  - Для чего? - не понял Сержант.
  - Для ровного счёту, - флегматично пояснила метла и грязный передник.
  Он остановился перед белой дверью с табличкой "Доктор химико-биологических наук С. Гримм", ниже таблички было губной помадой приписано обращение к кому-то: "Почти профессор, обзавидуйся, Ленка".
  Дворник затарабанил в дверь. Из комнаты послышалось недовольное "Иду, иду!" и дверь раскрылась. Бравые морпехи дружно отпрянули, покрепче вцепившись в то, что было у них самое дорогое - в автоматы. Такого они, долго жившие среди мужчин, ещё не видели. Перед ними стояла вроде бы девушка, но с очень странным лицом. Вернее с тем, что было вместо лица. Вместо глаз - кружочки огурцов, кожа на лбу красно-белая с вкраплениями семечек клубники, а на щеках, носу и подбородке - цвета яичного желтка. Волосы её торчали в разные стороны как копны сена.
  - Сержант, это доктор Саманта Гримм, - представил мужик в переднике.
  - Сержант... - обратилась доктор к главному, тот таращился на неё не моргая, - здравствуй, Джон, - повернулась она к Демону, но, увидев дикий ужас на лицах морских пехотинцев вспомнила об омолаживающей маске на лице. Она несколько покраснела под клубникой и огурцами и убежала обратно в комнату. Через несколько минут перед мужчинами предстала уже вполне симпатичная девушка.
  - Здравствуй, Джон, - улыбаясь, повторила доктор.
  - Здравствуй, Саманта, - облегчённо вздохнул Демон. За ним, успокаиваясь, начали отмирать остальные, - я не узнал тебя.
  - Здравствуй, Саманта? - переспросил удивлённый Дюк, который пытался состроить глазки симпатичной докторше, - Джон, ты не говорил, что у тебя есть подружка-ученая.
  - Это моя сестра, - спокойно ответил ему Демон. Дестройер и Грешник цыкнули на Дюка, и он сделал вид, что рассматривает невидимое пятнышко на своем автомате.
  Вперёд почему-то вылез Портман:
  - Вы что же, сопровождать нас будете, доктор?
  - Угу, - кивнула доктор. А потом с вызовом добавила, - но вы не надейтесь, любовь конечно зла, но не настолько, насколько бы этого хотелось вам... , - она поглядела на маленькую, пришитую к камуфляжу табличку, - ...Капрал Портман.
  Кто-то хохотнул кулак.
  - Всё, заканчиваем базар. Переходим к делу, - скомандовала девушка, и, переняв роль проводника у мужика с метлой, повела непоколебимых морских пехотинцев вперёд по коридору к переходному шлюзу.
  - А в чём, собственно, проблема-то? - осведомился Сержант, чтобы хоть как-то нарушить повисшее неловкое молчание.
  - Мы потеряли связь с доктором Пилюлькиным. Он и его группа учёных из тринадцати человек вчера находились у себя в лаборатории. Они собирались проводить какой-то очень серьёзный опыт, а затем следить за развитием дел. Но в назначенное время они не вышли на связь и не отвечали на наши сигналы.
  - "Проводить опыт", - произнёс Портман, - жутко звучит. Небось, бедных собачек мучили, испытывали на них действие урана 235?
  - А вы что, предпочли бы испытывать действие урана 235 у себя во дворе? - съехидничала доктор Гримм.
  - Да! - дружно, как по команде прозвучали громкие голоса морпехов, - мы предпочли бы испытывать его во дворе у Портмана.
  Капрал несколько поостыл и сделал недовольное лицо.
  Завернув за очередной угол, доктор Гримм остановилась перед мощными механическими дверями шлюза.
  - А удалось раздобыть какие-либо сведения? - осведомился командир отряда.
  Саманта молча вынула из кармана мини-плеер и нажала кнопку "Play". Из маленьких динамиков сперва донеслись непонятные визги. Потом эти звуки переросли в совершенно отчётливые пронзительные крики, дикий хохот или скорее даже ржач, непрекращающийся звон стекла. Иногда были слышны какие-то отрывки пошлых фраз, после которых динамики разрывались громким хохотом. Всё это изящно дополняла играющая фоном музыкальная композиция "Я танцую пьяный на столе...дуба-дуба-е, дуба-дуба-дуба-е...".
  Непонимание и ужас отразились в блестящих глазах военных. Они в который раз крепко прижали свои автоматы.
  - Открывайте, - сглотнув, как можно твёрже произнёс Сержант. Саманта нажала несколько кнопок на панели справа от дверей. Потом поджала губы, чтобы не выругаться при мужчинах, и от души шибанула кулаком по клавиатуре. О, чудо! Двери выпустили пары и медленно разъехались в стороны.
  - Портман, Грешник, вы первые, - скомандовал Сержант.
  - А чё всегда Портман? - заартачился капрал.
  - Пошёл, - проорал командир, залепив обидную затрещину по макушке сослуживца. Тот влетел в открывшееся отверстие, но не забыл о том, что он носит гордое звание капрала, и тут же принялся работать. То есть, освещать стены, углы и коридоры, которые в трёх направлениях расходились от дверей. Грешник специальным прибором на всякий случай измерял уровень радиации и присутствие ядовитых веществ в воздухе.
  - Все чисто, - сообщил он остальным, - можете входить.
  Что те и сделали. Первым делом Сержант вынул из кармана сложенную в 16 раз карту лабораторного комплекса, бережно расправил и принялся внимательно изучать ее, перевернув вверх ногами. Весь его облик отражал сложный мыслительный процесс, протекающий в его сержантском мозгу - суровая складка между бровей, нарочито сосредоточенный взгляд, плотно сжатые губы.
  - Значит так, - наконец определился он, - Грешник, Портман и Федя идут в химическую лабораторию. Дестройер и Малыш проверяют кабинет доктора Пилюлькина, откуда поступил тревожный сигнал. Демон, ты будешь охранять доктора Гримм, пока она будет собирать нужную информацию в центральной лаборатории. Мэк и Дюк, пойдут со мной, мы проверим оружейную лабораторию. И без вандализма мне! Все-таки, мы на территории, принадлежащей чужой стране. Постарайтесь ничего не сломать.
  Подбодренные напутствием мудрого лидера, морпехи разделились и храбро ринулись выполнять полученные задания.
  
  Глава 4. Ходят, бродят ежики в тумане.
  
  Двери химической лаборатории со скрежетом открылись, впустив внутрь троих бойцов. Внутри была кромешная тьма, как, впрочем, и во всем остальном комплексе. Освещая себе дорогу фонариками, Грешник и Портман приступили к осмотру помещения. Федор задержался у входа в поисках рубильника.
  - Темно, как у Дюка в желудке, - пробормотал капрал, осторожно ступая, - как бы не шмякнуться обо что-нибудь.
  И как по заказу, в следующее мгновение он пребольно ударился лбом об угол чего-то очень твердого, внезапно возникшего на его пути. Тут зажегся тусклый свет - Лом нашел-таки выключатель - и капрал смог разглядеть то, во что он только что врезался. А посмотреть было на что. Точно посреди лаборатории стояла престранная конструкция. Она представляла собой две громадные емкости из нержавеющей стали, соединенные резиновым шлангом. К одной из емкостей был грубо приварен кран, похожий на водопроводный. Под краном стояла десятилитровая пустая бутыль.
  - Гадом буду, это гигантский самогонный аппарат! - восхищенно присвистнул Федя, - у моего деда в деревне был подобный агрегат, только поменьше, в сарае стоял. Вся деревня к нему за первачом бегала! Эх... Славное было время! Помню как-то ко мне в гости приехали Джонни и Серж и мы с ними уперли у деда целую бутыль...
  - Вечер воспоминаний объявляю закрытым, - прервал его Портман, - потом будете предаваться ностальгии по счастливому безоблачному детству, товарищ прапорщик.
  Усилием воли Лом сдержался, чтоб не ответить на хамство. Безнаказанный капрал глумливо ухмыльнулся и вернулся к исследованию помещения.
  - А как эта штука работает? - чтоб отвлечь прапорщика от кровожадных мыслей спросил Грешник.
  - Дедовская работала на дровах, - задумчиво почесал макушку Федор, - а эта, похоже, электрическая.
  Эта версия подтверждалась наличием толстенного кабеля, тянущегося от агрегата. Грешник продолжал проявлять любопытство и попросил наглядно продемонстрировать ему процесс работы. Но, увы, кабель оказался оборванным. Правда, его вторая честь, включенная в розетку, нашлась очень быстро. Она лежала у противоположной стены в двух шагах от зазевавшегося Дина Портмана. Лом задумчиво поглядел на нее, и тут его лицо озарилось довольной улыбкой. Он наклонился к уху Грешника и быстро изложил свои соображения. Американец тихо хихикнул и с энтузиазмом закивал головой.
  Портман не обращал на них внимания. Его гораздо больше привлекла огромная, почти во всю стену, таблица Менделеева, на которой он принялся отыскивать знакомые со школы элементы. К его сожалению, таких оказалось немного. От этого полезного занятия его отвлек окрик Федора Ломова:
  - Эй, капрал! Будь другом, подай-ка мне во-о-он тот провод.
  Дин оглянулся, нашел взглядом требуемую вещь, нагнулся и... Да, похоже, что в школе он прогуливал уроки не только химии, но и физики. Иначе чем еще объяснить тот факт, что схватился он за оголенную часть провода? 220 вольт легко и непринужденно прошли через тело жертвы собственной халатности, отбросив его прямо под ноги товарищей.
  - Я же говорил "фаза", а ты заладил "земля-земля", - услышал он голос Грешника, в котором сквозил притворный укор, - чуть человека не угробил.
  Выругавшись, Портман принял вертикальное положение, явив взору остальных бойцов новоприобретенную прическу в стиле "гнездо вороны".
  - Я вам это припомню, - прошипел он, - я Сержу все расскажу! Садисты проклятые!
  - Напугал ежа голой задницей, - равнодушно ответил Лом, - сам виноват, что технику безопасности не соблюдаешь.
  С этими словами он вынул из вещмешка резиновые перчатки и моток синей изоленты. Быстро и умело он соединил разорванный кабель и громадная махина с тихим гудением и бульканьем заработала. Вскоре в емкость, заблаговременно подставленную под кран, упали первые мутные капли марсианского самогона.
  
