Великий Владимир: другие произведения.

Между адом и раем

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Герои романа ─ вчерашние выпускники школы. Они мечтают о настоящей и вечной любви, они полны энергии и задора. Дарья Аксенова создает семью с мужчиной, которого не любит. Вместе с тем, только через него она намеревается построить свой земной рай. Удалось ли ей достичь задуманное, читатели узнают после прочтения поистине захватывающего романа. Сей труд посвящаю моим одноклассникам, выпускникам Черемновской средней школы Называевского района Омской области: Бакулиной Галине, Беловой Нине, Глуховой Любови, Гордееву Анатолию, Гузь Любови, Дергуновой Галине, Земсковой Анне, Зиминой Марии, Зотовой Галине, Кайгородову Александру, Какоткиной Любови, Касаткину Александру, Клюкину Юрию, Коза Владимиру, Кузьминой Антониде, Лесковой Любови, Лифанову Александру, Макорину Николаю, Пятковой Татьяне, Сорокиной Лидии, Сорокину Валерию, Сорокоумовой Марии, Степахину Анатолию, Фаломеевой Нине, Филимоновой Людмиле, Чемшиной Валентине, Шакиной Любови, Шушакову Михаилу.

  
   Владимир Великий
  
   Между адом и раем
  
   Герои романа ─ вчерашние выпускники школы. Они мечтают о настоящей и вечной любви, они полны энергии и задора. Дарья Аксенова создает семью с мужчиной, которого не любит. Вместе с тем, только через него она намеревается построить свой земной рай. Удалось ли ей достичь задуманное, читатели узнают после прочтения поистине захватывающего романа.
   Сей труд посвящаю моим одноклассникам, выпускникам Черемновской средней школы Называевского района Омской области: Бакулиной Галине, Беловой Нине, Глуховой Любови, Гордееву Анатолию, Гузь Любови, Дергуновой Галине, Земсковой Анне, Зиминой Марии, Зотовой Галине, Кайгородову Александру,
  Какоткиной Любови, Касаткину Александру, Клюкину Юрию, Коза Владимиру, Кузьминой Антониде, Лесковой Любови, Лифанову Александру, Макорину Николаю, Пятковой Татьяне, Сорокиной Лидии, Сорокину Валерию, Сорокоумовой Марии, Степахину Анатолию, Фаломеевой Нине, Филимоновой Людмиле, Чемшиной Валентине, Шакиной Любови, Шушакову Михаилу.
  
   Глава первая.
   Нежданная
  
   Дарья Аксенова родилась в небольшой деревушке Назаровка, в Сибири. Родилась вопреки желанию родителей. Мария
  забеременела от Авдея случайно, "пролетела". До этого все шло нормально, по плану. Сын Виктор родился через год после свадьбы. У супругов могло дальше идти, как у большинства селян. Иметь от трех до пяти детей. Аксеновы не хотели следовать примеру земляков, особенно муж. Его жена же, не кривила душой, она хотела иметь помощницу по дому. О своем желании она несколько раз заикалась. Высокого роста мужчина с копной черных волос и карими глазами не одобрял ее затею. Мало того. Он сильно ее колотил, когда ее тошнило от запахов кухни. Несчастная сразу же кидалась к повитухе бабке Надежде...
   Подслеповатая старуха жила на окраине деревни, доживала свой век. Хозяйства, как такового, она не держала. Сил уже не было. Муж погиб в годы Великой Отечественной войны, сложил голову на польской земле, очищая ее от немецких захватчиков. Вдова многие годы работала на ферме. От тяжелого физического труда часто болела. К врачам не обращалась. Надеялась, что все пронесет, утрясется с Божьей помощью. Да и времени для визитов не было. С раннего утра до позднего вечера она пропадала на ферме. Коров доили в три смены. Едва хватало времени для приготовления пищи или для стирки. Полунина, в большинстве своем, занималась самолечением, также пила всевозможные настои трав. Следовала советам матери, которая, будучи медсестрой, погибла в Гражданскую войну... Пару лет назад в Назаровке создали амбулаторный пункт. Об его открытии написали в районной газете. Люди заметно оживились. Но, увы... Эмоции исчезли быстро, как и появились.
   Молоденькая медсестра Катюша едва приехала, как тут же у крестьян доверие потеряла. Не только как специалист, но и как женщина. Смазливая блондинка то и дело пропадала в городе Омске, областном центре. В Назаровку приезжала очень редко, приезжала с хахалем. Откуда он был родом и кем он ей приходился, никто не знал, да и не интересовался. Не интересовалась и деревенская знахарка. Одно она знала, что повеса с "сикельком", так она называла небольшой пучок жирных волос на его лысой голове, нечист на руку. В этом она убеждалась, когда он приходил к ней за самогоном. Самогоноварением Надежда стала заниматься после ухода на пенсию. Мизерного пособия не хватало. За первач рассчитывались по-разному. Одни давали деньги, другие приносили то, что было на подворье или одежду. Женское она брала, малое и большое. Позже меняла на продукты питания. От мужского категорически отказывалась, брезговала. Было и другое. Ее душа чувствовала, что шмотки у кого-то уворованы. Не брала грех на душу.
   Грехом считала повитуха и брать деньги с тех людей, которые обращались к ней за помощью. Травы и настойки, которые она собирала и готовила лично сама, давало бесплатно. Не обходились без нее и роды. Земляки старухе доверяли. Не доверял ей лишь директор восьмилетней школы Николай Нилович Евдокимов. Недавний выпускник педагогического института за месяц до родов увез свою жену в Омск. Потом она вообще не появилась в деревне. Небольшого роста худощавый мужчина с плешиной на голове при встрече с повивальной бабкой не здоровался. Проходил мимо, как петух. Она на это нисколько не обижалась. Считала, что это в какой-то мере и правильно. Власть наказывала тех, кто занимался знахарством, переступал черту закона. Полунина вообще сторонилась начальников, которых часто видела во сне. Страх нередко отступал, когда она получала теплые слова благодарности от сельчан, которых излечивала от многих болезней. Помогала и женщинам, жаждущих избавиться от неожиданной беременности. "Запоздалых" не принимала, боялась накликать на себя беду...
   Авдей Петрович Аксенов, тридцатилетний мужчина, которого многие боялись не только из-за его высокого роста, но и огромной физической силы, воспрянул духом, когда в сельпо появились презервативы. До этого он, как и его земляки, вообще не имел понятия, что такое чудо техники или медицины есть на земле. О появлении "резинки" Аксеновы узнали от Александры Гулиной, технички в школе. Соседи большой дружбы не водили, но гулянки были совместные. Семейная чета посетила магазин во время обеденного перерыва. Скотник и доярка работали в одном животноводческом комплексе. Сын Виктор находился под присмотром бабушки Елены. Она овдовела очень рано. Машеньке шел второй годик, когда она осталась без отца. Иван погиб совершенно нелепо, по пьянке. После обильного застолья устроил разборки с бывшим однополчаниным. Друг уступал ему не только по силе, но и был на две головы его ниже. Однако бывший командир танка оказался нахрапистее и хитрее. Едва победитель пригубил стакан самогона, он тут же получил поленом по голове. Удар оказался смертельным...
   Аксеновы в этот вечер долго не спали. Все рассматривали несколько продолговатое резиновое изделие белого цвета, чем-то напоминавшее воздушный шар. Решили его опробовать. Жена с улыбкой на лице очень старательно натянула презерватив на маленький член мужа. Авдей с полузакрытыми глазами некоторое время наблюдал за женщиной, затем еле слышно произнес:
   ─ Маня, для всякой верности натяни еще один... ─ Слегка ударив рукой по тощей заднице нагой, лениво добавил. ─ Я все еще не доверяю этому шарику... А вдруг он лопнет? Опять к бабке Надежке?
   Мария еле слышно хихикнула и с серьезным видом исполнила указание мужа. В эту ночь супруги были на вершине секса. Авдей трижды заканчивал половой акт. Преследовавший его доселе страх, что жена забеременет, отступил на задний план. Подобное удовольствие испытала и его партнерша. Она впервые после рождения сына дала волю своим чувствам и страстям. Она то и дело громко вскрикивала, когда пенис входил в ее влагалище. Сейчас ее нисколько не тревожило, что у Авдея член был не такой длинный и толстый, как у некоторых мужиков. Например, у тракториста Ивана Прохорова. Стриптиз она увидела во время празднования его тридцатилетия. Пьяный именинник под самый занавес торжества вышел нагим и стал благодарить гостей за их присутствие и подарки. Несмотря на пелену сивушного тумана, который господствовал в голове гостьи, член коренастого мужчины ее просто поразил. Он был не только большой, но и страшно кривой. Чем-то напоминал половой орган у жеребца Пегого, на котором Авдей пас коров в летнее время. "Испытатели" презерватива не заметили, как быстро пролетела ночь. Да и ночью это было трудно назвать. Они уходили на работу в четыре часа утра, приходили домой в десять часов вечера. Спать ложились далеко за полночь. Дел по дому хватало. Как хозяину, так и хозяйке большого крестьянского подворья.
   До самого обеда Авдей пребывал в тяжелых раздумьях. Переживал о прошедшей ночи. Он все еще не верил, что презерватив выдержал его непомерную страсть. Он до появления резинки сдерживал себя. Перед эрекцией вынимал член из влагалища жены и "опорожнялся" в ее старые трусы, которые лежали под его подушкой. Свои не пачкал, да и женские трусы, в какой-то мере его возбуждали. Его "мучения" Мария замечала и ценила. Она нередко чмокала его в макушку, когда он заканчивал не туда, куда хотел. Только поэтому она смиренно шла к небольшой избушке повитухи, когда "пролетала". Полунина тяжело вздыхала и назначала курс лечения. Беременная слегка вздрагивала, когда в ее влагалище из большой прорезиновой груши выливалась теплая жидкость темного цвета. На этом лечение не заканчивалось. "Пострадавшая" ходила в баню последней. До иссупления парилась, затем садилась в металлическую ванну с горячей водой.
   На пятом году замужества, несмотря на резинку, Мария забеременела. К повитухе не пошла, надеялась, что сама справится. Потом она страшно сожалела. Авдей, узнав об этом, сильно рассердился. После секса в бане, которым они всегда занимались по субботам, он сильно избил непутевую. Она не сопротивлялась, воспринимала как должное. Жилистый великан в этот вечер не на шутку взбеленился. Увидев кровь на губах жены, еще больше озверел. Он по-дикому закричал:
   ─ Ты, чудо назаровское, хочешь меня под монастырь подвести? Хочешь меня нищим из-за кучи детей сделать? ─ Ударив кулаком по голове женщины, с иссуплением продолжил. ─ Ты, Манька... Скажи мне, кто должен за твоей... следить? Ты или я? ─ Мария, едва удержавшись на ногах от увесистого кулака мужа, утвердительно кивнула головой и тихо произнесла. ─ Кончено, я... Только я в этом виновата...
   Эту ночь "преступница" не спала. Во время раздумий она то и дело смотрела на спящего мужчину. Он сильно храпел, изредка что-то бубнил себе под нос. Во внезапной беременности она его не винила. Знала, что ее Авдейка, так она порою ласково прозывала своего суженого, делал все для приумножения их хозяйства. Он с самого детства звезд с неба не хватал. Ему было пятнадцать лет, когда умер его отец. Через год умерла его мать. Бывшие жители Семипалатинской области умерли от малокровия. Паренек не понимал, что это означало. Внезапная смерть родителей его сильно озлобила. Не повезло ему и позже. В Омский строительный техникум он не прошел по конкурсу. Трудоустроиться ему в городе также не удалось. Он вернулся в родную деревню Петушки. И здесь его ожидало полнейшее разочарование. Небольшая избушка, которая досталась ему от родителей, от сильного ветра иногда шаталась. Зимой в ней было страшно холодно. Заработать приличные деньги на ферме юноше не удалось. За тяжелый физический труд платили копейки, свободного времени у круглого сироты практически не было. Не было и любимой девушки.
   С Машей Слюньковой Авдей Аксенов встретился в г. Называевске, когда проходил медицинскую комиссию, на пригодность службы в Советской Армии. Высокого роста парень сильно переживал, когда его забраковали. У него признали плоскостопие. Ему было стыдно не только за себя, но и перед своими сверстниками. Он сразу же бросился за помощью к симпатичной медсестре, надеялся, что она изменит его судьбу. Не получилось. Председатель медицинской комиссии настоял на своем. Армия нуждалась в здоровых защитниках первого в мире социалистического государства.
   Слухи о "хилом", так прозывали тех, кто по тем или иным причинам не служил в армии, дошли до односельчан мгновенно. В этом он убедился в тот же вечер, в клубе. Его две бывшие одноклассницы, приехавшие из Омска, почему-то с ним не поздоровались. Не замечала его и учительница математики Нина Ивановна Старикова. Во время просмотра кинофильма хилый сидел на самой последней скамейке, неподалеку от киномеханика, который то и дело клевал носом. Сидел он очень смиренно, словно чужой. Из его глаз текли слезы. Через два дня Аксенов уехал из деревни, не перенес позора, который свалился на его плечи. Жилье оставил под присмотр соседей. В электричке ему неслыханно повезло. Он встретил группу мужчин, они ехали на заработки на Север. Он без всяких обиняков принял их предложение. Один из напарников заболел, нужна была замена. Через два года Аксенов вновь вернулся в Петушки. Земляки не узнавали некогда "хилого", он сильно возмужал, раздался в плечах, на целый десяток сантиметров подрос. Еще сильнее было их удивление, когда он в соседней Назаровке купил сосновый дом, единственный в деревне, в нем жил депутат районного совета. Он переезжал о Омск. Еще через год Авдей привел в свой дом и молодую жену Марию. Так в деревне появилась семейная чета Аксеновых.
   Дарья Аксенова свое имя получила от отца, хотя оно ему раньше вообще не нравилось. Оно чем-то напоминало ему жизнь из старины, давно минувшее время. Изменил свое мнение он совсем недавно. Перед рождением дочери он неожиданно загулял. Стал страдать по Дарье Новиковой, которая появилась в деревне. Она жила раньше с мужем в городе Тюмени. Три года у супругов было без проблем. Он работал водителем в автоколонне, она - на овощной базе. Денежный "дебит" у них был небольшой, но они нередко "химичили". Он делал левые рейсы: привозил людям мебель или перегной на дачные участки. Она приносила домой овощи и фрукты, воровала. Детей у них не было. Не было по обоюдному согласию. Они копили деньги на собственный дом. Грезили также приусадебным участком, хотели выращивать овощи и разводить поросят. Через год-другой мечты молодых людей могли бы стать реальностью. Но, увы, не повезло.
  Начальник автоколонны поймал "левака" во время приработка, поймал среди белого дня. Его мольба о пощаде, как и старухи, которой он привез два мешка комбикорма для поросенка, на седовласого мужчину не подействовала. Через месяц Василия уволили. Его настойчивые попытки трудоустроиться по специальности в других организациях были без успеха. Кадровики звонили на его прежнее место работы, там ему давали отрицательную характеристику. Мужчина не выдержал, ударился в запой, притом основательно. Для спиртного денег у него не было, воровал домашние вещи и продавал. Вскоре он также прокутил и сбережения, которые вместе с женой копил на жилье. У Дарьи терпение лопнуло. Она собрала свои немудреные пожитки и ушла к подруге. Затем подала на развод.
   К матери Новикова приехала по очень простой причине, ей некуда было деваться. Через неделю ее пригласил управляющий фермой, просил подменить заболевшую доярку. Сначала она в прямом смысле маялась с коровами. Она впервые в жизни прикоснулась к их соскам. Дабы не опростоволоситься перед местными женщинами, на дойку она приходила раньше всех, позже всех уходила. В один из поздних вечеров она познакомилась с пастухом Аксеновым. Кое-кто из доярок, особенно, незамужних, был от него без ума. Не исключением стала и новенькая. Молодой мужчина, от которого исходила не только исполинская сила, но запах травы, очаровал ее в один миг. Через день они оказались в объятиях друг друга. Произошло это случайно, возможно, и нет. Авдей в тот день подменял бригадира дойного гурта, он уехал на похороны отца. После вечерней дойки мужчина загрузил два десятка фляг с молоком на прицеп, которое отвозили в соседнюю деревню Проскуровку, на маслозавод. В помощницы он взял новенькую, она в отличие от остальных женщин, была не только самой молодой, но и самой красивой. Дарья зарделалась, когда великан взял ее на руки и очень легко перенес через борт тележки. Затем сам молодцевато в нее запрыгнул. Тут же раздался голос тракториста:
   ─ Начальники, мы поехали... Будьте осторожны и взаимно вежливы...
  Старенький "Беларусь" резко дернул с места и под громкий смех представительниц слабого пола потянул за собою повозку. Места для новенькой в кабине не нашлось. Рядом с водителем сидел его внук Иван, он был на каникулах.
   Авдей и Дарья, едва трактор тронулся, стали разглядывать друг друга. Особенно преуспевал в этом мужчина. Он глазел на новенькую, словно баран на новые ворота и загадочно улыбался. Стройная женщина, на которой был темно-синий халат, своеобразная форма для всех тех, кто работал на сотнях тысяч ферм огромной страны, все больше и больше его привлекала. Ему без ума нравились ее несколько полные губы, нравилась и ее улыбка, которой она изредка одаривала своего попутчика. Сдали они молоко очень быстро.
  Дальше получилось веселое происшествие. Во время приемки тракторист каким-то образом умудрился "остограммиться", притом довольно сильно. Затем, едва отъехав от завода, он тележкой зацепил мотоцикл с коляской, стоявший на обочине дороги. Через пару минут, откуда не возьмись, появилась ватага парней, они были в стельку пьяные. Увидев их, пожилой мужчина от страха оставил самоходную машину и бросился в близлежавший березовый колок. Они кинулись за ним. Авдей и Дарья не стали втягиваться в предстоявшую потасовку. Заведомо знали, это к хорошему не приведет. Они спрыгнули с тележки и двинулись к проселочной дороге, ведущей в Назаровку. Пошли они самым коротким путем. Шли они неспеша, шли молча. Перед самой деревней заночевали в стогу сена. Благовонье свежескошенной травы их пьянило. Пьянило их и от неожиданной любви...
   Аксенов пришел домой рано утром, первые лучи летнего солнца только что опускались на сибирскую землю. Мария, увидев слегка осунувшегося мужа, с некоторым испугом его спросила:
   ─ Авдейка, что случилось? Я сильно переживала... Думала, что тебя пьяные мужики исколотили... ─ Мужчина, сделав удивленное лицо по поводу уже просочившейся информации о проказах пьяного тракториста, слегка чмокнул жену в щечку и еле слышно прошептал. ─ Маша, у меня все нормально... Ты ведь знаешь этого придурка Колбасина... Без него ни одно дело, будь оно хорошее или плохое, не обходится...
  Доверительная улыбка мужа в один миг успокоила беременную женщину. Она погладила рукой свой живот и с радостью произнесла:
   ─ Авдюша, наш ребеночек, как мне сегодня показалось, ворочался... Ему сейчас не надо нервничать... ─ Затем она серьезно добавила. ─ На днях поеду в Называевск. Наша местная брехаловка писала, что там появилась специальная аппаратура для беременных... ─ Аксенов утвердительно кивнул головой и быстро ринулся на кухню. Он не только страшно проголодался, но и устал.
  И в этот день, поздним вечером Авдей и Дарья вновь окунулись в море любви. На этот раз их ложем был сеновал, неподалеку от животноводческого комплекса. Запах женских духов приятно шекотал нос мужчины, страстно целовавшего нежное тело женщины, которое при свете луны, было не то темно-коричневое, не то слишком смуглое...
   Дарья Аксенова родилась в мае, 26 числа. Лучи весеннего солнца настойчиво пробивались через полузатемненное окно родильного отделения районной больницы города Называевска, когда раздался ее громкий крик. Акушерка, пожилая женщина, увидев младенца, внимательно посмотрев на роженицу, которая лежала с закрытыми глазами, радостно произнесла:
   ─ Мария, у тебя помощница появилась... Не сомневаюсь, вырастет красавица... ─ Молодая мама, у которой были тяжелые роды, слегка приоткрыла глаза и едва заметно прошевелила губами. ─ Дай же Бог... ─ И тут же заплакала от радости.
   Молодой папа, стоявший за дверью отделения, появление дочери воспринял без особой радости. Он сильно себя костил, что не настоял на своем, не отправил жену к повитухе. Достаточно было одного Виктора, "подскребыша". Он не понимал земляков, у которых было по пять, а то и более детей. Многие из них еле-еле сводили концы с концами. Спасало то, что они имели свое хозяйство, живность. Однако этого, как правило, им не хватало. Он страшно злился, особенно летом, когда из его подворья исчезали куры или гуси. В их семье за домашней живностью приглядывать было некому. Виктор был еще маленький, он не мог уследить за десятками птиц. Не была помощницей и мать Марии, она с каждым днем угасала. Елена жаловалась на боли в сердце. Ежели беременная жена в какой-то мере Аксенова злила, то любовница стократ приподнимала его жизненный тонус. Она все больше и больше затягивала его в свои сети. Он уже не замечал свою законную жену, не было у него и желания что-либо делать по хозяйству. Узнав о рождении дочери, он слегка покачал головой и с убитым видом направился к выходу.
   В ресторане "Льдинка" Авдей Аксенов просидел до вечера. За это время он осушил бутылку водки и скушал три порции котлет с картофелем. Они были его любимым блюдом во все времена. Он тяжело вздыхал, когда вспоминал свое нерадостное детство и мать. Приготовленное ею блюдо, как ему казалось, и сейчас приятно щекотало ему нос. Домой он приехал на попутной машине. Сначала он сказал сыну, что его мама купила ему сестричку. Мальчик на это не прореагировал. Он был на седьмом небе от радости, папа привез ему пистолет, который стрелял пистонами. Елена, лежавшая в постели, узнав о рождении внучки, слегка улыбнулась и вновь спрятала голову под одеяло. Эту ночь полупьяный отец новорожденной впервые спал в избушке своей любовницы. Екатерина, ее мать умерла неделю назад.
   Дарья уже знала, что у Аксеновых появилось пополнение. Поэтому сообщение Авдея о рождении дочери, пропустила мимо ушей. Лишь после того, как она им насытилась, она очень спокойно произнесла:
   ─ Авдюша, поздравляю тебя с дочерью... ─ Затем, прильнув к губам нагого, еле слышно прошептала. ─ А что будет, если я тебе такой подарок сделаю? ─ Неожиданный вопрос застал мужчину врасплох. Он быстро выскочил из кровати и стал одеваться. Его поведение Дарью рассмешило. Она слегка привстала и с упреком выпалила. ─ Эх, ты, мужичонка трусливый... Ты такой же, как и все остальные... Сразу же в кусты, как только узнают, что женщины беременные... ─ Тяжело вздохнув, она продолжила. ─ Ты, Авдеюшка, сильно не переживай... У меня все на мази... ─ Потом через силу из себя выдавила. ─ С этого момента, мой дорогой, я тебе больше не подруга и не любовница...
   Нагая встала с кровати, плотно задернула шторы и включила свет. На какое-то время она замерла, словно хотела в последний раз посмотреть на того, кому она все это время дарила свою любовь. Смотрел на нагую и высокого роста мужчина. Смотрел с некоторым недоумением. Он все еще не понимал, что случилось с Дарьей. За дюжину сиеминутных встреч она никогда не говорила ему о своих семейных проблемах, не говоря уже о совместном ребенке. Даже смерть своей матери она восприняла спокойно, как должное, что происходило и происходит со всеми живущими на этой земле. Новикова первой нарушила молчание. Она, все еще нагая, вплотную подошла к мужчине и с некоторой болью в голосе произнесла:
   ─ Ты, Авдей, все еще меня не понял... Почему я, молодая женщина оказалась в твоих объятиях, в объятиях женатого... ─ Заметив недоуменный взгляд Аксенова, она спокойно продолжила. ─ Я, как и тысячи женщин в этой стране, хочу любви, любви настоящей... ─ Затем тяжело вздохнула и с патетическим тоном воскликнула. ─ А где она, эта любовь? Где настоящие мужчины, о которых я читала в романах или в школьных учебниках? ─ Затем слегка наклонилась вперед и с досадой в голосе ответила на свой же вопрос. ─ Да нет их... Ты, мужичок, понимаешь ли это? Они все пьяницы и тупые, подонки и... ─ Сказать что-либо еще она уже была не в силах. Слезы душили ее. Она бросилась в постель, укрылась с ног до головы одеялом. Ее плечи сильно вздрагивали. Адвей некоторое время стоял в нерешительности, затем тяжело вздохнул и вышел вон...
   Дарья Новикова уехала из Назаровки через три недели, уехала навсегда. Свою избушку она продала за бесценок жителю Омска. Аксенов специально напросился у управляющего подменить Колбасина, он опять находился в пьяном угаре. Средством транспортировки двух небольших чемоданов уезжавшей и ее самой, был тот же прицеп и тот же старенький "Беларусь". Дарья сидела на этот раз в кабине вместе с водителем, который ехал очень медленно. Он не спешил расставаться с женщиной, которую любил. Любил по-своему, пусть даже по-деревенски. Он многое за это время передумал. Желание уйти от жены, матери двух детей у него то появлялось, то улетучивалось. Ежели бы не дети, он перешел на противоположную сторону улицы, к своей любовнице. Дарья нравилась ему не только как женщина, но и как мыслящее существо. Да и души в ней было куда больше. Марии всего этого порою не хватало.
   Прощание было обычным, словно никто из некогда влюбленных и не разлучался. Новикова слегка чмокнула мужчину в щечку и со вздохом произнесла:
   ─ Авдейка, честно скажу... Еду к своему знакомому мужчину по принуждению... Он начальник, правда, небольшой... ─ Сжав губы, боялась расплакаться, она вновь сказала. ─ Он легочник, часто болеет... Он меня любит... ─ Затем уже сквозь слезы продолжила. ─ Он все-таки меня нашел...
   Аксенов крепко обнял свою любимую, затем слегка оттолкнул ее от себя и внимательно посмотрел на ее лицо. Оно было бледным, почти безжизненным. Затем он покачал головой, развернулся и стремительно направился к трактору. Лишь после того, как электропоезд скрылся за лесом, он остановился и ничком упал на землю. Она была холодной, словно недавно освободилась от снега. Он с силой рвал обеими руками молодую траву, из его глаз катились слезы...
   Дарья Аксенова впервые по-настоящему почувствовала неравнодушие мужчин к своей персоне в девятом классе. Произошло это совершенно случайно, во время контрольной работы по математике. Она на этот раз вообще не взяла в руки авторучку. Задание для нее было очень сложным. Не помог ей и Петька Скалкин. Он, решив все три уравнения, то и дело оглядывался на красивую одноклассницу и скалил зубы. Она подобных ребят не переваривала. Презирала она и Петьку, который все время строил из себя Лобачевского. Она нередко удивлялась его математическим способностям несмотря на то, что его родители были животноводами. Отталкивал ее и внешний вид юноши. Нос у него был большой и слегка приплюснутый. К тому же он был маленького роста, в строю стоял последним.
   Во время большой перемены к Дарье подошел Николай Иванович Лобов, учитель математики. Это был мужчина лет тридцати, тридцати пяти, среднего роста, с короткими вихрами черных волос на голове. Старшеклассники знали, что у него роман с пионервожатой школы Аллой Петровной. Котеночкина была чуть выше ростом своего друга. Был у нее и небольшой изъян на лице. На подбородке у нее почему-то росли волосы. Кое-кто за глаза называл ее "бородатой". Математик внимательно посмотрел на слегка удрученную девушку и очень загадочно произнес:
   ─ Аксенова ... Если мне память не изменяет, ты ни одного уравнения не решила. ─ Заметив явное расстройство подопечной, он оживился и с некоторой укоризной продолжил. ─ Дарьюшка, у тебя есть возможность все исправить...
   Ученица с явным непониманием уставилась на своего наставника. Ее лицо было розовым, словно спелый помидор. Еще несколько мгновений неординарной ситуации и она, без всякого сомнения, расплакалась бы. Слез удалось избежать. Лобов слегка положил свою руку на ее плечо и с улыбкой подытожил. - Дарьюшка, пойдем в учительскую... Не хочу, чтобы такое очаровательное создание имело неуд по такой мудрой и очень сложной науке...
   Дальнейшее поведение учителя школьницу несколько шокировало. Сначала он усадил ее за стол. Затем присел рядом с нею и на отдельном листе бумаге написал все решения. Аксенова переписала их в свою незавершенную работу и неспеша покинула учительскую. Итоги контрольной работы объявили через два дня. Дарья получила отличную оценку. Она этому нисколько не удивилась, удивился ее сосед. Скалкин почти всю перемену ходил возле "Ковалевской" и то и дело крутил пальцем вокруг своего виска. Развязка для слабоуспевающей по математике наступила после занятий. Она уходила из школы одной из последних. Она ни с кем из одноклассников дружбы не водила. И на этот раз она шла одна.
  На улице было уже темно, когда по дороге ее догнал Лобов. Он слегка наклонился к девушке и чмокнул ее в губы. Дарья от неожиданности вздрогнула и резко отпрянула. Ее физиономия извергала явное непонимание. Мужчина заразительно засмеялся, затем крепко сжал ее руку и очень серьезно произнес:
   ─ Дарьюшка, долг платежом красен... Я тебе отличную оценку, а ты мне поцелуй... Идет? ─ Аксенова, непонятно почему, заразительно рассмеялась, затем наклонилась к учителю и чмокнула его в губы. В тот же миг она почувствовала запах жареного лука...
  Игра в поцелуйчики ей была знакома еще с детства. Ребята и девчата часто это делали, когда играли в глухой телефон или прыгали через скакалку. Подобное какой-либо проблемы у них не вызывало, кроме одного ─ смеха...
   В этот вечер Дарья Аксенова вернулась домой очень поздно. Прогулка по лесу с мужчиной, который был значительно ее старше, удалась. За очень короткий отрезок времени она многому научилась. И не только по-настоящему целоваться. Она познала и почувствовала также и неизведанное, которое раньше для нее было запретным, табу. К ее телу впервые в жизни прикоснулись мужские руки, которые чуть-чуть дрожали. Не то от страха, не то от волнения. Она свою девственность сохранила, не отдалась мужчине. Несмотря на то, что желание сделать это, у нее лилось через край. Тормозом прелюбодеяния был сам любовник. За совращение несовершеннолетней ему грозила тюрьма. Осыпая страстными поцелуями нагую девушку, он через некоторое время слегка вскрикнул и стал издавать носом свистящие звуки. Дарья из-за темноты не видела его лицо, но знала, что подобное сопение нередко исходило из комнаты ее родителей. Лобов проводил ее до дома. Он на прощание ей сказал:
   ─ Дарьюшка, скоро я уеду в Омск, на повышение... Тебе же, скажу одно... К сожалению, в нашем обществе ум человеческий не стал престижным... ─ Слегка вздохнув, он продолжил. ─ Для подобных тебе, Дарьюшка, ум и не требуется. Ты очень красивая... Используй эту козырную карту на всю катушку... У твоих ног будут многие мужчины, да и карьера придет...
  Школьница на умозаключения наставника не реагировала. Она стояла словно истукан. Лишь иногда ее хрупкие плечики слегка вздрагивали. Кое-где ее тело испытывало зуд, не то от опавшей осенней листвы, не то от поцелуев несостоявшегося совратителя.
   В эту ночь Дарья Аксенова долго не спала. Она впервые в жизни по-настоящему раздумывала о своем предназначении на этой земле, в первую очередь, как красивая женщина. Кое-какие эпизоды из прошлой жизни ей уже стали нравиться. Еще в первом классе классный руководитель Татьяна Ивановна, представив ее перед сверстниками, обратила внимание на ее красоту. Положив руку на плечико Даши, она с нескрываемой радостью проворковала:
   ─ Уважаемые детки! Дашенька самая красивая в нашем классе, она будет представлять нас в президиуме... Она станет одной из ударниц в учебе и поведении...
  Маленькая девочка не обращала внимания на то, что лилось из уст очень пожилой женщины. Как и вообще не понимала, что означал на деле "президиум" или "ударничество". Она лишь крутила по сторонам своей маленькой головкой с темно-русыми, каштановыми волосами и улыбалась. Пророчество наставницы не оправдалось. Аксенова училась посредственно, хотя была и не без таланта. Об этом говорили не только ее учителя, но и родители. Она могла читать наизусть большое стихотворение и тут же не решить простейшую арифметическую задачу. Почему так происходило, взрослеющая особа и сама не понимала. Возможно, ей не хватало усидчивости... Была и еще одна причина, по которой она нередко получала неудовлетворительные оценки. Ее отец за время учебы детей, сменил три места жительства. Он не уживался с местными начальниками. Аксеновы сначала жили в Назаровке, затем переехали в Стрелковку, потом в Фомиху и вновь оказались в Назаровке. Были у девушки и личные соображения по поводу учебы, они шли вразрез с тем, что писали в газетах или говорили с трибуны. Она все больше и больше приходила к выводу. Ученость в стране, особенно, на селе, никому не нужна. Большинство ее сверстников или чуть постарше, как правило, оседали в деревне. Оседали не по собственной воле. Лишь единицы поступали в техникумы или институты. Она не хотела впустую грызть гранит науки или болтать о том, во что никто не верил...
   На следующий день Дарья Аксенова пришла в школу очень поздно, пришла на математику. Она была последней. Едва она открыла дверь классной комнаты, как тут же оказалась в объективе глаз одноклассников. Это происходило всегда, если кто-то опаздывал. Опоздавшие, он или она, оба или обеи, под молчание или сопение сотоварищей неспеша садились на свои места и через некоторое время принимали рабочее положение. На этот раз получилось исключение. Причиной этому был внешний вид вошедшей. Она была одета явно не по-школьному. На ней была футболка белого цвета, посредине которой красовалась позолотой буква "Д", эмблема всесоюзного спортивного общества "Динамо". Очень короткая юбка черного цвета плотно облегала заднюю часть тела высокой и одновременно стройной девушки. Однако, это было не столь вызывающе и не главное. В небольшое село Фомиха из Омска нередко залетали "фуфыры", они одевались так "модно", что порою пожилые селяне осеняли себя крестом. Молодые же от зависти тяжело вздыхали.
   Дарья на этот раз решила взять пальму первенства среди супермодных. Сначала она изменила свою прическу. Вместо большого пучка волос, который раньше перевязывала резинкой, она сделала две косички и перетянула их бантами белого цвета. Затем она подвела свои брови и ресницы. Красной помадой намалевала губы, притом очень густо. И это было далько не все в ее макияже. Она ушила свой бюстгальтер, сделала его более узким. Она долго вертелась перед большим зеркалом, стоявшим в коридорчике. Ее груди были почти такие же, как у звезд Голливуда. С чем кушали этот Голливуд она не знала. Об американском центре кинопромышленности ей рассказала Нина Рыкова, родственница ее отца. Она приехала из города Орла, из центральной части России и с некоторым презрением смотрела на "отхожих", так она называла жителей глухой сибирской деревни. Авдей и Мария, скрипя сердце, переносили чудачества непрошеной гостьи. Женщина средних лет вела себя довольно странно. Во время приема пищи из небольшой дамской сумочки она вынимала бумажную салфетку и очень тщательно протирала ложку или вилку. Чай или молоко пила с некоторой опаской, будто в них были какие-то микробы. Было у нее и другое, что вызывало удивление. Перед сном она на свою голову с редколесьем рыжих волос надевала специальную сетку.
   Дарье с городской особой по-настоящему поговорить не удалось. Желание было, но оно тут же исчезало, как только перед ней появлялась толстая женщина в очень короткой юбке. Ее ноги были не только толстые, но и сильно кривые. Однако, не все плохое было у горожанки. Дарье нравились запахи, которые от нее исходили. Она душилась в день по несколько раз. Парфюмерное средство было таким сильным, что его дурманящий аромат плохо действовал не только на людей, но и на кота Сеньку. Он при появлении источника запаха сильно рычал и убегал на улицу или в соседнюю комнату. Прощание европейки с жительницей азиатской части СССР было простым, но запоминающим. Рыкова, сделав задумчивое выражение лица, протянула девушке руку и несколько по-философски себе под нос пробубнила:
   ─ Боже, как ты несправедлив... В сибирской глуши породил красивый жемчуг, а в цивилизации... ─ Коротышка не договорила. Она всплеснула руками и быстро направилась к выходу. Времени было у нее в обрез. Авдей повез родственницу на телеге, запряженной лошадью. Гостья жаловалась на излишний шум трактора и также боялась выпачкать свой женский костюм белого цвета...
   Аксенова неспеша зацокала каблуками своих черных туфель и тут же до ее уха донесся сначала непонятный шум. Затем раздалось многоголосое не то удивление, не то возглас: "Ухты-ы-ы". Он был такой сильный, что модница, едва присев на свое место, слегка зажала руками уши. Подобное раздалось еще раз и еще раз... Дальше творилось совсем непонятное. Первым из шока вышел Колька Белов. Он приблизился к той, которая сидела впреди него через две парты. Он слегка похлопал по плечу модницы и с нескрываемой радостью сделал умозаключение, которое ее слегка ошарашило:
   ─ Дарька, ты сегодня настоящая модель нашей деревни... Ей богу, вот тебе крест... ─ Затем он посмотрел на учителя, который также был в недоумении.
  Лобов лукаво улыбнулся и, дабы не сделать происходившее в классе комедией, взял за руку ценителя красоты и посадил его за парту. Тут же раздался дружный хохот. Смеялись все, без исключения. Между тем ребята с огромным наслаждением буравили глазами стройную девушку, которая сидела за партой и слегка вздрагивала. Она и сама не понимала, почему она так сильно волновалась. От страха или от огромной радости, что красоту ее признали. Признал сильный пол, пусть даже еще и "зеленый". Ведь ее жизнь только начиналась. От потаенных мыслей и чувств ее передняя часть головы с каждой минутой розовела. Соединение каштановых волос и цвета ее лица делало девушку еще краше. Не скрывал симпатии к ней и учитель математики. Ему самому хотелось на минуту расслабиться, забыть о своем предназначении в обществе и перед этими молодыми людьми. Он тяжело вздохнул и с серьезным видом подошел к классной доске, написал пару уравнений. Затем он повернулся и бросил взгляд на питомцев. В отличие от ребят девчата сидели понуро, кое-кто опустил голову вниз...
  Он перевел взгляд на сельскую модель. И замер. Аксенова сидела, словно первоклассница. Ее красивые руки лежали друг на друге. Головка с двумя косичками вьющихся каштановых волос не двигалась. Он поднял руку кверху, словно полководец. Класс на миг затих. Затем он подошел к парте, за которой сидела виновница необычайного происшествия, и очень серьезно произнес:
   ─ Аксенова, после окончания урока зайдите ко мне... У нас непринято так поздно приходить на занятия... Учтите это, пожалуйста, на будущее...
  Старшеклассница на этот раз ослушалась своего наставника. В учительскую она не пришла. Ей было не до этого. "Красивая каштанка", так ее успел окрестить Колька Белов, делилась секретами своей прически с девушками. Она, как и раньше, класс покидала последней. Едва она закрыла калитку школьной ограды, как перед ней, словно из-под земли вырос Лобов. Он был в приподнятом настроении. Она это почувствовала сразу, как только он пожал ей руку. Затем она наклонилась в сторону мужчины, и поцеловав его в щечку, произнесла:
   ─ Николай Иванович, большое спасибо за науку... Спасибо, Николай...
   Аксенова тотчас же несколько подалась вперед и ускоренным шагом направилась в сторону дома, где снимала угол. Затем сильно побежала, словно ее преследовали бандиты. На полпути она развернулась и посмотрела на дорогу. Лобов стоял и махал ей рукой. Для него сегодня был последний день его работы в школе. Это был также и последний вечер, когда он простился с красивой школьницей. В том, что она использует его советы в будущем, он нисколько не сомневался...
  Глава вторая.
  Путевка в жизнь
  
  В небольшую деревушку Назаровка корреспондент газеты "Заря коммунизма" Анатолий Стрельников добирался очень долго. Несмотря на то, что от районного центра Называевск до нее было километров шестьдесят, а напрямую и того меньше. Причиной многочасового путешествия были капризы сибирской погоды. Служебный автомобиль "Москвич" главный редактор газеты Евгений Петрович Родионов подчиненному не дал. Боялся, что в дороге старенькая машина поломается или хуже того, водитель наедет на высоковольтный столб или одиночную березу. В жизни всякое бывало. От города до деревни Фомихи, промежуточное селение, собкор добирался на маршрутном автобусе. Добрался очень удачно, несмотря на проливной дождь, который лил как из ведра. Словно хотел затопить поля с пшеницей, с которых районные власти намеревались собрать неплохой урожай. Стрельников бывал на оперативках в сером здании, где заседала местная власть и поэтому кое-что из ее планов знал. С начальством повыше, не говоря уже из белокаменной столицы, он контактов или связей не имел. Ему, молодому человеку, разменявшему в первый день весны двадцатник, было не до этого.
   Перед ним стояли куда простые планы. Газете нужен был "свежак", новый материал. Это, первое. И второе. О большой должности он пока не мечтал. При этой мысли он улыбнулся. На хлебную должность претендовали более опытные писаки, притом со связями...
   От Фомихи до конечного пункта Стрельников шел пешком. Между деревнями шоссейной дороги не было, шел по проселочной. Она изобиловала не только канавами, но и солончаками. Изменение погоды он заметил еще в кабинете, когда с коллегой по перу обсуждал недельный план работы. Секретарь райкома партии по идеологии, курирующий газету, определил очень многое. Предстояло написать об итогах ударных вахт, посвященных Великому Октябрю и о высоких темпах уборочной, а также о лучших людях района. В Назаровку он ехал не просто так, скондачка. Ехал по просьбе учительницы истории местной школы Надежды Евсеевны Кабаковой. Она неоднократно просила редакцию написать об Иване Федоровиче Плахоте. Ветеран войны и труда, несмотря на преклонный возраст, занимал активную жизненную позицию. Мало того. Он работал на своем огороде. Работал не ради удовольствия, трудился ради эксперимента. Он доказывал, что и в Сибири все и вся может уродиться. У него были самые большие огурцы и помидоры, и главное, арбузы. Подобных овощей во всей округе не было. Продукция была отменного вкуса и качества. Огородные плоды старик не продавал. Кое-что оставлял для себя, остальное дарил школе или односельчанам. Люди в знак благодарности делились с одиночкой тем, что имели и до чего руки доходили. По инициативе Кабаковой над пожилым мужчиной шефствовали пионеры. Летом они помогали ему выращивать овощи и фрукты, зимой ходили в магазин за покупками...
   Внезапно за спиной путника раздался рокот автомобиля. Он обернулся и от неожиданной удачи улыбнулся. Водитель молоковоза был ему знакомый. Петра Исаева он часто видел, как в Называевске, так и во многих деревнях района. Он забирал молоко с ферм. О мужчине, которому было за пятьдесят, в районной газете написала Алла Ивановна Сухопарова, заведующая сельским отделом. Она работала в газете почти четверть века. Она знала не только больших и маленьких начальников, но и многих жителей района. Стрельников в отличие от профессионала и старожилы, был еще неопытным. Был "соплячком", так его порою называла Сухопарова, когда они были в кабинете или кушали за одним столом в райисполкомовской столовой. Он на это не обижался. Наоборот, он гордился своей молодостью.
   Водитель машины ГАЗ - 53 слегка притормозил и, полуоткрыв дверь, протянул путнику руку для приветствия, затем пригласил его к себе в кабину. Молодой человек улыбнулся и, привстав на подножку, в один миг оказался на сидении. И тут же откинулся на его спинку, вытер рукой пот с лица и облегченно вздохнул. Пешком он прошел максимум пару километров и уже чертовски устал. Отнимали силы бездорожье и непролазная грязь. Мешала ему и его ручная кладь, большой саквояж из кожи, где находились обычные журналистские премудрости, без которых пишущая братия не обходилась. В сумке также были туалетные принадлежности, и кое-что из съестного. Во многих деревнях столовых не было. Людей, о которых он писал, как правило, он не объедал. Несмотря на их приглашения, он вежливо отказывался. Ссылался, что перед встречей он только что плотно покушал.
   За пару километров до Назаровки при переезде через дорогу, которая разделяла огромное поле, засеянное пшеницей, молоковоз основательно забуксовал. Опытный водитель несколько раз делал небольшую раскачку вперед и назад, бесполезно. Исаев извинился за плохой сервис и тепло простился со знакомым. Сам же остался в машине. Полная цистерна молока требовала присмотра. Стрельников вновь пошел пешком. Бульканье и чавканье, которое исходило из его маленьких полусапожек во время ходьбы, не нарушали приток мыслей, которые появлялись в его голове.
   Толя Стрельников еще в детстве мечтал выбиться в начальники, хотя бы в маленькие. О большем он и не думал. Для этого у него просто-напросто не было оснований. Родителей он вообще никогда не видел. Были ли у него братья или сестры, он также не знал. Только в первом классе он понял, что он, есть круглый сирота. Раньше своей матерью он считал тетю Люду, воспитательницу в детском доме. Он часто называл ее мамой. Симпатичная женщина приносила ему леденцы. Особенно любил он петушки на палочке. Сосал карамель, как правило, после приема пищи, которая ему всегда казалось невкусной. Любил он и пирожки с картофелем. Подобный деликатес тетя Люда приносила редко.
  Несколько позже он узнал о себе еще кое-что. "Мама" очень многое рассказала ученику третьего класса, что доселе держала в тайне. Небольшой сверток, лежавший у входа в дом малюток, одна из работниц заметила сразу же. Да и заметить было невозможно. Младенец, завернутый в одеяло, сильно кричал. Подбросили его первого марта, в первый день весны. Отсюда и появилась дата его рождения. Через полгода дали ему имя и фамилию, потом оформили документы. Больше всех этим делом занималась Людмила Петровна Стрельникова. Занималась она основательно, так как имела особый интерес. Подкидыш ей с каждым днем все больше и больше нравился. Своих детей у нее не было. Причиной этому была ее внематочная беременность. Врачи сделали операцию очень неудачно. Сначала хоть какая-то надежда иметь ребенка была, потом она погасла. Женщина радовалась, когда видела, что мальчик все больше и больше походил на ее старшего брата. Те же голубые глаза, тот же цвет волос. Она сильно плакала, когда он покончил с собою. Не перенес измены любимой жены...
   Иван Стрельников был категорически против усыновления малыша. На него не подействовало и то, когда его жена показала ему свидетельство о рождении детдомовца. В метрике все было подлинное и с печатью, они родители сына... И это не перевесило чашу весов в пользу бесплодной. Мало того. Муж пригрозил ей разводом, в худшем случае. В лучшем - сообщит в милицию о подделке документов. Жена в конце концов сдалась, уступила. Почему она открыла свою тайну несостоявшему сыну? Причина была очень простой. Врачи определили у нее малокровие. Через год она умерла. Прощались с нею все обитатели детского заведения. Больше всех плакал Толя Стрельников. С тех пор много воды утекло. Каждый год в день смерти матери он ложил на ее могилу свежие цветы. Именно благодаря этой женщине, он сделал первые шаги в свою юность...
   Круглый сирота от безысходности нередко плакал. Особенно ему было тяжело в восьмом классе, он не мог определиться со своим будущим. Заканчивать десятилетку он считал бессмысленным занятием. Ему никогда не поступить в институт. Учился он неважно. Никто из наставников не представлял его инженером или учителем. Профессионально-техническое училище мальчика вообще не привлекало. Он уже кое-что был о нем наслышан. Шли дни, он все еще оставался на распутье...
  За месяц до выпуска ему повезло, причем очень сильно. В школу приехал корреспондент областной газеты "Молодежь Сибири" и попросил учеников написать о своих родителях. Стрельников к просьбе старика с небольшим клоком седых волос на голове отнесся очень серьезно. Он так "крутил" мозгами, что вспотел. Работу он сдал последним. Однако его заметку зачитали первой. Ничего особенного он не написал. Он очень коротко изложил о жизни своего деда, участника Великой Отечественной войны, умершего от ран. Еще короче написал о родителях, которые его бросили. В самом конце он приписал, что хочет учиться дальше. Николай Петрович Скрябин, гость из Омска после прочтения заметки прослезился. Его душа и сердце вновь окунулись в лихолетье прошлого.
   Он вспомнил свое детство и войну, во время которой погибли его родители и две его сестры. Ему было шестнадцать лет, когда он решил отомстить фашистам за смерть близких ему людей, за свою страну. Его попытка записаться добровольцем, успехом не увенчалась. На призывном пункте сказали, что Красная армия уничтожит врага и без его помощи. Силы молодых нужны для восстановления разрушенного народного хозяйства. Юноша, однако, не отступил. В Москве он сел в один из воинских эшелонов, идущих на запад. Через неделю он уже принимал участие в боевых действиях. За время войны на личном счету сержанта было двенадцать убитых фрицев. Артиллерийские залпы победы он встретил на территории поверженной Германии, в лазарете. Он был ранен в левую ногу. Через три десятка лет рана все еще давала о себе знать...
   Слезы старика вызвали слезы и у молодого автора. Он вообще расплакался, когда пожилой мужчина его крепко обнял и с уверенностью произнес:
   ─ Не плачь, мой внучек... Советская власть никогда не оставляла в беде тех, чьи деды и родители делали все возможное для нашей победы... ─ Школьник ничего в ответ не сказал. Он еще сильнее сжал руками, слегка вздрагивающее от слез туловище мужчины, затем тяжело вздохнул.
   Заместитель главного редактора газеты Николай Петрович Скрябин сдержал свое слово. Не без его помощи Толя Стрельников поступил в Исилькульское педагогическое училище. Он полностью находился на государственном обеспечении. Учился он с большой жадностью. Был ударником учебы. И в стенах училища ему опять в какой-то мере повезло. На втором курсе его назначили редактором стенной газеты "По заветам Ильича". Скорее всего, это было данью за его активную работу. Газета выходила два раза в месяц и, как правило, не обходилась без его заметки. Он порою был помешан на их написании, независимо какими они были по объему или тематики. Во время перерыва между уроками он с карандашом за ухом подходил к сверстникам, подавляющее большинство которых были девушки, и очень скурпулезно расспрашивал их о том или ином. Начисто заметку он писал в библиотеке. Небольшое помещение, до отказа набитое учебной и художественной литературой, подшивками журналов и газет, было одним из мест его времяпровождения. Любимой газетой будущего учителя русского языка была "Молодежь Сибири". Он был одним из первых, кто листал ее страницы. Он с замиранием сердца смотрел на маленькую колонку, где была написана фамилия главного редактора. Он радовался успехам своего наставника, его продвижению по службе. Скрябин его частыми визитами не баловал, не было свободного времени. Однако редкие встречи у каждого из них надолго оставались в памяти, они заряжались друг от друга, правда, каждый по-своему.
   Для подопечного его наставник был особый человек, человек-легенда. Он сразу же привязался к нему, не только как к деду, но и как к старшему по возрасту мужчине. Он хотел в какой-то мере восполнить отсутствие отца. В подобном существе он нуждался всю жизнь, особенно в тяжелые ее моменты. У него проступали слезы, когда Скрябин приезжал на день его рождения. Он, переступив порог училища, сначала заходил в преподавательскую комнату, интересовался успехами своего "внука". Затем его разыскивал и они тут же шли гулять по Исилькулю. Небольшой городшико нравился юноше. В паре с "дедом" ─ нравился вдвойне. Он почти всегда ходил с полуоткрытым ртом от изумления. Причиной этому была полнейшая осведомленность его наставника о районном центре. Скрябин останавливался перед тем или иным учреждением или памятником и рассказывал об истории его возникновения. Внук внимательно слушал, иногда задавал вопросы. Получив исчерпывающий ответ, он тяжело вздыхал. Душой он не кривил.
   О городе он так подробно не знал. Если и знал, то небольшую толику. Исилькуль, например, получил свое название от находящегося рядом озера. Его название с казахского переводилось как "гнилая вода". В переводе же с тюркское это название означало "очарованное, долгожданное". Мало знал он и о своем училище, история которого началась с 1929 года, когда курсы школьных работников были преобразованы в педагогический техникум. В 1955 году в связи с резким сокращением численности учащихся начальных классов, причиной этому была война, педучилище было закрыто. В 1965 году оно вновь открылось...
   Внук также не обманывал себя, что его, уже взрослого парня, брала в свои объятия гражданская жизнь, где не было ни учителей, ни строгого воспитателя дяди Пети. Не проходило и пяти минут, чтобы в общежитии не раздавался его громовой голос. Больше всех офицера запаса боялись девушки, особенно, выпускного курса. Они нередко покидали жилое помещение для совместного проживания и бежали в городской парк покататься на чертовом колесе или покачаться на качелях. Были и те, кто заводил дружбу с парнями. Таких были единицы. "Невесты" были на особом учете у воспитателя и у директора училища...
   Скрябин перед тем, как проститься с внуком, вынимал из кармана пиджака тряпочный кошелек и извлекал из него купюру синеватого цвета. Пятирублевка была основной бумажкой, которой удосуживался его подопечный. Он тут же слегка кланялся и почти по-мужски обнимал своего благодетеля. Затем они направлялись к старенькому "Москвичу" и тепло прощались. Как правило, мужчины не выдерживали, слезились. Едва легковушка исчезала из виду, Стрельников бежал к небольшому торговому лотку, расположенному на перроне вокзала, и покупал сто граммов конфет "Золотой ключик". Он неспеша снимал обвертку с одного из кондитерских изделий и также неспеша ложил его в рот. Он с большим наслаждением и очень долго сосал конфету, она была не только сладкой, но и издавала приятный запах.
   Перед праздником Великого Октября в педагогическом училище объявили конкурс наглядной печати. Стенная газета выпускного курса была признана лучшей. От имени районного отдела народного образования ее редактор Стрельников получил благодарность, редколлегия ─ ценный подарок, фотоаппарат. Для специалиста по редактированию ФЭД был не новинкой. Он пару недель занимался фотоделом в кружке при Доме железнодорожников. Потом его забросил. Не было времени и желания. За день до всенародного праздника редактор получил специальное задание от директора педучилища. Оно было для него не только неожиданным, но и очень ответственным.
  Сипаев Иван Афанасьевич, бывший работник райисполкома в двухэтажное здание, где "ковались" учителя начальных классов, пришел недавно. Средних лет мужчина свое основное "производственное" время проводил в кабинете, что-то писал или звонил по телефону. Переговорное устройство было единственным в заведении, поэтому заместители директора или кое-кто из учителей довольно часто стояли гуськом возле кабинета своего шефа. Едва он выходил, как тут же очередник бросался к аппарату. За неделю до праздников очереди исчезали. Все и вся готовилось к торжеству. Действовал категорический приказ директора. В "святые" дни никто не должен шляться без дела, тем более, звонить. Только работа и примерное поведение каждого ─ есть достойная встреча праздника. "Сипай", так прозывали директора, в эти дни также был начеку. Он сидел в кабинете возле телефона и ждал указаний из райкома партии или отдела народного образования. Отлучался он очень редко, исключение ─ естественные надобности. И на этот случай он давал наставления своей секретарше.
   Стрельников очень робко постучал в дверь кабинета, затем несколько переждал. Какой-либо реакции изнутри не последовало. Он слегка приоткрыл дверь и переступил порог. И на этот раз сидевший за столом мужчина его не заметил. Сипаев сидел неподвижно, сидел с закрытыми глазами. Вошедший слегка хмыкнул себе в кулак, затем громко кашлянул. Последнее он сделал непреднамеренно. В комнатах общежития, где на двухъярусных кроватях спали учащиеся, уже неделю было страшно холодно. Из-за внезапных крепких морозов перемерзли трубы. В каком месте это произошло, коммунальные службы города до сих пор еще не определили. Кое-кто из учащихся простыл, причем он сильно.
   Сипаев неспеша открыл глаза и, набросив на свой нос очки, скороговоркой произнес:
   ─ А-а, товарищ Стрельников, прошу присаживаться к моему столу... ─ Отодвинув в сторону пачку бумаг, он с деловым выражением лица продолжил. ─ Я, честно говоря, от повседневных забот порядочно устал... ─ Затем он за руку поприветствовал своего питомца и вновь сказал.
   ─ Я только сейчас думал, как нам с тобою, Анатолий Иванович, по-настоящему, с коммунистическим размахом встретить главный праздник человечества...
   Юноша, сделав озабоченное выражение лица, придвинул к себе стул и осторожно на него опустился. Затем из кармана брюк он вынул записную книжку и авторучку. Деловой вид молодого человека и его готовность к работе, оживили сухопарого мужчину. Он подал свое туловище несколько вперед, к собеседнику и, сделав короткий вдох и выдох, с серьезной миной произнес:
   ─ Я уже набросал план работы... ─ Слегка улыбнувшись, продолжил. ─ Толя, мой дорогой, в нем также предстоит поучаствовать и тебе...
  Стрельников внимательно посмотрел на своего шефа. Его физиономия была чересчур серьезной, даже в какой-то степени одухотворенной. Сипаев покачал головой, потом с некоторым пафосом подытожил:
   ─ Анатолий Иванович... Нашу работу будет экзаменовать первый секретарь горкома партии и другие ответственные товарищи...
   Порученец с большим вниманием выслушал указания своего начальника, кое-что зафиксировал письменно. В эту ночь он довольно часто ворочался. Ворочался не от холода, который свирепствовал в спальном помещении. Ворочался от важности и ответственности предстоявшего задания. Оно и на самом деле было таковым. Сфотографировать первого секретаря горкома партии среди его свиты стоило больших усилий и для профессионала. Лично сам Сипаев или же Скрябин это бы сделали без проблем, им это, что семечки щелкать. Ему же надо было работать и работать... Беспокойная ночь для юного фотографа не прошла даром. В его голове созрел план действий, хороший или плохой он, покажет время...
   На следующий день Стрельников встал на вахту, прямо у центрального входа в трехэтажный особняк, расположенный в центре города, неподалеку от железнодорожного вокзала. Черная Волга "ГАЗ - 24" к парадному крыльцу оплота местной власти подкатила только к обеду. Из машины вышел небольшого роста мужчина с черной папкой под мышкой. На нем было черное пальто и такого же цвета шапка. Он быстро поднялся на крыльцо и тут же скрылся из виду. "Часовой" не то от страха, не то от жуткого мороза, который пробирал его до самых костей, прикусил себе губу. Он не думал, что большой начальник так быстро проскочит мимо него. Неудачник вздохнул и вновь направился к учебному корпусу. Во время пути он напрягал все свои физические и умственные силы, чтобы воспроизвести портрет начальника. Не удавалось. Особенно, его нос. Маленький или большой он был, он так и не мог толком вспомнить.
  Своими бедами он поделился с директором училища. Сипаев, узнав о том, что его подопечный в прямом смысле провалил порученное дело, сначала нервничал. Даже слегка скрипел зубами. Потом гнев сменил на милость. Он улыбнулся и подошел к книжному шкафу. С верхней полки взял небольшой рулон, перевязанный бечевкой. Порученец, как только перед собою увидел большую фотографию, с облегчением вздохнул. Улыбнулся. Мужчина, стоявший на высокой трибуне в окружении очень серьезных особ, был чем-то похож на того, кого он совсем недавно видел возле серого здания.
   Улыбнулся и Сипаев. Он слегка взъерошил волосы на голове питомца и весело произнес:
   ─ Эту фотографию Половозова я в прошлом году у районного начальства умыкнул... Они все любят фотографироваться...
  Стрельников на реплику директора не ответил. Он стоял с серьезным выражением лица. Его голубые глаза пылали, словно факел у литературного героя Данко. Его очередной план, без всякого сомнения, завтра сработает...
   Участники праздничной демонстрации на главную площадь города Исилькуля, носившую имя вождя пролетарской революции, начали стекаться с раннего утра. Некоторых из них, в первую очередь, из отдаленных деревень, привозили автобусами или на грузовых машинах. Кое-кто приезжал и на собственном транспорте. По всему городу были расставлены наряды милиции и дружинники. С каждой минутой людей становилось все больше и больше.
   Анатолий Стрельников был не в духе. Его попытка найти какое-либо возвышение, подобие холма или даже столба, провалилась. И очередной вариант ему не удался. Он подошел к высокой трибуне, обтянутой красным кумачом, и попытался на нее взойти. Не получилось. Перед ним в миг появились два милиционера в черных полушубках, на ремне у каждого была кобура с пистолетом. Большие дяди почти одновременно взяли его за шиворот, и оттащив в сторону, недовольно пробурчали:
   ─ Паря, еще раз попадешься нам на глаза, пеняй на себя... Черный воронок тебе обеспечен... Понятно, гражданин?
  Юноша низко опустил голову и почти плаксивым голосом заверил:
   ─ Больше не попадусь, товарищи милиционеры... Честное слово, не попадусь... ─ Затем он дал деру. Он всю жизнь боялся милиционеров. И не только он один...
   Главные часы города, стоявшие на специальной подставке, неподалеку от гостиницы "Сибирь", единственной в районном центре, показывали половину десятого утра, когда на высокую трибуну взошла небольшая стайка местных начальников. Внешний вид элиты разительно отличался от многоликой толпы. Они были одеты в добротные пальто черного цвета. Такового же цвета были и их норковые шапки. На груди каждого из них были прикреплены большие красные банты. Через некоторое время к трибуне в сопровождении двух гражданских и наряда милиции подошла большая группа людей. Это были передовики производства, ветераны войны и труда, а также представители молодежи. Они расположились по обеи стороны от местной когорты.
   Порученец подошел к трибуне и пробежал по ней глазами. Половозова среди стоявших почему-то не было. Его переживания были недолгими. Через пару минут к трибуне подъехала черная "Волга и из нее вышел уже знакомый ему начальник. Он был таким же важным, как и день назад. Под мышкой у него была та же папочка. Едва он поднялся на трибуну, как некогда серьезные чиновники расцвели в подобострастной улыбке и каждый по очереди стал протягивать ему руку для приветствия. Едва Половозов подошел к микрофону, в самый центр искусственного возвышения, к нему тотчас же подбежала молодая девушка. Она сделала пионерское приветствие и приколола к его груди красный бант. Из свиты раздались жидкие аплодисменты.
  Местный царь расцвел в улыбке, и повернувшись к многоликой толпе, лениво помахал ей рукой. Юный фотограф на некоторое время забылся. Большое скопление людей, обилие плакатов и транспорантов ему нравилось. Даже очень. Он повернулся в сторону демонстрантов, затем перевел взгляд на "правительственную трибуну", временно сколоченное из досок сооружение. И тут же осекся. Он чуть было не забыл о важном задании Сипаева. Он сделал несколько шагов вперед и остановился. Перед ним вновь выросли два милиционера, они уже были ему знакомые. На этот раз они действовали куда решительнее, чем несколько минут назад. Один из них, физиономия которого чем-то напоминала розовый томат, с силой взял его за руку и потянул его за трибуну. Стрельников от боли вскрикнул и с отчаянием стал упираться ногами. Не помогло. Силы были явно неравные. Он уже не сомневался, окажись он за живым оцеплением, состоявшим из милиционеров и дружинников, ему никогда не сделать снимок главного человека города. Только по этой причине он дико завопил.
  Завопил так громко, что на это обратил внимание седовласый офицер-милиционер, стоявший неподалеку от трибуны. Он быстро ринулся к месту происшествия, подошел к краснолицому. Затем лихо козырнул и с недовольным видом прокричал:
   ─ Товарищ сержант, чем Вы занимаетесь? Что противоправного сделал это мальчишка? ─ Подчиненный выпустил из рук свою жертву, и вытянувшись по струнке, еле слышно пробормотал себе под нос:
   ─ Товарищ подполковник... Этот гражданин находится на незаконном месте и вызывает определенное подозрение...
  Начальник районного отдела милиции подполковник Филимонов, на плечах которого лежала ответственность за обеспечение безопасности праздничной демонстрации, слегка ухмыльнулся и повернулся в сторону социально опасного элемента. Высокий юноша в осеннем полупальто черного цвета, из глаз которого бежали слезы, как ему казалось, не мог нарушить правопорядок. Он вновь посмотрел на подчиненного и очень спокойно произнес:
   ─ Товарищ Морилкин... Вы делайте в нашей службе первые шаги, но не с этого надо начинать... ─ Сержант с унылым выражением лица утвердительно кивнул головой и отчеканил:
   ─ Так точно, товарищ подполковник... Не с этого надо начинать...
  Тут же раздался чей-то командный голос. Участники конфликтной ситуации почти одновременно повернулись в сторону трибуны. Высокого роста мужчина с красным бантом на груди через громкоговоритель объявил, что через пять минут начинается движение колонн. Стрельников слегка вздрогнул, затем посмотрел на офицера милиции. На какой-то миг взгляды мужчин пересеклись. И тут же он услышал несколько хриплый голос:
   ─ Ну, а ты, гражданин хороший, почему здесь болтаешься? Ведь твое место в колонне, правильно я тебе говорю?
   "Правонарушитель" сначала ничего не ответил. Он стоял и внимательно буравил глазами уже не столь страшного для него начальника. Мысль похвастаться тем, что он внук главного редактора Скрябина, в его голову пришла совершенно неожиданно. Он с облегчением вздохнул и почти на одном дыхании выпалил:
   ─ Товарищ подполковник... Я здесь по поручению моего деда Скрябина... Он главный редактор газеты... ─ От внезапного потока лжи он запамятовал название газеты. Слегка покраснев, он набрал в свои легкие солидную порцию морозного воздуха и продолжил. ─ Он, он у меня самый большой начальник...
   Филимонов заразительно засмеялся. Был ли на самом деле этот паренек внуком главного редактора областной газеты "Молодежь Сибири" или нет, для него какой-либо роли не играло. Он знал лишь одно. Скрябин Николай Петрович в трудную минуту его жизни оказался порядочным человеком. Трагедия произошла ранней весной. Единственный сын майора Филимонова, скорее всего, был ровесником стоявшего перед ним юноши, поехал на рыбалку. Компашка оказалась в самом центре большого водного массива. Солнце уже припекало, надо было идти к берегу. Да и рыба вообще не шла. Костя не сдавался, он следовал примеру отца. Он никогда и ни при каких обстоятельствах без добычи домой не приходил. Только к вечеру рыболовы оставили лунки. Сын милиционера был удачливее. В его ведерке бултыхалось около десятка карасей, у напарников по одному. К берегу шли гуськом. Филимонов шел последним. Он сильно растерялся, когда в один миг под ним обрушился лед и он оказался в холодной воде. Юноша с отчаянием хватался руками за ледяное покрытие, но полупрозрачнее тонкое одеяло почему-то рушилось и рушилось. Из друзей ему никто не помог. Да и помочь было невозможно. Лед рушился и рушился. Они сняли с себя шарфы и связав их, словно веревку, бросили ее утопавшему. Силы его оставляли с космической скоростью. Вскоре он оказался под водой...
   Скрябин один из первых узнал о горе начальника следственного отдела милиции. Он сразу же приехал к нему домой. Он делал все, чтобы утешить молодого мужчину. Вскоре в областной газете появилась статья о происшедшем... И сейчас мальчишка, стоявший перед Филимоновым с несколько понурым видом, чем-то напоминал ему внезапно ушедшего из жизни сына. Он тяжело вздохнул и произнес:
   ─ Ну, как мне не знать Николая Петровича... Его многие в области знают... Очень хороший человек...
  Неожиданный поворот событий вдохновил юного лгуна. Он тут же вытащил из-за пазухи фотоаппарат и с некоторым лукавством сказал:
   ─ Товарищ подполковник... Мой дедушка поручил мне очень важное задание...
  Он слегка приподнялся на цыпочки и нашептал на ушко мужчины свое специальное задание. Филимонов внимательно все выслушал, рассмеялся. Ему было не в первой, когда к нему обращались не только местные газетчики, но и из области. И все они, как один, просили его рассказать о чем-то необычном из его службы, что могло привлечь внимание читателей.
   Вновь раздался зычный голос. Тотчас же заиграл военный оркестр. Бравая музыка воодушевила офицера и фотографа. Филимонов взял юношу за руку и повел его к милицейскому УАЗу, стоявшему неподалеку от трибуны. Затем открыл переднюю дверь кабины, и заметив некоторое недоумение на лице молодого человека, с уверенностью произнес:
   ─ Ну, юный гражданин страны Советов... Моя машина в твоем распоряжении... ─ Фотограф опять стоял в недоумении. От милиции он хотел помощи, а получалось совсем другое... ─ Офицер в один миг развеял его сомнения. Он широко улыбнулся и очень доверительно продолжил. ─ Моя машина ─ вышка, с которой тебе будет легче снимать демонстрацию, в том числе и главного начальника... ─ Больше ему что-либо объяснять не пришлось. Внук Скрябина ловко запрыгнул в салон автомобиля и вытащил фотоаппарат...
   Двадцать кадриков пленки израсходовал Стрельников, чтобы запечатлеть первого секретаря горкома партии. Только три кадрика ушло на других демонстрантов. В правильности сделанного он нисколько не сомневался. Половозов и никто иной из многотысячной толпы был самый главный и самый важный. Юный фотограф один из последних покинул главную площадь города. Покинул лишь тогда, когда к правительственной трибуне подъехала черная "Волга" и уже знакомый, а может даже и очень знакомый ему мужчина в драповом пальто неспеша открыл дверь и плюхнулся на заднее сиденье...
   В учебный корпус педагогического училища, расположенного на улице Ленина, порученец не шел, а бежал. Причиной этому было не столько голод, а сколько желание поделиться с Сипаевым результатами своей работы. Он свернул на улицу Советскую, она вела к серому особняку местной власти. Отсюда до училища было рукой падать. Юноша, у которого было приподнятое настроение, то и дело пинал ногами небольшие снежные льдинки или все то, что попадалось ему на пути. Перед галереей передовиков производста, прямо перед знакомым зданием, под ногу ему попалась пустая бутылка из-под пива. Он отошел назад и, слегка разбежавшись, с силой пнул стеклянный сосуд. От удара бутылка пролетела несколько метров, затем, резко изменив направление, ударилась об один из металлических стендов. Раздался треск. Осколки разбитого стекла полетели в разные стороны. Пешеход, словно ничего не случилось, ехидно улыбнулся и продолжил движение. Неожиданно позади него раздался голос:
   ─ И опять эта шпана из детдома не дает людям спокойно отдыхать... Все ломают, все воруют...
  Сирота повернулся назад и слегка опешил. Перед ним стояли две девочки, они были хорошо одетые. Его поношенное полупальто явно контрастировало с их богатым одеянием. Девочка, что была чуть повыше своей подруги, была одета в меховую курточку с застежками-шнурками. На ней также были белые полусапожки. Вторую особу он не стал разглядывать. Он уже нисколько не сомневался, что они приехали из Омска или имели богатых родителей. Подобные же ему, никогда таких нарядов не имели. Раздумывать о социальных проблемах советского общества ему больше не пришлось.
  Высокая незнакомка почти вплотную подошла к нему и прошипела:
   ─ Ты, деревня... Зачем ударил передовика производства? Так и все можно сломать...
  Стрельников не выдержал. Он напрягся и ударил рукой в плечо назидательницы. Она не упала, лишь слегка накренилась назад. Затем резко выпрямилась и с силой ударила его в грудь. И тут же прокричала:
   ─ Ты, вонючий детдомовец... С кем ты дерешься? Ты знаешь, кто мы такие? ─ На помощь ей пришла подруга. Она обеими руками вцепилась в обидчика своей сестры и со слезами на глазах произнесла:
   ─ Наш папа первый секретарь горкома партии, а мы его дети... Ты поняла, обезъянка детдомовская... ─ Несколько переведя дух, она в таком же тоне продолжила. ─ Вот сейчас пойду и позвоню в милицию... Она тебя заберет...
   Будущий учитель начальных классов на какой-то миг опешил. Опешил не от бешеного натиска незнакомок. Опешил и не от того, что его припугнули милицией. Людей в погонах и с оружием он раньше всегда боялся. Сегодня же он понял, что милиция не такая уже и грозная. Погоны носили и хорошие люди, как подполковник Филимонов. Однако и он, начальник, боялся Половозова. Поклоняться партии, вождям, великим людям Толю Стрельникова учили с самых пеленок, в детском доме и в школе. Учили этому его и в педучилище.
  На каждом уроке его наставники, независимо от возраста и учебной дисциплины, трындили, что коммунистическая партия самая мудрая в мире, а ее славный комсомол, в ряды которого он год назад вступил, есть ничто иное, как ее резерв. Они также обожествляли и местное руководство. Он многое слышал о первом секретаре горкома партии и о председателе городского совета, о других вождях местной власти. Слышал, но в лицо их не видел. Районная газета "Знамя коммунизма" довольно часто помещала их фотографии на своих страницах. Они почему-то не всегда походили на живых людей...
   На какой-то миг Стрельников представил самое страшное, что может произойти с ним в недалеком будущем. Его, как детдомовца, за физическое оскорбление детей самого главного начальника отправят в детскую колонию... От страха он сжался и медленно опустился на корточки. Дыхание его стало тяжелым, по телу пробежали мурашки. Как вести себя дальше, он не знал... И тут же он почувствовал на своей спине что-то тяжелое, которое двигалось и одновременно было теплым. Из этого еще ему непонятного живого раздавались человеческие голоса и исходило прерывистое дыхание. Он приподнял голову кверху и сжал зубы. Девочки сидели на нем и били кулаками то по его спине, то по его голове. Какой-либо боли полусидевшее существо, которое называлось человеком, не чувствовало. Оно лишь тяжело вздыхало и сквозь слезы улыбалось. Живая особь имела достаточно сил, чтобы не только дать отпор насильникам, но и их победить. Она не делала этого по одной причине. Она боялась оказаться за решеткой...
   Внезапно сирота почувствовал облегчение, не ощущал он и ударов. Тут же чьи-то сильные руки его приподняли и поставили на землю. Он слегка вытер слезы и увидел перед собою высокого мужчину. Незнакомец улыбнулся и покачал головой. Затем он сказал:
   ─ Ну, что, детский сад, девчонки тебя обижают? И ты сдачи им не можешь дать?
  Поверженный ничего не ответил. Он только слегка всхлипывал и изредка вытирал слезы. Рассказывать о том, почему он не дал сдачи отпрыскам большого начальника, ему не хотелось. Да и в этом не было уже никакой необходимости. Его спаситель шагал в сторону железнодорожного вокзала. Стрельников неспеша отряхнул с себя снег и двинулся дальше. Едва он прошел галерею передовиков социалистического соревнования, как перед ним опять появились дочери Половозова. На этот раз он оставил свою нервную систему в покое. Он повернул лицо в сторону и гордо продефилировал мимо обидчиц. Затем остановился. Мысль их сфотографировать в его голову пришла неожиданно. Он быстро развернулся и, вытащив фотоаппарат из-за пазухи, нажал кнопку оптико-механического устройства. Потом еще раз и еще раз. Девочки, скорее всего, не заметили этого. Они стояли возле большого портрета и о чем-то весело болтали.
   В кабинет директора порученец попал не сразу. Сипаев и его заместители, а также секретарь партийной организации анализировали прохождение подопечных во время праздничной демонстрации. В целом педучилище прошло хорошо, без приключений. Позитив уже был предопределен заранее. Перед оперативкой позвонили из горкома партии и поблагодарили директора за организаторские способности. Лишь после того, как в кабинете наступила тишина, фотограф постучал в дверь. Сипаев сидел за столом и что-то записывал в свой талмуд. Увидев порученца, он вышел из-за стола и с распростертыми руками пошел навстречу к тому, кого ждал с большим нетерпением. Откровенно говоря, он не верил в успех своего спецзадания. Слишком сложным оно было для подопечного. Однако, в жизни все бывало. Ни одни боги обжигали горшки. При этой мысли он широко улыбнулся и стал снимать с вошедшего его ветхое полупальто. Подобная одежда была у всех мальчиков, кто жил в общежитии. По одежке местные жители сразу определяли, что за фрукт или тип стоял перед ними.
   Стрельников быстро освободился от одежды и положил фотоаппарат на стол директора. Сипаев кое-какие познания имел в фотоделе. Он покрутил рычаг, и сделав серьезное выражение лица, еле слышно произнес:
   ─ Ну, Толик, ты как заправский специалист... Почти тридцать кадриков отщелкал...
   Учащийся на реплику директора не отреагировал. Промолчал. Сделав серьезную мину, он присел за стол и рассказал ему о своем рабочем дне. О стычке с дочерьми Половозова он не сказал ни слова. Сипаев поблагодарил его и на прощание произнес:
   ─ Анатолий, громадное тебе учительское и партийное спасибо... Остальное дело за мною... ─ Затем он похлопал юношу по плечу и уверенно добавил. ─ У нас с тобою первый блин комом не будет...
   Подопечный почему-то неестественно выдавил из себя улыбку и быстро закрыл за собою дверь. Эту ночь он долго не мог заснуть. Все ворочался. Иногда ему казалось, что из своей неопытности он специальное задание запорол. Чем больше он думал, тем больше в его голову приходили далеко невеселые мысли...
   Через два дня Стрельникова вызвали в кабинет директора. Вызвали прямо с урока. Невзирая на личное указание Сипаева, ни перед каким предлогом учащихся с занятий не снимать. Он об этом знал и поэтому сильно испугался. Он уже не сомневался, что ему предстояла взбучка по поводу неудавшегося спецзадания. Некоторое время он ходил по пустому коридору, пока осмелился идти к начальнику. Его руки дрожали, когда он открыл дверь его кабинета. Едва он переступил порог и тут же замер. К его удивлению, директор был не один. Рядом с ним сидел молодой мужчина с шевелюрой черных волос.
  Увидев вошедшего, они почти одновременно покинули свои стулья и ринулись к Стрельникову. Кучерявый первым протянул ему руку и несколько женским голосом прощебетал:
   ─ Анатолий Иванович, ты право, настоящий герой нашей области... ─ Затем, прижав к себе юношу, он добавил. ─ Скажу откровенно... Завтра же твоя статья будет обсуждаться на заседании нашего отдела...
   Стрельников несколько отпрянул назад. Затем стал таращить глазами то на одного, то на другого мужчину. Без всякого сомнения, его с кем-то просто-напросто путали. Лично он сам, не говоря уже о родителях, которых он никогда не видел, не был героем... Дальнейшее вообще его поразило. Сипаев слегка наклонил голову перед своим питомцем, словно благодарил его за что-то важное и необычное, затем по-отцовски его обнял. Обнял и продолжил в его адрес радостную эйфорию, только что начатую инструктором горкома партии Соловьевым. Директор педучилища частенько посещал кабинет идеологического работника. Докладывал ему о проделанной работе, просил совета или ценных указаний. Иван Афанасьевич не изменял своему кредо: лучше прилежно исполнять указания вышестоявшего шефа, чем проявлять личную инициативу. Петр Петрович в училище был очень редко. Ежели и был, то только с контрольными функциями. Сегодня же было исключение...
   Причиной его неожиданного визита явилась статья юного корреспондента Толи Стрельникова в газете "Молодежь Сибири". Она была помещена на первой странице одного из популярных изданий области. Здесь также были две фотографии: фотография первого секретаря Исилькульского горкома КПСС Половозова и фотография его дочерей, Тани и Светы. Все местные руководители знали своего партийного вождя, кое-кто интересовался и его родственниками. Не дай Бог, попадешь впросак! Неприятностей не оберешься. Соловьев в самом начале своей работы в сером здании уже обжегся.
  Однажды он устроил настоящий разгром парторгу и директору дорожно-строительного управления. Коммунистов в нем было раз, два и обчелся. В том, что Ивасько и Балабанов самоустранились от низов, ответственный работник горкома убедился лично сам, когда нагрянул к ним с проверкой. Этим же вчером он совершенно случайно узнал от дежурного милиционера, кто есть на самом деле Балабанов. Он был родным братом Половозова, только под другой фамилией.
   От неудачного визита в низовое звено партии за одну очень неспокойную ночь в густой шевелюре Соловьева появилось около дюжины седых волос. С этого момента он уже никогда не направлял, не говоря уже о том, чтобы командовать коммунистами ДСУ. Даже телефонограммы от имени заведующего отделом или секретаря по идеологии он не посылал. Не совал он нос и в некоторые другие организации. И все по той же банальной причине. Во главе районного банка была супруга Половозова. Мясокомбинатом заправлял его лучший друг, с которым он когда-то и где-то учился...
   Кучерявый мужчина на засилие родственников или друзей главного шефа в структурах местной власти нисколько не обижался. При царях и Генсеках подобное было и еще очень долго будет. И никому не в силах это изменить. В том числе и неписаные этикеты. При любой встрече с Половозовым, как и с членами его семейства, подчиненные лебезили и заискивали. Мужчины вежливо расшаркивались и снимали со своих голов шляпы или пыжиковые шапки. Женщины кокетничали. Они все делали это ради одного. Они хотели остаться у кормушки, невзирая на то, кто перед ними стоял, пожилой мужчина или полупьяный сопляк...
   Петр Соловьев делал все возможное и невозможное для прославления местного вождя. Принять участие в этой миссии он считал делом особой важности. Не стал исключением и день сегодняшний. Утро началось хорошо, лучше не придумаешь. Он и тройка ему подобных, почти час сидели в кабинете и били баклуши. Они ждали указаний от своей шахини Максимовой, секретаря горкома партии по идеологии. Ее все еще не было. Причиной этому было совещание у Половозова. Максимова появилась только к одиннадцати часам утра и попросила подчиненных собраться в ее кабинете. Седая женщина в строгом темном пиджаке и черной юбке ниже колен была в приподнятом настроении. Как только дверь просторного помещения закрылась, она показала первую страницу главной молодежной газеты области. Клерки, словно по команде, привстали и уставились в одну точку.
  Свежий номер газеты никто из них еще не читал. Оставляли на обеденный перерыв. Соловьев снял очки и от удивления тихо крякнул. На него смотрел Половозов, его лицо светилось улыбкой. На груди импозантного мужчины был красный бант. На другой фотографии, размером поменьше, были его дочери. Идеолог присел и слегка отпрянул на спинку стула, затем сделал независимое выражение лица. Нечто подобное было и на физиономиях его коллег. Определенное равнодушие в какой-то мере насторожило Аллу Николаевну. Она громко хмыкнула и, уставившись на Соловьева, которого страшно ненавидела за его медлительность и недостаточное чинопочитание, прошипела:
   ─ Петр Петрович, я что-то не понимаю... Мне представлялось, что Вы вникли в суть дела, которое необходимо поднять на уровень современных требований...
  Мужчина с кучерявыми волосами резко вскочил и, сделав умилительную улыбку, тут же отпарировал в чисто партийном стиле:
   ─ Алла Николаевна, я Вас прекрасно понял... Статья заслуживает пристального внимания... Я целиком и полностью поддерживаю Ваше мнение, Алла Николаевна...
  Перед тем, как отправить курьера в педучилище, Максимова с очень серьезным выражением лица еще раз напомнила ему о важности дела:
   ─ Петр Петрович, не забудьте, что товарищ Половозов очень положительно прорегировал на эту информацию... ─ Подчиненный сделал серьезное выражение лица, и слегка сжав кулаки, словно ему предстояло отразить полчища неведомых врагов, уже в который раз заверил свою начальницу:
   ─ Я с честью выполню Ваше указание, Алла Николаевна... Сделаю все возможное для повышения авторитета нашей партии, Алла Николаевна...
   Сипаев, преданно посмотрев на посланника городского комитета партии, слегка оттолкнул от себя питомца, затем вновь прижал его к своей впалой груди и очень доверительно произнес:
   ─ Толя, Анатолий Иванович... Наше специальное задание прошло на ура... О тебе, воспитаннике Исилькульского педагогического училища знает вся область... ─ Он вновь бросил взгляд на визитера из горкома партии, у кучерявого от важности предстоявшей работы полукруглое лицо испускало лучи радости и вдохновения, и проревел. ─ Да какая тут область? От тебе, мой Толя, знает вся наша огромная страна...
   Скудную информацию о происшедшем и необычное восхищение взрослых мужчин будущий педагог все еще не понимал. Он стоял неподвижно, несколько набычившись. Первым его равнодушие заметил Соловьев. Он взял со стола газету, легонько оттолкнул Сипаева в сторону и вплотную приблизился к молодому герою. Несколько мгновений он стоял и молчал. Ждал, когда его слюна, обильно выделившаяся на почве радости, опустилась на самый низ желудка. Затем он взял учащегося в охапку и усадил его за стол директора. Стрельников не сопротивлялся, он все еще не понимал, что от него хотели. Лишь после того, как кучервый ткнул ему пальцем в газету, он понял. Эту большую статью ему предстояло прочитать и потом, возможно, пересказать. Он придвинул к себе стул и вслух прочитал заголовок статьи:
   ─ Советская молодежь следует заветам своих отцов ... ─ И тотчас же раздался голос Соловьева. ─ Анатолий, прочитай эту статью, только очень внимательно... А мы с Иваном Афанасьевичем пойдем перекурим... А то мне жарко стало...
   Юноша уставился в газету. Статью он прочитал два раза. Внимательно рассмотрел и фотографии. И от неожиданности он растерялся, даже вспотел, когда в самом низу страницы увидел свою фамилию. Он вновь прошевелил губами и сжал зубы. Он, Толя Стрельников никогда не был корреспондентом областной газеты. Да и все, что было написано, многое было ложью. Он присмотрелся к фотографиям. Половозов с большой натяжкой походил на настоящего. Да и его дочери раньше были без красных флажков... Несколько позже Стрельников узнал, что директор педучилища статью от его имени написал лично сам. Монтаж с фотографиями сделал его сын, работавший в отделе фото районного Дома быта. Все остальное, что было самым главным, легло на плечи Скрябина Николая Петровича...
   Специальный корреспондент газеты" Заря коммунизма" Называевского городского комитета КПСС, шедший по проселочной дороге в сторону Назаровки кисло усмехнулся. Много воды с тех пор утекло. За эти годы у него было плохое и хорошее...
   Светловка, так называлась небольшая деревушка, куда направили учителя русского языка, не имела географического обозначения на районной карте, не говоря уже о большем. Селение мельчало и мельчало. Не проходило и месяца, чтобы из него не уезжали. Большая текучка была и среди учителей. В этом новенький убедился сразу же, едва переступил порог полуразвалившегося барака из камышита. Торжественную линейку, посвященную новому учебному году, открыл директор, мужчина лет шестидесяти. Через неделю вместо него появилась новая директрисса. Пожилая женщина очень редко была на своем рабочем месте, она почти каждый день ездила в районную поликлинику. Затем, сославшись на нездоровье, она уехала в Омск и больше не появилась. Вакантное место предложили новенькому, единственному мужчине среди учителей. За работу он взялся рьяно. В школе пропадал день и ночь, но ощутимого результата не было. Ветхая постройка разваливалась на глазах, ничтожной была и материальная база для обучения. Ему в благородном деле никто не помогал, ни местная власть, ни родители учеников. На собрания приходили единицы, как правило, матери или бабушки. Многие дети жили без отцов, которые уходили в мир иной в большинстве своем из-за пьянства.
   Через год с небольшим Анатолий Стрельников уволился. Причиной этому был несчастный случай, который произошел с ним во время заготовки дров. Наступала осень, отапливать помещение было нечем. Его неоднократные визиты к управляющему фермой, чтобы он помог дровами или углем, успеха не имели. Его сверстник был залетной птицей. Кое-кто из крестьян пускал слухи, что их начальник совсем недавно освободился из тюрьмы. Выпал первый снег. В учебно-воспитательном учреждении, как и в небольшой комнатке, в которой жил его шеф, был жуткий холод. В конце концов терпение у директора лопнуло. За пару бутылок водки он нанял сельских мужиков. Они привезли ему волоком дюжину берез и оставили их неподалеку от школы.
  Через пару дней у Стрельникова началась очередная нервотрепка. Кое-кто из местных, вместо того чтобы ему помочь, стали подличать. Они распиливали березы на небольшие части, затем их уносили или увозили домой. Увидев это, директор в милицию не заявил. С ворами, которых он знал поименно, не связывался. Считал, что это дело бесполезное. Он вновь поднапрягся. В свободное время стал заниматься заготовкой дров. Однажды ему не повезло. Его попытка перевернуть остаток лесины закончилась плачевно. В его спине что-то щелкнуло, внутри позвоночника потекла неведомо ему доселе какая-то жидкость. Лежачего учителя обнаружили только к вечеру. Утром он оказался в районном центре Кормиловка, вечером в Омске. В медицинском учреждении для стационарного лечения он пролежал почти две недели. Смещение дисков и ущемление нерва давали знать о себе и по сей день...
   В больнице он совершенно случайно встретился со Скрябиным, он брал интервью у главного врача. Встреча знакомых оказалась поучительной и полезной. На этот раз внук основательно излил свою душу пожилому мужчине, попросил у него помощи. Через месяц Стрельникова направили в город Называевск, внештатным корреспондентом газеты "Заря коммунизма". Через три месяца он стал основным ее сотрудником. При воспоминании о Скрябине пешеход тяжело вздохнул. Человека, который дал ему путевку в жизнь, не стало через два года. Не выдержало сердце...
  
