Вечный Алексей Алексеевич: другие произведения.

Рожденные Сталью: Звездный Странник

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
Оценка: 7.83*12  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Оригинальная история, не являющаяся фанфиком. Однако сама идея навеяна такими хорошими вещами, как сериал "Звездные врата", игра "Stellaris", "Звездный путь" (Star Trek) и прочей космической фантастикой. Остальное описание еще в разработке. Работа выложена так же на сайте "Книга фанфиков"(ficbook)- https://ficbook.net/readfic/6860018

  Рожденные Сталью: Звездный Мародер
  
  
  Пролог.
  
  
   Ярко и ласково светило утреннее солнце... Задорно и певуче щебетали пестрые птички... Невдалеке раскинулся удивительно белоснежный футуристический город, тоже усыпанный зеленью и цветами... По красивому парку неторопливо и умиротворенно прогуливались старики и парочки... семьи раскатывали скатерти для пикников на зеленой, мягкой траве... по поляне радостно носились стайки маленьких детишек... За всем этим великолепием ненавязчиво следили и ухаживали многочисленные дроны...
   Неожиданно, чуть в отдалении, вспыхнула яркая звезда света и из нее сформировалась человеческая фигура высокого темноволосого парня, всего лет двадцати на вид, и одетого в черную форму без нашивок. Острый, как клинок, взгляд светло-серых льдистых глаз медленно обвел царящую вокруг идиллию, и мужчина слегка недоуменно нахмурился.
   - Я все еще жив? Но что это за место? - Подняв глаза на небо и несколько секунд изучая видимые даже днем две луны, парень чуть иронично хмыкнул, едва заметно улыбнувшись уголками рта. - Интересный выверт судьбы. Умереть на Земле, и проснуться на другой планете... Или это вообще иной мир? Хотя жители вроде похожи на людей...
   Между тем, на незнакомца никто не обращал внимания, словно он был невидимкой или призраком. Вскоре две играющие девочки с забавными пушистыми роботами-игрушками и вовсе пробежали прямо сквозь него и, ничего не заметив, побежали дальше.
   - Чтож, кажется я все-таки не совсем жив. - На холодном, красивом лицо мужчины, с резкими, волевыми чертами, застывшем равнодушной маской, не дрогнул ни один мускул от открывшейся правды.
   Неожиданно небо над городом потемнело, задул раскаленный от холода сильный ветер, заставляя быстро увядать нежные цветы и траву, а людей испуганно начать озираться и лихорадочно активировать утепление в своих костюмах. Воздух и даже само пространство содрогнулись словно от ужасающего удара, распространяя вокруг волны искажений, правда, к счастью, никому не повредивших, хоть и сбивших людей с ног.
   А затем в небесах раскрылся зев колоссального портала, из которого начал медленно выползать гигантский, пятикилометровый корабль в виде какой-то непонятной каракатицы со множеством антенн и непонятных наростов. К нему сразу вылетели несколько групп небольших корабликов из города, однако сотня грязно-белых сфер, ударивших с пришельца, буквально испарила их одним залпом. Было видно невооруженным взглядом, что вдалеке открываются новые порталы, из которых вылетают еще корабли-каракатицы чужаков.
   Через несколько минут, нижняя часть первого вражеского звездолета резко распахнулась, раздвигая и трансформируя целые секции своего корпуса, и открывая большую непонятную конструкцию, нацеленную на город. Вскоре, странная установка начала быстро наращивать энергию, окутываясь мерзким, ядовито-зеленым гнилым светом. А потом... из нее в планету ударил пылающий луч, порождая на ее поверхности громадный взрыв гнилого огня, быстро расходящегося вокруг своеобразной ударной волной...
   И после этой волны осталась только одна мертвая, высохшая и закаменевшая земля, с быстро гниющими и рассыпающимися прахом растениями. Люди же и животные остались невредимы... на первый взгляд. Очень быстро они вдруг начали падать на землю и биться в страшных судорогах, выблевывая странную зеленую жижу вперемешку со своей разлагающейся плотью...
   Мужчина, абсолютно не пострадавший от атаки, сузившимися от ярости глазами беспомощно наблюдал за происходящим. Сначала он рефлекторно кинулся было к упавшим около него девочкам, но руки "призрака" лишь впустую прошли сквозь тела детей.
   Тем временем, тельце маленького ребенка, лежащее неподалеку, перестало биться в судорогах, замерев неподвижно... а потом вдруг развалилось густой и однородной кровавой кашей. С телами других людей и животных происходили такие же метаморфозы.
   С зависших в воздухе кораблей тут же ударили ярко-синие лучи, быстро втягивая в себя с земли получившуюся из живых существ органическую массу, а потом начали стремительно удаляться от планеты, правда теперь уже своим ходом, а не через порталы. Уцелевший после этого чудовищного рейда город остался лишь горестным безжизненным памятником в этом новом пустынным мире безмолвной смерти...
