Важин Александр: другие произведения.

Боевой единорог

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:


Боевой Единорог

Старый, седой и тоскующий зверь,
Тусклый, затупленный рог.
Где же вся сила былая теперь,
Белый единорог?
Помнишь, когда была юной земля,
В древнем тумане веков
Слышали реки, холмы и поля
Грохот твоих шагов.
Чащи будил твой рокочущий зов.

Марина Ефремова

   Слух Настки еще только уловил шипение, а воины уже вскинули щиты и обнажили мечи, заслоняя ее со всех сторон. Ей были видны лишь спины рослых бойцов, замерших в ожидании. Но вот они задвигались, зазвенело железо, послышались боевые выкрики и злобное шиканье. Виперы набросились отовсюду, стремясь подмять людей и добраться до девушки. Но умелые воины держали строй, клинки мелькали с невероятной скоростью, и почти каждый взмах меча прерывал шипение одной из тварей.
   Воины не зря были лучшими из лучших - живых виперов становилось все меньше, а опавшую листву покрывали все новые тела змеелюдей. Но когда упал Дойл, не успевший подставить щит под ржавое острие копья, в образовавшуюся щель стремительно ринулся один из виперов. Перед Насткой возникла чешуйчатая морда с немигающими холодными глазами и раздвоенным языком, показавшимся из ощеренной пасти. Настка закричала, закрывая лицо ладонями, и не слышала тихого посвиста клинка, оборвавшего шипение. Когда она оторвала руки от глаз, мерзкая голова уже корчилась у ее ног. Еще она успела заметить, как Аргат ей подмигнул, прежде чем устремиться добивать уцелевших тварей.
  
