Кримпэлл Вера: другие произведения.

Освобождаясь от оков 😼 Игры Тинара

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
Оценка: 7.91*14  Ваша оценка:
  • Аннотация:


    Миячи всегда верила, что любовь - великое чувство, способное не только горы свернуть, но и пробудить сердце холодного, безжалостного вампира. Его любовь стала для нее голотком свежего воздуха, а потом превратилась в оковы смерти, когда он сделал ее своей рабыней. Ведь кетирэ не живут в неволе. Теперь она готова на все лишь бы избавиться от рабской вязи на своем теле. Даже рискнуть жизнью, приняв участие в опасных Играх. Но и сейчас ей нет покоя: ее бывший возлюбленный полон решимости вернуть сбежавшую рабыню...


    Завершено. Выложена часть текста












Глава 1

Огромная площадь перед Единым храмом Богов Тинара была наполнена людьми. Эльфы, демоны, арки или, проще говоря, вампиры, дроу, тролли, оборотни самых разных видов, элоры, ведьмы, чистокровные маги, и одна из последних представительниц расы кетирэ - я. Все мы собрались здесь с одной целью - засвидетельствовать свое почтение Богам и сжечь в чаше Вечного Огня списки команд.
Игры, в которых стремилось принять участие такое количество существ, устраивались в честь Богов. Когда-то давно даже считалось, что якобы каждый Бог выбирал себе любимую команду и покровительствовал ей на протяжении всей Игры. Сейчас скорее можно сказать, что Игры устраивались во имя славы и денег, а не для развлечения демиургов. Вот ради чего каждое из стоящих тут существ действительно было согласно рискнуть самым ценным что у него есть - своей жизнью.
Еще раз окинула взглядом огромную площадь. Неужели деньги и слава стоят жизни, что желающих принять участие в этих ужасных Играх так много? Ведь в отличие от меня они прекрасно знали, на что шли, я же это осознала в полной степени только несколько дней тому назад.
Игры со смертью... так называли их в народе. Мне доводилось несколько раз за свою жизнь читать о них. В большинстве своем это были небольшие заметки на выцветшей от времени бумаге, что хранились в нашей библиотеке, но доводилось и слышать, как с некой долей страха и нетерпения о них говорят мужчины и видеть как при этом аристократки передергивают своими плечиками от отвращения. Мой отец всегда говорил - эти игры не для нежной женской психики. Слишком жестоки... без наведенного лоска. В них не увидишь, как спортсмены поигрывают мускулами, а гибкие, как лозы, девушки поражают воображение грацией и гибкостью. Немного интриг, загадки и невообразимые по сложности задания... искаженное судорогой боли лицо, предсмертный крик какого-то невезучего воина, смертельная магия и полное отсутствие правил, кроме одного - выйти победителем любой ценой. Вот, что можно увидеть на этих играх. Это жестокие игры на выживание. Это - Всенародные Игры Тинара.
Цена участия велика, но и награда впечатляет. Правда, все чаще в лагере участников я слышу, что, якобы, большинство из них стремится попасть на эти Игры не ради награды, а чтобы привнести яркие краски и эмоции на грани в свою бессмертную и оттого порой довольно скучную и опостылевшую жизнь. Не знаю, возможно, лет через пятьсот-тысячу и мне бы потребовалась подобная встряска, чтобы понять - я все еще живу. Но мне всего двадцать три - несмышленый детеныш кетирэ, еще не видящий толком жизни, но уже успевший влюбиться, познать боль разбитого сердца и предательства, хлебнувший жестокости. Я не готова платить ту цену, что судьба может востребовать с меня, мне не нужны награды, но, тем не менее, у меня нет выбора.
- Что маленькая кети, наконец, поняла, в какую задницу попала? - я вздрогнула от издевательского тона оборотня-льва Грэмстона. - Да уж, это тебе не по кроватям валяться и ублажать любовничков.
Голос оборотня сочился ядом и бил по самому больному для любой кетирэ месту, но я старалась не обращать внимания. Я находилась тут не ради славы или перспектив. Свой выбор я сделала давно и была благодарна магистру Ардиэну за то, что предоставил мне его...

... Я стояла в небольшой комнатушке, которая уже второй месяц служила мне жилищем, и с неверием смотрела на одного из самых сильных магов королевства Шиан Империи Захарион. С древнего "шиан" дословно переводилось как "кровь" и более характерного названия для государства, в котором проживают арки, сложно было придумать. Как и сложно было придумать более нелепой судьбы для молодой кетирэ...
Влюбиться в вампира... В одно из этих бессердечных созданий ночи.
Чем я думала несколько лет тому назад? Почему пренебрегала словами родителей и друзей, которые твердили, что он принесет мне лишь несчастье? Почему мое сердце обливается кровавыми слезами, оплакивая нас, даже сейчас, когда он шантажом поместил рабскую вязь на нежную кожу свободолюбивой кетирэ, когда каждый день угрожает и унижает, получая от этого удовольствие?
- Миячи, я не буду скрывать: эти Игры опасны и некоторые не вернутся оттуда живыми, но это единственный твой шанс обрести свободу, - снова ворвался в мои смятенные мысли голос магистра Ардиэна.
Он понимал так же прекрасно, как и я - мне в любом случае не жить в неволе... без любви, в одной лишь ненависти. Кетирэ не зря считаются свободолюбивыми детьми Богини Любви и Семейного очага, для которых клетка означает смерть. Сколько протяну я при тех условиях, что мне обеспечил Ариян? Год? Два?
Но разве есть у меня выбор? У него мой младший брат, а я слишком сильно люблю его и обещала родителям позаботиться о нем.
- У тебя есть время на раздумья. Думаю, любая команда будет рада заполучить в свои ряды целительницу-кетирэ да еще и с нераскрытым потенциалом, - снова заговорил магистр. - Вот твое заявление на участие. Оно должно быть подписано в течение месяца. Кровью.
- Он заметит, - прошептала я.
- Нет, потому что такова моя воля, - покачал головой маг. - Едва заявка будет подписана, она исчезнет, а за несколько дней до начала игр перенесет тебя в Данхэз. Он не отпустит тебя, Миячи - вчера я предлагал выкупить тебя и если уж он отказался от моей цены, то...
Гнить мне в этой маленькой комнатушке до конца моих дней. Мне не требовалось говорить этого - сама все прекрасно понимала.
Но все равно меня раздирали сомнения.
Я ничего не хотела больше, чем освободиться от власти своего бывшего возлюбленного. Но у него в руках был козырь, который перевешивал мою жажду свободы и желание избавиться от рабской вязи на своем теле.
- Можешь не переживать за Нияра, - словно прочитав мои мысли, улыбнулся маг. - Как только твоя подпись появится на этом документе, - он кивнул головой на свиток в моих руках, - все твои самые близкие люди - в данном случае младший брат - переходят в статус неприкосновенных и на время соревнований их охраняет особая магия Богов. К тому же я могу обещать тебе, что присмотрю за ним.
- Магистр Ардиэн, - взволновано остановила уже собравшегося уйти мужчину. - Зачем?
- Когда-то давно я очень сильно задолжал твоему отцу, - полуобернувшись, сказал тот. - Была бы у меня возможность, я вытянул бы тебя отсюда, но эта вязь, - он покачал головой. - Мне не по силе ее убрать, поэтому помогаю, как могу. Это опасные, жестокие игры и только тебе решать стоит ли свобода жизни. Возможно, когда-нибудь Ариярн....
- Стоит! - горячо воскликнула я. - Вы же сами сказали, что в неволе мне все равно не жить. А Ариярн... он лелеет свою ненависть, оставаясь слепым и глухим к любым доводам.
- Я так и думал, - ласково и в тоже время грустно улыбнулся маг. - Я вижу, что ты медленно угасаешь, будучи рабыней арка. Выбор за тобой. А уж я постараюсь, чтобы эти состязания закончились для тебя благополучно.
Мужчина ушел, а я еще долго смотрела на свиток в своих руках и думала о том, как я - по своей сути изнеженная дочь влиятельного политика Республики Гар - могла докатиться до этого? Почему любовь, которая должна возвышать, низвергла меня в пучину отчаяния, когда приходится выбирать между смертью в неволе и жестокими играми, участие в которых может либо вознести на пьедестал, либо исковеркать всю жизнь?....