   - .......... - Некоторое время неподвижно глядя с молчаливой болью на то место, где еще совсем недавно играли дети и царил мир, незнакомец с ненавистью поднял полыхнувшие золотым светом глаза на звезды, куда улетели убийцы. Через секунду тело мужчины сжалось в сияющий огненный шар, окутанный десятками золотых молний-щупалец. Мгновение повисев на месте, он вдруг с огромной скоростью метнулся по городу и врезался в ближайший, так и не взлетевший с космодрома, кораблик местных, быстро опутывая его своими энергетическими щупальцами и медленно просачиваясь внутрь.
   Вскоре кораблик взмыл в воздух, устремляясь в небеса...
  
  
  Пролог. Часть вторая.
  
  
   Небеса над планетой горели, а ее атмосферу разрывали мириады горящих метеоров, с воем падающих на поверхность и превращающих некогда прекрасный зеленый мир в пылающий и изъеденный кратерами ад... Чудовищные удары не только обжигали и коверкали планету, но и вызывали многочисленные землетрясения с извержениями вулканов. Завершающим штрихом наступившего Армагеддона являлось непроглядное облако дыма, пыли и пепла, медленно, но не отвратимо накрывающее планету и на долгие годы погружающее ее в беспросветную и ледяную темноту...
   Но горела не только планета... Пылал сам космос, где на орбите сцепились в смертельной схватке тысячи и десятки тысяч кораблей. Кромсая другу друга ослепительными нитями самых разрушительных энергий, обмениваясь раскаленными звездами алых и зеленовато-белых торпед, осыпая друг друга ракетами и кинетическими снарядами, вырывающими у своих врагов целые огромные куски их металлической плоти... И заставляя погибающие звездолеты корчиться в агонии внутренних взрывов, прежде чем они, наконец, обретут покой, застыв мертвым скопление обломков... Или превратятся в огненный метеор, что бы найти свое последнее пристанище в содрогающейся от боли поверхности планеты...
   Бесчисленный рой темно-зеленых уродливых каракатиц, самых разнообразных видов и размеров, начиная от километровых чего-то вроде крейсеров, стометровых фрегатов и заканчивая мелкими истребителями в несколько десятков метров... Этот рой словно облако озверевших, обезумивших шершней кидался на стройные и четкие ряды серебристых кораблей, усиленных минными полями и защитными орбитальными станциями с платформами родной планеты, норовя смять их, подобно могучей и неотвратимой волне цунами. Но каждый раз захлебывался в своей атаке и в бессильно откатывался обратно, буквально утопая в обломках своих собратьев... И тут же перегруппировывался, кидаясь в новую атаку и не считаясь ни с какими потерями.
   Каракатицы превосходили серебряных во всем. В мощности оружия, броне, силовых щитах, скорости и маневренности и даже просто в численности, но их противникам, защищающим родной мир, было плевать на могущество врага. Окопавшиеся за многочисленными минными полями и под прикрытием периметров стационарных силовых барьеров, они встретили захватчиков сплошной и непреодолимой стеной смертоносного огня. Тем более обычный флот поддерживали грозные батареи монструозных орудий запредельного калибра и размера, установленные на защитных боевых станциях, спутниках и платформах центрального мира-столицы. И даже с самой поверхности планеты велся массированный огонь из всего, что могло достать до космоса. Особенно выделялись установки сверхтяжелой орбитальной артиллерии и пусковые шахты ракет дальнего действия.
   Иногда к городам прорывались отдельные вражеские корабли, но их тут же встречала завеса массированного зенитного огня, быстро превращая в изрешеченные и горящие куски металлома.
   К сожалению, каждая атакующая волна захватчиков оборачивалась не только сбитыми каракатицами. Серебряные корабли тоже несли тяжелейшие потери, а их планета получала все новые ужасающие раны.
   Можно было, конечно, принять бой и на более дальних рубежах, чтобы минимизировать ущерб родному миру, но... Никто из серебряных просто не надеялся на победу или хотя бы на выживание. Их задача была лишь нанести врагу как можно больший урон, задержать его и... умереть. И сделать это как можно эффективнее, заодно не оставив питающемуся органикой врагу ничего...
   Подбитые и серьезно поврежденные корабли серебряных без раздумий шли на таран каракатиц, изо всех сил пытаясь подороже продать свои жизни. Ни одна из спасательных капсул гибнущих звездолетов не попыталась отступить для спасения жизни экипажа. Наоборот они или тоже таранили врага, или пытались высадить десант на их корабли. Весь гражданский флот, начиная от громадных танкеров и заканчивая обыкновенными аэрокарами, способными подняться в космос, так же участвовал в этой битве. Они закрывали военные корабли своими телами от вражеского огня и ракет, давая им возможность перезарядить щиты с орудиями, или смертоносными брандерами, начиненными десятками и сотнями тонн взрывчатки, врезались в противника, вместе с собой отправляя его на тот свет.