   Луна умирала два раза с тех пор, как Настка впервые увидела Аргата. Тогда она стояла рядом с герцогом Эгмондом, ожидая прибытия воина.
   В душе Настки еще клокотала обида. Этот гадкий старикашка! Противно вспоминать, как личный лекарь герцога уединился с ней в шатре. Заставил лечь на спину, бесстыдно задрал юбку, приспустил нижнее... Бр-р! Касание его костлявых пальцев все еще вызывает омерзение. Как он смел! Пусть война, пусть смерть каждый день забирает в свое лоно сотни человеческих жизней. Но терпеть такое унижение! И все это ради того, чтобы лекарь сообщил герцогу: Настка действительно еще не познала мужчину.
   Не поверили на слово, проверяли. Она ведь сказала правду герцогу. Настке нравились жадные взгляды мужчин, их восхищенные речи и признания, восхвалявшие ее красоту. Только сердце оставалось спокойным и не реагировало на пылкие признания, страстные речи и обещания золотых гор от разношерстных поклонников.
   А тогда сердце ее тенькнуло. Настка заинтересованно подняла глаза, бросив быстрый взгляд на подходившего мужчину. Когда она поспешно опустила очи, в них уже отразился его облик: суровое лицо, отмеченное складкой на лбу, каштановые кудри до плеч, легкий плащ поверх кольчуги. В такт уверенной поступи покачиваются на бедре подбитые серебром ножны. Настка слышала, что не было равных клинку, что покоился в этих ножнах, и он испил темной крови из сотен тел проклятых.
   Когда воин приблизился, Настка снова кинула взор на него. Аргат почтительно склонил голову перед герцогом, но перед этим его карие глаза кольнули Настку. Словно пчела ужалила прямо в сердце, от чего огонь разлился по всему телу.
   - Ваша светлость, служу Хэнсу, - раздался хрипловатый голос.
   Аргат поднял голову и встретился взглядом с воспаленными, в красных прожилках глазами на осунувшемся лице Эгмонда.
   - Да, послужить придется. Но теперь не на поле боя. Мы вверяем тебе наше спасение. Ты можешь решить исход войны.
   - Я готов. Что мне предстоит сделать?
   - Найти единорога.
   Аргат встрепенулся, от чего сбились волосы, являя взору Настки изуродованное правое ухо, все испещренное шрамами.
   - Как?!
   - Выберешь себе двенадцать лучших бойцов. И еще с вами пойдет эта девица, - герцог показал на Настку. - Ее нужно оберегать, как самое большое сокровище. Вы должны найти единорога. Ведь твари Момута тоже начали его поиски.
   - Но, ваша светлость, от меня больше проку будет на поле боя. Я...
   - Аргат! Ты выполнишь возложенное на тебя задание. - В голосе герцога зазвенел металл. - В битвах ты убьешь еще сотню виперов, гмуров, упырей, абигоров, прежде чем сам падешь под натиском проклятых. Но ты прекрасно знаешь, что ни ты, ни другие отважные воины не в силах противостоять черным ордам Момута. Да, мы будем продолжать мужественно сражаться, как сражались последний год. Но теперь мы без союзников, все другие уделы уже пали. Доблесть наших воинов позволит удержать падение Хэнса еще две луны, три или даже целых пять. И мы покроем телами тварей каждую версту, которую пройдет Момут по нашей земле. Но мы не в силах его остановить. Слабые духом уже перестали верить в силу нашего оружия. Только вчера мы повесили четыре десятка дезертиров. Поэтому наша единственная надежда - на вас. Вы должны найти непобедимого единорога. Только он поможет нам, когда придет время последней битвы.
   Аргат сделал порыв, собираясь возразить, но наткнулся на взгляд Эгмонда и только мысленно чертыхнулся. Нельзя спорить с герцогом, которого прозвали Непреклонным.
   Ля Коссе, личный маг герцога, рассказал хмурому Аргату и заинтересованной Настке об их Миссии. Кое-что Настка знала и так, но услышала и много нового.
   - Нет существа более прекрасного, чем единорог. Он совершенен, - маг сложил ладони на груди. - Но за его грацией и ослепительным блеском скрывается несокрушимая мощь и буйное неистовство. Ведь он легко побеждает даже слона! Легенды гласят, что этот зверь имеет свободный нрав и может повиноваться лишь прекрасной деве, имеющей печать непорочности. Взгляните на него, - Коссе достал из своего объемного мешочка магический свиток и хлопнул в ладоши.
   Перед ними предстало чудесное животное - серебром отливают изящные копыта, роскошная грива струится морской пеной, удивительный рог выступает во лбу. Единорог покорно шагал рядом с девушкой. Такой же, как Настка. Ей казалось, что она видит на рисунке свое отражение, будто в прозрачном спокойном ручье - шелковистые белокурые волосы, глаза соперничают синью с летним небом, высокие перси и стройный стан. Несмотря на козни мерзкого старикашки-лекаря, Настка даже гордилась, что для Миссии выбрали именно ее. Не какую-то глупую девицу из благородных распутниц, а дочь швеи, штопающей одежду для воинов герцога.
   "Лишь девушке чистой покорен сей зверь...", - прочитала Настка слова под рисунком. Мать тратила с трудом заработанные гроши на то, чтобы обучить Настку грамоте. Ее дочь должна выйти замуж за благородного. Но все чаяния перечеркнуло вторжение проклятых...
   По хлопку ладошек Ля Коссе свиток скатался.
   - Да, дитя мое. Именно такая, как ты, способна приручить единорога. Но ты должна помнить, что он может потребовать большую жертву в обмен на свою покорность. Он мудр и благороден, но может явить гордыню, ярость и разрушительную силу. Лишь ты можешь эту силу призвать нам на помощь. Если вы разыщите единорога - ты приручишь его. Он поможет нам разбить орды Момута. Держите путь по самой яркой звезде в созвездии Единорога - она всегда будет указывать вам дорогу.
  
