Вейнгерова Екатерина Дмитриевна : другие произведения.

Дорогая Мардж

Самиздат: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Школа кожевенного мастерства: сумки, ремни своими руками
 Ваша оценка:

  Письмо первое
  Капитан Грегори Финчли сидел в каюте и курил трубку. Дым затейливо клубился, поднимаясь вверх и там невидимой рукой превращался в текст на куске старого пергамента. Слова складывались в строчки. Строчки в абзацы. Но капитан ничего не замечал. Ни странного соседа в каюте, ни письма. Хотя содержание его было прелюбопытнейшим.
  
  "Дорогая Мардж!
  Пишу тебе с борта "Неуловимого Джо". С тех пор как англичане потопили "Крошку Сью" мне пришлось сменить посудину, что согласись в моём теперешнем положении не так-то и легко. Благо в той заварушке на помощь нам пришел Старый Финчли со своими ребятами и потопил англичан, не забыв забрать на борт большую часть богатств с охваченной огнём бригантины. Собственно, меня это и спасло. Я спрятался в золотом кубке и спокойно проник на свой новый корабль. Обживаюсь. Знакомлюсь со здешними обитателями.
  Капитан этого славного брига, похож на моржа. Тебе бы он понравился. Курит трубку в каюте. И табак приличный! А значит я могу всегда послать весточку моей милой старушке Мардж. На "Крошке Сью" капитан пил дрянной ром, курил дрянной табак. Такой, что дым от него мало подходил для посланий призраков.
  С командой пока знаком мало. Присматриваюсь. Однако, похоже все они добрые католики, так как не устраивают набегов по средам и пятницам. Если же приходится нарушать святые обеты, что в последнее время случается частенько, то на палубу из кубрика извлекают папашу Рони.
  Папаша Рони в бытность свою казначеем братства святого Кракена здорово поднаторел разруливать проблемы, когда мирское и небесное вступало в непримиримый конфликт. Потом обстоятельства вынудили папашу Рони сменить место обитания и теперь он денно и нощно возносит молитвы всем известным богам, если только не занят выпивкой и игрой в кости.
  За сим заканчиваю своё послание. Надеюсь, планы мои увенчаются успехом, и мы свидимся не позднее следующего Рождества.
  
  Твой любящий брат Фрэнсис Гогенло, бриг "Неуловимый Джо", Атлантика, каюта капитана Грегори Финчли, шестая потолочная балка.
  
  Мисс Мардж Гогенло, Плимут, Аббатство Бакленд, Седьмая угловая башня, чердак"
  
  Внезапный сквозняк распахнул дверь каюты. Тишину нарушили крики чаек. А воздух наполнился запахом моря, смолы и чего-то ещё - неуловимого. Может быть приключений? Свежий порыв дошёл до старого пергамента. Письмена стали бледнеть и вскоре бесследно исчезли. Письмо к мисс Мардж Гогенло отправилось в путь.
  
  Письмо второе
  
  "Дорогая Мардж!
  
  Спасибо тебе за баночку крыжовенного варенья и плед. Однако доставка прошла самым неожиданным образом и чуть не отправила весь экипаж на корм рыбам. Однако обо всем по порядку.
  
  Когда пробило 2 склянки, прибежал Тупица Герти - здешний штурман. Тупицей его зовут, потому что он путает право и лево. Не всегда, конечно, а только когда выпьет. Когда же он трезв, то страдает по любому поводу и глушит чувство несправедливости бытия ромом. После чего начинает путать право и лево. Но об этом, дорогая сестра, я уже писал.
  
  Так вот, не успел я отправить тебе предыдущее письмо как вбежал Герти.
  - Сэр, осмелюсь доложить компас сошел с ума.
  Капитан даже бровью не повёл.
  - Что ты мелешь?
  Однако в ту же минуту наша посудина накренилась и затрещала.
  
  Мы выскочили наружу. Вернее, это они выскочили, я как ты понимаешь, выскочить по понятным причинам не могу. Но могу передвигаться посредством предметов, которые по праву считаю своей собственностью. Поскольку богатства с "Крошки Сью" большей частью мои или почти что мои и квартирмейстер распихал их по всему кораблю, то мало есть закутков, дорогая Мардж, которые недоступны для меня. А те, что есть - доступ туда вопрос времени. Однако, не о том речь. Финчли и Герти выскочили наружу, а я, прицепившись к золотой булавке, воткнутой в воротник, отправился с ними.
  
  Я никогда не видел, чтобы так внезапно менялась погода.
  Наш корабль болтало между небом и землёй. Все стихии сразу, сойдясь в бешенной схватке, предъявили свои права на корабль, экипаж и сокровища. Которые, между прочим, мои. Шторм обрушился на нашу посудину. Матросы пытались убрать паруса, но их смывало за борт как котят. Обезумев, один из канониров вытащил на палубу сундук. Мне было противно смотреть на это подобие мужчины.
  - " Крошка Сью" проклята! И эти сокровища прокляты! За свой корабль мы все умрем! Мы отправимся в ад!
  
  Мардж, ты представляешь какой наглец? Мой сундук с моими сокровищами, видите ли, проклят. Между прочим, половина оттуда - это твоё приданое, дорогая сестра. Нежно люблю тебя.
  
  А этот безумец пытался перекричать судьбу:
  - Отправим к дьяволу это золото! И да поможет нам Бог!
  Тысячей чертей пугают лишь детей. Видали бессребреника?! Однако им самим же днём раньше украден бархатный костюм, кинжал и треуголка с "Крошки Сью". Пришлось вмешаться и утихомирить крикуна. Волна подхватила несчастного и бросила на палубу, а рухнувшая мачта раздробила ноги. Он сразу присмирел и отказался от грабежа. Вот что я называю эффективным убеждением. А может начинаю думать, как пират.
  
  Внезапно настала тишина. Ветер утих. И представь, Мардж, в кромешной мгле наш корабль тянет в гигантскую воронку, которая вдруг нарисовалась на горизонте. Не иначе как сам дьявол решил поиграть с нами! Весла и шлюпки невозможно было сдвинуть с места, паруса мёртвыми саванами висели на том, что раньше было мачтами.
  
  На палубу извлекли папашу Рони, дабы дал отпущение грехов команде "Неуловимого Джо" перед неминуемой гибелью. Я, честно говоря, себя тоже чувствовал неуютно. И вот когда мы приблизились настолько, что из преисподней уже были видны приготовленные для нас сковородки, из воронки появился "Ползучий Фламандец" с Червивым Джоном на борту.
  
  Прямо скажу у команды от этой встречи оптимизма не прибавилось: мало кто мог уцелеть после встречи с "Ползучим Фламандцем". Однако призрачные матросы отсалютовали нам и Червивый Джон проскрипел:
  - Почта для мистера Френсиса Гогенло.
  
  Старик Финчли попытался что-то сказать. Пришлось вмешаться. Хотя ты знаешь, Мардж, я не болтун. Чтобы Финчли не болтал ерунды я немного придушил его. Совсем чуть-чуть. Просто чтобы он заткнулся и не мешал двум джентльменам разговаривать. При полнейшем изумлении команды я выступил вперёд. Положим ви-деть они меня не видели. Но слышали очень хорошо.
  - Я Френсис Гогенло.
  
