Кримпэлл Вера: другие произведения.

Исцели меня

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
  • Аннотация:

    Вы думаете красота - это награда? Но я знаю - это изысканное наказание! Ведь именно из-за нее я лишилась своего любимого, родных и просто возможности жить нормально. Именно она превратила мою жизнь в постоянную борьбу с ложью, коварством и предательством. Мной хотят обладать, но никто не хочет знать - чего хочу я, что чувствую. Ведь для всех я просто красивая кукла, которая украсит дом и подчеркнет высокий статус.
    Меня подставили, практически убили физически и уничтожили морально, после чего выбросили на дикие земли мира Коргдар. Здесь во мне проснулся дар возвращать к жизни. Да, я могу исцелить любую травму, заврачевать любую рану. Но кто исцелит меня и соберет осколки разбитого сердца? Вновь вдохнет жизнь в сломанную куклу и увидит в ней нечто большее, чем просто красивое лицо и фигуру?
    За вылавливание моих многочисленных "блошек" из текста отдельное спасибо Диане Карвецкой)


    Завершено
    Окончание можно найти...













  Глава 1
  
  Темно-каштановые волосы, спадающие мягкими волнами до талии, правильный овал лица с нарисованными, словно кистью художника, синими глазами в обрамлении черных ресниц. Тонкие изогнутые дуги бровей, ровный носик и соблазнительный изгиб чуть полноватых губ. Персиковая матовая кожа с легким розовым румянцем на щечках...
  На меня из зеркала смотрела настоящая эльфийская красавица - Миллиока Вайол. Дочь официального представителя эльфийских народов на землях демонов кэрад и обычной аристократки. И просто самая счастливая во всем мире девушка, спешащая на свидание со своим любимым!
  Когда отец полтора года тому назад получил новое назначение, для нас это было громом среди ясного неба и не в лучшем смысле этого выражения. В нашей семье демонов сторонились и недолюбливали, в общем, как и в любой другой уважаемой эльфийской семье. Они всегда считались нашими извечными врагами, а уж после поражения при Риянрии...
  Словом, тот факт, что отца признали достаточно компетентным для того, чтобы направить в демонскую столицу Эрган для "налаживания контакта между народами и заключения ряда соглашений", счастья никому из нас не принес. Я тоже отправилась вслед за родителями, но была твердо намерена вернуться на родину, едва достигну совершеннолетия. Сегодня, наконец, этот долгожданный день настал и мне исполнилось восемнадцать лет. И долгожданным он стал вовсе не потому, что я до сих пор хочу вернуться домой, а потому, что сегодня пало очередное препятствие, мешающее мне быть рядом со своим любимым - одним из самых грозных демонов кэрад.
  Я познакомилась с Эшем спустя полгода после нашего прибытия в Эрган на своем первом балу. Мне едва исполнилось семнадцать и тогда этот красивый, но чересчур высокомерный демон показался обычным грубияном, привыкшим к тому, что любая понравившаяся ему девушка при малейшем мановении руки готова пасть к его ногам. Разумеется, в тот вечер он подумал обо мне ничуть не лучше, особенно если учесть то пристальное внимание, с которым молодая эльфийка изучала красивые черты надменного лица. Далеко не сразу я нашла в себе силы признаться, что уже тогда он мне безумно понравился, несмотря на всю его напыщенность и высокомерие. Ну а мой первый бал навсегда останется в нашей памяти и, к сожалению, не только как день нашего знакомства, первого танца вместе, первого поцелуя. Даже не знаю, сможет ли Эш хоть когда-то забыть все мои проказы того вечера или так и будет до конца вечности донимать меня воспоминаниями. Во всяком случае, пока он с извращенным удовольствием периодически напоминает мне о моих выкрутасах, а особенно о том, который привел к нашему первому поцелую.
  После того памятного вечера последовала целая вереница якобы случайных встреч, которые непременно заканчивались полномасштабным скандалом. Со временем эти столкновения начали превращаться в короткие прогулки, а после - в свидания. Никогда не забуду день, когда он впервые подарил мне цветы и не какой-то там веник, который увянет через несколько дней... Нет, он прислал своих садовников, которые за одну ночь, умудрившись никого не разбудить, создали у меня под окнами настоящий живой шедевр из редких сортов самых разнообразных цветов. Вскоре я поняла, что Эш может быть не только невыносимым и грубым или просто интересным собеседником, но он также мажет быть обходительным, обаятельным... соблазнительным.
  Прошло всего полгода с нашей первой встречи, а я уже не представляла своей жизни без наших коротких свиданий, с каждым днем все больше отдавая сердце своему демону и неустанно желая большего, чем просто сорванный украдкой поцелуй в тени парковых деревьев. Вскоре он признался мне в любви... если так можно назвать то заявление в ультимативной форме, где говорилось, что поскольку маленькая эльфийка имела наглость украсть его сердце и запечатлеть в нем свой образ, то просто обязана выйти за несчастного демона, иначе он умрет от неразделенной любви.
  Я тогда думала, что у меня за спиной распахнулись крылья, столько счастья мне принесло его своеобразное предложение. Только недолго чувство счастья и полета кружило мне голову, так как в тот же вечер Эш открыл мне свою главную тайну, опустив с небес на землю. Оказывается, мой демон был не просто обычным аристократом, а сыном правителя и наследником престола, а это означает одно - что бы он ни говорил, нам ни за что на свете не позволят быть вместе. После он долго успокаивал меня, просил довериться ему, уговаривал, что все будет хорошо и, что бы ни решил его отец, мы все равно будем вместе. И я доверилась своему демону - у меня просто не было другого выхода, ведь я тоже уже давно лишилась сна, покоя и своего сердца.
  Сейчас это самое сердце неистово колотилось в моей груди, а душа пела от счастья.
  - Милая, перестань, умоляю тебя - я не смогу долго сдерживаться, - хрипло выдохнул Эш в мою шею и попытался отстраниться.
  Я звонко рассмеялась и снова прижалась к крепкому телу. Запрокинув голову и утопая в золоте любимых глаз, запустила пальцы в угольно-черные волосы, чтобы снова дотянуться до красиво очерченных чуть полноватых губ.
  - У меня сегодня день рождения, - прошептала я, опаляя теплом его губы, соблазняя наконец взять то, что я уже давно планировала подарить ему в этот день.
  - Вот именно! И это я должен бросить весь мир к твоим ногам, а не ты - одаривать меня самым желанным в мире подарком, - прижимая меня к себе и гладя по волосам, хрипло шептал Эш. - Все будет, красавица моя, но только после того, как я надену на твой пальчик свое кольцо.
  - Но я хочу, чтобы ты показал мне, действительно ли так прекрасно то, что происходит под покровом ночи в спальнях влюбленных, то о чем с таким восторгом шепчут дамы на баллах, прикрывая раскрасневшиеся щечки веерами. Покажи мне какого это, когда перед твоими глазами мир взрывается миллиардами звезд, - шептала я, взяв в плен своих ладоней лицо мужчины и осыпая его поцелуями.
  - Ты не понимаешь, - почти отчаянно застонал Эш и его хватка на мне усилилась. - Я так сильно, так давно хочу тебя, что... Нет, любовь моя, ты достойна большего и коль скоро я смог выстоять этот год, то один месяц, до возвращения твоих родителей, уж точно как-нибудь потерплю. Ты достойна большего, а не чтобы...
  - Тшш... Эш, любимый, - приложила ладонь к его рту, заставляя прекратить говорить всякие высокопарные глупости, - мое сердце принадлежит тебе, моя душа поет только рядом с тобой, как и я живу только когда мы вместе. Так почему ты принижаешь то, что может произойти между нами? Разве это не правильно если вслед за сердцем и душой я подарю тебе свое тело, как и ты - подаришь мне свое?
  Большего мне сказать не дали, припав к губам нежным и в то же время жадным поцелуем. Я видела, что не убедила Эша, но, пока его губы касаются моих, все не так уж и важно. Действительно, остался всего лишь месяц и я, наконец, узнаю какого это - принадлежать своему демону. Внезапный стук в дверь и ворвавшиеся следом за ним мужчины в форме стражей, разрушили парившую в воздухе небольшой библиотеки сладостную атмосферу счастья, заставляя нас с Эшем буквально отпрыгнуть друг от друга.
  - Мисс Вайол извините, но их было не удержать, - недовольно пропыхтела дородная горничная, забежавшая следом за мужчинами.
  Я, ничего не понимая, посмотрела сначала на Эша, потом на пятерых мужчин, которые столь бесцеремонно нарушили наше уединение.
  - Захэш, немедленно объясни причину своего поведения, - яростно сверкая своими золотыми глазами, потребовал Эш у вышедшего вперед начальника стражи, - и в твоих интересах, чтобы она была достаточно убедительной.
  - Прошу прощения, Ваше Высочество, но мы к мисс Вайол, - склонив голову, вежливо просветил нас мужчина.
   - И что же такого срочного Его Величеству потребовалось от моей невесты, что вы позволяете себе столь бесцеремонно врываться в ее дом? - уже почти прорычал мой демон.
  - Мисс Вайол обвиняется в краже особо важного для безопасности нашего государства артефакта, - ни на минуту не проникшись исходящей от принца угрозой, отрапортовал тот. - У нас ордер на обыск личных покоев мисс и всего дома, если потребуется.
  Я ахнула, а Эш натурально зарычал и на кончиках его пальцев начали потрескивать молнии.
  - Да как вы...
  - Эш, милый, не нужно, - схватила за руку своего любимого, так как тот начал угрожающе надвигаться на начальника стражи. Вряд ли будет лучше, если сейчас мужчины спалят мой дом дотла.
  - Извините, Ваше Высочество, но мы действуем в соответствии с приказом Его Величества, - в упор глядя на моего жениха, заявил Захэш. - И нам даны все полномочия, чтобы любой ценой произвести обыск этого дома. В случае оказания сопротивления Вы также будете заключены под стражу.
  После этих слов я не просто держала Эша за руку, я просто повисла на нем, чтобы предотвратить никому не нужную стычку. Понятное дело, что если уж правитель решился развязать руки своим стражам, то обыск будет произведен в любом случае. Вот только что такого важного они рассчитывают найти здесь, да еще и в моих покоях?
  Ответ на свой вопрос я получила буквально через час - стражи обнаружили в моей комнате какой-то тайник, из которого было триумфально извлечено нечто непонятное.
  - Мисс Вайол, вы знаете, что это? - со странным блеском в глазах спросил начальник стражи.
  Я внимательно посмотрела на то, что мужчина держал в руках. Вещичка была небольшого размера и по виду напоминала шар, только созданный из тонких металлических проволок. Внутри него располагался переливающийся всевозможными цветами кристалл.
  Изучив вещицу и обведя стоящих вокруг меня и отчего-то притихших мужчин, немного растерянным взглядом, пожала плечами:
  - Судя по тому, что было сказано в библиотеке, могу предположить, что это какой-то артефакт.
  - То есть Вы даже не в курсе, что именно выкрали из хранилища господина Верховного Судьи? - сощурившись, подозрительно переспросил начальник стражи.
  - Захэш, ты забываешься, - прошипел мой жених, пока я пыталась осмыслить сказанное.
  - Но, позвольте, - все еще не веря своим ушам, пролепетала я. - Я ведь только что первый раз увидела его. Зачем он мне?
  - А вот это Вы нам и расскажите... мисс Вайол. Вы ведь не отказываетесь, что две недели тому назад наносили визит мистеру Корлэйшу? - самодовольно спросил этот Захэш.
  - Не отказываюсь... мне пришло письмо от дочери мистера Корлэйша с приглашением придти к ней на чай. В записке говорилось, что она хотела бы срочно поговорить со мной, - словно на автомате начала отвечать я. - Но когда я пришла, то оказалось, что ее нет дома и что это мистер Корлэйш воспользовался именем своей дочери, чтобы... чтобы... поговорить со мной.
  Мои щеки вспыхнули багровым румянцем, когда я вспомнила этот разговор и что за ним последовало.
  Хэмдан Корлэйш уже около полугода пытается очаровать меня, если можно так назвать его грубые попытки поухаживать и пораспускать руки, в намерении сделать меня своей любовницей. В тот день он предпринял куда более смелую попытку добиться своего. Он даже угрожал мне, требуя, чтобы я сдалась и отказалась от брака с Эшем, довольствуясь ролью официальной фаворитки такого могущественного демона, как он. А когда я ответила, что лучше вернусь домой и проведу остаток вечности непорочной девой, нежели лягу на одно ложе с таким, как мистер Корлэйш, то он попытался взять желаемое силой. Меня до сих пор мучают приступы тошноты, когда я вспоминаю, как ощущались его губы на моих губах, шее, декольте. Нет, Верховный Судья королевства Жейраш был довольно красивым мужчиной и на первый взгляд показался мне даже приятным, но, как это изредка бывает, в красивой оболочке жила черная душа.
  Тогда я решила не рассказывать о случившемся Эшу, но сейчас уже начинала жалеть об этом. Мой жених и так кипел от ревности, ловя на мне заинтересованные взгляды других мужчин, но когда дело доходило именно до Верховного Судьи, он едва сдерживал переход во вторую ипостась. А я не хотела, чтобы на моей совести была чья-то смерть.
  - Почему ты мне не сказала?! Он опять пытался приставать к тебе? - рычал Эш, тряся меня за плечи. Кажется, он даже забыл о присутствии стражей и том обвинении, что они мне выдвинули.
  - Ты бы его просто убил, - пробурчала я, выворачиваясь из болезненной хватки.
  - Значит, приставал, - заключил мой жених и, сильно сжав кулаки, начал глубоко дышать.
  - А вот мистер Корлэйш утверждает, что это он является жертвой несравненной красоты Вашей невесты, - напомнил о своем присутствии начальник стражи. - А еще согласно его показаниям, мисс Вайол вот уже три месяца является его любовницей и в тот день у них было назначено очередное свидание. Кстати, ваши тайные отношения были также подтверждены его дочерью и слугами.
  Я слышала рык Эша и почувствовала его направленный на меня прожигающий взгляд, но не могла сказать и слова в свое оправдание, задыхаясь от шока и боли предательства. Уж если о порядочности Верховного Судьи я не питала иллюзий, то его дочь - Бесорэ - была моей если не самой лучшей, то очень близкой подругой. Мы с ней сдружились практически сразу после назначения отца в Жейраш. Почувствовала, как на глаза наворачиваются слезы и словно издалека услышала свой собственный голос, который словно молитву повторял одни и те же слова:
  - Это неправда...
  - Миллиока! - прорвался сквозь парализующее состояния шока и неверия наполненный болью рык моего жениха.
  Вытерев набежавшие на глаза слезы и пытаясь сдержать подступающие к горлу рыдания, подняла свой взгляд на Эша. То, что я увидела на его лице, было для меня, словно пощечина - он сомневался в моей верности ему! Сейчас его желтые глаза были наполнены этим самым сомнением, а еще болью и надеждой, что я опровергну слова стражника.
  - Я... я ведь люблю тебя, - прошептала я, уже не пытаясь сдерживать бегущие по щекам слезы. Обвинение Захэша было ужасно, но сомнение в глазах любимого приносило куда больше боли. - Я доверилась тебе. Как ты можешь сомневаться во мне?
  - Я буквально с ума схожу от ревности и ярости, едва мне стоит представить просто чужие губы, целующие тебя, - притягивая меня к себе в объятия, прорычал Эш. - Надеюсь, ты действительно была верна мне, иначе... Не переживай, я сейчас пойду к отцу и все выясню.
  Я кивнула, отходя от него и снова пытаясь осознать весь масштаб подставы. Ведь это... это тянет на высшую степень наказания, если страж был прав и это вопрос безопасности королевства. Пройдя к окну, я уселась в кресло, пытаясь понять, за что со мной поступают так низко? К чему вся эта грязь? И как этот странный предмет попал в мою комнату, в тайник, о котором я даже не знала?
  - Мисс Вайол, на время расследования Вы находитесь под домашним арестом, - переведя на меня твердый взгляд абсолютно черных глаз, заявил Захэш. - С этого дня и впредь по периметру вашего дома будут дежурить стражи с ищейками. Надеюсь, нет нужды говорить, что сбежать Вам не удастся. Выходить из дома до выяснения всех деталей этого дела Вам запрещается. Посещения только с позволения главного смены. Переписки и прочее запрещено... Ваше Высочество, король хотел бы переговорить с Вами в срочном порядке.
  С этими словами демон повернулся ко мне, еще раз осмотрев впавшую в какое-то странное состояние меня и со словами "Всего доброго!" удалился из моей комнаты и из дома. Следом за ним вышли и остальные стражи, а потом и Эш, который ободряюще потрепав меня по плечу, направился на встречу со своим отцом. Я же еще какое-то время просидела в кресле, потерянным взглядом осматривая устроенный в моих личных покоях погром и задавая себе один и тот же вопрос: "Почему?". А еще перед глазами стояло лицо Эша... Как он мог хоть на долю секунды предположить, что я обманываю его? Неужели я ошибалась и он не любит меня так же сильно, как я его? Неужели не доверяет, что вот так запросто может поверить нелепым наговорам?
  Наконец, немного отойдя от шока, я мысленно вернулась к тому дню две недели назад и теперь сумела по достоинству оценить все угрозы Верховного Судьи и его уверенность в том, что очень скоро я сама приползу к нему на коленях, умоляя о благосклонности. И все же, несмотря на все его могущество, я не могла понять нескольких вещей. Во-первых, кто и когда сумел подбросить артефакт в тайник и откуда этот некто знал о его существовании. Во-вторых, пускай Верховный Судья и является вторым по значимости человеком в королевстве, но я вроде тоже не абы кто, а невеста наследного принца и дочь посла эльфийских народов. Я неприкосновенна! Дважды!
  Растеряно осмотрела комнату, словно разбросанные вещи могли ответить на роившиеся в голове вопросы. Внезапно взгляд упал на небольшую бархатную коробочку - подарок Эша к моему совершеннолетию. Подняв футляр, открыла его и провела пальцами по ряду сверкающих сапфиров в обрамлении сияющих бриллиантов и снова ощутила на щеках соленые слезы. Сегодня должен был быть самый счастливый день в моей жизни, а теперь все перепуталось и пошло под откос. Несмотря на свою молодость, я прекрасно понимала, что люди, подобные Хэмдану Корлэйшу попросту таких игр не затевают, а только в том случае, когда непоколебимо уверены в своей победе.
  Что мне делать теперь? Родителей нет, и вернутся они сюда в лучшем случае через месяц. Моя тетушка, оставшаяся присматривать за мной, ничего не сможет предпринять, тем более, если учесть, что домашний арест, судя по всему, наложен не только на меня, но также и на всех домочадцев, включая слуг. Его Величество... в принципе, он вроде как уже давно смирился с мыслью о том, что его сын женится на эльфийке, а не на предназначенной ему невесте, и теперь мы с ним вполне терпимо общаемся. Но я уверена - он не встанет на мою защиту и не будет особо пытаться докопаться до истины. Вся надежда только на Эша. Но отчего-то эта мысль приносила лишь тревогу, а перед глазами снова и снова всплывало его лицо с отпечатком ярости и сомнений.
  "Ты ведь не предашь меня, любимый, правда? Я так много поставила на карту, когда полгода тому назад не послушалась голоса разума и ответила согласием на твое предложение".
  
  ***
  Ритриэш Раэтм
  
  Молодой демон прислонился лбом к двери, ведущей в кабинет отца, пытаясь справиться с дыханием и клокочущей внутри ярости. Стоило ему лишь на мгновение представить свою эльфиечку с кем-то даже просто дружески разговаривающей, внутри вскипала ревность и появлялось непреодолимое желание раскромсать на куски или поджарить мнимого соперника. Милли поселилась в его сердце и это не пустые слова для демона. Ведь если он любит, то один раз на всю жизнь. Влюбленные демоны очень редко расстаются со своей любовью и еще реже отдают свое сердце другой женщине. Поэтому они очень ревностно берегут своих избранниц. А учитывая, что его светлая девочка ходит без связующего клейма на ауре, то внутренний демон сейчас полностью перешел в режим защиты и охраны от чужих посягательств. И стоило признать - контроль Ритриэшу день ото дня давался мне все тяжелее.
  Когда сегодня Захэш обвинил Миллиоку в связи с Хэмданом, он чуть не ослеп от дикой ревности. Всего лишь несколько ничем не подтвержденных слов и мужчина уже готов был накинуться сначала на начальника стражи, а потом и на саму эльфийку. Демон многое может простить своей возлюбленной, кроме одного - измены.
  - И долго ты там будешь стоять? - послышался из кабинета строгий голос отца Ритриэша и правителя Жейраша.
  Вдохнув полной грудью еще раз, он открыл дверь и уверенным шагом вошел в богато обставленный кабинет Дэрктана Раэтма. Отец ожидал его, нетерпеливо выхаживая вдоль больших, во всю стену окон, выходящих в роскошный сад, и заметно нервничал. Пытаясь не сорваться с ходу на рык и угрозы, демон прошел к одному из кресел, стоявших возле длинного рабочего стола, и, усевшись в него, вновь взглянул на правителя. Он все еще стоял спиной к нему, а его кулаки были настолько сильно сжаты, что на видневшихся из-под закатанного рукава рубашки руках вздулись вены.
  - Значит, вопреки своим обещаниям, ты все-таки не оставил попыток разлучить меня с Миллиокой, - едва сдерживая обращение, процедил Ритриэш.
  Наконец, отец развернулся к нему лицом. За последние несколько недель он заметно осунулся и под полностью черными глазами чистокровного демона сейчас залегали серые круги, свидетельствующие о бессонных ночах. За это время Ритриэш не единожды интересовался у него о причинах его чрезмерной загруженности и нервозности, но всякий раз нарывался на покровительственный взгляд и стену молчания. Если честно, то демон не сильно расстраивался из-за этого - ему только недавно исполнилось двадцать семь и абсолютно не хотелось влезать в проблемы придворного гадюшника. Сейчас же, в свете недавних событий, у мужчины появилась несколько иная версия нервозности правителя - все-таки не каждый день собираешься разрушить жизнь собственного сына.
  - Говорю сразу - я не верю в выдвинутые ей обвинения, так же как и не верю в измену. И хочу предупредить - еще раз попытаешься очернить доброе имя моей невесты и потеряешь сына, - четко выговаривая каждое слово и смотря в глаза отцу, отчеканил Ритриэш.
  - Ты никогда не прислушивался ко мне, и теперь все мы вынуждены были столкнуться с последствиями твоей легкомысленности, - сокрушенно выдохнул правитель и, подойдя к своему столу, тяжело опустился в кресло, на секунду обхватив голову руками и прикрыв глаза.
  - Я прекрасно тебя слышу и еще полгода тому назад сказал, что не женюсь на Дэйдэ, пусть она хоть сто раз будет дочерью правителя Рокэндии и хоть оставшуюся вечность проживет в нашем дворце на одном со мной этаже, - теряя терпение, прорычал демон, вскакивая с места и начиная мерить комнату широкими шагами. - Или ты думаешь, я не знаю, почему вот уже три с половиной месяца эта стерва глаза мне мозолит, а за моей спиной строит козни Миллиоке, порой чуть не доводя ее до слез? Мою Миллиоку, отец! Девушку, которой я отдал свое сердце!!!
  Заканчивал говорить Эш, облокотившись руками о стол и практически нависая над сидящим напротив отцом. Поэтому то, как тот едва заметно вздрогнул при его последних словах, не осталось для него незамеченным и поселило еще большую уверенность в том, что все эти обвинения просто отчаянная попытка "спасти" своего сына от неразумного поступка. Ведь его брак с эльфийкой именно таковым и являлся для правителя Жейраша.
  - И твое счастье, что сердце моей возлюбленной настолько чистое и доброе, что она снова и снова вступается за эту мразь, не позволяя мне вышвырнуть ее из дворца и заодно королевства, наплевав на все приличия и связи, - отдышавшись, закончил Ритриэш и снова сел в кресло, продолжая уже более спокойно. - Я требую, чтобы эти нелепые обвинения в краже артефакта Лэлока были немедленно сняты с моей невесты.
  - Ты говоришь, что слышишь мои слова, но это неправда, потому что если бы это было действительно так, ты бы не допустил, чтобы эльфийка заняла место в твоем сердце, - вздохнув, начал говорить его отец. - Неужели ты веришь, что такая, как она, может действительно полюбить тебя? Демона с кровью оборотня? Представителя сразу двух рас, которых ее с детства приучали презирать и ненавидеть? Она еще даже не твоя жена, а посмотри, к чему уже привело твое увлечение! Я уверен, что ты ошибаешься - она не могла взять твое сердце себе за столь короткое время. Ты просто спутал увлеченность с любовью, что неудивительно, учитывая твою молодость. А потому, пока не поздно я прошу... нет, требую - оставь это безумство и поступи так, как тебе велит долг. Возьмись за ум, и я обещаю, что, несмотря ни на что, твоя эльфийка покинет земли Жейраша в целости и сохранности. В противном случае, дело может закончиться судом, а ты сам понимаешь, на что тянет кража такого артефакта.
  - То есть ты даже не пытаешься отрицать того, что подставил мою невесту? - недоверчиво сощурившись, спросил демон.
  - И снова ты слушал, но так и не услышал меня, - сокрушенно вздохнул правитель, откидываясь на спинку кресла. - Я не буду отрицать, что, принимая Дэйдэ в нашем дворце, надеялся, что она сможет наставить тебя на правильный путь, - Эш хмыкнул - кто бы сомневался в его мотивах. - Но в то же время, морально я уже подготовился принять в свою семью эльфийку и встретиться лицом к лицу с последствиями этого брака. Однако сейчас я отказываюсь принимать женщину, которая способна предать при первой же возможности, - положив руки на стол и сжав кулаки, процедил правитель. - Поэтому снова прошу тебя: присмотрись к Дэйдэ. Она красива и сможет составить твое счастье если не на всю оставшуюся жизнь, то, во всяком случае, не на один десяток лет. Женись хоть завтра и уезжай из столицы. Поверь мне, демону намного проще жить, когда в его сердце царит покой и оно не потревожено таким глупым и бессмысленным чувством, как любовь.
  На щеках отца Ритриэша заходили желваки, и демону не нужно было уметь читать мысли, чтобы понять, о чем он думает - о его матери и женщине, которой в свое время отдал сердце. Это случилось около тридцати лет тому назад, когда его отец отправился на земли оборотней для заключения какого-то важного договора. Именно там, на балу в честь почетного гостя - правителя демонов кэрад - он и познакомился с гордой и неприступной Лилидрит. Разумеется, никто не допускал даже мысли, что небольшая интрижка между могущественным демоном и свободной волчицей может вылиться в настоящую любовь. Но не прошло и трех месяцев, как правитель Жейраша забрал будущую мать Ритриэша в свое королевство, назвав женой и повелительницей своего сердца. Они были счастливы вместе, ровно до того момента, как в их доме появился другой оборотень и назвал его мать своей парой. Но вместо того, чтобы открыто заявить о своих правах и попытаться отстоять свою пару в честном поединке или оставить право выбора ей самой, оборотень поступил куда подлее. Подкараулив женщину в саду, где она очень любила гулять по вечерам, он попытался выкрасть ее, но наткнувшись на яростное сопротивление и едва завидев на горизонте ее мужа, укусил за руку и трусливо скрылся в открытом ранее магическом портале. Этот укус, а точнее выделенные слюной оборотня феромоны, запустили изменения в Лилидрит, постепенно, против ее на то воли, соединяя с подлым оборотнем.
  Ритриэш до сих пор помнил те ужасные дни и месяцы, что последовали за этим событием. Счастливая и всегда веселая Лилидрит начала неуловимо меняться, становясь грустнее и мрачнее день ото дня, а его отец... он сходил с ума от ревности и безысходности. Он знал, что очень скоро наступит день, когда он навсегда потеряет свою любовь.
  Правитель Жейраша использовал все свое время, влияние и связи, угробил целое состояние на ищеек в надежде отыскать наглого щенка и убить его, чтобы разорвать губящую любимую глубокую связь. Но с каждым днем, уходившим на поиски исчезнувшего при помощи портала оборотня, надежда на удачу таяла. Мать Ритриэша все больше грустила, а его отец все чаще ходил злым и недовольным. Вскоре из их комнат начали слышаться ругань и звуки борьбы. В такие дни его отец ходил еще мрачнее обычного, а мать долго плакала и не вставала с кровати. Эшу тогда было пять лет, и он не мог понять, почему родители вдруг разлюбили друг друга и его - своего сына.
  День, когда правитель не обнаружил своей жены в покоях, демон запомнил на всю жизнь. Правитель впервые в жизни ударил своего сына и отослал в загородное поместье на долгих три месяца. А когда Эш вернулся назад, то вместо отца его встретил совсем другой демон - циничный, безжалостный, с куском льда вместо сердца, в котором осталось лишь совсем немного места для любви к своему единственному сыну. О матери же Эш больше никогда не слышал, хотя порой ему казалось, что его отец до сих пор пытается отыскать ее след. Но все чаще молодого демона посещает мысль, что правитель просто сходит с ума.
  Отговаривая Эша от брака с Миллиокой, правитель действительно проявлял своеобразную заботу. Дэрктан надеялся оградить своего сына от той боли, что испытывает каждый демон, теряя свою возлюбленную. Но кто сказал ему, что он собирается терять свою эльфиечку?
  - Ты попусту тратишь время и пугаешь Миллиоку, заодно выводя из себя и меня. В жизни разное бывает, но я уверен - со мной твоя история не повторится. Я люблю...
  - Люби, черт с тобой! Люби, если так уж сильно хочется! - теперь уже с кресла вскочил его отец и навис над столом. - Но люби демоницу! Повстречаешь какую-то малышку, что заберет твое сердце, расторгнем твой брак с Дэйдэ! Отпусти эту эльфийку на все четыре стороны пока не поздно! Она никогда не будет твоей полностью!
  - Я поставлю свою метку на нее, - тоже поднимаясь и нависая над столом, процедил демон, не отводя жесткого взгляда от черных глаз своего отца.
  - И этим только сам еще сильнее привяжешься к ней! Она же будет свободна, как ветер в поле. Пойми же ты, наконец, она не демоница и своей меткой ты не сможешь привязать ее к себе!
  - Она никогда не предаст меня!
  - Поздно, - жестко проговорил его отец, и в черных глазах, что сейчас так близко находились от его собственных, на секунду мелькнуло сожаление, - она уже предала тебя.
  Сердце Ритриэша кольнула непрошеная боль и на секунду сознание снова заволокло жестокими сомненьями. Миллиока была дорога ему, настолько дорога и любима, что это причиняло сладкую боль в груди. Но и отец не чужой для него демон - несмотря ни на что он всегда любил его и желал только лучшего. От этого сложившаяся ситуация приносила только больше боли, ставя молодого демона перед ужасным по своей сути выбором.
  - Все понятно, - отталкиваясь от стола, на который до этого опирался, устало вздохнул Эш. - Ты никогда не примешь мой выбор и не прекратишь попыток разлучить нас. Я не намерен больше терпеть это, - поворачиваясь спиной к отцу, известил он о своем решении. - Завтра нас с Миллиокой уже не будет в городе...
  - И ты даже не выслушаешь свидетелей? Вот так просто свяжешь свою жизнь с предательницей? - искренне возмутился правитель Жейшар, а Ритриэш застыл у самой двери.
  - Какие свидетели? - насмешливо поинтересовался он, повернувшись лицом к Дэрктану. - Верховный Судья, который спит и видит Милли под собой или его дочь, злобу которой разве что только сама Миллиока и не замечает? Извини, но я не так наивен, как она. Так какие свидетели, Ваше Величество?
  - Идем, - выходя из-за стола и направляясь к демону, позвал правитель. - Просто посмотришь, послушаешь и сам решишь, что делать дальше.
  Эш подозрительно сощурился, глядя вслед удаляющемуся по коридору отцу и в нем боролось два желания - пойти за ним и просто сбежать из дворца к своей эльфиечке. Миллиока... перед глазами вновь всплыло ее лицо с этими невинными синими глазами, в которых хочется утонуть навеки и чуть полноватыми розовыми губками, просто созданными для поцелуев. Она такая красивая и чувственная. Даже статус невесты наследника и его репутация порой не могли удержать на расстоянии молодых горячих демонов, желающих получить ее расположение только для себя. Его демон рванул и злобно оскалился под кожей, напоминая о ее улыбках, подаренных не им и... сжав до боли кулаки, Ритриэш пошел за свои отцом.
  
