Великий Владимир: другие произведения.

Вехи моей жизни

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Очередная книга Владимира Великого - автобиография, описание его жизни. Жизненный путь офицера, ученого, писателя был довольно сложным и тернистым. Его попытка выступить против устоев тоталитарного режима в СССР закончилась трагически. Его насильно упрятали в психушку. Многие годы он находился под контролем партийных и других органов. Отличительной особенностью автора является и то, что он всегда и везде, и при любых обстоятельствах оставался порядочным человеком. Своим принципам не изменял. Его кредо: "В жизни независимый. Перед партиями, вождями и клерками не пресмыкался". ​ ​ (ISBN 978-966-981-326-8)

  
   В л а д и м и р В е л и к и й
  
  
  
  
  
  
   ВЕХИ МОЕЙ ЖИЗНИ
   (Воспоминания и размышления)
  
  
  
   Очередная книга Владимира Великого - автобиография, описание его жизни. Жизненный путь офицера, ученого, писателя был довольно сложным и тернистым. Его попытка выступить против устоев тоталитарного режима в СССР закончилась трагически. Его насильно упрятали в психушку. Многие годы он находился под контролем партийных и других органов.
  
   Отличительной особенностью автора является и то, что он всегда и везде, и при любых обстоятельствах оставался порядочным человеком. Своим принципам не изменял. Его кредо: 'В жизни независимый. Перед партиями, вождями и клерками не пресмыкался'.
  
  
  
  
   70-летию автора посвящается...
  
  
  
  
   От автора
  
  
   Простая человеческая истина гласит: ничто в нашей жизни невечно. Время, как основной компонет физиологического существования человека, очень
  ограничено. Человек, как часть природы, вынужден подчиняться ее законам. Одновременно наша жизнь быстротечна, как и неизбежна наша смерть. И никто из живущих не в силах изменить эту аксиому, как для себя, так и для окружающих его людей.
  
   Несмотря на это, каждый из нас в этот период стремился оставить свой след в истории страны или своего поколения. Автор в этом плане не исключение. Он, как и большинство ему подобных, делал все возможное для обеспечения приемлемого для себя уровня жизни и реализации своих целей на планете Земля.
  В том, что жизнь есть самое ценное, что дано человеку, убеждаешься несколько позже, когда ее время все больше и больше замедляет свой бег. И определяет ее ценность только тот, кому она принадлежит, то есть сам человек.
  
   Догорает и моя свеча жизни. В отличие от многих, мне хотелось бы, чтобы она горела как можно дольше и после моей смерти. Залогом этому, как представляется автору, могут стать его книги, его мысли, которые он шлифовал на протяжении нескольких десятилетий. Создавать умные мысли, куда сложнее, чем решать какие-либо производственные задачи. Высокое развитие интеллекта - специфический вид управления или даже господства над людьми.
  
   В тоже время нельзя забывать и следующее. Известное дело, что предсказать,
  например, экономическое развитие определенного региона или страны даже на пару лет дело архисложное, притом неблагодарное. А вот определить перспективы развития общества, которое по-своему содержанию не только многоликое, многоязычное,но и антагонистическое, есть архипроблема. Одновременно и хвала тому, кто пытался или пытается это сделать. Несмотря даже на то, что подобные действия потерпели неудачу. Это есть еще и мужество, даже подвиг - идти против установок того или иного правящего режима. Отступникам, как правило, уготовлена психушка или тюрьма.
  
   Для меня, как человека, самыми главными в жизни были три условия - свобода, отечество и природа.
   Свобода - возможность действовать в соответствии со своими интересами и целями, опираясь на познание объективной необходимости. Истинная свобода человека, как личности, предполагает прежде всего отсутствие стеснений и ограничений, которые регла- ментируются тем или иным обществом, классом или партией.
   Отечество - любовь к той стране, где ты родился, и к гражданам которой ты принадлежишь. Это также означает заботу о своих родителях, близких, любовь к детям. Немаловажным элементом этому является гордость за свою родину и защита своего отечества.
   Природа для меня означала не только все существующее во Вселенной, органический и неорганический мир. Это прежде всего, разумное сожительство человека, каждого индивидуума с тем жи- вым, что его окружало. Мало того. Это сбережение, рациональное использование и защита всех природных богатств, которыми нас наделила земля.
   Конечно, не только в этом заключается счастье человека. Однако без этих трех китов не могут существовать в полной мере базовые основы человеческой жизни - здоровье, любовь, признание и многое другое, что определяет его повседневную деятельность. Эти компоненты были и остаются до сих пор основополагающими принципами многих людей.
  У жизни любого человека сослагательного наклонения нет. Не исключением этому само общество и его история. В этом особенно убеждаешься, когда оглядываешься назад, в минувшее. Только после этого прекрасно понимаешь, что твое прошлое, независимо от про- житых лет, было и остается даром Судьбы. Каждый из нас с любовью воспоминает прошедшие годы, неотделимый отрезок нашей жизни. Мы были молоды, мы влюблялись, обзаводились семьями, растили детей. Мечтали о лучшем будущем, переживали неудачи. Хорошое или плохое мы воспринимали, как должное. И все это называлось очень просто - человеческая жизнь. Его величество Время все и вся расставило на свои места. Оглядываясь назад, мы в очередной раз убеждаемся в том, что в нашей жизни многое произошло, согласно нашему выбору. Многое и наперекор ему, были и случайности. Не- смотря на это, напрашивается однозначный вывод: другого времени в возмещение потраченного нам никто не давал и не даст. Мало того. В нашей жизни черновиков, как и изменений, не было и не будет. Каждый наш шаг - это оригинал! Прошлое уже не вернуть, и дважды жить также не суждено.
  
   Человек и история. Эти два слова имеют много общего. Хотя они пишутся по-разному, но взаимосвязаны. Человек делает историю, а история руководит человеком. Жизнь это практика, она двигает, определяет теорию.
   История пишется для того, чтобы люди воочию увидели тщетность своих эгоистичных притязаний на господство природой или над тем или иным обществом, человеком. И как можно чаще сверяли свои компасы жизни, чтобы как, можно скорее, вступить на путь истины.
   Человек, не познавший по-настоящему жизнь, ее физическую или нравственную боль, не может в полном объеме воспроизвести непознанное, невыстраданное. Он также не способен достичь нравственных вершин самосовершенства, ежели живет только ради мнения других людей или партий. Не является самим собой.
   Человек, как индивидуум, ценен тем, что помнит прошлое. Казалось бы, пора уже давно забыть прошлое, но нет, через годы и расстояния все минувшее видится еще отчетливее, как будто это было вчера. Сочетание историка и писателя в одном лице, по мнению автора, дало ему возможность более объективно оценить настоящее и произошедшее.
   И еще одна причина, чтобы вспоминать о своем прожитом. Воссоздавая прошлое в деталях, многие из которых уже малоизвестны или вообще неизвестны, в первую очередь, для тех, кто начинает делать свои первые шаги в жизни, я считаю своим долгом дополнить летопись своего времени, своего поколения, то есть восполнить и историю своей страны, своего народа.
  
   Несколько слов об особенностях книги. Все воспоминания и размышления автора базируются на его жизненном опыте, наблюдениях, архивных и других источниках. Он жил в разных эпохах общественного развития, при многих вождях социализма и капитализма. Он также побывал во многих странах мира. И еще. Автор по причине ограниченного количества экземпляров предыдущих изданий выужден прибегать к 'повторам', заимствованию материала, дабы как можно больше ознакомить читателей и поклонников со своими идеями, тезисами.
  
   О цифрах и фактах, имеющихся в моей работе. Власти, как правило, оперируют ими в своих интересах, манипулируют. Автор делает это, исходя из своего жизненного опыта и анализа, придерживается правды, защищает тех, кого обманули или оболгали. Я всегда был на стороне простого человека, независимо от его национальности, социального положения или вероисповедания.
   Я также считаю себя национальным писателем, жил и живу с верой в Россию, работал и творил для этой великой страны в самые безнадежные и отчаянные времена. Потому что, кроме родины и призвания, у меня больше ничего не было и нет.
  
   Еще одна ремарка. Я, как человек, писал книги не для того, чтобы
  'засветиться'. Я писал их для моих соотечественников, для потомков. Вместе с тем, мне хочется верить, что мои идеи, как и персонажи романов, не будут подвластны времени. Как не повластно времени и прошлое любого человека, общества. Без прошлого невозможно думать о будущем.
   Если мои читатели не найдут ту или иную 'часть' моей жизни, что характерно для большинства людей, или подумают, что автор кое-что забыл или упустил, это неправда. 'Забытое' они найдут в моих романах. Они - моя жизнь, ее составные.
  
   И последнее. Я считал и считаю себя порядочным человеком. Я всегда следовал своему Долгу, своей Истории. Никогда и ни при каких обстоятельствах не создавал подлость, не участвовал в ней. Как и не продавал свою Честь, Совесть и Достоинство...
  
  
  
  
  
   ГЛАВА ПЕРВАЯ.
   ДЕТСТВО И ОТРОЧЕСТВО
  
  
  
   Детство... Как много всего заложено в этом отрезке жизни человека. Детство волей Божьей дано каждому, и каждый счастлив тем, что он появился на свет мирской и заявил себе как Человек. В один из сентябрьских дней (25 сентября 1950 года) в глухой сибирской деревне Драгунка в семье Владимира и Марии Коза появился мальчик, который криком младенца возвестил селян о своем появлении. Без всякого сомнения, в этот сентябрьский поздний вечер появились сотни новорожденных на
  Земле и всем им предстояла своя жизнь, с ее радостями и проблемами. Владимир, так нарекли первенца, рос, как и многие деревенские дети, в малообеспеченной семье. Родители были простыми колхозниками, перебивались чем Бог послал, да и тем, что зарабатывали на поприще сельской нивы в колхозах. Сказать, что они были нищими,
  нельзя. Молодость давала надежду и возможность на выживание.
  
   Несколько слов о моих предках. К большому сожалению, мне не удалось в полном объеме установить свою родословную. Даже и уже будучи взрослым человеком. И эта проблема не только моя. Она общая для миллионов людей, в первую очередь, жителей бывшего Советского Союза. К сожалению, общество, в котором мы жили, не научило по-настоящему уважать и ценить труд своих предков, их вклад в наше настоящее и будущее потомков. Есть в этом вина и каждого из нас.
  
   То, что мне удалось найти о жизни предшественников по роду были лишь небольшие крупицы. Мой дед по материнской линии Яшин Николай Никитич, русский, год рождения - январь 1909 года, как и его предки, были коренными сибиряками. Член колхоза 'Красная звезда' с 1931 года, Называевский район Омской области. Дедушка был человеком необыкновенной судьбы и не только это. Это был мужчина мощного телосложения и почти двухметрового роста (199 см). По воспоминаниям моей бабушки Елизаветы Яшиной по силе ему не было равных на всей округе. Он сбивал ударом кулака лошадь.
   Вся последующая жизнь моего деда, деревенского кузнеца была связана с воинской службой, затем с войной. Сначала он служил 3 года в Красной Армии, затем участвовал в советско-финской войне. В феврале 1940 г. в составе 7-й армии Северо-Западного фронта прорывал оборону 'линии Маннергейма', комплекс финских оборонительных сооружений, до этого считавшийся неприступным.
  После короткой передышки Яшин Николай, как его и трое братьев- богатырей (самый 'низкорослый' - 193 см), были призваны в годы Великой Отечественной войны на фронт для защиты своей родины. Мой дед принимал участие во многих боевых операциях. Он оборонял от фашистских захватчиков Москву, защищал Сталинград, несколько позже освобождал Европу. Он был также и среди тех, кто дошел до Берлина. Затем его направили на Дальний Восток, участвовал в разгроме Квантунской армии Японии.
   Пожить под мирным небом моему деду не удалось. Он умер 01.03.1950 года. Причиной этому стали ранения и болезни. Боевые награды, их было около дюжины (среди них медали - 'За оборону Москвы', 'За освобождение Варшавы', 'За взятие Берлина', 'За победу над Японией'), вдова положила в гроб покойника. Несколько слов о братьях моего деда. Все они погибли. Один из них погиб на ступеньках рейхстага 8 мая 1945 года, погиб от случайной (шальной) пули.
  
   Родители моей бабушки Яшиной Елизаветы Андреевны (по материнской линии), жившие в Черниговской области, в конце 20-х годов прошлого столетия были раскулачены и высланы из Украины в Сибирь. У них в хозяйстве было 10 коров и 5 лошадей. Раскулачили, невзирая на то, что была большая семья и все члены семьи работали с раннего утра до позднего вечера. И при этом не использовали наемных работников. Сейчас лишь можно предполагать, что молодая украинка (к сожалению, я ее девичью фамилию знал, но забыл, но то, что она была чисто украинской, я нисколько не сомневаюсь) нашла свою любовь в глухой деревушке сурового сибирского края.
  Образ моей бабушки, ее след остается в моем сознании, в моей душе до сих пор. Безграмотная женщина вынесла все, что выпало на ее судьбу. Она многие годы вынуждена была жить без мужа. Не сломили ее и невосполнимые утраты - смерть близких людей. Сначала умер муж, затем трагически погибла дочь Галина, несколько позже умерла другая дочь - Мария.
   Несмотря на семейные проблемы и тяжелую физическую работу (она многие годы работала птичницей в колхозе), вдова была для близких людей и односельчан примером во всем и всегда. Я, как внук, был поражен ее трудолюбием, порядочностью, честностью и мудростью.
  
   Благодарен я бабушке и за очень многое другое. В частности, за ее поистине глубокие познания в сфере народной медицины. Благодаря ей моя мать и мой брат в разные годы не стали инвалидами. Поездки самых близких мне людей в районную поликлинику г. Называевска не увенчались успехом. Мало того, они вернулись со слезами. Решение врачей было однозначным - матери ампутировать ногу, которую она сломала в годы своей молодости. Брату предстояло ампутировать руку, которая сильно опухла после падения на велосипеде. По рекомендации бабушки Елизаветы за лечение женщины взялась повитуха из соседней деревни, которая очень искусно вправила кость. Подростку же помогли настойки, которая делала бабушка из разных трав, чем так богата сибирская природа.
   Поражало меня и набожность моей наставницы. Относительно молодая женщина каждый день в определенные часы опускалась на колени и молилась перед иконой, которая стояла на специальной подставке в углу комнаты. Будучи подростком я многое запомнил из ее молитв. Удивляло и то, что она никогда в своей жизни не ездила ни на электропоезде, ни на машине. Я приятно удивился, когда она ради меня сделала исключение. Внук, офицер Советской Армии из ГДР пригнал цвета 'белые ночи' легковой автомобиль 'Волга - 21' и пригласил свою бабушку прокатиться по деревне. Она охотно согласилась.
   Кое-что в ее поведении меня вообще удивляло. Пожилая женщина, проработав в колхозе и совхозе более полувека, наотрез отказалась получать пенсию. Она была, несмотря на огромный трудовой стаж, мизерной, но все-таки... Мои уговоры и просьбы на получение денежного обеспечения за выслугу лет не помогали.
   Моя попытка сделать это втайне, к моему большому сожалению, не увенчались успехом. Чиновник из районного центра, выслушав мой монолог, был очень краток. Пенсия начисляется только с момента подачи заявления. Личное присутствие претендента строго необходимо. Светлой памяти моей бабушки я посвятил роман 'Исповедь изгоя' (Днепропетровск: Пороги. - 2008. - 248 с.).
  
   Скорее всего, аналогичная судьба была и у предков моего деда Коза Михаила Григорьевича (по отцовской линии). По национальности он был украинец, 1903 года рождения. Мой дед, житель деревни Драгунка, одно время был разнорабочим, затем лесничим.
   Удалось мне узнать кое-что и о моем прадеде по отцовской линии, переселенце из Украины. Тысячи украинцев, спасаясь от голода, безработицы и нищеты, в начале 1890-х годов устремились в Россию в поисках лучшей жизни. Среди них была и семья Коза. Мой прадед Григорий был мастером на строительстве Транссибирской магистра- ли (Великой Сибирской магистрали). Я, как правнук, очень рад, что он участник величайшего достижения России, которое превосходит любую железнодорожную линию на нашей планете.
   Мой отец Коза Владимир Михайлович сначала работал бригадиром дойного гурта, затем бригадиром молодняка. Моя мать Коза (Яшина) Мария Николаевна работала несколько лет дояркой, затем ухаживала за совхозными молодыми телятами.
  Отдал я дань уважения и моим родителям. Их светлой памяти я посвятил свои романы 'Записки любовного эмигранта' и 'Сатана'.
   'Для Владимира родители были примером в жизни, моральным чистилищем. Уже в более зрелом возрасте юноша прекрасно осознавал, что его родители простые крестьяне. Они не дали ему богатства, квартир, машин, хотя трудились не покладая рук. Особенно доставалось матери, которая работала дояркой. Мальчику было стыдно, когда мать вставала в четыре часа утра и кроме семейных забот успевала просмотреть форму своего единственного сына. Володя стремился помогать родителям, как только мог. Значительную часть ухода за скотиной он брал на себя. Главным для себя считал отличную и хорошую учебу и это ему, в принципе, удавалось. Он очень был рад, когда мать или отец приходили с родительских собраний и его хвалили. Учителя всегда ставили Владимира в пример другим. Для него родители были всей его жизнью, его надеждой на будущее'. (См.: Владимир Великий. Записки любовного эмигранта. - Днепропетровск: Полиграфист. - 2002. - с. 31).
  
   Любовь родителей к детям, как и любовь детей к родителям - общечеловеческая черта цивилизованного общества, красной нитью проходит практически через все романы писателя. Достаточно привести еще одну выдержку: 'Сын, наслаждаясь тишиной немецкого леса, несколько раз перечитал письмо своей матери. Во время чтения юноша очень внимательно вглядывался в строчки, написанные химическим карандашом. Некоторые из них были с фиолетовыми подтеками, мать плакала. Пятна от высохших слез Александр довольно часто ласково гладил ладонью и прижимал к губам. Солдату хотелось в это время хоть на какие-то доли секунды, а может даже и на всю жизнь, перенять трудности и лишения своей матери... Антонида Кузнецова в письме к сыну написала только толику правды. Ей не хотелось причинять ему боль, который всегда и особенно в этот миг ее трудной, еще короткой жизни был самым близким и родным человеком на этой земле'. (См.: Владимир Великий. Клятвоотступник. - Днепропетровск: Пороги. - 2008. - с. 82-83).
  
   Краткий экскурс в историю моих предков свидетельствует о том, что мы, к сожалению, нередко предаем забвению, утрачиваем память о наших родителях, соотечественниках. Подобное - явление безнравственное, что противоречит канонам цивилизованного общества.
  
   Нашла отражение в моих книгах и история деревни Драгунка, моей малой родины. Автор в одной из книг пишет следующее о своей деревне: 'Кстати, об истории создания деревни Драгунка, 'малой родины' сельчане не знали. Почему она так называется, никто не мог объяснить. Правда, люди постарше говорили, что через поселение, в период его возникновения, проходил драгунский полк, который на какое-то время в этих местах останавливался на привал. Нет единой точки зрения и на дату образования деревни. Одни источники го- ворят, что деревенька образована в 1805 году, то есть до появления железной дороги, другие указывают другую дату - 1826 год...
  В большинстве своем сибирские деревни имеют малопривле- кательный вид. Драгунка не была исключением. Она состояла из трех улиц: самая длинная улица брала начало 'от кустов' до магази- на - называлась 'слободой', две другие, паралелльные друг другу, берущие свое начало от магазина и идущие в сторону маслозавода, назывались 'хохлами'. Несколько позже ее назвали 'Заводской'. Правда, была еще и 'зеленовка', улица расположенная вдалеке от магазина, на которой было всего несколько домов... Самой длинной по протяженности и плотности населения была 'слободка', дома здесь строились чуть-чуть красивее, да и грязи здесь было чуть-чуть меньше'. (См.: Владимир Великий. Записки любовного эмигранта. - Днепропетровск: Полиграфист. - 2002. - с. 13).
  
   Несколько позже мне все-таки удалось, опираясь на ряд источников, в значительной степени расширить знания о своей малой родине.
  На рубеже XVIII-XIX веков солдаты и казаки Николаевской крепости, стоявшей в 20 верстах южнее современной границы Называевского и Москаленского районов Омской области, хорошо изучив обширный озерный массив, носивший тогда, как и теперь, тюркское наименование Бутурлы, решили обосноваться. Озера соединялись протоками не только друг с другом, но и с Ишимо-Иртышской речной системой. Они изобиловали рыбой и водоплавающей дичью. Вокруг них росли березово-осиновые леса, имелись пустоши для пастбищ и сенокоса.
  
   Истоки образования деревни Драгунка связывают с отставным драгуном, который в начале ХIХ века поселился и завел свое хозяйство возле одного из бутурлинских озер, которое получило название 'Драгунское'. В царской России и других иностранных армиях: драгун - военный некоторых частей кавалерии, предназначенных действовать как в конном, так и в пешем строю.
  В 1805 году сюда переселились крестьяне-старожилы Чернолуцкой волости Иван и Савелий Кузьмины, Тимофей Романов, Михаил и Егор Бачины. 1805 год считается годом основания Драгунки. В 1805-1807 гг. деревня состояла из 7 дворов. Несколько позже началось подселение крестьян из близлежащей округи.
  
   История моей малой родины, как и тысячи ей подбных, неразырывно связана с историей огромной страны, имя которой Россия, Советский Союз. Не обошла стороной небольшую деревеньку Первая мировая война и Гражданская война.
  
   Годы гражданской войны в Называевском районе были наполнены значительными событиями, оказавшими большое влияние не только на историю Омской области, но и на всю Россию. После краткого периода установления советской власти Омск с 1918 года становится центром антисоветского движения в Сибири. В результате переворота 18 ноября 1918 года власть от Временного Сибирского правительства перешла к адмиралу Колчаку, провозгласившему себя верховным правителем России. В Омске в период колчаковщины находились так называемое Российское правительство, Правительствующий Сенат, командование Сибирской белой армии, представительства ряда иностранных государств, золотой запас России. Под руководством Сибирского областного комитета РКП(б) и Сиббюро РКП(б), которые действовали в подполье, развернулось мощное антиколчаковское движение. Составной частью этого движения были также и жители многих деревень Называевского района. Оставила свой след в истории гражданской войны и деревня Драгунка. Период с августа по ноябрь 1919 года был для белогвардейцев трагическим, они отступали. В деревне Фомиха остановился отряд белых. Солдаты и офицеры заняли не только избы, но и и нежилые строения. Кое-кто из них сжигал документы, списки личного состава и т. п. Затем прискакал нарочный и сообщил о приближении красных. Не дожидаясь рассвета, отряд покинул Фомиху, но вскоре он был настигнут у деревни Драгунка. В ночь с 12 на 13 ноября 1919 года здесь произошел ожесточенный бой, в ходе которого колчаковцы были разбиты. 14 ноября 1919 года части Красной Армии заняли Омск и восстановили советскую власть в регионе.
  
   Пережили мои односельчане массовую коллективизацию и волну сталинских репрессий. Несколько драгунцев оказались в застенках лагерей и только спустя десятилетия были реабилитированы.
  
   С гневом и возмущением встретили жители моей малой родины известие о вероломном нападении фашистской Германии на Советский Союз. Великая Отечественная война началась 22 июня 1941 года, и в этот же день в Называевский военкомат поступили десятки заявлений от называевцев с просьбой отправить их добровольцами в действующую армию. Массовая мобилизация мужчин 1905-1918 года рождения началась на следующий день. Всего на фронтах Второй мировой войны воевало 8900 называевцев, 4500 из них пали в боях за Родину. Мои земляки также принимали участие в боевых действиях практически на всех фронтах. Всего в годы войны из Драгунки было призвано более 120 человек. Среди них были и мои родственники.
  
   Многие мужчины из Драгунки воевали в составе знаменитых на весь мир сибирских полков. Благодаря им вал немецких армий был остановлен у самого порога столицы СССР - Москвы. Подхода сибиряков Москва ждала с великим нетерпением - промедление грозило смертью. Писатель П. Павленко, корреспондент газеты 'Правда', свидетельствовал: 'Они прибыли в разгар великой битвы. И в ту же ночь зазвучал сибирский говор к западу от Москвы. По деревням Подмосковья сразу же пронеслось: 'Сибиряки подошли...'. Они ударили по немцу с ходу. Пехотинцы, разведчики, артиллеристы, они влили в ряды защитников Москвы свежую сибирскую кровь...'.
   Мои земляки с честью выполнили свой гражданский и воинский долг перед Родиной, перед своими семьями. Многие были награждены боевыми орденами и медалями. Некоторые пришли с поля сражений раненые, часть из них позже умерла. К сожалению, не обошлось и без потерь. После войны прошло уже несколько десятилетий, но до сих пор ведутся поиски по выявлению неизвестных героев, места их захоронений.
  
   Автор принадлежит к послевоенному поколению, которое не слышало разрывов снарядов и свиста пуль. Не испытали мои ровесники в полном объеме и чувство голода. Однако последствия войны нас не обошли.
  Я, будучи несмышленным подростком, сначала удивлялся, почему в нашей деревне и вокруг многие женщины жили одни. Лишь несколько позже понял, из-за чего они стали вдовами, вечными солдатками. Испытали всю тяжесть военной годины и те, кто остался в деревне.
   Женщины, старики и дети сели за рычаги тракторов, работали на полях и ферме. Чем дальше удаляются от нас эти события, тем зримее ощущается неповторимый трудовой героизм тружеников тыла. За очень короткий промежуток времени они смогли мобилизоваться в единое целое, что позволило первому в мире государству рабочих и крестьян выйти победителем в схватке с империализмом. И в этом была заслуга и моих земляков, жителей Называевского района Омской области.
  
   Война показала, что всё колхозное крестьянство проявило высокое гражданское сознание и ни с чем не считалось, лишь бы победить врага. Хлеб для армии, для рабочих шёл бесперебойно, хоть оставались в деревне старики, женщины и дети. В трудную пору жители села собирали миллиарды рублей на самолёты и танки. Страна объединилась в единый кулак. Подобного союза не было в истории человечества, ни в одной книге прошлых веков не записано ещё такого подвига.
  
   Усталый, измученный, но не сломленный народ возвращался к мирной жизни. В Драгунке вновь закипела жизнь на полях и фермах, росло хозяйство, повышался уровень жизни крестьян... Послевоенное время для жителей села было далеко не мед.
  Ради восстановления разрушенного народного хозяйства, лишнего килограмма мяса или литра молока на благо общества, они отдавали все свои силы. Многие годы мои односельчане не имели паспортов, не говоря уже о каких-либо отпусках. Свободного времени у селян практически не было. Аналогичное положение было не только в Дра- гунке, но и в большинстве сел огромной страны под названием СССР.
  
   Несколько слов о жизни моих предков, людей более старшего поколения. По этому поводу скажу однозначно. Их детство, как и вся их жизнь, была очень трудной, порою даже невыносимой. Все тяготы и лишения войны тяжелым бремнем опустились не только на плечи их родителей, но и на плечи молодого поколения.
  История жизни наших предков, благодаря которым существует нынешнее поколение, есть ничто иное как яркий пример порядочности, человечности.
   И еще. Мы дети своего времени. Однако такие понятия, как родители, дети, малая родина не подвластны исторической коррозии. Не подвластны они также партиям или диктаторам. И это объясняется очень просто. Они фундамент цивилизации, притом любой цивилизации. Без них ни одно общество существовать не может. В случае малейшего дискомфорта в этой сфере оно неминуемо погибнет.
  
   Теперь о моем поколении. Скажу однозначно. Это самое лучшее поколение в истории нашей страны, да и всего человечества. Мало того. Оно по своему содержанию уникальное, благословенное поколение. Рожденные после войны получили Божий дар жить в условиях мира, в который не врывались массовые насилия или погромы. И в этом мы обязаны своим дедам и отцам, которые отстояли и спасли нашу страну от нашествия гитлеровской Германии. Надеждами о лучшем обществе, имя ему социализм, который провозглашал мир, свободу, равенство и братстство всех народов, жили победители и их дети. За идеалы социализма также погибали и те, кто защищал независимость нашего Отечества.
  
   Молодые люди 70-х годов прошлого столетия, к ним относится и автор, основа и гордость Советского Союза. Наше поколение никто и никогда не называл потерянным поколением, лишним поколением. Этому способствали и успехи Советского Союза, как в строительстве социализма, так и на международной арене. Образование мировой системы социализма, распад колониальной системы империализма значительно укрепили позиции сил мира и прогресса. Радовала нас и относительно стабильная обстановка в мире.
   Вместе с тем, нельзя отрицать и то, что среди 'золотого' поколения были и есть подонки, перевертыши, приспособленцы. Скорее всего, это не есть недостаток воспитания. Это результат несовершенства той системы, которую я на протяжении всей своей жизни намеревался изменить.
  
   Ради справедливости надо сказать, что моя жизнь, как и многих моих сверстников, была не столь и безоблачной. И это в большей степени определялось теми, кто стоял у руля власти. В мою бытность на ее вершине было 8 человек. Только благодаря им и их приспешникам на территории огромной страны происходили 'великие преобразования', в числе оных были коллективизация, продразверстка, игры в перегонки с Америкой, продовольственные и жилищные программы и т. п.
  50-е - 60-е годы прошлого столетия для сибирской деревни были особенно тяжелыми. Причиной этому были не сибирские морозы, а чудачества партаппаратчиков и руководителей районов. По сути дела, приход того или иного чиновника характеризовался очередными экспериментами. Они пугали крестьян, отбивали у них желание работать дома и в колхозе.
   Мне не было еще и десяти лет, когда я часами стоял возле небольшого полуразвалившегося магазина, ожидал повозку с хлебом. В этот период селян довольно часто 'угощали' кукурузным хлебом. Выдавали строго по рациону - полбулки хлеба на одного человека.
  Были времена, когда начальники из района ходили по дворам и пересчитывали живность, вплоть до последней курицы. Я до сих пор помню, как скрывался за кучей дров, которые находились за огородом. В этот день падал снег, я же лежал пластом на земле и не шевелился. В руках держал маленького ягненка, которому то и дело зажимал мордочку. Боялся, что он заблеет. После ухода 'контролеров' мать пришла на зады (то же, что задворки) и со слезами на глазах обнимала то своего сына, то крохотное животное.
   Ощутил я на себе и очередной шаг торжества ленинской политики построения социализма на селе как ликвидация 'неперспективных деревень'. Жителей свозили на центральную усадьбу колхоза или совхоза. Кое-кого отправляли на освоение целинных и залежных земель Поволжья, Южной Сибири, Казахстана и Дальнего Востока. Я могу воспроизвести до мельчайших подробностей содержание разговоров моих родителей, которые очень тяжело переносили очередную 'указивку' партии. Молодые люди только что построили себе дом, обзавелись живностью. До этого они жили у своих родите- лей (в доме моей бабушки Лизы). Во время строительства дома жили в бане. Отец был также против безмозглой политики руководящей силы советского общества, несмотря на то, что его несколько раз блатовали в ряды КПСС. Он вежливо отказывался.
  В 1950-1987 гг. в результате государственной политики по укрупнению колхозов и совхозов были признаны неперспективными и прекратили свое существование свыше 20 сельских населенных пунктов Называевского района Омской области. Не осталось даже кладбищ, из памяти людей навсегда вытравили историю и достижения многих поколений. Подобных экспериментов под руководством Коммунистической партии, я, как и мои сверстники, не говоря уже о предках, пережили десятки, а то и больше.
  
   В итоге ничего не получилось. Коммунизм, как таковой, в СССР не построили. И это было не так страшно. Меня как человека пугало совсем другое. Под угрозой было основа основ человеческого существования - земледелие, сельское хозяйство. Итог для великой страны оказался далеко неутешительным. Разрушались и умирали деревни, совхозы-миллионеры, приближая время 'колбасных электричек', пустых прилавков, отсутствия продуктов питания в стране, способной прокормить не только себя, но и полмира. Воспоминания о прошлом вызывают у автора саркастическую улыбку. Причиной этому была моя детская наивность. Я назойливо просил свою маму, когда она была в Называевске или Омске, купить 'кирпичную' булку хлеба. Хотя и сейчас, когда прошло более чем полвека, пышный каравай, испеченный ею, доносит приятный, необычный вкус и запах деревенского хлеба. Его нельзя сравнить ни с советским, ни с заграничным.
  
   Детство и отрочество каждого человека во многом связаны со школой.
  Несколько слов о начале моей учебы. В первый класс я пошел на год позже, чем мои одногодки. Этому были две причины. Первая, чисто бюрократическая. Районные начальники, вполне возможно, и местные, сослались на инструкцию. До первого сентября я не дотягивал ни много, ни мало целых 25 дней! На практике это означало - еще молодой, не потянет. Вторая. Мои родители, узнав о соломоновом решении властей, противиться этому не стали. У них были свои аргументы. У первенца просто-напросто отсутствовали валенки. Для их покупки не было денег. Снег в Сибири нередко ложился и в конце сентября.
   Школа в мое время представляла собой довольное большое деревянное строение, в котором были несколько комнат. Была также небольшая учительская, коридор. Занимались в две смены. Младшие классы - в первую смену, старшие - во вторую смену. Отопление было печное. Сначала топили дровами, потом углем. Во время большого перерыва учащиеся получали дополнительное питание - булочку и компот. Оплата была чисто символическая - 5 копеек. Туалет был на улице.
  Несколько позже возвели дополнительное строение, оно было из камыша. В Называевском районе в 1950-е годы начался строительный бум. Строили дома не только из дерева, как правило, использовали березу, но и обратились ещё к одному виду сырья - камышу. Болотного растения семейства осоковых в моем родном крае было предостаточно. Им кишели болота и зараставшие озера.
  Сначала был открыт специализированный цех по производ- ству камышитовых плит на кирпичном заводе в районном центре. В 1957-1959 гг. в селе Жирновка был сооружен первый камышитовый завод, он начал массовый выпуск продукции. Плиты изготавливали из прессованного камыша и использовали для строительства стен, перегородок, потолков в жилых и хозяйственных помещениях. Местная пресса охарактеризовала новые дома как 'уютные, прочные и долговечные'. Однако в 1969 г. производство камышитовых плит было свёрнуто.
   На завершающем этапе строительства 'камышитовой школы' определенный вклад внес и я. Летом после работы на пришкольном участке помогал строителям, делал решетки из дранки под штукатурку. За прилежную работу меня премировали поездкой в г. Называевск, был участником выставки овощей, выращенных на пришкольных участках школ района. Мне представляется, камышитовая постройка была введена в эксплуатацию 1962 году, что позволило проведение занятий в одну смену. В 1972 году возведено новое здание Драгунской восьмилетней школы из кирпича и железобетонных блоков.
   И еще кое-что из моей школьной жизни. Учился я неплохо. За все годы обучения не получил ни одной двойки. Тройки, были, но их можно пересчитать на пальцах одной руки. Включая ответы на уроках, контрольные работы или домашние задания. Восьмилетку окончил с хорошими и отличными оценками. Мало того. Я не докучал своим слабоумием учителям. Они довольно часто после проверки моего домашнего задания на промокательной бумаге или прямо в тетради писали мне слова благодарности. Некоторые мои сочинения читались перед классом. Это мне не только льстило, но и давало определенный толчок для дальнейшего самосовершенствования. С первого класса до последнего, десятого, я как правило, делил первое или второе место по уровню знаний или эрудиции. Независимо от предметов.
   В сфере общественных дисциплин, включая историю и обществоведение, равных мне не было. Возможно я от природы получил любовь к истории, не исключено и другое. В школьные годы я довольно много читал журналов и газет, которые были в Драгунской сельской бибилиотеке. Я также от корочки до корочки читал газеты и журналы, которые выписывали родители. Самообразование, усидчивость и настойчивость, как мне представляется, позволили мне в будущем неплохо освоить труды классиков марксизма-ленинизма. И на этой базе сформировать свое собственное мировоззрение. Свое красноречие я совершенствовал во время проведения политических информаций в классе и других общественно-политических мероприятий.
   Не портил я нервную систему учителям и своим поведением. Хотя были и исключения. В начальных классах пару раз стоял в углу за нарушения. Подсказывал однокласснику во время его ответа на во- прос учительницы. Не забывал я дорогу и в кабинет директора школы. Самый большой начальник довольно часто журил своего подопечного за его активное участие в играх в 'сабли', которые проводились на развалинах конюшни, расположенной неподалеку от школы. Они, как правило, проводились во время большой перемены, нередко и после окончания занятий. Часть ребят от 4 до 8 класса сразу же бежала к складу 'оружия', где хранились деревянные сабли и мечи. Склад представлял собою небольшую яму, которая маскировалась. Редко какой день сражений обходился без драки или телесных повреждений. Порою удар деревянной палкой приходился по руке, туловищу, а то и по голове. Все приходилось терпеть. Случалось и похуже, если кому-то подбивали глаз или появлялись кровоподтеки на руках.
  'Меченых', как правило, ждали неприятности. Правда, в том случае, ежели 'ранения' невозможно было скрыть. Их вызывали на 'ковер' к директору, выводили на всевозможные линейки, критиковали на собраниях. Кое-кого приструнивали и через стенгазету, но ребят, как правило, это не пугало. Страшнее всего были родительские меры наказания. Мало кто из родителей читал своим чадам проповеди, большинство воспитывало их при помощи ремня. Но и это действовало не всегда. Буквально через пару дней пострадавший опять носился по развалинам конюшни, не думая о последствиях. Вскоре директор школы об отрицательном влиянии заброшенного строения на учени- ков известил управляющего фермой. Через пару дней полусгнившие стены конюшни были разобраны и распилены на дрова. Сабельные
  'бои' тут же прекратились.
  
   Несколько слов о материально-технической базе обучения. О каких-либо полноценных экспонатах или приспособлениях для проведения занятий, в первую очередь, естественных дисциплин говорить не приходится. Не хватало пособий даже для изучения грамматики русского языка. Наглядные пособия изготовляли учителя или ученики. В числе оных был и я.
  Уроки труда и физкультуры проводились в небольшой деревянной постройке, расположенной неподалеку от школы. Спортивные снаряды в большинстве своем делали старшеклассники под руководством учителя по трудовому обучению или учителя физкультуры. Для козла или коня использовали обычно березу. Распиливали ее на части, затем оббивали старыми одеялами или войлоком. Для поднятия тяжестей использовали 'блины', металлические подвески от комбайнов. В школе-восьмилетке наполняемость классов была приличной, в среднем 18-20 человек.
  
   Через призму десятилетий своей жизни все больше и больше убеждаешься в том, что советская система обучения, несмотря на определенные недостатки, включая школу, училище или институт, была одной из лучших в мире. Конечно, в основе этого стояла подготовка преподавательского состава и его ответственность за порученное дело. Это я постоянно чувствовал и в стенах школы, которая находилась на приличном расстоянии от г. Омска, областного центра. Мои наставники отличались высокой требовательностью к своим подопечным. И не только этим. Они чувствовали и видели наши недостатки, пробелы в знаниях и по собственной инициативе помогали нам. Исключений не было. Мы по-детски радовались, когда в сильные морозы во время ходьбы от дома до школы красящая жидкость (чернила) для писания замерзала. Мы получали, как нам казалось, реальную возможность для 'перекура'. Однако это не всегда получалось. Учителя ставили небольшие сосуды возле печи или накрывали их небольшим одеялом. В крайнем случае, проводили дополнительные занятия...
   Расширяли наш детский кругозор и всевозможные кружки. Я до сих пор четко представляю образ учительницы русского языка Нины Алексеевны Сорокиной. Во внеучебное время она вела литературный кружок. В моей памяти осталось не только содержание книги 'Сержант милиции' но и тот детский азарт, с которым мы обсуждали поведение тех или иных литературных персонажей.
  
   Труд учителя, особенно в сельской глубинке, тяжелый вдвойне. Старший по возрасту не только учил нас как правильно писать или считать, но и уму-разуму. Он являлся также наставником и образцом для подражания и для наших родителей, для всех жителей села. Многие из них остались в моей памяти навсегда. И не только за про- веденные уроки, а за образ жизни, поведение и т. п. Быть образцом для всех и каждого в глухой сибирской деревне - это настоящий подвиг. Тяжелые жизненные условия их давили, как и нас, каждый час, каждый день, каждый год.
   Я до сих пор с теплотой вспоминаю моих первых учителей, которые мне, как и моим сверстникам, передавали не только знания, но и отдавали свою душу. Среди них - Таисия Петровна Пересунько, Клавдия Ерофеевна Сазоненко, Галина Михайловна Рыжакина, Нина Алексеевна Сорокина, Софья Ильинична Токман, Иван Бальтазарович Гохнадель, Валентина Ивановна Винтенко, Людмила Ивановна Будникова и другие.
  
   С теплыми воспоминаниями я живу и о моих соучениках, выпускниках восьмилетней школы моей родной деревни. Несмотря на трудности сельской жизни, мы с большим оптимизмом смотрели в будущее. Среди них были: Касаткин Александр, Киселева Надежда, Коза Владимир, Колесниченко Татьяна, Кузьмин Александр, Кузьмина Антонида, Кузьмина Лидия, Кулешов Михаил, Лескова Галина, Лесков Николай, Лихов Виктор, Марий Владимир, Марий Полина, Морозова Нина, Парфенов Михаил, Прудников Владимир, Сериков Михаил,Худорожко Александра, Худорожко Михаил.
  
   Несколько слов о досуге сельской школьной молодежи. В последнее время кое-кто из перевертышей и приспособленцев опошляет советское прошлое, 'вскрывает недостатки'. Скажу без обиняков. Все это ложь и клевета. Свободное время для нас было не только временем для отдыха, но и очередной возможностью для всестороннего развития. Учителя школы организовывали поездки в областной центр г. Омск, в г. Называевск.В мае 1965 года в районном центре, на улице Кирова, открылся двухэтажный кирпичный кинотеатр 'Мир' со зрительным залом на 500 мест. Многие из учеников школы посетив его, делились своими впечатлениями о фильмах, о самом зрелищном помещении.
  
   В связи с этим мне воспоминается 1965 год, когда я стал почти заправским киномехаником. Мне и моему другу, как лучшим ученикам школы, предложили заниматься в кружке юных киномехаников, который был организован при сельском клубе. Кружок вела молодая девушка. Крутить или гнать кино мне с самого начала очень понравилось. Я быстро вник во все 'тайны' кинопроектора 'Украина', чем вызвал доверие у руководительницы. Вскоре во время демонстрации фильмов для детей я оставался за главного 'киношника'. Однако это не означало, что за мною не было контроля. Наставница сидела в кинозале и то и дело бросала взгляд в небольшое смотровое окно, которое было в стене. Из другого исходил луч кинопроектора. К со- жалению, не обходилось и без чрезвычайных происшествий. Они, как правило, происходили не по моей вине. Причиной этому была кинопленка. Она постоянно рвалась из-за плохого качества или из-за недобросовестного отношения к своему делу части киномехаников. Один и тот же фильм 'крутился' по району довольно долго. Нередки были порывы кинопленки во время демонстрации или ее промотки. Публика, как только исчезало изображение, тут же кричала или свистела. После окончания фильма я выходил из небольшой кинобудки. Лицо мое было красное, как у рака. Несмотря на это, я был гордый, осознавал то, что делал большое дело для моих юных земляков.
  
   В годы моего детства и отрочества страна под названием СССР была как единое целое. Жили едиными интересами и мои односельчане, будь то взрослые или дети. Школьники выступали с концертами перед животноводами, жителями деревни. Мы также оказывали помощь инвалидам, старикам и т. п. Довольно часто на сцене сельского клуба осуществлялись всевозможные постановки, концерты. В них участвовали не только взрослые, но и школьники. 'Забегали' к нам и артисты из районного или областного центра, нередко были гости из Москвы и других городов Советского Союза. Приезжали лекторы, преподаватели вузов.
  Много мероприятий проводилось и местными властями, на уровне совхоза или района. Для меня наиболее запоминающим было проведение дней молодежи, встречи с передовиками сельского хозяйства. На одном из концертов я впервые услышал имя Леонида Ивановича Шарохи, солиста Омского государственного русского народного хора...
  
   Жители небольшой сибирской деревни были составной частью великой страны, радовались за ее успехи, болели за нее. Свидетельством этому полет Юрия Гагарина. На дворе была ранняя весна. Снег уже практически растаял. Известие о полете в космос первого в мире человека я узнал из небольшого радиоприемника ('тарелки') в доме немецкой семьи Кейт. Я сразу же кинулся домой. Едва передохнув, сообщил новость родителям. Вечером почти вся деревня вышла на улицу. Сразу же появились великие астрономы, которые пальцем по- казывали на небо, утверждая при этом, что в мигающем объекте сидит Гагарин. Сейчас все это воспринимается с улыбкой. Мы, подростки информацию взрослых принимали за сущую правду. И не только мы... Мои односельчане также тяжело пережили смерть своего кумира. Полковник Гагарин погиб 27 марта 1968 года при тренировочном полете на реактивном самолете вблизи деревни Новоселово Киржачского района Владимирской области. Несколько позже я побывал на месте трагедии.
   В Драгунке имелись неплохие возможности и для физического развития. Неподалеку от сельского клуба была волейбольная площадка, на которой резвилась не только молодежь, но и люди пожилого возраста. По собственной инициативе мы организовывали соревнования по волейболу или футболу среди близлежавших деревень. Наиболее запоминающей для меня стала встреча между молодежью деревень Драгунка и Ростовка. Волейболистов, в числе которых был и я, сопровождали два десятка болельщиков, как говорится в наро- де, с мала до велика. В волейбол я играл неплохо. Соответствовал 'стандарту' того времени. Левша без всяких проблем мог 'резать', бить крученый, позорный. Каждый из нас в тот день 'отмерил' 20 километров, шли пешком туда и обратно. О нашей победе шли разговоры довольно долго, что поднимало жизненный тонус не только 'чемпионов', но и всех односельчан.
   Несмотря на сложности сельской жизни, мое детство, как и для моих сверстников, во многом было интересным. Внешкольное время детей во многом зависело от времени года и возраста его участников. Конец весны - начало лета, когда все кругом расцветало, было специфическим апогеем для игр, чем была богата сибирская деревня. Кто-то играл в чижика или гонял мяч на школьном дворе или перед своим домом. Едва первые лучи солнца 'выжигали' небольшие площадки - проталины среди снежного покрова, мальчишки тут же начинали играть в лапту. В наиболее теплые дни в этой игре принимали участие взрослые, которые наравне с нами бегали и кричали во все горло. Порою их неуклюжие и слегка замедленные действия вызывали смех у небольшой толпы зевак, состоявшей в основном из очень 'зеленой' малышни и престарелых бабок.
  
   Наиболее же популярной среди подростков была игра в 'войну'. Войны проводились в близлежащем лесу или в кустарниках. Длились они, как правило, с обеда до позднего вечера. По воскресеньям. Вое- вать хотели практически все, кто имел возможность держать в руках современное 'оружие' - деревянный пистолет или автомат. Ружье особым спросом у 'бойцов' не пользовалось. Все участники условно делились на 'красных' и 'белых'. Были и командиры. Авторитетными среди них были Иван Винтен- ко, который очень искусно делал стрелковое оружие из березовых досок, и Илья Кузьмин. Они были на два года старше меня. 'Начальники' для выбора цвета войск кидали монеты или выкидывали пальцы. Кто угадывал желание, тот и выбирал цвет. Победитель, как правило, становился командиром красных. Если здесь была хоть какая-то справедливость, то при отборе рядового состава этот принцип практически отсутствовал. Командиры сами выбирали себе красногвардейцев или белогвардейцев. Критерием этому служили деловые качества: умение вовремя разглядеть своего 'врага', и умение его 'обезвредить', умение хорошо маскироваться. Были и субъективные моменты при наборе в команды. Командир порою брал к себе тех ребят, с которыми учился в одном классе или жил по соедству.
  
  Игра, как правило, заканчивалась обсуждением итогов победы или поражения. Если в стане победителей царила дружеская атмосфера, то у проигравших было все наоборот. Командир устраивал настоящий разнос тем, кто был 'убит'. Кое-кому приходилось получать оплеуху, особенно тогда, когда начальник в ходе 'боев' оставался жив. Ежели он погибал, то разборки были куда спокойнее. По понятным причинам - чего рот открывать, если ты сам 'убит'. Подобные игры в прямом смысле роднили нас, независимо от национальности, вероисповедания или социального положения.
  
   Определенную роль в единении детей и подростков играли и общественно-политические объединения: октябрятские звездочки, пионерские и комсомольские организации. Разве можно забыть ко- стры, которые мы жгли всей школьной молодежью, включая и часть жителей села, в день рождения пионерской организации?! Я всегда был среди 'поджигателей'. Право поднести огонь к сухому валежнику предоставлялось лучшим ученикам школы.
   Как сейчас помню свое вступление в ленинский комсомол. Из нашего класса, да и по всей стране, в эту организацию вступали только отличники и хорошисты учебы. Вступать или не вступать - вопрос для большинства не стоял. Хотя были и исключения. Родители верующих запрещали своим детям вступать в комсомол, таких были единицы. Для большинства моих сверстников, возраста 14-15 лет - это был период возмужания, взросления и дальнейшего понимания реальной жизни. У нас формировались основополагающие убеждения и представление о самом себе, вместе они порождали общий взгляд на сущность человека и то, как устроен этот мир.
   Ни у кого из нас не было карьерных устремлений, никто не 'планировал' для себя теплое место под солнцем коммунизма. Да и предпосылок для этого не было. Конечно, каждый мечтал стать космонавтом, офицером, инженером и т. п. И все это увязывалось только с честным трудом, талантом человека и не более. Все прекрасно понимали, что можно успешно трудиться на селе или в городе. Никто не тыкал пальцем на родителей, что они были животноводами или трактористами, учителями или поварами. Главное для них - честный труд, для нас - хорошая учеба. Для юношей и девушек того времени, понятий о социальных кастах не существовало. В крайнем случае,в силу определенных причин мы не знали об этом или еще недопонимали. В комсомольской работе практически отсутствовал бюрократизм, парадная шумиха. Думается, подобного мнения о прошлом, придерживаются и многие мои сверстники.
  
   Особенно насыщенным было наше свободное время во время школьных каникул. Кое-кто уезжал к родственникам в город, однако таковых было очень мало. Большинство же оставалось в деревне. Мальчики и девочки довольно часто 'кучковались' и проводили время по своему плану. Ходили купаться в котлован и загорали на 'пляже', который представлял собой небольшую полянку или часть земляной насыпи. Нередко и рыбачили. Удочек, как таковых, у нас не было. Они были лишь у пары заядлых рыбаков, которые 'сопливых' к своим снастям даже на пушечный выстрел не допускали. Однако мы в отчаяние не впадали. Брали у рыболовов старенькие сети и шли к близлежавшему озеру 'Драгунское'. Затем садились в старенькую лодку и через некоторое время ставили сети. К вечеру их снимали. Улов был, как правило, небольшой, но на компашку из трех-четырех человек ухи хватало. Иногда кое-что приносили и родителям.
   Мы каждый день и ночь жили среди природы и этому очень радовались. Мы были ее частью. Деревня, как небольшой островок земли, был для нас зеленым аквариумом. Конечно, в то время никто из жителей села не знал, что неподалеку есть Семипалатинский по- лигон, где испытывали ядерное оружие...
  Лето давало прекрасную возможность по-настоящему изучить свой родной край, его достопримечательности. Таковых, откровенно говоря, в Драгунке было очень мало. Основными экспонатами для детей была кузница и так называемый 'гараж', где находилась сельскохозяйственная техника. До классического гаража стоянка тракторов и других самоходных и несамоходных машин явно не дотягивала. Все и вся стояло под открытым небом, притом в любое время года.
   Я до сих пор помню небольшой колесный трактор 'Фордзон- Путиловец', которым управлял Антон Корсуков. Позже появились тракторы 'ДТ-54'. Среди зерноуборочных комбайнов сначала был 'Сталинец -1', его тянул гусеничный трактор. Позже появился самоходный комбайн 'СК-3'. Это был первый советский комбайн, оборудованный гидравлическим усилением руля. Машина производилась с 1958 по 1964 год. Основным предприятием советского комбайностроения был завод 'Ростсельмаш', а также Таганрогский завод.
   Не оставалась без внимания односельчан, особенно детей, и 'диковинная' техника. Это была легковая машина или какой-либо грузовик, который мы доселе не видели. В связи с этим воспоминается случай с мотоциклом 'Киевлянин'. Появление его в Слободке, так назвалась часть улицы в Драгунке, для жителей глухой деревни было полнейшей неожиданностью. Открытая транспортная машина с двумя колесами остановилась напротив одного из домов. Пожилого мужчину мучила жажда, стояла сильная жара. Удовлетворив свою потребность, он намеревался ехать дальше. Не получилось. Мотоцикл темно-зеленого цвета не заводился. Тут же к нему подошла ватага деревенских ребятишек и с большим интересом стали его рассматривать. Среди зевак был и я. Мне запомнился багажник, который был установлен на щитке заднего колеса и два инструментальных ящика. Не упустил я возможность прочесть слово 'Киевлянин', оно было написано на топливном баке. Неоднократные попытки чужака 'оживить' машину проваливались с треском. Докучали ему и пацаны, каждый из них стремился надавить пневматический сигнал (клаксон), расположенный на руле. В итоге водитель сдался и попросил помощи у зевак. Они с огромным желанием толкали 'железного коня' и его наездника то по пыльной дороге, то по задам, пока двигатель не заурчал. Радости подростков не было предела. Едва мотоциклист скрылся из виду, начались бурные дискуссии по увиденному чуду техники.
  В 1965 году мой отец купил мотоцикл 'ИЖ-49'. Через некоторое время мне было разрешено им управлять. Я был в восторге от этой машины. В ней мне нравилось буквально все. Особенно ее надежность и проходимость, что немаловажное для сибирского бездорожья. Нравился и внешний вид, особенно переднее и заднее сиденья. Они были из черной толстой прорезины и на пружинах. Я очень быстро освоил технику, нередко циркачил. Умудрялся ездить по проселочной дороге без руля, управлял мотоциклом за счет своего тела. Спидометр нередко зашкаливал за 60 километров в час.
  
   Общеизвестно, что жизнь крестьян сопряжена с тяжелым физическим трудом. Я, как и миллионы людей моего поколения, не понаслышке это знал.
   Мы каждый день и каждый час убеждались в этом на собственной шкуре. Скорее всего, только сейчас, как никогда раньше, понимаешь необходимость этого труда. Одновременно осознаешь и то, что за все прошедшие годы наши вожди практически ничего не сделали для улучшения жизни крестьян и их детей.
   В то время мы по-иному воспринимали действительность. Мы считали первейшим долгом и обязанностью помогать родителям по хозяйству, заготавливали дрова, косили сено и т.д и т. п. Никто из нас не ныл и тогда, когда помогали совхозу. Расчищали лопатами крыши животноводческих помещений от снега, убирали картофель, кормовую свеклу. Ничего зазорного мы не видели и в том, что после школы разгружали плицами (особый железный черпак с рукояткой и с ручкой в виде душки) или деревянными лопатами грузовики с новым урожаем зерна. Наоборот, мы радовались, что становились взрослыми и вносили свой вклад в развитие деревни.
  Радовался и я, когда в школьные каникулы помогал родителям по хозяйству или по работе. Без домашней живности прожить было невозможно, как и без денег. Продукты питания были свои, из личного подворья, но денег, как правило, не хватало. Зарплаты работников сельского хозяйства в то время были мизерными, как и мизерным было пособие на пятого ребенка - 4 рубля 50 копеек. Скорее всего, только по этой причине в нашей семье какие-либо торжества или юбилеи проходили очень скромно. В день рождения, как правило, каждый из братьев получал коробочку конфет ('подушечки'). Она стоила 15 копеек.
  
   Одновременно я не хочу утверждать, что мы жили очень бедно. Никто из родителей и моих братьев не филонил. Важным подспорьем для семейного бюджета были природные дары сибирского края. Летом мы собирали ягоды, грибы. Делали всевозможные заготовки на длительную зиму.
   Помощь родителям в большей степени была вынужденной, необходимой. В то время у животноводов практически не было свободного времени. Все и вся занимала работа: ферма или дом. Поэтому я с большим желанием пас в летнее время около полусотни телят, которых я, несмотря на их 'капризы', по-своему любил. Любили они и меня. Увидев подростка, одетого в большой прорезиновый плащ и в большие не по размеру сапоги, в руках которого была кипа журналов или газет, они на какой-то момент отрывались от травы и тут же гуськом шли навстречу юному пастуху. Если говорить о капризах животных, то их было немало. Во время палящего солнца или нашествия паутов телята, задрав хвосты, бегали по огромному полю. Во время грозы от страха разбегались, куда глаза глядели. Доставалось пастуху от друзей и тогда, когда они паслилсь неподалеку от полос, которые манили их молодой пшеницей или овсом. И везде нужен был контроль за детенышами коров, что не всегда удавалось. Нередко они умудрялись в отсутствии пастуха жевать его школьные учебники или газеты. Доставалась пастуху и во время кормления животных. Наиболее ретивые и наглые то и дело отталкивали слабых и скромных от небольших деревянных желобов, где был обрат или что-то другое съедобное. Пришлось нарушителей метить - обильно мочить макушку головы или всю морду.
  
   После окончания восьмилетней школы я практически все лето проработал в совхозе подсобным рабочим. В приципе работа была не тяжелая. Занимался подвозом воды, дров и других мелочей, необхо- димых для животноводческих комплексов. Довольно часто подвозил продукты питания для комбайнеров или тех, кто занимался заготовкой сенажа. У меня была небольшая телега, запряженная лошадью. Мерин носил кличку 'Лапосон'. Конь мне уже был давно знакомый. Я пару лет назад подвозил на нем копны сена или вершил зароды. Лапосон в те времена был самый сильный из лошадей, потом сдал. Молодой извозчик его не мучил и многое ему прощал. Порабатывал в совхозе не только я один. Работали многие мои сверстники.
  
   По мере взросления я все больше и больше вникал в дела своей малой родины. Деревеня с каждым годом преображалась. В конце пятидесятых годов прошлого столетия все хозяйственные постройки находились неподалеку от озера 'Драгунское', на задах современной улицы Слободская. Там были животноводческие помещения, зерноток. Амбары для хранения зерна, сушилка для зерна, весовая. Был там и птичник, выращивали кур, гусей. Находилась там кузница и конюшня. Была и небольшая маслобойня. На ней одно время работал мой отец. Рыжиковое масло с картофелем было одно из любимых блюд односельчан. Приезжали за ним и люди из близлежащих деревень.
  
   Несколько позже все хозяйственные постройки перенесли на обратную сторону Слободы, ближе к сельскому клубу. Причиной этому была не только земля, которая во время дождей превращалась в непроходимое месиво, но и наличие многочисленных отходов, как от животноводства, так и от полеводства. На новом месте были вскоре построены новые комплексы каркасного типа для крупнорогатого скота молочного и мясного направления, что улучшило материальную базы животноводства. Затем стали выращивать овец.
  Заметную роль в экономике села играла и новая водонапорная башня, вода в ней была чистой и без запаха. Был в Драгунке и маслозавод (молокозавод). Директором был Николай Колесниченко, отец моей одноклассницы Татьяны Колесниченко. Молоко свозили с ближлежавших деревень и перерабатывали. В кирпичном здании было три цеха: сгущеного молока, казеиновый и маслоцех. Я довольно часто бывал в нем. И гордился тем, что масло отправляли в дружественный нам Китай. Позже появилась лесопильня. В 1963/64 годах Драгунка была электрифицирована.
  Улучшилась и торговля. Вместо небольшого полусгнившего магазина был построен новый, из сосновых брусьев. Росло число и домов-новостроек. Они, как правило, строились сообща, организовывались 'помочи'. В строительстве участвовали родственники или знакомые. Так был построен и дом моих родителей.
  
   Небольшая деревня - специфический коллектив, единая семья. Здесь все и каждый на виду. Радости и проблемы делили все вместе. Сопереживали не только за родственников, но и за односельчан. Я был очень горд тем, что первый телевизор в деревне появился у моего деда Коза Михаила Григорьевича. Вскоре аппарат для приема теле- визионных передач с черно-белым изображением появился и у нас. Некоторое время наш дом стал местом паломничества для моих сверстников. Каждый хотел посмотреть фильм и концерт советских знаменитостей.
   Мои сверстники - дети своего поколения и времени. У нас была своя культура поведения и своя мода. Сначала были узкие брюки для парней, затем появились брюки клеш. Изменилась у них и прическа. Они в большинстве имели длинные волосы. Девушки носили узкие, короткие юбки. Без всякого сомнения, истоки моды на все и вся для жителей деревни брали свое начало из города. Предтечей этому был областной центр г. Омск. Многие из выпускников школы поступали в профессионально-технические училища, техникумы или институты. Или совершали поездки к своим родственникам. Одевались мы также по-разному, с учетом своих возможностей. В шестидесятые годы прошлого столетия были дружеские отношения Советского Союза и Китайской Народной Республики. Успешно развивалась и торговля. Ширпотреб из соседней страны доходил и до сибирской глубинки. В местных магазинах продавали китайские куртки, рис, другие продукты питания. Особенно популярными среди сибиряков были китайские термоса.
  
   70-80-е годы прошлого столетия, по мнению автора, были для его малой родины наиболее благоприятными. Уровень жизни сельчан значительно повысился. Конечно, основным приложением их сил было животноводство и полеводство. В Омской области в 1982 году было 155 колхозов, 255 совхозов и 6 крупных опытно-производственных хозяйств.
   Удивительна судьба человеческая... Кого-то история помнит, притом не всегда по благим делам, кого-то незаслуженно забывает. К сожалению, забыты имена многих моих земляков, кто проумножал величие и славу села, города, страны.
  В мою бытность в деревне работали целые трудовые династии. Среди них - Лиховы, Кохи, Кузьмины, Бачины, Сериковы, Козы, Винтенко, Яшины, Марий, Киселевы, Сейвальды и другие. Мои земляки делали самое простое и в то же время самое главное: растили детей, ухаживали за скотиной, возделывали поля, собирали урожай. Без их труда жизнь на земле просто невозможна. За высокие показатели в животноводстве и полеводстве многие односельчане были награждены правительственными наградами, почетными грамотами, ценными подарками.
  В послевоенные годы (1945 и 1949 годы) мои земляки, члены колхоза 'Красная звезда' за ратный труд были занесены в книгу Почета передовиков сельского хозяйства Омской области. Среди них - чабан Бузырев Григорий Павлович, Соседко Иван Сергеевич, председатель колхоза, телятница Соседка Матрена Ивановна, в 1948 года она была награждена орденом Трудового Красного Знамени. В пору моего отро-
  чества орденом Трудового Красного Знамени был награжден Жидик Василий Никитович - комбайнер; Лихов Илья Федорович - скотник. Орденом 'Знак Почета' была награждена Пересунько Раиса Александровна - доярка. Медалью 'За трудовую доблесть' - Коза Виктор Михайлович, тракторист. Все они работали в совхозе 'Озерный'.
   Через полвека я могу вспомнить, где какой дом стоял в Драгунке, кто где жил, и даже кто во что в то время одевался. В моей памяти до сих пор остались фамилии: Баловы, Басаргины, Бачины, Бейфус, Бузыревы, Виничуки, Винтенко, Галанины, Готовы, Гохнадель, Дубковские, Дудниковы, Ейкины, Емельяненко, Ефремовы, Жидик, Жупины, Касаткины, Кейты, Киселевы, Козы, Колесниченко, Коростылевы, Корсуковы, Кохи, Краснолобовы, Кузьмины, Кулешовы, Крысальные, Лаптевы, Лесковы, Лещевы, Листратовы, Лиховы, Майданы, Марий, Митяевы, Мороз, Морозовы, Мироновы, Мякишевы, Носиковы, Орловы, Парфеновы, Пересунько, Погромские, Проненко, Прудниковы, Раковские, Романовы, Рябковы, Сейвальды, Сериковы, Сазоненко, Солнцевы, Ступины, Ферулины, Хашкины, Хорхоряны, Худорожко, Шараповы, Ялунины, Яшины...
   Эти люди были со мною в одночасье. К сожалению, кое-кто из моей памяти выветрился. Мало того. За полвека в деревне многое изменилось. Кто-то народился, кто-то ушел в мир иной.
   После окончания Драгунской восьмилетней школы, я пошел учиться дальше. Подал документы в село Черемновка, где была средняя школа. Сделал выбор на этом учебно-воспитательном учреждении и мой друг детства Александр Касаткин.
   Несколько слов о самой школе. В 1963 году школа стала средней. До 1969 года она располагалась в трёх зданиях-бараках, по четыре классные комнаты в каждом. Бараки были построены в начале 60-х годов прошлого столетия. Во время моей учебы началось строительство новой школы. Двухэтажное здание было построено в 1969 году. В мою бытность директором школы была Борисова Антонида Васильевна. Два года пролетели очень быстро. Однако для меня они были особенными. Во всех отношениях. Самое главное то, что это была очередная ступень получения знаний. И в Черемновке я не изменял своему принципу - приобретал знания путем самостоятельных занятий. Несмотря на то, что для их получения не было идеальных условий или возможностей. Среднюю школу я окончил на 'хорошо' и 'отлично'.
   Имеющиеся проблемы, в принципе мне мало мешали. Я жил своей жизнью, своими мечтами. Главной задачей была отличная и хорошая учеба. Только с этим я связывал надежду, что хоть как-то удастся выбраться из сибирской глуши. И мне кое-что удавалось в этом плане сделать. Возможно и даже больше по сравнению с моими одноклассниками. Одновременно хочу сказать, что я никогда не был зубрилой. Скорее всего, мощным подспорьем в учебе была моя неплохая память. Возможно, даже и феноменальная. Я до сих пор могу воспроизвести некоторые страницы учебников, в том числе рисунки или диаграммы, которые я не видел более чем полувека.
  
   Не обижаюсь на свою память и сейчас. Летом 2019 года я встретил немецкого ученого, которого не видел 15 лет. Мы встречались с ним по работе в одном из научно-исследовательских институтов. При очередной встрече я не только назвал его имя и фамилию, но и тему его исследования, а также номер кабинета, в котором он работал. Старик очень долго меня разглядывал, но так меня и не признал. Затем слегка присев от удивления, похлопал меня по плечу. Улыбнулся и по-немецки сказал: 'Вы, господин Яшин, обладаете феноменальной памятью. Большое спасибо!'.
  Мало того. Учебе я отдал четырнадцать лет. Прошел через десятки экзаменов и зачетов. Сдавал только на 'хорошо' и 'отлично'.
   Для развития памяти в сфере точных наук я довольно часто по собственной инициативе делал специальные математические ребусы или какие-либо головоломки.
  До сих пор помню задачу ? 19 из стереометрии, которую я не мог решить. Не решили ее и мои одноклассники, которые имели неплохие знания по этому предмету. Бессильным оказал и наш учитель математики. В итоге настойчивого 'кумеканья' в мою голову пришла мысль о сложении и умножении однозначных чисел. Вскоре появилась формула, которая поразила меня своей простотой. К сожалению, что-либо развивать в этом направлении или подойти к учителю математики не было времени. На носу была экзаменационная пора...
   Через пару лет после окончания военного училища, я был в отпуске, зашел в магазин 'Детский мир' г. Омска. Купил ученическую тетрадь в клеточку и обомлел. На обратной стороне среди десятка формул по математике была и 'моя'. Она принадлежала одному из великих иностранных математиков. По-моему, немецкому. Подобное я уже сделал в девятом классе!
   Не забыл восьмиклассник и свою роковую ошибку в сочинении, когда сдавал экзамен по русскому языку и литературе. Писал изложение на тему: 'В. И. Ленин в подполье'. Слово 'опасно' написал с буквой 'т'. Едва закрыл за собой дверь классной комнаты и тут же схватился за голову. На разъезде 'Ошировский' стоял высокий металлический столб с табличкой, на которой было написано 'Не влезай. Опасно для жизни!'. Я десятки раз лупил глаза на это предупреждение.
   Возраст прибавлял мне не только честность и принципиальность, но также усидчивость и настойчивость. В средней школе меня еще больше заметили. Я стал первым историком в классе, возможно, и в школе. И не без причин. Скорее всего, быть историком, мне сам Бог определил. По рекомендации учителей со мною побеседовал лектор областной организации общества 'Знание' Омской области, который выступал в местном клубе с лекцией о международном положении СССР. Я до сих пор храню теплые воспоминания об этой встрече.
   Мало того. Я интересовался буквально всем. Как работала водонапорная башня в деревне, почему валил дым из выхлопной трубы у проехавшего по улице мотоцикла. Есть люди - универсальные гении, и я еще в детстве хотел на них походить. Я нередко завидовал местному Кулибину - жителю деревни Драгунка Семену Раковскому, который без проблем чинил мотоцикл или телевизор. Ремонтировал практически все и вся, не имея для этого хорошей материальной базы. В десятом классе я стал участником всесоюзной олимпиады по знанию истории стран социализма, условия которой были опубли- кованы в одном из обществено-политических журналов Советского Союза. За это я был благодарен учителю истории Смоличеву Виталию
  Яковлевичу.
   Мою работоспособность, возможно и даже талант, отмечали мои коллеги по учебе, по службе и по науке. В школе меня нередко прозывали Лениным или Софьей Ковалевской (женщина-математик). Коллеги по воинской службе пророчили мне высокие должности, вплоть до генерал-полковника.
  
   Небезынтересно отметить и то, что в средней школе я пытался писать стихи. Особенно усердствовал в стенах военного училища. К сожалению, они у меня не сохранились. Как мне сейчас представляется, они были довольно неплохого содержания.
   Кстати, благодаря точным наукам, ко мне пришел и писательский псевдоним 'Великий'. После районной олимпиады по математике я и несколько ребят - участников присели на скамеечку в сквере перед железнодорожным вокзалом станции 'Называевская', ожидали электропоезд. Вскоре к нам подошел старик лет семидесяти и, узнав о том, что перед ним 'башковитые' ребята, затем, не то всерьез, не то в шутку стал предсказывать их будущее. Двоих он 'определил' инженерами, одного учителем, двоих вообще назвал никчемными людьми. В объектив глаз старца я попал последним, так как сидел на краешке скамейки. Он внимательно посмотрел на меня, потом, слегка улыбнувшись, произнес: 'А ты, малый, будешь великим человеком'. К сожалению, я не знаю исполнились ли предсказания старика в отношении судьбы моих сверстников. Однако этот случай запомнился мне на всю жизнь...
  
   И еще несколько моментов из школьной жизни. Угол, часть комнаты, которую я арендовал у знакомых, без всякого сомнения, не позволял мне вести в полном объеме родной домашний образ жизни. Однако в то время большого выбора для меня и подобных мне не было. От интерната отказались родители, не в восторге был и я. Шиковать не приходилось, но жить можно было. Питался я в совхозной столовой. До сих пор помню цены. Рассольник (половина порции) стоил 6 копеек, гарнир (картофель, лапша или вермишель) стоил 3 копейки, котлета - 12 копеек, чай - 2 копейки, два кусочка хлеба - одна копейка. В принципе трехразовое посещение совхозной столовой, между прочим, готовили очень хорошо, обходилось для молодого человека в среднем от 30 до 50 копеек.
   Много свободного времени уходило на поездки домой. В то время в школах был только один выходной - воскресенье. В субботу после занятий два старшеклассника тяжело вздыхали, надо было добираться до родных пенатов. От Черемновки до Драгунки напрямую было 14 километров. Официально какой-либо транспорт за нами не был закреплен. Добирались сами, добирались по-разному. Летом было несколько проще. Ездили на велосипедах. Во время дождей была проблема. Шли по раскисшей проселочной дороге, иногда несли машину для езды на себе. Зимой использовали лыжи. Дороги, как таковой, не было. Не было и освещения. Ориентировались на пару фонарей, которые издалека светились на главной улицы нашего села. Бывало и то, что за нами по настойчивой просьбе родителей приезжал трактор. Приезжал очень редко. Причин этому было немало. Дорога была сильно занесена, не было тракторов или водитель самоходной машины был вдугу пьяный. Друзья использовали и резервный вариант. Вчером шли пешком на остановочный пункт '2595 км'. Садились на электропоезд, следующим был разъезд 'Ошировский'. Потом добирались до Драгунки на попутном транспорте или шли пешком. Как правило, вынуждены были использовать последнее.
   Шоссейную дорогу между деревней Ростовкой (возле нее находился разъезд) и моим селом нередко называли 'дорогой жизни'. Только через нее мои земляки попадали на остановочный пункт. Затем садились на электричку и оказывались в Называевске или Омске. Зимой шоссейку сильно заносило, во время дождей многие ее места заливало. Было ни пройти и ни проехать.
   В ту пору, мы дети строителей коммунизма, которым было суждено жить в этом светлом обществе, не сомневались, что через пять, ну через десять лет что-либо изменится в лучшую сторону. Будут хорошие дороги и многое другое. Ни я один ходил пешком и падал от усталости или растирал свое лицо и руки от сильных морозов. Я, как и многие мои сверстники, имели желание учиться. И делали это, невзирая ни на какие трудности. Не исключением были и последующие поколения.
  
   К сожалению, и через полвека в сфере транспортного сообщения в моем родном крае ничего не изменилось. Наоборот, стало еще хуже. Добротной постройки на разъезде 'Ошировский', где была билетная касса и зал для ожидания, уже давно нет и в помине. Нет и провожатого, одетого в красивую форму железнодорожника. Узнав по телефону о приближении электропоезда, он выходил на улицу. Затем дергал веревочку довольно большого колокола, висевшего на специальной подставке. Раздавался специфический звон, который радовал душу сельчан, независимо от их возраста. Мало того. Сейчас нет даже туалета, не говоря уже о другом. Практически нет и Ростовки. Она частенько страдала от лесных пожаров, которые вплотную подступали к деревне. В 2010 году не уберегли, несколько домов полностью выгорели. То и дело подходит новая беда - подтопление. В 2019 году в деревне было 18 жилых домов, проживало 46 человек. Люди в прямом смысле обречены на физическое вымирание...
  
   Из учителей Черемновской средней школы для меня дорога память о Виталии Яковлевиче Смоличеве, Иване Васильевиче Бушуеве, Константине Федоровиче Крот, Лидии Васильевне Сычевой, Зинаиде Трофимовне Долгих...
   Не забыл я и соучеников далекого и одновременно почти только
  'вчерашнего' выпуска 1968 года. В 2014 году я издал роман 'Между адом и раем', посвятив его моим одноклассникам. Их было 28 человек: Бакулина Галина, Белова Нина, Глухова Любовь, Гордеев Анатолий, Гузь Любовь, Дергунова Галина, Земскова Анна, Зимина Мария, Зотова Галина, Кайгородов Александр, Какоткина Любовь, Касаткин Александр, Клюкин Юрий, Коза Владимир, Кузьмина Антонида, Лескова Любовь, Лифанов Александр, Макорин Николай, Пяткова Татьяна, Сорокина Лидия, Сорокин Валерий, Сорокоумова Мария, Степахин Анатолий, Фаломеева Нина, Филимонова Людмила, Чемшина Валентина, Шакина Любовь, Шушаков Михаил.
  
   Прошло полвека после того, как мы расстались и оказались в различных точках необъятной страны, имя которой Советский Союз. Порю мне кажется, что мы и до сих пор единый коллектив, живем одними интересами и заботами. И не только это. Мы имеем также теплые воспоминания друг об друге и о школе. Особенно о 'демокра- тическом' периоде, производственной практике. Весь девятый класс был направлен в лагерь труда и отдыха, который находился в трех километрах от центральной усадьбы совхоза 'Черемновский'. Предстояла работа по прополке свеклы, подсолнухов, капусты. Какого-либо контроля за практикантами не было. Был только один наставник, учитель труда. Свободное от работы время каждый из старшеклассников проводил по-своему. Одни ходили купаться в котлован, другие играли
  в бильярд в совхозном клубе или попросту болтались. Для меня же популярной была игра в футбол. Я с нескрываемой радостью встретил известие о том, что на стадионе в воскресенье состоится встреча между совхозной командой и командой лагеря труда и отдыха. Об этом даже информировала афиша, которую написал местный киномеханик и вывесил ее на доске объявлений. В первом тайме счет так и не был открыт. В перерыве к нам подошел начальник лагеря и полушутя-полусерьезно сказал: 'Ребята, если выиграете у старших, то получите ящик вафель'. В итоге мы выиграли, оба гола в ворота противника забил я. Затем состоялся торжественный ужин. Начальник лагеря под аплодисмнеты присутствующих вручил капитану команды ящик вафель, где-то порядка 5 килограммов и вдобавок всему классу ящик ломанада. На следующий день рано утром прозвучал пионерский горн. Начался новый день, новые радости и огорчения.
  С теплотой я вспоминаю и супружескую пару Павла Григорьевича и Лидию Семеновну Силкиных, в доме которых снимал 'угол', чтобы совершенствовать свои знания и учиться жизни.
  
   Пресловутая перестройка конца 80-х годов прошлого столетия напрочь отмела достижения социализма, но и определенный достаток моих земляков. Она в очередной раз сделала их изгоями. Моя малая родина сегодня, как и тысячи ей подобных на российских просторах, есть ничто иное как замкнутое натуральное хозяйство. Наличие живно- сти, огорода позволяет и то с большим трудом прокормить семью, не умереть с голоду. О заграничных вояжах, которые совершают бывшие коммунистические начальники, сельчанам мечтать не приходится.
   Мало того. Деревня Драгунка умирает на глазах. Полвека назад в ней насчитывалось около 150 дворов, проживало более 500 че- ловек. Согласно Всероссийской переписи населения (2010 г.) в ней проживало 116 чел. Мужчин - 52 чел., женщин - 64 чел. В процентном отношении - мужчин 44,8 %, женщин - 55,2 %. В настоящее время - три десятка дворов, не больше. И полсотни жителей, в основном - старики. Все они живут за счет личного подсобного хозяйства. Уже в помине нет общественного скота, не раздается гул тракторов, везде и кругом развалины и сорняки...
  
   Не раздается звонкий голос детей и на школьном дворе. 6 июля 2014 года школу закрыли. Причина - нет учеников! Не лучшее положение и в Черемновке... Радует лишь то, что за все годы существования небольшой деревеньки, расположенной на юго-востоке Называевского района, которую обошли стороной железная дорога и автомобильное шоссе, постоянными для нее остаются географические координаты и отдаленность от центров цивилизации. Расстояние до районного центра (г. Называевск) - 41 км. Расстояние до областного центра (г. Омск) -
  104 км. Расстояние до столицы России (г. Москва) - 2166 км.
   Отрадно также и то, что бывшие односельчане, где бы они не находились, с теплотой вспоминают о своей деревне. Считают ее самым лучшим селом на земле. Для цивилизованного человека Родина - одна, можно сменить место жительства, но живые нити, идущие от малой родины иссечь невозможно.
  Не падают духом и те, кто живет в Драгунке в настоящее время. Любовь к малой родине была и остается для них специфическим эликсиром, который придает им силы для выживания в это довольно тяжелое время.
   Свидетельством любви моих земляков к своей деревне стала песня 'Деревенька моя', своеобразый гимн. Впервые эту песню исполнила Анастасия Яшина 30 июля 2005 года в школьном парке на праздновании 200-летия образования Драгунки.
  
   Несколько слов о Называевском районе. Административный центр района - г. Называевск. Площадь 5,9 тыс. кв. км. Население, к сожалению, сокращается. Если в 2009 году в районе насчитывалось 27,9 тыс. чел., в том числе в Называевске - 12,3 тыс. человек, то в 2019 году уже в районе проживало 20260 человек. Из них: в городе - 10936 чел., на селе - 9324. Национальный состав жителей района (01.01.2009): в процентах - русские (81,7), казахи (11,4), немцы (3,9), украинцы (0,8), татары (0,4) и другие.
   С 1991 г. район стал пограничным, его соседом является суверенный Казахстан. Через железнодорожную станцию Называевская проходит одна из важнейших ветвей Транссибирской магистрали - железная дорога Екатеринбург - Тюмень - Омск.
  Освоение земель, на которых находится Называевский район, началось с давних времен. К Российскому государству этот регион присоединён в 1598 году, когда было завоёвано Сибирское ханство. Долгое время земли района оставались вотчиной местных кочевников - сибирских татар и казахов. Создание Тоболо-Ишимской оборон- ной линии, препятствовавшей набегам джунгар с юга, способствовало исходу русского населения в Сибирь. Земля района стала заселяться русскими с 1785 года. Первыми поселенцами были казаки, крестьяне из соседних уездов и ссыльные со всех концов страны. На берегу озера Рыбное они основали деревню Рыбье. Это самое первое поселение на называевской земле. Постепенно число деревень, как и жителей, увеличивалось.
  Возрастает количество переселенцев и из европейской части России. Основная волна переселенцев хлынула сюда в конце ХIХ века, начале ХХ века. Этому способствовало сооружение железной дороги, проведение столыпинской аграрной реформы. В 1907-1909 гг. на участке Тюмень - Омск было спроектировано строительство железной дороги, утверждены и обозначены на топографических картах и ве- домственных схемах станции и разъезды. Место узловой ж.-д.станции было определено на равном расстоянии между Ишимом и Омском. Свое название 'Называевская' она получила от волостного центра - с. Называиха. У будущей железной дороги был основан поселок - первые бараки для рабочих, временные квартиры для специалистов. Так возник поселок Сибирский Посад, название которого менялось (Сибирский, Называевск). Дата основания поселка - 1910 год.
   В 1918-1921 годах на территории района происходило противостояние Красной Армии с формированиями белогвардейцев. В Называевске, Утичье, Нововоскресенке, Дурбете находятся братские могилы красноармейцев, крестьян и партизан, погибших за советскую власть. В селе Лески сохранилась Никольская церковь, 1866 года постройки. В нынешних границах Называевский район существует с 1965 года.
   Город Называевск, как и железнодорожная станция 'Называевская', очень много значили для моей жизни. В годы моего детства и отрочества это было место, где 'пахло' городом, были магазины, колхозный рынок, кинотеатр и даже милиция. При Доме быта было небольшое фотоателье, где я сделал фотографию на паспорт. Для фотографа моя физиономия оказалась фотогеничной. Несколько месяцев мое фото было на специальном стенде, на котором выставлялись лучшие работы пожилого мастера. В ателье этого же Дома быта мне сшили костюм черного цвета для выпускного вчера (1968 год).
  Город Называевск - центр сельскохозяйственного района с промышленностью по переработке местного сырья (маслозавод, мясокомбинат с комбикормовым цехом и птицекомбинат с инкубаторским цехом), трикотажная фабрика, предприятия железнодорожного и ав- томобильного транспорта, кожевенный и кирпичный заводы. Имеется крупный элеватор.
  В Называевском районе развито производство зерновых и кормовых культур, картофеля, мясо-молочное скотоводство. В 90-е годы прошлого столетия район вместе со всей страной пережил глубокий социально-экономический кризис. В результате в районе значительно сократилось поголовье скота, пришли в упадок многие предприятия.
   На 1 января 2009 года в районе насчитывалось 73 населенных пунктов, в том числе 1 город областного подчинения, 72 села, объединенных в 15 сельских округов. Наиболее крупные - Мангутское, Покровское, Черемновское, Князевское, Большепесчаное, Утинское. В районе работают учреждения культуры: 33 библиотеки, 46 учреж- дений клубного типа, 2 музея, школа искусств, кинотеатр. Выходит районная газета 'Наша Искра'.
  
