Кримпэлл Вера: другие произведения.

Собственность повелителя огня

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
Оценка: 6.72*32  Ваша оценка:
  • Аннотация:




    Аннотация:

    По идее, тут должна описываться несчастная судьба никому не нужной старой девы. Ну или какой-то брошенки без прошлого и будущего. Или и с прошлым, и с будущим, но не очень радужным. Однако... что-то в этой истории явно пошло не так. Потому что я не старая, и очень даже нужная. И вообще, у меня в жизни все отлично было: обожаемая мною работа, горячо любимый муж, дети... в проекте пока, правда, но все же мы с любимым уже активно работали над воплощением этого проекта в жизнь. А тут другой мир...
    Нет, ну вы скажите, оно мне надо было? Да ни разу! А тем более вот с этим вечно рычащим и самовозгорающимся... нелюдем!
    Черновик
    Окончания в открытом доступе не будет


    ЗАВЕРШЕНО) Часть текста.











  Собственность повелителя огня
  
  (Повелители стихий - 1)
  
  Вместо пролога
  
  Я растерянно осматривалась по сторонам, ежась от пробирающей до костей сырости, но куда больше от мрачности места, в которое меня столь бесцеремонно и жестоко закинула моя... фантазия в лице группы двинутых на всю голову старичков-жрецов.
  Когда глаза немного привыкли к полутьме после яркой вспышки... портала (Боже, у меня до сих пор даже мысленно язык не поворачивается говорить эти фентезийные словечки и подразумевать вполне реальные явления... даже во сне), я поняла, что нахожусь в небольшом помещении, с одной стороны которого имелась дверь, а с другой зияла тьма узкого коридора. Дверь, разумеется, была заперта - те противные дедульки не обманули, и выбраться мне отсюда самой не светит. Да и куда мне идти в этом чокнутом и незнакомом мире моей, как оказалось, больной фантазии?
  Потому, немного потоптавшись на месте, я тяжело вздохнула и зашла в темный туннель, в конце которого небольшим ярким пятном сиял свет. Так... жутко.
  Коридор был темный и, продвигаясь на ощупь по влажной и каменной стене, я вспомнила все самые 'лестные из лестных' эпитеты, безжалостно сыпля их на седые головы тех, кто стал причиной моего нахождения здесь. Им все равно, а мне хоть немного легче.
  Когда коридор закончился, я оказалась в довольно просторном зале, чем-то напоминающий то 'святилище', из которого меня забросили сюда. Множество каменных статуй людей и разнообразных животных, в том числе и мифических, темные ниши, несколько каменных же скамей, огромный алтарь из белого камня и все это во власти дикой природы - корней деревьев, молодых побегов и зеленеющих лиан. Очень красиво, завораживающе и в то же время снова жутко.
  Тяжело опустившись на ведущие к высокому алтарю ступеньки, я безучастно посмотрела на каменные статуи четырех мужчин между двух резных колонн. Их мощные фигуры стоящих на одном колене и с кулаком правой руки у сердца смотрелись величественно и впечатляюще. Высеченные из камня лица были красивы суровой мужской красотой истинных воинов, литые мускулы легко угадывались под легкой и едва ли не прозрачной 'тканью' рубашек... великолепное мастерство.
  Нахмурившись, взглянула на прикрепленные к поясу светлых удобных брюк ножны с 'ритуальным кинжалом'.
  - Твое задание - всего лишь дождаться полнолуния и капнуть несколько капель своей крови в область сердца каждому из четырех каменных статуй воинов и все. Как только выполнишь свое предназначение, мы отправим тебя домой и ты сможешь благополучно забыть весь этот 'кошмар', - всплыли в памяти слова самого простого и приятного дедка из именуемых себя жрецами Стихта.
  Я тогда еще посмеялась, не ожидают ли они, что после подобных манипуляций с моей стороны, эти самые статуи оживут. Теперь вот как-то не до смеха даже: а вдруг действительно ожидают? И что они сделают со мной, когда поймут, что их маразматический план по оживлению каменных статуй кровью провалился? И кого, черт возьми, я должна тут 'оживлять'? Так, стоп, я, что действительно думаю сейчас о том, чтобы сделать все то, что мне говорили эти старички? Да по ним психушка давно плачет! А может, по мне?
  Сжала виски и закрыла глаза - две ночи бессонницы давали о себе знать. Ведь все это всего лишь сон, так почему бы тут не оживать каменным статуям? В любом случае выбора у меня нет. Сделаю все, как сказано, а там... лишь бы вырваться из этого затянувшегося кошмара и забыть все.
  Протерев глаза и не сдержав зевка, я взглянула на виднеющееся сквозь полуразбитые витражи небо. Темнеть пока даже не собиралось и я решила осмотреть весь просторный зал, чтобы хоть как-то совладать с внезапно навалившейся усталостью и желанием поспать. Побыстрее бы это чертово полнолуние! Ведь сразу же после него меня обещали вернуть домой.
  За осмотром залов и закоулков сама не заметила, как пролетело время и начало смеркаться. Пока не стало совсем темно, вернулась к статуям четырех мужчин, которые словно застыли в камне. Если бы мне пришло в голову оживить камень, то я бы, несомненно, обратила внимание именно на эти экземпляры чьего-то невиданного мастерства. Именно тут, на ведущих к алтарю ступеньках, я и просидела все время до восхождения полной луны. А когда холодный лунный диск взошел высоко в небо и сквозь битые стекла и бреши в своде осветил практически весь зал, я встала со своего места и подошла к первой статуе из четырех, стоящей немного впереди.
  'Это сон. Всего лишь сон', - повторяла про себя уже откровенно фигово действующую мантру, смотря на зажатый в правой руке тонкий кинжал, усыпанный драгоценными камнями и письменами на неизвестном языке. Другой мир, порталы, попытка оживления каменных статуй... все это слишком для воспитанного в двадцать первом веке взрослого здравомыслящего человека.
  На мгновение зажмурившись, я сжала зубы и полоснула себя кинжалом по пальцу. Больно... Ну и что! Во сне тоже может быть больно... и страшно. Я это точно знаю!
  Это ненормально, то, что я сейчас хочу сделать... и все же, я приложила кровоточащий палец к месту, немного выше прижатого к груди кулака и подождала, пока несколько теплых капель упали на холодный камень и не окрасили серый цвет в алый. Прошептала слова, которые жрецы заставили меня заучить, и хмыкнула, когда спустя несколько минут гипнотизирования камня, с ним ничего не произошло. Подошла к следующей статуе...
  - Ну, и где эти ненормальные дедульки? - прошептала я, когда с последней статуей было покончено. - Эй, я закончила, как насчет вернуть меня домой? - прокричала я, раскинув руки и взглянув в 'небо'. А когда ответа не последовало, с раздражением пнула каменного мужчину по ноге.
  - Ты!!! - Заставило меня застыть на месте раздавшееся за спиной яростное рычание, от которого все волоски на коже встали дыбом и активизировались пресловутые 'мурашки' под кожей, разбегаясь волнами страха и концентрируясь в области отчаянно заколотившегося сердца.
  Сглотнув образовавшийся в горле вязкий ком, я медленно развернулась лицом к тому, чье дыхание овевало мою макушку. А когда повернулась, то первое, на что наткнулся мой взгляд - широкая мужская грудь, затянутая в белый шелк и кожаную жилетку.
  - Живая!!! - Не успела я набраться храбрости и поднять взгляд выше, как меня грубо схватили за горло, впечатывая в одну из колонн.
  Задохнувшись от прострелившей спину боли, я часто заморгала, пытаясь разогнать заплясавшие перед глазами черные мушки и сморгнуть вмиг выступившие слезы.
  - Убью, мразь!!! - И это не было просто словами, судя по бешенству в золотых глазах и занесенной для удара руке, которую начало охватывать самое настоящее пламя.
  'Пожалуйста, если это сон, пусть я проснусь', - зажмурившись, взмолилась я...
  
  Глава 1
  
  За несколько дней до этого...
  
  - Калинина, зайдите к Шаховой, - услышала я по селектору голос новой секретарши нашей шефини.
  - Иду, - бросила я Анжеле.
  Ангелочек. Именно так за глаза весь наш коллектив называл молоденькую, всем приветливо улыбающуюся, восемнадцатилетнюю девушку со светлыми кудряшками и большими голубыми глазками. Даже как-то не так страшно стало ходить к нашей жестокосердной стерве. Хотя, если по справедливости, не такая уж она и стерва. И вовсе не жестокосердная, просто строгая чрезмерно и во всем любит порядок, чего не всегда удавалось добиться в нашем творческим коллективе. Вон, Анжелку же приняла, даже не посмотрев, что у той образования никакого нет, и работу она искала, чтобы иметь возможность оплачивать учебу, да хоть как-то помогать недавно овдовевшей матери с младшей сестрой.
  - Доброе утро, Анжелочка, - улыбнулась я ласковому солнышку, буквально освещающему строгую приемную. - Как там наша?
  Вопрос был животрепещущий, потому как накануне я имела неосторожность разругаться в пух и прах с одной довольно крупной заказчицей и сейчас искренне боялась нагоняя, а то и вовсе увольнения.
  - Доброе, Аня, - прилетела мне в ответ очаровательная улыбка, когда девушка оторвалась от монитора ноутбука. - Все нормально, ругаться не будет, - обнадежили меня, - а вот дополнительной работой, скорее всего, нагрузит.
  А вот это уже заставило недовольно поморщиться меня. Нет, я обожала свою работу, но даже обожаемой работы может быть порой слишком много.
  Кстати, работаю я организатором праздников и мероприятий в небольшой, но, не побоюсь этого слова, элитной фирме 'Реальная мечта'. И нервишек для работы с нашей клиентурой требуется, мягко сказать, немеряно, а у творческих личностей с этим немного напряженно. Во всяком случае, лично мои нервы вчера закончились уже спустя два часа споров с мамашей невесты на предмет цвета салфеток на стол. Ну, никак не доходило до человека, что сервировать покрытый прекрасной бежевой скатертью стол салфетками ее любимого зеленного цвета - кощунственно и является верхом безвкусицы. Вообще приготовления к свадьбе, особенно когда нужно привести в праздничный вид половину огромного особняка, оформить летнюю террасу, сад, дорожки, продумать кто, куда, как, сколько и зачем - это работа довольно кропотливая, объемная, а в случае нашего заказа еще и достаточно нервная. И взваливать на себя еще что-то? Нет уж, увольте!
  С такими мыслями я входила в кабинет нашей уважаемой и горячо любимой (где-то в глубине души... очень-очень глубоко) начальницы и хозяйки фирмы Людмилы Николаевны Шаховой - дородной крашеной блондинки лет пятидесяти от роду.
  - А вот и наш лучший специалист, - воскликнула лучезарно улыбающаяся начальница при моем появлении. - Знакомьтесь: без преувеличений, гордость нашей фирмы - Анечка Калинина, Анечка - Земин Алексей Игнатьевич, владелец сети компаний, специализирующихся в области информационных технологий.
  Высокий жгучий брюнет лет тридцати-тридцати пяти с цепким взглядом серо-голубых глаз, одарил меня вежливой улыбкой и легким лобзанием правой руки. Впрочем, действия мужчины остались для меня за кадром, потому как наша... горячо любимая одарила меня таким оска... такой радушной и многообещающей улыбкой голодающей акулы, что я сразу поняла - придется моей команде таки взвалить на себя еще и проект этого товарища.
  В принципе, ничего особо сложного и заоблачного - от меня требовалась организация встречи на международном уровне. Совсем ничего особенного! И это при том, что меня сроки с организацией свадьбы поджимают!
  - Людмила Николаевна, я понимаю, что этот клиент очень важен для нас, но у меня свадьба... и сроки, - стоило Алексею Игнатьевичу выйти из кабинета, возмутилась я.
  - Можешь забрать себе специалистов из команды Давыдовой, - пожала плечами Шахова, - можешь набрать новых ребят на свой вкус и расширить свою команду. Хочешь, можешь вообще сбросить свадебный проект... да на ту же Давыдову, у нее сейчас окно. Мне все равно как, но я хочу, чтобы этот клиент был доволен...
  Вот так, коротко и ясно. Людмила Николаевна вообще была не любителем заходить издалека, разбавлять суть пространными фразами и размышлениями, приправлять пилюлю в виде свалившегося на голову нового проекта лестью. В некоторой степени мне даже нравилось это в ней, но сейчас все симпатии и степень любви к своей работе отошли на задний план. У меня ведь годовщина свадьбы на этих выходных! А из-за нового проекта придется все отменять! А ведь я так люблю природу...
  
  - Даже не хочу об этом ничего слышать! - строго отчеканил мой любимый муж, на предложение отложить наши планы выбраться на природу на несколько недель - максимум месяц.
  - Мишут, ты ведь знаешь нашу мегеру - съест и косточками не подавится, а терять эту работу я не хочу, мне нравится мое место, - обняла я своего недовольно нахмурившегося мужчину и поцеловала в губы.
  - В том-то и твоя проблема, Ань, - вмиг смягчился Миша, обнимания меня и устраивая у себя на коленях. - Ты боишься потерять работу, в то время как твое начальство должно бояться потерять тебя. Поставь ты себя немного иначе и, поверь мне, отношение к тебе стало бы куда лучше. Не было бы этих дополнительных проектов по нескольку в каждом квартале. И выходные нормальные у нас были бы.
  - Ну, ничего, вот уйду в декрет, тогда и выходные у нас будут, и никаких дополнительных проектов, - чмокнув мужа в щеку, встала и направилась к кофеварке.
  - Ммм... намекаешь, что нам активней следует заняться этим вопросом? - тут же почувствовала на талии его руки, а на шее - горячее дыхание.
  Моментально тело охватило приятное томление и я, не в силах противиться себе, откинулась спиной на мужскую грудь. Послезавтра вторая годовщина нашей свадьбы, а такое впечатление, что мы встретились только вчера. Не было между нами той домашней рутины, что убивает романтику в семьях, не было скандалов или недопонимания, разве что изредка мы могли поссориться по какой-то мелочи, но тут же мирились страстно и бурно. Два года пролетели, как один день, наполненный счастьем, любовью и страстью. Конечно, скоро все изменится - вот уже две недели, как мы решились на пополнение в семействе и никак не предохраняемся во время близости. Появится маленький крикливый комочек счастья, за которым нужен будет глаз да глаз, потянутся бессонные ночи...
  - Я хочу сказать, - прошептала я, млея от ощущения горячих губ на своей шее, - что не следует так близко принимать к сердцу срыв планов на эти выходные.
  - Нет, Аня! - меня взяли за плечи и развернули к себе лицом, твердо заглянув в глаза. - Ты завтра позвонишь своей старой мегере и скажешь, что на выходные у тебя планы и если она хочет, чтобы именно ты взяла нового клиента, пускай переносит все на понедельник.
  - Но...
  - Ань!
  - Хорошо, - сникла я, сдаваясь.
  В конце концов, я и сама прекрасно вижу, что Людмила Николаевна начинает эксплуатировать меня самым бессовестным образом.
  Разговор вышел нервным и на повышенных тонах, но Миша оказался прав: категорично настояв на своем, я добилась желаемого и на этих выходных мы таки отправимся на природу. Последний рабочий день недели был напряженным, потому как хотелось успеть сделать побольше и выдрать-таки у горящих сроков свои законные выходные. В итоге, мы сделали все, что планировали и даже немного больше, так что на отдых отправились в хорошем настроении и с чувством выполненного долга. А уже вечером я укладывала свои вещи в предвкушении выходных на дикой природе.
  - Все собрала? - поинтересовался только вышедший из душа Миша.
  - Мгм, - задумчиво осматривая разбросанные по кровати и креслам вещи, кивнула я.
  - А раз все готово к завтрашнему отъезду, - я вздрогнула от раздавшегося совсем рядом предвкушающего шепота и рук, что с силой обхватили меня за талию и притянули к полуобнаженному телу, - может, уделишь внимание своему мужу?
  - Мужу мало моего внимания? - спросила я, разворачиваясь в кольце рук и запуская пальцы в его светлые волосы.
  - Чертовски мало, - склоняясь к моим губам, прошептал он, - я начинаю ревновать к твоей работе...
  - Даже не начинай! - немного отклонилась, строго посмотрев в таких любимые зеленые глаза.
  Тема моего ухода с работы подымалась в нашей семье всего несколько раз. Михаил не хотел давить на меня, зная, как обожаю я свою работу, но порой, когда мой график становился уж чересчур жестким, неизменно осторожно возвращался к этому вопросу. Да, мой муж имел свой бизнес, и мне было вовсе необязательно работать для поддержания финансового благополучия нашей небольшой семьи и все же мне очень нравилось мое занятие...
  - Я знаю, солнышко, но изредка меня бесит твоя работа, - тяжело вздохнул мужчина. - Я скучаю без тебя вечерами в пустой квартире...
  - И вместо этого хочешь, чтобы в ней скучала днями я? - спросила я и высвободилась из объятий мужа.
  - Малыш, я ведь ничего такого не сказал, спрячь свои колючки, - улыбнулся Мишка и потянулся за поцелуем, на который я с удовольствием ответила.
  В чем-то я понимала его и ценила, что он не наседает на меня с требованиями, которые я в любом случае не смогу выполнить. И даже если бы мне не нравилась моя работа, я бы все равно ходила на нее, потому что всегда считала, что даже при очень состоятельном муже женщина должна чем-то заниматься, выходить в люди, общаться, 'расти' вместе с ним...
  Страстные поцелуи и нежные руки, ласкающие мое тело, быстро вытеснили любые мысли из головы, заменив их мягким дурманом зарождающегося желания.
  Этой ночью муж с лихвой отыгрался за все ночи на этой неделе, когда я, приходя с работы, просто без сил валилась спать, поэтому утром мы немного проспали и на своем любимом месте для отдыха оказались только ближе к вечеру. Хорошо хоть в магазин Миша заехал заранее и купил все необходимое, в частности шампанское и вино, что сейчас лежали в пакетах в багажнике автомобиля.
  Пока муж ставил палатку, я, сгорая от нетерпения, побежала к небольшому пруду. Как же я обожала воду и то ощущение невесомости, что охватывает тело, когда погружаешься в нее...
  Этот день прошел замечательно. Впрочем, как и вечер, когда мы сидели у костра и просто разговаривали на самые разные темы, медленно попивая вино. Нам никогда не было скучно в обществе друг друга и даже когда мы молчали, нас окружала не гнетущая тишина, а уютный покой. Вот и сейчас наше уединение лишь изредка нарушали трели наших мобильных телефонов - звонили друзья, поздравить с годовщиной и, как всегда, вытащить в какой-то клуб или кафе. Но этот свой праздник мы праздновали только вдвоем.
  Сейчас, засыпая рядом с мужем в палатке, я счастливо улыбалась до сих пор сама не своя от осознания, что моя жизнь - это сказка. И пускай мой принц достался мне немалой кровью и нервами, но он того стоил. Стоил каждой минуты моих переживаний во время наших 'случайных' встреч, когда на нем висла очередная кукла барби и потом длинных ночей горьких терзаний. Я любила его с шестнадцати лет и таки сумела добиться того, чтобы этот великолепный мужчина принадлежал мне.
  
  ***
  
  Вот уже около пяти минут я сидела на чем-то жестком, на ощупь напоминающем камень и, не отрывая взгляда, смотрела в выцветшие от прожитых лет светло-бирюзовые глаза какого-то старца, подозрительно напоминающего Гэндальфа из любимого мною фильма 'Властелин колец' своей неприлично длинной бородой и такими же волосами. О, а еще балахоном... тоже довольно странным. Тот в свою очередь явно чувствовал себя более в своей тарелке и рассматривал меня свободней и, не стесняясь - с головы до ног и обратно, а потом по новому кругу.
  - Не знаю, что-то она не очень похожа на ледяную, - тишину нарушил полный сомнений голос откуда-то со стороны.
  Я тоже сомневалась, что со своими яркими рыжими волосами и временами не самым сладким характером могла походить на ледышку.
  Оторвав взгляд от Гэндальфа, я перевела взгляд на говорившего и наткнулась на... Гэндальфа номер два, потом обвела все пространства и обнаружила целую кучу Гэндальфов. Даже как-то обидно немного за себя стало - всем девушкам сняться мускулистые мачо, которые ничего не прячут, а мне какие-то старички, да еще и в таком подавляющем количестве. Нет, я не возмущалась, мне вполне было достаточно и Мишки, но все равно как-то обидно за себя любимую.
  - Ее кровь отозвалась на призыв, - сказал тот, что все никак не мог прекратить осматривать меня, - значит, она. А уж ее перевоплощение, потомок или еще кто - не важно.
  - Думаешь, магия признает ее кровь? - засомневался еще какой-то, а мне совсем как-то печально стало.
  Куча дедулек, сбежавших из психушки. Да, мать, твои фантазии впечатляют...
  - Должна, - громко чем-то хлопнув, решительно заявил деток и только сейчас я обратила внимание, что перед ним лежала огромная книга.
  А еще я, наконец, заметила, что сижу на чем-то очень похожем на алтарь, а еще... еще все это помещение какое-то странное и... что там они говорили про мою кровь? Враз как-то очнувшись, я решила, что расчлененки мы не заказывали и плавно перетекла из положения полулежащего на алтаре в бегущее к двери. Но не пробежала я и нескольких шагов, как меня что-то довольно болезненно спеленало по рукам и ногам, и вернуло обратно к алтарю.
  - Девочка, сбежать отсюда можешь даже не пытаться, не выйдет, - строго смотря на меня из-под насупленных кустистых бровей, отчеканил старичок. - Но если выполнишь наше поручение, мы доставим тебя обратно - домой...
  'Точно Гэндальф - даже посох в наличие имеется', - отстраненно заметила я, пока дедулька вещал что-то о моем долге перед ними. Какой долг? Я их и в лицо-то не знаю!
  Спустя час я справедливо решила, что нужно ограничить прочтение фентезийной литературы во время перекуров и обеденных перерывов. Спустя два часа, я мысленно пообещала себе вообще отказаться от литературы данной направленности. Через три - начала молить прекратить этот нудный и неинтересный сон. Через четыре - уже клевала носом, а когда не дали спать - популярно объяснила дедушкам, где я видела их мир вместе с проклятиями, кровавыми ритуалами и долгами. И даже стыдно не было, что меня мать учила не грубить пожилым людям. Это же мой сон, в конце концов, а они его портят! Через семь часов самый милый из всех этих противных дедков таки умудрился всучить мне в руки ножны с кинжалом и, заставив несколько раз повторить какие-то неведомого смысла слова, впихнул меня в самую настоящую черную дыру, которая открылась прямо посреди зала, где старики жестоко пытали меня своими странными россказнями, которые я, если честно, даже не слушала.
  И вот стою я здесь... знать бы только еще где, и растерянно осматриваюсь по сторонам, ежась от пробирающей до костей сырости, но куда больше от мрачности места, в которое меня столь бесцеремонно и жестоко закинула моя... фантазия в лице группы двинутых на всю голову старичков-жрецов.
  
  ***
  
  'Пожалуйста, если это сон, пусть я проснусь', - зажмурившись, в мыслях взмолилась я, одновременно цепляясь за жестко сдавившие мое горло, пальцы.
  По прошествии нескольких минут, я решилась открыть один глаз. Мой потенциальный убийца все так же стоял с занесенной рукой, которую удерживал другой мужчина. Мамочки, это что же я действительно каменные статуи оживила?
  - Если ты убьешь ее сейчас, она сможет возродиться где угодно, - приятным баритоном заявил мой... спаситель?
  Не смогла сдержать полного благодарности взгляда в сторону красавчика... странноватого все-таки, но однозначно красавчика.
  - Можешь даже не надеяться, Фарианна, что я позволю тебе так просто уйти! - прошипели мне в лицо, и я была вынуждено вновь взглянуть на взбешенную физиономию удерживающего меня мужчины.
  Ниче так физиономия, тоже красивая, вот только если бы на ней было поменьше бешенства, а в изучающих меня сощуренных янтарных глазах - поменьше ярости и желания придушить...
  Меня резко отпустили и я, так и оставшись опираться о колонну, попыталась отдышаться.
  'Гад! Наверняка синяки останутся', - думала я, растирая шею.
  - Дай руку! - резко рявкнул псих и прежде, чем я успела о чем-либо подумать, моя рука сама протянулась к нему.
  Он же, схватив мою конечность, полоснул по пальцу чем-то острым. Дальше все происходило настолько быстро, что я едва успевала что-либо замечать... мужчина что-то бурчал себе под нос, выкручивая мою пораненную руку и причиняя боль... очнулась лишь когда моей шеи коснулся холод металла.
  - Какого... что это такое? - возмущено потребовала ответа, резко вспомнив, что я умею разговаривать, и пытаясь найти застежку, чтобы снять с себя нечто, что моим ощущениям походило на ошейник.
  Не снимался, зараза!
  - Теперь ты мой эмфир, - бесстрастно бросил мне незнакомец и, заметно пошатываясь отошел к остальным ожившим статуям, двое из которых тут же подхватили его под мышки, удерживая в вертикальном положении.
  - Кто-кто?
  - Зря ты столько сил потратил сейчас, да еще и на нее, - говорил один из мужчин с синеватой кожей и иссиня-черными волосами.
  - Итлиор прав - ее нельзя убивать, но и оставлять ее на свободе тоже опасно, - не обращая никакого внимания на меня, ответил чуть не удушивший меня незнакомец.
  - Лучше скажи сразу, что даже после шести столетий в камне ты все так же желаешь эту шельму в свою постель, - мрачно процедил до сих пор молчавший мужчина с темной кожей и, осмотрев меня презрительным взглядом, сплюнул на пол и отвернулся. На это душивший меня незнакомец только недовольно рыкнул и что-то процедил на незнакомом мне языке.
  Я не возникала на такое оскорбление, хотя и очень хотелось, мудро решив, что сон принял опасный для меня поворот и лучше прикинуться ветошью и не отсвечивать, пока эти ожившие булыжники не покинут помещение.
  Настороженно наблюдая, как мужчины направляются к тому самому коридору, по которому сама буквально несколько часов тому назад пробиралась сюда, я медленно отступала к одной из обследованных мной глубоких ниш в стене.
  - Иди сюда! - полуобернувшись, рявкнул мой не состоявшийся убивец.
  Помотав головой, я развернулась и побежала в противоположном от 'статуй' направлении, но... уткнулась носом прямо в грудь того, от кого собиралась убегать. И при этом не он ко мне, а я к нему переместилась каким-то неведомым образом.
  Полыхнув огнем в янтарных глазах, он взял меня за плечи и практически швырнул к белоснежному блондину, который в свою очередь не очень деликатно схватил за руку и потащил в коридор.
  Едва поспевая за быстро шагающим мужчиной, я хотела было возмутиться, разумеется, громко и витиевато, но хватило одного взгляда серебристых глаз, чтобы инстинкт самосохранения заставил наступить песне обиженной добродетели на горло.
  Странно, но вот этим удалось открыть дверь без проблем - блондин просто вышиб ее, причем даже пальцем не притронувшись. А снаружи... О, я даже пискнула от радости при виде белых балахонов и стаи старцев, что столпились у выхода из этого храма.
  - Пожалуйста, принимайте ваши ожившие статуи, - умудрившись вывернуть руку из захвата белобрысого, прощебетала я, подбегая к дедулькам. - А меня домой, пожалуйста, извольте. Договор, как говорится...
  - О, великие Повелители, рады вновь приветствовать вас среди живых, - едва обратив на меня внимание, склонились в низком раболепном поклоне все жрецы. - Мы нашли способ вернуть вас в мир живых. Наш мир нуждается в вашей помощи...
  - Что-то вы не очень спешили найти этот самый способ, служители Стихта, - скривила губы в презрительной усмешке 'статуя' с темной кожей и небольшим шрамом на правой скуле.
  Стоя рядом со старцами, я даже в царящей вокруг темноте, освещенной лишь холодным сиянием огромной луны, заметила, как напряглись их тела, как сильнее они сжали свои посохи и опустили взгляд.
  - Мир страдает от крастров. Они прорвались через грань и теперь бесчинствуют на наших землях, сея смерть и сжигая города.
  - И чего же вы хотите от нас, стирты? - пробирающим до костей холодным голосом спросил тот, что спас меня от огненного кулака. Я не была уверена, но мне почему-то казалось, что его кожа... какая-то до голубизны бледноватая?
  Нет, с фэнтезийной литературой, определенно, пора закругляться, а то еще не хватало, чтобы рогатые и хвостатые сниться начали. Хотя я раньше не страдала сновидениями подобного рода, да и вообще сновидениями в целом.
  - Мы смиренно просим... нет, молим вас о помощи. Каждый день десятки невинных людей погибают от лап этих монстров, выпитые досуха или лишенные души.
  И стандартный сюжет имеется в наличии. Сейчас эта великолепная четверка проникнется чувством собственного долга и ринется в бой с нечистью... И все это, конечно, просто замечательно, но может эти старцы, наконец, отправят меня домой? Точнее, выкинут из этого странного слишком затянувшегося сна.
  - Это ваши проблемы, стирты. Пусть это послужит вам уроком, - вопреки моим ожиданиям, отчеканил мужчина с темной кожей.
  - Жестоко наказывать ныне живущих за прегрешения предков, а тем более ни в чем не повинное население, - тот, который, походу, главный среди старичков даже приблизился на шаг.
  - Уверен, если бы не крастры нам бы долго еще пришлось томиться в камне, существовать между жизнью и смертью, - расправил плечи тот, что накинулся на меня в зале. - Вы не спешили освобождать нас, а теперь нам некогда тратить на проблемы вашего мира свое драгоценное время. Нам пора домой.
  - Вот и чудненько, мне тоже уже давно пора домой, - вернула свое внимание к старикам и выдавила из себя оскал на все тридцать два зуба. - Вы получили ваши статуи, а теперь я хочу, чтобы этот кошмар прекратился! - уже прошипела я.
  Вот только начала я высказывать свою тираду, смотря в глаза главного старца, а закончила - практически уткнувшись носом в затянутую белоснежной шелковой рубашкой грудь.
  - Да какого хрена тут вообще происходит! - не выдержав, закричала я, уже практически дрожа от напряжения и злости.
  - Нам пора, - вместо ответа снова повторил мужчина.
  Остальные согласно кивнули и... я ослепла на мгновение от яркого снопа пламени, что взметнулся передо мной, а когда вновь обрела способность видеть - потеряла дар речи от шока и восхищения.
  Словно издали слышались мольбы старцев и жестокие ответы бывших статуй, но все мое внимание в эту самую секунду принадлежало не им, - прямо перед нами, где еще мгновение тому назад не было ничего кроме травы, словно из воздуха появилось четыре коня. И что за кони это были! Один был как будто сотканный из воздуха, другой весь состоял из постоянно пребывающих в движении водных струй, а свисающая почти до земли грива и хвост - белесая пена. Мощное тело третьей лошади было угольно-черного цвета с переливающимися жаром прожилками оранжевой лавы, а ее шикарная грива и хвост развивались на легком ветру густым сизым дымом. Четвертый же жеребец... четвертый был чистым пламенем от носа до кончика великолепного хвоста. И все четверо были в полтора раза больше и мощнее обычных лошадей.
  - Вау! - не смогла сдержать в себе восторженного возгласа, во все глаза разглядывая четверку великолепных созданий.
  - Даймир, ты уверен, что это Фарианна? Она должна была уже давным-давно отправиться к праотцам, а эта... она кажется немного безумной. Да еще и в такой одежде... и внешность, - с сомнением смотря на меня, спросил синекожий.
  - А я и не Фарианна, - усиленно закивала, отрываясь от созерцания необычных коней. - И вообще вы все мне снитесь, - с умным видом, поучительно заявила я, - немного странный сон, но эти старики обещали, что если вы оживете, я окажусь дома.
  - Точно ненормальная, - хмыкнул белобрысый.
  - Как всегда великолепная актриса и лицемерка, - с раздражением ответил тот, который Даймир и который угрожал горящим кулаком.
  Ну, теперь я хоть знаю, как зовут двоих из них. Хотя зачем оно мне?
  - Да я знать вас не знаю! - возмутилась я, но была нагло схвачена за руку и подтянута к коню из огня.
  А когда я поняла, что меня собираются сжечь заживо, усадив на это, уже не такое великолепное, как казалось сначала, животное...
  - Я не полезу туда! - заверещала я, изо всех сил выкручиваясь из захвата мужчины. - Это бесчеловечно и запрещено законом сжигать людей. Отпусти! Отпусти, больной псих! А-а-а-а!
  - Заткнись!!! - мой рот самым беспардонным образом закрыли огромной ладонью и теперь я могла только мычать и глотать бессильные слезы, наблюдая как меня закидывают на спину огненному чудовищу.
  Я зажмурилась, ожидая бешеной боли, но тело огненного коня источало только приятное тепло.
  - Будешь визжать и изображать из себя полоумную, накажу, - прорычал запрыгнувший на лошадь позади меня мужчина.
  - Да это вы тут все полоумные и...
  Я не договорила, сраженная наповал острой вспышкой боли, пронзившей все мое тело.
  - Еще одно слово в подобном тоне и будет в сто раз больнее, - услышала я, когда внезапно накатившая волна боли схлынула, словно и не бывало.
  Схватившись за горло, попыталась отдышаться, а когда отдышалась, поняла, что того металлического ошейника, что нацепил на меня огненный псих нет на теле. А еще я поняла, что лучше посидеть себе тихонько и молча подождать пока этот кошмарный сон закончится, чем нарываться на подобные наказания. Вот только что-то в душу закралось отчаяние от мысли, что, возможно, это вовсе не сон...
  Стоило оставшимся мужчинам 'оседлать' своих коней, как мы понеслись по лесу. Не поскакали галопом, а именно понеслись. В лицо ударил свежий прохладный ветерок, разметая волосы по плечам и заставляя на время откинуть все мысли и даже забыть о наказании. Ни с чем несравнимые чувства полета с легким волнением и восторгом охватили меня. Опустив взгляд вниз, поняла, что эти магические кони даже не дотрагиваются копытами до земли, пролетая над нею. Выглянула из-за плеча придерживающего меня за талию мужчины, заметив, как каждая из четырех лошадей оставляет за собой шлейф магии - оранжевый, голубой, сизый и насыщенный черный, прекрасно видный даже в полутьме ночи.
  
  Глава 2
  
  - А с крыльями лошадь можешь сделать? - задрала голову и посмотрела в хмурое лицо мужчины.
  При моем невинном вопросе он еще больше помрачнел и, сжав челюсти, процедил:
  - Так?
  Огромные огненные крылья распахнулись по бокам лошади, с каждым взмахом подымая нас все выше - сквозь роскошные кроны деревьев, к самым звездам. Я вскрикнула, поначалу испугавшись такого стремительного подъема, а потом засмеялась, чувствуя какой-то детский восторг. Снова опустив взгляд, я наблюдала, как с каждым взмахом огненных крыльев маленькие язычки пламени отделяются и падают вниз, - туда, где по лесной дороге во весь опор неслась тройка волшебных коней. И меня уже вовсе не пугало объявшее мои ноги пламя крыльев, от которого исходило приятное тепло. Скорее удивляла... призрачность этих самых крыльев. Ведь по всем правилам мои ноги и ноги мужчины должны мешать им. Впрочем... о каких правилах я говорю?
  - Это невероятно, смотри, - воскликнула, вмиг теряя интерес к крыльям, когда мое внимание привлекла великолепная белоснежная птица, поравнявшаяся с нашей лошадью и пролетевшая мимо.
  Я говорила, что мой сон - сплошной кошмар? Я согласна, чтобы этот кошмар закончился волшебной сказкой.
  Но хватило одного взгляда на кислую физиономию Даймира, как половина объявшего меня веселья испарилась.
  Через некоторое время огненные крылья исчезли и мы присоединились к остальным всадникам на дороге.
  - А она настоящая? Ну, в смысле, живая? - спросила я спустя около получаса, проведенных в гнетущей тишине, нарушаемой лишь свистом ветра в ушах да редкими звуками ночной природы, и сама удивилась слетевшему с губ вопросу. - Лошадь, я имела в виду, - уточнила я, когда поняла, что мужчина не спешит удовлетворять мое любопытство.
  - Бессмысленно притворяться, Фарианна! - рыкнули мне на ухо. - Все мое нутро кричит о том, что это именно ты. Меня не проведешь!
  - Ну, я на самом деле не Фарианна, но, если честно, мне не в досуг доказывать это всяким упрямым осла... эм... мужчинам, - быстро поправилась я, вспомнив о наказании. Сон это или нет, но боль я не любила.
  Раздавшийся над ухом разозленный рык заставил втянуть шею в плечи и затихнуть... ненадолго.
  - А куда мы направляемся? - не выдержав неизвестности и опять же таки молчания, спросила я. - Просто меня там дедушки ждут. Знаешь, как говорится: в гостях хорошо, а дома все же... муж ждет. Да и вообще привыкла я там. И потом, я же вижу, что ты не питаешь ко мне нежных чувств, так может...
  - За-мол-чи!!! - Буквально по слогам процедил Даймир.
  - Цербер, - буркнула я на очередной рык, в награду за что получила еще один.
  - Мне холодно! - если сначала приятный прохладный ветерок дарил чувство полета, то сейчас откровенно раздражал и заставлял ежиться от холода, несмотря на исходящее от огненного скакуна тепло. О том, что стало с моими рыжими от природы непослушными волосами, старалась не думать.
  Над ухом что-то скрипнуло. С удивлением повернула голову к Даймиру, отметив плотно сжатые челюсти. Так вот что имеют в виду в романах под 'заскрипел зубами'. Никогда раньше не видела такого вживую. Пока я задумчиво пялилась на рот, снова раздался характерный звук, а на щеках мужчины заходили желваки.
  - А зубам не больно? - вырвалось из меня.
  Ответа меня не удостоили, зато все тело словно окутал теплый кокон и ветер больше не беспокоил. Потребность в тепле была удовлетворена, но появились другие потребности, и сколько бы я не мялась, они никуда деваться не хотели.
  - А попить сварганить можешь? - я даже постаралась мило улыбнуться.
  Просто реально надоело, что этот Даймир постоянно или рычит на меня, или скрипит зубами. Ну, вот, опять! Если я его настолько раздражаю, зачем было тащить за собой? Я не напрашивалась!
  Мужчина чуть отклонился, а когда снова выпрямился, в его руках блеснуло металлом нечто похожее на флягу, которую он и протянул мне. Так и подмывало спросить: 'Отравлено?'. Но усилием воли замяла приступ ехидства на корню.
  - Спасибо, - вдоволь напившись, поблагодарила я.
  Я пыталась, честно пыталась терпеть, но против зова природы не попрешь. Покосилась на лицо мужчины, к которому я сидела в пол оборота и тяжело вздохнула, заметив плотно сжатые челюсти и хищно раздувающиеся ноздри. Вообще весь его облик буквально кричал: 'Только попробуй еще что-то вякнуть!'. Но... черт!
  - А остановиться на пару минуток можно? По неотложным делам? - снова улыбнулась, правда, по моим ощущениям, получилось довольно жалко.
  - Я серьезно, в противном случае не жалуйся, если твой великолепный огненный конь окажется с подмоченной репутацией, - когда Даймир и не подумал останавливаться, честно предупредила я.
  Выругавшись, мужчина остановил своего огненного скакуна. И сидит как истукан!
  Еще раз тяжело вздохнула и посмотрела вниз - высоко и страшно. Нет, серьезно, там расстояние до земли почти в полный мой рост, а подворачивать или тем более ломать ноги желания не было никакого. Поерзав немного на месте, взглянула на своего персонального мучителя. Ледышка чертова! Даже не пошевелился, только вздернул правую бровь. Вцепившись в огненную гриву заржавшей лошади, я попыталась соскользнуть на землю. Нет, не то.
  Подтянувшись назад, снова мельком взглянула на мужчину, в котором даже задатки джентльмена отсутствовали и - о, держите меня семеро - он явно потешался надо мной, насмешливо поблескивая своими янтарными глазищами! По-моему, у меня тоже получилось скрипнуть зубами. Это, оказывается, заразно.
  Было стыдно. Очень! С горящими щеками и про себя обзывая некоторых самыми 'ласковыми' словами, перевернулась на живот и все так же, намертво вцепившись в огненную гриву, соскользнула вниз. Благо, успешно и без членовредительства.
  Справившись со своими делами, снова вышла на дорогу. Даймир все так же сидел на своем огненном чудовище и единственное, на что сподвигся - протянул мне руку. Ну, уж нет! Это только в книгах у героинь-попаданок все сразу выходит 'на ура' - и коня на скаку остановить и в избу горящую, еще и принца прекрасного по пути в себя влюбить. А мы девушки со скромными возможностями и умениями, позориться и рисковать собственной целостностью не будем. Потому отошла на окраину дороги и уселась на удачно подвернувшийся пенек.
  - Фарианна! - раздраженно позвали меня.
  - Я сама на это чудовище не полезу! - категорично заявила я.
  Чем я в это мгновение думала, не спрашивайте. У меня в тот вечер вообще помутнение рассудка случилось, впрочем, как и в последующие дни. Будем считать столь глупое поведение защитной реакцией организма на стрессовую ситуацию. Просто сама-то я привыкла считать себя довольно разумной личностью...
  - И, если уж мы какое-то время вынуждены общаться, изволь обращаться ко мне по имени - Калинина Анна Григорьевна, - выдала вконец обнаглевшая я и уже приготовилась лицезреть уносящееся вдаль огненное пятно.
  Но вместо этого Даймир бросил поводья и спрыгнул на грешную землю. И вот я уже стою возле него, а потом - взлетаю в воздух и снова сижу в пол оборота к возвышающемуся рядом мужчине.
  - Какого черта? - выдавила из себя, преодолев головокружение и тошноту. Настолько молниеносно все это было проделано. - Как ты это делаешь? Перемещаешь меня к себе?
  - Ты мой эмфир, - снизошел до ответа мужчина.
  - О, это мне многое объясняет, - закатила я глаза. - А если серьезно, что это такое - эмфир?
  Разумеется, никто на этот вопрос мне не ответил.
  
  Боже, как же я устала! И спать хочется. Сколько мы уже 'скачем'? Часа два-три, как минимум. Хоть я и подозревала, что ощущения от прогулки на этой лошадке разительно отличаются от скачки на настоящем коне, но моей спине от понимания этого легче не становилось. Пытаясь держаться на расстоянии от Даймира, я сидела с прямой спиной и старалась удерживаться верхом, вцепившись рукой в шикарную гриву, не особо доверяя придерживающему меня за талию мужчине. Конечно, было бы удобней сесть по нормальному, тобишь на мужской манер. Но возникать я не решалась. Все-таки мое чувство самосохранения не совсем испарилось.
  - Слушай, а огненный кар колдануть можешь? Не то, чтобы я сильно жаловалось, не трясет и спасибо, но там сидения мягкие... отдохнуть можно нормально... поспать, - как можно мягче спросила я и зевнула, чувствуя, как глаза уже сами закрываются.
  В ответ донесся тяжелый вздох и тяжелая мужская рука с талии переместились на мою голову, которую самым наглым образом притянули к теплой груди. Я замерла с расширившимися глазами, а рука мужчины вновь вернулась на талию, притягивая поближе и мое тело.
  - Нет, я не это имела в виду, - резко выпрямившись, возразила я, на что моя голова была возвращена на место, а тело оплела еще и вторая конечность мужчины.
  - Спи! - великодушно разрешили мне.
  И я, возможно, еще повозмущалась бы, но веки сами сомкнулись, унося меня в мир сновидений... или, наоборот, возвращая в реальность? Ведь вполне логично предположить, что засыпая в своем сне, мы просыпаемся в реальности.
  - Ну, прощай большой вечно рычащий парень, - пробормотала я, уплывая в сон. - Тренируй самообладание и рычи поменьше... а то... лю... - громко зевнула - ... ить никто не будет, - зачем-то просветила я напоследок, удобнее устраиваясь в кольце чужих рук.
  Видно, под конец, во мне проснулась жалость к проведшему шесть столетий в камне мужику. Ведь будет и дальше себя так вести, совсем один останется... Хотя какое мне до него дело?
  