   И они отправились за звездой. Двенадцать воинов, Аргат и Настка. Тринадцать отважных бойцов и нежная девушка. Путь их пролегал через топи и дремучие леса, прошли они степи и буераки, переправились через реки и обошли озера. На пути их подстерегали посланцы Момута, стараясь сбить воинов с дороги за звездой Единорога. Иногда им доводилось проходить по трупам проклятых, упрямо двигаясь к цели. Но в любых схватках воины первым делом оберегали Настку.
   А Настка повсюду звала единорога. Ее призывы звучали в светлых березовых рощах и тенистых дубравах, в мрачных урочищах и среди древних сосен.
   Воинов было тринадцать, теперь же их осталось семеро. Весельчак Витр закрыл Настку собой, ловя черную стрелу гмура. Но поймал неудачно - горлом, прямо поверх кольчуги, тут же захлебнувшись кровью. Молчун Визор и грубиян Блог кусками изодранной плоти остались лежать рядом с Бездонной Топью, прикрывая отход товарищей, когда их выследили черные всадники. А тела Сорина и Дойла загребли в наскоро вырытые могилы на месте последней схватки с виперами.
   Единорог все не желал показываться искавшим его людям. И этот старый лес был последним, куда звезда привела их. Война шла за ними. Скоро и сюда уже докатится шум больших сражений. А неуловимый сказочный зверь так и не явился на помощь.
   Аргат постоянно ругался, что они зря теряют воинов, силы и время. Его взгляд теплел лишь при виде Настки.
   - Он бы еще направил нас на поиски дракона, - тихонько возмущался Аргат, когда они вдвоем сидели у ночного костра.
   Настка с трепетом слушала хрипловатый голос, украдкой любуясь мужественным лицом. Даже израненное ухо, которое он старался прятать в волосах, и то придавало ему очарования. А когда он случайно прикасался к ней, то сердце замирало и мелкая дрожь бежала по телу.
   А прошлой ночью он ее поцеловал. Она чуть не потеряла голову и была готова просить его о ласке. Но он смог заставить себя разжать объятья, чувствуя, что еще миг, и никакая сила - долг, приказ герцога, спасение Хэнса, сохранение тысяч жизней - ничто не удержит его от обладания этой удивительной девушкой. Вовремя он вспомнил слова Ля Коссе: "Он безошибочно распознает целомудрие и если девушка порочна, в ярости пронзит ее рогом".
   А Настка хмелела от близости сильного мужского тела и уже кляла себя за непорочность, мешающую ей любить. Рядом с Аргатом она цвела и благоухала, словно вишня, распускающаяся весной в саду. Он не был похож на того, о ком мечтала - не говорил красивых слов и не сочинял стихи в ее честь, не обещал роскошной жизни в замке и одевался по-простому. А звон оружия предпочитал изысканной беседе. Но его уверенность в себе, решительность и отвага манили сильнее кружевных манжет вельможи.
   Мысли Аргата уже принадлежали ей, теперь пришла очередь заполучить его тело. Она раньше видела, как женщина от удовольствия извивается под мужчиной, и была готова к этому. Она вся горела в огне желания. Сейчас ее сердце и тело пели единую песнь - песнь любви.
   Но препятствием на пути ее чувства проступал единорог, постепенно превращающийся для Настки из величественного зверя в зловещего призрака, стоящего преградой для ее любви. Зачем ему желать, чтобы Настка оставалась нетронутой? Если бы от единорога не завило спасение людей... И Аргата. Она хотела найти легендарного зверя и боялась этого.
   Но времени на поиски у них оставалось немного. Если они не найдут это создание, то всем суждена погибель. Но она успеет украсть у смерти кусочек счастья, познав страсть Аргата.
  