... Магистр Ардиэн сдерживал свое слово и первое, что он сделал, когда я попала в лагерь - познакомил с одной из самых сильных команд. Многие не сомневались в победе команды Ластрока - полудемона, полудракона - и маг не был исключением. На самом деле магистр выглядел неприлично довольным тем, что ему удалось определить меня к Ластроку после небольшой проверки моих умений, которые привели дракона в настоящий восторг. Остальные же члены команды не разделяли радостей своего предводителя и были отнюдь не довольны перспективой возиться со мной - я хоть и была прекрасным целителем даже с ограничительной рабской вязью, но не имела абсолютно никакой физической подготовки, а уж о боевой и говорить не приходилось. Они считали, что им навязали меня и все время, что я пробыла в лагере, пытались выжить отсюда, уговаривая Ластрока поискать другого целителя.
Сам же дракон всякий раз посылал их и выглядел довольным не столько тем, что к нему попала сильная целительница, сколько тем, что ею оказалась кетирэ с нераскрытым потенциалом. Просто мало кто знал, что это означает и что сулит команде в данном конкретном случае. Надеюсь только, что мои девять даров, которые могут раскрыться в ходе Игр, не будут использованы зря и нам действительно удастся выиграть.
- Что молчишь? - вырвал меня из мыслей все тот же голос.
- Отстань от нее, - недовольно рыкнул Ластрок. - Не заставляй меня жалеть, что я выбрал тебя в свою команду.
- Да ты с ума сошел?! Ее же прибить легче легкого, а мы потом мало того, что без целителя останемся, так еще ослабнем магически из-за потери члена команды!
Грэмстон был не только горой мускулов, сильным оборотнем и искусным воином, но и очень талантливым магом. Это было довольно редким явлением в нашем мире, когда существо помимо второй ипостаси имело еще и талант к магии. В нашей же команде таких уникумов было трое: Ластрок, Грэмстон и Рандияр. Последний был боевым мрагом и в отличие от обычных оборотней имел три ипостаси: человеческую, боевую - огромного полуволка-получеловека, - и животную. Также он был хорошим некромантом. Кроме них в нашей команде был Цагарон - сильнейший чистокровный боевой маг семисот лет отроду и великолепный знаток всех двадцати миров: их особенностей, рас и традиций.
В принципе, Грэмстон был прав - мне действительно было страшно и я не владела боевыми навыками, способными спасти мне жизнь в случае опасности. Но в одном он ошибался - я не собираюсь погибать в первом же туре и сделаю все, чтобы выжить и помочь им выиграть, потому что слишком молода, чтобы умирать и слишком сильно хочу нормальной жизни для себя и своего брата, чтобы и дальше носить на теле ограничивающую рабскую вязь Ариярна.
Сейчас она была прикрыта свитером с высоким горлом и длинными рукавами, но когда я выйду из храма, она исчезнет из моего тела на время Игр или навсегда, если мы выйдем победителями. После посещения храма каждый участник получает своеобразное "благословение" Богов, выражающееся в увеличении магического потенциала каждого члена команды по отдельности и всей команды в целом. Для раба с подобной моей вязью это означало избавление от оной на время Игр. И только победителям Боги позволяют сохранить полученную на время Игр мощь на всю оставшуюся жизнь.
Это был мой единственный шанс избавиться от "подарка" Ариярна. Вампир был слишком зол и пылал от ненависти, когда выжигал ее и теперь даже он сам не в силах избавить меня от этого черного рисунка смерти для свободной кетирэ...
Шум на площади многократно усилился. Сейчас из храма должны выйти верховные жрецы четырех Единых Империй и объявить начало игр, после чего распечатают вход в Храм и каждая команда сможет пройти внутрь, чтобы получить благословение Богов. Мы, согласно составленным спискам идем первые. Собственно это меня ни капельки не удивляло - найдется мало желающих перейти дорогу дракону да еще и перед началом Игр.
Спустя несколько минут на крыльцо Храма действительно вышло четыре жреца, каждый из которых был облачен в церемониальный балахон цветов своей Империи. Занятая своими переживаниями, приветственную речь я благополучно прослушала и очнулась из какого-то странного транса только когда Ластрок, недовольно что-то проворчав, подтолкнул меня к ведущим в Храм ступеням..
Подымаясь по ним, я огромными от благоговения глазами рассматривала высеченные из мрамора и отшлифованные до зеркального блеска колоны вдоль лестницы, а потом и фасад Храма, высеченный из того же белого мрамора и украшенный большими и маленькими фигурками Богов, танцующих прислужниц и молящихся жрецов. Тонкая работа радовала глаз и заставляла восхищаться мастерством, работавших тут когда-то давно, умельцев. Внутри Храм освещали камни орл - выложенные по краям потолка и формирующие замысловатые "люстры" по их центру.
Стены Храма были абсолютно лишены каких-либо рисунков, но этого и не требовались - неизвестная мне порода мерцала в приглушенном голубо-белом свете мягкими золотыми и серебристыми вкраплениями. В конце длинного коридора с многочисленными запертыми дверями находился огромный зал. Единственной его обстановкой был своего рода пъедестал около двух метров высотой, к которому вели пять широких ступенек. На его вершине в огромной золотой чаше горел Вечный Огонь - символ власти Богов в этом мире, символ смерти и жизни, разрушения и возрождения. Он мог быть разным: холодным или обжигающим, исцеляющим или убивающим. В древние времена, когда этот Храм был открыт для жителей Тинара, в этом зале вершился суд над самыми злостными преступниками или решались самые диссонансные дела и споры, тут возвращали к жизни или приводили в исполнение смертные приговоры. Считалось, что тут сами Боги вершат суд над своими детьми.
Мы стали вокруг этого пъедестала и со смешанными чувствами наблюдали, как наш лидер подымается по ступеням и бросает клочок пергамента с нашими именами в бледно-голубой огонь, как он вспыхивает оранжевым пламенем и рассеивается синей пыльцой под потолком, которая, осыпаясь на наши головы, дарила силу и объединяла надежнее любых клятв.
Я вскрикнула и упала на колени. Было адски больно, когда Ариярн выжигал на мне свое клеймо, но и сейчас было больнее не меньше. И только из упрямства я не позволила крикам боли огласить огромный зал. Я терпела, сцепив зубы и опустив голову на грудь, чтобы ни один член команды не видел катящихся по моим щекам слез и когда вот-вот готова была сдаться - закричать и провалиться в беспамятство - обжигающая боль ушла, а на ее место пришло чувство наполненности и полноценности. Теперь я могла использовать свой дар исцелять в полной мере и не только во благо, но и защищая себя.
Поднявшись на трясущихся ногах, скинула с себя свитер и посмотрела на левую руку. По всей длине руки - от внутренней стороны запястья и до самого плеча - расположилась сине-оранжевая вязь. В самом ее начале в круге был изображен расправивший крылья дракон, в середине предплечья вязь расходилась на новый круг, где в боевой стойке стоял мраг в своей животной ипостаси, на сгибе локтя в кругу в ленивой позе сидела дикая пятнистая кошка - я, выше - уже с наружной стороны - в устрашающем рыке открыл огромную пасть великолепный черный лев и почти у самого плеча, окутанный сизым туманом магии с посохом в одной руке и книгой заклинаний в другой, стоял маг. Потом вязь уходила подмышку и от локтя вилась по наружной стороне предплечья, чтобы соединиться на запястье с кругом, в котором был изображен дракон. Эта вязь означала, что теперь мы едины и в единстве наша сила, что вместе мы всегда будем значительно сильней, чем по отдельности. Если умирает один, вязь прерывается и оставшиеся в команде ослабевают. Пропадает подаренная сейчас Богами повышенная регенерация и командный магический потенциал.
Оторвав взгляд от вязи, по очереди посмотрела на каждого из пяти участников. На ближайшие три месяца они - моя семья, мои братья, мой шанс на свободу, мое... всë и я скорее засохну от магического истощения, чем позволю хоть одному из них сойти с дистанции или умереть.
Вмиг наши тела окутало синее свечение и нас "выкинуло" из Храма в наши палатки. Послезавтра будет объявлено первое задание. Не очень сложное, но достаточно тяжелое, чтобы "отсеять" слабые команды. В первых двух турах выбывает любая команда, потерявшая хоть одного игрока или же не выполнившая задание в определенный правилами Игр срок. Всего нам предстоит пройти пять туров и каждый последующий будет сложнее и опаснее предыдущего.
Итак, Игра началась и да победит... Нет, победителями в этих играх может быть только одна команда, а значит, ею обязаны быть мы!
Пытаясь унять дрожь переживания в руках, я подошла к своим вещам, брошенным в углу небольшого шатра, и достала шкатулку из слоновой кости. Это дар магистра Ардиэна - лучшие защитные кулоны. Проведя кончиками пальцев по теплому металлу и камням, задумалась, стоит ли мне одевать их.
- Это хорошие артефакты, - я вздрогнула от внезапно раздавшегося за спиной голоса.
Развернувшись, увидела перед собой красивое лицо боевого мага. Его аметисовые глаза смотрели на меня все так же холодно и с легким любопытством, а на тонких губах играла едва заметная, ничего не значащая, улыбка. На душе стало горько, неужели снова пришел говорить о том, что избалованной маленькой кетирэ не место здесь и что должна поискать более безопасное место, где могла бы потешить свое, не пойми откуда взявшееся тщеславие. Сколько еще будет продолжаться эта травля? Я же связана с ними теперь...
- Фэгрэ Цагарон, - неуверенно пролепетала, непроизвольно используя официальную форму обращения.
- Можно просто Цагарон, - поморщившись, ответил маг. - Одевайся и через пять минут я жду тебя на тренировочной площадке. Защита амулета - это хорошо, но глупо полагаться только на магию какой-то побрякушки.
Я стояла, словно громом пораженная и не могла произнести ни слова. Сколько раз я их просила хоть немного позаниматься со мной. Научить каким-то боевым приемам или еще чему, но натыкалась только на холод и отстраненность. За те дни, что я провела в лагере, лишь Ластрок занимался со мной и то только несколько раз и совсем недолго - перед Играми у него и без меня было множество проблем. А теперь Цагарон сам приходит и предлагает мне немного позаниматься? Что изменилось за последние несколько часов? Они поняли, что все равно не смогут отделать от меня?
- Просто я заметил то, что осталось за пределами внимания остальных членов команды, - ответил боевой маг на мой невысказанный вопрос.
Или я сказала это вслух?
- Что Вы имеете в виду? - спросила шепотом, облизывая пересохшие губы и молясь, чтобы это было что угодно, но только не моя постыдная тайна.
- Я понял истинную причину твоего участия в этих Играх, - сказал маг и кивнул на мое тело, пройдясь глазами по шее и левой руке, не оставляя сомнений, о чем именно идет речь. - Тобой руководила либо глупость, что исключено, так как за тебя просил магистр Ардиэн, либо крайняя степень отчаяния, но никак не амбиции или тщеславие, как мы думали раньше. Пойми, когда за игрока в подобных Играх довольно настойчиво и даже в ультимативной форме просят такое люди, как магистр, непроизвольно закладываются определенные подозрения...
- Я вовсе не хочу, прикрываясь вами добиться каких-то высот, - быстро протараторила я, уже понимая, что хочет сказать Цагарон. - Единственное, что я хочу - это просто жить.
- Неужели ее нельзя было убрать по-другому?
- Нет, магистр Ардиэн не видел другого способа, - покачала я головой. - Но я ведь доказала, что хороший целитель, теперь же мои умения улучшились многократно. Поверьте, Ластрок не пожалеет, что согласился дать мне место в своей команде.
- Надеюсь, было бы некрасиво подвести его, тем более что он уже присмотрел другого целителя для нас. Он тридцать лет потратил, чтобы собрать лучшую команду. Только так и не смог найти действительно стоящего целителя, который согласился бы рискнуть своей жизнью.
Я кивнула и, немного помявшись, все-таки задала вопрос, который не давал мне покоя последние несколько минут:
- Как Вы узнали, что у меня... что я...
- Что ты рабыня? - в лоб спросил Цагарон.
Я покраснела, но, медленно расправив плечи и приподняв подбородок, кивнула.
-В какой-то момент из твоего тела вырвалась черная энергия и вступила в конфликт с окутывающей тебя магией, как будто не желала так просто сдаваться и покидать тебя. И потом, магия единения не приносит такой боли, как магия принуждения.
Почувствовала, как сердце уходит в пятки и кровь отливает от лица. Если это заметил Цагарон, то и другие наверняка тоже все видели и сделали соответствующие выводы.
- Не переживай, это только у меня такая отвратительная привычка постоянно использовать глубинное зрение. Кстати, твоя аура очень посветлела, когда ты лишилась вязи.
Я пожала плечами, не понимая хорошо это или плохо, да и не важно все это было, поскольку помимо победы меня сейчас волновал только один вопрос:
- Я бы хотела попросить Вас о небольшом одолжении: пусть то, что Вы выяснили, останется в тайне.
Боевой маг какое-то время молчал, всматриваясь в мои глаза, после чего кивнул:
- Ты сама вправе решать, когда и что говорить другим.
- Спасибо, - выдохнула с облегчением. - Просто не хочу лишних слухов и... жалости.
А то, что она последует - это точно. Рабство было отменено и даже запрещено под страхом наказания практически во всех четырех Империях. Исключением были лишь государства арков и демонов гро. Последние были просто ужасны, так как делали все возможное, чтобы их рабы испытывали больше боли и отчаяния. Гро питались именно этими эмоциями и они были для них все равно, что кошачья мята для кетирэ. У вампиров рабам жилось немного лучше, но лишь немного - эти две расы не зря были известны своей жестокостью и неспособностью любить...
- Пять минут, - напомнил мне Цагарон.
Откинув лишние мысли, расплылась в довольной улыбке и кивнула со всем, переполнявшим меня энтузиазмом, но маг этого уже не увидел, переместившись из моего шатра. Его согласие заниматься со мной было важным для меня. Почти три месяца я провела в холоде ненависти и провести еще три в такой же вражде я не могла и не хотела. Сейчас мне была просто необходима хотя бы капелька дружеского тепла. И этот шаг, что сделал боевой маг мне навстречу, много для меня значил.
Когда пришла на площадку, Цагарон уже ждал меня, лениво прислонившись плечом к одному из снарядов. С удивлением отметила, что сегодня тут очень пусто и кроме меня только еще несколько мужчин вдалеке проходят самую сложную полосу препятствий. Когда я тренировалась тут с Ластроком и потом сама еще приходила сюда, площадка буквально кишела существами.
Цагарон долго предаваться раздумьям мне не дал и безжалостно гонял меня от снаряда к снаряду, а под конец еще и заставил 'пройтись' по самой легкой полосе препятствий. Следуя указаниям боевого мага и понимая, насколько я физически не подготовлена к подобного рода испытаниям, я могла только молиться, чтобы хотя бы в первом туре моя жизнь не зависела от того, насколько быстро я умею залазить на 'гору' или насколько успешно перебраться через 'болото' по 'камешкам'. Потому что в противном случае мне действительно конец.
Со своей первой полосы препятствий я упала прямо на чью-то крепкую грудь. Сильные руки сомкнулись вокруг моей талии и... меня накрыла паника. Моментально прошло чувство усталости и я с небывалой ловкостью и прытью отскочила от мужчины, вырываясь из его объятий.
Заставляя делать себя глубокие вдохи, чтобы не задохнуться и прогнать темные круги перед глазами, я пыталась на ощупь пятилась подальше от мужчины.
- Миячи, что на тебя нашло? - услышала я совсем рядом голос Ластрока.
Я выдохнула с облегчением и спустя еще несколько глубоких вздохов смогла рассмотреть недовольное лицо нашего лидера.
- Я... простите, просто вы так неожиданно появились, - извинилась и попятилась, когда мужчина, подозрительно сощурив глаза, сделал шаг в мою сторону.
Не паниковать! Главное не паниковать! Еще не хватало, чтобы в команде стало известно о моей 'маленькой' фобии.
- Хм, ладно. Я искал вас, - сказал он, когда к нам подошел Цагарон и поднял руку с какой-то шкатулкой. - Первое задание. Сборы у меня в шатре через пятнадцать минут. Остальные уже в курсе.
Быстро закончив с тренировкой, маг пермесиил меня к моему шатру и, попрощавшись, исчез в портале. Я же, внутренне сетуя, что нет времени сходить к водопаду и насладиться прохладными струями воды на своем теле, быстро разделась и накинула походный баллахон, способный при помощи магии очистить тело и волосы.
Приведя себя в порядок, направилась к шатру Ластрока. Я догадывалась, о чем именно пойдет речь, ведя завтра официальное открытие игр. Сильнейшие команды должны устроить показательные выступления, а поскольку мы входили в число фаворитов этого турнира, то и от нас требовался вклад в шоу. Так как я целитель, то меня вся эта суета не особо касалась, ибо в исцелении ран ничего зрелищного никогда не было, а вот узнать о первом испытании очень хотелось.
Увы, шкатулка оказалась с маг замком, который можно будет открыть только завтра вечером, после завершения официальной части. Ощутив укол разочарования и одновременно растущее беспокойство отошла к стоящему в углу пуфику, откуда немного понаблюдала, как парни, управляя парящей посреди шатра проекцией планируют свое завтрашнее представление. Я смотрела, как мини-проекции их фигур творят магию, превращаются в зверей, сходятся в схавтке и ощущала грусть. Я ведь тоже имела три ипостаси: человеческую, дикой кошки и промежуточную. Только после постигших меня испытаний кошка во мне притаилась и не спешила показывать себя миру.
До моего первого оборота оставалось самого ничего, когда не стало моих родителей и на нас с братом начали наседать невесть откуда взявшиеся кредиторы. Боль потери, шок, стресс... А я ведь уже начинала чувствовать свою кошечку... Потом, когда все более или менее успокоилась, я начала медитировать, пытаясь дозваться до притаившейся глубоко внутри сущности, но после того, как в мою жизнь вновь ворвался Ариярн было уже не до медитаций. И вот теперь я задавалась вопросом: смогу ли хоть когда-то достучасться до своей нежной кошечки или так и прохожу калекой всю оставшуюся жизнь?
Понаблюдав еще какое-то время за ребятами, вышла из шатра. Понимаю, что в этом представлении так или иначе должны принимать участие все члены команды, но кроме дара целительства я не обладала никакой другой магией или умениями. Да и команда не особо любила меня, чтобы возиться с неумехой.
Оказавшись снаружи, вдохнула полной грудью воздух и решила прогуляться.
Уже начинало смеркаться, а я все шла прочь от лагеря, сама не зная куда иду и что ищу. Просто наслаждалась свободой, порывами ветра, заигрывающими с моими волосами и последними лучами солнца, уже едва пробивающимися сквозь вершины деревьев.
Сама не заметила, как оказалась возле водопада, воды котрого с грохотом срывались и отвесной скалы и разбивались в пену о воду небольшого озера. С удивлением поняла: несмотря на то, что нахожусь в этом лагере уже какое-то время, по-настоящему свободной я почувствовала себя только сейчас, избавившись от рабской вязи, ошейника, которым так безжалостно наградил меня вампир.
Отринула мысли о своем бессердечном возлюбленном и присела на ближайший камень. Шум и вид ниспадающей с высоты воды, сверкающей в последних лучах солнца, наряду с пониманием того, что я свободна, принесли моей душе долгожданное умиротворение и, закрыв глаза, я потянулась к своей, притаившейся в глубине сознания, кошечке.
- Давай же, маленькая моя, иди ко мне. Ты мне так нужна, - едва слышно шептала я, впервые за долгое время почувствовав ее слабый отклик.
Не знаю сколько времени я так просидела, уйдя в себя и призывая свою кошку выйти из тени, но как только замерла в предвкушении, а пятнистая лапка показалась моему внутреннему взору, наше уединение было нарушено. Стоило сухой веточке хруснуть под чьей-то тяжелой обувью, как я тут же вздрогнула, выходя из похожего на транс состояния. Открыв глаза с удивлением заметила, что небо уже совсем потемнело и на нем яркой россыпью сверкают миллионы звезд и величественная красавица-луна, придавая своим мягким золотым свечением необычайную красоту этому месту.
Снова недалеко послышался шорох и я вскочила с камня, озираясь по сторонам. Нет, мне не было страшно. Здесь и сейчас меня защищает магия турнира и никто не сможет причинить мне вреда, - ни другой участник игр, ни стороний наблюдатель. А вот ощущение, что кто-то есть рядом и следит за мной было очень неприятным.
- Кто тут? - спросила я в темноту и едва не свалилась с небольшого утеса прямо в воду, когда из тени показалось до боли знакомое лицо.