  Глава 2
  
  Миллиока Вайол
  
  - Милли, деточка моя, на тебе лица нет. Поспи, родная, - уговаривала меня тетушка Риоллин, которая вот уже вторые сутки не выходила из моих покоев, поддерживая и всячески пытаясь хоть как то успокоить тревогу в моем сердце.
  - Как же я могу спать, тетушка? Уж скоро два дня пройдет, а известий от Эша все нет, - печально вздохнула я и почувствовала, как на глаза снова наворачиваются слезы.
  С тех пор, как за Эшем закрылась дверь моего дома, луна дважды восходила над Жейрашем и я уже не знала, что думать и во что верить.
  - Не переживай, милая, все будет хорошо. Обвинение Верховного Судьи довольно серьезно и, вероятно, Его Высочество занят... расследованием, - присаживаясь ко мне на кушетку и обнимая за плечи, уговаривала тетя, но сама, похоже не сильно верила своим словам. - Ну, а если этот мальчишка окажется настолько глупым, чтобы поверить нелепым обвинениям и упустить свое счастье, мы с тобой вернемся домой. Ты настоящая красавица и, поверь мне, много влиятельных аристократов будут мечтать получить твои руку и сердце.
  Тетушка замолчала, а я, положив голову на ее колени, пыталась задушить подступающие рыдания. Даже Риоллин не может найти достойного оправдания для молчания Эша и эти ее слова про дом и других женихов... они делали еще больнее, потому что только лишний раз доказывали - что-то не так. Сегодня утром к ней приходил ее ухажер - демон из высшей аристократии. Они долго беседовали в кабинете отца, и когда тетушка вернулась, начались эти разговоры про возвращение домой. Неужели она думает, что я настолько молода и глупа, что не пойму скрытого смысла всех этих слов, сказанных нарочито бодрым тоном?
  - Тетушка, тебя тревожит что-то? - тихо спросила я, не в силах больше находиться в неведении. - Я ведь уже давно не ребенок, все вижу и понимаю...
  - Не беспокойся, милая. Все будет хорошо, родная, - только и ответила та, поглаживая мои волосы и начиная тихо напевать немного грустную, но красивую эльфийскую песню. Мягкие прикосновения действовали успокаивающе и очень скоро сон, впервые за две ночи, открыл для меня свои объятия, и я заснула на коленях у своей тетушки Риоллин. Совсем как засыпала когда-то в детстве, убаюканная очередной сказочной историей и мелодичными переливами нежного голоса.
  Проснулась я на своей кровати, когда в окно скользнули первые лучи солнца, робко заигрывая с прячущимися по углам тенями и с каждой минутой все большей заливая просторную комнату светом нового дня. Раньше я любила просыпаться от ласковых прикосновений к своей коже ярких утренних лучей, а сейчас они лишь приносили глухое раздражение, навязчиво скользя по векам и выдергивая из такого спокойного забвения.
  Надо же, я настолько крепко спала, что даже не заметила, кто и когда успел меня перенести сюда. Да и проспала так долго... Удивительно, но сон оказал на меня исцеляющее воздействие - боль в сердце притупилась, а в голову больше не лезли всякие дурные мысли. Действительно, смысл накручивать себя, если в любом случае все будет так, как решила Леди-судьба? Подумав так, я встала и направилась в ванную комнату, после чего позвала служанку и попросила принести мне чаю. Я практически ничего не ела в последние дни и порядком проголодалась.
  Когда я вышла, на балконной террасе уже был накрыт небольшой обеденный столик с моим завтраком. Открыв крышку овального подноса, обнаружила свои любимый лакомства - цветочный чай с медом и легкий салат из эльфийских фруктов. Пристроившись на удобном стуле и отпив глоток ароматного напитка, мой взгляд по привычке устремился вниз. Легкая, едва успевшая расцвести на устах улыбка моментально погасла при одном взгляде на роскошный сад, а сердце снова кольнула непрошеная тревога. Отвернувшись, я зашла в комнату и, даже не вызывая служанку, переставила легкий столик вглубь комнаты - мне не хотелось сейчас любоваться цветущим великолепием под окнами, как и не хотелось думать о своем любимом.
  От завтрака меня отвлек стук в дверь и робкий голос служанки, известивший о том, что в библиотеке меня ожидает посетитель - тот, кого за последние несколько дней я возненавидела всем своим сердцем, хоть раньше даже не подозревала, что способна на такие черные чувства. Мне абсолютно не хотелось ни разговаривать с виновником своих бед, ни даже видеть его. Однако когда встревоженная девушка спросила, стоит ли разбудить тетушку Риоллин, я помотала головой - она и так практически не отходила от меня два дня и две ночи, пусть отдыхает. Тем более не в ее власти спасти меня от нежеланного присутствия этого незваного гостя, особенно в свете последних событий.
  Открыв высокие двустворчатые двери, я действительно обнаружила в этом хранилище книг и фолиантов мужчину. Он был высокого роста, широкоплеч и даже черный, отделанный золотой нитью, камзол не мог скрыть его внушительной мускулатуры. Но все это не мешало двигаться ему с грацией опасного хищника.
  - Мистер Корлэйш, Вы что-то хотели? - не слишком учтиво спросила демона, который моментально развернулся на звук моего голоса и впился в лицо внимательным взглядом черных глаз.
  У Верховного Судьи королевства Жейраш была типично демоническая внешность - абсолютно черные глаза без белка, черные волосы до плеч, прямой нос с едва заметной горбинкой и вечное выражение скучающего высокомерия на лице.
  - Мисс Вайол, где же Ваши манеры? Разве так положено встречать гостей? - растянул тонкие губы в хищной улыбке Корлэйш.
  - Но Вы не мой гость, господин Верховный Судья, - резко отказала я. - Поэтому говорите, что хотели, и выметайтесь из моего дома!
  - О, я вижу, у эльфийской недотроги прорезались коготки, - с явным удовольствием рассматривая мое перекошенное от ненависти лицо, промурлыкал Корлэйш. - Если в постели твои глаза будут гореть хоть в половину так же ярко от страсти, как сейчас они горят от ненависти, я могу даже призадуматься над тем, чтобы перевести тебя из статуса официальной фаворитки в статус жены... Ты будешь великолепным дополнением моей редкой коллекции...
  - Мистер Корлэйш...
  - Хэмдан, малышка, - исправил меня демон, - привыкай называть меня по имени.
  - Мистер Корлэйш, - упрямо повторила я, добавив в голос твердости, - если память мне не изменяет, мы с Вами разговаривали на эту тему несколько недель тому назад и я вполне ясно выразила свое отношению к Вашему... предложению. Если это все, о чем Вы хотели поговорить со мной, прошу Вас покинуть мой дом.
  - Ты забавная, малышка, - весело усмехнулся Верховный Судья и наперекор моим словам, развалился в одном и удобных кресел, - и становишься еще красивее, когда злишься. Но твоя излишняя воспитанность и понятия приличий... с этим нужно что-то делать. Сдержанность тебе не к лицу... слишком скучно, а пресные девицы имеют свойство быстро надоедать. И нет, - остановил меня жестом демон, когда я хотела уже позвать лакея, чтобы тот вышвырнул незваного гостя из моего дома, - я пришел к тебе вовсе не за тем, чтобы предлагать что-либо. Я пришел для того, чтобы выслушать, что можешь предложить мне ты в обмен на мое покровительство.
  - Мистер Корлэйш, да я скорее стану любовницей беднейшего из благородных эльфов, чем Вашей официальной женой...
  - Не утруждай себя попытками оскорбить меня, малышка, - снова усмехнулся демон. - Просто сядь и внимательно слушай. Надеюсь, ты уже заметила, что твоему женишку с недавних пор плевать на тебя? И не нужно на меня так смотреть своими глазками - я не раз говорил тебе, что этот молокосос не для тебя. Посмотри - первая серьезная трудность и он бросает свою нежную эльфиечку на произвол судьбы. Хотя стоит признать - представление, что он устроил в пыточной было великолепным. Мои люди до сих пор отскрёбывают от стен останки твоего дражайшего дружка Эритиолла и твоей же миловидной - кем она там тебе приходится? - кузины в надцатом колене.
  Корлэйш замолчал, наблюдая за моей реакцией, а я стояла, как громом пораженная, и все отказывалась воспринимать сказанное. Я смотрела на демона и надеялась отыскать в его лице подтверждение тому, что эти ужасные слова всего лишь блеф. Но Верховный Судья не врал.
  В памяти всплыли образы двух дорогих моему сердцу эльфов. Эритиолл... Причем к его играм этот милый и уважаемый на эльфийских землях аристократ, выбранный в свое время в сопровождение моему отцу? А Зайлилла? Чем ему не угодила наша дальняя родственница, что он... О Светлая Создательница, он же не мог...
  Почувствовала, как ноги внезапно ослабли, заставив меня обессилено опуститься в ближайшее кресло, стоявшее напротив того, в котором сидел Верховный Судья.
  - Вы же... они не... нет, это просто не может быть правдой, - приложив, дрожащие пальцы к губам сбивчиво шептала я, с ужасом смотря на демона и чувствуя, как в груди наряду с болью от потери распускается что-то черное и недостойное.
  - Ну, почему же не может? - наиграно удивился Корлэйш. - Тебе жалко их никчемных жизней?
  - Единственная никчемная жизнь здесь - твоя, - не выдержав, закричала я, игнорируя катящиеся по щекам предательские слезы. - Что тебе сделал Эритиолл?! Он был чудесным эльфом - добрым, отзывчивым, милым, всегда помогал, тем, кто нуждается в помощи. У него в Светлых Лесах осталась семья - два маленьких мальчика и жена! А ты... А Зайлилла? Бедная девушка и так пережила немало ударов судьбы! Зачем ты сделал это?! Зачем?!
  Я держалась, пока Верховный Судья просто сидел и смотрел на мою истерику с нечитаемым выражением лица, но когда он откинул голову назад и рассмеялся... На меня накатило дикое желание вцепиться ногтями в ненавистное лицо. И я уже даже поддалась вперед, чтобы встать, как внезапно смех прекратился, а сам демон одним молниеносным движением оказался около меня, опираясь руками на подлокотники кресла и давя на меня своей внушительной фигурой.
  - Как ты мило защищаешь этих двух голубков, а ведь именно им я должен сказать "спасибо" за то, что твоя судьба теперь находится в моих руках, - нехорошо оскалился Корлэйш. - Ведь не укради они ту вещицу, ты бы, вполне возможно, таки вышла за своего любимого Ритриэша. Но оказывается и эльфам не чуждо стремление к власти и они тоже способны идти по головам на пути к достижению своей цели. Зайлилла, например, ни на секунду не задумывалась над тем, что она подставляет своих благодетелей, пряча украденный артефакт в личных покоях дочери тех, кто подобрал ее практически на помойке. Да и твой дружок тоже не выглядел особо обеспокоенным, зная, что в случае неудачи он рискует не только собственной жизнью, но также благополучием своей семьи и семьи уважаемого посла. Насколько я помню, наказание за предательство монаршей семьи или королевства у вас накладывают арест на все имущество и изгоняют из Светлого Леса с клеймом на лице? Достаточно жестоко даже для демонов. Думаю, бывшим предателям тяжело потом обустроить свою жизнь. Более того, я почти уверен - позорное изгнание равносильно смерти для холеных аристократов.... Твои родители ведь ожидают прибавления в семействе? Каким ударом это станет для изнеженной миссис Вайол, а уж малыш... вряд ли он выживет в этом суровом мире.... Но, не будем пока заглядывать так далеко. Тебе о чем-нибудь говорит имя Диктирэна Лэлока?
  Я смотрела в находящиеся непозволительно близко от меня абсолютно черные глаза демона и чувствовала, как подо мной разверзается пропасть. Я словно выпала из реальности и уже почти не слышала, о чем говорил его сочащийся ядом голос. Его слова ранили в самое сердце и даже нежелание воспринимать их за правду не помогало скрыться от причиняемой ими боли. Наша семья действительно нашла Зайлиллу практически на улице, но ни разу за все те годы, что она прожила с нами, ей не указывали на ее низкое положение. Наоборот мы приняли девушку в свою семью, как равную, забыв о проступке ее родителей. Светлая Создательница, я называла ее своей сестрой! Чего ей не хватало, что она так бездумно подставила всех нас?! А Эритиолл? У него ведь семья и кому как не ему, сыну одного из семи судей знать, какое наказание ждет тех, кто опорочил светлое имя королевства Хизэ предательством? Как бы мне хотелось, чтобы все сказанное этим ужасным мужчиной оказалось неправдой, но слишком дерзка была бы такая ложь...
  - Миллиока, - я вздрогнула от тихого шепота и дыхания, что согрело кожу у виска и пустило по телу холодный озноб отвращения. - Ты так и не ответила, знакомо ли тебе такое имя - Диктирэн Лэлок?
  Подавленная его словами и слишком близким присутствием, я просто автоматически кивнула. Как могла я не знать имени одного из самых великих демонов, мужество которого воспевалось в веках если не всеми, то многими народами? Благодаря которому все существа смогли избавиться от необходимости платить дань одному из тринадцати ужасов мира Залагард - Кровавому Шэгредэ? Это исчадие ада, которое по какой-то неведомой причине сумело покинуть подземный мир мертвых и для поддержания собственной жизни каждый месяц требовало, чтобы один из народов приносил ему в жертву пять молодых девушек и десятерых молодых мужчин. Города народов, посмевших воспротивиться воле Шэгредэ, захлебывались от страшных болезней, от которых не могла спасти, ни наша регенерация, ни бессмертие, ни силы лучших целителей. Сколько отважных воинов полегло, пытаясь уничтожить это создание тьмы, но убить его ни одним из известных способов не удавалось. В артефакте Лэлока заключена жизненная сила монстра, и если разбить кристалл, Шэгредэ снова возродится. Но ведь они не могли...
  - По твоим глазам вижу, что ты сделала правильные выводы, - усмехнулся Верховный Судья, усаживаясь обратно в свое кресло. - Представляешь, этим глупцам кто-то внес в уши, что они смогут приручить страшного кровавого зверя и при помощи его силы покорить весь мир. Хотя от двух малолеток, не разменявших даже первую сотню, с полным отсутствием жизненного опыта и ума, зато с кучей амбиций, подобной глупости вполне можно было ожидать.
  - Но, тебе, должно быть, интересно, во что каждый из них оценил твою свободу и доброе имя? - продолжал издеваться Корлэйш, а мне хотелось просто заткнуть уши и убежать от него. Но я словно приросла к креслу, не в силах сдвинуться с места. А наложенная шоком и неверием печать молчания на моих устах не позволяла закричать, позвать верных нашей семье лакеев и приказать им убрать это чудовище с моих глаз. - Кстати, немного забегая наперед, скажу, что если бы не их желание спасти свои провинившиеся шкуры, репутации твоей семьи вся эта кража практически не коснулась бы. Ну, может, пожалели бы излишне доброго мистера Вайола, подобравшего пятнадцать лет тому назад девчонку с дрянной кровью. А ответственность за действия Эритиолла были бы сняты по той простой причине, что на момент происшествия твой отец находился за пределами Жейраша. Однако от участия в этом деле дочери ему, конечно, уже не отмыться.... Но вернемся к нашему разговору... О чем я говорил? Ах, да, о цене... Твой друг согласился сделать и сказать все, что нам требовалось, как только понял, что у нас имеются веские доказательства его причастности к краже артефакта. Правда, нам пришлось потратить несколько дней на то, чтобы привести достаточное количество... аргументов в пользу чистосердечного признания. Сыграла свою роль и угроза смертной казни и вероятность того, что детали дела и доказательства хищения артефакта Лэлок передадут эльфийскому суду. Ведь ваш король вряд ли пожалел бы дурную кровь предателя? Знаешь, ни у одной другой расы мира дети не отвечают за преступления своих родителей...
  Я отвела взгляд - в этом он прав. По своей сути свод эльфийских законов был довольно жесток, а особенно к тем, кто, по мнению его создателей, был недостоин считаться представителем самой светлой и благородной расы мира Залагард.
  - Но вернемся к Зайлилле, - произнеся имя моей кузины, демон скривился так, словно разом проглотил дюжину лимонов, а я почувствовала, что начинаю стремительно бледнеть. Я дернулась, чтобы, наконец, встать и убежать под крылышко к тетушке - подальше от этого жестокого демона. Но следующие его слова буквально припечатали меня к сидению. - Не могу сказать, что было интересно тр*хать ее все это время, но информатором она была первоклассным. Ты даже представить себе не можешь, насколько сильно эта бледная моль ненавидела твоих родителей за их богатство и власть, а тебя - за твою красоту и чистоту. Еще бы, ведь вокруг тебя вьется столько поклонников и жених у тебя - сам наследный принц Жейраша. А ты все носилась со своей несчастной кузиной, знакомила ее с прекрасными кавалерами. Да вот только сбегали они от нее при первой же возможности и еще сильнее заставляли ненавидеть более удачливую соперницу. Тебе ведь только и стоило взмахнуть ресницами, чтобы заполучить внимание очередного незадачливого демона. Стоит признать, за последние несколько месяцев я порядком подустал от ее постоянных излияний на эту тему. Мне всего-то и стоило только шепнуть ей на ушко, что с нее снимут все обвинения, а Ритриэш тебя просто убьет в приступе ревности, как она такого напела этому молокососу, что мне пришлось утроить охрану вокруг твоего имения. Ты бы только видела, с каким удовольствием и правдоподобием она в своей больной фантазии подкладывала тебя чуть ли не под каждого демона, с которым ты имела неосторожность полюбезничать. Даже я ей чуть не поверил, - хмыкнул демон, явно получая удовольствие, разрывая мое сердце на части и убивая веру в людей. Если даже та, кого я на протяжении пятнадцати лет считала своей любимой сестрой, предала не только меня, но и эльфов, давших ей кров над головой и будущее, то кому можно верить в этой жизни? - А теперь подумай, поверит ли тебе твой любимый, после того как тебя опорочили те, кому ты на протяжении последнего года безоговорочно доверяла и не стеснялась демонстрировать степень своего доверия? Ну как, все еще считаешь этих двоих достойными твоей преданности?
  Грубые, несущие жестокую правду, слова, насмешливый тон - все это я слышала словно со стороны. Я не могла поверить, что близкие мне люди, которым доверяла как самой себе, могли затеять столь опасную авантюру, так же как и не могла понять, чем заслужила ненависть своей кузины.
  - Зачем Вы мне все это рассказываете? - тихо спросила я, из последних сил стараясь сохранить холодное выражение лица. Мне не хотелось, чтобы этот демон видел, насколько мне больно сейчас. Хватит с него и простого знания этого факта.
  - Ты слишком долго жила в своем сказочном мирке, - задумчиво рассматривая меня, охотно пояснил демон. - Тебе пора открыть свои прекрасные глазки и, наконец, осознать - жизнь может быть жестока к таким вот невероятно красивым, но наивным девочкам. Хочу донести до тебя - ты в безвыходном положении и в моей власти погубить тебя или спасти. И потом, тебе пора бы уже понять, что все в этом мире продается и покупается. Просто у каждого своя цена. Ты отказывалась от власти, которую предоставлял бы тебе статус моей любовницы, отказывалась от земель и богатств. Честь тебе дороже собственной жизни... Но согласишься ли ты заплатить за свои призрачные понятия о правильном жизнями своих родных? В этом камне памяти, - Корлэйш полез в карман камзола и извлек оттуда небольшой полупрозрачный камешек, внутри которого словно клубился туман, - записаны все лже-показания твоих дружков: и о том, как ты помогала им в краже артефакта, и о том, какую разгульную жизнь вела в Эргане, стоило твоим родителям и жениху отвернуться. А если внимательно просмотреть запись на камне, который был помещен у входа в мое хранилище, - он достал другой такой же камень памяти, - то там можно найти довольно любопытные кадры, на которых очень похожая на тебя девушка прокрадывается к двери и при помощи странного артефакта снимает защитные заклинания. Но самое главное - на этой девушке надето то самое платье, что было на тебе на праздновании первого дня весны. Помню, ты была в нем обворожительна, а присутствующие демоницы чуть свои веера не съели от зависти.
  Я закусила губу, прекрасно понимая намек. Это было действительно довольно приметное платье из редчайшего алиорского шелка. Не так давно Зайлилла, собираясь на какое-то свидание, просила меня одолжить ей его.
  - Не слишком ли много усилий, чтобы получить несмышленую девчонку в свою постель? - нервно хмыкнула я, пытаясь выровнять дыхание и избавиться от горького комка в горле. Он не должен видеть меня слабой и сломленной!
  - Отнюдь, - оскалился в хищной улыбке Верховный Судья. - Тем более, это не стоило мне большого труда. Все это нужно было Его Величеству, чтобы освободить своего дражайшего сына от влияния путающей все его планы эльфийки. А эти двое... просто как нельзя кстати попались со своей кражей. Мне оставалось всего лишь позаботиться о самой малости - записи компромата на тебя, моя милая. Но я не задумываясь, сделал бы то же самое даже без соответствующего приказа. Потому что ты стоишь намного больших усилий, Миллиока.
  Словно в кошмарном сне я наблюдала, как Корлэйш подымается со своего кресла и снова подходит ко мне.
  - Красота опасна, малышка, когда рядом нет достойного покровителя, - проведя пальцем по моей щеке, прошептал демон. - А ты очень красивая и только тебе решать воспользоваться тем, чем одарила тебя природа мудро и получить от жизни все или... подумай над моими словами, - приказал демон после небольшой, но довольно красноречивой паузы. - Завтра в это же время я приду за ответом и в твоих интересах, чтобы он меня устроил.
  На этом Верховный Судья королевства Жейраш покинул библиотеку и я, наконец, смогла позволить горю от предательства и потери близких друзей, а также любимого вылиться потоком слез и горьких рыданий. Корлэйш прав - после того, что он сделал, никто и никогда не поверит в мою невиновность. Никто, кроме тетушки Риоллин и родителей.
  Остаток дня прошел, как в тумане...
  Практически сразу после ухода демона в библиотеку ворвалась злая тетушка, которая выяснив, что забыл в нашем доме Корлэйш, столь нелестно начала отзываться в адрес Верховного Судьи, что на какое-то мгновение у меня даже истерика прекратилась от удивления. Правда, ненадолго. Очень скоро я снова заливалась слезами и изливала Риоллин всю свою боль от предательства Зайлиллы, глупости Эритиолла. Единственный о ком я запретила себе даже думать - это мой Эш. Просто знала, стоит впустить его образ в свои мысли - и боль от его предательства уничтожит меня. Я ведь никогда, ни разу за последние полгода не дала ни малейшего повода усомниться в моих чувствах к нему. А он вот так просто взял и поверил всем наговорам, не предпринял ни малейшей попытки выяснить истину. И это еще меня он называл наивной... Возможно, я всегда и пыталась видеть в людях только хорошее, но никогда не верила провокационным заявлениям придворных дам и его "друзей". В то время как он... Светлая Создательница, как же мне жить без него?
  Когда истерика прекратилась и на меня навалилось состояние полной апатии, тетушка удалилась, а я, подтянув одно из кресел к окну, устроилась в нем, обратив свой абсолютно пустой взгляд на городской пейзаж. Не знаю, сколько времени я так просидела, но когда солнце начало клониться к горизонту, в библиотеку, словно вихрь, опять влетела Риоллин. Она начала щебетать что-то о том, что нельзя так близко все воспринимать к сердцу и что ее Гэргстон послал своего человека к моим родителям и что отец обязательно разберется с этими зарвавшимися демонами. Но как же она не понимает - Верховный Судья Жейшара, подобно опытному смертоносному пауку уже раскинул свои сети и, попавшей в них, беззаботной наивной бабочке не вырваться на волю. Хотя нужна ли ей эта воля без любимого?
  Тетя что-то говорила и уговаривала, кричала и требовала, а я просто безучастно следила за ее метаниями по кабинету и отстраненно думала, что, наверное, стоило полтора года назад принять приглашение своих бабушки и дедушки по отцовской линии и погостить у них. Тихая жизнь в одном из самых скучных и спокойных поселений не так уж и плоха. Всяко лучше, чем потерять свое сердце на землях демонов кэрад. Глупое сердце в который раз за этот день пропустило удар, стоило на задворках сознания пронестись мысли, что, возможно, Эш все же не покинет меня. Но я знала - если бы это было так, он нашел бы способ сообщить мне об этом или придти самому.
  Ужинали мы в столовой, куда тетушка тащила меня за руку, бубня себе под нос, что при таком настроении и зачахнуть во цвете лет недолго. Ела я автоматически, не чувствуя ни голода, ни вкуса пищи. С таким же отсутствующим видом поднималась в свои покои, раздевалась, принимала ванну, расчесывала влажные волосы...
  Из состояния полусна меня вывел грохот на первом этаже дома. Слышались звуки драки и грубая ругань демонов, женский вскрик, угрозы... один из голосов показался до боли знакомым, хоть и искаженный непривычной злобой. Это был Эш. И снова глупое сердце встрепенулось и забилось сильнее в надежде. Но разум твердил - вовсе не утешать меня он пришел.
  И действительно только я успела натянуть пеньюар, как дверь была выбита и в мои покои влетел злой Эш. Он заметно осунулся за последние дни, под золотыми глазами залегли темные тени. Но это вовсе не умаляло той угрозы, что волнами исходила от него и была направлена на меня так же, как и полный презрения и ненависти взгляд некогда самых любимый во всем мире глаз.
  Я грустно хмыкнула и отвернулась. Слез не было. Боли не было. Во мне не осталось ничего - все осушил сегодняшний день.
  Я хотела попросить Ритриэша уйти, но даже пискнуть не успела, как была прижата к стене мощным телом, а мое лицо запрокинуто вверх.
  - А ты, я смотрю, не сильно-то и раскаиваешься, - прищурившись, хмыкнул демон.
  - А мне не в чем раскаиваться, я не совершала ничего плохого, - шепотом ответила я бесцветным тоном и только глаза смотрели в беспощадное лицо любимого с затаившейся в глубине надеждой.
  Ритриэш противно рассмеялся и, сжав горло огромной рукой, немного отодвинулся, осматривая меня с ног до головы.
  - Все такая же красивая, хоть и гнилая внутри, - прошипел он, впиваясь взглядом в мое лицо и еще сильнее сжимая пальцы, уже практически перекрывая кислород, а второй рукой бесстыдно шаря по моему телу. - Ты мне душу отравила, мелкая мразь, - прошипел он, впиваясь в мои губы грубым поцелуем. - Я же хочу тебя даже такую - предательницу и лгунью, шлюху, - выплюнул он, разрывая одной рукой пеньюар и рубашку и ослабляя хватку на горле, чтобы перехватить мои руки и завести их за голову. - Может, мне удастся избавиться от твоего яда, тр*хнув пару раз? Ну, чего же ты вырываешься? Еще буквально несколько дней тому назад ты горела желанием раздвинуть передо мной ноги.
  - Пусти...
  - Да пошла ты, - отступая от меня и сверля полным презрения и похоти взглядом, прошипел Эш. - Не больно-то и хотелось марать руки об шлюху, предлагающую себя каждому пятому демону...
  Поток оскорблений был прерван ввалившимися в мои покои изрядно помятыми демонами.
  - Я сам, - отряхнул с себя руки моей охраны, прошипел Ритриэш, отворачиваясь от поднимающейся с пола меня, - Сам не понимаю, что забыл в доме этой мр-р-рази.
  - Когда-нибудь ты узнаешь правду, но только будет поздно, - грустно улыбнулась я дрожащими губами, также отворачиваясь от того, кто мог бы стать моим мужем и моим счастьем, самим смыслом моей жизни.
  - Не смеши меня, - противно рассмеялся демон, заставив меня вздрогнуть, и уже жестко добавил. - Я лично присутствовал на допросе и, поверь мне, в том, что каждое слово - чистая правда, удостоверился лично. Артефакты трайста никогда не лгут, в отличие от сладкоголосых эльфиек.
  Я снова вздрогнула, так как не помнила, чтобы Корлэйш говорил о присутствии Ритриэша на допросе или использовании судейский артефактов. Все еще хуже, чем я предполагала.
  Пораженная очередным крайне неприятным открытием, развернулась к Ритриэшу, но увидела только его напряженную широкую спину, да обеспокоенное лицо тетки, прокладывающей путь ко мне сквозь набившихся в мою комнату охранников.
  - Тетушка, что же мне делать? - обреченно спросила женщину, которая, наконец, сумела прорваться ко мне через стену демонов.
  Та как-то странно посмотрела на меня и, вытолкав за дверь все еще мявшихся на пороге демонов, прикрыла ее, подперев стулом, так как замок после подобного обращения просто был выломан. Потом подошла ко мне и, обняв, начала гладить по голове и покачивать из стороны в сторону. Но я не собиралась плакать - все слезы высохли еще днем.
  - Я не знаю, что задумал этот Верховный Судья, - отчего-то шепотом начала говорить тетушка Риоллин, выпуская меня из объятий и взяв за руки, усадила на край кровати, - но уже второй день главной новостью во всем королевстве является расторжение вашей с принцем помолвки и свадьба принца Ритриэша и наследницы Рокэндии. О краже артефакта Лэлока в свете последних событий говорят крайне мало и согласно самым последним слухам, виновные задержаны и наказаны, но расследование все еще продолжается. Я думаю, тут возможно два варианта развития событий. Первый вариант - ты соглашаешься на его предложение, и дело тихонько закрывается с настоящими показаниями Зайлиллы и Эритиолла. Думаю, наш правитель тоже вряд ли будет заинтересован в обнародовании того факта, что в краже столь опасного артефакта замешаны его подданные. Второй вариант - ты отказываешься, и дело закрывается громко и со скандалом, что менее предпочтительно, как для Жейраша, так и для Хизэ. Хотя в последнем случае, Верховному Судье явно придется идти против воли короля. Просто мне кажется, захоти от тебя избавиться сам Раэтм-старший, ты уже давно находилась бы в темнице как минимум. А так налицо вполне удачная попытка рассорить вас с принцем и обустроить необходимый Его Величеству, как воздух, брак с наследницей Рокэндии. Да и Ритриэш, что ни говори, вряд ли допустил бы, чтобы твое имя фигурировало в деле, так же как и "показания" этих двоих. Он заинтересован в тихом закрытии дела и наказании виновных. Во-первых, это плевок в его почти монаршую физиономию. Во-вторых, демоны... они очень... хм... своеобразны. Как мне объяснил Гэргстон, он с легкостью убил бы тебя за измену в приступе ревности, но никогда не позволит кому-либо причинить тебе вред из-за кражи артефакта. Даже такого, как артефакт Лэлока и даже с учетом того, что он верит в твое предательство. Но это мы с Гэргстоном так думаем, а как оно на самом деле ведают только Его Величество и Верховный Судья. Твоя же главная задача - тянуть время так долго, как это будет позволять Корлэйш. Твой отец не зря занимает высокий пост и уважаем среди эльфов - он обязательно найдет способ доказать невиновность своей дочери.
  
  После ухода тетушки я долго лежала на кровати, закутанная в плед и думала над тем, что ждет меня впереди. Приход Эша вывел меня из странной апатии и заставил всерьез задуматься над возможными вариантами своего спасения из мастерски сотканной паутины мистера Корлэйша. И как назло, вспоминая тот день, когда он обманом заманил меня к себе в дом, и в очередной раз прокручивая в голове наш с ним разговор и полученную от Эша дополнительную информацию, я не видела для себя никакой возможности выбраться из нее.
  Известие о свадьбе Ритриэша и Дэйдэ, как ни странно не убило меня. Хотя еще буквально пару дней тому назад, была уверена, что мое сердце просто остановится, если мы не будем вместе. Но вот он ушел, облив меня напоследок грязью, но я жива, только это самое сердце ноет и, кажется, леденеет. Странно, но я была даже рада этому - я оказалась не так уж нужна своему любимому, значит и мне не нужна такая любовь. А боли больше не хочу. Хватит!
  
  Глава 3
  
  Я сидела в кресле у окна и бездумно листала книгу "Свод законов королевства Хизэ". С тех пор как Верховный Судья перевернул мой мир с ног на голову, прошло три дня. Вчера громко и с шиком была сыграна свадьба Ритриэша и Дэйдэ, а сегодня они уже собираются отправиться в одно из загородных поместий, принадлежащих королевской семье. Эту новость я восприняла спокойно... почти. У меня были проблемы и посерьезней, чем слезы лить за слепым и слишком ревнивым демоном. Например, попытаться разобраться с очередной подставой, которую мне преподнес Корлэйш.
  Верховный Судья, как и обещал, пришел ко мне утром следующего дня и не просто так, а с десятком исписанных мелким почерком листов - контрактом, как соизволил пояснить мой личный злодей. Растеряно смотря на небольшую стопочку сшитых листов, я поняла, что это чудовище даже на секунду не сомневалось в том, что одержало победу. Действительно, разве был у него повод сомневаться в успехе такой грандиозной подставы?
  Перелистывая страницы этого "договора" поняла, что Корлэйш предусмотрел все до малейших деталей. Сквозь размытый смысл хитро закрученных фраз проступала одна единая истина - я становилась официальной рабыней Верховного Судьи на неопределенный срок. Да, да именно на неопределенный! При этом мои права были строго ограничены и заключались только вправе навещать своих родных, но только с одобрения и исключительно в сопровождении мистера Корлэйша. Во всем остальном вплоть до выбора гардероба я должна была "положиться" на своего... покровителя. И если список моих... моего права занял одну строчку, то список обязанностей растянулся на оставшиеся девять страниц. И каких только нюансов тут не было оговорено: начиная с того, что жить я должна у него в доме, и заканчивая тем, что не имела права использовать магию и/или средства для предотвращения беременности; не имела права пытаться причинять физический вред себе и/или провоцировать на причинение вреда мистера Корлэйша, либо посторонних демонов. Ну и, конечно же, я не имела права причинять вред самому Верховному Судье, как физический, так и любой другой. Выходить в общество я также имела право только в сопровождении своего тюремщика. При этом я должна вести себя сдержано и не привлекать лишнего внимания демонов мужского пола. Улыбки, кокетливые взгляды и прочее, адресованное не Корлэйшу, будут приравниваться к провоцированию на причинение вреда и ведут к наказанию, определять которое будет он сам. И такая оговорка прилагалась практически к каждому пункту - вот чуть что и сразу наказание! А на вопрос "какое" только стоит и нагло-предвкушающие скалится. Примерно такой же ответ я получила и на свое предложение внести в договор временные рамки. Светлая Создательница! Да даже у нас самый первый брак заключается максимум на пол столетия, а тут... "решение об освобождении Миллиоки Вайол от выполнения условий договора или внесении в договор поправок может приниматься исключительно Хэмданом Корлэйшом". Хотя какая мне разница, какие там у него сроки или наказания, если первое желание, которое появилось у меня после прочтения сего узаконивающего мое лично рабство документа - это просто умереть на месте. Чтобы не мучиться. А что тоже выход - нет меня и у родных нет проблем...
  Вновь вспомнив этот договор, брезгливо передернула плечами - это ж надо было, чтобы в жизни "повезло" перейти дорогу такому... настойчивому... тирану.
  - Мисс Вайол, - заставил меня вздрогнуть голос служанки. Опять я не услышала стука в дверь. В последние дни я стала чересчур рассеянной.
  - Да, Жайлилла, что-то случилось? - спросила у девушки.
  - К вам мистер Корлэйш. Я проводила его в малую гостиную, - последовал ответ
  - Хорошо, я спущусь через пару минут, - кивнула девушке, пытаясь скрыть за плотно сжатой челюстью, готовый вырваться наружу крик раненного зверя.
  Верховный Судья не считал нужным дать мне время свыкнуться со своим новым положением, ежедневно нанося мне визиты и давя, чтобы подписала тот злосчастный договор. И терпение его истончается не то, что с каждым днем, а с каждым последующим часом.
  В коридоре встретила тетушку Риоллин, которая уже, наверное, в сотый раз за последние дни попросила быть терпеливой, по возможности мягкой и тянуть время.
  - Мистер Корлэйш, если мне память не изменяет не далее, как позавчера вечером я просила Вас дать мне возможность придти в себя и... подумать, - едва за мной закрылись двери, сквозь зубы процедила я.
  Сидящий в кресле мужчина удивленно приподнял бровь:
  - Но разве я не дал тебе, малышка, весь вчерашний день и даже половину сегодняшнего, чтобы ты свыклась с мыслью, что отныне принадлежишь мне?
  - Я. Вам. Не. Принадлежу, - отдельно выговаривая каждое слово, прошипела невозмутимому мужчине.
  - Пока, - улыбнулся он. - Но я тебя вовсе не с подписанием договора поторапливать пришел. Ты уже неделю из дому не выходишь, поэтому я решил пригласить тебя на небольшую прогулку верхом.
  - Насколько я понимаю, права отказаться у меня нет? - немного успокоившись, спросила демона.
  - Я даю тебе десять минут, чтобы переодеться, - улыбнулся Верховный Судья. - Насчет твоей лошади я уже распорядился.
  - Какая предупредительность, - крепко стиснув кулаки, сквозь сжатые зубы процедила я и, резко развернувшись, выбежала из малой гостиной.
  - Что хотел этот вымогатель? - с деланным спокойствием поинтересовалась дожидавшаяся в моих покоях тетушка.
  - "Приглашает" на верховую прогулку, - не скрывая злости, выпалила я и, влетев в гардеробную, начала вытаскивать и бросать на пол вещи, ища свой верховой костюм и заодно выплескивая на ни в чем не повинную одежду свою ярость.
  - Милли, деточка, я понимаю насколько тебе сложно сейчас, но постарайся не злить Верховного Судью, - сочувственно взирая на разошедшуюся меня, попросила тетя. - Если все будет хорошо и мы угадали с маршрутом твоих родителей, в течение всего нескольких дней их уже нагонит человек Гэргстона, а там... телепорт и они будут здесь. Постарайся не наломать дров за это время. Этот Корлэйш не просто хочет тебя заполучить в свою постель, в его черном сердце живет какое-то чувство к тебе... Я знаю, что ты еще слишком не искушена в делах сердечных, да и не до этой науки тебе сейчас, но постарайся правильно разыграть сданные тебе Леди-судьбой карты.
  - Какие чувства, тетушка Риоллин? - замерев в охапку с костюмом для верховой езды, недоверчиво переспросила ее. - Он делает меня своей узаконенной рабыней. Тот договор, что он мне подсунул, подписывается кровью и закрепляется магией. Разве может мужчина, испытывающий хоть какие-то чувства к женщине, предлагать ей... подобное?
  - Ты полтора года жила среди демонов, но так и не понимаешь, что означает жить с демоном, - вздохнула тетя. - На самом деле не так уж сильно твой брачный контракт с Ритриэшем отличался бы от предложенного Корлэйшем договора. Я уверена в этом.
  Упоминание о бывшем любимом снова отозвалось тупой болью в сердце, а слова мудрой эльфийки вызвали в душе бурю негодования. Мой Эш ни за что не сделал бы меня своей собственностью. Он любил меня!
  - Вижу, о чем ты думаешь, милая, - немного грустно улыбнулась тетушка. - Но демоны такие и есть - ревнивые собственники, охраняющие своих дам сердце, как зеницу ока. Да и приступы жестокости им не чужды. Твои родители не зря просили тебя одуматься и отказаться от идеи сочетаться браком с Ритриэшем.
  Рвано выдохнула - какая уж теперь разница, какой был бы у нас брачный контракт. Эш уже женился, а мне бы от этого договора хоть как-то отделаться.
  Быстро одеваясь в облегающие темно-синие штанишки и такого же цвета легкую курточку для верховой езды, я думала, что мне делать, если родители не успеют или просто не смогут ни чем мне помочь. Ведь еще в самый первый раз, взяв в руки предложенный Корлэйшем договор, я поняла - моей подписи под ним не будет. Наблюдая за моими приготовлениями, тетушка укоризненно качала головой, но против выбора, как всегда не возражала. С самого детства я терпеть не могла ни этих ужасных дамских седел, ни амазонок и ездила верхом исключительно на мужской манер.
  - Он же слюной захлебнется, - констатировала тетушка, когда я достала из гардероба высокие сапожки.
  - Чудесно, нет Верховного Судьи, нет его договора и проблем тоже нет, - пропыхтела, натягивая правый сапог и застегивая молнию.
  - Боюсь, этот наряд...
  - Мистер Корлэйш прекрасно знает, какой наряд я предпочитаю для верховой езды, - становясь около зеркала и одергивая курточку, перебила тетушку. - И я пока не его личная кукла, чтобы он указывал мне, во что одеваться.
  - Будь осторожна, - выдохнула она, а я не выдержала и бросилась ей в объятия.
  - Спасибо тебе, тетушка, спасибо за то, что делаешь для меня в эти дни. Знаю, последнее время я не особо показывала свою благодарность, скорее, даже наоборот, но...
  - Я понимаю, все понимаю, - погладив меня по голове, улыбнулась Риоллин. - Иди уже, не стоит провоцировать Верховного Судью еще больше.
  Корлэйш при моем появлении вопреки словам тетушки и моим чаяниям слюной не подавился и от прогулки не отказался, только прикрыл на пару минут глаза и начал отчего-то глубоко дышать. А когда уточнила, собираемся мы сегодня кататься верхом или я могу быть свободна, вполне спокойно поднялся с кресла и направился со мной на выход, бормоча что-то про то, что нужно включить в договор запрет на верховые прогулки без сопровождения охраны. Тиран!
  У конюшни нас уже ждали его вороной жеребец и моя Дэлли - стройная белоснежная кобылка породы иллиор. Запустив пальцы в густую белоснежную гриву, что мягкими волнами падала на гибкую шею и ниже, я принялась шептать на ушко свой красавице, делясь с ней как тяжело мне было. Всю последнюю неделю я даже не появлялась в конюшне и сейчас извинялась перед животным за свое невнимание к нему. Потому что, кто бы что ни говорил, мы, эльфы, прекрасно знаем - они все понимают и им не чужда тоска или страдания. Преданное животное не понимало, чем провинилось, что хозяйка забыла о нем и даже не навещает в одиноком стойле.
  Уткнувшаяся в руку мордочка и лизнувший ладонь шершавый язык сказали о том, что меня услышали и простили. Голубой, как безоблачное небо в летний день, глаз нетерпеливо воззрился на меня, и Дэлли тихонько заржала, приглашая, наконец, запрыгнуть в седло и позволить ей размяться.
  Натянув перчатки и запрыгнув в седло, оглянулась на Корлэйша, наблюдавшего за мной с легкой улыбкой на губках, которая вмиг скрылась за привычной маской высокомерия, стоило мужчине понять, что на него смотрят.
  - Сначала мне нужно будет заскочить кое-куда, - поставил меня в известность Верховный Судья, трогая своего коня с места. - Тебе придется немного подождать меня около центральной площади.
  - А нельзя было это сделать до того, как вытаскивать меня из дому? - не выдержала я подобной наглости.
  - Извини, малышка, но направляясь к тебе, я еще не знал, что буду вынужден срочно нанести визит своему помощнику, - невозмутимо улыбнулся демон и, обогнав меня, направился в сторону центральной площади.
  Он не оглядывался на меня, даже не сомневаясь, что я последую за ним. Но у меня были несколько иные планы и, развернув Дэлли в прямо противоположную сторону, я вывела ее на специально выделенную для наездников часть дороги. Я ему не собачка, чтобы кругом следовать за ним и преданно ждать у двери! Сзади послышался цокот копыт, а следом за ним шипение разъяренной змеи:
  - Миллиока, не доводи до греха. Тебе сказано ты едешь со мной, значит, так тому и быть. Одну тебя я никуда не отпущу.
  Выхватив из моих рук поводья, Корлэйш снова направился в сторону центральной площади.
  - Хэмдан, - тяжело вздохнув, позвала я и увидела, как напряглись плечи мужчины.
  - Ты впервые назвала меня по имени, мне нравится, - удовлетворенно рыкнул Корлэйш, заставляя уже меня напрячься от странных интонаций в голосе и не менее странного выражения, что на долю секунды скользнуло по его лицу.
  - Я подожду тебя в парке, честно, - решив не заморачиваться всякими мелочами, продолжила я. - Просто мне что-то совсем не хочется ехать в центр...
  - Нет, малышка, не думай, что раз ты назвала меня по имени, то я сразу растаю и стану мягкотелым, - хмыкнул он. Не то, чтобы я на это рассчитывала. - Посидишь, чаю попьешь, пока я свои вопросы буду решать.
  Очень хотелось возмутиться такому наглому и безапелляционному обращению, но, вовремя вспомнив наставления тетушки, промолчала. Подъезжая к месту назначения, заметила, что сегодня непривычно многолюдно на центральной площади. Причины такого столпотворения выяснились довольно скоро: у городского дворца монаршей семьи, на самом верху лестницы стояли Ритриэш и Дэйдэ. С того места, где я находилась, немного сбоку от парадного входа, было прекрасно видно, как эта сладкая парочка махала руками своим подданным. В ушах отчего-то зашумело, и я уже не слышала слов, что начал произносить Эш, очаровывая всех, кто был на площади, своей соблазнительной улыбкой. Да и какое значение имели эти слова, когда мое, казалось бы уже оледеневшее, сердце отзывалось дикой болью на каждую нежную улыбку, подаренную не мне, на каждый, полный любви взгляд, направленный на ту, что стояла рядом с ним.
  Как будто издалека до меня донеслось грубое ругательство, и я почувствовала, как меня бережно снимают с лошади и на руках заносят в дом. Подальше от картин, причиняющих невыносимую боль.
  - Ну, все успокойся, - прижимая меня к своей широкой груди, шептал Корлэйш...
  Корлэйш?
  Я мигом пришла в себя и оттолкнула наглого демона. Как же я ненавидела его в это мгновение! Словно все самое плохое и черное вдруг поселилось в моей душе, выворачивая ее наизнанку от необходимости причинить боль тому, кто уничтожил меня, уничтожил мое счастье и веру в людей.
  - Не смейте прикасаться ко мне, - зло прошипела я, отходя от мужчины на несколько шагов и даже не обращая внимания на присутствие в небольшой гостиной слуги, ушедшего, как только Верховный Судья стрельнул в него недовольным взглядом.
  - Вам мало, того, что Вашими стараниями мое сердце растоптано?! - не обращая ни на что внимания, кричала я. - Вам мало, того, что я стану Вашей рабыней?! Неужели обязательно нужно полностью растоптать, сломать, уничтожить?! Да что такого я Вам сделала?! Что тебе от меня нужно?!
  Под конец я уже молотила демона по широкой груди кулачками. Покой, добытый с таким трудом и лелеемый такими усилиями, упорхнул от меня, и я опять оказалась там, откуда начала - на самом дне отчаяния и боли. Презрение и злые слова от Эша было вынести куда проще, чем его полные нежности и любви взгляды, обращенные на Дэйдэ.
  - Миллиока, малышка, - донесся до меня растерянный голос мужчины, даже не пытающего прекратить град сыплющихся на него ударов, - успокойся, ну же.
  И я успокоилась, но вовсе не от слов мужчины, а от внезапно пришедшей в голову мысли - а может, все это время Эш просто играл со мной?
  Отойдя от Верховного Судьи и даже забыв о его существовании, подошла к высоким окнам, выходящим на центральную площадь. Успела как раз вовремя, чтобы услышать взорвавшуюся ликующим гомоном толпу и увидеть Эша, целующего Дэйдэ. Она жила во дворце на протяжении последних нескольких месяцев и вопреки всем угрозам Эша выдворить ее из королевства, продолжала считаться почетной гостьей. Она всегда говорила мне, что она, не я стану той, кто разделит с принцем жизнь. А я, наивная, ей не верила... Да и утешился Эш слишком быстро...
  - Милли...
  Сзади подошел Корлэйш и плотно задернул гардины. Я не мешала ему - мою душу точил подлый червь сомнения. И пускай между нами уже ничего не изменить, было неприятно осознавать, что ты была не более чем мимолетной прихотью для того, кто стал центром твоей вселенной.
  - Милли...
  - Все в порядке, можете заниматься своими делами, - отмахнулась от Корлэйша, тяжело опускаясь в кресло и пряча сквозящую в глазах боль за пушистыми ресницами.
  - Я прикажу принести чай, - немного помявшись, кивнул демон и вышел из гостиной, а я даже глаза открыла от удивления - мне показалось или он сожалел, что приволок меня сюда?
  Отмахнулась от нелепой мысли - наверняка он знал, свидетельницей чего мне предстоит стать. Это вполне в его стиле.
  Спустя буквально несколько минут мне принесли мой любимый цветочный чай с медом. Откуда он взялся в доме помощника Корлэйша, я даже не задумывалась, изо всех сил стараясь вновь вернуть в свой небольшой мирок тишину и относительное спокойствие. И в этом деле цветочный сбор помогал как нельзя лучше. Так что к тому моменту, как в комнату вернулся Верховный Судья, на моем лице была невозмутимая маска спокойствия, а что творилось в душе... этого ему знать не обязательно. Она еще не скоро оправиться от нанесенных ран и пройдет немало времени, прежде чем мир снова заиграет для меня яркими красками.
  - Я рад, что ты пришла в себя, - пристально изучив мое лицо, улыбнулся демон. - Идем, я уже закончил и остаток дня могу посвятить тебе.
  - Не стоит утруждаться, поверьте, я уже вполне насладилась Вашей компанией, - ядовито заметила я.
  - Ты злишься на меня и это вполне понятно, - вздохнул мужчина и, в несколько шагов преодолев разделяющее нас расстояние, рывком поднял меня с кресла, заключая в капкан своих рук, - но пройдет время, и ты поймешь, что все произошедшее - во благо.
  - То есть Вы думаете, я когда-то поблагодарю Вас за то, что сделали из меня бесправную куклу? - вполне искренне изумилась я. - Вы действительно в это верите?
  - Только от тебя зависит быть бесправной куклой или полноправной госпожой в моем доме, - прикипев взглядом к моим губам, пробормотал Корлэйш, игнорируя мои попытки высвободиться из цепких рук.
  - Хватит, - оттолкнув изо всех сил мощное тело демона, я, наконец, смогла избавиться от столь нежеланной близости и, одернув, едва доходящую до середины бедра курточку, пошла на выход из гостиной. - Вы обещали мне прогулку верхом, и коль скоро я не могу позволить себе такой роскоши, как одиночество или приятная компания...
  - Малышка, тебе не говорили, что изредка полезно держать язычок за зубками? - почти промурлыкал мне на ухо Корлэйш у самой двери.
  Передернув плечами, я вышла из комнаты, пытаясь игнорировать близость Верховного Судьи и свое раздражение от этого.
  В парк мы не поехали, так как Корлэйшу вдруг захотелось покататься за городом, и я даже была благодарна ему за это предложение, так как мне безумно хотелось пустить свою Дэлли во весь опор и потерять в скорости все свои тревоги, позволить свистящему ветру развеять всю свою боль.
  Это я и сделала, стоило нам съехать с дороги и направить своих лошадей в сторону небольшого леса. Жеребец демона был хорош, но более мощное и тяжелое животное никогда не угонится за моей быстроногой стройной кобылой. Пригнувшись к шее своей девочки, я смотрела на пролетающие мимо деревья и чувствовала себя свободной, почти живой. Впервые за последнюю неделю. Я знала, что скоро эта эйфория закончится и мне придется снова вернуться в реальность. Тем драгоценнее были эти минуты обманчивого спокойствия.
  Доскакав до обрыва, за которым начиналось бескрайнее море, я спрыгнула с лошади и подбежала к самому краю, наслаждаясь, как ветер развивает мои растрепавшиеся волосы.
  - Тут красиво, правда? - прошептал надо мной ненавистный голос, ненавистные руки обняли меня за талию и притянули к телу Верховного Судьи королевства Жейраш.
  Вот и закончилась моя мнимая свобода.
  - Да, тут красиво, - высвободившись из объятий, тихо согласилась я, и уже было направилась к Дэлли, чтобы пуститься в обратный путь.
  - Подожди, - схватив меня за руку, остановил демон. - Я тебя не просто на прогулку пригласил. Хотел поговорить с тобой по нормальному...
  - А Вы так умеете? - удивленно приподняла бровь.
  - Миллиока, - предостерегающе прошипел Корлэйш и, приказав мне выбрать место для пикника, пошел обратно к своему жеребцу.
  - Скажи мне честно, видя насколько быстро и легко этот мальчишка отказался от тебя, ты все еще продолжаешь любить его? - доставая из маг-пака игристое вино и сыр, поинтересовался демон.
  - Уж не рассчитываете ли Вы, что я буду перед Вами выворачивать свою душу? - презрительно смерив взглядом Корлэйша, спросила я, про себя же отмечая, что любовь, к сожалению, не выключишь по заказу.
  - Нет, пока нет, - ответил он. - Ты пока еще слишком молода и наивна, чтобы правильно расставлять приоритеты при выборе спутника для себя. Но, тем не менее, просто не можешь не понимать, что рано или поздно нечто подобное произошло бы - слишком много желающих занять твое место и слишком много тех, кто мечтает занять его место. И, поверь мне, то, что это случилось сейчас, до того как он начал считать тебя по праву своей, только к лучшему... для тебя же.
  - Я вот не могу понять, мистер Корлэйш, к чему весь этот разговор? Если ждете от меня благодарности за то, что убили близких мне эльфов, вынудив их перед этим оболгать меня, то напрасно. Так же Вы не увидите ее и за то, что разлучили нас с Эшем.
  - Они сами подписали себе смертный приговор, я лишь правильно использовал попавшийся мне в руки материал, - невозмутимо пожал плечами демон. - А насчет наследника, то никто ему не виноват, что он доверчив, словно дитя...
  - Ох, да ладно, сами же хвастались, как ловко все Вам удалось обставить. Ведь после того, как меня оклеветали самые близкие мне эльфы, мне никто не поверит, - я встала, чувствуя, что этот бессмысленный и болезненный разговор мне начинает надоедать. - И потом, можно подумать, Вы поступили бы по-другому, если бы подобное говорили про вашу... невесту.
  К своему удивлению и возмущению сбоку донесся громкий и искренний смех Верховного Судьи.
  - Малышка, ты забываешь, с кем говоришь, - успокоившись, серьезно заметил мужчина. - У меня несколько иные методы проверки информации и я уже довольно давно успел научиться контролировать своего демона, чтобы не рубить сгоряча. Я предпочитаю получать информацию из первых уст, а не доверять всяким доносчикам, которые вдруг решают снизойти до откровений. Поэтому, да, я поступил бы по-другому. И, кстати, неужели твоя дражайшая тетушка тоже поверила всем наговорам? Ты ведь все ей рассказала, верно? - отчего-то насмешливо поинтересовался демон. - Так что, как видишь, всегда найдется кто-то, кто доверяет и верит только тебе.
  - Я хочу домой, - переминаясь с ноги на ногу, заявила я - мне не хотелось в удовольствие Корлэйшу лишний раз бередить кровоточащую рану.
  - Садись, - заставил меня вздрогнуть и опуститься обратно на плед приказной тон мужчины. - Держи, выпей и расслабься, - протянул он мне бокал красного игристого. - Сам не понимаю, зачем задал тебе этот вопрос.
  Залпом осушив бокал, я устремила свой взгляд за горизонт - туда, где виднелось синее спокойное море с белыми гребнями редких волн. Мне вовсе не хотелось разговаривать с Верховным Судьей и я не собиралась даже для виду поддерживать беседу. Зачем? Так что все его последующие попытки завязать разговор натыкались на стену безмолвия.
  - Миллиока, - окликнул меня Корлэйш после очередной неудавшейся попытки заговорить.
  Сфокусировав взгляд на лице демона, я вопросительно приподняла бровь.
  - Я не люблю, когда меня игнорируют, - прорычали мне.
  - А я не люблю, когда меня к чему-то принуждают, - пожала я плечами, с удивлением отметив, что язык немного начал заплетаться. - Но все когда-то случается впервые.
  Встав со своего места, Верховный Судья подошел ко мне и сел рядом, беря меня за подбородок и заставляя посмотреть в абсолютно черные глаза. Было немного жутко смотреть в эти бездонные обсидиановые омуты и понимать, что отныне этот человек держит твою судьбу в своих руках. Я никогда не понимала этого демона, а сейчас и вовсе было страшно представить, что он задумал. Решил потешить свое самолюбие и наказать малолетнюю девчонку, посмевшую на протяжении полугода отвергать его ухаживания? Или дело в чем-то другом, и я всего лишь инструмент давления на моего отца? Я не знала, что он задумал, но на фоне всех моих догадок, каждая из которых была страшнее предыдущей, идея тетушки, что Корлэйшем движут какие-то чувства, казалась откровенно смешной. Нет, на самом деле, зачем этому могущественному, умудренному жизнью, мужчине несмышленая девчонка?
  - Насмотрелся? - неприязненно спросила я, освобождаясь из крепкой хватки пальцев на своем подбородке и незаметно для себя переходя на "ты".
  - Нет, - последовал ответ и меня снова заставили взглянуть в абсолютно черные глаза, на этот раз удерживая мое лицо в плену горячих ладоней. - И не знаю, смогу ли когда-то.
  - Зачем я тебе? - выпитое вино частично притупило страх перед Корлэйшем и вопрос, не дающий мне покоя на протяжении всей последней недели, против моей воли сорвался с губ.
  - А ты как думаешь? - не давая мне возможности отстраниться и обводя черты моего лица пальцем, вернул вопрос Верховный Судья.
  - Задетое самолюбие? - выдала наиболее предпочтительный для себя вариант, так как он означал сравнительно быстрое избавление от мучителя.
  В этом случае можно хотя бы надеяться на то, что, наигравшись и вдоволь насладившись своей властью надо мной, он вернет мне свободу. Сейчас меня не особо волновала загубленная, по эльфийским законам, репутация. С этим я буду решать, что делать потом.
  - Ты думаешь, я так надрывался только из-за задетого самолюбия? - удивленно вскинул бровь Корлэйш. - Я мог тысячу раз украсть тебя и, взяв в одном из своих загородных поместий, вернуть обратно. Все равно ни ты, ни твой отец, ни даже твой женишок ничего не смогли бы мне сделать. Более того, я уверен, у тебя не хватило бы смелости признаться в этом никому. Ведь так стыдно и предосудительно по меркам вашего общества впервые лечь в постель не со своим законным супругом.
  Я покраснела - его слова были не только грубы, но и полностью правдивы. Я бы никогда не призналась в этом.
  - Спор с кем-то? - продолжила я озвучивать версии происходящего. - Собираешься как-то использовать меня в своих целях? Нужно что-то выторговать у Хизэ, и ты хочешь заручиться поддержкой моего отца?
  Раздавшийся громкий смех, заставил меня замолчать и с еще большей неприязнью уставиться на веселящего демона.
  - И это все, что пришло в твою милую наивную головку? - вытирая выступившие на глазах слезы, с любопытством спросил Корлэйш.
  - Я не вижу ничего смешного в том, что происходит благодаря тебе в моей жизни, - вскакивая с пледа, прошипела я. - Мне тошно смотреть на тебя, мутит от каждого твоего прикосновения, а всякий раз после твоего визита мне хочется залезть в ванную и спустить с себя шкуру, настолько грязной я себя чувствую! Я боюсь завтрашнего дня и стала ненавидеть восход солнца, потому что он означает новую встречу с тобой. Ты мне жизнь отравил! Тебе смешно? А мне хочется взвыть от боли и унижения! Ты выдрал все хорошее, чтобы было в моем сердце и душе, и безжалостно растоптал, а теперь веселишься! Ты играешь со мной и получаешь от этого удовольствие! Нравится ломать и причинять боль? Да ты просто больной псих, моральный урод, возомнивший себя Создателем, - с каждым словом все больше расходилась я, сама удивляясь тем словам, что вырывались из моих уст. - Я хотела бы...
  Договорить я не смогла, потому что внезапно оказалась крепко прижатой к мощной груди Верховного Судьи. И возмутиться его своеволию мне тоже не дали, сжав мои волосы в кулак и болезненно потянув за них, заставляя запрокинуть голову и взглянуть в ненавистное лицо явно выведенного из себя демона.
  - Может, я и забрал твою любовь, но готов взамен ее подарить другую, - прорычал он мне в лицо, болезненно стискивая меня в своих руках, не позволяя даже пошевелиться, - более надежную и постоянную. Ты спрашивала, зачем ты мне, но готова ли услышать ответ? Может, ты предпочтешь и дальше тешить себя надеждами, что я когда-нибудь освобожу тебя? Но это не так: ты моя и вовсе не для того я из шкуры вон лез, чтобы отпустить тебя через пару-тройку десятилетий!
  Его признание оглушило и выбило почву из-под ног, заставило сердце остановиться от охватившего все мое существо ужаса. Нет, только не так, не без надежды на спасение, на то, что мой кошмар когда-нибудь закончится и я смогу быть свободной. Его слова добили меня, полностью уничтожив что-то важное внутри. Прожить всю жизнь, привязанной к этому ужасному человеку тем договором? Нет, это слишком жестоко...
  Мой взгляд метался по лицу мужчины, но не находил ничего, кроме твердой решимости и мелькающего на дне черного взгляда торжествующего огонька. И я поняла, что не так уж и не права была тетушка и мне не будет от него покоя никогда и нигде. Я уже в его власти и нет той силы, что была бы способна вырвать меня из капкана его интриг.
  Хотелось кричать, хотелось убежать - неважно куда, лишь бы подальше от этого мужчины и его слов, что все еще звучали в моих ушах. Словно дикая кошка я начала царапаться и выдираться из сильных рук, а почувствовав свободу, рванула от демона изо всех ног. Куда? Не знаю... да и не важно, ведь мне никогда не сбежать, нигде не скрыться.
  Мои ноги принесли меня к самому краю обрыва. Остановившись, я оглянулась - мой личный кошмар был уже совсем рядом, а там внизу меня манила свобода. Один прыжок и страшный сон закончится. Сейчас я была загнанным в угол диким животным, но вовсе не объятия вечности меня ждали в лапах надвигающегося хищника, а нечто похуже - вечность в рабстве. Не знаю, чем я думала и думала ли вообще в тот момент. Я просто раскинула руки и прыгнула со скалы прямо в синеву моря, чувствуя эйфорию от полета и ликование, что мне не быть рабыней Корлэйша, что он проиграл.
  