   Тем временем на горящей планете еще уцелевшие заводы из последних сил продолжали выпуск ракет, взрывчатки, военных кораблей и даже просто гражданских судов, которые тут же отправлялись на фронт. Летные академии и даже простые центры с симуляторами управления звездолетами продолжали натаскивать новых пилотов, иногда обучая совсем зеленых новичков с улицы, чтобы они хотя бы просто могли поднять машину в воздух и выстрелить куда-то в сторону врага. На обыкновенные грузовики лихорадочно ставили громоздкие и некогда стационарные спаренные зенитные автоматы, и даже обыкновенную полевую артиллерию, которая вообще никогда не предназначалась для боя в космосе, хотя и могла там стрелять. И даже наземная техника вроде танков, мехов и БТР спешно врезалась и прикручивалась к корпусам кораблей и платформ, способных доставить ее в космос...
   Это бы тотальная война... Война на уничтожение...
   И никто не видел окутанную разрядами странную сферу золотого света, быстро летевшую сквозь пылающий ад битвы и словно являющуюся безмолвным наблюдателем творящегося вокруг безумия...
   Воздух планеты, буквально почерневший от вязкой гари и удушающего смога, с оглушительным воем закручивался в кошмарные вихри, сметающие деревья и сдирающие покрытие с более прочных здания... Будто обнажая обглоданные и покорёженные кости их металлических каркасов... А небеса, рассекаемые водоворотом сцепившихся друг с другом истребителей, роботов, дронов и кораблей, неисчислимыми росчерками воющих ракет, вибрирующим гулом пропарывающих воздух лучей, и дымными следами сбитых машин, словно настоящее живое существо просто кричали от боли.
   Горели города, леса, моря, и даже горы...
   Но разумных, вцепившихся друг другу в глотки в схватке за будущее, не волновали проблемы природы. Одни хотели лишь любой ценой уничтожить и пожрать все на своем пути...Другие же хотели любой ценой защитить свое будущее...
   Вот одна из огромных орбитальных станций потеряла свои последние двигатели стабилизации и со стоном раздираемого взрывами металла начала разваливаться на части оседая в атмосферу новым чудовищным метеором, падающим на город... Вот пылающий и разрушающийся на глазах завод, даже не подумавший остановить производство. Вот инженер, ноги которого уже были в огне, сцепив зубы и ругаясь трехэтажным матом устанавливает манипулятором последнюю деталь на последний истребитель. А потом с улыбкой дает пилоту, по щекам которого текут слезы горечи и ярости, отмашку на взлет... прежде чем окончательно рухнуть на горящий пол...
   Бесконечный хоровод смерти... И бесконечный океан отчаяния... А из порталов вылетали все новые и новые волны врагов...
   - Адмирал! Они смогли!!! Двигатель Двенадцатого Ковчега доделан!!! Он начинает накапливать энергию для прорыва поля гиперподавления врага!!! - На мостике флагманского линкора к седому адмиралу, стоящему около голограммы тактической карты, подбежал один из лейтенантов.
   - Всем уцелевшим кораблям!!! Изменить формацию!!! Расчистим путь Ковчегу!!! Защищайте его любой ценой!!! - Седовласый оскалился, яростно сжав кулак. Военных ресурсов в его распоряжении уже практически не осталось, но он не мог позволить погибнуть полумиллиону маленьких детей, являющихся будущим его расы и сейчас спящих в анабиозных камерах.
   Между тем, на поверхности планеты раздвигались гигантские броневые плиты, открывая скрытый ангар в центре одной из пустынь, и оттуда начала медленно подыматься двухкилометровая махина. Еще оставшиеся в живых корабли серебряных кинулись на его защиту пытаясь расчистить звездолету свободный коридор на орбиту.
   Разумеется, каракатицы наоборот усилили натиск, прорываясь к кораблю, где их сенсоры фиксировали огромное количество жизненных сигналов. Истерзанные же и искореженные боевыми ранами ошметки флота серебряных едва могли их просто задержать, а потом... им больше ничего не оставалось, как телами своих кораблей прикрывать Ковчег от огня...
   - Адмирал, по третьему вектору к Ковчегу прорывается эскадрилья из тридцати штурмовых истребителей, двух тяжелых бомберов и одного корвета врага!!! Там у нас прикрытие лишь из восьми легких истребителей и... все они лишь новички из гражданской авиации... - С тихим ужасом доложил капитан флагманского линкора. - Все остальные силы завязли в боях и... просто не успеет перехватить противника. У звена этих сопляков нет шансов...
   - ........... - Адмирал от своего бессилия только сильнее сжал зубы. Ничего уже нельзя было сделать. - Пускай умрут, но собьют эти бомберы и корвет.