Глава 2

Ариярн.
Стоило его рукам прикоснуться ко мне, чтобы поддержать и не дать упасть, как меня накрыла паника.
Нет, это не может быть он! Он не мог найти меня! Нет! Нет! Нет!
- Тихо, тихо, успокойся, - прорвался сквозь пелену паники его уверенный голос. - Все, я не трогаю тебя, не трогаю.
Переставив меня подальше от края обрыва, он немного отшел и даже руки поднял, показывая, что не собирается больше дотрагиваться до меня. Я же тяжело дышала и не могла поверить, что мой кошмар настиг меня. Смотря на него, как раненая лань на загнавшего ее тигра, я начала медленно отступать. Мигом пропала любая уверенность в своей защищенности, наоборот, по венам разлился липкий страх от понимания, что он рядом, а вокруг ночь и ни единой души поблизости. Хотя от него мало какая душа и спасти может...
- Прекрати трястись, - вампир был недоволен и раздражен, что заставило мой страх взвиться до невероятных высот. Слишком хорошо я помнила, что бывает, когда он чем-то недоволен. - Смотрю, свобода не пошла тебе на пользу. Раньше ты не была такой трусихой.
Раньше я просто была готова ко всему, жизнь в рабстве научила, а свобода, она как-то слишком быстро заставила расслабиться.
- Я хочу, чтобы ты отказалась от участия в Играх, - пока я приходила в себя и потихоньку отступала, потребовал Ариярн, заставив меня потерять дар речи от подобной наглости.
- Я не твоя рабыня более, - гордо вздернув подбородок, процедила я сквозь сжатые зубы, мигом ощутив, как притупился страх под напором возмущения.
- Игры рано или поздно закончатся для тебя, - холодно ответил мужчина, - и ты снова станешь моей, не важно проиграет ваша команда или выиграет. Твой порыв бессмысленен. Неужели выход, предложеный мной, был хуже, чем перспектива расстаться с жизнью?
- Да, потому что он означал не расставаться с тобой! - выплюнула я и, резко развернувшись, бросилась бежать в сторону лагеря.
И только оказавшись в своем шатре поняла, что меня буквально трясет от страха и ненависти.
  
  *****
   ...С тех пор, как не стало моих родителей прошло полгода и ровно год, как моя жизнь пошла под откос. Год тому назад я не думала, что может быть что-то ужаснее втоптанной в грязь репутации и предательства любимого, поверевшего в наговоры. Действительно, что может быть для девушки хуже, чем оказаться едва ли не изнасилованной подлым поклонником и при этом вместо спасения внезапно появившегося возлюбленного получить нож в спину? Он обозвал меня блудницей и сказал, что зря не верил всем тем, кто хвастался своими победами в моей постели, а после просто развернулся и ушел, оставив меня на растерзание мнимому любовнику. Благо вовремя подоспел друг отца и спас меня от неминуемой участи жертвы насилия. Так, благодаря стараниям отверженных мною поклонников, моя репутация разбилась в дребезги, а тот, кто, как я смела надеяться, любил меня, возненавидел всем своим сердцем. Но просто предать мою любовь Ариярну показалось мало, и он решил окончательно погубить глупенькую кетирэ и с позором разорвал нашу помолвку, уличив в "изменах".
   Но как же я ошибалась, думая, что именно тогда моя жизнь рассыпалась миллионами осколков. Мой отец был оборотнем-волком, а у них в обычаях смывать позор кровью. Кровью тех, кто смел так подло поступить с его единственной дочерью. Но слишком много папенькиных сынков мечтали получить экзотическую кетирэ в свою постель и слишком много, сочтя себя оскорбленными отказом, мечтали поквитаться с неблагодарной девчонкой... Все окончилось крахом нескольких самых богатых семей, смертью моих родителей и травлей нас с братом сильными мира сего. Но даже тогда, когда я думала, что хуже быть просто не может, я ошибалась - может. И со всей четкостью я это осознавала сейчас, смотря в багровые глаза Ариярна и читая в них приговор.
   - Ты не можешь действительно говорить это, - не веря собственным ушам, шептала я. - Ты не можешь... мой брат всего лишь ребенок.
   - И сейчас его судьба в твоих руках, - холодно сообщил арк. - Твоя свобода в обмен на его жизнь.
   А если говорить по чести - моя жизнь в обмен на его.
   - Неужели ты думаешь, что я так просто простил тебе предательство...
   - А ты и не простил, хотя я не предавала, - перебила я мужчину. - Ты отказался даже выслушать меня!
   - Мне неинтересны лживые оправдания, - гневно прошипел он. - Время уплывает, а я не привык долго ждать.
   Боже, как я только могла подумать, что он другой, не такой, как все вампиры? Что он способен любить?
   - Это незаконно, - пытаясь придать своему голосу уверенности, воспротивилась я. - Я подам на тебя жалобу...
   - И к тому времени, как ее рассмотрят на Едином собирании, потеряешь своего брата, - голос Ариярна был холоден и безразличен, словно и не о жизни малого ребенка он сейчас говорит. - И потом, насколько я знаю, ваша семья несколько подрастеряла свое былое влияние. На что вы сейчас живете, Миячи? На подачки оставшихся друзей твоего отца? Кто обратит внимание на пропажу сынка опального министра и брата известной на все государство блудницы?
   Слова, сказанные с насмешкой, ранили больнее острого клинка и еще хуже становилось от понимания того, что он прав - никто, кроме оставшихся верными друзей отца, даже палец о палец не ударит, чтобы защитить нас с братом.
   - Я же предлагаю выгодные условия, - продолжил Ариярн. - Мало того, что верну твоего братика в целости и сохранности, так еще и помогу вернуть ему потерянное состояние. Все же парень не виноват, что в сестры ему досталась блудница и его родители погибли, защищая ее несуществующую честь.
   - Ты не прав...
   - Еще слово, и я разворачиваюсь и ухожу, - вновь не дал мне ничего сказать в свое оправдание арк. Да и не нужно оно ему, он уже все сам решил и все остальные слова для него - пустой звук.
   - Кровь детей обладает особым, неповторимым вкусом, - добил меня Ариярн. - Это все равно, что дорогое выдержанное вино для вас...
   Он говорил, а я задыхалась. От его слов, от несправдливости судьбы, от боли. И я ни секунды не сомневалась, что его угрозы - не просто попытка запугать меня. Он все исполнит. Охватившее меня чувство, наверное, можно было сравнить с ощущениями загнанного дикого животного, которое вроде еще на свободе, но уже слышит звон цепей и скрежет открывающейся железной клетки.
   - Поклянись, что с моим братом все будет хорошо, - сдавлено прошептала я, обнимая себя руками и отводя взгляд от не знающих жалости багровых глаз.
   Достав из коротких ножен кинжал, Ариярн надрезал свое запястье и произнес слова клятвы, пообещав лично позаботиться о том, чтобы Нияр рос в достатке и безопасности, а также, чтобы по достижению двадцатипяти лет получил во владения немалое наследство. Что ж, данная вампиром на собственной крови клятва нерушима, а значит о будущем своего брата я могу быть спокойна. Оговорив еще несколько нюансов и напрасно пытаясь найти хоть каплю человечности в кровавом монстре, сдалась, протягивая руки и позволяя сделать на запястьях два надреза. Такие же сделал на своих и Ариярн. Говоря унизительные слова, добровольно признавая его своим хозяином, опускаясь на колени перед тем, кого еще не так давно боготворила, впервые за время нашего знакомства я видела такие сильные эмиции на его лице. Такую чудовищную ненависть и удовлерение от ближущейся мести. И я понимала: не долго мне осталось жить, но прежде, чем позволить мне уйти в мир теней, он в полной мере отыграется за мое мнимое предательство.
   И когда его горячие ладони накрыли мои кровоточащие запястья, а тело пронзила чудовищная боль, я думала о том, что все же чудовища не умеют любить по-настоящему...
  
  
   ***
   Вспоминая разрушивший всю мою жизнь момент, я и сама не заметила, как оказалась в своем шатре не одна. Взгляд незванного гостя буквально прожигал меня, рождая в теле холодный озноб, а когда-то вызывал теплую волну неведомого томления.
   - Неужели ты до сих пор так и не поняла: от меня не скрыться, - голос Ариярна был спокоен, а вот я едва сдержалась, чтобы не закричать.
   Как он смог попасть сюда? Ведь магистр утверждал, что в отведенную для ироков зону после регистрации команд никто не сможет попасть.
   Я вскочила на ноги, готовая сорваться на бег, да так и застыла на месте. Если там, около водопада Ариярн был настоящим, то сейчас передо мной стояла лишь его полупрозразчная проекция.
   - Если ты еще не поняла, то я собираюсь добиться от тебя добровольного отказа от участия в Играх, - снова начал гнуть свое арк.
   - Если ты еще не понял, - вмиг расхрабев от осознания, что он сейчас не может мне сделать ровным счетом ничего, ехидно пропела я, - то уже поздно отказываться от участия в турнире, как и несколько поздно пытаться что-то требовать от меня и ожидать послушания. Я не твоя рабыня и уже давно не твоя девушка, чтобы ты имел хоть какое-то право на это.
   Заметила, как Ариярн с силой сжал челюсти, а его взгляд полыхнул от каких-то непонятых чувств. Он вообще крайне редко позволял окружающим видеть эмоции на своем лице. И даже когда я считала его своим парнем, он ни разу не позволил каким-либо чувствам отобразиться в глубине багровых глаз. От этого уже очень скоро после того, как он растоптал меня и оставил одну я начала сомневаться: а любил ли он меня вообще? Или просто позволял маленькой глупой кетирэ быть рядом и купать его в лучах своей любви и привязанности?
   - Эти опасные Игры не для мелких глупых девчонок, - процедил Ариярн сквозь сжатые зубы. - Ты можешь погибнуть! Не хочешь сама уходить, я посодействую тому, чтобы ваша команда как можно скорее ввлетела из Игр!
   -Что-то тебя не особо волновала моя жизнь, когда ставил вязь и делал своей рабыней, - не в силах больше держать все в себе, тихо прошептала я. - А теперь я сама за свою жизнь не дам и ломаного гроша. Если нам не удастся победить, я сама уйду в мир теней. Все лучше, чем носить на теле твою отметку!
   - Я же говорил тебе, что более не планирую ограничивать твою свободу, - сжимая кулаки, рычал мужчина. - Говорил, что будешь иметь все, что только захочешь! Так к чему весь этот идиотизм с играми?! Ты можешь думать все, что угодно, но что бы ты не делала, все равно в конце попадешь в мой дом!
   - Самоуверенный эгоистичный ублюдок! Ненавижу тебя! - закричала я, швыряя в полупрозрачное тело певое, что попалось под руку.
   К сожалению ваза с фруктами, а это была именно она, вполне ожидаемо пролетела сквозь Ариярна и едва не попала в материализовавшегося невесть откуда Цагарона.
  