  ***
  
  Серж, Мэк и Дюк тем временем остановились перед неприметной облезлой дверью. Над ней висела покосившаяся пыльная табличка, на которой чёрными буквами значилось "Оружейная лаборатория".
  - Меня терзают смутные сомненья, - поделился с товарищами Мэк, - как-то несолидно это для орузейки. А туда ли мы присли?
  - Ну, давай зайдем и проверим! Мало ли, вдруг тут так принято? - не терял надежду Дюк, обожающий всё, что стреляет, как ребёнок обожает сладости.
  Сержанта, тоже тяготеющего ко всему огнестрельному, долго уговаривать не пришлось.
  - Мэк, стой на стрёме. Прикрываешь нас. А мы чего-нибудь полезное поищем, - велел он, горя желанием поскорей заглянуть внутрь кабинета.
  После нехитрых силовых махинаций, выполненных путём вдавливания кулаком кнопки "Открыть" в панель, металлические двери разъехались.
  В помещении было на удивление светло. Под потолком горели все лампы. В центре стояли столы, заваленные бумагами, чертежами, папками и металлическими детальками. Чертежи со схемами валялись по всему полу. Вдоль стен располагались стеллажи с прикрепленными автоматами, пистолетами, пушками-миниганами и прочей огнестрельной прелестью таких невероятных форм и размеров, что у Дюка от восхищения открылся рот на всю ширину и полностью пропал дар речи.
  Он промычал что-то невнятное, но очень нежное и трясущимися ручонками несмело потянулся к первому попавшемуся автомату.
  Сержант пробежался взглядом по стенам. Действительно, неплохой арсенальчик. Но, если честно, то он ожидал большего.
  Еще раз оглядев лабораторию, Серж задержал взгляд на мониторе одного из компьютеров. От увиденного, у него перехватило дыхание. Ведь он увидел ЕЁ... свою мечту, ставшую явью. Ту, образ которой нарисовался давным-давно, и которую он искал в каждой встречной, но до сих пор так и не смог найти. И вот теперь она блистала своей красотой всего в нескольких дюймах от него. Настоящий идеал, с правильными формами, чётко распределёнными центрами тяжести, отсутствием всего лишнего. Манящая и зовущая.
  В верхней части экрана влюбленный Серж прочел имя объекта его страсти "BFG. Bio Force Gun". О да! Это было без сомнения совершеннейшее оружие.
  Дюк, увлёкшись поглаживанием дул автоматов, тыканьем пальцев в дырочки на стволе и прижиманием к сердцу сразу нескольких мощных пушек, не заметил, что командир притих.
  И тут до слуха молодого бойца донесся непонятный тихий звук. Как будто кто-то шептался сам с собой.
  - Серж, это ты? - на широком темнокожем лице отразилась непонимание.
  Не получив ответа на вопрос, он отправился на поиски начальства. И его глазам предстала наистраннейшая картина: всегда суровый неприступный Сержант стоял перед компьютером, расплываясь в счастливой блаженной улыбке чеширского кота из "Алисы в стране чудес". Уставившись в монитор, он нашёптывал тихим ласковым голосом: "Моя прелессссс-ть... прелессссссть... моя любовь, я не тебе женюсь и у нас будут детишки...".
  От этого зрелища Дюк вторично потерял дар речи, и его слабо прикреплённая к черепу нижняя челюсть опять прогрохотала о металлический пол, чем безжалостно прервала глубокую нирвану командира. В глазах начальника Дюк прочёл неуёмное желание четвертовать через повешение на электрическом стуле того, кто посмел нарушить его неземное блаженство. Впрочем, Серж быстро взял себя в руки и отказался от этого намерения, вернувшись к созерцанию красотки BFG.
  Через несколько минут Дюк решил нарушить тишину и не нашёлся ничего лучшего, как спросить:
  - Сержант, а что за сестра у Демона?
  Серж нехотя, не отрывая влюблённого взгляда от экрана, вкратце рассказал о том, что родители Джона и Саманты были инженерами-химико-органико-биологами. Что их отец приехал из Америки в СССР, поступил в Бауманку, где и повстречал свою будущую жену - их мать. Потом они поженились и уехали в Соединённые Штаты. Но поскольку семья его жены осталась в Советском Союзе, то они часто навещали своих русских родственников. А с Джоном Сержант познакомился в детском саду при штабе Корпуса морской пехоты, их ночные горшки стояли рядом. Потом Сержа отпускали его вместе с Джоном и его сестрой на каникулы в Россию, где он, собственно и подружился с Ломом. Русский прапор жил в той же деревеньке на Смоленщине, что и русские бабка и дед Джона. Потом Серж с Демоном решили посвятить свою жизнь героизму и охране родной страны, и пошли в американскую морскую пехоту, а Федя за той же целью в свою - российскую.
  Дюк вежливо выслушал и как только командир закончил краткий рассказ, перебил другим провокационным вопросом:
  - Да я не о том. А она не замужем?
  - Это что ещё за "играй мой гормон"? - Сержант вопросительно вскинул бровь, но сразу же смягчился и добавил, пожав плечами, - а кто её знает. Надо у Демона спросить. Желает ли он иметь в родственниках негра.
  Произнося последнюю фразу, Серж уже стоял перед дверью с табличкой "Продвинутое вооружение. Только для реальных пацанов" и с блеском истинного маньяка в глазах соображал, как бы попасть внутрь. Чутье подсказывало ему, что именно там должна находиться та, что лишила его покоя на веки вечные.
  На приборной доске он увидел часто встречающуюся здесь кнопку "Открыть".
  "Вот она - широкая русская душа" - пронеслось в мозгу американского военного.
  По привитой с детства привычке не ломать казённое имущество, он аккуратно нажал на клавишу, и тут же вспомнил, что находится не в правильно и рационально работающей американской лаборатории, и жахнул по кнопке кулаком. На удивление двери остались закрытыми и даже не пикнули.
  