  Глава 4
  
  Странно, но я всегда думала, что по другую сторону нет никаких чувств. Что там нас ждет лишь покой и умиротворение. Так почему же сейчас меня буквально скручивает от боли? А еще мне холодно... и мокро... и неудобно...
  Окончательно очнувшись, я поняла, что нахожусь в каком-то подземелье. Мои руки были скованы и удерживались цепью над головой таким образом, чтобы ноги едва доставали до пола. Пошевелившись, застонала от адской боли в плече.
  - Пришла в себя? - заставил замереть от страха искаженный и сочащийся яростью незнакомый мужской голос.
  Послышались шаги и перед глазами выросла мощная фигура демон акэроз в своей боевой трансформации. Это самая сильная и жестокая раса, когда-либо существовавшая на землях мира Залагард. Около двух с половиной метров литых мускулов, обтянутых непробиваемой ни мечом, ни магией глянцевой эбенового цвета кожей, вселяли страх в сердца многих храбрых воинов. Что уж говорить обо мне - я даже боялась поднять глаза выше груди этого монстра, а когда подняла - пожалела. Еще ни разу в своей жизни мне не было так страшно - лицо демона было заостренное с резко выступающими скулами. Но стоило мне взглянуть еще чуть выше, как страх сменился животным ужасом - в полностью алых глазах этого чудовища пылала ярость. Дикая. Безудержная.
  Лишь спустя несколько мучительно долгих секунд, до моего затуманенного сознания дошло, что передо мной стоит Корлэйш, полностью потерявший контроль над своей демонской сущностью.
  - Хор-р-рошо, что очнулась, - прорычал демон своим скаженным голосом, снова исчезая моей спиной.
  Я напряглась, а потом и вовсе забилась в оковах, услышав характерный свист и, послышавшийся за ним щелчок. Светлая Создательница, только не это! Он хочет наказать меня, как наказал бы подобную ему демоницу за тяжелый проступок. Снедаемая ужасом и пониманием того, что сейчас может произойти, я пыталась дозваться до Корлэйша, достучаться до его сознания, запертого в теле этого чудовища, которое и разговаривать-то толком не могло, живя преимущественно животным инстинктами. Но все было тщетно, а с первым ударом, вспоровшим мою одежду и кожу, я уже не могла, ни говорить, ни думать - только кусать губы и кричать от дикой боли.
  После каждого удара он давал мне несколько минут, чтобы я пришла в себя и в полной мере могла ощутить следующий. Я чувствовала, как по спине и животу, который задевал кончик хлыста, текла кровь, чувствовала, как кнут снова и снова жестоко разрывает нежную кожу, раскрашивая мой мир во все тона боли.
  Не знаю, сколько ударов я смогла выдержать - но, уже соскальзывая во тьму беспамятства, в сознание проникла мысль, что демоны тяжело отходчивы в своих приступах ярости и, возможно, я успею спокойно умереть. Это было бы замечательно...
  Но этот демон даже в своей животной форме отказывался отпускать меня, снова выдирая в мир живых, опять заставляя кричать от ужасной боли, которая выжигала мои внутренности.
  Я лежала на полу, а демон, склонившись надо мной, держал запястье правой руки. Именно от места соприкосновения и шла эта ужасная, испепеляющая боль.
  - Это научит тебя ценить жизнь, - искореженным голосом проскрипел демон, отшвыривая мою руку и вылетая из камеры, громя все на своем пути.
  Он был в ярости и, учитывая это, очень удивительно, что я все еще могу дышать, хоть каждый вздох и отдается нестерпимой болью в спине. Сейчас я ненавидела Корлэйша еще сильнее - он спас меня, а теперь его демон чуть не убил меня. Но в чем-то он все же был прав - я научусь ценить жизнь и научусь мстить.
  Я впала в беспамятство.
  Не знаю, сколько времени я пролежала - час или целый день, но в какой-то миг, вынырнув из спасительной темноты, я увидела Бесорэ, склонившуюся над моим безвольным телом и злорадно ухмыляющуюся. Я поморщилась - красивые черты демоницы исказились, превращая лицо в злобную уродливую маску. Она что-то говорила, то заливаясь противным смехом, то чуть ли не плача. Кажется, она обвиняла меня в том, что я что-то украла у нее. Но, я никогда не брала ничего чужого без спросу и уж тем более не присваивала. Так о чем же она говорит? Я не понимала ее и не хотела больше ничего слышать - сочащийся ядом, ставший вдруг писклявым голос раздражал и мешал снова провалиться в спасительную темноту. Ее речь превратилась для меня в одно бессвязное жужжание, из которого мое сознание временами выдергивало слова или предложения. Она обещала отомстить, говорила, что там, куда она меня отправит, из меня быстро сделают покорную рабыню. Злорадствовала, что меня никто не найдет и даже ее папаша, который готов есть из моих рук, уже ничего не сможет сделать, да и не буду я ему нужна после того, как побываю в изгнании. Продолжая что-то говорить она дергала меня за волосы и что-то застегивала на шее, приправляя свои действия очередной порцией злорадства. Она думает, я слушаю ее? Странная...
  Наконец, ласковая тьма смилостивилась надо мной и раскрыла свои объятия, избавляя от нестерпимой боли и ядовитого скрипучего голоса. Перед тем как окончательно уплыть в беспамятство, я видела яркую вспышку света... а может, мне просто показалось...
  
  - Ох, бедняжка. Увидела бы того изверга, что сделала такое с этим ангельским созданием, сама бы горло перегрызла, - вывел меня из беспамятства абсолютно незнакомый женский голос. Одновременно моей исполосованной спины коснулось что-то прохладное, и я почувствовала приятный аромат трав.
  Я хотела открыть глаза и поблагодарить незнакомку за заботу, но веки были словно налиты свинцом и совсем не хотели слушаться своей хозяйки.
  - Кто она? - заставил меня внутренне напрячься незнакомый мужской голос.
  - Коли б я знала. Она тут уж четвертый день лежит, все никак в сознание придти не может. Совсем истаяла, деточка, - сокрушенно выдохнула женщина. - Ее сынишка Вистола нашел, когда гуляли в лесу. Вот и принесли сюда...
  
  Очнувшись во второй раз, я поняла, что, как и прежде, лежу на животе. Вот только приятная прохлада исчезла со спины и сейчас поврежденной кожи касалась легкая ткань. В комнате было тихо, и я предприняла еще одну попытку открыть глаза. Мне было интересно, где я. То, что не у себя дома - это точно, в противном случае, от меня не отходила бы тетушка Риоллин и всяких незнакомцев в мою комнату не пускали бы. Да и сама женщина сказала, что меня нашли в лесу. Значит, Бесорэ выполнила свою угрозу и меня куда-то забрали с того подземелья. Но куда?
  А еще мне было непонятно, почему не действует моя регенерация. Если прошло целых четыре дня, то даже от самой страшной раны не должно было остаться и следа, а я чувствую себя так, словно меня только несколько часов тому назад сняли с той цепи.
  Приложив некоторые усилия, сумела открыть глаза, и тут же мой взгляд наткнулся на молодого парня, спящего на соседней кровати. Странно, а что он тут делает? Оторвать голову от подушки и уж тем более встать, чтобы осмотреться сил у меня не было. Поэтому я принялась изучать то, что мне было доступно, а именно - незнакомца. Словно почувствовав мой взгляд, глаза мужчины распахнулись и он повернул голову, захватив меня в плен своих серых глаз. Он был красив, но, умудренная опытом, я не обращала внимания на мужественную красоту лица, а внимательно всматривалась в глаза, пытаясь по ним понять, чего мне ждать от него. Кто он? И что делает в одной со мной комнате?
  - Значит, все-таки синие, - нежно и как-то по-мальчишески улыбнулся он. - Кто ты, малышка? И за что с тобой обошлись так жестоко?
  Я нахмурилась и спрятала вспыхнувшую в глазах боль за пушистыми ресницами. Действительно, за что? Как странно, но перед глазами почему-то сразу всплыл образ Эша. Он счастливо улыбался, а в его глазах сияли нежность любовь. За что? Наверное, за то, что любила и была счастлива...
  - Эй, малышка, - окликнул меня незнакомец. - Не переживай, больше тебя никто не обидит.
  И столько уверенности прозвучало в его голосе, что другая я непременно поверила бы этому красивому и совсем незнакомому парню, чьи серые глаза лучились теплом и сочувствием. Но той доверчивой, привыкшей видеть в людях только хорошее эльфийки больше нет, а новая я просто скривила губы в горькой усмешке и нашла в себе силы отрицательно мотнуть головой. Благодаря Корлэйшу я усвоила один жизненно важный урок - даже среди самых близких людей порой встречаются предатели, а этого парня я первый раз в жизни вижу. И уже не верю в бескорыстные порывы людей.
  - Каоли Виолла, - заставил меня снова открыть глаза окрик незнакомца, - ваша пациентка очнулась.
  - Ты пришлась по душе Виолле, - доверительно сообщили мне. - Она от тебя почти не отходила все те дни, что ты была без сознания.
  Я ничего не ответила, просто закрыла глаза, но в своем сердце уже была благодарна незнакомке.
  Буквально через две минуты я услышала, как дверь в комнату открылась, а еще через мгновение около моей кровати присела женщина. Стараясь не показаться невежливой, я украдкой рассматривала ту, которая ухаживала за мной на протяжении последних дней. Женщина была высокой и... довольно необычной. В ее темных волосах запутались белые пряди, а в уголках лучащихся сердечной добротой голубых глаз пролегли какие-то странные борозды на коже. Было видно, что женщина некогда являлась красавицей, но что-то произошло, и ее кожа словно увяла, даже цвет глаз казался несколько тусклым.
  - Ну, наконец-то ты очнулась, деточка, - тепло улыбнулась женщина и приложила ладонь ко лбу. - И жара уже нет. Ты, поди, пить хочешь? - вдруг спохватилась она, и через секунду на небольшой тумбочке около кровати появился кувшин с водой.
  - Давайте я Вам помогу поднять ее, каоли Виолла, - послышался из-за спины женщины голос незнакомца.
  - Лежи, Шергран, - отмахнулась женщина, наливая в стакан воду и доставая трубочку, - и не смей лишний раз тревожить ногу. Ее и так тебе еле собрали, - пожурила она молодого мужчину, присаживаясь рядом со мной и подставляя к губам трубочку. - Тем более девочке пока лучше лишний раз спину не тревожить.
  - Сделай несколько глотков, но осторожно, - обратилась Виолла уже ко мне.
  Сделав несколько глотков, я поблагодарила женщину. Правда, из моего горла вырвался только какой-то невнятный хрип.
  - Спасибо... каоли Виолла, - не совсем уверенно сказала я, откашлявшись. - Меня зовут Миллиока Вайол. Не передать словами, как я признательна Вам за спасение и заботу. Не знаю, чем могу отблагодарить Вас, но если...
  - Значит, слушай сюда, Миллиока, - строго перебила меня женщина. - Во-первых, за спасение будешь благодарить не меня, а Вистола Ольгреста и его сынишку - это они нашли тебя. Да еще и каждый день приходят, проведывают, - огорошила меня Виолла. - Я же всего лишь выходила. Да и пришлась ты мне по душе, ангелочек. Так что брось говорить ерунду и быстрее набирайся сил. Тебе еще сегодня швы снимать предстоит.
  Женщина встала и ушла, а я сама не заметила, как снова заснула.
  Второй раз я проснулась ближе к вечеру, чувствуя себя уже на порядок лучше и бодрее. Парень, которого женщина называла Шерграном, сидел на своей кровати и читал какую-то книгу, но стоило ему заметить, что я уже не сплю, как перенес все свое внимание на мою скромную персону. Он оказался ценным собеседником.
  Очень скоро я узнала, что меня занесло в какие-то невиданные дали, где даже не ведают о таких государствах, как Хизэ и Жейраш. А когда я сказала, что отношусь к эльфиской расе, меня спросили, кто это такие. Это заставило меня всерьез задуматься над тем, куда закинула меня Бесорэ и как вернуться домой. Да и надо ли мне туда? Там меня ждет Корлэйш со своим жестоким демоном и не менее жестоким договором. Конечно, жалко родителей и тетушку Риоллин - они будут переживать, но без меня им будет безопасней.
  На вопрос, где же я нахожусь, мне ответили, что это земли правителя Зерграна Дострана, входящие в состав Империи Лакхар.
  В душу закралось леденящее чувство тревоги - неужели Бесорэ осмелилась выкрасть межмирный мобильный телепорт?
  В древние времена, когда наши предки только открыли мир Коргдар, они задались целью покорить его и создать там свои колонии. Их прельщало богатство нового мира и возможности, которые оно им открывало. Создав стационарные и мобильные межмирные порталы, наши предки кинули все свои силы на завоевание Коргдара. Однако они наткнулись на яростное сопротивление диких, по их понятиям, жителей новых земель. Абсолютно не восприимчивые к магии, они в рукопашном бою могли дать фору самым свирепым воинам Залагарда. В конце концов, предки оставили попытки завоевать Коргдар силой. Потом какое-то время этот мир использовали в качестве исправительной колонии для преступников и предателей, а потом и вовсе буквально забыли о его существовании, уничтожив все мобильные порталы. Так неужели Бесорэ отправила меня в Коргдар?
  К сожалению, узнать, верны ли мои предположения, не успела - в комнату вернулась Виолла. Вместе с ней в небольшую комнатушку ворвались запахи трав, спирта и чего-то, что заставило все внутри меня замереть и напрячься. Тогда я еще не знала, что так пахнет чужая боль и... смерть.
  - Как дела, каоли Виолла? - спросил уставшую женщину Шергран.
  - Твой товарищ все еще слаб, но уже миновал опасную черту. Он останется с нами, - слабо улыбнувшись, ответила та. - Так же как и все остальные, кто прибыл с тобой.
  - Слава Богам, - расслабился парень, и на мгновение его лицо озарила радостная улыбка, которая в следующую минуту вновь сменилась крайне озабоченностью. - А как насчет тех, кого привезли вчера утром?
  - Плохо, Шергран, - тяжело вздохнула Виолла. - Не думаю, что до следующего восхода солнца доживут все.
  - А что с ними случилось? - движимая беспокойством и любопытством подала я голос.
  - Деточка, а ты ведь и не здешняя? - посмотрела на меня Виолла и, дождавшись утвердительного ответа, кивнула. - То-то я смотрю внешность у тебя необычная. И как же тебя угораздило попасть на самую окраину Дантайра, да еще и в столь неспокойные времена?
  - Я... я, - в поисках хоть сколько-нибудь подходящего ответа, я отвела взгляд и закусила губу. Не говорить же, в самом деле, что из другого мира? Мира, который в давние времена принес на эти земли смерть?
  - Я не помню, - наконец, нашлась с более-менее правдоподобным ответом.
  - А откуда родом помнишь? - обеспокоено глядя на меня, спросила женщина. - Дома, может, ждет кто?
  Я немного стушевалась, в очередной раз не зная, что ответить.
  - Не стоит нападать на бедную малышку с вопросами, дайте ей придти в себя, каоли Виолла, - спас меня от необходимости врать Шергран.
  - И то правда, - выдохнула Виолла и направилась в сторону небольшой ширмочки, а я послала парню благодарный взгляд.
  Переставив ширму таким образом, чтобы мы с Шерграном не могли видеть друг друга, она присела около меня на кровати и протянула небольшую чашечку с отваром каких-то трав.
  - Выпей, это обезболивающий отвар, - объяснила она на мой вопросительный взгляд. - Снимать такое количество швов - не самое приятное занятие.
  Я нахмурилась, не понимая, причем какие-то швы к обезболивающему отвару, но безропотно осушила емкость - накатывающаяся волнами слабость не располагала к любопытству.
  Однако когда Виолла аккуратно раскрыла мою спину и взяла в руки странное приспособление, лежащее на металлическом подносе, поняла, что эти самые швы будут снимать с меня.
  Под конец процедуры я тихонько подвывала от тупой боли - кое-где нити вросли в кожу, и их удаление сопровождалось довольно неприятными ощущениями, которые нарастали от стежка к стежку. Стараясь лежать неподвижно, чтобы не мешать Виолле, я "незлым тихим словом" вспоминала Верховного Судью королевства Жейраш - Хэмдана Корлэйша. Если кто и виноват в отсутствии у меня регенерации, то только он. Вспомнила, как он в самом конце "наказания" держал мою руку. Сейчас на том месте, где некогда смыкались его когтистые пальцы, запястье опоясывала черная вязь. И хотя я не понимала ее значения, но точно чувствовала - именно она не дает моему организму излечить себя быстро.
  И только когда Виолла закончила с моей спиной и приложила к исстрадавшейся коже пропитанную все той же настойкой трав ткань, я смогла расслабиться и даже поблагодарить добрую женщину за заботу.
  - Отдыхай, деточка, - ласково улыбнулась та и, уже направляясь к выходу обернулась, - и не переживай - шрамы будут едва заметны и ни в коем случае не испортят твоей красоты.
  "Она думает, что меня беспокоит изуродованная спина?", - с удивлением подумала я, глядя в след Виолле. На самом деле я и не задумывалась над этим - если бы меня не лишили возможности к регенерации, от ран уже не осталось бы и следа. Но даже понимание того, что моя спина может остаться изуродованной навсегда не беспокоило меня так, как перспектива увидеть того, кто стал причиной моих увечий. В это самое мгновение я впервые серьезно задумалась над тем, чтобы навсегда остаться в Коргдаре. Безусловно, будет тяжело выжить среди абсолютно незнакомых людей, но даже маленькая вероятность того, что этот мир примет меня, стоила любого риска. Остаться к Коргдаре для меня означает избавиться от преследований Корлэйша, возвращение - оказаться в вечном рабстве у жестокого демона. Он могущественен и для него не составит труда отыскать меня даже на краю Залагарда.
  Сейчас я старалась не думать о родных, так как даже мимолетная мысль о том, что я больше никогда не увижу их и не возьму на руки еще не родившегося братика, отзывалась острой болью в груди. Воспоминания о близких моему сердцу людях заставляли испытывать непрошеное чувство надежды на возвращение. Но ведь это означает подвергнуть их опасности! А стать причиной неприятностей для семьи - последнее, чего мне хотелось.
  Быть может, странная месть Бесорэ обернется для меня и моей семьи настоящим спасением?
  - Не переживай, я никому не скажу, - ворвался в мои мысли голос Шерграна.
  Я взглянула на него, не понимая, о чем таком он может рассказать, что это должно заставить меня переживать. Видя мое замешательство, парень пояснил:
  - Я никому не расскажу, что ты из мира алчных существ. Ты другая, я чувствую это. И даже ошейник доступной не изменяет того, что твоя душа чиста. Но в отличие от меня и каоли Виоллы, которая готова была вчера мне шею перегрызть за неосторожное высказывание в твой адрес, для других это украшение послужит сигналом к действию, - парень замолчал, ожидая от меня каких-то объяснений. Я же широко распахнутыми глазами смотрела на него и пыталась осмыслить сказанное. Видя, что это у меня не особо получается, он потрясенно выдохнул. - Боги, каоли сказала правду - ты невинна! Но кому же ты так насолила, что с тобой поступили столь жестоко?
  - Это что-то означает? - спросила я, когда поняла, что Шергран полностью ушел в свои мысли и сам объяснять мне ничего не собирается.
  - Означает, - недовольно бросил он и еще сильнее нахмурил брови, от чего на лбу пролегла складка.
  - И что же? - снова пришлось возвращать парня в реальность, потому что он явно не хотел говорить мне, какой тайный смысл кроется в этом ошейнике, а я уже и не знала, что думать. Те предположения, что приходили в мою голову, заставляли кровь холодеть в жилах и сердце учащенно биться в страхе.
  - Слушай, давай ты пока просто будешь носить платья с высоким воротом и скрывать его наличие? - наконец, обратил на меня внимание Шергран. - Я тебе не могу помочь снять его - даже отсюда ощущается, источаемый им магический фон. Видимо, он на тебе совсем недавно и магия существа, одевшего его на тебя, все еще ощущается и довольно сильно. А я только два года тому назад на крыло стал, и магия во мне пока еще не проснулась полностью. Но мой старший брат обладает сильным магическим даром и, надеюсь, он не откажет тебе в помощи, когда мы прибудем в Лакрон. Мне действительно хочется помочь тебе...
  - Но Вы так и не сказали мне, чем мне грозит наличие этого ошейника, - не унималась я.
  Парень недовольно поморщился то ли от моей настырности, то ли от непонравившегося ему обращения "Вы" и снова задумался.
  - Это означает, что любой мужчина может удовлетворить свою похоть с тобой и ему за это ничего не будет, - когда я уже не ожидала ответа, на одном дыхании выпалил Шергран.
  - Но...
  Я предполагала это как один из вариантов. Но предполагать одно, а знать наверняка - совсем другое. Я почувствовала, как на меня начала накатывать тошнота, а перед глазами вдруг потемнело. Чем же я провинилась перед Бесорэ, что она со мной так поступила? И откуда она знает обычаи этого чужого мира?
  - Подобным образом отмечают неверных или просто неугодных жен на землях красных драконов, - после продолжительно паузы вновь заговорил молодой мужчина. - Но в отличие от твоего, замки их ошейников не закрыты магическим заклятием, а наказание присуждается на строго определенный срок. К сожалению, после этого у несчастных нет и малейшего шанса на нормальную жизнь. Да и не все доживают до истечения срока "наказания". И хоть у нас подобные варварские методы не в почете, я уверен, найдутся те, кто наплюет на приличия и наличие ошейника послужит для них достаточным оправданием.
  Я застыла в ужасе, слушая жестокие слова мужчины, а когда он закончил говорить, потянулась к ошейнику, лихорадочно дергая за обтянутый мягкой кожей ошейник. Слабость отступила под напором охватившей меня паники, и даже боль от глубоких царапин, что оставляли мои ногти, не могла отрезвить разум. Подумать только, а я, наивная, надеялась на какой-то шанс, новую жизнь...
  - Да успокойся же ты! - прошипел рядом Шергран, и я осознала себя полусидящей на кровати с крепко удерживаемыми руками. А еще я, наконец, почувствовала боль от многочисленных царапин на шее. - Я же сказал - снимем мы его с тебя. Чего с ума сходишь?
  И вправду, чего? Подумаешь, что всего за какую-то неделю моя жизнь перевернулась с ног на голову! Ну и что, что меня подставили друзья и чуть не сделали рабыней! А уж порка, заклинание на замедленную регенерацию и то, что я оказалась в мире диких существ в статусе девки для потех вообще не стоит внимания! Действительно, разве есть от чего сходить с ума?
  - Миллиока, посмотри на меня! - приказ, отданный строгим голосом, заставил меня поднять глаза на находящееся в непозволительной близости от меня лицо парня. - Не бойся, я возьму тебя под свою защиту и никто не посмеет причинить тебе вреда. Я сын императора Лакхара и брат правителя Дантайра. На этой земле еще не родился тот, кто осмелился бы бросить вызов нашей семье. Но если твоя красота, все же лишит кого-то рассудка, тебя защитит сила моего рода, - Шергран снял со своего пальца массивное платиновое кольцо с небольшим черным камнем и быстро одел его на средний палец моей правой руки. Едва оно оказалось на мне, как металл нагрелся, едва не опаляя кожу, и кольцо сжалось, принимая подходящий мне размер.
  Я подозрительно уставилась на кольцо, а потом и на самого парня, который так и застыл, держа мою руку, и пожирая глазами грудь. Только сейчас до меня дошло, что под легким покрывалом я лежала полностью обнаженная. Из моего горла вырвался очень странный, похожий на писк звук, и, оттолкнув руки Шерграна, я нырнула обратно под свое довольно сомнительное укрытие. Тяжело сглотнув, он перевел на меня напряженный взгляд и я заметила, как его зрачок вытягивается. Собрав в кучу все свои силы, резко отстранилась от него и, почувствовав сильное головокружение, повалилась на спину, вскрикнув от прострелившей спину боли. В ту же секунду меня подхватили сильные руки и вновь уложили на живот, бережно прикрыв покрывалом.
  - Не бойся меня, Миллиока, - послышался над ухом тихий, чуть хрипловатый голос Шерграна и я почувствовала легкое прикосновение к своим волосам. - Я никогда не обижу тебя и никому не позволю.
  Но я не верила его словам, так же как и ему самому.
  