   - Что тут происходит? - прогремел недовольный голос мага, который ели успел увернуться от летящего прямо ему в голову снаряда.
   Проекция Ариярна развеялась, а я... я не выдержала и разревелась. Наверное, мне следовало бы устыдиться постороннего свидетеля моей слабости, но что мне какой-то свидетель, когда Ариярн прямым текстом заявил, что мне в любом случае уготовано стать его пленницей. Неужели и после Игр мне не будет от него покоя? Вечно прятаться за магистром и быть ему обузой я не смогу, да и доброта людей небезгранична. А если уж вампир что-то вобьет себе в голову, то обязательно будет идти к намеченой цели.
   - О, Боги... ну, не плачь... давай ты расскажешь, что у тебя случилось и мы все вместе разберемся. По связи от тебя пришла волна страха и... ты кричала.
   Цагарон говорил сбивчиво и как-то неловко, наверняка не зная, как подступиться ко мне, и вообще, что делать с плачущей барышней.
   - Он нашел меня, - всхлипывая, прошептала я.
   - Судя по реакции речь идет о твоем хозяине? - сразу догадался мудрый мужчина.
   - Он никогда не был моим хозином и никогда им не будет, - вмиг разозлилась я.
   - Конечно, не будет, - покладисто согласился маг, - ведь мы не собираемся проигрывать. А сейчас просто расскажи, с чего ты взяла, что он нашел тебя? Это место защищено древней магией...
   - Он подеш ко мне этим вечером, когда я была у водопада и... он дотронулся до меня. А потом его проекция появилась прямо... здесь. И он... я боюсь... не хочу... не могу больше видеть его.
   - Ох, маленькая кетирэ... видимо ты была необычной рабыней для него, если он тратит столько сил, чтобы отыскать тебя. Кто он?
   - Арк.
   - Я помогу тебе. Не бойся, больше он не потревожит тебя, - успокаивал меня маг. - Ведь нам не нужна нервная и шарахающаяся от любого шороха целительница?
   - Я не буду... не проиграю...
   - Нет, - согласился мужчина. - А теперь скажи, как ты смотришь на то, чтобы завтра с утра заняться твоей кошечкой?
   - Ты... ты знаешь? - все еще всхлипывая, спросила я. - И поможешь?
   - Конечно, - решительно кивнул маг и, вытерев глаза, я улыбнулась ему робкой неуверенной улыбкой. Первой за очень долгое время...
   Он сумел отвлечь меня от нерадостных мыслей, переведя тему разговора на мою кошку. Спрашивал, когда и как я последний раз ее чувствовала и почему не обернулась, когда было положено. Он внимательно слушал мои ответы, а когда уходил, то уверенно заявил, что этой ночью могу спать спокойно и что очень скоро я смогу оборачиваться. И мне безумно хотелось в это верить. Оборотень без зверя - неполноценный калека, постоянно ощущающий свою ущербоность и пустоту там, где должен был быть его зверь.
  Несмотря на заверения Цагарона, что арк меня больше не потревожит, большую часть ночи я промучилась без сна. Да еще не давало заснуть охватившее меня волнение: я никак не могла до конца поверить, что в силах мага помочь пробудиться моей кошке. Так что к тому времени, как он появился в моем шатре, чтобы выполнить свое обещание, я все еще пребывала где-то между сном и явью.
   - Держи, - с ходу перешел к делу маг и перед потиравшей глаза мной появилась цепочка с кулоном.
   - А что это?
   - Охранка, - просто ответил маг, - наверняка не такая мощная, как уже имеющиеся у тебя, но зато более детально настроена. Она будет скрывать твою ауру ото всех, кроме членов команды. Этот арк больше не сможет выслеживать твое местоположение.
   Мои глаза вспыхнули от переполнивших меня чувств, а остатки сонливости мгновенно слетели. Хотелось броситься на шею магу и затискать на радостях, но порыв сдержала, так как знала, что последует за ответным прикосновением.
   - Спасибо, - от всего сердца поблагтдарила Цагарона.
   От того, что этот мужчина не забил на мои страхи, а нашел время, чтобы постараться помочь, моя грудь наполнилась теплом. И пускай это делалось для общего блага, но даже такая забота очень приятна.
   - Ну, раз мы разобрались с частью твоих страхов, можно сосредоточить внимание на твоей сущности, - улыбнулся маг. - Собирайся, я подожду тебя снаружи.
   Мы с Цагароном не стали выходить за пределы лагеря, отыскав укромный уголок на окраине леса, где нас никто не сможет ненароком потревожить. Приняв позу для медитации, я, как того и требовал маг, погрузилась в себя, пытаясь дозваться до своей кошки.
   По словам Цагарона именно произошедшие со мной потрясения в ответственное для становления второй сущности время и послужили причиной того, что она затаилась внутри и не спешила пробуждаться. И пока я сосредоточилась на том слабом отклике, который чувствовала от кошки, маг пытался снять выставленные стрессом блоки и... у него отлично получалось. Всего каких-то двадцать минут, а перед моим внутренним взором уже во всей своей дикой красе стоит пятнистая кошка. Моя красавица. Ее шерсть самых разнообразных оттенков шоколада отливала золотом, а яркие зеленые глаза с вертикальным зрачком смотрели на меня насторожено, боязливо... изучающе. Наше знакомство должно было произойти более года тому назад, но стало реальностью только сейчас. Меня переполняла радость, а вскоре ответным счастьем вспыхнули и зеленые глаза кошки. Я ждала пока ее робкая радость перерастет в уверенность, и вот гибкое тело хищницы сорвалось на бег и спустя секунду обе сущности - человеческая и животная - слились в долгожданных объятиях. Ощущая в руках пушистое тело своей девочки, млея от того, как она урчит и трется мордочкой о мое лицо, я не смогла сдержать счастливых слез...
   Меня резко выкинуло из того состояния, в которое я погрузилась благодаря Цагарону и я удивлением поняла, что и в реальности мое лицо мокрое. Дотронувшись до щеки, посмотрела на влажные пальцы, а потом и на Цагарона. Мне не верилось, что он помог, не верилось, что, наконец, у меня появился шанс стать нормальной, полноценной кетирэ.
   Взвившись в сместа и подлетев к магу, я схватила его ладонь:
   - Спасибо, Цагарон! Я так... я просто не знаю, как отблагодарить тебя за этот великолепный подарок. Я ведь уже и не верила, что когда-то смогу ощутить себя такой... цельной.
   - И что же такого сделал наш великий маг, что ты чувствуешь себя такой... цельной? - заставил меня вздрогнуть ехидный голос Грэмстона.
   - Грэм, что с тобой не так? - пожав мне ладонь, прежде, чем отпустить ее, спросил маг, выходя немного вперед и словно прикрывая меня своим телом.
   - Со мной? Со мной все прекрасно! А вот, что с тобой, другой мой? Ты уже второй день крутишься вокруг этой кошки, в то время как нам следует готовиться к Играм. Думаешь ее чему-то научить? - он прошелся по мне презрительным взглядом. - Или решил использовать по прямому назначению?
   - Грэм, заткнись пока не поздно!
   - О, уже и ты ее защищаешь! Слышал, что в искусстве раздвигать ноги кетирэ действительно хороши... Значит, правда? Малышка, а твоя благосклонность будет распространяться на всех...
   Договорить лев не успел, - его снес поток магии Цагарона.
   - Миячи, - он выглядел растерянным, когда повернулся ко мне. - Грэм... он неплохой парень на самом деле. Не знаю, что на него нашло, но последнее время он сам не свой.
   - Ничего, все нормально, - махнула я рукой, пытаясь сделать вид, что все его слова - пустое для меня, но на самом деле едва сдерживая слезы.
   Стараясь держаться и не показать своего состояния, прошла мимо мага, едва не срываясь на бег. Грэмстон никогда не увидит, как я плачу из-за него! Как же он достал меня! Какой момент из-за него испорчен! И что я ему сделать успела, что он так люто ненавидит меня? Каждым своим выпадом он словно возвращал меня назад - в то время, когда я принадлежала Ариярну - жаля своими словами так же больно, как освсем недавно жалил арк.
  