  Червивый Джон снял то, что раньше было треуголкой, и отсалютовав бросил нам на палубу груз.
  - Вам посылка, сэр, от мисс Мардж Гогенло.
  - Благодарю. Да пребудет с вами милость Кракена. Могу ли я оказать вам услугу?
  Червивый Джон кивнул:
  - Пожалуй да.
  В мгновение ока он оказался на "Неуловимом Джоне" и выбрал себе плату. Ничего особенного - воришку канонира. Он подошел к несчастному и проскрипел:
  - Да, приятель, мое ремесло - отправлять проигравших на дно.
  
  Визжащего от ужаса канонира перебросили на "Ползучий Фламандец" и отправили покорять морские просторы, обеспечив бессмертие. Последнее, что мы видели на "Фламандце" - как Червивый Джон обратился к вновь прибывшему, потребовав присягнуть на верность:
  - Du. Du hast mich?
  
  Мне воришку было не жалко. Это лучше, чем болтаться на рее или пройти по доске на корм рыбам. И в тот самый миг, как призрачный бриг исчез, гармония и свет снова озарили небесную твердь. Море стихло. А я смог насладиться крыжовенным вареньем и укутаться в плед. Не то чтобы мне это было нужно. Призраки не испытывают голод и холод, но забота любящей сестры - настоящее сокровище, Мардж. И я очень тебе благодарен. Однако прошу по возможности не пользоваться экспресс-доставкой грузов. Иначе боюсь однажды я останусь без экипажа или без корабля, что в моём положении крайне нежелательно.
  За сим целую ручки. И шлю тебе привет и нежный поцелуй.
  
  P.S. Надеюсь, мисс Брюквер не сильно огорчилась, не досчитавшись запасов варенья? При возможности передай ей привет. Она так забавно падает в обморок.
  
  P.P.S. Кстати, я теперь владелец "Неуловимого Джо". И эта сделка мне почти ничего не стоила. Однако об этом в следующем письме.
  
  Твой любящий брат Фрэнсис Гогенло, бриг "Неуловимый Джо", Атлантика, каюта капитана Грегори Финчли.
  
  Мисс Мардж Гогенло, Плимут, Аббатство Бакленд, Седьмая угловая башня, чердак".
  
  
  Письмо третье
  
  "Дорогая Мардж!
  
  Обстоятельства вынуждают меня просить тебя прислать злосчастное письмо, явившееся причиной наших несчастий. Прошу используй все возможности, чтобы сделать это как можно быстрее. Пусть и с помощью славной команды Червивого Джона. Поверь дело не терпит отлагательства, ибо в самое ближайшее время я ожидаю и надеюсь на изменение нашей судьбы.
  
  Началось всё аккурат в прошлый четверг. После нашей встречи с "Ползучим Фламандцем" команда растеряла всё мужество. Я воспользовался ситуацией и присвоил себе корабль. Собственно, старику Финчли я об этом не сообщил. И команде тоже. Но ты же понимаешь, Мардж, что это условность? Поскольку эти глупцы взяли моё золото, а я не возражал, можно считать, что мы поменялись: я им золото, а они мне корабль.
  
  Однако команда деморализована, и капитан решил встать на стоянку рядом с островом Терри. Я не возражал, т.к. соскучился по суше. Мы пристали к каменистому островку и, почувствовав под ногами твёрдую почву, сразу уснули. Мы с тобой не спим, Мардж, но бывает погружаемся в воспоминания. Надеюсь твои воспоминания не мучат тебя слишком часто. Что касается меня, я видел отца в последний день его земной жизни и страшную клятву, которой он обрёк нас на жалкое существование. Очнулся я от страшного грохота.
  
  Родная, это был не остров! Это был не остров! Тупица Герти опять всё перепутал. За остров мы приняли вершину панциря гигантской черепахи. И похоже злая судьба привела нас туда как раз в тот момент, когда эта махина проснулась и решила отправиться в путь. Мы пытались добраться до судна. Безуспешно. С каждой минутой вода уходила и в конце концов оказалось, что корабль застрял в огромном панцире. С палубы нам сбросили трап. И как раз вовремя. Черепаха отправилась в путь. Сначала мы плыли по Атлантике, потом поднялись ввысь и рассекая воздушный океан двинулись по Млечному пути к границе Великого А-Туина.
  
  Я не знаю, куда держит путь наша "путеводная звезда", но если удастся, то постараюсь испросить нам разрешение от клятвы и прощение нашему несчастному отцу. Но как ты понимаешь, неисповедимы пути Черепахи. Надеюсь только, что мы избежим участи пленников, ибо худшее наказание - оставаться в неведении безумен ты или весь окружающий мир.
  
  Я не знаю кто строил "Неуловимый Джо", но пьяницы Плимута явно не рассчитывали на космические пространства. Судно заледенело и сейчас выглядит устрашающе. Что же касается команды, она тоже не готова к такому повороту. Некоторые слабые духом "селёдки" повыпрыгивали за борт. Разумеется разбились. Но монеты из моего сундука в их карманах ещё сослужат службу. Каждый из них станет якорем для стоянки Френсиса Гогенло на старушке Земле, когда Святому Кракену будет угодно моё возвращение.
  
  Те же, кто остался - не смогли выжить в условиях космических просторов. Они стали моей новой командой. И в своём новом состоянии смогли наконец увидеть твоего брата и присягнуть на верность.
  
  За сим прощаюсь с тобой, родная. Не забудь про письмо и отправь мне его с Червивым Джоном как можно быстрее. А чтобы мисс Брюквер не сильно расстраивалась пропаже, можно поджечь что-нибудь. Не обязательно устраивать большой фейерверк. Старый каретный сарай вполне подойдёт. Яркие огненные искры порадуют бедняжку и, надеюсь, отогреют её замерзшее сердце. К сожалению у малышки слишком мало праздников.
  
  Целую ручки. И надеюсь на скорую встречу.
  
  Твой любящий брат Фрэнсис Гогенло, бриг "Неуловимый Джо", Великий А-Туин, каюта капитана Грегори Финчли.
  
  Мисс Мардж Гогенло, Плимут, Аббатство Бакленд, Седьмая угловая башня, чердак".
  
  Письмо четвёртое
  
  "Дорогая Мардж!
  
  Позволь выразить своё восхищение твоей изобретательности. Честно не верил, что в скором времени получу от тебя весточку - ведь мы не на Земле. Однако самым неожиданным образом на "Неуловимом Джо" появился гость - Червивый Джон. И если в прошлый раз его появление чуть не погубило нас, то сегодня - он поистине посланец небес, ибо спас и нас и корабль от неминуемой гибели.
  
  Как ты помнишь, родная, мы оказались прицеплены к панцирю гигантской черепахи - их ещё называют Астро-земными тортугами. Об этом мне поведал папаша Рони. Еще в бытность свою в монастыре ему как-то довелось видеть книжку, которую конфисковали у еретика. Еретика, кажется, убили во славу Кракена, имущество и жену отдали местному лорду, а вот книжку братия потом долго листала и любовалась картинками.
  