  Глава третья.
  "Наша Нефертити..."
  
  Стрельников, едва увидев очертания деревни, решил передохнуть. Он подошел к небольшому березовому колку и присел на полусгнившую березу, прямо на опушке леса. Затем расстегнул кожаную сумку, вынул из нее бутерброд и китайский термос с чаем. Ароматный тонизирующий напиток стал для бобыля повседневным атрибутом. Он пил его всегда, как только его желудок заявлял о себе. Он с жадностью откусил часть плоского куска хлеба с колбасой, неспеша его пережевал и сделал пару глотков теплой жидкости. Усмехнулся. От его тела исходили клубы пара, чай же успел немного охладиться. Он вновь призадумался. Газетчики, как и вся страна ради выполнения Продовольственной программу партии были поставлены на уши. Чем больше об этом говорили и писали, тем меньше было продуктов на прилавках магазинов. При этой мысли мужчина криво усмехнулся и смачно плюнул.
   В пункт назначения посланец районной газеты пришел под вечер. Его часы показывали ровно шесть, когда он переступил порог конторы, она находилась в небольшом деревянном доме. Встретила его очень пожилая женщина, к тому же почти глухая. Стрельников очень долго объяснял ей цель своего визита. Старушка то утвердительно кивала головой, то таращила по сторонам глазами. Высокого молодого мужчину словно не замечала. Неизвестно чем бы все это закончилось, если была не подошла подмога. Дверь открылась и перед газетчиком предстала молодая девушка. Она была в черном спортивном костюме, на плечах ─ светлого цвета ветровка. Ее голову покрывала такого же цвета косынка. Едва особа вошла в помещение, как старуха тут же оживилась. Она словно из пулемета выпалила:
   ─ Дашка, поговори с этим мужиком... Я все его понять не могу. Почему он заявился к нам на ночь глядя? ─ Повернув голову в сторону чужака и, сделав серьезное выражение лица, она под нос себе пробурчала. ─ Какой-то респондент из газеты, нашего Плахоту дай ему поглазеть...
   Девушка заразительно рассмеялась не только от специфической манеры поведения односельчанки, но и от синтаксиса ее разговорной речи. Затем она посмотрела на незнакомца. И вмиг сильно зарделась. Глаза мужчины, как ей сейчас казалось, следили за ее каждым движением, даже улавливали ее отрывистое дыхание. Она слегка приоткрыла рот, хотела переспросить пришлого о цели визита в ее родную деревню. Сомнений у нее не было, он, наверняка, ошибся адресом. Ее малая родина мало кого интересовала. Тем более, Назаровка была на отшибе. Знаменитых людей или известных новостроек здесь также не было. Летом и то очень редко бывали горожане. Они приезжали за земляникой или за грибами. Но это было так скоротечно...
   Однако чужак ее опередил. Он улыбнулся и, несколько затаив дыхание, причиной этому была поистине диковинная красота сельчанки, произнес:
   ─ Меня зовут Анатолий, Анатолий Иванович Стрельников... ─ Сказал и внимательно посмотрел на девушку. Ее несколько пунцовое лицо, как ему сейчас казалось, специально испускало живые лучи волшебной красоты, в плену которых он все больше и больше оказывался. Мужчина слегка скрипнул зубами. Он уже не помнил, когда целовал женщину, не говоря уже о большем. Затем, слегка вздрогнув, он продолжил:
   ─ Я корреспондент районной газеты "Заря коммунизма", хочу поговорить с товарищем Плахотой... Мне о нем написала учительница... Ее фамилия... Кабакова...
   Аксенова, услышав имя знакомой женщины, оживилась. Она слегка улыбнулась и сняла косынку. Затем она быстро наклонила голову вниз и резко ее приподняла. Ее темно-русые каштановые волосы, словно большой веер, покорно легли на ее хрупкие плечи. Стрельников был в настоящем шоке от волос девушки. За свою жизнь он видел немало женщин с различными прическами и волосами, но подобные ─ видел впервые...
   Скорее всего, шатенка заметила неравнодушие мужчины к своей собственной персоне. Она окинула его пристальным взглядом и исподволь про себя отметила. Пришлый не относился к когорте красивых мужчин, но роман с ним покрутить она не против. Не исключено, что он имел и деньги. Она с самого утра еще не кушала, поэтому голод все больше и больше вынуждал ее думать о важности металлических и бумажных знаков, являющихся мерой стоимости при купле-продаже... На железнодорожном вокзале Омска выбор съестных продуктов был, но для нее это было слишком дорого. Прийдя домой, она выпила стакан молока и вновь пустилась в бега. В контору пришла по делу, хотела узнать о транспорте. Через день она собиралась вновь ехать в Омск. Идти пешком рано утром на разъезд она не хотела. Она улыбнулась и еле слышно прошептала:
   ─ Анатолий Иванович... Я могу Вас проводить... Я думаю, что Надежда Евсеевна еще в школе...
   Молодой мужчина с голубыми глазами широко улыбнулся и утвердительно кивнул головой. До школы было метров триста не больше. Во время пути он со своим гидом не обмолвился ни словом. Он все время водил глазами по сторонам. Он то задерживал взгляд на двух полуразобранных зерноуборочных комбайнах, стоявших неподалеку от конторы, то глазел на разросшие кустарники в школьном саду. Куда бы он не глядел, все равно в поле его зрения оставалась девушка со "старомодным" именем. Он даже немного приотставал, хотел лучше разглядеть ее хрупкую фигурку. На какие-то мгновения он в своих мыслях красавицу "раздевал" и от наступившего чувства его сердце замирало.
   Кабакова, увидев незнакомого мужчину через окно учительской, первой вышла во двор. Едва корреспондент представился и объяснил цель своего визита, она от неожиданности всплеснула руками. Она не ожидала, что ненастная погода испортила хорошую прогулку по небольшой деревне. Поэтому она долго извинялась перед визитером за неудобства, вызванные природой. Перед тем, как пригласить его в учительскую, миловидная женщина улыбнулась и обратилась к бывшей школьнице:
   ─ Дарьюшка, ну а как твои дела? Надеюсь, скоро станешь агрономом...
  Аксенова слегка насупилась и, тяжело вздохнув, выдавила из себя:
   ─ Да нет, Надежда Евсеевна... Я на тройки два экзамена сдала... Третий, думаю, уже бесполезно сдавать... ─ Затем сквозь слезы продолжила. ─ Я вчера забрала документы... Вы же знаете, точные науки я не люблю...
   Стрельников сделал печальную гримасу. Не ожидал, что его проводнице так сильно не повезло. Он слегка покачал головой и с нескрываемым чувством жалости стал пожирать глазами красивое создание... Посочувствовала неудачнице и Кабакова. Она подошла к ней и крепко ее обняла. Затем улыбнулась и произнесла:
   ─ Дарьюшка, не падай духом... В нашей жизни все бывает, взлеты и падения... Не переживай, поступишь на следующий год... Ты ведь наша Нефертити... Дашенька, я думаю ты еще не забыла, что я рассказывала вам об египетской царице... ─ Аксенова утвердительно кивнула головой. Потом она помахала рукой и покинула школьный двор. Покинула так быстро, что пришлый даже не успел посмотреть ей вслед.
   Беседа Стрельникова с учительницей истории получилась очень непринужденной, поэтому основательно затянулась. Затем Кабакова проводила его до дома, где жил Иван Плахота, местный Мичурин.
   Появление корреспондента из "районки" для старика неожиданностью не было. Он его уже давно ждал. Учителя, как и многие жители села день и ночь говорили, что о ветеране войны и прекрасном овощеводе пора давно написать. Говорили, но дело не двигалось. Лично сам он никому не писал и не звонил. Он улыбнулся и крепко пожал руку молодому человеку. Затем пригласил его в дом, который снаружи был хорошо обустроен. Неплохо он выглядел и изнутри. В первой комнате, где была прихожая и кухня, все было при деле и по необходимости. Русская печь отапливалась дровами. Чере некоторое время, несмотря на то что на улице было тепло, она уже жужжала. Потоки теплого воздуха радовали гостя. Обрадовался он и приглашению хозяина вместе поужинать. На столе одинокого мужчины продукты были натуральные, без всякой химии. Домашний хлеб, вареный картофель, небольшой шматок копченого сала, куриные яйца. Угостил он "умника", так пару раз он назвал своего гостя, и самогонкой. Только после второй чарки мужчины по-настоящему разговорились. Заводилой за столом был хозяин.
  Многое из жизни старика для газетчика было неведомым. Он нередко бросал пристальный взгляд на очень старого человека, на левой щеке которого был большой шрам от немецкого штык-ножа, и тяжело вздыхал. В том бою сибиряк, у которого была жена и трое детей, живым остался чудом. Больше сотни пехотинцев отдали свои жизни, чтобы овладеть высотой...
   Утром Стрельников побывал на огороде местного Мичурина. Обилие овощей и фруктов его поразило. Он раньше даже не представлял, что в суровом крае могут расти дыни и арбузы, кабачки и баклажаны. Перец и китайская капуста... Плахота не только поделился опытом по выращиванию овощей и фруктов, но и опять многое рассказал о себе. Поделился он также заботами села. Корреспондент очень внимательно все выслушивал, кое-что помечал в своей тетради.
   В конторе Стрельников оказался только под вечер. Руководство, как и вчера, отсутствовало. Знакомая бабка на этой раз оказалась более приветливой. Она то и дело пыталась узнать, о чем говорили Плахота и его гость. Пришлый сначала вежливо отнекивался, а потом вообще покинул помещение. Вышел и присел на деревянную скамейку, стоявшую в десятке метров от крыльца, наружного настила из березовых досок перед входной дверью в дом. Расслабился. Затем он призадумался. Идти пешком до разъезда, несмотря на солнечную погоду, ему не хотелось. Вчерашняя ходьба, несмотря на его молодость, давала о себе знать. Мысль, что надо найти управляющего и попросить у него какой-нибудь транспорт, он тут же отбросил. На селе было горячее время уборочных работ. Не до газетчиков...
   Он на какое-то время закрыл глаза, приподнял голову. Солнечные лучи тянули его к спокойствию, ко сну... Неожиданно до сидячего, который уже основательно кимарил, донеслись шорохи, они настойчиво приближались. Он открыл глаза и увидел Дарью, в руках у нее была хозяйственная сумка. Скорее всего, она шла из магазина, расположенного неподалеку от конторы. Появление девушки для мужчины было полнейшей неожиданностью. Он не обманывал себя. Вчера и сегодня ему было не до воспоминаний о сельской красавице. Сейчас же его тяга к шатенке вновь всколыхнулась, притом с огромной силой. Он встал и крепко пожал ей руку. Внимательно посмотрел ей в глаза. Карие глаза все больше и больше его покоряли...
  Напряженный взгляд пришлого на какие-то мгновения смутил девушку. Она вспыхнула, как огонь, затем улыбнулась, оскалив при этом два ряда ровных очень белых зубов, и еле слышно прошептала:
   ─ А я думала, что Вы придете в наш сельский клуб... ─ Слегка покачав головой, продолжила. ─ Сотрудникам брехаловки не помешало бы знать, чем живет сельская молодежь... ─ Стрельников слегка съежился и с озабоченным видом отпарировал. ─ Дашенька, я был не против клуба... Разминать старые кости также надо... ─ Затем тяжело вздохнув, продолжил доказывать свою невиновность. ─ Вчера и сегодня у меня для этого не было времени... Работа обязывала...
  Сельчанка, заметив на лице мужчины капельки пота, пошла в наступление. Она сделала серьезное выражение лица и несколько назидательным голосом прошипела:
   ─ Все пишут о цветущих деревнях... Фильмы также неплохие... А на деле что получается? ─ Ничего... Из глубинки в институт не поступишь... Даже и до железки надо прилично пешком драпать...
  Последняя реплика девушки рассмешила горожанина. Он несколько приосанился и сквозь смех произнес:
   ─ Первое, что я хочу сказать, драпали только немцы от Москвы... Второе, мне сегодня самому до разъезда придется пешкодралить...
   Молодые люди после этих слов рассмеялись и тут же замолчали. Каждый искал что-то новое для дальнейшего разговора. Возможно, и нет. Аксенова думала о своей несбывшейся мечте, она была маленькой, даже мизерной. Вчера она целый вечер глазела на входную дверь клуба. Надеялась, что пришлый придет на танцы. Хотела излить ему свою душу, поделиться своей печалью. Сама жизнь ей подсказывала, притом уже много лет. Из глухой деревни надо бежать, бежать как можно, скорее. И в этом она далеко не последнюю роль отводила корреспонденту районной газеты... Она тяжело вздохнула, окинула взглядом шоссейную дорогу, по обеи ее стороны стояли полуразвалившиеся деревянные постройки. Затем покачав головой, словно в очередной раз убеждалась в бессмысленности своего пребывания в Назаровке, сказала:
   ─ Анатолий Иванович, нашего дядю Пашу Петрова, управляющего Вы днем с огнем не сыщите... - Загнув палец правой руки, она продолжила. ─ Наш единственный водитель Петька Островский сейчас в автомастерской... ─ И вновь загнула палец. ─ Затем опять в таком же тоне произнесла. ─ Остаются только частники... ─ На этот раз палец не загнула, а лишь громко рассмеялась...
  Стрельников некоторое время стоял неподвижный. Ему уже не нравилось циркачество молодой девушки, особенно ее карие глаза, которые насквозь его пронизывали. Скорее всего, его презирали. Вывела его из оцепенения сельчанка. Она вплотную подошла к нему и с улыбкой произнесла:
   ─ А частным извозчиком могу быть я, Даша Аксенова, по батюшке Авдеевна... Мой отец имеет мотоцикл с коляской... Как Вы на это смотрите?
  Неожиданное предложение не огорчило чужака, наоборот, прибавило ему настроения и оптимизма. Он почти по-дружески ответил:
   ─ Я обеими руками за частный извоз, в первую очередь, за красивую извозчицу. ─ Несколько задумавшись, добавил. ─ Я знаю, что в деревне рассчитываются самогонкой или водкой... Я же торжественно обещаю мировой красавице большую коробку шоколадных конфет, когда она окажется в моем городе или в областном центре...
   Аксенова на заверения молодого мужчины ничего не ответила. Она взяла его за руку и вскоре они оказались за огородами. Она не хотела, чтобы о ней вновь судачили местные мужики или бабы. О ней уже достаточно насочиняли разного, в большей степени плохого. Несмотря на свои семнадцать лет она понимала, что они просто-напросто завидовали ее красоте. Не больше и не меньше. На местных парней, которые были ее чуть постраше, она мало обращала внимания. С некоторыми из них вообще не здоровалась. Знала, что они, как и их родители, нищие. Они никогда не станут богатыми, не говоря уже о каких-то знаменитостях. Советская система распределила все по полочкам, кому быть учителем, кому доить коров. Кому рукой водить и ничего не делать. Распределила на десятилетия. Даша это сразу поняла, как только повзрослела. Лично сама она не хотела быть в плену этой системы. Улизнуть из ее лап, она уже пыталась. Не получалось. Профессия агронома ей нравилась, правда, с большой натяжкой. Педагогом или врачом она вообще не хотела. "Жополазы", так порою называли селяне ветеринаров, она вообще презирала. Она хотела иметь непыльную работу, но очень престижную и денежную. Достичь своей мечты лично сама она была не в силах. В этом она убедилась еще раз пару недель назад, при сдаче экзаменов в сельскохозяйственный институт. Не в силах помочь ей были и ее родители...
   Оставалась еще одна возможность, скорее всего, надежда ─ найти богатого жениха. Она уже пыталась это сделать и опять неудача. Владимир Николаевич Петушков, учитель биологии был мужчина, что надо. Молодой и статный, но опять ─ нищий. Она даже побывала у него в гостях, через день после выпускного вечера. Однокомнатная квартира особой радости у нее не вызвала. Разочаровало ее и ее внутреннее убранство. Из мебели была одна кровать, да небольшой столик, где мужчина обедал и проверял контрольные работы. Девичье сердце чувствовало, он неравнодушен к красивой шатенке...
   Перед своим домом Дарья внимательно посмотрела на своего спутника. На какой-то миг глаза молодых людей встретились и тут же разминулись. Они оба тотчас же громко рассмеялись. Мотоцикл с коляской, накрытый небольшим березентом, стоял в самом центре ограды. Стрельников сдернул брезент и едва заметно усмехнулся. Какой модели был старенький мотоцикл, он не мог понять. Как и не мог представить, как можно было умудриться прицепить к нему самодельную коляску, чем-то напоминавшую металлическое корыто. Сейчас же его это мало интересовало. Он вспомнил народную присказку: лучше плохо ехать, чем хорошо идти. Вспомнил и улыбнулся. У него, как никогда раньше, появилась возможность побыть наедине с девушкой, которую он полюбил с первого взгляда.
  Он сам напросился за рулевого, хотя на мотоцикле с коляской никогда не ездил. Едва он выехал на дорогу, машину почему-то стало тянуть в правую сторону. Человеку со стороны, наверняка, показалось бы, что источник передвижения, испускавший клубы черного дыма, вот-вот свалится на землю или зацепит коляской рядом стоявшие березы, в лучшем случае, заедет в близлежавшую полосу. О каких-либо опасностях молодой человек, сидевший за рулем, сейчас не думал. Наоборот, его душа радовалась. Позади его сидела молодая и очень красивая шатенка с длинными волосами. Она иногда так сильно сжимала руками его туловище, что ему порою хотелось остановиться и крепко ее поцеловать. Однако он не делал этого. Считал, что для поцелуев нет подходящего момента, да и время уже поджимало. До отправления электрички оставалось минут тридцать, не больше.
   Внезапно пошел дождь. Сначала он слегка накрапывал, затем припустил так сильно, что деревья, стоявшие вблизи, невозможно было видеть. Стрельников улыбнулся, он решил дать отпор непогоде. Он с силой ухватился за руль, дал газу. Неожиданно на крутом повороте открытое транспортное средство с тремя колесами сильно занесло. Он поставил руль в прямое положение, вновь выехать на дорогу не удалось. Машину несло, словно по льду. К счастью, они не перевернулись, лишь оказались на поляне. Рулевой улыбнулся и вновь дал газу. Мотоцикл взревел и, пролетев метров десять, очутился не то в болоте, не то в каком-то водоеме, заросшем травой. Через несколько мгновений источник передвижения и люди, сидевшие на нем, оказались по пояс в воде. Потом что-то забулькало, поверх воды всплыли воздушные пузыри.
  Мужчина не то от страха, не то от обилия воды сильно вскрикнул. Затем привстал и тут же получил сильного тумака в спину от позади сидевшей наездницы. До него также донеслось:
   ─ Ты, придурок лагерный, не знаешь, что здесь целую вечность болото... ─ Стрельников от неожиданного натиска сначала струхнул. Его лицо вмиг стало красным, как у вареного рака. Он никогда не думал, что девчонка из глухой деревни, пусть даже и красивая, может поднять на него руку. Он повернулся к Дарье, слегка надавил рукой на ее плечо и, чуть-чуть заикаясь, стал оправдываться:
   ─ Даша... Я эту дорогу никогда в жизни не знал, да и знать не хочу... Однако, это не значит, что-о-о тебе можно распускать руки...
  Дальше что-либо говорить или рассматривать свою спутницу, он не стал. Он спрыгнул с подножек мотоцикла и вытащил свой саквояж из коляски. С облегчением вздохнул. Вода еще не успела подмочить документы: паспорт, удостоверение корреспондента, толстую тетрадь, в которой были записи о Плахоте, и фотоаппарат. Затем он неспеша вышел из воды, повесил саквояж на сучок березки, одиноко стоявшей неподалеко от водного массива. Сделал пару пробежек и посмотрел на небо. Не было ни одного облачка. Потом смачно выматерился. Он невольно подумал, скорее всего, Бог специально перекроил его планы. С замиранием сердца он взглянул на часы. До отправления электропоезда, следовавшего в сторону Называевска, оставалось десять минут. Он стиснул зубы и от отчаяния покачал головой. На электричку не успеть, ни при каких условиях. Он тяжело вздохнул и посмотрел на болото. Неожиданно растерялся. Дарьи не было. И тут же невольно подумал, что красивое существо психануло и дало деру в свою деревню. Он медленно повел глазами вокруг себя и улыбнулся. В самом ближнем от себя колке он увидел свою знакомую. Она стояла на опушке и махала ему рукой.
   Трехколесное транспортное средство вытащить из воды удалось не сразу. Чего только Стрельников не делал для этого?! Едва оказавшись по пояс в воде, он понял, что ему в полусапожках и одежде технику не вытащить. Он вышел на берег и разделся. Остался в одних плавках. Несколько холодная вода вскоре показалась ему теплой. От усердия он сильно кряхтел, вокруг него струился пар.
   Аксенова ради принципа не помогала городскому. Она неспеша прогуливалась и улыбалась. На ее душе было радостно и спокойно, несмотря на очередную неудачу. Изредка она подходила к своей одежде, развешанной на ветках березы и, бросив взгляд в сторону мощного парня, который все еще пыхтел, чтобы вытащить мотоцикл, слегка качала головой. При этом думала, что ему подобные должны работать руками, если у них в голове не все в порядке.
   Было около семи часов вечера, когда двигатель внутреннего сгорания завелся и оглушил близлежащие леса своим ревом, вперемешку с громким чихом. Стрельников был очень рад, что машина оказалась очень простой по своему устройству. Ему не составило большого труда прочистить карбюратор и насухо протереть свечу зажигания. Он лихо подрулил к опушке леса, где стояла Дарья. Он еще издали заметил, что она была полуобнаженной. На землю он спрыгнул не сразу. На какое-то время задержал взгляд на девушке. Он не обманывал себя, она и на самом деле была мировой красавицей. Его бывшие одноклассницы, да и девушки из педучилища не могли тягаться с той, которая стояла перед ним и подставляла хрупкие плечи лучам уходящего на закат солнца.
   Неожиданно что-то нежное и очень теплое коснулось губ мужчины. Он слегка отпрянул, затем резко подал свою физиономию вперед. Поцелуй полунагих получился короткий, но очень жадный. Первой освободила свои губы девушка. Она лукаво улыбнулась и очень серьезно прошептала:
   ─ Толя... Для моей души лучше подходят хваткие и сильные мужчины, богатые и жадные... ─ Затем она резко наклонилась и с силой ударила рукой по своему колену. За время поцелуя комар уже успел насытится ее кровью. И за это поплатился жизнью. Стрельников некоторое время был в полнейшем недоумении. Он все еще не понимал, почему эта своенравная молодая особа сразу же требует от него каких-то обязательств. Ведь бывает любовь с первого взгляда?! И не только у него, но и у нее. И у тысяч, им подобным...
  Он спрыгнул с мотоцикла и вплотную подошел к той, которая глубоко запала в его душу, и которую он пока до конца все еще не понимал. Аксенова резко подала свое тело вперед и вновь прошевелила губами:
   ─ Анатолий Иванович, я хотела еще кое-что добавить... ─ Слегка чмокнув мужчину в щечку, она на полном серьезе произнесла. ─ Меня очень многие мужики хотели и хотят иметь в постели, однако они в большинстве кобели вонючие... ─ Заметив удивление на физиономии полунагого, под черными плавками которого что-то неестественно шевелилось, она подытожила. ─ Я, как жена, хочу иметь все, что должны иметь красивые женщины...
   Она слегка перевела дух и вновь прильнула к губам полунагого. Затем левой рукой провела между его ног. Член Стрельникова, как ей показалось, был необычайно большим и сильным, что она невольно вскрикнула. Она впервые в своей жизни прикоснулась к наружному половому органу мужчин. В отличие от сверстниц, многие из которых не упускали возможность поиграть в любовь, она сторонилась ребят. Желание оказаться в их объятиях было, но разум брал верх над ее чувствами. Она не хотела повторять "подвиги" двух одноклассниц, они забеременели в восьмом классе. Один из женихов учился, другой работал скотником на ферме. Носить в утробе плод в "соплячьем" возрасте она не хотела. Она ненавидела подобных девушек. Ненавидела и своих родителей. Они за всю жизнь не были ни в театре, ни в цирке, не говоря уже о другом... Не была на зрелищных представлениях и их дочь. Она мечтала о большем в своей жизни.
  При этой мысли Дарья резко отпрянула назад и еле слышно прошептала:
   ─ Толик, Толечка... Я вижу, что ты порядочный человек... Я давно о таком мечтала... Я хочу быть счастливой, иметь рай на этой земле, не как мои родители... ─ Затем, непонятно почему, она со злостью прошипела. ─ А может ты, такой же как все колхозники... За юбку готовы все и вся продать... ─ Увидев на лице мужчины недоумение, она всхлипнула и вновь прижалась к груди того, о котором еще ничего по-настоящему не знала. Она лишь чувствовала его страстные поцелуи и его упругий член, который очень нежно возбуждал ее клитор. Любовь на лоне природы не состоялась. Красивая шатенка набрала силы воли и оттолкнула от себя "насильника". Ее разум и на этот раз победил...
   Вскоре молодые люди отошли от несостоявшейся любви и стали собираться в дорогу. Встал вопрос ─ куда ехать. Ехать на разъезд было бесполезно. Очередная электричка ─ рано утром следующего дня. Возвращаться в Назаровку и светиться без причин, они также не хотели. Все равно кое-кто из сельчан видел наедине залетного мужчину и местную красавицу. Дарья предложила свой вариант. Переночевать неподалеку, на зимовке, в доме, где жила семья казаха. Максим, ее глава был вне глаз человеческих. Летом он пас совхозную скотину, зимой уезжал в Казахстан. Он никому не мешал и ему не мешали. Если кто-то и заглядывал в полусгнившее строение, плохих слов не говорил. Им всегда накрывали на стол. Стрельников охотно согласился. Побывать у казахов он был не против. За время работы в газете он так и не удосужился что-либо о них написать. Он подмигнул напарнице и завел мотоцикл.
   Раиса Назарбаева, немолодая женщина тепло встретила непрошеных гостей. Ее мужа дома не было, он пас скотину. Она сначала накормила детей, которых было около десятка, затем принялась за приезжих. Они впервые в жизни кушали бесбармак, который показался им необычайно вкусным. Стрельников, сидя на подушке за круглым столом, посредине которого стоял небольшой чан с бараниной, то и дело бросал взгляд на девушку напротив. При этом он улыбался. Свет трехлинейной лампы, висевшей почти под самым потолком, нисколько не отбирал богатство ее красоты. Наоборот, на фоне полутьмы, господствовавшей в небольшой комнате, она выглядела сказочной русалкой. Любое ее движение для него казалось волшебным, даже божественным. Красивое существо из славянской мифологии с длинными распущенными волосами было не только для него, но и для хозяйки с детьми своеобразным очагом, испускавшим лучшие человеческие качества.
  Молодой мужчина неспеша переводил свой взгляд на казашку, затем на ее детей и опять на любимую девушку. Затем он брал в руку кусок баранины и, несколько прикрыв глаза, отправлял его в рот. Жевал он очень медленно, хотел объединить в одно общее, что сейчас для него было неземным: вкус мяса молодого барана и, конечно, любовь красивой женщины. Он вновь устремлял свой взор в ее сторону и широко улыбался. Он уже не сомневался, что это красивое создание станет его женой. После свадьбы она войдет в его жизнь и разделит с ним не только радости, но и печали. Он всегда мечтал о дружной семье, хорошем доме, в котором светло и уютно. Что еще надо для счастья?!
   Хозяйка, внимательно наблюдавшая за гостями, уже давно приметила, что мужчина с слегка заросшей щетиной, неравнодушен к своей спутнице. Кем они приходились друг другу, мужем или женой, братом или сестрой, она не допытывалась. Да и зачем лезть в душу чужих людей? В том, что у них все в порядке, и так было видно. Они улыбались друг другу. Без улыбки счастье невозможно...
   При этой мысли она слегка толкнула гостя в плечо и с небольшим акцентом произнесла:
   ─ Анатолий, я хочу предложить тебе русской водочки... ─ Взглянув на его напарницу, она продолжила. ─ Наши женщины мало пьют... Пьют ли русские, я не знаю...
   Мужчина от неожиданного приглашения оживился. Он уже давно сожалел, что в его саквояже не оказалось шкалика спиртного. Он бросил взгляд напротив. Девушка с слегка порозовевшей физиономией молчала, хотя желание выпить ее переполняло. Она еще по-настоящему не отошла от проливного дождя и болотной воды, в которой не так давно побывала. Она усмехнулась и уставилась на того, кто все это время не сводил с нее глаз. Тотчас же влюбленнные расплылись в улыбке. Они уже не сомневались, что им престояло эту ночь провести вместе. Она будет первой в их жизни. Они почти одновременно кивнули головой...
   Раиса улыбнулась и направилась в другую комнату. Вскоре она принесла поллитровку и часть ее разлила в два больших граненых стакана. Себе не налила, она пила только с мужем. Гости слегка чокнулись и пригубили. Стрельников осушил спиртное до дна. Неписаному этикету он лично сам не учился, его научили. Научили малые и большие вожди партийной и советской власти. О появлении газетчиков, посланцев ведущей силы общества, низы извещались заранее. Им предоставлялись лучшие гостиницы, рестораны, не забывали и о женщинах...
   Подобное бывший детдомоец считал подхалимством, взяткой. Его тошнило от визитов легковушек, водители которых заходили в кабинет главного редактора. Нередко и он сам с ними куда-то уезжал. Стрельников долгое время проявлял принципиальность, был чистый, как стеклышко. До особого случая. Однажды летом он по работе оказался в небольшой деревне Бугаевка, она находилась в двух шагах от железной дороги. Приглашение управляющего отведать клюквенной настойки, он напрочь отмел. На следующий день между ним и главным редактором газеты состоялся конфиденциальный разговор. Родионов в прямом смысле приказал неподкупному "Робеспьеру" исполнять неписаные законы партийной иерархии. Мало того. Он обвинил его в строптивости и в неумении реагировать на сложившуюся обстановку. Перед тем, как выпустить клерка из "парилки" лысый мужчина стукнул по столу и рявкнул:
   ─ Стрельников... Пойми меня правильно... Ты едешь не только набить черных шаров... В первую очередь, ты едешь помочь людям... Они благодарят тебя, нас, нашу партию за правильное руководство ими...
  Иное дело было с письмами читателей. Шеф газеты, как правило, их жалобы не читал, пропускал мимо своих глаз и ушей. Не реагировали на них и его подчиненные.
   Эту ночь малознакомые молодые люди спали вместе. Небольшой щит из сосновых досок, на котором лежал не то войлок, не то другой материал, постелью трудно было назвать. Не было здесь и больших свежепахнувших подушек и чистых простыней, на которых Дарья спала дома. Сейчас она об этом нисколько не сожалела. Место для спанья, над которым было покрытие, чем-то напоминавшее шатер, оградило ее и ее партнера от внешнего мира. Они, уставшие и полупьяные, хотели друг друга, жаждали ласки. Стрельников впервые в своей жизни лег с женщиной, которую полюбил с первого взгляда. Он делал все возможное, чтобы первая ночь для нее была особой, запомнилась навсегда. Он осторожно приблизил свой член к влагалищу девушки и обеими руками притянул к себе ее стройные ноги... Аксенова, оказавшись в объятиях мужчины, тяжело вздохнула. Она корила себя, что выпила спиртное. Она не хотела иметь дебильных детей, была она и против распада семьи. Не ради этого она сейчас нарушала свое целомудрие...
   Любовь у молодых людей удалась. Они наслаждались ее, несмотря на тяжелые вздохи казашки, которая почему-то тихо плакала, когда слышала протяжные стоны из шатра. Они не обращали внимание и на специфический запах, царивший в доме. Два молодых человека, мужчина и женщина, любили другу друга, любили без остатка. Без любви еще не существовало общество, которое называлось человеческим...
   Был полдень, когда мотоцикл с коляской остановился у железнодорожного остановочного пункта. У мужчины, сидевшего за рулем, было приподнятое настроение. Улыбалась и его подруга. Чувство любви, которое они испытали прошлой ночью, сблизило их друг с другом. Да и погода была по-настоящему летней, словно по их заказу. Лучи солнца нежно гладили ровное полотно земли, на которой уже во всю царствовал мир людей и зверей, птиц и насекомых, деревьев и трав...
   Перед тем как проститься, Аксенова еле слышно прошептала:
   ─ Толя, пойми меня правильно... Я вчера стала женщиной ради тебя, ради нас... ─ Слегка поправив волосы на голове, она с некоторой болью в голосе продолжила. ─ Не подумай, что я какая-то ветреная или непутевая... Я хочу жить с тобою...
  Стрельников тотчас же прильнул к губам девушки. Его поцелуй был продолжительным и жадным, что Дарья не выдержала и оттолкнула мужчину от себя. Затем она тяжело вздохнула и с недовольной физиономией произнесла:
   ─ Толя, не забывай, пожалуйста... Я хочу учиться в институте... Помоги же, пожалуйста, мой любимый...
  Последние слова девушка произнесла холодно, без души. Заскрипели тормоза, останавливающегося электропоезда. Стрельников быстро запрыгнул на подножку тамбура и тут же до плачущей шатенки донеслось:
   ─ Дарьюшка, не переживай... Я сегодня же займусь твоим вопросом... Через пару дней я приеду к тебе, только жди...
  Глава четвертая.
  "Козлиное отродье..."
  
  Анатолий Стрельников со своей любимой девушкой встретился в начале октября. Встретился в Омске, совершенно случайно. С той незабываемой ночи прошло почти два месяца. Он был слегка шокирован, когда на перроне железнодорожного вокзала среди небольшой группы девчат, садившихся на электропоезд, идущий в сторону г. Исилькуля, увидел Дарью. Да ее и нельзя было не заметить. Ее красота заслоняла не только ее подруг, одна из которых была полная и с невообразимо кривыми ногами, другая была ее противоположностью ─ высокого роста и худой. Не могли с ней сравниться и десятки, а может даже и сотни девушек, сновавших по большому городу в это раннее утро. От приятной неожиданности мужчина улыбнулся. У Аксеновой была новая прическа. Ее длинные каштановые волосы были слегка подрезаны, сделана химия. Девушки неспеша вошли в вагон и заняли места. Он немного выждал и также направился к электричке. Сразу же приближаться к Дарье он не стал, хотел более обстоятельно обдумать причину своего долгого непоявления. Примостившись на сиденьи, неподалеко от двери, мужчина крепко прижал к своей груди саквояж и закрыл глаза...
   Едва электропоезд остановился на конечной станции "Называевская", он сразу же рванулся в редакцию. До небольшого двухэтажного особняка, расположенного на улице Кирова, было метров восемьсот, не больше. Он постучал в кабинет главного редактора, вошел. Родионов встретил подчиненного отборной бранью. Он, едва тот переступил порог, вышел из-за стола и, подняв обе руки кверху, словно просил Бога помочь ему наказать вошедшего, прокричал:
   ─ О, Боже, Стрельников, наконец ты появился, даже не запылился... Два дня пропадал, не издавая никаких звуков... ─ Опустив руки и, слегка подбоченясь, он продолжил изрыгать свое недовольствие. ─ До твоей заброшенной деревеньки можно за пару часов пешком дойти, собрать материал и вернуться... ─ Затем он присел за стол и вновь изрыгнул. ─ А ты, маленький писака, где болтался?
   Спецкор низко опустил голову и тяжело вздохнул. Не отрицал ─ крыть ему было нечем. Мысль, которая могла бы хоть что-то изменить к лучшему, пришла в его голову неожиданно. Он сделал пару шагов в сторону начальника и очень тихо промолвил:
   ─ Евгений Петрович, честно говорю, моей вины здесь нет... Мой респондент товарищ Плахота чувствовал себя плохо, пришлось задержаться...
  Дальнейшее поведение шефа вообще ошарашило маленького клерка. В сей миг лысина Родионова, как ему показалось, несколько вздулась, дюжина седых волос, которые доселе находились в горизонтальном положении, привстали, словно они горели желанием быть очевидцами предстоявшей борьбы между мужчинами. Плешивый крепко сжал кулаки и, раскрыв рот, насколько это было возможно, зверем посмотрел на высокого молодого человека. Затем призадумался. Этого детдомовца можно и матом покрыть, небольшая шишка. Подчиненный, увидев необычную физиономию своего начальника, сильно струхнул. Он слегка приподнялся на носках полумокрых полусапожек и преданными глазами уставился на того, кто сейчас определял не только его карьеру, но и его жизнь. Зеленые глаза шефа не двигались, стояли неподвижно.
   Затем он перевел взгляд несколько ниже и, увидев небные миндалины во рту лысого, которые были не то серые, не то черные, тут же отвернулся в сторону. И в этот миг он услышал:
   ─ Негодяй, почему ты меня обманываешь? ─ не прокричал, а проревел Родионов. Стукнув кулаком по столу, он с некоторым заиканием продолжил. ─ Я, я-я твоего Плахоту сегодня утром видел во Дворце пионеров...
  Клерк медленно плюхнулся на стул, стоявший возле двери, и закрыл глаза. Обвести начальника вокруг пальца ему не удалось. Ложь не только усугубила его шаткое положение в составе редакции, но и лишила его сил. Он тяжело вздохнул и схватился за сердце. Его колени, руки слегка дрожали. Необычное поведение подчиненного не на шутку испугало Родионова. Он некоторое время наблюдал за ним, надеялся, что отойдет. Затем, как ошалелый, кинулся в коридор, потом в бухгалтерию. К его счастью, Ниночка, молоденькая женщина оказалась на рабочем месте. Свои обязанности она исполняла через пень колоду. И на этот раз она сидела за книгой. Больше всех Потехиной нравились романы о любви. Испуганное лицо шефа ее несколько озадачило, но не испугало. Она отложила книгу, слегка поерзала задницей на стуле и уставилась на лысого мужчину. Он тотчас же схватил ее за руку и взмолился:
   ─ Ниночка, дорогая моя... Помоги нашему Стрельцу, он, как мне кажется, вот-вот коньки отбросит... Я в этой медицине абсолютно никакого понятия не имею...
  Несколько пухлая особа резко освободила руку и, сделав серьезное выражение лица, прытью побежала в кабинет главного редактора. Вошла и тут же с облегчением вздохнула. Стрелец, так за глаза прозывали Анатолия Стрельникова, сидел на стуле и пальцами рук барабанил по своим коленям. Лицо его было измученным, заросшим. Под глазами мешки. Она неспеша подошла к коллеге и, положив руку на его плечо, очень спокойно произнесла:
   ─ Толя, я вижу, что ты устал после командировки. Может тебе надо отдохнуть...
  Затем она с надеждой посмотрела на шефа. Родионов еле слышно прошевелил губами:
   ─ Да, я не против этого... Командировка у товарища Стрельникова была очень напряженной... ─ Стиснув зубы, он горделиво уселся за свой письменный стол. Петухова тут же вышла вон.
   На какое-то время в кабинете наступила тишина. Начальник что-то писал в тетради, его подчиненный сидел на стуле, словно истукан и молчал. Раздумывал. Затем он неспеша приподнялся и внимательно посмотрел на лысого. Он прекрасно понимал, что такой разгон для него был неспроста. На деле это означало, что сейчас, притом незамедлительно, надо было во что бы то ни стало заткнуть какую-то дыру...
  Слегка покачиваясь, Стрельников привстал, взялся за спинку стула, и еле слышно произнес:
   ─ Евгений Петрович... У нас прорехи? Требуется моя помощь, притом срочная... Я правильно понял?
  Родионов на вопрос не ответил. Он вышел из-стола, подошел к окну и, приоткрыв шторку, посмотрел вдаль. В самом конце улицы Ленина, возле Дома пионеров кучковались ветераны войны и труда. Затем посмотрел на свои часы. Времени было в обрез. Он вновь присел и из небольшой стопки бумаг вытащил пригласительный билет и программу представления. Спецкор с облегчением вздохнул. На какое-то мгновение ему удалось замолить свой грех. Он кисло улыбнулся, подошел к начальнику и, взяв из его рук бумаги, направился к выходу. До открытия встречи с ветеранами войны и труда оставалось десять минут. В этот вечер грешник многое передумал. Он знал повадки своего шефа. Родионов был очень злопамятным. Ошибки подчиненных, особенно, их безынициативность, плешивый не переносил. Проходило время и он, выждав удобный момент, тут же вонзал в спину клерка нож. Нож был не только острый, но и очень ядовитый. "Черт с авторучкой", так за глаза прозывали сотрудники редакции своего начальника, никогда не давал им зеленый свет для карьеры. Наоборот, он делал всевозможные подножки, иногда в прямом смысле над ними издевался...
   Стрельникова, который слегка кимарил, неожиданно толкнули в плечо. Он вздрогнул и открыл глаза. Перед ним стоял пожилой мужчина в форме железнодорожника. Старик улыбнулся и, слегка поиграв компостером, строго произнес:
   ─ Молодой человек, а билетик у Вас есть? ─ Затем покрутил головой по сторонам, продолжил. ─ Небось не успел взять... Ведь дело молодое, всякое бывает...
  На едкую реплику контролера пассажир ничего не ответил. Он слегка потянулся, открыл саквояж. Из небольшого карманчика вынул служебное удостоверение. Седовласый наклонился, затем почему-то сильно шмыгнул носом и тут же перешел в другое купе.
   Стрельников посмотрел на часы. Прошло почти тридцать минут. Он все еще не определился, как вести себя с Дарьей, что ей сказать. Он встал и вышел в тамбур. В отдельном небольшом помещении перед входной дверью на корточках сидела тройка парней и о чем-то громко разговаривала. У одного из них в руках была бутылка водки, ее остатки слегка бултыхались при движении поезда. Пьяных, особенно, подростков, бывший детдомовец ненавидел, даже побаивался. Толпы молодых людей, подогретых сивухой, нередко горланили по Исилькулю или Называевску. Они ломали торговые киоски или переворачивали урны для мусора. Были случаи и поножовщины.
  Он, как корреспондент не любил писать на "пьяные темы". Его любимым кредо были встречи с ударниками коммунистического труда, работниками милиции, с комсомольцами и пионерами. О важных персонах города и района писал сам Родионов. Он не пропускал ни одного важного мероприятия или праздника. Они заканчивались, как правило, пьянкой и подношениями. Привозили его домой на машинах тех, кто его приглашал. Нередко доставляла его и жена. Спецкор жену своего шефа никогда не видел, да и видеть не хотел. Муж и жена ─ одна сатана...
   Мужчина с саквояжем в руках подал тело вперед и через полуоткрытую дверь устремил свой взгляд в середину вагона. Двое парней и две девушки сидели друг против друга и играли в карты. Дарья смеялась громче всех. Она не только смеялась, но и весело подмигивала своему напарнику. Увидев это, Стрельников закусил нижнюю губу. Закусил ее так сильно, что сразу же во рту ощутил привкус крови. Ему сейчас было стыдно за себя. Он многое обещал красивой сельчанке, но ничего не сделал. Он тяжело вздохнул и вновь сел на свое место.
   Едва электричка прибыла на конечный пункт, Стрельников в один миг покинул вагон и устремился к его носовой части. Дарья с подругами выходила последней. Она слегка приподняла свою черную юбку и опустила ноги на первую ступеньку металлической подножки. Затем сделала несколько шагов вниз и легко спрыгнула на землю. И тотчас же ее подхватили чьи-то сильные руки. Девушка от неожиданности вскрикнула и, увидев перед собою знакомое лицо, резко отпрянула назад. Затем левой рукой со всей силой ударила по физиономии мужчины. Подруги от происшедшего опешили. Худощавая быстро схватила ее за руку и со страхом прокричала:
   ─ Даша, что ты делаешь? Почему распускаешь руки против незнакомого тебе человека? ─ Испугалась и кривоногая. Она бросилась к обиженному и, слегка заикаясь, промолвила:
   ─ Товарищ гражданин... Товарищ мужчина, не ругайте на-а-шу подругу... Она очень хорошая девушка... Право не знаю, что сейчас на нее нашло...
   Оскорбленный кивнул головой и отошел в сторону. Его глаза тотчас же стали влажными. Затем он искоса посмотрел на девушек. Они стояли все на том же месте и о чем-то громко спорили. Самая красивая из них молчала, она была неподвижна, словно сфинкс. Стрельников тяжело вздохнул и неспеша подошел к небольшому газону с поблекшей травой. Остановился, присел на рядом стоявшую скамейку. Он вновь посмотрел в нос поезда. Девушки шли в его сторону. От предчувствия неладного он сильно съежился, низко опустил голову. Сделал он это непроизвольно, словно по чьей-то неведомой указке. Через некоторое время он услышал знакомый голос:
   ─ Пошел вон, козлиное отродье...
   К источнику голоса высокого роста мужчина не повернулся. Он знал, что этот приговор для него был окончательным. Что-либо исправить уже невозможно. Лишь после того, как на перроне стало безлюдно, он двинулся в сторону Дома культуры железнодорожников. Через час начинался трехдневный областной семинар молодых работников прессы.
   Дарья Аксенова в тот день, когда проводила своего любимого мужчину, в сельский клуб не пошла. Не появилась она и на следующий день. Она сидела дома и смотрела телевизор. Первые два дня разлуки пролетели для нее незаметно. Последующие же были настоящим кошмаром. Она то и дело смотрела через небольшие окна, выходившие на главную улицу деревни. Нередко выходила и на огород. Пристально всматривалась в самый дальний березовый колок, за которым находился железнодорожный полустанок. Стрельникова не было. Прошла неделя. У нее произошел нервный срыв. Она не кушала, не включала телевизор. На вопросы родителей не отвечала, иногда смеялась, словно помешанная... Она не ожидала, что в самом начале ее любви ей придется нервничать. Она все больше и больше была в постели. И все думала и думала. Иногда она прикасалась рукой к влагалищу и опускала пальцы в его глубину. Или накладывала обе руки на низ живота. Она все больше и больше терялась в догадках: беременная или нет. Она не хотела иметь ребенка без отца...
   Прошел месяц, другой. Обманутая русалка смирилась со своей судьбой. Она вновь окунулась в житейский мир. Закупалась в магазине или ходила в лес за грибами. Нередко помогала матери по хозяйству. Дважды она побывала в Омске. Время провела недаром. Неожиданно для себя она обрела подругу, Тамару Соютину. Благодаря ее брату, она поступила в кооперативный техникум. В светлое время суток нервная система девушки в какой-то мере успокаивалась, ночью же ее донимали тяжелые, гнетущие сновидения. Стрельников ей почему-то не снился. Зато она часто видела своих родителей. Они стегали ее плетью или большими прутьями. Порою она просыпалась. Выходила во двор или на балкон в студенческом общежитии. Обращала свой взор к небу и всхлипывала. Небо было темным, даже страшным. Кромешная мгла на какое-то время поглощала ее страдания, но ненадолго.
   Аксенова приехала в Исилькуль непросто так. Она приехала провериться на беременность. Мать Тамары работала гинекологом в городской поликлинике. Дарья уже через две недели после злополучной ночи со Стрельниковым устраивала для себя эксперименты. Дома она часами торчала на кухне, напросилась поваром и у девчат в общежитии. Она сильно радовалась, когда в небольшой комнатке для приготовления пищи гулял невыносимый запах, от которого кот Евсей бежал на улицу или прятался за платяной шкаф. Несмотря на нехватку времени, она дважды сходила в городскую баню. В парилке сидела долго, пока не было дурно.
   Стрельников три дня в прямом смысле охотился за любимой девушкой. Где он только не бывал?! Он обошел практически все улицы Исилькуля, был на колхозном рынке. Дважды был он и на железнодорожном вокзале. Он внимательно вглядывался в девушек, садившихся в электропоезд, следовавший в сторону Омска. Любимой не было. Она словно сквозь землю провалились. Только на третий день вечером, после окончания семинара, мужчина, голова которого была напичкана идеями и ценными указаниями, встретил неуловимую особу. Встретил ее на железнодорожном вокзале. "Охотник" вошел в первый вагон, Дарья и ее худощавая подруга ─ в третий. Через остановку он отважился подойти к девушкам. Он почти на цыпочках вошел в купе напротив и, словно муха, присел. Подруги болтали об очередной серии выпуска "Ну, погоди!". Некоторое время они не замечали мужчину с небритым лицом, одетого в осеннее полупальто серого цвета. Первой заметила его Дарья, когда она несколько продвинулась в сторону прохода и достала из дамской сумочки черного цвета свою косметичку. Закрыла сумочку и, увидев знакомого, слегка вздрогнула. И тут же вспыхнула, как свечка. Сначала она сидела неподвижно, раздумывала. Затем наклонилась к долговязой и что-то шепнула ей на ушко. Потом она встала и стремительно направилась к тамбуру. Стрельников последовал за нею.
   Едва он оказался в небольшом помещении, как тут же от девушки с каштановыми волосами получил удар по физиономии. Он был такой сильный, что он несколько отпрянул назад. Затем провел рукой по своей левой щеке. Она горела пламенем. Мало того. На его пальцах была кровь. Дарья не только ударила его ладонью, но и умудрилась пробороздить его щеку своими длинными ногтями. Он стиснул зубы и еле слышно произнес:
   ─ Дарья, послушай меня, пожалуйста... Я все тебе объясню... Я ни в чем не виноват... Я хочу... ─ Что-либо дальше сказать ему не удалось. ─ Шатенка резко подала свое тело вперед и взмахнула рукой. На этот раз мужчине удалось увернуться. Удар прошелся по мимо проходившей старушке, за спиной у нее был вещевой мешок. Она от неожиданного удара слегка качнулась, затем присела на корточки и истошно завопила:
   ─ Люди добрые, помогите мне... Ой, убивают эти бандиты... Помогите, люди добрые...
  На ее голос среагировали двое мужчин, куривших в тамбуре. Один из них, который был постарше и в теплой косоворотке, положил руку на плечо пожилой женщины и очень спокойно сказал:
   ─ Бабулька, беги скорей отсюдова... Пока и вправду тебя не исколотили... Беги же, я тебе говорю...
   Страдалица с удивлением посмотрела на "учителя". Затем привстала и по очереди окинула взглядом присутствующих. Никто доверия ей не внушал. В том числе и смазливая девчонка с каштановыми волосами. Больше всех она почему-то не доверяла мужчине, его лицо было в крови. Она сняла со спины вещмешок, что-то буркнула себе под нос и ретировалась в соседний вагон...
   Некоторое время молодой мужчина высокого роста и почти такого же роста девушка молчали. Каждый из них раздумывал, собирался с мыслями. Вскоре курильщики покинули тамбур. Стрельников первым нарушил молчание. Он положил руку на плечо любимой женщины и тихо прошептал:
   ─ Дарьюшка, пойми меня правильно... Я не подлец, я хотел только лучше тебе, но извини меня, пожалуйста, не получилось... В этом вины моей нет... Пойми меня правильно...
  Аксенова, смотревшая в противоположную сторону, молчала. Она, узнав, что она небеременная, решила раз и навсегда покончить с тем, кто ее так сильно обидел. Не только обидел, но и обманул. Стрельников все говорил и говорил. Его голос с каждым движением языка был тверже и увереннее. Он все еще надеялся наладить отношения с девушкой, которую очень сильно любил. Для взаимного понимания нужно было время и больше ничего. Он опять произнес:
   ─ Даша, не переживай, все будет нормально... Дай мне только время, любимая моя...
  Он наклонился к девушке и сделал попытку ее поцеловать. Не удалось. Дарья изогнулась змеей, сделала шаг в сторону и со всей силой ударила его по лицу. И на этот раз пощечина для Стрельникова была неожидаемой. Он никогда не думал, что это ярко накрашенное красивое создание, которое он любил, способно на такую низость. Он стиснул зубы и отошел к противоположной двери тамбура. Затем слегка покачал головой и тяжело вздохнул. Вывод напрашивался сам собою. Разговора с Дарьей не получилось, какое-либо примирение с нею исключено. Через несколько мгновений на него нахлынула волна равнодушия к некогда любимой женщине. В плену отчуждения оказалось его сердце и душа. Он решил выйти на первой же остановке, прогуляться по свежему воздуху. Определиться с собою...
   Он вновь тяжело вздохнул. Молниеносное вчера с красивой девушкой, стало для него прошлым, которое уже невозможно было вернуть. Из его глаз текли слезы. Он двинулся к выходу, спрыгнул с подножки на землю. Через открытую дверь он услышал:
   ─ Писака, спи спокойно... Я небеременная ... Я свободная женщина, ты понял меня, детдомовец вонючий...
   Стрельников резко повернулся в сторону той, которая уходила от него навсегда. Уходила без его ребенка. Увидеть Дарью ему больше не удалось. Двери электропоезда закрылись, словно врата волшебного ларчика, в котором только что царила любовь наедине с ненавистью и презрением друг к другу. На перроне полустанка он простоял около получаса. Стоял он неподвижно, словно изваяние. Неподвижными были и его голубые глаза. Они сначала внимательно вглядывались в уходивший электропоезд, затем были устремлены в неведомую даль. Что было за горизонтом, что сулил ему день завтрашний, одиночка не знал. Одно он знал, что вчера и сегодня в его жизни ничего хорошего не было. Кроме разочарований и душевной боли...
   Аксенова после неожиданной встречи со Стрельниковым, едва присела на сиденье, сразу же пустилась в размышления. Сначала "пропустила" через свою голову и душу радостное. Из гинекологического отделения она вышла одухотворенной, словно еще раз народилась на свет. Невысокого роста женщина сначала прощупала руками низ ее живота. Затем, раздвинув специальным прибором половые губы ее влагалища, на некоторое время замерла и запустила свою руку вовнутрь. Пациентка лежала на гинекологическом стуле, затаив дыхание. Она не хотела больше ни слез, ни переживаний. Да и вообще ничего в этой жизни она не хотела. Она возненавидела людей, когда окончательно поняла, что любящий ее мужчина, ее обманул. Иногда ей не хотелось жить. Не интересовала ее также и жизнь подружки.
  С Соютиной, она, скорее всего, сблизилась по необходимости, чем по душе или каким-либо симпатиям. Тамара была ее противоположностью. Каких-либо секретов от нее не держала. Не проходило и часа, чтобы она не делилась с нею впечатлениями из своей жизни, будь они плохие или хорошие. Она в первый же вечер познакомила гостью со своим женихом. Федор Никелев еще в школе на нее заглядывался. Дарье же он вообще не понравился. Он был даже чуть ниже ростом своей подруги. Мало того. Его круглое лицо, покрытое веснушками, вызвало у нее определенное отвращение. Она улыбнулась и для приличия протянула парню руку. На этом их знакомство закончилось. Конопатый тут же улетучился в соседнюю комнату, к невесте. Вскоре влюбленные покинули дом. Тамара вернулась поздно, ее родители уже спали. Дарья сидела за столом, ужинала. Запоздалая пришла веселая, словно успешно сдала государственный экзамен в институт или выиграла по лотереи автомобиль. Кушанье длилось недолго, но за это время она рассказала подруге почти все, что произошло за день в провинциальном городишке. Не забыла она и о своем женихе...
   После окончания средней школы одноклассники подали документы в Омский политехнический институт. Через две недели они вновь приехали в Исилькуль, не прошли по конкурсу. Федор вскоре устроился часовым мастером при железнодорожном вокзале. Его профессия была не ахти престижная, но прибыльная. Все горожане и также жители близлежащих деревень ремонтировали у него часы. Самоучка брал не только наручные, но и настенные, притом любых марок. Запчасти для приборов он покупал на рынках в Омске. Переплачивал, но заказы выполнял в срок. У молодого мастера водились не только деньги, но и все то, чем были богаты его клиенты. Кое-кто из селян рассчитывался с ним продуктами питания из своего подворья. Часть добычи он дарил своей девушке. Она рассчитывалась с любимым меценатом поцелуями. Желание отдаться парню у нее было, но она боялась родителей, особенно мать. Она, едва заметив, что за ее дочерью стали ухлестывать, провела с нею индивидуальное собеседование. Оно было очень коротким и строгим.
  Несколько подбоченясь, Антонида сквозь зубы процедила:
   ─ Смотри у меня, Томка, принесешь в подоле ребенка, сразу тебя удавлю... ─ Заметив испуганную физиономию своего дитя, в душе которого господствовал неподдельный страх, она продолжила. ─ Я, будет тебе известно, выходила за твоего отца девственицей, нетронутой... ─ Окаменевшое лицо дочери, привело к очередному витку правды, исходившему от некрасивой женщины. Она вновь изрыгнула из себя. ─ Томка, слушай дальше... Первую ночь с женихом я провела в доме его родителей. Утром его мама показала мужиной и моей родне белую простынку... ─ Здесь дочь не удержалась. Она слегка перевела дух и выпалила. ─ Мама, а что там было? ─ Сексуальная неосведомленность ребенка страшно рассердила родительницу. Она тяжело вздохнула и со злостью подытожила. ─ Вот когда выйдешь замуж и переспишь со своим хахалем, тогда и покажешь мне эту тряпицу...
   Доверительно разговора между женщинами в дальнейшем не получилось. Каждый остался при своем мнении. Мать бурчала себя под нос, возмущалась непонятно кем или чем. Дочь слегка кусала свои толстые губы и почему-то со страхом ждала брачную ночь со своим любимым.
   В отличие от подруги Дарья Аксенова смотрела на супружескую жизнь куда спокойнее, без какого-либо страха. После осмотра между врачом и пациенткой состоялся откровенный разговор. Соютина сначала выразила сожаление, что молодая девушка еще до брака совершила ошибку, потеряв девственность. Затем она дала ей несколько рекомендаций. Лишь потом объявила диагноз. Красивая шатенка, узнав о том, что она небеременная, обняла щуплую врачиху и чмокнула ее в щечку. Соютина улыбнулась и покачала головой. Она вспомнила кое-что из своей жизни. В молодости за нею, за некрасивой девушкой, к тому же очень худой, ухаживал только один парень, и тот был с изъяном. Его нос, аппарат для дыхания и обоняния чем-то напоминал толстую обструганную палку с загнутым концом. Тоня мечтала не о таком принце, но после тяжелых раздумий согласилась со своей судьбой... Эта же молодая особа с очень стройными ногами и почти пределом совершенства женской красоты, имела куда больше возможностей среди мужского мира, чем та, кто ее обследовал. Визит молодой грешницы к гинекологу затянулся. И не по ее причине. Соютина помогла подруге своей дочери не только советом, но и делом. Для страховки она вставила в ее влагалище спираль. Почему она это сделала, она и сама не понимала...
   Дарья прислонилась к окну и некоторое время наблюдала за пролетавшими мимо нее лесами и полустанками. Сожалела, что их становилось все меньше и меньше... Через некоторое время она изменила ход мыслей. Она окунулась в кладовую своих тайн. И в этом мире, как не странно, у нее было много оптимизма. Она даже радовалась, что в самом начале жизни у нее так все получилось. История со Стрельниковым была для нее проверкой, уроком для будущего. При этой мысли красивая шатенка с волнистыми волосами с облегчением вздохнула и посмотрела на свою подругу. Тамара сидела неподвижно и слегка кимарила.
   Размерный стук колес вновь вернул Аксенову в раздумья. Три дня назад и сегодня она делала все правильно. Она улыбнулась и очень медленно окинула взглядом тех, кто находился в вагоне. Слегка покачала головой. Красивых женщин, как она, в довольно большом помещении не было. Она вновь повернула голову из стороны в сторону. На этот раз в поле ее зрения были мужчины. "Съемка" была непродолжительной. Тех, кому она могла бы симпатизировать, было трое. Двое молодых парней, сидевших через пару купе от нее о чем-то, разговаривали. Они иногда словно по команде вставали с мест и пялили глаза на красивую шатенку, сидевшую у окна. Она лишь изредка улыбалась, но каких-либо знаков внимания молодым людям не подавала. Да и зачем это делать? Они, наверняка, были нищие. Были у родителей, запаслись продуктами питания. Дарья задержала взгляд и на военном, возле двери. Он сидел, словно истукан, изредка кимарил. И ему она дала разворот-поворот. Она не сомневалась, капитан с седыми висками больших звезд с неба не хватал...
   Через некоторое время Аксенова перевела дух и начисто отмела мысли о пассажирах. Она вновь опустилась в мир личной жизни. Антон Михайлович Соютин, как мужчина, у нее особых симпатий не вызывал. Лысых она вообще не любила. Однако его помощь, притом довольно весомая, ее заинтриговала. Родной брат ее подруги, как ей казалось, не без корысти оказывал ей помощь и внимание. В этом она убеждалась, как только на нем задерживала взгляд. Черные глаза преподавателя, которому уже было далеко за тридцать, бегали из стороны в сторону, как белки в колесе. Иногда он улыбался, причем так жалко, что ей казалось, что он вот-вот от своей улыбки расплачется.
   Недавный случай учащуюся техникума вообще шокировал. Она, немного поболтав со своим патроном, направилась в женский туалет. Едва схватилась за дверную ручку, как тут же позади себя услышала:
   ─ Дашенька, возьми, пожалуйста, туалетную бумагу... ─ Соютин, слегка покраснев, вытащил из заднего кармана брюк небольшую упаковку в целлофановой обвертке. ─ Затем еле слышно добавил. ─ Это мне знакомый из Германии привез, он был в служебной командировке... ─ Аксенова обернулась, несколько мгновений она молчала. Затем с улыбкой произнесла. ─ Анатолий Михайлович, мне как-то неудобно такую услугу от Вас принимать... ─ Несколько зардевшись, она продолжила. ─ Я, честно говоря, впервые такое от мужчин получаю...
   Что-либо сказать дальше, она уже не могла. Ее кишечник ее основательно поджимал. Она быстро взяла упаковку и ринулась в туалетную комнату. Вскоре облегченно вздохнула и невольно улыбнулась. Импортная бумага была не только очень мягкой, но и отдавала приятным запахом. Она посмотрела по сторонам. На пошарпанной кабинке из фанеры кое-где были экскременты. Сильно отдавало и мочой. Она тяжело вздохнула и двинулась на выход. Затем подошла к раковине, открыла вентиль водопроводного крана. Маленькие капельки полутемной жидкости очень медленно падали на дно ржавой металллической посудины, раковины. Аксенова скрипнула зубами и кисло улыбнулась. В ее родной деревне туалетное мероприятие мало чем отличалось от города. За небольшим исключением. В висячем рукомойнике всегда была теплая вода...
   Антон Михайлович Соютин, едва вошел в мужской туалет, тут же придался приятным мыслям. Девушка со стройными ногами и красивым лицом не давала ему покоя. И сейчас, когда он в какой-то мере совершил бестактность с нею, предложив ей туалетную бумагу, он вновь был в своем амплуа. Он неспеша спустил брюки и присел. На миг представил в подобной позе свою подопечную и слегка усмехнулся. Даже естественная надобность не поколебала его любовной страсти к красивому существу. Он не обманывал себя. У него к первокурснице ничего серьезного не было. За одним лишь маленьким. Он хотел ею овладеть, переспать с нею как мужчина. Хоть один только раз, от этого он был бы от счастья на седьмом небе. Обжениться с нею он был также не против, но увы... Причиной этому была даже не разница в возрасте, а страх перед партийными органами. Коммунисты техникума, не говоря уже о райкоме партии, никогда ему не простят прелюбодеяния с несовершеннолетней. Иногда он успокаивался, начисто отметал заоблачные мечты. Значит, не судьба, да и не та система в Союзе, что на Западе. За бугром хоть кого под венец веди, лишь бы был толстый кошелек...
   Прошло полгода. Смазливая шатенка, поступившая в техникум не без помощи Соютина, он ей заранее показал билет по математике, все больше и больше вносила коррективы в график его работы. Он, заместитель директора по воспитательной работе перед началом занятий и после них некоторое время сидел в кресле и зырил глазами через окно своего кабинета, оно выходило на парадное крыльцо большого трехэтажного здания. Подобные "моционы" он делал десятки раз, как только впервые увидел новенькую из дополнительного набора. Она резко отличалась не только от однокурсниц, но и от всех девушек специального учебного заведения. Она, скорее всего, понимала свое преимущество перед ними и делала все возможное, чтобы еще больше выделиться. Возможно и то, что она этим хотела кому-то насолить или отомстить. Аксенова носила очень короткую черную юбку, из-под которой выглядывали ее точеные ноги. Длинные волосы - локоны каштанового цвета она раскидывала во все стороны. Они были не только на ее плечах, но порою закрывали и ее красивое лицо. Никто из предподавателей ей замечание по этому поводу не делал, включая и директора Широкова Ивана Николаевича. Соютин его не любил. Мужчину с крупным носом и с прической бобриком, который пришел два года назад из горисполкома, он иногда даже презирал.
   Первая попытка Соютина прелюбодействовать с очаровательной учащейся, к его удивлению, оказалась успешной. Произошло это поздним вечером. Он сидел в рабочем кабинете и неспеша переписывал в общую тетрадь передовую статью из газеты "Правда". Утром ему предстояло выступить с политической информацией перед студентами. Он слегка приподнял голову, когда в дверь его кабинета постучали. Затем он быстро привстал и слегка покраснел, когда перед ним появилась красивая шатенка. Ее появление, тем более в столь позднее время, было для него неожиданностью, наиприятнейшей неожиданностью.
  Он уже давненько мечтал встретиться с девушкой наедине, без лишних глаз. Аксенова подошла к столу и с несколько озабоченным выражением лица произнесла:
   ─ Антон Михайлович... Я по служебному вопросу... Можете меня принять?
  Лысый мужчина утвердительно кивнул головой и неспеша опустился в кресло. Затем улыбнулся и очень внимательно посмотрел на подопечную. Ее карие глаза были неподвижными и очень серьезными. Аксенова тяжело вздохнула и опустилась на стул, стоявший напротив ее начальника. Затем она с негодованием выпалила:
   ─ Антон Михайлович! Я пришла от имени нашей группы... Уже давно собиралась прийти к Вам... ─ Соютин слегка подался вперед и незаметно втянул в себя приятный запах женских духов, исходивших от девушки. Потом, сделав очень умное выражение лица, он произнес. ─ Даша, я весь во внимании... Что там стряслось в твоей группе? ─ Дарья перевела дух и продолжила. ─ В нашей группе ничего не случилось... Случилось и случается каждый день в нашей забегаловке... Отвратительное питание в столовой уже давно всем известно, в том числе, и директору... Однако никто и пальцем не пошевелил, чтобы наказать...
  Плешивый слегка вздохнул, и прервав обличения ходока в адрес работников столовой, сказал:
   ─ Дашенька, я сделаю все возможное для улучшения работы пищеблока... Надо только время... И еще нужны факты, доказательства...
  Аксенова, не дослушав своего наставника, быстро встала, и сжав кулаки, словно хотела ими трахнуть по его белоснежной лысине, вспылила:
   ─ Товарищ Соютин... Вам нужны доказательства? Пожалуйста, они есть... Пойдемте в общежитие, в мою комнату...
  Чиновник, вальяжно сидевший за столом, от неожиданного натиска учащейся немного струхнул. Он впервые видел разъяренную красавицу, которая, как ему сейчас казалось, могла не только его избить, но и полностью проглотить. Он осторожно прикоснулся к ее руке и очень доверительно произнес:
   ─ Дашенька, садись и расскажи все по порядку... Я тебе всегда верил и буду верить, пойми меня правильно, моя дорогая...
   Несколько отцовское покровительство мужчины на какой-то миг погасило бушевавшее негодование в душе шатенки. Она присела за стол, положила руку на руку и взглянула на своего спасителя. В том, что он разрешит проблему с питанием, она уже не сомневалась.
   Визит представительницы учащейся молодежи к заместителю директора техникума по воспитательной работе задержался. Она не только рассказала о наболевшем, но и привела горячий пример. В ее комнате уже три дня пластом лежала Таня Петухова, у нее было сильное расстройство желудка. Подобное имели еще три девушки. Об этом они никому не говорили. Они ни только не хотели позориться, но и боялись. Год назад "понос" был в одном из институтов города. Санэпидемстанция тут же наложила карантин. Больше всех пострадал ректор вуза, его уволили...
   Прощание наставника и подопечной было очень теплым. Соютин перед самой дверью слегка прикоснулся к руке девушки и еще раз заверил ее о своем личном участии в столь важном деле:
   ─ Дарьюшка, я прошу тебя ─ не переживай... Я завтра же займусь этим щепетильным делом... ─ Затем почти по-дружески продолжил. ─ Передай привет Петуховой, пусть она быстрее поправляется...
   Шатенка утвердительно кивнула головой, и соизмерив мужчину с ног до головы, неожиданно покраснела. В этот поздний вечер Соютин, как ей показалось, даже и неплохо выглядел. Она улыбнулась и протянула руку к дверной ручке. И в этот же момент в кабинете погас свет, и к ее тонкой талии прикоснулись мужские руки. Она быстро вывернулась из объятий и прильнула к губам своего наставника. Прильнула так сильно, что он от ее страсти слегка вскрикнул. Несколько мгновений лысый был в замешательстве, даже в растерянности. Не провокация ли это, не очередные ли козни директора техникума? Он с облегчением вздохнул, когда услышал очень нежный женский голос:
   ─ Антон Михайлович, Антоша... Я не против этого, но я не хочу орального секса... Я хочу обычного...
  Мужчина с силой притянул к себе любовницу. Ее спина внезапно изогнулась и затем резко придвинулась вперед, к нему. Его движения были уверенными и быстрыми. Не только от страсти, но и от ушедшего страха...
   Через неделю Аксенова вновь пришла к своему наставнику. Пришла не от имени общественности. Она пришла по собственной инициативе, которая была порождена не любовью к мужчине, а ее нищетой. Она хотела жить лучше, чем ее подруги. Родители ей материально не помогали, стипендии страшно не хватало. Хорошо одеваться, ей нужны были деньги, "капуста" Появление спонсора в лице Соютина для нее было как нельзя кстати. За первую любовь он заплатил ей десять рублей. Не жирно...
   На этот раз молодая путана внесла коррективы в свое поведение, притом очень существенные. Прежде чем лечь на диван, она предупредила хозяина кабинета:
   ─ Антон Михайлович... Я уже давно заметила твое неравнодушие ко мне... ─ Мужчина, стоявший на коленях, тут же сделал вопросительное выражение лица. Она продолжила. ─ Антошка, ты же не дурак, понимаешь мою ситуацию... ─ Затем, ехидно улыбнувшись, продолжила. ─ Мне нужны деньги, тебе же ─ мое тело, а не металлическая клетка... ─ Заметив непомерный страх на лице любовника, Аксенова хихикнула и очень осторожно ударила рукой по небольшому члену мужчины. Про себя отметила. Половой орган у Стрельникова был куда длиннее и мощнее, чем у лысого. Она слегка потянулась, и раздвинув стройные ноги, словно мимоходом, прошептала:
   ─ Антон Михайлович, подобные мужчины, как ты, не в моем вкусе... Тем, более с белыми лысинами...
  Соютин сильно сжал зубы. Желание врезать по голой заднице девушки он тут же подавил. Он почти с самого детства бредил женщинами, особенно красивыми артистками или ведущими телевидения. Нередко после фильма или телепередачи он уединялся в своей спальне или туалете и мастубировал. И эта смазливая шатенка вынудила его делать неестественное уже пару раз. Он прикоснулся губами к вьющимся волосам женского влагалища. Аксенова от истомы слегка вздрогнула, затем очень четко произнесла:
   ─ Я, мировая красавица... Мне нужна хорошая оправа и деньги... ─ Сделав пару движений задницей из стороны в сторону, продолжила. ─ Бог дал мне красоту, а тебе, мой начальник, мозги...
  Лысый уже ничего не слышал, да и слушать не хотел. Он весь был в напряжении. Проститутка в этот вечер была очень счастлива. Не только от мужской страсти, но и от очередной прибавки в ее кошельке. Она получила "четвертак", двадцать пять рублей. Через неделю еще один, потом еще один...
   Три годы учебы для Аксеновой пролетели очень быстро, словно один миг. Первым с окончанием техникума ее поздравил Соютин, новый директор. Его представление совпало с днем выпуска. Широков попал в автомобильную катастрофу, едва остался жив. Дарья не смогла сдержать слез радости, когда несколько десятков молодых людей вперемежку с седыми и лысыми головами, с отчаянием хлопали в ладоши. Она сидела в первом ряду и не спускала глаз со своего мецената и любовника. Последнее с ним ложе она поделила в его квартире. Ничего особенного у них в этот вечер не было. Не было и особой радости. Ловелас пустил слезу, когда представил, что он больше не увидит красивую шатенку. Путана обошлась вздохами. Она находилась в плену очередных грез. Небольшой районный центр Москаленки, где ей предстояло работать, особой радости у нее не вызывал. Несмотря на это, она держала хвост пистолетом. В том, что она и там найдет себе любовника или богатого мужа, она не сомневалась. Для женской красоты во все времена каких-либо крепостей не существовало...
  Глава пятая.
  В коридорах власти
  