  
  ***
  
  - Дверь закрой, - мрачно велел Жнец сестре, когда они вошли в центральную лабораторию.
  - Не маленькая, сама бы сообразила, - с вызовом ответила сестра.
  - Ишь, какая гонористая стала. Язык правильно подвесили, что ли?
  - Да ты бы пообщался с нашей начальницей, не так бы заговорил, - вновь отпарировала Саманта.
  - Ладно, хватит базарить, - махнул рукой Джон, - сколько тебе нужно времени, чтобы собрать документы?
  - Часа полтора, не больше.
  - Можешь начинать.
  Саманта села за компьютер и защёлкала мышкой, одновременно левой рукой роясь в ящичках, вытаскивая бумаги с какими-то схемами и формулами.
  - А почему тебя называют Жнецом? - вдруг спросила она, - имеется в виду, что ты универсальный солдат? В смысле, и жнец, и швец, и на дуде игрец?
  - Мы морпехи, Сэм, а не поэты, - покачал головой Джон, - Жнецом меня прозвал Серж. Он говорит, что когда я пою в душевой, то это для него, как серпом по яйцам.
  - Фи, как грубо, - наморщила носик его сестра, - а почему тогда тебя называют еще и Демоном?
  - Это потому, что русский дубляж делали какие-то придурки, - с непонятной для Сэм обидой в голосе ответил брат.
  Во время этого разговора Джон бродил по лаборатории как по музею. Заняться ему было абсолютно нечем, тревожных сигналов от товарищей не поступало, и он без особого интереса разглядывал огромные плакаты-схемы на стенах, таблицы, формулы, колбочки, пробирочки и бутылочки разных затейливых форм, стоящие в стеклянных шкафах. Потом его внимание привлёк огромный планшет, приколотый к кульману. Схема странной конструкции поражала своим размахом и количеством формул, написанных на полях мелким почерком.
  - Них... черта себе! - присвистнул Демон.
  - Что? Нравится? - гордо произнесла Саманта, - это наша последняя разработка. Сверхсекретная, разумеется.
  - Ты знаешь, - задумчиво протянул ее брат, - мне кажется, что я подобный... аппарат уже где-то когда-то видел.
  - Да, в сарае у деда нашего Федора. Лет эдак двадцать назад.
  - Да ну, иди ты!!
  - Серьёзно! Этот аппарат построен по принципу того, только эта модель более усовершенствованная. По замыслу она должна производить спирт глубокой очистки высшего качества с крепостью в 100 градусов! Раньше думали, что это невозможно. Но для русских ученых нет ничего невозможного! - в голосе Сэм слышалась гордость за своих коллег, - правда, возможные побочные эффекты нами пока не изучены... Но наши исследования показали, что этот спирт будет обладать уникальными качествами, такими как низкая испаряемость, отсутствие токсичности, глючности и похмельности, правильная светопреломляемость, сильная обезараживаемость, плюс возможность использования в качестве альтернативного топлива для получения электрической энергии...
  - Ух ты, - восхитился Демон, - и как вы этого добились? Спиртологическая органическая химия?
  - Слишком сложное слово для морпеха, - съязвила Саманта, искоса глядя на брата.
  - Сэм, морской пехотинец - это только до отставки, а дура - это на всю жизнь. И никакие ученые степени в этом не помогут, - постоял за себя Джон.
  Услышав такое категоричное заявление, его сестра собралась ответить как-нибудь не менее обидное, но тут в переговорном устройстве Демона послышался взволнованный голос Дестройера.
  - Мы у двери в кабинет доктора Пилюлькина. Тут явно происходит что-то уж очень подозрительное. Малыш на грани истерики, он боится туда входить, вцепился мне в руку и дрожит. Я, конечно, не трус, но и мне тоже не по себе как-то стало. Может, вы к нам придете, а?
  Демон повернулся к Саманте.
  - Будь здесь. Никуда не выходи и запри дверь, - отдал он приказ.
  - Есть, товарищ генерал-фельдмаршал, - вредная Саманта вскинула ладонь "под козырёк".
  "У-у-у, язва, - подумал Демон, - повезло тебе, что ты девчонка!". У бравого пехотинца был принцип - ни при каких обстоятельствах не бить женщин. Но если бы Саманта была мужчиной и служила бы в их отряде, то точно бы огребла по полной программе за такое нахальство.
  Размышляя о том, что пора бы менять свои принципы, Джон побежал в сторону кабинета Пилюлькина.
  У его дверей он обнаружил Дестройера и перепуганного, бледного до синевы Малыша, клацающего от страха зубами. Через несколько секунд подтянулись остальные бойцы.
  - Дес, что за нафиг? - недовольно спросил Серж, которому пришлось отвлечься от попыток добраться до вожделенной BFG, - вы что, сами не могли проверить это помещение? Обязательно было устраивать переполох? Малыш! Что за замашки маменькиного сынка? Ты морпех или где? Быстро возьми свой автомат, и вперед - грудью на амбразуру!
  - Прости, Серж, - пролепетал несчастный Малыш, - но мне очень страшно! Я с детства темноты боюсь...
  - Салага! - сплюнул командир, - если сейчас же не возьмешь себя в руки, то до самой отставки будешь носки Портману стирать!
  Как ни странно, но это подействовало. Малыш вздрогнул, представив себе, что будет, если Серж сдержит обещание. Затем он медленно отпустил рукав куртки Дестройера и взял в руки оружие.
  - Вот и славно, - несколько смягчился мудрый лидер команды, - ну, а теперь давайте проверим этот кабинет.
  Внутри царил кавардак. Листы бумаги, битое стекло, какие-то тряпки и обрывки устилали пол. Столы и стулья были сгружены в углу, образуя сооружение наподобие баррикады. Оттуда доносился тихий, но душераздирающий то ли стон, то ли вой. С опаской раздвинув мебель, морпехи обнаружили источник этого звука.
  Им оказался несчастный смертельно перепуганным учёный. На бэйдже, приколотом к халату, было написано "Пилюлькин Иван Семенович. Доктор наук".
  В целом, доктор производил отталкивающее впечатление. Это был маленький худосочный мужичок с обширной блестящей лысиной и глубоким морщинами, испещрившими его лицо. На кривоватом длинном носу едва держались круглые очки с толстенными линзами - одна дужка была отломлена. Стекла были покрыты густой сеткой трещин, из-за которой с трудом можно было разглядеть маленькие бесцветные глазки.
  Помимо всего этого, учёный был смертельно напуган, глаза его то вылезали из орбит, то сощуривались в узкие щелки. Он дрожал всем телом, при этом тихо и тоскливо завывая.
  Зрелище это было не для слабонервных. Самым слабонервным оказался Малыш. Он побледнел как мел и спрятался за широкие спины боевых товарищей.
  "Господи, страшно-то как! - думал он, - и чего меня в армию потянуло? Лучше бы я маму послушался и в институт поступил! Блин! Это ж мое первое задание, и сразу же такие кошмары! Боюсь представить, что меня ждет в дальнейшем...". Тут он вспомнил, что в дальнейшем его могут ждать носки капрала Портмана, и ему стало совсем нехорошо. Надо было срочно найти способ расслабиться.
  - Портман, - потянул он за рукав капрала, - Портман... у тебя... есть?
  - Что? - шепотом поинтересовался капрал, глумливо улыбаясь.
  - Ну, ты же сам понимаешь, - замялся Малыш, - я немного не в форме. Мне нужно взбодриться. А то, боюсь, оскандалюсь. И Серж будет недоволен...
  - Понимаю, - медленно кивнул капрал, - тебя пугает перспектива стирки моих носков? Тебе страшно. А страх - это такое дерьмо, которое вползает тебе в кишки и остается там навсегда... Ну, ладно. Давай, отойдём за угол. Только быстро.
  Они на цыпочках вышли из кабинета. Убедившись, что им удалось скрыться, Портман с лукавым взглядом вынул из кармана полиэтиленовый пакетик с сухой травой, папироску, и начал со знанием дела забивать косячок. Потом щелкнул зажигалкой, глубоко затянулся. Малыш переминался с ноги на ногу рядом, следя за его действиями.
  - На, сынок, курни, - выпуская дым, произнёс слегка прибалдевший капрал.
  Малыш вдохнул и с непривычки закашлялся. Моментально побледнел еще сильнее, чем прежде, потом позеленел, потом пожелтел. Глаза его встретились в районе переносицы, а по лицу расплылась глупая блаженная улыбка. Затянувшись еще несколько раз, он вернул остатки косяка Портману, а сам полез в свою карманную аптечку, где нашел бутылочку валерианки и выдул залпом половину.
  - Чтобы окончательно успокоиться, - нежно икнув, объяснил он капралу, - а теперь возвращаемся, пока остальные не спохватились.
  Непутевая парочка вернулась также незаметно, как исчезла.
  За время их отсутствия произошло несколько событий. Во-первых, путем мягких убеждений удалось доказать Пилюлькину, что ему уже нечего бояться. И посему совсем не обязательно кусать каждого, кто протягивает к нему руки. Во-вторых, было решено, что с ним делать.
  - Им займется Саманта Гримм, - сообразил Серж, - нефиг ей сидеть без дела и брата отвлекать. Пусть успокоит Пилюлькина и порасспрашивает его о том, что тут произошло.
  - А нам что делать? - спросил Дюк.
  - А вы продолжайте обход. Вдруг еще что интересное найдется? Демон идет с Грешником, Дюк со мной и Ломом, Мэк с Малышом, а Портман с Дестройером.
  Парни перегруппировались и отправились на дальнейшие исследования.
  Глава 5. Первая кровь.
   Демон и Грешник вновь вошли в химическую лабораторию и замерли на пороге. Одинокая тусклая и пыльная лампа печально помигивала над головами, освещая самогонный аппарат, чертежи которого Демон видел в кабинете Саманты. Вокруг царил полумрак и полный беспорядок. Валялись побитые колбы, стаканы, пробирки, надкусанные огурцы и перья зелёного лука, дольки чеснока и кожура от копчёной колбасы.
  - Самое веселье мы пропустили, - как-то печально и очень тихо, чтобы слышал только его напарник, произнёс помрачневший Демон.
  - Это у них называется весельем? - недоумённо вскинул брови Грешник. Мрачный Жнец еле заметно ухмыльнулся. Он был знаком с бытом людей, которые работали здесь. Он ничем не отличался от того, какой был в их стране.
  Держа автоматы в боевой готовности они пробирались через перевёрнутые стулья, столы со сломанными ножками и битые бутылки. Медленно чуть слышно шагая, освещая фонариками, прикреплёнными к стволам, каждый угол, пробирались они по лаборатории. Вдруг они расслышали какой-то шорох и чавканье.
  Переглянувшись, бойцы крепче сжали автоматы и медленно вывернули из-за угла. Их глазам предстала наистраннейшая картина. В углу рядом с запасным выходом стояла тумбочка. На ней была расстелена мятая пожелтевшая газета, на которой стояла огромная бутыль с мутной белой жидкостью. Грешник сразу узнал эту бутыль - раньше она стояла под самогонным аппаратом. Рядом лежали зелёный лук, нарезанные огромными неровными ломтями колбаса и сало. По обе стороны от тумбы стояли табуреты. На них сидели два... человека? Нет, скорее, человекоподобных монстра. Они лишь отдалённо напоминали людей и были ужасны - серого цвета кожа с расширенными порами, огромные алые картофелины вместо носов, синие мешки под маленькими, заплывшими глазками, жёсткая, свисающая клочьями от самых висков до подбородка, щетина. Одет он был в старую замусоленную телогрейку и жёсткий фартук, когда-то бывший белым. На голове одного была нахлобучена шапка с ушами, стоящими вверх в разные стороны. Его товарищ имел такое же лицо, но был одет в рваный грязный медицинский халат. Они разлили мутную жидкость из бутыли в стаканы и залпом их осушили. Потом покидали в заросшие щетиной рты по куску колбасы и смачно срыгнули. Монстр в шапке наклонился на тумбу, и уже было открыл рот, чтобы рассказать пошлый анекдот, как вдруг заметил двух незнакомых мужчин с автоматами. Рот его искривился, глазки стали красными от ярости. Он издал истошный рёв и, схватив стоящую рядом лопату, кинулся на Демона и Грешника.
  Инстинктивно Демон нажал на курок, Грешник тут же поддержал его автоматной очередью. Времени, чтоб выяснить намерения этих жутких тварей у морпехов не было. Впрочем, эти намерения и так угадывались. С жутким криком, схватывая пули в широкую грудь, красноносый закрыл собой убегающего собрата.
  Когда монстр в фартуке, не добежав пару метров, рухнул на пол, бойцы без промедления, кинулись за беглецом. На ходу Демон кричал Сержу в переговорное устройство, закреплённое на ухе:
  - Сержант! Сержа-а-ант! Мы что-то преследуем!
  - В каком смысле "что-то"
  - Что-то охрененно большое и оно... не человек...
  - То есть как не человек? - запнулся командир на полуслове. Чувствовалось, что он был смертельно озадачен.
  - Всем группам, всем группам, - кричал Демон, - северо-западный коридор за кабинетом химической лаборатории. В канализации!.. Блин, ну и материться же оно, хоть конспектируй...
  Из-за поворота послышался топот бегущих на подмогу товарищей.
  - Не стреляй, свои! - на всякий случай крикнул Джон.
  - Свои, чужие... В темноте какая, к черту, разница? - пробормотал осмелевший Малыш, но огонь не открыл.
  Объединившийся отряд продолжил преследование монстра. Впереди
  вырисовывалась не слишком приятная перспективка - экскурсия в канализацию. И вот, бравые морпехи стояли над погнутой крышкой люка и не могли решить, кто первый спуститься во тьму. Кто-то предложил посчитаться и тот, кто останется последним и полезет первым.
  Пока парни вспоминали текст какой-нибудь считалочки, чтоб решить, чья жизнь им менее дорога, Портман опустился на колени перед люком, и с умным видом принялся изучать вход в сие малоприятное место. Между делом он сообщал всем присутствующим, что он пошёл в морскую пехоту, чтобы служить своей стране, а не лазать по канализациям, принадлежащим не слишком дружелюбной стране. От группы морпехов отделился Лом, делая вид, что разглядывает стены, с невинными глазами подошёл к Портману. Отчаянный вопль летящего в люк капрала прервал дружное обсуждение. Снизу послышался плеск воды и бульканье.
  - Упс, - Федя невинно поднял глаза к небу, - как неловко получилось...
  На лицах доблестных военных отразилось великое облегчение.
  - Портман, осторожней надо быть! - с наигранной заботой сказал Сержант, - кто следующий?
  Один за другим парни полезли в ароматную тьму российско-марсианской канализации. Первым с криком "Толкиен жжОт!" отправился Демон. Следом с криком "Да здравствует Америка!" ринулся осмелевший Малыш, а за ним последовал Мэк, голося "Да здравствует Япония!". Проорав "Да здравствует Африка!", Сержант спихнул вниз замешкавшихся Дюка и Дестройера. Остальные спустились сами, чтоб не навлекать на себя гнев начальства.
  Внизу их ждал Портман. Выражение его лица не предвещало ничего хорошего.
  - Всю жизнь мечтал оказаться в российской канализации, - язвительно заметил он, отряхиваясь.
  Федя грозно поглядывал на Портмана. Этот тип не понравился русскому прапорщику с самого начала.
  - Не раскрывай зря рта, Портман, - прервал Сержант капрала, - тут и без того воняет не по-детски.
  Некоторое время все шли молча, прислушиваясь к каждому шороху и осматривая каждый закоулок. Неожиданно Портман с криком ушёл под воду. Все резко повернулись на звук:
  - Что за хрень?
  - А где Портман?
  - А! Это он что ли нырнул?
  - Нашел время и место для дайвинга!
  - Эй, ты, придурок, всплывай!
  - Вытащим, или ну его нафиг?
  - Портмана, конечно, нафиг, - решил добрый Серж, - но пушку его надо поднять, негоже разбрасываться боезапасом.
  Но, пока отважные морпехи совещались, Портман успел сам выбраться из, так сказать, воды, и теперь, матерясь, отряхивался от того, что в этой воде плавало в больших количествах.
  - Дерьмо не тонет, - констатировал Лом, сплюнув.
  - Стадо, слушай мою команду! - рявкнул Сержант голосом, напоминающим рев буйвола на корриде, - всем смотреть под ноги! А ты, Портман, раз упал, то давай без дела не валяйся, а отожмись раз двадцать!
  Тем временем они подошли к месту, где ход, прежде прямой, разветвлялся на несколько направлений.
  - Значит так, - скомандовал Серж, - разделиться на группы. Грешник с Мэком идёте прямо. Портман, ты со мной, буду за тобой лично приглядывать, чтоб ты опять не вляпался во что-нибудь. Лом, ты тоже с нами. Джон, ты с Малышом правее. Дюк, Дестройер, стоите здесь и прикрываете нас, а также отстреливаете то, что мы сюда будем гнать.
  Отряд послушно и дисциплинированно разделился.
  Сержант с Портманом и Ломом зашагали по левому коридору. Мутная тёмная жидкость доходила почти до колен, так что приходилось ступать осторожно, буквально проверяя каждый сантиметр. Тем более что Портман уже побывал в этой жидкости, и, судя по выражению его лица, вернулся оттуда с не самыми приятными впечатлениями. Никому не хотелось повторить его путешествие.
  Света в канализации, само собой, не было. Темноту рассевала только аварийная подсветка, да фонарики, прикреплённые к дулам автоматов.
  Воздух был влажный и резко пахучий. В прочем, чего еще от канализации.
  Сержант с серьезным видом шел впереди. Чуть поодаль от него плёлся Портман с кислым выражением лица. Его раздражал русский прапорщик, который был не только круче его по всем параметрам, но ещё так непринужденно чувствовал себя в этих кошмарных условиях. Даже не снимал свои чёрные очки в кромешной тьме канализации!
  Лом, в принципе, испытывал аналогичные чувства к капралу. Ему очень хотелось щёлкнуть по затылку америкоса своим фирменным русским щелбаном. Тем самым обидным, который при профессиональной его постановке, путём отгибания среднего пальца, бьёт особенно болезненно и оскорбительно.
  Капрал догнал Сержанта и начал шептать ему что-то на ухо. Федор воодушевился. Это был отличный повод, чтобы отвесить заслуженных люлей мерзкому служащему американской армии.
  Закинув пушку на плечо, Федя подошел вплотную к Портману, поднес правую руку к затылку постриженного не по уставу капрала, левой отогнул средний палец на правой и резко отпустил. Раздался пронзительный щелчок, а следом по канализации разнеслось полное отчаяния "Ааааауууууч!". Гулкое эхо, отражаясь от ржавых стен, разнесло этот звук во все стороны.
  - F***ing sh***t - с чувством воскликнул Сержант, - Лом, ты чё творишь? Осталось только взорвать ST-гранату, чтобы все вокруг знали, где мы находимся!
  - А я с самого начала сказал, что не люблю пижонов, постриженных не по уставу, - совершенно спокойно, не оправдываясь, произнёс русский прапор, переводя взгляд с рассерженного Сержа на Портмана, лицо которого имело сейчас такое дурацкое выражение, что в других более приятных условиях можно было бы в волю посмеяться.
  Капрал стоял и потирал ноющий затылок.
  Руганувшись еще раз, Серж скомандовал:
  - Портман, ты слева идёшь. А ты - Лом, справа.
  Дальше трое военных шли плечом к плечу. Причём Лом постоянно протягивал левую руку за спиной сержанта и пытался ещё раз шлёпнуть Портмана по уже пострадавшему затылку. На что Портман с измученным взглядом отшатывался, если успевал, и хватал Сержа за руку, чтобы найти хоть какую-то поддержку. Так они и проделали оставшийся путь.
  Сначала Сержант старался не замечать молчаливые перепалки своих товарищей, и быть сосредоточенным на опасной темноте. Но ему постоянно приходилось становиться между Ломом и Портманом. Очень быстро Портман начал реагировать на любое движения русского прапорщика только одним образом - нервно оглядывался, отшатывался и временами вскрикивал. Ему всё казалось, будто тот замахивается, чтобы опять шлёпнуть ему по макушке.
  Естественно, что они не нашли никого и ничего. Если в их коридоре и были какие-нибудь подозрительные элементы, то они благоразумно смылись.
  