  Итак, мы оказались в безвоздушном пространстве. Пленники гигантской тортуги. Сначала нас обуревало отчаяние. И, что греха таить, даже я, несмотря на природную стойкость и оптимизм впал в уныние, потому как не представлял, дорогая сестра, когда и как вернусь на Землю дабы довершить начатое, исполнить клятву, освободить нас и испросить прощение нашему бедному отцу. Но потом по зрелом размышлении пришёл к выводу, что нужно во всём искать положительные стороны. Тем более умереть второй раз нам уже не придётся. Ведь у призраков всего два исхода: либо заслужить право идти дальше или вечно быть привязанными к месту, которое каждый день напоминает тебе о причине твоих несчастий. Да ты и сама знаешь, дорогая сестра.
  
  Когда отчаяние наше сменилось смирением, а потом и добрым расположением духа мы решили обследовать нашу Черепаху. Мы решили, что это девочка, поскольку нрав у неё был смирный, во-первых, и не было никаких доказательств, что это мужчина, во-вторых. Мы назвали нашу тортугу Бетси. Спустившись по трапу на панцирь, мы стали думать как развернуть ситуацию в нашу пользу.
  - Герти, ты у нас штурман. - сказал я. - Твоё мнение куда направляется Бетси?
  - Тута, вашбродь, зависит от того куды этой Бетси надо и зачем. Ежели она мамочку собирается навестить - это одно. А ежели, она просто бесцельно шастает в космосе, то вопрос другой. Я бы у папаши Рони спросил.
  Я повернулся к папаше Рони:
  - Ну? Ваше мнение, святой отец?
  
  Папаша Рони закашлялся и довольно ухмыльнулся. Видно моё обращение ему понравилось.
  - Вообще гигантские астро-тортуги довольно странные создания. Они не поддерживают родственных связей. И встречаются с сородичами только в одном случае.
  - Это в каком? - мы с Тупицей Герти затаили дыхание.
  - Ну как же... Дайте-ка вспомнить. А! Так вот, тортуги действительно не поддерживают связь между собой. Но иногда встречаются в брачный период.
  - Что?! - вскричал я. - Брачный период?
  
  Папаша кивнул:
  - Ну все юные мисс рано или поздно выходят замуж.
  На этих словах, родная, мне стоило большого труда сохранять самообладание. Никогда ещё я не чувствовал себя настолько виноватым перед тобой. Может только в момент моей гибели. Когда душа моя была низвергнута с небес обратно, дабы не стал я клятвопреступником и предателем. Ведь ты, родная, не просто единственная любящая меня душа. Ты жертва нерасторопности своего брата и жестокости отца. А я так и не смог защитить тебя.
  
  - Вашбродь, сэр, что с вами? - Герти вывел меня из ступора.
  - Папаша, что это с ним? Может скучает по какой-то тёплой бабёнке? - Герти не унимался.
  И я решил при случае скормить наглеца Кракену. Но поскольку штурман нам был ещё нужен, то ограничился всего лишь зуботычиной.
  - Заткнись, Герти. И позови сюда капитана.
  Герти заковылял на поиски.
  
  - Скажите, папаша, а какие ещё цели могут быть у нашей Бетси? Ведь девочка не обязана покидать Землю только для сочетания с себе подобным? - признаться голос мой несколько дрожал. Ведь в ответе заключалась наша судьба.
  Папаша подумал, но не успел ответить. Так как к нам подошёл капитан. Герти всё-таки отыскал его: Финчли сидел у самой морды тортуги и пытался научить малышку курить трубку. Бетси отворачивалась, как и положено благовоспитанной барышне, а капитан хрипло смеялся и насвистывал "Весёлого Роджера".
  
  - Что случилось, Гогенло? Вы оторвали меня от чертовски важного дела.
  - И чем же можно заняться на черепахе? Тут даже подраться не с кем? - папаша был крайне заинтересован.
  - Я собирался подружиться с нашей Бетси. И потом надрессировать её. Или, наоборот. Короче, нужно чтобы она слушалась нас. И отвезла обратно.
  Я кивнул.
  - У нас тут назревает проблема. Папаша Рони считает, что Бетси собирается сочетаться законным браком в самое ближайшее время.
  - Бетси? Не может быть! Нас раскидает как щенков по вселенной, а корабль превратится в труху! Боже, пусть это будет не так.
  Тут вмешался папаша.
  - Я не утверждал, что будет именно так. Это гипотетически возможно. Есть ещё вариант: у нашей девочки свои собственные планы и тогда мы более-менее в безопасности.
  
  И тут, Мардж, началось. Внезапно появились они. Огромные. Величественные. Добрая дюжина гигантских черепах в космическом безмолвии медленно вращалась по кругу, соприкасаясь лапами. Наша Бетси явно стремилась войти в этот круг. От этого завораживающего зрелища мы потеряли способность двигаться и говорить, но папаша Рони не зевал.
  
  - Скорее на корабль. Быстрее!
  Он сорвался на бег. Мы не поняли в чём дело, но побежали следом. Взобравшись по трапу наверх, потребовали объяснений.
  - Что случилось? Что вы знаете?
  - Чавой-то он? Рому!
  - Налейте ему рому!
  - Гляди как взопрел наш папаша! - реплики неслись со всех сторон, мешая папаше сосредоточиться.
  Наконец вмешался капитан.
  - Итак, папаша. Потрудитесь объяснить.
  
  Все столпились вокруг, закрыв собой нашего учёного пьянчужку. Тогда я скомандовал:
  - Эй! Поставьте его куда-нибудь.
  Тут же прикатили бочку. На неё водрузили папашу. Мы замерли в ожидании.
  - Так вот, дети мои, собственно, я ни в чем не уверен. И свидетелей ясное дело подобным событиям нет среди живущих. Но не похоже, чтобы это зрелище было заключением брачного союза двух свободных тортуг в окружении друзей и родных.
  - А на что это похоже? - выкрикнул один из матросов.
  - А похоже это, дети мои, на рождение новой вселенной.
  
  Народ зашумел возбужденно и этот гам мешал мне думать. Пришлось дать оплеуху близ стоящему, и все угомонились. Я снова обратился к папаше.
  - Вы уверены?
  - Ни в чем я не уверен. Повторяю, свидетелей и достоверных записей, подтвержденных нашей матерью церковью, нет. Но смотрите сами: двенадцать черепах по кругу. Наша Бетси метит в центр на место солнца. Всё сходится!
  
  - Смотрите! Смотрите! - мы услышали истошный вопль и бросились к борту.
  Зрелище было страшным. Помнишь, Мардж, когда мы были детьми, то пробрались в курятник. Там мы увидели, как одна из пеструшек снесла яйцо. Ты тогда ещё разрыдалась и отказалась есть яйца, а меня выдрал отец, дабы я не водил юную леди в неподобающие её статусу места. Так вот, представь себе подобную картину, но в планетарном масштабе: из недр гигантской черепахи появлялась планета. Яркая как солнце. Жар от неё стоял такой, что не будь мы призраками, нас бы сожгло заживо. Саму же черепаху разрывало в клочья. Мы застыли от ужаса и только папаша Рони прошептал:
  - О, Боги! Наша малютка Бетси не мисс. Она миссис. И похоже нам сейчас не поможет ни один Архангел.
  
