Велигжанин Андрей Витальевич: другие произведения.

О Памятниках.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:

  Знаете, сколько в литературе "Памятников" ?
  
  Ну, Пушкина-то вы знаете:
  Я памятник себе воздвиг нерукотворный,
  К нему не заростёт народная тропа...
  
  Это - переложение 30 оды Горация из третьей части од. А знаете, сколько всего переложений? Много. Очень много.
  
  Волнует поэтов эта тема. Что от них останется, когда ничего от них не останется. И маститые, и едва ли не графоманы (к каковым относят Хвостова). На разные вариации. И асклепиадиевым стихом, и чуть ли не прозой. И воздвигают и возвдвигают. Вновь, вновь и вновь.
  
  Началось с М.В. Ломоносова:
  
  Я знак бессмертия себе воздвигнул
  Превыше пирамид и крепче меди,
  Что бурный Аквилон сотреть не может,
  Ни множество веков, ни едка древность.
  
  Не вовсе я умру; но смерть оставит
  Велику часть мою, как жизнь скончаю.
  Я буду возрастать повсюду славой,
  Пока великий Рим владеет светом.
  Где быстрыми шумит струями Авфид,
  
  Где Давнус царствовал в простом народе;
  Отечество мое молчать не будет,
  Что мне беззнатной род препятством не был,
  Чтоб внесть в Италию стихи Эольски,
  И первому звенеть Алцейской лирой.
  
  Взгордися праведной заслугой, Муза,
  И увенчай главу Дельфийским лавром!
  1747.
  
  Потом был Г.Р. Державин:
  
  Я памятник себе воздвиг чудесный, вечный,
  Металлов тверже он и выше пирамид;
  Ни вихрь его, ни гром не сломит быстротечный,
  И времени полет его не сокрушит.
  
  Так! - весь я не умру, но часть меня большая,
  От тлена убежав, по смерти станет жить,
  И слава возрастет моя, не увядая,
  Доколь славянов род вселенна будет чтить.
  
  Слух пройдет обо мне от Белых вод до Черных,
  Где Волга, Дон, Нева, с Рифея льет Урал;
  Всяк будет помнить то в народах неисчетных,
  Как из безвестности я тем известен стал,
  
  Что первый я дерзнул в забавном русском слоге
  О добродетелях Фелицы возгласить,
  В сердечной простоте беседовать о боге
  И истину царям с улыбкой говорить.
  
  О муза! возгордись заслугой справедливой,
  И презрит кто тебя, сама тех презирай;
  Непринужденною рукой неторопливой
  Чело твое зарей бессмертия венчай.
  1795
  
  В.В. Капнист:
  
  Я памятник себе воздвигнул долговечной;
  Превыше пирамид и крепче меди он.
  Ни едкие дожди, ни бурный Аквилон,
  Ни цепь несметных лет, ни время быстротечно -
  
  Не сокрушат его. - Не весь умру я; нет: -
  Большая часть меня от строгих Парк уйдет;
  В потомстве возрасту я славой справедливой:
  И в гордый Капитол с Весталкой молчаливой,
  Доколе будет жрец торжественно всходить,
  
  Не перестанет всем молва о мне твердить,
  Что тамо, где Авфид стремит ревущи воды,
  И в дебрях где простым народом Давн владел,
  Я первый, вознесясь от низкия породы,
  В латинские стихи эольску меру ввел.
  
  Гордись блистательным отличьем, Мельпомена!
  Гордись; права тебе достоинство дало.
  Из лавра Дельфского, в честь Фебу посвященна,
  Венок бессмертный свив, укрась мое чело.
  1805
  
  А.Х. Востоков:
  
  Крепче меди себе создал я памятник;
  Взял над царскими верх он пирамидами,
  Дождь не смоет его, вихрем не сломится,
  Цельный выдержит он годы бесчисленны,
  
  Не почует следов быстрого времени.
  Так, я весь не умру - большая часть меня
  Избежит похорон: между потомками
  Буду славой расти, ввек обновляяся,
  Зрят безмолвный пока ход в Капитолию
  