   Несколько слов об Омске, самом большом и красивом городе моего детства и отрочества. Впервые в областном центре я оказался летом 1956 года. Вместе с отцом, который навещал своего родного брата, живущего в Амурском поселке. Мне, деревенскому мальчишке, в огромном городе все и вся было очень интересно. Я то и дело глазел на трамваи, которые громыхали в самом центре города. Нравились и троллейбусы, которые издавали, как мне тогда казалось, прерывистые звуки и почему-то не дымили и не урчали, как десятки грузовых автомобилей или легковышек, проносившихся по городу. Нравились мальчишке и огромные здания, которые то и дело встречались на его пути. Без ума я был и от высокой башни красного цвета, она находилась неподалеку от вокзала.
   И не только архитектурные достопримечательности в этот день сельского мальца удивили. За час до отъезда домой мы приехали на железнодорожный вокзал г. Омска. Отец купил билет, затем мы спустились вниз и оказались на привокзальной площади. Неподалеку от входа возле небольшой тачки или тележки стояла пожилая женщина в белом халате и с белым чепчиком на голове. Неожиданно отец рванулся вперед, я остался позади. Семенил, шел мелкими шажками. Отстал не только по этой причине. Прямо перед моим носом появились двое военных. На их плечах были автоматы. Я невольно остановился. 'Живой' автомат я видел впервые в своей жизни. Солдаты, скорее всего, заметили нескрываемое любопытство мальчишки. Один из них подошел ко мне, и держа автомат перед моей физиономией на расстоянии вытянутой руки, улыбнулся. Я от неожиданности растерялся. Автомат был новый, и как мне тогда казалось, чем-то пахнул. Я слегка икнул и затем своей маленькой ручонкой погладил металлическую часть огнестрельного оружия. На этом мое знакомство с ним закончилось. Передо мной стоял отец, в руке у него было мороженое. Сладкое ку- шанье из сливок, сахара, сока ягод, ароматичесикх веществ было для меня несбыточным желанием. Я до сих пор его не кушал. Отец слегка похлопал меня по плечу, протянул мне вафельный стаканчик. И мы тут же направились в сторону небольшого сквера, расположенного напротив вокзала. Присели на скамейку. С мороженым я расправился в один присет. Затем невольно поднял глаза кверху и на некоторое время замер. Передо мною на невысоких постаментах стояли во весь рост памятники Ленину и Сталину. Об этих людях я был уже наслышан от родителей и знакомых. Я быстро вскочил и стал внимательно рассматривать металлические фигуры не то черного, не то серого цвета... Вскоре мое любопытство иссякло. Причиной этому были голуби, их в сквере было около десятка. Для меня они также были в диковинку. Я то и дело подбегал то к одной, то к другой кучке птиц с серовато- голубым или белым оперением. К моему удивлению, они почему-то мигом взлетали вверх...
   В годы моей молодости в г. Омске были возведены сооружения, имеющие важную социальную значимость: Главпочтамт, цирк, театр юного зрителя, универмаг 'Детский мир', магазин '1000 мелочей', крытые рынки в Центральном и Ленинском районах, областная клиническая больница с поликлиникой, городская стоматологическая клиника, гостиница 'Омск', мотодром, бассейн 'Пингвин', стадион
  'Красная звезда'. Ежегодно строилось 300-400 тыс. кв. м жилья. Омск занимал ведущие позиции среди городов Советского Союза по озеленению.
  
   Перед отъездом в Германию я сходил на кладбище своей родной деревни, простился с близкими. Три маленькие березки, которые посадили мои братья возле могилы родителей, стали мощными и красивыми. В народе есть присказка. Жизнь состоялась, если дети хоронят своих родителей. Дай Бог, чтобы подобное было в каждой семье. Для меня, как и для моих братьев, присказка имела очень горький осадок, привкус. Мать умерла в сорок лет, отец ушел в мир иной в шестьдесят, через десять месяцев после ухода на пенсию. Родители были и остаются для меня надежным ориентиром, моральным маяком в жизни.
  
   Оглядываясь на прожитое, уже по-иному понимаешь сложные жизненные перипетии, в которых оказался ты или твои родные и близкие люди. После смерти моей матери я и четверо братьев в один миг стали сиротами. И в этот трудный момент к нам на помощь пришла Мария Ильинична Федюнина. Она в то время работала заведующей почтового отделения села Утичье. Я до сих пор благодарен ей в воспитании и становлении моих братьев, она также подставило плечо в далеко нелегкой жизни и моему отцу.
   Затем я прошелся по погосту. Нередко навертывались слезы. Многие захоронения от ветхости были без крестов. Я невольно подумал. Вот так и исчезает память о человеке, исчезает навсегда. Из моей памяти, да и моих односельчан исчезла еще одна звездочка, которую звали 'Человек'. И ее уже никто больше не воскресит ни в жизни, ни в истории. Многие люди жили и живут по принципу Ивана не помнящего своего родства. Жизнь человека для некоторых из нас не стала наивысшей ценностью. Как и сама история. Это мы не понимали в детстве, к сожалению, не понимаем и сейчас, в зрелом возрасте.
  
   Еще страшнее - смерть сельского (крестьянского) поселения. Прекращение жизнедеятельности деревни, которая была во все времена предтечей появления человеческого общества, его экономического и культурного развития - поистине трагическое событие. Драгунка, классическая российская деревня находится в агонии. Она умирает еще живой, используя любую возможность для продления своего существования. К сожалению, власть не помогает ей в трудный момент. Она, наоборот, делала и делает все и вся для быстрейшего издыхания моей малой родины. В итоге вместо некогда цветущего села, в прошлом центра волости, появится очередной кусок земли, который зарастет бурьяном. Не исключением в этом будет и деревенское кладбище, где покоятся мои предки. В результате трагического исхода раз и навсегда прервется взаимосвязь поколений, их история, все то, что необходимо для прошлого, настоящего и будущего челове- чества. Автор пытается хоть в какой-то степени восполнить историю своей малой родины.
  
   Небходимо сделать правилом, чтобы администрация села, района или города "вели" Историю малой родины. Без этого Россия, как цивилизованное государство, не может существовать. Без этого она не сумеет сохранить ни культурные ценности, ни традиции как глобального, так и малого семейного масштаба...
  
   Детство для меня, как и для миллионов моих сверстников, осталось далеко позади. Никому из нас, к сожалению, его не удалось остановить. В связи с этим невольно вспоминаются слова из известной песни 'Детство мое, постой':
  
   Детство мое, постой, Не спеши, погоди.
   Дай мне ответ простой - Что там впереди?
  
  Для меня особенно трогательные следующие строфы о детстве из этой песни:
  
   Ты погоди, погоди уходить навсегда,
   Ты приводи, приводи, приводи нас сюда
   Иногда...
  
   Несмотря на жизненные трудности, у меня о детстве остались очень теплые воспоминания. Я всегда хранил и сохраню до конца своей жизни также благодарную любовь к тому месту, откуда берет начало жизни каждого из нас - к отчему краю.
  Именно благодаря малой родине, в нас закладывались истоки настоящих человеческих ценностей. Мы были людьми сострадания, честности и порядочности. Именно здесь мы получали первые представления о добре и зле, красоте и уродстве. Именно здесь мы впервые формировали свои понятия о чести, совести и достоинстве человека. Для меня любимый край, отчий дом, где люди никогда не врали. В мои молодые годы в обществе господствовал культ ума, образования, поиска творчества и карьерного роста.
   Мы радовались не только своим личным успехам, но и той стране, где мы родились. Она имела для всех и каждого единое название - Родина. И это происходило несмотря на то, что наши предки, родители приехали из разных концов огромной страны. Мало того. Многих из них прошли суровые испытания: кто был раскулачен и выслан, кто был незаконно репрессирован и т. п. Они и мы были разные разные по возрасту, характеру, но нас объединяло одно, оно было единым для нас всех - маленький кусочек земли. Название ему - малая родина, этот заветный уголок, который навсегда остается в душе.
   Куда бы не бросала меня судьба, я всегда помнил о своей малой родине. Мне по сей день кажется, что мне из прошлого машут мои детские ладони. И все это прошлое призывает меня делать людям добро. Однажды еще будучи молодым человеком, я был в г. Называевске, и увидев бледные лица двух подростков, которые что-то искали в мусорном ящике, подарил им определенную сумму денег. В пассажирском поезде, идущим на запад страны, накормил мать и ее двоих детей. Перед уездом в Германию подарил мебель и две книги по истории Омской области двум сиротам, которые учились в десятом классе. Почему это я сделал? Я как никто другой знаю цену куска хлеба, тяжесть крестьянского труда, как и ценность человеческих отношений. Я никогда не забывал своих корней, откуда я пришел.
  
   Понятие 'малая родина' я никогда не связывал ни с партиями, ни с режимами или диктаторами. Любовь к родному пепелищу, к отеческим гробам - специфический индикатор, показывающий отношение человека не только к своим предкам, но и его личностные качества. Это есть также и душа человека.
   И не только это. В понятие малой родины я еще вкладываю и ее историю. История малой родины - основа истории любого государства или общества. Я всегда был гражданином малой родины и делал все возможное для ее самоутверждения. И чем больше людей подобное сделают, тем цивилизованное будет наше Отечество, наша Малая родина.
   И еще. Малая родина, есть ничто иное как семья. От ее сплоченности, единства зависит не только экономическая мощь страны, но и ее безопасность.
  И счастлив тот, кто после скитаний по большой родине или по миру вновь возвращается домой - на малую родину. Пусть даже и в душе. Первое и второе называется человеческой жизнью.
   К сожалению, в последнее время всевозможные писаки, приспо- собленцы и перевертыши прилагают немало усилий для разжигания конфликта между поколениями, противоборства между отцами и детьми, стремятся в очередной раз исказить прошлое. И эти инсинуации осуществляется под эгидой правящих режимов. Подобное уже было в истории нашего государства, да и в мировой истории. Без всякого сомнения, это напрасные потуги.
   Отцы и дети, как и поколения, не могут жить друг без друга, как и не может быть глупых или умных поколений. Каждый из них, из нас умен по-своему. Общеизвестно одно и это аксиома. Предки определяют основу для последующих потомков. Таким образом, создается материально-техническая база и все другое для их бытия и духа. Без такой взаимосвязи, взаимозависимости человечество не может существовать. Оно обречено на погибель.
  
   Я никогда не осуждал и не осуждаю своих предков. Наоборот, я ими всегда гордился и горжусь. Наше поколение, как и последующие, не имеют право переписывать историю отцов, предков в угоду того или иного режима или партии. Они жили своим временем, своими измерениями и понятиями, мы - своими. У нас с ними было и есть одно общее - жизнь. Вместе с тем, мы должные делать выводы из жизни наших предков и на этой базе определять судьбоносные вопросы своего сообщества. При этом не забывая о своих потомках.
  
  
  
  
  
   ГЛАВА ВТОРАЯ.
   КУРСАНТСКИЕ БУДНИ
  
  
   Наступил 1968 год. Для меня он был не только очередным годом возмужания, но и временем определения профессии.
  От правильного выбора основного вида деятельности зависела моя жизнь, будущее. И это будущее, как и успех моей карьеры, я связывал со знаниями.
  Каких-либо головоломок о специфике основного рода трудовой деятельности у вы- пускника средней школы не было. Инженером, учителем истории или агрономом я не хотел. К медицине вообще не тянуло. Моя мечта стать политиком или журналистом-международником все больше и больше меня преследовала. Иногда я напрочь отметал подобные грезы. Крестьянскому сыну из глухой сибирской деревни в общество самых умных людей, так я думал о них в те годы, никогда не попасть. Довольно часто оглядывался на предшественников или на одноклассников. Большинство из них после окончания восьмилетки поступали в техникумы, профессионально-технические училища. Некоторые оставались в селе, работали на ферме. Я все-таки решил получить среднее образование. Без него, как мне представлялось, мои мечты останутся только мечтами. И в этом я не ошибся.
  
   Моя детская наивность еще усугублялась и тем, что я никакого понятия не имел о подводных камнях советского общества, например, о коррупции, преступности и т. д. Да и зачем было напрасно ломать голову?! Все и вся, включая родителей и учителей, говорило и трезвонило одно: только советская молодежь имеет прекрасные
  возможности для своего творческого и карьерного роста. Этот тезис руководящей силы общества, имя которой - Коммунистическая партия, я не подвергал сомнению. Главное условие любой профессии - хорошая учеба, и ты будешь в дамках.
  Окунувшись в мир очередных грез, я обратился к своему учителю истории Смоличеву Виталию Яковлевичу. Он не только поддержал мою идею стать журналистом-международником, но и оказал практическую помощь. Через пару месяцев из Московского государственного института международных отношений (МГИМО) пришел ответ. Содержание небольшой бумажки меня сильно разочаровало. Членом КПСС я не был, рекомендаций областного комитета КПСС также не имел. Я до сих пор удивляюсь, как моему наставнику удалось 'раздобыть' адрес архипрестижного вуза в годы Советской власти. Я некоторое время ходил понурый, иногда допускал, что из столицы пришла просто-напросто отписка. Вскоре опустился на грешную землю. Я, как и мои одноклассники, членами КПСС не были, в партийных органах также не работали. Не имели они и претеже. Мы относились к когорте простых смертных. Все и вся постигали своим умом и трудом. Несколько позже я прозрел, стало все ясно. В 'хлебном' вузе учились только отпрыски партийно-советской номенклатуры.
  
   Однажды меня с грезами вообще зашкалило. Причиной этому была моя болезнь. Во время зимних каникул я сильно заболел. Мучил страшный кашель, сильно кружилась голова. Меня то и дело знобило или бросало в жар. Родители сразу же побежали в контору, надеялись на помощь медсестры. Вернулись ни с кем и ни с чем. Молодая практикантка по неизвестным причинам уже два месяца отсутствовала. Парадокс, но очень печальный. Мне никто не мог измерить температуру, так как во всей деревне не было градусника, прибора для измерения температуры. До медпункта села Черемновки, где я учился в девятом классе, добраться было невозможно. Перемело дорогу.
   Матери ничего не оставалось делать, как везти сына в г. Называевск, в районную поликлинику. Добирались довольно долго и с приключениями. Небольшой автобус, забитый до отказа пассажирами, в пути два раза сломался. На улице стоял сильный мороз. В поликлинике - очередные проблемы. У терапевта была большая очередь. До отправления автобуса оставалось чуть меньше часа, когда мать со слезами на глазах стала просить стоявших, чтобы они пропустили меня вне очереди. Нашлись добрые люди, пропустили. Врач, довольно молодой мужчина постучал руками по моей груди, покрутил мою голову в левую и правую сторону. При этом не удосужился измерить у меня температуру. Затем стал что-то записывать в свою тетрадь. На этом прием молодого пациента закончился. В итоге ни врач, ни пожилая женщина, сидевшая в регистратуре каких-либо медикаментов больному не выписали. На вопрос матери о том, как лечить сына, она кисло улыбнулась и пожала плечами. Затем еле слышно сквозь зубы процедила: 'Молодой, выздоровит...'
   Всю дорогу от Называевска до Драгунки я молчал. Разговаривать с самым близким человеком у меня не было желания. Меня мучила обида и также было стыдно, что я уже большой верзила прибегал к помощи своей матери, которая практически ничего хорошего в своей жизни не видела и не имела. Бесил меня и повседневный уклад сибирской деревени. Я тогда невольно думал: 'Будь я Генеральным секретарем ЦК КПСС, даже и первым секретарем областного комитета КПСС, я бы не допустил такого издевательства над моими родителями и над собою'.
   Домой мы приехали поздно вечером. На помощь мне пришла моя бабушка Лиза. По ее совету пил горячий чай с костяникой или сидел над кастрюлей с только что сваренной картошкой в мундирах. При этом на моей голове было большое одеяло. В эту ночь я старался как можно тише кашлять. В соседней комнате спали родители, им обоим предстояло вставать в четыре часа утра.
   За пару месяцев до выпускного вечера к нам домой приехал директор совхоза. Было воскресенье. Появление местного начальника для меня стало полнейшей неожиданностью. Худощавый мужчина, российский немец, тепло со мною поздоровался, затем попросил меня выйти во двор. Вскоре мы присели на скамейку в палисаднике. Гость начал разговор издалека. Все то, что он говорил, мне нравилось. И о моей учебе и моих родителях. Затем шеф стал рассказывать о проблемах села, о которых я ни чуть меньше его знал. Его предложение пойти учиться в Омский сельскохозяйственный институт по рекомендации совхоза, я категорически отверг. Отказался, несмотря на кучу льгот, которые давались в те годы сельским специалистам.
  
   В девятом классе, осенью, меня как будущего призывника, пригласили в Называевский военкомат. Заключение медицинской комиссии было однозначно - признать годным к военной службе. Откровенно говоря, я в то время о службе вообще не думал. Все мое окружение и мысли не допускало, что меня возьмут в армию. Причину в этом они видели не в моем плохом здоровье, а в моих способностях. Мало кто сомневался, что я не поступлю в институт. Кое-кто из учителей агитировал меня в политехнический или педагогический институты.
  Учащихся высших учебных заведений в то время не брали в армию или давали отсрочку. Студенты вузов, где имелись военные кафедры, после окончания получали воинское звание 'лейтенант' и проходили двухгодичную службу в Советской Армии.
  После прохождения медицинской комиссии меня в свой кабинет пригласил работник военкомата, майор. Он занимался вербовкой молодежи в военные училища. В инженерные я наотрез отказался. Он тут же предложил Омское высшее командное и Новосибирское высшее военно-политическое общевойсковое училище. После дли- тельного раздумья я выбор сделал на последнем. В конце концов оно было в какой-то мере связано с моей 'гуманитарной' головой. Да и кто из солдат не мечтает стать генералом?! Во время собеседования в кабинет вошел гражданский. Мужчина лет сорока-сорока пяти, не больше. Чисто выбрит, с умным выражением лица. Да и одет он был неплохо, больше походил на 'начальника' или профессора. Узнав о моем решении, он слегка похлопал меня по плечу и утвердительно кивнул головой. Поддержка моего выбора со стороны незнакомого человека меня окрылила. Поддержал выбор и мой наставник Смоличев. Папа на мое желание учиться в военном училище вообще не прореагировал. Мама была категорически против 'военщины'.
  
   Через неделю после окончания школы я вновь оказался в Называевске, прошел медицинскую комиссию. Прошел успешно. В этот же день мне стали известны условия приема и перечень экзаменов для поступления в НВВПОУ. Затем мне предстояло прибыть в областной центр г. Омск, на сборный пункт, откуда в разные концы Советского Союза направлялись абитуриенты в военные училища.
  
   День отъезда из глухой сибирской деревни Драгунка в большой мир я помню до мельчайших подробностей. Ночью практически не сомкнул глаз. Меня беспокоило самое главное и важное: правильный ли я сделал выбор профессии. Мало того. Волновало и то, смогу ли я сдать вступительные экзамены, тем более, в военное училище. Это не только знания, но и физическая подготовка. Последнее меня в принципе сильно не тревожило. В школе я бегал на различные дистанции, был в тройке лидеров. Неплохо ходил и на лыжах. В свободное время качал также свои мышцы. В огороде установил самодельный турник. Около трех десятков раз подтягивался, около дюжины - подъем переворотом.
  Утро встретило меня далеко не идеальной погодой. Слегка моросил дождь, не появлялось и солнце. Природа, словно специально, решила меня не радовать. К обеду я уже окончательно собрался. Сборы были не долгими. Сначала обернул учебники за десятый класс, по которым мне предстояло сдавать экзамены. Обверточной бумагой послужили два экземпляра газеты 'Омская правда'. В одну из книг положил аттестат о среднем образовании. Отдельно завернул и комплект нижного белья. И весь этот пакет положил в сетку красного цвета, она стоила в то время 38 копеек.
   Одеяние будущего абитуриента было очень скромным. Выполнил наказ капитана из военкомата. Он рекомендовал одеться как можно проще. По его словам, в случае поступления в училище, мою одежду сожгут. На мне была рубашка в клеточку, шаровары черного цвета, они стоили 1 рубль 90 копеек и спортивные тапочки.
  За пару часов до отправления электропоезда со станции 'Ошировский' в сторону г. Омска, я простился со своими родителями. Особенно тягостным было прощание с матерью. Он плакала, влажными были и мои глаза. На прощание она протянула мне десять рублей. В то время это были большие деньги. Я сначала наотрез отказался, не брал. С деньгами в семье была напряженка. Потом все-таки согласился. Билет до Омска стоил чуть меньше одного рубля. Пугала меня и неопределенность. Мы вышли в огород и вновь простились. Помахав рукой матери, я сначала двинулся по огороду, в сторону задворок. Едва перелез через ограждение, как пошел сильный дождь. В один миг мое одеяние стало мокрым. В тапочках то и дело хлюпала вода. Однако меня это не тревожило. Я беспокоился за сетку, в которой были документы и деньги. Я то и дело прятал ее под своей рубашкой. Через полчаса мне повезло. Путника, идущего по раскисшей дороге догнал гусеничный трактор с тележкой, в ней были люди. Омичи, побывав в гостях у своих родственников, возвращались домой.
   На остановочном пункте, в небольшом помещении, мне удалось немного обсохнуть, привести себя в порядок. Где-то под вечер я был уже в областном военкомате. Сначала прошел медицинскую комиссию. Медики, как мне показалось, очень бегло осматривали будущих офицеров. Скорее всего, верили районным комиссиям или надеялись на более тщательный отбор при поступлении в училище. Затем довольно упитанный майор зачитал названия училищ и попросил будущих абитуриентов подойти к столам, где лежали списки с их фамилиями.
   В Новосибирское высшее военно-политическое общевойсковое училище из Омской области было 5 кандидатов. Мы мимолетом познакомились и вышли во двор. Подышать свежим воздухом или пого- ворить не удалось. Тут же подошел седовласый капитан и писклявым голосом известил, что пассажирский поезд в сторону г. Новосибирска отправляется через два часа. Город уже был в плену темноты, когда группа молодых парней вышла на перрон вокзала. И тут меня кое-что удивило. Откуда ни возьмись к моим землякам подошло около десятка знакомых или друзей. Между ними завязался непринужденный разговор. Я слегка помахал им рукой и отошел в сторону. Стал глазеть за снующими передо мною пассажирами и на здание железнодорожного вокзала. Едва поезд остановился, я мигом вскочил в вагон и положил свои небогатые манатки в багажное отделение. И тут же про себя отметил. В поезде дальнего следования я был впервые в своей жизни. До этого ездил в электричке или в автобусе.
   Ребята зашли в вагон перед самым отправлением поезда. И сразу же стали распаковывать свои небольшие чемоданы. В них была не только одежда, но и продукты питания. То и другое сильно подпортило мое настроение. Я невольно тяжело вздохнул и стиснул зубы. И тут же начал себя чертыхать. Мне было уже 17 лет и я до сих пор не понимал, что человека встречают по одежке. Тем более, при сдаче экзаменов. Еще в такое престижное военное училище. Дома у меня остался неплохой костюм, который я надевал один только раз - на выпускной вечер. Ругал себя и за то, что наотрез отказался от продуктов питания, которые предлагала мама мне в дорогу. Две куриные ножки и десяток пирожков с картошкой могли бы стократ подавить мое чувство голода. Во рту у меня уже довольно долго не было ни крошки. Земляки, увидев мой несколько недоуменный взгляд, быстро сделали 'общаг' на небольшой подставке возле окна и жестом руки пригласили меня к трапезе. Я охотно согласился. Тамадой в только что возникшей компашки был Олег. Это, скорее всего, и так должно было быть. Молодой человек среднего роста с вьющимися черными волосами, был несколько старше сотоварищей. Сразу же чувствовалось, что он не из глухой деревени. Он еще раз представился и кое-что рассказал о себе. Он два года проучился в автомобильно-дорожном институте, потом бросил. По рекомандации отца подался в армейские политработники. Я неспеша жевал небольшой батон с куском колбасы и все больше тускнел. Мои одногодки, двое из Омска, один из районного центра, были в костюмах и в нормальной обуви. Не говоря уже о новоиспеченном тамаде. На несостоявшемся инженере был довольно приличный костюм, черные туфли, белая рубашка и галстук с черно-белыми полосами.
   Мало того. Мимолетное общение с себе подобными в один миг внесло существенные коррективы и в жизненные установки молодого жителя деревни Драгунка. Ребята то и дело бахвалились своими успехами в учебе и спорте, а также в общественной жизни. Кое-кто показывал похвальные грамоты и значки. Самый веселый из компании Александр, у которого были небольшие залысины на голове, кичился своим голосом. Он козырял тем, что в политическом училище его тенор, без всякого сомнения, пригодится. Я, как обычно, молчал. Каких-либо выдающихся способностей у меня не было. Не было великих или одаренных и в моем роду. Родители были простые работяги совхоза 'Озерный', который также ничем не отличался от сотен ему подобных. Мои деды и бабушки по обеим линиям, будь то из Украины или России, миллионы не заработали. Я невольно опустил голову и едва заметно вздохнул. С такими гигантами учебы, спорта и одежды, мне колхознику, придется очень трудно...
  
   Мой упадок душевных и физических сил восстановился к обеду следующего дня. В центр Сибири мы приехали ранним утром. До всемирно известного Академгородка добрались на маршрутном автобусе. Быстро и без всяких приключений. Едва мы приблизились к небольшому плацу, который примыкал к трехэтажному зданию, как перед нами выросла парочка сержантов.Они стали интересоваться очередной группой абитуриентов. Затем повели нас в сосновый бор. К удивлению омичей их ожидала не добротная казарма, а большой палаточный городок, где уже сновали десятки, а может и сотни молодых парней.
   К нашей общей радости нашу компашку в принципе сохранили. Мы оказались в разных отделениях, но в одном взводе. Командиром отделения и заместителем командира взвода были военнослужащие срочной службы. Я позже узнал, что они уже успешно сдали экзамены и были зачислены в училище.
  Первые часы пребывания в палаточном городке кандидата в офицеры из глухой сибирской деревни сильно утомили. Особенно всевозможные переклички и проверки бумаг. Сказывалась также и физическая усталость.
   Было уже за полдень, как дневальный по палаточному городку объявил, что состоится построение - следование на обед. Абитуриенты вмиг отлучились от своих дел. Вскоре молодые люди построились повзводно, в колонну по три, и двинулись в столовую. Небольшое помещение находилось в тыльной части учебного корпуса. Лишь после того, как я за обеи щеки уплел тарелку борща и несколько кусочков мяса с гречневой кашей и запил компотом, я обрел второе дыхание. И невольно подумал, что с голодухи и с такими харчами можно дальше жить.
  Оставшаяся часть дня была посвящена личному времени. Оно ушло на получение матраца, одеяла, подушки и других постельных принадлежностей. Уже перед ужином нас ознакомили с расположением лагеря, проинструктировали о порядке поведения абитуриентов во время сдачи вступительных экзаменов.
  
   На следующий день началась проверка физических данных вновь прибывших. Сюда входило: подтягивание на перекладине, бег на сто метров, кросс на три километра. Все и вся проводили и контролировали сержанты. Кое-где появлялись и офицеры. Из нас мало кто вникал в эти подробности. Было не до этого. Каждый прекрасно понимал, что военная служба это прежде всего отличная физическая подготовка, выносливость. Без этого не может существовать армия,притом любая армия. И уже в первые часы проверки абитуриентский корпус понес значительные потери. Кое-кому давали очередную возможность доказать свои физические способности. В случае 'неуда' маломощного молодого человека тут же вычеркивавли из списка претендентов. Ничто не помогало. Ни мольба, ни почетные грамоты из обкома комсомола, ни аттестаты. Во время очередной поверки вместе убывших прибывали новые кандидаты.
   Понесли потери и омичи. Владислава отчислили из-за неудовлетворительной оценки во время кросса на три километра. Молодой парень, почти двухметрового роста, подошел к своим землякам, каждого слегка похлопал по плечу, и еле сдерживая слезы, объяснил причину своего неуда. Сопереживания и поддержка товарищей ему не помогли. Он сильно стиснул зубы, махнул рукой и тут же ринулся в сторону дежурного по лагерю. Возле небольшой палатки стояла довольно приличная группа молодых парней. Они были с чемоданами и сумками. Для них военное училище было закрыто. Закрыто, как правило, навсегда.
   Физические преграды я прошел успешно. Двадцать раз подтянулся на турнике и сделал пару раз подъем переворотом. Пробежать сто метров и кросс мне также большого труда не стоило. Я был в первой пятерке. Вместе с тем, без нервотрепки не обошлось. Причиной этому была моя неблагозвучная фамилия. В одних списках я был Коза, в других - Козлов, в третьих - Козов. Пришлось доказывать, что я лишь Коза, а никто другой.
  
   Всех тех, кто сдал нормы ГТО, ждало очередное испытание - медицинская комиссия при училище. Очередной барьер также выкосил несколько десятков абитуриентов. После недельного пребывания в палаточном лагере у меня, физически развитого и здорового молодого человека, сложилось двоякое впечатление о подобных мне. Отчасти мне было жалко ребят, которым, скорее всего, от рождения или от природы не было дано пройти эти испытания. Одновременно в моей душе было и радостное чувство. Я не хотел быть среди тех, кто с понурыми головами покидал всемирно известный Академгородок Сибирского отделения Наук СССР. И таких неудачников были десятки, сотни...
  
   Наступила пора сдачи экзаменов. Абитуриенты, которые были признаны годными к военной службе, уже несколько оперились. Несмотря на гражданское одеяние, они молодцевато ходили по училищу или палаточному городку. Кое-где собирались небольшие компашки. Однако подобное поведение во многом было напускным, искусственным. Абсолютно все понимали, что наступила для каждого из нас решающая фаза - сдача экзаменов. И кое-кто делал все возможное и невозможное, чтобы оказаться в стенах очень престижного военного заведения.
   Несмотря на свой очень мизерный жизненный опыт, который я почерпнул из небольшой деревни Драгунка, я понимал, что 'байки' о справедливом обществе есть ничто иное как туфта. Свидетельством этому была часть абитуриентов. То и дело по училищу шныряли офицеры с большими звездами на погонах, за спинами которых шли их чада в цивильной форме. Были и гражданские дяди с серьезными или умными физиономиями, которые на какое-то время скрывались в кабинетах. Нередко перед входом в училище останавливались разных цветов 'Волги' и другие автомобили. Для меня жителя глухой сибирской деревни чудом техники был старенький 'Запорожец' и пара мотоциклов с коляской, которые изредка проносились по пыльной улице, сопровождаемые завистливыми взглядами односельчан.
   Нагоняли тоску и десятки молодых ребят, которые с независимым видом шагали среди мне подобных, бравируя приличным одеянием и небольшими папочками под мышкой. У всех было наслуху, что в престижное училище нужны не только физически развитые ребята, но и творческая молодежь. Комсомольские вожаки, певцы, музыканты, даже писари, не говоря уже о молодых коммунистах для подобного заведения - лучшие кадры.
   У меня же такой "материальной" базы не было. Я это прекрасно понимал. Понимал и то, что мне, крестьянскому сыну, нечего терять кроме своих цепей. Одно у меня было - мои знания. И здесь тоска несусветная. Какие знания я мог получить в глухой богом забытой деревне?! Учителя довольно часто болели, материально-техническая база сельских школ, без всякого сомнения, уступала городским.
  После завтрака каждый абитуриент работал по своему плану. Я брал книги и уходил в сосновый бор. Садился под сосну и принимался учить. Иногда делал передышку. И делал это сознательно. За все годы учебы в школе мне не везло. Мне не попадал ни один вопрос из экзаменационного билета, который я хоть за пару часов повторял. Приводил меня в уныние и смех молодых людей, который раздавался из разных уголков соснового бора. Кое-кто из абитуриентов успел завести девчат, возможно, они были для них просто знакомыми или родственниками. Однако моя полуапатия была молниеносной. Я вновь открывал учебники и углублялся то в историю, то в математику или русскую литературу.
  
   Первым экзаменом было сочинение. Было три темы, две были посвящены литературным произведениям, одна - свободной. Я выбрал последнюю. Сделал попытку объяснить свое понимание, что такое коммунизм и что означает быть коммунистом. Тема была в какой-то мере не только знакомой, но и привлекательной. Три часа пролетели словно один миг, но я нисколько не отчаивался. В сочинении были не только мои мысли, но и кое-что из работ классиков марксизма-ленинизма по данной проблеме. В этом плане мне помогли вывески и плакаты с их словами, которыми был напичкан актовый зал училища. За пару дней их содержание я знал наизусть, со всеми знаками препинания. На следующий день объявили результаты. Они были удручающими. Из пятидесяти человек - трое получили оценку 'хорошо', девять - 'удовлетворительно', остальные - двойки. К моему удивлению, моя фамилия не была озвучена, не было ее и в списках. Я сразу же кинулся к приемной комиссии, которая сидела за длинным столом. Я нисколько не сомневался в том, что причиной 'отсутствия' была моя неблагозвучная фамилия. Однако ошибся. Миловидная женщина из Новосибирского государственного университета, председатель экзаменационной комиссии, едва я представился, широко улыбнулась
  и еле слышно произнесла:
   - А ваше сочинение, молодой человек, мы, члены комиссии, до сих пор не могли по-настоящему оценить. - Заметив явное недоумение на лице юноши, она в том же духе продолжила. - Причиной этому ваш почерк...
   Я с облегчением вздохнул и невольно подумал: 'Еще есть какая-то надежда на то, что я не двоечник...'. Минут пятнадцать я вел оживленный разговор с членами экзаменационной комиссии, среди которых были полковник и два подполковника. Мою ситуацию усугубляло то, что они задавали дополнительные вопросы по пониманию темы, которую я изложил на своих страницах. Подвели итоги: грамматических ошибок в сочинении не было, правда, под вопросом стояла правильность постановки запятой в одном из предложений. Я не стал ее оспаривать, честно говоря, боялся сумничать. Все решили: за содержание сочинения поставить 'пять', за грамматику мнения разошлись. Двое военных, в приципе, стояли за оценку 'пять', председательша комиссии была против. Она протянула мне руку, мило улыбнулась и без обиняков сказала:
   - Молодой человек, Вы написали сочинение лучше всех в группе, и это произошло благодаря Вашему таланту и нам, членам экзаменационной комиссии, которая сделала исключение абитуриенту, пишущему необычным почерком. Я думаю Вы не обидетесь, если мы Вам поставим общую большую 'четвертку' с большим жирным плюсом.
   Я от радости несколько поперхнулся или даже потерял дар речи. Вместо четких слов благодарности что-то промямлил себе под нос. Однако вскоре оживился и сказал: 'Спасибо, большое спасибо...'.
   Под одобрительное шептание членов комиссии я тут же покинул аудиторию. Вышел на улицу, присел на скамейку. Попытку оспорить решение комиссии через пару минут я погасил. Из-за какой-то запятой не стоит поднимать 'кипиш'. Экзамены только начались. К тому же я не так уже и плохо сдал первый экзамен по сравнению с другими абитуриентами. Сильнейшие провалы при сдаче русского языка и литературы довольно основательно выкосили кандидатов в офицеры. Из моего взвода, в котором было около тридцати абитуриентов, осталось меньше половины. Значительно поредели наши ряды и после очередных экзаменов. Историю СССР и математику я сдал на 'хорошо'. В итоге набрал 12 балов.
  
   28 августа 1968 года я был зачислен в училище, стал его курсантом. В этот же день написал письмо в Драгунку. Прекрасно понимал, что мои родители сильно переживали за меня. Лишь одев курсантскую форму, я основательно успокоился. Своей цели я достиг. Несмотря на то, что конкурс в престижное заведение был очень большой - около 20 человек на одно место.
  
   Экзаменационная пора была насыщена также и всевозможными общественно-политическими мероприятиями. Среди них наиболее значимой была информация о вводе армий Варшавского договора в Чехословакию. По этому вопросу выступали не только офицеры, но и ученые из Академгородка.
  
   Несколько слов об истории моего училища. Новосибирское высшее военно-политическое общевойсковое училище основано 1 июня 1967 года для подготовки кадров офицеров-политработников ротного звена. Оно размещалось в Академгородке, в бывшем здании физико-математической школы. Первоначально в нем находилось практически все училище.
  С первых же дней учебы я понял, что в принципе в выборе своей профессии не ошибся. Одновременно не отрицал и то, что мне, вчерашнему школьнику, армейская служба казалась уже не столько и романтичной. Тяжеловато было в первые месяцы. После приказа о зачислении, первокурсников разместили на втором этаже трехэ- тажного здания. Спальное помещение нашего взвода находилось с правой стороны от центрального входа. Внизу была небольшая комната, где размещался дежурный по училищу. В первый же день командир отделения, сержант, бывший военнослужащий, определил мне спальное место - второй ярус. В этот же день я 'получил' свое место и в строю. По росту я занимал 'золотую серединку', возглавлял вторую пятерку. После принятия военной присяги нагрузки значи- тельно возросли. Мы стали ходить в караулы.
   На втором курсе обучения 2-й курсантский батальон был раз- мещен в новой только что построенной казарме. Наш взвод (62-й) расположился на первом этаже с правой стороны от входа в казарму. Второй подъезд для шестой роты был закрыт. Этажами выше соответственно располагались остальные две роты и управление батальона. В новой казарме уже не было двухъярусных кроватей, что жильцами было воспринято положительно. Было уже не страшно, что ночью кто-то на тебя упадет или спросонья сам 'боднешь' металлическую раму наверху.
   Несколько позже я узнал как наши местные светила расшифровывали слово 'курсант' - колоссальная универсальная рабочая сила, абсолютно не желающая трудиться. На самом деле это было далеко не так. Все и каждый из нас делал для всех и для себя. Каких-либо исключений не было. В казарме убирали, чистили и тому подобное только сами курсанты. Если кое-кто и забывал о своем прилежном виде, ему довольно часто об этом напоминали. Ежедневно проводи- лись утренние осмотры, периодически строевые смотры.
   Особенно доставалось первогодкам во время несения внутренней службы. Она включала в себя не только несение караульной службы, дежурство по роте, но и наряды на кухню. Посуду сначала мыли руками, несколько позже появилась посудомоечная машина. Чудо техники довольно часто выходило из строя. Посудомоечное отделение, в котором стояли горы грязной посуды и витали пары от горячей воды, вперемешку со специфическим запахом, особой популярностью среди будущих офицеров не пользовалось. Как и не в почете было несение караульной службы, особенно, зимой. Больше всех доставалось тем, кто осуществлял охрану боевой техники. Она стояла в то время под открытым небом. Сильный мороз и ветер давали о себе знать. Иногда не спасал от холода и армейский полушубок. Во избежание обморожений нередко сокращали время пребывания на посту.
  
   Докучала нам, хотя и накачивала мышцы, повседневная уборка территории, закрепленная за тем или иным взводом. Особенно приходилось 'пахать' зимой, когда горы снега накрывали строевой плац. Не давали расслабляться и известные в то время 500 сибирских километров. Каждый воин-сибиряк обязался за период службы эти знаменитые километры пройти на лыжах. Неподалеку от училища была проложена лыжная трасса с освещением. Как правило, ее использовали во время утренней зарядки.
  
   Через несколько месяцев учебы меня постигла по-настоящему человеческая трагедия. 25 мая 1969 года умерла моя мама. От роду ей было всего 39 лет.
  Пятерым сиротам было: старшему - мне, 18 лет, самому младшему - четыре года. Получив телеграмму, известившей о смерти моей матери, я ринулся в сосновый бор, упал на землю и дал волю своим слезам. Утром следующего дня я был в своей родной деревни.
  Я сильно переживал невосполнимую утрату. Смерть самого близкого человека на какой-то миг погасила для меня солнце, желание не только к чему-либо стремиться, но и жить. Почти полгода я был исключен из курсантской жизни. Думы в то время были по своему содержанию разные. Светлых практически не было. Да и откуда они могли появиться у молодого человека, который за свою жизнь очень мало общался со своей матерью?! Школьные годы были насыщены учебой, притом два года я был вне дома. Потом училище... Не имела возможностей для общения с детьми и моя мать. Она практически с раннего утра до позднего вечера была на ферме. Приходила домой на пару часов и тут же впрягалась в домашнее хозяйство. На общение с детьми у молодой женщины оставалось ничтожно мало времени.
   Я много раздумывал о причинах смерти мамы. Вывод был далеко неутешительный: никто из руководства совхоза не дал возможности для лечения трудолюбивой, порядочной женщины. Для власти любого формата нужна была лишь трудовая единица, которая работала без выходных, без отпуска, одним словом, рабыня. Болезни в счет не брались. Подобная судьба ожидала миллионы жителей села.
   К сожалению, не избежала трагической участи и моя мама. Молодая женщина была и остается для меня до сих пор символом человечности, доброй матери, порядочной женщины, заботы о своих детях. Мать - это божий дар. Любовь матери бессмертна и бесценна. Смерть матери в какой-то степени закалила меня, заставила по-другому смотреть на этот мир. Чем больше я взрослел, тем больше понимал, что он далеко несправедлив.
  
   Первый год обучения в училище привел меня к определенным умозаключениям. Высокие требования, предъявляемые к курсантам, окупались сторицей в армии, в войсках. В этом я убедился во время первой стажировки в в должности командира взвода. Это было в июле 1970 года. Направили меня в укрепленный район Билитуй Забайкальского военного округа, он находился в двух шагах от китайской границы.
   Несколько слов об особенностях военного округа и службы. Ухудшение советско-китайских отношений привело к тому, что в течение нескольких десятилетий Забайкалье являлось одним из самых милитаризованных регионов Советского Союза и России. Самыми крупными гарнизонами советского военного Забайкалья были Даурия (мотострелковая дивизия), Борзя (мотострелковая дивизия и штаб армии), Чита-46 (дивизия РВСН), Сретенск (мотострелковая дивизия) и Безречная (танковая дивизия). Воинские части стояли примерно в 120 населенных пунктах Читинской области.
  
   Обстановка на советско-китайской границе во время стажировки была довольно опасная. На слуху у всех жителей Советского Союза были кровавые события в марте 1969 года на острове Даманский, на реке Уссури, где китайцы обстреляли советский пограничный наряд, убив несколько человек. Крупные китайские силы высадились на острове, будучи хорошо подготовленными к ведению боевых действий. Попытки восстановить положение с помощью советских мотострелковых подразделений успеха не имели. Тогда советское командование применило систему залпового огня 'Град'. Китайцы были фактически уничтожены на этом небольшом острове (длиной около 1700 м и шириной 500 м). На этом активные боевые действия фактически прекратились. Однако нарушения продолжались... Во время пограничного конфликта погиб старший лейтенант И. И. Стрельников, начальник заставы. Омич.
   Я не участвовал в боевых действиях на Даманском, но за реальным противником мне, как и моим подчиненным, приходилось следить день и ночь. И это продолжалось в течение месяца. Впереди нас стояли только советские пограничники. Молодому курсанту, которому было девятнадцать лет, этого же возраста были и некоторые солдаты, на первых порах пришлось очень туго. Перед ними стояла боевая задача: в случае нападения противника надо было продержаться два часа, до подхода основных сил дивизии из поселка Даурия.
   'Смертники' находились в дзотах, которые еще в свое время строились под руководством знаменитого генерала Д. М. Карбышева. Огромные дзоты состояли из четырех этажей. Вверху было боевое отделение. До сих пор помню большие станковые пулеметы, которые перемещались на полусогнутых рельсах. Боеприпасов и оружия было хоть отбавляй.
  Первые два дня молодой командир взвода не спал. Он бдил не только за своими подчиненными, но и за участком советско-китайской границы, который ему предстояло защищать. Рубеж между территориями определялся узкой нейтральной полосой и малозаметным заграждением из проволоки. По ночам часть нашей территории то и дело освещалась прожекторами.
   Уже в ту пору я понимал, что означало быть советским офицером. Воочию соприкоснулся с их повседневной жизнью и членов их семей. Она была очень тяжелая. Присказка молодых людей со звездами на погонах: 'Лучше в папахе по Арбату, чем в лампасах по Чите' запомнилась мне на всю жизнь..
   Моя вторая стажировка в войсках, уже в должности заместителя командира роты по политчасти, проходила в селе Георгиевка Семипалатинской области, где дислоцировался мотострелковый полк. Среднеазиатский военный округ. Первую же ночь спал в кровати, в помещении одного из взводов. Рано утром меня разбудил дневальный и сказал, что в канцелярии меня ожидает командир роты. Через несколько минут я вошел в небольшое помещение и увидел перед собою узбека в офицерской форме. Лейтенант сидел за столом и читал детский журнал 'Мурзилка'. Увидев меня, он расплыл в широкой улыбке и протянул руку для приветствия. И тут же попросил меня присесть. Информация двухгодичника в прямом смысле курсанта шокировала. Мотострелковое подразделение полного состава в этот период оказалось без офицеров. Один взводный был в отпуске, другой лежал в госпитале. Третий находился в длительной командировке. Был небоеспособен и сам ротный. Он уже второй день находился в отпуске. Его молодая жена вот-вот должна была разродиться. Все и вся предстояло делать и исполнять стажеру. Перед тем как покинуть канцелярию, лейтенант слегка похлопал краснопогонника по плечу и с улыбкой произнес:
   - Слушай, будущий генерал, меня больше не кантовать... - Заметив недоуменное выражение новоиспеченного командира, в том же духе продолжил. - За мной пошлешь гонца лишь в двух случаях. Первое, когда казарма полностью сгорит... И второе... Вызовешь - когда начнется мировая война...
   Слова узбека оказались пророческими. Казарма не сгорела, не было и мировой войны. Свободного времени, как такового, у командира, он же замполит, он же трое взводных, практически не было. Не было походов на лоно природы или в очаги культуры. Днем стояла невыносимая жара, вчером было страшно холодно. Да и особого желания разнообразить свою жизнь у молодого человека не было. Усталость брала свое. После команды 'отбой' он падал в кровать, которая стояла в канцелярии роты, и по самую голову укрывался одеялом. Вставал также по команде дневального. Довольно часто и без него. Ночью проверял караулы...
  
   Несколько слов о преподавателях и наставниках военного заведения. Первым начальником училища, принимавшим непосредственное участие в его создании, был генерал-майор В. Г. Зибарев. Одно время я был посыльный к нему на случай боевой тревоги. Основы научно-педагогического и воинского коллектива закладывали опытные командиры и политработники, которые не жалели сил и времени для оперативного, своевременного и качественного решения поставленных перед училищем задач. Среди них: Б. Н. Волков, А. Г. Демаков, И. П. Черных, Р. И. Абаев, педагоги - В. П. Измайлов, Н. И. Куряшов, Б. В. Корниенко, Н. В. Солнцев, Ф. Ф. Лопатников, Е. В. Абрамов, Ю. И. Ка- летник, И. П. Киселев и многие другие.
   С теплотой я вспоминаю и своего командира роты майора Л. Р. Мкртчянца.
  Перед курсантами училища выступали академики с мировыми именами: М. А. Лаврентьев, А. А. Трофимук, Г. И. Марчук, С. Л. Соболев,А. П. Окладников, А. В. Николаев, член-корреспондент Академии наук СССР А. Г. Аганбегян и многие другие.
   Действенной формой улучшения учебно-воспитательной работы в училище были тесные связи преподавателей с институтами и кафедрами Сибирского отделения АН СССР. Ученые некоторых институтов читали лекции, проводили занятия с курсантами. Только за первые пять лет, с 1967 по 1972 годы, училищем в содружестве с Новосибирским научным центром и вузами города было подго- товлено 9 кандидатов наук, три преподавателя приступили к работе над докторскими диссертациями и 20 над кандидатскими. Курсанты старших курсов выступали с докладами перед рабочими заводов 'Сибсельмаш', имени В. П. Чкалова, Бердского радиозавода, а также с трибун межвузовских олимпиад, студенческих конференций, часто завоевывали призовые места.
   Интересен тот факт, что до 1976 года училище не имело ограждения. Приказом по училищу было объявлено о границе его территории, уход за которую означал для военнослужащего самовольную отлучку. Курсанты называли объявление границы территории училища 'моральным забором' и в подавляющем своем большинстве строго их соблюдали.
   По мере учебы я все больше и больше убеждался, что наше училище набирает 'вес' не только среди высших военных заведений, но и среди гражданских вузов. Свидетельством этому явилось то, что дети некоторых известных ученых учились в НВВПОУ. Меня это радовало.
  
   Несколько слов о моей учебе и поведении. Учился я неплохо, два года был отличником учебы. Морально-политический облик мой был также неплохой, но до идеального не дотягивал. Это выражалось в том, что я нередко ставил под сомнение некоторые опусы, написанные в учебниках.
   Не исключением этому была и реальная действительность. Первая попытка вступить в ряды КПСС окончилась неудачей. Исход второй некоторое время держался на волоске. Одному из членов партийного бюро батальона не понравилось мое заявление. Я написал: 'Прошу принять меня в ряды КПСС, хочу быть настоящим коммунистом'. Майор, это был мужчина высокого роста и слишком худой, с некоторым презрением посмотрел на меня и сквозь зубы процедил: 'Товарищ, курсант, а я что не настоящий коммунист?!'.
   Я некоторое время 'кумекал', искал выход из неординарной ситуации. Не сомневался, скажи правду об этом долговязом верзиле, что он нередко появляется в казарме под 'мухой', меня тут же выгонят из кандитатов в члены партии. Я тяжело вздохнул и посмотрел на активистов батальона. Не знаю, чем закончилась бы моя очередная 'закорючка', ежели бы на помощь не пришел командир батальона. Полковник широко улыбнулся и попросил меня написать заявление по общепринятому трафарету. Я охотно согласился. Через десять минут я был в рядах партии. На дворе был июнь 1971 года.
   Отличался я также своей непокорностью и принципиальностью. По этой причине нередко получал наряды. Один раз, например, это было на первом курсе, сцепился с сержантом. Он пришел в училище из армии. Розовощекий мордоворот в прямом смысле устроил душ в туалете перед моей сдачей этого помещения принимающей смене. В итоге я получил три наряда внеочереди. В свободное время чистил картошку на кухне.
   До гауптвахты чуть-чуть не дотянул. Дежурный по училищу, увидев во время физической зарядки курсанта в спортивной костюме, не на шутку взбеленился. Мое объяснение о том, что я имею разрешение на самостоятельное занятие спортом от командира роты, майора еще больше разозлило. Он тут же вызвал караульного и че- рез пару минут я сидел уже в предбаннике 'губы'. Вскоре подошел командир роты и недоразумение было улажено в мою пользу.
  
   Курсанты нашего училища, как и вся армия, были частью советского народа. Мы были патриотами своей страны. И не только. Мы в равной степени сопереживали и за все то, что происходило в мире. Моя учеба в НВВПОУ совпала со временем войны в Вьетнаме. США прибегли к прямой агрессии против вьетнамского народа. В 1964- 1965 гг. они развернули воздушную войну против Демократической республики Вьетнам, в 1965 году ввели в Южный Вьетнам войска, взяли на себя непосредственное ведение войны против патриотических сил. В 1969 году было создано Временное революционное правительство республики Южный Вьетнам. Героическую борьбу вьетнамского народа против США поддерживали социалистические страны, все прогрессивные силы мира... Мы, молодые люди, облаченные в военную форму, конечно, в то время не могли предсказать, предугадать ход событий. Несмотря на это, мы горели желанием помочь правому делу. На третьем курсе наш взвод подал инициативу командиру роты, затем командиру батальона, что мы не против в составе взвода направиться добровольцами во Вьетнам. Через пару дней нам дали понять, что этого пока не стоит делать. Есть дела куда важнее...
  
   О кумирах курсантов. Они, без всякого сомнения, у нас, молодых людей были. Да и не только у тех, кто носил погоны. Они были у большинства советской молодежи. Лично я зачитывался книгами из серии 'Жизнь замечательных людей'. На протяжении многих лет книги серии ЖЗЛ вызывали большой фурор в читательской и академиче- ской среде. Серия ЖЗЛ была ярким явлением в общественной жизни 1960-1970-х годов. Знакомство с жизнью того или иного полководца, ученого или политика во многом меня обогащало, делало в какой-то мере умнее и мудрее. Мы, молодые люди восхищались персонажами этих поистине классических книг, старались быть похожими на них.
   Если говорить о кумирах сегодняшнего молодого поколения, то происходящее не выдерживает никакой критики. Кумирами для многих из них стали диктаторы, палачи, завоеватели и т. п. Но не те, кто спасал их от смерти, войны, голода и болезней. Одновременно я не снимаю вины за молодежное фиаско с людей старшего поколения. С их молчаливого согласия из нас постепенно вытравливали память, историю, души. Поэтому и немудрено, что наши современники живут в иллюзорном мире и не хотят возращаться в реальность. Причина и в том, что в обществе делается акцент на потребление, а не на совершенствование человека как личности.
  
   За свою жизнь мне удалось побывать во многих странах мира и пережить различные общественно-экономические формации. Удалось и зреть деяния многих вождей и политиков, которые пытались что-либо хорошее сделать для народа. Но, увы... Прошли годы, ушли в иной мир и кормчие. Для большинства из них в истории не нашлось достойного места, разве лишь за исключением анекдотов или ушатов грязи, которые по указке очередного царька выливаются на того или иного предшественника.
   Небезынтересно отметить и следующее. Особенно это касается российских политиков или имущих, как нынешних, так и прошлого. Общее для них - обезъяничание и низкопоклонство перед Западом. Были времена, когда российская знать изъяснялась только по-французски, иногда по-немецки или по-английски. Русский же, родной язык - для холопов. Цари, чиновники, писатели, артисты и им подобные лечились только за бугром. Аналогичное происходит и в современной России.
  
   И еще. Коэффициент интеллекта (IQ) у большинства управленцев сего дня очень низкий. Они не способны вывести общество из всеохватывающего кризиса. Мы должны прийти к основополагающим критериям жизни общества, кредо которого - человек есть прежде всего социум. Людей надо делить не по уровню богатства или денег, которые, как правило, уворованные, а по уровню умственного развития, интеллекта.
   Одновременно в мире тысячи непризнанных гениев, чье творчество до сих пор остается невостребованным. Будь это политология, физика или химия. Ежели бы были в жизнь реализованы все их предложения, то мир развивался совсем по другому сценарию.
   Вывод из вышеупомянутого следует очень простой. Нынешний период не породил ни гениев, ни идеалов. Человек, как социальное существо, без них не может жить. Приходится лишь надеяться, что в скором будущем появится выразитель мятежного гуманистического духа современной эпохи. Появится человек нового времени, специфический литературный герой Данко, которому свойственно человеколюбие и самопожертвование во имя благих идей и целей...
  
   И снова об училище. НВВПОУ - было и остается для меня настоящей и серьезной школой жизни. Занятия, стрельбы, вождения, полевые выходы и очень многое другое делало жизнь курсанта скоротечной и одновременно интересной. Четыре года пролетели очень быстро. За это время мы узнали друг друга, приобрели друзей. Многие из них остаются в моей памяти до сих пор. К сожалению, были и подлецы. Таких были единицы, но они были. За два дня до окончания государственных экзаменов у меня украли записную книжку, которую я вел четыре года. В ней были кратко законспектированы ленинские работы, решения партии и правительства, а также важные приказы и директивы военного ведомства. Была здесь информация и о вероятном противнике. Это был титанический труд, размещенный на 150 страницах. Книга лежала в моей тумбочке, другого места для личных вещей у курсанта не было...
  
   Закончил я училище неплохо. По всем предметам было только
  'хорошо' и 'отлично'. В июле 1972 года состоялся второй выпуск офицеров- политработников. К числу оных относился и я. Диплом об окончании училища мне вручил академик М. А. Лаврентьев, инициатор создания и первый председатель СО АН СССР. Кроме диплома и лейтенантских погонов я получил жетон офицера. Мой личный номер Л - 184032. Иногда его называют медальон смерти.
   22 июля 1972 года в деревне Драгунка произошло знаменательное событие. Молодой лейтенант Владимир Коза женился на своей бывшей однокласснице. Торжество было скромное. Затем молодожены совершили свадебное путешествие на Урал, к родной тете жениха.
  
  
  
  
   ГЛАВА ТРЕТЬЯ.
   НА СТРАЖЕ ЗАВОЕВАНИЙ СОЦИАЛИЗМА
  
  
   Прошло почти полвека с того июльского дня, когда был зачитан Приказ Министра обороны СССР о присвоении мне первичного воинского звания 'лейтенант' и названо первое место службы - Группа советских войск в Германии. Услышав это, я сначала несколько опешил. До приказа среди выпускников циркулировали разные слухи и домыслы. Определяющим был один - наш выпуск почти в полном составе отправят в Забайкальский военный округ. Причина - напряженные отношения с Китайской Народной Республикой. Я, как и мои сослуживцы, считал это решение правильным. Только поэтому многие из нас уже начали связывать начало своей службы с этим суровым краем. Одновременно я не кривл душой. Особой эйфории в очередной раз побывать на китайской границе я не испытывал. О забайкальских дырах я был не только наслышан, но и сам уже многое пощупал своими руками. Одному, да еще молодому и не женатому еще бы сошло. А если жена и дети...
  
   Пессимизм и уныние тут же рассеивались, когда без пяти минут молодые лейтенанты говорили о плюсах службы в приграничном округе. К ним они относили нехватку офицерского состава, в первую очередь, политработников. Козыряли и тем, что широкомасштабное развертывание советских войск вдоль китайской границы, неплохая возможность для получения очередных должностей и званий. К плеяде подобных мечтателей нередко относился и я.
  
   Предстоящая служба в ГСВГ буквально через пару минут изменила мое представление и мечты о несостоявшейся службе в Забайкалье. О самой мощной группировке советских войск я довольно часто слышал из уст курсантов, которые служили в ГДР. Никто из них ничего плохого о социалистической стране не говорил. В радужных красках они и воспроизводили армейскую жизнь. Мало того. Эта служба была не только почетной, но и очень ответственной. ГСВГ находилась в самом центре Европы и стояла ноздря в ноздрю с войсками НАТО.
  
   Наступил сентябрь месяц. Согласно договоренности около дюжины офицеров прибыли на железнодорожный вокзал Новосибирск - Главный. Знакомый город радовал своих питомцев солнечной погодой. Местом встречи стал зал ожидания на втором этаже. Кое-кто из пассажиров улыбался, когда видел молодых офицеров в новенькой форме, за плечами и в руках которых были тяжелые тюки или баулы. В них находилась одежда военных, в зависимости от времен года или службы. От вынужденного усердия кое-кто из нас по-настоящему были в мыле. Несмотря на это, мы старались не замечать усталость. Мы здоровались, хлопали друг друга по плечам и наперебой рассказы- вали о новинках гражданской жизни. Прошедшее лето для германцев было очень знаменательным в их жизни. Они переженились.
   Скорый поезд Новосибирск - Москва 'Сибиряк' доставил нас в столицу Советского Союза рано утром. Мы сдали вещи в багажную камеру, которая переправила их на Белорусский вокзал. Дальнейший путь политработников ротного звена пролегал через приграничный город Брест, затем Польшу. Конечная остановка - Дрезден, немецкий город. Поезд отправлялся только вечером, свободного времени было достаточно.
   Мы неспеша принялись рассматривать достопримечательности Москвы. Основной из них стала Красная площадь и мавзолей Ленина.
  На самой главной площади страны нас остановил пожилой мужчина с небольшой плешинкой на голове, и показав удостоверение сотрудника 'Воениздата', предложил нам сфотографироваться, сделать общее фото. Мы охотно согласились. Будет ли эта фотография фигурировать в каком-либо журнале или газете, офицеров мало интересовало. У каждого из них в этот момент были свои заботы и мечты. Были и общие. Никто из них до этого на Красной площади не был. Они лишь знали и видели, как на ней дважды в год проходили военные парады. Отсюда уходили в 1941 году солдаты, чтобы защитить свою родину от фашистско-немецких захватчиков. Здесь на Красной площади у Кремлевской стены покоились лучшие люди страны, и ни только. В Мавзолее покоился вождь мирового пролетариата Владимир Ильич Ленин. Каждый из офицеров прекрасно понимал, что значила эта личность для Советского Союза и для всего человечества. Все они были в приподнятом настроении. Не исключением был и бывший житель деревни Драгунка. Он то и дело вертел головой по сторонам, надеялся навсегда запечатлеть все то, что его окружало.
   Путь к ленинскому саркофагу проходил по гравиевым дорожкам Александровского сада, по брусчатке Кремлевского проезда и Красной площади. Вскоре небольшая группа лейтенантов с красными околышами на фуражках остановилась перед дверьми Мавзолея. Вошли в полуосвещенный вестибюль. На стене поблескивал барельеф Государственного герба СССР. Спустились по гранитным ступеням... Затем наступила тишина. Свет. Ленин. Я, честно говоря, даже не ожи- дал, что тело Ленина так хорошо сохранилось, ведь после его смерти прошло 48 лет, почти полвека!
  
   Затем офицеры побывали у главного поста страны - пост ? 1, у входа в Мавзолей Ленина. Мы невольно залюбовались сменой по- четного караула. Точно за 2 минуты 45 секунд до смены разводящий и два караульных выходят из Спасских ворот на Красную площадь. Они идут мимо гостевых трибун, мимо Братских могил героев Октября, мимо гранитных досок с именами прославленных революционеров, чей прах замурован в Кремлевской стене. Этот чарующий парад высшей воинской выправки длится 2 минуты 35 секунд. Вот медная калитка, ведущая к главному входу в Мавзолей Ленина. Отрывистый металлический лязг - карабины энергично взяты 'к ноге'. В насту- пившей тишине разводящий осторожно открывает калитку. Вскоре приставлен шаг - новые часовые стоят перед старыми. И в этот миг над Красной площадью раздается перезвон кремлевских курантов. Часовые сменяются под второй перезвон...
  
   Особых впечатлений во время следования в поезде из Москвы до Бреста не было. Каждый занимался тем, чем хотел. Одни спали, другие переговаривались между собою. В приграничный город Брест приехали утром. Слегка покушав в привокзальном ресторане 'Южный Буг', поехали в Брестскую крепость. Мемориальный комплекс
  'Брестская крепость' мне очень понравился. Поднимало настроение не только память советского народа об участниках героической обороны в начале Великой Отечественной войны, но и небольшие группы ветеранов, которые то и дело сновали по комплексу. Кое-кто из них, увидев лейтенантов, улыбался или их приветствовал. Были и те, кто делился своими впечатлениями о прошедшей войне. Нам защитникам социалистического отечества радушное отношение по- жилых людей очень льстило. Льстило и мне. Я считал, что мое решение стать офицером было правильным. После посещения комплекса мы вновь оказались в ресторане 'Южный Буг'. Немного выпили, плотно закусили. Это было своеобразное прощание с великой страной, где мы родились, где получили высшее образование.
   Вечером выпускники НВВПОУ сели в поезд, идущий в сторону немецкого города Дрезден. В этот город мы прибыли на следующий день. О бывшей столице королевства Саксония я в принципе мало что знал. Зато очень многое был наслышан о картинной галереи. Она - одно из крупнейших в мире собраний живописи. Знал и о том, что многие произведения старых и новых европейских мастеров в 1945 году были спасены советскими воинами.
   Было уже темно, когда мы оказались в политотделе 1-й гвардейской танковой армии. Ночь перекантовались в небольшой комнате. Кто спал, кто кимарил. Ровно в девять утра пришел подполковник и распределил молодое пополнение по дивизиям. Мне досталась 7-я гвардейская танковая дивизия, 40-й мотострелковый полк. Бывшие однокашники тут же попрощались и разъехались по местам своей дальнейшей службы. От Дрездена до небольшого городишка Рослау, где находился штаб соединения, я ехал поездом. По приезду сразу же представился заместителю начальника политического отдела дивизии. Сам начальник был в соседнем танковом полку. Седовласый подполковник тепло меня встретил и невольно заметил о том, что я первый выпускник высшего военно-политического училища в танковой дивизии.
   До районного центра Бернбург, где дислоцировались мотострели, я добрался на попутной машине. Капитан, привозивший какие-то документы в штаб дивизии, узнав о том, что я - будущий служака в его полку, предложил свои услуги. Я охотно согласился. По дороге к моему первому месту службы старший старенького ГАЗ - 69 очень коротко рассказал мне о том, чем дышал 'китайский полк'. Его монолог, как правило, я не перебивал. Не видел в этом необходимости. Я делал первые шаги в ГСВГ, мне как воздух была нужна информация.
  В полк мы приехали где-то к обеду. Я тепло попрощался с офицером и с двумя большими баулами двинулся в сторону дежурного по части. Оставив вещи в его комнате, сразу пошел представляться командиру части и его заместителям. Замполита полка в кабинете не оказалось. В его поиске мне помог худощавый сержант, дежурный по штабу. 'Портрет' моего начальника полностью совпал с физиономией седовласого капитана, который стоял возле караульного помещения. Я строевым шагом подошел к офицеру, представился. Он тут же пригласил меня в свой кабинет. Беседа была не продолжительной, но очень богатой по содержанию. Первый батальон, в котором мне предстояло служить, лихорадило. Процветала дедовщина, проблемы были и среди офицерского состава. Начальник слегка барабанил пальцами обеих рук по столу, скорее всего сильно нервничал, когда рассказывал о заместителе командира 1-й роты по политчасти, который уже пару дней не был на службе. Причиной этому была пьянка. В третьей роте вообще не было политработника. Новенькому предстояло поднимать 'целину'.
   После беседы с капитаном я очутился в трехэтажной казарме, где располагался 1-й мотострелковый батальон. И вновь представился, сначала офицерам управления батальона, потом командиру роты. Высокого роста арменин, который был несколько полнотелый для такой должности, обнял меня и с улыбкой произнес о том, что он очень рад прибытию комиссара. Затем слегка потер руками и с уверенностью добавил, что сейчас ему куда будет легче работать.
  Теплые слова поддержки и в какой-то степени взаимопонимания меня окрылили. Я крепко пожал руку незнакомому еще мне офицеру и вновь направился в штаб полка. Заместитель командира полка по тылу, лысый подполковник во время моего представления, как и замполит полка, обещали мне место для жилья в офицерском общежитии.
   Едва я поднялся на крыльцо трехэтажного особняка, как в одной из комнат раздались громкие крики и возгласы поддержки. Я сразу же врубился. В городе Мюнхене, крупнейшем городе Федеративной республики Германии проходила летняя Олимпиада. Я постучался в дверь. Она тут же открылась. Я слегка подался вперед. За небольшим столиком сидели два молодых человека и слушали по радиоприемнику трансляцию матча между сборными СССР и США в финале баскетбольного турнира XX летних Олимпийских игр. Я кивком головы поприветствовал офицеров. Затем подошел к одному из них, на голове которого был небольшой ершик волос, и спросил о свободной койке. Он тут же встал и повел меня на этаж выше и пальцем руки указал на комнату, дверь которой была слегка приоткрыта. К моему удивлению, в небольшом помещении никого не было. Жильцы появились поздно вечером, два офицера. Увидев новенького, они подошли к его кровати и крепко пожали ему руку. На этом наше знакомство закончилось. Рано утром я проснулся и направился в туалет. Невольно бросил взгляд на открытую входную дверь общежития. На ступеньках крыльца сидели вчерашние болельщики. Они вновь были при своем амплуа.
   Наперебой рассказывали друг другу о перипетиях поистине исторического поединка между баскетболистами двух сверхдержав. Он состоялся в ночь с 9 на 10 сентября 1972 года на арене 'Руди-Зедльмайер-Халле' в Мюнхене, построенной специально к Играм 1972 года. Золотая медаль баскетбольного турнира была последней разыгрываемой медалью спортивного соревнования. За три секунды до окончания матча советские баскетболисты забросили решающий мяч. Счет 51:50. Советскому Союзу эта победа принесла первое олимпийское золото в мужском баскетболе. Судачить о спорте у меня не было ни желания, ни времени. Через час предстояло первое знакомство с моими подчиненными...
  
   Несколько слов о Группе советских войск в Германии. Основной задачей Группы было обеспечение защиты западных рубежей СССР от внешних угроз и сокрушение любого противника. В 1970-1980-х годах ГСВГ являлась наиболее мощным и боеспособным оперативно-стратегическим объединением Советских ВС, которое предназначалось для решения главных задач в операциях объединенных ВС государств - участников Варшавского Договора на европейском театре военных действий. Группа войск относилась к первому стратегическому эшелону (войскам прикрытия).
   Эта ударная наступательная группировка Советской Армии была способна при необходимости, по замыслам советских военных стратегов, нанести кинжальный танковый удар по войскам НАТО и 'прошить' Западную Европу до Ла-Манша.
  
   В ГСВГ входило несколько общевойсковых и танковых армий, воздушная армия, соединения и части родов войск, специальных войск и тыла. Войска были полностью укомплектованы и оснащены самым современным вооружением, в том числе, ядерным.
  Группа также являлась испытательным полигоном для проверки возможностей новейших на тот момент образцов оружия, уровня подготовки командных кадров и личного состава. В 777 военных городках, расположенных во всех землях Восточной Германии, неу- станно шла боевая учеба. Только на боевое дежурство здесь каждый день заступало 14 тысяч человек, а в карауле и суточном наряде не смыкали глаз 40 тысяч солдат и офицеров.
  В воздухе и на аэродромах в готовности к боевому применению находились 1400 самолетов и вертолетов, на стартовых позициях - десятки ракетных установок с ядерным оружием. Ежегодно группа в цилиндрах своих двигателей сжигала 800 тысяч тонн топлива и горючесмазочных материалов. Каждый день, чтобы обеспечить жизнь советской военной группы, на дороги Германии выходили 14 тысяч автомобилей.
  Офицеры и солдаты совершенствовали боевое мастерство в учебных центрах, на полигонах. Советские войска на территории ГДР имели 12 полигонов. Магдебургский учебный центр раскинулся на 43 тысячах гектаров и позволял проводить дивизионные учения с боевой стрельбой.
  
   Группа советских войск в Германии, как никто и нигде, была настоящей школой мужества и дисциплинированности молодых парней. Здесь господствовал высокий уровень боевой подготовки и надежности. Сюда направляли служить лучших. Ведь солдаты и офицеры элитной группировки стояли на самом главном, западном направлении - и в случае 'большой войны' должны были первыми принять бой. Служба в Германии для многих была предметом гордости и престижа.
   Интересно отметить, что группа войск, специфическое 'государство в государстве' все делала своими руками - пекла хлеб, реставрировала музыкальные инструменты, восстанавливала знамена, испытывала новейшую технику, проводила уникальные медицинские операции, учила детей. Их численность была очень большой. В 1990 году 'детская армия' в своих рядах насчитывала 90 тысяч че- ловек, 50 тысяч из которых - учащиеся. Они обучались в 176 школах. Каждое утро 3 тысячи автобусов доставляли их к школьному порогу. Естественно, такое количество детей и женщин требовало сильной, хорошо оснащенной, разветвленной службы гинекологии и педиатрии. Нигде в Вооруженных Силах не было столько детских и гинекологических кабинетов, отделений, роддомов. Во все времена рождаемость в группе войск в 2-2,5 раза превышала союзную. Почти по 5 тысяч новорожденных в год принимали родильные отделения Западной группы войск.
  
   Одной из главных ударных сил ГСВГ была 1-я гвардейская танковая армия. Штаб объединения находился в г. Дрездене, войсковая часть полевая почта 08608. В его составе была и 7-я гвардейская танковая Киевско-Берлинская ордена Ленина, дважды Краснознаменная, ордена Суворова дивизия (штаб дивизии - г. Рослау). Войсковая часть полевая почта 58391.
  В составе прославленного танкового соединения находился и 40-й мотострелковый полк. Несколько позже он получил почетное название 'Берлинский', дислоцировался в г. Бернбург. Войсковая часть полевая почта 83060.
  
   Пять лет моей службы в Группе советских войск пролетели как один миг. Праздностей практически не было. Исключением были отпуска. Офицеру предоставлялась в год 30-дневная 'гражданка' и к этому несколько дней на проезд, туда и обратно. В итоге я имел возможность 40 дней пожить без родного личного состава.
   С первого дня пребывания в действующей армии я прекрасно понимал, что никто за меня ничего делать не будет. У меня, как и у моей жены, толкачей не было. Маленькие или большие звезды на погонах мне, сыну крестьянина, с неба не свалятся. Мне предстояло, как в народе говорят, пахать, пахать и еще раз пахать. К моему удивлению, и в армии трудолюбие надо мною возобладало.
   Для тех, кто служил в те времена, доподлинно известно, что ленинская комната была лицом и символом политработника, в первую очередь, ротного звена. И с этой задачей я справился успешно. Через пару месяцев 'светлица' была самой лучшей в полку не только по оформлению, но и по содержанию. И не только у 'китайцев', но и в дивизии, и армии.
   Итог моего старта превзошел все мои ожидания. Через год моя фотография висела на доске Почета мотострелкового полка, несколько позже и на доске Почета прославленной танковой дивизии.
   Мало того. Ленинскую комнату 3-й мотострелковой роты посетил член Военного совета 1-й танковой армий, начальник политического отдела. Седовласый генерал-майор оказался в моей роте не ради лучшей светлицы, он действовал по особому плану. Выполнял указания центральных органов партии. В начале 70-х годов прошлого столетия среди всевозможного начальства превалировало 'модное' занятие, целью которого была работа с низами, с первичными парторганизациями. Скорее всего, основной причиной визита были неуставные взаимоотношения среди личного состава 'китайского' полка. Мотострелков по этому поводу часто лихорадило. Исключением в этом плане был 1-й батальон, включая и мое подразделение. Несколько позже я узнал, что визит большого начальника в партийную группу был согласован с начальником политотдела дивизии. В итоге получилась довольно интересная картина, что называлось партийным собранием. В ленинской комнате сидело семь коммунистов. Четыре - из ротного звена: командир, замполит и двое взводных. Остальные - верхи: начальник политического отдела армии, звание - генерал-майор; начальник политического отдела дивизии, звание - полковник; заместитель командира мотострелкового полка по политической части, звание - майор. С отчетным докладом о работе партгруппы выступил командир взвода, лейтенант. Затем начались прения по докладу. Низы выступили все, из верхов выступил лишь генерал. Выступление политического шефа армии мне понравилось. Я внимательно его слушал. Дивизионный и полковой начальники не только слушали высокопоставленного чиновника, но и с большим прилежанием конспектировали его ценные указания.
   Внезапное пребывание генерала в моей роте впоследствии сыграло для меня положительную роль. Через некоторое время в Дрездене состоялось совещание молодых политработников 1-й танковой армии. В своем докладе уже знакомый мне генерал поделился своими впечатлениями о визите в мою роту. Высоко он оценил также и ленинскую комнату. Я стоял перед коллегами по духу несколько смущенный, но и одновременно гордый за свой вклад, который я внес в подготовку ротного 'партийного' форума и оформление светлицы. В этот же день поползли слухи о моей карьере. Одни судачили, что вот-вот я получу должность заместителя командира батальона по политической части, другие 'агитировали' в политотдел дивизии.К моему удивлению, ни то и ни другое я не получил.
  
   Через два года службы в ГСВГ мне доверили выполнять важное
  'правительственное задание' - участие в уборке урожая. 'Битва за урожай' для военных стала уже привычным делом, они это делали почти на протяжении двух десятилетий. В простонародье довольно часто эту битву назвали 'целиной', на которую откомандировывались тысячи офицеров, прапорщиков и солдат. Привлекались и гражданские специалисты, 'партизаны'. Из Советской Армии изымалась также и многочисленная техника. Сложилась и определенная организационная структура по управлению 'целинниками'. По количеству округов и групп войск создавались оперативные группы, в каждой было от трех до пяти автомобильных батальонов. В батальоне, как правило, было пять рот, в составе каждой насчитывалось сто автомобилей и 120-150 человек личного состава.
   'Правительственное задание' на словах звучало почетно, с некоторым пафосом, на деле же было совсем иное. Сначала о личном составе, который тысячами направлялся из-за границы на просторы Советского Союза. Как правило, офицеры всячески избегали такого наказания. По многим причинам. Первое, они не только впустую тратили свое время, но и теряли деньги. На 'целине' они довольствовались лишь советскими рублями, то есть одним окладом. Немецкие марки им не платили. Второе, никто не хотел расставаться со своей семьей. Жена и дети и во время службы очень мало общались со своим мужем или отцом. Он, как правило, все время пропадал в казарме, был на учениях и в нарядах. Для солдат целина оказией не была. Они прекрасно знали, что предстоящая уборка урожая - лафа, полугражданка, где можно не только филонить, но и слегка расслабиться. Еще несколько слов о подборе кадров для уборки урожая. Как правило, командиры подразделений в один миг избавлялись от своих неугодных подчиненных. Среди них были нарушители воинской дисциплины, алкоголики, сачки. Одновременно отцы-командиры избавлялись и от ненужной или неисправной техники. Часть автомашин уже во время погрузки на железнодорожные платформы 'хромала'.
   Мое участие в 'целине' было довольно длительным, с мая по ноябрь 1974 года. За это время автомобильная рота побывала в Саратовской, Кустанайской и Винницкой областях. Я не собираюсь подробно описывать все перипетии борьбы за урожай, ее содержание мало чем отличалось от моих предшественников или даже тех, кому еще предстояло заступить на целинную вахту.
  О позитивах скажу очень кратко. Основная часть подчиненных добросовестно выполнила свой долг перед родиной. Многие солдаты и офицеры за ратный труд получили почетные грамоты, ценные подарки. Рота была награждена тремя Красными знаменами.
   К сожалению, не обходилось и без казусов, что на языке военных означало - нарушение дисциплины. И зачинателями в этом гнусном деле, как не странно, были офицеры. Командир роты, которому до пенсии оставалось пару лет, особо себя не загружал. Одним словом, он на все и вся 'забил'. Ради приличия майор на разводах личного состава отмечался, и то не всегда. Как и не всегда принимал участие и в воспитательных мероприятиях среди подчиненных, которые употребляли спиртное или увиливали от службы. Основное время он проводил в разъездах или в общении с местными женщинами. Под стать ему был и его заместитель по технической части. Седовласый капитан очень редко посещал расположение роты, как и не проявлял пристального интереса и к технике, особенно поломанной. Причиной этому была его жена, которая к нему приехала. Офицер с блондинкой частенько прогуливался по улицам села или районного центра, независимо от региона нашей дислокации.
  
   Пару слов о прапорщиках, 'золотоискателях' Советской Армии. В роте их было 5 человек (старшина роты, начальник продовольственной службы, начальник медицинской службы, начальник ГСМ, начфин). За все время пребывания на целине большинство из них жило и действовало по 'личному плану'. Служба их мало интересовала. Примеров предостаточно. Начпрод, молодой мужчина высокого роста пару раз умудрился оставить автороту без дневного рациона. Начальник ГСМ вообще однажды до парка машин не довез горючее, хотя в накладных черным по белому было написано, что его полностью отоварили. Я начал с ними разбираться. Каждый из 'прапоров' юлил, отпирался. Один сказал, что продукты просто-напросто украли, когда старший машины и ее водитель были в столовой. Другой божился, что у бензовоза был несправный кран и т. п. Обращаться в военную прокуратуру было бессмысленно, да и не до этого было. У офицера-политработника не хватало времени для всевозможных утрясок. Проблемы возникали каждый день и каждый час, независимо от времени суток или района дислокации. Утром, перед разводом я сначала проверял наличие 'звездочек'. Их, как правило, не хватало. Начфин почти всегда отсутствовал. Предтечей этому стала Саратовская область, первое место дислокации роты. Он познакомился с сельской продавщицей, затем на пару недель исчез, потом вновь появился. Я радовался, когда на развод прибывала парочка офицеров. Ежели в строю стоял еще и ротный командир, что моя душа ликовала. Появлялась возможность передать бразды правления тому, кому определяли Уставы Советской Армии.
  
   Уборка урожая в Урицком районе Кустанайской области для меня стала знаковой. От имени управления батальона я был представлен к награждению медалью 'За трудовое отличие'. Через пару дней меня вновь 'наградили', на этот раз куда выше. Директор совхоза, седовласый мужчина внес существенные коррективы. Он от имени руководства и партийного комитета совхоза рекомендовал батальонному начальству представить меня к награждению орденом 'Знак Почета'. Командир батальона, подполковник и его заместитель по политической части, майор против этого не возражали. Мало того. Они сделали запрос на мою характеристику в Бернбург, в управление мотострелкового полка.
  
   На некоторое время я впал в раздумье. Чем больше думал, тем в больше поддерживал инициативу местного руководителя. Он, являясь директором одного из богатых совхозов Кустанайской области, как в народе говорят, душой и телом был предан своему делу. Несмотря на засуху, хозяйство собрало неплохой урожай. Мы довольно часто встречались друг с другом, в поле или на весовой. Нравилась мне и манера обращения гражданского. Я называл его по имени и отчеству, он же всегда называл меня 'комиссаром'. Директор нередко был и в расположении военных автомобилистов. Вполне возможно, он знал о том, кто на самом деле управлял подразделением.
  Мне было также приятно, когда директор попросил меня сопровождать машину с 'остатками' нового урожая в г. Урицк, на районный элеватор. Очередная поездка прошла успешно, за исключением малого. Был очень поздний вечер, когда груженый 'по самые уши' ЗИЛ - 157 покинул зерноток центральной усадьбы совхоза. В пути военные сначала некоторое время болтали. Я то и дело поглядывал на водителя, которому до дембеля оставалось всего ничего. Едва его глаза на миг закрывались, я тут же сильно кашлял или задавал очередной вопрос. Для офицеров было общеизвестно, что монотонная езда, тем более в ночное время, нередко клонила водителей ко сну. Лейтенант и сержант в эту в последнюю и в некоторой степени почетную поездку не горели желанием попасть в какую-либо передрягу, но увы, судьба распорядилась по-иному. Старший машины на некоторое время замолчал, погрузился в размышления. Причин для этого было очень много. Роте давался один день для перекура, затем погрузка на платформы и вновь очередной объект работы - уборка сахарной свеклы на Украине...
   Внезапно машина резко свернула с асфальтированной дороги в левую сторону. Я мигом оторвался от дум и моментально перехватил руль управления у водителя, который слегка кимарил. Его глаза были закрыты. Грузовик сначала сильно тряхнуло, затем он несколько раз неестественно дернулся и заглох. Я тут же открыл дверцу и спрыгнул на землю. Оббежал вокруг машины - каких-либо повреждений не было. Все нормально было и с зерном. Я с облегчением вздохнул. Потом кинулся к своему напарнику. Его выражение лица чем-то напоминало сфинкса из Древнего Египта: каменное изваяние лежащего льва с человеческой головой. Исключением этому были слезы, которые текли из глаз сержанта, в недалеком будущем дембеля. Дальнейшее поведение водителя меня в прямом смысле шокировало. Он быстро выскочил из кабины, и сделав небольшую пробежку, ничком упал на землю. И тут же стал рыдать. Затем несколько успокоился и стал еле слышно причитать:
   - Товарищ лейтенант, товарищ лейтенант, спасибо... Вы спасли мне жизнь... Вы спасли мне жизнь...
  Я сначала по большому счету не вникал в слова своего подчиненного. Помогать друг другу или даже спасать товарища, попавшего в трудную ситуацию, долг не только военнослужащих, но и всех порядочных людей. Я слегка улыбнулся, подошел к лежачему и похлопал его по плечу, затем с уверенностью в голосе произнес:
   - Алексей, успокойся, ты же прекрасно понимаешь, что жизнь прожить, не поле перейти... Каждому известно, что жизнь военного куда сложнее и опаснее, чем на гражданке...
   Несколько панибратское отношение офицера к подчиненному в значительной степени 'размочило' армейскую субординацию, официоз. Сержант приподнялся и протянул мне руку, потом с нескрываемой жалостью в голосе прошептал:
   - Товарищ лейтенант, мне наш полковой молчи-молчи приказал за Вами на целине следить и обо всем ему подробно докладывать...
   От неожиданной информации я опешил, однако мое замешательство было сиеминутным. Слегка стиснув зубы, я протянул свою руку подчиненному и с силой притянул к себе. Затем пристально, не отрываясь, уставился на физиономию водителя. Его глаза были непонятно какого цвета. Скорее всего, причиной этому была темнота, еще господствующая на казахстанской земле. Они лишь бегали из стороны в сторону, иногда полузакрывались. Я тяжело вздохнул и уверенным шагом направился к машине. Сел за руль, включил зажигание. Слегка улыбнулся, мотор работал четко, без всяких перебоев.
   Остаток пути до Урицка военные молчали. Сержант часто вздыхал и пристально смотрел то на лобое стекло, то на своего соседа. Лейтенант, сидевший за рулем, с некоторой тоской вглядывался в серое полотно асфальтированной дороги, и все больше и больше погружался в мир размышлений. За час с небольшим он многое 'перелопатил' в своей голове. Не отрицал, что до этой поездки он очень мало знал
  о своем напарнике. Да и не до бесед или раскаяния было. Текучка заедала, причем повседневный ритм жизни был очень сложный и тяжелый. Довольно часто и непредсказуемый.
   Я изредка бросал взгляд на рядом сидевшего 'стукача'. И при этом сильно сжимал зубы. Я, еще 'зеленый' офицер, прекрасно знал, что в полку были два спецработника. Один был 'внутренний', работал в части. Другой - внешний, сотрудничал с немцами. Их называли по-разному: чекистами, молчи-молчи или кагебистами. Слышал и о том, что за хорошую работу 'стукачей' премировали. Солдаты получали, как правило, отпуск, офицеры - должность или лучшее место службы.
   Вторая половина очередного дня для военных автомобилистов была очень приятной, в большей мере торжественной. В расположение роты приехал директор совхоза и секретарь парткома. Они вручили отличившися солдатам и офицерам грамоты и ценные подарки. Вечером в совхозной столовой состоялся банкет, повод этому - заверше- ние уборки урожая. Были приглашены и офицеры-целинники. Стол для компании накрыли богатый. Гражданские вели себя прилично. Сразу же чувствовалось, что директор держал всех и вся в ежовых руковицах. К моему сожалению, мои начальники - два майора вели себя не должным образом. Заместитель командира батальона по поли- тической части после прощального тоста, непонятно почему, быстро обмяк, в конце 'мероприятия' вообще расслабился. Спал на краешке стола, иногда открывал глаза и что-то бормотал командным голосом себе под нос. Поведение ротного меня вообще поразило. Полулысый мужчина в трусах, в руках которого был черпак, с гиканьем бегал за розовощекими женщинами, работниками кухни.
  