  И тут, дорогая Мардж, в ту самую минуту, когда мы были объяты ужасом, появился Червивый Джон. И когда я пишу тебе об этом, родная, то сердце моё снова переполняет благодарность к вам обоим.
  
  Но в этот раз он появился не на "Ползучем Фламандце" его принёс огромный переливающийся всеми оттенками лилового кальмар. Возможно один из дальних родственников Кракена. Зависнув над нашим бригом, он обхватил его щупальцами и одним движением вытащил нас из западни как нож из масла. Дружный вздох облегчения раздался в толпе матросов. Я тоже был рад, но и удивлён не меньше. Откуда тут взялся Джон? Как он смог добраться? Почему?
  
  А тортуги одна за другой являли миру новые планеты, которые спустя время остывали и уже не так обдавали жаром и не слепили глаза. Но так же величественно вращались по кругу в космической бездне. Двенадцать планет - чем не новая планетарная система? А что же Бетси? Бетси, освободившись от нашего присутствия прошла через центр новой системы и исчезла. Мы посмотрели на папашу Рони.
  
  - И как это понимать? - обратился к нему капитан Финчли.
  Папаша наморщил лоб и задумался.
  - Ну либо наша Бетси просто очень любопытная женщина. Либо...
  - Что?
  - Либо она вообще не женщина.
  
  Все обступили Червивого Джона, который с щупальца спустился к нам на палубу. Все как один отсалютовали ему. Я встретил его как доброго друга.
  - Капитан, мы у вас в долгу. Но как вы здесь оказались? - любопытство разбирало меня.
  - Не стоит, мистер Гогенло, сэр. Леди попросила о помощи. И вот я здесь.
  - Но как? Как вы смогли преодолеть такое расстояние и найти нас? - в разговор вмешался старик Финчли.
  - Пуговица. - Червивый Джон кивнул на свой жилет.
  
  Действительно одной пуговицы не хватало. Я всё ещё не понимал.
  - Леди одарила меня доверием. Она пришила мою пуговицу к вашему пледу. И теперь я могу пользоваться ей как путеводным маяком и якорем одновременно чтобы найти вас, где бы вы не были.
  Я был ошеломлён. Нет я всегда знал, что ты умница. Но чтобы догадаться пришить пуговицу самого свирепого флибустьера среди обоих из миров - это просто невероятно. Кстати, как ты её стащила? Или... Нет, неужели он сам тебе её отдал? Сестра, разреши мои сомнения и ответь.
  
  Но вернёмся на корабль.
  - Как вам удалось приручить этого монстра, вашбродь-сэр? - к Червивому Джону подобрался Тупица Герти.
  - Действительно как? - я тоже хотел услышать ответ. Мы все хотели.
  - Когда леди просит о помощи нет ничего невозможного. Но на самом деле надо настолько почувствовать эту зверюгу, что практически сродниться, сжиться с ней. Стать одним целым. И тогда можно уговорить, ушептать, внушить что моему малышу очень хочется оказаться там, где сейчас брат мисс Мардж.
  - А что вы планируете делать дальше? - вмешался Финчли. - Вы возьмёте нас с собой?
  - Боюсь это невозможно. Я передам вам почту от мисс Мардж и перенесу на одну из этих планет. Потом я должен покинуть вас. Но я не забуду где вы и вернусь.
  - Когда? Когда вы нас заберёте? - зашумели вокруг.
  - Когда мисс Мардж придумает как вас отсюда вытащить. Она очень умная женщина - ваша сестра, сэр.
  
  Червивый Джон поклонился и поднялся по щупальцу своего "неземного коня" наверх. Пока он ему что-то нашёптывал и насвистывал я отправился в каюту Финчли. Первым делом я, конечно, бросился к пледу, что ты прислала в прошлый раз. Действительно в уголке суровыми нитками пришиты пуговица. Крепко пришита. Молодец! Спасибо, Мардж. Это нас спасло. Во-вторых, я распаковал твою посылку и прочёл письмо.
  
  Спасибо, родная, за абрикосовый джем и шерстяные носки. Твоя забота согревает мне душу. Но я не нашёл письма, о котором просил в прошлый раз. Вспомни, речь о том письме, где отец клянётся, что ты выйдешь из дома только замуж. И приказывает нашей тётке запереть тебя на чердаке в угловой башне. Думаю, тебе следует его ещё раз поискать. Или постарайся покопаться в воспоминаниях нашей любимицы Брюквер. Пусть вспомнит. И не стоит её жалеть. В конце концов это она ключ от чердака потеряла во время пожара.
  
  Пока я пишу это "Неуловимый Джо" тряхнуло, и мы полетели к одной из планет но-вой системы. Спустившись, обнаружили что поверхность ещё не совсем затвердела - она больше похожа на хрупкую поверхность воды, чуть тронутую первым ледком. Но теплая, такая что еще ступить на неё сложно. Не знаю, что здесь будет дальше. Постараюсь написать в следующем письме. Пока под поверхностью вновь образуемой тверди видны ярко изумрудные недра. Сама твердь похожа на аметист. Помнишь те бабушкины серьги и кольцо, что достались тебе в наследство? Вот такие же сияющие и оттенок такой же. Живности на планете мы не видим. Да и вряд ли она появилась уже заселённая живыми существами. Боюсь мы тоже не совсем живые, Мардж. Но что поделать?
  
  За сим прощаюсь с тобой. Передам письмо с Джоном. Ты просишь меня больше не называть его Червивым. Хорошо, родная. В конце концов он славный моряк, хоть в прошлом и флибустьер, а в настоящем призрак и, собственно, тоже изрядный забияка. Кстати, откуда ты знаешь, что его фамилия Кингсли? Сестра, похоже у тебя есть секреты, о которых я не знаю.
  
  Целую ручки. И надеюсь на скорую встречу.
  
  Твой любящий брат Фрэнсис Гогенло, бриг "Неуловимый Джо", неизвестная планета в неизвестной системе, каюта капитана Грегори Финчли.
  
  Мисс Мардж Гогенло, Плимут, Аббатство Бакленд, Седьмая угловая башня, чердак".
  
  
  Письмо пятое
  
   "Дорогая Мардж!
  
  Как давно мы не виделись с тобой. Как давно не гуляли в лесах Бакленда. Кстати, как тебе Джон Кингсли? Мне кажется, он проявляет определенный интерес.
  
  Мы осваиваем новую планету. Назвали её Большой Эгг. Саму же систему обозвали Тортуга. Иногда нам кажется, что в недрах планеты спрятано нечто живое, но возможно такова сущность всех планет в самом начале своего бытия. Наша планетарная система пока маленькая: на небосклоне мы постоянно видим парад планет. Однако папаша Рони считает, что скоро ситуация изменится. Еще в бытность свою в монастыре, конфисковали книжку у другого еретика. Какая обычная история! Там было про расширение вселенной, и что-то вроде рано или поздно должно бабахнуть, после чего Господь всемогущий будет вершить Страшный суд. Есть, кстати, версия, что когда-то давно все так и начиналось со взрыва космической пороховой бочки.
  
