Великий Владимир: другие произведения.

Исповедь изгоя

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Жизнь главного героя романа "Исповедь изгоя" молодого историка Егора Чурсина, как и всех остальных героев, тесно связана с реальной действительностью. Выходец из простой крестьянской семьи после окончания университета строит поистине грандиозные планы по реализации своих творческих способностей в огромной стране под названием СССР. Проходят годы, и герой убеждается в наивности своих мечтаний. Обществу чужды честные и талантливые люди. "Склочник" попадает под партийный пресс. Он теряет не только свою работу, но и погибает его любимая женщина... Сей труд посвящаю светлой памяти Елизаветы Андреевны Яшиной - моей бабушки.

   Владимир Великий
  
   Исповедь изгоя
  
  Глава первая.
  У подножья к успеху
  
  Душа Егора Чурсина, идущего по родному городу, ликовала. Для неописуемой радости были причины, да еще какие! Сын рубщика мяса на колхозном рынке и сын уборщицы, работающей в продуктовом магазине, закончил университет и стал историком. Закончил он его с отличием, сам выбирал себе место на огромной карте Советского Союза. В сентябре ему предстояло работать в самом престижном вузе областного центра - кооперативном институте. Все пять лет учебы Егорка по-настоящему "пахал", себя нисколько никогда и нигде не жалел. Всему и всем отдавался до конца. История КПСС, как предмет и как наука, для выходца из простой крестьянской семьи всегда была на первом плане. С коммунистами и с коммунизмом он связывал очень большие планы, свои потаенные мечты. Он сам себе выбирал дорогу в жизни. О том, что хочет стать Генеральным секретарем ЦК партии, пусть даже первым секретарем областного комитета партии, он никому не говорил. Не делился об этом и со своими родителями. К их советам он не прислушивался. И все это он делал сознательно. Даже потому, что они были малограмотными людьми и мало что "петришили" в этой жизни. Николай Иванович, его отец, едва-едва закончил восьмилетку, затем курсы шоферов. Потом была армия, служил в Казахстане. Солдат возил начальника полигона. Вернулся опять в свой родной город Марьино.
  Вскоре стал крутить баранку на старенькой полуторке, развозил продукты питания с районного склада по сельским магазинам. Только через пять лет по-настоящему влюбился в девушку Надю, работающую в продуктовом магазине уборщицей. Он давненько заприметил стройную девушку, которая при встрече с ним почему-то отворачивала свое лицо в сторону. Боялась, наверное, высокого и костлявого парня. А, может быть, наоборот, стеснялась его. Чурсин, чем чаще приезжал в этот магазин, тем больше убеждался, что влюбился в эту девушку. Молодые люди поженились.
  Через три года у них появился сын, нарекли его Егором. Почему они назвали его так, они и сами по-настоящему не знали. Вполне возможно, первенца нарекли в честь Егора Александровича Нестерова, который ворочал всей торговлей в районном центре. Чурсиным всегда нравился этот мужчина, который по возрасту годился им в отцы. Он был высокого роста и довольно симпатичный. К тому же, он был очень суровый к своим подчиненным, все его боялись. О жестких нравах торгаша ходили целые легенды. Родители почти ничего об этом человеке своему сыну не говорили. Однако о том, что он помог сделать им "карьеру", не выдержали и сказали.
   За все пять лет обучения в университете Егор Чурсин с родителями очень мало виделся. Приезжал домой только на революционные праздники. В воскресные дни он домой почти никогда не ездил, хотя до Марьино на поезде было рукой подать. Если и приезжал, то очень и очень редко. Не до этого было, он настойчиво учился. В воскресные дни иногда просиживал в областной библиотеке с утра до позднего вечера. Конспектировал работы классиков марксизма-ленинизма, документы партийных съездов, писал рефераты. Не брезговал и дополнительной литературой. Одним словом, к каждому занятию готовился очень основательно. Своими знаниями, особенно по истории Коммунистической партии Советского Союза, он нередко удивлял седых и лысых профессоров. Мужи исторической науки частенько ставили его в пример другим студентам. В том, что он за два года до окончания своей учебы стал членом партии, была львиная заслуга и маститых ученых. Заметны были старания студента Чурсина и в общественно-политической работе. Он был старостой группы. Ни одно комсомольское собрание, а позже и партийное собрание факультета или университета, не проходило без его выступлений. Декан факультета, да и ректор вуза любили талантливого студента, приглашали его на всевозможные студенческие и городские мероприятия. Все пять лет фотография Егора Чурсина висела на Доске почета вуза.
  Перед самым выпуском он стал задумываться о своем жизненном выборе. Предложения для него были, даже очень заманчивые. Выпускник частенько покидал аудиторию или библиотеку, выходил подышать свежим воздухом. На улице лучше думалось. После сдачи государственных экзаменов, к удивлению своих сокурсников и преподавателей, он решил сначала поработать простым ассистентом в кооперативном институте города Помурино. Не ахти большой город ему очень нравился, да и от родного Марьино совсем недалеко. Карабкаться выше по лестнице общественной работы в своем родном университете ему не хотелось. Перспектив хороших он не видел. Учиться в аспирантуре он также не пожелал. Таких, как он, в солидном заведении было очень много.
  Желание поехать к себе на родину укрепилось еще и по другой причине. Буквально за полгода до его выпуска с треском изгнали из университета декана исторического факультета Анатолия Михайловича Косенко, который часто нахваливал талантливого студента. Профессор прочил ему большое будущее в исторической науке. Не исключал он применение творческих способностей своего подопечного и на поприще партийной работы. Студент иной раз от похвалы лысого старика становился пунцовым, даже красным, как рак. Но увы, светило неожиданно для всех погорел. Притом далеко от столбовой дороги исторической науки. Умнейший старичок погорел на смазливой студентке, с которой однажды посидел в ресторане и прошелся с нею под ручку по городскому парку. На следующий день уважаемого члена многочисленных общественно-политических обществ и организаций вызвали в райком партии.
  Ответ за содеянное он держал перед первым секретарем. Профессор не стал отнекиваться и вилять хвостом. Сказал честно и откровенно, что такой факт в его жизни был. Половую близость со студенткой начисто отметал. Его попросили написать объяснительную записку. Здесь ученый не выдержал и смачно матюгнулся. Затем с презрением взглянул на партийного начальника и быстро вышел из кабинета, сильно хлопнув дверью. На следующий день декана в институте не было, не появился он и через неделю. Только через месяц Егор Чурсин узнал, и то совершенно случайно, что Косенко вызывали в горком партии. После недолгих разборок ему объявили выговор по партийной линии и перевели в строительный институт, в соседнюю область. Направили с понижением, на должность заведующего кафедрой истории КПСС.
  Происшедшее с маститым ученым вынудило Егора Чурсина основательно поразмышлять. Он уже нисколько не сомневался, что "ушли" профессора может отрицательно сказаться на его будущей учебе в аспирантуре. И еще очень важное обстоятельство, которое учитывал при своем распределении молодой специалист. В Помурино находилось всего два высших учебных заведения - кооперативный институт и высшее военное училище связи. Связисты находились на окраине города, кооператоры - в самом его центре, в двух шагах от железнодорожного вокзала.
  Чурсины с большим нетерпением ожидали приезда своего единственного сына, которого они сильно благоволили, особенно в последнее время. Их радовало, что Гошка сам добился своей цели. Они мало что понимали в исторической науке, да и не только в ней. Топор и швабра не требовали больших извилин в голове. Николай без всяких проблем рубил туши разных животных на колхозном рынке. Рынок был небольшой, около двадцати торговых столов. Ни один торговец мясом не имел права сам рубить или привозить разрубленное мясо. Просто-напросто было не положено. Не положено и все. Об этом черным по белому было написано в инструкции. Главный мясник рынка каждый день ходил и внимательно бдил наличие небольших фанерных щитков, где прописывались правила торговли. В случае отсутствия оных он сразу же устремлялся в свою каморку, где на небольшом столике лежала целая стопа фанерных щитков. Через пару минут он с очень большим усердием прибивал к стенке полуразвалившегося здания исчезнувший "документ". Для прочности и сохранности щитка выбирал гвозди подлиннее. Всевозможные службы, контролирующие и обеспечивающие работу колхозного рынка, также были на стороне главного мясника. В иные дни возле его каморки стояла длинная очередь. Колхозники с умилением смотрели на долговязого и заросшего мужчину.
  Рубщик мяса порядка в очереди, как такового, не соблюдал. У него были свои принципы и выкрутасы. Одно он знал четко: кто настойчиво просит его и с умилением смотрит ему в глаза, к тому надо идти в первую очередь. В своих предположениях, как правило, он не ошибался. Счастливчик из очереди с улыбкой до ушей впрягался в специальную упряжь и тянул за собой небольшую тележку, на которой стоял очень толстый чурбан. Спецзаказ Чурсину привезли из тайги. Чурбан был почти метровой высоты и отменного качества, за всю бытность ни разу не треснул. При появлении тележки с огромным чурбаном, люди, стоящие за прилавками, с облегчением вздыхали. Через некоторое время их лица озарялись подобострастной улыбкой. Между прилавками неспеша и очень важно дефилировал долговязый мужчина, на плече которого лежал увесистый топор. Рубщик мяса сначала вальяжно садился на чурбан и устремлял свой взгляд на мясные туши хозяина. Затем неспеша вытаскивал пачку сигарет и с наслаждением затягивался. Хозяин мяса и его соседи курить долговязому не мешали. Они знали, что сейчас он думает, думает основательно. Сомнений ни у кого не было. Каждый прекрасно понимал, что хорошо разрубленное мясо куда скорее найдет покупателя. После непродолжительной паузы рубщик нехотя вставал, затем давал команды по правильной укладке мяса на чурбан. Все его указания беспрекословно выполнялись. Никто ему и не перечил. Перечить было очень рискованно и даже опасно.
  Однажды Чурсину попался страшно сварливый крестьянин, который попытался его учить уму-разуму. Торговец был очень мощного телосложения. Долговязый против него выглядел маленькой козявкой. Однако это ему не мешало делать свое дело. Первую говяжью ляжку Чурсин разрубил по-честному и добросовестно. Разруб почему-то не понравился приезжему верзиле. Он стал махать руками и смачно материться. Николай молчал, лишь кривил рот. Затем несколько раз рубанул по второй ляжке и положил топор на плечо. Из разрубленных кусков он выбрал кусок побольше и сунул его в свою кожаную сумку. Верзила с недоумением посмотрел на него и заскрипел зубами. Лишь после того, как Чурсин отошел от прилавка и направился в сторону своей каморки, он разразился отборным матом...
  Мать через окно первая увидела своего сына, который быстро приближался к родительскому дому. Она, словно молодая козочка, выбежала во двор и открыла калитку больших, добротных ворот. Егор, увидев мать, поспешил ей навстречу и через несколько мгновений они обнялись. Мать от радости плакала и приговаривала:
   - Слава Богу! Мой сынуля, мой Егорушка появился... Слава Богу, слава Богу...
   Сын на причитания матери ничего в ответ не говорил. Он только сильнее прижимал ее к своей груди и немного всхлипывал. Вскоре мать и сын вошли в ограду, в центре которой стоял хозяин дома. Чурсин старший одной рукой приветствовал сына, другой рукой хлопал его по плечу. Мужчины ничего друг другу не говорили, они смотрели друг другу в глаза и смеялись.
  Вечером небольшое семейство Чурсиных собралось за праздничным столом. Кушаний и всевозможных угощений на столе было изобилие. Отец ради единственного сына постарался вовсю. Он еще за месяц проинформировал своих торговых корешей о приезде своего очень умного историка. Друзья не оставили его в беде. Родители с нескрываемой радостью смотрели на свое чадо, которое с наслаждением вкладывало в рот небольшие кусочки копченого мяса и одновременно потягивало импортное пиво. Чурсин младший нисколько не сомневался, что такие блюда и закуски навряд ли сыщутся в большинстве домов небольшого города. Исключением могли лишь быть партийные работники и директор ремонтного завода...
  Серьезный разговор, как таковой, сначала у сидящих за столом не получился. Это ни у кого особого беспокойства не вызывало. Больше всех тараторила мать Егорки, что вполне устраивало обоих мужчин. Надежда изложила сыну все новости, которыми жило Марьино. Иногда она задавала вопросы и сыну, уже успевшему отведать почти все кушанья. Отпрыск, отправив в свой рот тот или иной деликатес, или выпив ту или иную жидкость, с улыбкой обращал свой взор на родителей. Затем руками гладил свой живот и тихо приговаривал:
   - Папушка и матушка, матушка и папушка! Наконец-то тощий живот советского студента поймал прекрасный кусочек и глоточек вкуснятинки... Слава мои предкам...
  От его слов родители весело смеялись и цокали языками. Потом по очереди хлопали по вздутому животу сына.
   Серьезный разговор между отцом и сыном состоялся поздно вечером. Мужчины вышли из дома и сели в кресла вокруг стола, который стоял почти в центре большого палисадника. Свежий воздух благотворно действовал на выпивших людей. Егор с радостью опустился в кресло, затем вытянулся и поднял глаза к небу. Оно было покрыто множеством звезд. От звездной красоты и небесной идиллии он постепенно перекинулся на землю. И на этой земле, где он родился и вырос, сейчас также было очень тихо и спокойно. Лишь изредка кое-где слышалось тявканье собак и негромкие голоса людей. На какое-то время он отвлекся от природной красоты и от земной жизни, закрыл глаза. Стал жадно вдыхать свежий воздух. Он был на самом верху блаженства. Его мозг и его тело отдыхали от очень напряженного умственного труда, который он вложил, чтобы получить высшее образование. Ему еще не верилось, что завтра он не будет зубрить всевозможные цитаты из трудов классиков марксизма-ленинизма, не будет сидеть с красным карандашом и подчеркивать умные мысли престарелых руководителей. Все это он терпел ради одного - получить диплом о высшем образовании, который сейчас лежал у него в дипломате. За плоский чемоданчик на городском рынке ему пришлось заплатить втридорога. Громадная страна с несметными природными богатствами этих вещей не производила... В этот чудесный миг своей жизни он не думал о серьезных вещах. Ему сейчас, как никогда раньше, хотелось расслабиться.
  В этом направлении он многое успел сегодня уже сделать. Он вдоволь накушался деликатесов, пропустил несколько рюмок армянского коньяка. Отец пил только самогон, он его сам изготовлял. От собственного производства у него почти никогда не болела голова. Чурсин старший заморские блюда и продукты почти не употреблял. Они ему не нравились. Основной упор он делал на мясо, которое кушал каждый день. Жевал его иногда и по ночам. Егор, еще будучи мальчишкой, заметил эти странности. Постепенно и он перенял привычку своего отца. В доме всегда были блюда с мясом, будь то борщ или картофель. Он, как и его отец, кушал мясо везде и всегда. Он кушал его дома. Кушал его в школе и в университете, когда учился. Лично сам он мясные блюда не готовил. Если готовил, то очень редко. В его детстве этим делом занимались родители, в студенческом общежитии - ребята по комнате, с которыми он хорошо корешковал.
  Мясо у историков было почти всегда. Отец Гошки Чурсина регулярно через своих друзей или знакомых пополнял довольно объемистый холодильник. Лично сам он очень редко приезжал к своему сыну. Свободного времени у него, как такового, почти не было. "Свежак" в доме Чурсиных был всегда. Николай в иной день привозил на собственном "Москвиче" мешок мяса, а то и больше. По вечерам к ним приходили люди, покупали говядину, свинину. Некоторые делали спецзаказы на другую домашнюю живность. Недостатка в клиентах не было...
  Размышления о детстве и мясной жизни у Егора Чурсина, удобно сидящего в кресле, неожиданно прервал голос его отца:
   - Сынок, почему молчишь? Или ты, небось, все уже расставил по полочкам в своей будущей жизни?
   Сын на вопрос своего отца ответил не сразу. Ему все еще очень нравилось сидеть в мягком кресле и лениво перебирать мысли о своем детстве, которое, как он считал, не было таким уже и плохим. И в этом он видел заслугу своих родителей, потративших немало сил и нервов для поступления его в престижный вуз. Только сейчас, после обильного кушанья и избытка свежего воздуха, он пришел к этой неожиданной мысли. Его заветная мечта поступить в университет стала реальностью, благодаря только отцу. Конечно, и здесь не обошлось без мяса.
  Ему на миг представилось милое выражение лица заместителя председателя мандатной комиссии Аллы Павловны, которая после подведения итогов экзаменов, тихо шепнула ему на ушко:
   - Егор Николаевич... Я очень счастлива, что наш университет принимает в свои объятия сельского мальчика... И еще... Передайте огромный привет своему отцу... - После небольшой передышки она добавила. - Я довольна не только его сыном, но и всем другим...
   Первокурсник Чурсин на сладкий голосок красивой женщины ничего не сказал. Он только удивленно вздернул брови и улыбнулся. К этому эпизоду он никогда в своей жизни не возвращался. Только сегодня и только сейчас, когда ему было очень приятно и очень хорошо, он почему-то все это вспомнил.
  Неожиданно на своем плече он почувствовал руку отца, который стоял уже возле него. Он вновь произнес:
   - Гошка, почему молчишь? Или вновь в облаках витаешь? Ты думаешь, что я не думаю и не переживаю о твоей будущей жизни?
   Сын медленно открыл глаза и с удивлением посмотрел на отца, который, словно сфинкс, уставился на него. Даже в темноте он не мог ни видеть и ни чувствовать его тревоги. Он моментально отключился от предыдущих мыслей. Затем быстро встал с кресла и с недоумением переспросил отца:
   - Папа, ты чем-то встревожен? Какие могут быть у меня в будущем проблемы? Я думаю, их просто у меня быть не может...
   Мысли сына о своем беспроблемном будущем мало успокаивали Чурсина старшего. Он все ходил вокруг стола и курил. Иногда останавливался и пальцами правой руки тер свой высокий лоб. Сын нисколько не сомневался, что он вновь что-то ему скажет и поэтому молчал. Он в этом не ошибся. Отец через некоторое время очень тихо произнес:
   - Эх, сынок... Не думай, пожалуйста, что я такой глупый... Напрасно... Я, конечно, академий не кончал, да и мать твоя, как и я, на восьмилетке остановилась...
   На какой-то миг его голос замолк. Скорее всего, он сильно волновался. Может быть, искал нужные слова, чтобы предупредить сына о сложности человеческой жизни. Через пару минут он вновь сказал:
   - Я очень сильно хотел учиться, но жизнь не пускала... У моих родителей детей была целая куча... Булки хлеба на завтрак не хватало...
   После этих слов Чурсин старший замолчал, молчал и младший. Он только сейчас понял, что его отец хочет ему откровенно высказаться, поговорить с ним по душам. Он понимал, что у родителей за время его отсутствия очень многое на душе накопилось. Он стал сожалеть, что не ездил к ним на выходные дни. Общение родных людей никогда и никому плохого не делало, особенно в трудные моменты жизни. От обиды ему хотелось плакать. Однако он сжимал зубы и молчал.
  Молчание сына очень сильно злило Николая. Он сжал до боли кулаки и со злостью произнес:
  - Егор, а тебе не кажется, что ты не туда пошел и садишься не в то кресло? - На некоторое время он замолк. Ему никак не хотелось обидеть своего родного сына. После раздумья он продолжил. - Я все больше и больше думаю о твоих завихрениях... Вот, ты, например, этой осенью будешь работать в институте, пусть даже в престижном. Однако престиж в нынешние времена один пшик, и только... Этим пшиком живот не набьешь, даже рубашку копеечную не купишь...
   Только после этих умозаключений сын понял тревогу своего отца. Он решительно подошел к нему, затем сильно прижал его к себе и со слезами на глазах сказал:
   - Папа, отец... Спасибо тебе за очень серьезный вопрос, спасибо за твою родительскую заботу... Я тебя понимаю, как сын, и как мужчина... Я знаю, что на мои 125 целковых далеко не разбежишься... Однако я надеюсь на лучшее. Через три-четыре года сделаю кандидатскую и, вполне возможно, уйду на партийную работу...
   Мужчины в этот вечер в дом вернулись поздно. Каждый излил свою душу до конца. Отцу очень понравились жизненные установки своего единственного сына. Сомнений у него не было. Егор тверд в своих решениях и доведет свое дело до конца. Пятидесятилетнего мужчину это очень радовало. Не зря он жил на этом свете. Не зря надрывал свои силы и нервы. И еще. Они договорились все имеющиеся проблемы решать сообща, без всякой утайки. Вдвоем намного легче.
  Сын тепло простился с отцом, мать уже спала. Затем он пошел в свою комнату и через минуту очутился в мягкой постели. После серьезного разговора с отцом его голова стала ясной. Ему даже не хотелось спать, хотя от города Тарска, где он только что учился, езды было почти десять часов. Новоиспеченный историк в поезде нисколько не спал, все время думал. Думал он и сейчас. Его отец во многом был прав. Именно благодаря мясу он построил себе приличный особняк из крипича. За неделю до приезда сына купил новое "Жигули". В доме у родителей всегда была живая копейка. Во многом они помогали и сыну, у которого лишних забот практически и не было.
  Одна была забота - хорошая учеба и примерное поведение. Студент исторического факультета Егор Чурсин это и делал. Университет он закончил с отличием, с дисциплиной у него также все было в ажуре. Настоящих друзей у него не было, не было и девушек. За пять лет обучения он так и никого из них не поцеловал, не говоря уже с кем-то переспать.
   При воспоминаниях о встречах с Машой Дашковой, он усмехнулся. Девушка была очень озорная и симпатичная. Ей нравились парни не только красивые, но и умные. От Гошки Чурсина она была без ума, он по всем статьям ей подходил. Старшекурсник был на целую голову ее выше, стройный и умный. К тому же, он подавал большие надежды на скорую карьеру. Ей очень хотелось, чтобы ее парень, как можно скорее, стал профессором или даже доцентом. 500 рублей или 320 рублей с всевозможными денежными довесками будущую учительницу биологии очень устраивали. Но не получилось. Она почти месяц за парнем волочилась, даже два воскресенья просидела с ним в областной научной библиотеке. Ее любимый сидел за столом и с умным видом читал книги, что-то записывал себе в толстую тетрадь. Она сидела возле него и лишь изредка бросала взгляд в его сторону. На этом их отношения и закончились. Если не считать того, что умник купил ей пару пирожков с мясом по пять копеек...
  И этой ночью молодой историк не имел желания связывать себя с кем-либо из женщин. Делом первостепенной важности он считал написание диссертации, а затем жизнь покажет. Красивые девушки есть везде. Например, на соседней улице живет его бывшая одноклассница Нина Зимина. Он успел ее даже поцеловать. Вполне возможно, в дальнейшем что-то у них и получилось бы, но он решил остановиться. Родители девушки были пьяницами, часто попадали в милицию. С такими "элементами" десятиклассник Егорка Чурсин не хотел связываться. Негативы могли помешать его будущей карьере.
   В институт, где предстояло работать, Чурсин приехал за пять дней до начала занятий. Само здание молодого историка мало чем удивило. Он до этого частенько проходил мимо огромного четырехэтажного здания, покрашенного в зеленый цвет, когда приезжал в Помурино. Вокруг здания и на прилегающих улицах всегда было очень много студентов. И на это раз он увидел большие группы ребят и девчат, которые, словно муравьи, сновали внутри и вокруг учебного корпуса. Почти все они о чем-то оживленно разговаривали и смеялись. Студенческая жизнь была до боли в сердце ему знакомая и близкая. Разница в возрасте между студентами и молодым историком была почти незаметной. Ему было только 22 года...
   Чурсин с замиранием сердца открыл парадную дверь института. Затем подошел к вахтерше, сидяшей возле входа, и спросил о том, где находится кафедра истории КПСС. К его удивлению, почти все ее преподаватели и сотрудники были на рабочих местах. Буквально через пять минут заведующий кафедрой представил его будущим коллегам. Все они отнеслись к нему доброжелательно. Новенького это радовало. Затем заведующий пригласил его на собеседование. О доценте Горовом Иване Константиновиче Егор Чурсин слышал еще и раньше. Он часто видел его по телевидению и читал его научные статьи. Почти все они были посвящены решениям партийных съездов. Во время беседы шеф откровенно признался, что он очень рад притоку новых молодых сил, которые смогут в значительной мере, как освежить историческую науку в институте, так и омолодить кафедру. Его радовало и то, что недавний студент имел прекрасную партийную характеристику. Собеседование продолжалось почти два часа.
  Длительное пребывание в кабинете главного историка вуза Чурсина нисколько не беспокоило. Все было намази, шло как по маслу. У него намечался хороший старт для успешной работы. По заверению заведующего кафедрой через неделю в городской газете напечатают объявление о конкурсе на замещение вакантной должности преподавателя истории КПСС в кооперативном институте. Напечатают ради научной и общественной субординации. Затем Горовой поинтересовался научными замыслами своего молодого подопечного. Его тема диссертации и научные замыслы вызвали неподдельную радость у старика. Из преподавателей кафедры за десять лет никто не представил какую-либо научную работу к защите, не говоря уже о диссертации.
  "Безученость" историков часто критиковал ректор института, доставалось и от партийного комитета. На прощание Горовой, не то от волнения, не то от своей ветхости, принялся обеими руками трясти руку новенькому. Затем снял очки со своего длинного носа и с умилением прошептал:
   - Егор Николаевич! Вы для нашей кафедры настоящая находка. В практической работе и на научном поприще. Ваш приход и Ваши дерзкие научные планы очень обрадуют наших стариков, очень обрадуют... - Крепко обняв новенького за плечи, он чуть ли не со слезами вновь произнес. - Теперь я буду ходить на партийные собрания и ученые советы только с поднятой головой... Только так, Егорка...
   После теплого прощания со своим шефом, Чурсин, словно на крыльях, вылетел из учебного корпуса. Настроение у него было превосходное. Душа его пела. И даже сам город, несмотря на дождливую погоду, казался ему сейчас красивым и милым. Через полчаса он был возле дома, где намеревался снимать комнату у одинокой старушки. Баба Маша жила одна в трехкомнатной квартире. Ее муж умер три года назад. Умер по чисто русскому признаку - пьянству. Подслеповатый старик возвращался от друга, который только что построил гараж и получил железного коня "Запорожец", как участник Великой Отечественной войны. Мужчины на радостях основательно выпили. Владелец машины остался спать в своем гараже, Ефим пошел домой. Вместо своей "хрущевки" он попал в другую, которая, как две капли воды, была похожа на его. Он открыл входную дверь и очень осторожно, почти наощупь, стал подниматься на пятый этаж. Электрического света в подъезде уже давненько не было. По какой причине его не было - никто не знал. Поднявшись и отдышавшись, дедок стал колотить в дверь квартиры. Искать свой ключ в продуктовой сумке, да еще в кромешной мгле, он не стал. Жена дверь почему-то не открывала. Он еще несколько раз ударил кулаком в дверь. Ударял так сильно, что от боли выл.
  Дверь вскоре открылась. Однако вместо знакомой физиономии Машки, так он назвал свою жену в домашнем обиходе, появилось заросшее щетиной лицо очень толстого мужика, который был почему-то сильно раздражен. Ефим по пьяному делу не стал долго раздумывать и рванулся в квартиру, надеясь увидеть в постели свою любимую. Но увы, вышла осечка. Вместо жены, которая всегда спала в синих трусах, он увидел довольно полную, притом голую женщину. Она стояла в центре спальни и почему-то с удивлением на него смотрела. Что было дальше и кто в происшедшем виноват, дедок не мог рассказать. Не рассказывал никому и никогда. Через несколько мгновений он оказался в чьих-то сильных руках, которые схватили его за подмышки. Потом он очень сильно ударился о что-то твердое... Скончался он через пару часов в больнице, не приходя в себя.
   Мария Ивановна, вдова погибшего, она же и владелица квартиры, оказалась очень большой скрягой. В этом Чурсин убедился сразу же, как только она его завела в небольшую комнатку и по-старчески промямлила:
   - Молодой человек, у нас в городе принято платить за месяц вперед... Я, как и все советские люди, не хочу быть обманутой... - Затем, высунув язык, словно он ей придавал ума или смелости, вновь продолжила. - Я никогда в своей жизни ничего не воровала, поэтому и не хочу, чтобы у меня воровали...
   Увидев изумленное лицо своего будущего постояльца, она несколько подобрела и с улыбкой подытожила:
   - Я, мой сынок, вчерась еще раз все просчитала и решила окончательно. С тебя, как одиночки, буду тридцать целковых за постояние брать... Твой отец об этом знает... Я с ним недавно говорила...
   Чурсин в отношении цены за проживание, которую назначила ему хозяйка, ничего не сказал. Не стал он ей и возражать. Он и сам не знал всех этих прейскурантов. Во время учебы он жил в студенческом общежитии. Все пять лет четверо парней жили в небольшой комнате. Жили дружно, каких-либо передряг не было, не было и пьянок. Хотя желание выпить было, и довольно часто. Ребята понемножку пропускали лишь в дни рождений. Пить больше - боялись. Никто не хотел оказаться за стенами университета. Страху нагонял и декан истфака. Косенко частенько проверял общежитие, в котором проживали будущие историки. Забегали к студентам и кураторы групп. Информация о негативах доходила до шефа мгновенно.
   Первая неделя пребывания в Помурино для Чурсина оказалась очень напряженной, но одновременно и продуктивной. Свободного времени, как такового, у него не было. Львиная доля его ушла на обустройство комнаты и приобретение предметов первой необходимости. Через три дня отец привез ему небольшой холодильник "Саратов", который через полчаса лично сам набил продуктами питания. Конечно, в нем господствовало мясо. Не обделил он этим деликатесом и хозяйку квартиры. Баба Маша, держа в своих руках отборный кусок мяса, даже прослезилась. Она обняла долговязого мужчину и тихо проворковала:
   - Спасибо милок, спасибо, милый человек... Я, честно говоря, впервые в жизни вижу такое мясо. Мой непутевый всю жизнь пил, не до мяса было... - После этих слов она с наслаждением погладила рукой по свиной вырезке и стала жаловаться на свое недомогание. - Я, мой милый, сейчас не могу стоять в больших очередях... Хворая я стала, да и деньжат нет...
   Нытье хозяйки в отношении своего безденежья внезапно задело за живое Чурсина старшего. Он, не то с умилением, не то с презрением, взглянул на женщину и сквозь зубы процедил:
   - Ты, уж Мария, не думай, что я какой-то богач... Ты, вот, милая мо-я-я, какую деньгу за проживание загнула... И даже сердце от жадности не остановилось... Эх, смотри у меня... - Он пригрозил женщине пальцем и серьезно предупредил. - Не вздумай моего единственного обижать... Он тебя-то точно не обидет...
   На умозаключения своего отца сын ничего не сказал. Он только смиренно стоял перед ним и весело смеялся. Он сейчас не переживал за тридцать целковых. И за кусок мяса, который отец подарил одинокой женщине, у него тоже не болела голова. У него были другие мысли. Этим мыслями он жил раньше, будучи еще студентом. Этими мыслями он жил и сейчас, когда стал преподавателем кафедры истории КПСС одного из престижных вузов Сибири.
   Прошла еще одна неделя. И этот небольшой отрезок времени для Чурсина оказался очень удачным. В первый же день начала учебного года он был официально представлен коллективу кафедры. Горовой довольно долго информировал своих коллег о заслугах новенького, известил их и об его научных планах. Он также огласил результаты конкурса на замещение вакантной должности преподавателя кафедры истории КПСС. Кроме Чурсина, других заявлений на конкурс не поступало. Все это прибавило энергии и оптимизма молодому историку. Он в этот же день "отметился" у всех проректоров и в партийном комитете института. На следующий день познакомился с деканами факультетов. Все и везде его принимали с улыбкой, желали успехов. Ночевать он приходил поздно вечером, хозяйка уже спала. Он сразу же раздевался и плюхался в кровать, панцирная сетка которой почему-то громко скрипела. Это нисколько его не раздражало. В эти дни он даже не испытывал чувства голода, хотя в его желудке иногда не было ни хлебной крошки. Погружаясь в темноту сна, он строил свои планы...
   В понедельник очередной недели Чурсин, как обычно, открыл дверь и окинул взглядом две довольно большие комнаты, в которых находилась кафедра истории КПСС. К его удивлению, никого из преподавателей не было. На какое-то время он опешил и присел за свой письменный столик, стоящий возле окна. Неспеша вытащил из дипломата очень толстую книгу под названием "История Коммунистической партии Советского Союза", с которой не расставался все эти годы, а также планы семинарских занятий. От себя он нисколько не скрывал, что все это он делает просто так, чтобы подавить в себе внезапно появившееся волнение. К первому в своей жизни семинарскому занятию он готовился очень основательно.
   Неожиданно дверь открылась и вошла Анна Петровна, секретарша кафедры. Чурсин, откровенно говоря, за все время своей работы на кафедре, не успел ее еще по-настоящему разглядеть. Пожилая женщина все куда-то исчезала. И на этот раз, она, ссылаясь на нехватку времени, быстро приблизилась к нему, и протянув ему небольшую бумажку, скороговоркой выпалила:
   - Егор Николаевич! Вам предстоит завтра выехать со студентами на уборку урожая. Будете в качестве комиссара... Иван Константинович все уже с партийным комитетом согласовал... - Увидев широко раскрытый рот молодого преподавателя, она очень серьезно добавила. - Уборка урожая у нас рассматривалась и рассматривается как очень ответственное поручение партии...
   От поистине шокирующего известия и повелительного тона женщины, новенький привстал и хотел что-то ей возразить. Однако ему это не удалось. Анна Петровна исчезла так же быстро, как и появилась. Чурсин медленно опустился на стул и дрожащими руками прикоснулся к небольшой записке. Глазами пробежал ее содержание. Секретарша озвучила все то, что в ней была написано. Он тяжело вздохнул и задумался. Идти в партком или звонить Горовому, он не решился. Отнекиваться было бессмысленным занятием. Для этого у него не было каких-либо объективных причин. Во время учебы в университете первокурсники, как правило, всегда ездили на уборку урожая. Комиссарами с ними были преподаватели кафедр общественных наук. Он еще раз тяжко вздохнул, положил учебник и планы в дипломат. Затем неспеша вышел из комнаты. В таком же медленном темпе он спустился на второй этаж, где находился партийный комитет. Через час его голова была напичкана всевозможными ценными указаниями. В обеих руках он держал рулон ватмана, наборы туши и плакатных перьев. Ему, как коммунисту предстояло вести решительную борьбу за урожай. По точным данным секретаря партийного комитета через три недели ожидаются большие заморозки...
   Совхоз "Путь Ильича", где находился лагерь труда для студентов кооперативного института, большими производственными показателями не блистал. Это было, вполне возможно, и закономерно. Посевных площадей для зерновых культур в хозяйстве не было. Причиной этому была болотистая местность и сплошные солончаки. Хозяйство специализировалось на животноводстве и картофелеводстве. Немного сеяли подсолнечника и кукурузы. В основном эти культуры шли на приготовление силосной массы, которой зимой кормили животных.
  Первокурсников в лагерь доставили к обеду следующего дня, привезли их автобусами. В первые же минуты пребывания студенты были разочарованы. В помещениях, специально построенных для них, не было электрического света. В комнатах отсутствовали лампочки, кое-где была вырвана электропроводка. Чурсин сразу же бросился искать завхоза. На территории лагеря его не оказалось. Не было здесь и представителей из руководства совхоза. Он рванулся в контору. Управление совхоза находилось в небольшом домике, вокруг которого паслись несколько коров и около двух десятков овец. Почему эти животные нашли именно здесь для себя пастбище, для городского жителя было непонятно. Начальников в конторе не оказалось. Была одна только молоденькая секретарша, которая при появлении студенческого комиссара, громко прогнусавила:
   - Вы, правильно меня поймите, товарищ начальник... Директор о приезде студентов мне ничего не говорил... Он приедет из Помурино только поздно вечером...
   Чурсин по совету женщины направился к секретарю партийного комитета совхоза, его кабинет находился напротив директора. Партийного вожака на месте также не оказалось. Вместе него за столом сидел старый дед, который, по его словам, хотел уплатить партийные взносы. Он уже трижды пытался это сделать, но безуспешно. Секретаря то не было на месте, то он болел. У комиссара оставалась последняя надежда - это завхоз отделения, за которым был закреплен студенческий лагерь. Дедок очень любезно согласился довести Чурсина до небольшого дома, где жил завхоз. Им оказалась толстая женщина, для которой появление студентов было полнейшей неожиданностью. Подняв руки к небу, она с изумлением произнесла:
   - Боже! Почему Вы так неожиданно приехали... Сегодня утром наш партийный шеф сказал, что студенты ожидаются через два дня... Синоптики обещали значительное улучшение погоды...
   Полуциркаческое поведение женщины нисколько не рассердило комиссара. Он, видя ее искреннее удивление, наоборот, громко рассмеялся и проговорил:
   - Ну и дела творятся в нашей глубинке... Меня только вчера наши начальники инструктировали о важности выполняемой задачи, а здесь нас и не ждут...
   Вести разговор или что-либо доказывать было бессмысленно. Для этого не было времени. Предстояло накормить и обеспечить ночлег для целой сотни студентов, среди которых почти восемьдесят процентов были девушки. Завхоз оказалась на редкость пробивной и строгой женщиной. В этом Чурсин убедился почти мгновенно. Она тотчас же взяла большую связку ключей и направилась к соседнему дому, который находился в метрах двадцати от ее дома. Чурсин последовал за нею. Надя, так назвала себя завхоз, решительно открыла калитку и вошла в ограду. Вскоре оттуда донесся очень громкий мат. Сомнений у комиссара не было, мат раздавался из уст завхоза. В этом он убедился окончательно, как только вновь открылась калитка. Перед ним появился небольшого росточка мужчина. В одной руке он держал большок моток электропроводки, в другой руке у него было металлическое ведро. В ведре лежали электрические лампочки. Следом за мужчиной вышла Надя, в руках у нее был березовый прут.
   Через пару часов спальные помещения студенческого лагеря осветились светом. Вася, так звали электрика, от своей полезности засиял улыбкой. При этом он показывал очень редкий частокол своих желтых зубов. Счастлив был и комиссар. Он от радости протянул руку мужчине и весело произнес:
   - Ну, Василий, ты настоящий Кулибин... Я, честно говоря, и не верил, что ты все можешь так быстро сделать...
  От неожиданной похвалы студенческого начальника Вася крякнул и искренне признался:
  - Понимаешь, товарищ начальник, я ведь, по правде, даже и не электрик. Меня просто сюда закрепили на время сельхозработ. - Почесав пальцем за ухом, он очень тихо добавил. - У нас здесь всем правит Надька, она жуть какая строгая. Убьет, если под горячую руку попадешь... Это ведь она меня науськала спалки и бытовки не закрывать. Два года закрывал, а сейчас нет... В эту зиму только пару метров проводки вырвали и выкрутили лампочки. Зато двери и окна целые...
   К сожалению, накормить студентов комиссару удалось только к вечеру. В совхозной столовой ничего из продуктов питания не было, кроме воды. В организации ужина опять была львиная заслуга Надежды Ивановны, так величали работники столовой свою заведующую хозяйством. Она взяла взаймы у односельчан мясо и другие продукты питания. Отбой в лагере произвели в двенадцать часов ночи. Начальник лагеря и комиссар зашли в свою комнату через час.
   Первая трудовая неделя для комиссара Чурсина пролетела незаметно. За это время удалось организовать работу и быт студентов. Был организован и их досуг. Во всем этом он видел и свою заслугу. В конце октября сельхозработы закончились. Неожиданно выпал снег, он уже больше не растаял. Сибирская зима пришла окончательно и надолго. Через час после приезда из совхоза Чурсин зашел в партийный комитет и положил на стол информацию о политико-воспитательной работе, которую под его руководством проделала партийная группа и комсомольская организация студенческого лагеря.
   Для коллег своей кафедры он привез два ящика отборных яблок, подарок от управления совхоза. За два часа до отъезда из лагеря к нему подошел директор и стал благодарить его за хорошую работу студенческого отряда. Первокурсники всегда выполняли дневные задания, не было у них и нарушений дисциплины. Затем Иван Иванович, так звали начальника, повел его на склад. В самом углу большого помещения стояло около десятка ящиков с яблоками. Чурсин подошел к ним и стал лупать глазами. Он все еще не понимал, зачем его сюда привели. Увидев его недоуменный взгляд, директор улыбнулся и с иронией произнес:
   - Егор Николаевич! Ты все еще не понял, что я от тебя хочу. - Чурсин слегка покрутил головой. Иван Иванович заразительно рассмеялся и нараспев пропел. - Да я тебе хочу по-да-рок сде-лать. Какой ты непо-нят-ли-вый...
  Лишь после этого комиссар понял, что от него хотят. Он внимательно посмотрел на начальника и спокойно ответил:
   - Спасибо, Иван Иванович! К сожалению, яблоки я практически не кушаю... Мое лучшее блюдо - мясо с картошкой. - Он заразительно засмеялся и повернулся лицом к выходу. Директор продолжал настаивать на своем. - Николаевич, ты же не с Луны свалился... Дают - бери, бьют - беги... Потом на полном серьезе он добавил. - Это остатки спецзаказа для районного серого дома. Одним словом, возьми эти яблоки. - Чурсин тяжело вздохнул, и поблагодарив мужчину за подарок, взял на руки два ящика и понес их к автобусу.
   По пути в институт он решил отдать все яблоки своим коллегам. Ящики он занес на кафедру и поставил их возле своего стола, до понедельника. В этот день у первокурсников начинались занятия. В понедельник утром он подошел к заведующему и рассказал о подарке. Горовой в сей миг известил об этом всех сотрудников. Отсутствующим лично позвонил по телефону. После занятий стали делить яблоки. За тамаду был Борис Григорьевич Кулаковский, который принес из институтского буфета небольшие весы. До назначенного времени он успел содержимое двух ящиков перевешать. Каждому на нос, согласно его подсчетам, приходилось по два килограмма. За третейского судью был сам заведующий кафедрой. Ровно в пятнадцать часов тамада назвал фамилию первого счастливца, которому предстояло получить бесплатно несколько яблок из остатка спецзаказа для партийных и советских работников. Им оказался Горовой.
  Последним в списке был Чурсин. Ему досталось всего три яблока, которые были явно неаппетитного вида. Он взял их в руки и с улыбкой произнес:
   - Спасибо и за это... Я, честно говоря, их и не кушаю... Просто я выполнил просьбу Ивана Ивановича...
   В сей миг раздались дружные аплодисменты его коллег. Порученца директора все стали наперебой хлопать по плечу или пожимали руки. Особое усердие в благодарности проявил тамада. Кулаковский подошел к Чурсину, и крепко его обняв, с явной лестью прошептал:
   - Молодец, Егорка, что привез подарочек... Я из-за болезни не могу ехать на уборку урожая, но душою я всегда с партией и с тобою...
   Чурсин, кисло улыбнувшись, ничего в ответ не сказал. Он на прощание едва успел помахать старику рукой. Кулаковский уже закрыл за собою дверь. Он страшно торопился к своей супруге.
   Личную признательность Чурсину выразил и Овчаров. Николай Иванович с улыбочкой подошел к своему коллеге, и крепко пожав ему руку, восторженно произнес:
   - Егор Николаевич! Я за тебя очень горд... Ты настоящий человек, человек большой души и отзывчивости... - После этих слов он вытащил из целлофанового мешочка яблоко, и поднеся его к носу, вновь восторженно пропел. - Какой чу-у-у-дес-с-с-ный запах! Будто я вновь побывал на земле солнечной Грузии...
   Чурсин, после того как все покинули кафедру, устало опустился на стул. Настроение у него было на нуле. На душе скребли кошки. Он встал и с неохотою понес два пустых ящика на мусорную свалку, находящуюся неподалеку от тыльных ворот института. Затем вновь вернулся на кафедру. Тамада убедительно просил его отнести в буфет весы...
   Молодой историк с каждым днем все увереннее вливался в профессорско-преподавательский состав института. Причиной этому была его необычайная работоспособность и порядочность. На первом же для него партийном собрании вуза лично сам ректор института вручил ему Почетную грамоту, которой он был награжден за умелую организацию политико-воспитательной работы в период уборки урожая. Чурсин, смотря в глаза седовласого руководителя, улыбался. Улыбался через силу. Он, да и не только он, знал о том, что третья часть картофеля осталась лежать под снегом. Еще больше важного продукта, без всякого сомнения, будет выброшено. Комиссар часто был возле хранилищ, из них несло зловонием.
   Тему кандидатской диссертации Егора Чурсина преподаватели кафедры истории КПСС кооперативного института одобрили с первого захода. Все без исключения пришли к единому выводу, что организация свободного времени трудящихся по месту жительства во все времена была очень актуальной для партии. Через месяц тему утвердили на опорной кафедре в Тарске. Бывшие наставники Чурсина на имя Горового написали специальное письмо, в котором подчеркнули не только актуальность и диссертабельность темы исследования, но и выразили уверенность в успехе молодого таланта на соискание ученой степени кандидата исторических наук. Главный историк "кооператива" с большим удовлетворением зачитал теплое послание ведущей кафедры сибирского региона перед своими коллегами. Затем попросил Анну Петровну отнести это письмо в партийный комитет и на другие кафедры общественных наук, для ознакомления. Старик сиял от радости. Сиял от радости и самый молодой историк вуза...
   Первую зиму в Помурино Егор Чурсин не заметил, она пролетела для него почти мгновенно. Не ощущал он и сильных морозов, которыми природа наградила сибирский край. Для общения с природой, не говоря уже о дружеских встречах с людьми, у него просто-напросто не было времени. Основное время уходило на работу. Вне института он тоже работал. Сидел в областном партийном архиве, в библиотеках города. Домой приходил поздно вечером и от усталости валился в кровать. Пищу для себя не готовил. Утром обходился чаем, обедал в институтской столовой. Вечером опять был чай. Хозяйке бабе Маше больших проблем не приносил. Она видела своего постояльца только ночью, когда проверяла его наличие.
   День проходил за днем. Новенький все больше и больше узнавал подноготную своих коллег и сотрудников кафедры, в составе которой было десять преподавателей и три сотрудницы. Среди историков было пять доцентов, два старших преподавателя и три ассистента. Старческий возраст коллег радовал только что прибывшего. Он имел очень большие возможности на быстрое продвижение по лестнице научной карьеры. Все зависело только от него и не от какого-нибудь другого. В том, что он быстро защитит кандидатскую диссертацию и будет учиться в докторантуре, он уже нисколько не сомневался. От сладких мыслей ему на душе становилось хорошо. Иногда он не выдерживал и открывал небольшой шкафчик, в котором стояло несколько бутылок самогонки. Первач у отца всегда получался первоклассный. Он открывал бутылку и с наслаждением делал глоток. Больше не пил, боялся, даже очень боялся. Ему не хотелось попадать в черный список институтских алкоголиков. К тому же изготовление самогона преследовалось по закону. В том, что хозяйка его может сдать милиции, он сомневался. Она к старости, как ему казалось, вообще нюх потеряла. Специальная винтовая пробка вряд ли была для ее ума...
  Наступила весна. Чурсин ждал ее с большим нетерпением. Ему предстояло вынести на обсуждение кафедры первый раздел своей диссертации. Несмотря на то, что раздел был теоретический, он работал с большим усердием. Хотел в какой-то мере компенсировать отсутствие своего научного руководителя. На его кафедре не было специалиста по этой проблеме. Обращаться в университет, он воздержался. Опробация своего научного труда у историков "кооператива" могла сослужить ему только пользу. До очередного заседания кафедры оставалась одна неделя. Он раздал каждому коллеге лично в руки по одному экземпляру первого раздела диссертации. Заседание кафедры было назначено на первый понедельник апреля. В этот день у историков не было занятий.
  Уверенность в том, что обсуждение раздела пройдет без сучка без задоринки, прибавляла ему сил и настроения. По институту он ходил с гордо поднятой головой. Все преподаватели и сотрудники, да и многие студенты, знали, что красивый и очень умный, и самый молодой из "старой" кафедры, так иногда называли историков "кооператива", пишет диссертацию. Кое-кто при встрече с ним крепко жал ему руку и интересовался его научными успехами. В том, что они уже есть и еще вот-вот придут, он нисколько не сомневался. Его также подкупало теплое и дружеское отношение своих коллег по кафедре к его собственной персоне. Почти по-отцовски к нему относился заведующий кафедрой, который однажды пригласил его к себе домой на квартиру. Чурсин любезно отказался. Ему было жалко своего драгоценного времени. Семинарские занятия со студентами, всевозможные консультации отнимали у него много времени. Он также хотел показать шефу, что наука для него куда дороже, чем его рассказы, как участника Великой Отечественной войны. Горовой часто делился своими воспоминаниями о войне как перед студентами, так и перед сотрудниками вуза.
  Заседание кафедры началось ровно в девять часов утра. Обсуждение первого раздела диссертации преподавателя Чурсина было первым и основным вопросом. Чурсин вошел в комнату последним. В руках у него была огромная кипа всевозможных бумаг и книг. Заметив рабочее состояние молодого коллеги, заведующий кафедрой от удовольствия расцвел в улыбке и громко произнес:
   - Товарищи ученые! Мне приятно видеть, что наш Егор Николаевич настойчиво грызет гранит исторической науки... Мне очень приятно, очень приятно...
   Из сидящих никто ничего нового по поводу настойчивости вошедшего не добавил. Они только весело рассмеялись и дружно захлопали в ладоши. Моральная поддержка коллег приободрила молодого преподавателя. Он сначала степенно сел на стул, стоящий в центре комнаты, затем встал и, хмыкнув себе под нос, уверенно начал говорить:
   - Уважаемые товарищи! Политическое руководство организацией свободного времени населения, в том числе, и нас, было и остается одним из основных направлений деятельности Коммунистической партии Советского Союза...
   Обсуждение первого раздела научной работы молодого историка Чурсина довольно затянулось. Оно длилось почти два часа, без перерыва. Никто из курильщиков не вышел на балкон, чтобы затянуться сигаретой. Не взял в рот сигарету и заведующий кафедрой, который раньше никогда не упускал возможности смачно затянуться. Только к обеду кафедра опустела. Последним выходил Чурсин. Его лицо было розовым и светилось от неподдельной радости. Он сразу же поехал к себе домой. Хозяйки в этот день не было. Она уехала в деревню к своей подружке. Как надолго уехала, она ему не сказала. Может и хотела, но не смогла. Днем его никогда не было. Ночью он спал, спал как убитый.
  Отсутствие хозяйки квартиранту было на руку. Одиночество, как он считал, способствовало его таланту, делало его даже счастливым. Он быстренько достал из холодильника три яйца и разбил их, затем поджарил их на сковороде. Яичница и чай стали для него постоянными блюдами. И не потому, что у него не было продуктов питания. Холодильник был до отказа набит мясом и домашним салом. Чурсин в большинстве своем не занимался приготовлением пищи из-за нехватки времени, иногда ленился. Скорее всего, ленился от обилия мыслей. Его мозг был в постоянном напряжении, день и ночь. Он прокручивал молодому человеку десятки вариантов написания диссертации.
  От обилия новых мыслей Чурсин иногда приходил к выводу о бессмысленности своей темы исследования. На какие-то короткие моменты он впадал в панику. Ему хотелось все бросить, забиться от людей куда-нибудь подальше, отвлечься от сотен умных цитат и указаний.
   Прошедшее заседание кафедры все его сомнения отбросило, притом очень далеко и навсегда. В том, что его тема исследования диссертабельна, и он в скором будущем станет самым молодым ученым среди обществоведов "кооператива", он уже нисколько не сомневался. Сейчас, лежа в постели, он лениво, но с очень большим наслаждением прокручивал почти по минутам ход обсуждения его научной работы. Оно прошло на ура. Хотя первый раздел дался ему нелегко.
   Он прочитал десятки научных сообщений, книг, монографий по исследуемой теме. Он также тщательно проштудировал работы В. И. Ленина, документы партии, посвященные этой проблеме. За месяц до заседания кафедры его рукопись раздела была готова, она была порядка двухсот страниц. От объема писанины ему стало не по себе. Он прекрасно знал, что любая диссертация по исторической науке, согласно требованиям Высшей Аттестационной комиссии при Совете Министров СССР, должна быть не больше 200-220 страниц, включая источники. Его же диссертация состояла из пяти разделов. Первый раздел, исходя из сложившихся традиций в ученом мире, должен быть самым маленьким по объему. Времени было в обрез. Он начал форсировать сокращение раздела. За пару недель это ему удалось сделать. Неожиданно возникла другая проблема. Рукопись предстояло напечатать. Он обратился к Анне Петровне, та обещала посодействовать. Через день у него были номера телефонов двух машинисток, которые брались напечатать рукопись в сжатые сроки. После множества звонков ему пришлось отказаться от этой идеи. За один печатный лист пожилые женщины брали по 40 копеек, за срочность еще по 10 копеек. Один лист обходился 50 копеек. Лишних денег у него не было.
  Корявый почерк также требовал его личного присутствия во время печатания. Его выручила секретарша кафедры философии, которая, узнав о бедах нищего ассистента, предложила ему свою личную печатную машинку. Предложила с одним условием - печатать только в методическом кабинете. Алла Ивановна не хотела, чтобы ее пишущая машинка, стоящая на учете в милиции, находилась вне ее контроля. Чурсин от радости чуть ли не расцеловал молодую женщину. Он уже имел определенный опыт работы на портативной пишущей машинке, который приобрел при написании конкурсных и курсовых работ в университете. Копировальную и писчую бумагу ему пришлось покупать самому, с большой переплатой...
   Сейчас все мысли о прошедших трудностях отошли на второй план. Его радовало, что все его коллеги по исторической науке дали высокую оценку его теоретического раздела. Он тихо рассмеялся, когда вспомнил выступление Виктора Ивановича Тарасова, ассистента кафедры, бывшего военого политработника. Его выступление было последним. Пожилой мужчина с большой плешиной на маленькой голове после положительной рецензии на труд своего коллеги в заключение патетически произнес:
   - Уважаемые коллеги! Мои товарищи по духу и партии! Я нисколько не сомневаюсь, что перед нами стоит очень талантливый и очень гениальный молодой человек, который, без всякого сомнения, внесет значительный вклад в развитие маркситско-ленинской теории и в усиление руководящей роли нашей партии...
   У соискателя на ученую степень чуть ли не выступили слезы. Он уже хотел сделать шаг в сторону своего старшего товарища, чтобы его обнять. Однако тот его опередил. Тарасов, словно он был на военном параде, четко отпечатал три шага в сторону молодого человека, раскрасневшегося от лестной оценки рецензента, и затем его крепко обнял. Тотчас же раздались жидкие аплодисменты сидящих...
   Сдавать кандидатские экзамены Чурсину предстояло в некогда родном университете. Это его очень радовало. До города Тарска было триста километров, Скорый поезд преодолевал это расстояние за четыре часа, пассажирский - около шести часов. Первым экзаменом был иностранный язык. Немецкий язык ему давался очень легко. В том, что он получит по этому предмету отличную, в самом худшем случае, хорошую оценку, он не сомневался. Экзамен назначили на конец мая. Чурсин ехал до Тарска в общем вагоне пассажирского вагона, экономил деньги. Поезд прибыл в пункт назначения с опозданием, что вполне его устраивало. До начала экзамена оставался один час свободного времени. Он неспеша покинул вагон и пошел в сторону привокзального рынка, намереваясь купить большой букет роз. Он уже знал, что председателем государственной комиссии будет Инна Владимировна Кускова, заведующая кафедрой иностранных языков. Эта очень симпатичная женщина была без ума от красных роз, которые ей преподносили студенты во время сдачи экзаменов или преподаватели-мужчины во время ее дня рождения.
  По университету о профессорше ходили разные слухи. Одно все знали точно, что она всю жизнь была холостячкой. Главное в ее жизни была наука - немецкий язык, главное ее хобби всегда и везде - тот же немецкий язык. Родилась она в Тарске, здесь же окончила университет и аспирантуру. Через пять лет в Москве защитила докторскую диссертацию. Студент Чурсин всегда восхищался этой работоспособной и талантливой женщиной, зная о том, что немецкий язык по сложности не есть история. Несмотря на различие научных призваний и хобби, они имели одно общее. И это общее определила, скорее всего, судьба. Оно было связано с одним человеком, с одним общим кумиром для студента и профессорши - Эрнестом Чегеварой. Чурсин родился в день рождения легендарного кубинского революционера - 14 июня, ровно через тридцать лет. Кускова родилась ровно тридцать лет до дня его смерти - 9 октября. Наставница и ее подопечный об этом узнали совершенно случайно, когда разговорились в общежитии на одном из политических вечеров...
   Чурсин облегченно вздохнул, когда увидел старушку небольшого роста, стоящую возле главного входа рынка. В ведре у нее стояло около двух десятков красных роз.
   На экзамен он опоздал на целых полчаса. Опоздал не по своей вине, сломался трамвай. Он об этом нисколько не сожалел, когда открыл дверь аудитории, где ему предстояло сдать экзамен. И на этот раз он в своих рассуждениях и предположениях не ошибся. Не успел он открыть дверь, как ему навстречу поднялась Кускова. Она, увидев бывшего студента, весело улыбнулась и тихо промолвила:
   - Гошенька, как ты повзрослел и стал таким серьезным... Мне даже не верится, что ты только вчера рассказывал мне политическое устройство социалистической Германии...
   Бывшего студента очень обрадовало приподнятое настроение его бывшей наставницы. Он, слегка прикоснувшись рукой к ее плечу, с улыбкой протянул ей розы. Она от радости слегка чмокнула его в щечку и с умилением произнесла:
   - Егор Николаевич, ты опять в своем амплуа, опять как всегда... - Немного подумав, она с ехидцей произнесла. - И еще... Вы пришли последним на экзамен, извольте и последним его сдавать, сударь...
  Затем она направилась к своему столу, Чурсин последовал за ней. Экзаменуемый не сразу стал тянуть билет. Не против этого была и экзаменаторша. Им обоим нетерпелось поговорить. Дабы не мешать тем, кто уже готовился к ответу, они перешли на шепот. Мужчина первым рассказал женщине о своих успехах. Он знал по своему собственному опыту, что ее интересуют только научные проблемы. Успехи подопечного Кускову очень радовали. Во время разговора глаза красивой женщины и красивого мужчины встречались и на какие-то доли секунды замирали. Первым не выдерживал Чурсин. Он мгновенно отводил свои глаза в сторону и его лицо, как ему казалось, от внезапного волнения становилось красным.
  Розовом было и лицо очаровательной блондинки. Мало того. Она на какой-то миг останавливалась в своих рассуждениях или вопросах, затем принималась стучать пальцами своих красивых рук по столу. Он нисколько не сомневался, что эта женщина сейчас переживает за своего питомца. И не только о нем. В университете знали, что она все делала возможное и невозможное для своих студентов. Она довольно часто просиживала с нерадивыми до позднего вечера, чтобы вдолбить двоешнику азы немецкой грамматики. Своему предмету, который в вузе, да и в большой стране, находил все меньше и меньше поклонников, ученая отдавала все и вся.
  Были у нее и свои любимцы, в число оных входил и Егорка Чурсин. Она любила его за усердие и настойчивость при изучении немецкого языка. Ее очень радовали успехи этого молодого человека. Его имя звучало на молодежных собраниях, на совещаниях у ректора и в деканатах. О нем писали в многотиражной газете университета. В том, что это высокий красивый парень далеко не болван, она убеждалась на своих занятиях. Он всегда имел по ее предмету только отличные оценки. Ее радовало и то, что он свободно и почти без всякого акцента говорил по-немецки.
   И на этот раз любимчик оправдал ее надежды. Он уверенно ответил на вопрос о неопределенной форме глагола. Без проблем справился и с переводом немецкого текста. Третий вопрос был на свободную тему. Чурсин выбрал ГДР. За пару дней до отъезда в Тарск он купил в Доме политической книги небольшую брошюру на немецком языке, в которой рассказывалось о достижениях социалистической Германии. Все три экзаменатора были едины: ответы соискателя заслуживают отличной оценки. Чурсин вышел из аудитории последним. Остались лишь члены Государственной комиссии, для совещания. Сдача экзамена у него порядочно забрала сил, ему захотелось кушать. Он неспеша пошел в столовую для преподавателей, она была пустой. Он купил пирожное и стакан чая, затем присел за отдельный столик, стоявший возле окна. Сделав большой глоток темной жидкости, он немного расслабился. Невольно закрыл глаза. Только сейчас он понял, что за время после окончания университета он довольно быстро устал. Устал основательно. Скорее всего, напряженный график работы и многочасовое сидение в библиотеках давало о себе знать...
   Неожиданно возле буфетной стойки раздался знакомый голос. Он открыл глаза и увидел Кускову, которая делала заказ. Затем раздался стук ее каблучков розовых туфель. Присев за столик, она повернулась, и увидев напротив себя знакомого мужчину, с удивлением сказала:
   - Гошенька, я уже думала, что ты уже в поезде на пути домой... Я не ожидала, что мы еще когда-нибудь с тобою встретимся...
   Затем она взяла в свои руки небольшой поднос, на котором стояла бутылка минеральной воды и лежал небольшой кусочек прирожного, и решительно направилась к его столику. Чурсин быстро встал и вежливо пригласил ее присесть. Столовую они покинули очень быстро. Погода была отменная, хотелось подышать свежим воздухом. Время близилось к полудню, солнце припекало все больше и больше. Во время прогулки никто из них первым не начинал разговор. За столиком в столовой ни бывший студент, ни его наставница серьезного разговора также не вели. Они обмолвились лишь несколькими словами о хорошей погоде и только.
  Незаметно подошли к реке. Чурсин, увидев синюю гладь Иртыша, первым нарушил молчание:
   - Инна Владимировна! А Вам наш городской парк нравится?
   Профессорша, скорее всего, такого примитивного вопроса от бывшего отличника учебы никак не ожидала. Ей всегда нравились только заумные вопросы и проблемы, в которые она погружалась днем и ночью. Она несколько подалась вперед и с неохотою произнесла:
   - Гошенька, ты, словно в воду глядел... Вчера наша "Вечерка" писала, что все наши жители без ума от городского парка... Сударь мой, наверное, оттуда этот вопрос передрал. Я правду говорю?
   Затем она весело засмеялась, оскалив свои белые красивые зубы. За все студенческие годы Чурсин никогда не видел такой ослепительной улыбки, которую сейчас ему подарила эта женщина. Он на какое-то время опешил и замолчал. Молчала и та, которая шла рядом с ним. Молчание на какое-то время объединило бывшего студента и профессоршу для их единого желания - посетить любимое место отдыха горожан. Они также любили городской парк. С ним у них было много общего и одновременно много личного, потаенного. Инне всегда нравился этот небольшой кусочек земли, примыкающий к водной глади сибирской реки. Парк был обрамлен двумя рядами синих елей, которые не только привлекали на себя взор отдыхающих, но и испускали целебный воздух.
  Она еще девочкой часто бывала здесь со своими родителями, которые работали в университете. Отец был профессор математики, мать преподавала немецкий язык. Дочь у них появилась очень поздно. Нина родила первого и единственного ребенка почти в сорок лет. Для тех времен это было необычным явлением. Девочка родилась недоношенной, довольно часто болела. Умные люди стали спорить, каждому не хватало времени. Муж заканчивал докторскую диссертацию, жена работала над кандидатской. Бытовые условия также не укрепляли любовь и взаимопонимание между ними. Семья ученых жила в трехкомнатной квартире с подселением. Кусковы занимали большую комнату, в двух других маленьких жила семья с тремя детьми. Соседи оказались пьяницами и далекими от цивилизации.
  Они почти каждый день пили, иногда брались за кухонные ножи. В разборках, как правило, всегда брал верх мужчина. Побежденная женщина нередко вместе со своими детьми искала спасение у людей, ведущих трезвый образ жизни. Ученые всегда впускали ее в свою комнату. Пьяница боялся к ним сунуть свой нос. Владимир Кусков никогда не жаловался на дебоширов в милицию. Считал, что все это бесполезно. Не устраивал с ними и разборок. Нотации воспитательного плана были, даже много. Однажды во время очередного приема соседка пожаловалась, что ее муж по пьянке хочет много секса, почти каждую ночь. Проболталась и о своих многочисленных абортах. Последнее очень сильно разочаровало трезвенников, особенно мужчину. С этого момента Кусков наотрез отказался содействовать женщине в ее защите. Ежедневные пьянки и дебоши соседей сильно нервировали семью преподавателей. Особенно тяжело приходилось матери Инны, которая приходила в комнату со слезами, когда видела на общей кухне горы немытой посуды. Приходилось просить убрать. Через день горы грязной посуды вновь заполоняли кухню. Вонючий запах то и дело проникал в комнату. Закрывали плотно дверь и открывали настежь единственное окно. Летом еще было какое-то спасение - выходили почти каждый день гулять. В свежем воздухе особенно нуждалась больная девочка. Зимой было значительно тяжелее. Суровая сибирская зима не щадила никого.