  - Миш, дай поспать, - скинула я руку любимого, которая по-хозяйски скользила по моему телу.
  Нет, я не имела ничего против утренних шалостей в постели, но сейчас была ужасно уставшей и страшно хотела спать. А потому только плотнее закуталась в теплое одеяло, когда руки мужа покинули мое тело.
  В следующий раз я проснулась от какого-то шума, который назойливо пробивался в сонное сознание и норовил выдрать из такого хорошего сна. Почему хорошего? Да потому, что мне ничего не снилось! Абсолютно!
  Досадливо поворчав, я села и, потянувшись, открыла глаза... да так и застыла, громко захлопнув рот, открывшийся для несостоявшегося зевка.
  Нет-нет-нет!!! Тут должно быть какая-то ошибка! Я ведь заснула в том своем сне, а значит, должна была проснуться в нашей палатке, но никак не посреди странного леса. И уж точно ни один человек в здравом уме не должен видеть того, что сейчас вижу я!
  А видела я четверку чудовищ, которые с ожесточением дрались друг с другом. Хотелось закричать, но поперек горла как будто затычку поставили и у меня не получалось выдавить из себя и звука. А очень хотелось, особенно когда огненное чудовище внезапно открыло свою клыкастую пасть, размером в две меня и проглотило водное. И это почти возле моего носа! Единственное, что вышло из моего горла - писк, который не сделал бы чести даже мыши.
  Все прекратилось внезапно и вот вместо чудищ на поляне спокойно стояли, нетерпеливо гарцуя на месте, четверка знакомых мне с ночи коней. В это же мгновение я заметила и четверых мужчин, сидевших в позе лотоса на другом конце поляны прямо напротив меня. Отдышавшись и немного отойдя от шока, я подтянула повыше теплое одеяло, которое при более детальном осмотре оказалось огненным, и принялась гипнотизировать своих вчерашних знакомых-статуй. Конечно же, в надежде, что они развеются, рассыплются, смоются, испарятся...
  Первым открыл глаза и поднялся брюнет с огненным отблеском в волосах, заметным лишь при свете дня - Даймир. Следом за ним поднялись и направились в сторону лошадей и остальные мужчины. И поскольку ни один из них не спешил исчезать, испаряться и далее по списку, я решила получше изучить своих... скажем, спутников.
  Ну, что я могу сказать? Если бы я не была уже по уши влюблена в своего мужа, мое девичье сердце обязательно дрогнуло бы перед суровой красотой этой четверки. Настоящие... нет, не мачо, - воины. Повелители? Да, пожалуй, и это тоже. Даже не зная их толком, я не могла не заметить величественную властность и силу, которые волнами исходили от этих мужчин.
  Скользнув взглядом по Даймиру - этого сурового красавца с вечно сжатыми в тонкую полоску губами я имела возможность изучить еще ночью - я принялась рассматривать блондина с белоснежными волосами. Ну, про фигуру можно опустить - они все тут были 'как на подбор', а вот внешность... я бы назвала его невзрачным, слишком бледным и блеклым. Единственное, что привлекало внимание на лице блондина - это заметные даже на таком расстоянии серо-серебристые глаза, своим цветом напоминающие расплавленную ртуть. Длинные волосы были коротко острижены спереди так, что пряди закрывали уши, а сзади стянуты в хвост. Лицо... если бы на нем присутствовало побольше красок, я бы назвала его классически красивым - идеальной формы губы, прямой нос с небольшой горбинкой, широкие скулы. Нет, все-таки даже эта бледность не портит красоты... Итлиора, если я не ошибаюсь.
  Далее внимательному осмотру подвергся мужчина со странной синего цвета кожей и иссине-черными волосами. Ну... без комментариев. Хотя если представить вместо синего цвета, более привычный... тоже очень даже горячий экземпляр.
  Ну, и последний из четверки - мрачноватого вида жгучий брюнет со смуглой кожей и бирюзовыми глазами. Этакий властелин преисподней... Да, пожалуй, если бы меня попросили представить мифического Аида, мое воображение нарисовало бы нечто подобное.
  И все это, конечно, здорово, но... я домой хочу - к Мишке.
  Разговаривающие в стороне от меня мужчины внезапно начали расплываться перед глазами, как и довольно странного вида лес, который я даже не успела начать рассматривать. Шмыгнула носом и всхлипнула от всеобъемлющей жалости к себе, любимой. Потом еще раз. И еще. Пока постыдно не разревелась, склонив лицо к подтянутым к груди коленям и спрятав его за занавесом собственных растрепанных волос.
  - Фарианна, нам пора. Иди сюда! - донеслось до меня, но я только еще громче начала всхлипывать, не желая ни видеть, ни слышать никого.
  Но, конечно, кто бы стал прислушиваться к моим желаниям и потребностям? Спустя мгновение я уже стояла около Даймира, который придержал меня за талию, спасая от падения.
  И мои слезы, боль, ужас и злость от понимания того, что это ни черта не сон, вылились на этого самовлюбленного индивида самой настоящей истерикой. Я молотила по его груди кулаками, выкрикивая в безразлично-холодное лицо обвинения и оскорбления, не обращая внимания на усилившуюся, уже почти болезненную хватку его рук.
  - Спи! - прорычал он приказ, прекращая бессвязный поток слов и слез, потому что я действительно провалилась в темноту.
  Следующее мое пробуждение было приятным... ровно до того момента, как я вспомнила где я и в чьем обществе нахожусь. Резко открыв глаза, я едва не свалилась с лошади, пытаясь избавиться от мужских рук под своей майкой и горячего тяжелого дыхания на шее.
  - Не смей прикасаться ко мне, - немного задыхаясь, потребовала я, когда Даймир ловко перехватил мое падающее тело и вернул в вертикальное положение.
  - Не смей указывать мне, женщина. Ты - моя собственность, а со своими вещами я волен делать все, что мне угодно, - без особых эмоций поставили меня в известность.
  Как бы в подтверждение своих слов, он вернул свою лапу на мой живот, задрав майку и растопырив на голой коже пальцы, что один из них оказался под поясом моих штанов. Притянул ближе к своему телу. Не могу понять и как он ожидал, я отреагирую на подобное заявление и действия?
  - Я не вещь! - прошипела буквально по слогам, чувствуя моментально вспыхнувший в груди огонь ярости и снова избавляясь от его руки. - И определенно никаким боком не твоя... собственность!
  Над ухом раздался насмешливый хмык.
  - Да что я тебе такого сделала! - взорвалась от этой пренебрежительной насмешливости.
  - Тебе рассказать по пунктам?! - наверняка, наклонившись к самому моему уху, прорычал мужчина.
  - Да! - раздраженно воскликнула я, привлекая к нам внимание других, скачущих немного в стороне, всадников. - Должна же я знать, за что наказана твоим присутствием в своей покатившейся ко всем чертям жизни!
  - Наказана? Я бы так не сказал, потому как не придумано еще наказания, которое было бы достаточно справедливым для тебя, женщина. Я же... скажем, одарил тебя своей защитой и вниманием, - в голосе мужчины было столько яда и ехидства, что мне впору было бы свалиться замертво.
  - Одари меня назад! И у меня есть имя, в конце концов! - от переполнявшей меня досады, раздражения, злости, отчаяния, я настолько сильно впилась ногтями в гриву лошади и сжала коленями бока, что та недовольно заржала и мотнула головой.
  - Знаю, - Фарианна! - Ох, и сколько ярости было в его голосе. - Я долгие шесть сотен лет вспоминал его...
  - Меня. Зовут. Анна. А для тебя я - Анна Григорьевна!
  - Мне все равно, как ты себя сейчас называешь, ледяная, - вернулся к своей невозмутимости Даймир и, по-моему, даже плечами пожал, - как и не волнует твоя немного измененная внешность. Я не знаю, как так вышло, что ты прожила три отмерянных твоему роду срока, как и не трогает меня причина, по которой ты решилась освободить нас. Но я могу пообещать - больше тебе никогда не удастся обмануть меня.
  - Слушай, если у тебя с этой дамочкой - Фарианной - сложились не самые лучшие отношения и я тебе чем-то напоминаю ее, почему бы тебе просто не высадить меня... где-то? - спросила, не теряя надежды вернуться к старикашкам и потребовать отправить меня домой.
  - И отказать себе в удовольствии хоть как-то отомстить тебе? - с наигранным удивлением воскликнул он. - О, нет, дорогая моя, поверь, ты мне ответишь за все.
  - Ты не Повелитель, ты - осел! - страдальчески простонала я.
  - Не советую тебе пытаться оскорбить меня! - моментально прореагировал Даймир, больно дернув меня за волосы и заставив, вывернув шею, взглянуть в свое взбешенное лицо. - Иначе я могу изменить свое пока еще хорошее отношение к тебе.
  - Да упаси меня Боже от такого 'хорошего' отношения! - схватившись за волосы выше его руки, попыталась ослабить боль. - Ты едва не убил меня! Лапал, пока я спала... дважды! - да, да я вспомнила, как проснулась утром от ласк 'Михи'. - Угрожаешь мне, хотя я впервые увидела тебя только вчера ночью!
  - Не выводи! - взбешенно прорычал Даймир.
  Он склонился ко мне, едва не касаясь моего носа своим и, я могла поклясться, что в его глазах на мгновение вспыхнул огонь. Но вовсе не он заставил меня заткнуться, а понимание того, что если он еще немного потянет за волосы, то я либо останусь без скальпа, либо скручусь в восьмерку.
  - Отпусти, мне больно! - не в силах сдержать сорвавшихся с ресниц слезинок, прошипела я и сразу же вздохнула, почувствовав свободу.
  Конечно же, он даже не извинился за причиненную боль. Но, о чем это я? Ведь он мечтает заставить меня страдать!
  - Морить меня голодом тоже входит в твой план мести? - не смогла сдержаться от едкого вопроса.
  - А ты голодна? - вполне искренне удивился мужчина.
  - Представь себе! - возмутилась я, и мой животик согласно поддержал меня.
  Раз уж мне судьбой уготовано терпеть этого гада, то хоть терпеть буду на полный желудок.
  - А не должна, - задумчиво протянули сзади, повергнув меня в полный шок.
  Кто знает эту Фарианну, может она и могла жить за святым духом, а вот у меня этого ну никак не выйдет.
  - Даймир, - впервые за все время выдавила из себя имя мужчины, - что бы тебе не сделала Фарианна, держать за это на голодном пайке меня - это не гуманно.
  Я уже больше суток, можно сказать, голодаю, а я вот как-то вообще не любитель всяких голоданий и диет! Легкий перекус какой-то похлебкой у стариков - не считается!
  - Ты странная какая-то, - наконец, резюмировал мужчина.
  - Аллилуйя! Еще немного и запустится мыслительный процесс! Мозги, видимо, у тебя за шесть сотен лет тоже маленько окаменели! Ой! - уразумев, что сейчас ляпнула, быстро собрала волосы в хвост и перекинула через плечо и даже по губам несколько раз себя стукнула... легонько.
  Ну почему, почему, когда я злюсь, то всегда что-то ляпаю? Теперь точно подыхать мне медленной голодной смертью.
  - Извини, - пискнула я, когда ожидаемого взрыва не последовала, - на самом деле я сочувствую вашей... твоей... трагедии.
  Интересно, а эти каменные статуи что-то чувствовали?
  - Чувствовали! - держащие поводья руки вспыхнули огнем, заставив меня взвизгнуть и отшатнуться на Даймира.
  - А я что, спросила вслух? - простонала я.
  - И почему у меня такое чувство, что сделав тебя своим эмфиром, я наказал не тебя, а себя? - глубокомысленно изрек мужчина, когда перестал самовоспламеняться.
  - Начинаешь мыслить в правильном направлении, - кивнула я, и устало ссутулилась. Пускай эти кони и летали над землей, но сидеть на них тоже было хорошей пыткой. - А еще меня лучше кормить вовремя. Я когда голодная - очень злая.
  - А может тебя наказать?
  - Меня лучше покормить, я сразу замолчу... может быть.
  Разговорчик у нас с ним странный какой-то вырисовывается. А если серьезно, то еще немного и я волком взвою.
  - Итлиор, Зенмар, Вотгор, сделаем привал перед болотом! - крикнул мужчина скачущим впереди всадникам, что у меня барабанные перепонки чуть не полопались. - Мне нужно своего эмфира накормить, - уже тише добавил он.
  - Если уж ты называешь меня каким-то эмфиром, может, наконец, объяснишь, что это означает? - спросила я. - А в идеале - очерти размеры того попадалова, в которое я попала благодаря тем чокнутым старикашкам?
  - Эй, я что, со стенкой разговариваю?! - возмутилась, когда ответа не последовало ни черед пять минут, ни через десять. - Ай, забудь, - я даже рукой махнула от досады, - даже с моего кота собеседник покруче тебя.
  На привале, пока Даймир куда-то отлучался, я с тоской смотрела на стоящих в стороне от меня троих мужчин и понимала, что от них мне не светит получить каких-либо ответов, максимум - презрение и враждебность. Спасибо неизвестной Фарианне, на которую мне так не посчастливилось быть похожей!
  Спустя минут десять вернулся Даймир, волоча в руках пару небольших тушек каких-то неведомых животных. Когда он приблизился ко мне и протянул свою добычу, я едва сдержалась, чтобы не скривиться брезгливо - он же не думает, что я буду это разделывать? Мясо с супермаркета могу, а так... Но не успела я закончить мысленно возмущаться, как тушки охватило огнем и... не знаю, что там в нем происходило с этими тушами, но в результате я получила четыре сочных куска мяса на огненном блюдечке.
  - Круто! Спасибо! - схапав сие оригинальное блюдо, поблагодарила я и, немного отойдя, устроилась на травичке в позе лотоса, целиком и полностью готовая отдать должное местной дичи, но...
  - На еду тебе десять минут! - сходу заявил Даймир.
  - Нет, однозначно - тиран! - пробормотала себе под нос, принявшись за обе щеки уплетать предоставленную провизию.
  В итоге я успела даже поваляться на траве и полюбоваться ярко-голубым чистым небом, прежде чем мы снова тронулись в путь.
  
  - И нам точно туда? - с опаской косясь на непроглядную чащу, спросила я.
  - Да! - последовал лаконичный ответ.
  Ну, и ладно! Они-то знают, что делают! Чего мне переживать? И, все равно, что в этом лесу фильмы ужасов снимать можно. Да что там, он и сам сплошной фильм ужасов - такое впечатление, что небо над ним и то пасмурное, недоброе. А уж доносящиеся оттуда звуки...
  Сама того не заметив, я почти впечаталась в тело сидящего позади мужчины, когда мы въезжали на узкую поросшую травой тропинку.
  'А прямо пойдешь - смерть свою найдешь'...
   Вот честно, даже указателя не требовалось, чтобы прочувствовать атмосферу этого 'милого' уголка природы.
  - Нет, это невероятно! - не выдержала я, когда эти ненормальные собрались "нырять" в самое настоящее болото. Я стоически терпела экскурсию по просто таки сказочно ужасному лесу, но это! - Если у вас после стольких лет в роли каменных статуй появились суицидальные наклонности, обратитесь к местному психологу! Отпусти меня псих огненный, я слишком молода, чтобы погибать! Тем более так!
   - Как же ты мне надоела! - тяжело вздохнули над головой, на корню задавливая попытку бегства с коня.
   - Это абсолютно взаимно! Вы мне годовую норму нервных клеток уничтожили... психи!
   - Или ты тихо сидишь, или я тебя опять усыплю! - пригрозил Даймир, и мне пришлось-таки замолчать, кусая губы, и внутренне помирать от ужаса, глядя на то, как чудо-кони пролетают над болотом.
   - Что дальше? - не обращая на меня внимания, спросил мой псих у своих спутников.
   - Было бы глупо надеяться, что наши сферы остались нетронуты за время отсутствия, - отозвался беловолосый.
   - И глупо рассчитывать получить разумные ответы от твоей ведьмы, - окатив меня презрительным взглядом, добавил мрачный брюнет. - Кажется, она заплатила разумом за эти годы жизни.
   - Ха-ха-ха, - вяло отозвалась я, - а ты у нас, оказывается, остряк!
   - Усыплю! - прошипели над ухом.
   Передернула плечами и уставилась вдаль. Не хотелось анализировать, откуда у этого мужчины такая власть надо мной: захотел - переместил к себе, захотел - усыпил. Во мне все еще жила слабая надежда на счастливый исход и вера, что эти проблемы самоликвидируются.
  Наивно, не правда ли?
   - Отправимся к тебе, ледяные никогда не чувствовали себя комфортно на огненных землях, - снова стала прислушиваться к разговору.
   - Огонь и магия моего народа уже давным-давно угасли без подпитки, - в голосе Даймира слышалась грусть и в то же время ярость. - Но ты прав, Вотгор, ни они, ни их возможные союзники никогда не смогут чувствовать себя там, как дома. Что ж, значит, решено и сначала наведаемся ко мне домой.
   Мужчины снова замолчали. Молчала и я, рассматривая однотипный пейзаж и время от времени морщась от вони болот. Пока не вскрикнула от неожиданности, когда серость и вонь болот сменилось... выжженной пустыней.
  - Когда-то здесь был прекрасный луг, - с тоской произнес Даймир. - Видишь, что ты сделала своей ненасытной жаждой власти, - дернул он меня за волосы, вынуждая посмотреть в его горящие яростью глаза.
  - При всем моем желании, Я этого сделать не могла. Тут поработала, как минимум, армия злостных поджигателей! И хватит уже винить меня во всех апокалипсисах этого мира! - прорычала я и, схватив свои волосы, резко дернула, забирая их из загребущих лапищ.
  Сзади зарычали.
  - Как же я ненавижу тебя, ледяная!!! Ненавижу и по-прежнему хочу! В этом новом облике даже больше прежнего, - чуть не свалилась от такого признания. Не дала рука, проползшая по животу и груди - к горлу. - И все равно ты ответишь мне за все. Не думай, что сможешь и теперь крутить мною, как тебе угодно!
  - И не думала! - возмутилась я, не обращая внимания на слегка сжавшую горло ладонь и поглаживающие нежную кожу пальцы. - А ты... Предупреждаю сразу: сделаешь хоть малейшее поползновение в мою сторону - кастрирую! С особой жестокостью! У меня есть любимый мужчина и...
  - Можешь забыть все, что осталось у тебя в прошлой жизни, - перебили меня, сильнее сжав пальцами горло. - И ты не умеешь любить... никогда не умела и вряд ли научилась за эти столетия.
  Эка мужика торкнуло этой Фарианной, а я расплачивайся.
  - Слушай, - я сдалась, на время спрятав свои колючки и, мягко прикоснувшись к руке на горле, убрала ее вниз, - я ведь действительно ни сном, ни духом об этой злосчастной Фарианне. И вас знать не знаю. Те... служители Стихта, кажется, которые каким-то образом умудрились вырвать меня из моего мира, тоже ожидали какую-то ледяную, но... я понятия не имею, кто это и что означает. Да посмотри даже на мою одежду - по-моему, очевидно, что она не сшита в этом мире. А обувь, глянь - кроссовки! - я даже предприняла попытку задрать ногу. - Могу поставить свою годовую зарплату - у вас такой обуви еще не изобрели. Может, я чем-то и похожа на насолившую тебе женщину, но я - не она. Неужели не видно? А у меня дома муж любимый остался, наверняка волнуется, мы же на природу выбрались. И на работе завал - если не вернусь в срок, начальница сожрет с потрохами...
  Я замолчала, с затаенной надеждой ожидая, когда же сидящий сзади меня мужчина проникнется неверностью собственных выводов. Не дождалась.
  - Молчишь? - тяжело вздохнула. - Какой же вы, мужики, на самом деле упрямый народ!
  Дальнейший путь прошел в молчании, лично для меня - тягостном. Очередное заявление мужчины и вовсе выбило почву из-под ног. Мало того, что он посягает на мою свободу, так еще, как теперь выяснилось, и на честь! И что самое страшное: я не знала, что делать. Попытаться сбежать? А есть ли у меня шанс выжить в этом мире, где даже болота какие-то магические? Да и имел ли смысл делать эти бессмысленные телодвижения, ведь ему достаточно захотеть и беги, сколько хочешь, а прибежишь все равно к нему. Или этот дар-проклятие действует только на определенном расстоянии от объекта? Можно попробовать, но снова все упирается в вопрос выживания в этом мире.
  Ехали мы очень долго и я уже несколько часов, как не чувствовала спины от боли, но предпочла бы окочуриться на этой чертовой лошади, чем снова заговорить с Даймиром.
  - Остановимся здесь, я пошлю разведчика, - затормозил Зенмар.
  - Скрываться на собственной земле...
  - Не злись, Даймир, - вполне бодро отозвался Вотгор, - не думаю, что это продлится долго.
  Сидящий за спиной мужчина ничего не ответил, спрыгнув с лошади и сняв меня. К своему стыду я не смогла удержаться на ногах, схватившись за лежащую на талии руку в поисках опоры, как и не смогла сдержать болезненного стона. Моя спина-а-а!!!
  Удивительные лошади исчезли. Что? Дальше пешком?!
  Проглотила возмущение и с интересом наблюдала, как Зенмар опустившись на колено, положил обе руки на землю. Посидев так какое-то время, он сотворил какую-то дивную неведому зверушку, которая своим окрасом походила на его коня. Эта милашка, чем-то отдаленно напоминающая белку, стала на задние лапки, почти доставая до носа брюнета и, замерев на несколько мгновений, нырнула в землю. Не зарылась, а именно нырнула, как рыбка в водичку.
  
  Глава 3
  
  - Кормить сегодня будут? - подавив свое нежелание разговаривать с Даймиром, выдавила из себя вопрос.
  Мы уже час находились в довольно ветхом домике какого-то почтенного мужчины немного за сорок, хотя если учитывать, что он лично знаком с Даймиром, то его возраст уже насчитывает не одно столетие. Я даже успела ополоснуться от дорожной пыли, и сейчас для полного счастья не хватало лишь нескольких вещей...
  В скоромное селение на несколько десятков домиков, не блистающих не то, чтобы роскошью, но даже достатком, мы спустились после того, как вернулся земляной бельчонок - разведчик Зенмара. И когда, Даймир, наконец, смог привести в порядок свои нервишки после известия брюнета, что его столица и дворец - судя по его ощущениям - похоронены под слоем льда. Этот ненормальной просто загорелся целиком и полностью... вспыхнул, как сухая сосенка. Даже немного жутко стало. И потом, он же всю одежду на себе спалил. Потом, правда, откуда-то достал очень даже новый комплект.
  - Вспомнила, что умеешь разговаривать? - изогнул бровь мужчина.
  - Тебя ведь раздражает, когда я разговариваю, - огрызнулась я.
  - Я и не утверждаю обратного, - пожал плечами мужчина. - Ты точно голодна? Или в тебе говорит привычка? Прислушайся к себе.
  - Я абсолютно точно была бы не прочь перекусить, - твердо заявила я, стараясь сдержать раздражение от глупого вопроса. - Я живой человек и хотеть есть - естественная потребность организма.
  Меня одарили странным взглядом, но все-таки попросили у хозяйки дома еды, которая спустя пять минут уже дразнила мое обоняние заманчивым ароматом жаркого. К тому времени Даймир уже покинул меня, предварительно наказав отдыхать, не дожидаясь его. Я фыркнула, но промолчала по поводу того, что и в мыслях подобного не было.
  Сытно перекусив, я спустилась вниз, поблагодарив хозяйку за вкусный обед. Да-да, этот изверг снова продержал меня на голодном пайке почти сутки! Та взглянула на меня с подозрением и настороженностью, но все же кивнула, спросив нужно ли мне еще что-то. Нужно мне ничего не было, кроме постели и подушки, что имелись в наличии на втором этаже - в выделенной мне комнате. Туда я и отправилась.
  Уплывала в сон, снова всей душой желая себе проснуться дома, в крайнем случае, была согласна на жесткую землю в палатке. А проснулась от чьего-то рыка...
  Я вздрогнула и тут же оказалась грубо перевернута на спину. Мои ноги резко развели, устраивая между ними мощное тело, а постиранная и любезно высушенная теплым ветерком майка вмиг превратилась в лохмотья. Но не это было самое страшное, а ощущаемый мною огонь постепенно угасающего после пробуждения желания - своего желания! Невольно застонала, когда Даймир потерся своими бедрами о меня, с силой вдавливая в матрас. Этот стон отрезвил и окончательно вывел из сна не хуже ведра ледяной воды. Вывернувшись, я просто свалилась на пол на четвереньки и тут же постаралась подальше отползти от кровати.
  - Фарианна! - недовольно прорычали с кровати и я, повернувшись лицом к опасности, продолжила отползать уже на попе.
  - Я... Анна.
  - Иди сюда, малышка, я не обижу, - с видимым усилием подавив свое недовольство, промурлыкал он, резко спрыгивая с постели.
  Я только покачала головой, быстрее перебирая ногами и руками, хотя понимала - с его возможностями мне хрен удастся сбежать. Преодолев расстояние в несколько размашистых шагов, он поднял меня и усадил на стоящую неподалеку тумбочку, тут же заткнув рот своими губами и зыком. И снова мои ноги оказались разведенными для его бедер, а руки - заведенные за спину и удерживающиеся одной его лапой.
  Я мычала и пыталась вырваться, пыталась укусить язык...
  - Если немедленно не отпустишь - закричу! - задыхаясь от безуспешных попыток вырваться, предупредила я.
  - О, я в этом даже не сомневаюсь. Более того, я уверен, что ты будешь много и долго кричать, - прикусив мочку уха, нагло заявил Даймир, в то время как его свободная рука гладила мои голые ноги. - Но не переживай, в этом доме каждая комната защищена заклятием тишины, так что хозяев мы не потревожим.
  На такое заявление я только сильнее затрепыхалась.
  - Какие милые вещички, - почти мурлыкал он, проводя пальцем по каемке моих кружевных трусиков. - Пожалуй, мы оставим их целыми, - милостиво провозгласил он, тут же запуская в них свои пальцы.
  - Пусти! - прошипела я, всеми силами пытаясь выкрутиться из захвата мужчины.
  - Ты готова для меня, так что... нет, - потянулся он к своим штанам.
  Заработав себе не один синяк, в том числе и на запястьях, я таки смогла освободиться и отскочить от Даймира на несколько шагов.
  - Я ведь буду ненавидеть тебя всю жизнь!
  - И ты действительно думаешь, что меня это волнует? - удивленно спросил Даймир.
  И я вынуждена была признать - его мое отношение не волнует никаким боком.
  - Но тебе повезло, я слишком устал, чтобы сейчас еще и бороться с тобой. Так что сегодня, - он выделил интонацией это слово, - мы будем просто спать, - он прошел к кровати и улегся.
  И только я была готова облегченно выдохнуть, как оказалась лежащей рядом. Черт! Черт! Черт!
  - Спи, пока я не передумал, - пробормотали мне в макушку, притягивая за талию ближе к горячему телу.
  Ему легко сказать 'спи', а вот мне выполнить это оказалось очень тяжело, ощущая вторыми девяносто степень возбуждения мужчины и постоянно подвергаясь атакам его наглой конечности, которая норовила то живот погладить, то по бедру пройтись в невесомой ласке, а то и вовсе грудь сжать. Охальник чертов! На месте меня удерживало только чувство того, что стоит лишь дать причину и на этот раз он не остановится. Поэтому я просто терпела, вся сжавшись в комок и обмирающим от страха разумом пытаясь понять, раз он так ненавидит Фарианну, то к чему эта демонстрация жажды?
  А утром я проснулась одна и не сказала бы, что сильно огорчилась этому факту. Хозяйка дома объяснила, что мужчины ушли освобождать дворец Повелителя и их не будет, как минимум, несколько дней. Кажется, я даже запрыгала от радости. Но недолгой - снабжать меня ответами в этом доме тоже не спешили, а чтобы не сбежала еще и одного и своих зятьёв ко мне приставили. Правда, хозяйка призналась, что подобного распоряжения от их Повелителя не поступало.
  Целый день я пыталась быть милой до скрежета в зубах и даже выбралась прогуляться с младшей дочерью хозяев. Конечно, в сопровождении все того же зятя - Лагора. Впервые, с тех пор как очнулась в этом мире, я смотрела и видела, а не просто бездумно пялилась на окружающий меня пейзаж.
  Он не был похож на наш. Немногочисленные деревья хиленького леса, в котором мы прятались, прежде чем спуститься в селение, сверкали в солнечном свете ржаво-огненными и желто-красными листьями. Редкие растения тоже имели довольно непривычный вид и окрас. Каждый миллиметр земли, такое впечатление пропитался огнем, являя миру все его оттенки - от теплого светло-желтого до насыщенного бурого. И... это было необычно, красиво и на удивление не напрягало глаз.
  Хаина, так звали девушку, даже показала мне огненный цветок - нечто вроде символа их огненного мира - Шагмара. Большое соцветие, чем-то похожее на лилию был великолепен и действительно, словно состоял из постоянно движущихся язычков пламени. По словам Хаины, до того как Повелитель покинул их мир, недра земли были полны огня и эти цветы ковром покрывали многочисленные луга Шагмара. А теперь их почти не осталось.
  Мы неплохо поладили с Хаиной и, кажется, я ей даже понравилась, вот только она это старалась не показывать, наверняка страшась, что вся моя 'милота' - очередная уловка 'страшной и ужасной' Фарианны.
  - Хаина, Лагор, я не прошу открывать мне секреты мироздания, - выбравшись на прогулку на следующий день, решилась на откровенный разговор, - а просто посвятить меня в то, что и так не является секретом ни для кого в этом мире. Я уже устала, что на меня все волком смотрят, а я ни сном, ни духом, что сделала та, которую тут все зовут Фарианной! Сначала этот Даймир с остальными, теперь - ваша семья. Ведь ничего страшного не будет, если вы поделитесь ма-аленьким кусочком совсем не секретной информации?
  - Ты действительно не похожа на ледяную, - к удивлению заговорил мой страж, а не девушка. - Скорее, на чистокровную огненную, - хмыкнул, кивнув головой на мои волосы, - только такой светлый цвет кожи больше присущ воздушному или ледяному народу. Хотя у последних она имеет чуть голубоватый оттенок...
  - В моем мире все рыжие 'награждены' белой, безумно чувствительной к солнцу кожей. Думаете, я просто так соорудила это безобразие и ношу на голове? - ткнула я пальцем на свою самодельную шляпу. - Как бы ни так! Ваше солнце просто сожжет мою кожу за минут десять. А еще у нас почти все рыжие конопатые... с веснушками... а, не важно, - махнула я рукой, когда поняла, что меня не поняли. Я бы показала, но пока меня миловали высшие силы от этой гадости на своей коже. Нет, я очень любила веснушки, но только когда их в меру. - Так что там насчет Фарианны?
  - Я хоть и был в ту пору, когда Повелитель привел во дворец свою Искорку, лишь...
  - Кого?! - спросила я, едва сдерживая порыв рассмеяться и от этого самозабвенно кусая щеки с внутренней стороны.
  - Не важно, потом как-нибудь узнаешь, что это означает, - отчего-то посмотрев на меня так, словно я своим весельем осквернила святая-святых, пробурчал мужчина. - Так вот, когда он привел в свой дворец ледяную...
  - Погоди-погоди, он свою девушку называл искоркой? - теперь я не выдержала и рассмеялась.
  Просто Искорка... ну, это отличная кличка для... лошади, например, но никак не для ледяной барышни.
  Да, уж... ко всем прочим своим 'достоинствам' они еще и редкостный 'мастак' в выборе ласкательного имени для любимой женщины. Я уже почти готова проникнуться легким сочувствием к этой загадочной Фарианне...
  - Прости-прости! - задыхаясь, пролепетала я, пытаясь проникнуться недовольной физиономией Лагора. - Ты остановился, что когда Даймир привел в свой дворец ледяную по кличке Искорка...
  Моей попыткой пошутить не прониклись... совсем. Сейчас на меня строго смотрели, скрестив руки на груди, оба моих провожатых.
  - Молчу! - я закрыла рот на воображаемую молнию, сделав характерное движение, и подняла руки к верху, пообещав себе, что больше не пророню ни слова.
  Мне нужна хоть какая-то информация!
  - Думаю, мы уже выяснили, что она не Фарианна, - продолжая буравить меня недовольным взглядом строгой учительницы, произнесла Хаина, - так что можешь опустить, что было в ту пору, когда ты был 'только впервые прикоснувшимся к огню молодым воином'...
  - Ты права, на такое вопиющее неуважение к огненным способен либо смертник, либо тот, кто не знает обычаев Шагмара, - бросив на меня еще один мрачный взгляд, кивнул Лагор. - Повелитель действительно любил свою Избранницу и собирался провести священный обряд слияния, но из внешнего мира пришли тревожные вести. Все четыре Повелителя покинули свои миры, чтобы остановить зло и не дать ему добраться до наших границ, но так и не вернулись назад.
  - Мы черпаем свою магию из источника, который постоянно наполняет своим огнем Повелитель, - продолжил он после небольшой паузы. - Он всегда был заполнен до краев, так как наш Повелитель молод и полон сил, а значит, был вынужден часто делиться рвущимся из него пламенем с источником. Но любые запасы имеют свойство истощаться, если их время от времени не пополнять. Так случилось и с нашим источником спустя двадцать лет. А когда это произошло, пришла она - Фарианна - с армией ледяных фениксов, пирмарцев и последователями Стихта. К тому времени мы были слабы и практически не могли пользоваться огнем, но были готовы драться до конца, до последней капли нашей огненной крови! Но генерал принял другое решение - он приказал нам сдаться... позорно... без боя! Тогда-то мы и узнали, почему все поиски Повелителей за все эти годы так ни к чему и не привели. Узнали, что она прокляла его и остальных каким-то страшным проклятием, но только она не похвасталась каким.
  - В Шагмаре может быть только один Повелитель, - вновь заговорила Хаина. - Лишь когда предыдущий уже слишком слаб, чтобы удерживать в себе пламя, либо погиб, стихия выбирает нового носителя из его потомства. Если предыдущий Повелитель не успел к сроку обзавестись своей избранницей и остался бездетным, огонь ищет себе нового хозяина среди народа. В этом случае он может пропасть на многие годы, пока вновь не появится род тех, чьи потомки смогут управлять огнем. Наш же Повелитель, впрочем, как и Повелители соседних сфер, не был мертв, но и среди живых никто не мог его отыскать...
  - Наш источник высох, мы остались без магии и даже без надежды на рождение нового Повелителя. Все мы оказались обречены - каждый из народов-стихийников. Нас, хозяев этих земель, тут за рабов держат! Но с возвращением Повелителя мы вернем то, что у нас отняли!
  - Никто не сможет противостоять силе четырех Повелителей, - кивнула Хаина, - так что недолго осталось ждать.
  - А эта Фарианна... По вашим словам ясно, что вы знали Даймира еще до того, как он стал статуей. Почему же когда он увидел меня, то сказал, что я прожила три отмеренных мне срока? - спросила я.
  - Только чистокровные стихийники вольны выбирать, когда им отправляться на покой, - ответила Хаина. - Срок жизни представителей остальных рас предопределен и длится у некоторых более семисот лет. Срок жизни ледяных фениксов, к коим относилась Фарианна, составлял двести сорок-двести семьдесят лет.
  - Понятно, - задумчиво протянула я. - Но если так и вы можете хоть все время мира проходить полными сил и молодыми, почему Повелители рано или поздно становятся слишком слабы, чтобы удерживать в себе стихию?
  - Потому что они истощают... во всех смыслах, - ответил мужчина. - Одно дело дотрагиваться до огня и иметь возможность управлять им и совсем другое быть чистым пламенем. Огненным Повелителем быть тяжелее всего, потому что это самая непредсказуемая стихия, взрывная и порой абсолютно неуправляемая.
  - Ладно, это, если честно, мне не очень-то и интересно, - пробормотала я и взглянула на своих визави. - А теперь вопрос на миллион: что такое эмфир?
  Хаина кинула мимолетный испуганный взгляд на Лагора и осторожно спросила:
  - А тебе зачем это знать?
  - В целях повышения уровня знаний, так сказать, - отклонилась от ответа, следя за этими двумя цепким взглядом. - Повелитель ваш грозился сделать из меня эмфира.
  И снова они переглядываются!
  - Думаю, будет лучше, если Повелитель сам расскажет тебе, что это означает, если посчитает нужным. Пока же могу лишь сказать: радуйся, что не сделал, а только грозится.
  - Все так страшно?
  - Смотря, с какой стороны посмотреть, - пожал плечами мужчина, а я сразу поняла - врет. Страшно!
  Ну, Даймир... А что я ему могу сделать? Да ничего, по большому счету!
  Ладно, и что мы имеем? А имеем мы полную ж*пу! Эта сучка Фарианна мало того, что влюбила в себя огонька, так еще потом и предала, превратив в каменную статую самого обманутого возлюбленного и его товарищей-Повелителей. Шесть сотен лет в камне... все чувствовать, осознавать, можно сказать существовать, но ничего не мочь сделать. Даже пошевелиться! А теперь еще и оказывается, что пока они отсутствовали, их миры захватили! Или они уже и так знали, что их ожидает тут? Что ж, я понимаю ненависть мужиков к Фарианне. Но, блин...
  - Я не хочу быть девочкой для битья! - воскликнула я. - Что мне делать?
  - Думаю, со временем Повелитель поймет, что ошибается на твой счет. Даже оглушенный яростью, болью предательства и болью своего народа он не может вечно оставаться слепым, - 'успокоила' меня Хаина.
  - Это просто замечательно, но что мне делать сейчас? Сцепить зубы и терпеть?! - я вспомнила его покушение на мое тело и содрогнулась. - Нет, я так не могу!
  Но и бежать не могу, пока не выясню что за гадость такая этот эмфир. Даймир и так показал, что не собирается особо церемониться со мной, а если убегу и вдруг окажется, что он может вернуть меня с любого уголка земного шарика (или что тут у них) так же легко, как до этого перемещал к себе? Вспомнилась мне и краткая демонстрация его наказания и представилось, как это будет ощущаться, когда он будет злой. А он обязательно будет злой, если сбегу. Что-то не верится, что он такую запоминающуюся барышню как Фарианна, так просто отпустит на все четыре стороны...
  - Если ты сейчас взвешиваешь свои шансы сбежать от Повелителя, то лучше сразу забудь эту глупую идею, - догадался о направлении моих мыслей Лагор. - Это его земля и он найдет тебя везде. Только навлечешь на себя его гнев.
  - Я хочу домой, в свой мир! У меня там муж, - тяжело вздохнула, вспомнив Миху.
  - А у вас тут есть какие-то книги? Вдруг мне удастся найти в них что-то? - спросила у ребят.
  - Все ценные фолианты остались в столице и вряд ли ледяные оставили их в целости, - разочаровала меня ответом Хаина.
  - Спасибо вам, ребята, - улыбнулась я, когда мы уже подходили к дому.
  - Обращайся, если что, - улыбнулась девушка.
  - Хорошо, - кивнула я, про себя думая, что лучше бы они мне рассказали, что за напасть такая этот эмфир.
  Ну, что ж, еще не вечер. Сегодня не повезло, попытаем свое счастье завтра, а может и послезавтра.
  Хоть хозяева дома все еще относились ко мне насторожено, но, кажется, в их умудренные жизненным опытом головы, тоже пришла мысль, что из меня какая-то неправильная Фарианна. Иначе как объяснить тот факт, что на следующий день Лагора освободили от обязанностей моего надсмотрщика?
  - Ани! Ани! Ани, да где же ты?! - орала Хаина где-то за домом.
  - О, наконец! Идем, я тебе кое-что покажу, - едва я вышла из своего укрытия, меня схватили за руку и поволокли куда-то.
  - Смотри, им удалось! - восторженно прыгала девушка, а рядом с выражением полнейшего счастья на лицах стояли ее родители и остальная семья, и смотрели куда-то вдаль.
  Проследив за их взглядами, зажала рот ладонью, чтобы не закричать. Вдалеке один за другим из земли вырывались самые настоящие гейзеры, только огненные. И сейчас это чудо стремительно приближалось к небольшому поселению, где находились мы.
  - И-и-и чт-то это означает? - указала дрожащей рукой на вырвавшийся из недр уже совсем недалеко лавовый гейзер.
  - Это означает, что после долгого магического истощения источник нашего мира, наконец, наполнен до краев, - улыбаясь, пояснил Лагор, смотря на эти лавовые фонтаны с фанатическим блеском в глазах и переминаясь с ноги на ногу от нетерпения.
  - И они не опасны? - опасливо спросила, вздрогнув от громкого пшика от нового гейзера, но больше от начавшей дрожать под ногами земли.
  - Не бойся, тебе, скорее всего, нет, - отмахнулась Хаина. - Но на всякий случай... Лагор?
  - Хорошо-хорошо...
  Я вскрикнула, отскочив от огненного столпа, вырвавшегося из недр земли буквально в нескольких десятках метров.
  - Наконец-то! - воскликнул стоящий рядом со мной Лагор, отвлекая меня от созерцания творящегося вокруг ужаса.
  Никогда не видела, но... такое впечатление, что именно так наркоман в ломке смотрит на новую дозу. Да-да, и глаза от блаженства наверняка тоже точно так же закатывает. Только для этой огненной семейки дозой стал огонь, что сейчас охватывал их тела...
  А потом мне было уже не до созерцания Лагора и остальных. Протянув руку, я наблюдала, как на ладонь оседает небольшой... огонек. Словно малюсенький живой костер он обласкал теплом руку и скользнул вниз, впитываясь в землю.
  - Как красиво, - выдохнула я, огромными глазами наблюдая, как прямо на моих глазах все вокруг преображается - деревья, растения, трава... все! Даже стоящие передо мной люди менялись. Они словно выздоравливали после долгой болезни: на их от природы смуглых лицах появился здоровый румянец, черные, светлые, рыжие волосы приобрели огненный отблеск, мужчины как-то сразу подтянулись и... словно стали шире в плечах. Да и хозяин с хозяйкой мигом скинули с десяток лет. Да... удивительное воздействие...
  А мне что с их успеха? Нет, я, конечно, была рада за этих настрадавшихся людей, но лично для меня успех Повелителей вполне вероятно означал скорую встречу с Даймиром. Кто знает, что он увидел в своей столице? Может, вернется еще более злым и отыграется на 'Фарианне'?
  Оставив пребывающую в радостном расположении духа семейку, я направилась в сторону леска. Мне хотелось побыть одной и подумать.
  Не знаю, сколько времени я гуляла, но когда солнце уже начало клониться к закату, вышла на яркий луг, на котором буквально на глазах распускались прекрасные огненные цветы. Усевшись посреди этого великолепия, я дотрагивалась до мягких теплых лепестков и вдыхала их приятный успокаивающий аромат. И сама не заметила, как уснула...
  
  - Значит, решила сбежать?! - разбудил меня разъяренный рык, и я резко села (на кровати?) и стала осматриваться.
  Звук исходил от взбешенного и местами воспламеняющегося Даймира. А сама я находилась в своей комнате в том самом домике. Но все это меня не волновало - мне страшно хотелось спать, а потому я широко зевнула и, умостившись обратно на кровать, вновь уплывая в сон, пробормотала:
  - Пламенный привет... огонек. Дом не подпали... норм пожарной безопасности на тебя нет...
  - Ты что спала на лугу с огнецветом?! - тормошили меня за плечи, чем несказанно злили. - С ума сошла?! Ты вся в пыльце!
  Какая разница, где я засыпала?! Неужели эти вопросы до завтра не могут подождать?
  - Уйди, пра-а-ативный, я сплю, - буркнула сквозь сон и попыталась отпихнуть тормошащие меня конечности.
  Где-то на задворках сознания промелькнуло, что вид разозленного Даймира должен был надежно взбодрить, а я, вместо того чтобы дрожать от страха, сплю как сурок. Но тревожная мысль мелькнула и растаяла в сонном дурмане.
  Глава 4
  
  Пробуждение было неприятным, а если точнее, то как с бодуна. В горле сухо и противно, голова раскалывается и глаза открываться не хотят, хоть в них и нагло светит солнце. Застонала и перевернулась на живот, накрывая голову подушкой.
  - Фарианна! - о, знакомый голос и уже с утра пораньше злой.
  Застонала, на этот раз от безнадеги, и поплотнее прижала к голове подушку.
  Большой, страшный и злой жалостью к одной несчастной и маленькой мне не проникся, нагло стащив мой щит и за шкирки посадив на кровати.
  - Даймирушка, огонек ты озверевший, тебе обязательно всегда быть таким гадом? - простонала я, хватаясь за голову, которая, такое впечатление, взорвалась от резкой смены положения.
  - Можешь даже не пытаться ластиться...
  - И в мыслях не было, - скривилась я, чем, кажется, вывела его из себя еще больше.
  Хотя почему это кажется - вот же оно бешенство на лице и... Мои волосы!
  - Фари, ты на самом деле думала, что я так просто дам тебе умереть?! - ввергло меня в шок заявление этого явно обезумевшего типа.
  - А я и не прошу давать мне умирать! - возмутилась я, широко открыв глаза.
  - Ты вчера заснула среди огнецвета. Думала быстро и приятно уйти от расплаты пока связь не сформировалась окончательно?! - рычал он, вплотную придвинув свое лицо к моему. - Да только скорее огонь навсегда угаснет во мне, чем я позволю тебе умереть. Не раньше, чем я получу от тебя то, что мне нужно!
  Забрав из загребущих рук свои волосы, спокойно выбралась из кровати и пошла к двери, пытаясь подавить клокотавшую внутри ярость.
  Мне нужно было умыться и загрузиться водой. Выслушивать и дальше речи этого упертого барана не хотелось. И все же, остановившись у самой двери, повернулась к стоящему у кровати и тяжело дышащему мужчине:
  - Тебе, конечно, лучше знать, но так, для общего развития: я пока еще в своем уме, чтобы добровольно искать смерти. Я просто ни черта не знаю о твоем гребанном мире! А ты своей тугодумностью уже откровенно бесишь!
  Вышла и хлопнула дверью.
  Все! Больше ни слова не скажу этому ослу, вцепившемуся, что питбуль в свою идею-фикс!
  Умывшись, отправилась на небольшую кухоньку, где налила себе воды и вдоволь напилась. Странно, но дома никого не было, хотя обычно на кухне всегда крутилась хозяйка с одной из своих дочерей.
  Хотелось поменять платье, что мне выделили тут, на что-то другое, потому как это было грязноватое. Да и вообще я бы не прочь была искупаться, но совсем не хотелось подыматься на второй этаж, чтобы взять свежий комплект одежды. Ведь там до сих пор сидит этот огненный козлище, а у меня на него самая настоящая аллергия начинается. Так что я встала и порылась в ящиках в поисках чего-то съестного.
  - До сих пор испытываешь чувство голода? - вздрогнула от раздавшегося за спиной голоса.
  Пожала плечами, не считая необходимым отвечать. Он меня не слышит, я его не слышу. Все честно.
  - Или питаешься по привычке?
  И чего он сюда приперся?
  Портить аппетит, поняла я, когда он уселся напротив меня и принялся самым наглым образом пялиться на то, как я ем. А вот фиг ему! Отвернувшись от мужчины к окну, я уплетала за обе щеки приготовленный вчера на ужин пирог, запивая немного странноватым на вкус, но приятным, соком какого-то стремного на вид и название фрукта.
  Но как бы я ни делала вид, что мне все равно, каждая клеточка моего существа дрожала от едва сдерживаемой ярости на этого мужчину. Мне всю ночь снился Мишка, я все еще себя хреново чувствовала и... я была на грани и лучше бы Даймиру сейчас просто молча свалить с моих глаз!
  Резко отодвинулся грубо сбитый деревянный стул, и я краем глаза уловила, как подымается со своего места Даймир. А в следующий миг со своего стула была выдернута я, причем так резко, что я подавилась соком.
  - Вздумала игнорировать меня? - прошипел он, усаживая меня на стол и заставляя смотреть в сверкающие яростью янтарные глаза.
  - А есть смысл с тобой разговаривать?! - прорвало меня. - Ты слышишь только своих тараканов, так и слушай их в свое удовольствие, а я помолчу! Хотя нет, знаешь, одно я тебе скажу: я проклинаю тот день, когда меня выдрали из моего мира и тот час, когда оживила тебя! Ненавижу! Век бы глаза не видели ни тебя, ни весь этот чертов мир! - попыталась спрыгнуть со стола, пока не наговорила лишнего или еще лучше - пока не разрыдалась. Но он отпустил и мне понесло: - Ты несносный тупоголовый ублюдок! Знала бы, с какого осла снимаю проклятие, пальцем бы не пошевелила...
  Не дослушав даже первую часть 'оды' себе любимому, он как-то весь вспыхнул и набросился на мои губы, до боли сминая их и не давая отвернуться. Одной рукой он держал меня за волосы, которые я уже готова была возненавидеть, а другой задирал подол длинного платья. Я тоже в долге не осталась: схватила его за волосы и со всей силы потянула, отрывая его губы от своих и исторгая рык бешенства из его горла.
  - Не смей ко мне прикасаться! Меня воротит от тебя! - прошипела я, отталкивая от себя мужчину.
  Но слова до него уже не доходили - его глаза были полны бешенства и едва сдерживаемой похоти, так что наша борьба быстро закончилась и не в мою пользу. Прошло всего несколько секунд и я оказалась лежащей на столе со связанными чем-то сзади руками, в порванном платье и с широко разведенными ногами, между которыми устроился яростно целующий меня мужчина.
  - Ты заслуживаешь грубого наказания за такие слова, - прикусив губу, прорычал он, в противовес нежно целуя подбородок и уголок губ. - Но... не могу...
  Я... не знаю, в какой момент сдалась его настойчивой страсти, его наказывающему за что-то только ему ведомое поцелую, но все во мне в эту самую секунду тянулось навстречу этому невозможно упрямому мужчине.
  - Перестань, - потребовала у Даймира, когда он оторвался от губ и переместился на шею. - Хозяева...
  - Отправлены в столицу. Никто и ничто...
  Он задыхался, лихорадочно лаская все мое тело, задирая подол длинной нижней сорочки и гладя ноги, срывая одежду с себя. Задыхалась и я, хоть совершенно не понимала своей реакции. Я не любила его. Да, он был более чем привлекателен физически, но своим нежеланием признавать очевидную истину убивал на корню любую симпатию. Даже как к... знакомому? Но тогда откуда это все? Почему с ним всё в сто раз острее?
  Я люблю своего мужа, и пусть тело пело под умелыми пальцами и губами Даймира, но сердце страдало от этого предательства.
  - Нет, Даймир, нет, - затрепыхалась под мужчиной, когда тот разорвал подол моей сорочки, продолжая пока не порвал полностью.
  - Ты больше не сбежишь от меня, малышка. И не одурачишь. Ты не захотела быть хозяйкой в моем доме, значит, будешь пленницей в нем. Но ты моя и этого уже ничто не изменит, - шептал мне на ухо, в противовес словам, пронзительно нежно целуя самые чувствительные местечки, посылая разряды тока по телу влажными касаниями языка.
  И вопреки разуму, я почувствовала почти потерю, корда он лишил меня этих ласк и жара своего тела над собой. Выгнулась навстречу, стоило ему отстраниться, и на мгновение очнулась, ругая себя, свое тело, живущую во мне распутницу, которая так легко повелась на ласки чужого мужчины. Ведь неправильно и абсолютно ненормально так реагировать на того, кого не знаю и по большому счету чертовски сильно злюсь.
  А он жадно шарил своими глазами по распростертому перед ним обнаженному телу, повторяя пройденный взглядом путь руками. Ноги, живот, грудь. Так нежно, так сильно, так страстно. Он распалял меня своими умелыми ласками, даря внимание всему телу, но обделяя им те места, которые горели от потребности в нем.
  Громкий стон, сорвавшийся с моих губ, когда горячий рот сомкнулся на болезненно напрягшейся вершинке груди, снова на время привел меня в чувство, лишь на мгновение возвращая в реальность. Мгновение и я снова тону в вязком дурмане желания. И все же...
  - Даймир, я не хочу...
  - Хочешь! - с кривой улыбкой с силой выдавил из себя рычание, вновь целуя.
  На этот раз он с упоением целовал не только губы и шею, но и грудь, живот. Его рот и руки жадно хозяйничали на теле, пробуждая к жизни каждое нервное окончание, заставляя его гореть и плавиться, открывая новые границы страсти - не такой нежной, как с Михой, а какой-то бешеной, огненной, почти болезненной.
  Мысль о любимом вновь на несколько секунд привела в чувство мой расплавленный до состояния бесполезного желе мозг.
  - Это низко и недостойно мужчины заставлять, - из последних сил борясь с собой и телом, прошептала я.
  - Хочешь, чтобы я заставил тебя умолять? - напряженно усмехнулся Даймир, прикасаясь к пылающей и уже давно влажной плоти.
  - Я не хочу с тобой... я люблю другого...
  Но я хочу его! Я знаю, что когда все закончится, сама себя буду винить в этой не пойми откуда взявшейся слабости. Одержимости. Желанию принадлежать и владеть именно этим мужчиной, именно в это конкретное мгновение.
  - А принадлежишь мне, - рыкнул он, резко врываясь в уже готовое для него тело. - Вот незадача...
  Больше он ничего не говорил. Больше никто ничего не мог говорить. Вокруг нас бушевал огонь, а мы находились во власти неведомой мне доселе стихии, когда весь мир перестает существовать. И это не просто слова. Сердце колотилось в груди пойманной птицей, грозясь вот-вот разорваться, не выдержав наслаждения, что с каждым движением мужчины все больше наполняло мое тело и, наконец, вырвалось почти болезненным освобождением.
  
  Не знаю, что произошло со мной, чем была вызвана эта слабость, но чем больше приходила в себя, тем глубже казался колодец стыда и вины, в который я стремительно падала.
  - Развяжи меня, - потребовала, едва пришла в себя достаточно, чтобы суметь выдавить из горла хотя бы слово.
  Но мужчина не удосужился даже поднять на меня свой взгляд, не то, что освободить от странных пут. Он как зачарованный рассматривал и поглаживал мою левую грудь. А когда посмотрел в мои глаза, я едва не разрыдалась, потому что сквозившие в его взгляде нежность и радость ну никак не вязались с моим внутренним состоянием.
  Он поднял мое опустошенное после сильнейшего в моей жизни оргазма тело с огромного кухонного стола, на котором я до сих пор лежала, и уселся на стул, устроив верхом на себе.
  - Не злись, моя искорка и не играй больше с огнем, - как-то слишком нежно проговорил он, и поцелуй его тоже был нежный, пронзительный, родной.
  Оторвавшись от губ, он положил мою голову к себе на плечо, поглаживая волосы, а на меня внезапно накатило опустошение, усталость и... сон.
  