  Прошло пять лет. Для Анатолия Ивановича Стрельникова это время было безкарьерным, никчемным. Не больше и не меньше. Он все еще сидел на своем стареньком стуле, все также был на побегушках. Хотя изменения были, но только не у него и не для него. По требованию жителей района городской комитет партии изменил название основного источника информации. "Заря коммунизма" ушла в небытие, вместо нее появилась "Сельская нива". Партийная верхушка, хотя и с большим трудом, все-таки прореагировала на критику снизу. Не проходило и дня, чтобы в редакцию ни приходили письма с просьбой о незамедлительном переименовании газеты. Люди не только писали, но и звонили. Нередко и приходили. Стрельников был также обеими руками за новое название. Он, как и многие читатели понимал, что в СССР каким-либо коммунизмом уже давно не пахло. Уровень жизни среди строителей общества всеобщего благоденствия стремительно падал. Многие крестьяне перебирались в город. Все больше и больше сельских поселений исчезало с карты Омской области.
  И не только эти негативы тревожили правдоискателей из низших слоев общества. Их беспокоили также далеко некоммунистические повадки местных руководителей. Стрельников, хотя и не занимался проблемой кадров, но знал ее не хуже, чем главный редактор Саватеева. Анастасия Петровна пришла в редакцию совсем недавно, пришла из обкома комсомола. Курировала средства информации молодежных организаций. Родионова перевели на повышение в Омск. Вслед за ним уехала и заведующая отделом сельского хозяйства газеты Сухопарова. Ей предложили место в областном управлении сельского хозяйства.
  Через пару месяцев она позвонила Стрельникову, и кое-что рассказала о себе. Она получила трехкомнатную квартиру в центре города. Неплохо устроился и ее муж, профессиональный шофер. Он возил заместителя председателя облисполкома. Любое известие о карьерных передвижениях коллег по перу, очень сильно бередило душу неудачника. Он пахал за десятерых, но оставался на прежней "высоте". Его материал печатался в каждом номере, под его именем или под псевдонимом "Ильин". Избрал он его неслучайно. Подобный псевдоним имел вождь мирового пролетариата В. И. Ленин...
   За неделю до празднования Великого Октября в Омске состоялось областное совещание идеологических работников. В первый же день его работы представили нового первого секретаря обкома партии КПСС. Стрельников была слегка ошарашен, услышав очень знакомую ему фамилию. Прошло много времени, когда он в последний раз видел Половозова. Бывший юный корреспондент, сидевший в третьем ряду напротив рабочего президиума, даже привстал из кресла, когда увидел знакомого ему человека. Он то и дело внимательно его разглядывал. Физиономия Половозова практически не изменилась. Даже стала лучше. Его лицо было холеным и тщательно выбритым. Костюм черного цвета на нем сидел очень ладно, словно его шили по заказу. Мужчина с лысинкой на голове тяжело вздохнул. Манера поведения новоиспеченного руководителя одного из крупнейших регионов Сибири мало чем отличалась от поведения членов Политбюро ЦК КПСС. Новый вождь очень медленно водил глазами по огромному залу, словно робот. На какие-то мгновения взгляд его задерживался, словно он находил очередную жертву, или наоборот, своего сообщника... Корреспондент "брехаловки" Стрельников нередко скрипел зубами. Новый вождь не удосуживал его взглядом. Он то и дело открывал свой толстый талмуд и слегка качал головой. В отличие от Половозова он не мог похвалиться успехами по службе. В семейной же жизни ему немного счастья привалило.
   Произошло это в воскресенье. В Называевске утром впервые по-настоящему выпал снег. После обеда ударил мороз. Он был такой сильный, что окна в квартире покрылись инеевым узром. Как назло, в этот же день две небольшие батареи отопления были холодными. На одном из участков теплотрассы был прорыв. Хозяин, накинув на себя зимнее пальто, сидел за письменным столом. Он "добивал" статью, посвященную единственному участнику социалистической революции, жившему в городе. Неожиданно в дверь постучали. Он неспеша ее открыл и, увидев перед собою незнакомую женщину, слегка покрутил головой из стороны в сторону. Это означало, что она не туда попала. Его мозг все еще "работал" по инерции. Высокая незнакомка с впалыми щеками и страшно мрачными глазами почему-то плакала. На какой-то миг сердце бобыля потеплело, ему стало жалко бедолагу. Он присмотрелся к ней более внимательно. На плачущей была поношенная шуба черного цвета без рукавов, она чем-то напоминала ему камзол. На ногах у нее были старенькие валенки...
  Стрельников слегка приподнял голову и тут же вскрикнул:
   ─ Дарья, Дашенька ... ─ Затем он облокотился на стену коридора и, набрав в легкие воздух, с нескрываемым волнением продолжил. ─ Даша, неужели это ты? Ты, все-таки решилась ко мне прийти... ─ Особа, на голове которой был шерстяной платок, очень робко переступила порог квартиры и еле слышно прошептала:
   ─ Да, это я, Дарья Аксенова... ─ Увидев слезы на глазах мужчины, с уверенностью в голосе добавила. ─ Пришла, как видишь, пришла навсегда...
   В этот морозный вечер Анатолий Стрельников и Дарья Аксенова просидели за столом почти до полуночи. Гостья со слезами на глазах рассказала влюбленному в нее мужчине все, что приключилось с нею в районном центре Москаленки. Многое и утаила. Директор общепита, пожилой мужчина принял ее с огромной радостью. Он почти час рассказывал красивой девушке с каштановыми волосами о достижениях трудового коллектива, который ему доверила коммунистическая партия. Затем он познакомил ее с теми, с кем ей предстояло работать. Три женщины предпенсионного возраста, одетые в темно-синие кофты, новенькой сразу же не понравились. Они также не обделили ее антипатией. Едва начальник закрыл дверь комнаты и повел шатенку вниз, он хотел показать ей город, как позади их раздался оглушительный смех. Аксенова слегка прикрыла руками уши и тяжело вздохнула. Не с этого она хотела начинать свою работу...
   Торков Юрий Никодимович, директор общепита делал все возможное, чтобы показать молодому специалисту свой родной город. В официальных документах его малая родина городом не значилась, но это нисколько не умоляло ее достойнств. Только к вечеру автомобиль "Москвич - 412" подрулил к небольшому зданию, где находилось управление. Новенькая за три часа инструктажа и поездки по грязным улицам ничего путного для себя не взяла. Да и желание что-либо новое изобретать на далеко непрестижной работе у нее в одночасье пропало. Воровать или делать приписки на предприятиях общепита, отрасли народного хозяйства, занимавшейся производством и продажей готовой пищи и полуфабрикатов, она также не намеревалась. Восемьдесят рублей с хвостиком и мизерная премия ее вообще разочаровали.
   Торков вновь пригласил новенькую к себе в кабинет. Вскоре между ними состоялся конфиденциальный разговор. Предложение своего шефа Аксенова приняла. Он обещал ей место заведующей отделом, она ему любовь. Опытная путана при этом поставила условие. Сначала ей персональный кабинет, потом уже постель. Начальник вспылил, до сего момента из подчиненных ему никто не перечил. Шатенка в обиду себя не дала. Она быстро вышла из-за стола и зацокала по деревянному полу своими белыми туфельками на высоких каблуках в сторону двери. При этом успела пару раз вильнуть своими крутыми бедрами. Мужчина сначала встрепенулся, даже стукнул кулаком по столу. Затем остыл. Он приподнялся из кресла и заискивающее пролепетал:
   ─ Дарья Авдеевна, пожалуйста, останьтесь... Я согласен на все, Дашенька... ─ Аксенова заразительно засмеялась и, помахав ручкой, быстро вышла из кабинета.
   В эту ночь Торков часто выходил на балкон, курил. Его жена тем временем спала без задних ног, при этом сильно храпела. Он уже в который раз взвешивал план своих дальнейших действий. В том, что он сработает, наверняка, он не сомневался. Из двух десятков канцелярских крыс, перебиравших бумаги в его хозяйстве, только две были залетные. Остальные ─ пришли по протекции или по родственным связям. Мало того. Многие из них были вообще без специального образования. Не исключением была и Таисия, его жена, бывшая осмотрщица вагонов. У новенькой же было куда больше преимуществ, в том числе и перед Стариковой, завотделом, которую он давненько хотел уволить. Пожилая женщина знала свое дело туго, не подкопаешься. Но, увы... Она не проявляла собственной инициативы, да ее пару раз видели в церкви... При этой мысли курильщик улыбнулся. Через год, другой, скорее всего, и его самого выгонят в три шеи, выгонят вместе с женой... Вновь придется обращаться в райком партии, он там без малого двадцать лет лямку тянул...
   Через неделю директор районного общепита представил своей команде новую заведующую отделом Аксенову, ей предстояло курировать столовые, рестораны, кафе и закусочные. Еще через неделю он пригласил ее в свой кабинет. Дарья тут же с меценатом "рассчиталась". О смазливой карьеристке в общепите поползли слухи. Болтали разное и по-всякому. Как правило, профессиональную часть новенькой никто не обсуждал. По вполне понятной причине. Сутяги были в этом деле профанами. Крен делался на ее красоту. Чисто природный дар шатенки мутил разум не только начальнику, но и его подчиненным, в первую очередь, женщинам. Чего только они не говорили, какие только сплетни они не сочиняли?! Одни утверждали, что у нее есть покровитель из Кремля. Другие били себя в грудь и божились, что молодая "сыкуха" есть колдунья, которая привораживала мужиков. Они ради ее итимного места готовы идти на все...
   В последнее воскресенье сентября Дарья Аксенова поехала в Омск. Поехала не только отдохнуть, но и кое-что прикупить для себя. Возвратилась она очень поздно, на улице стояла кромешная тьма. Ее однокомнатная квартира на улице Комсомольской, она получила ее как ведущий специалист, находилась на окраине поселка. Больше, чем полпути она шла уверенно. От вокзала до трехэтажного особняка, где находился районный отдел милиции, было освещение, кое-где мелькали и пешеходы. Красивая женщина, в руках которой были две большие сумки, решила перевести дух. Она остановилась не столько из-за усталости, сколько от подступившего страха. Два перекрестка и улицы, которые ей предстояло пересечь, были без ночного освещения. Жители этой части города еще с ранней весны просили местную власть поставить фонари. Чиновники обещали, но ничего не делали.
   Внезапно позади идущей раздались чьи-то шаги. Она оглянулась и невольно вскрикнула. Перед ней стоял высокого роста мужчина, на его голове была большая шапка, нахлобученная на самые уши. С криками о помощи она рванулась назад, в сторону освещенной улицы. Не получилось. Через несколько мгновений по ее ногам чем-то твердым ударили, и она тут же оказалась на земле...
   Очнулась Аксенова только под утро. Подняться у нее не было сил. Помощь ей оказал почтальон, разносивший телеграммы. Молодой парень, увидев полураздетую женщину, у которой все лицо было в крови, сразу же позвонил в милицию и вызвал машину скорой помощи. Выписали шатенку из районной больницы через две недели. На этом ее приключения не закончились. В ее почтовом ящике лежала небольшая записка следующего содержания: "Красавица! Котись от нас, пока жива...". Едва она поднялась на третий этаж, как тут же залилась горючими слезами. В ее квартире все было перевернуто, часть одежды была порезана, часть отсутствовала. В этот же вечер она села на поезд и поехала к мужчине, который ее по-настоящему любил...
   Стрельников пригладил рукой свои жидкие волосы на голове и вновь посмотрел на Половозова. Он стоял за трибуной и с серьезным видом озвучивал постановление ЦК КПСС об усилении атеистической пропаганды среди населения. Спецкор, как и многие его коллеги, не только его прочитал, но и законспектировал. Знать ─ одно, получать ценные указания от главного шефа области дело совсем другое. При этой мысли он принял "рабочее положение". Он сделал серьезную мину и взял в правую руку "винтовку", так он называл пишущую авторучку. Затем он положил тетрадь на небольшой столик, который был вмонтирован позади каждого кресла и принялся писать. За многолетнюю работу его рука работала, как автомат, причем безотказно и главное, она "писала" без грамматических ошибок.
  Через некоторое время он изменил рабочее положение. Он сел полубоком к трибуне, левое ухо у него лучше воспринимало, чем правое. Раздались аплодисменты. Начались суждения по докладу. Стрельников их не конспектировал. Он вообще был исключен из рабочей обстановки, царившей в актовом зале. Местом его притяжения был рабочий президиум, даже и не дюжина седых или лысых чиновников. Он сидел, словно окаменелый, и смотрел на знакомого ему человека, которому принадлежала вся власть, будь то партийная или советская... Секретари областных комитетов партии чем-то напоминали ему царских губернаторов. Отличие их состояло лишь в том, что они не имели генеральских мундиров...
   Через некоторое время прения закончились. Ведущий совещания объявил, что докладчик готов ответить на вопросы присутствующих. Сердце Стрельникова радостно екнуло, когда в его голову пришла мысль хоть как-то заявить о себе. Он насупился, словно огромный таракан, и искоса посмотрел на Саватееву, своего шефа. В редакции был неписаный закон. Все вопросы или толковые идеи должны проходить только через начальника, с его личного разрешения. Толстая женщина с большими очками на носу отчужденно водила глазами по большому залу, залитому электрическим светом. При этом она иногда зевала. Мужчина тяжело вздохнул, быстро оторвался от кресла, и помахав рукой, в которой был толстый талмуд, уверенно произнес, скорее всего, прокричал:
   ─ Извините, у меня вопрос... ─ Тут же до него донесся очень спокойный голос председателя. ─ Пожалуйста, назовите себя, товарищ... ─ Жаждующий задать вопрос почти на одном дыхании отчеканил. ─ Анатолий Иванович Стрельников, корреспондент районной газеты "Сельская нива", Называевский район...
   Представился и тут же уставился на докладчика, стоявшего у трибуны. Половозов слегка наклонился в зал и отыскав глазами того, кто намеревался задать ему вопрос, на несколько мгновений замер. Молодой человек с редколесьем волос на голове был ему незнаком. Затем он едва заметно усмехнулся, когда на его лице увидел капельки пота. Ивану Николаевичу очень нравилось, когда его подчиненные волновались. Значит, они боялись своего партийного вожака, в лучшем случае, его уважали. Стрельников тяжело вздохнул. Он все еще не мог по-настоящему сформулировать свой вопрос. Откровенно говоря, в его голове никакого вопроса и не было. Он поднял руку ради одного, что он считал архиважным в этот момент своей жизни. Он просто-напросто хотел через многие годы напомнить Половозову о себе.
  Он не сомневался, что бывший первый секретарь горкома партии, он же первое лицо очень мощной области еще не забыл о юном корреспонденте из педагогического училища. Он слегка хмыкнул себе в кулак и выпалил, что в сей миг было в его голове:
   ─ Иван Николаевич, я предлагаю создать оперативную группу по фиксированию верующих...
   Сказал и тут же сильно покраснел. Он не сомневался. Его примитивное предложение к разряду умных не относилось. Кое-где раздались слабые смешки. Стрельников, словно куль с овсом, медленно присел в кресло. В зале установилась мертвая тишина, которая прессом давила на того, кто сделал, без всякого сомнения, настоящий ляпсус. Половозов окинул взглядом актовый зал, до отказа набитый номенклатурщиками разных уровней, затем указательным пальцем постучал по микрофону, вмонтированному в трибуну. Слегка кашлянул и с нескрываемым оживлением произнес:
   ─ Уважаемые товарищи... Мне очень приятно слышать подобные вопросы... Не вопросы, а конкретные предложения... ─ Крепко сжав ладонь в кулак, и, ударив им по трибуне, он подытожил. ─ Товарищ Стрельников показал нам пример... Партия не нуждается в тех, кто брюжжит и ждет указаний сверху... Она нуждается в новизне, в новаторах, ищущих новые формы работы с населением...
   Председательствующий, лысый мужчина с усами привстал из-за стола, и сделав лисью мордочку в сторону докладчика, слегка переложил ладонь в ладонь. В зале раздались жиденькие хлопки, которые с утвердительным кивком вождя переросли в аплодисменты. Стрельников некоторое время сидел неподвижный, словно мышонок, которого, наверняка, ожидала мышеловка или пасть кошки. Услышав рукоплескания в свой адрес, он все еще не верил, что ему удалось заявить о себе. Лишь после того, как он, почувствовав легкий хлопок по своему плечу от Саватеевой, он встал и повернулся лицом к залу. Тотчас же раздался шквал аплодисментов...
   После окончания совещания Стрельников некоторое время сидел в кресле, сидел без всяких движений и эмоций. Его вгляд был устремлен опять в одну точку, на Половозова, который находился в плотном кольце своих единомышлеников. Каждый из них хотел поделиться своими предложениями или просто пожать руку бывшему руководителю, вернувшемуся в родной край. Прошло около получаса, когда секретарь остался наедине с членами бюро обкома партии. Стрельников рванулся с места и уже перед тем, как поравняться с трибуной, услышал знакомый голос:
   ─ Анатолий Иванович, подождите меня за дверью... У меня есть к Вам кое-какие вопросы...
   Он на доли секунды замер, словно, его пригвоздили. Этого приглашения, как ему казалось, он ждал всю свою жизнь. Он резко повернулся в сторону серьезного мужчины в строгом черном костюме и очень четко произнес:
   ─ Я обязательно подожду, Иван Николаевич... ─ В сей же миг он приободрился и с независимым выражением лица направился к выходу. Он спустился вниз по лестнице, в туалет. Помочился. Через некоторое время он оказался в коридоре, в двух шагах от помещения публичных собраний.
   Половозов освободился через час. Он, едва вышел из зала, тепло поздоровался со своим земляком, пригласил его к себе в кабинет. Мужчины неспеша поднялись на третий этаж огромного серого здания. Стрельников несколько удивился, когда увидел высокого милиционера, мерно прохаживающегося по большому коридору, сплошь покрытому широкой дорожкой красного цвета с черной окантовкой. При появлении начальника, старшина прытью кинулся к его кабинету, и слегка выпятив живот, молодцевато отдал ему честь. Половозов улыбнулся, кивнул головой и неспеша открыл дверь приемной. Стрельников последовал за ним и тотчас же зафиксировал все то, что в ней находилось. В центре большого помещения стоял круглый стол с дюжиной телефонов. С правой стороны от входной двери находилась деревянная вешалка, неподалеку от нее стояло несколько стульев. На простенке между двумя большими окнами, напротив двери, висели большие часы с позолоченным маятником. Позади стола, в двух углах приемной стояли горшки с цветами... Ему сейчас было не до тщательного изучения приемной первого секретаря обкома партии. Одно он отметил, обстановка была очень скромной...
   В свой рабочий кабинет Половозов корреспондента районной газеты не пригласил. Он пригласил его в свою комнату отдыха. И здесь особых изяществ гость не нашел. Мало того. Она была меньших размеров, чем приемная. Слева от входа стоял диван, неподалеку от него находился холодильник "Москва". В самом углу стоял высокий деревянный шкаф, скорее всего, в нем была посуда и другие столовые принадлежности. В углу напротив стоял телевизор. Прямо перед диваном находился письменный стол с телефоном. Напротив него стояло кожаное кресло.
   Хозяин кабинета попросил Стрельникова присесть на диван, затем включил телевизор. Сам же стал готовить чай. Время было позднее, поэтому ни одной из двух женщин-секретарш не было. Задерживались они лишь в исключительных случаях. Да и перегружать их в первый же день своей работы Половозов не хотел. Он две недели назад работал в министерстве сельского хозяйства СССР, заместителем министра. ЦК партии предложил ему возглавить одну из крупнейших областей Сибири. Он, долго не обдумывая, согласился. Регион для него был знакомый. Здесь он родился, здесь же получил первое боевое крещение как первый секретарь горкома партии. Он невольно вспомнил статью на первой странице областной молодежной газеты, ее написал учащийся Исилькульского педучилища...
   Седовласый, поставив перед гостем стакан чая в металлической подставке, неспеша присел в кресло. Затем бросил взор на экран телевизора. Дикторша, красивая блондинка рассказывала об итогах работы совещания идеологического актива области... Он улыбнулся. Оперативная информация его радовала. Затем он перевел взгляд на земляка, он почему-то смиренно сидел на диване и очень внимательно вслушивался в каждое слово работницы телевидения. В том, что он найдет с ним общий язык, Половозов не сомневался. Он поднес стакан к губам и сделал небольшой глоток горячей жидкости. С облегчением вздохнул. Прошло четыре часа. В его рту не было ни крошки хлеба, ни капли воды. К стакану с минеральной водой местного производства, стоявшему на специальной подставке трибуны, он не прикоснулся. Ему нравилась минеральная вода "Боржоми". "Надо же завтра сделать указания по этому поводу секретарше Нине Николаевне", ─ подумал он и кивком головы указал на стакан своего напарника. Мужчина с плешинкой на голове мгновенно оторвал взгляд от экрана и пригубил. Затем сильно втянул в себя жидкость и тут же сморщился. Обжег небо...
   Половозов слегка улыбнулся и с несколько задумчивым видом произнес:
   ─ Анатолий Иванович... Я твою фамилию нашел в списке приглашенных, хотя не до конца был уверен, что это ты... ─ Затем он перевел взгляд на телевизионный приемник. Участники совещания давали интервью. Он вновь вернулся к прежней мысли. ─ Я иногда вглядывался в зал, искал исилькульцев...
   Внезапно он замолк, призадумался. Потом покинул кресло и стал прохаживаться по комнате. Подобное он делал почти всю жизнь. Он делал это в молодости, когда возглавлял комсомольскую организацию школы и технического училища. Делал он это, правда, несколько реже, работая в партийных органах. Он пахал, как ломовая лошадь, хотел заявить о себе. "Засветился" он, благодаря Паленовой Анне Федоровне, секретарю Омского обкома КПСС. Пожилая женщина очень благоволила молодого человека, у которого, к сожалению, не всегда все получалось. Не без ее помощи "безусый мальчик" оказался и в Исилькуле...
   Через некоторое время невысокого роста мужчина внимательно посмотрел на своего земляка. Затем он произнес:
   ─ Я в этих краях человек в какой-то степени новый и старый... Старый ─ много сил и энергии я отдал своей малой родине... Новый ─ очень многое изменилось за это время...
   Стрельников сделал улыбку до самых ушей и утвердительно кивнул головой. Вступать в разговор он не решался, выжидал. Седовласый слегка кашлянул себе в кулак и вновь продолжил:
   ─ Анатолий Иванович... Мне, нашей партии нужны толковые люди, готовые ради общего блага отдать все... ─ Уловив в глазах молодого человека поистине собачью преданность, он с облегчением вздохнул. ─ Мне нужны люди, которые ради меня сделают все возможное и невозможное... ─ Стрельников не заставил ждать себя с ответом. Он отодвинул стакан с чаем в сторону, привстал и, словно солдат, отчеканил. ─ Иван Николаевич, я все сделаю лично для Вас и для нашей партии...
   Земляки незаметно для себя разговорились. Был поздний вечер, когда в приемной раздался телефонный звонок. Половозов поднял трубку и очень спокойно себе под нос промурлыкал:
   ─ Машенька... Сейчас же бегу... Одна нога в кабинете, вторая уже у тебя на кухне... ─ Затем он положил трубку и с улыбкой произнес. ─ Жена беспокоится, когда я приезду домой... - После очень короткой паузы добавил. ─ В белокаменной столице со временем было куда лучше... Здесь же работа иного плана...
  Протеже на реплику новоиспеченного патрона не ответил. Он лишь слегка покраснел, винил себя за столь затянувшуюся беседу. Мужчины тут же кинулись к двери. Половозов через дежурного милиционера вызвал для земляка свою служебную машину, сам же пошел домой пешком. Большое пятиэтажное здание старинной постройки, в котором жила партийно-советская элита области находилось через две улицы.
   Стрельников сел на заднее сиденье черной "Волги" и с облегчением вздохнул. Прошедший день был для него не только тяжелый, но и поистине знаковый. С этой минуты его жизнь пойдет совсем по-иному... Машина вырулила на главную улицу города, утопавшую в электрическом свете. Он смотрел по сторонам и улыбался. Омск, которым он всегда гордился, вот-вот станет его местом работы и проживания. Желание поделиться мыслями с водителем о только что прошедшем форуме идеологов области, он вскоре подавил. Он никогда не вступал в разговор с незнакомыми людьми, не говоря уже о том, чтобы изливать им свою душу. За рулем, без всякого сомнения, сидел человек Половозова. Да и ему сейчас было не до этого. Он на какое-то время сосредоточился. Вождь предложил ему возглавить комиссию по изучению атеистической пропаганды в своем районе. Предстояло не только собрать информацию от предприятий и организаций, но и выявить лидеров, которые создали или намеревались создать религиозные общины. В индивидуальные споры с верующими, не говоря уже о каких-либо стычках с ними, было рекомендовано не вступать. Разборки ─ прорегатива правоохранительных органов...
   Газетчик слегка поерзал задницей и тяжело вздохнул. Земляк не обещал ему должностей, но поинтересовался его рабочей ситуацией. Она, к сожалению, была у него удручающей. "Мышья" должность злила не только его, но и Дарью, с которой он заключил брак. Он сделал все возможное для быстрейшего узаконения семейных отношений. Несмотря на это, супруги остались на своих фамилиях и каждый при личном интересе. На настойчивую просьбу жениха взять его фамилию, невеста отреагировала очень нервно. В присутствии сотрудниц ЗАГСа она с издевкой выпалила:
   ─ Стрельников... Скажи мне большое спасибо, что я расписываюсь с тобою... ─ Слегка покачав головой, она вновь съязвила. ─ Я женщина со вкусом...
  Мужчина не стал перечить любимой женщине, которая, скрепя сердце, сделала закорючку в книге регистрации. Не с этого он хотел начинать свою семейную жизнь. Не такого друга жизни хотела иметь и Дарья Аксенова.
   Было три часа ночи, когда Стрельников, известив жену о беседе с Половозовым, отправился в туалетную комнату. На этот раз душ он принял основательно. Раньше мылся на всякий случай. Дарья очень редко приглашала его на свою сторону кровати. Безработная свой день проводила по единому трафарету. В большинстве своем она лежала в постели и смотрела телевизор. Или лежала на диване и читала книгу. При этом у нее был один и тот же атрибут ─ лузганье подсолнухов. Кожура от семечек была во всей квартире, даже в постели. На просьбу мужа искоренить деревенскую привычку, она реагировала почти однообразно. Она поворачивала в его сторону свою недовольную физиономию, выкидывала изо рта язык и тут же забрасывала в полость между верхней и нижней челюстями несколько семян. Подобное трюкачество злило Стрельникова, он до крови кусал свои губы. На этом его возмущение и заканчивалось. Распускать руки он не хотел, боялся. Знал, в лучшем случае, Дарья тут же его выгонит из его собственной квартиры, в худшем ─ заявит в райком партии.
  Мало того. Его пугало и то, что у его жены в сером доме появился не то знакомый, не то любовник. Он пару раз видел ее вместе с ним, они сидели в "Волге" белого цвета. Водитель неистово давил на клаксон, от звука разбегались не только курицы, бродившие по грязным улицам, но и прохожие. Дарья во весь рот улыбалась и махала ручкой ошарашенному муженьку. Имела ли она любовные отношения с молодым парнем, он не знал. Спрашивать ее об этом он боялся, не хотел иметь лишних ссор. Следить за парочкой, было ниже его достоинства...
   Это раннее утро для супругов, имевших разные фамилии, было теплым и сладостным. Подобное случилось впервые за их короткую совместную жизнь. В том, что жена резко изменилась, отдалась по-настоящему, без остатка, не только прибавило мужу физических сил, но и задело его до глубины души. Первопричиной удачной любви, без всякого сомнения, была его встреча с Половозовым. Он понимал, что его возможное продвижение по служебной лестнице в какой-то мере приблизило к нему красивую женщину, которая все эти годы искала для себя не столько красивого напарника, а сколько богатого. Он не сомневался, что она сделала ошибку, когда вышла замуж за газетчика районного масштаба. Он не дал ей то, что обещал...
   Стрельников повернул голову в сторону спящей и неожиданно его пенис принял "боевое положение". Нагая женщина с длинными каштановыми волосами чем-то напоминала ему собою известную американскую киноактрису Мэрилин Монро, настоящее имя и фамилия которой ─ Норма Бейкер. Он с блондинкой в кровати не спал, но очень многое о ней слышал и читал. Он видел также фильм с ее участием "В джазе только девушки". Он придвинулся к нагой и очень осторожно провел рукой по лобку ее влагалища, заросшему нежными черными волосамм. Провел еще раз и улыбнулся. Дарья, простая девушка из крестьянской семьи сегодня сделала ему исключение. Она позволила ему во время любви поцеловать свое влагалище. Раньше этого не позволяла. Возможно, и позволила, если бы у него были какие-либо успехи. В первую очередь, денежные. У супругов до сих пор не было ни хорошей квартиры, ни машины, не было даже маломальской дачи. И это при том, что Анатолий Иванович Стрельников считался преуспевающим журналистом. Привилегии для ему подобных, партийным монстром были прописаны, причем немалые. "Стрельцу" же из этой кормушки перепадали одни лишь крохи. Причиной этому была его излишняя принципиальность. Его же коллеги использовали любую возможность для пополнения своего кошелька. Особенно преуспевали женщины. Они свои гардеробы обновляли довольно часто. В том, что их вещи были не из местных магазинов, "Робеспьер" не сомневался. В универмаге захолустного городка кроме "семейных" трусов или рукавиц для работы в шахтах ничего не было.
   Вкусил однажды из партийной кормушки и Стрельников. К сожалению, первый блин оказался комом. После посещения совхоза имени ХХII съезда КПСС, где он собирал материал о доярках ─ рекордистках его повезли на железнодорожный вокзал. По дороге Василий, водитель директора, пожилой мужчина с квадратной головой, на которой полностью отсутствовала волосяная растительность, предложил ему пару поросят, подарок от шефа. Спецкор не стал отнекиваться. В магазинах мяса не было. Мало того. Он свинину любил сам, без ума от нее была и Дарья. Через пару минут "Волга" подрулила к большому животноводческому комплексу. Журналист был слегка удивлен, когда вместо мычания крупных жвачных парнокопытных животных, характерного для подобных построек, в небольшом загончике он увидел дюжину просят. Шокировало его и другое. Они были страшно тощими, словно чем-то болели. У одного нежвачного животного с короткими ногами вместо носа-пятка была какая-то шишка, нарыв. Он бросил взгляд на водителя и слегка усмехнулся. Лысый его намек понял и еле слышно прогнусавил:
   ─ Иван Федотович делает Вам подарок ... ─ Затем он слегка покачал головой и, показав рукой на парочки дистрофиков, которые бойко хрюкали, добавил. ─ Эти, как я думаю, для Вас подойдут...
   Стрельников тяжело вздохнул, но отказываться от бесплатного не стал. Вся партийно-советско-комсомольско-профсоюзная номенлатура "брала", брали и его коллеги по перу. Ему же такая возможность предоставилась впервые. Тем более, глаз народа его не видел...
  Он быстро подошел к двери загончика и притянул ее к себе. Плита из полуобструганных деревянных жердей тут же рухнула на землю, едва не придавив ему ноги. Он сделал пару шагов вперед и тут же двумя пальцами левой руки плотно зажал свой нос. Из-под дощатого пола несло нестерпимой вонью. Поймать животное на трех кривых ногах, четвертая почему-то была поджата к его животу, оно было проворнее и жирнее собратьев, ему с первого раза не удалось. Он схватил бесплатный кусок живого мяса за ногу, но не удержал. Поросенок взвизгнул и, как ошпаренный, рванулся в противоположный угол. Затем он замер. Его неподвижность и еле уловимое хрюканье ловца страшно обрадовало. Он почти на цыпочках приблизился к представителю парнокопытных и молниеносно бросился на него, словно Александр Матросов на амбразуру немецкого пулемета. Упал и вскоре почувствовал под собою нечеловеческую теплоту. И в этот же миг что-то острое пронзило его голову, часть тела, состоявшую из черепной коробки и лица. Кричать от нестерпимой боли Стрельников не стал. Ему стыдно было перед водителем. Он лишь скрипнул зубами. Затем обеими руками он схватил дистрофика за его передние ноги и с победоносным видом направился к лысому. Он стоял с серьезным выражением лица и слегка покачивал своей квадратной головой из стороны в сторону. Победителю же было не до эмоций. Главное, поросенок был в его руках, остальное его не волновало.
   Он улыбнулся и осторожно опустил свой трофей в соломенный мешок. И невольно вскрикнул. Капли крови, струившиеся из левой части его высокого лба, упали ему на руку. Василий, сделав испуганную физиономию, ринулся к машине. Вскоре он принес медицинскую аптечку и наложил повязку на голову неопытного свиновода. Другого поросенка газетчик не ловил. За него это сделал Василий. Сделал просто и оригинально. Он подошел к больным бедолагам, ждавших естественную смерть или участь быть растерзанными собаками, и выбрав более жирного, со всей силой пнул ему под задницу. Животное взвизгнуло и тут же упало на пол. Бывший водитель совхозной водовозки ехидно улыбнулся, и схватив дохляка за задние ноги, бросил его в мешок...
   Стрельников до самого вокзала хранил гробовое молчание. Ему было стыдно за свою беспомощность. Он сейчас нисколько не переживал, как сельчанин безжалостно расправился с животным. Люди веками убивали не только животных, чтобы не умереть с голоду. Ради лишнего рубля они убивали друг друга... При этой философской мысли он простился с водителем. Затем он взвалил на спину мешок с хрюкавшими животными и направился к электропоезду. До Называевска он ехал больше часа. Пассажир, из-под сиденья которого то и дело раздавалось хрюканье, был в подавленном состоянии. Он все еще не определился, что ему делать с бесплатным куском мяса. Мысль резать поросят дома, он начисто отметал. Делать это на небольшом балкончике, было не только бессмысленно, но и социально опасно. Необычный визг животных могли услышать не только соседи, но и те, кто ходил внизу, жители города.
   Едва электропезд остановился, пассажир с мешком, из которого раздавался не только визг, но и исходил запаха дерьма, ускоренным шагом направился в сторону автозаправочной станции. Она находилась на окраине города. Идущий о расстоянии не думал. Желание как можно быстрее забить поросят, то и дело его преследовало. Он неслыханно обрадовался, когда у заправщицы оказался кухонный нож и топор с полусгнившей деревянной ручкой. Металлическое орудие для рубки с лезвием и обухом пожилая женщина держала на всякий случай. Цены на бензин росли с каждым днем. "Брехаловка" все чаще и чаще информировала читателей о набегах бандитов на АЗС района или области. Милиция не успевала реагировать. Через пару часов Стрельников расправился со свой живностью. Первого представителя парнокопытных он убивал долго. Сказывалась его неопытность. Животное по-дикому визжало, словно человек перед смертью. Второго он забил по-мастерски. Он ткнул ножом в переднюю часть туловища, скорее всего, попал в сердце. Дохляк тут же испустил дух.
   Аксенова, увидев на голове мужа повязку, сначала слегка опешила. Она доподлинно знала, что работа с авторучкой, пусть даже и с ученическим пером, не могла принести ему каких-либо неприятностей. Она всплеснула руками и сделала недовольное выражение лица. Лишь потом, узнав, что в мешке находилось свиное мясо, она сменила гнев на милость. Плов из вареного риса и кусочков свинины готовил хозяин. После первой рюмки водки он похвастался тем, что произошло на центральной усадьбе совхоза. Рассказать ему все полностью не удалось. Жена непонятно почему бросила вилку и резко отодвинула в сторону тарелку с кушаньем. Затем она рванулась в ванную комнату. Развязка наступила через несколько минут. Дарья выскочила из туалета и стала хлестать полотенцем по спине нелюбимого супруга. При этом она приговаривала:
   ─ Стрельников, ну ты и дебил... Настоящий придурок... ─ Мужчина, изворачиваясь от хлестких ударов плотной материи синего цвета, сохранял молчание. Он все еще не понимал, чем прогневил свою любимую женщину. Она еще пару раз взмахнула, затем подошла к столу и опрокинула в свой рот рюмку водки, приготовленную для очередного тоста. Затем с гневом произнесла. ─ Ну и дебил... Слов не нахожу... Кто же берет для личного пользования больных поросят? Пусть даже и бесплатно... ─ Только сейчас кормилец понял свою оплошность. Он опустился на колени и слезно произнес. ─ Извини меня, Дарьюшка, не досмотрел, не додумал... Извини, дорогая...
   Наступившее утро Анатолий Иванович Стрельников встретил с приподнятым настроением. Он решил в корне изменить свой образ жизни. Делать все возможное и невозможное на благо своей семьи, в первую очередь, для любимой женщины. Он неспеша вылез из-под теплого одеяла и вышел на балкон. Городишко уже проснулся. Небольшие человеческие ручейки все больше и больше заявляли о своем существовании. Он слегка стиснул зубы. Времени у него было в обрез. Через две недели он должен представить информацию. Лично в руки Половозова. И не только это. Делом чести он считал проявление личной инициативы...
   Половозов принял своего земляка очень тепло. Довольно объемная информация о проделанной работе радовала главного вожака партийных масс сибирского региона. Он неспеша пробегал глазами по напечатанному тексту, нередко делал умное выражение лица. Стрельников, смиренно сидевший за столом, который был поставлен впритык к столу начальника, не скрывал своей радости. Из своего профессионального опыта он знал, что умная физиономия шефа есть преддверие положительной оценки работы клерка. Он улыбнулся, когда Половозов отложил в сторону папку и восторженно произнес:
   ─ Анатолий Иванович, право, я доволен твоей работой... Очень толковая информация. ─ Сделав задумчивое выражение лица, он продолжил. ─ Ты вновь проявил инициативу... Твои предложения заслуживают внимания...
   Несколько панибратское обращение к своей персоне приободрило молодого мужчину. Он слегка поерзал на стуле и бросил взгляд на противоположную стену. Пожилой мужчина с большими черными бровями и пятью звездами, как сейчас ему казалось, ему даже подмигнул. Он улыбнулся и обеими руками полуобнял своего патрона, который в знак благодарности за его личную преданность и работу, долго тряс его руку.
   Прошло три месяца. За это время фаворит высокопоставленного чиновника многое сделал на поприще антирелигиозной пропаганды. По личному указанию Половозова он возглавил специальную группу. Она выявляла жителей Омска, крестивших своих детей в церкви. Мало того. В областном и в районных центрах состоялись показные суды над верующими. На двух из них Стрельников выступил с обличительным словом. Газеты давали безбожнику зеленый свет, печатали его материал. Популярность некогда "задвинутого" журналиста приобретала все новые и новые масштабы. Он также был завсегдатаем специальной программы областного телевидения "Религия ─ опиум для народа". У него брали интервью не только местные писаки, но и представители власти. Стала побаиваться популярного клерка и Саватеева, главный редактор газеты "Сельская нива". Она, зная о том, что ее подчиненный в хороших отношениях с первым секретарем обкома партии, делала все для его ублажения. Запрашивал он ее служебную машину ─ пожалуйста. Опоздывал он на работу или вообще днями не появлялся ─ пропускала мимо ушей. Не сомневалась, что он выполнял специальное задание главного вожака, в худшем случае, его заместителя по идеологической работе...
   Наступило первое сентября. Тысячи школьников вновь заполнили школы огромной области. Половозов в этот день назначил очередную встречу своему земляку на двенадцать часов дня. До этого он уже многое сделал. Утром побывал в одной из школ города на торжественной линейке. Затем провел совещание с ведущими специалистами медицины. В двух районах области были замечены вспышки дизентерии...
   Омск встретил Стрельникова солнечной погодой. До собеседования с патроном у него было два часа свободного времени. Он неспеша прошелся по перрону вокзала, затем направился в город. Населенный пункт, расположенный по обеи стороны Иртыша, ему очень нравился. Нравился не только своим зеленым нарядом, обилием цветов, но и особым укладом жизни. Он бывал во многих городах Союза, Омск в отличие от них не был "тяжелым" городом. Несомненно, причиной этому было не только его расположение, но и красивая набережная. Нравился ему и центр города, где находились учреждения партийной и советской власти. О бывшем здании судебных заседаний, в нем находился областной комитет партии и другие организации, он кое-что уже знал. Оно было построено в 1914-1916 годах на месте бывшей крепостной эспланады по проекту архитектора В. А. Прусакова. В 1918-1919 годах здесь размещались Сенат и Министерство юстиции правительства Колчака. В подвалах здания хранилась часть золотого запаса российской империи, вывезенного из Казани. В 1919-1922 годах здесь размещался Сибревком, главный орган управления красной Сибирью... Здесь бывали Дзержинский, Калинин, Сталин... В 1935 году перед обкомом партии установили памятник В. И. Ленину. Сирота, хоть и не родился в Омске, считал себя его дитя.
   Было без четверти двенадцать, когда газетчик районного масштаба вошел в мощный особняк Омского областного комитета КПСС. Дежурный милиционер лихо козырнул перед ним и поинтересовался целью его визита. Затем он набрал номер телефона и тут же предложил ему подняться на третий этаж. Половозов, едва раздался стук в дверь, вышел из-за стола и почти по-отцовски обнял вошедшего. Затем крепко пожал ему руку и скороговоркой произнес:
   ─ Анатолий Иванович, едва успел к тебе на прием... С самого утра все бегаю... ─ Показав рукой приглашенному на кожаное кресло темно-коричневого цвета, он продолжил. ─ И все надо сделать, а времени нет... ─ Стрельников широко улыбнулся и очень вкрадчиво произнес. ─ Иван Николаевич, я прекрасно Вас понимаю... Вы очень загружены... Сегодня учебный год, завтра уборка урожая... Без партийного руководства все остановится...
  Взаимопонимание молодого земляка, имя которого не сходило со страниц областной печати, воодушевило большого чиновника. Он приободрился и плюхнулся в большое кожаное кресло. Затем слегка поерзал задницей и, положив руки на огромный письменный стол, он без всяких обиняков сказал:
   ─ Анатолий Иванович, ты прекрасно понимаешь, что подобные визиты носят не столько приятельские отношения, а сколько служебные...
  Стрельников, он был несколько вспотевший, утвердительно кивнул головой и прошевелил губами:
   ─ Прекрасно понимаю, Иван Николаевич... ─ Затем, незаметно проглотив слюну, которая почему-то подступила к его горлу, он добавил. ─ Такая важная персона, как Вы, Иван Николаевич, подобными приглашениями не разбрасываются... ─ Заметив на себе пристальный взгляд седовласого, с некоторым пафосом продолжил. ─ Я, Иван Николаевич, делал и сделаю все возможное для оправдания Вашего доверия, нашей родной коммунистической партии... Ради указаний... ─ Он внезапно замолк. Желание сказать, что он готов выполнить также указания всеми любимого Генерального секретаря ЦК КППС, он погасил. Этим он, без всякого сомнения, мог нанести рану своему патрону. Мужчина с плешиной на макушке головы улыбнулся и в том же духе сказал. ─ Ради Ваших указаний я не пожалею своих сил...
  Замаскированный подхалимаж земляка хозяина роскошного кабинета нисколько не смутил. Не так давно он и сам пел дифирамбы, чтобы получить очередную должность. Он улыбнулся и с серьезным выражением лица произнес:
   ─ Анатолий Иванович, у меня сложилось хорошее впечатление о твоей работе.... Да и в личной жизни тебе присуща скромность, принципиальность, отсутствие карьеризма... ─ Он посмотрел на визитера. Симпатичный мужчина с голубыми глазами и прямым носом сидел не шелохнувшись, словно ждал приговора. Правда, еще непонятно какого...
  Половозов улыбнулся и незаметно перевел взгляд на большой портрет лидера партии коммунистов. Непроницаемая физиономия старика не прибавила ему каких-либо мыслей. Он вновь повернулся к тому, кто сидел напротив. Постучав пальцами по столу, он продолжил. ─ Мне также известно, что и районные власти о Вас, Анатолий Иванович, как о специалисте и о коммунисте хорошего мнения...
   Приятный разворот событий в какой-то мере ошарашил Стрельникова. Он не кривил душой, подобного момента он ждал многие годы. Прошедшей ночью и во время прогулки по Омску он все еще витал в океане сбыточных, возможно, и несбыточных карьерных притязаний. Сейчас же он с облегчением вздохнул. Очередная ступенька власти для него, правда, еще непонятно какая, уже наклевывалась. Его радовало и то, что власти Называевска дали ему лестную оценку, что было неожиданностью. Приятные слова, вышедшие изо рта царя области, члена ЦК КПСС на какой-то миг вскружили ему голову. Он подался вперед и пристально посмотрел на своего патрона. Серые глаза седого мужчины стояли неподвижно, словно окаменели. Он слегка вздрогнул, не то от страха, не то от чего-то другого, и с нескрываемым волнением пролепетал:
   ─ Иван Николаевич, спасибо Вам за заботу, за все спасибо... ─ Внезапно его глаза повлажнели. Он вновь посмотрел на седовласого и сквозь слезы промолвил. ─ Я, Иван Николаевич, не пожалею своих сил для партии, для Вас...
   Дальнейшее пребывание в сером доме во многом напоминало спецкору районной газеты первую встречу. Были и отличия, правда небольшие. На этот раз он сидел в рабочем кабинете Половозова. Не было и чая, не говоря уже о телевизоре. У мужчин был серьезный разговор, его вел в основном седовласый. Самое главное для Стрельникова было то, что в этот день он получил "благословение" во власть. Патрон рекомендовал его на должность специального корреспондента общесоюзной газеты "Сельская жизнь". Услышав об этом, он на несколько мгновений отключился. Он сидел, словно сфинкс, которому были нипочем природные явления или политические коллизии. Ни один его мускул не дрогнул, когда до его ушей донеслась эта поистине сногсшибающая новость. Взлет от корреспондента газеты небольшого города, который во время весенних паводков, чуть было не скрывался под водой, на олимп огромной области, да и целого государства, для него было нечто сверхестественным. Подобное он не мог представить даже и во сне. Не говоря уже о том, что нелюбящая его женщина высосала от страсти всю его кровь...
   На прощание Половозов крепко пожал ему руку и очень коротко подытожил:
   ─ Анатолий Иванович, я надеюсь, что ты сделаешь все возможное для обеспечения ведущей роли нашей области в сибирском регионе... Конечно, нельзя забывать и о соседях... ─ Протеже улыбнулся и утвердительно кивнул головой. Его патрон вновь произнес. ─ Сейчас дело за Москвой... Я уверен, что пробуксовки не будет... ─ Затем он внимательно посмотрел на своего любимца. Он был бледный, словно меловая бумага. Из полузакрытой двери до вождя тотчас же донеслось. ─ Спасибо, Иван Николаевич, спасибо...
  Половозов неожиданно для себя громко рассмеялся. И тут же набрал домашний номер телефона. Маша только что вернулась из Чехословакии, поправляла свое здоровье.
   Стрельников неспеша спустился вниз по лестнице и также неспеша подошел к мощной двери главного входа в особняк. Его попытка открыть дверь, на которой была сделана специальная пружина, успехом не увенчалась. И вторая его попытка оказалась неудачной. На помощь ему пришла старушка, стоявшая возле дежурного милиционера. Она и страж порядка сразу же заметили необычное состояние молодого мужчины. Он, словно пьяный, шатался из стороны в сторону, и по-старчески семенил к выходу. Женщина бросилась на помощь после того, как дверь отпружинила и чуть было не ударила посетителя по его физиономии. Через некоторое время Стрельников оказался в городском парке. Он присел на скамейку и тут же из его глаз выступили слезы. Его дыхание стало тяжелым. Он дышал, словно раненый зверь. Лысоватый мужчина себя к диким животным не относил, он не скулил и не выл. Он рыдал по-человечески, отдавал дань чувствам радости, которую он не испытывал многие годы. Ни в детстве, ни в юности, да и уже в зрелом возрасте.
   Только в электричке он отошел от нервного шока. Он то и дело смотрел на часы, хотел как можно скорее оказаться в объятиях самой красивой женщины мира. Только с Дарьей, и ни с кем другой из представительниц прекрасного пола, он намеревался преодолевать очередную ступень своей карьеры. Ему не дано стать первым лицом области, пока... Время покажет, на что способен бывший детдомовец. Надо только ждать своего момента и просить помощи у своего ангела. При этой мысли он незаметно заснул...
   Приехав в Называевск, Стрельников зашел в магазин, расположенный на улице Автовокзальной. Он обрадовался, что в нем не было покупателей. Он быстро пробежал глазами по прилавкам и слегка скривился. Кроме консервов и банок со сгущенкой, которую производил Любинский молокозавод, ничего не было. Из спиртного стояло несколько бутылок водки и знаменитый "Портвейн". Он перевел взгляд на подслеповатую пожилую женщину, стоявшую за прилавком, она лениво лузгала семена подсолнухов. И в этот же миг в его голову пришла мысль, которую он почему-то не боялся. Использование служебного положения в личных целях, он доселе считал зазорным делом. Сейчас же из его души вырвался неведомый поток превосходства над старушкой-продавцом и сотнями, а может даже и тысячами, ей подобных. Он вынул из внутреннего кармана пиджака служебное удостоверение и сунул его под нос женщины. Она при виде не то красной, не то розовой корочки слегка отпрянула назад и тотчас же покрылась потом. Подобные корочки она видела редко, хотя знала точно, что если корочка - то большой начальник. Единственный посетитель, сделав серьезное выражение лица, выпалил:
   ─ У меня сегодня важное мероприятие... Нельзя ли что-нибудь солидное купить в этом заведении?
  Полнолицая быстро смахнула шелуху семечек на пол, и одарив мужчину осовелым взглядом, с некоторым испугом ответила:
   ─ Иван Иванович, наш заведующий мне ничего о спецзаказе не говорил. ─ Слегка поковыряв указательным пальцем в левой ноздре приплюснутого носа, она продолжила. ─ Утром приезжали ребята из милиции, я сделала все честь по чести... Как принято-о-о...
  Беспредельная покорность работницы торговли и ее поволжский акцент не только прибавили настроения покупателю, но и дали ему очередной приток уверенности в правоте своих требований. Он слегка взял женщину под руку и повел ее к входной двери. Закрыв ее на щеколду, они двинулись к небольшому проему, завешанному черным одеялом...
   Дарья Аксенова, увидев мужа через окно кухни, слегка опешила. Нелюбимый никогда не ходил так размашисто, как сейчас. Он шел в сторону дома очень уверенным шагом и махал руками, словно солдат-первогодок на строевой подготовке. Однако его походка ее мало шокировала. Она все еще не понимала, почему у него в обеих руках было по увесистой сумке. Едва высокий мужчина в строгом черном костюме, поверх которого был одет дедероновый плащ темно-синего цвета, открыл дверь, он тут же наткнулся на непонимающий взгляд красивой женщины. Ее карие глаза были строгими и страшно колючими. В семейном бюджете намечалась очередная дырка, а ее вечный неудачник сделал какие-то покупки.
   Стрельников совершенно спокойно прошел в коридор и поставил сумки возле трельяжа. Затем также спокойно разделся и присел на диван в гостиной комнате. Аксенова все это время за ним наблюдала. От неминуемой разборки ее спасало лишь непонятное олимпийское спокойствие ее супруга. Зыркни он в ее сторону недружелюбно или брось колкую реплику ─ пожар в один же миг. Она уже не верила его пустой болтовне о райской жизни...
  Полулысый потянулся, слегка потер свои ладони. Они были страшно теплые не только от тяжелых сумок, но и от кровеносного натиска, который господствовал во всем его организме. Затем он широко улыбнулся и произнес:
   ─ Любимая моя, у нас с тобою большой прадзник... Очень большой... ─ Дарья бросилась к дивану, и пронзив мужа взглядом, с явным равнодушием прошипела. ─ И какой же у нас с тобою праздник? Небось опять зарплату на пятачок повысили? ─ Несколько странное поведение мужа ее злило. Она отступила назад, и словно помешанная, пробубнила себе под нос. ─ До очередного сборища почти целый год...
   Коммунист Стрельников, писавший о руководящей и направляющей силе общества, не решился дать отпор идейному противнику. Побоялся. Он сохранил олимпийское спокойствие. Да и что можно было взять с беспартийной женщины, к тому же еще и безработной? Ее очредного потока гнева и ненависти он не стал выжидать. Знал, к чему это приводило. Ужин порознь, постель тоже врозь. Он ─ на диване, она ─ на мягкой перине. Он приподнялся и, набрав в свои легкие очередную порцию воздуха, лениво прошевелил губами:
   ─ Дарья Авдеевна, Дашенька... Половозов обещает мне высокую должность, даже очень высокую...
  Через пару мгновений мужчина с плешиной на макушке оказался в крепких объятиях нелюбящей его жены, но чертовски красивой...
   Ужин удался на славу. Стол ломился от явств. Ничего импортного или заморского на нем не было. Все было местного призводства, но очень дефицитное. Подобное простые смертные редко кушали. Не исключением были и обитатели двухкомнатной квартиры. Уроженка села Назаровка в один присест съела небольшой кренделек колбасы и куском хлеба подчистила банку, в которой были шпроты. Круглый сирота имел свои слабости. Армянский коньяк с тремя звездочками он пил впервые, как впервые кушал и свежекопченую осетрину...
   Было далеко за полночь, когда бездетные супруги легли в постель. Любовь по их обоюдному согласию не состоялась. Да и зачем? Желудок каждого из них был до отказа набит съестной всячиной, от спиртного кружилась голова. Секс они оставили на утро. Проснулись они к обеду. Скорее всего, они поспали бы и еще, но увы... Сказалась профессиональная привычка у хозяина. Он вскочил с постели и посмотрел на часы. Было ровно двенадцать. Затем он зашел на кухню. Присел на стул и включил небольшой радиоприемник, стоявший на подоконнике. Передавали последние известия. Диктор слегка подавленным голосом сообщал, что на семьдесят пятом году жизни скоропостижно скончался секретарь ЦК КПСС, депутат Верховного Совета СССР Молотков... Затем он перечислил заслуги умершего перед коммунистической партией и советским государством. Стрельников слегка покачал головой и зевнул. За последнее время старцы из высшей когорты партии уходили в иной мир довольно часто. Он слегка стиснул зубы, открыл форточку и смачно плюнул. Небольшой поток воздуха на какой-то миг его освежил, но ненадолго. Он присел и тяжело вздохнул. Призадумался. Умерший являлся патроном Половозова. От этой мысли у него кольнуло в груди...
   Стрельников до трех часов дня держался молодцом. За это время он многое успел сделать. Сначала поимел секс с полусонной женой, она все еще не отошла от вчерашнего перепоя. После душа он кухарил. И все это время почему-то думал о самом плохом. Смерть Молоткова, без всякого сомнения, приостановит его "воздушную карьеру". При этой мысли он заглянул в спальную комнату, где нежилась его жена. Ежели подобное случится ─ развода не избежать...
   Он быстро оделся и побежал на почтовое отделение, где находился междугородный переговорный пункт. Дрожавшими руками он набрал номер телефона приемной первого секретаря обкома партии. Женский голос проворковал, что Иван Николаевич срочно вылетел в Москву. Он бросил трубку и заскрежетал зубами. Самое страшное, о чем он думал уже несколько часов, свершилось. Он расплатился и вышел на улицу. Прошел несколько десятков метров, абсолютно не понимая, куда и почему он идет. Вскоре он повернул в сторону железнодорожного вокзала. Небольшое здание и привокзальный перрончик станции Называевская были для него своеобразной отдушиной, местом очищения от нервных стрессов. Многолюдие на какой-то миг рассосало его душевную боль. Внезапно заморосил дождь, который в одночасье превратился в ливень. Он был сильный и короткий, словно был специально для Стрельникова, у которого в прямом смысле голова шла кругом. Смерть друга Половозова может стать для него настоящей трагедией. Он на какой-то миг представил Дарью и тяжело вздохнул. Очередную болтовную неудачника и нищего она уже не перенесет...
   Аксенова только в постели почувствовала упадок физических сил у своего мужа. Его предстоявшая карьера внесла значительные коррективы в ее поведение. Она впервые проявила инициативу, напросилась на любовь. И в итоге, как в народе говорят, осталась с носом. Некогда жаждующий ее тела мужчина, сделал пару движений и его член "превратился" в безвоздушный шарик. "Накачивать" его она не стала. В ее висках то и дело что-то стучало. Сказывался вчерашний перепой. Она кисло улыбнулась, и сделав "калачик", тут же засопела...
   Прошла неделя. Для Стрельникова это время было не только для раздумий, но и проверкой его нервов. В "коптильне", так он называл комнату, где он сидел напару с собратом по перу, он вел себя неординарно, даже очень. Он то усердно скрипел шариковой авторучкой, что его соседу, казалось, что его коллега не человек, а робот, из-под пера которого автоматически "вылетали" статьи или заметки. То он неподвижно сидел за письменным столом и через окно наблюдал за прохожими. Опытный писака нередко сидел часами, на-гора ничего не выдавал. В конце рабочего дня он брал папку черного цвета, в которой были его "труды", и подходил к кабинету главного редактора. Пару минут он стоял перед дверю без движений, словно мумия. Затем вновь возвращался к себе. И вновь устраивал непонятный цирк. Он вынимал из папки написанное и прямо на глазах коллеги рвал его на мелкие клочья. Потом кидал их в мусорное ведро, при этом улыбался. Иваныч, молодой парень, только что пришедший из многотиражной газеты Калачинского механического завода, с недоумением смотрел на "старика". Затем незаметно крутил авторучкой возле своего виска. Стрельников все это видел, но на юного коллегу не обижался. Знал себе цену. Была пятница, когда он окончательно и бесповоротно решил немного развеяться от тягостных дум. Он надумал поехать в командировку. Саватеева приняла его с распростертыми руками и тут же его озадачила. Уборка урожая шла полным ходом.
   Муж Дарьи Аксеновой вернулся через неделю. Вернулся настоящим бородачом. И не только. Он сильно осунулся, даже постарел. Она уже не сомневалась, что в его душе творилось что-то неладное. Поэтому она нисколько не сожалела, что после его отъезда она стала о нем наводить справки. Сначала она кинулась к своему другу Ведерникову, водителю. Его информация ее ошеломила. Слухи о том, что Стрельников станет фигурой большого масштаба, витали в районном доме власти уже давно. Гошка, едва узнав, что красивая шатенка является женой спецкора "брехаловки", в один миг изменил свое отношение к ней. До этого он при ней и с нею многое позволял. Он без всякого стеснения травил анекдоты про дураков-правителей или о зайцах. Было и большее. Едва женщина заливалась смехом, он очень осторожно клал свою руку сначала на ее стройные ноги, затем на самый низ ее живота. Нередко ее и целовал, не только в щечку, но и в губы. Все зависело от ее настроения, скорее всего, от того, как он за нею ухаживал.
  Нередко белая "Волга" выезжала за город и с бешеной скоростью неслась по асфальтированной дороге, идущей в сторону Омска. В народе ее называли Сибирским трактом. На тридцатом километре от города машина останавливалась возле небольшой забегаловки, стоявшей на изгибе дороги. Особого выбора блюд в ней не было, но манты и хлебный квас были, что красивая женщина любила. Она наедалась и напивалась до отвала. Спиртное в рот не брала, боялась мужа. Боялась до поры, до времени. Богатых ухажеров в грязном городишке она пока не нашла. Гошка же был для нее просто-напросто побрякушкой, не больше и не меньше. В том, что он нищий, она убеждалась в той же забегаловке. Расплачивался он с явным нежеланием, не хотел отдавать свои кровные. Нередко он ругался и с официанткой. Считал, что она его обманула. Дарья внимательно наблюдала за происходящим и улыбалась.
   Перед въездом в г. Называевск водитель сворачивал с тракта и въезжал в большой березовый колок. Затем выключал двигатель и тут же обнимал свою пассажирку. Она не сопротивлялалсь, отдавала долг за сытное кушанье. Молодой мужчина снимал с нее плавки и страстно целовал ее влагалище. Большее Аксенова не позволяла, она изворачивалась. Любовник скрипел зубами и со злостью смотрел на красивую недотрогу. Она слегка гладила руками его черные волосы на голове и тяжело вздыхала. По дороге она нередко раздумывала, правильно ли она поступила, не отдавшись тому, кто проявлял о ней заботу? В ее "хозяйство" была вставлена спираль, да и посторонних не было. Мало того. Она не обманывала себя, желание отдаться Гошке у нее было, и не раз. Они вновь встречались, и она вновь сдерживала как свою страсть, так и своего партнера. Почему это она делала, она и сама не понимала. Скорее всего, долговязый парень вызывал у нее симпатий меньше, чем ее нелюбимый муж. Возможно, было и другое. И это другое только Богу было известно...
   В этот же день Аксенова перепроверила информацию своего любовника. Прохорова, секретарша районного отдела народного образования, ее знакомая также была в курсе возможного взлета Стрельникова. Пожилая женщина с кривыми ногами и с продолговатым веснушчатым лицом прекрасно знала, что Дарья являлась женой корреспондента, но прикинулась овечкой. Она долго расспрашивала слегка расстроенную шатенку о причинах внезапного интереса к известному мужчине. Надежда Ивановна очень редко видела супругов вместе, но то, что она видела, ее поражало. Мужчина шел несколько впереди своей супруги. Ее лицо было не то хмурым, не то равнодушным...
   Анатолий Стрельников сделал круиз по деревням района не без пользы. В его кожаном саквояже материала, притом "горячего" было целая куча. Было и около двух десятков фотографий. В Назаровку, где жили родители Дарьи, он не поехал. За время супружества он так и не встретился ни с тещей, ни с тестем. Ни они, ни их родственники вообще его не интересовали. Мало того. Он исключал их из своих заметок, хороших или плохих. Причиной этому была жена, которая его не любила. Довольно часто, он, несолоно хлебавши, отворачивался от нагой женщины и скрипел зубами. Затем, на чем свет стоял, про себя костерил тех, кто произвел на этот свет красивую стерву, которая пила из него кровь. Пила, словно вампир.
   После напряженной, но очень полезной командировки, Стрельников взял два дня отгула. Саватеева от удовольствия зацокала языком, когда просмотрела его отчет о проделанной работе. Она не отрицала, все и вся было сделано правильно. Не только правильно, но и очень талантливо. Отдохнуть бородачу в "стране Балкония", так сотрудники редакции называли отгулы, она не отказала. Первый день отпускник провалялся в постели. И следующий день он также находился в подобной позе. Безделье было порождено не только молчанием Половозова, но и погодой. Постоянно моросил дождь. Небо было покрыто темно-синим одеялом, из-под которого не выглядывало ни одного лучика солнца. Жена мужу волынить не мешала. Днем супруги находились порознь. Он ─ в спальне, она ─ в зале. Ночью перебирались в общую постель. Секса не было.
   Около шести часов вечера в квартире раздался телефонный звонок. Стрельников подошел к аппарату, поднял трубку и тут же из нее раздался женский голос:
   ─ Анатолий Иванович? ─ Да, да, это я... Стрельников Анатолий Иванович... ─ ответил он. Ухо мужчины вновь уловило. ─ В понедельник Вас приглашает на собеседование первый секретарь областного комитета партии Иван Николаевич... Встреча назначена на одиннадцать часов дня... ─ Стрельников тепло просился с невидимой женщиной и осторожно положил трубку. Затем он медленно опустился на деревянный пол. Силы на какой-то миг его оставили.
   И на этот раз Половозов принял своего земляка по-дружески. Он сразу же сказал ему самое главное. ЦК КПСС рекомендовал его специальным корреспондентом газеты "Сельская жизнь" по трем областям Сибири, в том числе и Омской. Ему оставалось пройти небольшие бюрократические ритуалы. Глаза приглашенного вмиг повлажнели, левое плечо слегка задергалось. Половозов волнение своего любимца не замечал, возможно, и не хотел замечать. Подобное он испытал совсем недавно.
  У него самого был нервный тик, когда он узнал о внезапной смерти своего друга Молоткова, бывшего слесаря. Он и Половозов, как и сотни им подобных, по приказу партии осваивали целину, руководили колхозами. Гриша в карьере добился большего. Он помогал своему другу. Без него Половозов не стал бы царем области. С тяжелыми мыслями летел лидер омских коммунистов в Москву, с очень тяжелыми. На верхушке многомиллионной партии шла подковерная борьба. Должности получали те, кто верой и правдой служил своему боссу. Интересы народа никого не волновали. Его опасения рассеялись только через неделю. На место умершего Политбюро ЦК КПСС рекомендовало Федора Моисеевича Упокоева, его знакомого. Они вместе учились в Москве, в Академии народного хозяйства СССР. Он вновь полетел в столицу и один из первых поздравил его с новой должностью. Мужчины крепко обнялись, словно корешки. Половозов вернулся домой с приподнятым настроением. Бодрым был седовласый и в этот день. Он то и дело улыбался. Его жена и младшая дочь вчера улетели в Москву на Выставку достижений народного хозйства СССР, где проходил День социалистической Болгарии. Несмотря на то, что его близкие люди не входили в состав организаторов выставки, они строили большие планы. Они хотели не только поглазеть на друзей по духу и оружию, но и основательно познакомиться со столицей. Их проезд и проживание финансисты области провели за счет государства. Он, как отец, делал все для безбедной жизни дочерей. Татьяна, старшая, окончив Институт международных отношений, работала корреспондентом советского телевидения в Америке, Светлана ─ ударилась в науку. Она училась в аспирантуре...
   Увидев несколько плаксивое выражение лица новоиспеченного представителя ЦК партии в своем регионе, Половозов слегка похлопал его по плечу и по-дружески произнес:
   ─ Анатолий Иванович... Одно знай ─ твоя должность стоит куда больше, чем какой-то обком в центральной России или у нас в Сибири ... ─ Стрельников невольно встрепенулся. Затем с некоторым недоумением посмотрел на своего патрона. Его физиономия оставалась без изменений. Седовласый вновь продолжил. ─ Средства массовой информации делали и делают очень многое, если ими руководят из столицы или областного центра...
   Половозов внезапно замолк. Он вспомнил предысторию назначения Стрельникова, круглого сироты, чистого пролетария на столь ответственный пост. Он долго упрашивал Молоткова, а потом и Упокоева, чтобы они дали ему добро. Мотивировал он это тем, что его земляк талантлив, приципиален, видит перспективу и самое главное, он знал жизнь области, да и всего сибирского региона. До этого в Омске был ставленник Москвы, бывший гидротехник. Бездарность и бабник. Он снюхался с сотрудницей областной газеты. Нередко прикладывался и к спиртному. Иван Николаевич два года терпел европейца, потом не выдержал. Позвонил его жене, та сразу же в ЦК КПСС. Оргвыводы последовали незамедлительно...
   Седовласый подошел к окну и на некоторое время задержал свой взгляд на двух вечнозеленых елях и цветочной клумбе, стоявших напротив особняка. Общение с представителями флоры даже на расстоянии его радовало. Он вновь вернулся к своему назначенцу. Он еле слышно прошевелил губами:
   ─ Ладно, Анатолий Батькович, достаточно партийных этикетов... Мы же земляки, найдем общий язык... ─ Слегка подмигнув мужчине с плешинкой на голове, который все еще смиренно сидел на стуле, он подошел к зеркалу. Достал из внутреннего кармана расческу желтого цвета и неспеша причесался. Затем улыбнулся, и как бы невзначай, произнес:
   ─ Анатолий Иванович, а как ты смотришь на то, чтобы мы посмотрели наш любимый город? ─ Бросив взгляд на "немого", он продолжил. ─ Есть два варианта. Первый, идти пешком... И второй... Ехать на машине с ветерком...
  Протеже сначала молчал, "пережевывал" предложение покровителя. Он никогда не думал, что столь занятой человек предложит ему прогулку по огромному городу. Он слегка заморгал глазами, затем неуверенно промямлил:
   ─ Иван Николаевич, я не против прогулки. Знание достопримечательностей Омска мне просто необходимо...
   Половозов утвердительно кивнул головой и рассмеялся. Затем со вздохом произнес:
   ─ Анатолий Иванович, жаль, что с тобою нет супруги... А то можно было наши планы в корне изменить...
   Стрельников моментально не только вошел в краску, но и вспотел. Он не ожидал, что при собеседовании нужна была еще и его жена. Но, скорее всего, сам Бог помогал ему в этот день. Он слегка замялся и с улыбкой ответил:
   ─ Дарья, Дарья Авдеевна, как раз со мною... Она стоит возле входа и ждет меня, Иван Николаевич...
   Неожиданный поворот событий обрадовал пожилого мужчину. Он покрутил головой сначала налево, потом направо, и словно озорной мальчшка, пробубнил:
   ─ Ну, земеля, тебе сегодня везет... Сейчас же бежим в машину и ищем тебе жилье....
   Клерк от сногсшибательного предложения чуть-чуть поперхнулся. Он и мысли не допускал, что лично сам первый секретарь обкома партии, он же член ЦК КПСС будет заниматься его квартирой. За то, что он помог ему трудоустроиться, он обязан очень многим, даже своей жизнью...
   Дальше размышлять ему не пришлось. Половозов по-молодецки сорвал с вешалки плащ светло-коричнего цвета, небрежно набросил на свою голову такого же цвета шляпу и кинулся к выходу. Стрельников последовал за ним. Он, как только увидел свою жену, стоявшую неподалеку от входной двери, от удовольствия слегка щелкнул языком. Она и на самом деле была красивейшим созданием. Для ее высокой стройной фигуры как нельзя лучше шла короткая юбка черного цвета и темно-синяя блузка, поверх которой был накинут белый плащ из болоньи. Ее пышные короткие каштановые волосы, несколько завитые книзу, едва закрывали ее красивые уши. Дарья изменила свою прическу час назад, в парикмахерской на улице Ленина. Увидев супруга, идущего вместе с мужчиной, которого она часто видела по телевизору, она уверенно застучала каблучками своих черных туфель. Пошла им навстречу. Едва она к ним подошла, как седовласый, протянув ей руку для приветствия, произнес:
   ─ Здравствуйте, я Половозов... Иван Николаевич... Затем, повернув голову в сторону своего соседа, он с улыбкой добавил. ─ Анатолий Иванович... Мое чутье, да и жизненный опыт подсказывает, что эта женщина есть твоя жена...
  Стрельников, слегка зардевшись, тихо промолвил:
   ─ Иван Николаевич, Вы не ошиблись... Дарья Авдеевна, моя супруга...
  Появление мужа и его патрона Аксенову очень обрадовало. Она уже почти битый час сидела на кушетке и лупала глазами то на лестницу, ведущую наверх, то на милиционера, который слонялся из угла в угол или выходил на улицу подышать свежим воздухом. Она слегка наклонилась и ответила на приветствие. Рука пожилого мужчины была сильной и очень теплой. Она широко улыбнулась. Крепкое, дружеское рукопожатие говорило не только о воле этого человека, но и свидетельствовало об его симпатии к персоне, пусть еще и незнакомой.
   Половозов встал между супругами и, похлопав руками по их плечам, заразительно рассмеялся. Потом стал их рассматривать. Сначала он посмотрел на мужа, он стоял неподвижно, и как в народе говорят, весь был в мыле. Затем он перевел взгляд на женщину. Она была яркой противоположностью своему мужу. Она слегка улыбалась и несколько по-детски кривила свои тонкие губы, на которых был толстый слой ярко красной помады с блестками. Различие характеров, как и манера поведения молодых людей, подзадорила седовласого. Он улыбнулся и по-озорному спросил своего земляка:
   ─ Анатолий Иванович, скажи-ка на милость, где ты отыскал такую красавицу? Я не привру... В мою бытность таких земля не рождала...
   Стрельников после необычайного умозаключения своего патрона вообще потерял дар речи. Он стоял как истукан и блукал голубыми глазами то на своего покровителя, то на милиционера, который внимательно бдил за самой важной персоной области. Неизвестно, что произошло бы дальше с ним, если бы ему на помощь не поспешила его жена. Она повела плечом в его сторону и с улыбкой произнесла:
   ─ Иван Николаевич... Я родом из Назаровки, что в Называевском районе... Думаю об этой деревушке, Вы слышали... ─ Седовласый слегка подал свое тело назад, словно испугался неожиданной информации, затем поднял указательный палец левой руки кверху и тут же выпалил. ─ Дак вот из какой глубинки пришла ко мне мировая красавица! Завтра же поеду и привезу подобную... ─ Окинув пристальным взглядом молодую женщину, про себя отметил. Ей подобные в его объятиях еще не бывали...
   Поиск жилья для семьи специального корреспондента общесоюзной газеты "Сельская жизнь" закончился на хорошей ноте. Супруги и их патрон побывали во всех пяти квартирах, которые были в резерве областного комитета КПСС. Солнце уже клонилось к заходу, когда черная "Волга" со специальными номерами остановилась перед главным входом в железнодорожный вокзал станции "Омск пассажирский". Из машины вышли двое, женщина и мужчина. Они радостно улыбались и по очереди трясли руку пожилому мужчине, сидевшему рядом с водителем. Едва они простились и немного отошли, как из салона раздалось:
   ─ Не забудьте, что в Назаровке моя нога уже была... ─ Молодые люди, словно по команде, обернулись и вновь услышали. ─ Сам же я бывший рабочий Сибсельмаша, родился в Милютино...
   Через месяц Стрельников и его жена переселились из старой хрущевки провинциального города в новую девятиэтажку из красно-белого кирпича города-миллионника. Четырехкомнатная квартира, расположенная на третьем этаже, была их лучшим выбором. Их радовало не только ее прекрасная планировка, но и жилой район. Они почти каждый вечер выходили на огромную лоджию и устремляли свои взоры на Иртыш. Нравилась им и красивая набережная, по которой с раннего утра до позднего вечера бродили сотни, а то и тысячи прохожих.
   Аксенова в корне изменила свое отношение к доселе нелюбимому мужу. Да и не любить его было уже невозможно. После собеседования в ЦК КПСС и получения соответствующих документов он сильно прибавил. Из некогда тихого, смирного мужчины он превратился в волевого и одновременно очень серьезного человека, специалиста своего дела. Он всегда держал нос по ветру. Он был в курсе всех событий, будь то в Москве или в Омске, Новосибирске или Томске. Он имел два рабочих кабинета, один в большом сером здании, в центре города, другой ─ дома. Нередко ездил он и в редакцию газеты, в Москву. Там у него также был рабочий кабинет.
   Очень высокая должность внесла изменения и в его личную жизнь. Свободного времени у него было куда меньше, чем во время его работы в районной газете. Однако этот недостаток компенсировался его большими связями и возможностями. Перед ним лебезили не только районные начальники, но и боссы областного звена, вплоть до секретарей обкома партии. Стрельников подобное явление считал закономерным. Никто из шишек не хотел попадать на страницы его газеты. Особенно, в черном цвете. Оргвыводы следовали незамедлительно...
   В области был только один человек, перед которым в прямом смысле лебезил, порою и дрожал спецкор Стрельников. Это был Половозов. При встрече с ним высокий мужчина с разрастающейся лысиной на голове, низко раскланивался и крепко жал ему руку. Не забывал, кто есть кто. Ко всем праздникам он вместе с женой подписывал поздравительные открытки и заблаговременно отправлял их Половозовым.
   Круглый сирота боялся нарушить завет своего патрона, он получил его в самом начале своей большой карьеры. Ни один из его материалов не должен очернять не только лично Половозова, но и вверенную ему область. Он ни на йоту от "принципа" не отступал. Он рвал в прямом смысле кольцо блокады, как от врагов внутренних, так и внешних. Кое-кто из местных писал и звонил ему о негативах, происходящих в области. Некоторые из них вообще не боялись ничего и никого. Они называли фамилии чиновников, которые были нечисты на руку. Протеже внимательно читал и нередко вздыхал. Казнокрады и бандиты в большинстве своем были родственниками или друзьями партийного наместника. Стрельников на письма или телефонные звонки отвечал, за исключением анонимок. Затем он метался из угла в угол, знал, что это было всего-навсего отговорка или отписка. Нередко в его голове было и совсем другое.
   Омская область считалась одной из развитых в экономическом отношении. Много положительного в ней было и в сфере социально-политического развития. В этом была заслуга не только лично Половозова, но и его сподвижников. Землячество и тому подобное, было в царской России, есть оно и при социализме... И он, Анатолий Иванович Стрельников, бывший детдомовец, заочно окончивший Омский педагогический институт, скорее всего, всю жизнь оставался мелкой сошкой, ежели бы ни Половозов... Об этом он всегда помнил и делал все возможное для прославления своего патрона. Его объемный очерк, посвященный шестидесятилетию Половозова, в Москве пропустили на ура. Он краем уха слышал, что юбиляру светила самая большая награда страны. И его слухи оказались правдоподобными. Не успела еще высохнуть типографская краска на номере газеты, в которой он пел дифирамбы в адрес великого сибиряка, верного ленинца, как по телевидению сообщили, что за выдающиеся заслуги перед коммунистической партией и советским государством, а также за успешное выполнение заданий пятилетки первый секретарь Омского областного комитета КПСС Половозов Иван Николаевич награжден орденом Ленина. Стрельников некоторое время ходил грустным, словно помешанный. Злился на Москву, которая, как ему казалось, в прямом смысле украла звезду Героя у заслуженного человека. Иногда он остывал. Время лобзаний и "звездопада" прошло. Страной рулили уже более молодые...
   Он, как и раньше, напрочь отметал всяческие потуги сверху очернить стиль руководства своего шефа. Отметал, даже малое. Иногда из Москвы ему звонили и просили негативный материал. Его, как правило, "искали" перед заседаниями Политбюро ЦК КПСС, пленумами или перед партийными съездами. Стрельников в своей вотчине недостатков не находил, у соседей же их вскрывал. Из Москвы вновь звонили и писали. Бывало и то, что ему присылали компромат с конкретными фактами и фамилиями тех, кто погряз в коррупции или заворовался. Он летел в столицу и доказывал обратное. В итоге он побеждал...
   Слухи о необычайной преданности Стрельникова своему патрону доходили и до Половозова. И он перед ним в долгу не оставался. Его любимец получил прекрасную квартиру, обставленную импортной мебелью. У него были лучшие средства информации и связи. Через два года работы он купил себе легковую машину "Жигули", прямо с завода изготовителя. Дабы не попасть в излишние переплеты, Стрельников сделал ход конем. Машину он переписал на свою жену, Аксенову. Получил он и двухэтажный дачный особняк, от него до водной глади Иртыша было в прямом смысле рукой подать. Получал он и очень много другое, что было ему "положено". За все и вся он не платил ни копейки. Не оставалась внакладе и его жена. Она в срочном порядке устроилась рабочей на шинный завод. Через год ее, передовика производства приняли в члены партии. Через месяц она уже работала инструктором отдела пропаганды и агитации райкома КПСС. Одновременно заочно училась в педагогическом институте.
  Еще через полгода ее назначили заместителем заведующего отделом культуры облисполкома. Ее непосредственный шеф практически не работал. Он часто болел или путешествовал по странам социализма. Аксенова также не упускала возможности увидеть мир или на широкую ногу отдохнуть. И все это она делала только со своим мужем. Она стала для него надежной половинкой, как в постели, так и на людях. Утром и вечером к подъезду "краснопузой", так кое-кто из соседей прозывал красивую девятиэтажку на берегу Иртыша, подъезжали две служебные машины. Одна из них была синего цвета, другая красного. Спецкор общесоюзной газеты любил цвет красного знамени, его жене нравился цвет морской волны...
   Утро 19 августа 1991 года Анатолий Стрельников встретил в своем рабочем кабинете. Вместо привычного выпуска новостей в 9 часов утра, которые он всегда внимательно слушал, из радиоприемника раздалось сообщение, что Генеральный секретарь ЦК КПСС, Президент Советского Союз болен. В стране введен режим чрезвычайного положения, и вся полнота власти переходит к Государственному Комитету по чрезвычайному положению во главе с вице-президентом. Он сразу же поделился новостями с женой. Дарья, улышав его голос, положила трубку на стол, затем плотно закрыла дверь своего кабинета. Она уже нажила себе дюжину соперников, даже и настоящих врагов. Ей однажды кто-то в графин с водой положил соль. Она почти целый день харкалась и полоскала свой рот. Мерзопакости появились, когда ее окружение узнало, что Половозов вот-вот должен уйти на пенсию. К тому же их патрон сильно сдал, часто болел. Он неделями пропадал в специальном санатории для ответственных работников ЦК КПСС на Черном море или в своей лечебнице, в Чернолучье. Она каждый день молила Бога, чтобы их семейный меценат как можно больше был у руля области. Она знала, умри он сегодня, завтра же ни ее мужа, ни ее в кабинеты и на пушечный выстрел не пустят. И не только из-за успешной карьеры ей, бывшему товароведу завидовали. Завидовали ей и как красивой женщине, особенно, пожилые представительницы слабого пола. Они, как никто другой, ненавидели смазливую шатенку. Она однажды пыталась устроить разгон Трусиковой, ведушему специалисту. Дать нагоняй есть было за что. Она не только халатно относилась к исполнению своих обязанностей, но и нередко приходила в подпитии. В таком состоянии пожилую женщину тянуло на подвиги или различного рода сплетни. Находясь под градусом, она посещала кабинеты, независимо от того, кто в них сидел. Кабинет Дарьи Авдеевны Аксеновой она проходила стороной, боялась. Заходила в него только по служебным вопросам и всегда трезвой. О своей подчиненной заместитель заведующего отделом практически ничего не знала. Несколько бумажек в тоненькой папочке, она хранилась в отделе кадров, мало о чем говорили. Учительница биологии, проработав в средней школе двадцать лет, почему-то оказалась в торговом центре Омска, затем ее перевели в облисполком. Она дважды была разведена.
  В последнее время она жила в гражданском браке с мужчиной, который не работал, но имел неплохие деньги. Он спекулировал запасными частями для автомобилей и приторговывал джинсами. Об этом Дарья узнала от своей секретарши Зины, с которой она вместе училась в пединституте.
   Очередное опоздание Трусиковой исполняющая обязанности заведующего отделом не потерпела. Едва женщина вошла в актовый зал, Аксенова в вежливой форме попросила ее выйти и не мешать работать. На ее просьбу подчиненная не прореагировала. Слегка шатаясь из стороны в сторону, она продефилировала в глубину зала, затем сбросила с себя небольшую плащ-накидку и начала смачно чистить свой нос. В зале тут же зашушукались, кое-кто захихикал. Начальница сделала женщине очередное замечание. Трусикова, словно ошалелая, громко засмеялась и рысью кинулась к трибуне. Подбежав, она ударила кулаком по деревянному возвышению и сквозь зубы процедила:
   ─ Ну, ты подстилка обкомовская-половозовская... Чего пялишь свои зенки на меня, как облезшая голова твоего мужа...
   Аксенова в один миг покраснела и внимательно посмотрела на подчиненную. Глаза старухи были словно из темного стекла, возможно, и из металла. Из ее рта несло перегаром. Дарья извинилась перед своими сотрудниками и ринулась в кабинет. Затем позвонила дежурному милиционеру. Молодому мужчине стоило большого труда, чтобы выдворить пьяницу из учреждения. После обеда в отделе культуры стояла мертвая тишина. Никто из подчиненных к начальнице не заходил, хотя до этого она едва успевала их принимать. Все сидели и обсуждали происшедшее. Вне работы была и сама руководительница. Она то и дело откидывалась на спинку кожаного кресла или неспеша прохаживалась по кабинету. И все думала, думала. Возможно, в чем-то и была права полупьяная Трусикова. Без связей, без витамина "Б", так кое-кто из простых смертных говорил: ни туды и ни сюды...
   Стрельников, переговорив с женой, набрал приемную газеты "Сельская жизнь" в Москве. Татьяна Петровна, так звали секретаршу, ничего конкретного ему о событиях в столице, не сказала. Она слышала то, что и он слышал. Ничего нового он не узнал и из приемной областного комитета партии. Молоденькая девушка извинилась за свою неосведомленность и положила трубку. Спецкорр центральной партийной газеты лично Половозову не позвонил. Не было для этого предлога. Материал о животноводах Кормиловского района уже был в редакции газеты и получил "визу" от главного идеолога области. Стрельников встал из-за стола и подошел к окну. На дворе стояла солнечная погода. Он криво усмехнулся. Слава Богу, что природа не замечала человеческие передряги, тем более какое-то ГКЧП...
   Было ровно восемь часов утра, когда Половозов вошел в свой рабочий кабинет. Сразу же уселся за письменный стол. До партийного актива области оставалось совсем немного, надо было наверстать упущенное. Да и помозговать было есть над чем. Перестройка начисто отмела административные методы управления. Люди, особенно, трудовые коллективы проснулись, появилась творческая инициатива. Мало того. Кое-кто из омичей выходил на улицы. Не проходило и дня, чтобы в Омске не митинговали. Общим для крикунов или махавших кулаками было одно ─ во всех смертных грехах виновата КПСС, в рядах которой он был почти сорок лет. Вступил в ряды партии большевиков он еще рабочим, молодым парнем. Затем по ее призыву осваивал целинные и залежные земли в Казахстане...
   Седовласый на несколько мгновений задумался. Он никогда не думал, что партия может потерять свой авторитет среди народных масс. Неожиданно в дверь постучали. Он откинулся на спинку кресла и как обычно произнес:
   ─ Да, войдите...
   Взволнованное лицо водителя Новикова хозяина кабинета несколько насторожило. Без малого десять лет двое мужчин, по возрасту почти ровесники, были в одной упряжке. Александр Петрович никогда не отказывал своему начальнику. Где только они с ним не были!? Чего только они не видели!? Разное по работе и в личной жизни было: стрессы и бессонные ночи, жара и холод... Новиков и его машина всегда были начеку, всегда в исправности. Лысый мужчина почти вплотную подошел к столу, и слегка наклонившись к сидевшему, еле слышно произнес:
   ─ Иван Николаевич... По радио передали, что Президент болен, у власти другой... ─ Затем он слегка перевел дыхание и продолжил. ─ В Москве создан Государственный комитет по чрезвычайному положению... Многие трудовые коллективы уже его поддержали...
   Половозов на информацию опытного коммуниста прореагировал очень спокойно. Он уже чувствовал, даже предполагал, что в такой суматохе, в какой была огромная страна, кто-то должен проявить инициативу. В крайнем случае, что-то новое или необычное на политической арене должно возникнуть. Или иначе...
   Он едва заметно усмехнулся, и тепло поблагодарив водителя за очень важную информацию, поднял телефонную трубку. Тут же задумался. Кому звонить? Сразу же Генеральному секретарю ЦК КПСС или рангом пониже? Через некоторое время он положил трубку и подошел к сейфу, большому металлическому ящику. Набрал специальный код и открыл дверь. Достал "особую" папку, в которой был список руководителей партии и правительства. Сначала он позвонил секретарям ЦК КПСС, звонил по алфавиту. Среди партийных боссов у Половозова любимчиков не было. Не ответил только один, Проскурин. Упокоеву он не звонил, он отдыхал в Чехословакии. За время коротких переговоров партийные монархи ничего вразумительного лидеру области не сказали. На его один и тот же вопрос: "Где сейчас находится Президент СССР?" был почти одинаковый ответ: "Он болен, у него проблемы со спиной...". Другой его вопрос касался Президента России. Ответ чуть было не шокировал седовласого, когда из трубки донеслось, что он был пьяный и лежал на даче...
   После серии звонков Половозов погрузился в раздумья. Необычная обстановка, сложившаяся в верхушке многомиллионной партии коммунистов, окончательно выбила его из нормального ритма работы. Он не скрывал, что раньше, будь это партийный комитет завода или района, он всегда получал ценные указания. Без указаний верха низы никогда не существовали, да и не могли существовать. Инициатива даже обкома партии должна согласовываться с верхом. Иначе ─ труба, можно и за решетку загреметь... И сейчас руководитель большого сибирского региона с огромным опытом, как партийным, так и производственным, не говоря уже о жизненном, не проявил личной инициативы. Да и проявлять ее не надо было. Из столицы огромной страны ему дали четкое указание: "В сложившуюся обстановку не вмешивайтесь... Ждите дальнейших указаний...".
   Небольшого роста мужчина с седыми волосами и лицом, испещренным глубокими морщинами, тяжело вздохнул. Несмотря на солидный возраст, он не намеревался уходить в отставку. Кое-кто из его сподвижников в сером доме, да и на Старой площади в столице считали его баластом партии, ржавым штыком. При этой мысли он горько усмехнулся. Нет, нет и еще раз нет. Уходить он не собирался. Ежели турнут с области, поедет в Москву. Федька на пару лет его старше, а вон как заправляет...
   Половозов сделал несколько движений телом вперед и назад. От сидения ныла поясница. Затем он вновь откинулся на спинку кресла, покрутил головой по сторонам. В его просторном кабинете все было, как всегда, ничего лишнего. Было все то, что прописано партийным этикетом. Менялось лишь одно ─ портреты Генеральных секретарей. Особенно за последнее десятилетие. Вожди менялись, люди же оставались. Оставались наедине с проблемами, которые возникали по вине кормчих.
  Огромная страна с неисчерпаемыми земными богатствами и с безропотными массами с каждым днем, а то и с каждым часом неслась в пропасть. Падала в бездну вседозволенности и страха, обмана и насилия, равнодушия и никчемности. Каждый прошедший день приносил все новые и новые разочарования в способности партии вывести страну из искусственно созданного тупика. Миллионы людей, в том числе и коммунисты, уже больше не верили во всепобеждающие идеи коммунизма. Разрыв между словом и делом у руководителей партии и правительства был ярким доказательством этому...
   Седовласый слегка покачал головой. Затем привстал с кресла и повернулся к портрету, висевшему на стене. Внимательно всмотрелся в лысого мужчину с отметиной на голове и криво усмехнулся. Вновь присел в кресло. В том, что родоначальник так называемой перестройки ничего лучшего для простых людей не сделал, сомнений у него не было. На олимп власти, что в Советском Союзе, да и за рубежом, приходили сотни людей. Среди них были и незаурядные личности. Через некоторое время они превращались в зверьков, жаждущих удовольствий. И плешивый был не исключение. По огромной стране о нем и его жене ходили тысячи анекдотов и небылиц. Половозов толику их слышал от своего водителя. Иногда он улыбался, нередко и задумывался. Его тревожило, что система оболванивания и насилия, созданная большевиками, ради которой погибли миллионы людей, может вот-вот рухнуть и больше никогда не возродится. И тотчас же задавал себе риторический вопрос. И кто же придет к управлению страной? Его мозг ответ давал моментально. Властелинами опять же будут коммунисты, подобные тем, которые были у власти десятки лет назад или те, кто сейчас на площадях морочил людям головы...
   Несколько философская мысль не прибавила оптимизма вожаку области. Он слегка прикусил нижнюю губу и пальцами левой руки постучал по столу. Лично ему нечего бояться. За свою жизнь он многое увидел, многое сделал. Его отец, активный участник коллективизации погиб от кулацкой пули. Его тело искололи ножами, затем расчленили топором. Мать одна воспитывала двух сыновей. Иван был старшим. Уже в возрасте семи лет помогал ей по хозяйству. После окончания фабрично-заводской школы работал на сельскохозяйственном машиностроительном заводе. Потом... Пожилой мужчина опустил голову на грудь и посмотрел на орденскую колодку. В ней насчитывалось двенадцать орденов и медалей. Правительственные награды он заработал не только потом, но и кровью. Он погладил рукой планку и слегка улыбнулся.
   Дальнейшие размышления Половозова прервал телефонный звонок. Он поднял трубку и тут же услышал:
   ─ Добрый день, а может даже и не добрый, Иван Николаевич... Поляков Петр Сидорович... ─ Звонок от инструктора ЦК КПСС оживил седовласого. ─ Значит, из Москвы еще рулят... ─ При этой мысли он улыбнулся и по-озорному произнес. ─ Петр Сидорович, скажи же мне правду. Что там у Вас происходит? А то в сибирской глубинке ничего не слышно, не говоря уже о том, что ничего и не видно...
  Из трубки сначала раздался смех, потом голос:
   ─ Иван Николаевич, у нас сложилась очень строгая линия поведения... Одним словом, ни в какие дела не вмешивайтесь, никаких заявлений не давать... Партия в стороне от сугубо государственных дел...
  Половозов слегка перевел дух, затем с явным непониманием переспросил:
   ─ Петр Сидорович, ну а как же низовые звенья партии? Что я скажу ветеранам, коммунистам, да и вообще, всем омичам... Ведь, что-то надо делать...
  Наступила неожиданная тишина. Седовласый мужчина до боли в пальцах сжал трубку и стиснул зубы. Его сердце билось напряженно. Он, как и раньше, ожидал указаний из партийного центра. Через некоторое время он услышал:
   ─ Иван Николаевич, я дал Вам указания от представителей Центрального Комитета партии, его аппарата... Извините, у меня нет времени для дискуссий... Мне еще предстоит сделать несколько звонков...
   Мужчины сухо простились и положили трубки. Половозов некоторое время сидел неподвижно, словно поверженный царь зверей, которого раньше боялись и ждали его указаний. Проявить собственную инициативу он не мог. Ни вчера и ни сегодня. По двум причинам. Принципы демократического централизма, на которых базировалась партия, лишали его этого права. И вторая причина, она была основной, доминирующей. Он боялся делать это, как человек. Человеку, наделенному огромной властью, страх присущ вдвойне...
   Он нехотя приподнялся из кресла и по-старчески засеменил к окну. Знакомый зеленый островок сейчас ему наслаждения, не говоря уже о радости, не приносил. Он тяжело вздохнул и открыл окно. За фасадом мощного особняка раздавался многотысячный гвалт полуорганизованной толпы. Она требовала перемен...
  Глава шестая.
  Время надежд и разочарований
  