   Был конец ноября, когда автомобильный батальон, сформированный на базе 7-й гвардейской танковой дивизии, прибыл в место постоянной дислокации. Лишь после того, как немецкие железнодорожники известили советских военных, что они к ним не имеют никаких претензий, я направился в штаб соединения. Считал необходимым доложить начальнику политического отдела о завершении правительственного задания. Его в кабинете не оказалось. Постучал в дверь кабинета его заместителя. Вошел и отрапортовал, что автомобильная рота прибыла. Чрезвычайных происшествий не было. Доложил и о том, что за высокие производственные показатели она была награждена тремя Красными знаменами. Подполковник, седовласый мужчина с несколько горбатым носом, мой рапорт слушать не соизволил. Он все это время рылся в большом металлическом шкафу, скорее всего, искал какую-то брошюру или бумажку. После рапорта я прямо перед столом начальника выставил три красных полотнища, каждый был с древко и в специальном кожухе. Через пару минут подполковник соизволил оторваться от важных дел. Он слегка сгорбился, сел за стол, приподнял голову и еле слышно пробурчал:
   - Знамена отдайте дежурному по штабу... Он в курсе дела...
   И тут же стал звонить по телефону. Мне ничего не оставалось делать, как взять под козырек и выйти из кабинета...
  
   Молва о том, что молодой политработник за уборку урожая получит орден 'Знак Почета', едва я оказался в родном мне военном городке, достигла апогея. Меня то и дело спрашивали офицеры, нередко их жены, что я 'натворил' на целине. Я, как правило, отнекивался или пожимал плечами. При этом вновь и вновь впадал в раздумье. Я сам видел, как командир батальона подписывал на меня представление к награде. Вместе с тем, я также прекрасно понимал, что в жизни все бывает. При этой мысли я довольно часто тускнел. Прошедшая целина для ее участников была настоящим испытанием на прочность, самовыживание. В это понятие входило ни только многодневное пребывание в вагонах, предназначенных для перевозки всевозможных грузов, но и бытовые проблемы, связанные со сменой мест дислокации. Расшатывали нервную систему и правонарушения среди подчиненных, а также улаживание конфликтов с гражданским населением... Прошел месяц, другой, третий. Ни ордена, ни медали я не получил. Вскоре я окончательно успокоился, значит, не судьба. Пропал интерес и к 'орденоносцу'. Несколько позже я узнал, что мою награду 'переадресовали' офицеру из штаба оперативной группы ГСВГ. Этому я иногда верил, иногда нет. Ведь это были только слухи...
  
   Прошел еще один год. Моя рота имела не только звание отличной,
  но и была образцово показательной. Офицеры, как и солдаты, успешно справлялись со всеми задачами, которые ставили перед ними командование батальона и полка. Будь то стрельбы или вождение боевых машин. Для мотострелков почти родными были Ораниенбаумское и Акенское (г. Акен, Эльба) стрельбище. На уровне была и политическая подготовка. Не говоря уже о ленинской комнате. Довольно часто на ее базе проводились партийно-комсомольские активы батальона или полка. Нередко посещали ее и гонцы из управления дивизии. Пару раз были в ленинской комнате и немцы, представители общественных организаций г. Бернбурга.
  
   Один из визитов немецких товарищей мне запомнился на всю жизнь. На дворе стоял сентябрь. В роту прибежал дежурный по штабу полка и несколько заикаясь, скорее всего, от волнения сообщил о том, что в расположение роты идет немецкая делегация. Информацию сержанта я воспринял совершенно спокойно. Перед гражданскими, пусть даже и немцами, не было необходимости стоять навытяжку и отвечать 'так точно' или 'никак нет'. Мало того. Я уже имел определенные контакты с местными немцами. В полку проводилось немало советско-германских мероприятий, например, вечера братства по оружию или празднование победы советского народа над фашист- ской Германией. Популярными среди мотострелков были и концерты союза свободной молодежи ГДР.
   Едва посыльный улетучился, я стал размышлять. Меня радовало то, что в казарме никого не было, кроме внутреннего наряда. Три взвода были в поле, неподалеку от парка боевых машин, проводились занятия по оружию массового поражения. Отсутствовал и ротный командир, он находился в отпуске. Я, как правило, исполнял его обязанности.
  Минут через десять дверь открылась и в коридоре появилась делегация. Я несколько растерялся. Она была не только многочисленной, но и очень представительной. Впереди семенил заместитель командира полка по политической части, несколько позади его шел немецкий генерал и гражданский. Мою попытку отрапортовать майор приостановил взмахом руки. Я тут умолк и несколько отошел в сторону. Экскурсоводом был мой начальник. Он очень быстро провел гостей по спальным помещениям, затем они вошли в ленинскую комнату. В ней они задержались основательно. Я был вне поля зрения. Стоял возле открытой двери и наблюдал за происходящим. Замполит полка то и дело махал руками перед тем или иным планшетом и оживленно рассказывал об его содержании на русском языке, довольно часто вставлял в свой монолог и немецкие слова.
   Неожиданно из группы вышел симпатичный мужчина, улыбнулся, и протянув мне руку, представился. Немец с вьющимися волосами на голове поразил меня не только своей заразительной улыбкой, но и прекрасным знанием русского языка. Мы тут же отошли в сторону и очутились возле окна, через которое проникали солнечные лучи, при этом освещая почти половину коридора солдатской казармы. Товарищ Эгон Кренц, слегка оперевшись рукой на подоконник, тут же начал меня расспрашивать. Сначала спросил, где я родился и какое военное училище окончил. Потом поинтересовался о том, какие мероприятия проводятся в роте по укреплению советско-германской дружбы. Я очень кратко отвечал на вопросы немецкого чиновника. Каких-либо секретов или военной тайны незнакомому для меня человеку я не выдавал, хотя прекрасно знал, что армии двух братских народов имели очень много общего.
  
   Наш разговор через некоторое время был прерван. Из ленинской комнаты вышли мои гости и стали спускаться вниз. Кренц вновь широко улыбнулся, крепко пожал мне руку и на чистом русском языке произнес: 'До свидания, товарищ лейтенант. Всего хорошего'. И затем ускоренным шагом направился к выходу. Через пару минут я зашел в канцелярию роты, присел за стол. Призадумался. Не скрывал, что визит такой важной делегации был для меня полнейшей неожиданностью. И хорошо, что она была неожиданной, а то вообще был бы каюк... Опять наведение марафета и нервы. Затем невольно улыбнулся. Немцы социалистической Германии всегда мне нравились своей порядочностью, чистотой. И это я в очередной раз связывал с короткой беседой с товарищем Кренцом, который был не только эрудирован, но и прекрасно знал русский язык. Подкупал меня и его внешний вид. Молодой мужчина был чисто выбрит и был в ослепи- тельно белой рубашке...
  
   К сожалению, мне больше не удалось встретиться с Эгоном Кренцем. Несмотря на это, я все эти годы храню теплые воспоминания об этом человеке. Не только храню, но и с пристальным вниманием слежу за его деятельностью. Не отрицаю, многое из его биографии меня, как человека, как личность, подкупает. В первую очередь, его порядочность, сила воли. В этом я неоднократно убеждался, когда он был на олимпе политической власти в ГДР и после падения Берлинской стены. В 1997 году Эгон Кренц после судебного разбирательства был приговорен к 6,5 годам тюрьмы за причастность к 'гибели людей у Берлинской стены'. Сначала он отбывал наказание в тюрьме Моабит, потом его перевели в тюрьму Плетцензее (Берлин), где он получил право свободного выхода: возвращался в камеру лишь на ночь. В свободное от 'отсидки' время Кренц работал на фабрике по производству протезов, а затем - в одной из авиакомпаний.
   В декабре 2003 года Берлинский суд постановил досрочно освободить из заключения Эгона Кренца. Последний руководитель социалистической Германии вышел на свободу после почти четырех лет заключения, отбыв оставшийся срок условно. В политической жизни Германии Кренц не участвует: в соответствии с приговором суда, ему навечно запрещено выдвигаться на любую политическую должность. Автор книг 'Тюремные записки', 'Мы и русские'. Кренц не изменил свое мировоззрение, считает себя коммунистом.
   Посещение немецкой делегации, в составе которой был генерал из Главного политического управления ННА ГДР, а также руководитель Союза свободной немецкой молодежи в очередной раз подняло мой престиж как офицера-политработника. Кое-кто из сослуживцев вновь стал муссировать слухи о моем возможном повышении. Мне также представлялось, что я уже сильно засиделся на своей должности и имел все основания на повышение. За мою бытность в подразделении произошла ощутимая ротация кадров. Двое взводных командиров ушли на роты, ротный стал начальником штаба батальона. В итоге мне очередную должность не дали, зато через год о моем опыте индивидуальной работы с подчиненными написали в дивизионной газете
  'Знамя Родины'. Она называлась 'Индивидуально - значит конкретно'. Несколько позже появилась заметка обо мне и в окружной газете.
  
   На одном из строевых смотров, которые проводились под эгидой дивизионного начальства, я задал вопрос о своем служебном продвижении начальнику политического отдела. Низкорослый арменин, подполковник с некоторым пренебрежением посмотрел на своего подчиненного и сквозь зубы процедил:
   - Слушай... Я пять лет был Ванькой взводным, и сейчас, как видишь, на должности полковника... Подожди и ты...
   Безразличие к моей пресоне, конечно, меня сильно обидело. Все то, что я думал и хотел сказать своему шефу, из головы вылетело. Я не ожидал такого беспардонного поведения от щегловатого чинуши с большими звездами, который на каждом совещании трындил о политработниках, как инженерах человеческих душ. Я прекрасно знал и о возможных 'нормативах' карьерной лестницы среди офицерского состава. Я тяжело вздохнул и слегка приоткрыл рот. Моя попытка высказать свое личное мнение провалилась. Начальник с напыщенным видом уже стоял возле генерала, командира дивизии и о чем-то с ним оживленно говорил.
   Мне тут же невольно вспомнился эпизод, связанный с начальником, который носил красные лампасы. Я с ним впервые встретился летом на Ораниенбаумском стрельбище.
  Был июль месяц. Стояла сильная жара, зашкаливало за тридцать градусов. Две боевые машины пехоты находились на исходной позиции. Первым предстояло стрелять, как правило, командиру и замполиту. Буквально за пару минут до команды 'К бою!' к наблюдательному пункту лихо подкатил командирский 'УАЗ - 469' и из него вылез генерал. В сей миг началась армейская субординация. Все и вся кругом приняли стойку 'Смирно'. В один миг оказался на земле и руководитель стрельбы, подполковник, который носил условную повязку 'З'. Подобное в армейских уставах было не прописано, но все уже знали, что ему до замены во внутренний округ Большой земли, оставалось всего ничего. Он находился на наблюдательной вышке. Служака не то от усердия, не то от страха, прямо перед спуском с лестницы споткнулся и плюхнулся на землю. Потом, превозмогая боль, кинулся рапортовать важной птице. Холеный генерал с нескрываемым пренебрежением посмотрел на офицера и слегка махнул рукой. Скорее всего, ему было не до этого. Он с большим вниманием зрил за младшими офицерами, которые стояли возле боевых машин и ждали команды. Он прямо на ходу громко рявкнул: 'К бою!'. Управленцы роты через несколько секунд оказались в боевой технике. Машины рванулись вперед...
   Итог стрельбы оказался для меня и ротного неутешительным. Из-за мощных облаков пыли никто из нас через тримплекс не видел ни только мишеней, но и дороги. Командир произвел один выстрел наугад, я же вообще не стрелял. Не хотел смешить ни своих подчиненных, ни генерала, да и остальной мир. 'Неуд' младших офицеров сильно взбесил начальника. Он от отчаяния взмахнул рукой и тут же перед строем солдат покрыл трехэтажным матом 'провинившихся', которые стояли перед ним на вытяжку с слегка опущенными головами. Подобные 'ценные указания' для меня были далеко не новинкой.
  
   Для солдафонов с большими звездами никаких границ приличия не существовало. Особенно для тех, кто имел какое-либо протеже. Развязка для мотострелков была очень неожиданной. Генерал- майор быстро бросил свою фуражку в руки ординарца-прапорщика, выхватил из моих рук танковый шлемофон и вальяжно двинулся к боевой машине пехоты. Все кругом расслабились, открыв при этом рот. У многих в душе появилась надежда, что вот генерал то покажет пример настоящей стрельбы, невзирая на пыль или другие климатические условия. Я же очень сомневался в успехе большого начальника. Сомневался и ротный, который в отличие от своего замести- теля куда больше стрелял или водил боевую технику. Замполита то и дело 'привязывали' к различного рода совещаниям или активам. Нередко он участвовал и в подготовке и проведении общественно-политических мероприятий, которые имели важное значение для укрепления советско-германских отношений на территории района Бернбург.
   Через пару некоторое время клерки с маленькими звездочками с облегчением вздохнули. 'Лампасник' израсходовал весь боекомплект, при этом не поразил ни одной цели. Он почему-то очень долго выползал из боевой машины пехоты, затем, непонятно почему, задрав голову кверху, направился в сторону леса. Одним словом, подчиненных генерал не заметил. Вскоре он ринулся в сторону УАЗа...
  
   Прошло еще полгода. З-я мотострелковая рота все больше и больше гремела не только в китайском полку, но и в дивизии. Заявляла о себе не правонарушениями, а успехами в боевой и политической подготовке. Мне до сих пор памятен один из воскресных дней, когда в части проводился смотр на лучшую строевую песню роты. При моем непосредственном участии в подготовке и командовании подчиненными, рота заняла первое место и получила приз - бильярд. Подошла осенняя проверка. Мотострелки удержали свои позиции. Заслуги командования были замечены и отмечены. Командир роты получил орден 'За службу Родине в ВС СССР' третьей степени и буквально через месяц стал начальником штаба мотострелкового батальона. Его заместителю по политической части от имени командира полка была объявлена благодарность. И это еще не все. Через неделю он получил - будильник. Ценный подарок вручал начальник политиче- ского отдела дивизии, за усердие в воинской службе...
  
   По мере службы я все больше и больше убеждался в правоте известного армейского принципа: ты начальник - я дурак, я начальник - ты дурак. Действовал он неукоснительно, при любой власти и независимо от места службы. Однажды произошел курьезный случай. Секретарь партийного комитета, мужчина небольшого роста в звании майор, он же исполняющий обязанности заместителя командира полка по политической части, после телефонного звонка в сей миг прервал заседание парткома. Причина была очень серьезной - в офицерский магазин привезли новые товары, их предстояло распределить. Увидев мою несколько удивленную физиономию, плешивый ехидно улыбнулся и тут же дал деру. Через пару минут разбежались и участники партийного формума. Из дюжины заседателей никто не возмущался опрометчивостью своего партийного вождя, который на протяжении двух недель звонил в подразделения и напоминал о обязательной явке. 'Китайский' полк лихорадило, процветали неуставные отношения.
  
   Известие о моем повышении вскоре все-таки пришло. В казарму прибежал посыльный из штаба полка и сказал, что мне необходимо в срочном порядке явиться в кабинет командира полка. Едва сержант скрылся, я пару минут раздумывал. С командиром я встречался редко, в большей степени имел контакт с полковыми политработниками. Сомнений в том, что гонец ошибся, у меня не было. Я вскоре поднялся на третий этаж добротного здания, в котором почти тридцать лет назад дислоцировались военнослужащие фашистской Германии. Сначала рассеял свое сомнение. Кабинет замполита полка был закрыт. Постучал в дверь кабинета командира. Открыл и доложил о своем прибытии. Седовласый полковник привстал из-за стола и известил меня, что через пару минут мне будут звонить из политотдела дивизии. Сам же подался в курилку.
   Звонок от заместителя начальника политического отдела меня обрадовал. Мне было известно, что моложавый подполковник занимался кадрами. После нескольких ничего не значащих фраз, офицер предложил мне должность заместителя командира батальона по политической части, притом в нашем же батальоне. Мой маленький шеф заочно учился в военно-политической академии имени В. И. Ленина. Майору предлагали полк, мне же его батальон. Через неделю я был в Дрездене, на собеседовании у заместителя начальника политического отдела 1-й гвардейской танковой армии, полковника. Несколько позже пришел приказ о моем назначении.
  
   Предтеча моего назначения оказалась, к моему удивлению, очень интересной. Инициатива предоставить мне, старшему лейтенанту, майорскую должность, как не странно, исходила не от политработников полка или дивизии, а от начальника штаба дивизии. Мощного телосложения полковник, исполняя обязанности командира диви- зии, во время совещания, в котором принимали участие командиры полков и управление соединения, неожиданно для всех остановился на молодом офицере с довольно интересной фамилией из 'китайского' полка. Он почти в приказном порядке попросил начальника политического отдела предоставить ему вышестоящую должность. При этом привел веские аргументны. Рота на протяжении трех лет отличная, да и сам кандидат на повышение пример везде и во всем. Если ротный получает ордена и должности, то его заместитель только ценные подарки и грамоты. К тому же его портрет висит на доске почета соединения. В заключении командир дивизии приподнял указательный палец, и направив его в сторону своего заместителя по политической части, назидательно произнес:
   - Товарищ подполковник, не забывайте, что на таких офицерах, как ваш подчиненный, держится Советская Армия. Такие офицеры - наша гордость...
   Щегловатый подполковник, 'выдернувший гвоздь' (подобное выражение использовалось в те годы, что означало встать с места и получить нагоняй от вышестоящего начальника), слегка перевел дыхание и потом заискивающее сказал:
   - Товарищ гвардии полковник, этот офицер у нас стоит в резерве на повышение. Вопрос только времени... Будет исполнено...
   Историей о несколько необычном моем назначении поделился со мною командир 'китайского' полка, когда он и я, да еще пара офицеров, сидели в немецком ресторане. Возвращались из Дрездена, после партийного актива 1-й гвардейской танковой армии. После 'необычного' назначения, я довольно часто задумывался о Советской Армии и ее кадровой политике. И приходил к далеко неутешительному выводу. Всевозможные директивы или инструкции, определявшие карьерный рост офицеров, как правило, не соблюдались. Все делалось по блату, кровнородственным связям.
   Бесило меня и самодурство начальников. В этом я убедился сразу же после первого своего отпуска, в конце февраля. Мое возвращение из холодной Сибири в относительно теплую Германию особой радости мне не дало. В роте случилось чрезвычайное происшествие, 'ЧП'. Во время несения караульной службы один из солдат отравился. Напился тормозной жидкости. Содержимое бутылки, которую он нашел в легковушке заместителя командира полка по технической части, принял за немецкий коньяк.
  Бедолагу от смерти спасли врачи социалистической Германии, использовали аппарат искусственной почки. Дембель через пару недель оклемался и под шумок быстро уволился. Командира отличной роты и командира отличного взвода, который был начальником караула, не наказали. По очень простой причине. Отец взводного был полковником, служил в штабе одного из внутренних военных округов. Ротный водил дружбу с заместителем командира полка. Небольшого роста капитан, которого кое-кто из нас называл 'крикуном', имел волосатую руку. Его барские замашки, как правило, полковые и дивизионные начальники не замечали. Будь то выпивки или рукоприкладство в отношении подчиненных. Спустя много лет я узнал, что он стал генерал-полковником. Отпускника же, дух которого в казарме отсутствовал почти два месяца, наказали. Мало того. Наказали подпольно. О том, что мне командир полка объявил выговор, я узнал совершенно случайно от старшины роты, прапорщика. Я кинулся в кабинет замполита полка. К сожалению, свое первое боевое крещение с вышестоящим начальником я проиграл. Майор, в недалеком прошлом окончивший высшую партийную школу, на мои доводы вообще не реагировал. Он отделался лишь единственной репликой, которая меня в полном смысле шокировала: 'Ты хоть на Луну улетай, но и там ты в ответе за своего подчиненного'. Я козырнул и тут же покинул кабинет начальника.
  
   Мою принципиальность и строптивость седовласый мужчина с майорскими звездами на плечах не простил. Меня в срочном порядке исключили из списка получения дефицитов. В то время существовала специальная система распределения товаров, сюда входили ковры, сервизы и другие всевозможные тряпки, которые на просторах Советского Соююза и днем с огнем невозможно было найти. В ГСВГ это система существовала на протяжении десятков лет. Ее суть - чем выше у тебя должность, тем больше купишь дефицитов. Были и исключения, особенно для низов, ежели они были в хороших отношениях с полковым начальством. 'Положенные' мне, как заместителю командира батальона, два сервиса и ковер 'Розы' не дали. Подобные деяния местной власти я в то время воспринял совершенно спокойно. Тряпки меня мало беспокоили.
  
   Меня бесило совершенное другое. В те не так и далекие времена модным было проведение аттестации офицеров, особенно среди политработников, 'инженеров
  человеческих душ'. Это был полнейший маразм. На словах говорили о социальной справедливости в Советской армии, на деле же все было по-старому. Процветала коррупция, землячество, взяточничество...
  
   Несколько слов о моем денежном довольствии. Офицеры и прапорщики ГСВГ получали двойной оклад (в советских рублях и в немецких марках). В октябре 1972 года я, например, получал в советской валюте (рублях) - 185-00, в иностранной валюте (марки ГДР) - 716-91. В сентябре 1977 года - 253 рубля, в марках ГДР - 891-30.
  
   17 декабря 1976 года я прошел медицинскую комиссию при отдельном медико-санитарном батальоне (г. Дессау, войсковая часть полевая почта 63032). Постановление ГВВК гласило: по гр. III приказа МО СССР 185-73 годен к поступлению в военно-политическую академию имени В. И. Ленина. Молодой офицер надеялся на лучшее...
  
   Прошло более сорока лет, как я покинул ГСВГ, и несмотря на это, до сих пор придерживаюсь высокого мнения о ней. Особенно об ее мощи и личном составе. В мире ей не было равных. Жизнь меня все больше и больше в этом убеждает, особенно, сейчас, учитывая положение современной российской армии, да и других армий. Если раньше я говорил себе: 'Да наша ГСВГ сильна', - то сейчас говорю: 'О, Боже, какая силища была!'. Одновременно сомневаюсь, что когда-либо на планете появится подобная армада. С профессиональными офицерами и солдатами...
  
  
  
  
   ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ.
   СТРАНА, В КОТОРОЙ Я СЛУЖИЛ
  
  
   Предпосылки создания ГДР. Как известно, после поражения во Второй мировой войне 1939-1945 гг. Германия была разделена на зоны оккупации войск союзников. Впоследствии возникло два государства - Федеративная Республика Германия (Западная Германия) и Германская Демократическая Республика (Восточная Германия).
   Всемирно-историческая победа антигитлеровской коалиции, главной силой которой являлся Советский Союз, создала предпосылки для демократизации общественно-политической жизни Германии. Эти предпосылки были полностью реализованы на территории будущей ГДР. 7 октября 1949 года трудящиеся восточной части Германии про- возгласили Германскую Демократическую Республику.
   Под руководством социалистической единой партии Германии (СЕПГ) рабочий класс в союзе с другими слоями трудящихся при всесторонней поддержке и помощи Советской военной администрации, последовательно выполнявшей решения Потсдамской конференции, осуществил глубокие революционные преобразования, выкорчевал фашизм и милитаризм и установил антифашистско-демократический порядок. Военные преступники и активные нацисты были устранены с занимаемых постов и привлечены к ответственности. Национал-социалистская партия и её организации были распущены (тогда как в ФРГ большая часть высокопоставленных нацистов сохранили свои посты).
  
   Несмотря на прокатившуюся по Германии войну, научный и производственный потенциал ведущих немецких концернов, располагавшихся на территории восточной части страны, во многом сохранился. После образования ГДР все они, включая такие образцы индустриальной мощи, как 'Карл Цейс Йена', 'Роботрон', 'Буна', 'Лейнаверке' и другие, были национализированы. Около 9,3 тысяч промышленных предприятий, принадлежавших монополиям, нацистам и военным преступникам, были конфискованы и переданы в собственность народа. Был национализирован почти весь железнодорожный транспорт, созданы народные банки вместо капиталистических, а также государственные и кооперативные учреждения. В экономике возник народный сектор. В сельском хозяйстве была проведена аграрная реформа, ликвидировавшая помещичье-юнкерское землевладение. В 1952 году в ГДР был провозглашён курс на строительство социализма. В строительстве нового общества страна опиралась на опыт и всестороннюю помощь СССР. В 1953 году в Восточном Берлине и других городах ГДР произошли стихийные выступления против коммунистического режима, вызванные, в первую очередь, тяжёлым экономическим положением, в котором оказалась ГДР. Они были жёстоко подавлены с участием советских войск, но для выхода из кризиса был провозглашён так называемый 'новый курс', который означал более гибкую экономическую политику. В результате экономическая ситуация в стране в целом стабилизировалась. Повысился материальный и культурный уровень трудящихся.
  В условиях непосредственной опасности для ГДР, созданной ремилитаризацией ФРГ, трудящиеся страны решительно выступили за принятие мер для защиты социалистических завоеваний. С этой целью была образована в 1956 году Национальная Народная Армия.
  
   С самого начала возникновения демократической Германии Запад ни только не смирился с ее существованием, но и всеми средствами старался превратить республику в плацдарм антикоммунистической борьбы. Постоянно устраивались провокации, в страну забрасывалась агентура, действовали диверсионные группы, велась активная антисоветская пропаганда. В этих условиях 13 августа 1961 года по рекомендации совещания секретарей коммунистических и рабочих партий стран - участниц Варшавского договора и на основании реше- ния Народной палаты ГДР началось строительство Антифашистского оборонительного вала (Antifaschistischer Schutzwall), больше известного как Берлинская стена. Ее протяженность составляла 155 км. 'Холодная война', начатая Западом, разделила некогда единый народ. Стена была ответом на провокации Запада. Это оказало благотворное влияние на всё дальнейшее развитие ГДР.
   По мнению автора, возведенная стена - следствие просчетов и недальновидности правителей, партий двух суверенных государств - Федеративной Республики Германии и Германской Демократической Республики. И ее величество История в очередной раз это доказала. Важное значение в успехах ГДР имела поддержка, оказанная ей СССР. Советский Союз существенно облегчил финансово-экономические обязательства ГДР, связанные с последствиями Второй мировой войны. В мае 1950 года Советское правительство наполовину сократило репарационные платежи ГДР, а с 1954 года совсем прекратило их взимание. СССР безвозмездно возвратил ГДР находящиеся на её территории предприятия, ранее переданные ему в счёт репараций, сократил размеры расходов, связанных с временным пребыванием в ГДР советских войск, до суммы, не превышающей 5 % доходов государственного бюджета ГДР (позднее СССР полностью отказался от этих средств).
  
   ГДР стала крупнейшим торгово-экономическим партнером СССР. К середине 80-х прошлого столетия на ее долю приходилась пятая часть импортированных в Советский Союз машин, оборудования и электроники. В свою очередь, СССР на 70 % удовлетворял потребности народного хозяйства ГДР в сырье и горючем. За счёт поставок из Советского Союза социалистическая Германия покрывала 90 % своей потребности в нефти и железной руде, 40 % в стальном прокате, 70 % в цинке, 60 % в первичном алюминии и свинце, 40 % в пиломатериалах, 85 % в хлопке.
  Она входила в число 10 наиболее развитых в промышленном отношении государств мира. По объему промышленной продукции ГДР занимала 6-е место в Европе. По сравнению с другими странами социалистического блока, здесь были достигнуты значительные успехи: уровень жизни в ГДР был самым высоким, а по важнейшим показателям республика была вторым индустриальным государством после СССР.
  ГДР поддерживала торговые отношения с большинством стран мира. На мировом рынке большим спросом пользуются многие виды изготовляемых в ГДР станков, химического оборудования, морские суда, продукция оптической и полиграфической промышленности; значительную часть экспорта составляет также продукция легкой и пищевой промышленности.
  
   Возросла роль социалистической Германии и на международной арене. К июлю 1971 г. ГДР поддерживала дипломатические отношения с 30 странами. 8 ноября 1973 года ФРГ официально признала ГДР и установила с ней дипломатические отношения. Внешнеторговые и экономические связи ГДР охватывали к июню 1971 свыше 100 стран мира. С 1950 года она член Совета Экономической Взаимопомощи.
  В ответ на вступление ФРГ в НАТО Советский Союз инициировал подписание в мае 1955 года Варшавских соглашений, которые создали в Европе новый военный блок - Организацию Варшавского договора (ОВД). В неё вошли СССР, Болгария, Венгрия, Польша, Румыния, Че- хословакия, Албания и ГДР. Таким образом, две Германии оказались включёнными в два противостоящих друг другу военных блока.
  Несколько слов о населении Германской Демократической Республики. Его численность составляла 16,7 млн чел. (1983 г.). На протяжении всего существования страны её население сокращалось, хоть и достаточно медленно, по причине низкой рождаемости, высокого среднего возраста населения и большой эмиграции (главным обра- зом, в ФРГ и Западный Берлин). Часть населения (от 15 % в 1949 году до 3 % в 1980-е годы) составляли советские военнослужащие, но их не включали в численность населения ГДР. 99 % населения - немцы. Городское население - 76 % (1982 г.). Официальный язык - немецкий. Большинство верующих - протестанты (лютеране). 14 основных административных единиц - округов. Столица - Берлин. Высший орган государственной власти - Народная палата, в период между сессиями - избираемый ею Государственный совет.
  
   Мой гарнизонный город Бернбург - город небольшой. Он занимает 314 место по численности населения в Германии, 7 место в регионе (земля Саксония-Анхальт). Положение среди всех городов мира: приблизительно 10901 место. Дата основания города или первого его упоминания неизвестны.
   С достопримечательностями районного центра я основательно познакомился в первый же воскресный день, когда по своей инициативе повел двух молодых солдат - именинников в город. Они, как и я, практически ничего не видели и не знали о немецком населенном Ренессансный замок Бернбург - колыбель княжества Анхальт
  пункте. Поэтому мы все с большим вниманием и интересом рассма- тривали его исторические места.
   Сначала о названии города. Само его название говорил о том, что в нем есть крепость. Bernburg (B;r - медведь, Burg - замок, крепость). За время продолжительной экскурсии мы окончательно убедились, что название города полностью соответствует истории. На высоком песчаном утесе на берегу реки Заале возвышался ренессансный замок Бернбург.
  Замок построен в начале XVII века, но сохранилась башня XII века. Это самая старая и очень хорошо сохранившаяся часть древней по- стройки и носит название 'башня Уленшпигеля'.
  В ней, согласно поэтическому преданию, был заточен Тиль Уленшпигель. Тиль из народных легенд - веселый мошенник и балагур, который ведет себя отнюдь не как идеальный герой и образец для подражания. Нрав персонажа отражает его фамилия, которая складывается из двух слов средневерхненемецкого языка. Согласно легенде в те далекие времена этот плут служил у князя башенным трубачом, но денежное содержание и питание, которое получал обслуживающий персонал, оставляло желать лучшего, что нельзя было сказать о княжеском столе. Он ломился от огромного изобилия блюд и напитков. И вот в один прекрасный день, когда Тиль находился на башне он почувствовал аппетитный запах, и взяв трубу, протрубил тревогу. Как только испуганные господа с перепугу покинули свои места и разбежались, он спокойно вкусил прекрасный обед. Затем исчез...
   Годы Тридцатилетней войны были тяжелыми временами для Бернбурга, который в 1636 и 1641 годах трижды брали штурмом, нанеся замку большой ущерб. Тридцатилетняя война (1618-1648) была развязана из-за конфессиональных разногласий и состояла из целой серии различных войн. С 1860 года в бывшем рве замка живет пара бурых медведей, специфический знак города. Но название город носит не поэтому, а, скорее, наоборот, медведь был символом рода, который правил в этих местах. С тех пор прошло много времени, а замок, как и прежде, впечатляет своей мощью.
  В Бернбурге имеется также небольшой зоопарк, детская железная дорога, ведущая к парку сказок 'Paradies' - небольшой аттракцион с павильонами, представляющими известные немецкие сказки. Нажав кнопку, можно услышать отрывок из сказки, который сопровождается движением фигур. Рядом с парком - ресторан, здесь же небольшой домик, где продается мороженое...
   Среди промышленных предприятий в городе был цементный завод, который довольно часто заявлял о своему существовании. Нередко воздух был тяжелый и далеко не свежий. Нашлось место в моем гарнизонном городе и науке. Здесь находится филиал уни- верситета Анхальт (Hochschule Anhalt). История высшего учебного заведения, объединяющего вместе три филиала в соседних городах (Кетен, Дессау-Рослау и Бернбург) насчитывает уже более 120 лет.
  
   История немецкого районного центра Бернбург во многом связано и с теми, кто освобождал его от гитлеровцев. На его территории находилось несколько захоронений советских воинов. Возле памятников проводились торжественно-траурные мероприятия. Возлагались венки и цветы.
   Несколько позже я узнал, что почетным гражданином г. Бернбург был советский полковник Бессараб Александр Никитич, который воевал на территории Германии. Он прошел боевой путь из Подмосковья через Смоленщину, Белоруссию, Прибалтику, Польшу, немецкую Померанию и завершил в Берлине. Он автор многих книг - воспоминаний о войне.
   Небольшой город Бернбург, подобных ему в социалистической Германии десятки, для обитателей советского военного городка был настоящей кладовой, где можно было купить не только добротную одежду или обувь, но и продукты питания. И не только это. Меня поражала высокая культура обслуживания, независимо от того, в какую сферу ты окунался или обращался.
   В связи с этим хочу привести пару примеров. Дело было в г. Магдебурге. Многие офицеры и члены их семей использовали железнодорожный вокзал как перевалочную базу для поездки в Советский Союз. Для советских военнослужащих на вокзале была специальная касса для продажи билетов и зал ожидания. Три молодых холостяка, как это довольно часто бывает, не успели закупить подарки для своих близких, проживающих на Большой земле. До отправления поезда оставалось всего ничего, как они ринулись в универмаг. Через некоторое время лейтенанты, одетые в цивильную одежду, вновь вернулись на вокзал. Вернулись довольные, закупились сполна. Объявили посадку. Вдруг физиономия одного из отпускников стала розовой, потом он неестественно схватился за голову. Кошелька в кармане брюк не оказалось. В нем были не только билеты, деньги, но и удостоверение офицера. Друзья кинулись к военному коменданту, который сидел в отдельной комнате. Едва открыли дверь, как увидели перед собою молодую девушку. Немка на ломаном русском языке что-то объясняла офицеру и все время почему-то трясла большим кожаным кошельком перед его носом. Развязка комично-трагичной сцены мигом завершилась.
  'Потерпевшиий' от радости полуобнял полузнакомую продавщицу и повел ее на перрон вокзала. Затем подошел к киоску и купил ей огромный букет цветов. Девушка оказалась очень сообразительной, догадалась, что русские были отпускниками. Она взяла такси и приехала на вокзал...
   К сожалению, нечто подобное произошло и со мною. Это было буквально перед заменой во внутренний округ Советского Союза. На вокзале железнодорожной станции 'Бернбург' я чин по чину сдал контейнер со своими небогатыми домашними пожитками, получил документы и спокойно сел в свою машину 'Волга'. Каких-либо беспокойств по поводу того, что мой холодильник или одежду, не говоря уже о другом, украдут на территории социалистической Германии я не испытывал. В этой стране я прожил пять лет. Всякое бывало, но подлостей по отношению ко мне со стороны восточных немцев не было. Вскоре мое сознание прошила тревожная мысль. Я мигом перевел взгляд на правую сторону сиденья. Дорожной сумки не было. Остановился. Вновь вся и все проверил, включая багажное отделение. Затем тяжело вздохнул. Я находился в пути без малого двадцать минут. Несмотря на это, решил рискнуть, может и повезет. Едва подъехал к товарному отделению, сразу ускорил шаг. И тут же остановился. На перроне, неподалеку от моего контейнера стоял родной саквояж с металлическим запором, который при лучах уходящего на закат солнца 'умудрился' мне еще светить...
  
   Земля Саксония-Анхальт особо значима для истории России: именно из Анхальта приехала в Петербург и стала императрицей Ека- терина II - урожденная Софья Фридерике Августа Анхальт-Цербстская, наследница небогатого немецкого княжеского рода. В 1976 году по долгу службы я проезжал через город Цербст. Неподалеку от дороги лежал большой камень, на котором была написана очень короткая информация о местной знаменитости.
   Автор не намеревается до мельчайших подробностей описывать жизнь и быт советских военнослужащих или восточных немцев. В этом просто нет необходимости. По этому поводу скажу однозначно. Степень удовлетворения населения материальными и духовными ценностями в ГДР была в разы выше, чем в Советском Союзе, особенно если ее сравнивать с сибирской глубинкой.
   Для многих из нас эта небольшая по территории и численности населения страна, где практически не было полезных ископаемых, была земным раем, преддверием в общество, название которому - коммунизм...
  Все эти годы я довольно часто воспоминаю прожитое в ГДР и прихожу к выводу. Образ этой страны в моей душе и в сердце остался навсегда. Без нее я бы не состоялся как человек, как личность...
  
  
  
  
   ГЛАВА ПЯТАЯ.
   ВЫВОД СОВЕТСКИХ ВОЙСК ИЗ ГЕРМАНИИ
  
  
   О предпосылках вывода советской военной группировки. Предтечей этому стала встреча руководителей США и СССР на Мальте, которая состоялась 2-3 декабря 1989 года, спустя менее месяца после падения Берлинской стены. Именно здесь был дан 'зеленый свет' переменам в Восточной Европе - упразднению Организации Варшавского договора и другим радикальным трансформациям, которые привели к крушению си- стемы социализма вообще и поглощению ГДР 'западным собратом' в частности.
  Мальтийский сговор руководителей двух сверхдержав дал толчок для развала оборонительной системы Советского Союза и его союзников на возможном театре военных действий в Европе. Одновременно он усилил военное присутствие США в этом регионе мира. Относительное равновесие (паритет) в военном противостоянии, сохранявшееся на протяжении многих лет, было нарушено. Стратегическая инициатива по защите национальных интересов США и их союзников перешла к блоку НАТО, он стал доминирующим.
   Мальтийская встреча - символ беспрецедентного по масштабам предательства, совершенное верхушкой коммунистической буржуазии Советского Союза. В истории человечества подобного рода случая измены еще не было. Тут же последовал ряд кардинальных изменений, связанных с пребыванием советских войск на территории объединен- ной Германии. 12 сентября 1990 года министры иностранных дел ФРГ, ГДР, СССР, США, Франции и Великобритании подписали 'Договор об окончательном урегулировании в отношении Германии', пребывание советских войск на территории этой страны стало определяться как 'временное', а планомерный вывод их должен был быть осуществлён до 1994 года включительно.
   Соглашение было подписано в г. Москве, инициатива вывода войск также исходила от советского руководства. Кремль обязался вывести 600 тысяч человек всего за четыре года. В то время как США согласились убрать всего 60 тысяч в течение семи лет. По сути дела коммунистическая верхушка сама пошла на унизительные условия
  'бегства' советских войск из ФРГ.
   В состав Группы советских войск в Германии на 1 января 1991 года (когда начался вывод войск) входили 2 гвардейские танковые армии (1-я и 2-я), 3 общевойсковые армии (3-я, 9-я гвардейская и 20-я гвар- дейская), а также 16-я воздушная армия. К ним необходимо добавить соединения и части, подчиняющиеся непосредственно командованию ГСВГ: 6 зенитных ракетных бригад, 2 ракетные бригады, 5 артиллерий- ских бригад, части обеспечения: связисты, саперы, автомобилисты и т. д. Всего в Германии находилось 9 мотострелковых, 9 танковых, 1 артиллерийская и 5 авиационных дивизий. На вооружении у группы было около 5 тыс. танков, до 10 тыс. бронемашин, около 1500 самолетов и вертолетов.
   Для сравнения: армия ФРГ в 80-е годы прошлого столетия насчитывала 8 дивизий (4 моторизованных, 3 мотопехотных и 1 горная) и 3 отдельных корпуса (около 230 тыс. человек), армия Франции - 9 дивизий (около 240 тыс. человек), армия Великобритании - 5 дивизий (2 моторизованных и 3 пехотных), отдельный корпус и пехотную бри- гаду (около 86 тыс. человек). Американцы имели в Европе 17 бригад, насчитывавших в общей сложности около 217 тыс. человек.
   Основная часть группировки выводилась в Россию, некоторые соединения отправлялись в другие бывшие союзные республики, в частности, 11-я гвардейская танковая дивизия передислоцировалась в Белоруссию, 17-я танковая - на Украину.
   Была выведена в 1993 году в г. Смоленск и 1-я гвардейская тан- ковая армия. В 1998 году она была расформирована, затем вновь в 2014 году была создана в составе ВС Российской Федерации. 40-й Берлинский мотострелковый полк (г. Бернбург), в котором я служил, осенью 1991 года был выведен в г. Кривой Рог (Днепропетровская область) и там расформирован.
  
   О проблемах размещения военнослужащих и членов их семей. В недалеком прошлом мощная страна под названием СССР была не готова к принятию такой массы людей. Причиной этому явилось то, что вопросы вывода и размещения войск не решались на правительственном уровне, хотя обстоятельства требовали вмешательства первых лиц государства. Высшее политическое руководство России, по существу, самоустранилось от этого, переложив их решение на плечи Министерства обороны и глав администраций субъектов Федерации. В результате военные сталкивались временами как с нерас- порядительностью местных властей в районах новой дислокации, так и с трудностями финансирования войск, находившихся в Германии. Мало того. Начальники, будь они с большими звездами или из гражданской элиты, не прислушивались к мнению простых офицеров. Никто из них не выступал против вывода группировки, но они были против ее 'бегства'. Они были за толковый, планомерный вывод, с достоинством. Сопрягая темпы вывода войск и темпы строительства
  жилья и военных городков.
   Результаты безрассудной авантюры верхушки советского руководства оказались далеко неутешительными. В самые напряженные периоды вывод войск опережал темпы строительства жилья в 9 раз. В августе 1993 года, когда до окончательного вывода оставался год, Германию покинуло 76 процентов личного состава Западной группы войск, то есть 419 тысяч человек. Среди них более 40 тысяч семей офицеров и прапорщиков. В России же на август 1993 года было введено в строй всего 2 военных городка! Бездомными, по существу на улице, оказались около 140 тысяч человек. Два десятка дивизий были выведены фактически 'в чистое поле'.
   Самые боеспособные полки и дивизии на своей Родине стали изгоями, подвергались унижениям. Люди в погонах ютились в бараках, заброшенных строениях, армейских палатках. Офицеры делили на семьи старые казармы, времянки, сельские избы. Мерзли, мокли, проклиная все на свете. Десятки тысяч офицеров и прапорщиков бродили по городам и селам в надежде снять за приемлемую цену угол для семьи.
  
   Лучшие офицеры теряли веру в себя и в Отечество. Многие из них уходили из армии, уходили навсегда. Падал престиж армии и среди населения, особенно среди молодежи. Это была гибель Великой Армии.
  
   Как разворовывали ГСВГ, Советскую Армию. Вывод ГСВГ, ЗГВ из Германии - это не только предательство интересов страны и советского народа, но и коммерческая сделка между верхушкой коммунистической буржуазии СССР, России и руководством объединенной Германии.
   И еще, что самое страшное. Элитные войска Советского Союза, да и, я не обману себя, всего мирового сообщества, оказались не только без жилья, но и без средств существования. У самой богатой страны мира не хватало финансов обеспечивать их денежным довольствием. Даже те средства, которые перечислила Германия, были разворованы с помощью мгновенно созданных коррупционных схем, а значительная часть пополнила 'бюджеты' организованных преступных группировок. По этой причине было заморожено строительство многих жилых объектов, предназначенных для военнослужащих.
   В разбазаривании, воровстве денежных средств активно участвовала верхушка военного ведомства. Министр обороны и некоторые его замы, а также наиболее приближенные к нему генералы, покупали дорогостоящие иномарки, строили роскошные виллы, пускали в коммерческий оборот десятки миллионов долларов и немецких марок. Гигантские денежные суммы, предназначенные для приобретения продовольствия для войск, переводились на счета коммерческих структур и 'прокручивались' в тот момент, когда армейские командиры вынуждены были вместо хлеба кормить солдат сухарями и расходовать неприкосновенные запасы.
   После 'исторического' решения о выводе российских войск из Европы, несколько позже и из Монголии, а также из бывших республик СССР в армии начался период невиданного морального разложения, который усугублялся с каждым днем. Сокращение Вооруженных Сил с их гигантскими и плохо контролируемыми запасами оружия и вещевого имущества и других материальных средств, сращение с коммерцией породили в армии хищную идеологию преступной наживы за счет того, что принадлежало государству.
  
   Вывод войск - союз продажных политиков и зарождающегося клана предпринимателей, 'новых русских'. Успешным был 'дикий' бизнес у того, кто имел большие звезды или тесные контакты с Кремлем. Особенно преуспевала в этом Западная Группа войск. Самая крупная в мире войсковая группировка в 1991-1994 годах превратилась в очаг 'золотой лихорадки', куда ринулось военное и гражданское ворье из всего бывшего Советского Союза.
   Золотоносной жилой в прибыльном 'производстве' была боевая техника и оружие. Большое количество вооружения и военной техники в работоспособном состоянии 'исчезло' в неизвестном направлении в процессе вывода войск и вскоре было обнаружено в странах третьего мира. Имели место массовые случаи хищения и несанкционированной продажи зарубежным заказчикам техники на ходу, только недавно поступившей с заводов, но списанной в утиль и металлолом.
   Для многих союзных республик и стран Восточной Европы оставшееся советское оружие оказалось тяжким бременем. В таких количествах и объемах оно было попросту не нужно. Большая часть оружия содержалась на плохо охраняемых складах, что спровоцировало отставных и действующих военных на его широкомасштабную распродажу. Предлагали тому, кто даст больше денег - Африке, Ближнему Востоку, Юго-Восточной Азии. Продавали практически все: от пехотных шлемов до сверхзвуковых самолетов.
   Несколько слов о недвижимости, находившейся в распоряжении советской военной группировки. За почти полувековое пребывание на немецкой земле СССР построил массу объектов жизнедеятельности и инфраструктуры - 777 военных городков, где насчитывалось 36 290 зданий и сооружений, причем более 21000 объектов были построены на средства Советского Союза. Стоимость нашей недвижимости в ГДР оценивалась почти в 30 млрд долларов.
  После объединения страны в соответствии с немецким правом германская сторона объявила советские военные городки зоной федеральных интересов. В итоге они становились собственностью Германии. Она выплачивала лишь минимальную компенсацию. В результате переговоров из всей недвижимости, находившейся в распоряжении ЗГВ, немецкой стороне было передано 21111 зданий. Российские экс-
  перты оценили стоимость компенсации за это имущество в ДМ10,5 млрд (около 7,35 млрд американских долларов). Немецкие власти настаивали на встречной компенсации - за экологический и имущественный ущерб. В результате переговоров российская сторона получила в качестве компенсации лишь ДМ550 млн (около 385 млн американских долларов). В итоге все наше имущество было отдано немцам бесплатно.
   Со своей стороны Германия обязалась построить на территории Советского Союза несколько десятков городков для военнослужащих и оплатить переезд войск. Обязалась она содержать и могилы советских военнослужащих группы и членов их семей, оставшиеся на ее территории. В межгосударственных договоренностях между Россией и Германией определено, что все эти захоронения и памятники находятся под защитой германских законов.
   В порядке информации. Многие документы, связанные с выводом советских (российских) войск из-за границы, до сих пор засекречены. Истину можно узнать через десятки лет, а то и позже. К сведению, уже часть документов уничтожена...
  
   Вывод войск из Германии: ошибка или поражение?! Ответить на этот вопрос однозначно, по мнению автора, невозможно.
   Основной причиной вывода явилось то, что в период 'перестройки и ускорения' в цитадели социализма - СССР сформировался класс коммунистической буржуазии в лице партийно-советской номенклатуры, которой стали чужды интересы социализма. Следствие этому - борьба за власть между партийными кланами, в первую очередь, в самой верхушке КПСС и Советского правительства. Перерожденцы с партийными билетами предали не только завоевания первого в мире социалистического государства, но и интересы социалистической системы. Предательство верхушки КПСС было и остается основной причиной распада СССР, мировой социалистической системы и ее оборонительного блока.
  Разразившийся социально-экономический кризис привел к коллапсу всех сфер жизнедеятельности некогда великой державы. В итоге здание под названием 'СССР' рухнуло. И под его обломками оказалась погребенной крупнейшая военная группировка на планете - Западная группа войск.
  
   Нельзя забывать и следующий момент. Доселе политические реформы, не подкрепленные соответствующими переменами в экономике, привели к такой ситуации, когда надежды, нетерпение и отчаяние простых людей переросли в хаос. Перестройка оказалась очередной ошибкой, приманкой для советских людей, хотя они в ее успех верили, надеялись на позитивные изменения в обществе. Невольно появилось безразличие и ненависть и к тем, кто с оружием в руках защищал их завоевания.
  
   Аналогичные проблемы имели место и странах социалистического содружества. Наши союзники, как и большинство советских людей, сначала верили в успех очередной затеи, исходящей из СССР - родины социализма. Вскоре они разочаровались, причиной этому была коррупция в высших эшелонах КПСС и Советского правительства, стремительное падение жизненного уровня советских людей. Пугало их также наличие и усиление центробежных сил, стремящихся расколоть единый Советский Союз. Все больше и больше людей становилось на позиции антисоветизма, что на деле означало освобождение от диктата СССР. 'Новые' демократы рассматривали 'русских' уже не союзниками, а как 'оккупационными войсками'. За это они набирали для себя дешевый авторитет не только среди местного населения, но и среди стран капиталистического мира.
   К 1990 году Варшавский Договор - 'щит социализма' был колоссом на глиняных ногах. Он находился на грани роспуска. Венгрия, Чехословакия и Польша были не заинтересованы в сохранении военно-политического блока.
  
   В связи с этим уместно напомнить и следующее. Вывод советских войск из-за рубежа в то время рассматривался как историческая необходимость, которая диктовалась внутренними и внешними условиями и обстоятельствами. Нельзя забывать и то, что социализму чужд экспорт революций, в первую очередь, при помощи шантажа или насилия, особенно при помощи оружия. Социализм имеет шанс на успех только в условиях высокоразвитой экономики.
  Одновременно вывод советских войск из Европы рассматривался мировым сообществом, как жест доброй воли и как политический акт Советского Союза, что в конце концов могло привести к окончанию холодной войны. Вывод ЗГВ был для него ничто иное как военная операция.
   Мне представляется, что никто не будет оспаривать и очередной мой тезис. Именно благодаря Советскому Союзу политический климат в мире, в первую очередь, на европейском континенте резко изменился. Народы Европы, в том числе социалистические страны, находились в плену демона, имя которому демократия. Лжеидеи все больше и больше овладевали массами, становились материальной силой. Доминанта, вбирающая в себя антисоветские, антисоциалистические лозунги, превалировала. Эйфория тут же закончилась, как только начались будни 'новой жизни'. Но, увы, было поздно. Вывод советских войск был уже предопределен...
  Коммунистических лидеров, которые могли видеть чуть-чуть дальше своего носа, не оказалось. Не было подобных и у народов бывшего Советского Союза, в первую очередь, среди русского. В итоге вывод войск, как это всегда происходило в истории, осуществлялся по указанию партии и от имени народа. И как всегда не без помощи Запада.
  
   И еще важный аспект. Вывод ЗГВ из ФРГ вытекал из новых политических реалий, подводил черту конфронтационному периоду в послевоенной мировой истории, в первую очередь, в Европе. В отношениях между Россией и Германией открывалась новая эпоха - доверия, стабильности и сотрудничества. Ошибка советского, позже российского руководства состояла в том, что они забыли о зловещей роли империализма. Он на протяжении своего существования всегда и везде оставался верен своим принципам и целям.
   Вместе с тем, автор считает, что этот классический тезис для современной России уже не актуален. Это страна с яркими проявлениями 'дикого' капитализма, с деформированными социальными отношениями. На вершине власти находится компрадорская буржуазия, интересы народа ей безразличны.
  
   Несколько слов о военно-стратегическом паритете между СССР, Россией и Западом. Его, как такового, уже не существует. Запад добился своего. Уход самой мощной военной группировки резко изменил соотношение сил в Европе, практически подвел черту под итогами Второй мировой войны. Воссоединение страны и вывод советских
  войск с территории Германии немцы справедливо расценивают как свое крупнейшее достижение.
   Варшавский Договор ушел в небытие. НАТО - значительно укрепилось. Кстати, американские войска, как и ядерное оружие США, по сей день базируются в Германии. Вывод ЗГВ - капитуляция СССР в годы холодной войны, подтверждение его стратегического поражения. В настоящее время войска НАТО находятся на тех же рубежах, где и фашистский вермахт 22 июня 1941 года.
  
   И последнее. Пребывание советских войск на территории Восточной Германии было объективной необходимостью. Эта миссия была согласована со странами-победительницами после капитуляции фашистской Германии. ГСВГ выполнила свое историческое предназначение - полвека стояла на страже мира в Европе. За это время с ней связали свою судьбу 540 тысяч офицеров, 180 тысяч прапорщиков,5 млн 380 тысяч солдат и сержантов. Если сюда прибавить 416 тысяч рабочих и служащих, да 1,5 млн членов семей военнослужащих, получится солидное государство - более 8 млн человек. Все они - представители ушедшей советской эпохи.
  
   Прошло четверь века после ухода советских войск из Германии и вновь приходишь к однозначному выводу, который, скорее всего, окажется аксиомой во все времена. Советское военное присутствие в центре Европы являлось первостепенным геостратегическим фактором на протяжении второй половины ХХ века. ГСВГ была способна решать поставленные задачи не только на европейском театре военных действий, но и стратегические задачи мировой политики. Группа определяла в основе своей политику западных стран и США. В случае войны боевые действия предстояло вести на земле противника, то есть наступательные действия со стороны НАТО можно было считать нереальными.
  
   ГСВГ - эти четыре буквы с гордостью произносили наши деды и отцы, с гордостью произносим и мы, ветераны, те, кто служил на передовых рубежах социализма. Я нисколько не сомневаюсь, что эти четыре буквы будут произносить и наши потомки. Эти буквы будут напоминать о могуществе ГСВГ не только нашим соотечественникам, но и тем, кто пытался или будет пытаться в очередной раз перекроить карту Европы или мира.
  
   Теперь о самом выводе войск. Без всякого сомнения, передислокация огромной массы людей и боевой техники на далекое расстояние и в столь короткое время стала крупнейшей военно-политической акцией не имеющий аналогов. Ее значение еще до конца не осознано современниками.
   Вместе с тем, уход ГСВГ, ЗГВ из Германии напоминал, скорее всего, бегство. Автор, как бывший офицер, ни на йоту не хочет обидеть офицеров, прапорщиков и солдат, которые были обязаны выполнять приказы старших начальников. Истории человечества еще неведомо такое позорное бегство мощнейшей вооруженной до зубов группировки с некогда побежденного государства. Элитные войска вынудили
  бежать советские, российские продажные политики, бездарные генералы. ГСВГ, как и всю Советскую Армию, уничтожили не противники, они никогда не были в силах это сделать. Ее уничтожила и опозорила своя власть. В унижении великой армии, к сожалению, участвовал и народ. Вывод осуществлялся также под улюлюкание в недалеком прошлом наших союзников и друзей. Сильная страна ни при каких условиях не позволяла глумиться над теми, кто с оружием в руках защищал ее жизненные и государственные интересы...
  
  
  
   ГЛАВА ШЕСТАЯ.
   'ЗАБУДЬ, КАК ВЫБРАТЬСЯ ОТСЮДА'
  
  
  
  
   В декабре 1977 года, согласно предписанию ГСВГ, я оказался в Закавказском военном округе. О расположении или дислокации войск этого округа я в то
  время толком ничего не знал. О Кавказе у меня было двоякое мнение: хорошое и плохое. К первому я относил прекрасные климатические условия и богатейшую историю этого региона. Не забывал о том, что родился в Сибири, где практически шесть месяцев было холодно и все это время лежал снег. В детстве мне иногда казалось, что подобная природа во всем мире.
   Негативы об этом крае у меня ассоциировались с политикой царской России. Кавказ довольно часто был местом ссылки инакомыслящих, представлявших угрозу для власти предержащей. Среди офицеров Советской Армии аббревиатура 'ЗакВО' расшифровывалась мрачновато: 'Забудь, как выбраться отсюда'.
  
   Почему я попал в этот округ? Во-первых, о моем желании, где я хочу служить, меня никто не спрашивал. Во-вторых, Закавказье для меня большой неожиданностью не было. Основная причина в том, что я выходец из рабоче-крестьянской, еще точнее, из крестьянской семьи. Подобных мне в советской армии тысячи, десятки тысяч. Были и исключения. В мою бытность довольно много офицеров получали распределение по блату, армейские дыры для них были исключением. Служба в столице СССР или в столицах союзных республик мне вообще не светила.
  В то же время я не падал духом. Молодому офицеру не зазорно послужить и там, куда пошлет его родная коммунистическая партия.
  
   Одновременно прекрасно понимал и знал, что из армейской дыры очень сложно выбраться, можно прослужить и до самой пенсии. Служить и не думать о карьере, так могли рассуждать только настоящие дебилы. Я себя к этой категории не относил, поэтому мне было небезразлично новое место службы.
   'Освоение' очередного военного округа для меня началось со столицы Грузии - Тбилиси, куда я прилетел самолетом. Затем автобусом добрался до города Ахалцихе. В небольшом населенном пункте дислоцировалась 10-я гвардейская мотострелковая Печенгская дважды Краснознаменная, орденов Александра Невского и Красной Звезды дивизия. Соединение было в составе 31-го армейского корпуса Закавказского военного округа. В дивизии имелось: управление, три мотострелковых полка, танковый, артиллерийский и зенитно-ракетный полк, а также несколько специальных батальонов.
   Заполнить вакантную должность заместителя командира батальона по политической части в 24-м гвардейском мотострелковым полку (г. Ахалцихе), согласно предписанию, мне не удалось. Она была уже занята. Об этом я узнал во время представления командованию части. Командир полка предложил мне запасной вариант. В одном из батальонов было свободное место для заместителя командира роты по политической части, предлагал немного подождать. 'Услуга' подполковника в прямом смысле меня шокировала.
   Я быстро приподнялся со стула, вытянулся во весь рост. Насупился и четко произнес:
   - Товарищ гвардии подполковник, в ГСВГ моя рота и батальон носили звание отличных подразделений... - Слегка перевел дух, затем на полном серьезе добавил.
   - Вот ежели Вы мне предложите должность заместителя командира полка, то я с удовольствием ее приму...
   Широкоплечий мужчина, сидевший за столом, скорее всего, понял, что дал промашку, решил исправить ситуацию. Он вышел из- за стола, подошел к бывшему 'германцу' и слегка похлопал его по плечу. Крепко пожал ему руку и с улыбкой произнес:
   - Ладно, так и быть... Пусть твоей карьерой занимается ваш политодел... Честь имею...
   В этот день 'мою должность' в мотострелковой дивизии не нашли. Не нашли и через два дня. Я все это время жил в гостинице. Вскоре мне предложили должность пропагандиста полка в 28-м гвардейском мотострелковом Киркенесском полку. Он дислоцировался в небольшом городишке Вале. Я согласился.
   Несколько слов в моем новом месте службы. Провинциальный городок Вале находится в юго-западной части Грузии, в исторической области Самцхе-Джавахетия, в 11 км от Ахалцихе. Город расположен в предгорье Малого Кавказа, на высоте 1100 метров над уровнем моря, на правом берегу реки Поцхови.
   Первые упоминания о поселении на этом месте датируются X веком. Однако об истории Вале до XIX века неизвестно практически ничего. Каких-либо исторических достопримечательностей в селении нет. Кроме старинной церкви, возведенной в X веке и перестроенной в XVI веке. От Вале до границы с Турцией всего 9 км, из города хорошо виден пограничный переход Вале-Пософ. Городок является последним грузинским поселением по дороге в Турцию, за пределами Вале в сторону другой страны никакой инфраструктуры нет.
  
   Небольшой военный городок, расположенный на возвышенности, какой-либо особой радости мне не принес. Не прибавило мне настроения и то, что мотострелковый полк был кадрированный. На этом мои печали не закончились.
   В части для меня и для моей семьи не оказалось жилья. Не было и офицерской гостиницы. В конце концов жилье все-таки мне предложили. Двухэтажный 'особняк' из камышита, в котором никто не жил. Строение находилось неподалеку от части. В его стенах было множество больших и малых дыр, через которые сильно сквозило. На дворе стоял декабрь, было довольно прохладно. К моей радости, полковое начальство бедственное положение германца приняло к сведению, дало ему один день на благоустройство. Вскоре моя семья заняла две небольшие комнаты на верхнем этаже. Можно было занимать и больше, но в этом не было никакого смысла. Центрального отопления, как такового, не было, не было и какой-либо печи, не говоря уже о газовой или электрической плите. Не было и водопровода. За водой я ходил к небольшому не то гейзеру, не то к арыку. Радовало лишь одно, что вода была идеально чистая. Холодище то и дело преследовало жильцов, особенно ночью. Против него были бессильны железная буржуйка и солдатские одеяла.
  
   Через неделю ситуация сложилась поистине катастрофическая. Закончились горючие запасы: дрова и хворост. Мои попытки найти какие-либо бревна, доски и т. п. закончились неудачей. В экстренном порядке заказал уголь, благо, что рядом была действующая шахта. В советское время Вале был одним из главных центров угледобывающей промышленности Грузии, и получил официальный статус города в 1962 году. Использование твердого горючего вещества растительного происхождения оживило жильцов, но и тут не обошлось без проблем. Однажды ночью я вышел на улицу, в туалет, уборная представляла собой небольшой наспех сбитый домик из сосновых горбылей, и чем-то напоминал скворечник. Через некоторое время позади дома я услышал подозрительную возню. Мигом ринулся к источнику шума. И тут же остановился. На куче угля сидел пожилой мужчина со щетиной на лице и быстрыми движения рук набрасывал куски горючего материала в мешок. Я на некоторое время впал в раздумье. Никогда не думал, что кто-либо из гражданских людей, где бы они не жили и какой национальности не были, могли делать подлости против советских офицеров. Ведь многие прекрасно понимали и видели, что мужчины с погонами на плечах довольно часто бедствовали...
   Дальше что-либо размышлять я не стал. Я очень тихо подошел к мелкому воришке и со всей силой схватил за его плечи. Затем слегка приподнял. Старичок-армянин от страха в прямом смысле потерял дар речи. Он ничего не говорил, лишь слегка крутил головой по сторонам. Молчал и я. Желание 'звездануть' по физиономии воришки я не исполнил, воздержался. Отпустил вора с миром.
   Прекрасно знал, что после этого 'ЧП' моя карьера закончится. Подобные эксцессы, как правило, приводили к плачевным результатам тех, кто имел звезды. Мою память до сих пор будоражит случай, который произошел с одним из офицеров, которого я неплохо знал. Это произошло во время отпуска, когда он с женой и дочерью пошел к реке, на которой практически и вырос. Молодой мужчина крепкого телосложения, вдоволь накупавшись, направился в близлежащий лесок. Намеревался насобирать сухого валежника для шашлыка. Неожиданно услышал с противоположного берега реки душераздирающий крик своей жены. Отпускник почувствовал что-то неладное и сразу же ринулся на помощь самым близким людям. Поисходящее его поразило. В зарослях лежала его жена, один из подонков ее насиловал, другие двое держали ее за руки. Дочь сидела неподалеку и слегка всхлипывала. Итог развязки был ужасающий. Офицер жестоко расправился с ничтожествами. Один из них на всю жизнь остался инвалидом. К сожалению, и того, кто совершил справедливое возмездие наказали. Его сначала исключили из партии, затем выгнали из армии. Без какого-либо пособия, без жилья. Суда не было, но чиновники из соответствующих гражданских и военных органов признали, что офицер превысил меры самозащиты...
  
   Через пару недель мои проблемы с жильем закончились. Мой предшественник, капитан убыл в город Кутаиси, в новому месту службы. Я перебрался в его квартиру. Она находилась на первом этаже двухэтажного дома, на улице Сталина. Офицеры полка в большинстве своем жили в пятиэтажке, в самом начале этой же улицы, прямо перед въездом в город. Благоустроенная квартира, без всякого сомнения, подняла жизненный тонус моей семьи. Не исключением этому был и я, появилась возможность смотреть телевизор, слушать радио, в конце концов принять ванну.
   К сожалению, относительно человеческое благополучие только что прибывшего офицера было вскоре нарушено. В полк пришло мое личное дело. Об этом мне сообщил начальник строевой части. Оно заводилось на каждого офицера Советской Армии и Военно- Морского Флота, в нем скурпулезно фиксировались все его достижения и промахи в службе, а также и в семейной жизни. Едва я раскрыл небольшую папочку из твердого переплета не то темно-розового, не то темно-красного цвета, как чуть было не лишился дара речи. Первой, что попалось на мои глаза, была моя характеристика. В целом она была положительная, но указывались и недостатки, в частности, что я болезненно реагирую на критику начальников и нередко с ними пререкаюсь. Это вранье я бы, вполне возможно, и перенес. К этому уже привык, и не только я один. Меня взбесило то, что в самом низу стандартного листа стояла подпись командира батальона и моя. Это означало, что я со своими недостатками согласен и в будущем обещал их исправить. Я стиснул зубы, сфальсифицированная подпись чем-то напоминала собою два сцепившихся крючка. Я неспеша пробежал глазами остальное досье и вновь заскрипел зубами. В небольшом кармане папки был листок из писчей бумаги, на котором черным по белому было написано, что я ознакомлен с личным делом и с характеристикой. И опять стояла 'моя' подпись. Я тут же попросил у начальника строевой части авторучку и в один миг перечеркнул все то, что унижало мое достоинство. Псевдохарактеристику никто мне перед заменой во внутренний округ не показывал, тем более, подобную галиматью я бы никогда не подписал. Мало того. Незадолго до замены в соединении проводилась аттестация политработников. Никто из начальства или подчиненных каких-либо претензий ко мне не имел. Старший лейтенант от увиденного сильно покраснел, некоторое время молчал. Скорее всего, подобного в его практике еще не было. Затем он непонятно почему заморгал глазами и мигом покинул небольшое помещение. Через пару минут в комнату вошел командир полка. Я с олимпийским спокойствием изложил суть и причину произошедшего. Плешивый полковник в ответ ничего не говорил, лишь слегка качал головой. Я его прекрасно понимал. Он еще ничего не знал о 'германце', скорее всего, личное дело новенького он еще не читал. Я из своего армейского опыта знал, что отпрыски партийно-советской и военной элиты были вне критики. Верхи, не говоря уже о низах, просто-напросто боялись сынков, имевших высокопоставленных протеже. Скорее всего, только по этой причине комполка несколько пасовал. Боялся еще и по другой причине. Довольно часто грузного мужчину с большим животом и большими звездами на погонах вызывали в политотдел дивизии или корпуса. Давали взбучку. Причина была довольно банальная, прикладывался к рюмке.
  Полковнику, прослужившему в армейской дыре двадцать лет, до пенсии оставалось три года. Перед 'дембелем' ему не хотелось ссориться с офицером с еще неизвестной биографии, тем более, с пропагандистом полка. В итоге 'недоразумение' замяли, каждый остался при своих интересах. Несколько позже, я исполняющий обязанности замполита полка, пригласил к себе в кабинет начальника секретной части и поинтересовался своим личным делом. Прапорщик слегка улыбнулся и сказал о том, что мою характеристику по причине ветхости просто-напросто изъяли из папки. Я с облегчением вздохнул, надеялся на поступление в академию. Остальное меня уже не интересовало...
  
   Прошло полгода. В моей службе каких-либо кардинальных изменений не произошло. Я все больше и больше погружался в повседневную жизнь и быт полка, который в прямом смысле был под носом у Турции, члена НАТО. Если говорить о своих личных качествах они в принципе и в армейской дыре не изменились. Я продолжал всегда и везде оставаться принципиальным и порядочным человеком. Из-за этого я довольно быстро снискал уважение среди офицеров, особенно молодых.
  
   Наступил декабрь 1978 года, который стал знаковым моментом в моей жизни. Мне предложили учиться в военно-дипломатической академии Советской Армии. Кое-что об этом серьезном заведении я уже знал. Академия занималась подготовкой разведчиков (сотрудников военных атташатов) как для работы за границей, так и для службы в разведывательных органах армии страны.
  Набор новых офицеров производится, как правило, в конце каждого года. Преподаватели академии, в первую очередь, знакомятся с личными делами офицеров в возрасте до 35 лет и с воинским званием не ниже капитана. Тех офицеров, личные дела которых их удовлетоворяют, вызывают в Москву, на собеседование. Некоторым из них предлагается сдать вступительные экзамены. Представителю ГРУ (Главного разведывательного управления при Генеральном штабе ВС СССР) поручается отбирать не более 10 офицеров, но ему приходится проверять около 100 человек, чтобы найти этот десяток самых-самых лучших. Часть будущих слушателей могут набирать и из числа выпускников военных академий. Учеба три года. Особое внимание уделяется изучению иностранных языков. Выпускник, как правило, должен знать два языка.
  За время своего существования академия выработала ряд сценариев по поиску кандидатов. Один из этапов проверки состоит в том, что представитель академии приходит на квартиру кандидата и ведет с ним, как правило, обычный разговор. При этом важное значение придается и жене кандидата. Иногда бывает, что жена кандидата по какой-то причине не подходит, например, по интеллекту или чрез- мерно эмоциональная. А это означает, что как бы ни был хорош сам офицер, разведчиком ему не быть. Представители ГРУ являются настолько опытными, что по первому взгляду на домашнюю обстановку принимают решение - пришли напрасно или разговор имеет смысл продолжить.
  
   В отличие от других академий, в военно-дипломатическую академию было куда меньше лазеек для поступления по блату. Хотя они и здесь имелись. Это, как правило, офицеры, у которых имеются высокопоставленные начальники ГРУ, Генштаба, Министерства обороны СССР. По сравнению с другими высшими учебными заведениями, эта академия имела куда больше возможностей для работы в дипломатических представительствах за рубежом. Посмотреть на Запад, не говоря уже о том, чтобы там пожить, в те недалекие времена горел желанием каждый советский человек.
  
   Теперь о том, как меня вербовали в самую престижную академию Вооруженных Сил СССР. Был понедельник. Проснулся я, как обычно, в шесть часов утра. Затем привел себя в порядок, плотно позавтракал. Сел за письменный стол, и, взяв в руки Устав внутренней службы, повторил обязанности заместителя командира полка по политической части. 'Комиссар' отсутствовал, уже три дня пьянствовал. Знание функциональных обязанностей я считал первостепенным делом, что позволяло мне держаться уверенно и беспристрастно перед любыми начальниками или перед своими подчиненными. Потом я направился в полк, который находился неподалеку от моего дома. Едва я переступил порог контрольно - пропускного пункта, как тут же передо мной появился прапорщик, дежурный по КПП. Лихо козырнув, он с некоторым волнением в голосе протараторил:
   - Товарищ гвардии капитан... Вас срочно ожидает какой-то гражданский из Москвы, он в кабинете командира полка... Командир с ним же... Вас ждут...
   Я улыбнулся, промолчал. Пожал руку прапорщику и спокойно направился в кабинет заместителя командира полка по политической части. На душе было олимпийское спокойствие. Никто из моих родственников или знакомых о каких-либо визитах меня не предупреждал. Мало того. Для их приезда в приграничную зону требовалось много документов и времени.
   Мои 'командирские часы' показывали без пяти минут девять, когда я подошел к кабинету командира полка и постучал в дверь. Затем ее открыл, и приложив руку к головному убору, направил свой взгляд к столу, за которым обычно восседал командир части. На этот раз его на законном месте не было. Он стоял возле двери, и увидев вошедшего, кивком головы показал ему в сторону гражданского лица. Я сделал два шага вперед, затем представился солидному мужчине в драповом пальто, сидевшему сбоку от стола. Незнакомец быстро встал и направился мне навстречу. Крепко пожал мою руку и с улыбкой произнес:
   - Владимир Владимирович, не надо представлений или официальных обращений... - Затем еле сышно добавил. - Ничего не надо... Я и так все о Вас знаю... Знаю даже больше, чем Вы сами думаете...
   Неожиданная осведомленность гражданского о моей персоне на какой-то миг привела меня в замешательство. Я слегка покраснел и повел своей головой в сторону командира части, затем перевел взгляд на довольно стройного и симпатичного гостя из Москвы. Он мое волнение заметил. Он вплотную подошел ко мне, взял меня под руку и усадил на стул, напротив 'командирского' стола. Затем широко улыбнулся, при этом оскалив два ряда красивых зубов. Потом внимательно посмотрел на плешивого полковника, который почему-то ехидно улыбался и слегка тряс своими очками перед своей физиономией. Я с недоумением смотрел на стоявших мужчин, так как еще не понимал, с какой целью они пригласили меня в кабинет. Развязка не заставила себя долго ждать. Для меня она была неожиданной.
   Гражданский мило улыбнулся, и повернув голову в сторону командира полка, вежливо произнес:
   - Товарищ гвардии полковник... Я попрошу Вас на некоторое время оставить нас наедине... - Затем слегка наклонился в мою сторону и в прежней манере проговорил.
   - Нам с Владимиром Владимировичем предстоит кое-что обсудить...
   Плешивый тряхнул своим большим животом, надел на голову папаху, слегка выпятил грудь, и нахохлившись как петух, козырнул и громко отчеканил:
   - Я Вас понял, товарищ полковник...
  Только после этих слов я в прямом смысле пришел в себя. Я снял с головы шапку и положил ее на колени. Слегка перевел дух. Перевел ненадолго. Неопределенность все больше и больше давала о себе знать. Я никогда не думал, что из столицы большой страны в армейскую дыру ко мне приедет целый полковник. Подобных мне, капитанов, в Советской Армии тысячи...
   От внезапно нахлынувшего волнения я почувствовал на своей физиономии мельчайшие капельки пота, которые, как мне казалось, бежали по моему лицу ручьями. Я невольно взмахнул рукой и провел ею по щекам, затем по своим губам. И на этот раз гражданский мое волнение уловил. Он слегка привстал из-за стола и вновь протянул мне руку. Затем очень тихо представился:
   - Полковник Митрофанов Николай Данилович... Представлю Главное разведывательное управление при Генеральном штабе Советской Армии... - Увидев некоторое недоумение на моей физиономии, в том же тоне продолжил:
   - Я, Владимир Владимирович, сейчас все объясню по порядку...
  Капитан сидел и не двигался. Лишь его карие глаза бегали из стороны в сторону, словно небольшие шарики. Он немного встрепенулся, когда услышал из уст гражданского слова:
   - Я по поручению Генерального штаба совершаю поездку и набираю достойных офицеров в академию Советской Армии. Иногда ее называют военно-дипломатической академией... Однако для нашего дела это большой роли не играет...
   Я немного приободрился. Открыл слегка рот и почти пересохшими губами прошептал:
   - Товарищ полковник, я Вас понял..
   Определенное оживление младшего офицера вмиг преобразило полковника. Он почти на цыпочках подошел к входной двери, резко ее открыл и слегка прислушался. В коридоре стояла тишина. Потом он закрыл дверь и направился к окну, форточка, которого была приоткрыта. Заметив понимающий взгляд капитана, он улыбнулся и почти нараспев произнес:
   - В нашем деле, Владимир Владимирович, любая предосторожность никогда не помешает. Не поме-е-е-ша-а- ет... Гвардии капитан, правильно я говорю?
   От слов гражданского я расцвел в улыбке. Я слегка приподнялся со стула и уже очень спокойно ответил:
   - Так точно, товарищ полковник...
  
   Дальнейшее поведения гостя из Москвы почти с каждой секундой подкупало меня, бывшего жителя глухой сибирской деревни Драгунка. Я очень внимательно наблюдал за тем, кто, как мне казалось, мог определить, а может и уже определил мою дипломатическую карьеру. Митрофанов присел за стол, расстегнул ворот своего драпового пальто. Я невольно подался вперед, присмотрелся. Я уже ни сколько не сомневался в том, что передо мною большой начальник, притом из очень серьезного заведения. О важности пресоны говорила и его одежда. На гражданском была дорогая рубашка белого цвета и недешевый галстук в крапинку. Я, честно говоря, особых познаний в гардеробе не имел, но во время службы в ГДР, где одежды и обуви было хоть пруд-пруди, кое в чем уже разбирался.
   Мои размышления тут же прервал Митрофанов. Он слегка поправил очки на носу, словно проверял их наличие, затем почти по-дружески произнес:
   - Владимир Владимирович, не подумай, что я на одну из самых южных точек нашей необъятной страны приехал просто так, наскоком... Нет, еще раз нет.. Твое личное дело я основательно изучил в Москве, а потом уже сюда...
   Слегка покачав головой, полковник улыбнулся, продолжил:
   - Нам нужны не только умные офицеры, но и здоровые... Ты бравый офицер и молодой мужчина... - Он слегка провел рукой по своей широкой груди, и громко рассмеявшись, подытожил. - Мало того. Ты парень симпатичный, да и у тебя косая сажень в плечах...
   На похвалу старшего офицера я отреагировал очень скромно. Лишь слегка улыбнулся. Продолжал молчать. Меня сейчас не интересовало то, что было написано в моем личном деле. Меня интересовало, в первую очередь, то, что я буду делать после окончания академии. Только поэтому я молчал, в какой-то мере даже проявлял равнодушие.
   Митрофанов пристально посмотрел в мои глаза и серьезно продолжил:
   - И еще скажу тебе, гвардии капитан, такие преданные люди, как ты, нам и нашей стране нужны для выполения очень важных правительственных задач... Очень нужны, Владимир...
   Здесь я уже не выдержал. Несколько вытянув шею, я еле слышно прошептал:
   - Товарищ полковник, честно говоря, я еще не представляю, что ждет меня в этой академии... - Я неожиданно для себя поперхнулся, скорее всего, все еще волновался. Затем быстро прокашлялся и опять зашевелил губами. - Извините, например, я проучился в академии... А где я буду потом, в войсках или в другом месте?
   Неосведомленность капитана, в некоторой степени даже его наивность, у полковника не вызвала раздражения, она была вполне закономерной. Подобные вопросы он слышал не впервые. Митроанов очень медленно приподнялся из-за стола, подошел к окну и посмотрел через стекло. Несколько офицеров кучковалось возле небольшого домика, где находился дежурный по части. Затем он перевел взгляд на кандидата в дипломаты, который, непонятно почему, приумолк. Лишь преданными глазами смотрел на посланца из Москвы. Митрофанов вновь сел за стол, и постучав пальцами рук по органическому стеклу, которое лежало перед ним, очень серьезно, даже с несколько официальным тоном произнес:
   - Товарищ капитан, наша работа очень серьезная работа... Это, скорее всего, даже и не военная служба... Здесь требуется преданность социалистической идеологии, и, конечно, государственная ответственность.
   Вербовщик из Москвы слегка опустил голову, скорее всего, искал новые доводы или мысли. Я также хранил молчание. Молчал сознательно. Буду или не буду выполнять ответственное задание партии и правительства, я еще окончательно не решил.
  Я слегка приподнял голову кверху и несколько приободрился, когда до меня вновь донесся знакомый голос:
   - Владимир Владимирович, в нашей работе ошибки исключены... Даже мизерная оплошность может привести к гибели системы, которая ковалась не одним поколением советских разведчиков...
   От важности гениальной мысли я и сам, не зная почему, слегка приоткрыл рот. Я был окрылен. Я еще никогда в жизни не имел такого предложения, которое так тесно было связано с моей судьбой и судьбой моей страны. Желание быть разведчиком все больше и больше мною околдовывало. О многих из них я читал еще в годы моего детства. Фильмы об умных и очень смелых людях захватывали мальчишку.
   Сейчас же молодой мужчина с офицерскими погонами на плечах приглашался в эту когорту, в группу умных и смелых соратников...
  Я открыл рот и с нескрываемой радостью произнес:
   - Товарищ полковник... Мне очень приятно слышать, что мне оказывают такое доверие, даже очень...
  Митрофанов с облегчением вздохнул. Мотострелковый полк, находившийся в двух шагах от турецкой границы, был последним в его недельной командировке. Все предыдущие кандидаты, согласованные с командованием округа, прошли на ура. Офицеры от заместителя командира батальона до заместителя командира полка руками и ногами рвались в Москву. Особое рвение проявляли те, кто служил в 'дырах', заведома зная, что вырваться из оных можно лишь за счет учебы в академии. Во все высшие военные заведения предстояло сдавать экзамены, в его же академию, где он был старшим преподавателем, достаточно было одного собеседования. Это касалось, в первую очередь тех, кто гонцам из Москвы нравился. Мало того. Ни одна академия не гарантировала столько благ, сколько эта... Как в дальнейшем сложится служба или жизнь кандидатов, его не интересовало...
   Полковник немного прошелся по кабинету. Затем подошел ко мне, слегка потрепал по плечу. Потом приподнял голову и шепотом произнес:
   - Владимир Владимирович, Вы уже прошли службу в Германии... Это очень большой плюс для Вас... Опыт заграницы важен и для нас... - После этого умозаключения он загнул указательный палец своей довольно нежной руки. Оскалив зубы, загнул второй палец и с оживлением продолжил. - Очередное преимущество... Едва Вы переступите порог нашего заведения, как для супружеской пары будет предоставлена благоустроенная трехкомнатная квартира...
   Солидный мужчина, словно фокусник, по велению и хотению которого, опускались одни только сладости, с самодовольным выражением лица вновь изрек из своих уст:
   - И еще, Владимир Владимирович... Молодая семейная чета получает современную машину 'Волга' любого цвета, притом с гаражом... И еще, что для каждого советского человека немаловажно - это дача...
  
   Полнейшее изобилие благ в будущем меня рассмешило. Я прекрасно понимал, что любые привилегии, опускаемые сверху, даются недаром. В том числе, и для офицеров Советской Армии. Кое-кто из них служил в районах вечной мерзлоты или в знойных пустынях, имея определенные льготы. Я невольно вспомнил свою первую стажировку в войсках на советско-китайской границе. Как правило, у 'льготников' слез было куда больше, чем радости.
   Я слегка прикусил нижнюю губу и выдавил из себя:
   - Товарищ полковник... Ну, а если, у меня что-то не получится...
  Что меня тогда может ожидать?
   Каверзный вопрос капитана Митрофанову понравился. Он широко улыбнулся, слегка почесал рукой левое ухо. Затем не то с облегчением, не то, наоборот, с тяжестью на душе, на полном серьезе произнес:
   - Да, капитан, очень хороший вопрос... Я прекрасно понимаю, кто носит погоны, тот всегда мечтает о звездах... - После этого умозаключения гонец из Москвы покачал головой, и уставившись на кандидата, очень сухо сказал. - Я, вот, например, тоже мечтал стать генералом, хожу пока полковником. Три звезды меня вполне устраивают...
   Затем он слегка откинулся на спинку стула и без всяких обиняков изрек:
   - Скажу честно... Тех, кто делает ошибки, мы посылаем туда, где Макар телят не пас...
   Неожиданно в дверь кто-то робко постучал. Затем стало тихо. Митрофанов вышел из-за стола и очень осторожно, почти на цыпочках, подошел к проему в стене для входа и выхода. Затем неспеша его открыл. Перед ним стояла молодая красивая женщина с распущенными каштановыми волосами. Одета она была в дубленку коричневого цвета. Очаровательная улыбка незнакомки покорила мужчину. Он невольно улыбнулся, и слегка покачав головой, повернулся в сторону капитана, лицо которого почему-то было страшно розовым. Будто он только что побывал в парилке.
  Он неспеша приподнялся со стула и тут же до него донесся голос полковника:
   - Владимир Владимирович, оказывается, твой командир полка оперативно и быстро сработал. Пригласил твою супругу...
   Я стремительно рванулся к жене и представил ее гостю из Москвы. Неожиданный разворот событий, как мне показалось, мигом растопил военную субординацию между офицерами, которая доселе господствовал между ними. Митрофанов сделал пару шагов вперед, в сторону командирского стола. Затем по-военному развернулся, и уставив глаза на супругу капитана, с улыбкой произнес:
   - Товарищ капитан, я нисколько не сомневаюсь, что такой дуэт в нашей работе принесет только успех...
   Семейная чета на комплименты большого начальника из Москвы реагировала по-разному. Муж стоял почему-то по стойке 'смирно'. С его лица пот катился градом. Его жена то и дело улыбалась, словно, заводная. Она вообще расцвела в обворожительной улыбке, когда Митрофанов взял ее под руку и усадил за командирский стол. Капитан слегка улыбнулся и невольно подумал: 'Моей жене сейчас не хватает только полковничьей папахи...'.
  