  
  Глава 3
  
  
  У себя в шатре я быстро переоделась в тренировочную форму и убежала покорять полосу препятствий. Мне необходимо было отвлечься от неприятных воспоминаний, родившихся после слов Грэмстона. Они причиняли боль и рушили душевное равновесие, необходимое мне для общения со своей кошкой. Необходимо мне! А физические нагрузки могут помочь очистить голову от не нужных мыслей. Во всяком случае, отвлекут меня точно.
   И действительно, через несколько часов я уже и думать забыла о Грэмстоне или Ариярне, а со злостью пинала спортивный снаряд, потому как полоса препятствий покоряться маленькой настойчивой кетирэ не спешила.
   Выпустив пар, вернулась в лагерь, где около своего шатра обнаружила Ластрока. Недовольного Ластрока в парадной броне драконов. Ох, неужели я слишком увлеклась?
   - Ты собираешься опоздать на официальную часть? - осмотрев меня с головы до ног, вопросительно выгнул бровь мужчина.
   - Прости, я тренировалась. Сейчас буду, - уже залетая в шатер, крикнула я.
   Там я все делала на максимальной скорости, потому уже через полчаса подходила к шатру Ластрока в удобном костюме наемницы, который любезно предоставил мне магистр Ардиэн.
  Плотно облегающий мое тело черный костюм из тончайшей, но прочнейшей кожи очень редких драков, состоящий из штанов, высоких сарожек и кофточки под горло с длинным рукавом, был невероятно удобным. Он абсолютно не стеснял движенией и практически не ощущался на теле, но при этом мог защитить практически от любого физического воздействия. Его невозможно было повредить ни клинком, ни когтями, а значит, практически неуязвимой в нем становалось и мое тело. Кроме того, магистр позаботился и о том, чтобы этот костюм мог без проблем поглотить слабые магические атаки. Словом, он был великолепно безопасен, а облаченная в него наемница-амази еще и становилась смертельно опасной.
  Высокие сапожки с внешней стороны были с низу до верху укомплектованы небольшими кинжалами из легчайшей и прочнейшей элорской стали. Вес восьми кинжалов в сапожке практически не ощущался. Каждую "ленту" с кинжалами можно было быстро вытащить из специальных пазов и поместить в удобное для использования положение - перекинуть через голову наискосок туловища. С внутренней стороны голенища также имелись потайные чехлы для кинжалов. На поясе крепился острый клинок и целый арсенал небольших прямоугольных "капсул" с маскирующим и одурманивающим дымом. Перчатки из той же драковской кожи были по локоть и с внутренней стороны имели уплотнение - своеобразный "чехол" для металлических звезд. На каждой перчатке между большим и указательным пальцем имелась малюсенькая кнопочка, при нажатии на которую звездочка сама выпадала прямо в ладонь. Словом, использование этого костюмчика требовало некоторой сноровки, коей у меня пока, увы, не наблюдалось.
   Также в комплекте с ним был плащ, но он слишком теплый, невзирая на неизменную тонкость и легкость, чтобы надевать его сейчас.
   Где магистр Ардиэн смог достать столь редкую вещицу, я не могла даже представить, а сам он признаваться отказался. Говорят, заполучить подобный костюм можно, только сняв его с бездыханного тела наемницы, то есть практически нереально. Но тем не менее на мне был абсолютно новый, от подошв сапожек до высокого ворота, экземпляр.
   Когда я подошла к шатру, где у входа уже собрались все члены команды, разговоры вмиг умолкли. Парни с нескрываемым любопытством рассматривали меня, а я с не меньшим - их. А посмотреть действительно было на что.
   Цагарон был облачен не в свой неизменный бесформенный балахон, а в черные свободные штаны, светлую рубашку и кожанную безрукавку, в вырезе которой поблескивало несколько цепочек. Черноволосый Грэмстон был обнажен по пояс и на его широкой мускулистой груди над серцем красовалось изображение, открывшего пасть и готовящегося к прыжку, черного льва. Взгляд пробежался по мускулистым рукам, перевитым венами, подтянутому животу с полным набором кубиков и остановился на поясе штанов, к которому был прикреплен меч с черной рукояткой, увенчанной опять же таки головой льва. И чего это он полуголый? Собирается обращаться? Но это не повод светить телесами, - все равно во время обращения все вещи отправляются в пространственный карман.
   Мраг Рандияр был одет в легкую форму воина королевства Ниапраг - белую рубашку-кольчугу, настолько искуссно сплетенную из мельчайших металлических колец, что только по ее сиянию в лучах предзакатного солнца можно было понять - это не обычная ткань; поверх нее был накинут белый парадный камзол с золотыми нашивкам, а завершали образ черные штаны и высокие начищенные до блеска сапоги.
   Ну, и, наконец, Ластрок. На нем была надета все та же парадная драконья форма, созданная словно из маленьких чешуек. Примечательно: у них в стране принято, чтобы цвет парадной формы отвечал цвету дракона. Так вот, лидером нашей команды являлся могучий золотой дракон и его одежда сейчас ярко сверкала при свете солнца, при этом ни капли не умаляя несокрушимой мощи самого мужчины.
   - Вот это сюрприз, - наконец, нарушил молчание Цагарон. - Мои глаза действительно видят форму легендарных амази или это просто очередная подделка?
   - Настоящая, - гордо ответила я. - Из кожи драков!
   - Не кожа драков главное в этой вещице, - перестав осматривать меня нечитаемым взглядом, подал голос мраг и, выхватив из голенища сапога внушительных размеров нож, полоснул им по моей руке.
   - Ты что, совсем с ума сошел?! - вскричала я, отскакивая от мужчины и прижимая к груди конечность. Рука осталась при мне, но наверняка уже украшенная синяком.
   - Сама по себе кожа драков очень даже уязвима при физическом воздействии, - решил просветить меня Ластрок. - Главный секрет амази - это особый способ выделки и таинственная пропитка, которая и делает ее такой необычайно прочной. Но это было лишнее, Ран. Желательно, чтобы у нашей целительницы к началу Игр все конечности были на месте.
   - Костюм амази единственное, что вас волнует? - едва сдерживаясь, не выдержал и поинтересовался Грэмстон, заставив меня вскинуть на него удивленный взгляд. И что опять ему не так?
   - Да вы посмотретите на эта... эту... кетирэ, - не находя слов, мужчина взмахом руки показал на меня. Лев был не просто в ярости - он был настолько взбешен, что у него разве что пар из ушей не валил.
   Я же опустила взгляд, осмотрев себя спереди. Выгнула шею. Покрутилась. Вроде, все нормально.
   - Да, уж, мыжики из других команд позахлебываются от завести, - хохотнул Цагарон, а я почувствовала, как расширились мои глаза и румянец начал заливать щеки.
   Сразу стало как-то не совсем уютно.
   За то время, что я была у Ариярна... Он ведь одевал меня куда откровеннее, заставляя подавать на стол и хвастаясь перед гостями своей редкой рабыней, заодно унижая и ломая оную. По сравнению с теми жалкими клочками ткани, что и одеждой язык не поворачивался назвать, этот костюм был верхом приличия. И вообще, в некоторых королевствах мода намного откровеннее! Просто... не моя в том вина, что родилась дочерью Богини Любви и проклята быть желанной.
   - Слишком беспомощно, - хмыкнул в ответ Грэмстон, беря себя в руки. - Я бы, например, подточил свой клинок и забрал бы такой трофей себе в прайд...
   Ухмылка на лице льва стала зловещей, а я почувствовала, как земля начала уходить из-под ног.
   - Это запрещенно, - беспомощно посмотрев сначала на Цагарона, а потом на Ластрока, пролепетала я.
   Я ведь даже мысли подобной не допускала! Рабство запрещенно и я нахожусь под защитой... пока моя команда в Игре.
   - Конечно, это незаконно, - улыбнулся Цагарон и подшел ко мне, приобнял за плечи.
   Это был дружеский жест, призванный подбодрить, показать поддержку, вот только маг был мужчиной и... резко перестало хватать воздуха, а перед глазами начало темнеть. Прикрыла их ресницами, чтобы не дайте Боги, никто не заметил моей паники.
   - Просто Грэм последнюю неделю не с той лапы встает, - наконец, отпуская меня, усмехнулся маг. - А может, - он выдержал паузу, - наш гордый лев пал жертвой острой стрелы этого мелкого прихлебателя Богини Любви?
Парни взорвались дружным хохотом, причем настолько заразительным, что даже я почувствовала, как светлеет на душе и не сдержала легкой улыбки. Только Грэмстон не разделял общего веселья и, недовольно пробурчав, что мы опоздаем, направился в сторону Центральной площади.
Подходя к месту, где еще буквально вчера не было ничего, кроме камней и утоптанной земли, я только и успевала, что мотать головой и пораженно хлопать глазами. Там, где вчера была огромная площадь, сегодня возвышался амфитеатр. Совсем небольшой, но поражал сам факт его наличия.
- Как такое возможно? - шепотом спросила идущего рядом со мной Ластрока.
- Маги, - лаконично ответил дракон, немного склонившись ко мне, чтобы не перекрикивать шум толпы, что собралась около фундаментального сооружения.
После такого ответа, я по-новому взглянула на Цагарона. Он тоже так может?
Деточка, - снисходительно посмотрел, угадавший ход моих мыслей, маг, - ты сейчас видишь перед собой пустую работу, как минимум, двадцати пяти-тридцати магов, полностью вычерпавших свой резерв. Я на подобное расточительство и неуважение к собственному дару не способен!
- А если...
- "Если" в этом конкретном случае не действует, - отрезал Цагарон.
В Республике Гар, где жила со своими родителями, не особо привечали чистокровных магов, считая их чересчур высокомерными, самовлюбленными и опасными, поэтому я никогда прежде не встречалась с ними, помимо магистра Ардиэна. А еще в Гар говорят, что немногие оставшиеся чистокровные маги пользуются своим даром только когда им самим выгодно и никогда в быту. Возможно, не таким уж превратным было это мнение? Во всяком случае, "самовлюбленный" и "высокомерный" точно можно отнести к Цагарону, как и вряд ли можно надеяться на то, что в походе он колданет кровать или палатку.
Пока думала о том, какие еще умения скрывают чистокровные маги, помимо способности создать огромное строение всего за какие-то жалкие сутки, мы уже вошли в сам амфитеатр. Я замерла, пораженная великолепием открывшегося мне вида: белые и красные колонны подпирали свод, просторный вестибюль сверкал великолепными по своей красоте камнями гро, искуссно сделанными статуями и дорогим камнем, которыми были выложены стены и пол. Я только и делала, что вертела головой все время пути до наших мест, стараясь увидеть и запомнить каждую деталь интерьера.
Команды-фавориты этих Игр расположились на первых рядах, так как должны будут порадовть зрителей и, прибывших на открытие, гостей зрелищным шоу. А я сидела и впервые думала о чем-то, не связанном с Ариярном или своей дальнейшей судьбой, а именно о том, как могли уже определиться фавориты, если только вчера команды посетили Храм?
- Предворительные списки около трех сотен команд были известны еще полгода тому назад, - ответил присевший рядом со мной Ластрок. - На самом деле, мы были одними из немногих, кто к началу Игр не имел полностью укомплектованную команду. И тем не менее, это не помешало нам оказаться среди первых претендентов на победу.
- А зачем вообще нужны все эти... предполагаемые лидеры? - спросила я, наблюдая, как зрители рассаживаются по своим местам.
- Если ты не заметила, не только Боги нынче развлекаются за счет участников Игр, - вместо Ластрока ответил Рандияр, чем немало удивил меня. Обычно он предпочитал не замечать меня. - Есть азартные люди, которые ставят деньги на приглянувшиеся команды, и, поверь, таких немало. Даже пытаются предугадать место, которое займет та или иная команда в очередном туре.
- Игры вообще привлекают много внимания, - подытожил дракон, который цепким взглядом осматривал ряды с участниками. - Не зря примерно пять сотен лет тому назад, начиная с третьего тура к каждой команде-участнику начали прикреплять магическую разумную визуалию, что записывает, а потом транслирует самые ответственные моменты задания оставшихся команд на всевидящие зеркала.
От дальнейших распросов меня отвлек, вышедший на арену, распорядитель нынешних Игр Тинара. Поприветствовавшись с зрителями, он сказал пару фраз об истории Игр и, без лишних слов и расшаркиваний, пригласил на арену первую команду, "удостоившуюся чести продемонтрировать свои умения на официальном открытии Всенародных Игр Тинара". А дальше я просто выпала из реальности, не в силах отвести взгляда от самого настоящего шоу, что устроили участники. Правда, все то, что сейчас происходило на арене больше подошло бы для какого-то магического представления, а не в качестве выступления команды, каждый член которой нашел в себе смелость принять участие в легендарных играх со смертью.
Так, поглощенная представлением и своими мылсями, я и не заметила, как быстро пролетело время и подошла наша очередь выйти на арену.
Возле выхода на арену столпилось несколько команд, члены которых жарко спорили о чем-то друг с другом.
- Говорят, команда Эльдиона - того демона, что держит за шкирки ведьму - наш основной противник в этих играх, - рассматривая участников, услышала голос Грэмстона. - Ластрок, может, все-таки поделишься, что такого особенного в нем и его команде? Потому что куда более опасными кажутся элоры с двумя чистокровными магами.
- Разве ты не изучал боиграфии существ, входящих в самые сильные команды? - удивился Ран.
- Ну, подумаешь, он сын правителя Хэгэра, - отмахнулся лев. - Главное, что у него не самая сильная команда - тройка демонов, одна демонесса с довольно посредственной магией целительства и один маг-полукровка. Не самый впечатляющий набор.
- А что ты знаешь о правящей семье королевства Хэгэра? - задал вопрос Ластрок.
- Королевство демонов хэга находится на другом конце света от лесов и полей Сшрра, - пробурчал Грэмстон.
- Около шести сотен лет тому назад его отец, тогда еще довольно молодой демон, тоже принимал участие в Играх. И тогда его команда тоже не была самой сильной. Более того, согласно прогнозам, они были всего лишь пятнадцатыми в списке фаворитов, - задумчиво следя за разворачивающейся перед глазами потасовкой, начал просвещать нас Цагарон. - Но! Уже после первого тура они поднялись в рейтинге на четыре позиции по причине выбывания более сильных команд, потерявших своих людей. После второго тура они уже занимали восьмую позицию в рейтинге команд, а при выполнении последнего задания, вся группа основных фаворитов Игр была жестоко растерзана прямо на месте ночной стоянки... в живых осталась только кетирэ, - маг устремил жесткий взгляд в мою сторону. - Отец Эльдиона забрал "случайно" выжившую дикарку себе, якобы с ее согласия. Правящее семейство королевства Хэгэра известно на весь мир своей любовью играть нечестно. Они все коварные, подлые, хитрые и изворотливые эгоисты, которые ради личной выгоды не побрезгуют всадить нож в спину даже собственному другу. Правда, говорят, Эльдион - не самый удачный представитель их семейства.
- А еще говорят, что сам изворотливый Хитраус - самый подлый из демиургов Тинара - благовил в той Игре будущему правителю Хэгэра, а потом и всему его семейству, - закончил Ластрок. - Кстати, трон достался отцу Эльдиона тоже при весьма странных обстоятельствах.
- Если этот падальщик решил повторить подвиг своего папаши, то его ждет разочарование. Я его просто загрызу попадись он мне вне этого острова, - прорычал Грэмстон.
- Наш выход, - подала я голос, заметив, что предыдущая команда уже закончила свое выступление и входит в просторный холл.
Направляясь к выходу на арену, я старательно не обращала внимания на вперившего в меня свои жуткие оранжевые глазищи демона. Перед самой дверью мы остановились... Нервно поглядывая на деревянное полотно, я теребила в пальцах прикрепленный к поясу мешочек с маскирующим дымом. Я бы вообще предпочла не выходить за эту дверь, все же мне не предстоит принимать участие в этом представлении, с меня требуется всего лишь выйти вместо со своей командой, красиво поклониться, когда нас представят, и удалиться на это самое место...
- ... а может, вы просто попросите свою кошечку станцевать для нас? - донесся до меня чей-то ядовитый голос. - Слышал, это незабываемое зрелище...
Рядом зарычал Ластрок и полуобернулся к говорившему. Я же не оборачивалась, сжимая кулаки в бессильной злобе и попытке сдержать рвущиеся наружу воспоминания.
- Ты, - заставило меня подпрыгнуть на месте, раздавшееся прямо рядом с ухом, рычание Грэмстона. - Садишься на меня.
- Что? - я даже возмутиться не успела, как рядом со мной был уже не мужчина, а достающий мне до талии огромный черный лев с лоснящейся шерстью и шикарной угольной гривой. Ничего не понимая, посмотрела на ребят.
- Если бы ты не опаздывала, то узнала бы об этом раньше, - пожал плечами дракон. - Эффектный выход и все такое... Залазь давай!
- Но он меня не переваривает и... и он просто скинет меня при первой же возможности, и вообще...
- Зато, кажется, лев Грэма тебя обожает, - хихикнул сзади Ран.
Обернулась я как раз вовремя, чтобы увидеть, как огромная черная морда с не менее огромными зелеными глазищами собирает игриво боднуть меня. Если бы не поддержавший меня Ластрок, то "эффектный" выход нам был бы обеспечен точно.
- Давай быстрее, вам нужно учиться доверять друг другу, - недовольно проворчал дракон и, не обращая внимания на мои слабые трепыхания, усадил верхом на льва.
Кстати, черные львы, как и кетирэ, считались вымирающей расой, так что наш выход действительно был эффектным, впрочем, как и само представление. Когда прозвучало имя Ластрока, публика не дождалась предписанного правилами поклона - их приветствовал выступивший немного вперед мощный мужчина и вспыхнувший на арене огонь, окруживший нашу команду. Далее была очередь Грэма, который издал, подобный раскату грома, рык. Мраг, выхватив из ножен мечь, начал разрезать им воздух, чертя какой-то ведомый только ему знак, который потом вспыхнул голубым рязрядом чистой энергии и развеялся по трибунам небольшими голубыми цветами, упавшими в руку каждой присутвующей тут женщины. Фыркнула... тоже мне, дамский угодник. Хотя, стоит признать в этой белой форме, наверняка девушки находят его очень даже привлекательным. Цагарон удостоил трибуны снисходительным взглядом и легким кивком головы. И только маленькая кетирэ сделала легкий поклон, выставив вперед правую ногу и прижав правую руку к сердцу, а левую немного отведя назад.
А дальше я отошла ко входу и стала наблюдать за самым настоящим боем, развернувшимся на арене. Затаив дыхание, я смотрела на слаженные и четко выверенные движения каждого из парней под ритмичные звуки какой-то странной мелодии и понимала, что именно так должно выглядеть выступление тех, кто согласился сыграть со смертью. Ловкость и сила в каждой движении, звон стали, эффектные вспышки магии и раздающийся над трибунами рык...
- Неплохо, но это не поможет вам выиграть, - раздался над ухом тихий ехидный голос.
Обернулась и посмотрела на говорившего. Это оказался тот самый сын правителя и сейчас он с задумчивым выражением лица смотрел на меня своими оранжевыми глазами с вертикальным зрачком. Жуть! Но не для меня. Для меня нет глаз страшнее безразличный багровых омутов...
- Так ничего и не скажешь? - поинтересовался демон, когда я просто отвернулась обратно к арене. - У моего отца есть кетирэ... такая же неразговорчивая и безразличная ко всему вокруг. Но отец говорит, что не может отказаться даже от поломанной игрушки и потому время от времени "ремонтирует" ее, опаивая дурманом и заставляя видеть в себе ее погибшего возлюбленного... Жалкая картина. Говорят тот, кто хоть раз познал страсть кетирэ больше никогда не сможет отказаться от этого чувстсва, - я сцепила зубы и отключила мысли, запретила себе думать, вспоминать...
- Правда, я бы на месте отца более бережно обращался со своей игрушкой, - продолжал он, не обращая внимания на мое напускное безразличие. - Жаль только кетирэ осталось так мало, что мне до сих пор так и не удалось на деле проверить, что же такого особенного отец нашел в этой безвольной кукле. А тут ты... Пойдешь ко мне любовницей? Говорят, вы ко всему прочему, еще и обладаете бешенным темпераментом, - голос демона приобрел зловещие нотки, но здесь и сейчас я была защищена и что бы он ни говорил, я не собиралась вестись на его провокации. - Брось их сейчас и останешься свободной, а если нет... Что ж, я с удовольтствием пополню свой гарем новой игрушкой.
Я не выдержала и пространство разрезал громкий нервный смех. Ненормальный, он явно просчитался в выборе слабого звена. Нет, если бы я находилась тут по своей воле, возможно, и восприняля бы его слова иначе, но в моем случае идут до победного конца. В моем случае, уже нечего терять... рабам вообще нечего терять, кроме своей ставшей ничтожной жизни.
Ответить демону ничего не успела, хоть и хотелось. Его просто снесло ураганом по имени Ластрок.
Провела взглядом отлетевшего на несколько метров демона, а потом посмотрела на арену, с сожалением понимания, что пропустила выступление ребят.
- Что хотел этот тип? - спросил дракон, взяв меня под руку и отведя в сторону от входа, возле которого собиралась другая команда.
- Новую игрушку в свой гарем, если я не найду способ покинуть вас в первом же туре, - ухмыльнулась я. - Не переживайте, - взмахнула я рукой, заметив тревогу на лице Рана, - он просчитался с выбором слабого места, как и с выбором слабого звена.
 Глава 4
  