  ***
  
  Даймир
  
  Не в силах заставить себя расстаться с теплом маленького тельца, Повелитель огня продолжал сидеть на месте и гладить волосы уснувшей по его воле девушки. Еще немного и он разлился бы лужей огненного сиропа у ног этой рыжей бестии, а ведь он даже не уверен, действительно ли видел на ее левой груди знак огненного феникса или это был всего лишь плод его пребывающей в эйфории соединения с желанной женщиной воображения.
  Откинув безвольное тело на руку, он разочаровано выдохнул - ничего нет. Но и ничего это тоже... хорошо? Скорее неправильно, потому что там должен быть знак ледяного феникса. А может и не должен? Он ни разу не видел его, потому что Фарианна ни разу не показывала своего хранителя и постоянно держала на расстоянии, распаляя его потребность в себе легкими стыдливыми поцелуями, но не давая удовлетворения. Тогда он считал ее застенчивой скромницей и не хотел оттолкнуть ее сдержанную в чувствах и желаниях ледяную сущность своим едва контролируемым голодом. А она, оказывается, просто играла, притворялась, узнавая все о его мире и мирах других Повелителей...
  Нет, пускай в нем и зародилось зерно сомнения, но он ни за что не позволит своей слабости взять над ним верх. Потому что пускай без изображения хранителя, пускай так сильно изменившая свой облик, но она все еще оставалась Фарианной. Он чувствовал это. Его инстинкты чувствовали это, а им он доверял больше, чем своим глазам, которые так легко можно обмануть при помощи магии. Она выполнит свой долг перед ним и его народом, а потом он решит, что делать с ней. Возможно, за это время ей удастся доказать ему, что она изменилась, что ее душа переродилась и стала лучше, светлее и добрее. Где-то глубоко в своем, как он думал еще неделю назад, окаменевшем сердце он даже жаждал этого. А если нет... он не знал, не был уверен, что ему хватит мужества отказаться от нее. Не хватило бы, даже будь она прежней - холодной глыбой льда, а уж от этой новой версии Фарианны не сможет и подавно, как бы она ни выводила его из себя.
  Наконец, Даймир отпустил удерживающий руки девушки огонь и поднялся со своего места, направляясь из кухни - вверх по лестнице со своей ношей на руках. В комнатах он отыскал кое-какую одежду для себя и плащ для девушки. В его дворце она сможет подобрать себе другую одежду, а пока он и так достаточно времени тут потерял. Закутав соблазнительное тело в длинный дорожный плащ, мужчина снова взял ее на руки и понес на улицу. Можно было бы приказать ей проснуться, но он пока еще не был готов встречаться с ней взглядом. Не был уверен в своей стойкости к ее чарам после такой ослепительной близости. И к слезам, которые засверкали в ее глазах, когда он взглянул на нее, тоже не был готов.
  На улице его внутреннее пламя, повинуясь молчаливому приказу, вырвалось из тела и приняло форму огромного огненного дракона. Даймир хмыкнул, вспомнив, с каким восторгом девчонка рассматривала их коней, но тут же заставил себя отогнать это воспоминание, потому как оно будило абсолютно неуместное желание улыбнуться.
  Взобравшись на спину дракона, он направил его в свой дворец. В этой части мира он мог, не таясь использовать более быструю форму передвижения. Тут ему не от кого скрываться, так как запертые в его мире враги никогда больше не смогут выбраться, чтобы предупредить своих союзников из других сфер. Он лично запечатал портал, когда они только вошли в Шагмар.
  За эти несколько дней Повелители сумели освободить столицу и ближайшие к ней города от пирмарцев и ледяных, но о полном освобождения огненного мира было еще рано говорить. Пусть каждый из их четверки намного сильнее сотни из вражеской армии, но и их силы не бездонны.
  Вскоре на горизонте появился некогда прекрасный, а теперь полуразрушенный город - Паонтра - столица огненного мира Шагмар. Полуденное солнце скользило по освобожденным ото льда песочно-золотистым стенам домов и его дворца, который, хвала пламени, сохранился целым и невредимым.
  Отнеся девушку в смежные со своими покои, которые еще буквально вчера занимала какая-то ледяная худышка, Даймир направился в свой кабинет - там его уже ожидали остальные Повелители и его бывший-настоящий советник - Ригмар, по совместительству хозяин, в доме которого эти три дня прожила рыжая, и генерал Зарон. Он уже знал о принятом им шестьсот лет тому назад решении сдать Шагмар без боя и был благодарен мудрости своего военачальника. И пускай многие его воины были далеко не в восторге от такого решения, но оно сохранило множество жизней, и сейчас в его распоряжении было практически все то же мощное войско, которое он оставлял.
  Как они и предполагали - ледяные практически уступили огненные земли пирмарцам и на территории Шагмара, кроме столицы, было всего лишь шесть городов, занятых этими ледышками. Зато проклятые пирмарцы обустроились тут со всем удобством, превратив его людей в рабов. Но недолго им осталось. Даймир не сомневался, что они уже прекрасно осознают свой близкий конец, потому как вчера довольно громко заявил о своем возвращении, вновь наполнив иссушенный источник Шагмара.
  - Ригмар, задержись, пожалуйста, - попросил он своего советника, когда все разошлись. Зарон - ко все прибывающим воинам огня, Повелители - отдыхать и набираться сил для нового рывка.
  Он хотел перекинуться парой слов с мужчиной относительно девушки. Хочет он того или нет, но червь сомнения относительно ее происхождения слишком настойчиво точил его душу. И сейчас идея вот так, сходу сделать ее своим эмфиром уже не казалась такой уж гениальной. Правда, он не мог с уверенностью сказать, что жалеет о содеянном. Просто слишком много неприятностей принесет ему это решение, если вдруг слова и уверения девчонки окажутся правдой. Поэтому Даймир решил немного подстраховаться.
  Как говорится, меньше знает...
  
  ***
  
  Анна
  
  Пришла в себя в большой светлой комнате, закутанная в плащ и покрывало.
  Сдержав моментально появившееся желание разреветься, стукнула кулаками по матрасу и медленно выдохнула. Не дождется гад огненный, чтобы я ревела из-за него. Злость, ярость - вот, что он действительно заслужил. А самоедство... на него у меня всегда найдется свободная минутка ночью.
  Вскочив с кровати, поняла, что все еще обнаженная. Это что он меня... голую? По улице?! Натурально зарычав, чем сама себя немного удивила, начала по очереди открывать все двери. Ванна. Мне нужна была ванна или таз с водой! Я хотела смыть с себя прикосновения этого огненного насильника! Внутренний голос, который ехидненько напомнил, что к насилию утренние действия, по большому счету, не имеют никакого отношения, я проигнорировала.
  Отыскав искомое, полчаса провозилась с абсолютно незнакомой мне системой, а потом отстукивала зубами азбуку Морзе, пока мылась в ледяной воде. Откуда она только взялась такая холодная в огненном-то царстве-государстве?
  Покинув ванную, продолжила осмотр дверей. Отыскав спрятанную в небольшой нише дверь, заглянула в которую, обнаружив чью-то гардеробную. Недолго думая, вошла внутрь и начала перебирать средневекового стиля, но явно дорогие и очень красивые, наряды, прикидывая мой ли размерчик у владелицы этих покоев.
  Скажите, неудобно? Неудобно спать на потолке, и расхаживать голяком... в принципе неудобно, а уж в незнакомом месте и при незнакомых мужиках, один из которых уже успел отличиться, и подавно.
  Одевшись, вышла из покоев. Я не была голодна, абсолютно, но зато я была зла, оскорблена и обижена, а значит, я все равно иду на кухню - топтать какие-то вкусняшки и... не думать ни о чем!
  Стиснув зубы, чтобы не давать воли чувствам и мыслям, проходила мимо снующих по коридорам и лестницам людей. Наконец, спустя минут двадцать скитаний вышла на абсолютно пустую огромную кухню. Что же мне так 'везет' сегодня?
  - Опять собираешься перекусывать? - насмешливо спросили от двери просто таки до зубовного скрежета знакомым голосом.
  А я, хоть и невероятно сильно хотелось накостылять одному нахалу за честь свою попранную и в хвост, и в гриву, назло всем и всему, откусила огромный ломоть хлеба, который перед этим щедро намазала чем-то вроде нашего масла и чем-то вроде их варенья.
  - Изыди, нечистый! - попыталась прогнать абсолютно нежеланного гостя и откусила еще один кусок, заедая свою вину, горечь, боль, обиду... все.
  - Нарываешь на наказание? - тут же почувствовала на шее горячее дыхание Даймира. - М-м-м... мне понравилось, так что можешь продолжать острить дальше. Опробуем очередной стол. Кстати, - он сделал вид, словно что-то внезапно вспомнил, - ты еще не получила свое наказание за то, что надумалась выспаться в огнецвете. Так что можешь задирать свои пышные юбки и морально готовиться в хорошей трепке.
  Я даже рот открыла от такой наглости - благо в нем ничего уже не было - и не могла выдавить из себя и слова, все больше закипая и уже просто задыхаясь.
  - Ты... да ты... - вскочив и развернувшись лицом к огненному, я начала оглядываться вокруг, пока мой взгляд не упал на стоящий на столе чайник.
  Схватив этот снаряд, я просто запустила им в своего обидчика. Увы, промазала. Но, ничего, тут много чего есть... Даймир артобстрел кухонной утварью своей важной персоны терпел недолго.
  - Прекрати, я сказал! - рычал он, уворачиваясь от прицельно запущенного глиняного горшка.
  - Да пошел ты, насильник чертов! - прошипела я и по вспыхнувшему вокруг мужчины пламени поняла: пошалили немного, пора и честь знать.
  Подобрав юбки, я пулей вылетела из кухни, подперев дверь вовремя подвернувшимся под руку стулом. Конечно, огненного изверга это остановило ненадолго. Вскоре послышался звук разлетевшейся на щепки двери и недовольный рев по поводу беспорядка, а потом пламенным потоком была снесена уже я.
  - И кого же ты назвала насильником, разговорчивая ты моя?! - в мгновение ока внеся меня в незнакомые покои и тут же долбанув спиной о стену рядом с дверью, прорычали в лицо.
  - Тебя, больной на голову придурок! - не растерявшись и залепив ему пощечину, прошипела в ответ.
  И плевать я хотела на его наказания! Я ему не игрушка какая-то, которую захотел - приласкал, даже не спросив, а нужна ли ей эта ласка, а захотел - поставил в угол. И... я не хотела, честно не хотела, но нависающее надо мной лицо злого до чертиков Даймира внезапно начало расплываться перед глазами.
  Кажется, мужчина даже отшатнулся от меня. Послышались приглушенные ругательства, а после и громкий стук закрывшейся двери, сопровождавшийся содроганием стен. И как крышу не обвалил?
  Вытерла слезы и постаралась успокоиться. Огляделась в незнакомой комнате и выглянула в коридор. Оставаться в чьих-то покоях не хотелось, но и вновь нарваться на этого полного неадеквата я тоже желанием не горела. Но, к счастью, путь оказался свободен, и я направилась к лестнице, намереваясь выбраться на улицу и прогуляться. Не то, чтобы меня тянуло на любование местными красотами - не то состояние, но осматриваться в огромном дворце, по которому снует огромное количество людей, не хотелось, как и не хотелось встречаться с Даймиром. Да и красот никаких тут не наблюдалось: перед дворцом, там, где по задумке должен был находиться газон - грязь, вдоль дорожек - вместо ухоженных кустов - их прогнившие скелеты. Мрак... Но очень подходит к моему настроению.
  Я нахожусь в абсолютно незнакомом мне мире почти неделю, а узнала о нем само ничего. Говорить о способах возвращения домой и вовсе не приходилось. Зато со мной уже много чего успели сделать. И самое печальное: я даже не представляла, какую участь мне приготовил этот их Повелитель.
  Эмфир... Почему никто не хочет объяснить мне значение этого слова? Тем более он ведь уверен, что я и так прекрасно знаю об этом. Так почему бы не напомнить о страшной участи своему врагу, чтобы лишний раз позлорадствовать над ним хотя бы? Я не мазохистка, но так хоть имела бы представление во что вляпалась. Единственное, что я сама поняла за эти дни: Даймир может наказывать меня болью, может усыплять, когда вздумается и перемещать к себе...
  Сбившись с шага, споткнулась на ровном месте от осенившей меня догадки. Ведь если он может меня и усыпить, и заставить корчиться от боли, то почему бы ему не вызвать во мне и дикое желание к себе? От накатившей злости поняла, что если так пойдет и дальше, я сама начну воспламеняться постоянно. А еще я поняла, что очень сильно хочу прирезать Повелителя. Немного жаль было его людей, но ничего - найдет их огонь себе нового хозяина, никуда не денется.
  От кровожадных мыслей меня отвлекло легкое дрожание земли. Оторвав взгляд от валяющейся неподалеку руки какой-то несчастной статуи, которую я гипнотизировала, ничего не видящим взглядом пока размышляла, огляделась. И вскрикнула. Все вокруг вдруг начало резко зарастать травой и даже прогнившие 'трупики' кустиков начали споро реанимироваться, обрастая... ну, я бы сказала сказочно красивыми осенними листочками. А вот выросшая рядом фигура незаметно подкравшегося Аида местного разлива совершенно точно была абсолютно лишней здесь.
  - Не знаю, Фарианна ты или нет, - чуть хрипловатым голосом, начал говорить он, так и не удосужившись взглянуть на меня. О приветствии я вообще молчу - видимо, вежливость не является сильной стороной этих Повелителей, - но предупреждаю: вздумаешь кому-то навредить и тебя не спасет, что ты являешь эмфиром Даймира. Клянусь, если хоть на секунду засомневаюсь в твоей безопасности для него или любого из нас, я найду способ уничтожить тебя! - и так посмотрел своими бирюзовыми глазищами, что сразу появилось желание провалиться под землю... от страха.
  Но я только тяжело вздохнула и отвернулась. Снова угрозы...
  - А что такое эмфир? - тихо спросила я, все так же смотря вдаль и не особо ожидая ответа.
  Да его и не последовало. Мужчина просто прошел мимо. Время от времени он останавливался, либо просто рассматривая что-то ведомое только ему, либо опускаясь на одно колено и прикасаясь к земле, которая тут же покрывалась травяным ковром. И зачем ему это? Заняться что ли нечем?
  Поразмышлять еще и на эту тему не успела, потому как перед глазами резко потемнело и я вдруг оказалась в очередной абсолютно незнакомой комнате, напротив развалившегося в кресле Даймира. Господи, неужели так сложно просто оставить меня в покое?!
  - Успокоилась? Слава огню! - вполне себе даже радостно воскликнул он.
  - Что-то хотел? - холодно спросила мужчину, из последних сил сдерживая желание, чтобы не накинуться на него с пришедшими во время недолгой прогулки догадками и обвинениями.
  - Чувствую себя спокойнее, когда ты в пределах видимости, - пожал он плечами.
  - Так и будешь постоянно держать меня на коротком поводке? - сцепив зубы, процедила.
  - Почему бы и нет? Тем более, мы уже выяснили, насколько приятным может быть совместное времяпрепровождение, - нагло ухмыльнулся Даймир.
  - Не уверена, что там, - неопределенно мотнула головой в сторону окна, - была настоящая я. Ты ведь легко мог и заставить меня... хотеть тебя, как заставлял накануне засыпать или испытывать боль. На самом деле я думаю, что так и было, - пожала я плечами.
  Мужчина промолчал и что самое удивительное - нигде не загорелся, только зубами скрипнул, да настроение у него явно подпортилось, чему лично я была рада. Оглядевшись, подошла к стоящему напротив Даймира кресла и пихнула его в сторону окна. Мебель на удивление легко поддалась, несмотря на внушительный вид, и вскоре я уже была обладательницей VIP-места у окна. Если я вынуждена находиться с ним в одной комнате, то любоваться его рожей у меня не было ни малейшего желания. Не слишком приятные, а порой и не слишком приличные воспоминания лезли ко мне в голову при виде этого мужчины. И реакция на эти воспоминания не всегда радовала своей адекватностью.
  - Ты что делаешь? - кажется, Повелитель действительно был шокирован моими манипуляциями с креслом.
  Он сидел с прямой спиной, в позе порывающегося встать человека и с широко открытыми глазами.
  - Так я буду у тебя на глазах? - спросила я.
  Мне неуверенно кивнули.
  - Ну, вот и чудненько, а тебя у меня перед глазами не будет! - уселась и отвернулась к окну.
  Ну, вид так себе... на троечку. Видно, до этой части двора Зенмар еще не успел прогуляться. Свернувшись калачиком на кресле, уставилась на небо.
  Бесился Даймир молча, молча же и ушел, заперев меня в комнате, что я осознала, когда попыталась выйти. Так что оставшееся до сна время, я была вынуждена коротать в комнатах... наверное огонька, потому как гардеробе, в который я попала изучая открытое для передвижений пространство, висела мужская одежда. Вот только все эти рюши и сомнительного вида лосины я едва ли могла представить на таком мужчине как Повелитель. Может не успел прибраться после предыдущих жильцов или комната не его, или... Нет, я определенно хотела бы увидеть все это на Даймире.
  Странно, но хоть сегодня я спала намного больше, чем бодрствовала, спать почему-то хотелось очень сильно. Наверное, от скуки... Я очень долго не решалась использовать расположенную в этих комнатах кровать по назначению, но когда по моим ощущениям время перевалило за полночь, все-таки решилась прилечь и немного отдохнуть. Даже раздеваться не стала, чтобы когда придет этот тиран потребовать у него... А что я могу у него потребовать?
  Постепенно мысли свернули на дорожку 'себяжаления', и так грустно стало, что я даже всплакнула, но лишь немного, сумев-таки взять себя в руки до того, как подушки промокли от соленого потопа. Было страшно даже представить свою судьбу в этом мире, а если сказочно повезет и вернусь - как посмотрю в глаза Мишке после случившегося сегодня утром? А главное где его взять это сказочное везение, чтобы вернуться? Если Даймир будет и дальше либо держать меня у себя на виду, либо запирать в покоях, вряд ли мне удастся выяснить свои шансы на возвращение. Попросить помощи у Хаины? Сомнительно, чтобы она тут же кинулась выполнять мою просьбу. И как тогда быть? Я сотый раз задавала себе этот вопрос и снова не смогла найти на него ответа, просто заснув.
  Через какое-то время я почувствовала шевеление рядом, и кто-то притянул меня к горячему телу. Хотя почему кто-то? Даймир. Очень хотелось возмутиться и уйти, но сил полностью вырваться из объятий Морфея почему-то не было, и я только недовольно проворчала что-то, вновь уплывая в сон.
  А утром это снова повторилось. Он распалил меня до такой степени, что я проснулась от собственного громкого стона.
  Я привыкла считать, что сплю очень чутко, но Даймиру каким-то образом удалось раздеть меня и завести просто до невменяемого состояния, а я и не почувствовала всех его манипуляций. В смысле, тело-то мое, конечно, прекрасно все прочувствовало и впервые в жизни дрожало от неутоленного желания, а вот разум вовремя проснуться, видимо, забыл. Или не забыл, а ему просто не дали?
  И все равно, даже несмотря на растекающееся по телу томление, несмотря на почти болезненное желание, проснуться вот так - с пальцами, зарывшимися в жесткие короткие волосы, с ногами, закинутыми на его бедра и плавясь от слишком медлительных толчков - было слишком сокрушительным для меня. Дрожащими руками, которыми хотелось обнять и притянуть ненормально горячее тело ближе к себе, попыталась оттолкнуть. Но даже для меня самой эта попытка показалась слишком жалкой. Вот и мужчина, лишь оторвался от моей груди и взглянул в глаза.
  - С добрым... утром, дорогая, - тихо прорычал он, отпуская сдерживающие его до этого тормоза и с силой врезаясь в мое тело.
  И... я слаба, отвратительно слаба, потому что единственное, что я могла делать дальше - это в кровь кусать губы, чтобы не кричать и комкать простыни лишь бы только удержаться и не запустить когти в мужские плечи.
  А потом он одевался, а я лежала на кровати, свернувшись калачиком, и тяжело переживала очередное предательство своего тела и очередное предательство своей любви. И даже предположение, что моя реакция - следствие манипуляций Даймира, не помогало обрести покой ни моей совести, ни моей душе, которая корчилась от обиды и боли.
  Услышала, как он остановился около кровати, и лишь крепче зажмурилась, молясь, чтобы он просто убрался из комнаты и оставил в покое. Но, как и прежде, его желания абсолютно не совпадали с моими чаяниями: почувствовала, как позади прогнулся матрас под тяжестью мужского тела и сильные руки сомкнулись вокруг меня, подымая и лишая единственной преграды в виде тонкого покрывала.
  Он целовал жадно, совсем не обращая внимания на то, что его страсть не находила взаимности, а сжатая в руках женщина оставалась безучастной к его поцелуям и ласкам.
  - Меня не будет несколько дней, - наконец, оторвавшись от меня и подымаясь с постели, известил Даймир. - Не скучай и веди себя хорошо. За пределы ворот не выходить!
  Он скрылся за дверью, а я еще долго смотрела на нее настороженным неприязненным взглядом и надеялась, что эти несколько дней растянутся в несколько лет.
  
  Глава 5
  
  Даймир
  
  Едва за спиной мужчины закрылась дверь спальни, его губ коснулась довольная улыбка. Никогда, обладая женщиной, он не испытывал и половины тех ощущений и эмоций, что накрывали его с головой, когда находился в этой несносной девчонке. И пускай она брыкается и шипит, пытается дуться и показывать коготки, но она хочет его с такой же неудержимой силой, как и он ее. И это тоже делало ее не похожей на Фарианну.
  Сегодня ему опять привиделся знак огненного феникса, который он едва успел заметить, прежде чем тот вновь испарился. Это с одной стороны радовало и дарило надежду, а с другой - вызывало недоумение и уйму вопросов, поскольку только то, что она смогла снять с них наложенное Фарианной проклятие, уже говорит не в пользу ее версии происходящего. Но Даймир уже знал, где будет искать ответы на свои вопросы, осталось только покончить с захватчиками и вернуться во внешний мир. А пока они очищают огненные земли, пускай девчонка посидит в его дворце, так он будет уверен, что она в безопасности и не сможет сбежать.
  - Повелитель, - когда Даймир вышел на улицу, его окликнул какой-то паренек.
  Вид у него был ужасный, да еще и раненный ко всему, о чем свидетельствовала его ненормальная бледность и насквозь пропитавшая камзол кровь.
  - Повелитель, разрешите... - пытаясь отдышаться, прохрипел он.
  Мужчина кивнул, одновременно подхватывая уже готового свалиться с ног парня.
  - Я Танфрид файр Гимгрин из Шакрата. В Границах нашего города было обнаружено пять магов ордена Приниора... видимо успели проникнуть в Шагмара до того, как вы вернулись и закрыли границу... они прячутся в лесах... хотят помочь ледяным и пирмарцам выбраться... планируют сохранить хотя бы один из захваченных миров Повелителей.
  - Спасибо за сведения, - кивнул Повелитель молодому воину. - Иди внутрь, там тебе окажут необходимую помощь и выделят комнату.
  Значит, придется немного поменять планы и в первую очередь выловить магов, чтобы они не смогли вывести из его мира ни одного чужемирца.
  Попасть в Шагмар иначе, чем через границу было невозможно, но вот выйти... выйти можно было и открытым на огненных землях порталом, а этого они никак не могли допустить, так как не желали осложнений при возврате других сфер. И пускай с мощью Повелителей, которые являлись носителями чистой магии стихий, никто не может сравниться, но даже их силы не безграничны и имеют свое дно, а за столько лет маги могли бы придумать еще какое проклятие на их головы.
  Вскоре к Даймиру присоединились другие Повелители.
  - Итлиор, Зенмар, можете просканировать юг Шагмара? - спросил он, после того, как обрисовал новую ситуацию.
  Он боялся, что маги могут скрыться от его стихии и он не почувствует их на своих землях, но закрыться сразу еще и от земли и ветра они не смогут.
  Как и предполагалось, огонь его земли не смог найти иномирцев с чужеродной магией, отличной от ледяной. Итлиор тоже не смог определить местоположение и курс магов.
  - Они движутся на запад, - глядя в глаза земляной бильсте, известил нас Зенмар.
  - Можно было догадаться, - хмыкнул Вотгор. - Туда же сбежали ледяные и пирмарцы.
  Даймир сжал зубы. Паразиты, прикипевшие к его земле и людям, сбежали, едва завидев Повелителей, обрекая своих охранявших оледенелый город воинов на верную гибель. За те несколько дней, что они освобождали столицу и близлежащие большие города, он столько всего увидел, что сейчас все его нутро сворачивалось в тугой узел от ненависти при одном лишь упоминании этих ничтожеств.
  - Магов уничтожим, но ледяные и пирмарцы... я хочу их живыми, - прорычал мужчина, едва сдерживая свой огонь. - Они слишком долго забавлялись в рабовладельцев с моим народом, и я не буду столь милосердным с ними, чтобы подарить легкое избавление в виде смерти.
  Остальные Повелители сдержано кивнули, едва удерживая в узде свои стихии, поскольку уже примерно представляли, что застанут на своих землях.
  - Чего ждем? - нетерпеливо поинтересовался самый молодой из Повелителей - Итлиор, выпуская свою стихию и превращаясь в огромного грозового орла.
  Следом выпустил свою стихию Вотгор, водным смерчем рванувшей на запад, Зенмар принял облик гепарда, а Даймир - огненного дракона. В такие мгновения Повелитель растворяется в своей стихии, становится с ней одним, абсолютно не уязвимым, целым.
  Взмыв в воздух, дракон взял курс на запад, лишь на несколько мгновений задержавшись над полигоном, где его военачальник впервые за шесть столетий тренировал воинов, которые снова вспоминали каково это - держать в руках разрушительную силу огня.
  
  ***
  
  Анна
  
  Конечно, я не послушала Даймира и попыталась выйти за пределы ворот в тот же день. Каково же было мое разочарование и злость, когда ступив буквально шаг по запретной для меня территории, почувствовала, как на шее начинает затягиваться невидимая удавка. Сначала я понадеялась, что мне показалось, но чем дальше от ворот я отходила, тем тяжелее было сделать следующий вдох. А я ведь даже не сбежать - прогуляться хотела... все равно мне в этом мире идти некуда и не к кому.
  Вернувшись во дворец, принялась за его исследование. Раз уж я тут пленницей оказалась, то неплохо было бы узнать, наконец, где я и кто я теперь.
  Так, пробродив широкими светлыми коридором около часа, я нашла библиотеку. Помещение было довольно большим, но уютным, с высоким потолком, который украшала великолепная люстра... я бы сказала из хрусталя, но ее странноватый бледно-красноватый оттенок сбивал с толку. Стеллажи с книгами занимали все пространство по периметру комнаты - от пола до потолка. Красивый камин с диваном перед ним, стол и три кресла вокруг, журнальный столик. О, а это наверняка бар! Я провела по красивой резьбе на красном дереве и провернула торчащий в замочной скважине ключик. Действительно бар, в котором при приблизительном подсчете обнаружилось около десятка разнообразных напитков. Закрыв дверцу, подошла к небольшому столику в углу библиотеки, где обнаружилась занимающая всю его поверхность карта. Провела пальцами, по чуть шероховатой, повторяющей изображенный ландшафт, бумаге, остановившись у одной из витиеватых надписей. Склонилась, присмотрелась и почувствовала, как холодок пробежался по моему позвоночнику. Какого...
  Метнувшись к стеллажу, выдернула первую попавшуюся книгу, потом другую, третью... на противоположной стороне библиотеки. Я... я ни фига не понимала в этих чертовых иероглифах! От разочарования, громко захлопнула толстую книгу и, вскинув голову к потолку, тихонько взвыла.
  - Все настолько плохо? - внезапно раздавшийся в тишине библиотеки достаточно громкий насмешливый мужской голос заставил вздрогнуть и выронить томик прямо на ногу.
  - Ауч! Чтоб тебе... - выругалась сквозь зубы, запрыгав на одной ноге, когда твердый корешок 'приласкал' мои бедные пальчики.
  - Давайте помогу, - меня беспардонно подхватили на руки и опустили на стоящий неподалеку диван.
  - Лучше бы научился деликатней обозначать свое присутствие, - проворчала я, пытаясь сквозь застилающие глаза слезы разглядеть неизвестного посетителя библиотеки, опустившегося около меня на колено и схватившегося за пульсирующую дикой болью ногу.
  Надеюсь, этот огромный талмуд с неведомыми мне каракулями не стал причиной сломанных пальцев!
  - Мне жаль, что я стал причиной ваших слез, - действительно с сожалением произнес мужчина и предпринял попытку стащить с моей бедной ноги мягкую туфельку.
  - А уж мне как жаль, - вздохнула я, забирая свою конечность и немного поерзав от неловкого положения.
  Ну, не привыкла я, чтобы всякие незнакомцы стояли передо мной на одном колене, поглаживая при этом мою же щиколотку. Да еще и какие незнакомцы! Песочные, с легкой рыжинкой волосы, яркие синие глаза... да и все остальное очень даже ничего. Но главное - на меня смотрели не насторожено и не с враждебностью, а изучающе и с легким интересом.
  - Эм... я думала, что одна я не могу найти себе занятие среди всей этой суматохи, - пискнула, пытаясь хоть как-то развеять неловкость и убрать ногу от практически прилипших к ней пальцев. Но, по-моему, ощущала эту самую неловкость только я, поскольку взгляд мужчины в это самое мгновение опустился до уровня декольте и застыл там на мгновение прежде, чем вернуться к моему лицу.
  - Я бы предпочел потренироваться с остальными воинами, но лекарь запретил мне сегодня даже покидать свою комнату, - улыбнулся незнакомец. - Танфрид файр Гимгрин, можно просто Тагир.
  - Анна... Анна Григорьевна. Можно просто Аня, - закусив губу, немного неуверенно представилась я, так как догадывалась, что подобные имена у них тут не в ходу. - Так... а почему тебе запретили выходить из комнаты? - поспешила задать первый пришедший в голову вопрос, видя удивление и недоумение в глазах Тагира проскользнувшее при моем имени.
  - Это не важно, на самом деле, - немного поморщившись, поднялся на ноги мужчина. - Главное, что я тут, в то время как больше всего хотел бы попасть на тренировку и научиться пользоваться огнем, - в его ладони зажегся огонек. - Мне говорили, что это волшебное чувство, но никогда не подумал бы, что буду чувствовать себя... так. А ты... у тебя довольно странное имя, - оторвав взгляд от сотворенного им же огонька, посмотрел на меня.
  - Я не отсюда родом, - пришлось ответить, но тут же постаралась перевести разговор на другую тему.
  На этот раз судьба свела меня с молодым воином. Ну, как молодым... только первый стольник недавно разменял, хотя по сравнению с тем же Даймиром казался довольно зеленым пареньком немного за двадцать. И, несмотря на свой реальный возраст, обладал юношеской горячностью и неусидчивостью, о чем свидетельствовало его искреннее негодование по поводу запрета лекаря на любые физические нагрузки. Правда, узнав, а точнее увидев, в чем дело, я и сама рекомендовала ему пойти в свою комнату и прилечь, но он лишь отмахнулся, досадливо покосившись на пропитавшуюся кровью белую рубашку.
  - И вы еще тягали меня на руках! - всплеснула я руками, вспомнив сей факт, как и тот, что мужчина все время нашего общения старался держаться так, чтобы с моего положения не было видно алого пятна.
  Выгнать Тагира к врачу у меня не получилось, а идти искать его меня не отпустили, нежно, но ощутимо крепко схватив за руку и усадив подле себя на диванчик.
  - И как вас угораздило? - нервно спросила я.
  Так я узнала, что из-за обнаруженных магов, Даймир со своими товарищами вынужден будет сделать крюк, а сам мой собеседник достал ранение, попавшись в руки к ледяным уже по пути в столицу. Также я узнала, что приставка файр в имени шагмарца указывает на его принадлежность к роду воинов - тех, кто может дотрагиваться до огня и использовать его не только, как источник жизненных сил, но и как грозное оружие.
  Собеседником Тагир оказался интересным и веселым, а еще упрямым, потому как, сколько бы я не пыталась его отправить в комнаты зализывать боевые раны, все было тщетно. Так что мне не оставалось ничего другого, кроме как сделать вид, что поверила в пустячность ранения и его быструю регенерацию. И все равно уже спустя час нашего общения мое настроение немножечко улучшилось, мысли о Даймире, нашей близости, вине и побеге также на время перестали переполнять мой мозг, как и страшная безнадега самую малость отпустила душу. Конечно, он не был моим другом, но до того, как он появился на пороге библиотеки, я и не подозревала, как за эту неполную неделю истосковалось по обычному, человеческому, дружескому общению, когда внутри чувствуется пусть и не полное, но умиротворение, а не напряжение на грани нервного срыва.
  Я не решалась задавать ему волнующие меня вопросы, боясь спугнуть раньше времени. У меня в запасе был не один день, чтобы придумать, как постепенно вытянуть из него интересующую меня информацию, а, возможно, и попросить помощи. Может быть, Даймир сможет вырвать меня из их внешнего мира, возможно, сможет выдернуть и из моего, но я не могла сидеть в его дворце, сложа руки, и ждать, когда он вернется и снова затащит в свою постель. Меня ломала реакция на него и, наверное, это мысли мазохистки, но почему-то мне казалось, что куда лучше в моральном плане я себя чувствовала бы, насилуй он меня грубо и жестоко, испытывай я боль, а не удовольствие. Без этих страстных до безумия поцелуев и сжигающих любые мысли ласк.
  Выходила из библиотеки в приподнятом настроении и переполненной надеждой. Я нравилась Тагиру, и в мои намерения входило по максимуму использовать этот факт. В какой-то момент стало тошно от этого, но затолкав свою совесть куда подальше, я уговаривала себя, что это может быть моим единственным шансом избавиться от Даймира и вернуться домой, разыскав жрецов. В это самое мгновение даже оказаться одной в абсолютно чужом мире пугало не так сильно, как снова очутиться в объятиях их повелителя. Тем более, если впереди путеводной звездой будет сиять надежда вернуться к любимому и привычной жизни.
  - Ну, наконец, я уж думала отправляться на твои поиски! - воскликнула Хаина, как только я зашла в свои покои. - Ой, ты не против, что я так ворвалась к тебе в комнату? - спохватилась девушка. - Спросила у отца, где тебя разместили, и решила нагрянуть в гости, - улыбнулась она.
  - Нет, я не против Хаина и очень даже рада, - в свою очередь улыбнулась абсолютно нежданной гостье. - Тем более у меня к тебе просто огромная просьба.
  - Какая?
  Она с любопытством и легкой настороженностью смотрела на меня, а я немного поколебавшись, все-таки решилась рискнуть и попросила:
  - Научи меня читать.
  - Читать? - кажется, мне удалось искренне удивить свою знакомую.
  Я кивнула:
  - Сегодня была в библиотеке и поняла, что не понимаю ни буквочки. Отсюда вытекает еще один вопрос: а говорю я как?
  - То есть как это, 'как'? Нормально ты говоришь, на общепринятом в четырех мирах стихийников - пролийском.
  - О...
  На больший комментарий меня не хватило.
  - Хорошо, - наконец, согласилась она и я, схватив за руку свою новоявленную учительницу, потащила ее в библиотеку.
  У меня было около трех часов на изучение местной письменности, а после по плану стояла встреча с Тагиром в саду. Мне не хотелось афишировать свое знакомство с мужчиной, как и не хотелось, чтобы кто-то просветил его в отношении моей схожести с пресловутой Фарианной. Хотя сомневалась, что в этой суматохе до меня есть кому-то дело. Лишь Ригмар практически сразу после ухода Даймира заглянул, представив мне миловидную девушку с малиновыми волосами и заявив, что по любым вопросам и желаниям я должна обращаться к ней. Да вот Хаина...
  
  Я никогда не была особо сильна в языках, о чем в очередной раз убедилась, пытаясь запомнить эти абсолютно незнакомые мне завитушки. Да еще и завитушек этих в пролийском алфавите было несметное (как по мне) количество - аж сорок семь! А еще они действительно чем-то напоминали иероглифы - ошибешься на одну завитушечку и уже получишь другую букву. Словом, мне хватило первых двадцати минут, чтобы понять - даже вылези я из собственной шкуры и завяжись бантиком, это читать я научусь не ранее, чем через три-четыре месяца. В лучшем случае! Но я все равно старалась, кто знает, как повернется жизнь...
  Попрощавшись с Хаиной, я поспешила в сад, в запримеченный мною еще во время первой прогулки укромный уголок. Тагир уже ждал меня у полуразрушенной беседки и даже не пытался скрыть радости от моего появления. Тут же последовало предложение прогуляться за пределы территории дворца, которое я была вынуждена мягко отклонить, едва сдержавшись, чтобы не вывалить на голову мужчины истинную причину своего отказа и пребывания во владениях Повелителя огня. Завтра. Я расскажу ему немного о своей ситуации завтра, а пока у меня есть почти сутки, чтобы очаровать и покорить... Тошно... Да и уверенности в своих силах у меня абсолютно не было - не такая уж я и красавица. Симпатичная, но не более. Я догадывалась, что сейчас Тагира интригует во мне некая загадочность, несхожесть с остальными знакомыми ему женщинами, но далеко ли я смогу уехать на этом? И смогу ли? Все-таки я не имею опыта в подобного рода манипуляциях и с удовольствием бы обошлась без него и впредь. Да, мне пришлось приложить некоторые усилия, чтобы меня заметил мой будущий муж, но все они сводились к настойчивым попыткам всегда нарисоваться где-то рядом и неловким флиртом с моей стороны во время непродолжительных бесед.
  Чертовы жрецы! Чертов Даймир! И трижды чертова Фарианна, кем бы она ни была!
  В отличие от Хаины и Лагора, Тагир более охотно отвечал на мои осторожные вопросы, да и сам рассказывал немало о своем огненном мире и его судьбе после исчезновения Повелителей. Это было все равно, что идти по тонкому льду, покрытому толстым слоем снега - ты без понятия, куда следует ступить, чтобы испещренный тонкими трещинами лед вдруг не обвалился под ногами, но все равно вынужден двигаться вперед. Я задавала вопросы и пыталась незаметно подвести мужчину к разговору на интересующие меня темы, но даже представления не имела, что должна была знать, как представительница называемого ими 'внешним' мира. В какой-то момента захотелось плюнуть на эту игру и рассказать свою историю путешествия в этот мир, но я одергивала себя, потому как не могла предугадать реакции Тагира на мою исповедь.
  Немногим позже, уже сидя в своих покоях и ковыряясь вилкой в принесенном ужине, я мысленно подводила итог сегодняшней вечерней прогулки. Не густо, по большому счету, но достаточно, чтобы понять - никуда не деться мне от Даймира. Во всяком случае, пока он не снимет свое ограничение на мои перемещения.
  Из нашего с Тагиром разговора я сделала вывод, что чистокровные стихийники могут лишь управлять подвластной им стихией и, как маги, несостоятельны. В прошлые века, они принимали на своих землях магов из внешнего мира - целителей, бытовых, слышащих (которые принимались на судейские должности). С тех пор, как огненные земли оказались под гнетом врагов, большинство из этих магов вернулось в свой мир, а тех, кто не успел сбежать - вынудили прислуживать захватчикам. Из этого всего следовало, что способность Даймира перемещать меня к себе, усыплять, ограничивать перемещение - это не просто действие какого-то заклятия, которое может аннулировать другой огненный маг с достаточным уровнем силы. Еще в самом начале Даймир отвечал на мои возмущения, что все это он может делать со мной, потому что я - его эмфир. И снова все упирается в это странное определение! И что-то подсказывает мне, что мне вовсе не понравится расшифровка этого словечка. Возможно, причиной тому предчувствию был довольно символичный металлический ошейник, который я ощутила на своей шее?
   Слегка затронув тему Фарианны и ее предательства, я узнала много чего нового, в том числе и некоторые слухи относительно ее судьбы.
  Оказывается, в водном мире существует небольшой источник вечной молодости. Его существование во все века держалось в строжайшем секрете, пока Фарианна со своим бывшим любовником - предводителем пирмарцев - не захватила миры Повелителей. Они жаждали власти и вечной жизни. Власть они получили, но вот вечную жизнь... Источник мог продлить молодость смертного существа на сто-четыреста лет в зависимости от расы, но не может подарить бессмертия. Хотя Фарианне и так не было суждено умереть от старости. Согласно редким слухам, которые, по словам Тагира, ходили среди пирмарцев и совершенно случайно дошли до него самого, она была убита собственным ревнивым любовником... за неверность. Странно, что до семьи советника Ригмара подобные слухи не дошли, а может и дошли, да они сначала решили, что вероломной ведьме удалось найти еще какой-то способ переродиться? Досада на мгновение обожгла грудь, ведь они изначально были не справедливы со мной. Все они. И Даймир в первую очередь. Даже если бы я была, словно две капли воды похожа на Фарианну, неужели в этих треклятых мирах не знают слова 'двойник'? Даже в нашем одном-единственном мире, живут похожие друг на друга, но совершенно не связанные родственными узами, люди. Ах, да, моя кровь, сумевшая пробудить Повелителей... Боже, как же я запуталась и устала!
  
  ***
  
  Даймир
  
  Сотни пирмарцев и ледяных фениксов были согнаны в кучу, как какой-то скот и заключены в магическую клетку, а Повелитель огня смотрел на них и горел от негодования и ненависти. Он многое успел повидать в первые дни после своего возвращения домой, но то, что увидел сегодня, уничтожило его самообладание и единственное, чего он сейчас хотел - медленно и мучительно убивать каждого из тех, кто поселился на его землях, сея на них нищету, упадок, смерть. Но нет, он сдержится. Они слишком много задолжали, чтобы искупить этот долг только лишь своей смертью.
  Отыскав взглядом освобожденного, среди других мужчин, женщин и даже детей, работающих на рудниках, мага, Даймир подошел к заметно постаревшему со времени их последней встречи воину:
  - Зифрак, согласен ли ты вернуться на должность главного Судьи и воздать по заслугам каждому из здесь присутствующих?
  - С превеликим удовольствием, Повелитель, - слегка поклонился маг, и на его лице обозначилась бледная тень улыбки.
  - Я не желаю для них быстрого избавления, пусть каждый уплатит свой долг. Пусть их женщины займут место наших в построенных тут домах страсти, мужчины - наших мужчин на рудниках и не только - они многое разрушили, им же это и отстраивать. Что касается детей... если найдутся малыши до десяти - выслать во внешний мир и определить в детские дома, старшие... судьбу старших оставлю на твое усмотрение. Если будут невинные, возьмешь их с собой в столицу. Еще раз Зифрак: я надеюсь, что даже несмотря на долгие годы ада, ты сохранил умение судить непредвзято и справедливо.
  Да, несмотря на все увиденное, Повелитель не хотел засудить на жизнь в аду невиновных. Он хотел возмездия, а не слепой мести, сметающей на своем пути всех без разбору. Каждый получит по заслугам и ограничивающий магию браслет на запястье.
  Отпустив своего Судью, Даймир еще раз окинул взглядом согнанных в одно место людей. Да, среди них были сильные маги, но даже армия самых сильных существ всех миров - ничто против гнева выпущенных на волю стихий. Им понадобилось всего лишь два дня, чтобы очистить огненные земли. Конечно, Повелитель понимал, что освобождение остальных миров не дастся им так же легко. Воздух и вода - стихии, породившие ледяных фениксов, а пропитанные природной магией земли Зенмара - 'дом родной' для пирмарцев.
  Но здесь и сейчас они победили и устали без сна и отдыха, заслужили на передышку прежде, чем отправиться на освобождение очередного мира...
  Внезапно взгляд Даймира зацепился за смутно знакомую фигуру мужчины по ту сторону магической клетки стихийников. Моментально все мысли вылетели из его головы, уступив место слепой ярости, а собравшийся уже уходить Повелитель развернулся всем корпусом к мужской фигуре, одетой в некогда роскошные одежды.
  - Хормиш! - прорычал он, желая взглядом испепелить клетку и собственными руками задушить военачальника пирмарцев.
  - Лестно знать, что даже спустя столько лет великий Повелитель огня помнит имя обычного смертного, - издевательски хмыкнул мужчина, пытаясь расправить плечи и хотя бы визуально вернуть уже начавшему постепенно усыхать телу былую стать. - Хотя... это для нас последние шестьсот лет были наполнены яркими красками жизни, ты же томился в камне. Между жизнью и смертью, меж явью и кошмаром, в вечной борьбе с одиночеством и безумием... И как оно там, Повелитель огня? Великий и непобедимый в одно мгновение оказался обманутым и растоптанным. Да еще и кем? Собственной избранницей!!! Часто ли ты вспоминал Фарианну? Часто ли представлял ее в моих объятиях? О, да, эта ведьма была великолепна и изощрена в своей жестокости. Она дала тебе ощутить все грани ада, но главное - теперь, после того, как я сам вонзил меч в ее блудливое тело, ты никогда не получишь наследников....
  - Ты слишком много разговариваешь, пирмарец! - практически неконтролируемое бешенство объяло Даймира. - Думаю, твой ядовитый язык - лишняя роскошь в ожидающей тебя новой жизни. - И вот только что злорадствующий мужчина, явно пытавшийся выторговать себе быструю смерть, валяется на земле, безуспешно стараясь сдержать истошный крик боли и захлебываясь в собственной крови, которая стекала по подбородку.
  Развернувшись, Повелитель ушел. Почему-то после слов пирмарца особо остро захотелось увидеть рыжую девчонку, и Даймир не знал ни единой причины, чтобы противиться этому желанию. Выпустив стихию, он позволил ей заключить свое тело в огненный кокон, растворился в своем огне, и, приняв форму дракона, забыв об усталости, понесся в сторону своего дома.
  Вот только дома его, похоже, совершенно не ждали. Это он понял, когда не нашел рыжую бестию ни в ее комнате, ни на кухне. Едва сдержав в себе порыв воспользоваться их связью и призвать девчонку к себе, он попытался сосредоточиться и найти ее на прилегающий ко дворцу территории. Ощутив ее в своем саду, мужчина направился туда.
  Даймир не хотел лишний раз напоминать Анне о ее статусе, потому как с каждым часом его сомнения относительно ее связи с Фарианной становились все сильнее, а уж после слов пирмарца он и вовсе пребывал в растерянности. Он не понимал, как такое возможно, ведь все его инстинкты реагируют на девушку совсем недвусмысленным образом, да и 'оживить' их могла только кровь Фарианны...
  Звонкий смех, раздавшийся из глубины сада, и вторивший ему мужской голос, моментально вымели все мысли из его головы. Рванув в ту сторону, откуда доносились звуки беседы, Даймир на мгновение остановился, когда его взгляду предстала прислонившаяся спиной к колоне фигура девушки и нависшая над ней горой мужская. Он что-то шептал девчонке, склоняясь к ее губам, а она улыбалась... Улыбалась! Другому мужчине!!!
  Огненная пелена застлала глаза Повелителя, и он мысленным приказом переместил изменщицу к себе.
  - А ты, я смотрю, скучала по мужскому вниманию, пока меня не было, - прорычал он в лицо дезориентированной девушки, собрав волосы на затылке в кулак и заставив смотреть на него. - Но ничего, погоди немного... я исправлю это.
  Мужчина потянул ее вверх за волосы, заставляя стать на цыпочки, и грубо поцеловал, проигнорировав болезненный всхлип. Оторвавшись от губ Анны, он буквально отшвырнул ее от себя, от чего она не удержалась на ногах и упала, больно ударившись о землю. Но Даймир этого уже не видел, - его полные бешенства глаза смотрели на побледневшего воина, который посмел посягнуть на принадлежавшее ему.
  - Повелитель, - опомнился тот и поспешил склонить голову в знак уважения, но Даймир успел увидеть тревожный взгляд, который тот бросил на девушку.
  Появилось неконтролируемое желание прямо тут и сейчас превратить этого зарвавшегося мальчишку в горстку пепла. Видимо, его намерения весьма четко отобразилось на лице, потому как воин еще больше побледнел и непроизвольно отступил назад, но уже было поздно: в мгновение подлетев к тому, Повелитель схватил его за горло и, ощутимо сдавив пальцы, заглянул в расширившиеся от страха глаза.
  - Файр Гимгрин, ты дотронулся к тому, что не принадлежит тебе, - процедил он сквозь сжатые зубы приговор, тут же отпуская мальчишку и вкладывая всю свою ярость в удар.
  Парень отлетел от Повелителя и упал на землю, схватившись за выбитую и обожженную челюсть. Даймир узнавал в молодом воине недавнего вестника, благодаря которому они вовремя узнали о пребывающих на огненных землях магах. Но от этого сдерживать внутри себя огонь не стало легче, особенно когда перед глазами все еще стояла картина их не состоявшего поцелуя.
  - Даймир, он не знал, что я каким-то образом связана с тобой, - он почувствовал, как его едва ощутимо дернули за руку. - И я не твоя вещь, хоть тысячу раз сделай меня своим чертовым эмфиром.
  Прищурившись, Повелитель взглянул на шипящую на него женщину и не увидел, как глаза пытающегося прийти в себя молодого воина потрясенно распахнулись.
  - С тобой я разберусь позже, - прорычал он, стряхивая с себя ее руку, но тут же болезненно хватая за плечо и притягивая к себе. - А пока ты идешь в свою комнату и, если тебе хоть немного дорога твоя шкура, сидишь там как мышка и ждешь меня!
  Ему необходимо было выпустить пар и немного остудить клокотавшую внутри огненную ярость, чтобы ненароком не покалечить девчонку. Возможно, она и не была Фарианной, но явно отличалась той же ветреностью. А Даймир не потерпит, чтобы кто-либо кроме него не то, чтобы целовать и касаться, дышать смел в сторону его женщины!
  - Ну, уж нет, я не собираюсь сидеть в твоем чертовом замке и ждать, как верная собачонка пока ты избиваешь ни в чем не повинного человека! - прошипела девушка.
  - Ни в чем не повинного?! - взвился Даймир, испепеляя неверную вертихвостку взглядом. - А знаешь, наверное, ты права, - как-то резко остыл Повелитель, от чего по спине девушки пробежал неприятный холодок, - и мне стоит заняться именно твоим воспитанием, а не выбиванием дури из этого мальца, который повелся...
  - Повелитель... - попытался подать голос парень, но тут же был перебит.
  - Ты мне никто! - дрожа от ненависти и выделяя каждое слова, процедила Анна. - Жалкое недоразумение, которое, не моргнув глазом испоганило мне всю жизнь, сделав своей... рабыней. Я ненавижу тебя всеми фибрами своей души и поверь, найду способ отплатить тебе за все сполна! Даже если снова придется обратить тебя в чертов камень... Холодная, черствая глыба куда лучше отображает твою внутреннюю суть, чем...
  - Достаточно! - гаркнул выведенный из себя Повелитель и, рывком, притянув к себе хрупкое тело, окружил их огненным коконом, сметающим все на своем пути смерчем рванув во дворец, а потом и в покои.
  С мальчишкой он разберется потом, а сейчас у него было лишь одно желание - проучить девчонку, стереть с ее тела чужие прикосновения. Показать, кому она принадлежит на самом деле и заставить забрать назад слова.
  