  Наступил ноябрь 1991 года. События в стране, строившей коммунизм, развивались стремительно. Они были не только быстрыми, но и непредсказуемые. Пришедшие к власти демократы, большинство которых были с партийными билетами, признали некогда им родную организацию, социально опасной. И в один миг ее запретили. Половозов узнал об этом дома из телевизионного приемника и сразу же струхнул. Он никогда не думал, что коммунистический монстр вообще кто-то может запретить. Ведь только вчера по его указке все без исключения делали все и вся. Даже Бог, которого все живущие, в том числе и Политбюро ЦК КПСС, никогда не видели, не обладал такой властью. После архитрагического сообщения Иван Николаевич очень долго бодрствовал. Он то неспеша прохаживался по большому коридору "партийного апартамента", так иногда называла четырехкомнатную квартиру своего отца его дочь Светлана, то выходил на балкон. Он набирал в свои легкие свежий сибирский воздух и тут же тяжело вздыхал. Каких-либо толковых мыслей в голову бывшего номенклатурщика не приходило. Да и прийти не могло. Он все еще надеялся, что московская верхушка найдет необходимый консенсус. Покричат, помахают кулаками и успокоятся. В истории большой страны и ее партии подобное уже случалось. Потом кого-то пожурят, предупредят или по состоянию здоровья переведут на другую работу. В крайнем случае, исключат из партии. Бывало и чуть похуже, кое-кого садили за решетку или расстреливали...
   При этой мысли Половозов вздрогнул. Кто садил и кого садили имели в большинстве своем общий знаменатель ─ жажда власти. И больше ничего. Он слегка почесал указательным пальцем левой руки мочку своего левого уха. Почесал и тяжело вздохнул. Далеко не лучшее настроение породило у него тягостные воспоминания.
   Произошло это очень давно... На улице было страшно темно, когда в районном Доме культуры закончились танцы. Тройка закадычных друзей, в составе Молоткова, Суворова и Половозова были не только уставшие от физических движений, но и под градусом. Правда, не все, только двое, Григорий и Иван. Степан придерживался особых принципов. К спиртному он вообще не прикасался. Трезвеннику за это нередко доставалось от ровесников. Они то и дело подтрунивали над высоким парнем с симпатичной физиономией, который в моральном плане был не только чист, как стеклышко, но и пользовался уважением среди девчат. Парни, проводив подруг до общежития библиотечного техникума, неспеша направились к своей общаге. На полпути на обочине дороги они увидели грузовую машину. Подошли к ней и открыли дверь кабины. Водитель, откинувшись на спинку сиденья, громко храпел.
  Мысль покататься по ночному городу первому пришла Ивану. Он улыбнулся, и поправив форменную фуражку на голове, лихо вскрикнул:
   ─ Комсомолия, а что, если мы прокатимся... Да и наши девчата не будут против...
  Молотков и Половозов почти одновременно посмотрели на трезвенника. Суворов слегка покачал головой и еле слышно нараспев выдавил из себя:
   ─ Лично я не хочу сидеть в каталажке... Тем более, что сейчас наша партия поставила задачу по...
  Дальше юному революционеру не пришлось дискутировать. Его друзья, словно пушинку, приподняли водителя, который был в дугу пьяный. Затем вынесли его из кабины и положили на деревянную скамейку, стоявшую возле дома напротив. За руль сел Молотков, рядом с ним присел Половозов. Суворов сел в кабину без всякого желания. Не хотел отрываться от друзей. ГАЗ - 51, изрыгая из себя клубы дыма рванулся с места и понесся по безлюдным улицам. Внезапно пошел дождь. Водитель сильно испугался, когда его попытка включить дворники, оказалась безуспешной. На выручку пришел его сосед. Он то и дело рукавом своего серенького пиджака протирал лобовое стекло изнутри или кричал водителю, просил его остановиться. Суворов выбегал из кабины, и запрыгнув на подножку со стороны водителя, рукой смахивал со стекла мутные потоки воды. От такого сервиса толку было мало, но все же...
  Перед самым общежитием, где жили девушки, транспортное средство сильно занесло. Попытка водителя возвратить его на грунтовую дорогу, разбитую гусеничными тракторами и сплошь усеянную домашним мусором вперемежку с кирпичами или булыжником, оказалась неудачной. Машина с ревом скатилась в небольшой кювет и затем на полном ходу врезалась в небольшую палатку, стоявшую неподалеку от дороги. Троице было уже известно, что в этом районе кое-кто из приезжих находил себе пристанище для отдыха. Неподалеку отсюда находился городской парк. Еще чуть подальше было озеро Сухое. Никто из ребят толком не знал, почему оно носило такое название. Возможно потому, что в засушливое лето небольшой водоем наполовину высыхал. Во время обильных дождей, наоборот, разливался до самой дороги. Через несколько мгновений из палатки раздался нечеловеческий крик. Первым к пострадавшим бросился Степан...
   Половозов слегка стиснул зубы. В те молодые годы он сподличал, да и не только он. Молотков и он, услышав призыв своего друга о помощи, ринулись в разные стороны. Суворов, как только подъехал на машине с пострадавшими к районной больнице, тут же оказался в руках милиции.
   Трусливая парочка окончательно пришли в себя только к утру. До этого ребята сидели под навесом элеватора и думали, что делать дальше. Без всякого сомнения, происшедшее было против них. Первым идею овладеть машиной подал Иван, за рулем сидел Григорий. К тому же, они оба были пьяные. Утро вечера оказалось мудренее, да и головы протрезвели. Они решили не высовываться, а там куда кривая выведет. Успокаивало их и то, что на месте происшествия посторонних людей не было. Ну, а Степан, пусть сам решает. Суворов утром на занятия не пришел, не было его и через неделю. Да и вообще его никто больше не видел...
   Половозов, тяжело вздохнув, вновь почесал левое ухо. Слегка покачал головой. Много воды прошло с того времени через русло Иртыша. Затем он прикусил нижнюю губу и вновь задумался. Пять лет назад он с небольшой свитой посетил центральный колхозный рынок г. Омска.
  Посетил не по собственной инициативе. Среагировал на жалобы омичей. Они жаловались на необустроенность торговых рядов и помещений, а также на всевозможные поборы. Высокого мужчину с густой шевелюрой седых волос Половозов заприметил сразу же, как только оказался на рынке. Он следовал за его свитой словно по пятам. Он успел даже "засветиться" перед двумя молодыми ребятами в штатском. Один из них то и дело приостанавливал седовласого, просил его не сливаться с официальными лицами, которые сопровождали первое лицо области. Местный царь на рынке вел себя согласно общепринятому партийному этикету. Сначала он прошелся между торговых рядов, где жители села предлагали горожанам продукты питания из своего подворья. Затем он накоротке побеседовал с двумя мужчинами и одной женщиной. Его физиономия всегда была в напряжении, будь то его небольшая пробежка по рынку или указания своим подчиненным. Каждый его шаг, каждое его движение фиксировало местное телевидение. Половозов с облегчением вздохнул, когда подошел к служебной черной "Волге" и, перекинувшись парой слов со своим водителем, приоткрыл дверцу. Затем и, сам не зная почему, очень внимательно посмотрел на противоположную сторону. Посмотрел и замер. В своих предположениях он не ошибся. Напротив него стоял уже знакомый ему седой мужчина. Напыженный тип в норковой шапке слегка съежился и опустил голову, затем опять ее поднял. И тут же в его душе, которая, как ему сейчас казалось, была очень молодой и полна юношеского задора, появилось нечто необычное, даже человеческое. Он слегка прошевелил губами:
   ─ Степан, Степа... Неужели это ты?
  Прошевелил губами и вновь впился в седого. Он не видел какого цвета были его глаза, но в том, что они были голубыми и очень честными, Ванька Половозов нисколько не сомневался. Он тяжело вздохнул и быстро нырнул на заднее сиденье машины. Затем с силой хлопнул дверью и сделал умное выражение лица. За машиной и тем, кто с ней сидел, наблюдали сотни глаз. Придерживаться этикета требовала не только партия, но и простые смертные. О Суворове Иван Николаевич в этот день, да и позже не вспоминал. Зачем старое тревожить? Ведь в его жизни еще и хуже бывало...
   Только к полуночи обладатель самой шикарной квартиры на улице Яковлева самого престижного района г. Омска оказался в постели. И здесь его преследовали далеко нерадостные мысли. Бывший вождь области сейчас себя не обманывал. Он никогда не был порядочным человеком, как и не был настоящим борцом партии за интересы людей труда. Свидетельством этому были недавние события в Москве, которые все еще будоражили большую страну. Он на какой-то миг представил полную картину не так давно минувшего...
  Через некоторое время тяжело вздохнул. Затем он привстал с кровати и стал ходить по коридору. Ходьба в какой-то мере успокаивала нервную систему пожилого человека. Его нервишки, особенно за последние полгода сильно расшатались. Чего только он не испытал за это время?! Например, в том же августе. Никто из кремлевских политиков так и не отважился дать ему какие-либо ценные указания. Мало того. Кое-кто из них вообще не брал трубку...
   Не отважился проявить инициативу и он, Половозов, первый секретарь Омского обкома партии, член ЦК КПСС, кавалер ордена Ленина. На экстренном расширенном заседании обкома КПСС, состоявшимся поздно вечером 19 августа, при обсуждении вопроса об отношении к ситуации в стране в связи с заявлением ГКПЧ выступили все руководители областных и городских структур власти и управления. Большинство из них занимали выжидательную позицию. На вожака области смотрели десятки глаз, ждали указаний. Но, увы... И он ничего конкретного подчиненным не сказал. Да и сказать не мог. Он, как и Москва в трудный момент оказался безмолвным. Занял выжидательную позицию и Омский областной совет, который в своем обращении от 20 августа призывал жителей к спокойствию. Лишь 21 августа, когда в Москве "погода прояснилась", он признал ГКПЧ незаконным...
   Не прибавляли жизненных сил Ивану Николаевичу и крики уличных горлопанов, раздававшихся на улице Красный путь, в других местах Омска. Он так и не удостоил личным присутствием "демократов", противостоявших ГКПЧ. Вместо себя он посылал гонцов, рангом пониже. Они к вечеру собирались в обкоме партии и через некоторое время информация ложилась на его стол. Он внимательно все читал, но каких-либо указаний подчиненным не давал. Не давал указаний и работникам милиции по наведению общественного порядка. Своим нутром он чувствовал, что времена уже были не те, что вчера. Он не рисковал. Он сидел в кабинете и ждал звонков из Москвы. "Демократические" движения и структуры, которые вырастали на сибирской земле, словно грибы после обильных дождей, его нисколько не пугали. Наоборот, он радовался тому, что большинство омичей заняли выжидательную позицию.
  Акции протеста против ГКПЧ были немногочисленными. Население города на Иртыше не оказало активного противодействия ГКПЧ, но в то же время и не поддержало его. Не поддержали омичи и коммунистов во время выборов, прошедших несколько позже. Никто из них также не заметил и ухода в политическое небытие их лидера. 11 ноября 1991 года Указом Президента РФ главой администрации Омской области был назначен Тугодумов Петр Иванович, председатель областного совета, бывший член обкома КПСС. В недалеком прошлом верный соратник и лучший друг Половозова...
   Заснул в эту ночь бывший партийный вожак очень поздно. Проснулся он, как всегда, без четверти семь утра. Разбудил его будильник. Небольшие часы со звонком стояли на тумбочке, рядом с кроватью. Нередко бывало, что его будила жена. Сейчас Маши не было и уже никогда не будет. При этой мысли он встал с постели и, накинув на себя халат, двинулся в туалетную комнату. Во время бритья его рука предательски дрожала. Он успел два раза порезаться. Он зачерпнул руками из-под крана большую пригоршню теплой воды и поднес ее к лицу. Затем тщательно вытер его вафельным полотенцем. Слегка приподнял голову кверху и из белого шкафчика, висевшего на стене, взял тюбик с кремом после бритья. Наложил на лоб и нос несколько капель косметической мази и очень тщательно ее растер. Посмотрел в полуовальное зеркало, улыбнулся и тут же принял серьезное выражение лица. Затем покачал головой. Сегодня, скорее всего, партийный этикет ему и не понадобится. Желание посетить некогда "свой" серый особняк у седовласого возникло почти спонтанно. Ему захотелось просто-напросто прогуляться по знакомому зданию, его широким коридорам, а может даже и заглянуть к кое-кому. К тому же Тугодумову, они были хорошие корешки. Он подошел к телефону и позвонил своему бывшему водителю.
   Иван Половозов оказался перед знакомым ему особняком только к обеду. Причиной этому было очень многое, которое он все еще по-настоящему не понимал. Водитель, служивший ему верой и правдой многие годы, к десяти часам утра со своей машиной, как они договорились, не появился. Не появился он и позже.
   В отличие от своего шефа Александр Петрович Новиков в эту ночь спал очень спокойно. Он после ухода с политической арены своего босса довольно часто дискутировал со своей женой о возможном жизненном раскладе. Супруги были едины в одном. Надо как можно быстрее бежать с тонувшего корабля. Чиновники от партии, в том числе и Половозов, не в силах были спасти ситуацию. Нина была куда прозорливее, чем ее муж. Она работала секретаршей у директора завода пищевых концентратов. В отличие от большинства жителей области, которые вели полуголодное существование, жена водителя первого секретаря обкома КПСС не бедствовала. Она, благодаря своему мужу, имела неплохие связи с нужными людьми, с теми, кто что-то давал или дарил. С научными или общественными организациями Нина Семеновна связей не имела. С них толку, что с козла молока. Детей у Новиковых не было, учить было некого.
  Основной упор они делали на желудок, нередко приобщались и к культуре. Все блага исходили, конечно, от мужа. Директора и секретари парткомов с ним здоровались по ручке, кое-кто даже заискивал перед ним. Часть подношений, которые водитель привозил для шефа, перепадало и ему. Александр скрипел зубами, когда его обижали. Подобное происходило довольно часто, когда он был в распоряжении членов семьи Половозова. Заказы на служебную машину исходили от них каждый день и каждый час. Сначала он отвозил в серое здание своего шефа, затем "обслуживал" ее супругу. Мария Ивановна вставала очень поздно, любила понежиться в постели. Точное время отъезда она никогда не обговаривала. Черная "Волга" порою стояла возле подъезда часами. Небольшого роста женщина с ярко накрашенными губами водителя по ручке никогда не приветствовала. Она отделывалась кивком головы или бурчанием под нос. Царские замашки "областной королевы" Новиков не замечал, в голову не брал. Шефом для него был ее муж, а не она. Однако любая поездка без нервов не обходилась. Едва шахиня садилась, как тут же давала указания водителю по какой улице ехать и с какой скоростью. Он усердно кивал головой.
  Еще сложнее было ему во время обслуживания многочисленной родни и знакомых Половозова. Многие из них, как правило, во время торжеств нажирались до отвала и напивались до чертиков. После их развоза водитель очень тщательно мыл машину, ее салон. Он не переносил сивушный запах или зловоние. Несмотря на все это, Новиков усердно служил своему шефу, даже благоволил его. Он никогда не распускал слухи о нем или об его окружении, хотя возможностей для этого у него было уйма. Скорее всего, только за "короткий язык" Половозов его держал. Не меньше ценил подчиненного он и за организацию им рыбалки. Как правило, он организовывал ее для гостей из Москвы. В небольшом домике на берегу Иртыша у него были не только удочки или снастьи, но и моторная лодка. От вкусной ухи, которую он варил по собственному рецепту, чиновники облизывали пальчики. В тот же день, когда по радио передали о запрете КПСС, Новиков решил окончательно. С бывшим шефом дружбы не водить, надо как можно скорее от него избавиться.
   Часы показывали ровно полдень, машины все не было. Половозов уже не сомневался, что водитель его предал. Его попытка дозвониться в приемную главы областной администрации не удалась. К телефону никто не подходил. Он решил от стресса немного отдохнуть, присел на диван. Включил телевизор. И здесь получился облом. На экране мелькали незнакомые личности. У пожилого человека, пусть и "без погон", эти сопляки не котировались. Два квартала, которые отделяли трехэтажное здание особой постройки от его дома, Половозов преодолевал неспеша. Он уже давненько не прохаживался по городу. Делать раньше это у него особого желания не было. В выходные дни он с семьей уединялся на государственной даче, неподалеку от областной больницы. Уютный домик с тремя спальнями, гостиной и кабинетом его вполне устраивал. Отпуск, как правило, он проводил на берегу Черного моря, в специальном "закутке", где отдыхали ему подобные. Довольно часто Половозовы глазели и на зарубежный мир. Они объехали все страны социализма. В Карлови-Вари, в небольшом городе Чехословакии были трижды. Бальнеологический курорт на базе термальных углекислых источников очень хорошо оздоравливал Машу. Сибиряки не только лечились, сытно кушали и загорали, но и бывали на Международных кинофестивалях...
   Седовласый мужчина в черном полупальто и такого же цвета норковой шапке неспеша перешел улицу Красный путь и направился в сторону серого дома. Внезапно перед ним появились два молодых парня. Один из них, что был в китайском пуховике, встал перед Половозовым, как вкопанный. Его попытка обойти безусого юнца стороной, успехом не увенчалась. Он следовал за ним, словно тень. В конце концов он не вытерпел. Он остановился, и угрюмо насупившись, со злостью произнес:
   ─ Молодой человек... Я Вам чем-то обязан? ─ Увидев ухмылку на физиономии тощего создания, притом еще с конопатым лицом, он сквозь зубы процедил. ─ Или я должен вызывать милицию? ─ Юноша оказался не из робкого десятка. Он почти вплотную подошел к пожилому мужчине, и дыхнув на него густым перегаром, прошипел:
   ─ Слушай, дедок... Я твою морду каждый день видел на экране... А сейчас, я тебя в одно место хочу... ─ На какой-миг он замолчал. Затем левой рукой резко взмахнул перед низом своего живота и тут же смачно плюнул на землю. Старик заскрипел зубами. Желание ударить сопляка его переполняло. Неизвестно чем бы все это закончилось, ежели бы к ним не подошел кореш конопатого. Он с силой потянул своего друга в сторону и через несколько мгновений Половозов услышал:
   ─ Этот старик с красной попой мне когда-то вручал комсомольский билет... А сейчас его могу послать на х...
  Услышав общеизвестное слово из трех букв, седовласый ринулся к обидчику. И тут же остановился. Остановился не потому, что силы были неравные. Остановился потому, что этого опять требовал партийный этикет, пусть даже уже сошедшей с политического небосклона организации коммунистов. И еще. И это было самым главным. Он нисколько не сомневался, что партия, несмотря на любые повороты или развороты, все равно останется у власти. И в ее возвращении коммунист Половозов сыграет далеко не последнюю роль. При этой мысли он сжал кулаки и продолжил движение. Перед входом в особняк он заметил двух старушек-ровесниц, они шли ему навстречу. На этот раз Половозов изменил тактику своего поведения. Сделав умное выражение лица, он сначала остановился. Затем улыбнулся и очень четко произнес:
   ─ Извините, пожалуйста... Вы имеете ко мне вопросы? ─ Презрительный взгляд представительниц слабого пола в один миг его ошарашил. Он хмыкнул себе в кулак, и уже без всякого желания о чем-либо говорить, буркнул себе под нос. ─ Ну, мне все понятно... Коммунисты никому не нужны... Они во всем виноватые... ─ Гробовое молчание женщин старика разозлило. Он в том же духе продолжил. ─ Не забывайте одно. В стране, как и в нашем городе орудуют демократы, бывшие коммунисты...
  И на этот раз брюзжание седовласого женщины оставили без внимания. Он махнул рукой и неспеша двинулся к серому особняку. Его глаза были влажными. Настроение ему испортили донельзя. Он все еще недоумевал, почему незнакомые женщины были безголосыми. В своем умозаключении он ошибся. Едва он взялся за ручку мощной двери, как позади себя услышал:
   ─ Слушай, Татьяна... Это при этом пердуне в Омске ввели ка-а-пи-и-ративные цены... Ух, анархист, Бог его накажет... Ей-богу накажет...
  Половозов неспеша обернулся и покачал головой. Затем смачно выматерился. Демократы и на самом деле затуманили людям головы. Он с силой дернул к себе дверную ручку и оказался в знакомом холле. Вошел и слегка опешил. Милиционер, молодой парень, неспеша прохаживающийся по ковровой дорожке от лестницы, ведущей на второй этаж, до небольшого стола, на котором стоял телефон, был ему незнакомый. Удивило вошедшего и его вооружение. Через плечо у него был автомат Калашникова, у пояса резиновая дубинка. Седовласый помахал рукой милиционеру, так он всегда раньше делал, приветствуя охрану, и уверенно двинулся к лестнице.
   ─ Мужчина, а почему ты так прытью кинулся наверх? ─ раздался голос милиционера. ─ У нас существует пропускная система... ─ Половозов на его слова не среагировал. Произошло это по причине его шока. Он впервые за свою жизнь получил замечание от сотрудника милиции. Он сделал еще несколько шагов по лестнице и тут же перед ним вырос безусый юнец. Его физиономия пылала негодованием, словно, убеленный сединой мужчина, совершил преступление. Сержант пробежал несколько метров вперед наверх и, взяв автомат на изготовку, прокричал:
   ─ Папаша, еще один шаг и я стреляю... Предупреждаю... Потом пеняй на себя...
  "Папаша" отреагировал очень спокойно. Он остановился и внимательно посмотрел на стража порядка, стоявшего на несколько ступенек выше. Затем совершенно спокойно произнес:
   ─ Товарищ сержант, я вижу, ты новенький... Я все еще не понимаю, почему ты так со мной разговариваешь... Ведь я еще первый секретарь обкома партии... Меня избирали коммунисты, они должны меня и ... ─ Продолжить мысль до конца ему не удалось. Перед ним откуда ни возьмись появился майор милиции, он также его не знал. Скорее всего, начальник наблюдал за действиями подчиненного. Офицер лихо козырнул перед носом пожилого мужчины и сквозь зубы процедил:
   ─ Я все еще не понимаю... Что здесь делает бывший вожак коммунистов? Как мне известно, коммуняки уже не существуют. Власть перешла к демократам... ─ Сделав короткую паузу, работник административно-исполнительного органа продолжил. ─ Мне дан строгий приказ ─ в здание посторонних лиц не пускать. Особенно бывших...
   Половозов ехидные реплики жирного мужчины в милицейской форме пропустил мимо своих ушей. Посчитал вести с ним какую-либо полемику бесполезным занятием. Да и опасным. Служивый мог в лучшем случае накинуть на него наручники, в худшем, применить оружие. Он покачал головой, повернулся и неспеша направился к выходу. Некоторое время он ходил по небольшому парку, расположенному в центре города. Ходил несмотря на то, что его ноги были ватными. Его мозг также был отключен от внешнего мира. Одно, что он мог делать сейчас ─ это двигать ногами, что он и делал. Он нисколько не сомневался, если он присядет или даже остановится, ему придет каюк. Прохожие по-разному реагировали на странно идущего мужчину. Одни сочувственно трясли головой, другие злорадно усмехались...
   Неудачный визитер окончательно пришел в себя только вечером, когда принял ванну с горячей водой. Затем встал под холодный душ. Подобное ему всегда помогало, особенно тогда, когда он сильно уставал или ждал высоких гостей. Сейчас же было совсем другое. И это другое сильно отличалось от той повседневной жизни, которая изобиловала заседаниями, приемами или повелительной риторикой, исходившей из его уст. Местные средства массовой информации денно и нощно информировали жителей о титанической работе первого секретаря обкома партии, приводили десятки цитат из его выступлений на активах или при встречах с трудящимися. Половозов везде и всегда успевал засветиться. Популярность, пусть даже и в сибирской глубинке, давала ему силы для очередного шага в известность. Порождала очередные идеи... К сожалению, все это теперь только прошлое. Ушло в прошлое и многое другое. Он впервые за много лет не был на главной трибуне города и не махал рукой сотням тысяч людей, проходивших мимо серьезных мужчин и женщин с красными бантами...
   Ровно в десять часов вечера хозяин престижной квартиры включил телевизор и тут же его выключил. Слащавые речи перевертышей с партийными билетами об истинной демократии ему порядочно надоели. Он плюхнулся в кровать, стиснул зубы и заплакал. Плакал он не от старческой немощи. Плакал от внезапно пришедшего одиночества. Дочери начисто его забыли. Он им звонил, никто не брал трубку. Не звонили ему и близкие люди, не звонили и соратники по партии. Не звонил и Анатолий Стрельников, его протеже. Все молчали, словно набрали в рот воды или спрятались в землю, как пескари. Вскоре старик заснул. Проснулся он среди ночи и спустился вниз, за почтой. В главной газете области "Омская правда" что-либо полезного для себя он не нашел. Информация местных писак, фамилии которых мало о чем ему говорили, его вообще не интересовала. Одно он знал наверняка. "Новые" писаки и лидеры, есть ничто иное, как бузотеры, рвавшиеся на волне антикоммунизма к власти.
   При этой мысли Половозов тяжело вздохнул. И невольно сделал небольшой экскурс в недалекое прошлое, которое лично для него было и не таким уже плохим. Приход к власти лысого мужчины с отметиной на голове во многом его обнадежил. Ускорение и перестройка в какой-то мере сняли груз ответственности, который несли работники партийных комитетов. Да и "первички", досыта наболтавшись, что-то предлагали для улучшения работы. Иван Николаевич при очередной мысли слегка улыбнулся. Плешивого можно было похвалить и не только за это. Он значительно прибавил к его должностному окладу. 850 рублей не так уже и мало. Прибавил не только областным царям, прибавил всем ответственным работникам многомиллионной армии коммунистов. Кроме того, они получали в виде праздничных пособий три оклада в год: к 7 ноября, к 1 Мая и к отпуску (лечебные). И это еще не все. Они имели право на семейные путевки (с 80% скидкой от стоимости) в самых фешенебельных санаториях четвертого Главного управления (Кремлевского) Министерства здравоохранения СССР.
  А как там все было организовано и продумано?! Сам Бог мог этому позавидовать. Половозов, как правило, всегда отдыхал с женой и детьми. Однажды он сделал исключение. Поехал один, составил компанию своему другу Молоткову. У Григория полгода назад умерла жена, он хотел разогнать тоску. Друзья отдыхали в подмосковном санатории "Сосны". И чего там только не было?! Кино, бильярд, баня, рыбалка, одним словом, все что хочешь. Однако не это оставило неизгладимый след в жизни сибиряка. Он был поражен поистине божеским сервисом. Куда не посмотришь ─ везде улыбка, доброжелательность. На 70 человек отдыхающих было 250 человек обслуги! В большинстве своем это были молодые женщины, почти одни блондинки. Настоящие русалки, шик земной, да еще какой! Половозов не удержался, согрешил. Он пару раз переспал с одной из красоток...
   Старик невольно проглотил слюну. Да и после работы у него была возможность хорошо расслабиться. Не было ни дня или вечера, чтобы кто-то из первых секретарей сельских или городских райкомов не приглашал его на то или иное культурное мероприятие. Как правило, оно заканчивалась подарками и хорошей выпивкой. Вождь входил в бешенство, когда кое-кто из его подчиненных притворялся "девственником", не пил спиртное. Не пить, тем более с начальником, он расценивал как антипартийный проступок. Подобные персоны или "не наш человек" быстро изгонялись из структур власти. Он также не хотел видеть подчиненных и в зоне "повышенного интеллекта", простыми винтиками куда проще управлять... Половозов тяжело вздохнул. И всего этого он лишился?! Ну, уж извините, фигушки. Такого никогда не будет. Он набрал в свои легкие очередную порцию воздуха и выдохнул. И тут же в своей груди он почувствовал сильную боль...
   Стрельников сидел за письменным столом, когда в его квартире раздался телефонный звонок. Он быстро подбежал к аппарату, поднял трубку и как обычно скороговоркой произнес:
   ─ Специальный корреспондент газеты "Сельская жизнь" Стрельников... Чем могу служить? ─ Через некоторое время раздался взволнованный женский голос. ─ Анатолий Иванович... Это звонит из Москвы Светлана, дочь Ивана Николаевича... ─ Фаворит семьи Половозовых отреагировал очень быстро. ─ Да, да, Светлана Ивановна... Я Вас слушаю... ─ Из микрофона вновь донеслось. ─ Я сегодня звонила папе домой и на прежнюю его работу. Он к телефону не подошел. Наверное, что-то с ним стряслось... ─ Стрельников с уверенностью произнес. ─ Светлана Ивановна, не переживайте. Я мигом все узнаю и Вам потом перезвоню...
   Дарья Аксенова информацию мужа о звонке из Москвы восприняла хладнокровно. Супруги в это тревожное и неспокойное для них время все еще делали ставку на Половозова. Всякое в жизни бывало и бывает. Сегодня вождя сместили, через день он вновь на троне. Стрельников быстро спустился вниз, к своей машине. Сначала он поехал к трехэтажному особняку, где недавно находился обком партии. Постовой милиционер его без специального пропуска ни в одно помещение не пустил. Вскоре он оказался перед домом, в котором проживала областная и городская знать. На звонок из подъезда в квартире Половозова никто не ответил. Узнать о местонахождении важной персоны у жильцов ему также не удалось. Они на его вопрос реагировали по-разному. Одни улыбались и крутили головой, другие делали недоуменный вид, словно впервые в своей жизни слышали об этом человеке.
  Несолоно хлебавши, он направился к своей машине. Открыл дверцу и тут же позади себя услышал мужской голос:
   ─ Молодой человек... Вы ищите бывшего партийного царя... ─ Стрельников резко обернулся и увидел перед собою высокого мужчину, одетого в осеннее полупальто черного цвета. На его голове была теплая спортивная шапочка, из-под которой выглядывали локоны седых волос.
  Незнакомец почти вплотную к нему приблизился, и слегка покачав головой, с некоторой ехидцей в голосе продолжил. ─ Вы, первый, кто за время демократии им поинтересовался. ─ Любимец бывшего высокопоставленного чиновника слегка вскипел. Он решил возразить тому, кто презирал его патрона. Он внимательно посмотрел на худощавого мужчину с несколько болезненным выражением лица, отметив при этом его умные глаза голубого цвета, и с явным недовольством произнес. ─ Извините, меня Ваша личность мало интересует. Я не сомневаюсь, что Вы представитель или сторонник демократов, их структур... ─ Ухмылка на лице незнакомца еще в большой степени вызвала у него огонь ненависти к тому, кто презирал Половозова. Он вновь выдавил из себя. ─ Лично для меня Иван Николаевич был и есть хороший человек. Под его руководством в области было сделано очень многое...
  Скорее всего, здесь уже лопнуло терпение и у седовласого. Он слегка полуобнял почти равного по росту мужчину и сквозь зубы процедил:
   ─ Эх, молодой человек... Жалко, что ты и миллионы подобных, продолжают плавать в партийном дерьме. В том, что у нас много строилось или выпускалось не есть заслуга Половозова. Это заслуга простых людей...
  Стрельников слегка опустил голову и стиснул зубы. "Спортивная шапочка" ему порядочно осточертела. К тому же ему было не до дискуссий. Он быстро запрыгнул в кабину и тут же услышал голос своего идейного противника:
   ─ Слушай, земляк, а может Половозов уже коньки отбросил? Всякое в нашей жизни бывает...
  Лысый мужчина в дубленке коричневого цвета от услышанного сначала опешил. Он никогда не допускал, что его патрон может умереть. Это просто невозможно, если учесть современную медицину и все то, что имел Иван Николаевич и его семья, им подобные. Он со злостью зыркнул на своего заклятого врага и дал по газам. Стрельников еще раз подъехал к элитному дому очень поздно, город уже находился в плену ночной темноты. Он сразу же надавил на кнопку звонка, опять никто не ответил. Вскоре он позвонил в милицию. Часы показывали ровно двенадцать ночи, когда два милиционера в присутствии понятых взломали дверь квартиры. Ее хозяин лежал в постели. Лежал без признаков жизни. Несколько позже врачи установили диагноз ─ инфаркт сердца.
   Половозов нашел свое последнее пристанище в деревне Милютино, она была его малой родиной. Организация и все расходы, связанные с похоронами, полностью легло на плечи Стрельникова. Он никогда не думал и не ожидал, что общество, которое называлось человеческим, так не по-человечески поступит с тем, кто всю жизнь отдал служению делу партии, делу социализма. Мало того. Светлана, узнав о смерти отца, обещала приехать с сестрой. Обещали приехать и соратники умершего, но никто не приехал. Не было и представителей партий из омского региона. Ни в одной газете города и области не было написано ни строчки о смерти бывшего первого секретаря Омского областного комитета КПСС. Стрельников сначала недоумевал, даже скрипел зубами. Несколько позже он свыкся. Да и времени для размышлений или каких-либо доказательств у него не было. Его попытка похоронить своего патрона на главном кладбище г. Омска закончилась неудачей. Местные власти в один голос заверяли, что сделают все возможное и невозможное для гражданской панихиды умершего. На деле никто из них палец о палец не ударил. Помогала мужу одна только жена, Дарья Аксенова. На городское кладбище она приезжала с большими надеждами дважды, уезжала со слезами. Старший из могилокопателей разводил руками, он до сих пор не имел письменного разрешения.
   Было два часа дня, когда на кладбище полузаброшенной сибирской деревушки появился небольшой бугорок из свежевырытой земли. Возле него сидел на корточках мужчина, он плакал. Почему плакал, он и сам еще не понимал. Из своего жизненного опыта он знал одно, что было общепринятым у людей. На похоронах мало кто не плачет. Одни плачут, что потеряли близкого человека. Другие плачут, ожидая свою смерть. Лысый же мужчина с непокрытой головой издавал жалобные, нечленораздельные голосовые звуки от стыда перед своим старшим другом. Он, несмотря на титанические усилия, так и не смог воздать почести, которые были ему "положены". Он тяжело вздохнул и посмотрел на часы. До электропоезда, идущего в Омск, оставалось четыре часа.
  Внезапно пошел мелкий снег. Обычное явление природы не рассердило одиночку. Он только поменял место своего нахождения. Присел на небольшой чурбан, лежавший в двух метрах от могилы усопшего. Затем вновь задумался. Его жизнь многие годы была связана с покойником. Круглый сирота, без всякого сомнения, до сих пор учительствовал в деревне Светловке или ей подобной, если бы не появился Иван Николаевич. Неожиданно за его спиной раздался женский голос:
   ─ Ей, деревня, кого хоронишь? Или пришел память своим родным отдавать?
  Стрельников неспеша привстал и повернулся к источнику звука. В его сторону шла пожилая женщина с девочкой. Она сильно прихрамывала на левую ногу. Едва сельчанки к нему подошли, он протянул руку для приветствия и негромко произнес:
   ─ Здравствуйте... Меня зовут Анатолий Иванович...
  Женщина на его приветствие не ответила, как и не представилась. Она, как казалось мужчине, вообще его не замечала. Как и не видела его слез. Немолодая особа, одетая в поношенную фуфайку, на ее голове была вязаная шапочка черного цвета, низко опустила голову и себе под нос скороговоркой пробубнила:
   ─ Слушай милый человек... У тебя что-нибудь покушать есть? ─ Затем она повернулась к девочке и, слегка погладив ее по голове, с некоторым придыханием произнесла:
   ─ Моя внучка Катенька... Она с самого утра крошки хлеба во рту не имела...
  Полукалека заметно оживилась, утвердительно кивнула головой и с нескрываемой жалостью уставилась на Стрельникова. Он внимательно вгляделся в темно-карие глаза подростка и стиснул зубы. В том, что перед ним стояли нищие люди, он нисколько не сомневался. Он сделал два шага в сторону могилы, затем наклонился и поднял с земли большую хозяйственную сумку. Дарья, понимала, что ее муж ехал не на именины к друзьям, а на похороны, тем более, в глухую деревню. Она доверху набила продуктами питания две сумки. Кроме съестного положила пять бутылок водки. Спиртное было неконвертируемой валютой на территории большой страны, котировалось не хуже, чем золото на мировом рынке. Четыре бутылки выпили могильщики, одну бутылку Стрельников держал про запас. Он все еще надеялся, что на кладбище придет кто-нибудь из местных коммунистов или из района. Пока никого не было.
  Он сквозь силу улыбнулся и протянул женщинам сумку. Старшая из них быстро ее раскрыла и, увидев большой крендель колбасы и батон белого хлеба, почему-то неодобрительно хмыкнула. Противоположной на съестное была реакция девочки. Она от радости широко улыбнулась и тут же из ее глаз выступили слезы. От увиденного Стрельников сжал зубы и отвернулся в сторону. Еще несколько мгновений и он бы расплакался, а может даже и зарыдал. Сейчас больше всего на свете его страшила не смерть близкого человека, а то, что происходило на его глазах. Небольшого ростика детское создание, на ногах которого были обрезанные резиновые сапожки, которым, как ему казалось, было уже больше ста лет, плакало при виде колбасы, которую оно, скорее всего, никогда не кушало. В голову лысого невольно пришли эпизоды, когда он, представитель главной партийной газеты участвовал в различного рода презентациях. От недавнего приятного ощущения у него невольно появилась слюна. Его размышления прервала женщина. Она всплеснула руками, и озорно подмигнув калеке, произнесла:
   ─ Катюша, а что мы с тобою стоим? Да еще при такой непогоде. Пойдем напротив и присядем на скамейку, хоть покушаем по-людски...
  Внучка предложению бабушки сильно обрадовалась. Она прижалась к ней и с радостью проворковала:
   ─ Спасибо, баба Таня... Я сильно замерзла... Сначала побегаю, а потом присяду...
   Помахав рукой, она неспеша заковыляла вокруг полудюжины могил, находившихся неподалеку от свежего захоронения. К счастью или к несчастью, снег к этому времени значительно приутих. Лишь его небольшие хлопья лениво падали на кладбищенскую землю, словно укрывали успоших от земных дел и проблем. Стрельников некоторое время стоял и молчал. Появившееся желание поговорить с Татьяной у него пропало. Он сейчас с болью в душе смотрел на маленькую фигурку, которая качалась из стороны в сторону, словно ванька-встанька. Едва она оказывалась рядом с ним, он до боли в глазах напрягал зрение и, увидев улыбку на симпатичной мордашке подростка, невольно улыбался. Улыбался через силу и сжимал кулаки. И тут же себя спрашивал: почему этот ребенок живет в нищете? Кто в этом виноват? Партия или люди, которые не боролись и не борются за свои права? А может виноват в этом тот же усопший, который всю жизнь приспосабливался, чтобы получить наиболее лакомый кусочек? А может в этом виноват и специальный корреспондент газеты "Сельская жизнь", писавший слащавые статьи о мудрой партии, боясь при этом опуститься на дно советского общества?
  Неизвестно сколько бы еще времени он стоял, размышляя о "причудах" человеческой жизни, ежели бы его не пригласила к себе Татьяна. Он осторожно присел на полусгнившую березовую доску, лежавшую на земле, и бросил взгляд на металлический столик. Улыбнулся. Татьяна его крендель колбасы поделила на несколько частей. Таким же образом она поступила и с батоном хлеба. Бутылка "Московской" была нетронутой. Причиной этому, скорее всего, было отсутствие стаканов или другой емкости. Заметив вопрошающий взгляд незнакомки, он привстал и двинулся к свеженасыпанному бугорку земли. Рядом с ним лежала небольшая сумка со стаканами. Затем он неспеша открыл бутылку и на треть наполнил прозрачной жидкостью два сосуда цилиндрической формы из стекла. Сделав смурное выражение лица, он посмотрел на женщину. Слегка покачал головой и тут же из уст сельчанки раздалось:
   ─ Милый человек... Скажи же, за упокой чьей души будем пить?
   Стрельников стиснул зубы и пронзил своим взглядом уже далеко немолодую женщину. Ее желтые зубы, как ему казалось, никогда не соприкасались с зубной щеткой. Как и ее осунувшееся лицо не подвергалось макияжу. Его же Дарья Аксенова без искусственного оформления лица, особенно в последнее время, не обходилась. Запах различных красок, кремов, духов очень его радовал. Он был без ума, особенно в постели, когда обнимал стройную женщину и со страстью впивался в ее крашеные губы... Он тяжело вздохнул и покачал головой. К его удивлению, и землячка умершего до сих пор не знала, кого сегодня погребли в холодной земле. Он сквозь зубы процедил:
   ─ Три часа назад был похоронен Иван Николаевич Половозов, первый секретарь Омского обкома партии, кавалер ордена Ленина... ─ Регалии усопшего мало интересовали Татьяну. Она осенила себя крестом, затем пробубнила под нос. ─ Пусть земля будет пухом для раба Ивана. ─ И в один миг опрокинула содержимое стакана в свой рот. Мужчина последовал ее примеру.
   Вскоре незнакомые люди разговорились. Стрельников то и дело поддакивал женщине, хотел как можно больше выудить информации из ее уст. Татьяна, как и миллионы ей подобных, жила в нищете и в политическом бесправии. Ей было всего сорок пять лет, выглядела же она на все шестьдесят. Основной удар по некогда зажиточной семье пришелся на последние десять лет, когда на верхушке партии шла борьба за власть.
  Подобное происходило и внизу, в их деревне. Директор совхоза, невзрачный мужичонка, правивший тремя деревнями почти тридцать лет, тащил к себе все, что видел. Крестьяне на его проказы смотрели сквозь пальцы. Знали, что Скоробогатов имел в Омске родного брата, работавшего в облисполкоме. Смотрели сквозь пальцы еще и по другой причине. Совхоз хотя и был убыточным, но жить можно было. Почти все работали, имели неплохое личное подворье. Молодая супружеская чета Слюсаренко по "сытости и богатству" была впереди многих односельчан. Василий работал пастухом, Татьяна доила совхозных коров. Сын и дочь учились в школе.
  1988 год стал для семьи роковым. Сына Алексея весной направили в Афганистан, его жена была беременной. Со слезами на глазах родители просили плешивого майора направить их чадо во внутренний округ, хоть на китайскую границу. Военком был беспощаден. Через месяц пришла похоронка. Где погиб их первенец и где его могила до сих пор неизвестно. Молодая вдова очень тяжело переносила смерть своего мужа. Сильно плакала и переживала. Роды у нее были очень тяжелые. Родилась девочка, у которой одна нога была короче другой. Врачи объяснили "дефект" по-разному. Одни говорили, что причиной были нервные расстройства матери. Другие считали, что это последствия ядерных испытаний в Семипалатинской области. Родители Оксаны вместо того, чтобы дочь успокоить, стали упрекать ее в излишней нервозности. Повседневные стрессы несчастная, некогда лучшая ученица восьмилетней школы не выдержала. Однажды ранним утром она залезла в металлическую бочку, наполненную водой, включила в электрическую сеть фен для сушки и укладки волос и опустила его в воду...
   Еще через полгода Татьяна похоронила своего мужа и дочь. Трагедия произошла во время празднования нового года. Супруги Слюсаренко пригласили бывших сватов к себе в гости. Сделали они это по просьбе внучки Катеньки, она жила у них. Девочке нравился дедушка Витя, который во время редких визитов очень мило с нею разговаривал и приносил ей резиновые куклы. Пригласили еще и потому, что хотели жить по-человечески с родственниками. Не забывали, что Катя, есть общее создание молодых людей, безвременно ушедших из жизни. Драка началась из-за пустяка. Перед самым уходом домой гости попросили у хозяев взять на ночь к себе внучку. Те наотрез отказались, боялись. Евдокимовы были в дугу пьяные. К тому же на улице стоял сильный мороз. Виктор не на шутку взбесился. Он схватил со стола столовой нож и ударил им в грудь хозяина. На помощь отцу бросилась Ирина, его дочь. Ее попытка выхватить нож из рук пьяного оказалась неудачной. Он нанес несколько ударов по телу подростка. Везти окровавленных людей в районную больницу не пришлось. Сельская медсестра установила диагноз ─ ножевые раны оказались для обеих смертельными...
   Уже темнело, когда Анатолий Стрельников и Татьяна Слюсаренко покидали деревенское кладбище. Никто из них не отрицал, что разговор, который в некоторой степени был даже откровенным, обеим пошел на пользу. Катю проблемы взрослых вообще не интересовали. Она впервые в своей жизни досыта накушалась копченой колбасы и сельди в подсолнечном масле. Полукалека крепко сжимала свой кулачок, в руке у нее была хозяйственная сумка. Подарок от незнакомого дяди. Она уже сама ходила за продуктами питания в магазин, который неделю назад закрыли...
   В электропоезде Стрельников некоторое время бодроствовал. Он пытался поразмышлять о том, что услышал от крестьянки. Но, увы, не получилось. Сказывалась смертельная усталость. Он протянул ноги вперед и почувствовал теплый воздух, исходивший от электрообогревателя, установленного на полу вагона. И тут же оказался в плену сна...
   Через неделю после смерти патрона у Анатолия Стрельникова и его жены Дарьи Аксеновой дела пошли страшно плохо. Их выгнали с работы, выгнали в один и тот же день. Спецкор газеты на работу пришел в восемь часов утра, он всегда приходил на час раньше. Его попытка провернуть ключ в двери своего кабинета оказалась безуспешной. Он вообще чуть было не потерял дар речи, когда изнутри раздалось:
   ─ Заходите, дверь не заперта... ─ Он неспеша открыл дверь и сделал пару шагов вперед. Приподнял голову и остолбенел. За его письменным столом сидел незнакомый молодой человек с наголо постриженной головой. Увидев вошедшего, он нехотя оторвался от бумаг и сквозь зубы процедил:
   ─ Ах, товарищ, он же господин Стрельников... Я очистил от хлама письменный стол и гардероб. От них прет коммунистическим смрадом и дерьмом...
  Коммунист на реплику "демократа" не ответил. Он стоял в двух шагах перед массивным предметом мебели в виде широкой горизонтальной пластины на ножках и лупал глазами. Раздался телефонный звонок. Сидень неспеша взял трубку, слегка откинулся на спинку кресла и небрежно махнул рукой в сторону мужчины, понуро стоявшего перед ним. Стрельников стиснул зубы и мигом покинул свой кабинет, уже бывший...
   В это же утро осталась без работы и Аксенова, заместитель заведующего отделом культуры облисполкома. В отличие от мужа ей не пришлось открывать свой кабинет. На его двери висел небольшой кусок ватмана, на котором красным фломастером было написано: "Подстилка обкомовская... Твой х... сдох... Заминировано...". Она слегка улыбнулась и неспеша направилась к выходу.
   Остаток дня и почти всю ночь супруги были погружены в раздумья. Вывод был однозначным. Козни против них начались сразу же после смерти Половозова. И далеко не последнюю роль в этом сыграл Тугодумов, его лучший друг. Они также не сомневались, что в городе по своей специальности им не трудоустроиться. Не говоря уже о том, чтобы вновь оказаться в мягких креслах. Да и времени для раскачки у них не было. В этом они убедились утром следующего дня. В их почтовом ящике лежал конверт без штемпеля. Стрельников неспеша его открыл и заскрипел зубами. Неизвестные предлагали ему через месяц освободить квартиру. Дарья сразу же бросилась в слезы.
  Он же решил не сдаваться и не без оснований. В Омске появились десятки новых периодических изданий. Его голова и жизненный опыт будут востребованы. Почти неделю он околачивал пороги газет и журналов. Вчерашние друзья и приятели просто-напросто его избегали. Новоиспеченные редакторы его вообще не принимали. Только через две недели ему удалось трудоустроиться. Удалось благодаря тому, что он не бросил в мусорное ведро свой партийный билет и не вышел из рядов КПСС. Редактор новоиспеченной газеты "Коммунист" большой зарплаты безработному не обещал. Встреча бывшего спецкора общесоюзной газеты "Сельская жизнь" и бывшего редактора областной газеты "Омская правда" закончилась небольшим сабантуйчиком в ресторане. Адам Миронский, к удивлению коллеги, сожалел, что в августе был в Болгарии и поэтому не успел запрыгнуть в лодку "демократии". Стрельников его сокровенные мысли пропустил мимо ушей, словно не заметил. Зато поздно вечером он основательно поразмышлял. Вывод был неутешительный. Для подобных Миронскому ─ власть ничто иное как источник блага, будь она красной или белой. В этом он окончательно убедился через неделю, когда показал ему свой первый материал. Стрельников, побывавший на заседании городского совета как спецкор от коммунистической газеты, не только привел удручающие факты из жизни коммунального хозяйства, но и подверг резкой критике мэра города. Редактор просмотрел рукопись, затем недовольно прошипел:
   ─ Анатолий Иванович... Мы с тобою по ошибке стали оппозиционерами. ─ Заметив удивленный взгляд опытного писаки, в том же тоне продолжил. ─ Главу города не надо критиковать. Он нам дал три комнаты для редакции газеты, снабдил новой техникой. ─ Затем он перевел взгляд на высокого лысого мужчину, который все еще не понимал тайн новых местных политиков. Хмыкнув себе в кулак, в несколько повелительном тоне продолжил. ─ Господин Стрельников... Вы, как я вижу, не держите руку на пульсе современной политики, хотя уже пора научиться этому. На очередных выборах в местные органы власти мы поддержим Виктора Николаевича, нашего мэра...
   Стрельников молчал, словно рыба. Он все раздумывал, как вести себя дальше. Этот плюгавенький сморчок три года назад лебезил перед ним, словно проститутка. Просил не раскручивать дело в отношении жены, которая заворовалась. Он стиснул зубы и вырвал из рук Миронского свой материал. Затем сквозь зубы процедил:
   ─ Знаешь, Миронский, я бы тебе... ─ Внезапный приступ ненависти и злобы к перевертышу просто-напросто его душил. Он отступил назад и выдавил из себя. ─ Знаешь, Адамушка, пошел ты на х...
  Услышав знаменитое матерное слово, шеф газеты резко приподнялся из-за стола, затем вновь присел. Несколько мгновений мужчины с ненавистью смотрели друг на друга, словно враги. Затем их глаза разминулись. Каждый понимал, что совместной работы уже не будет, не будет никогда...
   Очередной новый год Анатолий Стрельников и Дарья Аксенова встретили в небольшой деревне Сочинка. Пожить в деревне желание супругов было обоюдным. Одновременно и вынужденным. Неоднократные их попытки найти работу в миллионном городе успехом не увенчались. Причиной этому была их известность и принадлежность к клану Половозова. Не столько принадлежность, сколько преданность бывшему коммунистическому вожаку. Хотя и это, как представлялось Стрельникову, было не самым главным. Он был всего-навсего маленьким винтиком, клерком, пишущим по указке обкома партии или ЦК КПСС. Подобные ему и куда солиднее фигуры служили общему идолу, богу, который назывался партией, точнее ЦК КПСС.
  После августа 1991 года подавляющее большинство приспособленцев с партийными билетами переметнулось к другому идолу, который стал называться демократией. Ее управленческую основу составила бывшая коммунистическая номенклатура. В этом он, да и не только он, убеждался каждый день. Бывший председатель областного совета народных депутатов стал главой администрации области. Бывший секретарь горкома КПСС возглавил Законодательное собрание. Бывший первый секретарь райкома, выпускник ветеринарного института стал директором банка. В отличие от оных спецкор местной "брехаловки" и общесоюзной газеты оставался преданным идеям социализма. С постулатами мужа Дарья Аксенова во многом соглашалась. Однако от этого ей лучше не было. Красивая шатенка сильно плакала, когда они распродали домашнюю утварь и вырученные деньги обменяли на американские доллары. Рубль на просторах большой страны вообще не котировался. Жилье в Сочинке супругам досталось бесплатно. Раньше в нем жили российские немцы, уехавшие в Германию. Продать ухоженный домик им не удалось. Отдавать его пьяницам или бомжам они не хотели.
   Ранней весной Стрельников подался в Называевск, хотел трудоустроиться в некогда родной газете "Сельская нива". Не удалось. Весь ее коллектив, за исключением бухгалтера и водителя, был новым. Он сильно злился, когда главный редактор, пожилой мужчина, бывший учитель истории одной из местных школ вытягивал у него дознание о принадлежности к КПСС. В конце концов безработный представился, кто он был и кто есть. Порогин вопросов больше не имел к очень известному посетителю.
   Почти два года переселенцы жили на свои сбережения. За продуктами питания они ездили в Омск или Называевск, ездили на маршрутном автобусе или на своих "Жигулях". В Сочинке магазин работал от случая к случаю. Только к концу мая безработному мужчине удалось найти приработок. В Омске стал выходить журнал для садоводов и дачников "Земля сибирская". Редактором оказалась Прудникова, о ней он когда-то писал в общесоюзной газете. Благодаря ему, Вера Ивановна стала заведующей отделом Кировского райкома партии г. Омска. Молодая женщина после августа 1991 года вышла из рядов КПСС. Однако, определенные симпатии к коммунистам и лично к бывшему спецкору, у нее остались. Стрельников писал заметки под псевдонимом "Теркин". Тематика была разной, от политики до выращивания рассады в домашних условиях. Дарья Аксенова не трудоустраивалась, сидела на шее мужа. Она читала книги или смотрела телевизор. Довольно часто проклинала свою судьбу. Глухая деревня почти до смерти ее убивала. Не устраивал красивую женщину и ее муж, который побирался случайными заработками.
   В первый день лета бывших горожан посетила Татьяна Петухова, подруга Дарьи Аксеновой. Девушки когда-то учились на одном курсе, вместе жили в общежитии. О местонахождении самой красивой девушки техникума она узнала от своих родственников. После окончания "кооператива" Петухову распределили в г. Новосибирск. Пять лет она проработала товароведом на одной из плодоовощных баз города. Затем вышла замуж. Ее муж долгое время работал в институте. Во время перестройки он ушел и организовал свое дело ─ компьютерные курсы. Желающих овладеть премудростями чудо-техники было хоть отбавляй. Среди них были и женщины. Петухова сначала не верила, что ее супруг с длинным носом и кривыми зубами за ее спиной может вести амурные игры. В обратном она убеждалась почти каждый день, когда приходила с работы домой. Вместо мужа на постели лежала записка почти одного и того же содержания: "Танюша! Задерживаюсь по уважительной причине. Работаю как ишак ради нашей мечты...".
  Супруги давно мечтали иметь собственную квартиру и последнюю модель "Жигулей". Об измене мужа она узнала совершенно случайно. На базе появилась новенькая, довольно смазливая девушка. Однажды она проболталась, что посещает компьютерные курсы, где руководителем являлся Петр Иванович. Он не только хороший специалист, но и неплохой бабник. Почти месяц Петухова охотилась за своим любимым. В конце концов она засекла его в объятиях слушательницы. И в тот же день уехала в свое родную деревню. Через пару месяцев она подалась в Омск. Уже нашла работу, но опять вернулась в Богодуховку. Причиной этому был Удальцов, ее бывший одноклассник. Он еще в школе за нею ухлестывал. Не столь длительное расставание с новой силой оживили чувства любви у одинокого мужчины к разведенной женщине. Татьяна пошла ему навстречу. Ей было уже под тридцать. Да и жених был настоящим красавцем, к тому же и работящим. Один у него был недостаток. Он страшно чурался городской жизни. Петухова некоторое время сопротивлялась, потом все же уступила. Сделать это ее вынудили обстоятельства. За работу, которую ей предлагали в Омске, платили очень мало. Да и своего жилья у нее не было...
   Вскоре бывшие одноклассники собрали небольшую вечеринку и в узком кругу близких и знакомых объявили себя мужем и женой. В ЗАГС не пошли, посчитали ненужным делом. Любви печати не нужны. Петухова оказалась самой молодой и самой обаятельной женщиной в деревне. Кличка "Обаятельная" пришлась ей по вкусу, даже вызывала у нее гордость. Начало ее кликухе, скорее всего, положил Иван Старшинов, один из жителей г. Омска. Он приезжал в Богодуховку каждое лето, то за ягодами, то за грибами. Приезжал, несмотря на политические и экономические катаклизмы, происходившие в деревне. Селение, которое двадцать лет назад было одним из самых больших в округе, умирало не по дням, а по часам. В самый разгар придурковатой перестройки перерезали совхозную живность, без малого двести дойных коров и почти сто свиней. Доярка Петухова осталась без работы. Еще через год осталась и без мужа. Николай погиб, как позже написали в некрологе в районной газете, при исполнении служебных обязанностей. Трагедия произошла за день до отправки двух десятков совхозных коров на мясокомбинат. Буренки находились в ветхом животноводческом комплексе. Сторожа Удальцова этой ночью одолевали далеко невеселые мысли. За один год он лишился почти всего. Ранней весной кто-то из злопыхателей отравил его домашнюю живность: две коровы, одного полугодовалого бычка и двух поросят. Семья в один раз лишилась, как в науке говорят, экономического базиса. Он в происшедшем жену не винил. Наоборот, он даже ее жалел, когда она вспоминала о невосполнимых потереях и плакала. Он считал, что он, как мужчина и как хозяин богатого подворья, недоглядел, не в полной мере проявил бдительность. Неизвестный проник через небольшое окно сарая. Входная дверь помещения была закрыта, на ней висел замок. Пострадавший почти месяц "примерялся" к своим односельчанам. Подозрение на взрослых, включая мужчин и женщин, вскоре у него отпало. Никто из них не мог пролезть через маленькое отверстие. Оставались только дети...
   За своими размышлениями сторож не заметил, как к нему приблизились двое молодых парней. Один из них с силой схватил мужчину, лежавшего на небольшой кучке соломы, за шиворот и сквозь зубы прошипел:
   ─ Ты, паря, слушай меня... Или ты сам отдаешь ключ от сарая или я тебя здесь же на месте прикончу...
  Удальцов от неожиданного визита непрошеных гостей сначала несколько растерялся, но испуга не показал. Артериальное давление, в чем он нисколько не сомневался, у него оставалось в норме. За свою жизнь ему приходилось и не такое видеть. Тем более, его соперник был немного ниже его ростом и слишком толстым. Он заметил это сразу, несмотря на тусклый свет фонаря. Электричество на ферме отключили две недели назад. Утром и вечером скотник использовал фонарь. Этот же фонарь был ночью и у сторожа. Он напыжился и подал свое тело вперед. Затем обеими руками схватил толстомордого за плечи и резко наклонился назад. И в этот же миг внизу своего живота он почувствовал что-то острое, которое очень быстро лишило его сил. Он обмяк и рухнул на деревянный настил...
   Петухова нашла своего мужа только к вечеру. До самого обеда она о нем не переживала. Он довольно часто задерживался на работе. Причиной этому была мужская дружба между соседями-мальчишками, одноклассниками. Владик Седельников и Коля Удальцов после окончания восьмилетней школы остались в родном селе. Тешить себя надеждами на лучшее будущее или даже на городскую жизнь, им не приходилось. Их родители жили и работали в деревне, они последовали их примеру. Плохо или хорошо это было, никто из подростков по-настоящему не понимал, да и не вникал. Однако ребята не кривили душой. Они довольно часто скрипели зубами, когда видели бывших одноклассников, которые жили в городе, и имели благоустроенные квартиры или машины. Одно их утешало, таковых было не столько много. Татьяна, увидев мужа, который лежал в луже крови, опустилась на колени и приложила ухо к его груди. И тут же горько разрыдалась. От тела лежачего, как ей казалось, исходил жуткий холод...
   Благодаря ягоднику и грибнику из Омска, который во время первой встречи с симпатичной вдовой, обещал ее осчастливить, Петухова через три года оказалась в Германии. Иван Старшинов и Петр Каснер корешковали еще в стенах профессионально-технического училища, оно готовило кадры для двух мощных заводов города: метизного и паровозостроительного. Затем ребята отслужили в армии, один в Приволжском, другой в Закавказском военном округе. После увольнения судьба их вновь соединила. Они устроились на завод тяжелого машиностроения, он работал на нужды обороны. Почти два десятка лет слесаря работали и жили как единое целое. Иногда заработную плату получали копейка в копейку. В начале 1970-х годов кое-кто из российских немцев зашевелился, уехал на историческую родину своих предков. Петр Каснер сохранял олимпийское спокойствие, на заводе работали еще два его брата. Да и повода для выезда у омичей быть не могло. Они имели благоустроенные квартиры и добротные дачи. Мало того. Они все ездили на "Жигулях". Русский Старшинов, хотя и получал одинаковую зарплату со своим закадычным другом, однако не мог тягаться с уровнем его благосостояния. Причиной этому были его старые грехи. Ивану не везло с женщинами. Первый, второй, затем и третий браки оказались для него неудачными. Жены, словно по чьей-то воле или наговору, изменяли ему направо и налево. Едва до порядочного мужчины доходил большой или малый слух, он сильно избивал неверную. Та сразу же бежала в профком или партком. Тут же сознавалась, что Иван ей не нравился, по этой причине она завела друга.
  Попытки властей примирить супругов заканчивались, как правило, неудачей. Старшинов не прощал измен некогда любимым женщинам. Однако с ними не разводился до тех пор, пока не находил себе очередную подругу. После официального развода влюбленные шли в ЗАГС. Вынужденного многоженца радовало то, что от неверных у него не было детей. Огорчало другое. Раздел имущества ему каких-либо дивидентов не приносил, наоборот, втягивал его в долговую яму. Каснер о перепетиях семейной жизни своего друга знал и всячески ему помогал. Частенько оплачивал его обед в заводской столовой, привозил ему овощи и фрукты. Старшинов также не оставался в долгу. Руки прекрасного плотника многое сделали в квартире и на даче российского немца.
   В конце 1980-х годов на просторах огромной страны произошли перемены. Они были не в пользу простого люда. Завод оборонного значения закрыли, закадычные друзья остались без работы. Тут и решило семейство Каснеров уехать за бугор. Прощание друзей было очень трогательным и теплым. Переселенец подарил Ивану своего железного коня, которому было двадцать лет. Несмотря на солидный возраст, "Жигули" выглядело почти как новое. Каждый год Каснер поздравлял своего друга из Омска с днем его рождения, 25 декабря. В Германии в этот день начинались рождественнские праздники. Русский радовался немцу, который на открытке делал небольшие пометки, вел своеобразный дневник своего пребывания на исторической родине. Сначала он получил квартиру, потом стал работать. В отпуске был в Испании. Старшинов не скрывал, он завидовал своему другу. Иногда даже сожалел, что не родился немцем. Ему в доску русскому, на родной земле было страшно тяжело. Он все еще был без работы. Слесаря не брали то из-за его узкой квалификации, то из-за возраста. Разваливающийся Союз все меньше и меньше нуждался в специалистах. Простой люд от мала до велика торговал всем тем, что попадалось под руки. Каждый выживал, как мог. Иван, которому было уже за пятьдесят с хвостиком, не горел желанием торговать женскими панталонами, да еще в жуткие сибирские морозы. Мотаться по Москве или другим городам страны, где был излишек дефицитов, ему также не хотелось.
  Мало того. Он просто-напросто боялся жуликов и воров, которые делали деньги, притом большие. Малоденежный мужчина, хоть и ходил в черной кожаной крутке и в норковой шапке, все-таки по-настоящему не мог обеспечить свою вторую половинку. На закате перестройки распался его четвертый брак. Его Любашка сильно злилась, когда видела соседей или друзей, которые находили себе прибыльную работу или ездили на иномарках, пусть даже и подержанных. Ее терпение лопнуло окончательно, когда она увидела своего неудачника пьяным. Ночью между супругами произошла драка, дело дошло до поножовщины. Иван вовремя опомнился, а то мог оказаться за решеткой. И на этот раз ему при разводе не повезло. Суд целиком и полностью оказался на стороне жены. Она каким-то образом умудрилась "достать" кучу бумаг, компроментирующих поведение непутевого супруга. Выложила на-гора все святое и несвятое. Рассказала даже о том, как он на Левобережном рынке г. Омска нашел кошелек, в котором было пять тысяч рублей...
   В тот же день Иван Старшинов покинул уютную двухкомнатную квартиру на улице Строителей. Ушел он с ни с чем и ни с кем. Ушел, как в народе говорят, с "голой задницей". Люба успела его облапошить и в разделе домашнего имущества. В этой махинации участвовал ее любовник. Домой она приехала после суда на такси, ее муж на автобусе, он экономил каждую копейку. Едва он поднялся на третий этаж, как перед дверью своей квартиры он увидел мощного одноглазого амбала. Лысый мужчина почти двухметрового роста был одет в черную кожаную куртку, в его левой руке была металлическая монтировка. Это изделие Старшинову было знакомо. Он еще в детстве помогал отцу монтировать колеса трактора "Беларусь".
  Однако громила его не испугал. Он сделал независимое выражение лица, вынул из кармана ключ и вставил его в замочную скважину. И в этот же миг верзила сквозь желтые зубы, они чем-то напоминали ему клыки маленького зверька, со злостью прорычал:
   ─ Ты, паря худобная, куда ползешь? Ползи в другое место, а то бошку отверну... ─ От наглости незнакомца Старшинов слегка струхнул, но ненадолго. Мужчины несколько мгновений стояли, словно Пересвет с Темирмурзой на поле Куликовской битвы, примерялись друг к другу. Первым кинулся в атаку худощавый. Он обеими руками схватился за уши лысого, которые во многом были похожи на уши осла, и сделал попытку отвести их в сторону. Не получилось. Не хватил сил. Плешивый злорадно засмеялся и играючи приподнял своего противника кверху, затем резко его отпустил. Этим и воспользовался слабосильный. Он слегка присел и левой рукой схватился за промежность громилы. И со всей силой сдавил то, что болталось между его ног. Амбал взвыл и плюхнулся на пол. Победитель скривил физиономию и вновь протянул руку к двери.
  В этот же миг дверь раскрылась и перед ним появилась его законная жена. Она была в ночной рубашке, ее полные губы были страшно намалеванные. Ивану всегда нравились женщины с полными губами. Обладательницы тонких губ, как он считал, были не только ядовитыми, но и проститутками. Почему он так считал, он и сам не понимал. Несколько минут супруги стояли и с ненавистью смотрели друг на друга. Зеленоватые глаза Любаши, словно пращи, готовы были поразить на смерть карие глаза Ванюшечки. Старшинов сжал губы и двинулся к выходу. Эту ночь он провел на железнодорожном вокзале...
   Только через три месяца Петухова запустила в свой дом мужчину, который в прямом смысле нанялся в корне изменить ее жизнь. До этого она к нему приглядывалась. В первый вечер она напоила его самогоном, угостила деревенским салом. В следующий приезд, в субботу приготовила для него баню. Затем, недолго думая, легла с ним в постель. Старшинов был на двадцать лет ее старше, но это не помешало им найти общий язык и общую душу. Они не заметили, как пролетела ночь. Никто не скрывал, что каждый из них преследовал свой личный интерес. Иван всегда мечтал о спокойной жизни. В начальники он не рвался, ограничивался квартирой, машиной и, конечно, женой. К сожалению, его мечты оставались только на песке. Татьяна больших планов также не строила. Их вообще у нее не стало, как только грянула перестройка. Она поняла, что государство под названием СССР есть всего навсего большая территория, где господствовала ложь и подхалимство, коррупция и воровство. После смерти мужа она вообще чуралась людей. Она часто уединялась и плакала. Плакала не только от того, что лишилась своего супруга. Плакала она и от ощущения тупика, в котором оказалась она и миллионы ей подобных. Она сильно возненавидела тех, кто привел к развалу страну, уничтожил ее родину.
   Однажды она совершенно случайно на рынке г. Называевска увидела бывшего секретаря горкома КПСС и показала ему кукиш. Плешивый выходил в это время из новенького "Мерседеса". Лично сам глава районной администрации не заметил кукиша проходившей мимо него женщины. Это заметила его крашеная блондинка. Она слегка похлопала своего покровителя по плечу и прошипела:
   ─ Сашенька... Это случайно не твоя бывшая прости-душу? Она что-то тебе показала. Это же кукиш, не так ли, мой дорогуля?
   Александру Ивановичу Стручкову было не до упреков любовницы. Он вел серьезный разговор по мобильному телефону. Петухова злорадно усмехнулась и тут же растворилась в многоликой толпе. В свою родную Богодуховку она приехала поздно вечером. Маршрутный автобус два часа стоял на приколе, не было бензина...
   Оформление заграничного паспорта и других необходимых атрибутов для поездки к "любимому мужчине", то бишь к Петру Каснеру потребовало много времени. Дело было не только длительным, но и требовало финансов. У безработной "невесты" как раз и денег не было. Не было у нее и домашней живности, которую можно было продать. Старшинов во время каждого визита требовал от нее денег для оплаты всяческих услуг. Любовница по принуждению лишь размахивала руками и тяжело вздыхала. По ночам она давала волю слезам. Боялась, что ее сватовство с российским немцем не состоится, и тогда ей на самом деле придет каюк. Единственное, что могло избавить ее от земных проблем ─ брак в Германии. Она почти каждый день целовала фотографию, на которой был изображен ее будущий суженый. Мужчина в белой рубашке и густыми седыми волосами ей все больше и больше нравился...
   Наступила весна. К удивлению Петуховой, ее спаситель уже три месяца не показывался. Она сильно переживала, страшно похудела. Однажды поздним вечером в ее окно постучали, она мигом рванулась к двери. Увидев знакомые черты лица, она разрыдалась. Плакала еще и потому, что соскучилась по мужскому телу. Любовники провалялись в постели до самого обеда. Они были не против еще понежиться, но встать их заставил голод. Глаза худощавого мужчины засветились от радости, когда хозяйка поставила на стол полную кастрюлю отварного картофеля, шматок замороженного сала и поллитровую бутылку самогона. Откуда появился харч и спиртное у одинокой женщины, он не интересовался. Как и не посчитал нужным рассказывать ей о своем личном благосостоянии, которое ухудшалось с каждым днем. Не рассказал он ей и о том, что случилось с ним два месяца назад.
   С горем пополам ему удалось найти приработок, в аптеке на улице Масленникова. Ее директором была женщина, новая русская. Хотя по-настоящему она и не была новой русской. Алла Ивановна Пирогова в советские времена работала в областном здравотделе, ее муж был также известным человеком. Он многие годы возглавлял профсоюз медицинских работников области. Иван целый месяц работал на побегушках. Чего он только не делал?! Он работал за грузчика, посыльного, полотера и посудомойку. Несколько раз ездил на рынки города, выполнял спецзаказ шахини. Отвозил картонные ящики в киоски, торговавшими лекарственными препаратами. Попытка работяги получить в конце месяца свои кровные деньги, успехом не увенчалась. Пирогова, сделав недоуменный взгляд, слегка всплеснула руками и со злостью пробунила себе под нос:
   ─ Господин Старшинов! Ну почему ты такой тупоголовый? Вся страна не получает денег... ─ Затем, ткнув указательным пальцем левой руки в свою грудь, с ехидцей добавила. ─ Лично я деньги не печатаю... Мне самой их не хватает... ─ Заметив недовольный взгляд мужчины, женщина без всяких обиняков продолжила. ─ Не хочешь работать, беги отсюда, Ванька. ─ Здесь клерк не выдержал. Он вплотную подошел к начальнице, которая, без всякого сомнения, над ним издевалась и процедил сквозь зубы. ─ Ты, красножопая проститутка, отдай мои деньги и я тотчас же уйду. ─ Сказал и несколько подал свое тело вперед. Шахиня от напора работяги слегка струхнула. Она невольно вспомнила случай, который совсем недавно произошел с ее мужем. Федора летом во время рыбалки кто-то сильно ударил по голове и проколол колеса его иномарки. Только по этой причине она немножко приостыла. Она сделала серьезное выражение лица и еле слышно произнесла:
  ─ Иван, Иванушка, даю слово... Завтра ты получишь свои деньги. Честное слово, получишь...
   Худощавый с недоверием посмотрел на слегка испуганную женщину и тяжело вздохнул. Он заведомо знал, что своих кровных он не получит ни завтра, ни через месяц. Начальники, ему подобных, просто-напросто обманывали. Нищие молчали, бандиты набивали себе мешки не деревянными рублями, а американскими долларами. Старшинов тяжело и нехотя закрыл за собою дверь. Тут же из кабинета донесся гомерический смех...
   Через три дня подсобный рабочий совершил не очень приятное дельце. С аптечного склада он вынес две упаковки импортных лекарств. Как они назывались и что они лечили, ему было по одному месту. Через день ворованное он перепродал знакомому аптекарю, работавшему в областной больнице. Через неделю "коммерсант" оказался в той же больнице. Трое неизвестных избили мелкого воришку в его подъезде, когда он выносил мусор. Окровавленный мужчина пролежал на возле дома почти два часа, пока о нем не забеспокоилась престарелая женщина, у которой он снимал угол...
   На этот раз визит городского жителя к вдове был кратковременным. Плотно покушав, он посетовал на важность дел в Омске и стал собираться в дорогу. Для хозяйки это было полнейшей неожиданностью. До этого все шло прекрасно. Он поблагодарил ее за постель, за первач. Почувствовав недоброе, женщина бросилась мужчине на шею и со слезами на глазах прошептала:
   ─ Ванюшка, что-то случилось? Скажи мне, пожалуйста. Опять проблемы со мною? ─ Он слегка отвел ее руки в стороны и, тяжело вздохнув, еле слышно промямлил. ─ Да, ты права... У меня хана с твоими документами... ─ Затем он слегка похлопал руками по карманам своих брюк и выдавил из себя. ─ Неделю назад были деньги, а сейчас ─ ни копья...
   Малоутешительный ответ визитера лишил сил у молодой женщины. Она опустилась на стул и обеими руками схватилась за голову. Некоторое время она молчала, лишь изредка всхлипывала. Старшинов стоял перед нею, словно изваяние. Он казнил себя за то, что обманывал симпатичную селянку, которая все это время ему верила. Он подошел к плачущей, и погладив рукой ее голову, с надеждой в голосе произнес:
   ─ Танюшка, у меня есть запасной вариант. Правда, он очень щепетильный. ─ Опустившись на колени, он чмокнул женщину в щечку, затем продолжил. ─ Шеф кооператива, бывший чиновник требует при оформлении документов личного присутствия заявителя. Ему нужно короткое собеседование...
   Петухова резко приподняла голову. Ее сердце радостно екнуло. Оказывается, не все еще потеряно. Она улыбнулась и крепко обняла временного постояльца. Затем ласково проворковала:
   ─ Ванечка, мой дорогой... За мною дело не станет. Я пойду хоть на край света, лишь бы уйти из этого ада. Я уже не могу. ─ Подавив слезы, еле слышно добавила. ─ Я, Ванюша, ради своей мечты готова все и вся перенести...
   Затем она сделала несколько шагов назад и присела на кровать. Слегка вздохнула и раздвинула ноги. Старшинов, словно коршун набросился на податливое тело женщины и со страстью стал целовать ее губы, грудь...
   Только к вечеру любовница поневоле окончательно пришла в себя, во власть земных дум. Старшинов, как ей сейчас казалось, уже не играл определяющей роли в ее судьбе. К тому же, в ее душе закралось сомнение в его порядочности. Прошел год, когда она дала ему специальное задание. Результатов не было. Несмотря на то, что она часто забрасывала удочку в отношении своего выезда в Германию. Делала она это, как правило, во время любви. Нутром своим чувствовала, что все дела с мужиками надо решать во время секса, лучше перед ним. Сильный пол готов ради этого горы свернуть. После ─ только пшик, пустой номер. Не исключением был и городской. В эту ночь она многое передумала. Вывод напрашивался сам собою. Надо искать контакты с директором кооператива, новым патроном. От этой мысли она усмехнулась. Ее карман был пустой, в хозяйстве ─ ни одной животинки. Оставалось уповать на счастливый случай и на божий дар ─ красоту. Она неспеша поднялась с постели и включила свет. Подошла к зеркалу и внимательно стала себя разглядывать. Отражение нагой ей нравилось, даже очень...
   В кабинете шефа кооператива Петухова оказалась только через месяц. Все это время она готовилась к визиту. Приготовления не обшлись без нервотрепки. Найти приличное одеяние, не говоря уже о нижнем белье, женщинам Богодуховки было очень сложно. Ей же повезло. Через пару дней после отъезда Старшинова в деревню залетели коммерсанты с большими баулами всевозможной одежды. Старенькая "Нива" с прицепом остановилась неподалеку от сельского магазина. Буквально через пару минут возле машины собралась горстка зевак. Симпатичная сельчанка с короткой стрижкой очень долго рылась в куче женских плавок и бюстгальтеров, пока не нашла свой любимый цвет ─ голубой. Оставалось только торговаться. Залетные сначала запросили за простой трикотаж такую сумму, что Петухова от отчаяния даже вскрикнула. Рядилась она долго, рядилась со слезами на глазах. Молодой нагловатый продавец с недоумением рассматривал очень стройную крестьянку, которая бросала взгляд то на него, то на женские причиндалы.
  В конце концов сделка состоялась. Спекулянт впридачу попросил домашнюю живность ─ курицу или петуха. Покупательница обрадовалась и бросилась к Петру Иванову, его дом находился через дорогу. Бывший парторг совхоза был на пенсии. Имел приличное хозяйство. Лысый толстяк долго не торговался. Взамен курицы он попросил односельчанку летом прополоть его огород. Петухова, недолго думая, согласилась. Для нее сейчас важнее женского белья ничего в этом мире не было...
   Кооператив с несколько витиеватым названием "Фогель и его компания" находился в самом центре Омска. Небольшое подвальное помещение на улице Ленина селянка искала очень долго. В громадном здании находилось около десятка подвалов и подвальчиков, где предлагались всевозможные услуги. Одни фирмачи просили омичей совершить недорогое путешествие за рубеж, другие рекламировали импортные медицинские лекарства и препараты, которые излечивали от всех болезней. Третьи предлагали хранить деньги только у них. Татьяна с облегчением вздохнула, когда на одной из металлических дверей увидела небольшой кусок ватмана, на котором корявым почерком большими буквами было написано название кооператива.
   Она перевела дух, из дамской сумочки достала небольшое круглое зеркало. Улыбнулась ─ с внешним видом у нее все было на мази. Затем она вплотную подошла к двери и уверенно постучала. Изнутри никто не отозвался, но это нисколько ее не обескуражило. Она провернула ручку, открыла дверь и сделала несколько шагов вперед. Сначала она перед собою ничего не видела. Причиной этому был табачный дым, который исходил от двух мужчин, сидевших за столом. Вошедшая внимательно пригляделась и слегка приостановила дыхание, боялась задохнуться. Затем она еле слышно произнесла:
   ─ Здравствуйте.... Я, Татьяна Петухова, пришла по личному вопросу...
  Курильщики на появление женщины не среагировали. Скорее всего, из-за густых клубов дыма они ее просто-напросто не видели. Возможно и то, что они сейчас вообще никого не хотели видеть. У них был небольшой праздник. Их друг Петька Кнауб, российский немец, бывший учитель истории СССР сегодня рано утром сообщил, что его самолет благополучно приземлился в немецком городе Ганновер. По этому поводу они пропустили по две рюмки русской водки и оживленно беседовали, уплетая при этом за обеи щеки соленые огурцы. Петухова вновь напомнила о своем присутствии. Она громко хмыкнула себе в кулак, затем подошла к столу и спросила:
   ─ Скажите, пожалуйста, здесь находится кооператив... ─ На какой-то миг она замолчала. Название организации вылетело из ее головы. Она слегка зарделась и потом добавила. ─ Я ищу кооператив, который оформляет документы...
   Только после этого кооператоры среагировали на появление постороннего человека. Они почти одновремено повернули свои головы к живому существу.
   ─ А что желает от нас мужчин, такая красивая? ─ спросил один их них. Его голос чем-то напоминал звук, когда по пустой бочке ударяли тупым предметом. Посетительница на какой-то миг опешила. Она не ожидала подобного приема. Ей до этого казалось, что работники кооперативов вежливые люди. Не то, что при Советской власти. Не так давно тебя могли не только обвешать или обсчитать, но и покрыть нецензурной бранью.
  Она от страха отшатнулась назад. Затем повернулась к двери. ─ Ну зачем же нас бояться, милая... Мы не кусаемся. ─ раздался тот же голос, на этот раз он был значительно тише. Тотчас же раздался мужской смех. Петухова от страха сжалась. Тревожные мысли, словно смерчи, влетали в ее голову. Она уже не сомневалась, что ее мечта уехать за рубеж похерена. Она сжала кулаки и от отчаяния прокричала:
   ─ Я пришла от Ивана Старшинова... Он дал мне адрес...
   Из-за стола поднялся очень крупного телосложения мужчина. Он вплотную подошел к опешившей особе и протянул ей руку. Затем представился:
   ─ Николай Иванович Пантюхов... - Слегка улыбнувшись, добавил. ─ В бывшем партийном мире он же ответственный работник.
   Посетительница, слегка отвернувшись от мужчины, причиной этому был его сивушный запах, еле слышно прошевелила губами. ─ Я очень рада, что Вас нашла...
   В родную Богодуховку Татьяна Петухова приехала через две недели. Приехала радостной и окрыленной, словно вновь народилась на свет. Все это время она жила на квартире бывшего инструктора райкома партии. Пантюхова исключили из КПСС и выгнали с работы за пьянство и моральное разложение. Жил он один, с женой развелся три года назад. В самый разгар перестройки стал кооператором. Его к себе на работу пригласил Иван Фогель, российский немец. Мужчины раньше работали в одном заведении ─ в сером здании Центрального района, где размещался райком партии и райисполком. Фогель был секретарем исполнительного комитета. Николай с радостью принял предложение своего кореша. В отличие от немца-трезвенника русский от спиртного не просыхал. Причиной этому были не только оставшиеся связи и знакомства, но и солидный приработок, который приносили ему российские немцы. Они уезжали толпами на историческую родину своих предков. Большинство из них не имело никакого понятия в оформлении тех или иных документов. Не все знал и Пантюхов, который часто оставался за шефа. Фогель не обременял себя черновой работой. Он все время был в разъездах: то в Москве, то в Кельне или в других немецких городах, где жили его близкие или знакомые. Кроме оформления основных документов, прейскурант цен которых определяло руководство кооператива, то бишь директор и его заместитель, предлагались дополнительные услуги. Оплата за них, как правило, через кассу не проходила. За любую бумажку, большую или маленькую начальники брали наличными. Брали не только российские деревянные рубли, но и американские доллары, и немецкие марки.
  Были и определенные исключения. Кое-кто из клиентов рассчитывался и другим, одним словом, тем, что имел. Узнав от Ивана Старшинова, что у того на примете есть русская баба, которая горит желанием уехать в Германию, кооператор заметно оживился. И тут же дал намек соседу по дому, что он давненько не кушал "женского тела". Старшинов без всяких обиняков предложил ему красавицу из глухой деревеньки.
   Через два часа после знакомства Пантюхов привез клиентку домой. Гостью чуть не вырвало, когда она увидела на кухне гору немытой посуды. Тошнило ее и тогда, когда она оказалась в постели с хозяином двухкомнатной квартиры. Она лежала рядом с ним и все не могла понять, что кушал ее новый покровитель, чеснок или лук, квашеную капусту или совсем другое. Однако радости у нее в эту ночь было куда больше, чем горести. Новый патрон поклялся своим здоровьем, что он сделает все возможное для осуществления ее мечты. Это первое. И второе, что не меньше радовало Татьяну. Сексуальной энергии у бывшего партработника было куда больше, чем у водителя бензовоза или у ее недавнего постояльца...
   Петухова приехала в Германию через год, в начале мая. Едва двухэтажный комфортабельный автобус немецкой фирмы остановился на вокзале небольшого города Дитцинген, как тут же стройная шатенка с короткой стрижкой волос выскочила из многоместного автомобиля. И сразу же стала глазеть по сторонам. Ее суженого, Петра Каснера почему-то не было, хотя обещал ее встретить. Невеста почти час простояла на остановке в ожидании жениха, затем пошла бродить по городу, который все больше и больше освобождался из ночной пелены. Иностранка с небольшим рюкзаком за спиной довольно часто останавливалсь. Она внимательно разглядывала добротные сооружения или небольшие фонтанчики, они очаровывали ее не только своей красотой, но и чисто немецкой самобытностью. При этом она довольно часто улыбалась, когда вспоминала свою Богодуховку, которая в прямом смысле кишела полусгнившими избушками. В отличие от ее деревни здесь не было и разбитых шоссейных дорог, которые при первом же дожде становились источником грязи или вообще скрывались под водой.
   Петр Каснер в эту ночь спал очень плохо, все время ворочался. Тревожиться от чего было. Неделю назад он оказался безработным. Почти половину их команды, состоявшей из одних иностранцев, шеф фирмы "Grüner Garten", обслуживающей промышленнные предприятия и учреждения, сократил. При этой мысли он тяжело вздохнул. Совсем недавно на немецкой земле было очень спокойно и даже беззаботно. Аборигены жили как у Христа за пазухой. Зарплата приличная, безработных немного. В принципе все ее обитатели независимо от цвета кожи и вероисповедания, а также и социального положения были довольными: богатые и нищие, взрослые и дети.
  Не были внакладе и Каснеры. Историческая родина их предков встретила их хорошо, даже очень хорошо. Два брата Петра из переселенческого лагеря Брамше сразу же уехали в Дюссельдорф. Через местного немца они устроились на фирму Бош. Приглашали и Петра, но он отказался. Штутгарт, столица земли Баден-Вюртемберг, куда его направили, жене, да и их единственной дочери нравился больше. В том, что они отказались, они нисколько не сожалели. Уже через месяц взрослые трудоустроились. Петр работал на всемирно известном автомобильном гиганте "Даймлер-Бенц", Фрида официанткой в рабочей столовой. Александра училась в школе. С немецким языком особых проблем у переселенцев не было. В России они дома говорили по-немецки.
   Через два года к Каснерам пришла полоса неудач, в корне изменившая их жизнь. Первой осталась без работы Фрида. Причиной этому был ее характер. Она почти каждый день ссорилась с подобными себе. Пару раз погрызлась и с начальницей. Бывшая югославка пожаловалась наверх. В конце концов руссачку выжили.
   Через год остался без работы и Петр. Его просто-напросто сократили. Абфиндунг, денежная компенсация оказалась очень маленькой. Однако бывшие сибиряки не переживали, надеялись на лучшее. Но, увы... Жизнь менялась с космической скоростью. Ни проходило и дня, чтобы в страну не прибывали иностранцы. Предпринимателей это радовало. Они получали бесплатную рабочую силу. Радовало и правителей. Пришлые всегда голосовали за них. Избыток рабочей силы огорчал коренных немцев, многие из них вынуждены были работать за гроши. В числе подобных оказался и Петр Каснер. В "зеленую фирму" его взяли еще и потому, что он лучше всех знал немецкий язык. Из пятидести человек только он один свободно общался по-немецки, остальные ни в зуб ногой. Уволили его, как он считал, без веских оснований. Стычка с начальником оказалась для него первой и последней. Шеф фирмы господин Клозе на самом деле не был коренным немцем, хотя на совещаниях и во время работы то и дело об этом напоминал "интернационалу" о своей избранности. Каснера он также относил к иностранцам. Петр не обижался. Начальник, будь он белый или черный, умный или тупой, всегда есть начальник. Притом независимо, где, в России или в Африке. Никто из работяг, включая и африканца Бубо, не верил в принадлежность шефа к немцам. Каснер относил его к туркам, второму поколению. Развязка наступила в конце апреля. Тройка "зеленых" под руководством "руссака" быстро "расправилась" с двумя соснами, они стояли перед окнами дома престарелых. Полусгнившие деревья были распилены на небольшие чурбачки и загружены на машину. Опилки и прочий мусор также был в кузове. Поздно вечером в квартире Каснеров раздался телефонный звонок.
   Звонил Клозе. Он на немецком языке с большим акцентом стал ругать бригадира за то, что тот без его команды уничтожил зеленую фауну. Попытка подчиненного сослаться на личные указания шефа, которые он получил неделю назад, оказалась безуспешной. Перепалка длилась очень долго. В конце концов Петр не выдержал и послал "немца" на три буквы. Утром долговязый мужчина со смуглой кожей и большой плешиной на голове протянул Каснеру стандартный лист бумаги. Он быстро пробежал глазами и стиснул зубы. Его уволили. Жаловаться в суд он не пошел. Знал, что это бесполезно. Несколько позже он узнал правду о происшедшем. Директор дома престарелых изменил свое решение о спиле сосен и сообщил об этом шефу зеленой фирмы. Клозе никому об этом не сказал. Было не до этого. Он два дня был дома, праздновал день рождения своих трех детей-близнецов.
   После звонка от невесты, который она сделала из международного автобуса в два часа ночи, Каснер вновь прилег в постель. Основательно призадумался. Совсем недавно он был руками и ногами за то, чтобы привести в свою квартиру женщину. Тем более, она была куда его моложе и самое главное без детей. С Фридой, бывшей женой он уже не имел контактов, хотя ей почти ни в чем не отказывал. За год раздельного проживания он ей отремонтировал мебель, холодильник и газовую плиту.
   Лежачий слегка смахнул со своих глаз внезапно набежавшие слезы. В том, что семья распалась, был виноват только он и никто иной. Не по-человечески он поступил с Фридой, которая все эти годы была ему настоящим другом и женой. С такой женщиной жить да жить. Но, увы... Все черт попутал. Петр ходил в парикмахерскую очень редко, один раз в три месяца. Иногда зарастал по самые уши, экономил деньги. При этом не изменял своему правилу, встречал очередной новый год подстирженным. Стригся у многих мастеров. В большинстве своем это были пожилые люди, они не вызывали у него особого интереса. Иногда он даже боялся, что старческая рука может ему нечаянно обрезать ухо или даже нос.
   В тот памятный вечер в салоне он увидел молодую парикмахершу, которая при виде импозантного клиента с густыми седыми волосами расцвела в обворожительной улыбке. Она с самого начала в прямом смысле стала ухаживать за ним. Едва он сел в кресло, она вытащила из шкафчика три упаковки свежих небольших простыней и предоставила ему право их выбора. Вежливо извинившись, она тут же убежала в подсобное помещение. Прошло несколько минут. Невнимательность к своей персоне Каснера стала раздражать. Мало того. Ему почему-то не предложили ни кофе, ни журналы. Он тяжело вздохнул и слегка прикрыл глаза. Затем их открыл и обомлел. Его мастер, высокая стройная женщина со смуглой кожей и с длинными черными волосами стояла перед ним и, словно провинившееся дитя, улыбалась. Мужчина от ее необычного поведения или от ее красоты несколько растерялся. Его лицо покрылось краской. Через несколько мгновений в его голову ворвался мощный поток потаенных мыслей, от которых он почему-то не имел большего желания отбиваться. Позади кто-то громко чихнул. Затем смачно высморкался. Каснер повернул голову и увидел неподалеку от себя лысого старика, сидевшего в кресле. Возле него шаркала пожилая женщина в белом халате. Он хмыкнул себе в кулак и по-немецки произнес:
   ─ Подстригите меня, как можно короче... Пожалуйста...
   Затем он откинулся на спинку кресла и невольно посмотрел в зеркало, висевшее напротив. И тяжело вздохнул. Смуглая молодая женщина с тонкой талией все больше и больше его околдовывала. Он впервые в жизни видел подобное существо с высокими грудями и тонкими черными бровями, которые, словно радуга, полуопоясывали черные глаза итальянки. В ее национальной принадлежности он нисколько не сомневался. Как не сомневался и в том, что эта итальянка, которых он видел сотни, в отличие от многих была нечто загадочное, непонятное. И это непонятное все больше и больше притягивало российского немца. В этом он убеждался почти каждую минуту, когда смотрел в зеркало. Женщина, как и ее клиент, довольно часто "плавала" в зеркальном отражении. При этом она изредка улыбалась, оскаливая два ряда ослепительно белых зубов. Нередко глаза "пловцов" встречались и на какой-то миг перекрещивались. Первым отводил глаза в сторону мужчина. Он не ожидал, что молодая женщина, притом очень красивая может обратить на него внимание. Парикмахерша стала подбривать шею клиента и невзначай провела ладонью по его щеке. Каснер в миг ошутил на себе не только запах дорогих духов, но и необычайную теплоту женской руки, а может даже и всего тела итальянки. После того как он освободился от белой накидки, он встал из кресла и посмотрел по сторонам. Небольшой салон был пустым. На какой-то миг он воспрянул духом. Он хотел поболтать с мастерицей. Но, увы, не получилось. Внезапно зазвенел телефон, и она рванулась в подсобное помещение. Тут же он услышал итальянскую речь. Он тяжело вздохнул и положил перед кассовым аппаратом двадцать евро. На этот раз его чаевые были куда больше, чем когда-либо раньше.
   Через неделю Каснер вновь пришел к своему мастеру, пришел за десять минут до закрытия салона. На этот раз он не стригся. Он предложил итальянке прогуляться по городу. Она согласилась. Ему очень нравилось идти с женщиной, которая весело смеялась. Она смеялась, скорее всего, просто так. Как смеются десятки тысяч, а может и миллионы людей после окончания рабочего дня или они совершенно случайно встречают интересных личностей. Мария Монти не кривила душой, переселенец из неведомой для нее Сибири понравился ей с первого взгляда. Только поэтому она в этот вечер первой приблизилась к нему и поцеловала его в щеку. На следующий день она пригласила его к себе на квартиру. Петр Каснер пришел домой очень поздно.
  Утром в семье начались разборки. Фрида, едва ее муж вышел из ванной комнаты, сразу же заметила на его груди два больших засоса. У нее отродясь не было такой привычки. Через месяц она выгнала ловеласа из дома, с которым прожила почти двадцать лет. На ее стороне оказалась и дочь Александра. Петр жил у своего друга Генриха, с которым корешковал в Омске. Он в составе немецкой фирмы работал на Украине, проводил телефонную связь.
   Жених за своей невестой приехал только через три часа после прибытия автобуса. Едва он подрулил на своем подержанном "Мерседесе" к вокзалу, как сразу же увидел высокую женщину с короткой стрижкой, которая то и дело всматривалась в прохожих и в машины, проходивших или проезжавших мимо нее. Появление мужчины с русским обличием и в черной кожанке ее страшно обрадовала. Она схватила свой рюкзак и помчалась навстречу тому, которого видела только на фотографии.
  Из ее глаз выступили слезы, когда седовласый, слегка ее полуобняв, на чистом русском языке произнес:
   ─ Здравствуйте, как я понимаю, Вы, есть Татьяна... ─ Заметив слезы на лице невесты и также ее неподдельное неудовольствие, он тихо продолжил. ─ Пришлось немного задержаться. Моя старушка уже давно просит новый аккумулятор...
   Петухова слегка покачала головой и громко рассмеялась. Сейчас она не скрывала своей радости. Слава Богу! Она в гостях у мужчины, который был не только хорош собой, но и, без всякого сомнения, предоставит ей очаг, а может даже и больше. Она протянула руку и тут же ощутила крепкое рукопожатие своего жениха...
   Однако вскоре невеста из Сибири несколько приуныла. К ее удивлению, у бобыля ничего съестного дома не оказалось. Он побежал закупаться. И на этот раз он не сдержал своего слова. Обедать они начали на час позже. Дешевой колбасы в супермаркете "Альди" не оказалось. Каснер пошел пешком в "Лидл", он находился от дома в двух километрах. "Социальщик" не исключал любой возможности по экономии денег. Экономил он на всем: на продуктах питания, на отоплении, даже на стирке. Не изменил своему правилу он и сегодня, когда к нему приехала симпатичная сибирячка. Для нее он купил бутылку самого дешевого вина "Сангри". Невеста, несмотря на небогатое угощение, за столом не умолкала. Она без устали делилась жизнью из российской глубинки. Ее жених очень внимательно ее слушал, иногда улыбался. Улыбался через силу. И в Германии проблем хоть отбавляй. Его радовало лишь то, что в отличие от малоизвестной деревни, откуда приехала шатенка, здесь есть еще что покушать и во что одеться...
   Было шесть часов вечера, когда гостья, сославшись на усталость, пошла купаться. Хозяин с сочувствием ей покачал головой. Он и сам не так давно испытывал все "прелести" российского сервиса. Длительное пребывание невесты в ванной комнате Каснера раздражало. Лично сам он мылся раз в неделю. Большой продолговатый сосуд водой он наполнял наполовину. И в этот вечер он сэкономил, душ не принял. Он почистил лишь свои зубы...
   Петухова, вдоволь накупавшись, воспрянула духом, притом сильно. Усталость, накопившуюся почти за неделю дороги, словно рукой сняло. Она улыбнулась, когда вспомнила рекомендации попутчицы Аллы, с которой ехала в автобусе. Она, чтобы наверняка "охомутать" жениха, рекомендовала ей в постели использовать все, вплоть до орального секса. Сделать это любовнице в первую же ночь не удалось. Едва она приблизила свою физиономию к гениталиям жениха, ее чуть было не вырвало. Из мужской мошонки несло как из помойной ямы. Она улыбнулась и вновь прилегла на свою сторону. Некоторое время она лежала с закрытыми глазами и слегка вздрагивала. Потом успокоилась. Она не сомневалась, что ее партнер ее отвращение к его собственной персоне не заметил. Если бы заметил, ей пришла хана. Она стиснула зубы, слегка подалась в сторону и тут же почувствовала упругий член мужчины...
   Очередное утро на немецкой земле жительница Богодуховки встретила с приподнятым настроением. Несмотря даже на то, что многое ей в поведении жениха уже не нравилось. Например, что настоящего секса с ним не получилось. Не понимала она и то, почему он во время сна часто портил воздух. Ее предложение прогуляться по Штутгарту и подышать свежим воздухом Каснер принял без особого желания. Он очень долго упирался, но в конце концов согласился. Вскоре они оказались в большом магазине "Карштадт", расположенном на улице Кенигштразе. Петухова от изобилия товаров, особенно от женской одежды, невольно ойкнула. Сразу же бежать и все смотреть, она для приличия не стала. Не за этим она приехала за тридевять земель. Да и слегка настороженный взгляд жениха поставил ее на место. Они вновь вышли на главную улицу земельной столицы. Свежий воздух и яркое солнце располагали к отдыху, прогулке. Мужчина предложил женщине посетить сосновый бор, он находился на окраине города. Она охотно согласилась.
  Большой участок земли, на котором росло множество деревьев и кустарников, а также цветов в прямом смысле шокировал сибирячку. Радовало ее и многоголосное пение птиц. Ухоженная асфальтированная дорожка привела отдыхающих к спортивному городку. Обилие площадок и кортов Петухова также не оставила без внимания. Она невольно замедлила шаг, затем остановилась. Прямо перед ее глазами играли в бадминтон две очень пожилые женщины. В том, что они вместе прожили около двухсот лет, она мало сомневалась. Она сделала несколько шагов вперед и вновь остановилась. Справа от нее, на футбольном поле гоняли мяч подростки и взрослые. Внешний вид одного из них ее рассмешил. На голове пожилого мужчины был чепчик белого цвета. Его большой живот то и дело "светился" из-под маленькой куртки красного цвета. Татьяна на какой-то миг оказалась в своей деревне. Она уже забыла, когда занималсь спортом. Пару раз она играла в волейбол и то в школе. Она тяжело вздохнула и посмотрела на своего спасителя. Только Петруша, Петенька, Петр Каснер и никто иной на этой земле может ее вытащить из дыры. Она широко улыбнулась и слегка чмокнула своего жениха в щечку...
   Ровно через месяц Петухова вновь оказалась на знакомой ей остановочной площадке, в небольшом немецком городе Дитцинген. За ее спиной был рюкзак, в левой руке она держала дамскую сумочку синего цвета. В небольшом вместилище из кожи находился ее заграничный паспорт и билет на Москву. В столицу той страны, которую она хотела покинуть раз и навсегда. Но, увы не получилось. Мужчина, с которым она хотела связать свою судьбу, узнав о бюрократических препонах, которые необходимо было преодолеть для создания единой семьи, струхнул. Он не хотел излишней волокиты. Тем более, с нищей женщиной, пусть даже молодой и симпатичной...
   Татьяна пробыла в Сочинке две недели. И почти все это время делилась впечатлениями о сытой стране и о вонючем "руссаке", который ей так сильно облапошил. Хозяева по-разному реагировали на ее нытье. Аксенова качала головой и тяжело вздыхала, иногда пускала слезу. Стрельников в разговор женщин не вступал, лишь изредка прислушивался. В отношении человеческого счастья у него было особое мнение. Главное в жизни не наполнение желудка, а духовное единение мужчины и женщины, мужа и жены. С Дарьей как раз этого у него и не было. Он сильно злился, когда она наставляла гостью, как ей следует жить дальше. Подруги пришли к единому решению. Петухова едет в Омск и ищет Антона Соютина. Сначала надо за кого-нибудь зацепиться. Стрельников наставлений не давал. У него самого проблем было по горло. Через пару месяцев они еще прибавились. У его законной супруги Дарьи Аксеновой на Украине неожиданно объявился родственник...
  Глава седьмая.
  "Люди ─ звери..."
  