   Едва мы успели вернуться на свои места, а последняя команда - выступить с показательным номером, как сереющее небо озарилось яркой синей вспышкой.
   - Уважаемые участники Игр и зрители! - тут же раздался голос распорядителя. - Всенародные Игры Тинара объявляются открытыми! Такова воля Богов!
   Последние слова говорившего потонули во взрыве аплодисментов и радостных возгласах. А вот я не могла понять причин радости. Если первые два тура, насколько я успела понять, и сошли бы за обычное развлекательное шоу, созданное увеселить досуг людей и самих участников, то дальше... как могут радоваться люди, зная, что эти злосчастные Игры для кого-то могу стать последними? А сами участники? Я не понимала их...
   - Уважаемые участники! - снова взял слово распорядитель, как только ликующая толпа стихла. - Позвольте напомнить некоторые правила Игр. Правило первое - никаких правил, кроме как выйти победителем в туре любой ценой! Правило второе - победителями в первом и втором туре считаются команды, набравшие наибольшее количество очков по заданию и не потерявшие ни одного товарища. Также позвольте напомнить, что согласно правилам Всенародных Игр Тинара, после второго тура вас останется не более тридцати команд, которые и сойдутся в решающей схватке. Вчера ваши лидеры получили магические шкатулки, в которых содержится воля наших создателей и ваше первое задание. На его выполнение дается сорок часов, начиная с этой самой секунды. Время пошло и да победит достойнейшая из команд!
   Ошарашено посмотрела на тех, с кем меня свела судьба на этих Играх. Все четверо парней выглядели шокированными и даже на морде черного льва читалось забавное выражение неверия, сменившееся кровожадным желанием вцепиться кое-кому в глотку.
   - А заранее нельзя было предупредить, что сразу после этого долбаного цирка с выступлением мы должны будем отправиться на задание? - раздраженно прорычал Ран, широкими плечами прокладывая нам путь через толпу.
   - Я не могу в это поверить, - меланхолично изрек Цагарон, когда мы оказались в более-менее спокойном месте. - Жалких сорок часов... Нам что, нужно будет сходить в соседний лес по ягоды?
   - Сейчас узнаем, - спокойно ответил Ластрок, доставая из внутреннего кармана своего сверкающего кителя камень пространственного кармана. - Хорошо, что я положил эту шкатулку именно сюда.
   Лев раздраженно зарычал и, осмотревшись по сторонам, сеганул в ближайшие кусты, откуда спустя минут вышел не менее раздраженный Грэмстон. Опять в одних штанах.
   Однако, степень обнаженности оборотня было последним, что меня сейчас интересовало. Я чувствовала легкую дрожь волнения в руках и сильный стук сердца где-то в висках. Моим рукам вдруг стало холодно, а ноги внезапно начали подкашиваться... Я очень сильно нервничала перед нашим первым заданием.
   Пока дракон читал короткое заклинание и шарил рукой в пространственном кармане в поисках шкатулки, мое воображение рисовало страшные картины. Хоть я и знала, что первые задания максимально безопасны, но это не мешало настырным кровавым сценам всплывать перед внутренним взором...
   - Итак, все готовы? - спросил Ластрок, извлекая сверкающую золотом шкатулку.
   - Открывай уже, - нетерпеливо проворчал Ран, потирая руки.
   Дракон прикоснулся к небольшому замку и крышка шкатулки сама откинулась, а из ее недр полился мягкий свет, который в следующую секунду вспыхнул ярким синим пламенем... и потух.
   Привстав на ципочки заглянула внутрь все еще находящейся в руках Ластрока шкатулки и увидела на самом ее дне листок самой обычной бумаги. Когда же дракон развернул его, то на белоснежной поверхности начали, вспыхивая светом, проявляться надписи.
   Протиснулась между Ластроком и Грэмстоном, желая увидеть и прочитать, в чём же все-таки состоит наше первое испытание. Но зря... я ничего не понимала! Всего в списке было десять пунктов и напротив каждого из них стояло определенное число - наверное, количество баллов. Также я сумела прочитать, а главное - понять, смысл последней строчки, где говорилось, что каждая команда может выбрать себе не более трех предметов и успеть в назначенный отрезок времени добыть их и поместить в одну из чаш на Центральной площади. Что за чаши? Там нет никаких чаш! Как нет уже и самой Центральной площади, в целом!
   Я подняла взгляд, чтобы спросить, понял ли кто-то хоть что-нибудь из написанного, но только и успела, что набрать в легкие воздуха и пораженно замереть. Не сказав никому ни слова, Цагарон начал колдовать, и уже через мгновение перед нами открылась серо-черная воронка портала, в которую, так же без лишних слов и вопрсов, начали входить Ран, а потом и Грэмстон.
   - А...
   - Не будем тут ничего обсуждать, - зыркнув куда-то в сторону, оборвал меня Ластрок. - Учись доверять своей команде, девочка!
   С этими словами, меня настойчиво подтолкнули к порталу и мне не оставалось ничего другого, кроме как войти в него.
  