   Инна Кускова потеряла свою мать, когда ей было десять лет. В смерти ее матери повинен был муж соседки, несусветная пьянь. Случилось это под Новый год, за два часа до наступающего праздника. Сосед успел уже основательно напиться, и увидев на кухне симпатичную соседку, стал к ней приставать. Она громко закричала и позвала на помощь своего мужа. Он, к счастью, оказался дома и сразу же ринулся на кухню. Он двумя мощными руками приподнял неказистого мужичка и прижал его к окну. От сильного натиска стекло лопнуло. Владимир не кричал и не бил соседа, он только со злостью смотрел на его пьяную рожу. Выкинуть соседа через окно, помешала ему жена.
  Она, видя то, что схватка может привести к непредсказуемым последствиям, быстро подбежала к мужу и с мольбою прошептала:
   - Володя, будь добр, не связывайся с этим подонком... Ведь у тебя докторская на носу...
   На этот раз нервный стресс для Нины Кусковой не прошел бесследно. В первом часу наступившего нового года ей стало плохо. Появились сильные боли в сердце. Ее муж побежал к телефонной будке. У него мгновенно выступили слезы, когда он увидел оборванный провод. Только через час ему удалось привести бездыханное тело своей жены в больницу. И здесь не повезло.
  Дежурный врач был настолько пьян, что не мог установить точный диагноз. Устанавливать что-либо было уже бессмысленно. Кусков сам прощупал пульс жены и горько заплакал. Она была мертва. Прошло три года. Владимир Кусков успешно защитил докторскую диссертацию и через год стал профессором. Еще через полгода получил прекрасную трехкомнатную квартиру в самом центре города...
   Размышления профессорши неожиданно прервал Чурсин, который уже давно заметил уединение женщины. Он улыбнулся и предложил купить ей и себе мороженое. Кускова не отказалась. Вскоре они уселись на скамеечку в самой глубине парка и принялись наслаждаться сладким кушаньем. Никто не скрывал, что каждый из них впервые в этом году лакомился сливочным пломбиром. Чурсина неожиданно стало знобить. Причиной этому, наверняка, было мороженое или сквозняк, который господствовал в общем вагоне пассажирского поезда. Ему в сей миг захотелось тепла и музыки. Он с улыбкой посмотрел на Кускову и неожиданно для себя произнес:
   - Инна Владимировна, а что, если я Вас приглашу в ресторан? Как Вы на это смотрите?
   Сказав это, он сжался в единый клубок, как ежик. Его сейчас интересовала реакция женщины на свое неординарное, даже ошеломляющее предложение. Кускова не ожидала такого подвоха от бывшего студента. Она с удивлением посмотрела на молодого человека и серьезно спросила:
   - Гоша, а в каком качестве ты меня хочешь пригласить? Как бывший студент или как преподаватель истории?
   Вопрос наставницы ошарашил Чурсина. Он густо покраснел и на какой-то миг поник. Маленькие капельки пота внезапно появились на его лице, повлажнели руки. Однако он делал вид, что с ним ничего такого страшного не произошло. Затем, он и сам не зная почему, быстро встал со скамеечки, и протянув блондинке руку, уверенно произнес:
   - Я приглашаю Вас, Инна Владимировна, как настоящий историк и как будущий академик...
   Кускова слегка улыбнулась и протянула руку молодому мужчине, который оставался для нее всегда студентом и сыном был по возрасту. Чурсин от радости сильно сжал ее руку и пристально посмотрел ей в глаза. Он впервые в своей жизни так внимательно смотрел в глаза этой женщины. Они были голубокого цвета и очень умными. В них было еще что-то заманчивое, что ему сейчас было невозможно определить и понять. Одно он уловил в этот момент. Нежная ручка профессорши почему-то невольно вздрагивала в его сильной руке.
   Ресторан находился на самом берегу Иртыша. Название "Поплавок" в какой-то степени было для него правильным. Он стоял на мощных сваях, которые были вбиты в нескольких метрах от берега. Посетителей в ресторане не было, что очень обрадовало вошедших. Они оба были кумирами полнейшей тишины и человеческого приличия. Они очень редко посещали подобные заведения. В этом призналась Чурсину и Кускова, как только они вошли в ресторан. Он на ее реплику ничего не ответил, только слегка усмехнулся. Он сам в ресторане был только дважды. Один раз в Марьино, когда отцу отмечали полувековой юбилей. Второй раз он побывал в ресторане в Тарске, куда его пригласил однокурсник, которому исполнилось четверть века. Студент Чурсин в этот жаркий вечер впервые в жизни осушил полный стакан водки. От предложенного коньяка любезно отказался. На выбор спиртного, скорее всего, повлияла домашняя обстановка. У Чурсиных всегда в холодильнике стояла водка и первач. Дома не пил, в ресторане решился.
   Едва они открыли дверь, как перед ними появился молодой официант. Он кивком головы поприветствовал своих клиентов и предложил им небольшой столик, стоявший в самом углу небольшого помещения. Вошедшие его предложению очень обрадовались. Они хотели, как это было возможно, меньше показываться на глаза городской публике. Чурсин вежливо предложил стул женщине и стал изучать меню. Пробежав глазами по небольшой бумажке, он неслыханно обрадовался. Его денежных запасов на посещение этого заведения хватало с лихвой. Он сразу приосанился, окинул взглядом Кускову, все еще читающую меню, и с огромной радостью объявил:
   - Инна Владимировна! У нас есть повод для сегодняшнего застолья... Ваш бывший студент пару часов назад успешно сдал немецкий. В моему успехе, конечно, есть Ваш труд и талант...
   Испускать лестные дифирамбы в свой адрес ему помешала сама Кускова. Она, состроив по-детски глазки, с удивлением посмотрела на Чурсина, затем помахала указательным пальцем в его сторону и с некоторой ехидцей в голосе тихо прошептала:
   - Ах, ты, мой любимчик! Почему ты сегодня мне так сильно лебезишь? Или тебя уже испортили взрослые историки? - Недождавшись ответа, она очень серьезно добавила. - Егор Николаевич, пожалуйста, не думай, что сегодняшнюю пятерку поставила тебе только я одна... Ее тебе поставила Государственная комиссия...
   После некоторого молчания она слегка покачала головой и вновь уткнулась в меню. Вскоре к столику подошел официант. Чурсин, даже не напрягая свои органы обоняния, понял, что он уже успел пропустить рюмку спиртного, а, может, и больше. Миша, так представился мужчина, поднял голову к потолку, и словно пришибленный, громко отчеканил:
   - К большому сожалению, я от имени нашего коллектива должен проинформировать прекрасную мамочку и прекрасного сына, что у нас сегодня ожидается очень скудное меню по причине утреннего отсутствия электрического тока в нашем заведении...
   Чурсин со злостью посмотрел на официанта и невольно посмотрел на приглашенную. Она сидела словно застывшее изваяние. Лицо ее была розовым, даже красным. Он резко одернул официанта за его белую курточку и со злостью прошипел:
   - Ты, обслуга, давай говори, что у тебя есть... И еще... Держи свой вонючий язык за зубами...
   Больше он ничего говорить не мог. Злоба его просто-напросто душила. Он уже давно бы врезал этому дебилу в морду. Сдерживало его лишь одно - присутствие очаровательной женщины. Он сейчас и раньше прекрасно знал, что по возрасту она ему годится в матери. Однако сегодняшнее умозаключение постороннего человека, он принял для себя и для Кусковой оскорблением. Почему он так это считал, он и сам не понимал. К сожалению, приятного и обильного застолья не получилось. Миша предложил для своих клиентов котлеты с макаронами и чай с сахаром. Из спиртного было только красное вино. Ничего не оставалось делать, как со всем этим согласиться.
   После ресторана они вновь стали бродить по парку. За время прогулки они молчали, лишь пару раз обмолвились плохим сервисом "Поплавка". Молчание очень сильно угнетало Чурсина. Он то и дело бросал взгляд в сторону очаровательной спутницы и все время терялся в догадках, о чем она думает. Кускова шла молча, и глядя себе под ноги, все размышляла. Иногда она замедляла шаг и поднимала голову к небу, по которому ползли небольшие кучки облаков. Ее примеру следовал и молодой человек, идущий рядом с ней. Сейчас она этого человека не замечала, не хотела замечать. Дурное воспитание официанта на какой-то миг вырвало у нее теплоту чувств, которые она совсем недавно имела к своему студенту. От этого она злилась, ненавидела себя и того, кто шел с ней рядом...
   Неожиданно похолодало. О себе дала знать водная гладь сибирской реки. Да и время уже подкрадывалось к вечеру. Посетители парка начали в спешном порядке покидать свое любимое место отдыха. Их примеру последовал и Чурсин со своей спутницей. За несколько метров до выхода из парка он остановился и с силой привлек ее к себе. Сделал это он спонтанно, даже невзначай. Почему он это сделал и продолжал делать, ему самому было непонятно. Скорее всего, его это заставляли делать неуправляемые им внутренние силы души, которые истосковались по женской ласке и доброте. Он сжал в своих объятиях стройную фигурку блондинки и внимательно посмотрел в ее глаза. В ее глазах были слезы. И эти слезы добавили ему не только жалости к этой женщине, но и прибавили ему смелости. Он вновь прижал ее к себе и тихо произнес:
   - Инна, Инночка, я хочу быть сегодня с тобою, только с тобою... Ты меня слышишь?
   Профессорша на какой-то миг прильнула к груди молодого человека, а затем резко отпрянула от него и ринулась прочь. Чурсин от неожиданности опешил. Однако это длилось очень недолго. Он, набрав в свои легкие, как можно больше воздуха, и стиснув зубы, ринулся вслед за женщиной, которая уже подбегала к автобусной остановке. Он неслыханно обрадовался, когда увидел автобус, который только что "отчалил" от остановки. Кускова, убедившись в том, что она на автобус опоздала, замедлила бег. Через несколько мгновений он подошел к ней и взял ее за руку. Ее руку он не выпускал до самого порога ее квартиры.
   Кускова жила в кирпичной девятиэтажке, в самом центре города. Трехкомнатная квартира находилась на четвертом этаже. Дополнительную комнату ее отец получил, как профессор. Молодому гостю нравилась все, что было в квартире. Особенно его поразили небольшие картины, посвященные природе. Их было около десятка. Увидев недоуменный вгляд Чурсина, хозяйка произнесла:
   - Эти картины рисовал мой папа... Сибирская природа была его хобби...
   Темное одеяло ночи все больше и больше окутывало город. Хозяйка постелила гостю в комнате своего отца. Затем она предложила ему принять ванну. Чурсин с радостью принял предложение. Он зашел в ванную комнату и открыл кран с горячей водой. Страсть к горячей воде, горячему пару он приобрел еще с самого детства, когда с отцом ходил в собственную баню. Отец любил жаркую баню, парился до изнеможения. Маленького сына он в прямом смысле кидал на полок, поддавал воды на раскаленные кирпичи и принимался отчаянно хлопать березовым веником по голому телу мальчишки. Сначала Егорка страшно сердился на отца, часто плакал, однако, затем привык. Уже с десятого класса парился с отцом наперегонки. Поджарый и долговязый мужчина все больше и больше уступал первенство своему высокому и выносливому ребенку.
   Через некоторое время Чурсин опустился в ванну и закрыл глаза, принялся размышлять. Он все еще не мог представить себе то, что он сегодня совершил в парке. Происшедшее не умещалось в его голове. В том, что он поступил опрометчиво, даже очень нагло, он уже нисколько не сомневался. Что его в тот момент осенило или угораздило, он до сих пор по-настоящему не понимал. Вполне возможно, толчок для этого дал стакан вина, а может, и красота наставницы, которая была одной из самых красивых женщин университета. Егор Чурсин, еще будучи студентом, как и многие его однокурсники, "прокручивал" в своей голове и в сердце естественную красоту средних лет женщины и сравнивал ее с красотой студенток, которые были значительно ее моложе. Юноша всегда отдавал пальму первенства старшей. Первенствовала она и сейчас.
   После ванны он направился в комнату и сразу плюхнулся в постель. У него очень приятно заныло тело, сказывалась почти круглосуточная беготня. Думать о высоких материях ему в этот момент не хотелось. Его тело и его мозг отдыхали, отдыхал и весь организм. Отдыхал, как загнанная лошадь, которая день и ночь таскала тяжести, забыв обо всем на свете. Неожиданно по коридору раздались легкие шаги, затем что-то зашумело. Чурсин понял, что хозяйка вошла в ванную комнату и включила воду. Он, недолго думая, быстро вскочил и на цыпочках подошел к ванной комнате. Затем приложил ухо к двери и замер. Открывать ее он не стал. Не от страха, а от уважения к этой прекрасной женщине. Ему казалось, что, в противном случае, она его намерения поймет неправильно, и все это может кончиться непредсказуемо.
  Минут через двадцать дверь ванной открылась и появилась Кускова. Она была в ночной сорочке розового цвета. Ее полукороткие белые волосы были еще слегка влажными. Лицо было розовым и дышало свежестью. Свежестью дышало и все ее тело. Она, увидев перед собою голого мужчину, неожиданно отпрянула, даже слегка попятилась назад. Затем сильно ойкнула и внимательно посмотрела в глаза того, кто стоял возле двери. Он и она, они оба вместе смотрели в глаза друг друга. Смотрели очень внимательно и не отводили их в сторону. Голубые глаза очаровательной блондинки в этот миг особенно нравились нагому мужчине. Чем пронзительнее он вглядывался в их голубизну, тем больше убеждался в одном. В этих глазах господствовала тоска, тоска по любви. Он с силой прижал к себе хрупкое тело женщины и страстно поцеловал ее в губы. Она с нескрываемой радостью приняла его поцелуй и закрыла глаза. В этот же миг она оказалась в сильных мужских руках, которые бережно понесли ее в спальню...
   Они пришли в себя только ранним утром. Всю ночь они принадлежали любви, любви страстной и ненасытной. Для Егора Чурсина это была первая ночь в его жизни, которую он провел с женщиной. И этой женщиной оказалась очень красивая блондинка, его наставница. Ее красота и ее страсть тянули его к ней вновь и вновь. И он шел навстречу этой красивой женщине, которая с каждым ее движением и с каждым ее поцелуем становилась частицей его жизни.
   В эту ночь он очень многое узнал из жизни красивой хозяйки, которая все говорила и говорила. Он ее не перебивал, давал возможность ей выговориться, как старшей по возрасту. Ей было уже сорок три, ему всего лишь двадцать два года... Ее жизнь, как оказалось, была для него во многом неведомой. Несмотря даже на то, что они вместе провели в стенах университета почти пять лет. Водораздел между их судьбами был куда больше, чем общее. Во время своего монолога Кускова иногда плакала, что вызвало неподдельное беспокойство у ее любовника. Он то целовал ее в губы, то осыпал поцелуями ее глаза, из которых катились маленькие капельки соленоватой жидкости. В этот момент она замолкала и прижималась к молодому и очень сильному телу мужчины. На какое-то время они сплетались в единый живой клубок и отдавались любви...
   Утро подошло очень незаметно. Лучи весеннего солнца все настойчивее проникали в спальню. Никто не хотел вставать. Влюбленные пришли к единому решению. Сначала еще немного поваляться и понежиться в постели, затем покушать. Чурсин едет домой только в воскресенье. Он "семинарит" с понедельника. У профессорши Кусковой занятий в этот субботний день не было. Встали они в десять часов утра. Выползти из-под одеяла их вынудил страшный голод. Через час они уселись за стол.
  Распорядительницей застолья была хозяйка. Ее глаза в это утро необычайно светились, что очень радовало гостя. Он был особенно счастлив, когда она, наполнив два бокала шампанским, подошла к нему и прильнув к нему губами, тихо прошептала:
   - Гошенька, мне было очень приятно сегодня с тобою... Я очень благодарна тебе за все это, мой любимый...
   Она тотчас же услышала в ответ:
   - Мне также было очень приятно с тобою... Я счастлив, что первой женщиной в моей жизни была именно ты, моя Инна...
   Они почти одновременно пригубили бокалы и через несколько мгновений их губы сомкнулись вновь. Очередное наступившее утро пришло также стремительно, как и ушел прошедший день. Егору Чурсину никак не хотелось покидать гостеприимный уголок, в котором жила очень красивая женщина. Он все больше и больше хотел целовать ее нежное тело и быть в плену ее страстной любви. Он еще долго стоял на улице и махал рукой женщине, стоявшей возле окна. В том, что она плакала, он нисколько не сомневался. Как не сомневался, что через полгода он вновь окажется в ее жадных объятиях.
   По приезду на вокзал Чурсин изменил своей привычке. Вместо общего вагона он купил билет в плацкартном вагоне. Он хотел, как можно скорее, вытянуться на отдельной полке и укрыться чистой простынью, словно она еще держала в себе тепло и страсть очаровательной женщины. Через полчаса он погрузился в море мыслей и воспоминаний, которые были ему навеяны за время сиеминутной встречи с Инной Кусковой. Чем больше он размышлял, тем однозначнее был его вывод. Без этой блондинки он уже не представлял свою дальнейшую жизнь. Все боли, которые пережила эта женщина, сейчас проходили и через его сердце. Судьба вчерашней наставницы для бывшего студента была сегодня ему далеко небезразлична. Причиной этому была его любовь к Инне. Он сейчас в равной степени с нею сопереживал все трудности ее жизненного пути. У его любимой рано умерла мать. Через десять лет после ее смерти умер отец. Его фотография в траурной рамке до сих пор находилась на стенде участников Великой Отечественной войны. Инна каждый день проходила мимо фотографии своего отца, проходила со слезами на глазах. Несмотря на то, что ее отец был известный профессор, карабкаться по каменистой тропе науки пришлось ей самой, и только одной.
  Любви, как таковой, у нее также не получилось. Причиной этому была ее повседневная занятость, а, может, и ее жизненные завихрения. Чурсин очень долго смеялся, когда она рассказала ему о своей любви к студенту, которого любила больше своей жизни. Юра учился на историческом факультете, что и Чурсин, только почти четверть века назад. Инна сразу же заприметила парня, который был симпатичным, да и говорить хорошо умел. Он частенько выступал на торжественных мероприятиях. Первое знакомство молодых людей произошло на праздничной демонстрации, посвященной Первому мая, дню Международной солидарности всех трудящихся. Инке в этот день страшно не повезло. В огромной колонне демонстрантов она нечаянно подскользнулась и сломала каблук своего сапога. Волей-неволей пришлось покинуть своих однокурсников и забежать за угол огромного здания. Она сняла сапог и стала его чинить. Вдруг, откуда не возьмись, перед нею появился Юрка. Он по естественной надобности отстал от своей колонны. Попытка юноши починить ее сапог также не удалась. Они побежали на колхозный рынок к сапожнику. За ремонт и за срочность Юрка заплатил целый рубль. Через полчаса молодые люди, сломя голову, стали догонять свою колонну. Попасть к своим сокурсникам им не удалось. Милиционеры и строгие дяди в кожаных пальто объяснения студентов не слушали. Без разрешения стражей правопорядка они не решились нарушить стройные колонны демонстрантов. Им не удалось в этот день пройти мимо торжественной трибуны, на которой восседала местная власть. Они об этом и не сожалели. Юрка предложил девушке сходить в кафе, та не отказалась. Через неделю они опять встретились. Затем стали встречаться каждый день. Прошел год. Никто из влюбленных о предстоящей свадьбе не говорил. Откровенно говоря, они этих мыслей в своей голове и не держали. Студенты - малолетки, так иногда называли студентов первых и вторых курсов преподаватели университета, очень редко образовывали семейные узы. Им не до этого было. Кое-кто из малолеток еще втягивался в студенческую жизнь, да и финансовое положение было у многих не ахти какое. О семейном общежитии, говорить не приходилось. Многие снимали жилье у частников. Юра, по словам Инны, оказался довольно ушлым пареньком. Однажды он ей посетовал, что в общаге ему жить очень тяжело. Нет возможности по-настоящему готовиться к занятиям. Инка сначала не поняла намек своего любимого.
  Его намерения она разкусила только через неделю, когда пригласила его на свой день рождения. Он очень долго ходил по ее квартире и все цокал языком. Ему очень нравилось жилье, да и сама молодая хозяйка. Его желание остаться ночевать, девушка решительно отвергла. Она посчитала, что это неприлично. На прощание Юрка поцеловал именинницу в губы и тихо прошептал:
   - Инночка, я все сделаю возможное и невозможное для нашего будущего... - Затем с улыбкой добавил. - Отец твой знаменитый профессор, с такой личностью нам вдвоем куда легче будет в науке...
   Инна на слова Юрки ничего не ответила. Она только с ненавистью посмотрела на однокурсника и быстро закрыла дверь. Эту ночь она почти не спала. Все думала и плакала. Она больше никогда не замечала Юрку с исторического факультета. Он был ей противен. Она только сожалела о потерянном времени и о своей первой любви, которая со стороны Юрки, без всякого сомнения, была любовью по расчету. С тех пор прошло много лет. Все это время Кускова упорно училась. У молодой аспирантки свободного времени почти никогда не было. После тридцати лет ее жизни его вообще не стало, писала докторскую работу. Молодая женщина с каждым днем становилась заметной фигурой не только в своем городе, но и за его пределами. Ее часто приглашали на научные симпозиумы и совещания, проходящие в Сибири, в Москве. За все это время она так и не встретила своего любимого человека. Попадать в паутины любовных интриг ей не хотелось.
   Первый свой летний отпуск историк Чурсин посвятил написанию второго раздела диссертации. Раздел шел с большим трудом, не хватало архивного материала. Без него диссертация не стоила и гроша. Он поехал по важнейшим промышленным центрам Советского Союза, где был накоплен позитивный опыт в организации свободного времени населения. За месяц он побывал в пяти крупных городах России, в двух городах Украины. Денег на проезд и проживание в гостиницах дал ему отец. Он никогда ему не отказывал, но иногда ехидничал. Сыну ничего не оставалось делать, как молча все его усмешки проглатывать. К началу сентября у Чурсина появился определенный запас архивного материала. Он ожил и стал еще настойчивее работать.
   Наступила очередная уборка урожая. Чурсин был на все сто процентов уверен, что на этот раз ему не придется "комиссарить". Он считал, что пришла очередь для другого коллеги своей кафедры или других общественных кафедр. Но, увы, он жестоко просчитался.
  Старики кафедры и на этот раз нашли причины, чтобы не участвовать в очередном важном правительственном задании. Заведующие кафедрами не привлекались к уборке урожая. Четверо доцентов в один миг нашли уважительные причины. Волков ждал подключения телефона в своей квартире. Стасюк и Кулаковский не поехали по состоянию здоровья. Первый был инвалидом, у него не было левой руки. Другой был очень старый и физически немощный. 70-летний мужчина от старческого маразма частенько забывал дома папку со своими конспектами. Обнаружив пропажу, он звонил своей жене и посылал домой студента. Получив от гонца бумажную папочку, он стремительно семенил в аудиторию. Он никогда без бумажек не ходил к студентам, боялся провалиться. Павлов, узнав о том, что он находится в списке участников очередной борьбы за урожай, сослался на недомогание и рысью побежал в поликлинику. Через пару часов Павел Михайлович ускоренным шагом вбежал в кабинет заведующего кафедрой и с радостью протянул ему небольшую бумажку. Затем громко произнес:
   - Иван Константинович! Понимаете, я и сам не знаю, но меня сегодня понос пробил... Свищет прямо из прохода в два пальца...
   После жалобы на свое нездоровье он приложил руку к заднице и мигом скрылся за дверью. Чурсин своего коллегу в этот день больше не видел. Нашли "самоотвод" и ассистенты. Тарасов, сославшись на сахарный диабет, срочно лег в военный госпиталь. У майора запаса Овчарова Николая Ивановича заболела жена. Увильнули от сельхозработ и старшие преподаватели-женщины. Таркина была инвалидом с детства, хромала на левую ногу, часто ходила с тросточкой. Ее закадычная подруга Никонова была несколько моложе. К удивлению, Чурсина и она за день до отъезда на сельхозработы принесла в профсоюзный комитет больничный лист. Лицо некогда цветущей женщины было мрачным. Голова ее была обмотана черным платком.
   Попытка самого молодого историка "кооператива" уклониться от очередного архиважного партийного поручения закончилась полнейшим провалом. Горовой с умным видом представил ему лист с фамилиями преподавателй и сотрудников самой старой кафедры. И на этот раз Чурсину пришлось отступить. Ему было очень жаль, что он не смог использовать появившуюся возможность для своей научной работы. Идти куда-либо жаловаться, он считал делом бесполезным. Только к середине ноября он по-настоящему приступил к написанию второго раздела.
   Прошло два года. Егор Чурсин за это время успешно сдал кандидатские экзамены по философии и по истории КПСС, основному предмету. Прошел еще один год. В мае ему была назначена защита на научном совете Тарского государственного университета. Соискатель на ученую степень кандидата исторических наук держался очень уверенно. Полными были и его ответы на вопросы маститых ученых. После оглашения результатов голосования он облегченно вздохнул. Из тринадцати членов совета никто не бросил против него "черный" шар.
  Чурсин по случаю успешной защиты пригласил присутствующих на официальное торжество. Все заулыбались и зашушукались. За несколько дней до его защиты вышло специальное постановление ЦК КПСС о борьбе с пьянством и алкоголизмом. Он, откровенно говоря, немножко боялся, когда объявлял о некогда привычной и устоявшийся традиции советского образа жизни. Мероприятие было назначено ровно на восемнадцать часов вечера. Он с замиранием сердца сидел в роскошном номере гостиницы "Русь", ожидая своих недавних ученых оппонентов. К его радости, они пришли все до единого. Среди умных людей какой-либо пьянки не было, каждый осушил бокал шампанского и закусил. Не обошлось без теплых тостов и здравиц в адрес нового кандидата наук.
   К Инне Кусковой Чурсин пришел поздно вечером. В его успешной защите была и ее заслуга. В первую очередь, ее моральная поддержка. Он сильно скучал, когда любимой женщины не было рядом с ним. Они встречались за все время знакомства лишь несколько раз. Эти встречи были мимолетными и очень короткими. Вечером они встречались, утром уже расставались. Ночью у них не было времени для разговоров, даже для очень серьезных. Они отдавались только любви, отдавались без остатка. Надеждами на очередную встречу, на очередную любовь они жили почти все эти годы. Чурсин прекрасно знал, что Кускова была верна ему, жила только им одним и любила только его одного. Хотя во время короткого пребывания в университете до него доходили слухи, что у заведующей кафедрой иностранных языков появлялись очередные поклонники. Профессорша их отметала или просто не замечала.
  Затворничество красивой женщины очень радовало новоиспеченного кандидата наук. У него также не было женщин. Кроме одной, которой он жил все эти годы...
   Чурсин иногда сожалел, что вел монашеский образ жизни, когда вглядывался в глаза красивых студенток. Многие из них, как ему казалось, специально получали двойки на семинарсих занятиях, чтобы попасть к нему на консультацию. Собеседование иногда очень сильно затягивалось. Кое-кто из двоечниц надолго оставался в его памяти. Со студенткой Оксаной Мироновой он впервые познакомился во время сельхозработ. Первокурсница от своих подруг держалась обособленно. Скорее всего, причиной этому была ее красота. Чурсин еще во время посадки студентов в автобусы, когда они отправлялись из института, заметил эту высокую и стройную девушку. Она часто бросала томные взгляды в его сторону. Она в первый же день по прибытию в лагерь, когда приехавшие еще по-настоящему не устроились, пришла в комнату комиссара и с улыбкой его спросила:
   - Егор Николаевич! А почему у нас нет сегодня дискотеки... Я очень сильно хочу танцевать...
   Увидев недоуменный взгляд мужчины, она замолкла, затем опять уже очень строго произнесла:
   - Егор Николаевич! Вы же историк, так ли ? И почему наша студенческая молодежь должна остаться без идейного влияния?
   Неожиданный визит студентки-малолетки, да еще ее назидательный тон с партийной "приправой" очень сильно рассердил комиссара. Он, еле сдерживая себя, с некоторым заиканием ответил:
   - Т-о-оварищ Миронова, я вижу, что Вы очень нахрапистая девушка... Мне жалко, что некоторые из студентов не понимают, что стоило сегодня мне с начальником лагеря организовать ночлег и питание... Кое-кому нужны только танцы...
   Читать нотации комиссару было больше некому. Студентка вспыхнула, словно свечка, и моментально закрыла за собою дверь. Чурсин в эту ночь не спал, все думал, как организовать дискотеку. Ехать за музыкальными инструментами в институт не хотелось, да и было бесполезно. Кроме ватмана и туши у партийных вождей ничего не имелось. За бумагой надо было еще и походить. После завтрака и распределения на работы он направился к секретарю парткома совхоза. Мужчина оказался довольно понятливым. Через несколько минут вопрос о материальной части дискотеки отпал, что было самым главным. Инструменты былого совхозного оркестра почти три года лежали в комнатушке у заведующего сельским клубом.
  По словам пенсионера раньше на центральной усадьбе был прекрасный оркестр. Распался он из-за пьянства его руководителя. Чурсин, не имеющий никакого понятия в музыкальных инструментах, стал искать таланты среди студентов и совхозной молодежи. Он с успехом это сделал. В восемь часов вечера в лагере заиграла музыка. Миронова одна из первых пришла на танцевальную площадку. Во время первого танца она то и дело бросала взгляд в сторону комиссара, который с заумным видом инструктировал совхозного киномеханика и специальную группу из числа студентов. Им предстояло обеспечить противопожарную безопасность большого мероприятия. Оно и на самом деле было таковым. На площадке собралось около двухсот человек. На дискотеку пришли ребята и девчата из близлежащих деревень. Приостановить приток молодежи было невозможно. Чурсин еще заблаговременно позвонил секретарю парткома совхоза и попросил его посодействовать в наведении общественного порядка. За час до начала дискотеки в лагерь пришел участковый милиционер. Им оказался молодой парень, который, словно петух, ходил вокруг площадки и все время косил глаза на молодых студенток. Через час он, скорее всего, по собственной инициативе "сложил" свои полномочия.
  Комиссар то и дело видел сержанта, танцующего с одной и той же студенткой. Иногда молодая парочка появлялась перед начальником и весело улыбалась. Среди танцующей молодежи мог оказаться и сам комиссар. Он не думал, что первой студенткой, пригласившей его потанцевать, будет опять Миронова. Она пригласила его в полночь. Многие из обитателей лагеря в это время покидали площадку, шли отдыхать. Чурсин стоял возле большого стола, на котором громоздилась аппаратура, и наблюдал за несколькими парами, которые очень вяло двигали свои ноги и руки. Неожиданно кто-то сзади его легонько хлопнул по плечу и еле слышно шепнул ему на ухо:
   - Егор Николаевич! Я хочу Вас пригласить на танец...
   Чурсин невольно отпрянул в сторону и несколько опешил. Перед ним стояла Миронова. Она была одета в спортивный костюм голубого цвета, который очень плотно облегал ее фигуру. На какой-то миг он залюбовался фигурой и красотой молодой девушки. Эту красоту не могла даже затмить ночная мгла, которая то и дело пронизывалась различными лучами цветомузыки. Комиссар несколько мгновений молчал, затем почти машинально ответил:
   - Товарищ Миронова, мне сейчас не до танцев... Извините...
  Затем, строго взглянув на студентку, он быстро отошел в сторону и направился в спальное помещение. Он хотел немного отдохнуть. Через час он вновь появился на тацплощадке. Она была почти пустой, лишь две молодые пары лениво двигались в ритме музыки. Мироновой среди них не было, что в какой-то мере его обрадовало. Честно говоря, он не хотел попадать в какие-либо переплеты со студентами, не говоря уже о каких-либо танцах с одной из самых красивых студенток-малолеток. Он облегченно вздохнул и вновь направился в свою комнату.
  Сон, к его удивлению, не шел. Не спалось ему, без всякого сомнения, только из-за Мироновой. Природная красота девушки, ее детская наивность все больше и больше ему импонировали. Он до мельчайших подробностей воспроизводил в своей памяти все моменты ее поведения. Каких-либо подвохов со стороны студентки он не находил. На свои же ответные действия по отношению к ней, он злился. Его надежда на то, что она пригласит его потанцевать на очередной дискотеке, не оправдалась. Оксана больше вообще не появлялась на площадке. Ее неординарное поведение вызвало у комиссара множество мыслей и предположений. Иногда он хотел пригласить ее к себе на собеседование, как он часто делал с нарушителями трудовой дисциплины. Хотел, но не делал. Не делал по очень простой причине. Он прекрасно знал, что среди студентов и преподавателей есть "активисты", которые незамедлительно сообщат руководству института о прелюбодеяниях холостого историка и молодой студентки. Даже если оных и не будет...
   Очередная возможность пофлиртовать со студенткой Мироновой представилась Чурсину через месяц, после окончания сельхозработ. Девушка оказалась в составе группы студентов технологического факультета, в которой он вел семинарские занятия. Он и сам, не зная почему, этому неслыханно обрадовался. Скорее всего, предыдущая работа на износ требовала разрядки. Особенно после защиты диссертации. Раньше у него свободного времени, как такового, которое необходимо для любого человека, не было. Оно уходило на написание диссертации и сдачу кандидатских экзаменов. Год защиты был для него наиболее тяжелым. Много нервов забрала подготовка к защите диссертации и сам ее процесс. Одних только справок, характеристик и отзывов он насчитал около 80 штук. Вся эта бюрократическая писанина требовала от нищего ассистента и денег, которых у него страшно не хватало. Без помощи отца ему пришлось бы очень туго.
   Подрывали его нервную систему и партийные поручения. Партийный монстр давил на него без всякого сожаления. Чурсин, как коммунист не мог их ни выполнять. Он был здоров и молод, умен и страшно работоспособный. Партийный комитет "кооператива" дифференцированно подходил к выбору партийных поручений. Седовласые коллеги по кафедре, как правило, политику родной Коммунистической партии проводили на местах: в самом институте или в городе.
  Чурсин же в прямом смысле осваивал сибирскую глубинку. Его посылали в самые отдаленные деревни, в которых не было ни только каких-либо гостиниц, но и настоящей пресной воды. Одна из страниц дискомфорта ему запомнилась на всю жизнь. В деревню Богодуховку он приехал поздно вечером, хотя его лекция планировалась на обеденный перерыв. Из-за сильного дождя лектора не забрали из соседней деревни. Чурсин проспал ночь в конторе на раскладушке, которую ему принес из дома управляющий. Рано утром его пригласили перекусить в столовую. Он был страшно голоден и поэтому очень быстро расправился с довольно большим куском мяса и макаронами. Официантка вскоре принесла стакан компота, который почему-то издавал неприятный запах. Чурсин настороженно поднес стакан ко рту и сделал маленький глоток. Затем отставил компот в сторону и вопросительно посмотрел на женщину. Она в ответ мило улыбнулась и спокойно произнесла:
   - Молодой человек, не переживайте... Это вчера наши деревенские ребятишки бросили дохлую собаку в колодец... Сегодня наш управляющий еще засветло пытался ее вытащить...
   Лектор в ответ ничего не произнес. Он стремительно приподнялся со стула и ринулся вон. Затем заложил два пальца в рот и опустошил свой желудок. Чурсин читал лекции еще два дня. Приглашения покушать он решительно отвергал, говорил, что сыт. Питался он исключительно покупными продуктами, что имелись в сельских магазинах. Разносола не было. Килька в томатном сосусе, которую он страшно не любил, да сухие пряники в основе своей составляли съестное меню посланника областного комитета партии.
   В конце сентября ученый совет кооперативного института объявил конкурс на замещение вакантной должности преподавателя кафедры истории КПСС. Чурсин успешно его прошел.
   Занятия у первокурсников начались в конце октября. Через неделю сотрудники и студенты "кооператива" узнали, что историку Чурсину Егору Николаевичу Высшая Аттестационная Комиссия при Совете Минстров СССР присвоила ученую степень кандидата исторических наук. Об этом написали не только на доске объявлений, но и в многотиражной газете. Чурсин ходил по институту очень довольный, часто улыбался. Он то и дело принимал поздравления от своих коллег и студентов.
  Поздравила его и Оксана Миронова. Поздравила при необычных обстоятельствах. Чурсин после работы всегда покупал хлеб в небольшой булочной, которая находилась в трех десятках метров от института. Он сразу же заметил в небольшой очереди красивую девушку, стоящую перед кассой. Какая-то неведомая сила вытолкнула его из очереди, и он, словно на крыльях, рванулся к молодой покупательнице, которая ложила свой хлеб в небольшую сумочку. Увидев своего преподавателя, студентка слегка покраснела и протянула ему руку. Затем с улыбкой сказала:
   - Егор Николаевич, наступила и моя очередь для поздравлений... - На миг она замолкла, словно подбирала нужные слова для более теплого поздравления своего наставника. - Потом сквозь набегающие слезы добавила. - Простите меня, Егор Николаевич, простите...
   От неожиданности Чурсин замер. Он все еще не мог понять причину нервного расстройства своей студентки. Этим и воспользовалась Миронова. Она выбежала из булочной и в миг растворилась в многоликой толпе. Ночью Чурсину снились сплошные кошмары. Он часто просыпался и открывал окно. Свежий воздух этой ночью почему-то не способствовал новоиспеченному кандидату наук ни притоку умных мыслей, ни хорошему сну. Только утром он окончательно успокоился, когда посмотрел свой план работы. Через день в группе, где училась студентка Миронова, он проводил семинарские занятия. Он почему-то с тревогой ожидал этих занятий. Эта тревога у него удесятерилась, когда он, зачитав фамилию студентки, не увидел ее на своем месте. Никто из группы не знал причину ее отсутствия. Чурсин рванулся в деканат технологического факультета. Заместитель декана, увидев возбужденную физиономию историка, принялся его успокаивать:
   - Егор Николаевич, я наслышан о Вашей работоспособности и заботе о студентах... Меня это очень радует...
   Затем сморщив лоб, он принялся разгребать руками большую гору папок, лежащую на широком столе. Чурсин с нетерпением ждал, когда этот толстый человек с большим мясистым носом откроет рот. Через пару минут до него донеслось:
   - Егор Николаевич... Довожу до сведения Вам и коллегам кафедры... Оксана Ивановна Миронова уволилась из нашего института по причине перевода ее родителей на другое место работы...
   Чурсин с облегчением вздохнул и тотчас же покинул деканат. Воспоминания о красивой студентке остались для него только воспоминаниями. И больше ничем иным...
   После получения диплома кандидата исторических наук Егору Чурсину разрешили читать лекции для студентов всех трех факультетов: экономического, технологического и товароведного. В декабре он получил существенную надбавку к своей заработной плате - 60 рублей.
   Новый год молодой кандидат наук решил провести в родном Марьино. История, как наука ушла для него на второй план. К родителям он приехал за день до праздника. Они были без ума от его успехов. Особенно радовался отец. Он хлопал рукой сына по плечу, затем по голове и весело говорил:
   - Гошка, ты и вправду у нас такой умный... Я вот в свои двадцать восемь баранку крутил, а ты сегодня уже кандидат... Хотя почему кандидат, а не какой-то начальник?
   После своих умозключений он смачно матюгнулся, что вызвало общий смех его супруги и сына. Вскоре он успокоился и пригласил всех за стол. Первый тост был за новоиспеченного кандидата наук. Егор Чурсин в этот вечер был на седьмом небе от счастья. Его пьянило не только его научные успехи, но и спиртное. Он то и дело обнимал своих родителей и приговаривал:
   - Спасибо Вам, мои дорогие папенька и маменька... Спасибо Вам... Я сделаю все возможное, чтобы стать большим человеком... Обязательно сделаю, дайте только мне время...
   Заверения умного сына родителям очень нравились, они гордились им. Гордился своим земляком и небольшой городок Марьино. В районной газете "Молодой сибиряк" был опубликован большой очерк о молодом историке, который успешно пропагандировал исторические решения партийного съезда... Егор Чурсин не мог наглядеться на свою фотографию, которая красовалась на первой странице газеты. Он с улыбкой посмотрел на мать, глаза которой от радости были полные слез. Она, увидев вопросительный взгляд своего сына, тихо произнесла:
   - Гошенька, прости меня... Я твой альбом с фотографиями корреспонденту показала. Он обещал вернуть твое фото... Надо вот только выждать немножко...
   Егор Чурсин не намеревался ругать свою мать. Он любил своих родителей, любил их в равной степени. Он прекрасно знал, что ни отец, ни мать не хотели, чтобы их единственный сын стал ученым, тем более, историком. Они с самого раннего детства знали одно: лишь мозолистыми руками можно заработать себе на кусок хлеба. Однако своему сыну не хотели перечить. Они каждый день видели и обратное. Чиновники от партии имели куда больше в своей жизни, чем те, кто трудился у станка или стоял за прилавком. Семейное празднество по поводу научных достижений сына в доме Чурсиных затянулось. Все легли в постель далеко за полночь.
  Виновник торжества с радостью плюхнулся на мягкую перину и мгновенно заснул. Через час он проснулся и вышел на улицу. Мороз был жуткий, за тридцать градусов. На морозе Чурсин стал немного приходить в себя. Его радовал очень теплый прием родителей. Его, как сына, все это многому обязывало. Вскоре он вновь оказался в постели, опять заснул. Проснулся он очень быстро и долгое время не мог отойти от страшного сна. Он видел Инну, которая была почему-то голой и звала его на помощь. В его голову тотчас стали приходить тревожные мысли, одна страшнее другой. Чурсин, едва забрезжил рассвет, решил ехать в Тарск. Уговоры родителей остаться дома и вместе провести Новый год, на него не действовали. Не действовали и слезы его матери, которая принялась причитать, чтобы его уговорить. Никто и ничто не действовало. Чурсин старший, видя бесполезность всех попыток, сдался. Он подошел к жене, и полуобняв ее, сквозь слезы произнес:
   - Слушай меня, мать... Наш Егорка стал взрослый и умный... Не будем ему мешать в выборе своей жизни... Пусть едет...
   Затем он подошел к сыну, и сжав его плечи, сказал:
   - Егор, моя и твоя жизнь не есть две капли воды... Это и хорошо. Я думаю, что и для тебя наступила пора семью заводить. Если у тебя есть любимая женщина - езжай. Люди, любящие друг друга, должны все радости и горести делить только вместе...
   Чурсин приехал в Тарск в полдень. Многотысячный город был полностью погружен в предновогодние заботы. Свидетельством этому было множество елочных базаров. Лесные красавицы он видел почти на каждой улице, в пролетающих мимо него автобусах и легковых автомашинах. Первым делом он решил купить красные розы. Они могли быть только на привокзальном рынке. И в этом он не ошибся. Продавцы цветов обосновались в небольшом сборном домике. Цены очень кусались. Он очень долго торговался, прежде чем в его руках оказался долгожданный букет из трех больших роз. Затем он направился к стоянке такси. Вскоре он оказался возле знакомого дома и подъезда. Он стремительно взлетел по ступенькам на четвертый этаж и с замиранием сердца нажал на копку звонка. Дверь никто не открывал. Он нажал еще и еще. Только через минуту, а может и больше, за дверью раздался знакомый голос. У него сразу же отлегло от сердца. Он медленно опустился на корточки и закрыл глаза. Кускова, открыв дверь своей квартиры, и увидев своего любимого мужчину в необычном положении, в руках которого были ее любимые розы, с тревогой в голосе стала его спрашивать:
   - Гошенька, Егор Николаевич! Что с тобою случилось? Что произошло? Скажи же мне... Я очень тебя прошу...
   Чурсин приподнял голову и с вожделением стал рассматривать свою любимую женщину. Затем он быстро вскочил на ноги и очень спокойно произнес:
   - Нет, нет, еще раз нет... У меня ничего не случилось...
   Потом он с силой притянул ее к себе и страстно поцеловал ее в губы. Увидев радостное лицо женщины, он вновь и вновь ее поцеловал. После этого очень серьезно сказал:
  - Инна, в моем сердце и в душе произошло очень важное, которое называется любовью... Я люблю тебя, Инна, моя Иннушка...
   Выслушивать любовные объяснения мужчины, женщина больше не стала. Она взяла его за руку, провела в коридор и закрыла дверь. Через несколько мгновений они оказались в постели. В этот последний день уходящего года никто из них не скрывал, что эту встречу они ждали с большим нетерпением. Каждый из них сейчас жаждал не только любви, но и хотел поделиться тем, что произошло за время разлуки.
   Инна Кускова была уже в курсе, что ее любимый получил подтверждение из Москвы. Она очень долго смеялась, когда он рассказал ей о своем страшном сне. Она и сама нередко видела его во сне. Лицо любимого всегда почему-то было расплывчатым, даже неузнаваемым. После сноведения она открывала глаза и принималась гладить рукой подушку, которая лежала на другой стороне широкой постели. Ей все казалось, что она и сейчас хранит в себе тепло и любовную страсть молодого и красивого мужчины, очень редко появляющегося в этой комнате. За время его отсутствия она так и не прикоснулась своими губами ни к одному из мужчин, не говоря уже о большем. Ее очень часто приглашали на всевозможные банкеты и празднества, посвященные юбилярам из мира ученых или партийной номенклатуры. На все эти мероприятия она шла, но с очень большой неохотой. Особенно ей претили попойки партийных чиновников. Она прекрасно знала, что все обитатели, которые пришли сюда вкусно покушать и изрядно выпить, гуляли не на свои кровные деньги.
   Она знала и то, что попасть в лоно партийной номенклатуры большого ума не стоило. Надо только льстить, льстить и еще раз льстить. Этого "достоинства" у нее как раз и не было. От отсутствия оного она довольно часто страдала. Она очень переживала, когда одному из чиновников городского комитета партии при сдаче кандидатского экзамена по немецкому языку поставила неудовлетворительную оценку. Относительно молодой человек с явным пренебрежением прореагировал за критические замечания профессорши, которая стала подводить основы для "заслуженной" оценки. В определенной степени чиновника подвела тактика его поведения. В аудиторию он пришел последним, последним и сдавал экзамен. Он наделся на то, что наедине с членами комиссии можно келейно, а то и в приказном порядке, потребовать нужную оценку. Несмотря даже на полнейшее отсутствие знаний. Мужчина абсолютно никакого понятия не имел в вопросах, которые стояли в его билете. Однако это его нисколько не смущало. Он, скорее всего, понимая свое высокое положение в местной иерархии власти, решил в прямом смысле атаковать членов государственной комиссии, которые то и дело ставили ему наводящие вопросы, чтобы вытянуть его на слабенькую тройку.
  Кускова и та, решила бросить ему спасательный круг. Она почти по слогам прочитала ему коротенькое предложение и попросила написать его на доске. Борис Иванович и этого не смог сделать. Мало того. Все слова, за исключением первого, он написал с маленькой буквы. Из шести слов три были имена существительные. Экзаменаторы от бессилия опустили головы. Чиновник сухо и очень официально простился и вышел с гордо поднятой головой. Через день Кускову вызвали в партийный комитет и попросили разъяснить ситуацию, которая произошла во время сдачи экзамена по немецкому языку. Она рассказала все, что и как было. Затем секретарь парткома попросил ее написать объяснительную записку на имя секретаря горкома партии.
  Профессорша категорически отказалась. Больше ее никто никуда не вызывал. Несколько позже она узнала, что объяснительные записки в горком написали две женщины, которые были членами государственной комиссии. Это, скорее всего, и спасло ее от неминуемого изгнания из вуза. Еще через три года она узнала, что некогда ее подопечный, получивший двойку по немецкому, после окончания Академии общественных наук при ЦК КПСС, стал кандидатом философских наук. Через полгода его избрали первым секретарем районного комитета партии одного из районов города. У Кусковой после этого появилась очень стойкая аллергия на чиновников, которые носили партийный билет и были "остепененные".
   Встречу Нового года влюбленные чуть ли не проспали. За разговорами они не заметили, как быстро пробежало время. До боя кремлевских курантов остались считанные секунды. Они бросились наполнять свои бокалы шампанским. С последним ударом курантов на Спасской башне Кускова слегка чокнулась с Чурсиным и с улыбкой произнесла:
   - Егорушка, я пью за твое счастье и за твои научные успехи в наступившем году... Счастья и здоровья тебе, мой любимый...
   Затем она с жадностью осушила игристую жидкость до дна и неожиданно заплакала. Чурсин никак не ожидал такой развязки. Он, как и его любимая, осушив бокал, быстро поставил его на стол и с нечеловеческой силой прижал женщину к себе. Увидев слезы на ее глазах, он с тревогой в голосе спросил:
   - Инна, Инночка, что случилось с тобою... Почему ты молчишь? Что у тебя произошло за время моего отсутствия? Говори же...Тебе, очень плохо...
   Блондинка на его вопросы и мольбу не реагировала. Она продолжала плакать. Из ее голубых глаз все катились и катились маленькие капельки жидкости, которые медленно растекались по ее красивому лицу и затем исчезали в никуда. Чурсин с недоумением продолжал смотреть на женщину. Он все еще не мог понять, что у нее стряслось. В конце концов его терпение лопнуло. Он быстро подхватил ее на руки и стал кружиться с нею по комнате. Только на его руках Кускова успокоилась. Смахивая руками свои слезы, она тихо прошептала:
   - Егорка, мой Егорушка... Партия разлучает нас с тобою... Я ведь никогда не думала, что я еще могу послужить этой организации, которая называется Ке-пе-эс-эс... Партия для себя и для простого народа...
   Все то, что рассказала Инна Кускова, Чурсина очень разочаровало, даже рассердило. Он никогда не думал, что его беспартийная любимая может попасть в "партийные лапы". В начале марта ее пригласили в областной комитет партии и предложили место заведующей кафедрой в одной из военных академий в Москве. В какой академии ей предстояло работать, ей не сказали. Одно сказали, что ей предоставят прекрасное жилье, машину и даже дачу. Чиновник, видя некоторое замешательство умной и красивой женщины, дал ей неделю на размышление. Кускова целую неделю не находила себе места. Уезжать из родного города ей не хотелось. Да и ее квартира, как ей представлялось, была нисколько не хуже той, которую ей предлагали. Не было у нее и проблем с деньгами. Свои пятьсот рублей она всегда получала. Довольно часто были и "довески". Она выступала с лекциями в вузах своего города. Отдел народного образования и институт усовершенствования учителей также ее приглашали на семинары и конференции. Довольно часто в ее голове были и другие мысли, почти земные и человеческие. Ей было уже далеко за сорок лет. Она так и ни разу в своей жизни нигде не отдыхала, не была и за границей. В самой Москве была пару раз и то мимоходом. Во время раздумий о смысле своей жизни перед нею очень часто возникал образ историка Егора Чурсина. Особенно он часто витал поздно вечером, когда она приходила с работы и от усталости засыпала на диване. Дойти до кровати у нее не было сил. В наиболее тяжкие минуты одиночества ей не хотелось вспоминать о любимом. Она даже сознательно "выгоняла" его из своей жизни, из своего сердца и своей души. Иногда это получалось, но ненадолго.
   Молодой и красивый мужчина, который по возрасту годился ей в сыновья, все больше и больше ее преследовал. И эту неделю он все думала о нем. В своей душе она была не против навсегда с ним связать свою судьбу. Она его сильно любила. В том, что он ее любит, у нее также сомнений не было. Одновременно, исходя из своего жизненного опыта, она нисколько не сомневалась, что совместного счастливого будущего у них никогда не будет. Такие люди, как они, и особенно Чурсин, всегда были и будут под колпаком партийных органов. Партийные комитетчики родного университета сделают все возможное, чтобы приостановить их "неравный брак". Любовь, как человеческое понятие, для многих партийцев не существовала. Перипетии человеческой жизни партия в счет не брала. В этом Кускова убедилась буквально за пару месяцев до своего приглашения в серый дом. Молодого доцента одного из институтов города исключили только за то, что его мать продавала самогонку. Пожилая женщина жила в маленькой деревушке, недалеко от города. Сил для работы на приусадебном участке у нее уже не было. Сын довольно часто сам бедствовал. Взносы за кооперативную квартиру поедали значительную часть семейного бюджета. Кто-то из соседей ученого решил сыграть с ним злую шутку и написал письмо в институт, что его мать торгует первачом. Сам он тоже не выполняет партийные решения по борьбе с пьянством, привозя домой бутылку, а то и две, самогонки. Реакция на пасквиль последовала незамедлительно. Сначала доцента исключили из Всесоюзного общества трезвости. Затем объявили партийное взыскание. Через неделю был объявлен конкурс на замещение вакантной должности доцента кафедры автоматизации производства. Перспективный ученый документов не подал...
   Ровно через неделю в квартире профессорши Кусковой раздался телефонный звонок. Она сразу же узнала, откуда звонили и кто звонил. Уверенный и очень строгий голос задал один и тот же вопрос. Она, едва сдерживая слезы, очень тихо произнесла в трубку:
   - Я согласна...
   Больше она ничего не могла сказать. Какой-то комок образовался в ее горле. Сердце от волнения и неведомого страха готово было выскочить из ее груди. Через два дня ее вновь пригласили. В этот же кабинет и за этот же стол. Рядом с чиновником сидел еще один мужчина, который ей был незнаком. На сей раз вопросы задавал только он. Она не всегда успевала отвечать на его вопросы. Они были довольно разные и даже очень странные. Она с недоумением смотрела на строгого экзаменатора, который почему-то очень дотошно интересовался всей ее родословной. Затем посыпались вопросы, которые в полном смысле ее ошарашили. Плешивый незнакомец с рыбьими глазами попросил ее без всякого стеснения рассказать ему о дружеских и недружеских связях с мужчинами, и о том, почему она до сих пор незамужем. Профессорша исподлобья посмотрела на него и на полном серьезе сказала:
   - Извините, товарищ начальник. У меня всегда на первом плане была наука и только наука...
   От неожиданного ответа красивой блодинки мужчины громко рассмеялись. Смеялась и та, которая почти полчаса отбивала словесную атаку представителя каких-то органов. Каких органов, она не знала. И не хотела знать. Ей сейчас не до этого было. Ее глаза были полные слез.
   Финал затянувшегося собеседования был очень неожиданным. Плешивый встал из-стола, подошел к женщине, и положив свою руку на ее плечо, очень тихо прошептал:
   - Уважаемая товарищ Кускова... Мы сделали правильный выбор... - Затем с улыбкой добавил. - У меня есть к Вам очень маленькая просьба... Пожалуйста, не разглашайте то, о чем мы сегодня с Вами говорили. И еще. Вам, как это возможно, необходимо ограничить контакты с родственниками, даже с близкими...
   Кускова молча кивнула головой, и почти полупьяная вышла из кабинета. Через месяц ее приняли кандидатом в члены КПСС...
   Чурсин с очень большим вниманием выслушал монолог своей любимой женщины. Некоторое время он молчал. Молчала и Кускова. В комнате на какой-то миг воцарилась мертвая тишина. Из сидящих за столом никто не хотел ее нарушать. Скорее всего, эта тишина способствовала серьезным размышлениям и умозаключениям, которые могли в какой-то мере изменить жизнь этой женщины и этого мужчины. Чурсин никогда не думал, что эта красивая женщина, профессор, доктор филологических наук, совсем недавно беспартийная, будет выполнять столь ответственное задание партии. В том, что с ней беседовали далеко не простые люди, он нисколько не сомневался. Как и не сомневался в правильном решении, которое приняла эта женщина. Одно он знал четко, что если бы она отказалась от поручения, то ей бы давно не было места в университете, не говоря уже о заведовании кафедрой. Да и он сам, выполняя ответственное задание партии в период уборки сельхозпродуктов, неоднократно прокручивал в своей голове один и тот же вопрос: "А что, если отказаться? И почему я должен все эти пять лет подряд ездить? А где остальные?". Через некоторое время он успокаивался, успокаивался окончательно. Он раньше и сейчас не сомневался, что партийный пресс, без всякого сомнения, его в один миг раздавит и выбросит как букашку. Бессильна против этой махины была и его любимая женщина. Он с жалостью смотрел на Инну и еще сильнее прижимал ее к своей груди. Кускова, словно понимая его размышления, также прижималась к нему и повторяла почти одно и тоже:
   - Вот такие наши дела, мой любимый... Судьба - злодейка нас разводит...
   Чурсин на ее причитания ничего не говорил. Он только ловил теплые губы очаровательной блондинки и с жадностью в них впивался. В верности умозаключений своей любимой он уже нисколько не сомневался. Как и не сомневался, что им никогда не суждено быть вместе. Быть или не быть счастливыми, для них определяла партия, в рядах которой он состоял уже семь лет...
   Через некоторое время они успокоились и пошли гулять по городу. Тарск в эту новогоднюю ночь был особенно красив. Его центральная улица, носящая имя вождя мировой революции, утопала в море ночных фонарей и новогодних гирлянд. Перед огромным зданием областного комитета партии стояла главная елка города, вокруг которой толпились сотни горожан. То там, то здесь раздавался смех и здравицы в честь наступившего нового года. У многих были бутылки с шампанским. Кое-кто из участников новогоднего карнавала принес спиртные напитки из дома. Некоторые покупали их у спекулянтов, стоящих неподалеку от праздничного представления. Чурсин был безмерно счастлив, когда за червонец купил бутылку шампанского и получил впридачу два больших стакана. Он открыл бутылку, раздался сильный хлопок, и игристая жидкость ударило ему в лицо. Увидев это, Кускова засмеялась и стала слизывать с его щек и губ полусладкое вино. Через несколько мгновений их губы сомкнулись. В этот миг они были счастливы, как никогда. Они пили за любовь и за новые надежды. Им казалось, что в эту новогоднюю ночь счастливы не только они. Счастливы и все те, кто кружился в хороводе вокруг вечнозеленой красавицы. От внезапно наступившего счастья, они то и дело обменивались комплиментами. Особенно усердствовал Чурсин. Он был без ума от своей женщины, которая была сегодня, как никогда раньше, веселой и жизнерадостной. Инна сейчас была и божественно красивой. В том, что она краше и умнее всех, он и раньше никогда не сомневался. Не сомневался и сейчас. Кружась в толпе танцующих, он то и дело прижимал ее к себе и чмокал в ее губы. Иногда он отходил от нее на пару шагов, останавливался и затем пронзал своими глазами ее хрупкую фигурку. Ему очень нравилась эта женщина в длинной коричневой дубленке, шея которой была перевязана белым шарфиком. Ей все было впору и к лицу. И эти короткие коричневые сапожки на высоком каблуке и эта полукороткая прическа. Локоны ее белых волос ниспадали на воротник дубленки и делали его любимую еще красивее, еще привлекательнее...
   Чурсин проснулся рано утром. Инна еще спала. Она иногда почему-то тихо всхлипывала во сне и чмокала своими губами. Он не стал ее будить, направился в соседнюю комнату. Во время ходьбы он мгновенно почувствовал физическую усталость, особенно ныли плечи и ноги. Страшно болела и голова. На какой-то миг он вспомнил вчерашний карнавал возле новогодней елки и улыбнулся. Включил телевизор. На всех каналах шли новогодние представления. Прошел почти час. Хозяйка все еще спала. Он очень осторожно вошел в спальню и почти на цыпочках подошел к кровати. Затем опустился на колени, немного приспустил одеяло и прикоснулся своими губами к грудям спящей. Через несколько мгновений он почувствовал тепло ее тела и запах дорогих духов. Он многие годы знал, что она всегда покупала очень дорогие духи. От внезапного прикосновения женщина проснулась и в прямом смысле притянула мужчину к себе за уши и затем крепко поцеловала его в губы. После этого они громко рассмеялись.
   За стол они сели только через час. Оба пили за любовь. Она пила красное вино, он водку. После "Столичной" у Чурсина голова несколько просветлела. Он этому очень обрадовался и направился на балкон, чтобы подышать свежим воздухом. Он вскочил со стула и тут же сел. Страшная боль пронзила его поясницу. Хозяйка, увидев скорчившегося мужчину, весело засмеялась и произнесла:
   - Это тебе, Егорушка, твоя наука отдается... Я ведь знаю, сколько надо просидеть за диссертацией, чтобы ее написать...
   Чурсин ничего ей на это не ответил. Лишь после того, как он очень медленно разогнулся и привстал со стула, он с ехидцей огрызнулся:
   - Да... В этом доля правды есть. Однако, ты писала куда больше...
   Кускова его объяснения дальше не стала слушать. Она медленно привстала из-за стола и приблизилась к нему. Затем, поцеловав его в губы, тихо промолвила:
   - Эх, ты, мой дуралей... Ты так все еще не можешь понять, почему у нас сегодня все и вся болит...
   Чурсин и после этих слов был в полном недоумении. Он продолжал загадочно смотреть в глаза любимой. Кускова легким движением рук сбросила с себя халат зеленого цвета, и оставшись в одних ослепительно белых трусиках, страстно прижалась всем своим телом к мужчине. Затем она улыбнулась и поцеловав его, ласково прошептала:
   - Эх, ты, мой любимый историк... Мой любимый мальчишка и мой любимый мужчина... Ты сегодня ночью был сильный, как лев, и ласковый, как котик... Поэтому мы в равной степени больны...
   Чурсин только сейчас понял причины своей временной нетрудоспособности. Покрутив пальцем возле своего виска, он громко рассмеялся. Затем он мгновенно подхватил женщину на руки и понес ее в спальню. И до наступления очередного утра они были в плену любви и страсти. Не обошлось и без слез. Они были взрослыми людьми и прекрасно понимали, что они друг с другом уже никогда не встретятся. Причин этому было множество. Предстоящая работа Кусковой требовала от нее соблюдения определенных формальностей. Одна из них напрочь исключала присутствие молодого человека в ее окружении. Они также допускали мысль, что кое-кто из институтских коллег и сотрудников знает о любовном романе пожилой профессорши и молодого кандидата наук. По гражданским меркам, не говоря уже о партийных этикетах, это было нечто необычное, даже очень необычное. Любые учреждения и организации такой возрастной "водораздел" влюбленных, не говоря уже об их браке, никогда не приветствовали. Не было исключений и для них. Лишняя помеха, без всякого сомнения, могла навредить не только их отношениям, но и их карьере. После длительных раздумий они пришли к единому выводу - им больше не стоит встречаться. И времени уже для этого не было. Кусковой предстояло через месяц сдать все дела на кафедре и выехать в Москву. От бессилия что-либо сделать, они очень переживали и плакали. Особенно в отчаянии была Инна. Она то и дело вглядывалась в голубые глаза своего любимого мужчины и тихо шептала:
   - Бог, ты мой! За что же ты меня так страшно наказываешь? Ну, за что же, скажи, мой Егорушка?
   Чурсин на ее вопрос был бессилен что-либо ответить. Он только очень осторожно смахивал своей ладонью ее слезы и тяжело вздыхал. Одно мог он сделать сейчас как мужчина, как человек, это еще сильнее любить эту женщину. В том, что эта ночь будет последней в их жизни, никто не сомневался. И от этого понимания, и от этой безысходности, они все больше и больше окунались в океан любви...
   Проснулись они поздним утром. У каждого на душе скребли кошки. Особенно тревожился за свою любимую Чурсин, который сейчас ее не узнавал. Ему не верилось, что эта осунувшаяся женщина с темными кругами под глазами, есть Инна Владимировна Кускова, профессорша, которую он всегда видел сильной и умной. Сейчас эта умница и красавица плакала, ее хрупкие плечи вздрагивали. На прощание она несколько приободрилась, и сильно сжав его руку, серьезно произнесла:
   - Мой любимый Егорушка, послушай моего совета... Иди по этой жизни осторожно, очень осторожно... И еще я тебе скажу, как ученый человек. Пиши быстрее, как это возможно, докторскую диссертацию. Именно она тебе даст дорогу в будущее. Я давно заметила, что у тебя есть рвение к науке. И ты ее осилишь, мой Егорушка...
   Чурсин после умозаключений своей любимой наставницы с грустью улыбнулся, затем поцеловал ее в губы и со слезами на глазах открыл дверь. Ему тотчас же вдогонку донеслось:
   - Прощай, мой любимый, прощай навсегда...
   Через полчаса Чурсин сидел в плацкартном купе пассажирского поезда. Вагон был почти пустой. Только в середине его сидела немолодая парочка, которая за трапезой о чем-то тихо шепталась. Он, как только поезд тронулся, получил постельное белье и сразу приготовил постель. Затем принялся размышлять о том, что произошло за время очередной встречи с Инной Кусковой. В том, что эта встреча была для них последней, он нисколько не сомневался. Он потерял эту женщину всего час назад, потерял навсегда. Потерял не по своей вине, а по вине того общества, по вине той системы, которую придумали сами люди, в том числе, и он сам, как человек и как коммунист. От этих мыслей ему становилось не по себе. Порою ему хотелось сорвать стоп-кран поезда и выпрыгнуть из вагона, затем помчаться к женщине, которую он сильно любил. Однако он этого не делал, не делал вполне осознанно. Он не сомневался, что ни он сам, ни его любимая женщина, да и они вместе вдвоем, бессильны сломать эту систему. Сейчас у него, как и раньше, утешением и надежой оставалась историческая наука. Она была для него не только его призванием, но и мерилом его таланта, его жизни. Он твердо решил, как можно, скорее писать докторскую диссертацию...
  Глава вторая.
  Склочник
  