   Подчиненные одной цели, воины упрямо шли за звездой. Питались плохо, лишь изредка промышляя дичью. И на последнем привале рыжего Лотия, нахватавшегося на ходу лесных ягод, прихватил живот. Его попросили отойти подальше, поскольку на костре уже готовилась туша молодого оленя. А когда Лотий не пришел к ужину, то Аргат отправился его искать. Он высматривал следы на лесной подстилке.
   Оказалось, что в поисках укромного местечка воин забрался на заросший кустами пригорок. Прямо на вершине зиял провал, откуда доносился стон. Сообразив, что Лотий провалился внутрь холма, Аргат на животе подполз к неровной дыре и бросил вниз факел. Швырнул немного в сторону от провала, стараясь не попасть в соратника. Прежде чем потухнуть, факел осветил большую пещеру, выложенную ровным камнем, и Лотия, распластанного на полу.
   К стволу привязали веревку, по которой Аргат спустился вниз. И нашел своего воина с переломанной ногой и треснувшими ребрами. Оказалось, что Лотий обнаружил жилище единорога.
   - Спускайтесь, - подал знак Аргат.
   Мерцание факелов вырывало из тьмы очертания пещеры и седую паутину, покрывавшую большие деревянные ларцы, пару резных стульев, груду огромных яиц в углу.
   Хозяина жилища они обнаружили не сразу. Ожидали увидеть светлое грациозное создание, отправляясь на его поиски. А обнаружили, что прямо посреди зала воцарился странный предмет, который они сперва непочтительно приняли за диковинную повозку или странную колесницу.
   Кто бы мог подумать, что легендарный единорог окажется таким? Сначала с него осторожно стянули липкий покров паутины, седыми пасмами укутавшей могучее тело. А когда с трепетом сняли пыльное прокрывало с бахромой на концах, воины нерешительно замерли. Опираясь на мощный хвост, на подставке с двумя большими колесами покоился Он. Его вытянутое тело почему-то оказалось из потемневшего металла. Аргат, Настка и воины обступили его, и растерянность воцарилась в их мыслях. Ну никак не напоминал Он того, о ком рассказывал маг. Головы у него почти не было. Один длинный нос. Где же роскошная грива, где боевой рог, сокрушающий врагов? Почему у него колеса вместо ног? На единорога Это не было похоже. Но ничем другим Оно быть не могло.
   И потому Аргат решил, что это именно Он. На это указывали две маленьких фигурки единорогов, расположенных на кольцах-ушах. И гривастая голова с рогом венчала заднюю часть головы этого странного зверя. К тому же, Аргат вспомнил слова мага, что русы кличут единорога зверем Индриком, и верят, что жилище его под землей.
   - Древнее колдовство преобразило его, повергнув единорога в глубокий сон, - сказал Неман, бывший когда-то учеником мага, но позже избравший стезю воина.
  
   Два дня они неустанно пытались разбудить спящего единорога. Произносили заклинания, данные им Ля Коссе. Настка гладила его холодные бока и просила повиновения. Она даже прижалась к Нему лоном, чтобы Он ощутил, что перед ним именно та. Но ответом на тепло ее тела был холод металла. Существо продолжало спать своим древним беспробудным сном. Его не беспокоили суетливые люди, мерцание факелов, стоны раненого Лотия.
   От непрестанных просьб голос Настки охрип и ей требовался отдых. После короткого сна она с факелом в руке обошла пещеру, стараясь найти подсказку, как разбудить дремлющего зверя. На одной из стен ее внимание привлекла неровная выпуклость. Она провела по ней пальцами, собирая клубок паутины. В колышущемся пламени проступил лепной герб, на котором единорог и грифон держали коронованный щит, где шествовал еще один грациозный зверь с рогом во лбу. Почему же это существо посреди пещеры не похоже на единорога с герба? Неужели его так заколдовали? Еще Настка тщетно пыталась разобрать магическую надпись на бронзовой табличке над гербом:

Съ Елисаветой Богъ и храбрость генераловъ,
Россійска грудь
- твои орудія, Шуваловъ.

   Может, это было заклинание, которым можно разбудить единорога? Но никто, даже Неман, не смог прочитать эти знаки.
   Настка опять говорила с единорогом. Когда ее горлу снова потребовался отдых, она попросила воинов достать из-под Лотия белое полотнище, которым был покрыт хозяин пещеры. Раненого бережно приподняли, а полотно по просьбе Настки развернули перед ней.
   - Да это же стяг, - удивился Аргат.
   На белом знамени поселился такой же сияющий единорог, как тот, что стоял посредине пещеры. А сверху над этим единорогом вился орел, бросающий молнию. Птица парила под надписью: "Suetur et Terret". Латынь смог прочесть Неман - "Охраняет и Устрашает". Значит, сомнений больше нет - перед ними действительно единорог.
  