   Головокружение, тошнота... я даже видеть перестала на какое-то время, от чего на меня накатило состояние близкое к панике.
   - Первый раз перемещаешься межмирным порталом? - участливо спросили у меня голосом Цагарона и, приобняв за плечи, провели несколько шагов и усадили на что-то жесткое.
   Мне было настолько не по себе, что даже его прикосновение осталось за пределами моего восприятия. И только немного придя в себя, я в полной мере почувствовала его руку на своем плече и поспешно скинула ее, пока новая волна паники не накрыла меня.
   - Я вообще всего лишь второй раз путешествую порталом, учитывая и тот раз, когда я попала на эти Игры, - чуть хрипловато призналась я.
- Я же говорил: эта девчонка только тормозить нас будет, - недовольно проворчал Грэмстон, отделяясь от стоящих в строне Ластрока и Рана и приближаясь к нам. - Значит так, выбирай: или ты идешь на своих двух, или я перекидываю тебя через плечо и волоку на себе! У нас слишком мало времени, чтобы рассиживаться!
  - Цагарон... ты понял что-то из того, что было написано на том листе? - игнорируя очередную нападку Грэмстона и его самого, спросила у мага, подымаясь со ствола поваленного дерева и, стараясь не шататься, направляясь в сторону Ластрока и Рана.
  Когда проходила мимо льва услышала тихий рык. Пускай... если он по какой-то причине не может относиться ко мне иначе, чем с презрением и неприязню, я просто не буду обращать на него и его выпады внимания. Во всяком случае, постараюсь.
  - Даже более того, перенес нас всех в мир, в котором мы сможем найти две вещи, которые принесут нам немало баллов, - ответил мужчина.
  Я же впервые огляделась вокруг. Мы действительно находились посреди какого-то необычного леса... нереально огромного леса, где один только листок с любого из окружающих нас дервьев был практически размером с меня.
  - Просветишь нас, что мы будем тут искать? - спросил Рандияр, пока я была поглощена изучением окружающей нас природы.
  Как тут все необычно... Где-то в стороне слух уловил тихое шуршание, обернувшись на которое я заметила какого-то странного вида небольшого зверька. Впервые за все свою жизнь я почувствовала, как внутри меня что-то встрепенулось и потянулось гибким телом. Моя кошка...
  - Цветок луинария! - прорвавшийся откуда-то из реальности ответ мага, заставил меня отвлечься от внутренних ощущений.
  - Цветок? - не смогла сдержать удивленного возгласа.
  Даже в самом радужном сне я не могла себе представить, что для прохождения первого тура нам потребует принести всего лишь какой-то цветочек! Пускай и иномирный.
  - Ты знаешь, где его можно найти? - одновременно с моим раздались возгласы Ластрока и мрага.
  - Именно, - ответил всем нам маг и кивнул головой в сторону едва заметной тропинки, к которой и направилась наша небольшая группа. - И считаю, что нам сказочно повезло, что наибольшее количество баллов дается именно за него, как и в том, что сейчас ночь полнолуния! Но стоит поспешить: не думаю, что воины здешнего правителя будут рады отдать нам то, что сейчас больше воздуха нужно их монарху.
  Цветочек?! Нужен монарху?!
  - Я и не ожидал, что это будет легко, - ответил Ластрок и я прикусила язык: не буду лишний раз показывать насколько я невежественна. - Удивлен, что ты знаешь не только о самом его существовании, но и где искать. Я лишь единожды слышал о растении, способном буквально воскрешать из мертвых.
  - Мир Эльдор единственный, где можно его найти и те несколько мест, где они еще растут охраняются пуще зеницы ока, - кивнул Цагарон. - Нам будет нелегко выдрать его из рук охраны.
  - Но если он так необходим здешнему правителю для спасения жизни, - решилась подать голос я, - то, может, мы возьмем этот цветок в другом месте?
  От скрестившихся на мне взглядов, щеки вспыхнулы стыдливым румянцем. Да, это не мое дело, но забирать жизнь какого-то человека, пусть и незнакомого, ради игры, пусть и такой, как Игры Тинара...
  - Миячи, эти Игры не только призваны развлечь Богов, но и в некоторых случаях, так сказать, поправить дела в мирах руками участников, - ответ заставил меня споткнуться и пораженно застыть на несколько мгновений, спустя которые я нагнала ребят. - Это королевство единственное, где с гарантией можно найти луинарию и это исключительно благодаря трепетному отношению к цветку. Вот уже около четверти столетия он позволяет продлевать жизнь местному королю и если уж так получилось, что это растение вошло в наш список, значит, Богам угодно, чтобы этого правителя сменил другой. Возможно, менее жестокий и амбициозный.
   Я восхищенно смотрела на Цагарона, не в силах поверить, что можно так много знать о другом мире.
  - А остальные предметы в задании... ты тоже знаешь все о них? - я смущенно зарделась, так как даже для меня самой в моем голосе слышалось слишком много восхищения.
- Именно благодаря своим мозгам он и получил место в этой команде, - прорычал рядом Грэмстон и, не очень деликатно отпихнув меня плечом от мага, протиснулся между нами, чтобы пройти вперед.
   - Если ты забыл, то я с удовольствием тебе напомню, что у меня не только мозги в правильном месте находятся, но также и тот факт, что я боевой маг высшей квалификации, - насмешливо полетело в спину льва, на что тот лишь передернул плечами и, не оборачиваясь, показал неприличиный жест. В то же мгновение вокруг ног Грэмстона обвилась длинная лиана и тот едва не зарыл носом в землю.
   - Спокойно! Нашли время дурачиться! - Ластрок и Рандияр тут же стали между насмешливо щурящим глаза магом и рычащим, готовым кинуться в бой, львом.
   - Что с ним? - не выдержав, спросила я, когда раздраженный мужчина, достав мечь ушел вперед, прорубая дорогу по заросшей тропинке и вымещая на растениях непойми откуда взявшуюся злость.
   - Нет, я слышал, что львы становятся раздражительными и порой просто бешенными без своего гарема, но ни разу не предполагал, что аж настолько, - насмешливо и довольно громко произнес Рандияр с явным намерением позлить Грэмстона. - Не обращая внимания, - это уже предназначалось мне, как и ободряющее подмигивание.
   Я даже с шага сбилась, не понимая отчего так резко сменилось отношение Рандияра ко мне. Если с Цагароном, который понял причину моего нахождения здесь и просто решил пожалеть несмышленную девчонку, все было понятно, то с чего вдруг мраг сменил гнев на милость? Хотя стоило признать: в отличие от Грэмстона, Рандияр, как и Цагарон ранее, относился ко мне без особой враждебности, скорее просто... подчеркнуто безразлично, что, впрочем, было не менее больно и обидно.
   - Так что насчет остальных предметов в том списке? - решила не особо зацикливаться на том, что было и причинах изменений, и побольше разузнать у мага по поводу нашего задания. - Признаться, я вообще ни слова не поняла, - шепотом созналась я магу, чтобы остальные ненароком не услышали.
   - Это древний язык, так что ничего удивительного, - улыбнулся маг. - Я с удовольствием расскажу тебе, что было в свитке, но только чуть позже. Сейчас нужно сосредоточиться: нам желательно добраться до места до ночи и при этом не наткнуться ни на одного жителя этого леса. Мерзкие и опасные твари...
   - Мы успеваем? - обернулся Ластрок.
   - Пока да, - взглянув на стремительно темнеющее небо, ответил маг, - но желательно поторопиться: нам еще нужно будет прорваться через охрану.
   - Я не ощущаю своего дракона, - раздраженно рыкнул наш лидер.
   - В этом мире слишком мало магии для такого существа, как золотой дракон. Конечно, с ним было бы легче, но не думаю, что воины местного правителя станут для нас большой проблемой, - поспешил успокоить Ластрока маг.
   - Кстати, может, расскажешь, с чем нам придется столкнуться? - сбавив шаг, спросил мраг.
   - Ничего особенного. Воины королевства Заро славятся на весь этот мир своим мастерством, но не особо сильны в магии, впрочем, тут ее все равно мало. Как я уже говорил: не думаю, что они станут большой проблемой для демона, мрага, льва и довольно неплохо владеющего мечами мага, - усмехнулся Цагарон. - Теперь насчет магии: не советую ее использовать вообще, разве что щит если придется поставить. Магический резерв тут восполняется ужасно медленно, а нам предстоит выполнить еще одно задание в этом мире.
   Маг замолчал и остаток пути мы проделали в тишине. Каждый был сосредоточен на звуках освещенного одной лишь луной леса, чтобы вовремя почувствовать приближение опасности. Я же наоборот, - прислушивалась к своему внутреннему состоянию и кошке, которая в этом мире не только позволила почувствовать себя, но и давила на кожу, желая прогуляться лесом, полазить по деревьям, поохотиться на мелкую живность. Мне было интересно и, в то же время, страшно выпускать ее. В любом случае, сейчас было не время и не место.
   Спустя несколько часов, когда луна уже поднялась высоко в небо, маг тихо выругался себе под нос и заставил нас едва ли не бужать за ним.
   - Луинария открывается на считанные минуты, - остановившись и прислушиваясь к чему-то, сказал Цагарон. - Уже близко!
   Мы снова сорвались на бег пока не оказались на широкой дороге.
   - Я чую людей, - крылья носа Грэмстона хищно раздувались, когда он кивнул в сторону зарослей.
   - Нужно действовать быстро, - Цагарон поднял голову и посмотрел на луну.
   Не проронив больше ни слова, ребята приготовил оружие. Ну и я тоже вынула свои ножички, перекинув поперек туловища и закрепив на талии специальный крепеж.
   - Ты это, - подняв взгляд, увидела перед собой Грэмстона, - лучше спрячь ножички назад, - он кивнул на сверкающие рукояти кинжалов. - Видел я как ты их метать умеешь. Лучше просто держись за нашими спинами. В конце концов, твое дело - лечить, и ребятам не придется лишний раз беспокоиться за целосность своих шкур.
   Сощурившись, я недобро взглянула в глаза льва, но на этот раз не увидела в них ни капли насмешки, как и не услышала в голосе привычного яда. Выдохнула набраный для гневной отповеди воздух и повела плечом, отводя взгляд. Я действительно только последнюю неделю училась метать кинжалы. Не то, чтобы у меня совсем не получалось, но до совершенства было еще далеко.
   - Не переживай, твоя шкура в безопасности... пока, - прошипела я, проходя мимо мужчины.
- Надеюсь, - донеслось мне в след бурчание льва.