  Утром я проснулась от мерного шума, что мешал мне наслаждаться спокойствием и настойчиво врывался в сон. Нехотя разлепив веки, я наткнулась на внимательный взгляд пары темно-карих почти черных глаз, принадлежащих мальчугану лет пяти, что сейчас сидел на корточках у моей кровати.
  - Па, она проснулась, фея проснулась, - подскочил с места малыш и скрылся с моего поля обозрения.
  Немного развернув голову и потрясенно глядя на полного восторга ребенка, я потуже закуталась в покрывало и, стараясь не сильно морщиться от тянущей боли, присела на кровати.
  Оглянулась как раз вовремя, чтобы заметить, как Шергран и незнакомый мне мужчина, как две капли воды похожий на снова пожирающего меня восхищенным взглядом малыша, сверлят друг друга хмурыми взглядами. Отвлеченно отметила несколько грубые, но по-мужски красивые черты лица незнакомца и внушительную фигуру. Услышав слова ребенка, он обернулся и, заметив мое внимание, тепло улыбнулся:
  - Мой сын уверен, что Вы сказочная фея, которую поймали злые орки. Меня зовут Вистол, а этот молодой человек - мой сын Леристан.
  - Миллиока, - кивнула я мужчине и, вспомнив вчерашние слова Виоллы, ласково посмотрела на ребенка, который явно ожидал моего внимания. - Так это ты мой спаситель?
  - Ну, разве что чуть-чуть, - смутился мальчик и даже взгляд отвел на несколько секунд, а когда снова посмотрел на меня, в шоколадных глазах загорелся самый настоящий энтузиазм и даже азарт. - А спас Вас мой папа. Он даже диких ликанов, прибежавших на запах крови, убил. Он очень сильный волк!
  На последних словах, малыш даже грудь выпятил от гордости за отца, чем вызвал невольную улыбку на губах даже у предельно хмурого и отчего-то недовольного Шерграна. А я поняла, что стоящий передо мной мужчина тоже оборотень.
  - Ри, - одернул мальчика мой спаситель.
  - Спасибо, - тепло поблагодарила я его.
  Пусть еще не так давно мне хотела умереть и вырваться из кошмара, в который превратилась моя жизнь, но сейчас была рада, что мое малодушие обошлось не такой уж и большой ценой. Моя мать - целительница и с малых лет учила меня, что ни для одного существа не может быть ничего ценнее, чем жизнь, дарованная ему Светлой Создательницей и Создателем. И пускай коварная Леди-судьба не приготовила для меня ничего хорошего в будущем, я верила, что испытания не выпадают на долю человека просто так. Никогда ничего не происходит просто так...
  - Не переживай, мы обязательно придумаем, как избавить тебя от этого, - раздался надо мной участливый голос Вистола.
  Я одернула руку от ошейника, к которому сама не заметила, как потянулась во время раздумий.
  - Не стоит утруждаться, я уже упоминал, что девушка находится под моей защитой и ей будет оказана вся необходимая помощь, - недовольно прошипел Шергран, сверля Вистола уничтожающим и несколько презрительным взглядом. Последний эту реплику проигнорировал, бросив на принца снисходительно- недовольный взгляд, и подойдя к моей кровати сел в ногах.
  - А пока...
  В руках у волка появилось колье, которое он достал из кармана некоего варианта укороченного камзола. На недовольный рык, раздавшийся с соседней кровати, никто не обратил внимания, только мальчик сильнее прижался к моему боку, ненароком задевая раны. Каждый из нас был поглощен своим занятием - я рассматривала украшение, а отец и сын - мое лицо.
  Красивая вещица из похожих на бриллианты камней, сверкала и мягко переливалась всеми цветами синего - от нежно-голубого до темно-сапфирового, а у меня на сердце разрасталась тревога. Почему он хочет мне помочь? Спас и на том ему земной поклон, зачем же ему еще и возиться со мной? И почему Шергран вчера предлагал защиту своей семьи и одел то странное кольцо, что до сих пор греет кожу на пальце? Какое им дело до меня - избитой до полусмерти незнакомки с ошейником девки для потех?
  - Тебе не нравится? - заставил меня оторвать взгляд от сверкающего колье детский голосок. Глаза, цвета черного шоколада смотрели на меня выжидающе, а в их глубине можно было прочесть зародыши страха.
  Да что же такое?
  - Ри сам выбирал это украшение, - с улыбкой пояснил Вистол на мой сбитый с толку взгляд, - и теперь немного переживает.
  - Оно прекрасно, Леристан, - через силу улыбнулась я, с опаской глядя на россыпь редких и очень дорогих в моем мире мелких радужных камней, формирующих довольно внушительное и плотно прилегающее к горлу колье, со свисающим изящным каплевидным радужным камнем по центру.
  - Правда? - вмиг просветлело личико ребенка. - Там был еще точно такой же, только еще с сапфирами. Видишь па, я же говорил, надо было его брать. Оно бы подошло под цвет глаз и уж точно понравилось бы Миллиоке.
  - Мне нравится, правда, - поспешила заверить ребенка, в глазах которого снова появилось сомнение и тревога, а потом как можно мягче добавила. - Но едва ли будет удобно, если я приму его. Видишь ли, женщинам негоже принимать дорогие подарки от незнакомых мужчин. Пусть и таких милых, - я потрепала мальчишку по русой головке и снова с опаской покосилась на колье.
  - Ага, а как печать рода драконов принимать так удобно? - вмиг обиделся Леристан, указав пальчиком на кольцо принца.
  - Я просто не успела вчера вернуть ее, - улыбнулась я и, проигнорировав послышавшийся с соседней кровати хмык, попыталась снять украшение. Но не тут-то было - кольцо намертво сидело на пальце, и сниматься не собиралось.
  - Не слишком честно одеть на девушку связующее кольцо и при этом не удосужиться предупредить ее о том, чем чреват подобный подарочек, - заметил Вистол, недовольно смотря на Шерграна.
  Ну вот, я так и знала! Снова почувствовала нарастающую панику - да что же им всем надо от меня?!
  - И чем это плох мой подарочек? - моментально ощетинился принц. - Тем, что защитит от нежеланного внимания тех, кому наличие ошейника мозги вышибет?
  - А может быть тем, что он 'защитит' и от желанного внимания другого мужчины? - едко поинтересовался Вистол, а я даже расслабился немного.
  Лучшего подарка в свете последних событий вряд ли мне кто-то мог преподнести, потому что мужское внимание в ближайшие лет сто вряд ли будет меня интересовать. Да и потом неизвестно, забудется ли боль предательства и исцелится ли мое разбитое сердце.
  - Как видишь, Миллиока не против, - ехидно улыбнулся Шергран, кивая головой на полностью расслабившуюся и довольную меня.
  - Миллиока? - удивленно посмотрев на меня, позвал волк. - Ты действительно согласна принять ухаживания принца черных драконов?
  Шергран заскрипел зубами, а Вистол, заметив мою довольно красноречивую реакцию снова обратил свой осуждающий взор на парня, а я... я просто потеряла дар речи. Какие еще ухаживания? Об этом меня никто не спрашивал!
  Ну конечно, разве пристало принцу спрашивать о желаниях приблуду из другого мира, да еще и оказавшуюся в таком положении? Ведь это там, дома, я была кем-то, а тут никто. Еще удивительно, что речь идет об ухаживаниях, а не о...
  - Так, что тут происходит? - донесся с порога строгий женский голос, и в комнатку вошла Виолла. - Вас и на первом этаже слышно. Постыдились бы! Вон бедную девочку чуть до слез не довели.
  Я моргнула и с некоторым удивлением почувствовала, как по щеке скатилась соленая слеза.
  - Ничего, все в порядке, - немного нервно улыбнулась женщине и не отводящему от меня взгляда ребенку.
  Просто с некоторых пор совсем расклеилась и лью слезы по поводу и без. Этого, разумеется, я не сказала, но про себя отметила, что пора завязывать с этим мокрым делом.
  Ну, надели какое-то кольцо против воли. Подумаешь! Это не самое страшное, что случилось со мной за последнее время.
  - Как же, в порядке, - скептически осмотрев меня и недовольно поджав губы, недоверчиво заметила Виолла и, поставив на тумбочку у моей кровати поднос, повернулась к Шерграну.
  Воспользовавшись этим, Вистол снова повернулся ко мне и, взяв мою руку, вложил в ладонь колье.
  - Возьми, - тепло улыбнулся он. - Это самое обычное украшение без каких-либо магических примочек. Магией владеют только драконы. И потом, я в отличие от принца хочу просто помочь и не собираюсь требовать ничего взамен. Пока. Отдыхай и набирайся сил, мы навестим тебя завтра.
  Сказав это, он отпустил мою руку и отошел на шаг.
  - Па, а мы уже уходим? - вдруг встрепенулся ребенок. - Но фея Миллиока мне пока не рассказала сказки и не спела...
  - Ри, сколько раз тебе говорить, Миллиока не...
  - Я обязательно спою тебе как-нибудь в другой раз, - улыбнулась я ребенку, перебивая его отца.
  Леристан радостно захлопал в ладоши и, обняв меня на мгновение, чем немало озадачил, подбежал к отцу.
  Ну что ж, если мальчик верит, что я фея, так уж быть - побуду ею немного. В таком возрасте детям положено верить в сказки и искать волшебство в даже, на первый взгляд, обычных вещах. И судя по тому, как этот мальчик смотрел на меня, ему этого самого волшебства очень не хватало.
  Когда я была маленькая, у меня тоже было два своих собственных сказочных лианара, которые обязательно приходили ко мне на день рождения, принося диковинные подарки и целый день выполняя мои желания. И только когда мне исполнилось семь, родители признались, что это вовсе не лианары - волшебные, безумно красивые существа со светящейся разноцветной кожей и одеждой из растений, о которых мама мне читала в сказках - а мои таирны - лесной нимф и луговая нимфа. Те, кто стали свидетелями таинства рождения новой жизни и в будущем обязаны были разделить с родителями ответственность за нее.
  Теплые воспоминания ненадолго отвлекли меня от реальности, а когда я снова осознала себя сидящей на кровати в незнакомом мире, Вистола с сыном уже не было в комнате, а безумно дорогое колье все так же лежало в моей ладони.
  Глава 5
  Последующие три дня, что я провела у каолли Виоллы, пролетели незаметно. По утрам ко мне приходил Вистол с сыном, который всякий раз умудрялся принести мне что-нибудь диковинное или интересное в его детском понимании. Принося мне букет полевых цветов или какое-то лакомство из кондитерской, Леристан пытливо заглядывал в глаза, пытаясь понять мои чувства и уловить эмоции. Я видела, что ему было не просто важно, а практически жизненно необходимо получить мое одобрение, благодарность, улыбку... и это сбивало с толку, смущало. А то, что Вистол не спешил просвещать меня по поводу странного поведения своего сына, настораживало еще больше.
  Удивлялся поведению мальчугана и Шергран, но хоть сколько ни будь объяснить мне, чего с такой щемящей тоской и преданностью он от меня ожидает, сумела объяснить только Виолла.
  В тот день Шергран вышел в коридор размять свою ногу, и мы ненадолго остались одни в небольшой комнатушке, именуемой женщиной палатой.
  - Ты, девочка, наверное, и не помнишь, что и не мудрено-то в том состоянии, в котором тебя привезли ко мне, но когда Леристан нашел тебя в лесу, дикие ликаны уже учуяли твою кровь. Вистол рассказывал, что когда прибежал, ты лежала на малыше, прикрывая его своим телом, - сказала она. - Леристан хоть и ребенок, но в нем уже живет маленький волчонок... возможно, тот твой поступок сыграл свою роль и он на уровне инстинктов признал в тебе ту, тепла которой ему так не хватало всю жизнь - мать. Ну, или как минимум старшую сестру, - быстро добавила женщина, посмотрев на мое ошарашенное от подобного заявления лицо.
  Виолла объяснила, что мальчик с самого рождения был лишен матери, не выжившей после тяжелых родов и потому ему так важно отношение той, чьего тепла так хочет его зверь. Признаться, для меня было дико и странно слышать, что рождение ребенка может стоить его матери жизни. В моем мире представители всех без исключения рас быстро регенерировали, да и в целителях никогда не было недостатка. В Коргдаре же существа хоть и были бессмертны, но могли с легкостью умереть при ранении, которое на залагардце зажило бы за считанные часы. Вот, например, Шергран, которому месяц тому назад серьезно поранило ногу, раздробив кость, до сих пор не может нормально ходить и, каоли Виолла серьезно опасается, что он так и останется хромым, если собранная практически по частям кость срослась неправильно. Если бы нечто подобное случилось с залагардцем, он бы забыл о травме уже на третьи сутки. Тогда я не выдержала и спросила у Шерграна куда смотрят их целители, он ответил, что их в Коргдаре просто не существует, как и магии в целом. Только представители двух враждующих кланов - черных и красных драконов - имеют магический дар, но и среди них тоже целителей не встречается. Вместо них заботу за больными на себя берут каоли - лекари, освоившие целебные свойства трав и научившиеся с их помощью спасать людям жизнь.
  За последние три дня Шергран успел рассказать много чего, что в будущем поможет мне лучше ориентироваться в новом мире и научиться выживать в нем. В свете этого даже его "подарок" через некоторое время уже перестал вызывать во мне столь категоричный протест. Тем более и принц клятвенно заверил, что даст мне время свыкнуться с новым миром и получше узнать его самого. Не то, чтобы я верила ему. Просто успела успокоиться и взвесить все "за" и "против".
  Утром четвертого дня я, полусидя на кровати, наблюдала за разминающим ногу Шерграном и пыталась договориться с Виоллой на небольшую прогулку. Каоли с тех пор, как я пришла в себя, забрала меня к себе в небольшую отдельную комнатушку. Ну, негоже девице спать в одной комнате мужчиной! Правда, это не отменяло того, что стоило первым лучам солнца разогнать ночную мглу, как парень стучался в дверь нашей комнаты и проводил там весь день до самой ночи. Вот и сегодня мы с каоли даже не успели толком закончить утренний туалет, а он тут как тут. Ему, видите ли, скучно и тоскливо находиться в одной палате с трехсотлетним одиноким оборотнем и выслушивать его размышления о тщетности бытия.
  - Нет, это невозможно вытерпеть! - вещал парень, аккуратно усаживаясь на стул и вытягивая поврежденную ногу. - Я еще не успел глаза открыть, а этот, - и нудно загнусавил себе под нос, - "Вот скажите, молодой человек, как Вы думаете, будь мы терпимее...". Каоли Виолла, я требую... нет, я умоляю, выделите мне в другой уголок, больше я этого не вынесу! Он ведь даже ночью мне заснуть нормально не дает!
  Я тихонько захихикала, прикрывшись ладошкой, так как красивое лицо Шерграна действительно выражало крайнюю степень отчаяния.
  - А ты скажи ему, что относишься к королевской семье...
  - Э, нет, каоли Виолла, я за эти три дня столько всего выслушал от этого философа хренова, - извиняющийся взгляд в мою сторону, - что еще и удовлетворять его любопытство просто выше моих сил! Да даже мой отец, которому скоро за вторую тысячу перевалит, и то по сравнению с этим занудой самый настоящий весельчак.
  - А ты бы послушал, между прочим, глядишь что-то новое да полезное узнаешь, - нравоучительно заметила женщина.
  - Если я захочу, чтобы мне вынесли мозг чем-то новым да полезным, то вернусь в отчий дом, ну или обратно к брату в Лакрон, - укоризненно посмотрел на каоли парень, а потом ненадолго задумался и просительно протянул. - А может, вы меня уже выпишите? А, каоли Виолла?
  - Даже думать не смей! - строго отчеканила та, подходя ко мне, помогая заплести косу и спрятать признак моего иномирного происхождения - уши. В Коргдаре не было рас, которые имели бы в своем облике подобную эльфийскую черту. Хватит и того, что я вынуждена была признаться, откуда меня принесло Виолле и Вистолу. - Тебе еще нужно находиться под наблюдением как минимум несколько недель. А будешь плохо себя вести, мне придется отправить весточку твоему брату. Скажи спасибо, что еще не отправила.
  Последние слова женщина уже пробурчала себе под нос и, закончив с моей прической, направилась на выход. Сегодня, как и обычно, у каоли было много работы с ранеными, которые поступали в ее лечебницу с завидным постоянством - раз в два дня.
  - Шергран, иди сюда, приляг, - попросила я, когда женщина вышла из комнаты, оставив дверь приоткрытой,
  Я, наконец, решилась на небольшой эксперимент и махнула рукой в сторону своей кровати.
  Вот уже вторые сутки я чувствую в себе бурлящую энергию жизни, означающую, что во мне проснулся дар матери. Это одновременно радовало меня и немного сбивало с толку, поскольку я не понимала чем вызвано преждевременное пробуждение родовой магии. Как правило, у эльфов магия пробуждается лишь после достижения второго совершеннолетия - примерно в пятьдесят лет с разницей в плюс/минус два-три года. Но не в восемнадцать же!
  - Это приглашение? - вскинул смолянистую бровь парень и окинул меня таким красноречивым взглядом, что я невольно покраснела.
  - Шергран, ты обещал, - процедила сквозь сжатые зубы.
  - Извини, не могу отказать себе в удовольствии, - блеснул белозубой улыбкой дракон, неловко подымаясь со стула, - ты такая милая, когда смущаешься.
  - Ты сейчас договоришься, и я передумаю тебя лечить, - заявила я, скрестив руки на груди и даже сумев не поморщиться от неприятных ощущений в спине.
  - А ты можешь? - удивленно спросил Шергран и даже остановился, не дойдя до кровати несколько шагов.
  - Ну, вот сейчас и проверим, - невозмутимо ответила я.
  Парень прищурился и несколько долгих минут задумчиво рассматривал меня, после чего уточнил:
  - А ты у нас...
  - Обладающая даром возвращать к жизни. Целительница, одним словом.
  - Точно? - снова подозрительно прищурился парень, явно не желая доверять мне свою больную ногу.
  - Да, - серьезно кивнула я. - Но не уверена, что мой дар проснулся полностью. Обычно это происходит лет в пятьдесят, а меня еще и двух десятков нет.
  - Ребенок, - хмыкнул Шергран и еще немного поколебавшись, лег на кровать.
  - Не переживай, хуже не сделаю, - пропустив мимо ушей слова дракона, успокоила я своего первого пациента и положила ладонь на пострадавшую ногу.
  Дар возвращать к жизни передается по наследству и исключительно по женской линии, поэтому я с детства знала, какая магия во мне проснется по достижению второго рубежа совершеннолетия. Даже несколько раз из любопытства я спрашивала свою матушку об основах целительства, но сильно не углублялась - слишком рано для меня это было. А теперь жалела, потому что должна буду самостоятельно все познавать, делая ошибки и теряя лишнюю энергию. Но я не роптала - в мире, где у живых существ настолько низкий уровень регенерации мой дар будет необычайно ценен, а значит, не пропаду и я. Смогу быть самостоятельной, не зависеть ни от кого. А это заведомо стоило любых затрат времени и энергии.
  Сосредоточившись на ноге Шерграна, я, как и говорила когда-то моя матушка, представила свой внутренний резерв магии в виде небольшого озера с прозрачной лазурной водой. Отделив от этого озерца тоненькую струйку энергии, направила ее в свою ладонь, которая практически сразу стала горячей. Нахмурилась и закусила губу, так как что делать дальше не имела ни малейшего представления. По идее я должна "увидеть" поврежденную ногу как бы изнутри и уже по возникшей перед глазами картинке лечить травму. Добавила еще энергии и, преодолев невидимый щит, направила ее за границы собственного тела.
  Перед глазами начала формировать картинки с неправильно сросшейся костью. Надо же, каоли Виолла действительно была права, и кость Шерграну собирали по осколкам, которые и срослись не совсем так, как нужно. От этого и его постоянные боли, о которых он предпочитает никому не говорить. Ну, что ж, попробуем...
  - Не шевелись, - шепотом попросила я парня, перекладывая руку четко на поврежденное место и с силой надавливая.
  Я надеялась, что Шерграну хватит сил остаться неподвижным, так как была уверена, что мои последующие действия будут сопровождаться адской болью. А как иначе я могу заставить кость срастись правильно?
  Усилила поток своей целительской энергии и, пытаясь блокировать боль Шерграна, начала, словно головоломку в голове, разбирать и заново собирать поврежденную кость. Судя по тому, как дернулся и задышал сквозь сжатые зубы парень, болезненные ощущения мне удалось убрать лишь отчасти. А еще я была почти уверена - он уже раз сто успел пожалеть о том, что доверился мне.
  Зато спустя десять минут, когда я устало присела на кровать каоли и вытирала отчего-то вспотевший лоб, дракон смог не только, не морщась от боли пошевелить ногой, но и очень даже резво вскочить с кровати и пройтись по комнате.
  Я вычерпала свой резерв сил практически до донышка, но... Светлая Создательница! Чувство успеха и того, что у меня получилось избавить этого веселого парня от увечья, которое мешало бы ему нормально жить, стоило того.
  - Миллиока!!! - наконец, поверив в свое исцеление, закричал парень и, подхватив меня, закружил по комнате.
  - Шергран! Шергран! Больно же! - сдавлено пищала я, чувствуя, как мир начинает чернеть перед глазами.
  - Извини, милая, - спохватился дракон, выпуская меня из своих крепких объятий и, придерживая за плечи, чтобы не свалилась на пол, усадил обратно на кровать.
  - Ты понимаешь, что это значит? Теперь мы с тобой можем хоть сегодня отправиться к моему брату и избавить тебя от этой гадости, - присев рядом со мной на корточки и проведя пальцами по подаренному Вистолом украшению, скрывающему ошейник, сказал Шергран.
  А я почувствовала, как начинаю бледнеть. Хочу ли я куда-то лететь с ним? Я не уверена. И даже заманчивая перспектива снять "подарочек" Бесорэ не могла убрать чувство тревоги, что постепенно затапливало все мое существо. Столица... Брат-правитель... снова сильные мира сего. Их капризы. Их ложь и подлость. А вдруг и там на кого снизойдет неведомая мне блажь и он захочет обзавестись экзотическим украшением для собственной спальни? Я не была глупа или наивна и прекрасно помнила, как на меня смотрели и что мне завуалировано предлагали демоны до того, как Эш показал всем, кому я принадлежу. Конечно, Шергран милый парень, но я не была настолько уверена в нем. Да и урок Корлэйша многому научил.
  А тут каоли Виолла и Вистол. За последние дни он дал четко понять мне, что не интересуется мной, как мужчина, но не скрывал, что был бы рад останься я с ними... с Леристаном. Так стоит ли мне очертя голову мчаться в Лакрон, чтобы снять ошейник, который очень даже хорошо прикрывается колье или все же лучше остаться здесь?
  - Миллиока, что-то не так? - встревожено заглядывая мне в глаза, спросил Шергран, захватывая мое лицо в колыбель своих ладоней и заставляя смотреть на него. - Ты боишься? Но чего?
  Я нервно облизнулась и попыталась отстраниться от парня, когда заметила, каким жадным взглядом он посмотрел на мои губы.
  - Я не думаю, что хочу сейчас что-то менять в своей жизни, - руками отцепляя мужские ладони от своего лица, твердо посмотрела в глаза Шерграну.
  - Понятно, - тяжело вздохнул он, подымаясь на ноги. - Значит, не доверяешь.
  - Прости, - мягко улыбнулась я, видя, насколько задело парня мое недоверие. Но с другой стороны - чего он хотел?
  Дракон некоторое время задумчиво смотрел на меня, а потом снова подошел и, склонившись надо мной, прошептал:
  - Я могу только догадываться, из-за чего в твоем юном и чистом сердце поселилось столько недоверия, страха и боли, но хочу верить, что однажды ты откроешься мне. Доверие к людям - хрупкая материя. Оно тяжело завоевывается, но быстро теряется. Я заслужу твое доверие, Миллиока и докажу, что когда я рядом ты можешь ничего не бояться. В моей груди становится тепло, когда ты рядом и я...
  - Миллиока, - спас меня от неловкого положения звонкий голосок Леристана. Просто мне становилось не по себе от одного предположения, что Шергран мог сказать дальше. Я не верила во внезапно вспыхнувшие чувства, но, тем не менее, мне претила сама мысль о том, чтобы сделать ему больно своей реакцией на его признание. Просто я тоже успела немного привязаться к нему за эти дни. Кроме него, Вистола и Виоллы я никого даже не знала в этом мире.
  Так что я благодарно спрятала глаза в русой шевелюре кинувшего мне в объятия мальчишки и в дальнейшем старалась делать вид, что этого неудобного для меня разговора просто не было.
  - А мы пришли за тобой, - радостно сообщил Леристан, отстраняясь от меня.
  Еще вчера мальчик соблазнил меня выйти на улицу и хотя бы посидеть на скамейке в парке неподалеку. Я действительно уже истосковалась по ощущению солнечных лучей на своей коже и легкому ветерку, порой ласкающему кожу нежнее рук заботливого любовника. Заскучала по запаху трав и пению птиц. Небольшое окошко, выходящее на одну из улиц города, вовсе не приносило в помещение долгожданный свежий воздух - только шум да духоту. А единственный вид, который из него открывался - это вид на узкую, мощенную камнем улочку и десяток домов. Да и сама комнатушка была настолько маленькая, что уже к вечеру первого дня моего пребывания в ней у меня появилось ощущение, что сами стены вознамерились задавить меня морально. Только Шергран и навещающие меня Вистол с сыном были единственной отрадой в эти дни.
  Поцеловав мальчика в лоб - после слов каоли Виоллы я просто не могла игнорировать его потребность в тепле - и, послав извиняющийся взгляд Вистолу, попросила их немного подождать меня. Сама же поднялась с кровати и, стараясь игнорировать накатывающие на меня волны усталости, пошла в ванную комнату. Освежив лицо прохладной водой, я почувствовала себя немного лучше, но все равно очень сильно сомневалась, что моих сил хватит хотя бы дойти до выхода из этого здания.
  - Я так понимаю, прогулка на сегодня отменяется? - хмуря брови и кивая в сторону Шерграна, спросил Вистол как только я вышла из ванной.
  - Миллиока, ты много сил потеряла, исцеляя мою ногу? - сразу же возник возле меня дракон, предлагая свою руку в качестве опоры.
  - Эм... нет, я бы предпочла немного развеяться, - ответила Вистолу и уже Шерграну, - не так уж много сил я потеряла. Просто это моя первая попытка и... меня никто не обучал целительству, потому первое время ошибки и излишняя трата энергии неизбежны.
  
  К парку мы добрались лишь спустя час, так как пришлось объяснять Виолле причину чудесного выздоровления Шерграна. Также я поинтересовалась у каоли, есть ли сейчас на ее попечении тяжелобольные или раненные, которым требуется срочная помощь. Не то чтобы моего резерва хватило на полное излечение хотя бы нескольких пациентов, но частично залечить, не дать переступить опасную для жизни черту, я могла.
  В тот день мы долго гуляли, а вечером Шергран, посетив своих боевых товарищей и справившись об их здоровье, улетел на границу, чтобы разузнать обстановку. Очередное напоминание о том, что я нахожусь в приближенном к границе городе и недалеко от меня каждый день пожинают свои черные плоды Богиня Раздора и Бог Смерти. Шергран рассказывал мне, что вражда между кланами Красных и Черных драконов длится уже на протяжении не одного столетия, то перетекая в хрупкое перемирие, то разгораясь с новой силой. Множество уничтоженных селений, тысячи разрушенных жизней, а причина одна - жажда власти, жажда богатства. По словам принца в этой вечной вражде виновен клан Красных драконов, которые по своей природе были алчными и жестокими существами. Они считали себя выше, лучше и достойнее остальных рас и народов, верили, что они и только они могут быть едиными правителями обеих Империй.
  Конечно, как и у всех войн, у этой тоже была своя история, свое начало, своя причина. Довольно банальная причина - ускользнувшее из лап красных драконов богатство. Один небольшой, но сказочно богатый островок - приданое прекрасной серебристой драконицы. По договоренности они должны были принадлежать одному из сыновей правителя Красного клана, а по воле судьбы достались старшему из пяти сыновей правителя Черного. Оскорбление, нанесенное гордому клану Красных драконов, а проще говоря потерянное богатство, и стало причиной обострения в и без того не особо дружеских отношениях между правящими кланами двух Империй. Это была версия событий Шерграна и клана Черных драконов, но я была склонна верить ей. Видимо то, что на землях красных могут столь жестоко поступать с женщинами, одевая на них подобные моему ошейники, сыграло свою роль. По словам каоли Виоллы, на землях Империи Краш представительницы слабого пола и вовсе были лишены многих прав и свобод. Правда, судя по тому, что я видела, Империя Лакхар тоже далека от привычного для меня цивилизованного мира. Гуляя по улицам, сидя вечерами в небольшой уютном ресторанчике с Шерграном или Вистолом и Леристаном, я с каждым днем все больше понимала, почему в Залагарде Коргдар прозвали землей дикарей.
  Вообще некая дикость нравов, необузданность, ощущалась здесь даже в воздухе.
  Если залагардцы, в том числе демоны и оборотни, известные своей горячей кровью, с самого детства учатся обуздывать свои чувства и порывы, гордясь достигнутого годами тренировок хладнокровия и контроля, то тут все иначе. Пущенная в порыве ревности сопернику кровь или окончившийся кровавой схваткой вспыхнувший на ровном месте спор для коргдарцев не было чем-то из ряд вон выходящим. Так же как и застигнутые порывом страсти, целующиеся в парке парочки. Светлая Создательница! Да у них даже не считается зазорным, если девушка живет в одном доме с неженатым мужчиной без компаньонки! Это мне поведали, когда я наотрез отказалась покидать комнатку каоли и воспользоваться предложением Вистола поселиться у него. Предложение Шерграна я даже не рассматривала, сколько бы он не уговаривал меня! В Хизэ даже разведенная свободная эльфийка не может позволить себе открытое совместное проживание с холостым мужчиной, если не хочет поставить свою репутацию под сокрушительный удар общественной морали. Так что хватит и того, что в силу своего бедственного положения, я позволила Вистолу взять на себя заботы, связанные с моим гардеробом, хоть это и шло вразрез с моим воспитанием. Пусть в этом мире и царят несколько другие нравы, но вести себя столь фривольно было мне несвойственно.
  Однако до конца свыкнуться с новым для меня обществом и насладиться сравнительно спокойным существованием возможности мне не выпало.
  Поспешно одеваясь в пошитый на заказ костюм для верховой езды, на подобии того, что был уничтожен демоном в тот злосчастный день, я думала о том, успеем ли мы вовремя убраться из города. С момента моего появления здесь прошло всего немногим более двух недель, а судьба снова решила преподнести неприятный сюрприз. Правда, в этот раз не только мне.
  Четыре дня тому назад Шергран улетел в столицу к брату, а оттуда - к отцу. Он уговаривал меня полететь с ним, но... мне все еще было страшно, и я предпочла остаться. К тому же, с каждым днем я все лучше контролировала свой дар и моя помощь ощутимо облегчала жизнь здешним каоли. Да, что там говорить, за это время я спасла не одного человека, у которого без моих способностей не было бы шанса на жизнь. Конечно, известие о моих целительских способностях быстро расползлось по маленькому городку, поэтому довольно часто мне случалось ловить на себе любопытные, подозрительные, а порой и неприязненные взгляды его жителей. Но меня это не беспокоило, потому что самой большой наградой для любого целителя являлось осознание того, что спас и благодарный взгляд спасенного...
  - Ты готова? - ворвавшись в небольшую каморку, нетерпеливо спросил Вистол.
  - Да, уже иду. Каоли Виолла...
  - Непреклонна в своем решении остаться тут, - послышался из-за спины "волка" голос женщины.
  - Но...
  - Никаких "но", девочка моя, - протиснувшись мимо внушительной фигуры Вистола, покачала головой она. - Свой выбор я сделала еще двадцать лет тому назад, когда потеряла своего суженого. Тем более, моя помощь может пригодиться здесь. Уверена, после этой ночи будет много раненных, - и, тяжело вздохнув, добавила совсем тихо. - Последний месяц эти изверги разошлись не на шутку.
  "И, скорее всего, это только начало", - грустно подумала я, вспоминая поспешное отбытие Шерграна, его озабоченный вид и угрозу увести насильно. Он думал, что успеет вернуться сюда, но он опоздал. Жители города были в панике - война как никогда близко подобралась к их домам. Даже Вистол решил за благо побыстрее убраться отсюда. И я тоже всем сердцем мечтала оказаться подальше, но...
  - Каоли Виолла тогда, наверное, мне лучше остаться с вами, - взглянула я в глаза женщины, так как моя душа целителя не позволяла просто развернуться и уйти, когда речь идет о чьих-то жизнях.
  - Боги с тобой, глупая! - ужаснулась женщина и схватилась за сердце. - Мне-то бояться нечего - я уже решила уйти за грань, к своему любимому и, прошедшие со дня его смерти годы уже успели забрать мою красоту, но ты... да еще и.... Вистол!
  - Не переживайте, каоли, конечно же, она поедет с нами, - кивнул тот, потерявшей дар речи женщине, - просто Миллиока, видимо, не знает, что такое разгоряченные боем мужчины и не осознает, какие желания вызывает в горячих головах вид красивой женщины.
  Почувствовала, как мои щеки сначала стремительно краснеют, а потом не менее стремительно бледнеют. Намек был более чем не прозрачный, и мне отчего-то стало стыдно.
  Быстро попрощавшись с каоли, мы с Вистолом вышли на улицу, где нас ждал Леристан с двумя лошадьми. На вид слишком мощные и грузные, они отличались большой выносливостью и скоростью. Во всяком случае, так говорил Вистол, мне же в силу моей недавней травмы пока не представлялось возможным прокатиться на них. Да и сейчас не особо была уверена в своей способности нормально держаться в седле - раны на спине хоть и неплохо зажили, неприятно "тянули" и даже болезненно "ныли", когда я перенапрягалась. И я переживала, как бы в итоге не стать обузой для Вистола.
  Лошади действительно оказались на удивление выносливыми и быстрыми, потому уже до вечернего привала мы успели отойти на приличное расстояние от города. К тому времени, как солнце начало прятаться за горизонтом, мы вышли к небольшой речушке. Выбрав место для привала, Вистол развел костер и, осмотрев местность, заявил, что отправляется на охоту.
  Сейчас я сидела и задумчиво смотрела на весело пляшущие языки пламени, тихо напевая эльфийскую колыбельную и перебирая волосы на головке у, примостившегося на моих коленях, Леристана. Это был тяжелый день, и больше всего на свете мне хотелось забыться сном, но я знала, что в эту ночь он буде бежать от меня, изгоняемый тяжелыми мыслями и страхами.
  - Почему мы не поехали с остальными? - заметив, что малыш заснул, спросила Вистола.
  - Они направились в Гор - очередной приграничный город, а нам нужно попасть в Зокр - небольшой городок недалеко от столицы, - ответил мужчина, поднимаясь со своего места и перекладывая спящего сына на заранее приготовленную подстилку. - Во-первых, там безопасно, а во-вторых, там находится мой дом. Я как раз планировал возвращаться туда, когда мы нашли тебя.
  Уложив ребенка и заботливо укутав его в плед, Вистол вернулся ко мне, но не сел на прежнее место, а устроился за моей спиной.
  - Что ты делаешь? - вздрогнула я, почувствовав прикосновения к своим все еще немного влажным волосам.
  - Помогаю тебе, - послышался невозмутимый ответ, и мужские пальцы потянулись к расческе, сиротливо валяющейся на краю моего пледа.
  - Я сама, - попыталась я отобрать вещь, смутившись от одной мысли о том, что он будет помогать мне в столь интимном деле. Хотя если честно предложение было более чем соблазнительным, так как я даже сидела уже из последних сил, а уж о том, чтобы поднять руки и снова потревожить спину...
  - Сиди спокойно, - в голосе Вистола слышалась улыбка. - Ничего страшного не случится, если ты позволишь мне помочь.
  - Ты только и делаешь, что помогаешь мне, - тяжело вздохнула я, млея от ощущения его пальцев в моих волосах, что осторожно распутывали волосы. - Мне не нравится зависеть от кого-то, осознавать свою полную беспомощность, быть должной всем и не иметь возможности отдать долг. Ведь я тут никто, а ты... я ведь тебе жизнью обязана.
  - Ты вернула мне все долги в ту самую минуту, как позволила Леристану называть себя феей, а глубоко в душе считать своей матерью, - на секунду прекратил свое занятие мужчина. - Ты даже представить себе не можешь, насколько оборотню в его возрасте необходима мать. И я рад, что он привязался к тебе, а не к какой-то алчной самке, которой и дела до него не было бы. Теперь ты центр его мира... по крайней мере на ближайшие года три. Это потом ему нужен будет отец, а сейчас ему необходимы твое тепло и забота... Ты ведь не бросишь нас... его?
  Вистол впервые заговорил со мной о привязанности Леристана так открыто. Да и у меня самой есть глаза, чтобы заметить отношение ребенка ко мне и затаившийся в глубине карих глаз страх быть отвергнутым. Дома, я не особо интересовалась бытом других рас, но о привязанности молодых волчат своим матерям было известно во всем мире. До трех лет матери вообще не практически отходили от своих детей, да и потом не оставляли надолго, чтобы не травмировать нежную психику своих волчат, не заставлять их лишний раз нервничать.
  - Нет, пока я нужна Леристану, я буду рядом, - ответила, после небольшой паузы и услышала тихий вздох облегчения за спиной.
  - Я рад, что не ошибся в тебе, - сказал Вистол и принялся заплетать мои волосы в косу. - В Зокра мы пробудем недолго. Я уже давно хотел вернуться на свою родину - Настари. Я не был дома с тех пор, как встретил здесь мать Леристана. В Настари я смогу помочь тебе избавиться от этого, - его пальцы коснулись простого ожерелья, прикрывающего ошейник. - А теперь спи. Завтра нам предстоит не менее тяжелый день.
  - Я бы и рада, да вряд ли сон сегодня придет ко мне, - призналась я, наблюдая, как мужчина начал складывать в дорогу остатки пойманного им и поджаренного на костре животного. Я не ела мяса вообще, так как питаться плотью загубленных невинных животных было против эльфийской природы.
  - Глупости, - глянув на меня, улыбнулся Вистол. - Ты только приляг и даже не заметишь, как сон сморит тебя.
  - Сомневаюсь, - немного помолчав, покачала я головой. - Как ты думаешь с каоли Виоллой все буде в порядке?
  - Она прекрасный целитель, - снова присаживаясь рядом со мной, ответил мужчина и притянул мое несопротивляющееся тело к себе, - а это ценится даже на землях красных. Поэтому да, я уверен, что все с ней будет хорошо. Хочешь, я расскажу тебе о своей родине?
  Прислонившись головой к сильному плечу оборотня и слушая его тихий голос, рассказывающий о красотах Настари... я и сама не заметила, как оказалась в мягких объятиях сна.
  
  Глава 6
  
  К вечеру следующего дня мы выехали на дорогу, которая, по словам Вистола, к завтрашнему обеду должна была нас вывести к Зокра. А пока мы нашли довольную милую полянку недалеко от дороги и начали разбивать свой небольшой лагерь. Леристан отправился на поиски дров, Вистол, снова недолго походив вокруг лагеря и проверив безопасность - на охоту, а я принялась расстилать подстилки и доставать остатки нехитрых пожитков.
  За последние два дня все очень устали, особенно Вистол, который даже не спал прошлой ночью. Однако на мое предложение немного сбавить темп и чаще останавливаться на привалы - ведь мы отошли от границы на достаточное расстояние - ответил категоричным отказом, аргументируя его тем, что в лесах много опасностей и дикие ликаны - не самая большая из них. К сожалению, о чем именно говорит Вистол, мне пришлось узнать уже этой ночью.
  Проснулась я оттого, что меня довольно сильно и болезненно тормошили за плечо. Открыв глаза, чтобы вполне справедливо возмутиться столь грубому и бесцеремонному обращению, наткнулась на встревоженный взгляд оборотня. Но только я хотела спросить, в чем дело, как он приложил палец к моим губам и, наклонившись к самому уху, быстро зашептал:
  - На нас вышли дикие кочевники. Я задремал и не смог вовремя учуять их запах, поэтому сейчас ты берешь Леристана, садишься на свою лошадь и быстро скачешь в город. Помнишь, я показывал тебе дорогу?
  Я кивнула, но как только хотела спросить, что собирается делать он, как снова почувствовала его палец на своих губах.
  - У них очень хороший слух и нюх, в отличие от зрения, не стоит провоцировать их на финальный бросок. Сейчас они уверены, что мы все еще спим и не чувствуем их медленного приближения. Мой дом находится недалеко от центральной площади Зокра, спросишь у прохожих дом господина Вистола Ольгреста. Управляющему покажешь это, - он снял с пальца кольцо и вложил мне в руку, - он все поймет и поможет тебе получить доступ к управлению моими счетами...
  С каждым новым словом Вистола я чувствовала, как внутри меня разгорается самая настоящая паника. Что он задумал? Если они еще далеко, то почему мы не можем уехать вместе?
  - Почему ты не собираешься ехать с нами? - все-таки не выдержала я. - Мне не нравится то, что ты задумал! Если у нас есть время...
  - Тшш... нет у нас времени, они очень быстры в боевой трансформации и без проблем нагонят наших уставших лошадей. Поэтому вы сейчас убираетесь отсюда, а я их задержу. Не переживай, со мной все будет нормально, - да, конечно, а кольцо свое он мне просто так впихнул.
  Но выразить свое негодование я не успела - меня подхватили на руки и, неслышно ступая, отнесли к лошади, посадив на спину, невозмутимо прядущего ушами животного. Спустя несколько секунд мне на руки был передан испугано сверкающий глазами ребенок.
  Я наклонилась, чтобы попытаться отговорить Вистола от глупостей, но вместо этого мое лицо поймали в плен горячих ладоней.
  - Ты все запомнила? - шепотом спросил мужчина, с тревогой и какой-то жадностью всматриваясь в мои глаза.
  Кивнув, я уже хотела снова попросить его ехать с нами, особенно если эти кочевники настолько опасны, но сказать ничего так и не успела, ошарашенная диким поцелуем.
  - Я врал тебе, Миллиока, - отстранившись от меня и немного задыхаясь, хрипло прошептал Вистол, - ты очень интересуешь и меня, и моего волка.
  Ответить ничего не успела - оборотень ощутимо ударил по крупу лошади и та, на мгновение присев, изо всех сил бросилась в сторону дороги. Через считанные секунды за спиной раздался, пробирающий до мозга костей вой, которому вторило угрожающее рычание волка.
  Вопреки ожиданиям Вистола, спокойно уйти нам никто не собирался позволять и уже спустя несколько минут, обернувшись на странный звук за спиной, я увидела ужасную, чем-то походящую на паука огромную тварь, которая стремительно нагоняла нашу с Леристаном лошадь. А еще она плевалась, и внутренний голос настойчиво подсказывал - мне не понравится, если ей удастся достать до нас. Потому максимально пригнув мальчика к шее лошади и сама наклонившись как можно ниже, я как могла понукала животное двигаться быстрее.
  Спустя некоторое время, я уже успела мысленно попрощаться с этим бренным миром, когда вдруг, обернувшись в очередной раз, чтобы оценить расстояние чудовища до нас, увидела, как оно резко затормозило и, пронзительно завизжав, побежало обратно, прытко перебирая своими лапищами. Это было как нельзя вовремя - лошадь действительно выдохлась, сбавляя скорость передвижения и переходя с галопа на рысь. И если бы что-то не отвлекло этого кочевника, мы бы, скорее всего, уже оказались в его лапах.
  Несмотря на чудесное, по-другому и не скажешь, избавление от страшного преследователя, сбавлять скорость и давать бедной животине передохнуть я не собиралась. Причиной тому был банальный страх и в первую очередь за ребенка. С тех пор, как мы покинули Вистола, Леристан не промолвил и слова. О переживаниях, что одолевают мальчика, говорила только его напряженная фигурка да железная хватка детских пальчиков на моей руке. И я не знала, что ему сказать, как успокоить, так как не верила, что его отец выжил. Не после того, как своими глазами увидела этих самых кочевников.
  - Не переживай, Миллиока, с папой обязательно все будет хорошо, - уверенно произнес малыш и шмыгнул носом. - Он очень сильный волк.
  - Конечно, милый, твой папа очень храбрый и смелый, - стараясь сдержать дрожь в голосе, улыбнулась я.
  Когда ночная тьма начала рассеиваться, предвещая новый восход солнца, мы, наконец, выехали из леса. Перед нами простиралось поле, вдалеке виднелись аккуратные домики селян, а за ними возвышались довольно внушительные стены города. Ободряюще сжав ладошку хмурого малыша, я наклонилась к уху лошади, подбадривая уже практически загнанное животное и обещая ему вкусный овес и уютное безопасное стойло за городскими стенами. Меня поняли и более живо поскакали в необходимом направлении.
  Едва мы въехали в ворота, я спрыгнула с лошади и, стащив сонного Леристана, привязала ее к перилам первого попавшегося здания. Подойдя к двум огромным смотровым башням, возвышающимся по обе стороны от ворот, я принялась изо всех сил колотить в двери той, в окнах которой, несмотря на рассветный час, горел свет.
  Если я правильно поняла Шерграна, в каждом городе для обеспечения безопасности размещалось минимум несколько драконов. И я надеялась, что Зокра не исключение...
  Чаяния мои заметно пошатнулись, когда через какое-то время дверь открылась, явив моему взору внушительную фигуру подвыпившего стражника.
  - Оп-па, - распуская вокруг себя пары алкоголя, выдохнул мужчина, нагло скользя по мне своим взглядом. - Жак, иди сюда взгляни, какая сладкая малышка заглянула к нам на огонек.
  - Позовите начальника стражи, - сквозь зубы процедила я, пытаясь сдержать, готовый вырваться едкий ответ.
  - И что тут у нас, Рок? Очередная девка Лэгра? - спросил второй страж, приваливаясь спиной к дверному косяку и тоже осматривая меня липким взглядом. - А ниче так, хорошенькая. И чего этому козлу крылатому не хватает? Я б такую конфетку ночи напролет из постели не выпускал, а он двух куриц общипанных...
  - Мне. Нужен. Начальник. Стражи, - четко проговаривая каждое слово, прошипела я, чувствуя, как загораются щеки от их липких взглядов и наглых речей.
  - Занят твой начальник, - оскалился в пьяной улыбке тот страж, которого назвали Роком. - Дела у него... важные...
  - Угу, и судя по стонам, освободится не скоро, - заржал тот, который Жак
  - Мне все равно, я хочу...
  - Любые твои желания, конфетка. Выбирай, кто больше по душе. А то гляди, мы и вдвоем можем обласкать, - гаденько ухмыляясь, наклонился ко мне Рок, заставив отшатнуться от резкого запах алкоголя и впиться ногтями в ладони от желания расцарапать пьяную... лицо.
  - Мне абсолютно безразлично с кем и чем занят ваш начальник, - приглушенно сказала я. - Но если вы сию секунду не позовете его сюда, то крупно об этом пожалеете. Я вам гарантирую!
  - И что же сделает нам такая маленькая кошечка? - состроил задумчивую мину Жак. - Поточит коготки? Так только скажи - моя спина в твоем распоряжении, - и снова заржал.
  Кошмар, что не скажешь, у них все к одному сводится. Но опуститься до угроз именем Шерграна я не успела, хоть и была готова к этому - все что угодно, лишь бы выяснить судьбу Вистола.
  - Что тут у вас происходит? - послышался из глубины помещения строгий, но что самое главное, вполне трезвый голос. На первый взгляд...
  - Тут к тебе малышка, Лэгра, - продолжая развязно ухмыляться, отрапортовал Рок. - Настойчивая. Мы к ней со всей душей, а ей начальника стражи подавай и все тут.
  - Что поделать Рок, смирись, раз рожей не вышел, - рассмеялся незнакомец, подходя к двери и хлопая стражника по плечу.
  Увы, этот экземпляр, который, собственно, и являлся начальником стражи, тоже был навеселе. Высокий широкоплечий брюнет, одетый в штаны и до половины расстегнутую черную рубашку, открывающую взору литые мышцы груди, обладал неприлично красивым для мужчины лицом с цепкими, даже в таком состоянии, черными глазами, которые, не пропуская ни одной детали, внимательно осмотрели меня с ног до... груди и задержались на ней. Стараясь не ежиться под этим пожирающим взглядом, заметила, как предвкушающе улыбнулся мужчина, лаская взглядом мое тело.
  - О, ради всех красивых цыпочек, Лэгра, сколько можно? - крылья носа Жака раздулись, словно улавливая какой-то запах, а сам мужчина страдальчески застонал.
  - Заткнись, Жак. Между прочим, вы меня отвлекли, - хрипло заметил начальник стражи, не отрывая своего взгляда от моей груди.
  Конечно, надо признать, видок у меня был тот еще, как сказала бы моя тетушка. Не трудно догадаться, что Вистол не особо заботился о моем внешнем виде, усаживая на лошадь. Потому сейчас я была одета в легкую рубашку, распахнутую у горла и штаны для верховой езды. Но это же не повод так пялиться на меня! Между прочим, сапог на мне тоже нет, но на это почему-то никто не обращает внимания!
  - Я так понимаю, Вы... кхм... начальник стражи? - не особо скрывая презрение в голосе, уточнила я, заставляя, наконец, этого хама посмотреть мне в глаза.
  - Для Вас, хоть сам Император, - хищно улыбнулся мужчина. - Можете звать меня Лэгра.
  - Замечательно, - скрестив руки на груди в защитном жесте, язвительно протянула я, - тогда для Вас не составит труда выделить несколько драконов леди, дабы унять ее тревоги по поводу одного храброго рыцаря, на которого напали дикие кочевники в лесу. Примерно в четырех часах от города по южной дороге.
  Лэгра сначала ничего непонимающе моргнул, потом еще раз моргнул, а потом как-то сразу весь подтянулся, даже пьяный похотливый блеск в его черных глазах сменился настороженностью. Двое остальных при упоминании диких кочевников тоже как-то разом посерьезнели, перестав корчить из себя озабоченных шутов, и спешно поправляли мундиры.
  - Прошу прощения, мисс...
  - Миллиока Вайол, - все так же неприязненно назвала свое имя начальнику стражи.
  - Прошу прощения, мисс Вайол за наш неподобающий вид, - с выражением крайнего раскаяния на красивом лице, извинился Лэгра.
  - И часто у вас такой... вид? - вопросительно приподняла я бровь, глазами указывая на расстегнутую и вытянутую из штанов черную рубашку, а также подмечая следы женской помады на груди и шее.
  - Эмм... нет, - имел совесть немного смутиться мужчина и принялся приводить себя в порядок.
  - Просто выиграли довольно крупное пари, - весело подмигнул мне Жак и кивнул на соседнюю сторожевую башню, из которой как раз выходило трое недовольных стражей. Как не удивительно, трезвых.
  Кажется, я ошиблась дверью. Но окликнуть их не успела - воздух вокруг мужчин заискрился, послышался хруст костей и спустя минуту около сторожевой башни стояло трое огромных волков, которые грозно рыкнув на мужчин, выбежали за ворота.
  - Я даже не сомневался, что эта высокородная стерва продержится в постели Зерграна максимум две недели, - скривился Рок. - Все они едут к нему невестами, а уходят оттр...
  - Рок, - оборвал стражника на полуслове Лэгра. - Мисс Вайол проходите и присаживайтесь.
  - Боюсь, я не могу зайти, - покачала я головой, кивая в сторону небольшого деревянного домика, к перилам которого была привязана наша лошадь, а на ступнях уже спал Леристан. - Но мне совсем не сложно рассказать все и здесь.
  Я переступила с ноги на ногу, потирая озябшие пальцы о грубую ткань штанов.
  - Я заберу, - кивнул Жак и пошел за ребенком, а меня самым наглым образом подхватили на руки и потащили внутрь башни.
  - Рассказывай, - выжидающе уставился на меня Лэгра, усадив в удобное большое кресло.
  И как бы мне ни было неприятно находиться в одном помещении с этими... мужчинами, я постаралась успокоиться и рассказать где и когда видела этих самых кочевников. И самое главное - снова потребовать дракона для поисковой операции. Я очень сильно надеялась, что Вистол сумел спастись. Хотя бы ради Леристана.
  Внимательно выслушав меня, Лэгра кивнул и, спросив напоследок, есть ли где нам остановиться, вышел из башни.
  - Лэгра, конечно посмотрит, но вряд ли кого найдет, так что готовь выкуп, - когда за начальником стражи закрылась дверь, сказал Рок.
  - Сомневаюсь, что он понадобится. Они могли разозлиться, что лишились самки, - покачал головой Жак. - А уж если увидели какой...
  Я насторожилась от странного взгляда, что бросил на меня стражник, и почувствовала, как по спине пробежал неприятный холодок.
  - Ты что совсем ничего не знаешь о кочевниках? - удивленно спросили мужчины, заметив мой настороженный взгляд.
  Я покачала головой, не зная, как объяснить этот пробел в своем образовании. По их виду можно было понять, что не знает о кочевниках на этих землях только младенец. Мужчины окинули меня подозрительными взглядами, но потом Рок, все же, решил снизойти до объяснений:
  - Кочевники - дикий народ и в основном живет за счет воровства. Если к ним в лапы попадается ребенок или мужчины, они требуют выкуп, если женщина, то тут может быть три вариант. Если она не достаточно привлекательна, но богата, требуют немалый выкуп. Если бедна, оставляют себе и оплодотворяют. Так как дети диких кочевников рождаются в своей боевой форме, то это заканчивается смертью самки. По сути, она вынашивает ребенка, пока он ее не раздирает изнутри. Если пленница обладает привлекательной внешностью, - тут мужчина замялся на несколько секунд, - словом тебя сделали бы наложницей вожака или заставили бы развлекать всех самцов, но богатство Ольгреста не спасло бы однозначно. У этих безобразных существ тяга ко всему прекрасному. Так что он поступил правильно. Если бы тебя не было с ними или если будь ты не настолько привлекательной, можно было бы отделаться выкупом. А так...
  Он хотел сказать еще что-то, но заметив мое состояние, благоразумно замолчал.
  - Я... хотела бы... домой, - борясь с тошнотой, сказала я и попыталась встать на ноги, моментально оказавшись на руках одного из стражей.
  Ну и Создатель с ними. Хотят таскать на руках, пускай таскают. Я даже не поморщилась от прострелившей спину боли - мои мысли были заняты совсем другим. Уже второй раз в жизни мне приходится горько сожалеть о своей внешности. И впервые в жизни в мою голову закралась мысль - а случилось ли все это в моей жизни, будь я обычной?
  