   Мысль о том, что единорог не может проснуться, поскольку истощен от голода, пришла в голову многознающему Неману. Скажите, что едят единороги? Не овес же, как обычные кони. Может быть, в тех ровных, одинакового размера холщевых мешочках и хранится корм для Него? Их обнаружили в большом ларце. Когда один из мешочков взрезали острием меча, оттуда заструился черный зернистый порошок.
   Неман попробовал его языком и тут же начал плеваться.
   - Кислый. Горький. Противный.
   Наверное, питаться таким мог лишь единорог.
   - Это его магическая пища, - уверенно сказал Неман.
   А раз она упакована в такие одинаковые мешочки, то наверное, это порцион, чтобы удобнее было подавать Ему еду.
   Преклонив колени, Неман почтительно поднес мешочек единорогу прямо к самому носу. Туда, где темнел зев бездонного рта. Но зверь не желал сам брать пищу круглыми губами. Тогда Неман вложил мешочек прямо в провал рта. Стальное создание оставалось безучастным.
   Тогда проявил смекалку молодой Корад.
   - Может, ему пищу следует подавать прямо в желудок? Ведь у него зубов-то нет во рту. Как жевать? А я вот как раз нашел длинную палку с плотной щеткой на конце. Ею и подают пищу единорогу прямо в желудок.
   С его помощью Неман затолкал мешочек с едой прямо в самое нутро единорога. Аж до тех пор, пока палка не уперлась.
  
   Минули третьи сутки, когда Аргат послал двоих за дичью. Провал на вершине холма закрыли ветками, чтобы их не обнаружили проклятые, пока единорог не проснулся. Они сидели около Него и ели наспех зажаренное мясо, а хозяин пещеры все не мог переварить предложенную ему пищу. Он по-прежнему не обращал внимания на суету мелких людишек.
   Как же разбудить могучего зверя? Настка попыталась поднять одно из огромных яиц правильной круглой формы, сложенных горкой в темном углу. Ей это еле удалось. Она решила, что их отложил единорог перед тем, как погрузиться в сон. Может, он захочет высидеть одно из них и оттуда вылупится молодой зверь, который и поможет им?
   Видя потуги Настки, Аргат поднес яйцо и положил его под единорогом. Когда железный зверь не признал своего будущего детеныша, все тот же находчивый Неман сказал, что яйцо нужно поместить в единорога, чтобы он выгревал его в чреве, поскольку снаружи он холодный. А если Неман ошибается, то может быть единорог питается этими яйцами и они дадут ему жизненную силу.
   Яйцо удивительно точно подошло к размерам круглогубого рта. При помощи все той же подручной палки его затолкали поглубже внутрь невозмутимого единорога. Еще день они ждали результата. После этого воображение исчерпалось даже у Немана. Он объявил, что им не под силу развеять древние чары. Единорог мертв. Им уже не оживить его.
   - Значит, надо уходить и спешить на помощь тем, кто сейчас сражается без нас, - решил Аргат.
   Они не выполнили свою Миссию. Им оставалось лишь доблестно умереть вместе со всеми. Настка не смогла разбудить единорога. Но теперь ничто не помешает ей любить свого избранника до самой смерти.
   Прежде чем выбираться из пещеры, Неман предложил окурить мертвого единорога зельем, чтобы его не разбудили злые духи. И сделать это поручили Настке. Зал наполнился запахом горькой полыни, отгоняющей нечисть. А чтобы умилостивить мертвого хозяина пещеры, решили воскурить благовония прямо на его теле. На холодной голове спящего животного, где виднелась небольшая дырочка, забитая черной пылью, разложили груду сухих щепок. Настка поднесла факел и костерок зажегся.
   Наверное, именно огонь привел его в чувство, потому что единорог фыркнул. Настка отпрянула, а зверь зашипел. Люди встрепенулись, ожидая пробуждения единорога. Аргат уважительно встал прямо перед его носом, Неман и Корад почтительно застыли рядом с Аргатом.
   Вслед за шипением Он дернулся, и подземелье потряс громогласный рык разбуженного зверя. Из его пасти вырвался огонь, на мгновение осветив самые темные уголки пещеры...
   Настка потонула в этом свете. Она барахталась в нем до тех пор, пока от ослепительного сияния не остался лишь золотистый лучик заходящего солнца. Перед глазами медленно проступила внутренность пещеры, наполненной полумраком, а сквозь неровный проем в стене перед единорогом пробивался свет догорающего дня. Она могла различить стволы деревьев снаружи, груду вывороченной земли и обломки камня. Она даже видела комара, кружившегося перед ее носом. Он звенел так громко, что заслонил собой все звуки. Напившись крови, комар улетел. А его громкий звон остался с ней.
   Богатство звуков исчезло для Настки. Все сменилось лишь монотонным звоном в ушах. Она видела застывшего единорога, чуяла запах гари, но ничего не слышала.
   Неподалеку, мотая головами, на полу сидели двое воинов. Аргата не было нигде. Она звала его, не слыша собственного голоса. Сбивая в кровь пальцы, руками разгребала обломки камня, находя лишь куски плоти с запекшейся кровью.
   Единорог растерзал его! Аргат погиб не в бою, как мечтал, а с мечом в ножнах и склоненной головой. Вот она, та страшная жертва, о которой предупреждал маг. Зверь оказался злобным существом и забрал у нее возлюбленного. Он не потерпел присутствия соперника. Настка должна достаться ему одному. Она рыдала и не слышала своего крика.
   Еще Он забрал жизни Немана и Корада. Кусок кирпича прервал муки Лотия. А залитый кровью Фтак тоже должен был скоро присоединиться к своим собратьям по оружию.
   Единорог отнял у нее Аргата и теперь снова стоял спокойно и безучастно. Тихий и кроткий зверь. Маг ведь предупреждал, что цена за его покорность может быть слишком высока. Она не готова была платить назначенную цену!
   Фтак умер утром. Литавр и Кен похоронили его рядом с Неманом, Корадом и Лотием. А у Аргата не было даже могилы.
   Прислонившись спиной к единорогу, сидела она, обхватив голову руками. Она оказывалась есть зайчатину, которую принесли воины. Зачем жить, если умер Аргат? Недавно она была цветущей вишней, теперь же с нее обтрясли белый цвет и обломали зеленеющие ветви.
   Он пришел к ней в ее полузабытьи-полусне. Он обнимал ее и просил выполнить предназначение до конца - привести зверя к герцогу Эгмонду, ибо настал час последней битвы. Сам он не смог этого сделать, значит Настка должна спасти последний оплот человечества. Единорог будет Охранять людей и Устрашать проклятых.
   Когда воины знаками показали ей, что собираются уходить, она очнулась от забытья и попросила их остаться. Смерть Аргата должна стать спасением тысяч и тысяч человеческих жизней. Теперь у нее есть единорог. И Настка укротит его! Он обязан ей повиноваться, затребовав от нее такую жертву. Теперь он должен выступить в последней битве на стороне людей.
  