   Тимофей Федоров родился в Синельниково, в тридцати километрах от Днепропетровска. Через месяц после его рождения его родители переехали в областной центр. Его детство и юношество прошли также, как и у многих его сверстников. Сначала детский садик, затем школа, потом профессионально-техническое училище. Распределили молодого сварщика на автобазу. В свой первый рабочий день он тянул волынку, тянул не по собственному желанию. Как и не по своей воле оказался в кабинете директора небольшого предприятия. Произошло это не причине идейных постулатов социализма, при котором провозглашался принцип: человек человеку друг, товарищ и брат. Основанием для посещения шефа явился дефицит сварщиков. Тима о своей професссии был уже наслышан. Работа была тяжелой и низкооплачиваемой. Мало того. Она была вонючей, и самое главное, небезопасной. Об этом ему открыто сказал и директор автобазы Пушкин Александр Петрович. Он лично пригласил его к себе в кабинет по селектору, как только узнал от своей секретарши о прибытии нового кадра столь дефицитной профессии.
  Откровенно говоря, у седовласого мужчины, которому до пенсии оставалось два года, в этот день, как и в другие, особого желания рукой водить не было. Несмотря на это, на работу он приезжал очень рано. Сказать, что соскучился по предприятию, которым он рулил десять лет, означало соврать. Причиной его появления спозаранку было существо, которое называлось женой. Он просто-напросто хотел отдохнуть от него. Таисия была очень строгой женщиной, управляла мужем днем и ночью, всегда и везде. Нередко звонила ему и на работу. Просила его в срочном порядке приехать, когда домашних дел было невпроворот. Или зачитывала ему по телефону, что необходимо купить в магазине. Пушкин очень прилежно все исполнял. Мало того. Иногда он проявлял особое усердие. Он звонил в райком партии и интересовался, что новенького появилось или появится в специальном магазине для "советских аристократов". Лариса Петровна, секретарша сквозь зубы озвучивала пару новинок из съестного или одежного дефицита. Александр Петрович презирал крашеную блондинку, которая была ему ровесницей по возрасту. Хотя и прекрасно понимал, что директор автобазы, которая находилась на побегушках у других предприятий, не имел такого веса, как директор ликероводочного завода или мясокомбината. Знал он и то, что фамилия знаменитого поэта в стране коррупциии и дефицита не играла особой роли. При встречах или на совещаниях, когда произносили известную фамилию, кое-кто из присутствующих улыбался или кивал ему головой. На этом все и заканчивалось.
   Узнав о появлении дефицитов, директор тут же садился за руль служебного "Москвича" и со всей силой давил на газ. Придерживался народной пословицы: "Куй дело, пока оно горячо". Перед серым особняком он останавливал старенький "Пирожок" и бежал на колхозный рынок, расположенный неподалеку. Покупал цветы. Без цветочного подхалимажа вряд ли бы его известили о дефицитах. Лариса Петровна, очень полная женщина едва он открывал дверь приемной, сделав обворожительную улыбку, неспеша вставала из-за стола и подставляла вошедшему свою ручку. Мужчина слегка чмокал ее, и оскалив зубы, вручал блондинке цветы. Зимой вместо букета он покупал одну розочку. Дары природы были очень дорогими.
   Купив причитающийся товар, Пушкин сразу же ехал домой. Его супруга очень дотошно рассматривала то или иное одеяние. Мужнины тряпки она оставляла без всякого внимания. Ежели та или иная покупка ей нравилась и подходила, она манила пальцем к себе спонсора и чмокала его в щечку. Подобное деяние мужчине очень нравилось. Он опускался на колени и, словно кот за сметаной полз к жене. Затем страстно целовал ее в губы и через некоторое время супруги оказывались во власти любви.
   При довольно приятном воспоминании из семейной жизни в дверь директора постучали. Он сделал серьезное выражение лица и громко произнес:
   ─ Да, да... Пожалуйста, войдите, товарищ...
  При этом он слегка усмехнулся. Слово "товарищ" у него, как и у большинства жителей СССР, стало притча во языцех. Оно употреблялось всегда и везде: на партийных съездах и собраниях, в магазинах и на рынках, в тюрьмах и во время личных собеседований. Директор автобазы "Горводоканал" этим словом сильно злоупотреблял. Скорее всего, кликуха "наш товарищ" к нему прицепилась с того дня, когда он, зайдя в мужской туалет, увидел у выходившего автослесаря расстегнутую ширинку и очень вежливо ему напомнил:
   ─ Товарищ Щеглов... Застегните, пожалуйста, ширинку... ─ Пожилой мужчина нехотя опустил голову вниз и также нехотя застегнул передний разрез брюк. Затем, чуть картавя, с улыбкой произнес. ─ Спасибо за помощь, товарищ Пушкин...
   Федоров открыл дверь и увидел перед собою пожилого мужчину. Его несколько круглая голова была покрыта седыми волосами. Через их редколесье просечивалась лысина. Его лицо было бледным, на лбу над правым глазом находилась небольшая бородавка. Едва он сделал шаг в сторону стола начальника, как седовласый встал и почти бегом направился к нему. Затем он крепко пожал ему руку и скороговоркой произнес:
   ─ Товарищ Федоров, как я понимаю, это Вы... ─ Слегка откашлявшись, он продолжил. ─ Товарищ, присядьте, пожалуйста. Мне, товарищ Бачина только сейчас о Вас сказала, товарищ...
  Необычное многословие директора автобазы несколько встревожило душу вошедшего. Он все еще не понимал, чем были вызваны ему такие почести, тем более выпускнику непрестижного заведения.
   Беседа с начальником у молодого сварщика удалась. Пушкин сначала рассказал ему об автобазе, в которой по списку числилось двадцать пять автомобилей, включая директорский "лимузин". Третья часть грузовиков стояла на ремонте, не было запчастей. В подчинении седовласого было пятьдесят человек. Из них двадцать работающих ─ "боевые штыки", пять слоняющихся, остальные были в отпуске или на больничном. Федорова директор отнес к "золотой" когорте, без которого предприятие не могло существовать. Рекомендовал он ему также основательно мотать на ус все, что скажет его наставник Лукич, пожилой сварщик, которому до пенсии оставался год. В этот день он был на похоронах. Закрыв за собою дверь кабинета начальника, новенький с облегчением вздохнул. Он не сомневался, что его самый большой начальник, ничто иное как кровь и плоть пролетариата. С такими легче не только работать, но и жить. Он невольно вспомнил своего недавнего шефа, директора ПТУ. Полковник запаса Чугункин был до мозга костей солдофон. Развод на занятия он проводил со всеми воинскими атрибутами. За одним лишь исключением. Вместо военного оркестра был горнист. Опоздавших на построение директор тут же заносил в талмуд, большую общую тетрадь. В ней фиксировались также нарушители дисциплины, алкоголики и наркоманы, пропуски занятий и тому подобное. Свой очень важный документ пожилой мужчина, у которого был большой живот и маленькие уши, носил в школьном портфеле. С прямоугольной сумкой с закидывающейся крышкой и запором он никогда не расставался. Уходил с нею и домой.
   Дефицитный кадр после собеседования с директором пару часов слонялся, хотя желание что-либо сделать полезное его переполняло. Он несколько раз заходил в небольшие производственные боксы, в которых была грязь и вонь. Внимательно разглядывал допотопные станки или агрегаты и выходил на свежий воздух. Никто из работников автобазы, а таковых было около десятка, не горел желанием с ним перекинуться хоть парой фраз. Мало того. Кое-кто из них вообще не отвечал на его приветствие. Федоров от злости скрипел зубами, он не понимал мазутчиков. Яркое солнце, висевшее над автобазой, в большей степени располагало к человеческому общению, чем к работе. Не удалось ему завязать разговор и с ремонтниками.
  Он направился к машине, стоявшей на отшибе, неподалеку от забора. Двое мужчин в трусах лежали на пологе из брезента и о чем-то разговаривали. Появление незнакомого человека их нисколько не встревожило. Один из них, у которого ярко светилась лысина, слегка приподнялся и, стрельнув глазами пришлого, под нос себе пробубнил:
   ─ Ну, а ты, салага, что здесь болтаешся? Небось опять новенький? ─ Оскалив зубы, он продолжил. ─ Опять эту шпану надо учить... ─ "Дефицит" кисло улыбнулся, затем слегка сжал зубы и с некоторой злобой в голосе отпарировал:
   ─ Меня не надо учить. Я уже ученый...
  Наглость бывшего пэтэушника страшно не понравилась загоравшим. В разговор вступил другой мужчина, он был несколько старше своего коллеги и с большим животом. Он быстро вскочил и вплотную подошел к парню, на котором были черные брюки и коричневого цвета рубашка. Несколько подался вперед и салага, он был не из трусливого десятка. В "бурсе" он был не только самый рослый, но и один из самых сильных. На перекладине он подтягивался тридцать раз, держал угол на одной руке. Ребята его боялись, кое-кто из них не раз получал от него увесистый кулак.
  Несколько мгновений мужчины стояли, словно враги, готовые в один миг перегрызть друг другу горло. Первым отступил старший. Он сделал пару шагов назад, затем бросив взгляд на лысого коллегу, лениво прогнусавил:
   ─ Ладно, земеля, так и быть. Трогать тебя не буду. Я ведь таким ершистым тоже был. ─ Протянув руку для приветствия, он добавил. ─ Ты небось, мой однокашник. Я, как и ты, университетов не кончал.
   Федоров облегченно вздохнул. Не таким он представлял свой первый рабочий день. Он не обманывал себя, что встреча с директором автобазы в какой-то мере приподняла его жизненный тонус. Тимка никогда не бредил ПТУ. Пойти туда учиться его заставила безысходность. В том, что он потомок бедных предков, он понял сразу же, как только стал по-настоящему кумекать. О нищете ему часто напоминали и его родители. Не только в разговорах, но и повседневной жизнью. Анатолий и Тамара стояли в очереди на получение квартиры десять лет. Получили двухкомнатую, когда их сыну исполнилось пять лет. Через три года прибавились две дочери-близнецы. Федоровы вновь встали на очередь, как многодетная семья.
   Пришлый кисло усмехнулся и неспеша протянул руку для приветствия. Вскоре в компашке завязался разговор, он был непродолжительным. Водители задали новенькому пару вопросов о жизне в ПТУ. Он поинтересовался своей будущей работой. Затем он посетовал на то, что он до сих пор не видел ни автогена, ни газосварки. Не говоря уже о специальном помещении. Николай, так звали лысого, в один миг развеял его опасения. Он слегка похлопал новенького по его плечу и с усмешкой произнес:
   ─ Тимоха, ты так много в первый день не бери в свой кудрявый котелок. ─ Заметив язвительную улыбку на физиономии своего напарника, продолжил. ─ Для начала ты походишь учеником, подносчиком "боеприпасов". Одним словом, твои 80 или 90 рэ никуда не убегут...
   Федоров насупился. Не только от своей мизерной зарплаты, но и, как ему казалось, от пренебрежительного отношения к его профессии. Он стиснул зубы, и словно зверь, посмотрел на водителя машины, она стояла на ремонте уже около месяца. Плешивый, почуяв неладное, сменил "пластинку". Он виновато залупал глазами, затем показал рукой на небольшую пристройку из красного кирпича, она вплотную примыкала к основному корпусу мастерской, и еле слышно выдавил из себя:
   ─ Смотри, Тимофей, очень внимательно. Это твоя богадельня. Сколько и как ты будешь в ней работать, одному Богу известно. ─ Потом он слегка перевел дух и продолжил. ─ Сегодня твоего Васяткина нет. У него семейные проблемы.
   Новенький сразу же рванулся к пристройке. Его желание засвидетельствовать себя на рабочем месте в один миг лопнуло, как только он увидел на двери большой висячий замок. Мало того. Два небольших окна были изнутри плотно занавешанные. Несолоно хлебавши, он направился к курилке. Он неспеша откинулся на спинку скамейки, закурил. Настроения у него не было, как и не было желания вновь болтаться по автобазе. Он искурил сначала одну сигарету, затем вторую, третью. За все это время перед ним никто из живых существ не проходил и не пробегал. Исключением была лишь облезлая собака непонятно какого цвета. Она, словно ищейка, лениво курсировала среди неисправных машин или лежала возле небольшой березы, стоявшей неподалеку от мусорного контейнера. Подходила она и к небольшому особняку из белого кирпича, где сидел директор и его окружение. Подниматься на крыльцо, тем более заходить в открытую дверь комнаты, из которой раздавалась музыка, животное не решалось. Боялось. Боялось оно и того, кто сидел в курилке. Вскоре собака вообще куда-то исчезла. Федоров этому обрадовался. Он с самых пеленок испытывал страх перед представителями семейства псовых, независимо от того, кто они были: служебные или домашние, дворовые или охотничьи. Почему он их боялся, он и сам толком не знал.
   Его довольно грустные мысли прервал Николай. Он присел на краешек скамейки, и слегка прищурив глаза, с некоторым недоверием в голосе произнес:
   ─ Тимофей, я вижу, ты неплохой парень. Думаю, что ты наш в доску... ─ Затем он внимательно посмотрел по сторонам, словно кого-то боялся, и еле слышно продолжил. ─ Паря, у нас есть к тебе партийно-комсомольское задание. Съезди в магазин и купи нам с Вовчиком бутылек и кусочек ливерки. ─ Заметив недоуменное выражение лица новенького, он через силу из себя выдавил. ─ Да ты, салага, не переживай. У нас будет все шито-крыто. ─ Потом он привстал и разжал ладонь. Вновь зыркнул по сторонам и уже более уверенно подытожил. ─ Тима, я даю тебе пятачок. Одним словом, тебя учить этому ремеслу не надо...
   Федоров некоторое время молчал, размышлял. Он с самого начала не доверял этим мужикам, которые целый день грели животы на солнцепеке. Да и во время разговора они не вызвали у него особой симпатии. Он слегка пошевелил губами. Какой-либо толковой мысли или разумного опровержения в его голове все еще не было. Этим и воспользовался плешивый. Он почти насильно вложил бумажку синеватой окраски в ладонь новенького и прошипел:
   ─ Ну, салага, кончай ломаться. Думаю, что ты не раз глушил водку в прославленном бурсе. ─ Тимофей стиснул зубы. Он уже не сомневался, что мужчина, который был почти в два раза его старше, просто-напросто над ним издевался. Желание стукнуть ему по физиономии то и дело его преследовало. Неизвестно, чем все это закончилось, если бы в курилке не появился Владимир, напарник лысого. Он вплотную подошел к новенькому, затем слегка его полуобнял и по-дружески произнес:
   ─ Тима, купи, пожалуйста. Ты не забывай, ведь у тебя сегодня праздник. Ты вступаешь в знаменитую профессию сварщиков. - Федоров слегка улыбнулся. Улыбнулся и пузатый, который, хлопнув его по плечу, продолжил свое нравоучение. ─ Братишка, не забывай народную мудрость: хорошо обмоешь ─ хорошо поедешь...
  Молодой парень с копной русых волос на голове кисло улыбнулся и неспеша направился к проходной. Через несколько мгновений до него донесся голос плешивого:
   ─ Салага, возьми мой велосипед. Он стоит под каштаном...
  Порученец в ответ ничего не сказал. Он подошел к большому дереву, взял в руки старенький велосипед и ловко запрыгнул на его сиденье...
   "Вхождение" в профессию у бывшего выпускника профессионально-технического училища Тимофея Федорова прошло удачно. После работы мужчины в прямом смысле забаррикадировались в кухне-забегаловке в одном из производственных помещений. Во время обеда здесь кушали мазутчики. Управленцы обедали в своих кабинетах или ездили домой. Тройка просидела за столиком очень долго. Причиной этому был не только задушевный разговор, но и очередная порция спиртного. У Николая в заначке оказалась бутылка самогона. Город был полностью погружен в темноту, когда гуляки покидали автобазу. Молодой "дефицит" в отличие от старших сотоварищей сильно шатался и едва шевелил языком. Во время прощания он даже умудрился их расцеловать. Едва он переступил порог своей квартиры, как тут же плюхнулся в кровать. Из глубины сивушного тумана в его голове изредка всплывали мысли. Они были хорошие и плохие. Его радовало, что его принял лично сам директор автобазы. Его пугало, что подобные алкоголики, как Николай и Владимир, составляли большинство мазутчиков. Ради алкашей ему пришлось выложить в общий котел трешку. Он не хотел падать лицом в грязь...
   Прошло полгода. За это время Тимофей Федоров сильно возмужал. Он не только окреп физически, но и стал первоклассным сварщиком. И все началось с небольшого. На следующий день он познакомился со своим начальником ─ Иваном Лукичом Васяткиным. Неказистый тип со смурным выражением лица сначала особой симпатии у него не вызвал. Первый день он даже его сторонился. На его вопросы он отвечал очень сухо, без всякого желания. Причиной этому было не только физиономия пожилого мужчины, но и недобрая о нем молва. Во время памятного застолья лысый и пузатый почти в один голос ему говорили, что коммунист-сталинец Васяткин "закладывает" мазутчиков директору автобазы. Кое-кого он отчитывал на собрании партгруппы.
   В подмастерье у опытного специалиста было много ребят. Они, как правило, долго не задерживались. В большинстве своем они были сами виноваты. Они, едва столкнувшись с первыми трудностями, увольнялись или прикладывались к спиртному. Лукич пытался им помочь. Был он и у директора. Пушкин отделывался обещаниями. Его безучастие к судьбам молодых людей злило Васяткина. Злило его еще и то, что и сам начальник нередко приходил на работу под мухой. Подчиненные хихикали, когда видели своего шефа, от которого сильно несло чесноком. Таким образом он боролся против сивушного запаха. Сварщик Васяткин, он же секретарь партийной группы автобазы "Горводоканал" среди коллег по работе авторитетом не пользовался. Основная причина этому ─ не участие в общественных попойках
   Излишняя независимость и принципиальность нередко обходились простому коммунисту боком. Начальники, как из района, так и из области смотрели на него искоса. Мало того. Директор, как правило, обделял его и премиями. Десять или двадцать рублей семейному бюджету Васяткиных не помешали бы. Жена Лукича была на пенсии по инвалидности. Единственный сын Степан работал шофером при "Горгазе", он больших денег также не имел.
   Только через месяц молодой сварщик изменил свое мнение о наставнике. Он каждый час и день видел и чувствовал, что Васяткин по-отцовски относился к нему. Без остатка делился секретами своей работы. Он удивлялся не только профессиональным навыкам, но и знаниям, которые были в голове пожилого мужчины. И не только это восхищало новенького. Его старший товарищ также прекрасно знал и устройство любого автомобиля, в том числе и легкового. Хотя сам его никогда не имел, ходил на работу пешком. Удивляли парня и чисто человеческие качества Лукича. Он ни на кого не повышал голос, ни перед кем не заискивал. В его присутствии никто из мазутчиков не обижал его ученика. Наоборот, буквально через неделю, другую они все без исключения разговаривали с ним наравных. Это радовало Тимофея Федорова. Он, как специалист, делал все возможное, чтобы как можно быстрее познать тонкости своей профессии. Одновременно, он как человек, тянулся к угрюмому "сталинцу". Особенности в его поведении, как не странно, импонировали ему. В том, что наставник был порядочным, он в очередной раз убедился через три месяца после того, как переступил порог автобазы. Разговор между сварщиками о заработной плате произошел по чистой случайности.
   В этот день во время обеденного перерыва Васяткин читал свежий номер газеты "Правда". Он всегда это делал, независимо от времен года или погоды. Информация о "новой пятерке" в предстоящей пятилетке его рассмешила. Он поделился этим с молодым коллегой. Федоров ничего не ответил, лишь слегка пожал плечами. Затем тяжело вздохнул. Его мизерной зарплаты не хватало до очередной получки. Да и Тоня, с которой он совсем недавно познакомился, требовала расходов. Она стала круглой сиротой через год после своего рождения. Маленький "ПАЗ" на большой скорости врезался во встречный грузовик. Из десяти пассажиров двое погибли. Им оказались родители Антониды Дрониной. Она жила у бабушки и дедушки. Несколько расстроенная физиономия подопечного встревожила Васяткина. Он посмотрел на него и очень серьезно спросил:
   ─ Тима, а сколько ты получаешь? Честно говоря, зарплатой твоих предшественников я мало интересовался. Да и не успевал это делать. ─ Отложив газету в сторону, продолжил. ─ Они были некудышние. Ты же ─ другой парень. ─ Федоров тяжело вздохнул и едва заметно прошевелил губами. ─ Первый месяц я получил 75 рублей, второй ─ на пятерку больше, Иван Лукич. ─ Васяткин слегка покачал головой и стремительно вышел вон. Куда он пошел и почему, ученика мало интересовало. Он заведомо знал, что повышение зарплаты, да еще молодому специалисту, дело бесполезное. Его сомнения вскоре рассеялись. Автобаза получала в начале месяца аванс, в середине ─ основную зарплату. Федоров подошел к маленькому окошечку кассы и взял в руки ведомость. На какое-то время он замер. Напротив его фамилии стояли не 80 рублей, а на двадцать целковых больше. Он внимательно посмотрел на физиономию толстой женщины. Кассирша тетя Катя, словно заводная, пробубнила:
   ─ Молодой человек, делай закорючку и беги на свое рабочее место... ─ Почесав переносицу, она продолжила. ─ Или ты свою фамилию запамятовал?
  Мазутчик покраснел и мигом расписался. Затем неспеша положил деньги во внутренний карман спецовки и вышел вон. Васяткин сидел в это время в курилке с двумя мужчинами и о чем-то разговаривал. После работы подмастерье поблагодарил наставника за существенную прибавку к своей зарплате. Васяткин слегка похлопал его по плечу и очень серьезно произнес:
   ─ За хорошую работу положены хорошие деньги. Так у нас при социализме говорят. ─ Потом он отошел в сторону и еле слышно матюгнулся. Повернулся лицом к юноше и, улыбнувшись, добавил. ─ Тима, в отличие от предшественников ты без проблем читаешь чертежи. Это большое дело...
  От похвалы мастера новенький зарделся. Он уже знал, что тот на хваление был очень скуп. Если хвалил ─, то по делу. Прошел еще один месяц. И в очередной день получки ученика ожидал сюрприз. Вместо ста рублей он получил на пятерку больше.
   Незаметно наступила весна. Первая неделя марта в корне изменила жизнь Тимофея Анатольевича Федорова. Причиной этому стала внезапная смерть брата директора автобазы. От чего он умер, никто из мазутчиков не знал. Не знал и молодой сварщик, которому впервые предстояло выполнить спецзаказ шефа ─ изготовить металлическую оградку на могилу. Васяткина на месте не оказалось. Он два дня был на совещании парторгов в райкоме партии, затем внезапно заболел. Молодой специалист отнесся к заданию своего начальника по-деловому, с большой ответственностью. В выходной день он побывал на двух кладбищах города, обошел десятки оград больших и маленьких. Не только обошел, но и пощупал их своими руками. Затем он снял размеры бугорка из свеженасыпанной земли. Утром следующего дня он показал свой чертеж Пушкину. Пожилой мужчина не скрывал своей радости, он долго цокал языком. Раньше делалось по обычному шаблону, была единая схема оградки для простых смертных. Подобный примитив господствовал на большинстве кладбищ большой страны. Спецзаказ Федоров делал после работы. Через две недели он выдал свой труд на-гора. Оградка получилась на славу. Смотрели ее не только мазутчики, но и конторские работники. Больше всех радовался "чуду техники" Пушкин. Молодой сварщик на его похвалу и своих коллег реагировал по-особому. Он степенно прохаживался вокруг оградки или подходил к ней, затем со всей силой дергал тот или иной прут или цветок. На несколько мгновений он задумывался, словно делал арифметические расчеты на будущие заказы...
   Лукичу не удалось порадоваться за своего подопечного. За день до окончания своего больничного он погиб, погиб по нелепости. Трагедия произошла поздно вечером, когда он возращался от своего сына. Степан получил однокомнатную квартиру неподалеку от родителей. Электрическое освещение на новом жилом массиве отсутствовало. Было темно, хоть глаза выколи. Пожилой мужчина перешел улицу и вскоре почувствовал резкую боль в пояснице, затем в голове. Его полуживого нашли только поздним утром. Нашел его сын, он стал беспокоиться за своего отца и выехал на его поиски. Васяткина не спасли, он скончался во время операции. Вся автобаза провожала в последний путь ветерана войны и труда. В составе команды, несшей гроб с телом покойника, был и его ученик. Около десятка машин автобазы окружили небольшой клочок земли и длительное время сигналили, отдавали последние почести умершему. На похороны пришла группа школьников из местной школы. Они несли около дюжины маленьких подушечек, на которых были награды капитана в отставке Васяткина. Среди них был орден Красной Звезды и орден Отечественной войны. Федоров о наградах офицера не знал. Как и не знал, что его танковая рота штурмовала Берлин. Могильную ограду для своего наставника ученик сделал по своему личному плану. Она была самой лучшей на кладбище жилого массива Чапли.
   Только через месяц подмастерье окончательно пришел в себя. Боль по старшему товарищу, ушедшему в мир иной, давала о себе знать. Он иногда допоздна задерживался на работе. Он ничего не делал, лишь таращил глаза то на небольшое кресло, на котором совсем недавно отдыхал Васяткин, то перебирал содержимое большого металлического шкафа, где хранились "дефициты" сварочного дела.
   После майских праздников Федорова к себе пригласил Пушкин. Минул почти год, когда он был в его кабинете. Это же приглашение превзошло все его ожидания. После короткого собеседования шеф повез его к себе домой. Сварщик воспринял это очень спокойно. Для него не было секретом, что начальство, будь оно маленькое или большое, использовало свое служебное положение в личных целях. В своих предположениях он не ошибся.
  После небольшого застолья мужчины оказались возле каскада гаражей. Пушкин подвел гостя к одной из новостроек из белого добротного кирпича и, указав рукой на проем в стене, с улыбкой произнес:
   ─ Тимофей, ты сам видишь, что надо сделать. Я думаю, что пару недель тебе хватит. Если не хватит, то я еще добавлю... ─ Федоров с недоумением посмотрел на редколесье волос на голове пожилого мужчины. У него на автобазе работы непроворот, а здесь какие-то двери. Начальник в один момент уловил нескрываемую озабоченность работяги. Он слегка похлопал рукой по его плечу и с уверенностью подытожил. ─ Тима, не переживай. Твой больничный я беру на себя, как и твое производство. Будь спокоен, товарищ...
   Подчиненный не стал перечить своему шефу. Да и зачем? Он был далеко не глупым малым. Он видел каждый день и каждый час, как руководство всех мастей огромной страны все и вся прибирало к своим рукам. Одним словом, воровало. О негативах чиновников писали и говорили. Кое-что об этом знал и мазутчик Федоров. Например, первый секретарь райкома партии увеличил свою жилплощадь за счет родителей, проживавших в другой республике. Директор мясокомбината "химичил" с мясом, наваривая при этом огромные денежные барыши. Воров, сидевших в кабинетах, как правило, к уголовной ответственности не привлекали. В худшем случае, их переводили на другую работу. Клерк после внезапного потока мыслей, от которых ему стало чуть не по себе, утвердительно кивнул головой.
   Ровно два месяца талантливый специалист трудился над заказами чиновников. Он лично сам каких-либо схем или чертежей не делал. Ему все это подносили и очень подробно разъясняли, что и как надо сварить. "Вождем" для строителей, в том числе и для него, был средних лет мужчина. Своим поведением он чем-то напоминал чиновника из правительственных учреждений. Кто он был и откуда пришел, сварщик не интересовался. Откровенно говоря, он и боялся этого делать. Надменный вид лысого нередко вызывал у него потовыделение. Сварочные работы осуществлялись в специальном ангаре, неподалеку от городского молокозавода. Какой-то только сварочной техники бывший пэтэушник не увидел?! Материальная база, на которой его учили в бурсе, разительно отличалась от той, что стояла сейчас перед его глазами. Сварочный агрегат немецкого производства с дюжиной прибабахов ему и во сне не мог присниться. Помощником ему приставили бывшего преподавателя машиностроительного техникума. Мужчина был уже в годах, поэтому в друзья к нему не набивался. Однако стоило работяге на некоторое время задуматься или пару минут потянуть волынку, как тут же всплывал "надзиратель". Он не только делал специалисту замечание, но и давал ему очередной объем работ.
  Положение дел мастера даже радовало. Он не сомневался, что вся ответственность за сварку и качество изделий лежала на плечах пенсионера. Ближе к вечеру, как правило, к ангару подъезжало несколько легковых машин. Из них выходили серьезные типы в строго черных костюмах. Юрий Иванович, так звали надзирателя, почти рысью мчался навстречу чиновникам. Он сначала широко улыбался, затем низко кланялся и пожимал им руки. Потом подводил их к готовой продукции. Замечания местных воротил он записывал в толстый блокнотик, который носил во внутреннем кармане своего черного пиджака. Исполнитель работ в разговоре не участвовал. Его не приглашали. Он стоял неподалеку или выходил на улицу. Дышал свежим воздухом...
   Федоров пришел на автобазу в понедельник, пришел за час до работы. Открыл богадельню и неслыханно удивился. За время его отсутствия в нее никто не заходил. Его общая тетрадь в твердом переплете, которую он положил на небольшой столик, лежала без измененией. Он всегда ложил ее обратной стороной, что было своеобразной проверкой. Неожиданно дверь сварочного помещения открылась, и он услышал знакомый голос директора. Он подошел к сварщику и, полуобняв его, с улыбкой произнес:
   ─ Ну, Тимофей Анатольевич, скажу одно, товарищ... Правительственное задание ты выполнил с честью. Одним словом, мой товарищ, ставлю тебе пятерку с жирным полюсом. ─ Мазутчик слегка отпрянул назад, затем, несколько заикаясь, ответил. ─ Товарищ Пушкин, спасибо за теплые слова. Это ведь моя ра-а-б-о-ота...
   Шеф заразительно рассмеялся, оскаливая при этом свои желтые зубы. Слегка покачав головой, из кармана брюк вынул носовой платок и смачно высморкался. Затем, перевернув небольшой кусок ткани квадратной формы на обратную сторону, положил его в карман. Потом провел рукой под своим горбатым носом и с нескрываемой напускной важностью сказал:
   ─ Товарищ Федоров, знай одно, ты местная знаменитость, без которой ни район, не говоря уже о нашей автобазе, не обходятся. И не обойдутся, поверь мне, Тима. ─ Молодой человек, которого хвалили, некоторое время лупал глазами. Он все еще не понимал, к чему клонил начальник. О каких заказах или о каких передовиках производства могла идти речь, ежели богадельня за время его отсутствия была на замке. Пушкин недоумение подчиненного не замечал, а может и вообще не хотел замечать. Он продолжил. ─ Тимофей, водители день и ночь атаковали инженера по эксплуатации, доходило чуть не до мордобоя. ─ Сварщик сделал озабоченное выражение лица и на полном серьезе отпарировал. ─ Александр Петрович, не переживайте. Я все заказы сделаю, только дайте мне время...
   Почти две недели местная знаменитость не выходила из своей мастерской. Она вся была в работе, даже обедала в цехе. Мазутчики, увидев измученное лицо молодого мужчины, пальцем крутили возле своего виска. Зачем мол гробить свое здоровье за сотню целковых. Федоров на их замечания реагировал почти однообразно: делал непонимающее выражение лица или слегка отмахивался рукой.
   Наступила зима. Заказы для автобазы на всевозможные перевозки резко сократились. В день выходила пара машин, не больше. Водители и слесаря "беззаказье" использовали для ремонта техники. Работы хватало всем, особенно начальнику снабжения. Он почти неделями пропадал, искал запчасти по области и за ее пределами. Не был безработным и сварщик Тимофей Федоров, который все больше и больше обживался. Он уже не сторонился сотоварищей. Его радовало, что он все больше и больше завоевывал среди них уважение. Они, невзирая на его молодой возраст, первыми подавали ему руку. Интересовались также его здоровьем или задавали пару вопросов о том или о сем. Он отвечал им тем же. Общался с коллегами не только, чтобы убить время. Его интересовало и то серьезное, о чем довольно часто спорили мужчины, особенно пожилые. Они, почти все без исключения, рубили правду-матку о том, что происходило в советском обществе. В том, что они были во многом правы, он убеждался на своем личном опыте. Убеждался каждый день. В самой большой по территории стране мира господствовал дефицит не только на предметы повседневного спроса, но и на продукты питания. Тима рос очень спокойным и непритязательным мальчиком. Окружавших его людей вопросами или запросами не докучал, будь то в школе или сейчас, когда работал. Жизненные перспективы его мало вдохновляли, но он на это и нисколько не жаловался. Он жил с родителями и двумя сестрами в хрущевке, в небольшой двухкомнатной квартире. Из-за своего большого роста, как ему казалось, он доставал головой облака, потолок. Маленький балкончик, где невозможно было по-настоящему развернуться, не прибавлял ему настроения. Однако он молчал, как молчали миллионы ему подобных, которые строили самое справедливое общество в мире. Они потихоньку тянули лямку, тянул ее и он. Ему, как и им, денно и нощно обещали, что вот-вот наступит время и каждый получит свое, только поровну. Все этому верили, верил этому и он. Проходили годы. У него ничего хорошего не происходило. Не лучшее положение дел было и у его сверстников или соседей. Они жили ни шатко ни валко. За костными наборами или колбасой порою простаивали часами...
   Тимофей Федоров за "куском жилья" встал через месяц, как только его оформили приказом. Мастер Иван Петрович Прокатило, он же профсоюзный босс автобазы очень старательно внес его имя в список очередников. В специальной графе "Молодые специалисты" новенький был первым и единственным. Увидев оживление на физиономии новоиспеченного очередника, начальник слегка покачал головой и горько усмехнулся. Затем со вздохом произнес:
   ─ Паря, честно тебе скажу... ─ Почесав рукой седалище, он без всяких обиняков продолжил. ─ Квартиру в нашей шарашкиной конторе тебе до самой пенсии не получить. Подобные тебе стояли на очереди два-три десятка лет. Потом не выдерживали, уходили... ─ Новенький от неожиданности покраснел, словно рак. Откровение председателя жилищной комиссии его шокировало. Мужчина с большими раскосыми глазами перемену на его лице заметил и тут же решил развеять черные краски. Он улыбнулся и с оживлением продолжил. ─ Тимофей, сильно не переживай. В нашей жизни всякое бывает. ─ Очередник тяжело вздохнул и слегка опустил голову. Прокатило вновь изрек. ─ Ты, небось последнее постановление партии читал. Она обеспечению жильем молодых специалистов придает первостепенное значение...
   Прошло два года. За это время в жизни сварщика Тимофея Федорова ничего не изменилось. За исключением малого. Он день ото дня совершенствовал свое мастерство. К сожалению, это малое и самое главное не отражалось на его зарплате. После смерти Васяткина все стало на свои места. Ему вновь "всучали" 80 целковых. Неизвестно как долго он еще так скромно получал и жил, ежели бы на базе не появился новый мастер. Он занял место Прокатило, ушедшего на пенсию. Это был мужчина лет сорока-сорока пяти, с небольшой плешиной на макушке головы.
  Василий Васильевич Сорока в отличие от предшественника был очень подвижный и с хитринкой. В первый же свой рабочий день он установил неплохие контакты с мазутчиками. С каждым поздоровался по ручке, расспросил чем занимается. В богадельню Федорова он зашел позже всех. Сварщика это сначала несколько насторожило. Однако, едва новенький протянул ему руку, все его опасения вмиг улетучились. Через некоторое время у него, наоборот, появилось желание не только работать, но и делать приработок. Сорока, внимательно осмотревший "достопримечательности" небольшого помещения, подошел к его хозяину и еле слышно прошептал:
   ─ Тимофей, мне приятно видеть первоклассного специалиста в полном здравии и на своем рабочем месте. ─ Федоров сделал кислую физиономию и как бы невзначай заметил. ─ Спасибо за хорошие слова, но от работы кони дохнут...
   Сорока несколько отпрянул от сварливого парня и спросил его напрямую:
   ─ Что случилось? Я тебя не понимаю. Советские люди под руководством мудрой партии воздвигают замки, дома и гаражи. ─ Затем, подняв руку кверху, он почти патетически добавил. - К сожалению, и уходят на небеса. ─ Потом вновь бросил взор на подчиненного. Его лицо было безжизненным, окаменевшим. Мрачный вид сварщика не уменьшил оптимистический пыл мастера. Он покачал головой и с укоризной в голосе сказал. ─ Ну я теперь понял, что у молодого Кулибина нет денег. Все любимая девушка забирает. ─ Федоров молчал, словно воды в рот набрал. Его безразличие задело Сороку за живое. Он усмехнулся и подытожил. ─ Да мозгов в твоей кудрявой голове нет, Тимофей. Вот, что я тебе скажу...
   Наставления нового мастера для местной знаменитости длились недолго, минут десять. Перед тем, как покинуть помещение, Сорока крепко пожал руку сварщика и шепнул ему на ушко:
   ─ Тимофей Батькович, мое условие. С каждой единицы левого заработка мне на лапу пятерка. Деньги всем нужны несмотря на то, что мы живем в стране дураков. ─ Мазутчик на философское умозаключение начальника не ответил. Он улыбнулся и утвердительно кивнул головой.
   После окончания работы Федоров на автобусе домой не поехал, пошел пешком. За тридцать минут ходьбы он о многом передумал. Он благодарил умершего Васяткина за его мудрые советы, за профессиональные навыки, которыми он делился с ним без остатка. Однако ему сейчас было и жалко старшего по возрасту человека. За всю жизнь он ничего не нажил. Он даже по-настоящему никогда не отдыхал. Работа и дом, дом и работа в принципе были и оставались жизненным кредом для ему подобных.
  Аналогичная судьба была и у родителей молодого мыслителя. Он никогда не видел их "свободными". Они все время были в движении. И делали они это ради одного ─ заработать кусок хлеба для себя и для своих детей. Такой житухи их сын не хотел. Ему уже было достаточно одной грязной спецухи. Он часто чертыхался, когда приходил домой и лез в ванную, чтобы смыть со своего тела грязь и мазут. И в этом благородном деле не обходилось без проблем. В доме часто не было горячей воды или воду вообще отключали...
   Свой первый левый заказ сварщик Федоров получил через два дня. Получил от нового мастера. За час до окончания работы к нему в цех пришла пожилая женщина, лет шестидесяти. Мазутчик сначала был слегка шокирован. На автобазе проходной, как таковой, не было, но пройти на ее территорию было невозможно. Прямо перед входом сидела большая собака. Она была черного цвета, словно смоляная. Пушкин привез ее совсем недавно. Откуда он ее привез или где ее взял, никто из работяг не знал. Однако в том, что животное на четырех ногах было умнейшим существом никто из них не сомневался. Найда своих пропускала совершенно спокойно, лишь изредка открывала глаза. Словно еще раз проверяла. Посторонних же она держала в страхе. Едва они приближались к небольшим металлическим воротам, она тут же заливалась оглушительным лаем и зло сверкала глазами. Как правило, никто из двуногих с псиной не заигрывал, не говоря уже о том, чтобы ей угрожать. Все ждали вахтершу или работника автобазы.
   Посетительница, заметив недоуменный взгляд молодого человека в спецформе черного цвета, уверенно произнесла:
   ─ Товарищ Федоров, пожалуйста, не бойтесь меня. ─ Сделав пару шагов вперед, она продолжила. ─ Я пришла по поручению Василия Васильевича. Он настоятельно мне Вас рекомендовал. ─ Затем вплотную подошла к сварщику и еле слышно прошептала. ─ Мне надо сделать раму у велосипеда. ─ Тяжело вздохнув, сквозь зубы процедила. ─ Эти черти старые меня давеча на рынке обманули... ─ Только сейчас до мастера "дошло". Он улыбнулся и на полном серьезе отпарировал. ─ Я, бабушка, Вас точно не обману...
  Несмотря на это, клиентка не унималась. Сделав боксерскую стойку, она сжала кулаки и, словно исполин, махнула левой рукой в сторону, словно перед ней стояла пара пожилых ловкачей. Взмахнула еще раз и тут же запричитала:
   ─ Я же им поверила, как людям. А они, окаянные, меня обманули. Бога на них нет...
  Мастер сварочных дел не выдержал. Он легонько прикоснулся рукой к плечу женщины и несколько нараспев произнес:
   ─ Извините, по-жа-луй-ста... Если Вы хотите сегодня же уехать на велосипеде, то ведите или тащите его ко мне. ─ Посмотрев на свои наручные часы, он продолжил. ─ До конца работы осталось совсем ничего...
   В этот вечер Федоров покидал автобазу последним. Он неспеша прошел через проходную и тут же разжал кулак. На его мозолистой ладони лежал червонец. Он широко улыбнулся. Он впервые заработал пять рублей вне всяких нарядов. Заработал честно, хотя и не по закону. Он чмокнул изображение вождя мировой революции на купюре и ринулся в сторону автобусной остановки. Домой сейчас его не тянуло, его тянуло к Антониде. Он был не против встречаться с симпатичной брюнеткой каждый вечер. Однако его желание тут же улетучивалось, когда они посещали кафе или зоопарк. Два культурных мероприятия ─ две пятерки, как не бывало. Жених через неделю после получки заметно приостывал в отношении визитов. Встречаться с девушкой, не имея в кармане ни копейки, было не в его правилах.
   В этот вечер влюбленные пошли в ресторан несмотря на то, что одноэтажная постройка имела непривлекательный вид. Здание требовало капитального ремонта. Во многих местах стены были облезлые, кое-где валялись куски штукатурки. Тимофей в этом ресторане уже был. Он был с родителями, когда отмечали его десятилетие. Праздник запомнился мальчишке тем, что он впервые в своей жизни за обеи щеки уплетал сливочное мороженое с клубничным вареньем.
   Молодые люди после ресторана пошли гулять по ночным улицам города, бродили до раннего утра. Их поведение во многом было официальным. Никто из них друг к другу по-настоящему не прижимался, как никто из них еще и не объяснился в любви. Редкие поцелуи, которыми они друг друга одаривали, скорее всего, были дань моде или тем героям, которые нисходили к ним с экранов советского кино или художественных книг.
   Антонида Дронина все это время ждала инициативы от парня, которого полюбила с первого взгляда. Он, как и раньше, почему-то все больше молчал. Очередная молчанка и в этот вечер портила нервную систему сироты. Он прокручивала в голове их поведение в ресторане и во время прогулки. Ничего противоестественного или зазорного она не находила. Сильно переживал в этот вечер и Тимофей Федоров. Он то и дело бросал взгляд на хрупкую фигурку любимой девушки. Не отрицал, что она все больше и больше становилась для него близкой и родной. И это его очень радовало. В том, что она согласится стать его женой, он не сомневался. Для него же оставалось лишь малое ─ быть добытчиком для нее и их детей. Последнее как раз его и тревожило. При его мизерной зарплате жена, не говоря уже о детях, не могли быть счастливыми. Не лучше было с финансами и у его подруги. Она состояла на иждивении бабушки, которая получала мизерную пенсию. На расходы, включая и питание, внучка получала один рубль в день. Тоня без остатка отдавалась учебе. Знала, что в жизни ей никто не поможет, кроме ее самой.
   С русоволосым парнем она познакомилась на автобусной остановке. Познакомилась в экстремальных условиях. До начала занятий оставалось чуть больше получаса. Автобусов, как назло, все не было и не было. Она сильно нервничала. Опаздывать она не хотела, тем более первой была контрольная работа по математике. Едва автобус появился, толпа тут же хлынула ему навстречу. Ей, к сожалению, не удалось втиснуться. Многоместное средство для перевозки пассажиров было настолько переполнено, что водитель долго не мог закрыть двери. Тоня, окончательно поняв, что ей предстоит настоящая головоломка с математикой, пустилась в слезы. Неожиданно из передней двери "выпал" пассажир, молодой парень высокого роста и довольно сильного телосложения. Неудачница от испуга слегка ахнула и тут же услышала:
   ─ Девушка, да Вы не бойтесь меня. Я выпал ради Вас, чтобы помочь. Негоже в советском транспорте ехать со слезами на глазах...
  Все то, что происходило дальше, молодую особу немного шокировало. Едва она запрыгнула на подножку, незнакомец вновь втиснулся в автобус и стал со всей силой давить грудью на понуро стоявших пассажиров. При этом он зычно кричал:
   ─ Граждане, пропустите вперед беременную женщину. Пропустите же, будьте людьми...
  Пассажиры несколько подались вперед, в глубину салона. Дронина, все еще не понимая, о какой беременной шла речь, с облегчением вздохнула и посмотрела на своего спасителя. Его физиономия светилась от радости...
   На следующий день Федоров вновь получил "левые" заказы. К нему обратились два молодых парня, они вновь были от Сороки. Над их заказом он работал три вечера. Он сварил два крышки для погребов на дачных участках. Затем были заказы еще и еще... Посланцы были не только от Сороки. Они были от Пушкина, а также от других начальников. Молва о молодом парне с золотыми руками все больше и больше проникала в общество владельцев дач и гаражей, в среду тех, кто хотел или был вынужден иметь дело с металлом. Подкупало клиентов и то, что специалист за работу брал умеренно, не драл семь шкур. Мало того. Для некоторых из них, особенно для начальников, он делал скидки.
   Прошло еще три года. В жизни Тимофея Федорова, именитого сварщика многое изменилось, притом в лучшую строну. Он женился на своей любимой девушке. Свадьба была отменная, с большим размахом. Через год молодожены купили двухкомнатную кооперативную квартиру, в пяти минутах ходьбы от автобазы. Жили они очень скромно. Копили деньги на машину, только по этой причине не заводили детей. Работали они на износ, особенно мужчина. Жажда денег все больше и больше проникала в его душу. Его низменные чувства стократ приумножились после смерти директора автобазы Пушкина. Причины его смерти остались за семью печатями.
   В городской газете "Днепр" поместили небольшой некролог. Были отмечены заслуги покойника перед автотранспортниками области, перечислены его награды. Умер или погиб коммунист, разъяснений не было. Мазутчики оказались куда просвященнее, чем многие горожане. Александр Петрович погиб во время торжества, "обмывал" свою двухэтажную дачу. Гости жаждали посмотреть футбол, но изображение цветного телевизора было страшно плохим. Хозяин, несмотря на то что был в сильном подпитии, полез на крышу. Поправил антенну. При спуске он оступился и упал с лестницы. Упал на асфальт вниз головой. Телефонной связи с городом не было. Три легковых автомбиля стояли без движения, водители в дугу были пьяные. Жена пострадавшего, как более трезвая, кинулась на остановку маршрутного автобуса, до которой было около километра. "Скорая помощь" приехала только через час. Пушкин лежал в областной больнице имени Мечникова. Через два дня он скончался.
   Место погибшего директора, к удивлению, мазутчиков, в том числе и Федорова, занял Сорока. Его повышение вскоре не стало большой неожиданностью. Тут же поползли слухи, что Васьвась имел волосатую руку, не то своего брата, не то брата его жены, работавшего в горкоме партии. На слухи или сплетни сварщик почти не реагировал. У него, как и раньше, все было намази. Даже в сотню раз лучше, чем раньше. Сорока по-прежнему относился к нему по-дружески. Левые заказы, как и прежде, исходили во многом от него. Мало того. Едва он сел в кресло, тут же прибавил ему зарплату на пять червонцев.
   Наличие покровителей окрыляло Федорова. Не без помощи Сороки ему в помощники дали выпускника ПТУ, в котором он сам не так давно учился. В отличие от Васяткина он встретил коллегу не очень дружелюбно. Он даже не удосужился протянуть ему руку. Окинув безразличным взглядом маленького роста паренька, который преданными глазами буравил прославленного специалиста, он сквозь зубы процедил:
   ─ Салага, бди все то, что я делаю. Остальное ─ сам кумекай. И главное, не забывай, чему тебя учили в ПТУ...
   Знаменитый сварщик все больше и больше втягивался в "хорошую" жизнь. О ней он мечтал многие годы. Он все меньше и меньше обременял себя работой. Основной груз заказов перекладывал на ученика. Сергеев не жаловался, лишь украдкой скрипел зубами. Нередко опытный мастер, видя, что дел невпроворот, делал ход конем. Он срезал заказы или увеличивал срок их исполнения. Мазутчики с ним не спорили. Было бесполезно. Силы были неравные. Директор автобазы, едва переступал проходную, тут же искал "Кулибина" и первым протягивал ему руку.
  Он вообще стал заискивать перед ним, когда его избрали депутатом районного совета. Сорока и Федоров это важное событие отмечали вместе. Отмечали через два месяца после опубликования итогов выборов. Причиной запоздалого торжества была болезнь Сороки. В ресторане "Маячок", он считался одним из престижным в городе, в специальном зале для избранных за большим круглым столом сидели две семейные пары: двое мужчин и две женщины. Посторонний человек, без всякого сомнения, мог подметить, что сидевшие люди, люди счастливые. Это и на самом деле было так. Особенно светились глаза от радости у женщин. Лидия Сорока то и дело бросала взгляд на своего мужа. Себя она не обманывала, его лик мало чем напоминал физиономию министра или профессора. Она вновь вгляделась в свою половинку и с облегчением вздохнула. Внешний недостаток супруга с лихвой погашался его положительными качествами. Васек, бывший пэтэушник был очень настойчив в своих устремлениях. Закончив строительный техникум, он сразу же устроился в строительное управление, в контору. Ишачить на стройках коммунизма, мерзнуть от холода или мокнуть под дождем он не хотел. Через пять лет его перевели в автобазу. В автоделе он большим знатоком не был, не был и профаном. Прораба по специальности на техническую должность рекомендовал заместитель начальника областного управления сельского хозяйства Шушков, его земляк.
  До этого мужчины не знали о существовании друг друга. Встретились они в родной деревне Баловка совершенно случайно. Большой чиновник приехал на похороны матери, клерк ─ за грибами. Сорока узнав, что вельможа, которому до пенсии оставалось два года, хочет в родных краях построить дачу для своей единственной дочери, предложил ему свои услуги. Через месяц они встретились вновь. План огромной постройки Евгению Ивановичу понравился, понравилось и место ее расположения. Сосновый бор, находившийся в двух шагах от Днепра, был также полезен и для родителя. Его то и дело мучила одышка. По этой причине его рано "списывали".
   Вечером после баньки мужчины хорошо поужинали, основательно выпили. Пожилой не только многое обещал молодому, но и многое для него сделал. Сорока стал мастером не случайно. Автобаза находилась в непосредственном подчинении Шушкова, переложить карту в колоде большого труда ему не стоило. Не без его помощи он стал и директором. Как и не без его помощи поступил на заочное отделение автомобильно-дорожного института...
   Восхищалась своим мужем и Антонида Федорова. В этот памятный вечер ее нисколько не тревожило, что ее Федя есть просто-напросто работяга. Откровенно говоря, она мечтала о муже начальнике, особенно в последнее время. У начальника, пусть даже малюсенького, куда больше возможностей воровать. Она слегка чмокнула мужа в щечку и тут же ее глаза несколько повлажнели. Только вчера они пахали как рабы, чтобы купить квартиру, копили на машину. Месяц назад у них началась новая жизнь, появились новые возможности. В том числе и для нее, круглой сироты. Она уже не сидит в небольшой комнатушке и не вдыхает клубы дыма от двух любовниц Ивана Осиповича Одинцова, бессменного директора райпищеторга...
   Ради сытой и обеспеченной жизни Антонида многое прощала своему мужу. Прощала ему пьянство, простила ему и супружескую неверность. Узнала она об этом от директора ресторана "Плакучая ива" Иванова. Дом, в котором он жил, находился через дорогу, напротив их "кооператива". Она часто задерживала взгляд на мужчине с черными волосами и холеным лицом, который вальяжно садился в новое "Жигули" красного цвета и, слегка высунув голову из окна, ехал на работу. При виде соседки он кивал ей головой и улыбался. Она же ему никаких знаков внимания не показывала. Ее лицо лишь изредка становилось розовым.
   Прошлой весной у Федоровой с соседом был легкий флирт. Получилось это совершенно случайно, не по ее желанию. Она купила в мебельном магазине небольшой шкаф для хранения вещей. Нести его было тяжело. Она то и дело бросала взгляд на дорогу, надеялась увидеть знакомых или поймать такси. Она слегка улыбнулась, когда к магазину подкатило знакомое "Жигули". Из машины вышел статный мужчина и неспеша подошел к симпатичной брюнетке, которая была одета в белую кофточку и черного цвета юбку. Одежда от талии книзу была чуть-чуть выше ее колен. Она специально носила такую юбку. Многие из ее знакомых свои худые или кривые ноги прятали в брюки или одевали макси, вплоть до пяток. Она же, наоборот, носила мини. Ее красивые ноги нравились мужу. Он от них был без ума, особенно в постели.
   Иванов не кривил душой, что соседка, живущая напротив, жена знаменитого сварщика и депутата районного совета ему нравилась. Однако он не искал с нею встреч. Боялся ее мужа, который был высокого роста и жилистый. Мало того. Он в последнее время не только возмужал и опустил животик, но и изменил свою походку. Изменил он также и манеру поведения. Он чем-то напоминал чиновников, сидевших в серых домах.
   Подойдя к женщине, мужчина слегка улыбнулся и с несколько напускным удивлением произнес:
   ─ Ба-а-а, моя соседка... Сколько лет живу и впервые перед собою вижу такую очаровательную особу. ─ Затем он зыркнул своими карими глазами по сторонам и протянул руку для приветствия.
   Комплимент симпатичного мужчины, который был среднего роста и слегка отдавал мужским одеколоном "Шипр", прибавил смелости Антониде. Она, ответив на рукопожатие, промолвила:
   ─ У меня сегодня невезуха, Николай. Купила чуть-чуть мебели и хоть на руках неси...
   Иванов лукаво улыбнулся, затем сделал обеими руками пару вращательных движений вперед, слегка подал грудь и почти по-детски прогнусавил:
   ─ Ну, о чем речь, Тонечка. Грузить или выгружать мебель для меня не проблема. Я, будучи солдатом, для многих офицерских жен был грузчиком.
   Заразительно рассмеявшись, он тут же кинулся к небольшому стоячему ящику с дверцами. Через несколько минут автомобиль "Жигули" припарковался у первого подъезда кирпичной девятиэтажки. Федорова неспеша поднялась на пятый этаж и перевела дух. Лифт, вертикально движущийся подъемник с кабиной уже полгода не работал. Почему не работал, жильцам было неведомо. Она открыла дверь своей квартиры и прислушалась. Внизу раздавалось легкое кряхтенье...
   Приглашение стройной хозяйки с несколько курносым носом на чашку чая грузчик с удовольствием принял. Он вошел в туалетную комнату, помыл руки. Затем присел за стол. Сделав пару глотков темной жидкости, он внимательно посмотрел на женщину, сидевшую напротив. Она почему-то молчала. Лишь изредка издавала тихое сопение или хлюпанье, когда подносила к губам стеклянный цилиндрический сосуд без ручки. Через некоторое время гость слегка перевел дух, отставил стакан в сторону и очень тихо промолвил:
   ─ Тоня, чай очень вкусный. Лучше, чем в моем ресторане... ─ Антонида тут же произнесла. ─ Спасибо за помощь, Николай. ─ Затем, слегка покраснев, словно что-то сделала непотребное, продолжила. ─ Я со своим Тимой была в "Плакучей иве" один раз и то совершенно случайно... ─ Мужчина сделал недоуменное выражение лица и с несрываемым интересом спросил. ─ Когда это было? Я что-то не помню твое посещение. ─ После короткой паузы он продолжил. ─ Твой Тимофей, как только коммунисты "взяли" его в депутаты, стал настоящим завсегдатаем моего заведения.
   Федорова слегка хмыкнула и сделала обворожительную улыбку. Общественное признание заслуг ее мужа ей очень нравилось. О нем, как депутате из рабочего класса, писала областная газета. Его престиж сказывался и на ее работе. Одинцов каждое утро заходил в ее каморку и первым протягивал ей руку. Он уже сделал ей намек на повышение. Не оставалась без внимания жена народного депутата и вне работы. В лицо ее мало кто знал, но как только она называла свою фамилию, клерки и чиновники проявляли определенное шевеление. В этом она убедилась в ателье, когда шила платье для выхода в ресторан, как жена только что "испеченного" народного избранника. Заведующая мастерской, пожилая женщина с большими очками на носу, сделав пару комплиментов в ее адрес, не забыла похвалиться тем, что она голосовала за мужчину с умной головой и золотыми руками. И не только это радовало круглую сироту. Она была на седьмом небе от счастья, когда на семейном столе появлялись продуктовые дефициты, особенно сладкие. Откуда и почему их привозили, ее не волновало. Иногда она призадумывалась и слегка улыбалась. Ее муж куда меньший начальник, чем чиновники в области или в ЦК КПСС. Ему куда меньше перепадает, чем им. После обильного застолья она шла в ванную комнату, затем делала постель. Мужу-добытчику она отдавалась без остатка...
   Антонида внимательно посмотрела на импозантного мужчину. Его карие глаза, как ей казалось, были не органами зрения, а маленькими огоньками, которые освещали ей дорогу в его душу. Что было во внутреннем, психическом мире гостя, она не знала. В одном она уже нисколько не сомневалась. Он неравнодушен к ней, как к женщине. И тотчас у нее появилось желание прикоснуться к его несколько загоревшей руке. Прикоснуться и только. Она слегка вздохнула и улыбнулась.
   Иванов уловил вздох очаровательной брюнетки. И он еще пристальнее на нее уставился. Ее лучистый взгляд опытному ловеласу о многом говорил. Сомнений у него не было. Она была единственной для своего мужа. Он же в свои сорок пять имел около дюжины женщин. В большинстве своем это была его "прислуга" ─ официантки. Благодаря связям с чиновниками из района и города, он очень быстро обновлял кадры. Их ротация не зависела от их усердия по работе. Не нуждался он и в партийной прослойке. Все определялось личной преданностью директору, и самое главное, что важно было для женщин, а таковых было почти сто процентов, любвеобильностью к нему. Первая "телесная услуга" позволяла закрепиться в коллективе. Вторая и последующие определяли денежное жалование любовницы...
   Гость перевел взгляд на настенные часы, висевшие перед ним, и нехотя приподнялся из-за стола. Улыбнувшись, он промямлил:
   ─ Ну, мне пора, работа ждет. ─ Заметив несколько растерянное выражение лица хозяйки, он бросил в ее адрес комплимент. ─ Мне было очень приятно с такой очаровательной женщиной.
   Федорова слегка зарделась и про себя отметила. Муж в ее адрес подобных комплиментов не отпускал. Она неспеша подошла к двери и открыла ее. Иванов, оказавшись рядом с хозяйкой, кисло улыбнулся и еле слышно прошептал:
   ─ Соседушка, смотри за своим депутатом... Смотри, еще раз смотри...
   Антонида слегка отпрянула, ее лицо стало розовым. Она стиснула зубы и с удивлением посмотрела на гостя. Неожиданно на лестничной клетке раздались чьи-то голоса и смех. Она развернулась и без всякого желания закрыла за собою дверь. Затем вошла на кухню и отодвинула шторку, которой было занавешано окно. Иванов стоял возле машины и таращил глазами наверх. Увидев знакомую женщину, он помахал ей рукой. Помахала ему рукой и симпатичная брюнетка. Едва "Жигули" скрылись из вида, она вошла в спальню и упала на кровать. Разрыдалась. Затем успокоилась и начала мастубировать. На этот раз она хотела иметь в постели не депутата, а холеного мужчину. Его звали Николаем.
   Имя любовницы своего мужа Федорова не спросила у гостя специально. Не хотела тревожить свою душу. На его предупреждение она все-таки реагировала. Во время любви с Федором она иногда становилась холодной, даже ледяной, когда представляла, как его "птенчик" входил во влагалище другой женщины. Не заводила она бучу с мужем еще и по другой причине. Она была беременная.
   Телеграмма о свадьбе бывшего соседа для Федорова была полнейшей неожиданностью. Он и Арсений не только жили в одном подъезде, но и вместе учились в школе и в ПТУ. Какой-либо особой дружбы между ребятами не было. Не было и определенных обязательств. Лишь за малым исключением. Они пообещали, что пригласят друг друга на свадьбу. Вскоре у Овчаровых случилось горе. Отец Арсения, водитель КАМАЗа во время работы в карьере не справился с управлением и перевернулся. Спасти его не удалось. Через пару лет вдова познакомилась с мужчиной из Омска и вместе с двумя сыновьями переехала к нему. Однокашники связей не теряли. Они поздравляли друг друга с новым годом или с днем рождения. Первым не сдержал слова житель Украины, он не пригласил своего друга на свадьбу. Сибиряк о своем обещании не забыл. Федоров почти месяц ходил в раздумьях, ехать или нет. Сибирь ему была неведомой. К тому же он очень болезненно переносил холод, от него можно и умереть. Свадьба была назначена на 23 февраля, на День Советской Армии.
   Омск встретил Тимофея Федорова морозом, притом страшным. Зашкаливало за сорок градусов. Едва пассажир высунул физиономию наружу, у него тут же перехватило дух. Он присел на корточки, отдышался. Пожилая проводница слегка вскрикнула и бросилась ему на помощь. Высокий мужчина, одетый в осеннее полупальто, на голове которого была теплая спортивная шапочка, кисло улыбнулся и поднял палец кверху. Дал знать, что в помощи не нуждался. Потом, словно очумелый, он быстро спрыгнул с подножки. Южанину повезло, его уже ждали. Арсений и его невеста, одетые в добротные меховые шубы, стояли на перроне вокзала и внимательно вглядывались в тех, кто выходил из вагонов. Мужчины сразу же узнали друг друга, крепко обнялись. И тут же бросились к стоянке такси. Свадьба, несмотря на сильные морозы, удалась.
   Федоров был на торжестве не центральной фигурой, но одной из заметных. К нему то и дело подходили сибиряки и интересовались жизнью на Украине. Он на их вопросы охотно отвечал. Не забывал при этом и присоединиться к предложенному тосту. Только через неделю молодожены решили отпустить гостя домой. Настроился ехать он и сам. Он бы и уехал, ежели бы к Овчаровым не приехал запоздалый, родной брат жениха. Он был в командировке на Севере. Попасть на свадьбу вовремя ему не удалось. Сначала начальник не отпускал, потом самолет по метеорологическим условиям не мог вылететь. Бывшие соседи оказались не только одного роста, но и "братьями-близнецами" по профессии. Они то и дело делились между собою опытом сварочных работ, иногда доходило до хрипоты.
  Мало того. Сибиряк оказался заядлым охотником. Его приглашение сходить поохотится житель Днепропетровска встретил без всякого энтузиазма. Сибирские морозы ему порядочно надоели, да и он соскучился по своей жене. Она вот-вот должна была разродиться. Предложение брата поддержал Арсений. В конце концов Федоров дал добро. Вскоре он оказался в небольшой деревушке Налимово, где Анатолий жил со своей семьей, в двухстах километров от Омска. Мужчины первую ночь кутили. Особенно преуспевал гость, он никогда в своей жизни не кушал медвежатины, не говоря уже о самогонке, которой было пей ─ не хочу! Перед рассветом случилось непредвиденное. Трехгодовалый Гошка, сын Анатолия внезапно заболел. Вечером он слегка кашлял, ночью же сильно затемпературил. Родители не на шутку забеспокоились. В полузабытой деревне врача не было. Они извинились перед гостем и на своем "Москвиче" поехали в районный центр Казанка, в больницу.
  Федоров, едва Овчаровы уехали, стал собираться на охоту. Он хотел доказать, что украинцы нисколько не хуже охотники, чем какие-то сибиряки. Тем более, на зайцев. Он натянул на себя теплый свитер хозяина, наверх одел фуфайку. На голову надел шапку из шкуры лисы. С обувью вышла осечка. Валенки были для него малы, почти на пару размеров. Одел свои зимние полуботинки. В них он чувствовал себя неплохо, когда встал на лыжи.
   На улице поднялась поземка, когда мужчина, на плече у него была двухстволка шестнадцатого калибра, вышел из дома. Свежий воздух и слабые лучи солнца, которые едва выглядывали из рваного снежного одеяла, его радовали. Он то и дело останавливался и прикладывался к бутылке с самогоном. Следовал наставлениям бывших соседей. Спиртное во время охоты никогда не помешает, особенно зимой. Только к обеду он встретил первого зайца. Его дуплет оказался неудачным. Косой от страха рванулся в близлежавший березовый колок. Федоров бросился вдогонку, но вскоре потерял его след. Через некоторое время у него вообще пропало желание охотиться. Десятки колков и полей, которые он прошел, были вдоль и поперек испещрены следами четвероногих. Кому они принадлежали и когда они были здесь, он не мог определить. Внезапно наступила темнота. Страх все больше и больше преследовал одиночку. Он то и дело останавливался и глазел вокруг себя. Вся и все казалось ему знакомым, одновременно и незнакомым. Он посмотрел на светящийся циферблат своих наручных часов. Прошло почти пять часов, как он ушел из дома Овчаровых. В нем было тепло и сытно...
   Жителя Украины нашли только через день. На его поиски были подняты взрослые жители Налимово и трех соседних деревень. Да и вряд ли его нашли, ежели бы не специальная поисковая собака. Ее владельцем был омич, приехавший поохотиться. Федоров лежал вниз лицом, запорошенный снегом. Едва его отрыли, тут же его тело натерли спиртом. Вскоре неудачник оказался в районной больнице. Врачи делали все возможное и невозможное, но увы. Они оказались бессильными против сибирской природы. Пациент сильно обморозился. Ему ампутировали обе иноги по самые голеньи, удалили также большой и указательный палец на левой руке. Почти полностью отрезали и левое ухо. Калека страшно похудел и постарел. Некогда русые волосы еще молодого мужчины посеребрила седина. Однако не это сейчас его беспокоило. Он все терялся в догадках. Увидит ли он своего первенца? Как примет его, калеку Антонида, его жена? О случившемся он все еще не давал ей знать. Боялся. Анатолий Овчаров по его просьбе дозвонился до автобазы и сказал директору, что Федоров скоро приедет. Сорока передал отпускнику большой привет. Человеческая теплота начальника сильно разбередила душу подчиненного. Он лежал на койке и нередко рыдал. Он все больше и больше приходил к неутешительному выводу. Сварщиком ему уже не быть, не говоря уже о левых деньгах.
   От тяжелых мыслей несчастному становилось не по себе. Он скрипел зубами или до крови кусал свои губы. Особенно он злился, когда под него ставили медицинскую утку и он опорожнял мочевой пузырь или кишечник. Вскоре с этим делом стало несколько проще. Две медсестры брали его под руки и несли в туалетную комнату. Запах человеческого дерьма, который для Федорова был, как в народе говорят, родным и близким, сильно раздражал пожилых женщин. Они морщились и зажимали пальцами рук свои органы обоняния. Немощный все это видел и сильно переживал. Не только переживал, но и ненавидел себя. Дабы не быть в очередной раз осрамленным, он часто сдерживал себя по естественным надобностям. В это время его лицо было красным, по впалым щекам и бороде текли капельки пота. Лишь тогда, когда он садился на пошарпанный унитаз, из которого журчала холодная вода не то серого, не то кирпичного цвета, он отводил душу. "Нужник", так больные называли общественный туалет, в это время никто не посещал. Дверь кабинки была полуоткрытой. Только через два месяца калеке разрешили закрывать дверь изнутри на крючок. У персонала до сих пор на слуху был особый случай. Один из больных, у которого отняли половой член, пытался покончить с собою. Это произошло через несколько минут после посещения его любимой девушкой. Несчастный не удержался, поделился с нею своим горем.
  Молодые люди были уже помолвены, но случилось непредвиденное. Сержанта запаса взяли на сборы. Во время полевого выхода сильно похолодало, развели костер. Призывника знобило. Он подошел к источнику тепла так близко, что его сапог стало припекать. Внезапно раздался взрыв. Кувалдина взрывной волной отбросило в сторону на пару метров. Он тотчас же почувствовал резкую боль между ног...
   Наступило лето. Несмотря на яркие лучи солнца и значительную прибавку светлого времени, жизненный тонус Тимофея Федорова был на абсолютном нуле. Он почти все время находился в горизонтальном положении. Две перенесенные им операции, врачи связывали с его сильным обморожением и со спецификой его организма. Он же им не верил. Мало того. Через молодую медсестру, она была родственницей Овчаровых, он узнал правду о своих приключениях. После первой операции у него сильно гноились швы, причиной этому были недоброкачественные нитки. Только к началу мая все более или менее встало на свои места. Калека уже не чувствовал острой боли, когда "приземлялся" на свои культи. У него появился не только аппетит, но и желание жить.
  Однажды он поинтересовался перспективами своего пребывания в больнице у лечащего врача. Молодой мужчина, бросив презрительный взгляд на пациента, еле слышно пробубнил:
   ─ Товарищ Федоров... Я, честно говоря, не могу понять... ─ Сделав короткую паузу, он продолжил. ─ Я на месте нашей партии вообще подобных алкашей не лечил...
   Федоров на неожиданное умозаключение медицинского светилы ничего не ответил. Он сильно сжал зубы и заплакал. Кому-либо жаловаться он считал бесполезным занятием. Он все это время был на птичьих правах, как в больнице, так и в гостях. Старшая медсестра уже несколько раз интересовалась его родственниками. Он повторял одно и тоже. В Сибирь он попал совершенно случайно. Родных и близких в этом суровом крае у него не было и нет. Местные чиновники вопрос о "пересылке" инвалида первой группы на Украину решили к началу сентября. Федоров уже месяц жил у Овчаровых, в Налимово. Никто из них в его адрес не сказал ни одного плохого слова. Не упрекали его и в вынужденном ничегонеделании.
   Стояла очень теплая погода, когда самолет ТУ ─ 134 взял курс на Днепропетровск. Безногий, едва комфортабельный пассажирский лайнер взлетел, прильнул к окошечку. На омской земле, за металлическим ограждением стояла небольшая группа людей, они сделали все возможное и невозможное, чтобы он, Тимофей Федоров обрел вторую жизнь. Надежда на лучшее, особенно на помощь любимой женщины, все больше и больше его преследовала. Залогом этому были слова Арсения Овчарова, который перед его отлетом дозвонился Сороке и Антониде. Шеф просил своего лучшего специалиста не падать духом. Жена сказала, что она с нетерпением ждет своего любимого. Оставила за ним право дать имя их первенцу, сыну...
   Самолет в аэропорт назначения прибыл под вечер. Две молодые стюардессы, проводив пассажиров, подошли к бородатому мужчине. Затем взяли его подмышки и осторожно спустились с ним вниз. Калека, увидев молодого парня в белом халате, катившего к трапу самолета инвалидную коляску, неслыханно обрадовался. Через пару минут он сидел уже в ней. Санитар слегка похлопал сидевшего по плечу, на его колени положил его небольшую сумку со скарбом и неспеша стал двигать небольшую тележку специального назначения к зданию аэровокзала. Федоров то и дело щурил глаза от яркого солнца, лучи которого, несмотря на позднее время, все еще гуляли по асфальту. Ему казалось, что природа сделала для него специальный подарок.
   Едва мужчины оказались в большой стекложелезобетонной постройке, как бородатый завертел головой по сторонам. Антониды, его жены в стайке встречающих не было. Он попросил санитара остановиться, подождать. Парень, скорее всего, того и ожидал. Он быстренько подкатил коляску к большой электронной карте воздушных сообщений СССР и ринулся в туалет. Федоров облегченно вздохнул, у него появилось время для ожидания жены. Стройной женщины с длинными черными волосами пока еще не было. Он слегка улыбнулся. Вообще было хорошо, если бы она пришла с сыном. Он окинул взглядом вестибюль вокзала, потом еще раз и еще... Затем, тяжело вздохнув, положил руки на колеса и подал свои верхние конечности вперед. Небольшая тележка медленно покатилась, что обрадовало седока. Он никогда не думал, что на изделии из металла так можно быстро передвигаться.
  Он сделал руками еще несколько движений вперед и увидел перед собою худую женщину. Она была в специальной форме работников советского Аэрофлота. Он слегка взмахнул рукой и несколько дрожавшим голосом произнес:
   ─ Гражданочка, скажите... А мой самолет прибыл без опоздания?
   Худосочная остановилась, и сделав недоуменное выражение лица, сквозь редкие зубы процедила:
   ─ Наши самолеты работают как часы, без опозданий... ─ Затем рукой поправила специальный значок работника воздушных путей сообщения СССР и в том же тоне продолжила. ─ Дедушка, тебе не мешало бы купить очки, а то, наверное, от шнапса не просыхаешь...
   Федоров низко опустил голову и с отчаянием стал вращать руками. Затем резко остановил коляску. Призадумался. Ему было всего-навсего тридцать с хвостиком, а его уже окрестили стариком и приняли за алкоголика. При этом он тяжело вздохнул. Он не брился специально, не хотел докучать Овчаровым. В больнице его брили медсестры. Главный врач презирал заросших пациентов. Инвалиды были не исключением. Его неожиданно кто-то толкнул в плечо. Он слегка повернул голову и обрадовался. Перед ним стоял знакомый медбрат. И в этот же миг в его голову пришла очень простая мысль. Откуда появился этот молодой человек и почему он все время его "пасет"? Арсений перед самым отлетом из Омска его заверил, что его будет встречать не только жена, но и директор автобазы.
  Он приподнял голову и с несколько перекошенным ртом выдавил из себя:
   ─ Извини меня, браток... А почему ты вокруг меня ошиваешься? ─ Несколько мгновений калека молчал. Искал в своей голове подходящие слова. Он никак и ничем не хотел обидеть своего помощника. Без него, и особенно без коляски, он сейчас лежал бы как полено или деревянный обрубок посреди толпы людей, сновавших по огромному помещению туда-сюда. Он стиснул зубы и еле слышно вновь произнес. ─ Слушай, паренек... Я жду свою жену с ребенком и начальника со свитой. Ни тех, ни других почему-то нет...
   Медбрат слегка усмехнулся и с олимпийским спокойствием ответил:
   ─ Тимофей Анатольевич... Я только пару часов назад в отношении тебя получил указание своего шефа. Даже коляску пришлось взять из отделения. На тебя еще заказ не сделали...
   Калека несколько приподнялся на руках, покачал головой и смачно выругался. Понял, что его страшно облапошили. Искрометный мат бородатого Петра Павлова нисколько не обескуражил. В доме инвалидов он и не такое слышал и видел. Кое-кто из обитателей социально-медицинского заведения, особенно молодые, не только матерились, но и ломали все, что им попадалось под руку. Он понимал сверстников. Быть инвалидом в таком возрасте ─ означало поставить крест на всем. Этот же пациент пока ему особых проблем не создавал. Он почти целый час был без присмотра и ничего. За это время он сходил в туалет и выпил пару кружек пива. Он слегка покачал головой, и бросив взгляд на источник матерщины, очень спокойно произнес:
   ─ Я о твоей жене и начальнике ничего не знал... Да и знать не хочу... Иван Иванович мой шеф, а остальное мне по одному месту...
   Затем он расправил плечи, и крепко взявшись за поручни коляски, решительно направился к выходу...
   Только через неделю Тимофей Федоров кое-что узнал о том, что творилось и происходило вокруг его собственной персоны, когда он находился в больнице и несколько позже, у Овчаровых. Они приложили немало усилий, прежде чем он, калека оказался в довольно неплохом заведении. Они не только обивали пороги кабинетов омских чиновников, но и несколько раз звонили в Днепропетровск. Звонили и его жене. Антонида тихонько всхлипывала и вздыхала. Клялась встретить своего мужа и помогать ему во всем. Многое обещал и Сорока, директор автобазы. Однако ни жена, ни начальник слов своих не сдержали. Он был шокирован, когда во время собеседования директор Иван Иванович Тошнило показал ему карточку по учету прибывших. В ней было написано, что инвалид первой группы Федоров являлся круглым сиротой. Об его жене, о родителях, как и о двух сестрах-близнецах не было ни слова...
   Новенький вышел на "свободу" через месяц, так называли обитатели дома престарелых и инвалидов выход в город. Едва он выехал на коляске за проходную, тут же остановился. Посмотрел на небо и улыбнулся. Темные тучи не портили ему настроения. Самое главное из услышанного и прожитого им за это тяжелое время ─ он поверил в свои силы, в возможность и необходимость жизни, путь даже она очень сильно отличалась от жизни здоровых людей. Он, как и тысячи ему подобных, хотел немногое ─ простого человеческого счастья. Песенка бывшего знаменитого сварщика и бывшего депутата районного совета народных депутатов еще не спета. Он вновь улыбнулся и стиснул зубы. Все то, что сейчас вторгалось в его жизнь, его вполне устраивало. Его не плохо кормили и одевали, проверяли даже на вшивость. В первый же день его тщательно побрили и подстригли под "Котовского". Ни первому, ни второму он не противился. Его полуседая шевелюра и борода не только его старили, но и часто раздражали его кожу.
   Мысль посетить Шиянку, жилой микрорайон города, где он жил и работал, Федоров носил в своей голове каждый день и каждый час. Тоска по жене и сыну до боли сжимала его сердце. Своими потаенными мыслями с соседом по комнате он не делился. Как и не спрашивал его о личной жизни. Виктор, очень пожилой мужчина, потерявший левую ногу во время аварии на заводе, также ему расспросами не докучал. "Сокамерники" находили общий язык во время приема пищи и просмотра телепередач. В поле зрения мужчин были новости и футбол. Политиков, как правило, они не трогали. Считали их некчемными и дерьмом. О футболе же спорили до хрипоты. Федоров до этого мало интересовался этим видом спорта. Сейчас же его прорвало. Он не пропускал ни слова и ни строчки о своей любимой команде "Днепр".
   Инвалид резко крутанул колеса. До его родной "кооперашки" было километра два-три, не больше. Не столь большое расстояние он преодолевал очень долго и с большим трудом. Специальной дорожки для велосипедистов, не говоря уже о дорожке для колясочников, не было. Он то и дело прижимался к обочине полуразрытой и перемытой асфальтированной дороге. Он слегка дрожал, когда мимо него на бешеной скорости проносились мощные грузовики, обдавая его потоками грязи и дыма. Легковушек он не так боялся. Его радовало, когда кое-кто из водителей притормаживал или сворачивал в сторону. Он иногда рукой приветствовал джентльменов.
   Перед въездом в микрорайон Федоров вырулил на обочину и вскоре оказался перед сосновым бором. Около двух десятков деревьев ему до боли в сердце были знакомы. Он еще мальчишкой ходил сюда с родителями смотреть на белок. Он сильно переживал, когда их вообще не стало. Не сомневался, что небольшой лесной зверек-грызун с пушистым хвостом боялся людей. И не без причин. Кое-кто из двуногих зевак, увидев красивых животных, во всю глотку кричал или улюлюкал. Были и такие, кто устраивал настоящий марафон для обитателей соснового бора, надеясь их поймать. Тима никогда подобного не делал. Как он и не понимал, почему люди с каждым днем все больше и больше ненавидели и боялись друг друга. Страх за свою жизнь преследовал высокоорганизованных существ не только днем. Он усиливался стократ, когда город опускался в темноту...
   Безногий обеими руками прокрутил колеса несколько вперед и остановился. Затем он привстал с сиденья и с облегчением вздохнул. Необычайно целебный воздух его пьянил. В этот же миг он почувствовал единение человека и природы. И не только это. Запах родного очага все больше и больше его притягивал к себе. Притягивал так сильно, что он не выдержал и заплакал.
   Вскоре он подкатил к автобусной остановке и уставился на дом напротив. Его сердце тревожно екнуло, когда на окне своей спальной комнаты он увидел другие шторы. Вместо темно-коричневых были белые. Через некоторое время из первого подъезда вышла женщина. Она перешла через дорогу и остановилась возле магазина "Копейка", в метрах пятидесяти от автобусной остановки. Калека низко опустил голову, затем неспеша ее поднял и невольно вскрикнул. Вскрикнул не только от того, что увидел свою жену. Вскрикнул еще и от того, что она была очень хороша собою. Антонида была одета в джинсы синего цвета и белую кофточку. На ней, чуть выше груди была приколота большая брошь. При каждом движении она светилась, словно десятки маленьких солнц. Поверх ее одежды был светлого цвета плащ, он был нараспашку. На ее ногах были черные туфли на высоком каблуке. И не только одеяние жены вызывало восхищение у мужа. Ее некогда длинные черные волосы были перекрашены в белый цвет. Федоров невольно улыбнулся и сделал пару вращательных движений вперед, навстречу любимой женщине. И тут же в его руках сила улетучилась.
  Прямо перед его носом промчался черного цвета "Мерседес" и резко затормозил. Из машины вышел пожилой мужчина. Его густые седые волосы, обрамлявшие голову, за исключением небольшой плешины на ее макушке, неплохо сочетались с его костюмом светлого цвета. Он подошел к крашеной блондинке и галантно поднес ее руку к своим губам. Затем слегка чмокнул ее в щечку и неспеша повел ее к машине...
   Колясочник не то страха, не то от неописуемой наглости чужого мужчины по отношению к его жене замахал руками и со всей силой прокричал:
   ─ Ей, плешивый... Руки прочь от моей жены, пошел вон козел вонючий... Пошел вон, я тебе говорю...
   Едва закрыв рот, он тотчас же поник головой. Вместо мощного голоса из его гортани раздалось не то шипение, не то нечто другое. Блондинка необычное поведение калеки заметила. Она остановилась и повернулась в его сторону. Мужчина в коляске, на голове которого была черная шляпа с большими полями, надвинутая по самые его уши, особого внимания сначала у нее не вызвал. Лишь после того, как он помахал ей рукой, он слегка вскрикнула. Дальше о чем-либо раздумывать ей не пришлось. Она почувствовала сильную руку Виктора и тут же последовала за нею...
   Тимофей Федоров не сомневался, что жена его узнала. Узнала, но почему-то не подошла к нему. Возможно, причиной этому был седовласый мужчина, который был ее начальником, а может даже и любовником. Через некоторое время он пришел к однозначному выводу. Его жена, она же мать его сына была любовницей или супругой владельца иномарки. Он был далеко неглупым человеком. Иномарки, которых в городе было два-три десятка, имели спекулянты с большим размахом или номенклатурщики. У нищих дорогих тачек не было. Они им даже и во сне не снились...
   К обеду калека подрулил к городскому рынку и остановился возле центрального входа. В левой части небольшого ангара продавали одежду, предметы домашнего обихода, в правой части ─ продукты питания. Мужчина, из глаз которого нередко текли слезы, вызывал сочувствие у прохожих. Некоторые из них совали в его протянутую руку деньги, одаривали конфетами или фруктами. К закрытию рынка у него был почти полный мелочи небольшой карман куртки-ветровки, которую он одолжил у соседа по комнате. Желание по-настоящему расслабиться то и дело преследовало сидячего.
  Вскоре он оказался у пивнушки. Свободных мест за столиками не было. Однако едва он подъехал, как позади себя услышал голос:
  ─ Папаша, погоди немного... Мы уже заканчиваем...
  "Папаша" повернулся и кисло усмехнулся. За свой возраст он не обиделся. Неподалеку от себя он увидел троих молодых парней. Они о чем-то очень оживленно разговаривали. Как только инвалид оказался у их столика, один из них, самый мощный по телосложению и с густыми черными волосами на голове, слегка приподнялся, и протянув ему руку, весело протараторил:
   ─ Земеля, сейчас мы уметаемся... ─ Затем он кивком головы показал на худощавого собутыльника и сказал. ─ Мой кореш Петька уже клюет... ─ Федоров бросил взгляд на белокурого парня. Он и на самом деле уже не вязал лыка. Его глаза были неестественно навыкате, изо рта бежали маленькие струйки слюны... Блондин последним поприветствовал калеку. Протянув ему руку, он сквозь зубы процедил:
   ─ Мы устроили сегодня небольшой сабантуйчик... - Ударив кулаком по столу, продолжил. ─ Моя Машка выскочила за другого фрайера... Я ею шлюху на одном месте видел...
  Калека сильно нахмурился, этим выразил сочувствие бедолаге. Виновник торжества смачно плюнул и, ударив кулаком себе в грудь, истошно прокричал:
   ─ Ребята, я и взаправду ничего не беру в свою голову. Я первую бабу потерял... Пошла она на х... ─ Затем он приподнялся со стула и по очереди облобызал своих компаньонов. Они ответили ему не только подобным действием, но и крепко пожали ему руку. Сочувствие собутыльников придало белокурому очередную порцию жизненного оптимизма. ─ Опрокинув в свой рот содержимое бумажного стаканчика, он опять продолжил. ─ Корешки, я без бывшей не пропаду... Я вчера нашел себе другую милку... Галка, баба что надо...
  Федоров в разговор молодых людей не вступал. Знал, что с пьяными лучше не связываться, тем более, если ты еще и физически немощный. Он сидел в коляске, словно истукан, лишь иногда крутил головой по сторонам. Пьяные парни его сейчас вообще не интересовали. Ему хотелось только одного, что было самым важным в его жизни. Как можно быстрее сесть за столик и отвести душу. Напиться, затем забыться. К его радости, ребята долго не задержались. На прощание белокурый по-дружески обнял калеку и еле слышно ему на ухо прошептал:
   ─ Тима, я хотя и пьяный, но тебя сразу же признал. ─ Увидев слезы на глазах инвалида, он продолжил. ─ В прошлом году ты делал оградку моим предкам... Хорошая работа...
   Знаменитый мастер улыбнулся и слегка похлопал парня по его плечу. Что-либо сказать теплое на прощание неудачнику у него не было сил. У него самого из глаз предательски текли слезы. Ребята, взяв друга друга под ручки, пошли в сторону проезжей части дороги. Вскоре раздался голос Петра:
   ─ Эй, тачка, стой, стой, стой... Ребята, греби ее...
   Федоров невольно оглянулся назад. Троица, увидел такси, бросилась ему навстречу. Водитель от страха резко ударил по тормозам. Белокурый первым рванулся к двери, и взяв за шиворот полуиспуганную пассажирку, вышвырнул ее из салона...
   Что происходило дальше, безногий не стал созерцать. Он заведомо знал, что пьяные не только источник происшествий на дорогах, но и разрушали семьи. Он тяжело вздохнул и придвинулся к столику. Его глаза неестественно засветились. Компашка оставила ему полбутылки водки и крендель колбасы. У него приятно заиграло в желудке и потекли слюнки. В больнице и в доме инвалидов его пичкали полусухими макаронами и непонятным варевом из кислой капусты...
   Калека дрожавшими руками пригубил бутылку, неспеша сделал пару затяжных глотков. Прозрачная жидкость прошла по его горлу и опустилась на дно желудка. От неописуемого удовольствия он громко крякнул. Затем он разломил крендель колбасы на несколько частей и одну из них, не очищая от пленки, с жадностью засунул в рот. И тут же с остервенением стал жевать очень приятную смесь мяса и различных специй. Утолив жажду голода, он облегченно вздохнул и откинулся на спинку коляски. Немного расслабился. Этому способствовала и погода. На дворе стоял сентябрь, солнце еще продолжало дарить людям свои лучи и тепло. Он улыбнулся и посмотрел на тех, кто сидел за столиками. В большинстве своем они курили и громко разговаривали. Желание к кому-нибудь из них подсесть и поговорить по душам, калека тут же подавил. Он вновь придвинулся к столику и пригубил бутылку...
   Тимофея Федорова, лежавшего неподалеку от проходной "инвалидки", нашла Ирина Агафонова, подруга Антониды Федоровой. Она работала в социальном заведении медицинской сестрой. С женой знаменитого сварщика познакомилась совершенно случайно, в центральном универмаге. Антонида, как и она, искала себе сапоги. После таинственного исчезновения мужа в квартиру Федоровых дефицитов не привозили. Во время выбора высокой обуви из очень скудного ассортимента женщины незаметно вступили в контакт. Брюнетка не только первой предложила крашеной блондинке номер своего телефона, но и расспросила ее о тайнах по обесцвечиванию волос. Она давно собиралась это сделать, но не решалась.
   Через неделю женщины вновь встретились в универмаге. На этот раз встреча не обошлось без обоюдных комплиментов. Крашеные блондинки то и дело цокали языками или обнимали друг друга. Нередко они подходили и к большому зеркалу, стоявшему в отделе головных уборов, любовались собою. За этим занятием и застал их Виктор Сердюков, бывший заведующий организационным отделом райкома партии. В бывших он ходил всего неделю.
  Буквально час назад он был на собеседовании в областном комитете партии. Его упавший жизненный тонус после визита в огромный особняк значительно поднялся. Ему предложили место проректора по хозяйственной работе в горном институте. Биолог по специальности не стал артачиться. Да и зачем? У райкома свои премудрости и возможности, у престижного вуза ─ другие. Молодые девушки всегда радовали душу ловеласа. Только по этой причине его выгнали из райкома. И все началось из-за "старухи Изергиль", так прозывали за глаза старшую машинистку из машбюро. Татьяна Николаевна просто-напросто с ума сходила. Она отказывалась печатать все то, где не было визы первого секретаря. К Сердюкову, он курировал "печатное издание", часто приходили с жалобами. Он пытался приструнить женщину, но безуспешно. Она тут же кидалась в приемную. Вскоре в кабинете "палача" раздавался звонок. Звонил лично сам первый или его секретарша. Пожилой лысый мужчина и молодая женщина с длинной косой успокаивали его по единому трафарету. Ивченко до пенсии осталось два года, да и нервы у нее на пределе. Его просили правильно понять.
   Мысль омолодить троицу престарелых "печатниц", работающих в машбюро, в голову чиновника пришла из низов, из жизни. Однажды он оказался в одной из средних школ района. Едва он открыл дверь приемной директора школы, как тут же остановился. Причиной этому была молодая и очень красивая секретарша, которая при виде импозантного мужчины, сильно зарделась. Аналогичное, скорее всего, произошло и с визитером. Он слегка перевел дух, на его лице появились капельки пота. Неизвестно, что было дальше, ежели бы из кабинета не вышел директор школы. Он вмиг бросился к чиновнику и почти по-лисьи улыбнулся. Затем протянул ему руку и мимоходом буркнул в сторону секретарши:
   ─ Лидия Петровна... Вам бы не мешало меня известить о визите ответственного работника районного комитета нашей партии... ─ Слегка покачав головой, словно просил одобрения у Сердюкова, он продолжил. ─ На первый раз, Лидия Петровна, объявляю Вам замечание...
  Девушка еле слышно полепетала:
   ─ Извините, Борис Иванович, немного замешкалась... Извините, еще раз...
  Важного гостя после этих слов словно подменили. Он крепко пожал руку директору и очень уверенным голосом произнес:
   ─ Борис Иванович... Да не берите так близко к сердцу наши функциональные обязанности... ─ Слегка хмыкнув себе в кулак, тут же добавил. ─ Это я во всем виноват... Забросал красавицу ненужными вопросами...
  Затем он незаметно взглянул на работницу, ведающую деловой перепиской, текущими делами школьного чиновника. Блондика стояла навытяжку, словно солдат перед генералом. И лупала своими голубыми глазами то на одного начальника, то на другого...
   Ефимцев утвердительно кивнул головой и повел гостя в свой кабинет. Сердюков пробыл в нем недолго. Он отдал директору пару копий документов, поступивших из горкома партии, и мимоходом поинтересовался делами в школе. Затем он распрощался. Едва закрыл за собою дверь, как перед ним вновь выросла секретарша. Она протянула ему руку и несколько дрожавшим голосом проворковала:
   ─ Товарищ Сердюков... Я Вам очень благодарна за защиту... Без Вас мне пришла бы хана... ─ На какой-то миг она замолкла. Скорее всего, боялась жаловаться на своего шефа. Затем она все-таки продолжила. ─ Борис Иванович почему-то в последнее время на меня сердитый... Право я и сама не знаю...
   Импозантный мужчина крепко пожал руку молодой девушки, затем остановил на ней взгляд. Глаза молодого и красивого создания излучали только тепло и свет. Он улыбнулся и с уверенностью произнес:
   ─ Лидия Петровна, не переживайте... Я Вас в обиду никому не дам... Поверьте мне, Лида... ─ Затем он надел на голову пыжиковую шапку черного цвета и вышел вон.
   Костюкова, проводив гостя, тут же опустилась на стул. Слегка прикусила свою нижнюю губу. Она сильно сожалела, что не полностью раскрыла душу начальнику из райкома. Ее пятидесятилетний шеф своими претензиями к ее работе в прямом смысле ее замучил. Не проходило и часа, чтобы он не вызывал ее к себе, независимо, где он находился, в кабинете или в классе, в спортивном городке или в подвале.
   Произошедшее месяц назад семнадцатилетнюю девушку вынудило основательно задуматься. После обеденного перерыва Ефимцев попросил ее поработать вечером. Сослался на то, что нужно напечатать пару справок. Она улыбнулась и утвердительно кивнула головой. Деловая встреча была назначена на шесть часов вечера. Лида пришла в школу во время пересменки. Вместо технички бабы Шуры, престарелой женщины заступил Иван Иванович, бывший прапорщик. Она не знала, как служил еще молодой мужчина в армии, но в школе он работал из рук вон плохо. Он довольно часто клевал носом за небольшим столиком, стоявшим возле главного входа в школу, или храпел на диванчике в гардеробной. Костюкова на наплевательское отношение сторожа к своей работе не реагировала. Это было не в ее компетенции. Контролеров было хоть пруд пруди. Однако ни директор, ни его заместители лысого мужчину вообще не замечали. Ефимцев заходил и выходил из школы только через запасной выход.
  Объяснялось это очень просто. Он ставил свою машину не возле центрального входа, а на школьном дворе, перед окном своего кабинета. Он не хотел лишний раз монтировать колеса старого "Москвича", как это приходилось нередко делать его коллегам. Кое-кто из школьников прокалывал им колеса машин или велосипедов. Больше всех доставалось математичке Галине Михайловне Проскуриной. Выпускница Московского госуниверситета отличалась излишней принципиальностью. Ей мог бы позавидовать сам Максимильен Робеспьер, деятель Великой французской революции. Она ставила двойки безбожно. Не исключением был и ее десятый класс, где она была классным руководителем. "Маленькая ведьма", так прозывали ее школьники за ее маленький рост, несмотря на подвохи, не сдавалась. После третьего прокола обеих шин велосипеда у нее украли насос. В этот же день она купила новый и положила его в учительскую, в свой шкаф.
   Бориса Ивановича Ефимцева радовало, что наставники не жаловались ему на проказы учащихся. Каждый держал свою марку. Более подробную информацию о текущей жизни в школе и за ее пределами он получал от технички Александры Ивановны, ее фотография висела на Доске почета школы. Пожилая женщина, едва он входил в кабинет, прытью неслась к своему начальнику. Мужчина высокого роста с несколько угловатой фигурой внимательно слушал своего стукача и, как правило, утвердительно кивал головой. После его ухода, он откидывался на спинку кресла и от удовольствия цокал языком. Сведения доносчицы была в десятки раз полезней, чем "деятельность" партийной и комсомольской организаций вместе взятые. Пионеры у шефа авторитетом не пользовались. Дети еще мало что смыслили в жизни взрослых ...
   После глубокого осмысления "новостей", полученных от представителя социальной общности "советский народ", Ефимцев приступал к главному ─ фиксированию происшедшего и тех, кто в этом был замешан. Он подходил к сейфу и вынимал из него небольшую, но очень толстую записную книжку. Затем авторучкой делал в ней пометки. Фамилии шкодливых и неудобных ему персон полностью не записывал, кодировал по своему усмотрению. Боялся, что кое-то из учителей или секретарша найдут его досье и разгадают его ребусы.
   Лидия Костюкова вошла в кабинет своего шефа в точно указанное время. Ефимцев сидел за письменным столом и читал свою любимую газету "Правда". Она лежала перед его носом всегда. С нею он никогда не расставался, будь это занятия или комсомольские собрания. Держал он ее в руках и во время встреч с контролерами из партийно-советских особняков. При этом он действовал по своему личному этикету, который он выработал на протяжении многих лет.
   Узнав о визите начальника, он в своем кабинете заблаговременно делал перестановку скромной мебели. Некогда "родное" кресло ставил у продолговатого стола, за которым сидели во время оперативок или совещаний его подчиненные. Себе же ставил обыкновенный стул. В повадках важных гостей он не ошибался. Они с удовольствием опускали свои задницы в полумягкое кресло и тут же с серьезным видом давали ему ценные указания. Не отказывались они и от чашечки чая с лимоном или печеньем. Импортное кофе Ефимцев предлагал только исключительным персонам, к числу которых он относил секретарей райкома партии и выше. Чиновники из общеобразовательных учреждений его мало пугали. Больше всех он боялся идеологов. Не дай Бог что-то антипартийное ляпнуть в их присутствии! Как правило, при всех визитерах перед его носом лежал свежий номер "Правды". Он делал улыбку до самых ушей, когда контролер устремлял свой взгляд на печатную продукцию и начинал разговор с обсуждения передовицы...
   Ефимцев с нетерпением ожидал прихода своей секретарши. В его голове был настоящий каламбур. Предтечей этому были семейные неурядицы. Мария, его жена работала в геологической экспедиции, не была дома по два-три месяца. За время ее отсутствия он пару раз прибегал к человеческому пороку ─ онанизму. Минувшее воскресенье стало для супругов вообще трагическим. Несмотря на ласки женщины, его член почему-то не реагировал. Подобный казус в совместной сексуальной жизни произошел впервые. Остаток ночи супруги провели по-своему. Толстая женщина после неудачи тут же захрапела. Мужчина же не спал. Он все думал и думал...
   Прощание Ефимцевых в отличие от прошлых лет также было не ахти хорошим. Оно чем-то напоминало панихиду, церковную службу по умершему. Перед тем, как проводить жену в автобус, следовавшего к самолету, муж с тревогой в голосе произнес:
   ─ Маша, Машенька на тебе лица нет... Тебя словно подменили... ─ Затем через силу он продолжил. ─ Скажи, пожалуйста, что случилось... Я не понимаю тебя, моя любимая... ─ Увидев повлажневшие глаза мужчины, женщина сухо ответила. ─ Нет, Боренька, ничего не случилось... У меня все нормально... ─ Затем она слегка чмокнула мужа в щечку и быстро юркнула в автобус.
   Едва самолет оторвался от взлетной площадки, Ефимцева прильнула к окну иллюминатора. Она сразу же заметила своего мужа. Он, высокого роста мужчина, выделялся среди толпы зевак, которые махали руками огромной серебристой птице, влетевшей в небо. Она тяжело вздохнула и откинулась на спинку кресла. Задумалась. Владимир, ее начальник все равно ей больше нравился. Она не сожалела, что через полгода у них будет совместный ребенок. Ее же муж на это был неспособен...
   К удивлению Костюковой, задание для нее оказалось несложным. Вскоре она представила работу. Ефимцев внимательно просмотрел печатную продукцию и от удовольствия щелкнул языком. Подчиненная его указания, как и раньше, выполнила очень прилежно. Лида слегка покраснела, когда шеф пригласил ее на чай. Она придвинула стул к Т-образному столу, присела. Улыбнулась. Ефимцев готовил чай для нее впервые. Она внимательно следила за каждым движением пожилого мужчины. Не скрывала, что ей нравились ловкие движения его тонких рук. Нравился ей сейчас и его мясистый нос, который чем-то напоминал пятачок свиньи. Девушка незаметно вздохнула. Во время первого собеседования директор школы ей не понравился. Не говоря уже о том, как он относился к ней в последнее время. Своими неприятностями по работе она поделилась не только с родителями, но и с братом.
   Александр был на пять лет старше своей сестры. Желание учиться он не испытывал еще в детстве, поэтому загремел в армию. И в армии он также филонил. Месяцами лежал в госпитале или выполнял спецзадание офицеров. Ремонтировал их квартиры или помогал перевозить им домашный скарб. После армии "дембель" не работал, сидел на шее родителей. Неизвестно еще как долго он лоботрясничал, но у его отца терпение кончилось. Он сильно переживал, когда видел пьяного тунеядца. Однажды он высказал ему все, что на его душе наболело. Сын не обиделся. Знал, что его предки жили от зарплаты до зарплаты. Переживал он и за свою сестру, она не поступила в университет, провалилась на экзамене. Первым рабочим местом сержанта запаса был хладокомбинат, он стал и последним. Через два месяца подсобный рабочий морозильного цеха уволился. Его не устраивала ни только мизерная зарплата, но и условия труда. Здоровяк от холодного воздуха постоянно кашлял и температурил. Родители на этот раз молчали. Никто из них не имел связей для хорошего трудоустройства сына. Ничем они не могли помочь и своей дочери...
   Только через год привольной жизни Александру Костюкову повезло. Однажды на городском рынке он попал в поле зрения известного спекулянта Евгения Похитайло. Сорокопятилетний мужчина многие годы не работал. Сначала сидел на иждивении матери, потом незаметно разбогател. В центре города купил трехкомнатную квартиру, затем за бесценок приобрел два гаража. В одном стояла его черная "Волга", в другом были автомобильные дефициты. Из-за перепродажи последних бывший каменщик и разбогател. Ради лишнего рубля он ездил по всей стране. Не брезговал и ворованным. За двадцать лет он прилично накопил не только денег, но и обзавелся большими связями. Он свободно входил в любой кабинет или учреждение. Без заказов, как правило, не оставался. Евгений Иванович уже давненько искал себе помощника, притом не только надежного, но и сильного. Лично сам он был маленького роста и худеньким, но с умной головой. Последняя не всегда ему помогала. Во время застолий он, как правило, напивался до чертиков. Просыпался и тут же хватался за "комиссарскую" кожанку. Во внутреннем кармане, специально сшитом для толстого бумажника, денег не было. Львиная часть оных уходила на "девки-бабки", так он называл времяпровождение с женщинами. Лично сам коммерсант представительниц слабого пола не искал. Их ему поставлял Макс, официант одного из престижных ресторанов Днепропетровска.
   Коммерсант нашел себе помощника на Озерке, центральном рынке города. Парень двухметрового роста с накачанными бицепсами неспеша прохаживался среди торговых рядов, к некоторым из них он подходил. Выбрав себе конфету или ягоду, он ложил ее в свой рот. Потом медленно жевал, от удовольствия иногда закрывал глаза. Затем он отходил на пару шагов и заливался смехом. Заведомо знал, что никто из продавцов с ним связываться не будет. Известный перекупщик сидел на хвосте у верзилы более получаса. Лишь после того, как он убедился, что тот без банды, подошел к нему. Костюков в это время ошивался возле шашлычной. Его попытка снять с вертела крупный шматок поджаренного мяса и скушать на халяву, успехом не увенчалась. Старик кавказской национальности громко свистнул и тут же появилась тройка парней. Связываться с ними Александр не стал. Вспомнил случай, произошедший с ним неделю назад. Дело было на Северном рынке, на левом берегу Днепра. На одном из прилавков он приметил очень красивую футболку импортного производства. Обладательницей ее была женщина средних лет. Он, слегка набросив спортивную рубашку на свои плечи, сквозь зубы процедил:
   ─ Тетенька... Мне эта тряпка очень нравится... ─ Несмотря на несколько испуганную физиономию торговки, он продолжил. ─ А как ты смотришь, если ты мне ее подаришь? ─ Брюнетка, одетая в новый джинсовый костюм, повернулась назад и во все горло прокричала:
   ─ Николай, меня грабят... Помоги мне...
   Вопли женщины молодого человека нисколько не испугали. Он спокойно положил футболку в карман своей куртки и также спокойно направился к выходу. Внезапно перед ним появился седовласый мужчина среднего роста. Он был в спортивном костюме. Николай, муж торговки внимательно посмотрел на грабителя, которому он был по плечи, и очень спокойно произнес:
   ─ Молодой человек, нельзя обижать женщин, тем более, воровать у них...
  Назидательный тон седого не понравился верзиле. Он протянул кисть руки со сжатыми пальцами вперед, хотел ударить "воспитателя" в лицо. Не удалось. В какие-то мгновения его рука оказалась за его собственной спиной. Он тотчас же почувствовал резкую боль. Он сильно вскрикнул и опустился на землю. Вскоре его нос почувствовал запах человеческого дерьма. Уже лежа на земле, верзила ощутил очередной приступ физического страдания. Мужчина пальцами левой руки давил на его глазные яблоки. Боль была такой страшной, что он взвыл, словно раненый зверь. Неизвестно, чем потасовка закончилась, ежели бы к месту разборки не подбежала обладательница футболки. Она завопила и бросилась на помощь молодому человеку, грабителю. Ее попытка оттащить мужа от жертвы, которую он мог убить, не удалась. Седовласый слегка оттолкнул ее от себя и очень спокойно произнес:
   ─ Татьяна, иди на свое место... Я скоро приду...
   Костюков с облегчением вздохнул, когда победитель успокоился и уставился на него глазами. Он с большим трудом приподнялся, сделал пару шагов вперед. И в этот же момент он почувствовал резкую боль в горле. Его дыхание на миг прекратилось. Что с ним произошло, он все еще не понимал. Страх за свою жизнь в конце концов его победил. Он ринулся к выходу...
   Вскоре он оказался возле скамеечки, стоявшей неподалеку от входа на рынок. Присел. Его глаза, хотя и горели, но уже отчетливо различали прохожих. Он то и дело щупал руками свое горло. Горела от нестерпимой боли и задняя часть тела. Он расстегнул ремень и слегка приспустил брюки. Пощупал низ позвоночника. Копчик вроде был целым. Затем он слегка откинулся на спинку скамейки и закрыл глаза. Через пару минут он услышал знакомый голос:
   ─ Ты, дебиль, запомни одно... ─ Александр мгновенно вскочил, словно под его задницу поднесли горящий факел, и встал навытяжку. Седовласый продолжил. ─ Если ты еще с кем-нибудь сделаешь подобное, пеняй на себя... Я на твой обрубок, балбес, твои яйца намотаю...
   Устрашение подействовало на верзилу. Сделав унылое выражение лица, он еле слышно промолвил. ─ Я Вас понял, дяденька... ─ Реплика рассмешила мужчину. Он слегка улыбнулся и сквозь зубы процедил:
   ─ Я не дяденька, а майор Советской Армии. ─ Костюков себе под нос промямлил. ─ Так точно, товарищ майор...
   Тут же до верзилы донеслись слова из песни о десантниках: "В десанте служим мы в крылатом, а здесь нельзя не быть орлом...". Сержанту запаса, конечно, было неведомо, что он "встретился" с офицером Николаем Сизовым. Бывший десантник держал свою марку и на гражданке...
   Костюков криво усмехнулся и неспеша отошел от шашлычной. Затем присел на длинную скамейку, на которой сидели двое мужчин. Они кушали шашлык. Один из них что-то пробурчал себе под нос и поманил его пальцем к себе. Он с неохотою бросил взгляд на незнакомца. Это был мужчина маленького роста, худощавый и заросший. Ничего примечательного не нашел Александр и в его одеянии. На нем было старенькое осеннее полупальто и черная шапочка, натянутая на самые уши. Он сделал независимое выражение лица, однако на знак коротышки прореагировал. Голод уже давно его мучил. У него появилась слюна и даже зависть, когда он увидел перед собою не то бомжа, не то подобного ему, который уплетал за обеи щеки кушанье из кусочков баранины.
  Он вразвалочку подошел к непонятному типу и уставился на него, словно баран на новые ворота. Его, высокого парня с большими бицепсами мало кто из подобных ему к себе приглашал. Наоборот, они не хотели попадать в объектив его черных глаз. Несколько мгновений мужчины стояли друг против друга, стояли не шелохнувшись. Первым нарушил противостояние неказистый. Он ехидно улыбнулся, затем вплотную подошел к верзиле. Неспеша приподнял свою голову и засмеялся. Смех его был сатанинским. Евгений Похитайло уже не сомневался, что этот "паря", которому он до пупа, при хорошей обработке мозгов многое для него может сделать. Он слегка кашлянул, затем с жадностью вцепился в очередной шматок мяса. Непочтительность к собственной персоне со стороны коротышки сильно разозлила Костюкова. Он протянул левую руку к шампуру, на котором еще была пара кусков пахнущих мышц и со злостью выдавил из себя:
   ─ Дяденька, со мною не надо играть в дурочку... Я тоже кушать хочу...
  Похитайло стоял неподвижно, ждал от верзилы очередных действий. Костюков снял кусочек мяса и неспеша поднес его ко рту. Отправить его в полость между верхней и нижней челюстями ему не удалось. Через кожаную куртку он тотчас же почувствовал что-то острое, которое вонзилось в его живот. Он вмиг струхнул. Сомнений не было. Его лишнее движение может привести к плачевным последствиям. Он кисло улыбнулся и несколько дрожавшими руками стал нанизывать мясо на заостренный металлический стержень. Подозрительный тип ничего не говорил. За него говорили его глаза. Они были зеленоватого цвета и маленькие, словно мышиные. Александр слегка подал туловище в сторону, однако боль не отступила. Лишь когда он ощутил на своем теле теплые капельки крови, коротышка проявил милосердие. Он резко отдернул руку и моментально спрятал свою заточку за голенище сапога. Улыбнулся.
  На "работу" он всегда тщательно готовился. С офицерским сапогами, которые он купил на рынке, он никогда не расставался. Они были не только легкими, но и очень прочные. В обеих сапогах он сделал специальные кожухи-карманы, в которых хранил холодное оружие. Ножи у него были не в почете. Небольшая заточка, как он считал, была не только удобна для использования, но и менее заметной. Он вновь поманил к себе верзилу. Едва тот приблизился, он сильно заглотнул воздух, и словно из пращи, плюнул в физиономию подошедшего. Костюков слегка вздрогнул, но махать руками не стал. Знал, что бесполезно, да и, скорее всего, он этого заслужил. Он и на этот раз ошибся в выборе своего противника. Похитайло слегка хихикнул и, помахав перед глазами шампуром, сквозь зубы процедил:
   ─ А это тебе, паря... ─ Верзила кисло улыбнулся и протянул руку, хотел взять мясо. Не тут-то было. Мужчина маленького роста ехидно улыбнулся и бросил шампур на стол, на котором лежали продуктовые отходы. Увидев недоумение на лице парня, он пробубнил себе под нос. ─ Я делюсь пищей только с нормальными мужиками. А тебе подобных, которые обижают маленьких, я посылаю на х...
  Костюков смачно проглотил слюну и с жадностью набросился на приятно пахнувшее мясо. Похитайло слегка улыбнулся. Рыбка на его наживку клюнула. Его радовало и то, что верзила хоть и здоровый, но трусливый. И к тому же был безработный. На Озерке, да и по всему городу ходили десятки или сотни, подобных этому. Многие из них, не имея материальной поддержки родителей, стремительно падали вниз. Становились бомжами, бандитами. Власти не горели желанием пристроить к жизни бывших пионеров и комсомольцев...
   После непродолжительного инструктажа, состоявшегося за воротами рынка, Похитайло слегка потрепал своего подручного и не то в шутку, не то в серьез сказал:
   ─ Больших мешков, мой Сашенька, тебе не таскать... Ведь ты не бомжара, да и не Алексей Стаханов... ─ Потом он лукаво усмехнулся и добавил. ─ Конверты или бандерольки куда легче... ─ Заметив преданный вгляд молодого человека, продолжил. ─ И мой тебе совет, паря... Слушайся меня и все будет будет нормально...
   Эту ночь Александр Костюков долго не спал. Предложение одного из преуспевающих коммерсантов города было заманчивым. Работа предстояла ─ не бей лежачего. Своими мыслями он поделился с сестрой. Она была ни рыба ни мясо. Через день он дал положительный ответ...
   После небольших воспоминаний о своей семейной жизни Лида Костюкова напомнила директору о своем присутствии. Она слегка покраснела, затем еле слышно прошевелила своими тонкими губками:
   ─ Борис Иванович, у Вас неплохо получается... Вы как настоящая хозяйка... ─ Ефимцев заметно оживился. ─ Лидочка, чай дома я всегда готовлю сам. На работе же ─ только для особых персон...
  Девушка от комплимента в свой адрес расцвела в улыбке. Она сделала небольшой глоток чая и отставила чашечку в сторону. Она себя не относила к выдающимся или деловым людям. Вся ее забота состояла в том, чтобы, как можно лучше, выполнить поручения директора школы. Ефимцев, заметив оживление на лице молодой женщины, незаметно к ней придвинулся. Придвинулся так близко, что услышал биение ее сердца. Блондинка от неожиданности слегка ойкнула и уставилась на мужчину. Его не то серые, не то карие глаза почему-то бегали в разные стороны. Она сжалась и опустила голову вниз. И в этот момент почувствовала на своем плече мужскую руку. Она была очень теплой и слегка дрожала.
  Несколько позже раздался голос. Он был вкрадчивым и несколько судорожным. Ефимцев еле слышно прошептал:
   ─ Лида, Лидочка, скажу честно... Ты мне понравилась с первого взгляда... ─ Любовное признание пожилого мужчины молодую особу шокировало. Она в один миг залилась краской, стиснула зубы. Поднять голову и посмотреть в глаза шефа она боялась. Даже и не боялась. Ей было просто-напросто стыдно. Стыдно и противно. Она уже не сомневалась, что он специально ее терроризировал, нередко доводил и до слез. Ефимцев продолжал. ─ Я все сделаю для тебя, Лидочка... Ты можешь не ходить на работу, я сделаю тебе больничный... Помогу учиться дальше... ─ Костюкова резко подняла голову и со слезами на глазах промолвила. ─ Борис Иванович, я все еще не пойму... Что Вы от меня хочете?
   Ефимцев слегка покачал головой. Он никогда не думал, что уже взрослая девушка не могла понять, что хочет от нее мужчина, тем более, ее начальник. Он тяжело вздохнул и придвинул свое кресло на прежнее место. Не сомневался, что затея пофлиртовать, а потом и переспать со смазливой секретаршей, у него провалилась. Разлуку с женой, которая, скорее всего, нашла себе любовника, а может и мужа, придется компенсировать с Анной Ивановной, учительницей биологии. Она, конечно, куда старше и куда непривлекательней, чем эта непонятная девчонка. Но не будешь же каждую ночь заниматься онанизмом? При этой мысли он встал из-за стола и кивком голову указал секретарше на дверь. Его подчиненная была страшно розовой, из ее глаз катились слезы...
   Лида пришла на работу через день. Все это время она была дома или бродила по городу. Все думала. Сомнений у нее не было. Шеф подавал ей намек к половому сожительству. Вскоре она поделилась сокровенными мыслями с братом. Александру Костюкову только в середине декабря удалось выкроить время для разборок со старым ловеласом. До этого не было времени. Похитайло основательно его загружал. Он не обижался. Хозяин платил неплохо, притом американскими долларами. Большинство простых смертных "зеленые" и в глаза не видело...
   Малоприметный "Москвич" верзила остановил возле цирка и попросил водителя довезти его до улицы Калиновой, до перекрестка. Ефимцев обрадовался, он как раз ехал в том направлении. На улице Журналистов жила его родная сестра, просила его кое-что помочь по хозяйству. Да и пять рублей, такой была такса для желающих оказаться на левом берегу реки, ему были не лишние. Во время езды пассажир, молодой парень молчал, словно в рот воды набрал. Едва переехали Днепр, он попросил водителя остановиться. Приспичило по-маленькому. Борис Иванович улыбнулся, он был также не против опорожнить свой мочевой пузырь. Дома не успел, торопился. Он лихо перестроился в небольшом потоке машин и вскоре ударил по тормозам.
  Остановился он возле контейнеров с мусором, стоявших перед въездом на виадук. Мужчины улыбнулись и расстегнули ширинки... Пожилой до конца не помочился. Во время оправления естественной надобности он получил удар в солнечное сплетение. Удар был такой силы, что у "писуна" полилось изо всех дырок. Он в один миг оказался на земле. Тут же из темноты раздался голос пассажира:
  ─ Ты, пердун... Заруби себе на носу... Не суй х... куда тебе не положено...
   Ефимцев на это ничего не ответил. Он сильно стонал. Домой он приехал поздно вечером. Сразу же привел себя в порядок. Сначала снял нательное белье. Его трусы почти полностью были в дерьме, пахло мочей и от брюк. Педагогический коллектив и ученики школы новый год праздновали без своего шефа. Очухался он только через пару недель. Вычислить своего обидчика ему особого труда не стоило. Биологичка была одинокой и до мозга костей ему преданной. Оставалась смазливая девчонка...
   Виктор Сердюков, увидев двух крашеных блондинок, стоявших перед зеркалом, отдал предпочтение более молодой. Он улыбнулся и еле слышно прошептал:
   ─ Извините, пожалуйста... Я не знаю, как Вас звать, но уверен, что те сапожки, которые я Вам предложу будут лучше и дешевле...
   Федорова слегка опешила. Незнакомый мужчина, пусть даже и одетый прилично, особого доверия у нее не вызывал. Она неоднократно слышала, что на рынках и в магазинах города то и дело всплывали дельцы и хапуги, которые входили в доверие людям, предлагая им дешевые вещи. Затем их обманывали. Она решила отмежеваться от неизвестного и, без всякого сомнения, опасного субъекта. Она метнулась к подруге, которая внимательно наблюдала за внезапно возникшей сценкой. Ирина тотчас же отвела ее в сторону. Затем она улыбнулась и сказала:
   ─ Ну, Тонечка... Этот солидный мужчина к тебе не равнодушен... Ой, как неравнодушен... ─ Неожиданное умозаключение Агафоновой мало чем повлияло на поведение Антониды. Она все еще не верила в порядочность мужчины, стоявшего неподалеку. В прошлом она верила своему мужу. На деле он оказался дрянью.
   Она перевела дыхание и без всяких обиняков выпалила. ─ Ириша, неужели ты не знаешь, чего мужики от нас хотят? Получают свое... Потом мы им по одному месту...
   Больше женщины ни о чем не говорили. У них ни только не было желания, но и набитый до отказа покупателями магазин, был не местом для женских сплетен. Они тепло простились и разбежались в разные стороны.
   Федорова пошла на остановку. Сразу же сесть в автобус, идущий в сторону ее дома, ей не удалось. Она полчаса простояла в длинной веренице изможденных пассажиров, автобуса все не было и не было. Ее мучило не только скопище людей, страдала она и от жары. Солнце, висевшее в зените, пекло так, что казалось, что оно и вправду хотело обитателей города поджарить. Крашеная блондинка то и дело проводила языком по своим пересохшим губам. В конце концов не выдержала и направилась к автомату с газированной водой. И тут ей не повезло. Осколок или остаток граненого стакана особой радости у нее не вызвал. Подобное уже испытали десятки людей, жаждущих насладиться прохладным напитком. Неудачница слегка чертыхнулась, сделала несколько шагов в сторону автобусной остановки. И от неожиданности слегка вскрикнула. Перед нею стоял мужчина, только что предлагавший ей женские полусапожки!
   Сердюков уже давно наблюдал за блондинкой. Сначала она стояла в очереди, ожидала автобус. Потом она подошла к автомату. Несколько сердитое выражение лица симпатичной женщины его сейчас почему-то раззадорило. Он вместо того, чтобы ее успокоить, сделал наоборот. Он ехидно улыбнулся и, показав рукой на многочисленную толпу на остановке, с некоторым пафосом воскликнул:
   ─ Красавица, как ты думашеь, когда эти работяги уедут? ─ Федорова слегка заскрипела зубами. Однако это нисколько не испугало мужчину. Он был в своем амплуа. Он громко рассмеялся, затем слегка притянул к своей груди руку блондинки и несколько томным голосом произнес. ─ Красавица, в этом городе есть настоящий мужчина-джентльмен... ─ На этот раз Антонида не выдержала. Она не сомневалась, что перед нею стоял не то придурок, не то умалишенный. Она с силой вырвала свою руку и и со злостью прошипела. ─ Ну и ты дурак, дядя, хотя и носишь импортный костюм...
   И после этого далеко нелицеприятного пассажа в свой адрес Виктор Сердюков духом не упал. Он вновь счудил. Он слегка преклонил колени перед разъяренной женщиной, затем произнес:
   ─ Спасибо, красавица, за комплимент. Значит тебе нравится только мой костюм... А другое, например, моя голова и все остальное мужское не нравится?
   Пустая болтовня незнакомца окончательно вывела женщину из себя. Она размахнулась и ударила рукой по его лицу. Удар получился неожиданно сильный, пришелся он на левый глаз. Через несколько мгновений орган зрения у мужчины заплыл. От увиденного блондинка ойкнула, ее руки сильно задрожали. Она не сомневалась, через несколько минут приедет милиция и она окажется в наручниках. За пьяницу или бомжа ее могут простить. Из-за этого оболтуса, тщательно выбритого и одетого в строгий костюм черного цвета, решетка ей обеспечена.
  От безысходности, а может и от страха она по-бабьи заголосила. Тут же возле импозантного мужчины и симпатичной женщины собралась толпа зевак. Ее размеры увеличивались с космической скоростью. Уже нашлись те, кто бросал упреки в дуэт споривших. Больше всего доставалось мужчине. Одна из зевак, увидев заплаканное лицо блондинки, прокричала:
   ─ Тебя, свинячий хвост, надо срочно в милицию сдать, чтобы неповадно было молодых женщин обижать... ─ Тут же последовало очередное изречение. На этот раз его обладателем был старик, лет семидесяти, беззубый. Он вышел из толпы и еле слышно прошепелявил. ─ Я бы этой парочке по сраке крапивой нахлестал...
   Толпа разразилась громким смехом. Сердюков искоса посмотрел одним глазом на старика и тут же струхнул. Плешивый направился в сторону телефона-автомата. Виктор не хотел связываться с милицией. Он быстро схватил за руку плачущую соперницу и потянул ее за собой. В сторону парковочной площадки. Блондинка несколько мгновений сопротивлялась, потом покорно последовала за ним. Она также не хотела попасть в лапы милиции. Тем более, она была почти незамужней женщиной...
   Федорова села в иномарку и через некоторое время успокоилась. Ее стройные ноги уже не ныли. Да и палящее солнце ее уже не доставало. Мало того. Прямо перед нею, перед ее слегка раздвинутыми ногами мирно журчал кондиционер. Она бросила взгляд на мужчину, сидевшего за рулем. Улыбнулась. Непонятно почему, он сейчас для нее не был оболтусом, не говоря уже о каком-либо преступнике. Наоборот, чем ближе она подъезжала к своему дому, тем милее он был ей. В том, что он ей далеко не безразличен, она окончательно поняла, когда открыла дверь своей квартиры. Едва ее гость переступил порог, она тут же оказалась в его мощных руках. Сердюков, словно пушинку, взял женщину на руки и устремился прямо, в спальную комнату. В ее расположении он не ошибся. В большой стране почти все домостроения были однотипными...
   В такой же квартире жила и Лидия Костюкова со своими родителями и братом. Сердюков один раз побывал у нее дома, первый и последний. Молодая девушка без всякого стеснения отдалась мужчине, который ей по возрасту годился в отцы. Произошло это весной, она принесла в его кабинет информацию о работе партийной организации школы с молодыми коммунистами. Его предложение покататься по городу посыльная приняла с удовольствием. Она ни разу не ездила на черной "Волге". После прогулки они поехали на улицу Богдана Хмельницкого, где жила Лида. Блондинка была без ума от мужчины, пахнувшего одеколоном "Шипр". И не только этим он ей понравился. Перед уходом он подарил ей пачку билетов на культурные мероприятия, происходившие в городе. Она не удержалась, поцеловала мужчину в щечку. И тут же ощутила в своей руке несколько хрустящих денежных банкнот. "Улов" превзошел все ее ожидания. Она впервые в своей жизни получила от поклонника сто рублей. Такие деньги для нее были целым состоянием. Сверстники не баловали ее подарками. Колька Петухов, ее одноклассник за поцелуй купил ей бисквитный торт, который она скушала в один присест. Она вновь притянула к себе полуголого мужчину...
   Агафонова слегка наклонилась, и взявшись обеими руками за плечо лежавшего, слегка его приподняла. И тут же вскрикнула. Почти вся его одежда была в крови. Она прощупала пульс калеки. Он едва прослушивался. Через некоторое время из уст окровавленного еле слышно донеслось:
   ─ Эти подонки хотели меня убить... Люди ─ звери...
   Женщина не то от радости, что мужчина был живой, не то от страха перед его безжизненым выражением лица, сильно вздрогнула. Затем она затряслась, словно у нее был припадок, и ринулась в сторону контейнера, где находились милиционеры. Спасти калеку не удалось. Главный врач "инвалидки" в сопровождении милиционера прибыл к нему только через час. Медика на работе не было, пришлось звонить домой. Похороны состоялись через неделю. Покойного сначала обследовали врачи, потом криминалисты из милиции. Напасть на след убийц не удалось. Не удалось найти и очевидцев происшедшего...
   Стрельников на похороны опоздал. В этом себя он не винил. Он вообще и не подозревал, что у Аксеновой, его жены мог быть на Украине какой-то родственник. До этого она о нем не говорила ни слова. Из-за этого супруги сильно повздорили. Каждый приводил свои доводы. Он напрочь отказывался ехать к незнакомому ему человеку, тем более, уже мертвому. Она мотивировала свой отказ внезапно появившимися болями в ее сердце. В конце концов мужчина уступил. Уступил сознательно. Основной причиной этому была женская хитрость. После первой ссоры, которую Дарья начисто проиграла, ее словно подменили. Она то и дело осыпала комплиментами нелюбимого мужа. Неузнаваемой была она и в постели. Неудачник, к тому же еще и безработный, уже давненько не испытывал подобной страсти и ласки к себе. Через два дня у него появилось желание не только оказать помощь супруге, но и кое-что узнать из жизни суверенной страны.
   Необычное поведение любимой женщины все больше и больше бередило душу и сердце пассажира, летевшего самолетом в неведомый ему доселе город на Днепре. Не понимал он ее и тогда, когда он вновь оказался в Сибири. К его удивлению, жена опять стала "прежней".
   И не только это осталось тайной для Анатолия Стрельникова. Он так никогда и не узнал, что произошло между Авдеем Аксеновым и Тамарой Федоровой, когда они были еще очень молодыми. Девушка приехала в гости, к своей бабушке. В первый же вечер пошла в сельский клуб, где встретилась с высоким парнем. На следующий день она ему отдалась. Причиной этому была не любовь с первого взгляда, а самогонка и домашняя колбаса, чем ее угостил сельчанин. На протяжении многих лет малознакомые люди тайно переписывались. Незадолго до своей смерти Авдей получил очередное письмо из Украины. Тамара писала, что с мужем живет плохо, часто болеет. Дарья Аксенова после похорон отца в чулане нашла небольшую пачку писем. Они, перетянутые резинкой, находились в коробке из-под макарон. Через день она отписала о смерти родителя в Днепропетровск...
   Неведомым для Стрельникова, как и для его жены остались обстоятельства гибели Тимофея Федорова. Были уже сумерки, когда он покинул пивнушку. Неподалеку от "инвалидки", перед леском случилось непредвиденное. Его неожиданно сзади схватили за плечи, потом за шею. Он захрипел и тут же почувствовал чьи-то сильные руки, которые оказались в карманах его брюк и ветровки. Он напрягся, сделал попытку вывернуться. Не получилось. Затем со слезами на глазах он прохрипел:
   ─ Ребята, я же инвалид... Зачем меня грабите, ребята...
  Из темноты раздался голос:
   ─ Петька, дай этому папаше по колпаку, чтобы не учил нас жить...
  И в этот же миг калеку ударили по голове. Удар был такой сильный, что его туловище неестественно наклонилось вниз. С места сдвинулась и его коляска. Превозмогая боль, несчастный с некоторым удивлением выдавил из себя. ─ Ребята, я Вас признал... ─ Его грудь тотчас пронзила острая боль...
   Фамилию Дарьи Аксеновой и ее домашний адрес врачи нашли в записной книжке погибшего. На всякий случай они отбили телеграмму...
  Глава восьмая.
  Маленькое штази...
  