  Дом Вистола действительно находился практически в самом центре города и заметно отличался от остальных безликих сооружений вокруг. Двухэтажный, с монументальным фасадом с колоннами, широкой парадной лестницей и фигурными каменными перилами, у подножий которых готовились к решающему прыжку два белых волка с оскаленными пастями, он невольно притягивал взгляд. Открывший нам дверь дворецкий, несмотря на достаточно ранний час, был одет с иголочки и сразу же предложил нам пройти в гостиную, едва увидел перстень хозяина у меня в руках.
  Оказывается, Вистол не появлялся в этом доме около шести лет - как уехал со своей супругой погостить у ее родни, так больше и не возвращался, пропадая неведомо где со своим сыном.
  Все это время оставленные Вистолом дела вел управляющий, который отчитывался посредством переписки два раза в три месяца. Дом тоже не стоял бесхозным - блестящие отполированные поверхности мебели и начищенные до радужного сияния хрустальные вазы со свежими цветами на столах свидетельствовали о том, что прислуга тут бездельничать не привыкла. Особенно это удивляло в виду того, что известия о скором прибытии хозяина с сыном тут никто не получал.
  Обо всем этом отрапортовал мне дворецкий, пока одна из служанок проводила Жака, на руках которого мирно спал ребенок, на второй этаж, а другая суетилась, разливая в чашки горячий чай.
  Я отстраненно слушала дворецкого, мысленно находясь далеко отсюда - на месте нашего последнего привала. Я вообще не хотела сейчас кого-либо слышать или видеть и потому облегченно вздохнула, едва меня оставили одну. Оказавшись предоставленной самой себе, я поудобней умостилась на небольшом диванчике и, укутавшись в плед, принялась ждать Лэгра, который пообещал заскочить в дом Вистола, как только удастся что-нибудь выяснить.
  - Мисс Вайол! Мисс Вайол! - настойчиво звал меня незнакомый голос, заставляя выплыть из сладкой дремы.
  Открыв глаза, увидела перед собой лицо незнакомого мужчины.
  Резко села и огляделась, вспоминая, где я и кто передо мной.
  - К вам начальник городской стражи господин Лэгра Нао, - доложил дворецкий.
  - Впустить? - через пару секунду спросил он, видя, что я все еще нахожусь где-то между сном и явью.
  - Да-да, конечно же, впустить, - лихорадочно приглаживая волосы и проверяя степень прикрытости ушей, спохватилась я.
  Дворецкий поклонился и ушел, а спустя несколько минут в комнату вошел сам Лэгра.
  Когда мужчина прошелся по мне внимательным взглядом, почувствовала, как щеки заливает румянец стыда. Да, я все еще не переоделась и вообще была заспанной и немного помятой.
  - Я нашел место вашей стоянки, - перешел сразу к делу мужчина. - Стоит признать, что я впечатлен. Господину Ольгресту удалось уложить, по меньшей мере, трех диких кочевников. Может и больше, но они редко оставляют тела своих соплеменников на поверхности. Да, мисс Вайол, эти существа живут под землей, - снисходительно объяснил Лэгра на мой шокированный взгляд. - Тела Ольгреста я не обнаружил, но зато учуял запах крови, отличающийся от вони крови кочевников. Так что если он и остался жив, то сильно помят. В общем, сейчас там работает отряд безопасников и несколько драконов. Эти твари уже давно не подбирались к городу настолько близко. Надеюсь, нам удастся изловить их.
  - Да, конечно, - уже практически не слушая, о чем говорит Лэгра, кивнула я. - А какой выкуп обычно требуют кочевники за своих пленных? Завтра придет управляющий делами и мне...
  - Мисс Вайол, - перебил меня дракон, присаживаясь около меня на корточки и заглядывая в глаза. Им тут, что правила этикета не писаны? Хотя я была слишком расстроена и потеряна, чтобы возмущаться. - Ольгрест достаточно богат и его состояние потянет любой выкуп, но... скажу честно - не сильно надейся, что однажды в твою дверь постучит один из кочевников. Не люблю продлевать агонию и дарить надежду там, где ее не может быть.
  Я резко вскочила с места, от чего до сих пор сидящий на корточках начальник стражи чуть не упал, и заметалась по комнате.
  Поверить, что Вистол погиб? Нет, он не мог этого сделать. Ведь у него сын! Он должен был спастись ради него! И потом, тело оборотня ни Лэгра, ни эта служба безопасности не обнаружили, а значит, надежда есть.
  - Насколько я поняла, тела вы не обнаружили? - прекратив, наконец, свои метания, впилась взглядом в глаза Лэгра.
  - Нет.
  - Тогда почему вы так уверены, что он погиб? - чуть дрожащим голосом возмутилась я. - Может, он успел скрыться, сбежать.
  - Ты знаешь, с какой скоростью могут двигаться кочевники? - спокойно спросил мужчина, а я почувствовала, как мне на плечи словно упала каменная плита.
  Да, я видела, с какой скоростью могут передвигаться эти чудовища и понимала, что сбежать от них практически невозможно, а уж с ранением и вовсе нереально. Но я буду верить, что ему все же удалось спастись.
  - Что ж, благодарю Вас за информацию, - пряча за учтивой маской истинной аристократки свои чувства, кивнула Лэгра. - И надеюсь, вам удастся уничтожить этих... тварей.
  - Я тоже надеюсь на это, мисс Вайол, - слегка поклонился на прощание начальник стражи и направился к выходу из гостиной, а я отвернулась к окну, смотря на раскрашенный алыми тонами закат и пытаясь найти умиротворение в этой завораживающей взор картине.
  - Миллиока? - тихо окликнул меня Лэгра, остановившись у двери.
  Я чуть поморщилась от обращения по имени - сколько тут нахожусь, но все никак не могу привыкнуть к такому фамильярному обращению. Дома так ко мне имели право обращаться только самые близкие. Издержки воспитания...
  - Вы что-то хотели? - повернулась лицом к мужчине.
  - Да... нет... Я потом, - отчего-то замялся Лэгра и вылетел в холл.
  Едва за начальником стражи закрылась дверь, мои плечи снова опустились, и я без сил повалилась в одно из кресел. Хотелось позвать дворецкого и справиться о Леристане, но, как назло, его имя вылетело из моей головы, а подняться просто не было сил. К моей вящей радости, спустя несколько минут, он сам зашел в комнату справиться о моем самочувствии.
  - Я прошу прощения, но не могли бы Вы еще раз представиться, - слабо улыбнулась я на его вопрос. - После всех волнений, память отказывается служить мне.
  - Кардэ Жеко, - чуть склонил голову мужчина.
  - Кардэ, я хотела спросить, как там Леристан? - тихо задала вопрос, чувствуя, как сдавливает виски при малейшем движении.
  - У него жар, мисс. Примерно с обеда, - заставил меня вскочить с места такой же тихий ответ.
  - Светлая Создательница, почему вы мне раньше этого не сказали?! - возмущенно воскликнула я, вмиг забывая о своем скверном самочувствии.
  Коря себя за невнимательность по отношению к вверенному моим заботам ребенку, я даже не заметила, как на мгновение удивленно расширились глаза дворецкого.
  - Вы были так вымотаны, - повинно опустил голову мужчина, - и мы взяли на себя смелость вызвать каоли. Она осмотрела молодого господина и приписала жаропонижающий настой. С ним сейчас сидит одна из служанок.
  - Мне все равно, Кардэ. Я, конечно, благодарна о заботе, но о подобных ситуациях попросила бы сразу же докладывать. В любое время дня и ночи. А теперь отведи меня в комнату к мальчику.
  За всеми переживаниями я даже не удосужилась проверить, в какую комнату поместили ребенка. Да, пока из меня явно не выходит не то, что заботливой матери, но даже старшей сестры.
  Когда я влетела в комнату, сидящая около кровати женщина испугано вскочила, приложив руки к груди. Однако осознав, кто это, расслабилась и снова уселась на место, отнимая ото лба мальчика полотенце и макая его в миску с какой-то светло-розовой водой.
  Мне не впервой было видеть человека, мучавшегося от слишком высокой температуры тела. Все-таки несколько недель в лечебнице каоли Виоллы не прошли даром, и я многое узнала о болезнях этого мира.
  - Оставьте нас, пожалуйста, - обратилась я к служанке.
  - Мисс, неужто Вы хотите сами присматривать за дитем?! - замявшись буквально на несколько секунд, воскликнула женщина и даже в ладоши хлопнула, потрясенно всматриваясь в мое лицо. - Да Вы сами, небось, ничуть не лучше себя чувствуете! Я же вижу, какие щечки красненькие да глазки блестящие.
  О, Светлая Создательница! Нужно будет потом лично вышколить слуг. Где это видано, чтобы хозяин последние силы тратил на препирательство со служанкой?! И пусть я тут ни капли не хозяйка, но...
  - Пожалуйста, оставьте нас с Леристаном на пару минут, - более холодно повторила свою просьбу.
  Сцепила зубы, видя, как женщина снова бросила неуверенный взгляд на ребенка, и облегченно выдохнула, как только та поднялась и вышла за дверь. Конечно, мой дар не останется незамеченным, но я не была сейчас готова к расспросам, которые непременно последовали бы, заметь эта женщина голубое свечение, что последнее время охватывает мои руки во время работы с пациентами.
  Подойдя к кровати Леристана, я откинула легкое одеяло и медленно провела ладонями вдоль тела, снимая температуру и ликвидируя ее причину. Спустя буквально несколько минут ребенок начал свободней дышать, а потом и вовсе улыбнулся во сне, сворачиваясь в калачик и ища ручкой одеяло. Укрыв ребенка, вышла в коридор, обнаружив там ожидающих меня Кардэ и служанку. Последняя сразу же проскользнула назад к Леристану, а я попросила дворецкого показать выделенные для меня покои.
  Что-то мне действительно нехорошо. Видимо, ночное путешествие в легкой одежде аукнулось и мне.
  Я действительно заболела. Две недели от меня практически не отходила знакомая мне с первого вечера в этом доме служанка по имени Риста, да время от времени заходила каоли Тарго, чтобы проверить мое самочувствие. Я сама настояла на том, чтобы в комнату ко мне больше никто не заходил, особенно Леристан, который после исцеления уже весь дом поставил на уши и все пытался прорваться ко мне. Мне не хотелось лишний раз расстраивать ребенка, но и позволить, чтобы он снова заболел, тоже не могла - у меня просто не будет сил вылечить его.
  Конечно, чудесное выздоровление мальчика не осталось незамеченным и мне не раз за эти недели приходилось ловить на себе любопытные взгляд Ристы, которая стала свидетельницей моментального выздоровления молодого господина. Я знала, что наличие у меня целительской магии вызовет сплетни и уже успела подготовить себя к косым враждебным взглядам, которыми меня часто награждали прохожие на улицах приграничного города. Но в то же время я была уверена, что не буду скрывать свой дар. Пока жила у каоли Виолле, поняла, что могу и хочу помогать людям. А то, что в человеческой природе относиться с подозрением, бояться чего-то нового и непонятного им... что ж, со временем они привыкнут и уже не будут относиться ко мне враждебно. Во всяком случае, я очень на это надеялась.
  А уж работы у целителя в этом мире было хоть отбавляй. Это в Залагарде дар возвращать к жизни практически не ценился, так как живущие там существа обладали отличной регенерацией. Тут же целители были не просто нужны - они были необходимы, как воздух.
  - Мисс Вайол, я все хотела спросить у Вас... это ведь Вы вылечили господина Леристана? - спросила Риста, когда я уже чувствовала себя достаточно хорошо, чтобы выйти из своего добровольного заточения.
  Вопреки моему первому впечатлению, мне понравилась эта женщина. Она была верна Вистолу и ее преданность, по какой-то непонятной мне причине, явно распространялась и на меня. Иначе как объяснить тот факт, что, заметив на мне ошейник, она сделала все возможное, чтобы больше его не увидел никто, так же как и моих заостренных ушей. Даже когда в двери стучал дворецкий, она сама одевала на меня ожерелье и каоли запретила снимать, когда та предположила, что измученной жаром пациентке было бы легче дышать сними она "эту удавку".
  Я была благодарна ей за это. Очень.
  Слова Шерграна о тайном смысле одетого на меня Бесорэ ошейника не на шутку напугали меня, и я холодела от одной только мысли, что кому-то станет известно о моей страшной тайне. Принц прав: всегда, где бы я не находилась, найдутся те, кто не пожалеет, не посочувствует, а просто с чистой совестью окрестят девкой для потех.
  - Да, Риста, это мой дар, - улыбнулась я женщине, которая сейчас была занята моей прической.
  Вчера я предложила ей стать моей личной горничной. За эти две недели она доказала, что я могу доверять ей. А это дорогого стоило.
  - Но как такое возможно? Вы драконица? Но мне ни разу не доводилось слышать, чтобы кто-то из клана драконов мог обладать такой магией! А больше на наших землях нет магов!
  - Риста, - остановил я эмоциональную речь женщины. - Вы ухаживали за мной две недели и стали хранительницей моих самых сокровенных тайн. Неужели Вы так и не догадались?
  Конечно, она догадалась. Я это не раз видела по ее глазам. Так к чему сейчас все это?
  - Да, мисс Вайол, - призналась она. - Но как такое возможно? Последнего представителя Вашего мира уничтожили не одно тысячелетие назад. Теперь об этом только в учебниках истории пишут. Говорят, что драконы смогли запечатать порталы, а на деле получается, что нет?
  - Смогли, Риста. Стационарные смогли, но нашими магами были изобретены еще и мобильные. Правда, я тоже думала, что эти порталы были уничтожены, а знания - утеряны, как в свое время был потерян интерес к Коргдару.
  Я видела, что ее все еще мучает любопытство, но более этого рассказать не могла и не хотела, поэтому решила перевести разговор в другое русло.
  - Как Леристан? - спросила я, надеясь сегодня уделить время ребенку.
  - Сейчас занимается с учителями. Спрашивал сегодня утром о Вас и очень обрадовался, когда Кардэ сказал, что он сможет навестить Вас после обеда.
  Я кивнула - до обеда у ребенка занятия и как бы мне не хотелось затискать его после вынужденной разлуки, но нарушать распорядок дня было нельзя. Ему и так сейчас тяжело свыкнуться с тем фактом, что теперь в его жизни будут не только игры да забавы, но также строгие учителя и, надо признать, довольно нудные учебники.
  - Но все же, мисс Вайол, если Вы можете лечить других, почему не вылечили себя? - вернулась к изначальной теме разговора Риста.
  - Целители не могут использовать дар на себе, - ограничилась я таким ответом, умолчав о своей потерянной регенерации.
  - Ясно, - кивнула женщина и на ее лице отразилась внутренняя борьба. Она хотела спросить что-то еще, но никак не могла решиться.
  - Говори, Риста, - прекратила я ее терзания.
  - У моей подруги дите заболело. Уже месяц мучается, увядает на глазах, а что это за хворь ни один каоли определить не может, - почти умоляюще посмотрела на меня служанка.
  - Дети - это святое. Веди, - ободряюще улыбнулась женщине.
  У ребенка оказалась какая-то зараза в крови, которая отравляла ему жизнь уже не первый месяц. Просто сейчас болезнь обострилась, и у бедняги уже не было сил даже встать с кровати. На удивление, его лечение отобрало у меня почти столько же сил, сколько в свое время мне потребовалось на заживления кости Шерграна. Больше ни разу мне не доводилось за раз вычерпывать свой резерв почти до донышка.
  Так получилось, что мой визит к больному ребенку совпал с визитом каоли Тарго, а так как женщиной она была вовсе не глупой, то с легкостью сложила два и два - внезапное выздоровление Леристана, с вмиг зарумянившимися щечками до сегодняшнего дня белого, как полотно, мальчика - и сделала соответствующие выводы. Поэтому я даже не сомневалась, о чем пойдет речь, когда Кардэ в этот же вечер доложил о ее визите.
  Так я начала помогать каоли с больными и раненными, которых время от времени доставляли в город драконы. При этом если я была готова залечивать даже царапинку на коленке ребенка, то Тарго заставила меня проявить благоразумие и просила о помощи только в действительно тяжелых случаях. Благодаря этому о моей способности возвращать к жизни в городе знали единицы, а те, кто знал, держали язык за зубами. То ли из благодарности, то ли на них влияли беседы с каоли, непременно проводимые той с каждым моим пациентом. Конечно, пройдет время и тайное станет явным, но пока я была благодарна Тарго, что мне не тычут пальцем в спину всякий раз, стоит выйти на улицу.
  
  Глава 7
  
  Прошло чуть больше месяца... Чуть больше месяца относительно спокойной жизни с веселыми прогулками в компании Леристана, редкими приемами, на которые меня сопровождал местный начальник безопасности Биртон Лейст, еще более редкими вызовами в лечебницу и тихими вечерами, лишь изредка прерываемые внеплановыми визитами моих новых "подруг" и приглашениями начальника местной стражи в ресторан. К людям я относилась насторожено и до сих пор в зону моего доверия были допущены лишь Риста и каоли Тарго.
  Ухаживания Биртона я тоже принимала осторожно, при всяком удобном случае напоминая, что не готова к каким-либо отношениям, кроме дружеских. Возможно, я была бы и более категорична с ним не вызывай моя скромная персона столько интереса среди представителей противоположно пола. При этом среди всех них больше всего тревог у меня вызывали знаки внимания, если так можно назвать попытки подловить и зажать в темной углу, со стороны управляющего Зокра. Несмотря на достаточно привлекательную внешность, во мне господин Роктан не вызывал ничего, кроме презрения и страха. Он был слишком настойчив и уверен в том, что я просто таки сгораю от желания оказаться в его объятиях. А если и не сгораю, то его это не особо-то и волнует - он все равно намерен получить то, что хочет. Эту истину мужчина довольно четко донес до меня уже на третью неделю моего пребывания в доме Вистола.
  Избежать неприятного мне внимания и череды "случайно проходящих мимо" мужчин, считающих своим долгом "заглянуть на огонек", можно было лишь несколькими способами. Попытаться смотаться под крыло к Шерграну, что я в принципе не считала выходом из ситуации или обзавестись кавалером, на даму которого управляющий городом, да и остальные охочие, просто не осмелились бы даже посмотреть криво, случайно встретив ту на улице.
  Тут у меня тоже было только два варианта - начальник стражи или начальник безопасности. Драконы.
  Увы, но и этот выбор был без выбора, так как, прими я ухаживая Лэгра и на моей репутации можно было ставить жирный крест. Вообще, если бы я не имела "счастья" лицезреть Лэгра и его доблестных "рыцарей" в ночь моего прибытия в город в том состоянии, до которого они допились на своем дежурстве, подумала бы, что передо мной благородный аристократ. Но встреча была, и первого нелицеприятного впечатления уже было не изменить, так же как он уже не мог, как бы не старался, изменить свою репутацию отъявленного ловеласа и распутника в обществе.
  Биртон же был полной противоположностью Лэгра - серьезный и пользующийся уважением в обществе дракон. Мужественный, добрый, отзывчивый, милый... и мне становилось тошно от того, что я так нагло использую его. Но я просто боялась остаться без его защиты, хоть и не могла предложить ему чего-то больше теплых дружеских отношений.
  Вся эта ситуация заставляла меня с каждым днем все больше ненавидеть ту оболочку, которую сотворила Создательница для моей души. Было противно от самой себя, но мне необходимо думать о своей безопасности и репутации, так как теперь на моем попечении находился ребенок - местный аристократ, богатый наследник. И вряд ли ему пойдет на пользу, если имя его опекунши и названной матери будут трепать все кому не лень. Высокородные барышни порой бывают так жестоки к более удачливым соперницам... уж это я хорошо выучила за год придворной жизни. Да и не выдержит репутация никому не известной девушки постоянного потока поклонников в свой дом. Во всяком случае, в Хизэ не выдержала бы...
  А потому мне следует как можно быстрее найти дом в каком-то тихом и безопасном месте, защищенном магическим контуром, подальше от здешнего высшего света, раутов и балов, от посещения которых нельзя отказаться, от липких взглядов и сплетен. Меня ничего не держит в Зокра - с делами Вистола отлично справляется его управляющий, а учителя Леристана прекрасно смогут продолжить свою работу и в каком-нибудь пригородном поместье.
   Но, увы - за этот месяц мне так и не удалось найти желаемого. Предлагаемые управляющим Вистола дома либо находились на окраине крупных городов и были окружены такими же загородными поместьями знати, что непременно означало нанесение визитов новым соседям и ответные приглашения, либо были на недостаточно защищенной местности.
  Ах, насколько проще все было бы останься Вистол с нами... Я очень скучала по оборотню, который успел стать мне настоящим другом. И пусть я никому не признавалась в этом, но до сих пор ждала и верила, что в один прекрасный день он снова появиться в моей жизни и самое главное в жизни Леристана.
  Как это бывает свойственно детям, мальчик держал свои переживания в себе и не спешил делиться ими даже со мной. Если первые недели он постоянно спрашивал об отце сначала только у слуг, а потом и у меня, когда я начала выходить из своих покоев, то сейчас он даже не упоминал о нем... так, словно его никогда и не было в нашей жизни. Я понимала, что нельзя оставлять малыша один на один с его тревогами, но любая попытка заговорить с ним об отце воспринималась в штыки, и мне пришлось смириться, что еще не время. Ему еще слишком больно воспринимать жестокую правду такой, какая она есть.
  - Мисс Вайол, - раздался стук в дверь библиотеки и голос дворецкого, где я коротала по нескольку часов ежедневно, изучая новый мир и незнакомые мне традиции.
  - Входите, Кардэ, - откладывая в сторону очередную книгу, позвала я.
  - Мисс Вайол, к Вам каоли Тарго, - известил мужчина, заходя в помещения. - Она говорит, что Вы согласились составить ей компанию во время верховой прогулки за городом. Мне сказать, что Вы заняты?
  - Нет-нет, Кардэ, передай каоли, что я спущусь буквально через несколько минут, - вскакивая с места, приказала я. - Совсем из головы вылетело.
  Дворецкий окинул меня подозрительным взглядом, и я, немного покраснев из-за того, что снова соврала, поспешила в свою комнату. Порой у меня складывалось впечатление, что он обо все догадывается, так как во время последних внезапных визитов Тарго ловила на себе его укоризненный взгляд.
  - Что-то случилось, Тарго? - взволновано спросила я, когда, переодевшись в костюм для верховой езды, спустилась в гостиную.
  - Дорогая, тебя научить ездить в дамском седле? - окинув мой наряд красноречивым взглядом, спросила каоли.
  Несмотря на то, что она предпочла выбрать себе столь несвойственное для леди занятие, Тарго была из семьи местных аристократов и не могла скрыть, насколько ее коробит моя привычка одеваться в мужской костюм и пользоваться мужским седлом.
  На ее предложения я скривилась так, словно съела лимон - терпеть не могла дамские седла. С ними прогулка превращалась в какую-то каторгу. Во всяком случае, для меня.
  - А потом она еще жалуется, что на нее все самцы палятся, - покачала та головой, а мне хватило совести покраснеть. Между прочим, я не единственная женщина в двух мирах, которая предпочитает мужской костюм для верховой езды. - Ладно, погнали. Буквально несколько часов назад на одну из дорог поселка свалился раненный дракон. Перетаскивать его сюда опасно - слишком много переломов. Кровь я остановила... но самое печальное - ранение отравленной стрелой. Так что он полностью твой.
  Спустя двадцать минут мы остановились у небольшого аккуратного домика, на пороге которого стояла приятной наружности девушка.
  - Каоли Тарго, Вы вовремя - ему становится хуже, - встревожено прошептала она, ведя нас в одну из комнат в задней части дома.
  - Спасибо, Заира. Оставь нас, - попросила девушку каоли, когда мы вошли в комнату к раненому. - Сначала яд. Он забирает его жизненные силы быстрее ран.
  Я сразу же бросилась к кровати, окутывая свои руки голубым свечением и прикладывая одну из них на оставленную стрелой рану, а другую - на сердце. Оно уже едва билось, и я послала импульс своей энергии, заставляя его встрепенуться и начать гонять уже очищенную от яда кровь по сильному телу воина с новой силой.
  Когда я закончила с ядом и осмотрела на предмет повреждений его тело, то ужаснулась. Правая рука с несколькими переломами, одна нога открытый перелом, другая - два закрытых. Ребра... стало страшно, что моего резерва магии просто не хватит, чтобы полностью исцелить его.
  - Отдохни немного, теперь моя очередь, - отодвинула меня от больного Тарго.
  Я не спорила, отойдя в другой угол комнаты и усевшись прямо на пол, попыталась сконцентрироваться на магическом поле этого мира. Я слышала, что маг может быстро восполнить свой внутренний резерв, если сумеет "подключиться" к этому полю. Как это делается, знала я лишь в теории и то довольно смутно, потому моей радости просто не было предела, когда я почувствовала слабый поток магии извне. Попыталась потянуть сильнее, но ничего не вышло - тоненький ручеек магической энергии иссяк, а я впервые поняла причину, почему в Коргдаре так мало магов. Да им просто неоткуда взяться в большом количестве в таком магически истощенном мире! Еще удивительно, откуда черпают магию драконы...
  С кровати послышался полный боли вскрик и я моментально оказалась на ногах, подлетая к раненному и ложа руку на голову в намерении облегчить боль.
  - Миллиока, не смей тратить на это силы! - оттолкнула мою руку Тарго. - Он воин, он приучен терпеть боль, а твоей силы будет очень хорошо, если хватить залечить хотя бы переломы на ногах.
  Тяжело вздохнула и кивнула, поморщившись от очередного стона. Мое сердце целителя разрывалось, видя чужие страдания. Поэтому стоило каоли отойти от больного, я тут же заняла ее место, заживляя переломы и раны. На удивление моего резерва не хватило только на заживление одного сломанного ребра. Это означало, что я, наконец, научилась более рационально использовать свои силы.
  Закончив работу, удовлетворенно улыбнулась и вытерла стекающую по виску струйку пота. Переведя взгляд на лицо воина, с удивлением заметила, что тот вовсе не без сознания, как я думала. Глаза орехового цвета с неприкрытым интересом смотрела на мои ладони, все еще окутанные едва заметным голубым свечением. Почему-то этот внимательный взгляд заставил меня занервничать, и я быстро одернула руки от голой груди воина, спрятав их за спину. Теперь ореховые глаза с зелеными искрами возле зрачка с не меньшим интересом изучали, собственно, меня. Вспыхнувший в их глубине чисто мужской интерес заставил меня раздраженно заскрежетать зубами и быстро ретироваться из комнаты. Донесшийся мне в спину слабый окрик я проигнорировала - было в этом драконе нечто такое, что заставляло меня заметно нервничать, а еще магическое истощение и усталость всегда делали меня нервной и резкой...
  - Тарго, я все, убегаю. Мне сегодня еще готовиться к маскараду, - крикнула я на ходу пьющей в соседней комнате чай каоли.
  - Эй, стой, ненормальная! - окликнула меня женщина. - Куда тебе сейчас на лошадь? Небось, слабая после лечения.
  - Нормально, - отмахнулась я. За время моей дружбы с Тарго я привыкла к ее странной манере разговора и уже не обижалась на подобное обращение. - Иди лучше пациента своего проверь.
  Выбежав из дома и уткнувшись в шею своей лошади, я недовольно поморщилась, понимая, что совершаю очередной малодушный побег. Вздохнув, запрыгнула в седло и, пришпорив животное, поскакала в сторону дома. Мне действительно еще на этот бал-маскарад у мадам Лагорнэ собираться. Уже пообещала Биртону, что буду сопровождать его.
  Ах, если бы я только знала, как после этого бала изменится моя жизнь, придумала бы тысячу причин, лишь бы сохранить этот хрупкий и относительный покой в своем все еще тоскующем сердце.
  
  Придумывать какой-то необычный наряд по случаю сегодняшнего бала-маскарада я не стала, ограничившись довольно милым, но скромным платьем из золотого атласа и золотой же ажурной маской. С недавних пор я осознала, что подобные увеселительные мероприятия не приносят мне былой радости. Не хочется, как раньше кружить с кавалером по залу, не хочется шутить и флиртовать... ничего не хочется - только покоя и уединения. Что поделать, без Него мне не в радость бальные залы и веселые мотивы.
  Я уже давно запретила думать себе о Нем, как о своем любимом, безуспешно пытаясь стереть его образ со своей памяти и своего сердца, обезличить, забыть. Но почему-то именно в вот такие вечера Он снова врывается в мою память...
  - Мисс Вайол, господин Лейст прибыл и ожидает Вас в гостиной, - постучав в двери моих покоев, объявил дворецкий.
  - Спасибо Кардэ, уже спускаюсь, - крикнула я, наблюдая, как Риста заканчивает колдовать над моей прической.
  - Все, мисс, я закончила, Вы просто очаровательны, - довольная своей работой, заметила горничная, придирчивым взглядом окидывая мой наряд и прическу. - Были бы еще краше, позволяй Вы улыбке чаще появляться на своем личике. Обычно молодые барышни души не чают в балах, а Вы что на каторгу всякий раз идете.
  - Спасибо, Риста, но я действительно устала от всей этой суеты, - подхватывая маску, вздохнула я.
  - И когда уж успели-то в таком-то юном возрасте? - недоверчиво всплеснула в ладони женщина.
  Я кисло улыбнулась Ристе на прощание и выбежала из комнаты, пытаясь настроить себя на нужный лад.
  В гостиную к Биртону я входила уже с веселой улыбкой на губах.
  - Миллиока, Вы как всегда очаровательны, - отвесил галантный поклон мужчина, взяв меня за затянутую в длинную перчатку руку и запечатлев на ней нежный поцелуй.
  - Спасибо, Биртон, - улыбнулась я и лукаво добавила, окинув взглядом мощную фигуру воина в расстегнутой у шеи шелковой серой рубашке и узких штанах, заправленных в высокие сапоги, - Вы тоже выглядите потрясающе. Уверена, нынешней ночью многие девушки потеряют покой и сон из-за Вас. А возможно, и свои сердца...
  - Тогда, быть может, сегодня мне удастся, наконец, украсть сердце той самой девушки, что давно забрала мой покой? - блеснув стальными глазами, предположил Биртон.
  Я звонко рассмеялась, хоть от его слов в моей душе поселилась тревога - мне не хотелось причинять боль этому потрясающему мужчине. Он достоин лучшей из женщин.
  - Насколько я знаю, нынче необычная ночь. Ночь, когда луну укутывает багровый туман, особенная для каждого дракона. И я желаю Вам, мой милый друг, встретить сегодня ту самую, что заставит пробудиться Вашу кровь и которая согласится разделить с Вами жизнь, - искренне пожелала я мужчине, направляясь к двери.
  - А может, я уже встретил ту самую? - нагнав меня, с вызовом в голосе спросил он.
  - Если Вы намекаете на меня, то нет, - развернувшись и встречаясь с ним взглядом, твердо ответила я. - Я уже говорила - мне нечего предложить Вам. И мне действительно искренне жаль, что это так.
  - Но ты позволяешь мне находиться рядом, - отбрасывая всякий официоз, выдохнул Биртон, притягивая меня в свои объятия. - И пока это так, у меня есть надежда.
  - Биртон...
  - Тшш... идем, - не дал мне сказать и слова мужчина, легонькой поцеловав в губы и выпуская из своих рук. - Я не просто так просил тебя составить мне компанию - сегодня я просто обязан быть на этом балу. Мне придется ненадолго покинуть тебя, чтобы встретиться с кое-какими людьми. И мы уже опаздываем.
  И почему я чувствую себя так мерзко? Я была уверена, что Биртон просто спутал сильную увлеченность с любовью. А если это не так?
  В этот раз, сидя с ним в одной карете, я чувствовала себя особенно неловко и ощутила настоящее облегчение, стоило ей остановиться у крыльца богатого особняка мадам Лагорнэ.
  