   - Они даже долететь до них не смогут... - Очень тихо прошептал капитан, отвернувшись.
   Первые четыре истребителя серебряных каракатицы снесли походя, ни на секунду, не задержавшись и получив только одно попадание, даже не пробившее их щит. Оставшиеся четыре истребителя, находящиеся чуть дальше, хоть и видели судьбу своих товарищей, все равно кинулись на перехват врага, понимая, что толку от этого все равно не будет. Когда...
   В идущий первым истребитель врезалась невидимая золотая сфера, опутывая его своими энергетическими щупальцами.
   - Что за... - Молодой пилот непонимающе открыл рот, когда его корабль вдруг перестал слушаться руля, а потом резко врубил форсаж и рванул вперед.
   - Седьмой!!! Какого... (непереводимая матерная конструкция) ты творишь?! Немедленно вернись в строй!!! - По связи раздался разъяренный рев командира.
   - Я... - Попытался было ответить пилот, но передатчик начал сбоить и на той стороне его явно не слышали. Впрочем, уже было не важно. Каракатицы открыли сосредоточенный огонь по неосмотрительно приблизившемуся к ним истребителю...
  Но тут их неожиданно поджидал сюрприз.
   Легкая, по их мнению, цель, вдруг буквально закрутилась волчком вокруг себя, и все выстрелы по ней прошли хоть и впритирку от корпуса, но мимо. А затем... мелкий и ничтожный легкий истребитель, сам открыл огонь...
   Динамики передатчика чуть ли ни взорвались радостным ором, наверное, всей эскадры. Девять каракатиц, оставляя за собой дымный след, камнями полетели к земле. А мелкий истребитель, вдруг под шкурой мелкой шавки оказавшийся смертоносным тигром, хищно развернулся на месте и, заложив крутой вираж, немыслимый для этой модели машины, атаковал фланг вражеских штурмовиков. С тем же результатом. Новые горящие метеоры посыпались на землю.
   Бессильные справиться с врагом, уклоняющимся от всех выстрелов с какой-то мистически ужасающей лёгкостью, оставшиеся каракатицы в панике заметались, но их судьба была предрешена. Последние штурмовики развалились пылающими обломками. А вскоре к ним присоединились и два бомбера, получив по ракете от других подоспевших истребителей серебряных.
   К сожалению... Груженый торпедами корвет продолжал лететь к своей цели. И никакие ракеты и массированный огонь всех четырех легких истребителей не мог пробить его мощный щит.
   - Спасибо друг... - Пилот похлопал свой истребитель по приборной панели. - Не знаю, что сейчас произошло, да и плевать. Все равно спасибо... Но... давай побудем героями еще немного...
   Четыре истребителя врубили форсаж и устремились на таран, один за другим врезаясь во врага. И последней машине все же удалось пробить щит, врезаясь в бомбовый отсек корвета и вызвав детонацию его торпед. На месте врага словно возникло ослепительное солнце, из которого вскоре вылетела золотая сфера, на пару мгновений зависнув на месте.
   - Щиты флагмана упали до пяти процентов. Разрушены палубы с первой по девятую. Выбито восемьдесят процентов орудий главного калибра, сорок среднего и шестьдесят процентов зенитных систем. Фиксируется новая волна абордажных капсул. Прорыв врага на восемнадцати палубах. В живых осталось двенадцать процентов личного состава... одиннадцать процентов... десять... девять... - На полуразрушенном и заваленном трупами мостике флагманского линкора раздался безэмоциональный голос центрального компьютера.
  - Эти сопливые молокососы из гражданской авиации сделали это... - Хрипло расхохотался адмирал, сплевывая кровь и опираясь на искрящийся пульт. - Нет, все мы сделали это...
  Последний Ковчег окутался синим светом и исчез во вспышке гиперперехода.
   Им удалось сохранить жизнь еще полумиллиона детей... А где есть жизнь... там всегда есть и всегда будет надежда...
   А над планетой открывались новые порталы из которых вылетал флот в сотни раз больше того, что атаковал серебряных до этого. И его сопровождали десятки колоссальных пятикилометровых каракатиц...
   Спустя несколько дней Двенадцатый ковчег вышел в условленной системе соединившись с флотом других Ковчегов, сопровождаемых тремя новейшими линкорами и двумя материнскими кораблями-базами, и все они устремились в неизвестность...
  
  
  Пролог. Часть третья.
  
  
   Черные клубы беспросветного, угольного дыма, пыли и пепла окутывали изувеченную планету, закручиваясь в многочисленные смерчи, гуляющие по ее ныне безжизненной поверхности...
  На орбите же все еще висело бесконечное скопление изодранных обломков многих тысяч кораблей...мертвое и жуткое кладбище в ледяной и тихой пустоте мрачного космоса.
   Прошел уже почти месяц со времени той бойни.