  Был первый день июля. Позднее утро. Анатолий Стрельников еще нежился в постели. Нежился поневоле. Раньше, в коммунистические времена он уже давно бы сидел за письменным столом и стучал по клавишам пишущей машинки. В худшем случае, обдумывал очередную газетную статью или очерк. О нестоль далеких застойных или застольных временах он очень сильно сожалел. И не он один. Сожалели о них миллионы людей. Была работа и кусок хлеба на столе. Все планировалось, хотя и не все получалось. В отличие от многих у него хорошего было куда больше. Особенно, когда у власти был его патрон Половозов. Специальный корреспондент газеты "Сельская жизнь" имел прекрасную квартиру, просторный кабинет. Нередко он и волынил. От безделья сидел в мягком кожаном кресле и очень медленно качал свое тело вперед или назад. От ничегонеделания нередко засыпал. Однако не это было самым главным в его жизни. Круглый сирота в отличие от простых смертных и архибольшинства чиновников имел красивую жену, мировую красавицу, которая его никогда не любила. В этом он еще раз убедился, когда остался без источников существования. В этот очень тяжелый для него период жизни Дарья не стала ему опорой и помощником. Она сбежала, прихватив с собою деньги, правда, небольшие, которые у них были. При этой мысли он тяжело вздохнул. Вспоминать прошлое о совместной жизни с Аксеновой ему не хотелось. Да и зачем? Он уже давно ее выбросил из своего сердца и души. Несмотря на то, что сначала после развода он сильно переживал. Особенно тогда, когда увидел ее с молодым мужчиной на центральном рынке Омска... Стрельников, оставшись в одиночестве, из Сочинки вскоре переехал в Называевск. После долгих мытарств он получил двухкомнатную квартиру в аварийном доме. Трехэтажку сносили еще при коммунистах, при демократах замолчали...
   Внезапно в дверь позвонили. Хозяин на это не прореагировал. Звонки раздавались днем и ночью. Как правило, это баловались мальчишки или верхние соседи. В семье Бакуниных все были взрослые. Они не работали и практически не просыхали от спиртного. Лежачий слегка скрипнул зубами. После прихода к власти демократов многие жители небольшого города остались не у дел. Сначала закрыли лесопильный завод, потом трикотажную фабрику и мясокомбинат...
   Звонок раздался вновь и вновь. Мужчина неспеша привстал с кровати, слегка потянулся. Затем на свой голый торс набросил халат синего цвета. Его подарила ему бывшая жена в день его рождения. Он уже несколько раз хотел его выбросить. Ему нередко казалось, что от обыкновенной тряпки все еще исходил запах бывшей жены, которая пила ему кровь многие годы. Слегка запахнув халат и набросив на ноги поношенные тапочки серого цвета, он направился к двери. Сначала он прильнул к дверному глазку и увидел через него женщину. В том, что на лестничной клетке стояла не Аксенова, сомнений у него не было. Ее он не пустил бы и на пушечный выстрел.
   Стрельников передернул щеколду и открыл дверь. И несколько опешил. Перед ним стояла женщина средних лет, одетая по-современному. На ней была джинсовая куртка и брюки, которые очень ладно облегали ее заднюю часть тела. Он слегка почесал свою переносицу, словно выразил недоумение в ненужности звонка или появления случайной особы. Молчание незнакомки и ее несколько окаменелый взгляд прибавили ему смелости. Он перевел дыхание и вновь уставился на ту, которая стояла перед полуоткрытой дверью. Ее короткие крашеные белые волосы почему-то торчали, словно иглы у ежика. Ее лоб был высокий, слегка испещренный мелкими морщинами. Нос был прямой, губы тонкие, сверху над ними была едва заметная родинка...
  Лысый слегка отступил в коридор и тут же раздался голос блондинки:
   ─ Извините, Вы, Толя Стрельников? Из педучилища... ─ Обладатель остатков седых волос на голове приподнял глаза кверху и сквозь зубы процедил. ─ Ну, допустим, да... Ну и что из этого? ─ Женщина мигом оживилась и слегка подалась вперед. Ее голубые глаза заиграли небольшими лучиками, словно после ночной тьмы. Она протянула руку для приветствия и еле слышно прошептала. ─ Привет Стрелец, а я Вера Дубасова... ─ Стрельников слегка крякнул и неожиданно для себя воскрикнул. ─ Верка, Вера, это ты что ли? Все гляжу и не могу понять, кто перед мною стоит...
   После этих слов бывшие однокурсники протянули руки вперед и обнялись. К удивлению мужчины, объятия женщины были сильными, даже страстными. Несколько мгновений он стоял и не знал, что ему делать дальше. Лишь после того, как замок разжался, он с облегчением вздохнул и отошел назад. Сверстники вновь встали друг перед другом, некоторое время они молчали. Скорее всего, в своих головах "перелопачивали" все то, что произошло с каждым из них за эти годы. Неожиданное молчание прервала непрошеная гостья. Она, криво усмехнувшись, ехидно произнесла:
   ─ Ну, ты, педик, пусти меня хоть за порог... Или боишься, что жена застукает... ─ Несколько отрешенный взгляд однокашника ее не испугал, наоборот, прибавил ей наглости и задора. В нестоль далекие времена всем было известно, что детдомовец Стрельников тихоня, он даже муху не обижал. И сейчас, несмотря на его большие габариты и несколько необычную прическу, для нее он оставался тем же смирным. Она улыбнулась и проскользнула мимо мужчины в коридор, едва не коснувшись его живота. Затем взяла его за руку и почти по-детски проворковала себе под нос:
   ─ Ну, Стрелец, ты просто как неродной... Даже не знаю, как к тебе подступиться... ─ Сделав пируэт, она посмотрела в глубину небольшого коридора и вновь произнесла:
   ─ Толя, а где твоя жена? Я краем уха слышала, что ты Дашку Аксенову отхватил... Многие парни по ней сохли...
   Только после этих слов хозяин малогабаритной квартиры несколько отошел, опустился на землю. До этого он все еще не мог по-настоящему "врубиться". Причиной этому было неожиданное появление однокурсницы, что на какой-то миг перенесло его в мир детства и юности. Он слегка покраснел, прикусил нижнюю губу. Непонятно почему, его мозг дальше не горел желанием воспроизводить события многолетней давности. Проблем сегодняшних было выше крыши. Он неспеша закрыл за собою дверь и вновь уставился на гостью. Внимательно рассматривала своего ровесника и Дубасова. Она не видела его, как ей казалось, целую вечность и одновременно видела его только вчера. Конечно, годы изменили их внешний вид. Без изменений остались только их глаза и голос, сохранились в какой-то мере и их привычки из юности.
  Крашеная блондинка улыбнулась, вспомнила эпизод из жизни в педучилище. Она, как и многие ребята, смеялась над умником, он сидел за последней партой и нередко кимарил. Кимарил с открытыми глазами. Несмотря на это, он производил храп, от которого соседка по парте закрывала уши или хлопала линейкой "дрему" по его голове. В аудитории тотчас же раздавался смех. На необычное поведение умника и тихони все реагировали с пониманием. Он прошлой ночью лег спать очень поздно, писал заметку в стенгазету... Было нечто необычное и в поведении Дубасовой. Она не давала покоя своей челке, которую зачесывала то на правую, то на левую сторону. Хотела понравиться ребятам. Она при себе всегда имела небольшое круглое зеркальце.
   Стрельников сначала некоторое время молчал, потом все-таки отреагировал на вопрос своей гостьи. Он слегка усмехнулся и произнес:
   ─ Вера, я вижу, что ты моей жизнью все эти годы интересовалась... ─ Крашеная блондинка несколько покраснела, подалась вперед. Она и сама не понимала, почему именно сейчас судьба Аксеновой и Стрельникова ее так сильно волновала. Ее сверстник продолжил. ─ Эх, Вера, ежели бы я знал наперед, то обошел бы эту особу на километр стороной... ─ Тяжело вздохнув, он подытожил. ─ Красота ─ одно, совместная жизнь ─ дело другое...
   Дубасова, увидев на глазах хозяина небольшие капельки прозрачной жидкости, напомнила о своем присутствии. Она всплеснула руками и со вздохом произнесла:
   ─ Эх, Стрелец, мой дорогой... В юношеские годы мы все, особенно те, кто был неурод, кичились. Думали, горы перевернем... Жизнь же поставила нас на свое место... ─ Затем, слегка качая бедрами, она прошла по коридору, подошла к зеркалу и поправила прическу. Сделав кислое выражение лица, продолжила. ─ Только сейчас мы поняли, что мы всего-навсего простые пешки. И каждой предписана своя судьба....
   Стрельников незамысловатую реплику гостьи пропустил мимо ушей. Да и реагировать у него уже не было времени. Дубасова вновь продолжила. ─ Я ведь, Толян, также разведена... ─ Внимательно посмотрев на мужчину, со вздохом добавила. ─ Мечтала о большой любви, бредила запахом тайги... Сейчас же ничего нет, лишь одна тоска...
   Хозяин и на очередное изречение блондинки ничего не сказал. Он лишь кисло улыбнулся и ринулся в спальню. Заправил постель, переоделся. Затем предложил гостье принять ванную. Она охотно согласилась...
   Только к обеду земляки сели за стол. Разговорились. Мужчина старался умалчивать о своей неудавшейся жизни. Ему не удалось поймать свое счастье. Женщина же, наоборот, некогда близкому человеку излила свою душу полностью, до последней капли. Ее монолог о прожитом почти убил Стрельникова. Он не мог даже представить, как внешне веселая женщина могла столько испытать и пережить...
   Едва прозвенел последний звонок в педучилище, Вера Дубасова рванулась поступать в педагогический институт. Работать учительницей начальных классов в заброшенной деревне она не хотела. Она мечтала о большем. Для поступления ей не хватило одного бала. Перед отъездом домой она зашла в мандатную комиссию и со слезами на глазах попросила председателя известить ее о возможной вакансии. Ее родная деревня ждала неудачницу с нетерпением. На ферме не хватало рабочих рук. Через месяц молодая доярка получила письмо из института. На факультете русского языка и литературы появились вакансии. Во время сельхозработ студенческую группу перевозили на необорудованной для пассажиров тележке. Мало того. У трактора "Беларусь" не работали тормоза. На крутом повороте водитель не справился с управлением и врезался в зерноуборочный комбайн. Последствия оказались ужасными. Из тридцати человек две девушки погибли, четверо оказались в больнице.
   Дубасова на первом же курсе стала ударником учебы. Без проблем у нее было и с дисциплиной. Во отличие от многих девчат, которые едва на землю опускалась темнота, покидали общежитие: кто ходил в кино, кто водил дружбу с парнями, она сидела и зубрила. Делала она ради одной цели ─ стать кандидатом наук и преподавать в вузе. К сожалению, вскоре у нее все пошло наперекосяк.
  Причиной этому была любовь. Любовь не к себе подобному, преподавателю или аспиранту. На третьем курсе она влюбилась в водителя трамвая, в котором каждый день ездила от студенческого общежития до института и обратно. У молодых людей сначала все шло хорошо, ежели бы не одно маленькое приключение, которое раздули почти до масштабов мировой войны. Вера однажды проболталась жениху, что во время сдачи экзамена ей занизили оценку. Вместо пятерки поставили четверку. Через неделю ее вызвали в партийный комитет. Все то, что услышала кандидатша в члены КПСС, ее шокировало. Ее Женя каким-то образом вычислил председателя экзаменационной комиссии и начистил ему физиономию. Она тут же позвонила своему другу. Дома его не оказалось, не было его и на работе. Вечером она позвонила в районный отдел милиции. Через час встретилась с любимым в камере предварительного заключения. Доверительного разговора у влюбленных, к сожалению, не получилось. Ковров напрочь отрицал свою вину... Через месяц все стало на свои места. Друга посадили в тюрьму, его подругу строго предупредили. После окончания института оладательницу красного диплома в аспирантуру не пригласили, посчитали неблагонадежной...
   Дубасова вышла замуж, когда ей было уже за тридцать. Желание обзавестись мужем у нее было, притом неоднократно. Она в прямом смысле выла от одиночества, когда ложилась в постель или болела. Трудности оставались позади, и она вновь оставалась при прежнем мнении. Обзаводиться семьей ей еще рано. В этом она еще раз убеждалась, когда видела толпы обросших и пьяных мужиков...
   С Павлом Адлером она познакомилась в электричке, она ехала с областного совещания учителей. Он сидел в купе прямо перед ней и, также как и она, смотрел в окно. Иногда их глаза встречались и тут же разбегались. На одной из станций машинист объявил о технической задержке. Кое-кто из пассажиров вышел на перрон, подышать свежим воздухом. На улице стояла жара. Дубасова, давно испытывавшая жажду, обрадовалась, когда ее спутник предложил ей стаканчик сливочного мороженого. С этого момента и началось их знакомство. Вскоре они сыграли свадьбу. Супруги остались на своих фамилиях.
   Через пару недель, непонятно почему, Адлер запил, притом безбожно. До этого сорокалетний мужчина жил на иждивении матери, за полгода до их свадьбы она умерла. Несколько позже Вера узнала, что ее суженый устроился на работу через день после знакомства с нею. Она сильно переживала, когда видела мужа пьяным. Мало того. Он вообще не помогал ей по хозяйству. Она сама ремонтировала квартиру, делала заготовки на долгую сибирскую зиму. Бесило ее и безденежье супруга. Слесарь получал неплохие деньги, но почти их все просаживал в кабаках. Не был он мужчиной и в постели. Прошел год замужества. Для Дубасовой это время было настоящим кошмаром. Она нередко хотела подать на развод, но передумывала. Опасалась не только очередной партийной чистки, но и боялась потерять свою работу. Она работала учителем русского языка в г. Тара, в школе для слаборазвитых детей. Кроме основной ставки имела хорошие доплаты...
   Падение Берлинской стены в какой-то мере сблизило русскую Дубасову и немца Адлера. Муж первым предложил жене покинуть большую страну. Она согласилась. Вера уже два месяца была без работы, ее школу закрыли. Через год они оказались в переселенческом лагере Брамше, что в Нижней Саксонии. Вскоре их отправили в небольшой городишко Бундкоф, земли Бранденбург. Сначала супруги жили в казарме. Во времена социалистической Германии в ней были расквартированы советские войска. Особых излишеств у переселенцев не было. В одном подъезде готовили, в другом ─ принимали душ. Они находились под пристальным контролем. В небольшом помещении, где раньше размещался контрольно-пропускной пункт строительного батальона, сидели полицейские. "Руссаки", возвращаясь в общежитие, показывали им свои аусвайсы, паспорта. Такой порядок сохранялся недолго, потом его отменили. Вход стал свободным. Аусзидлеров радовала отеческая забота чиновников, учителей, которые работали с ними. Все они были добрыми и отзывчивыми людьми. Приходили к ним также представители церкви и жители города.
   Бывшие сибиряки думали, что немецкая земля и на самом деле есть райский уголок, где можно по-настоящему жить и работать. Но, увы... Их надежды вскоре испарились. Однажды дети переселенцев что-то не поделили с местными ребятами. Начались разборки. В тот же вечер живущих в общежитии они предупредили: "Русские! Уматывайте по-хорошему отсюда".
  Дубасова заливалась смехом, рассказывая об этом эпизоде Стрельникову. Оказалось, что ее муж не испугался сопляков. Наоборот, он взял на себя негласные обязанности предводителя. Он первым выломал из забора пару крепких штакетин, для защиты от возможного нападения. Его примеру последовали другие мужчины. Больше всех волновались пожилые и родители, у кого были маленькие дети. Где-то около десяти часов вечера за забором раздались душераздирающие крики и улюлюканье. Дубасова выглянула из окна и тут же задернула занавески. Неподалеку от здания стояла толпа молодых людей, они что-то кричали и махали кулаками. Новенькие кинулись в соседнюю комнату. Семья Сорокиных жила здесь два месяца. Иван и Татьяна в один голос объяснили, что подобное здесь уже не столь и редкое явление. Местные немцы требовали от русских ехать домой...
   На следующий день угрозы в адрес переселенцев повторились вновь. Две бессонные ночи для Дубасовой дали о себе знать. Она вмиг осунулась, стала раздраженной. Она нагрубила мужу, считая, что они совершили ошибку, приехав в Германию. Вскипел и Павел. К обеду он уже был в местной администрации и просил у чиновников какое-нибудь жилье для его нервнобольной жены. Через неделю им выделили небольшую двухкомнатную квартиру с печным отоплением. Несмотря на неудобства, супруги радовались, надеялись на спокойную жизнь. К сожалению, опять не получилось. Вскоре Адлера, который был высокий и жилистый, местные подростки выследили. На двери его квартиры появился небольшой картон, на котором по-русски было написано: "Русские свиньи, убирайтесь... вы наши деньги забираете! Чемодан ─ вокзал, а то...". Павел первым заметил "писульку", Вере ее не показал. Боялся ее очередного нервного срыва. Оградить жену от нападок подонков ему все-таки не удалось.
  Утром Вера пошла в магазин. Едва вышла из подъезда, как на нее обрушился град помидоров и яиц. В один миг ее осеннее полупальто стало неузнаваемым. Она от бессилия заплакала и бросилась к дому. Открыть входную дверь ей сразу не удалось. Она неловко повернулась и поскользнулась, упала животом на ступеньки. Позади раздался гомерический хохот. О происшедшем она мужу не сказала. Боялась его разборок с бывшими друзьями по оружию...
   Шло время. У переселенцев из Сибири ничего лучшего в жизни не прибавилось. За исключением того, что они закончили шпрахкурсы. Они также все еще получали социальное пособие. Местные чиновники вместо работы им предлагали множество курсов. Они были для них, что мертвому припарки. Попытка Адлера уехать на запад страны, он надеялся там найти работу по специальности, окончилась полнейшим провалом. Госпожа Алиноко, так звали их кураторшу, узнав об его цели, тут же вспылила. Назвала супругов дармоедами. Дать волю "чувствам" женщине со смуглой кожей помешал Павел. Он подошел к созданию маленького роста и сильно скрипнул зубами. Увидев разгневанную физиономию русского медведя, "чинуша" тотчас же струхнула, присела в кресло. К сожалению, клерк власти и его величество народ, который представляли переселенцы, общего консенсуса не нашли. У Адлера родственников в старых землях не было. С "трешкой", так кое-кто из переселенцев называл обязательный трехгодичный срок пребывания на земле, где им предоставлялась помощь, пришлось согласиться. После неудачного визита в ратхаус супруги пришли к единому выводу. "Дубасова" очень труднопроизносимая фамилия для немецких чиновников. Да и переселенцам с русской фамилией куда труднее трудоустроиться. Не говоря уже о многом другом. Через три месяца Дубасова получила новый паспорт, стала Адлер...
   Адлеров опять пригласили на биржу труда. К их удивлению, предлагаемая работа была страшно далека от их специальностей. В небольшой деревне Клайнвайн, где находилась ферма, требовались подсобные рабочие. Они не сопротивлялись. В противном случае, им могли отказать в социальном пособии.
   Вера, едва поздоровалась с работодателем, сразу же почувствовала, что он к ее персоне неравнодушен. Неказистый мужчина с десятком седых волос на полуовальной голове, в прямом смысле буравил ее своими глазами. Первую ночь переселенцы спали на двух раскладушках, которые они нашли за пристройкой. Никто из хозяев о них заботы не проявил. "Руссаки" не судачили о своих очередных проблемах. На просторах бывшего Союза и не такое бывало...
   Наступила осень. К этому времени у супругов Адлер ничего хорошего, как и раньше, не прибавилось. Наоборот, проблемы, в первую очередь, семейного плана нарастали. Особенно для женщины. Каждый прожитый день с мужем для нее был в тягость. Павла словно подменили. Он до сих пор еще не нашел себе работу по специальности, как и какого-либо приработка. Мужчина двухметровго роста, скорее всего, смирился со своей судьбой. Он прочно осел на ферме. По указке хозяев вычищал навоз от свиней, заготавливал для них корм. По вечерам скрывался в близлежавшем леске. Глушил дешевое пиво. Вера это заприметила через неделю после приезда. Она никогда не думала, что ее супруг пусть уже и нелюбимый, так быстро опустится на дно общества.
  Бывшая учительница вздыхала и впадала в раздумья. Она не хотела иметь мужа, который ныл от безысходности или кряхтел от лишней бутылки пива. Не для этого она родилась и училась. Да и без Павла она могла жить в этой стране. К тому же, немецкий язык она знала неплохо. Изучала его в институте. Ее коробило, когда Аксы, их работодатели говорили с ними на сакском диалекте. Замечала она и то, что бывшие гедеэровцы литературный немецкий вообще не признавали. Они корчили гримасы, когда она задавала им тот или иной вопрос. В затяжные разговоры переселенка не вступала, было бесполезно. Немцы от большого интеллекта не страдали. У них все и вся замыкалось на наполнении желудка, жратве. За продуктами они ездили на стареньком "Трабанте", загружали его под самую крышу. Они уезжали и приезжали из магазина в одно и то же время. "Помещики-животноводы", так окрестили наемные работники своих хозяев, закупались два раза в неделю, в понедельник и четверг. Они жили в большом особняке из красного кирпича. Дом находился на солидном расстоянии от свинарника. Адлеры же, лишенные средств производста, жили в небольшой времянке, она чем-то напоминала постройки на северных станциях. В двух метрах от зловония. Вера первое время вообще не переносила запах, накидывала на нос белую повязку. Затем привыкла. Павел же на вонь не реагировал. Львиная часть его жизни прошла в деревне. У его родителей было около двух десятков свиней. Бывшие сибиряки не знали лишь одного, когда завтракали или ужинали Аксы. Обедали они ровно в два часа дня. Обедали в мансарде, независимо от погоды. Они не только кушали, но и слушали музыку.
  Переселенцы тяжело вздыхали. При виде настоящей жизни больше всех психовал Павел. Он еще не смирился, что его в прямом смысле сослали в ссылку, где не было никаких условий для цивилизации. Он горько усмехнулся, когда ему в ратхаусе пообещали прибавку к пенсии за "дикость". До пенсии немцу из России было далеко. Еще дальше до приличной зарплаты. Аксы платили подручным рабочим по двести евро на нос. Остальное им доплачивал социал...
   Прошло полгода. Вера Адлер все больше и больше оказывалась в мире потайных мыслей господина Акса, бывшего учителя физики. Лысый мужчина не упускал из вида любое движение симпатичной русской. Каких-либо разговоров он с ней не вел. Однако его истомный взгляд о многом говорил. Он уже давненько мечтал пофлиртовать со своей работницей. Но, увы... Он страшно боялся ее мужа. По сравнению с ним он казался ничтожным и маленьким, что от страшных мыслей его плешина покрывалась испариной, предательски дрожали руки. Несмотря на это, переселенка все больше и больше заполоняла его душу и сердце, особенно ночью. Сара, его жена от захода до восхода солнца вообще ему не импонировала. Супруги очень редко занимались любовью.
  Причиной этому была почти детская инфантильность мужчины, он не горел желанием лишний раз оказаться в крепких объятиях толстой женщины. Франк пару раз пытался обмануть свои чувства, но не получалось. Едва он раздвигал Сарины ноги и полуснимал ее черные трусы, как перед ним всплывала красивая русская. Его член тут же опускался... Совместное пребывание с женой его вообще раздражало. Некогда миниатюрная девушка его злила, особенно тогда, когда они садились за стол. Толстуха в один присест сметала все, что на нем было. Нередко доходило и до кулаков. Муж таким образом пытался ограничить нечеловеческие потребности своей жены.
   Русская в отличие от Сары была куда симпатичнее, да и кушала она значительно меньше. Франк видел скромные покупки переселенцев. Мало того. За время пребывания они не посетили в городке ни одного культурного мероприятия. Они работали или сидели в своей конуре, о чем-то разговаривали или читали книги. Аксы не приглашали их к себе домой, в гости. Противилась этому, в первую очередь, Сара. Она не хотела видеть рядом с собою стройную женщину с коротко остриженными каштановыми волосами. Ее также бесило, что "рабыня", так она довольно часто называла русскую, не только прилично себя вела, но и неплохо говорила по-немецки. Однако не это было главным, за что Аксы презирали русских. Они патологически их ненавидели за то, что они их предали. Предали не только как союзников, но и как тех, кто верно служил социалистическому режиму...
   Сара Кюллер училась в восьмом классе, когда впервые увидела офицера Советской Армии. Было это в Доме культуры. На первом этаже произошла небольшая стычка между местными ребятами и советскими солдатами. В присутствии последних никто не сомневался. Они были в спортивных костюмах и наголо подстриженными. Немцы, все без исключения, носили длинные волосы. Двое русских были сильно пьяные. Они то и дело приставали к девушкам. Администратор вызвал полицию. Увидев полицейских, нарушители порядка перепрыгнули через окно и спрятались за небольшим забором, густо обвитым зеленью.
  Сара была неподалеку и сразу же кинулась к полицейским и советскому офицеру, на руке которого была красная повязка. Она была очень счастлива, когда из его уст услышала знакомые ей слова: "Спасибо, девушка". Русский язык она учила с большим усердием. Думала о перспективе. Сестра ее матери училась в Московском государственном университете имени Ломоносова, часто звонила. При этом она одно и то же повторяла. Сарочка должна учить русский язык, сотрудничество между ГДР и СССР идет семимильными шагами...
   Вскоре "лысые" русские опять появились в Доме культуры. И вновь произошла потасовка. И на этот раз Кюллер проявила принципиальность. Она не поверила своим глазам, когда увидела знакомого офицера. С ним был пожилой мужчина в гражданской форме одежды. Он не только ее поблагодарил, но и пригласил ее в военный городок.
   Был жаркий летний день, когда молодая немка подошла к контрольно-пропускному пункту мотострелкового полка. Встретили ее знакомые люди: майор Попов и товарищ Хильке. Они сначала повели ее в музей боевой славы части, потом в офицерское кафе. Вскоре девушку, имевшую посредственные знания, словно подменили. Она обрела второе дыхание. После школы поступила в институт. Во время учебы дважды была в Советском Союзе, сначала в Москве, потом в Ленинграде. Через год после окончания вуза ее назначили директором школы...
   О недавнем прошлом госпожа Акс вспоминала очень редко. Если и вспоминала, то тяжело вздыхала. Затем набирала в свои легкие как можно больше воздуха и резко выдыхала. Словно изгоняла из себя все пакостное, что она делала раньше. Хотя в принципе ничего плохого она и не делала. В кабинете товарища Хильке она была только один раз. Отдел министерства государственной безопасности находился через дорогу от вокзала. Офицер штази и осведомительница встречались в городском парке. Каких-либо записок они друг другу не передавали, не вели и телефонных разговоров. Во время редких встреч молодая особа тихим голосом нашептывала пожилому мужчине все то, что происходило среди учителей.
   Особую осторожность директор школы Кюллер, она же учительница истории и русского языка проявила к коллеге, который стал за ней ухаживать. Акс в отличие от двух мужчин-учителей, особым складом ума не отличался. Ей порою казалось, что он свой предмет просто-напросто заучивал наизусть. В этом она убеждалась, присутствуя на его открытых уроках. Не верила она в его способности в молодости, не верила и сейчас, прожив с ним тридцать лет. Мало того. Она все больше и больше сомневалась в искренности его чувств к себе. Скорее всего, в те годы у физика преобладал материальный интерес к молодой особе, имевшей однокомнатную квартиру в центре города. После свадьбы молодожены получили двухкомнатную квартиру, затем купили машину. Никто из них не задумывался, почему так все гладко у них шло. Каждый оставался при своем интересе и при своем мнении. Одновременно и при своем личном страхе. Он и она не сомневались, что их "следы" все равно где-нибудь остались, в металлическом сейфе или в записной книжке работника государственной безопасности.
   Единая Германия не устраивала Аксов. Серые особняки, в которых не так давно сидела социалистическая номенклатура, и советские военные городки для них были роднее. Независимо друг от друга они часто видели кошмарные сны и от страха просыпались. Некоторое время лежали в постели и вслушивались в ночную тишину. Стука в дверь не было. Для верности в тайне друг от друга подходили к окну и слегка отодвигали шторку. Затем бросали вгляд на асфальтированную дорогу, пролегавшую прямо перед лесом. Ничего подозрительного не было. При социализме никто из них не вскакивал. Сердце каждого работало совершенно спокойно. Сейчас же времена другие. Партии и организации, как и отдельные личности на архивах штази получали неплохие дивиденды...
   Только по этой причине Аксы раз и навсегда отмежевались от политики. Они, в первую очередь, игнорировали выборы, большие или малые. Делали они это не с кондачка, а очень умело и с большой хитростью. Кое-кто из вербовщиков заезжал и на небольшую ферму. Свиноводы вели себя вполне прилично. Они до самых ушей улыбались и с охотою брали рекламную продукцию. Затем в один голос заверяли, что они непременно исполнят свой гражданский долг. В день же выборов для лучшей страховки супруги уезжали в лес, отсиживались. Никто из партий, будь то черные или желтые, красные или зеленые, у них доверия не вызывал. "Демократия" им была по одному месту.
   Павел Адлер заболел в последнюю неделю июля. Причиной была не только тяжелая физическая работа, но и постоянные стрессы. Его очередной поход в ратхаус, районную управу закончился трагически. Госпожа Хубенталь не только ему нагрубила, но еще и пригрозила. В случае выезда на другую землю, если там переселенцы не найдут работу, она перекроет им кранты. На деле это означало: невыплата социального пособия, лишение медицинской помощи и все другое, что имели безработные или социальщики Германии. В больницу он уехал на велосипеде, экономил деньги. Вера посетила его через неделю. Едва она чмокнула в щечку двухметрового верзилу, он тут же разразился матерщиной. Причиной этому были его болячки. Его мучили головные боли и сильнейший понос.
   Жена нытье мужа слушала очень внимательно и молчала. Лишь иногда сжимала кулаки. Она и сама была не в лучшей форме, была на сносях. Давала о себе знать и работа. Аксы вместо Павла пригласили своего родственника. Он почти не работал, лишь пялил глаза на живот переселенки. Желание дать пощечину плюгавому подростку то и дело ее переполняло. Она закусывала губы до крови, когда он сквозь зубы цедил:
   ─ Русская баба... Скажи мне честно... Правда ли, что советские солдаты насиловали немок и чистили дачи? ─ Беспардонное поведение пошляка и без того расшатывало нервную систему беременной. Она ничего не отвечала, лишь порою поглядывала на металлический скребок и трехрожковые вилы, стоявшие возле входа в свинарник. Желание садануть ими по голове наглеца у нее было, но она боялась за будущего ребенка. Как и не сомневалась, что этот пижон при виде ее мужа тут же бы навалил в штаны.
   На вонючую фазенду, так Адлер называла свинарник, она приехала к обеду. Слегка перекусила и пошла загорать. За работу не взялась. Павел строго-настрого запретил ей это делать. Она с его запретом согласилась. Через месяц ей предстояло разродиться. Она взяла большое полотенце и направилась в сторону леска, где ее муж часто находил уединение. Перед опушкой леса она постелила на землю полотенце. Затем сняла с себя одежду и, оставшись в коротких трусиках и в бюстгальтере, прилегла. Яркое солнце и свежий воздух не только радовали душу полуобнаженной женщины, но и звали ее к жизни. Она погладила руками по животу. Затем слегка надавила на его низ. Улыбнулась. Маленький человечик уже шевелился. Незаметно она заснула...
   Проснулась госпожа Адлер от громкого рокота, который раздался неподалеку от нее. Она открыла глаза и приподняла голову. Старенький "Трабант" Аксов припарковался прямо перед входом в свинарник. Она вновь опустила голову и тяжело вздохнула. Ей сегодня с самого утра не везло. Сначала ныл муж, сейчас объявился другой тип. Последний вообще у нее не котировался.
   Неожиданно раздались чьи-то шаги. Лежачая прислушалась. Затем приподнялась и открыла свои глаза. Сомнений у нее не было, в сторону леска двигался плешивый. Он шел почти на цыпочках, сдерживая шорохи. Его слегка сгорбленная фигура чем-то напоминала лису, которая, увидев свою жертву, делал все возможное для ее поимки. Сердце Веры тревожно забилось. Она не хотела иметь конфликтов с хозяевами. Особенно в отсутствии мужа. Она стиснула зубы и тут же усмехнулась. В ее голове появился план, от которого она чуть было не взвизгнула. Она слегка закрыла глаза и стала наблюдать дальше. Обладатель лысины, которая светилась под лучами солнца, быстро скинул с себя башмаки и верхнюю одежду. Остался в одних трусах. Затем на полусогнутых ногах он двинулся в сторону полуобнаженной женщины. Она лежала словно мертвая, не двигала ни руками, ни ногами. Она даже не дышала. Она была вся во внимании, что же будет делать дальше этот очень худой мужчина. В том, что он попытается ею овладеть, она нисколько не сомневалась. Акс на ходу скинул с себя "семейные" трусы желтого цвета, остановился. Затем очень осторожно опустился на колени. И тут же уставился на слегка полураздвинутые ноги спящей женщины. Улыбнулся. Русская и на самом деле была красивой...
   Притворница между тем через полуоткрытые глаза очень внимательно рассматривала своего насильника, возможно, и любовника. В этой стране, да и там, где она недавно жила, все и вся продавалось и покупалось. За деньги покупали не только состояние, но и любовниц...
  При этой мысли она уставилась на мужские гинеталии, которые приближались к ней все ближе и ближе. Плешивый расставил свои худые верхние конечности по сторонам, словно опоры для строительного крана, и внезапно засопел... И в этот момент полуобнаженная женщина резко приподнялась и левой рукой схватила его яичники, которые свисали вниз. Акс не думал, что его ожидала ловушка. От внезапной боли он вскрикнул, словно его сердце поразили стрелой или засунули в его задний проход горящий факел. Он тотчас же снопом плюхнулся на лежачую. Адлер с брезгливым выражением лица обеими руками сбросила с себя насильника, неспеша повернулась на бок. Затем ударила кулаком правой руки в его физиономию. На этот раз нагой не закричал. Скорее всего, боль в яичниках была такой адской, что она заглушила другую боль. Вместо крика из горла полуобмякшего мужчины раздалось нечто непонятное, не то рык, не то крик. От состоявшегося возмездия русская кисло улыбнулась. Немец бывшей ГДР в любовники ей не годился. Ни как мужчина, ни как меценат. Она знала, что Аксы большого состояния не имели. На сотне свиней и десятке пчелиных ульев много денег не заработаешь. Оголенное бедро женщины ощутило что-то теплое. Она усмехнулась. Ее насильник от боли обмочился. Она вновь ткнула кулаком в его физиономию. Затем схватила его за промежность. Акс резко отпрянул и со страхом по-русски прокричал:
   ─ Отпусти мои яйки, русская дрянь... Отпусти, исче раз говорю, отпусти...
   Из глаз плешивого текли слезы, текли ручьями, словно речные потоки. Адлер внимательно посмотрела на плюгавого, затем несколько напряглась и с силой выплюнула содержимое из своего рта. Большой шмоток бесцветной жидкости плюхнулся на покатый лоб мужчины. Он от злости взвыл и резко сомнул руки вокруг шеи женщины. И тут же их вмиг разомкнул. Страшная боль, словно молния, в очередной раз пронзила его тело. "Палач" с ненавистью посмотрел на страдальца и усмехнулся. Жалости к полуживому существу у него не было. Адлер очень спокойно сказала:
   ─ Ну, мужичок с ноготок... Как только мой муж исчез, сразу на меня потянуло...
   Акс не понимал, что говорила ему русская. Несмотря на то, что русский язык он учил десять лет. Дабы не получить очередное наказание, он утвердительно кивнул головой и на ломаном русском произнес:
   ─ Я все поняла... Я все поняла, товарищ Адлер... ─ Неожиданное раболепие мужчины не на шутку разозлило симпатичную шатенку. Она со злостью выдавила из себя. ─ Ничего ты не понял, козел вонючий... ─ Договорить ей не удалось. Плешивый сделал очередную попытку высвободиться. Он обеими руками схватился за ладонь руки женщины, в которой находились его половые органы. И на это раз его попытка закончилась неудачей. Очередной виток боли убил его наповал. Он слегка вскрикнул и ткнулся головой вниз. Адлер разжала ладонь и обеими руками отбросила мужчину в сторону. Затем приподнялась и на пару метров отошла от поверженной жертвы. Взяла в руки полотенце и тщательно вытерла им свои руки и бедра. Потом сквозь зубы прошипела:
   ─ Маленькое штази, слушай внимательно... Больше на меня не прыгай, лучше свой член прибереги... Не послушаешь ─ зарою в землю...
   Бросив взгляд в сторону плачущего мужчины, Адлер улыбнулась и направилась к своей времянке. Франк Акс, скорее всего, не уразумел наставлений своей работницы. Ему было не до этого. Его хаотичные оханья иногда перерастали в протяжные звуки. Они чем-то напоминали собою вой волка или собаки...
   Владельца свинофермы нашли только к вечеру. Он лежал в лесу, лежал в полузабытьи. Вызвали машину скорой помощи. Врач очень внимательно осмотрел голого мужчину, но точного диагноза ему не поставил. Сам же пострадавший почему-то молчал и очень тусклыми глазами водил по сторонам. На вопросы жены он также не реагировал. Жестокая мучительница в это время лежала в кровати и читала русскоязычную газету "Земляки". При этом она довольно часто улыбалась...
   Вера Адлер разродилась в первый день осени. Погода была идеальной. Светило яркое солнце, щебетали птички. Несколько газончиков, обрамлявших здание, где находилось родильное отделение, благоухали свежестью. Отец новорожденного был на седьмом небе. Он не сомневался, что его сына не будут называть "руссаком" или иностранцем. Ребенок, который родился на немецкой земле, земле своих предков, есть коренной немец.
   Появление сына-крепыша, которого нарекли в честь прадеда, в корне изменило жизнь Павла Адлера. Он днями не заглядывал в свинарник. Не существовало для него и жены, которая с грустными глазами наблюдала необычную, даже животную страсть родителя к своему дитя.
   Особенности в поведении работодателя Адлер заметил только через пару месяцев. Аксы, к его удивлению, сами нередко впрягались в нелегкую работу по уходу за свиньями. Шокировало его и поведение жены. Она все больше и больше отлынивала от работы. В солнечную погоду она покидала времянку и уходила в сторону леса, дышала свежим воздухом. В ненастье лежала в кровати и читала книги. Павел не расспрашивал супругу о тайнах ее необычного поведения, не говоря уже о хозяевах. Он нашел себе занятие. С Ивашкой, так он называл своего сына, он проводил день и ночь...
   Через год, ранней весной в семью Адлеров постучалось горе. Ивашка на какой-то миг остался без присмотра родителей. И за это поплатился жизнью. Мальчик вышел из времянки и засеменил вдоль свинарника. Затем перелез через ограждение и вскоре оказался в сточной яме, она была открытой. От стоков ребенок захлебнулся. Первым на его поиски бросился отец. Он все поставил на уши. Все и вся перерыл не только в свинарнике и в своей времянке, но и в доме хозяев. Просмотрел до каждого кустика в близлежавшем лесу. Ивашки не было. Мысль посмотреть сточную яму первой пришла в голову матери. Она затаила дыхание, когда муж рванулся к колодцу. Через некоторое время она истошно заголосила, когда увидела на его руках безжизненное тело своего сына...
   Коренного немца Иоганна Адлера похоронили на одном из кладбищ города Котбуса. Возле могилы было только двое, мать и отец. Они оба сильно плакали. Каждый в равной степени переносил тяжелую утрату. Горе было равное, вина же значительно разнилась. Мать рвала на себе волосы. Вместо того, чтобы следить за ребенком, она лежала в кровати и читала книгу. Ее неосторожность не только лишила жизни Ивашки, но и разрушила семью. Павел вскоре куда-то исчез. Вера его больше никогда не видела и ничего о нем не слышала.
   После исчезновения мужа у "вдовы" начались проблемы, они нарастали с каждым днем. Однажды во времянку постучали. Едва она открыла дверь, тут же вздрогнула. Перед ней стояла госпожа Канн, чиновник из ратхауса, она опекала семью Адлеров. На приветствие хозяйки неожиданная гостья не прореагировала. Она сунула под нос переселенки папку и со злостью пробубнила:
   ─ Адлер, завтра же идешь на работу... Иначе я тебя сошлю в Сибирь...
   Вера перевела дух, затем слегка усмехнулась. Рослая немка раньше вела себя более или менее тактично. Боялась Павла, русского медведя. При этой мысли она улыбнулась и тихо промолвила:
   ─ Госпожа Канн, я Вас хорошо поняла... Когда мне на работу?
   Ярко выраженное раболепие в какой-то мере уменьшило пыл рыжеволосой. Она вынула из папки лист бумаги и сквозь зубы процедила:
   ─ Ты грамотная женщина, вот и читай, что я написала...
   Затем она сделала гордую осанку и ринулась к "БМВ" белого цвета. Специфический запах свинарника немку убивал. Она быстро заскочила в машину и дала по газам...
   Адлер присела за стол и почти вслух прочитала написанное. Ее направляли мыть посуду. Она стиснула зубы и слегка покачала головой. Установка властей была жесткой. Независимо от специальности, будь ты инженер или профессор, ты обязан работать. Хоть поваром или дворником. Число безработных в Германии уменьшалось. При этой мысли она горько усмехнулась...
   До работы Вера Адлер добиралась больше часа, сделала три пересадки. Нервишек она потратила изрядно. К удивлению, ее первый рабочий день удался. Бригадир господин Здунек был очень приветлив, иногда строил глазки перед относительно молодой женщиной. Она же вела себя вежливо и с достоинством. Думать о каком-либо флирте с парнем, которому было за двадцать, она не собиралась. Домой она приехала поздно вечером и сразу легла в постель. Сильно устала. На следующий день на работу она не вышла. У нее была высокая температура. Причиной этому были сквозняки в посудомойке и в столовой. Через неделю рыжеволосая Канн послала "руссачку" на другой объект, в дом престарелых. Вера мыла полы, протирала мебель и окна в помещениях. Спокойный ритм жизни обитателей небольшого особнячка не докучал новенькой. Она со всеми мило разговаривала, как и прилежно выполняла свои обязанности.
   Каждый день приносил ей новости, кое-какие из них ее просто-напросто шокировали. В первую очередь, это касалось подобных ей. Иван Меркель, бывший хирург работал медбратом. Мужчина средних лет возил на колясках бабушек и дедушек на процедуры. Его жена Лариса, терапевт по специальности делала им утром и вечером туалет. Бывшие сибиряки нередко кучковались в небольшом скверике и отводили душу. Мнение было единым. Историческая родина не имела желания признавать дипломы специалистов из бывшего Союза, как и их переучивать.
   Закрепиться в доме для престарелых Вере Адлер не удалось. Причиной этому был досадный случай. На дворе стояла по-настоящему дождливая осень. Пуцфрау то и дело протирала влажной тряпкой коридор. К обеду появилась директрисса. Госпожа Вайс, маленького роста женщина со скуластым лицом была не в духе. Она ускоренным шагом шла по коридору. Дальше случилось неожиданное. Перед дверью своего кабинета она оступилась и растянулась на еще влажном паркете. Упала неудачно. Подвернула ногу и сдвинула диск в позвоночнике. В больнице она пролежала две недели. Через день после ее прихода уборщицу уволили.
   Через месяц ничегонеделания Адлер предложили очередную работу, сторожить объект. Ночное бдение, притом двенадцать часов, подобное явление в ее жизни еще не было. Она не представляла, как можно не спать ночью, когда все люди спят. К ее удивлению, ее первая бессоная ночь пролетала почти незаметно. Она сначала перечитала все инструкции, потом бегала по подвалам и этажам. Получала инструктаж. Наставлял ее очень пожилой мужчина, лет за семьдесят. Волос на его голове не было, за исключением небольших клочков над большими ушами. Новенькую его внешность мало интересовала. Она горела желанием как можно быстрее освоить несложное ремесло. Михальски через час окончательно выдохся. Его лысина в прямом смысле испускала капельки прозрачной жидкости. Вскоре сторожа оказались перед лестницей, ведущей на крышу. Здесь получилась осечка. Дед, встав на первую ступеньку, напыжился и пустил пару голубков, испортил воздух. Ученица сначала оторопела. Затем плотно зажала нос и покачала головой из стороны в сторону. Общепринятый знак неудовольствия или возмущения старик не понял. Он опять напыжился и вновь выпустил "дуплет".
   Олимпийское спокойствие старика, помноженное на откровенную наглость, возмутило ученицу. Она вспыхнула и прошипела:
   ─ Михальски... Если ты больной ─ иди в больницу... Если хочешь срать ─ беги в туалет...
   Остаток ночи уроженец города Варшавы и уроженка сибирской деревни Орловка просидели молча. Перед обедом у Адлер зазвонил мобильный телефон. Реслер, шеф фирмы вежливо попросил ее больше на работе не появляться. Несколько позже она узнала, что поляк сделал на нее поклеп. Обвинил ее в том, что она плохо знала немецкий язык и обозвала его иностранцем.
   Через день переселенка вновь оказалась в кабинете "змеи", так она окрестила Изольду Канн. Немка на этот раз наотрез отказалась помочь ей в поисках работы. Назначила ей термин через три недели. Адлер предстояло отчитаться о результатах трудоустройства: сколько писем она написала в организации, сколько поступило отказов.
   У безработной шатенки была ужасно мрачная физиономия, когда она покидала биржу труда. Несколько минут она кружила вокруг здания, словно заводная. Дельных мыслей в ее голове не было. Да и откуда они могли прийти?! Жизнь с Павлом на ферме чем-то напоминала времена средневековья. Аксы также относились к русским, как к рабочему быдлу. Мало того. Экзекуция, которую она устроила хозяину, не прошла для нее даром. После исчезновения ее мужа он обратился в полицию. Что он наговорил или написал, ей было неведомо. Вскоре она получила бумагу с требованием освободить "фазенду". На поклон к плешивому она не пошла. Она решила искать жилье за пределами небольшой деревушки. Она ее никогда не привлекала. В ней не было ни предприятий, ни культурных учреждений. Большинство трудоспособных получало социальную помощь...
   Через день Адлер оказалась в Котбусе. Она побывала в трех фирмах, занимавшихся арендой жилья. Квартиры были, и недорогие. Но, увы... Никто не хотел иметь дело с безработной. Вскоре она оказалась у рекламного стенда, неподалеку от железнодорожного вокзала. Около двух десятков объявлений были аккуратно обрамлены специальной пленкой. Вера тяжело вздохнула. Дешевых квартир не было. Объявления о собаках и кошках, которые по каким-то причинам улизнули от хозяев, ее не интересовали. Она неспеша двинулась дальше, в сторону газетного киоска. Купила газету и присела на скамеечку. Сразу же углубилась в просмотр объявлений. Через некоторое время она услышала прерывистое дыхание и невольно повернула голову. На скамейку подсела женщина лет шестидесяти, не больше. В том, что она была руссачкой, Адлер не сомневалась. Среагировала на нее и незнакомка. Она слегка улыбнулась, затем произнесла:
   ─ Нас, русских за километр можно определить... - Увидев на лице симпатичной шатенки улыбку, она заметно оживилась и продолжила. ─ Я сегодня на бирже труда была... Приметила и тебя... Ты выходила из кабинета госпожи Канн. ─ Адлер на русскую речь не среагировала. Не было желания. Она лишь слегка кивнула головой. ─ Ты, я вижу безработная, как и я... ─ продолжила женщина. Вера кисло улыбнулась и по-русски пробубнила себе под нос. ─ Да, получается так...
   Вскоре женщины разговорились. Первой поделилась о своей жизни с новой знакомой Валентина Граф. При этом она ничего не утаила. Вместе с мужем и двумя сыновьями она приехала из Казахстана. Их сразу же направили в Котбус. Сначала им провезло. Они все работали на одном и том же заводе. Вскоре его закрыли. Виктор, старший сын не стал испытывать судьбу в городе, где с каждым часом не только "издыхала" экономика, но и в прямом смысле вымирали целые жилые кварталы. Автослесарь поехал к своему другу, в Баден ─ Вюртемберг. Вера несколько удивилась, когда мать со слезами на глазах рассказывала о сыне, который еще в детстве, был непутевым. В отместку учительнице, она ставила ему двойки за плохое поведение, он подпилил ножку ее стула. Пожилая женщина растянулась на полу перед всем классом. Затем в общежитии профессионально-технического училища он отравил собаку вахтерши. Отомстил бабке, она не пустила в его комнату девушку. В армии во время демонстрации кинофильма он бросил взрывной пакет. Мстил начальнику клуба, офицер дал ему подзатыльник за лузгание семечек...
   Адлер слегка хихикала, когда ей рассказывали о приключениях непутевого мужчины, хотя у самой на душе кошки скребли. Через неделю ей будет не до смеха. Ей негде будет жить... О своих проблемах она посетовала Валентине, та тут же стала ее успокаивать. В Германии еще никто от голода не умирал и не умрет. На улицах также мало кто валялся...
  Граф вновь поделилась своим прошлым. Вызова они ждали пять лет. Это было еще не горе. За полгода до отъезда погибла сестра мужа. Она покончила с собою, была наркоманкой. За день до отъезда их семью обворовали. Из дома унесли почти все вещи, которые они хотели с собою взять на историческую родину. Виктор уезжал из Петропавловска в спортивном костюме, на улице стоял жуткий мороз...
   Доверительный разговор между женщинами был не только интересным, но и плодотворным. Особенно для госпожи Адлер. Она согласилась с предложением своей знакомой поехать в Херенберг. Не только там трудоустроиться, но и посмотреть на ее сына Виктора, холостяка. На вонючую фазенду она приехала поздно вечером и сразу же упаковала чемодан. Взяла самое необходимое. Возвращаться назад она не хотела. Выехали женщины рано утром. В пути сделали четыре пересадки. Дорога была длинной, но почти бесплатной. Частная фирма "Дейче Бан" делала скидки тем, кто ездил по субботам и воскресеньям.
   Первая встреча с Виктором гостью обнадежила. Ее ровесник работал на автогиганте "Мерседес-Бенц", сборщиком двигателей. Получал неплохо. За два года он купил себе новую машину, снимал трехкомнатную квартиру. Мать и сын сделали для нее неплохое угощение. Переселенцы по-русскому обычаю выпили по стопочке водки, затем излили друг другу свои души. Активнее всех была Валентина. В отличие от нее гостья молчала. Она внимательно слушала монолог седовласой женщины, изредка бросала взгляд напротив. Виктор смачно курил и очень много пил пива. Смотрела и иногда ей становилось не по себе. Она прекрасно понимала мать, которая надеялась, что симпатичная шатенка и ее сын найдут общий язык. Старшие Графы искали половинку для сына еще в Петропавловске, но увы... Для алкоголика ее трудно было найти. Несмотря на это, мать не сдавалась. Едва он трудоустроился, она дала объявления в русскоязычные газеты. Отвечала на письма или звонки лично она сама. На очной ставке с женихом были три женщины. Они долго не задержались, уехали...
   Эту ночь Вера Адлер долго не спала, хотя для отдыха было все. От спиртного слегка кружилась голова, спокойно было и на ее душе. Располагала ко сну и отдельная комната с большим окном, выходившим в сторону парка. Лежачая улыбнулась, когда представила сияющее лицо Валентины. Она прежде, чем проводить гостью в комнату, что-то нашептала на ушко своего сына. Вера не обманывала себя. Виктор ей не нравился, ни своей внешностью, ни своим поведением. На его лице было четко написано: "Аля, алю, я русский, притом из деревни...". Она видела подобных мужчин не только в России, но и в Германии. И вроде у них все и вся было правильное, даже и красивое. Однако было "НО", оно все и портило. Если неприязнь к внешности сверстника она как-то могла перебороть и принять, то остальное ее отталкивало. Он поглощал пенистый напиток с небольшим содержанием алкоголя стаканами, словно находился в пустыне Сахара. Не нравились ей и его руки, особенно обгрызенные ногти...
   Виктор Граф сдержал свое слово. Он через неделю трудоустроил женщину, которую привезла его мать. Ее появление для него было с одной стороны неожиданным, с другой ─ закономерным. Мать делала все возможное для его женитьбы, но невесту она привезла ему впервые. Через своего кореша он узнал о вакансии среди уборщиц туалетов. Работа была не ахти оплачиваемая, но как он считал, для начала подходила. Вечером мужчины уединились в небольшом ресторане, неподалеку от завода. Они были друг для друга, как братья.
  Бергеры приехали в Германию на два года раньше, чем Графы. Они сразу же попали на Запад, в город Херенберг. Раньше жили в Омске, на 14-х Северных. За год до отъезда Николай развелся с женой. Она не поехала в Неметчину. Встала на сторону отца. Заместитель директора строительного управления, едва молодые люди подали документы на выезд, стал брюжжать, что негоже его единственной дочери батрачить на немцев. Иван Афанасьевич, так звали тестя, вскоре расставил все точки над "и". Сначала он купил дочери большой особняк в центре Омска, затем черного цвета "Мерседес". Нашел ей и жениха, заместителя главы администрации района. Российский немец сразу же понял, что раем за бугром супругу не удивишь. Мало того. У него самого нередко скребли кошки на душе. В письмах родственников и знакомых из ФРГ все больше и больше просачивались нотки пессимизма в отношении "рая" и порядка на исторической родине. Кое-кто из переселенцев сидел на социале, если была и работа, то физически тяжелая и малооплачиваемая. Не испытывал особой любви немец и к тому, что происходило в России. К власти приходили далеко нечистоплотные людишки. К числу оных относил он и тестя. На этой почве мужчины однажды сильно повздорили. В этот же день Татьяна и Николай расстались...
   Виктор Граф пришел домой поздно вечером. В квартире матери не было, она уехала домой. Была одна только гостья. Он прекрасно знал, что она каждый день и час ждала от него приятной новости. В худшем случае, ей ничего не оставалось делать ─ ехать в Котбус и искать работу...
   Адлер, лежавшая в постели, как только в коридоре вспыхнул свет, слегка приподняла голову. И тут же до нее донесся гнусавый мужской голос:
   ─ Верка, целуй меня... Я тебе работенку нашел... ─ Виктор вошел в комнату и перед носом женщины покрутил небольшую бумажку. Она сначала молчала, затем улыбнулась и еле слышно прошептала:
   ─ Большое спасибо, тебе Виктор... Я, честно говоря, не верила, что мне так сильно повезет...
  Теплые слова симпатичной особы в адрес алкоголика, придали ему не только бодрости, но и наглости. Он с лукавинкой в глазах посмотрел на женщину, которая внимательно читала небольшой лист бумаги, затем себе под нос пробубнил:
   ─ Ну, Веруха, ты баба особенная, словно с Луны свалилась... ─ Адлер не прореагировала. Приглашение на собеседование для нее было куда важнее, чем бормотанье пьяного мужчины. Однако тот не унимался. Он скинул с себя куртку и, пригладив рукой волосы на голове, вновь выдавил из себя:
   ─ Слушай, меня, Верка... Я вижу, ты баба непонятливая... ─ Заметив недоумение на физиономии гостьи, он слегка скрипнул зубами. Затем со злостью прошипел. ─ Я ведь ради тебя все сделал... Любой долг платежем красен...
   Постоялица упреков хозяина квартиры в свой адрес не замечала, скорее всего, не хотела замечать, тем более, как-то реагировать. Она слегка приспустила одеяло со своей груди и неспеша перегнула бумажку надвое. Затем положила ее под бюстгальтер. Улыбнулась и с облегчением вздохнула. Работать в административном корпусе мощнейшего автомобильного концерна было престижно и для уборщицы. Несколько мгновений женщина с короткой прической внимательно разглядывала того, кто стоял перед нею и еле-еле шевелил языком. Без всяких обиняков он "приглашал" ее к сожительству. Непонятно почему, она ехидно улыбнулась, повернулась к стенке и укрылась одеялом по самую голову. Из глаз униженной женщины, некогда гордой и очень умной, текли слезы...
   Поведение гостьи разочаровало мужчину. Он, едва под одеялом скрылась ее голова, некоторое время стоял в недоумении. Эта женщина почему-то не подчинялась неписаным законам человеческого общества. Она не платила ему ни деньгами, ни поцелуями. Не говоря уже о том, чтобы пригласить его в постель. При этой мысли он сильно чертыхнулся и вышел вон...
   В эту ночь Адлер долго не спала. Он все думала и думала. Сначала она взвесила свои плюсы. Теперь у нее есть работа, и это самое главное. Искать квартиру ей также не надо, пока... Валентина перед отъездом приглашала ее пожить у сына. Жилье-то есть, но на птичьих правах. Да и деньги за проживание надо платить. К своему кошельку она не прикасалась, он был пустой...
   Вечером следующего дня Адлер очень долго сидела в ванне. Она опять раздумывала. Она должна лечь в постель к мужчине, который ее содержал и помогал. Он был для нее нелюбимым человеком. Она то и дело вытирала слезы, которые текли не от боли физической, текли от боли душевной. Электронные часы показывали без четверти двенадцать ночи, когда она вошла в спальню хозяина. Он спал, словно убитый. Из его горла раздавался сильный храп, изредка прерываемый громким чмоканьем. Нагая приостановилась. Вновь призадумалась. Свет она не включала, знала, что тут же разревется. Стиснув зубы, она подошла к окну и очень осторожно сдвинула гардину. Слабый свет луны в какой-то мере ее успокоил, но ненадолго. Она тяжело вздохнула и сделала пару шагов к кровати. Остановилась. Затем легонько скинула со спящего одеяло. Он спал без нательного белья. Спал на спине с широко раздвинутыми ногами. Она осторожно закинула свою ногу между ног спящего, затем приставила другую. Очутившись на коленях, слегка толкнула рукой в плечо нагого. Затем еще и еще раз.
  Граф просыпался очень долго, словно чего-то накурился. Приоткрыв глаза и увидев перед собою женщину, он еле слышно промямлил:
   ─ Верка, ты пришла... И правильно сделала...
  "Должница" стиснула зубы и опустила свою руку вниз. Прикоснулась ею к члену мужчины. Он был мягкий, безжизненный. Она стала его мастубировать. Через некоторое время она присела и ввела пенис в свое влагалище. Затем стала двигать своим телом вперед-назад. Делала она это очень медленно, без всякого желания. Полупьяный "любовник" иногда сильно ойкал и слюнявыми губами чмокал ее грудь. Едва у него началось семяизвержение, "наездница" вскочила и мигом рванулась в ванную комнату. Вышла из нее она только под утро. В постели она дала волю своим слезам. Она иногда руками прикасалась к своему влагалищу и нежно его гладила. Нередко до крови кусала свои губы. Она доподлинно знала, что этот орган дан Богом людям для любви и появления очередного потомства, но не для расчета...
   Прошло полгода. Вера Адлер и Виктор Граф все это время жили в одной квартире, питались за одним столом. Спали они также в одной постели. Подобных людей в Германии называли "лебенсгефэрте", спутники жизни. В России их прозывали сожителями. Некогда незнакомые люди все больше и больше привыкали друг к другу.
   В отличие от мужчины, который был на седьмом небе от счастья, что в его сетях оказалась симпатичная и умная женщина, она очень тяжело переносила совместное пребывание. С работы она возвращалась очень поздно. Пару часов, а то и больше, она бродила по небольшому городу Зиндельфинген, в двух шагах от которого находился автозавод. Нередко ездила она и в Штутгарт, столицу земли Баден-Вюртемберг. Больших денег у Адлер не было, поэтому она не покупала изысканной одежды или дорогих продуктов питания. Бесцельное брожение по улицам и магазинам скрашивало ее время, на какой-то миг успокаивало ее душу. Нередко она составляла компанию Виктору и его друзьям. Подобные компашки ей нравились. Две-три парочки вместе ходили в лес или в бассейн. На праздники посещали рестораны. Бывало и то, что она приходила домой с приподнятым настроением. Она радовалась, когда кое-кто из представителей сильного пола пристально в нее вглядывался. Иногда даже ее "раздевал". Шатенка, заметив томный взгляд мужчины, улыбалась. Только и всего. С Виктором она все еще не могла найти общий язык...
   Мать приехала к непутевому сыну внезапно. Он в этот день отдыхал, постоялица работала. О чем разговаривали близкие родственники, ей было неведомо. О том, что она не осталась без их внимания, она убедилась сразу же, как только открыла дверь квартиры. Валентина крепко ее обняла и еле-слышно прошептала:
   ─ Витька, мой непутевый, сильно тебя расхваливал, ой как расхваливал... ─ Вошедшая через силу улыбнулась и очень осторожно отвела руки женщины в стороны. Они были в муке. Мать готовила сибирские пельмены, любимое блюдо сына. Вера прошла в коридор, повесила дамскую сумочку. Затем слегка прошевелила губами:
   ─ Валентина Ивановна, я все делаю, чтобы у нас в квартире было чисто и уютно... ─ И тут же бросила взгляд на ту, которая только что ее хвалила. Несколько скуластое лицо пожилой женщины было задумчивым, даже враждебным. Поняв свою ошибку, постоялица слегка покраснела, потом произнесла. ─ Вера Ивановна, я помогу Вам делать пельмени... Я также их люблю...
   За работой женщины не проронили ни слова. Лишь иногда бросали друг на друга взгляды, через силу улыбались. Каждый думал о своем наболевшем. Валентина с болью в душе прореагировала на то, что рассказал ей сын. Строптивая невеста все еще его сторонилась. Она все еще была чужая...
   Переживала и симпатичная шатенка. При этом она слегка кусала свои губы. Вывод напрашивался сам собою, пришел он без мучительных раздумий. В этом доме она никогда не найдет свое счастье. У "жениха" и "невесты" ничего общего не было и не будет. После той ночи, когда она отдалась Виктору по расчету, он больше ее не интересовал. Ни только не интересовал, но и был ей безразличен. Почему это так происходило, она и сама не понимала. Думать об этом серьезно она не хотела, да и времени не было. По ночам, когда ее сожитель работал, она нередко себя мастубировала. Одновременно она не отрицала. Были у нее, хотя и очень редко, приливы к нелюбимому мужчине. Он был далеко не пропавший человек. И неурод. Он приносил хорошие деньги. После каждой получки приглашал ее в ресторан. На день ее рождения они были на Бодензее...
   Мать пробыла у сына неделю, потом уехала к себе домой. За это время женщины обмолвились лишь несколькими фразами, они не касались их семейной жизни. Валентина уехала в семь часов утра, постоялица была уже на работе. Она мыла и дезинфицировала туалеты. Только через месяц она несколько растаяла и стала теплее относиться к тому, у кого жила. Причиной этому было его необычное поведение. Он бросил пить и курить. С прилежанием относился он и к личной гигиене. Прежде чем лечь в постель, он тщательно мылся в ванне. Затем он душился так сильно, что его компаньонка иногда зажимала пальцами свой нос. Изменился он к лучшему и во многом другом. В выходные дни он накрывал стол, мыл посуду. Одиночка с пожелтевшими от курева зубами, преобразился и внешне. Его ногти на руках были аккуратно подстрижены, чем он еще больше привлек внимание женщины к себе. Она страшно не любила мужчин с заросшими ногтями, под которыми были пуды грязи. Прожитый день приносил ей очередные сюрпризы, от которых ее душа радовалась. Виктор, прийдя с работы, снимал с себя одежду и аккуратно вешал ее в платяной шкаф. Не кидал куда попало, как это было раньше. Мало того. Два раза в месяц он стирал свою одежду, затем тщательно ее утюжил. Отдельно стирала и его невеста.
   Незаметно подошел Новый год. Виктор Граф пригласил к себе в гости друзей, земляков из Казахстана. Павел и Рита работали в г. Штутгарте на кондитерской фабрике. Они оказались наредкость воспитанными людьми, к тому же мало пьющими. Вера то и дело глядела на хозяина квартиры, ему стоило больших сил, чтобы не опрокинуть лишнюю рюмку водки. Часы пробили ровно двенадцать раз, все кинулись на улицу. В скверике, неподалеку от дома мужчины устроили настоящий фейерверк. Адлер в эту ночь была очень счастлива. Она давно не видела и не ощущала настоящего человеческого общения, радости и спокойствия. Только под утро все разошлись по домам. Виктор пришел в спальную комнату после ванны. От него несло не только спиртным, но и мужскими духами. Едва он прилег на краешек кровати, нагая женщина распахнула одеяло, и он в миг оказался в ее в объятиях...
   Прошло пять лет. Германия, как и большинство стран Европы, постепенно вползала в экономический кризис. С космической скоростью росли цены на все и вся. Увеличивался водораздел между богатыми и бедными. Число миллионеров росло как грибы после обильных дождей. Иное было в стане нищих. Многие из них остались без работы. Ранней весной в числе оных оказался и Виктор Граф. В качестве сладкой пилюли ему дали абфиндунг, своеобразный откуп. Через две недели указали на дверь и Вере Адлер. "Руссаки" в равной степени переживали случившееся. Первым не выдержал мужчина. За пару месяцев он спустил практически все свои денежные сбережения. Спустил на алкоголь и на друзей, кое-кто из них также был выброшен на улицу.
   Адлер же не сдавалась. В отличие от спутника жизни по необходимости у нее было куда больше опыта по преодолению экстремальных ситуаций. Жизнь научила ее искать ниши для выживания. Через близкую знакомую она устроилась уборщицей в одну из богатых семей. Еще через неделю нашла другую подработку ─ два часа в день работала на побегушках в парикмахерской. Деньги были небольшие, но жить можно было. Один раз в месяц она ходила в арбайтсамт, на биржу труда. Никто из чиновников работу ей не предлагал. С ними она вела себя прилично. Кое-кто из безработных распускал кулаки. Дабы пресечь насилие и непредвиденные эксцессы, в учреждениях установили полицейский надзор.
   Наступило лето. Прекрасная погода не объединяла мужчину и женщину, которые уже шесть лет жили под одной крышей. Наоборот, она их разъединяла, делали их врагами. Виктор все время пропадал в ресторанах или беспробудно спал. Часто он ходил в бассейн, купался и загорал. Загорал до упаду. Нередко бывало, что Адлер не узнавала своего сожителя, который во многом походил не то на африканца, не то на азиата. Смотрела и тяжело вздыхала. Некогда появившийся огонек взаимопонимания, определенной симпатии к мужчине у нее угасал, угасал с каждым часом. Он вообще исчез, как только он уехал в Казахстан, к родственникам и друзьям. Она слегка вздрогнула, когда на обратной стороне кассового чека супермаркета "Альди", лежавшего на ее постели, прочитала: "К моему приезду освободи квартиру. Виктор".
  Подобное для нее не было неожиданностью. Она прекрасно понимала, что наступит время, когда их совместное пребывание под одной крышей закончится, испарится, как вода на песке. Неожиданной разлуке с пьяницей Адлер обрадовалась. Она уже давно мечтала побыть одной, подышать свежим воздухом, а не вдыхать в себя сивушный запах спиртного или курева. Зловония преследовали ее везде: в спальной комнате, на кухне и в туалете, даже на балконе. Жених много курил, курил, где ему заблагорассудится. "Невеста" всего этого не выдерживала. Едва он покидал квартиру, она давала волю слезам. Затем задумывалась. Вывод был единственный. В эту относительно сытую и спокойную страну она приехала не для того, чтобы портить себе нервы или с кем-то выяснять отношения.
   Через два дня после отъезда Виктора у одинокой женщины произошел душевный перелом. В том, что ее избранник есть на этой земле, она убеждалась во время длительных прогулок по городу. Кое-кто из мужчин улыбался, увидев стройную женщину. Нередко они строили ей глазки. И понедельник не стал исключением. Она в этот день работала у господ Штайнбрюк. Пожилые супруги, бывшие адвокаты были на пенсии. Их трехэтажный особняк, находившийся на окраине Херенберга, можно было отнести к шедеврам мировой культуры. И не только по причине строительных прибабахов, но и по обилию цветов. Они были везде: в каждой комнате, на балконах и лоджиях, в саду и во дворе. Были они и на крыше, крепились на специальных подставках. Пуцфрау оставляла цветы "на закуску". Она пересаживала или поливала их к концу уборки.
  И в этот день она не изменила своему правилу. Она поставила небольшую лейку с водой на краешек балкона и стала взрыхлять землю в горшке. Внезапно подул ветер. Он был такой сильный, что лейка словно пушинка тотчас же оказалась на земле. Женщина сильно ойкнула и бросилась к металлическому ограждению и с замиранием сердца посмотрела вниз. Лейка лежала на асфальте, рядом с нею стоял мужчина. Она вмиг оказалась у парадного крыльца, боялась, что произошло что-то непоправимое. Она была удивлена, когда незнакомец вежливо поприветствовал ее по-немецки. Затем он улыбнулся и, протянув ей лейку, очень спокойно по-русски произнес:
   ─ Извините, что я тут пробегал... Не моя вина, что это изделие чуть-чуть не упало на мою умную голову... ─ Пристально посмотрев на шатенку, из глаз которой текли слезы, мужчина в том же тоне продолжил. ─ Да, Вы, пожалуйста, не беспокойтесь... Вашей вины здесь нет, это матушка-природа подвела...
   Адлер несколько дрожавшими руками взяла полиэтиленовый сосуд в виде ведра с трубкой, через которую льют жидкость для поливки, и с облегчением вздохнула. Затем улыбнулась и посмотрела на мужчину. Ее карие глаза и женское чутье не могли обмануться. Перед нею стоял настоящий мужчина, без "дефектов". Его голубые глаза были не только умными и пронзительными, но и без лукавинки. Подкупала ее и его одежда. Она сильно контрастировала с тем, что носили мужчины города, да и всей страны. На нем были джинсы темно-синего цвета, светлого цвета пиджак и белая рубашка с черным галстуком с белыми полосками. И самое главное, его черные туфли были начищены до блеска. Она покачала головой и заразительно рассмеялась. Ее незнакомец, как ей казалось, только что вернулся из бывшего Союза. Подобную одежду носили номенклатурные работники и преподаватели вузов. Они очень щепетильно относились к своему внешнему виду. Она первой протянула руку незнакомцу. Его рука была очень сильной и теплой. Они тут же друг другу представились.
   Сорокин предложил женщине прогуляться по парку. Она охотно согласилась. В своих предположениях она не ошиблась, словно в воду глядела. Иван Петрович приехал из Ташкента, преподавал в политехническом институте. Неплохо зарабатывал, имел определенные связи с властью. Псевдоперестройку ученый принял без должного энтузиазма. Знал, что это очередной трюк партийных нуворишей. Вскоре он женился на немке, преподавательнице кафедры иностранных языков и уехал в Германию. С женой ему не повезло. Она оказалась непорядочной. В чем это проявилось, Адлер своего знакомого не спрашивала. У нее самой подобных перипетий было не меньше...
   Эту ночь она долго не спала. Ее голова в прямом смысле трещала от мощного притока новых мыслей. Она все еще не понимала, что ее толкнуло согласиться на очередную встречу с мужчиной, с которым она минут двадцать, не больше, поговорила о том, о сем. Она несколько раз подходила к телефону и набирала первые три цифры, затем вновь ложила трубку. Хотела отказаться от встречи. При этом она слегка улыбалась. До встречи с любимым мужчиной оставалось всего несколько часов...
   Дом, в котором жил Сорокин, находился в Фрайберге, в одном из районов г. Штутгарта. Адлер не знала города, однако улицу, носившую имя немецкого поэта и драматурга Иоганна Шиллера, она нашла без проблем. Едва она открыла дверь квартиры, как ее хозяин тут же вручил ей большой букет красных роз. Она широко улыбнулась. Розы были ее любимыми цветами. Она с благодарностью посмотрела на мужчину и слегка чмокнула его в щечку. Он улыбнулся, затем подошел к трельяжу, стоявшему в коридоре. Посмотрел на себя в зеркало и заразительно засмеялся. Затем не то всерьез, не то в шутку он произнес:
   ─ Скажу откровенно... В последнее время меня никто с крашеными губами не целовал... Да еще с такой губной помадой... ─ Слегка наклонившись к женщине, и сняв с ее плеч демисезонное пальто, он добавил. ─ Я и мыться не буду...
   Гостья улыбнулась и неспеша двинулась в апартаменты хозяина. Квартира была стандартной для одиночек, не более пятидесяти квадратных метров. Она сразу же почувствовала, что хозяин очень прилежно следил за всем тем, что в ней находилось. Мебель и прочее, необходимое для жизни, было недорогое, но все новое. Отметила она и то, что здесь было не только уютно, но и чисто. Вскоре раздался мужской голос. Сорокин приглашал ее покушать. Адлер обрадовалась, когда на столе увидела свои любимые кушанья. Жареный картофель с колбасой она любила еще с детства. Без ума она была и от ветчины, не говоря уже о салате из свежих помидоров, огурцов и редиски. Немного покушав, хозяин предложил ей выпить за знакомство. Крепленое вино сразу же ударило в голову женщины. Сказалась бессонная ночь и подготовка к визиту. Она довольно долго колдовала над своей прической. Она хотела как можно быстрее понравиться высокому мужчине...
   После застолья переселенцы пошли гулять. Адлер впервые была в этой части города и поэтому внимательно рассматривала все то, что ее окружало. Сначала они побывали в парке, затем прошли Тапахдолину и оказались на высоком пригорке. Перед их взором раскинулись большие плантации виноградников, которые тянулись вдоль берега реки Некар. Вера не знала, что земля Баден-Вюртемберг, один из самых древних винодельческих регионов Германии. Об этом она узнала от своего гида, который проходя по склону, иногда подходил к виноградным лозам и гладил рукой их спелые гроздья. Затем они спустились вниз и оказались возле небольшого озера Макс-Айт. Погуляв возле естественного водоема, они зашли в ресторан, расположенный на берегу Некара. Мужчина усадил женщину за столик, сам же пошел к стойке. Вскоре он принес два бокала вина, несколько сосисок и пару булочек. Адлер незаметно проглотила слюну и посмотрела на часы. Прогулка по свежему воздуху продолжалась почти два часа. Она уже успела изрядно проголодаться. Немного покушав, она пригубила бокал с вином и сделала небольшой глоток. Затем еще и еще...
  Вино ей показалось необычайно вкусным, даже очень. Ее напарник, заметив ее восхищение напитком, вновь сделал небольшой экскурс в историю виноделия на юге Германии. Когда-то в этих краях при обильных урожаях вина было больше, чем воды. Бывало и такое. При строительстве домов в раствор вместо воды лили прошлогоднее вино, освобождали емкости для нового алкогольного напитка. Вскоре парочка покинула ресторан и двинулась в сторону дома. Во время движения шатенка то и дело улыбалась и внимательно вглядывалась в мужчину, с которым шла под ручку. Она уже давненько так не ходила. С Павлом она ходила по необходимости. В бывшей ГДР она боялась молодых парней, которые часто строили ей рожицы. Библиотекарь из института средств массовой информации и безработная по пути о многом поговорили, даже кое о чем и поспорили.
   Легкое головокружение и свежий воздух, обилие зеленых насаждений все больше и больше очаровывали женщину средних лет. Она в этот вечер впервые за многие годы была счастлива, счастлива как никогда. Да и что надо для человеческого счастья!? Любящие друг друга люди и, самое главное, их взаимное понимание и уважение. У нее, как ей сейчас казалось, уже кое-что было. Она сильно сжала руку своего попутчика, затем притянула его к себе и на миг прильнула к его губам...
   Куранты церковной башенки пробили полночь, когда Адлер вошла в ванную комнату. Прежде чем залезть в воду, она посмотрела на себя в зеркало. Не скрывала, что годы ее изменили. Она была уже давно не школьница, даже и не студентка. Она придвинулась к стеклянному предмету с отполированной поверхностью ближе, еще ближе. Нет, еще раз нет. Вере, Вере Ивановне Дубасовой еще двадцать, ну пусть тридцать лет... При этой мысли нагая улыбнулась и осторожно опустилась в продолговатый сосуд. Теплая жидкость, наверху которой была пузырчатая масса светло-зеленого цвета, тут же приняла хрупкую женщину в свои объятия. В этих объятиях она хотела быть целую вечность. Все то, что сейчас шатенка делала, ей очень нравилось. Она медленно погружалась в воду и как можно дольше задерживала свое дыхание. Затем она вновь всплывала и набирала в легкие очередную порцию воздуха. Подобное она делала много раз, почти до изнеможения. Выкинув голову из воды, она приходила к одному и тому же выводу. Нет, еще раз нет и еще тысячу раз нет, она не хотела задохнуться от нехватки кислорода. Она всегда хотела жить, особенно сегодня, особенно сейчас. При этом мысли она вздохнула, привстала из ванны и включила душ...
   Иван Сорокин проснулся ранним утром. Неспеша опустив ноги на пол, он осторожно накрыл одеялом нагую женщину, спавшую в его постели. Затем он вышел на балкон. Было тепло. Город еще спал, спал мертвой тишиной. Вокруг ни звука, словно и не было на небольшом клочке земли шестьсот тысяч живущих с их повседневными проблемами. Мужчина присел на кресло-качалку и посмотрел на небо. Пространство над землей в форме свода было полно звезд. Затем он улыбнулся. Короткий миг, который он провел этой ночью с женщиной, равнялся десятилетиям. До этого в его объятиях побывало много женщин. И никто из них по-настоящему не оставил следа в его душе и сердце. Мелькали только их имена, которые он уже забыл. Кое-кто из представительниц слабого пола улетучивался почти мгновенно, как небольшие тучки на небе, разогнанные мощным шквалом ветра. Сорокин и сам не понимал, почему у него в жизни так происходило. Он никогда не был эгоистом, не был и ловеласом.
  Скорее всего, причиной этому была его обособленность от живущих на этой земле. Чем больше он отделялся от людей, тем больше чувствовал себя счастливым. Одиночество его не пугало. Он всегда был наедине только со своими мыслями, которые во многом отличались от его коллег, с кем он учился или работал. Его мышление отличалось также и от тех, кто его учил или наставлял. Не были исключением в этом плане и женщины, даже красивые или умные. С некоторыми из них он дружил. Дружба была очень короткой. Затем наступал кризис, кризис затяжной, с нервами и прочим. Он первым разрубал гордиев узел. Он уходил, несмотря на слезы и мольбы...
   Он тяжело вздохнул. Он не сомневался, что он вскоре расстанется и с Верой Адлер, которая безмятежно спала в его огромной постели. Бобыль пользовался одной частью кровати, вторая часть была нетронутой. Он только три раза стелил полную постель. Первой у него в гостях была Сабина Стеблер, секретарша технического института. Молодая женщина поразила мужчину, ищущего работу, своей броской красотой. И не только этим. Жительница бывшей ГДР неплохо знала русский язык. Второй женщиной, переступившей порог его квартиры, была коренная немка Кример. Русский язык она вообще не знала, как и не имела никакого понятия о России. Николь впервые в жизни кушала сибирские пельмени, впервые пила русскую водку. В постели она оказалась случайно. Она сильно повздорила с мужем, решила ему отомстить...
   Откровенный разговор между жителями бывшего Союза состоялся через месяц. Женщина была ошарашена, когда из уст ее любимого мужчины раздалось:
   ─ Вера, извини меня, пожалуйста... Мы не можем жить вместе, хотя у нас с тобою очень-очень много общего... ─ Вмиг появившиеся слезы в глазах шатенки, которая все эти дни жила и дышала единственным человеком, не поколебали решение бывшего вузовского преподавателя философии. Он слегка стиснул зубы, продолжил. ─ Вера, пойми меня правильно... Я человек особый, человек принципов...
   Адлер прикусила губу и уставилась на того, кто в прямом смысле ее убивал. "Палач" вновь произнес:
   ─ Вера, я тебе не дам счастье... А это уже трагедия для нас... Мое призвание ─ мои мысли...
   Сорокин несколько приободрился и подошел к книжной полке. Показав рукой на книги, он повернулся лицом к остолбеневшей женщине и спокойно сказал:
   ─ Мое призвание управлять мозгами людей, вносить в их головы идеи. Они помогут им встать на праведный путь...
   Адлер не стала больше слушать, как ей сейчас казалось, бред умнейшего человека. Она рванулась к двери. Сорокин не стал ей препятствовать, не говоря уже о том, чтобы просить у нее прощения. Он стоял неподвижно, без всяких эмоций, словно сфинкс-исполин, которому в мире не было равных ни только по уму, но и по силе...
   Ночь для отверженной женщины была настоящим адом. Она лежала в постели и рыдала. Рыдала не от боли, которую ей причинил любимый мужчина. Она плакала от своей судьбы, которая была уготовлена ей на этой земле. Чем больше она издавала жалобные голосовые звуки, тем больше приходила к однозначному выводу. Германия не для нее: ни для ее души, ни для ее сердца. Она решила покинуть ее раз и навсегда...
  Глава девятая.
  На перепутье...
  