   Дальнейшие события развивались строго по плану вербовщика из Москвы. Он с улыбкой посмотрел на супругов и почти скороговоркой спросил:
   - Владимир, какой иностранный язык ты изучал? И твоя супруга? Я быстро отчеканил:
   - Учил немецкий, жена тоже...
   Затем Митрофанов подошел к командирскому столу и с некоторым придыханием в голосе произнес:
   - Владимир Владимирович, ты сам прекрасно понимаешь, что для офицера, особенно в нашей сфере деятельности, супруга играет далеко не второстепенную роль...
  Я на несколько мгновений замер. Был весь во внимании к тому, кто говорил и давался наставления мне и моей жене. Учитель продолжил:
   - В том, что на моих погонах три большие звезды, есть заслуга моей жены и даже детей...
   Я с облегчением вздохнул. Страх, некогда господствующий в моей душе и теле, окончательно улетучился. Я оживился, и уловив улыбку на лице вербовщика, уверенно произнес:
   - Товарищ полковник, не переживайте, все будет нормально...
  Доверительный разговор между представителем ГРУ при Генеральном штабе ВС СССР и супружеской парой из мотострелкового полка закончился на оптимистической ноте. Все пришли к единому решению. Полковник не кривил душой, он нашел достойного кандидата для учебы в академии. Капитан и его жена нисколько не сомневались, что очередной новый год они будут встречать в Москве, в столице самой большой и мощной страны мира.
  
   После довольно длительного собеседования с вербовщиком из Москвы я через некоторое время оказался на лоне природы. Каких-либо парков или сквериков, не говоря уже о водных водоемах, в селении не было. Моим местом отдыха был довольно большой не то холм, не то возвышенность, неподалеку от полка. Находясь на нем, в солнечную погоду можно было видеть небольшую деревушку, расположенную на
  территории Турции. На этот раз мне было не до отдыха и не достопри- мечательностей. Я полностью был погружен в размышления. Утром мне предстояло позвонить полковнику Митрофанову и окончательно сказать 'да' или 'нет' для учебы в предложенной им академии. Он был в г. Ахалцихе, в офицерской гостинице. Непонятно почему, в моей голове стали появляться мысли, которые довольно часто взаимоисключали друг друга. Несколько позже и у супружеской пары не было обоюдного согласия. В конечном счете, все зависело от меня.
   Бессоная ночь также не принесла мне разумного решения. Мало того. Я все больше и больше склонялся к мысли о продолжении своего образования в военно-политической Академии имени В. И. Ленина. К тому же. Еще в ГСВГ меня в это заведение рекомендовали. Утром я проснулся и сразу же посмотрел на будильник. Он показывал половина девятого. Встал поздно. Подобное в моей жизни случалось очень редко. Скорее всего, сказался нервный стресс. Митрофанов просил позвонить ровно в восемь. Я бросился к телефону, набрал номер гостинцы. Из трубки раздался женский голос:
   - Товарищ Митрофанов покинул гостинцу полчаса назад... Каких-либо других справок мы не даем...
   Я моментально обмяк и медленно опустился на стул. Моя мечта стать профессиональным разведчиком, военным дипломатом вмиг улетучилась. улетучилась навсегда. Полковник в своей беседе мне четко сказал. Второй попытки поступить в престижное военное заведение не дается. Никому и никогда...
  
  
  
   ГЛАВА СЕДЬМАЯ.
   ПСИХУШКА. ПРЕДДВЕРИЕ И ПОСЛЕДСТВИЯ
  
  
  
  
   В январе 1979 года я принялся за осуществление своей мечты - поступить в военно-политическую академии имени В. И. Ленина. Как и положено, я сначала обра-
  тился с рапортом по команде и ранжиру. Начальник политического отдела дивизии, полковник, невзрачный мужик наотрез отказался подписать мой рапорт. Отказ мотивировал тем, что я еще молод. Мало того. Он ко мне по-настоящему еще не успел приглядеться, требовалось время.
   В этом же году уже четко 'брезжил' Афганистан. Кое-кто из офицеров мотострелкового полка там уже был или находился. Многие обитатели военного городка не сомневались, что советские войска в ближайшее время войдут в это государство. Я, пропагандист полка, считал эту тему очень актуальной и по этой причине провел для офицеров политическую информацию об этом сопредельном госу- дарстве. К выступлению готовился основательно. Очень многое об этой стране для меня было не только интересное, но и необычное. Например, Афганистан никогда не был под игом других государств. Если кто-то и посягал на его суверенитет - тут же изгонялся.
   Через два месяца я вновь оказался в кабинете политического шефа соединения. До этого успешно прошел медицинскую комиссию. Был признан годным к поступлению в военно-политическую академию на общевойсковой факультет очного обучения. И на этот раз чиновник с тремя большими звездами на погонах не подписал мне рапорт. В том, что он просто-напросто надо мною издевался, я уже нисколько не сомневался.
   В итоге мне ничего не оставалось делать, как пойти ва-банк. Разговор между офицерами был на равных, несмотря на различие в звездах и должностях. Я все и вся сказал, сказал в открытую. И о коррупции в Советской Армии и о возможном трагическом исходе ввода советских войск в Афганистан. Напомнил начальнику и об истории сопредельного государства. Финал беседы был удручающим, что для молодого капитана было вполне ожидаемым. В этот же день меня пригласил к себе в кабинет прокурор дивизии.
  
   Утром следующего дня ко мне на квартиру приехала группа офицеров во главе с заместителем начальника политического отдела дивизии. Они поставили мне условие. Или ты идешь в психушку, или на твоей карьере будет поставлен крест. Ночь для меня была кошмарной. Еще хуже оказалось для меня утро, когда я пришел в часть. Командир полка, пузатый полковник со сверкающей лысиной, едва я вступил на строевой плац, пригрозил мне вызвать караул, если я не поеду в окружной госпиталь. Не побоялся я и этого начальника. Я четко ему отрапортовал, что я еще в силах выполнять свой долг перед Родиной и своим народом. Затем неторопливо пошел в свой кабинет. Через некоторое время дверь небольшого помещения открылась и я увидел командира полка. За его спиной стояли солдаты с автоматами. Спорить или что-либо доказывать плешивому было бесполезно. Через два часа я сидел в автобусе, сопровождал 'больного' начальник медицинской службы полка, старший лейтенант. К вечеру я был в г. Тбилиси.
  
   В 13 отделении окружного военного госпиталя Закавказского военного округа я просидел 38 дней и ночей. Сидел с преступниками, алкоголиками и наркоманами. Свою 'психушку' я описал в романе 'Человек без маски'. (Дневник советского шизофреника). - Днепро- петровск: ИМА-пресс. - 2011. - 394 с.
   Вердикт советской военной медицины был неутешительным. Диагноз - затянувшееся невротическое состояние у эмоционально- лабильной личности. Далее следовало - негоден к военной службе в мирное время, ограниченно годен второй степени в военное время. Заболевание получено в период прохождения военной службы.
   Содержание моей характеристики, как и заключение военных медиков, я не стал оспаривать. Считал это бессмысленным и бесполезным занятием.
  
   Делясь своими воспоминаниями о пребывании в 'психушке', я и через сорок лет в целесообразности и правоте своего поступка ни на йоту не сомневался и не сомневаюсь.
  Для меня во все времена сущность человека, как личности, определяется тремя качествами: честью, совестью и достоинством. Вообще я считаю, что настоящим стрежнем для любого человека являются его убеждения. И если он сохраняет верность давно сформировавшимся убеждениям, а не шарахается из стороны в сторону в зависимости от конъюнктуры или тех или иных происходящих обстоятельств, то можно с уверенностью сказать, что этот человек прожил свою жизнь не зря. Я вновь и вновь убеждаюсь, что меня посадили в психушку за инакомыслие. Критически мыслящий человек, куда опаснее для режимов, стоящих у власти, чем преступник. Нельзя забывать и о том, что мне по воинским и партийным уставам и инструкциям было предписано на деле проводить политику КПСС и его руководства среди военнослужащих. Как в народе говорили, это был мой хлеб, за который
  я получал в те времена неплохое денежное довольствие.
   Поэтому психушка для меня, офицера-политработника была вполне закономерное и одновременно ожидаемое явление. Вместе с тем, мое пребывание в 'спецзаведении' в корне отличалось о тех, кто по тем или иным причинам в нем оказывался. Я был первым человеком, который оказался за решеткой и за забором с колючей проволокой без 'блата'. Я был, если так можно выразиться, героем-одиночкой, покусившимся на 'достижения' тоталитарной системы. За моей спиной не было ни Запада, ни различных радиоголосов. Никто не давал мне и денежные подачки из-за бугра. Я был просто-напросто человеком, притом с большой буквы.
  
   Одновременно я не отношу себя к когорте диссидентов, которые после символической отсидки попадали или попадают в объятия противников существующей власти или режима. И при этом небезбедно живут. Я просто-напросто высказал существующей системе, ее институтам свое личное мнение. И только и всего. Я считаю, что мое суждение о коррупции в Советской Армии, о нецелесообразности ввода советских войск в Афганистан было и остается до сих пор разумным и правильным. Меня же в те не столь уже и далекие времена за ослушание директив КПСС и Советского правительства, отправили на 'принудительное лечение'.
   И еще. В психушку меня насильно посадили как абсолютно здорового человека, притом еще молодого человека. Я до сих пор восхищаюсь собой, как мне удалось выстоять против системы, которая намеревалась меня сломать. Она использовала для этого все, что имелось у нее на вооружении: партию, армию, общественное мнение и т. п. Несмотря на все это, я выстоял и в конечном счете победил!
   Несколько слов о последствиях психушки. Они стали для меня трагическими. По сути дела власть, да и само общество выбросили меня на задворки не только политики, но и обыкновенной человеческой жизни. Мои попытки трудоустроиться, исходя из моих умственных способностей, таланта, как правило, заканчивались провалом. На деле я был и остаюсь до сих пор изгоем общества, которое называется демократическим, человеческим.
  
   Мало того. За все свои страдания я не получил ни гроша. Не названы моим именем ни улицы, ни школы, в отличие от тех, кто сейчас преуспевает на Западе, да и в 'демократической' России, получая своеобразную 'плату' за потоки антисоветчины, критику существующих режимов.
  
   Несколько слов о реабилитации, восстановлении моей репутации, как гражданина, как человека. В связи с этим скажу однозначно. Все эти годы я пытался снять с себя ярлык 'псих', 'шизофреник'. К сожалению, безуспешно. Мои письма, просьбы в нижестоящие и высшестоящие партийные, другие инстанции оставались без ответа. Сделал я попытку по восстановлению своего доброго имени и в демократической России.
   Этот эпизод в моей жизни запомнится мне надолго. Это было на моей исторической родине, в Омской области. Я в то время работал дворником в гостинице 'Иртыш'. Узнав о том, что на сибирской земле создана комиссия по восстановлению прав реабилитированных жертв политических репрессий, я неслыханно обрадовался. Через пару дней я уже стоял перед дверью здания, расположенного на улице Ленина. С замиранием сердца открыл дверь и увидел перед собою седую женщину, которая сидела за пишущей машинкой, и что бурча себе под нос, неспеша давила пальцами на клавиши. Я вежливо поздоровался и сделал пару шагов к сидевшей персоне. Ответного приветствия не последовало, как и не последовало какой-либо реакции на появление постороннего человека. Я вплотную подошел к столу и почти по-военному представился:
   - Яшин Владимир Владимирович... Пришел к вам зарегистрироваться, как потерпевший в годы тоталитарного режима... В годы перестройки имел два взыскания от районного комитета партии...
   Секретарша и на этот раз сохраняла олимпийское спокойствие. Я решил не отступать, довести свое праведное дело до конца. Я хмыкнул себе в кулак и громко продолжил свое представление:
   - Кроме этого... В 1979 году я сидел в психиатрической больнице...
  Только после этих слов седовласая 'проснулась' и повернула свою голову в сторону того, кто так назойливо докучал ей своей просьбой. Увидев перед собою серьезного мужчину, одетого в дорогое кожаное полупальто черного цвета и норковую шапку такого же цвета, она слегка встрепенулась и быстро привстала из кресла. Ее челюсти, которые раньше медленно двигались, скорее всего, женщина кушала печенье, остановились, словно по команде. Я слегка скривился. Знакомая картина. В России гостя всегда встречали по одежке, остальное, особенно сейчас, не столь уж и важно.
   При этой мысли я тяжело вздохнул и сказал:
   - Я рад, что наша Россия проявляет заботу о тех, кто боролся за настоящую демократию... - Затем взял из дипломата небольшую папочку и вынул из нее стандартный лист бумаги. Протянул его женщине и с очень серьезным выражением лица промолвил:
   - Это мое заявление на имя председателя комиссии о моей реабилитации...
  Секретарша сделала театральную позу, и еще не прочитав написанное до конца, словно заводная, умилительно проворковала:
   - Владимир Владимирович, все сделаем... Сделаем непременно...
  Обязательно сделаем...
   Внезапно появившееся раболепие уже немолодой женщины меня не так бесило. Меня раздражало то, что она, еще не поняв существа моего обращения, уже заверяла меня в успешном его разрешении.
   'Шизофреник' прикусил губу, несколько успокоился. Недаром в народе говорят, что дома и стены помогают. Я десятки раз писал в высшестоящие инстанции, ответов не было. За правдой ездил в Москву, обивал пороги многих учреждений и начальников. Все было бесполезно.
   Появился очередной огонек надежды, причем на родной земле. Реабилитация, пусть даже снятие с меня заключения медицинской комиссии окружного военного госпиталя, могло дать мне, без всякого сомнения, определенное общественное признание. Снять нервный груз, который я носил на себе многие годы. Я с улыбкой протянул руку женщине и уже почти по-дружески произнес:
   - Татьяна Петровна... Я Вам очень благодарен за внимание к моей просьбе...
  Обворожительная улыбка седовласой меня все больше и больше подкупала. Я слегка коснулся рукой ее плеча и доверительно добавил:
   - Я и Вы, Татьяна Петровна, земляки... А это уже большое дело...
   Мы весело рассмеялись. Секретарша тут же открыла большую папку серого цвета, лежавшую на столе, и вложила в нее заявление ходока за правдой.
  Прежде чем закрыть за собою дверь, я помахал рукой землячке и в очередной раз напомнил о себе:
   - Татьяна Петровна, пожалуйства, зарегистрируйте мое заявление... Я через пару дней еще кое-какие бумаги донесу... - Мне тут же в ответ донеслось. - Владимир Владимирович, мы обязательно все исполним... Непременно исполним...
   Через три дня я вновь оказался в знакомом кабинете. С собой принес папку красного цвета. Я специально такую купил, надеясь на то, что красный цвет лучше привлечет внимание бывшей партноменклатуры. Не забыл о том, что в Днепропетровском горкоме партии на меня красную папку, как на критика перестройки и официального 'шизофреника' уже заводили.
   К удивлению посетителя, его заявление было еще не зарегистрировано. Седовласая объяснила причину. Для регистрации необходима была виза начальника. Он сначала был в командировке, потом внезапно заболел. Мои документы секретарша все-таки взяла, сославшись на то, что земляки должны друг другу помогать...
  
  Очередной визит в обитель справедливости я нанес через месяц. Татьяну Петровну на этот раз, словно подменили. Она несколько колючими глазами посмотрела на знакомого визитера и с отчаянием в голосе сквозь зубы процедила:
   - Господин Яшин... Надо подождать, как долго, я и сама не знаю... Мы сейчас рассматриваем дела тех, кто был репрессирован в пятидесятые годы... - Заметив мой недоуменный взгляд, подытожила. - У нас очень много работы... Приходите попозже...
  По дороге домой я прибег к простым арифметическим расчетам. Их результаты оптимизма мне не прибавили. Для моей реабилитации, в лучшем случае, понадобится лет тридцать... Мне же было уже за сорок...
  
   Неудачные походы в комиссию справедливости, без всякого сомнения, мою нервную систему основательно подорвали, но мое желание биться до победного конца не погасили.
  Я схватился за очередную соломинку, надеясь, что она меня, вполне возможно, и спасет. Обратился к депутату Законодательного собрания области, который являлся членом комиссии по восстановлению прав реабилитированных жертв политических репресиий. Подкупало меня и то, что он, как и я, был профессиональный историк.
   Первые же минуты пребывания в кабинете народного избранника меня разочаровали. Сразу было видно, что его хозяину не до визита дворника, кандидата исторических наук. Мы перекинулись парами фраз о положении в Омске, в стране. Затем наступило молчание. Для меня оно показалось целой вечностью. Я еле слышно выдавил из себя:
   - Иван Иванович, я пришел к тебе за помощью... Мы же вчерашние бойцы бывшей партии...
  Депутат слегка усмехнулся и внимательно уставился на визитера.
  Затем, почесав за ухом, как бы невзначай промолвил:
   - Владимир, я твою проблему знаю, да не только я... В курсе этого малые и большие клерки...
   Я утвердительно кивнул головой и стиснул зубы. Очередной поход за правдой - очередной провал. На прощание чиновник протянул руку опальному и с некоторым сожалением в голосе произнес:
   - Владимир Владимирович, скажи большое спасибо партии, что она тебя не посадила за решетку... А то дело могло получиться куда круче...
  
   Попытка 'озвучить' мою 'психушку' через демократическую печать также закончилась провалом. Главный редактор областной газеты, в прошлом секретарь райкома партии по идеологии, всплеснула руками и с испугом прошептала:
   - Владимир... Я тебе в этом деле не помощник... Допустим, что я все это напечатала... В сей миг в редакцию позвонят сотни подписчиков... - После этих слов ее римский нос покрылся потом. Затем она продолжила... - Ладно, пусть я все это перенесу. А если твоим делом заинтересуется прокуратура? Вполне возможно и Запад? Тогда что?
  Я ничего не ответил. Лишь слегка покачал головой и тут же покинул кабинет. После этого я больше ни к кому не обращался, не писал и не звонил. Знал заранее - все бесполезно.
  
  
  
  
  
   ГЛАВА ВОСЬМАЯ.
   АФГАНИСТАН: УРОКИ
   НЕОБЪЯВЛЕННОЙ ВОЙНЫ
  
  
  
   Писать о войне в Афганистане для меня представляется очень трудным занятием. И при всем этом я, как офицер, участие в боевых действиях против афганского народа не принимал. Несмотря на это, я имею прямое отношение к этой проблеме. Причина в следующем. Еще до ввода советских войск в ДРА я предупреждал о возможной катастрофе.
   В связи с этим уже в который раз мне вновь представляется мой визит к начальнику политического отдела мотострелковой дивизии, во время которого, я высказал личное мнение об особенностях исторического развития сопредельного государства и нецелесообразности ввода советских войск в Афганистан. Я уже в те годы считал, что война в Афганистане - бесмысленная война.
   Посоветоваться с шефом, пусть он даже и Генеральный секретарь ЦК КПСС, поговорить с ним по душам, я считал вполне нормальным делом. Но, увы, я ошибся. Мои размышления не укладывались в рамки так называемого советского образа жизни. В итоге мне посадили в психушку.
   С того знакового или рокового дня прошло 40 лет! Мне отрадно то, что в те не столь далекие времена, когда я был молодым человеком, и сейчас уже в преклонном возрасте я не изменил своего мнения в отношении афганской войны. Вооруженное вторжение Советского Союза в Афганистан было исторической ошибкой. Я прекрасно понимал, что мы влезем в очередную авантюру, в которой увязнем надолго и всерьез, потеряем там впустую огромное количество своих ресурсов в виде материальной помощи, понесем большие потери в военной технике и вооружении, понесем огромный моральный ущерб в глазах мирового сообщества.
   Я также осознавал, что создавать очередное социалистическое государство на азиатском, да и на других континентах без соответствующих условий и предпосылок дело безнадежное. И это несмотря на то, что многие мои сотоварищи, с которыми я соприкасался во время службы, уже успели внести свой посильный вклад в исполнение интернационального долга. И такой долг советские офицеры в период моей службы выполняли почти в 90 странах мира.
  
   Автор не намеревается делать обширный анализ произошедшей трагедиии как для афганского, так и для советского народа. Об этом уже много написано и сказано. Одновременно нельзя не видеть, что до сих пор при освещении этой необъявленной войны все еще присутствуют схолостические рассуждения, замалчиваются ее негативы.
   Мало того. Ввод советских войск и их роль в становлении демократических основ в ДРА во многом определялась и определяется отношением политических элит, существующих во времена СССР и современной России.
  Было время, когда афганскую войну считали, как интернациональный долг Советского Союза в расширении и подъеме национально-освободительного движения против зловещих планов империализма. В июне 1980 г. на Пленуме ЦК КПСС было принято решение (отметим, после ввода советских войск в Афганистан!): 'Пленум ЦК пол- ностью одобряет принятые меры по оказанию всесторонней помощи Афганистану в деле отражения вооруженных нападений и вмешательства извне, цель которых - задушить афганскую революцию и создать проимпериалистический плацдарм военной агрессии на южных границах СССР'. Это оценка периода так называемого 'застоя'. Диаметрально противоположная оценка афганской войны была дана в перестроечный период, в начале становления 'демократии'. 27 декабря 1989 г Комитет Верховного Совета по международным делам сообщает: 'В итоге обстоятельного анализа имеющихся данных комитет пришел к выводу, что решение о вводе советских войск в Афганистан заслуживает морального и политического осуждения'. Таковы факты, подтвержденные официальными документами. Затем афганскую войну сочли мрачным эпизодом отечественной истории, о котором политики вообще стремились умалчивать.
   События последних десятилетий заставили изменить мнение и оценки действий советской армии в Афганистане, воздать должное мужеству и героизму ее бойцов и командиров. Они исполняли приказ высшего военно-политического руководства страны. К сожалению, многих из них расплачивались за просчеты политиков ценой своей жизни. Драматические события.
   Автор приводит несколько фактов, отражающих ход и динамику афганской войны. Войска 40-й армии начали переход государственной границы 25 декабря 1979 года. Боевые действия продолжались 2238 дней (с 29.12.1979-15. 02. 1989 гг.)
  Через Афганистан прошли около 620 тысяч офицеров, прапорщиков, сержантов и солдат. Из них 546 тыс. - непосредственные участники боевых действий. На должностях рабочих и служащих в составе ОКСВА находились до 21 тыс. человек. За подвиги в ходе необъявленной войны 86 военнослужащих удостоены звания Героя Советского Союза, 25 из них - посмертно. Орденами и медалями награждено более 200,2 тыс. чел., в том числе посмертно - 10,9 тыс. Советские войска, включая внутренние и пограничные, потеряли убитыми, умершими от ран и болезней, погибшими в результате про- исшествий 15 051 человека, из них армейские части - 14 427, подраз- деления КГБ - 576, МВД - 28, другие министерства и ведомства - 20 человек. Попали в плен и пропали без вести 417 военнослужащих, 130 из них были освобождены из плена.
   Потери военной техники составили: 103 самолета, 317 вертолетов, 147 танков, 1314 боевых машины пехоты и бронетранспортеров, 433 орудия и миномета, 11 309 автомобилей, 11 369 единиц инженерной техники, 1138 радиостанций и командно-штабных машин.
   Афганская война не оставила в стороне и тех, с кем я когда-то учился или служил. Многие выпускники Новосибирского военного училища принимали участие не только в ДРА, но и в других миротворческих операциях. 24 выпускника училища удостоены званий Героя Советского Союза и Героя Российской Федерации, из них 15 офицерам это звание присвоено посмертно. По количеству Героев Российской
  Федерации из числа выпускников училище уступает только Рязанскому высшему воздушно-десантному командному училищу.
   Через горнило афганской войны прошли и мои земляки. Из Омской области в ДРА было более 3700 военнослужащих, из которых 117 не вернулись домой. Выполняли интернациональный долг и называевцы. 77 человек - жителей района участвовали в этой войне, из них 5 погибло.
   Война дорого обошлась Советскому Союзу. По официальным данным, на содержание 40-й армии и ведение боевых действий из бюджета СССР ежегодно расходовалось от 3 до 8,2 млрд долларов США. К этому надо прибавить 800 млн долларов, которые каждый год уходили на поддержку кабульского правительства.
   Однако СССР терял не только деньги и солдат. С первых же дней войны международное сообщество осудило ввод советских войск в Афганистан, назвало это вторжением. Жалобу в ООН подал Пакистан, превратившийся в 'прифронтовое государство'. Советский Союз выступил в роли агрессора, и это сильно ударило по его авторитету. Несколько стран объявило бойкот Олимпийским играм 1980 года, которые проходили летом в Москве.
  
   Я преклоняюсь перед героизмом советских солдат, прапорщиков и офицеров. Я также преклоняюсь перед мужеством членов семей военнослужащих, которым было не суждено вернуться в свои родные семьи. Отдаю должное и родителям, которые получали 'груз 200', цинковый гроб погибшего в ходе сражения солдата или военнослужащего умершего своей смертью.
   История появления термина 'груз 200' берет свое начало с 1984 года, в самый разгар Афганского конфлитка. Именно тогда был издан соответствующий приказ Министра обороны СССР. Он был подписан восьмого октября и числился под номером 200. Этим же приказом было утверждено руководство по оформлению воинских перевозок, в нем также были прописаны правила транспортировки контейнеров с телами погибших офицеров и солдат на воздушном и наземном транспорте.
   Продолжая мысль о героизме и мужестве советских солдат и офи- церов, автор в очередной раз подчеркивает, что война в Афганистане была несправедливой для советской стороны. Одновременно он говорит, что эти молодые парни в большинстве своем защищали на ней те идеалы, которые исповедовало наше общество. В том числе, и часть их родителей. Именно люди, которые носили погоны, в первую очередь стали жертвами политики, проводимой тогдашним правительством СССР. К сожалению, война в Афганистане, далеко не исключение. Достаточно вспомнить миротворческие операции за рубежом или внутренние конфликты. Остается надеяться, что смерть молодых людей, погибших не за Отечество, послужит предостережением для политиков и для общества. Для каждого из нас. Именно поэтому мы обязаны помнить об этих людях и чтить их память.
  
   Автор в связи с этим намеревается ответить на главный вопрос. Была ли объективная необходимость ввода советских войск в Афганистан?! Что двигало престарелое руководство СССР к воруженной интервенции в сопредельное государство, которое на севере имело общую границу с Советским Союзом?.
   Скажу однозначно - в этом не было никакой необходимости. Вторжение в Афганистан никак не было связано с жизненно важными интересами СССР. Война против страны, в которой подавляющее большинство населения исповедует ислам суннитского толка, была ненужной и преступной. Мало того. Жизнь стократ подвердила мой тезис, который я выдвигал сорок лет назад. Ввод советских войск в ДРА - стратегический просчет советского руководства.
   Основная ошибка маразматиков из Политбюро ЦК КПСС и Советского правительства состояла в том, что они на протяжении десятилетий происходящие в мире процессы рассматривали через лупу марксистско-ленинских стереотипов. Не исключением в этом плане был и Афганистан, патриархальная страна, которая не укладывалась в модель построения социалистического общества.
  В серьёзный расчёт не принималась крепость родоплеменных связей, осознанная патриархальность уклада повседневного быта, главенствующая позиция в общественной и частной жизни мусульманских установок.
  Несмотря на это, верхушка КПСС рассматривала Афганистан как страну с безукоризненной социалистической перспективой. ЦК КПСС полагал, что Афганистан - это зеркальное отражение некогда монархического Туркестанского края, вставшего на путь живого восприятия марксистско-ленинских теорий, что также было ошибочным.
   Вышеизложенный тезис, как представляется автору, возможно, и не только ему, во многом напоминает события, которые произошли и происходят на развалинах бывшего Советского Союза.
  После прихода к власти Народно-демократической партии Афганистана (НДПА), лидеры которой заявили о приверженности идеям социализма, идеологи СССР стали рассматривать эту страну как дружественную, в перспективе социалистическую. 5 декабря 1978 года в Москве был подписан Договор о дружбе, добрососедстве и сотрудничестве между СССР и Демократической Республикой Афганистан (ДРА). Правительство Афганистана начало реформы просоветского толка. Договор, предусматривавший возможность принятия соответствующих мер в целях обеспечения безопасности, независимости и территориальной целостности обеих стран, а также неоднократные просьбы правительства Афганистана о военной помощи, послужили
  правовой основой для ввода советских войск в Афганистан.
   Сделав ставку на партийцев из НДПА и игнорируя веками сложившуюся афганскую элиту, советские руководители оказались заложниками руководителей племен, которые вели между собой войну. Советский Союз сразу же поставило в незавидное положение то, что он стал на защиту интересов одной из сторон в гражданской войне. Страна, пришедшая на помощь одной из сторон в междоусобной войне, в итоге всегда оказывается у разбитого корыта, ибо при достижении внутреннего компромисса, как правило, вина за последствия конфликта возлагается на внешнюю силу.
   Хотя Советский Союз никогда не ставил своей целью порабощение Афганистана, многие афганцы под воздействием западной и оппозиционной пропаганды расценили ввод советских войск в Афганистан как интервенцию. А перед лицом угрозы иностранного порабощения, несмотря на острые племенные, этнические и иные разногласия, афганцы всегда находили в себе силы объединиться в единый фронт для борьбы с общим врагом. Повстанческое движение против режима НДПА и советского военного присутствия развернулось по всей стране. Престарелые политики великой державы, несмотря даже на то, что для принятия решений у них было достаточно времени, в итоге всесторонне не продумали афганский сценарий, который мог бы
  исключить вторжение в сопредельное государство. Благоразумию мешала и вечная субординация.
   Мало того. Правящая верхушка страны отвергла аргументы руководства Генерального штаба ВС СССР, выступавшего против ввода войск. Военные говорили, что проблему надо решать политическим путем, ссылались на традиции афганцев, никогда не терпевших иноземцев на своей земле, предупреждали о вероятности втягивания советских войск в боевые действия. Они также предупреждали о вспышке исламского экстремизма и политическом проигрыше Советского Союза, что приведет к падению его авторитета на мировой арене. Решение о вводе советских войск в Афганистан, принятое кучкой маразматиков, без активного участия в его разработке военных специалистов, в итоге привело к трагедии не только афганского, но и советского народа.
   Меня в 'афганские' годы настораживало то, что ведущие обществоведы, ученые, которые в отличие от простого советского обывателя, куда лучше знали особенности исторического развития мусульманского государства, по указке ЦК КПСС трезвонили о перспективах строительства социализма в ДРА.
   В 1983 году я писал диссертацию и в силу необходимости оказался в Москве, в библиотеке имени Ленина. В читальном зале для ученых была организована выставка авторефератов кандидатских и докторских диссертаций. Я с большинством из них ознакомился. Не ушла от моего внимания и почти дюжина авторефератов, посвященных итогам и перспективам апрельской революции 1978 года в Афганистане. Откровенно говоря, я в то время не питал надежду, что в скором будущем эта страна займет достойное место в социалистическом содружестве. Насторажило меня и то, что авторы исследований были, как правило, высокопоставленные чиновники из администрации ДРА или СССР.
   К ошибкам руководства КПСС и Советского государства необходимо отнести и следующее. К сожалению, в Кремле не смогли разгадать замыслы США, основного противника в 'холодной войне', понять, насколько ему было выгодно пребывание советских войск в Афганистане. Американцам удалось заманить русских в 'афганский капкан'. СССР, в первую очередь, его руководители, по собственному желанию создали 'социалистический Вьетнам'. Афганский капкан - предтеча гибели первого в мире социалистического государства.
   Афганская война привела к резкой конфронтации между СССР и Западом, чего не было ранее. К концу 70-х годов прошлого века в политических кругах западных элит доминировало устойчивое мнение, что советский режим если и не вечен, то, по крайней мере, устойчив на десятилетия вперед, и потому сотрудничество с СССР предпочтительнее какого бы то ни было жесткого столкновения империй. Такие мысли были результатом периода разрядки, давшей свои плоды, а афганская эпопея сломала эту конструкцию. Она способствовала на Западе победе ястребов, сторонников войны, что привело к новому витку гонки вооружений. СССР эту гонку не выдержал...
  
   Вполне возможно, мой очередной тезис вызовет у читателей недоумение, которое перерастет в критику в адрес автора. Основной причиной ввода войск в Афганистан был не старческий возраст политиков, их маразм, а равнодушие жителей СССР, так называемого советского народа. Я не оспариваю пафосные слова о советском наро- де, написанные в период совершенствования развитого социализма или во время псевдоперестройки. Мало того. О таком идеальном человеке, народе мечтали умнейшие люди на протяжении столетий. К сожалению, сказка былью не стала. В этом мы убеждались в годы Советской власти, убеждаемся и сейчас, живя в демократической России. В итоге ничего в обществе не изменилось. Не только у нас, в нашем доме, но и там, за бугром. Простые люди были и остаются в руках власти (партий) лишь разменной монетой во время их подковерной борьбы или пушечным мясом на поле военных баталий, которые опять же ведутся по желанию или в угоду имущих. Его ве- личество Народ отстранен от управления страной, не пускают его и к распределению произведенной им же продукции. Подобная картина в архибольшинстве стран мира.
  Афганская война в очередной раз развеяла миф о торжестве и преимуществе советской демократии. Решение о вводе войск в Афганистан принималось за спиной народа, принималось с его молчаливого согласия. Мало того. Эта локальная война затрагивала интересы малой части советского народа. В итоге она была не отечественной (не родной), она была не моей, а соседа или чужой семьи.
   Я довольно часто анализировал ход событий в 'афганские годы' и нередко недоумевал, приходил к тупику. Никто из правителей, ни из среды ученых не давал принципиальную оценку 'позорной' войне. Молчали и военные. Одновременно я поражаюсь пустозвонству современных 'стратегов', которые с пеной у рта раскрывают ту или иную 'закономерность' или 'правду' об афганской войне, получая при этом баснословные деньги и политический имидж. Перевертыши были и еще будут...
  
   Уроки афганской войны:
  
   1. Человечество, каждый из нас должен уяснить следующее, и это самое главное. Несправедливые войны никогда не выигрываются. Они, в конечном счете, обречены на провал, поражение.
  Ни одна армия мира или военное содружество государств не способно победить народ той страны, который борется за национальное освобождение свой родной земли, своей Родины, своего Отечества. Он в любом случае победит, сколь бы малой его численность не была. Его можно уничтожить, но победить невозможно.
   Мне вновь воспоминается визит к начальнику политического отдела мотострелковой дивизии. За всю историю Афганистана ни одно государство, применяя вооруженные силы, не смогло установить стабильный контроль над этой страной. Это оказалось не по зубам Британской империи в середине XIX - начале ХХ века, не удалось это сделать и Советскому Союзу. Военная эскалация СССР в Афганистане с треском провалилась.
   Я не пророк, но скажу однозначно. Трагические последствия ждут и США, их сталлетитов. Они потерпят поражение. В настоящее время в Афгане находятся подразделения 63 стран мира! Численность их куда больше, чем 40-я армия бывшего СССР. В ближайшие десятилетия мы можем оказаться свидетелями подтверждения геостратегической закономерности: ввод войск в Афганистан предшествует распаду доминирующей в регионе военно-политической силы, что приведет к резкому изменению обстановки не только в Азии, но и во всем мире. Любая война - не только смерть людей и разрушения, но и довольно часто предпосылка для смены престолов и эпох.
  
   2. Многие политики, да и те, кто участвует в войнах, до сих пор не понимают разницу между родиной и государством. Родина - это, прежде всего, место, где ты родился, твой родной край. Это также твои родители, близкие люди, друзья, с которыми ты познаешь этот мир, делаешь первые шаги по земле. Это также твое Отечество, твоя родная страна. Ее природа, органический и неорганический мир. Любовь к родному краю, 'к пепелищам и отеческим гробам', предполагает также и вооруженную защиту от тех, кто посягнул на твое Отечество. Высшей формой защиты является объединение тебе подобных в единый кулак, способный не только уничтожить захватчиков, но и приумножить силу и славу твоей земли.
   Государство - это совсем иное понятие, оно далеко не тождественно с родиной. Это, прежде всего, основная политическая организация общества, осуществляющая его управление, охрану его экономической и социальной структуры.
   Автор не сделает великих открытий, ежели будет утверждать, что на протяжении столетий эта форма перетерпела довольно много изменений. Понятие же Родина, Отечество оставалось во все века неизменным, оно ни при каких условиях не будет подвергаться коррозии. Свидетельством этому отечественные или национально-освободительные войны.
  
   Если предельно коротко, то можно сказать так. Защита Отечества - это когда ты сам во велению своего сердца и души с оружием в руках защищаешь свою страну, свою семью. И это ты делаешь не ради наград или денег. Твоя главная награда - свобода и независимость твоей, нашей родины. Это первое и самое главное. В этом случае, ты человек, социум. Второе, когда тебя от имени кучки политиков или финансовых бандитов посылают захватывать чужие территории или убивать других людей. И опять же от имени имущих тебе вручают деньги и награды, в этом случае, ты не человек, ты раб, ты наемный убийца. Люди не должны забывать и самое главное. Сценарий боль ших и малых войн был и остается везде одинаковым. Не исключением этому и наше время...
  
   3. История развития общества, особенно в последние десятилетия, воочию подтверждает, что нельзя втихую, как и с помощью оружия навязывать той или иной стране 'свой' режим. Социализм, как и любая общественно-политическая формация, должен побеждать не силой оружия или обмана, а экономически. Массы поддержат тот строй, власть (режим), который позволит им улучшить материальное и духовное благосостояние, свое и близких. Одновременно эта власть должна защищать всех людей, в первую очередь, собственный народ.
  
   4. Война в Афганистане обнажила социально-политические проблемы советского общества, которые доселе ведущей политической силой скрывались или маскировались. В первую очередь, был разрушен миф о единстве партии и народа. Это проявилось в том, что основным пушечным мясом в войне были дети рабочих и крестьян. До 85-90 % рядовых и сержантов были выходцами из рабочих и крестьянских семей. Многие воспитывались в распавшихся и неблагополучных семьях. Сынков партийно-советской номенклатуры в Афгане практически не было.
   Коммунистическая буржуазия в лице партийно-советской верхушки в прямом смысле презирала советский народ. Это проявлялось, например, в захоронении тех, кто погиб в ДРА. Советским солдатам, павшим на поле брани, отказывали даже в последних человеческих почестях. Имея свою 'политическую точку зрения' члены Политбюро ЦК КПСС (30 июля 1981 г.) выступили против увековечения памяти воинов, погибших во время исполнения интернационального долга. Они считали нецелесообразным устанавливать надгробные плиты на могилах, как и делать на них надписи...
  По указке ЦК КПСС сообщения средств массовой информации всего периода боевых действий подлежали жесткой цензуре и показывали участие советских войск в Афганистане как гуманитарную помощь афганскому народу, а также совместные учения с правительственными войсками ДРА.
  
   Нельзя не видеть и то, что война в Афганистане была в значительной мере коммерческой, 'хлебной'. К 'коммерсантам' относились некоторые высокопоставленные чиновники из руководства СССР, военного ведомства. Были генералы и офицеры, которые стремились в этой войне спасти престиж СССР, помочь афганскому народу, но были и те, кто при выполнении 'интернационального долга' спасал должности, зарабатывал большие деньги, делал карьеру, получал ордена и медали. В первую очередь, это относится к чиновникам из вышестоящимх органов. Они прилетали в Афган на пару часов 'отметиться' и тут же получали ордена и всевозможные льготы. К сожалению, среди чиновников с большими звездами, были предатели и изменники. Кое-кто из них был замешан в продаже оружием, оказывал услуги правительственной оппозиции. Спекуляция, продажа казенного имущества, всевозможные махинации в ограниченном контингенте советских войск в Афганистане принимали все более широкий размах...
   К 'коммерсантам' относились различного рода и типа знаменитости, певцы, артисты и т. п. 'Коммерция' процветала и среди гражданских работников.
  Процветало среди интернационалистов и лицемерие. Ради карьеры или денег кое-кто скрывал правду о происходящем в его подразделении или учреждении, что наносило существенный удар на боеспособность советских частей...
   И еще одна мысль по этому поводу. Многие из участников Афганской войны были награждены орденами и медалями. К сожалению, не все из них стали примером в жизни, особенно для подрастающего поколения. Мало того. История войны в Афганистане превратилась в бизнес, в дешевую рекламу, на которой зарабатывается слава, деньги, не брезгуют и ложью, забывая о пролитой крови и потерях. Кое-кто делает фиктивные ордена, ставит фильмы о героизме воинов- интернационалистов, хотя сам никогда в 'горячих точках' не бывал.
   В связи с этим я вспоминаю довольно интересный факт, который произошел в одном из городов Российской Федерации. Молодая певичка за исполнение песни, посвященной Дню Победы советского народа в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг., получила 1 200 000 рублей, а ветераны войны специальный пакет, в котором были банка консервов, гречка и т. п. Я бы не хотел того, чтобы подобное происходило и с воинами-афганцами.
  
   5. Очередной урок Афганской войны состоит в следующем. Война Советского Союза в ДРА не преследовала захватнические цели, она имела специфическую миссию, что не давало оснований для физического насилия, грабежа или убийств. Вместе с тем, есть все основания утверждать, что она была преступной. Общеизвестно, что любая военная операция не обходится без потерь, как и любая война без человеческих жертв. Как правило, в вооруженном насилии больше всех погибает гражданских лиц. Не исключением стало и афганское население.
   По разным источникам, потери афганцев могли составить от 1 до 2 миллионов человек. От 850 тысяч до полутора миллионов человек стали беженцами и осели в основном в Пакистане и Иране. Да советские солдаты и офицеры проявили мужество при выполнении тех или иных военных операций. И это вполне закономерно. Это характерно не только для Советской Армии, но и для других армий мира.
   Одновременно мы должны говорить и о мужестве афганцев, которые с оружием в руках отстаивали свободу и независимость своей страны, своей Родины.
  К сожалению, приходится констатировать, что пребывание ОКСВА на территории сопредельного государства не обошлось без убийств и грабежей мирных жителей, изнасилований и издевательств над пленными, а также без других правонарушений. С декабря 1979 по февраль 1989 года к уголовной ответственнойсти за различные преступления, совершенные на территории Афганистана, были привлечены 4 тысячи 307 воинов-интернационалистов.
   Изобиловала группировка и неуставными отношениями среди самих военнослужащих. Самый большой процент неуставных отношений в 40-й армии приходился на тыловые части, которые постоянно сидели в пунктах дислокации или выходили с них на небольшие промежутки времени.
  
   Автор ставит для себя очередной вопрос. Вывод советских войск из Афганистана - победа здравого смысла или вынужденное отступление? Он склоняется к последнему. Мало того. Это было и поражение. И добавляет. В некоторой степени и бегство. Наш уход в 1989 году был неизбежен. Мы не могли выиграть сражение, которое против нас вели десятки государств, почти полмира. Запад выделял на афганскую войну миллиарды долларов, моджахедов натаскивали лучшие военные инструкторы. В сражениях участвовали дивизии регулярной армии Пакистана, десятки тысяч добровольцев из Саудовской Аравии, Йемена, Египта, других стран мира. Фактически это была третья мировая война. СССР воевал в ДРА один, без союзников по Варшавскому договору. Нельзя забывать и то, что СССР к этому моменту уже стоял перед экономической катастрофой, что делало продолжение войны невозможным. Итог был печальным. Советская Армия проиграла не столько противнику в бою, сколько собственному политическому руководству и общественному мнению.
  
   Теперь о главной вопросе. Кто виноват в этой трагедии? Кто понес за это ответственность? До сих пор четкого ответа нет, как и не привлечены к ответственности те, кто принимал решение о вводе советских войск в Афганистан. В связи с этим, автор, исходя из своего жизненного опыта, хочет сказать следующее.
  Главная причина бед любого государства коренится в отсутствии ответственности, которую должны нести конкретные лица за конкретно принятые ими решения. Так уже сложилось, что наибольшей свободой в смысле ухода от ответственности обладают те, кто принимает решения, судьбоносные не только для государства в целом, но и для жизни конкретных людей. И эти люди находятся, как правило, у власти. Подобное характерно для большинства стран мира.
   Что касается Афганистана, то ушла от ответственности за принятие непродуманных решений вся партийная верхушка бывшего СССР. Часть - успела занять 'почётное место' в колумбарии кремлёвской стены. Другие - исчезли после начала перестройки с политической арены и отмолчались. Или до сих пор отмалчиваются...
  
  
  
  
  
   ГЛАВА ДЕВЯТАЯ.
   КОЕ-ЧТО О СОВЕТСКОЙ АРМИИ
  
  
   Теперь о моих воспоминаниях о службе в Советской Армии, которой я отдал одиннадцать лет жизни, практически все молодые годы. Воспитанный на идеях коллективизма, социальной справедливости, превосходства социалистической системы над капиталистической, а также на благородных поступках своих родителей, я в детстве и в юности считал, что наше социалистическое общество, в первую очередь, Советская Армия есть то 'заведение', где можно в полном объеме реализовать положительные человеческие качества. К тому же. Я прочитал очень много книг, в том числе, и посвященные нашей доблестной армии. После некоторого раздумья я решил стать офицером.
   Не отрицаю, что всем известная присказка, какой солдат не мечтает быть генералом, для юноши из глухой сибирской деревни не была пустым звуком.
  Он также думал и надеялся на получение больших звезд. Для этого определенная база была. В школе он учился только на хорошо и отлично. Военное училище закончил без троек. Вместе с тем, я не был глупым человеком. Большинство моих сокурсников также мечтали о больших звездах или о красных лампасах. Жизнь вскоре все расставила на свои места. Во многом наши мечты оказались наивными, даже детскими. Армия, притом любого государства, не может состоять только из одних генералов.
  В армии я старался быть человеком, порядочным офицером. Исходя из своих жизненных принципов, я верил в торжество справедливости. Я ни перед кем из офицеров, независимо от их должности, не заискивал, не лебезил, не привирал. Стучать каблуками хромовых сапог перед начальником считал неприличным занятием, что не красит военного интеллигента.
   В связи с этим воспоминается эпизод из службы в ГСВГ. Начальник штаба мотострелкового батальона, в котором я служил, в телефонном разговоре с командиром полка или с его заместителями, как попка, с очень короткими промежутками времени очень громко кричал: 'Так точно, товарищ полковник' или 'Все будет исполнено, товарищ полковник'. Бывало и такое. Зная о том, что майор занимает должность 'подполковник' нередко говорил: 'Так точно, товарищ подполковник'. Завершение разговора было неизменным. Подчиненый опускал трубку аппарата вниз и очень громко щелкал каблуками офицерских сапог.
   Позиция самостоятельного офицера, к моему удивлению, нередко обходилась мне боком. В офицерское кафе я ходил очень редко, потому что вел трезвый образ жизни. Иногда мне было даже в нем противно сидеть, когда видел вдрызг пьяных начальников или подчиненных. В курилках светился также редко, причина была опять благород- ная - не курил. Не вредил своему здоровью, ведь Советской Армии нужны здоровые люди. Не курю и до сих пор. В принципе молодой офицер старался все делать по уставу, на деле выполнял требования морального кодекса строителя коммунизма.
   Однако были у меня и недостатки. Они проявлялись в том, что с чиновниками, которые были выше меня по должности, я не всегда соглашался с их ценными указаниями. Они, как правило, не только дублировали решения ЦК КПСС или партийного съезда, но и разбавлялись идеями, которые вырабатывало серое вещество, находящееся в их головах. Через призму прошедших лет я вновь и вновь убеждаюсь в правоте своих доводов, которые я выдвигал в свои молодые годы. Молодому офицеру было противно слушать 'ЦУ' заместителя командира полка по политической части, который довольно часто не появлялся на службе. Мой шеф любил спиртное, был завсегдатай ресторанов или пивнушек. Вполне возможно, зарабатывал дешевый авторитет среди офицеров и прапорщиков.
   Поражала меня и грубость вышестоящих начальников, особенно, командиров. Мне казалось, что без мата или другой неприличной брани они вообще не могли управлять подчиненными. К сожалению, матерные слова были в лексиконе и некоторых политработников.
   Не исключением этому были и генералы. Мне до сих пор помнится случай, который произошел со мною во время дивизионных учений. Одна из боевых машин пехоты не заводилась, несмотря на неоднократные попытки это сделать. Зампотеха роты не было, он был в отпуске. Я по собственной иницативе остался с механиком, тем более, эти учения для него были первыми. Я же прекрасно знал маршрут движения своего полка и батальона. Неожиданно перед окопом появился командирский УАЗ, и из него с перекошенной от злобы физиономией, выскочил генерал в защитной форме одежды. Вместо того, чтобы поинтересоваться, что случилось с машиной, он стал размахивать кулаками передо мною и покрывать меня отборной матерщиной. Я стоял по стойке 'смирно' и молчал. Прекрасно знал, что этот солдафон с красными лампасами в эту минуту способен на все. Какого-либо страха у меня не было. Иное состояние было у механика-водителя, который высунув голову из люка, почему-то неистово дер- гал головой. К счастью, головомойка командира танковой дивизии была скоротечной. К окопу подъехал другой УАЗ и незнакомый мне генерал взмахом руки позвал к себе подчиненного. Скорее всего, это был руководитель учений. Я с облегчением вздохнул. Минут через десять боевая машина пехота взревела и где-то через час нам удалось догнать основные силы батальона.
  
   И еще один пример из моей жизни, связанный с бескультурьем, с бестактностью чиновников с лампасами. Зима. Либерозский полигон. Дивизионные учения. Для меня, старшего лейтенанта, заместителя командира батальона по политической части - это было первое боевое крещение в новой должности.
  Батальон получил приказ - срочно выдвинуться на исходную позицию. Предстояло пройти пять километров в походной колонне, затем развернуться в боевую линию. Почти одновременно взревели мощные двигатели боевых машин пехоты и вся местность вокруг погрузилась в пелену пыли, дыма и грязи. Через некоторое время колонна выскочила из-за леса и стала разворачиваться в боевую линию. В боевой порядок. И тут же мотострелки оказались перед огромным зеленым полем, на котором росла озимая пшеница. Внезапно раздался громкий голос командира батальона, капитана:
   - Я, Орел - 1... Стой!... Стой!... Стой!...
   Услышал эту команду в наушниках своего ларингофона и я, что для меня было полнейшей неожиданностью. Весь личный состав батальона знал, что на специальном возвышении, в километре от полосы наступления, стояли два очень больших начальника - Главком и начальник политического управления ГСВГ. Я не выдержал, и открыв люк бронетранспортера, высунул голову наружу. Комбат уже сидел на башне. Увидев своего заместителя, он прокричал:
   - Комиссар, смотри... Это же немецкое поле с озимой пшеницей...
  
  Я внимательно посмотрел вниз перед собою и утвердительно кивнул головой, затем плотнее прижал наушники к своим ушам. Из них раздался хриплый голос командира полка, полковника:
   - Орел - 1, почему стоишь? В атаку, вперед!... В атаку, вперед!... Командир батальона тут же ответил:
   - Главный, я - Орел - 1. Перед нами немецкое поле с озимой пшеницей... Я принял решение обойти его стороной...
   В сей миг раздался властный голос:
   - Я приказы-ва-а-а-а-ю... Только вперед... Орел - 1, я приказываю, вперед...
   В наушниках внезапно что-то зашумело, затем раздалась отборная матерщина... Через несколько мгновений три десятка боевых машин пехоты стремительно рванулись вперед. Затем раздалась команда: 'К бою!'...
   Мотострелковый батальон после успешного выполнения поставленной задачи расположился в указанном районе. Комбат и замполит стояли вдвоем и обсуждали итоги очередного дня учений. Неподалеку от них перешептывались командиры рот. Внезапно к офицерам подбежал сержант, связист. Он остановился, и тяжело дыша, прокричал во всю глотку:
   - Товарищ капитан, товарищ капитан... К нам едет командирский УАЗ... Наверное, генерал или полковник...
   Командир батальона улыбнулся, и приложив руку к головному убору, спокойно ответил:
   - Все понятно... Спасибо за информацию... А кто генерал или полковник, я сам разберусь
   Через пару минут к колонне боевых машин подрулил УАЗ и из него выскочил генерал. Среднего роста мужчина рванулся к группе офицеров, и махая руками по сторонам, хрипло прокричал:
   - Где командир?... Я спрашиваю, где командир?
  Офицеры почти по команде приняли строевую стойку и также почти одновременно протянули руки вперед, в сторону головной машины. Увидев двух офицеров, генерал подскочил к капитану, и махая кулаками перед его физиономией, с пеной на губах прорычал:
   - Капитан, кто тебе давал приказ по немецким полям ездить? Кто давал приказ, я спрашиваю?
   Офицеры управления батальона, стоявшие по стойке 'смирно', сначала не могли понять, почему какой-то генерал осмелился наводить порядок в их подразделении. Никто из них не знал этого генерала. Первым, как и это было положено по уставу, открыл рот командир батальона. Он несколько дрожавшим голосом по-военному отчеканил:
   - Товарищ генерал-майор... Я выполнял приказ командира полка... Едва он перевел дух, как вновь раздался властный голос неизвестного начальника:
   - Я не хочу знать, чей приказ ты выполнял... Мне по х... Почему ты поехал по полю? Отвечай, капитан...
   Комбат тяжело вздохнул и вновь повторил:
   - Я, товарищ генерал, выполнил приказ старшего начальника... Его приказ - закон для меня, особенно, в период учений...
   Я тем временем рассматривал генерала, который неизвестно откуда появился. Никто из полкового начальства не предупреждал, что на учениях появится новая шишка, притом большая. Как правило, солдаты, не говоря уже об офицерах, если не знали больших начальников в лицо, то, наверняка, их фамилии оставались в их головах или заносились в записную книжечку. Передо мной стоял холеный мужчина, лет сорока пяти, возможно, и чуть старше. Русые, слегка вьющиеся волосы, выглядывали из-под его фуражки с черным околышем. Брови, непонятно какого цвета, скорее всего, от злости или от рождения, едва не соприкасались друг с другом...
  Я на какой-то миг повернул голову в сторону и тут же раздался голос генерала:
   - Ну, а ты, старший лейтенат... Почему ты не знал, что нельзя портить народное добро нашего союзника?
   Я слегка приподнялся на носках, и подав грудь вперед, четко представился. Затем перевел дух, ответил:
   - Так точно, товарищ генерал, я знал... Знают об этом и мои продчиненные...
   Несколько пространный ответ политработника почему-то разозлил генерала. Он почти вплотную подошел ко мне и сквозь зубы процедил:
   - Все знают, но н никто не выполняет... Я так понял, отцы-командиры?
  Я не выдержал, решил сказать правду. Я сжался в единый комок, затем пересохшими губами прошевелил:
   - В стороне от нашего батальона находилось командование нашей Группы войск... Мы обязаны были выполнить их приказ...
   Неожиданное умозаключение младшего офицера наповал убило генерала. Он тихо вскрикнул, и задыхаясь не то от злобы, не то от недостатка воздуха, еле слышно прошипел:
   - Ну, щенки, ну, молокососы... Я, я-я значит не начальник, не командующий армией...
  Генерал не стал больше тратить нервы на бестолковых офицеров.
  Он повернулся в сторону УАЗа, и взмахнув рукой, прокричал:
   - Локотков, ты что сидишь, как убиенный? Беги ко мне... И не забудь тетрадь... Быстрее...
  Из машины выскочил тощий прапорщик. Он был такой худой, что казалось будто его только-что выпустили из концлагеря. В руках у него была небольшая папочка черного цвета. Он мчался к начальнику, словно лань, и одновременно на ходу очень громко бубнил:
   - Бегу, товарищ командующий... Бегу, товарищ генерал...
   Я немного успокоился и слегка улыбнулся. Я прекрасно знал, что кое-кто из советских генералов кривил нос, когда называли их воинское звание. Слово 'командующий' им куда больше нравилось и грело душу, чем слово 'генерал'. Командующий один, а генералов много. Ординарец подбежал к генерал-майору и услужливо произнес:
   - Я готов записывать, товарищ командующий... - Затем открыл папочку, взял авторучку и преданными глазами уставился на мужчину, у которого, скорее всего, начался нервный тик.
   Генерал поднял указательный палец кверху и с некоторой ехидцей в голосе прошипел:
   - Я покажу этим воякам кузькину мать... Я покажу, кто здесь начальник...
  Офицеры управления батальона, стоявшие по стойке 'смирно', чем-то походили на истуканов. Они даже не дышали. На вопросы худощавого отвечали, как заводные. Никто из них не сомневался в том, что служебное несоответствие каждому из них обеспечено...
   Прапорщик, записав фамилии и должности офицеров, рванулся к машине. И тут с ним произошло непредвиденное. Едва он сделал пару шагов вперед, как откуда ни возьмись, из-под земли появился не то сук, не то не остаток черенка большой саперной лопаты. Служивый пару раз споткнулся и тут же растянулся на земле. Первым пришел на помощь пострадавшему командир батальона. Он обеими руками приподнял бедолагу из придорожной грязи и еле слышно его спросил:
   - Гвардеец, скажи, как звать твоего шефа?...
  Прапорщик, как только очутился на ногах, несколько мгновений был в растерянности. Он, конечно, не думал, что среди белого дня, да еще перед своим шефом, так оконфузится. Он отряхнул с себя небольшие комья грязи и с несколько унылым выражением лица прошептал:
   - Генерал Похлов, товарищ капитан...
  Затем ринулся к машине и тут же остановился, как вкопанный. Генерал сидел за рулем машины, из его уст лилась отборная брань. Тощий подошел к начальнику несколько позже. Дал ему возможность 'высказаться' до конца.
   Батальон за учения получил хорошую оценку. Посредник также отметил хорошое политическое обеспечение. Однако это не очень радовало управленцев войскового подразделения. Они страшно переживали о том, что случилось с ними на Либерозском полигоне, возле немецкого поля с озимой пшеницей. Прошло полгода. Тревога молодых офицеров за свою карьеру постепенно угасла. Вскоре 'ЧП' осталось у них только в воспоминаниях Скорее всего, большой начальник слишком вскипел, а может, просто-напросто забыл об этом курьезном случае...
  
   Десятилетная служба в армии, как и последующая гражданка, не изменили мое мнение о советских генералах. Военные чиновники с большими звездами на погонах - специфическое гнездо, каста, истоки которой берут свое начало еще с царских времен. Молодой человек из рабоче-крестьянской семьи, будь у него хоть семь пядей во лбу, никогда не станет генералом. Если станет, то, как правило, исключение. Притом редчайшее. Всевозможные байки о социальном равноправии или равных возможностей в Советской Армии - есть ничто иное как ложь, бред сивой кобылы. Я довольно внимательно прослеживал карьерный рост некоторых отпрысков высокопостав- ленных вельмож и неоднократно приходил к к одному и тому же выводу. Советский генералитет - это сынки номенклатурщиков, которые 'страшно далеки от народа'.
  
   Кое-кто из читателей может мне возразить, ведь чиновники с 'волосатыми руками' или 'больные' также были молодыми лейтенантами. Кое в чем я согласен. И у них были 'армейские дыры', но все это было сиеминутно, во многом это делалось специально, чтобы в будущем они предстали поистине рабоче-крестьянскими генералами, выходцами из трудового народа. Нечто подобное было и на гражданке, в среде партийно-советской элиты.
  'Избранным' прощалось все и вся. Пьянство, воровство, очковтирательство, рукоприкладство и многое другое. Прощались им и низкие показатели в боевой и политической подготовке, дедовщина. В итоге их переводили в другую часть и, как правило, с повышением.
   'Соревноваться' по службе с сынками партийно-советской олигархии бессмысленно, даже хоть ты и по всем статьям выиграешь. Все равно победителя в конечном счете определяла Москва, куда реже командование военного округа.
   Я уже давно усвоил простую истину, будучи еще курсантом, что если в условиях войны (экстремальных ситуациях), как правило, на высокие должности поднимает людей сама жизнь, то в условиях мирной жизни (повседневной службы) продвижение офицеров определяют кадровые органы, которые имеют довольно полную информацию о кандидате на вышестоящую должность.
  Деловые и политические качества подопечного в принципе ничего не стоили. В этих условиях играют совершенно другие критерии: протекция, уровень элитности, умение угодить начальнику, взятка... Далеко не последнюю роль в карьерной росте офицера также играют материальные и финансовые возможности жены, родственников.
   Коррупция власти - раковая опухоль любого общества. Незаконное получение, продажа должностей (право на управление людьми) не дает возможность порядочным людям сделать честную служебную карьеру, так как каждый бюрократ (государственный преступник) продвигает 'своих' - лояльных и зависимых. Армия, в которой го- сподствуют родословные отношения, семейственность, в конечном счете, не способна выполнить свое историческое предназначение - вооруженная защита завоеваний народа. Она обречена на поражение.
   Несколько слов об офицерах из рабоче-крестьянских семей, которые стремились стать генералами. Таковых было очень много. Кое с кем мне по службе приходилось сталкиваться. Мне было больно и одновременно противно видеть, как молодые люди, не имеющие чести, достоинства и совести, но умеющие ненавязчиво предподнести презент нужному человеку неплохо продвигались по служебной лестнице. Взятки были разнообразные. Одни водили в ресторан, другие дарили сервизы или ковры, третьи до безумия лицемерили. Притворные добродетели были и в моем мотострелковым полку.
  Мне было смешно видеть, как полковой комсомолец, на груди которого был значок 'ВУ', что означало 'Взводным умру', ради получения очередной должности из кожи вон лез перед своим шефом - замполитом полка. 'Чубчик', так прозывали лицемера офицеры полка, скорее всего, исполнял обязанности ординарца при седом майоре. Он всегда был на подхвате. В жаркое лето, едва шеф вытирал свою лысину, с улыбкой брал у него фуражку с красным околышем и с усердием ее держал на своих руках. Нередко носил и его саквояж, до отказа набитый всевозможными брошюрами. Не забывал подхалим и о подарках для шефа. Это, как правило, происходило во время прибытия из отпуска или по возвращению с мероприятий с немцами. Комсомолец был там завсегдатай.
  Мало того. Подчиненный был без ума от ценных указаний своего шефа. Едва майор открывал рот, бывший командир взвода тут же брал свой блокнот и, сделав серьезное выражение лица, с умным видом записывал поистине 'исторические' слова полкового политработника.
   И еще один тезис в Советской Армии. Не отрицаю, что в ней,
  к сожалению, были и абсолютно бестолковые офицеры, были и пьяницы. Стружку снимать с подобных было бесполезным занятием. Начальство прибегало к необычному способу, который довольно часто использовался в Советской Армии. От несообразительных или пьяниц, как можно быстрее избавлялись. Их отправляли в соседний полк, как правило, на повышение.
   В связи с этим, напрашивается вопрос? Все же что объединяло людей с погонами на плечах многие годы? Чувство долга перед Родиной или просто-напросто страх потерять возможность для выживания в советском обществе? Ни для никого не секрет, что молодые офицеры питали надежду на реализацию своих целей, а тем, кому это сделать не удалось, до конца службы тешили себя солидной пенсией на гражданке.
  Скажу однозначно. Офицеров из рабоче-крестьянских семей в большинстве своем преследовал страх, что они могут остаться без средств существования на гражданке. Мало того. Советская власть прекрасно знала о желании многих офицеров покинуть армию, но очень крепко держала их в своих руках. В противном случае, некому было защищать интересы советского народа, точнее, партийной элиты. Многие офицеры, разочаровавшись в службе, продолжали тянуть волынку, ждали выхода на пенсию. Подобная ситуация не способствовала проявлению у них лучших человеческих качеств, скорее, наоборот. Превалирование таких негативов, как зависть, озлобленность, недоверие, равнодушие, безразличие отрицательно сказывались не только на уровне боевой и политической подготовки подразделений,
  но и во многом разрушало офицерские семьи.
  Уволиться по собственному желанию, как это часто делалось на гражданских предприятиях или в учреждениях, в армии было невозможно. В мои годы офицеры не подписывали каких-либо контрактов, но существовало неписаное правило. После 25 лет службы те, кто имел 'нормативное' звание и должность, имел право уволиться и получать пенсию. Уволиться по закону, с присущими торжествами.
   Уволиться 'досрочно' можно было только двумя путями - через тюрьму (дисциплинарный батальон) или через суд офицерской чести. У обоих вариантов было общее - в принципе ты получал 'волчий билет', согласно которому ты лишался пенсии (источников существования) и не мог устроиться на приличную работу. На деле ты был изгой советского общества.
  Дисциплинарному наказанию, как правило, предшествовало партийное наказание. До 95 процентов офицеров Советской Армии были членами КПСС. Беспартийные офицеры, даже честно исполнявшие свои служебные обязанности, имели мизерные возможности для карьерного роста.
   В то же время нельзя сказать, что такие понятия как государственный, интернациональный долг были для советских офицеров абстрактным понятием. Основную массу офицеров характеризовали такие качества, как идейность, осмысленность и самоотверженность в службе. Эти качества они впитывали ещё в школах, затем их развивали в высших и средних военных учебных заведениях. Подобные качества были присущи и многим членам семей военнослужащих. Составной частью единого армейского организма были коллективизм и сплоченность воинских подразделений. Единство всех наций и народностей. Эти качества прошли суровое испытание в годы Великой Отечественной войны Советского Союза 1941-1945 гг., в афганской войне 1979-1989 гг, в других горячих точках.
   Нельзя забывать и то, что советские офицеры и солдаты, несмотря на имеющие трудности и опасные моменты для своей жизни, с честью выполняли свой воинский долг. При этом получали мизерное денежное довольствие, которое несравнимо с армиями ведущих стрна мира. Любая армия не может профессионально исполнять свои функциональные обязанности, даже имея в своем арсенале передовые идеи, если она нищая.
  В этом убедился на своем горьком опыте и я. И не только я, тысячи мне подобных. Во время службы на советско-китайской границе военнослужащих мучила жажда. Причина этому была нехватка воды. Далеко не идеальные условия службы были в Среднеазиатском, Закавказском военных округах. Мне в те годы молодому человеку переносить климатические или житейские проблемы было куда легче, чем женам офицеров и прапорщиков, их детям. Где бы я не служил - одна проблема. Нехватка жилья. Поэтому говорить о каком-либо полноценном отдыхе офицера, членах его семьи не приходится.
   И еще о жизни офицеров. 'Служебный день' у большинства должностных лиц армии не нормированный. Он начинался, как правило, с раннего утра до позднего вечера. Выходных не было. Ради справедливаости, скажу следующее. Они могли и быть, ежели бы не самодурство отцов-командиров. Карьера офицера, особенно из среды рабочих и крестьян, в том числе и его семейная жизнь, во многом определяется не количеством мозговых извилин на его голове или его боевой подруги. Она определяется, в первую очередь, от головы, части тела, состоящей из черепной коробки и лица, его начальника. Дураков со звездами в Советской Армии в мои времена хватало. Вдвойне было тяжелее, если они еще и пьяные.
  
   Очередной пример из жизни моего мотострелкового полка, который дислоцировался в г. Бернбург (ГДР). Был летний воскресный день. Командир танкового батальона отпустил в город своего командира взвода. Одним словом, предоставил ему своеобразынй отгул. Для этого была веская причина. У близнецов-дочерей подчиненного был день рождения. Им исполнилось шесть лет. Жена и дети давно мечтали посетить немецкий зоопарк только с папой, который очень редко бывал дома. Если и приходил, то, как правило, малышки уже спали. После зверинца семья зашла в небольшой ресторанчик. Сделали заказы. Детям сладости и лимонад, взрослым - вино и сосиски. Затем направились на речку Заале, покупались, стали загорать. Через некоторое время к отдыхающим прибежал посыльный. Он известил: командир полка срочно вызывает всех офицеров на построение, на строевой плац. Офицер не стал объяснять солдату, что у него сегодня большой семейный праздник. Неписаные законы армии он знал, знала и его жена. Семья к контрольно-пропускному пункту части подошла далеко не в идеальном виде. Девочки канючили и плакали. Они не понимали, почему их родители не дали им погреться на солнышке и поплескаться в воде. Взрослые тоже были не в форме. Жена офицера то и дело украдкой вытирала слезы, которые предательски бежали из ее глаз в присутствиии дежурной смены. Лишь офицер крепился. Подобные заморочки были для него не впервой.
  Дальнейшие события развивались по обычному сценарию, который преобладал практически во всех частях и подразделениях Советской Армии, независимо от округа или часового пояса. Едва гражданские оказались неподалеку от строевого плаца, как до них донесся мощный голос командира полка. Плешивый верзила с огромным горбатым носом, стоявший на трибуне, зычно прокричал:
   - Гудков, почему ты не на службе? Я приказываю, немедленно на построение... Я приказываю тебе, старший лейтеннат...
   Попытка молодого человека, одетого в цивильную одежду, объяснить создавшуюся ситуацию, успехом не увенчалась. Полковник спрыгнул с трибуны, и словно тигр, бросился к гражданским. Сначала воспитывал своего подчиненного. Чего только в лексиконе военного вельможи не было?! Затем угрозы и отборная матерщина обрушилась на женщину, мать двоих детей. Вскоре наступила развязка. Офицер
  стремительно рванулся в сторону своего батальона. Его жена со слезами на глазах повела детей к одноэтажному дому, в небольшую однокомнатную квартиру. Малышки то и дело вырывались из рук матери, плакали и кричали:
   - Мама, я хочу к папе... Где мой папа? Мама, я пойду к папе...
   Две тысячи военнослужащих, наблюдая за этой сценой, молчали.
  На трибуне, словно владыка всей земли, стоял командир полка. Позади него то и дело мелкала физиономия его заместителя по политической части. Цивильный стоял впереди своего взвода. Из глаз 'задвинутого' офицера бежали слезы. Мотострелковый полк простоял в этот воскресный день на плацу два часа. Причина этому была банальная, избитая. Дежурному по части позвонили из немецкой полиции, в одном из ресторанов города находится группа советских солдат. Позже оказалось, самовольщики были из другой части...
   Меня, как и архибольшинство обитателей военного городка, радовало то, что замена во внутренний округ Советского Союза для лысого 'фантомаса' была не за горами. Все с нетерпением ждали день его 'выноса'. Официальная часть проводов проходила на строевом плацу с соблюдением всех воинских ритуалов. Культурная часть (ее называли 'пьянкой') состоялась в офицерском кафе. В ней принимали участие заместители командира полка и его приближенные. Наши ожидания, что вскоре придет новый командир, более цивилизованный и порядочный, к сожалению, не оправдались. Новый командир начал свой 'боевой путь' довольно круто. И начал он его с офицеров. На первом же совещании приказал женатым снять обручальные кольца, установил ночные дежурства офицеров в подразделениях. Всему личному составу 'китайского полка', в том числе и кто носил звезды, было приказано ходить по строевому плацу только строевым шагом. Мало того. Через два дня были перекрашены в зеленый цвет ворота контрольно-пропускного пункта части. По городку поползли разные слухи и толкования. Старожили и те стали недоумевать и задаваться вопросом: 'Зачем КПП перекрашивать, как-никак это компетенция командира дивизии, а то и выше.'.
   Скорее всего, на этих чудесах и держалась Советская Армия. И эти причуды исходили не только от командиров. Они исходили и от политработников. Взять то же обновление Политбюро ЦК КПСС.
   В силу объективных причин старцы очень быстро уходили в мир иной. Как правило, после очередного пленума ЦК КПСС появлялись новые фигуры. Довольно часто в ту или иную часть приходила директива, что завтра приедет политический шеф соединения или армии. Начиналась настоящая суматоха, где найти портрет вновь испеченного члена или кандидата в члены?! Благодаря неимоверным усилиям и смекалке, портрет или даже фотография очередного партийного вожака, все-таки появлялась в ленинских комнатах. В итоге начальник с большими звездами был доволен: его подчиненные политику партии и правительства понимают правильно и оперативно на нее реагируют. Потирали руки и те, кто носил звездочки поменьше: как-никак все сделали вовремя. Ждем очередного визитера...
  
   Несколько слов о дедовщине. Дедовщина - неофициальная иерархия в армейской среде, определяющая правила отношений между военнослужащими. Обычно она распространена на низшем уровне армейской структуры - среди рядового и сержантского состава. В подобной системе статус молодых людей, исполняющих должностные обязанности, связанные с прохождением военной службы, определяется фактическим сроком его службы, что является грубым нарушением воинских уставов. Обычными проявлениями неуставных взаимоотноошений являются издевательства, эксплуатация, физическое и сексуальное насилие, то есть действия, носящие полукриминальный или криминальный характер.
   Одновременно следует сказать, что насилие и издевательства, как специфическая форма ненависти и неуважения людей друг к другу все больше и больше проявляется и в гражданской среде. Особенно среди молодежи. Подобное происходит не только в российском обществе, но и практически во всех государствах мира.
  В последнее время писаки, в первую очередь, женщины, которые не имеют абсолютно ни какого понятия об армейской службе, пытаются вскрывать социальные, экономические и т. п. корни этого негативного явления. Многие из ученых мужей кидают камни в адрес Советской Армии, дескать она стала прародительницей этого зла. Одним словом, пишут чушь и ересь.
  Я скажу по этому поводу очень коротко. Дедовщина в армии - один из видов коррупции, которая поразила не только наше гражданское общество, но и все военные учреждения. Следствие коррупции - отсутствие взаимопонимания и взаимосвязи между начальником и подчиненным. Младшие командиры не заинтересованы ее иссекать, уничтожать. Причина - неприятности по службе, что в конце концов поставит крест на карьере любого офицера. Не уничтожают дедовщину и противоречия между управленцами - между армейской верхушкой и низовыми звеньями, между белой и черной костью. Ежели сажать офицеров или солдат за какие-либо правонарушения, то надо сажать за решетку и генералов. В порядке информации. Дедовщина есть и в других армиях мира, например, в немецком бундесвере.
  
   О перспективах политического влияния на воруженные силы. Оно было и практически остается во всех армиях мира. Армия не существовала и не может существовать без 'колпака' власти.
  Если говорить о результатах партийного влияния в армии первого в мире социалистического государства, то они были очень весомыми. Главное политическое управление Советской Армии и Военно- Морского флота, орган руководящий партийно-политической работой в ВС СССР, работал на правах отдела ЦК КПСС. И рычаги политработников на происходящее в подразделениях были мощными. Замполит имел очень большие возможности поставить на место зарвавшегося командира или начальника. И это во многом удавалось, благодаря их членству в КПСС. Я считал себя разумным, мыслящим политработником. Только по этой причине я не относил своих подчиненных к серой массе, не лебезил перед начальством, имел мужество бороться за свою честь и достоинство. Не бросался в отличие от большинства офицеров по первой команде 'фас' партийных вождей или командиров выполнять бестолковый приказ или прихоть. Особенно, если они исходили от них по пьянке или по причине их тупости.
   Теперь о взаимоотношениях командира и политработника, к числу последних принадлежал и я. Кое-кто эти взаимоотношения считает одной из серьезных проблем в Советской Армии. Сначала несколько рассуждений. В истинно демократическом обществе политработники не нужны. Как и не нужны партии, как политические организации класса или какой-либо группы лиц.
  Принципиальной разницы между понятиями 'комиссар' и 'политический работник', 'замполит' автор не видит. И далее. Командир и комиссар (замполит) был и есть единый тандем, отвечающий за боевое и политическое состояние подразделения. Они, как предствители одной и той же власти (партии) должны работать вместе, в единой упряжке. Разделение функций безусловно есть, но оно мизерное. Этим и определяется их взаимная ответственность за положение дел в вверенном им подразделении. Рота, например, во время контрольной стрельбы получила неудовлетворительную оценку, а по политической подготовке - отлично. Это не означает, что лавры получит только замполит, нагоняй достанется командиру. Они в равной степени должны делить успехи и поражения. Моральный дух защитника Отечества и его боеготовность (боеспособность) - единое целое. Одновременно нельзя не видеть и то, что функции политработника во многом определялись и определяются требованием времени и существующими режимами.
   Несколько слов о проблемах политработников бывшей Советской Армии. В те времена бытовало довольно устойчивое мнение: командир и замполит в равной степени должны стрелять из оружия или водить боевые машины. Мало того. Он должен не хуже командира разбираться в устройстве боевой машины или в ведении ротного хо- зяйства. Спору нет, я за это. Однако есть определенное 'но'. Командир намного ближе к боевой технике, к хозяйству, чем политработник. Причиной этому - всевозможные совещания, инструктажи и т. п., которые проводятся по указке сверху. Значительное время у него уходит на изучение директив, их конспектирование. Нельзя забывать, что жизнь видоизменяется и это требует от политработника очеред- ного притока информации. И еще. Индивидуальная работа с личным составом, да и общественные мероприятия, как правило, проводятся в специальных помещениях, реже на стрельбище или на танкодроме. То и другое требует от политработника специальной подготовки.
  
   За годы службы в Советской Армии, к сожалению, я не нашел себе кумира в военной форме, будь он командир или комиссар. Скорее всего, я в своих предубеждениях не ошибся. Свидетельством этому - прошлое и настоящее современной армии.
  Как и не сожалею, что мои мечты о реализации лучших человеческих качеств в армейской среде осуществить не удалось. Это просто невозможно было сделать в условиях коррумпированного общества. Не исключением этому была и Советская Армия.
  
   И последнее. Как угодно можно относиться к офицерам, но с точки зрения морали, с точки зрения принципов, с точки зрения отношения к жизни, это, без всякого сомнения, образец, вызывающий глубокое уважение. И это, в первую очередь, касается выходцев из рабоче-крестьянских семей. Именно благодаря им, прирастала мощь Советской Армии и ее неувядаемая слава во всем мире.
  Признателен я и их женам. Офицерам чести и достоинства автор посвятил свою книгу 'Человек без маски (Дневник советского шизофреника). - Днепропетровск: ИМА-пресс. - 2011. - 394 с.
  
  
  
   ГЛАВА ДЕСЯТАЯ.
   НА СТЕЗЕ ИСТОРИЧЕСКОЙ НАУКИ
  
  
  
   Летом 1979 года я оказался в стенах одного из технических вузов г. Днепропетровска. Сразу же взялся за науку. Утвердил тему кандидатской диссертации, затем сдал кандидатские экзамены. Защитился в Киевском государственном университете имени Т. Г. Шевченко, на докторском совете. Сделал это с блеском. Из 13 профессоров никто не дал 'черный шар'. Тема диссертации: 'Деятельность партийных организаций Украины по совершенствованию идейно-воспитательной работы среди населения по месту жительства (1971-1976 гг.).
   Условия для написания научной работы были далеко от идеала. На плечах соискателя кроме учебной нагрузки было много общественных поручений. Усугубляло положение и то, мне, как самому молодому мужчине на кафедре, как правило, 'доверяли' и сельскохозяйственные работы со студентами. В 1985 году в связи неблагозвучностью переменил свою фамилию Коза на Яшин (девичья фамилия моей матери).
  
   После успешной защиты кандидатской диссертации принялся за докторскую. Утвердил тему монографии. Через два года на кафедру истории КПСС представил ее рукопись. Затем обратился к коллегам по науке и духу, чтобы они дали мне возможность учиться в докторантуре. Ничего не получилось. Моему желанию воспротивилась старая гвардия, средний возраст которой зашкаливал за шестьдесят с лишним лет. Они сделали все возможное, чтобы преградить карьерный путь 'выскочке', который в сорок лет мог стать доктором исторических наук. В те не так далекие времена это уже и не столь было плохо. Чего только ни делали бывшие 'ответственные' дяди против некогда 'гениального теоретика партии', 'талантливого ученого' и 'прекрасного товарища'!!!
  Сейчас через несколько десятков лет и то содрогаешься от того, как подличали серьезные люди с партийными билетами и учеными званиями. Остается лишь добавить, что один из них писал кандидатскую диссертацию около 20 лет, другой - докторскую более 10 лет.
   Итог борьбы для меня оказался довольно плачевным. За время междоусобиц коллеги мне 'пришили' два партийных взыскания. Одно из них - исключение из рядов КПСС, партийный комитет института поддержал. Райком партии оказался ко мне снисходительнее. 'За неправильные отношения с товарищами по кафедре' объявил выговор. В те годы я был далеко неглупый человек. Прекрасно понимал, что беспартийные на кафедрах общественных наук не работали. Знал и о том, что обладатели партийных 'ярлыков', не могли мечтать о каком-либо карьерном продвижении, будь то работа на овощном складе или захудалая контора на селе. Не говоря уже о руководящей работе или защите докторской диссертации. Соискатель, имевший семь пядей во лбу, но не имеющий дружбы с партией, в большинстве своем оказывался на задворках истории.
   Несмотря на перипетии отношений на кафедре, у меня во время перестройки появилась неплохая возможность карьерного взлета. Требовалось укрепить научные силы в одной из среднеазиатских республик. Разнарядку из областного комитета партии я совершенно случайно обнаружил на столе заведующего кафедрой. Покинуть отчий дом никто из моих сотоварищей не горел желанием. Я их отлично понимал. Большинство из них имели прекрасные квартиры в престижных местах города на Днепре, имели, как правило, и дачи. Конечно, исполнить приказ партии им мешал и их старческий возраст. Я, недолго думая, вписал свою фамилию в список кандидатов. Для этого, как мне казалось, были все основания. Я был кандидат исторических наук, писал монографию. И с возрастом у меня также все было нормально. Были и другие плюсы. Я, например, успешно 'отразил' визит высокопоставленного чиновника из Москвы, который нагрянул в наш инстиутут.
  
   Автор на этом эпизоде из своей жизни останавливается подробно. Наступил понедельник. У большинства первокурсников в этот день были семинары. Я, как обычно, пришел на кафедру за пятнадцать минут до начала занятий. Делал это специально, чтобы отдать дежурному по группе необходимые наглядные пособия. Мне же оставалось взять журнал и план-конспект. На этот раз меня поразила абсолютная тишина. Никого из коллег в помещении не оказалось. Не было и ученого секретаря, пожилой женщины, которая делилась с преподавателями местными новостями или передавала ценные указания от партийного комитета и руководства института. Необычность обстановки меня насторожила. Я быстро взял журнал и почти бегом бросился к аудиториям, где должны были быть мои коллеги. К моему удивлению, никого там не было. Старосты групп также ничего конкретного не сказали по поводу их отсутствия.
   Прозвенел звонок. Я неспеша вошел в аудиторию и поприветствовал студентов. Затем стал делать перекличку. Вдруг открылась дверь и в помещение вошло несколько человек. Я привстал со стула и застыл в недоумении. Все еще не мог понять причину появления визитеров. От дальнейшего замешательства меня спас секретарь партийного комитета института, который совсем недавно ратовал за мое исключение из рядов КПСС. Причина этому - мое непонимание перестройки, как очередного исторического этапа партии. Седовласый мужчина почему-то сильно волновался. Это видел не только я, но и студенты. Он протянул руку руководителю семинарского занятия и с заиканием произнес:
   - Владимир Вла-ди-ми-рович! К Вам пришли большие гости, которые хотят узнать о том, чем живет наша студенческая молодежь, и как она думает...
  Затем он представил гостей. У меня на какой-то миг перехватило дыхание. За всю работу в институте таких важных птиц я никогда не видел. На моем занятии изъявил желание присутствовать инструктор идеологического отдела ЦК КПСС и инструктор отдела пропаганды и агитации областного комитета партии. Никого из них я не знал. Знакомыми для меня были секретарь парткома и заведующий кафедрой. Гости улыбнулись и направились к задним партам. Завсегдатая
  'Камчатки' любезно уступили им свои места.
   После объявления темы и плана семинарского занятия, я невольно бросил взгляд на пришельцев. 'Чужие' сидели смиренно, 'родные' же меня настораживали. Лицо заведующего кафедрой было надменным, даже враждебным. Ехидно улыбался и секретарь парткома. Я уже нисколько не сомневался, как я проведу это занятие, будет зависеть мое пребывание в институте. Я слегка перевел дух и четко огласил первый вопрос. Пять студентов подняли руки...
   Активность студентов при обсуждении вопросов была очень высокой. И в этом была, в первую очередь, заслуга руководителя. Он, несмотря на присутствие высокопоставленных чиновников, решил рискнуть. В корне изменил 'методические' основы проведения семинара, о которых каждый день и час трезвонили его коллеги. Кое-кто из них имел вообще 'тусклые' знания по истории КПСС. Причиной этому было не только чтение пожелтевших от времени конспектов, но и, скорее всего, провалы памяти. Я прекрасно понимал, что успех обсуждения будет зависеть не столько от знаний студентов, а сколько от моего умения организовать дискуссию.Тем более, тема во многом была связана с современной жизнью.
   Одновременно я не ожидал такого внутренного единства между собою и двадцатью молодыми девушками и парнями, которые приехали из разных уголков многонациональной страны. Одно я знал четко. Ни у кого из нас каких-либо 'заготовок' не было.
  При обсуждении вопросов я довольно часто бросал взгляд на 'Камчатку'. Чужие что-то помечали в своих блокнотах, родные сидели неподвижно. Мало того. Мой шеф довольно часто кимарил, скорее всего, по причине своей старости. Не изменял своей привычке и сегодня, несмотря на присутствие важных персон. Мне же было не до этого. Два часа пролетели почти незаметно. Я подвел итоги занятия и объявил оценки. Студенты мигом покинули аудиторию.
   Гости на некоторое время задержались. Москвич подошел ко мне и крепко пожал мне руку. Затем произнес:
   - Владимир Владимирович! Огромное спасибо! Я очень рад, что наша студенческая молодежь в курсе политики нашей партии... Большое спасибо...
   Увидев взволнованное лицо историка, он слегка похлопал его по плечу и с улыбкой сказал:
   - Мне было очень приятно встретиться с Вами... Я не скрываю, что Вашу фамилию я пометил особо, подчеркнул красным фломастером дважды... - Потом с лукавинкой во взгляде добавил. - Ведь в нашей жизни все бывает...
  Затем, уже закрывая дверь аудитории, он слегка пригрозил пальцем в мою сторону и шепотом произнес:
   - Владимир Владимирович, две девочки сегодня, по-моему мнению, заслужили только отличные оценки...
   Я слегка улыбнулся и тут же опустился на стул. Затем глубоко вздохнул и также глубоко выдохнул. Через пару минут вышел из аудитории. Зашел на кафедру и положил журнал на полку. Коллег уже не было. Вскоре я оказался в небольшом скверике, неподалеку от института. Сел на скамейку и закрыл глаза. Из глаз невольно вы- ступили слезы...
   На следующий день состоялось внеочередное заседание кафедры. Обсуждался один вопрос, он был главным: 'Открытое семинарское занятие кандидата исторических наук Яшина В. В'. Заведующий кафедрой в пух и прах разнес методику и ход проведения занятия своего молодого коллеги. Я не 'огрызался'. Считал это бесполезным занятием. Одно меня утешало. Положительная оценка, которую мне дал идеолог из ЦК КПСС, была куда важнее, чем преднамеренное злорадство шефа и его приспешников. В итоге все коллеги проголосовали за формулировку, предложенную стариком. Семинарское занятие Яшина В. В. в целом проведено на должном теоретическом и методическом уровне, однако следует участь. Далее следовало около десятка критических замечаний. Удивило меня и то, что практически все коллеги, которые вообще не присутствовали на занятии, утвердительно кивали головой своему шефу, кое-кто даже умудрился выступить с критикой в мой адрес. Я проголосвал против их решения. Через день я ознакомился с протоколом, который был написан рукой заведующего кафедры. Я внимательно прочитал содержание трех листов бумаги, взял авторучку и очень аккуратно внизу написал: 'С решением кафедры категорически не согласен' и сделал свою подпись.
  