  С темой монографии Чурсин определился к концу августа. На это ушло почти полгода. Во время очередного летнего отпуска он опять по-человечески не отдыхал. Зато ему удалось побывать во многих библиотеках страны, в том числе и в Москве. Искать какие-либо контакты с Инной Кусковой он не стал. Занятие это было не только бесполезное, но и в некоторой степени даже опасное. В том, что она находилась на спецучете в серьезных органах, он не сомневался. Жажда научной работы с каждым днем, а то и с каждым часом, привлекала его к себе, забирала у него все его умственные и физические силы. Образ любимой женщины постепенно уходил на задний план. Он все продолжал снимать комнату у бабы Маши. Многолетнее пребывание квартиранта старую женщину устраивало. Он был очень спокойный, не буянил. Она никогда не находила у него пустых бутылок из-под спиртного. Не было у него и бычков от сигарет. Не водил он к себе и женщин. Длительные командировки постояльца также радовали старуху.
   Несмотря на все свои человеческие и нечеловеческие странности, молодой мужчина вовремя платил ей деньги, как за проживание, так и за питание. После защиты кандидатской диссертации Чурсин попросил хозяйку готовить для него пищу и стирать белье. За любые дополнительные услуги он доплачивал. Однако этим он не слишком часто ее обременял. Днем его не было, ночью он спал. Даже в редкие минуты общения, диалога, как такового, между ними не получалось. Постоялец больше работал на прием. Узнав о том, кто из жильцов дома напакостил друг другу, или сколько стоят овощи на центральном рынке, он делал вид, что остальное его уже не интересовало. На заумные вопросы хозяйки он отделывался молчанием или отсылал ее к постоянному источнику информации - телевизору. "Черный ящик" она смотрела почти весь день. Он ее не только информировал о всех новостях в стране и за рубежом, но и спасал от ничегонеделания. Подруг в доме у нее не было, не было и мужчин. Ее ровесницы по возрасту, как таковые, в "хрущевке" отсутствовали. Ровесники-мужчины были, но она их страшно презирала. Считала, что все мужики одни только пьяницы.
   Работа над темой монографии на нет свела контакты Чурсина со своими родителями. С того дня, когда он, не пожелав с ними встретить Новый год, уехал к любимой женщине, прошло почти восемь месяцев. Его радовало лишь то, что они его занятость понимали. Переживали его неудачи, радовались его успехам. Николай и Надежда довольно часто рассуждали о поступках своего единственного сына. Если в правильности своих они довольно часто сомневались, то в сыновьих - никогда. Гошка для них был не только человек уравновешенный, но и большая знаменитость. Через месяц после своего отъезда он принимал участие в телепередаче "За круглым столом". Надежда плакала, когда увидела своего сына на экране. Николай свое восхищение сыном отметил чисто по-русски, выпив стакан русской водки. Утром о выдающемся ученом говорили почти все жители Марьино. Рубщик мяса пришел на работу очень поздно. Все отходил от радости. Торговцы на него не обиделись. Они уже давненько знали, что у долговязого есть башковитый сын. Николай Чурсин в этот день рубил мясо с большим прилежанием, вносил свой вклад в выполнение Продовольственной программы Коммунистической партии.
   Наступил сентябрь. Первым вопросом повестки дня заседания кафедры стоял вопрос об ученом секретаре кафедры, что удивило Чурсина. Бумажные дела вела Таркина Надежда Ивановна. У нее кроме этой нагрузки, других не было. Все знали, что она без всякого желания выполняла эту работу. Ссылаясь на головные боли, пожилая женщина часто филонила. В сей миг дела передавались Чурсину, который часами сидел на кафедре, чтобы зафиксировать содержание продолжительных прений своих коллег. С информацией выступил Горовой. Он очень долго мусолил этот вопрос. Все сводилось к одному. Коллеги по кафедре, за исключением Егора Николаевича Чурсина, не могут по состоянию здоровья или из-за занятости быть ученым секретарем. Чурсин не ожидал такого разворота событий. Он сделал самоотвод, ссылаясь на множество других общественных поручений. Было безуспешно. Единогласно проголосовали за его кандидатуру. Он посмотрел в сторону Таркиной, та ехидно улыбалась. Он тяжело вздохнул и сел за стол ученого секретаря.
   Попытка новоиспеченного кандидата наук вынести на обсуждение коллег тему монографии закончилась для него полнейшим провалом. Для Чурсина это было неожиданностью. Сидящие, узнав об этом, пришли в настоящий шок. Первое, что его поразило, бросился в атаку против него заведующий кафедрой. Он выскочил из-за стола, и размахивая своими худыми руками, истошно завопил:
   - Уважаемый Егор Николаевич! Вы же еще не обсохли от кандидатской диссертации, а уже заявляете о докторской... Я и мои коллеги никогда не стремились форсировать историческую науку...
   Окинув взглядом сидящих, которые все расцвели в подобострастных улыбках, он очень серьезно добавил:
   - Я прямо скажу товарищу Чурсину, как коллеге и как коммунисту... Вам надо еще подождать хоть лет пяток, чтобы в Вашей голове сформировались умные мысли, которые потом перерастут в научные тезисы...
   Чурсин стоял посредине комнаты и молчал. Лицо его было ярко красным. На лбу выступила испарина. Реакция заведующего, который совсем недавно настойчиво его просил омолодить и освежить историческую мысль в институте, была для него, как гром в зимний день. Он также не мог понять и точку зрения очередного коллеги. Доцент Борис Григорьевич Кулаковский, оказался еще категоричнее, чем его шеф. Сгорбленный старик, голова которого, как иногда, казалось, доставала до пола, на этот раз превзошел себя. Он неожиданно для всех выпрямился, и засунув руки в карманы своего старенького пиджака, с заиканием произнес:
   - Уважа-а-е-е-емые коллеги! Я не скрою, что у нас появился молодой карьерист, который неправильно понимает политику нашей партии... - На несколько мгновений он замолк. Что-либо говорить дальше, ему мешало обилие слюны в его рту. Он вытащил из кармана брюк носовой платок и вытер им свои губы. Затем продолжил. - И еще я скажу, скажу очень честно... Вам, Егор Николаевич, еще рано думать о докторской... Лучше шлифуйте методику лекций и семинаров...
   Чурсин, все это время стоящий на ногах, не мог больше слушать настоятельные рекомендации и упреки своих коллег. Ноги его одеревенели. Он медленно сел на стул и опустил голову вниз. В его глазах стоял туман. Новоиспеченный ученый секретарь кафедры истории КПСС домой пришел очень поздно, все писал протоколы. На следующий день Анна Петровна сказала ему, что Горовой информацию об его теме монографии вычеркнул. Он ничего на это не ответил, он только кисло улыбнулся.
   Через две недели начались очередные сельхозработы. Кафедра вновь рекомендовала Чурсина комиссаром. Прочитав давно знакомый лист с прежними фамилиями и старыми диагнозами, он решил на этот раз дать настоящий бой старческому произволу. Он направился в партийный комитет и зашел в кабинет заместителя секретаря парткома института. Доцента Ивана Сергеевича Паршина с кафедры политэкономии он знал, но близких отношений с этим человеком не имел. В большей мере они встречались по общественной работе, когда проводили те или иные мероприятия среди студентов. Ему многое в этом человеке нравилось, многое и нет. Совместная работа скрашивала личные человеческие достоинства и недостатки. Узнав о том, что Чурсин возражает против партийного поручения, ссылась на ранее многократные поездки, главный институтский идеолог сильно напыжился и со злостью сквозь зубы процедил:
   - Товарищ Чурсин! Если Вы еще раз откроете рот, я Вас исключу из партии, исключу сегодня же...
   Чурсин, стоявший перед небольшим, да и к тому же горбатым, человечиком, от неожиданности открыл рот. Он все еще не мог понять и переварить все то, что ему сказал партийный работник, его коллега по общественной работе. Он медленно закрыл рот и опять его открыл, намереваясь возразить. Было уже поздно. Паршин исчез из своего кабинета в неизвестном направлении.
   Прошел месяц. Комиссар студенческого лагеря Егор Чурсин, как и раньше, добросовестно исполнял свои обязанности. Все это время молодой ученый и наставник молодежи был погружен в размышления. Поразмышлять было есть о чем. Особенно после его недавней поездки в институт. Ему необходимо было уточнить причины отсутствия двух кураторов групп, которые все еще не прибыли на сельхозработы. На сотню студентов было три преподавателя: начальник лагеря, комиссар и один куратор. В некоторые дни студенты работали далеко от лагеря или в разных деревнях. За молодежью был необходим контроль. Перед отъездом из "кооператива" проректор заверял Чурсина, что кураторы приедут на следующий же день. Прошло две недели, их все еще не было. Из институтских начальников в лагере также никто не появлялся. До города Чурсин добрался на попутных машинах. По приезду он сразу же пошел в приемную проректора, его на месте не оказалось. Идти в партийный комитет желания не было. Он решил немного переждать и неспеша пошел на кафедру. В том, что она будет пустая, он был уверен наверняка. Первокурсники под его руководством работали в селе. Он достал из кармана ключ, открыл дверь и сделал несколько шагов вперед. И в сей миг замер... В кабинете заведующего кафедрой сидели его коллеги и пировали. От увиденного у него чуть ли не отпала челюсть. Он сделал пару шагов в сторону своего стола и остановился. Идти дальше, у него не было сил. Ему не хотелось видеть то, что он видел. За двумя вместе сдвинутыми столами сидели все сотрудники кафедры, двенадцать человек. За исключением его, самого молодого кандидата наук, карьериста.
   Появление Чурсина в самый разгар "культурного мероприятия", для сидящих было полнейшей неожиданностью. Они от страха все чуть ли не навалили себе в штаны. Получилось ли это у них, вошедший не мог определить. Однако то, что кто-то из его коллег испортил воздух, он не сомневался. Он на некоторое время приостановил дыхание, чтобы не вдыхать в себя спертый воздух. Участникам застолья было не свежего воздуха. На какой-то миг они растерялись. При появлении самого молодого историка морщинистое лицо заведующего кафедрой стало красным, словно по нему десяток раз прошлись крапивой. Сначала пожилой мужчина ничего не мог сказать. От страха он только шевелил губами и тряс головой. Чурсина поразила не только странное поведение своего начальника, но и гробовая тишина, царящая в комнате. Он прекрасно понимал, что сидящие за столом всего лишь несколько мгновений назад терялись в догадках, кто же открыл дверь, и главное, кто вошел. Свои, за исключением Чурсина, были на местах. Информация чужака о пьянке в рабочее время могла основательно подмочить репутацию историков. Пьянку, да еще на коммунистической кафедре, никто из начальников никогда не прощал. Это была аксиома, которая действовала десятки лет.
   Горовой, словно провинившийся школьник, быстро засеменил навстречу Чурсину, и оскалив свои пожелтевшие зубы, с неподдельной лестью произнес:
   - Егор Николаевич! Проходите, пожалуйста, проходите... У нас сегодня небольшой сабантуйчик... Андрей Федорович, наш заядлый рыбак принес пару карасиков, вот мы и решили их отведать...
   Чурсин с дежурной улыбкой протянул шефу руку для приветствия и решительно вошел в комнату. Все сидящие, оскалив зубы, подобострастно стали с ним здороваться по ручке. Чурсин для приличия скушал маленький кусочек торта и выпил чашечку кофе. Затем, сославшись на занятость, простился с коллегами и спустился на второй этаж. Проректор был на месте. Он, узнав о цели визита комиссара, вновь пообещал ему в срочном порядке отправить недостающих кураторов. Обещание осталось пустым звуком. Кураторы на следующий день не прибыли. Не было их и до конца сельхозработ.
   В конце октября неожиданно сильно похолодало. Среди студентов пошли слухи о том, что вот-вот их должны отправить в город. Требовали этого начальник и комиссар лагеря. Директор совхоза был против. Неубранного картофеля оставалось еще десятки гектаров. Своими силами он не мог его убрать. Трудоспособные мужчины занимались уборкой силоса и готовили животноводческие помещения к зиме. Жители деревни большого интереса к общественному картофелю не проявляли. Все равно сгниет. По этой причине, вполне возможно, селяне картофель воровали. Воровали не только они, но и городские жители, которые днем и ночью приезжали на легковых автомашинах, иногда даже на грузовиках. Итог словесной перепалки между руководством совхоза и руководством студенческого лагеря оказался не в пользу последних. Директор обратился в райком партии. Оттуда пришла телефонограмма: студентов оставить в совхозе до особого распоряжения и обеспечить их теплом. Для отопления помещений привезли несколько самодельных обогревателей. Днем агрегаты включали, на ночь отключали. Через час в коридорах вновь господствовал прохладный воздух. В небольших помещениях, в которых отдыхали студенты, ночью было относительно тепло. Кое-кто из первокурсников надевал на себя куртки, другую одежду. Начальник лагеря и комиссар в комнате спали вдвоем. От холода становилось иногда не по себе. Мужчины выходили на улицу и делали небольшие пробежки по территории лагеря. Затем вновь ложились спать.
   Чурсин в эти холодные ночи часто окунался в размышления о сотрудниках своей кафедры. После их застолья он все больше и больше убеждался, что мужчины и женщины, убеленные сединой, были очень далеки от тех установок и трактатов, которые они читали с потертых конспектов. Ради солидной зарплаты старье было готово до самой смерти протирать свои шатаны. Даже всевозможные революции и эволюции в теоретической болтовне, муссируемые партией, мало что изменяли в укладе их жизни. До защиты кандидатской диссертации Егор Чурсин глубоко не вникал во все тонкости кафедральной жизни. Занятия, партийные поручения и научная работа забирали у него уйму времени. Его многолетний труд окупился сторицей. После присвоения ученой степени он получил дополнительные крылья в науку. Он не скрывал от себя, что отзывы о нем, как талантливом ученом, ему очень льстили. Положительно отзывались о нем не только сотрудники "кооператива", но и жители сел. За неделю до отъезда комиссара студенческого лагеря попросили выступить перед ветеранами войны и труда на центральной усадьбе совхоза. Лекция о международном положении слушателям очень понравилась. Секретарь районного комитета партии под шквал аплодисментов очень долго жал руку молодому лектору, кандидату исторических наук. Чурсин также надеялся, что он через пару месяцев получит должность старшего преподавателя кафедры. Он нуждался не только в укреплении своего престижа, но и в деньгах...
   Во время радужных размышлений в его голову приходили и тревожные мысли. Он не сомневался, что стычка с заместителем секретаря парткома Паршиным и его неожиданный визит на кафедру, обойдутся ему боком. Беспокоило и то, что все коллеги его желание продолжать работать над исторической наукой встретили в штыки. И это вынуждало его думать и думать. Чем больше он размышлял, тем больше приходил к неординарным выводам. Кафедра истории КПСС в кооперативном институте была самой старой по возрасту. Из десяти преподавателей одному было за семьдесят лет, пятерым за шестьдесят, троим за пятьдест лет. Трем женщинам-сотрудницам каждой было под шестьдесят. Ему, самому молодому исполнилось двадцать восемь.
  Средний возраст историков составлял 60 лет. Никто из них по-настоящему научными исследованиями не занимался. Причиной этому был не только возраст, но и нежелание напрягать свои извилины. Любая наука требовала определенных усилий, что отражалось на здоровье. Старики берегли свое здоровье, как зеницу ока. Приличная зарплата их также устраивала. Заведующий кафедрой получал 420 рублей, доценты по 320 рублей, старшие преподаватели по 180 рублей. На должностях ассистентов были два бывших политработника Советской Армии. Кроме 125 рублей каждый из них получал солидные пенсии - 200 рублей на нос. Офицеры запаса, не имеющие профессионального образования, и в связи с возрастом не привлекались в сферу научных исследований. Чурсин ни разу не видел и не слышал каких-либо отчетов о научной работе от этих сотоварищей. У них был другой козырь, который они использовали при любой возможности. Армейские политработники умели с большим пафосом говорить. Он им частенько завидовал, когда они в любом историческом факте находили руководящую роль партии.
  Узнал Чурсин и то, что не все доценты имели профессиональное образование. Заведующий кафедрой, окончивший педагогический институт, перед началом войны преподавал географию в восьмилетней школе. Воевал, имел несколько боевых наград. Над монографией, тему которой он даже и сам иногда забывал, старик трудился больше десяти лет. Доцент Кулаковский до работы в "кооперативе" был инструктором обкома партии в одном из городов Украины. Его партийные привилегии сохранились и в Помурино. Борис Григорьевич жил в обкомовском доме, в одном из красивейших зданий города. Чурсин почти каждый день проходил мимо девятиэтажного дома из красного кирпича. Мощный особняк утопал в зелени. Научная работа бывшему партработнику была нужна, как мертвому припарки. О том, что надо заниматься наукой, он вспоминал только перед очередным конкурсом на замещение вакантной должности доцента. Кандидат в доценты звонил в редакцию газеты, и узнав о том, что объявление будет напечатано на следующий день, с раннего утра занимал очередь у газетного киоска на вокзале, который был самым большим в городе. Он в один присест скупал всю наличность городской газеты. Скупал не ради дальнейшей рекламы, скупал из-за страха, что иногородние историки могут его "застопорить". Месяц, время необходимое для подачи документов, старик ходил по институту очень сосредоточенный. Кое-что он обновлял и в своем внешнем виде. Вместо черного галстука, который от ветхости готов был развалиться на маленькие кусочки, он надевал ярко красный. Самый древний по возрасту представитель исторической науки "кооператива" был всегда любезен перед местным начальством. Чурсин, наблюдая за этим старым существом, поражался его изобретательности льстить и пресмыкаться.
  Фантазия у старика не знала границ, особенно в период проведения торжественных или партийных собраний. Борис Григорьевич за полчаса до начала мероприятия становился возле двери актового зала. Кивком головы он приветствовал молодых и незнакомых ему сотрудников, со старожилами здоровался по ручке. С институтскими вождями он был особенно любезен. Увидев начальника, он мгновенно опускал свои плечи вниз, и одновременно протягивал ему руку. Затем слегка приподнимал свою небольшую голову, на которой "росло" около двух десятков седых волос. Через несколько мгновений его физиономия, покрытая густым лесом морщин, расцветала в подобострастной улыбке. Потом он притягивал чиновника к себе или долго жал ему руку. Это зависело от настроения последнего. После этого следовала целая обойма теплых слов лично в адрес этой персоны и членов его семьи. Чиновник, как правило, отвечал аналогичными комплиментами и пожеланиями. Кулаковский, последним закрывал дверь актового зала. Затем он с горделивой осанкой дефилировал через весь зал к своим коллегам, сидящим во втором ряду. Первый ряд занимал ректорат института, начальники различных служб.
  Присутствующие в зале уже не сомневались, что после того, как сел на свое рабочее место старейший историк, можно начинать мероприятие. Борис Григорьевич на всех без исключения общественных мероприятиях был в президиуме. На мероприятиях, посвященных Дню Победы, его избирали как фронтовика. На читательских конференциях, посвященных различным вехам в строительстве социализма или трудам кормчих народной партии, он также был на самом видном месте. Активен он был и на заседаниях кафедры. С критикой был очень осторожен, критиковал дифференцированно. Он, как правило, не "кусал", а, наоборот, хвалил. Особенно доцентов. Стариков, которые читали лекции из фонда кафедры и добавляли пару цитат из очередного пленума ЦК КПСС или партийного съезда, он относил к когорте великих теоретиков партии.
  Чурсин, как самый молодой, такой лестной оценки не удостаивался. Ушат критики от Бориса Григорьевич в его адрес был вполне нормальным явлением. Кулаковский подходил к явно "убитой" жертве и крепко жал ей руку. Затем слегка наклонял голову и почти в уху ей шептал:
   - Дорогой Егор Николаевич! Вы на мои критические замечания не обижайтесь... Я Вас очень прошу... Ты очень молодой, у тебя все еще впереди...
  Чурсин ради приличия дежурно улыбался и внимательно смотрел в глаза старика. Они, как ему казалось, все эти годы, кроме лжи и лести, ничего не испускали. Успокоив молодого коллегу, Кулаковский на цыпочках подходил к ученому секретарю кафедры и ложил перед ним несколько небольших листков бумаги с критическими замечаниями, как ведущего доцента кафедры истории КПСС. Через несколько мгновений сидящие дружно тянули руки вверх. Это означало, что решение принято единогласно. Руководитель семинара с критическими замечаниями старших коллег согласен. Чурсин довольно часто обводил взглядом старцев. Он не сомневался, что его профессиональная подготовка и его методика проведения занятий их нисколько не интересовала. Они все это делали для галочки.
  Он был для них козлом отпущения. Причиной этому был его возраст и его ум. Огрызаться выжившим из ума людям было бесполезно...
   Смешило Егора Чурсина и открытое солдафонство Кулаковского перед своей женой. Кто она и чем она занимается, никто из сотрудников кафедры не знал. Одно все знали очень четко. Борис Григорьевич, прежде чем уйти домой, заходил в кабинет заведующего кафедры и набирал номер своего домашнего телефона. Официальные доклады жене о занятиях или о встречах с важными персонами, как правило, затягивались. Коллеги, сидящие в другой комнате, из-за этого бесились. Из-за спаренного телефона больше всех страдала секретарша кафедры, терпение которой часто лопалось. Она стучала в дверь соседней комнаты и писклявым голосом кричала:
   - Уважаемый Борис Григорьевич! Я должна сделать очень важный звоночек проректору по науке Геннадию Максимовичу.... Товарищ Кулаковский, я очень прошу освободить телефон...
   "Звонарь", как правило, на просьбы коллег и секретарши не реагировал. Скорее всего, он был поглощен ответной информацией своей любимой женщины. Подводил его и слух. Он часто переспрашивал своих коллег, сидящих рядом с ним. На плохой слух доцента Чурсину неоднократно жаловались и студенты. После успешного прохождения по конкурсу Кулаковский моментально сбавлял темы своей общественно-политической работы. Для него это была последняя "пятерка" в институте. Старейший историк сибирского региона разменял восьмой десяток лет.
   Доцент Волков Анатолий Васильевич в Помурино приехал из соседней области. Заведующему отделом агитации и пропаганды городского комитета партии после очередной обильной пьянки обявили взыскание и направили преподавателем в кооперативный институт. Жильем не обидели. Он жил в самом центре города в хорошей трехэтажке, построенной еще в тридцатые годы. Привычке злоупотреблять спиртными напитками он не изменил. Он утром часто приходил на занятия с большими мешками под глазами и хватал обеими руками кипу наглядных пособий. Они были для него определенным козырем в ходе лекций и семинарских занятий. Все его методические разработки были посвящены наглядным пособиям. Лучший методист кафедры в иные дни что-то толкал себе в рот, затем начинал быстро клацать зубами. Увидев молодого историка, он часто интересовался содержанием тех или иных вопросов предстоящего семинара. Чурсин, иногда в шутку, иногда и всерьез, бойко отвечал на вопросы старшего товарища. Волков внимательно его слушал, благодарил и стремительно выбегал из комнаты. Аналогичное повторялось день изо дня.
  Чурсин пришел к однозначному выводу. Его коллега не готовился к семинарским занятиям. Чтение лекций особых проблем у доцента не вызывало. Они были у него годами "наработанные". Если по какой-то причине он их не брал или забывал дома, то открывал сейф и брал лекции из фонда кафедры. Анатолий Васильевич уже несколько лет работал над докторской диссертацией. Обсуждение ее научных тезисов, как таковых, на кафедре почему-то не было.
   Доцент Павлов Павел Михайлович в "кооператив" прибыл совсем недавно. Слухи о нем ходили разные. Одни сплетничали, что бывший архивариус по какой-то причине проштрафился, работая в облисполкоме. Другие рассказывали, что он погорел из-за жены, которая заведовала центральным универмагом города. Определенный научный задел был только у старшей преподавательницы Никоновой Ольги Кирилловны. Ее работы за время пребывания Чурсина на кафедре обсуждали несколько раз и всегда давали положительный отзыв. Самому молодому историку она свои труды почему-то не показывала. Спрашивать их у нее он стеснялся. В равной степени и боялся обидеть эту женщину. Фотография Ольги Кирилловны висела на доске заслуженных наставников студенческой молодежи. Кое-что узнал Чурсин и об ее муже. Он работал в областном комитете профсоюзов. Упитанный мужчина с большим животом частенько приезжал на кафедру и увозил свою жены на черной "Волге". Нередко за нею приезжал и водитель важного профсоюзного чиновника.
   Чурсин, зная некоторые подробности подноготной своих коллег по кафедре, как правило, об этом никому не афишировал. Считал это неприличным занятием. Совсем другой точки зрения придерживался начальник лагеря Владимир Николевич Куторгин. Доценту с кафедры финансов до пенсии оставалось два года. Своей беспартийностью он страшно гордился. По этой причине, скорее всего, он на всю катушку чихвостил коммунистов. Особенно доставалось партноменклатурщикам. Комиссар иногда вставал на защиту своих идейных собратьев. Противоборство мужчин доходило до ругачки. Они, дабы сбросить с себя пыл, выходили на улицу, дышали свежим воздухом. Куторгин, хотя и был не из трусливого десятка, однако очень побаивался молодого комиссара. Он почти каждый раз, прежде чем зайти в комнату, говорил:
   - Егор Николаевич! Ты уже прости меня старика... Я думаю, что ты меня не продашь за пяточок в партийном комитете... Мне ведь до пенсии осталось всего немножко...
   Комиссар в ответ ничего начальнику лагеря не говорил. Он только легонько хлопал его по плечу и улыбался. Куторгин успокаивался, но ненадолго. Видя переживания старика, Чурсин вновь подходил к нему и вновь успокаивал. Он никогда в своей жизни не пакостил.
   Через два месяца Чурсин вновь сделал попытку утвердить тему своей монографии. И на этой раз коллеги его с треском прокатили, признав тему недиссертабельной. Горовой вновь просил его не торопиться. После подтверждения ВАК прошло совсем немного времени. Чурсин не стал ждать с моря погоды. Он поехал на опорную кафедру в Тарск. Кафедра истории КПСС университета являлась одной из ведущей в сибирском регионе, там работали настоящие профессионалы своего дела. Заведующий кафедрой Горшков Владимир Николаевич тепло встретил бывшего студента, а ныне одного из самых молодых соискателей очередной ступени научного признания. На следующий же день провели заседание. Чурсин внимательно выслушивал советы и замечания своих идейных соратников, некоторые помечал в записной книжке. Горшков, на всякий случай, рекомендовал ему сделать очередную попытку опробации темы монографии на своей родной кафедре.
  По приезду Чурсин еще раз проштудировал имеющиеся документы партии и правительства по данной проблеме. За месяц до очередного заседания кафедры он раздал всем коллегам научное обоснование и план своей будущей монографии. Поговорил еще раз и с Горовым. Он без особого энтузиазма включил в повестку дня его вопрос. Возникшие помехи на этот раз молодого ученого не угнетали. Он не сомневался в своем успехе. Писать монографию ему никто не будет, ни партийная организация, ни его коллеги по кафедре. Писать ее будет только он, и никто иной.
  Заседание кафедры назначили на конец декабря. Утверждение темы монографии Чурсин считал для себя новогодним подарком. Но увы... Жизнь распорядилась по-иному. За два дня до заседания позвонила супруга Бориса Григорьевича Кулаковского и со слезами сообщила о болезни мужа. Через час все историки были на квартире своего коллеги. Больной тяжело дышал и не открывал глаза. Его тело то и дело вздрагивало, иногда он сильно кашлял. Чурсин впервые увидел жену Бориса Григорьевича. Это была очень старая и больная женщина. Она, то ли от сострадания, то ли от болезни, постоянно пригладывала грелку к своей пояснице и все время причитала. Гости, прибывшие поневоле, стояли возле металлической кровати, на которой лежал их соратник по работе и по идейному духу, и молчали. Никто из них ему ничем не мог помочь. Ночью Кулаковский скончался. Его похороны состоялись через три дня. Похоронили старейшего коммуниста и историка в деревне, где жила его дочь. Кушкарево находилось в ста километрах от города. Все расходы на погребение взял институт. Основная нагрузка по организации похорон пришлась на молодых сотрудников общественных кафедр. Чурсин и еще трое молодых коллег с кафедры научного коммунизма копали могилу. Земля была очень мерзлой. Приходилось жечь костры, чтобы хоть немного ее прогреть. В деревне не нашлось какой-либо техники, чтобы вырыть яму. Не было ее и в кооперативном институте. Поминки по усопшему прошли тихо и почти незаметно.
  Заседание кафедры состоялось в последний день уходящего года. В самом его начале минутой молчания почтили светлую память о внезапно скончавшемся коллеге. Затем Горовой зачитал некролог об умершем, который был напечатан в городской газете. Потом приступили к обсуждению вопросов, их было одиннадцать. Чурсин, как ученый секретарь кафедры, едва успевал делать пометки по тому или иному вопросу. Он, глядя на сидящих, видел, что им не до исторической науки. Каждый жил своими новогодними заботами. Вопрос о монографии был последним, на закуску. Неожиданно зазвонил телефон. Чурсин взял трубку. Звонили из партийного комитета и просили в срочном порядке прибыть заведующего и секретаря партийной организации. Заседание по уважительной причине в спешном порядке закрыли. Через минуту все разбежались по домам. Чурсин остался сидеть, ему предстояло переработать протокол заседания. Тема его монографии отодвигалась на следующий год...
   Обсуждение темы монографии кандидата исторических наук Чурсина прошло в феврале наступившего года. В очередной раз разгорелись дебаты об ее диссертабельности. Рекомендации опорной кафедры Тарского университета никто во внимание не брал. Особенно усердствовал доцент Левин, только что влившийся в состав кафедры вместо умершего Кулаковского. Олег Иванович появился через месяц после погребения умершего, что было для всех большой неожиданностью. Особенно в недоумении был Чурсин, который уже намеревался подавать на конкурс. Он через неделю после смерти Кулаковского своими сокровенными мыслями поделился с Горовым. Разговор был наедине. Шеф внимательно слушал своего подопечного, который почти полчаса долбил ему о своих достижениях и правомочности участия в конкурсе. Заслуги его и на самом деле были весомые. Год назад он успешно защитил кандидатскую диссерацию. За время работы в вузе опубликовал пять научных статей, около десятка брошюр по методике преподавания. Ученый секретарь кафедры. Лектор областной организации общества "Знание" по международным вопросам и по интернациональной политике партии. За ежегодное участие в сельхозработах награждался Почетными грамотами и ценными подарками. Не упустил он из поля зрения и предстоящее утверждение темы монографии...
   После радужной оценки своей деятельности молодой историк внимательно посмотрел в глаза своего старого шефа. Они были равнодушными, даже холодными. Увидев изумленный его взгляд, старик улыбнулся и тихо пробурчал:
   - Эх, Егор Николаевич! Наша умная наука в период совершенствования развитого социализма никому не нужна... - Затем, почесав пальцем свой длинный нос, добавил. - Я тоже когда-то мечтал стать академиком, а стал, как видишь, только доцентом. И это через тридцать лет работы...
   Умозаключение опытного историка Чурсин никак не мог понять. Он вспыхнул, как свечка, и в довольно грубой форме прошипел:
   - Иван Константинович! Я понимаю, что никто из моих коллег не хочет пускать меня к вершинам науки... Или, Вы, например, боитесь, что я займу Ваше место...
   Горовой, скорее всего, ожидал подобной реакции от своего молодого и нахрапистого коллеги. Он немного ухмыльнулся и со вздохом произнес:
   - Эх, Егорка... Ты, по возрасту мне сын, а то и даже внук... Только поэтому я тебе сейчас скажу только правду, и только правду... На конкурс документов не подавай... Вчера мне звонили и дали определенные рекомендации...
   Больше он ничего не сказал. Он молчал, лишь изредка затягивался сигаретой. Молчал и Чурсин, у которого сейчас уже не было никаких вопросов к своему начальнику. У него внезапно выступили слезы. Он выскочил из кабинета заведующего в другую комнату, затем присел за свой столик. Через несколько минут дверь тихо скрипнула. Он невольно обернулся. Горовой ушел домой, даже не попрощавшись...
   Чурсин до самого появления Левина все еще тешил себя надеждами. Он не мог понять, почему ему запрещали участвовать в конкурсе. Если даже он и "пролетит", то мир от этого не перевернется. В его шевелюре появится пара седых волос и только. В своих предположениях он ошибался. В этом он убедился совсем скоро. Горовой сказал ему правду, только правду. В конце января Левин был представлен сотрудникам кафедры. На должность доцента его рекомендовали лично ректор и секретарь партийного комитета. На Чурсина новенький, которому было лет сорок-сорок пять, какого-либо особого впечатления не произвел. Это был мужчина небольшого роста, с большим горбатым носом. На его маленькой голове прочно сидела большая копна вьющихся волос. Чему можно было позавидовать, это его одежде. Ходил Левин в новом драповом пальто и в черной пыжиковой шапке. К лицу ему был и черный дипломат, который почему-то светился при ярком солнечном или электрическом свете. Он, наверняка, натирал его специальным раствором или мазью. Олег Иванович сильно себя уважал, даже очень слишком. Простые люди были для него никчемными. Проходя мимо вертушки, которая стояла при входе в институт, он никогда не приветствовал пожилых вахтеров. Не замечал и студентов, на их приветствия он часто не реагировал. В лучшем случае, кивал головой.
   В том, что на кафедре истории КПСС появилась очень важная птица, притом со многими тайнами, никто из сотрудников института не сомневался. Не сомневался и Чурсин, как ассистент, как ученый секретарь кафедры, и как секретарь партийной организации. Секретарем его избрали через неделю после похорон Кулаковского. Чурсин очередную общественную нагрузку явно не хотел. Он предложил кандидатуры бывших армейских политработников. И опять потерпел фиаско. Тарасов мотивировал самоотвод своей болезнью, Овчаров ссылался на болезнь своей жены. Самоотвод коммуниста Чурсина не приняли. Под громкие аплодисменты ему вручили толстую папку, в которой были партийные инструкции и протоколы собраний. Два последних не были оформлены.
   Через месяц Чурсину удалось узнать кое-что подробнее о залетной птице. Информация его базировалась на очень короткой биографии, которую во время представления рассказал Олег Иванович, и на слухах, отчасти, правдивых. До появления в "кооперативе" Левин возглавлял высшую партийную школу при областном комитете партии. Должность высокая и очень престижная. Многие начальники считали за честь побывать в стенах этого солидного заведения. В стан партноменклатуры Левин попал по огромному блату. Попал благодаря своему однокласснику Василию Скворцову, работавшему в одном из общесоюзных министерств. Друзья довольно часто встречались летом, когда отдыхали в санатории, который находился в двух шагах от берега Черного моря.
  Шли годы. Огромная страна под руководством многомиллионной армии коммунистов оказалась в очередном круговороте экспериментов. Неожиданно поступила депеша из самого партийного верха, ВПШ ликвидировали. Левин решению безропотно подчинился. Он в тот же вечер перезвонил в Москву и поделился своим горем. Скворцов обещал помочь, намекал о работе в столице. Олег Иванович стал советоваться со своей супругой. Та наотрез отказалась куда-либо ехать. Ее родители тяжело болели. Тесть и теща никогда в почете у Левина не были. Он их люто ненавидел, ненавидел за пролетарское происхождение. В равной степени ненавидел и свою жену, на которой по своей неопытности и молодости, женился по любви. Уже больно красивой была Татьяна. Она почти каждую ночь снилась студенту исторического факультета. Его друг Васька намного оказался практичнее. После окончания металлургического института он получил распределение в столицу огромной страны. Через неделю уже работал в министерстве. Он не любил свою жену, но страшно лелеял. И было за что. Дочь заместителя министра была уродиной, но своего красивого мужа любила. Левин понял свою ошибку позже, когда его распределили учителем в таежный район. В деревне по ночам выли волки, да свистела пурга. Благодаря корешу, Олегу Ивановичу удалось попасть в Помурино. Один год он учительствовал, потом занял кресло заведующего районного отдела народного образования. Пять лет руководил ВПШ...
   Новенький почему-то сразу невзлюбил самого молодого историка кафедры. Чурсин заметил это мгновенно. Левин всех коллег приветствовал за ручку, Анну Петровну чмокал в щечку. Чурсина не замечал. Пренебрежение новенького к своей персоне, Чурсина мало волновало. Однако было неприятно. Его первые попытки, как секретаря партийной организации, в определении Левину постоянных или временных поручений, последним полностью игнорировались. Чурсин делал очередную попытку и вновь отказ. Вынес этот вопрос на партийное собрание. Какой-либо критики в адрес новенького, к его удивлению, не прозвучало. Робкую попытку осудить позицию Левина, сделал один лишь Горовой, и то в очень вежливой форме. На этом все и закончилось.
  Чурсин для бывшего партийного начальника оставался пустым местом. В этом он убедился еще раз через несколько дней. Заседание партийного комитета было посвящено пропаганде исторических решений очередного партсъезда. Пригласили и секретарей партийных организаций. Чурсин был сильно удивлен, когда им представили руководителя лекторской группы Левина. Олег Иванович от нагрузки, которую взвалили на его узкие плечи, просто сиял. Еще через месяц институтская многотиражка поместила большую статью с его фотографией, в которой он делился опытом пропагандистской работы. К "авторитету" Чурсин больше не приставал...
   Не хотел Чурсин слушать его и сейчас, на этом заседании кафедры, когда решалась судьба его будущей монографии. Левин, словно павлин с распущенным хвостом, вальяжно ходил по комнате и испускал экспромтом десятки цитат из ленинских работ, из материалов партийных съездов. Иногда он останавливался и поднимал кверху свой указательный палец. На миг замолкал. Через несколько мгновений его мозг производил очередную мысль или идею, которая была ядовитее предыдущей. И все это "научное" сводилось к единому выводу. Тема монографии кандидата исторических наук Чурсина недиссертабельна. Чем больше мужчина-карлик маячил, тем больше Чурсин убеждался в его недобросовестности. За целую неделю Олег Иванович так и не соизволил прочитать несколько страниц печатного текста, где все и вся было разложено по полочкам. Последовали другие выступления. Чурсин их не слушал. Исход был предопределен заранее. Начали голосовать. За признание недиссертабельности темы научного исследования проголосовала вся кафедра, за исключением самого соискателя. На этот раз Чурсин не остался на кафедре, он сразу же пошел на остановку. Минут через пять мимо него прошел Левин. Его лицо сияло в победной улыбке...
   Через две недели Чурсин позвонил в Тарск. Через неделю его пригласили на заседание опорной кафедры. В университет он ехал с большими надеждами. Уезжал оттуда с огромными планами на будущее. Тема его монографии единогласно была признана актуальной и диссертабельной. Через два месяца ее утвердили в Москве. Оставалось только работать и работать...
   Ученое "подполье" Чурсина страшно не понравилось историкам кооперативного института. О том, что тема его монографической работы утверждена и прошла опробацию, они узнали из протокола заседания опорной кафедры. Горшков счел необходимым проинформировать своих коллег по исторической науке. Через день по инициативе Левина было проведено внеочередное партийное собрание. Чурсина единогласно признали карьеристом и склочником. Взыскание не наложили, но строго предупредили. Через час после собрания о "ненаучной порядочности" самого молодого историка узнал секретарь партийного комитета. Мясников не являлся профессиональным партийным работником, он был с кафедры бухгалтерского учета. Мужчина предпенсионного возраста в прямом смысле тянул лямку партийного вожака. Тянул небескорыстно. В институте все знали, что он, находясь у руля партийной организации, через год получил прекрасную квартиру у самого берега Иртыша. Его дочь поступила в аспирантуру при "кооперативе". Чурсин не намеревался оценивать знания девушки по другим предметам, но по его предмету она не блистала.
   На следующий день Чурсина вызвали в партийный комитет, на индивидуальное собеседование. Мясников и Паршин сидели за большим круглым столом, сидели друг возле друга. Чурсин вежливо поздоровался, ответной реакции не последовало. Партийные божки молчали, как истуканы. Игра в молчанку тянулась недолго. Первым начал воспитывать вошедшего Паршин. Он неспеша привстал из-за стола, протер своими маленькими ладонями страшно покатый лоб, и строго пробурчал себе под нос:
   - Товарищ Чурсин... Я вчера узнал от коммунистов кафедры, что Вы осмелились перепрыгнуть свою кафедру и нашу партийную организацию при утверждении своей научной темы. Кто дал Вам на это право?
   Чурсин, стоящий навытяжку, решил возразить. Его бесила неосведомленность главного идеолога института. Он тяжело вздохнул и громко выпалил:
   - Извините, Иван Сергеевич, но это абсолютная дезинформация, это есть ложь...
   Ответная реакция Паршина последовала незамедлительно. Он рысью подбежал к остолбеневшему историку и громко прорычал:
   - Товарищ Чурсин, я когда-то обещал исключить Вас из рядов партии... Завтра я это сделаю, сделаю с большим удовольствием...
   Чурсин больше не стал слушать угрозы партийного мракобеса. Он развернулся на все сто восемьдесят градусов и вышел вон. В эту ночь он не спал. Утром не встал с постели. У него были сильные боли в сердце. Баба Маша позвонила по телефону в службу "Скорой помощи". Карета приехала через час. Молодая врачиха прослушала лежащего и рекомендовала ему покой. Затем выписала больничный лист. Чурсин позвонил на кафедру и сообщил Анне Петровне, что находится на больничном. Только на четвертый день ему стало несколько лучше.
  Он решил прогуляться по городу. На дворе стоял май и солнце уже основательно прогревало землю. Свежий воздух снимал нервную усталось идущего, отвлекал его от повседневных проблем. Ему захотелось пообщаться с природой. Он поднял руку и остановил первую попавшую легковую машину. Ему повезло. За рулем старого "Москвича" сидел пожилой мужчина, житель близлежащей деревни. Вскоре горожанин оказался перед березовым околком, стоявшим неподалеку от проселочной дороги. Он подошел к опушке леса и стал с усердием вдыхать в себя воздух, который был поистине целебным. Вокруг стояла абсолютная тишина, только кое-где она нарушалась жужжанием невидимых насекомых, проносящихся мимо его уха. Чурсин снял с себя свитер и вышел на поляну.
  Зеленое царство трав и цветов его очаровало. Ему казалось, что все они хотят перед ним выслужиться, показать свою индивидуальную красоту. И все это зеленое царство было в объятиях громадного солнца, которое с каждой минутой вносило свои коррективы в земной наряд. От изобилия трав и духов, а также от палящего солнца, он невольно присел. Через несколько мгновений он растянулся на траве, подложил под голову свитер и закрыл глаза. Сейчас он был наедине с величием и красотой природы. Она была вне власти человека, вне его законов, вне его пакостей, которые то и дело Чурсина преследовали, и не только его одного. Внезапно он почувствовал под спиной небольшой холодок. Вскоре холодок исчез. Он крепко заснул. Его сон на лоне природы был очень ровный, без всяких сноведений. Проснулся Чурсин через два часа. Солнце уже было в зените. Он посмотрел на часы. До вечера было еще очень далеко, и он решил пешком пройтись до города.
   За последнее время он мало двигался. Почти все время сидел, особенно доставалось ему в партийных архивах и в библиотеках. В этих заведениях он просиживал иногда по десять часов. Часто даже не обедал. Наука была смыслом его жизни. Она была с ним всегда и везде. В трамвае или автобусе, когда ехал из дома на работу и назад, он всегда был в умственном напряжении. Его свободное время также принадлежало науке. На окружающий мир он почти не реагировал. Не реагировал он и на женщин. Своеобразной отдушиной для него была Инна Кускова, благодаря которой он познал прелесть любви. И не только это. Профессорша стала для него своеобразным амулетом женской чистоты, да и вообще человеческих отношений. В последнее время он мало о ней вспоминал. Его "котелок", так он часто называл свою голову, днем и ночью находился в поиске чего-то необычного. Это его радовало и одновременно огорчало. Радовало то, что "котелок" довольно часто производил хорошие идеи и мысли. Огорчало то, что его умная голова не всегда могла противостоять зависти и подлости многих людей, среди которых оказались его коллеги по кафедре.
  Сейчас он в этом нисколько не сомневался. Они завидовали ему, как умному и талантливому человеку. Не только завидовали, но и боялись его. Никто из них не хотел, чтобы он через три-четыре года имел диплом доктора исторических наук. Они боялись кардинальных изменений, которые мог произвести этот молодой карьерист. Только по этой причине они сильно его "кусали".
  Были у него и минусы. Он их прекрасно знал. Сыну рубщика мяса и уборщицы очень трудно сделать карьеру ученого. С детской наивностью он распрощался очень рано, еще в студенческие годы. В университете работало несколько династий ученых. Не исключением этому была и его любимая женщина. Сейчас, когда он вел отчаянную борьбу за свое место под солнцем науки, он уже не сомневался, что без отца Инна вряд ли стала профессором. Егор Чурсин также хотел стал профессором. Об этом он мечтал много лет. Мясником или водителем он мог стать в любое время...
   Домой Чурсин пришел вечером. Солнце уже шло на закат. Неподалеку от дома он зашел в продуктовый магазин и выпил квасу, два больших бокала. Его разогревшийся организм требовал жидкости, особенно холодной. Баба Маша еще не спала, смотрела телевизор. Он принял ванну с горячей водой и с большим наслаждением улегся в кровать. Проснулся он ночью, его почему-то сильно знобило. Одеяло было влажным. Он встал и измерил температуру. Ртутный столбик термометра показывал почти тридцать девять градусов. Он вновь прилег, надеясь на то, что к утру все пройдет. Ему предстояло идти на занятия...
  Неожиданно в дверь его комнаты постучали. Он охрипшим голосом что-то промямлил. Вошла хозяйка, и увидев заболевшего квартиранта, всплеснула руками и начала причитать. Затем бросилась к телефону. Приехала "Скорая помощь". Больной чуть ли не бредил. Он уже не реагировал на внешний мир. Даже лицо врача он не видел, чувствовал только его почему-то очень холодные руки.
   Проснулся Чурсин вечером. Перед ним стояла молодая медсестра и вытирала прохладным полотенцем его лоб. Он уставился на девушку, затем повел глазами в стороны. Вокруг него были белые стены и какие-то незнакомые люди. Они все почему-то были в коричневых пижамах. Он опять закрыл глаза и стиснул зубы. Сомнений у него уже не было, он в больнице. Принесли покушать. Он проглотил небольшой кусочек хлеба и с жадностью выпил стакан компота. Затем вновь закрыл глаза. Болезнь давала о себе знать. Он тяжело дышал, в его легких что-то хрипело или свистело. Также сильно болела голова, давило на виски.
  Утром состоялся обход. Главный врач больницы, приложив свою руку к лбу больного, с улыбкой произнес:
   - Егор Николаевич, как же ты попал в мои владения? Я никогда не думал, что такое молодое светило науки окажется у меня...
   Чурсин ничего ему не ответил. Он только слегка улыбнулся и вновь закрыл глаза. Поляков Петр Никодимович был для него знакомым человеком. Историк довольно часто выступал перед руководящим составом медиков. Многих из них он знал в лицо, кое у кого запомнил фамилии или имена. Диагноз для больного оказался неутешительным: двухстороннее воспаление легких. Узнав об этом, Чурсин стиснул зубы. Ему ничего не оставалось делать, как усердно лечиться. После обхода ему назначили целую кучу процедур и анализов. Он никому и ничему не противился. Одно он знал: чем быстрее вылечится, тем скорее окажется на кафедре. Он уже не мог представить себя без студентов, без очередных научных планов.
   Поздно вечером в палату вошла медсестра и попросила его подойти к телефону. Он был в полнейшем недоумении. Родители и коллеги по кафедре еще не могли знать об его нахождении в больнице. Знала одна только баба Маша. Он с некоторым волнением взял трубку и к своему удивлению услышал знакомый голос своей хозяйки. Она со страхом произнесла в трубку:
   - Егорка, тебе вчера с самого утра звонили из института... Звонил не то Горовой, не то Городовой... Он сильно тебя бранил, что ты не работе... После небольшой передышки женщина опять продолжила. - Час назад звонил другой мужчина. Он не представился, но голос у него был, как у начальника, повелительный...
   Чурсин бабу Машу не перебивал. Он только тяжело дышал в трубку и скрипел зубами. Она продолжала:
   - Этот мужчина просил тебя завтра срочно прийти на работе... Тебя хотят по партийной линии вызвать...
   Задавать каких-либо вопросов женщине Чурсин не стал. Он тепло с нею простился и положил трубку. Ночью он спал очень плохо. Его мучили не только боли в груди, но и беспокоил звонок хозяйки. Он прокручивал в своей голове десятки вариантов. Все никак не мог понять, почему его так срочно ищут. В том, что он сейчас лежит на больничной койке, знает, наверняка, руководство и профсоюзная организация института. Лично его проблемы, в первую очередь, научные, могут и подождать. Он, честно говоря, и сам не ожидал, что окажется в больнице, да еще в самом начале лета.
   Утро следуюшего дня Чурсин ждал с большим нетерпением. Он решил все-таки позвонить на работу. За десять минут до занятий он набрал знакомый номер телефона. В это время все преподаватели, как правило, были уже на кафедре. Трубку взял Горовой. Услышав голос Чурсина, он принялся в назидательном тоне его поучать:
   - Молодой человек, я вот все не пойму причины твоей болезни. Неделю назад Вы были здоровые... И почему именно сейчас Вы вздумали болеть? У нас ведь сессия на носу, да и партийный комитет хотел проверить хозяйство нашей партгруппы...
   На несколько мгновений в трубке наступила тишина. Неожиданно раздался голос Левина. В том, что говорил он, Чурсин не сомневался. Этот надменный и одновременно слащавый голосок, он узнал бы из сотен голосов. Левин, не поприветствовав своего коллегу, сразу же бросился его атаковать:
   - Товарищ Чурсин! Я буквально два дня назад говорил по Вашему персональному делу в партийном комитете... Есть мнение, привлечь Вас к строгой партийной ответственности... - На какое-то время голос пропал. Скорее всего, Левин что-то обдумывал. Он вновь произнес. - И еще, самое главное... Если завтра Вы не появитесь на партийном собрании ровно в пятнадцать часов, мы исключим Вас из рядов Коммунистической партии...
   Чурсину угрозы Левина надоели. Он бросил трубку и вышел из комнаты. На глазах его были слезы. Через несколько минут он оказался в кровати. От внезапной лавины тревожных мыслей и угроз заболела голова. Какие-то молоточки больно стучали по вискам и в задней части "котелка". Он уткнулся лицом в подушку и стал раздумывать, что же ему сейчас делать. Он еще больной. Поляков говорил ему о необходимости серьезного лечения. Говорила об этом и заведующая терапевтическим отделением Лидия Ивановна Щербицкая. Эти же угрозы бездарных "кафедралов" могли перечеркнуть все его лечение. Он и сам чувствовал свою слабость. Ночью его часто мучил кашель. Он то и дело вставал и ходил по палате, иногда выходил в коридор. После длительного раздумья он все-таки решил идти на партийное собрание. Дело оставалось за врачами. К главному врачу он не пошел. Он не сомневался, что он не возьмет на себя такую ответственность. Оставалась надежда только на понимание и помощь Щербицкой.
   После прохождения процедур Чурсин легонько стукнул в дверь кабинета заведующей терапевтическим отделением. К его радости, она была на месте. Очень симпатичная женщина, увидев своего больного, привстала из-за стола, и указав ему рукой на стул, пригласила его присесть. Затем с улыбкой спросила:
   - Товарищ Чурсин, у Вас какие-либо дополнительные жалобы на свое здровье? Пожалуйста, говорите... Я Вас очень внимательно слушаю...
   Вопрос врачихи Чурсину показался очень комическим. Он улыбнулся и присел на стул. Затем с небольшим заиканием произнес:
   - Нет, не-ет... У меня на советскую медицину никаких жалоб нет... Да и никогда не было...
   Необычный ответ больного рассмешил Щебрицкую. Она громко засмеялась, оскалив очень белые и ровные зубы. Ее смех в значительной мере прибавил оптимизма больному, который хотел разрешить общественные проблемы. Он просидел в кабинете завотделением почти полчаса. Сначала она наотрез отказывалась его выписывать. Лишь после того, когда увидела у больного слезы на глазах, она сдалась.
   Пристально смотря в глаза мужчины, который ей, как женщине, был симпатичен, она со вздохом проговорила:
   - Егор Николаевич, я выписываю тебя только в порядке особого исключения и только на один день. Выписку буду мотивировать твоими личными проблемами...
   Затем она вытащила из кипы папок, лежащей на полке, какую-то бумажку и попросила Чурсина ее подписать. Он, не читая ее содержание, мгновенно подписал. Тепло, поблагодарив женщину за понимание его жизненной ситуации, он вышел из кабинета. Через час он был дома.
   Чурсин открыл дверь кафедры ровно в пятнадцать часов и осторожно вошел вовнутрь. Затем повернул свою голову налево. Через открытую дверь кабинета заведующего кафедрой он увидел своих коллег. Они сидели в полном составе. Неожиданностью для вошедшего было присутствие заместителя секретаря парткома по идеологическим вопросам Паршина. На месте секретаря партийной организации сидел Левин. Чурсин неспеша вошел в комнату и поприветствовал сидящих. Никто из них на его приветствие не ответил. Не предложили ему и присесть. Да и садиться было не на что. Лишнего стула в кабинете не оказалось. Чурсин сразу же почувствовал к себе страшный холод отчужденности со стороны своих коммунистов. Преуспевал в этом Левин, который выглядел особенно торжественным. Чурсину даже казалось, что ему только что присвоили Звания Героя Советского Союза, или, в худшем случае, назначили основным космонавтом для посадки на Луну. Его попытка поймать хоть чей-либо взгляд не увенчалась успехом. Сидящие его не замечали. Кто-то смотрел на потолок, кто-то с умным видом что-то писал в своих тетрадях.
  В том, что сегодня ему придется очень сложно, он нисколько не сомневался. В этом он убедился буквально через минуту, когда Левин с победоносным видом произнес:
   - Товарищи коммунисты! На повестке дня нашего собрания один вопрос - персональное дело коммуниста Чурсина Егора Николаевича. - После этого он окинул взглядом сидящих. Каких-либо движений различными частями тела ни у кого не было. Немного, хмыкнув себе в кулак, он продолжил. - Какие есть предложения? - Опять никаких движений, гробовое молчание. - Левин вновь продолжил. - У меня есть предложение утвердить повестку дня партийного собрания...
   К большому удивлению Чурсина все подняли руки. Ему на какой-то миг показалось, что это есть всего лишь спектакль и только... Он не мог поверить, что за время его отсутствия коммунисты так быстро смогли состряпать персональное дело...
   Он открыл рот и громко произнес:
   - Я возражаю против предложенной повестки партийного собрания... О каком персональном деле коммуниста Чурсина может идти речь, если его не было в институте?
   Что-либо еще сказать, ему не дал Левин. Он, брюжжа слюной, выскочил из-за стола и истошно прокричал:
   - Товарищ Чурсин, я лично Вам не давал слово... - Затем неожиданно для всех громко чихнул, и заикаясь продолжил. - Я лишаю Чур-сина слова... Я лишаю его...
   Узурпаторские замашки председательствующего страшно поразили Чурсина. Он сначала молчал, а затем решительно подошел к столику, за которым сидел Горовой, и с отчаянием произнес:
   - Иван Константинович! Вы можете четко сказать коммунисту Левину, что он вообще не знает о каких-либо нормативных положениях Устава и Программы нашей партии... Вы же писали диссертацию по партийному строительству...
   Какой-либо поддержки заведующий кафедрой ему не оказал. Он даже не соизволил посмотреть ему в глаза, а продолжал с умным видом что-то писать в своем маленьком блокноте. Вопрос поставили на голосование. Чурсина лишили слова. Он в своей душе продолжал негодовать, хотя еще надеялся на мудрость представителя парткома. Он бросил взгляд в сторону Паршина, и опустил голову. Лицо идеолога было непроницаемым.
   Чурсин, видя то, что дело приобретает очень серьезный оборот, стал отстаивать свою принципиальную позицию. Удавалось с очень большим трудом. Его внимательно слушали, однако все были против его доводов. Ораторы выступали, затем брали передышку и вновь выступали. Чурсину за эти годы все припомнили, многое привирали. Через два часа сделали перерыв. Чурсин мигом рванулся в туалетную комнату и открыл кран с холодной водой. Его опять морозило, болела голова. За время перерыва он сделал однозначный вывод. Партийное взыскание ему в любом случае припишут. Не сомневался он и в другом. На кафедре образовалась круговая порука. Против нее он бессилен что-либо сделать.
  Однако решил не сдаваться. После паузы в словопрениях верховодили военные пенсионеры. И на этот раз пальма первенства по обличению Чурсина принадлежала Тарасову. Он то и дело взмахивал своим кулаком в сторону "персональщика", которому казалось, что он вот-вот схлопочет по своей физиономии. От пощечины или даже удара его спасал высокий рост. Импровизация бывшего офицера стоящему не только нравилась, но и его смешила. Виктор Иванович был небольшого роста, с большим животом, который очень сильно выпирал наружу. Чурсину было также непонятно, почему его коллега всегда носил красный галстук и приспускал его конец почти до самого нижнего места между ног. Сейчас этот галстук и его владелец страшно смешили "персональщика". Новизна выступления бывшего политработника Советской Армии состояла в том, что он обвинил Чурсина в постоянном увиливании от сельхозработ.
  Виктор Иванович, уставший, то ли от своей страстной речи, то ли его мучила старческая одышка, покраснел и с некоторым придыханием в голосе произнес:
   - Я предлагаю коммуниста Чурсина, как общеизвестного склочника, как недобросовестно выполняющего партийные поручения, и как ученого подпольщика исключить из рядов Коммунистической партии.... Я думаю, что это решение поддержит партийный комитет нашего прославленного кооперативного института...
   Последние слова он произнес особенно торжественно, даже с некоторым пафосом, свойственному только всемирноизвестному диктору Левитану. После этого он сел на стул, громко вздохнул и посмотрел в сторону Паршина. Чиновник сидел, словно маленькая блоха на большой куче дерьма, и утвердительно качал гловой.
   Резюме Тарасова вообще шокировало Чурсина. Он решил дать настоящий бой лжи и несправедливости, ушат которой вылил на него коллега. Он попросил слова. К его удивлению, ему это слово дали. Выступление "склочника" было сумбурным, даже очень. Он в прямом смысле положил на обе лопатки своего оппонента. Он не понимал себя, откуда в его голове появлялись мысли и слова, от которых плешивый старик то ерзал на стуле, то краснел, как рак или что-то усердно писал на небольшом листке бумаги. Чурсин выложил на-гора все. И все это было сущей правдой. Тарасов никогда не занимался научной работой. Методические пособия или брошюры он просто-напросто переписывал. Изменял только годы издания и добавлял пару цитат из текущих партийных документов.
  Заключительное обвинение вообще убило бывшего политработника. Чурсин, словно трибун, поднял указательный палец в его сторону и с гневом сказал:
   - Коммунист Тарасов! То, что Вы не занимаетесь научной работой, явление общеизвестное не только на кафедре, но и во всем институте. Известно и то, что Вы ни разу не ездили на сельхозработы... Причина невыезда - сахарный диабет. Однако он не мешает поглощать спиртное, которое Вы глушите на рыбалках со своим бывшим политработником Овчаровым... И еще... У меня, кандидата наук нет денег на плитку шоколада, а Вы его кушаете с нашей заведующей целыми пачками. Среди студентов прочно утвердилась поговорка: методический кабинет есть место, где историки чаи гоняют...
   Дальше произошло совсем непредсказуемое. Тарасов быстро выскочил из-за стола, и подбежав к оратору, громко прокричал:
   - Лишить его слова... Я лишу его слова... Надо наказать этого молокосо-с-с-аааа...
   Неожиданно он схватился за сердце и тихо присел за стол. Сидящие замерли. Замер и Чурсин, стоящий посредине комнаты. В том, что сейчас произошло, он не сожалел. Он говорил правду и только правду. Эта правда в конце концов и пригвоздила отставника.
  Паршин, увидев неординарную ситуацию среди историков, быстро встал и предложил сделать перерыв. Перерыв затянулся. Причиной этому было нездоровье коммуниста Тарасова. Чурсин очень внимательно всматривался в физиономию больного. В том, что он провоцировал ситуацию, он не сомневался. Виктор Иванович, то сжимал руками свою грудь, то усердно пил большими глотками воду из графина, которую любезно предлагал ему Горовой. После принятой таблетки валидола Тарасов успокоился. Прения начались вновь. На этот раз они были очень короткими. Какой-либо критики в адрес Чурсина не было. Никто не хотел попадать под его горячую руку. Заключительная часть собрания была не в пользу Чурсина.