  Мардж, представляю, как ты сейчас нахмурила лобик. Улыбнись. Это не мои измышления. Это то, что папаша Рони вычитал в очередной запрещенной книжке, сидя у себя в братстве Святого Кракена. Боже милостивый! Мне иногда кажется, что вся наука запрятана глубоко в подземельях монастырских библиотек. А книги для них пишут несчастные ученые, которых потом отправляют побыстрее в рай, дабы не смущали умы добрых католиков и не отвлекали их от благопристойной жизни.
  
  Поверхность планеты практически остыла и затвердела. Так что мы можем без опаски спускаться и исследовать новый мир. Мы здесь пока одни. А значит Большой Эгг полностью в нашем распоряжении. Однако, стараемся быть очень осторожными, т.к. последний опыт научил, что грань между живым и неживым может быть весьма условной. И помощи нам ждать в ближайшее время не приходится. Во всяком случае я пока не представляю, как нам вернуться. Черви... то есть Джон Кингсли обещал за нами вернуться. Но, родная, он не знает, как нас отсюда вытащить. Надеюсь, ты что-то придумаешь. Кстати, зачем тебе список экипажа и земные адреса их родичей? Что ты задумала?
  
  Климат описать довольно сложно. У призраков меняется ощущение погоды. Нам не жарко и не холодно. Но если бы я не был призраком, думаю мне пригодились бы и тёплые носки, и плед, и камин с жарким огнём в уютной комнате где-нибудь в замке. Здесь нет светила, которое бы выполняло роль солнца. Ведь наша Бетси решительно отказалась от этой роли. Но и нельзя сказать, что здесь всегда темно. Скорее я бы назвал это мягким полумраком. А вот поверхность земли, если это можно назвать землёй, светится и искрится. Это очень красиво и напоминает россыпь драгоценных камней в сундуке. Такой гигантский сундук с сокровищами.
  
  Спасибо, сестра, за домашние бисквиты. Вся команда кланяется тебе и просит помянуть их в твоих молитвах. Эти бузотёры после прошлого визита капитана Джона очень прониклись уважением к тебе. И надеются, что ты поможешь и им. Мы собираем для тебя сундучок, в который каждый положит какую-то лично им принадлежащую вещь: монету, свисток, пуговицу или ещё что-то. Всё передадим капитану "Ползучего Фламандца" при следующей встрече. Я не знаю зачем это нужно, сестра. Но раз ты просишь, мы делаем. Надеюсь, ты найдёшь этому достойное применение. Но мне очень хочется знать зачем тебе барахло наших оборванцев? Кстати, Финчли положил свою любимую трубку. Это что-то да значит: раньше он с ней никогда не расставался.
  
  Что касается твоего вопроса о сане папаши Рони, то тут ни в чем нельзя быть уверенным до конца.
  Да, он ушёл в своё время из братства, похитив деньги из церковной кружки. Пусть и для, чтобы отдать семьям казнённых еретиков. Но тем не менее он казнокрад. В прошлом. И пират. Хотя в разбойничьих набегах никогда не участвовал. Но для властей - это малозначащий нюанс. С другой стороны, когда он сбежал из аббатства, то обстряпал дело так, чтобы его сочли погибшим. Заметь - не самоубийцей. Поэтому думаю нужно найти знакомых или обратиться в братство Святого Кракена и навести справки. Может быть его лишили сана. И тогда он обычный старикашка, умеющий читать на латыни. А может и нет. Но почему ты спрашиваешь, Мардж, про папашу Рони? Вы совершенно точно не могли быть с ним знакомы раньше. Что ты задумала? Поскорее ответь, я весь сгораю от любопытства.
  
  
  Целую ручки. И надеюсь на скорую встречу.
  
  Твой любящий брат Фрэнсис Гогенло, бриг "Неуловимый Джо", планета Большой Эгг в системе Тортуга, каюта капитана Грегори Финчли.
  
  Мисс Мардж Гогенло, Плимут, Аббатство Бакленд, Седьмая угловая башня, чердак".
  
  Письмо шестое
  
   "Дорогая Мардж!
  
  Наше нахождение на планете оказалось настоящей каторгой. Вроде нет тюремщиков, но мы в заточении. Казалось бы, сверху Божья благодать, снизу. А посередине мы - шайка корсаров и разбойников в самом жалком своём состоянии. Как жалкий кусок металла между молотом и наковальней. Но что можно выковать даже на божественной кузнице из таких отбросов и отщепенцев? Мардж, только не надо говорить, что я только что изобрёл брикетирование отходов. Мне не смешно! И самое ужасное: исхода никакого отсюда нет. Можно любоваться звёздным небом. Можно восхищаться нашей сверкающей изумрудно-аметистовой планетой. Но это если в душе осталась маленькая живая частичка, способная хоть чем-то восхищаться.
  
  Наша команда тоже затосковала. Даже драки не спасают. Мы пробовали. И попойки. Все это тлен. А уж в случае с призраками тем более. Некоторые пытались убить себя. Невозможно. Нелепо. Ты и так вынужден фигурально выражаясь стоять в раскорячку между двумя мирами. Поскольку один мир тебя отверг, но и другой не принял. Мардж, прошу тебя придумай что-нибудь поскорее! Вытащи нас!
  
  В последний визит капитана "Ползучего Фламандца" мы передали ему для тебя сундучок. Там все личные побрякушки команды. Если бы я мог, я бы передал тебе с ним все свои сокровища. Ты знаешь, наверное, впервые меня они не волнуют вообще. А ведь было время! Помнишь? В нашем доме праздник. Собрались гости. Вечером джентльмены удалились в библиотеку пьянствовать и разглагольствовать о политике. Знаешь почему в библиотеку? Это самая пустынная комната в доме. Наличие библиотеки не говорит о том, что хозяева любят или умеют читать. Но они взяли на себя труд где-то складировать книги, которые им достались по наследству. В библиотеке под винными парами зашёл какой-то глупый спор о доме, о родине. А я возьми и ляпни: "Мой дом там, где моё имущество, деньги и драгоценности".
  
  Как думаешь, родная, может это стало причиной моей западни? Ведь я на самом деле сейчас привязан к своим вещам и деньгам. Не они ко мне, а я к ним. Что ты думаешь? Ответь мне. В книжках я читал, что, когда герой ляпнет что-то этакое: какую-нибудь сакральную глупость тут же молния сверкнёт, гром ударит, еще какой природный катаклизм случится, но ведь не было ничего. Ничего не было! Мы просто продолжили пить дальше. А теперь получается, что я после смерти должен подтверждать свои слова. Раз за разом. День за днём. На протяжении вечности.
  
  О, Мардж! Это пытка. Сейчас я бы всё на свете отдал чтобы эти слова не подтвердить, а опровергнуть. Нет, я опять сморозил глупость. Может в космосе умные мысли замерзают? Ни за что на свете я не хочу рискнуть еще раз твоим благополучием и счастьем. Это еще одна боль, которая терзает меня. Если бы я не ввязался тогда в ту пьяную драку! Говорят славное побоище покрывает героя уважением и друзей, и врагов. Меня то бесславное побоище покрыло саваном и сделало клятвопреступником. Но что можно сделать сейчас? Я в отчаянии.
  