   Успешное проведение семинарского занятия по истории КПСС, на котором присутствовал ответственный работник из аппарата ЦК КПСС, для сотрудников института осталось незамеченным. Обошли его стороной и на партийном собрании. Умолчала о нем и многотиражная газета. Я нисколько не сомневался, что все и вся делалось по указке секретаря парткома института. Подобный визит в определенной степени был историческим. За все годы существования вуза никого из работников идеологического отдела ЦК КПСС не было. Несколько позже я узнал о предыстории необычного визита. О возможном визите москвича ректору и секретарю парткома из райкома партии сообщили еще задолго. Заведующий кафедрой мгновенно обзвонил своих коллег, за исключением меня. Решение было единое: отдать на съедение строптивого склочника. Сами же на всякий случай подстраховались: кто припас больничный лист, кое-кто имел и другие веские причины. Лично сам шеф не рискнул пригласить гостей к свою группу. Боялся за сердце. До моего появления на кафедре товарищи по учению скрывались в методическом кабинете кафедры, на первом этаже. Лишь после того, как визитеры зашли в мою группу, они ринулись наверх.
   В определенной степени я понимал и своих коллег, особенно тех, возраст которых довольно сильно 'зашкаливал'.
  У меня до сих пор вызывает улыбку курьезный случай, который произошел во время работы в институте. Доценту, которому перевалило за семьдесят лет, едва переступил порог кафедры, тут же схватился за сердце. Оказалось, что он не положил в свой портфель папочку с лекцией. Я сначала не придал этому никакого значения. Я читал лекции на вечернем отделении всего пару месяцев и в принципе мог читать их без конспекта. В отличие от меня коллеги приняли смурное выражение лица и стали по очереди хлопать по плечу старика. Выражали своеобразное сочувствие и поддержку неудачнику. Пожилой мужчина мелкими шажками подошел к телефону и со слезами на глазах сообщил о произошедшем своей жене. Через пару минут сложилась поистине патовая ситуация. Принести папочку из дома, который располагался в километре от института, было некому. Доцент, как и его жена, не могли пробежать этот 'марафон' в силу старческого возраста. По той же причине не могли это сделать заведующий кафедрой и ученый секретарь, женщина. Историческую миссию пришлось выполнить мне, как самому молодому. Я подошел к старику, успокоил его и тут же рванулся в особняк из красного кирпича, где проживала местная знать. Возвернулся вовремя. За пару минут до звонка стоял перед входом в аудиторию. Радости бывшего инструктора обкома партии не было предела. После занятий он по- дошел ко мне и поделился секретами своего лекторского мастерства. Конспекты меня поразили, в первую очередь, своей древностью. Им было, без всякого сомнения, лет двадцать, а то и больше. На пожелтевшей бумаге в некоторых местах авторучкой были сделаны новые записи или приклеины вырезки из газет...
   К сожалению, принять участие в укреплении профессорско- преподавательского состава в союзной республике мне не предоставили. Несмотря даже на то, обком партии был не против. Приостановили меня свои, партийный комитет института и районное начальство. Я к этому времени у них был в 'черном списке'. Мало того. У секретаря горкома партии на меня была заведена специальная папка красного цвета, в которой были подшиты все 'документы' на 'склочника' с ученой степенью кандидата исторических наук. Об этом я узнал совершенно случайно, когда сидел в приемной секретаря, надеялся найти правду. К моему удивлению, небольшого роста женщина, довольно полная, которая меня прекрасно знала и считала одним из лучших обществоведов города, в приеме мне отказала. И этот отказ был сделан очень своеобразно. Из кабинета вышла молодая секретарша, и слегка улыбнувшись, произнесла:
   - Лидия Матвеевна, к Вам вопросов не имеет...
  Докучать главному идеологу миллионного города я не стал. К подобной тактике начальников я уже привык. И не только я. После длительной отсидки, даже хоть ты записался на прием за неделю или месяц, иногда ты уходил ни с чем. Мне ничего не оставалось делать, как тяжело вздохнуть и выйти из приемной.
   В те времена я довольно часто задумывался о партийных работниках, особенно о тех, кто имел ученые степени. В период совершенствования развитого социализма стало модой для партократов занимать ведущие позиции и в ученом мире. Кузницей 'онаучивания' являлась Академия общественных наук при ЦК КПСС. Чиновники, благодаря служебному положению, в один миг становились кандидатами наук, что давало им возможность в случае выброса из партийной элиты, небезбедно жить и на научном поприще.
   Настоящей трагедией для советской науки стало направление партийными комитетами проштрафившихся чиновников в руководящие органы вузов, других учебных заведений. По роду своей работы мне довольно часто приходилось сталкиваться с подобными кадрами. Они были в прямом смысле непотопляемыми. Им прощалось все: незнание предмета, пьянство и т. п. Вузовские чиновники были бессильны против них. Понимал 'культ святых' и я. Любой из них, без всяких проблем мог позвонить 'наверх' или зайти в тот или иной кабинет. Недаром говорят, не имей сто рублей, а имей сто друзей.
  
   К сожалению, за период работы в институте у меня были довольно сложные моменты, которые не только подрывали мою нервную систему, но и в прямом смысле угрожали моему здоровью. И это происходило, как правило, не без помощи коллег. Однажды я заболел и был вынужден лечь на стационарное лечение. Прошла неделя, состояние моего здоровья значительно улучшилось. Откуда ни возьмись в отделение на мою фамилию пришло письмо. Оно было без обратного адреса. Я открыл конверт и увидел перед собою стандартный лист бумаги. Его содержание меня ошарашило. Заведующий кафедрой и секретарь партийной организации приглашали меня за партийное собрание, оно должно состояться через день. В случае неявки - меня исключат из партии и уволят с работы. Внизу стояли их подписи. Я неспеша вышел из палаты и решил прогуляться по небольшому скверу, перед зданием больницы. Мысли в голове были разные, к тому же взаимоисключающие друг друга. Звонить на кафедру или о чем-либо расспрашивать я не стал. Счел не только бесполезным, но и унизительным занятием. В конце концов успокоился. Исключать меня из партии или даже увольнять из инстиута, как мне казалось, не было никаких оснований. Тем более, я был больной. Во время бессонной ночи я изменил решение. На собрание надо идти, идти во что бы то ни стало. От родной партии можно всякое ожидать. После очередного контроля мой лечащий врач просил меня не покидать стационар, долечиться до конца. Настаивал очень убедительно. Несмотря на его просьбу, я наотрез отказался. На всякий случай, на имя главного врача написал своеобразное завещание. Суть его - в случае очередных проблем с моим здоровьем администрация больницы ответственности не несет.
   На собрание я пришел вовремя, в тот же день и в тот же час. К моему удивлению, моя персоналка не состоялась. Из партии меня не исключили, из института также не выгнали. Мне в этот день неслыханно повезло. Мое персональное дело было в повестке дня третьим. За час до собрания в парткоме раздался звонок из райкома партии. Один из ответственных работников изъявил желание поприсутствовать на собрании, отметиться в низах. По рекомендации парткома коллеги в один миг изменили повестку дня. Мою персоналку вообще исключили. Не хотели выносить мусор из избы. Только через два дня мне вновь удалось попасть в больницу. Пролежал я в ней неделю. К сожалению, моя болезнь медикаментозному лечению не поддавалась. Пришлось срочно делать операцию. За первой последовала вторая...
  
   Прошло тридцать лет после того, как я покинул институт, которому отдал почти десять лет своей жизни. В моей памяти остались сотни студентов, которым я преподавал историю Коммунистической партии Советского Союза. О сделанном нисколько не сожалею. Как нисколько не сожалею о том, что занимал несколько отличную позицию от моих сотоварищей по партии и науке. Моя 'оппозиция' довольно часто обходилась мне боком. Это, в первую очередь, касалось моей научной карьеры. Материальные трудности меня в то время беспокоили, но не в такой степени, как шумиха вокруг моей личности.В травле талантливого историка принимали участие практически все: кто меня окружал, с кем я соприкасался или имел конаткты. Меня
  'склоняли' на всевозможных совещаниях или собраниях института, обо мне сюсюкали на кафедрах.
   'Продернули' меня и в средствах массовой информации. Об одном эпизоде автор хочет остановиться более подробно. Было лето 1988 года. К этому времени достижением революционной перестройки стало создание партийной организации кафедр общественных наук. В эту структуру вошли коммунисты кафедр: истории КПСС, политической экономии, научного коммунизма, кафедры философии.
  От вузовских обществоведов ждали кардинального обновления форм и методов преподавания общественных наук, нацеленных на преодоление заучивания, зубрежки, формализма в работе, формирования способности у молодежи мыслить самостоятельно, творчески. Необходимо было восстановить доверие и интерес студентов к обще- ственным наукам. Очередные модернизационные процессы должны были опираться на 'научную основу'. 'Новые задачи' приходилось решать без готовых рецептов. И эти рецепты, как правило, разрабатывались на партийных собраниях. К сожалению, совместное 'времяпрепровождение' обществоведов новых рецептов не предложило. И на этот раз очередное партийное собрание, очередная 'галочка' в общественно-политической жизни технического института меня не удивила. Как не удивило и то, что мои коллеги-историки в очередной раз 'выстрелили' в меня, обвинив меня в том, что я неправильно понимаю перестройку. Объяснялось это очень просто. Я уже три года 'носил' партийное взыскание. Мой карьерный рост все эти годы был на абсолютном нуле. Партийный комитет то и дело теребил кафедру, чтобы коммунисты сняли с меня взыскание. По партийным канонам все это происходило очень просто. Коммунист писал заявление о 'помиловании', тем самым признавал свои ошибки и в будущем обязывался, не жалея сил, служить делу партии. Ко мне подходили кое-кто из членов парткома и коллег-обществоведов, подавали намек для написания заявления. Они, как и руководство института, надеялись, что я встану перед ними на колени. Я не делал этого. Пощады у них не просил. Тем более, пресмыкаться перед ними не хотел. Несмотря на их просьбы, я все эти годы отказывался писать заявление. По-прежнему считал себя ни в чем не виноватым. В итоге получал 'пощечины'.
   Мои коллеги и на этом собрании успешно выполнили указания очередной 'тусовки' ЦК КПСС: критикуешь - значит перестраиваешься. Нападки сотоварищей и на этот раз меня не обескуражили. Наоборот, они дали мне мощный прилив мыслей. Прибавило мне энергии и присутствие корреспондента городской газеты. Худощавый мужчина во время моего выступления то и дело кивал мне головой и что-то судорожно записывал в общую тетрадь.
  Прошедшее собрание в определенной степени приподняло мой жизненный тонус. Я, как никогда раньше, надеялся на помощь средств масссовой информации. Но, увы, все пришло и ушло, как всегда. Через пару дней я развернул газету и обомлел. В довольно пространной статье, посвященной перестройке кафедр общественных наук технического вуза, каких-либо тезисов моего выступления вообще не было. Зато красной нитью проходила мысль, что коммунист Яшин ни только не понимает суть перестройки, но и тормозит ее...
   Вместе с тем, я не отрицаю, что на первых порах я поддержал перестройку. Перемены нужны развивающемуся обществу, без этого оно не может существовать, двигаться вперед. Поддержал перестройку и советский народ.
  В этот же день я позвонил газетчику. Он сухо произнес: 'Содержание статьи было согласовано с руководством института'. Ректора на месте не оказалось, он был в командировке. Секретарь парткома ехидно усмехнулся и еле слышно шепнул мне на ухо: 'Владимир Владимирович, я бессилен чем-либо тебе помочь...'. Искажение реальной действительности меня в то время сильно шокировало, но не убило наповал. Я, относительно молодой человек, прекрасно понимал, что 'революционная перестройка' на деле была ничто иное как фетиш, очередной трюк коммунистической номенклактуры, чтобы удержаться у власти.
   Неизвестно как еще долго продолжалась склока, ежели бы сотоварищи не узнали о моей 'психушке'. Заместитель секретаря парткома, горбатый мужчина маленького роста с ершиком седых волос, узнав об этом, в срочном порядке пригласил меня к себе в кабинет. Увидев вполне законное удивление на моей физиономии, он вытащил из своей папки лист с историей моей 'болезни' и писклявым голосом пригрозил исключить меня из партии. Намеревался в срочном порядке созвать партийный комитет. После бессонной ночи я пришел к однозначному выводу. 'Психи' не нужны ни только Советской Армии. Избавляется от них и историческая наука, то бишь партия. Через день я 'ушли'.
  
   Моя мечта ознакомиться с 'персоналкой' осуществилась только через четверь века. В силу жизненных обстоятельств я вновь оказался в городе на Днепре.
  С нескрываемым волнением я вошел в небольшой читальный зал трехэтажного особняка. Присел за стол и положил перед собой довольно толстую папку, мое персональное дело. От времени папка несколько пожелтела. Я слегка улыбнулся. Не только бумага из-за времени поддается изменениям, лета изменяют и человека. Вместо молодого человека, некогда горевшего желанием обобщить опыт работы ведущей силы советского общества, сидел пожилой мужчина. Много с той поры утекло воды, много было истрачено сил и нервов... Я тяжело вздохнул и внимательно посмотрел на обложку. Наверху каллиграфическим почерком было написано: 'Жовтневый райком КПСС". Далее следовало название города. Затем следовал гриф 'Секретно'. Несколько ниже было написано 'Дело ? 47 на члена... Начато... Окончено...'.
  С замиранием сердца я развязал тесемки и открыл папку. В ней насчитывалось 75 листов!!! Целая книга. Обилие бумаг меня ошарашило. В общей сложности в ней находился 31 так называемый документ, в числе которых были протоколы партийных собраний, партийные характеристики на меня и объяснительные записки сотоварищей по работе. Была здесь и история моей болезни и служебная карточка, как офицера Советской Армии. Я не ожидал, что строго секретные документы Советской Армии окажутся в моем персональном деле. О чем-либо рассуждать или возмущаться я не стал, время торопило... После посещения архива я решил немного прогуляться по го- роду. Вскоре оказался в парке имени Чкалова. Присел на скамейку. Предался воспоминаниям, только что навеянных 'личным делом'. Несмотря на пережитое, я все равно был и оставался верен своим умозаключениям. Меня не сломила ни армейская психушка, ни партийная гильотина. От необычного сравнения я невольно улыбнулся. И откуда у меня энергия для борьбы бралась? Особенно в институте, когда младший клерк, имея в кармане 125 целковых, находил силы не только для работы и науки, но и успевал выступать с лекциями среди жителей города и области. Кстати, аварию, случившуюся 26 апреля 1986 года в четвертом энергоблоке Чернобылской АЭС, я встретил в одном из районов Днепропетровской области. Выступал с лекциями
  перед животноводами.
  
   Несколько слов о коллегах, с которыми я работал. Из десяти преподавателей кафедры большинство было из стана партноменклатуры: один бывший второй секретарь обкома партии, один бывший инструктор обкома партии, один бывший заведующий отделом горкома партии. Среди них также были: бывший областной архивариус, бывший председатель райисполкома. Историческую науку также
  'двигали' два армейских политработника, не имевших специального образования. Были и две представительницы женского пола, одна была женой профессора, другая - женой доцента. Национальный состав сотрудников кафедры: украинцы - 6 человек, русские - 3, евреи - 3. Возрастной состав кафедры. В первый день моего вступления в должность старшему было 70 лет, молодому (мне) - 29 лет.
  
   После ухода из института судьбой своих коллег я не интересовался. Они для меня особой ценностью или личностями не были. Всегда считал их приспособленцами, перевертышами, хамелеонами, а то и хуже. И в этом я не ошибся. После распада СССР преподавание истории КПСС в вузах было отменено. Ликвидировали и партийные организации. Бывшие столпы исторической науки, они же идейные борцы за дело Коммунистической партии сдались без боя, не сопротивлялись. Несколько позже определенная информация о 'коммунистах' до меня все же доходила. Кое-кто ушел в мир иной, кое-что переметнулся в стан новой власти или новых 'исторических' наук. Кое-кто и спился...
   Взыскания с меня сняли несколько позже, инициатором этому были коммунисты территориальной партийной организации при ЖЭКе, при котором я стоял на учете, как безработный. В этот же день я вышел из рядов партии, ушел без 'долгов'.
  
   Несколько слов об истории. Исторической науки, как таковой,в полном понимании этого слова, никогда не было и вряд ли будет. История была и остается настольной книгой сильных мира сего, будь то князь или император, партия или бандитский режим. Она переписывалась и переписывается в угоду сильных и хитрых. Происходящее приводит к однозначному выводу, притом далеко неутешительному. Вся история человечества - есть ничто иное, как следствие всевозможных манипуляций власти как в политике, экономике, так и в других сферах общества.
  Нельзя не видеть, что и современная история, как, например, политология и любая другая общественная наука или дисциплина, на практике подменена политическими технологиями (указаниями, установками) партий, в первую очередь, правительственными. И делается это сегодня, как и вчера, для достижения вершин власти, овладения ею или для ее удержания.
   И еще. О марксизме-ленинизме, как идейной основе социализма. Всех, кто сегодня осуждает Ленина, объединяет абсолютное непонимание смысла его учения и причин его популярности в мире. Скажу проще. Труды классиков марксизма-ленинизма никто из оппонентов по-настоящему не читал. Не говоря уже о каком-либо их научном анализе. Идеи не могут быть относительными, богатства - да. Общеизвестно, что в самые неимоверно трудные периоды жизни той или иной страны, общество порождает гениев, титанов мысли и разума, благодаря которым оно не скатывается в пропасть. Их были единицы, но они были, и конечно, будут...
  
   За последнее столетие человечество перетерпело несколько моделей экономического развития, в частности, американскую, европейскую, японскую, китайскую... Партийные же модели остались без изменений.
  
   Автор придерживается советской модели, где отсутствовало главное - частная собственность на средства производства, эксплуатация человека человеком. Советская модель построения социализма, бесклассового общества стала достоянием многих государств, народов. В этом и заключается не только сила марксистско-ленинских идей, но и их привлекательность. Социализм не потрепел крах, он потерпел только поражение, но временно. Капитализм же - конечен. Социализм - единственная реальность, которая может противостоять империализму.
   Теперь об историках. К сожалению, большинство из них, включая и мое поколение, не выдержало проверку временем. Учуяв новую конъюнктуру, на которой можно сделать довольно успешную научную или чиновничью карьеру, они переметнулись в стан имущих.
  Историки, как и политики, в недалеком прошлом партийно-комсомольские работники - паразиты, хорошо зарабатывающие на лжи, обмане и т. п. Они авантюристы, которые боятся возмездия не только народа, но и той же самой истории.
  К сожалению, оборотни, только что покинувшие КПСС, чрезмерно усердствуют и без меры бодаются. Ученые мужи Запада на произошедшее на одной шестой части планеты, реагирют куда спокойнее. После распада Советского Союза и мировой системы социализма мгновенно появились силы, которые жульническим путем фальсифицируют историю, в первую очередь, советского периода. Исторический ревизионизм в сочетании резко выраженного экстремизма становится ведущей тенденцией в 'научном' анлизе. Без всякого зазрения совести опошляются достижения социализма, история предков. Ведется оглотелая пропаганда преимуществ частного капитала и буржуазного
  образа жизни.
  Мало того. Архив исторической памяти советского народа, так и отдельных личностей, все больше и больше попадает под молох нуворишей-однодневок, которым чужды интересы нации, страны. Общественности представляются искусно изготовленные фальшивки, подложные документы. Нередко 'опасные' источники просто-напросто уничтожаются. Тысячи архивных источников продаются на Запад. Не брезгуют псевдоученые и сплетнями из-за рубежа. 'Четвертование' истории великой страны происходит не только с молчаливого согласия новоиспеченных партий и их лидеров, но и народа.
   Дезинформация становится одним из социально опасных направлений политики 'имущих', что подрывает исторически сложившееся единство и преемственность поколений. Муссируются всякого рода байки о том, что предки 'неправильно' жили или защищали 'не те идеалы или ценности'. История не терпит сослагательных наклонений. Общеизвестно, чтобы уничтожить цивилизацию, государство, надо лишить его граждан морально-нравственных устоев, и превратившись в зверей, они разрушат свой дом. Для этого надо несколько подонков и молодое поколение...
   Поиск правды, и самую правду жизни могут осуществить и написать только те историки, ученые мужи, которые сознательно не идут на 'дружбу' с рублем и властью. Не лгать - настоящий подвиг, истинная черта человека, притом свободного человека. К сожалению, многим из них не хватает гражданского мужества. Они, как и раньше, с прежним усердием служат очередному режиму. За очень мизерным исключением...
   Вместе с тем, нельзя забывать самый главный урок из прошлого. Только на базе истинного прочтения истории возможно сближение людей, их взаимопонимание. Историческое прошлое и современная жизнь - единое целое. Диалектическая взаимосвязь минувшего и настоящего во многом позволяет лучше прогнозировать будущее, избежать ошибок. Будущее всегда имеет прошлое, причем очень длинное. Оно без него не может существовать.
   Уместно напомнить и следующее. История никогда себя не повторяет, и не стоит заблуждаться, что настоящее - очередное повторение прошлого.
  
  
  
   ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ.
   НА ПЕРЕПУТЬЕ ДВУХ ЭПОХ...
  
  
  
   Период разброда и беспредела, который наступил на закате перестройки, и осо- бенно после распада Советского Союза, для меня, как и для миллионов моих соот- ечественников, оказался довольно тяжелым. Для того, чтобы выжить в этих условиях, мне пришлось искать работу, основной источник существования. После 'ушли' из технического института некоторое время я был безработным.
   Между тем в Союзе грянула очередная волна политических потрясений. Уже говорили не только о демократии, но и о новых экономических отношениях. Средства массовой информации трезвонили об арендаторах, о тех людях, которые должны стать настоящими хозяевами на земле.
   Мысли об аренде потихоньку стали влезать и в мою голову, жителя г. Днепропетровска. Реализовать очередные предначертания партии я решился на омской земле, в своей родной деревне Драгунка. Считал это вполне правильным и обоснованным. Я, выходец из крестьянской земли, каких-либо трудностей не боялся. Не боялись их и мои напарники, односельчане.
   Наступил 1989 год, начало мая. Сразу же по приезду я пошел к директору совхоза. Наша встреча ни для кого из нас не была неожиданной. Я еще за пару месяцев зондировал обстановку по поводу аренды. Шеф был не против. Первая встреча показала, что хозяин не испытывал чувство гордости за то, что в его совхозе впервые могли работать арендаторы, не говоря уже о пылающей к ним любви. Только благодаря моей настойчивости директор в конце концов смилостивился. Пообещал к концу мая на основании договора дать арендаторам 150 телят на откорм. Сдвинулось с мертвой точки и кое-что другое. Нам было предоставлено и пастбище, возле озера в районе бывшей деревни Назаровка. Арендаторы воспрянули духом. Рядом с пастби- щем находился котлован с водой, его можно было использовать для водопоя животных. Для получения телят оставался совсем немного времени. Трое мужчин зря его не теряли. Я, как старший группы, каждый день составлял план работы. Ее было непочатый край. Был только энтузиазм, да немного денег. И только и всего.
  Предстояло, в первую очередь, соорудить крытый загон для молодняка. Разговор о стройматериалах и помощи со стороны совхоза был очень непродолжительным. Директор предложил битый шифер с крыши старой зерносушилки. Пригодилось и это.
   Значительную часть 'стройматериала' пришлось добывать способом из времен первобытнообщинного строя. Он включал в себя: собирание досок или бревен по дорогам, разборка сгнивших домов в близлежащих деревнях (основное 'достижение' перестройки на селе). К сожалению, не обходилось и без 'бутылочного метода' добывания.В общей сложности загон был сооружен за четыре дня. Аренаторы работали с раннего утра до позднего вечера. В среднем по 14-16 часов с небольшими перерывами. Уже позже, когда бюрократы как районного, так и совхозного звена победили, просто-напросто не подписав договор об аренде, наш труд был оценен в 108 рублей. Недорого и недешево?!
   Был готов и договор. Письменное соглашение о взаимных обязательствах сторон, содержание которого было подготовлено мною, лежало на столе у директора. Лежало в 3-х экземплярах. Оставалось только его подкорректировать и подписать. Однако директор не стремился ни к тому, ни к другому. Наооборот, он изыскивал любые проволочки, чтобы сорвать подписание соглашения. Для меня это было далеко не новое явление. Страна Советов бюрократизмом удивляла не только своих жителей, но и весь мир. Тупость местных князьков, которые составляли основу этой системы, арендаторы прекрасно понимали и не падали духом. Даже несмотря на то, что в отношении их шло в прямом смысле косвенное издевательство.
   Свидетельством этому ряд примеров. Для составления и корректировки договора, мне пришлось съездить в г. Омск, областной центр - 4 раза, в г. Называевск, районный центр - 6 раз, сидеть в приемной директора или посетить его - 39 раз!
   Я нисколько не сомневался. Барин тянул время, проверял арендаторов на прочность.Сюда входило: его 'занятость' в кабинете, срочные 'выезды' в район, симуляция болезни и т. п.
  Одновременно я делал всевозможные попытки найти хоть какую-нибудь поддержку у заместителей директора, профкома и парткома. На словах они все были за аренду, на практике ничего не делали для развития арендных отношений на селе. Мало того. Их лицемерие, угодничество перед директором доходило порою до смешного. Сви- детельством этому такой пример. Для оценки состояния выделенного пастбища я, главный агроном и главный зоотехник совхоза выехали непосредственно на место. Специалисты в один голос в отсутствии шефа поддержали мои расчеты и предположения. Костер (многолетняя трава) занимал на пастбище где-то 0,25 гектара. Через пару часов на совещании в кабинете директора они полностью переметнулись к своему начальнику. Арендаторы в договоре должны указать площадь костра в 50 гектаров и платить за него. Я был возмущен, но противостоять перевертышам был не в силах.
  В конце концов, благодаря фанатичной настойчивости руководителя арендаторов, договор был полностью скорректирован и вновь отпечатан. Оставалось только подписать. Я, недолго думая, поставил свою подпись. Директор же слегка усмехнулся и пропросил тайм-аут...
   Как составлялся и корректировался договор? Если сказать кратко - в муках, в тяжелой словесной перепалке. Каких-либо образцов или рекомендаций по аренде не было. Не имел понятия в этом деле и ученый мир. У меня до сих пор вызывают улыбку 'научные рекомендации' молодой женщины кафедры животноводства Омского сельскохозяйственного института. В этом заведении я оказался по причине вынужденной необходимости. Узнав о том, что новоиспеченный арендатор со степенью кандидата исторических наук привез пятистраничный договор по выращиванию молодняка, она невольно оживилась. Тут же его взяла в свои руки, и нацепив на свой нос очки,очень внимательно его прочитала. Затем вышла из кабинета. Я сразу же понял, понесла в машбюро, перепечатать. Через пару минут крашеная блондинка принялась меня наставлять. Я сидел напротив и утвердительно кивал головой. Кивал для приличия, воспитанному мужчине ничего другого не оставалось делать. Довольно длительное собеседование со специалистом животноводства мне какой-либо пользы не дало. Молодая особа в системе арендных отношений на селе не имела никакого понятия, она была абсолютный ноль. Едва закрыв дверь кабинета, я неожиданно для себя рассмеялся и невольно подумал: 'А что с этой красоткой будет, если ее посадить на лошадь без седла и продержать целый день на жаре?.'
   Еще несколько слов о договоре. Я прекрасно понимал, что письменное соглашение - не только какие-то условия или обязанности, но и это основной юридический документ, который может пригодиться в случае возможных коллизий. Откровенно говоря, договор в основе своей существенно ущемлял интересы арендатров. Была определена среднемесячная зарплата в самом благоприятном варианте - 427 рублей на брата. В ее содержание входили специальности: пастух, сторож, шофер, тракторист, ветеринар и т. п.
   К удивлению арендаторов директор и на этот раз договор не подписал.
  Оставалась последняя надежда в поисках законности и порядочности - райком. Посещение первого секретаря райкома КПСС у меня осталось на всю жизнь. Вхожу в приемную самого главного шефа сельскохозяйственного района, в довольно просторное помещение. За столом сидит белокурая молодая девушка, листает журнал. Увидев мужчину в болотных сапогах, одетого в офицерское полупальто без погон, она неспеша приподняла голову и спросила цель визита. Я слегка улыбнулся и очень кратко рассказал, что заставило меня обратиться в это очень серьезное заведение.
   После получасового ожидания меня, активного борца за революционное обновление социалистической деревни, пригласили к начальнику. Миновав двойную дверь, я увидел общесоюзное рабочее место партийного секретаря. Довольно просторный кабинет, превышающий размеры трехкомнатной 'хрущевки', в определенной мере мне импонировал. Прекрасные дорожки и ковер на паркетном полу удачно сочетались с обоями на стенах. Около полдюжины телефонов на широком полированном Т - образном столе свидетельствовали о важности сидящей персоны. Позади сельского вожака, на стене, над его головой висел портрет Ленина. Вождь мирового пролетариата, как бы подчеркивал неразрывность идей прошлого и настоящего. По обе стороны стола стояли мягкие стулья. Все говорило о важности партийных атрибутов и стабильных результатах района. Хотя, я прекрасно знал, что он занимал одно из последних мест в области по уровню экономических покзателей.
   Первые минуты беседы явно показали нежелание партийного босса обременять себя какими-то фермерами или арендаторами. По его словам, верхи до сих пор не обеспечили райком партии рекомендациями по этому вопросу. Не помогла мне и моя ссылка на постановления партии и правительства, где говорилось о необходимости развития арендных отношений на селе. Мои заверения о том, что трое мужчин способны без всяких проблем вырастить молодняк, организатор перестройки пропустил мимо ушей. Правда, он высказал мнение, притом очень робкое, о необходимости введения арендных отношений в районе в более позднее время, лет через пять, не раньше. Как это сделать, он ничего конкретного не предложил. С грустными мыслями покидал я рабочее 'место' партийного божка. Я в очредной раз убедился, что в этой стране и в этой системе бессмысленно что-либо делать разумное, даже и в сибирской глубинке.
  
   После неудавшейся аренды я сделал ряд выводов:
   Первый, он же основной. Партийно-советский аппарат, специалисты сельского хозяйства не заинтересованы в развитии арендных отношений, что может дать инициативу простому человеку. Парадокс состоит в том, что законы, рекомендации составляет не тот, кто пашет или жнет, а тот, кто сидит в кабинете.
   Второе. В советском тоталитарном обществе крестьянин никогда не был хозяином на земле. Хозяином всегда были другие. В первую очередь, министерства, потом агропромы, затем директор совхоза или председатель колхоза. Они были, есть и будут оставаться землевладельцами. Возьмем, например, директора совхоза. Это своего рода диктатор, нередко и самодур. Кстати, рекомендован райкомом партии. Одним росчерком пера он может перечеркнуть и поле, и судьбу крестьянина. В этом я убедился на собственной шкуре, на опыте других людей. Директор - царь и бог. Вы спросите, а где руководящая сила - партия? В том-то и дело, что секретарь парткома, председатель профкома и т. п. первыми усвоили прицип 'житьё-бытьё'. Подводи под ценные указания шефа партийную и профсоюзную базу и всегда будешь в дамках. В условиях социализма это означает: все лучшее тебе и для тебя. Квартира, дача, машина, да и кусочек мяса пожирней, как правило, бесплатно. Благо есть столовые для работяг. Не обидит директор и гостей из района или города. Визитерам в знак благодар- ности за их ценные указания также что-то перепадает. Ведь недаром говорят, с миру по нитке - голому рубашка...
   Несмотря на неудачу на малой родине, я не сдавался. Через некоторое время вновь оказался на Украине. В одном из районов Днепропетровской области создал малое предприятие 'Агрос'. Согласно Уставу предприятие занималось строительством квартир и животноводческих комплексов в сельской местности. И здесь меня постигла неудача. Моя попытка взять кредит в банке успехом не увенчалась. Две недели я, как директор, 'штурмовал' кабинеты больших начальников. Все было бесполезно. Денег не давали по простой причине, притом очень банальной. Нужно было дать взятку. У меня определенные деньги были, но не было желания торговать своей совестью и честью.
   В конце концов я был вынужден кардинально 'перестроиться', пошел работать на мясокомбинат. Сначала работал учеником сепараторщика в жировом цехе. Занятие было не сложным, больших физических или умственных усилий не требовалось. Нужно было готовить аппараты к работе по переработке жира, контролировать их работу, затем мыть. Через три месяца сдал экзамен на 3-й разряд слесаря и стал работать самостоятельно.
   Условия работы, царящие на предприятии меня поразили, особенно в первые дни пребываания. Я не предполагал, что в советское время может существовать такая строгая и четкая система унижения человеческого достоинства. И эту систему ни руководство, ни низы не стремились разрушить.
  
   Происходящее в СССР втягивало в политическую орбиту все новые им новые слои населения. Чувство неудовлетворенности своей жизнью подталкивавли и меня к непосредственному участию в становлении демократических институтов страны. Новый импульс этому придали события, произошедшие в августе 1991 года, в Москве. Мне захотелось 'пощупать' эту демократию, проверить ее 'качество'. Увидеть наяву...
   Купить билет от города на Днепре до столицы общесоюзного государства даже в сентябре оказалось не так-то просто. После определенной переплаты, да и то в кассе возврата, мне все-таки удалось его купить. В скором поезде, как и в 'застойные' времена, была та же убогость обслуживания, та же тощая и вонючая подушка. Появилось и новое 'демократическое'. В чае без сахара плавали не то соринки, не то маленькие жучки. По вагону то и дело шастали подозрительные типы с колодами карт с обнаженными женщинами, другими товарами сексуального характера.
   Москва встретила жителя Украины пасмурной погодой, моросил холодный дождь. Быстро одевшись, небритый, по словам полупьяного проводника в вагоне не работала розетка, я направился в таулет при вокзале. Надеялся придать себе человеческий вид. И здесь меня ждали перемены. По перрону сновали продавцы газет, жвачек, вина, пива, водки. Войдя в небольшое помещение, что называлось туалетом, я невольно остановился. Слегка приостановил дыхание. Из комнаты страшно разило вонью, дымом, на грязном полу валялись окурки, кое-где виднелись смачные плевки. Я внимательно присмотрелся и слегка оторопел. В курилке сидела 'механизиро- ванная' по последнему слову техники гадалка. Ярко намалеванная особа с толстым задом сидела на стульчике и слегка качала головой. В ее руках была большая стеклянная банка. Тут же перед женщиной стояла деревянная подставка с небольшим агрегатом, скорее всего, компьютер. Перед гадалкой толпились мужчины. Как только к столу подходил очередной клиент, он сначала бросал три рубля в банку, лишь после этого гадалка прокручивала ручку агрегата. Затем определяла судьбу мужчины, сколько ему оставалось пожить, подышать воздухом надвигающейся демократии.
   На пути к 'Белому дому' я завернул в пельменную, сильно проголодался. В забегаловке было страшно много народу. Ничего не оставалось делать, как занять очередь и стоять. После довольно длительного ожидания гость столицы взял две порции разварившихся пельменей, по рыночной цене. Во время трапезы неожиданно раздался громкий крик. Я невольно оглянулся и увидел, как бабка-кассир с криками и нецензурной бранью ринулась за парнями, которые покинули пельменную. Оказалось, что молодые люди, заверив бабку, что они несколько позже рассчитаются за блюда, просто-напросто ее обманули.
  
   Вот и 'Белый дом', цитадель российской демократии. Я сначала подошел к его главному входу, затем прошелся по историческим местам борьбы за демократию, задержался и возле остатков баррикад. Не упустил из внимания и палатки, которые располагались неподалеку от дома. В одной из них находилась семья - муж, жена и их дети. Разговорились, оказалось, что эта семья арендаторов уже вторую неделю ждала встречи с российским президентом в поисках правды. Окончательно потеряв возможность вырваться из рук совдеповской бюрократии, крестьяне рванулись в столицу, но и здесь ими никто не интересовался. Кроме милиции и серьезных мужчин в строгой гражданской одежде.
   Привлекла мое внимание и палатка возле места гибели борцов за свободу. Два молодых парня бдительно охраняли цветы и другую атрибутику. Какой-либо толпы возле 'исторического места' не было. Кое-кто из людей это место фотографировал, снимал на кинокамеры. Вскоре подъехал микроавтобус с западногерманскими но- мерами. Из него вышли парень и девушка с микрофонами. Они тут же стали на чистом русском языке опрашивать стоявших людей. Я ретировался. Лично сам я в этих событиях не участвовал, а попросту болтать языком было не в моих правилах.
  Я отошел в сторону и через некоторое время вступил в разговор с зеваками, которые бродили перед Белым домом. Мнения были разные, диаметрально противоположными. Одни говорили, что социальную базу борцов за свободу и демократию, принимавших участие в августовских событиях, составлял не рабочий класс, а кооператоры и спекулянты. Многие из них были в пьяном угаре. Другие высказывали обратное. Расхожие мысли были и о причинах гибели трех участников событий. Одни утверждали, что они погибли по своей глупости, погибли по пьянке. Другие считали их насто- ящими героями.
   Моя попытка сразу же попасть в Белый дом оказалась безуспешной. Специального пропуска у меня не было, не было в принципе ничего, кроме небольшой папки, в которой находились мои предложения по демократизации России. При входе в здание стоял упитанный капитан милиции. Узнав цель моего визита, он назвал мне номер телефона, по которому мне предостояло позвонить. Я пошел к телефону-автомату, он находился в нескольких шагах от входа. Набрал номер и поднес трубку к уху. На проводе была женщина. На мое приветствие она не ответила, не досужилась она до конца выслушать и цель моего визита. По совету того же милиционера мне пришлось идти в приемную главы российского правительства, благо она была рядом. Я поднялся на второй этаж и узнал от дежурного, что запись посетителей на сегодня закончена.
   Остаток светлого времени я посвятил поиску ночлега. Все было безуспешно, хотя кооператоры предлагали места в некоторых гостиницах города. Цены были поистине космическими. Пришлось идти на вокзал и коротать ночь там. На вокзале была грязь, отстутствие каких-либо удобств. В залах ожидания раздавался то там, то здесь, плач детей. В некоторых местах - интернациональная брань, угрозы. Можно было видеть попытки воровства, а иногда и открытое воровство.
   Утром я посетил платный туалет, немного привел себя в порядок. Затем направился к приемной. Занял очередь. Двери небольшого особняка открыли ровно в девять часов утра. Получилось, что в очереди десятки людей простояли два, а кто и три часа. Никому из начальства не пришла в голову мысль о том, чтобы хотя бы для пожилых людей, инвалидов или детей поставить пару стульев или скамейки для ожидания. Мало того. Я предлагал стражам порядка запустить в вестибюль детей и инвалидов, последовал строгий отказ.
  
   Только через два часа я был приглашен для собеседования. Это время я не терял даром. Общался с людьми, которых те или иные проблемы заставили приехать в столицу. Мое общение с подобными ходоками, как и я, привело к неутешительному выводу. Ничего в Советском Союзе не изменилось в лучшую сторону. Да и вряд ли что изменится...
   Инвалид-афганец с обгоревшим лицом, наверное, был контужен, заикаясь, жаловался стоявшим в очереди, на притеснение и издевательства в глухой российской деревушке. По его словам, он физически не может ходить за хлебом в магазин, расположенный на краю села. Продавщица, баба воровитая, специально припрятывала булку хлеба или не давала тем, кого он посылал. Или хлеб афганца продавала односельчанам.
   Еще пример. К дежурному подошла женщина с ребенком. И тихо заплакала. Кое-кто из ходоков на плач среагировал. Повернулся и я. И тут же стиснул зубы, затем тяжело вздохнул. Оказалось, мальчик был без ступней. Некоторые посетители стали дарить малышу конфеты, печенье. Мне было стыдно и больно видеть эту сцену: слезы молодой мамы и непонимание малышом будущих трудностей в его жизни, которая только для него начиналась. Нелегкий путь совершила женщина с сыном-калекой из далекого Хабаровского края в поисках правды и справедливости. К сожалению, со слезами мать вошла в кабинет начальника, со слезами и вышла. Никто ей не помог.
   Не оправдались и мои надежды. Страшно далек был от предложений ученого по переустройству тоталитарного общества референт российского премьера, однофамилец создателя партии большевиков. Да и сам вид старика, манера его поведения говорили о нежелании воспринимать мысли безработного, который не только душой и сердцем, но и мозгами намеревался внести посильный вклад в переустройство своей страны.
  Опустошенный шел я по грязным улицам Москвы. На пути встретилась большая толпа советских 'западников', они стояли возле посольства США, врага коммунизма, так раньше, по указке КПСС, каждый советский человек называл эту страну. В итоге я ни с чем вернулся из Москвы. На душе было скверно, появилась апатия. 26 декабря 1991 года Совет Республик Верховного Совета СССР принял декларацию о прекращении существования Советского Союза.
  
   К моему удивлению, меланхолия продолжалась недолго. Причиной этому, скорее всего, было стремление к справедливости, честности, которые были даны мне еще с рождения. Я вновь кинулся в бой, несмотря на нищенское существование. Постоянной работы, как таковой, у меня не было. Подрабатывал, занимался извозом. Сейчас, делясь воспоминаниями об этом периоде жизни, невольно вздыхаешь. И как я умудрялся зарабатывать деньги, выступать на митингах, принимать участие в тех или иных тусовках. Мало того. Не забывал и об исторической науке.
   И еще один важный момент. Я принимал участие в десятках митингах,демонстрациях. И все они были направлены против монополии КПСС. В Советском Союзе был не кризис экономики, а кризис партии, ее верхушки, недоверие масс к начальникам, вызванное их наглостью, самоуправством и пренебрежением к интересам простых людей. И это послужило искрой, из которой возгорелось пламя.
   Нельзя забывать и самое главное. О ликвидации СССР, уничтожении социализма в этот период никто не говорил и не призывал. Уничтожила могучее государство коммунистическая буржуазия с партийными билетами, народ был против этого. Полуголодные люди выступили против привилегий, коррупции разношерстной номенклатуры. Преимущественное право, льготы для избранных - специфическая форма советского капитализма.
   Никто не открещивался и от единого Союза. Свидетельством этому явился Всесоюзный референдум о сохранении СССР, который состоялся 17 марта 1991 года. Он занимает особое место в истории союзного государства. Это был первый референдум в истории страны. 77,85 % граждан советских республик, принявших участие во всена- родном опросе, высказались за сохранение союза, как обновлённой Федерации равноправных социалистических суверенных республик. Я также голосовал за сохранение Союза.
   Правители проигнорировали итоги всенародного опроса, показали свое безразличие к судьбам многонационального государства. Народ же, как никогда раньше, проявил свою мудрость, благоразумие. Это первое. И второе. Проведенный референдум, к сожалению, не принял силу законодательного акта, который мог бы судьбоносное решение советских людей реализовать на практике. Это есть ничто иное, как очередной миф о советской демократии. В итоге на обломках бывшего СССР образовались тоталитарные режимы, во главе с чиновниками из бывшей советско-партийной элиты. Номенклатура подготовила развал СССР и она его совершила.
  
   Были ли возможности, чтобы предотвратить распад Советского Союза, величайшую геополитическую катастрофу? Автор отвечает однозначно - да. Однако его утверждение, в большей мере, чисто теоретическое. Для этого необходимо сделать ряд рассуждений, оговорок.
   Распад СССР произошел не на базе его политического, экономического и культурного уклада или развития. Он произошел на базе партийного кризиса, борьбы кланов за власть, их предательства.
   В развале Союза основная тяжесть вины ложится на администрацию России, прародительницу 'суверенитетов', ее лидеров. Одновременно необходимо сказать и следующее. В распаде Советского Союза виноват и народ. Он, как творец, главная производительная сила в ответе за свое государство, за свою страну. За свое будущее. В этом состоит его коллективная и персональная ответственность.
   Одновременно есть основания утверждать, что распад СССР остановить было и невозможно. Причиной этому является то, что определенная часть населения с суверенизацией связывала надежду на лучшее, на реализацию принципов социальной справедливости, свободу религиозных обрядов и т. д.
  Истории, наверное, было суждено было распорядиться так, чтобы советский народ прошел через очередные трудности, испытания, насилие и кровь, уяснил важность и необходиммость всеобщего единения.
  
   Можно ли вновь воссоздать СССР, обновленый Союз? Конечно, угар самоутверждения и национализма пройдет, улетучится. Наступит отрезвление. Однако для истинного понимания прошлого и настоящего, его анализа требуется время. И не только это. Необходимо желание и воля самих масс к единению, необходимы их практические действия, инициативы. Нельзя также забывать и то, что любое действие, протест или движение невозможны без общественной самоорганизации, лидеров.
  
  
  
   ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ.
   ОМСКАЯ ЗЕМЛЯ
  
  
  
   Наступил 1996 год. Я вновь оказался на омской земле. Оказался не в качестве гражданина Советского Союза, а в качестве гражданина суверенного государства Украина. До этого каких-либо проблем с миграцией, я, как и многие мне подобные, не имели. Все было просто, каждый житель бывшего Союза мог свободно ездить друг к другу в гости или работать. Однако по мере насыщения 'суверенитетом', вожди бывших союзных республик делали все возможное и невозможное для обособления.
   Украина также внакладе не осталась. Для тех, кто по тем или иным причинам намеревался посетить Россию, вопрос стоял ребром. Являясь жителем Украины, едете туда только с украинским паспортом. Иного не дано. Я, как обычно, своим принципам не изменял. Решение пьяных политиков, собравшихся в Беловежской пуще, не признавал. Для меня существовал только единый Союз, ради спасения которого воевали и погибали мои предки. Не так давно с оружием в руках стоял и я на защите передовых рубежей социализма.
  
   Мало того. Я не клюнул на подачки великой 'приватизации'. Ваучер я вообще не взял. Ни в России, ни на Украине. Об этом и до сих пор не сожалею.
  С этими мыслями я купил билет на поезд, идущий из Харькова через Омск. При пересечении украинской границы меня ссадили. Причиной этому был паспорт гражданина СССР, требовался украинский паспорт. Мои попытки доказать несуразность и бессмысленность претензий оказались безуспешными. Не помогла и история моей родословной, где я был куда больше украинец, чем русский. В худшем случае, наполовину. Вскоре меня окружила целая дюжина молодых людей, в том числе, два пограничника с автоматами. Сопротивляться было бесполезно, да и неразумно.
   До Днепропетровска я добирался на 'перекладных'. И сразу ринулся в милицию, в паспортный отдел. Симпатичная женщина в чине капитана милиции, которую я прекрасно знал, с удивлением посмотрела на меня и тут же вылила ушат рекомендаций и нововведений, которые только что приняло украинское правительство. Через пару недель я вновь взял билет на тот же поезд. Во внутреннем кармане моего пиджака был новенький паспорт молодого независимого государства.
   Мне, как очевидцу и автору, представляется уместным более подробное описание контроля пассажиров при пересечении границы, некогда братских народов и государств. Меня, как и других пассажиров, разбудили ночью. Проводник объявил, что будет проводиться таможенный досмотр. Это известие меня в определенной степени шокировало, что может везти опасного и незаконного нищий человек своим родным или знакомым в Россию. И наоборот. Тем более, вся Европа стремится объединиться, намереваются создать единую валюту и т. п.
   Пассажиры зашевелились, кое-где заплакали дети. Бабка в моем купе стала креститься и что-то шептать, читала какую-то молитву. Сидевший рядом с нею дед, скорее всего, ее муж, узнав о досмотре, не на шутку разошелся. Он называл таможенников грабителями, бандитами и т. п. Мне, лежавшему на верхней полке плацкартного купе, не верилось, что эти серьезные люди достойны таких 'эпитетов'.
  Но увы, реальная действительность все больше и больше меня убеждала в правоте слов соседа по купе. Сначала по вагону прошли упитанные парни, призывающие пассажиров менять купоны на рубли и наоборот. Затем появились пограничники с трезубцами на шапках. Проверяли паспорта выборочно. Из трех мужчин, ехавших на заработки в Сибирь, у одного возникла проблема с паспортом. Прапорщик- пограничник от удовольствия крякнул и поманил 'виновника' пальцем к себе. Через пару минут пограничник и мужчина удалились в купе проводников. Товарищи 'пострадашего' поспешили за ними.
   Ускоренным шагом по вагону пробежал мужичок в норковой шапке и в китайском пуховике, звонким голосом предупреждая о недопустимости провоза продуктов питания. Через несколько минут в наш вагон пришли таможенники, несколько позже пограничник с автоматом и с собакой. Служащие стали шнырять по полкам. Выворачивали практически все. Дошла очередь и до купе, в котором я ехал. Начали с пожилых людей, так как они находилсь внизу. Старик со старухой везли в сумке около двух килограммов лекарственных трав. Молодой таможенник с розово-голубой физиономией стал требовать от пожилых людей справку о пригодности трав к использованию, дескать эта трава могла быть привезена из Чернобыля. Бабка со слезами на глазах стала доказывать 'внучку', что траву она собирала за своим огородом, в деревне. Везет она ее для своего сына, у него больная печень.
  Я не выдержал и пришел старикам на помощь. Мне все-таки удалось убедить стражей контрабанды в бессмысленности предъявляемых требований. Заступничество за соседей по купе, которых я не знал, вскоре мне дорого обошлось. Работники таможни с особым рвением переворачивали содержимое моего небольшого чемодана и сумку с продуктами питания. Кроме чистого белья, шапки, туалетных принадлежностей, двух книг и нескольких газет в чемодане ничего не было. Неожиданно, стоявший рядом со мной пограничник, спросил меня, проверяли ли мой паспорт. Последовал отрицательный ответ. Молодой мужчина очень внимательно рассматривал официальный документ, удостоверяющий мою личность. Затем поинтересовался, где я прописан и с какой целью еду в Россию. Непонятно почему он заметно оживился и попросил следовать меня в купе проводников. Находясь в окружении двух таможенников и пограничника, я еле-еле себя сдерживал. Мне, бывшему офицеру Советской Армии, который был в еще достаточно хорошей спортивной 'форме', то и дело хотелось 'вмазать' придире, который был мне чуть выше пупа.
   Я невольно прикусил нижнюю губу, и кровь потихоньку стекала на мой подбородок. Оказалось, что качество штампа о прописке в новом паспорте у проверяющих вызвало определенное подозрение. Оттиск печати был очень четко не виден, особенно название района.
  'Стражи' закона открытым текстом намекали о взятке, а то процесс выяснения для пассажира будет очень длительным, да и обойдется недешево. Я тяжело вздохнул, и решил 'выстрелить'. Выстрел получился, к моему удивлению, очень удачный. Моя информация о том, что в правительстве Украины есть мои друзья, застала бюрократов врасплох. Я очень подробно рассказал биографию двух министров, которых я очень хорошо знал и неоднократно с ними встречался. Особенно больше всех перетрусил пограничник, коротышка. Он дрожащими руками вернул мне паспорт и услужливо провел меня в купе. Я нисколько не сомневался, что этот подонок с погонами был чей-то протеже. Дальше о ком-то или о чем-то мне размышлять не хотелось. Я быстро разделся и запрыгнул на верхнюю полку. Российская сторона на этот раз наш вагон, а может, только наше купе, не проверяла. Я крепко спал. Оставшиеся двое суток пути я пролежал на полке. Молчал или спал.
  
   К сожалению, пребывание в поезде дальнего следования не обошлось без казусов, которыми была богата не так давно советская система обслуживания пассажиров. В вагоне не было кипятка, не работал и туалет. Проводник соседнего вагона за каждую кружку горячей воды требовал определенную сумму денег. В туалет приходилось ходить за два вагона и то с запиской от нашего проводника, удостоверяющего неработоспособность приятного заведения. Труднее приходилось пассажирам пенсионного возраста и тем, кто ехал с маленькими детьми. Промерзшие тамбуры и переходы создавали своеобразные катки для тех, кто совершал поездку. Однако настоящие трудности были еще впереди. Где-то в середине пути в вагоне перемерзли трубы водяного отопления, а электрическое отопление оказалось неисправным. Такой 'комфорт' в прямом смысле подрывал здоровье людей, вчерашних строителей коммунизма.
  
   Сибирь встретила бывшего жителя солнечной Украины не только сильнейшими морозами, но и очередными проблемами. На своей исторической родине бывшему жителю сопредельного государства пришлось заполнить довольно много бумаг, чтобы вновь стать 'своим'. Только через месяц я стал гражданином Российской Федерации, что меня до слез рассмешило. Рассмешила меня и сумма пособия, которое полагалось беженцам, приезжающим в Россию. Она составляла ни много ни мало - 125 рублей. Пять булок хлеба! От государственной поддержки я наотрез отказался.
  Длительная разлука с г. Омском, который я очень любил, особенно в детские годы, оказала на меня определенное воздействие. На второй день после приезда, я, несмотря на пронизывающий мороз, пару часов бродил по городу. Восстанавливал в своей памяти приятные воспоминания о городе на Иртыше. К сожалению, на большее не было времени. Надо было искать работу. Попытка пройтись по вузам и найти работу по специальности не увенчалась успехом. Истории СССР, не говоря уже об истории КПСС, как таковой, не было. Не было и классических учебников, по которым можно было определиться. Узнав о том, что я приехал из Украины, кое-кто из светил исторической науки слегка качал головой или ехидно улыбался. Мне ничего не оставалось делать, как с кислым выражением лица покидать то или иное заведение. Опустился до техникумов. Здесь обстановка была несколько лучше. О партийной принадлежности меня никто не спрашивал, не спрашивали и прежнем месте жительства. Мало того. В одном из техникумов мне предложили должность преподавателя эстетического воспитания. Предложили с многими оговорками. Часов будет мало, своевременную зарплату также не гарантировали. Я отказался.
  
   Через пару дней я вообще опустился на землю, точнее, оказался в самой низшей по престижности ячейке человеческого общества. Стал дворником в гостинице 'Иртыш'! Трудоустроился кандидат наук в это престижное заведение совершенно случайно.
  Однажды я ехал в автобусе, который на пути следования обломался. Двигатель заглох неподалеку от бывшего Дворца пионеров. Недовольные пассажиры с неохотою вышли из автобуса и стали ожидать очередного. На жутком морозе я, чтобы окончательно не окоченеть, стал с огромным усердием делать физические упражнения. Благо Советская Армия этому научила. Вскоре к 'спортсмену' подошел парень, мы разговорились. Петька, так представился молодой человек, узнав о том, что я безработный, да еще кандидат исторических наук, не то всерьез, не то в шутку, предложил мне поработать дворником вместо его отца. Он лежал в больнице, попал под машину во время сильного гололеда. Сын все это время его подменял. Кидать каждый день тонны снега у него большого желания не было. Мало того. Домой приходил еле живой, порою не до девушек было. Я не заставил себя долго уговаривать и тут же двинулся через сосновый бор. Вскоре оказался перед гостиничным комплексом 'Иртыш'.
   К моему удивлению, директриса, симпатичная женщина, по возрасту на пару лет меня младше, без всяких обиняков приняла незнакомого мужчину на работу. Вместе с тем, высказала определенное недоумение по поводу того, что она в своей жизни еще не видела кандидатов наук на 'должности' дворника.
   Я в этот же день познакомился с объектом, на котором проработал 4 года. Одновременно навел и справки о месте работы. 'Иртыш' - бывший профилакторий-санаторий Омского областного комитета КПСС. Место элитное: расположен на правом берегу реки Иртыш в окружении лесного массива Старозагородной рощи. Гостинца находится в непосредственной близости от Аграрного университета и основных транспортных магистралей миллионного города. В феврале 1999 года услуги гостиницы сертифицированы на категорию 'Три звезды'.
   Свой первый рабочий день я запомнил на всю жизнь. Не столько ранним подъемом в четыре часа утра, сколько непогодой. Ночью был большой снегопад, который еще начался вечером. Из дома до места работы добирался около часа, хотя езды до нее было минут пятнадцать-двадцать. Причиной этому были снежные заторы, которые образовались на дорогах города. Моя борьба со снегом в этот день началась в шесть часов утра и продолжалась почти до темноты. Честно говоря, физическим трудом я в жизни мало занимался. Будь - офицерская служба или работа в институте. Вечером пришел домой и тут же упал на диван. От непривычки болели руки и ноги, ныла спина. Было и еще специфическое явление, которое я уже многие годы не испытывал. Я был весь мокрый. Включая фуфайку, свитер, рубашку и нательное белье. Через пару дней я окончательно втянулся в работу. Привык и к сибирским морозам, которые довольно часто зашкаливали за тридцать градусов, а то и более. Неплохо переносил и жару, когда несколько часов махал метлой или чистил подъезды и подходы к парадному крыльцу престижной гостиницы.
  
   Середина-конец 90-х годов прошлого столетия для жителей бывшего Советского Сюза были довольно тяжелыми годами. Не исключением этому был и город на Иртыше. Многие промышленные предприятия были закрыты. Тысячи людей оказались без работы. Трагическим результатом псевдоперестройки стала несвоевременная выдача заработной платы. Довольно часто вместо нее выдавали предметы домашнего обихода или другие товары. Моя зарплата как дворника была не ахти большой. Радовало лишь то, что ее выдвали без задержек. Если были, то очень редко.
   Специфическое уединение, что отличает работу любого дворника, меня в определенной мере даже радовало. Находясь наедине с собою, я довольно часто прибегал к анализу событий, дня минувшего и дня сегодняшнего. Итоги размышлений были далеко неутешительными. Просоветская капитализация экономики, как и в прошлом бюрократическая пререстройка, вполне закономерно привела к углублению кризиса в обществе, обострила социальные противоречиями между классами, между людьми. Современное положение России, в первую очередь, основной массы населения, сходно с положением в бедных странах Африки и Латинской Амерки. Нищета и социальное неравенство - прямое следствие государственной политики и идеологических постулатов, исповедуемых властью. Создавшаяся ситуация в России вполне удовлетворяла интересы имущих, новых русских. На фоне жирующей челяди меня удивляли простые люди, которые совсем недавно ушли от тоталитаризма, но так и не пришли к подлинной демократии. Их политическая пассивность, а также терпение и равнодушие к фальсификации прошлого некогда великой державы, меня очень бесило. Я не сомневался, что подобных аналогов в мировой истории не было...
   С этими мыслями я все больше и больше приходил к однозначному выводу. И на исторической родине мне необходимо занимать активную жизненную позицию, защищать идеалы своих предков. И я вновь пошел в политику, в местную. Познакомился со многими лидерами партий и течений, которые существовали в регионе. Мой 'вояж' по политическому небосклону Омского Прииртышья был скоротечный, но очень полезный. Я уже нисколько не сомневался, что чиновники администраций разных уровней, как и руководители общественных организаций, лишь на словах 'болели' за интересы народа. На деле же они исполняли указания своего партийного божка или нового русского, который спонсировал их работу. Шумели они ради одного - прийти
  к бесплатной кормушке. Остальное им было по одному месту.
   Через пару месяцев я переключился на журналистику. Сотрудничал практически со всеми газетами, которые имелись в г. Омске. В большую политику не влазил. Писал на исторические темы, придерживался правды, принципов историзма. Довольно часто был и на заседаниях областной или городской администрации, других общественно-политических мероприятиях.
  Кое-кто из газет мой труд оплачивал, были и такие, кто просто- напросто меня обманывал. Не платили. Мои заметки или статьи выходили, как правило, под псевдонимами: Драгункин, Владимиров.
   Были организации, которые видели во мне надежного партнера и порядочного человека, и прилагали определенные усилия по привлечению меня в сферу реализации их интересов. Мало того, одна из ведущих партий Омской области 'блатовала' меня, чтобы я выставил свою кандидатутру на пост главы администрации Называевского района. Не скрываю, это мне льстило. Я имел все основания выиграть эту борьбу. Однако после короткого раздумья я отказался. Причиной этому было 'гнилое' окружение. И я оказался прав. Время показало истинное лицо 'народников'. В этом я неоднократно убеждался, когда жил в России, и сейчас, когда живу за границей.
  
   В ожидании вызова в Германию я продолжал заниматься научной работой. Занимался по личной инициативе. Поводом для написания книги 'С днем рождения, родной край: к истокам основания поселений Омского Прииртышья' послужила моя поездка в Драгунку, где я родился. Мои собеседования с старожилами показали, что большинство из них имеют смутное понятие об истоках образования деревни. Не знал этого и я, человек с высшим образованием. Появление специального научного труда, без всякого сомнения, дало толчок к изучению истории деревень, 'малой родины'. Более точно определить даты их рождения. Затем появилась очередная книга 'Омское Прииртышье в истории одного дня: хроника событий (ХVI-ХХ вв.).
  Эти две мои работы, написанные в соавторстве, получили высокую оценку общественности Омской области. Достаточно привести выдержку из заметки газеты 'Омская правда': 'Зигзаг творчества. Редакционная'. 'Двести своих книг подарил библиотекам Омской области 56-летний писатель Владимир Великий. Под псевдонимом 'Владимир Великий' скрывается известный в прошлом омский краевед, а ныне гражданин Германии Владимир Яшин. Человек этот поистине героической судьбы. Днем он работал гостиничным дворником, а вечером шел в библиотеку, чтобы перелистывать пожелтевшие от времени книжные и газетные страницы. Два справочника по хронологии Омского Прииртышья, изданные Яшиным в соавторстве с историком Машкариным, считаются лучшими трудами из этой категории' (См.: Омская правда. - 2006. - 8 ноября. - с. 3.).
   Неплохо отзывался о моих работах и ученый мир. Прочитав мою книгу об истоках (датировке) образования населенных пунктов Омской области, один из корифеев исторической науки Сибирского региона профессор, доктор исторических наук Колесников А. Д. сказал мне следующее: 'Молодой человек, ежели бы я писал эту книгу, то, без всякого сомнения, мне понадобилось куда больше времени... Вы же ее написали за полгода...'. Слегка покачав головой, он добавил: 'Вы, поистине титан...'. Я улыбнулся и произнес: 'Спасибо за лестную оценку, Александр Дмитриевич...'.
   Многие поколения ученых обязаны профессору Колесникову также и за летопись истории сибирских деревень. Выразил искреннюю благодарность доктору исторических наук, профессору Александру Дмитриевичу Колесникову и я, при написании книги об истоках основания поселений Омского Прииртышья, за предоставленную возможность использовать материалы рукописи его книги 'Омская область: Очерки по истории заселения' (Омск, 1965. - 362 с.). Импонировало мне и простота обращения маститого ученого с окружающими его людьми.
   В то не столь далекое время мало кто знал, что значило для дворника одной из престижных гостиниц г. Омска написать два классических труда. График работы у меня в некоторые дни был очень напряженный. Восемь-девять часов отдавал гостинце, затем шел в библиотеку. Не исключением для меня были и семейные проблемы. Поздно вечером садился за письменный стол и обрабатывал материал. Компьютера, как такового, у меня не было, использовал старенькую пишущую машинку. Она довольно часто выходила из строя, то буква вылетала, то лента рвалась.
   В связи с этим скажу следующее, что становление и развитие каждого из нас, как человека, как личности невозможно без библиотеки. Будь то в огромном городе или забытой Богом деревни. Библиотеки - специфические кладовые основного капитала человека, имя которому - книги. Они - основа ума, духа и культуры любого поколения. Они также и оружие. Без книг невозможно существование цивилизации. Для меня 'материальной базой' для написания книг по истории Омского Прииртышья была Омская государственная областная научная библиотека имени А. С. Пушкина. Она в прямом смысле стала не только крупным книгохранилищем, но и признанным центром культуры и просвещения одного из крупных регионов России. Несмотря на мою настойчивость в поиске необходимых материалов, работники учреждения, все без исключения, будь то информационно- библиографический отдел, будь то отдел текущих периодических изданий или архив, проявляли терпение и тактичность. Я также с бла- годарностью принимал их советы и наставления. Дворник со степенью кандидата исторических наук за время работы в библиотеке 'перелопатил' тысячи газет, журналов и книг! Я до сих пор поддерживаю тесные контакты с замечательным коллективом, в котором работают не только профессионалы, но и очень порядочные люди. За это им огромное спасибо!
  
   И еще несколько слов о моих научных интересах на омской земле. В результате тесного сотрудничества с Омской областной организацией общества 'Знание' России мною в 1998 году была издана брошюра 'Территориальное общественное самоуправление: опыт, поиски, проблемы'. Она стала логическим продолжением исследований по теме моей монографии 'Организация свободного времени трудящихся'. В этом же году вышла моя книга 'Омское Прииртышье в истории одного дня'.
   После 'приоткрытия' архивов партийных и советских органов, тема истории российских немцев также оказалась в центре моих научных интересов. В 1999 году вышла моя книжка 'История российских немцев: хроника событий (ХVI-ХХ вв.). Мало того. Я задался целью собрать ахивный материал по этой проблеме, а несколько позже издать книгу о немцах Омской области уже за границей, в Германии. Во время подготовительной работы со мной произошел курьезный случай. При поиске материала я обратился в Омский государственный историко-краеведческий музей. Намеревался не только что-либо найти по теме омских немцев, но и поговорить с его директором, российским немцем. Я набрал номер телефона, и услышав женский голос, представился. Затем объяснил цель визита. Не успел еще толком высказаться, как в трубке раздались короткие гудки. Через пару минут я вновь позвонил. Узнав знакомый голос, женщина с явным пренебрежением бросила мне фразу, которую я запомнил на всю жизнь: 'Мужчина, не морочьте мне голову, кандидат исторических наук не может работать дворником. Не мешайте мне ...'. И тут же положила трубку. На следующий день я вновь набрал уже знакомый мне номер телефона. И опять тот же женский глосос. На этот раз я не стал представляться. Поинтересовался лишь о том, можно ли поговорить с директором музея. Женщина со злостью буркнула: 'Он занят, больше не звоните...'. На этом мое 'хождение' в музей закончилось...
  
   Нельзя не заметить, что почти все произведения автора в той или иной мере связаны с Сибирью, с его родным краем. Для писателя сибиряки были и остаются своеобразным эталоном человека, которому присущи, как положительные черты, так и недостатки. Без всякого сомнения, лейтмотивом всего творчества писателя, ученого могут стать его слова, которые он написал в одной из своих книг: 'Сибирь сегодня - это не только основа российского могущества и дивный край необъятных просторов. Это также сообщество цивилизованных людей, имеющих достойную культуру и историю, что, несомненно, заслуживает уважения и памяти будущих потомков'.
   К моему удивлению, работа дворником в престижной гостинице г. Омска дала мне возможность не только для уединения, но и позволила увидеть, в лучшем случае, даже познакомиться с ее гостями. Среди них были, как правило, известные политики, экономисты, певцы, актеры, спортсмены. Нередко были и иностранцы. Откровенно говоря, никто из этих особ 'зарубки' в моей голове или в душе не оставил.
  
   Были и исключения. К ним я бы отнес встречу с бывшим президентом СССР, который баллотировался на пост президента Российской Федерации. Об этом я более подробно написал в своем романе 'Исповедь изгоя'. С позволения моих читателей и поклонников я воспроизведу в своей памяти небольшой отрезок того, что мне пришлось видеть и делать 24 апреля 1996 года, четверь века назад.
   О том, что в гостиницу приезжает очень важная персона, я убедился рано утром. Меня вызвала директриса и дала уйму ценных указаний по наведению порядка. Работы было по горло, тем более, на дворе стояла весна. Через некоторое время к парадному крыльцу красивого особняка подъехала милицейская машина. Из нее вышли двое мужчин с собакой. Кивком головы они поприветствовали дворника и направились в здание. Я слегка усмехнулся. В домик на берегу Иртыша довольно часто приезжали большие начальники. В 'честь' некоторых из них собаки-нюхачи проверяли все чердаки и закоулки. Из-за 'чижиков' я довольно часто потел. Приходилось с лопатой и метлой десятки раз бегать по своему 'хозяйству'.
   Горбачев со свитой подъехал к гостинице 'Иртыш' где-то около часа дня. У обслуживающего персонала в это время был обеденный перерыв. Однако небольшая группа работников, среди которых был и я, стояла в вестибюле и ждала знаменитого гостя. Кандидат в президенты, едва переступив порог гостинцы, сначала тепло поздоровался с ее администрацией. Затем, увидев группу людей, стоявших неподалеку от регистратуры, направился к ней. С каждым поздоровался по ручке. Сразу же завязалась непринужденная беседа. Ее начинателями стали женщины. Они наперебой спрашивали гостя, как он долетел. Он с улыбкой ответил, что полет был очень приятный и на омскую землю он также плавно приземлился. Раздался смех. Это прибавило смелости зевакам. Они стали интересоваться у лысого мужчины с отметиной на лбу первыми впечатлениями о городе. Он вновь высказал лестные слова. Омск ему очень нравится, особенно его жители. Раздалось оживление. Затем гость стал сетовать на приближение ранней весны и трудности предстоящей посевной.
  Я все это время молчал, лишь изредка бросал взгляд на участников непринужденной встречи. Несколько выдвинувшись вперед, я четко произнес:
   - Все правильно, весна есть весна... Однако в стране куда больше проблем, чем в самой природе...
   Увидев перед собой мужчину в сапогах и в теплом свитере, кандидат в президенты подошел к нему поближе и сказал:
   - Да, Вы, правильно говорите... В стране есть серьезные проблемы... Их надо, как это можно, скорее решать...
   Я вновь спросил:
   - И как Вы намереваетесь это сделать?
   Кандидат в президенты улыбнулся и слегка покачав головой, ответил:
   - На решение этих трудностей и направлена моя предвыборная кампания... Я думаю, моя предвыборная программа ...
   Неожиданно из толпы раздался голос:
   - Михаил Сергеевич, а может на память сфотографируемся?! - Тут же последовали выкрики. - Давайте, давайте...
   Горбачев с этим предложением охотно согласился. Он улыбнулся и встал в центр зевак. Затем бывший экс-президент СССР со своей свитой, насчитывающей порядка двадцати человек, в состав которой входили: охрана, технические работники, сотрудники 'Горбачев- фонда' и представители прессы направились в столовую, в зал для почетных гостей.
   Я некоторое время стоял возле бильярдного стола и раздумывал над своим дальнейшим поведением. Откровенно говоря, каких-либо мыслей, предложений у меня не было. Меня грызла обида за то, что все годы своей жизни я был и оставался честным человеком. Порядочность обошлась мне боком. Я потерял не только карьеру, но и в прямом смысле стал изгоем общества. В период перестройки я неоднократно обращался в местные и вышестоящие органы, чтобы они меня реабилитировали. Писал и на имя Генерального секретаря ЦК КПСС. Никто не отвечал. Не помогла партия, не помог и ее вождь, который для многих жителей бывшего Советского Союза стал эпо- хальным ничтожеством.
   В конце концов я решил подойти к бывшему лидеру партии и задать ему вопрос. С вопросом я уже определился. Почему мое письмо осталось без ответа? Были и другие вопросы. Через пару минут я успокоился. Для обдумывания времени было достаточно. Обед, как минимум, займет минут тридцать, а то и больше. Я решительно направился в лестнице, ведущей в столовую. Намеревался встретить высокого гостя при выходе из зала. Передо мною, словно из-под земли, появился молодой человек в кожаной куртке.
   Я слегка улыбнулся и почти шепотом произнес:
   - Мне хотелось бы поговорить наедине с кандидатом в презиенты...
   Страж порядка усмехнулся, затем поднял обе руки кверху, словно обращался к Всевысшнему, и с недовольным выражением лица ответил:
   - Наш кандидат в президенты, как и все люди, хочет кушать...
   Томить себя очередными ожиданиями я не стал. Считал, что это бесполезно. После сытного обеда слуги народа будут отдыхать. В этом я нисколько не сомневался. Меня же ждала работа...
  
   Прошло два десятилетия, как я покинул г. Омск, который был и остается для меня родным городом. Мало того. В самый трудный момент моей жизни он стал для меня своеобразной стартовой площадкой по укреплению моих позиций, как ученого, как писателя.
   Одновременно не скрываю, что тоска по родному краю давала и дает о себе знать. Свидетельством этому мое стихотворение 'Душа моя Сибирью прирастает...', которое я написал совсем недавно.
  
   Во многих странах мира я бывал,
   В десятках городов свой след оставил.
   Но рай чужбины любовь мою к Отчизне
   Приостановить не с в силах был.
  
   Нет, я не забыл тебя, мой край родной,
   Словно раб судьбы, я приходил и прихожу
   В каждый миг земной на пристань
   Истоков Родины моей.
  
   И сейчас иду, когда осень жизни,
   Гость непрошенный, в дверь мою стучится.
   Все не дает душе моей покоя,
   Будоражит память о былом.
  
   Я вновь и вновь в тоску впадаю,
   В мир детства своего, в мир мечты и грез.
   Он меня, как и раньше, манит
   В край сибирский, в дом родной.
  
   В дом, где я по воле Бога самого родился,
   И младенец криком известил об этом
   Мир вселенский, мир людской.
  
   Нет, нет, я не забыл свое село,
   Свое родное пепелище.
   Красивый дом с карнизом на Слободке
   Останется навечно в памяти моей.
  
   Часто вижу я мать свою родную,
   Она мне и меньшим братьям дарила ласку и тепло.
   Вижу я и строгого и справедливого отца родного,
   Кто мне первые уроки жизни преподал.
  
   Душа моя Сибирью прирастает,
   Памятью о предках, родных и близких,
   О босоногой ребятне, с кем я радости и горечи
   В детстве поровну делил.
  
   Воспоминаю я и былую юность
   И тех, с кем грыз гранит науки о войне.
   И ту пору, когда любил и был любим.
   Терял друзей, страдал от недругов, врагов.
  
   Я люблю свой край, край суровый,
   Здесь русский дух, здесь мощь России.
   Я горжусь Ермака дружиною, сибирскими полками,
   Что великую победу одержали.
   Мир от чумы коричневой спасли.
  
   Я славлю золотые руки простого человека,
   Тех, кто строил Омск-град на брегах седого Иртыша,
   Растил детей, приумножал науки мир,
   Охранял от ворогов подступы единого Союза.
  
   В числе оных был и я, сын Драгунки, малой родины моей,
   Чему безмерно рад и счастлив тем,
   Что пронес достойно крест судьбы своей.
  
   Хвала тебе, Сибирь родная,
   Счастья, мира дому твоему.
  
  
  
  
   ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ.
   ЗА БУГРОМ
  
  
  
   26 декабря 1999 года после четырех лет ожидания я и моя жена оказались на немецкой земле. Несмотря на то, что этот день был в моей жизни в какой-то мере знаментательным, он все-таки не остался без эксцессов.
   Аэропорт Толмачево г. Новосибирска, где когда-то я учился, в это утро напоминал большой муравейник. Все места в залах ожидания были заняты. Кругом шныряли подозрительные типы, бросая косые взгляды на сотни пассажиров. Все и вся кругом гудело, то и дело раздавался детский плач. Парочка милиционеров мирно прогуливалась внутри аэропорта, то выходила на улицу. Здесь она долго не задерживалась, на улице стоял сильный мороз.
   За порядком в зале ожидания присматривала и средних лет женщина, одетая в синее пальто. На ее левой руке была повязка красного цвета. На голове была нахлобучена большая шапка, которая закрывала не только ее уши, но, как казалось, и всю ее розовощекую физиономию. 'Шахиня' то и дело покрикивала на пассажиров, которые своими баулами загораживали проходы между рядами или просто так, для острастки.
   До отправления самолета оставалось четыре часа, как откуда ни возьмись, появились слухи, которые меня не очень обрадовали. Первое, что самолет будет не прямой до немецкого города Ганновера, а с пересадкой в России. Где будет пересадка было неизвестно. Не поднимали мой жизненный тонус и слухи о том, что все чемоданы, баулы, независимо от размера и окраски должны быть обмотаны прозрачной пленкой. Значительная часть пассажиров слухи встретила без ропота.
  Все прекрасно знали, что на просторах демократической России еще худшее творилось, а здесь, подумаешь, самолет не там приземлится или опоздает, не говоря уже о сохранности вещей.
   Информация о самолете на протяжении длительного времени была без изменений. С багажом же через пару часов все было нормально, в порядке. Возле двух молодых людей с типично бандитскими выражениями, стоявшими неподалеку от выхода из аэропорта, стояла вереница людей, словно при регистрации. Ждали очереди, когда их вещи приведут в высшую степень безопасности и сохранности. 'Кооператоры' довольно быстро обматывали чемоданы, сумки и прочие емкости скотчем, клейкой лентой. Обматывали все и вся вдоль и поперек. И тут же брали деньги за услуги. Казначеем был мужчина лет пятидесяти. Он то и дело громогласно объявлял сумму денег за оказанную услугу очередному клиенту. Затем быстро совал купюры в кошелек, большую дамскую сумочку, которая висела у него на шее. От усердия через некоторое время мужчина разделся, снял также свою кроличью шапчонку. Его квадратная лысая голова то и дело 'дымилась', скорее всего от радости, что так быстро текли денежки. К кооператорам нередко подходили милиционеры или шахиня. О чем они разговаривали, мне было неведомо. Я сидел от них на довольно приличном расстоянии. Но в том, что в аэропорту Толмачево незаконный бизнес успешно процветал, я нисколько не сомневался.
   За два часа до отлета стало известно, что самолет будет немецкой авиакомпании и рейс будет без пересадки. По залу прокатился одобрительный ропот. Несколько позже до улетающих в ФРГ, докатился очередной слух. Во время регистрации будут изымать трудовые книжки и всевозможные дипломы, так как они являются собственностью Российской Федерации.
   Известие об этом вызвало у меня недоумение. Никогда не думал, что подобное вообще где-либо возможно. Я невольно окинул взглядом зал и несколько приуныл. Среди моих земляков какого-либо ропота не было, лишь изредка кое-кто между собой перешептывался. У некоторых из них в руках были документы. Я решил не рисковать, тем более, прошлое в Советском Союзе, да и в России многому научило. Я пошел в туалет и положил свою трудовую книжку на подошву зимнего ботинка, благо они были большие. Остальные документы оставил во внутреннем кармане пиждака и зимней куртки.
   Регистрация пассажиров очень сильно затянулась. Затянулась по вине администрации. Надежды улетающих на то, что вот-вот окажутся в самолете, в один миг растаяли, как только они подошли к контрольной стойке. Таможенники начали очень скрупулезно проверять вещи пассажиров, без исключения. Проверяли все, вплоть до внутренних карманов. Особенно доставалось молодым. В итоге всем пришлось чемоданы и баулы открывать, на что требовалось время. У многих оказался перевес, притом очень незначительный. Разрешалось 25 кг на человека. Им пришлось идти в кассу и оплачивать 'излишки'. Вещей у меня было немного. Чемодан и маленькая сумка серого цвета, в клеточку. В то время все баулы огромной страны были такого цвета. В сумке находились таулетные принадлежности и две папки. В одной из них была рукопись будущей книги 'Немцы Омского Прииртышья'. После проверки багажа пришлось вновь упаковывать 'по-новому' чемоданы, благо рядом стояли уже знакомые ребята. И вновь в их карманы текли деньги.
  
   Едва я отдал для проверки проездные билеты, как передо мною вырос толстомордый сержант. Молодой человек с несколько презрительным взглядом сквозь зубы процедил:
   - Незаконные для провоза документы есть... Прошу для проверки...
   Поведение милиционера и его манера разговора меня мало удивила. В своей жизни я еще не такое видел. Через несколько мгновений я остыл. Прекрасно понимал, что в милиции подобные типы каким-либо авторитетом среди простого люда не пользовались.
  Не долго думая, я вытащил небольшой сверток 'ценных бумаг', среди них были диплом о высшем образовании и диплом кандидата наук. Сержант криво усмехнулся и протянул руку, чтобы взять мои документы.
   Моя реакция последовала молниеносно. Я резко отпрянул и неспеша положил документы во внутренний карман куртки и с недовольной физиономией очень четко произнес:
   - Слушай сержант, да будет тебе известно, что я офицер Советской Армии. Это раз. И второе. Диплом кандидата наук мне присвоил ВАК при Совете Министров СССР...
   Моя решительность привела наглеца в замешательство. Он вмиг покраснел и тут же подошел к женщине, которая стояла за стойкой. Они начали о чем-то перешептываться. Скорее всего, это была начальница. Неожиданно для меня милиционер через пару минут исчез в неизвестном направлении. Мне ничего не оставалось делать, как сделать пару шагов вперед. И я оказался в толпе ликующих пассажиров. Хотя не все ликовали, кое-кто со слезами на глазах покидал страну, которая многие годы была их родиной. Без всякого сомнения, это также были слезы обиды и разочарования. Мало кто ожидал, что и сибирская земля будет провожать немцев, как изменников или врагов демократической России.
   Радость переселенцев оказалась преждевременной. Вместо самолета немецкой авиакомпании подали советский 'ТУ-154'. Едва летательный аппарат оторвался от земли, пассажиры с облегчением вздохнули. Наконец-то мучения закончились. К сожалению, не для всех. Позади меня сидела семейная пара, средних лет. Женщина то и дело причитала, какую оплошность она допустила, отдав свой диплом ветеринара во время проверки документов. Муж ее то и дело успокаивал. Он не сомневался, его жена на ферме больше работать не будет.
   Во время полета стюардесса объявила, что самолет вскоре приземлится в аэропорту г. Пулково. Сногсшибательная новость сибиряков в прямом смысле шокировала. Их надежды на то, что больше не будет стресса, в один миг рухнули. Вместо немецкого города Ганновера их ждал снежный Санкт-Петербург. После посадки авиалайнера долго не подавали трап. На этом мучения не закончились. Автобуса для подвоза пассажиров вообще не оказалось. Пассажиры были вынуждены в здание аэровокзала идти пешком. На улице стоял сильный холод, зашкаливало за тридцать градусов. И вновь проблема. Багаж подвезли только через час. И опять проблема. Оказалось, что аэровок- зальный комплекс города включал в себя два терминала 'Пулково-1' и 'Пулково-2'. Первый, куда мы прилетели, принимал внутренние рейсы, второй являлся международным терминалом. Короче, всем предстояло добираться до 'международника', он находился в другом конце города.
   До стоявшего автобуса было метров триста, а то и больше. Прямо перед выходом из аэропорта кучковались люди в летной форме одежды. Перед ними стояли две большие тележки. Едва пассажиры выходили с вещами из здания, они напребой предлагали свои услуги. Кое-кто из переселенцев был вынужден прибегать к сервису. Такса была космической. Каждый баул обходился в тысячу рублей. Капитализм просоветского типа действовал вовсю и на родине социалистической революции.
  Только утром следущего дня мы оказались в салоне самолета немецкой авиакомании. До этого была очередная проверка багажа и документов. И вновь оплата за перевес багажа. И вновь слезы, нервы...
  