  Большинство проголосовало за исключение его из партии с формулировкой "за неправильные отношения с товарищами". Двое голосовали за строгий выговор с занесением в партийную учетную карточку. "Персональщик" попросил своих собратьев по партии объяснить значение принятой формулировки. Его никто не слушал...
   Домой Чурсин пришел поздно вечером. Он быстро снял с себя одежду и принял ванну. Утром он был в больнице. Для Щербицкой он купил большой букет роз. Принимая цветы, она загадочно его спросила:
   - Егорка, а как у тебя дела на партийном фронте?
  Больной ничего ей не ответил. Он только кисло усмехнулся и решительно направился в свою палату. Лечение длилось две недели. За это время никто из коллег-историков его не посетил. Никого не было и из партийного комитета. Временное их отсутствие радовало Чурсина. Он прекрасно знал, что в недалеком завтра его ожидают жаркие баталии. Ему придется еще очень многое пережить. В этом он уже не сомневался.
   Молва о том, что на кафедре истории КПСС происходит настоящая свара, мгновенно стала достоянием многочисленного коллектива "кооператива". Реагировали все по-разному. Кто был постарше, на приветствия склочника отвечали кивком головы, кое-кто его сторонился. Молодые сотрудники считали его настоящим героем, который выступал против сложившихся догм и установок в высшей школе. Их, как и Чурсина, угнетало засилие стариков на кафедрах. Некоторые из них усмехались, когда видели молодую сотрудницу, ведущую под руку старого профессора, который еле-еле открывал рот, не говоря уже о чем-либо другом...
   Виктор Иванович Тарасов пришел домой очень усталый. Сказалась его необычайная активность на партийном собрании. Жена, увидев его несколько утомленное лицо, сразу же запричитала:
   - Витенька, кто же тебя так замучил? Почему у тебя такие мешки под глазами? Скажи же, мне дорогой... Или тебя опять куда-нибудь посылают?
   Тарасов, чмокнув супругу в щечку, стал ее усердно успокаивать:
   - Не беспокойся, моя дорогая... Все нормально, моя Танечка... Просто я сегодня этого молокососа воспитывал. Ну, ты же знаешь, Чурсина... Ему все неймется...
   Что-либо еще говорить, он не стал. Он положил свою серенькую папочку на этажерку, стоявшую в коридоре, и быстро зашел в таулетную комнату. Через некоторое время вышел и открыл дверь кухни. От радости он стал потирать руки. Жена сидела возле стола и с умилением смотрела на него. Она всегда со вкусом накрывала ему стол. И на этот раз она сделала чин чинарем. Не забыла и про водочку. Она знала, что ее любимый муж после напряженной работы пропускал свои "законные" два стопарика. Для здоровья и для настроения. После плотного закусона и водочки Тарасов выложил своей супруге все, что произошло на только что прошедшем собрании. Он почти полчаса костерил склочника Чурсина, который осмелился дать его персоне нелицеприятную оценку. В конце своего монолога он не вытерпел. От слов перешел к чувствам. Он вышел из-за стола, и подняв кулак кверху, со злостью прокричал:
   - Я бы этого мясника в клозете утопил... Жалко, что он мне в мои ежовые рукавицы раньше не попался... Я бы его сгноил, как...
   Испускать бранные слова в адрес своего коллеги, жена ему больше не дала. Она подошла к нему и ласково чмокнула его в плешь. Затем вытащила из своих брюк носовой платок и аккуратно вытерла следы губной помады на его макушке. Она всегда это делала, независимо от того, была ли на ее губах душистая мазь.
  Делать она это стала из-за неприятного случая, который произошел почти тридцать лет назад. Ее любимый очень быстро облысел, еще когда был взводным командиром в Забайкалье. Она, как невеста, приехала к нему в часть из своего родного города Омска. Приехала за день до строевого смотра. Длительная разлука дала о себе знать. Эту ночь молодые не спали. По вполне понятным причинам. Спозаранку ее муж уже стоял на строевом плацу. Из-за жаркой погоды все полковые мероприятия проводились раньше. Долговязый генерал после осмотра солдат и сержантов подошел к офицерам. Стал проверять их прически. Подчиненных с очень короткими прическами он куда больше уважал, чем длинноволосых. Возле лейтенанта Тарасова, стоявшего навытяжку, он замедлил шаг. Затем снял фуражку и носовым платком вытер свою лысину. Лейтенант, увидев изумленное лицо начальника, страшно заволновался. Его ноги задрожали, на лице появилась испарина. Он все еще не мог понять, что хочет от него, офицера-двухгодичника этот плешивый мужчина. Он сжал кулаки, успокоился. Затем немного отпрянул, когда к нему вплотную, совершенно неожиданно, подошел генерал, и тихо прошептал:
   - Сынок, я доволен, что тебя боевая подруга очень любит... - Затем, постучав пальцем по своей лысине, добавил. - Однако вещдоки надо убирать, а то вся наша армия в губной помаде утонет...
   Молодой лейтенант в сей миг понял намек своего большого начальника. Он быстро надел на свою голову фуражку и стремительно ринулся в казарму...
   Поистине уникальный случай, происшедший в супружеской жизни, очень рассмешил Татьяну. Она снова чмокнула своего мужа в макушку и повела его в спальню...
   Персональное дело коммуниста Чурсина на партийном комитете института рассматривали недолго, минут тридцать. Предложение историков об исключении его из партии, никто из комитетчиков не поддержал, кроме идеолога. Не обошлось и без курьезов, свидетельствующих о том, что кое-кто из членов парткома хотел любыми путями бросить тень на его доброе имя. Сотрудник кафедры финансов и кредита обвинил его в злоупотреблении спиртных напитков после защиты кандидатской диссертации. Лживая информация привела Чурсина в шок. Он встал и в полнейшем недоумении проговорил:
   - Уважаемый Виктор Петрович! Вас дезинформировали... Я, как и миллионы советских людей, состою в обществе трезвости и плачу взносы... - Потом он с улыбкой добавил. - Я слышал, что десять лет назад наш уважаемый историк Тарасов был лишен водительских прав за езду в нетрезвом виде...
   Раздался громкий смех. Кляузник неожиданно покраснел и уткнулся в большой стол, который был накрыт красным кумачом. Схватки с членами парткома у Чурсина не получилось. Ему просто не дали возможности что-либо сказать в свое оправдание. Ему объявили строгий выговор с занесением в учетную карточку. Через неделю состоялось заседание бюро районного комитета партии. Здесь вообще все прошло очень тихо и даже мирно. Паршин, как представитель партийного комитета института, очень коротко зачитал информацию о его персональном деле. Суждений не было. Ему объявили взыскание - выговор. Формулировку сохранили - "за неправильные отношения с товарищами".
   За день до отпуска Чурсина вызвали в партийный комитет и предоставили ему протоколы партийного собрания кафедры и партийного комитета института. Он очень внимательно прочитал свою "персоналку". Затем взял авторучку черного цвета, и пронумеровав все страницы, внизу размашисто написал "Уважаемые товарищи коммунисты! Содержание протоколов на семьдесят процентов сфальсифицировано". Потом расписался. Секретарь парткома Мясников кисло улыбнулся и положил толстую папку с протоколами в сейф.
   Партийное взыскание, наложенное на Чурсина, на его общественных нагрузках никак не сказалось. Он оставался ученым секретарем кафедры и секретарем партийной организации. Старики не хотели обременять себя дополнительными поручениями. Не хотели они и лишних разборок. Впереди был летний отпуск. Было не до этого.
   Июль, первый месяц своего отпуска Егор Чурсин провел в родном Марьино. Родители приезду сына были очень рады. За целый год он был у них пару раз, и то наскоком. В первый вечер, как и это раньше было, мужчины вышли в садик, поговорить и покурить. Сын никогда не курил, однако в это вечер закурил. Причиной этому было не только его приподнятое настроение, но и обильное застолье. Он почти наравне с отцом пил, наравне и кушал. Чурсин старший первым начал разговор. Он посетовал на трудности сельской жизни. Люди нищали с каждым днем. Некогда относительно полные прилавки магазинов с каждым часом пустели, словно вода на жарком солнце. Егор очень внимательно слушал своего отца. О подобном он и сам прекрасно знал. Не только знал, но и стремился хоть что-то сделать для улучшения ситуации. Ему, как лектору становилось очень неудобно от напористости своих слушателей, особенно в последнее время. Люди от слов переходили к делу. Они вручали ему целые кипы бумаг с различными вопросами, даже с предложениями. Иногда он даже боялся идти к полуголодным и обманутым людям. Многие принимали его за партийного номенклатурщика, у которого все было и все есть. Словесные оскорбления в свой адрес он переносил очень тяжело. После лекции запирался в гостинице и закрывал дверь на ключ. Он не хотел, чтобы кто-то видел его слезы или его мрачную физиономию. По приезду домой он садился за стол и очень скурпулезно перечитывал вопросы и жалобы слушателей. Затем писал очень объемную справку о проделанной работе. В областном комитете партии его с большим вниманием выслушивали, иногда при нем просматривали его отчет. Затем его заверяли, что в срочном порядке будут даны соответствующие указания по устранению имеющихся недостатков. Чурсин верил чиновникам, но и одновременно хотел видеть результат и своего личного участия. Через некоторое время он вновь приезжал к знакомым слушателям. Они только разводили руками, все оставалось без изменений. Он вновь и вновь писал отчеты, его вновь и вновь заверяли...
   Ветер перемен задел и Николая Чурсина. Он со слезами на глазах рассказал своему сыну Гошке о новых порядках, которые стали существовать в его заведении. Численность непосредственных производителей мясной продукции на колхозном рынке с каждым днем уменьшалась. Вместо них приезжают подозрительные личности, в основном, молодые парни. К услугам некогда знаменитого рубищика мяса они не прибегали. Они рубили туши не хуже его самого. Чурсин однажды попытался запретить самовольную рубку и чуть было за это не пострадал. Через пару минут в его каморку вошли три здоровых сопляка и строго предупредили. Если дядька не успокоится, то ему секир башка.
  Чурсин не струсил. Хотел пожаловаться директору. Не успел. Его убрали с престижной должности быстро и незаметно. Он даже не успел проститься со своим мясным снабженцем. С тех пор Чурсин не сует нос, куда ему не положено. На работу ходит каждый день, но без прежней прибыли. Рубит мясо одиноким бабкам и старикам, которые приносят ему куда меньше мясной прибыли, чем в совсем недавнем прошлом.
   Сын с грустными глазами смотрел на своего отца. Ему было жалко не только его, но и свою мать. У нее также дела шли не ахти хорошо. Товарооборот в магазине с каждым часом падал. На полках стояли только банки с березовым соком и хлеб, который уже к обеду расхватывали. Из-за булки хлеба часто дрались. "Бесхлебные" нередко делали ревизии в магазине. Продавщица не перечила. Она стояла со слезами на глазах за прилавком и спокойно наблюдала за тем, как озверевшие люди проверяли все закоулки. Лишнюю булку хлеба или упаковку стирального порошка никто не находил. Дабы не накликать на себя беды, частенько за покупками в магазин приходил сам Николай. Он, конечно, мясо не покупал, однако в очереди за мылом и порошком стоял...
   Душераздирающие откровения родителей очень сильно обеспокоили сына. Из-за этого он не стал делиться с отцом своими тягостными мыслями и всем тем, что он пережил за последнее время. Сыновьи беды могли в прямом смысле убить родителей.
   После тягостного монолога Николай Чурсин со страстью затянулся сигаретой, словно хотел, чтобы дым раз и навсегда уничтожил его житейские проблемы. Молчание сына ему не нравилось. Даже злило. Он тяжело вздохнул, и бросив косой взгляд на молчуна, с ухмылкой прошипел:
   - Егорка, ты у меня умный парень... Скажи же мне на милость, что делают наши верхи, чтобы хоть на грамм улучшить жизнь простых смертных?
   Для Чурсина младшего этот вопрос был далеко не новый. От подобного у него и раньше голова болела. Вопросы слушателей он, как правило, относил в областной комитет партии. Сейчас же ситуация была совсем иная. Ему, как профессиональному историку, как коммунисту впервые в своей жизни предстояло сдать своеобразный экзамен на порядочность и понимание текущей жизни своему родному отцу, который вложил все, чтобы его сын стал настоящим человеком. Он все еще продолжал молчать. Все раздумывал, надо ли говорить эту правду своему родному отцу. Да и зачем ему эта правда? Он сам почти пять лет бьется за эту правду и проку никакого. Из-за обыкновенной человеческой порядочности он стал изгоем, на которого не только показывают пальцем, но и строго наказывают. Он никогда не был преступником, не был и склочником. Он просто хотел и хочет быть человеком, заслуги которого должно оценивать все общество, а никакая-то группа престарелых существ, которые ради своего личного спокойствия и личного благополучия способны на любую подлость. Честности и порядочности его учили в школе и в университете. Он сам сейчас учит этому своих студентов.
   Родители в формировании его характера занимали особое место. Они не дали ему богатств, но они дали ему возможность учиться. Он всегда учился добросовестно, работал также добросовестно. Только так он хотел добиться признания своего таланта. И это признание, как он считал, должно происходить без всякого обмана, лжи и зависти...
   Он невольно посмотрел на небо. Оно было усыпано множеством звезд. Ему казалось, что все они его напутствовали говорить отцу правду и только правду. Он тяжело вздохнул и уверенно произнес:
   - Папа, я слышал твой вопрос и очень долго раздумывал над ответом. Я отвечу сегодня тебе, как твой сын, для которого родители отдали много сил и собственного здоровья, чтобы он стал настоящим человеком...
   Он внезапно замолчал. Затем повертел головой по сторонам, словно за ним кто-то наблюдал. Скорее всего, это была его профессиональная привычка, как лектора. Перед началом лекции он всегда оглядывался по сторонам, а затем только устремлял свой взор к слушателям. Из сидящих он кое-кого брал себе "на заметку". Он прекрасно знал, что в его аудитории есть человек, который фиксирует в своей памяти или записывает особо спорные моменты, изложенные представителем областного комитета партии. Как правило, он очень мало отступал от рекомендаций партийного органа...
   После очень короткого экскурса в особенности лекционной пропаганды, Чурсин вновь продолжил:
   - Я хочу тебе честно и откровенно сказать, что наша огромная страна катится под откос... Мне обидно это признавать, но, мне, думается, что это есть сущая правда... Я попытаюсь тебе сейчас это доказать...
   Отец очень внимательно слушал монолог своего единственного сына. Чем больше сын говорил, тем больше он ему нравился. Нравился как родное дитя, как порядочный человек. Очень многое для Николая Чурсина было до сей минуты неведомым...
   Незаметно мужчины перешли к житейским проблемам, затем опять заговорили о политике, о перестройке. Улеглись в постель поздно ночью. Плюхнувшись в постель, Егор Чурсин не сомневался, что он сегодня был откровенен и честен со своим отцом, как никогда до этого. Однако он чуть-чуть и слукавил перед ним. О своих насущных проблемах он умолчал. Умолчал специально. Не хотел травмировать отца. Перед сном у него неожиданно появилась мысль - надо еще раз со своими наболевшими вопросами обратиться в обком партии. Информации о негативах было хоть отбавляй. Он решил ехать этим же утром.
   Пятиэтажный особняк находился в самом центре Помурино. Перед входом в здание Чурсина остановил милиционер и попросил представить партийный билет. Для пущей убедительности он показал не только партийный билет, но и корочки лектора обкома партии по интернациональному воспитанию. Сержант от обилия документов расцвел в улыбке и лихо приложил руку к козырьку фуражки. Чурсин сразу же направился в отдел регистрации посетителей, который находился на первом этаже. Седовласый мужчина, сидевший за стеклянной перегородкой, увидев посетителя, по-дежурному пробурчал себе под нос:
   - Молодой человек, куда соизволите идти? У Вас есть приглашение к кому-либо из наших товарищей?
   Чурсин, недолго думая, протянул партийный билет и лекторское удостоверение. Клерк неспеша раскрыл документы, затем назидательно прогнусавил:
   - Вы, как коммунист и ученый, должны знать, что в нашей партии существует демократический централизм... По любому вопросу сначала обращаются в нижестоящие партийные организации, а затем уже к нам... - Затем строго добавил. - Перед входом прямо над столиком милиционера висит большая доска объявлений... Желающие записаться на личный прием к тому или иному партийному руководителю, должны сделать отметку в журнале...
   Увидев явно растерянную физиономию молодого человека, он с ухмылкой произнес:
   - Вам, как лектору нашей партии, я могу сделать исключение... Поднимайтесь на второй этаж, в лекторскую группу... Там, я думаю, Вам помогут... Сначала я предупрежу товарищей...
   Чурсин с облегчением вздохнул. Через пару минут из окошечка высунулась знакомая физиономия. Мужчина с нисходительной улыбочкой очень оживленно прогнусавил:
   - Молодой человек! В отделе никого из товарищей нет... Приходите в следующий раз...
   Разочарованный посетитель утвердительно кивнул головой и понуро вышел вон. На улице было очень тепло. Солнце находилось в своем зените. От внезапно появившейся аппатии Чурсину захотелось расслабиться. Он присел на большую скамеечку, стоящую неподалеку от входа самого главного учреждения области. Сидеть и не думать ни о чем, было одно удовольствие. Он готов был сидеть здесь и до смерти, в лучшем случае, до сегодняшего вечера. Домой он намеревался ехать вечерней электричкой. До ее отправления было почти шесть часов.
  Неожиданно раздался рокот автомобиля. Чурсин открыл глаза. Возле парадного входа в особняк остановилась черная "Волга". Из нее вышел импозантный мужчина с большой копной седых волос. В руках у него была папочка черного цвета. Чурсин мигом вскочил, потом присел. Мужчина был ему знаком. Комарова Геннадия Ивановича, заведующего отделом пропаганды и агитации областного комитета партии он прекрасно знал. Они часто встречались на семинарах, посвященных актуальным вопросам идеологической работы партии. Мысль напроситься к нему на прием у него возникла мгновенно. Преследовать чиновника по пятам он не решился. Ему хотелось, чтобы тот вошел в свой кабинет и немного отдохнул после дороги. В том, что главный идеолог области его примет, сидящий не сомневался. После вчерашнего монолога перед отцом Гошке нужен был совет, а, может, и какие-то рекомендации старшего по возрасту должностного лица. Не исключал он, что его идейный наставник протянет ему руку помощи и в разрешении его личных проблем.
  С этими благими мыслями он уверенно вошел в серое здание. Подошел к знакомому окошечку и легонько стукнул. К его удивлению, на стук никто не реагировал. Он стукнул еще раз. Опять никакой реакции. Чурсин вытянул голову, надеясь увидеть внутри пристройки знакомую физиономию чиновника. В ней никого не было. Он поднял голову вверх и обомлел. Вверху висела табличка, на которой было написано "Перерыв". Сколько будет длиться перерыв, не указывалось. Дежурный милиционер сообщил, что Иван Иванович вернется через час. Чурсин вышел на улицу, присел на знакомую скамеечку. Начал основательно обдумывать вопросы, которые он намеревался задать Комарову. Несколько их видоизменил. Упор сделал на слабую лекционную пропаганду в отдаленных селах. В блокнотике сделал несколько пометок с конкретными примерами. Чиновник из отдела регистрации посетителей пришел на рабочее место не через час, как говорил страж порядка, а через два часа. Было три часа дня. Увидев знакомую физиономию, он сделал недовольную гримасу и строго спросил:
   - Молодой человек, что у Вас опять приключилось? Сегодня у нас нет официального приема...
   После длительного и унизительного обоснования важности своего визита к заведующему отделом пропаганды и агитации, Чурсину все-таки удалось растопить у чиновника лед недоверия к себе. Иван Иванович с важным видом нехотя поднял трубку и начал крутить телефон. Посетитель, словно нашкодивший школьник, стоял перед небольшим окошечком и чуть ли не заглядывал пожилому мужчине в рот. Через парту минут седовласый произнес:
   - Товарищ Чурсин, к сожалению, товарищ Комаров сегодня и завтра Вас принять не может... У него предстоит очень серьезная работа...
   Чурсин тепло поблагодарил чиновника и направился к выходу. На пути он заметил туалет и решил его посетить. Приятное заведение находилось в противоположном конце длинного коридора. Уже в туалете у него возникла мысль о самовольном визите к главному идеологу области. Он не доверял седовласому клерку, сидящему за стеклом. Он почти на цыпочках поднялся по широкой лестнице на второй этаж. Вход был перекрыт широкой красной лентой, на которой крепилась небольшая табличка с надписью "Вход воспрещен". Вход был только для первого секретаря областного комитета партии. О нем Чурсину когда-то проболтался дежурный милиционер. Самовольщик не стал испытывать свою судьбу. В коридоре, или непосредствено у входа в приемную первого лица области, мог стоять милиционер или человек в строгой гражданской одежде. Чурсин мгновенно нырнул под вывеску и поднялся на этаж выше, где находился кабинет Комарова. В коридоре никого не было, что его обрадовало. Он почти на цыпочках, рванулся в самый конец коридора. Увидев знакомую комнату и табличку, на которой была написана фамилия, имя и отчество начальника, он открыл дверь. В приемной никого не было. Только очень тихо играла музыка из радиоприемника, который стоял на небольшом столике секретарши. К удивлению вошедшего, дверь у начальника была чуть-чуть приоткрыта. Он осторожно подошел к двери и одним глазом посмотрел вовнутрь. Геннадий Иванович вальяжно сидел в большом кожаном кресле и читал газету "Советский спорт". В руке он держал стакан чая в металлическом подстаканнике. После очередного глотка жидкости мужчина с умилением что-то мурлыкал себе под нос. Чурсин перевел дух и отпрянул от двери. Он не сомневался, что если неожиданный визитер застанет его за таким занятием, то ему будет очень трудно объяснить неординарность своего поведения. От внезапно нахлынувшего волнения и страха он присел на стул, затем вновь встал. Лицо его покрылось испариной, руки предательски дрожали. Он вновь выснул голову и тяжело вздохнул. Большой шеф спокойно читал газету и пил чай...
   Минут через десять Чурсин был на вокзале. Настроение у него было убийственное. И не только потому, что его никто не принял в областном комитете партии. Он только сейчас осознал, что перед этим большим серым зданием он есть маленький клерк, который прилежно платит членские взносы. Домой он приехал поздно вечером и сразу сел кушать. Он страшно был голоден, за весь день во рту не было ни крошки хлеба. Болела голова. Сказался нервный стресс, который он сегодня пережил в Помурино. Лишь одно его сейчас радовало. Отсутствие в доме родителей. Они были на дне рождения у знакомых. После ночных раздумий Чурсин решил вновь ехать в Помурино. На этот раз в районный комитет партии, где работал его близкий знакомый. Торшин Андрей Васильевич когда-то работал в кооперативном институте на кафедре научного коммунизма. Молодого кандидата исторических наук три года назад пригласили работать в райком партии. Сначала был инструктором, затем заведующим отделом пропаганды и агитации. Полгода назад избрали секретарем райкома партии по идеологии.
   Ответственные работники райкома партии начинали работу ровно в девять часов утра. Чурсин постучал в кабинет секретаря в десять часов. Торшин сидел за столом с трубкой в руках и кому-то делал по телефону разнос. Для приличия Чурсин вышел из кабинета в коридор. Среди снующих мимо него чиновников, он заметил необычное оживление. Многих из них он прекрасно знал. На его приветствие они кивали головой и мигом исчезали в своих кабинетах. Только через полчаса Торшин открыл дверь и пригласил своего кореша в кабинет. Идеолог района был в паническом настроении, что насторожило Чурсина. Он, словно не замечая всего этого, с улыбкой его спросил:
   - Андрюша, у тебя что-то не в порядке с научным коммунизмом или с партийным руководством?
   Мужчина в ответ ему ничего не сказал. Он только вытащил из черной папки газету "Вечерний город" и с силой бросил ее на противоположный край стола. Чурсин внимательно принялся ее просматривать. На второй странице он увидел большую статью под броским заголовком "Первый забыл о чести партийца". Он вновь пробежал глазами текст и внимателно посмотрел на Андрея, который был явно подавленный. На некоторое время в кабинете установилась абсолютная тишина. Каждый думал о своем. Известие об излишках жилой площади, которую незаконно приобрел первый секретарь райкома партии, пришельца ничуть не ошеломило. О нечистоплотности партийных и советских работников он знал довольно много, когда работал в архивах или читал газеты. Им всем все сходило с рук. Сейчас же, находясь в трехэтажном особняке, ему было страшно обидно, что он никогда не воровал и не обманывал, а получил буквально две недели назад партийное взыскание. И первым, кто поднял руку за его взыскание, был первый секретарь Ленинского районного комитета партии Иван Викторович Молоков, очень известная личность в городе и в области. Партийного вожака довольно часто показывали по местному телевидению. Его выступления нравились Чурсину. Он, откровенно говоря, завидовал этому чиновнику, хотел быть похожим на него...
   Торшин изредка бросал свой взгляд на читающего бывшего коллегу и нервно барабанил пальцами по столу. О нечистоплотности своего шефа он узнал вчера вечером, когда взял в руки газету. Он и его жена эту ночь не спали. Все переживали. Именно благодаря Молокову, бывший ассистент получил трехкомнатную квартиру в самом центре города. В своем "кооперативе" он не получил бы ее до самой смерти. Торшин в общем списке очередников на получение жилья значился под цифрой 137. В списке всевозможных льготников насчитывалось около сотни человек. Он десятки раз проходил мимо большого стенда и скрипел зубами. Город выделял институту, как правило, две квартиры в год. Молодой кандидат наук с женой и дочкой снимал небольшой уголок на самой окраине города. На большее и лучшее, у него не было денег. Кроме безденежья одолевали и другие проблемы. Жена и дочурка довольно часто болели. Бессильны были помочь молодым и их родители. Они, живущие в одной и той же деревне, сами часто бедствовали. На должность самого маленького клерка или "рабочей лошадки", так говорили об инструкторах в партийных заведениях, Торшин пошел не по желанию, а по вынужденной необходимости. Квартира была нужна ему позарез. Через год он ее получил. Получил, благодаря первому секретарю райкома, персональное дело которого сегодня будут рассматривать на расширенном заседании бюро райкома партии...
   Увидев, что Чурсин закончил читать статью, Торшин сквозь зубы процедил:
   - Вот такие мои дела, Егорка... Мне сегодня что-то надо сказать моему шефу... - После тяжелого вздоха он продолжил. - Даже и не знаю, что ему сказать...
   Торшин, что было неожиданно для посетителя, с злорадством захихикал. На некоторое время опять наступила молчанка. Чурсин, глядя на нервно бегающие пальцы чиновника, с серьезным видом тихо произнес:
   - Андрюха, не вешай нос... Для всех коммунистов одно кредо - партийный Устав... Ты, вот и режь эту правду, согласно этой небольшой книжечке...
   Рекомендация друга явно не понравилась Торшину. Он с некоторым сарказмом посмотрел на советчика и опять сквозь зубы процедил:
   - И я вижу, что ты режешь все и вся по партийному Уставу... Егор, ты, что все еще не понимаешь по какой причине тебя затирают и бьют как щенка?
   Чурсин от неожиданно острого вопроса своего кореша несколько опешил. Он привстал из-за стола и с открытым ртом уставился на Андрюху, с котором только вчера, как ему казалось, читал лекции на одной и той же ферме. Затем опять сел. Решил помолчать. На какой-то миг ему очень хотелось выслушать точку зрения близкого ему человека, который был почти ровесником по возрасту.
   Торшин, стуча худыми пальцами по столу, продолжил:
   - Егорка, пожалуйста, не обижайся... Егор, ты очень наивный мужик, хотя и очень умный. Неужели ты не видишь, что тебе эту старческую стену на кафедре не пробить, пусть у тебя будет даже лоб железный. - На несколько мгновений он замолк, подбирал наиболее веские слова и доказательства.
  Затем вновь продолжил. - По всей стране огромной, в нашем городе, в том числе, и в твоем "кооперативе", все схвачено... Это дуракам и то давно понятно... Я хочу тебе, как моему корешу и как коллеге, одно сказать... Успокойся, сними взыскание... Через год получишь доцента, а там и твоя докторская придет... В противном случае, останешься изгоем на всю жизнь...
   Неожиданно зазвонил телефон. Торшин стремительно рванулся к аппарату. Через миг его лицо стало очень серьезным. Чурсин решил не мешать своему бывшему коллеге и быстро вышел вон...
   До первого сентября оставался почти один месяц. Чурсин постепенно отходил от нервотрепки, которой он "зарядился" еще совсем недавно. Он уже почти и не злился, что ему не удалось попасть на прием к заведующему отделом пропаганды и агитации. Он прекрасно знал, что все ответственные работники партийных учреждений люди очень занятые, и это требует определенного этикета и нормативов. Больше всего он переживал, что сказал ему вгорячах Торшин. У него и у Андрея было очень много общего. Оба они выходцы из простых рабочих семей. Одинаковым был у них и старт в Помурино. Каждый начинал жизнь с подселения. В равной степени они были и нищие. Чурсин почти каждый день видел осунувшееся лицо своего друга, одежонка на котором была не ахти богатая. Андрей всегда ходил в поношенной заячьей шапке и в стареньком черном пальто. Последний визит к Торшину для Егора Чурсина был, пожалуй, не столько дружеский, а сколько официальный. Он все еще надеялся на справедливость, пусть даже на определенную порядочность, которая, согласно всем партийным догмам, должна существовать в трехэтажном особняке...
   Отвлечься от назойливых мыслей во время отпуска Чурсину помогало общение с природой. После обеда он садился на "Жигули" своего отца и выезжал то в лес, подышать свежим воздухом, то на Иртыш, покупаться. Свежий воздух, вода и солнце благотворно действовали на его организм. За месяц он прибавил в весе пять килограммов. Родители не могли нарадоваться на своего единственного сына, который с каждым днем "благоухал". Однако это было обманчивое впечатление. Историк Чурсин и во время отпуска интересовался партийной жизнью. Рано утром он приходил к привокзальному газетному киоску и покупал областные газеты. Какой-либо информации о коммунисте Молокове, он не находил...
   Очередной учебный год для ассистента кафедры истории КПСС Чурсина начался как обычно. И на этот раз он поехал "коммисарить" со студентами на сельхозработы. Он уже не противостоял партийной организации кафедры, партийному комитету. Все было бесполезно. Однако сдаваться просто так, он хотел. Комиссар лагеря по ночам очень долго просиживал за письменным столом. Все свои рассуждения и мысли помечал в общей тетради. Даже в постели он не переставал думать. Через неделю после окончания уборки картофеля он сел за печатную машинку. Письмо в газету "Правда" получилось небольшое, уместилось на трех страницах. Изложив суть дела, он в конце письма сделал постскриптум. Он пригласил корреспондента газеты приехать в кооперативный институт. Предлагал ему оплату наличными деньгами из своего кармана за проезд в Тарск, и обратно в Москву, а также за проживание в самой престижной гостинице города.
  Письмо напечатал в двух экземплярах, под копирку. Копировальную бумагу изорвал на мельчайшие кусочки. Боялся, что Анна Петровна, нечаянно или специально, прочтет одну из копирок и доложит об этом заведующему кафедрой. Женщина имела такую странность. При отправлении письма он также соблюдал все меры безопасности. Прежде чем отдать его работнице почты, он два раза выходил из помещения и внимательно наблюдал за людьми, проходящими мимо. Подозрительных личностей не было. Письмо отправил авиапочтой и с уведомлением. Прошла неделя, вторая, третья... Прошел месяц. Отправитель почти каждый день заглядывал в свой почтовый ящик. Какой-либо корреспонденции из Москвы не было. Прошел еще месяц... И вновь из столицы не было ничего и никого. Он сел за машинку и повторно отпечатал содержание предыдущего письма в газету. Ответа опять не было...
   Чурсин, несмотря на безразличие всех и вся к своей собственной персоне, продолжал не сдаваться. Он основательно занялся научной работой. У него, как и в период написания кандидатской диссертации, появилась былая сила и выносливость. Тема и научная новизна монографического исследования ему очень нравились. Работе он отдавался полностью, отдавался до изнеможения. Он основательно принапрягся и на лекционном поприще. Исторические новинки, которые поступали почти ежечасно из десятков серьезных учреждений и организаций, он в прямом смысле проглатывал. Его имя было на устах почти всех сотрудников института. Пять научных работ студентов под его руководством были признаны лучшими. Талантливого историка и оратора приглашали в студенческие и рабочие общежития, на предприятия. Он был признан одним из лучших лекторов области по вопросам международной политики КПСС. Этого его очень радовало. Одновременно и огорчало. Прошло шесть лет его работы в "кооперативе". Он все тянул волынку простого ассистента. Прозябать десятки лет на этой должности он не хотел.
   Очередной свой отпуск Чурсин просидел в партийных и государственных архивах. За лето он "отметился" во многих областных центрах Сибири, побывал в Москве. Архивного материала было достаточно, оставалось писать. Из-за нехватки свободного времени писал по вечерам и в выходные дни. Основное время поглощала преподавательская работа со студентами. Старики, узнав о том, что "склочник" все лето "прозагорал" в архивах, сделали в очередной раз ему подножку. Ему "пристегнули" два потока вечерников для чтения лекций и четыре группы для проведения семинарских занятий. Его попытка отказаться от такого учебного плана, ссылаясь на работу над монографией, была коллегами встречена в штыки. Противостояние между Чурсиным и старьем особенно усилилось после того, как заболел Горовой. Его мучили старые фронтовые раны и желудок. Последние два года мужчина сидел на строгой диете. Один раз зимой и один раз летом лечился в санатории. Во время его отсутствия обязанности заведующего кафедрой исполнял Левин.
  Никто из стариков, да и сам Чурсин, ничуть не сомневался, что новенький есть источник чванства и высокомерия. Левин через неделю, когда Горовой впервые уехал на курорт, начал сооружать себе личный кабинет. Почти десять дней бригада, в составе которой были каменщики и плотники, под его личным контролем пробивала стену соседней студенческой аудитории, чтобы расширить помещение для историков. В итоге кабинет заведующего кафедрой отгородили кирпичной стеной от остальных больших и малых светил исторической науки. Сделали для заведующего и отдельный вход. Левин умудрился заказать в какой-то фирме табличку, на которой было написано очень большими буквами его фамилия, имя и отчество. Латунную пластину довольно большого размера, он прикручивал лично сам. И также ее откручивал сам, когда на кафедре появлялся Горовой. Никто из сотрудников кафедры временному шефу не перечил. Все хотели спокойствия. Возражать было бессмысленно. Новостройка Левина была согласована с партийным комитетом и ректором института. Не противостоял временщику и Чурсин. Он вновь по уши окунулся в науку. Причуды Левина студентам были до лампочки.
   Прошло полгода. Каких-либо коренных изменений в жизни историков кооперативного института не произошло, в том числе и у Чурсина. Он, как и раньше, работал над монографией. Он написал первый и второй разделы. Затем на базе этого материала в сокращенной форме написал статью, посвященную руководящей роли партии в организации свободного времени трудящихся. Важнейшее место в ней занимал анализ практической работы общественных институтов. Работа самому автору очень понравилась, и он отправил ее в журнал "Коммунист", надеясь на ее перепечатку. Подписка на журнал ему, честно говоря, досталась в нагрузку. По указанию партийного комитета каждый обществовед выписывал какое-либо партийное издание. Чурсин выбрал "Коммунист", теоретический материал которого он использовал при чтении лекций и проведении семинарских занятий.
   Он был на седьмом небе от счастья, когда получил ответ из Москвы. Заместитель редактора информировала, что его работа очень актуальна и получила положительную рецензию. Через два месяца статью опубликовали, на трех страницах. В этом же номере журнала под рубрикой "Пишут наши читатели" была помещена очень короткая информация и Левина. Исполняющий обязанности заведующего кафедрой истории КПСС Помуринского кооперативного института писал о небходимости борьбы с бумажной волокитой. После публикации статьи Чурсин стал широко известен не только в своей области, но и за ее пределами. Через день после выхода журнала его поздравили коллеги из опорной кафедры Тарского государственного университета. Особенно рад за него был Горшков, который почти полчаса разъяснял ему по телефону актуальность научных проблем, которые поднял его бывший студент на страницах журнала. Чурсин вновь оказался в центре внимания сотрудников "кооператива", коллег из кафедр политэкономии, философии и научного коммунизма. Из историков его никто не замечал. Однако он не сомневался, что все они его статью прочитали. Преднамеренное равнодушие сотоварищей к его научному успеху, Чурсина в определенной мере волновало и даже настораживало.
  Его опасения и тревоги подтвердились вскоре, на очередном заседании кафедры. Вел его Левин. Горовой был болен и находился на лечении в областном санатории для участников Великой Отечественной войны. Первым вопросом было обсуждение открытой лекции доцента Левина, которая была посвящена руководящей роли партии в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. Изложение материала и методическое мастерство лектора все преподаватели, за исключением Чурсина, признали очень высоким. Особенно усердствовал в пресмыкательстве перед временным шефом Овчаров. Чурсин, как ученый секретарь кафедры, едва успевал помечать его ценные мысли и афоризмы, которые появлялись почти с каждым взмахом руки бывшего политработника. Заключение у Николая Ивановича было поистине уникальным. Он преданными глазами посмотрел на лектора и затем по-военному громко отчеканил:
   - Товарищи! Я считаю, что лекция, прочитанная заведующим кафедрой истории КПСС нашего прославленного института, доцентом, кандидатом исторических наук Олегом Ивановичем Левиным заслуживает только отличной оценки... И еще... Это очень важный момент...
   Строго посмотрев в сторону ученого секретаря, он поднял кверху свой указательный палец и с пафосом произнес:
   - Все это, без всякого сомнения, свидетельствует о новаторском подходе товарища Левина к изучаемой проблеме... Его лекция, без всякого сомнения, есть важнейший вклад в сокровищницу марксистско-ленинской теории о научном руководстве Советскими Вооруженными Силами...
   Неожиданно для всех оппонент присел на стул. Затем из внутреннего кармана пиджака достал носовой платок и громко высморкался. Потом этим же носовым платком тщательно вытер свою лысину. Его неординарное поведение вызвало у сидящих улыбку. Этим и воспользовался ученый секретарь. Он привстал из-за стола, и вытянув шею в сторону Овчарова, очень серьезно его спросил:
   - Николай Иванович! Извините, пожалуйста... Ваше последнее позитивное замечание так и полностью писать?
   Что-либо сказать еще, ему не удалось. Овчаров быстро привстал со стула и замер по стойке "Смирно", словно на военном параде. Затем он уставился глазами на ученого секретаря и громко рявкнул. - Так и писать, товарищ Чурсин... Так и писать, товарищ Чурсин... - Стукнув кулаком по столу, он со злостью добавил. - Мне не хочется портить настроение нашему многоуважаемому Олегу Ивановичу, но я вынужден констатировать... Товарищ Чурсин не всегда добросовестно ведет протоколы заседаний кафедры. И это, в первую очередь, касается моих критических замечаний в адрес его открытых лекций и семинарских занятий....
   Чурсин от неожиданности покраснел. На его лице мгновенно появились капельки пота. Абсурдному замечанию своего коллеги он решил возразить. Немедленно. Он спокойно отложил авторучку, и довольно большую стопку исписанной бумаги в сторону. Затем, неспеша привстал из-за стола, и вышел на середину комнаты. Заложив руки за спину, и с ухмылкой посмотрев на плешивого коллегу, он произнес:
   - Уважаемые товарищи! Я буду Вам очень признателен, если Вы освободите меня от этой научной нагрузки... И еще. Все мои протоколы заседаний подписывает заведующий кафедрой. Лично я никогда не получал от него каких-либо замечаний по этому поводу...
   Чурсин посмотрел на Овчарова, который уже был готов в очередной раз броситься на него в атаку. Предчувствуя это, он спокойно продолжил:
   - У меня есть предложение... Я снимаю с себя обязанности ученого секретаря кафедры, по личной инициативе... - Затем с хитринкой в глазах добавил. - Предлагаю возложить эту обязанность на ассистента Овчарова...
   Сидящие зашушукались. Овчаров сидел красный, как рак. Чурсин прекрасно знал, что он никогда не любил, когда его называли ассистентом. Отставник довольно часто кривился, когда многие из студентов приходили на кафедру и спрашивали о местонахождении ассистента Овчарова. Чурсина же в большинстве своем называли кандидатом наук или доцентом.
   Левин, видя, что возникшая перепалка между молодым историком и отставником может долго затянуться, поставил вопрос на голосование. Итоги голосования были не в пользу Чурсина. Его вновь избрали ученым секретарем. "За" проголосовал и Овчаров. Один только Чурсин был против своей кандидатуры. В одиночестве он остался и тогда, когда высказывал ряд критических замечаний в адрес открытой лекции доцента Левина. Олег Иванович с явным пренебрежением отнесся к замечаниям кандидата наук. При этом обещал лично проверить все то, что написал его ученый секретарь.
   Обсуждение вопроса "О научной работе на кафедре истории КПСС" прошло очень быстро. По предложению Овчарова статья доцента Левина в журнале "Коммунист" была признана очень научной и актуальной. Больше никто по этому вопросу не выступал. Молчал и Чурсин. Он только старательно писал все то, что ему диктовал по этому вопросу лично сам Левин. Об его научной статье в этом же журнале коллеги ничего не говорили. Не говорил ничего и сам ее автор...
   Прошла еще неделя. Наступил понедельник. У большинства первокурсников в этот день были семинарские занятия по истории КПСС. Чурсин пришел, как обычно, за десять минут до начала занятий. Он делал это специально, чтобы отдать дежурному по группе необходимые наглядные пособия. Руководителю семинара оставалось взять журнал и план-конспект. На этот раз его поразила абсолютная тишина на кафедре. Никого из коллег в помещении не оказалось. Отсутствовала и Анна Петровна, которая всегда делилась с ним местными новостями и передавала ценные указания от партийного комитета или руководства института. Как правило, больше всех устных указаний и записок получал Чурсин. Он внимательно все и вся выслушивал. Записки раскладывал на столе и делал на них пометки о сроках выполнения. Необычность обстановки на этот раз его очень насторожила. Он быстро взял журнал и почти бегом бросился к аудиториям, где должны были быть его коллеги. К его удивлению, никого из преподавателей там не было. Старосты групп так же ничего конкретного не сказали по поводу их отсутствия. Прозвенел звонок. Чурсин неспеша вошел в аудиторию и поприветствовал студентов. Затем принялся проверять их наличие.
  Вдруг открылась дверь и в помещение вошло несколько человек. От неожиданности Чурсин быстро привстал и застыл в недоумении. Он все еще не мог понять причину появления этих людей. От дальнейшего замешательства его спас Мясников, секретарь партийного комитета института. Он и сам, как казалось, Чурсину, почему-то сильно волновался. Волнение пожилого человека видел не только он, но и студенты. Мясников, протянув руку руководителю группы, с заиканием произнес:
   - Егор Нико-ла-а-евич! К Вам пришли сегодня большие гости, которые хотят узнать о том, чем живет наша студенческая молодежь, и как она думает...
   У него, скорее всего, больше не появилось в голове какой-либо словесной фантазии, и он начал представлять вошедших. У Чурсина на какой-то миг перехватило дыхание. За всю его учебу в университете и за время работы в "кооперативе" таких важных птиц, он никогда не видел. От волнения он сначала не мог соображать, не говоря уже о том, чтобы запоминать фамилии чиновников. Их должности он запомнил очень четко. На его семинарском занятии сегодня присутствовали инструктор ЦК КПСС по идеологическим вопросам и инструктор отдела пропаганды и агитации областного комитета партии. Никого из этих важных персон Чурсин не знал. Знакомыми для него были только Мясников и Левин. Гости с улыбками на устах направились к двум задним партам. Завсегдатаи "Камчатки" любезно уступили им свои места.
   Руководитель семинара тяжело вздохнул и начал занятие. Объявив тему и прочитав его план, он невольно взглянул на заднюю парту, за которой сидел Левин. Лицо исполняющего обязанности заведующего кафедрой было очень надменным, даже враждебным. Чурсин уже нисколько не сомневался, что от того, как он проведет это занятие, будет зависеть его дальнейшая судьба в институте. Он сильно сжал зубы и четко зачитал первый вопрос. Пять студентов подняли руки...
   Привычный ход семинарского занятия неожиданно прервал не то Богачев, не то Богатырев, гость из Москвы. Он очень молодцевато встал из-за парты и вышел к доске. Только сейчас Чурсин на какой-то миг решился внимательно посмотреть на чиновника, которому было лет за сорок. Мужчина был среднего роста, с небольшим животиком. Его большая голова с густыми черными волосами, среди которых были небольшие прядки седых волос, то и дело вращалась из стороны в сторону. Одет он был, как все номенклатурные работники. Его черный костюм с белой рубашкой и коричневый галстук с белой крапинкой очень подходили к его смуглому лицу. Дальше созерцать на важную птицу из ЦК КПСС у него не было времени. Чиновник, глядя то на руководителя семинара, то на студентов, с улыбкой произнес:
   - Товарищ Чурсин, товарищи студенты! Я приехал сюда из Москвы не слушать общеизвестные истины или ответы на те вопросы, которые стоят в планах семинара. Мне важно узнать Ваши мнения и настроения по текущей политике Коммунистической партии, в частности, по кадровой политике... Для нас нет ничего важнее, как чувствовать пульс начавшейся перестройки...
   От этих слов Чурсин почувствовал внутреннее облегчение. Он понял, что успех обсужения сейчас будет зависеть не только от знаний студентов, но и от его умения организовать дискуссию. Он с радостью отложил план-конспект в сторону...
   Активность студентов при обсуждении последующих вопросов была очень высокой. Чурсин, честно говоря, не ожидал такого внутреннего единства между собою и этими двадцатью молодыми девчатами и ребятами, которые приехали из разных уголков многонациональной страны. Одно он знал очень четко. К сегодняшнему семинару, на котором присутствовали высокие чиновники, лично он сам и студенты, каких-либо "заготовок" не делали. И это его радовало. Он сегодня никак не ожидал теоретической "прыти", например, от студента Солодова, который при написании контрольных работ по истории КПСС всегда получал одни "неуды". На это раз его ответ вызвал оживление не только среди студентов, но и среди гостей. Чурсин то и дело бросал взгляд на "Камчатку". Идеологи что-то помечали в своих блокнотиках. Мясников и Левин сидели неподвижно. Два часа семинарского занятия пролетели почти незаметно. Чурсин подвел итоги обсуждения и объявил оценки. Студенты мигом исчезли из аудитории. Гости и преподаватель на некоторое время задержались. Богатырев подошел к руководителю занятия и крепко пожал ему руку. Затем произнес:
   - Егор Николаевич! Очень большое спасибо за студентов... Я очень рад, что наша студенческая молодежь в курсе политики нашей партии... Большое спасибо...
   Увидев, взволнованное лицо руководителя группы, он слегка похлопал его по плечу и с улыбкой сказал:
   - Мне было очень приятно встретиться с Вами... Как и приятно было читать Вашу статью... Я не скрываю, что фамилию Чурсин я пометил у себя... - Потом с лукавинкой во взгляде вновь добавил. - Ведь все в этой жизни бывает...
   Затем уже, открывая дверь аудитории, чтобы выйти, он слегка пригрозил пальцем в его сторону и шепотом произнес:
   - Егор Николаевич! Две девочки сегодня, по моему мнению, заслужили только отличные оценки...
   Дверь закрылась. Чурсин плюхнулся на стул. Его руки дрожали, сердце отчаянно стучало. Он глубоко вдохнул и глубоко выдохнул. Затем вышел из аудитории. Зашел на кафедру и положил журнал на полку. Коллег на кафедре не было. Вскоре он оказался в небольшом скверике, неподалеку от института. Он сел на скамеечку и закрыл глаза. По его впалым щекам текли слезы...
   На следующий день состоялось внеочередное заседание кафедры. Обсуждали один вопрос, который был и главным "Открытое семинарское занятие кандидата исторических наук Чурсина Е.Н.". Левин в пух и прах разнес методику и ход проведения занятия своего молодого коллеги. Чурсин не "огрызался". Было бесполезно. Его одно только утешало. Положительная оценка, которую дал ему Богатырев, была куда важнее, чем преднамеренное злорадство Левина и его приспешников. В итоге все проголосовали за формулировку, предложенную Левиным. Семинарское занятие Чурсина в целом проведено на должном теоретическом и методическом уровне, однако следует учесть... Далее следовало около десятка критических замечаний. Чурсин проголосовал против. Такая оценка его не устраивала. На этот раз он протокол не писал. Счел это неприличным делом. Через два дня он открыл сейф и взял папку с протоколами. Протокол прошедшего заседания был написан рукой Левина. Чурсин вытащил авторучку и очень аккуратно внизу написал "С мнением товарища Левина категорически не согласен" и сделал свою подпись.
   Успешное проведение семинарского занятия по истории КПСС, на котором присутствовал ответственный работник ЦК КПСС, для сотрудников института осталось незамеченным. Обошли его стороной и на партийном собрании, посвященном кадровой политики партии. Умолчала об этом и многотиражка. Несколько позже Чурсин узнал о предыстории этого необычного визита важных партийных персон на его семинарское занятие. О возможности посещения ими занятий в единственном гражданском вузе города Мясникову сообщили из райкома партии еще задолго. Он, узнав об этом, сразу же позвонил главному историку "кооператива". Левин мгновенно обзвонил всех своих коллег, за исключением Чурсина. Решение было единое: отдать на съедение строптивого склочника. Сами же на всякий случай подстраховались: кто припас больничный лист, кое-кто имел и другие веские причины. Лично сам Левин не рискнул пригласить в свою группу гостей. Боялся за свое сердце. До появления склочника на кафедре все старье уединилось в методическом кабинете. Лишь после того, как гости зашли в аудиторию Чурсина, оно мигом ринулось в свои группы.
   Наступил июнь месяц, пора сдачи экзаменов и зачетов. Чурсин радовался, когда ставил ту или иную оценку своим подопечным. Он не сомневался, что его оценки были объективные. После подведения итогов он с улыбкой брал в свои руки большие букеты цветов, принесенные студентами, и тут же их раздавал девушкам. Представительниц прекрасного пола в его группах, да и в институте, было гораздо больше, чем ребят. Затем он шел пешком или ехал на трамвае в городской парк. Единение с природой на какой-то миг отрешало его от проблем человеческого мира.
   За день до начала отпуска ему позвонили, позвонили вечером. Хозяйка в это время укладывалась спать. Она недовольным голосом что-то буркнула в трубку и затем ее положила. Вскоре опять раздался звонок. Чурсин еще не спал. Он лежал в постели и читал журнал "Огонек", который стал в последнее время чуть ли не настольной книгой многих жителей страны, в том числе, и для некоторых историков. Баба Маша, постучав в дверь комнаты квартиранта, лениво пробурчала:
   - Егорка, тебе опять звонят из института... Я им только-что говорила, что ты спишь... А они, бесы вшивые, мне опять не верят...
   Чурсин встал с постели и с неохотою прошел в коридор, где на небольшой полочке стоял телефонный аппарат. Звонил Мясников. Его информация бросила Чурсина сначала в шок и одновременно вызвала полнейшее недоумение. Секретарь парткома просил его завтра посетить Горового, который уже две недели лежал в госпитале для ветеранов Великой Отечественной войны. Чурсин, недолго думая, дал положительный ответ. Однако всю ночь он не мог заснуть. Мысли то и дело его будоражили. Он не мог понять ни просьбы Мясникова, ни просьбы самого больного. Ему было доподлинно известно, что у Горового в городе проживают его дети. Он также не сомневался, что его периодически навещают члены партийного комитета и сам ректор. И, без всякого сомнения, все коллеги по кафедре. Чурсин ни дома, ни в больничной палате у старика никогда не был. Почему не был, он и сам себе не мог сказать. Вполне возможно, его грызла обида за беспринципность начальника к своему подчиненному.
   Горовой неслыханно обрадовался приходу Чурсина. Сам он неподвижно лежал в постели и тяжело дышал. На какой-то миг глаза молодого человека и старика встретились. Они, казалось, целую вечность разглядывали друга друга, словно хотели излить свою душу, а может, даже и свою жизнь. Откровенно говоря, Чурсин совсем мало знал о своем наставнике. И не только по причине своей занятости, но и из-за отсутствия интереса к этой личности. В его голове остались лишь некоторые эпизоды из фронтовой жизни Горового, которыми он охотно делился со студентами или во время выступлений на местном телевидении. И поэтому сейчас, находясь возле койки больного, он все еще терялся в догадках его неожиданного приглашения. Судьба больного старика его не интересовала. Глядя на его лицо, которое было испещрено глубокими морщинами, он, наоборот, злился на этого человека. В некоторые моменты даже его ненавидел. Он, молодой человек в расцвете сил все еще не мог понять, что мешало этому беспомощному существу всю жизнь кривить своей совестью. Тем более, когда дни его жизни на земле сочтены. Эта мысль приходила к нему не то от непонятного ему небесного существа, не то от его душевной интуиции. В иные моменты Чурсин сжимал зубы и кулаки. Бесчеловечная мысль не покидала его голову...
   Горовой также внимательно смотрел на пришедшего молодого коллегу. Он не скрывал своей радости. Зная о своей тяжелой болезни, особенно в последние два года, он все чаще и чаще сравнивал Егора Николаевича Чурсина со своим внуком, тоже Егором. Чужой Егорка и родной Егорка, как две капли воды, были похожи друг на друга. Те же волосы, тот же нос. Только историк был чуть-чуть повыше своего тезки. У Ивана Горового Егорка был единственный внук, и поэтому он больше своей жизни его любил. К тому же и страшно лелеял. Родственники и соседи по дому часто видели деда со своим внуком, которые с каждым годом, а то и днем, становились единым целым. Никто из близкого окружения, включая и родителей юноши, так и не могли понять, почему Егорка не пошел по исторической стезе своего деда. В том, что эта дорога для него могла быть очень ровной, никто не сомневался. Горовой день и ночь твердил о своем намерении помочь любимому внуку. Сначала все шло его по плану. Внук успешно поступил в университет на исторический факультет. Через полгода дед определил своему любимцу тему предстоящего диссертационного исследования. В том, что внук поступит в аспирантуру у него тоже сомнений не было. Только учись. Но увы...
   После зимней сессии Егор Горовой приехал домой и громогласно всем объявил о том, что историком он не рожден стать. Ему хочется быть офицером. Несчастного деда чуть ли кондрашка не хватила. Мать Егорки грозила наложить на себя руки. Основания для беспокойства были, притом очень большие. Всех пугала война в Афганистане. Многие из родственников понимали бессмысленность военной авантюры большой страны. Горовой лично сам был дважды ранен в годы войны, но та война была священной. Внук не сдался, добился своего. После окончания танкового училища лично сам напросился в Афганистан. Через три недели родителей офицера вызвали в райвоенкомат и сообщили страшную весть. Командир танкового взвода лейтенант Егор Горовой героически погиб. Свой горящий танк он направил на машину с душманами. Где его тело и в каком месте он захоронен, военный комиссар не сообщил. Он и сам не знал об этом...
   Иван Горовой о трагической гибели своего единственного внука узнал за день до прихода к нему Чурсина. В душе он благодарил своего сына, который все-таки решился сообщить ему о гибели Егорки. Скорее всего, он уже знал, что отец долго не протянет. И вот сейчас перед ним стоял молодой человек по имени Егорка, только не Горовой, а Чурсин. И этот Егорка был для него совершенно чужим человеком. Его же родной и любимый внук перед своим дедом больше никогда не появится. В тяжелые минуты горестных раздумий Горовой иногда радовался своей смерти. Он хотел, как можно скорее, встретиться со своим внуком в ином мире, где все люди равны и по-своему счастливы. В потустороннем мире его любимый внук обязательно станет историком. История никогда не приносила людям войн, она только рассказывала о них, довольно часто предупреждала о страшных последствиях этого нечеловеческого явления. Только после страшной вести о гибели своего внука он пришел к мысли о необходимости извиниться перед Егоркой Чурсиным, с которым он поступал не всегда честно и порядочно. Он нисколько от себя не скрывал, что все пакости против него он делал только ради одного - остаться на своем рабочем месте. Быть пенсионером и получать небольшую пенсию, ему никак не хотелось. У него еще были физические и умственные силы. Почти все свои сбережения он отдавал своему сыну и внуку. Павел и Егорка были для него тем, без кого отец и дед не мог жить на этом свете. Старик никогда не кривил своей душой. Внук Егорка был для него намного больше, чем его единственный сын. Свою невестку Горовой никогда не любил. Почему не любил, он и сам не всегда понимал. Может потому, что у него самого жизнь с женщинами не сложилась. Его первая жена умерла очень рано. Через год он привел вторую жену. Через полгода ее выгнал. Она никогда не понимала его. Так и вырос Павел под присмотром своего отца. Единственный внук никогда не видел свою родную бабушку...
   На какое-то время Горовой закрыл глаза. Чурсин привстал со стула и сделал шаг к кровати. Больной, уловив его движение, неожиданно взял его за руку и тихо прошептал:
   - Его-ру-шка, мой внучек, останься хоть на минутку... Ради Бога останься, я прошу тебя сынок...
   Несколько необычная просьба больного, Чурсина сильно взволновала. Он присел и замер. Из глаз старика текли слезы. Через некоторое время он вновь открыл глаза, и сжав руку Чурсина, с мольбой произнес:
   - Останься со мною, Егорушка, останься... Я знаю, что скоро уйду на тот свет... Я этого сильно хочу. Мой внучек меня ждет, ждет очень долго...
   Чурсин, не понимая смысла всего того, что говорил больной, принялся его успокаивать. Горовой неожиданно довольно четко прошептал:
   - Егор Николаевич, очень хорошо, что ты уважил мою просьбу. Большое тебе спасибо и мой низкий поклон... Спасибо и твоим родителям, которые воспитали достойного сына...
   У Чурсина от таких неожиданных слов выступили слезы. Дабы не выдать своего волнения, он начал шмыгать носом. Больной на это не реагировал. Он только говорил и говорил.
   Все то, что сейчас говорил ему коммунист с сорокалетним стажем, Чурсина повергло в отчаяние. Он не предполагал, что близость смерти вынудит старика перед ним исповедоваться. И тот, кто исповедовался перед ним, был его начальник, заведующий кафедрой, ученый и бывший партийный работник. Он никогда не думал, что этот немощный мужчина в своей жизни очень многое пережил. Ванька Горовой во время войны командовал танковой ротой. В одном из боев молодой лейтенант был тяжело ранен. Затем было восстановление народного хозяйства на Украине, работал директором совхоза. Потом Сибирь. Коммунист Иван Горовой добросовестно выполнял все то, что поручала ему партия... Только после гибели своего внука у него наступило необычное просветление ума и души. Ему надоело обманываать своих студентов и тех людей, с которыми он часто встречался...
   Горовой вновь закрыл глаза. Чурсин, наблюдая за больным, уже не сомневался, что гибель единственного внука и близость собственной смерти вынудили его оставить на этой земле свой след, след порядочного и честного человека...
   Через некоторое время больной вновь открыл глаза. Увидев своего собеседника, он улыбнулся и продолжил:
   - И еще тебе, мой сынок, скажу... Все то, что мы с тобою пишем и читаем, это не наше, даже не родное... Всех нас заставляют делать... Все плохое я делал против тебя только по указке сверху.... Да и вся эта перестройка туфта... Верхушка сама устала от пустой болтовни...
   Больше Горовой ничего не сказал. У него не было сил. Чурсин еще несколько минут сидел возле постели, и все это время вглядывался в лицо умирающего коллеги. Сейчас он не хотел, чтобы он умирал. После его исповеди ему хотелось, как никогда раньше, открыть и этому, доселе малознакомому человеку, свою душу. Рассказать все, о чем он так напряженно думал все эти месяцы и годы. Думал и писал не только ради своей карьеры или денег, но и ради многомиллионной партии, членом которой он уже был около десяти лет. Ему сейчас было обидно за себя и за своего старшего товарища, который, как и он, не сделал все необходимое, чтобы на земле господствовал культ человеческой справедливости и порядочности... После недолгого раздумья он быстро встал и решительно вышел вон.
   Доцент Горовой умер первого августа. Через три дня состоялись его похороны. На кладбище были только родственники и самые близкие умершего. Из историков кафедры никого не было, за исключением Чурсина. Из руководства "кооператива" также никого не было. Был отпуск. Все отдыхали...
  