  Войдя в огромный бальный зал с высокими колонами и мраморным полом, я восхищенно распахнула глаза, впитывая в себя царящую тут необычную атмосферу и признавая - слова Тарго о том, что мадам Лагорнэ устраивает самые лучшие балы в День багровой луны - чистая правда.
  - Я рад, что тебе нравится, - склонившись к моему уху, прошептал Биртон, поправляя маску, которую я наспех одела еще в карете, и, не давая мне времени опомниться, потянул на середину зала. - Потанцуем?
  Оказавшись в руках мужчины и в плену мелодии, я подумала, что, пожалуй, в этот вечер мне не придется притворяться веселой и жизнерадостной спутницей самого завидного жениха в Зокра.
  Станцевав со мной несколько танцев подряд, Биртон отвел меня к небольшому диванчику и, принеся прохладительный напиток, направился по своим делам. Я немного нервничала от того, что останусь совсем одна, но мужчина заверил меня, что сегодня я могу быть полностью спокойна - обвивающие колонны растения с огромными белыми соцветиями обладают уникальным свойством отбивать нюх у существ.
  - Иначе что это за бал-маскарад был бы? - весело спросил он и, подмигнув на прощание, скрылся в толпе.
  Я же, поудобней устроившись на диванчике, принялась рассматривать зал, украшенный по случаю праздника цветами, рубиновыми и золотыми свето-кристаллами...
  - Мисс, разрешите пригласить Вас на танец? - отвлек меня от созерцания обстановки приятный мужской голос.
  Немного повернув голову, окинула взглядом высокую фигуру чуть склонившегося и предлагающего руку мужчины. Задумалась на мгновение и... приняла приглашение. Я любила танцевать, и сегодня, впервые за последние несколько месяцев, у меня было отличное настроение. Так почему бы и нет?
  - Вам никогда не говорили, что сбегать, не дав сказать и слова, некрасиво, маленькая каоли? - лукаво спросил меня мужчина, едва мы оказались среди танцующих.
  Резко вскинув голову, вгляделась в скрытое классической черной маской лицо и виднеющиеся в прорези ореховые глаза. Внимательный, чуть насмешливый взгляд выбил почву из-под ног и заставил покраснеть, так как не догадаться, кто сейчас так уверенно ведет меня в танце, было просто невозможно.
  - Что Вы здесь делаете? - возмущенно прошипела я, стараясь не смутиться еще больше под этим изучающим взглядом. - Насколько я понимаю, Вы сейчас должны лежать в лечебнице каоли Тарго и...
  Мою речь прервал низкий бархатистый смех, лаской прошедшийся по моему телу и заставивший мои щеки еще сильнее заалеть румянцем. Да что ж это такое!
  - И вообще, как Вы меня узнали? - спросила я, когда незнакомец отсмеялся.
  - Очень просто, - улыбнулся мужчина. - У Вас очень красивые глаза, маленькая каоли. Глаза, цвета лесных фиалок. Достаточно одного лишь взгляда, чтобы попасть в их плен, но будет мало и всего времени мира, чтобы забыть.
  Я тяжело сглотнула, так как заканчивал он говорить, склонившись к моему лицу, и сейчас его горячее дыхание овевало висок.
  Сколько раз мне говорили подобные слова? Уже и не счесть... Так почему мое сознание так реагирует именно на этого конкретного дракона? Почему заледеневшее сердце так сладко встрепенулось, на миг забыв свою боль? Отчего так невыносимо сильно хочется, чтобы этот танец никогда не заканчивался, а эти сильные руки никогда не выпускали из своего плена?
  Дурочка... неужели тебе было мало? Неужели ты вновь согласишься открыть свое сердце? И кому? Тому, кого абсолютно не знаешь... А может он играет, может и не хочет от тебя ничего, кроме нескольких украденных поцелуев, да одного встреченного вместе рассвета?
  Одернула себя, так как мысли завели меня на опасную для внутреннего покоя территорию. В моей жизни есть место лишь для одного мужчины - Леристана, и больше мне никто не нужен!
  - О чем задумалась, маленькая каоли? - вывел меня из мыслей, все тот же бархатистый голос, и я заметила, что мы уже не танцуем, а стоим около одной из стеклянных дверей, ведущих на лоджию.
  - Я не каоли, - поправила я. - Просто помогаю. А Вам пора возвращаться. Насколько я помню, у Вас все еще сломано ребро и...
  - О, ради Богов, это даже не стоит внимания, - усмехнулся мужчина и вдруг совершенно серьезно спросил. - Скажи мне, как тебя зовут? Тарго наотрез отказалась говорить твое имя или назвать адрес.
  У меня все внутри похолодело от одной лишь мысли о том, что в один прекрасный день я могла обнаружить этого мужчину в своей гостиной.
  - Сегодня вечер, когда имена и титулы не имеют значения, - спрятав за игривой улыбкой свою тревогу, отказала я. - Этой ночью мы свободны от условностей и правил, что накладывают на нас имена. Так пусть так и остается. А теперь прошу меня извинить, не хочу заставлять своего кавалера нервничать. Прощайте.
  Я буквально впилась глазами в высокую фигуру Биртона, который пробирался в нашу сторону сквозь толпу.
  - До встречи, - поправил дракон и неохотно отступил в сторону, позволяя мне пройти.
  - В чем дело? Тебя кто-то обидел? - сразу набросился с расспросами Биртон, стоило мне влететь в его руки.
  - Нет, с чего ты взял? - сделав удивленное лицо, спросила я.
  - Ты была встревожена, - укоризненно посмотрел на меня дракон.
  - Забудь, ничего серьезного, - отмахнулась я. - Эм... как прошла ваша встреча?
  - Мне нужно будет отлучиться еще ненадолго, - с покаянным видом признался Биртон. - Простишь меня?
  - Ну, в это раз Вы, мистер Лейст, справились довольно быстро, - улыбнулась я.
  - Мне не нравится, что ты постоянно пытаешься отдалиться от меня, - недовольно поморщился мужчина. - Мне больше по душе, когда ты обращаешься ко мне так, как несколько секунд тому назад.
  Я просто забылась...
  - Какая красивая музыка, - воскликнула я, переводя разговор в другое русло и восхищенно наблюдая за парами, каждая из которых танцевала свой, какой-то особенный танец. - А я так не умею, - расстроено заметила я. - Научите?
  - Научишь, Миллиока, - исправил Биртон. - Хватит возводить между нами эту невидимую стену. - И увлек меня в круг танцующих.
  - В этом танце нет определенных движений, - наклонившись к моему уху, прошептал он, - ведь порой двигаться в ритме заученных движений так скучно... Просто иди за мной и прислушайся к своему телу, отпусти все мысли и впусти мелодию в свое сердце, позволь ей вести себя в этом танце...
  И музыка действительно увела меня, я растворилась в ней, в руках Биртона, в новых ощущениях абсолютной свободы и даже почувствовала укол разочарования, когда волшебная мелодия перестала литься по залу.
  А дальше были танцы, разговоры ни о чем, снова танцы, короткие прогулки под необычной луной и опять танцы...
  Я устала.
  Когда прозвучали последние аккорды очередной мелодии, я была твердо намерена выдрать Биртона из загребущих лапок одной слишком приставучей дамы и дать себе отдохнуть. Но не успела. Стоило моему кавалеру отойти, как моя рука тут же оказалась в плену большой горячей ладони, а сама я - неприлично близко придвинута к твердой груди. Подняв возмущенный взгляд на наглого незнакомца, наткнулась на дикие зеленые глаза. В мгновение ока меня окутала исходящая от него аура опасности и властности. Прищур изумрудных глаз - и мне хочется сбежать, провалиться под землю лишь бы не быть их целью; хищно раздувшиеся крылья прямого носа и я понимаю - не поможет, найдет.
  Несмотря на то, что музыка сменилась и меня уже уверенно вели в танце, я дернулась в попытке сбежать и чуть на месте не умерла от страха, когда его зрачки сначала неестественно сильно расширились, а потом вытянулись и из груди незнакомца вырвался тихий рык. Наплевав на все нормы приличия, мужская рука еще сильнее сдавила мою талию, буквально впечатывая в сильное тело, а моя ладонь была настойчиво сжата сильными пальцами. Я уже не танцевала, просто не могла заставлять свое тело двигаться, просто хотела избавиться от этого ненормального. И в данный момент меня абсолютно не волновало, как это будет выглядеть со стороны и какие сплетни могло бы породить узнай кто под маской мисс Миллиоку Вайол-Ольгрест. Но мужчину, казалось, сейчас не волновала такая небольшая деталь, как нежелание партнерши танцевать - он слегка приподнял меня за талию над полом и просто кружил по залу, сверля своим пугающим до дрожи в коленях взглядом.
  И я бы, наверное, закричала, но горло сдавило от какого-то безотчетного страха, когда незнакомец вдруг резко наклонился и, уткнувшись носом в мой висок, шумно вдохнул и утробно зарычал на выдохе.
  - Не бойся, - почувствовав прошедшеюся по моему телу дрожь страха, через силу прорычал незнакомец. - Я не причиню тебе вреда.
  Но я не была так уверена в этом. На меня наводило ужас даже не столько странное и пугающее поведение мужчины, сколько его глаза, в которых уже не осталось ничего человеческого, а еще окутывающая его мощную фигуру аура, давящая и пугающая. Будь я оборотнем, мне непременно захотелось бы склониться перед ним, признать его силу.
  Внезапно, я поняла, что мы уже не танцуем, а просто стоим у дальней стены недалеко от одного из столов с прохладительными напитками. Мужчина все еще слишком сильно сжимал меня в своих руках, но постепенно его окаменевшие мышцы расслаблялись и я, наконец, получила шанс вздохнуть свободно и немного увеличить расстояние между нашими телами.
  - Отпустите, - едва нашла в себе силы испугано пискнуть я.
  Сжав челюсти, незнакомец резко отступил и, практически оттолкнув от себя, быстро направился в сторону выхода из бальной залы.
  От охватившего меня облегчения я привалилась спиной к стене. Горло пересохло и безумно хотелось пить, но все еще дрожащие ноги отказывались слушать свою хозяйку, и мне не оставалось ничего другого, как стоять на месте и пытаться унять выпрыгивающее от страха сердце.
  В данную минуту мне ничего не хотелось так сильно, как просто покинуть этот бал. Страх снова повстречать зеленоглазого незнакомца был сильнее желания увидеть запланированные на полночь мадам Лагорнэ мероприятия. Но подобный побег сочли бы признаком дурного тона, а зная о ранимости хозяйки сегодняшнего бала... Нет, нужно найти в себе силы дожить до полночи и уйти, едва придет время снимать маски.
  Спустя несколько минут ко мне подошел Биртон. Благо, к тому времени мне удалось взять себя в руки достаточно для того, чтобы не дать дракону повода устроить мне очередной допрос. А во время танца с ним, мне даже удалось успокоиться и вернуть себе часть утерянного настроения. Конечно, обещавший стать незабываемым и приятным вечер уже был безнадежно испорчен двумя довольно неприятными инцидентами, но я была твердо намерена не дать им испортить еще и праздничную ночь.
  Когда Биртон оставил меня во второй раз, я как раз разговаривала со своими новыми приятельницами - сестрами Дазмонд. Эти близняшки даже на бал-маскарад пришли в одинаковых платьях. Где-то я слышала, что, еще будучи юными девицами, они поклялись выйти замуж только за особенных мужчин, идеально подходящих им. А чтобы определить этих самых идеальных индивидов противоположного пола, сестрами был составлен целый тест... на выживание, как порой шутили в обществе. Примерно с тех пор и длится эта странная и непонятная мне игра. Однако, несмотря на все их странности, мне было приятно в их компании - всегда веселые и приветливые, они обладали удивительной способностью притягивать к себе людей. А душевные беседы с ними располагали к откровению. И это было главным для меня.
  Сейчас эти две демоницы занимались высматриванием очередных несчастных для своего "теста". Воспользовавшись тем, что меня попросили о помощи, я решила совершить свою маленькую и, в некоторой степени, подленькую месть и указала на Лэгра, которого заприметила еще в начале вечера. Не знаю, что сестры Дазмонд делают с мужчинами, но сама неоднократно видела, как предыдущие жертвы их шалостей начинали краснеть и заикаться, стоило им узреть две тоненькие фигурки неподалеку.
  Эта встреча заметно подняла мое настроение, а предвкушение "наказания" Лэгра, который с недавних пор стал вести себя чересчур развязно и навязчиво, вызвало улыбку на губах. С ней я и прошла на балкон, чтобы вдохнуть свежего воздуха и просто побыть в тишине. Облокотившись о широкие перила, я запрокинула голову вверх, рассматривая ставшее необычным небо и вдыхая полной грудью свежий ночной воздух.
  - Нет, ну ты представляешь, она еще и скандал устроила! - на балкон с другой стороны вплыла компания из трех девушек. - Никогда не забуду безумных глаз этой оборотницы. Когда она кинулась на меня, я даже с жизнью успела попрощаться. Если бы не мой Зергранчик, не знаю, что эта ненормальная сделала бы со мной. А потом я слышала, как она рыдала у него в кабинете. Вы представляете?! Совсем гордости нет!
  Я скривилась - и здесь всем охота говорить про этого правителя. И что только они все в нем находят? Ведь судя по тому, что мне удавалось услышать - более самовлюбленного и эгоистичного дракона еще надо было бы поискать.
  - Ну-ну, Митали, не боишься через несколько недель оказаться на ее месте? - несколько ехидно спросила другая девушка. - Интересно как ты поведешь себя, застав своего любовника в постели с другой.
  - Он никогда со мной так не поступит, - взвизгнула, видимо, теперешняя фаворитка правителя Дантайра. - Он добивался меня не один год и не посмеет променять на какую-то доступную девку.
  Девушка еще что-то говорила, ну а я вдруг поняла, что на этом балу вполне вероятно присутствует и сам правитель Дантайра, раз его новая любовница здесь. Значит ли это, что и его младший брат тоже здесь? Мне очень хотелось увидеть Шерграна, все-таки он был одним из тех немногих, которых я могла называть своими друзьями. Жаль только он с этим определением был не согласен...
  - И что Вы думаете об этом? - раздался в стороне от меня незнакомый тихий мужской голос.
  Я вздрогнула от неожиданности, так как за своими мыслями даже не заметила появления на террасе еще одного человека.
  - О чем? - удивленно переспросила я, поворачивая голову и в окутывающей нас темноте пытаясь разглядеть костюм незнакомца.
  - Об этом, - он кивнул в сторону все еще о чем-то перешептывающихся девушек.
  - А что я должна о них думать, позвольте спросить? - прищурилась я.
  - Не о них, о правителе Дантайра, - уточнил мужчина, облокачиваясь спиной о стену.
  - Если Вы хотите услышать какие-то сплетни, то обратились не по адресу, - немного раздраженно ответила я, - а если Вам интересно, осуждаю ли я такое поведение, то да - осуждаю, хоть и не имею на это никакого права. А теперь, если Вы не против, я бы предпочла вернуться в зал.
  Я попыталась пройти мимо незнакомца, но его мощная фигура загородила мне проход, не позволяя выйти из темноты. Стало не по себе. Да что за вечер сегодня такой?! Неужели не только драконов затянувшаяся аномальной дымкой луна делает более дикими? Может, мне не стоило поддаваться на уговоры Биртона и принимать приглашение на этот маскарад?
  - А девушки? Они ищут выгоды от связи с правителем. Их Вы не осуждаете? - задал очередной странный вопрос мужчина.
  - Слушайте, чего Вы от меня хотите? - устало спросила я. - Вам что, больше не с кем и не о чем поговорить? Я не любитель сплетен и перемывания костей. И я никого не знаю, чтобы иметь право осуждать или одобрять их действия. И вообще, чего Вы прицепились ко мне? Вон, идите поговорите с теми девушками, я уверена, они охотно ответят на все Ваши странные вопросы.
  Я кивнула на освещенную часть балконной террасы, где совсем недавно находилась стайка девушек и похолодела - там было пусто и кроме меня с незнакомцем здесь больше никого не было.
  - Да Вы правы, сам не понимаю, что на меня нашло, - теперь в голосе незнакомца слышалась улыбка. - Разрешите проводить Вас в зал.
  Странно, но это не прозвучало как вопрос, скорее как констатация факта. Но я не возражала. Наполненный людьми бальный зал был единственным местом, где мне хотелось бы сейчас оказать. Ну, за исключением разве что собственного дома и собственной спальни. Какой вечер испортили!
  - Благодарю Вас...
  Слова застряли в моем горле, когда я поняла, что держу за руку того самого незнакомца с зелеными глазами.
  - М-мне действительно пора, - я отдернула свою руку и поспешила затеряться в толпе, чувствуя спиной его внимательный взгляд.
  Светлая Создательница, и чего я сегодня такая "везучая"?!
  Остаток времени до полуночи я провела, превратившись в тень Биртона. А сразу после грандиозного представления и магического фейерверка, мы отправились домой. Но даже сидя в карете, я чувствовала словно прилипший ко мне прожигающий взгляд зеленых глаз.
  
  ***
  
  Зергран Достран стоял в тени террасы и наблюдал за тем, как укравшая его покой незнакомка садится в карету начальника службы безопасности Зокра.
  Кулаки непроизвольно сжались, отросшие когти проткнули кожу... он терял контроль от одной лишь мысли, что рядом с ней сейчас находится другой. Она пробудила его жажду, его звериные инстинкты... она пробудила его кровь, и сейчас она кипела в венах, требуя убить того, кто рядом с ней, украсть, спрятать от всего мира и охранять, как самое ценное в мире сокровище. Его отец и братья рассказывали, что дракон становится одержимым той, что пробуждает его кровь, но никто не говорил, что будет настолько сложно сдержать себя, свою жажду, своего дракона.
  Тогда в зале он не соображал, что делает. Один вздох... и ее аромат туманит его разум... ощущение ее тела в своих руках... ее глаза, заглянув в которые он навсегда потерял себя... ее желание уйти... сокрушительный рев дракона и бешеная потребность удержать... дикая жажда, сметающая разум...
  Он напугал ее...
  Еще никогда Зергран не жалел так сильно о том, что нечувствителен к цветам аур. Но с другой стороны, не ощути он тогда аромат ее тела, не утони в ее синих глазах, в глубине которых он нашел свое отражение... Мужчина не хотел даже думать о том, что просто ушел бы, так и не узнав, что где-то рядом находится его судьба.
  Не вовремя, как же не вовремя...
  Последние несколько месяцев кто-то упорно пытается убрать его и не время сейчас показывать свою слабость. Но как же ему не сойти с ума, зная, что рядом с его шаэ тот, кто считает себя вправе сопровождать ее на приемы, прикасаться, шептать на ушко какие-то шуточки, как сегодня вечером, вызывая в его драконе дикое желание разорвать соперника на части?
  Нет, с этим нужно что-то сделать. Он не сможет решать свои проблемы, когда его суженую обхаживает другой дракон!
  Переведя взгляд на руки, Зергран посмотрел на черную чешую и удлиненные когти. Он должен выпустить своего дракона, пока тот не толкнул его на какую-то глупость. А со своей незнакомкой и Лейстом он разберется завтра утром.
  
  ***
  Миллиока Вайол
  Сегодня в обед мы с Биртоном планировали организовать небольшой пикник у ручья за стенами города. Компанию нам должны были составить Леристан и Тарго со своим кавалером. Но когда пришло время, дракон зашел к нам вовсе не для того, чтобы забрать на природу, а затем, чтобы попрощаться - он получил какое-то сверхважное секретное задание от правителя Дантайра и вынужден был немедленно покинуть Зокра.
  Разумеется, пикник отменили.
  Сейчас я сидела в гостиной и ничего не видящим взглядом смотрела на каминную полку, уставленную разными хрустальными фигурками. Светлая Создательница, как же я переживала за Биртона! Видимо этот мир решил быть не менее жестоким ко мне и отобрать у пришлой эльфийки всех, кто ей дорог.
  А еще я понимала, что с отбытием Биртона из Зокра я осталась без защиты.
  
  Глава 8
  
  Залагард, Эрган, четыре месяца со времени исчезновения Миллиоки...
  
  Он не мог жить, не видя ее глаз, не мог дышать полной грудью, если воздух вокруг не пропитан ее ароматом, и даже его сердце замедлило свой ход и заледенело в груди, не слыша рядом биения ее сердечка...
  Он, Ритриэш Раэтм, облажался, когда думал, что с легкостью сможет отказаться от Миллиоки, что сумеет вырезать ее из своего сердца, стерев из него милый образ. Но уже на третью неделю он понял, что не сможет жить без нее. Он сможет справиться со всем, лишь бы она была рядом. Эш готов был не выпускать ее из постели, лишь бы доказать, что ей не нужны мужчины кроме него. Да он готов был приковать ее к кровати в своих покоях, лишь бы удержать рядом. А артефакт... да плевать он хотел на этот артефакт! Существует много способов уберечь его эльфиечку от подобных проступков. Но нет! Он вспылил! Как последний придурок поспешил жениться на этой сушеной вобле в угоду отцу, но больше в пику Миллиоке. А когда понял, что ошибся, что он согласен на нее любую, было уже поздно - она пропала. Его Миллиока, мать ее, просто пропала! А он теперь только и может делать, что сидеть и напиваться... да еще гадать, а какой она была на самом деле, его эльфийка? Что она прятала под маской чистой невинности?
  - А, вот ты где, - заставил Эша поморщиться до противного довольный голос отца. - Уже отмечаешь? Ну, плесни что ли и своему отцу. Не каждый день узнаешь, что станешь дедушкой.
  - Что? - его мозги были затуманены алкоголем, и до него не сразу дошло, о чем говорит его отец. - О чем ты бредишь?
  - Ритриэш, нельзя быть настолько невнимательным к своей жене, - сурово сдвинув брови, снова принялся отчитывать сына Дэрктан. - Если ты не заметил, сегодня за ужином Дэйдэ стало плохо. Пришедший врач осмотрел ее и сказал, что она беременна...
  Договорить мужчина не смог - тишину кабинета сотряс громкий смех Ритриэша.
  - Увы, но счастливый будущий отец не я, - заявил он отсмеявшись.
  - То есть как не ты? - брови отца удивленно поползли вверх. - Хочешь сказать, что за четыре месяца ни разу не переспал со своей красавицей-женой?
  - Ну, почему же, пытался несколько раз, - заплетающимся языком признал Эш. - Но закончить так ни разу и не смог. Ты понимаешь, вот все у нее не то. Глаза... видишь ли я вдруг обнаружил, что ненавижу черный цвет глаз, кожа... не та на ощупь и слишком смуглая... а мне ведь больше нравится персиковая, лишь слегка поцелованная солнцем. Но главное, - пьяно выставил он палец, - главное - это запах. Меня просто воротит от запаха ее тела, а уж о возбуждении... Да что мне тебе говорить? Небось, сам за столько лет едва ли смог найти женщину, от которой бы не тошнило. Часто вспоминаешь о моей матери, удовлетворяя себя в душе?
  Теперь Ритриэш открыто насмехался, но ему было настолько хреново, что чувства отца его мало интересовали. Тем более в свое время, ведя его в подземные камеры, этот самый отец не особо озаботился чувствами своего сына. Что ему стоило промолчать? Оставить Эшу его призрачное счастье, позволить обманываться несуществующей любовью той, к ногам которой он готов был бросить целый мир? Он казался себе жалким, когда такие мысли посещали его голову, но не мог не думать об этом снова и снова. Особенно одинокими холодными ночами...
  - Зэрод! - гаркнул Ритриэш, зовя всегда снующего где-то поблизости камердинера.
  - Да, господин, - почти сразу возникла в дверном проеме фигура верного слуги.
  - Позови сюда мою дражайшую супругу, - поднимаясь на нетвердые ноги, приказал мужчина. - И кого-то из господ. Неважно кого, кто в коридоре попадется... О, и прихвати несколько самых болтливых служанок.
  Зэрод кивнул и удалился, а Ритриэш, пошатываясь, поплелся к бару, чтобы заменить уже опустевшую бутылку.
  - Что ты задумал? - напомнил о своем присутствии Дэрктан.
  - А что еще может задумать демон, которому в жены досталась шлюха? - пьяно ухмыляясь, спросил Эш, наполняя очередной бокал и залпом выпивая обжигающую жидкость. - Или ты думал, что я ради прииска и нескольких шахт с драгоценными камнями, что дали ей в приданое, соглашусь называть своим чужого ублюдка?
  - Я не предполагал, что у тебя с этой эльфийкой все так далеко зашло, - вопреки ожиданиям молодого принца отец не накинулся на него с обвинениями, а голос его звучал... покаянно?
  Ритриэш с удивлением посмотрел на отца:
  - Интересно, а что же ты предполагал, когда я говорил, что она забрала мое сердце?
  - Я... я думал, что это всего лишь юношеская влюбленность. Что ты молод и спутал это чувство с настоящей любовью и...
  - Какая разница, отец, - раздраженно перебил Эш. - Ведь я отдал свое сердце миражу, несуществующей девушке, но, даже узнав о ней правду, не могу вырезать ее из своей памяти.
  В кабинете повисла тяжелая тишина. Устало развалившись в удобном кожаном кресле, Ритриэш вновь вернулся мыслями к тому времени, когда считал себя самым счастливым на свете демоном. А Дэрктан думал о том, что, наверное, совершил непоправимую ошибку, решив вмешаться в судьбу сына. И что теперь ничего не исправить - эльфийки больше нет в этом мире благодаря стараниям дочери Корлэйша. Конечно, она получила свое наказание и довольно жестокое, но это не вернет мисс Вайол из Коргдара, так же как и не отменит проблем, что возникли и еще непременно возникнут в связи с ее исчезновением. Правитель Жейраша сомневался, что ее отец внял его угрозам.
  Когда в кабинет вошел Зэрод, а следом за ним Дэйдэ с двумя служанками, дамой и господином, имена которых молодой принц не знал, Эш даже не пошевелился в своем кресле. Все они были сбиты с толку и не могли представить, зачем в столь поздний час понадобились Его Высочеству и Его Величеству.
  - Создатель, как же там говорится-то? - задумчиво сдвинув брови, пробормотал принц себе под нос заплетающимся языком, но следующие его слова прозвучали твердо и достаточно громко. - Я, Ритриэш Раэтм, наследный принц Жейраша, при свидетелях отказываюсь от своей супруги, Дэйдэ Отрэст, наследной принцессы Рокэндии, по причине ее неверности, - и уже нормальным голосом, добавил: - Поздравляю Вас, дорогая моя, надеюсь, отец ребенка, что Вы носите под сердцем, будет рад этой светлой новости, а также тому факту, что теперь Вы можете целиком и полностью принадлежать ему.
  Закончив говорить, Ритриэш поднялся со своего кресла и вышел из комнаты, оставив оглушенных новостью демонов в тишине кабинета.
  
  На следующий день весь замок, да и вся столица гудели о том, что наследный принц с позором выгнал свою неверную жену из дворца, разорвав их союз. Репутация Дэйдэ была погублена безвозвратно. На самом деле Ритриэш сомневался, что ее примет даже собственный отец и обезумивший от потери своей эльфийки демон находил в этом какое-то особое удовлетворение.
  А к вечеру следующего дня дворец потрясло еще одно событие.
  После скандала с дочерью правителя Рокэндии, Дэрктан решил распустить двор на некоторое время, потому сегодня вечером ужин протекал в тесной семейной обстановке. За столом сидели только правитель, его сын и несколько особо приближенных к Его Величеству советников со своими дамами.
  Ритриэш как обычно пытался заглушить боль в своем сердце, а еще нетерпеливое ожидание, крепкой настойкой на корне роки. Со дня на день он должен получить доклады от своих людей, которые были посланы в разные концы Залагарда с одной целью - либо найти саму Миллиоку, либо отыскать сильную ведьму, которая обладает достаточными знаниями для того, чтобы найти и вернуть эльфийку, где бы она ни была. Что он будет делать, когда она попадет в его руки, он не знал, ведь где-то внутри него все еще бурлила ярость, вызванная ее предательством. Но в том, что больше не отпустит Милли, Эш был уверен.
  Когда в столовой вспыхнул яркий свет портала, все вздрогнули от неожиданности, а одна из присутствующих за столом дам даже свалилась в обморок, стоило из него показаться чьей-то волосатой лапе.
  Постепенно из портала вышли пятеро стражей руйвимов в боевой ипостаси, за ними, собственно двое руйвимов в статусе Высших Судей Залагарда, о чем свидетельствовали золотые когтистые наросты на белых крыльях, отец Миллиоки и молоденькая девушка, судя по темно-серой коже и абсолютно алым глазам без зрачка из рода проклятых демонов.
  Сидящие за столом демоны застыли в удивлении. Когда-то давно руйвимы, благодаря своим особым способностям, занимали посты судей практически в каждом государстве Залагарда. Они обладали почти божественной силой и обостренным чувством справедливости, о котором, как и об их жестокости к провинившимся, ходили легенды. Но постепенно один за другим они стали уходить высоко в горы, где только на одной им ведомой земле находился их дом. На самом деле многие считали руйвимов вымершими, так давно никто не видел их. Но стоящие сейчас перед демонами двое крылатых мужчин с сияющей кожей, золотыми волосами и золотыми же глазами говорили о том, что раса все еще существует.
  Не меньшее внимание привлекала и девушка из проклятых. Их было мало, так как они гонимы отовсюду, где бы ни пытались найти себе пристанище. Ни одна из рас не хотела, чтобы где-то поблизости, на их землях, жили те, в чьей власти было управлять тьмой, подымать мертвых и создавать из них армии, вытаскивать души из-за грани или прямо из живого тела... Их нарекли проклятыми и выдворили на мертвые земли пустыни Отор, оградив магическим щитом, через который не мог пройти ни один темный демон, не заплатив за это собственной жизнью.
  Но в отличие от остальных Ритриэша больше интересовал совсем другой незваный гость - отец Миллиоки. Он не знал, что тот здесь делает, но где-то в груди подняла свою голову надежда, что, возможно, этот эльф знает, куда делась его женщина. В конце концов, он отец и кому, как не ему, знать, где находится его дочь.
  - Надо же, получилось, - нарушил тишину веселый голос одного из Высших Судей Залагарда. - А ты говорил, что я только для выбивания песка гожусь через столько лет, - хлопнул он по плечу старшего и более хмурого руйвима, глаза которого безошибочно нашли хозяина замка.
  - Среди вас не хватает еще одного, - сухо констатировал он и посмотрел на своего стража - полу-волка полу-человека. Тот на миг замер и, склонившись в поклоне, просто исчез из помещения.
  - Дэрктан Раэтм, я думаю, нет нужды говорить, о чем пойдет речь? - вновь посмотрел на правителя старший из руйвимов. - Будет лучше, если мы все решим наедине.
  Переведя взгляд на отца, Эш заметил, как тот враз потемнел лицом и ссутулился. Нехорошее предчувствие поселилось в душе принца, когда он перехватил полный ненависти и презрения взгляд мистера Вайола, направленный на них. Потому, когда отец поднялся и направился к выходу из трапезной, Ритриэш решительно пошел следом. А попытки правителя избавиться от присутствия сына были проигнорированы.
  Когда все зашли в кабинет, Эш направился к одному из кресел у стола и, развернув его, устроился на нем. Дерктан занял соседнее кресло, а двое руйвимов и проклятая девушка устроились на диване.
  - Итак, начнем, - едва все устроились в кабинете, привлек к себе внимание один и руйвимов. - Мистер Вайол проделал трудный, можно даже сказать нереально трудный путь, чтобы найти наши земли и воззвать к помощи. Мы не могли отказать тому, кто совершил практически невозможное во имя справедливости. Предположения мистера Вайола мы уже успели выслушать, теперь хотели бы услышать Вашу, мистер Раэтм, версию происшедшего, - мужчина кивнул одному из своих стражей, который успел принять человеческий облик, и в руках того появилось несколько записывающих кристаллов. - Врать и изворачиваться не имеет смысла: Боги наделили нашу расу не только силой, но и умением узнавать ложь. И Ваши щиты не помогут. Если не хотите говорить Вы, можно сразу же перейти ко второму варианту...
  - ... и спросить у духов, - перебила руйвима наглая проклятая, растянув алые губы в милом оскале. - В отличие от людей они не могут лгать, так же как и не выполнять приказы того, кто их вызвал из-за грани.
  - Я предпочитаю первый вариант, - отозвался второй руйвим. - Ничего личного, Рэма, просто, когда при нашей последней встрече ты пыталась вызвать духа погибшего родственника какой-то бедолаги, мне пришлось иметь дело со стражем подземного мира мертвых. Мне не понравилось.
  - Гирл, это было триста лет тому назад, - зло прошипела проклятая.
  - Думаешь, за это время подземные стражи стали милыми парнями? - насмешливо приподнял бровь тот. - Если бы я тогда не решил развеять скуку прогулкой по какому-то городишку...
  - Гирлимаалшайарин! - раскатом грома прогремел в библиотеке голос старшего руйвима. - Если ты не против, мы вернемся к делу.
  - Уже молчу, учитель Тиргн, - вмиг стал серьезным Гирл.
  - Итак, Ваш выбор, мистер Раэтм? - перевел твердый взгляд на правителя старший руйвим. - Как видите, мистер Вайол отлично подготовился и мы в любом случае сегодня услышим правду, от Вас или нет уже не столь важно.
  Глаза Дэрктана опасно полыхнули, а руки по самый локоть окутали молнии. Он терял контроль над своим демоном, а значит, ему есть что скрывать. Эш был уверен - сегодняшний вечер в очередной раз навсегда изменит его жизнь.
  - Я бы посоветовал Вам унять своего демона, мистер Раэтм, - спокойно сказал Тиргн. - Вы же понимаете, против нас ваши демоны бессильны, так же как и вся дворцовая стража.
  Понимая, что слова Высшего Судьи Залагарда - чистая правда и он загнан в угол, Дэрктан прикрыл глаза и попытался успокоиться. А когда открыл, встретился с напряженным взглядом собственного сына. Он понимал, что его слова оттолкнут Ритриэша от него и не помогут никакие оправдания. Да он и не думал оправдываться, еще несколько дней тому назад осознав, какую крупную ошибку совершил.
  - Хор-рошо, - прорычал правитель Жейраша, - я признаю, что показания Зайлиллы Дигойл и Эритиолла Ришмора в отношении Миллиоки Вайол не соответствуют действительности и даны под давлением.
  Оглушительный грохот заставил всех обернуться к тому месту, где сидел наследный принц. Сейчас массивное кресло было отброшено в другой угол комнаты, а сам Ритриэш стремительно терял контроль над своим демоном, о чем свидетельствовали окутывающие всю его фигуру молнии, которое собирались в смертоносный шар на раскрытой ладони правой руки.
  - Ты ответишь за это, - прорычал он, не отрывая горящего яростью взгляда от своего отца.
  - Но не сейчас, - спокойно возразил один из стражей руйвимов, молниеносно перемещаясь прямо к освирепевшему демону и окутывая его своей подавляющей магией.
  - Я бы хотел все-таки дойти до конца в этой истории, - сказал до сих пор молчащий мистер Вайол.
  - Вы хотите вызвать души своей воспитанницы и помощника? - спокойно спросил руйвим по имени Тиргн.
  - Не хочу, чтобы у этого, - презрительный кивок в сторону Дэрктана, - была возможность выкрутить все наизнанку и снова опорочить имя нашего рода. Даже малейшего шанса.
  - Ну что ж, справедливо, - кивнул руйвим и посмотрел на уже потирающую руки проклятую, - хотя нашего заключения могло бы быть вполне достаточно.
  Но едва Рэма вышла на середину комнаты и вокруг нее заклубился черный туман, кабинет прорезала яркая вспышка портала, из которого вышли страж и заметно помятый Верховный Судья королевства Жейраш - Хэмдан Корлэйш.
  - Вы вовремя, - кивнул Тиргн своему стражу. - Продолжай, Рэма.
  Почти рассеявшийся черный туман снова начал уплотняться вокруг тоненькой фигурки девушки, постепенно превращаясь в воронку. Абсолютно белые искрящиеся волосы взметнулись вверх, придавая ей дьявольский вид, а в ладони вытянутой руки начал формироваться и уплотняться сверкающе-черный шар, повинуясь слетающим с алых губ словам заклинания.
  Бросив шар у своих ног, Рэма прошептала еще несколько слов и он начал превращаться в некое подобие портала, расходясь в диаметре и превращаясь в огненно-черную воронку.
  Присев около этой воронки на колени, девушка быстро зашептала что-то на не понятном никому языке, одновременно выхватывая из высоких сапог кинжал и проводя им по внутренней стороне руки - от локтя до запястья. Ее кровь, исчезающая в черной воронке, была платой проводнику духов.
  - Я повелеваю, - закончила она, и тот час над воронкой проявились два полупрозрачных пятна.
  Постепенно в не имеющих определенной формы парящих пятнах определялись женская и мужская фигуры.
  Подойдя к ним, Рэма прошептала заклинание, а потом протянула им свою окровавленную руку, к которой те мгновенно припали жадными губами.
  - Это не продлится долго, - повернулась она к руйвимам. - Поэтому постарайтесь задавать вопросы по существу. Они смогут говорить ровно столько, сколько на них будет действовать моя кровь.
  На своеобразный допрос ушло не более пятнадцати минут, после которых в кабинете повисло молчание. А спустя мгновение в сторону Дэрктана и Корлэйша одновременно метнулось две фигуры - разъяренного эльфа и испепеляющего все своими молниями демона.
  - Прекратить, - прогромыхал голос Тиргна и две фигуры оказались отрезанными от сидящих в помещении существ невидимым, но прочным щитом. - Если вы сию секунду не успокоитесь, мы продолжим без вас.
  Вот только если эльфу хоть с трудом, но удалось взять себя в руки, то Ритриэша пришлось оттаскивать от Корлэйша двум стражам руйвимов, которые уже готовы были выдворить сына правителя из кабинета.
  - Теперь Вы, мистер Корлэйш, - бесстрастно наблюдая за тем, как стражи пытаются сдержать разъяренного демона, продолжил Тиргн. - По словам мистера Вайола, Вы последний, кто видел мисс Вайол. Она пропала, отправившись с Вами на прогулку. Так как Рэма не смогла найти ее дух в царстве мертвых, логично предположить, что она все еще жива и что именно Вы знаете, где ее найти.
  Ритриэш замер, сбрасывая уже с почти трансформировавшегося тела руки стражей и медленно разворачиваясь в сторону Верховного Судьи и отца. Сказать, что в нем сейчас бушевала жажда убийства, значило бы сильно приуменьшить ту гамму чувству и те желания, что он сейчас испытывал. И в настоящее время ему было абсолютно все равно, что его гнев направлен на единственного родного ему человека - на отца. Но... Его отец никогда не отнял бы у своего сына то, что любому демону дороже любых богатств и власти. Его отец никогда не променял бы честь на клочок земли да на договора с соседним государством, какими бы выгодными для Жейраша и него лично они ни были. Его отец... нет, стоящий перед ним демон отныне не его отец. Видимо, он просто не замечал, что тот безвозвратно ушел, так и не найдя свою любимую, а его место занял расчетливый, циничный правитель. Такой заслуживает на достойное проступка наказание. А оно может быть только одним - смерть.
  - ... на земли Коргдара, - тихие слова Корлэйша заставили Ритриэша отвлечься от кровавых мыслей, а потом и содрогнуться в ужасе, когда до него дошло, о чем речь.
  Его Миллиока, его нежная эльфиечка оказалась в том диком мире и сейчас непонятно как вынуждена выживать!
  Глаза снова заволокло красной пеленой ярости, и жажда убийства заиграла в венах. Он уже давно утратил контроль над демоном, и только странная магия руйвимов и сдерживающий щит стражей позволяли ему оставаться в здравом уме и не устроить в кабинете кровавую бойню.
  - Она уже наказана - лишена магии и отправлена в исправительную колонию на полстолетия, - сквозь пульсирующую в висках кровь доносились до Эша слова Верховного Судьи Жейраша. - А Ваши стражи как раз забрали меня от ведьмы Кловдэла, которая может вернуть ее. Нужна лишь капля ее крови... или кровь ее родителей.
  - Что-то мне подсказывает, что не по доброте душевной ты собирался вернуть ее, - задумчиво потер подбородок Гирл.
  - Зато, кажется, я догадываюсь, - недобро блеснули глаза проклятой демоницы. - Что, по душе пришлась девочка? Ты многого недоговариваешь, но... Высшие Судьи Залагарда, позволите ли Вы выбрать мне наказание для этого демона? - спросила она, одновременно протягивая свою руку Тиргну, чтобы тот смог считать ее мысли и убедиться в их чистоте и бескорыстии.
  - Позволяю, - усмехнулся тот, полностью одобряя план девушки.
  Этот демон заслужил на такое наказание - никто не смеет безнаказанно мнить себя Создателем и играть судьбами людей. Тиргн присудил бы аналогичное наказание и правителю Жейраша, но, к сожалению, не мог сейчас этого сделать. Принять бразды правления королевством молодой наследник пока не готов и вряд ли будет в ближайшем будущем. Слишком горька и сокрушительна его потеря, и в ней отчасти виноват он сам.
  Пока руйвим предавался раздумьям и выбирал достойное наказание для Дэрктана Раэтма, демоница обхватила удерживаемого двумя стражами Верховного Судью за голову и, смотря прямо в черные глаза, начала шептать заклинание. Это было страшное наказание - некогда могущественный демон на четыре сотни лет станет рабом одного из надсмотрщиков подземного мира мертвых. Это был долг, который Рэма отдавала за вызволенного ею когда-то раба. И стоило признать, отдавала она его с удовольствием. Просто ее женское сердце не смогло остаться безучастным к бедам другой девушки, почти несмышленого ребенка, а то, что демонице при помощи своей магии удалось увидеть в памяти Судьи, укрепило ее в мысли, что такое наказание более чем заслужено.
  За всем происходящим никто, кроме стражей, и не заметил, как наследный принц королевства Жейраш поспешно удалился из кабинета, прижимая руку к груди.
  Сам же Ритриэш был решительно настроен найти упомянутую Верховным Судьей ведьму и забрать свою эльфийку из чужого мира. А все необходимое у него есть...
  Демон достал из-за ворота рубашки висящий на цепочке медальон - подарок Миллиоки на его день рождение. Это своего рода оберег, который дарят эльфийки своим возлюбленным, - локон сияющих золотом каштановых волос и несколько капель крови в магической "ампуле".
  "Чтобы всегда быть рядом", - так она объяснила тогда.
  Более высокой степени доверия она не могла ему оказать, так же как и не могла более искренне продемонстрировать свои чувства, а он... Нет, он не будет об этом думать сейчас. Сначала нужно вернуть Миллиоку, а все остальное подождет, даже месть...
  