   Треть Луны Настка приручала единорога. За это время она узнала о нем все. И могла управлять его буйным нравом по своему желанию.
   Литавр и Кен помогали ей. Они с трудом выкатили зверя из пещеры на свет. Единорог явился миру и его рев стал оглашать чащи. Настка не слышала других голосов. Лишь рычание единорога пробивалось сквозь звон в ушах.
   Она изучала его повадки и нравы. Чтобы заставить его показать свою ярость, нужно было скормить ему холщевый мешочек и железное яйцо. И насыпать магического порошку в дырочку на голове. А когда огонь прижигал ему голову, он извергал смертоносную силу.
   Еще в ларцах в пещере оказались яйца с торчащими из них трубочками и цилиндры из тонкого металла, набитые железными горошинами, словно маковка семенами. И от этой пищи единорог являл свою силу по-другому.
   До встречи с ним она думала, что он покровитель чистоты и благородства, грации и невинности. А он оказался настоящим Богом Войны. Его ярость вырывала деревья с корнем и разносила в мелкую щепу стволы столетних дубов. Она убедилась, что зверь похож на инорога русов. Ля Коссе когда-то сказал: "Мифы русов гласят, что Индрик разрывает рогом горы и заставляет землю дрожать от раскатов своего голоса".
   Птицы и звери обходили этот лес, где гремел единорог. Земля вокруг была изрыта и деревья выдраны с корнем.
   По приказу Настки Литавр и Кен целый день чистили и полировали тело единорога. И вот, сияя надраенными до блеска округлыми боками, единорог гордо шествовал за парой коней к месту последней битвы.
  