  Наступила осень. Адлер все больше и больше замыкалась в себе. Делала это специально. Она изгоняла из себя то, что совсем недавно ее привлекало и радовало в сытой стране. Она готовилась для осознанного бегства в Сибирь. В одной из русскоязычных газет она прочитала, что ручеек "руссаков", возвращающихся в регионы бывшего Советского Союза, становился все больше и больше. Правительство России предлагало им неплохие льготы. Кое-что обещали и правители ФРГ...
  Желание вновь очутиться на своей родине день и ночь преследовало одинокую женщину. Она нередко обращалась за советом к своим знакомым. Предложения были разные, даже диаметрально противоположные. Одни советовали ей немного подождать и не в коем случае с бывшим мужем официально не разводиться. Другие рекомендовали ей найти любовника, лучше из местных немцев, и неплохо жить за его спиной. Были и те, кто предлагал ей вообще не работать. В Германии неплохо жили богатые и социальщики. Только единицы предлагали ей возвратиться в Сибирь. Адлер все и вся выслушивала, со многим соглашалась. К единому решению она все-таки не приходила. Идти в какой-то амт и просить консультацию она боялась. Ее внезапно исчезнувший муж грозил стереть ее с лица земли, если она где-то "засветится". Материальную поддержку с его стороны она не получала. Просить помощи у Виктора Графа, который все еще был в гостях, она не хотела. Идти к Сорокину, тем более, не хотела...
   Симпатичную затворницу от умопомешательства спасала работа, которая, как ей казалось, была уже ей не в тягость. Только здесь она по-настоящему отключалась от тяжелых мыслей. После приработок она гуляла по Херенбергу или ездила в Штутгарт. Спать ложилась рано несмотря на то, что засыпала очень поздно. Причиной этому были кошмары. В выходные дни она садилась на велосипед и ездила по всей округе. Иногда ходила и пешком. Свежий воздух прибавлял ей здоровья, но не успокаивал ее душу и сердце...
   Анатолий Стрельников очень внимательно слушал монолог своей бывшей однокурсницы. При этом он все время молчал. Чем больше он вглядывался в постаревшее лицо женщины, которая до сих пор оставалась для него загадкой, тем больше убеждался, что она пришла к нему за помощью. При этой мысли он усмехнулся. Он сам уже два года сидел на бобах. Искал случайных заработков в областных газетах, не брезговал и районками. Он из кожи лез вон, чтобы доказать, что он неплохой журналист. Но, увы, в большинстве своем у него не получалось. Над каждым печатным изданием сидел князь, в прошлом партийный работник, имевший кучу денег. Без его согласия ни одна статья, даже малюсенькая информашка не попадала на газетную полосу. Стиль работы демократов во многом напоминал коммунистические времена. Все и вся печаталось с разрешения партийных комитетов.
   Вера Дубасова, она же Вера Адлер, не все рассказала своему другу юношества из своей жизни. То, что произошло с нею неделю назад, она оставила в тайне. Да и вспоминать об этом ей было стыдно.
   К своей родной деревне Орловка она добиралась долго и тяжело. Самолетом до Омска она не полетела, не было денег. Перед самым отъездом Аксы ее рассчитали. Тысяча евро не такие большие деньги, на что можно было шиковать. До Москвы она ехала автобусом, почти двое суток. Идти пешком и то было лучше. Пассажиров, автобус немецкой фирмы был набит ими до отказа, в большой степени донимали водители, русские. Не проходило и часа, чтобы из микрофона не раздавались указания по культуре поведения. Особый упор делался на общественный туалет, который почему-то был закрыт. Предложение совершавших поездку останавливаться через пару часов по причине естественной надобности, водители сначала отвергли. Лишь после того, как один из пассажиров, мужчина с накачанными бицепсами, пригрозил оторвать одному из них голову, они пошли на уступки. Мало того. Во время пути старенький автобус пару раз ломался. Не обошлось и без "русского духа". Два молодых парня, сидевшие на "Камчатке", изрядно выпили. Ринулись в туалет, он ─ закрыт. Они помочились прямо в салоне...
   Вера Адлер с облегчением вздохнула, когда вышла из вонючего источника передвижения и рванулась в общественный туалет московского железнодорожного вокзала. Через два часа она взяла билет до Омска, затем немного погуляла по Москве. Она делала это без особого желания. Жители и гости столицы казались ей подозрительными типами, инопланетянами. Не порадовал ее и метрополитен. Старенькие вагоны бросало из стороны в сторону, словно пушинки. Иностранке, державшейся за плечо старика, свободных мест не было, однажды не повезло. Электропоезд так рванул с места, что она не удержалась и приземлилась задницей на грязный пол...
   Сервис в поезде дальнего следования у госпожи Адлер также особой радости не вызвал. Заросший проводник довольно долго крутил перед своим носом заграничный паспорт, потом почему-то очень пристально разглядывал его владелицу. Сердце пассажирки тревожно екнуло. В плохих предчувствиях она не обманулась. К ней то и дело подходили подозрительные типы и предлагали обменять евро на российские рубли. Она сначала вела себя тактично, даже улыбалась. Под утро ее терпение лопнуло. Она приподнимала голову с тощей вонючей подушки и грозила вызвать милицию. Валютчики регировали на это по-разному. Одни улыбались, другие скалили зубы. Были и такие, кто грозил ей физической расправой. Один придурок даже ее сильно ущипнул за руку. Несчастная от боли взвизгнула и разразилась отборной матерщиной. И тут же пустила слезу. В большой стране, некогда строившей коммунизм, все было по-старому...
   Адлер не могла знать, что мытарство на колесах по российкой земле было для нее только цветочками, ягодки были впереди. Едва она вышла из электрички, сразу же окинула взором все то, что ее окружало. Жилых построек возле железнодорожного полотна не было, как не было и общественного туалета. Все и вся словно корова языком слизала. Путница тяжело вздохнула, взвалила на себя рюкзак и двинулась в сторону родной деревни. Через некоторое время позади себя она услышала рокот мотоцикла. Оглянулась и невольно улыбнулась. Она еще не разучилась различать звуки советских источников передвижения. Мотоцикл с коляской лихо объехал женщину и резко затормозил.
  Она не успела и глазом моргнуть как перед нею выросли, словно из-под земли, два парня, от которых сильно несло запахом самогона. Один из них, он был в резиновых сапогах и с татуировкой на груди, сначала смачно плюнул на землю, потом сквозь зубы процедил:
   ─ Федька, эта белая баба мне почему-то незнакомая... Я всех старушек и молодых в округе знаю, а эту не припоминаю... ─ Затем он посмотрел на своего кореша, который усердно ковырялся указательным пальцем в своем большом носу. Коренная сибирячка слегка вздрогнула. Не с этого она хотела начинать на родной земле. Она слегка попятилась назад, ее глаза налилилсь кровью. Слегка стиснув зубы, она произнесла:
   ─ Ребята, я честно говорю... Вы мне также незнакомые люди... Поверьте мне на слово, я местная... ─ Широко улыбнувшись, добавила. ─ До моей Орловки рукой подать...
  Худощавый парень, что был с большим носом, неожиданно сделал резкий выпад своим телом в сторону крашеной блондинки и еле слышно прошепелявил:
   ─ Мне по одному месту, местная ты или чужачка... Я вот смотрю и кумекаю... ─ Сделав небольшой вдох и выдох, он продолжил. ─ Ты, баба, я по глазам вижу, что врешь. Врешь, как последняя собака... ─ Затем он ткнул своим заскорузлым пальцем в куртку джинсового костюма, в который была одета женщина. Адлер его купила за неделю до отъезда. В этот же день она покрасила волосы и сделала новую прическу. Носатый вновь пробубнил. ─ Ты, баба, елки-моталки, в дзинсуху принарядилась, а я трудяга в простой рубашонке хожу... ─ После этих слов он истерично засмеялся, оглянулся на своего кореша и продолжил. ─ Правда, я Комар, говорю? Эта сучка считает нас за круглых дураков... ─ Бросив презрительный взгляд на испуганную женщину, он опять промямлил. ─ Моя матка уже давно в земле холодной лежит... А он, ─ худощавый показал пальцем на почему-то молчавшего собутыльника, ─ только вчера похоронил своего батьку...
   Адлер тяжело вздохнула и слегка стиснула зубы. Сомнений у нее было, надо что-то делать, а то так и до беды недалеко. Пьяным, особенно этой шушере, по одному месту, кто перед ними стоял генерал или маленький ребенок. Она внимательно посмотрела по сторонам. Вокруг не было ни души. Зыркнули вокруг и парни. Безлюдье и тихое пение комариного мира придало им наглости. Комар ехидно улыбнулся и резко схватил женщину за руку. Она с силой вырвала ее и левой ногой пнула в промежность насильника. Настоящего удара у нее не получилось. Она не дотянулась, да и парень оказался ушлым. Он тут же вывернулся и неожиданно отпрянул назад. Затем разбежался и головой ударил в грудь женщины. Она не удержалась и как подкошенная упала на землю. Упала и придавила спиной свой рюкзак, в котором было ее женское белье и туалетные принадлежности.
   Дальше события разворочивались очень быстро. Комар в один миг стянул с лежачей ее брюки, затем ее белые плавки. Потом судорожно приспустил свои поношенные спортивные штаны и стал вводить свой член во влагалище женщины. Она извивалась как змея. Некоторое время ему не удавалось ввести член. На помощь ему пришел его напарник. Он с силой ударил кулаком сначала по лицу блондинки, затем в ее висок. У Адлер моментально помутнело сознание, появились сильные боли, словно кто-то бил по ее голове молотком. Вскоре она почувствовало надрывистое дыхание и острую боль внизу живота. В том, что пьяный ублюдок ее насиловал, она уже не сомневалась. Ее очередная попытка вырваться из цепких рук носатого оказалась безуспешной...
   Поруганная женщина окончательно пришла в себя только к обеду. Неизвестно еще сколько времени она пролежала в придорожной канаве, если бы не дождь. Он был такой сильный, что неглубокий ров почти мгновенно заполнился водой. Адлер, превозмогая боль, очень медленно выползла из воды. Вскоре она оказалась на небольшом участке земли, покрытой травой. Сначала она передохнула, затем стала воспроизводить то, что делали с нею пьяные подонки. Сначала насиловал ее Комар, затем большеносый. Вскоре это занятие им стало неинтересным. Они предались фантазиям. Особенно усердствовал Комар. Он перевернул неподвижное тело незнакомки и стал ее насиловать в задний проход. Его примеру последовал носатый. Насильники никого и ничего не боялись. Их не останавливало и то, что перед ними лежала женщина, она по возрасту годилась им в матери. Не боялись они также ее воплей и стонов. Насытившись ее телом, они кинулись к рюкзаку...
   Вспомнив об этом, Адлер приподнялась и неподалеку от себя увидела свой вещмешок, рядом с ним лежало ее полотенце. Чуть подальше ─ дамская сумочка. Ее сердце сжалось. В сумочке были паспорт и деньги. Несколько мгновений она была без движений, ни о ком и ни о чем не думала. Страх, что она осталась без денег и без документов, выключил ее из мироощущения...
   Внезапно на небосклоне появилось солнце. Лежачая улыбнулась. Под лучами солнца ее поруганное тело несколько оживилось. Она слегка пошевелила губами и тут же почувствовала привкус крови. Протянула руку и заплакала. Ее нижняя губа была сильно рассечена, кровь сочилась, словно из маленького фонтанчика. Она тяжело вздохнула и, превозмогая боль, поползла к рюкзаку. Вскоре улыбнулась. В заплечном мешке все было перерыто, но из вещей ничто не исчезло. В сумочке также все было на месте, за исключением денег. В небольшом кошельке был паспорт и проездной билет, туда и обратно, без указания даты обратного выезда.
   Адлер слегка покачала головой. Ублюдки были падкие только на ее тело и деньги. При этой мысли она легла на спину, провела рукой по груди и слегка ойкнула. Вспомнила, что под ее бюстгальтером была спрятана заначка, две купюры стоимостью по двести евро. Многие женщины делали подобное, они боялись бандитов или насильников. Она это сделала еще дома, перед отъездом. Она расстегнула лифчик, и тут же небольшая тряпица упала ей на грудь. Нагая обеими руками ее развязала и облегченно вздохнула. Затем осенила себя крестом. Господь Бог на этот раз ей помог. Убежденная атеистка впервые в жизни прибегла к Всевышнему. Палящее солнце все больше и больше излечивало униженную. Незаметно для себя она заснула...
   Внезапно раздался какой-то шум. Нагая открыла глаза, прислушалась. Звук чем-то напоминал шелест травы или чавканье. Она оперлась на локти рук, внимательно всмотрелась в даль. По обочине дороги шла женщина, в руках она вела велосипед. Прошедший дождь основательно расквасил насквозь перепаханную шоссейную дорогу. Ехать по ней было невозможно. Дабы не выглядеть помешанной, Адлер взяла полотенце и прикрыла им низ живота. Затем громко крикнула. Вместо крика из ее гортани вырвался непонятный звук, чем-то напоминавший хрипение. К счастью, пешая ее в невысокой траве заметила. Едва она приблизилась к ней, как тут же вскрикнула:
   ─ Господи, бабонька, что же с тобою произошло? Что приключилось? Ведь на твоем лице живого места не осталось...
   Лежачая сначала молчала, потом расплакалась. Незнакомка ее почему-то не успокаивала. При каждом ее всхлипывании она лишь качала головой и крестилась. Вскоре полуобнаженная очень коротко поделилась своей бедой. Произошедшее особого удивления у Надежды Ивановны, так представилась сельчанка, не вызвало. Она, поймав непонимающий взгляд опороченной, еле слышно прошептала:
   ─ Эх, Вера, Верушка... У нас подобное происходит почти каждый день... И все сходит с рук, будь насильник старый или молодой... ─ Блондинка приподняла голову и с явным непониманием промолвила. ─ Извините... Они меня не только изнасиловали, но и украли деньги... Мало того... Эти меня избили...
  И это аргумент для пожилой женщины был не очень убедительным. Она покачала головой и, положив велосипед на землю, слегка пригнула подол своей большой юбки. Затем присела на раму и тут же ойкнула. Неподалеку от себя она увидела разбросанную верхнюю одежду пострадавшей. Бросилась ее собирать. Джинсовый костюм оказался целым, лишь были оторваны две пуговицы на куртке. Вскоре несчастная слегка помылась дождевой водой, обтерла полотенцем ссадины и кровоподтеки на своем теле.
   После этого женщины вышли на опушку леса, присели. Сиденьем было толстое полусгнившее дерево. Разговорились. Адлер поделилась своими воспоминаниями о детстве и юношестве в родной деревне. О Германии же она рассказала очень скупо. Крестьянка, которой Адлер давала на вид лет семьдесят, на самом деле была только на десять лет ее старше, рассказала о своей жизни почти все.
   В семью Осокиных, они приехали в Орловку двадцать лет назад, горе стучалось довольно часто. Сын Антон погиб в Афганистане. Николай, муж Надежды сильно переживал, спился и покончил с собою. В недалеком прошлом он работал механиком на ферме, имел несколько грамот за хороший труд. Дочь Евгения, "нагулявшая" ребенка, жила в г. Называевске. Часто болела. Внучек Петя очень обрадовался приезду бабушки, она привезла ему гостинец ─ двести граммов конфет. На большее у нее не было денег...
   Поделилась Надежда и проблемами, которые испытывали сельчане. Перестройка, начатая плешивым дьяволом, так она окрестила бывшего президента СССР, не принесла им особой радости. Они остались без работы. Мало того. Село вымирало. Раньше в нем было сто двадцать дворов, жило около четырехсот человек. Сейчас же ─ дворов тридцать, не больше. Из ста душ только половина ходячих. Пьянство ─ явление повседневное. Пили не только взрослые, но и малолетки. "Культюры", так выразилась Осокина, в деревне вообще не было. Полусгнившее строение, где раньше был клуб, растащили на дрова. "При лютой присмерти" находилась и школа, ее уже пару раз закрывали, потом вновь открыли. Три года назад учеников возили в соседнюю деревню Чугуевку, на тракторе или на лошадях. Были дни, их вообще никто не возил. Один из второклассников рискнул идти на лыжах. Заблудился и замерз. Утром в село понаехало видимо-невидимо начальников. Школу опять открыли. Сейчас в ней одна учительница на девять учеников. Одна на все классы, с первого по восьмой.
   Без "культюры" жила и рассказчица. Она два года жила без телевизора, на ремонт допотопного агрегата не было денег. Были и другие "кучи страха". За последние годы в Орловке "безбожно" воровали. Продукты питания она хранила в комнате или под кроватью. Во время сна под подушку ложила топор, которым когда-то ее муж рубил американских бройлеров.
   Перед окончанием своей исповеди, седовласая, словно защищая свой возраст, с некоторым укором произнесла:
   ─ Да, Верушка... Разница в возрасте у нас небольшая, но жизнь сильно разная... ─ Бросив взгляд на модные туфли крашеной блондинки, она продолжила. ─ У тебя, краля городская, вон обувка хорошая, да и розовые ногти на ногах... ─ Стиснув зубы и, слегка покачав головой, она добавила. ─ Жизнь у нас несладкая, не как в твоей Немеччине...
   Адлер после длительного откровения землячки, которое изобиловало не только специфическим жаргоном, но и матерщиной, некоторое время молчала. Молчала и крестьянка. Она все еще не понимала, что потеряла в этих краях моложавая и модно одетая женщина. Лично сама она в Немеччине не была, но многое об этой стране слышала. Люди жили там неплохо, пенсионеры шныряли по заграницам... Что еще человеку надо в этой жизни? Ее размышления прервала иностранка. Она тихим голосом произнесла:
   ─ Надежда Ивановна... Я приехала сюда специально... Хочу поклониться праху родственников... У меня здесь... ─ Осокина тут же ее прервала. ─ Какое кладбище? Какие родственники? ─ проворчала она сиплым голосом. ─ Кладбища уже давно нет... На нем пасутся коровы, да пьяные мужики оправляют надобности...
   Адлер вмиг порозовела. Она все еще не понимала, о чем говорила сельчанка. Она слегка скрипнула зубами и с нескрываемой злобой отпарировала:
   ─ Надежда Ивановна, я Вам о кладбище говорю, а не о каком-то скотомогильнике... ─ Седовласая вплотную приблизилась к сидевшей, затем с явным недовольством прошипела. ─ Бабонька моя... Я вижу, что ты еще витаешь в облаках прошлой жизни... Сейчас другая житуха, человек друг другу враг и бандит... ─ Осокина тяжело вздохнула и вновь продолжила. ─ Кладбище Толька Чуйнов по пьянке распахал... Отомстил главе сельской администрации, он посадил его брата за решетку...
   Адлер от услышанного слегка ойкнула. Ойкнула не только от того, что надругались над памятью ее близких людей, но и от того, что услышала фамилию своего одноклассника. В школе он был прилежным мальчиком. Даже не курил...
   Услышанное от седовласой все больше и больше приводило пришлую к единому выводу. На малой родине ей делать нечего. Здесь она никому не нужна. Прощание женщин было теплым. Адлер подарила своей землячке небольшой флакон женских духов и губную помаду. Осокина с благодарностью взяла подарок и слегка усмехнулась. Затем достала из холщовой сумки небольшой сверток, в нем было три пирожка с капустой. Она купила их на вокзале. Вера с улыбкой приняла скромный подарок и тут же откусила печеное изделие. Голод уже давненько ее мучил.
   Женщины крепко обнялись и со слезами на глазах двинулись в противоположные стороны. Крашеная блондинка, пройдя несколько десятков метров, остановилась, затем обернулась. Осокина, скорее всего, почувствовала ее пристальный взгляд, также остановилась и обернулась. Затем, помахав рукой, она громко крикнула:
   ─ Вера... Меня скоро похоронят... Похоронят в соседней Васильковке... Нашинских всех там хоронят...
   Адлер ничего на это не ответила. Она тяжело вздохнула, повернулась и засеменила в сторону железнодорожного остановочного пункта. В поезде она решила немного подкрепиться. Она развернула сверток и в один присест расправилась с пирогами. Затем она бросила взгляд на газету и на миг затаила дыхание. В самом низу полуразорванной бумаги было напечатано поздравление в связи с сорокалетием Анатолия Ивановича Стрельникова, чуть ниже давался адрес редакции...
   Анатолий Стрельников в эту ночь почти не спал. Он часто ворочался, иногда заходил на кухню и открывал холодильник. Вынимал бутылку минеральной воды и с жадностью прикладывался к ее горлышку. Подходил он и к соседней комнате. Его гостья спала очень ровно, лишь изредка что-то бормотала себе под нос. Он вновь принимал горизонтальное положение и впадал в думы. Он не лгал себе.
  Больших возможностей помочь однокурснице у него не было. Десять лет назад он мог чем-то помочь. Сейчас же времена другие, хоть свет туши. Хотя все в этой жизни бывает, тем более попытка не пытка. Однако от этой народной присказки у мужчины, идущего в сторону редакции, где он когда-то работал, оптимизма не прибавлялось.
   Главный редактор газеты "Наша демократия" Иван Иванович Винокуров бывшему спецкору помощи не оказал. Отделался общими словами. В России обстановка тяжелая, даже взрывоопасная. Не лучшее положение дел и в области, не говоря уже о провинциальном городишке. Несолоно хлебавши, Стрельников направился в отдел милиции. Он много писал о блюстителях порядка, дважды был у начальника. И здесь у него получился прокол. Бывший начальник год назад ушел на пенсию. Новенький, майор с несколько туповатым выражением лица, очень внимательно разглядывал пришельца. Уже во время беседы ходок понял, что без знакомства или взятки ничего ему не сделать. Вышел он из кабинета, словно из бани. Он даже забыл фамилию офицера, о котором неделю назад писали областные газеты. Он попался на взятках, которые брал от арендаторов.
   Было уже за полдень, когда Стрельников подошел к городскому рынку. Место розничной торговли кишело людьми, словно муравейник. Он давненько здесь не был, поэтому с удовольствием прохаживался среди торговых рядов. Внезапно его окликнули по имени и отчеству. Он неспеша обернулся и увидел перед собою маленького роста мужчину, борода у него была почти по пояс. Он без всякого желания подошел к тому, кто вел богослужение в церкви. Огородникова, он же отец Василий, он знал еще с педагогического училища. Федька слыл большим разбойником, учился через пень колоду. За год до выпуска его выгнали. Очередная встреча однокашников произошла на закате перестройки. В районном центре Москаленки, на совещании руководителей религиозных общин. Спецкор газеты "Сельская жизнь" приехал сюда по личной инициативе. Он очень щепетильно относился к верующим как в годы Советской власти, так и в беспутный период, когда господствовала одна болтовня и ничего больше. Стрельников сразу же узнал несостоявшегося педагога. Да и ни узнать его было невозможно. Его длинный нос имел необыкновенную особенность. Он был сильно вогнутым, словно по нему провели раскаленным железом...
   Отец Василий был в черной рясе и с крестом, который болтался на его большом животе. На одном из пальцев его левой руки был огромный перстень. Своей степенной походкой и серьезным выражением лица он наводил страх среди людей, особенно среди верующих. Его иномарку черного цвета знали не только в Называевске, но и далеко в округе. Лично сам Огородников при церкви не жил, он жил в Омске. Атеист дежурно улыбнулся и еле слышно пробунил себе под нос:
   ─ Добрый день, святой отец... Добрый день... ─ Ему в ответ донеслось. ─ Добрый день, раб божий...
   Мужчины нехотя приподняли головы и внезапно замерли, впились глазами друг в друга. Бывший идеологический боец коммунистической партии многое сделал для искоренения веры на сибирской земле. Его материалы были критическими, с фамилиями. Среди них был и Огородников...
   Отец Василий слегка стиснул зубы. Затем улыбнулся и осенил лысого мужчину крестным знамением. При этом подумал, что только благодаря этому богохульнику, он оказался в апартаментах святой власти. Коммуняки много выпили из него крови, но все это было на пользу Федьке... Дальше размышлять ему не пришлось. Стрельников через силу улыбнулся и, слегка понурив голову, промолвил:
   ─ Святой отец Василий... Одна раба находится на жизненном распутье... Она не имеет ни семьи, ни работы...
   Огородников лукаво посмотрел на просителя и тяжело вздохнул. Затем с явной неохотою отреагировал:
   ─ Да, раб божий... ─ Внезапно он замолк. Забыл имя своего идейного врага. После короткой заминки он слегка перевел дух, прищурился и продолжил. ─ Я понял тебя, раб божий... К сожалению, в большой стране наступили тяжелые. времена. Красный дьявол много беды наделал и людской крови испил. ─ Осенив в очередной раз понуро стоявшего мужчину, он в том же духе прошепелявил. ─ Однако Бог всемогущ и всемилостлив, всем воздаст по заслугам...
   Ахинея, которую нес святой отец, все больше и больше выводила Стрельникова из себя. Он стиснул зубы и внимательно посмотрел на божьего проповедника. Его зеленоватые глаза бегали из стороны в сторону, словно кого-то боялись. "Раб божий" кисло усмехнулся и, гордо приподняв голову, решительно двинулся дальше, в сторону улицы Ленина. Тотчас же раздался знакомый голос:
   ─ Господин, пусть раба придет ко мне... В церкви есть работа, правда на общественных началах... ─ Раб ничего не ответил. Он лишь крепче сжал зубы, затем плюнул на землю и смачно выматюгался.
  После неудачной встречи со святым отцом Стрельников продолжил поиски работы для своей сверстницы. Он обошел дюжину предприятий, больших и малых. Подходящей работы для нее не было. Устраивать ее в торговый киоск или где-нибудь на побегушках, он считал ниже своего достоинства. В местные структуры власти он больше не заходил. Это было бесполезно и бессмысленно. Чиновники независимо от ранга жили своей жизнью, жили одним днем. Каждый надеялся на себя. Надеялся на свои собственные силы и простой люд, который все больше и больше пополнял ряды безработных и бездомных. Бывший спецкор радовался, что он, несмотря на все перипетии, не попал в стадо люмпен-пролетариата. Пока...
   Известие о растущей безработице в районе и о невозможности трудоустроиться, наповал убило гостью из Германии. Она до этого нисколько не сомневалась, что известный журналист найдет ей подходящую работу. Как-никак его имя было еще наслуху. В том числе, и у многих начальников. В этот вечер бывшие однокашники легли спать очень рано. Причиной этому было подавленное настроение. Каждый из них лежал в отдельной комнате и думал о своем личном, о наболевшем. Были у них и общие мысли. Скорее всего, только совместная учеба в педагогическом училище напоминала им о некогда прошлой близости. Затем они разлетелись в разные стороны. Через десятки лет они вновь встретились.
  Встретились совершенно случайно. Встретились как близкие, но и одновременно как чужие люди. И у этих людей было одно общее, особенное, что в какой-то степени их даже сближало. Он и она были без семьи. Они были одинокими, что лишало их права, согласно человеческим канонам, быть счастливыми на этой земле. И сейчас, несмотря на это, их почему-то друг к другу не тянуло. Стрельников тяжело вздыхал, когда слышал через слегка приоткрытую дверь легкий скрип кровати, на которой спала его знакомая женщина. Она, как ему представлялось, была умной и недурна собою. Он стиснул зубы и вновь впал в раздумье. Он уже давненько не имел близости с прекрасным полом. Надеялся на лучшее, а оно все еще к нему не приходило. С этой мыслью он встал с постели и вышел на балкон. Трехэтажка, стоявшая напротив, засыпала. Горел свет в окнах наверху только в первом и третьем подъезде. Он невольно усмехнулся. При Советской власти было почти все одинаковое: дома, зарплата и одежда. Мало того. Партия определяла и мысли в головах людей. Сейчас же ─ все, наоборот, хотя одно осталось без изменений. Номенклатурщики, переодетые в демократические робы, все также руководили и воровали...
   Внезапно раздался шорох. Стрельников оглянулся и слегка вздрогнул. Его гостья, прикрывшись белой простынью, очень осторожно открыла балконную дверь и шагнула на дощатый пол, который от ветхости слегка вибрировал. Он внимательно вгляделся в очертания женской фигурки и улыбнулся. Вера была нагой. Он слегка повел плечами и подтянул свои плавки. Одевал он их очень редко, от случая к случаю. Ему нравились трусы ─ "распашонки". Короткие штаны были широкими и удобными. Импортные плавки ему на день рождения раньше дарила Дарья Аксенова. Она хотела, чтобы ее муж носил только короткие трусики...
   В этот вечер госпожа Адлер долго не спала, все переживала. Неутешительный поход бывшего сокурсника за хотя бы маломальской привлекательной работой вообще ее опустошил. Не только опустошил, но и прибавил ей очередную пригоршню равнодушия к людям. Не столь длительное пребывание на родной земле все больше и больше ее отталкивало от соотечественников, с которыми она только вчера или даже час назад работала, жила. Сейчас же, как ей казалось, в этой стране незыблемые человеческие чувства и достоинства, как любовь, счастье, порядочность и все тому подобное, были отброшены, притом очень давно и навсегда. Тяжелые мысли, которые назойливо лезли в ее голову, она то и дело отгоняла. Однако не всегда это удавалось сделать. Сказывалось ее воспитание и не только это. Вера Дубасова с неба звезд не хватала. Она все добивалась своим горбом и мозгами. Карьеры у нее, к сожалению, в Союзе не получилось. Затем она в корне изменила свою жизнь.
   Удрала за бугор. Ради этого она вышла замуж за первого попавшего немца и опять неудача. В той стране, откуда она только что приехала, все было отлажено и отрегулировано. Да и желудок у каждого жителя не оставался внакладе. Однако и там ей что-то и кого-то не хватало. И вообще она многое в жизни еще не понимала. Как и не понимала, почему одинокий мужчина, в равной степени несчастный, не приходил сейчас к ней в постель. При этой мысли она невольно улыбнулась. Ну чем же был плохой ее однокурсник Анатолий Иванович Стрельников?! В отличие от многих, в том числе и от нее, он имел двухкомнатную квартиру и определенное положение в обществе. Десять лет назад он вообще был в касте избранных. Или другое. Он в отличие от нее не искал богатых невест...
   Блондинка приподняла голову с подушки и через окно комнаты увидела мужчину, стоявшего на балконе. Неожиданный прилив нежности и жадности к мужской плоти ее приободрил. Она встала и накинула на свои плечи белое полотнище. Вышла на балкон и тут же остановилась. От внезапно появившегося желания отдаться друг другу глаза неудачников ярко вспыхнули, словно огромные свечи. Вспыхнули и ринулись навстречу. Затем они остановились и разминулись. И тотчас же потухли. Нагая слегка вздрогнула и прикусила нижнюю губу. Она была шокирована, что полуобнаженный мужчина не проявил к ней ни капелки внимания. Он даже не сделал шаг ей навстречу, не одарил ее каким-либо комплиментом. Не говоря уже о поцелуе.
   Адлер тяжело вздохнула, подошла к металлической решетке, которой была обрамлена выступавшая из стены здания площадка. Она прошла возле мужчины так близко, что слегка коснулась его плеча. И на этот раз он не оказал ей внимания. Она опустила голову вниз, ехидно усмехнулась. Внизу, на земле спало двое бомжей. Затем она перевела взгляд на того, кто был рядом с нею. Ее бывший однокашник стоял без движений, словно истукан, языческий божок. Она слегка хмыкнула себе в кулак и тут же покинула балкон. Заснула она очень быстро, словно провалилась в большой глубокий колодец, который был доверху наполнен черной смолой...
   Часы показывали десять утра, когда гостья твердо и окончательно решила покинуть квартиру Стрельникова. Она уже не сомневалась, что она здесь лишний человек. Она чувствовала, что у ее сверстника и своих проблем выше крыши. Докучать кому-либо, было не в ее правилах. Только по этой причине она вежливо отказалась от легкого завтрака, который ей предложил хозяин. Отказалась, несмотря на то что под ложечкой у нее уже давно сосало. Не сосало, а щемило с середины ночи, когда она сделала попытку согреть свою душу в общей постели с другом юности. Не получилось. Значит, такова судьба...
   Прощание некогда близких по духу и времени людей было скоротечным. Они протянули друг другу руки и, тяжело вздохнув, обнялись. И тут же исчезли из вида, исчезли навсегда. Адлер, едва оказалась за дверью, сделала несколько шагов по лестнице, которая от ветхости была местами сильно выщерблена и слегка качалась, и расплакалась. С этой минуты у нее в этой стране, да и вообще на этой земле не было ни угла, ни близких людей. Было лишь одно разочарование. Она вышла из дома и засеменила к автостраде, идущей в сторону г. Исилькуля. Вскоре она оказалась на обочине дороги и стала махать рукой потоку машин. Никто из водителей не останавливался. Она изменила свое решение. Ехать в почти полузабытый город, где она когда-то училась, не было смысла. В нем, как и здесь, царили те же беспорядки и нищета.
   Адлер опять вернулась в Называевск. Сначала она зашла в парк культуры и отдыха и невольно ужаснулась. По небольшому островку земли бродили коровы, они щипали полужелтую траву или последние листья на заскорузлых деревьях и кустарниках. Она повела глазами по сторонам и с облегчением вздохнула. Несмотря на то, что место для отдыха находилось в центре города, оно было безлюдно. Блондинка подошла к небольшой скамейке, к ее остатку, который представлял собою две металлические перекладины, болтавшихся на цементных подставках, присела. Затем призадумалась. С самого утра день для нее был очень беспокойным. Причиной этому была не только ее личная неустроенность. Двухчасовое пребывание среди людей особой радости ей не прибавило. Ее тревожило, что прохожие, ее земляки были угрюмые и колючие, словно репейники. Среди них не было, как ей казалось, человеческих физиономий. Ни женских, ни мужских...
   От этой мысли женщине в джинсовом костюме стало ей хуже на душе. Она скрипнула зубами и направилась к небольшому зданию, перед входом которого стояла палатка. Ее надежда покушать не оправдалась. Во временном помещении из натянутого на остов плотного материала зеленого цвета продавали одежду и обувь. Две пожилые продавщицы о чем-то разговаривали между собою и перебирали все то, что лежало на прилавках. Иногда они обращали свои взоры к молодой девушке-казашке. Она стояла неподалеку от них и кушала. В одной ее руке была ложка, в другой ─ котелок. Что в нем было, Веру Адлер мало интересовало. Чувство голода все больше и больше ее преследовало. Она направилась к железнодорожному вокзалу. И здесь ей не повезло. Ресторан был закрыт на ремонт. От злости женщина смачно плюнула в входную дверь, затем сильно ударила по ней ногой. Стекло не обрушилось, лишь слегка треснуло. Она оглянулась и вздрогнула. Напротив нее стояла старушка, которая, скорее всего, от ничегонеделания наблюдала за тем, что происходило в округе. Увидев разъяренное лицо смазливой особы, она осенила себя крестом и стала истошно молиться. При этом что-то бормотала себе под нос. Адлер стремительно направилась к выходу. Оказавшись на перроне, она внимательно посмотрела по сторонам. Милиционеров не было. Она с облегчением вздохнула.
   Только к обеду иностранке удалось покушать. Кушала она не в городской столовой, она также оказалась на ремонте. Кушала она на опушке березового колка, неподалеку от города. Продукты питания она купила в магазинчике, принадлежавшему Нурсултану Башиеву. Имя частного предпринимателя она прочитала на небольшой табличке, висевшей на входной двери. Блондинка купила килограмм овсяных пряников и две банки кильки в подсолнечном масле. Купила она и бутылку русской водки. Продукты из "детства" женщину, сидевшую на полусгнившем скате зерноуборочного комбайна, на этот раз не радовали. Не прибавляла ей оптимизма и полутеплая прозрачная жидкость, которая то и дело обжигала ее внутренности. Она никогда в жизни не злоупотребляла спиртным, будь то водка или коньяк, вино или шампанское. Раньше пила для удовольствия. Сейчас же ─ по принуждению. При этой мысли она неожиданно заплакала. Душевную боль спиртным заглушали многие, подобные ей. Кое-кто из них спивался или уходил в иной мир по собственному желанию. Незаметно для себя женщина заснула.
   Проснулась Адлер под утро. Посмотрела на часы. До электрички, идущей в Омск, оставалось два часа. Затем она привстала, поправила одежду. Засунула руку в целлофановый мешок. Из съестного ничего не осталось. Не было и водки. Пустая бутылка лежала неподалеку. В сторону города крашеная блондинка шла больше часа. Шла она очень медленно, еле-еле передвигала ноги. Нередко ее покачивало из стороны в сторону, сказывалось спиртное. Во время движения она то и дело всхлипывала. Ей вновь не удалось изменить свою судьбу к лучшему. Мало того. Малая родина не прибавила ей оптимизма, наоборот, шокировала. Особенно эти подонки, которые над нею надругались. Разочаровал ее и бывший однокашник. Известный журналист оказался ни рыба ни мясо...
  Первые лучи утренного солнца уже вовсю гуляли по земле, когда иностранка поднялась на железнодорожный переход. На полпути она подошла к невысокому ограждению и посмотрела вниз. Поезд, мчавшийся на бешеной скорости, обдал ее сжатым воздухом вперемежку с гарью и пылью. Она слегка подала тело вперед и тут же за ее спиной раздался женский голос:
   ─ Эй, гражданка, ты что надумала? Никак хочешь покончить с собою? Опомнись... Я прошу тебя...
  Полупьяная блондинка развернулась и увидела перед собою седую женщину. Пристально в нее вгляделась. Незнакомке было лет пятьдесят, чуть больше. Одета она была по-деревенски. На ней было осеннее полупальто зеленого цвета. На ногах резиновые полусапожки. В руках она держала черную спортивную сумку, на которой по-английски что-то было написано. Седовласая первой вступила в контакт с особой в джинсовом костюме. Она почти вплотную подошла к ней и, положив руку на ее плечо, с нескрываевым волнением спросила:
   ─ У тебя все в порядке? Или я ошибаюсь?
  Адлер слегка отступила назад и, убрав руку со своего плеча, еле слышно промолвила:
   ─ Нет, нет... У меня все в порядке... ─ Слегка усмехнувшись, продолжила. ─ Правда, у меня нет ни мужа, ни детей... ─ Затем, поправив рюкзак за спиной, сделала независимое выражение лица и двинулась дальше. Едва она сделала несколько шагов, как вновь услышала:
   ─ У нас три дня назад свершилось смертоубийство... Женщина бросилась под поезд... Она чем-то походила на тебя...
  Незнакомый погибший двойник, которого Адлер никогда не видела и не знала, сейчас ее сильно заинтересовал. Она остановилась, затем подошла к седоволосой. Внимательно посмотрела в ее глаза. Представилась. Затем женщины направились вниз, к небольшому скверику, расположенному неподалеку от вокзала.
   Едва они присели на обшарпанную скамейку, Кошкина слегка поджала под себя ноги, и, тяжело вздохнув, произнесла:
   ─ Этот переход в последнее время стал погостом для тех, кто решил покинуть земной мир. Прошлым летом прыгнул под поезд директор школы. Большая умница не перенес беспредел и охоту, которую за ним устроили бывшие коммуняки. Давеча погибла женщина...
   Иностранка сидела неподвижной, словно окаменелая. В разговор не вступала. Делала она это сознательно. Она хотела как можно больше насытиться информацией о своей малой родине. Лишь после того, как на впалых щеках женщины выступили слезы, она составила ей компанию. Она придвинулась к плачущей и, положив руку на ее колено, стала ее успокаивать. Не получилось. Седовласая, вдоволь наплакавшись, вновь прошевелила губами:
   ─ Вера, Верушка... Я на этом лобном месте также стояла... Однако Бог меня не пустил под поезд... Почему и сама не знаю...
  Адлер слегка отшатнулась и с удивлением произнесла:
   ─ Людмила, что же у тебя в жизни такое приключилось... Идти на самоубийство это...
  На несколько мгновений она замолчала. В ее голове ничего не было, чтобы успокоить горемыку, которая все больше и больше ей симпатизировала. Дальше ей не пришлось напрягать мозжечок. Кошкина, уставившись глазами в землю, словно в ней был гейзер ее личных мыслей, неспеша раскрыла причину своих слез. Собеседница была в шоке, что пережила ее знакомая.
  После окончания Московского высшего командного училища лейтенант Кошкин с молодой женой оказался в Туркестанском военном округе. За четыре года службы он сделал неплохую карьеру. Став начальником штаба мотострелкового батальона, он написал заявление в Академию имени М. В. Фрунзе. Отказали. Вместо этого предложили исполнить интернациональный долг в Афганистане. Он согласился, согласилась и его жена.
   Через год капитан погиб. Как и при каких обстоятельствах он погиб, молодая вдова сначала не знала. Узнала она позже. Однажды в ее однокомнатную квартиру постучали. Она открыла дверь и увидела перед собою молодого парня с культей на левой руке. Бывший сержант очень подробно рассказал о гибели своего командира. Офицеры были на рекогносцировке местности. Едва они спустились в котловину, как со всех сторон раздались автоматные очереди. Душманы специально выследили русских или кто-то им об этом сообщил. Комбат умело организовал оборону, но силы были неравные. Мало того. Двое молодых солдат убежали с поля боя. Кошкин остался для прикрытия, остальные по его приказу стали отходить. Сержант Агапов в этом бою был ранен в живот и в руку. Истекая кровью, он лежал за небольшим пригорком и видел происходившее. Комбат отстреливался до последнего издыхания. Душманы устроили настоящую экзекуцию погибшему. Один из них разрядил в него целый магазин. Затем труп офицера облили бензином и подожгли...
   Рассказ очевидца гибели мужа не шокировал молодую женщину с седыми прядками волос на голове. При любых жизненных ситуациях она держалась с достоинством. Достойно вел себя и сын Вычеслав, который все эти годы ждал своего отца из заграничной командировки... Через десять лет в дверь Кошкиной постучало очередное горе. Ее сын, солдат-первогодок погиб в Чечне. Покончить с собою она пыталась дважды. Первый раз после смерти мужа, второй ─ после смерти единственного сына...
   Вера Адлер со слезами на глазах слушала монолог своей знакомой. Слушала и ненавидела себя. Ненавидела за слабость, которая она проявила едва ей стало трудно. У нее не было работы, над нею надругались, но это не означало, что надо бросаться под поезд или всю жизнь ныть... Она смахнула со своих глаз слезы, слегка прикоснулась губами к щеке седовласой. Затем еле слышно прошептала:
   ─ Спасибо тебе, Людмила, спасибо за все... Хорошо, что на земле есть такие сильные люди, как ты... ─ Кошкина едва заметно улыбнулась и внимательно посмотрела в глаза собеседницы. Затем произнесла. ─ Вера, не падай духом... Бог дал каждому из нас жизнь, он должен ее и взять...
   Блондинка утвердительно кивнула головой, приподнялась со скамейки и направилась к вокзалу. Назад она не оглядывалась. Не хотела бередить в очередной раз раз душу ни себе, ни той, которая, несмотря на неимоверные трудности, оставалась настоящим человеком.
  