   Ганновер встретил сибиряков солнечной погодой и очередной проверкой документов и багажа. Проверяли основательно и скрупулезно. В контроле участововали не только люди, но и служебные собаки.
   После проверки на 'вшивость' я на законных основаниях вступил на немецкую землю. Состояние мое было небогатое. И все оно было в моих руках. В одной - сумка с рукописями очередной книги, в другой - чемодан с семейными пожитками. В кармане - ни гроша. С этим 'капиталом' я начинал свою жизнь в Германии, за бугром.
   В день приезда на историческую родину предков моей жены в стране каких-либо политических событий не произошло. Исключением была лишь природа. Над Шварцвальдом (Schwarzwald) земли Баден-Вюртемберг, где я окажусь через пару недель, пронесся мощный ураган 'Лотар' (Lothar) со скоростью более 200 км в час. Он разрушил и опустошил более 20000 гектаров леса. В 1999 году в ФРГ на посто- янное место жительства из бывшего СССР выехало 103599 человек.
   До переселенческого лагеря Брамше мы добрались без происшествий. В пункте приема вновь проверили документы. Лишь после этого нам дали возможность передохнуть и устроиться. В этом плане особых проблем не было. В довольно просторных помещениях (некогда американские казармы) все было сделано для приема очередной группы переселенцев из бывшего Советского Союза. Утром прибывшим раздали анкеты, их необходимо было заполнить. Затем их вновь забрали.
  
   На следующий день меня и жену пригласили на собеседование. Этот эпизод из очередной проверки на 'вшивость' я запомнил на всю жизнь. В фойе сидело человек пятьдесят, не меньше. Очередь таяла довольно быстро. Где-то через час вызвали на собеседование мою жену. Потом стали вызывать других переселенцев. Нарушение 'этикета' меня насторожило. До этого мужья и жены поднимались на второй этаж только вместе. К моему удивлению меня вызвали последним. В зале ожидания никого уже не было. Офицер, пригласивший меня, на пути следования почему-то улыбался и что-то мурлыкал себе под нос. Едва я переступил порог кабинета, тут же врубился. Причиной моей 'задержки' стала офицерская служба в Советской Армии. Лысый мужчина, на котором был костюм черного цвета, достал небольшую папочку из стола и, внимательно посмотрев на меня, словно сквозь лупу, очень осторожно положил ее на стол. Затем стал задавать вопросы. Ответы мои не блистали красноречием, осведомленностью. Я в принципе отвечал одно и то же. Закончил Новосибирское военное училище. Служил в Сибири, в Грузии, на советской-китайской границе. Скорее всего, ответ не удовлетворил начальника. Он переправил меня в другой кабинет. За столом сидел молодой мужчина в военной форме. Опять те же вопросы и тот же ответ. И вновь очередной кабинет. На этот раз за столом было двое мужчин. Гражданский и офицер. Скорее всего, это была заключительная проверка. Однообразие вопросов и ответа в конце концов сделали свое дело. Я встал со стула, и внимательно посмотрев в глаза чиновников, сначала на ломаном
  немецком, затем на русском языке произнес:
   - Я не бандит и не шпион... Я приехал в Германию жить и работать... Спасибо за внимание... Извините...
   Сидевшие слегка улыбнулись и по очереди пожали мне руку. Я уже не сомневался, что передо мной сидели бывшие офицеры армии ГДР, которые неплохо знали русский язык. В этом я убедился через пару минут. Меня сопровождал до фойе знакомый уже мне офицер. На лестнице он еле слышно на чистом русском языке произнес: 'То- варищ капитан, Вам надо жить очень тихо, на дне'. Затем мы крепко пожали друг другу руки и разошлись. Проверка на мою 'вшивость' длилась около часа. Жена уже думала, что на меня надели наручники и вновь отправили в родную Сибирь. Совету офицера я следовал всегда и везде на протяжении всей жизни в Германии...
  
   За день до отъезда из Брамше меня и жену вновь пригласили в кабинет. Распределяли по землям. Нам определили землю Баден- Вюртемберг. Чиновница с польской фамилией тут же мне посоветовала, что надо взять фамилию жены. С русской фамилией будет очень трудно. Я с ее мнением согласился, но наследуемое семейное наименование моих предков оставил без изменения. Хотя прекрасно знал и неоднократно слышал, что с русской фамилией невозможно найти какую-либо хорошую работу, не говоря уже о чем-то другом. В этом я убеждался и убеждаюсь почти каждодневно.
   После Брамше нас направили в студенческий город Фрайбург, через день мы оказались в небольшом немецком городе Беблинген. В нем, согласно немецким законам, нам предстояло прожить не меньше трех лет. В противном случае, в социальной поддержке нам могли отказать. И вновь проверка документов. Мою трудовую книжку проверяли очень долго, отдали ее только через две недели, не фальшивая ли она была. На ее первой странице поставили штамп немецкого города Рейтлингена, что мне до сих пор непонятно почему.
   Автор не намеревается описывать житейские перипетии, которые он перенес в начальный период своего пребывания на немецкой земле. Они для сотен тысяч немцев из бывшего Советского Союза во многом идентичны.
   Вместе с тем, у каждого из прибывших, были свои индивидуальные особенности. Были они и у меня. После шестимесячных курсов по изучению немецкого языка я стал настойчиво искать работу. Сначала ринулся на автогигант 'Мерседес-Бенц', головной завод автомобилей всемирно известной марки. Он расположен в Зиндельфингене, неподалеку от Беблингена. Просился на любую работу. Не взяли. Причина - человек с высшим образованием, тем более, кандидат наук, должен работать по своей специальности.
   Вскоре мне предоставили возможность учиться на курсах Немецкой академии сотрудников (DAA, Deutsche Angestellten-Akademie). Я не отказался. В этом заведении мне удалось несколько 'подтянуть' немецкий язык, впервые в своей жизни я по-настоящему 'пощупал' и компьютеры.
   После окончания курсов меня направили на практику. Здесь мне очень сильно повезло. Направили в Штутгартский универсистет, в исторический институт. К этому времени я получил из Бонна подтверждение моей ученой степени, стал 'доктором'.
  Относительно короткое пребывание в вузе запомнилось мне на всю жизнь. Это было не только возвращение в лоно исторический науки, но и была возможность сравнить советскую систему обучения и западную. И не только это. Меня подкупало искренность отношений преподавателей и студентов к моей персоне. Я был первым из советских, российских ученых, кто побывал в стенах этого вуза. Кое-кто из кафедр общественных наук хотел на моем месте видеть профессора из Москвы, но коллеги не впадали в отчаяние, когда видели перед собою ученого из Сибири.
  Три месяца пролетели, словно один миг. Я не терял время даром. Несмотря на имеющиеся проблемы с немецким языком, делал все возможное для его совершенствования. Беседовал с преподавателями, со студентами, вникал в историю немецкого государства. Кое-что в институте, в частности, в библиотеке, меня приятно удивило. Почти на самом видном месте на одном из книжных стеллажей стояло полное собрание сочинений В. И. Ленина на немецком языке. Были здесь и несколько книг на русском языке.
   Поднимало мой жизненный тонус и то, что многие посетители интересовались историей моей исторической родины, спрашивали о текущих событиях. Я охотно отвечал на их вопросы. Происходящее очень многое напоминало о советском вузе, в котором я работал. Были и особенности. У студентов не было общего учебника по истории Германии, который бы рекомендовало Министерство образования, не говоря уже о ЦК КПСС. Лекции читались, как правило, профессорами, исходя из их личной методики. Студенты сдавали зачеты или экзамены только тем, кто читал им лекции. Какого-либо конкретного плана сдачи экзаменов не было, все определялось договоренностью между преподавателем и студентом. В определенной мере такое
  'панибратство' мне нравилось, даже подкупало.
  
   После окончания практики я получил характеристику, содержание которой меня приятно удивило. Я никогда не ожидал, что мое 'сиеминутное' пребывание (на очень скромной должности дежурного библиотекаря) оставит заметный след в истории немецкого вуза. Автор приводит несколько выдержек из этой характеристики, которая подписана директором института, профессором: 'Доктор Яшин, как ученый, историк в библиотечном деле, исторической науке прекрасно разбирается. Несмотря на короткое пребывание, он оказал ценные услуги историческому институту. Особенно надо отметить, что господин доктор Яшин по собственной инициативе создал библиотечную систему, которую мы в такой форме до сих пор не имели. Подобная система дает возможность без проблем ориентироваться и использовать большой книжный фонд нашей исторической библиотеки. Этот указатель является идеальным дополнением наших каталогов. Мы очень сожалеем, что доктор Яшин по собственному желанию свою деятельность у нас окончил и желаем ему от всего сердца всего хорошего для его профессионального будущего'.
   Получив прекрасный аттестат своей работы, я невольно впал в раздумье. Мне очень льстило, что я после десятилетнего перерыва, когда 'ушили' из технического института Днепропетровска, не растерял знания по общественно-политическим наукам. Позитивную роль в этом плане, без всякого сомнения, сыграла моя настойчивость, каждодневная подпитка всевозможной информацией. Моя начитанность порою удивляла преподавателей немецкого вуза. По любой теме, которую мы обсуждали, я имел неплохие знания. Маститые профессора слегка качали головой или улыбались, когда ученый из Сибири на ломаном немецком языке рассказывал биографию того или иного мирового политика или содержание тех или иных исторических событий. Бывало и другое. Иногда они даже попадали впросак от стажера, который задавал им каверзные вопросы. Были и у меня трудности, правда, иного плана. Я сначала не мог 'копи- ровать' фамилии преподавателей. Они были для меня не только труднопроизносимыми, но и довольно длинными. Выход я нашел в первый же день пребывания в институте. Взял записную книжечку, подошел к информационной доске, где были фотографии и фамилии профессорско-преподавательского состава, и очень аккуратно их списал. Через неделю я мог уже без запинки называть того или иного коллегу по фамилии. Несмотря на это, мой акцент меня довольно часто подводил...
  
   Если продолжать рассуждения об исторической науке, то скажу следующее. Ученые Запада, в частности, ФРГ куда более объективно относятся к анализу исторических событий. Они в меньшей степени подвержены 'звона злата', чем историки бывшего Советского Союза, нынешней России. У немцев нет также такой ненависти и злобы к своим предкам, несмотря на то, что они в свое время делали ошибки. Притом очень серьезные. Минувшее есть часть истории. Не надо плевать в прошлое своих дедов и отцов. Надо просто его знать и понимать.
   Импонировало мне и поведение, простота общения профессорско-преподавательского состава немецкого университета. Они куда ближе к 'народу', к студентам, чем советские, российские наставники. Это характерно не только для мира ученых. Не исключением этому и г. Штутгарт, где я живу. Среди прохожих я нередко вижу мэра города, идушего без всякой охраны или министра, едущего на велосипеде. Подобные чиновники 'попадаются' в метро или в автобусе. И все это считается в порядке вещей, это стало нормой человеческих отношений.
   Несмотря на высокие должности и наличие денег в кошельке, немецкие чиновники в основе своей были и остаются более доступными, чем те, с которыми я встречался на бескрайних просторах Советского Союза или ныне суверенных государств. В этом я убедился уже в самом начале пребывания в Днепропетровске, когда несколько месяцев работал внештатным работником в одном из райкомов партии. Хотя были и исключения.
   До сих пор мне воспоминается визит Л. И. Брежнева в этот город на Днепре. Во время его проезда по центральным улицам собрались тысячи зевак. Вышли, как говорят, не только поглазеть, но и вышли по зову сердца. Никаких разнорядок не было, не было и платных демонстрантов. Да и эскорт у лидера великой державы был очень скромный. Впереди ехала милицейская машина с мигалками, такая же машина были и сзади. Сирен, мотоциклистов и прочей челяди не было. Не перекрывали и дороги...
   И вновь об институте. Где-то за неделю до окончания моей стажировки стали ходить слухи о моем трудоустройстве. О том, что в библиотеке университета есть вакантная должность заведующего отделом иностранной литературы я уже знал. Это меня очень радовало и одновременно порождало неопределенность. Исходя из своего жизненного опыта и отношения политических партий к переселенцам из бывшего Советского Союза я все больше и больше приходил к однозначному выводу. Оставаться в историческом институте мне не следует. По ряду причин. Первая, она же главная - мое прошлое, мой жизненный путь, моя автобиография. Мало того. 'Шизофреник', к тому же еще 'руссак' не мог претендовать даже на мало-мальскую приличную работу. И второе. Я не забыл наказ офицера из переселенческого лагеря в Брамше. Сотни тысяч жителей бывшей ГДР прошли через сито 'благонадежности'. Мне же все это еще предстояло пройти. Оглядываясь на прошлое, я прихожу к выводу. Мое решение по- кинуть серьезное заведение было правильным. И в том, что я многие годы проработал в системе охраны и безопасности, я нисколько не сожалею. Конечно, подобная работа не прибавляла мне радости, как и не поднимала мой жизненный тонус. Не говоря уже о многом другом. Еще проще. Выполнял я свои функции по принуждению...
  
   Несколько слов о городе Штутгарте, столице земли Баден-Вюртемберг. С первого же дня я стал интересоваться его историей. Оказалось, что он имеет много общего с Россией. В 1912 году, например, в этом городе была похоронена Вера Константиновна (герцогиня Вюртембергская), родилась в 1854 году в Санкт-Петербурге. Ее муж Вильгем-Евгений Вюртембергский. Она младшая дочь Великого Князя Константина Николаевича и Великой Княжны Александры Иосифовны. Ее отец, второй сын императора Николая I. Вера Константиновна принимала активное участие в строительстве православной церкви Святого Николая. Или еще пример. Великая Княгиня Ольга Николаевна (1822-1892 гг.), вторая дочь российского императора Николая I, в 1846 году вышла замуж за вюртембергского наследного принца, впоследствии (с 1864 г.) короля Карла I (1823-1891 гг.). Ольга Николаевна организовывала в Штутгарте различные благотворительные общества. До сих пор в городе существует 'Больница Ольги' (Olga-Hospital), 'Приют королевы Ольги' (Knigin-Olga-Stift), а одна из город- ских магистралей называется в ее честь 'Ольгаштрассе' (Olgastrasse). Есть также станция метро 'Ольгаекк' (Olgaeck).
  
   Штутгарт - также малая родина многих людей, имена которых известны всему миру. В 1770 году в семье чиновника родился Георг Гегель, представитель немецкой классической философии. В 1804 году родился Людвиг Фейербах, философ-материалист и атеист. Один из ближайших лицейских друзей А. С. Пушкина Ф. Ф. Матюшкин также родился в Штутгарте...
   В начале ХХ века Штутгарт был одним из центров вольной русской печати за рубежом. В 1901-1902 гг. редакцией газеты 'Искра' здесь издавался марксистский научно-популярный журнал 'Заря', в котором печатались статьи В. И. Ленина и Г. В. Плеханова. В марте 1902 года здесь была издана книга Ленина 'Что делать?'. В августе 1907 года в Штутгарте состоялся VI съезд Интернационала. В числе делегатов съезда были Владимир Ленин, Роза Люксембург, Клара Цеткин...
  
   Несмотря на нехватку времени, я делал все возможное, чтобы как можно быстрее и ближе познакомиться с культурой Запада, особенностями и обычаями людей. Благо в Германии для этого были не только условия, но и возможности. Я побывал во многих странах Европы, в частности, в Австрии, Швейцарии, Франции, Испании, Люксембурге, Лихтенштейне, Польше. Посетил многие исторические достопримечательности, в том числе и самый знаменитый музей мира - Лувр.
   Побывал я и в замке Шенбрунн (Sch;nbrunn) - основная летняя резиденция австрийских императоров династии Габсбургов, одна из крупнейших построек австрийского барокко. Первые упоминания о сооружении на месте нынешнего замка датируются XIV столетием. Резиденция Габсбургов насчитывает 1441 комнату всевозможных размеров. Из них 190 помещений, которые не принадлежат музею, сдаются в аренду частным лицам. Для посещения открыты лишь сорок комнат. Замок Шенбрунн считается не только одной из главных достопримечательностей Вены, но и одним из самых знаменитых архитектурных памятников Австрии. В 1996 году замок Шенбрунн пополнил список объектов Всемирного наследия ЮНЕСКО. Громадное сооружение по своей архитектуре мне понравилось.
   Чем больше я рассматривал исторический памятник, тем больше приходил к довольно грустному выводу. Постройки, парки и т. п. строились только для богатых. Вся эта красота создавалась мозолистыми руками простого люда, его потом и даже кровью. Я не стремился запоминать фамилии обитателей замка, которые жили лишь для себя. Кое-кто из них пытался повернуть вспять солнце, не получилось. Они сами были солнцем на этой земле, творили все, что им заблагорассудится. В моей голове надолго остались несколько фактов из жизни императоров. Один из нуворишей, проживавший в замке, был страстным охотником. За всю жизнь он убил около 80 тысяч всевозможных зверей. Он стрелял не только по зверям, но и по кустам или другим насаждениям, считал, что и там для него специально посадили какого-нибудь зайчонка. Стрелял не глядя, лишь бы стрелять. Иногда от его выстрелов погибали и люди, которые для сановника были маленькими букашками. Простым смертным охотиться запрещали. Нарушителю отрубали руку или голову...
   И еще один пример. У обитателей замка порядочность, как таковая, вообще отсутствовала. Один из правителей был очень падким на женщин, хотя его жена каждый год поставляла ему по младенцу. Влачился он за всеми, что называлось женщиной. Не брезговал ни служанками, ни родственницами. За всю жизнь он 'наклепал' около семидесяти детей, но лишь четырнадцать признал своими. Большин- ство из них рождались дебилами или уродами. Сам лавелас был был далеко не красавец. Я стоял у большого портрета в позолоченной рамке и слегка качал головой. Мужчина с невзрачными глазами и с большим горбатым носом симпатий у меня не вызывал. Его нижняя челюсть была страшно выдвинута вперед. Капли воды от любого дождя, по словам гида, без всяких проблем попадали ему в рот...
  
   Не забывал я Россию, Украину и Беларусь. Поездка в г. Минск, в столицу независимого государства оставила у меня неизгладимое впечатление. В Минске, когда он еще был столицей союзной республики могучего СССР, я был лет сорок назад. Сегодняшний город подкупил туриста из Германии не только размахами своего строительства, но и чистотой. Нравились мне и автострады, которые по качеству не уступали немецким автобанам.
   За относительно короткое время пребывания я удосужился побывать и в национальной библиотеке Беларуси, главной универсальной научной библиотеке страны. Библиотеке я подарил два своих романа.
   И не только этим запомнился мне г. Минск. Мне удалось побывать в посольстве республики Куба в Беларуси, находилось оно на улице Краснозвездная 13. К моему удивлению, сотрудники посольства, в том числе и сам посол, приняли меня очень радушно. Завязалась непринужденная беседа. Советник посла, симпатичная молодая женщина, которая практически без акцента говорила на русском языке, сразу же пригласила меня на вечер кубино-беларусской дружбы. Он должен был состояться через пару дней. Я сослался на занятость и вежливо отказался. Визит в посольство превзошел все мои ожидания. Лидеру кубинской революции Фиделю Кастро Рус и народу острова Свободы я подарил два экземпляра своей книги 'Человек без маски', сделав соответствующие автографы.
  
   Посетил я и немецкий город Бернбург, где начинал делать первые шаги своей офицерской службы. Произошло это в 2003 году, то есть через тридцать лет!
  Окунуться в жизнь небольшого городка и той страны, которую считал когда-то источником изобилия, да и прообразом коммунистического завтра, мне хотелось уже давно. Не удавалось, причиной этому была работа или бытовые проблемы. Много свободного времени занимал и литературный труд. За день до отъезда я в кассе железнодорожного вокзала купил льготный билет, который действовал в субботу и воскресенье. Взял и план-расписание прибытия и отправления поездов на те станции, где мне предстояло пересаживаться. Билет на прямой поезд, который бы доставил меня прямо и скоро до некогда 'социалистического' рая, я не купил. Для меня он был дорогой. Вместо трех часов на скором поезде мне предстояло ехать девять часов на 'попутных' поездах и с шестью пересадками.
   Месяц август изобиловал довольно теплой погодой и поэтому в вагоне было очень жарко. Поезд чем-то напоминал советские электрички, которые в выходные дни доставляли пассажиров от областного центра в периферию и обратно. Как и там, и здесь, в эти дни вагоны становились 'резиновыми'. Машинист то и дело по селектору просил пассажиров не прикасаться к дверям, дабы они во время движения не выпали из вагона. Людей в эту субботу почему-то было очень много. Они были разного возраста и разных национальностей. Я уже без 'промаха' определял среди них русских, турок, югославов, китайцев, африканцев. Немецкой речи, как таковой, я не слышал.
   Во время движения в вагоне 'забили' туалет. Откровенно говоря, подобного происшествия, я не ожидал. Откинувшись на спинку сиденья, я с некоторым равнодушием наблюдал за тем, как кое-кто из 'разношерстных' подходил к туалету и дергал за ручку. Многие из них, еще не освоив премудростей немецкой туалетной техники, неоднократно пытались попасть в 'приятное заведение'. Кое-то стучал кулаками или пинал ногами в дверь. Были и смекалистые. Подняв голову кверху, и увидев красную лампочку, они что-бурчали себе под нос и уходили прочь.
   Чем ближе я приближался к своему бывшему месту службы, тем тревожнее было у меня на душе. Бросая взгляд через окно на все окружающее, я с трудом узнавал эти давно знакомые места. Мне казалось, что это была совсем другая страна, другая культура. Меня поразило не только убожество построек, но и обилие пустынных улиц. Людей практически не было, они будто вымерли.
   Поезд прибыл в Бернбург ровно в три часа дня. Я с замиранием сердца вышел из вагона. Мои глаза невольно стали влажными, когда увидел знакомую вывеску на перроне небольшого вокзала. И тут же заметил, что вывеска с названием города была не ахти чистой, даже несколько ржавой. Через несколько секунд я сделал первые шаги по привокзальной площади. Сделав это, на какой-то миг закрыл глаза. Мне казалось, что и сейчас через тридцать лет, на этом месте стоит молодой лейтенант, полный надеж и устремлений. Однако это были сиеминутные воспоминания о прошлом. Я уверенно направился в сторону кирпичного здания. Открыл дверь и неожиданно для себя несколько опешил. Зал для пассажиров встретил своего 'земляка' безлюдием и удушливым запахом. Я бегло посмотрел по сторонам. Возле окна стояли два молодых человека, непонятно какой национальности. Я тяжело вздохнул и двинулся в сторону ресторана. Мучил голод. К моему удивлению, его дверь была нагухо забита. Направился в туалет. Он был напротив, что и тридцать лет назад. Вместо некогда добротной деревянной двери коричневого цвета, я увидел 'древнюю' дверь синего цвета. В некоторых местах краска облупилась, о чем свидетельствовли довольно большие 'плешины'. Я слегка потянул ручку к себе. Дверь не открывалась. Попытался еще раз. Туалет был закрыт.
   Не довольный сервисом, я ускоренным шагом прошел через весь зал и очутился перед выходом в город. Остановился, посмотрел по сторонам. Перемены были налицо. Возле привокзальной площадки для парковки машин отсутствовали некогда красивые небольшие зеленые газончики. Перешел на противоположную улицу. И здесь меня поджидала неожиданность. Вскоре уперся в высокое здание банка, которого в мою бытность и в помине не было. Еще через метров пятьдесят я увидел новую бензоколонку. Стараясь погасить в себе сомнение, я, на всякий случай, решил уточнить у прохожих дорогу в тот района города, где когда-то дислоцировался мотострелковый полк, советский гарнизон. Не удалось.
   Порядка десяти минут я простоял, надеялся найти гида или старожила города, который мог что-либо сказать о расположении русских. Первая попытка найти источник информации для меня закончилась неудачей. Молодая девушка, вполне возможно, вьетнамка, на мой вопрос на немецком языке ничего не ответила. Просто-напросто молчала. Я повторил вопрос на чистом русском языке. Опять молчание. Вскоре передо мною появилась тройка велосипедистов. По внешнему виду они, скорее всего, были выходцами из Индии. Останавливать их я не стал. Считал, что это бесполезное занятие. Не помогла мне и пожилая негритянка. Бледнолицых, к моему удивлению, почему-то не было. Вполне возможно, они были на других улицах и площадях города.
   Бывший интернационалист в конце концов решил прибегнуть к своей памяти. В том, что идет в правильном направлении, он окончательно убедился тогда, когда оказался напротив дома культуры. Идя по городу, я внимательно приглядывался ко всему тому, что меня окружало. Многие перемены меня шокировали. По улицам прогуливались в этот субботний день не те люди, или их потомки, которых я видел тридцать лет назад. Сейчас же, как мне казалось, мой 'земной рай' заполонили выходцы из Азии и Африки или даже со всего мира. Во время пути в мою голову пришел эпизод из жизни социалистического Бернбурга. Я практически каждый год с небольшой группой солдат принимал участие в коммунистическом субботнике по уборке территории. Как правило, с вьетнамцами и немцами. Молодые люди трех дружественных стран во время подобных мероприятий в основном наводили порядок в городском парке, где стоял памятник погибшим советским воинам-освободителям. К груди каждого участника прикреплялся большой красный бант. Кроме банта вручались также новые грабли, метлы и белые перчатки. Приятные воспоминания в какой-то мере приподняли мой жизненный тонус.
   Через несколько минут ходьбы я оказался на автовокзале. От него до военного городка оставалось всего ничего, рукой подать. Я окончательно успокоился, решил неспеша пройтись по 'истории' своей жизни. Я шел очень медленно и вновь многое вокруг не узнавал. Некогда ухоженные, аккуратно уложенные булыжником улицы во многих местах имели непривлекательный вид. Не прибавляли мне оптимизма и жилые постройки. На дверях и окнах многих домов висели объявления, что жилье сдается внаем. Я читал эти объявления и сравнивал его стоимость. По сравнению со Штутгартом она было в три-четыре раза дешевле.
   Вот и знакомый крутой поворот улицы, идущей в сторону мотострелкового полка. Отцы-командиры неоднократно призывали военных водителей на этом участке снижать скорость движения. Затем дорога повела резко вверх. Я надеялся увидеть высокий забор с колючей проволокой, которым по периметру был опоясан военный городок. Через некоторое время слегка опешил. Забора, как такового, не было. По обе стороны добротной асфальтированной дороги стояли небольшие современные дома, которых в мою бытность вообще не было. Не увидел я и контрольно-пропускного пункта военного городка. Вскоре я остановился, сердцем почувствовал, что нахожусь на территории своего родного полка. На месте бывшего КПП стояли мусорные баки. Возле одного из них я увидел мужчину, в довольно зрелом возрасте. В том, что он был немец, я нисколько не сомневался.
   Я на ломаном немецком языке его спросил:
   - Скажите, пожалуйста, здесь тридцать лет назад находился советский военный гарнизон... Я в этом не ошибся?
   Немец, признав в пришельце русского, ответил ему по-русски:
   - Да, Вы не ошиблись... Русские здесь стояли... Они ушли отсюда десять лет назад... Вы, как раз стоите на месте бывшего КПП. Я жил и живу всю жизнь рядом и поэтому неплохо изучил русский язык... Помог мне и мой институт...
   Немец оказался разговорчивым. Я внимательно слушал его информацию. Не прерывал. Лишь иногда слегка качал головой. Русские покинули Бернбург глубокой ночью, словно убегали. Ушли без торжественной музыки и без цветов. С тех пор от военного городка ничего не осталось. Лишь несколько офицерских домов были реставрированы.
   Тепло поблагодарив гида, я сразу же направился к дому, в котором прожил пять лет. Сначала его не узнал. Вместо некогда серого здания передо мною стояло красивое сооружение белого цвета. Большие балконы, переоборудованные по последнему 'шику' моды, утопали в цветах. Я прошел пару раз вокруг дома. И все время восхищался его благоустройством. Подошел и к с своему подъезду, из которого, как мне сейчас казалось, только что вышел. Подъезд, как и все остальные, был в идеальном состоянии. Прямо у входа висели добротные щитки- указатели, на которых были написаны фамилии жильцов. В моем подъезде все фамилии были немецкие. Я слегка улыбнулся и схватился за ручку входной двери и слегка сжал свои зубы. В этот момент мне казалось, что я вновь оказался в объятиях того времени, когда был очень молодой и сильный. На какой-то миг мне хотелось нажать на кнопку своего звонка, и как тридцать лет назад, легко подняться на второй этаж и войти в квартиру своего незабываемого времени.
   Открывать дверь или давить на кнопку я не стал. Не видел в этом смысла. Сейчас родной дом, как и этот подъезд, для меня были чужими. Я решил посмотреть солдатские казармы, в мою бытность их было пять. Большие и мощные постройки довоенного времени мне почему-то нравились. Они были светло-коричневого цвета и были обнесены тонкими 'заборами' зеленых насаждений. Они находились неподалеку от офицерских домов.
   Вскоре я оказался у входа, перед местом, где непосредственно располагался полк: казармы, парк боевых машин и т. п. Все то, что я увидел, было незакомое и даже очень чужое. Мощные металлические ворота стального цвета отсутствовали. Сохранилась лишь калитка, которая была настолько облезлой, что на ней невооруженным глазом можно было видеть слои старых красок, которые накладывались за все годы ее существования. На калитке также просматривались еле заметные пятиконечные звезды, которые когда-то ослепительно блестели, особенно в солнечные дни.
   Я слегка вздохнул и неспеша преодолел входные 'ворота' и тут же оказлся на территории 'китайского' полка. И невольно устремил свой взгляд вперед, прямо. Вместо некогда большого строевого плаца лежало зеленое поле, обрамленное высокими каштанами. Я посмотрел по сторонам и от увиденного содрогнулся. Казармы, солдатскую столовую, офицерское кафе, как и клубы, словно кто-то языком слизал. Я уже нисколько не сомневался, что на месте оных прошел мощнейший бульдозер, который начисто и навечно снес с земли все постройки некогда дислоцировавшейся здесь советской воинской части. Стер с земли со всеми ее потрохами...
   Я неспеша прошелся по заросшему травой полю и стал мысленно представлять расположение некогда стоявших здесь зданий. Невольно улыбнулся. И через тридцать лет в их расположении я не ошибся. Некогда обожаемый мною кусочек земли прочно остался в моей памяти. Решил пройтись по полю несколько раз. Питал надежду найти какой-либо исторический остаток или осколок мотострелкового полка. Стал внимательно смотреть себе под ноги. К моему сожалению, 'территория' части, чем-то напоминавшая собою футбольное поле, была совершенно ровная и чистая. Несмотря на все мои старания, я так и не нашел ни солдатской ложки, ни солдатского котелка. Не было здесь и пустой бутылки из-под пива или водки, не говоря уже о танке. Затем я заглянул в парк боевых машин. Здесь также было зеленое поле...
   С полными глазами слез, я подошел к месту, где когда-то находился офицерский клуб. Перед ним не было знакомой наглядной агитации, как и не было и 'кремлевской стенки', изобретение полкового замполита. На всем безлюдном пространстве гулял сильный ветер, который то и дело колыхал плотные ряды зеленого одеяла.
   Бывший житель военного городка опустился на землю, затем прилег. Усталость давала о себе знать. Через некоторое время впал в раздумья. Восточные немцы неплохо поработали, чтобы основательно замести следы многолетнего пребывания русских. Своеобразными памятниками о них остались лишь одни каштаны. Через тридцать лет они превратились в мощных богатырей, к которым не прикасались ни пилы, ни топоры. Я встал и неспеша подошел к некогда любимому, он стоял напротив казармы моего батальона. Я проходил мимо него несколько раз в день, как правило, утром и вечером, когда приходил в казарму и уходил домой. Возле него довольно часто кучковались жены офицеров и прапорщиков для сбора и распространения слухов о своих мужьях или армейских начальниках. Я подошел к 'сослуживцу' и слегка погладил его ствол. Я нисколько не сомневался, что мой каштан-исполин, куда больше знал о жизни моего полка, чем я.
  
   С грустью и сожалением покидал я свой бывший военный городок. На пути к вокзалу, перед мостом через реку Зале зашел в небольшой ресторан и заказал большой бокал пива. И почти в один присест его осушил. Пиво было очень прохладное и очень вкусное, как тридцать лет тому назад.
   В поезде, идущим на юг страны, я невольно заснул. Во сне мне казалось, что до меня доносится мощный голос двухтысячной армады молодых парней, которые пели общеполковую песню: 'Наш полк, наш полк, полк мотострелковый...'. Свой голос в этом мощном хоре я почему-то не слышал...
  
  
  
  
   ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ.
   ОБЪЕДИНЕННАЯ ГЕРМАНИЯ: МИФЫ И РЕАЛЬНОСТИ
  
  
  
  
   Сначала о предпосылках создания единой Германии. 3 октября 1990 года состоялось объединение Германии. ГДР, как самостоятельное и независимое
  государство, перестала существовать. Состоявшееся в 1990 году объединение Германии было преподнесено как один из самых впечатляющих результатов 'окончания холодной войны'. Мировые СМИ в прямом эфире транслировали, как тысячи молодых немцев ломают стену, и аплодировали им.
   Действительно, значительная часть населения ГДР восприняла грядущее объединение с ФРГ с большим оптимизмом. Простому обывателю хотелось как можно больше путешествовать по миру, не хватало у них в магазинах и бананов. Кто-то мечтал о баварском пиве и сосисках. 'Социалистические' немцы, с таким энтузиазмом сломавшие стену, после получения своей 'гостевой' сотни марок ринулись в супермаркеты капиталистического рая. Они тешили себя надеждами, что жизнь станет лучше, возрастет экономическое благосостояние, а главное - воссоединится немецкий народ, спустя почти полвека после войны.
   Мало кто из них в период эйфории представлял, что их страна исчезнет уже через год, что они утратят большую часть своих гражданских прав. В период объединения не было никаких демократических процедур. Не было референдума, не была принята и новая Конституция. Произошел обыкновенный аншлюс: захват Западной Германией Восточной и полное поглощение последней, то есть нового германского государства в результате объединения создано не было, что породило массу политических, экономических, социальных и культурных проблем, многие из которых сохраняются до сих пор и даже приводят к новым последствиям.
  
   Объединение Германии происходило стихийно и непродуманно. Форсированное объединение имело печальные последствия для народа. Многие социальные программы, проводимые в ФРГ, были свёрнуты. Исполнилось 30 лет со дня юридического объединения страны, но фактического единства страны не существует до сих пор. Ради справедливости необходимо отметить, что руководители 18-миллионной ГДР был против объединения Германии. В отличие от народов бывшего Советского Союза, которых предало руководство КПСС, восточные немцы по собственной инициативе совершили самоубийство. Руководство социалистической Германии делало неоднократные попытки, чтобы удержать их от этого опрометчивого поступка. Не хотели, чтобы они стали в полном смысле рабами. Но, увы, не удалось... Массовые движения, которые были на улицах крупных городов, вынудили правительство ГДР принять очень непростое решение.
   С трудом верится, но это историческое событие произошло тогда абсолютно случайно и неожиданно для всех, в том числе и для руководителей Западной Германии. Неожиданным оно было и для политиков других стран. Они также не обладали даром ясновидения. Мало того. Они почти в унисон друг другу трезвонили о незыблемости государства рабочих и крестьян в самом центре европейского континента.
   Падению Берлинской стены (так называют то, что произошло 9 ноября 1989 года) предшествовали регулярные массовые демонстрации, на которых народ требовал прежде всего перестройки. Подобной в Советском Союзе. Естественно, люди хотели и демократизации, честных выборов, свободы слова, собраний и выезда. Причем требование свободы выезда было для граждан ГДР едва ли не основным и необязательно политическим. Ведь граница между ФРГ и ГДР, совершенно произвольно прочерченная после войны иностранными политиками и военными, разделила едва ли не все немецкие семьи.
   При этом, как ни парадоксально, тогда не было требований о воссоединении страны. Первым об этом заикнулся комментатор западногерманской газеты 'Bild'. 11 ноября он пишет, имея в виду события в ГДР: 'Сегодня они скандируют 'Мы - народ', завтра появится лозунг 'Мы - единый народ'. Вскоре канцлер ФРГ произнесет сакраментальную фразу: 'Если мы постараемся, то через три-пять лет территория сегодняшней ГДР станет цветущим ландшафтом'. Многие немцы, особенно на востоке, в это поверили.
  
   Как осуществлялось поглощение бывшей социалистической Германии. Все мероприятия, направленные на создание единой Германии, проводились с позиций антикоммунизма. Вся и все, что было связано с государственными или партийными структурами ГДР уничтожалось и исключалось. Законы, достижения в недалеком прошлом суверенного государства легитимными не признавались. Единственным легитимным образованием была Западная Германия. Было создано специальное Управление по опеке над бывшей ГДР, что унижало восточных немцев, для западных немцев они были отсталыми и неразумными детьми.
   Первыми выгнали всех чиновников бывшей ГДР. На восток страны прибыли западногерманские служащие, они возглавили все местные органы власти и управления. В пять новых земель было направленно 35 тысяч человек. Их целью было - демонтировать старую систему, внедрить новую, составить 'черные' списки неугодных и подозрительных и произвести основательные зачистки. Были созданы специальные 'квалификационные комиссии' по выявлению всех 'идеологически' неустойчивых работников.
   Бывшие граждане ГДР, работавшие в органах власти, бывшие партийные активисты, сотрудники силовых структур фактически оказались за бортом общественной жизни. У них не было возможностей для дальнейшего продолжения карьеры. Власти объеди- ненной Германии считали их потенциально неблагонадежными гражданами, да и западные немцы не собирались допускать новых конкурентов в сферы управления, безопасности, вооруженных сил, правопорядка.
   Серьезной чистке подверглась и система образования бывшей социалистической Германии, которая считалась одной из лучших в мире. Ее опыт, к примеру, заимствовала Финляндия. Прибывшие из Западной Германии чиновники должны были установить степень благонадежности профессорско-преподавательского состава, школь- ных учителей, других работников образования.
   1 января 1991 года. В этот день в университете им. Гумбольдта (главный университет ГДР, основная кузница гуманитариев) ликвидировали исторический, юридический, философский и педагогический факультеты и выгнали всех профессоров и преподавателей без сохранения трудового стажа. Кроме того, в нарушение Конституции ФРГ всем учителям, профессорам, научным, техническим и админи- стративным сотрудникам в учебных заведениях бывшей ГДР велели заполнить анкеты и сообщить подробные сведения о своих политических взглядах и партийной принадлежности. В случае отказа или утаивания информации они подлежали немедленному увольнению В Лейпцигском университете было 12 тысяч сотрудников. Здание передали частным инвесторам, и семь тысяч человек сократили. Среди них математики, физики, химики... Самые квалифицированные эмигрировали в США и Великобританию. Практически все ученые, которые преподавали в университетах и академиях, были уволены.
   При этом их заменяли западными преподавателями второй и третьей категорий.
  Увольняя старых учителей и преподавателей, работавших в ГДР, по причине якобы их непригодности к образовательной деятельности, власти преследовали и цель обеспечения рабочими местами безработных учителей и преподавателей из западной части страны, которым предлагалось переехать на восток. Кроме того, они, как предполагалось, должны были нести восточным немцам основы нового мировоззрения, 'новые культурные ценности'.
   Начались 'чистки' в школах. Старые учебники, как 'идеологически вредные' выбросили на свалку. В первую очередь, уволили директоров, членов правившей в ГДР Социалистической единой партии Германии. Лишились работы многие учителя гуманитарных наук. Остальным надо было выживать, приспосабливаться. Уволили также и учителей русского языка. Обязательным иностранным языком стал английский.
  Примерно таким же образом обстояло дело и в сфере правосудия. Восточногерманские юристы остались без работы, поскольку законы ФРГ существенно отличались от законов ГДР. Этим успешно пользовались их западногерманские конкуренты, которые открывали на востоке страны юридическую практику или поступали на службу в государственные юридические учреждения и правоохранительные органы.
   Не повезло и бывшим военнослужащим Национальной народной армии ГДР, которая, кстати, считалась второй по боеспособности армией стран социалистического лагеря после Советской Армии. Национальная народная армия (ННА) ГДР была создана в 1956 году и просуществовала до 1990 года. В конце ее численность составляла около 90 тыс. человек, из них более половины - офицеры и унтер-офицеры.
  Военную мощь бывшей ННА власти ФРГ оставили без внимания. Они боялись другое, что командный состав ННА сохраняет коммунистические взгляды и может быть опасен для существующего в ФРГ строя. Классовый характер ННА проявляется прежде всего в том, что все важнейшие руководящие посты в ней занимали коммунисты, вышедшие из рабочего класса и безгранично преданные партии. 70 % офицеров - выходцы из семей рабочих, 5 % - из крестьян. Партийная прослойка среди офицерского состава ННА составляла 98 %, каждый третий унтер-офицер и каждый девятый солдат являлись членами или кандидатами в члены СЕПГ. Немцы ФРГ не доверяли бывшим коммунистам, опасались, что они будут саботировать процесс объ- единения Германии.
   Поэтому идея интеграции Национальной народной армии ГДР в состав бундесвера даже не рассматривалась всерьез. Она фактически была уничтожена. Начали с генералов, которые были уволены министром разоружения и обороны ГДР со службы ещё 2 октября 1990 года. Всего было уволено 23155 офицеров и 22549 унтер-офицеров ННА. Ради справедливости надо сказать, что несколько десятков офицеров ННА были приняты в бундесвер, но звания им присвоили на один-два ранга ниже. Приняли и несколько генералов, но они получили лишь звания оберст (полковник). Это были технические специалисты, необходимые ФРГ для обслуживания той техники, которая осталась от Национальной народной армии ГДР. Однако и этих офицеров по мере освоения техники офицерами из западной части страны, постепенно увольняют со службы.
   Солдаты и частично унтер-офицеры (в основном только срочной службы) ННА ГДР были просто переодеты и включены в состав бундесвера, воинские звания офицеров ННА не были признаны бундесвером, фактически их лишили званий, а службу в армии Восточной Германии не признали ни за военный, ни за гражданский трудовой стаж. Без военных пенсий и учета стажа остались и ветераны армии 'тоталитарного государства'. Протесты бывших офицеров ННА в расчет не принимались.
   В арсеналах бывшей социалистической армии остались огромные запасы оружия. В ННА было около 2500 танков, 6000 бронеавтомобилей и БТР, около 300 самолетов. Большую часть техники власти ФРГ продали или попросту подарили в Индонезию, Польшу, Эстонию, Латвию, Тунис и другие страны. Немалые его объемы переправили в Турцию, оплатив при этом расходы на транспорт. Или просто-напросто отправили на металлолом.
   О братьях по оружию, воинах Национальной народной армии ГДР у меня остались очень теплые воспоминания. За время службы мне неоднократно приходилось встречаться с ее офицерами, в частности, на Акенском стрельбище. Укреплению взаимопонимания членов Варшавского Договора способствовало и проведение совместных мероприятий, например, посещение военных городков, вечеров дружбы, соревнований по стрельбе.
  
   В результате основательной 'чистки' на территории бывшей ГДР произошла полная смена элит. Фактически весь контроль над бывшем суверенным государством попал в руки новой колониальной администрации Западной Германии.
  Перспективы восточных немцев, особенно тех, кто после объ- единения подвергся процедуре люстрации, были небогаты. Кто-то устроился дворником, почтальоном, чистил туалеты или шел в страховые агенты... В одночасье высококлассные профессионалы в объединенной Германии стали не нужны. Не нужны они были и Советскому Союзу - стране, которая была для восточных немцев нравственным ориентиром. Мало того. Многие из них учились и работали в СССР. Даже к детям тех, кто попал под люстрацию, было отношение как к детям врагов народа. Они превратились в настоящих изгоев, лишенных прав и жизненных перспектив с ограниченными возможностями, будь то в образовании или в карьере.
  
   Экономические преобразования. После объединения Германии экономика восточной части страны уничтожается, мафиозными методами ликвидировали государственные предприятия, что привело к катастрофическому снижение объемов производства. Продукцию, которую выпускали предприятия бывшей ГДР, признавали не соот- ветствующей стандартам ФРГ. Многие предприятия оказывались не в состоянии перестроить свою структуру и прекращали свое существование. Другие банкротились, не выдерживая конкуренции с более динамичными западногерманскими предприятиями. Резко возросла безработица. По данным на 1991 год, из 8,5 млн трудоспособных жителей восточной части страны примерно 2,5 млн человек были фактическими безработными - при том, что официальные цифры безработицы были, разумеется, значительно ниже.
   По мнению автора, экономика бывшей ГДР уничтожалась сознательно, она без проблем могла функционировать и дальше. При этом имея неплохие возможности сбыта продукции как на внутреннем рынке, так и на мировом. Просто-напросто политики и воротилы ФРГ не хотели в ее лице видеть своего конкурента.
   Мне во время службы в ГДР удалось побывать не на многих немецких предприятиях, но несмотря на это, у меня остались хорошие воспоминания о них. Например, я в составе группы офицеров совершил экскурсию на Дрезденский завод государственной компании VEB Carl Zeiss Jena, он имел наименование VEB Zeiss Ikon. Посещением предприятия с мировым именем мы остались довольные. Нас восхищали не только условия работы восточных немцев, но и молодой шеф, который прекрасно говорил на русском языке.
  Об успехах этой компании я был уже в то время наслышан. В 1954 году на ней был создан первый компьютер в ГДР. Несколько позже кроме оптики она стала выпускать электронные компоненты. В 1970 годы она разрабатывала и производила оптическое оборудование и приборы для космических кораблей. Производила и экспортировала проекторы для планетариев. Увеличилась ее доля и военной продукции. В 1980 годы на комбинате работало до 70 тысяч человек.
  
   Если продолжать рассуждать о концепции объединения страны, то она в приципе не изменилась и по сей день. Промышленные предприятия открываются на востоке редко и в небольшом числе передовых районов. Сильно возросла и трудовая миграция населения. Специалисты и высококвалифицированные кадры уходят на Запад, потому что там больше платят. В Восточной Германии остается более старое, менее квалифицированное и менее активное население, что также не способствует экономическому развитию восточных земель. До сих пор в Восточной Германии получают меньшие зарплаты, чем на западе страны. На это, по данным исследований, жалуются уже самые молодые работающие восточные немцы - люди, родившиеся после объединения Германии, в начале 1990-х годов.
   Автор все больше и больше убеждается в том, что власть над денежными потоками находится в руках западных немцев, и именно они принимают основные решения в области экономики, судебной системы, обороны, административных вопросов, науки и образования.
   Тридцать лет назад исчезла граница, разделявшую Германию после войны. Однако до сих пор во многих сферах жизни и деятельности сохраняется водораздел между 'весси' и 'осси'. Жители востока Германии занимают всего 1,7 процента руководящих должностей в стране. Из 193 руководителей 30 важнейших концернов ФРГ выходцами из бывшей ГДР являются лишь четверо. 80 процентов государственных университетов тоже возглавляют западные немцы. При этом доля восточных немцев среди всего населения Германии составляет 17 процентов.
   Конечно, большинство немцев и на западе, и на востоке считают, что объединение Германии было правильным шагом. Их вполне можно понять. Немцы, одни из самых значимых не только в европейской, но и в мировой истории народов, достойны жить в едином государстве. Но радость от объединения не всегда перекрывает тех невзгод и проблем, с которыми столкнулись восточные немцы в новой реальности. Сейчас они и их дети сполна расхлебывают последствия совершенно непродуманной политики руководства ФРГ в первые годы после объединения. В некоторых аспектах эту политику по отношению к населению бывшего ГДР можно назвать и преступной.
  
   Теперь о проблемах современной Германии. Автор выделяет их по степени важности, злободневности.
   а) проблема беженцев. Причины современного миграционного кризиса. Я не сделаю открытия, если буду утверждать следующее. Миграционные кризисы были во все времена. Любое потрясение или война - есть ничто иное как логическое продолжение захватнической политики имущих. В любом случае их вмешательство во внутренний мир других государств заканчивается трагедией. Все больше и больше людей вынуждены были перемещаться, искать регионы, где можно было спастись от насилия.
   И эти трагедии, как правило, исходили из Европы, часть света (около 10 млн кв. км.). Мировая история не имела аналогов, не знала такого палача и вандала, как еропейцы. Благодаря небольшому шажку в научно-техническом прогрессе, они создали оружие, разрушительные машины, что дало им возможность определять судьбы других людей. Речь идет о колонизации европейцами Америки, которая привела не только к вымиранию 90 % коренного населения Нового Света, но и к глобальной экологической катастрофе. На момент открытия Христофором Колумбом Нового Света в 1492 году население Южной и Северной Америки составляло примерно 60,5 млн человек. Значительная часть американских аборигенов занималась сельским хозяйством. Однако все изменилось, когда в Новый Свет прибыли европейцы. Колонизаторы не считались с нормами морали в отношении к тем, кого они покорили. Испанские и португальские, французские, английские и голландские завоеватели соревновались в изощренных зверствах к коренному населению американского континента. Колониализм, как одна из форм преступления против человечества, особо проявился и в политике Германии.
   Однако главную опасность несли смертельные болезни, против которых у индейцев не было иммунитета. Солдаты и белые поселенцы завезли в Америку оспу, тиф, корь, малярию и другие виды болезней. По оценке исследователей, эпидемии выкосили до 90 % коренного населения континента. За 100 лет колонизации (к 1600 году) числен- ность индейцев сократилась с 60 млн до 6 млн человек.
   На протяжении почти пяти столетий прямое ограбление стран, лишенных самостоятельности, и неэквивалентный обмен способствовали росту материального благосостояния метрополий и сдерживали развитие других континентов, превращенных в колонии или полуколонии.
   Приложили руки европейцы и к сегодняшнему миграционному кризису. Некоторые исследователи, да и политики называют его европейским. Основные потоки мигрантов двинулись в Европу. Автор же этот 'кризис', который был создан по инициативе богатых и для их же блага, называет мировым. В его орбиту втягиваются все новые страны и континенты.
   Европейский миграционный кризис возник весной 2015 года в связи с многократным увеличением потока беженцев и нелегальных мигрантов в Европейский союз (ЕС) из стран Северной Африки, Ближнего Востока и Южной Азии и неготовностью ЕС к их приёму и распределению. Отсутствие единой миграционной политики в конце концов привело к расколу 'европейского содружества'.
   Причины этого кризиса. Он вызван, в первую очередь, рядом вооруженных конфликтов и экономическими проблемами в странах Ближнего Востока и Северной Африки. Смена политических режимов, как правило, происходила с участием или с ведома мира имущих, в том числе и стран Европы. Использовались не только методы всевозмож- ного шантажа, но и вооруженное насилие, вплоть до интервенции.
   Надо признать и то, что первопричина потока беженцев с Ближнего Востока - провальный результат действий США. Уместно напомнить и следующий момент, он является одним из важных. Распад СССР и мировой системы социализма также усилил предкризисную ситуацию в этих странах. Из-под социалистического влияния выпали страны, которые находились или находятся в зоне кофликтов. Ответственность за сегодняший миграционный кризис должны нести те правителства, по вине которых организуются и ведутся войны. И не только имущие и политики, но и народы, с молчаливого согласия которых ведется разбой и насилие. Они в равной степени виноваты, что на европейском континенте появился разноцветный 'Троянский конь'.
   Предтечей многократного увеличения потока беженцев и нелегальных мигрантов в Европейский Союз стало безответственное решение немецкого правительства. Началом этому стал август 2015 года, когда Германия назвала прием беженцев 'национальным долгом' и открыла для них границы. Решение было принято единолично, не согласовано ни с одной страной Европейского союза. 2015 год войдет в мировую историю, как 'год злого рока', который положил начало строительству на европейском континенте Вавилонской башни со свсеми вытекающими последствиями. Она определит (реконструирует) мировое пространство, в первую очередь, Европу, на столетия. Решение было ошибочным и стало первопричиной современного европейского миграционного кризиса, который уже, без всякого сомнения, перерос в мировой.
  
   Массовый прием иностранцев, который осуществляется по указке воротил капитала и политиков - геополитическая ошибка. Предки бы этого не сделали. История не раз доказывала, что 'перекрашивание' мононациональных государств за счет 'цветных' из стран третьего мира, как и привоз бесплатной рабочей силы, в конечном счете, разрушает их цивилизацию. Ситуация усугубляется еще и тем, что этнос-революции, организуемые имущими, в том числе и европейскими, стремительно расползаются по всей планете. Потоки беженцев - неисчерпаемые.
   В отличие от предыдущих кризисов нынешний кризис не только крупнейший в Европе со времен Второй мировой войны, но и многоликий, пестрый по своему национально-этническому составу. Он вбирает в себя несколько миграционных потоков - легальной, нелегальной экономической миграции и беженцев - в один мощный поток. Он также и в большей степени избирательный. Его соискатели,
  в архибольшинстве своем, преследуют экономические цели, являются социальными туристами. Достижения и одновременно несовершенство социальной системы развитых стран Европы - специфический магнит для беженцев. Эмигрируют всякого рода несостоявшиеся в силу своей лени и интеллектуального развития нищие, бездельни- ки, преступники, надеющиеся в новой стране пребывания прожить на халяву, пользуясь ее гуманным социальным законодательством.
   Одновременно нельзя забывать, что беженцы - есть часть общечеловеческой трагедии. Ее породил - империализм. Беженцы - заложники и жертвы экспансионистской политики имущих США и ЕС. Мало того. Беженцы, как и мощные потоки бесплатной рабочей силы из стран Восточной Европы - есть ничто иное, как ярко выраженная дискриминация, расизм, нарушение прав человека.
  
   Несколько слов о последствиях переселения беженцев (мигрантов) для еврпейского континента и их возможностях. Скажу прямо. Они - не такие уже и малые. Превалирование иностранцев в развитых странах Европы в конце концов приведет к демонтажу коренных народов Европы, их институтов власти. Неизбежна и трансформация ценностных ориентаций аборигенов.
   Беженцы стали основателями уникального вида войны - 'кочевого', 'перекати-поле'. Без оружия и насилия они 'занимают' все новые и новые европейские страны. Они сначала все выжмут из их экономик, затем за счет молниеносного роста 'сверождаемости' (по меркам Европы) тотчас же их проглотят, что приведет к вполне предсказуемым последствиям. Произойдет гуманный захват континента, власти.
   Не исключено и самое страшное, архитрагическое. Беспомощность правителей остановить гигантские волны-цунами беженцев в конечном итоге может привести к наступлению и Варфоломеевской ночи. В отличие от Парижа (24.8.1572 г.) она будет продолжительной, многообразной и кровавой. Бойни, разборки, которые устраивают иноземцы в Европе, привели к коренной ломке веками существующего миропорядка. Бездарность правителей Европейского союза приводит к тому, что все чаще и чаще улицы европейских городов становятся местом разборок интернациональных банд, очагами всевозможного криминала. Преступность пришлых стала национальной проблемой государств, особенно тех, кто преследуя гуманные цели, их принимает.
   Более 57 тысяч иммигрантов, не получивших убежища в ФРГ, должны были в 2018 году по решению суда покинуть страну. Выдворить же удалось лишь 26 тысяч. В семи тысячах случаях депортация сорвалась из-за того, что высылаемый не был найден, не имел документов или оказался болен. 3 220 раз передача человека в руки сотрудников федеральной полиции была невозможна из-за 'активного пассивного сопротивления'. 30 тысяч беженцев разбежались по стране. Целые армии бандитов бродят по стране, пока, правда, без оружия.
   В связи с этим уместно привести еще один факт. Согласно официальной информации Министерства внутренних дел в Германии на начало 2016 года находилось до 500000 беженцев и мигрантов, которые вообще были не зарегистрированы, что не давало им право получать социальное пособие или другую помощь. Они работали
  'по-черному' или становились криминальными. Более миллиона людей, большинство из которых либо вообще без документов, либо с поддельными паспортами, попало в Европу за 2015 год. Масштабный криминальный хаос в доселе процветающей и спокойной Европе беспокоит жителей этого континента.
   Тревожит и другое... С 2014 по 2018 годы только террористы из числа мигрантов убили в Европе 182 человека и ранили 814. Это не считая изнасилованных и убитых теми, кого террористами не признали. И 41 % от проведённых или запланированных и раскрытых за последние четыре года 32 террористических атак произошли в Германии - в стране, власти которой проявляют в миграционном вопросе высшую степень лицемерия.
   И еще о специфике преступлений, которые совершаются мигрантами - домашнем насилии. 33 процента иностранцев среди подозреваемых - это непропорционально много. Рост домашнего насилия, как и вообще рост преступности после 2015 года, явно связан с притоком в страну беженцев. В 2018 году в ФРГ зарегистрировано 296 226 правонарушений с участием иммигрантов, а в 2015 году - на 100 тысяч меньше.
  
   Мощнейший приток представителей разных вероисповеданий неминуемо также приведет к краху межконфессионального равновесия в Европе, что усилит катаклизмы между цивилизациями. Европейская христианская цивилизация прекратит свое существование. Незамедлительно произойдет социально-политическое переустройство общества. Коренным изменениям подвергнутся и подразделения видов человека. Черная нация (негроидная группа рас), как и подобные ей цивилизации, станут ведущими на континенте. Белая нация (европеоидная) сойдет с исторической, этнической арены.
  Политика 'выженной цивилизации', которая проводится с ведома европейских и мировых политиков, а также с молчаливого согласия коренных народов, есть ничто иное как осознанное уничтожение европейского сообщества, составного компонента земной цивилизации. Преддверие геополитического изменения миропорядка.
   Миграционный кризис, неуправляемые потоки мигрантов, по мнению автора, чреват куда большими последствиями, чем геополитический распад СССР и мировой системы социализма. Политический фон или власть в той или иной стране изменить возможно, изменить же цивилизацию куда труднее и опаснее.
   Исчезновение (ослабление роли) титульных (коренных) наций закономерно приведет к вакууму и в управленческой сфере конгломератного общества. Пришлые этносы 'проснутся' и уже на законных основаниях, исходя из своей доли в общей численности населения, потребуют определенных высот в структурах власти в чужой-родной стране. Как в сфере экономики, так и на политическом поприще. Успех придет к тем, кто сумеет быстрее организоваться, создав при этом свои национальные политические партии или профессиональные союзы. Велика роль в их самоорганизации и религиозных объединений.
   Нельзя не видеть, что в последнее время мигранты все больше смыкаются и воздействуют на политику европейского континента. Идет перегруппировка и перераспределение избирательных потоков среди партий. Для многих организаций, особенно молодых, главный козырь - прием в свои ряды мигрантов, независимо от их социальной направленности и степени порядочности. Избиратели для 'мигрантских' партий уже не граждане единой страны, а политический капитал, представители политической идентичности, благодаря которому возможно подняться на вершину власти.
  
   Очередное умозаключение автора. Перекрашивание континетов, как и народозамещение становится ведущей тенденцией современного мира. Национальные меньшинства идут к статусу большинства. Примеров этому - изобилие. Америка уже веками состоит из цветного населения, нежели ФРГ. Следствие колониальной политики
  и не только. Национальные меньшинства в США быстро продвигаются к обретению статуса большинства, в то время как белые американцы могут его потерять уже к середине 2040-х годов, то есть в течение одного поколения. Согласно прогнозу Бюро переписи к 2044 году, США станут государством с преимущественно 'цветным' населением.
   Аналогичное происходит и в Европе, она становится мусульманским континентом. За последние 30 лет мусульманское население в Англии увеличилось в 36 раз. И сегодня на 66 млн человек приходится 4 млн мусульман. Это сила. Во Франции в общей сложности проживает минимум 15 млн человек, являющихся выходцами из других стран. Это составляет около 25 % населения.
   И еще одно умозаключение. Притом одно из самых важных. Чем больше часы нашей жизни отсчитывают время, тем больше иссякает потенциал для протестного движения против авантюры европейских политиков. И это, в первую очередь, связано с уменьшением численности коренного населения, будь то немцы или французы, австрийцы или итальянцы...
   Нельзя забывать и то, что любая миграция, особенно из стран третьего мира, в конечном итоге, отягощает экономику стран, которые принимают беженцев. Появление очередного бездельника с большой ложкой вызывает озлобленность у коренных жителей к чужим, что вполне естественно приведет к социальным катаклизмам. Мало того. Трудоустройство беженцев за счет аборигенов, их детей резко снизило уровень жизни европейцев.
   Примером этому может служит Германия, прародительница миграционного кризиса. В 2016 году она выделила 30 миллиардов евро на поддержку беженцев, в 2018 году на меры интеграции беженцев и на борьбу с причинами их бегства с родины правительство Германии затратило 23 млрд евро, что на 10,6 % больше, чем в 2017 году. Для сравнения: в 2017 году расходы Министерства транспорта составили - 27,91 млрд евро; министерства образования и исследования - 17,65, как и министерства семьи, женщин, пенсионеров и молодежи - 9,52 млдр.евро. В итоге были не выполнены многие социальные программы, которые могли бы улучшить жизненный уровень немцев, в том числе пенсионеров и детей.
   Несколько слов о цифрах, которые приводит автор в своей книге. Я не берусь утверждать, что они правильные или дутые. Партии, средства массовой информации о расходах на мигрантов просто-напросто врут, обманывают налогоплательщиков, нас. Швейцарская газета 'Neue Z;rcher Zeitung' в сентябре 2017 года попыталась выяснить каковы затраты (стоимость) 1,7 млн человек, которые с 2014 года в Германии поставили антраг (заявление на убежище) и установили, что правильный ответ невозможно получить, так как затраты распределяют на различные бюджеты. Короче, немецкое правительство боится сказать правду своим гражданам. Что же газета все-таки нашла? ФРГ намеревается с 2016 до 2020 годы выделить на обеспечение мигрантов - 93,6 млрд евро. Обратимся к информации национальных институтов Германии. Они считают, что для содержания 1 миллиона мигрантов государство, земли и общины за год расходуют - 30 млрд евро. Есть и другие цифры. Институт немецкой экономики считает (2017 г.) - 50 млрд.евро, институт экономических исследований (г. Киль) - 55 млрд евро в год. Для сравнения. В 1998 году на интеграцию русскоязычных переселенцев был выделен 1 млрд евро, в 2005 году - только 640 млн евро.
   Совет по экономике Германии считает, что вся социальная система страны (включая Harz IV) является магнитом для бедных во всем мире и они приезжают сюда только ради хорошего пособия, то есть социальные туристы, иждивенцы.
  Еще несколько цифр о расходах на мигрантов. Проживание одного мигранта в месяц для Германии обходится - 2500 евро - это налог 12-и работников с зарплатой 3000 евро в месяц! На одного несовершеннолетнего без сопровождающих тратится 5000 евро в месяц. Из-за низкого образовательного уровня, каждый мигрант за всю свою жизнь будет стоить 450 000 евро. Мигрантам платят по 400 евро в месяц, плюс койко-место и еда в лагере. На детей по 600. Семья с двумя детьми уже 1800 евро - приличные деньги. Для сравнения. Учитель получает зарплату 1500 евро в месяц и никаких льгот на жилье и пропитание. Нетрудно себе представить сколько денег платят немецкие налогоплательщики сирийцу, который привез с собою 4 жены и 22 детей. С 2015 по 2018 годы в Германию вошло и въехало почти 2 млн нелегальных беженцев. По мнению автора, в настоящее время их насчитывается около трех миллионов.
  
   И последнее. Разрешить проблему беженцев очень просто и одновременно очень сложно. Для этого необходимо сделать: восстановить структуры государственной власти в горячих регионах планеты; создать новую модель глобальной безопасности, которая придет на смену нынешней; исключить насилие во всех формах его проявления. Залогом этому мир должен стать многополярным, где США будут лишь одним из полюсов - наряду с Европой, Россией, Китаем, арабским миром и т. п. - тогда беженцев значительно поубавится. Решающую роль в этом должен и обязан сыграть и его величество народ.
   Автор солидарен и с таким предложением. Необходимо восстановить границы, в первую очередь, между членами ЕС. В худшем случае, погибнет не сама Европа, а 'европейский проект', европейские ценности, концепция единой Европы. Небольшой по размерам континент не может принять всех беженцев.
   Наличие государственных границ - это доказательство не только национального суверенитета, независимости, но и преграда для иноземных бездельников, преступников. Граница между государствами не есть форма насилия или обособления. Это есть водораздел между завоеваниями, достижениями народов, включая даже их социального и экономического неравенства. Это есть защита национальной куль- туры, истории, специфическая особенность для каждого народа, как и право каждого народа.
   И еще. Этот тезис и самый главный. Мигранты создали очень серьезный демографический дисбаланс на европейском континенте, в первую очередь, в Германии. В стране практически нет институтов, которые могли бы социализировать такое количество людей, как и заблаговременно предугадать (предсказать) возможные социальные конфликты и одновременно их без всяких проблем урегулировать. Мало того. Миграция, как и многие другие острые темы в политических дискуссиях запрещена. Нельзя не видеть, что многие страны, в первую очередь, их коренные жители, невольно втягиваются в омут проблем, порожденных мигрантами. Пришлые, в большинстве своем, тяжело интегрируются или вообще не хотят этого делать. Мы часто видим, что они социализируют нас быстрее, чем мы их. В ряде населенных пунктов мигранты составляют большинство. Они держатся вместе, чтобы выжить, им помогают связи в диаспорах.
  Из-за отсутствия нормальной социализации в стране возрастает число этнических анклавов и гетто. Уже сейчас существуют подпольные фабрики, 'резиновые' квартиры, даже целые районы, где живут такие переселенцы. В случае увеличения их количества будет расти и агрессия, ведь они получают копейки за свою работу. Поток мигран- тов будет создавать давление на рабочую силу, что приведет к падению средних зарплат по стране, В первую очередь, это почувствуют те, кто работает на стройках, в сфере услуг, в системе общественного питания. Подобные процессы, происходящие в Германии, в Европе, являются общемировыми.
  
   Мощные потоки иностранцев все больше и больше вынуждают коренных немцев покидать свою родину. Тенденция специфического протеста усиливается. В 2015 году уехали из-за беженцев 140 тысяч человек, в 2018 году покинули страну - 262 тыс. граждан ФРГ. По подсчетам некоторых ученых к 2050 году ФРГ станет мусульманским государством. Автор значительно сокращает эти сроки. Интеграция мигрантов полностью провалилась. К сожалению, ее последствия предостоит не только увидеть, но и пережить...
  
   б) демографичекая проблема. Коренные немцы (аборигены) все больше и больше исчезают из национального поля страны. Коренное население Германии (у которого нет иностранных корней) регулярно уменьшается - ежегодно на 0,5 млн человек. На 5,8 млн немцев без иностранных корней в возрасте от 50 до 54 лет, которые сегодня насчитываются в Германии, приходятся 2,3 млн чел. В немецком обществе происходят кардинальные изменения: если среди жителей старшего поколения только каждый десятый имеет иностранные корни, то среди молодых - 38 %, сами иммигранты или выходцы из таких семей (показатель выше, чем в США).
  Современные немцы - это ничто иное как многонациональный суррогат, гибрид, в основе которого лежит 'евро' или 'Harz (Харц) - 4'. В лучшем случае, тафель или другие формы социальной помощи. В итоге коренные жители Европы, в первую очередь, развитых стран, все больше и больше превращаются во второстепенный, третьесорт- ный материал.
   Одновременно следует подчеркнуть, что тенденция к сокращению численности населения, особенно в экономически развитых странах, вполне закономерное явление. Это есть положительная тенденция. Человечество должно прийти к стабильной (цивилизованной) форме сожительства и производства, деторождения и смертности. В итоге должен наступить естественный баланс между природой и человеком, и всего того, что его окружает. Разумное деторождение, как и разумное потребление есть признак интеллектуального развития общества, индивидуума. Мало того. Снижение численности населения - это преддверие уничтожения частной собственности на средства производства. Разумный баланс потребления и производства.
  
   Если говорить о современном кризисе деторождения, то он, без всякого сомнения, порожден патриархальной системой угнетения. Доминирование либерально-рыночного подхода приводит к тотальной деградации общества. В итоге все общество, в первую очередь, производители испытывают кризис прав человека, справедливости и политической воли. Нередко и страх перед своим будущим.
   Автор в отношении муссирования европолитиками о нехватке рабочей силы, считает отметить следующее. Их утверждения, как и опасения, не имеют под собой почвы. Они ложные. Инкубаторы для роста населения, особенно цветного, в Европе не нужны. Цивилизованное общество вправе само регулировать деторождение. Чем меньше власть проявляет заботы о человеке, тем больше он боится о своих детях, тем меньше будет рождаемость.
   Человек, как производитель все больше и больше имеет возможность перекладывать свой труд (умственный и физический) на плечи машин и всевозможных механизмов и автоматов. Как и иметь больше свободного времени. Скажу еще проще. Научно-технический прогресс освобождает производителя от работы, в первую очередь, тяжелой, делает его 'безработным'. Это закономерный результат умственной деятельности сообщества индивидуумов. Иметь все и вся только для 'себя' одного, производителю вполне достаточно. Высшая цель экономики - человек, но не прибыль. Человек, как личность, ее совершенствование.
   Одновременно нельзя забывать и главное. Низкая рождаемость означает, что нация, коренные жители при низком коэффициенте не может восстанавливаться. Самоуничтожение исторически сложившейся устойчивой общности людей, образующейся в процессе формирования общности их территории, экономических связей, литературного языка, особенностей культуры и духовного облика недопустимо. Ни одно общество не может двигаться вперед без молодого поколения. Это аксиома, очевидная истина. Без всякого сомнения, реальная действительность вынудит искать новые пути выхода из сложившегося тупика. Основной же причиной современного кризиса деторождения является частная собственность на средства производства. Только то общество, где отсутствуют социальные конфликты, войны, имеются условия для всестороннего развития человека, возможно решить и эту проблему.
  
   в) социальное неравенство. Многолетнее проживание автора на немецкой земле все больше и больше его убеждает, что политики своими действиями разоряют страну. Благосостояние немцев стремительно падает вниз. Германия все больше и больше становится местом, где господствуют социальные контрасты. Усилило социальное неравенство и создание Европейского союза. Он предтеча резко возросшего социального неравенства на континенте.
   Анализ экономического 'чуда' в ФРГ свидетельствует, что основной причиной обогащения ведущих концернов и предприятий является использование дешевой рабочей силы и всевозможные манипуляции ею. Страна была и остается сосредоточением острых социальных контрастов. Немецкое общество - общество двух классов - богатых и бедных. Разрыв между ними больше, чем в любой стране Европейского союза.
  Достаточно привести один пример. Труд в ведущей стране Европы стоит дорого. Так, час промышленного рабочего обходится работодателю в среднем в 35 евро. Но с учетом всевозможных вычетов на руки (чистыми) рабочий получает так мало, что по уровню реальных доходов Германия находится на 55 месте среди 63 экономически развитых стран. Или еще проще. Немец, заработавший одно евро, 54,8 центов отдает на всевозможные удержания, 45,2 цента - только ему в карман. То есть полгода он работает на государство, так называемое. Немецкая экономика - экономика абсурдная, живодерская. Налоги на капитал очень малые, а на труд очень высокие. Итог - один обогащается, другие - нищие.
   Высокие налоги и всевозможные удержания из зарплаты в Германии составляют 49,4 %, выше только в Бельгии - 54 %. Средние показатели по Европе - 36 %. Поэтому все больше людей, которые хорошо зарабатывают, уезжают за границу. Среди них врачи, инженеры, другие специалисты. Средний слой, класс уменьшается. В связи с этим определенный интерес представляет и такой факт - о разрыве в зарплатах мужчин и женщин в Германии. Он велик, доходы женщин на 20 % ниже, чем мужчин. Женщины получают в среднем 17,72 евро в час, мужчины - 22,16 евро. По этому показателю ФРГ занимает предпоследнее место в Европе. Только в Эстонии разрыв в зарплатах еще выше.
  
   Способствует опустошению карманов и Европейский союз, его бюрократический аппарат, который разрастается словно тесто на опаре. Для большинства жителей Европы - это мощный молох пожирающий их деньги. По официальным данным из около 512 млн жителей в период 2014-2020 гг. каждый в день платит около 66 центов для содержания европейского бюджета. В год - 289 евро.
   Если говорить об истоках обогащения кучки имущих и нищете миллионов в Германии, то они на протяжении столетий остаются неизменными, 'классическими'. Недвижимость, созданная руками простых людей до сих пор является основой обогащения кучки нуворишей. Для 60 % самых обеспеченных слоев населения фундамен- том их благосостояния стало полученное наследство, и лишь треть оказались миллионерами благодаря своей предпринимательской деятельности. В среднем у миллионеров - по 3 млн евро.
   Недвижимое имущество было, есть и будет основным источником обогащения его владельцев. Мало того. Цены на недвижимость с ведома партий растут в геометрической прогрессии. Власть не заинтересована в строительстве социальных квартир. И это картина наблюдается во всех странах мира. В результате сращивания государственных структур, банкиров и бандитов происходит очередной скачок цен, что вновь приносит прибыль 'старым' или появляется очередная кучка богатых. В принципе деньги создаются из ничего, из воздуха.
  В итоге простые люди, производители материальных средств вынуждены арендовать (снимать) жилье. Купить его им не под силу, невозможно. 54 % семей в Германии обитают в съемном жилье. Парадокс. Десятки поколений так и не смогли построить для себя или потомков жилье, включающее в себя пару стен, дверей и крышу!? И это в условиях так называемого демократического государства! По данным Федерального статистического ведомства квартплата (Miete) - одна из самых крупных статей расходов немецких семей. Собственное жилье - не привилегия, а одно из базовых прав человека.
   Низкие доходы родителей пагубно сказываются и на жизни детей. Социальные пособия покрывает лишь минимальные базовые потребности молодого человека, что также не способствует деторождаемости. Высокий уровень детской бедности негативно влияет и на все общество в целом. Растет преступность, снижается ценность человеческого капитала. Если сопоставить продолжительность жизни и материальное положение, то выходит, что люди с хорошими доходами живут и получают пенсию дольше, чем малообеспеченные. Это объясняется очень просто. Бедные работают тяжелее, питаются хуже, меньше тратят на заботу о своем здоровье.
  
   Несколько слов о пенсионном обеспечении немцев. Оно небольшое. По уровню пенсий Германия находится на 7 месте из 15 стран еврозоны. 51,4 % немецких пенсионеров получали менее 900 евро в месяц в 2018 году, а это около 9,4 млн человек. Еще 58,6 % пенсионеров получали меньше 1000 евро в месяц. Пожилому человеку на эти деньги в ФРГ прожить очень сложно. Многие пенсионеры, чтобы улучшить свое материальное положение, работают. Это еще один 'подвиг бедности' в старости. Для сравнения. У одного из магнатов немецкого автомобилестроения пенсия составляет 4245 евро - в день!
  Ведущая страна Европы уже не в состоянии справиться с проблемами бедности, строить общедоступное жилье для нищих. Неимущие все больше и больше разочарованы в западном образе жизни. Многие из них вынуждены экономить на еде, фактически побираться. Стремительно растет число тех, кто прибегает к услугам 'Tafel' (обеденный стол). В простонародье это означает - еда из мусорного контейнера.
  Само существование 'обеденного стола' говорит о неблагополучии немецкой социальной системы. Уместно напомнить, что сеть пунктов Tafel возникла 25 лет назад не для спасения голодных (это обязанность государства), а как один из способов сберечь продукты, которые не могут быть проданы в магазинах и их приходится выбрасывать. В Германии присваивать еду из мусорных баков запрещено, хотя ежегодно на помойках оказываются более 18 миллионов тонн качественных продовольственных товаров.
   Если говорить о современном состоянии немецкой Tafel, то многие ее пункты отданы в руки иноземцев, беженцев, которые повязли в коррупции. Государство, как институт власти, не заинтересовано в 'справедливом' распределении подачек для миллионов людей.
   Альтернативой этому может стать полный запрет на выбрасывание продуктов в помойные баки. Автор считает, что распределение доброкачественных продуктов, как и товаров народного потребления - дело самих магазинов. Создание специализированных отделов, в которых обслуживались лишь малообеспеченные слои населения, во многом бы позволило решить это вопрос.
   И еще одна ремарка по этой проблеме. Проявление различного рода милосердия и пожертвований и их рост, что в последнее время очень сильно муссируется в нашем далеко несправедливом мире, свидетельство дальнейшего угасания демократии, человечности. Признак его хандры, регресса и т. п. Пожертвование - это воровство у тех же бедных и нищих.
  Одновременно - это свидетельство силы номенклатуры, что вынуждает людей приспосабливаться к устоявшимся традициям, в конечном итоге - к существующим режимам. Всевозможные подачки от благодетелей - очередные лазейки для их обогащения. Общество в состоянии накормить всех и каждого. Богатые чувствуют перед нищими свое превосходство и власть. В первую очередь, власть денег. Одни жируют, другие - завидуют, в итоге 'классовая вражда'.
   В немецком обществе, как и во всем мире, господствует социальный геноцид. 87 % жителей считают, что доходы распределяются в стране несправедливо, а потому становится все больше социальных противоречий. И лишь треть признает, что правительство стремится сократить разрыв между бедностью и богатством. Социальная несправедливость становится главным раздражителем подрастающего поколения. Невостребованность 'лишних' - одна из причин роста молодежного левого движения, интереса к коммунистическим, социалистическим идеям и трудам классиков марксизма-ленинизма.
   г) экономическая проблема. Создание Европейского союза в силу определенных причин наибольшие барыши принесло ФРГ. Благодаря объединению Европы реальный валовой национальный продукт страны в период 1992 по 2012 годы ежегодно увеличивался в среднем на 37 млрд евро. По статистике, это соответствует ежегодному увеличению доходов на 450 евро на каждого жителя страны. Этот показатель оказался выше только в Дании, где он составляет почти 500 евро на человека. Большую выгоду Германия получила и от введения евро.
   Прибыльно введение евро оказалось и для Нидерландов. Франция и Италия не смогли повысить конкурентноспособность в зоне евро и понесли убытки.
   Автор, несмотря на успехи ФРГ, которая на протяжении десятилетий является одним из мировых экономических лидеров, намеревается акцентировать внимание на трудностях развития этой страны. Нельзя не видеть, что деньги, прибыль Германия получает за счет манипуляций, раздевания своих собратьев по ЕС. Немецкие полити- ки, не говоря уже о капиталистах или банкирах, видя долгосрочные выгоды Евросоюза, делали все возможное для сколачивания блока.
  Создание ЕС основательно подорвало национальную экономику ее сателлитов.
  Автор нисколько не сомневается, что европейский колосс на глиняных ногах в конечном счете распадается. В итоге миллионы людей вернутся на свою историческую родину, придут к развалинам, в каменный век.
  В самой Германии проблем также ничуть не меньше. Наивность и самодовольство политиков, а также части населения просто не позволяют немцам понять нависшие над ними угрозы.
   В первую очередь, это связано с освоением новых технологий. Жемчужина экономики страны - автомобильная промышленность, на которую приходится 14 процентов ВВП, перестанет оправдывать ожидания немцев, да и всего мирового содружества. Германия проспала начало революционного перехода от двигателя внутреннего сгорания к электротяге, она начинает переход на электромобили, отставая от ведущих стран мира на многие годы. Мало того. Германия, занимая третье место в мире по объему экспорта, очень сильно зависит от ситуации на мировых рынках. А там идут настоящие мировые войны, причиной этому политика США и Китая. Ужесточение американских пошлин не улучшат положение немецкого экспорта. Это неминуемо приведет страну к экономическому спаду. В 2019 году страна была как минимум по итогам трех кварталов на грани спада. Хуже всего обстоят дела в промышленном производстве. Оно сократилось на 3,6 %. Статистика объясняет это ухудшением состояния автопрома, являющегося ведущей отраслью.
   Нельзя не видеть и следующее. Развитие системы мобильной связи в Германии не соответствует уровню страны, претендующей на звание одной из самых индустриально развитых стран мира. Основная сложность заключается в том, что в течение долгих лет политики игнорировали эту проблему, предоставив ее решение таким крупным операторам, как, например, Telekom. Если сравнивать в мировом масштабе, то доступная нам система мобильной связи находится на уровне Сенегала и Марокко. Сейчас запланирован большой рывок.
   От склероза страдает и банковский сектор. Германии необходим серьезный банк, который будет способен финансировать немецкие компании повсюду в мире.
   Германия одновременно стала заложницей прошлых грехов. Кое-кто из европейских стран, в частности, Греция, Польша, требует от нее возмещения убытков, которые они понесли в ходе оккупации фашистской Германии.
   И снова об евро. Введение единой денежной валюты было и остается одной из наиболее серьезных ошибок европейских политиков. Об этом автор уже писал раньше. Притом неоднократно. Развал ЕС приведет к непредсказуемым последствиям. Предтечей этому стал выход Великобритании. Усилит кризис и нынешний коронавирус, который в очередной раз доказал беспомощность европолитиков, да и политиков всего мира, решать те или иные проблемы. И в первую очередь, от распада союза больше всех потеряет Германия. Как основной кредитодатель в Еврозоне, и как один из важных мировых экспортеров. Она также будет страдать как модель экономики с од- носторонней ориентацией на экспорт и одностороннней инвестицией в индустрию для экспорта. Если подобное случится - то это, несомненно, будет самый большой шок в истории мирового финансового рынка. Сказки о богатой стране в один миг закончатся.
   Одной из проблем, что приведет немецкую экономику к краху, автор считает ее основной - это нехватка специалистов. В 75 % профессий за последние пять лет нехватка людей в Германии стала катастрофической. Немцы, несмотря на рост националистических настроений, вынуждены приглашать на работу всех, кто научился хоть что-либо делать.
   Власти Германии, как и ЕС возлагают надежду на то, что десятки миллионов мигрантов решать все и вся. Автор имеет противоположное мнение. Он утверждает, что надежды и потуги политиков обречены на провал. Нельзя не видеть, что из сферы производства в силу разных причин вымываются в основном представители вы- сокотехнологических профессий. Среди иностранцев, как правило, подобных специалистов нет или они не соответствуют современным требованиям. Принимается, как правило, низкоквалифицированная рабочая сила. Для обустройства городов, либо для строительных работ. Или для подметания улиц. Миграция обусловлена, главным образом, экономическими мотивами. Иностранцы ищут лучшей доли. При этом в эту круговерть втягиваются огромные массы людей. Пострадет и возрастная структура Европы - численность трудоспособных европейцев резко сократится.
  Трудовая миграция - это лишь номинальная сторона, сиеминутная ситуация для истории. Надо думать о путях, перспективах выхода из этого тупика. Раньше рынок труда был стабильным и привлекательным.
   Какие последствия для Европейского союза, в первую очередь, для Германии будет иметь такое мощное перемещение рабочей силы? Скажу очень коротко. Очень плохие. Ведущая страна Европы, как и мир, находится на грани масштабного межэтнического конфликта. Экономическая ситуация удручающая, отток коренного населения увеличивается.
  В последнее время правители страны кичатся низким уровнем безработицы, а также наличием свободных мест на рынке труда. Не отрицаю, что в ФРГ есть вакансии. Причина - низкая зарплата и плохие условия работы, поэтому приглашают иностранцев. И еще. Согласно официальным данным безработица в целом в Германии снижается (сейчас ее уровень составляет около 3 %), однако безработица среди молодежи превышает 6 %. Правда, это самый низкий показатель по сравнению с другими развитыми странами. Ни в одной из них рост занятости не привел автоматически к повышению уровня жизни. Так, в ФРГ занятость выросла за пять лет с 73,5 до 75,9 %, а опасность оказаться бедным - с 9,4 до 9,8 %. При этом вероятность обеднеть среди пенсионеров достигает 9,7 %, а среди молодежи, детей - 7,6 % (и то и другое - самый высокий показатель за десять лет).
   Еще одно сравнение. В 2019 году в Германии имели работу 45,3 млн чел. Безработица рекордно низкая. Вместе с тем, многие немцы вынуждены трудиться на двух рабочих местах, поскольку иначе денег для жизни не хватает. Парадокс?!
  Приведенные официальные данные, скорее всего, очередной миф политиков о цветущей стране, о растущем благосостоянии немцев. На самом деле все обстоит иначе. Благоденствие, как таковое, в первую очередь, для неимущих не существует. Профицит бюджета объясняется не экономическими успехами, а мерами строжайшей экономии при расходовании бюджетных средств. Иными словами, профицит получается благодаря тому, что меньше потрачено на образование, строительство дорог и социального жилья, зарплату государственным служащим, бассейны, железные дороги - в общем, на все, что финансируется из госбюджета, а не частными инвесторами.
   Проблемы в экономике современной Германии, по мнению автора, во многом были предопределены ошибками немецких политиков в период создания единого государства. Экономика социалистической Германии была дееспособная, в некоторых отраслях даже не хуже ФРГ. Были и первоклассные специалисты. Ошибкой было и то, что прием немцев из бывшего Советского Союза, как самой образованной, трудолюбивой группы людей, также не был включен в экономику страны. Умственный потенциал тысяч ученых, инженеров просто-напросто был уничтожен.
   Для дальнейшего развития научно-технического прогресса, как и для повышения производительности труда нужны высоквалифицированные кадры, в первую очередь, национальные. Образование выступает решающим фактором.
   Образование в ведущей стране Европейского континента, мягко говоря, желает лучшего. В том, что оно имеет серьезные проблемы, особенно в будущем, говорят такие факты. Более 6 млн взрослых (7,3 % взрослого населения Германии, 2019 г.) с трудом понимают текст, написанный по-немецки. Малограмотные люди (более половины из них - этнические немцы) могут прочитать или написать отдельное предложение, но не понимают связанный текст и не могут сформулировать свои мысли на бумаге. Еще 10,6 млн чел. не могут хорошо читать и пишут с большим количеством ошибок. Тем не менее, 62 % малограмотных нормально трудятся. Среди людей, имеющих миграционные корни, 47,4 % с трудом могут читать по-немецки. Эти данные исследования, проводимого ежегодно при поддержке Министерства образования ФРГ.
   Не лучше обстоит дело и среди молодежи. Германия все хуже и хуже выглядит по сравнению с другими странами. Одна из причин - миграция детей из арабских стран, Турции и Африки. Большинство беженцев, принятых Германией - неграмотные, они не умеют читать и писать по-арабски, и большинство из них - одинокие мужчины в возрасте от 18 до 26 лет. 75 % беженцев, находясь у себя на родине, не окончили или вообще не посещали школу. Они не имеют шансов на рынке труда. Знание немецкого языка и наличие образования - лучший путь к интеграции в новое общество. Наплыв беженцев, особенно уличной шпаны, без всякого сомнения, ослабит научный и умственный потенциал ФРГ.
   Особенно плохо выглядят немецкие ученики в математике и других естественных науках. Требования в школах уменьшаются, ученики не подготовлены к вузам. Или в вузах читают лекции по школьной тематике. 1/3 часть студентов бросают институты. Немецкая высшая школа теряет свои позиции, что приведет к закату его качественного уровня. Об этом свидетельствуют такие факты. Германия резко отстает от заявок на патенты даже в Европе (на 6 месте) - после Швейцарии, Нидерландов, Швеции, Дании и Финляндии, не говоря уже о мире - где впереди США, Япония и Китай. Если посмотреть на патенты изобрете- ний к электромобилям, то у немцев - только 2 процента, Япония - 16, США - 17, Китай - 34.
   В связи с этим следует подчеркнуть и следующее. Сила любого правительства держится на невежестве народа, поэтому оно и не заинтересовано в его просвещении. Особенно, если он по своему составу 'цветной'. Невежество приведет к непредсказуемым последствиям. Заслуживает определенного внимания и факт о защите докторских диссертаций в ФРГ. От 50 до 80 процентов защищаются только из семей имущих, богатых.
   Краткий экскурс в историю экономического развития современной Германии свидетельствует, что она находится в преддверии кризиса, притом всеохватывающего и затяжного. Да и не только она. Европа в недалеком будущем потеряет лидерство. Финансовый и промышленный центр планеты начал перемещаться в сторону Азии...
  