  Каракатицы забрали только останки своих звездолетов, побрезговав флотом противника, не став разбирать его даже на ресурсы, что было несколько странно с точки зрения прагматики. Хотя, может они просто использовали в своей технике совсем другие материалы, аналогов которых нет в технике уничтоженной цивилизации. С планеты они тоже взяли лишь органику, при этом почему-то побрезговав трупами животных, насекомых и разумных, с останками растений, если они погибли больше двух дней назад.
   - Совершенно непонятная стратегия существования. И еще более странно, что я не могу не только вселиться в корабли этих каракатиц, но и даже проникнуть туда. Хотя, такому ли как я рассуждать о непонятных странностях? - Флегматично размышлял темноволосый незнакомец, опять превратившись в сферу золотого света, окутанную множеством разрядов-щупалец, и теперь немного грустно и задумчиво летая среди поля обломков. Периодически он останавливался и подолгу изучал очередной разрушенный корабль серебряных, слегка касаясь его щупальцами или даже залетая внутрь.
   Хотя он уже и не был человеком, однако все равно испытывал сильное уважение к героически погибшей расе и печаль от их смерти. Они не встали на колени, слезно вымаливая милосердие, подобно жалким овцам, ведомым на заклание. И не поддались безумной и беспощадной животной панике, в последние часы жизни вываливая наружу всю гниль, грязь и похоть, чтобы прожить оставшиеся мгновения с "шиком" и в удовлетворении своих низменных инстинктов. Наоборот, каждый из "серебряных", так похожих внешне на людей, сражался до последнего и до последнего делал все, чтобы обеспечить будущее своей расы и унести побольше врагов с собой в могилу. Даже дети и старики помогали на производствах поднося детали, когда рабочих дронов уже не хватало. Никто не возмущался, когда выбирали наиболее достойных, не только по знаниям, но и по генетике, для спасения на Ковчегах и в хорошо защищенных бункерах глубоко под поверхностью планеты.
  Все понимали, что иначе нельзя, несмотря на то, что их душевная боль и желание попросить спасти хотя бы своих детей, не прошедших отбор в Ковчеги, ощущались буквально физически. И все же они молчали, сцепив зубы и смахивая слезы бессилия и горечи.
   Это воистину было достойно высочайшего уважения и чести.
   - Даже немного обидно, что на Земле всё далеко не так однозначно... - Презрительно подумал "призрак" вспомнив войны в которых участвовал в прошлой жизни. Тысячи покорно признающих новую власть, под прицелом вражеских войск, тысячи трусливо бегущих с поля боя, бросая оружие и оставляя еще сражающихся товарищей умирать. Тысячи мразей, устраивающих беспорядки, грабежи, насилующих и убивающих в собственных же осажденных городах. Не останавливающихся даже перед убийством и истязанием женщин и детей для того, чтобы набить свой желудок или удовлетворить свою похоть. И это когда другие воюют на фронте, сдерживая врага, чтобы защитить своих детей, матерей и маленьких братишек с сестренками... даже не подозревая, что в этот миг их близких мучают и убивают свои же. И все это не говоря о предателях, лижущих сапоги врагов, только бы потом приобщиться к силе победителей и возвыситься или разбогатеть при новой власти.
   Правда, при всем при этом, и на Земле все равно всегда были и остаются люди так же достойные высочайшего уважения. Те, кто не уступал серебряным ни в чем и тоже всегда до последнего бился с врагом, чтобы защитить свою семью, свою Родину или своих товарищей. Даже ценой своей жизни. Но как же их всегда было мало...
   - Впрочем, все это пустые философствования толку от которых сейчас все равно нет. Лучше сосредоточиться на текущих проблемах и вопросах, меньше которых не становится и растут они явно в геометрической прогрессии. - Сфера света многократно увеличила скорость своего движения, ловко лавируя среди обломков.
  Безымянный или Призрак, как решил пока называть себя незнакомец, очень быстро разобрался, что является не просто каким-то обычным призраком умершего или полтергейстом, а стал скорее некой развитой формой энергетической жизни с гораздо большими возможностями. При этом он по-прежнему до мелочей помнил свою прошлую жизнь... кроме своего имени, и его не удавалось вспомнить даже со всей абсолютной памятью, которой он обладал что сейчас, что раньше, при человеческой жизни. Это немного раздражало самой причиной такого дурацкого выверта сознания, а вот на само прошлое имя новоявленному Безымянному было по большей части плевать. Не помнит и ладно, зачем попусту переживать о том, чего нельзя сейчас изменить?