  
  
  ***
  
  В это время Малыш пытался разговорить молчаливого донельзя Демона. В их коридоре было уж больно тихо и оттого ещё противней. С потолка постоянно что-то капало. Это было, единственным, что нарушало тишину. Разговорами издалека Малыш хотел разузнать побольше о симпатичной сестре старшего товарища.
  - А твоя сестра хорошенькая, - осторожно обратился он к шедшему впереди однополчанину, - она старше тебя?
  Демон резко повернул голову вполоборота и взглядом метнул молнию в непутёвого сына полка, но всё-таки ответил.
  - Да, на две минуты.
  - Ух ты! Так вы близнецы? Однояйцевые? - решил блеснуть знаниями Малыш.
  Демон, вконец рассвирепев от такой наглости, ухватил правой рукой непутёвого юнца за грудки и крепко прижал к ржавой влажной стене.
  - Да будут тебе известно, - сквозь зубы прошипел он, - что однояйцевые близнецы всегда однополые. И кто из нас, по-твоему, делал операцию по смене пола? Я или Саманта?
  - А что? Кто-то из вас ее делал? - опешил Малыш, и тут же поплатился за свою разговорчивость.
  - Раскрывая рот, ты обнаруживаешь себя перед противником, - прорычал разъярённый Жнец, - устав морской пехоты, глава 10, статья 223, пункт "Эм".
  Малыш, опешив от такого напора, выкатил глаза, не понимая в чём его вина.
  - Да у тебя зрачки расширены, - тут же вскрикнул Демон, - ты что, под кайфом?
  - Что? Нет! Это просто особенность моего организма, - попытался выкрутиться не на шутку испугавшийся Малыш.
  - Опять Портман портит пацанов, - со злостью сказал себе Демон. И тут же обратился к Малышу, - а где он наркоту взял? Небось, у Дестройера? А ты знаешь, что Дес зубами порвёт того, кто упёр и выкурил его траву?
  Ещё больший страх отразился в огромных зрачках быстро трезвеющего молодого бойца:
  - Но... ты же не скажешь Десу? Правда?
  - Не скажу, если дашь слово не слушать Портмана впредь и не трогать траву Дестройера.
  Малыш торопливо закивал.
  - Пацан сказал - пацан сделал! - Жнец хлопнул Малыша по плечу тяжёлой ладонью и отвернулся, чтобы продолжить путь. Внезапно его ухо уловило какой-то посторонний звук за спиной. Он повернулся. Фонарик осветил бледное лицо Малыша. В нескольких метрах за спиной непутёвого юнца мелькнула тень.
  - На пол, - сквозь зубы скомандовал Демон, наставив автомат на пацана.
  - Подожди, я понял. Этого не повторится... - хотел ещё раз объяснить Малыш.
  - На пол, я сказал! - ещё отчаянней повторил старший товарищ. Малыш понял, что дело уже не в украденных наркотиках. Похоже, что кто-то стоял за его спиной. Не дожидаясь третьей команды, он присел, прижав автомат. Сверху донесся голос Демона:
  - Грешник, Мэк, по-моему, к вам что-то движется. Будьте наготове! Мы сейчас!
  Потом он почувствовал как кто-то, сильной рукой схватив за шкирку, поднял его на ноги и скомандовал: "За мной". Дальше всё было как в тумане. Широкая спина Демона впереди и бесконечные опасные повороты.
  