  Если бы мне попасть на опять на Землю. Если бы нам всем попасть опять на Землю! На старушке Земле средь морских просторов была какая-то иллюзия жизни, деятельности. Я верил, что рано или поздно, но исполню что должен. Думаю, у нашей команды свои скелеты в шкафу. Представляешь: у каждого призрака по скелету... Теперь же сидя наедине каждый со своими мыслями мы ясно поняли, что обречены. Это всего лишь иллюзия, мираж. Каждый сам себе и творец, и убийца, и судья, и наставник.
  
  Помоги же мне, умоляю! Вытащи нас отсюда. Но если это не в твоих силах, то я смиренно принимаю волю Создателя. Если у тебя вдруг что-то сложится с Джоном, - только не смущайся, - он волен забрать всё что принадлежит мне в уплату моего долга тебе и употребить для твоей пользы или по вашему общему разумению. Если нет, придумай сестра способ забрать мои сокровища себе. А я, Френсис Гогенло, отрекаюсь от власти золота.
  
  Только не приходите налегке. Там пятьдесят шесть сундуков, восемнадцать бочонков, не считая одежды, оружия и драгоценной посуды. Даже очень загребущие руки может случайно оборвать.
  
  Целую ручки. И надеюсь на скорую встречу.
  
  Твой любящий брат Фрэнсис Гогенло, бриг "Неуловимый Джо", планета Большой Эгг в системе Тортуга, каюта капитана Грегори Финчли.
  
  Мисс Мардж Гогенло, Плимут, Аббатство Бакленд, Седьмая угловая башня, чердак".
  
  
  Письмо седьмое
  
  "Моя дорогая мисс Гогенло!
  
  Пишет вам капитан Грегори Финчли. У меня есть все резоны обижаться на вашу высокородную семейку и тем не менее я пишу поскольку в некотором роде обязан вам.
  
  Во-первых, мадам, если бы ваш братец не проник обманом ко мне на судно, мы бы сейчас не мотылялись призраками в непонятных дебрях галактики.
  
  Во-вторых, мадам, если бы вы не слали по любому поводу мистеру Гогенло домашние сладости с поцелуями, то мы спокойно бы миновали шторм, а Юнус Гретцки - был бы по-прежнему чертовски хорошим канониром на моем корабле.
  
  В-третьих, сударыня, Тупица Герти привел нас прямо на панцирь Бетси будучи в сильном подпитии. И виноват в этом опять мистер Гогенло. Да, он не спаивал Герти. Но присвоил мой корабль со всеми потрохами. И малыш расстроился.
  
  Кроме того, позвольте спросить, на кой чёрт вы похитили папашу Рони? Уверен это дело рук вашего молодца. Во всяком случае с последнего визита Червивого Джона мы папашу не видели. Зачем вам сдался этот старикашка? Даже если он пошёл с капитаном "Ползучего Фламандца" добровольно, то я его не отпускал. Это неуважение, и я не доволен!
  
  Надо ли говорить о том, что наше призрачное существование не доставляет мне никакой радости? Что уж там говорить о моей старухе, которая, наверное, до сих пор ждёт меня дома.
  
  Как видите, поводов достаточно. И хоть моя команда не из таких породистых щенков как ваш братец, но все они отъявленные ребята и всегда честно и прямо смотрели своим врагам и жертвам в лицо. Вот... К чему это я?
  
  Дорогая мисс Гогенло! Скорее всего у вас возник резонный вопрос, почему вам пишет старый морской волк, а не этот хилый морской конёк - ваш братец? Отвечаю: он не может. Ваш красавец решил попробовать отколупать кусочек здешнего грунта, дабы сделать вам фитюльки для украшения. Кто его просил колупать яйцо? Весь этот бред про планету, которую снесла черепаха, достоин Бедлама. Черепаха может снести только яйцо! Пардон, мисс, за подробности. Возможна эта сторона жизни не известна девицам вроде вас, но от этого она не перестаёт быть правдой. Какого дьявола мистер Гогенло творит? Короче доколупался наш шахтёр.
  
  Я на всякий случай в трещину никого не пустил. Пусть я не святой, но зря людьми рисковать не буду. Вы же, судя по всему, барышня с мозгами, так что вызывайте вашего кавалера. Червивый Джон ушлый парень. Мы же попытаемся свалить с Большого Эгга, спихнув "Неуловимый Джо" и будь что будет. Поверхность планеты снова нагревается. Появляются трещины и довольно большие разломы. Ждать нам здесь больше нечего.
  
  Вещички вашего братца мы оставим здесь на всякий случай. Ежели у нас ничего не выйдет, то извиняйте за грубость. Я галантерейно выражаться не умею. Тогда нижайше просим простить. И пусть Червивый Джон поторопится за нами, черт его побери!
  
  С уважением и всем что полагается писать в таких случаях.
  
  Капитан Грегори Финчли. Бриг "Неуловимый Джо", планета Большой Эгг
  
  Мисс Мардж Гогенло, Плимут, Аббатство Бакленд, Седьмая угловая башня, чердак"
  
  Капитан Финчли отправил письмо и приказал ребятам готовить корабль. "Неуловимый Джо" за время длительной стоянки врос в грунт и освободить его было не просто. Застучали топоры.
  
  То ли новое грубое вмешательство, то ли просто пришло время, но Большой Эгг треснул как скорлупа ореха и наружу высунулись четыре лапы и голова. Новорожденная астро-тортуга, появившаяся на свет Божий открыла глаза, совершила кувырок через голову и разметала, то, что раньше было изумрудно-фиолетовой оболочкой гигантского яйца. От "Неуловимого Джо" вместе с сокровищами и командой не осталось и следа - всё сгинуло в катастрофе.
  
  Френсис Гогенло, сидя в расщелине панциря, наблюдал за катастрофой. Из всего имущества остался один плед, который он предусмотрительно взял с собой, да несколько монет в кармане. Совершив ещё одно неуклюжее сальто, гигантская тор-туга поплыла по великому А-Туину. Её пассажир сидел тихо-тихо. Самой большой его заботой было теперь не потерять плед.
  
  
  Письмо восьмое
  "Дорогая Мардж!
  
  
  Кто сказал что космос - тёмная безжизненная бездна? Поистине это слепец. Моя история подходит к концу, но я счастлив что на излёте пути Создатель даровал мне милость увидеть его лучшее творение. Я ощущал дыхание и жизнь в бескрайнем просторе вселенной. Я слышал музыку недоступную смертным.
  
  Все краски и оттенки сплелись здесь, образуя причудливые туманности, галактики и звёздные системы. Здесь нет ничего статичного, неподвижно-мёртвого, как представляем мы там внизу. Но движется в причудливом танце, повинуясь воле Господа. И я видел это, Мардж. Я это видел!
  
  Теперь, удостоившись такой милости, мне проще смиренно принять мою судьбу. Я опять пленник гигантской тортуги, но теперь нет со мной товарищей, корабля и вообще ничего. Памятуя о том как Джон Кингсли приручил Кракена, я пытался договориться с моим невольным тюремщиком. Но похоже безуспешно.
  