  Глава 6
  
  Анна
  
  Нас закрутил огненный смерч, но мне было все равно.
  Меня трясло от ярости и ненависти. Возможно, вернись Даймир днем позже и я успела бы немного остыть, принять... то есть попробовать принять то, чем я стала из-за огненного засранца. Успела бы усмирить свой бешеный нрав и даже подумать над тем, как вести себя рядом со своим тюремщиком. Но Повелитель решил вернуться, когда я еще не успела оправиться от вываленной мне Тагиром на голову истины. Истины, что я теперь не более чем вещь, паразит, живущий за счет своего хозяина, имеющего надо мной практически безграничную власть. И он еще смеет злиться?! Махать кулаками на единственного, кто отнесся ко мне по-человечески?! Да что он вообще себе возомнил?!
  Но как всегда моя злость разбивалась о жестокую действительность: я тут никто и зовут меня никак. Я ничего не могу! И от этого хотелось выть...
  - Если я еще хоть раз увижу, что ты флиртуешь или, затухни вечное пламя, целуешься с кем-либо, больше на мое милосердие можешь не рассчитывать, - едва за нами закрылась какая-то дверь, прошипел Даймир, прижимая меня спиной к стене и яростно сверкая своим голодным взглядом. - Я превращу в пепел того, кто посмеет притронуться к тебе, а ты, моя дорогая, будешь наказана...
  - Думаешь, ты недостаточно меня наказал?! - впиваясь когтями в плечи мужчины, закричала я. - Ты, не задумываясь ни на мгновение, забрал мою свободу, превратил меня в ничто и еще думаешь, что найдется наказание похлеще этого?!
  - Я мог просто убить тебя там, - дергая меня за волосы, выдохну прямо в губы мужчина.
  - Уж лучше бы убил!
  Но мужчина, казалось, уже и не слышал моих слов, - он исступленно целовал и покусывал шею, наверняка оставляя на коже следы своей болезненной страсти и как всегда не обращая внимания на оставляемые моими ногтями царапины на спине и шее, на мои попытки оттолкнуть.
  Нас снова объяло пламя, только на этот раз оно было призвано, чтобы испепелить нашу одежду. Я запаниковала, чувствуя, как быстро тлеет на теле платье и белье, как мягким пеплом осыпается на пол, как горячие руки жадно исследуют и сжимают освободившуюся плоть, как словно нехотя откликается на близость этого мужчины тело. Это разозлило меня и... я просто закрыла глаза и обмякла в его руках.
  Мне нечего было противопоставить его силе, так хотя бы попытаюсь не дать растоптать себя полностью, вновь столь остро реагируя на его ласки, попытаюсь отгородиться от него и происходящего в этой комнате.
  Почувствовав мою капитуляцию, Даймир отнес меня на кровать и опустил на прохладное покрывало. Лежала не шевелясь, ожидая продолжения, но его все не было и я решилась открыть глаза.
  Даймир возвышался над кроватью, жадно рассматривая мое тело, заставляя практически физически ощущать на коже его взгляд. Не ушел... Зато из его глаз ушла слепая ярость и ее место заняло жаркое желание, заставляющее янтарь глаз сверкать ярче и теплее, зовущее мое тело откликнуться взаимностью, что оно с готовностью и делало.
  Я закрыла глаза и демонстративно отвернулась, сжав лежащие по бокам руки в кулаки, чтобы подавить желание прикрыться, а еще лучше - попытаться сбежать. Пусть делает, что хочет, вряд ли он получит от этого радость, разве что если он любитель бревен... А перед глазами все еще стояла картинка обнаженного божества, коим и являлся Даймир. Широкие плечи, мощная грудь, сильные руки, узкая талия... я зажмурилась сильнее, когда мой внутренний взор опустился до паха мужчины. Лучше бы я не открывала глаза! Природа действительно ничем не обделила Повелителя огненных, разве что способностью здраво мыслить...
  - Посмотри на меня! - совсем рядом прозвучал короткий приказ, и матрас прогнулся под мужским телом.
  - Хочешь поиграть? - хриплый голос Даймира срывался от желания, но накрывшая грудь ладонь действовала твердо, решительно и слишком медлительно. - Я не против...
  Все мое тело содрогнулось, когда горячее дыхание коснулось затвердевшей вершинки, вздох помимо воли замер внутри в ожидании желанной ласки, а руки отчаянно сжали простынь, чтобы не вцепиться в его волосы и не заставить действовать.
  Но нет, этого больше не будет.
  Отпустила простыни и запустила ногти себе в руку, когда влажный язык едва ощутимо лизнул сосок, а пальцы начали легко поглаживать самый низ живота, дразня нежную и чувствительную кожу, посылая импульсы желания, от которых моя плоть сжималась в требовании большего.
  Царапнувшие твердую вершинку зубы заставили вздрогнуть и втянуть в себя воздух сквозь сжатые зубы. Почему, ну почему мое тело... да и вся я так реагирую на этого ненормального?!
  Стиснув зубы, я вновь и вновь воскрешала в голове сегодняшний разговор с Тагиром. Наконец, мне удалось вывести нашу беседу на интересующую меня тему Повелителей, и мужчина сам обмолвился об эмфирах. Он упомянул их вскользь, всего лишь как пережиток прошлого, но мне было этого достаточно, чтобы, непонимающе нахмурившись, уточнить, а что же это за понятие такое неведомое во внешнем мире. Даже не знаю, наверное, мне лучше было бы этого не спрашивать. Ведь нужно быть полностью лишенной инстинкта самосохранения, чтобы дерзить и выказывать недовольство тому, кто в столь обширном понятии держит в своих руках твою жизнь...
  - Упрямая, - хриплый смешок выдернул в реальность, где невыносимый из-за своего ослиного упрямства рабовладелец измывался над моим телом. - Мне даже интересно, долго ли ты еще сможешь продержаться...
  Черт!!! Так... на чем я там остановилась? Ах, да, я - эмфир - верная и покорная тень своего хозяина. У эмфира нет и не может быть личной жизни, как и список его прав не насчитывает ни единого пункта. Повелитель может когда угодно призвать своего эмфира с любого уголка любого из пяти миров и имеет определенную власть над телом (может усыпить мысленным приказом, заставить испытать боль или наоборот забрать ее). А еще он может при помощи крови или жизненной энергии эмфира исцелять себя или восполнять свой резерв. Последнее требовалось редко, поскольку Повелители сами по себе были носителями чистой магии.
  Эмфир, в свою очередь, становился чем-то вроде паразита, живущего за счет Повелителя. После ритуала ему больше не требовалась нормальная пища для поддержания жизнедеятельности, так как он черпал жизненную энергию от своего хозяина. Кроме того, если эмфиром делали мага, то он автоматически лишался своей магии и впредь мог ею пользоваться лишь в том случае, если Повелитель снимет запрет. Эмфир не мог причинить какой-либо вред своему хозяину и со смертью последнего отправлялся следом, поскольку лишался необходимой для существования жизненной энергии. То есть обратного процесса тут не предусмотрено и эмфир, в отличие от того же рабства, - приговор не подлежащий обжалованию. При любом жизненном раскладе. А вот Повелителю достаточно всего лишь обрезать магические нити, чтобы умертвить своего эмфира...
  Ох... вздрогнула от неслабого укуса, пришедшегося на сосок правой груди. Кажется, кое-кто начинает терять терпение.
  Мне было невдомек, зачем Даймиру ожидать от меня какого-либо отклика, но испытала некоторое удовлетворение, буквально кожей ощущая его недовольство. Я даже открыла глаза, чтобы насладиться своей крошечной победой над своим собственным телом.
  Повелитель огня нависал надо мной на вытянутых руках, сверля мое лицо недовольным и полным голода взглядом, в котором лишь на секунду промелькнула и тут же исчезла неуверенность.
  Подняв руку, откинула прядку и едва ощутимо провела подушечками пальцев по щеке, очертила губы, наблюдая, как прикрываются в удовольствии от этой нехитрой ласки глаза мужчины, как он тянется за моей рукой в неосознанном желании большего.
  - Неужели ты на самом деле думал, что я захочу тебя после того, как узнала во что ты меня превратил? Когда узнала, что такое на самом деле этот твой эмфир? - подтянувшись на кровати и практически касаясь губ Даймира, прошептала я и почувствовала, как вздрогнуло его тело надо мной.
  Несколько мгновений Повелитель всматривался в мое лицо нечитаемым взглядом, а я, к своему стыду, должна была скрепить зубы, чтобы сдержать предательскую влагу, жгущую глаза. Как же не вовремя я прониклась жалостью к себе и своей загубленной жизни!
  - Узнала? - наконец, дошло до него.
  Я часто-часто заморгала и подняла взгляд, смотря куда-то над головой мужчины. Только бы не разреветься... Шероховатые пальцы, прошедшиеся по щеке и размазавшие влагу, показали, что все-таки мне не удалось сдержать слез.
  Свернулась калачиком под возвышающимся надо мной телом и попыталась проглотить ставший поперек горла ком.
  - Ты... ты вот так запросто, не моргнув даже глазом разрушил жизнь абсолютно незнакомого человека только... только из-за того, что он тебе кого-то напоминал. Ты поистине жесток, Повелитель.
  Он молчал, а я закусила кулак, чтобы сдержать рвущийся наружу всхлип.
  Почувствовала, как Даймир встал с кровати. Что ж, во всяком случае, он от меня отстал... Ненадолго. Вытащив из постели и меня, он завернул мое тело в простынь и, подняв на руки, куда-то понес. Точнее, не он понес, а закружившее вокруг нас пламя.
  Спустя минуту меня поставили на ноги, а окружающий нас огонь исчез. Проморгалась и вытерла глаза.
  - Смотри, - меня развернули спиной к мужчине, демонстрируя... а что, собственно говоря, демонстрируя?
  Окинула беглым взглядом помещение и поняла, что мы вроде как на чердаке. Тихий шорох вернул мое внимание к... картине?
  Ох, мамочки! Тлеющая ткань, некогда прикрывающая огромную, с мой рост, картину, начала осыпаться на пол, открывая моему взгляду... меня? Я словно в зеркало смотрела, с одним лишь различием, что изображенная на полотне девушка была слишком, я бы даже сказала, нездорово бледной, а ее светлые волосы отливали голубизной. В остальном... те же голубые глаза, тот же нос, та же линия губ. Даже фигура была почти такой же, как у меня. Ну, может, лишь самую малость худее.
  - Как ты, должно быть, догадалась перед тобой портрет Фарианны, - раздался надо мной голос Даймира. - Поразительное сходство, не правда ли? Прибавить к этому тот факт, что освободить нас из камня могла лишь ее кровь с частичкой ее энергии. Не ее потомков, а именно ее! Да и сам я тоже чувствовал, что передо мной моя... ледяной феникс.
  Я сглотнула, не понимая, как такое может быть. Как я могу быть связана с этой ледышкой без сердца?
  - Как ты понимаешь, вывод был очевиден, - между тем продолжал Повелитель огня, обнимая меня за плечи. - Не буду скрывать: чем дальше, тем больше сомнений у меня появлялось на твой счет. Можно сказать, я почти уверился в том, что каким-то невообразимым образом ты не являешься Фарианной, но в то же время ты просто не можешь не быть ею. Как такое возможно, не знаю, но обязательно выясню, когда мы разберемся с разрушительными последствиями деяний Фарианны и ее любовника.
  - И ты отпустишь меня?
  - Тогда ты сможешь нормально жить в этом мире, - не обращая внимания на мой вопрос, продолжил Даймир. - Твоя жизнь практически ничем не будет отличаться от жизни обычного человека, а может и наоборот - станет лучше, если сможешь открыть в себе какой-то талант.
  - В этом мире... а если я не хочу в этом? Если я хочу домой? - робкая надежда на мгновение согрела мое сердце, ведь если он поверит мне, то может...
  - Боюсь, туда тебе путь закрыт, поскольку я даже не знаю, о каком мире идет речь. И потом, зачем тебе туда? Я почти уверен, тут ты сможешь раскрыть в себе неожиданные возможности...
  - Я уже не раз говорила, зачем мне туда...
  - Да-да, помню: муж и какая-то работа. Неужели твой мужчина не мог обеспечить свою женщину, что тебе приходилось работать? И к нему ты еще хочешь вернуться?
  - Работающая женщина в моем мире - нормальное явление и я люблю свое дело. И да, я хочу вернуться к своему мужчине. Я люблю его!
  Хватка на моих плечах стала почти болезненной.
  - Любовь... всего лишь глупая привычка...
  - Мне жаль тебя, если ты на самом деле так думаешь.
  - Я не думаю, я знаю. Любовь порой бывает такой переменчивой и, как показывает жизнь, абсолютно бессильна против времени. Даже самые сильные чувства имеют свойство угасать, - уходит горячащая кровь страсть, сменяясь безразличием, проходит и привычка, называемая тобой 'любовью'. Сто лет, двести, триста и даже огонь самой сильной любви затухает, сменяясь равнодушием и очередной привычкой - просто быть рядом с удобным, в чем-то все еще родным человеком.
  - Это не правда! - развернувшись в руках мужчины, горячо воспротивилась таким кощунственным размышлениям, а потом на мгновение задумалась. - Я... я не знаю, что будет через сто или триста лет, да и неважно это - столько в моем мире и не живут. Но верю, что любовь - это лучшее из того, что может испытать в своей жизни человек. И мне искренне жаль тебя, если ты никогда не знал любви.
  - Зато я знаю, что такое инстинкт, - криво улыбнулся Даймир, - позволяющий признать среди тысяч женщин одну единственную. Твою! И по сравнению с этим всеобъемлющим чувством и потребностью, эта твоя любовь - лишь бледная тень чего-то поистине великого. Повелители не любят своих женщин - они живут ими, и эта потребность никогда не притупится и не сойдет на нет, никогда не позволит даже взглянуть на другую. Жаль только, что избранницы не могут подарить нам того же, - лишь Повелители наделены инстинктом. И максимум на что мы можем рассчитывать - всего лишь любовь своих половинок...
  - Ты странно рассуждаешь, - покачала головой.
  - Успел многое увидеть до того, как оказаться заточенным в камне, - пожал плечами мужчина.
  - По большому счету мне безразличны твои взгляды на жизнь, каждый имеет право думать и жить, как ему угодно. Но ты так и не ответил на мой вопрос - отпустишь домой?
  - Нет, - короткий и непоколебимый ответ заставил плечи опуститься.
  - Но почему? - почти умоляюще вопросила я. - Неужели мало мучил? Сделал каким-то эмфиром, насило...
  - Даже не смей произносить это слово! - угрожающе выставил палец Даймир, зверея на глазах. - Хотел бы, да не смог... взять тебя силой. Ты ведь моментально загораешься, стоит лишь коснуться...
  - Это неправильно...
  - ЭТО как раз и правильно, - снова перебил меня мужчина, резко успокаиваясь. - Ты поймешь это когда отпустишь свое прошлое.
  - Но я не хочу его отпускать! Пусть я останусь твоим эмфиром, но я хочу домой!
  - И как ты себе это представляешь? Ты не протянешь долго без меня и в соседней сфере, а уж о твоем мире и говорить не приходится - ты просто заснешь там, обессиленная без подпитки, а если пробудешь вдалеке достаточно долго - умрешь!
  Могла бы и сама догадаться! Сцепив зубы, я смотрела в породистое лицо Повелителя огня и просто не знала, что сказать. Да, он идеально обезопасил себя от Фарианны - она не могла бы ни навредить ему, потому как это прямо пропорционально отобразилось бы на ней, ни возродиться, как это произошло бы в случае, если бы он ее убил. Да, помимо всего прочего, я также узнала, что наши мифы о фениксах отчасти правдивы и когда находящийся в расцвете сил феникс погибает, он действительно может 'восстать из пепла'. Станов эмфиром, Фарианна не возродилась бы, умри она от истощения без энергии Даймира или убей ее он сам. И даже если бы она погибла и возродилась, все равно так и осталась бы его эмфиром. Идеальная страховка. Но вся соль в том, что я не Фарианна!
  - Существует... существует ли шанс, что я снова смогу стать нормальной? - испепеляя взглядом своего тюремщика и нервно комкая простынь на груди, спросила я.
  - Если ты о том, чтобы избавиться от связующих нас нитей, то я о таком не знаю, а нормальной? Я сниму с тебя магическое ограничение, и только от тебя будет зависеть, будешь ты чувствовать себя эмфиром и пленницей в моем доме или...
  Тут он осекся и стал сканировать мое лицо внимательным взглядом, явно сомневаясь в том, стоит ли говорить мне... что-то...
  - Или?
  - Я хочу быть уверенным, что не получу нож в спину от тебя, - словно сдаваясь, он резко шагнул вперед, заключая мое лицо в свои ладони. - Хочу мира в своей сфере и своем доме. Дай мне это и я поклянусь, что никогда не прибегну к этой связи, если речь не будет идти о твоей безопасности.
  - Да какое тебе дело до меня и моей безопасности? Я не хочу твоих клятв и не хочу жить в твоей чертовой сфере! Я. Хочу. Домой! - упрямо повторила я, словно эти слова могли что-то изменить.
  - Забудь. В любом случае, я тебя не отпущу, - покачал головой Даймир, продолжая уже почти пожирать меня глазами.
  - Чего ты хочешь от меня? - освободив свое лицо из чаши его рук, отошла на несколько шагов, пока не задела край портрета.
  Вместо ответа Повелитель огня засунул руки в карманы штанов и недовольно поджал губы:
  - Ты пока еще не готова, чтобы услышать ответ.
  - Ох, так значит для того, чтобы стать, считай, твоей собственностью, я готова, а для того, чтобы услышать, что еще ты от меня хочешь - нет?! Мы же вроде бы уже решили, что я не она, - махнула рукой на картину, - так может, прекратишь издеваться надо мной?! Или тебе все это доставляет удовольствие?
  - Хочешь знать, что мне доставляет удовольствие? - я снова оказалась в руках Даймира, от чего едва не взвыла.
  - Я ведь не она, Даймир, - понимая, что криками ничего не добьюсь, повторила я. - Но ты все равно будешь и дальше мучить меня?
  - Мучить? - горячие губы прошлись по моей шее, а руки начали задирать простынь. - Нет, искорка моя, мучить я тебя не собираюсь. Разве что удовольствием.
  - Ты истязаешь меня морально! Каждый раз, когда мое тело отзывается на тебя... А, что я пытаюсь объяснить? Тебе ведь все равно, - горько усмехнулась я, чувствуя начавшее зарождаться желание.
  - Знаешь, когда я был заперт в камне, я действительно думал, что ничто и никто не сможет больше тронуть моего сердца, - прошептал мужчина мне в шею, - но теперь понимаю, что мне не все равно. Я дам тебе время... Анна. Но если предашь, - подняв мое лицо, он, казалось, пытался заглянуть в самую мою душу и почему-то в этот момент выглядел как-то... ранимо, - вместо нежного и щедрого мужчины, получишь палача.
  Последние слова заставили меня невесело рассмеяться.
  - Знаешь, - спустя минуту посмотрела на Повелителя, - я и так получила в твоем лице палача, хоть и предать еще никого не успела.
  Он ничего не ответил, просто вздохнул и отпустил меня, забирая основавшуюся на талии руку из-под простыни.
  - Я предлагаю попытаться оставить прошлое в прошлом. Знаю и тебе, и мне это будет нелегко сделать, но дальнейшее противостояние и накапливание обид - путь в никуда. Не в нашей власти изменить прошлое, но мы можем постараться создать будущее.
  - Тебе легко говорить. Тебе наша встреча принесла свободу, а мне она исковеркала всю жизнь!
  - Я дарю тебе практически бессмертие и... магию, - одними уголками губ улыбнулся Даймир. - Надеюсь, когда-то это сможет искупить твои потери. А теперь идем, пора спать.
  - Как у тебя все легко выходит: тут ты злишься и едва не убиваешь ни в чем не повинного человека, а потом набрасываешься и едва не насилуешь...
  - Не напоминай мне, - тихо рыкнул Даймир, и на мгновение в его глазах вспыхнуло пламя. - И в дальнейшем держись от других мужчин подальше.
  - Боже, как же я ненавижу тебя, - устало выдохнула я и, проскользнув мимо мужчины, побежала по чердаку в поисках выхода.
  Мне не хотелось видеть и слышать Повелителя огня, но уже спустя мгновение он нагнал меня и, окутав своим пламенем, переместил в мою комнату.
  - Спокойно ночи, - не спеша выпускать меня на свободу, прошептал он.
  - Уйди.
  - Только сейчас, - сдался мужчина и, запечатлев на губах быстрый поцелуй, вышел из спальни.
  А я как была повалилась на постель, пытаясь разобраться в той каше, что сейчас творилась в моей голове. Рассказ Тагира о Фарианне и эмфирстве, резкая смена в поведении Даймира. Но главное - скорее всего, больше никогда не увижу своего Михаила и не вернусь к привычной жизни. От осознания этого грудь сдавливало от невыносимой боли, а в горле мешал нормальному дыханию горький ком подступающих слез.
  Мысли хаотично мелькали в голове, и очень скоро я просто уснула, успев лишь подумать, что нужно истребовать с Даймира отдельное жилье, раз уж мы разрулили ситуацию с Фарианной и мне все равно прозябать в этом мире.
  Но утром я даже не вспомнила об этой идее, как и не вспоминала ни о Мишке, ни о Даймире, ни... да я вообще ни о чем не могла думать, кроме дикой боли, сжигающей меня изнутри.
  Время перестало существовать, стерлись границы между реальностью и бредовым кошмаром, в который я проваливалась, когда обессиленное нереальной болью сознание уплывало. В какой-то момент поняла, что я не одна в комнате, но ни о чем говорили потревожившие мой навеянный болью кошмар люди, ни кто это был, мой разум не уловил.
  Сколько времени прошло, не знаю. Помню лишь, что один раз просыпалась, когда за окном было темно. Значит, это продолжается уже около суток? Боже, я ведь просто сойду с ума...
  - Спи...
  После боли пришел жар. Я словно сгорала изнутри, и даже обжигающий холод, который я чувствовала вокруг себя в редкие просветы сознания, не приносил ожидаемого облегчения.
  Придя в себя в очередной раз с облегчением поняла, что все закончилось. Боль и жар ушли, оставив после себя лишь слабость.
  - Как ты себя чувствуешь? - склонился надо мной Даймир, заметив мои потуги приподняться на кровати.
  - Хреново, - просипела, чувствуя как одно единственное слово 'высосало' все силы из моего слабого тела. - П.. пить...
  'И есть!', - закончила про себя, не находя в себе сил не то, чтобы сказать еще хоть что-то, но даже держать глаза открытыми.
  Тут же почувствовала, как мое тело поднимают и к пересохшим губам прикасается чашка с прохладной жидкостью. Сделав буквально несколько глотков, вновь уплыла в сон.
  
  - Что со мной случилось?
  В следующий раз, когда пришла в себя, сил в моем организме наскреблось побольше. Так что я смогла не только истребовать питья, но и легкий перекус, в очередной раз вызвав безмерное удивление у Повелителя, которое он и хотел бы, да просто не успел быстро скрыть от меня.
  После вкуснейшего бульона и сладкого, мягкого и очень сытного фрукта, я чувствовала себя достаточно хорошо, чтобы выведать у мужчины причины моего более чем просто дурного самочувствия. Но только вместо так ожидаемого мною ответа он присел на краешек кровати, скинул с меня легкое покрывало и, схватившись за ворот рубашки, рванул в разные стороны. На мою слабую попытку воспротивиться такому произволу, никто внимания не обратил.
  - Ты теперь нечто большее, чем просто человек, - с теплом рассматривая что-то на моей левой груди, изрек Повелитель странную фразу.
  Извращенец чертов!
  Не найдя ответ мужчины удовлетворительным, опустила взгляд и шокировано уставилась на цветное изображение этакой жар-птицы, расправившей свои огненно-оранжевые крылья чуть повыше моей груди.
  - Если честно, я не любитель всяких татушек, - собирая вместе края разорванной рубашки, выдавила из себя, - так что тебе следовало сначала спросить у меня... И вообще... что это?
  - Это огненный феникс, - улыбнулся Даймир, нависая надо мной и словно заново изучая мое лицо.
  Надеюсь, на нем-то никаких рисунков не появилось? Что-то не нравился мне его пристальный изучающий взгляд.
  - Кто бы мог подумать, что девушка с лицом и телом Фарианны окажется ее полной противоположностью? Даже хранитель тебе достался схожий, но абсолютно противоположный ее льду. Последняя из рода огненных фениксов, - голос мужчины был задумчивым, а я все никак не могла 'въехать' во все происходящее.
  Какой, нафиг, хранитель?! И какой, к черту, огненный феникс?!
  - Даймир, если это шутка, то она неудачная, - попыталась улыбнуться я.
  Получилось несколько нервно, а потом и вовсе жалко, когда я начала ощущать немалый, но приятный жар в том месте, где была изображена птица.
  - Огненный феникс куда больше подходит Повелителю огня, чем ледяной, - завалился на кровать рядом со мной мужчина.
   В отличие от меня - дезориентированной и все еще немного слабой, он выглядел не в меру довольным и счастливым.
  - Ты все еще слаба. Отдохни, - сгреб он мое застывшее тело к себе под мышку. - А я тебе пока расскажу историю появления на свет огненных и ледяных фениксов. Думаю тебе, как последнему представителю огненного рода не будет лишним ее послушать.
  - Думаешь? А вот я так не думаю, потому что вообще ничего не понимаю из той чуши, что ты городишь! - попыталась выбраться из-под придавившей меня лапищи.
  - Когда все закончится, нужно будет заняться твоими манерами и речью, - вздохнул мужчина. - Женщина Повелителя не должна выражаться, как невоспитанная простолюдинка.
  - Я не твоя женщина! - тут же вспыхнула от ярости, которая, впрочем, не сумела придать мне достаточно сил, чтобы в буквальном смысле слова отвоевать свою неприкосновенность пред наглой конечностью и ее не менее наглым хозяином.
  - Не стоит так нервничать, я же пообещал дать тебе время, - еще сильнее прижал меня к себе Даймир, в его голосе слышалась улыбка.
  Жизнерадостность этого типа была непрошибаема. Я же только и могла, что напыжившись, зло сопеть ему в бок, думая, за какие прегрешения некто сверху с отвратным чувством юмора отдал меня в лапы этому... Повелителю.
  - Я, конечно, подозревал о твоей принадлежности к роду огненных фениксов - твой хранитель несколько раз пробивался сквозь щиты во время... нашей близости, - он повернул голову и, подцепив подборок, поднял мое лицо к себе, чтобы прикоснуться к губам мимолетным поцелуем. Гад! - Однако знать это наверняка, оказалось куда приятней, чем я ожидал. Он проявился сегодня утром и, судя по насыщенности рисунка, уже очень скоро потребует расправить крылья.
  Расправить крылья?!
  В этот самый момент я даже не могла с уверенностью сказать, что тревожит больше - то, что Даймир назвал меня своей женщиной или то, что кто-то внутри меня будет требовать расправить крылья.
  Происходящее со мной в этом мире все больше походило на какой-то театр абсурда. Я окончательно запуталась во всем... но крылья в данный конкретный момент меня все-таки волновали больше.
  - То есть, расправить крылья? Я смогу... эм-м... превращаться в... птицу? Стану чем-то типа оборотня? Буду обрастать перьями, и... летать? - спросила я, не веря, что эти слова слетают с моего языка.
  - Нет, ни в какую птицу ты превращаться не сможешь, - вновь улыбнулся мужчина, а потом не выдержал и рассмеялся, наконец-то выпуская меня из своих объятий.
   Воспользовавшись свободой, отползла на другой конец кровати и закуталась в кокон из покрывала, наблюдая за от души хохочущим мужчиной.
  Его смех начал становиться обидным.
  - И откуда у тебя в голове такие бредовые мысли? - немного успокоившись, поинтересовался он, но ответа явно не ждал. - Обрастать перьями и летать... надо же было такое придумать! А уж представить, - его янтарные глаза, в которых сверкали искорки смеха, прошлись по моему телу, явно снова примеряя на меня перья, клюв и крылья. - У тебя, моя искорка, оказывается, богатая фантазия, - благо смеха больше не последовало, а то я уже готова была его чем-то огреть по голове. - На самом деле образ птицы сможет принимать твой хранитель, он - своего рода воплощение живущего внутри тебя огня.
  - Живущего внутри меня огня...
  Прислушалась к себе. Огня не почувствовала, только исходящее от татушки тепло.
  - Огненные и ледяные фениксы происходят от рода Повелителей, - вновь откинулся на подушки Даймир, закладывая руки за голову.
  Его лицо приобрело задумчивое выражение, а мое - мученическое и злое. Такое впечатление, что он специально выставил на обозрение каждую линию своего идеального голого торса, зная, как все это великолепие действует на мои низменные инстинкты. Пришлось отвесить себе пару-тройку мысленных оплеух и напомнить, что дома меня ждет тот, кого я не только хочу, но и люблю. Воспоминания о Мишке подействовали не хуже ледяного душа, и вскоре все мое внимание было сосредоточено на рассказе.
  - Судьбу изредка заносит на поворотах, и когда это случается, не знаешь смеяться или плакать над преподнесенным ею сюрпризом, - между тем продолжил мужчина, решив для начала немного пофилософствовать. И не знаю кому как, но мне над моим 'сюрпризом' хочется не просто плакать, а рыдать крокодильими слезами. - Когда-то давным-давно, много поколений Повелителей назад, Повелители воды и огня признали свою половинку в одной девушке, которая по насмешке судьбы, не иначе, оказалась еще и носительницей стихии ветра. Единственная за всю историю Повелитель-женщина. Не знаю и не понимаю, как мужчины сумели договориться и делить одну женщину на двоих, когда меня от одной лишь мысли, что к той, которую нареку своей, кто-то прикоснется, выворачивает наизнанку, но... именно этот странный и противоестественный союз дал жизнь огненным и ледяным фениксам. От матери дети получили парящего над землей хранителя, а от отцов унаследовали огонь... или лед. Почему именно лед, а не вода, история умалчивает, но, думаю, именно таким образом соединились в детях Повелителя воды и Повелительницы ветра две стихии.
  - Ну, ледяные фениксы, насколько я поняла, живут и процветают, тогда почему огненных не стало? Их же не стало, я правильно тебя поняла?
  - Да. До твоего появления они считались потерянной для миров расой, - он повернул голову, и некоторое время внимательно рассматривал меня. - Их уничтожили их же братья и сестры - ледяные фениксы.
  - Почему?
  - Кто знает? - мужчина пожал плечами. - Эта вражда началась вскоре после ухода из жизни их родителей, но по слухам ледяные и огненные всегда недолюбливали друг друга на инстинктивном уровне. Конфликт стихий. Огонь не любит воду или лед, а лед боится огня. Примитивно, но что есть, то есть.
  - А ты тоже недолюбливаешь Повелителя воды?
  - Почему я должен недолюбливать его? Вспомни, о чем я говорил немногим раньше - мы же с ним считай родственники, правда, в невесть каком колене. Огонь во мне немного нервничает в его присутствии, да и в гостях у Вотгора я не особо люблю бывать. Впрочем, и он не часто наведывается ко мне. Но мы спокойно общаемся и уже давно научились не обращать внимания на небольшой дискомфорт от протеста наших стихий.
  Даймир замолчал, размышляя о чем-то своем, а я устало зевнула и закрыла глаза, переваривая полученную информацию. За этим делом и уснула. Все-таки я была еще слаба, хоть и чувствовала, что мои силы и восстанавливались неестественно быстро, как для человека, который не одни сутки сначала страдал от адской боли, а потом - от жара. И то, что речь идет именно о сутках - я была уверена.
  
  Глава 7
  
  Даймир
  
  Он четко услышал, когда дыхание девушки стало ровным и она заснула. Приподнявшись на локте, он пальцами очертил контур ее лица, привыкая по-другому смотреть на черты той, которую искренне ненавидел всем сердцем и... хотел. Избранница... когда-то давно он запретил себе думать о Фарианне, как о предназначенной ему женщине. И когда он увидел ее в ставшем им склепом храме, когда вновь обрел власть над своим телом... он действительно убил бы ее тогда, не останови его Итлиор. Сейчас он был благодарен ему за это.
  Пальцы Даймира скользнули на тоненькую шейку, прошлись по пульсирующей в ровном такте жилке и, откинув покрывало, стянули с точеного плечика рубашку, чтобы тут же согреть оголенный участок кожи своим дыханием. Он нуждался в ней так, как только Повелитель может нуждаться в своей женщине и только обещание и осознания того, что она еще слаба после пробуждения феникса, останавливало его от более смелых ласк. И все равно невозможно было удержаться, чтобы не попробовать шелковую кожу на вкус, пройтись легкими поцелуями от плеча к ключице и ниже - к груди. Он и сам не замечал, как его руки, отодвигают, комкают ткань, освобождая от абсолютно не нужной вещи больше такого желанного тела.
  Слишком сильно он успел истосковаться по ее вкусу и сладким стонам, по ощущению ее тела под собой и вокруг себя...
  С невероятным усилием, Даймир заставил себя одернуть уже обосновавшуюся на внутренней стороне бедра ладонь и с низким стоном сожаления оторваться от бархатистых коралловых губ.
  Тяжело вздохнув, встал с кровати и покинул комнату.
  Сегодня должен вернуться Зифрак с отчетом относительно пленных и Зарон, отправившийся со своими воинами на зачистку освобожденных территорий. А еще он должен переговорить со своим советником - Ригмаром и отдать некоторые распоряжение на то время, что его не будет. Вскоре Анна оправится достаточно для того, чтобы путешествовать. Набраться сил должен и он. За те четыре дня, что девушка провела в беспамятстве, Повелитель огня сполна вспомнил те долгие дни, когда огонь заполнял все его тело, выжигая внутренности снова и снова, ломая и обращая в пепел кости. В какой-то момент он испытал страх, что слабое тело девушки не выдержит и просто сгорит. Даже несмотря на то, что основную часть боли он забирал себе, используя их связь, пробуждение сущности проходило у Анны очень тяжело. Лишь в недолгие мгновения глубоко сна, да еще когда Итлиор с Вотгором облегчали ей ощущения сначала ледяными ваннами, а потом, просто устраивая в комнате, пронизывающий холодом до костей ураган, она успокаивалась и переставала беспокойно метаться по кровати и кричать от боли.
  Уже подходя к своему кабинету, Даймир сразу же почувствовал присутствие Вотгора.
  - Даймир, наконец! Я уже отчаялся тебя дождаться! Как твоя женщина? - едва он вошел внутрь, подскочил со своего места Повелитель воды.
  - Нормально. Уже почти пришла в себя, - ответил Даймир, наблюдая за другом, который немного нервничал.
  - Я смотрю с тех пор, как стало ясно, что Фарианна на самом деле не Фарианна, у тебя замечательное настроение, - заметил Вотгор.
  - Хочешь испортить?
  - Боюсь, придется. Твоя избранница... она беременна, - после небольшой заминки выдал синеволосый мужчина.
  Несколько мгновений Даймир шокировано смотрел на своего названного брата, не понимая, почему он должен расстроиться этому известию, но уже испытывая подступающую радость. А потом вдруг ужасная догадка заставила его побледнеть... неужели ее перерождение забрало их...
  - Она беременна не от тебя.
  Одно мгновение, чтобы информация дошла до сознания мужчины и... добрая половина гостиной превратилась в пепел, другая половина осталась цела исключительно благодаря щиту Вотгора, который тот выставил, спасаясь от бушующей стихии своего 'братца'.
  - Кстати, и для тебя у меня есть хорошая новость, - подождав, пока шум бушующего вокруг пламени утихнет до угрожающего шипения, крикнул Повелитель воды в надежде привлечь внимание своего вспыльчивого друга до того, как он найдет, что еще можно подпалить.
  Горящий в обращенном на него взгляде огонь, подсказал мужчине, что вряд ли он сейчас будет услышан - слишком сокрушительным оказалось известие.
  Наблюдая за другом до предательства Фарианны, ощутив на собственной шкуре женское коварство (а ведь Даймиру было в сто раз больнее - его предала избранница!) и, глядя на разбушевавшегося Повелителя огня сейчас, он все больше утверждался в мысли, что та ведьма оказала ему услугу, прокляв и тем самым лишив возможности даже приблизиться к своей избраннице.
  - Даймир, да успокойся ты уже! - воскликнул Вотгор, окатив друга холодной водой, когда едва утихшее пламя снова начало разгораться.
  Огонь был ликвидирован, чего не скажешь о бешенстве промокшего до нитки друга, которое в эту самую секунду было целиком и полностью направленно на него. Повелитель огня не то, что на ощупь, - на вид не переваривал воду.
  - Этот ребенок в некоторой степени стал и твоим тоже! - выдал очередное известие синеволосый.
  - О, спасибо, что открыл глаза! - с сарказмом и наигранной благодарностью воскликнул Даймир, после чего вновь почернел от злости и уже прорычал: - А то я не догадывался, что ребенок моей женщины в 'некоторой степени' будет и моим тоже!
  - Нет, ты не понял. Этот ребенок... он зачат от простого человека, - начал Вотгор и недовольно поморщился, услышав скрип зубов своего собеседника и утробный угрожающий рык, - но уже сейчас заметны некоторые изменения в его энергетическом поле, которое стало немного схоже с твоим. Думаю, оказал свое влияние тот факт, что девушка стала твоим эмфиром и, возможно, ваша близость. Кстати, если не хочешь, чтобы ребенок родился представителем огненной расы, достаточно будет просто перестать спать со своей избранницей. Несколько месяцев воздержания и ее ребенок...
  - Ни слова более! - рявкнул Даймир.
  Ему казалось, что если он еще хотя бы несколько секунд послушает о ребенке своей избранницы и какого-то человечишки, то просто сгорит от ревности, не оставив после себя и горстки пепла. Одно дело просто быть в курсе, что где-то там у нее был... хорошо, - есть муж, а совсем другое - знать, что в твоей женщине растет плод их, вулкан ее поглоти, любви! Любви! А Анна? Этот ребенок не даст ей забыть и отпустить свое прошлое! Каждый проклятый день она будет смотреть на него и... вспоминать своего мужа? Прошлую жизнь, к которой ей уже никогда не вернуться?
  Повелитель огня зарычал и, уже не контролируя свое пламя, вылетел из уничтоженного кабинета.
  - Ты! - схватил он за грудки так удачно попавшегося ему по дороге Зенмара. - Бой! Сейчас!
  Повелитель природы и земли был лучшим соперником для Даймира. Не нужно было сдерживаться и контролироваться свой огонь, боясь непоправимо навредить.
  - Совсем что ли крышей тронулся?! - быстро оправившись от шока, Зенмар с удивлением и непониманием смотрел на стремительно удаляющегося по коридору товарища, после чего, покачав головой, кинулся следом.
  Он тоже был не против хорошей схватки. Это позволяло выплескивать накопившуюся и бьющую через край энергию стихии. Вот только сжигающую изнутри ревность она оказалась не в силах усмирить.
  
  В этот день многие обитатели дворца вспомнили, что такое находящийся не в духе Повелитель огня. Досталось и всем приближенным, с кем была назначена у Повелителя встреча, но больше всего, конечно, не повезло самому дворцу и слугам, которым целую ночь предстояло ликвидировать следы плохого настроения своего господина.
  ***
  
  Анна
  
  Сколько проспала, то выплывая из мира снов, то снова погружаясь в него - не знаю, но окончательно проснулась лишь когда за окном царила беспроглядная тьма, лишь время от времени озаряемая редкими вспышками огненных гейзеров. Непривычное и опасное явление на первый взгляд, но на самом деле огонь больше напоминал котенка, ластящегося к тебе в поисках ласки. Это открытие для себя я сделала благодаря Тагиру. Вспомнив о мужчине, ощутила укол беспокойства: как он? И вспомнил ли Даймир о своих угрозах молодому воину?
  Тихий шелест открываемой двери привлек мое внимание и я обернулась на звук, вполне ожидаемо увидев в дверном проеме высокую мужскую фигуру. Даже не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы определить личность ночного визитера.
  - Я думала, мы договорились, что ты не преследуешь меня, - мой тихий голос потерялся в донесшемся из коридора грохоте.
  Фигура ночного визитера проскользнула внутрь комнаты и закрыла за собой дверь, вновь погружая пространство во тьму и тишину.
  - А я разве преследую? - раздался совсем рядом чуть хриплый и усталый голос.
  Кровать рядом прогнулась и не знающий определения слову 'совесть' Повелитель огня, обнял меня за талию, укладывая на постель и подтягивая к себе под бок.
  - Давай просто спать, - прошептал он куда-то в макушку и, прикоснувшись к моим волосам губами, поудобней устроил в своих объятиях.
  - Жаль тебя расстраивать, но я не твоя плюшевая игрушка и я только проснулась, а, следовательно, и спать не хочу. А вот перекусить что-то я была бы не против, - задумчиво закончила и почувствовала, как объятия превратились в тиски.
  - Я тебе принесу, - через мгновение выдохнул мужчина и его хватка ослабла, а потом и вовсе исчезла с моего тела.
  - Спасибо тебе, конечно, за заботу, - пробормотала я, нащупывая на прикроватном столике ночник, - но я сама. А ты отдыхай себе. Хочу прогуляться.
  Поднявшись с потели, подошла к своей гардеробной и, схватив одно из отобранных мной платьев, скрылась в ванной комнате.
  Специально задержалась в довольно обширной комнате дольше необходимого, но все равно застала Даймира сидящим на кровати и ожидающим моего возвращения.
  - Только не говори, что собираешься самолично конвоировать меня на кухню, - закатила глаза, когда он поднялся со своего места и направился следом за мной.
  - Я собираюсь проводить тебя. Сейчас в коридорах небольшой беспорядок, - мужчина немного замялся и я повернулась к нему лицом, приподняв бровь в немом вопросе, но тут же осеклась, уловив в глубине янтарных глаз яростный блеск. - Неконтролируемый выброс силы, - как можно спокойней постарался сказать он, но было видно, что это спокойствие дорого стоило ему.
  Не желая разбираться в причинах плохого настроения своего тюремщика, недовольно поджав губы, вышла в коридор.
  Учиненный местами погром действительно поражал. Обгорелые гобелены и безвозвратно загубленные картины с гардинами, местами пропаленный насквозь пол.
  Даже не добравшись до лестницы, не выдержала и удивленно взглянула на Даймира, который настойчиво следовал за мной, напрасно пытаясь скрыть сквозящие во взгляде остатки злости.
  Что-то, думается мне, это был совсем не какой-то там неконтролируемый выброс силы, а кто-то просто довел огонька до взрывоопасного состояния. Надеюсь, он не продолжит после ни в чем не повинного интерьера срывать свое паршивое настроение на мне?
  - Осторожно, - подхватил меня на руки у самой лестницы Даймир, когда я, задумавшись, пропустила место очередного подпала и чуть не провалилась куда-то на первый этаж.
  На землю это стихийное бедствие меня спустило только когда мы дошли до места назначения. Царящий на кухне порядок без всяких следов подпала радовал глаз, но куда больше радовала мигом засуетившаяся у плиты женщина.
  Спать отправилась ближе к рассвету. И все это время сонный Повелитель огня неустанно следовал за мной. Мы много разговаривали о разном, но между нами не чувствовалось той дружеской легкости, которую я ощущала при общении с Тагиром или Хаиной. Намного предпочтительней мне было бы прогуляться одной, но Даймир никак не хотел предоставлять мне этой роскоши, мотивируя свое присутствие рядом моей слабостью. И его поразительная в своей наглости 'забота' распространилась даже до моей спальни, где он без лишних слов завалился рядом. Я не возмущалась, - просто устала, да и поняла уже, что бессмысленно.
  
  Несколько сравнительно спокойных недель, данных мне на восстановление сил, подошли к концу, и теперь наш путь лежал в мир, хозяином которого был Зенмар.
  Ехали мы так же, как и сюда - на огненном коне, только с крыльями. Сначала Даймир пытался затащить меня на огненное чудовище, именуемое им драконом, но как бы он не уговаривал меня, что это летающее нечто полностью ручное, потому как является его внутренним огнем, я не велась. Поэтому в конечном итоге выбор был остановлен на уже знакомой мне лошадке. На то, как покинули территорию дворца остальные Повелители, постаралась не особо обращать внимания - такое зрелище не для разума обычной земной девушки.
  - Даймир, прекрати меня лапать! - процедила сквозь сжатые зубы, стряхивая мужскую ладонь со своего бедра.
  По моим внутренним ощущениям мы находились в пути примерно часа два и все это время Даймир то и дело норовил словно случайно, а порой и далеко не случайно, дотрагиваться до груди, бедер, живота; целовать волосы, висок, щеку; проводить кончиками пальцев по голой коже рук - от запястья до локтевого сгиба. А я тихо бесилась, пытаясь не реагировать на его прикосновения, игнорируя растекающееся по телу легкое томление и время от времени замирающее в предвкушении сердце.
  Мужчина свою руку убрал, переложив ее на огненные поводья своей лошади, а я поняла, что устала от этого подвешенного состояния. Точнее, поняла я это давно, но решилась задать волнующие меня вопросы только сейчас.
  - Когда ты очнулся в том... храме, ты хотел убить меня, - без всяких предисловий начала я, бездумно следя за по-осеннему одетыми верхушками проносящихся под нами деревьев. - Ты сделал меня своим эмфиром, но сказал, что не отпустил бы, даже если бы это было возможно. Ты буквально преследуешь меня, постоянно пытаешься прикоснуться, поцеловать... спишь со мной в одной постели, словно мы какая-то пара. Ты обещал дать время, но я не могу понять: на что? Мы выяснили, что я не Фарианна, так зачем ты ведешь себя... так? Еще недавно я могла списать твое поведение на задетое эго, не привыкшего к отказам мужчины, которого предали и который все еще чувствует влечение к своей предательнице. Этакая своеобразная месть... Но вроде все решилось, а твое поведение... оно ставит меня в тупик. Я не понимаю, чего ждать от тебя и что ты, в свою очередь, ожидаешь получить от меня?
  - Глупый вопрос, Анна. Ты и так это знаешь, - раздался надо мной невозмутимый голос мужчины.
  - Допустим. Но зачем тебе я... такая? Во-первых, я - точная копия твоей бывшей, которую ты ненавидишь, а во-вторых, - тут я замялась, поскольку вполне вероятно мои следующие слова будут ему по барабану, - мое сердце отдано другому мужчине...
  - Но хочешь ты меня.
  - Мое тело отзывается на твои прикосновения, - не стала отнекиваться от очевидного. - Но ведь это всего лишь тело - даже не половина, а малая часть меня самой. Полностью я никогда не смогу принадлежать тебе, если, конечно, тебя это волнует. Что за радость тебе возиться с такой подружкой? Тем более в твоем огненном королевстве такие красавицы ходят. Свободные и открытые к новым отношениям. Так может... когда вся эта беготня по... эм... мирам закончится, ты выделишь мне домик где-то на окраине своих владений?
  - Тело... ты недооцениваешь значимость плотского притяжения, - он даже не обратил внимания на мое предложение, а его голос стал ниже, соблазнительнее, он словно хотел обласкать им каждый миллиметр моего тела. - А ведь тело - удивительный инструмент и если правильно подобрать ноты, бережно перебирать струны, сладострастная мелодия рано или поздно достигает мыслей, оттуда пробирается в сердце пока, в конце концов, не захватывает душу.
  - Удивительно высокопарный бред, - скептически буркнула.
  - Кстати, насчет телесных удовольствий и того, зачем мне возиться с тобой, - Даймир снова вернулся к спокойному тону. - У меня есть для тебя некоторая информация для размышлений. Но хочу сразу предупредить: принимать решение по этому вопросу единолично я тебе не позволю.
  'Так зачем спрашивать?!', - так и хотелось крикнуть.
  - На самом деле я уже все решил и мой вопрос - это, скорее, формальность. Дань вежливости и данному тебе на чердаке слову, - что-то мне все это чем дальше, тем больше не нравилось. - Помнишь, вчера вечером, когда к тебе заходил Вотгор, он сказал, что нам следует быстрее принять решение, пока еще можно повлиять на ситуацию?
  - Мать твою, ты можешь уже сказать нормально, что происходит? - вспылила я, поскольку мне это гарцевание вокруг да около, начинало давить на нервную систему.
  Что поделать, за последние дни мои бедные нервы получили сокрушительный удар и теперь их немного не хватает на такие вот прелюдии. И потом, я хотела всего лишь получить вразумительный ответ на свой вопрос и уютный домик где-то на отшибе, где я могла бы зализать свои раны и учиться жить в новом мире.
  - Ты мою мать не трогай, искорка, а происходит следующее: если мы хотим, чтобы наш ребенок родился полноценным носителем огненной магии нам нужно... возобновить физическую близость.
  Стоит ли говорить, что я просто зависла?
  - Малыш, ты здесь? - когда от меня не доносилось ни звука минут пять, позвал Даймир.
  Прокашлялась, срочно выключая заевшую на 'наш ребенок' пластинку в мозгах и пытаясь выдавить из сжавшегося спазмом горла хоть звук.
  - Что ты имеешь в виду? - сдавленно пропищала.
  - Только то, что сказал: ты беременна, и я хочу, чтобы наш ребенок был полноценным.
  Его дыхание коснулось моего виска, и я почувствовала прикосновение горячих губ, призванное успокоить, но вместо этого еще больше повергнувшее в какую-то едва ли не панику.
  - Н-наш?
  - Мгм, - огромная лапища задрала свободного покроя блузу и умостилась на моем животе.
  - Я... я не... верю, - выдавила из себя.
  - Это твое право, но я уже принял решение. Считай, я просто поставил тебя в известность, - в ставшим стальным голосе мужчины отчетливо слышалось недовольство. - Мне не совсем нравится, что я вынужден нарушить данное тебе слово, но я не могу позволить нашему ребенку родиться смертным человечкой... изгоем, отлученным от огненного источника.
  Ошарашенная новостью, я даже не обратила внимания на слова мужчины. В голове не было ни единой мысли, только непонимание, как это возможно? А потом звенящая пустота начала наполняться обрывками разговоров и, не в силах совладать с собой, я повернула голову и подняла недоверчивый и одновременно перепуганный взгляд на Даймира.
  - Не хочешь же ты сказать, что я... что ты... мы... в смысле, я в курсе особенностей Повелителей, их Избранниц и невозможности иметь потомство от других женщин. И..
  - И вот ты получила ответ на свой первый вопрос, - насмешливо посмотрел мужчина, хотя всё его тело напряглось, как и его придерживающая меня за талию рука.
  Я ахнула и дернулась от него, забыв на краткий миг, что мы на лошади и в небе. Твердая рука не позволила упасть, придержав и еще сильнее прижав в твердой груди.
  Мне стало страшно.
  Очередной крутой вираж в моей жизни окончательно выбил из колеи, и я даже не думала о том, чтобы поставить под сомнения слова Повелителя огня о моем скором материнстве и известие о том, что я - его Избранница. Пустота в мыслях и страх в душе - вот что в это самое мгновение наполняло меня.
  После нашего разговора, я полностью ушла в себя, уже не обращая внимания ни на мужчину за спиной, ни на проплывающие под нами деревья. Ни даже на тот факт, что мы уже некоторое время назад покинули огненный мир и находимся на тех самых болотищах, что по дороге сюда вызывали во мне столько страха.
  - Это не правда! - наконец, очнулась я. - Не может быть правдой! Я... я не могу быть, - я махнула рукой, показывая на него и на себя.
  - Моей? - подсказал Даймир.
  - Да! - мой голос был жалобным, а глаза заметались по лицу Повелителя огня в надежде найти признаки того, что он врет. Разыгрывает. Издевается. Да что угодно!
  - Но ты моя, искорка. И прекрасно сама чувствуешь это.
  - Искорка, - нервно хмыкнула, чувствуя подступающую истерику и вдруг громко заразительно расхохоталась, вспоминая свой самый первый разговор с Хаиной и Лагором.
  - Так это так вы называете своих Избранниц? - сквозь смех спросила я. - Искорка... а у Зенмара, видимо Избранница будет песчинкой? А... а... у Вотгора - капелькой?
  Я несла откровенную чушь, сама это прекрасно понимая, но не в состоянии остановить ни потока слов, ни смеха.
  Я становлюсь истеричкой в этом мире.
  Внезапно наш огненный крылатый мерин резко спланировал вниз, а потом, еще более внезапно мы с Даймиром вдруг оказались стоящими на земле, а я еще и прислоненная спиной к горячему боку лошадки. И если Даймир рассчитывал успокоить мою истерику, заткнув рот, поцелуем, то он просчитался, потому что моментально разлившаяся по телу истома лишь поменяла ее полярность и теперь по моим щекам катились слезы.
  - Анна! Хватит! Мне тоже, если тебе интересно, нелегко! - ощутимо тряхнув меня за плечи, закричал Даймир.
  Шмыгнув носом, посмотрела на раздосадованного, злого мужчину и недоверчиво хмыкнула.
   - В первый раз моей Избранницей оказалась холодная расчетливая стерва, которая, не задумываясь, вогнала нож в спину и принесла разруху в мой мир, - между тем все больше распалялся он, сверля меня взглядом, от которого становилось не по себе, а из груди, несмотря на всю мою черную обиду на судьбу и самого Даймира, подымалось нечто сродни чувству вины. - А потом появилась ты - копия предательницы и в то же время полная противоположность. Такая красивая, горячая, страстная, и... милая, хоть и немного странная, хорошая... не такая... Казалось, вот она награда - только стоит осмелиться отпустить прошлое и еще раз поверить. Но, нет, - он буквально оттолкнулся от меня и, отойдя на пару шагов, вскинул голову к небу, - в моей жизни, такое впечатление, ничего не может происходить нормально! Неужели я настолько ужасен, что одна лишь мысль о том, чтобы быть моей, вызывает в тебе истерику?
  - А чего ты от меня ожидал?! - в отчаянии воскликнула я. - Тебя удивляет, что я не хочу расплачиваться за чужие ошибки и соединять свою жизнь с едва знакомым мужчиной, от которого лично я ничего хорошего еще не видела?! Ну, уж извини, вот такая я неправильная, не прониклась оказанной мне 'честью'!
  Даймир зарычал, и на какое-то мгновение в его глазах отобразилась такая боль, что я отвела свой взгляд.
  - В глубине души я понимаю, что ты, возможно, тоже заслуживаешь на счастье, - уже более мягко произнесла я, - но... я не могу его тебе дать. Не сейчас и... не знаю когда. Извини.
  Я отвернулась, боясь снова увидеть в янтарных глазах боль. Мне не нравилось испытывать чувство вины, тем более тут моей вины и не было. Просто так сложились обстоятельства и мне нечего предложить этому мужчине. Быть может, он на самом деле и не так плох, как я привыкла о нем думать, возможно, мое тело и отзывается на его прикосновения огненной лавой желания, даже возможно, у нас на самом деле будет ребенок, хоть я и не хотела верить в это. Но все это не отменяло того простого факта, что я любила и ужасно тосковала по другому человеку и, что, ворвавшись в мою жизнь, сам Даймир перевернул ее с ног на голову, и я до сих пор не могу смириться с переменами.
  - Я понимаю тебя... наверное, - ощутила на своих плечах горячие ладони. - И мне жаль, что... нет, на самом деле мне абсолютно не жаль, что судьба привела тебя ко мне. Я благодарен ей за этот второй шанс. У нас будет время... целая вечность, чтобы узнать друг друга. Со временем ты отпустишь прошлое и, возможно, в твоем сердце найдется место и для меня. Я буду надеяться на это.
  Застыла, не в силах поверить собственным ушам: это что, великий Повелитель огня сейчас говорил все это, и в его голосе отчетливо слышалась тоска и та самая надежда? Абсолютно не вяжущаяся с нарисованным мной портретом ранимость?
  Возможно, он и на самом деле не такой уж страшный и упрямый осел, но все дело в том, что мне не хотелось узнавать другие его стороны, достоинства. Мне не хотелось узнавать его! Да, быть может, я и ужасная эгоистка, но... мне было все равно, что я его пара. Я хотела домой! И даже нереальность этого не прибавляла во мне смирения, я продолжала и дальше наивно надеяться, что если упорно искать, то обязательно найдется выход из любой ситуации. В том числе и из этой. А ребенок... Боже, как не привычно осознавать, что внутри тебя растет новая жизнь... надеюсь, ему понравится родной мир его матери. А уж в том, что Миша его примет, я почему-то не сомневалась и минуты.
  Ход моих мыслей был нарушен раздавшимся позади тяжелым вздохом. На мгновение пальцы Даймира сильнее сжали мои плечи, но в следующее уже отпустили их, чтобы, обхватив талию, закинуть на смиренно дожидающуюся нас лошадку.
  Наше путешествие по бескрайнему болоту продолжилось, но, как и прежде я не обращала внимания на окружающую обстановку. Погрузившись в себя и свои мысли, я думала о ребенке и пыталась понять, как я отношусь к перспективе скорого материнства. Нет, в целом я относилась к ней очень даже положительно, иначе не решилась бы забеременеть. Но в мечтах и мыслях отцом моих детей всегда был только Миша. А вот как я отношусь к беременности от Повелителя... я не могла разобраться в своих чувствах. Но, однозначно, дикого восторга от перспективы подарить Даймиру ребенка я не испытывала и была бы не против, окажись все его слова ложью.
  - Анна!
  - Что? - встрепенулась я, выныривая из своих невеселых мыслей.
  - Ты меня слушаешь? - в голосе Даймира проскальзывало раздражение.
  - Нет, - призналась немного растерянно.
  - Сейчас мы войдем в земли Зенмара. Этот переход не будет таким легким, как предыдущий, поэтому я хотел бы, чтобы ты повернулась ко мне лицом и, крепко зажмурившись, хорошенько за меня ухватилась...
  - Хорошо, - даже не дослушав до конца, согласилась я и послушно позволила пересадить себя таким образом, что мои ноги оказались закинуты на его бедра, а сама я крепко прижата к чужому телу.
  - Обхвати меня руками и держись, - последовал приказ. - В переходах не действует магия, так что комфортную поездку не обещаю.
  Вздохнула и выполнила распоряжение мужчины. На огненные земли мы попали быстро и без каких-либо проблем, но Даймиру, конечно, лучше знать...
  И действительно, не знаю, что происходило за пределами моих закрытых век, но окружающие звуки 'радовали' разнообразием заунывно-загробных тонов. Несколько раз нас даже неплохо так тряхнуло, так что если бы я не держалась за мужчину, легко свалилась бы с лошади. И если во владения Повелителя огня мы попали довольно быстро, то по проходу в мир Зенмара мы передвигались минут пять, минимум. И, конечно, в какой-то момент я не выдержала и самую малость приоткрыла один глаз. Правда потом и быстро зажмурилась до белых звездочек перед глазами, но все равно в моей голове отчетливо отпечаталась 'красочная' картина, достойная лучших ужастиков. Этому эпизоду, например, прекрасно подошло бы название... ну, например, 'Деревья-убийцы'.
  - Что это было? - спросила, когда ужасный туннель закончился и мне разрешили открыть глаза.
  - Подсматривала? - хмыкнул Даймир. - Ничего особенного. Просто первый из Повелителей природы отличался своеобразным чувством юмора. Предполагалось, что эти стражи леса будут охранять вход в сферу, но на деле они только доставляют неудобства.
  - Похлеще любого туннеля страха, - передернула я плечами.
  - Что?
  - Да, так... ничего. Аттракцион такой в моем мире, - отмахнулась я, уже внимательно рассматривая открывшийся мне новый мир.
  