  ***
  
  Мэк и Грешник подошли к месту, где коридор делал резкий поворот налево. В стене напротив него зияло огромное чёрное отверстие высотой в человеческий рост.
  Мэк стал медленно и очень осторожно огибать угол. Грешник немного замешкался у пробоины, освещая чёрное нутро дыры. Одновременно, он краем глаза глядел на поворот, за которым только что скрылся его напарник. Отблески электрического света на воде указывали на то, что Мэк был в нескольких метрах от него. Ничего не обнаружив, Грешник отвернулся и собрался уже догнать Мэка, как вдруг в наушнике прозвучал встревоженный голос Демона. Но всё, что успел расслышать морпех, было: "Будьте наготове!..", а что успел увидеть - два красноватых мутных глаза во тьме отверстия.
  Дальнейшее развитие событий он запомнил смутно, все проносилось перед глазами будто в тумане. Кто-то огромный и тяжёлый с ужасными алыми глазами навалился на него и обдал смрадом перегара. Он почувствовал себя ужасно плохо и попытался было позвать на помощь Мэка, но из его рта вырвался только слабый жалобный стон "Ой, мне дурно!". Поняв, что сознание покидает его, он облокотился о ржавую стену. Последнее, что он запомнил, был мелькнувший перед ним силуэт Демона, открывшего огонь по твари, и прыгающего в отверстие с отчаянным криком "А Элберет едрёна вошь!".
  "Красиво сказал, - пронеслось в ослабленном мозгу Грешника, - вот что значит у Джексона сниматься...".
  Демон, промчался мимо несчастного товарища, оседающего по стеночке на пол, нырнул в пробоину и нажал на курок, не отпуская. Коридор наполнился безжалостно бьющими по ушам звуками стрельбы.
  Вдруг за спиной он услышал всплеск и резко развернулся. Но к счастью, это оказался подбежавший Малыш.
  - Где Мэк? - тяжёло дыша спросил его Жнец.
  - Он там с Грешником, - ответил напарник.
  - А ты чё сюда приперся?
  - Стреляли, - пожав плечами пояснил Малыш, и Демон не нашёлся, что ответить.
  - Ты завалил эту тварь?
  - А хрен ее знает. Вроде бы, да. Вон в тот угол посвети.
  Выяснилось, что Демону действительно удалось подстрелить чудовище, оставив в нём больше половины обоймы.
  - Здоров, гад, - с невольным уважением протянул Малыш, разглядывая то, что осталось от их противника. Этот монстр был ещё уродливее, чем те, что Демон видел в лаборатории.
  Тут Джон сообразил, что из его наушника доносится голос Сержанта
  - Демон? Что у вас? Демон, прием?! Все целы? - орал командир, - мы сейчас будем.
  - У нас раненый! - прокричал Джон в ответ, ринувшись обратно, - у нас раненый! И один убитый... монстр.
  Выскочив из бокового тоннеля, он увидел Мэка, склонившегося над Грешником. Через пару мгновений из-за поворота появились Сержант с Ломом и Портманом, а за ними Дестройер и Дюк.
  - Грешник! - отчаянно возопил Сержант, кидаясь к товарищу, - друг ты наш сердешный! На кого ж ты нас покинул?..
  Но, нащупав слабый пульс, он моментально собрался, вновь став серьезным и сосредоточенным, и скомандовал:
  - Демон, Малыш, со мной, покажете, где оставили труп. Будем его паковать.
  Лом, ты с нами. Остальные несут Грешника в медицинскую лабораторию к нашей докторше. Мы вас догоним.
  Четверка отважных бойцов во главе с Сержантом не стали долго возиться с убиенным. Вынув из карманов оранжевые резиновые хозяйственные перчатки по локоть длиной, целлофановый чёрный пакет и надев мощные военные респираторы, они брезгливо, морщась, упаковали нечто серое и вонючее. Схватив мешок за четыре угла, они быстро поволокли его к главному коридору. У люка догнали остальных.
  Дюк и Дестройер тащили ослабевшего Грешника, поддерживая его с двух сторон, закинув его руки себе на плечи. Голова раненого бойца была безжизненно опущена на грудь.
  
  ***
  
  Саманта тем временем вместо того, чтобы присматривать за несчастным полумёртвым учёным и попутно собирать нужные для эвакуации бумаги, висела на телефоне и одновременно красила ногти. Она была полностью поглощена своими делами, так что когда в комнату ввалились морпехи, несущие на руках Грешника, была застигнута врасплох. От неожиданности Сэм вскрикнула и резко вскочила на ноги. Трубка радиотелефона, которую она прижимала плечом к уху, выскользнула и с грохотом разбилась о кафельный пол. Пузырек с пурпурным лаком перевернулся, и его содержимое стало медленно вытекать на важные документы, но этого никто не заметил.
  - Что встала? - рявкнул на нее Портман, - помогай давай!
  Потерявшего сознание бойца уложили на кушетку и принялись проверять жизненные показатели.
  - Дыхательные пути свободны.
  - Есть слабый пульс.
  - Портман, давай капельницу!
  - Дюк, как пульс?
  - Слабеет... Мы его теряем!
  - Сэм, приготовь адреналин!
  - Джон, это не госпиталь! Откуда тут адреналину взяться? Тут есть только спирт!
  После этих слов произошло невероятное - умирающий Грешник вдруг открыл глаза и тихо, но отчетливо произнес.
  - Давай спирт... и огурец!
  В его голосе сквозила такая мольба, что отказать ему никто не решился. В конце концов, может, это его последнее в жизни желание? Не выполнить его будет кощунством.
  Саманта нашла более-менее чистую мензурку, накапала в нее грамм пятьдесят сорокапроцентного водного раствора C2H5OH и поднесла ее к губам раненого.
  - Огурца, к сожалению нет, - виновато сказала она, - столовая не работает по причине праздников. А мою личную банку доктор Пилюлькин забрал для экспериментов еще на прошлой неделе.
  - Ладно, хрен с ним с огурцом, - прошелестел Грешник, - я сюда не закусывать прилетел.
  После выпитого, ему стало значительно лучше, он уже не выглядел умирающим. Скорее, его состояние напоминало сильное похмелье. Он чувствовал слабость, тошноту и головокружение. Поглядев на него задумчивым взглядом, Серж решил, что от такого бойца никакого толку не будет. В теперешнем состоянии Грешника любой военкомат признает негодным к строевой службе. Похоже, что ничего другого не остается, как оставить его на попечении Саманты Гримм. Однако есть огромные сомнения, что она обеспечит ему должный уход, в таком деле доверия ей нет. Придется, видимо, приставить к ней кого-то, чтоб строго следил за тем, как она будет работать. Кого бы выбрать на роль надсмотрщика?
  - Дюк, - решился командир, - ты останешься здесь. Будешь охранять леди доктора и помогать ей в лечении нашего друга.
  Тут он вспомнил еще об одной вещи - о трупе монстра, который они принесли с собой из канализации.
  Он подозвал к себе Саманту и спросил тоном, не терпящим возражения
  - А теперь, доктор, вы мне объясните, что здесь, черт побери, происходит!
  После чего резким движением расстегнул мешок. Сэм вскрикнула и в ужасе отшатнулась.
  - Вы когда-нибудь раньше видели здесь нечто подобное, - начал допрос Серж.
  - Нет, конечно...
  - Эта тварь могла сюда проникнуть с поверхности планеты?
  - Сержант, вы что, не смотрели "Вспомнить все"? Эта планета безжизненна!
  - Но откуда-то она тут появилась, леди, - влез в разговор Портман.
  - Портман, заткнись! - одновременно рявкнули Серж и Саманта, - не мешай умным людям беседовать об умных вещах!
  Обиженный капрал надулся и отошел в сторону.
  - Где вы это взяли, - немного успокоившись, спросила доктор Гримм.
  - В вашей канализации, - ответил ей Демон, - и только не говори, что это - чудом выжившая жертва выкидыша, произошедшего у одной из ваших сотрудниц!
  - А может, так оно и есть? - растерялась Сэм.
  - Сильно сомневаюсь! Мы видели тут еще несколько подобных тварей. Так что эта версия не прокатывает. Какие еще есть варианты?
  Саманта глубоко задумалась, силясь найти объяснение поправдоподобнее.
  - Похоже, это надолго, - решил Сержант, - короче так. Вы, леди, остаетесь тут и пытаетесь понять, что это за хреновина, а мы с парнями пойдем на поиски остальных монстров. Стадо! За мной!
  Уже выходя из лаборатории, он вдруг замер и повернулся к Саманте.
  - Простите еще раз, мисс Гримм, вы, кажется, упомянули, что ваша столовая закрыта? То есть, нас кормить не будут?
  - Уж извините, - развела руками Сэм, - но так и есть. Предполагалось, что обедом займусь я, но, сами понимаете, что теперь это становится невозможным.
  Отважные морпехи пригорюнились. Для любого мужчины перспектива остаться без кормежки равноценна катастрофе. Положение спас Мэк.
  - Серзант, а мозет, я займусь эцим? - предложил он, - какие-то запасы еды тут долзны быть в любом слуцае.
  Его предложение встретило самый положительный отклик, все знали о кулинарном таланте своего сослуживца.
  
  Глава 6. И вновь продолжается бой.
  
  Саманта, офонаревшая от такого развития событий, тупо переводила взгляд с еле живого учёного, на еле живого Грешника и на совсем неживого монстра. Ей поручили безумно сложное и ответственное задание, не выполнить которое она не могла. В противном случае, она рисковала получить по шее. Военные, народ простой и бесхитростный, перед ними научными словами особо не пожонглируешь - могут понять не так, или вовсе не понять. Кроме того, они довольно грубые и невоспитанные. А их Сержант - так тот вообще зверь. Скорее всего, он никого кроме своих товарищей, и за людей не считает. Некурящей Саманте вдруг ужасно захотелось выпить.
  - Так-так-так, - попыталась сосредоточиться докторша. Это ей не удалось, поэтому она по мере сил придала лицу умное выражение, - что мы имеем в качестве исходных данных для дедукции? Мы имеем полусвихнувшегося доктора, от которого ни черта не допросишься, полуживого бойца, который в данный момент беспомощней котёнка и нечто ну абсолютно дохлое, ужасно смердящее и чем-то напоминающее привокзальных бомжей. Хмммм... находки прямо-таки впечатляют. А какая между ними связь?
  Саманта вопросительно уставилась на Дюка. Дюк смотрел на нее взглядом без проблеска какой бы то ни было мысли.
  - Давай будем рассуждать логично, - вздохнув, предложила Сэм. Дюк закивал.
  - Итак. Монстры предпочитают передвигаться и нападать поодиночке. На вашем Грешнике не видно никаких внешних повреждений, следовательно, монстры не пытаются уничтожать физически. Состояние Грешника стабильно тяжёлое и очень сильно напоминает абстинентный синдром... Ну, чего уставился, как баран на новую наностену? Иными словами, у него жесточайшее похмелье, если тебе так понятнее, неуч! С виду он парень нехрупкий и вряд ли не смог бы постоять за себя. Насколько я понимаю, ваш Грешник - товарищ глубоко верующий, следовательно, категорически непьющий.
  Дюк хотел было возразить, что вера никогда прежде не мешала Грешнику принимать участие в коллективных попойках, но промолчал, чтоб не порочить честь мундира товарища. Саманта тем временем, подключив всю свою женскую логику, продолжала развивать мысль.
  - И теперь возникает вопрос: откуда у него похмелье? И этот ужасный запах перегара?
  - От монстра? - ляпнул Дюк, чтоб не казаться полным дураком, не способным даже поддержать беседу.
  - Да, - серьёзно кивнула Сэм, приближаясь к разгадке, - думаю, ты прав. А откуда тогда у монстра запах перегара?
  - Выпил.
  - Именно! И еще вопрос. Почему на той тварюге надета человеческая одежда?
  - Эксцентричный монстр-трансвестит? - серьёзно предположил Дюк, привыкший ко всему, в том числе, к закидонам Портмана.
  - Ёперный театр! Какие слова-то! И откуда вы все такие умные? - всплеснула руками Сэм.
  Затем она посерьезнела, важно сдвинула брови и сделала эпохальное заявление.
  - Я уверена, что это человек. Человек, по какой-то причине превратившийся в монстра. И, кажется, я уже знаю, что это за причина.
  Дюк уставился на нее, выпучив глаза.
  