  Он не проявляет агрессии. Наоборот. Я хочу научить его говорить и даже немного преуспел в этом. Он называет меня Дэдди. Представляешь? Я "папочка" гигантской астро-тортуги! Я зову его Санни. Мне казалось, что это удачная шутка, но на этом успехи закончились.
  
  Мне никак не удаётся уговорить его лететь на Землю. Я не могу объяснить Санни что это и где находится. Всё-таки понятийный аппарат у моего малыша очень мал. Каждый раз когда я заговариваю об этом, он лукаво смотрит и отворачивается. А если настаиваю, то говорит всегда одно и тоже: "Нет, Дэдди. Я придумал лучше."
  
  Но Санни летит не туда! Он летит к огромной звезде. Я бы сказал, что она похожа на Солнце - такая же яркая, сияющая и смертельно опасная. Но в центре её явно наблюдаю нечто, похожее на вихревой поток. Очередная воронка? Ловушка? У меня нет ответа. Она совсем близко. Мы приближаемся.
  Дорогая сестра, не знаю свидимся ли вновь. Но благословляю и люблю тебя. Верю, что Господь, милость которого была явлена в последние мои дни, имеет свой Промысел о тебе, родная, и не оставит.
  
  Прощай.
  
  Френсис Гогенло, панцирь астро-тортуги Санни, неизвестная галактика
  
  Мисс Мардж Гогенло. Где бы она не была"
  
  
  Письмо девятое
  
  
  "Дорогая Мардж!
  Сегодня случилось неожиданное. Я вдруг услышал звук склянок и знакомые шаги. Представляешь?! Я решил, что у меня галлюцинации. Не веря ушам вскочил и ринулся на звук. Передо мной стояли они: папаша Рони, Финчли и Герти. Но как разительно они отличались от оборванцев-пиратов или от жалких призраков!
  
  Сейчас они стали более живыми и реальными, чем были на Земле. Сбросив призрачный облик, мои знакомцы как будто стали выше и помолодели. А мудрость в глазах сочеталась с весёлыми искорками.
  
  Герти, теперь уже ни у кого не повернулся бы язык назвать его Тупицей, смеясь протянул мне шляпу:
  - Граждане-пассажиры, не забываем оплачивать проезд, предъявляем билеты. Пенсионерам и старым друзьям скидки.
  Папаша Рони, весь сияя от счастья, вышел вперёд.
  - Туземцы! Мы пришли к вам с миром. Меняем вашу тортугу на бусы и корешок укропа.
  Ноги мои подкосились, и я рухнул на колени. Финчли вынул изо рта трубку и флегматично заметил:
  - А знаете, господа, таким этот морской конёк мне больше нравится. Давай, вставай, парень.
  
  Герти протянул мне руку. Мардж, она была тёплая.
  - Но как? Откуда? Я же всё видел тогда.
  Капитан ухмыльнулся.
  - Видал, Герти, он оказывается видел. Малыш Френсис думает, что он один умеет жульничать. Папаша Рони, как это по-научному называется?
  Папаша изобразил елейное лицо и проворковал:
  - Это гордыня, дети! Как давно, сын мой, ты проверял карманы?
  Я машинально сунул руку в карман и вытащил три монеты. В полной растерянности уставился них.
  - Это что же значит? Вы всегда были здесь?
  Папаша Рони ответил за всех.
  - Нет, сынок, не всегда. Сам поймёшь чуть позже. Но ваша с мисс Мардж идея с маячками через всякие ценные побрякушки нам понравилась.
  
  Капитан Финчли добавил:
  - Собственно мы только что явились. И кажется успели вовремя.
  Нас прервал Герти.
  - Всем внимание! Мы приближаемся.
  Помнишь, родная, я писал тебе об огромной звезде с огненным вихрем? Мы практически достигли её. Капитан Финчли и папаша встали рядом.
  Финчли пробурчал:
  - Не дрейфь, сынок. Прорвёмся!
  А Герти скомандовал: "Давай, брат! Самый полный вперёд!"
  Санни кивнул и ринулся прямо в центр вихревого потока.
  
  Письмо десятое
  
  Юная миссис Кингсли стояла на капитанском мостике рядом с мужем. Легкий бриз растрепал её волосы. Но Мардж была слишком встревожена, чтобы обращать на это внимание.
  - Джон, что там? Есть какие-то новости?
  - Да. Папаша Рони пишет, что они у цели. Грядёт битва.
  - Я никогда так не боялась.
  - Я тоже. Поэтому мы летим туда, Мардж. Пора заканчивать эту историю.
  "Ползучий Фламандец" бесшумно поднялся ввысь и направился туда, где их совсем не ждали, но где они были так нужны.
  
  "Дорогая Мардж!
  
  Подлетев к звезде Смерти, Санни неожиданно крутанул своё фирменное сальто и сбросил нас прямо в огненный поток, который подхватил и увлёк в самое сердце ада. От нестерпимого жара я превратился в одну сплошную боль. В мозгу пульсирует только: выжить любой ценой. "
  
  "Ползучий Фламандец" тем временем неспешно рассекал просторы галактики. Неспешно с точки зрения юной женщины, застывшей в тревоге на корме.
  - О, Джон, почему так медленно?
  - Это же почтовый корабль, дорогая. Почта никогда не спешит и всегда опаздывает, - он лукаво улыбнулся, - а может и наоборот.
  - Как? Разве это не пиратский бриг?
  - Всё в прошлом, родная. Одна юная мисс убедила меня, что мирный труд...
  - Не морочь мне голову! У тебя "Весёлый Роджер" на мачте.
  - Ах, это... Это мы забыли провести ребрендинг, дорогая. Всё как-то некогда. Но если тебя это беспокоит, то пожалуйста.
  
  Налетевший порыв ветра развернул флаг, и Мардж с изумлением увидела вместо черепа белоснежную черепаху. В ту же секунду она бросилась мужу на шею:
  - Джон, ты молодец! Тортуга! Нам нужна тортуга. Тогда мы в два счёта доберёмся до них. Как хорошо ты всё придумал.
  - Нам нужна тортуга? Я хорошо придумал? Любовь моя, а я не придумал где мы её возьмём?
  Мардж наморщила лоб.
  - Ещё нет. Но дай мне пару минут, и ты придумаешь. Или я не Мардж Кингсли!
  
  Письмо одиннадцатое
  
  "Дорогая Мардж!
  
  Я нахожусь в огненном подземелье. Каменный пол, стены и своды - всё пронизано огненными жилками. Боль не отпускает. Мои спутники незримо со мной. Папаша Рони успел прошептать только, что-то про обретение свободы, а Финчли посоветовал "держать удар". Герти же просто подмигнул и невидимкой скользнул ко мне в карман.
  
  Мардж! Он идёт. Я не могу больше писать. Люб..."
  
  Огненный демон приближался. Каждый шаг отдавался пульсирующей болью.
  - Добро пожаловать в персональный ад.
  Монстр щёлкнул бичом, и я оказался в темной клетушке. В углу на куче тряпья сидел отец. Бесплотный, измождённый, в истлевшей одежде - он не обратил на меня никакого внимания. Взгляд сфокусирован в одну точку, тонкие губы что-то беззвучно шепчут.
  