  Дев-Весталей, вослед первосвященнику.
  Там, где Авфид крутит волны шумящие,
  В весях, скудных водой, Давнус где царствовал,
  Будет слышно, что я, рода беззнатного
  Отрасль, первый дерзнул в римском диалекте
  
  Эолийской сложить меры поэзию.
  Сим гордиться позволь мне по достоинству,
  Муза! сим увенчай лавром главу мою.
  1806
  
  К.Н. Батюшков:
  Я памятник воздвиг огромный и чудесный,
  Прославя вас в стихах: не знает смерти он!
  Как образ милый ваш и добрый и прелестный
  (И в том порукою наш друг Наполеон)
  
  Не знаю смерти я. И все мои творенья,
  От тлена убежав, в печати будут жить:
  Не Аполлон, но я кую сей цепи звенья,
  В которую могу вселенну заключить.
  
  Так первый я дерзнул в забавном русском слоге
  О добродетели Елизы говорить,
  В сердечной простоте беседовать о боге
  И истину царям громами возгласить.
  
  Царицы царствуйте, и ты, императрица!
  Не царствуйте цари: я сам на Пинде царь!
  Венера мне сестра, и ты моя сестрица,
  А кесарь мой - святой косарь.
  1826
  
  Д.И. Хвостов:
  Восьмидесяти лет старик простосердечный,
  Я памятник себе воздвигнул прочный, вечный:
  Мой памятник, друзья, мой памятник альбом;
  Пишите, милые, и сердцем и умом,
  Пишите взапуски, пишите, что угодно;
  Пускай перо и кисть играют здесь свободно,
  Рисует нежность чувств стыдлива красота,
  Промолвит дружбы в нем невинной простота;
  Я не прошу похвал, я жду любви совета:
  Хвостова помните, забудьте вы поэта.
  1826
  
  Вот потом уже был А.С. Пушкин:
  Exegi monumentum
  Я памятник себе воздвиг нерукотворный,
  К нему не зарастет народная тропа,
  Вознесся выше он главою непокорной
  Александрийского столпа.
  
  Нет, весь я не умру - душа в заветной лире
  Мой прах переживет и тленья убежит -
  И славен буду я, доколь в подлунном мире
  Жив будет хоть один пиит.
  
  Слух обо мне пройдет по всей Руси великой,
  И назовет меня всяк сущий в ней язык,
  И гордый внук славян, и финн, и ныне дикой
  Тунгус, и друг степей калмык.
  
  И долго буду тем любезен я народу,
  Что чувства добрые я лирой пробуждал,
  Что в мой жестокий век восславил я Свободу
  И милость к падшим призывал.
  
  Веленью божию, о муза, будь послушна,
  Обиды не страшась, не требуя венца,
  Хвалу и клевету приемли равнодушно
  И не оспоривай глупца.
  1836
  
  Но и после Пушкина поэты продолжали и продолжали.
  
  А.А. Фет:
  Воздвиг я памятник вечнее меди прочной
  И зданий царственных превыше пирамид;
  Его ни едкий дождь, ни Аквилон полночный,
  Ни ряд бесчисленных годов не истребит.
  
  Нет, весь я не умру, и жизни лучшей долей
  Избегну похорон, и славный мой венец
  Все будет зеленеть, доколе в Капитолий
  С безмолвной девою верховный ходит жрец.
  
  И скажут, что рожден, где Ауфид говорливый
  Стремительно бежит, где средь безводных стран
  С престола Давн судил народ трудолюбивый,
  Что из ничтожества был славой я избран
  
  За то, что первый я на голос эолийский
  Свел песнь Италии. О, Мельпомена, свей
  Заслуге гордой в честь сама венец дельфийский
  И лавром увенчай руно моих кудрей
  1854
  
  Б.В. Никольский:
  Долговечней воздвиг меди я памятник
  И громад пирамид царственных выспренней.
  Едкий дождь, Аквилон ярый, бесчисленный
  Ряд годов и полет вечного времени,
  
  Всем не в мочь сокрушить, всем вам мой памятник.
  Нет, не весь я умру: дань Либитине я
  Частью только своей. Цвесть мне и в правнуках
  Свежей славой, доколь в храм Капитолия
  Будет жрец восходить с девой безмолвною.
  