   д) партийно-правительственный кризис. Несколько слов о сущности партий. Опираясь на своей жизненный опыт, я могу сказать следующее. Любая партия, независимо от стран и континентов, была и остается специфическим инструментом борьбы имущих за свои личные интересы.
   Партия - есть прежде всего политический класс, класс в себе, класс для себя. Он ничего общего никогда с простыми людьми (избирателями) не имел и не имеет. Партии, в первую очередь, номенклатура, как и эксплуататорские элементы (классы) в состав народа не входят. Мало того. Они, в большинстве своем, этим же народом не избираются, то есть они и их структуры незаконные.
   Нельзя забывать и такой важный момент. Любая партия - прежде всего организция, которая выражает и борется за интересы определенной социальной группы и руководящая политической деятельностью этой группы. А не всего народа или даже его части!
   Имущие никогда не будут связываться с партиями-однодневками. Они берут в союзники надежных и ловких дельцов и бузотеров, способных оболванивать простых людей, в худшем случае, даже их часть. Только по этой причине в большинстве стран мира господствуют партии-"старики", находящиеся у рули власти целые десятилетия. Имущие заинтересованы в долгожителях и оказывают им всяческую помощь, в том числе и материальную. Ярким свидетельством этому- партийные пирамиды в ФРГ, где осуществляется их государственное финансирование за счет налогоплательщиков. Средства, выплачиваемые партиям, своеобразный денежный дождь, основа для их безбедного существования. В итоге государство, идеология, да и сами избиратели приватизированы. Миром правит кучка нуворишей.
  Одновременно нельзя не видеть, что политики явно не понимают, что современный мир вступил в новую эпоху своего развития. Его динамика и одновременно непредсказуемость требуют принятия неординарных решений. Набившая оскомину теория о противостоянии двух миров, двух систем уже практически изжила себя. Ни одна из стран мира не наберет смелости назвать себя в полном смысле социалистической или капиталистической.
   Классический капитализм Маркса или Ленина, как и социализм уже не существует. Свидетельством этому является и внутриполитическая борьба, особенно в развитых странах мира, в первую очередь, в Европе. Социальная и экономическая модель развития общества, что была установлена в Европе еще в 80-х годах ХХ века, явно устарела. Триумфальное развитие западной цивилизации (как и в целом мировой) неуклонно приближается к критическому рубежу.
   Мало того. Различного рода инсинуации о западной образе жизни, как и роли народных партий в построении истинно демократического общества, также себя изжили. Политическая система во всем мире, как и сами политики прогнили. Они все больше и больше становятся антиподом народных масс, избирателей. И это можно хорошо проследить на примере современной Германии.
  Все три партии, входящие в большую коалицию (СDU, CSU и SPD) занимаются лишь внутренними проблемами, точнее, борются за выживание. Некогда прочный партийно-политический каркас Германии, просуществовавший с момента возникновения ФРГ (1949 год) и державшийся на двух китах: CDU/CSU и SPD разваливается. Современный многоликий партийный каркас - очередное детище имущих.
  Только из их рядов мог быть избран федеральный канцлер, только они могли занимать важнейшие посты в стране. Чаще всего на первых ролях были политики из CDU/CSU, а SPD была основной оппозиционной партией. В настоящее время, судя по опросам общественного мнения, уже становится невозможным создать правительство из двух партий. Нужны как минимум три или даже четыре.
   'Демократия' немецкого образца страшно далека от истинной. Достаточно привести лишь один факт. Ни президент, ни канцлер страны не избираются народом, прямым голосованием. Все и вся решается в уютных кабинетах, нередко и за кружкой пива.
  В парламентах, как и в правительствах деление портфелей следует осуществлять пропорционально, согласно полученных голосов избирателей. Глава союзного или земельного правительства тот, чья партия набрала наибольшее число голосов. Автор категорически против создания всевозможных блоков и союзов. Брачные союзы партий деформируют политический ландшафт, не отражают реальное положение противоборствующих сторон, принижают роль народа в управлении обществом.
   Подобные конвульсии не только подрывают основы демократии, ущемляют права избирателей, но и свидетельство нежизнеспособности капитализма, его атрибутов. К сожалению, подобная тенденция становится ведущей для многих стран мира. Только поэтому людей с гражданственным самосознанием становится меньше и меньше. Есть только богатые и нищие, рабовладельцы и жалкие рабы.
   Более демократичным будет и следующее. Надо решительно отказаться от мажоритарных списков голосования. Подобное действие исключит людей с деньгами, бандитов с криминальным прошлым, которые открыто идут в политику, покупая места в структурах власти. Современное состояние истеблишмента показывает, что пар- тийная богадельня находится практически вне контроля избирателей, производителей. В древности (IV век до нашей эры) и то было больше принципиальности при выборах во власть, то есть наилучшее образование, практический опыт и т. п. Сейчас же господствует коррупция, системные политики, то есть те, кто приспосабливается к любым режимам. Реальная власть находится в руках узких властных структур. Современная власть в большинстве стран мира - кланово-кастово-наследственное объединение паразитов.
   Основу любой партии составляет номенклатура, аппаратчики. Именно они и никто иной навязывают обществу свою идеологию и мышление, определяют жизненные ориентиры различных слоев населения. Параллельно этому кучка чиновников навязывала и навязывает серым массам миф о своей богоугодности и исторической необходимости. Подобная модель существует во всех странах мира, исключений этому практически нет.
   Мало того. Партии всегда и везде проводили и проводят в жизнь свою модель сожительства, соответствующую их личным интересам - когорте богатых. И еще. Специфическая конструкция (партия) для ее членов, в первую очередь, управленцев стала ремеслом, бизнесом. Мало кто из них имеет хорошие дивиденды на поприще политической деятельности. Кормит их не политика, как отрасль бессмысленной болтовни, а бизнес, что-либо производящий или ворующий. Первое и второе происходит благодаря их членству в партии.
  От настоящего политика в отличие от политического дельца требуется не только умение убеждать, но и готовность принести себя в жертву во имя страны, народа. Только в этом случае он может стать эталоном политика, образцом для избирателей, людей. О примерах самоотверженности политиков ради святого долга история, к сожа- лению, умалчивает...
   Когда я смотрю на чиновника, независимо от его партийной принадлежности или специальности, притом любого, то в первую очередь, вижу совокупность недостатков, которые в этой фигуре содержатся - подхалимаж, спесь, лицемерие и т. п. Чем важнее и выше по должности персона, тем больше в ней всевозможного 'дерьма'. Одновременно я прекрасно знаю, что не только инакомыслие, но и инакодвижение, противоположное 'уставам' господствующей системы, в один миг поставит крест не только на твоей карьере, но и вообще на человеческой жизни.
  Демократия по указке партийного монстра, всяческое подавление инициативы низов отпугивает избирателей от социальных псевдоинститутов, созданных властью. Они все больше и больше убеждаются, что выборы перестали быть рычагом воздействия на депутатов. В последнее время избиратели все больше и больше выступают против правящей политической элиты. И эта тенденция становится ведущей. Есть и оборотная сторона медали. Избиратели, не имея легальных форм протеста, все больше и больше игнорируют выборы. Низкая явка избирателей, как и необязательность участия в выборах, становится ведущей тенденцией для большинства стран стран. Происходящее - свидетельство социального неравенства и драматизма политической культуры в мировом сообществе. Одновременно и доказательство того, что избиратели для партий, особенно для правительственных, никакой роли не играли и не играют. Они просто-напросто пушечное мясо, биомасса. Итог для общества неутешительный. 'Диктатура" меньшинства' побеждает и правит нами.
  
   Анализ мировой предвыборной практики неминуемо приводит автора к однозначному выводу. Признание выборов, как ныне существующей универсальной ценности или вершины народного волеизъявления, есть ничто иное как заблуждение, миф. Партии, как ядро политической системы, не заинтересованы в непосредственном, прямом участии широких народных масс в управлении обществом, страной. В противном случае, они будут изгнаны из системы обмана и отстранены от народной кормушки. И еще несколько слов о сущ- ности демократии. Чистой демократии в человеческом обществе до сих пор не было, и нет. В лучшем случае, можно говорить о срав- нительной степени демократии, о ступенях, уровне народовластия, о необходимости его совершенствования.
  
  
  
  
   ГЛАВА ПЯТНАДЦАТАЯ.
   НЕМЦЫ ИЗ БЫВШЕГО СССР
  
  
  
   История российских немцев была и остается одной из сфер научных интересов автора. В частности, им была подготовлена и издана книга 'Немцы Ом-
  ского Прииртышья' (она имела два издания, 2008 и 2013 годы).
  Особенностью очередного экскурса автора в историю российских немцев является то, что он, как гражданин Германии и Российской Федерации, делает попытку проанализировать особенности адаптации (интеграции) немцев из бывшего СССР на исторической родине их предков. Мало того. Он излагает свои мысли с учетом кардинальных изменений, которые произошли или происходят в бывшем СССР и современной Германии.
  
   Сначала автор делает небольшую ремарку в отношении научных терминов 'адаптация' и 'интеграция'. Исходя из личного опыта проживания среди немцев, как в Советском Союзе, так и в Германии, а также опираясь на научные исследования, он пришел к однозначному выводу. Приоритетным для переселенцев было и остается понятие (термин) 'адаптация'.
   В истории человечества, вряд ли найдется пример сохранения самоидентичности, как российские немцы, и это несмотря на множество проблем, которые им создавали. За два с половиной века изоляции они очень хорошо сохранили то, что привезли с собой из Германии, когда поехали осваивать бескрайние просторы Российской империи. Они куда больше сберегли язык, вероисповедание, обычаи и культуру своих предков, чем коренные немцы в ФРГ. Язык переселенцев, например, куда более немецкий, чем современный (сегодняшний) немецкий язык. Небезынтересно отметить, что 'неметчину' в ФРГ привезли те, кто жил в сельской местности, в глубинке. Крестьяне были малограмотные, но именно они в большей степени сохранили национальную идентичность, чем политики из каких-либо партий Германии, особенно с ненемецкими фамилиями.
   Необходимо отметить и такой положительный момент. В истории человечества не было и такой высокообразованной группы населения, которая по собственному желанию вернулась на историческую родину своих предков. Как и по собственному желанию ее может покидать. Это право каждого человека. И последнее, самое важное. Немцы из бывшего СССР были и остаются этническими немцами не только по крови, но и по духу. Интеграцию, которую навязывают немцам из бывшего СССР западногерманские правители, приравняв их к беженцам или им подобным, ничего общего с немецкой нацией не имеющим, является очередным свидетельством провала политики 'мульти-культи'. Подобные деяния чиновников унижают достоинства переселенцев.
  
   Очередное умозаключение автора в определенной мере вызовет улыбку или разочарование у переселенцев. Большинство немцев ФРГ до сих пор не имеют никакого понятия, что означает 'российский немец' или 'русский немец'. Не исключением этому политики и ученые. В академических кругах, например, зачастую к 'русским немцам' причисляют всех выходцев из бывшего СССР, независимо от их происхождения.
  Предтечей миграционного потока российских немцев на историческую родину предков стала перестройка в СССР (1985-1991 гг.). Несмотря на разрушительный ее характер и последствия, она не только четко обозначила проблемы советских немцев, но и предоставила им возможность для самоопределения. В итоге миллионы российских немцев по собственной воле оказались в ФРГ.
   Анализируя эмиграцию советских, российских немцев необходимо подчеркнуть следующее. Несмотря на принимаемые законы, правительство ФРГ недостаточно продумало и по-настоящему не организовало прием переселенцев. Здравый смысл все больше и больше уступал бюрократии, которая ставила всяческие препоны для въезда немцев, что создавало дискомфорт во время длительного ожидания вызова на историческую родину их предков.
  Отсутствовал и тандем между правительствами Германии и СССР, России. У них даже не было единой программы действий, не говоря уже о большем. Ни одна из сторон в должном объеме не контактировала с участниками эмиграционного движения, не изучала их особенности, запросы и т. п. Процесс выезда и приема переселенцев во многом был брошен на самотек.
  Уже с самого начала можно было предопределить, что принимающая сторона была не заинтересована в знании переселенцами немецкого (родного) языка. Не предпринималось никаких усилий и в сфере их профессиональной ориентации, обучению тех специальностей, в которых нуждалась Германия.
   Анализ истории и практики переселенческого процесса показывает, что Германия с самого начала делала все возможное для ограничения притока иммигрантов из бывшего Советского Союза. Из кармана немецких налогоплательщиков делались существенные денежные инвестиции на развитие немецких национальных районов, улучшение их структуры. Параллельно в местах компактного проживания российских немцев были открыты российско-немецкие дома, сотни культурных и языковых центров. Все они прямо или косвенно имели общую цель - приостановить выезд немцев в ФРГ. Но увы, сдержать поток не удалось. Мало того. Часть денег была чиновниками разворована или разбазарена. В лучшем случае, деньги необходимо направлять индивидуально, тем, кто в этом остро нуждается.
  Сделали свое 'благое' дело и средства массовой информации. Советские немцы для большинства западногерманских политиков, да и для значительной части жителей Германии были лишь попрошайки, 'бедные родственники из России'. И все то, что было сделано правительством на протяжение трех десятилетий и делается в настоящее время - ничто иное как вынужденная дань моде. Нежелание потерять престиж, как демократического государства на международной арене. Я не ставлю своей целью делать анализ тех или иных федеральных законов Германии, основные положения оных, без всякого сомнения, известны немцам, в том числе и российским. Вместе с тем, нельзя не видеть, что земляки Екатерины II принимались и принимаются до сих пор исторической родиной не как этнические немцы, а как спецконтингент, притом социально опасный. Подобный нонсенс в мировой практике еще не встречался.
  
   а) особенности приема переселенцев. Если говорить о первой волне немецких эмигрантов из СССР (60-70-х годов прошлого столетия), то надо сказать, что они были встречены тепло. Их встречали как героев, вырвавшихся из-за железного занавеса. Им нашли хорошие квартиры и рабочие места. Число получивших разрешение советского ОВИРа на отъезд в Германию не превышало нескольких тысяч. Они ехали в процветающую страну с большим запасом социальной прочности.
  Имея мощную социальную поддержку, они легко растворились в немецком обществе, что было воспринято как образцово-показательный пример интеграции. И эта вспышка заботы была почти мгновенной. На самом деле, по мнению автора, это был ничто иной как политический трюк западных политиков, специфический ответ на идеологическое противостояние двух социально-политических систем. С началом массового переселения (начало 90-х годов, вторая волна), когда 'поздние' переселенцы приезжали сотнями тысяч, отношение к ним резко изменилось. Историческая родина принимала их холодно, без желания.
  Встречала их уже другая Германия, обремененная огромными финансовыми обязательствами по воссоединению восточных земель. О той социальной опеке, которую получила первая волна, не могло быть и речи. Немецкое правительство, как и население страны, было сильно обеспокоено создавшейся ситуацией.
   Уже в начале 90-х ввели жесткое ограничение на приток переселенцев (220 тысяч в год) и несколько дополнительных законов. Например, закон о регулировании размещения ограничивал свободу выбора места жительства для тех, кто получал помощь от государства. Изменилось и отношение коренных немцев к переселенцам.
  Они становились все более скептичнее в вопросах дальнейшего принятия столь неограниченного количества мигрантов. Их готовность прийти им на помощь была уже не такой явной. Экономические мотивы въезда и привилегированное отношение со стороны государства вели к некоторой зависти со стороны аборигенов, порождали предрассудки, что 'только русские получают деньги на строительство своих домов'. Местные жители видели в приезжих конкурентов на рынке труда, из-за их готовности работать за любые деньги. Они также видели в них угрозу своих жизненных стандартов и перспектив на будущее.
   Мало того. Их считали необразованными, склонными к преступным действиям и с трудом поддающимися интеграции. Называли 'обузой для социальной системы'. К тому же их считали русскими, хотя сами переселенцы называли себя репатриантами, вернувшимися домой. Несмотря на это, местные всё равно не признавали в них 'настоящих немцев', как бы те не держались за свою немецкую идентичность. Со стороны власти переселенцы в определенной степени получали поддержку, со стороны населения сталкивались с неприятием и ксенофобией. Большая часть русскоязычных немцев стремится влиться в немецкий социум, несмотря на это, немецкое общество на бытовом уровне, как правило, их отторгало.
  
   б) неугодные и неблагонадежные. Одной из причин для многочисленных отказов в приеме переселенцев из бывшего СССР стал 'Параграф 5' ('высокое служебное положение'). Были внесены и определенные коррективы в отношении тех переселенцев, кто имел тесные контакты с тоталитарным режимом в Советском Союзе.
  Федеральное административное ведомство Германии в своей Временной инструкции к Закону 'О насильственно перемещенных лицах' - BVFG отнесло лиц с высокой должностью в смысле § 5 Abc. 2 b/BVFG следующие 9 групп.
  К ним относятся: члены правительства; офицеры в армии и полиции, имевшие политическое влияние или высокие руководящие посты; прокуроры, судьи и следователи; сотрудники службы безопасности; дипломаты; руководители в крупных производственных предприятиях, в партии, в министерствах, в учреждениях и в высших учебных заведениях; руководящие работники профсоюзов; руководящие работники молодежных союзов (ВЛКСМ); руководящие работники спортивных обществ и им подобных организаций.
   При этом к этой категории причисляются и те лица, которые пользовались привилегиями из-за соответствующего положения своих родителей, своего супруга ненемецкой национальности или его родителей.
  Шансы для лиц, занимавших высокое политическое или профессиональное положение, получить статус позднего переселенца и приехать на историческую родину за последние годы, особенно после распада СССР, значительно расширились. Федеральное адми- нистративное ведомство и суды стали подходить более либерально к таким случаям.
   Подобная 'экзекуция' была проведена и среди немцев бывшей ГДР. Вместе с тем общеизвестно, что во всех странах мира, включая и ФРГ, принадлежность к той или иной партии, была и остается основным условием для занятия той или иной ниши в сфере управления, науки, спорта и т. п.
  
   Мне в связи с этим воспоминается один курьезный случай из моей жизни. Жительнице г. Омска немецкое ведомство отказало в приеме, как поздней переселенке. Причина - муж занимал высокое служебное положение. Более подробная инфрмация женщины меня в прямом смысле шокировала. Оказалось, что ее муж полковник медицинской службы, хирург. Последнее место службы - г. Белиц, окружной госпиталь ГСВГ. Я пару раз был в этом госпитале, но это не так важно. Важно было совсем другое. Муж российской немки умер, умер задолго до падения Берлинской стены. Несмотря на это, немецкие чиновники 'пришили' вдове, что она пользовалась (когда-то) привилегиями своего мужа в условиях тоталитарного режима. Неоднократные попытки пожилой женщины достучаться до сердец или душ германских бюрократов оказались безрезультатными. Не помогли ей и адвокаты. Истратила кучу денег и все напрасно. Перед отъездом в Германию я вновь встретился с 'отверженной' и ее сыном. Мне было больно видеть плачущую женщину и молодого парня, которым историческая родина их предков вынесла несправедливый приговор. Она закончила Омский государственный университет, работала переводчицей немецкого языка в одной из фирм, оформляла российским немцам документы на выезд. Он - инженер, с отличием закончил Омский политехнический институт, прекрасно знал немецкий (родной) язык и русский. Несколько позже я узнал, что они покинули Омск и обосновались в одной из деревень Омской области.
   Другой же эпизод из моей жизни совсем иного плана. Во время работы в гостинице 'Иртыш' я совершенно случайно познакомился с немцем из Германии. Он был работником фирмы, которая выполняла заказ на одном из заводов г. Омска. Вскоре он познакомился с женщиной, завязался роман. Завязался не по любви, завязался по принуждению. На заводе месяцами не выдавали заработную плату. Кое-где в Омске ловили бродячих собак и кушали. Немец на фоне нищеты и бесправия выглядел миллионером. Он не только делал сибирячке подарки, но и покупал продукты питания для ее детей. Вскоре между влюбленными произошла размолвка. Причина банальная. Старшая дочь была куда симпатичнее и куда моложе, чем мать. В итоге немец положил глаз на молодуху. Через некоторое время они зарегистрировались и уехали в Германию. Я нисколько не сомневаюсь, что никто из немецких чиновников не спрашивал молодуху о карьере ее родителей или о том, знала ли она немецкий язык. Одним словом, две человеческие истории, две судьбы, правда, с разными последствиями...
  
   г) признание дипломов. Одна из самых больших проблем, с которыми сталкиваются поздние переселенцы в Германии. В 2000 году в ФРГ проживало 150 тысяч специалистов с высшим образованием, 22500 научных сотрудников из бывшего СССР.
  По данным последнего исследования Федерального ведомства по делам мигрантов и беженцев Германии, дипломы лишь 20 % поздних переселенцев были признаны действительными. Никто из правителей ФРГ не стоял у трапа самолета и не обнимал ученых немцев из бывшего Советского Союза, как это делал в недалеком прошлом один из американских президентов. Ученую элиту российских немцев просто-напросто безжалостно растоптали. Доктора и кандидаты наук, специалисты высшей квалификации вынуждены были работать дворниками, сторожами, таксистами и т. п. В земле Северный Рейн- Вестфалия (NRW), например, к началу 2008 года проживало около 10 000 учителей из бывшего СССР. Подавляющее большинство из них вынуждено работать не по своей специальности. Хотя в настоящее время в Германии катастрофически не хватает учителей, особенно естественных наук.
   Несколько слов о судьбах специалистов, с которыми я был знаком или был о них наслышан. В окружении моей знакомой была известная прима-балерина из России, которая могла по памяти станцевать любую ведущую партию в балете. Однако биржа труда направила ее работать санитаркой в дом престарелых. Или еще один пример. Три молодые женщины, переселенки из Омской области, бывшие медицинские сестры неоднократно штурмовали кабинеты чиновников, чтобы трудоустроиться по специальности. Не получилось. Дипломы их не признали, не дали и курсов для переобучения. В итоге специалистов направили уборщицами в больницу. Подобных примеров сотни, тысячи...
  По информации исследователя Е. Эйхельберга, в 1995 гогду 66 процентов профессионально занятых переселенцев, въехавших в Германию после 1991 года, работало на местах, не требующих специального образования. Всего же в качестве рабочих и простых служащих было занято 95 процентов работающих переселенцев.
   Исходя из постулатов немецких амтов чаще всего незнание языка и несоот- ветствие советских документов о высшем образовании местным стандартам не позволяло приезжающим немцам претендовать на квалифицированную работу по специальности. Однако это далеко от истины. Среди переселенцев были специалисты, которые прекрасно знали не только немецкий язык, но и английский, другие языки. Причина кроется совсем в другом. Автор об этом уже неоднократно писал. Изменение социального статуса, невозможность работать по специальности подрывают престиж немцев из России, они испытывают психологический дискомфорт.
  
   д) введение параграфов. Очередным доказательством в ограничении прав немцев-переселенцев стало разделение прибывших на параграфы.
   С января 1993 года закон об изгнанных и беженцах (BVFG) получил новую редакцию. Понятия 'изгнанные' и 'беженцы' к российским немцам больше не относились. Для тех, кто въезжал после 1992 года, мог доказать свои немецкие корни и соответствовал целому ряду условий, вводился статус 'поздний переселенец' (§ 4 BVFG). Они признаются немцами в смысле статьи 116 Конституции ФРГ, получают немецкое гражданство, им частично засчитывается стаж работы до переезда. Ненемцы получили § 7. Им не давали подъемных денег, денег за детей, не засчитывался и стаж работы.
  По указке немецких политиков переселенцев из бывшего Советского Союза отсортировали не только по параграфам, но и разделили на специальные категории: ранние и поздние, их браки - на национальные и смешаные.
  Ради справедливости надо сказать, что предтечей многих 'вольностей' советских немцев была война, которую против СССР развязала фашистская Германия. Это также усугубило трагедию земляков Екатерины II.
  
   е) сокращение пенсий. Дискриминация переселенцев из бывшего СССР наблюдается и в пенсионных вопросах. Закон о пенсиях за время работы до переезда в Германию для них постепенно терял свое значение.
  Пенсионные выплаты для многих переселенцев состоят из двух частей. Первая базируется на трудовом стаже, заработанном после переселения в Германию. Это 'настоящая' пенсия, так как она начислена за взносы, отчислявшиеся в пенсионную страховку с зарплаты. Вторая часть основывается на советском стаже. Федеральный конституционный ФРГ принял решение о правомерности сокращения советского стажа на 40 %, считая, что этот стаж не попадает под защиту собственности, гарантированную Конституцией Германии, и что законодатель вправе его сократить.
   С 1993 года 'иностранный стаж' засчитывается только 'поздним переселенцам' (т. е. тем, кто соответствует требованиям § 4 Закона о преодолении последствий войны от 21 декабря 1992 года). Их ненемецкие супруги и потомки потеряли право на такую пенсию.
   Исходя из этого, чиновники придумали баллы для начисления пенсии, которые были занижены. Российским немцам, переселившимся в Германию после 6 мая 1996 года, за советский трудовой стаж полагаются только максимально 25 пунктов одиночкам или 40 пунктов - супружеским парам. Немецкое государство, отнимая деньги у переселенцев- пенсионеров, применяет закон Fremdenrentengesetz, который обязывает учитывать пенсию, получаемую из другого государства, то есть из бывшего Советского Союза.
   'Поздние переселенцы' оказались в еще более проигрышном положении: низкооплачиваемая работа означала также, что в будущем их пенсия окажется значительно ниже, чем у коренных немцев или у тех, кто успел приехать раньше. Российские немцы стали нищими по закону. Один из терминов, который употреблялся применительно к переселенцам, - 'этнопролетариат'.
   Для размышления. Безработица среди переселенцев составляет всего 4 %, что ниже среднегерманского показателя. Количество работающих, обеспечивающих одного пенсионера, у российских немцев значительно выше, чем в среднем по стране. В одном только 2016 году взносы российских немцев в пенсионный фонд Германии превысили выплаты этой категории пенсионеров на 942 млн евро! Сколько это превышение составило в сумме за последние четверть века, власти предпочитают не знать и де-факто это скрывают. Совершенно ясно, что с этим положительным сальдо можно и нужно решить проблему нищеты российских пенсионеров.
  
   ж) языковой тест для российских немцев. С июля 1996 года претенденты на статус позднего переселенца должны сдавать тест на знание немецкого языка, что явилось серьезным препятствием для их въезда на историческую родину предков. Второй попытки на сдачу теста не давалось.
   Причем, согласно решению Федерального административного суда, немецкий язык должен быть приобретенным в семье (а не в университете или на курсах).
   Каждый третий немец из бывшего СССР на этом тесте в 1996 году провалился. Далеко неутешительными были результаты тестирования и в последующие годы. Об этом свидетельствуют официальные данные немецкого правительства. Например, за пять лет (с 1996/97 по 2001 гг.) к сдаче теста было допущено 197292 человек, выдержали тест - 107951 чел., 'провалили' тест - 89341 чел., то есть почти каждый второй не выдержал экзамен (46 %). Для этих людей признание их переселенцами и право их на въезд в Германию было исключено.
   Тест на знание немецкого языка сдавал и я. В отличие от жены, которая неплохо общалась на диалекте своих родителей, я таким 'даром' не обладал. У меня же было другое преимущество. Я очень подробно поделился с экзаменатором о своей поездке в Германию, по туристической визе. Затем прочитал ему два небольших стихотворения великого немецкого поэта Иоганна Гете. Я выучил их наизусть. Все и вся рассказывал на литературном немецком, иногда вставлял и диалекты. В заключение своего монолога показал немцу толстый немецко-русский словарь, заверив его в том, он будет для меня настольной книгой. Ради справедливости скажу, что мой язык в то время был далек от совершенства. Несмотря на это, экзаменатор на прощание крепко пожал мне руку, улыбнулся. Затем произнес: 'Gut, gut... Auf Wiedersehen!'.
   Лишь после того, как я оказался в вагоне поезда, немного расслабился. Этот июльский день оказался не только жарким, но и довольно тяжелым для тех, кто находился перед особняком немецкого консульства в г. Новосибирске. Сначала стояли в очереди, потом сидели в вестибюле, ожидали вызова. Однако это было не так страшно, как слезы российских немцев, которые не сдали тест. А таковых, поистине трагических случаев в этот день было немало. Родители тест сдали успешно, наступила очередь их дочери. Через некоторое время молодая девушка вышла из кабинета, вышла со слезами на глазах. В тот же миг матери стало плохо, она схватилась за сердце. Вскоре женщину увезли на машине скорой помощи. Постигла неудача и двух сестер, преподавательниц немецкого языка в одном из вузов Сибири. Причина банальная - чиновнику литературный немецкий (хохдойч) не нужен был. Требовался диалект родителей. В разговоре с 'отверженными' я узнал, что обе женщины средних лет воспитывались в детском доме. Родители близняшек погибли в автокатастрофе...
  Время показало, что местная разновидность языка для немцев из бывшего Советского Союза никому была не нужна. Ни в Сибири, ни в Киргизии, не говоря уже о самой Германии. Одним словом, это была очередное крючкотворство немецких политиков и амтов. Многие переселенцы на немецкой земле делали неоднократные попытки
  разговаривать на диалекте своих предков на курсах немецкого языка, на работе среди немцев, а также среди тех, кто имеет иностранные корни. Их ждало полнейшее разочаровние. Для архибольшинства собеседников эти диалекты были непонятными и смешными. А сколько советских (российских) немцев 'подорвались' на этом поистине судьбоносном этническом элементе, который так был необходим, чтобы тебя немецкие чиновники признали немцем?!
   В том, что немецкий язык, как государственный язык или язык межнационального общения для десятков миллионов иностранцев необходим, никто не отрицает. Все документация ведется только на немецком языке. И опять это никто не оспаривает и не отрицает. Все это правильно.
  Однако необходимо взглянуть и на оборотную сторону медали. Немецкий язык в обиходе практически не используется. Архибольшинство жителей Германии общается на родном языке, страны откуда они пришли или приехали. Правда, есть исключения. Ругательные слова 'ашлох' и 'шайзе' стали высшим показателем знания немецкого языка. Особенно этим бравируют инородцы.
   И вновь о языковом тесте для немцев из бывшего СССР. По приезду в Германию в Землях проводится повторный тест. У семьи или ее членов, тех, кто не выдерживает экзамен, изымают разрешение о приеме и отправляют обратно. Число депортированных из года в год возрастает. В 1995 году в ФРГ въехало 209409 переселенцев, у 49 человек, как не выдержавших повторный тест, были изъяты разрешения о приеме. В 1996 году въехало соответственно 172181 чел., изъято - у 150 человек. В 1997 году - въехало 131895 чел., изъято у 499 чел. В 1998 году - въехало 100805 человек, изъяты документы у 897 человек...
  
   Немецкие власти без промедления высылали 'ненемцев' назад. Несмотря даже на то, что архибольшинство из них на прежнем месте жительства все свое имущество, недвижимость продали за копейки. Уволились с работы. Одним словом, остались без средств существования. В определении судьбы семей переселенцев довольно много было субъективизма, неприязни. В этом я неоднократно убеждался на собственном опыте. Многое зависело от внешнего вида переселенцев, от симпатий к ним со стороны чиновников, будь он немец, югослав или поляк... Бывало, что высылали и за цвет кожи. Правда, таких случаев было очень мало, но они были...
   В 2005 году вступил в силу Закон об иммиграции (Zuwanderungsgesetz), ужесточивший условия приема в Германию. Теперь не только сами поздние переселенцы, но и члены их семей должны были сдавать языковой экзамен. Результаты не заставили себя ждать: уже со следующего года наблюдается особенно сильное сокращение притока переселенцев: с 35522 человек в 2005 году до 7747 человек в 2006-м. История недалекого прошлого и реалии сегодняшнего дня со всей очевидностью доказывают, что тест на знание немецкого языка всеми членами семьи переселенцев был создан специально, чтобы приостановить потоки немцев из бывшего Союза. Автор не отрицает, что не все переселенцы знают свой родной язык. Вместе с тем, нельзя не учитывать серьезные обстоятельства, которые в значительной степени отягощали его изучение. Прием переселенцев Германия ведет на основе законов о последствиях войны 1941-1945 годов. Утрата переселенцами немецкого (семейного) языка как раз и является одним из последствий этой войны. Из-за войны были утрачены национальные обычаи, обряды и т. п. Многие дети остались без родителей, мотались по детским приемникам или домам. Не только старшее, но и подрастающее поколение не могли получить знания немецкого языка. Получали его только в объеме
  школьной программы. И то не всегда и не везде.
   В отношении переселенцев за время объединенной Германии принято довольно много законов, в том числе по вопросов признания их идентичности или языка. И все они в основе своей направлены не на возрождение немцев, как нации (этнической группы), их культуры, достижений в той и и иной сфере. Наоборот, они во многом принижают роль переселенцев в истории современной России и Германии. Немецкая бюрократия торжествует. Двери, широко распахнутые в конце 1980-х и начале 1990-х годов, на протяжении двух десятилетий нынешнего века все больше и больше закрываются.
  Подобный произвол видели немецкие политики, общественность, средства массовой информации, но они молчали. Молчали и суды, молчали и борцы за права человека. Высылка же бандита из Африки получает мировую огласку...
  
   Нельзя не видеть и следующее, что в современных условиях очень актуально, злободневно. Ошибка германского руководства состоит в том, что оно национальные отношения подменяет политическими (производственно-экономическими отношениями) или каким-либо другим суррогатом.
  В первую очередь, это касается 'определения' национальности и гражданства. Надо писать так: гражданин ФРГ, национальность - немец или удмурт. Это правильно. И не надо делать эфиопа, родившегося в Африке или во Франции немцем, а немца из России - русским.
  
   з) курсы немецкого языка на исторической родине. Если говорить об эффективности и действенности этих курсов, то они, по мнению автора, в большинстве своем не достигали цели. Да и каких-либо задач перед ними не ставилось. Для немецких чиновников это было просто-напросто проформа, все делалось для галочки. Организация и сами занятия нередко были пущены на самотек. Контроль со стороны каких-либо амтов, как таковой, вообще отсутствовал.
  Отсутствовал и дифференцированный подход к знаниям немецкого языка слушателей. Одни говорили на диалекте или стремились к этому, другие вообще не знали немецкой грамматики, третьи что-то знали, но не имели возможности для дальнейшего его совершенствования. На курсах немецкого языка о каких-либо диалектах начисто за- были. Я в те времена невольно вспоминал рыжего немца, работника немецкого консульства в Новосибирске с небольшой прядью седых волос на лысой голове, который определял мою судьбу. И какой 'диалект' могла дать слушателям пожилая югославка или полячка, которая вела занятия на ломаном немецком языке?!
   За два десятка лет, которые я прожил в Германии, я вообрал в себе десятки 'диалектов', которые исходили, как правило, от иностранцев. Иногда от разновидностей немецкого языка мне становилось не по себе. Не отрицаю, что немецкая грамматика, как и сам язык, очень трудный. В этом я убеждался на собственном опыте, особенно во время визитов в то или иное заведение. О правописании немецкого языка простых клерков, в том числе и чиновников, которые прожили в Германии несколько десятков лет, вообще лучше умолчать...
  
   и) о детях переселенцев. Проблемы с адаптацией возникали не только у старшего поколения переселенцев. Они были и у их детей, притом они были куда значительными. Несмотря на то, что государство оплачивало языковые курсы, многие не могли быстро выучить язык на уровне, достаточном для поступления в хорошую школу. Усугубляло положение и то, что в некоторых населенных пунктах, куда расселяли немцев из бывшего СССР, хороших школ вообще не было. Мало того. Детям переселенцам довольно часто ставились препоны, притом специально. В классах их садили за парту вместе, чтобы затруднить общение с местными школьниками. Оглядываясь на прожитое, все больше приходишь к довольно печальному умозаключению. Никто из немецких чиновников не стремился выучить или трудоустроить детей переселенцев. Они могли составить конкуренцию отпрыскам тех же чиновников.
  В 1990-х прошлого века проблема криминализации русскоговорящих подростков была одной из самых широко обсуждаемых в Германии. Средства массовой информации довольно часто писали о 'русской мафии' среди переселенцев, которая занималась торговлей наркотиками, рэкетом, организацией проституции. Человеческое общество, к сожалению, не лишено недостатков или каких-либо предрассудков. Не исключением этому бывший Советский Союз или современная Германия. Если же говорить о 'проблемах' детей российских немцев, особенно того периода, они были в значительной степени высосаны из пальца. В этом мы убеждаемся сейчас, когда есть возможность сравнить 'интеграцию' сотен тысяч беженцев.
   Нельзя забывать и о психололгическом аспекте молодого поколения переселенцев. Для многих из них начальный период пребывания в Германии был очень сложный и драматичный. Приехав в новую страну с другими ценностями, нормами и обычаями, дети и подростки нередко испытывали на себе дискриминацию со стороны местного населения, изолируясь при этом в маленькие группы из-за отсутствия или очень слабых знаний языка. И это в большинстве своем они были вынуждены делать. Иного им было не дано. В 'бандитизме' детей переселенцев виновата прежде всего сама власть.
   Осложнял адаптацию к новым условиям жизни и конфликт между немцами из бывшего СССР: между родителями и детьми. И этот конфликт в основе своей определялся не ментальностью людей, а той системой отношений, которая была навязана немецкими ведомствами для переселенцев. Одним словом, серьезные разногласия среди близких друг другу людей в большей мере были созданы искусственно. Те и другие были соучастниками сложившихся жизненных обстоятельств: родители переживали за детей, дети переживали за родителей. Адаптация для людей разного возраста проходила настолько неожиданно сложно, что переезд нанес каждому из них психологическую травму, от которой кое-кто из них и до сих пор не может оправиться. Взаимное непонимание, споры нередко приводили к расколу (разводу) семей-переселенцев, что болезненно воспринималось их членами. В связи с этим уместно напомнить следующее. Люди не рождаются преступниками, таковыми их делает общество. Дети переселенцев первыми вкусили плоды государственной программы 'мульти-культи', которая с треском провалилась. К сожалению, они до сих пор для политиков ФРГ были и остаются не этническими немцами, они выходцы из 'тоталитарного' режима, второй сорт.
   В подтверждение этого тезиса приведу ряд примеров. Дети, родившиеся после 1 января 1993 года, считаются уже не переселенцами, а потомками родителей немецкого происхождения, из-за чего они лишились льгот, которые им полагались бы по BVFG в редакции 1953 года. Урезали и льготы детям, родившимся до 1993 года. Российские немцы к подобным трюкам политиков уже привыкли. Вместе с тем нельзя не видеть, что эксперименты, несмотря на их меркантильность, продолжаются до сих пор. Оказывается, что дети переселенцев, родившиеся в Германии, не могут назваться немцами. Лишь их дети могут стать этническими немцами. Хотя у многих из них прадеды, деды, родители похоронены на немецкой земле. Получается национальность того или иного человека определяется политиками, а не его родословной, генеалогическим древом. Для детей переселенцев вновь определен период 'созревания'...
  
   Несмотря на сложные жизненные перипетии, дети переселенцев все активнее заявляют о себе, демонстрирует высокий образовательный уровень и высокую степень интеграции. Согласно исследованиям Берлинского института (2009 г.) только 3 процента из них не закончили школу, а 28 процентов имеют полное среднее обра- зование - по этому показателю они лишь незначительно отстают от коренного населения! Более того, среди наших соотечественников число женщин, получивших высшее образование, примерно равно числу мужчин-обладателей диплома. А доля женщин, посвятивших себя дому и семье, нисколько не отличается от того же показателя среди коренного населения и составляет 20 процентов.
   К числу достоинств переселенцев я отношу и сохранение ими русского языка. Родители сделали очень многое для его сохранения в семьях, они - посредники двух культур - между русской и немецкой. Между родиной и исторической родиной своих предков. Родители, передавая знание русского языка своим детям, видят в нём обогащение своих потомков. Двуязычие детей (билингвизм), исходящее из семей переселенцев, является для них преимуществом.
   Все выше изложенное свидетельствует, что по уровню образования выходцы из бывшего СССР практически не отличаются от коренного населения. И это им удалось сделать за очень короткое время - два десятилетия!
   Автор нисколько не сомневается, что в ближайшее время дети переселенцев займут достойное место в научной, промышленной и культурной элите немецкого общества. Умственный потенциал - основа могущества любого государства, без этого оно не может существовать. Это - аксиома.
  
   к) проблемы российских переселенцев в современной Германии. Основными проблемами страны является отказ от христианских ценностей и бесконтрольный пропуск в страну мигрантов, которые являются носителями совершенно другого менталитета, а иногда и враждебной христианству идеологии. И это, в первую очередь, чувствуют на себе переселенцы - немцы. Многие из них в русскоязычном обществе, которое в целом является более консервативным, патриотическим и религиозным, чем большинство немцев, опасаются, что наплыв беженцев может негативно сказаться на культурной самобытности исторической родины их предков. Германия потеряла характер немецкой страны и стала многонациональной, союзом 'цветных'. В настоящее время каждый пятый житель в Германии - иностранец. Тенденция стремительно увеличивается.
   Беспокоит переселенцев из бывшего СССР и оголтелая антироссийская пропаганда, что негативно сказывается на их самочувствии. Это я испытал на собственном опыте. Например, когда искал квартиру. Имея русскую фамилию, найти ее практически невозможно. Как и невозможно получить хорошую работу, хоть у тебя семь пядей во лбу. Не надо смешивать в одну кучу интересы безмозглых политиков и чаяния простых людей. Они ни в чем не виноваты.
   Анализ обществено-политических движений и организаций российских немцев убедительно свидетельствует одновременно и о имеющейся разобщенности переселенцев. Они так и не выработали ни стратегической, ни тактической линии поведения в общественно-политической жизни ФРГ. Отсутствуют и лидеры, способные разрешить имеющиеся проблемы.
  За всю историю объединенного Бундестага, только трём поздним переселенцам удалось стать его депутатами - двое из них попали в парламент лишь на последних выборах. То есть только через тридцать лет после падения стены! Вместе с тем, автор считает, что нет необходимости создавать водораздел между немцами из бывшего Советского Союза и коренными немцами ФРГ. Те и другие были и есть этнические немцы, то есть единая нация, которой присущи единые интересы и задачи.
  
   л) о итогах адаптации (интеграции) российских немцев в ФРГ. По этому поводу необходимо сказать однозначно. Немцы из бывшего СССР успешно адаптировались к условиям исторической родины своих предков. И в этом не есть заслуга германского или советского (российского) руководства. В отличие от других групп мигрантов немцы-переселенцы этот процесс по собственной инициативе возложили на себя, он был, по сути, отдан в руки им самим.
   Интеграция немцев из бывшего СССР оказала позитивное воздействие на немецкое общество. Ведомство по делам миграции и беженцев (Bundesamt f;r Migration und Fl;chtlinge) в 2014 году подготовило объемный доклад, где приведены результаты множества исследований ученых. Важнейший вывод этого исследования - немцы-переселенцы хорошо интегрированы. Результаты ученых подкрепляют и мнения политиков: переселенцы - благо для Германии, а усилия и хлопоты по их приему и интеграции - это инвестиции в будущее страны. Успешную интеграцию российских немцев в германское общество не отрицают и средства массовой информации ФРГ.
  Приезд российских немцев считался плюсом, приносил свои плоды: постоянный приток молодежи способствовал росту количества квалифицированных специалистов, что позитивно сказалось на экономических показателях. Переселенцы не представляли для немцев угрозы в качестве конкурентов, так как по большей части они были задействованы в тех областях, где наблюдался дефицит кадров или тяжелые условия работы. Увеличивался их вклад и в общее процветание страны.
  Не скрывает это и статистка, согласно которой за 1993-1996 годы немецкие переселенцы (в основном российские немцы) внесли в бюджет страны на 38 миллиардов марок больше, чем получили из него, а за 1997-2000 годы на 105 миллиардов больше.
  Приезд переселенцев имел также и другие положительные аспекты для германского общества. За счет переселенцев в начале 90-х годов прошлого столетия происходило некоторое демографическое выравнивание в связи с тем, что большая часть приезжих была моложе 25 лет - около 43,5 %.
   Также и в культурной сфере мигранты часто воспринимаются как некое обогащение. Они создали свои собственные организации и союзы, при этом церковь часто играет центральную и интегрирующую роль. И еще. Переселенцы в отличие от своих предшественников на исторической родине предков не только основательно обогащают русскую культуру, но и дополняют ее. Многие из них говорят: 'Мы взяли все самое лучшее из России и теперь пытаемся применять это лучшее здесь'.
   Российские немцы все больше и больше заявляют о себе и на международной арене. Например, в спорте. 16 спортсменов и спортсменок немецкой олимпийской команды в 2004 году в Афинах (Греция) были из бывшего Советского Союза. Они завоевали 13 медалей из 52 (25 %), полученных спортсменами ФРГ. И таких примеров десятки.
  
   За короткий промежуток времени, несмотря на экономические трудности ФРГ и определенный дискомфорт, жизненный уровень немцев из бывшего СССР значительно повысился. Многие из них имеют собственные дома, машины, совершают круизы по всему миру и т. п. Нередко на зависть коренным немцам и пришлым.
   Несколько слов о перспективах 'вторжения' переселенцев в жизнь немецкого общества. Автор имеет все основания утверждать, что в ближайшем будущем они составят основу (базу) этнических немцев в ФРГ. Общеизвестно, что численность коренных немцев (аборигенов) постоянно уменьшается. Условий для увеличения 'био- продукта' нет. Ни социальных, ни материальных.
  В современной Германии понятие 'немец' ассоциируется с разноцветным населением, которое по вполне понятным причинам не желает называть немцами переселенцев из бывшего СССР. 'Немцы' - это есть выходцы из стран Азии, Африки и т. п. Они страшно далеки от истинных ценностей немецкой культуры. Российские же немцы, которые сохранили себя как народ, единая общность, могли бы стать той здоровой кровью, которая оздоровит немецкую нацию. Они - составная часть генеалогического древа страны, его продолжение.
  История успешной интеграции (адаптации) немцев из бывшего СССР заслуживает внимания и признания. Не только со стороны ФРГ и России, но и со стороны мирового сообщества.
  
   м) немецкий вопрос и современность. Автор не намеревается пересказывать или даже переиначивать историю российских немцев. Этой проблеме посвящено много книг, статей, написаны десятки диссертаций. Он просто-напросто намеревается довести до своих читателей ряд нюансов, которые, по его мнению, могут в определеной мере не только дополнить историю российских немцев, но и несколько по-новому осмысливать, понимать этот вопрос с учетом реалий сегодняшнего дня.
  
   Сначала несколько слов о причинах появления немцев на территории Российской империи. Это особенно важно, так как именно благодаря Екатерине II, урожденной принцессе Софье Ангальт-Цербстской, которая 22 июля 1763 года издала Манифест 'О дозволении всем иностранцам, в Росссию въезжающим, поселиться в которых губерниях они пожелают, и дарованных им правах' в России оказались тысячи, а затем сотни тысяч ее земляков. Она обещала для иностранных колонистов целую серию льгот и преимуществ.
  Именно льготы, в первую очередь, по поводу землевладения и землепользования, которые получали немецкие колонисты на российской земле, вынуждали их покидать свою родину, Германию. В случае же ущемления или ликвидации этих льгот, немцы, как правило, эмигрировали из России или делали попытки ее покинуть.
   Свидетельством этому история российского государства. По указке царского правительства в 1866-1871 годах была проведена реформа немецких колоний, которая в корне изменила существующую систему управления. Отдельная немецкая администрация была ликвидирована, колонисты были подчинены общей русской администрации. В 1871 году отменяются права и привилегии, данные при поселении
  'на вечные времена'. В 1874 году на немцев была распространена всеобщая воинская повинноость. Исключение было сделано для меннонитов, придерживающихся принципа безоружности. Воинская служба им была заменена работой в лесничествах.
  Навязанные сверху реформы, антинемецкая кампания послужила толчком к эмиграции колонистов. Многие российские немцы покинули страну, выехав преимущественно в северную и южную Америку. Особенно остро 'немецкий вопрос' возникал, как правило, во время ухудшения отношений между Россией и Германией. И в эти жернова попадали в большинстве своем простые немцы. Примером этому - Первая мировая война (1914-1918). В условиях войны с Германией российское правительство принимает законы, по которым ограничивается немецкое землевладение. 2 февраля и 13 декабря 1915 года принимаются законы о ликвидиации землевладения и землепользования.
  Эти законы требовали экспроприации недвижимого имущества у всех немцев, живущих в полосе шириной 150 километров восточнее западной границы России и у Черного моря, и насильственного выселения немцев из этой зоны.
   В дальнейшем предусматривалось распространение этого закона и на другие области России, вплоть до Урала. Под давлением 'общественности' был подготовлен царский указ о депортации немцев в Сибирь. Готовилось выселение и немецких колонистов Поволжья. Однако Февральская революция 1917 года приостановила выполнение этого указа. В результате реализации этих мероприятий 200 тысяч немцев-колонистов были выселены с Волыни и депортированы в Сибирь. Многие из них, в ходе длившегося несколько месяцев пути, погибли. Мало того. Немцев к этому времени со всех фронтов перевели на Кавказский фронт, но и там старались не доверять им оружие. До Первой мировой войны из России выехало приблизительно 300 000 немцев - в основном в Америку (Канаду, США, Бразилию, Аргентину).
   Не избежали немцы эмиграций и во время Советской власти. Причиной этому была коммунистическая коллективизация со свойственными ей большевистскими причудами и лозунгами. Коллективизация не нашла должного понимания среди немецкого населения.
  'Добровольность' вхождения в колхозы на местах подменялась администрированием, насилием и унижением человеческого достоинства.
  Следующая волна эмиграции немцев из России началась в 1929 году и продолжалась вплоть до 1931 года. Осенью 1929 г. под Москвой скопилось 18 тыс. меннонитов, они требовали выезда в Канаду, но не получили его: с одной стороны, советские власти не выпускали их из страны, с другой - канадское правительство не могло и не хотело принимать сразу такое количество народу. Удалось выехать только 5 769 чел., остальные были насильно отправлены обратно в свои деревни.
   Небезынтересно отметить, что Германия отказалась принять своих земляков, сославшись на тяжелое экономическое положение. Если и принимала - то устраивала препоны, вплоть до медицинского обследования. Если кто-то был кривой, больной, то его отправляли в Канаду. Из выехавших только 23,2 % пробились в Канаду после длительного пребывания в Германии, которая согласилась временно принять беженцев. Из остальных: 44 % были вынуждены выехать в Бразилию и 27,1 % - в Парагвай, только 5,5 % (306 чел.) зацепились в Германии и только 0,1 % (4 чел.) попали в США.
   Экономические проблемы, как и в прошлом, были основной причиной и последней волны эмиграции советских (российских) немцев (1991 год и по настоящее время). Более 80 процентов переселенцев основной причиной переезда в ФРГ назвали то, что они как немцы хотят иметь свою родину и хотят также обеспечить лучшее будущее своим детям.
  
   О депортации советских немцев в период Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. Никто не отрицает, что именно в этот период поволжские немцы, как и немцы других регионов Советского Союза, прошли суровую школу жизни. Их незаконно обвинили в пособничестве Гитлеру и депортировали из мест проживания за Урал, в основном в Сибирь и Казахстан. Очередной мрачной страницей в истории российских немцев явилась мобилизация их в рабочие колонны, специальные военизированные формирования, где они были на положении заключенных. Не отрицая геноцид советских немцев, одновременно следует сказать следующее. И это во многом ассоциируется не только с историей царской России, но и с историей других стран мира, где проживали иностранцы. Депортация, как и создание трудовых армий, было вынужденной мерой для советского правительства. В большей степени, даже и необходимой.
   В последнее время в России, да и за ее пределами значительно активизировалось восхваление Екатерины II, российской императрицы. Одни говорят о 'золотом веке' Екатерины II, другие ставят ей памятники. Автор по этому поводу, да и вообще в отношении мировой истории, в частности российской, придерживается единой точки зрения. Он не признавал и не признает заслуги ни царей, ни Генеральных секретарей, ни президентов. По одной простой причине. Полезность их деяний, как таковая, в большинстве своем отсутствовала.
   Не исключением этому и Екатерина II, немка, которая не без помощи влиятельных родственников, и, конечно, русской царицы Елизаветы (дочери Петра I) стала главой Российского государства. Нельзя забывать, что она пришла к власти в результате дворцового переворота, свергнув с помощью фаворитов своего мужа - Петра III (который был вскоре ими убит - не без её ведома).
   Не без лицемерия ее окружения правление царицы немецкой национальности восхвалялось, особенно во внешней политики. Одновременно никто из тех же лизоблюдов не считал немку гениальной личностью. Подобные реверансы в отношении начальников были в прошлом, есть они и настоящее время.
  Негативов, по мнению автора, у случайной царицы было куда больше, чем позитивов. Достаточно привести ряд примеров. При Екатерине II значительно окрепло абсолютистское государство, усилилось угнетение крестьян. В 1767 году она запретила крепостным крестьянам подавать жалобы на помещиков. Она жестоко расправилась с участниками крестьянской войны под руководством Е. И. Пугачева (1773-1775). Она также оформила сословные привилегии дворян. В 90-х годах Екатерина II преследовала свободомыслие и активно участвовала в борьбе против Французской революции.
   В годы ее правления, как никогда раньше, процветал культ личности. Падкая на лесть немка со временем полностью утратила чувство меры и желала, чтобы во всех книгах и газетах её восхваляли непрерывно. Репрессии против писателей, публицистов и книгоиздателей зачастую были обусловлены недостаточным, по мнению царицы, их усердием в её прославлении. Её царствование воспитывало в обра- зованных русских людях подлое раболепство по отношению к власти. Однако не только этим оставила свой след в истории России царица Екатерина II. Ненасытная страсть чувственных наслаждений и неиссякаемое честолюбие - вот на что более всего была направлена ее душевная страсть. От юности до глубокой старости она непрерывно
  предавалась увлечениям любви.
  Во время ее правления фаворитизм - возвышение кого-то по личной приязни - расцвел буйно, как никогда и нигде ранее. По наиболее заверенному счету в ее жизни на 44 года приходился 21 фаворит, то есть средним счетом по одному фавориту на каждые два года. Эта коллекция любовников поражает не только многочисленностью, но и чрезвычайной пестротой любовников. Любовники, без всякого сомнения, от высокой покровительницы получали не только ее тело и страсть, но и должности, деньги.
  Праздная жизнь все больше и больше вовлекала в свою орбиту богатых людей Российской империи. Большинство из них отдавалось еде, любовным утехам, карточной игре и пьянке. Жажда пожрать за счет народа была свойственна каждому из них. Например, у графа Строганова гости лежали за столом в постели. Если кто-то чувствовал себя сытым, то он, как древний эпикуреец, щекотал себе в горле пером, производил тошноту и давал место для новой пищи. Этот обычай за ужином повторялся не раз даже после каждой перемены блюд и не считался вовсе неприличным. После ужина шла попойка...
   Или еще один пример из жизни имущих. Приближенный царицы Панин, граф, русский государственный деятель и дипломат. Участник дворцового переворота 1762 года. Он получил далеко нелестную оценку своих иностранных коллег. Один из них, например, француз Дюран в 1773 году давал российскому дипломату такую оценку: 'Этот Панин человек добрый, но беспечный, ленивый и развратный, бессильный физически, безвольный и вялый умственно... Сон, брюхо, девки были его государственными делами'. И еще одна выдержка из мемуаров другого французского дипломата Лаво о русском чиновнике: 'Он любил еду, женщин и игру; от постоянной еды и сна, его тело представляло одну массу жира'.
  Прожигатели жизни опустошали государственную казну. Безудержные расходы на роскошь двора императрицы, казнокрадство её многочисленных фаворитов и нескончаемые войны вконец подорвали государственный бюджет. Общий государственный долг России к концу царствования Екатерины II составил 205 млн тогдашних рублей, причём львиную его долю составляли внешние обязательства. Внешний долг был погашен Российской империей только почти через сто лет после окончания царствования немки - в 1891 году. Некоторые историки говорят о 'полном крушении финансовой системы' России в период царствования Екатерины II.
  
   Очень краткий экскурс в историю царствования Екатерины II, которая правила огромной, по сути, совершенно чужой ей страной 34 года (!!!), приводит к далеко неординарным выводам. Наличие немецкого элемента на протяжении многих столетий в Российской империи в большинстве своем вредило развитию страны, даже и несмотря на тот вклад, который вносили немцы в ее процветание.
  Свидетельством этому, например, засилие немцев в сфере управления государством, военной области, академической науке и т. п.
   Некоторые исследователи считают, что увеличивающийся приток немцев в Россию, проникновение их в сферу российской власти не только негативным образом сказывался на государственных делах, но и приводил к преследованиям самих же русских. Особенно это проявлялось, когда на трон российский поднимались представители немецкой национальности. Вот как, например, описывает происходя- щее во время пребывания у власти Анны Ивановны (Анна Леопольдовна, была герцогиней Мекленбургской (1730-1741 гг.) выдающийся российский историк В. С. Ключевской: 'Немцы посыпались в Россию, точно сор из дырявого мешка, облепили престол, забрались на все доходные места в управлении'. По вине немцев нещадно истреблялась и государственная казна. Тот же историк пишет: 'Немцы после десятилетнего господства при Анне, озлобившего русских, уселись около русского престола, точно кошки около горшка с кашей, и достаточно напитавшись, начали на сытом досуге грызть друг друга'. По подсчетам историков, 20 тысяч человек были сосланы.
   Не надо восхвалять Екатерину II, как и других царей или руководителей. Они,как правило, никогда не делали и не сделают ничего хорошего для людей труда. Они ничто иное как дармоеды на плечах народа. Одновременно не бывает однозначно только хороших или плохих политиков. У каждого есть плюсы и минусы, хорошое и плохое. В лучшем случае, мы, наши потомки должны преклоняться перед теми людьми, которые хоть что-то делали для процветания страны, того или иного региона. То есть для нас, для будущих потомков.
  
  
  
  
   ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ.
   НАСТУПИТ ЛИ ВЕК ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ?!
  
  
  
   а) кое-что о самом 'главном' земном субъекте. Кто такой человек?! Является ли он просто-напросто одним из представителей высшей ступени живых организмов на Земле, наделенных от природы головным мозгом? Или он все-таки особое социальное существо с индивидуальными психологическими и политическими амбициями или он результат тех или иных инсинуаций социально-политических систем и их закономерный продукт?
  
   Будоражит ученые умы и следующее. До сих пор они спорят о том, когда и как появился на земле человек. Одни утверждают, что он творение Бога, верят в божественное происхождение мира и человека. Другие считают его потомком обезьяны, придерживаются теории Чарльза Дарвина.
  Прошли тысячелетия и на эти злободневные вопросы так и никто по-настоящему не ответил. Не ответили светлые умы из эпохи прошлого, не ответили и наши современники. Большая часть обитателей планеты Земля убеждена, что разобраться в этом вопросе сегодня не под силу ни науке, ни религии.
   Мало того. Ученые, исследующие эти проблемы, сходятся в одном. Эгоизм и самолюбие человека во все времена и независимо от исторически сложившихся форм собственности и власти, а также независимо от моделей совместного проживания, были и остаются для него преобладающим, первичным. Земной субъект многие из них называли мерзким существом, волком. Для других он был агрессором, самым безумным видом животных на нашей планете, специфической бестией.
  
   Автор также делает попытку поразмышлять над этим поистине вечным вопросом. Любое общество - есть единение множества людей, бесконечно различных, неповторимых. И в основе каждого из них - самолюбие, в той или иной мере. Без самолюбия, человек как социальное существо, существовать не может. Желание свободы, материальных благ и удовольствий - древнейшая, наиболее распро- страненная и стойкая 'Я' - идентификация. Это духовный стрежень личности. Здоровое самолюбие, как чувство собственного достоинства, самоуважения, самоутверждения побуждает человека к самосовершенствованию. Это исходит из его внутреннего мира, души.
  Одновременно самолюбие предполагает уважение индивидуумом этого же качества у других. Его 'Я' в принципе не вступает в противоречие с корректным окружением. В этом плане самолюбие, как черта человека выступает не только как двигатель прогресса общества, но и как основа социального и духовного партнерства между членами общества.
   Вместе с тем, нельзя говорить о паритете самолюбия у людей или о неизбежности самоутверждения. Достижение той или иной цели невозможно без конфликтов, без стрессов. Люди должные понимать и осознавать, что их благие намерения найти свое, индивидуально специфическое счастье, как и другие их желания и мечты по их меркам, не всегда выполнимы. Их миссия нередко заканчивается и трагедией. Жизнь человека как физиологическое и духовное существование - есть ничто иное как единство и борьба противоположностей. Успех не бывает без неудач, желания не бывают без боли, любовь без состраданий. Последующий кризис, большой или малый, все равно придет. Он может быть менее болезненным, если его преодолевают личности, а не стадо потребителей, тем более, не мерзкопакостное стадо.
   Нельзя забывать и еще очень важный момент. Любому живому организму свойственна смерть, необратимое прекращение физиологических процессов в клетках и тканях. Она запрограммирована природой. Не исключение этому и человек. Без смерти невозможно существование человека, как и обновление человеческой цивили- зации. Жизнь и смерть - единое целое, через что проходит каждая живая особь, человек или животное. В противном случае, нами бы до сих пор правили фараоны.
   Смерть и страдание или болезнь обостряют ощущение ценности и красоты жизни. Наиболее остро это проявляется у людей, не обделенных чувством самолюбия, целеустремленности. В связи с этим, смерть как предтеча обновленной жизни имеет особую специфическую привлекательность. Это во многом определяется вкладом человека в земную жизнь, в первую очередь, его достижениями в той или иной сфере деятельности. Личность (социум) стяжает себя бессмертием, то есть в какой-то мере она условно живет среди тех, которых только что покинула.
  Результаты познания отдельного индивидуума - есть часть связи его с прошлым и мостик в будущее. В этом и состоит его признание как личности и идеализация его заслуг перед потомками. Человек - единственное существо, которое в состоянии осознать свое могущество, величие и красоту окружающего мира.
   Мало того. Умерший уносит в мир иной самое главное, что в основе отличало его от животного мира и частично от ему подобных - свои знания. Без чего немыслимо существование цивилизации. Если мысли человека гениальные, то их владелец остается в истории общества. К сожалению, не всегда.
  Пришла очередная волна насилия и бессмертие бывшего кумира исчезло, как вода после дождя в пустыне. Особенно это видно во время смены политических режимов. На суперталантливых и великих делит партия, общественная система, а не ральная дествительность Настоящие таланты внизу, им не дают взойти на Олим, не дают пока.. Общество, нация будут здоровы тогда, когда кумирами и героями будут ученые, врачи, учителя, защитники родины, простые пахари и шахтеры, а не бандиты, политики, придворные шуты и т. п. Современная элита - разношерстный конгломерат перевертышей,приспособленцев, бездарей, неучей, преступников.
   Человек вне общества не есть социум. Только через объединение людей себе подобных он может стать личностью, носителем своих индивидуальных свойств и целей. Недаром Карл Маркс говорил, что человек - это прежде всего 'совокупность всех общественных отношений'. И еще. Только общество (независимо от формы власти) может признать достижения индивидуума, так и их отрицать. В стане себе подобных он выступает в двух измерениях: как носитель благородных поступков - рыцарь, и как негативов - подонок, преступник.
  
   В связи с этим важно отметить и следующее. Только через труд человек реализует себя как производитель для пополнения необходимых ему продуктов питания и услуг и также как реализатор накопленных им же навыков и знаний, что составляет базу для его карьерных устремлений или целей. Одновременно только через специфические формы общественности деятельности, что является наивысшей формой проявления его активности, он уже действует как социальное существо. Как социум, и как одновременно индивидуум, сочетая в себе личные и общественные интересы и амбиции. В лесу, или даже на горе золота он просто-напросто животное, пусть даже высокоорганизованное. Зайцу, сидящему в кустах, как и металлу желтого цвета, безразлично двуногое животное, его намерения или амбиции. Парадокс?!
   Несколько слов о потребностях человека. Стремление к потреблению заложено в нем генетически, но если оно становится основной жизненной установкой, то общество деградирует, несмотря на научно-технический прогресс.
  Нельзя не видеть, что потребление, как и стремление к удовольствиям (гедонизм) есть прежде всего явление классовое. По мере развития человеческой цивилизации водораздел между богатыми и нищими в сфере потребления все больше и больше увеличивается. Производство и присвоение прибавочной стоимости, что составляет сущность основного экономического закона капитализма, дает возможность имущим не только иметь первенство в потреблении материальных и духовных ценностей, но и лишать этого права непосредственных производителей этих благ.
   Триада имущих (эгоистический кризис) - я, мне, мое - все глубже и глубже вгрызается во все сферы жизни общества. Каста неприкасаемых на любых уровнях власти ненасытна. Они изыскивают все новые и новые источники обогащения. Одним словом, ради кучки имущих - пожирается и уничтожается все то, что существует во Вселенной, органический и неорганический мир. Подобное происходило во все времена, независимо от природных или социальных катаклизмов.
  
   Не исключением этому и век нынешний. Свидетельством этому является глобализация, очередное изобретение имущих и партий. Ее начало ознаменовалось доселе невиданным по силе и размаху напором - скачком в дальнейшем удовлетворении прихотей людей, в первую очередь, богатых и избранных групп населения. Человек все больше и больше попадает в рабство своей страсти потребления, тем самым тратит драгоценное время жизни исключительно на приобретение материальных благ.
  Происходящее - очередная ступень кризиса человеческой цивилизации, ее ценностей, ориентаций, подпитываемых религиями, конфессиями. Жажда удовольствий и страстей превращает человека в орудие негативов, которые в конечном итоге приведут его как социальное существо к краху, самоуничтожению. Мало того. 'Благополучие' верхов все больше и больше затягивает в подобную трясину и низы, в том числе и умных людей.
   Фридрих Энгельс в свое время вывел простую, но строго научную формулу определения благополучия любой страны: 'Когда страна утрачивает высшие идеалы, мечты и начинает плодить толстосумов (олигархов), негодяев, подонков и предателей, то ее падение к гибели в современных условиях будет даже более неизбежным и быстрым, чем у Древнего Рима'.
  Человеческие пороки, своеобразный мир - призрак, не только тормозят развитие общества, но и представляют серьезную угрозу для существования других обитателей планеты Земля. Человек ведет себя и действует как хищник, враг природы. Непомерные запросы людей во многом превышают потребности животного мира. И не только в этом отличие. У большинства людей нет любви и жалости ко всему, кто и что их окружает - ни к себе подобным, ни к животным.
   Зверь, насытившись, часть добычи оставляет другим, в первую очередь, тем, кто слабее его. Homo sapiens (человек разумный) - никогда. Ему, в большинстве своем, безразлична судьба собрата, пусть даже голодного или немощного. Животные поедают друг друга, что- бы выжить. Человек убивает себе подобного - ради богатства. Люди сегодня намного опаснее зверей, чем вчера. Образ жизни людей куда менее цивилизованный, чем мир зверей. Только человек из-за своей жадности уничтожает свою среду обитания. Другие существа этого не делают!
  Чем выше научно-технический прогресс, тем больше эти негативы проявляются, тем неспокойнее человеческое сообщество. И это во стократ увеличивается, если государство многонациональное, многорелигиозное, очаг социального и экономического неравенства.
  
   Свидетельством этому наше прошлое и настоящее. По данным Стокгольмского института стратегических исследований, за шесть тысяч лет истории человеческого общества произошло около 15 тысяч больших и малых войн, унесших около 4 млрд человеческих жизней, что немного меньше нынешней численности всего населения земного шара. В ходе этих войн было уничтожено материальных ценностей на огромнейшую сумму, неподдающуюся представлению.
   Причины войн испокон веков одни и те же: завладение территорией, природными богатствами... Как, правило, войны - прихоть имущих и горе для нищих. Хотя были в истории и довольно комические примеры вооруженных конфликтов, которые возникали, казалось бы из ничего. Кое-кто воевал по капризу.
  Например, в 1325 году между собою начали воевать жители итальянских городов Болонья и Модена. Повод: ведро. Кавалерист из Болоньи сбежал в Модену, прихватив казенное ведро - чтобы поить коня. Власти отреагировали на дезертирство необычно: потребовали вернуть ведро. В Модене послов лишь подняли на смех. Из-за ерунды города (в то время итальянские города были самостоятельными микрогосударствами) воевали друг с другом целых 22 года, погибли несколько десятков тысяч человек. В решающем сражении при Запполино сошлись более 30 тысяч болонцев и всего лишь 7 тысяч моденцев. Удивительно, но победу одержали последние. Пресловутое ведро никто возвращать не стал, ведь болонцы войну проиграли. Оно до сих пор хранится в музее Модены.
   И не только во время военных баталий погибают люди. Гибнут по вине тех, которым горе или даже смерть человека - ничто иное как проявление равнодушия или даже радость. По приблизительным данным ООН только в 2012 году почти 500 000 человек было убито преднамеренно, без всяких на это причин. Они были застрелены, задушены, утоплены, заколоты, обезглавлены, раздавлены или сожжены. Человеческая фантазия не знает границ при способах убийств и получения удовольствий при умышленном лишении жизни собрата. Навязываемые партиями и имущими жизненные стандарты, в которых нет места первостепенному и главному, на чем держится цивилизованный мир - человеку, личности, все больше и больше разрушает нравственные устои общества. Человек, как носитель социальных ценностей, все больше и больше утрачивает свои позиции.
  
  И это происходит очень быстро, почти в унисон научно-техническому прогрессу, его творению. Недооценка позитивных качеств разумного существа обществом и ему подобными приводит к тому, что многие из интеллектуалов девальвируются, становятся социальным товаром, продаются.
  Подвергается коррозии и психология человека, его душа. В отличие от животного, он ради куска хлеба, не говоря уже о достойном существовании, вынужден приспосабливаться, пресмыкаться перед подобными себе. Или перед искусственно созданными общественными конструкциями, как, например, партии и т. п.
  
   Утрачивает свои позиции и человеческий фактор, первопричина и катализатор социального и экономического развития общества. Его члены стремительно деградируют. Деньги, нажива правили и правят миром. Физиологическое существование человека, независимо от его социального положения и размеров кошелька - есть ничто иное как гибрид страха и наглости, ненависти и любви, алчности и эгоизма. Он превратился в обывателя и мещанина. Его кредо - мои личные интересы превыше всего. Он занят карьерой и развлечениями, пусть даже и очень скромными. Остальное его не волнует. Обывательщина все больше и больше удаляет общество от истинных целей его предназначения.
  Себялюбие, предпочтение своих, личных интересов интересам других, пренебрежение к интересам общества и окружающим приводит к исчезновению нравственных норм поведения. Падение морали принимает катастрофические размеры. Коэффициент порядочности у людей от поколения к поколению падает.
  Происходящий процесс обоюдный. Моральный закон, как таковой, для государства и людей не существует! Безнравственность, как и двойная мораль, все больше и больше проникает во все сферы человеческого организма. Духовное 'лакейство' - неотъемлемое кре- до не только большинства обывателей, но и политиков, церкви и т. п. Итог происходящего весьма парадоксальный. Человек - есть основа предпосылок для политических и природных катастроф, катаклизмов и всевозможных конфликтов. Любое общественно опасное действие, исходящее от человека, не говоря уже о мелких правонарушениях, в большей мере спровоцировано самим обществом, его
  социально - экономическим устройством.
   Это говорит о том, что негативы человеку не даны от природы или от его рождения. Они обусловлены исторически. Ненависть, зависть, равнодушие и т. п. в большей степени социальные атрибуты, порожденные несовершенством политической системы, структур управления человеческим обществом.
   Не исключением этому и современный век, агрессивный век. Существующие формы организации людей по своей сути были и остаются антинародными, они построены на негативах человека. Они диктуют и определяют модель поведения человека.
  Модель богатых - общество потребления, которое все больше и больше выхолащивает истинный смысл 'вечного инстинкта' - человек не может жить без повседневного потребления, будь то продукты питания или духовные ценности. Подобные компоненты необходимы ему для поддержания и восстановления его физической энергии и также для совершенствования его как личности. Не больше и не меньше.
   Было бы наивно утверждать о необходимости определения и введения специального пайка или рациона для человека. Мало того. Потребление или даже сверхпотребление тех или иных продуктов питания, как и удовольствий, горстки людей через десятилетия становится нормой или достоянием для всех членов общества, в худшем случае, его меньшинства. Благополучие людей, как и его содержание и его параметры, носили и носят конкретно исторический, преходящий характер. Насущные потребности всегда относительные.
   Вся история человечества - есть эпоха перехода от примитивных орудий труда и пещерной пищи к наиболее современной техники и возможности выбора многообразных деликатесов. Уровень материальных и духовных ценностей современников значительно выше, чем их предшественников. И это вполне закономерное явление.
  Сегодняшний уровень благосостояния - итог деятельности прошлых поколений, предков. Это есть также низшая и одновременно очередная ступень для 'оправления' потребностей и возможностей для потомков. Поступательное развитие, как и потребление было и остается законом развития человеческой цивилизации. И этот процесс продолжается до бесконечности.
   Для понимания существа этой проблемы важно другое, и оно самое важное. Речь идет ни столько о возможностях или объемах потребления, а сколько о праве на потребление. Распределение национального продукта и пользование культурными ценностями должно принадлежать народу, основному производителю, а не кучке нуворишей, партиям. Принцип: кто не работает - тот не ест - своеобразная красная нить, проходившая через историю предков, актуален и в настоящее время.
   Несколько слов о регулировании и пределах потребления. Это прерогатива, по мнению автора, в большей степени общества, а не индивидуума. Человек, как социум и как производитель не рождается 'готовым'. Его 'очеловечивание' происходит только через общество, через систему существующих экономических и социальных отношений. Человек и человек - друзья, они в равной степени имеют право на жизнь и в равной степени на пользование тем, что произведено их руками.
  Вместе с тем, не может существовать жесткой уравниловки в распределении продуктов или других произведенных товаров. Или даже в уровне материального благосостояния. Между людьми, особенно один по отношению к другому в профессиональной сфере, также может иметься различие и неравенство. Вместе с тем, члены сообщества равны друг с другом, как личность, как индивид в реализации своих прав и возможностей.
  Здесь уместно говорить о неком состоянии оптимального соответствия, гармонического единства материальных целей и духовных идеалов, что создает атмосферу творческого подъема во всех областях. Эта задача очень трудная. Несмотря на сложность, она выполнима.
   И еще об одном, что является определяющим для общества. Настало время в корне изменить ценностные ориентации человека, приоритеты людей. Благосостояние человека - не беспредельно. Уместно говорить о общечеловеческой, мировой планке (пороге) потребления, его регулировании. О рычагах сдерживания сверхпотребления, сверхроскоши, вседозволенности. Это в равной степени касается всех членов общества.
  Сущность человеческой жизни - не в поиске материального успеха, а в поиске очередных форм и способов по совершенствованию индивидуума, как социального существа. В основе этого должно лежать преобладание (первенство) духовных, нравственных и интеллектуальных интересов и запросов над материальными.
   Человек, как социальное существо - первично, его потребление и всевозможные удовольствия - вторично. В этом и состоит основной закон человеческой цивилизации, только этим может определяться социальный и духовный, да и научно-технический прогресс живущих на земле.
  Сочетание и видоизменение традиционных (материальных и духовных) возможностей общества, с одной стороны и личных потребностей человека, в первую очередь, его способностей к самовыражению и самоутверждению - с другой, позволит найти оптимальную структуру ценностных ориентаций для всех и каждого.
   Путь человека к социальному существу был и останется очень долгим и сложным. Переход от биологической к культурной эволюции - первооснова, что отличает людей от других на земле живых организмов. Социальная работа и кооперация - сотрудничество различных по духу и образованию индивидуумов - есть основной признак человеческой культуры. Подобное сотрудничество - бескрайнее поле деятельности для индивидуума, для раскрытия его способностей. Сочетание личных и общественных интересов двигает общество к новым вершинам человеческого самоутверждения, расширяет горизонты познания Вселенной.
  
   б) природа и человек. Начало третьего тысячелетия - яркое свидетельство очередных катаклизмов между природой и человеком. Наиболее актуальными становятся экологические проблемы, которые обострились и приняли общемировой (вселенский) характер. В первую очередь - загрязнение и разрушение окружающей среды и нехватка ресурсов. Они стали осознаваться как угроза самой жизни и возможности развития последующих поколений. Происходящее - ожидаемое и закономерное явление.
  Причиной этому - глобализация, специфическая доктрина США и Запада, в орбиту которой втягиваются все новые и новые страны. Ее преступность проявляется прежде всего в том, что бешеные темпы производства, однобокость научно-технического прогресса, результаты которых пожинает небольшая кучка нуворишей, бандитов, отрицательно воздействуют на природу.
   Политика глобализации все больше и больше заглатывает в свою пасть и 'вторую природу' - совокупность естественных условий существования человеческого общества, результаты его физической и умственной деятельности. По этой причине нарушается естественный и биологический процесс развития человека и природы, их разумного сожительства. Вселенная в предверии кризиса...
  Утверждение экономистов и политиков о том, что в самой природе людей заложено острое противоречие: с одной стороны, их потребительская жажда стимулирует производство, с другой - делает человека эгоистичным, зацикленным на достижении материальных благ, равнодушным к проблемам другим, по своей сути ничто иное как схоластика. Подобные трактаты - ничто иное как выражение корпоративных интересов глобального капитала, имущих.
   Также глупо утверждать, что человек способен изменить природу. История человечества со всей очевидностью доказывает обратное. Любая попытка людей нарушить законы ее развития, не говоря уже о 'мелочах', таких как переброска рек, создание искусственных водоемов и т. п., в конечном итоге приводила к природным катастрофам, что напрямую или опосредованно сказывалось и на человеке. Любое
  'творчество' человека, направленное против природы, в конечном счете ударит бумерангом против него же и его собратьев. Итог расплаты будет печальным - самоуничтожение человека неизбежно. В природе все устроено так, что в долгосрочной перспективе она всегда выходит победителем.
   Человек бессилен против природы, бессилен даже против ее капризов. Свидетельством этому сегодняшний день. Подводное землетрясение в Индийском океане, произошедшее 26 декабря 2004 года, вызвало цунами, ставшее самым смертоносным в современной истории. Магнитуда землетрясения составила, по разным оценкам, от 9,1 до 9,3. Это землетрясение входит в тройку самых сильных землетря- сений за всю историю наблюдения. Погибло, по разным оценкам,от 225 тысяч до 300 тысяч человек. Без крова осталось более трех миллионов человек.
   Небезынтересно отметить, что меньше всех пострадали животные, которые в отличие людей, имевших современную технику и аппаратуру, заблаговременно покинули опасную сейсмическую зону. Несколько слов о начавшимся коронавирусе (2019). Он поставил мировую экономику на грань кризиса, и он может оказаться самым серьезным за столетие. Однако это не главное. Печально то, что 'чума' уносит многие человеческие жизни. Умирают не только нищие, но и богатые. Одновременно нельзя отрицать, что этот вирус, скорее всего, дело рук человеческих. Это еще раз доказывает никчемность модели современного общества.
  
   И в заключение этого тезиса. Капиталистическая система хозяйствования не заинтересована тушить природные катаклизмы ради спасения жизни людей. Итог любого земного дисбаланса - обнищание миллионов людей и появление новых миллионеров. Научно-технический прогресс определяют и направляют имущие, их деньги, в том числе и в медицине. Человечество уже давно бы избавилось от страшных болезней. Но, увы... Это не выгодно одним, зато выгодно другим.
   Живущие ныне люди и их потомки должны запомнить следующее: природа - первична, она первооснова всего живого и неживого на этой земле. Человек - есть вторичное, определяемое и зависимое от природы, ее законов. Он в большей мере дармоед, сосун, причем очень жадный и ненасытный. Человек, как исключение, арендует часть земли и только всего. Люди заигрались на мифах и грезах о 'сверх- человеке', надо как можно быстрее опуститься на землю. Наступила пора призадуматься, на столько ли могуче и умно это существо?!
  И еще об одной прописной истине. Природа все и вся определила и воздала всем обитателям земли поровну, притом это сделала она очень разумно и без ошибок. Не обидела она и людей. Она подарила им не только биологические компоненты для их питания и здоровья, но и неиссякаемые источники жизнеобеспечения - воздух, солнце, воду, ветер, приливы и т. п.
  Мало того. Она дала всем без исключения живущим специфические орудия и формы защиты от внешней опасности. Природа не только символ жизни, но и символ справедливости
  Она дала человеку и особые 'лекарства' от болезней и других напастей. Излечение надо искать в кладовых природы. Институты природы и изучение особенностей существования земных 'собратьев' помогут человеку избежать проблем со здоровьем. В этом плане очень важно использовать предупредительную систему по оздоровлению населения. Расцвет фармакологии и рост ложных препаратов, что приносит баснословные прибыли нуворишам, ложный путь.
   Природа также приспособила человека к существованию, как в отдельности, так и совместно со всем живым. Человек обязан рассматривать животных не как субъект, который можно с удовольствием скушать или убить, а как партнера, часть природы, с которым ему необходимо сожительствовать. Последние, имея от природы лишь навыки приспособления к ней, не так уже плохо ими оперируют.
  И еще. Природа сделала для человека особое исключение, наградив его умом, сознанием. Благодаря этому он лично сам может 'оправлять' свои возможности и потребности. Все, что человек добился или придумал, или даже изобрел - это ничто по сравнению с тем, что дала или чем осчастливила его природа. Человек - верши- тель, господь только в обществе, среди себе подобных, но не в мире природы. Перечить природе - прародительнице - бессмысленно. Не говоря уже о том, что-либо в этом совершенном мире пытаться изменить. Он должен и обязан к ней приспосабливаться.
  