  
  
  
  Глава третья.
  Любовь под колпаком
  
   До первого сентября оставалось три дня. Чурсин поехал в Помурино. Ему необходимо было завезти продукты питания и новую кровать. Старая скрипела, как несмазанная телега. Этот скрип действовал на нервы не только самому владельцу, но и хозяйке. К обеду он освободился от домашних забот и поехал кататься по городу. Ему очень нравились широкие и длинные улицы быстро растущего города. Помурино утопало в новостройках. Жилые кварталы появлялись, как грибы после дождя. В большинстве своем дома строили предприятия для своих работающих. Он также встал в институте на общую очередь...
   Чурсин резко ударил по тормозам "Жигулей" и увидел на обочине дороги молодую девушку, которая взмахнула рукой водителю, стремительно мчащейся автомашины. Он быстро открыл ветровое стекло и услышал женский голос:
   - Извините меня, дяденька... Вы можете меня подвести к железнодорожному вокзалу?
   Чурсин слегка улыбнулся и по-озорному прокричал:
   - Конечно, молодая девушка... Дяденька тебя и только тебя довезет до вокзала, довезет без всяких проблем...
   Необычный вопрос и необычный ответ обоих рассмешил. Девушка быстро открыла дверь и оказалась на сидении рядом с водителем. Чурсин мгновенно ощутил в своем салоне запах женских духов, которые приятно щекотали ему нос. Вскоре он втиснулся в поток машин и выехал на центральную улицу города. До вокзала было километра два, не больше. Однако водитель красного цвета "Жигули", и сам не зная почему, решил сделать большую дугу вокруг города. На всякий случай, чтобы не подвести молодую незнакомку, он с улыбкой ее спросил:
   - Девушка, а когда твой поезд отправляется?
   Пассажирка, наблюдая через боковое окно салона на пробегающие мимо нее машины и проходящих пешеходов, тихо прошептала:
   - А мне, товарищ водитель, в принципе все равно... Предки просили меня быть сегодня дома к вечеру... - После короткой паузы она добавила. - Моя Аксеновка находится от Помурино в сорока километрах и семидесяти метрах...
   Математический подсчет километража очень сильно рассмешил водителя. Он по-детски хлопнул рукой по своей черной шевелюре и с нескрываемым изумлением воскликнул:
   - Боже мой! Моя девушка работает в таксопарке и своими ножками измерила этот путь...
   - Конечно, нет... Я не работаю таксистом и никогда не мерила расстояние. Это мой сосед Петька на своем мотоцикле измерил, когда меня этим летом после выпускного вечера возил в город...
   Внезапно загорелся красный свет светофора. Чурсин нажал на тормоза и невольно обернулся к своей собеседнице. Обернулся и замер, точнее, застыл, как изваяние. Он был поражен природной красотой молодой девушки. Его поразили не столько ее длинные белые волосы, нисподающие на ее хрупкие плечи, и не столько правильные черты ее красивого лица, а сколько ее ноги. Очень короткая юбка черного цвета не могла скрыть эти точеные длинные ноги. Обладательница красивых ног, скорее всего, и сама знала о Божьем даре, и поэтому носила коротенькую юбку и черные туфли на высоком каблуке...
   Неожиданно сзади и по бокам раздался оглушительный вой автомобильных клаксонов. Чурсин вздрогнул и посмотрел вперед. Горел зеленый свет. Он быстро нажал на газ и сильно рванулся с места. Необычное трогание с места вызвало у девушки улыбку. Он вновь бросил свой взгляд на блондинку, которая продолжала его не замечать, а только все глазела на пробегающие машины. Чурсин сделал уже три круга по городу. Посмотрел на спидометр. С юной девушкой он проехал почти тридцать километров... Вновь зажегся красный свет светофора. Он вновь бросил свой томный взгляд на ноги девушки. И в этот момент глаза мужчины и глаза молодой особы встретились. И никто из них не отводил своих глаз в сторону. Чурсин, глядя в голубые глаза незнакомки, уже нисколько не сомневался, что она ему очень понравилась, особенно ее точеные ноги. Он еще никогда в жизни не видел таких прекрасных женских ног. За свои тридцать лет он видел сотни и тысячи женских ног. Они были разные: стройные и кривые, белые и коричневые от загара, но, таких, какие были у его пассажирки, он никогда не видел.
  Заметив пристальный взгляд мужчины, который был не только с длинными волосами, но и с черной бородой, блондинка громко засмеялась, а затем также громко произнесла:
   - Дяденька, Вы чем-то на кубинцев походите ... Я в школе много о них читала...
   Чурсин от лестных слов девушки расцвел. Он широко улыбнулся, оскалив свои красивые белые зубы, и так же громко ответил:
   - Я как раз и есть настоящий кубинец из самой Кубы... Только вчера приехал...
   От совместного шутливого умозаключения они оба рассмеялись. Блондинка все внимательнее и внимательнее всматривалась в лицо молодого бородача и невольно приходила к однозначному выводу. Этот мужчина ей все больше и больше нравился...
   Перед въездом на привокзальную площадь Чурсин предложил девушке подвезти ее до родной деревни. От его предложения она категорически отказалась. Увидев знакомое здание железнодорожного вокзала, она с испугом проголосила:
   - Дяденька, пожалуйста, не вздумайте меня везти куда-нибудь за город... Мама меня всегда отговаривает ездить с одинокими мужчинами... И еще... У меня нет таких денег...
   Чурсин решил все-таки ее переубедить. Он осторожно положил свою руку на ее плечо и очень серьезно произнес:
   - Я же рыцарь из кубинской революции. Они никогда не обманывали людей. Рыцари везде и всегда погибали не только за лучшее будущее, но и за великую любовь...
   В конце концов блондинка сдалась и согласилась с предложением бородача. Почти все время, пока Чурсин крутил баранку "Жигулей", чтобы выйти из города, они молчали. Каждый из них думал о своем. Водитель был очень доволен, что именно сегодня он был хоть чем-то был похож на кубинских революционеров. Он никогда и ни от кого не скрывал, что Фидель Кастро Рус и Эрнесто Чегевара были для него настоящими символами честности и справедливости. В его комнате висел небольшой портрет генерала ЧЕ, который отдал свою жизнь за идеалы мировой революции. Чурсин хотел быть похожим на этих мужчин, и поэтому в летние отпуска не ходил в парикмахерскую. Он рад был и тому, что и эта красивая девушка имела симпатии к его героям... Может, и к нему лично...
   Чурсин с облегчением вздохнул, когда выехал из города. Помурино всегда было заполонено легковыми и грузовыми машинами, особенно летом. Поток автотранспорта значительно усиливался и за счет притока сельских жителей. Некоторые из них, вспомнив о том, что через два дня наступает новый учебный год, ринулись в город за всевозможными покупками для своих чад. Миновав черту города, он решил немного поболтать со своей желанной пассажиркой. Раньше он все время косил свои глаза на ее красивые ноги, заговорить с нею почему-то не решался. Не начинала разговор и блондинка. За относительно короткое пребывание в его "Жигулях", он уже заметил, что ей очень нравится езда на автомобиле. Она, как ему казалось, сопереживала все прелести и недостатки жизни на колесах. Она, то смотрела через переднее лобовое стекло, то с улыбкой оглядывалась назад или по сторонам, когда ее "кубинец" лихо обгонял старенькие авто, за рулем которых сидели пожилые водители. Своего водителя она не замечала. Строго выполняла наказы своей матери. Равнодушие девушки к его персоне водителя не беспокоило. Он спокойно сидел и с удовольствием крутил баранку. Давить на газ он также не хотел. Ему было очень приятно сидеть с этой молодой особой и любоваться ее стройными ногами, которые она иногда сильно то сжимала, то раздвигала. В последнем случае у него появлялась испарина на лбу. После невольного стрептиза он вытирал ладонью свое лицо и делал попытку перевести, внезапно появившиеся дурные мысли, на рельсы других проблем. Сделать это не всегда удавалось...
   Через десять километров пути Чурсин решил передохнуть. Он страшно проголодался. Он лихо перестроился в правый ряд и через несколько минут "Жигули", сильно взвизгнув тормозами, остановились возле небольшой деревянной будочки, над входом которой висела большая доска с надписью "Шашлычная. Горячие закуски". Он заглушил двигатель и быстро вышел из машины. Затем открыл противоположную дверь, и протянув руку блондинке, с улыбкой произнес:
   - Девушка, твой дяденька просит тебя выйти из салона... Нам надо основательно подкрепиться естественной пищей...
   Пассажирка, увидев перед собою высокого и красивого мужчину, некоторое время была в недоумении. Однако его просьбе подчинилась. Она протянула ему руку и, несколько приподняв свои ноги вверх, быстро выскочила из машины. Чурсин на какое-то мгновение ощутил ее руку. Ее пальцы были влажными и несколько дрожали. Пока он закрывал двери, девушка успела удалиться от него на несколько метров вперед. Он посмотрел ей вслед и невольно замер. Его пассажирка, без всякого сомнения, была писаной красавицей с очень стройной фигурой. От этого понимания у него радостно забилось сердце. Он сделал несколько больших шагов вперед и тотчас же оказался рядом с блондинкой. Затем взял ее за руку. Она этому не сопротивлялась...
   В шашлычной почти никого не было. Лишь в самом углу за небольшим столиком сидели два молоденьких казаха, которые на своем языке о чем-то болтали. Появление посетителей отвлекло их от разговора. Парень, который был постарше и подстрижен наголо, увидев красивую блондинку, мигом встал из-за стола и начал лупать на нее своими узкими глазами. Чурсин, уловив его взгляд, скорчил ему свою физиономию, выражающую явное неудовольствие, и решительно направился к стойке, за которой стояла женщина-казашка в белом халате. На ее голове был белый колпак. Хозяйка забегаловки приветливо улыбнулась и попросила гостей присесть за столик. Чурсин выбрал столик поближе к окну, из которого открывался вид на близлежащий березовый околок. Блондинке выбор "кубинца" очень понравился. Она с улыбкой присела за столик и сразу же уставилась в окно. Чурсин вновь подошел к казашке и сделал заказ. Выбор блюд оказался очень бедным. Минут через пять на столик принесли две котлеты с картофелем и два стакана компота. Из спиртных напитков предложили красное вино. Чурсин не стал его заказывать, хотя желание выпить у него сейчас было, притом очень большое. Ему, как молодому одинокому мужчине, очень давно хотелось посидеть наедине с какой-либо женщиной. Это же юное создание, имя которого он все еще не знал, это желание удесятеряло. Его здравый рассудок взял вверх над его чувством. Чурсин прекрасно знал, что попадись он сейчас пьяным за рулем, да еще с такой красивой блондинкой, ему в "кооперативе" несдобровать. Во время уборки урожая контроль на дорогах области был очень строгий. Милиционеры и дружинники стояли почти везде. Они останавливали каждую грузовую машину и основательно проверяли документы водителя и его груз. Легковые автомашины проверяли выборочно. Причиной этому было тотальное воровство населением зерна, капусты, картофеля и других продуктов питания. Воровали также и все то, что шло на корм домашней живности. В области, как и по всей стране, был большой дефицит всего и вся. Цены взлетали с космической скоростью...
   Чурсин котлету с картофелем проглотил в один присест. Его же напарница, ткнув вилкой в тонкий ломтик темного коричневого вещества, все еще почему-то не решалась кушать. Странное поведение девушки его сильно удивило. Он внимательно посмотрел на нее и на полном серьезе произнес:
   - Да, ты не бойся, кушай эту котлету... Я же ведь не умер, ведь еще живу...
   Реплика ей очень понравилась. Она рассмеялась и с волнением прошептала:
   - Товарищ водитель, поймите меня правильно... У ме-ня нет денег...
  Дальше ей не пришлось объясняться. Чурсин быстро выскочил из-за стола, и прикоснувшись рукой к плечу девушки, очень тихо произнес:
   - Запомните это на всю жизнь, если Вас приглашает кавалер, то он должен рассчитываться, то есть платить за обед...
   После этих слов блондинка поднесла вилку ко рту и очень осторожно откусила маленький кусочек. Затем уставилась на мужчину. Ее лицо внезапно стало розовым, глаза повлажнели. Чурсин, видя неудобство девушки, быстро выпил свой компот, улыбнулся и вышел из будки. Он был поражен стеснительностью своей знакомой. На улице было очень тепло. Недолго думая, он направился в березовый околок. Выбрал небольшой участок, где отсутствовала всевозможная мошкара, и прилег на землю. Затем с наслаждением закрыл глаза...
   Его спутница появилась минут через двадцать. Ее приближение он почувствовал сразу, как только она вошла в лес. Хруст старых сучьев, которые валялись по всему околку, и на которые наступала блондинка, выдавал ее. Чурсин открыл глаза и увидел перед своими глазами красивое лицо девушки. Она стояла к нему нагнувшись и внимательно его разглядывала. Ее длинные белые волосы, которые под своей тяжестью невольно перекинулась через ее плечи, чуть ли не доставали до его лица. Он внимательно посмотрел на девушку и улыбнулся. Он не сомневался, она была довольна неожиданному для нее обеду.
   Они стали гулять по лесу. Здесь было очень прохладно. Среди многочисленных берез они были отрешены от всех мирских забот и проблем. Через пару минут они познакомились. Затем кое-что рассказали друг другу и о себе. Лариса жила в деревне вместе с матерью. Два месяца назад закончила среднюю школу. Неделю назад успешно поступила в кооперативный институт. Мечтает стать главным бухгалтером облпотребсоюза. Эту специальность ей подсказала ее мать, которая всю жизнь работала простым бухгалтером в конторе. Зарплата у женщины была не очень большая, но зато все время в тепле.
   Лариса Сидорова с большим скрипом поддалась своей матери. Лично сама она хотела стать стюардессой. Ее заветную мечту знали все школьники села, в первую очередь, ребята старших классов. В десятом классе за ней ухаживал Петька Крикунов, который приносил ей в школу журналы с фотографиями красивых девушек-стюардесс. Десятиклассница все эти фотографии складировала в специальной папке, затем показывала ее своим подругам. Матери никогда не показывала. Боялась, что за непослушание ей сильно влетит. Петька не только помогал любимой девушке стать стюардессой, но и всегда ее оберегал. Он был на целую голову выше своих одноклассников. Да и силой его Бог не обидел. Его на уроке физической культуры иногда побаивался Иван Петрович - учитель. Он специально для ребят устраивал потасовки, чтобы по-настоящему научить их рукопашному бою. Петьке равных по силе не было во всей школе. Лариска часто наблюдала за своим ухажером и смеялась. Здоровяк с тоской смотрел на очень красивую одноклассницу и краснел. Он за все время ее даже не поцеловал. Не поцеловала и она его. Хотя возможность поцеловать парня у нее была на выпускном вечере. С разрешения директора школы и родительского комитета выпускники выпили по бокалу шампанского. Спиртное быстро вскружило голову красавице "Мисс Аксеновка", так иногда называли односельчане Лариску Сидорову. Ребята выпили не только шампанское во время официального банкета, но в школьном саду еще распили две бутылки водки.
  Поздним вечером Петька Крикунов предложил любимой девушке прогуляться, та охотно согласилась. Бродить по селу они не стали, пошли на озеро. Отец Крикунова был заядлым рыболовом. С отцом часто рыбачил и Петька. Его предложение покататься на лодке, Лариса восприняла с большой радостью. Полупьяный юноша со всей силой налегал на весла, и вскоре они оказались в самом центре озера. Она почти не обращала никакого внимания на своего ухажера. Смотрела то на небо, то на луну, отражение которой лежало на водной глади. Она не заметила, как верзила с силой поднял ее на руки и прижал к своей груди. От страха она сильно ойкнула и толкнула своей рукой юношу прямо в лицо. Петька не то от боли, не то от сильного толчка потерял равновесие. Несколько мгновений он качался из стороны в сторону и затем неожиданно опустил свои руки. Лариса моментально оказалась в холодной воде. Плавать она не умела. От страха она отчаянно хлестала руками по воде и истошно кричала. Петька, к своему стыду, тоже плавать не умел. Во время рыбалки он всегда надевал на себя спасательный жилет, который ему отец купил на рынке в Помурино. Однако в эту ночь он оказался на редкость смекалистым. Он выкинул девушке большую палку, к которой рыбаки крепили сети. Затем со слезами на глазах вытащил свой брючный ремень и привязал им палку к корме своей лодки. Взбираться на лодку девушка боялась. Боялся этого и сам Петька. Лодка могла перевернуться, тогда хана могла прийти обоим.
  К берегу Петька Крикунов греб веселами, словно исполин. Только на земле молодые люди пришли в себя. С началом рассвета неудачники рванулись по домам. Лариса появилась перед матерью в порванном платье и босой. Ее белые туфли остались на дне озера. Петька пришел домой без галстука, который он надел впервые в своей жизни. Через месяц бывшие десятиклассники встретились вновь. Петька поступил в Омский ветеринарный институт, Лариса в кооперативный. На этом их пути разошлись...
   История несостоявшейся любви, рассказанная очаровательной блондинкой, очень сильно рассмешила Чурсина. Он долго смеялся, особенно над женихом, который ради спасения своей жизни, пожертвовал жизнью любимой девушки. О себе же Чурсин обмолвился лишь тем, что он живет в Марьино и сейчас находится в отпуске... Только через два часа автомобиль "Жигули" красного цвета оказался на окраине села Аксеновки. Лариса попросила водителя остановиться. Она не хотела, чтобы кто-либо из односельчан видел ее со взрослым мужчиной. Чурсин на прощание протянул ей руку и с улыбкой произнес:
   - Твой дяденька не хочет с тобою навсегда прощаться... Он верит в чудеса...
   Сидорова в ответ ничего не сказала. Она только сильно сжала руку красивого бородача и весело засмеялась. Чурсин еще долго наблюдал за стройной блондинкой, которая, взяв маленькую сумочку через плечо, уверенно шагала в сторону своей родной деревени. Чурсин тяжело вздохнул. Затем закрыл глаза. Перед ним вновь предстал образ Ларисы Сидоровой, которую он полюбил с первого взгляда. Он в этом уже нисколько не сомневался. Его ноздри приятно щекотал запах женских духов. Его рука все еще хранила тепло красивой блондинки...
   Первый день сентября принес Егору Чурсину много неожиданностей. Первая из них, скорее всего, была закономерной. После посвящения в студенты состоялось заседание кафедры истории КПСС. Повестки дня, как таковой, не было. Исполняющий обязанности заведующего кафедрой Левин со смурным видом попросил всех встать и минутой молчания почтить светлую память усопшего Горового. Через некоторое время дверь кафедры открылась и в комнату вошли ректор института Воробьев и секретарь партийного комитета Мясников. Оба они были в приподнятом настроении и поочередно пожали руки присутствующим. Левин чуть ли не подпрыгнул от радости, когда ректор предложил рассмотреть организационный вопрос. Все историки "кооператива" после ухода в иной мир Горового знали, что святое место не будет пустовать. Мало кто из них сомневался и в том, что это место займет именно Левин. Другой равнозначной кандидатуры, и по мнению Чурсина, не было. Сам он на эту должность претендовать не мог по очень веской причине. Он имел партийное взыскание. Лично сам он не хотел писать в первичную партийную организацию заявление о снятии этого хвоста. Его коллеги, в чем он не сомневался, также никогда не проявят инициативу.
   Воробьев, объявив о том, что предстоит выдвинуть кандидатуру на вакантную должность заведующего кафедрой, вышел на средину комнаты и спокойно произнес:
   - Уважаемые товарищи! Есть мнение на вакантную должность заведующего кафедрой выдвинуть товарища Левина Олега Николаевича...
   Все сидящие дружно обратили свои взоры в сторону названной персоны. Левин быстро встал из-за стола и с улыбкой поклонился в сторону ректора. На какой-то миг в помещении наступила тишина. Никто не решался что-либо сказать. Чурсин первым решился высказать свою точку зрения по предложенной кандидатуре. Он поднял руку, и не вставая со стула, очень четко спросил:
   - Скажите, пожалуйста, что Вы подразумеваете под понятием "есть мнение"?
   Неожиданный вопрос главного институтского склочника вызвал определенное замешательство у ректора. Он тихо хмыкнул себе под нос и повернул голову в сторону секретаря партийного комитета. Мясников молодцевато встал со стула и с очень серьезной миной заговорил:
   - Товарищи! Вы все прекрасно знаете, что умерший был человеком очень старым и немощным. Он не занимался научной работой... Вашей кафедре сейчас необходимы очень серьезные кардинальные изменения. - На несколько мгновений Юрий Иванович замолчал. Затем продолжил. - Я вместе с ректором и партийным комитетом довольно основательно думал о новой кандидатуре... Я, товарищи коммунисты, нисколько не сомневаюсь, что Вы поддержите общеинститутское мнение о кандидатуре Левина... Товарищ Левин за очень короткое время, успел сделать ряд шагов, которые оставили заметный след в истории нашего прославленного института и нашей партийной организации...
   Вопросов к руководителям больше не было, не было и выступающих. Все единогласно поддержали кандидатуру Левина. Чурсин проголосовал против. После заседания кафедры Тарасов с улыбкой на лице прикручивал новую табличку возле входа в кабинет заведующего кафедрой истории КПСС. Позади него вальяжно прохаживался Левин, новый заведующий.
   После обеда Анна Петровна принесла на кафедру большую папку с журналами групп, в которых историкам предстояло читать лекции или проводить семинары. Чурсин выбрал свои журналы и внимательно просмотрел списки. В одной из групп факультета "Бухгалтерский учет" он нашел знакомую фамилию. Лариса Сидорова была десятой по списку. Он с радостью закрыл журнал и быстро вышел из кафедры.
   Этой осенью Чурсин не ездил на уборку урожая. Из верхов в партийный комитет пришла депеша о нецелесообразности привлечения студентов на сельхозработы. В подробности новых указаний он не вникал. Ему было жалко потерянное время.
   Лариса Сидорова очень тщательно готовилась к своему первому семинарскому занятию по истории КПСС. Этот предмет она никогда не любила. Не любила не только, что надо было зубрить наизусть сотни, а то и тысячи всевозможных дат. Не любила по другой причине. Она не верила тому, что было написано во всех исторических книгах. Ей было семнадцать лет, и она уже должна жить при коммунизме, где должно всего быть достаточно. О сытом и справедливом обществе ей еще в первом классе говорила классная руководительница Татьяна Ивановна. Она почти на каждом уроке заверяла детей, что они через десять лет будут жить при коммунизме. Девочка почему-то не верила пожилой женщине, которая приходила на занятия в очень старых туфлях. Она спрашивала о коммунизме и свою мать. Та просила ее верить словам учительницы и всему тому, что написано в книгах. Своего отца Лариса никогда не видела, хотя часто спрашивала о нем свою мать. Как правило, это происходило после родительских собраний или покупок, которыми хвалились ее подруги.
   Первый очень серьезный экзамен на жизненную зрелость сирота получила в пятом классе. Мать в этот день пришла с работы со слезами и сразу же ушла в свою комнату. Дочь сначала не могла понять, чем расстроена ее мать. Она молчала и делала уроки. Мать вышла из комнаты поздно вечером, когда сели ужинать. На вопрос дочери, что случилось, она ничего не ответила. Лишь после того, как Лариса, отодвинув от себя в сторону кружку с молоком и кусок хлеба, подошла к ней и крепко ее обняла, она со слезами на глазах прошептала:
   - Лариса, доченька моя... Ты еще меня в первом классе спрашивала о коммунизме... Сейчас я тебе скажу, что такой наш коммунизм... Это то общество, где за свой адский труд получаешь копейки, и когда за счет тебя живут воры и обманщики...
   Откровенный разговор матери в памяти дочери остался надолго. Ей в этот вечер казалось, что душа матери выдала на-гора все то, что у нее накипело и наболело за несколько десятков лет. Многое для маленькой блондинки было и совсем новое. Вера замуж выскочила очень рано. Виной этому была ее детская наивность. На вокзале в Помурино она встретила молодого парня, который обещал ей большие горы счастья. Не за большим домом, в котором жил отец парня, не за престижной должностью молодого человека погналась жительница Аксеновки. Она и в первые минуты встречи не кривила душой. Николай ей очень нравился. Только утром она поняла, что совершила ошибку, которая искалечила ее жизнь и жизнь ее дочери... Через несколько лет она совершенно случайно узнала, что ее возлюбленный женился на другой девушке, на стюардессе...
   В этот вечер мать рассказала дочери и о своих слезах. День назад ее вызывали в милицию. Просили подписать какие-то бумаги и протоколы. Она наотрез отказалась подписывать. Через неделю все деревня судачила, что директор совхоза проворовался и хотел все спихнуть на неопытную бухгалтершу. Начальника не посадили в тюрьму, его только пожурили и поругали. Затем перевели в соседнюю область директором зверофермой...
   Прозвенел звонок. Студенты быстро влетели в аудитории и заняли свои места. Лариса Сидорова сидела за последней партой со своей подругой Оксаной. Девушки подружились совсем недавно, во время торжественного посвящения в студенты. К общей радости они оказались и в одной комнате общежития. На потоке бухгалтеров училось большинство девушек. В их группе было девятнадцать девушек и один парень, которого звали Юрка. Он также сидел за последней партой, сидел в гордом одиночестве. Сидящие с нетерпением ждали появления "семинариста", так они прозывали преподавателей, которые вели семинарские занятия. Они уже прослушали первую лекцию по истории КПСС, которую читал седовласый старик. Ларисе с первой минуты мужчина не понравился, он то и дело опускал свою голову в конспект, лежащий на кафедре. Ее бесило и то, что лектор на некоторое время отрывался от конспекта и шествовал по аудитории. Кое-кому из студентов он делал замечание, кое-кого поднимал и спрашивал, о чем идет речь на его лекции. Больше всех досталось Толику Половоду, который умудрился уже в самом начале лекции заснуть. Нерадивый студент стал огрызаться. Старик взбеленился и выгнал его вон...
   Дверь аудитории открылась и все вздохнули с облегчением. Перед представительницами прекрасного пола и Юркой появился молодой мужчина. Он был симпатичный и высокого роста. Его черные густые волосы были несколько взлохмаченные. Его лицо было тщательно выбрито. Не было каких-либо изъянов и в его одежде. Одет он был почти, как профессор. Черный костюм и тщательно отутюженная белая рубашка с галстуком голубого цвета очень ладно сидели на его фигуре. Семинарист уверенно подошел к столу и головой кивнул в сторону стоящих студентов. Они его громко поприветствовали и дружно рассмеялись. Затем начался невообразимый гвалт. Чурсин на это никак не реагировал. Он сел на стул, затем придвинул его к столу и раскрыл журнал. Зачитал первую фамилию. В аудитории наступила тишина.
   Фамилию Ларисы Сидоровой он произнес особенно четко и мгновенно посмотрел на последнюю парту. Из-за нее поднялась очень красивая студентка с пышной копной белых волос, которые нисподали на ее плечи. На какой-то миг его глаза и глаза молодой девушки встретились. Он опустил голову вниз и зачитал очередную фамилию.
   Лариса, когда зачитали ее фамилию, быстро вышла из-за парты и чуть ли не ойкнула. В том, что за столом сидел знакомый водитель, который совсем недавно довозил ее до дому, она нисколько не сомневалась. Только теперь у него бороды не было, длинных волос на голове также не было. Поймав пристальный взгляд преподавателя, она мгновенно покраснела и медленно опустилась на место. Два часа она сидела, словно в тумане. Она ничего не слушала, что отвечали ее подруги и какие вопросы задавал ее знакомый водитель. Она лишь изредка бросала взгляд в сторону стола, за которым сидел семинарист, и все думала и думала. Сейчас она уже нисколько не сомневалась, что влюбилась в этого молодого мужчину. В "Жигулях" он ей казался значительно старше. Из-за этого она его окрестила даже дяденькой. Вспоминая об этом, она то улыбалась, то сильно краснела. Что с нею произошло, она и сама не понимала.
   Чурсин всегда оставался верен своей методике проведения семинара. После заданного вопроса он проходил между рядами парт и внимательно наблюдал за тем, чем занимались студенты. В этой группе были почти одни девушки. Юрка Чижов, единственный мужчина в группе, сидящий в гордом одиночестве за последней партой, на основном вопросе очень долго "плавал", на наводящие вопросы тоже ничего конкретного не сказал. Чурсин подошел к студенту, надеясь "выудить" из него хотя бы пару разумных мыслей. Но увы, не получилось. Юрка основательно тянул на "неуд". Чурсин обратился к журналу. Студентка, вышедшая к доске, отвечала очень уверенно. Он сделал несколько шагов и подошел к последней парте, за которой сидела Лариса и еще одна девушка. Фамилию этой студентки он еще не запомнил. Сидорова в его сторону не повернулась. Она сидела и молчала. Чурсин, стоящий неподалеку от блондинки, слышал ее прерывистое дыхание. Через несколько мгновений он почувствовал, как ему казалось, уже давно знакомый запах духов. К этому моменту студентка закончила отвечать. Он решительно направился к своему столику...
   В этот день Чурсин приехал домой очень рано. Часы показывали три часа дня. Выпив стакан чая, он сразу же лег в постель. Спать не хотелось. Было не до сна. Сомнений у него не было, он влюбился в студентку Ларису Сидорову, которая появилась в его жизни как-то необычно, даже совершенно случайно. Он прокручивал в своей памяти все моменты первой и сегодняшней встречи с этой красивой девушкой. За время семинарского занятия Егор Чурсин неоднократно хотел вызвать ее для ответа, но его авторучка почему-то не останавливалась против знакомой и дорогой ему фамилии. Иногда ему казалось, что она к занятию не готовилась. Портить ей настроение ему никак не хотелось. За два часа он лишь пару раз смотрел в ее сторону и тут же опускал голову вниз. Лариса сидела почему-то неподвижно, словно манекен. О чем она думала или вообще ни о чем не думала, он не мог знать. Одно он заметил четко. Лариса выходила из аудитории последней. Он почему-то был уверен наверняка, что она это сделала преднамеренно. Она прошла мимо него с высоко поднятой головой и почему-то очень громко стучала каблучками уже знакомых ему черных туфель. Он через пару минут ринулся в коридор и обомлел. Лариса стояла возле лестницы и смотрела в сторону аудитории, где-только что был семинар по истории КПСС. Увидев своего преподавателя, она быстро развернулась и направилась в противоположную сторону. Чурсин не решился ее преследовать и вести с ней разговор. Он с любовью смотрел вслед этой стройной молодой девушке. Его сердце было готово вот-вот выскочить...
   Прошел еще месяц. Чурсин все еще так и ни разу не спросил свою любимую девушку. В том, что она к занятиям готовится, он уже нисколько не сомневался. Она часто тянула руку, надеясь на то, что вот-вот ее спросят. Все было напрасно. "Кубинец" ее не замечал. Чурсин от своей методики проверки знаний у студентов никогда не отступал. Он спрашивал тех, кто отмалчивался. Такой подход, как ему казалось, напрочь ломал укоренившуюся систему подготовки студентов. Они часто делили вопросы между собою, создавая небольшие группы. В эти группы, как правило, входили те, кто не имел еще оценок. "Желающие" основательно готовились, затем отвечали. После подведения итогов семинара Чурсин часто поглядывал на студентку Сидорову. Она не скрывала своего недовольства методикой опроса молодым историком, который для нее с каждым днем становился более дорогим и близким. По итоговой теме Чурсин провел контрольную работу. Лариса сдала ее позже всех. Он с большим волнением взял два больших листа из общей тетради и пробежал глазами написанное. Все три ответа были полными. В самом конце ее работы он невольно прочитал "У меня тяжело болеет мама". Приписка была сделана простым карандашом. Он моментально взглянул на студентку. На какой-то миг их глаза встретились и так же быстро разбежались. Он первым отвел свои глаза в сторону. Он не сомневался, что еще несколько мгновений и Лариса расплачется. Лишь после того, как она скрылась за дверью, он глубоко вздохнул и закрыл глаза. Его любимая девушка нуждалась в срочной помощи.
   Очередные два часа семинарского занятия в группе технологического факультета Чурсин почти полностью был отключен от внешнего мира. Его спасло то, что и в этой группе была контрольная работа. После долгожданного звонка он зашел на кафедру и мигом рванулся в студенческое общежитие, до которого было минут десять ходьбы. Он сюда всегда ходил пешком. По указанию партийного комитета историки обязаны были, как правило, два раза в месяц бывать у студентов. Они выступали не только по вопросам внешней и внутренней политики КПСС, но и часто проводили с ними индивидуальные собеседования. Мероприятия, как правило, проходили по вечерам, иногда и допоздна. Чурсин по активности был далеко впереди всех своих коллег. Это происходило не только по его личной инициативе. Старики часто находили причины, чтобы увильнуть от этой общественной нагрузки. Основная у них причина - болезнь. Чурсин больным иногда верил, иногда и не верил. Он не сомневался, что большинство из них в это время спокойно сидело дома и смотрело телепередачи. Однако это его не так сильно удивляло. "Больные" нисколько не стеснялись на партийных собраниях или при всевозможных отчетах говорить и писать, что они принимали самое активное участие в коммунистическом воспитании студенческой молодежи. На этот раз кандидат исторических наук Чурсин шел не для проведения очередной беседы, он шел узнать, что случилось с матерью студентки, дочь которой он по-настоящему полюбил.
   У входа в общежитие сидела знакомая вахтерша баба Ира. Она первой заметила историка и заискивающее произнесла:
   - Добрый вечер, уважаемый Егор Николаевич! Небось, опять к нам на политическую вечеринку?
   Чурсин весело улыбнулся, и протянув руку пожилой женщине, нараспев ответил:
   - Ирина Петровна, добрый вечер! Конечно, опять к Вам, и к молодым людям... Ку-да от ни-их денешься?
   Затем он стремительно рванулся на третий этаж, где проживала Лариса. В комнате ее не оказалось. Девчата из соседней комнаты просили его немного подождать. Он зашел в красный уголок и стал перелистывать подшивки газет. Сидорова пришла через полчаса. Вместе с подругой она ходила в магазин, чтобы закупиться. Увидев преподавателя, девушка поздоровалась и присела за небольшой столик, стоящий в самом центре просторной комнаты. За этим столиком, как обычно, во время общественно-политических мероприятий сидели гости. Чурсин быстро приставил стул и сел напротив девушки. Лариса молчала, лишь иногда поднимала голову, дабы убедиться в наличии мужчины. Чурсин первый нарушил молчание. Он очень осторожно прикоснулся своей рукой к ее плечу и тихо спросил:
   - Лариса, скажи, пожалуйста, что у тебя с твоей матерью? На что она жалуется?
  Девушка подняла голову и посмотрела на мужчину. Ее глаза были полные слез. Слезы еще больше разжалобили Чурсина. Он с жалостью прижал девушку к себе и затем сильно поцеловал ее в губы. Лариса на его поцелуй не ответила. Она лишь привстала и прижалась к его груди. От студентки исходил запах знакомых духов, который на какой-то миг опять вскружил голову Чурсина. Он вновь хотел ее поцеловать, но воздержался. Он заметил, как дверь красного уголка открылась и потом вновь быстро закрылась.
   Общежитие Егор Чурсин покинул где-то через полчаса. Узнав о том, что мать Ларисы жалуется на печень, он решил действовать, действовать, как можно быстрее. У Сидоровых в Помурино знакомых не было. В Аксеновке жила сестра Веры, но она сама часто скиталась по больницам. Ночью Чурсин заснул очень поздно, все обдумывал свои возможности по оказанию помощи матери Ларисы. Сразу же остро встал вопрос о деньгах. Ни у матери Ларисы, ни у нее самой их не было. Не было денег и у Чурсина. На свои двести рублей с небольшим он и сам часто сидел на приколе. Он решил обратиться к отцу. В субботу утром он уже был в Марьино.
   Его визит для родителей был полной неожиданностью. Отец долго тискал в объятиях свое великовозрастное чадо и с ехидцей приговаривал:
   - Ну, Егорка, ну Егорка... Какой ветер, какая бестия тебя к нам занесла? Я-то думал, что ты опять бумагу на неумные мысли переводишь...
   Сын на издевки родителя не реагировал. Он лишь с улыбкой крутил пальцем вокруг своего виска и очень тихо хихикал. После бани мужчины уселись за стол. За столом сын рассказал зачем и почему он приехал. Отец очень внимательно его выслушал и затем очень серьезно произнес:
   - Егорка, ты правильно делаешь... Я обеими руками за твою помощь. Надо помочь матери любимой девушки...
   На следующее утро Егор Чурсин уехал в Помурино. Ехал он на "Жигулях" своего отца. В его кармане было пятьсот рублей, это тоже были деньги отца. Деньги и машина ему были сейчас очень необходимы. Он решил сделать ставку на медицинские кооперативы, число которых увеличивалось в городе с космической скоростью. Чурсин понимал, что в этих заведениях его обдирут, как липку, но, надежда на более лучшее лечение в них, его не покидала.
   Прошла неделя. Для Егора Чурсина и Ларисы Сидоровой она была очень напряженной. Врачи трех медицинских кооперативов, в которых они побывали с больной, делали единый диагноз - цирроз печени. Что это означало, Чурсин и сам толком не знал. Опасная или неопасная эта болезнь в присутствии больной и ее дочери, он у врачей не спрашивал. Боялся навредить. Врачи с улыбкой провожали больную женщину и в один голос желали ей скорейшего выздоровления. Вера в знак благодарности все больше и больше вглядывалась в лицо своего спасителя. Оно расцветало в улыбке. Не обошлось без его помощи, и кое-что другое. По его инициативе привели в божеский вид помещение, где лежала больная. Лариса в комнате побелила. Он отремонтировал диван, сиденье и спинка которого были проломлены. Зима все больше и больше заявляла о себе. Морозы иногда доходили до тридцати градусов. Небольшая круглая печка, выходящая на две комнаты, по-настоящему не обогревала дом. Чурсин очень долго мотался на машине по городу, пока не нашел хороший обогреватель. К вечеру Лариса истопила баню. Он первым пошел мыться. Он очень долго парился, хотел снять всю грязь и нервное напряжение, в котором он оказался за последнее время. Затем мылась Вера, последней мылась ее дочь. Ужинать сели поздно, было уже почти десять часов вечера. Стол получился великолепный. На нем было очень многое, что женщины в своей жизни никогда не кушали. Хозяйка дома, наполнив рюмки импортной водкой, с радостью посмотрела на молодого мужчину и свою дочь, затем произнесла:
   - Дети, мои дорогие... Спасибо Вам за все, что для меня сделали...
   Дальше она не могла что-либо сказать. Ее душили слезы. Лишь немного успокоившись, она продолжила:
   - Большое спасибо тебе, Егор Николаевич... Большое спасибо... Я тебе очень благодарна за то, что ты ради моего здоровья потратил много денег и времени... Спасибо и за все лекарства, которые ты мне достал...
   Затем она подошла к Чурсину и поцеловала его в щеку. Лариса, видя радостные глаза матери и своего любимого мужчины, первой опрокинула содержимое рюмки в свой рот. За ней последовали другие. Все принялись кушать. Чурсин то и дело косил свои глаза на Ларису и улыбался. Он впервые видел ее в таком приподнятом настроении. До сего момента она была для него только студенткой, которую он имел права только спрашивать и ставить ей оценки. Сейчас же рядом с ним сидела очень красивая девушка, которую он с каждым взглядом любил все больше и больше. Его душа переполнялась от радости, когда мать этой девушки благодарила его за помощь. Вера, которая была почти на десять лет его старше, нисколько ему не льстила. Без его она бы никогда не получила такой квалифицированной помощи.
   Вера после того, как в ее доме появился молодой человек, сразу же поняла, что между ее дочерью и ним есть что-то необычайно близкое, что тянет их друг к другу. Однако о любви своей дочери к своему учителю она не помышляла. Ее Ларисе было только восемнадцать лет, Егору Николаевичу, как она предполагала, тянуло за тридцать с хвостиком... В недалекие времена неравный брак по возрасту был невозможен. Это было сумасшествие. Ее успокаивало то, что учитель вел себя очень прилично. Он за все это время не сделал каких-либо пошлостей ни с ней, ни с ее дочерью. Ее радовало и наличие у него определенных связей в городе. Специально для нее он привез из Помурино пожилую сиделку, бывшую медсестру. Он не хотел, чтобы из-за ее болезни дочь пропускала занятия...
   Неожиданно ее мысли прервала Лариса. Она, скорее всего, увидев серьезное выражение матери, решила поднять ее жизненный тонус. Она приподнялась из-за стола, и окинув взглядом сидящих, громко произнесла:
   - Мамочка моя... Я предлагаю поднять бокал за моего Егора Николаевича...
   Содержание тоста для Чурсина было полнейшей неожиданностью. Еще больше была ошарашена этим мать Ларисы. Она от слов своей дочери даже несколько отпрянула назад. Не будь спинки у стула, она, без всякого сомнения, упала бы на пол. Ей было очень стыдно за свою дочь и перед гостем, который сидел красный, как рак, и лупал своими большими глазами по сторонам. Иногда мужчина переводил свой взгляд то на мать, то на ее дочь. Лариса, поняв свою ошибку, решила ее тотчас же исправить. Она, словно и ничего не было, вновь произнесла:
   - Я предлагаю тост за нашего гостя и моего преподавателя Егора Николаевича... Я и моя мама очень благодарны Вам, товарищ Чурсин...
   Увидев внезапно появившиеся слезы на глазах девушки, виновник неожиданного торжества быстро встал из-за стола и с улыбкой проговорил:
   - Незачем меня благодарить, Лариса.... Я благодарю всех Вас за теплое гостеприимство... Спасибо, еще раз спасибо...
   Неординарное поведение молодого мужчины и дочери рассмешило хозяйку. Она с улыбкой привстала из-за стола и первой пригубила рюмку. Ее примеру последовали гость и дочь. Вскоре хозяйка тепло простилась с Чурсиным и пошла в свою комнату. Ее опять стали мучить боли. В постели она приняла таблетки и закрыла глаза. Затем стала размышлять. Поведение дочери сегодня вечером было для нее неожиданным. Стал ее настораживать и молодой мужчина. Что произошло между ним и ее дочерью, она так и не могла понять...
   Дочь хозяйки и мужчина просидели за столом и проговорили еще где-то полчаса. Затем убрали стол и помыли посуду. После этого стали думать о ночлеге. Лариса предложение гостя, переночевать ему в бане, начисто отвергла. Она предложила ему свою кровать, сама же намеревалась спать на полу. Чурсин ее предложение также отверг. Пол сейчас был хоть и теплый, однако к утру мог стать очень холодным. В конце концов он взял с собою старый полушубок и направился в баню. Здесь был далеко не курорт. Холодная ночь давала о себе знать. Дабы вообще не замерзнуть, он быстро вышел из бани и набрал большую охапку дров, которые находились в поленнице возле входа в дом. Вскоре дрова в печи разгорелись. Чурсин, почувствовав тепло, расстелил полушубок на полок, и не снимая с себя одежды, лег. Он мгновенно погрузился в сон...
   Среди ночи он внезапно проснулся, его кто-то настойчиво толкал в плечо. Он долго не просыпался, ему казалось, что все это происходит во сне. Через некоторое время он открыл глаза и оказался в женских объятиях. В этой кромешной темноте он вновь почувствовал знакомые духи. Сейчас же он был нисколько во власти знакомого аромата, а сколько во власти страстных объятий красивой девушки. Она была нагой. В какой-то момент их губы сомкнулись в единое целое. Он еще сильнее прижал ее к себе и моментально почувствовал прилив мужской страсти. Затем он очень нежно провел рукой между ног девушки. Лариса, предчувствуя желание своего любимого, стала расстегивать его брюки. Расстегнув брюки, и взяв в свои руки его пенис, она еще сильнее прижалась к мужчине. В том, что через несколько мгновений она введет его член в свое влагалище, Чурсин не сомневался. В сей миг он и сам был не против взаимной любви. Он еще не имел целомудренных женщин. В том, что Лариса есть целомудренное существо, он был на все сто процентов уверен. Однако его трезвый разум взял свое. Он решительно и легко оттолкнул от себя девушку и тихо прошептал:
   - Моя любимая, прости, прости меня... Нам надо хорошо обо всем подумать...
   Лариса от неожиданности быстро вскочила, чуть было не ударившись головой о потолок. Затем спрыгнула на пол. Чурсин, сразу же поняв, что она сильно обиделась, также быстро спрыгнул. Затем с силой прижал девушку к себе и страстно произнес:
   - Лариса, я тебя очень люблю, но нам надо время... Мы это всегда успеем сделать... Мы ведь с тобою взрослые люди... Пойми меня правильно, моя любимая...
   Лариса, скорее всего, не вникала в то, что сейчас ей говорил мужчина. Она тихо всхлипывала, от плача ее тело слегка содрогалось. Она не заметила, как Чурсин разделся. Затем он осторожно взял ее на руки и положил на полок. Через несколько мгновений они оказались в плену своих чувств друг к другу. Чурсин, осыпая страстными поцелуями очень нежное тело молодой девушки, был от нее без ума. Он прекрасно знал, что она впервые за свои восемнадцать лет оказалась в объятиях мужчины, и от этого понимания он все сильнее прижимал ее к себе...
   Лариса после того, как Чурсин ушел спать в баню, еще долго не могла заснуть. Все думала о своем любимом мужчине. Даже мысли о больной матери у нее в эту ночь ушли на второй план. Состояние душевной горечи за свою мать у нее в последнее время заметно улетучилось. Врачи обещали матери скорейшее выздоровление. В том, что она скоро поправится, говорил ей и Чурсин. Этому относительно молодому мужчине она верила всегда. Верила и сейчас, когда к ним в семью пришла беда. Егорка, так она называла серьезного историка, очень сильно отличался от многих сотрудников института. Он никогда не пялил глаза на красивых девушек, как это делали другие преподаватели, особенно молодые.
  У Ларисы остался очень неприятный осадок в душе после консультации на кафедре финансов и кредита. Доцент Пастухов приглашал студентов на свои консультации строго по графику, и только на индивидуальное собеседование. Первокурсники в какой-то мере все это понимали. Финансирование и счет расходов и долгов, в отличие от истории, требовали точных решений и расчетов. Ее фамилия в списке в этот день стояла последней. Ровно в семь часов вечера она открыла дверь кафедры и очень робко подошла к столу. Пастухов, мужчина лет сорока-сорока пяти, сидел на стуле и с серьезным видом что-то записывал себе в журнал. Уже с самого начала разговор между преподавателем, имеющим довольно большой живот, и стройной студенткой был далеко нематематический. Степан Иванович, на удивление вошедшей, принялся болтать о внешней политике всенародной партии. Затем рассказал общеизвестный анекдот о стариках-правителях. Прекрасное настроение мужчины очень радовало первокурсницу, но без всякой эйфории.
  Лариса после трех месяцев учебы в институте уже успела изучить кое-какие повадки преподавателей. В том, что она может попасть в объектив любого из них, она не сомневалась. Она почти всегда ходила в короткой юбке, дабы показать свои очень стройные ноги мужскому полу. В юбках ходили и другие девушки, ходили, даже несмотря на жуткие морозы. Они были твердо уверены, что все мужчины с учеными степенями и без оных, независимо от рожи и возраста, в определенной мере могут скостить им далеко не идеальные знания по их предмету. В том, что финансист Пастухов большой бабник, Лариса узнала от своих старшекурсниц. В этом она убедилась и на этой консультации, которая была первой в ее жизни... Пастухов неожиданно уронил авторучку на пол. Затем присел на корточки и принялся ее разыскивать под столом. Студентка сидела возле стола на стуле и молча смотрела на небольшую плешинку на голове мужчины. Через некоторое время он, тяжело пыхтя, словно паровоз, приподнялся с пола и сел на стул. Затем стал говорить о всевозможных дефицитах, число которых в могучей державе с каждым днем прирастала.
  Неожиданно для Ларисы авторучка вновь выпала из рук мужчины и вновь закатилась под стол. Она на какой-то миг растерялась и очень широко раздвинула ноги. И в этот же миг на одном из колен почувствовала дрожащую руку... Лариса наклонила свою голову вниз. Глаза преподавателя и студентки встретились, на несколько мгновений даже замерли. Девушка покраснела, как рак, и решительно отодвинула руку мужчины в сторону...
   Чурсин же никому и никогда под женский подол не заглядывал. Это Ларису очень радовало. Ее радовал и поцелуй, который она получила от этого умного и красивого мужчины в красном уголке студенческого общежития. Этот поцелуй для нее был первым в ее жизни. Именно этот поцелуй порядочного мужчины, которого она, без всякого сомнения, любила, любила по-настоящему, дал ей целительную силу и надежду на благополучное будущее. Чем больше она погружалась в сладостные мысли о своем любимом человеке, тем сильнее в нижней части ее живота ныло. Она решительно скинула с себя одеяло и направилась к бане...
   И сейчас, находясь в сильных объятиях своего Егорки, и осыпаемая его поцелуями, она на какой-то миг исчезала из моря страстных чувств, и обращалась к разуму. Сомнений у нее не было. Чурсин был и оставался порядочным мужчиной. Он не покусился на влечение к себе очень молодой и неопытной девушки, а решил выждать, словно хотел проверить ее любовь к нему еще раз, дабы она не допустила жизненной ошибки. В том, что этой ночью она осталась целомудренной, она нисколько не сожалела. Она в своей душе благодарила опытного мужчину и опытного любовника за его мудрость. Именно благодаря ему, она и они вместе сохранили любовь, хотя и не испили чашу человеческих чувств и страстей до конца. Все это им еще предстояло сделать, сделать вместе в недалеком будущем.
   Через неделю Егор Чурсин приехал в Аксеновку вновь. К его удивлению, улучшений со здоровьем у матери Ларисы не было. Она все продолжала жаловаться на печень. Он начал вновь искать знаменитых медиков. Поехал в облздравотдел, в котором работал знакомый профессора Горшкова. Маститый историк и маститый врач были родом из одной деревни. Они когда-то вместе учились в одном классе. Бывший хирург очень долго рассматривал историю болезни и анализы больной. Чурсин, мало понимающий в этом деле, с большим нетерпением ожидал заключения опытного врача. О профессоре Коврове он много читал в областной прессе, показывали его и по телевидению. Многие горожане знали об этом человеке лишь одно. Эта личность только для избранных и богатых. Чурсин себя к тем и к другим не относил. Без рекомендации Горшкова, ему бы, вряд ли, удалось попасть на прием к этой знаменитости. Для простой женщине из глухой деревни Аксеновка профессор был вообще не доступен. Ковров тщательно просмотрел бумаги и на несколько мгновений закрыл глаза, словно намеревался дать более точный анализ болезни. Затем со вздохом промолвил:
   - К сожалению, молодой человек, хочу констатировать... Эта болезнь пока не поддается лечению... Успехи есть, но пока только незначительные...
   Чурсин очень долго ходил по городу. Все мучился в догадках, как убийственное заключение профессора преподнести Ларисе. Она, без всякого сомнения, будет сильно переживать. После длительных раздумий он пришел к твердому решению. Ни Ларисе, ни самой больной ничего не говорить о страшном диагнозе.
   Вера Сидорова умерла 23 февраля, в день Советской Армии. В институте в этот день состоялось торжественное собрание. После его окончания Чурсин направился домой. Около девяти вечера раздался телефонный звонок. Ему звонила женщина-сиделка. Известие о смерти матери Ларисы его сильно огорчило. Ей было только 45 лет. После звонка он некоторое время сидел неподвижно, сопереживал происшедшее. Затем вышел на улицу. Вокруг было ни души. Тишину ночи нарушали изредка трамваи, которые еще кое-где сновали по засыпающим улицам города. Идти вновь к себе домой ему не хотелось. Он все еще искал в своей голове правильный вариант общения с Ларисой. Решил ехать к ней в общежитие. Дверь общежития ему не открыли. Скорее всего, вахтерша крепко спала. Со слезами на глазах он медленно пошел к автобусной остановке.
   Утром Чурсин сразу же стал разыскивать Ларису. Она была уже в аудитории и штудировала математику. Появление историка для нее было полной неожиданностью. Чурсин поздоровался с девушкой и предложил ей выйти в коридор. Она все еще с недоумением смотрела на своего любимого. Причин для столь его неожиданного визита она все еще не находила. До самой раздевалки они шли молча. Чурсин, видя бледное лицо девушки, очень внимательно посмотрел по сторонам. Он не хотел, чтобы кто-нибудь из посторонних видел Ларису плачущей. Затем он с горечью произнес:
   - Лариса, моя дорогая, крепись... Вчера вечером умерла твоя мама...
  Больше он ничего не мог сказать. Тяжелый комок подступил к его горлу. Лариса после услышанного сразу схватилась за сердце и громко заплакала. Чурсин прижал ее к себе и начал причитать:
   - Лариса, не плачь, моя дорогая... Не плачь, я тебя очень прошу... Нам вместе надо пережить эту трагедию...
   Девушка в ответ ему ничего не говорила. Она только рыдала и все сильнее прижималась к его груди. Через два часа Чурсин и Сидорова были в Аксеновке. Возле дома Сидоровых стояли уже люди. Никто из них не решался войти в дом. Все ждали из города дочь умершей. Возле покойницы находилась лишь одна бабка-сиделка. Едва Чурсин с Ларисой вышли из такси, как из толпы односельчан раздались причитания. У него невольно выступили слезы. За все время пребывания в деревне он прекрасно знал, что Сидоровы была из порядочных семей. Вера за свое недолгое пребывание на этой земле больших богатств не нажила. Все, что осталось после ее смерти, это была добрая память. Друзей, как и врагов, у умершей и у ее дочери также не было. Все знали, что Лариска учится в кооперативном институте, скоро будет большим начальником. Как она учится, и с кем она дружить, никто из селян не знал. Да и не до этого было. Времена в Аксеновке, да и по всей стране, были очень сложные. Все и вся приходило в упадок. Прилавки единственного магазина пустовали, не было и работы. Всю живность на ферме за один день порезали. Через месяц растащили и хилые животноводческие постройки.
   Появление мужчины, который шествовал рядом с дочерью покойницы, для многих селян было неожиданным. Кое-кто думал, что для оказания помощи Лариске, приехал какой-то начальник из института. Уже больно походил пришлый на важного чиновника. Он был высокого роста и очень сипатичный, да еще в хорошей дубленке коричневого цвета. На его голове очень ладно сидела шапка черного цвета. Из шкуры какого зверька она была, никто из жителей так и не мог определить. Да и не до этого сейчас было.
   Не до селян было и городскому мужчине. На его плечи легла вся организация похорон. В деревне даже не нашли хороших досок для гроба. Не оказалось таковых и в районном центре. Чурсин обратился к отцу. Через день к дому Сидоровых подъехал небольшой автобус, который привез добротный гроб и несколько сосновых досок. Привели и большой термос с мясом. Водитель передал от старшего Чурсина дочери умершей глубокие соболезнования и вскоре же уехал. На улице начиналась поземка.
   Организация стола после похорон легла на плечи Ларисы. В этом деле ей помогли две ее бывшие одноклассницы, закупившие в магазине три ящика водки и несколько булок хлеба. Спиртное выдали под расписку. Из продуктов питания в сельском магазине, кроме хлеба, ничего не было. Почти весь светлый день Чурсин копал небольшую яму для гроба умершей. Ему помогали два местных парня. Помощи от них было с гулькин нос. Узнав о том, что Лариска Сидорова закупила в магазине водку, они уже с самого начала работы стали просить у городского пару бутылок водки. Чурсин призвал их к совести и благоразумию. Подействовало. Через час они вновь к нему обратились. В противном случае грозили объявить длительный перекур. Чурсин уступил. Помощники нужны ему были, как воздух. Да еще на таком морозе. На улице было около тридцати градусов. Только к позднему вечеру удалось выкопать мало-мальски пригодную яму для гроба. Полупьяные "гробокопатели" сразу же направились к дому Сидоровых. Лариса к этому времени со своей соседкой наварила борща и наделала котлет с картофелем. Парни в один присест опорожнили две бутылки водки и с таким же успехом расправлялись со всем тем, что ставили им на стол женщины. Пьянка продолжалась до позднего утра...
   Чурсин с кладбища пришел в дом очень усталый и злой. Его бесила сейчас нестолько физическая и нервная нагрузка, которая совершенно неожиданно обрушилась на его плечи. Его бесило безразличие молодых селян к тому горю, которое пришло в семью Сидоровых. Первую и вторую ночь он вместе с Ларисой не сомкнул глаз. Они сидели возле гроба с покойницей. Никто из них не плакал. По ночам лишь изредка голосили две старушки, которые пришли по своей воле, чтобы проводить в последний путь свою молодую односельчанку.
   Незаметно подошла весна. К этому времени Лариса продала родительский дом, продала по очень низкой цене. И не только потому, что он был уже довольно старый, но и по другой причине. Аксеновка, как село, с каждым днем умирала. Все больше и больше крестьян уезжало в город, надеясь там найти себе работу и будущее в своей жизни. В деревне осталось несколько стариков и старушек, у которых не было тех, кто мог бы протянуть им руку помощи для счастливой старости. После похорон Сидорова и Чурсин ни разу вместе не встретились. Исключением были семинарские занятия, на которых, как и раньше, господствовала официальность.
   Прошедшие полгода мало что изменили в жизни Егора Чурсина. Он все еще носил ярлык склочника. Если среди сотрудников института этот ярлык редко кто вспоминал, то на его родной кафедре борьба с ним не утихала. Не утихала ни на минуту. На острие подковерной борьбы стоял Левин. Он был фигурой номер один, которая почти изо дня в день испускала яд и всевозможные сплетни в его адрес. Он, как и раньше, видел в молодом историке своего главного конкурента. Почему он это делал, Чурсин все еще не мог понять. Чурсин к разряду глупых людей себя не относил, он не намеревался претендовать на место заведующего кафедрой. Он однозначно знал, что не только его коллеги, но и ректорат со всей партийной свитой, никогда не дадут ему в "кооперативе" эту должность. Скорее всего, Левина заедала особая популярность умного клерка, который являлся заметной фигурой не только в институте, но и далеко за его пределами. Даже несмотря на различные передряги и сплетни, его имя высоко котировалось среди жителей города. Об этом он даже и сам иногда не знал. Информацию об его успехах и падениях ему "докладал" его отец, когда сын приезжал домой. Едва он открывал дверь, как его родители сразу же выкладывали перед ним целую кипу вырезок из всевозможных газет. Телевизионную информацию о своем выдающемся сыне, они фиксировали в специальной тетраде. Долгожданный гость все эти талмуды спокойно отодвигал в сторону и затем с улыбкой говорил:
   - Спасибо Вам, мои уважаемые предки, за четкий шпионаж... Я благодарен Вам... - Затем полушутя добавлял. - А почему бы Вам не записаться в когорту выдающихся историков, как, например, я?
   После этого изречения все дружно хохотали, затем садились за стол и принимались чаевничать.
   Чурсин все больше и больше приходил к однозначному выводу, что, даже являясь ассистентом кафедры, он имеет куда большую популярность в городе и в области, чем Левин и его коллеги вместе взятые. Иногда доходило до смешного. После ежегодного подведения итогов работы лекторской группы обкома партии Чурсин, как правило, получал почетную грамоту или ценный подарок. Однажды ему очень повезло с рекламой своей личности. На торжественном собрании, посвященном круглой дате "кооператива", присутствовал первый секретарь обкома КПСС, который вручил ему почетную грамоту, как одному из лучших лекторов области. Активного пропагандиста идей партии посадили даже в президиум. Чурсин сидел рядом с главным партийным руководителем и отвечал на его вопросы, которые он иногда задавал. "Склочник" не скрывал своей победы над своим идейным врагом и его окружением. Он изредка кидал свой взгляд в сторону историков. Лицо Левина было злым и красным, как будто, он только что выскочил из горячей парилки. Не было приподнятого настроения и у тех, кто сидел рядом с ним. Победитель же не сомневался, что его лавры обойдутся ему боком. В этом он убедился очень скоро...
   Чурсин, несмотря на все общественные и личные проблемы, настойчиво писал монографию. Ее первый вариант прошел опробацию на опорной кафедре истории КПСС в Тарске. Прошел очень успешно, были лишь мелкие замечания. По инициативе профессора Горшкова было написано письмо с ходатайством о предоставлении Чурсину возможности обучения в докторантуре. Петицию подписали все преподаватели кафедры: 3 профессора, 8 доцентов и 4 ассистента, кандидаты исторических наук. Для достоверности официальной бумаги поставили круглую печать. Письмо по почте пришло прямо к ректору кооперативного института. Узнав об этом, Чурсин попросил Левина внести в повестку заседания кафедры вопрос о возможности его обучения в докторантуре. Обоснование своей просьбы он вручил шефу в письменной форме. Отдал ему и перечень своих научных трудов. В оценке своих научных трудов он несколько поскромничал, не указав количество статей в областных, городских и институтской газетах. Их было почти три десятка. Все его коллеги, в том числе и сам Левин, любую заметку, даже в пять строк, относили к научной работе. Преуспевал в "учености" Тарасов, который строчил мини-заметки, как из пулемета, особенно накануне всевозможных праздников.
  Левин с улыбкой взял небольшую папочку в свои руки, и оскалив зубы, с ехидцей произнес:
   - Уважаемый Егор Николаевич... Я всегда на Вашей стороне, дело только за нашими коллегами...
   Чурсин на его саркастическую улыбку и заверение ничего не сказал. Он прекрасно знал, что ему предстоит еще многое сделать и пережить, чтобы достичь своей заветной цели.
   Заседание кафедры, как обычно, состоялось в понедельник. Все предыдущие вопросы прошли без длительных прений. Перед последним, который касался возможности предоставления докторантуры кандидату исторических наук Е. Н. Чурсину, Левин предложил сделать перерыв. Все, за исключением Чурсина, проголосовали за его предложение. Чурсин сразу же почувствовал какой-то подвох. В этом он убедился после перерыва. Из десяти человек, ранее присутствующих, трое по неизвестным причинам задерживались. Решили продолжить работу. Чурсин свое выступление построил только на реальных фактах. Чем больше он говорил о своих достижениях, тем меньше его коллеги слушали. Кто-то читал свежую газету, кто-то листал журналы студенческих групп. Лишь после того, как он присел на стул, сидящие оживились.
  Первым в атаку на просителя докторантуры ринулся Тарасов. От предвкушения победы он потирал руки. В том, что он будет противником его обучения, Чурсин и заранее знал. Поэтому все его обвинения он пропускал мимо ушей. Его только поразила заключительная часть его выступления. Тарасов, держа в руках простой карандаш, словно ему казалось, что это есть настоящий пистолет или, может, даже огнемет, которым он махал в сторону молчавшего оппонента, громко прорычал:
   - И еще одно, что товарищ Чурсин должен запомнить... Я, как бывший политический работник нашей доблестной Советской Армии, и как настоящий заместитель секретаря партийной организации кафедры истории Коммунистической партии Советского Союза партийную характеристку Вам не подпишу... - Сделав передышку, он вновь прорычал. - Быть или не быть товарищу Чурсину в докторантуре решает не он лично сам, а наша партийная организация...
   После такого убийственного умозаключения в помещении наступила тишина. Никто из сидящих не сомневался в провале просьбы Чурсина. В этом он и сам уже не сомневался. Выступление отставника больше всех нравилось Левину, который то и дело ухмылялся себе под нос, и бросал косые вгляды в сторону склочника. Чурсин сидел молча и до боли кусал свои губы. Он уже ощущал во рту привкус своей крови. Выступление Левина в принципе мало чем отличалось от предыдущего оратора. Все сводилось к одному. Чурсин имеет партийное взыскание и по этой причине ему закрыт путь в докторантуру. Снимать партийный "довесок" Чурсин не хотел, считал его результатом круговой поруки, сложившейся на кафедре. К этом выводу пришел не он один. К этой мысли приходили и многие сотрудники института. С некоторыми Чурсин разговаривал по душам, некоторых, честно говоря, боялся. С последними держал язык за зубами, особенно с теми, кто на беседу с ним набивался сам. Он знал, что любое его слово, направленное против коллег по кафедре или в адрес управленцев института, может ему очень дорого обойтись. Он часто отбивался, например, от напористости ученого секретаря института Анны Ивановны, которая всегда называла его только по имени и отчеству. Ярко намалеванная блондинка, которой было где-то под тридцать лет, ходила по институту, словно ворона в павлиньих перьях. Она никогда ни с кем первой не здоровалась, будь то проректор или другой очень заслуженный ученый. Студентов она вообще не замечала, они для нее не существовали.
  Чурсину в этом плане делала исключение. Увидев известного историка и склочника, она ускоряла свой ход, и раскрыв рот до самых ушей, стремительно приближалась к мужчине. Затем, легко покачивая головой, и цокая языком, подавала ему руку и почти всегда одно и тоже приговаривала:
   - Егор Николаевич, здравствуйте, здравствуйте... Вы сегодня такой красавец, просто как артист ...
   Чурсин после этих слов расцветал в улыбке и также подобострастно кидал красивой женщине комплимент:
   - Анна Ивановна... Вы, как всегда, опять шутите... Мне очень приятно видеть самую красивую артистку Советского Союза...
   После неординарного приветствия и комплиментов они через некоторое время расходились в разные стороны. Иногда Чурсин замедлял шаг и разворачивался на все сто восемьдесят градусов. Он, как мужчина, от себя не скрывал, что Анна Ивановна ему очень нравилась. Его душа ликовала, когда подобную реакцию он наблюдал и с ее стороны. Они оба в сей миг приходили в оживление и махали друг другу руками. Чурсин никогда не возвращался назад. Не подходила к нему и она. Скорее всего, это происходило по одной причине. Все институтские работники, за очень редким исключением, знали о том, что Анна Ивановна была любовницей ректора. Знал об этом и Чурсин. Он боялся засветиться перед стариком. О профессоре Воробьеве ходили разные слухи. Все знали одно лишь четко, что он является кандидатом экономических наук. Когда он остепенился и по какой теме, никто толком не знал. Не знала об этом и Локтева, его любовница. Она часто приходила в просторный кабинет ректора, неся ему целые кипы бумаг. О чем или о ком они там говорили, также никто не знал. Одно все знали и видели. Дед, так иногда называли ректора молодые сотрудники и студенты, во все свои командировки брал ученого секретаря...
   Чурсин познакомился с Локтевой в первые же дни своего пребывания в вузе, когда подавал документы на конкурс. Он еще тогда заметил томный взгляд девушки, которая очень внимательно изучала его бумаги. Она одной из первых поздравила его с успешным прохождением по конкурсу. Анна Ивановна, одарив его ослепительной улыбкой, тихо прошептала:
   - Успехов тебе, Егор Николаевич, одних только успехов... - После небольшой паузы тихо добавила. - И еще тебе скажу... Даже сама и не знаю, почему я эту поганую историю ненавижу, а вот историков страшно люблю...
   На откровения блондинки Чурсин ничего не сказал. Ему было и не до этого. Он страшно хотел грызть гранит исторической науки. Позже у него появилась Инна. Локтева незаметно ушла на второй план...
   Лариса Сидорова основательно готовилась к экзамену по истории КПСС. Она страшно волновалась. Волновалась еще и по другой причине. Она почти каждый день проходила мимо доски объявлений кафедры истории КПСС и все недоумевала. Семинарские занятия в их группе вел к.и. н. Чурсин Е. Н., а экзамены принимал доцент Левин. Ей очень хотелось еще раз увидеть любимого мужчину, в последний раз. По поводу этой встречи она строила множество планов. Она хотела высказать Чурсину все то, что у нее наболело на душе за время длительной разлуки. Особенно бесило его равнодушное отношение к ней. После похорон матери он ее вообще не замечал, словно окаменел. Она же, наоборот, очень сильно по нему страдала. На каждом семинаре ей хотелось сесть на первую парту, и как можно ближе и чаще, разглядывать знакомые черты его лица, слушать его дыхание. Она до мельчаших подробностей воспроизводила свою первую и последную ночь с Чурсиным, которую они провели в бане. Во время сладостных раздумий она часто корила себя за то, что не стала его женщиной...
   Экзамен по истории КПСС был назначен на последнюю неделю июня, в понедельник. Лариса, несмотря на солнечную погоду, почти все это время просидела за конспектами лекций и за учебниками. Последнюю ночь перед экзаменом она вообще не спала, все учила. Десятки партийных съездов и конференций, множество постановлений и сотни всевозможных исторических дат мельтешились в ее голове днем и ночью. У нее, как и у всех студентов группы, вся надежда была на шпаргалки. На производство "шпор" ушла почти неделя. Содержание экзаменационных билетов первокурсники уже знали, оставалось только составить краткий ответ по тому или иному вопросу. Качество шпор проверял лично сам Юрка Чижов, который всегда и везде в этих делах верховодил. Он хвалил тех девушек, которые добросовестно переписали "Краткий справочник по истории КПСС". С тех же, кто откровенно филонил, снимал стружку. Лариса относилась к подобным поручениям очень серьезно. Особенно после смерти матери, когда появилась какая-то аппатия к жизни и к учебе.
  В последнее время головные боли приносила ей и математика. Не сама наука, а ее преподаватель Касымов Нурсултан Абишевич. Она с первого дня оказалась в не почете у пожилого мужчины-казаха. Он спрашивал ее на каждом практическом занятии. Лариса часто от страха отвечала невпопад, иногда и не знала. Нередко плакала. Скорее всего, казаху нравилось видеть ее слезы. Слезы, как иногда казалось ей самой, придавали ему прилив бодрости. Он не успокаивал студентку, а, наоборот, подливал масла в огонь. Касымов садился на стул возле последней парты, где она сидела, и задавал ей все новые и новые вопросы. Лишь после того, как плешивый старик сам выдыхался, он с наслаждением шествовал в сторону своего столика. Лариса исправляла двойку через две недели. Никто из русских студентов Касымову не пытался пересдавать раньше. Все равно завалит. За весь год обучения Лариса так и не могла понять, почему математик недоброжелателен к ней. Не понимала она и того, почему он ей никогда не ставил за контрольные работы отличные оценки. Две, а то и три пятерки, она могла получить "заслуженно". Одну контрольную работу она переписала у своей подруги, а другую точь-в-точь переписала из шпаргалки. Идти и доказывать свою пятерку не решалась. Она точно знала, что казах начнет опять гонять ее по всем темам. В итоге хорошая оценка в один миг может превратиться в двойку. Касымов "неуды" ставил не только ей одной. Доводил до слез только ее одну. Не все ей было понятно и другое. Двое ребят-казахов из соседней группы всегда получали по математике хорошие и отличные оценки. Она специально разговаривала с ними на математические темы и приходила к однозначному выводу. С точной наукой они явно не дружили. К этому выводу приходили и другие студенты факультета. Желание сказать о наболевшем Чурсину, она с каждым днем откладывала. Оно вообще улетучилось, когда она узнала о дурной славе своего любимого человека.
   И в этот понедельник Лариса оделась, как всегда. Она одела короткую юбку черного цвета и белую кофточку. Ее туфли на высоких шпильках также были черного цвета. Другой сверхмодной одежды у нее и не было. После смерти матери она жила очень скромно. Небольшая стипендия уходила на питание. Две тысячи рублей от продажи дома с каждым днем уменьшались. Других доходов у нее не было. После летней сессии она и сама не знала, где будет жить. Во время летних каникул в студенческом общежитии намечался капитальный ремонт. Ехать в родную Аксеновку было бессмысленно. У нее там не было ни жилья, ни родственников. Не было никого и в Помурино. К Чурсину, которого любила, она не хотела обращаться со своими проблемами. У него и своих проблем было по горло. По ночам она часто плакала. Причиной этому были страшные сны, которые ее одолевали после мимолетных встреч с ее любимым мужчиной. Егор снился ей почему-то всегда голый или весь в крови. Из-за этого она не слушала лекции, все переживала. Своими печалями с подругами не делилась.