   Тысячи тысяч проклятых темными ручьями растекались по полю и, подчиняясь невидимым приказам, строились в неровные колонны.
   Возвышаясь на своем троне, окруженный отборными абигорами, Момут смотрел вперед. Туда, где расположились люди. Упрямцы, предпочитающие сложить головы, но не покориться его власти. Это было последнее препятствие на его пути к Морю.
   Внезапно он почувствовал нерешительность, исходящую от тех невидимых нитей, с помощью которых он собрал воедино всех проклятых и управлял ими. Что такое? Почему его верные абигоры, виперы, гмуры и упыри начали тревожиться? Они же сминали людишек во всех предыдущих битвах. Под его предводительством они не ведали страха. И пусть на каждого растерзанного человеческого воина приходилось положить двух-трех проклятых, его твари всегда исступленно шли вперед. Что же их устрашило на сей раз?
   Момут достал свою магическую трубу, поднес ее к единственному глазу, и людей стало видно, словно они стояли рядом. Протяни руку - и коснешься. Вот измученные копейщики и поредевшие в предыдущей битве мечники, среди которых много раненых. За ними замерли уставшие лучники. Но лица у всех решительные, светятся уверенностью и надеждой, словно не на них ринутся сейчас полчища нечисти. Гордо развеваются потрепанные знамена, как будто их полотнища воспрянули духом. Ага, вот и конные гвардейцы под штандартами Эгмонда. А где же сам герцог? Ведь он никогда не прятался за спины своих воинов и всегда находился в первых рядах.
   Труба пробежалась по рядам людей, и глаз Момута зацепился за холм, на котором он обнаружил герцога. Но что это? Не может быть! Неужели они Его отыскали? Но ведь Он же не такой. Что эти людишки замышляют?
   Заходящее солнце играло на Его теле, пуская зайчики в сторону нерешительно мнущейся армии проклятых. А рядом с ослепительным Единорогом стояла Прекрасная Дева. Она постоянно склоняла белокурую головку к шевелящему губами Эгмонду, словно плохо слышала. Двое воинов застыли в почетной страже по бокам от Него, у одного в руках длинная палка. Над холмом развевалось белое знамя с желтой бахромой. Трепещущее полотнище в такт порывам ветра являло золотистого длинноносого зверя и орла, властвующего над молнией.
   Но вот Повелительница Единорога махнула рукой, и герцог заспешил прочь с холма. А взгляд прекрасных глаз голубым клинком резанул по Момуту, заставляя его на мгновение отвести трубу.
   Когда он вновь глянул на Единорога, то один из воинов заталкивал в его пасть круглое яйцо. А Дева гладила сияющий бок зверя, что-то приговаривая.
   Ну что же, с людьми пора кончать. Момут натянул в руке невидимые нити, сжимая кулак. А потом резко распрямил пальцы, бросая проклятых в атаку.
   С ужасающим воем орды нечисти ринулись в сторону людей. Его воинство проложит ему дорогу, и он пройдет по костям Эгмонда, вставшего во главе своих гвардейцев. Этот дурак опять вылез наперед. В предыдущих битвах герцог оставался жив только благодаря мужеству гвардейцев, закрывавших господина собой.
   Самому Момуту опасаться людей было нечего. Он находился далеко за спинами могучих абигоров. Его не достанут ни человеческое копье, ни стрела, ни камень пращи.
   Момут снова припал к трубе.
   И опять голубой клинок вонзился в Момута. Дева склонилась над Единоргом и смотрела прямо на Повелителя Проклятых. Ее пальцы с усилием вращали плоть Единорога, словно она молола пшеницу ручными жерновами, от чего диковинный зверь все выше задирал свой длинный нос.
   А потом воин протянул Деве пылающий факел и она... прижгла голову Единорога! Зверь встрепенулся, заревел от боли и, словно какой-то дракон, изрыгнул из пасти пламя. И что-то мелькнуло в стеклах магической трубы.
   Услышав шипение, Момут оторвал трубу от глаза. Прямо у трона, разметав абигоров, крутилось и шипело большое яйцо с трубкой. Повелитель Проклятых начал спешно вспоминать подходящее заклинание...
  
   Герцог Эгмонд видел, как взметнулась земля на том месте, где высился трон Момута. Наступающие твари замерли. А единорог рявкнул еще несколько раз, кося проклятых целыми рядами. И твари дрогнули, потом начали пятиться. Трусливые гмуры побежали первыми.
   - Трубите атаку! - велел герцог.
  
   А на холме Дева обняла горячего Единорога и стала охлаждать его тело слезами.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   8
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"