   Новые же возможности поражали воображение. Ему теперь не нужно было есть или дышать, да и вообще как-либо поддерживать свое существование, а единственным расходуемым ресурсом оказался запас некой энергии, концентрирующейся в ядре "призрака". Этот запас не расходовался на движение, полет или просто "жизнедеятельность", и тратился только на различные "активируемые навыки", потом быстро восстанавливаясь обратно. Мыслительные способности и сама скорость мышления возросли на многие порядки, потолок которых пока даже не удавалось точно определить. По крайне мере, мысленно делать вычисления семизначных цифр в сорок первой степени получалось вообще без труда, как и размышлять сразу о множестве вещей или одновременно делать сотни параллельных вычислений. Словно разум стал своеобразным подобием процессора настоящей машины.
  Но здесь присутствовала и определенная опасность. Человеческое сознание не было готово к такому и периодически начинало "плыть". Это как если бы программное обеспечение школьного калькулятора запихнули бы в военный суперкомпьютер. Привыкшая к человеческому телу личность еще не была готова к той невообразимой мощи, даваемой обновленным существованием.
  Тем не менее была заметна и постепенная адаптация. Поэтому Безымянный пока не торопился и не использовал свои новые возможности на полную, ограничившись максимум парой процентов. Нужно всего лишь подождать, постоянно тренируясь, и тогда можно будет потихоньку наращивать мощность мыслительного процесса и даже попробовать создавать параллельные потоки, при этом не рискуя сойти с ума, заодно заработав раздвоение личности.
  Само призрачное "тело" тоже преподнесло немало сюрпризов. Одним из них было превращение в форму световой сферы с десятками энергетических щупалец. В этот момент область зрения становилась равна 360 градусам, а многочисленными щупальцами-молниями Безымянный легко мог управлять как своими руками. И, хоть эти отростки и проходили сквозь материальный предметы, не в силах их схватить, они легко служили чем-то вроде сенсорных щупов, передавая информацию о тех предметах которых касались... начиная от их формы, вида, внутреннего устройства и... молекулярного строения(!). Впервые распробовав такое "ощупывание", Призрак несколько часов не мог отойти от сенсорного шока и информационного удара. После этого приходилось постоянно контролировать и ограничивать уровень восприятия щупалец, чтобы не съехать с катушек.
  Следующей удивительной способностью сферы оказалось вселение в механизмы и полный их контроль. В этот момент Безымянный словно врастал в машину, воспринимая ее оболочку как свое тело. На это энергия еще не тратилась, но вот в бою против тех штурмовых истребителей каракатиц удалось открыть еще один навык. Усиление "одержимого" механизма. Используя свою энергию, Призрак вливал ее в определенный узел машины, укрепляя его и увеличивая мощность в несколько раз. Сам процесс тоже не удалось пока до конца изучить, но то, что выстрелы легкого истребителя сходу пробивали защиту тяжелого штурмовика каракатиц... это говорило о многом. Правда и энергия самого Безымянного расходовалась с катастрофической скоростью.
   Возвращение себе человеческого облика тоже не осталось без своих странностей. В гуманоидном виде, Призрак ощущал себя обыкновенным человеком, при этом прекрасно чувствуя запахи, легкий ветерок или даже тепло огонька неподалеку. Не говоря уже об эмоциях вроде злости, раздражения и прочего, которые вообще частично должны быть завязаны на химию живого организма. И все это при том, что материального тела он больше не имел. С другой стороны, хоть он все и ощущал, но сразу понял, что внешнее сенсорное восприятие лишь имитировало человеческое. При взрыве Безымянный четко фиксировал чудовищную температуру жара, но не испытывал боли или иных неприятных и раздражающих ощущений. Все вешние воздействия не могли ему навредить и новое тело лишь давало информацию об окружающем мире.
  Это и радовало и одновременно немного настораживало. Почему-то прослеживалось все больше намеков на его некое искусственное происхождение или родство с некой машиной. Хотя представить машину созданную из одной энергии было немного сложновато. Но и здесь Безымянный не комплексовал по этому поводу, предпочитая решать реальные проблемы и анализировать конкретную информацию, а не мучиться по кругу бесполезными домыслами, для разбора которых все равно слишком мало данных.
   Сейчас же, прежде всего, лучше было следовать своей первоочередной цели, не отвлекаясь на все остальное. А с этой целью он уже определился за тот месяц, что прошел с памятной битвы. На одном из уцелевших орбитальных спутников-телескопов удалось найти довольно подробную карту этого сектора галактики. Благодаря же своему новому сверхмощному разуму, абсолютной памяти и вселению в центральный компьютер комплекса обсерватории, провести точные вычисления и определить местоположение Солнечной системы с Землей не составило проблемы.
  Находились они очень и очень далеко отсюда, практически в соседнем рукаве галактики, но, в теории, долететь до них можно было попытаться. Однако, перед этим Призрак собирался собрать как можно больше знаний и технологий уничтоженной цивилизации. Повторения судьбы "серебряных" человечеству он не желал. А значит людям нужно быть максимально готовыми к сражению и выживанию в этих смертоносных джунглях под названием "Космос", где правит бал всегда сильнейший.