  После смерти матери она все больше и больше не верила людям, даже своей новой подруге Кристине Дорониной, с которой она совсем недавно познакомилась. Родители подруги занимали важные посты в областной торговле. Кристина часто приглашала Ларису к себе в гости, но она все не решалась. Она, честно говоря, стеснялась своей скромной одежды. Круглая сирота нередко задумывалась о причинах тяготения дочери богатых родителей к себе, и не находила ответа. Кристине, вполне возможно, нравилась красивая девушка, благодаря которой она оказывалась в кругу все новых и новых парней. В отличие от подруги Лариса стеснялась ребят, которые оказывали ей внимание. Кое-кто из них приглашал ее в кино или на прогулки за город. Лариса, как правило, отказывала. Ночью, лежа в постели, она вновь и вновь переосмысливала причину своего отказа. В конце концов приходила к однозначному выводу. Отказывала не из-за скромного одеяния и даже не из-за своей застенчивости.
  Отказывала из-за своей любви к Чурсину. После очередной слезной ночи приходила к твердому намерению, что надо идти к своему любимому мужчине и все ему рассказать о своих чувствах. Утром она приходила в институт и уверенно поднималась на третий этаж. Затем очень осторожно подходила к доске объявлений и находила любимую фамилию. Потом с опаской бросала взгляд на знакомую дверь. Чурсин из помещения не выходил. Проходило несколько минут. Он опять не выходил. Стиснув зубы, она неспеша отходила от двери и исчезала в потоке студентов...
   И в этот понедельник она подошла к доске объявлений. От внезапной радости ее сердце чуть-чуть екнуло. Она не верила своим глазам. В графе экзаменатор вместо фамилии Левин стояла фамилия Чурсин. Фамилия любимого человека была написана авторучкой. Она еще раз прочитала объявление, думала, что подвох. В том, что это была правда, она убедилась через пару минут. Дверь кафедры истории КПСС открылась и перед нею появился Чурсин. Он был чем-то озабочен, и как обычно, кивком головы поприветствовал знакомую студентку и в сей миг скрылся в аудитории, где бухгалтерам предстояло сдавать экзамен. Лариса на этот раз не обиделась на Чурсина. Наоборот, ее душа от радости пела. Ее любимый мужчина принимал у нее экзамен. У нее появилась еще одна возможность, притом последняя, взглянуть в его голубые глаза.
   Перед входом в аудиторию уже стояла первая пятерка, в составе которой было четыре девушки и один парень. Возглавлял ее Юрка Чижов, он первым сдавал экзамен. После сдачи он отвечал за организацию шпаргалок. Все они были одинакового размера и пронумерованы строго по билетам. Все теоретическое "наследие" КПСС находилось в небольшой кожаной папочке, которую Юрка носил подмышкой. Эта папочка была известна не только всему студенческому потоку, но и преподавателям. Во время зачетов и контрольных работ Юрка садился на заднюю парту и с улыбкой ложил папку на самый край парты. Никто из преподавателй не пытался проверить ее содержимое. Да и зачем. Она лежала у всех на виду.
   Юрка Чижов первым узнал о новом экзаменаторое и рысью кинулся к девчатам. Радости не было предела. Чурсин был намного башковитее, чем заведующий кафедрой. Главный историк института читал лекции очень быстро, стараясь как можно больше дать информации. Студенты часто сверяли содержание его лекций с учебником. Нередко были в недоумении. Лекции, как две капли воды, были переписаны с учебника по истории КПСС. Чурсин же прописные истины очень толстой книги не повторял. Он давал новый материал, который для большинства студентов был неведом. Да и темы рефератов он, как правило, согласовывал с ними. Методика проведения семинарских занятий у него в корне отличалась от других руководителей. Он никогда не спрашивал тех, кто усердно тянул руки. Активистов он не замечал, спрашивал молчунов. Иногда студенты пытались его тактику сломать. Они все дружно поднимали руки. Чурсин при виде целого леса рук весело улыбался, затем опускал голову вниз. Группа на какой-то миг замирала. Пробежав глазами по журналу, он называл фамилию.
   В первый день экзаменов по истории КПСС у Чурсина занятий не было. В десять часов утра он хотел ехать в областную научную бибилотеку, закончить написание очередной научной статьи. Об этом он сделал отметку в журнале кафедры, в котором фиксировались часы внутри и внеинститутской работы преподавателей. Около семи часов утра в квартире раздался телефонный звонок. Звонил Левин и просил подменить его на экзамене. Его самого срочно вызывали в областной комитет партии. По какой причине его вызывали, он не сказал. Через час Чурсин был уже на кафедре и внимательно проверил содержание конвертов, где находились экзаменационные билеты. Затем он открыл небольшой шкаф и достал из него журнал. Для Чурсина этот экзамен был первым в его жизни. У историков, как правило, экзамены принимали доценты или старшие преподаватели. Кандидат исторических наук Чурсин к этой категории не относился. Не по своей вине.
   Чурсин открыл дверь аудитории и ускоренным шагом направился к знакомому столику, на котором стоял большой букет красивых роз. Разложив на столе конверты с билетами, он открыл дверь и пригласил первую пятерку студентов. Минут через двадцать в дверь постучали, появилась Анна Петровна, секретарь кафедры. Она на цыпочках подошла к экзаменатору и стала шептать ему на ухо. Чурсин мигом рванулся на кафедру. Опять звонил Левин и просил его принять экзамен у очередной группы, который состоится через два дня.
   Студентка Лариса Сидорова сдавала экзамен последней в своей группе. Содержание шпаргалки она добросовестно переписала на писчий лист бумаги, который был выдан и проштампован экзаменатором. Чурсин часто бросал взгляд в сторону своей любимой девушки и очень сильно за нее переживал. После похорон ее матери он так и ни разу с нею по-настоящему не поговорил. Желание у него было, но не было времени. Да и нервы у него стали потихоньку сдавать. Его надежды на докторантуру рухнули, как карточный домик. Тревожило его и положение дел у родителей. За последние шесть месяцев отец сильно сдал. Его мучили боли в желудке. Кооператоры в белых халатах уверяли Чурсина старшего в возможности лучшего исхода, но это ему не помогало. Николай, несмотря на болезнь, работал. Деньги нужны были не только ему самому, но и его сыну. Он уже нисколько не сомневался, что у его Егорки не все так гладко в науке. Он со слезами на глазах прочитал довольно большую статью в областной газете о партийном собрании, прошедшем в кооперативном институте. Историк Чурсин Е. Н., по мнению писаки, не правильно понимал очередной этап деятельности партии - перестройку...
   К этому форуму "кооператива" коммунист Чурсин готовился очень ответственно. И выступление его было очень серьезным. В актовом зале несколько мгновений стояла гробовая тишина. Затем раздались мощные аплодисменты. Чурсин, стоя за трибуной, чуть ли не заплакал от моральной поддержки коммунистов. Его же коллеги сидели очень смиренно, словно набрали в рот воды. После собрания он первым вышел из зала и сразу же рванулся в небольшой скверик. От нервной перегрузки хотелось отдохнуть. Не удалось. Через минуту он оказался в окружении небольшой группы единомышленников, которые жали ему руки и заверяли в своей поддержке.
   В этот день он пришел домой поздно вечером. Все бродил по городу, переваривал в голове свое выступление на партийном собрании. Записку о желании выступить, он подал еще во время доклада, который делал секретарь парткома Мясников. Начались прения. Чурсин сидел как на иголках, надеясь, что вот-вот назовут его фамилию. Шло время, его фамилию никто из президиума не называл. Беспокоил его и Паршин, председатель собрания. Он то и дело смотрел в его сторону. Чурсин не сомневался, что он читал его записку. Как и не сомневался, что институтский идеолог не даст ему выступить. Боялся склочника с кафедры истории КПСС, который мог вылить очередной ушат грязи на партийную организацию. После выступления приближенных ректора и партийного комитета председатель внес предложение прекратить прения.
  Закулисная возня со списком выступающих вызвала возмущение у Чурсина. Он встал и попросил огласить список тех, кто просил слова. По залу прокатился шумок. Решение коммунистов было единым. Дать слово Чурсину и затем прекратить прения. Чурсин уверенно подошел к трибуне и повернулся лицом в сторону президиума собрания. Воробьев и Мясников сидели словно убиенные. Чурсин выложил все, что у него наболело на душе за все годы работы в "кооперативе". В своей критике он был не одинок. Свидетельством этому были аплодисменты коммунистов. Они, как и он, были возмущены беспределом, который творился в стенах вуза. Кое-кто из приближенных ректора вне всякой очереди получил благоустроенные квартиры. Эти же люди получали лучшие путевки для отдыха и всевозможные денежные довески от профсоюзного комитета. Оказалась в поле критики и студенческая столовая, в которой повара просто-напросто обворовывали студентов. Своих коллег по исторической науке он оставил вне критики. Дрязги стариков на этот раз были для него обычной мелочью.
   Информация о собрании единственного вуза города появилась в печати только через неделю. Чурсин с замиранием сердца открыл газету и стиснул зубы. Его фамилия повторялась пять раз и все с негативной стороны. И это он мог бы понять. Его бесило совершенно другое. Его выступление было начисто извращено. Звонить в областную газету он не стал. Было бесполезно. Для него, как и для многих других жителей области, было ясно одно. Ни одна критическая статья или заметка на страницах газет без согласования с партийными органами не печаталась, и не будет печататься. О том, что газетчики входили в номенклатурную элиту, жителям Помурино было известно давно...
   Лариса Сидорова отвечала на вопросы уверенно. Чурсина это очень радовало. Он был даже счастлив. Предыдущие волнения у него ушли на второй план. Он внимательно слушал ответ студентки и улыбался. Улыбался не только радости, но и от удивления. У студентки был билет с несчастливым номером. Цифру тринадцать Чурсин, в отличие от многих людей, воспринимал по-особому. За время учебы в университете он порядка пяти раз вытаскивал билет под этим номером и всегда получал отличные оценки. Дом его родителей в районном центре Марьино имел порядковый номер 13. У бабы Маши, у которой он снимал комнату, также была квартира под этим номером.
   Лариса, глядя в глаза своего любимого преподавателя, радовалась. У него сегодня было прекрасное настроение. Такое же настроение было и у нее. Она уверенно ответила на все три вопроса. Особенности первой русской революции она знала назубок и без шпоры. Знала она и историческое значение победы советского народа в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. Постановление ЦК КПСС об усилении идеологической работы партии ей пришлось списать со шпаргалки. Она, особенно, в последнее время, не успевала все это "укладывать" в своей голове. Она восхищалась памятью Чурсина, которой во время семинаров и консультаций строчил, словно из пулемета, пересказывая студентам то или иное решение партии.
   Каких-либо дополнительных вопросов экзаменатор студентке не задал. Он неспеша взял в свои руки ее экзаменационную книжку, раскрыл ее. Затем очень старательно написал слово "отлично" и размашисто расписался. Студентка дрожащими руками взяла зачетку, и неожиданно выронила ее из своих рук. Чурсин улыбнулся и наклонился вниз, чтобы поднять зачетку с пола. Неподалеку от своих ног он увидел небольшой листок бумаги. Он поднял зачетку и листок бумаги, сложенный вдвое. Лариса стояла и со страхом смотрела на мужчину. Ее губы и руки дрожали. Чурсин взглянул на девушку и спокойно протянул ей зачетку. Затем также спокойно развернул листок бумаги и вслух прочел "Я люблю тебя, Егор". Он на какое-то время замер, словно ему не были понятны эти слова, которые писали и пишут люди, влюбленные в друг друга. Он медленно поднял голову и тяжело вздохнул. Студентки Сидоровой возле него уже не было...
   Объяснение Ларисы в любви очень взволновало Чурсина. Проставив оценки в экзаменационный лист, и сдав его в деканат, он стал гулять по городу. На этот раз он никуда не спешил. Сейчас он размышлял нестолько о своей исторической науке, сколько о своей личной жизни. Ему было уже за тридцать лет. В копилке его жизни была только одна кандидатская диссертация, которую в разряд научных достижений можно было отнести с большой натяжкой. Чурсин, как здравомыслящий человек и как ученый, видел и понимал, что его наука о руководящей роли партии все больше и больше переписывалась и переписывается в угоду тех или иных партийных чиновников. Его страшил и огромный водораздел между бюрократическим аппаратом и простыми людьми. Его личные попытки что-либо сделать для настоящего единения партии и народа, даже в сфере теоретического обобщения, терпели крах. И в этом он считал виновными не только своих коллег по кафедре...
   В своей неудавшейся личной жизни он никого не винил, и не собирался винить. В том, что он не протянул руку Инне, был виноват только он сам. И никто иной. Сейчас в его жизни появилась другая женщина, которая влюблена в него, влюблена по-настоящему. В этом он убедился во время похорон ее матери. Убедился еще раз и сегодня, всего пару часов назад. Сейчас ему было очень жалко эту молодую и очень красивую девушку, оставшуюся наедине со всем человеческим обществом, которое все больше и больше окуналось в бездну непонятных проблем. Он казнил себя за то, что еще до сих пор не протянул руку помощи простой деревенской девушке, которая, наверняка, считала его порядочным мужчиной и человеком.
   Часы показывали ровно восемь часов вечера, когда Чурсин подошел к студенческому общежитию. Ларисы и ее подруг в нем не оказалось. Уже при выходе из девятиэтажки он случайно узнал, что "бухгалтеры" отмечали в студенческом кафе свой первый экзамен. Кафе находилось в ста метрах от общежития, и вскоре он оказался в вестибюле небольшого здания. Студенты не ожидали прихода своего экзаменатора и поэтому сначала оробели. Даже вездесущий Юрка Чижов не то от страха, не то от удивления присел на стул. Замешательство в рядах молодежи было недолгим. Проворнее всех оказалась Кристина Доронина. Она сидела напротив входа и первой заметила своего преподавателя. Она тут же вышла из-за стола и громко прокричала:
   - Девочки, девушки! У нас сегодня гость - наш экзаменатор Егор Николаевич! Давайте его дружно поприветствуем...
   Через несколько мгновений все сидящие повернулись лицом к вошедшему мужчине и пристально на него уставились. Чурсин несколько смутился, когда увидел перед собою двадцать четыре девушки. Все они были очень молодые и красивые. Лишь один мужчина Юрка Чижов, непонятно почему, все еще сидел на стуле. Для него приход преподавателя был очень некстати. После успешной сдачи экзамена он уже успел "раздавить" поллитровку водки со старшекурсником Санькой Богачевым, который жил на два этажа выше. Предложение Юрки пригласить его на торжество, девушки дружно отклонили. Они не хотели видеть чужаков. Единственный мужчина основательно припахал. Он заказывал меню в кафе, покупал шампанское. Зато начало первой студенческой вечеринки было посвящено только ему. Благодаря его инициативе и смекалке, группа сдала экзамен без троек. Особенно без ума от Юрки была Кристина, которая на радостях в присутствии всех девушек, поцеловала его в обе щеки.
  Чурсин, заметив отпечатки губной помады на физиономии парня, заулыбался. Дальше размышлять или разглядывать кого-либо, ему не дали. Кристина взяла его за руку и усадила рядом с собою. Девушки незаметно передвинулись по кругу. Чурсин, неожиданно для себя, оказался в центре стола. Вскоре осмелел и Юрка. Он взял бутылку шампанского и наполнил им бокал гостя. Чурсин поднялся из-за стола и произнес тост за успешную сдачу экзаменов. Раздалось дружное "Ура" и веселый смех. Затем он пригубил бокал и окинул взглядом Ларису. Она стояла напротив и внимательно наблюдала за своим преподавателем. Они почти одновременно выпили игристый напиток. Чурсин очень тепло простился со студентами и вышел из кафе. На улице было уже темно. Вскоре вышла Лариса. На его предложение поехать к нему на квартиру, она ничего не ответила. Она лишь слегка улыбнулась и взяла его под руку. Сев в трамвай, Чурсин несколько опешил, когда вспомнил, что в квартире он не один. Свое решение изменять не стал. Он сегодня надеялся наудачу. Баба Маша неделю назад ему говорила, что вскоре уедет к своей знакомой в село. Он неспеша прокрутил ключом в скважине и медленно открыл входную дверь. Затем включил свет и прошел по квартире. Душа его ликовала. Хозяйки не было...
   Этот вечер и эту ночь молодой мужчина и очень молодая девушка не спали. Они впервые в своей жизни сидели наедине. Особенно радовалась Лариса, которая впервые в своей жизни полюбила мужчину. Егор Чурсин в этой небольшой комнатушке был сейчас для нее чем-то похож на одного из богатырей известной русской народной сказки. Она ничего этому богатырю не говорила, а только смотрела в его голубые глаза. Молчал и сам сказочный богатырь. Он, сидя рядом с белокурой девушкой на краешке своей кровати, не только любовался ее красотой, но и сильно за нее переживал. Его беспокоило будущее этой очень незнакомой и очень знакомой девушки. Он еще очень мало ее знал. Игра в молчанку продолжалась недолго. Чурсин отбросил серьезные мысли в сторону и предложил молодой гостье заняться приготовлением ужина.
  Лариса с большой радостью это предложение приняла. После экзамена она еще по-настоящему и не кушала. Все ее денежные запасы на неделю ушли на шампанское и салаты, которые они закупили в кафе. Вскоре стол быт накрыт. Пища была чисто крестьянской. Лариса от нее была без ума. Она давно не ела настоящего мяса, которое было почему-то без костей. Она то и дело нюхала своим носом тонко нарезанные пластики отварного мяса и поджаренных яиц, которые совсем недавно весело "щелкали" на большой сковороде. Чурсин на детские странности гостьи не реагировал. Он сам когда-то был студентом. Без помощи отца ему было бы куда хуже...
   К огорчению хозяина шампанского, в доме не оказалось. Он выскочил из квартиры и рванулся к "комку". Увидев большую бутылку с этикеткой "Советское шампанское", Лариса очень обрадовалась. Она сама открыла бутылку и наполнила шампанским два больших бокала. Затем с улыбкой посмотрела на Чурсина. До сих пор она была без ума от этого человека. Сейчас же его поведение ее сильно беспокоило, даже злило. Он почему-то без всякой радости поддержал ее тост за любовь, который она успела "набросать" в своей голове за его отсутствие. От столь неожиданного его поведения она хотела не только плакать, но и хотела покинуть эту комнатушку, в которой, как ей совсем недавно казалось, был не только приятный запах съестного, но и господствовала идиллия взаимопонимания и любви. Она медленно присела на стул и уставилась на Чурсина. В ее глазах появились слезы. В глазах же ее любимого человека слез не было. Наоборот, его глаза были холодные, даже отрешенные. Чурсин слегка прикоснулся рукой к плечу девушки, затем сухо произнес:
   - Лариса, Ларисочка... Я сегодня очень счастливый человек, что ты у меня в гостях... Я, как и любой мужчина, хочу своего личного счастья на этой земле... Я хочу любить женщину и иметь детей...
   На некоторое время он замолчал. Молчала и Лариса. Она все еще не понимала причин озабоченности своего любимого. Она продолжала молчать. Чурсин продолжил:
   - Лариса, я не отрицаю того, что ты мне очень нравишься... Я не отрицаю того, что я люблю тебя, как женщину. Однако есть свои минусы, которые не дадут нам с тобою быть счастливыми... Я не хочу тебя обманывать... У нас не будет общего счастья, какое есть у большинства людей...
   Все дальнейшие свои рассуждения он построил на его несостоявшейся любви с Инной Кусковой. Лариса недоуменно смотрела на него и все его не понимала. Ей, взрослой девушке все еще не верилось, что этот мужчина, которого она безумно полюбила, напрочь отбросил ее любовь. После окончания пространного монолога она горько заплакала. Затем решительно подошла к мужчине. Обняла его и тотчас же стала колотить руками по его груди. При этом она голосила:
   - Ты, мой мужчина... Ну почему же ты, если любишь меня, не борешься за свою любовь, за наше счастливое будущее... Я ведь на тебя, как на Бога надеялась, верила в твою любовь...
   На некоторое время она замолчала. Затем присела на краешек кровати, закрыла глаза. Чурсин встал со стула и начал ходить по комнате. В его глазах были слезы. Он не скрывал, что юное красивое создание оказалось намного мудрее, чем он, мужчина с островками седых волос на голове. Он сейчас ненавидел и презирал себя за то, что он несколько лет назад просто струсил, отверг любовь старшей по возрасту женщины. Он жил только ради карьеры, которую определяла ему партия и только партия. Она никогда не прощала строптивости одиночек. Она приветствовала только раболепие и чинопочитание тех, кого она сама призвала в свой круг. За вывесками и пустой говорильней скрывалась жажда власти, алчность и простейшая безответственность...
   Чурсин прервал свои размышления. Лариса встала с кровати и вышла в коридор. Затем сняла с вешалки осеннее полупальто и накинула его на свои плечи. Он рванулся к ней и прижал ее к своей груди. Задыхаясь от волнения, он прошептал:
   - Лариса, прости меня за нетактичность, прости моя любимая... Прости меня, моя женщина... Я люблю тебя, люблю...
   Больше он ничего не говорил. Его глаза были полные слез, руки дрожали. Он бессильно опустился на колени...
   Лариса на какой-то миг испугалась за своего любимого. Она, опустившись также на колени, стала осыпать его поцелуями, одновременно приговаривая:
   - Егор, мой Егорушка... Я ведь и вправду тебя люблю, люблю по-настоящему... Мне ты сразу понравился, как только я села к тебе в машину...
   Через какой-то миг глаза очень молодой девушки и молодого мужчины встретились и замерли. В их глазах светилась любовь. Они начали скидывать с себя одежду. Чурсин, встав с колен, поднял Ларису на руки и понес ее в постель. Эта ночь для историка Чурсина и студентки Сидоровой стала очень памятной. Они подарили друг другу любовь. В эту ночь они решили стать мужем и женой...
   Через неделю Лариса покинула студенческое общежитие и стала жить в небольшой комнате Чурсина. Баба Маша новую квартирантку встретила без большого восхищения, но вполне по-человечески. Она собственными руками сделала торт "Наполеон", который был очень вскусным и красивым. Перед окончанием скромной трапезы старушка триджы крикнула "Горько". Молодые послушно поцеловались.
   Влюбленные летние каникулы провели на Иртыше. Совершать круиз по Черному морю у них не было денег. Львиную долю отпускных Чурсин израсходовал на Ларису. Она основательно приоделась. Остальные деньги ушли на питание и отдых. Молодая пара жила в небольшой палатке на берегу реки, неподалеку от деревни. Продукты покупали у жителей, вода и солнце было бесплатное. Август оказался очень солнечным, даже жарким. "Партизаны" не только основательно загорали, но и радовались друг другу.
   За неделю до нового учебного года они поехали в Марьино. Чурсин хотел показать родителям свою невесту. Не против этого была и Лариса. Чета Чурсиных очень радостно встретили своего сына и его невесту. Отец, при виде очаровательной девушки, с улыбкой съязвил сыну:
   - Егорка, где же ты такую кралю себя нашел? Скорее всего, в городском доме моделей... - Затем, щелкнув языком, добавил. - Смотри, сынок, такая девушка очень многому обязывает...
   Лариса на едкое замечание Чурсина старшего ничего не ответила. Она только слегка покраснела и сильнее сжала руку своего жениха. Небольшое семейство Чурсиных в этот вечер за столом просидело допоздна. Поговорить было есть о чем. Родители в один голос жалились своему ученому сыну о нарастающих проблемах, в кругу которых оказалось и Марьино. Небольшой городишко вымирал. Два промышленных предприятия, составляющие экономическую базу районного центра, из-за нехватки сырья остановились. Число безработных росло с каждым днем. В магазинах в свободной продаже был только хлеб и пара сортов круп. Сахар, масло и водка выдавались по талонам. О предстоящей свадьбе никто за столом в этот вечер не сказал.
   По старой привычке отец и сын зашли в палисадник. Сели за столик, разговорились. Разговор у мужчин на этот раз получился, как никогда раньше, откровенный и честный. Сын первым открыл отцу свою душу. Он рассказал о своих перипетиях с коллегами по кафедре. Рассказал и о том, что написал письмо в ЦК КПСС. У Николая от довольно мрачной информации появились слезы. Ему не верилось, что и у его умного сына есть проблемы. Он раньше о них никогда не говорил. Только из-за жалости к сыну, отец в этот вечер не стал ему говорить о своем личном горе. Желудок в последние два годы все не давал ему покоя. Николай не мог понять, откуда эта болячка прицепилась. Они вместе с женой часто об этом рассуждали. В их доме всегда был достаток, все продукты были чистые. Спиртное сами делали...
  Чурсины за все время пребывания сына, так и не решились рассказать ему о своих бедах. Желание сына жениться поддержали. О свадьбе никто опять не обмолвился.
   За два дня до начала занятий Чурсин решил немного подработать. Денег из-за покупок для Ларисы и из-за отпуска не было. Десять рублей - все это составляло семейный бюджет кандидата наук и его невесты. Мысль "потаксовать" появилась очень неожиданно, даже спонтанно. Из Марьино в Помурино Егор Чурсин приехал на отцовских "Жигулях". Сначала он отказывался от автомашины, прекрасно зная, что она нужна позарез и его отцу, который, как ему казалось, очень сильно сдал в здоровье. Его лицо в день отъезда очень бледным. Лариса же была на стороне своего будущего тестя. Двадцать килограммов мяса, две пуховые подушки и другие предметы из домашней утвари нести в руках ей никак не хотелось. Не хотелось ей все это и для следующего приезда оставлять. Она хотела, как можно, скорее приступить к женским обязанностям. Жених сдался, и они поехали на машине.
   Ранним вечером Чурсин подъехал к главному входу железнодорожного вокзала и прикрепил к лобовому стеклу своих "Жигулей" небольшой кусок из ватмана, на котором было написано "Извоз". Через пару минут автомашина красного цвета, загруженная пассажирами, отъехала от вокзала и ринулась на главную улицу города. Домой Чурсин приехал поздно вечером. Лариса не спала, ждала его. Она от радости даже запрыгала, когда увидела в его руках целую пачку денег. На следующий вечер "таксист" вновь появился на железнодорожном вокзале.
   День первого сентября для "кооператива" начался, как обычно. После посвящения в студенты состоялось заседание кафедры. Все ее историки и сотрудники были в полном составе. По-особому торжествен был заведующий кафедрой Левин. Перед тем, как открыть заседание, он похвалился, что черноморский воздух способствовал формированию у него умных мыслей, которыми он тотчас же поделится со своими коллегами. О важности пропаганды решений очередного партийного съезда он говорил почти полчаса. Чурсин в его "умной мысле", которая была просто-напросто озвучена из передовой статьи газеты "Правда", ничего полезного для себя не нашел. Он был исключением. Все его коллеги, словно завороженные, предано смотрели в рот оратора и с серьезным видом конспектировали его высказывания. Кроме Чурсина, исключением был и доцент Волков, которому через неделю предстояла защита докторской диссертации в Москве. К будущему доктору и бывшему партократу никто не прикасался. Он не ходил даже на партийные собрания. Ректорат института, партком и профком считали своей обязанностью отвлечь шестидесятилетнего мужчину от каких-либо общественных поручений. Докторскую он писал почти двадцать лет. На кафедре ни разу его работу не обсуждали. Одно все знали четко. Анатолий Васильевич имел прекрасные возможности для написания научного труда. Командировки в столицу для него были без проблем.
  Своим страшно умным выражением лица докторант пугал не только студентов, но и многих сотрудников института. Чурсину иногда казалось, что его коллега изобрел человеческий мозг или тому подобное. Историография партийного руководства рабочим классом в тридцатые годы двадцатого столетия была притчей во языцех у этого очень сутулого мужчины. Даже во время редких посещений студенческого общежития он умудрялся "привязывать" свою научную проблему ко всем темам собеседования. Будь то внешняя политика КПСС или обществено-политическая практика студентов.
   От лекторов-международников Чурсин совершенно случайно узнал, что, несмотря на все титулы и степени, руководство областной организации общества "Знание" держит Волкова вдалеке от простого люда. Недоверие началось с неординарного случая, который произошел с ним на поприще пропаганды материалов очередного партсъезда. Волкову достался самый "запущенный" в идейном воспитании участок - машинотракторная мастерская. Дело было уже под вечер. Механизаторы торопились домой, кое-кто уже успел "раздавить". Гонца партии не устраивали ни бытовые условия, ни сама аудитория. Вместо трибуны его пригласили к токарному станку. Обычного стакана с водой также не было. Раздражало его и поведение двух мужиков, сидевших перед его носом. От их грязной спецодежды исходил такой неприятный запах, что лектор частенько отворачивал свой нос в сторону. Его радовало то, что уже в самом начале его лекции "грязные" стали издавать хриплые, сопящие звуки. Маститый ученый без явного желания перечитал с небольшого листка бумаги основные направления внешней политики КПСС, которые он вырезал из главной партийной газеты.
  Под самый конец лекции он вновь козырнул своей научной проблемой. Историография пролетела мимо ушей большинства сидящих, но не всех. Один из "грязных", непонятно почему, проснулся, затем привстал и громко пробубнил:
   - Извините, товарищ лектор... Я вот решил проснуться и пару слов сказать по этой так называемой истории... истреикографии...
   Мужчина пытался несколько раз правильно выговорить слово "историография". Не получалось. В конце концов он смачно матюгнулся, и почесав рукой левое ухо, очень внятно произнес:
   - Будь она или оно неладное... Одним словом, мы люд простой и требуем незаумных мыслей... - Затем, прямо посмотрев в глаза посланца партии, громко его спросил. - Уважаемый лектор, скажите мне, простому человеку, когда в нашем магазине появится колбаса и конфеты для моих детей и внуков?
   От очень заумного вопроса Волков чуть ли не потерял дар речи. Он не думал, что какой-то пьяница, да еще в глухом захолустье, посмеет так резать правду. У него и у самого холодильник пустой. Хотя мясо не выводится, благодаря студенту вечернего отделения. Где он берет мясо и по какой цене, ему без интереса. Как и без разницы поставить "мяснику" твердую тройку или жиденькую четвертку. К тому же, установка заведующего кафедрой однозначна. Студентам, будущим руководителям производства чужды неуды по истории всенародной партии.
   Ответ лектора не удовлетворил рабочих МТМ. Особенно ехидничал "грязный". Он то и дело хихикал и крутил пальцем вокруг своего виска. Особый знак русских, признанный всем миром, понимали не только сидящие, но и тот, кто стоял возле токарного станка. Чурсин не сомневался, что его коллега выступал с лекциями ради красного червонца. Особой напряженки между ним и Волковым не было. Они оба занимались наукой. Отличие состояло лишь в том, что престарелому доценту везде была открыта дорога для науки, молодому склочнику перекрывали все кранты.
   Левин в меньшей мере побаивался Волкова, чем Чурсина. Он и сам настроился на "долгопис" монографии, которую утвердил еще в Академии общественных наук при ЦК КПСС. Желание писать раньше было, сейчас пропало. Мешала и жена. Она хотела быть навиду у всех только с мужем, особенно на всевозможных областных и городских мероприятиях. Левин, положа руку на сердце, допускал мысль, что сегодня или завтра им будет руководить пенсионер-профессор, чем какой-то салага, наподобие Чурсина. Он страшно не хотел этого. Ставил всяческие подножки молодому, и это очень его радовало.
  Обрадовался он и сегодня, когда ему во время торжественной линейки секретарь парткома наушничал очередную новость о Чурсине. От его очередного ЧП у него захватило дух. По всем партийным канонам запрещалось заниматься левым извозом, особенно идейным бойцам партии.
   После заседания кафедры все стали неспеша расходиться по домам. В их числе был и Чурсин, он хотел зайти в магазин, и кое-что купить из продуктов питания. Уже перед самым выходом из института его неожиданно догнал Левин, который с заискивающей улыбкой произнес:
   - Егор Николаевич, Вас убедительно просят зайти в партком... Зайдите, как можно скорее...
   У Чурсина екнуло сердце. В этом году он хотел жить и работать без стрессов. После посещения Горового и исповеди перед своим отцом он сильно поумнел, опустился на землю. Заставляло его остепениться и "прилечь" на дно и семейное положение. Лариса день и ночь просила его взяться за ум, понять бессмысленность борьбы за правду. Она, по ее словам, была и есть только на бумаге. Он во многом с любимой женщины соглашался.
   Чурсин открыл дверь партийного комитета и опешил. За большим столом сидели члены партийного комитета во главе с ректором. Неподалеку от них сидел Левин, лицо его сияло. Чурсин поздоровался, затем неспеша встал на край ковра, лежащего на полу. Приосанился. Он на этом месте и в такой позе за время работы в "кооперативе" стоял довольно часто. Все его вынужденные визиты в партийный комитет раньше были связаны с "неправильными отношениями с товарищами". Сегодняшнее приглашение его ошеломило. Он лупал своими глазами на членов партийного комитета, словно хотел им дать понять, что на этот раз они его пригласили по ошибке. Но увы... Комитетчики и на этот раз смотрели на него, как на врага народа. Опять в неприязни усердствовал Паршин. Его маленькая голова с небольшим ежиком седых волос, как Чурсину казалось, вот-вот ракетой взлетит и взорвется в самом его сердце.
  Он с презрением посмотрел на идеолога и тут же опустил голову. Его опять будут "парточистить", за что, он все еще не знал. Секретарь парткома, словно строгий экзаменатор, посмотрел на Чурсина и со злостью выпалил:
   - Егор Николаевич, скажи мне на милость... Кто дал тебе право нарушать советские и партийные законы? - Увидев изумленное лицо историка, он еще больше рассвирепел: Кто дал Вам право среди ночи нечестным трудом зарабатывать деньги? Почему Вы, как коммунист, как ученый подрываете авторитет нашей родной партии и нашего прославленного института?
   Чурсин сжал зубы. Теперь все ему стало ясно. Левый извоз обошелся ему боком. Он молчал, лишь изредка кивал головой. Расправа продолжалась почти час. Верховодили ею ректор и секретарь парткома. Паршин и Левин молчали, словно в рот воды набрали. Они лишь иногда встречались глазами и покачивали головами. Борзых против незаконного извозчика было предостаточно. Особенно его удивило поведение доцента Крякова с кафедры экономики торговли. Молодой мужчина с большой плешиной на затылке, был ему знаком. Три года назад он был куратором группы на уборке картофеля. За все время работы он удосужился лишь пару раз побывать на совхозном поле. Всем руководили староста группы и бригадир полеводческой бригады. "Витенька Кряк-Кряк", так его называли студенты, все время лежал в постели или ловил рыбу в совхозном водоеме. Неоднократные попытки комиссара поставить экономиста на правильный путь заканчивались провалом. Кряков всегда находил какие-либо причины. То ему срочно нужно было в милицию, то болела жена. Начальник лагеря с Кряковым не связывался. Не хотел портить отношения с коллегой по кафедре.
   Чурсина, понуро стоящего перед членами парткома, не только выступление, но и само поведение мужчины страшно нервировало. Экономист после каждого обвинительного тезиса в его адрес, поворачивался в сторону ректора. Умилительная улыбка последнего прибавляла ему изощренности. Давать отпор плешивому Чурсин не стал. Было бесполезно. Такие люди не имели жизненных принципов. О том, что Кряков верная собачка ректора, знали все. В его собачьей преданности Чурсин сам убедился на недавно прошедшем собрании профессорско-преподавательского состава, когда Кряков причислил ректора к плеяде мировых ученых. В зале кто-то от смеха прыснул...
   Домой Чурсин пришел только к вечеру. Лариса была дома и накрыла ему на стол. На ее вопрос о причинах своего длительного отсутствия, он сначала ничего не ответил. Некоторое время молчал. Затем, поцеловав ее в губы, с кислой улыбкой произнес:
   - Извини меня, Лариса... Я задержался в городском парке... Случайно встретил своего кореша, с которым когда-то учился в университете...
   Ларису ответ не удовлетворил. Она пристально смотрела на него. Он неожиданно покраснел. Он впервые слукавил перед любимой девушкой. Затем, словно извиняясь за свою ложь, он весело улыбнулся и чмокнул ее в щечку. Тихо прошептал:
   - Ничего, моя дорогая, все это пройдет... - Затем тяжело вздохнул и добавил себе под нос. - Мы пойдем другим путем...
   Лариса из его умозаключений ничего не поняла. Она кисло улыбнулась, затем крепко прижалась к его груди. В эту ночь он долго не мог заснуть. Обдумывал подробности недавней партийной головомойки. Его поведение было правильным. В противном случае - получил взыскание. В очередном довеске он не нуждался. Среди пассажиров оказался один из сотрудников института, который без копейки продал его ректору или секретарю партийного комитета... С этим мыслями он заснул.
   Прошло три месяца после того незабываемого вечера, когда Чурсин пригласил к себе Ларису Сидорову. Все это время он и она жили душа в душу. Утром они садились на трамвай и ехали до остановки "Кооперативный институт". Вместе выходили из вагона. Затем расходились. Он шел к главному входу учебного корпуса. Она делала небольшой крюк перед колхозным рынком, шла к тыльным воротам института. Своеобразный пируэт они делали специально. Не хотели дразнить гусей, под которыми они подразумевали ректорат и деканаты, а также общественные организации. Жизнь влюбленных была в тайне от общества. И это их радовало. Чурсина на кафедре никто не спрашивал, как он живет и с кем ночью спит. Не проявляли интереса к его личной жизни и его знакомые. Молчала о своих переменах в личной жизни и Лариса. Она после того, как покинула общежитие, сказала своим подругам и сокурсникам, что живет на квартире у престарелой бабки. Вопросов ей никто больше не задавал.
   Жених и невеста вместе домой никогда не приходили. Чурсин всегда приходил последним. Лариса, не дождавшись его, нередко уже спала. Ее "занятие" ему иногда нравилось. Он понимал, что она сильно уставала. Прилежание в учебе забирало у девушки очень много сил. Она также готовила пищу и стирала. Баба Маша в их нужды не вникала и не помогала. У молодых разногласий в отношении совместных перспектив не было. Они хотели сначала зарегистрировать брак и сыграть свадьбу, потом думать о детях. Невеста предлагала все это сделать, как можно, скорее. Жених тянул. Он опять впадал в размышления. Он все еще опасался молодости и неопытности своей невесты. Не исключал, что она изменит решение и найдет себе достойного жениха из числа студентов.
  Была у него и другая причина. Ректор и парткомитетчики сделают все возможное для недопущения этого брака. Очередных ошибок он не хотел делать. В противном случае основной жертвой будет Лариса. Круглая сирота. За себя он не боялся. Он привык к жизненным передрягам и партийным угрозам. Своими откровенными мыслями он неоднократно пытался с нею поделиться. Пытался, но не делал. Он не хотел рушить ее счастье, которое она обрела, живя вместе с ним. Его мечты и желания Лариса понимала без всяких слов. Ей страшно хотелось, чтобы ее любимый был не только знаменитым человеком, но и приносил больше денег. Она, прочитав совершенно случайно в общероссийской газете, что в соседней области в одном из институтов объявлен конкурс на замещение вакантной должности доцента кафедры истории КПСС, тотчас же ему об этом сообщила. Чурсин сначала обрадовался, но ненадолго. Он еще раз прочитал требования конкурса. У него все были намази, кроме одного - партийной характеристики. Увидев непонимающий взгляд Ларисы, он очень тихо пробурчал:
   - У партии все и везде схвачено. Собрать документы на конкурс для меня нет проблем... Нет положительной характеристики - сливай воду... - Потом со вздохом добавил. - Мне надо искать другой выход...
   И этот выход, казалось, через месяц он нашел. После окончания заседания кафедры Левин вытащил из своего дипломата небольшую папочку. Затем привстал со стула и громко объявил:
   - Уважаемые коллеги! Областной комитет партии выделил для нас одну вакантную должность в университете среднеазиатской республики... - Опустившись на стул, он с большой напыщенностью добавил. - Наша родная партия никогда не забывает о своих идейных проводниках и оказывает им большое доверие... Кто хочет оправдать это доверие - должен заполнить анкету...
   На этом его информация закончилась. Он небрежно бросил папочку на стол и тут же вышел. Оставшиеся с большим интересом, согласно ранжиру, рассматривали документы. Никто каких-либо эмоций не выражал. Все молчали, словно воды в рот набрали. Чурсин папочку получил последним, на кафедре никого уже не было. Он неспеша начал читать бумаги. От того, что было в них написано, у него мгновенно перехватило дух, радостно забилось сердце. Он еще раз все перечитал и с силой ударил кулаком по столу. При этом громко воскликнул:
   - Слава Богу и нашей партии родной! Слава Богу! Я вскоре покину старый амбар, в котором живут одни бездари...
   Через пару минут он постучался в дверь профсоюзного комитета, где стояла копировальная машина. Ему повезло. Секретарша стояла перед дверью, чтобы уйти домой. Она быстренько сделала ему копию двух листов. Он на радостях чмокнул в щечку пожилую женщину и рысью побежал на остановку.
   Егор Чурсин и Лариса Сидорова в этот вечер легли спать очень поздно. Все размышляли. В успешном варианте никто из них не сомневался. Вывод напрашивался сам по себе. Кооперативный институт в областном центре только один, кафедра истории КПСС тоже одна. Претендентов на замещение вакантной должности заведующего кафедрой из историков "кооператива" не было, за исключением одного - кандидата исторических наук Чурсина. Левин и дряхлые доценты ни за какие деньги не поедут на чужбину. Все они имеют в Помурино прекрасные квартиры. Бывшие политработники Советской Армии в счет не брались... Не брался в счет и доцент Волков. Защита его докторской диссертации была перенесена на неопределенное время. Одна из ведущих организаций, куда он послал автореферат, настоятельно рекомендовала соискателю переработать теоретический раздел.
   После длительного раздумья Чурсин решил не торопиться, занял выжидательную позицию. На следующий день после окончания занятий, он, как обычно, зашел на кафедру и положил журнал на полку. Затем мельком взглянул на стол заведующего кафедрой. Папочка лежала на прежнем месте. Недолго думая, он опустился на этаж ниже, в методический кабинет кафедры истории КПСС. В кабинете студентов не было. Была только Антонида Николаевна, дежурная, которая работала на полставки. Пенсионерка часто кимарила в кабинете, спала она и на этот раз. Чурсин, чтобы ее не разбудить, очень осторожно присел за последний стол и стал рассматривать свежий номер журнала "Огонек". Что-либо запоминать из прочитанного, он не хотел. Посмотрел на часы. Было половина пятого. Он вновь поднялся наверх и открыл дверь. Стремительно подошел к столу и с замиранием сердца открыл папочку. Анкета была пустая. Он с облегчением вздохнул и вышел вон.
   Прошла неделя. Кандидатов на замещение вакантной должности не было... Чурсин стал собирать необходимые документы. Через три дня все было готово. Не было лишь партийной характеристики... Но и ее, как он считал, по указке сверху ему выдадут. Она будет только положительной. Через две недели он внес свою фамилию и все необходимые данные на стандартный лист бумаги. Через день состоялось заседание кафедры. Кадровый вопрос значился в повестке дня первым, потом следовали еще девять вопросов. Заседание длилось четыре часа. По продолжительности оно побило все рекорды. Девять человек сидели на стульях и без единого перерыва обсуждали вопрос - утвердить или не утвердить кандидата исторических наук Чурсина на вакантную должность заведующего кафедрой истории КПСС государственного университета среднеазиатской республики. Какой республики, какого университета, спорящим было неведомо. Мнение же у них было одно - кандидатуру Чурсина не утвердить.
  Обсуждение было очень бурным. Управлял упряжкой борзых, как и раньше, Левин. Чурсин в этой упряжке отсутствовал. Особое усердие вновь проявил Тарасов. На этот раз у него инфаркта не случилось, но воды из графина он выпил много. После всех выступил кандидат на профессорскую должность. На этот раз он был очень спокоен, даже равнодушен ко всему происходящему. Он вышел на середину комнаты, и скрестив руки на груди, с улыбкой произнес:
   - Уважаемые коллеги... В принципе я ожидал ход такого обсуждения, если быть точным, партийного собрания. Хотите исключить меня из списка - исключайте. Честно говоря, я и не очень переживаю... У меня еще есть резервы, как в возрасте, так и в науке...
   Его умозаключение вызвало неописуемое возмущение у Тарасова. Отставник пару раз провел тощей ладонью по своей плешивой голове, словно проверил ее наличие, и затем с гневом прошипел:
   - Товарищ Левин! Посмотрите, что творит этот наглец... Я и мои коллеги не могут не видеть, что он явно метит в мой адрес...
   Неожиданно раздался смех, что несколько приободрило Чурсина. Он, словно и ничего не произошло, спокойно продолжал:
   - Свою фамилию я из списка не вычеркну... - Потом улыбнулся и с лукавинкой добавил. - Давайте внесем еще одну, а то две или три кандидатуры, затем честно их обсудим... Вот, например, я вношу кандидатуру нашего заведующего кафедрой Левина Олега Ивановича...
   Чурсин сел на стул и стал пристально рассматривать своих коллег. Все они сидели с поникшими головами. В такой же позе сидел и Левин. Аналогичную реакцию престарелых историков Чурсин предвидел еще заранее. Мертвая тишина, царившая в помещении, его вдохновила. Он вновь встал и очень громко произнес:
   - Товарищи коллеги, товарищи коммунисты... Не думайте, что я никогда не понимал Ваших шкурных интересов в этой партии... Я ни отрицаю, что я молодой изгой в этой небольшой группе престарелых... Как и не отрицаю, что я никогда не буду плясать под дудку бездарных...
   Боясь наговорить каких-либо пошлостей, он сильно сжал кулаки и скрипнул зубами. Из его нижней губы мгновенно прыснула кровь. Он быстро вытащил из кармана носовой платок и вытер кровь. Затем вновь спокойно продолжил:
   - И еще хочу сказать очень просто, по-мужски... Кончайте этот балаган...
   Потом он неспеша приставил стул к столу, возле которого сидел, и также неспеша вышел из комнаты...
   О полнейшем провале своей кандидатуры, Ларисе он ничего не сказал. Наоборот, он ей солгал. Сказал, что его без всяких проблем утвердили. От радости она заплакала. Этой ночью она была очень страстной к своему жениху, как никогда. Утром она его очень нежно поцеловала в губы и тихо прошептала:
   - Егорушка, мой любимый... Я хочу стать матерью нашего будущего ребенка... Ты, мой любимый, слушишь меня?
   Чурсин в ответ ей ничего не сказал. Он только нежно поцеловал ее груди. Из его глаз текли слезы...
   Кандидатуру Егора Николаевича Чурсина на партийном комитете института все-таки утвердили. Его лично самого на экстренное заседание не пригласили. Утвердили и на заседании бюро райкома партии. Об этом он узнал совершенно случайно, когда оказался в кабинете секретаря райкома партии Торшина. После того злопамятного разговора, когда самый главный партийный вожак района влип с квартирными махинациями, и когда однокашники по науке чуть ли сильно не повздорили, не так уже и много воды утекло.
  У Андрея все сложилось хорошо. Он не попал ни в какие сети передряг. Его шеф также вышел чистым из воды. Никаких партийных комиссий ни с верхов, не говоря уже, о низах, не было. Молоков лично сам пригласил всех ответственных работников райкома и с очень серьезной миной зачитал информацию за подписью первого секретаря горкома партии. Всем стало предельно ясно. Их вожак никогда дополнительную жилплощадь не получал, а то, что газеты написали, была сплошная дезинформация. Виновые понесли заслуженные наказания. Торшин один из первых выскочил из кабинета и сразу же бросился к себе. Плотно закрыв за собою дверь, он включил вентилятор и стал жадно вдыхать воздух. Затем вслух тихо произнес:
   - Слава Богу, пронесло... Слава Богу, пронесло...
   Что-либо еще говорить в честь Всевысшнего он не мог. У него не было сил. Они ушли на ночные переживания, когда он вместе с женой раскладывал всевозможные варианты своей предстоящей работы. Он соглашался вновь идти в "кооператив", лишь бы ему оставили жилье...
   Торшин раньше никогда не звонил своему коллеге по родственной кафедре. Не хотел, чтобы кто-либо из институтских сотрудников знал об его дружеских связях с именитым склочником. На этот раз он не вытерпел и впервые ему позвонил. К его счастью, тот на кафедре был один, что его обрадовало. Он, словно мальчишка, рассмеялся в трубку и по-озорному произнес:
   - Гошка, я хочу тебя обрадовать... Скоро ты станешь целым профессором... Одним словом, разговор не для телефона, прибегай ко мне, как можно, скорее...
   Чурсин стремительно покинул кафедру и вскоре был в райкоме. Едва он открыл дверь знакомого кабинета, как навстречу ему вышел Торшин и крепко пожал его руку. Затем он с радостью произнес:
   - Сегодня была оперативка у первого секретаря... Он не против твоей кандидатуры, хотя твои идейные единоверцы написали на тебя целую прокламацию... С ней тебе и психушки мало...
   Непринужденный разговор между мужчинами на этот раз затянулся. На прощание они долго тискали себя в объятиях. Каких-либо слов благодарности в адрес своего товарища, Чурсин не сказал. Его глаза заполонил туман. Торшин, понимая его нервное состояние, по-дружески похлопал его по плечу и на полном серьезе сказал:
   - Егорка, держись и не ломай больше дров... Все это бесполезно... Пойми меня правильно, мой Дон Кихот...
   Чурсин вышел на улицу и некоторое время стоял на парадном крыльце особняка. Домой он не хотел идти. Почему не хотел, он и сам не знал. Скорее всего, его нервная система и организм срочно требовали небольшой передышки и одиночества. Минут через пять он оказался в небольшом скверике и присел на скамеечку. Вокруг было безлюдно, что его очень обрадовало. Он вновь воспроизвел все то, о чем ему только что рассказал Андрей Торшин. Он сейчас нисколько не сомневался, что, если бы не разнарядка свыше, он еще очень долго носил партийное взыскание. С этим хомутом на очередной конкурс в "кооперативе" его не допустят. Его сейчас, как никогда раньше, радовали и удивляли причуды партийной номенклатуры. Ради выполнения указаний верхов, клерки готовы на все, даже автоматически снять партийное взыскание. На этот раз эти причуды были на его стороне.
   Он невольно вспомнил рассказ секретаря партийного бюро одной из птицефабрик области. Он по разнарядке, пришедшей сверху, был вынужден принять в партию казаха. Дело было так. Надвигалась областная партийная конференция. На фабрику пришло указание, что от их трудового коллектива в президиум будет рекомендован простой рабочий, хороший производственник. К тому же, он должен был мужчина и по-национальности только казах. Анатолий Петрович, так звали секретаря, почти целый день просидел в отделе кадров и проходил по цехам. К его сожалению, среди пятисот работающих оказалось всего два представителя казахской национальности: одна женщина и один мужчина. К представительнице прекрасного пола партийный босс обращаться по известным причинам не стал. Одновременно его настораживало не очень полное соответствие к требуемой кандидатуре. Казах был казахом, но он всего-навсего работал подсобным рабочим на складе. По поводу неожиданно возникших проблем парторг сначала хотел звонить лично первому секретарю райкома партии. Потом передумал. Одумался. Все было бесполезно. Указание пришло из областного центра, низы должны его незамедлительно и беспрекословно выполнить. В отличие от первого секретаря, который за неделю не мог ни родить, ни вырастить достойного представителя требуемой национальности, птицефабрика такую "единицу" имела. Анатолий Петрович со страшным упорством начал выполнять партийное поручение. Сначала готовил себя психологически. Ночью, перед визитом к будущему кандидату в члены партии, он ежечасно просыпался. Все кумекал над реализацией своего личного плана работы. Прокол был исключен. За его спиной стояла не только птицефабрика, но и вся партийная организация района...
   Уже в ходе первого индивидуального собеседования идейный наставник убедился в наличии далеко не коммунистических черт у своего подопечного. Казарбаев не только воровал кур и комбикорма, но и страшно пил. От неожиданного появления начальника он растерялся, и не успел закрыть на замок каморку, где лежала огромная гора пустых бутылок из-под вина и водки. Не сдал стеклотару из-за болезни приемщика, своего кореша. Безграмотный казах вынудил партийца с первой же минуты внести коррективы в его работу. Он не умел читать. Анатолий Петрович лично сам читал ему вслух Устав и Программу партии. Через неделю состоялось экстренное заседание партийного бюро. Казарбаева рекомендовали в кандидаты в члены КПСС без всяких шероховатостей. Одну из рекомендаций дал ему лично парторг. Через две недели в партийную организацию влился новый коммунист. На партийной конференции вожак коммунистов птицефабрики частенько расцветал в улыбке. Его подопечный сидел в президиуме рядом с первым секретарем обкома партии и с очень серьезным видом водил своими узкими глазами по огромному залу. Анатолий Петрович, сидевший на "Камчатке", сделал все возможное и невозможное. Он лично сам отвез требуемую "кандидатуру" в парикмахерскую и лично сам выбрал ей костюм в районном универмаге. Рубашку и галстук одолжили у мужа секретарши...
   От поистине невероятных приключений в партийной организации птицефабрики, Чурсин воспрянул духом. Ему казалось, что сейчас у него нет серьезных проблем. И не предвидится. С этой минуты он решил жить по-новому, жить без всяких стрессов. Он будет все делать для кардинальной перестройки работы на кафедре в университете. Он с честью оправдает доверие родной партии.
   Эта ночь для жениха и невесты была особенной. Они оба вместе и каждый в отдельности были на самой вершине своей любви. Только к рассвету они стали серьезно размышлять и строить свои планы на лучшее будущее. В том, что оно будет лучшем, чем раньше, никто не сомневался. Единство взглядов было полнейшее. Первым желанием для влюбленных было - обзавестись ребенком. Остальное хорошое придет постепенно. Они хотели вкусить все прелести человеческой жизни. Они не хотели жить в маленькой комнатушке, не хотели жить впроголодь, не хотели стрессов.
  Особенно преуспевала в строительстве поистине наполеоновских планов Лариса. Она, изнеможденная от любви, но с очень с радостными глазами, то и дело тараторила:
   - Мой Егорка, мой любимый... Ты не представляешь, какое хорошее будущее будет у нашего ребенка... Я сделаю все для его счастья... - Она ласково трепала шевелюру мужчины и опять продолжала. - Я вижу это счастье прямо наяву... Ты, как, профессор, идешь по солнечному городу, я иду рядом с тобою. Мы крепко держим за руку нашего сына... В одной руке у тебя толстый дипломат, другой ведешь меня под руку...
   Чурсин сильно впивался своими губами в ее губы, Лариса на какое-то время умолкала. Влюбленные в эту же ночь выработали и тактику своего поведения в период их уже временного пребывания в институте. Главное вести себя спокойно, не огрызаться. Особенно усердствовал в этом плане Чурсин. Он приходил на кафедру и тихо здоровался. Ему отвечали кивком головы. В принципе на этом и все общение заканчивалось. Через пару минут раздавался звонок, и все разбегались по аудиториям.
   Наступили летние каникулы. Чурсин сначала хотел вместе с невестой пару недель отдохнуть в городе, затем ехать в Марьино. Отдыха, как такового, у него не получилось. Он почти не бывал дома, все бегал по книжным магазинам и киоскам. Он основательно запасался научной литературой. И не только. Он завел специальную толстую тетрадь, в которой конспектировал последние постановления ЦК партии. В ней также пометил основные решения всех партийных съездов. Все делал ради одно - для успешной работы уже никак простого преподавателя, а как заведующего кафедрой истории КПСС очень большого университета. Лариса, прекрасно понимая возможные трудности своего любимого, всячески ему помогала. Она всегда была с ним вместе везде и всегда, когда это было только возможно. Перед отъездом в Марьино Чурсин для уверенности позвонил Торшину и поинтерсовался ходом своих документов. Андрей с уверенностью известил, что все идет нормально и пожелал ему хорошего отпуска.
   На малой родине Чурсина и его невесту ждали очень неприятные новости. Отец с каждым днем чувствовал себя все хуже и хуже. Сын настоял, чтобы его срочно положили в больницу. Он день и ночь сидел возле его кровати. Прошло совсем не так много времени после их последней встречи. За это время он многое передумал, многое переосмыслил. Он очень редко ездил к родителям из-за своей занятости и стрессов, которые преследовали его почти каждый день. Не ездили к нему и его родители. Им было не до поездок. Николай за последний месяц сильно сдал. Надежда хотела известить своего сына о болезни его отца, но все не решалась. Все надеялась на лучшее. Проходили дни, недели, лучшее все не приходило. Она не хотела также перечить и своему мужу, который очень просил ее не печалить умного Егорку. На этом они и останавливались.
  Николай умер вечером, было ровно пять часов. Сын, наблюдая за последними вздохами своего отца на этой земле, сильно плакал. Он сам же и закрыл ему глаза. Затем выбежал из палаты и рванулся в городской питомник, где были посажены фруктовые деревья. Перепрыгнув через изгородь, он упал на землю и начал выть, словно раненый волк. Поздно вечером он вновь вернулся в палату, отца уже в ней не было. Его увезли в морг...
   После похорон отца Чурсин вместе с Ларисой пробыли в Марьино две недели. Они прекрасно понимали, что жене умершего нужна поддержка, особенно моральная. Тяжелое горе мгновенно изменило Надежду. Она сильно осунулась, даже сгорбилась. По хозяйству она ничего не делала. Она после смерти почти неделю не взяла в рот ни крошки хлеба, не выпила глотка воды. Она все ходила то по дому, то по двору или по саду, и что-то шептала себе под нос. О чем она шептала, ни Чурсин, ни Лариса не знали. Постигшее горе ее вырвало из человеческого мира, лишило ее земных благ, оставило ей только одни проблемы. Попытки молодых ее успокоить или отвлечь от тяжелых мыслей, заканчивались провалом. Она со злостью смотрела то на своего сына, то на его невесту, и сжимала зубы. Признаки жизни в ее глазах отсутствовали. От ее странного поведения они все чаще и чаще приходили к тревожным мыслям, и поэтому день и ночь наблюдали за ней. Сын очень сильно переживал за свою мать. Только перед его отъездом она немного отошла. Надежда сначала, словно чужая женщина, стояла перед отъезжающими, которые все еще топтались возле калитки. Затем какая-то неземная сила толкнула ее к своему сыну. Она крепко его обняла и со слезами на глазах произнесла:
   - Егорка, мой единственный... Береги себя, моя кровинушка... У меня предчувствие очень плохое... На тебя какая-то сила нечистая надвигается...
   Чурсин, обняв мать, принялся ее успокаивать:
   - Мамочка, будь спокойна... У меня все будет нормально... Я хочу тебе сказать, что у нас скоро будет пополнение... - Затем он крепко поцеловал мать в щеку и вновь промолвил. - Матушка моя, за наше будущее не беспокойся... У нас с Ларисой все будет хорошо...
   Лариса стояла в двух шагах от своего любимого мужчины и его матери. Стояла, не шелохнувшись. Желание пойти навстречу матери своего будущего мужа и проститься с нею, раньше у нее было. После ее страшных слов оно в сей миг отпало. У нее по спине пробежал холодок, сильно защемило сердце. Вмиг выступили слезы. Надежда так и не подошла к своей невестке.
   После того, когда молодые вышли на дорогу, вновь раздался ее голос. Чурсин обернулся и увидел мать, которая мелкими шажками бежала к нему. Она подошла к нему, крепко его обняла и тихо прошептала:
   - Егорка, возьми вот это... - Она засунула руку в карман своей летней накидки и протянула конверт. - Это письмо писал тебе отец... Он его давно тебе написал, но не отправлял... Все надеялся на выздоровление...
   Чурсин вскрыл конверт в автобусе, когда тот вырулил на асфальтированную дорогу. Держа в руках небольшой листок ученической тетради, он начал молча шевелить губами. Отец писал:
   - Здравствуйте, мой единственный сынок Егорка и моя любимая сноха Лариса. Решил написать Вам на всякий случай письмо. Откровенно говоря, даже и не знаю, будет ли оно для меня последним или я еще с Вами на этой земле встречусь. Никогда не думал, что у меня когда-либо будут проблемы со здоровьем. Я ведь, мой Егорка, всегда был в боевом строю наших жителей города, да и всей страны нашей. После операции мне стало получше, но говорить о хорошем еще рано. Мне не верится, что здоровье мое оборвется...
   Дальше Чурсин не мог читать, слезы застилали его глаза. Ему хотелось плакать, рыдать, однако он сдерживал себя. Сдерживал через силу. Лариса внимательно и с большой тревогой наблюдала за своим любимым человеком. Страдать ему она не мешала. Она прекрасно знала, что такое потерять кого-либо из родителей. Совсем недавно она оплакивала свою мать. И поэтому она только сильнее прижималась к мужчине, у которого из глаз текли слезы.
   Чурсин вновь прильнул к письму:
   - Лето прошло по больницам, сейчас дома. Ничего не делаю. У меня нет аппетита. Ночью большие боли. Однако думаю, свою болезнь побороть. Также не знаю, чья возьмет. Вот такие мои дела. После поправки буду опять работать. Одно я знаю, мои дорогие детки, что, если есть здоровье, будут и деньги. Здоровье ни за какие деньги не купишь.... Мой Егорка, вот и все, что я хотел тебе написать. Пока до свидания. Хорошего Вам всем здоровья и успехов. Надеюсь, что это мое письмо не последнее, мои дорогие дети...
   Чурсин неспеша сложил вдвое небольшой лист бумаги и засунул его в конверт. Затем закрыл глаза. Он все еще не верил, что рядом с ним нет и уже никогда не будет его отца, который даже в его зрелые годы довольно часто подставлял ему плечо помощи. Без отца у него не было бы никакой науки, не было бы и Ларисы, любимой женщины. Он положил свою руку на ее колено и в один миг ощутил тепло ее нежного тела.
   Домой они приехали поздно вечером. После душа легли в постель и очень долгое время лежали друг возле друга, не шелохнувшись. Лежали молча. Никто ни о чем друг друга не спрашивал. Было и так ясно. В голове каждого были тяжелые и тревожные мысли. С потерей отца Чурсин лишился не только своего родителя и наставника, но и человека, который оказывал ему материальную помощь. Понимала это сейчас и Лариса. Единой у них была и мысль о предстоящей свадьбе. Ее предстояло отложить, отложить на неопределенное время. Их радовало и одновременно тревожило будущее их ребенка. В большей степени за него переживала Лариса. Особенно после пророческих слов матери своего жениха...
   Прошла неделя. Молодая пара сидела в небольшой комнате и раздумывала о предстоящей жизни. Везде были одни только проблемы. Как ни странно, на первый план выдвинулись финансовые проблемы. Отпускные деньги Чурсина были на исходе. При прежнем режиме цен, их, наверняка, хватило бы. Сегодня же, почти каждодневный взлет цен на все и вся, особенно на продукты питания, опорожнил их небольшой семейный бюджет с космической скоростью. Чурсин все-таки нашел выход из денежного тупика. Он съездил в районные и в областную организацию общества "Знание". Ему дали аудитории. За месяц он прочитал около сорока лекций. Четыреста рублей стали существенной прибавкой для семьи. Лариса оживилась. Воспрянул духом, и он сам. Молодые вместе сходили к частному гинекологу. Врач, внимательно осмотрев беременную, с улыбкой посмотрел на Чурсина и уверенно произнес:
   - Ну, великий историк, готовься - скоро будешь отцом сына. В этом я нисколько не сомневаюсь. - Потом добавил. - А вот, свою любимую и красивую, тебе надо основательно подкормить, то бишь дать ей отдохнуть, притом очень основательно...
   С приподнятым настроением они покидали опытного гинеколога. Чурсин, зная о том, что у него скоро будет сын, сиял от счастья. Он в сей миг дал ему и имя Николай, в честь своего умершего отца. Лариса, глядя на отца своего ребенка, ничего не говорила. Она только улыбалась и нежно трепала рукой его густые седые волосы.
   Попытка Чурсина оздоровить свою будущую жену провалилась с треском. И все произошло не по его вине. Оздоровительный лагерь для сотрудников и студентов высших учебных заведений сибирского региона находился в двухстах километрах от Помурино. До лагеря доехать было куда проще, чем в него попасть. Требовались десятки справок. Они начали с профсоюзов. Председатель профкома "кооператива" был не против оздоровления студентки, однако потребовал от нее медицинскую справку. Пошли в студенческую поликлинику. Чурсин стал гулять в скверике возле небольшого двухэтажного здания, Лариса пошла в регистратуру. Ее надежда проскочить необходимые кабинеты за пару часов лопнула, как мыльный пузырь. На обход кабинетов и сдачу анализов у нее ушло почти два дня. И это несмотря на то, что поликлиника пустовала. На следующее утро она с кучей бумажек направилась к заместителю главного врача, предстояло наложить резолюцию, быть или не быть ей в оздоровительном лагере. Чурсин в это время читал лекцию о международном положении в районном домоуправлении. Довольно старая женщина очень долго рассматривала результаты анализов, затем устроила настоящий допрос беременной студентке. Лариса от волнения начала плакать. На некоторые вопросы отвечала невпопад. Чинодрал от медицины не верила, что у нее нет родителей. Узнав, что беременная даже не знает, кто отец ее будущего ребенка, бабка и вовсе рассвирепела. Она быстро набрала номер телефона приемной ректора и почти полчаса рассказывала о странном поведении студентки Сидоровой. Лариса все это время со слезами на глазах стояла возле двери кабинета и слушала громовой голос медички. В конце концов ее терпение лопнуло. Она выбежала из поликлиники и рванулась к автобусной остановке. К ее счастью, Чурсин пришел домой минут через десять. Он чуть ли не потерял дар речи, увидев плачущую навзрыд любимую девушку. Лариса вскоре успокоилась и очень коротко рассказала ему о происшедшем. Чурсин поехал в поликлинику, к Костюковой. Она ему была хорошо знакомая. Она частенько звонила ему на кафедру и интересовалась успеваемостью своей внучки по истории КПСС. Он вел в этой группе семинарские занятия.
   Заместитель главного врача, увидев перед собою известного ученого и лектора, встала из-за стола и ускоренным шагом направилась к нему навстречу. Затем протянула ему руку и заискивающим голоском прошепелявила:
   - Егор Николаевич, мой дорогой... Какими ветрами тебя сюда занесло? Все умные и неумные в эту пору активно отдыхают...
   Чурсин небрежно протянул старухе руку и напрямую выпалил:
   - Зинадида Петровна! Почему Вы так не по-человечески поступили с Сидоровой? Она ведь пришла к Вам, как к врачу, а не к прокурору...
   Его глаза неожиданно налились кровью. Он был готов в один миг ее разорвать на части. От неожиданного натиска и озлобленной физиономии мужчины, женщина попятилась назад и тяжело плюхнулась на стул.
   Чурсин продолжил вновь допрос:
   - Зинаида Петровна! Кто дал Вам право спрашивать у молодой девушки об ее родителях, не говоря уже о том, с кем и от кого она нагуляла ребенка?
   Развязка наступила минут через десять. У тех, кто находился в кабинете, до инфаркта дело не дошло. Врачиха глотала какие-то таблетки и пила воду из пожелтевшего графина. Здоровый пациент сидел рядом с нею и потирал руками свои виски. Во время "допроса" он очень сильно перенервничал. В итоге разговор закончился миром. Костюкова, сделав ослепительную улыбку, поставила свою подпись и печать на небольшом листке бумаги. В справке черным по белому было написано, что студентку второго курса кооперативно-торгового института Ларису Сидорову незамедлительно рекомендуется направить в оздоровительный лагерь при Министерстве высшего и специального образования. Чурсин был очень благодарен женщине. Он крепко пожал ей руку и с улыбкой произнес:
   - Спасибо, уважаемая Зинаида Петровна... Советская медицина идет верным путем... Надо только правильно понимать друг друга...
   Ларисе предстояло через три дня быть в лагере, который находился на берегу большого озера. Чурсин там не был, и поэтому никакого представления о нем не имел. Какого-либо спрашивать об этом, он также не стал. Все его знакомые были в отпусках, да и уже некогда было спрашивать. Времени было в обрез. В полдень, за день до отъезда Ларисы, в квартире раздался телефонный звонок. Лариса, услышав звонок, к аппарату не подошла. Она не хотела, чтобы кто-нибудь знал о ее совместном проживании с Чурсиным. Бабы Маши в это время не было. Чурсин поднял трубку и услышал знакомый голос Марии Николаевны, секретарши ректора. Несколько властный голос относительно молодой женщины на какой-то миг его ошеломил:
   - Товарищ Чурсин, Иван Петрович убедительно просит Вас прийти к нему завтра на прием. Прием назначен на десять часов утра. Явка строго обязательная...
   Затем в трубке раздались гудки. Чурсин понял, что она бросила трубку, не намереваясь слушать дополнительных вопросов институтского склочника. Лариса, заметив безжизненное выражение лица своего любимого, со слезами на глазах бросилась к нему на шею. Он стал ее успокаивать, все было бесполезно. Она разрыдалась, разрыдалась очень сильно. Вскоре она успокоилась, и они вместе стали рассуждать, что произошло, почему произошло и что делать дальше. Сомнений ни у кого не было. Звонок сварливой врачихи сделал свое дело. Строить какие-либо планы на завтрашний день не было смысла. Они понимали, что не только оздоровление, но и пребывание их обоих в институте определит ректор. И никто иной. Чурсин за Ларису не переживал. Он сделает все возможное, чтобы она и дальше училась. У него же самого, куда было сложнее. Ректорат и партийный комитет, и в первую очередь, его коллеги по кафедре будут прилагать все усилия, чтобы, как можно, скорее избавиться от склочника. На деле это означало следующее. По партийной линии - исключение из рядов КПСС, по административной - изгнание из института по какой-либо статье. Никто из обитателей небольшой комнаты в эту ночь не спал. Они все рассуждали и рассуждали. Делали все это вместе. Перед самым рассветом, дабы окончательно не чокнуться, они сели пить чай.
   Ровно в десять утра Чурсин постучал в дверь приемной ректора. Воробьев сидел в кресле, был не в духе. Вошедший заметил это сразу же, как только открыл дверь. На его приветствие он ничего не ответил. Он только очень быстро молотил своими маленькими пальчиками обеих рук по столу. Едва Чурсин закрыл за собою дверь, Воробьев с кислой миной посмотрел на него, и надвинув на свой большой нос маленькие очки, сквозь зубы процедил:
   - Одно я, Вам, товарищ Чурсин, скажу очень откровенно... - Почесав рукою ухо, в такой манере продолжил. - Исключение из партии Вам обеспечено... Строгое наказание будет и по служебной линии...
   Затем он уткнулся в бумаги, лежащие перед его носом. Чурсин некоторое время еще стоял и раздумывал. Что-либо спрашивать или оправдываться перед ректором, было бессмысленным занятием. Сейчас у него сомнений никакий уже не было. В сентябре его исключат из партии и выгонят из института. Он резко развернулся на все сто восемьдесят градусов и быстро вышел вон.
   Домой он пришел только к обеду. Почти два часа бродил по городу. Все обдумывал, что ему делать дальше. Мысли в его голову приходили очень страшные. Чем больше он размышлял о создавшейся ситуации, тем сильнее сжимал зубы. Его ближайшее будущее было очень безнадежным. Оставалась только одна надежда, что ему все-таки в конце концов может удастся уехать в Среднюю Азию. В какую республику, в какой университет его направят, он еще не знал. Кого-либо спрашивать об этом, не хотел. Начальники никогда не любили ненужных вопросов. Переворошив в своей голове десятки вариантов по выходу из создавшегося тупика, он пришел к единому выводу: надо не сдаваться. Как и раньше, он считал себя невиновным. Не было его вины и в отношениях со студенткой, с которой он прожил почти три месяца. Они любили и любят друг друга. Будущий ребенок их многому обязывал. После окончания этой разборки он с ней зарегистрируется. Пусть даже после рождения малыша. В оставшееся время до начала учебного года он решил работать, читать лекции.