  Глава десятая.
  Судьбы людские...
  
  Наступил две тысячи десятый год. К этому времени в человеческом обществе, как и в жизни героев романа, многое изменилось. Одни из них оставили свой след на земле, другие жили или ушли в мир иной незаметно.
   Аксенов Авдей Петрович, отец Дарьи Аксеновой после развала СССР многие годы был безработным. Умер от цирроза печени. Его жена Мария после его смерти оказалась в бедственном положении. Она сначала пыталась найти приют у родной дочери, та ее отвергла. Несколько позже она нашла себе вдовца, друга жизни. Сын Аксеновых Виктор после окончания профессионально-технического училища сначала работал каменщиком в районном центре Таврическое Омской области. Затем участвовал в строительстве Байкало - Амурской магистрали. В настоящее время пенсионер.
   Дальняя родственница Авдея Аксенова Рыкова Нина Ивановна, которая завидовала необычной красоте его дочери, через два года вышла замуж за отставного полковника Советской Армии. Разница в возрасте между супругами была пятнадцать лет. Бывший заместитель командира дивизии имел огромный дом, дачу, две автомашины. После его смерти она (уже Серебрякова) открыла кооператив по пошиву детской одежды.
   Новикова Дарья, мимолетная любовница Авдея Аксенова вышла замуж за начальника почтового отделения. Жизнь у них не сложилась. Ефим не вылазил из больницы, болели легкие. Умер он в возрасте пятидесяти лет. Вдова оказалась без квартиры. Перед смертью Прибыткин всю недвижимость отписал своей сестре.
   Прохоров Иван, тракторист со своими двумя сыновьями в Назаровке организовал семейный подряд. Они выращивали бычков. Односельчане, узнав о возможной высокой прибыли арендаторов, отравили у них животных и подожгли дом. Неудавшиеся "кулаки" покинули деревню. Куда они уехали и что с ними дальше произошло, до сих пор неизвестно.
   Лобов Николай Иванович, учитель математики Фоминской восьмилетней школы, в объятиях которого оказалась Дарья Аксенова, уехал в Омск. Работал в институте повышения квалификации работников народного образования. До пенсии он не дотянул. Умер от инфаркта сердца.
   Сипаев Иван Афанасьевич директор Исилькульского педагогического училища за прелюбодеяние с бывшей выпускницей был снят с должности. Наладить жизнь с женой и двумя дочерьми ему не удалось. Вскоре он запил, просил милостыню у прохожих на вокзале или на колхозном рынке. Умер в 2005 году. У одного из торговцев купил спирт-денатурат. Отравился.
   Филимонов Виктор Сидорович, начальник РОВД Исилькульского района Омской области через пять лет после встречи с молодым корреспондентом Стрельниковым ушел на пенсию. Через год он умер. Похоронен на городском кладбище, рядом с сыном.
   Соловьев Петр Петрович, инструктор идеологического отдела Исилькульского ГК КПСС на закате перестройки был избран первым секретарем горкома партии. После самоуничтожения КПСС вышел из ее рядов. Несколько лет он работал в администрации г. Омска, затем переехал в Москву. Один из лидеров партии "Единая Россия".
   Плахота Иван Федорович после опубликования очерка в районной газете об его приусадебном участке, организовал для жителей села небольшое застолье. Оно для него было последним. Ночью ему стало плохо. Скорая помощь приехала поздно. Врачи констатировали у местного "Мичурина" сердечную недостаточность.
   Назарбаевы, у которых Анатолий Стрельников и Дарья Аксенова нашли ночной приют, уехали в Казахстан. Дальнейшая судьба их неизвестна.
   Потехина Нина Ивановна, главный бухгалтер газеты "Наша демократия", невзирая на политические перемены в стране, а также смены названия периодического издания до сих пор остается на своем посту. Она по сути дела определяет всю "коммерцию" редакции. Не так давно она отпраздновала новоселье в двухэтажном доме из красного кирпича. Появился у нее и очередной друг жизни, пятый по счету. Максимушка, которому тридцать с хвостиком, без ума от пожилой женщины, особенно от ее сексуальной страсти. Благодаря "тете Нине", бывший преступник купил себе два кооперативных магазина.
   Соютин Антон Михайлович, любовник учащейся Аксеновой, директором кооперативного техникума проработал пять лет. Затем его перевели в обком КПСС. После ее роспуска организовал кооператив "Соютин и К", производитель продукции из полиэтилена. Вскоре он женился. Его супруга Татьяна Петухова, выпускница техникума.
   Соютина Тамара, сестра Антона Соютина многие годы работала товароведом в районном центре Крутинка. Затем заболела и умерла. Не повезло ей и со своим другом Федором Никелевым. Часовых дел мастер через два года после свадьбы трагически погиб. Оступился в гаражную яму.
   Торков Юрий Никодимович, директор общепита Москаленского района Омской области после неожиданного исчезновения молодой любовницы сначала сильно приуныл, потом вновь воспрянул. Вместо Аксеновой у него появилась новая "кадра", хоть и не красавица, но очень покладистая женщина. Мужнины амуры заметила его жена. Она пожаловалась в райком КПСС. Ловеласа не уволили, но сильно пожурили. Ему дали доработать до пенсии.
   Новиков Александр Петрович, личный водитель Половозова после смерти шефа ударился в коммерцию. Создал кооператив "Огонек" по частному извозу. Через два года его избрали депутатом Омского городского совета. Вскоре он был уличен во взяточничестве и прелюбодеянии с малолеткой. Из партии и со всех постов он был изгнан. Умер в 2003 году.
   Судьба Слюсаренко Татьяны и ее внучки Кати, с которыми Анатолий Стрельников встретился на кладбище в Милютино, сложилась трагически. Они погибли этой же зимой. Два месяца в их доме не было газа. Девочка растапливала печь. Сырые дрова не загорались. Она принесла канистру с бензином и плеснула жидкости. Затем бросила горящую спичку. Бросила не очень осторожно. Смесь легких углеводородов быстро вспыхнула и перекинулась на пол, где стояла открытая емкость. На помощь внучке бросилась бабушка. Она случайно ногой задела бак, который тут же опрокинулся. Женщин спасти не удалось, ожоги оказались смертельными.
   Старшинов Иван, любовник Татьяны Петуховой, благодаря ему она съездила в Германию, сожалел, что его друг Павел Каснер не приютил у себя невесту. Только по этой причине он прекратил с ним всяческие контакты. У самого покровителя в дальнейшем жизнь не сложилась. Он подался в деревню. Сначала ему повезло. Одна из семей российских немцев подарила ему дом. Взялся за дело он по-настоящему. Через два года его подворье было одним из лучших в округе. Затем он купил старенький "Москвич". Нашел себе он и подругу жизни, пенсионерку, бывшую учительницу. Вскоре наступили тяжелые времена. Из соседнего государства потекли ручейки пришлых. Он и глазом не успел моргнуть, как некогда немецкая деревня стала казахской. Однажды "кулаку" пригрозили, он не прислушался. Ему пустили красного петуха, подожгли его дом. Найти защиту у милиции или сельской администрации ему не удалось. В настоящее время он живет в г. Прокопьевске, у сына сожительницы.
   Федорова Антонида Ивановна (до замужества Дронина) после смерти мужа некоторое время находилась в любвеобильной полосе. Имела двух мужчин ─ Иванова и Сердюкова. Во время псевдоперестройки не без помощи их она открыла свое дело ─ торговый киоск. Несколько позже она скупила три магазинчика. Через пять лет в городе на Днепре состоялась презентация ее продовольственного супермаркета "Шиянка". "Новая русская" тотчас же отмежевалась от одного из любовников. Сначала она долго думала, боялась прогадать. Иванов был на пять лет ее младше, что она относила к плюсу. Сердюков же был на десять лет ее старше. "Недостаток" он компенсировал своей импозантностью. Она была от него без ума, когда делала с ним в паре презентации или в кругосветные круизы. Нувориши, как правило, в том числе и женщины, первыми с ним здоровались и слегка расшаркивались. Еще неизвестно кому из мужчин она отдала бы сердце, ежели бы не ее подруга Ирина Агафонова. Она, увидев Иванова с молодой девушкой, с которой он катался на своем новом "Мерседесе", тут же донесла. Богатая лада отреагировала моментально. Позвонила неверному по телефону и его отматюгала. Судьба и дальше благоволила сироте. Через месяц Сердюкова избрали главой администрации города. Через неделю Федорова стала его законной женой...
   Федоров Иван Тимофеевич, сын супругов Федоровых успешно закончил университет, защитил кандидатскую диссертацию. Доцент в одном из вузов Днепропетровска. На могиле отца ни он, ни его мать никогда не были. Заброшенное захоронение до сих пор без оградки...
   Агафонова Ирина, подруга Антониды Федоровой, несмотря на дружбу с новой русской, каких-либо дивидендов от нее не имела. Она по-прежнему работает в доме инвалидов.
   Ефимцев Борис Иванович просидел в кресле директора школы до пенсии. Позже в общественно-политической жизни города не был замечен.
   Костюкова Лидия Петровна закончила исторический факультет Днепропетровского госуниверситета. Сначала работала учителем в школе, потом вышла замуж за Евгения Похитайло, одного из богатых предпринимателей Украины. Ее брат Александр ─ директор кооператива.
   Каснер Петр не сожалел, что отправил свою невесту в Сибирь. И не без причин. Он три года был без работы. Потом ему удалось трудоустроиться в цайтфирме, через посредников. Пенсию ему определили в размере 179 евро и один цент. До прожиточного минимума ему доплачивают. Нищих, подобных ему, в "сытой" стране более шести миллионов, у них пенсия ниже 500 евро в месяц. Бывший омич духом не падает. Он подрабатывает. В своей округе собирает пустые бутылки, потом их сдает. На пиво хватает. Не так давно он нарушил свое одиночество. Нашел себе подругу Миладу, чешку...
  Кутузова Татьяна Ивановна (девичья фамилия ─ Половозова) несколько лет работала корреспондентом Центрального телевидения СССР в Америке. Затем за аморальное поведение была уволена. В настоящее время живет в Испании. Ее муж известный нефтяной магнат.
   Щукина Светлана Ивановна (девичья фамилия ─ Половозова) после окончания аспирантуры работала преподавателем философии в Московском химико-технологическом институте имени Д. И. Меделеева. После развода с мужем переехала в Омск. Трудоустроиться по специальности ей не удалось. Подрабатывала вахтершой в одном из студенческих общежитий. Вскоре нелепо погибла. Переходила дорогу, подскользнулась.
   Сорока Василий Васильевич, едва Украина стала независимой, моментально перестроился. На базе автопредприятия создал производственный кооператив по перевозке пассажиров. Затем он ударился в политику. Дважды был избран депутатом Верховной Рады Украины. В настоящее время ─ пенсионер. Его хобби ─ кругосветные путешествия.
   Сорокин Иван Петрович, житель Штутгарта в предверии своего полувекового юбилея круто изменил свою жизнь. Во время отпуска он сделал круиз по бывшему Союзу. Многое увидел, многое сравнил. Через месяц он уехал в Минск, столицу Беларуси. Его друг, занимавший в министерстве иностранных дел важный пост, предложил ему место консультанта.
   Супруги Аксы через год после исчезновения наемной работницы Адлер обанкротились. Вскоре переехали в город Цербст. Принимали участие в открытии памятника русской царице Екатерины II.
   Граф Виктор приехал в Херенберг через три месяца. О том, что его любовница ушла, не сожалел. Как и не сожалел, что он вернулся в Кустанай. Сюда его пригласил бывший однополчанин. Некогда провинциальный город шокировал его своей красотой и новостройками. За короткое время в нем были возведены три мечети и русская церковь, построены аэропорт, два кинотеатра. Цветные фонтаны не уступали фонтанам в Барселоне. Он стал переводчиком в казахско-немецкой фирме. Через два года к нему приехала Валентина, его мать...
   Суворов Степан в ту незабываемую ночь остался один на один с чрезвычайными обстоятельствами. С неимоверными усилиями он погрузил в машину двух изувеченных людей, жену и мужа. Затем он привез их в районную больницу. Через час он оказался в наручниках. Ночь в камере предварительного заключения для молодого парня была самой тяжелой в его жизни. Многое он передумал. Ломал голову, как вести себя на допросах и почему его кореша разбежались. В дальнейшем его жизнь сложилась трагически. В тюрьме он просидел от звонка до звонка. После этого он приехал в Омск. Сначала работал дворником на колхозном рынке, потом слесарем на заводе пластмасс. Через пять лет по состоянию здоровья ушел на пенсию. Все это время он внимательно следил за своими бывшими друзьями. Смерть их воспринимал как необходимое земное возмездие для тех, у кого не было ни души, ни человеческого достоинства.
   Адлер Вера Ивановна, она же Дубасова после встречи с Людмилой Кошкиной многое передумала. Она пришла к единому выводу. Встреча с вдовой советского офицера ─ своеобразное знамение. Все то, что она испытала или перенесла, есть ничто иное как жизнь. Она вновь вернулась в Германию. Вскоре она пережила нервное потрясение, оно определило ее дальнейшую судьбу. Было темно, когда она, закончив работу, поехала домой. Велосипед с многими передачами, который она недавно купила, она еще по-настоящему не освоила. Едва она выехала на дорогу, как из-за поворота выехала машина. Адлер растерялась. Вместо того, чтобы привести в движение ручные тормоза, она стала крутить педали назад. В итоге оказалась под колесами "Мерседеса".
  Водитель среагировал очень быстро. Он резко ударил по тормозам и свернул на обочину. Потом бросился к пострадавшей. К счастью, все обошлось благополучно. Машина бампером лишь слегка задела нарушительницу дорожного движения. Мужчина средних лет, увидев испуганную блондинку, очень долго ее успокаивал. Затем отвез ее домой. Она снимала квартиру в двухэтажном особняке госпожи Шморель. Немка была очень старой, за девяносто лет. Несмотря на это, она имела хорошую память. К русским относилась неплохо. Каждую субботу женщины устраивали посиделки, кушали блины. У переселенки они получались отменные. Угостила ими она в этот вечер и незнакомого мужчину. Пауль Вальдхайм был без ума от тонких лепешек из кислого жидкого теста, испеченных на сковороде. Через неделю он пригласил пострадавшую к себе в гости. К визиту она готовилась основательно. С этой целью взяла отгул. И ненапрасно.
  Симпатичная блондинка, от которой исходили не только любовь к хозяину огромного особняка, но и приятный запах духов, покорила душу и сердце одинокого мужчины. В этот поздний вечер он не повез ее домой, оставил ее ночевать. Через неделю по настоятельной просьбе шваба, он работал начальником отдела в одном из банков Штутгарта, пуцфрау, уборщица туалетов перевезла к нему свои немудреные пожитки. Каждый год, а то и каждый день приносил бывшей сибирячке кусочек человеческого счастья, пусть даже и небольшой. Благодаря коренному немцу, с которым жила в гражданском браке, она устроилась учителем немецкого языка на курсах для переселенцев. Через два года ей предложили должность руководителя немецкой туристической фирмы.
   Стрельников Анатолий Иванович после развода с Дарьей Аксеновой холостяковал. Женщины, которые хотели с ним связать свою судьбу были, но он их отвергал. Никто не мог залечить ему рану, которую нанесла ему девушка из сибирской деревни Назаровка. Его надежда, что это красивое создание станет его нежным цветком среди сорных трав и превратится в мощное дерево взаимопонимания и любви, не оправдалась. Оно засохло, едва он к нему прикоснулся. Дарья отвергла его как мужа и как любовника.
   2005 год для одинокого мужчины стал настоящей трагедией. "Хрущевку", где он жил, купил новый русский. Повеса, карманы которого были полные денег, обещал жильцам выплатить компенсацию. Очередное падение российского рубля перекроило планы сына бывшего союзного министра. Работы приостановили. На месте трехэтажки была большая глубокая яма. Попытки жильцов постоять за свои права успехом не увенчались. Власти разводили руками или винили во всем неудачную капитализацию просоветского толка. Пытался добиться правды и бывший спецкор общесоюзной газеты. Не удалось. Мало того. Однажды его неизвестные подкараулили и сильно избили. В больнице он пролежал три недели. Светило яркое солнце, когда он покинул медицинское учреждение для стационарного лечения. Мужчина, не имевший ни угла, ни работы, шел по знакомым улицам небольшого города и плакал. Он был не в силах изменить свою жизнь к лучшему, не говоря уже о том, чтобы изменить существующие порядки. Он подошел к светофору, горел зеленый свет. Он сделал несколько шагов вперед и повернулся налево, на источник шума. Прямо на него на бешеной скорости несся "БМВ". Его тут же пронзила сильнейшая боль...
   Происшествие на перекрестке со смертельным исходом для жителей Называевска осталось незамеченным. Люди уходили в иной мир каждый день. Уходили по разным причинам, кто по старости или по болезни, кто по пьянке или во время разборок. Жизнь как особая форма существования материи и как наивысшая ценность общества вообще мало кого интересовала. Каждый выживал по-своему, выживал в одиночку. Похоронили Стрельникова в самом углу кладбища, на отшибе. На специально отведенном участке земли хоронили бомжей и залетных, которые по каким-то причинам умирали в городе. Власти не проявили абсолютно никакой заботы о погибшем. Наспех сколоченный ящик из березового горбыля, подобие гроба покойному привезли из местной церкви. Святой отец Василий не забыл своего врага, отпустил ему грехи за земную ересь. Выделил ему не только гроб, но и команду из двух мужиков. На могилу бывшего идеолога крест не поставили...
   Аксенова Дарья Авдеевна после развода с мужем сразу же уехала в Омск. Сначала она снимала угол у подслеповатой старушки, которая приторговывала на Левобережном рынке города. Пожилая женщина нередко приходила домой со слезами на глазах. По причине своей дальнозоркости она не видела ни деньги, ни товары. Кое-кто из покупателей этим пользовался. Они ее обсчитывали или воровали ее тряпки. Она обратилась за помощью к своей постоялице. Дарья дала согласие поработать. Положение у нее было не ахти хорошее. Бизнес с мороженым большой прибыли ей не приносил. Она покупала сладкое кушанье в магазинах, затем его перепродавала. В одном из поездов пьяные мужчины торговку избили, ее продукцию "конфисковали".
   Новый вид бизнеса для Аксеновой также оказался копеечным. Мало того. Постоянное бдение за прилавком расшатывало ее нервную систему. Она неслыханно обрадовалась, когда ей предложили другую работу. Дело было в начале июля. К ней подошел молодой парень с наголо постриженной головой и стал примерять колготки, что у женщины вызвало смех. Улыбнулся и "лысый". Он почти вплотную приблизился к Дарье и, пронзив ее глазами, еле слышно произнес:
   ─ Красавица... Почему стоишь и пялишь зенки на этих крокодилов? ─ Заметив недоуменное выражение лица симпатичной шатенки, он продолжил. ─ Ты же давно не девочка, чтобы не видеть перемен в бывшей советской общаге... ─ Аксенова молчала. Лишь пристально рассматривала "философа". В том, что он к когорте новых русских не относился, сомнений у нее не было. Он, скорее всего, был серединка на половинку. Гадать дальше она не стала. Она резко отпрянула от назидателя, пахнувшего перегаром, и сквозь зубы процедила:
   ─ Ну, если ты такой ушлый, то помоги же мне красивой, хотя и уже старой... ─ Слегка щелкнув парня по его толстому носу, она с некоторым заискиванием продолжила:
   ─ Знаешь, паря... Я на своем веку много подобных тебе видела. Они, как правило, выпендриваются, что-то обещают, а потом от них остается один пшик...
   Явное пренебрежение к своей персоне молодого человека взяло за живое. Он скрипнул зубами и, оскалив желтые зубы, прошипел:
   ─ Я вижу, что ты баба, тертая... Не одного мужика через передок пропустила... ─ Торговка слегка опустила голову, словно каялась за прошлые грехи. Затем приободрилась и выпалила:
   ─ С кем спала и как спала ─ не твое вонючее дело... ─ Заметив растерянность на лице незнакомца, она уже с явным недовольством прошипела:
   ─ Ты еще на горшке сидел, когда я имела мужчин...
   "Четвертовать" дальше лысого женщине не пришлось. Он взял ее за руку и с силой притянул к себе. Затем ехидно улыбнулся и несколько примирительно произнес:
   ─ Ладно, так и быть... Мне такие бабы, как ты, очень нужны...
  Кафе "Сибиряк" в Кировском районе города Аксенова нашла без особого труда. Увидев за столиком пожилую парочку, которая мило чаевничала, она приуныла. С таким "обилием" клиентов денег не заработаешь. Едва она присела на кушетку, стоявшую возле двери, тут же увидела своего работодателя. Фокин шел к ней семимильными шагами и широко улыбался. Она приподнялась и также не удержалась от улыбки. "Котовский" был одет с иголочки, словно только что вернулся из партноменклатурного мира. В строгом черном костюме и белой рубашке, в которую он был одет, было небольшое исключение. Вместо галстука у него была красная бабочка. Дарья слегка кивнула головой и протянула руку для приветствия...
  В этот же вечер наемная работница оказалась в постели своего покровителя. Она, как и ей подобные, иначе поступить и не могла. Через день или два она могла оказаться на дне общества. Да и на прелюбодеяние она шла сознательно, без всякого риска. Мужа у нее не было, не было и денег.
   Прошло полгода. Новенькая, в ее обязанности входила организация и контроль за работой персонала, все больше и больше вникала в подноготную своего начальника. Он раньше был водителем первого секретаря райкома ВЛКСМ Ленинского района г. Омска. Птичкин, его шеф после развала СССР не утонул, наоборот, всплыл, притом очень удачно. Его избрали депутатом горсовета, затем он стал директором строительной компании "Снежинка". С его помощью Фокин купил почти задаром кафе, оно дышало на ладан. Основной приток клиентов был в вечернее время. Ночной сервис от дневного отличался очень резко, как небо от земли. В это время было не только изобилие изысканных блюд, но и играл оркестр.
  Однако не это притягивало богатеньких, бывших коммунистов и комсомольцев. Наживкой для них были молодые девушки, официантки. Их было иногда ничуть не меньше, чем представителей сильного пола. Директор и его заместительница, симпатичная крашеная блондинка расплывали в улыбке, когда сидевшая за столом парочка мило раскланивалась и уезжала в неизвестном направлении. Дарья перекрасилась по личному указанию шефа. Нередко покидала заведение и начальница. Она работала без ошибок. Внешний вид и возраст мужчин для нее особой роли не играл. Она спала только с "денежными". Спала и со своим шефом. Как правило, это происходило во время болезни его жены. Аксюша, дородная женщина с конопатым лицом, практически не вылазила из больницы или пропадала на курортах Черного моря. Во время секса любовница нередко злилась. Причиной этому была фантазия ее партнера. Вместо прелюдии к любви он включал видеокассету с порнофильмами. Затем просил, нередко и принуждал "мать" к воспроизведению увиденного. Блодинка причудам уроженца деревни Пухово не перечила. В противном случае ее ждала нищета. Ее попытки завести роман с мужчинами своего возраста, как правило, проваливались. Никто из них не связывался со "старой клячей", молодых было хоть отбавляй.
   Только через три года Дарья Аксенова вышла из неравной игры. Вышла по своей воле. Однажды шеф пригласил ее к себе на дачу. Она приехала на своей подержанной "Мазде". Приняв душ, направилась в спальную комнату. Открыла дверь и остолбенела. В обнимку с Фокиным, он был в чем его мать родила, лежала нагая девушка, малолетка. Она сделала пару шагов к кровати и, стиснув зубы, выдавила из себя:
   ─ Борис, как это понимать? Почему ты в объятиях этой соплячки? ─ Фокин слегка приподнялся и заплетающимся голосом себе под нос пробубнил. ─ Дашутка, сегодня у нас будет секс для троих... Секс поколений... ─ Затем опустил голову на подушку и саркастически улыбнулся. "Мать" в один миг решила расставить точки над "и". Она слегка наклонилась и со всей силой ударила рукой по лицу мужчины. Затем закричала. ─ Ты, колхозник вонючий, не думай, что я буду все время перед тобою унижаться... Никогда, никогда-а... ─ И сразу же она рванулась к двери. Вскоре от двухэтажного особняка на бешеной скорости вылетела иномарка. За ее рулем сидела разгневанная блондинка. Из ее глаз текли слезы...
   Через неделю Дарья Аксенова оказалась на своей малой родине. Со слезами на глазах она шла по улице, где совсем недавно стоял дом ее родителей. Сейчас ветхого строения не было. Вместо него были заросли конопли. Бездомной женщине в этот день неслыханно повезло. Ей подарили небольшую избушку с пристройками и огородом. Немец Иван Кайзер торопился на историческую родину. Он тяжело болел, надеялся на чудо.
   Прошло десять лет. Назаровка практически вымерла. Молодые уехали в город, старые доживали свой век в нищете и бесправии. Среди них была и Дарья Аксенова. Ее образ жизни мало чем отличался от других односельчан. Весной она занималась огородом. Летом делала заготовки на долгую сибирскую зиму. Значительная часть ее времени уходила на сон. Она спала днем и ночью, ночью и днем. Иногда она увлекалась гороскопами. Она радовалась как дитя, если предсказания Близнецам сбывались. Плакала, когда ей не везло. Не забывала она и расслабиться, по-настоящему выпить. Самогонку она покупала у соседки. Скромное угощенье готовила сама. Застольничала также одна. Полупьяная старуха при этом часто пела куплеты из песни 70-х годов прошлого столетия, песни ее молодости:
   Ничего на земле не проходит бесследно,
   И юность ушедшая все же бессмертна.
   Как молоды мы были, как молоды мы были,
   Как искренне любили, как верили в себя!
   Нас тогда без усмешек встречали
   Все цветы на дорогах земли...
   Мы друзей за ошибки прощали,
   Лишь измены простить не могли...
  Стихотворное произведение для седовласой женщины было ее духовным амулетом, он сопровождал всю ее жизнь. Нередко она сожалела и о том, что она не была настоящей женой и подругой Анатолия Стрельникова. Все могло бы сложиться иначе...
  
   Владимир Великий. Между адом и раем. - Univers-Verlag (Берлин, Германия). - 2014. - 196 с. (ISBN 978-3-944934-13-6). Роман издан в ноябре 2014 года.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"