  В самом крайнем же случае... нужно хотя бы обеспечить им возможность суметь отступить и спасти сам человеческий род...
  
  
  Пролог. Часть четвертая.
  
  
   Прошло долгих пятнадцать лет.
   - Процесс конечно удалось автоматизировать, но вряд ли стоит рассчитывать, что он проработает нормально больше пяти, максимум десяти лет в автономном режиме. Даже с учетом всех продвинутых технологий серебряных. - Безымянный оценивающе оглядел бурлящий рой на орбите планеты, состоящий из тысяч рабочих и ремонтных дронов. Часть из которых были не больше человеческого кулака, другие же являлись целыми роботизированными кораблями.
  За прошедшие годы удалось найти и восстановить работоспособность множества машин, оставшихся после нашествия каракатиц. Враги в своем непонятном безумии перебили лишь всех выживших органиков, даже тех, кто спрятался в защищенных бункерах, шахтах или спасся на одиночных капсулах, буквально вычистив всю звёздную систему. Но вот уцелевшую в войне инфраструктуру, находящуюся за пределами изувеченного материнского мира, в основном на других планетах и астероидах системы, они даже и не подумали разрушать до конца. И благодаря этому немало фабрик, орбитальных заводов, добывающих комплексов и складов консервации с партиями готовых роботов удалось постепенно ввести в строй.
   С каждым годом техника все лучше подчинялась Призраку и теперь удавалось управлять ею даже на расстоянии от себя, не вселяясь, а такой ерунды, как блокировка, пароли, включая самого наивысшего уровня, для него просто не существовало. Так же выяснилось, что в форме сферы он может без труда достигать скоростей близких к световым, что облегчило работу на начальных этапах, позволяя легко перемещаться в космическом пространстве.
   А работы этой было непочатый край.
   Хотя первоначальные цели Безымянного, состоящие в исследовании своего нынешнего существования, саморазвитии, изучении технологий погибшей расы и подготовке путешествия к Земле так и не изменились, он понял, что достичь этого просто пассивным сбором информации вряд ли будет правильным решением.
  Уже в первый же год, когда адаптация человеческой личности к своему новому существованию достигла определенного порога, энергетическое тело стало преподносить один сюрприз за другим. И та же световая скорость оказалась лишь малой их частью. А еще... Призрак ощутил, что в некотором роде стал терять тормоза.
  Теперь он был способен за жалкие доли мгновения и без вреда впитывать и навсегда запоминать огромные объемы информации, решать воистину сложнейшие многоуровневые задачи и это... стало как путем к огромному могуществу, так и... превратилось в своего рода наркотик.
  Выяснилось, что чем больше тело поглощает разнообразных данных, тем сложнее и ярче становится его внутренняя структура. Если раньше Безымянный видел себя как просто однородный шар золотой энергии, то теперь... Теперь он ощущал в себе целую чудовищно сложную и запутанную матрицу, состоящую из триллионов энергетических нитей, очень похожих на нейронные связи мозга. И этих связей становилось все больше...
  Легко поглощенная с помощью сенсорного восприятия щупалец структура очередного неизвестного прибора, разобранная до молекулярного уровня, и вот матрица Призрака стала еще чуточку сложнее и ярче. Найдено решение трудной задачи? Изобретена новая технология? И вот снова происходит прирост "нейронов".
  Такая вот бесконечная прокачка, чем-то раздражающе напоминающая простейшую, как топор, игровую систему РПГ с получением опыта.
  При этом, как и в игре, Безымянный буквально физически ощущал, что чем сложнее становится его матрица, тем умнее и мощнее становится он сам. И это давало ощущение просто непередаваемого могущества и эйфории. Стальная воля Призрака успешно сдерживала эти ощущения, не давая им туманить разум, но вот неутолимая жажда продолжать свое совершенствование и развитие... противиться ей Безымянный просто не хотел. Наоборот, он желал лишь наращивать темпы своего роста. Правда человеческое сознание так пока и не успевало за телом и ему все равно приходилось сдерживать себя, обходясь парой процентов всех доступных "процессорных мощностей". Но слабее жажда развития от этого не становилась.
  Смухлевать же в прокачке было невозможно. Чем бесполезнее была поглощенная информация, тем меньше нейронов она давала, а повторяющиеся данные, которые оказывались скачены раннее, ничего не давали вообще.
  Резерв энергии, расходуемой на навыки, или по-другому "Эфира", как по аналогии с одной древней легендой назвал ее Призрак, также постепенно возрастал с ростом нейронных связей. И здесь крылась одна из главных причин, почему тормозить свое развитие было бы настоящим непростительным преступлением. За несколько лет исследований выяснилось, что эта непонятная энергия дает возможности настолько безграничные и удивительные, что... иногда они казались скорее чем-то сродни божественному могуществу. А открытое вначале пути "Усиление одержимого механизма" уже выглядело лишь жалкой детской игрушкой.