   Информацию своего жениха о неутешительном визите к ректору, Лариса восприняла на его удивление очень спокойно. Она, словно и ничего не произошло, внимательно все выслушала, затем прижалась к нему и уверенно прошептала:
   - Знаешь, мой Егорка, если ты по-настоящему любишь человека, то все остальное в этом мире ничего не значит... Ты, понимаешь меня, мой Егорушка...
   Чурсин на ее реплику ничего не ответил. Он смотрел в ее глаза и плакал. Плакал от взаимного понимания своей любимой. В этот вечер они ужинали в ресторане, пошли сюда назло, наперекор всем и всему. Пошли несмотря на то, что цены в нем были космические, а блюда, как всегда, не вкусные. Через два дня Чурсин уехал в область, читать лекции в двух сельских районах. Чтение лекций о международной деятельности КПСС для него каких-либо проблем не составляло. Он, как и раньше, строго руководствовался указаниями вышестоящих партийных органов. Все и вся сводилось к одному - трактовать вопрос так, как его трактует последний партийный съезд. Выше его уже никуда не прыгнешь. За многолетнюю работу он довольно наторел и почти все лекции читал без каких-либо бумажек или шпаргалок. Вопросы своих слушателей он добросовестно записывал в небольшой блокнотик, который у него был своеобразным архивом. Вопросы записывал все, исключений не было. На заковыристые всегда отвечал. Если его ответ не удовлетворял слушателя, он об этом также делал пометку в блокнотике. Надеялся в очередной приезд дать обстоятельный ответ.
   За три дня своего пребывания в области он прочитал десять лекций. На четвертый день, он же и последний, ему предстояло прочитать еще две лекции. Первую у животноводов, на выпасе. День был очень жаркий. Солнце так сильно светило, словно радовалось приезду молодого человека, который появился среди десятка доярок, сидящих неподалеку от механизированной дойки "Елочка". Чурсин, в сопровождении секретаря парткома совхоза и управляющего фермой, уверенно подошел к женщинам, широко улыбнулся и поздоровался. Настроение у них было также приподнятое. Он это сразу почувствовал и увидел еще при подходе к ним. Причиной этому было не только окончание дойки и желание попасть домой, но и совсем недавнее прибытие автолавки-магазина. Она привезла для женщин предметы первой необходимости. У сидящих в руках были новые полотенца, небольшие целлофановые кулечки с колбасой или хлебом.
   Чурсин, видя довольные физиономии своих слушательниц, с бодрым настроением стал излагать основые направления внешнеполитической деятельности партии. При изложении материала, посвященного интернациональной миссии советских войск в Демократической республике Афганистан, он неожиданно услышал всхлипывание, а затем громкий плач. Он быстро повернул голову в сторону и обомлел. На самом краешке скамейки сидела средних лет женщина и навзрыд плакала. Он на какой-то миг остолбенел, затем уставился на сидящего рядом с ним парторга. Он с определенной долей испуга смотрел в его глаза, искал у него не только моральной поддержки, но и быстрейшего выхода из этой неординарной ситуации. На какой-то миг плач прекратился. Чурсин облегченно вздохнул и стал очень внимательно разглядывать сгорбленную женщину, не по годам седую. Он впервые в своей жизни ее видел, он не знал ее имени и фамилии. Поэтому он все еще не мог понять, что он сделал ей плохого. Неожиданно наступила гробовая тишина. На этом небольшом участке земли, как ему казалось, все вымерло. Было одно лишь только палящее солнце, да внезапно появляющийся и тут же исчезающий писк всевозможных комаров и бабочек. Он, и сам не зная почему, тоже молчал. Он, сжав зубы, переводил свои глаза то на сидящих женщин, то на рядом стоящего с ним парторга.
  Парторг, встретив в очередной раз недоуменный взгляд лектора, наклонил к нему свою голову, и тихо прошептал:
   - Егор Николаевич... У этой женщины очень большое горе... Неделю назад привезли ее единственного сына, который погиб в Афганистане.... - Что-либо еще сказать пожилой мужчина не мог. Он только усердно пальцами обеих рук тер свои виски. Чурсин нисколько не сомневался, что еще несколько мгновений тишины, и мужчина разрыдается.
   Он решил сам найти выход из положения. Он быстро подошел к матери погибшего и твердо произнес:
   - Извините меня, пожалуйста... Я прошу простить меня, что я Вам сделал больно... - Затем он серьезным тоном добавил. - Наша армия выполняет там свой интернациональный долг...
   Его попытка озвучить исторические решения партийного съезда через мгновение провалилась, провалилась с треском. Женщина привстала, и тяжело вздохнув, со злостью выпалила:
   - Какое мое дело до твоего интернационального долга... Какое дело? Какое де-ло? Затем, вытерев ладонью свои слезы, она громко причитала. - Я лишилась единственного сына, моего кормильца... Я же мать, я же мать его, моего Сережки, которого я кормила своим молоком... Для кого я кормила? Я тебя спрашиваю, умный начальник, тебя спрашиваю...
   Увидев оцепеневшего лектора, она, скорее всего, осмелела и прытью бросилась к нему. Затем на какой-то миг остановилась, словно примеряла, хватит ли у нее сил ударить, а может, и даже перегрызть горло этому очень холеному мужчине, которой вновь разбередил ее рану. Чурсин, увидев перед собою женщину со страшными глазами, бросился к ней и в сей миг сам разрыдался. Раздался плач и среди тех, кто сидел. Плакал и Афанасий, парторг совхоза. Всем стало ясно, что лекция окончилась и навряд ли сегодня состоится. Через несколько минут небольшой колесный трактор "Беларусь" потянул за собою прицепную тележку, в которой сидели женщины.
   Возле "Елочки" остались трое: Чурсин с матерью погибшего солдата и парторг. УАЗик партийного начальника выехал на проселочную дорогу минут через пять и вскоре оказался возле деревенского кладбища. Чурсин, придерживая за руку Анну Ивановну, так представилась мать погибшего воина-интернационалиста, со слезами на глазах вступил на кладбищенскую землю. Кладбище было очень небольшим и заброшенным. Более половины крестов, словно перезревшие грибы, сгнили. Остатки их то там, то здесь лежали возле небольших бугорков земли, поросших травой. Могила Сергея находилась в самом центре кладбище. Его похоронили рядом с дедом и бабушкой. Чурсин подошел к свежевырытой земле и внезапно остановился. Большого металлического памятника или подобного сооружения с пятиконченой звездой, как он предполагал, на бугорке земли не было. Вместо этого стоял металлический треугольник, к которому была привязана проволокой небольшая металлическая пластинка. На ней красной краской было написано "Петраков С. И.". Ни даты рождения, ни даты смерти не было.
  Чурсин с изумлением посмотрел на Анну. Она с таким же видом посмотрела на него и тут же отвернулась. Из ее глаз бежали слезы. Чурсин, отдавая долг уважения перед погибшим парнем, упал на колени и притронулся губами к пластинке. Затем нежно провел рукой по свежевырытой земле. Он долго стоял коленопреклоненным, словно просил прощения у простого советского солдата, который погиб в чужой стране. Он не произнес ни слова, не было у него и слез...
   Только к вечеру он покинул небольшую деревеньку с поистине русским названием Николаевка. Анна Ивановна, несмотря на постигшее ее горе, нашла в себе силы пригласить его к себе домой. Она почти час, сидя за небольшим столиком, накрытым черной скатертью, изливала ему свое горе. Чем больше Чурсин окунался в проблемы этой некогда незнакомой женщины, тем больнее сжималось его сердце. Анна Петракова через день после рождения сына отсталась без мужа. Иван часто пил и издевался над своей женой. Она, дабы не получать лишние побои, нередко оставалась на ферме. Спала на сене или уходила в сторожку бабы Шуры, охранявшей зерносклад. Узнав о рождении сына, молодой отец от счастья организовал попойку в деревенской кузнице. Один из дружков, считая, что его обделили самогонкой, взял большой молоток и ударил им по голове виновника торжества. Мужчина скончался мгновенно, даже не вскрикнул.
  Вдова делала все возможное, чтобы вывести своего сына в люди. И многое ей удалось сделать. Сергей успешно окончил школу, поступил в строительный техникум. Затем армия. Со слезами и причитаниями она рассказала лектору и о странных похоронах погибшего. Вместо обычного гроба двое военных опустили в яму небольшой запаянный металлический ящик. На ее многочисленные просьбы открыть гроб и хоть на мгновение посмотреть на своего сына, они, словно по команде, строго отвечали:
   - Ивините, мамаша, нельзя... Мы действуем строго по инструкции...
  Ее попытки узнать о последних минутах жизни своего сына также не увенчались успехом. Ответ был тот же.
   Возвращался Чурсин в город очень подавленным. За многочасовое пребывание в автобусе он несколько раз "перемалывал" в своей голове все, что услышал из уст Анны Петраковой и ее односельчан. Он сопоставлял свою "теорию" и то, что было в реальной жизни. Между первым и вторым была огромная пропасть. Он очень жалел одинокую женщину, которая за свои сорок лет с небольшим имела в этой могучей стране всего-навсего небольшой деревянный домик. Однако, даже несмотря на свою нищету, она была очень счастлива. И этим счастьем был для нее Сергей... Чурсин знал, что при царизме на военную службу не брали единственного сына. Он не сомневался, что об этом прекрасно знали военные и гражданские чиновники перестроечной России...
   Лариса сразу же заметила его хмурое выражение лица. Он не стал ждать от нее каких-либо расспросов. Поделился с нею не только увиденным, но и своими сокровенными мыслями. Лариса со многим с ним соглашалась, многое и отметала. Она сквозь слезы просила своего друга жизни не вникать во все "дыры", иначе им не будет никогда удачи. Чурсина это сильно задело. Позиция простого обывателя его никогда в жизни не устраивала. Он привел ей свои доводы и примеры. Она все это молча слушала, затем, слегка улыбнувшись, на очень полном серьезе спросила:
   - Егорушка, неужели ты не видешь эту реальную жизнь? Неужели, ты, умный человек, имеющий кучу партийных и административных взысканий, не видешь эту профанацию?
   Затем, словно наивная первоклассница, тихо шепнула ему на ухо:
   - Я сегодня совершенно случайно на рынке увидела нашего проректора по науке с очень молодой халявой... Как видишь, ему ничего, а нас с тобою хотят наказать...
   После этих слов у нее появились слезы. Повлажнели глаза и у Чурсина. Он тяжело вздохнул и со страстью привлек ее к своей груди.
   Отчет о прочитанных лекциях и политических настроениях сельских жителей Чурсин стал писать на следующий же день. С первой попытки, как это он всегда делал раньше, написать не удалось. Гибель сельского парня из небольшой сибирской деревни на земле сопредельного государства во многом изменила его жизненные установки. Только поздним вечером он сел за стол и исписал два листа бумаги. Происшедшее в Николаевке изложил очень подробно. Очень краткими были и его рекомендации. В эту ночь он спал, как никогда спокойно. Он, как человек, как коммунист выполнил свой долг перед Анной Петраковой и ее сыном. Он также не сомневался, что его уже никогда больше не пригласят выступать в какой-либо аудитории...
   Утром раздался телефонный звонок. Чурсин взял трубку и услышал знакомый голос секретаря Октябрьского райкома партии. Звонила Регина Матвеевна и просила его выступить в телевизионной передаче "За круглым столом", посвященной предстоящим выборам в Верховный Совет страны. Он сразу же отказался от предложения. Однако в трубке звучал очень требовательный голос:
   - Егор Николаевич... Я Вас очень настоятельно прошу выступить... Наш кандидат Евгений Иванович, очень уважаемый человек в нашей области. От Вас, как одной из популярной личности, во многом будет зависеть не только его успех, но и наша позиция по этому вопросу...
   Чурсин, прервав угодливое восхваление своей персоны, вновь решительно произнес:
   - К сожалению, в предложенной Вами кандидатуре я вижу куда больше минусов, чем плюсов... Я не могу обманывать простых людей... У меня нет желания принимать участие в этом балагане...
   В сей миг в трубке раздался властный и одновременно раздражительный голос:
   - Я, товарищ Чурсин, очень сожалею, что Вы не состоите на учете в нашей партийной организации... А то...
   Чурсин резко и со злостью крикнул в трубку:
   - Не надо беспокоиться... Меня же может наказать и городской комитет партии...
  Больше он ничего не стал говорить. Он мгновенно бросил трубку и открыл окно. Ему сейчас очень не хватало свежего воздуха.
   После нелицеприятного разговора с партийным чиновником он еще долго ходил по комнате. Он, наверное, ходил день и ночь, ежели бы не появилась Лариса. Она пришла из магазина. Новостей у нее была целая куча, и все они были очень грустными. Продуктов питания в магазине хоть шаром покати. За двумя бутылками водки и сигаретами она простояла два часа. Стоящие в очереди, нередко колотили друг друга кулаками. Раздавалась матерщина, от которой она закрывала свои уши...
   И в эту ночь Чурсин не спал. Он все думал и думал. Сомнений у него, как у ученого, так и как у человека не было. Тезис ускорения и перестройки есть всего лишь очередное изобретение партийной номенклатуры. Ее мероприятия носили декларативный и популисткий характер. На деле КПСС ничего не делала для коренного изменения экономического базиса страны. Ее верхушка не решала насущные вопросы советских людей. Отсутствие материальных средств на повышение уровня жизни народа компенсировалось за счет увеличения объема производства алкогольной продукции. Под эгидой партийных органов распределялись предметы первой необходимости: хлеб, сахар, масло, сигареты, нижнее белье и т. п. В некоторых регионах, благодаря новым инициативам в распределении, создалась нездоровая обстановка. Процветало воровство, спекуляция. В очередях нередко возникали потасовки, кое-где имелись человеческие жертвы...
  Ровно в полночь он встал с постели и сел за письменный стол. Затем открыл тетрадь, взял авторучку и решительно вывел "Генеральному секретарю Центрального Комитета Коммунистической партии Советского Союза...". Через три часа он вышел из дома. В руках у него него была два письма, одно из них было с уведомлением...
   Первое сентября для Чурсина началось, как обычно. Он уже восьмой раз стоял на торжественной линейке. Восемь раз, как и раньше, он и его коллеги брали свои стулья и заходили в кабинет заведующего кафедрой. Затем обсуждали вопросы повестки дня. На этой раз заседание кафедры не состоялось. Не состоялось из-за персонального дела кандидата исторических наук, коммуниста Чурсина. Объявление об его персональном деле висело возле входа в институт, такое же объявление было возле партийного комитета и возле кафедры.
   Очередная "персоналка" неожиданностью для него не была. Несмотря на это, он стал волноваться, его ноги стали ватными. Появились колики в области сердца. Он сразу же проглотил таблетки. Он глотал их в последнее время очень много. Партийное собрание историков было назначено на двенадцать часов дня. У него еще был почти час свободного времени. Он стал бегать по институту, искал Ларису. Он очень боялся за нее. Нервный стресс плохо мог отразиться не только на ее здоровье, но и на здоровье будущего ребенка. Его попытки ее найти были безуспешными. Никто из опрошенных студентов и сотрудников, не знал ее местонахождение. Ехать домой или идти в общежитие, он не рискнул. Времени было в обрез. Он не сомневался, что его даже минутное опоздание коммунисты воспримут как его нежелание присутствовать на столь важном мероприятии.
   Без двух минут двенадцать он постучал в дверь. Затем робко ее открыл и обомлел. За столом в кабинете заведующего кафедрой сидели ректор института и секретарь партийного комитета. Неподалеку от них сидели все историки кафедры, за исключением его. Для него все стало ясным. Собрание будет в расширенным составе. Стало ясно и то, что его сегодня исключат из партии. Оно так и вышло. Огласили повестку дня. Слово предоставили ректору. Чурсин не верил своим ушам. Его обвинили в изнасиловании студентки второго курса Сидоровой Ларисы. Он не верил и своим глазам, когда увидел в руках Воробьева документы и объяснительные записки, которыми он размахивал перед сидящими.
   Прерывать обвинительную речь ректора в свой адрес он не стал. Он не трусил, он выжидал. Многолетнее пребывание в "склочниках" и висячее партийное взыскание его очень многому научили. Поэтому он сейчас смиренно стоял, как оловянный солдатик и молчал, уткнувшись своим взглядом в портрет вождя мирового пролетариата. Никто из присутствующих в этом помещении его не интересовал. Он также никого из них в отдельности и вместе не боялся. Все опять сводилось к одному. Они все хотели, любыми путями и, как можно, скорее избавиться от слишком умного и слишком колючего человека, который продолжительное время будоражил институт. От заведомой лжи седовласого мужчины, Чурсин иногда морщил лоб, нередко даже улыбался. Началось осуждение "персональщика". На выступления борзых он вообще не реагировал. Его "дело" был заранее отрепетировано и отлажено под руководством ректора и секретаря партийного комитета. Его сейчас не удивило и поистине профессиональное красноречие Левина, который из кожи лез, доказывая в очередной раз свою преданность руководству вуза и такую же ненависть к своему коллеге. Все выступающие были едины, как в обличении Чурсина, так и в мере его наказания. Решение исключить его из рядов партии приняли единогласнно. "Персональщик" за все почти двухчасовое собрание слова не попросил. Председательствующий также не предоставил ему возможности для выступления. После закрытия Чурсин гордо приподнял свою голову и четко произнес:
   - Я очень сожалею, товарищи коммунисты, что большинство из Вас не в курсе происшедшего... И все то, что сейчас говорили, это есть неправда и ложь...
   Затем он спокойно повернулся и вышел вон. Едва закрыв за собою дверь, он рванулся на автобусную остановку. Сейчас он, как никогда раньше, беспокоился за свою Ларису. Он дрожащими руками провернул ключ в замочной скважине и с замиранием сердца зашел в комнатку. Лариса лежала в постели и тоскливо смотрела на потолок. Лицо ее было осунувшимся, щеки впали. Сомнений у него не было. Она уже знала о партийном собрании историков. На этот раз Лариса не спрашивала о результатах "парточистки" у своего любимого. По его лицу все было ясно и так. Они сели за стол и стали обедать.
  Во время обеда Лариса поделилась и своими горестями. Все то, что она рассказала, не укладывалось в какие-либо рамки человеческих отношений. Чурсин слушал ее молча, не проронив ни слова. Сразу же после торжественной линейки ее пригласили в деканат и попросили написать объяснительную записку по поводу ее беременности. Она категорически отказалась. Через полчаса ее вызвали на заседание бюро комсомольской организации факультета. Здесь началась настоящая экзекуция. Поток обвинений и нелепостей исходил от декана и секретаря партийного бюро. Они выступали по переменке, словно братья-близнецы. Она очень внимательно слушала обвинения в свой адрес и не могла понять, почему ее в прямом смысле травят из-за того, что она полюбила преподавателя вуза. В этом она ничего страшного не находила. Ничего страшного не находили в этом и члены бюро комсомольской организации, которые единым фронтом выступили на ее защиту. Лариса попросила слова последней. Ее высказывания были очень резкими, особенно в адрес декана факультета. Плешивый мужчина с большим горбатым носом от ее слов иногда ерзал на стуле, словно сидел на ежике. Ее он не прерывал. Возможно, боялся правды. Возможно, и выдохся или готовил очередную атаку на беременную студентку. Декан больше не выступал. Он также и не наказал "распутницу". Комсомольцы перенесли этот вопрос на очередное заседание. Они все еще не до конца понимали суть происшедшего.
   Позиция молодых ребят Чурсину очень понравилась, и он, поцеловов Ларису, уверенно произнес:
   - Лариса, завтра идем в ЗАГС и подаем заявление. Только так мы можем спасти ситуацию... Иначе наломаем дров...
   Попасть в ЗАГС Чурсину и его подруге на следующий день не удалось. Не удалось это сделать им ни через день, ни через неделю. Вечером раздался звонок. Чурсин, подошедший к телефону, неожиданно услышал незнакомый голос. Голос был очень четкий и повелительный. В том, что ему звонили с верхов, он убедился сразу же после первых слов. Из трубки прозучало:
   - Коммунист Чурсин... Завтра Вам необходимо к девяти часам явиться на прием к секретарю горкома партии... При себе необходимо иметь партийный билет...
   Чурсин, намеревавшийся сказать, что завтра он идет в ЗАГС, не успел даже открыть свой рот. Трубку мгновенно положили. Спокойного ужина за семейным столом у молодых не получилось. Ни у кого не было настроения. Кусок хлеба застревал в горле каждого. Желания общаться друг с другом также не было. В постели они в эту ночь лежали, словно чужие. Каждый думал о возможных вариантах выхода из внезапно создавшегося тупика. Особенно сильно переживал Чурсин. Он четко знал, что с горкомом партии шутить не стоит, иначе вообще будет каюк. Из своего собственного опыта, да и из жизни города, он неоднократно убеждался, что в этих заведениях, таких как он, в один миг ставили на место. Неугодных и непокорных исключали из партии. На деле это означало конец жизни. Не больше и не меньше...
   Без пяти минут девять он открыл дверь приемной секретаря городского комитета партии. Главный идеолог Помурино для него оказалась незнакомой персоной. Он знал, что два месяца назад в этом кабинете произошла смена власти. Новенькая при его появлении встала из-за стола и с улыбкой протянула ему руку. Представилась. Представился и Чурсин. Затем они оба уселись за небольшой столик и почти одновременно стали рассматривать друг друга. Мария Ильинична Ивченко о строптивом ученым была порядочно наслышана. Она знала о нем, когда еще работала в партийном комитете строительного комбината. Фамилия Чурсина звучала не только на местном телевидении и радио, но и на оперативных совещаниях в районном комитете партии. Она нисколько не скрывала, что этот молодой человек ей всегда был симпатичен. Симпатичен тогда и сейчас, когда ей по поручению первого секретаря предстояло "прочистить" ему мозги. И не только это. Ей поручили очень тщательно проверить все его минусы и плюсы. Негативов у седого мужчины было куда больше, чем позитивов. Особенно в последнее время. Ее, как секретаря, отвечающего за идеологическое руководство многотысячным городом, беспокоило неординарное поведение историка. На Чурсина ей пришлось завести специальную папку. Не проходило и дня, чтобы ей не звонили по поводу этой личности. Звонили даже из областного управления Комитета Государственной безопасности. Больше всех жаловались из кооперативного института, где работал ассистент. Вчерашний звонок от товарища Воробьева вынудил первого секретаря принять решение...
   Мария Ильинична с рвением принялась за работу. Ее выводы во многом определяли будущее Чурсина, который сейчас, как и она, без всякого стеснения ее разглядывал. Чурсину, откровенно говоря, очень нравилась симпатичная мордашка новенькой. До ее прихода за столом сидел пожилой мужчина, которого давно хотели сплавить на другое место. Владимир Иванович о намерениях вышестоящего начальства знал и поэтому в последнее время ничего не делал. Искал себе работу. Должность заместителя директора аптекоуправления ему понравилась, и он без всяких обиняков сменил кабинет. Чурсин пристально вглядывался в женщину и не верил, что это красивое создание через несколько мгновений будет его допрашивать. В подобные заведения в приказном порядке вызывали не для раздачи орденов или объявления благодарностей.
  Ивченко, словно намереваясь вывести своего собеседника не то от нервного оцепенения, не то от нахлынувшего равнодушия к своей персоне, взяла карандаш и легонько постучала им по столу. Затем с серьезной миной строго произнесла:
   - Егор Николаевич! Вы прекрасно знаете по какому вопросу Вас вызвали... - После небольшой паузы она вновь продолжила. - Мне предстоит выполнить поручение городского комитета партии... - Затем с улыбкой сказала. - В районном комитете партии у Вас уже собеседование состоялось. Поэтому я Вас очень прошу серьезно отнестись к моим вопросам...
   Допрос длился около часа. За это время Чурсину пришлось рассказать всю свою автобиографию. Отвечая на вопросы, касающиеся его отношений с коллегами по кафедре, он ничего нового и на этот раз не сказал. Ему уже самому надоело "молоть" одно и тоже. Отношения со студенткой Ларисой Сидоровой он сознательно исключил из своего монолога, заведомо зная, что в этом допросе они будут основными. В своем умозаключении он не ошибся. Ивченко, скорее всего, очень осторожно подходила к щепетильному вопросу. Откровенно говоря, она сейчас завидовала незнакомой студентке, которая влюбилась в этого преподавателя. Студентка выпускного курса библиотечного института Ивченко совсем недавно, как ей казалось, по уши втрескалась в молодого историка. Роман и дальше продолжился, ежели бы не его мать. Она очень строго следила за своим единственным сыном, который частенько заводил любовные романы с молодыми студентками.
   Чурсин очень кратко изложил суть отношений с Ларисой. Ивченко, глядя на мужчину, радовалась. Все шло по ее плану. Она, словно опытный палач, вытягивала и вытягивала из души и сердца этого умного человека всю его подноготную. Выворачивала наизнанку все его страдания, даже его боли. Чурсин, отвечая на вопросы надменной женщины, все больше и больше убеждался в своей беспомощности. Он, как и раньше, понимал, что какая-либо неправда, даже небольшая толика лжи может ему очень дорого обойтись. Однако ему не всегда хотелось говорить чистую правду. Он знал, что из-за нее ему опять придется стоять на ковре.
  Это уже заранее определила организация, которая носила название КПСС. Она инакомыслие не прощала никому и никогда. С инакомыслящими, в когорту которых Чурсин относил и себя, духовные служители расправлялись особенно жестоко. Он иногда пристально вглядывался в глаза женщины с роскошной прической и ярко намалеванными губами. Сомнения у него уходили прочь. Она добросовестно исполняла указания вышестоящего начальника. Поблагодарив собеседника за ответы, Ивченко с улыбкой произнесла:
   - Ну, а теперь, Егор Николаевич, я Вас очень настоятельно прошу, все ранее сказанное, изложить в письменной форме и заполнить пару анкет...
   Чурсин от неожиданного партийного поручения чуть ли не потерял дар речи. Увидев, настороженный взгляд чинодрала, он изменил тактику своего поведения. Он, словно ничего не произошло, мило улыбнулся и со вздохом произнес:
   - Без всяких проблем, Мария Ильинична... Я все понимаю, этому обязывает партийный этикет...
   В кабинете партийного просвещения Чурсин просидел до самого обеда. Подробно расписывать свои взлеты и падения, не стал. Очень кратко написал и об отношениях с Ларисой Сидоровой. На писанину ушло немного больше часа. Затем он два часа проболтал с Татьяной Яковлевной Бурковой, заведующей кабинетом. С нею он часто встречался во время проведения семинаров и совещаний. Сюда его приглашали как лектора-международника. Она часто рассказывала ему о перипетиях, которые происходили в четырехэтажном особняке. И на этот раз это не было исключением. Происходящее Чурсина очень возмутило. В разгар сплошного дефицита комитетчики оставались вне его. У них был специальный магазин, где они два раза в месяц закупали по довольно низким ценам продукты питания. Остальное все для них было также без проблем. Новый идеолог партии в этом деле наиболее преуспевал. По утрам она по телефону устраивала настоящий разгон в партийных организациях, показывала свою власть. Затем садилась поудобнее в кожаное кресло и звонила по магазинам, выполняла семейные заказы и своих родственников. Она не брезговала всем тем, что приносили ее подчиненные...
  С грустными мыслями Чурсин поднимался на третий этаж в кабинет секретаря горкома партии, чтобы отдать объяснительные записки и анкеты. Как и раньше, Ивченко его встретила с улыбкой. Как и раньше, пригласила присесть. Чурсин протянул женщине несколько листов бумаги. Она, взяв его бумаги, положила их на стол и затем вытащила из шкафчика толстую папку. С улыбкой ее раскрыла. Чурсин из-за любопытства вытянул свою шею вперед и обомлел. На первой странице он увидел бланк своего института. Он мгновенно вспотел. На него заведено специальное дело и вести это дело поручено Ивченко...
   Чурсин неспеша покинул партийно-советский особняк. Неспеша шел он и по городу. Идти домой не торопился. Он не сомневался, что при его появлении с кислым выражением лица, Лариса сразу же расплачется. Перед громадным зданием областной автоинспекции он зашел в небольшой магазинчик, хотел немного перекусить. В отделе "Бакалея" почти никого не было, за исключением двух женщин. Они стояли возле прилавка и ждали продавца. Чурсин, недолго думая, присоединился к ним. Продавщица подошла к прилавку минут через десять и стала обслуживать. Пожилая женщина, стоящая впереди Чурсина, взяла булочку и стакан кофе. Затем протянула двадцатипятирублевую купюру. Продавщица, лет тридцати с ярко намалеванными губами и почти такого же цвета носом, писклявым голос процедила сквозь частокол золотых зубов:
   - Бабушка, у меня нет сдачи с таких денег... - Покупательница сильно ойкнула и затем тихо прошептала. - Извините, а что мне Вы предлагаете делать?
   Намалеванная с презрением зыркнула на непонятливую старуху и опять прошипела:
   - А мне, бабушка, какое дело, до твоих проблем... Нет денег, нет и ничего...
   После этого она быстро взяла булочку и кинула ее в большое ведро, где лежало около десятка подобных булочек. Кофе вылила в небольшой термос. Чурсин, наблюдающий за этой сценой, решил помочь покупательнице. Он вытащил кошелек, и слегка хлопнув рукой по плечу женщины, с улыбкой произнес:
   - Извините, пожалуйста... Я могу разменять деньги... Мне это ничего не стоит...
   Увидев перед собой молодого мужчину, незнакомка с улыбкой сказала:
   - Я очень благодарна Вам за благородный поступок... Я страшно проголодалась... Большое спасибо...
   Вскоре женщина отошла от прилавка и вышла на улицу. Следом за ней вышел и Чурсин. В его руках была небольшая булочка и стакан кофе. Желание перекусить за небольшим столиком у прилавка у него пропало. Причиной этому было не только беспардонное поведение продавщицы, но и грязный столик, на котором роились целые полчища мух. Он очень обрадовался, когда увидел неподалеку от магазина знакомую женщину. Она сидела на краешке скамеечки и пила кофе. Женщина, увидев его, заулыбалась. Пригласила его присесть. Он с удовольствием присел рядом с нею и стал небольшими глотками пить кофе. Сначала у них разговора, как такового, не получилось. Каждый из них поочереди обменялся репликами о грубости продавщицы и о теплой погоде. Чурсин очень внимательно наблюдал за женщиной. Он подспудно видел, даже чуствовал, что у этой особы есть что-то непонятное, которое отличает ее от жителей города. В чем состояло это отличие, он все еще не мог понять. Его догадки подтвердились, как только они вышли на главную улицу города, которая утопала в зелени.
  Улица Ленина была самой главной достопримечательностью Помурино. Здесь проводили большие и малые мероприятия. Местные начальники делали все возможное и невозможное для ее облагораживания. На скамеечке возле небольшого фонтана бывшие покупатели присели. Завязался разговор. Через пару минут все догадки Чурсина развеялись. Татьяна Назарова оказалась иностранкой, приехавшей из ФРГ. Мало этого. Она родилась в русском городе Смоленске. В Помурино приехала к своей давней подруге. Встретиться с нею не удалось. За два дня до ее приезда она умерла. История жизни бывшей соотечественницы сильно поразила Чурсина. Он даже не мог предполагать, что эта хрупкая пожилая женщина очень много пережила. Несмотря на все трудности, она всегда была и оставалась человеком. В этом ей помогала любовь, которая была со своими особенностями и проблемами...
   Русские приближались к Берлину. Фашисты оказывали яростное сопротивление атакующим войскам. Среди защитников города были и братья Рауппы, члены югендотряда. Старшему Гельмуту, инвалиду по зрению было 21 год. Младшему Петеру не было еще и восемнадцати. Увидев на улице советский танк, Гельмут выстрелил из фаустпатрона. Мощная машина мгновенно задымила и стала медленно надвигаться на молодого парня. У стрелявшего внезапно сползли очки с носа и упали на землю. Он опустился на корточки и стал руками их искать. И не заметил, как большая стальная махина надвинулась на него. Петер видел горящий танк, который издавая лязг и скрежет, крутился на том месте, где совсем недавно стоял его старший брат. Он от ужаса и страха замер, потом рванулся прочь.
  Через некоторое время он оказался в подвале большого здания, где везде грохотало и громыхало. Вскоре в подвале раздалась русская речь. Молодой русский солдат, поливая из автомата свинцом по сторонам, громко кричал:
   - Эй, фашисты, давай выходи... Всем руки вверх... В случае сопротивления - расстрел на месте...
   Петер Раупп при виде русских мгновенно поднял руки. Поднял не потому, что он знал русский язык. Поднял от страха и ужаса, который он испытал, когда видел, как танк на его глазах раздавил его брата. Затем был суд. Судил его советский военный трибунал. В день суда ему исполнилось ровно восемнадцать. Приговор был очень суровый. Ему, как военному преступнику, дали десять лет. Отправили на Колыму, в Магадан. Молодой немец очень трудно привыкал к суровой зиме и к тяжелым условиям работы. Он, как и тысячи заключенных, работал в шахтах, мыл золото. Жили в бараках, мучили клопы. В лагере Петер пробыл ровно восемь лет, с 1945 по 1953 годы. За хорошую работу комендант лагеря определил его в вольные, которые жили за забором. Затем по указанию того же коменданта его направили санитаром в столовую. Здесь он и познакомился в 1954 году с русской девушкой Таней Назаровой, сестрой-хозяйкой, которая по собственному желанию приехала на Колыму. В 1956 году влюбленные зарегистрировали свой брак. В конце этого же года посольство ФРГ в Москве выдало им один паспорт на двоих. Стали ждать визу. Во время ожидания Татьяна с мужем поехала в Смоленск, на свою родину. Здесь для нее началась настоящая нервотрепка. Почти каждую неделю ее вызывали в милицию. Устраивали допрос, почему вышла замуж за немца, военного преступника, почему решила покинуть Советский Союз.
  Были проблемы и в самой Москве. После посещения немецкого посольства их на улице сразу же встречали люди в гражданской форме одежды и вели в ближайший участок милиции. Допрашивали. Угрожали. Летом 1957 года немец Петер Раупп привез к себе на родину молодую жену из России. Сначала его родственники недружелюбно встретили иностранку. Татьяна очень сильно от всего этого страдала. Доводили ее до слез и проблемы с немецким языком. Вскоре все уладилось. Окружение мужа, видя то, что русская очень порядочная и старательная, постепенно изменило свое отношение к ней в лучшую сторону...
   После недолгого монолога Таьяна Даниловна привстала. Стала ходить взад и вперед, словно разумывала над очередным эпизодом из своей нелегкой жизни. Чурсин внимательно наблюдал за женщиной и восхищался ею. Он все еще себе не мог представить, что эта симпатичная особа довольно много лет назад протянула руку помощи немецкому военнопленному. Ради любви к этому человеку прошла через все преграды, которые молодым людям устраивал тоталитарный режим. Видя, задумчивый взгляд своего молодого собеседника, госпожа Раупп мило улыбнулась и произнесла:
   - И таким образом, я со своим любимым человеком вместе прожила более тридцати лет... Это очень мало и очень много. - Сделав еще пару шагов вперед, она продолжила. - Одно я тебе, Егор Николаевич, скажу честно и откровенно... Мы всегда верили друг другу, понимали друг друга...
   Чурсин после недолгих раздумий также раскрыл свою душу. Сделал он это не только потому, что его подкупала человеческая искренность гражданки ФРГ. Он делал это и ради себя, зная, что эта женщина его поймет, как никто иной. Она куда больше выстрадала свою любовь...
   История из жизни молодого человека, до слез разжалобила Татьяну Даниловну. Она дрожащими руками открыла свою небольшую дамскую сумочку черного цвета и вытащила носовой платок. Затем стала вытирать им свои слезы. Неординарная реакция собеседницы очень сильно встревожила Чурсина. Он не ожидал, что эта сильная женщина может прослезиться. Он встал, и положив свою руку на ее плечо, со вздохом произнес:
   - Татьяна Даниловна, пожалуйста, успокойтесь... Ваша жизнь была куда тяжелее, чем моя... Я, взрослый человек, и знаю, что такое прошлое...
   Излагать ему свои мысли женщина дальше не дала. Она еще раз провела носовым платком по своим влажным глазам и с улыбкой тихо прошептала:
   - Эх, Егорка... Я плачу не потому, что моя жизнь была тяжелее, чем твоя... Это далеко не так. Я плачу, что в моей и в твоей любви было и есть общее, которое мы несколько десятков лет назад с Петером преодолевали... Это общее преодолеваешь сейчас и ты, со своей Ларисой...
   Не закончив мысль, она внимательно посмотрела ему в глаза. На какой-то миг глаза молодого мужчины и пожилой женщины встретились и застыли. Словно для них существовал единый пучок энергии, единые корни. Он видел в ее глазах торжество любви над злом, которое помогло ей выжить. Она видела в его глазах оптимизм и надежду на лучшее, благодаря которым он преодолет все завалы, стоящие перед ним.
   Прощание было очень теплым и трогательным. Госпожа Раупп, обняв Чурсина, с улыбкой на глазах промолвила:
   - Прощай, Егор Николаевич... Не сдавайся этим партийным чертям... Береги свою Ларису, вместе куда легче грызть гранит любви и жизни...
   Затем она поцеловала его в щеку и осторожно засеменила в сторону трамвайной остановки. Прошла через улицу, повернулась в его сторону и прокричала:
   - Егор, приезжай к нам в гости... Мой любимый Штутгарт всегда будет рад...
   Что дальше она говорила, он не мог понять. Приближающийся трамвай заглушал ее голос. Вскоре он, набитый до отказа людьми, тронулся. Чурсин выбежал на обочину улицы и стал махать руками пролетающему мимо него трамваю. Где сидела или стояла госпожа Раупп, он не знал. Одно он знал четко. Она приехала на свою родину для встречи со своим с детством. Он не сомневался, что ее любимый муж Петер с радостью встретит любимую женщину из страны, которая называется Россией.
   Персональное дело коммуниста Чурсина на партийном комитете института рассматривали через неделю после его памятной встречи с госпожей Раупп. Персоналка прошла очень быстро. Партийный комитет поддержал решение первичной партийной организации. Единогласно. Свой приговор Чурсин не стал слушать. Он вышел из комнаты и медленно побрел по широкому коридору. На глазах его были слезы. Мимо него проходили студенты и сотрудники. Он ни на кого и ни на чего не реагировал. Ему все было безразлично.
  Оказавшись возле городского рынка, он перевел дух. Он медленно опустился на грязный ящик, который стоял перед входом на рынок. Искать какие-либо скамеечки или идти в городской парк, у него не было сил. У него неожиданно забарахлил "мотор". В сердце появились страшные боли. Ему сейчас казалось, что через несколько мгновений он сильно вскрикнет и упадет возле этого вонючего ящика, куда торговцы сбрасывали всевозможные отходы. Боязнь попасть в потусторонний мир, вынудила его искать в своей голове элементарные пути самопомощи. Он расстегнул ворот рубашки и стал пальцами обеих рук массировать часть своей левой груди. Он не был специалистом в области кардиологии. Не имел в ней никакого понятия. Раньше он не беспокоился о своем здоровье. Все было не до него. Он всегда был в движении, как в физическом, так и в умственном. Его мозг и тело трудились, трудились в большей мере для достижения своих благородных целей, в том числе и для партии.
  Сегодня после трагического для него решения партийного комитета он четко понял, что эта организация, в рядах которой он был более десяти лет, его не понимала. Скорее всего, не хотела понимать. От этой безысходности, ему хотелось плакать. Он и заплакал бы, если бы не многочисленный поток людей. Кое-кто из них, глядя на импозантного мужчину возле мусорного ящика, крутил пальцем возле своего виска. Были и те, кто предлагал ему свою помощь. Чурсин на их предложения ничего не говорил. Он только улыбался. Сильные колики в сердце еще давали о себе знать. Минут через двадцать ему стало легче. Он осторожно приподнялся и также осторожно сделал первый шаг. Боли исчезли. Он неслыханно обрадовался и вновь стал бродить по городу.
  Многотысячный город заканчивал свой очередной трудовой день. Свидетельством этому были полупустые автобусы и трамваи. Исчезли из вида и стайки школьников, которые совсем недавно, то там, то здесь своими звонкими голосами извещали о своем присутствии. Незаметно на землю опустились вечерние сумерки. В окнах некоторых домов появился свет. Чурсин посмотрел на свои часы. Они показывали около девяти вечера. Он внезапно вздрогнул. После заседания партийного комитета прошло почти пять часов. Ларису он не видел с самого утра. У него опять появился страх за свою любимую женщину. Тяжело дыша, он засеменил в сторону ближайшей остановки. Через полчаса он был возле своего дома. Открыл дверь.
  Лариса сразу же бросилась ему на грудь. В один миг они сомкнулись и через такой же миг разомкнулись. Лариса, отпрянув от своего мужчины, тихо произнесла:
   - Егорушка, молчи сейчас и ничего не говори... Я все знаю, что произошло... - Затем со слезами на глазах, тяжело вздохнула и прошептала. - Я все знаю и понимаю тебя, мой любимый человек...
   Чурсин отказался от пищи, которую для него приготовила его любимая. Сейчас ему было не до этого. Он еще никогда в своей жизни, как сейчас, не чувствовал свою усталость. И не только усталость. Сейчас он, как никогда еще раньше, почувствовал свою никчемность и бесполезность не только для общества, но и для партии. Последнее его просто убивало. Он, лежа в кровати, все еще не понимал, что же страшного и крамольного он сделал в этой жизни, полюбив молодую девушку, студентку своей группы. Он всегда с нею поступал, как порядочный мужчина. На какое-то время он отрывался от своих тяжелых мыслей и поворачивал голову в сторону нагой женщины. Она улыбалась, улыбался и он. Улыбался через силу. Лариса прекрасно знала содержание мыслей своего любимого человека. Она почти никогда не мешала ему размышлять, особенно в трудные моменты их совместной жизни. К сожалению, лавина трудностей преследовала их обоих почти каждый день. И в этот вечер она вместе с ним переживала. За прошлое "содеянное" ее любимый получил партийное взыскание, которое уже носил четыре года. Сегодняшнее взыскание была куда страшнее. Беспартийные не могли быть преподавателями общественных наук, не говоря уже об истории КПСС.
  Бесперспективность его в жизни очень беспокоило мать ребенка, который уже шевелился в ее животе.
   Чурсин, угадав мысли рядом лежащей, кисло улыбнулся и уверенно произнес:
   - Лариса, сильно не переживай... После исключения из партии у меня будет больше времени и тогда мы, без всякого сомнения, зарегистрируемся.... - Затем после короткой паузы добавил. - И сделаем все возможное для нормальной жизни нашего первенца...
   Через несколько мгновений руки лежащих скрестились на выпуклом животе женщины. Сейчас их объединяло одно - общий ребенок. Ради него они жили и делали все возможное для его счастливого будущего.
   Бюро районного комитета партии персональное дело коммуниста Чурсина рассмотрело в конце октября. До очередной годовщины Великого Октября оставались считанные дни. К огромному удивлению Чурсина формулировка "половая распущенность", как указывалось в решение партийного комитета, не была признана. И в этом была заслуга одного из членов бюро. Директора завода метизного завода Петра Соседко Чурсин знал давненько, почти с самого начала своего приезда в Помурино. Метизники часто приглашали молодого историка для чтения лекций. Хотя дружеских контактов мужчины между собой не имели, но приветствовали друг друга всегда по ручке. Петр Иванович в состав бюро был избран совсем недавно. Чурсин об этом знал, но никогда не предполагал, что он встретится с этим человеком во время очередной "промывки". Как и не ожидал, что после зачтения информации по его делу первым напросится выступить директор метизки. Петр Иванович привстал из-за стола, и отставив стул в сторону, немного хмыкнул себе в кулак. Затем повернулся к Чурсину и напрямую его спросил:
   - Егор Николаевич, скажи откровенно, изменял ли ты своей студентке, с которой сожительствушь?
   Чурсин на какой-то миг опешил от столь каверзного вопроса. На какой-то миг у него появилась ненависть и презрение к тому, кто задал этот вопрос. С Ларисой Сидоровой он не сожительствовал, а жил и живет, как с любимой женщиной. И еще. После сегодняшней разборки он идет с ней в ЗАГС. Он также никогда и никому не позволял оскорблять любимую женщину... Он тяжело вздохнул и открыл свой рот. Открыл и тут же его закрыл. В его голове внезапно появилась мысль, которая, скорее всего, выползла из глубины его души или из его мозжечка. Он решил не огрызаться и не спорить с большими партийными боссами. В борьбе с ними он всегда обречен на поражение. Его попытки противостоять даже маленьким клеркам, и те закончились для него очень плачевно. Ему наложили партийное взыскание, прицепили ярлык склочника. Благодаря этому, он жил и живет в комнатенке в восемь квадратных метров. Из-за своей принципиальности и порядочности страдает он сам, страдают его родители и его любимая женщина. Будет страдать и его сын...
  От жутких мыслей ему стало не по себе, вновь закололо в сердце. Он медленно приподнялся со стула и тихо прошептал:
   - Никак нет, товарищи коммунисты...
   В сей миг раздался заразительный смех. Сначала он не мог понять, почему все смеются, и повернули свои головы в его сторону. Он, словно ход его мыслей кто-то застопорил, вновь произнес:
   - Никак нет, товарищи коммунисты... - Затем, провел рукой по влажному лбу и добавил. - Это настоящая правда...
   Среди членов бюро вновь произошло оживление, кое-кто засмеялся. Чурсин, стоя на ковре, продолжал лупать своими глазами. Затем непонятно почему улыбнулся. Во весь рот улыбнулся и Соседко. Он, окинув взглядом Чурсина, а потом всех сидящих, опять придвинул к себе стул и со смехом произнес:
   - Ну, что я, Вам, товарищи коммунисты, говорил... Коммунист Чурсин не вел и не ведет аморальный образ жизни, как написано в решении кооперативного института... О половой распущенности члена нашей партии вообще не стоит вести речи... - После некоторого раздумья он очень серьезно добавил. - И еще. Я хочу сказать моим коллегам по партии, что коммунист Чурсин очень способный человек...
   В своей очень короткой, но очень лестной информации Соседко испускал в адрес "персональщика" одни только плюсы. Чурсин присел на стул. Моральная поддержка одного из членов бюро моментально прибавила ему не только физических сил, но приподняла его моральный тонус. У него исчезли боли в сердце, не стали дрожать руки. Заключение руководителя двухтысячного коллектива, Чурсин слушал с влажными глазами. Оно было полностью в его пользу. Соседко, держась руками за спинку стула, потетически произнес:
   - Товарищи коммунисты, скажите мне на милость... А кто из нас не изменял в далекой молодости, не говоря уже о настоящей старости? - С улыбкой глядя на сидящих, он продолжал вопрошать. - А кто из нас не ошибался в своей жизни, как на женском фронте, так и на производстве?
   Члены бюро на риторические вопросы своего коллеги отвечать не осмеливались. Кое-кто из них листал бумаги. Некоторые усмехались и утвердительно кивали головой.
   Желающих выступать по персональному дела Чурсина не оказалось. Молчал и секретарь парткома "кооператива", представляющий его персональное дело. Создавшаяся ситуация на какой-то миг Мясникова ошеломила, даже шокировала. Он не ожидал от членов бюро такой "злости" против общеизвестного склочника и ловеласа. В нервном напряжении пребывал и сам Чурсин. Он облегчено вздохнул, когда члены бюро поставили его вопрос на голосование. Предложение коммуниста Соседко прошло единогласным. Из партии его не исключали. Объявили строгий выговор. Формулировка была прежней, как и четыре года назад, "за неправильные отношения с товарищами".
   На этот раз Чурсин ринулся домой, как лань. Он не скрывал своей радости. У него еще оставалась надежда работать в вузе и заниматься наукой. Лариса, узнав о легком партийном взыскании, обняла его и заплакала. Плакала от радости. У них обоих еще теплилась надежда на поручение областного комитета партии. Со времени посещения уютного кабинета Торшина прошло почти три месяца. Чурсин до этого не беспокоил своего знакомого партийного чиновника. Сегодня не выдержал, позвонил. Услышав знакомый голос в трубке, он с придыхом выпалил:
   - Андрей Васильевич, что там нового в отношении будущего профессора? - Голос в трубке неожиданно исчез. Эти мгновения тишины для Чурсина показались целой вечностью. Он вновь повторил свой вопрос. Через минуту, а может и позже, из трубки раздалось. - Извините, уважаемый Егор Николаевич... Ваша кандидатура не прошла... Скорее всего, верхи ее зарезали...
   Чурсин от неожиданности замер, словно сфинкс. Его бросило в жар. Он медленно опустился на край длинной тумбочки, на которой стоял телефон, и заплакал. Из трубки все еще раздавался знакомый голос:
   - Пойми меня правильно, Гошка... Я уже неделю об этом решении знал, но не хотел тебе приносить боль... У тебя и так проблем хватает...
   Чурсину сейчас было не до объяснений знакомого мужчины. Он со злостью бросил трубку. Затем ринулся в свою комнату и упал на кровать. Лариса весь разговор слышала и стала плакать.
  В этот вечер и в эту ночь в небольшой комнате "хрущевки", находящейся на улице Краснозаводской, произошла настоящая человеческая трагедия. Умный и одаренный человек, придавленный партийным диктатом, умирал не только как личность, но и как талант. Умирала, как человек, и его любимая женщина. Лариса уже не сомневалась, что у ее мужа уже никогда не будет будущего в этом обществе. Эту ночь никто из них не спал. Никто не проронил ни слова. Мужчина лежал с закрытыми глазами и все о чем-то думал. Каких-либо планов на жизнь у него не было, не было даже и на завтрашний день. Лежала с закрытыми глазами и молодая красивая женщина. Она ни о чем уже не думала. Она только тяжело вздыхала и всхлипывала...
   После поистине удручающего известия о провале своего трудоустройства в Средней Азии, Чурсин впал в настоящую спячку. Он день и ночь лежал в постели. Лежал с закрытыми глазами. Он ничего не делал. Ни о чем не думал, ничего не кушал. Лариса для него сейчас тоже не существовала. Почти ежедневно звонил телефон, звонил иногда истошно. Чурсин к телефону не подходил, не подходил сознательно. Вести с кем-то разговор он не хотел. В том, что его из института в недалеком будущем выгонят, он уже не сомневался. Лариса со слезами на глазах смотрела на своего мужчину и тяжело вздыхала. Только и всего. Она уже изучила его характер. Вытащить любимого Гошку из его собственного внутреннего мира, для нее было безнадежным делом. В отличие от него, она ходила на занятия. Она не хотела иметь проблем с деканатом. Она все еще надеялась до рождения ребенка закончить второй курс. Домой она приходила очень уставшей, и выпив стакан чая, валилась в постель. К занятиям она не готовилась. У нее, как и у ее любимого мужчины, была полнейшая аппатия к человеческому обществу, да и к жизни...
   Чурсин на работу вышел через две недели после праздников. За время его отсутствия в стенах института ничего не изменилось. Не изменилось и отношение коллег к его персоне. Все было по-старому и в этот понедельник. На его приветствие никто не ответил. Лишь одна Анна Петровна слегка кивнула ему головой. Он подошел к своему письменному столу и увидел стандартный лист бумаги. На нем размашистым почерком было написано "Уважаемый Егор Николаевич! Настоятельная просьба зайти в отдел кадров". Внизу стояла дата и подпись. Подпись была неразборчивая.
  Чурсин сразу же направился в отдел кадров, который находился на первом этаже. Начальник отдела, бывший полковник запаса протянул ему руку, затем пригласил его в свой кабинет. Разговор между мужчинами получился очень откровенный и конфиденциальный. Егор Петрович Дуров, так звали начальника кадров, без всяких обиняков представил Чурсину перспективы его пребывания в вузе. Они были очень неутешительными. Для него все это было не новостью. В результате напряженной работы, даже будучи кандидатом наук, он уже несколько лет "просыхал" ассистентом. На деле это была мизерная зарплата. Рвение по научной стезе в конце концов могло быть также бесперспективным. Два партийных взыскания усугубляли эту участь. Чурсин ни на йоту не сомневался, ректор и партийный комитет никогда не простят ему "грехов". Он и сам не хотел всю жизнь ходить в подпасках у престарелых доцентов.
   Дуров в конце встречи был еще более откровенным:
   - Знаешь, мой тезка, я хочу сказать тебе по-честному... Уходи из института по собственному желанию... Они все равно тебя выживут, на прощание пришьют какую-нибудь статью... Я не скрываю, что три дня назад меня вызывали к себе ректор и партийный секретарь...
   Нравоучения кадровика Чурсин не стал больше слушать. Он прекрасно знал, что полковник попал сюда по протекции и пристроился совсем неплохо. Его дети закончили "кооператив", получили хорошое распределение. Он кисло улыбнулся, и протянув пожилому мужчине руку, быстро вышел из кабинета.
   В этот день у Чурсина было две ленты, четыре часа занятий. В начале второй ленты дверь аудитории, где он проводил семинарское занятие, широко распахнулась и внезапно появился Левин. Лицо его красным и страшно злым. Открыв дверь, он громко прорычал:
   - Чурсин, я же тебе говорил, что ты допрыгаешься с этой любовью... Иди и смотри...
   После своих слов он сильно матюгнулся и тотчас же исчез. Чурсин впервые видел такое разъяренное лицо шефа. И это его сильно насторожило. Он рванулся вслед за Левиным. За пределами аудитории творилось что-то невообразимое. Из всех комнат гурьбой валили студенты, обслуживающий пресонал и преподаватели. Никто ничего друг другу не говорил. Чурсин, встретив в многоликой толпе двух знакомых сотрудников, поинтересовался, что произошло. Они только дергали плечами и в общей толпе двигались к центральному входу, на улицу. Вскоре оказался на улице и Чурсин. Через несколько мгновений до его ушей донеслось:
   - Лариса Сидорова убилась... Лариска убилась...
   Услышав очень знакомое имя, он встрепенулся и рванулся через толпу к девятиэтажной новостройке, которая находилась через улицу от института. Расстояние от "кооператива" до многолетнего долгостроя он преодолел за считанные секунды. Что он дальше делал, он уже не представлял. Он со страшной силой раздвигал руками толпу и вскоре оказался на небольшом пяточке земли, который был окружен милицией и людьми в белых халатах.
  Упитанный милиционер, увидев перед собою высокого мужчину с отрешенной физиономией, сделал попытку его приостановить. Сделать ему это не удалось. Чурсин, словно лев, резко толкнул стража порядка в грудь и в сей миг оказался в центре пятачка. Затем опустился на колени и приподнял белую простынь. Поднял и тут же вскрикнул. Перед ним лежала Лариса, его любимая женщина. Она лежала в большой лужке крови. Лицо ее было до неузнаваемости изувечено. Он дрожащими руками опустил простынь на тело мертвой и сел на землю. Он был в шоке. Он еще не верил, что его любимая женщина могла решиться на самоубийство. Через некоторое время он встал с земли и со слезами на глазах прошел через толпу людей.
  На обочине дороги он увидел милицейский "УАЗ" и двух милиционеров с оружием. Он медленно прошел мимо машины и милиционеров, затем завернул за угол противоположной улицы. Неожиданно позади него раздался тяжелый топот. Он повернулся и в этот же миг на его голову обрушился страшный удар. В этот же миг он ощутил прохладу металлических наручников...
   Егора Чурсина в камере предварительного заключения продержали целую неделю. В каком качестве и на каком основании его задержали, он не знал. Сидел он в одиночной камере, сидел днем и ночью. На прогулки его не выпускали. В уборную его сопровождали два милиционера. Пищу ему приносили в камеру. Каких-либо допросов ему не устраивали. Не было к нему и посетителей. Его многочисленные попытки спросить что-либо о Ларисе Сидоровой у лупоглазого охранника, ничего не давали. Сержант, словно заводной, на его вопрос тараторил одно и тоже:
   - Товарищ задержанный, прекратите разговорчики... Прекратить разговорчики...
  На его стуки в дверь, от которых его кулаки кровоточили, никто не реагировал. Гибель любимой женщины стала для одиночки настоящим кошмаром. На четвертые сутки он стал думать о самоубийстве. В его голове были десятки вариантов, но все они получали фиаско. В его камере какие-либо крючки или острые предметы отсутствовали. Не было даже металлической решетки на окне, которую он мог бы в лучшем случае перепелить, в худшем перегрызть зубами...
   В понедельник его выпустили. Как в начале его пребывания, так и после окончания, никаких бумаг на его не заводили. Доставили его поздно ночью в пригород Помурино. Всю дорогу он сидел на заднем сидении, сидел с завязанными глазами. Только после того, как его высадили и "УАЗ" скрылся из вида, он стал размышлять. После удара дубинкой по голове, он сразу же потерял сознание. Его скрутили и бросили в милицейскую машину. Через несколько часов он оказался в тюрьме, которая находилась в двухстах километрах от областного центра. Утром Чурсин был уже в своей квартире и сразу позвонил Торшину. Ему повезло. Андрей был на рабочем месте, и на его вопрос о месте захоронения Ларисы, сухо буркнул:
  - Она похоронена на своей родине...
  В Аксеновку Чурсин приехал на следующий день рано утром. Деревня еще спала. Вряд ли бы кто из ее жителей узнал в сгорбленном старике, с заросшей бородой и с седыми волосами на голове, некогда представительного мужчину, который помогал Ларисе Сидоровой в похоронах ее матери. После этого ни дочь умершей, ни Чурсин не были в деревне. Отсутствие оных ни в коей мере не говорило об их забвении. Неизвестно откуда аксеновцы все больше и больше узнавали о любви и жизни зрелого мужчины и молодой девушки. Кое-то рассказывал, что Лариска очень хорошо живет с профессором, имеет собственную машину. Другие пускали слушок, что их землячка разлюбила городского и сейчас живет в другом городе, и даже в другой республике.
   После похорон Ларисы на деревенском кладбище сплетни в один миг улетучились. Сельчане, особенно старушки, сидя на завалинках своих домой или на крыльце полуразвалившегося магазина, терзали себя одной и той же мыслью: почему Лариска решилась на самоубийство. В стане ее родственников таких случаев никогда не было. Многие недоумевали, почему не ужились между собою городской мужчина и молодая сельская красавица.
   Чурсин пошел на кладбище не сразу. Ему все еще не верилось, что на этой земле уже нет его любимой девушки, и что она уже к нему никогда не придет. От этого ощущения и понимания, он все чаще и чаще смахивал со своих глаз слезы. Только к обеду он пришел на кладбище, чтобы навсегда проситься с любимой женщиной. Могила Ларисы находилась рядом с могилой матери. Он сразу же заметил бугорок свежевырытой земли и неспеша подошел к нему. Затем присел на корточки и заплакал. Сейчас на этой земле у него не было любимой женщины. Не было и сына, о котором он часто мечтал с Ларисой. Все улетучилось в единый миг.
  От бессилия возвернуть все назад, он сильно сжимал зубы. Сквозь набегавшие слезы, он все больше и больше убеждался в наивности своих попыток перевернуть человеческий мир, где господствовал культ лжи и безразличия. Сейчас он казнил себя за то, что он не прислушался к мудрым советам свой любимой. Она, как оказалось, была куда мудрее, чем он. От этого запоздалого умозаключения у него появлялись страшные боли в сердце.
   На следующий день Чурсин пошел в отдел кадров. В руке у него был стандартный лист бумаги, на котором было написано его заявление об уходе из института, по собственному желанию. Дуров внимательно прочитал написанное, затем тут же в его присутствии наложил свою резолюцию. Кадровик, прощаясь со седовласым историком, с ехидцей произнес:
   - Ну и вот, уважаемый товарищ Чурсин, что от Вас и требовалось...
  Чурсин в ответ не сказал ни слова. Он скрипнул зубами и быстро вышел вон. В этот же день он пробежал по службам и подписал все бумаги, необходимые при увольнении. В партийный комитет он не пошел. На этот раз партийная характеристика ему была не нужна...
   После ухода склочника из своего кабинета Дуров сразу же позвонил ректору. Воробьев с большой радостью принял его новость. Чурсин уже многие годы был для него, как бельмо в глазу. Поэтому он очень долго благодарил своего подчиненного за медвежью услугу. Дуров поток благодарностей в свой адрес не прерывал. Ему всегда в жизни нравилось, когда его хвалили или делали подношения. После разговора с ректором он решил немного расслабиться. Он неспеша закрыл изнутри на ключ дверь своего кабинета и также неспеша сел в мягкое кресло. Затем включил кондиционер и с наслаждением затянулся сигаретой. Потом положил свои ноги на стол. Такая поза была для него вершиной кайфа. Пребывать в таком блаженстве он стал только после окончания Военно-политической академии.
  Раньше было просто невозможно. Ради кайфа он многие годы не только усердно служил, но и прислуживал. За свои почти тридцать календарных лет службы он понял, что профессия прислужника прочно вошла во все ниши рабоче-крестьянской армии. Без угодничества и лести перед старшим начальником, он никогда бы не стал полковником. Его попытка примерить штаны с красными лампасами закончилась провалом. Очень-очень большого блата в самой столице у него не было. Не было его и у его подчиненных Тарасова и Овчарова. Закадычные друзья после окончания ветеринарного института вместе были призваны в ряды Советской Армии. После двух лет службы они также вместе написали рапорты, что желают и дальше служить в доблестных вооруженных силах страны Советов. Через несколько лет пути трех земляков пересеклись, пересеклись в Сибири. Все стали служить в одной дивизии. Дуров, которого назначили на должность заместителя начальника политического отдела соединения, приехал сюда на три года позже. Тарасов и Овчаров были начальниками солдатских клубов, один в танковом, другой в мотострелковом полку. Через год не без его помощи они стали руководить офицерскими клубами. Карьеру они закончили майорами. Дуров уволился полковником.
  Через несколько лет тройка опять встретилась в Помурино. Бывший начальник политического отдела сначала работал в жилищной комиссии райисполкома, распределял жилье для военнослужащих. Зарплата была небольшая, но зато место было прибыльное. Через год Егор Петрович получил шикарную трехкомнатную квартиру, для себя и жены. Дополнительную жилплощадь получил незаконно, фиктивно прописав свою мать, умершую пять лет назад. Еще через год купил себе новое "Жигули". Купил в складчину, точнее за взятки, которые брал за квартиры. Взятки были большие и малые. Кто хотел быстрее получить и в лучшем районе города, кидали на лапу больше.
  У бывшего организатора политического воспитания военнослужащих был свой прейскурант цен на жилье, который видоизменялся. Взять больше или меньше, он определял в личном собеседовании. С одиноких женщин брал натурой. При воспоминании о Кристине у Дурова невольно поднялся половой член. У этой женщине все было необычное: имя и красота, страсть и преданность. Необычным был и ее муж, бывший прапорщик. Его списали из армии по психической статье. Во время учений по пьянке он бросил боевую гранату в окоп, хотел насолить командиру роты. К счастью, ЧП обошлось без жертв. Псих со своей женой также стоял на очереди, почти три года. Просить жилье за мужа пришла его жена. Чиновник попросил ее зайти через неделю. Военнослужащим обещали выделить квартиры. Кристина пришла в строго назначенное время. Через несколько минут они вышли из трехэтажного особняка и сели в "Жигули". Квартира молодой женщине очень понравилась. Здесь она и рассчиталась со своим неожиданным меценатом. Дуров после этого "рассчета" почти месяц не прикасался к своей жене. Затем стал в постели у нее только "отмечаться", просто для галочки. Его бывшая боевая подруга явно уступала по всем параметрам его любовнице.
  Прелюбодеяние пятидесятилетнего мужчины и тридцатилетней женщины закончилось очень быстро. Псих, узнав о любовных шашнях своей жены, жестоко ее избил. Затем набил физиономию и ее любовнику. Через год Кристина позвонила Дурову и сообщила ему о скоропостижной кончине своего мужа. Через месяц ее покровитель уволился из райисполкома, стал начальником отдела кадров кооперативного института. Еще через месяц устроил к себе в отдел и Кристину...
   Склочник Чурсин Дурову не очень нравился. Уже больно он себя за умного считал. Бывший политработник всегда был верен военным устоям. Начальник всегда прав, путь даже и неправ, все равно он прав. На деле это означало, что тот, кто прав, тот всегда умный. Новоиспеченный кандидат с исторической кафедры уже давно был на его заметке. Собирать на него досье ему поручил лично ректор института. Львиную долю негатива об этом человеке он брал и от своих бывших однополчан Тарасова и Овчарова. Они частенько приезжали к нему на дачу. Бывшего шефа какими-либо растратами они не обременяли. Они всегда привозили ему коньяк и закуску.
  Чурсин среди сплетен об институтской жизни в последнее время все больше и больше был у них на первом месте. Дуров поручение ректора исполнял с особым рвением. Делать бяки ради своей карьеры ему было уже привычным делом. Он делал их довольно часто во время своей военной службы, делал и в детстве. Он улыбнулся, когда вспомнил случай подобной бяки, которую он сделал еще в пятом классе. Учительницу математики он страшно не любил. Не любил не только за ее предмет, но и за излишнюю придирчивость к своей персоне. Анна Николаевна страшно злилась на ученика, голова которого почему-то очень слабо отражала простейшие математические задачки. Егорка Дуров частенько плакал, когда в его дневнике появлялась очередная жирная двойка. Мальчишка страшно обиделся на свою классную руководительницу. Случай отомстить ей вскоре представился. Однажды он попросился в туалет. Вышел из класса и подошел к двери директорского кабинета. Затем заглянул в замочную скважину. И обомлел. На столе лежала математичка с раздвинутыми ногами. Между ее ног стоял Иван Петрович, директор школы, который то и дело двигал своим телом взад и вперед. Мужчина был без трусов. Егорка после недолгого раздумья пошел в учительскую и позвал Нину Алексеевну, заместителя директора по учебной работе. Она вела у него историю. Женщина посмотрела в скважину, и широко улыбнувшись, погладила школьника по голове.
  Через неделю власть в школе поменялась. Директора уволили, уволили и математичку. Директрисой стала Нина Алексеевна. После этой бяки школьник Дуров до самого выпуска имел отличные оценки по истории СССР. По алгебре и по геометрии он также двоек не имел. Несколько позже он узнал о довольно горестной судьбе математички. Анне Николаевне с самого начала с мужем не повезло. Он часто пил, иногда даже ее избивал. В постели молодая женщина от пьяницы не получала какой-либо ласки, не говоря уже о другом. Иван Петрович пришел в школу из райкома партии, его сюда сослали. Бывший инструктор злоупотреблял спиртными напитками. Математичка впервые близко познакомилась с ним во время коммунистического субботника, когда она со своими питомцами наводила марафет на территории школы и микрорайона. После окончания работ она зашла в кабинет директора. Вышла поздно вечером...
   Надежда Чурсина на быстрое трудоустройство, к его большому сожалению, не оправдалась. Его попытки устроиться в техникумах, в профессионально-технических училищах учителем истории или обществоведения проваливались с треском. Встречи с руководителями этих учреждений проходили как по трафарету. Все с ним очень мило разговаривали, восхищались его научными заслугами. На этом в принципе все дело заканчивалось. Кое-кто, скорее всего, для проформы, просил его через недельку перезвонить. Он с нетерпением выжидал срок и перезванивал. Опять все было безрезультатно. Не имели успеха и его попытки в очередной раз лично встретиться с тем или иным начальником. Секретарша сначала мило спрашивала его о цели визита. На какое-то время голос в трубке исчезал. Затем раздавался вновь. На этот раз женский голос был очень строгим и даже надменным. Сказав о том, что ему отказано в трудоустройстве, женщина мгновенно бросала трубку. Каждодневные визиты и звонки все больше и больше приводили Чурсина к единой мысли. Обком партии и нижестоящие партийные клерки делали все возможное для недопущения его к профессиональной деятельности.
   Мысль посетить военное училище связи у него возникла совершенно случайно. Однажды он, сидя в трамвае, увидел двух молодых лейтенантов, которые перебегали улицу. Он невольно залюбовался молодыми и сильными ребятами. Недолго думая, он пересел на другой трамвай и через час с небольшим оказался перед воротами контрольно-пропускного пункта училища, которое находилось на самой окраине города. Вскоре он сидел в уютном кабинете начальника политического отдела и с наслаждением пил чай. Чем больше он болтал с молодым майором о политическом воспитании военной и студенческой молодежи, тем у него больше теплилась надежда на трудоустройство в военном учреждении. Офицер сначала очень обрадовался неожиданному пришельцу, который из своей черной папки вытащил объемный талмуд, в котором находились его научные труды и всевозможные вырезки из газет и журналов. Вакансии на кафедре истории КПСС, по словам политического руководителя, пока не было. Она, как он выразился, "зримо наклевывается" следующей весной. Один из преподавателей уходил на пенсию. В искренном желании собеседника помочь ему, Чурсин убедился сразу же, когда тот пошел в отдел кадров за анкетами. Майор, к его удивлению, вернулся очень быстро и с озабоченным лицом. Сердце Чурсина невольно екнуло. От неопределенности он даже приподнялся со стула. Заметив его волнение, офицер внимательно посмотрел ему в глаза и четко произнес:
   - Егор Николаевич, я, как военный человек, скажу начистоту... Моему подчиненному поступил звонок из одного партийного учреждения... Нас просили Вас не беспокоить...
   Трудоустроиться в военном училище для Чурсина было последней надеждой. Она рухнула, как и все остальные, как карточные домики, которые разрушали по партийной указке. Этой ночью безработный историк очень долго раздумывал о людях, сидящих в приметных особняках. Очередное желание писать наверх, он напрочь отметал. За все эти годы он писал несколько раз, ответа не приходило. Писать заявление в районный комитет партии о снятии с него партийного взыскания, он также отметал. Провинившемуся, согласно уставу, требовалось хотя бы полгода для осознания своего проступка...
   Прошел год. За это время в жизни некогда молодого и талантливого историка многое изменилось. Найти работу по своей профессии в областном центре ему и не удалось. Он вынужден был уехать в родное Марьино. И здесь его "достали". В местном профессионально-техническом училище на должность учителя обществоведения его не взяли, несмотря на то что этот предмет вел семидесятилетний пенсионер. В прошлом инспектор районного отдела образования. Кандидату исторических наук предложили место ночного сторожа в районном элеваторе. Он согласился. Нищенская зарплата, которую и ту вовремя не выдавали, вынудила его искать другие пути самовыживания. После работы он пять-шесть часов спал, затем садился на "Жигули" умершего отца. Занимался извозом. Доход был небольшой, но для его самого и его матери хватало. Через полгода по инициативе партийной организации жилищно-эксплуатационной конторы, где он состоял на учете, с него сняли партийное взыскание, при одном воздержавшимся. Через месяц городской комитет партии удовлетворил ходатайство коммунистов-пенсионеров. Через неделю коммунист Чурсин добровольно вышел из рядов Коммунистической партии Советского Союза...
  Глава четвертая.
  Встреча с прошлым
  