  
  ***
  
  Оказавшись на кухне, Мэк отложил автомат подальше, чтоб не мешал, но оставался в поле зрения. Затем он принялся за приготовление обеда.
  Первым делом он нашёл белое вафельное полотенце, сложил его в полоску и одним движением обвязал вокруг головы. Усевшись в позу лотоса и закрыв глаза, он немного помедитировал. Он всегда так делал перед тем, как приступить непосредственно к приготовлению пищи.
  Открыв огромный холодильник, он обнаружил в морозильном отсеке лишь килограмм старой мойвы и пару штук обезглавленных путассу той же степени свежести. В ящиках он нашёл разные специи, соль, перец, кастрюльки, ножи и разделочные доски, а также несколько упаковок с рисом быстрого приготовления. Рис он поставил вариться и занялся рыбой. Разморозив в микроволновке мойву и путассу, он положил одну тушку на деревянную доску, сжал в руках два больших хлебных ножа, резко вскинул их и, прикрыв глаза, замер. Также внезапно отмерев, он с пронзительным боевым кличем "Кий-я!", обрушил ножи на чахлое тело несчастной рыбки. Несколько быстрых взмахов лезвиями - и пред ним лежали аккуратные ровные кусочки расчлененной мойвы. Уложив их в маринад из уксуса и специй, он водрузил на доску следующую рыбку и повторил операцию.
  Мэк был полностью увлечен приготовлением суши, но вдруг почувствовал смутную тревогу. Такое бывает, когда ты явственно ощущаешь, что вокруг тебя явно что-то происходит, но вот что именно, понять не можешь. Вроде бы, всё как обычно, но твое подсознание фиксирует некую странность происходящего. То же самое творилось сейчас с Мэком. Он замер, покрепче стиснув ножи, и пытаясь понять, что же все-таки беспокоит его, о какой опасности сигнализируют его врожденные инстинкты потомка самураев.
  Он осторожно огляделся. Его взгляд упал на блестящую поверхность кастрюльки. В ней он увидел искаженное отражение и без того уродливой морды с красными глазами. Обладатель этой жуткой хари стоял в паре метров от морского пехотинца, готовясь напасть. К огромной неожиданности монстра, Мэк резко повернулся к нему и, приняв боевую стойку журавля, вдруг взмыл над полом на несколько метров. Там он завис, подобно героям одной небезызвестной кинотрилогии. От этой картины монстр на несколько секунд растерялся. Еще бы, не каждый день приходиться наблюдать, как узкоглазый мужик с двумя огромными ножами в руках, неподвижно висит под потолком, угрожающе нацелив острые лезвия точно в горло врагу. Однако замешательство длилось лишь пару секунд. Не давая противнику пустить ножи в дело, монстр набрал полную грудь воздуха и выдохнул его прямо в лицо Мэку.
  Великий ниндзя плавно опал на кафельный пол. Самодовольно хмыкнув, чудовище подхватило кастрюльку с маринующейся рыбой и скрылось в вентиляционной шахте.
  Секундой позже на кухню ворвались Серж и Федор.
  - Еще один готов, - печально заметил Лом, - вот и отыгрался кто-то на нем за Пирл-Харбор и Цусиму... Наши ряды редеют...
  - Добрый ты, Федя, как я погляжу, - укоризненно покачал головой Серж, проверяя пульс у Мэка, - он жив! Как можно быстрее отнеси его к докторше, а я пока сгоняю в оружейку. Похоже, монстры настроены серьезно и нам потребуется оружие позабористее.
  
  ***
  
  Вбежав в оружейную лабораторию, командир отряда сразу устремился к двери в комнату с продвинутым оружием, и вновь стал пытаться открыть их. Он отчаянно бил кулаком по кнопке, приходя в ярость от того, что эти долбаные двери не знакомы с уставом и смеют оставаться закрытыми перед старшим по званию.
  "И ведь, хрен прикажешь..." - ехидно заметил его внутренний голос.
  Тут взгляд Сержа упал на маленькую прорезь, находящуюся на приборной панели чуть ниже кнопки. Под прорезью едва можно было прочесть почти полностью стёршуюся надпись: "Вход - пять копеек".
  Сержант похлопал себя по многочисленным карманам, нашёл какую-то мелочь и опустил монетку в щель.
  "На всём делают деньги. Барыги!" - опять услужливо подсказало подсознание. Но эта мысль мелькнула лишь на короткое мгновение, исчезнув под натиском эмоций и бесконечного счастья, которые испытала Серж, когда увидел то, что скрывалось за дверями. Там, в самом центре комнаты на высокой подставке величественно возлежало самое совершенное в мире оружие.
  - БФГ, - с благоговением прошептал Серж, медленно обходя постамент, - большу-у-у-щая фиго-о-овина... Уважаю!
  Несмело протянув руку, но провел кончиками пальцев по блестящей поверхности, а в следующую секунду припал щекой к огромной чёрной пушке, блаженно прикрыв глаза.
  Его мечта сбылась, он был самым счастливым человеком во всей вселенной.
  Так он стоял около получаса, пока его не отвлек крик о помощи, донесшийся из переговорного устройства.
  
  ***
  
  Дестройер был злой и раздраженный. Бывают же такие дни, когда все не задается с самого начала! Он не выспался, долгожданный карнавал накрылся медным тазом, ему пришлось тащиться к черту на рога, терпеть перелет в полумертвом вертолете, поездку в промороженном ПАЗике, телепортацию на Марс и погони за местными монстрами. Вдобавок, у него почти кончился запас травы. Это он обнаружил только перед самым вылетом, так что пополнить его было невозможно. Для истинного растамана это было настоящей трагедией. Того количества Cannabis Sativa, которое было в его распоряжении, едва хватало на один жалкий косячок. Но и его выкурить никак не удавалось. Сперва рядом постоянно был Серж, не одобрявший никаких наркотиков в принципе, а теперь вот к нему привязался Дин Портман.
   - Дес, а Дес, - подлизывался капрал, - а давай, пока никто не видит, мы с тобой раскуримся?
  Делиться с любителем халявы Дестройеру чертовски не хотелось. Нужно было срочно что-то предпринимать.
  - Слушай, Портман, - елейным сказал Дестройер, - у меня с собой совершенно случайно оказалась парочка особых таблеток. Эффект подобен урагану. Хочешь, угощу? Тебе должно понравится.
  Портман радостно закивал и подставил ладонь, куда его чернокожий сослуживец заботливо положил две с виду совершенно обычные белые таблетки.
  - Спасибо, друг! Я это не забуду! - пообещал счастливый капрал, глотая угощение.
  - О, я уверен, что не забудешь, - оскалил зубы здоровяк Дестройер. Его настроение начало резко улучшаться.
  - Что ты имеешь в ви..., - Портман не договорил, так как на его ослабленный "правильным" образом жизни организм начали действовать таблетки. Дестройер не соврал - эффект и впрямь был потрясающим, и подобным урагану... Урагану, бушующему в его кишках.
  - Слушай, - тихо, боясь лишний раз вздохнуть, прошелестела жертва новейших медицинских технологий, - ты не знаешь, где у них тут туалет?
  - Знаю, - ласково и сочувствующе ответил морпех-пацифист, - в двух поворотах отсюда. На схеме обозначен буками "Мэ" и "Жо".
  Портман вытащил и кармана план станции и, сверяясь с ним, начал двигаться в заданном направлении, прижавшись спиной к стеночке.
  Отделавшись от конкурента таким вот не слишком честным способом, Дестройер облегченно вздохнул. Наконец-то он остался один и сможет в спокойной обстановке выкурить вожделенный косячок. Дес вынул из кармана мятую папиросу "Беломорканал" (он выписывал их из России через интернет). Выпотрошить из нее табак и забить травку он успел еще на Земле, так что ему оставалось только прикурить. Перед тем, как это сделать, он вынул из кармана сложенную газету, развернул, постелил на грязный пол и уселся на нее, поджав ноги. Щелкнув зажигалкой, он сделал глубокую затяжку и задержал дыхание. Трава была высшего класса, так что, докуривая косячок, Дес уже воочию видел перед собой улыбающиеся лица великого Джа и пророка его Боба Марли.
  