  ***
  
  Миллиока Вайол
  
  Вокруг меня начали твориться странные вещи... или просто этот мир сошел с ума, и я случайно попала в эпицентр безумия? Иначе как объяснить тот факт, что люди вокруг меня начали исчезать?
  Первым пропал этот противный управляющий Зокра - Ростан.
  Вот просто взял и исчез!
  Я не сетовала, отнюдь. Особенно если учесть, что после ухода Биртона он снова начал проявлять свой нездоровый интерес к моей персоне. И однажды он просто накинулся на меня прямо в моем собственном доме! Тогда Кардэ попытался доходчиво объяснить демону, что ему отныне тут не рады, а когда убедился, что до него дошло достаточно хорошо, вышвырнул из дома. С одной стороны я испытала облегчение, а с другой - переживала, что теперь он начнет пакостить мне на каждом шагу и что это может негативно сказаться на делах Вистола.
  Какого же было мое изумление, когда на следующей день с утра пораньше Риста огорошила меня новостью, что Ростан исчез, а поскольку правитель не терпит безответственности, то, скорее всего, его снимут с должности и назначат нового управляющего Зокра. И к вечеру следующего дня в городе действительно появился новый управляющий - довольно благородный, как на первый взгляд, оборотень. Вездесущая Риста даже умудрилась узнать, что у него есть семья и ребенок и что вскоре они должны переехать сюда.
  Вторым пропал Лэгра.
  То есть он не совсем пропал - его назначили в один из приграничных городов. Как заметила все та же Риста, правитель Дантайра, которому начальник стражи приходится кузеном, просто устал от его постоянных выходок и решил, что малышу Лэгра пора взрослеть и набираться ума.
  За ними последовала мадам Гаронж. Противнейшая женщина и полюбовница Ростана. Ей отчего-то взбрело в голову, что я пытаюсь отбить любовь всей ее жизни, нагло соблазняя ее мужчину своими прелестями. Назвать простым облегчением то чувство, что я испытала в связи с переездом этой змеи, которая начала плеваться ядом с удвоенной силой, стоило тени дракона Биртона покинуть стены города, было бы, по меньшей мере, преуменьшением. Мне даже дышать стало легче от осознания, что она больше не будет пытаться уколоть меня побольнее при каждой встрече и, что самое главное, не будет настраивать горожан против меня. Все-таки в этом городе мне предстояло жить не один год, если мне, наконец, не улыбнется удача с загородным домом. Но самое главное, в этом городе предстояло жить и вести дела отца Леристану, когда он вырастет.
  Вообще за последнюю неделю вокруг меня стало непривычно спокойно. Даже когда рядом был Биртон, оставались те, кто решался зайти ко мне чашечку чая или напроситься составить компанию во время прогулки. А мне было неспокойно от любого мужского внимания, а любая попытка подружиться со стороны женщин вызывала подозрение. Понимала, что веду себя, по крайней мере, глупо, но знала, что больше никогда не смогу так свободно, как раньше, сходиться с людьми. Поэтому эта неделя действительно была для меня просто сказочной. До обеда я, как и раньше, пропадала в библиотеке, постепенно открывая для себя новый мир, а когда у Леристана заканчивались занятия, мы отправлялись на прогулку верхом или просто ходили гулять в парк. Вечерами ко мне в гости часто заглядывали Тарго или близняшки... Но, к сожалению, все хорошее имеет плохую привычку быстро заканчиваться. Первые предчувствия того, что моей спокойной жизни снова пришел конец, появились, когда сегодня днем в библиотеку зашел Кардэ и доложил о том, что в гостиной меня ожидает некий Ютергран Дагост. Точнее оно, это предчувствие, появилось еще утром и переросло в уверенность, когда я увидела небрежно развалившегося в кресле у камина дракона. Того самого, что я лечила на кануне маскарада: с наглыми ореховыми глазами и соблазнительным голосом, от которого сердце сбивается со своего ритма.
  - Ну, привет, маленькая каоли Миллиока, - расплылся в улыбке этот дракон, едва я зашла в гостиную. - Надеюсь, ты не обижаешься на меня? Мне в тот же вечер пришлось срочно лететь в столицу Империи, извини, но раньше я не мог выделить время для встречи с тобой.
  Я даже застыла от такой наглой самоуверенности, огромными удивленными глазами уставившись на мужчину.
  - Да уж как-то пережила Ваше отсутствие, - все еще не веря своим ушам и немного огорошенная такой наглостью, тихо ответила я, растягивая слова.
  Он встал и сделал несколько шагов ко мне, заставив опасливо попятиться. Что-то дикое и... притягательное было в его взгляде. Что-то такое, что пугало и в то же время влекло меня к этому дракону.
  - Зови меня Ютергран, - улыбнулись мне и уже серьезно добавили, не отрываясь, глядя в мои глаза. - И если честно, мне безумно, просто до одури хотелось забрать тебя прямо с того бала, несмотря ни на что. Просто провести с тобой время, сходить в ресторан, поговорить, узнать тебя лучше... я уже знаю, что ты невероятно добрая, и мне очень хотелось бы понять, может ли девушка с глазами цвета фиалок быть моей... и могу ли я сам принадлежать ей. И не передать словами, как мне было тяжело улететь, оставляя тебя твоему кавалеру. Я прекрасно понимаю, что Биртон - достойный дракон, но готов попробовать, готов бороться за твое внимание.
  Я подозрительно прищурилась, пытаясь понять, чего же на самом деле добивается стоящий в нескольких шагах от меня мужчина. Но сколь долго я бы ни смотрела, в ореховых глазах с зелеными искрами вокруг зрачка была только искренность и еще... глубоко спрятанный страх быть отвергнутым. Смутившись, опустила взгляд - кроме Биртона и Вистола в этом мире никто из мужчин не воспринимал меня чем-то большим, нежели просто красивым трофеем. Вообще в моей пока еще недолгой жизни было много тех, кто говорил "Я хочу...", но как же мало было тех, кого действительно интересовало, чего хочу и что чувствую я. Искренность этого дракона подкупала, что вкупе с моей реакцией на него подталкивало к очередной глупости. Но, Светлая Создательница, как же я устала от холода в сердце, от бессонных ночей и мокрых от слез подушек, когда мою память посещал Он. А рядом с этим едва знакомым мне мужчиной почему-то становится теплее, и если к Биртону или Вистолу я испытывала дружескую привязанность, то рядом с ним мое сердце начинает биться чаще. Молодое и горячее, оно не хотело оставаться в ледяных тисках и, даже несмотря на причиненные страдания, стремилось любить и дарить свое тепло...
   - Не делай так, - услышала совсем рядом тихий хрипловатый голос и теплые пальцы коснулись уголка губ, заставляя меня напрячься, а сердце сладко замереть.
  А еще пришло осознание того, что, как всегда уйдя в свои мысли, я закусила губу. Покраснела, правильно истолковав взгляд ореховых глаз, и отошла на несколько шагов, почти упершись спиной в стену около двери.
   - Не переживай, я не собираюсь набрасываться на тебя, - обезоруживающе улыбнулся мужчина, обуздывая еще секунду тому назад полыхавший во взгляде огонь и возвращаясь к своему креслу. - Так что ты скажешь? Согласишься ли прогуляться сегодня со мной, скажем, в парк?
  Светлая Создательница, как же мне хотелось согласиться! Глубоко в груди все еще жил страх, а тело все еще помнило, что предательство может глубоко ранить не только сердце, но...
   - Да, я согласна, - ответила я и, замявшись буквально на несколько секунд, добавила: - Биртон... он... дорог мне как друг.
  Мне отчего-то не хотелось, чтобы Ютергран думал обо мне, как о какой-то ветреной особе, способной броситься в объятия другого, стоит ее кавалеру отвернуться. А что подумают остальные... что ж, с этим я разберусь потом. В конце концов, я никогда не давала повода думать, что Биртон мне больше, чем друг. И потом, что может быть плохого в нескольких дружеских встречах? Внутренне застонала, понимая, что не сильно успешно пытаюсь найти для себя оправдание. Биртон столько сделал для меня, а я... нет, я не могла так поступить с ним. Но вырвавшегося согласия уже не вернуть, так же как и признания. Глупая!
  - Но только одна встреча, - решительно посмотрела на мужчину, от расслабленной позы которого уже не осталось и следа.
   - Не знаю, какие ужасные мысли посетили тебя сейчас, но, надеюсь, мне удастся изменить твое решение, - внимательно всматриваясь в мои глаза, сказал Ютергран.
  Я серьезно опасалась, что ему это действительно удастся. И, как оказалось спустя буквально несколько часов, опасалась вполне обосновано. Незаметно для себя самой я оказалась под влиянием его обаяния и покорена веселым нравом. На время нашей прогулки он заставил меня забыть обо всем на свете - о предательстве и потерянной любви, о потерянных в другом мире родных и переживаниях по поводу нашего с Леристаном будущего в этом. Мы говорили обо всем и ни о чем конкретно, не заговаривая о личном, но в то же время осторожно узнавая друг друга. Так легко и просто мне не было уже очень давно...
   - Миллиока? - позвал меня Ютергран, когда я, облокотившись о перила мостика, смотрела на грациозных лебедей, что плавали в парковом пруду.
   - Да?
   - Помнишь, я говорил тебе сегодня, что летал в столицу Империи? - спросил он, серьезно и несколько напряженно всматриваясь в мои уже обращенные к его лицу глаза. - Я уже говорил по этому поводу с каоли Тарго, и она согласилась поговорить с тобой, но раз уж так вышло, что ты сейчас со мной, то я хотел бы сам попросить тебя...
   - О чем? - подтолкнула я дракона, когда тот вдруг замолчал.
   - Как ты знаешь, много тысячелетий тому назад на наши земли пришли захватчики из другого мира, которые построили в Коргдаре порталы, способные связать между собой два мира. Я не буду говорить о том, что тебе, несомненно, и самой прекрасно известно, скажу лишь, что нам с братьями удалось изучить эти порталы и приспособить их под свои нужды. Мы создали небольшие мобильные порталы и завязали их на единственный не запечатанный полностью стационарный портал в Империи Лакхар. Это портал в Лакроне. За последние полтора месяца ты спасла жизни многим воинам, пострадавшим на границе, но я хотел бы попросить тебя о большем. В армии красных начали использовать какой-то странный, неизвестный нам яд, в котором наши враги смачивают стрелы и свои клинки. Наверное, ты заметила, что количество отравленных воинов значительно увеличилось. Но дело в том, что яд действует по-разному на представителей разных рас. Если я смог продержаться в небе двое суток, то оборотню достаточно всего лишь дня, чтобы распрощаться с жизнью, а демону и того меньше, самые слабые из нас погибают за считанные часы. При помощи мобильных порталов мы получили возможность быстро переправлять раненых в столицу Дантайра, но оттуда около суток полета до Зокра и, как ты понимаешь, пережить его смогут далеко не все. Миллиока, я хочу попросить тебя перебраться в Лакрон.
  Он продолжал пытливо всматриваться в мое лицо, а я отвернулась и стала задумчиво наблюдать за лебедями. В принципе такой просьбе просто не в силах отказать ни один целитель, но с другой... у меня только-только все наладилось в Зокра. Мне не хотелось бросать уже более-менее налаженную жизнь и очертя голову нестись в абсолютно незнакомый мне город, более того - столицу. И уж тем более не хотела тащить за собой Леристана, у которого тут уже появились свои друзья. Но вправе ли я ради собственного спокойствия и комфорта жертвовать жизнями людей? Среди целителей считается преступлением высшей степени тяжести пройти мимо того, кто нуждается в помощи и не помочь.
   - Хорошо, - спустя какое-то время ответила я и даже услышала вырвавшийся из груди мужчины вздох облегчения. - Но у меня будет несколько условий.
   - Миллиока, клянусь, я позабочусь о тебе, - разворачивая меня за плечи к себе лицом, горячо пообещал он. - Лучший дом, слуги... я...
  - Этого всего мне не нужно, - остановила я мужчину. - Я возьму своих слуг, которым могу доверять, а мой управляющий делами сам подыщет и снимет дом, который будет больше всего соответствовать моим требованиям. Что касается просьбы, то она будет касаться деловой сферы.
  Я, извиняясь, посмотрела в ореховые глаза, так как чувствовала себя не в своей тарелке, требуя что-то за помощь раненым. Но я не должна забывать, что сейчас моя первостепенная задача - забота о сыне того, кто дважды спас мне жизнь, и раз уж меня выдирают из зоны комфорта, то не должны отказать в одной небольшой услуге.
  Мистер Рист - управляющий делами Вистола - уже около месяца постепенно вводит меня в курс дел принадлежащей Ольгресту компании. Сейчас идет работа над новым крупным проектом, и мистер Рист не на шутку встревожен, что конкуренты могут поспособствовать тому, что комиссия главного банка Дантайра его не одобрит и компания не получит необходимые для реализации деньги. Между тем, какой бы далекой от деловой сферы я ни была, но полученных за последний месяц знаний мне вполне хватило, чтобы понять - в случае успеха проекта будущее Леристана будет обеспечено. Осталось решить лишь одну "незначительную" проблему с более крупными конкурентами и подкупленными ими людьми в комиссии банка. Насколько я успела понять по разговору с Ютерграном, для него выполнение этой небольшой просьбы вполне посильная задача.
  - По сути это просто просьба активировать работу контролирующих органов Дантайра, - добавила я. - Нам не нужно, чтобы наш проект "протаскивали", мы просто хотим непредвзятого рассмотрения. Если Ваши связи позволят сделать это, думаю, не одна наша компания будет Вам благодарна, если же нет... мое согласие у Вас все равно есть.
  - Без проблем, - тут же заверил меня Ютергран. - Только скажи, и нужная сумма будет лежать на столе твоего управляющего уже завтра без всяких этих рассмотрений, утверждений и прочей волокиты.
  Я удивленно посмотрела в серьезное лицо мужчины - он же даже не догадывается, о каком кредите идет речь.
  - Моя сокровищница вытянет любую сумму, - усмехнулся дракон, правильно истолковав выражение моего лица.
  - Нет, Ваших денег нам не нужно, - покачала я головой, одновременно нахмурившись от такого предложения и осознания того, что, наверное, Ютергран не так прост, как мне показалось сначала.
  Однако сосредоточиться на чем-то важном, но неумолимо ускользающем мне не дал дракон, снова увлекший меня разговором. А потом я была занята встречей с управляющим, выбором дома в столице и сборами. Тяжелее всего было уговорить на переезд Леристана - мальчик не хотел оставлять своих новых друзей, и на какую-то секунду я даже почувствовала себя виноватой от того, что снова переворачиваю с ног на голову его только наладившуюся жизнь. И хоть в принципе Леристан не был капризным ребенком, но в этот раз мне пришлось долго уговаривать его, что в Лакроне у него непременно появятся новые друзья. Окончательно примирить его с фактом переезда помог лишь тот факт, что в столице находится единственная школа военного искусства для детей, где будущих мужчин учат стрелять из лука, махать мечами и технике рукопашного боя. Вытребовав с меня клятвенное обещание устроить его туда, Леристан сразу воспрянул духом и отъезда ждал с плохо скрываемым нетерпением.
  А спустя три дня к нам в дверь снова постучал Ютергран, который, несмотря на все мои уговоры, вызвался быть нашим сопровождающим. Леристан к нему сначала относился насторожено, но дракону удалось на удивление быстро расположить его к себе и на первом же привале, они занимались тем, что махали небольшими деревянными мечами, выуженными из багажа ребенка.
  К слову, наличие у меня сына, для Ютерграна не стало неожиданностью, как и то, что он названный. В принципе, удивляться было нечему, но где-то внутри зазвенели тревожные колокольчики - мне не хотелось, чтобы этот не в меру наглый и любопытный дракон совал свой нос в мое прошлое. По крайней мере, пока.
  Через полтора дня пути мы прибыли в Лакрон. Дом я выбрала небольшой, но уютный. Он находился в стороне от домов знати, но в то же достаточно близко к дворцу, на территории которого и находился единственный в Коргдаре функционирующий межмирный портал перестроенный черными драконами под собственные нужды.
  Времени обустроится на новом месте и отдохнуть с дороги мне не дали - Ютергран, рассыпаясь в извинениях и явно чувствуя себя виноватым, сразу же потащил меня в лечебницу, под которую был выделен чей-то внушительный дом, находящийся около дворца.
  - Это каоли Заур и каоли Олинда, - представил меня Ютергран мужчине и женщине, что встретились нам в главном холе. - Это лучшие каоли Лакрона и мои хорошие знакомые.
  - Миллиока Вайол, - слегка склонила голову в приветствии я.
  - Мисс Вайол обладает особой магией исцелять любые ранения, даже нанесенные ядовитым оружием, - сразу пояснил Ютергран. - Она будет помогать вам, но только в тех случаях, когда ваши знания будут бессильны.
  Я немного смутилась, оказавшись под прицелом двух пар глаз, смотрящих на меня со смесью неверия и любопытства.
  - Заур, я не для того так спешил привести мисс Вайол сюда, чтобы бы ты пялился на нее, - раздраженно рыкнул Ютергран, заставив меня вздрогнуть и удивленно посмотреть на него.
  - Да-да, конечно. Прошу за мной, мисс Вайол - спохватился мужчина и, что-то передав каоли Олинде, развернулся в сторону одной из выходящих в огромный главный холл дверей.
  - Прости, но ничего не могу с собой поделать - мне не нравятся, когда другие мужчины так пристально тебя рассматривают, - склонившись к моему уху, сказал дракон, увлекая меня следом за собой.
  - Отравленных мы разместили в твоей большой гостиной и примыкающей к ней комнате для развлечений, - обратился каоли уже к Ютерграну. Так он выделил свой дом для раненых? Мое сердце дрогнуло, а уровень уважения вырос сразу на несколько пунктов. - За это время нам удалось на основе имеющихся у нас снадобий создать зелье и мазь, которые способны замедлить процесс распространения яда в крови, но мы все еще пока невообразимо далеки от создания противоядия.
  В голосе мужчины слышалось плохо скрытое отчаяние с нотками злости, вызванными собственным бессилием.
  - Мисс Вайол, надеюсь, Вы действительно способны помочь этим воинам, - взглянув в мои глаза, тихо прошептал мужчина и, открыв двери, вошел в провонявшее болью и смертью помещение.
  На какое-то мгновение я задохнулась от этой вони и вида уложенных рядами прямо на пол мужчин. Сколько их тут? Пятьдесят? Или еще больше? Хватит ли у меня сил вылечить их всех?
  - Тут лежат те, чье время уже на исходе, - подведя нас к лежащим справа от входа мужчинам, произнес каоли.
  Я застыла на какие-то секунды, борясь с тошнотой и страхом не справиться. Словно прочитав мои мысли, Ютергран поймал мою ладонь и легонько сжал ее в знак поддержки. Перевела на него почти жалобный взгляд.
  - Не переживай, у тебя все получится, - немного грустно улыбнулся мне дракон, видимо и сам прекрасно понимая, что мне вряд ли хватит сил спасти всех пострадавших.
  Я рассеяно кивнула и, раскинув руки, позволила своей магии заструиться по венам, окутать кисти и пальцы синим сиянием. Закрыв глаза и сосредоточившись на синих нитях, что тянулись от моих пальцев, окутала своей магией сразу четырех воинов. Излечивать, не прикасаясь, да еще не одного, а нескольких больных одновременно могли только владеющие целительским даром высшей ступени. Эту способность я открыла у себя несколько недель тому назад, когда Тарго привела в свою лечебницу к двум молодым оборотням, чье сердцебиение уже было едва различимым из-за бегущего по венам смертельного яда. Выбрать одного из них означало приговорить к смерти другого. Именно тогда я попробовала эту технику исцеления, надеясь, что смогу хотя бы частично очистить кровь от яда и поддержать поврежденные органы, чтобы потом уже спокойно исцелить одного, а потом и другого воина. Но в процессе поняла, что мне не обязательно сосредотачивать на одном - моего умения достаточно, чтобы вылечить обоих без непосредственного контакта. А еще приятным сюрпризом стал тот факт, что при таком способе лечения магический резерв использовался более экономно. Чем это вызвано, я не знала, но своим новым возможностям была несказанно рада, особенно в это самое мгновение.
  Сейчас я значительно усложнила себе задачу, но эти воины были не просто плохи, они уже были у грани, о чем свидетельствовали посеревшая кожа лица и едва ощутимое биение их сердец.
  Едва сдержала внутреннее ликование, когда последняя капля яда покинула тела воинов. Затраты магии были не сильно большими, но все равно я понимала - моего резерва недостаточно, и "вытянуть" магию из этого мира мне вряд ли удастся. Потому пришлось, скрепя сердце, делать выбор - лечить тех, кто уже подходил к грани, и оставлять тех, кто мог продержаться еще сутки или двое. Но даже на их исцеление мне едва хватило резерва.
  Все это время Ютергран ни на шаг не отходил от меня, сначала поддерживая морально, а сейчас и физически. Отринув все правила приличия, он придерживал уже шатающуюся от истощения меня за талию и всем своим видом демонстрировал крайнюю степень недовольства моим упрямством. Нет, а что он хотел, приводя целителя к умирающим? Закончив исцелять последнего их тех, кого я определила в зону риска, я, отринув все правила приличия, прислонилась спиной к широкой груди Ютерграна.
  - Каоли Заур, - донесся до нас женский голос. - Прибыли еще раненные. Десять с отравлением, двое из них в тяжелом состоянии. И еще пятеро просто с тяжелыми ожогами и ранениями.
  Ответа оторвавшегося от осмотра раненых каоли я не слышала - меня захлестнула паника. Повернувшись в руках дракона, я беспомощно посмотрела на него.
  - Идем, ты сделала все, что было в твоих силах и поверь мне это не мало, - улыбнулся одними губами Ютергран.
  - Не переживайте мисс Вайол, наши зелья заставят продержаться даже самых безнадежных еще около двух суток, - сказал подошедший к нам Заур.
  Да, но это не означает, что я буду успевать пополнять свой резерв. В этом магически истощенном мире мне требовалось около двух-двух с половиной суток, чтобы мой резерв полностью восполнился. Моих сил просто не хватит, если каждый день будет поступать более десяти-двадцати отравленных.
  - Нет, стой! - остановила Ютерграна, когда тот все так же поддерживая меня, сделал шаг в сторону выхода.
  - Я не позволю тебе, Миллиока, - твердо взглянул в мои глаза дракон, еще сильнее стискивая мою талию своей рукой. - Я дорожу своими воинами, но не на столько, чтобы рисковать тобой. Подумай сама, разве будет кому-то лучше от того, что ты исчерпаешь себя и в лучшем случае сляжешь с магическим истощением, а то и вообще перегоришь? Посмотри, скольким воинам ты сегодня спасла жизнь, и подумай, скольким еще сможешь спасти. Это война, Миллиока, и она в любом случае возьмет свою кровавую дань. Так что лучше побереги себя, чтобы отдать ей как можно меньше жизней. Не заставляй меня жалеть о том, что я решился попросить твоей помощи.
  - Я не собираюсь исчерпывать себя, просто попробую хоть немного пополнить свой резерв магией мира, - тихо ответила я, закрывая глаза и пряча лицо на широкой груди.
  Взятых сил как раз хватило, чтобы вылечить двоих новоприбывших, после чего меня решительно вывели из дома и, усадив в карету, доставили домой, где отпаивали цветочными чаями и не отходили практически не на шаг. А я просто сидела и думала о том, что все же моей магии не хватит, если наплыв раненых не уменьшится.
  - Скоро все должно прекратиться, во всяком случае, мы все на это очень надеемся, - попытался успокоить меня Ютергран, когда я поделилась с ним своими переживаниями. - Эта вечная то затухающая, то разгорающаяся с новой силой война надоела не только нам. Наследники второй ветви правящей династии красных драконов тоже устали от этой бессмысленной вражды, так же как сами воины и простые люди. В Империи Краш со дня на день готовится переворот и если все пройдет успешно уже через две недели - месяц в Лакроне состоится подписание мирного договора. Так что недолго осталось...
  
  Глава 9
  
  Спустя пять дней действительно столицей пронеслась весть, что армии красных перестали идти в наступление и что, якобы, представители правящей династии Дарганитов были свергнуты наследниками династии Рисхов.
  В этот день, выходя из лечебницы, обустроенной в доме Ютерграна, я улыбалась - последний раненый был исцелен, а известие о длительном перемирии и возможном подписании договора о мире дарило надежду на то, что больше моей помощи в Лакроне не нужно. Я устала и безумно хотела вернуться домой, в Зокра. Вот только оказалось, что я сама себя перехитрила, когда уговаривала Леристана перебраться в столицу. Три дня тому назад Ютергран выполнил мое обещание и устроил мальчика в детскую военную школу. Теперь этот сорванец только и делает по вечерам, что восторженно трещит о ней без умолку или демонстрирует обретенные там знания. И вот как мне теперь быть?
  - Миллиока?
  Я вздрогнула и обернулась, услышав знакомый, но уже почти забытый голос. Ко мне стремительно приближался высокий черноволосый мужчина с пронзительными серыми глазами, которые сейчас с долей неверия и надежды напряженно всматривались в мою закутанную в дорожный плащ с капюшоном фигуру.
  - Шергран?
  - Слава Богам, с тобой все в порядке, - в одно мгновение преодолев разделяющее нас расстояние, воскликнул дракон, хватая меня за плечи и стискивая их, причиняя легкую боль. - Глупая девчонка! Как же я переживал за тебя, когда, прилетев в Оргон, узнал от каоли Виоллы, что Вистол решил убраться из города и забрал тебя с собой. Я же даже не знал, кто этот чертов оборотень и где вас искать! Я летал в Гор, но оказалось, что вас среди прибывших нет! Оставалось только надеяться, что вы остались в живых и что твой дар рано или поздно выведет меня на тебя. И если честно, я надеялся, что это произойдет намного раньше. Ты хорошо скрывалась...
  И спасибо за это Тарго, ну и еще тем, кого я лечила, - не умей они держать язык за зубами, слава о моих способностях, наверное, уже достигла бы земель красных драконов. В Лакроне же удержать в тайне свой дар не было ни малейшего шанса, и уже на третий день моего пребывания здесь добрая половина города знала о девушке, обладающей необычной магией исцелять. На удивление тут к моему дару отнеслись несколько иначе, чем в приграничном городе, и на меня смотрели больше со смесью трепетного благоговения, восторга и уважения, чем со страхом или презрением. Но вот то, что мне это нравилось больше, я сказать не могла - столь пристальное внимание к моей персоне несколько раздражало. Так что в принципе не удивительно, что Шерграну удалось узнать, где я, удивляло другое - как он не смог сделать этого раньше. Однако сейчас меня интересовал несколько другой вопрос:
  - Как каоли Виолла?
  - Передавала привет, если мне удастся тебя отыскать, - усмехнулся дракон, опуская свои руки с плеч и беря в плен мои ладошки. - Красным драконам так и не удалось захватить Оргон. Хотя стоит признать, они не особо-то и старались - не только у нас вся эта потеха с войной в печенках засела. Да и этот яд значительно уменьшал наши шансы на победу. А ты молодец, - вдруг похвалил меня мужчина, проведя костяшками пальцев по щеке и заставляя меня аккуратно отступить на шаг назад, - стольких ребят спасла. О тебе в лагерях уже чуть ли не легенды складывают. Говорят, что, наверное, сами Боги стали на нашу сторону, послав прекрасного ангела, одаренного необычной магией возвращать к жизни тех, кто уже подошел к грани.
  Заканчивал Шергран говорить, глядя поверх моего плеча. Но только я хотела повернуться и посмотреть, что там привлекло внимание дракона, как у меня над ухом раздалось недовольное:
  - Шергран, я ждал тебя только к завтрашнему вечеру. Ты все позиции облетел? У озера Корол был?
  Голос принадлежал Ютерграну, так же как и рука, которая властно легла мне талию, притягивая к большому телу, и горячие губы, скользнувшие по виску.
  А что это он, собственно говоря, себе позволяет?
  - Облетел. Был, - сквозь зубы процедил принц, сверля недовольным взглядом руку на моей талии. Попыталась отцепить ее от себя и отойти на безопасное от этих двоих расстояние, но, разумеется, попытки мои были безуспешны. - И даже встретился с Жадэрем из Рисхов. Может, ты, наконец, отпустишь Миллиоку и мы сможем нормально поговорить? Я уже понял, что ты хотел мне сказать, и не согласен.
  - Не согласен, значит, - задумчиво протянул Ютергран, и что-то подсказывало мне, что его взгляд сейчас выглядел не менее недовольным, чем у Шерграна. - Хорошо, давай поговорим, - и меня, наконец, выпустили на свободу, - тем более мне все равно нужно узнать, как прошла твоя встреча с красным и какие условия они выдвинули для заключения мира. Милая, - а это фамильярное обращение предназначалось уже мне, - извини, сегодня у меня не получится сводить вас с Леристаном в императорский зверинец. Передай ему, что мы обязательно сходим туда завтра, сразу же после занятий в школе.
  - А почему это ты нянчишься с волчонком Вистола? Где он сам? - недовольно спросил Шергран у него.
  - Дикие кочевники, - ответила я вместо второго дракона.
  - На тебя напали дикие кочевники? - воскликнули одновременно с двух сторон, наверняка, намереваясь оглушить одну эльфийку своим ревом.
  - Если бы они напали на меня, то мы с вами сейчас не разговаривали бы, - вздохнула я, чувствуя, как хорошее настроение безвозвратно испарилось, уступая место привычной усталости и грусти. - Они вышли на наш лагерь ночью недалеко от Зокра. Вистол разбудил меня и отправил вместе с Леристаном в город, а сам остался...
  - Понятно. Прости, - зачем-то извинился Шергран, а Ютергран попытался снова привлечь в свои объятия.
  - Прекрати немедленно себя так вести, - недовольно прошипела я, ускользая от рук мужчины. За последние дни мы сблизились с ним, но все-таки не до такой степени, чтобы он позволял себе лапать меня посреди улицы! Вообще до "такой степени" в Хизэ даже замужние пары не "сближаются"...
  Недовольно поджатые губы одного дракона, так же как и довольная улыбка другого были мной замечены и истолкованы предельно верно.
  - Всего хорошего, - я попыталась пройти между мужчин к ожидающей меня карете, но была остановлена Шерграном, схватившим меня за локоть.
  - Я чуть позже зайду к тебе, - чуть склонившись ко мне, прошептал он, - и мы поговорим о твоей проблеме, - он многозначительно опустил взгляд на мою прикрытую колье шею.
  Вздрогнула и удивленно посмотрела на Ютерграна, услышав угрожающее рычание.
  - Если вы, - проигнорировав слова принца, я вырвала свой локоть из его захвата и ткнула пальцем в сторону Ютерграна, - сейчас устроите тут бои, ко мне можете даже не подходить!
  Развернувшись, я направилась к своей карете, надеясь, что благоразумие в этих драконах возьмет верх над их глупыми инстинктами отстоять свою территорию. То бишь меня. А то, что одного я знаю от силы полторы недели, а другого не видела более двух месяцев и никому из них еще ничегошеньки не обещала, так это ничего страшного.
  Домой я вернулась уже злая и раздраженная. Однако мое настроение кардинально изменилось, стоило узнать, кто же дожидается меня в гостиной.
  - Тарго! - отринув всякие нормы приличия, я подлетела к женщине и крепко ее обняла.
  - Осторожней, остроухая, задушишь, - поддразнила меня она, высвобождаясь из моих объятий.
  - Не называй меня так - мало ли каких слуг мне подобрал Ютергран, - испугано зашептала я.
  Вопреки моим первоначальным планам, я решила, что срывать с места людей и тащить их за собой в столицу несколько накладно и, собственно, бессмысленно. Поэтому с собой я взяла лишь Ристу, Кардэ, возницу Роэрия, своего грума, повара и нескольких ребят-охранников. Остальной штат прислуги был подобран и нанят Ютерграном.
  - Но что же ты тут делаешь? - воскликнула я.
  - Решила проведать свою родню, да заодно и к тебе заглянула, - подмигнула Тарго. - Так что давай, садись и рассказывай, как ты тут поживаешь. Этот дракон тебя не обижает?
  Ну, я села и рассказала, вплоть до сегодняшнего дня и неожиданной встречи.
  - Ох, Миллиока, не мучай ты уже ребят, - неожиданно вздохнула Тарго. - Сделай, наконец, выбор и отпусти остальных.
  - Да разве я кого держу? - не ожидая такого заявления, я даже с кресла своего вскочила. - Я ведь наоборот делаю все возможное, чтобы быть как можно неприметнее и никому не попадаться на глаза. Да я даже не понимаю, чего они все от меня хотят! Посмотри на меня! Я ведь самая обычная девушка... Ладно, хорошо, пусть не самая обычная, - словив на себе укоризненно-насмешливый взгляд подруги, исправилась я, - но вокруг море других, которые ничуть не хуже меня. Так почему же я?! Мне нравится Ютергран, - уже совсем тихо призналась я, вмиг теряя весь свой пыл и опускаясь назад в кресло, - рядом с ним я забываю о... многом. Но мне нужно время, много времени... мне... трудно дается доверие.
  Тарго многое знает обо мне, но о предательстве Эша я не рассказывала никому, держа свою боль в себе.
  - Драконы необычные существа, и не только твоя внешность влечет их к тебе, - улыбнулась мне Тарго. - Они не только жадны до богатств и всегда готовы добавить в свою коллекцию сокровищ новое, пусть и живое, но редкое и красивое сокровище. Драконы еще и ощущают внутренний мир существа, его недостатки... об этом мало кто знает, поскольку они не особо любят распространяться на эту тему. Так что ты привлекательна для них вдвойне - прекрасная девушка-загадка с богатым внутренним миром и большим чистым сердцем в груди. Такая комбинация редкость в наше время.
  - Не говори глупостей, - недовольно поморщилась я. - Поверь мне, судя по тем дамам, что наносили мне визиты в первые же дни моего пребывания здесь, внутренний мир и чистота сердца - последнее, на что обращают внимание драконы, во всяком случае, Ютергран так точно.
  - К тебе приходила его любовница? - ошеломленно спросила Тарго и даже вперед поддалась от любопытства.
  - ЛюбовницЫ, - поправила я. - В общем количестве три штуки. И каждая пыталась меня убедить, что Ютергран возиться со мной лишь потому, что ему нужна моя помощь в лечебнице.
  - И ты поверила? А что на это сказал сам Ютергран?
  Я покраснела до самых кончиков заостренных ушей, вспомнив, что именно на это сказал дракон и все те щедрые эпитеты, которыми он наградил своих бывших и еще не состоявшихся, но очень к этому стремившихся, любовниц.
  - Возможно и поверила бы, если бы каждая из них не намекнула, что ночью он проводит время только с ней. Учитывая, что таких "с ней" было аж целых три, то тут только одно из двух - либо они лгут, либо Ютергран очень прыткий...
  Договорить мне не дал смех Тарго:
  - Я так чувствую, скоро не только любовные дела нашего доброго правителя станут предметом для ставок, если ты, Миллиока, не наставишь Ютерграна на правильный путь.
  - Тарго, я тебя умоляю, хоть ты на меня не дави с этим вопросом, - чуть ли не застонала я. - Ютергран действительно заставляет меня снова чувствовать себя... живой, но порой он перегибает палку. Я сейчас даже не встречаюсь с ним, а он уже возомнил, будто вправе принимать за меня решения и ругаться, когда я делаю что-то, что ему не нравится. И это мы с ним знакомы чуть более недели... ну, ладно, почти две недели. А что будет, если я официально стану его спутницей? В определенные моменты у меня складывалось впечатление, что имей он на то право, то действительно запер бы в какой-то сокровищнице под стеклянным колпаком. А если что-то пойдет не так? Я тебе уже говорила - мне трудно дается доверие, и он пока его не получил. Все, я не хочу больше об этом говорить.
  - Ты никогда не хочешь говорить "об этом", когда речь заходит о делах сердечных, - заметила подруга. - Такое впечатление, что ты стара, как мир, - тебя не интересуют развлечения, ты холодна к мужчинам, словно в твоих венах бежит вода, а не кровь. Единственное, чего ты действительно хочешь, - это закрыться в своей раковине и уползти в какую-то глухомань...
  - Уже не хочу, - быстро перебила я Тарго, которая явно намеревалась прочитать мне лекцию на тему, как можно быть такой скучной ледышкой в моем-то возрасте.
  - Надо же! И что, позволь поинтересоваться, заставило тебя изменить свои планы?
  - Ну, я тут пока лечила раненых, мне в голову пришла идея, даже несколько. Во-первых, хочу свою лечебницу - благодаря новым порталам, мой дар может многим помочь выжить или устранить последствия каких-то старых травм. Во-вторых... я не совсем уверена, нужно будет еще поэкспериментировать, но вроде бы моя магия может усиливать действие зелий и мазей. Во всяком случае, с ранеными отравленным оружием помогло.
  - А по конкретней? - вмиг подобралась каоли.
  - Из-за большого наплыва раненых мой резерв не успевал пополняться достаточно, чтобы всех успевать исцелять, а зелье каоли не давали мне достаточно времени. Тогда я подумала, что, возможно, моя магия позволит усилить блокирующее действие зелий. В итоге, заряженное целительской магией, они не только заметно замедляли процесс распространения яда в крови, но и частично излечивало уже пораженные органы. Мы с каоли Зауром опробовали еще заживляющую мазь с моей магией - эффект ему понравился. Сказал, что с такой мазью любая рана будет заживать раза в два быстрее. Так может и на другие препараты моя магия произведет усиливающий эффект?
  - Хм, и как мы раньше до этого не додумались? - пробормотала подруга. - Знаешь, я целиком и полностью согласна попробовать поэкспериментировать с препаратами и мазями, но лечебница... ты хоть представляешь, во что превратиться твоя жизнь?
  - А что моя жизнь сейчас? - я отошла к окну и взглянула на улицу. - У меня нет родных и близких, практически нет друзей... я чувствую себя чужой и ненужной в этом мире, и только спасая чью-то жизнь, облегчая чужую боль, я ощущаю собственную значимость. Пусть я лучше буду круглосуточно занята с больными, чем прожигать состояние Вистола на посещения этих глупых балов и приемов, лишь за тем, что положение матери Леристана меня обязывает к этому. Мне больше по сердцу использовать во благо то, чем одарила меня Создательница, чем улыбаться фальшивой улыбкой лживым "друзьям" и "подругам", которые только и ждут, когда же можно ударить в спину, позлорадствовать, посплетничать. Так что да, я представляю, во что превратиться моя жизнь в случае открытия лечебницы, и меня она прельщает намного больше, чем праздное существование на чужие деньги. Ладно бы хоть в свое удовольствие...
  - А как же Леристан? - спросила Тарго.
  - Ютергран устроил его в военную школу, да и ежедневные занятия с учителями тоже никто не отменял. Если лечебница будет достаточно близко к дому, я смогу выделять ему достаточно внимания, чтобы он не переживал и не чувствовал себя брошенным.
  - Так ты хочешь обустроиться здесь?
  - Если честно, то я хотела бы вернуться в Зокра, но не знаю, как быть со школой Леристана, - призналась я. - Когда я обещала его устроить в нее, то не думала, что все так быстро закончится и мы сможем вернуться домой. А теперь он такой счастливый приходит каждый день, что мне просто совесть не позволит забрать его отсюда. Может, позже, когда первый восторг пройдет...
  - Не думаю, что это случится, - улыбнулась подруга. - Маленькие волчата в его возрасте такие энергичные, а там все-таки занятия на свежем воздухе - бег с препятствиями, верховая езда, упражнения, потом пойдут спарринги в рукопашную, а через несколько лет их начнут знакомить с оружием. И учителя там высший класс. У моего младшего брата этот самый первый восторг прошел только после выпуска, в тринадцать лет. И потом, я слышала, наши драконы нашли разумное применение порталу в Лакроне и планируют сделать привязку к мобильным порталам в разных городах Дантайра. Так что если где и быть лечебнице единственной целительницы Империи Лакхар, так это либо здесь, либо в самом главном городе - Шагароне.
  Наш разговор прервал стук в дверь и голос Кардэ:
  - Мисс Вайол, к Вам мистер Шергран Достран.
  При имени визитера глаза Тарго удивленно расширились:
  - Не расскажешь, что у тебя забыл сын Императора?
  Я недовольно поджала губы и попросила Кардэ провести мужчину в гостиную.
  - Ладно, не буду тебе мешать, - сразу же засобиралась эта предательница. - Ах, да, чуть не забыла! Вот, - она полезла в клатч и достала белый конверт. - Твой управляющий просил передать лично в руки. И улыбнись ты, наконец, вокруг тебя лучшие кавалеры, а ты скривилась так, как будто лимон съела. Присмотрись к парню, говорят, младший сын Императора - настоящая душка.
  Скептически посмотрела на Тарго, так как с тех пор, как появилась в этом мире, усвоила довольно простую истину - "душек" среди драконов, оборотней и демонов не бывает. Не с их упрямым нравом, довольно тяжелым характером и вспыльчивостью. И почему мне по жизни так везет? Может, все-таки стоит подумать над тем, чтобы перебраться к элькорнам? Я где-то читала, что живущий в зимних лесах народ разительно отличается от жителей долины. Они не так импульсивны, более хладнокровны и рассудительны...
  - Миллиока, я рад, что застал тебя дома. Если необходимо, можешь переодеться, и мы идем к моему брату, - с порога заявил Шергран.
  Конечно, до холодного леса путь не близкий, да и мне больше по душе тепло, но внезапно пришедшая в голову картинка тихой спокойной жизни сейчас снова казалась очень даже соблазнительной.
  - Он только сегодня прилетел со столицы и неизвестно, как долго пробудет у себя - сама понимаешь, заключение мира и все дела...
  Я попыталась воспротивиться такой наглости. Хотя стоит признаться, что просто боялась встретиться с тем, о ком в Зокра ходило столько слухов и, судя по тому разговору, свидетельницей которого я случайно стала на балу, сплетни эти были весьма правдивы. В итоге желание избавиться от ошейника все же победило страх перед неизвестным мне правителем Дантайра. Пусть мне вполне удачно удавалось скрывать эту деталь своего туалета от окружающих, но из-за нее, всякий раз выходя на улицу, я чувствовала себя так, словно хожу по лезвию ножа. И раз уж другого способа снять его нет, а я это узнавала, то, наверное, стоит рискнуть и довериться в этом вопросе Шерграну. Тем более, он все равно уже нашел меня.
  Пока ехали в карете, я прочитала письмо управляющего, в которого он с восторгом поведал о том, что купленных конкурентами членов комиссии главного банка Дантайра заменили независимыми специалистами и теперь у компании Вистола есть все шансы получить вожделенное финансирование. Еще я коротко рассказала Шерграну о том, что произошло в моей жизни с тех пор, как он улетел из Оргона и вплоть до сегодняшнего дня. Стало немного совестно, что я не предприняла попытки известить дракона о своей судьбе. Ведь действительно переживал.
  - Я уже говорил с Зерграном по поводу твоей проблемы, - снова удивил меня принц и добавил с обвиняющими нотками: - Правда, это было давно, но кто ж знал, что ты меня не дождешься в Оргоне.
  Мы вышли из кареты и направились к широкой лестнице, ведущей к высоким двустворчатым дверям.
  Дворец был роскошен, но пересекая холл, поднимаясь по лестнице, проходя по длинному, увешанному прекрасными картинами, коридору, у меня не возникало желания полюбоваться окружающей красотой - в груди нарастала странная тревога и волнение. Я не знала почему, но внутри росла и крепла уверенность, что я сделала ошибку, придя сюда. И чем ближе мы подходили к резным двустворчатым дверям, тем сильнее становилось это чувство и тем больше мне хотелось развернуться и просто сбежать. И я почти поддалась своему порыву, когда по ту сторону дверей раздался громкий звук голоса и глухой звук падающих предметов, после чего в коридор вылетело двое мужчин, спешащих ретироваться как можно дальше от явно находящего не в духе правителя.
  Боязливо покосилась на Шерграна.
  - Не переживай, просто он последние несколько недель не в духе и сам на себя не похож, - "успокоил" он меня. - Но ты можешь быть спокойна - с женщинами он неизменно вежлив. Тем более ты со мной.
  Когда мы зашли во внушительных размеров кабинет, первое, что я заметила, - была затянутая в строгий костюм высокая фигура мужчины у окна. Даже не видя лица, я могла почувствовать исходящие от него волны властности и подавляющей силы, а еще ярости и раздражения.
  - Зергран, ты сегодня снова не с той ноги встал? - насмешливо спросил Шергран. - Может, уже хватит пугать парней? Бедняги вылетели от тебя, что ошпаренные.
  Стоящий к нам спиной мужчина развернулся, и я получила возможность рассмотреть лицо правителя Дантайра. Ну что ж, где-то глубоко в своей женской душе я прекрасно понимала всех тех глупышек, что теряли голову и гордость при виде этого мужественного лица с высокими скулами, чувственными губами, прямым носом и хищными зелеными глазами. Бегло оглядев нас, мужчина вдруг застыл и впился в меня внимательным и каким-то нечитаемым взглядом, от которого мурашки беспокойства побежали по моей спине. Дыхание мужчины сбилось и стало более тяжелым. Подойдя к столу, он оперся об него руками и опустил голову, словно борясь с чем-то внутри себя. Послышался скрежет чего-то острого по полированной поверхности столешницы...
  Когда он снова вскинул на меня свой взгляд, мне показалось, что ошейник - это не так уж и плохо. В конце концов, прожила же я как-то это время с ним?
  Попятилась и спряталась от этого хищного, следящего за малейшим моим движением, взгляда за Шерграном.
  - Шергран, я передумала, - тихо прошептала я, для надежности цепляясь за ткань камзола на его спине. - Идем отсюда, а?
  - Брат, ты что, совсем с катушек слетел за последнюю неделю? Ты девушку пугаешь! - недовольно заметил он. - Помнишь, я говорил тебе о девушке, что помогла мне в Оргоне? Это она - Миллиока Вайол, - меня безуспешно попытались выдвинуть из-за спины. - Так что возьми себя и своего дракона в руки и прекрати, наконец, давить своей силой.
  Мне было стыдно, но еще никогда я не чувствовала себя маленьким перепуганным зверьком перед огромным голодным хищником. Хотя нет, однажды я уже чувствовала нечто очень похожее - на балу у мадам Лагорнэ.
  - Ты прав, извини... те, мисс Вайол, - раздался недалеко от нас немного насмешливый, но спокойный и довольно приятный голос правителя Дантайра. И я решилась выйти из своего своеобразного укрытия. - Напомни, в какой именно помощи нуждается твоя знакомая, и она ее получит.
  Последние слова он практически промурчал, посылая мне многообещающий взгляд.
  О, Светлая Создательница, огради меня от посягательств этого дракона! Это было бы слишком жестоко снова оказаться во власти того, кто не привык к отказам.
  - Зергран, ты забываешься, - в голосе принца слышалась сталь и недовольство, а я второй раз за день ощутила на своей талии жесткую хватку сильных рук. Вот только сейчас я этому собственническому жесту была даже рада, инстинктивно выбирая меньшее из двух зол. Может, это заставит правителя Дантайра перестать улыбаться этой многозначительной улыбкой и сотрет с его глаз это выражение совершенного голода.
  - Отнюдь, Шергран, - оскалился на брата дракон. - Говорите, что вам нужно и побыстрее. У меня еще масса дел.
  Я не успела даже пискнуть, как элегантное неброское колье было содрано с моей шеи, открывая вид на тонкую полоску ошейника.
  - Сними, - скорее приказал, а не попросил Шергран своего старшего брата. - Я не могу - он магически зачарован, а ты знаешь, что с магией у меня пока туго.
  Рык, разнесшийся по кабинету, заставил меня вскрикнуть и попятиться к двери. Да я лучше оставшуюся часть жизни проношу этот ошейник, чем иметь дело с этим ненормальным. Он же нестабилен! Вон зрачок вытянулся, руки частично трансформировались в чешуйчатые лапы с огромными когтями, а в глазах жажда убийства. У нас бы такого опасного оборотня уже давно бы изолировали от общества, а не позволяли ему править.
  Пока я, не отрывая взгляда от звериных глаз и не делая лишних движений, пятилась к двери, между нами выросла фигура Шерграна. Расценив момент, как вполне подходящий для побега, я резко развернулась и бросилась наутек.
  - Стоять, - заставил меня застыть на месте и съежиться рык правителя.
  Сердце колотилось в груди, что ненормальное, но я заставляла себя не шевелиться, помня, что нестабильного изменяющего облик нельзя злить или раздражать.
  