  Глава 8
  
  Что ж, если бы не все навалившиеся на меня неприятности и проблемы, в эту самую секунду я бы смело сказала, что попала в рай.
  Прямо передо мной серебристым водопадом и россыпью радужных капель сверкал великолепный водопад в окружении ярких цветов и зелени. В стороне простирался лес. Не темны и страшный, а... словно сказочный...
  Вот только удовольствия от созерцания всего этого великолепия не было.
  - Во всяком случае, мою сферу не превратили в айсберг, - заставил меня оторвать взгляд от кромки леса голос одного из Повелителей.
  Я повернулась к выходившим из каких-то зарослей мужчинам как раз, чтобы заметить убийственный взгляд Вотгора, направленный на довольного Повелителя природы.
  - Не принимай близко к сердцу, ты же знаешь, что тактичность - не сама сильная сторона Зенмара, - ободряюще похлопал по плечу синеволосого мужчину Итлиор.
  - Разведчики уже в пути? - прозвучал над ухом голос Даймира.
  Какое-то время мужчины разговаривали о своих проблемах, а я снова была полностью поглощена своими. Сколько дней, несмотря на все испытания и всю несправедливость судьбы, я пыталась не падать духом. Запрещала себе даже думать, что застряла в этом странном мире надолго, за тысячью печатей храня надежду вернуться домой, не подпуская к ней даже близко серое отчаяние. Но сейчас, когда первый шок от слов Даймира прошел, и мысли немного прояснились, я едва сдерживала желание взвыть от отчаяния и выплакать всю накопившуюся за эти дни боль.
  Сидящий за спиной мужчина не трогал меня, лишь время от времени переговариваясь со своими друзьями. И за это я была ему признательна, так как изредка мне казалось, скажи он хоть слово, и я не сдержусь.
  Примерно через час, двигающийся впереди нас на своем угольном коне Зенмар, остановился.
  - Это займет некоторое время, можно сделать привал, - подал голос Даймир и спрыгнул с нашего транспортного средства, следом ставя на землю и меня. - Хочешь чего-то?
  Отрицательно покачала головой и, отойдя к ближайшему дереву села на траву, без особого любопытства наблюдая за тем, как с усевшегося посреди дороги в позе лотоса Зенмара вырываются черно-зелено-золотые тени и, сплетаясь между собой 'впитываются' прямо в землю.
  - Анна, все хорошо? - закрыл обзор обеспокоенный Даймир.
  Перевела взгляд на его лицо, пытаясь понять: он это серьезно спрашивает или издевается. Оказалось серьезно.
  - Ладно, я понимаю, что все происходит слишком стремительно...
  - Не то слово, - невесело хмыкнула. - Даймир, пожалуйста, ты бы мог просто... оставить меня в покое? Мне нужно время, чтобы хоть немного прийти в себя. И пространство.
  Я смотрела сквозь Повелителя огня на лес, траву, цветы и в который раз ко мне пришло чувство, словно все это происходит не со мной. Не могло такого произойти в моей налаженной и вполне счастливой жизни.
  - Ты требуешь невозможного, - он присел передо мной на корточки и заправил за ухо выбившуюся прядь волос.
  - Нет ничего невозможного в том, чтобы ты перестал без надобности лапать меня и мозолить глаза! - взорвалась я, подскакивая со своего места и со злостью взирая на так и оставшегося сидеть на корточках мужчину.
  На мгновение он опустил голову и его плечи поникли. Почувствовала ли я укол совести в тот момент? Нет! Я была слишком зла и потеряна, чтобы задумываться над чувствами других. Нет, даже не так, - я пребывала в панике. Ребенок... у меня будет ребенок... и я - избранница Повелителя огня. Единственная, от которой у него могут быть дети и, конечно, он не спросит моего мнения, хочу ли я быть удостоена столь сомнительной чести. Это был приговор для меня. Крах любых надежд и чаяний. А они у меня были...
  Этот мир... миры... они как будто поставили себе цель свести меня с ума. Я не успевала за стремительным течением жизни, что подхватило меня, едва я оказалась в этом проклятом месте. Я устала... и внезапно остро захотелось хоть немного побыть не целеустремленной женщиной, а слабой, требующей поддержки и сильного мужского плеча рядом. Но только тут некому было подставить уставшей мне то самое сильное плечо, ведь мой мужчина остался далеко... Грустно улыбнулась, когда в памяти всплыл один из моих горячечных снов, в котором мы с Мишкой жили вместе на огненных землях. Конечно, я ни на секунду не рассматривала подобный вариант развития событий, приказывая себе забыть этот бред и даже не пытаться думать, возможно ли такое в реальности. Может быть, Даймир прав и я эгоистка, но не до такой степени, чтобы выдернуть любимого человека из привычного мира, где он уже успел много достичь, и обречь на существование в этом. Где он никто и звали бы его никак. Где все - могущественные существа, продолжительность жизни которых - века, а он - слабый человечишка. Этот сон был всего лишь ответом подсознания на мое отчаяние, казался мне, выныривающей время от времени из темноты забытья, предсмертным бредом.
  - Анна...
  Меня обняли со спины, оплетая руками все тело и притягивая к груди чужого, по сути, для меня мужчины.
  - Неужели так тяжело просто оставить меня в покое?! - развернулась в кольце рук.
  - Ты плачешь, - он заключил мое лицо в свои ладони, стирая пальцами влажные дорожки, о наличии которых я даже не подозревала.
  Слезы - признак слабости. Именно так учили меня в детстве, но тут они слишком часто появляются на моих глазах, и я не могу ничего с этим поделать.
  Как и с охватившим меня чувством загнанной в ловушку дичи.
  От дальнейших притязаний Даймира меня избавил громкий хлопок. Мужчина отодвинулся, открывая мне обзор на окутанного черным облаком Зенмара. Раздался еще один хлопок и черный туман 'взорвался', посылая приправленные серой пылью мощные воздушные волны в пространство. Даже я, отчасти прикрытая телом Даймира, почувствовала сбивающую с ног силу этих волн. На мгновение собственные переживания отошли на задний план, уступая место легкому любопытству, но больше страху, потому что все вокруг внезапно потемнело и... стихло. Так тихо бывает перед грозой и что-то подсказывало мне, - эта 'гроза' будет разительно отличаться от тех, что видела в родном мире. Во всяком случае, именно об этом кричала моя интуиция, требующая немедленно собирать манатки и сматываться отсюда, куда глаза глядят.
  Захваченная тревожным чувством, я попятилась от Даймира, настороженно озираясь по сторонам. Давящая на и так основательно потрепанные нервы тишина с каждой секундой все больше начинала походить на кладбищенскую. Природа словно замерла в ожидании чего-то грандиозного и... страшного. И застывшие безмолвными статуями мужчины вовсе не придавали спокойствия, впрочем, как и нечто чужеродное, тревожно зашевелившее внутри меня.
  Тиски страха и беспокойства все больше сдавливали грудь, и я абсолютно ничего не могла поделать с этими чувствами, видимых оснований для которых, вроде как, и не было. До того самого мгновения, как в этой тиши не раздался холодящий кровь звук, чем-то отдаленно напоминающий уханье совы, но более громкий и с заунывными нотками в конце, которые эхом разнеслись по пространству. Уханье повторялось, снова и снова...
  Я отходила до тех пор, пока моя спина не уперлась во что-то твердое. Тихо всхлипнула и тут же стала удостоена внимательного взгляда со стороны Повелителя огня.
  - Что-то случилось? - тут же оказалась прижата к мужскому телу, а в мои глаза пытливо всматривались янтарные омуты. - Ты выглядишь напуганной.
  Такой я и была, а что случилось... я сама себе не могла внятно объяснить этого. Мой страх... он был на уровне каких-то животных инстинктов, не поддающийся контролю и объяснению.
  Тем временем небо потемнело еще больше и лес начал наполняться другими звуками, но от них становилось только страшнее. Треск... скрип... громкий топот тысяч ног...
  - Ч-что происходит? - мой голос дрожал, и я не переставала оглядываться по сторонам, словно вот-вот из ближайших зарослей выскочит... чудовище и сожрет меня на ужин.
  - Искорка... малыш, тебе не нужно ничего бояться, тем более, когда рядом с тобой я, - в голосе Даймира слышалась улыбка.
  Но мне было не до смеха и когда его руки обернулись вокруг, притягивая в объятия, впервые я была рада этому... по-настоящему. И я прильнула к мужчине, отчаянно пытаясь в его тепле отыскать спокойствие и с удивлением понимая, что действительно успокаиваюсь.
  - Прости, я не думал, что это тебя так напугает, - еще сильнее прижав мое тело к своему, прошептал Даймир. - Тебе действительно нечего бояться, просто Зенмар решил быстро навести порядок на своих землях, призвав нам в помощь своих стражей.
  Даже знать не хочу. Хватило и мельком увиденной мной при переходе картинки.
  - Ну, вот и все, - через мгновение услышала голос самого Зенмара. - Теперь все 'гости' будут ожидать нас ровно там, где они сейчас находятся.
  - Не думаю, что это правильно. Могут пострадать и невинные, - выглянув из-за плеча Даймира заметила, как Вотгор покачал головой.
  - А я никогда и не говорил, что гуманность - мой конек, - пожал плечами черноволосый мужчина и возле него возник угольно-лавовый конь. - Для меня главное, что мои люди останутся целы и невредимы, остальное - мелочи... Эй, голубки, жаль вас отвлекать друг от друга, но нам пора!
  Это уже адресовалось нам и я, как ошпаренная, отскочила от Даймира, понимая, что до этого момента крепко прижималась к нему всем телом, оплетя руками талию и словно стремясь пробраться под кожу.
  - Зенмар, я когда-нибудь просто убью тебя! - недовольно прошипел Повелитель огня и, приобняв меня за талию, повел к остальным.
  - Можешь попытаться, - весело улыбнулся мужчина и запрыгнул на своего коня.
  А небо, между тем, все так же было затянуто серо-черными тучами. Не спешили стихать и те странные, холодящие душу звуки, лишь время от времени к ним добавлялось что-то новенькое, он не менее жуткое. Так что я не сильно сопротивлялась руке мужчины на своей талии, со стыдом признавая тот факт, что его близость успокаивает и дарит чувство защищенности. А защищать нужно было и, похоже, в первую очередь от меня самой, потому что чувство тревоги и даже паники с каждым шагом начинали стремительно возвращаться ко мне.
  Напряглась и неосознанно, вцепилась когтями в бок мужчины. Я не понимала, что происходит со мной, но боялась, что это походит на шизофрению...
  И, кажется, Даймир тоже заметил, что со мной что-то не так.
  - Вотгор, ты не мог бы вместе с Зенмаром отправиться вперед? - так и не дойдя до остальных, он резко остановился.
  Подняв голову и встретившись с синими, как само море, глазами Повелителя воды, я поняла что, или точнее кто, является причиной моей тревоги и паники. Еще сильнее вцепившись в удерживающего меня мужчину, услышала его тихое шипение, но даже не подумала обращать на него внимания, испытывая лишь острое желание спрятаться за широкой спиной.
  - Сейчас легче? - спросил меня Даймир, когда Вотгор с Зенмаром скрылись из виду.
  Прислушавшись к себе, кивнула, поскольку действительно почувствовала, как не дающие свободно дышать тиски тревоги слабнут и я, наконец, могу мыслить, как человек разумный, а не как дикое животное, живущее на одних инстинктах.
  - Твой страх пробудил хранителя, - пояснил Даймир на мой недоуменный и отчасти напуганный взгляд. - Вотгор для тебя сейчас не сама лучшая компания. Он Повелитель воды и огонь в тебе будет нервничать от его присутствия рядом. Твоему хранителю нечего противопоставить его мощи. Со временем ты научишься контролировать это, а пока постарайся не приближаться к нему. С Вотгором я поговорю.
  Машинально кивнула, ежась от сканирующего взгляда, гарцующего неподалеку на своем грозовом коне, Итлиора.
  - Ладно, пора догонять остальных, - мужчина закинул меня на материализовавшегося из ниоткуда коня и сам уселся позади, уверенно оплетая талию рукой и притягивая поближе.
  Промолчала, с усиленным вниманием осматривая проносящиеся мимо нас виды. В голове царил хаос из мыслей. Мало мне было на сегодня оглушительных открытий, так еще и какой-то хранитель вздумал просыпаться?
  И все-таки...
  Неосознанно приложила ладонь к животу, чуть повыше руки удерживающего меня Даймира, когда среди всего этого хаоса тревожным красным светом зажглась главная мысль: я беременна. На этот раз я постаралась отключить любые эмоции и занялась тем, чем никогда не планировала заниматься - подсчитывала от кого могла забеременеть с большей вероятностью. Нет, я знала, что Повелители сами могут чувствовать растущее внутри своих избранниц потомство. Хаина рассказывала. И в принципе у меня нет причин не верить словам Даймира, что ребенок - его, потому как он едва ли походил на человека, страдающего альтруизмом. С его взрывным характером скорее прибил бы меня на месте узнай, что беременна от другого. И все равно, даже зная все это, так хотелось обмануться и поверить, что растущая внутри меня жизнь, все же плод нашей с Мишкой любви, а не дикой похоти и моей измены.
  Бог мой, беременна...
  Помню, когда мы с Мишей решились стать родителями, это ощущалось так... волнующе. Стоило только представить, что беру на руки нашего ребенка, а Мишка смотрит на него со своей теплой улыбкой, как я сама начинала глупо улыбаться от окрыляющего чувства счастья. Тогда казалось, что буду прыгать от радости, увидев заветные две полоски, а теперь считаю какие-то дни...
  Вздрогнула, когда поверх моей руки легла ладонь Повелителя и попыталась выдернуть ее из теплого плена. Конечно же, безуспешно.
  - Посмотри на меня, Анна.
  Покачала головой, с удвоенным 'любопытством' смотря вперед.
  - Неужели обязательно всегда быть такой упрямой? - вздохнули за моей спиной. - Зачем ворошить прошлое, к которому нет возврата? Отпусти его...
  - Говорит тот, кто сделал абсолютно незнакомую девушку своей вещью только из-за того, что она лицом не вышла, - невесело хмыкнула я.
  Сзади разочаровано рыкнули. Запустив пальцы в мои волосы, он потянул за них, заставляя запрокинуть и немного повернуть голову. Лишь на мгновение заглянув в глаза, мужчина накрыл мои губы в неспешном, нежном поцелуе.
  Судорожно выдохнув, дернулась, пытаясь отстраниться, но держащая волосы рука не дала отодвинуться ни на миллиметр, в то время как лежащая на моем животе соскользнула вниз и невесомо прошлась по самому низу живота, бедрам и поползла вверх, пока не добралась до груди. Стрела сладострастного томления пронзила сердце и устремилась к самому естеству, послав легкую дрожь по всему телу. Горький комок подступил к горлу от очередной демонстрации власти этого мужчины над моим телом. Что он хочет доказать этим? Кому?
  Медленно, словно нехотя, отстранившись от моих плотно сомкнутых губ, он скользнул языком по уголку, заставив меня судорожно втянуть в себя воздух, прикоснулся горячими губами к виску и снова заглянул в глаза, опаляя горящим янтарем.
  - Сложись все немного иначе, я бы потратил дни и ночи, чтобы заставить тебя забыть всё и всех, - с явным сожалением прошептал он и отпустил меня, наконец, позволяя отвернуть пылающее смущением и яростью на саму себя лицо.
  - Я хочу, чтобы ты была очень осторожна, - спустя несколько мгновений снова заговорил Даймир. - Я постараюсь не оставлять на дольше, чем это необходимо и, конечно, позабочусь, чтобы у тебя была надлежащая охрана. Завтра сюда должны прибыть пятерка моих лучших воинов, но все равно, Анна, если тебе только покажется, что что-то не так, почувствуешь хоть малейшую тревогу своего хранителя, сразу же зови меня. Я перенесу тебя к себе.
  Пожала плечами. Если честно половину его слов, я попросту пропустила мимо ушей, занятая тем, что пыталась угомонить колотящееся сердце и навести порядок в своих чувствах.
  - Анна, я серьезно...
  - Аня, - перебила я мужчину. - Зови меня просто Аней, коли уж я застряла с тобой надолго.
  Просто это его Анна... так называли меня родители, когда были мной недовольны, а поскольку недовольны они были практически постоянно, это строгое и укоризненно-недовольное 'Анна' изрядно набило оскомину, прежде чем я нашла в себе силы уплыть в самостоятельную жизнь. Не без помощи Мишки, конечно.
  - Навсегда, - рыкнули сзади, на что я лишь снова пожала плечами.
  - Ты меня вообще слушаешь? - меня схватили за подбородок и дернули, заставляя взглянуть на недовольно-злое лицо Повелителя огня.
  - Нет, - призналась честно. - Я устала, Даймир, и не хочу ничего слышать и ни о чем думать. Моим мозгам нужен выходной, иначе я просто двинусь.
  - Речь идет о твоей безопасности!
  - О какой безопасности ты говоришь? - грустно усмехнулась мужчине и, вывернувшись из его захвата, снова посмотрела вперед. - Я теперь даже не человек в нормальном понимании этого слова. Прекратить мое существование можешь только ты. Вреда особого мне тоже никто не сможет причинить, ты ведь сразу почувствуешь это и сможешь призвать к себе. Так что можешь спокойно заниматься своими делами и не грузить мне мозги.
  К этому времени мы добрались до подножия каких-то гор, где уже находилась тройка мужчин. Похоже, это место они выбрали для привала или... чего-то еще, потому как Даймир осадил своего огненного скакуна, спрыгивая на землю и следом стаскивая меня.
  - Ты маленькая жестокая стерва, да? - рычал он, до боли стиснув мои плечи. - Наплевать на меня и себя, подумай хотя бы о ребенке! Может, я и могу почувствовать, если кто-то причинит тебе вред, но предотвращать уже случившееся я не умею. Рискнешь им?!
  Его слова были подобны пощечине. Пусть я и не хотела ребенка именно от этого мужчины, пусть до сих пор не могу понять, как отношусь к этому, но имею ли право рисковать едва зародившейся во мне жизнью?
  - Хорошо, я буду осторожна, - сдалась я, сразу же почувствовав, как ослабла хватка на моих плечах. - Но как ты себе представляешь, я должна звать тебя?
  - Мы потренируемся над этим вечером. А пока постарайся не отходить от нас далеко. Пирмарцы близки для сферы природы и имеют тут куда большую мощь, чем нам хотелось бы.
  - А как насчет не приближаться к Вотгору? - уперлась пятками в землю, когда Даймир, взяв меня за руку потащил в сторону беседующих о чем-то мужчин.
  Если та паника была следствием близости Повелителя воды, то я предпочту постоять в сторонке.
  - Не переживай, я укрою тебя своим щитом, - притянув меня к себе и поцеловав в макушку, прошептал Даймир. - Он притупит ощущение опасности, а ты научишься контролировать инстинкты своего хранителя. Тебе пригодиться это, когда мы будем в водном мире.
  Тяжело вздохнула и послушно поплелась за мужчиной, ощущая, как вокруг тела образовывается теплый кокон. С каждым шагом на меня волнами накатывала усталость. Я и так, по чести казать, не совсем оклемалась после тех ужасных наполненных болью и горячкой дней, а тут мало того, что неблизкая дорога, так и очередные потрясения.
  Я мотнула головой, пытаясь справиться с внезапно навалившейся усталостью. Для меня главное сейчас безопасность ребенка, а значит, стоит внимательно послушать, о чем говорят мужчины и таки проникнуться проблемами этого мира, потому как они могли напрямую коснуться меня.
  
  ***
  
  Даймир
  
  Мужчина прижал упрямицу покрепче к себе, когда она споткнулась. Девушка нуждалась еще хотя бы в нескольких днях отдыха, но у них не было этих дней.
  Пока шли к топтавшимся у подножья скалы товарищам, Даймир думал о том, что, вероятно, поспешил с известием о ее новом положении. Но, великий огонь, как же она задевает его и выводит из себя своей холодностью! За те дни, что были выделены ей на восстановление после пробуждения хранителя, она обращала на него внимания не больше, чем на предмет мебели. Она не отвечала на его вопросы и сама заговаривала с ним только, когда в том была крайняя необходимость. Не помогло даже то, что он запретил Хаине навещать ее, беря на себя ее уроки по изучению их языка. Собственно говоря, только в эти часы, которые они проводили в библиотеке за книгами, она снисходила до нормального общения с Повелителем. А так больше предпочитала сидеть в саду или в комнате, задумчивым взглядом смотря вдаль и грустно улыбаться, чем принять его в качестве собеседника. Так как, скажите на милость, ему достучаться до нее? Как заставить полюбить себя, если она даже близко не подпускает? Находясь рядом с ней, он чувствовал себя как никогда далеко, потому что для нее не было никого и ничего ближе каких-то своих мыслей. Для него же у Анны были лишь недовольный взгляд и целая гора упреков, ничего более. И он тоже уже устал от этого... устал пытаться быть заботливым, в то время, как все чаще ему хотелось просто схватить ее за плечи и встряхнуть как следует, пока любые мысли о чем-либо кроме него не оставят ее хорошенькую головку. И пусть катиться во тьму какой-то там муж с ее родным миром! Он тоже заслужил на свой кусочек счастья!
  Он и сам не до конца понимал, чего хотел добиться, когда говорил ей о ее положении, предстоящей в скором времени близости и том, что она была его Избранницей, но наверняка не ожидал, что Анна воспримет все так... спокойно. Насколько он успел узнать Анну, то она или действительно устала, или что-то задумала.
  Кинув взгляд на подозрительно притихшую девушку, он нахмурился. Как бы не вышло ему боком это путешествие. Все-таки она не только слаба после пробуждения феникса, но еще и беременна.
  Не дойдя до остальных буквально нескольких шагов, он склонился над Анной и поцеловал в макушку, мягко погружая в сон. Подхватив оседающую девушку на руки, он подошел к дереву и, усевшись на траву, облокотил на себя маленькую фигурку, ложа огненную головку на свое плечо и перебирая пальцами шелковистые волосы. Ему нравилось держать в своих руках хрупкое тело, пока Аня спит, ведь это было единственное время, когда она не выпускала свои шипы стоит только притронуться.
  - Даймир, вы, конечно, извините, что отрываем вас от столь важных дел, - прямо над ним раздался едкий голос Зенмара, - но не соизволите ли вы оторваться от своего важного занятия и обратить свой взор на проблемы насущные?
  - Завидуй молча, Зенмар, - криво улыбнулся мужчина, прикасаясь губами к девичьей макушке. - А насчет проблем насущных, то я весь во внимании. Малышка устала и проспит долго.
  - Даже не сомневаюсь, - хмыкнул Повелитель природы.
  Он был в достаточно хорошем расположении духа, потому как сфера практически не пострадала за шестьсот лет его отсутствия. Наверное, ее для себя выбрали преимущественно мирные пирмарцы, а как потомки жителей этой сферы они могли при желании не только брать силу из земли, но и немного поддерживать ее. Конечно, стражи этих земель уснули без Повелителя, люди лишились сил и ослабли, но внешне все осталось почти таким же, как он помнил. Разве что немного потускнели краски, да не слышится постоянного щебетания птиц. Хотя Даймира они порой порядком раздражали.
  Все еще пропуская сквозь пальцы огненный шелк волос своей Избранницы, Повелитель огня следил за друзьями, устраивающимися рядом в ожидании известий. И они не заставили себя ждать.
  Первым вокруг Итлиора закружился белый вихрь. Заунывная песня ветра складывалась в звуки и слова, известные лишь его Повелителю. Следом земля 'вздулась' у ног Зенмара, приняв облик мелкой чермишки. Со своего места Даймир видел, как черные глаза-бусинки не мигая смотрят в почерневшие глаза мужчины, наверняка, передавая картинки происходящего на его землях.
  - Ну, и как у нас обстоят дела? - нетерпеливо поинтересовался Повелитель огня, стоило чермишке вновь уйти под землю, а вихрю рассеяться порывом теплого летнего ветерка.
  Чем раньше они начнут, тем быстрее закончат. Он хотел свободные и, главное, спокойные дни и ночи, которые он сможет провести рядом со своей Избранницей. На данный момент именно она была его главной проблемой. Всего его инстинкты были завязаны на ней: потребности обладать, защищать, постоянно быть рядом... любить, чувствовать ответное тепло, которого, увы, не было. Даймиру было легче бороться с собой, когда был уверен, что девушка является Фарианной, но теперь сдерживать себя становилось все тяжелее. Хотя стоило признать, даже тогда его борьба не была успешной, но если на чувства ледяной ему действительно было плевать, то такого же о своей огненной девочке он не мог сказать.
  - Ледяные скованны в подземной темнице, но остальные... я не могу быть уверенным в безопасности своих людей, если отдам приказ изолировать пирмарцев. Существует большая вероятность, что стражи спутают энергетику врагов и природников. Так что я остановился только на людях с сильными потоками магии...
  - Уверен, что твои пни не навредят своим же? - скептически спросил Даймир, все так же пропуская волосы своей малышки сквозь пальцы.
  - Исключено, ведь в природниках, как и в твоих людях, магии не осталось совсем, - Итлиор сел недалеко от Повелителя огня.
  - Я тебя прошу, Итлиор, это же коряги безмозглые... Но, конечно, это твое дело, Зенмар, если так уж сильно хочется все провернуть побыстрее.
  - Побыстрее все равно не выйдет, - тяжело вздохнул брюнет и его глаза устремились вдаль. - Я уловил энергетику очень сильных магов и, боюсь, многих из них мои стражи упустили. Так что освобождение Повелителей уже ни для кого не станет сюрпризом.
  - Без разницы, - пожал плечами Вотгор. - Они могут сколько угодно трепыхаться, все равно им нечего противопоставить нам. Совсем другое, что они могут проявить чудеса смекалки и смыться с наших сфер, а мне бы этого очень не хотелось. Я слишком долго мечтал о чудных днях свободы, наполненных предсмертными криками этих глупцов. Хотя, конечно, твой вариант с рабами, Даймир, мне тоже очень понравился... люблю растягивать удовольствие.
  - И когда ты только успел стать таким кровожадным? - покачал головой Итлиор, хотя и сам испытывал небывалую жажду мести, лишь отчасти смягченную обретением Избранницы. Ведь именно когда он был в заточении к нему во снах начала приходить его единственная, и только благодаря этим видениям Повелителя сферы воздуха не поглотила тьма безумия.
  - Примерно между вторым и третьим десятилетием прозябания в камне, - ответил Вотгор, наблюдая за манипуляциями Зенмара, который, протянув руку над землей, едва слышно шептал какие-то слова.
  Постепенно земля под ногами брюнета начинала менять очертания. На ровной местности появлялись горы, города, леса и вот спустя несколько минут перед мужчинами уже простиралась карта владений Повелителя природы.
  - В первую очередь мне надо попасть сюда, - Зенмар показал на горы недалеко от столицы своих земель. - Я немного подпитал источник через землю, но для людей этого мало. Хочу, чтобы они были в состоянии обороняться. Но там и в столице я справлюсь сам, а вы возьмете на себя Грианст, Сиар и Ювир. Это основные поселения пирмарцев. Мелкой зачисткой займутся мои воины и стражи... если они еще остались... В этом случае мы сможем уже через несколько дней отправиться к Итлиору.
  - Не думаю, что все будет так просто, как ты рассчитываешь, - возразил Повелитель воздуха. - То, что мне нашептал Зумхар - дух Ветра - немного тревожит... Есть вероятность, что на стороне ледяных и пирмарцев решили сыграть тени. Конечно, на данный момент они нам не помеха, но пока мы не знаем какие цели они преследуют и зачем вылезли из своей сумеречной стороны, я бы посоветовал быть всем очень осторожными. Особенно тебе, Даймир, - мужчина кивнул на лежащую на руках друга девушку.
  - Очень странно, они никогда не покидали свою сферу, - Повелитель провел рукой по своим черным волосам, в которых полыхнули алым огненные прядки. - И много их здесь?
  Если против них решит выступить теневой народ, все намного усложнится. Тяжело дать достойный отпор или обезопаситься от того, кто умеет сливаться с тенями. Нужна будет помощь магов.
  - Не знаю точно, но все кто был замечен - тут, - блондин показал пальцем на самый большой город на карте.
  - Зилгард, - Зенмар задумчиво потер подбородок. - Я сомневаюсь, что если тени действительно ввязались во все это, они не согласятся на вторые роли. Чувствую, нам еще долго придется разгребать последствия своего отсутствия.
  Мужчина бросил недобрый взгляд на рыжеволосую девушку.
  - Эй, полегче, - возмутился Даймир и намного тише добавил: - Это не она...
  - Возможно, - пожал плечами брюнет, - но, уж извини, друзьями нам явно не быть.
  Повелитель огня на это заявление лишь вздохнул и покачал головой. Он и сам не знал, сколько времени должно пройти, чтобы он мог спокойно смотреть на свою избранницу и не бороться с неприятными воспоминаниями, внутренней настороженностью. Ему постоянно приходилось напоминать себе, что ледяная и его огненная девочка совсем разные. Но порой он и сам себе не верил, ведь они так схожи в своей холодности к нему и единственное, на чем еще держалось его растоптанное эго - какой бы холодной не пыталась казаться Анна, она таяла, стоило ему лишь прикоснуться к ее нежной коже.
  - Я думаю, нам не стоит долго прохлаждаться, - Зенмар отвернулся, направившись к находящийся за спиной скале. - Чем раньше начнем, тем быстрее закончим тут и сможем двигаться дальше.
  - Мне нужно обустроить Анну и дождаться своих людей. Я и раньше не оставил бы ее одну, а теперь, зная о тенях, и подавно не оставлю.
  - Сейчас решим проблему с твоей женщиной, - тихо бубнил Повелитель природы себе под нос, шаря руками по холодной поверхности гранитовых скал.
  - Зенмар прав, пора заканчивать с этим и чем быстрее, тем лучше, - согласился с Зенмаром блондин. - Я обеспечу ей безопасность.
  - Останешься? - спросил Даймир.
  - Нет, но попрошу духа присмотреть за ней. Поверь, лучшего охранника невозможно найти.
  - А я приставлю стражей... и вот еще, - брюнет оперся руками о скальный выступ и надавил.
  Повинуясь Повелителю природы, гранит поддался, образовывая проход в твердой породе.
  - Пещера? - удивленно вскинул бровь Даймир, - и как же, по-твоему, она защитит Анну. И еще, Земнар, я не в восторге от твоих ходячих пеньков, так что...
  - Мои 'ходячие пеньки' без разбору прикопают любого, кто позарится на твое сокровище, а эта пещера в случае опасности скроет ее внутри.
  - Что-то мне подсказывает, она не будет в восторге от перспективы оказаться похороненной в скале, - скептически заметил повелитель огненных земель.
  - Она вообще не бывает в восторге, судя по тому, что я наблюдал последние дни, - Зенмар приглашающе махнул рукой в пещеру. - Серьезно, Даймир, один город! Это займет максимум неполный день! Можешь даже не будить ее. И я обустроил внутри все по высшему разряду.
  - И не забывай про Зухмара, - наседал Итлиор. - Он своевольный, но не сомневаюсь, согласится помочь.
  - Если честно, я бы тоже хотел побыстрее добраться домой, - подошел Вотгор. - Мне страшно представить, что с моей сферой и моим народом сделали ледяные. Я понимаю, что тебе не хочется сейчас расставаться со своей Избранницей, угрожает ей опасность или нет, но мы не сможем быстро справиться без тебя. Резерва не хватит. И Итлиор...
  - Вотгор, не надо!
  - Итлиор тоже переживает за свою единственную.
  - Итлиор?! - на блондина устремилось сразу два шокированных взгляда.
  - Вотгор, я же просил! - досадливо пригладил длинные волосы самый младший из Повелителей.
  - Поздравляю! Но... когда? - обрел дар речи Зенмар.
  - Я не уверен в этом. Понятно? Но... на протяжении ста лет она приходила ко мне во сне, а потом пропала. Она водная илия и если хотя бы половина из того, что она показывала в моих видениях правда... я переживаю. Но в то же время не могу ради эфемерного призрака своих видений наплевать на все и носиться по сферам в ее поисках. У меня есть обязанности перед моими людьми и я хочу выполнить их прежде, чем попробовать отыскать ее. Но, если честно, уже едва сдерживаюсь, чтобы не сорваться.
  - И ты молчал? - укоризненно взглянул на друга Даймир.
  - Ты не понимаешь! Когда она начала являться ко мне я уже начал терять себя... Да, эти ведения... вера, что где-то меня ждет единственная, помогли мне прийти в себя и не сойти окончательно с ума. Но где гарантия, что это был не бред? Я никогда, ни разу за свою жизнь не слышал историй, в которых Повелителям являлись бы их единственные во сне. А может, я все-таки сошел с ума... не в глобальном смысле, а просто обзавелся своим маленьким безумством? Я же всю жизнь мечтал найти ее, представлял себе, какой она будет...
  - Итлиор, твой рассказ действительно звучит довольно странно, но если это действительно сильно тревожит тебя... мы ведь могли намного быстрее управиться в моей сфере.
  - Нет, нам нужно было это время, чтобы вновь научиться контролировать свою силу, восполнить резерв и просто прийти в себя, - возразил блондин. - Во всяком случае, мне это время точно было нужно.
  - Хорошо. Думаю, мы сможем найти компромисс, - кивнул Даймир, принимая какое-то решение и вставая вместе со своей драгоценной ношей с места.
  Приблизившись к проему в скале, мужчина заглянул внутрь.
  Из того, что было видно его взгляду, Зенмар действительно приложил некоторые усилия, чтобы его Анне было удобно дожидаться их возвращения. Каменные стены укрывал густой горный мох серебристо-сизого цвета, а пол - яркий изумрудный лесной с мелкими голубыми и белыми соцветиями.
  Оглянувшись, Даймир увидел удаляющихся от скалы друзей. Он понимал, что время играет не на их стороне, если они хотят быстро и с минимальными потерями вернуть свои земли. Особенно сейчас, когда с каждым восходом солнца вырастает вероятность того, что весть об их освобождении распространится по землям и дойдет до врагов. В своих владениях он уже видел ту зверскую жестокость, с которой пришлось столкнуться его народу, и Повелителю огня действительно было страшно представить, какие действия могут предпринять враги, когда поймут, что дни их господства в мирах стихийников подошли к концу. Да, они с друзьями справятся со всем, но будет ли им кого спасать через несколько недель... месяц? На что способны озлобленные тираны, зная, что их дни в мире, где они были хозяевами, сочтены? Что еще немного и им нечего будет терять и не над кем господствовать? Мужчина прекрасно понимал тревогу своих друзей, ведь в отличие от него они еще не видели своего дома и не знают, какая картина будет ожидать их там. Так что хочет он того или нет, но ему придется либо оставить свою избранницу здесь, под охраной этих проклятых пеньков, огонь их пожри, и какого-то духа, либо каким-то образом уговорить ее пойти с ним и быть послушной девочкой. Хотя бы один день...
  С этими мыслями он заходил в довольно уютно обустроенную пещеру в стиле природников и укладывал девушку на мягкую кровать из мха, покрытую огромными листьями бранха, что на ощупь напоминали тончайший шелк.
  