  Скажут: там, где ревет Ауфид неистовый,
  Там, где, беден водой, Давн повелителем
  Был из сельских племен крайнего племени, -
  Первый там я в лады ввел италийские
  Песнь Эолии. Льстись гордостью, гордостью
  
  Муза, мздою введут, и благосклонно мне
  Свей на кудри в венец лавры дельфийские.
  1899
  
  
  П.Ф. Порфиров:
  Кончен памятник мой, - медных статуй прочней,
  Пирамид величавее царственных он.
  Ни снедающий ливень, ни сам аквилон
  Не разрушит его в тщетной злобе своей,
  Ни несчетные годы в стремленье веков.
  Нет, не весь я умру, частью лучшею я
  Избегу смертной тьмы: будет слава моя
  Цвесть, доколе восходит владыка жрецов
  В Капитолий и дева безмолвная с ним.
  Низкий родом из мест, где гремит в берегах
  Ауфид яростный, где, - в маловодных краях -
  Правил Давн земледельцев народом простым,
  Буду славим, что первый латинским стихом
  Песнь Эолии пел. О, заслугой своей,
  Мельпомена, гордись и мне кудри увей
  Благосклонно дельфийским лавровым венком.
  1902
  
  У В.Я.Брюсова аж три "Памятника":
  Sume superbiam...
  Horatius
  (Преисполнись гордости... - Гораций (лат.))
  
  Мой памятник стоит, из строф созвучных сложен.
  Кричите, буйствуйте, - его вам не свалить!
  Распад певучих слов в грядущем невозможен, -
  Я есмь и вечно должен быть.
  
  И станов всех бойцы, и люди разных вкусов,
  В каморке бедняка, и во дворце царя,
  Ликуя, назовут меня - Валерий Брюсов,
  О друге с дружбой говоря.
  
  В сады Украины, в шум и яркий сон столицы,
  К преддверьям Индии, на берег Иртыша, -
  Повсюду долетят горящие страницы,
  В которых спит моя душа.
  
  За многих думал я, за всех знал муки страсти,
  Но станет ясно всем, что эта песнь - о них,
  И, у далеких грез в неодолимой власти,
  Прославят гордо каждый стих.
  
  И в новых звуках зов проникнет за пределы
  Печальной родины, и немец, и француз
  Покорно повторят мой стих осиротелый,
  Подарок благосклонных Муз.
  
  Что слава наших дней? - случайная забава!
  Что клевета друзей? - презрение хулам!
  Венчай мое чело, иных столетий Слава,
  Вводя меня в всемирный храм.
  1912
  
  Памятник я воздвиг меди нетленнее;
  Царственных пирамид выше строения,
  Что ни едкость дождя, ни Аквилон пустой
  Не разрушат вовек и ни бесчисленных
  
  Ряд идущих годов, или бег времени.
  Нет, не весь я умру; большая часть меня
  Либитины уйдет, и я посмертною
  Славою снова взрасту, сколь в Капитолии
  Жрец верховный идет с девой безмолвною.
  
  Буду назван, где мчит Ауфид неистовый
  И где бедный водой Давн над пастушеским
  Племенем был царем: из ничего могущ
  Первый я преклонил песни эольские
  К италийским ладам. Гордость заслуженно,
  
  Мельпомена, прими и мне дельфийскими
  Благостно увенчай голову лаврами.
  1913
  
  Вековечней воздвиг меди я памятник,
  Выше он пирамид царских строения,
  Ни снедающий дождь, как и бессильный ветр,
  Не разрушат его ввек, ни бесчисленных
  
  Ряд идущих годов, или бег времени.
  Нет, не весь я умру, большая часть меня
  Либитины уйдет; славой посмертною
  Возрастать мне, пока по Капитолию
  Жрец верховный ведет деву безмолвную.
  