  
  ***
  
  Добежав до нужного места и удобно устроившись в "кабинке для совещаний", обозначенной буквой "Мэ" Портман наконец смог расслабиться. Лицо его отразило величайшее облегчение и блаженство. Окрестности огласились неприличными звуками. Комнатушка со странным названием "Мэ" наполнилась едким запахом сероводорода.
  Слава Богу, что в этот момент никого из сослуживцев рядом не было, иначе бы у них случилась контузия от такой химической атаки. Несложно представить, каково пришлось самому Портману. Только минут через пять капрал смог нормально вздохнуть. Но неудачи буквально преследовали его - в кабинке не нашлось туалетной бумаги. Нарезанные газеты, стопочкой лежащие не бачке, никаких ассоциаций не вызывали. Портман занервничал и не услышал, как кто-то вошёл в туалет... через вентиляционный люк. Когда он, наконец, расслышал подозрительные шорохи и с опаской поднял глаза к потолку, то было уже поздно. В мгновение ока чьи-то руки схватили его и потащили в вентиляцию.
  - Хе-елп ми! - только и успел сдавленно крикнуть капрал в переговорное устройство.
  Ему повезло - неподалеку от туалета оказались Демон и Малыш, которые, услышав его призыв, тотчас бросились спасать своего непутевого товарища. Выбив с ноги дверь, они немедленно открыли огонь по лапам монстра, упорно не желающего отпускать Портмана. Капрал мотался из стороны в сторону, ударяясь головой о стены кабинки и жалобно крича. Неизвестно, чем бы это закончилось, если бы в тот момент не подоспела помощь в лице Сержа с BFG наперевес и Лома. С воплем "Лягай!", командир отряда первым внесся в уборную и нажал на курок. Из ствола его оружия вырвался сгусток плазмы бирюзового цвета и ударил точно в вентиляционный короб, где скрывался враг. Металл короба и часть стены за ним расплавились буквально на глазах. Запахло паленым. Основательно поджаренный монстр наконец разжал хватку, и освобожденный капрал кулем свалился на пол, чудом не выбив зубы об унитаз. Следом за ним рухнул труп мерзкой твари.
  - У нас раненый! У нас раненый! - прокричал Демон, подбежавший к напрочь выведенному из строя капралу.
  - Сам ты ... сраненый, - закатывая глаза, еле ворочая языком, промямлил обиженный Портман, но его никто не слушал.
  Малыш и Джон подхватили ср... раненого бойца и быстро потащили его к остальным пострадавшим. Сержант и Лом немного отстали.
  - Ну, ни хрена себе! - американский морпех ошарашено посмотрел на оружие в своих руках, - вот это пушка!
  - Где ты взял это чудо? - с завистью выдохнул Лом, - я тоже такую хочу!
  - Где взял, там уже нету! - самодовольно ответил Серж, - кто не успел, тот опоздал!
  - Ну, и подумаешь! Зато у меня в детстве рогатка была круче твоей, - надулся Лом.
  - Не обижайся! Я тебе дам из нее пострелять! - устыдился его друг, - ладно, чего стоим? Надо догнать остальных.
  
  ***
  
  - Сержант! Я догадалась в чем дело! - воскликнула Сэм, когда Лом и Серж вошли в лабораторию, - все до гениального просто...
  - Не так быстро, леди! Сначала скажите, что с Портманом? Он будет жить?
  - Будет, - пожала плечами Саманта, - только какой смысл в этом? Таких как он, по-моему, нужно в детстве усыплять!
  - Я здесь решаю, кого нужно усыплять, а кого нет! - обозлился командир, - и обижать Портмана тоже имею право только я! Где он, кстати?
  - В боксе для тяжелобольных, вместе с остальными, - махнула Сэм рукой в сторону стены из бронированного стекла, за которой этот бокс располагался. Сержант повернул голову в указанном направлении и в замешательстве уставился на потеки чего-то красного и густого в самом центре прозрачной стены.
  - Что, черт побери, за кровь на стекле?!
  - Это Грешник! - спокойно ответила Саманта, - у него с Мэком в ваше отсутствие разгорелся нешуточный спор на религиозную тему, а Мэк имел неосторожность заявить, что Будда круче Иисуса...
  - Грешник его за это убил? - ужаснулся Серж.
  - Нет, бросил в него банкой с клубничным вареньем. Я им ее принесла, чтоб хоть как-то подсластить жизнь.
  - И что? - заинтересовался Демон, - попал?
  - Нет...
  - Мазила! - единодушно решили добрые сослуживцы, - ну, так что вы хотели нам рассказать?
  Саманта откашлялась, и начала свою речь, приготовленную ей заранее.
  - Ну, что, господа? - произнесла она с сарказмом, - я собрала вас здесь затем, чтобы вы, не дай Бог, не собрались где-то в другом месте. С вашего позволения, я начну.
  Морпехи внимательно следили за девушкой и никак не могли уловить нить ее женской логики.
  - Мои источники сообщили, - продолжала она, - что виновато во всем окаянное пьянство. Похоже, что все ученые, наплевав на опасность, устроили дегустацию нашего усовершенствованного самогона. А это вещество, как я уже говорила Джону, до конца еще не изучено. И предугадать, как оно подействует на человеческий организм, было невозможно. Но наши сотрудники проявили вопиющую халатность, и последствия ее стали ужасными! Выпив этот самогон, они все превратились в монстров! А все почему? Потому, что у нас не осталось обычного спиртного! Его еще в католическое Рождество выжрали! Причем, католиков среди наших сотрудников нет. Пополнение запаса ожидалось только к тридцать первому декабря. Но разве можно утерпеть, когда под боком находится около пятидесяти литров первача? Какие же вы, мужики, все-таки слабохарактерные в этом отношении! Вам лишь бы водку пьянствовать! Типа, с утра принял - и весь день свободен! Пропили, гады, всю страну, так теперь космос принялись пропивать?!
  Морпехи медленно офигевали. Малыш, казалось, все принял очень близко к сердцу и осознал свою вину перед страной и космосом. В раскаянии он потупил глаза, хотя, в жизни ничего крепче валерьянки не пил. Дюк ловил каждое слово докторши, не особо, правда, вслушиваясь в их смысл, а у самого на лице читалось "Вах! Какая девушка!". Серж глядя на Саманту диким взглядом, зверел от мысли, что на него, можно сказать, будущего боевого генерала, смеет орать какая-то девчонка. Его возмущению не было предела, и он только открывал и закрывал рот, не в силах сказать ни слова. Потрясенный Демон выпучил глаза на сестру, брови его взлетели сантиметров на десять от первоначального месторасположения. Он отказывался поверить в то, что слышит. Невероятно! Его сестра, которую он привык считать глупой нюней, оказывается, достигла невиданных высот в ораторском искусстве. Ее речь могла сравниться разве что с речью старого Прохора - деда прапорщика Ломова, настолько она была убедительной и красноречивой. Меньше всех командный тон доктора Гримм трогал Федю. Его лицо выражало полнейшее спокойствие. А Сэм тем временем продолжала читать лекцию.
  - А знаете ли вы, господа алкоголики, тунеядцы и хулиганы, что спирт - это яд для любой живой клетки? Проникнув в организм, он очень скоро расстраивает работу всех тканей и органов, а это может привезти к тяжелым заболеваниям. Перерождается ткани печени, почек, сердца, сосудов. Но губительнее всего алкоголь действует на клетки головного мозга! Если вы, конечно, знаете, что это такое. Так вот, то, что вы называете опьянением, не что иное, как острое отравление организма! К тому же, под влиянием спиртного люди теряют самоконтроль, их инстинкты вырываются на свободу. Все, самое мерзкое, что есть в человеке, становится явным, побуждая его к самым диким поступкам! Все в личности, что сдерживается воспитанием, навыками приличия, как будто вылезает наружу. Так действует обычный спирт. А представьте, каков эффект от спирта усовершенствованного? Каких монстров он способен породить? Именно это и произошло с работниками станции!
  Так что, ребята, если хотите сохранить здоровье, рассудок и дожить до старости, не пейте! Алкоголь - наш враг!
  
  
  Глава 7. Нам песня строить и жить помогает.
  