  Прошло ровно пять лет. За это время произошли поистине кардинальные изменения на просторах громадной страны под названием СССР. Советский Союз, как содружество республик, в один миг распался. После парада суверенитетов образовались независимые страны. Ушла в небытие и Коммунистическая партия...
   Чурсин очень внимательно наблюдал за происходящими процессами в обществе. Ему до слез было обидно видеть, что в этой вакханалии больше всех страдал простой народ. За это время и у него самого в жизни многое изменилось. Не обошлось и без горести. Через два года после его приезда в Марьино, у него умерла мать. Она очень сильно переживала за своего единственного сына, который по собственному желанию уволился из института. Не повезло ему и в любви. Девушка, которую он любил, погибла. Почему погибла и кто в этом виноват, она так и ладом не знала. Сын сказал, что она погибла в автомобильной катастрофе. Какими-либо другими подробностями по этому поводу она не интересовалась. Ее сын и сам по своей невесте сильно переживал. Ему было только тридцать пять, а голова почти вся уже была седая. Ее даже не радовали хорошие деньги, которые приносил Егорка, когда занимался извозом пассажиров. Ее пугал, в первую очередь, образ его жизни, особенно в последнее время. После работы он приходил отрешенный, словно сам не свой. После завтрака сразу же ложился спать, затем садился за баранку автомобиля. Вечером уходил на дежурство. Так проходили дни, месяцы...
   Егор Чурсин не снимал доли своей вины в преждевременной смерти матери. Его проблемы в значительной мере укоротили ее жизненный путь. Он часто видел слезы на ее глазах. Даже в очень редкие минуты совместного пребывания, он иногда не удосуживался спросить об ее здоровье. Ему, как мужчине, как сыну, так и не удалось создать хоть маломальские человеческие условия для ее старости. Мать умерла в конце мая. За день до своей кончины она высадила в палисаднике помидоры. Он утром, как обычно, пришел домой и, к его удивлению, стол на кухне был абсолютно чистый. Она всегда встречала его и накрывала ему на стол. На всякий случай он зашел в ее комнату. Подошел к кровати и застыл. Мать лежала с открытыми глазами и не дышала. Машина "Скорой помощи" приехала минут через десять. Однако было поздно. Врачи констатировали, что женщина умерла за два часа до прихода своего сына.
   После смерти матери Чурсин кардинально изменил свой образ жизни. Через месяц он уволился с элеватора. Глазеть на черное небо из небольшой каморки ему страшно надоело. Он активно занялся извозом. На большие расстояния на стареньком "Жигуленке" не ездил. По мере необходимости своего железного коня берег. За полгода извоза ему удалось прилично заработать. На эти деньги он основательно отремонтировал родительский дом. Шабашники за месяц ему перестелили полы во всех комнатах, поставили новую крышу. В это же время он познакомился с женщиной. Познакомился совершенно случайно, когда "таксовал".
  При возвращении из небольшой деревни, куда он отвозил четверых мужчин, перед самым въездом в Марьино откуда не возьмись перед ним появилась женщина на велосипеде. Она выруливала со второстепенной дороги на главную. Водитель резко ударил по тормозам. От испуга у него дрожали руки. Он мигом выбежал из машины и начал со злостью матюгаться. На его матерщину женщина абсолютно не реагировала. Лишь после того, как он выдохся, она спокойно произнесла:
   - Товарищ водитель, Вы также материтесь, как мой нелюбимый муж... - Затем с улыбкой добавила. - Если у моего велосипеда тормоза уже месяц не работают, это не значит, что я буду от посторонних мужчин каждый день маты выслушивать...
   Очень остроумный ответ незнакомки рассмешил Чурсина. Он извинился перед молодой особой и напросился отремонтировать ей велосипед. К сожалению, мастера с него не получилось. Он бился с колесом во дворе своего дома почти целый час. И все было бесполезно. Настя, так представилась обладательница велосипеда,
  вместо того, чтобы успокоить незадачливого мужчину, наоборот, стала его науськивать:
   - Егор Николаевич, у тебя столько же таланта, как у моего бестолкового Мишеньки...
   Слушать упрек симпатичной женщины Чурсин дальше не стал. Он быстро вытер тряпкой свои грязные руки и с силой затолкнул критиканку в "Жигули". Вскоре его автомобиль остановился возле магазина "Автозапчасти. Велосипеды". Водитель вышел из машины и спешно направился в магазин. Пассажирка осталась сидеть на своем месте. Чурсин очень долго выбирал велосипед. Выбрал дамский и очень дорогой. Затем рассчитался за покупку. Настя дорогостоящий подарок от него приняла, как должное. Она его за это даже не поблагодарила. Она лишь улыбалась и только...
  Поздно вечером в окно дома Љ 13, расположенного по улице Пролетарской, постучали. Чурсин приоткрыл штору и его сердце от радости замерло. Перед ним стояла Настя...
   Весна 1996 года для него началась очень неудачно. В первой половине апреля у его "Жигулей" застучал двигатель. В срочном порядке надо было искать автомастерскую. Ходить пешком даже по небольшому городу, ему не хотелось. Он стал рыться в рекламках. За неделю в его почтовом ящике иногда скапливались целые горы всевозможных объявлений и газет. Раньше всю эту макулатуру он выбрасывал, даже не читал. На этот раз он очень внимательно все пролистал и прочитал. Частных автомастерских и автослесарей в Марьино оказалось около дюжины. Он поднял телефонную трубку и вдруг ему на глаза попалось совершенно не техническое объявление.
  Он еще раз его прочитал и тотчас же положил трубку. Некто Юрий Михайлов давал объявление, что он приглашает сибиряков написать книгу об истории своего края. Содержание коротенькой информации бывшего историка мало интересовало. Его привлекла фамилия. Почти два десятка лет назад в одной группе с ним учился Юрка Михайлов, бывший солдат Среднеазиатского военного округа. Они с ним были корешки, нередко открывали друг другу свои души. Юрка немного прихрамывал на левую ногу. Икру ноги ему проткнули раскаленным шомполом от автомата старики, которые издевались над ним, еще молодым салагой.
  Чурсин облегченно вздохнул, когда внизу увидел номер телефона, номер был города Омска. Он сразу же набрал телефон и от радости ему хотелось петь. Из трубки раздался знакомый голос. Голос своего друга по университету узнал и Юрка. Он, немного картавя от волнения, громко кричал:
   - Гошка, это ты, что ли? Через столько лет мы вновь встретились... - Неожиданно голос в трубке пропал. - Затем опять появился. - Гошка, это я ухо поменял, а то тебя было очень плохо слышно...
   Разговор по телефону между старыми друзьями продолжался недолго. Омич пригласил своего бывшего кореша к себе в гости. Чурсин его предложение с радостью принял. После окончания университета он практически ни с кем из своих однокашников не встречался. Одно он знал точно. Юрка по распределению попал в Омскую область, где учительствовал в одной из деревень. Чурсин сгорал от нетерпения в ожидании встречи. В этот же день он нашел автомастерскую и отдал свою машину на капитальный ремонт. Фирмачи обещали через пару недель ее отремонтировать. Сроки вполне устраивали ее владельца. На следующий день он купил билет на поезд и через семь часов уже был на железнодорожном вокзале города Омска. Он никогда не был в этом городе, хотя очень многое о нем читал и видел по телевидению.
   Друзья с трудом узнали друг друга. Юрка не ожидал, что его кореш так быстро поседел. У Егорки вся голова была белой, словно ее кто-то специально покрасил белой краской. Не узнавал весельчака-балагура и Егор Чурсин. У Юрки седины еще не было, но вместо некогда кучерявых волос была приличная лысина. Мужчины при встрече немного всплакнули. Через полчаса они уже были в городке Нефтяников, на улице Химиков. Юрий жил в трехкомнатной квартире, жил один. К приезду друга он накрыл стол, накрыл очень основательно. Первый тост мужчины подняли за дружбу. Потом выпили за сибиряков. Этот тост был у них особенно популярен. Они сейчас и раньше, когда были еще студентами, гордились своими земляками. Только из-за любви к своему краю Михайлов вспомнил про друзей историков и пригласил их написать солидную книгу о достижениях сибирского края. На его объявление, кроме Чурсина, откликнулись еще двое.
  После тоста за родной край друзья разговорились. Юрка первым рассказал гостю о своей жизни. Каких-либо особых успехов у него не было. После университета работал учителем, затем директором в средней школе. Через пять лет женился на учительнице из соседней деревни. С Зоей он был очень счастлив. Они понимали друг друга с полуслова. Через пятнадцать лет совместной жизни к ним постучала беда. Зоя, возвращаясь после районного совещания учителей, на пути к своей деревне очень сильно простудилась. На улице было почти за тридцать градусов мороза. Муж очень беспокоился за свою жену и поэтому два раза был у управляющего фермой. Местный начальник просил директора школы не беспокоиться. Он дал указание трактористу встретить женщину прямо у разъезда. Ее никто не встретил. Тракторист был пьяный и проспал целый вечер в совхозной сторожке, неподалеку от сеновала. Зоя с воспалением легких пролежала в районной больнице две недели. Затем лечилась дома. Через полгода ее не стало.
  Затем пришла беда совсем иная. В самый разгар перестройки Юрий Михайлов оказался без работы. Деревня Спассовка развалилась на его глазах. Со слезами на глазах подался он в областной центр. Плакать было от чего. В кармане у него практически не было ни гроша. Его спасло то, что в наследство от умерших родителей жены ему осталась трехкомнатная квартира. Попытки бывшего директора школы устроиться на работу успеха не имели. Историков в областном центре было хоть пруд пруди. Иногда он и сам не хотел идти работать в школу. И не только потому, что не вовремя платили мизерную зарплату, но и потому, что не хотел в очередной раз обманывать детей. Учебная программа по истории СССР урезалась и видоизменялась. Изменения были очень кардинальными и происходили они почти каждый день. Искать работы в каких-либо управленческих структурах он не стал. Заранее знал, что это дело бесполезное.
  Трудоустроиться ему помог случай. Дело было зимой. Однажды он ехал в автобусе, который на пути следования сломался. Сломался неподалеку от Дворца пионеров. Толпа обозленных людей с неохотою вывалила из автобуса и стала ожидать очередного. На жутком морозе Михайлов, чтобы окончательно не окоченеть, закурил. К нему подошел молодой парень и попросил сигарету. Вскоре они невольно разговорились. Петька, так представился молодой человек, узнав о том, что его собеседник без работы, предложил ему поработать вместо своего отца, лежащего в больнице. Он попал под машину во время страшного гололеда. Сын все это время его подменял. Кидать каждый день тонны снега желания у него не было. Домой он приходил еле живой. Иногда было не до девушек. Михайлов не заставил себя долго уговаривать. От остановки они двинулись через сосновый бор и вскоре оказались перед главным входом очень красивой гостиницы под названием "Иртыш". Директорша гостиничного комплекса, довольно симпатичная женщина, очень дотошно расспрашивала незнакомого мужчину о его прожитой жизни. Не забыла спросить его и о вредных привычках. Кандидат на должность дворника про себя страшно матюгался, экая невидаль, быть дворником! Однако, скрипя зубы, молчал. Индивидуальное собеседование длилось почти целый час. В конце концов начальница согласилась принять новенького, приняла с испытательным сроком.
  Петька, увидев недовольное лицо вышедшего из кабинета мужчины, с улыбкой спросил:
   - Ну, что, товарищ дворник, наша шахиня тебе хвост накрутила... Она у нас очень строгая женщина... - Затем с хитринкой добавил. - Михайлыч, завтра раздевайся догола и бери самую большую лопату. - Бывший директор школы ничего в ответ не сказал. Он пожал парню руку и тепло с ним простился.
   Работа и на самом деле оказалась далеко не сладкой. Утром выпал снег, да такой обильный, что все парадное крыльцо гостиницы оказалось почти под самую дверь в сугробах снега. Михайлов ровно в шесть часов утра был на своем рабочем месте. Он взял в руки большую деревянную лопату и стал обходить свою территорию. Работы было непочатый край. В этот день он работал почти без перерыва. От непривычки у него страшно болела спина и руки. Только через неделю он пришел в норму...
  Оживленный рассказ хозяина о своей работе, гостя рассмешил. Он с хитринкой посмотрел на него и с удивлением произнес:
   - Юрий, я, честно говоря, никогда не думал, что такая непрестижная работа отнимает у тебя столько физических сил... - Затем с улыбкой съязвил. - Ну, а на женщин у тебя сил хватает...
   Чурсин ненапрасно спросил об этом. Юрка в студенческие годы был настоящий ловелас. Девушкам он нравился не только как серьезный молодой мужчина, но и как бывший солдат, знающий сотни анекдотов о Советской Армии. Он почти каждый день травил их в курилке или в общежитии. На этот раз тема женщин, скорее всего, очень больно задела его сердце. Он с несколько отрешенным взглядом посмотрел на своего друга и серьезно сказал:
   - Эх, Егорка... В моей жизни, откровенно говоря, после смерти Зои настоящих женщин и не было...- На какое-то время он приумолк. Затем с грустью добавил. - В моем заведении есть много представительниц слабого пола, но у каждой из них есть какие-то проблемы... А мне, ой как не хочется иметь сейчас все это...
   После небольшой паузы друзья подняли тост за женщин. Михайлов, опрокинув рюмку водки в свой рот, закусил соленым огурцом и нарастяжку произнес:
   - Эх, Егорка, где же наша моло-дость, на-ши страсти по слабому полу... - Проглотив пищу, он вновь сказал. - Николаевич, ты небось еще не забыл наши всемужские страдания по Инночке Кусковой... Вот эта была женщина...
   Чурсин при упоминании о Кусковой на какой-то миг приуныл. Отвечать на вопрос друга он не стал. И не мог. К нему в горло неожиданно подступил какой-то неуловимый комок, который, как ему сейчас казалось, намеревался его задушить. Он быстро взял бутылку водки и наполнил ею рюмку. Затем, глядя в глаза ошарашенного Юрки, залпом выпил...
   Утром гость очень долго нежился в постели. Торопиться ему было некуда. Поболтать тоже не с кем было. Он еще спал, когда хозяин ушел на работу. Приведя себя в порядок и плотно покушав, Чурсин медленно вышел из подъезда и в таком же темпе побрел к центру города. Город производил на него хорошое впечатление. Ему нравились его широкие проспекты и чистые улицы. Он был без ума и от горожан, которые, как ему казалось, с каждой минутой весеннего солнца, все активнее сбрасывали с себя панцирь зимней спячки. Особенно нравились ему женщины, которые очаровывали его своей красотой и нарядами. Он то и дело вглядывался в лица сибирячек, иногда даже останавливался. Чем чаще он это делал, тем радостнее было на его душе.
  Многие представительницы прекрасного пола ему улыбались. Кое-кто из них даже приветствовал красивого мужчину с большой копной седых волос на голове. Неподалеку от научной бибилотеки имени А. С. Пушкина он присел на небольшую скамеечку. Необычно красивое здание его невольно приворожило и одновременно напомнило ему об его прошлом. Он почти десятилетие своей жизни отдал преподавательской и научной работе. Отдавался до изнеможения. Без остатка отдавался своей работе и его друг Юрка Михайлов. Ни у первого, ни у второго, карьеры, как таковой, не получилось. Даже несмотря на то, что они были далеко небесталанные люди.
   Юрка пришел вечером с работы уставшим, но очень оживленным. После ужина друзья уселись на диван и стали смотреть телевизор. После просмотра новостей хозяин улыбнулся, и похлопав своего гостя по плечу, протараторил:
   - Егорка, у меня для тебя сногсшибательная новость... Завтра я могу тебя свести с бывшим Генеральным секретарем нашей бывшей партии... Я думаю, что он обязательно заглянет на огонек в наше престижное заведение... - Чурсин, широко раскрыв рот, с изумлением уставился на своего друга. - Тот спокойно продолжал. - В домик на берегу Иртыша частенько приезжают очень важные персоны. В честь некоторых собаки-нюхачи проверяют все чердаки и закоулки. Все эти важные мне, однако, также спуску не дают. Приходится с лопатой или метлой десятки раз ходить по своим владениям...
   Гость не стал слушать нытье своего друга. Любопытство у него лилось через край. Он с недоверием посмотрел на него и с ухмылкой произнес:
   - Юр, это тебе ведь не армейский анекдот рассказать... Ты же даже не губернатор, чтобы тебе о визите такой важной птицы рассказали...
   Однако Юрка не унимался. Он напыжился и с некоторой обидой ответил:
   - Егорка, это твое дело, верить или не верить мне... Одно я скажу точно. Мне доподлинно известно, что завтра эта персона будет в моем родном Омске... - Затем он еще увереннее прошипел. - Я, хоть и маленький человечек, но знакомства и связи имею...
   Друзья в этот вечер у экрана телевизора просидели допоздна. Все болтали о политике. Пришли к единому мнению: посмотреть на плешивого с отметиной следует, даже необходимо. Особенно жаждал с ним встретиться и поговорить Чурсин. Он все эти годы ждал ответа на свои письма, но так и не дождался...
   Рано утром, как они об этом и договаривались, Юрка позвонил. Он, словно ошалелый, громко кричал в трубку:
   - Егор, одевайся, как можно лучше... Через пару часов гони ко мне. Я звоню от фирмачей. Жду тебя на остановке "Сельхозинститут".
   Чурсин после звонка в спешном порядке стал приводить себя в порядок. Он тщательно побрился и даже надушился своим любимым одеколоном "Шипр". Затем посмотрел на себя в зеркало. Отчасти от радости, отчасти от грусти, он заметил, что он чем-то походил на важного профессора, о котором совсем недавно мечтала его любимая Лариса...
   Михайлов его уже ждал на остановке. Увидев импозантного мужчину, который неспеша вышел из троллейбуса, он с издевкой произнес:
   - Ну, Егорка, ты есть вылитый начальник, даже очень большой... Таких персон, как ты, наш Иван пропустит без всяких бумажек... - Затем с улыбкой подытожил. - Пропуск и контроль существуют только для простых клерков и внешне неоприятных... Ну, ты же прекрасно знаешь, что было при коммунистах...
   Затем они двинулись в сторону гостиницы. Чурсин впервые был в этих местах и поэтому все вокруг себя внимательно рассматривал. Слева от него находилась сосновая роща вперемежку с березами. Асфальтированная дорога, ведущая в глубину леса, была чистой и с покрашенными бордюрами. Увидев восхищенный взгляд своего друга, Михайлов с гордостью произнес:
   - Вот тебе, дружище, и мой труд, как работяги, налицо... Испытательный срок я прошел... Сейчас до последнего издыхания придется работать... - Чурсин на его реплику не ответил. Он и сам в последнее время был в подвешенном состоянии. В Марьино желающих прокатиться на такси с каждым днем становилось все меньше и меньше. У людей не было денег. Они садились в такси только в случае острой необходимости. Иногда вместо денег предлагали водителю мясо, сало или картофель. Кое-кто расплачивался самогонкой или всем тем, что им давали на производстве вместо денег. Чурсин почти все это брал...
   Мужчины вошли в гостиничный комплекс без всяких проблем. Охранник при виде импозантного мужчины, рядом с которым шел дворник, улыбнулся и кивнул головой. Чурсин направился в самый угол вестибюля и сел в кресло, неподалеку от бильярдного стола. Михайлов подошел к мужчине в строгом черном костюме, стоявшему возле парадной двери, и поинтересовался о прибытии Горбачева. Затем он бодро подошел к Чурсину и тихо шепнул ему на ухо:
   - Николаевич, скоро важная персона прибудет... Сиди очень смирно, тебя с такой рожей никто не тронет... Я же двинусь на улицу и пробегу с метлой вокруг крыльца...
   Чурсин с улыбкой принял сообщение своего друга. С улыбкой он его и проводил. Он прекрасно знал, что прибытие важных персон всегда и везде делало переполох. Подобное было и сейчас. Администраторша, относительно молодая женщина, то и дело поправляла свою прическу. Иван, молодой охранник бегал по вестибюлю, словно что-то потерял. На рысях была и маленькая пожилая женщина в синем сарафане. В руках у нее была тряпка, которой она старательно протирала то листья большого цветка, то кожаный диван, стоящий возле стены. Чурсин, наблюдавший за этой сценой, часто улыбался. Марафет перед прибытием начальников был неотъемлемым элементом социалистической демократии.
  Сохранился он и сейчас, когда огромная страна, словно пьяная, шарахалась из стороны в сторону. Приметил он и то, что возле регистраторской стойки время от времени появлялись люди. Они внимательно смотрели через стеклянные двери парадного входа, затем тут же исчезали. Вскоре Чурсин понял, что они, как и он, ждали появление Горбачева.
   Горбачев со свитой подъехал к гостинице где-то около часа дня. У обслуживающего персонала в это время был обеденный перерыв. Однако все они были в вестибюле, ждали знаменитого гостя. В толпе зевак были и немногочисленные работники двух-трех фирм, которые арендовали гостиничные номера на первом этаже. Михайлов, увидев "Волгу" черного цвета, из которой вышел известный человек с отметиной, рванулся в гостиницу. Он подошел к Чурсину, все еще сидящему в кресле, и по-озорному прокричал:
   - Егор, живо вставай... Нам вместе надо основательно рассмотреть нашего вождя. - Чурсин кисло улыбнулся, и небрежно махнув ему рукой, тихо ответил. - Юра, я понял тебя... Я скоро прийду... - Затем он медленно приподнялся из кресла и неспеша подошел к бильярду. Возле столика он простоял до того момента, когда вошел Горбачев.
   Кандидат в президенты Российской Федерации, едва переступив порог гостиницы, сначала тепло поздоровался с ее администрацией. Затем, увидев небольшую толпу зевак, направился к ней. Поприветствовал. Сразу же завязалась непринужденная беседа. Ее зачинателями стали женщины. Они наперебой спрашивали гостя, как он долетел. Тот с улыбкой ответил, что полет был очень приятный и на омскую землю он также плавно приземлился. Раздался смех. Это прибавила смелости зевакам. Они стали интересоваться у него первыми впечатлениями о самом городе. Он вновь высказал приятные слова. Омск ему очень нравится, особенно его жители. Затем он стал сетовать на приближение ранней весны и трудности предстоящей посевной.
  Здесь в разговор вмешался Михайлов. Он, поправив шляпу на своей голове, четко произнес:
   - Все правильно, весна есть весна... Однако в стране куда больше трудностей, чем в самой природе...
   Увидев перед собою мужчину, стоящего в сапогах и в теплом свитере, кандидат в президенты Российской Федерации подошел к нему поближе и произнес:
   - Да, Вы, правильно говорите... В стране есть серьезные проблемы... Их надо, как можно, скорее решать... На решение этих трудностей и направлена моя предвыборная кампания...
   Неожиданно из толпы раздался голос:
   - Михаил Сергеевич, а может, на память сфотографируемся. - Здесь же последовали выкрики. - Давайте, давайте...
   Горбачев с этим предложением охотно согласился. Он улыбнулся и встал в центр зевак. Затем бывший экс-президент СССР со своей свитой, насчитывающей порядка двадцати человек, в состав которой входили: охрана, технические работники, сотрудники "Горбачев-фонда" и представители прессы, направился в зал для почетных гостей.
   Чурсин все это время стоял возле бильярда и раздумывал над своим дальнейшим поведением. Откровенно говоря, он и сам в этот очень важный для него момент жизни не знал, что ему делать. Его грызла обида за то, что он за все эти годы, находясь в рядах партии, столько много пережил. Он, как коммунист, честно и добросовестно исполнял свой долг. Ради этого он отдал свой талант и свою энергию. Порядочность обошлась ему боком. Он потерял не только карьеру, но и свою любимую девушку. В трудный момент его жизни партия ему не помогла. И не хотела помогать. Не помог ему и ее вождь. Чурсина сейчас очень раздражал стрекот телекамер и вспышки фотоаппаратов. Желание подойти к Горбачеву все больше и больше у него уходило на задний план. В конце концов он решил все-таки задать ему вопрос наедине.
   Он неспеша направился к лестнице, ведущей вниз, откуда исходил приятный запах. В том, что здесь была столовая для больших чиновников, он нисколько не сомневался. Он встал возле стены, словно ему вновь предстояла партийная головомойка, и неподвижно замер. Горбачев, идущий впереди своей свиты, седого мужчины со слезами на глазах не заметил...
   Михайлов после того, как гости удалились обедать, принялся искать своего друга. Его нигде не было. Не было его и в мужском туалете. Он вышел на улицу и облегченно вздохнул. Пропавший с кислым выражением лица ходил неподалеку от гостиницы и любовался красотой весеннего леса. Михайлов, увидев его мрачное выражение, не стал ему докучать. Он, словно этого не заметил, предложил ему пообедать. За столом друзья разговорились. Естественно, они, как и все работники гостиничного комплекса, говорили только о Горбачеве. К этому времени все уже знали, где он побывал и с кем встретился.
   Михаил Горбачев в город на Иртыше прилетел утром 24 апреля. Была среда. В аэропорту его встретили официальные лица из областной администрации. Затем он покатался по городу. Он был очень доволен его благоустройством и внешним видом. Первые омские встречи согревали душу бывшего руководителя великой империи. В этот же день он посетил молочно-консервный комбинат в поселке Красный Яр, известный всем своей сгущенкой. Его встреча с трудовым коллективом, представителями аграрно-промышленного комплекса прошла успешно. Сибиряки имели определенный интерес к программе кандидата в президенты. В этот же день он имел беседу с вице-губернатором Омской области. Он также встретился с одним из профессоров Омского государственного университета.
   За обеденным столом друзья определили свой дальнейший план на день. Чурсин идет в научную библиотеку, Михайлов после работы едет домой переодеться. Затем они оба встречаются в общественно-политическом центре города.
   Через полчаса Чурсин сидел в зале периодических изданий бибилиотеки и внимательно просматривал свежие газеты. Из-за своего извоза он порядочно отстал от внешней и внутренней политики. Информация о предвыборном вояже бывшего главного коммуниста по Сибири в какой-то мере его настораживала. Горбачева и его окружение встречали пикетами, нередко были даже словесные оскорбления. Уже посещение первого города Новосибирска в ходе турне не вызывало у бывшего Генсека многомиллионной партии радужных ощущений. В столице Сибири избиратели обозвали его Иудой и поинтересовались тем, за сколько копеек он продал свою родину. Досталось и его супруге Раисе Максимовне. В Кемерове многие шахтеры даже не сочли нужным прийти к нему на встречу. Их вместо шестисот пришло от силы человек двести. И - ни одного вопроса. Холодная стена непонимания и любопытства: все-таки они первыми бастовали с требованиями отставки президента СССР...
  Во время посещения Улан-Удэ "суверенные буряты" требовали: "Мишку - на Север". Особой популярностью Горбачев пользовался у студенческой молодежи. Студенты Новосибирска, Иркутска, Красноярска и Кемерова устраивали ему овации, студенческие хоры со здравицей "Долгие лета...". Происходящее в ходе встреч по Сибири, в том числе нелицеприятная речь и выкрики многих оппонентов, косые взгляды и озлобленные лица, Горбчаев и его команда рассматривали как издержки российской демократии, невоспитанность ораторов... Чурсин в бибилиотке засиделся, все не мог начитаться новостей. Он еще очень многое не знал, что происходило за стенами "Пушкинки".
   Непосредственным организатором встречи Горбачева с избирателями в Омском ОПЦ были местные социал-демократы. Они еще заранее проинформировали руководство ОПЦ о выступлении своего кандидата в актовом зале. Руководство центра получило от них около ста билетов, для приглашения представителей партий и ячеек различной направленности и окраски. Инициативная группа по поддержке кандидатуры Горбачева обратилась также на предприятия и в вузы с просьбой засвидетельствовать появление их лидера. Категорически отказал прислать своих представителей только профсоюзный комитет объединения имени Баранова.
  Несмотря на то, что дата и время прибытия Горбачева в Омск не афишировалась ни официальными властями, ни средствами массовой информации, народ каким-то образом уже знал о возможном прибытии архитектора перестройки в город на Иртыше. С раннего утра буквально во всех больших и малых общественно-политических партиях, редакциях газет стали раздаваться телефонные звонки. Люди спрашивали и требовали от всех и вся: почему вход на встречу с Горбачевым по пригласительным билетам, где и каким образом их можно раздобыть. Наиболее "горячими" были телефоны у руководства ОПЦ и местных коммунистов. Архинеуемные и страстные стали занимать очередь у входа в ОПЦ уже с шести часов утра.
   Настоящий же штурм общественно-политического центра начался с девяти часов утра. Маленькие людские ручейки, стекавшие в здание, между собой шушукались, обсуждали политические плюсы и минусы горбачевской перестройки. Возле закрытой двери актового зала вскоре появились четверо вполне накачанных и опрятно одетых молодых ребят - организаторов встречи. Жаждующие войти в зал вступили в словесную перепалку с парнями, требующих предъявления пригласительных билетов. У многих их не было. Однако, едва дверь была открыта, многочисленная толпа через несколько мгновений смела со своего пути общественных блюстителей порядка. Люди буквально наперегонки устремились занимать места в зале.
   По мере расползания слухов о выступлении Горбачева в ОПЦ, все больше и больше омичей прибывало в особняк. Народ шел толпами, как на демонстрацию. С учетом капризов сибирской погоды в этот день кое-кто шел в плащах, с зонтиками. Однако, ни погода, ни политические распри представителей различных партий, не могли их лишить одного - увидеть Горбачева. Для одних - он патриарх перестройки, великий демократ, для других - предатель. И эта толпа, в большинстве своем, жаждующая зрелищ и мести, в недалеком прошлом была буквально обворожена Горбачевым, который для них всех был великим кумиром.
   Сегодня для большинства пришедших - он прошлое, только и всего, притом далеко неоднозначное. Для пожилых людей - он враг. По их мнению, только он развалил великую державу и все продал империалистам. Люди среднего поколения, благодаря ему, стали безработными. Среди зевак были так называемые "новые русские", которым бывший Генсек дал возможность воровать и спекулировать. Хотели пощекотать нервы в недалеком прошлом своему высокопоставленному шефу и партноменклатурные работники, которые в основе своей были людьми пенсионного возраста. Они страшно ненавидели Горбачева, перестроечный дух которого отогнал их от кормушек благ и привилегий. Определенную нишу в толпе занимали попросту городские зеваки, не пропускающие ни одного из подобных зрелищ.
   Чурсин и Михайлов к крыльцу общественно-политического центра подошли почти одновременно. До начала встречи было еще пятнадцать минут. Увидев многоликую толпу возле ОПЦ, Михайлов с радостью произнес:
   - Егорка, вот тебе и реальное пробуждение народа. Мои омичи активно участвуют в политической жизни страны и земли родной... - После некоторого раздумья добавил. - Я почти на всех тусовках залетных политиков бывал, даже гутарил с некоторыми из них... Однако такое столпотворение вижу впервые...
   Впервые в своей жизни видел такую многочисленную толпу и Чурсин. Ему, как жителю районного центра, никак не верилось, что в условиях вакханалии и беспредела, царящих по стране, еще где-то можно собрать людей. Притом очень обозленных. В этом он убедился через пару минут. Не успели еще они по-настоящему сделать первую попытку, чтобы протиснуться сквозь кордон людских тел, как возле них раздалось:
   - Аннушка, не пускай этих упитанных и прилизанных... Они раньше жизни нам не давали, не дают и сейчас...
   Чурсин повернулся и увидел перед собою старуху, которая очень цепко держалась за его кожаное полупальто. Он внимательно посмотрел на женщину, которая была ему чуть ли не до пупа, и с улыбкой спросил:
   - Извините, мамаша... Я чем-то Вас обидел? Или Вы меня с кем-то спутали?
   Бабка в ответ ему ничего не говорила. Она только смотрела на него и только. В том, что в ее глазах пылала ненависть, Чурсин нисколько не сомневался. Неизвестно чем все это дальше кончилось, если бы на выручку ему не пришел Михайлов. Он подошел к бабушке, и обняв ее за плечи, тихо прошептал:
   - Анна Ивановна! Это наш товарищ, он не из бандитов... Это я Вам честно говорю... Лишь после этого женщина расслабила пальцы своих рук. Чурсин облегченно вздохнул и похлопал своего друга по плечу. В актовый зал друзья прошли без особого труда. Молодой милиционер, стоящий возле входа, увидев Михайлова, тепло его поприветствовал. Затем лихо ему козырнул, и показав рукой через открытую дверь зала, с гордостью произнес:
   - Уже почти день стоим на страже правопорядка... У меня за все это время крошки хлеба во рту не было... Увидев восхищенный вгляд мужчин, он добавил. - Вот, что значит историческая личность...
   Историческую личность, какой являлся Горбачев, омичи встречали в этот день далеко неоднозначно. Наиболее нелицеприятно намеревались его встретить местные коммунисты. Штаб областного комитета Компартии Российской Федерации находился в самом здании ОПЦ на третьем этаже (комната Љ 316). По указке комлидеров, да и без указаний оных, многие омичи по собственной инициативе заранее заготовили антигорбачевские лозунги-плакаты.
   Пока Горбачев со своей свитой "отрабатывал" плановый предвыборный вояж по омской земле, в целях безопасности столь влиятельной фигуры, к ОПЦ стали стягиваться силы правопорядка. В этот апрельский вечер, вне всякого сомнения, численность милицейских чиновников с большими и малыми звездами, бдящих на каждом квадратном метре здания, превышала обычные нормы в несколько раз. Каждая структура правопорядка строго выполняла свои функции ради безопасности кандидата в президенты РФ, некогда первого и последнего президента СССР, бывшего Генерального секретаря ЦК КПСС.
   К началу встречи, то есть к 18 часам местного времени самым оживленым скопищем людей во все времена и эпохи на земле Омского Прииртышья стал общественно-политический центр. Все этажи четырехэтажного здания были заполнены зеваками.
   Актовый зал, рассчитанный на 700 мест, был переполнен в 2-2,5 раза. Люди сидели на одном кресле по 2-3 человека. Многие стояли вдоль стен, в проходах. Кое-кто сидел прямо на полу. Зал гудел и кишел, как встревоженный муравейник. И это большое скопище людей, точнее неуправляемая толпа, жаждала одного и только одного - увидеть Горбачева.
   Аналогичная картина была и за пределами актового зала. В фойе главной политтусовочной площадки города народу было как в общественном транспорте в часы пик. Многие люди, особенно пенсионного возраста, стояли с плакатами и лозунгами. "Худший русский, будь ты проклят!", "Горбачев! Россия не голосует за предателей!", "Михаэль, баллотируйся в канцлеры ФРГ" - это далеко не полный перечень надписей на плакатиках, плакатах и транспорантах, которыми у входа в здание ОПЦ омичи встречали родоначальника советской демократии. Многие кричали проклятия в его адрес, размахивали плакатами, кулаками, топали ногами и свистели. Кое-где раздавался истерический смех и хохот.
   Пассажиры, проходящего мимо здания общественного транспорта, а также владельцы всевозможных легковушек с недоумением наблюдали за человеческим скопищем возле ОПЦ. Узнав о скором приезде Горбачева, многие из них шли к зданию и пополняли толпы зевак. Каждый из них питал надежду, хоть на улице увидеть Горбачева, так как в здание войти было уже невозможно.
   Кандидат в президенты между тем получил информацию о готовящейся "теплой" встрече на крыльце ОПЦ. Он видел беснующуюся толпу у бывшего Дома политического просвещения, но категорически отклонил предложение охраны зайти в здание через "черный" вход (или "Манякинский", по фамилии бывшего секретаря Омского обкома КПСС).
   Напрочь отбросить предложение охраны, скорее всего, ему способствовал случай со старым коммунистом, который догнал последнего Генерального секретаря ЦК КПСС на улице и попросил: "Михаил Сергеевич, я, часовой партии, дождался Вас - генерала. Снимите меня с партучета". Горбачев что-то черкнул в партбилете и уважительно заметил: "Я тоже свой партбилет храню. Спасибо, что не открещиваетесь от нашего прошлого".
   Горбачеву хотелось, как никогда раньше, в очередной раз, сблизиться с народом, и он подъехал на "Волге" к центральному входу.
   Службе безопасности, состоящей из шести охранников, пришлось нелегко, пробивая дорогу своему подопечному сквозь многочисленную и многоликую толпу. Задача их состояла в том, чтобы довести кандидата в президенты до кабинета руководителя ОПЦ. При виде Горбачева толпа ревела, кричала. Директор ОПЦ вместе с Горбачевым, окруженный его охраной, начал шествие в здание. Однако неподалеку от лестницы, ведущей на второй этаж, где располагался его кабинет, пришлось остановиться.
   Когда Горбачев вошел в фойе, сопровождаемый одновременно свистом и аплодисментами, некий субъект, точнее здоровый парень, стоящий сначала у входа на лестницу, вдруг стремительно продвинулся вперед и ударил его по лицу. Неизвестный нанес удар кулаком с размаху, сопроводив его фразой: "Это тебе за развал Союза". К счастью, одних, и, к сожалению, других, несмотря на запоздалую реакцию, одному из охранников силу удара удалось притормозить. Удар получился с рикошетом и поэтому Горбачев не упал, выдержав силу удара. Удар пришел по левой части его лица, по скуле, ближе к уху. Попытку повторного удара охрана предотвратила.
   "Террориста" тут же скрутили два охранника. Они молниеносно заломили ему руки и стали избивать. Нападавший оказался на коленях. "Секьюрити", схватив неизвестного за голову, стали бить ею об пол. Появилась кровь, раздался его крик. Одновременно же Горбачева двое охранников прижали к стенке, точнее, к стеклянной двери, закрытой на замок, и заслонили его своим телом. Вся эта потасовка происходила в углу возле туалета ОПЦ. Всю баталию заснял на телекамеру один из операторов местной телекомпании СТВ-3.
   Казалось бы, все должно было закончиться без дальнейших эксцессов. Горбачев был закрыт телами охранников, кулачника скрутили. Однако, откуда не возьмись, на поле потасовки неожиданно появилась старушка, лет семидесяти. Скорее всего, она до начала инцидента для того, чтобы лучше разглядеть бывшего руководителя великой державы, заняла позицию зеваки неподалеку от лестницы. Один из охранников, по всей вероятности, боясь повторного нападения на кандидата в президенты, на всякий случай решил подстраховаться. Он кулаком сбил женщину с ног. Она тихо ойкнула и упала. Затем тут же встала. Потом она с возмущением говорила: "Сколько лет прожила - никто пальцем еще не тронул".
   После некоторого оцепенения охранники передали нападавшего в руки милиции. Двое сотрудников милиции, взяв под руки молодого человека, повели его на выход. Толпа зевак, увидев "террориста", идущего в сопровождении милиции, стала выкрикивать слова, призывающие его освободить. Кое-кто делал попытки физического освобождения кулачника от цепких рук стражей порядка. В итоге под стрекот телекамер виновника происшедшего посадили в автомобиль и увезли в неизвестном направлении.
  Между тем потерпевший в окружении охраны и толпы зевак пришел в себя и смущенно сказал: "За последние сорок лет первый раз в ухо получил...". - Затем он в сопровождении охраны пошел в кабинет директора общественно-политического центра.
  Кабинет директора был переполнен. Кроме Горбачева и директора здесь оказались члены из команды пострадавшего, организаторы встречи. После некоторого раздумья люди из окружения кандидата позвонили о случившемся в Москву. Сам же кандидат в президенты тем временем страшно возмущался происшедшим. Он то сидел в кресле директора, то ходил. Через некоторое время он окончательно пришел в себя несмотря на то, что его ухо стало красным. Затем он попросил у секретарши директора стакан чая. Чай в некоторой степени успокоил нервы кандидаты в президенты РФ. В комнату к нему стали заходить ответственные работники города и области. Получали информацию о происшедшем. В частности, узнав о случившемся, поднялся к нему и прокурор города Омска. В ходе краткого обсужения инцидента он высказал свою точку зрения и сказал, что эта хулиганская выходка не тянет на покушение.
  Вскоре вполне закономерно перед Горбачевым встал вопрос: идти выступать перед избирателями или нет. В начале он порядка тридцати минут доказывал, что нет необходимости идти, так как его там могут окружить люди с ножами. Однако члены его команды настаивали на обратном. По их мнению, если он не выйдет, то люди его будут считать просто трусом. Эту мысль он "обсасывал" также порядка тридцати минут.
  В конце концов приняли решение: надо идти в массы... Горбачев хотел одержать победу над многоликой толпой. Он вышел из кабинета, и увидев корреспондента одной из местных газет, перебросился с ним парой фраз. Затем мягкой походкой подошел к небольшой группе женщин, возле которых "пасся" милиционер. Женщины с улыбкой и воплями стали приветствовать бывшего лидера страны. Кое-кто из них протянул ему материалы последнего партийного съезда, сборники его речей. Горбачев, улыбаясь, сделал несколько автографов.
   - Приезжайте к нам, - добродушно говорит ему пожилая женщина, еле сдерживая слезы...
   - Ага! - реагирует он живо. - Если так встречать! У меня же одна голова. Если раз в голову, другой раз...
   После этого он шагает в середине своей свиты через дырявый коридор представителей милиции и ОМОНа... Появляется на сцене актового зала...
   В актовом зале в это время был невообразимый шум и гул. Среди присутствующих явно витал дух злобы и ненависти к бывшему президенту СССР. Многие сидели на отвоеванных местах еще с утра, порядка с девяти часов. И никто не уходил. За столь продолжительное время ожидания с некоторыми людьми пожилого возраста случились обмороки - не хватало воздуха. В зале царствовал спертый воздух.
   Часы показывали ровно 18 часов, начало встречи. Однако Горбачева не было. Сидящие и стоящие в зале не могли знать о происходящем в фойе с кандидатом в президенты, и поэтому выражали бурю недовольствия. Почти час зал томился ожиданием, негодуя и шумя. Томился и Чурсин со своим другом. Им так и не удалось найти хотя бы одно свободное место в зале. Они почти час стояли возле стены и с большим интересом наблюдали за происходящим. Несмотря на вынужденное опоздание Горбачева, через входную дверь ОПЦ прибывали новые и новые люди. Каждый стремился хоть глазом увидеть бывшего... Молва о нападении на Горбачева многим из тех, кто не успел войти в зал, наоборот, прибавляла силы и наглости. Некоторые из них в прямом смысле кулаками отвоевывали себе путь, чтобы попасть в переполненный зал.
   Задержка Горбачева делала зал все более наэлектризованным. Периодически раздаются выкрики типа: "Горбачев, подлый трус, выходи!". В политический экстаз приходят сторонники Зюганова, Анпилова, жириновцы... Не дремали и журналисты, которые расположились у самой сцены и за нею. Лишь к 19 часам обстановка для присутствующих в зале стала условно и относительно проясненной. Пришедший в зал заместитель начальника УВД Омской области стал призывать людей к порядку, а некий молодой человек, выскочив из-за кулис, протараторил: "Задержка связана с тем, что продумываются элементарные нормы безопасности". Эти слова дали новый импульс нечеловеческого оживления сидящих, активизации их полуживотных свистов, криков, словесных угроз в адрес Горбачева.
   Лидер местных жириновцев поднялся на сцену к микрофону и предложил всем разойтись, так как "Горби трусит...". Через минуту его просьбу повторили коммунисты. Затем на трибуны стали подниматься ветераны КПСС. Кто-то ковырялся в отключенных микрофонах, кто-то орал во все горло "Горбачева! Горбачева! Горбачева давай сюда!".
   Особенно активно неистовали пожилые люди. Две старушки стали танцевать возле трибуны. Танцевали они недолго. Соратники по партии их выкрутас не одобрили.
   Наконец развязка наступила. Около семи часов вечера на сцене появились омоновцы. Буквально следом в сопровождении крупных мужчин в шатском вошел Горбачев. При его появлении на сцене истерический гвалт в зале многократно усилился. Пожилые по большей части люди играли в драчливых школьников, срывающих уроки вдохновенным топаньем ног и улюлюканьем.
   С момента появления перед людьми Горбачев сначала пытался держаться достойно. Не получалось. Обращаясь к особо крикливым, он сказал:
   - Если вы, не имея власти, ведете себя таким образом, представляю, каких наломаете дров, когда она вам достанется...
   После этих слов гул в зале несколько стих, но ненадолго. Попытка визитера перейти от шумовых эффектов к режиму "вопрос-ответ" не увенчалась успехом. Конфронтация между ним и публикой продолжалась. Большая половина ее была настроена весьма агрессивно. Некоторые политизированные элементы, особенно старушки, готовы были просто-напросто растерзать, уничтожить прежнего столь ими любимого вождя перестройки. На этой взаимной ненависти оратора и публики друг к другу была построена вся "речь" кандидата в президенты, которая продолжалась всего семь минут.
   Видя то, что гул в зале и всевозможные крики в его адрес нарастают, Горбачев проговорил:
   - Можете кричать сколько угодно, но имейте в виду: тем, что меня начали бить по голове... вы меня не запугаете... не запугаете... не запугаете... Я думаю... Я мог бы уехать уже, и все. Все это... это прощать нельзя. Если мы будем сдавать позиции перед этим... нам сядут на шею... Не надо аплодисментов... Я скажу кое-что, а потом посижу... Допусти таких, как вы, до власти, вы такого натворите... Эта власть себя уже полностью скомпрометировала. Тогда стоит вопрос "Кому отдать голоса?".
   Голос из зала: "Зюганову!".
  Горбачев: "Зюганову?".
  Зал, словно по команде кричал "Да-а, да-а". Это - "да-а" скандировалось около минуты.
   Противостояние достигло апогея. Кое-кто из зала стали вставать с мест. Наступила сутолока. Некоторые двинулись к сцене, чтобы поближе увидеть оратора. Толпа без особого труда в один миг смела первый ряд кресел актового зала, который в недалеком прошлом занимали местные именитые партократы. При произнесении фамилии Зюганова толпа неистова взывала, при повторном - опять. Было полное ощущение обстановки сумасшедшего дома.
   Горбачев пытался что-то говорить. На какое-то время зал замолк. Пользуясь этим моментом, оратор вдруг во весь голос протрубил:
   - Вот так в России начинается фашизм! - Не сразу, но зал притих.
   - Вообще-то я после этих слов хотел уйти, - продолжал Горбачев. - Не потому, что вас боюсь, подонков. А потому, что боюсь за нормальных людей. Их, я вычисляю по лицам, тут половина. Давки боюсь, за них боюсь. Потому что им нужно голосовать за новую Россию. Уходите отсюда, люди. И помните: ближайшие четыре года определят на десятилетия судьбу страны. Не загоняйте сами себя в рабство...
   Он пытался что-то еще говорить. Но каждая фраза вызывала гул зала, неистовые крики. Выступление было сорвано окончательно. Кандидат в президенты РФ покидает сцену. Охрана следует за ним. Вскоре Горбачев вышел из комнаты для почетных гостей через боковой выход и очутился на улице. Одна из поджидавших его женщин подарила ему на прощание цветы и извинилась за происшедшее.
   Параллельно этому разгоряченная толпа покидала помещение для публики. Через несколько минут опустевший зал напоминал собой место, сравнимое лишь с историческим Ледовым побоищем. Первый ряд кресел был вообще опрокинут, кое-где виднелись "запасные части" от некогда вполне приличных сидений. Практически везде валялись носовые платки, носки, очки, халаты, обрывки бумаги, пустые бутылки, даже шляпы и зонтики.
   Не обошлось и без курьезных моментов. После ухода толпы из зала одна из женщин в короткой куртке с помощью консультанта ОПЦ искала свою юбку на резинке, которую она каким-то образом потеряла. Скорее всего, юбка была стянута случайно кем-то или чем-то в этой страшной суматохе и сутолоке. В числе последних были Чурсин и Михайлов. Откровенно говоря, от этого политического шоу они оба порядочно устали. Никому не хотелось делиться своими впечатлениями о происшедшем. Все было и так понятно...
  На следующий день друзья начали прощаться. Первоначальное свое решение погостить еще недельку и посмотреть город, Чурсин напрочь отбросил. Почему он впал в неожиданное уныние, он и сам не понимал. Скорее всего, причиной этому была вчерашняя политическая тусовка в общественно-политическом центре. Может, сказывалась его разочарование и всем тем, что происходило в его родной стране. Михайлов не стал ему докучать. Он понимал его апатию.
   Аналогичное душевное состояние было и у дворника. Сейчас у него не вызывала особой радости и фотография, где он стоял рядом с бывшим главным коммунистом некогда великой страны. Пять лет назад, без всякого сомнения, сфотографироваться с Генеральным секретарем ЦК партии, было для него большой честью. Перед самым отъездом он все-таки решил похвастаться перед другом. Чурсин внимательно посмотрел на фотографию, затем улыбнулся и без всяких комментариев отдал ее назад. Михайлов ожидал подобной реакции. Он, недолго думая, взял фото в свои руки и разорвал его на мелкие части... Человек с отметиной для бывших коммунистов был лишь напоминанием об их недалеком прошлом, об их несбывшихся надеждах.
   История с пощечиной не способствовала повышению рейтинга Горбачева в предвыборной кампании. Неблагодарное прошлое взяло верх. На прошедших выборах в июне 1996 года он по России не набрал даже одного процента избирателей! "Родина" пощечины также отбросила его на обочину недоверия. В Омской области за бывшего президента СССР из 1 113 906 принявших в голосовании, только 5 061 человек поддержали его кандидатуру. Не голосовали за него также избиратели Егор Николаевич Чурсин и Юрий Иванович Михайлов...
  14 июня 2008 года Егору Чурсину исполнилось ровно 50 лет. Свой полувековой юбилей он отмечал в самом престижном ресторане Марьино "Парус". Отмечал очень скромно и в очень узком круге. За небольшим столиком сидела только одна Настя, с которой он познакомился при необычных обстоятельствах тринадцать лет назад. За это время много воды утекло. Через год после знакомства ушел в мир иной Михаил, муж Насти. Ушел по чистой глупости. Он, узнав о том, что жена собирается нанять бригаду шабашников, чтобы вычистить и углубить старый колодец, стал искать в доме самогонку. Настя часто ее изготовляла. Сама жизнь вынуждала это делать. За любую услугу, будь то ремонт в доме, или привозка угля, мужики требовали магарыч. Денег в доме почти не было. Мизерной зарплаты библиотекаря в районном Доме культуры, которую даже вовремя не выдавали, хватало в прямом смысле на хлеб и воду. Муж не работал, все пьянствовал. Частенько спал в придорожных кюветах. Во время перестройки милиция его подбирала и несколько дней держала в камере предварительного заключения. Его использовали, как подсобную рабочую силу. Он подметал двор, мыл полы и туалеты. В условиях демократии блюстители порядка к нему потеряли интерес. И правильно делали. Из-за безработицы и нищеты появились молодые клиенты.
  Михаил с самого утра искал первач. Он не сомневался, что Настя его где-то припрятала. В доме все вверх дном перевернул. Не нашел. Пошел в палисадник, тоже ничего нет. Открыл крышку колодца и увидел веревку. Один ее конец был привязан к верхней станине сруба, другой находился в воде. Мужчина стал тянуть к себе веревку. Его глаза засветились от радости, когда он увидел трехлитровую банку с чистой жидкостью. Вытащил банку, стал открывать крышку, которая для надежности была обмотана изоляционной лентой. И здесь ему не повезло. Банка выскользнула из его рук и плюхнулась опять в колодец. Мишка со слезами на глазах смотрел на пузырьки, которые появлялись из воды. Недолго думая, он стал спускаться вниз. Руками держался за веревку, ноги ставил на полусгнившие бруски четырехугольного сооружения. В метрах двух от воды веревка, за которую он держался, порвалась. Порвалась из-за своей ветхости. Мужчина в сей миг нырнул головой в воду и вскоре захлебнулся. Настя в этот день своего мужа не искала. Он приходил домой сам или кто-то его приводил.
  Недельное его отсутствие не нашло ни кусочка печали в сердце симпатичной женщины. За двадцать лет совместной жизни крови он попил у нее порядочно. В субботу к ней пришли шабашники. Мужчины по-русскому обычаю сначала попросили у хозяйки остограммиться, чтобы лучше работалось. Она пошла к колодцу. Открыла крышку. Ни банки, ни веревки. Сначала подозрение упало на Мишку. Потом оно в сей миг исчезло. Он почти неделю в доме не появлялся. Труп мужа хозяйки обнаружили через час, когда работяги стали чистить дно колодца. Банка с самогоном была целой и невредимой...
   После ресторана Чурсин пошел домой. Настя пошла к своей сестре, живущей неподалеку от вокзала. Он вошел в дом, разделся догола. Затем во дворе принял самодельный душ, который он сделал из большой бочки. Ему немного посвежело. Он опять зашел в дом. Зазвонил телефон. Он взял трубку и в сей миг присел на небольшую кушетку. Из трубки раздавался очень-очень знакомый голос, который он узнал бы из миллионов голосов. Он несколько мгновений сидел неподвижно, словно его околдовали. Затем вновь приложил трубку к своему уху. Из нее раздавался голос Инны Кусковой. Она настойчиво кричала:
   - Это квартира Чурсина, скажите же на милость... Скажите, это квартира Егора Чурсина?
   Чурсин, как полупьяный, тихо ответил. - Да, да, это квартира Чурсина Егора Николаевича... - Больше у него не было сил, что-либо сказать. Он только слушал, слушал со слезами на глазах...
   Через час он был на вокзале железнодорожной станции Марьино. В полночь в аэропорту Помурино. Он быстро подбежал к окошечку билетной кассы и с надеждой в голове произнес:
   - Девушка, мне срочно на первый и самый быстрый рейс в Москву. - Затем стал вытаскивать паспорт и деньги... - Кассирша внимательно посмотрела на седовласого мужчину и очень спокойно сквозь зубы процедила. - Господин, сначала надо смотреть расписание самолетов, а потом открывать рот...
   Чурсин со злостью посмотрел на молодую особу. Затем смачно матюгнулся и пошел к стойке, где висело расписание вылета самолетов. Самолет на Москву отправлялся только через день. От досады в его глазах появились слезы. До Москвы он дозвонился через час. В столице был поздний вечер. Трубку взяла Кускова. Он с грустью произнес. - Извини меня, Инна, мой самолет летит к тебе только через день... - Из трубки раздалось. - Гошенька, не переживай, я перезвоню тебе домой завтра же...
   Кускова позвонила днем, как и обещала. Сначала поздравила его с круглым юбилеем. Потом рассказала кое-что и о себе. В военной академии она почти пять лет учила слушателей немецкому языку. Среди ее учеников были иностранцы. Один из офицеров в нее влюбился. Сделал ей предложение. Она, недолго думая, согласилась. В ее серьезном заведении, как и в самой столице, было неспокойно, даже очень. Всем грозили кардинальными изменениями. И первой, кто попадал под этот пресс, была кафедра иностранных языков. Предмет профессорши Кусковой уже больше не котировался. Она могла остаться без работы. Своего жилья в Москве у нее не было. Не было и родственников. В Сибири ее так же никто не ждал.
  Через год после исчезновения с политической карты Советского Союза она с мужем уехала из России. Сейчас жила в Бельгии, где ее муж представляет интересы своей фирмы. Других каких-либо подробностей о себе или муже она не сказала. Это Чурсина и мало интересовало. Он был очень счастлив, что услышал голос женщины, которую он любил всю свою жизнь. На прощание из трубки раздалось:
   - Прощай мой любимый... Жаль, что и через двадцать долгих лет судьба-злодейка не дала нам вместе встретиться... На миг голос в трубке исчез... Затем раздались всхлипывания... Чурсин ничего в ответ не сказал. Через несколько мгновений он разрыдался и сам. Вскоре раздались короткие гудки. Он положил трубку и вышел в палисадник.
   Неожиданный звонок от Инны страшно разбередил сердце и душу юбиляра. Эту ночь он не спал. И об этом он нисколько не сожалел. Эта ночь, в отличие от тревожных ночей его молодости, была особенной. Он прокручивал в своей памяти судьбы тех людей, с которыми тем или иным образом ему по воле Божьей пришлось встретиться на своем полувековом жизненном пути.
   Особо теплые воспоминания у него остались о женщинах. Он радовался за Машу Дашкову, которая в студенческие годы в его влюбилась. После окончания университета она осталась в его стенах. Закончила аспирантуру, затем докторантуру. Стала профессором. Повезло ей и с мужем. Бывший декан биологического факультета в демократической России стал депутатом Законодательного собрания области.
   Студентка Оксана Ивановна Миронова, любительница дискотек в связи с переездом своих родителей оказалась в г. Омске. Дальнейшую ее судьбу Чурсин не знал.
   Больше всех повезло Анне Ивановне Локтевой, ученому секретарю "кооператива". После смерти ректора он влюбилась в нового русского. Вскоре они поженились. За год до юбилея Чурсина она с мужем уехала в Израиль.
   Надежда Ивановна Посохова, завхоз студенческого лагеря совхоза "Путь Ильича" через год была избрана в районный совет народных депутатов. Через два года ее избрали главой районной администрации.
   К сожалению, некоторым представительницам прекрасного пола, которых он близко знал, в их жизни не всегда светила удача. Нина Зимина, бывшая его одноклассница после окончания педагогического училища работала в деревне учителем. Вышла замуж за сельского парня. Через пять лет развелась, муж страшно пил. С дочерью подалась в Тарск. Сначала ей, как воспитательнице детского садика, дали комнату в общежитии. Вскоре завод закрыли, закрыли и садик. Нина осталась без средств существования. Стала попрошайничать, привлекала к этому делу и свою дочь. Затем они пристрастились к спиртному. Чурсин совсем недавно узнал, что Нина покончила с собою. Дочь трудоустроилась...
   Мария Ильинична Ивченко после распада КПСС трудоустроилась. Сначала работала организатором в центре социальной помощи молодежи и подросткам в своем районе. Через пару лет ее назначили советником директора департамента информационной политики и общественных отношений в Помурино. Год назад иномарка, за рулем которой сидела Ивченко, столкнулась с лесовозом. Женщина погибла на месте. Некролог, посвященной жизни и деятельности умершей, Чурсин не стал читать.
   Через год после его ухода из института умерла и Мария Ивановна Петухова, у которой он когда-то снимал комнату. Одинокая женщина умерла от воспаления легких.
   Не стерлись в памяти Чурсина и мужчины, в первую очередь, те, кто протягивал ему руку помощи. Профессор Владимир Николаевич Горшков через год после развала Советского Союза ушел на пенсию. У маститого ученого еще были творческие силы, но ему претило происходящее в его родной стране.
   Ушел на заслуженный отдых и Петр Иванович Соседко, директор метизного завода. После последней "партомойки" Чурсин дважды встречался с ним и благодарил его за понимание и помощь. Именно благодаря этому человеку, он остался в рядах партии, правда, ненадолго.
   Торшин Андрей Васильевич после самороспуска КПСС очень долго не мог устроиться. Бывшего секретаря райкома партии к преподавательской работе в некогда родном "кооперативе" не допустили. Почти два года он бедствовал. Затем его пригласили завхозом в районную администрацию, где некогда находился райком партии и исполком. Торшин согласился.
   Юрий Иванович Михайлов после встречи с Чурсиным резко изменил свой жизненный путь. Через год он женился на российской немке, проживающей в Омске. Через два года он и Татьяна уехали в Германию. Живут в Дрездене. Оба трудоустроились. Юрий работает на почте, Татьяна медсестрой.
   К своим идейным врагам Егор Чурсин проявлял меньше интереса. Тем не менее, кое-что из их жизни ему стало ведомо. Главный идеолог партийного комитета "кооператива" Паршин после самороспуска КПСС оказался не у дел. Его попытка подать документы на конкурс для очередного переизбрания доцентом кафедры, с треском провалилась. Новому ректору он явно не понравился. В доценте, читающем лекции по политической экономии социализма, страна также уже не нуждалась. Он уволился по собственному желанию.
   Левин Олег Иванович после реорганизации кафедры истории КПСС уволился из института. На пару лет он вообще куда-то исчез. Затем появился вновь. Чурсин однажды, взяв областную газету, с изумлением встретил очень знакомую фамилию. Левин баллотировался кандидатом в депутаты Законодательного собрания области. Не прошел. Через год в этой же газете Чурсин прочитал объемную статью, рассказывающую о трагических последствиях насильственной коллективизации большевиков. Ее автором был профессор Левин О. И....
   Остался в памяти юбиляра и "террорист" Михаил Малюков, давший оплеуху бывшему Генсеку многомиллионной партии. Чурсин по приезду в Марьино хотел даже написать небольшую книгу о происшедшем в Омском ОПЦ. Стал собирать материал. Звонил по этому поводу и Михайлову, который также очень дотошно интересовался этим инцидентом. Потом они передумали. 23 июля 1996 года в одном из залов Центрального районного суда г. Омска состоялось судебное заседание, которому предшествовало событие трехмесячной давности. Суд определил, что в действиях нападавшего Малюкова содержится состав преступления, предусмотренного статьей 206 частью 2 Уголовного кодекса Российской Федерации: грубое нарушение общественного порядка, особая дерзость, открыто выраженное пренебрежение к нормам общественного поведения. Однако суд признал и то, что вины Малюкова в этом нет, так установлено, что в течение длительного времени он страдает психическим заболеванием и в момент нападения на экс-президента СССР был невменяем. Это было установлено экспертизой. Суд решил, что Малюков не может отвечать за свои действия по уголовной статье и оставил его на попечение медиков до выздоровления.
  На суде Малюков отсутствовал, так как находился в отделении стационарной экспертизы психоневрологического диспансера, куда был переведен из следственного изолятора. Несколько позже Чурсин узнал, что после пребывания в "психушке" Малюков получил "заслуженную" инвалидность. Подрабатывал в службе охраны. Соседи по дому, в котором жил Малюков, доброжелательно отнеслись к "подвигу" молодого человека. Они даже просили соответствующие органы передать его на "поруки общественности". На митинге, на площади Ленина, посвященного празднику 1 Мая, один из ораторов выдвинул идею по сбору подписей для представления Малюкова к званию Героя Советского Союза. Был всплеск аплодисментов. На этом и все закончилось. Дальнейшую судьбу "террориста" Чурсин не знал...
   Утром Чурсин проснулся очень поздно. Спешить ему некуда было. Работы, как таковой, у него не было. Он совсем недавно стал свободным предпринимателем, так определили его профессию в районной администрации. Что это значит, он не стал интересоваться. Главное, что лично он сам свое дело знал и любил. Любовь к пчелам появилась у него совсем недавно, когда он познакомился с Настей. Ее отец всю жизнь занимался пчеловодством. Бывшие преподаватель вуза и культпросветработник с азартом взялись за новое дело. Первый год было очень тяжело. Особенно доставалось Чурсину, он страшно боялся пчел. Думал, что от укуса он умрет. На первых порах заправляла всем хозяйством Настя. Он стоял неподалеку и наблюдал. Постепенно и он втянулся. За три года супруги Чурсины встали на ноги, встали основательно. Они купили себе новую машину. Начали строить новый дом...
   И сегодня Егор Чурсин с радостью шел к своим ульям. Он очень любил смотреть на пчелиный мир, который, в отличие от человеческого, жил без всяких подлостей.
  
  Владимир Великий. Исповедь изгоя. Роман. - Днiпропетровськ: Пороги, 2008. -248 с. (ISBN 978-966-525-955-8). Книга была издана в октябре 2008 года.
  
  
  
  
  
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"