  Глава 9
  
  Анна
  
  - Ты опять это сделал! - взвилась я, стоило проснуться достаточно для того, чтобы до расслабленного мозга дошла вся подлость огненного властелина. - Ты же божился, что никогда...
  - Ты падала от усталости и должна была отдохнуть, - невозмутимо парировал огненный садист, явно не ощущая за собой никакой вины по поводу своих манипуляций.
  - Ты... да ты...
  Я кипела и рычала от бессильной злости и чувства несправедливости. Как он смеет такое делать, а потом еще и рассчитывать на нормальное общение с моей стороны?!
  - Успокойся, малыш, и послушай меня очень внимательно. Речь пойдет о твоей безопасности.
  - Неужели ты не понимаешь, что нельзя просто по своему желанию влезать в сознания людей?! - игнорируя его слова, я вывернулась и спрыгнула на пол. - Подчинять себе их волю? Я не твоя игрушка, Даймир!
  - Я знаю. Как ты себя чувствуешь?
  Как я себя чувствую? Хреново я себя чувствую! И надеюсь, этот гребаный мир перестанет мне преподносить сюрпризы один за другим, иначе хорошо я себя почувствую еще не скоро. Если вообще в моей жизни хоть что-то еще может подпадать под определение "хорошо".
  - Нормально, - буркнула я, прекрасно понимая, что спор с этим непробиваемым упрямцем - пустое дело.
  Хотя я согласна была даже спорить с ним, лишь бы ни о чем не думать. Меня достал весь этот калейдоскоп событий!
  На данный момент важным для меня является мой будущий ребенок, и я должна сделать все возможное, чтобы с ним все было в порядке. Выяснения насколько он желанен и анализ прочих своих чувств, я твердо решила отложить до лучших времен, хоть и не так легко было это сделать. Было непросто отогнать от себя невеселые думы, когда засыпая рядом с Даймиром больше всего на свете, мне хотелось ощутить рядом тепло родного человека. А теперь, когда еще и выяснилось, что я жду ребенка и вполне возможно он не от Мишки... я не должна думать об этом...
  Вторым номером в моем списке приоритетов идет избавление от эмфирства. И пускай все твердят, что невозможно, и пускай я и сама уже почти готова поверить в это, все равно буду искать варианты и пробовать. А в случае успеха... в случае успеха, я костьми лягу, но доберусь до того сообщества бессовестных Гендальфов и если они только посмеют не отправить меня назад...
  Хотя нет, есть еще кое-что, требующее моего внимания - мой хранитель.
  - Аня, ты где летаешь? - вернул к себе мое внимание Даймир.
  - В серых тучах невеселых мыслей, - вздохнула я. - Ладно, что ты там говорил о моей безопасности?
  - Мы слишком много времени потратили в огненной сфере и теперь нам следует ускориться, чтобы успеть освободить остальные до того как свершится что-то непоправимое. Поэтому я вынужден буду в скором времени покинуть тебя... Очень скором. И мне это не совсем по душе. Мои воины прибудут сюда в лучшем случае через день, а доверять твою безопасность кучке трухлых пеньков да непонятному духу меня не особо устраивает. Я предпочел бы, чтобы ты отправилась со мной. Так я точно буду уверен в том, что тебе ничего не угрожает и никакой идиот не доберется до тебя в мое отсутствие.
  - То есть, если я тебя правильно понимаю, ты предлагаешь мне покинуть это милое тихое место и отправиться за тобой... воевать? Кстати, где мы?
  - В пещере, ее создал и оформил для тебя Зенмар. В случае опасности, вход закроется и...
  - Стоп! - прервала мужчину, чувствуя, как душа уходит в пятки. - То есть, как закроется? Вот так просто возьмет и схлопнется вместе со мной?! - последнее слово я почти пропищала.
  Я не страдаю слепотой и прекрасно вижу, что не особо нравлюсь Зенмару, но чтобы до такой степени... А в том, что на самом деле может "схлопнуться", я не сомневалась ни секунды. Насмотрелась уже всякой демонстрации сил этой четверки.
  И как еще с ума не сошла?
  - Я так и думал, что ты вряд ли оценишь, - оскалился Даймир.
  - А если меня не будет тут? - что-то эта хорошенькая экзотического вида комнатка перестала казать мне такой уж уютной и я принялась нервно расхаживать по мягкому мху. - Если я буду снаружи, когда мне будет угрожать опасность?
  - За тобой будут присматривать стражи леса и дух ветра, - последовал незамедлительный ответ.
  - Да уж, милая компания... А с тобой, в самом эпицентре событий мне будет безопасней? - с сомнением взглянула на своего мучителя.
  - Со мной максимум, что тебе угрожает, это нервное потрясение от нелицеприятных сцен чужих смертей. Но если будешь послушной девочкой и крепко зажмуришь свои красивые глазки, то и этого можно будет избежать, - улыбнулся огненный Повелитель, нисколько не смущаясь моего гневного взгляда.
  Прикрыв глаза, отвернулась.
  Итак, что мы имеем?
  А имеем мы безумно привлекательную перспективу двух-трехдневного отдыха от слишком навязчивого мужчины. От его укоризненных и более редких, но затрагивающих мою слишком чувствительную совесть, полных тоски взглядов. Рычания и самовозгорания. Будет уйма времени, которое я смогу потратить на... мысли. Только толку с них? С тех пор, как я попала сюда я только и делаю, что думаю о возможных путях к свободе и дому, заталкивая подальше чувства и переживания. И что? Та информация, что доступна мне настолько скудна... Может, просто отдохнуть от всего этого сумасшедшего калейдоскопа событий и потрясений?
  Как бы то ни было, но я хотела остаться тут намного больше, чем тащиться за Даймиром. Даже возможность увидеть неприглядные картины смертей сейчас была какой-то эфемерной и пугала куда меньше, чем перспектива еще нескольких дней наедине с Повелителем огня. А потом еще нескольких... и еще... и еще... и так до бесконечности... пока я не сойду с ума либо не смерюсь со своей участью.
  Но с другой стороны речь идет не только о моей безопасности, которой в сложившихся жизненных обстоятельствах я бы рискнула без раздумий. Веселый дядька сверху в столь неурочный час решил вручить мне в руки хрупкую жизнь еще не родившегося человечка. И не важно, чей он - Машки или Даймира - ответственной за эту только зародившуюся жизнь была именно я, а потому мои личные предпочтения сейчас отходили на второй план. Правда, чувствую, первое время мне так и придется себе постоянно напоминать об этом.
  - И какая вероятность того, что меня тут кто-то найдет и если найдет, попытается причинить вред? - повернулась к следящему за мной, словно коршун за добычей, Даймиру.
  - В целом, невысокая, но когда все начнется... никто не знает, как поведут себя пирмарцы и где попытаются скрыться. Ну а ты всего лишь слабая огненная девушка - враг, с еще не до конца проснувшимся хранителем. Кто знает, какие фантазии при виде тебя настигнут разгоряченных битвой и чувствующих горечь поражения мужчин.
  - Пугаешь, - констатировала я.
  - Не хочу доверять твою безопасность ненадежным, по моему мнению, 'рукам', - пожал плечами мужчина.
  - Господи, за что это нам? - устало упав на свою зеленую перину, простонала.
  - Что именно?
  - Вся эта ситуация, - я неопределенно махнула рукой в воздухе. - Я не хочу идти с тобой. И не только сейчас. Я не хочу идти с тобой по жизни. А ты заслуживаешь на любящую женщину после всего случившегося. Твой народ в тебе души не чает, да я и сама вижу, что ты не так плох, как мне хотелось бы думать, даже несмотря на это самоуправство с эмфирством и... усыплением.
  Было глупо отрицать, что мне был необходим этот короткий отдых, так как чувствовала я себя сейчас на порядок лучше. Во всяком случае, физически.
  - Так легче, - пожала плечами на приподнятую бордово-черную бровь.
  Не так мучает совесть, когда динамишь пусть и нуждающегося в тебе, но гада, - добавила я про себя.
  - Мы справимся со всем, - опустившись передо мной на колено, уверенно заявил Даймир и улыбнулся. - Видишь, у нас уже наметился прогресс...
  - Не с чем справляться, - устало выдохнула я, проведя ладонями по лицу. - Я никогда не захочу быть с тобой, потому что знаю: всегда буду считать тебя виноватым в том, что моя жизнь покатилась ко всем чертям. А ты, уверена, вздохнул бы с облегчением, окажись твоя единственная не так похожа на предавшую женщину.
  - Ты сейчас думаешь, как смертный человек, - снисходительно улыбнулся мужчина, от чего у меня вырвался тяжелый вздох - упрямый осел! - Ты даже не представляешь, какую власть имеет над нами время. Уверен, едва ли пройдет десятилетие, как ты будешь вспоминать свой мир и все, что осталось в нем не более чем как канувшее в забвение прошлое. Возможно, с улыбкой. Возможно, с легкой грустью. Но оно больше не будет держать тебя, влиять на твои чувства и стремления. У тебя буду я и наш ребенок, и целый новый мир. Тебе некогда будет сильно печалиться и вскоре новые впечатления вытеснят все сожаления о прошлом. А я справлюсь с твоей нелюбовью, Аня, мы созданы друг для друга и по-другому быть не может. И со своими неприятными воспоминаниями тоже справлюсь. На самом деле, уже почти справился, потому что стоит лишь присмотреться и становится понятно - ты не она.
  Ничего не говоря, отвернулась. Он снова слышал только себя и свои желания. Хотя я и не пыталась ничего донести до мужчины, просто внезапно почувствовала себя такой морально вымотанной и уставшей, что сказала, как чувствовала. Надоело быть неприступной скалой, надоело строить из себя стерву, надоело постоянно держать себя в руках и контролировать свои чувства и мысли, надоел он своим постоянным присутствием рядом. И жалеть себя тоже надоело. Все надоело!
  - Идем, - он поднялся и потянул меня за руку.
  - Куда? - я не сопротивлялась, послушно направляясь следом за мужчиной и даже не пытаясь вырвать пребывающую в плену огромной ладони руку.
  - Ты отправишься со мной. Как бы мне ни хотелось оставить тебя подальше от всей этой жестокости, так будет безопасней для тебя же.
  - Снова все решил сам? - хмыкнула я.
  - Нет, следую твоему решению, которое, в кое-то веки совпадает с моим, - удивил меня Даймир.
  Уж не умеет ли он ко всему прочему еще и читать мои мысли?
  Шла по полностью укрытым мхом туннелям пещеры, освещенным парящими под сводом горящими шарами, молча. Абсолютная тишина царила и в моих мыслях и без каких-либо усилий с моей стороны. Видно, мое бедное измученное сознание решило плыть по течению, как и я. Хотя бы ближайшие несколько дней.
  Когда вышли из пещеры обнаружили друзей Даймира.
  - И что ты решил? - при нашем появлением встал со своего места брюнет с бирюзовыми глазами.
  - Мы отправимся вместе, Зенмар, так что твои деревяшки могут расслабиться, - ответил Даймир.
  - Что ж, твое решение, - пожал тот плечами. - Я рад, что ты решился помочь несмотря ни на что.
  - Мой Ювир, - поднялся Итлиор.
  Я хоть и не особо наблюдала за этими мужчинами, не до них было, но нервозность этого бледного парня было сложно не заметить. Вот и сейчас он как-то нервно засуетился и... превратился в бело-серого орла, вокруг которого в ту же секунду обвилась сизоватая лента тумана.
  - Нетерпеливый мальчишка, - проворчал брюнет, когда орел устремился на север.
  - У него есть причина, - усмехнулся Вотгор, а мне стало самую малость любопытно какая именно.
  Кстати, в этот раз я совершенно не чувствовала тревоги от его присутствия рядом. Хотя, возможно, это из-за обволакивающего меня защитного кокона Даймира?
  - Что ж, тогда не будем отставать. Мне абсолютно все равно, что вы сделаете с попадающимися вам по пути пирмацами, но я не хочу их видеть на своей земле.
  После этих слов Зенмар, а за ним и Вотгор отправились в путь. Каким именно образом не хочу даже думать. До сих пор чувствую себя от всей этой фигни немного шизофреничкой.
  - Я хочу, чтобы ты ничего не боялась, - развернув меня к себе лицом и заставив взглянуть в свои глаза, потребовал Даймир, - когда ты со мной тебе не угрожает никакая опасность, пока во мне есть хоть капля огня и крови. Но ради сохранения своего душевного спокойствия я бы посоветовал тебе закрыть глаза. Прямо сейчас. Я же вижу, как ты реагируешь на способы перемещения остальных Повелителей.
  - Ты тоже собираешься превратиться в водяную змею, рогатое исчадие ада или грозового орла с клювом в три меня?
  - Нет, это будет воплощение огненной стихии - дракон, - улыбнулся Даймир и, увидев, что я не собираюсь следовать его совету, отвернулся.
  В тот же миг из его груди вырвалось алое пламя, разрастаясь и заполняя своими жаркими языками все вокруг, а после формируясь в огромного сотканного из огненных языков дракона. Жуткая красотища! Но, как оказалось, бояться и постоянно нервничать я тоже устала. Да и с чего? С пламенем огонька мы уже знакомы, пусть до этого я и видела его только в качестве лошади.
  - Не боишься? - подозрительно спросил Повелитель, на что я только пожала плечами.
  - Надеюсь, не станешь брыкаться и орать всякую ересь, когда я попытаюсь посадить на него? - никак не хотел отставать от меня Даймир.
  - А ты попробуй, и мы посмотрим, - хмыкнула я, сама делая шаг к огненному животному, возвышающемуся подобно скале в нескольких метрах от нас.
  И он попробовал. Схватил в охапку и прямо с того расстояние, на котором мы находились сеганул на спину дракона, оттолкнувшись от земли при помощи мощной огненной струи. Резкий старт, стремительный полет и не менее резкое приземление... наверное, здоровой зелени моего лица сейчас обзавидовался бы любой куст.
  - Боже, Даймир, я хочу тебя убить, - невнятно прохрипела, хватая ртом воздух в попытке избавиться от накатывающей волнами тошноты.
  - Любить? Искорка моя, спина огненного дракона - не самое удачное место для...
  - Окстись, огонек, - недовольно пробурчала. - Шутник хренов...
  Вот сейчас выверну все, что успела съесть сегодня на завтрак, будет знать, как свои плоские шуточки шутить!
  - Ань, я же просил контролировать свою речь, - недовольно проворчали над ухом.
  Хотелось огрызнуться, но желание быстро пропало, когда наша огненная 'птичка' пошла на взлет. Только-только отступившая тошнота вернулась от резкого толчка и стремительного подъема, так что я снова была сосредоточена на том, чтобы сохранить свой завтрак там, где ему и полагается находиться - в желудке.
  - Ты как? - когда в который раз сумела немного отдышаться, встревожено спросил мужчина.
  - Никак, - прохрипела я и, наплевав на все, откинулась на грудь Даймира.
  В ту же секунду мою талию сильнее обхватили горячие руки, а макушки коснулись чужие губы. Но сейчас нежности мужчины мало волновали: мне было откровенно плохо.
  - Больше никогда не залезу на это чудовище, - облизнув пересохшие губы прошептала. - Неужели нельзя было поделикатнее?
  Я почувствовала, как поднялись и опустились его плечи:
  - Извини, не думал, что тебе может стать плохо.
  Не думал он!
  Прикрыв глаза, я на несколько мгновений ушла в себя. Правда, возвращаться пришлось быстро и в экстренном порядке: эта летающая огненная типа ящерица надумала спикировать вниз. Я заорала и впервые сильно пожалела, что не осталась в пещере. Возможно, рядом с Даймиром мне и не грозит опасность в общепонятном смысле (ну, там, от чужого меча... или что тут у них?), но получить выкидыш из-за нервных потрясений от таких виражей можно спокойно, а еще черепно-мозговую травму несовместимую с жизнью или нервный тик. Господи, как страшно! И мне хотя бы глаза закрыть, чтобы не наблюдать стремительное приближение крон деревьев и земли, да от шока и страха они наоборот превратились в два блюдца.
  - Держись, Анна и ничего не бойся, огонь защитит тебя, - услышала крик Даймира и в то же мгновение поняла, что осталась одна на драконе.
  Мы зависли над деревьями, но лишь немного придя в себя, я попыталась осмотреться и понять, что происходит.
  Внизу, немного в стороне, происходило что-то. Были слышны крики, сквозь кроны деревьев мелькали разноцветные всполохи.
  - Ну же, подлети поближе, - прошептала, привставая на огненной спине и пытаясь разглядеть хоть что-нибудь сквозь густые зеленые кроны.
  Но дракону Даймира было глубоко плевать на мое любопытство, как и на зарождающееся беспокойство. Только головой резво затрусил. И пусть в неизвестности я провела всего лишь минут пять, не более, но успела вся известись от непонимания происходящего к тому времени, как ощутила позади тепло мужского тела.
  - Никогда не бросай меня так больше! - потребовала я, тут же развернувшись в пол оборота к даже не запыхавшемуся мужчине.
  - Испугалась? - поддержав пальцем подбородок, он практически невесомо коснулся моих губ своими. - Не стоило. Я ведь сказал, что рядом со мной тебе нечего бояться. Мое пламя всегда защитит тебя, а вот у меня не всегда может быть время успеть объяснить тебе, что происходит.
  - И что только что происходило? - спросила, смирившись и решив по возможности просто не обращать внимания на его порывы в мою сторону.
  - Ничего особенного, группа магов решила вывести пирмарцев. Правда, не понимаю, что они делали посреди леса, но разбираться времени не было.
  - И где они сейчас?
  - Там, откуда не возвращаются, конечно, - последовал невозмутимый ответ, заставивший меня поежиться.
  
  К огромному белокаменному городу, возвышающемуся подобно скале над морем, мы прибыли лишь к следующему утру, так как по дороге Даймир часто останавливался в небольших поселениях или даже просто посреди леса. Окружая места стоянок пирмарцев оранжевым куполом, он вихрем пламени слетал с дракона и опутывал своих недругов огненными плетьми. Я несколько раз видела, как здоровые мужчины с темной, почти черной кожей, падали на землю, задушенные этими плетьми, видела, как сгорали заживо те, кто пытался оказать сопротивление, наблюдала схватки с магами, которые заканчивались, так толком и не успев начаться. Я не понимала, как мужчина в устроенном им же огненном аду мог быстро и безошибочно отличать мирных жителей от врагов, но в каждом поселении он проводил не более двух-трех часов, после чего вновь взлетал в воздух, рассыпая на много километров вокруг безопасные для деревьев и всего живого синие искры, следуя за которыми он находил следующее поселение, на которое налетал огненным тайфуном. И не было никому от того тайфуна спасения, - Повелитель огня был воплощением разрушительной стихии, что, не задумываясь, может снести все на своем пути и ей все равно, кто или что будет погребено под ее бушующем пламенем. Чувствовала ли я что-то, видя эти смерти? Нет! Разве что неприятный холодок под кожей, когда до моих ушей доносился чей-то предсмертный крик. Наверное, помогли рассказы Даймира об этих детях земли и тени, и короткие разговоры с Хаиной о том, что творили они вместе с ледяными на огненных землях. Тогда я не очень интересовалась подобными темами для бесед, не особо вникая в смысл слов и при первой возможности переводя разговор в интересующее меня русло, но сейчас невольно вспомнилось все. И то, как Хаина со слезами на глазах рассказывала, как ее чуть не определили в дом для услад, а ее жениха на смерть забили плетьми за попытку защитить свою невесту, как ее сестра боялась забеременеть, видя, как порой поступают с детьми соседей. Как ужасно чувствовать свою беспомощность и угасание родного мира день за днем.
  На огненных землях все словно проплывало мимо меня. Я не задумывалась над тем, что видела и слышала, поскольку мои мысли целиком и полностью были поглощены собственными проблемами. Да и видела я не очень многое - всего-то один небольшой городишко, где люди жили более-менее сносно, да дворец. Тут же, даже несмотря на попытки Даймира уберечь меня от лишних потрясений, за последние стуки я многое увидела, многое узнала.
  Далеко не всегда я могла рассмотреть что-то с того места, где оставались мы с драконом, ну а то, что видела, без лишних слов подтверждало все услышанное мною от мужчины и знакомой. Эти загадочные темнокожие женщины и мужчины действительно были неоправданно жестоки. Чего только стоили освобожденные Даймиром шахты, где трудились дети! У меня чуть сердце не оборвалось, когда увидела этих едва стоящих на ногах заморышей в подранной одежде. Я даже попыталась упросить мужчину оставить меня в том небольшом селении, чтобы хоть чем-то помочь, но безрезультатно. Он не мог ни оставить меня тут практически без охраны, ни задержаться вместе со мной, пообещав, что в первом же городе пошлет им навстречу людей с конями...
  - Даймир, я есть хочу, - смотря на стремительно приближающиеся белые стены города, известила своего спутника.
  Прошли уже почти сутки с тех пор, как я последний раз нормально питалась, и пусть теперь мне пищи требовалось на порядок меньше, но совсем без нее я обходиться не могла. Впрочем, слезть с этой летающей огненной глыбы я бы тоже не отказалась, но терпела, не желая задерживать Даймира.
  - Еще немного потерпи, малыш. Скоро сможешь нормально поесть и, надеюсь, отдохнуть, - прошептал мне в макушку Даймир.
  И я надеюсь на нормальный отдых. В моем теле не осталось ни единой клеточки, которая не ныла бы и не болела от столь длительного времени, проведенного на спине дракона.
  К счастью, наша обоюдная надежда на мое скорое питание и долгожданный отдых осуществилась. Недалеко от города располагалась небольшое селение, быстро очистив которое, Даймир определил меня в расположенное на отшибе и освобожденное от семьи темнокожих пирмарцев огромное поместье.
  - Я оставлю тебя здесь, под присмотром освобожденных воинов Зенмара, - стоило только уйти от рассыпающихся в благодарностях жителей и переступить порог роскошного особняка, заявил мужчина. - Не смогу долго удерживать силовое поле вокруг города. Вот, держи, - в его руках появился небольшой, пульсирующий силой огненный сгусток, - если тебе даже просто покажется, что что-то не так, позови меня и я перенесу тебя к себе.
  - Что это? - не спешила я принимать презент.
  - Частичка моей силы. Если тебе так будет проще, то... вот, - в его руке вместо огненного сгустка оказался маленький, опять же таки, огненный зверек.
  - А сделать так в той пещере нельзя было? - подняла на Даймира уставший взгляд.
  - Сила не существует длительное время вдали от носителя, - покачал он головой. - Тут же я буду недалеко от тебя и при желании смогу защитить даже на расстоянии, - и мужчина кивнул головой на спрыгнувший с его ладони огонек, который моментально разросся в огромного клыкастого зверя. - Я постараюсь справиться быстро, но в любом случае, к вечеру тут будут мои люди.
  - Ок, - пожала плечами.
  В безопасности, так в безопасности. Ему лучше знать, а все, что знала сейчас я - это только желание схомячить что-то вкусное и распластать свою уставшую тушку по какой-то мягкой поверхности. Да и слишком много впечатлений за неполные сутки.
  - Повелитель, если вы позволите, мы устроим вашу леяр и позаботимся о ее безопасности, - заставил нас с Даймиром обернуться глубокий женский голос.
  Около неприметной боковой двери в другом конце большого холла стояла миловидная женщина средних лет, а за ее спиной жалась стайка молоденьких девиц, поглядывающих на Даймира с неприкрытым благоговением.
  - Назовись! - потребовал Даймир у женщины, явно недовольный тем, что отданное им щуплому парнишке распоряжение не было выполнено, и в доме все еще находился кто-то посторонний.
  - Я Силирна, Повелитель. Была у прежних хозяев кухаркой до того, как они, спешно сбежали, заслышав о вашем возвращении, - прощебетала женщина, не скрывая счастливой улыбки. - Оставили только охранников... Вы доверили моему мужу охрану вашей избранницы, он был сослан ухаживать за гиврами после того, как...
  Женщина замялась и опустила голову, видимо, сообразив, что Повелителю вряд ли будет интересна история ее мужа. А вот я, в отличие от него послушала бы, за какие прегрешения мужчин ссылали в столь ужасное место, как здешнее подобие хоздвора.
  Немногим раньше Даймир определил мне в охранники нескольких крепких мужчин, служивших в этом же поместье на конюшнях и в гиврлорле, где содержались странного вида животные чем-то напоминающие помесь земного бультерьера со снежным человеком. Это нечто использовалось прежними хозяевами в качестве гончих во время охоты и злобных стражей владений в ночное время суток. Сейчас эти самые молодцы приводили себя в порядок, поскольку находиться рядом с ними, без риска вывернуть наружу содержимое даже пустого желудка, было невозможно. Даже не знаю, кем нужно быть, чтобы содержать людей в столь нечеловеческих условиях. Мало того, что на всей огороженной высоким забором территории наблюдалась полная антисанитария, так еще она была покрыта похожим на асфальт настилом и накрыта каким-то магическим куполом, чтобы работающие там люди не могли получать даже те оставшиеся после пропажи Повелителей крохи так необходимой для них энергии. В данном случае, энергии земли. Да и вообще, у меня сложилось впечатление, что над людьми огонька так не издевались, как измывались над подданными Зенмара.
  - Все мы чувствуем присутствие нашего Господина и благодарны вам за то, что не остались равнодушны к судьбе чужого вам народа. Позаботиться о вашей леяр честь для нас, - наконец, закончила женщина и склонилась в поклоне.
  - А что такое леяр? - чтобы скрыть охватившую меня неловкость от вида склонённых спин, тихо спросила Даймира.
  - Избранница, - улыбнулся одними уголками губ мужчина.
  Я же недоуменно нахмурилась:
  - Но откуда им это известно?
  - Ниоткуда, они просто видят это, - пожал он плечами и, присев на корточки, заглянул в глаза сотворенного им же огненного зверя.
  - Ну, вот и все, надежнее охранника не найти, - поднявшись снова на ноги, подмигнул Даймир и, приобняв меня за плечи, вновь взглянул на женщину. - Что ж, Силирна, я буду признателен, если во время моего отсутствия вы позаботитесь о моей Избраннице.
  Мужчина развернулся, чтобы уйти, а я... обвела взглядом холл этого абсолютно незнакомого дома, задержалась на женщине и все так же маячивших за ее спиной девушках и вернулась к спине удаляющегося мужчины. Меня вдруг накрыло осознание, что с каждым его шагом ощущение защищенности испаряется. И мне это не нравилось. Я не хотела, чтобы он оставлял меня одну! Не после того, что мне довелось увидеть!
  - Даймир, - метнулась к мужчине и схватила его за рукав белой рубашки, жалобно заглянув в янтарные глаза. - Слушай, я передумала, - не хочу отдыхать. Возьми меня с собой!
  - Малыш, я никогда не оставил бы тебя, если бы не был абсолютно уверен в твоей безопасности, - мягко возразили мне. - Тем более, сейчас. Но, я не могу забрать тебя с собой, слишком долго мы добирались до Зилгарда и слишком мало сил у меня осталось. Конечно, исходя из того, что мы видели по дороге сюда, да и в этом городке, велика вероятность того, что он и вовсе окажется пуст. Но рисковать я не хочу. Да и ты устала, а тебе сейчас не нужны лишние потрясения и нагрузки.
  Обняв себя за плечи, я в досаде кусала губы. Доводы Даймира звучали вполне логично, но... Вдруг, ко всему прочему, я еще и начала переживать за Даймира. И это не было тревогой за его жизнь как таковую. Как бы мне ни было стыдно признавать, природа моего страха за жизнь этого мужчины была чисто эгоистичная: 'Если с ним что-нибудь случится, что будет со мной?'. Ведь что бы я ни думала об этом Повелителе, на данный момент он моя единственная защита и опора в этом мире, пусть и с притязаниями на мое тело и душу. Я поняла это со всей четкостью именно сейчас, когда все внутри меня бунтовало против идеи отпустить его, остаться одной в этом полном опасности мире. Легко было хорохориться, не заглядывая дальше своего носа, а сейчас вдруг стало не по себе. Что сталось бы со мной, такой похожей на Фарианну, если бы Повелитель огня не нуждался во мне, несмотря на всю подлость моей копии? Тогда мне уже не грозило бы переживать ни по поводу эмфирства, ни по поводу возможности или невозможности вернуться домой.
  - А ты... уверен, что справишься?
  - Переживаешь? - немного склонившись к моему лицу и внимательно всматриваясь в глаза, в свою очередь спросил Даймир.
  Покраснела и отвела взгляд, снова испытывая прилив стыда. Да, переживаю, но совсем не так, как ему хотелось бы.
  - Все со мной будет хорошо, - так и не дождавшись ответа, улыбнулся мужчина.
  Резко притянув к себе, он поцеловал меня. Жадно, сильно, почти до боли.
  - На удачу, - усмехнулся мужчина, прервав поцелуй и, развернувшись, ушел, оставив меня одну. Раздосадованную и немного напуганную.
  Чувствуя нарастающее внутри беспокойство, я до последнего не упускала из виду сначала широкую спину Даймира, а после и его огненного дракона, который озарял небо оранжевым светом не хуже предзакатных лучей. Наверное, я бы еще долго смотрела туда, где исчезла постепенно ставшая почти незаметной точка, если бы меня не окликнула встречавшая нас в холле женщина.
  - Госпожа....
  - Анна, - повернулась к ней, когда женщина замялась, не зная как ко мне обращаться, - и можно без "госпожи".
  - Я прикажу приготовить для вас хозяйскую спальню и накрыть на стол? - полувопросительно поинтересовалась она.
  - Нет, не стоит, Силир. Лучше проведи меня на кухню, а отдохнуть я прекрасно смогу и в гостевой спальне... она же тут есть?
  - Да-да, конечно... просто я подумала, что покои хозяев более просторные, но, если хотите, конечно, можно подготовить и другие комнаты.
  Женщина распорядилась, чтобы девушки подготовили мне одну из гостевых опочивален, после чего отвела на кухню, где, усадив за застеленный обычной белой тканью стол, засуетилась вокруг кастрюль и мисочек, которыми была уставлена вся немалых размеров поверхность рабочего стола.
  Силир оказалась словоохотливой женщиной и уже довольно скоро мое любопытство по поводу ее мужа и остальных мужчин, сосланных ухаживать за животными было удовлетворенно. И даже более. В отличие от сдавшихся без боя огненных, залфины, как они себя здесь называют, держались до последнего, в буквально смысле слова. К тому времени, как мир природников Залафирон был полностью захвачен, число воинов, признанных источником, сократилось на три четверти. Да и те, кто остался в живых, не собирался смиряться с положением рабов на своих же землях. Вот именно для таких, в ком даже после стольких лет неволи теплил огонек непокорности, и создавались подобные хоздворы, где и гивры будут досмотрены без вреда для окружающих, и строптивые залфины понесут достойное наказание. Эти довольно отвратные на вид животные, оказывается, были опасны не только своими острыми зубами и просто гигантскими когтями, но и какой-то юарой... как я поняла - некими кожными выделениями, что были довольно ядовиты. В общем, провинившимся приходилось несладко - полная изоляция от любой необходимой им жизненной энергии, отсутствие условий для жизни, да еще и любимые хозяйские ядовитые злобные тварючки под боком. Даже несмотря на свое бессмертие, многие погибали, если находились на 'исправительных работах' достаточно долго. Наверняка, закончил бы там свои дни и супруг Силир, посмевший заступиться за свою дочь, которая имела неосторожность приглянуться хозяину.
  Кухарка долго изливала мне душу, а я и хотела бы, да не стала ее останавливать, прекрасно понимая, что после пережитого, ей необходимо выговориться. А потом, ночью, долго не могла уснуть, мучимая так и не отпустившим меня беспокойством, только после рассказов Силир еще и приправленного страхом.
  'Какое же это странное и неоднозначное понятие - время', - думала я, крутясь на мягких перинах и не находя сна.
  Да, стрелки часов неумолимо отсчитывают секунды одинаково, во всех без исключения мирах. Но как же по-разному ощущаются эти секунды, минуты, часы, дни... Два года, как один день рядом с Мишей, и неполный месяц, как два года тут, - в чужом мире, рядом с чужим мужчиной. Но даже этого абсолютно чужого для меня мужчины мне сейчас не хватало рядом. Единственный раз, когда я была бы рада ощутить рядом с собой его горячее тело... но его нет...
  - Переживаешь за своего Повелителя? Право слово, я бы не стал. Он того не стоит, - прозвучавший в ночной тишине голос, отозвался волной паники в моем сознании. И я бы обязательно огласила весь дом своим пронзительным криком, если бы не прогнувшаяся за моей спиной кровать и не легшая на лицо огромная ручища неведомого ночного гостя.
  - Ну, зачем же сразу подымать шум? - наигранно тяжело вздохнули у меня над ухом. - Я ведь тебе ничего плохо не сделал, а ведь мог, пока ты тут горестно вздыхала по своему любовнику. Да и нет у меня в планах ничего такого. Только разговор по душам. Так что давай ты будешь умницей и не станешь кричать, когда я освобожу тебя. Договорились?
  Вроде у меня был выбор! Да и, стоит признать, при желании он прямо сейчас может свернуть мне шею... Так что, не имея другого выбора, я просто кивнула.
  Что этому мужчине от меня надо и как он смог незаметно даже для меня самой пробраться в мою комнату?
  - Вот и хорошо, - не спешил отпускать меня ночной гость. - Только предупреждаю сразу: попробуешь хоть пискнуть и жизнь тех, кто войдет в эти двери будет тот же час прервана.
  Озвучив свою угрозу, мужчина отстранился и, получив свободу, я резко развернулась лицом к опасности, коей мне и представлялся неизвестный. Но... к своему удивлению и еще большему ужасу я никого не обнаружила ни за своей спиной, ни вообще в комнате.
  Подобравшись на кровати, я отползла к изголовью и, поджав под себя ноги, еще раз оглядела комнату. Вряд ли можно было испытывать ужас больший, чем я испытывала сейчас.
  - Не нужно трястись от страха, - прозвучал из темноты все тот же мужской голос, и передо мной появилась высокая худощавая фигура.
  То есть она не просто появилась, она будто соткалась из сгустившейся тьмы, в которой постепенно начали угадываться очертания человека.
  - Эридан, - шагнули в мою сторону и, окутывающая фигуру тьма расступилась, оставляя позади мужчины клубящийся черным след. - А ты... Анна, если не ошибаюсь.
  Все еще находясь в шоке от довольно эффектного появления незнакомца я заторможено кивнула, не в силах перестать пялиться на укутанную в черный плащ фигуру. Очнулась, когда эта самая фигура подошла к кровати и нагло уселась на ее край, поближе к моим все еще подобранным под себя ногам. Сразу же перекатилась на другой край кровати и встала. Бросила тревожный взгляд на своего предполагаемого защитника, но огненной зверек, изрядно потускнев, спал на своем месте у кровати.
  - Кто вы и что вам от меня нужно? - выпалила я и поморщилась от штамповой и порядком раздражающей фразы, которой все слабые на ум героини фильмов встречают больших и реально злых парней, вторгающихся в их дом посреди ночи.
  - Я уже представился, - невозмутимо улыбнулся незнакомец по имени Эридан. - А нужно мне от тебя не так уж и много. Всего лишь поговорить по душам.
  - И о чем пойдет речь, - спросила, напряженно следя за каждым движением мужчины.
  - О тебе, твоем любовнике и том, зачем ты ему, ведь его настоящая Избранница давным-давно отправилась к праотцам, предварительно немало поспособствовав изменениям, произошедшим за последние столетия в мирах стихийников. Поверь мне, приблизив тебя к себе, он преследует свои, сугубо эгоистичные, цели и ничего кроме разочарования и боли он тебе не принесет.
  - И с чего такая забота об абсолютно незнакомом человеке? - усмехнулась я, как-то враз расслабившись.
  Даймир уже привнес в мою жизнь достаточно разочарования и боли, так что ничего нового ночной визитер мне не сказал. Интересно другое: чего он хочет добиться своими словами, на какую реакцию или действия рассчитывает?
  - Скажу честно: я на дух не перевариваю Даймира. О причинах умолчу, но... мне будет приятно насолить ему и сломать некоторые планы, открыв тебе глаза и оказав некоторую помощь.
  Ни черта не понимая, я лишь вскинула бровь в ожидании продолжения.
  
  С момента визита незваного ночного гостя прошло уже почти двое суток. Его слова, брошенные небрежным тоном, снова и снова прокручивались в моей голове, превращая заброшенный мужчиной зародыш сомнений в развилистый роскошный дуб, который с каждым часом все больше прорастал своими мощными корнями в душу.
  В ту ночь я так и не смогла толком заснуть, а на утро попросила милую Силирну дать мне какую-то работу и готова была... да что там, я просто набросилась на смущенную подобной просьбу женщину и расцеловала, когда та попросила проследить за ремонтом и оформлением помещений в усадьбе. Ведь Даймир привел меня не куда-нибудь, а в одно из любимых загородных угодий Повелителя природы.
  Я любила заниматься работой подобного рода, а потому с головой окунулась в нее, стараясь выкинуть из головы слова Эридана. Они рождали надежду, жгучее желание поверить прозрачным намекам незнакомца и позволить сомнениям взять верх. А это было довольно опасно. Я выросла не в простой семье и с детства усвоила урок, что не бывает бескорыстных доброжелателей там, где деньги текут рекой, а на кону стоит пускай даже и небольшая, но власть. Да, я была не в восторге от той ситуации, в которую попала благодаря Даймиру и я все еще не понимала, как отношусь к его ребенку, растущему внутри меня... если это его ребенок...
  Ну, вот, опять!
  Я оторвалась от отдирания ужасного вида некоего подобия наших обоев от стен и провела дрожащей рукой по лбу. Задумчиво посмотрела на подрагивающие пальцы и, тяжело вздохнув, потерла зудящую и горящую, словно после легкого ожога, грудь. Я была на грани нервного срыва и, даже нагружая себя работой, не могла избавиться от мельтешащих в голове мыслей, сомнений, надежд...
  Раздраженно отшвырнув от себя мастерок, встала и направилась к выходу из комнаты. Дремлющий у ног огненный питомец, как и двое здоровых природников неотступно следовали за мной, словно тени.
  Они тоже раздражали...
  - Я хочу искупаться, - немного замявшись на крыльце, повернулась лицом к мужчинам. - Я не буду выходить за пределы территории и, думаю, тут вполне будет достаточно моего огненного защитника, - кивнула головой на потягивающегося огромного кошака с языками пламени вместо шерстки.
  - Мы проведем вас до места, проверим все и будем ожидать на расстоянии, не нарушая вашего уединения, - кивнул один из охранников, своими словами вызывая отчетливо слышный скрежет моих зубов.
  Это было совсем не то, что я имела в виду! Однако опыт прошедших нескольких дней показал, что спорить с этими двумя абсолютно бессмысленно. Они получили задание от самого Повелителя и собирались сделать все от них зависящее, чтобы сохранить его леяр в целости и сохранности. А мне не оставалось ничего другого, кроме как смириться... опять.
  По мере приближения к воде, я чувствовала растущее внутри беспокойство, а идущий рядом котик размером с упитанного здорового льва с каждым шагом все больше жался к моей ноге, недовольно порыкивая и вспыхивая пламенем. Точь в точь как свой хозяин.
  Остановившись у самой кромки и всеми силами игнорируя все усиливающееся жжение в груди, я наклонилась и коснулась пальцами зеркальной глади. Вода была теплой и так манила искупаться... А ведь я с тех пор, как впервые почувствовала тревогу в присутствии Вотгора обходила воду стороной. Даже тело очищала не привычным для себя способом, а при помощи каких-то 'живых' растений, что оплетали и питались отмершими клетками кожи. А ведь я так люблю плавать!
  Оглянувшись и не заметив в пределах видимости своего сопровождения, сняла легкое платье и решительно шагнула в воду. С берега донеслось угрожающее шипение. Это огонек метался в пяти шагах от воды, всем своим видам выказывая тревогу за меня, но в то же время, не смея приблизиться ближе. Да и в груди едва ног коснулась прохладная влага, сразу стало как-то тесно и больно. За эти дни я уже научилась отделять свои эмоции от чувств живущего внутри меня нечто, и сейчас оно было очень, очень недовольно.
  - Я. Хочу. Купаться! Поэтому ты либо перестаешь донимать меня, либо вали нафиг с моего тела! Ты не защитник и соратник, ты скорее напоминаешь зудящий мозоль, от которого хочется избавиться!
  Высказавшись и набрав в грудь большое воздуха, я в несколько шагов преодолела мелководье и резко присела, уходя с головой под воду. Но тут же вынырнула, задыхаясь от мимолетной острой боли. Несколько раз глубоко вздохнула и машинально потерла ладонью место с изображением огненной птицы, от которого исходил не ставший уже привычным жар, а лишь легкое приятное тепло. Застыла, прислушиваясь к себе и не наблюдая внутри постороннего присутствия...
  - Кхааааавврррр! - раздалось возмущенное и пронзительное сверху.
  Открыв глаза, несколько раз моргнула, прогоняя с ресниц капли воды и не веря тому, что вижу. Что-то заслоняло солнце, отбрасывая на воду тень огромной птицы.
  Еще одно ворчание-воркотание сверху и я несмело поднимаю взгляд.
  - Так вот какой ты - огненный феникс, - восхищенно шепчу не в силах оторвать глаз от парящего над головой величественного создания.
  Снова издав недовольное ворчание, птица, несколько раз взмахнув крыльям, присела на берег около нервничающего кота и что-то ему кхаврнула на что тут возмущенно рыкнул и выгнул в стойке свою огненную спину со вставшими дыбом язычками пламени.
  Я же, забыв о своем первоначальном плане поплавать и позволить воде подарить долгожданное умиротворение и расслабленность, выбралась на берег, и как была - в мокрой полупрозрачной рубашке до середины бедра - поползла к золотой красавице. Именно так в детстве, когда нянечка читала мне сказки, я представляла жар-птицу. Роскошная, с длинной лебединой шеей, забавным хохолком и сияющими перьями, с которых то и дело срывались красные огненные капли. В отличие от даймирового огня, принявшего форму кота, эта птица выглядела почти как живая. Только всполохи жара, пробегающие по ее перьям цвета червлёного золота да черные как угли глаза с 'живым' огненным зрачком говорили о том, что это дите неудержимого пламени.
  Протянула руку, испытывая непреодолимое желание дотронуться до теплого, шелковистого на вид и сияющего в свете солнца перышка на огромных крыльях. И едва не надулась к ребенок, когда птица брезгливо забрала свою тушу с траектории движения моей руки. Вместо этого она, снова что-то недовольно кхаврнув подсунула место сверкающего оперения свой огромный и реально страшный клюв. Очень страшный... размером с голову и вызывающий желание ползти в обратном направлении. Однако раньше, чем я успела начать отступать, меня обдало теплым, приятным ветерком, который вмиг высушил капли воды на коже и даже ощутимо подсушил одежду и волосы. После, место клюва перед моим лицом занял глаз, придирчиво осмотревший меня с ног до головы и только после этого, видимо, сочтя объект достаточно сухим, хранитель подсунул под мою ладонь свою клюв, прикрывая глаза и млея от легких касаний пальцев.
  Не выдержав, засмеялась... правда, больше нервно, чем весело...
  - Значит, ты - мой хранитель? - успокоившись, спросила у существа. - Будешь охранять меня от всяких плохих ребят, которые попытаются причинить мне вред?
  - Кхаврврвр! - согласно кивнули мне, с любопытством рассматривая правым глазом.
  - Нуууу, с такими телохранителями мне теперь вообще нечего бояться, - снова засмеялась, краем глаза замечая какое-то движение в стороне - то встревоженные непонятными звуками охранники-природники удостоверились, что их подопечной ничего не угрожает, и сейчас возвращались на свой пост.
  Еще несколько минут полюбовавшись птицей и подивившись каким образом этакая штукенция может помещаться в меня, я снова повернулась в сторону воды, предварительно легонько щелкнув своего хранителя по клюву, которым тот вцепился в мою рубашку, не желая пускать хозяйку в такую опасную и мокрую воду.
  Там я плавала в свое удовольствие, нежась в теплых ласковых волнах и любуясь проплывавшими по обе стороны от меня покатыми берегами, устланными изумрудно-зеленой травой с россыпью мелких цветов и редкими деревьями, клонящими к воде свои гибкие ветки с причудливой формы листьями и пестрыми крупными соцветиями. Надо мной в небесной вышине парил мой хранитель, а по берегу бежал огонек. Конечно же, недовольный подобным положением вещей.
  Пожалуй, я могла бы полюбить этот мир, впрочем, как и мир Даймира. Они были абсолютно не похожи друг на друга и каждый прекрасен по-своему.
  И снова мои мысли невольно вернулись к словам ночного гостя. Он не сказал ничего конкретного, лишь намекнул, что может разорвать связь между эмфиром и его хозяином без какого-либо вреда для первого и посоветовал побольше узнать о детях Повелителей и как протекает беременность у их Избранниц. Что он хотел сказать этими словами, я так и не поняла до конца, но сомнения тут же затопили меня. Ведь мне так хотелось иметь ребенка от любимого...
  Что я буду делать, если окажется, что он обманывал меня все это время?
  Пусть и невольно, тщательно скрываемо даже от самой себя, но я начала уважать этого мужчину. Его люди обожали своего Повелителя за справедливость, честность и любовь к своему народу. Сколько хвалебных од ему я наслушалась за время пребывания в его замке, сколько историй о подвигах. И некоторые из них вызывали во мне восхищение им как бесстрашным и смелым мужчиной, справедливым правителем. Ведь даже увидев, что сотворили с его землями ледяные, он не поддался слепой ярости, а позаботился о том, чтобы каждому воздалось по заслугам и невинные не пострадали. Да и его отношение... жгучая нужда во мне, так часто проскальзывающая в жестах и взглядах, чего уж греха таить, затрагивали в моей женской душе потайные струны. К тому же, тут я постепенно узнавала об истинном значении Избранницы - леяр - для каждого из Повелителей.
  И что я сделаю теперь, если окажется, что на самом деле я свободна, а ребенок не его, а наш с Мишкой? Представляя лишь на мгновение, что все это на самом деле так, я понимала, что не захочу остаться с Даймиром добровольно. Но и Эридан не вызывал во мне никакого доверия, а не рискнув, я никогда не вернусь домой. А вернувшись, до конца жизни буду мучиться угрызениями совести.
  'Но я ведь не мать Тереза! И не бесчувственный инкубатор!' - мысленно воскликнула, выходя из воды и отжимая рубашку.
  - Что мне делать огонек, а? - обратилась к присевшему рядом и, наконец, свободно выдохнувшему коту.
  А ночью снова была готова рискнуть всем, лишь бы не терять себя в ласках своего огненного и нетерпеливого любовника. Ведь он не держит слова, а я слишком слаба и не в силах противиться вспыхивающей между нами страсти.
  Глава 10
  
  'Странная и жестокая штука этот инстинкт', - в который раз подумал Даймир, любуясь спящей девушкой.
   С момента их освобождения прошли считанные недели, а он уже двадцать раз успел убедить себя в том, что Анна не имеет ничего общего с его прежней Избранницей. А ведь еще недавно думал, что убьет при встрече, что никогда не захочет даже взглянуть! И, тем не менее, где-то в глубине души обрадовался, когда Итлиор остановил занесенную для смертельного удара руку и уже тогда был согласен мучиться от сжигающего его душу огня ненависти и желания, дикой потребности. Лишь бы видеть рядом, лишь бы вдыхать запах и касаться нежной кожи предательницы. Он даже не смог как следует наказать ее за дерзость! Только единожды применил их связь для наказания и понял, что несмотря ни на что ему не нравится причинять боль своей половинке. И вот сейчас это самый инстинкт, как и беснующийся в груди огонь, требовал оставить все и вернуться к своей женщине, а не заниматься чем-то столь незначительным на их 'взгляд', как вылавливание и уничтожение каких-то людишек.
   Что ж, Даймир в некоторой степени был согласен со своим вторым 'Я'. Он переживал за Анну, особенно в те редкие мгновения, когда призывал к себе на помощь всю свою энергию и оставленный с ней защитник становился не более чем бесполезным сгустком огня. Но не мог выделить даже нескольких минут, чтобы взглянуть на девушку и хотя бы убедиться, что с ней все в порядке. Во всяком случае, до сегодняшней ночи, когда он смог себе позволить недолгий отдых.
  Было невозможно, практически нереально удержаться от соблазна... не после того, как его накрыла странная тревога, не имеющая ничего общего с его личными чувствами, и он на мгновение взглянул на свою избранницу глазами оставленного с ней хранителя. Такая манящая, в промокшей насквозь рубашке, облепившей высокую грудь и соблазнительный изгиб бедер. Он хотел бы находиться в этот момент рядом с ней и не только потому, что его руки ощутимо дрожали от желания почувствовать тепло и мягкость женской кожи, но и потому, что встреча с пробудившимся хранителем - важное событие в жизни любого существа, наделенного высшей силой. Хотя вряд ли девчонка хоть на половину прониклась важностью момента, когда ее пальчики коснулись яркого оперения огненного феникса. Именно с той секунды и впредь человек и его хранитель становятся одним целым...
  Однако сейчас Даймир пришел к своей женщине вовсе не для того, чтобы поговорить с ней об этом. Нет, он соединился с оставленной ей частичкой себя и принял человеческий облик, снедаемый желаниями совсем другого рода. С тех пор как он увидел ее, нежащуюся в водах Илонкры, он не мог сконцентрироваться ни на одном, огонь их поглоти, важном деле. Единственное, он вовсе не рассчитывал на нечто большее, чем просто полюбоваться спящей девушкой хотя бы несколько минут.
  Но только стоило увидеть ее, лежащей на кровати. Раскрытую и беззащитную, в одной тонкой ночной сорочке, сбившейся на талии, и открывающей вид на длинные стройные ноги... Стоило лишь дотронуться до прохладного атласа кожи, провести кончиками пальцев от щиколоток до бедра... услышать судорожный вздох... увидеть, как выгибается тело самой желанной во всех мирах женщины от этой едва ощутимой и незатейливой ласки... и он не смог бы остановиться, даже если бы весь мир внезапно сковало льдом.
  Зря он на том чердаке давал опрометчивое обещание. И пускай сейчас у него было кое-какое оправдание для того, чтобы наложить на выгибающееся под ним тело свои лапы, но и не будь его вряд ли он смог бы долго противиться всепоглощающему желанию обладать. Тем более вечно слыша о ее муже, зная, что она постоянно думает о нем. Это напрочь сносило Даймиру крышу и побуждало все его инстинкты на самом примитивном уровне снова и снова доказывать, кому она принадлежит на самом деле.
  Девушка снова выгнулась и провела розовым язычком по приоткрытым губам, когда рука мужчины осторожно забралась под рубашку, приласкала и сдавила затвердевшую вершинку груди. Как же он хотел быть сейчас тут на самом деле. Припасть к губам жадным поцелуем и, сорвав сорочку, насладиться криками своей искорки, а потом утолить в ней жажду распаленного ею же огня. Но, увы, все, что он сейчас мог - лишь дразнить себя, и он с извращенным наслаждением продолжал сладкую пытку, даже зная, что не познает освобождения. Ведь по большому счету он лишь призрак, астральная проекция с более широкими возможностями. Но даже те ощущения, что передавались ему через эту проекцию, пьянили Повелителя огня не хуже самой крепкой настойки огнецвета. И сейчас он больше всего на свете хотел ощутить вкус губ Анны и не видел ни единой причины отказывать себе в этом.
  Сладкие. Манящие. Он провел по ним языком и нетерпеливо ворвался внутрь, выпивая до дна тихий стон и одновременно превращая бесполезный клочок ткани, именуемый сорочкой, в горстку пепла. Как же скучал он по своей девочке! Как изголодался по ее стонам и жаркой плоти!
  Оторвавшись от губ, он осыпал поцелуями изящную шейку, и поднялся над девушкой, любуясь открытым для его взгляда телом. Провел рукой по внутренней стороне бедра, немного надавливая и открывая для себя лучший доступ к самому сокровенному.
  Горячая... какой же горячей и влажной она уже была. Несколько легких движений и девушка просыпается от собственного громкого стона.
  - Даймир? - все еще не понимая сон это или явь, неуверенно спросила малышка.
  - Да, искорка... Даймир...
  Больше он сдерживал себя. Пускай ему и не суждено было сегодня получить свою долю удовольствия, но Анна получила его сполна. Она кричала, ругалась, просила, угрожала, а он наслаждался ее наслаждением, снова и снова доводя до безумства своими ласками, и лишь когда удовольствие становилось невыносимым, позволял страсти вылиться в финальный крик, что наверняка эхом разносился по всему замку.
  - Даймир... ты же обещал, - обреченно прошептала девушка, когда доведенная до измождения ласками мужчины лежала на его плече. - Обещал не трогать...
  Повелитель нахмурился, но прежде, чем успел хоть слово сказать в оправдание своей несдержанности, ощутил приближение посторонних к тому месту, где сейчас находилось его тело.
  - Мы поговорим об этом, когда я вернусь, искорка, - пообещал Повелитель и, дотронувшись легким поцелуем до припухших губ, растворился в воздухе, оставляя на том месте, где только что лежал лишь уже знакомого девушке огненного кота.
  
  Странные и непонятные для Повелителя огня вещи творились вокруг. Сколько поселений и городов Залафирона он уже освободил от пирмарцев и не слышал ничего, кроме благодарности от местных жителей. А теперь эта маленькая воинственно настроенная залфина пытается пробиться свозь мужчин-пирмарцев и своей грудью закрыть их от его гнева? Что не так с этой странной группой, приближение которой и почувствовал мужчина, когда держал в объятиях свою Избранницу? Почему захватчики и захваченные собираются плечом к плечу защищаться от... освободителя? Тем более что подобное стремление было абсолютно алогичным, ведь он в тысячу раз могущественнее сотни сильнейших магов, а они всего лишь обычные воины своих народов.
  - Повелитель, - в который раз за последние пару минут взвизгнула девушка, когда тело Даймира облизали языки пламени, показывая его раздражение и ярость, - выслушайте нас, пожалуйста!
  Скрипнув зубами, Повелитель попытался успокоить бушующий в крови и требующий расправы над врагами огонь. Что-то подсказывало ему, что в этот раз не стоит рубить сгоряча, не стоит делать поспешных выводов.
  - Ну, что ж, я слушаю, - он сложил руки на груди и присел на землю около дерева, прислонившись спиной к шершавой коре.
  Со стороны могло бы показаться, что Повелитель расслаблен, но на самом деле стоило кому-то из этой группы сделать хоть один неверный шаг, позволить себе хоть один неверный взгляд и в то же мгновение огонь не оставит от глупца и следа.
  - Мы...
  - Я сам, Сафрида, - приобнял с уже почти почерневшей от переживаний кожей залфину за плечи один из пирмарцев, и, задвинув себе за спину, на несколько шагов приблизился к Даймиру.
  - Меня зовут...
  - Не интересно, - покачал головой Повелитель, - так что переходи сразу к делу, пирмарец.
  Даже в только начавших рассеиваться сумерках было заметно, как заходили желваки на щеках мужчины от столь пренебрежительного обращения Повелителя. Однако мужчине свое недовольство пришлось подавить и начать говорить о том, что Даймиру могло быть действительно интересным:
  - Мы все бежали из темницы замка Зилгарда и направлялись в Ювир, чтобы примкнуть к своим соратникам, сражающимся против нынешнего правителя Залафирона - сына короля пирмарцев ор-Гатро. Это единственное место в этом мире, где такие как я и залфины могут чувствовать себя в относительной безопасности. Дело в том, что каждый из стоящих перед вами пирмарцев уже давно не разделяет взглядов своего правителя и его сыновей, более того, многие из нас связали свои жизни с залфинами, - мужчина бросил нежный взгляд на стоящую рядом Сафриду, - и счастливы в браке с ними. Нам хорошо в этом мире и мы не чужды для него, а потому не хотим более разрушать ставшее нам домом место. Несколько столетий назад стало понятно, что по какой-то причине Залафирон уже не представляет никакого интереса для ор-Гатро и его союзников. Мои родители рассказывали, что в первые лет двести-триста наши правители и королева ледяных буквально вверх дном перерывали все четыре мира в поисках чего-то неизвестного. Потом какое-то время никому не было дела до происходящего тут и вот буквально два десятилетия назад эту сферу просто отдали на уничтожение и разграбление самому несдержанному из сыновей нашего правителя. Вы, должно быть, видели, во что он и его люди превратили города и живущих в них залфинов. Таких же как мы, - мужчина развел руки в стороны, как бы предлагая еще раз взглянуть на их разношерстную компанию, - возглавляет сын залфины от ор-Гатро - Бавор. Помимо около двух тысяч воинов, на его сторону перешла примерно сотня магов, поэтому мы смогли должным образом укрепить главный город провинции Ювир и до сих пор даем достойный отпор людям ор-Гатро. Мы надеялись, что когда-нибудь нам удастся одержать победу и корона по праву крови перейдет к Бавору, но даже надеяться не смели на столь успешный исход, как возвращение Повелителей.
  Даймир нахмурился, выслушав пирмарца. Что ж, малец выложил все кратко, по существу, и даже больше, чем он рассчитывал услышать.
  Довольно правдивыми выглядели и его слова на счет того, что по каким-то причинам мир Зенмара как и его собственный были более не интересны захватчикам. Об этом говорила относительная легкость, с которой они возвращали вот уже вторую сферу и довольно непрофессионально обученные воины и маги, встречающиеся им на пути. Перед глазами Даймира всплыло лицо Хармиша - некогда довольно сильного предводителя пирмарских войск, с мнением которого считался сам король. Возможно, следовало дать распоряжение Зифраку более детально изучить память мужчины?
  Обведя взглядом небольшую группу, он попытался понять, как поступить с ними. Преданность женщины-залфины и наличие в группе так званых беглецов мужчин-природников подкупали, но вот так сразу поверить и отпустить на все четыре стороны... Поднявшись на ноги и раскинув руки в стороны, Даймир призвал свой огонь, который сорвавшись с кончиков пальцев устремился во все стороны света, в самые темные уголки волшебного леса, чтобы отыскать, подчинить и привести к Повелителю стражей мира Залафирон.
  Лишние затраты энергии не радовали Даймира. Он и так уже несколько раз задействовал все свои резервы, оставляя свою пару без должного присмотра, а сейчас еще немало потратится на то, чтобы пробудить стражей Повелителя земли и заставить подчиняться его приказам. Они спровадят эту странную компанию к ближайшему освобожденному укрепленному городу и передадут в руки воинов, если потребуется - защитят от неожиданной опасности, а если опасность углядят в них самих - уничтожат. Конечно, Повелитель огня не любил и не доверял этим трухлявым пенькам, сколько бы Зенмар не уверял его в наличии у них интеллекта, но и другого выхода не видел. Не тащить же их за собой и уж тем более не убивать после столь любопытного рассказа.
  С самого начала, они были уверены, что все это было затеяно ради источника вечной молодости и, разумеется, богатств, что хранились в недрах четырех миров. Золото - в его родном Шагмаре, несметное количество драгоценных камней - в Залафироне, злосчастный источник - в Аманкоре, чистейшей воды бриллианты и бесценные камни-карфароны, способные накапливать и служить дополнительным источником магии, - в Вахфароне. Существа из внешнего мира были ужасно падки и алчны до подобных материальных ценностей и перспективы жить вечность. Но что они еще могут искать в сферах стихийников?
  Ладно, с этим они разберутся позже. Сейчас же он должен позаботиться об оставшейся части леса и на этом его работа тут будет закончена. Интересно, стоит ли отправить послание Итлиору? Или он не просто так взялся за провинцию Ювир? Ведь если кто и мог знать о существовании этого убежища, так только тот, кто слышит, что нашептывает ветер. Главное, чтобы оставил целым внебрачного сына короля Пирмии. В голове Даймира, вопреки недоверчивости, уже сложился план относительно того, как именно он и другие Повелители могли бы использовать этого самого Бавора. Осталось только выяснить, сумела ли воспитать несчастная женщина в нем любовь к своему народу или же его заступничество всего лишь продуманный ход для достижения каких-то своих целей.
  