  Странное дело. Когда кто-то говорит вам в категоричной форме никогда не делать что-либо, первым побуждением бывает именно этим и заняться. Назло. Из чувства противоречия. Это и почувствовал Федя после лекции Саманты.
  "Послушай женщину и сделай наоборот, - подумал Фёдор, - а принять на грудь не помешает. Не пьянства окаянного ради, как говориться, а только для храбрости ".
  С этой мыслью он подошёл к Сержу и Демону, и они втроём конспиративно зашептались. Потом Демон кивнул, а Лом с Сержем вышли из лаборатории.
  - Останьтесь с Сэм, - решительно велел Джон Дюку и Малышу, - и не выходите отсюда, ни при каких обстоятельствах.
  Те недоумённо поглядели на старшего товарища.
  - Что-то случилось? - севшим от страха голосом спросил Малыш, - на нас готовится нападение?
  Демон поспешил его успокоить.
  - Нет-нет. Все под контролем. Все просто замечательно. Лучше не бывает. Просто, нам с парнями надо того... побриться, - потирая щетину на шее и хитро прищурившись, добавил он.
  Сделав такое странное заявление, он, не дожидаясь следующих вопросов, быстро выбежал в коридор.
  Остававшиеся без присмотра Дюк, Малыш и Саманта переглянулись. Они были несколько напуганы таким категоричным приказом оставаться в лаборатории. Что же задумали трое старших по званию морпехов? Почему им всем одновременно приспичило побриться? Что-то тут явно нечисто. Что-то от них хотят скрыть.
  Нервозность висела в воздухе.
  - Нашли, блин, время, - пронеслось в мозгу Дюка.
  - Блин, нашли время, - возникло в голове Малыша.
  - Нашли время! [beep]!!! - явственно читалось на лице Саманты.
  Тем временем, Демон подбежал к ожидающим его за углом Лому и Сержу.
  - Ну чё? - тихо спросил Лом, - надеюсь, ты все уладил, и нам не придётся делиться с малышнёй? У меня и так во фляжке как украдено.
  - Всё в порядке. Проблема улажена. Я их с сестрой оставил, - самодовольно хмыкнул Демон, - чего стоишь? Наливай!
  Лом вынул из своего бездонного вещмешка мятую и облупленную эмалированную фляжку. Там же нашлись и три пластиковых стаканчика, как ни странно, но совершенно новых. Стаканчики он тут же распределил среди присутствующих, разлив каждому примерно по сто грамм.
  - Ну, что, братаны? Будем, что ли? - торжественно произнёс Лом, сделал резкий выдох и одним глотком осушил стаканчик. Серж и Демон попытались проделать ту же процедуру, но с непривычки закашлялись.
  - [beep] вашу маму [beep] налево! - Лом нежно рыгнул и швырнул стакан о пол, - хорошо пошла, родимая!
  Американские морпехи, наученные неудачным опытом, пили осторожно, маленькими глотками.
  - Дедовская, - гордо заметил Лом, - на старых солдатских портянках настоянная. Вы такой у себя в Штатах нигде не найдёте.
  Серж и Демон вторично поперхнулись.
  Внезапно из темноты коридора донеслись еле уловимые странные звуки.
  - Вы это слышите? - спросил Демон.
  - Ты же всего грамм сто выпил! - удивился Лом, - а уже глюки пошли. Слаб ты стал в своей Америке... Нехорошо это...
  Тут звук повторился и стал более отчетливым. На сей раз его расслышали все трое. Это их всерьез насторожило. И тут же из мрака показались уродливые рожи с маленькими заплывшими глазками и красными носами. Они пришли на запах.
  Лом, швырнул фляжку обратно в мешок, а мешок за спину, вскинул свой ручной пулемёт и дал очередью по толпе. Сержант и Демон пустили в ход своё оружие. Бирюзовые вспышки выстрелов BFG чередовались с автоматными и пулеметными очередями. Плохо было то, что твари были настолько крепкими, что завалить их удавалось, потратив на каждого более десятка патронов. Однако морпехи стойко пытались остановить их. Монстры падали один за другим, но их место занимали идущие следом.
  - Когда же вы кончитесь, гады?! - рычал Серж, нажимая на курок.
  И тут, словно подчиняясь его приказу, они кончились. Но, увы, не монстры, а заряды в BFG. На небольшом плазменном экране, вмонтированном в приклад, возникла надпись: "Срок демонстрационной работы истек. Для дальнейшего использования Вам необходимо получить регистрационный номер. Переведите 999 долларов на следующий счет...".
  Несколько мгновений Серж глядел на ставшее бесполезным оружие, отказываясь поверить в случившееся. Заметив состояние начальства, Демон понял, дело пахнет керосином. Придется принимать решение самому.
  - Отступаем! - проорал он, и парни бросились бежать по направлению лаборатории, где находились их товарищи. Прикрывая друг друга, они добежали до наностены, находящейся в жидком состоянии.
  Дюк и Малыш, услышали звук стрельбы и через несколько мгновений увидели бегущих соратников.
  Под громкие звуки марша Мендельсона Демон первым влетел в лабораторию, на ходу крича: "Телефон!!!", тем самым давая понять, что нуждается в прикрытии, и начал судорожно хлопать себя по многочисленным карманам на груди, боках, руках и ногах. Он не мог понять, откуда доноситься звонок его мобильника. Потом, наконец-то, он вытащил из внутреннего кармана "раскладушку" защитного цвета с гербом морской пехоты на малом дисплее и, глубоко вздохнув, раскрыл.
  - Да, дорогая... Да-да... Я немного задержался на работе... Что за шум?.. Господа, - обратился он к отстреливающимся товарищам, - господа, не могли бы вы чуточку тише? Мне жена, все-таки, звонит.
  - Да, да, конечно, - понимающе закивали морпехи, - понимаем. Дела семейные и всё такое.
  Бойцы прекратили стрельбу и пошли в рукопашную, размахивая автоматами, как битами. Сержант уже пришел в себя и бил морды нападающим с таким остервенением, словно мстил каждому из них лично за безвременную гибель своего любимого оружия.
  - Не обращай внимания, это тут ребята тренируются, - как можно беззаботнее произнёс Мрачный Жнец, - отрабатывают круговую оборону практически в полевых условиях инопланетной станции... Ну, как почему? Нам приказали, и мы отрабатываем... Конечно, дорогая, ты права, как всегда...Ладно, передам Сержу, что он изверг и садист... Ну, какие могут быть бабы? О чем ты говоришь? Ты же знаешь девиз морской пехоты - "Semper fi" - "Храни верность". В том числе и жене... Н-нет. Про хлеб помню... Да, куплю... И мусор вынесу, ты сама не ходи, темно уже, опасно... И лампочку в коридоре вкручу... Скоро буду... Угу. Целую.
  Захлопнув "раскладушку", Демон облегчённо вздохнул. Закинул мобильник в нагрудный карман, а автомат за плечи, с криком " А Эльберет ядрёна вошь!" кинулся в самую гущу потасовки.
  Эпицентр драки был в коридоре у дверей лаборатории. Главными героями побоища были медведеподобный русский прапор и тоже весьма нехилый американский сержант. Они размахивали кулаками с таким энтузиазмом, будто участвовали в русской народной забаве "Стенка на стенку". Нырнув в самую гущу, Демон получил пару раз в челюсть, но и сам поставил пару-тройку синяков. Добравшись до Лома и Сержа, он схватил их за широкие ремни (потому что хватать за шкирку начальство несолидно, а до шкирки Лома он бы просто не дотянулся) и начал тянуть их внутрь лаборатории сквозь жидкую наностену. При этом он во всю глотку кричал Дюку и Малышу "Огонь!", а также несколько не слишком цензурных, но, тем не менее, доступных для понимания, слов.
  Застрочила автоматная очередь - Дюк принялся исполнять приказ. Сердобольный Малыш кинулся на помощь старшим товарищам. Но когда он подбежал к ним, его обдало таким мощным запахом перегара от наступающих монстров, что бедному рядовому мгновенно сделалось дурно. Однако он, усилием удерживая сознание, всё же помог Жнецу втянуть внутрь лося-Лома.
  Жнец со всей силы долбанул прикладом по кнопке "Закрыть", и жидкая стена моментально превратилась в металлическую пуленепробиваемую броню.
  Оказавшись в безопасности, Малыш тут же сполз по стенке на пол. Наступило молчание. Все, тяжело дыша, смотрели друг на друга.
  - Лучше бы я за хлебом пошёл, - наконец тихо и печально произнес Демон.
  - А тебя сюда никто за рога не тянул, - язвительно ответил ему Серж. Он был страшно недоволен тем, что в пылу схватки обронил автомат за дверью. У него оставалась только бесполезная BFG.
  Но на переживания и ссоры не было времени - со стороны коридора доносились визг бензопилы "Drujba-universal", способной резать металл.
  Дюк склонился над недееспособным Малышом, проверил у того пульс. Убедившись, что пульс есть, он резко разогнулся, встав прямо под решеткой вентиляции.
  - Сэр. У нас почти не осталось патро... - тут он почувствовал резь в глазах и сильную дурноту как с похмелья. Какой-то газ зелёного цвета клубами выходил из отверстия вентиляции.
  Так и не закончив фразу, чернокожий боец рухнул рядом с Малышом.
  Итак, их осталось трое.
  На Сэм было больно смотреть. Она забилась в угол и постоянно повторяла:
  - Говорила мне мама "Иди, доча, на бухгалтера". Так ведь нет. Нас к науке тянет, к колбочкам-пробирочкам. Ёкарныбабай. Дура! Сидела бы щаз в тёплом офисе, циферки бы считала... итить вас всех направо и налево!!!
  Лом, Серж и Демон слушали этот сольный концерт, тупо уставившись друг на друга.
  Всё происходящее очень смахивало на полный провал операции. Патронов нет, сил нет, храбрости нет, "для храбрости" тоже нет, отступать некуда.
  Джон сделал несколько шагов и остановился перед закрытым окном. Видно было, что им уже давно не пользовались по назначению, и какой-то местный паучок устроил тут себе апартаменты.
  "Вот и смерть моя пришла, - грустно подумал Демон, - а я столько еще не успел сделать..."
  И, как водится в таких случаях, вся его жизнь начала проноситься перед его глазами. В надежде в последний раз увидеть солнце, морской пехотинец нажал кнопку. Электронное жалюзи со скрипом, разрывая паутину, раскрылось, открывая вид на бурлящее море - похоже, что химические отходы деятельности "Обдолбая" уже долгое время сливались прямо рядом со станцией.
  На Джона душной лавиной нахлынули воспоминания. Он вспомнил то, что почти уже забыл: как крал у деда старинную казацкую шашку со стены, нацеплял на себя поеденный молью серый бабушкин жилет, напоминающий ему рыцарские латы, и играл в войнушку с пацанами на завалинке. Как пугал сестру, когда та, укрывшись в чаще малинника устраивала на своей голове вавилоны. Как, бывало, за дело ставил ей щелбаны, за которые потом стоял в углу на горохе... Эх... счастливое было детство! Потом ему вспомнился день, когда его принимали в морскую пехоту. Как он, стоя на палубе огромного линкора, уплывавшего в его героическое будущее, махал родителям любимой кепкой, и как она упала в воду... И вот, глядя на ненатурально голубое вскипающее марсианское море и придаваясь воспоминаниям, он совсем тихонько, несмело запел старинную народную морпехскую песню:
  - Прощайте, скалистые горы...
  - На подвиг Отчизна зовёт, - окреп голос Джона, сливаясь с командирским голосом подошедшего и положившего ему руку на плечо, Сержанта.
  - Мы вышли в открытое море в суровый и дальний похо-о-од, - бравая песня гремела во всех уголках, во всех переходах и лабораториях, - а волны и стонут и плачут, и бьются о борт корабля...
  - Растаял в далёком тумане Рыбачий... родимая наша земля-а-а, - это их раненые сослуживцы один за другим поднимались с кроватей и начинали подпевать. Казалось, что песня придавала им сил.
  Дестройер, отвлекшись от общения с Джа и духом Боба Марли, тоже подключился к хору.
  Человекоподобные твари, заслышав этот вой элитных морпехов, падали ниц, сжимая виски или затыкая уши. Не могли вынести их склизкие нечестные мозги гордой и светлой песни бесстрашных парней!
  - Мы сдаёмся! - истошно орали те из монстров, что ещё были в состоянии что-либо делать, - только замолчите, изверги!!!
  
  Эпилог.
  
  Перед окном одной из лабораторий марсианской станции "Обдолбай" стояли девять доблестных морских пехотинцев. Все они были как на подбор, статные и смелые. Только один очень сильно отличался - на голове у него была надета бандана в бело-сине-красную полоску, а глаза скрывали круглые чёрные очки. В зубах он держал пшеничный колосок. Парни стояли, положив руки друг другу на плечи и гордо глядели вдаль. Туда, где неестественно голубое и, скорее всего, радиоактивное море сливалось с ещё менее естественным алым небом. Там, за горизонтом, на далекой Земле, их ждал заслуженный отпуск.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"