   Настойчивые попытки человека изучить природу и заставить ее служить ему, тщетны и могут привести к трагическим последствиям. Человек не может до конца познать Вселенную, как и причины своего появления на этой планете.
  Парадокс состоит в том, что чем больше человек познает мир, тем больше он оказывается в неведомом для него пространстве. Он может рассчитывать лишь на познание его законов, особенностей развития и функционирования. Не исключение и природа, ее богатства. В то же время динамично развивающаяся личность не может существовать в узких рамках уже изученного. Постижение закономерностей объективного мира, происходящее в гармонии с законами природы, неминуемо приведет к новым открытиям. Познавательный процесс бесконечный, как и сама жизнь. Изучение законов и специфических особенностей природы позволяет человеку предупреждать себя об опасности тех или иных ее капризов.
  Единению теории и практики человеческого достоинства и партнерства с природой принадлежит будущее. Природа вечна, как и человек, но в разных поколениях. Природа и человек - единое целое, притом взаимообусловленное, взаимосвязанное. Только в этом случае возможно цивилизованное сожительство природы и человека, только в этом случае современники и потомки могут жить в безопасности и в изобилии.
  
   В итоге человеку, как представителю высшей ступени живых организмов на Земле, субъекту общественно-исторической деятельности и культуры предстоит сделать самое малое - разумно использовать плоды природы и жить по-человечески.
  Это самое малое, которое на протяжении веков было и остается фактом первостепенного значения, человек, как индивидуум, и общество, как исторически конкретный тип социальной системы, до сих пор не сделали. Налицо вселенский парадокс. Живое существо, обладающее даром мышления и речи, способностью создавать орудия и пользоваться ими в процессе общественного труда, которое называется человеком, личностью не может жить по-человечески, то есть друг с другом!?
  Мало того. Люди, как социальные паразиты, все больше и больше вредят природе. Они спровоцировали не только чудовищные гуманитарные, но и экологические кризисы. Происходящие катастрофы свидетельствуют о том, что природа уже не в состоянии тормозить алчность и амбиции людей. Безумие 'двуногих' не знает границ.
  Пример этому - загрязнение окружающей среды, что ведет к изменению климата на планете, оно, как правило, сопровождается изменением погодных условий. Жестокое обращение с природой все больше и больше приводит к разрушениям и человеческим жертвам. По данным ООН с 1995 года по 2015 год вследствие изменения климата (наводнения, сильная жара, ураганы, землетрясения и другие природные катастрофы) умерло 600000 человек. Более 4 млрд чел.были ранены, остались без крова или нуждались в помощи.
   Важнейшим источником загрязнения окружающей среды и ухудшения здоровья людей являются и последствия промышленного производства. По причине загрязнения воздуха в мире ежегодно умирает преждевременно около 3,3 млн человек. Большинство жертв, согласно исследованиям - выходцы из Азии. В Китае по этой причине ежедневно умирают более 4000 человек.
  Вредит здоровью и возросшее число автомобилей и других источников передвижения, что привело к резкому увеличению концентрации в воздухе сверхмелкой пыли. Она не задерживается в верхних дыхательных путях, а проникает напрямую в легкие и кровь. В Германии умирает больше людей от выхлопных газов автомобилей, чем при дорожных происшествиях.
  
   Неудержимый рост производства все больше и больше вызывает глобальное потепление на Земле, в первую очередь, это связано с ускоренным таянием ледников. Человечество стоит перед угрозой Всемирного потопа. В ближайшие 70-80 лет под воду могут уйти десятки огромных прибрежных мегаполисов и целые государства.
  Эксперты считают, что повышение среднегодовой температуры на Земле более чем на два градуса станет концом стабильного климатического периода последних 10 000 лет, обеспечившего развитие сельского хозяйства и человеческой цивилизации вообще. Экстремальные температуры воздуха в тех или иных регионах планеты становятся нормальным явлением. Не исключение этому и Европа. Сильнейшая жара лета 2003 года унесла более 70000 жизней континента, в Германии умерло 9400 человек.
  В связи с глобальным потеплением остро стоит вопрос и потребления воды. Воде, как специфическому веществу, принадлежит важнейшая роль в геологической истории планеты. Без воды невозможно существование живых организмов, в том числе и человека (около 65 процентов человеческого тела составляет вода). Вода также обязательный компонент практически всех технологических процессов как промышленного, так и сельскохозяйственного производства. Развитие человеческого общества, особенно в последнее время, свидетельствует, что вода, как естественный продукт природы, все больше и больше принимает роль товара, который может приносить не только бешеные прибыли, но и стать важным субъектом мировой политики, специфическим исходным материалом для возникновения
  вооруженных конфликтов, вплоть до мировых.
   Сегодня 1 миллиард 200 тысяч человек, то есть одна шестая часть населения Земли, живут в зонах, где не хватает влаги, а еще более полутора миллиардов вынуждены потреблять воду в ограниченных количествах из-за отсутствия соответствующей инфраструктуры. Ситуацию усугубляет то, что бассейны 260 с лишним мировых рек разделены границами, причем часто водопользование никак не лимитируется. За последние полвека ООН насчитала более полутора тысяч конфликтов из-за воды, 27 раз дело доходило до применения оружия. Наиболее горячие точки конфликтов находятся в Африке и Азии.
  
   Прошлое и ныне происходящее на теле земли приводит к однозначному выводу. Сам капитал никогда и ни при каких условиях не поставит себя в моральные рамки. Отношение к природе, использование полезных ископаемых, как и здоровье людей должны быть прерогативой каждого человека, всего народа, а не кучки имущих или партий. Мало того. Общество, как содружество, должно и обязано поставить заслон имущим, которые ради лишнего доллара и личной наживы варварски истребляют фауну и флору, опустошают кладовые земли.
  Быть или не быть планете зеленой зависит, в первую очередь, от самого человека. Здесь важен социально-нравственный, моральный аспект. Без существования специфической эстафеты моральных принципов подобное невозможно сделать. Человек должен оставить после себя главное - человека, а он уже обязан сохранить все остальное, в том числе и окружающую среду. Экология - своеобразный отпечаток ноги человека на земле.
  Время варварского отношения к природе, к ее дарам закончилось. Для землян имеется только два выхода - создание альтернативных видов энергии и разумное использование имеющихся источников. Реализация этого проекта - проблема ни одного или группы государств, это есть общечеловеческая проблема.
  Люди, как можно скорее, должны освободиться от опасных источников энергии, в частности, атомной. Они обязаны извлечь горькие уроки из трагедии, которая произошла на атомных электростанциях в Чернобыле (СССР) и Факушима (Япония). Человек может вполне обойтись без ядерной энергии, используемой для электрификации и теплофикации. Надо только научиться аккумулировать энергию сил природы.
  
   Один из путей сохранения природы и увеличения продуктов питания является изменение среды обитания человека. Надо в корне отказаться от 'индустриализации' земной поверхности, не говоря уже о создании городов-мегаполисов. Имущие заинтересованы в создании подобных гигантов, что позволяет им более мобильно использовать наемных рабочих для своего обогащения. В 2015 году 3,88 млрд человек, больше чем половина населения Земли, жили в городах, к 2030 году - будут жить уже две трети.
  Деурбанизиция, по мнению автора, ни только изменит ландшафты, но и усилит взаимосвязь природы и человека. Появится возможность в большей мере использовать биологические продукты питания - овощи, фрукты, всевозможные злаки - результаты солнечной кухни. Это позволит также в значительной степени подорвать позиции всевозможных концернов, отравляющих воздух и продукты питания. Важнейшим источником улучшения экологии и использования земли является разумное потребление продуктов питания, определение и регулирование системы их потребления. К сожалению, жизнеобеспечение человека и общества в целом, определяет власть.
  Это было и остается ее прерогативой.
  
   Для понимания этой проблемы следует более тщательно изучить социально-политические проблемы голода, 'специального' голода, который искусственно создается имущими. В мире более одного миллиарда людей голодает.
  Несколько примеров для размышления. Окружающей среде наносит вред 'индустриализация' пищи, биологически необходимого компонента для жизнедеятельности человека. Около 30 % парниковых газов в мире связано с производством продуктов питания. Одновременно наша еда - ничто иное, как гибрид всевозможных добавок и консервантов. Итог неутешительный. Количество болезней за последние сто лет выросло от 5 до 30 тысяч наименований, в их 'объятиях' люди разных возрастов.
  Одновременно имущие и ловкие дельцы, прикрываясь различного рода инсинуациями о свободном рынке, нередко выбрасывают на свалку горы продовольственных товаров и всевозможных промышленных отходов. И делают это ради прибыли, личного обогащения. Их выброс имеет глобальные последствия - загрязняется окружающая среда, впустую используются энергетические источники, трудовые ресурсы.
   Причиной отсутствия продуктов питания в большинстве своем является не засуха или иное бедствие, и даже недород. На самом деле миллионы людей голодают из-за хищнического отношения к земле и неправильного распределения и использования продовольствия. Одним словом, этот вопрос политический, а не экономический. С 1950 года производство растительной продукции растет быстрее, чем население, несмотря на демографический рост. В целом за последние 60 лет число жителей Земли увеличилось в 2,8 раза, в то же время как производство зерновых выросло в 4 раза. В тех регионах мира, где в 1950 году потребление зерновых на одного человека со- ставляло условно 100 %, в настоящее время оно уже равняется 145 %. Не следует забывать и такой фактор, а именно - потребление зерновых и другого растительного продовольственного сырья в промышленности и в животноводстве. Эта тенденция все больше и больше нарастает. В настоящее время 50 % выращенных зерновых не попадает на тарелку человека, потребителя, а используется на корм домашнему скоту и в качестве биотоплива для транспортных средств. Мало того. Все больше и больше людей изменяют режим и состав питания. Его основная особенность - высокая доля калорий животного происхождения. Не исключение в этом плане и развивающиеся страны. Для сравнения. Если бы вся произведенная зерновая продукция была предназначена конкретно для людей, то можно было бы накормить
  в настоящее время около 11 миллиардов человек.
   Опасность раздела мира на зоны благосостояния и нищеты заключается в том, что в условиях глобальных трансформаций усиливается связь бедности с другими угрозами и рисками - нелегальной миграцией, терроризмом, ростом транснациональной преступности и другие. Бедность становится комплексной проблемой: экономи- ческой, социальной, культурной, политической, международной с большим дестабилизирующим потенциалом в мировом масштабе. Разрешить ее в условиях господства частнособственнического капитала невозможно. Доказательством этому ряд примеров. По данным ООН, с 1960 г. развитые страны израсходовали на производ- ство оружия более 15 трлн долларов (примерно по 334 млрд долл. ежегодно), что почти в 6 раз превышает объем помощи, оказанной ими развивающимся странам в целях развития. Расходы на вооружения в 180 раз превышают объем средств, которые направляются на борьбу с голодом, стимулирование развития сельского хозяйства и оздоровление экономической ситуации, которая постоянно остается критической в результате ежегодного роста цен на продовольствие.
  
   в) социальная справедливость: возможно ли это?! Человечество отмеривает все новые и новые вехи своего существования. Происходит смена поколений, совершенствуются орудия производства. Научная и промышленная революция преобразила общество. Расширились возможности человека по изучению Вселенной. Значительно повысился его уровень благосостояния, возросла продолжительность его жизни.
   Несмотря на разительные достижения, люди не искоренили до сих пор самое главное - социальное неравенство между собою. За время от восстания Спартака в Римской империи (в I в. до н.э) до эпохи безумного потребления, в принципе мало что в этом плане изменилось. Простой человек был и остается рабом, не только как производительная сила, но и как социальное существо. Он лишен всех прав и средств производства и является полной собственностью владельца, распоряжающегося его трудом и собственностью. Имущий определяет ему оплату труда, сколько иметь детей и даже когда ему умирать.
   Современное общество, как и все предыдущие, антагонистическое, двухполюсное. В нем до сих пор отсутствует гражданское единство или управление. Есть только когорта чиновников и безликие массы наемных рабов, которыми они управляют. Как и раньше, меньшинство утопает в удовольствиях и прихотях - капиталисты, номенклатура, воры, бандиты. Большинство - люди труда, всего этого лишены.
   Мало того. Пропасть между богатыми и нищими стремительно растет. Апогеем материального и социального неравенства стал 2019 год. Состояние 26 самых богатых людей равно состоянию половины человечества. Только за 2019 год, миллиардеры в мире стали богаче на 900 миллиардов евро, тогда как самые бедные люди на планете стали беднее еще на 11 %. Количество миллиардеров за последние десять лет, после финансового кризиса 2008 года удвоилось. Половина супербогачей жила в США.
  Происходящее - есть ничто иное как наивысшая форма маразма человеческих ценностей, результат неприкрытого социального каннибализма. Цивилизованному обществу не нужно большое количество 'успешных' людей, бандитов. Оно нуждается в людях, с которыми хорошо жить. Оно нуждается в людях с моралью и порядочностью, которые сделают наш мир живым и гуманным.
   Появление супербогатых - специфический трюк, результат симбиоза (сожительства) капиталистов, банкиров и политиков. Богатые не только становятся богаче, но и платят меньше налогов, чем в предыдущие десятилетия. Миллиардеров в 'чистом виде' никогда не было и быть не может. Миллиардеры - показатель жесточайшей экплуа- тации, обмана, воровства в этом далеко несправедливом обществе. Одновременно это результат несовершенства системы распределения произведенного продукта, имеющихся богатств, преддверие социальных катаклизмов и конфликтов. Парадокс еще и в том, что природа также бессильна уничтожить земное беззаконие, то есть разорвать порочный круг может только сам человек, производитель.
   Все существующие политические системы угрожают базовой основе - существованию человека. Не исключение - нынешняя, которая 'автоматически' одних делает богатыми, других - нищими. Базовые принципы человека отсутствуют, они уничтожаются. Главное право человека на достойную жизнь иссечено. Происходит это во многом и с молчаливого согласия непосредственных производителей национального продукта. Немало в этом играет и господствующий страх перед социальными проблемами, которые возникают в обществе. Страх присущ не только нищим, но и богатым.
  
   В связи с этим небезынтересно напомнить о кризисах. Кризис в том случае кризис, если он касается двух социально противоположных партий - богатых и нищих. Игра же в одни 'золотые ворота' - есть ничто иное, как шоу-кризис.
  Распределение произведенного продукта, как и национального богатства, что является основным показателем, мерилом социальной справедливости, есть первостепенное право народа, в первую очередь, производителей. Это право у них как раз и отобрали имущие и партии. Союз партий и капиталистов - политическая основа эксплуатации людей, основа социального неравенства.
   Современная жизнь все больше и больше опровергает мифы о социальной справедливости и на европейском континенте, в том числе и в развитых странах.
   Создание Европейского союза (ЕС) во стократ усилило социальную несправедливость, породило очередной виток противоречий между союзниками.
  Разрыв между богатыми и бедными в Европейском союзе за последние 15 лет увеличился более чем на 70 процентов. 10 процентов наиболее бедных граждан союза стали беднее на 7 процентов, в то время как 10 процентов самых богатых европейцев увеличили свое состояние на 66 процентов. И это при том, что Евросоюз всегда ори- ентировался на обеспечение равных возможностей для своих граждан. Во Франции в руках семи миллиардеров сосредоточено больше богатств, чем в руках 30 % самых бедных граждан страны. В 2019 году во Франции насчитывался 41 миллиардер - в четыре раза больше, чем после мирового финансового кризиса 2008 года. С 2018 года количество бедных в стране увеличилось на 400 тысяч человек.
   Социальная справедливость, как основной критерий истинной демократии, все больше и больше отодвигается на второй план, что подрывает духовные основы цивилизации. Усилился кризис человеческих ценностей.
  Нарушается также дисбаланс между людьми, как индивидуумами, что порождает очередной виток социального неравенства. Право на жизнь и ее безопасность, работу и жилье, по мнению автора, должно стать неотъемлемым атрибутом (правом) каждого человека, независимо от его благосостояния, вероисповедания или цвета кожи. Только в этом случае сообщество может называться человеческим, а его члены - людьми.
  
   Перерождение и деформация социально-классовой и экономической структуры общества порождает коррупцию. Чем больше служит прогресс для блага общества, тем больше процветает эгоизм и алчность человека - основа коррупции. По мере увеличения разрыва жизненного уровня между богатыми и нищими она становится определяющим фактором в развитии всех сфер жизни общества. Партии, как иерархические организации, по мнению автора, были и остаются основным источником возникновения и существования коррупции, как оформленного, в некоторой степени и узаконенного процесса 'присвоения' и права на отличие чиновников от других людей, занимавших более низовые ступени управления или вообще не имевших таковых.
   Себялюбие чиновников - особый вид коррупции, наиболее изощренный и опасный. Особое место в системе жульничества занимает коррупция партийных аристократов. Она - главная проблема человеческой цивилизации, любой ветви власти. Злоупотребление властью - ядро коррупции. Подобное происходило всегда и во все времена. Пример из далекого прошлого. Древнеримский историк Светоний писал: 'Сенат давно уже разросся и превратился в безобразную и беспорядочную толпу - в нем было больше тысячи членов, и среди них люди самые недостойные, принятые после смерти Цезаря по знакомству или за взятку'.
   Пример из современной жизни. Ученые проследили ситуацию в обществе от 19 века до наших дней и выяснили: есть закрытые касты, куда не пробиться человеку со стороны. Социальный статус человека в значительной степени зависит от социального статуса его предков, и, что неутешительно, социальная мобильность в обществе значительно ниже, чем это принято считать. Установлено, что из поколения в поколение передаются около 60 % факторов, влияющих на социальный статус человека. Среди них не только унаследованные способности и таланты, но и социальные связи.
   Как это выглядит на практике? В составе бундесвера ФРГ сегодня служат 49 генералов - у всех без исключения отцы имели высокие воинские звания (не ниже полковника), у 44-х высокие звания имели деды. Подобной не слишком открытой для посторонних кастой являются и сотрудники всех 227 дипломатических представительств Германии за рубежом. Едва ли не 90 % обладателей престижных голубых паспортов - представители 'трудовых династий' дипломатов.
   Удивительно, но факт: несмотря на две мировые войны, которые, казалось, бы, до основания перепахали общество, когда землевладельцы потеряли земли, а у промышленников конфисковали заводы, никто из них так и не стал бедняком, никто не утратил социального статуса. Подобная картина наблюдается, например, в консервативной Англии. А вот в Италии еще круче. Несколько лет назад сотрудники Центрального банка Италии сравнили списки самых крупных налогоплательщиков Флоренции за 1427 и 2011 годы. Результаты изумили: пять самых богатых семейств 2011 года были самыми состоятельными и 600 лет назад.
  
   Социальная справедливость - не есть философия или мечта. Это - необходимость для развития общества, основное условие для реализации возможностей и способностей индивидуума. Социальная справедливость - это есть прежде всего право каждого человека получать вознаграждение в любой форме за свой труд, специфический вид собственности. Оно определяется с учетом доли его участия в совокупном общественном производстве. Оплата труда в подавляющем большинстве стран мира не соответствует критериям. Это и 'закономерно'. В условиях антагонистического общества она есть ничто иное как извращенная форма стоимости и цены рабочей силы, что позволяет скрывать присвоение неоплаченного труда, маскирует отношения капиталистической эксплуатации.
   Например, по данным Организации экономического сотрудничества и развития (OECD) в 34 развитых странах мира соотношение заработной платы между богатыми и нищими составляло 9,6:1. В итоге владельцы средств производства обогащаются, произ- водители влачат жалкое существование. Основным отличительным признаком для большинства людей становится наличие денег. Они - доказательство видов, типов людей. Высший - господин, патриций, низший - нищий, плебей.
  
   Материальное положение членов общества, как и их духовное потребление, не должно определяться отношением производителей к существующим режимам или партиям. Простых людей бесят не миллионы долларов, которые имеют имущие, а каким путем они заработаны. Они не будут завидовать, если приобретение необходимого для жизни или даже обогащение происходит не за счет их эксплуатации или сознательного перекоса системы оплаты труда и распределения национального богатства, а за счет честного труда.
   Мало того. Социальная справедливость проявляется не только в распределении национального продукта или оплаты труда за произведенную работу. Она также предполагает участие людей в управлении государством. Человек как личность требует справедливых шансов. Неравенство должно иметь границы, в противном случае, не будет общественной стабильности. Свобода без справедливости - смерть общества.
   Общество, где господствует справедливое наделение властью и участие в этой власти каждого и всех - есть основа подлинного народовластия. Все доселе существующие общества это кредо отрицали.
  К сожалению, справедливость, как категория морально-правового и социально-политического сознания, понятие о должном, связанное с исторически меняющимися представлениями о неотъемлемых правах человека, для стаи хищников не существует. Они игнорируют интересы большинства. Подобное происходило тысячелетия назад, происходит и сейчас.
   Современный мир - есть ничто иное как земная социальная олигархия, сообщество государств, основанных на господстве аристократической верхушки. Неорганизованное большинство производителей следуют и подчиняются тем волчьим законам, которые им навязывает рантье - меньшинство. В результате этого члены одного и того же общества, которое называется человеческим, живут в разных параллельных мирах, в том числе и этнических диаспорах. Вместо единого социального ранжира, максимум дифференцированного по благосостоянию, существует антагонистические классы, имущие и неимущие.
   Существующая система на 'законных' основаниях закрепляет власть имущих, порождает у них все новые и новые аппетиты. Чем более неистовы страсти у имущих, тем более необходимы законы, чтобы их сдерживать.
  Искусственное деление общества или даже внутри одного социального класса или слоя на 'мы' и 'они', порождает в обществе социальную напряженность, растут националистические настроения.
   Немаловажным элементом социальной справедливости является безопасность человека, как необходимое условие его производственной и социальной деятельности. Доселе существующие общества такой возможности не давали, в первую очередь, производителям, простому человеку. Миллионы и миллионы людей по указке имущих
  воевали и погибали на полях сражений ради их обогащения.
   Страх перед возможной социальной революцией, которая, в худшем случае, может привести к ниспровержению диктатуры имущих, вынуждает их искать компромиссы с теми, кем они управляют и эксплуатируют. Диалоги в какой-то степени уменьшают социальную напряженность между богатыми и бедными, но они не могут раз- решить главное - главенство справедливости для всех и каждого. Одновременно нельзя не видеть, что имущим в определенной мере удается погасить принципиальные разногласия с производителями. Капиталистический мир, в первую очередь, Запад выработал специальную теорию общественного договора, которая объясняет необходимость существования государства и подобной ей системы. Успех сожительства между богатыми и бедными во многом определяется их вождями, которые, как правило, в конечном счете предают интересы людей труда.
   Это в очередной раз доказывает, что общественный диалог между богатыми и бедными, не говоря уже о мирном сожительстве, невозможен. Не свергнув власть имущих, производитель не получит своего права на свободу, индивидуальность, самостоятельность, а также на право распределять результаты своего труда.
  Поэтому бессмысленно ждать или требовать от властей социальной справедливости. Все доселе существующие режимы, будь то западного или советского толка, простому люду все что-то обещали, то есть на словах были добродетелями. Благо народа - первично. На деле же - противоположное. Ни одна партия, не говоря уже об олигархах, не поступились своими шкурными интересами.
  Производителям национального продукта не надо ждать социально-экономического 'чуда' или очередного 'черпака' от власти. Как и не надо обменивать свое достоинство и честь на подачки имущих. В конечном итоге, справедливость, как феномен цивилизованного сожительства людей не состоится. И это является аксиомой, другого не существует. Спасение утопающих - дело самих утопающих. Эта прописная истина нашла свое отражение в Интернационале, международном пролетарском гимне: 'Никто не даст нам избавленья, ни бог, ни царь и не герой, добьемся мы освобожденья своею собственной рукой'.
   И еще об очень важном. Современные теории о благосостоянии народа - есть ничто иное как болтовня имущих. Специфический социальный марафет для обмана людей, маскировка истинных причин растущей нищеты и бесправия. Простому человеку твердят, что упорный труд ведет к успеху, однако пропасть между богатыми и бедными растет с пугающей скоростью, а социальные лифты работают все хуже и хуже. Или вообще не работают. Людей манили и манят миражами! Параллельно ведется оголтелая пропаганда о преимуществах частного капитала и неиссякаемых возможностях личного обогащения. Специально создаются мифы о богачах или героях, выходцах из среды простых смертных, достигших сияющих вершин благополучия.
  Оболванивание не знает пределов.
   И еще. В антагонистическом обществе не может быть понятия
  'человеческое достоинство'. Его не было и нет. Имущий подмял под себя ни только человека, как существо, как производителя, но и его прошлое, настоящее и будущее.
  Кое-кто из нищих для улучшения своего экономического положения использует довольно примитивный способ - продолжает усердно служить господствующему режиму. То есть положение и благо человека в конечном счете определяются не его работой, мозгами, а его отношением к власти, к ее эшелонам. Это классический прием существует на протяжении столетий. Раболепие, подличанье пресмыкающихся нередко приносило им неплохие дивиденды. Подобное - самое страшное для общества, оно страшнее войны или природного бедствия.
   Разрешение основного вопроса общества - установление социальной справедливости невозможно без единства сил 'обиженных'. Одна из причин господства кучки имущих - их организованность в борьбе за власть и ее удержание. С этой целью они создали партии, союзы.
   Люди наемного труда в противовес имущим в принципе до сих пор ничего не создали для организации своих усилий и действий, несмотря на богатейший опыт классовой борьбы в прошлом, притом в недалеком прошлом. Солидарность - основа единения, без единства сил невозможно уничтожить антинародное общество. Как и создать истинное цивилизованное общество, без нее оно теряет свою душу. Мало того. Не надо обвинять режимы или диктаторов в нарушении принципов социальной справедливости. Простые люди сами в этом виноваты, они порождение вечной проблемы. Необходимо иссечь из себя страх и раболепие перед имущими. Гражданская пассивность нищих - одна из причин 'долгостоя' власти. Нельзя забывать самое простое: рай богатых создан из ада бедных. Общество, где смерть, горе, слезы, трагедия отдельного человека или группы людей превратились в бизнес или в специфический театр со зрителями, испытывающих жажду крови и наслаждений, должно уйти в историю.
   В истории человечества уже были опробированы некоторые формы насилия по отношению к богатым. Среди них - революция, как наиболее радикальный способ изъятия материальных благ у имущих и перераспределение их среди производителей, то есть кому они принадлежат. Насилие по отношению к кучке богатых неизбежно, это справедливое насилие. В связи с этим нельзя забывать и такой важный момент. История показала, что революции в основе своей - лишь специфический трюк и орудие богатых или ловких для достижения своих корыстных целей. В конечном итоге революционеры - романтики перерождались и становились бандитами. Подобное происходит и сейчас, примером этому 'цветные' революции. Короче. Из прошлого необходимо делать выводы и не делать ошибок в будущем.
  
   Особое место в социальной иерархии занимают деклассированные слои населения (нищие, босяки, бомжи и им подобные). К сожалению, число подобных из года в год растет. Подобная тенденция стала ведущей для большинства стран мира.
  Небезынтересно отметить, что так называемая социальная защита малообеспеченных слоев населения преподносится властью не как трагический результат капитализма, а как его гуманитарный акт, забота о их благе. Нищета, в сетях которой оказываются миллионы и миллионы людей, порождает социально-экономическую напряженность в обществе. Именно в этой среде, притом социально опасной, преломляются волчьи законы капитализма, которые можно выразить в одной очень простой формуле: если бы я не был нищим, ты не был бы богатым. По причине своей пассивности и слабости многие из этих людей исключены из жизни общества. Они - его изгои.
   Для обездоленных уместно напомнить слова немецкого философа Иммануила Канта: 'Не становитесь холопом других людей! Не допускайте безнаказанного попрания ваших прав! Кто среди равных себе превратит себя в червя, хотя Бог создал его человеком, пусть не удивляется, если с ним потом будут обходиться, как с червем, и будут топтать ногами.'.
   В конечном счете нищие (большинство) противостоят другой части деклассированных - имущим (абсолютному меньшинству). Причины этому диаметрально противоположные. Для первых - нищета, для вторых - богатство.
  Одновременно нельзя не учитывать и политическую активность мира отверженных. Они в наиболее удобные для них моменты могут самостоятельно выйти и на социальный протест. В истории было немало явлений, которые перерастали не только в бунты или восстания, но и в социальные революции. С молчаливого согласия отверженных или даже при их участии нередко совершались казни или подлости. В лучшем случае, они использовались и как 'пушечное мясо' в руках бузотеров или политиков.
  И еще одна ремарка, притом спорная. Отверженные, как результат бесчеловечной политики имущих и партий, в принципе являются свободными от обязательств по отношению к обществу. Они не обязаны исполнять или придерживаться законов или других нормативных актов, которые обязательны для его членов. В экстремальных условиях они неиссякаемый источник правонарушений.
  
   В связи с этим определенный интерес представляет следующее умозаключение автора. Парадокс человеческого общества состоит в том, что вся система органов и учреждений, осуществляющих функции государственной власти, включая и судопроизводство, санкционирована политическими партиями. Вся и все - вотчина узкой группы людей. Это дает основание говорить не только об относительности устоев власти и ее законодательных актов, но и об относительности правонарушений. Мера воздействия во многом определяется отношением преступника к существующему режиму, который по своей сути и сам преступный.
  
   Несколько слов об умственных способностях человека, их приоритет - задача первостепенного значения любого общества. Людей надо делить по уровню умственного развития, а не по денежному мешку. Это самое главное и необходимое для цивилизации. Умный человек должен быть востребован обществом. Знания индивидуума, как и всякая интеллектуальная собственность - достояние всех и каждого. Единение умственной и физической энергии людей неизбежно приведут к очередным достижениям в научно-техническом прогрессе, улучшатся моральные и духовные отношения между ними. В корне изменятся ценностные ориентации человека. Справедливое общество - общество, где господствует культ знаний, а не золото - эквивалент пристрастия, рабства и насилия.
   Осуществление принципа социальной справедливости возможно только в обществе, где верховодит общественное самоуправление.
  
  
  
  
  
   ГЛАВА СЕМНАДЦАТАЯ.
   НАУЧНАЯ И ПИСАТЕЛЬСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ АВТОРА
  
  
  
  
   Предисловие к главному. В том, что простой паренек из глухой сибирской де- ревни станет ученым или писателем, он в годы своего детства и отрочества, конечно, не представлял. Хотя о подобных профессиях уже был наслышан. Особенно о писателях. Любая книжка, пусть даже рассказы или сказки, оставляли в моей голове неизгладимое впечатление. Как правило, интересовало меня не только ее содержание, но и биография автора.
   В те годы, и особенно сейчас, я все больше и больше убеждаюсь, что из всех творений, созданных человечеством, первое место занимает книга. Произведение печати (даже и рукописное) в виде переплетенных листов с текстом, несмотря на современные достижения научно-технического прогресса, было и остается главной материальной и духовной ценностью людей. Именно она помогает человеку сформировать его мировоззрение и характер.
   Особенностью моих книг, в первую очередь, романов является то, что они в прямом смысле 'народные'. Они не высосаны из пальца, они отражение, зеркало моей жизни, моих радостей и горечей. И не только. Мои персонажи, как правило, взяты из жизни простых людей, с которыми я общался.
   Скорее всего, моей судьбе было суждено распорядиться так, что мне пришлось в жизни встречаться и с так называемой элитой, с лучшими представителями общества. Вожди, миллиардеры, всевозможные чиновники и артисты особого восторга у меня не вызывали. Для меня они были посредственностями, до планки человека, как личности, они явно не дотягивали. Лишь за архиредчайшими исключением. Мое убеждение, как и утверждение, проверило и доказало его величество Время. Автор сознательно не называет фамилии некоторых политиков, кормчих или знаменитостей. Они не достойны занять какое-либо место в его книге жизнеописания.
   Теперь об ученых. Ежели в естественных науках достигнут значительный прогресс, то в общественно-политической сфере - полнейший застой. Или еще проще - запрет. История, совокупность наук, изучающих прошлое человеческого общества, как правило, 'движется' по указке правителей, нуворишей и бандитов. Я в своих книгах, в частности, 'Мы - человечество: мифы и реальности', и в этой очередной книге 'Вехи моей жизни' пытался и пытаюсь сделать небольшой шажок в переосмыслении науки об обществе. И это вызвано реалиями современной жизни. Суть моей идеи - об- щество устало от партийного диктата, оно созрело для нового этапа человеческой самореализации - общественное самоуправление. Для революционного или эволюционного переворота есть все условия...
   Об исторической ценности научных идей по созданию цивилизованного общества. По мнению автора, они не имеют цены, они бесценные.
  
   Как я писал книги. Скажу однозначно. 'Классических' условий или возможностей для написания научных книг или романов у меня не было. Все и вся думалось и писалось в большинстве своем в стоячем или бодром ходячем положении. Причиной этому была специфика моей работы - сторож. Ночное дежурство, которому я отдал десять лет своей жизни, общеизвестно, дает большие нагрузки, осложнения на человеческий организм. Несмотря на это, я не только работал, но и умудрялся думать о высоких материях и о своих персонажах будущих книг. Во внутреннем кармане моего служебного пиджака всегда была небольшая записная книжечка. В ней я делал записи, пометки. За годы ночного бдения я исписал более двадцати тетрадей маленького формата! Утром приходил домой и сразу же садился за компьютер, делал наброски, иногда их корректировал.
   К сожалению, не обходилось и без 'чрезвычайных происшествий'. От усталости нередко за письменным столом засыпал. Как правило, я очень мало спал, в день в среднем 5-6 часов, а то и меньше. Было и куда похуже. Во время написания книги 'Ночной монарх' нажал не ту кнопку на клавиатуре компьютера и содержание ее, непонятно почему, исчезло. Мои попытки возвратить текст назад оказались безуспеш- ными. Две недели в моей душе господствовало безразличие ко всему тому, что меня окружало. Мои шесть месяцев напряженной работы пошли насмарку, впустую. Однако это меня не так беспокоило. Я очень тяжело переживал за свои потерянные 'умные' мысли и афоризмы, которые были в рукописи книги. Я их шлифовал на протяжении пяти лет! Недаром говорят, время лечит. Подобное произошло и со мною. Я вновь взялся за свой новый старый роман. К сожалению, краткие выразительные изречения, содержащие обобщающие умозаключения, до сих пор восстановить полностью не удалось.
   О поисках книжных издательств. Моя попытка издать свой первый роман в крупнейших издательствах России и сразу же выйти на большой читательский олимп провалилась. Причиной этому была не только моя неизвестность, но и всевозможные бюрократические препоны. После звонка в то или иное учреждение, чиновники меня, как правило, обнадеживали. После получения рукописи ее чтение по непонятным причинам затягивалось. Однако я духом не падал. Те, от которых зависила судьба моей книги, очень положительно отзывались о моем 'первенце'. Затем шла откровенная тягучка. Одни просили меня перезвонить через месяц, другие через полгода. В конце концов я не выдержал, отступил. Опустился на очередную, более низкую ступень издательств. И здесь не обошлось без проблем. После подписания договора и определенной предоплаты издательские работники, как правило, забывали о качестве выпуска бумажной продукции. Забывали и о сроках издания, они их просто-напросто не выдерживали. Наплевательское отношение чиновников довольно часто подрывало нервную систему молодого писателя. И не только. Вложенные деньги автору сторицей не окупались.
   Несколько слов о редактировании моих романов. И в этом плане я сделал попытку, которая закончилась очередной неудачей. Проверить и исправить текст романа при подготовке к печати ко мне напросилось много желающих. Денежные запросы за работу у них разнились. От умеренных до космических. Одно у грамотеев было общее - сначала на бочку деньги, потом уже редакция. Пришлось повиноваться, уступил. Уступил и проиграл. Учительница русского языка с многолетним стажем со слезами на глазах заверяла меня в том, что через ее голову и руки прошли десятки литературных трудов писателей. Мне ничего не оставалось делать, как поверить.
  'Буквоправство' моей книги длилось около года. В итоге я остался у разбитого корыта. 'Гений' внезапно заболел, а потом вообще не выходил со мною на связь. Ехать из Германии в Россию или на Украину и что-либо доказывать или искать, я не стал. Было слишком накладно. С тех пор все мои книги печатаются только в авторской редакции. И здесь не обходилось без проблем. Кое-кто из работников издательств по причине своей недобросовестности или просто из-за зависти умудрялся 'химичить'.
   О попытках экранизировать мои романы. Сначала, конечно, постучался в российские киностудии. Звонил, отправлял книги и ждал ответа. К сожалению, проходили дни, недели, месяцы. Ответов не было. После недолгого раздумья я успокоился. Мои книги не могли сравниваться по масштабам пошлятины или разнообразия секса, которые 'испускали' из себя киностудии или знаменитые писатели Российской Федерации.
   Обратился в немецкие учреждения. Предложил экранизировать мой роман 'Eidbrecher' ('Клятвоотступник'), который был переведен на немецкий язык. К моему удивлению, все три киностудии, куда я обратился, проявили к моей работе интерес.
   Мало того. Один из режиссеров прочитал мою книгу и дал о ней неплохой отзыв. Я от радости был на седьмом небе. Но, увы, в мою жизнь вмешалась политика. Антироссийская кампания в ведущей стране Европы с каждым днем набирала обороты. Русофобия не затухает и до сих пор. Книги, как и их автор, стали заложником ухудшения российско-германских отношений. Ситуация печальная. Я вновь опустился на грешную землю. Создать фильм о жизненной драме молодого солдата ГСВГ, переступившего черту закона ради одного - найти свое счастье на чужбине, скорее всего, останется для меня только мечтой. Хотя в жизни все бывает... К сведению. Роман 'Eidbrecher' был презентирован на Международной книжной выставке в г. Лейпциге (ФРГ), 12-15 марта 2015 года.
  
  а) краткое содержание научных работ и романов:
  
   Яшин В. В. Территориальное общественное самоуправление: опыт, поиски, проблемы. - Омская областная организация общества 'Зна- ние' России. - Омск. - 1998. - 25 с.
  
   Автор анализирует причины возрастания роли и значения территориального общественного самоуправления в современных условиях. Представлена также структура и функции органов городского и сельского самоуправления. Специфика и особенности взаимоотношений между выборными и административными органами. Дается ряд рекомендаций по улучшению работы представительных институтов общественности.
  
   Яшин В. В. История российских немцев: хроника событий (ХVI - ХХ вв.). - Омская областная организация общества 'Знание' России. - Омск. - 1999. - 50 с. (Я 96).
  
   Автор делает попытку в хронологическом порядке проанализировать и проследить ос- новные этапы жизни советских (российских) немцев. Исследование опирается на широкую источниковедческую базу: работы ведущих историков, а также материалы научно-практических конференций, посвященных этой проблеме. Весомое место в работе занимают архивные источники и материалы периодической печати. Приводится около 500 фактов из жизни российских немцев.
  
   Яшин В. В., Машкарин М. И. С днем рождения, родной край: к истокам основания поселений Омского Прииртышья. - Омск. - 1999. - 231 с. (ISBN 5-8239-0007-4).
  
   Книга посвящена 175-летию образования Омской области и содержит данные о датировке образования поселений важнейшего региона Сибири, с указанием одного или нескольких исторических источников. В ходе изучения многих тысяч различных документов авторы выявили даты образования, в том числе и альтернативные, около 1,3 тысяч населенных пунктов. Более 200 поселений, к сожалению, пока еще остаются без своего хотя бы одного 'дня рождения'.
  
   Машкарин М. И., Яшин В. В. Омское Прииртышье в истории одного дня: хроника со- бытий (ХVI-ХХ вв.). - Омск. - 1999. - 351 с. (ISBN 5-8239-0022-8).
  
   Книга содержит краткое изложение более четырех тысяч событий, происшедших в одном из важнейших регионов Сибири. Приводятся многочисленные факты из жизни омичей - губернаторов, мэров, других политических и общественных деятелей, Героев Советского Союза и Героев Социалистического Труда, полных кавалеров ордена Славы и Трудовой Славы, почетных граждан г. Омска и Омской области, о войнах, революциях и прочих событиях.
  
   Владимир Великий. Записки любовного эмигранта. - Днiпропетровськ: 'Полiграфiст. - 2002. - 327 с. (ISBN 966-684-075-8).
  
   Роман - своеобразная исповедь-монолог автора о сложной, но поистине прекрасной жизни простого паренька из глухой сибирской деревни. Судьба не раз проверяет юношу на прочность. Тяжело переживает он и трагическую гибель девушки, которая была его первой любовью. После этого практически на каждом шагу сибиряка преследуют неудачи и разочарования. Любовь приходит к нему уже довольно в зрелом возрасте. Он сразу влюбляется в двух женщин, и те мужчине отвечают взаимностью...
  
   Владимир Великий. Сатана: Роман. - Омск: ООО Издательско-полиграфический центр
  'Сфера', 2006. - 468 с. (ISBN 5-9658-0016-9).
  
   Книга посвящена извечной теме - любви. Героиня романа Ева Крот - российская немка. Она пытается найти свое счастье в сложном человеческом мире. У нее есть для этого два козыря - красота и молодость. Но, увы... Ее преследуют неудачи. В результате своей наивности и неопытности, несовершеннолетняя становится матерью. Она отдала своего младенца-девочку чужим людям. Проходят годы. Красивая блондинка все еще нищая, да и настоящих мужчин у нее нет...
  
   Владимир Великий. Клятвоотступник: Роман. - Днiпропетровськ: Пороги, 2008. - 337 с. (ISBN 978-966-525-917-6).
  
   Александру Кузнецову, шалопаю и повесе повезло, его направили служить в самый центр Европы. Молодой солдат шокирован не только беспределом в Советской Армии, но и 'сытой' жизнью в ГДР. Он решил остаться в этой стране и покидает воинскую часть. Однако вскоре дезертир оказался в полосе проблем и трудностей... В конце концов ему улыбнулось счастье. Совершенно случайно и при необычных обстоятельствах он встречается с немкой. Молодые люди влюбляются друг в друга...
  
   Владимир Великий. Исповедь изгоя: Роман. - Днiпропетровськ: Пороги, 2008. - 248 с. (ISBN 978-966-525-955-8).
  
   Молодой ученый Егор Чурсин пытается не только по-иному смотреть на окружающий мир, но и на существующие человеческие догмы. Он влюбляется в свою студентку. На пути отступников тут же появились серьезные проблемы. В конце концов чувство сердечного влечения для обеих закончилось трагически. Не выдержав партийного дик- тата, девушка покончила жизнь самоубийством. Не у дел оказался и главный герой романа. Его исключили из партии, выгнали из института...
  
  Владимир Великий. Немцы Омского Прииртышья. - Днiпропетровськ: Пороги, 2008. - 277 с. (ISBN 978-525-915-2).
  
  Автор делает попытку в доступной форме восполнить историю немцев одного из самых мощных регионов Сибири. Дается краткая характеристика их прошлого и настоящего, а также анализируется их жизнь на исторической родине предков. В работе приводится хроника событий из жизни российских немцев на протяжении почти десятивекового периода. Книга написана очень просто. Она рассчитана на широкий круг читателей.
  
   Владимир Великий. Ночной монарх. - Днепропетровск: ИМА-пресс. - 2010. - 352 с. (ISBN 978-966-331-335-1).
  
   Герой романа Федор Чубчиков в силу жизненных обстоятельств оказался на самом дне общества. По сути дела он маленький человек, подобных ему миллионы. Однако мечта стать богатым и счастливым никогда не покидала молодого неудачника. Он делает все возможное и невозможное для ее осуществления. На пути к желанной цели у него было почти все: любовь и секс, радости и разочарования, друзья и враги. В итоге герою удалось выйти в люди с голубой кровью...
  
   Владимир Великий. Человек без маски. (Дневник советского шизофреника). - Днепропетровск: ИМА-пресс. - 2011. - 394 с. (ISBN 978-966-331-443-3).
  
   Жизненный путь главного героя книги Андрея Рокотова - явление очень исключительное. Молодой офицер из-за своих неординарных мыслей оказался в 13 отделении окружного военного госпиталя. 38 дней и ночей были для 'психа' настоящим кошмаром. Он оказался наедине с той системой, которая заставляла всех и каждого жить по единому ранжиру, трафарету. Несмотря на это, он не отступил от своих убеждений. К сожалению, и гражданская жизнь пошла у него наперекосяк...
  
   Владимир Великий. Немцы Омского Прииртышья: Издательство ANTHEA VERLAG (Бер- лин), 2013. - 488 с. (ISBN 978-3-943583-14-4).
  
   Книга посвящена 250-летию выхода Манифеста Екатерины II 'О дозволении всем иностранцам, в Россию въезжающим, поселяться в которых губерниях они пожелают и о дарованных им правах'. Автор впервые в отечественной практике сделал попытку комплексного изучения процесса интеграции омских немцев на исторической родине их предков. Приводятся десятки фактов из их жизни. Одновременно анализируются и проблемы адаптации в немецкое общество. Издание второе, доп., измен.
  
   Владимир Великий. Между адом и раем. - Univers-Verlag (Берлин). - 2014. - 196 с. (ISBN 978-3-944934-13-6).
  
   Свой труд автор посвятил одноклассникам, выпускникам Черемновской средней школы Называевского района Омской области. Герои романа - молодые люди, вчерашние выпускники. Они мечтают о настоящей и вечной любви, они полны энергии и задора. Каждый из них выбрал свой путь к вершинам человеческого удовлетворения. Дарья Аксенова, одна из них, создает семью с мужчиной, которого она не любит. Вместе с тем, только через него она намеревается построить свой земной рай...
  
  
   Wladimir Welikij. Eidbrecher: Persimplex Verlag (Deutschland). - 2015. - 353 с. (ISBN 978-3-86440-192-2). Автор издал свой роман 'Клятвоотступник' на немецком языке.
  
   Несколько слов о предыстории издания романа. Все немецкие издательства, а таковых было 33, куда была послана рукопись книги, очень положительно отнеслись к появлению на писательском небосводе Германии русского автора. Это объясняется не только его талантом, но и определенным интересом немцев к группе советских войск, находившихся на территории бывшей ГДР. Книга получила положительную оценку среди читателей Германии.
  
   Владимир Великий. Мы - Человечество: мифы и реальности. Научно-популярное издание. - Днепр: Лира. - 2016. - 212 с. (ISBN 978-966-383-734-5).
  
   Почему до сих пор в человеческом обществе господствует несправедливость, имеются богатые и нищие? Почему для большинства людей главным стало потребление, эгоизм, алчность? Почему ведутся войны и кто виноват в этом? Автор в своем научном трактате пытается ответить на злободневные вопросы современности и предлагает людям принципиально новую модель совместного проживания.
  
   Владимир Великий. Бабье лето: роман. - Днепр: Лира. - 2018. - 248 с. (ISBN 978-966-981-058-8).
  
   Героиня книги Олеся Астахова жила в довольно трудное для нее время. Огромная страна под названием СССР в одночасье развалилась. Ушли в небытие духовные ценности, идеалы, с которыми жили ее предки. Молодая девушка, несмотря на имеющиеся трудности, делала все возможное в поисках счастливой жизни. Симпатичная
  блондинка ищет своего избранника в Германии. Она исполняла наказ своего деда Владимира...
  
   б) от Москвы до самых до окраин... (о 'географии' книг автора)
  
  Несмотря на сложности написания и издания своих научных трудов и романов, он делал все возможное для того, чтобы его идеи и персонажи литературных произведений дошли до широкого круга читателей. Он подарил им более 1000 книг.
  
   Книги доктора истории В. Яшина/Великого имеются практически во всех важнейших научных центрах Российской Федерации. Они имеются в г. Москве, в частности, в Российской государственной библиотеке (раньше библиотека имени В. И. Ленина), в государственной публичной исторической библиотеке России. В Санкт-Петербурге - в библиотеке Российской академии наук, в Российской национальной библиотеке.
  Они также имеются в научных библиотеках университетов: в Московском государственном университете имени М. В. Ломоносова, в Новосибирском государственном университете, в Томском государственном университете, в Дальневосточном государственном университете.
   Романы писателя имеются во многих публичных библиотеках Российской Федерации: в Москве, Санкт-Петербурге, Екатеринбурге, Новосибирске, Калининграде, Владивостоке, Белгороде, Красноярске, Томске, Барнауле, Тюмени, Петрозаводске, Казани, Улан-Удэ, Якутске, Чите и других городах.
   Они имеются также в странах ближнего зарубежья (в библиотеках и у частных лиц) - на Украине, в Беларуси, Казахстане, в странах Балтии. Растет число поклонников писателя и в странах дальнего зарубежья: во Франции, Испании. Не исключением этому - Куба. Его книги имеются в Национальной библиотеке имени Хосе Марти (Гавана) - дар автора лидеру кубинской революции Фиделю Кастро Рус и народу
  острова Свободы.
   Его книги пользуются особой популярностью среди русскоговорящих граждан Германии, так как они во многом связаны с их жизнью. Романы Владимира Великого имеются в публичных библиотеках Дрездена, Галле, Магдебурга, Лейпцига, Шверина, Гамбурга, Ганновера, Берлина, Майнца, Потстадама, Дюссельдорфа, Мюнхена, Нюрнберга, Висбадена, Штутгарта.
   Нельзя не отметить и такой момент, как стремление автора привлечь внимание элиты общества к тем проблемам, которые излагаются в его научных работах, а также к пресонажам своих романов. Его книги имеются у ряда руководителей партий и других общественных организаций России, Беларуси, ФРГ.
   Особое место в творчестве Владимира Яшина занимает Омское Прииртышье, его историческая Родина. Своим землякам автор подарил более 500 книг.
  Его научные труды (в частности, книги 'Мы - Человечество: мифы и реальности', 'Немцы Омского Прииртышья') имеются в Омской государственной областной научной библиотеке имени А. С. Пушкина, в Омском государственном университете, в Омском государственном техническом университете, в Омском педагогическом университете, в Омском государственном аграрном университете.
   Роман 'Eidbrecher' ('Клятвоотступник', переведенный на немецкий язык), используется как пособие по изучению немецкого языка студентами ряда российских вузов, в частности, в Белгородском государственном университете, в педагогическом и техническом университетах г. Омска.
   Книги ученого и писателя В. Яшина/Великого имеются в публичных библиотеках областного центра и у жителей г. Омска. Они имеются также в 32 районных библиотеках Омской области. Автор очень признателен всем без исключения работникам библиотек и также газет Омского Прииртышья, которые внесли свой вклад в дело популяризации его книг и романов.
   Они также имеются в населенных пунктах Называевского района Омской области, где В. Яшин 'соприкасался' тем или иным образом в разные периоды своей жизни: в деревне Драгунка (место его рождения), в Черемновке (где он заканчивал среднюю школу), а также в Утичье, Спасске, Константиновке.
   Мало того. Альбомы под названием 'Душа моя Сибирью прирастает...' - о жизненном пути автора находятся в Называевском историко-краеведческом музее и в краеведческом музее села Черемновка.
   Особенно автор признателен и благодарен жителям деревни Драгунка, которые проявили интерес к книгам своего земляка.
  
   Небезынтересно отметить, что автор в списке великих людей по имени Владимир находится на 144 месте (2018 год).
   Книги Владимира Великого можно найти и на сайтах издательств:
  'Авторская книга' (Москва) и 'Pesimplex Verlag (Германия). E-Mail автора: wladimir.welikij@gmx.de. Писатель также имеет собственный сайт в интернете: wladimirwelikij.com.
  
   в) в мире мудрых мыслей автора
  
  *** Человечество никогда не будет иметь цивилизованного будущего, если плохое настоящее станет хорошим прошлым;
  *** Нищета значительно меньший недуг для человечества, чем богатство. Из-за первого люди умирают, из-за второго убивают друг друга;
  *** Богатство и нищета в равной степени опасны для общества, так как диаметрально противоположные источники их возникновения;
  *** Общество, в котором социальная справедливость не стала мерилом человеческих отношений, неизбежно придет к краху или самоуничтожению;
  *** Во все времена в человеческом обществе преобладал и преобладает культ желудка перед культом ума. Как только все будет, наоборот, тогда можно говорить об истинных ценностях человека;
  *** Совершенство человеческой цивилизации определяется не уровнем каких-либо достижений в той или иной сфере, а самым простым - отношением людей друг к другу;
  *** Жить без чести и достоинства - есть рабство, ничтожество и преступление;
  *** Преступниками люди не рождаются, таковыми их делает общество;
  *** Человечество в условиях подлинной демократии никогда не жило. Большинство всегда подчинялось меньшинству, следовало его волчьим законам;
  *** Народная инициатива - не только основа демократии, но и центральный инструмент власти;
  *** Революции совершают голодные и нищие, эволюции - сытые и богатые;
  *** Любая доселе социальная революция начиналась борьбой с пороками настоящей власти и одновременно создавала пороки власти будущей;
   *** Парадокс общества состоит в том, что к понятию Человек мы идем целую жизнь, к животному - один только миг;
  *** Без гражданского мужества невозможно из себя выдавить раба;
  *** Великим можно родиться, Человеком же надо стать;
  *** Изучение иностранного языка - ни только возможность познания истории и культуры других народов, но и наиважнейший признак интеллектуального развития человека.
  *** Величие от человеческого ума - есть бессмертие, величество от человеческого 'Я' - трагедия;
  *** Самое главное для современного человека - духовное возрождение;
  *** Алчность и эгоизм - есть наивысшие пороки существа, которое позволяет называть себя человеком;
  *** По миру бродит призрак - призрак человека;
  *** Изменить мир - это означает, в первую очередь, изменить человека, самого себя;
  *** Человек, не определивший свое место в обществе - не есть человек;
  *** Бездумный человек ищет счастье на чужбине, умный делает это на своей родине;
  *** Только глупые люди могут строить правильные хоромы счастья.
  Оно также многообразно, как и сама человеческая жизнь;
  *** Самая лучшая фантазия - это человеческая жизнь;
  *** Люди делятся на две части: на тех, кто обманывает, и на тех, кого обманывают;
  *** Смерть - есть равенство для всех: для тех, кто богат и беден, и для тех, кто умен и глуп;
  *** История человечества - есть мать, которую нельзя обманывать.
  Это не только грешно, но и очень опасно;
  *** Любовь - есть наивысшая степень человеческого эгоизма, который имеют друг к другу мужчина и женщина. В случае его отсутствия, Любовь как таковая, не может вообще возникнуть или молниеносно разрушается;
  *** Женщина ни только прекрасное создание, но и нередко ужасное исчадие, вследствие чего на земле процветает грехопадение, ведутся войны и плачут дети;
  *** Сибирь сегодня - это ни только основа российского могущества и дивный край необъятных просторов. Это также сообщество цивилизованных людей, имеющих достойную культуру и историю, что, несомненно, заслуживает уважения и памяти будущих потомков;
  *** Судьба не баловала меня друзьями, и этим я был очень счастлив. Они, в лучшем случае, мне завидовали, в худшем - предавали. Благодаря же своим недругам, я никогда не расслаблялся и не отступал от своих жизненных принципов;
  *** Все профессии мне не 'подходили', кроме одной. Я всегда был Человеком, притом с большой буквы;
  *** Сей труд я посвящаю моим дорогим родным и близким, которых я всегда любил и гордился ими, что они были и есть на этой земле. Именно благодаря им, во мне никогда не угасала душа человеческая, прирастал мой талант и желание творчески работать. (Из посвящения автора к книге 'Ночной монарх').
  
   г) средства массовой информации (газеты, журналы) об авторе.
  
   *Александр Метц. 'Интеграция: 'Кто на новенького?'. - Импульс/ Impuls. (Информационно-рекламное издание в Штутгарте/Russisch- und deutschsprachiges Infoblatt in Stuttgart). (BRD). - 2001. - ? 6. - с. 2;
   *Зигзаг творчества. Редакционная. - Омская правда. - 2006. - 8 ноября. - с. 3;
   *Александр Гернер. Воспитание историей или к вопросу об изучении родного края. - 'Культура' - журнал немцев Сибири. - 2007. - ? 12. - с. 40;
   *'Deutsche im Omsker Irtysch-Gebiet'. - Redaktion Vad W. - Volk auf dem Weg. Landmannschaft der Deutschen aus Russland e. V. - Stuttgart (BRD). - 2009. - ? 1. - s. 10;
   *Владимир Великий. Историческая родина. - 'Культура' - журнал немцев Сибири. - 2009. - ? 1. - с. 76-91;
   *Владимир Великий: 'Душа моя родной Сибирью прирастает...'. - Ost- West Panorama (Russlanddeutsche Zeitschrift, BRD). - 2009. - ? 3. - s. 53-55;
   *Татьяна Шипилова: 'Сибирская закалка омских немцев'. - Омская правда. - 2009. - 13 марта. - с. 8;
   *Владимир Великий: 'Я сам себе кумир'. - Вечерняя газета (Deutsch- Russischsprachige Zeitung, BRD). - 2009. - April. - с. 16;
   *Моя интеграция - мои книги. - Беседовал Василий Кох. - Европа - Экспресс (Europa-Ekspress - Gr;;te ;berregionale russischsprachige Wochenzeitung Deutschlands). - 2009. - ? 27. - с. 55;
   *Владимир Великий. Исповедь изгоя. - Рекламная информация. - Janzen (Янцен) - журнал, Германия). - 2009. - ? 12. - с. 144;
   *Знаменательные и памятные даты Омского Прииртышья - 2010. - Сентябрь 25. - 60 лет со дня рождения В. В. Яшина (1950), омского краеведа, публициста и писателя. - Омская государственная областная научная библиотека имени А. С. Пушкина. Информационной- библиографический отдел. - Омск. - 2009. - с. 62;
   *Время расцвета талантов. Редакционная. - Земляки (Semljaki). - Zeitungsverlag GmbH, BRD. - 2010. - ? 10. Oktober. - с. 12;
   *Максим Мельников. Из степей Прииртышья. Книжная полка. - Контакт - Шанс (русскоязычная газета, Германия). - 2012. - ? 44. - с. 66;
   *'Бывшие жители Омской области стали частью германского общества'. Беседовала Светлана Зименс. - Европа-Экспресс (Europa- Ekspress), Германия. - 2013. - ? 43. - с. 6;
   *Максим Дубовский. 250 лет Манифесту. - Немцы Омского Прииртышья. - Ihre Zeitung (Ваша газета). - Азовский район Омской области. - 2013. - ? 43. - с. 8;
   *Наталья Гладышева. Презентация книги в Берлине. - Наша Искра, газета. - Называевский район Омской области. - 2013. - 15 ноября. - с. 8;
   *Об истории немцев Омского Прииртышья. Редакционная. - Импульс/ Impuls (Информационно-рекламное издание в Штуттгарте/Russisch- und deutschsprachige Infoblatt in Stuttgart). - BRD. - 2013. - ? 11. - с. 3;
   *В. Яшин. Немцы Омского Прииртышья. - Переселенческий вестник. - Zeitung Aussiedlerbote (BRD). - Juli 2016. - 120. Ausgabe. - s. 6);
   *В. Яшин. Омску - 300 лет. - Переселенческий вестник. - Zeitung Aussiedlerbote (BRD). - Juli 2016. - 120. Ausgabe. - s. 11.
   *Знаменательные и памятные даты Омского Прииртышья - 2020. - Сентябрь 25. - 70 лет со дня рождения В. В. Яшина (25.09.1950), д. Драгунка Называевского района Омской области, историка, краеведа, публициста и писателя. Псевдоним 'Владимир Великий'. - Омская государственная областная научная библиотека имени А. С. Пушкина. Информационно-библиографический отдел. - Омск. - 2020. - с. 280;
  
  
  
  
   ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  
  
  
   Вся история развития человечества со всей очевидностью доказывает,
  что Мир движется к катастрофе. Основной причиной вселенского бедствия является империализм, господство частной собственности на средства производства.
  Для реализации корыстных целей сильные мира сего под эгидой партий создали но- вую пирамидальную, иерархическую систему управления - мировое правительство, специфический союз кланов, нуворишей и бандитов.
   Надвигается очередная мировая бойня за передел земли, природных ресурсов, космического пространства, рынков сбыта. Важнейшим компонентом стала и борьба за верховенство идеологии и перераспределение религиозных сфер влияния.
  Использование ядерного оружия для достижения своих корыстных целей мировыми правителями не исключено. Ради звона злата они идут на все. К сожалению, очередной передел мир проходит с ведома народа или с его молчаливого согласия.
  Выбор у жителей планеты Земля невелик: либо светлый путь духовно - нравственного самосовершенствования, либо - культурная и моральная деградация, что приведет к уничтожению человеческой цивилизации.
  Остановить зловещие планы имущих могут только простые люди, производители материальных и духовных благ. Их единение. Только в этом случае, надвигающаяся драма не так страшна...
   Нынешний век должен стать временем кардинальных изменений в пользу человека - социума, а не специфического феномена по безумному потреблению. Для сохранения и благополучного существования человечество должно перейти в исторически новое цивилизованное пространство, что требует совершенно новых идей и понятий.
  Для этого обществу нужен принципиально новый социальный проект по переустройству существующего мирового порядка, где будет исключено насилие и обман, зависть и ненависть, расовая и социальная дискриминация, то есть все люди могут в конце концов жить по-человечески.
  
   Опираясь на исторической опыт развития социально- экономических систем, а также большинства стран и общественных организаций, автор пришел к ряду неоднозначных умозаключений.
  
   Основные выводы трактата:
  
   Первый, и он же основной. Человечество, как содружество цивилизованных индивидов, может существовать только на базе общенародной собственности на средства производства.
   Все то, что производится на земле, и все то, что в ней находится, в том числе и сама земля, должна принадлежать в равной степени тем, кто на ней живет и работает. Только такая система взаимоотношений, только такое общество, как бы оно не называлось, способно навсегда покончить с эксплуатацией человека человеком, социальным угнетением, властью привилегированного меньшинства над большинством, нищетой и неграмотностью миллионов людей.
  Общенародная собственность - есть также основное условие для реальной демократии, возможность участия каждого и всех в управлении обществом и внесения законотворческой инициативы.
   Есть одна лишь демократия - полное народовластие трудящихся (производителей) и ради трудящихся. Эта аксиома, притом вечная. В обществе, где есть богатые и бедные, говорить о какой-либо демократии просто абсурд, бессмыслица. Богатые и нищие - понятие субъективное. В том, что низы бедствуют, виноваты они сами и никто иной. Он терпят, когда их унижают или уничтожают. Человек труда, к сожалению, еще не стал режиссером своей судьбы. Он лишь ее актер.
  
   Разумное сожительство человека и природы должно стать неотъемлемым атрибутом земной цивилизации. Это - второе умозаключение.
  
   Природа - универсальная и уникальная естественная система, в которой все элементы взаимосвязаны. Природа дает человеку жизнь, он не может без нее существовать. Оставить планету чистой и зеленой для будущих потомков - первостепенная задача нашего времени.
  
   Третье умозаключение. Мир, согласие и взаимное понимание между народами и государствами - основа процветания человеческого сообщества.
  
   К сожалению, люди сделали оружие уничтожения куда более совершенным, чем систему взаимоотношений между собою. Все больше и больше вражда и ссоры преломляются уже не через кулаки или копья, а через эффективные средства истребления. Парадокс человеческой жизни состоит в том, что практически каждый житель планеты прямо или косвенно участвует в подготовке или уничтожении своего собрата. Подобное происходило всегда и во все времена. Война вечна, пока существует частная собственность на средства производства. Вооруженное насилие - есть, в первую очередь, орудие имущих для достижения своих корыстных целей, которые обслуживаются политиками. Характер мира, как и войны, определяется политикой господствующих классов.
  Современные войны, как и подготовка к ним - есть, прежде всего, специфическое движение денежных потоков, война денег - ради денег. Источник войн и насилия - империализм, он не подлежит модернизации, его необходимо просто-напросто иссечь, уничтожить как систему, как идеологию и как самого в себе.
   Народы, вне зависимости от цвета кожи и вероисповедания, не предрасположены к насилию. Происходящие войны и конфликты в очередной раз свидетельствуют о деградации тех, кто организует и принимает участие в братоубийственном процессе.
  Мир - есть возможный предел искусства погасить войны и конфликты. Мир - главное богатство и результат благоразумия людей. Война, насилие, как средство разрешения спорных вопросов, недопустимо в любых проявлениях.
   Мало того. В сообществе землян не должно быть избранных народов, как и избранных классов, сословий и династий. Все люди равны друг перед другом, в равной степени отвечают друг за друга и каждый в отдельности перед обществом. Человеконенавистническая пропаганда должна преследоваться по закону. Национализм и шовинизм в равной степени опасны.
   Основой полного и высшего удовлетворения людей, каждого индивидуума должна стать семья - ячейка общества. Семья - первооснова земной цивилизации. Именно в ней происходит зачатие и развитие человеческих ценностей, определяется содержание всего миропорядка.
  
   Четвертый вывод. Экономика, научно-технические достижения должны служить интересам каждого человека, всего общества.
  
   Экономика в прошлом и ныне, по мнению автора, была и остается безмозглой, антинародной. Система специально манипулирует денежными подачками. В результате одни идут на союз с властью, всячески ее поддерживают. Другие же ее сторонятся, ненавидят.
   Мало того. Экономика, как совокупность производственных отношений в обществе никогда не существовала. Она не была связана ни с производством, ни с нормами зависимости труда и себестоимостью продукта, не говоря уже о золотом запасе.
  Примером этому современные шоу-кризисы, которые специально создаются по указке имущих. Кризисы будут существовать вечно, пока существует капитал. С уничтожением имущих исчезнут и кризисы.
   Человеческое общество - не есть концерн по производству автомобилей, который приносит бешеную прибыль для кучки бандитов, а социальное общество, единение людей с равными правами и возможностями для всех и каждого. Экономика, как и любой вид деятельности человека, должна носить цивилизованный, справедливый характер, а не быть орудием угнетения, обмана или насилия.
  
   Социальная справедливость - основное кредо для общества и его членов - пятый вывод.
  
   Автор пришел к однозначному выводу. Люди понятие социальной справедливости в большей степени связывают с удовлетворением личных потребностей человека. Подобный тезис ложный. Удовлетворить потребности и запросы индивидуума в принципе невозможно. Да и затея эта бессмысленная. Вчера он считал нормальным кушать устрицы со дна моря, сегодня ему надо органы или кровь собрата, завтра - подавай планеты. Человеческой алчности и эгоизму предела не было и не будет.
  Понятие социальной справедливости в большей степени относится к категории нравственной. Многие государства и цивилизации распадались лишь потому, что между словом и делом была огромная пропасть. Лучше говорить о регулировании, даже о регламентации потребностей человека с учетом имеющихся возможностей и личного вклада каждого в общую копилку валового общественного продукта. Прерогатива этому - само общество. Только в этом случае производители могут на законных и честных основаниях быть сыты и довольны. Разумное и правильное распределение произведенного продукта, как и вознаграждение за труд возможно лишь на базе общенародной собственности на средства производства. Заработная плата - основ- ной источник повышения материального и духовного благосостояния производителя. Любые другие формы поощрения - воспрещены. В обществе, где господствует культ труда, независимо от его квалификации и престижности, не должно быть нищих или голодных.
   Иное дело - материальное обеспечение малоимущих слоев населения и в иных предусмотренных законом случаях (инвалиды, многодетные и одинокие матери и т.д).
  Обеспечение и обслуживание подобных групп населения производится из общественных фондов потребления. Жизненный уровень этих категорий не должен быть меньше, чем средний показатель по стране.
   В связи со значительным повышением производительности труда объективно нет необходимости задействовать в трудовой сфере все население, а лишь привлекать его минимальные потребности. Это позволит изыскать дополнительные источники и возможности для повышения социальной и творческой активности населения.
  
   Очередной, шестой вывод - партии, как организации общественного класса или социального слоя, или группы людей, исторически себя изжили и стали социально опасными для общества, тормозом развития человеческой цивилизации.
  
   Человечество живет уже сотни лет в системе партийного верховенства и тирании. В конце концов этот 'плод' должен развалиться. Партии, независимо от социально-политического строя, создали довольно стройную и довольно хитрую конструкцию по оболванивания широких слоев населения, которое невольно стало заложником этой системы. Монополия партий на руководство обществом подрывает народную инициативу, предтеча социальной напряженности.
   Итог этому далеко неутешительный. Народ, как творец истории и основной производитель национального продукта, исключен из управления обществом. Он - лишь ведомое и обманутое. От его имени партии ведут войны, свергаются неугодные режимы, появляются миллионы беженцев, проливается кровь...
   Наступило время избавиться от партийного ига. Кучка нуворишей, составляющая мизерное меньшинство по отношению к общей численности населения, не должна управлять и навязывать гражданскому обществу свои законы и повадки. Надо покончить с неограниченной властью эпохи партийного абсолютизма, в первую очередь, с диктатурой партийных монархов и олигархов.
   Партия - есть лишь организация индивидуалистов, преследующих свои корыстные цели. Не больше и не меньше. Недаром говорят: коллектив порождает проблемы, организация порождает мафию. Партийный диктат от имени имущих и для имущих породил коррупцию, которая разрушает человеческое общество. Она стала неотъемлемой частью государственной политики, административных и общественных органов. Для кучки нуворишей также чужды цивилизованные методы управления. В ее арсенале, как правило, превалирует ложь, обман, фальсификация. Не исключение и плутовство. Репрезентативная система выборов, навязанная имущими, как форма 'демократии' себя изжила.
   Его величество Народ и его величество Время пришли к однозначному выводу. Политическая система, существовавшая многие столетия, пришла к своей гибели, она обанкротилась. Мало того. И это самое главное. Люди, в первую очередь, производители, уже не хотят и не могут жить по-старому. Они хотят жить по-новому.
   До сих пор в истории было и есть общество для богатых и нищих, для капиталистов и для пролетариев. Но не было общества для людей, которые имеют свою душу и свое сердце, наконец и собственное 'Я'. В этом ключ разрешения всех проблем любого общества. Человек больше не может доверять институту государства, диктатуре партий. Люди устали от имитации демократии.
   Переход от партийного общества к гражданской системе управления - историческая необходимость. Партии должны уйти на свалку истории. Человечество застоялось на 'партийном феномене', этапе. Наступает новая эпоха - общенародное самоуправление. И это возможно сделать только через общину. Она породит еще невиданную в истории инициативу масс, что и будет называться настоящей демократией.
  
   Для истинного народовластия автор предлагает следующее:
  
   1. Основу совместной жизнедеятельности людей и в целом гражданского общества должны составить социумы (общественные советы), которые создаются по территориальному принципу, по месту жительства трудящихся. Социумы - основа общенародного самоуправления. Высшая ступень самовыражения и самоопределения каждого человека и в целом общества. Социумы - специфическая форма диктатуры, но с большим объемом демократии и возможностями волеизъявления. Территориальные органы самоуправления (общины) - кардинальный переворот в доселе существующих форм человеческого сожительства. Они подорвут диктатуру партий, уничтожат культ вождей и другие негативные явления. Они должны направлять и контролировать деятельность всех составных, определяющих общественную и экономическую жизнь региона, страны. Их управление осуществляется как по горизонтали, так и по вертикали.
   Порядок взаимодействия - верхи подчиняются советам (низовым ячейкам) и строго подотчетны им. Только отсюда и только так 'маленький' человек может стать созидателем и творцом общества, которое будет по-настоящему демократичным, по-настоящему 'моим' для каждой личности. Автор не был и не является сторонником очередного возрождения бывших советов, они мало чем отличались от партийных структур.
  
   2. Общественные советы, и только они, в зависимости от уровня полномочий, обладают на местах единовластием. Судьбоносные вопросы, например, в определении внешней и внутренней политики государства, правомочен решать только высший общественный совет страны. Он обязан, как и остальные нижестоящие советы, регулярно (по инициативе населения или большинства советов) проводить опросы жителей или референдумы. То или иное решение считается правомочным, если за него проголосовало 2/3 участников плебисцита или от общего числа общественных советов. Голосование обязательно для всех.
   Такой подход напрочь отбросит меркантильные интересы определенных групп населения, поднимет политическую активность люмпен-пролетариата. Народная инициатива - основной стрежень деятельности общественных формирований. Основным методом работы их руководителей, так и для их членов, должно стать убеждение и личная примерность, скромность и порядочность. Люди в социумах - это прежде всего люди с государственнным мировоззрением и подходом.
  
   3. В обществе подлинной демократии незыблемым правилом должна стать коллективность руководства и периодическое его обновление снизу до верху. Не должно быть привилегированной касты, коррумпированных групп и культов личности. Единовластие исключено. Ротация кадров (25 % прежнего состава), независимо от численности и полномочий советов - через каждые три года. Максимальные сроки полномочий представителя любого органа общественного самоуправления - не более двух сроков. Повторное избрание исключено. Не надо строить иллюзий по поводу незаменимых вождей. Культ вождей должен уйти в прошлое.
  
   4. Вознаграждение (оплата общественного труда) руководителей определяется решением общих собраний первичных общественных ячеек. Нижестоящие структуры определяют денежное содержание вышестоящим. Оно должно быть не ниже, но и не выше 50 % заработной платы производителей в среднем по региону, по стране. Фонд вознаграждения любого совета создается за счет взносов жителей. Различного рода подачки и спонсорство запрещено. Статусное потребление из прошлого исключено.
  
   5. Руководители общественных структур, как и их члены, должны нести ответственность за свои просчеты и ошибки. Мало признать содеянное правонарушение. Наказание, как мера общественного воздействия, куда важнее и весомее. Депутат любого представительного органа несет равную ответственность перед законом, как и любой член гражданского общества. Он не имеет каких-либо привилегий или право на неприкосновенность. Лидеры должны служить не капиталу, не своим личным интересам, а избирателям.
   Необходимо ввести моральный кодекс кандидата. Если он не удовлетворяет этим требованиям - не пускать. Необходимо также ввести образовательный, имущественный и возрастной ценз для кандидатов. Социумы - не место для бандитов и тупиц.
  
   6. Вся и все должно входить в круг обязанностей народных представителей. Они неотделимы и от процесса создания материальных благ и от их производителей. Их прерогатива - направлять деятельность трудовых коллективов, учреждений. При каждом представительном органе власти должен существовать экспертный совет (группа специалистов-консультантов), члены которого избираются на конкурсной основе. Руководство предприятий, как и в низовых звеньях управления и организации труда, избирается также на конкурсной основе. Оплата труда начальников, как и членов трудового коллектива определяется общим собранием. Согласование с местными общественными советами необходимо.
   Цели и принципы взаимоотношений между социумами и производителями единые. Все для всех и для каждого. Конкуренция между организациями (производствами) исключена. Чинопочитание, как и субординация, между участниками производства в пределах разумной необходимости.
   Конкуренция в интеллектуальном труде - первоочередная задача, прерогатива всех составных общественного самоуправления, основной рычаг повышения производительности труда.
   Общественное самоуправление - процесс очень сложный, он во многом определяется спецификой исторического развития региона, того или иного государства, континента. Реальное его воплощение даст возможность раз и навсегда покончить с властью, как аппаратом насилия и обмана. Власть, как право и возможность кем-чем-нибудь распоряжаться или подчинять себе волю других, станет номинальной. В некоторых странах определенные элементы общественного самоуправления уже прошли 'обкатку' и доказали свою живучесть. Обновление форм работы или их корректировка - дело времени.
   Ныне существующие органы управления (парламенты, национальные собрания и т. п.) должны уйти в прошлое, они исторически себя изжили. Изжили себя и многие причиндалы избирательного права, например, выборы. Они, напоминающие шоу, и оплачиваемые из кармана налогоплательщиков, все больше и больше отторгаются простыми людьми. Та или иная предвыборная кампания есть ничто иное, как уже заранее отрепетированный спектакль. Слуга народа давно известен - его величество капитал, со всеми вытекающими отсюда последствиями.
  
   Очередное умозаключение автора исходит из нравственных принципов человека - личности (социума). Дом, в котором живут люди, к сожалению, до сих пор не стал еще чистым от правонарушений. Человек, который совершает преступление, нарушает правила общежития, должен нести ответственность за содеянное. Справедливое возмездие должно быть применено к каждому, кто переступил черту закона.
  
   Перед законом равны все, независимо от социального положения, национальности или вероисповедания. Переход к истинно человеческой цивилизации невозможен без кардинального изменения всех систем или институтов, составляющих правовую основу государства. Защита интересов каждого человека и в целом общества должна стать определяющей в их деятельности. Право не должно носить классовый или избирательный характер. В обществе не должно существовать идеологии для красных и для белых, для богатых и для бедных. Она должна быть единой для всех - человеческой.
   Главенство местной власти (органов самоуправления), законодательной инициативы должно быть преобладающим. Верховные (вышестоящие) органы правосудия должны исполнять лишь консультационные или контролирующие функции.
   Соблюдение общепринятых норм поведения и общежития одновременно обеспечивается принудительной силой государства, гражданского общества. Любые законодательные акты должны носить, в первую очередь, справедливый характер.
   Смертная казнь, не только как наивысшее возмездие, но и справедливый акт должна существовать. Погоня за так называемой гуманностью, особенно в последнее время, когда по инициативе ряда партий ширится волна по отмене смертной казни, есть ничто иное как очередной обман власти имущих. Социально-классовый гуманизм, в первую очередь, выгоден когорте партийцев и имущих, что позволяет им избежать наказание за преступления или воровство. Смертная казнь должна применяться и к тем, кто сознательно лишил жизни другого человека. Высшая мера наказания неизбежна и для тех, кто изнасиловал несовершеннолетних детей. Ни одно право- нарушение не должно оставаться безнаказанным. Только на этом постулате может базироваться справедливость, сочетающая в себе одновременно гуманность, как признание ценности человека, как личности, так и необходимую защиту ее жизненных интересов.
  
   Очередной вывод автора довольно интересный, хотя и далеко неоднозначный. Деньги - есть порождение антагонистического общества, класса имущих.
  
   Необходимость их возникла при капитализме, в обществе, при котором как никогда раньше, обострились противоречия между богатыми и нищими. Эксплуататор, имея на своей стороне мощный аппарат обмана и насилия мог уже без всякого зазрения совести и страха не только жить за счет труда наемного рабочего, но и диктовать ему свои (личные) правила игры. Постепенно в одном небольшом куске драгоценного металла (им же определенного) или в одной бумажке сначала стал аккумулироваться труд десятков людей, позже - тысяч, миллионов, целых поколений.
   Деньги - это есть также и специфическая форма защиты имущих на страх потерять награбленное. И в этом проявляется парадокс всей системы накопления капитала. Страх порождает деньги, и одновременно деньги порождают страх!
  Имущие все больше и больше разнообразят 'меню' по закачке денег в свои собственные резервуары. Сюда входят не только шоу-кризисы - очередное ограбление народа и одновременно появление воздушных денег у банкиров, но и вечное повышение цен на всевозможные товары производства и потребления. Определение жизненного стандарта для раба, как и включение станка по печатанию денег - также прерогатива тех, кто сильнее и наглее.
   Мало того. Оплата труда за произведенную продукцию, как и сама стоимость товаров никогда не были реальным эквивалентом. Они всегда носили чисто субъективный (классовый) характер, с выгодой для имущих. Они не заинтересованы в инвентаризации материальных ценностей. Разрыв между общественным национальным продуктом и массой денег чрезвычайно большой. В бессмысленную схватку за сверхприбыли вступают все новые и новые поколения нуворишей. Благоразумия все еще нет. Да и вряд оно наступит...
  
   Для того, чтобы общество окончательно не свихнулось и не утонуло в денежном 'навозе' автор предлагает сделать следующее:
  
   1.Установить подлинную монополию государства (народа), а не правителей, не говоря уже о каких-либо партиях, на 'производство' денег. Деньги, как особые знаки, есть не только эквивалент труда, но и мерило экономического и социального партнерства между производителями, людьми. Они не должны служить средством эксплуатации человека человеком. Человек прежде всего раб божий, а не раб имущего. Любой труд признается обществом и вознаграждается по справедливости. Узковедомственные интересы исключены.
  
   2.Для контроля оплаты труда и других источников доходов необходимо ввести лицевой счет на каждого работающего или физическое лицо, имеющее наследство. Владелец лицевого счета несет персональную ответственность за декларирование доходов и расходов. Он подотчетный не только финансовым органам, но и местному самоуправлению. В случае фальсификации источников доходов привлекается к ответственности. Одновременно необходимо значительно сократить потоки бумажных денег, особенно в сфере услуг, в частности коммунального обслуживания. Целесообразно и введение бонов - краткосрочные кредитные документы, выпускаемые казначейством, выполняющих роль бумажных денег.
  
   3.Необходимо исключить (иссечь) право частных лиц на обладание национальными богатствами. Сюда относятся не только материальные ценности, но и полезные ископаемые. Выпускать ту или иную продукцию, продавать нефть или газ - прерогатива народа. Земные недра - только специфические источники для поддержания деятельности человека, а не орудие наживы или насилия. Продажа земли кому-либо исключена, как и исключено право иметь землю, недвижимость за пределами своей страны.
  
   4.Благосостояние индивида, как и в целом общества, должно базироваться на труде. Иного пути не может быть. Труд - не только жизненная потребность, но и первооснова достатка и благополучия человека. Вместе с тем, человек, как субъект отношений и сознательной деятельности, не живет, чтобы только работать. Он работает, чтобы жить. Мерило любой цивилизации - свободное время человека.
  
   5.Для упорядочения мировой торговли, экономического сотрудничества государств с различным уровнем жизни, необходимо ввести единую мировую валюту. Притом чисто символическую, переводную. Название ее также условное, например, 'Агри' (от латинского слова 'agros' - земля). Эту валюту взять как предельно допустимую точку отсчета. Валюты всех стран - ведомые, они ни в коем случае не должны превышать Агри. Ее введение исключит войну мировых валют. Агри - также и средство платежа во взаимных безналичных расчетах между торгующими. Должно быть определено и ее золотое содер- жание. В конкретно-предметной форме (например, в виде банкнот) она не должна существовать. Ни американская, ни европейская, ни какая другая валюта не имеют право претендовать на Агри, как и ее заменять. Доллар США - мировой хищник, господствующий в мире более 70 лет, должен уйти в прошлое. И еще. Уровень благосостояния человека должен определяться не столько количеством денег (валюты) на его голову или душу, а сколько комфортабельностью его жизни.
  
   6.Интернациональные банки, как таковые, и им подобные причиндалы, не должны существовать. Предназначение национальных банков - быть связующим звеном между общественными советами и производителями, выполнять роль учета и счетоводства экономики. Денежные вклады, как и продажа земли, собственности для иностранцев запрещены. Золото, как всеобщий эквивалент денег, как резерв при международных расчетах по мере становления и развития истинной цивилизации утратит свои позиции и значение.
  
   Очередной тезис автора очень краткий. Ядерное оружие для всех стран или ни для кого. Иного варианта не существует, да и существовать не может.
  
   Человеческое общество имеет потенциальные возможности для полнейшего запрета ядерного оружия, что является гуманитарным и нравственным императивом. Нельзя забывать, что смертоносное оружие всегда находилось и находится в руках сильных мира сего, которые используют его не только в целях устрашения менее сильных противников, но и для удержания своей власти и богатств.
  К сожалению, трагедия японских городов Хиросима и Нагасаки (август 1945 г.) не остановила безумие имущих. Они ни только не уничтожили ядерное оружие, но и продолжают его совершенствовать. Сумасшествие происходит с молчаливого согласия народов.
   Современное поколение людей как никогда раньше стоит перед угрозой ядерной войны. Впервые за 50 лет новейшей истории переговоров и соглашений по ядерному оружию мир оказался перед реальной перспективой потери договорно-правового контроля над самым разрушительным средством уничтожения. Многие государства не видят других гарантий обеспечения суверенитета, кроме как обзавестись собственной ядерной бомбой. Это крайне опасно.
   И еще.Опасность применения смертоносного оружия во многом исходит не от ядерной державы или групп ей подобных, а от простейших случайностей, источниками которых могут стать террористы или психически ненормальные элементы. Необходимо также исключить всевозможные испытания и применение других видов оружия: бактериологического, химического и т. п.
  
   Для поддержания стабильности в мире необходимо запретить экспорт любого оружия, особенно в страны с неустойчивой политической обстановкой. Это - очередной вывод автора.
  
   Несмотря на горькие уроки, сильные и до сих пор все еще не прекращают борьбу за 'свои жизненные интересы'. Экспорт оружия ощутимо пополняет карманы ястребов военно-промышленного комплекса.
  В связи с этим надо сказать следующее. Общество (как и его члены), которое производит и продает оружие - общество безнравственное, преступное. Преступниками являются и правительства, которые дают добро одним на деньги, другим - на смерть.
   Люди должны и обязаны остановить маховик гонки вооружений, спасти планету от огня войны. И это они должны сделать ради своих детей, будущих потомков.
   Несколько слов о необычайном парадоксе нашей жизни. Человеческое 'Я', как это не странно, приводит общество к непредсказуемым последствиям. Будь это ядерное оружие или компьютерная 'чума'. Избыточные мозги в равной степени вредят как природе, так и тем, кто их имеет.
  
   В заключении своего специфического 'Манифеста Человека' автор пришел к однозначному выводу. Он довольно простой. Приоритетным и основным направлением в отношениях между государствами и людьми, как и между религиями и цивилизациями должен быть диалог, взаимопонимание, уважение друг к другу. Иного человечеству не дано.
  
  
  
  
   Великий Владимир
  
   Вехи моей жизни. (Воспоминания и размышления). Днепр : ЛИРА.- 2020. - 372 с. - В 27. ISBN 978-966-981-326-8
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"