  Эфир проявил себя удивительно пластичным, устойчивым и послушным, подчиняясь малейшему мысленному желанию. Просто выпуская его в окружающее пространство, можно было взять из памяти любую скопированную щупальцами до молекулярного уровня заготовку и воплотить ее в реальность(!). Хочешь превратить эфир в поток огня? Легко! Молнии или плазменный шар? Без проблем! И даже сложнейшие приборы и микросхемы не стали проблемой(!!!) Энергия твердела и образовывала из себя желаемый металл и даже самую сложнейшую структуру, если ее точная матрица имелась в памяти конечно. Можно было заняться и трансмутацией элементов, например превращая один металл в другой. Ремонт или изменения каких-либо объектов также не доставили трудностей. Энергия проникала в молекулярную решетку цели и меняла ее, повинуясь мысленному усилию. Судя по всему, даже на атомарном уровне.
  Абсолютно никаких ограничений... Создавать из эфира принимающие любую форму силовые поля или использовать для телекинеза тоже оказалось до невозможности просто. Поистине безграничная божественная Сила и могущество...
  Но... лишь в рамках имеющегося резерва энергии.
  Чем сложнее и масштабнее была манипуляция, создаваемый прибор или какое иное "чудо", тем больше на него тратилось энергии. Сейчас, даже спустя пятнадцать лет бесконечной прокачки и самосовершенствования, все на что хватало эфира это создание одного сложного узла техники, не превышающего пару десятков сантиметров. Или около десятка небольших плазменных фаерболов с молниями, ну или удержание телекинезом ста килограмм в воздухе несколько минут. А затем приходилось около пяти часов восстанавливаться, ожидая пока резерв не заполнится опять. Хорошо еще, что объем доступной энергии потихоньку рос не только с количеством "нейронов", но и просто от использования навыков и истощения запаса эфира.
  Поэтому, несмотря на весь этот божественный потенциал своей Силы, богом себя Безымянный не ощущал и, условно говоря, изо всех сил рвал жилы в своей прокачке. При этом убивая сразу несколько зайцев, так как в нее входил и сбор новой, еще неизвестной информации о расе серебряных, и разработка новых технологий, и поиск решения многих других задач. А заодно тренировался в практическом применении новых знаний и развитии своих навыков, восстанавливая часть промышленности погибшей расы, хоть это было уже не так жизненно необходимо для путешествия на Землю. Разве что дроны хорошо помогали в сборе еще неизвестных данных, ресурсов, деталей, ремонте и поиске различных секретных правительственных бункеров, лабораторий или архивов, а также в исследовании кораблей серебряных.
  - Эффективность трех новых заводов ниже их просчитанного потенциала на двенадцать процентов. Нужно будет заново перерасчитать и оптимизировать логистику путей сообщения с учетом выявленных отклонений... - Безымянный довольно ухмыльнулся, зависнув в человеческой форме высоко над целым дымящим, грохочущим и искрящимся городом из бесчисленных заводов, фабрик, конвейерных линий, труб и прочего, прочего, прочего...
  - Так... Судя по полученному пакету данных от дронов, запасной фильтр для системы охлаждения ряда устаревших списанных генераторов, которые я все же решил пока не выкидывать и использовать, они не нашли... Неприятно, но не смертельно. - Призрак поднял руку, окутавшуюся золотым светом, и из этого сияния над его ладонью сформировался нужный узел генератора. Который тут же подхватил подлетевший дрон.
  - Думаю, таким методом устранять прорехи в необходимой базе запчастей для моего промышленного комплекса будет по меньшей мере недальновидно в далекой перспективе. С другой стороны, и открывать отдельное производство запчастей к устаревшим и уже списанным серебряными машин тоже не слишком разумно. Хм... внутрисистемные каботажные суда используют похожие фильтры. Пара небольших доработок и можно использовать их и в генераторах. Над заменой остальных узлов схожими аналогами тоже стоит подумать...
  Безымянный превратился в сферу и исчез в небе золотой вспышкой. Последнее время поток новых знаний серебряных начинал уменьшаться, а это значит, что скоро собирать с уничтоженной расы будет больше нечего. Время отправляться на Землю уже практически подошло...
  
  Если кто-то хочет поддержать автора: Яндекс-деньги: 410018044669679
Оценка: 7.83*12  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Г.Крис "Дочь барона"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Т.Ильясов "Знамение. Вертиго"(Постапокалипсис) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Д.Сугралинов "Дисгардиум 6. Демонические игры"(ЛитРПГ) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) Ю.Резник "Семь"(Киберпанк) А.Субботина "Проклятие для Обреченного"(Любовное фэнтези) Т.Ильясов "Знамение. Начало"(Постапокалипсис)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"