  Буду назван, где мчит Авфид неистовый
  И где бедный водой Давн был над сельскими
  Племенами царем, из ничего могущ,
  Первым я перевел песни Эолии
  На италийский лад. Гордость заслуженно
  
  Утверди и мою голову дельфийским
  Благосклонно венчай лавром, Мельпомена.
  1918 г.
  
  Был и сын путешественника А.П. Семенов-Тян-Шанский:
  Создан памятник мной. Он вековечнее
  Меди, и пирамид выше он царственных.
  Не разрушит его дождь разъедающий,
  Ни жестокий Борей, ни бесконечная
  
  Цепь грядущих годов, в даль убегающих.
  Нет, не весь я умру! Лучшая часть моя
  Избежит похорон: буду я славиться
  До тех пор, пока жрец с девой безмолвною
  
  Всходит по ступеням в храм Капитолия.
  Будет ведомо всем, что возвеличился
  Сын страны, где шумит Ауфид стремительный,
  Где безводный удел Давна - Апулия,
  Эолийский напев в песнь италийскую
  
  Перелив. Возгордись этою памятной
  Ты заслугой моей и, благосклонная
  Мельпомена, увей лавром чело мое!
  1916.
  
  А вот С.А. Есенин пошутил:
  Я памятник себе воздвиг из пробок,
  Из пробок вылаканных вин!..
  1920.
  
  В.Ф. Ходасевич:
  Павлович! С посошком, бродячею каликой
  Пройди от финских скал вплоть до донских станиц,
  Читай мои стихи по всей Руси великой, -
  
  И столько мне пришлют яиц,
  Что если гору их на площади Урицкой
  Поможет мне сложить поклонников толпа -
  То, выглянув в окно, уж не найдет Белицкий
  Александрийского столпа.
  1921.
  
  Н.И. Шатерников:
  Создал памятник я, меди нетленнее,
  Пирамидных высот, царственных, выше он.
  Едкий дождь или ветр, яростно рвущийся,
  Ввек не сломит его, или бесчисленный
  
  Ряд кругов годовых, или бег времени.
  Нет! не весь я умру, - часть меня лучшая
  Избежит похорон; славою вечною
  Буду я возрастать, в храм Капитолия
  Жрец восходит пока с девой безмолвною.
  
  Речь пойдет обо мне, где низвергается
  Ауфид ярый, где Давн людом пастушеским
  Правил, бедный водой, - мощный из низкого,
  Первый я преложил песню Эолии
  В италийских ладах. Гордость заслуженно,
  
  Мельпомена, яви, - мне ж, благосклонная,
  Кудри лавром обвей, ветвью дельфийскою.
  1923.
  
  Опять В.Ф. Ходасевич:
  Во мне конец, во мне начало.
  Мной совершённое так мало!
  Но всё ж я прочное звено:
  Мне это счастие дано.
  
  В России новой, но великой,
  Поставят идол мой двуликий
  На перекрестке двух дорог,
  Где время, ветер и песок...
  
  28 января 1928, Париж
  
  И.А. Бродский:
  Я памятник воздвиг себе иной!
  К постыдному столетию - спиной.
  К любви своей потерянной - лицом.
  И грудь - велосипедным колесом.
  А ягодицы - к морю полуправд.
  Какой ни окружай меня ландшафт,
  чего бы ни пришлось мне извинять,-
  я облик свой не стану изменять.
  Мне высота и поза та мила.
  Меня туда усталось вознесла.
  
  Ты, Муза, не вини меня за то.
  Рассудок мой теперь, как решето,
  а не богами налитый сосуд.
  Пускай меня низвергнут и снесут,
  пускай в самоуправстве обвинят,
  пускай меня разрушат, расчленят,-
  
  в стране большой, на радость детворе
  из гипсового бюста во дворе
  сквозь белые незрячие глаза
  струей воды ударю в небеса.
  1962.
  
  И, видимо, это не всё.
  
  Q. Horatii Flacci Carmina III XXX Переводы
  Антология
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"