  ***
  
  Зергран Достран
  
  Он стоял посреди кабинета и, смотря на тоненькую застывшую фигурку девушки, пытался осознать тот факт, что предназначенная ему суженая по воле какого-то красного дракона оказалась доступной. Зергран был благодарен своему брату за то, что тот сейчас удерживал его и не давал приблизиться к испуганной девушке, потому что он просто не знал, что сделал бы.
  Дракон в нем, так же как и человеческая половина, рвались к своей паре с тех самых пор, как впервые заглянули ей в глаза на том балу. От невозможности привести ее во дворец и объявить своей он становился все раздражительней день ото дня. Убрав от девушки слишком настырных поклонников, он отозвал следящего за ней оборотня, чтобы ненароком не привлечь ненужного внимания врагов к своей суженой. Но как же было нереально тяжело самому держаться от нее на расстоянии. Такая зависимость от незнакомки начинала не на шутку бесить свободолюбивого дракона. И пока его ищейки пытались выяснить, кто стоит за покушениями на жизнь правителя Дантайра, Зергран всеми силами старался держаться подальше от укравшей его сон девушки. Он загрузил себя работой, проводя за ней большую часть суток, а ночи напролет пытался забыться в объятиях любовницы. Вот только от этого становилось только хреновее, а раздражительность и злость на всех окружающих росли прямо пропорционально количеству дней проведенных вдали от пары.
  Его незнакомка с мелодичным именем Миллиока сама пришла к нему.
  Как же тяжело было удержаться самому и обуздать своего дракона, увидев ее невозможно синие глаза, вдохнув запах ее тела.
  Но весь контроль полетел к адским псам, когда его брат содрал с нее ожерелье, под которым он увидел ошейник. И сейчас ему приходилось прикладывать просто титанические усилия, чтобы не сойти с ума, от нарисованных отравленным ревностью воображением картин...
  - Да что с тобой происходит? - раздраженно воскликнул его младший брат, отталкивая от себя все еще тяжело дышащего Зерграна и направляясь к Миллиоке.
  - Скажешь, когда придешь в себя достаточно, чтобы перестать бросаться на ровном месте на людей, - приобнимая девушку за талию, не оборачиваясь, бросил Шергран.
  - Идите сюда. Оба, - отходя к собственному столу и облокотившись об него бедром, не терпящим возражения голосом, приказал Зергран и надавил на младшего брата своей силой.
  Еще не хватало, чтобы этот малолетка защищал от него его же суженую.
  - Зергран, прекрати! - донесся до него раздраженный рык брата.
  Девушка же испугано стрельнула в него глазами и, выпутавшись из хватки Шерграна, предприняла попытку быстро преодолеть оставшиеся до двери несколько шагов.
  - Мисс Вайол, подойдите ко мне, - попытался по возможности смягчить свой голос Зергран. Он и так чувствовал исходящие от хрупкой фигурки волны страха, постепенно перерастающего в панику.
  - Эм... извините, мистер Достран, но я, видимо, совершила ошибку, придя к Вам, - повернувшись к нему лицом, испугано залепетала девушка, весьма неуспешно пытаясь скрыть свое стремление как можно быстрее убраться подальше от него.
  "Куда же ты теперь от меня денешься", - хмыкнул про себя дракон.
  - Мисс Вайол, я не привык повторять дважды, - раздраженно заметил правитель, на что девушка вскинула на него упрямый взгляд синих глаз и недовольно поджала губы.
  "Видимо, она тоже не привыкла, чтобы ей приказывали", - отметил он про себя.
  - Зергран...
  - Шергран, насколько я помню, тебе еще нужно встретиться с Ютерграном? - ему не хотелось, чтобы младший брат мешал ему и Миллиоке.
  - Уже, - едва сдерживаясь, ответил парень. - Можешь даже не надеяться - я пришел с Миллиокой и уйду с ней. А ты заставляешь чувствовать себя виноватым перед ней - если бы знал, что ты свихнулся, не привел бы к тебе.
  - Конечно, уйдете, - задвигая подальше своего дракона, обманчиво мягким голосом согласился Зергран. - Но не раньше, чем я посмотрю на это милое украшение на ее шейке.
  - Спасибо за беспокойство, но я, пожалуй, пока откажусь от Вашей помощи, - внезапно твердым голосом заявила девушка.
  - Малыш, от помощи правителя не отказываются, - со снисходительной улыбкой сказал Зергран. - Шергран, - он посмотрел на снова двинувшегося было к выходу брата, взглядом пытаясь дать понять, что с ним сейчас лучше не спорить.
  - Миллиока, ты уж извини меня, что приволок тебя к этому психу, - покаянно посмотрел на девушку младший брат, заработав от Зерграна недовольный взгляд. - Но будет быстрее, если ты все же позволишь ему попытаться помочь. Не бойся, - попытался успокоить Шергран, заметив ее метнувшийся к правителю боязливый взгляд, - каким бы ненормальным он сейчас ни был, но вреда женщине дракон никогда не причинит.
  В душе Зергара шевельнулось что-то похожее на сожаление - он не хотел бы, чтобы суженая боялась его.
  - Я бы предпочла уйти отсюда, - упрямо вздернула подбородок девушка и твердо посмотрела прямо в его глаза.
  Оттолкнувшись от стола, он, не отрывая взгляда от Миллиоки, сам подошел к ней. Предостерегающе глянув на Шерграна, он отодвинул младшего брата от девушки и, подцепив пальцем ошейник, задумчиво посмотрел на него. Почувствовав, как нервно дернулось девичье горло, он вскинул взгляд на ее лицо и снова утонул в глубине упрямых синих глаз. Игнорируя угрожающее рычание брата, он потянул за ошейник, заставляя девушку приблизить свое лицо к его.
  - Итак, кто же из красных наградил тебя этим милым ошейником? - борясь со своей яростью и вспыхнувшим желанием, как можно спокойнее спросил Зергран.
  - С чего... с чего Вы взяли...
  - С того, что кроме черных только красные драконы обладают магией и только у них приняты подобные порядки, - прикипая взглядом к розовым губам, попытался терпеливо пояснить он. - Мне просто интересно, кому я должен буду сказать "спасибо" за статус доступной для моей су... р-р-р-р.... Просто скажи кто! Кто-то из правящей ранее династии?
  В синих глубинах снова вспыхнул страх, но ему было уже все равно - контроль трещал по швам от вновь пронесшихся перед глазами картин возможного прошлого этой хрупкой девушки.
  - Н-нет...
  Рычание вырвалось из груди и он, раздраженный упрямством Миллиоки, еще сильнее потянул за ошейник, заставляя привстать на цыпочки, и склонил голову к ее шее. Разумеется, ему необязательно было так делать, чтобы прошептать слова заклинания, но ее запах дарил спокойствие, позволял отвоевать крупицы контроля у своего дракона.
  Бросив взгляд на своего брата поверх плеча девушки, Зергран довольно сверкнул глазами. Шергран никогда не был дураком - он правильно понял и его поведение, и оговорку. Он больше не будет претендовать на Миллиоку. И вмешиваться в их отношения тоже не будет, если ему, конечно, дорога собственная шкура.
  Закончив шептать слова разрушающего чужую магию заклинания, Зергран не удержался и провел носом по шее девушки, вдыхая ее аромат, а потом осторожно лизнул шелковую кожу у самого основания шеи. Миллиока вздрогнула и снова попыталась отстраниться, поднимая в нем волну недовольства. Ощущая ее настолько близко, дракон едва смог вспомнить, почему он должен отпустить ее сейчас. Почему не может, наплевав на всех и все, сгрести это стройное тело в охапку и отнести в свои покои, где он смог бы воплотить в реальности все то, что рисовало его воображение все эти бесконечно долгие недели.
  - Да что Вы себе позволяете, - возмутилась Миллиока, пытаясь отцепить его пальцы от ошейника.
  - Я себе еще и не то могу позволить, - тихо прохрипел дракон в девичью шейку и... отстранился, - но не хочу... пока. Тебе же, Миллиока, лучше хорошенько подумать и признаться в том, кому из красного клана ты раньше принадлежала. Мне бы не хотелось, чтобы это стало для меня "приятным" открытием на одном из приемов.
  - Да причем тут вообще Вы?! - забыв за возмущением свой страх, выкрикнула девушка. - И не собираюсь я ни на какие приемы ходить! Да отпустите Вы меня, немедленно!
  - Зергран, действительно, достаточно, ты и так сегодня успел дров наломать. Не усугубляй еще больше, - подходя к нему и кладя руку на плечо, твердо сказал Шергран.
  Вняв словам брата, правитель Дантайра нехотя отступил от девушки и, разорвав обтянутый мягкой кожей тонкий ободок метала на шее девушки, направился к своему столу.
  - Спасибо, - услышал он едва слышный шепот за секунду до того, как дверь его кабинета захлопнулась, извещая о том, что его суженая ушла вместе с его же братом.
  Устало опустившись в высокое кресло, он откинулся на удобную спинку и прикрыл глаза. И почему у него напрочь сносит крышу в присутствии Миллиоки? А между тем, она вполне возможно в ужасе от него. Кто знает, с чем ей пришлось столкнуться на землях красных и за что на нее надели этот ужасный ошейник. Отказала кому-то или действительно оказалась неверной спутницей? Может быть, интуиция ему соврала в тот вечер и не так уж она чиста, как казалось? Может, такая же корыстная, как и остальные красавицы, приезжающие в Лакрон в надежде забраться в его постель и сокровищницу? Хотя нет - была бы такой, попыталась очаровать его, соблазнить...
  Вздохнув, Зергран встал и подошел к бару, взяв бутылку крепкого рэйса. Развалившись в кресле у холодного камина, он с удовольствием сделал большой глоток обжигающего напитка - ему нужен контроль, потому что желание прямо сейчас броситься следом за девушкой и вытрясти из нее всю правду, было почти непреодолимым. А от одной лишь мысли о том, что с ней могли вытворять и наверняка вытворяли другие мужчины, кровь закипала в жилах, и дракон требовал выхода на свободу... чтобы убивать. Нет, зверь никогда не причинит вреда женщине и тем более своей суженой, но вот насчет безопасности остальных он не был так уверен.
  
  - Ты больной придурок! - раздался у него над ухом едва сдерживаемый от ярости голос Шерграна.
  Отключив свои мысли, он не замечал бег времени. Его брат уже успел отвезти Миллиоку и вернуться, а у него еще столько незаконченных дел, к которым возвращаться нет ни сил, ни желания.
  - И как давно ты знаешь? - расхаживая взад-вперед перед камином, нервно спросил его Шергран.
  - Две недели, - спокойно ответил Зергран и заработал от брата удивленный взгляд.
  - И до сих пор ты ничего не предпринял? - недоверчиво спросил он.
  - А что я могу предпринять? Ты же знаешь, что последнее время кто-то настойчиво пытается меня убрать. Предлагаешь мне самому предложить врагам лучший способ добраться до себя? В любом случае, я не собираюсь рисковать девушкой.
  - А так ты, можно подумать, не рискуешь? - вскричал Шергран. - Ты посмотри на себя - нестабильные и то ведут себя адекватнее. Ты же ее до смерти сегодня испугал!
  - А какую реакцию ты ожидал увидеть, вот так сходу заявляя, что моя суженая была доступной?! - зарычал Зергран, тоже вскакивая с кресла и запуская руку в черные волосы. - Я вообще не думаю, что на такое известие у кого-то может быть адекватная реакция.
  - А что было в самом начале? Ты же чуть не набросился на нее! Думаешь, она обрадуется, обнаружив однажды у себя дома свихнувшего дракона? Да еще немного и ты уподобишься Дэрграну.
  Зергран недовольно поморщился. Суженой одного из средних братьев оказалась красная драконица - дочь командующего, который держал того в плену два мучительно долгих месяца, пытаясь выведать необходимую их Императору информацию. Он похитил ее, когда бежал из плена, и начало их отношений безоблачными назвать было сложно.
  - Не преувеличивай, - укоризненно посмотрел на младшего брата Зергран. - Я никогда не поступлю с Миллиокой так, как в свое время поступил со своей парой Дэргран.
  Тогда, прилетев со своей добычей во дворец, он одел на бедную девушку блокирующие зверя браслеты, что уже само по себе для любого изменяющего облик было верхом жестокости, и приковал цепью около своей кровати.
  - Не знаю, не знаю. Выглядел ты сегодня не менее ненормальным, - серьезно посмотрел на него Шергран, - так что я не могу быть уверенным, что нечто подобное не придет тебе в голову, побудь ты вдалеке от нее еще несколько недель.
  Отойдя к окну, Зергран задумался над словами брата - с каждым днем ему все сложнее было держаться подальше от девушки. Он буквально с ума сходил, когда ему пришлось отозвать своего человека, представляя ее в окружении поклонников, коих, как оказалось, у его суженой крайне опасное для его контроля количество. Дракон не может долго находиться вдалеке от своей пары. Однажды встретив ее, она становится ему нужнее воздуха, дороже жизни. И он действительно задыхался вдалеке от этой абсолютно незнакомой ему девушки и все больше сам себе напоминал безумца. Может, действительно будет проще поселить ее в одних из покоев во дворце и приставить охрану для безопасности? Сейчас у него достаточно людей, чтобы обеспечить надежную охрану каждого чертового квадратного метра своих владений...
  - В любом случае, я пришел сказать, что тебе не стоит переживать и беситься от ревности - ошейник на ней не подарок красных драконов. Когда я ее встретил, она даже не предполагала, чем ей грозит его наличие. Да Миллиока себе чуть горло не разодрала, когда узнала, что он делает ее доступной.
  Резко развернувшись, Зергран впился внимательным взглядом в лицо брата, пытаясь определить - он говорит правду или это просто ложь во благо?
  - Не смотри на меня так - это правда. Я не имею права раскрывать все секреты Миллиоки, но насчет ошейника можешь быть спокоен. И еще... веди себя с ней осторожнее. По меркам драконов она практически младенец, но уже пережила зверскую жестокость и, насколько я могу судить, предательство кого-то очень близкого. Так что мой тебе совет - задвинь подальше своего дракона и пока можешь, веди себя деликатнее. Я пообещал ей защиту и отказываться от своих слов не намерен, даже если это будет означать пойти против тебя. Ей действительно уже досталось от жизни и если будешь действовать, как обезумевший от ревности и похоти придурок, можешь или навсегда отпугнуть ее от себя, или окончательно сломать.
  Сказав это, брат развернулся и вышел из кабинета, оставив Зерграна растеряно смотреть на закрытую дверь. Немного придя в себя от услышанного, он достал очередную бутылку рэйса из бара - ему нужно подумать.
  
   Так его и застала любовница - с бутылкой рэйса в одной руке и тонким ободком бывшего ошейника в другой, задумчиво смотрящего в окно, за которым уже сгущались сумерки.
  - Милый, ты совсем себя не жалеешь, - заставил правителя Дантайра оторвать свой взгляд от окутанного в сумрак сада мурлычущий голос его последней любовницы.
  Оглянувшись, он окинул взглядом затянутое в довольно откровенное красное платье соблазнительное тело женщины. Нет, просто очередной суки, которая, так же как и многие до нее, стремилась попасть в его постель, преследуя какие-то свои честолюбивые цели. Облокотившись о стену около окна, он более придирчиво осмотрел тоненькую фигурку. Хороша, хоть и значительно проигрывает в грации и утонченности его суженой. Не такая яркая, не такая зовущая, вызывающая брезгливость в его драконе, но, тем не менее, остающаяся прекрасным средством для снятия напряжения после тяжелого дня.
  Зергран давно привык, что его пытаются использовать и сам не стеснялся поступать аналогично. Кончено, далеко не все были с ним исключительно из-за власти и богатства - Боги не обделили его ни внешностью, ни обаянием. Однако с такими женщинами он старался не заходить слишком далеко в отношениях и отпускал, как только чувствовал, что для его любовницы их встречи становились чем-то большим, нежели просто приятным времяпрепровождением в горизонтальной плоскости. Зато с такими, как Митали, он мог и не церемониться...
  - Ты обещал сегодня отвести меня в театр, - сладко пропела женщина и прошла вглубь кабинета, соблазнительно покачивая бердами. - Тебе нравится? - довольно улыбнулась она, заметив хищный взгляд, с которым мужчина осматривал ее, и крутанулась вокруг своей оси. - Сегодня мадам Дорди, наконец, привезла мой заказ.
  Ничего не ответив, Зергран поднес к лицу содранный с Миллиоки ошейник, что все еще был зажат в его руке и вдохнул полностью пропитавший кожу запах девушки. Моментально кровь закипела в венах и ударила в охмелевшую от большого количества алкоголя голову. Сметающая все на своем пути похоть, вскинула свою голову и оскалилась, словно хищник, при виде жертвы.
  - Очень милое, - ухмыльнулся он и, сделав еще глоток рэйса прямо из бутылки, коротко приказал: - Раздевайся.
  Митали кокетливо улыбнулась и послала правителю Дантайра лукавый взгляд из-под полуопущенных ресниц, начиная медленно и, как ей казалось, соблазнительно избавляться от платья. Но ему было сейчас абсолютно плевать на все эти ужимки и игривые взгляды - перед его глазами все еще стояла Миллиока, а ее запах кружил голову, провоцируя его, призывая забыть обо всех доводах разума и забрать свое.
  Зерграну необходимо было остыть.
  Поставив на стол почти пустую бутылку из-под крепкого напитка и положив рядом тонкий ободок ошейника, он в два шага преодолел расстояние до любовницы и одним движением сорвал с нее остатки платья. Послышался игривый смех и тоненькие пальчики зарылись в его волосы, притягивая к пухлым алым губам. Увернувшись, он прильнул губами к шее, целуя и покусывая пульсирующую в такт с разгорающимся в стройном теле голодом жилку. Подтолкнув женщину к ближайшему креслу, он развернул ее спиной к себе и перегнул через спинку...
  Когда все закончилось, он отстранился от тяжело дышащей Митали и оправил свою одежду. Недовольно поморщился, вспомнив, как на пике удовольствия не смог сдержать себя в руках и выдохнул имя той, которую хотел больше всего в мире. Зергран подошел к столу и глотнул рэйса. Пора заканчивать с этим безумием. Ему опротивело бороться с собой и своим драконом, осточертело вызывать в своем воображении облик своей пары, чтобы дойти до конца.
  Забрав со стола ободок ошейника и достав из бара очередную бутылку рэйса, он направился к двери, бросив безразличный взгляд на приводящую себя в порядок женщину.
  - Митали, - Зергран остановился в нескольких шагах от нее и посмотрел во все еще затянутые дымкой желания голубые глаза, - завтра утром подойдешь к моему казначею. Я помню, тебе понравился тот милый охотничий домик около Уэстского леса? Я распоряжусь выписать тебе на него дарственную.
  Женщина сначала побледнела, прекрасно осознавая, что означает столь щедрый подарок от правителя Дантайра, а потом покраснела от возмущения.
  - Значит, ты вот так запросто хочешь откупиться от меня отступными, как от одной из своих шлюх? - разъяренной кошкой прошипела она.
  - Почему "как"? - насмешливо спросил Зергран. - И потом, не нравится домик - можешь взять какую-то побрякушку, - безразлично пожал плечами дракон и отвернулся от перекошенного гримасой ярости лица своей бывшей любовницы. - Я был бы признателен, освободи ты свои покои к завтрашнему вечеру, - не оборачиваясь, бросил он и вышел из кабинета.
  
  Глава 10
  Миллиока Вайол
  Я нервное расхаживала по гостиной, время от времени поглядывая в окно, за которым лениво восходило солнце, золотя крыши домов и верхушки деревьев. Обычно картина восходящего солнца дарила мне умиротворение, но последнее время это чувство все чаще заменяло тревогой, как сегодня утром.
  Этой ночью мне не спалось. Не помогли даже успокаивающий чай Ристы и просто ужасная усталость от пережитого тяжелого, богатого событиями, дня. И все из-за него - правителя Дантайра! С той самой секунды, как мы покинули пределы дворца, мне хотелось лишь одного - собрать вещи и как можно скорее покинуть Лакрон. И уже не волновали привязанности и увлечения Леристана, мои поистине огромные планы на собственную лечебницу... ничего, кроме всепоглощающей паники и желания сбежать.
  По дороге домой Шергран только и делал, что извинялся за своего брата и пытался уговорить меня, что не так уж он страшен, как мне сначала показалось. Однако, несмотря на все эти уговоры, первое, что я сделала, придя домой, это написала письмо Ютерграну с просьбой прийти сегодня утром и приказала Ристе и Кардэ запаковать все самое необходимое.
  Да, я собиралась постыдно бежать.
  Где-то глубоко в душе, я понимала, что у господина Дострана и без меня куча женщин, мечтающих по доброй воле оказаться в его власти и что, в принципе, ему не должно быть никакого дела до меня. Но пережитое дома заставляло отринуть доводы разума и следовать инстинктам, которые сейчас больше походили на инстинкты того самого запуганного мелкого зверька, по воле случая оказавшегося на территории огромного хищника.
  Не знаю, сколько времени я нервно расхаживала по гостиной, прежде чем твердый голос Кардэ известил о приходе Ютерграна. Облегчение, что охватило меня при его появлении, не могло укрыться от внимательного взгляда ореховых глаз.
  - Миллиока, что-то произошло? На тебе лица нет, - вмиг встревожился он, подходя ближе.
  - Нет. Да. Я хотела попросить тебя о помощи, - сбивчиво и торопливо начала говорить я, слегка дрожащими руками расправляя на платье несуществующие складки. - Мне хотелось бы вернуться в Зокра. И мне... я хотела бы попросить у тебя помощи... дело в том, что я узнала - обоз отправился уже вчера утром, а следующий только через три дня. А я... мне срочно... нужно... очень...
  - Миллиока, успокойся! - взяв меня за плечи и заставляя посмотреть в обеспокоенные глаза, сказал Ютергран. - Что случилось?
  Я отрицательно покачала головой, взглядом прося не спрашиваться: я сгорю со стыда, если озвучу столь смешную причину.
  - Просто помоги, пожалуйста.
  - Конечно, помогу, если это именно то, что ты хочешь, - мягко улыбнулся мне мужчина, и я не выдержала, от облегчения уткнувшись лицом в широкую грудь. - Только у меня в первой половине дня важное собрание и нужно слетать кое-куда, но ближе к вечеру я со своими ребятами полностью в твоем распоряжении, - поглаживая мою спину, говорил дракон, а в его голосе почему-то слышалось удовлетворение.
  - Дядя Ютергран! - заставил меня отскочить от мужчины звонкий голосок Леристана. - А сегодня мы пойдем в императорский зверинец?
  - Привет, Лер, - потрепал по голове еще заспанного ребенка дракон. - К сожалению, сегодня я тоже занят.
  Увидев, как моментально сник мальчик и испытывая угрызения совести от того, что сегодня мне предстоит сообщить ему не сильно приятную новость о возвращении в Зокра, я подошла к нему и заглянув глаза спросила:
  - А если мы прямо сейчас соберемся и сходим в этот самый зверинец вдвоем? Насколько я поняла, он недалеко отсюда?
  Последний вопрос уже адресовался Ютерграну.
  - Буквально в часе езды отсюда, - кивнул он. - Если выедите сейчас, к вечеру успеете осмотреть если не весь зверинец, то самую интересную его часть точно. Обязательно прокатитесь на чаритах по пруду и посмотрите на хищников.
  Так и решили сделать. Ютергран отправился по делам, Леристан полетел в столовую завтракать, а я отдала распоряжение Кардэ: пока нас не будет собрать самое необходимое из вещей Леристана и запаковать оставшиеся в чемоданы, которые будут отправлены в Зокра отдельно. Может, в императорском зверинце удастся как-то более мягко преподнести известие о нашем отъезде ребенку?
  
  Спустя два часа мы были у высоких, украшенных искусной ковкой ворот императорского зверинца. Ютергран объяснил, что это единственный зверинец в Империи, где содержатся редкие и экзотические виды животных со всего мира. В далеком прошлом он был основан самим Императором, в то время являвшимся правителем Дантайра, для своей супруги, которая души не чаяла в разных зверушках. Прошло уже не одно столетие с тех пор, как нынешний правитель Дантайра занял место своего отца на престоле, однако зверинец не уничтожили и не перенесли в главный город Империи, а наоборот постоянно расширяли его и пополняли коллекцию редких животных новыми особями.
  Шагнув в ворота, мы с Леристаном словно попали в абсолютно другой, дикий мир. Даже природа тут неуловимо отличалась от той, что осталась за пределами зверинца.
  Поскольку выделенная под содержание животных территория была огромна и пешком пройти ее было нереально, у входа, для тех кто прибыл в наемной или собственной карете, выдавали ездовых ящеров. Конечно, мне было бы куда более привычно воспользоваться лошадью, чем этими серыми клыкастыми тварями, но нам объяснили, что лошади боятся и ведут себя непредсказуемо у вольеров некоторых хищников.
  Тут было поистине волшебно, и я не раз ловила себя на том, что улыбаюсь не менее восторженно, чем Леристан или смеюсь и хлопаю в ладошки, словно ребенок, наблюдая за играми диких грациозных ласшей с ветвистыми рогами. Удивительно, но, несмотря на внушительные территории загонов, практически все животные выходили к ограждениям не только, чтобы попить или поесть из находящихся там кормушек, но также, чтобы покрасоваться перед зрителями, если таковые имелись. Вот и ласши явно затеяли игру, чтобы привлечь к себе внимание...
  - Идем, ну идем уже к пруду, - дергал меня за юбку Леристан. - Я слышал там такое... такое... там есть огромные гакраны и даже астулы, и...
  - Хорошо, хорошо, идем, - весело засмеялась я, перебивая восторженный лепет ребенка и направляясь к привязанным неподалеку ящерам.
  Сейчас мне действительно было хорошо. Нет, мои тревоги и страхи не забылись, но отошли на второй план под натиском волшебного очарования зверинца. Видимо, Император безумно любил свою супругу, раз сделал ей такой роскошный подарок, сумел угадать ее заветное желание. Интересно, сумели ли они сохранить это светлое чувство в своих сердцах и пронести его через столько веков?
  Спустя десять минут мы оказались на пристани, где на волнах раскачивались аккуратненькие белые чариты - нечто среднее между лодкой и небольшой прогулочной яхтой. Леристан, схватив меня за руку, быстро потащил по дощатому настилу к одной из таких лодок. Устроившись на удобном двойном сидении, мы внимательно слушали управляющего чаритой мужчину, который рассказывал нам об обитающих на пруду животных и описывал возможные варианты маршрутов для прогулки, когда неожиданно к нам присоединился еще один пассажир.
  Хватило беглого взгляда на высокую фигуру широкоплечего мужчины с черными волосами по плечо и хищными зелеными глазами, чтобы все волшебное настроение сошло на нет, уступая место... не страху, нет, - раздражению и досаде.
  - Миллиока, какой неожиданный сюрприз, - практически промурчал правитель Дантайра, небрежно раскидываясь на противоположном сидении. - Давай к вольерам астул, - крикнул он мужчине, не отрывая от меня взгляда.
  - Ма, а кто это такой? - тихо спросил меня Леристан, без сомнений заметив и смену моего настроения, и внезапно сковавшее тело напряжение.
  Услышав слова ребенка, мужчина вдруг нахмурился и впился в него пристальным взглядом, потом перевел не менее пристальный взгляд на меня, потом снова на ребенка. Недоуменно нахмурился, а потом прикрыл глаза.
  - Щенок твой? - вдруг рыкнул он, открывая глаза и сверля меня тяжелым, полным недовольства, взглядом.
  А меня вдруг охватила злость - да как он смеет так пренебрежительно отзываться о ребенке?! Да, я позволила ему называться себя мамой, когда он однажды оговорился, назвав меня так, а потом смотрел глазами побитого щенка, боясь, что оттолкну и не приму того, что у него на сердце, что не питаю к нему той же сильной привязанности, что и он ко мне.
  - Мой, - твердо ответила я, вызывающе смотря на Зерграна и поднимаясь с сидения. - Спасибо Вам огромное, - обратилась уже к мужчине, возившемуся с каким-то странным приспособлением на корме чариты, - но мы, пожалуй, отправимся уже домой.
  Сойдя на деревянный помост за руку с насупившимся Леристаном, я направилась к ожидающим нас в небольшом загончике ящерицам. Ребенок уже практически бежал за мной, но я все равно старалась идти быстрее, слыша за спиной размеренные шаги правителя Дантайра.
  - Ладно, Миллиока, извини, - уже возле самого загона попросил Зергран, останавливая меня за локоть и разворачивая к себе лицом.
  - Леристан, иди, поиграй возле наших ящеров, я сейчас подойду, - чуть склонившись, шепнула я ребенку.
  - Это просто было немного... неожиданно, - как только мальчик отошел от нас сказал мне Зерграна. - Мне доносили, что ты взяла на воспитание мальчика некоего Ольгреста... но для меня стало неожиданностью услышать, что это именно твой ребенок.
  Он говорил это, чтобы успокоить меня?
  - Вы собирали обо мне информацию? - не хуже дикой кошки прошипела я. - Да как Вы смеете по своей прихоти влезать в жизни других людей?
  - Я правитель и кому как не мне полагается знать, чем живут и дышат мои подданные? - снисходительно улыбнулся дракон.
  - Знаете что? Я, конечно, благодарна Вам за помощь, но смею надеяться, что на этом наше знакомство закончится, - сдержано произнесла я, пытаясь не дать своей злости и раздражительности вырваться наружу. - Не хочу показаться неблагодарной, но предпочла бы, чтобы сегодняшняя случайная встреча была последней.
  - Очень жаль, потому что я надеялся, что сегодняшняя случайная встреча станет первой в череде других, уже не случайных, - обезоруживающе улыбнулся правитель Дантайра.
  - Зачем? - прищурив глаза, в лоб спросила я.
  - Что "зачем"? - приподнял смоляную бровь Зергран.
  - Зачем Вам все эти "не случайные встречи"? - спросила я, забывая на время, кто именно стоит передо мной. - Надеетесь пополнить и без того немалое количество побед на любовном фронте еще одной? Вот только можете не терять время зря и переключить свое внимание на другую наивную дурочку. Возможно, она и оценит выпавшее на ее долю счастье, но не я!
  Я развернулась и практически подбежала к нашим ящерам, желая как можно скорее скрыться с глаз правителя Дантайра, которого, судя по полыхающему в зеленых глазах гневному огню, моя речь вывела из себя.
  
  Домой мы вернулись ближе к вечеру, как раз вовремя, чтобы перекусить и немного передохнуть перед предстоящей дорогой. Леристан к моему решению уехать из Лакрона отнесся с понимаем, но было видно, что это известие расстроило его.
  Все положительные эмоции от последнего дня в Лакроне уже давно были забыты, а вот тревога с новой силой заполняла все мое существо. Я действительно переживала, что что-то может помешать нам уехать, хотя и понимала, что если Достран проявит настойчивость, то мне не скрыться от него ни в Зокра, ни где бы то ни было еще. Светлая Создательница, я становлюсь параноиком с манией преследования!
  Но как оказалось буквально через полчаса мои тревоги были не напрасны.
  Когда Кардэ доложил мне о приходе Ютерграна, я испытала неимоверное облегчение и даже радость. Но когда я вошла в гостиную и увидела там еще и Зерграна Дострана, то на несколько долгих мгновений впала в ступор, переводя сбитый с толку взгляда с одного мужчины на другого и обратно. Удивление стремительно сменялось отчаянием и только совсем крохотный лучик надежды, что я делаю поспешные выводы, позволял мне держать себя в руках. Однако хватило одного лишь взгляда на виноватое лицо Ютерграна с плотно сжатыми челюстями и ходящими на скулах желваками, а потом на решительное Дострана, и все мое существо захлестнула паника.
  - Миллиока, очень рад, что мы застали тебя дома, - оскалился правитель Дантайра.
  Он был зол, и мне стало не по себе под его пристальным взглядом, тем более я не совсем понимала столь бурную реакцию. Даже если он узнал, что не состоявшаяся игрушка решила улизнуть у него из-под носа, то какое ему до этого дело? Уверена, замена мне нашлась бы быстрее, чем мы доехали бы до ворот Лакрона.
  - Было немного неприятно узнать, что целитель, чудному дару которой мы обязаны столькими жизнями, решила уехать, даже не побывав на балу в честь подписания мирного договора, - все с той же улыбкой-оскалом продолжал говорить Зергран.
  - Зергран, позволь мне поговорить с Миллиокой наедине, - обратился к правителю Дантайра Ютергран.
  - Нет.
  - Я слышал тебя, брат, и признаю твое право, - сквозь стиснутые зубы процедил Ютергран. - Тебе не стоит переживать насчет меня, лучше переживай по поводу своей несдержанности.
  Брат?
  - У тебя пять минут, - недовольно рыкнул правитель и стремительно вышел из гостиной.
  - А вы...
  - Да, двоюродные, - кивнул дракон, отвечая на невысказанный вопрос, и бросил на меня хмурый взгляд.
  А я была полностью дезориентирована и сбита с толку, пытаясь понять суть произошедшего в моем присутствии разговора. Меня только что поделили, как какой-то трофей? Уступили, как породистую кобылку?
  - Миллиока... ты, наверное, уже поняла, что твой отъезд из столицы отменяется? - виновато посмотрел в мои глаза Ютергран.
  Я хмыкнула и отвернулась от дракона, гадая, чем успела провиниться в своей жизни, что мне, видать, на веку написано быть игрушкой сильных мира сего? Ритриэш, Корлэйш... теперь вот еще и этот Достран...
  - Миллиока...
  Тихий с виноватыми нотками голос Ютерграна раздался совсем близко и мне на плечи легли горячие ладони, разворачивая лицом к мужчине.
  - Если бы все не было так серьезно, поверь, я бы, не раздумывая ни секунды, выполнил твою просьбу. Я бы увез вас с Леристаном на далекие острова, оберегал бы и лелеял...
  - Так увези, - прошептала я, немного поддаваясь навстречу ласкающей мою щеку ладони.
  - Не могу, - почти простонал он, и его рука снова вернулась мне на плечо. - Судьба распорядилась иначе, отдав тебя моему брату. Теперь ты его жизнь, его дыхание, а я не настолько жесток, чтобы отобрать у него сам воздух. Просто послушай меня и попытайся поверить, - Ютергран удержал меня, когда я попыталась вырваться из его хватки. - Зергран станет для тебя лучшим защитником, самым ласковым и заботливым мужчиной. Просто дай ему шанс. Знаю, его репутация оставляет желать лучшего и изредка он ведет себя, как самый настоящий придурок, но он никогда не причинит тебе боли...
  Я не сдержалась и засмеялась. Просто последняя фраза была так похожа на те слова, что говорил мне Ритриэш о самом себе в самом начале наших отношений. И это добило меня. Вся эта ситуация добила меня.
  - Миллиока, перестань, - сбитый с толку моей реакцией пробормотал дракон, заключая меня в объятия.
  - Уходи, - успокоившись, тихо прошептала я, вырываясь из капкана его рук и отходя на несколько шагов вглубь гостиной, ближе к окну.
  - Миллиока, ты не понимаешь...
  Не понимаю того, что меня в очередной раз предали? Светлая Создательница, а я еще хотела дать себе еще один шанс быть счастливой с этим драконом!
  - Просто уйди.
  Я отвернулась от дракона и лишь слегка вздрогнула, когда за моей спиной с грохотом закрылась дверь.
  Итак, Леди-судьба снова преподнесла мне сюрприз, правда, на этот раз, оставив мне больше возможностей для маневров. Но все же, что правителю Дантайра нужно от меня? Как-то слабо верилось, что весь этот переполох лишь для того, чтобы занести в свой список побед еще одну...
  Снова открылась дверь и твердые шаги известили о том, что мой новый кошмар вовсе не ушел вместе с Ютерграном, а вернулся еще помучить меня. Я ожидала злорадства, очередной демонстрации его самоуверенности, приступа ярости, что посмела попытаться бежать, но за спиной раздавались лишь тихие шаги, свидетельствовавшие о том, что правитель Дантайра расхаживает по комнате и явно нервничает.
  Немного повернувшись и скосив глаза, увидела его высокую фигуру, застывшую около камина. Опершись о каминную полку, он запустил длинные пальцы в и без того всклокоченные волосы и о чем-то сосредоточено думал.
  Светлая Создательница, хоть бы он уже ушел!
  Снова отвернулась к окну, наблюдая, как по небу проплывают окрашенные закатными лучами солнца облака. В детстве я любила лежать на траве и смотреть на эту голубую гладь, с проплывающими по ней хлопьями облаков. Белые и мягкие, такие близкие и в то же время невообразимо далекие... я любила фантазировать о тех дальних странах и землях, над которыми они проплывали. Мы с подругами часто представляли себя феями, живущими в замках на самых больших и мягких облаках, под которыми изо дня в день проплывают моря, океаны, долины и сказочные леса, где, несомненно, жили прекрасные принцы. Каждая простая девочка в детстве мечтает, чтобы в нее влюбился прекрасный принц. Но как оказалось, хорошо такие истории заканчиваются только в сказках...
  - Миллиока?
  Я вздрогнула от раздавшегося совсем рядом тихого голоса. И почему я надеялась, что он все-таки уйдет и оставит меня в покое? В любом случае играть в гостеприимную и учтивую хозяйку мне не хотелось, и я осталась стоять спиной к дракону.
  - Лиа, - его горячее дыхание, когда он позвал меня этим странным сокращенным именем, колыхнуло волосы на макушке, а теплые пальцы едва ощутимо коснулись беззащитной кожи на шее. - Я знаю, что пугаю тебя своей несдержанностью. И тогда на балу, и потом, когда увидел в своем кабинете, - мужчина замолчал, а я напряглась, осознавая, что тот странный незнакомец на балу у мадам Лагорнэ и правитель Дантайра - один и тот же человек. - Я не должен был вести себя так сегодня на пруду, но... ты слишком сильно действуешь на моего дракона и на меня. И в некоторых случаях - когда я увидел тот ошейник или узнал о твоем сыне - мне плохо удается совладать со своими чувствами. Все-таки мы, драконы, вспыльчивые создания, - как-то грустно хмыкнул Достран. - Мне трудно дается контроль, когда ты рядом, но еще труднее - когда тебя нет. Понимаю, что это слабое оправдание, и все же... давай начнем все с чистого листа?
  Не выдержала и повернулась лицом к правителю Дантайра, пытаясь понять - это он так неудачно пошутил или просто издевается. По серьезному взгляду и чуть подрагивающим в неуверенной улыбке губам поняла, что нет - не шутит.
  - Я должна проникнуться чувством благодарности и счастья от Вашего предложения? - не скрывая иронии и презрения, спросила я.
  - Миллиока, зачем ты так...
  - Как? Или я что-то не правильно поняла и я свободна? Вы отпустите меня?
  Надо же, у Дострана даже хватило совести на мгновение виновато отвести взгляд.
  - Не отпущу, - хрипло ответил он и твердо взглянул в глаза. - Никогда не смогу сделать этого.
  - Почему? - почти отчаянно спросила я. - Разве для Вас проблема найти ту, что по доброй воле придет к Вам и будет рада оказанному вниманию?
  - Потому что так распорядились сами Боги, - вдруг улыбнулся Зергран и, наклонившись к самому уху, доверительно прошептал. - И мне больше другие не нужны, только ты, Лиа.
  Он отстранился от меня и отошел на несколько шагов.
  - Просто... постарайся понять это и сделать мне навстречу хотя бы один, маленький шажок, - попросил он, прежде чем развернуться и покинуть мою гостиную.





Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"