  Наш Враг обратился ко мне:
  - Полагаю ты пришел за возмездием? Да будет так. Джеймс Гогенло! - старик вздрогнул. - Твой сын здесь.
  Старик посмотрел на меня и отшатнулся.
  Демон захохотал.
  - Хорошо, значит ты всё помнишь, и мы управимся быстро. Итак, ты обвиняешься в заточении своей дочери Мардж Гогенло в аббатстве Бакленд на том смехотворном основании, что она отказывалась выходить замуж по твоей воле. Ты обвиняешься в том, что заставил своего сына взять на себя обязательство принудить сестру к замужеству и обеспечить её состоянием. Ты обвиняешься в том, что в погоне за богатством для исполнения клятвы вынудил сына рисковать жизнью и гибель его на твоей совести. Ты виноват, что, будучи связанным клятвой, он застрял на земле до её исполнения. Ты виноват в том, что в пьяном угаре после известия о смерти сына, устроил пожар, в котором погибла твоя дочь Мардж. Ты виноват, что, будучи связана клятвой она осталась в твоём доме призраком. Ты виноват, что слуги твои, заточившие Мардж, по сути, стали твоими соучастниками в убийстве.
  
  Каждое слово возрождало во мне горькие воспоминания. Я смотрел на старика, вжавшегося в решётку клетки, и чувствовал, как во мне просыпается гнев. И в эту секунду услышал шёпот папаши Рони:
  - Не поддавайся, сынок. Это ловушка. Какой мерой судишь, такой и тебя судить будут.
  
  То ли это подействовало на меня отрезвляюще, то ли ещё что, но гнев мой стал уходить. А на его место пришла жалость.
  - Итак, какого возмездия ты ждёшь? - прогремел голос и меня опять скрутила боль и ярость.
  С трудом превозмогая боль прошептал в ответ.
  - Я не жду возмездия.
  - Что же ты хочешь от меня?
  - Ничего не хочу. Но прошу у Бога милосердия для отца. И я и Мардж давно простили.
  Свирепый вопль потряс подземелье. Щёлкнул бич, и я упал как подкошенный.
  - Не сметь упоминать Его!
  
  Папаша опять прошептал на ухо: - Смотрите какие мы нежные! Упоминаний имени Его боимся. Тут я услышал тихий басок Финчли: - И что делать будем, папаша? - Пригляди за малышом Френсисом, а я посмотрю для нашего приятеля что-то особенное. И мы споём это хором. Может Херувимскую? Герти, ты здесь? Герти не отвечал. Вместо него я опять услышал капитана. - Герти пошёл встречать гостей. Наша задача сейчас держать удар и не сдаваться. А я снова почувствовал удар бича, но теперь меня подбросило вверх. Я приземлился на ноги о снова оказался лицом к лицу со своим мучителем. - Итак, какого наказания ты хочешь? Я прошептал: - Только милосердия. И я, и сестра. - Ну сестру твою мы спросить не можем, а значит всё остаётся как есть. Но тут я услышал, нет... Не может быть! Рядом стояла моя сестра. Слева от неё Джон Кингсли. Я никогда не видел свою любимую голубку такой сердитой. Она смотрела прямо в лицо хозяину звезды Смерти, и казалось это страшное соседство совсем не волновало её. Джон держал сестру за руку и шептал ей что-то успокаивающее. Наконец, она взяла себя в руки. - Я свидетельствую каждое слово брата. - Не выйдет. Тебя здесь не было. - Ты ждёшь наказания, а он сказал, что мы простили отца и просим Бога о милосердии и прощении. Я что-то сказала не так, Френсис? - сестра впервые обратилась ко мне. - Так, но... - Значит, я права. - Тебя здесь вообще не должно быть. Согласно моим сведениям тебя заперли. - Я вышла замуж. По любви. Клятвы исполнены. Все свободны. - Он клялся обеспечить твоё приданое. Разве нет? И все его сундуки разметало при взрыве. Тут вмешался Джон Кингсли. - Приданое получено. На полу оказался сундук. И я узнал тот самый, в который мы для Мардж складывали свои побрякушки. Но удивительное дело: сейчас он был набит доверху самым разным барахлом - монетами, бусинами, какими-то перьями и прочим мусором. Это не могло быть приданым. Маячки? Посмотрел на Мардж. Но она лишь пожала плечами и лукаво улыбнулась. Из угла клетки послышалось надсадный хрип. Наш отец смотрел на нас. Я впервые осознал, насколько он стар: весь изборожденный морщинами, красные слезящиеся глаза, трясущиеся руки и голова. Он протянул к нам руки и прошептал всего одно лишь слово: "Прости!". В тот же миг нашу тюрьму озарила вспышка света, и отец исчез. Это вызвало очередной вспышку гнева. - Вы лишили меня пленника! Ну так вы останетесь здесь сами. В эту самую минуту я попал в самый настоящий огненный поток. Перед моими глазами проходили все мои вроде бы безобидные шалости. Которые как сейчас я видел, имели немало неприятных последствий для других. Что в этот момент было с сестрой и другими я не видел. Весь мой мир сфокусировался в одной болевой точке. Но вдруг стало легче. И почему-то мне показалось, что кругом много народа. Я открыл глаза. Рядом действительно было полно людей: сестра с Джоном, Финчли, Герти и папаша Рони, команда "Плавучего Фламандца", мои друзья, сослуживцы из полка и даже те, про кого я и думать давно забыл. Была даже служанка, сына которой я когда-то отправил учиться. Я повернулся к сестре. Она пожала плечами. - Больше народу - веселее. Когда-то тебе нравились шумные вечеринки. И вдруг под страшными сводами я услышал писклявый голос папаши Рони. С каждым словом он набирал силу и мощь, а потом усилился многократно, т.к. каждый кто счёл своим долгом и правом прийти мне на помощь присоединился к нему. - Да воскреснет Бог, и расточатся врази Его, и да бежат от лица Его ненавидящии Его. Яко исчезает дым, да исчезнут; яко тает воск от лица огня, тако да погибнут беси от лица любящих... Демон выставил против нас всю свою мощь. Огненные реки стали заполнять подземелье. Но Финчли крикнул: - Держать строй! Не поддавайтесь. И мы не дрогнули. Значит ли это что не было страшно? Было. Еще как. Слова, которые мы повторяли многократно резонировали с каменными сводами. Сверху стали сыпаться камни. Огненный бич бил направо и налево, но что он мог сделать нам? Мы уповали на помощь того, кто намного сильнее. На чьей стороне истина. На того - кто сам Любовь, Свет и Жизнь. Огромный взрыв потряс звезду Смерти и всё было кончено. Мы были свободны. Теперь уже по-настоящему свободны. Хорошо, что Санни не забыл своего Дедди, и на гигантских тортугах мы отправились по великому космическому океану навстречу новой жизни.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Болдырева "Крадуш. Чужие души" М.Николаев "Вторжение на Землю"

Как попасть в этoт список

Кожевенное мастерство | Сайт "Художники" | Доска об'явлений "Книги"