  - Где же эти деревяшки?! - нетерпеливо пробурчал Даймир и нахмурился.
  Неужели Зенмару удалось поднять всех стражей и они сейчас заняты тем, что выполняют волю своего Повелителя? Мысль возиться с этой группой его не радовала...
  - Стой! - заставило мужчину замереть яростное шипение тоненького девичьего голосочка.
  Это еще что за...
  -Но он же хорошенький! - на грани слышимости капризно прошелестел другой.
  - Совсем мозги в мох превратились пока спала - он же смертный! И под защитой Повелителя! - так же едва слышно упорствовал первый голосок.
  - Ох, я тебя прошу - одним больше, одним меньше... Никто и не заметит, если мы этого лапочку оставим себе. Тем более Повелитель явно не благоволит к ним...
  Даймир едва выдержал, чтобы не закатить глаза. Наверняка только-только проснулись, а уже взялись за свои забавы - соблазнять странников. Ох, уж эти дочери волшебных лесов - капризные, не в меру наглые, хотя, стоит признать, ну очень соблазнительные и горячие. Окинув взглядом небольшую группу из человек двадцати, он попытался определить 'счастливца', которому повезло приглянуться нимфе...или эльфе...
  Наконец, отыскав трех стражей, что деревянными исполинами стояли на окраине леса, Повелитель огня отвлекся от слышного только ему шелестения плутовок и сосредоточился на своем пламени, оплетая им стражей и вливая свою магию туда, где должна струиться сила совсем другого рода.
  - Он делает им больно!
  - Я чувствую...
  - Он убивает их!
  - Госпожа идет...
  - Прячься...
  Зашелестело со всех сторон.
  - Повелитель...
  Прямо перед мужчиной из травы, листьев, цветов и воздуха соткалась тоненькая фигурка Хозяйки леса и уже спустя мгновение перед ним стояла красивая девушка с белой, словно лунный свет этого мира, кожей и изумрудными, словно воды чистого озера, волосами.
  - ... вам ли не знать, что лес чувствует боль своих стражей и постепенно погибает вместе с каждым из них. Отпустите, зачем они вам?
  Недовольно поджав губы, Даймир забрал свои огненные щупальца от стражей. Он был далек от всех этих природных заморочек, но прекрасно понимал, что тут ему лучше уступить - этот своенравный лесной народец не стоит расстраивать даже Повелителям. Серьезно навредить не навредят, но нервы попортить могут.
  Вместо него Хозяйке леса ответила дриада, чей голос шелестом листьев пронесся по воздуху. Бросив взгляд в сторону, Даймир заметил, как пирмарцы едва ли не с открытыми ртами рассматривают практически обнаженное тело необычной девушки. А вот залфины смотрят с должным уважением и легким страхом - знают, что не выйти им из этого леса живыми, если заслужат гнев этой женщины.
  - И это единственная причина, по которой Повелитель огня хотел лишить лес трех стражей? - в голосе Хозяйки леса слышалось негодование, которое, впрочем, та довольно быстро уняла, стоило Даймиру приподнять бровь.
  - Простите Повелитель, - слегка склонила голову девушка, признавая свою оплошность. - Если позволите, мы проводим этих людей до Райверна - этот город стоит на окраине леса к северу отсюда, вы должны были проходить его сегодня. Даю свое слово - эти люди войдут в город целыми и невредимыми.
  - Я проверю, - кивнул Даймир, взглядом давая понять лесной госпоже, что ей не поздоровится, если нарушит слово.
  Он был рад избавиться от этой внезапно свалившейся на него обузы, но и не хотел бы отдавать людей на потеху лесным девицам.
  Хозяйка леса снова склонила голову, давая понять, что услышала Повелителя огня и тот, кивнув на прощание своим недавним знакомым, драконом взмыл в воздух. Он не хотел выслушивать уговоры людей не оставлять их на произвол судьбы с девами, а в том, что они последуют, не сомневался. В конце концов, у него полно других дел, так что уже очень скоро странная компания пирмарцев и залфинов, так же как и мимолетная встреча с лесными девами, были забыты, а Даймир занят освобождением последнего небольшого города в своей части природной сферы. Ему не терпелось как можно скорее решить все проблемы тут и вернуться к своей искорке. Со своими стражами, забравшими, по словам местных жителей, без разбора всех детей и взрослых, в который была хоть капля ледяной крови, пускай разбирается сам Зенмар. Все равно эти тупоголовые поленья не послушаются его, да и у самого повелителя были планы поинтересней. Поэтому, поручив наиболее толковому и сильному воину-природнику в этом селении собрать отряд и следить за границей леса, мужчина уже собрался призвать свой огонь и улететь, как вдруг ощутил сильный подземный толчок.
  Сцепив зубы от досады, Даймир поднял голову и взглянул на виднеющийся вдали вулкан. Мощную силу огня, клокочущую в недрах земли, он ощутил еще вчера, но ничто не предвещало, что извержение произойдет так скоро. В принципе, раньше залфины сами как-то справлялись с подобными природными явлениями, но оглянувшись на оставшихся за спиной мужчин и отметив их бледные, с печатью тревоги, лица, мужчина понял, что на этот раз вмешаться все-же придется ему. Слишком мало владеющих магией воинов было в этом селении, слишком молоды, слабы и неопытны они были. А ему снова придется задержаться и оставить Анну без защиты. Пусть он и Повелитель огня, но даже вся его сила не сравнится с мощью и неудержимостью природной стихии, да и никогда раньше ему не приходилось сталкиваться с необходимостью укрощать ее.
  - Повелитель! Повелитель! - голос отчаянно зовущей его женщины был знаком Даймиру.
  Буквально час тому назад ее голос звучал так же отчаянно, когда она просила вернуть ее сына, которого забрали стражи и увели в горы - как раз туда, где уже совсем скоро будет властвовать огненная лава. Но сейчас не только жизни людей стояли на кону, куда важнее было спасти лес и его многочисленных обитателей, от которых не останется и следа, если вовремя не остановить стихию.
  Как же не вовремя все это!
  Его сила не безгранична. Он слишком ослаб за последние дни, чтобы 'воевать' еще и с вулканом. И тем не менее, Даймиру не оставалось ничего другого, кроме как выпустив свое пламя и взобравшись на дракона, направиться туда, где над верхушками изумрудно-сизых деревьев леса Шаур уже начинали подыматься светло-серые клубы пепла. Пролетая над границей, где заканчивается лес и начинается каменистое подножье гор, Повелитель огня замер в небе, с удивлением наблюдая за копошением лесных стражей и встревоженных нимф. Древни выстраивались на расстоянии друг от друга и начинали прямо на глазах расти вверх и вширь, сливаясь друг с другом и образуя тем самым сплошной забор высотой в несколько человеческих роста. Бледные больше обычного ореады создавали на древнях прочную 'броню' из каменистых наростов, а лимнады 'украшали' ее толстым слоем тины и тонким водяным покровом.
  Впервые за все время своего существования Даймир наблюдал за тем, как волшебный лес готовится к сражению со стихией. Но даже несмотря на масштабность и основательность этих приготовлений Даймир не был уверен, что они справятся.
  - Вы правы, Повелитель, стражей осталось слишком мало, - прошелестел над ухом едва слышный голос уже знакомой ему Хозяйки леса, однако самой девушки рядом не обнаружилось. - Но даже из оставшихся половина все еще спит. Мы уже очень давно не в состоянии самостоятельно защитить свои владения.
  Голос стих, а волосы мужчины колыхнул прохладный ветерок, извещая его, что невидимая собеседница покинула его так же внезапно как и появилась. Зато внизу к заметно нервничающим нимфам присоединилась их Госпожа, дотрагиваясь кончиками пальцев к тонкому водяному покрову на 'щите' и превращая его в лед. И все равно недостаточно - вулкан находится слишком близко к лесу, а его извержение обещает быть поистине мощным. Лед растает, тина сотлеет, камень раскрошиться под невероятно высокой температурой лавы, а стражи - сгорят. Да, они немного остановят лаву, но не смогут спасти весь лес от ее разрушающего действия. Кроме того, оставался еще и пепел, который накроет все вокруг густым облаком, лишая всех живых существ воздуха.
  Даймир не имел ни малейшего представления относительно того, как ему справляться со всем этим! А времени для раздумий оставалось все меньше, о чем известил очередной подземный толчок, от которого содрогнулись деревья и очередная порция пепла, выброшенная на поверхность.
  Это сражение обещало стать одним из самых тяжелых, и пока Повелитель огня готовился принять вызов и померяться силой с разрушительной стихией, его оставшуюся без защиты Избранницу окутывал своими путами самый хитрый и коварный человек мира теней.
  
  Глава 11
  
  Анна
  
  Он сделал это! Он, мать его, таки сделал это! Хотя обещал, гад огненный, не прикасаться пока сама того не захочу!
  После вероломного поступка Даймира и его стремительного ухода, который взбесил не хуже самого коварного соблазнения, я весь остаток ночи и половину утра металась по своей комнате, не находя себе месте, а для мужчины - достойных его слов и ругательств.
  - Если ты меня слышишь, Даймир, - гневно зашипела и выставила палец на встрепенувшегося и удивленно взирающего на меня огненного кошака, - то так и знай - еще раз сунешься на порог моей спальни, и я тебя... я тебя, - от осознания собственного бессилия навернулись слезы и захотелось затопать ногами, - утоплю!
  Выпалив бессмысленную и жалкую даже для самой себя угрозу в сбитую с толку мордочку, я резко развернулась на пятках и вылетела из комнаты.
  Я была раздавлена и сбита с толку. И не только внезапное появление Даймира в моей спальне и последовавшее за ним безумство было тому причиной. Я испугалась тех чувств и желаний, что на короткое мгновение возникли во мне после той пусть и не полной, но крышесносной близости. Моя любовь к милому, нежному и заботливому Мишке никуда не делась, но в то же время я с удручающей ясностью поняла, что помимо своего на то желания начинаю испытывать что-то к этому неудержимому мужчине. Кипящие во мне сейчас эмоции требовали успокоения, так что я поспешила на кухню, чтобы заесть горечь очередного предательства своего тела чем-то сладеньким. Надеюсь, милый повар с золотыми руками и поистине богатой фантазией уже успел приготовить обещанные мне вчера пирожные. Чудесно! В этом мире, похоже, я не только превращусь в плаксу, но еще и раздамся вширь!
  - Добрые день, Риаг, - постаралась изобразить дружелюбный оскал и потянулась к одной из полок, где так и манили своим видом кремовые пирожные с необычным, но уже вызвавшим у меня стойкую зависимость, вкусом.
  - Отиаль Анна, начинать день со сладкого...
  - Риаг, не будь занудой, - поморщилась я, слизывая божественно вкусный крем. - Лучше расскажи что-то интересное.
  Этот мужчина-природник был настоящим кладезем знаний и очень часто помимо вкуснейшей стряпни потчевал меня еще и различными рассказами, приданиями и легендами. Именно благодаря ему я много чего узнала о четырех сферах стихийников и о самих Повелителях. А еще порой мне казалось, что Риаг, как и Силирна, проводят рекламную кампанию в пользу Даймира. По их рассказам и случайным замечаниям выходило, что нет ни для одной девушки счастья большего, чем оказаться Избранницей одного из Повелителей. Впрочем, большей ответственности тоже сложно придумать, так как эти самые Повелители становятся почти зависимыми от своих половинок, от их любви и порой даже настроения. А на плечи самой 'счастливицы' ложится ответственность не только делать своего мужчину счастливым, но еще и обязательно нарожать ему кучу-малу детишек. Весьма сомнительная, как на мой скромный взгляд, честь. Особенно, если все это идет в комплекте с властным, коварным, вспыльчивым, ужасно греховно соблазнительным и... нет, что-то не туда мои мысли ушли...
  - И какую историю вам бы хотелось послушать на этот раз, отиаль? - не отвлекаясь от своего занятия, поинтересовался мужчина.
  Посомневавшись всего несколько мгновений, я отказалась от своей изначальной идеи заесть коварство Даймира сладостями и историями Риага. Еще вчера вечером я почти уговорила себя забыть о своем ночном визитере и перестать мучиться напрасными сомнениями, вызванными его словами. Но сейчас... сейчас я поняла, что мне жизненно необходимо знать, что Повелитель огня не обманывает меня. Что я могу ему верить!
  Довольно странная потребность, особенно учитывая совсем недавнее желание придушить огненного нахала.
  Потратив несколько часов, чтобы перерыть почти все книги библиотеки, но в итоге так и не найти ничего нового ни про детей Повелителей, ни про эмфирство, с отчаяньем замерла возле небольшого стеллажа с любовными романами.
  Я всегда считала себя довольно сдержанным и даже в некоторой степени хладнокровным человеком (другой бы просто сошел с ума на подобной моей работе!), но сейчас я готова была перевернуть весь стеллаж вместе с бессмысленными книгами, на корочках которых были вытеснены глупые названия. 'Укрощение напеи', 'Залфина в объятиях огня', 'Ледяная любовь', 'Илия для Повелителя', 'Соблазненная Ветром', 'В плену нимф'... Бред!
  Подавив в себе желание уничтожить бесполезное чтиво, я подошла к расположенному посередине просторного помещения столу и устало опустилась в кресло. Видимо, правду говорят: с кем поведешься того и наберешься. И чего я тут разошлась? Разнервничалась? Раз...
  Подорвавшись с удобного сидения, я подлетела обратно к призираемому мною стеллажу и начала заново перечитывать названия книг. Вот! 'Илия для Повелителя'... посмотрим. Кто знает, возможно, неведомый мне автор приоткроет для меня завесу над тайной рождения одаренных детей. В крайнем случае, скоротаю день за легким романчиком.
  Забежав на кухню и попросив Риага собрать небольшую корзинку с вкусностями и стянув со своей постели покрывало, я решила устроить для себя небольшой пикничок на берегу реки. Заодно и почитаю в приятной обстановке.
  Роман оказался очень даже... душещипательным. В лучших традициях любовных историй - они встретились, полюбили друг друга, 'поженились', а потом он ее 'предал' и беременная героиня сбегает от своего мужчины к тайно влюбленному в нее 'доброжелателю', который в итоге и оказался главным злодеем. Так что ближе к вечеру я обнаружила себя с глазами на мокром месте и почти придушенным немного потускневшим котом в моих крепких от переживаний объятиях. И вот - эпилог, все друг друга любят, все счастливы, главный злодей, разлучивший возлюбленных, наказан, а героиня дарит своему Повелителю чудесного малыша.
  Отложив книгу, я потянулась и прилегла на плед, решив еще немного отдохнуть и незаметно для себя заснула. Мне снился не обычный сон, а наша поездка к сфере Зенмара, в частности наш разговор с Даймиром, половину которого оглушенная известием о своем скором материнстве, я просто пропустила.
  - ... если мы хотим, чтобы наш ребенок родился полноценным носителем огненной магии нам нужно возобновить физическую близость...
  Тут же всплыл в памяти разговор с Вотгором еще в резиденции Повелителя огня.
  - Ребята, если вы хотите повлиять на ситуацию, вам стоит побыстрее принять решение, - многозначительный взгляд на Даймира. - Еще максимум месяц и твой огонь не примет... не приживется в нем.
  И роман... в романе главный герой был Повелителем земли, и он смог ощутить интересное положение своей возлюбленной лишь спустя месяц. А Риаг рассказывал мне легенду о Повелителях и их магии, если верить которой Повелители воды помимо власти над самой водой обладали еще сильным даром целительства. Значит ли это...
  Бог мой! Что же это выходит?!
  Открыв глаза, я невидяще уставилась в немного посеревшее небо, чувствуя, как с каждым вздохом разгорается во мне злость. Мой ребенок, он от Миши, а Даймир хотел скрыть это! Кем возомнил себя этот огненный, если считает, что вправе играть с судьбой человека и единолично решать что следует мне знать, а что нет?! Хотелось кричать! Хотелось просто взять и... испепелить причину всех моих бед и того, кто, кажется, действительно считает себя хозяином бездушной куклы без собственных чувств и мыслей!
  - Поняла, наконец, что твой Повелитель не так хорош, как хотел бы казаться?
  Я даже не вздрогнула, когда услышала рядом с собой мужской голос. Просто поднялась и посмотрела на своего недавнего ночного визитера. Он сидел, прислонившись спиной к дереву, и лениво перелистывал странницы оставленного мною на пледе томика с романом. Моей едва сдерживаемой злости и желания сорвать ее на первом подвернувшимся под руку, он, казалось, вообще не замечал.
  - Как вы сюда попали? - тихо спросила его, оглянувшись в ту сторону, где должны были сидеть мои охранники.
  - Они спят, - небрежно отозвался Эридан. - И я могу попасть куда угодно - ведь я всего лишь тень.
  - Откуда вы все знаете обо мне? - как и в прошлую нашу встречу, спросила мужчину, только уже требовательно и нетерпеливо.
  - Стоит только пожелать, и я могу узнать все что угодно и о ком угодно, - я не могла видеть его скрытого густой тенью листвы лица, но буквально кожей ощущала снисходительную улыбку, которая лишь еще больше злила.
  - Так как? Будешь и дальше марионеткой Даймира или все-таки выберешь свободу и пойдешь со мной? - с издевкой спросил он.
  - Предлагаешь стать твоей марионеткой?! - едва сдержавшись, чтобы не сорваться на крик, прорычала я.
  - Мне это ни к чему, - невозмутимо ответили мне. - Но позволь мне показать еще кое-что. Скажи, малышка, есть ли что-то, что твой Повелитель запрещал тебе делать?
  О, конечно, существовало! Этот гад не преминул воспользоваться нашей связью, чтобы в мягкой форме запретить мне выходить за живую изгородь усадьбы в сопровождении или же без него. Тут же постаравшись сгладить свой запрет обещанием экскурсии по красотам этого мира. Тогда мне было с высокой колокольни на этот приказ, потому как я была словно листок, подхваченный бурным течением реки и осознавший, что борьба с ним ему не под силу. Но сейчас я была зла из-за вероломного обмана Даймира, а потому просто развернулась и опрометью бросилась через пролесок и поле к огромным, оплетенным колючей магической изгородью, воротам.
  Конечно же, стоило мне достичь цели и ступить несколько шагов за открывшуюся при моем приближении изгородь, как на шее начала затягивать невидимая удавка.
  - Может, скажешь, что и ее ты можешь снять? - в отчаянии закричала на Эридана, так как точно была уверена, что мое эмфирство необратимо.
  Мужчина усмехнулся и, кивнув, поманил меня рукой.
  - Я ведь уже говорил тебе, что могу освободить тебя от этой связи... если ты действительно жаждешь этого. А то вдруг тебя вполне устраивает положение игрушки Повелителя, - и снова эта выводящая из себя издевка в голосе. - Но прежде, чем ты озвучишь свое решение, хочу предупредить, что оно станет окончательным. Больше я не буду к тебе приходить. Никогда!
  И он не шутил, это поняла сразу и отчего-то разозлилась еще больше. Да сколько можно испытывать на прочность мой разум и силу воли?! Я всего лишь человек! Да еще и непривычный ко всем этим сверхъестественным штукам. Но одно я знала точно - я не желала быть ничьей игрушкой! Я не желала, чтобы меня обманывали! И не представляла, как в свете последних новостей и дальше уживаться с Даймиром. И так не особо-то комфортно было, а теперь... теперь я сделаю все, чтобы вернуться домой.
  - Я не желаю быть эмфиром, - чувствуя уже вполне ощутимое жжение в груди, твердо посмотрела в черные глаза.
  - Только что для этого нужно сделать? - ехидно спросила уже я. - Продать душу здешнему дьяволу?
  - Всего лишь твое желание, пара капель твоей и моей крови, и одно небольшое заклинание. И не дерзи мне, девчонка, а то могу и передумать.
  Я рассмеялась от такого заявления:
  - Не я тебя преследую, а ты меня.
  Мужчина приподнял бровь и демонстративно развернулся, а я испугалась, что он действительно уйдет. Этот страх на какую-то долю секунды даже притупил мою злость.
  - Что нужно делать?
  - Я знал, что ты умная девушка, - вновь поворачиваясь ко мне лицом, хмыкнул Эридан. - Подойди ко мне и дай свою руку.
  Нетерпеливо выполнила требуемое, выжидающе уставившись на мужчину. Тот же достал из-за пояса охотничий нож и проколол мне палец, наполняя специальный кровосток на бронзовом ноже несколькими каплями моей крови. Потом то же самое проделал и со своей рукой.
  - Поклянись, что не причинишь мне вреда! - сквозь переполняющие меня эмоции, прорвался тихий голос разума, напомнивший, что бескорыстие не присуще людям, подобным этому мужчине.
   - Магической клятвой на крови, - уточнила, внимательно следя за выражением лица Эридана, который на мое требование лишь немного удивленно приподнял бровь.
  - Если тебе так будет спокойнее, мне не жалко, - спокойно ответил он и протянул мне нож с моей кровью. - Подержи пару секунд.
  Наблюдая за немного ленивыми движениями мужчины, я внутренне порадовалась тому, что Даймир оказался офигенным учителем, а я проявила упорство в изучении их языка, а потом и в поиске информации по эмфирству. Именно в одной из книг по магическим заклинаниям, мой взгляд наткнулся на заклинание нерушимой клятвы. Я не запомнила его досконально, но все же, надеюсь, смогу различить, если мужчина решит смухлевать.
  Но нет, Эридан удивил меня и тем, что за его поясом нашелся еще один ритуальный нож, и вполне правильно прочитанным заклинанием, подтверждение подлинности которого ознаменовалось красной вспышкой и 'впитавшейся' в нож кровью.
  - Теперь спокойна?
  Подозрительно покосилась на мужчину, но быстро откинув все сомнения, протянула находящийся у меня нож со своей кровью и послушно повторила за мужчиной неизвестные мне слова.
  И если когда Даймир делал меня своим эмфиром я ничего не чувствовала, то сейчас я корчилась на земле, удерживаемая за руки Эриданом, от дикой боли. Моя шея, на которую когда-то был одет железный ошейник и который потом без следа пропал, сейчас словно находилась в раскаленных тисках. Кажется, я даже потеряла сознание от ужасной боли, а когда очнулась, обнаружила себя на руках у своего предположительного освободителя, направляющегося прочь от ворот усадьбы, где оставил меня Повелитель огня.
  - Обманул! Везде обманул! - билась в голове вялая мысль, пока я наблюдала за все больше отдаляющимися воротами.
  Возможно, и не избранница я его вовсе. Быть может, все эти попытки приручить и влюбить были лишь хорошо продуманным планом по осуществлению его больной мести?
  Алогично, но почему-то при этой мысли на моих глазах в который раз за этот день выступили слезы.
  - И куда мы сейчас направляемся? - когда боль притупилась, а злость на Даймира улеглась до состояния легкого кипения, появился страх перед будущим, приправленный робким чувством надежды.
  Разумеется, у все еще несущего меня на руках мужчины есть свои мотивы для этого поступка и наверняка они мне не понравятся. Ведь следуя всем правилам жанра, если Повелитель огня какой-никакой, но положительный персонаж в моей истории, то Эридан должен быть злым, коварным и корыстным. Вот только сколько бы я мысленно не возвращалась назад, была уверена, что поступила бы так же - теперь я не паразит, живущий за счет жизненной энергии своего хозяина. Я свободна! А значит, у меня появилась хоть и призрачная, но все-таки надежда возвратиться домой. И если немногим ранее я бы мучилась совестью, что украла шанс на будущее у Даймира, то после его беспросветной лжи по поводу эмфирства, но самое важное - по поводу ребенка, моя совесть уснула крепким и беспробудным сном. Нельзя строить свое счастье на разбитых мечтах и жизнях других! Пусть эти другие - всего лишь слабые и жалкие в его глазах людишки!
  А как отделаться от этой вездесущей тени я обязательно придумаю.
  - К моему временному месту жительства, - ответил Эридан. - Как ты себя чувствуешь? Можешь сама идти?
  - Да, наверное, - не совсем уверенно промямлила я.
  Обходительность мужчины дарила надежду, что на привязи или в каком-то промозглом подвале какого-то ужасного замка меня держать не будут. Я в его власти уже около получасу, а он все на руках носит да моим самочувствием интересуется. Но все равно тревожно и страшно...
  - Мы сейчас войдем в мой мир. Он существует параллельно всем мирам и... немного отличается от всего увиденного тобой, так что не пугайся сильно, - предупредили меня и, раскинув руки в стороны, начали читать наверняка какое-то очередное заклятие.
  Покачала головой и кивнула, хотя мужчина даже не взглянул на меня, выдав свое предупреждение.
  Подумаешь, парой десятков нервных клеток больше, парой десятков меньше, - эти все миры (откуда их столько только взялось на мою голову?) явно не намерены отпускать меня домой в своем уме и полном здравии.
  Постепенно перед мужчиной начала разрастаться черная дыра, от одного вида которой у меня волосы начали шевелиться на загривке. Он же это не серьезно?
  - Прошу, - повернулся ко мне Эридан и приглашающим жестом махнул в сторону черного провала.
  'Все-таки, серьезно', - обреченно выдохнула и, не сдержавшись, взглянула на мужчину жалобным 'а-может-не-надо?' взглядом.
  - Да не бойся ты, - усмехнулся тот, - в моих владениях, конечно, не так красочно и живо как в остальных мирах, но и ужасаться так не стоит. Не на казнь веду.
  А вот это еще бабка надвое гадала. Откуда мне знать, какие мысли роятся в чужой-то голове? Но, как говорится, назвался груздем, полезай в кузов. Так что, вдохнув побольше воздуха в грудь, я шагнула в черное никуда, одновременно слыша раздавшийся за спиной смех мужчины. Не зловещий, нет - потешающийся. А вот это, между прочим, обидно.
  - Во внешних мирах нас не очень любят, - произнес вышедший следом за мной Эридан. - Мы можем появляться, где нам вздумается, когда нам вздумается, и при этом оставаться невидимыми для большинства людей. Исключением являются только Повелители и высшие маги, они чувствует присутствие теней.
  - Что-то оставленный Даймиром защитник вас не очень-то чувствовал, - рассеянно пробормотала я, рассматривая щекочущий нервы пейзаж.
  Наверное, если бы можно было провалиться сквозь землю, то где-то там меня ожидал бы подобный вид - голая земля, камни, полное отсутствие нормального света и какой-либо живности. Как тут можно жить?
  Свою последнюю мысль, скорее всего, я произнесла вслух.
  - Раньше этот мир не был настолько мрачным, - встал рядом со мной Эридан. - Он погибает, Анна. И в этом целиком и полностью заслуга Повелителей, во главе с Даймиром.
  Вот мы и подобралась к мотивам этого теневого:
  - Думаю, сейчас самое время разразиться зловещим хохотом и поведать о моей ужасной участи.
  - Все шутишь? - мужчина приподнял бровь.
  - Это нервное, - призналась я.
  - Если ты так веришь в свою 'ужасную участь' зачем согласилась на мою помощь?
  Очень. Ну, просто таки о-о-очень логичный вопрос. Вот только ответа, который прозвучал бы более-менее разумно, у меня нет. Да, я с самого детства, воспитываясь в рамках строгих правил, не любила ограничений. Просто на дух не переваривала быть зависимой от кого-то, потому как жизнь прекрасно научила тому, к чему может привести такая зависимость. Я не любила обмана, никогда не пыталась и не собираюсь начинать терпимо относиться к лицемерию, хоть и выросла в самом настоящем змеином кодле, называемым моей семьей и сливками общества. Мне не дешево обошлась моя смелая попытка вырваться из-под контроля, а потом Миша едва не потерял все, что имел, когда мы объявили о своей свадьбе. Я ценила в людях искренность и всегда считала, что любые отношения должны строиться только на честности. Только она и ничего кроме может привести к доверию. А без доверия не возможна ни дружба, ни уж тем более серьезные отношения между мужчиной и женщиной.
  Даймир лишил меня свободы выбора, буквально поместив в клетку. Обманул, сказав, что умру без его жизненной энергии. Изматывал мою душу и сердце, соблазняя снова и снова. Но и этого ему было мало! Зачем было еще и забирать у меня частичку моего мужа? Зачем было лгать? Так не поступают с человеком, которого, как утверждал Даймир, любят, которого, как я поняла из рассказов, практически боготворят! У меня напрашивался только один-единственный вариант - это был вовсе не инстинкт, так превозносимый Повелителем, над человеческой любовью. Это была месть! И, чего уж таить, этот огненный мужчина был прав,- неважно сколько времени на это ушло бы, но, в конце концов, он занял бы свое место в моем сердце, а уж тогда... наверное, лучше пройти все муки ада, чем испытать на себе предательство и вероломство близкого человека. Да, я была ужасна зла на него за его беспросветную ложь, но кроме того, я была еще и напугана. Не знаю, сможет ли мне кто-то причинить боли больше, чем Даймир, обладающий полным контролем надо мной. В какой-то момент ему могло и наскучить играть со мной в любовь и одному Богу известно, что тогда случилось бы со мной. Со мной, и с моим ребенком. Я рисковала сейчас, но и оставшись с Повелителем не чувствовала бы себя больше в безопасности. Я оказалась на раздорожье и даже появись у меня снова шанс выбора с кем остаться, не знаю какое из зол предпочла бы.
  - Так что насчет твоих планов на меня? - решила я проигнорировать вопрос Эридана.
  - Я уже говорил тебе когда-то - Повелитель огня отобрал у меня кое-что. Забрав тебя, я отплатил ему той же монетой. Кроме того, ты сможешь помочь мне вернуть их.
  Слова мужчины заставили похолодеть:
  - Так вы рассчитываете попытаться шантажировать его мной?
  - О, мне этого абсолютно не требуется, ведь теперь у меня есть ты, - улыбнулся мне оскалом обаятельно акулы. - Тебе всего-то и нужно будет, что прочитать несколько небольших заклинаний и капнуть пару капелек своей крови в источник бытия.
  - И чем мне это аукнется?
  - Первое окончательно освободит тебя от влияния Повелителя. Да, я снял вашу связь, но это временно. Второе - даст мне то, что поможет вернуть моих девочек.
  - Ваших... девочек? - я решительным образом ничего не понимала.
  Причем тут моя кровь? Какие девочки? Почему тут чуть что, сразу требуется кровь?!
  - Да, он убил... жестоко уничтожил моих девочек - жену и дочь, - резко обернулся ко мне мужчина, заставляя вздрогнуть от клубившегося в его глазах тумана.
  Жуть!
  - Просто так? - пусть я и была сейчас не лучшего мнения об этом самовозгорающемся типе, но и в то, что он может хладнокровно уничтожить женщину и ребенка - верилось слабо.
  Пусть он и не проявил милосердия ко мне, но вот захваченные на его землях люди вполне его удостоились.
  - Моя Тиллия была необычной, - с не пойми откуда взявшейся нежностью отозвался Эридан и туман в его глазах моментально отступил, стоило ему произнести имя женщины. - Ее род брал свое начало от самой создательницы нашего измерения, нашей прародительницы. Наверное, во все случившемся есть и моя вина - я слишком любил и баловал ее, поставил на пьедестал и боготворил, как мог. Со временем она стала слишком капризной и начала считать, что ей все нипочём. Что она, её дети и её народ заслуживает на нечто большее, чем жизнь во тьме. Ей очень нравились другие миры, - и снова теплая улыбка, - в первые наши вылазки, она напоминала мне ребенка, когда кружилась в солнечных лучах и пыталась сорвать все цветы на огромном лугу, чтобы украсить тогда еще только её дом. В те времена нам еще нашей создательницей было запрещено открывать свое существование и входить в другие сферы. Тиллия сняла все запреты, но вскоре поняла, что мы нежеланные гости в других мирах. Открытая неприязнь и презрение существ внешнего мира побудили в её сердце желание покарать и покорить. Наша дочь была вся в мать, к тому же молода и горяча. Она полностью поддержала эту идею... Мои девочки не посягали на сферы Повелителей, их интересовал лишь внешний мир. Что им за дело было до этих жалких смертных существ? Рано или поздно они успокоились бы, или мне удалось бы вразумить их. Но они убили Тиллию, и даже наша юная дочь не удостоилась пощады, хотя я и умолял их отдать её мне. Обещал, что больше никогда не позволю даже выйти из нашего мира. Все было напрасно, - он замолчал, а я подумала, что не хотела бы стать той, кто возвратит двух монстров, ведь наверняка эти две немало успели натворить, если своими деяниями заслужили смерть. - Она была не только моей женой с впечатляющей родословной, Анна, но также являлась и матерью этого мира. Так получилось, что способности питать теневой мир магией из рода в род наследовали только женщины. У меня остался сын, но он ничего не может сделать и наш дом медленно, но верно разрушается, лишившись источника своей энергии.
  Какое-то время мы шли молча, Эридан думал о чем-то своем, и время от времени я замечала на его лице так несвойственную его обычно мрачному и холодному виду мечтательную улыбку.
  Под кожей пробежался холодок.
  Может быть, он немного того? Двинулся? Конечно, где-то глубоко в душе, я его понимаю - потеря любимой жены и дочери, да еще угасание родного мира... Что я там говорила насчет того, что не уверена какое из зол бы выбрала?
  - Вы так уверены, что сможете вернуть их? Насколько я знаю, невозможно вернуть умершего человека. Это противоречит всем правилам мира, думаю, и ваших тоже. Но даже если и выйдет, вы уверены, что оттуда вернутся именно ваши жена и дочь?
  - Девочка, мне уже более тысячи лет и несоизмеримо большую часть из них я прожил без своих любимых малышек, - разоткровенничался Эридан. - Я никогда не сдавался и постоянно искал возможность не только отомстить Повелителям, но и вернуть отнятое. У меня было более чем достаточно времени, чтобы прочитать тонны литературы, добраться в самые отдаленные и закрытые хранилища знаний, в которых хранятся свитки с древними и даже запрещенными заклинаниями. Так что да, я уверен.
  - И как вы собираетесь отомстить Повелителям?
  - Волнуешься о судьбе своего любовника? - с издевкой поинтересовался мужчина.
  - Просто спрашиваю, - ощерилась я на вновь вернувшего свой обычный злодейский облик Эридана.
  - А я уже им отомстил, - улыбнулся он своим фирменным акульим оскалом. - Шесть сотен лет в камне - ни мертвы и не живы. Впечатлят, правда? Будь моя воля, они бы вечность там простояли, но планы немного поменялись. Пришлось снимать проклятие, - с притворной вселенской грустью вздохнул теневой.
  - А как же...
  - Фарианна? - даже не дал договорить мне мужчина и тут же охотно пояснил: - за ней любопытно было наблюдать из тени. Тщеславная женщина была, но зато умела себя подать, заинтриговать и в итоге обвести вокруг пальца. Да еще и оказалась Избранницей Повелителя огня. Полезная девочка, ничего не скажешь! Умная. Коварная. Согласная и способная на все, когда речь шла о ее власти и власти ее клана. Ею легко было управлять на расстоянии, через нужных людей. Всего-то и требовалось подсказать, кто сможет помочь избавиться от Повелителей, а со всем остальным она превосходно справилась и сама. Кстати, во дворце короля и королевы Лидава до сих пор в главном зале на почетном месте висит ее огромный портрет.
  У меня разболелась голова от такого потока информации. И я ничего не понимала!
  - А откуда вы узнали, что именно она избранница Повелителя?
  - Ниоткуда. Всего лишь удачное стечение обстоятельств, - пожал плечами Эридан. - Она должна была соблазнить его и выведать кое-какую информацию, но возникшая со стороны огненного связь намного упростила ее задачу.
  Бог мой, как все запутанно!
  Больше вопросов мужчине я не задавала, пытаясь переварить и усвоить уже выданную мне информацию.
  Выходит, вовсе не Фарианна была главной злодейкой, а именно Эридан руководил её действиями? Во всяком случае, теми, что касались Повелителей и их пленения в камне. И что означают его слова 'пришлось снимать проклятие'?! Не хочет же он сказать, что Повелители подобно марионеткам сейчас выполняют задуманное им?
  Покосилась на мужчину, пытаясь понять, безумен он или, все же, злой гений, у которого все просчитано на несколько шагов вперед. Безумный гений?
  - Зачем вам понадобилось освобождать Повелителей? Наскучило властвовать на их землях? - вопрос прозвучал с открытой иронией, потому что не знает история людей, которые добровольно отказывались бы от власти подобного масштаба.
  - Мне никогда не были интересны эти миры сами по себе, а мои теперешние союзники взяли с огненных, воздушных и земель залфинов все, что хотели. Они им больше неинтересны, в отличие от кое-чего другого и вот чтобы получить это другое, нам и нужны Повелители, - улыбнулся мужчина, после чего отвернулся и ускорил шаг, показывая, что минута откровений окончена.
  Выходит, с земель этого синеволосого парня они получили еще не все, что хотели? Что он задумал? Увы, я слишком мало знала об этих мирах, чтобы иметь хоть какие-то предположения. С моей точки зрения выпустить Повелителей и рассчитывать их использовать - это чистейшей воды бред умалишенного. Стоит лишь раз увидеть эту разрешительную мощь, чтобы понять - такой силы хватит, чтобы стереть весь этот мрачный теневой мир в считанные дни.
   Это преступление против человечности заставлять кого-то жить здесь! Я тут нахожусь не более получаса, а уже почти задыхаюсь от мрачности этого места. Или это от того, что я чувствую себя загнанным в ловушку зверьком? Куда ни ткнись кругом опасность и враги.
  Я совсем одна во всем мире!
  На эту мысль в груди разлилось приятное тепло. Да, я не одна, он прав! Уже нет! Теперь у меня есть, по крайней мере, одно существо, в верности которого я могу не сомневаться.
  
  Глава 12
  
  Больше я не решалась что-либо спрашивать у своего спутника, хотя и вопросы-то не особо имелись. На самом деле в голове царила звенящая пустота.
  Выбор сделан и я не могу с уверенностью сказать, что даже сейчас, начиная осознавать, что попала в очередную вполне ожидаемую переделку, жалею о нем. Одно только то, что отныне я, пусть и условно, но свободный человек без удавки вокруг шеи, дорогого стоило. Но все-же платить слишком высокую цену очень не хотелось, особенно не хотелось осознавать, что рискую не только собой, но и своим ребенком.
  Между тем, время шло, а мы все продвигались по унылой местности, которую в некоторой степени можно было бы именовать лесом ужасов, если бы хоть на одной из почерневших и прогнивших палок задержался хотя бы один листочек или иголочка. Было жутко, но я старалась не подавать виду, мысленно подбадривая себя тем, что это все-таки лучше, чем быть собачкой огненного лжеца. Вскоре это начало звучать фальшиво и неубедительно даже для меня самой. А еще я жутко устала.
  - Вы говорили, что можете появляться где угодно, зачем же мы вот уже битый час идем пешком? Если вы хотели показать мне красоты своего мира, то я не впечатлена, - съязвила я, чувствуя, что еще несколько шагов и мои ноги просто отваляться. К тому же, в теле все еще ощущалась слабость и ломота после снятия 'ошейника'.
  - Опять язвишь? Могла бы проявить хоть немного благодарности за освобождение, - заметил Эридан абсолютно спокойным тоном. - А то ведь я могу и обидеться.
  - Ой, да ладно! Мы оба знаем, что вы сделали это, преследуя исключительно свои личные цели, а до меня вам и дела нет, - раздраженно взмахнула рукой. - И еще неизвестно, чем мне аукнется ваша помощь. Может быть, вы вообще рассчитываете разделаться со мной, как только получите желаемое.
  - Если тебя так уж сильно тревожит будущее, могу просветить, - обернулся ко мне теневой, прошив мрачным взглядом, в глубине которого клубилась тьма. - Если будешь послушной девочкой и будешь делать все, что тебе скажут, с тобой ничего страшного не случится. Наоборот, я возьму тебя под свою защиту и ты сможешь строить свою жизнь так, как того захочешь. Ты права, забрав тебя от Повелителя огня, я преследовал лишь свои личные цели и сделаю все, абсолютно все, - многозначительно посмотрел он на меня, - чтобы вернуть своих девочек и спасти свой мир. Надеюсь, ты понимаешь, что существует множество способ заставить человека сделать что угодно? На самом деле мне даже необязательно было освобождать тебя от связи с Повелителем, достаточно было лишь ослабить аркан и того времени, что ты прожила бы без его энергии мне вполне хватило бы, чтобы добиться от тебя желаемого. Но я не какое-то чудовище, получающее удовольствие от чужих страданий и смертей. Мне абсолютно все равно будешь ты жить или умрешь, после того, как исполнишь планируемое мной, но, тем не менее, я готов взвалить на себя ответственность за твое благополучие. Но! Сделаешь хоть один неверный шаг, попробуешь помешать мне...
  Эридан замолчал, давая возможность самой придумать все те мучения, что обещал сейчас его взгляд в случае, если ослушаюсь.
  - Может, вы и домой меня вернете, если я буду пай-девочкой? - немного нервно усмехнулась от невысказанной мужчиной угрозы.
  Ответом меня не удостоили, просто молча отвернувшись и вновь зашагав по едва заметной тропинке.
  Зато спустя еще буквально несколько десятков шагов стало известно, что теневой забыл в своем мрачном угасающем мире. Приблизившись к небольшому скальному образованию, с одной стороны которого по серому камню стекали горячие потоки воды, привычный мне Эридан исчез, оставив вместо себя лишь тень мужской фигуры. Впрочем, вскоре и она слилась с отбрасываемой скалой тенью.
  И хоть бы слово сказал! Пень бесчувственный!
  Вот так я и осталась совсем одна в жутком месте, ранее называвшимся лесом. Оглядевшись по сторонам, мысленно попыталась себя уговорить не бояться. Это же всего лишь погибший лес - засохшие деревья да мрачные скалы. И хоть бы одна сова пугукнула для завершения зловещей картины! Так нет же!! Тишина такая, что кровь стынет в жилах!
  Поежившись от пробирающей до костей вечерней прохлады и мотнув головой в тщетной надежде прогнать страх перед этим ужасным местом, я мысленно позвала свою птичку. Раз уж назвался хранителем, пускай отрабатывает. Сейчас я буду рада любому живому существу рядом. Так что стоило фениксу вырваться из оков человеческого тела, я тут же тукнулась носом в огненное оперение. Сразу на душе стало спокойнее, а когда над головой еще и тихо 'кхварнули', а спины коснулось приятное тепло 'пылающего' крыла, то и вовсе почувствовала себя почти в безопасности. Именно в эту самую минуту я поняла и приняла, что мы с этим огненным красавцем - неразделимое целое.
  Так и застал нас теневой.
  - Трусиха, - хмыкнул он, заметив нашу обнимающуюся парочку.
  - Просто привыкла к более жизнерадостным пейзажам, - высунула я голову из-под крыла, пытаясь взглядом прожечь в мужчине пару-тройку дыр.
  Спутник мой, между тем, вышел не с пустыми руками, а с несколькими довольно увесистыми книжечками, которые тут же спрятал в большую дорожную сумку, перекинутую через плечо.
  - А что это? - с любопытством провела взглядом одну из книг, усеянную сверкающими драгоценными камнями.
  -Книги, - бросил он и, отвернувшись, начал что-то бубнить себе под нос и размахивать руками.
  'Опять свою черную дыру делает!', - немного обреченно подумалось мне. Все-таки я человек непривычный ко всяким таким фокусам и входить в это черное нечто лично мне было откровенно страшно.
  Немного нахмурившись, я наблюдала за тем, как огромная птица прямо на глазах превращается в огненную ленту и устремляется аккурат к тому месту на груди, где виднелось ее изображение, и думала, что слишком часто мне тут приходится испытывать это неприятно чувство - страх.
  - Прошу, - вновь махнул мне рукой в портал Эридан, сам немного отходя в сторону.
  - И куда на этот раз? - нервно поинтересовалась, не особо спеша подходить к воронке.
  - В ледяное царство, - ответили мне и нетерпеливо схватив за локоть подтолкнули в черноту.
  Ледяное... Что?! Я даже немного затормозила несмотря на приданное мне ускорение. Но не достаточно, чтобы остаться в уже казавшемся не таким ужасным лесу и не вывалиться в легком летнем платье прямо в снег. Довольно глубокий, стоит отметить, снег, поглотивший мое вмиг закоченевшее тело примерно по колено. И даже раздавшиеся за спиной отборнейшие местные ругательства, красноречиво свидетельствовавшие, что вовсе не в этот сугроб рассчитывал приземлиться Эридан, ничуть не смягчили моего искреннего желания его прибить. И я обязательно его озвучила бы, не отбивай мои зубы сейчас барабанную дробь.
  - Огненного двербпа этим ледяным в задницу! - закончил свою пламенную речь мужчина.
  А я как раз собралась с силами, чтобы высказать пару ласковых теневому и, возможно, даже предпринять попытку убийства, как вдруг почувствовала окутывающее меня с ног до головы тепло. Опустив взгляд, с удивлением отметила появившуюся на мне накидку, своим огненным рисунком очень напоминающую оперение моего хранителя. Штанишки и даже сапожки, абсолютно не ощущающиеся на теле, также мерцали драгоценным золотом, даря комфорт и тепло. И только нарастающее в груди беспокойство, которое с каждой секундой становилось все тяжелее игнорировать, мешали оценить заботу хранителя и окружающий меня, который по счету, новый мир. Мой спутник, видимо, также не особо горел желанием полюбоваться покрытой снегом пустыней, потому как не успела я толком опомниться, как снова была довольно болезненно схвачена за локоть и затолкана в очередной портал.
  На этот раз мы оказались в теплом помещении, которое при более детальном осмотра оказалось чьей-то гостиной.
  - Другое дело, - пробурчал мужчина и, подойдя к весело потрескивающему сухими дровами камину, присел около него на корточки.
  С некоторым внутренним злорадством заметила, как немного подрагивают от холода широкие плечи мужчины - на экскурсию по снежному королевству Эридан тоже не рассчитывал. Так ему и надо!
  Немного отогревшись, теневой поднялся на ноги и повернулся ко мне:
  - Мы в резиденции правящей четы в мире, некогда принадлежавшем Повелителю воды, ныне - Ледяном Королевстве Лидава. Говорю сразу - характер свой держи при себе. Его Высочество принц Райг падок на девушек с яркой внешностью и довольно жесток. Не думаю, что ты захочешь, чтобы он взялся за твое укрощение. Не суй нос, куда не следует, и ни к кому не лезь со своей добротой, понятиями справедливости и любопытством - никому ничего хорошего это не принесет. И тебе в первую очередь. Не забывай ни на секунду - ты ответственна не только за свою жизнь. Надеюсь, это придаст тебе благоразумия. И вообще было бы хорошо, если бы ты не выходила из комнаты, которую тебе выделят, без особой необходимости. Меньше проблем нагуляешь и мне, и себе. Надеюсь, мы тут ненадолго.
  Ничего не говоря, молча кивнула, переваривая известие о том, что это сплошь покрытое льдом и снегом поле - владения Вотгора. Я не испытывала симпатии ни к одному из Повелителей, для этого я их просто не знала толком, но остаться равнодушной все же не смогла - в душе шевельнулась жалость к заметно переживающему о своем народе мужчине. Вряд ли его обрадует представшая перед ним картина, когда они доберутся сюда. А уж о судьбе живущих тут людей и гадать не приходилось - слова Эридана недвусмысленно намекали на то, как нелегко тут живется тем, кто национальностью не вышел.
  Не дождавшись от меня еще какого-либо подтверждения, что его слова услышаны и будут выполняться, теневой еще какое-то время посверлил меня мрачным взглядом и вышел из комнаты.
  - А как же..., - запоздало опомнилась, но дверь за мужчиной уже закрылась.
  Снова он оставил меня одну! И пускай это не глухой мертвый лес, но после предостережений Эридана, эта гостиная казалась мне не менее жуткой и опасной. Правда на этот раз он вернулась довольно быстро, да еще и не один, а в сопровождении какой-то девушки.
  - Это Авиалла, - махнул в сторону ссутулившейся и опустившей голову девушки, Эридан. - Она тебе сейчас покажет твою комнату и она же будет приносить тебе еду. Также при необходимости она может прислуживать тебе в свободное от своих прямых обязанностей время. Тебе стоит только приказать. Меня не будет несколько дней, так что за всем, что тебе может потребоваться обращайся к Авиалле. А теперь отправляйся в комнату и помни, Анна - веди себя благоразумно.
  С этими словами теневой развернулся на 180 градусов и снова ушел. Господи! Кто-нибудь, остановите этот мир и я сойду! Этот изверг бросил меня в резиденции еще более конченных извергов на несколько дней. Совсем одну!
  - Прошу, следуйте за мной, госпожа, - чарующей мелодией разлился по комнате голосок служанки, но головы она так и не подняла.
  Пожав плечами, решила пока прислушаться к наставлениям Эридана и не лезть ни к кому со своими расспросами, и потопала за девушкой.
  Когда бесконечный лабиринт из лестниц и коридоров закончился, а за нами закрылись белоснежные двери небольшой безликой комнатки, пропустившая меня вперед служанка, прикрыла их и устало привалилась к стене.
  - Я до последнего надеялась, что мне не доведется повстречать тебя здесь, Аня, - тихие слова служанки, сказанные мелодичным голосом, повергли меня в шок и заставили резко развернуться.
  Ее глаза смотрели на меня со смешанным выражением обреченности, усталости и в то же время твердого упрямства.
  - Откуда вы знаете, как меня зовут? И что означает - вы до последнего рассчитывали не встретить меня здесь? - подозрительно сощурившись, спросила девушку, одновременно отмечая ее довольно необычную внешность.
  Льдисто-голубо-белые волосы разноцветными волнами спадали до самой поясницы, идеально-гладкая кожа сияла розово-золотыми, едва заметными в вечерних сумерках чешуйками. Ушко, за которое были заправлены волосы девушки, также было необычной формы, возможно, я бы назвала его эльфийским, но небольшое заострение наблюдалось не только на самом кончике, помимо него было еще два едва заметных заострённых нароста, расположенных ниже по ушной раковине и один меньше другого. И пальцы, которыми она в волнении сжимала платье у самого горла, тоже были заметно длиннее, чем человеческие. Я уже не говорю о глазах с неестественно большим зрачком и яркой фиалковой радужкой. Не то, чтобы это все выглядело как-то уродливо, нет, - скорее экзотично и красиво, но... что она такое?
  - Я - илия, - заметила мой интерес к своей необычной внешности девушка, - но сейчас куда важнее - почему ты ушла от своего мужчины? Ведь это было именно твоя идея - я видела.
  Скептически посмотрела на нее, мол, так я тебе все и рассказала. Правильно истолковав мой взгляд, она тяжело вздохнула и, пройдя вглубь комнаты, осторожно опустилась на самый уголочек стоящего у трюмо стула.
  - Я не враг тебе, Аня, - устало выдохнула она, - но даже если бы и была, вряд ли ты могла бы рассказать мне хоть что-то, чего уже не знает господин Эридан.
  Вздохнула про себя, признавая ее правоту.
  - А пока ты сомневаешься, стоит ли мне доверять, расскажи мне, - внезапно глаза служанки утратили свое выражение обреченной усталости, лихорадочно заблестев, щеки немного зарделись, девушка даже заерзала на стуле, на мгновение запнувшись. - Скажи мне... ведь твое появление здесь означает, что Повелители на свободе... и ты должна была видеть... Как... все ли в порядке с Повелителем воздушной сферы?
  - О, - не смогла скрыть своего удивления. - Итлиор?
  Откуда она знает Повелителя воздуха и какое ей до него дело?
  - Да, - еще больше покраснела девушка, и в это самое мгновение я готова была поспорить на свою годовую зарплату - эта служаночка неровно дышит к белобрысому красавцу.
  Возможно, она была с ним знакома еще до того, как мужчины стали памятниками самим себе?
  - Ну, нормально, - все еще немного ошарашенная неожиданным вопросом, пожала плечами, - вполне себе такой живой и что самое удивительное, учитывая их историю - в своем разуме. Но...
  Я хотела расспросить, верна ли моя догадка, но не успела - внезапно девчонка неестественно выпрямилась и побледнела, как будто с нее выкачали как минимум литр крови.
  - Мне пора... я... зайду, - ее лежащая до этого на колене рука, взметнулась к горлу и я остолбенела, заметив, как облегающая руку светло-бежевая ткань платья постепенно пропитывается чем-то красным, а после заметила такую же полоску и на шее, - позже. Принесу ужин... не выходи...
  Она вскочила и кинулась к выходу, но была перехвачена мной у самой двери.
  - Что это такое?! - ухватила ее за руку, но когда девушка вскрикнула от боли, отпустила. - Ты вся в крови! - в ужасе воскликнула я и, потянувшись дрожащими руками к высокой горловине простого платья, немного оттянула.
  - Не стоит! - мою руку резко оттолкнули, но не достаточно быстро для того, чтобы я не заметила охватывающую ее шею тонкую черную полоску, из-под которой и сочилась кровь.
  - Что...
  - Потом, - сдавлено прохрипела она, выскакивая за дверь, оставляя меня в одиночестве и растерянности.
  Тем вечером Авиалла так и не вернулась. Учитывая состояние, в котором она от меня ушла и увиденное мною, я немного переживала за незнакомку. Ладно, я не немного за нее переживала. Каким-то образом девчонка мне очень приглянулась за то короткое время, что мы с ней провели вдвоем. Такая хрупкая на вид, она была сильной внутри и... такой влюбленной.
  Утром девушка тоже не пришла, зато зашел Эридан. Собственноручно принес завтрак, чем немало удивил и заявил, что планы изменились, и я должна сегодня же отправиться с ним на какое-то озеро, чтобы выполнить свою часть договора.
  На душе было беспокойно и не только потому, что мой хранитель чувствовал себя некомфортно на вражеской территории.
  Что поменялось в планах Эридана? Еще вчера вечером он собирался оставить меня в этом жутком месте на несколько дней, а сейчас бежит куда-то так, словно за ним гонятся все черти ада. При этом сам мужчина был ужасно зол, постоянно шепча себе под нос что-то о глупом мальчишке, который так не вовремя, когда он уже в полушаге от успеха, решил нанести удар в спину.
  Мы переходили из портала в портал, пока не оказались у подножья скал. И каждый переход сопровождался отборной руганью в адрес ледяных, понатыкавших защиты от них, теневых, где надо и не надо.
  Потом было длительное путешествие по узким проходам между скалами, подъемы по опасным заснеженным горным тропкам.
  - Сюда нельзя попасть порталом, - подходя к очередной узкой расщелине, снизошел хоть до каких-то объяснений Эридан. - Это место защищено магией первых четырех и является одним из двадцати трех чудес древнего мира.
  - Неплохо замахнулись, - хмыкнула я, с опаской заглядывая в ужасно узкий проход. - У кого-то всего семь чудес, а у кого аж двадцать три.
  - К сожалению, лишь одно из них доступно нам, простым смертным, - не обращая внимания на мое бормотание, продолжил мужчина, - остальные - спрятаны в другом мире - сфере Абсол - родине первородных и прародительнице всех существующих миров.
  - Прародительнице? - переспросила я, понимая, что ни черта не понимаю, но очень хотелось бы.
  - Да, - как в случае с порталами, Эридан галантным жестом пропустил меня первой обследовать узкую расщелину в скале.
  'Джентльмен, чтоб его!' - подумала я, с опаской ступая по оледеневшему камню.
  - В начале времен Абсол был единственной существующей сферой. В легендах говорится, что ранее там жили невероятно могущественные существа и что сам воздух там пропитан силой и магией. Я так и не смог найти упоминаний, что привело к угасанию Абсола, но результатом его практически полного разрушения стало возникновение сотен других сфер - миров, существующих в реальном времени, но параллельно друг другу. Какие-то из сфер получили малую толику магии Абсола, какие-то - в их числе и твой мир - остались ни с чем. Длительное время считалось, что эта сфера уничтожена, но я смог докопаться до истины и узнал, что это не так. Правда, сейчас, после смерти единственного Знающего, тайна ее расположения считается потерянной, но ненадолго, - в голосе идущего следом за мной по узкому проходу мужчины слышалась улыбка. - Вскоре я найду ее и то, что поможет мне вернуть своих девочек и спасти мир от окончательной разрухи.
  Я закатила глаза - фанатик. Но, как ни странно, я не могла упрекнуть его за это. Столь страстное стремление вернуть свою любимую и дочь, спасти свой народ... он был бы достоин восхищения в моих глазах, если бы не...
  Додумать мысль я успела, то есть просто не смогла, потеряв дар речи и способность к мышлению пока мои глаза наслаждались неожиданно открывшимся им видом.
  Всего один резкий поворот и практически непроглядная тьма пещеры, нарушаемая лишь слабым светом магического светильника Эридана, сменилась окном в новый - совершенно нереальный и сказочный мир. Даже красота сферы Зенмара не могла сравниться с этим волшебным уголком природы, спрятанном среди непроходимых гор.
  С расположенных напротив скал, шумя и разбиваясь о многочисленные выступы и порги, ниспадал мощный водный поток. Вся небольшая территория этого оазиса посреди гор была усеяна деревьями с изумрудно-зеленой, серебристой и красновато-желтой листвой, которая сияла в свете солнца. Картину завершали парящие над кронами деревьев - практически у нас под ногами - птицы всевозможных раскрасок.
  'Да уж, пожалуй тут действительно все пропитано магией', - подумала я, любуясь на большую - размером с мою ладонь - бабочку, приземлившуюся на горную породу прямо рядом с нами.
  - Он прекрасен, не правда ли, - прозвучавший рядом голос отвлек меня от созерцания маленького чудо-оазиса и вернул внимание к мужчине. - Это часть самого Абсола, по какой-то прихоти судьбы оказавшаяся в мире водных - Озеро Жизни.
  - И оно поможет вернуть ваших жену и дочь? - поинтересовалась я.
  - Нет. Для этого мне необходимо отыскать Озеро Потерянных Душ или, как его еще называли древние, Озеро Мертвых. Сюда же мы пришли для другого, - и, не объясняя мне более ничего, теневой прошел мимо и начал спускаться по полуразрушенным, вырубленным прямо в горной породе ступенькам, вниз.
  Это был самый долгий и самый утомительный в моей жизни спуск по ступенькам. Учитывая тот факт, что и путешествие по горам само по себе изрядно вымотало, то к тому времени, как бесконечная череда ступенек подошла к концу, я уже едва держалась на ногах.
  - Все! Больше я не сделаю ни шагу! - категорично заявила я, доковыляв до ближайшего дерева и присев, опершись спиной о ствол.
  - Я устала! - объяснила и без того очевидную истину нахмурившемуся мужчине. - И еще я хочу пить! Хотя бы...
  Приблизившись ко мне, Эрида молча завел руку за спину, а когда протянул ее ко мне, я с удивлением и радостью заметила в ней плоскую флягу.
  В отличие от пронизывающего холода внешнего мира, в этом уголке живой природы царила жаркая погода. И пускай одеяние, столь любезно предоставленное огненным хранителем, исчезло с моего тела едва мы вышли из промозглой пещеры, но чувствовала я себя сейчас так, словно меня медленно поджаривали на огне. И, судя по ощущениям, на моем лице уже давно появилась та самая золотистая корочка, извещающая о полной готовности 'блюда'. Впрочем, не только на нем, поняла я, скосив глаза на открытые плечи.
  - Не переживай, озеро полностью исцелит тебя и вернет силы, - заметив как я поморщилась, прикоснувшись кончиками пальцев к обгоревшим плечам, успокоил Эридан.
  Тяжело вздохнув, я открыла флягу и жадно приникла к горлышку.
  Странный он все-таки, этот мой 'похититель'. Вроде бы и совсем не злой. Во всяком случае, со мной обращается довольно неплохо и, даже можно сказать, заботится... пока.
  - Если ты утолила жажду и немного отдохнула, я бы предпочел отправиться в путь, - мужчина вновь подошел ко мне и забрал флягу. - Еще немного осталось. Назад уже сможем переместиться порталом.
  - Так зачем, ты говоришь, мы направляемся к этому озеру? - спустя минут пятнадцать пути по диким джунглям, поинтересовалась у теневого.
  - Не думаю, что тебе стоит совать свой носик в дела, тебя не касающиеся, - не останавливаясь, сверкнул на меня своими темными глазами мужчина. - Так безопасней. Единственное, что тебе стоит знать - ты снимешь с себя связывающие с Повелителем огня оковы и поможешь мне еще на шаг приблизиться к своей цели. Остальное тебя не касается.
  - Но все же...
  - Нет, Анна! - отрезал Эридан, снова ускоряя шаг.
  Пришлось прикусить язык и молча ускориться. Думать о том, для чего я ему, нужно было раньше, а после боя, как известно, кулаками не машут. Надеюсь, ничем серьезным мне это путешествие не аукнется...
  Нам, поправилась я, приложив ладони к животу.
  Наш с Мишей малыш... как бы я хотела, чтобы он все-таки увидел своего отца, чтобы рос в полноценной семье... нашей семье. Как бы мне хотелось, чтобы Эридан сдержал свое слово, и не только раз и навсегда избавил меня от 'удавки' Даймира, но и чтобы вернул домой - в мой мир. К мужу! На мгновение я представила, как обрадуется Мишка, узнав новость о малыше... Если прежде не упадет в обморок, увидев меня.
  Как он там? Не хотелось даже думать о том, сколько боли принесла любимому человеку своим исчезновением. Ведь наверняка дома меня уже давным-давно считают погибшей...
  За своими радостными и не очень мыслями, я и не заметила, как мы пересекли небольшой клочок волшебных джунглей и оказались у подножия водопада, воды которого с оглушающим грохотом падали в аметисовую гладь необычного озера.
  Дальше все произошло быстро. Эридан говорил мне, что делать и какие слова на непонятном мне языке при этом говорить. Я делала и говорила... одновременно молясь всем Богам моего и этого миров, умоляя их вернуть нас домой в целости и сохранности.
  Назад во дворец, а точнее - прямо в мою комнату, мы действительно вернулись порталом, что было просто замечательно, учитывая, что, несмотря на подаренный озером заряд сил, у меня немного кружилась голова. Правда, Эридан успокоил, что это временное явление и очень скоро пройдет. Что ж, мне не оставалось ничего другого кроме как верить ему.
  Мужчина снова ушел, оставив меня одну и я, немного послонявшись по небольшой комнатушке и 'полюбовавшись' открывающимся из окна видом, решила ненадолго прилечь. Вопреки заверениям Эридана головокружение никуда не делось. Наоборот - становилось все сильнее и я серьезно начала опасаться, что просто грохнусь посреди комнаты.
  Проснулась только ближе к вечеру, точнее меня разбудила Авиалла, зажигающая развешанные по комнате светильники.
  - Доброго вечера, Аня, - бросила на меня мимолетный взгляд служанка. - Как провела день?
  - Нормально, - не совсем уверено прошептала я, рассматривая произошедшие в девушке за прошлые сутки изменения.
  Ее сияющая чешуйками кожа была смертельно бледна, необычные волосы - тусклыми и только глаза, которые она старалась прятать от меня, не утратили выражения упрямства. Впрочем, и обреченности тоже.
  - Может, расскажешь, - немного помявшись, спросила я, когда стало ясно, что сама девушка едва ли скажет хоть слово.
  - Нечего рассказывать, - не отвлекаясь от уборки помещения, тихо ответили мне. - Просто мне 'посчастливилось' приглянуться принцу Райгу IV, а поскольку добровольно ложиться в его постель я отказалась и не в самой... дипломатической форме, то стала его рабыней.
  - А... эти, - я запнулась, тяжело сглотнув.
  - Что? - обернулась ко мне девушка, и я махнула рукой, кивнув на ее шею и невольно коснувшись своей.
  - О, - ее рука, как и накануне вечером взметнулась к горлу, а губ коснулась грустная улыбка. - После моего отказа, он поклялся, что вскоре я сама буду бежать в его постель, стоит ему лишь пожелать. Как ты могла убедиться вчера, теперь я действительно сама бегу к нему по малейшему зову.
  - Чудовище, - пораженно выдохнула, тяжело опускаясь на кровать, около которой стояла.
  То, что я видела своими глазами, умноженное на вид девушки утром и предостережения Эридана, и мне не составило труда понять, что этот самый принц самый настоящий садист.
  - Не самое страшное из живущих в этом замке, хоть у него и весьма своеобразные предпочтения, - пожала плечами Авиалла, невольно коснувшись шеи. - Вот почему меня совсем не порадовало твое вчерашнее появление тут. Пока ты находишься под защитой господина Эридана и ведешь себя тихо и незаметно, тебе ничего не грозит, но ты ведь Избранница Повелителя огня. Почему?! Как ты могла оставить его, когда он больше всего нуждался в твоей поддержке?
  - Как я могла?! - вмиг вспыхнула я, на мгновение забывая свою жалость к этой девочке столько упрека и осуждения было в ее голосе и обращенном на меня взгляде. - Как он мог!
  И слова полились из меня, выплескивая все то, что накопилось во мне за время пребывания в этом... этих мирах. Правда, чем больше я рассказывала о своих злоключениях, тем сильнее мне казалось, что мои проблемы и обиды на фоне того, что каждый день приходится переживать Авиалле - всего лишь детский лепет. И чем больше я понимала это, тем тише становился мой голос.
  - Я - дура. Да? - уже совсем шепотом закончила я, поникнув.
  - Вот, значит, как, - задумчиво протянула девушка, присаживаясь рядом со мной. - Я не видела всех событий, предшествующих твоему решению сбежать, но даже если так.... Конечно, то, что тебя сделали эмфиром - малоприятно, как и вскрывшийся обман по поводу ребенка. Но это не повод бросаться очертя голову в неведомый тебе омут. А после пробуждения огненной сущности, тебе следует учиться контролировать свои эмоции... Ты слишком вспыльчива.
  - Я никогда не была вспыльчивой...
  - И именно поэтому ты в тринадцать лет сбежала из дома, когда родители отказались записать тебя в художественный кружок?
  Я пораженно уставилось на Авиаллу - откуда она могла знать ЭТО?!
  - Я мечтала стать художницей, а они, - запнулась, прикусив язык.
  Какое дело этой живущей в собственном аду девушке до того, что родители с самого детства лепили из меня будущую бизнес-леди, вице-президента, руководителя компании отца?
  - Откуда ты знаешь все это?
  - Видела в пещере зеркал, - все тем же спокойным голосом ответили мне. - И... Аня?
  Она дождалась, пока я взглянула на нее.
  - Ничто и никогда не изменит того, что ты эмфир Повелителя огня. Эридан обманул тебя, а описанный тобой ритуал больше походит на то, что он просто перекинул привязку на себя. Но даже в этом случае, если вовремя не подпитывать тебя дополнительной энергией, ты умрешь.
  Подобное заявление заставило меня совсем сникнуть. Теневой дал клятву, что не причинит мне вреда, значит, перекидывание привязки не предполагало мою скорую кончину. Но и менять одного хозяина на другого мне ну никак не улыбалось.
  - Я всего лишь не хотела жить, как какая-то собака на привязи, - прошептала я. - Хозяин доволен - приласкал, зол - пнул по ребрам. Даймир ведь ненавидит меня... Ты пыталась бежать отсюда?
  - Нет, а вот твой побег, думаю, мы сможем устроить.
  - Боже, как я устала, - простонала, пальцами массируя виски.
  Перед глазами все начало расплываться, а прошедшее было после отдыха головокружение, вернулось с новой силой. - Как ты можешь тут жить? Зачем терпишь этого садиста? Почему не пыталась сбежать?
  - Тут я принесу больше пользы своему Повелителю и своему народу, - долетел до меня тихий ответ, а моего плеча коснулись прохладные пальцы, немного погладили в успокаивающем жесте.
  Вот только успокоение из нас двоих ей было нужнее.
  - Я попала в ловушку, а когда у меня появился шанс спастись, было уже слишком поздно... для меня. Но зато появился шанс принести пользу, - большинство видений, показанных мне в пещере трех зеркал, обрели смысл и конкретные места.
  - Что за чушь ты говоришь? - возмутилась я, изо всех сил стараясь игнорировать уже не только головокружение, но и подступающую тошноту. - Ты молода, у тебя вся жизнь впереди...
  - Не будет у меня той жизни, о которой мы мечтали, - покачала головой девушка, поднимаясь с кровати и приблизившись к камину, где медленно тлели угли. - Есть вещи, которые уже ничто не изменит. Но ты... ты должна бороться за себя и своего ребенка. Дай шанс вашим с Даймиром отношениям и я клянусь, ты никогда не пожалеешь об этом. И не забивай свою голову пустыми подозрениями, он никогда не смог бы возненавидеть тебя по-настоящему. Даже если бы ты действительно была Фарианной. Да, он бы страдал, ненавидел сам себя за свою слабость и желание, но никогда, как бы ни старался, он не смог бы причинить вред или боль своей Избраннице.
  - Авиалла...
  Я хотела сказать, что и у нее есть будущее, что все обязательно образумится, когда мы выберемся отсюда. Ведь она сильная. Намного сильнее и упрямее меня! Но вместо слов, с моих губ сорвался только стон.
  - Аня, - словно издали донесся до меня голос девушки. - Аня, что с тобой?! Ты пила, ела что-то странное? Что...
  Дальнейших слов Авиаллы я уже не слышала, - мое сознание соскользнуло в темноту беспамятства.
  
  Глава 13
  
  - Какая безвкусица! Какая вульгарность! - около зеркала сидела симпатичная девушка и с брезгливым пренебрежением рассматривала свое отражение, то проводя пальчиком по россыпи веснушек на нежно-розовых щечках, то по вьющимся рыжим локонам.
  - Я похожа на пламенную шлюху! - наконец, скривилась она, но быстро взяла себя в руки - у нее есть дела поважнее, чем расстраиваться из-за такой, по сути, незначительной мелочи, как внешность.
  Прикрыв глаза, девушка сконцентрировалась на своей силе. Она не понимала до конца, как оказалась тут, но собиралась в полной мере воспользоваться предоставленным ей судьбой вторым шансом. Ей нужна ее сила, чтобы закончить начатое много-много лет тому назад...
  Внезапно раздавшийся в ночной тиши шорох открывающейся двери выдернул девушку из состояния транса. В тонкой полоске скользнувшего из коридора света появилась мужская фигура, тихие шаги, такой же тихий щелчок закрывающейся двери и снова небольшая комната погрузилась во мрак, нарушаемый лишь слабым светом светильника у трюмо. Сидящая у него девушка не шелохнулась, напряженно следя за каждым движением незнакомца.
  Кто он и по какому праву входит в эту комнату, как к самому себе?
  - Вижу, я не ошибся, - останавливаясь у самого столика, заметил странный мужчина, вглядываясь в зеленые глаза. - Что ж рад встрече, Фарианна Кровавая и надеюсь, она будет продуктивной.
  Девушка вздрогнула, когда послышался глухой звук удара чего-то увесистого о столешницу трюмо. Медленно опустив глаза, она узнала лежащую перед ней толстую тетрадь в твердом кожаном переплете, инкрустированном ее любимыми драгоценными камнями.
  Кинув быстрый взгляд на неизвестного визитера, девушка нервно облизала губы. Она лишь несколько часов тому назад пришла в себя и была не готова к подобным поворотам. Честно сказать, она вообще предпочла бы, чтобы все ее наработки и умозаключения, кропотливо вписываемые ею не одно десятилетие в лежащий сейчас на столе дневник, не покидали тайника.
  
  Анна
  
  Просыпаться было тяжело. Словно налитые свинцом веки никак не хотели открываться, а голова гудела как будто после хорошей вечеринки. Не знаю, сколько времени я то приходила в себя, то снова проваливалась в дрему, но окончательно проснуться смогла только к обеду.
  Открыв, наконец, глаза, с удивлением поняла, что нахожусь не в той комнате, что выделил Эридан. Эти покои смело можно было назвать королевскими хоромами - отделанный лепниной и позолотой потолок, нежно-голубые стены были щедро украшены красивыми картинами в дорогих, инкрустированных камнями, рамках, а прямо напротив кровати расположился шикарный камин. Попыталась подняться и не сумела сдержать стона от того, как заныло все тело, каждая косточка.
  Что же это такое?
  Хотелось добраться до этого Эридана и удушить теневого интригана. Он же клялся, что все эти штучки не принесут мне никакого вреда! Так откуда эта ужасная слабость? А самое главное - как она отобразится на здоровье моего ребенка?
  Дура! Дура! Дура! Свободы захотелось?! Не хотелось быть игрушкой в руках мужчины, к которому тело испытывает такую слабость?! Такую потребность! Домой захотела! А что теперь?! Дура!!!
  Пускай Даймир солгал про свое отцовство, пускай вносил сумятицу в сердце и душу своими ласками, пускай каждый раз после нашей близости я чувствовала себя последней шлюхой неспособной быть хозяйкой даже собственному телу. Это все мои проблемы! Мои внутренние метания! Но в чем бы я ни винила эту самовозгорающуюся глыбу тестостерона, он не смог бы... не стал бы причинять вред. А сейчас из-за своей глупой выходки я рискую всем. Самым дорогим, что у меня есть! И вполне возможно единственным, что могло остаться у меня в этих чертовых сферах от нашей с Мишей любви.
  Еле доковыляв до сверкающего позолотой трюмо, упала на стул.
  Это небольшое путешествие буквально в десять шагов выкачало из меня остатки и без того не особо обширного запаса сил.
  Закололо в груди... Противно... Как будто тысячи чужеродных морозных иголочек впились в тело, почувствовалось слабое, недовольное шевеление хранителя. Хотя, по правде сказать, в этом мире он вообще не бывал доволен - его нервировало такое количество снегов вокруг. А возможно и близкое соседство ледяных собратьев.
  Поморщившись от неприятных ощущений, подняла глаза к зеркалу и... не знаю, как я смогла сдержаться и не закричала.
  Мои волосы! Мои чудные рыжие пряди с половины поседели!
  Дрожащими пальцами подцепила выбеленную прядь... немного голубоватая.
  Что это?!
  Я уже готова была разреветься от страха и растерянности, когда в дверь тихонько постучали. Если это Эридан...
  Быстро вытерла предательски мокрые глаза и, как я надеюсь, твердым голосом попросила войти, только после этого вспомнив, что теневой никогда не утруждал себя следованием правилам приличия.
  И действительно в комнату вошла Авиалла, тут же замерев около двери с опущенной головой.
  - Госпожа...
  Странное поведение девушки едва ли могло сейчас привлечь мое внимание.
  - Авиалла! - радостно воскликнула я.
  Даже дернулась, чтобы подлететь к служанке и выспросить, что могут означать эта странная слабость и происходящие во внешности изменения, но тут же обратно упала на стул без сил.
  - Анна? - неуверенно спросила девушка, подозрительно взглянув на меня из-под лба.
  - А кого еще ты ожидала увидеть? - со слабым возмущением поинтересовалась я. - Хотя да, покои на мои совсем не похожи. Как я тут оказалась?
  Меня несколько долгих минут сканировали подозрительным взглядом прежде, чем выдохнуть с облегчением, привалившись к двери.
  - Я думала, что ошиблась, трактуя видения, и ты больше не вернешься к нам.
  - И долго я пробыла без сознания? - спросила, начиная нервничать из-за устремленного на меня полного жалости взгляда. - Я не успела тебе сказать, но в тот день мы с Эриданом ходили к Озеру Жизни...
  Я коротко пересказала, что заставлял меня делать теневой, и даже вспомнила некоторые из слов, что говорила по его приказу.
  - Ну, с первым ритуалом понятно - ты позаимствовала сил у Озера, - вздохнула Авиалла и, приблизившись ко мне, осторожно провела длинными пальцами по моим волосам, выцепив поседевшую прядку, - а про второй могла бы и не рассказывать - его последствия я наблюдаю уже почти неделю.
  - Я была без сознания целую неделю? - в ужасе воскликнула я, хватаясь за живот. - Боже!
  - Не переживай, - потрепала меня по плечу девушка, - с твоим малышом пока все в порядке. Без сознания все это время пребывал только твой разум, пока тело принадлежало другому.
  Резко выпрямившись, я встретилась в зеркале со своими перепуганными глазами.
  - Что означает, мое тело принадлежало другому? Кому это другому? - онемевшими губами спросила я, пытаясь в зеркальной гляди поймать взгляд девушки.
  - Второй ритуал был призван разбудить разум одного из воплощений твоей души - Фарианны гри-лин Айрос.
  Гри-лин Айрос... я задохнулась, вспомнив, как не единожды повторяла эти слова, стоя под водопадом. Вот значит, что они означают.
  - Он обещал... поклялся, что не причинит вреда, - упавшим голосом зашептала. - Я не могла ошибиться, он в точности повторил слова нерушимой клятвы!
  - Ритуал возрождения памяти не принес тебе никакого вреда...
  - Действительно! - вырвался из меня истеричный смешок. - Всего лишь обеспечил раздвоением личности. Или... она больше не вернется?
  - Все зависит только от тебя, - убила едва зародившуюся надежду на лучший исход, Авиалла. - При возрождении памяти предыдущих воплощений души, одна из личностей всегда поглощает разум другой, как правило, более сильная - более слабой. У тебя все еще есть шанс не потерять себя. Да и не в интересах господина Эридана, чтобы леди Фарианна оставалась в своем уме. Но ожидать его действий слишком рискованно...
  - Но это подло!
  - А чего ты ожидала? Тем более, господин тень никогда не играет по правилам. Уверена, он и Их ледяным Величествам морочит голову, - хмыкнула девушка. - Но, в то же время, как бы странно это не звучало, он человек слова - если пообещал что-то - выполнит. Если сказал, что обеспечит нормальную жизнь, когда все закончится - значит, обеспечит. Но опять же таки, нормальную в его понимании.
  - И что мне делать? - чувствуя подступающую к горлу обреченность, спросила у девушки.
  Не стоит быть гением, чтобы догадаться, что в поединке разумов за тело победа будет не моей.
  - Бежать, конечно, - попыталась придать бодрости в свой голос Авиалла. - То, что ты эмфир Повелителя сейчас может оказаться единственным твоим спасением. Только немного поменяем маршрут и сначала заглянем в гости к ведьме Горвальского ущелья. До этого ты не должна спать, как бы ни хотелось. Я очень боялась за тебя и твоего ребенка, Анна. Если бы Айрос узнала о нем...
  Девушка многозначительно замолчала, а я содрогнулась от мысли, что наш с Мишкой ребенок вряд ли порадовал бы стремящуюся к мировому господству ледяную леди.
  - Из комнаты сегодня не выходи - леди вчера изволили попробовать пробудить своего хранителя и вернуть хоть часть своей былой силы, так что ни у кого не вызовет подозрений, если ты не спустишься к столу и вообще не пожелаешь кого-либо видеть. Господин Эридан сегодня отбыл по своим делам и вернется только к завтрашнему утру. Я сейчас принесу тебе завтрак и несколько настоек нашей целительницы. А тебе я бы посоветовала повзаимодействовать со своим хранителем, ему нелегко пришлось в эти дни.
   Авиалла ушла, снова оставив меня в одиночестве.
  Постоянно одна... а ведь сейчас я была бы рада любой компании.
  Проведя дрожащей рукой по лицу, я уставилась на свое отражение, пытаясь отыскать малейшие признаки каких-либо изменений. Как, скажите мне на милость, я могу противиться попытками ледяной проникнуть в мой разум? И как Даймир и мое эмфирство могло помочь мне в этом противостоянии?
  Откинулась на спинку и прикрыла глаза.
  Вот и добегалась... теперь сама буду рада вернуться к огоньку. Только и того, что нашла приключений на пятую точку, да проблем целый воз.
  От дальнейшей самокритики меня спасла Авиалла, вернувшаяся с полным подносом различных блюд и несколькими малюсенькими бутылочками в карманах передника. Добавив по совету девушки по нескольку капель с обеих флаконов в свой утренний сок и выпив его, я практически сразу ощутила небольшой прилив сил. Даже дышать стало легче.
  Плотно позавтракав, я решила, за неимением более полезного занятия, последовать совету Авиаллы и попыталась призвать своего хранителя. Увы, безрезультатно - он был слаб, почти так же как была слаба я, проснувшись сегодня утром. Вот только мне помогли настойки Авиаллы, а живущему внутри меня существу - нет.
  И все же я снова и снова на протяжении дня обращалась к своему едва обретенному хранителю, следуя указаниям заходящей время от времени водной илии, и подпитывая его своими силами. Благо, их, благодаря принесенной девушкой настойке, у меня хватало.
  
  - Аня, собирайся, - когда за окном уже было далеко за полночь, в комнату вбежала Авиалла, волоча за собой целый ворох одежды.
  Подлетев к кровати, она начала спешно раскладывать принесенные шмотки, попутно объясняя, что имеющаяся у леди в гардеробе одежда едва ли подойдет для предстоящей нам дороги.
  - Что? - из последних сил борющаяся со сном я, все никак не могла вникнуть в смысл происходящего, ничего не понимающим взглядом наблюдая за немного дерганными движениями служанки.
  - А у тебя есть желание задержаться здесь до завтрашнего утра? - оторвалась от своего занятия девушка. - Одевайся! - кивнула на кровать и сама принялась прямо передо мной стягивать с себя платье, под которым обнаружилась рубашка и штаны. - Или, может, тебе хочется встретиться с господином Эриданом? Насколько я поняла, он все еще не получил от Фарианны то, зачем призывал ее.
  Всего на мгновение меня одолели сомнения, ведь я снова собиралась довериться абсолютно незнакомому мне человеку. Вот только сейчас мне уже действительно практически нечего терять, да и Авиалла у меня вызывала симпатию и доверие.
  - Нет-нет, я совсем не против, - поспешила заверить свою спасительницу. - Но как нам удастся выбраться отсюда незамеченными? Может, мне стоит сделать вид, что я - Фарианна и мы идем на прогулку?
  - Анна, ведь это замок с множеством потайных ходов, - прервала мой беспорядочный лепет девушка. - Поспеши с одеждой.
  - О, мне не надо, - напрасно пытаясь скрыть дрожь в руках от охвативших меня переживаний, помотала головой. - Мой огонек справится. А хотя...
  Решила не полагаться на неведомое мне эфемерное и мистическое, а обеспечить себя привычным - материальным, то бишь, штанами, кофтой и накидкой на меху.
  Быстро справившись с одеждой, вновь отошла к окну, нервно поглядывая на занесенный снегом пейзаж, и только неуверенно кивнула на авиаллино 'Пора!'.
  - Аня, - вздохнув, девушка повернулась ко мне, когда поняла, что я все еще стою у окна и совсем не спешу покидать теплые покои, - ночь не будет длиться вечно, как и действие добавленного в ужин обитателей замка снотворного снадобья. А сомневаться тебе следовало раньше.
  - Извини, я просто... Да, ты права.
  Я поспешила за Авиаллой, лишь на мгновение притормозив около кровати, чтобы прихватить с собой теплую накидку. Несколько раз глубоко вдохнула и выдохнула, и все еще ощущая дрожь в ногах, вышла из покоев Фарианны.
  Это в разных книгах все побеги и рисковые мероприятия у героев проходят на ура, а с моей удачей на подобное рассчитывать не приходится. С тех пор, как я влипла во всю эту историю со всякими Повелителями и мирами фортуна помахала мне ручкой, так что я до икоты боялась, что мы не успеем и десятка шагов пройти, как нас завернут назад. Хотя... я всегда могла сделать вид, что это не я, а Фарианна. Это самую малость успокаивало.
  Да, определенно, успокаивало. Но не на столько, чтобы я не шарахнулась в сторону, когда сбоку мелькнула белая тень.
  - Не бойся, это амифаны, - сквозь звук грохочущего в ушах сердца расслышала тихий шепот Авиаллы. - Они тут на правах любимцев Ее Высочества, так что разгуливают по замку свободно.
  - М-милые, - дрожащим голосом заметила я, пытаясь по стеночке обойти белую огромную саблезубую кошку, сверкающую на меня огромными зелеными глазищами и белыми клычищами.
  - Какие чудные домашние зверушки, видать, все в хозяев, - не сдержалась от едкого комментария, чуть ли не через каждые полшага оглядываясь на так и оставшееся сидеть на месте чудовище и заодно выискивая новых в освещенных тусклым светом коридорах.
  К счастью, безрезультатно.
  Миновав широкий коридор, Авиалла остановилась у небольшой ниши около широкой двустворчатой двери, за которой, опираясь на мой прошлый опыт знакомства с планировками замков и усадьб, наверняка скрывался кабинет или библиотека.
  Аккуратно отодвинув небольшой пьедестал со стоящей на нем вазой, девушка нырнула в нишу, откуда уже через мгновение послышался тихий звон ключей и скрип давно не знавших смазки петель какой-то двери.
  - Аня, - нетерпеливо позвала меня из темноты Авиалла.
  - Иду-иду, - тяжело вздохнула, нехотя ступая в темноту ниши.
  Судя по ощущениям, попали мы в небольшое помещение, которое ранее, скорее всего, использовалось в качестве кладовой. Светильников тут не было, так что в отличие от прекрасно ориентирующейся в пространстве илии, я больше походила на слепого котенка, что то и дело тыкался носом в очередную стенку или того хуже - паутину.
  - Стой тут и не шевелись, - оттянула меня куда-то за руку Авиалла.
  Послышался тихий скрежет и в ту же секунду на меня пахнуло затхлым воздухом.
  - Я сейчас, - шепнула моя спутница и вышла из коморки, чтобы вернуться через пару минут со снятым со стены светильником.
  Скажу откровенно никакой таинственной романтики от путешествия по завешенным паутиной и щедро покрытым пылью проходам я не ощутила. Было жутко страшно, сыро и холодно. И нервно, поскольку огненный феникс никак не хотел облегчать мне задачу и щедро делился своими не самыми радужными эмоциями. Так что я даже с некоторым наслаждением вдохнула свежий морозный воздух, когда мы выбрались из тайного хода. Надо сказать, довольно неплохо выбрались - то есть, далеко от замка.
  - И куда дальше? - спросила Авиаллу, когда поняла, что время неумолимо движется вперед, а мы всё стоим на месте.
  Девушка мне не ответила, только кивнула головой куда-то вдаль, где, проследив за ее взглядом, я заметила стремительно приближающееся к нам темное пятно.
  - Это минал, он быстро домчит нас к ведьме, - не отрывая взгляда от горизонта, пояснили мне.
  Спустя буквально пару минут, я могла вблизи лицезреть этого самого минала. Своим видом он походил на нечто отдаленно напоминающее детеныша-переростка морского котика, только более ловкого, быстрого и с шестью явно позаимствованными у такого же переростка-паука конечностями вместо привычных двух пар ласт.
  Домчало нас это чудо природы действительно быстро, но не могу с уверенностью сказать, что рада оказаться здесь... где бы это здесь ни было. Просто местечко, выбранное ведьмой в качестве места жительства, было довольно жутким: в пещере, на самом дне глубокого каньона, спуск в который на быстроходном минале был сравним со спуском с американских горок... только без ремней безопасности. Да и ведьма эта тоже была жуткая, помощь от такой принимать - последнее дело. Но, как заверила меня Авиалла, сейчас они все в одной телеге и вся былая вражда давным-давно оставлена позади, потому как даже самая последняя ведьма жаждет свободы от ледяных ничуть не меньше обычных обитателей сферы. А что касается этой конкретной личности, то она и до захвата мира водных была не такой уж плохой...
  Сделала вид, что поверила и даже наколдованный из весьма сомнительного вида ингредиентов отвар выпила. Все, что угодно лишь бы остаться самой собой.
  
  ***
  
  В то же время в королевской резиденции...
  
  - Я тебя последний раз спрашиваю, где она?!
  Только вернувшийся со своих владений Эридан, едва сдерживал желание придушить незадачливого стражника, проворонившего ледяную.
  - Не знаю, Господин, - слабо сопротивляясь железной хватке на шее, прохрипел теневой.
  - Я же приказал, не спускать с нее глаз! - с холодной яростью в голосе воскликнул серокожий мужчина.
  - Господин Эридан, я и не спускал...
  Холодный взгляд заставил оборвать нелепые объяснения.
  В дневниках Фарианны все еще оставались некоторые моменты, требующие ее разъяснений, но куда опасней для него будет, если эта ледышка попытается сама проникнуть в Абсол. Эта стерва ни за что не станет делиться властью, а значит, именно он должен первым отыскать камень равновесия и стать его хозяином. Иначе он никогда не сможет войти в Озеро Потерянных Душ.
  - Найти и вернуть, - отрывисто приказал мужчина. - Если потребуется, возьми с собой людей. Мне не нужны проблемы, если вдруг леди Фарианна окажется на свободе, поэтому в случае непредвиденных обстоятельств...
  'Прости, забавная девчушка по имени Анна, но тебе не следовало сбегать'...
  В черных глазах своего Господина стражник прочитал приговор сбежавшей девчонке.
  Его Король не любит, когда что-то идет не по плану...
  
  ***
  
  К тому времени, как мы снова оказались на поверхности земли, над снежной пустыней взошло солнце.
  - Теперь слушай меня внимательно и запоминай, - стоило нам отъехать от ведьминского обиталища, заговорила илия. - Минал доставит тебя в грот. Я называю это место перекрестком миров, потому как в отличие от уже виденных тобой переходов в этом конкретном месте все они существуют одновременно. Чтобы попасть туда тебе будет нужно довериться этому малышу. Это разумное, магическое существо и оно сможет защитить тебя на воде и под водой, главное, не впадай в панику и не делай глупостей. Оказавшись в подводном гроте, найдешь на противоположной входу стене замок. Вот ключ, - перед глазами, качаясь на удерживаемой Авиаллой цепочке, появился самый обычный кулон ромбовидной формы и с замысловатым теснением на поверхности. - С его помощью ты сможешь попасть в область завихрений. Но прежде, чем войти туда ты должна четко представлять куда и к кому ты хочешь попасть, иначе можешь затеряться в сферах или того хуже - застрять в межмирье. Снадобье, что дала тебе ведьма нужно принимать по несколько капель через каждые несколько часов - оно будет подавлять твое второе Я - пока не доберешься до своего Повелителя.
  Последние слова вызвали внутренний протест. Фарианна - не мое второе Я, да и Повелитель не мой. Но куда больший протест вызывало понимание того, что меня собираются отправить в дальнейшее путешествие саму.
  Ради Бога, она же не собирается вернуться назад?!
  - Авиалла...
  - Не перебивай меня, Аня. У нас не так уже много времени, - возмутилась моей попытке заговорить девушка и снова быстро затараторила: - В какой-то момент, не знаю, как скоро после твоего возвращения, к Повелителям в руки попадет письмо от короля Лидава. В нем будет сообщаться о том, что у них в руках находится Избранница Вотгора и они согласны оставить ее в живых и даже отдать ее в обмен на 'небольшую уступку' со стороны Повелителя водной сферы. На эту встречу должен будет прийти Хозяин воздушной сферы...
  Девушка нерешительно замолчала, прежде чем попросить:
  - Позаботься о том, чтобы никто не заметил подмены раньше времени и чтобы Повелители были готовы остановить своего водного друга от неразумных действий. Избранница - это будущее для каждого из Повелителей, - теперь в голосе Авиаллы слышалась тоска. - Защита и любовь к единственной заложены в них на инстинктивном уровне, даже если он ни разу не встречался с ней и даже если отрицает свою потребность в ней. Поэтому вы должны проследить, чтобы Вотгор остался в безопасности и именно поэтому никогда и ни при каких обстоятельствах Итлиор не должен узнать, кто именно помог тебе выбраться отсюда...
  - Погоди... что?!
  Не хочет же она сказать, что является Избранницей белобрысого?
  - Ты снова меня перебываешь! Мне нужно тебе так много сказать, а ты постоянно сбиваешь меня, - нетерпеливо воскликнула девушка.
  Осадив нашего чудо-скакуна, она спрыгнула на протоптанную в снегу дорогу и беспокойно заходила из стороны в сторону.
   - Так... После того как третий мир будет освобожден и прежде чем бросаться спасать водную сферу, они должны отыскать моего отца... точнее его дух. Он был Хранителем Ключей... Своими силами они не смогут освободить этот мир. Не сегодня так завтра теневые отыщут вход в святилище Первых Четырех. Повелитель знает, что это означает. А мой отец поможет им стать еще сильнее, избежать ловушек и, наконец, положить конец страданиям моего народа. Чтобы призвать его дух, вы должны отыскать область завихрений в любом из миров... все они запечатаны моим отцом и открыть их может только твой ключ, - она кивнула перекочевавший мне на шею кулон, - так что береги его.
  Закончив говорить, она отвернулась от пытающейся переварить и, что самое важное, усвоить такую кучу информации меня и что-то зашептала себе под нос.
  Внезапно снег под ее ногами закружился и начал подыматься, постепенно приобретая очертания, отдаленно схожие с очертаниями человеческой фигуры. А потом... моя челюсть просто отвалилась - возле Авиаллы стояла моя точная копия!
  - Что это?
  - Всего лишь вода, - повернулась ко мне девушка.
  - Удачи тебе и береги себя, - она подошла ко мне и обняла, прошептав на ухо: - Чтобы призвать дух моего отца используйте его имя - Лахфар Аро Вааль. И еще... когда все это закончится, пусть Итлиор придет в Пещеру Зеркал. Не думаю, что у меня будет шанс самой попросить его об этом.
  - Авиалла, ты не должны оставаться...
  - Еще как должна, - грустно усмехнулась девушка. - Не переживай за меня. Райг не сможет сделать со мной ничего такого, чего уже не делал.
  Она помогла мне забраться на минала и приложила ладонь к его лобастой голове. Если мои наблюдения верны, именно так она общалась с этим 'малышом'.
  А мне, между тем, было неспокойно. Я не могла вот так просто взять и умчаться в горизонт, оставляя на растерзание этим нелюдям илию.
  Несмотря на близкую свободу, ладно, относительную свободу, я чувствовала едва ли не отчаяние.
  - Авиалла!
  Но девушка только покачала головой:
  - Все, поспеши... Еще пара минут промедления и все будет напрасно. Нет! Постой! Еще! Так и знала, что что-то да забуду! Пускай Повелитель огня позаботиться о хорошей защите от теней, будет лучше, если Эридан будет считать тебя мертвой как можно дольше.
  - Мертвой?!
  Но никто мне уже не ответил, Авиалла просто похлопала минала по мохнатому боку, и тот быстро засеменил всеми своим лапками, с каждой секундой все дальше унося меня от единственного в этих мирах человека, которого я могла бы назвать своим другом.
  
  
  Глава 14
  
  Терять сознание становится дурной традицией для меня. Как и приходить в себя с болью во всем теле. Что случилось на этот раз? Снова Фарианна?
  Последнее, что помню, это как я прикладываю ключ Авиаллы к стене пещеры, и та исчезает у меня на глазах. Как пораженно замираю, разглядывая царящий за ней хаос, где множество миров существуют в одном времени. Десятки пространственных водоворотов, в глубинах которых жили своей неповторимой жизнью неведомые мне миры. Помню, как несколько долгих мгновений переводила взгляд с одной воронки на другую, отмечая проскальзывающих перед моим взоров невиданных зверей, растений, существ... Помню, как закрываю глаза, сосредоточившись на своем желании вернуться к Даймиру, как тщательно мысленно рисую его образ. Как со все еще закрытыми глазами шагаю к порталам и открываю их, когда позади слышится странный скрежет, с которым еще несколько минут тому назад осыпавшаяся передо мной стена снова вырастает на своем прежнем месте. Я все еще держала перед мысленным взором образ огненного повелителя, даже когда мой взгляд зацепился за одно, до боли знакомое, изображение - полную спешащих куда-то по своим делам машин автомагистраль. Ощущение, словно в меня врезался несущийся на всей скорости поезд и... темнота.
  Попыталась открыть глаза и осмотреться. Напрасно.
  На этот раз моих сил не хватило даже на то, чтобы поднять веки.
  Что ж, придется довольствоваться тем, что, судя по ощущениям, я лежу на мягкой перине и вполне цела физически. За исключением ужасной слабости и уже знакомой мне с прошлого пробуждения ломоты во всем теле.
  Надеюсь, у меня все вышло и вскоре в эту комнату войдет вечно всем недовольный Повелитель огня. Возможно, обругает за побег, если догадается, что я уже пришла в себя, и завалится рядом, подгребая к себе мое тело. Я согласна была даже на это лишь бы не мучиться от неизвестности.
  Неизвестностью мне и в самом деле предстояло мучиться недолго - за дверью послышался цокот каблуков и знакомые голоса. Да только совсем не те, которые я ожидала услышать.
  - Ничего не хочу больше слышать! Как только Анна очнется, мы забираем ее домой! Документы о разводе пришлет наш адвокат. Это ж надо было додуматься, отвезти мою девочку в лес!! - голос вопящей за дверью дамочки ужасно походил на мамин.
  А вот другой, что-то тихо и спокойно отвечающий ей, - Мишин. От одного его звучания, у меня перехватило дыхание и, кажется, выступили на глазах слезы. Мой Мишка...
  - В любом случае, я больше не позволю Анне и дальше гробить свою жизнь, - снова донесся до меня недовольный мамин голос. - Мы уже разрешили ей пожить своим умом и смотри куда этот ум ее привел - к браку с мелким, нищим безнисменишкой и в больницу! Не мог свозить свою жену на годовщину за границу?! В ресторан, на крайний случай! Надеюсь, это-то хоть тебе по карману? Нет, ты повез ее в лес! Два месяца! Моя бедная девочка провела в лесу почти два месяца! Да на ней лица нет! Даже не знаю, как все это время ей удавалось там выживать, а если бы...
  Тут ее голос прервался, словно женщину душили эмоции и слезы. И может быть, я бы и поверила, если б не знала, какая моя мать великолепная актриса.
  - Нет-нет-нет, решено, она возвращается домой. У нее ведь даже жених был. Успешный. Богатый. Надеюсь, он простит ей эту маленькую шалость и они поженятся, как и хотели с самого начала.
  Снова звонкий стук каблучков и дверь в мою палату открылась. А в том, что это была именно больничная палата, теперь у меня не осталось и капли сомнений.
  - Не стоит говорить за Аню, это вы, не она хотела того замужества. Точнее даже не замужества, а слияния фирм, которое за ним последует, - тихий голос Мишки вибрировал от неприязни и едва скрываемой враждебности.
  - Я пекусь о счастливом будущем своей дочери! - голосом оскорбленной добродетели возвестила она.
  - И в вашем понимании, это жизнь с нелюбимым человеком, едва ли не в вдвое старшим за нее? - теперь голос любимого сочился сарказмом. - Ох, нет, наверное, счастье в вашем понимании исчисляется размером банковского счета!
  - Да как ты смеешь?! Мальчишка! Во всяком случае, Максимилиан придумал бы куда лучший способ отпраздновать годовщину свадьбы, чем тащить мою дочь в дикий лес!
  От громкого голоса матери и лишь немного более тихого 'шепота' Миши, у меня начала не на шутку раскалываться голова, а потому я изо всех сил постаралась напрячь голосовые связки, дабы хоть как-то обозначиться свое присутствие.
  - Доченька! - я почти поморщилась от визга своей матери.
  - Аня! - а вот этот голос я была рада услышать куда больше, как и ощутить тепло немного шероховатой мужской ладони, сжавшей мою руку.
  - Она пришла в себя! Моя девочка очнулась, доктора сюда! - между тем кинулась к двери моя родительница.
  Мне же такое ощущение даже стало легче на душе.
  Возможно, весь этот бред с Повелителями и мирами мне просто приснился?




Оценка: 6.72*32  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"