Глава 5
  
   Небольшая низина среди диких зарослей леса была окружена высоким загрождением, чтобы ни одно живое существо не смогло ступить на землю, дарившую жизнь редчайшему чуду мира Эльдор - бело-голубому цветку луинария. Этот редкой красоты цветок распускался всего лишь раз в год в предшевствующий лету месяц и только в ночь, когда луна набирала наибольшую силу. В древние века считалось, что этот цветок - попытка Богов исправить несправедливость, допущенную по отношению к детям Эльдора, которые, в отличие от жителей других миров, обладали крайне коротким сроком жизни и были полностью лишены какой-либо регенерации, подвержены самым разным болезням. Да, луинария обладала небывалым свойством излечивать любые болезни, залечивать любые раны и едва ли не воскрешать человека из мертвых, при этом продлевая отмеренный Богами срок жизни.
   Но, как оказалось, слишком алчны были некоторые дети Эльдора, слишком велика была их жажда власти и наживы, слишком мало пользы приносил цветок тем, кто действительно нуждался в чуде. И он постепенно начал пропадать с полей и лесов Эльдора, пока не осталось лишь нескольких клочков земли, на которых все еще рос удивительный дар Богов. И каждый из них берегут как зеницу ока, но отнюдь не для того, чтобы он послужил в добрых целях. Вот и вокруг небольшой низины, посреди которой гордо поднял голову великолепный цветок, готовый вот-вот показать миру свою сияющую красоту, столпилось множество закованных в броню воинов. Их латы отливали серебром в лунном свете, а их мощные высокие фигуры с широкими плечами буквально кричали о сдерживаемой мощи. Но вовсе не это вызывало страх в груди Миячи и заставляло кошку под кожей выгибаться в дугу и шипеть, а сияющие глаза сидящих у ног воинов прирученных волков, что пугали все живое своим фосфорным свечением.
   Именно в эти последние тихие мгновения она чувствовала свою кошку близко как никогда. Впервые в жизни она видела в темноте как днем, а ее обоняние начало отличать множество ароматов, среди которых больше всего ее раздражал запах стоящего рядом мрага. Морща носик, Миячи постаралась тихо отойти подальше от Рандияра и стала рядом с Цагароном...
   Ударивший в спину резкий порыв ветра принес волкам запах чужаков от чего все они, как один, вскинули свои морды и начали принюхиваться, скаля пасти в пока еще тихом рыке.
   - Никуда не лезь, - шепнул Цагарон подкравшейся к нему кетирэ. - Помни: сейчас твоя миссия - остаться целой и невредимой.
   Миячи кивнула, но маг решил, что будет присматривать за ней. Девчонка хоть и не была дурой, но находилась в отчаяном положении и если ей что-то покажется не так... он боялся, что вместо помощи она может принести им дополнительные хлопоты.Впрочем, не один маг решил для себя хорошенько присматривать за талантливой целительницей, но никудышним бойцом. Грэмстон и вовсе не мог понять, зачем им сейчас нужно было ее тащить за собой? Справиться с людишками и даже волками для них не составит особого труда, а если кто-то и получит ранение, то все равно в разгар битвы Миячи вряд ли сможет без риска для собственной жизни приблизиться к раненому. На дистонтационное исцеления в этом мире рассчитывать не приходилось: оно требовало больших застрат энергии, а откуда ее взять здесь?
  И тем не менее, раздражающая Грэма до невозможности девчонка сейчас о чем-то перешептывалась с магом, от чего ему хотелось рычать. Почему? Он и сам не знал. Знал лишь, что с тех пор, как она появилась в лагере, ему хочется придушить сначала дракона за то, что додумался взять ее к ним в команду, а потом и саму девчонку, один взгляд на которую рождал в душе смешанные чувства и главным среди них было раздражение...
  Мысли прервал Ластрок, поднявший вверх правую руку и без слов показывая, что пришла пора забрать то, за чем они пришли. Дракон был храбрым, прекрасным воином из довольно знатного рода и Грэмстону, впрочем, как и остальным в их группе, оставалось только догадываться, что заставило его принять участие во Всенародных Играх Тинара. Они не раз на протяжении последних лет встречались, чтобы оттачивать мастерство совместного боя, много говорили, но до сих пор ни один из них не назвал истинную причину своего теперешнего нахождения здесь...
  В считаные секунды тишина леса, нарушаемая до этого лишь звуками природы, разразилась громким лаем и скрежетом вынимаемой из ножен стали. Было ли впревой кому-то из них убивать? Отнюдь! Но, все же, какой-то неприятный осадок в душе оставляло понимание того, что в этот раз убивать они будут ради... игры? Нет, определенно, для каждого из них это не было просто игрой. Это не было просто стремление рискнуть всем, чтобы получить новые эмоции или заслужить обожание безликой толпы. Каждый рассчитывал с помощью этих Игр добиться каких-то своих, несомненно, важных целей.
  - Собачки мои! - крикнул Рандияр, на глазах превращаясь в огромного полуволка-получеловека.
  Оценив обстановку, Грэмстон решил остаться на своих двух. Лев - это, конечно, хорошо, но учитывая практически сплошные латы кинувшихся защищаться воинов, меч ему поможет больше, нежели острые когти и зубы. А вот Ластрок принял облик устрашающего демона с черно-красными, как тлеющие угли, глазами, кожей цвета кофе с молоком, острыми когтями, отравленными клыками и рогами. Сделал это дракон вовсе не потому, что в этой ипостаси значительно увеличивается его физическая мощь, ведь воины этого мира, какими бы искусными они ни были, устапали в силе существам Тинара. Он рассчитывал, что его вид и вид Рандияра обратит в бегство людей, не ведающих о существовании подобных им. Это избавило бы его команду от ненужной схватки, а самим стражам цветка сохранило бы жизни.
  Однако, его надеждам не суждено было осуществиться.
  Охраняющие цветок мужчины, при виде своих противников сначала пораженно замерли и даже отступили от их небольшой группы на несколько шагов. Придя в себя, часть воинов действительно сбежала, но это была лишь незначительная часть: всего около десяти человек из караулящих на поляне пяти десятков. И было у Ластрока подозрение, что где-то неподалеку должен распологаться их лагерь. Не мог правитель, которому больше воздуха было необходимо продлить себе жизнь, доверить охрану такой ценности всего пятидесяти воинам, как бы мастерски они ни владели своими клинками. А значит, им предстоит действовать быстро и беспощадно.
  Первыми до них добежали спущенные с поводков прирученные волки. Но только так и не вступили толком в схватку: вышедший вперед Рандияр оскалил пасть, издавая из недр могучей груди устрашающий рев. Безошибочно отыскав вожака, он без особых усилий, преодолев незначительное сопротивление, сломал животному шею. Тут же он принял третью ипостась зверя и, подняв морду к серебристому диску луны, взвыл, призывая остальных волков покориться новому вожаку или же бросить вызов, оспаривая его право. "Стая", что до этого пыталась клыками и когтями вцепиться в плоть странных пришельцев из другого мира замерла, поворачиваяся к тому, кто оборвал жизнь их вожака. Огромных размеров черный волк смотрел на своих мелких собратьев с убийственным спокойствием и даже не сомневаясь в их покорности. Еще один рык и волки отступают от тех, кто по рассчетам людей, должен был стать их добычей, но оказались не по зубам жестоким хищникам леса.
  Однако, Ластроку, Цагарону и Грэмстону уже было не до волков: в бой вступили люди и, стоило признать, в ловкости и умении обращаться с мечами они превосходили любые ожидания. И все равно они не были достаточно сильны, чтобы противостоять тем, кто не одно столетие оттачивал свое мастерство на полях сражений.
  - Где эта чертова кошка!
  Раздраженный рык Грэмстона заставил каждого из членов команды на мгновение отвлечься от своих противников и попытаться хоть как-то оглядеться вокруг в поисках девчонки, без которой даже при успешно выполненном задании им не пройти во второй тур. Ну и, конечно, каждый из них переживал за Миячи потому что... она была всего лишь девушкой, да еще и слабой, а в любом нормальном самце природой заложено охранять и защищать самок.
  Но, увы, ни один из них не мог сейчас позволить себе броситься на поиски целительницы, потому как Ластрок оказался прав и на подмогу к дежурившим у заграждения воинам прибыло подкрепление. Многие из них сначала не решались напасть на неведомых им существ, вызывающих в их крови животный ужас, страх, равному которому они еще не ведали. Многие и вовсе решили за благо спастись бегством от рогатого существа, что по их религии так походило на Бога Смерти и Хаоса. Но снова нашлись те, кто сумел побороть в себе страх и остаться сражаться за своего правителя. Каждый из четырех мужчин где-то глубоко в душе с восхищением отнесся к подобной преданности, но... они знали, на что шли, соглашаясь принять участие в Играх и сейчас у них не оставалось иного выхода, кроме как с удвоенной силой продолжить расчищать себе путь к цели...
  Они стояли кругом, защищая спины друг друга, нападая и отражая атаки, скрываясь время от времени под магическим щитом, когда до чуткого слуха Грэмстона донеслось тихое "Мяу" и носа коснулся мягкий аромат, так раздражающий его и так возбуждающий его зверя.
   Оттолкнув от себя очередного поверженного противника, он попытался осмотреться по сторонам за что тут же поплатился двумя пропущенными ударами, что обожгли болью и оставили две кровавые полосы: одну на груди, а другу - на правой руке. Появилось настойчивое желание придушить кошку... Выругавшись, он с яростью накинулся на новых противников, в то же время пытаясь найти взглядом мяукающую мелочь, из-за которой его поранили. И он нашел: практически над их головам на дереве сидела большая пятнистая кошка и, недовольно сощурив глаза, наблюдала за битвой внизу. При этом ее пушистый длинный хвост то и дело взмывал вверх и с силой ударялся о широкую ветку, выдавая недовольство и раздражение своей хозяки.
  "И эта мелкая засранка еще чем-то недовольна?!", - скрипнув зубами, мысленно возмутился Грэмстон.
  Засмотревшись на кошку, мужчина снова чуть было не пропустил удар, но прежде чем вернуть свое внимание к противникам, он успел заметить кое-что еще. Что-то, что заставило его опять обернуться. У ног пятнистой кошки лежал цветок! И пускай лев ни разу в своей жизни не читал об этом цветке и даже не знал о его существовании до сегодняшнего вечера, но сияющие в темноте холодным голубым свечением лепестки не оставляли сомнений, что кошке каким-то образом удалось умыкнуть луинарию.
  - Ко всем демонам Гардраса, мы не успеем такими темпами! - прошипел рядом Цагарон.
  В это время кошка заметила бросающего на нее между атаками и отражениями ударов взгляды оборотня и, величественно поднявшись на лапы и взяв в пасть стебель цветка, грациозно перепрыгнула на другую ветку. Оглянулась, подождав когда Грэмстон снова сможет отвлечься и взглянуть в ее сторону, и снова перепрыгнула на другое дерево, на этот раз скрываясь из виду.
  - Успеем, - Грэмстон остановил уже формирующего в своей ладони огненный шар мага. - Скажи Ластроку, что мы отступаем. Наш цветок у кошки.
  Последнюю фразу он прошептал магу на ухо, одновременно выдирая окровавленный меч из груди очередного стража цветка.
  - Миячи?!
  Два меча мага, что слажено работали в руках умелого мастера, замерли в нескольких сантиметрах от горла противника.
  - Да, я тоже удивлен, но тем не менее, это была она, - не скрывая своей ярости проскрежетал лев, сражаясь сразу с двумя воинами и пытаясь не дать задеть себя острыми клинками. Какой бы ни была его регенерация, но даже она не в состоянии залечить раны за считанные мгновения, а у него их за последние полчаса боя появилось непозволительно много.
  Еще пять минут напряженной битвы и пространство вокруг сражающихся вспыхнуло ярким оранжевым свечением, которое в следующую секунду превратилось в непроглядный дым. Звуки битвы утихли, как и замерли сами воины, и Цагарон, воспользовавшись замешательством противников переместил своих товарищей на поляну неподалеку от широкой дороги.
  - Дайте мне эту девчонку, я ее придушу, - грубым изменившимся голосом прорычал находящийся в промежуточной ипостаси Рандияр.
  Он тут же принял облик волка и повел носом, пытаясь уловить запах той, кому каждый из них сейчас с превеликим удовольствием отвесил бы несколько увесистых шлепков по затянутой в кожу заднице. Она поступила неразумно, сбежав из-под их защиты и рисковала не только успехом всей команды, но и своей жизнью, что куда более важно. Потому что, как бы Рандияр или Грэмстон не относились к девушке, как бы ни попрекали Ластрока за принятие в команду абсолютно не боеспособной целительницы, но вряди ли им стало бы легче, погибни она по своей собственной глупости. Ведь она находится под их защитой! О переживаниях самого Ластрока и Цагарона, которые знали куда больше волка и льва, вообще говорить не приходилось.
  - От радости? - насмешливо спросил Ластрок, на что получил в ответ оскаленную волчью пасть и грозный рык.
  Когда Рандияр вывел их к сидящей на поваленном стволе дерева кошке, каждый из мужчин был готов высказать, как минимум словами, свое возмущение по поводу безответственного поведения оной. Но... что можно сказать кошке, в ярких голубо-белесых глазах которой не было и просвета от человека?
   Это действительно кошка, - рассматривая величественно восседающее перед сбитыми с толку мужчинами создание, пробормотал Цагарон.
   - А это действительно цветок луинария, - на автомате кивнул Ластрок. - Не думал что она может оборачиваться.
   - А почему бы ей не мочь? - спросил Грэмстон, приседая у ближайшего дерева и промакивая сочащуюся с ран кровь добытой из пространственного кармана рубахой. - Меня больше волнует почему она полностью под властью разума зверя.
   - Я немного помог ей с этим, - не обращая внимания на реплику льва, снова пробормота Цагарон. Теперь он уже не думал, что это была хорошая идея: помочь ее сущности выйти на поверхность. Конечно, это сделало Миячи полноценной кетирэ, но теперь она может стать довольно существенной проблемой.
   - Хорошенькая кошечка... иди ко мне, - в отличие от остальных, Рандияр не растерялся, а, обернувшись в человека, пытался подкрасться к дикой кошке, протягивая руки в попытке убедить животное в собственной безопасности. Та же, все так же гордо сидела на месте и, склонив голову немного на бок, с любопытством наблюдала за волком.
   - Ты бы хоть оделся, - прошипел Грэмстон, все еще занятый своими ранами.
   - Завидно? - оскалившись, поддел того Рандияр, на секунду отрывая взгляд от кошки.
   - Было бы чему завидовать, - огрызнулся в ответ лев, пытаясь не обращать внимания на зверя, которому совсем не нравился обнаженный волк рядом с кетирэ.
   Что касается самого обнаженного волка, то ему было не до игр. Во-первых, завладевшая сознанием Миячи дикая кошка могла просто сбежать от них в неизвестном направлении, а во-вторых, сбегать она будет с цветком, что все еще был зажат в ее пасти. Рандияр всего несколько раз за свои двести пятьдесят лет жизни встречал диких кошек и, несмотря на их несомненную притягательность, предпочитал держаться от них на расстоянии. Он никогда не понимал чего они хотят и вообще мотивов их поступков. Да и не особо старался. Зато прекрасно видел тех несчастных, что клевали на красивую грациозную кетирэ, забывая при этом, что главное для этих диких созданий - свобода, и что нужно быть чертовски удачливым сукиным сыном, чтобы одно из них согласилось создать с тобой семью. Так зачем все эти муки, если рядом есть куча горячих волчиц, согласных согреть постель и при этом не претендовать на сердце?
   Угрожающее шипение вырвало волка из мыслей и он снова сфокусировал свой взгляд на пятнистой мелочи. Почувствовав приближение своего извечного врага - пса - кетирэ выгнула свою спинку и, прижав ушки, оскалила свои клыки. Умиленный картиной разгневанной маленькой кошечки Рандияр, пропустил стремительное движение когтистой лапы и вот пожалуйста: на его руке, которая по мнению кошки оказалась слишком близко для ее безопасности, красуется четыре глубокие кровавые борозды. Зашипев, волк отдернул руку.
   - Целительница называется, - буркнул Рандияр, с досадой рассматривая кровоточащую конечность.
   - Видимо, ты ей не очень понравился, - усмехнулся, молча наблюдащий за сценой, Ластрок.
   - Он собака, а коты отродясь не особо уважают их, - поддакнул маг.
   - Я - волк, - рыкнул Рандияр и снова посмотрел на кошку, взглядом обещая страшную расплату, попади она к нему в руки.
   - Отвали, волк, - издевательски хмыкнул Грэмстон, плечом отодвигая того с дороги и максимально приближаясь к кетирэ.
   Логично было предположить, что куда более благосклонно кошка будет относиться к своему сородичу, но, окинув льва оценивающим взглядом блеснувших фосфором в темноте слегка сощуренных глаз, она медленно встала, потянулась, оперевшись о передние лапки и... сеганула в кусты.
   - Су...
   Выдохнув сквозь сжатые зубы, Грэмстон сам себя оборвал.
   - Зато она оставила цветок, - махнул рукой Рандияр на сверкающую луинарию, что осталась лежать на широком стволе.
   - Толку от него, если эта... кош-ш-шка сейчас смоется от нас, - прошипел лев, скидывая только одетую рубашку и уже готовый сорваться в погоню.
   - Она не ушла далеко, - остановил того маг, - и, скорее всего, пойдет за нами. Мы не можем больше оставаться в этом месте, скоро тут будут люди, а времени у нас на расшаркивания с ними нет. Да и кошку лишний раз пугать не стоит, неизвестно, чем может обернуться твоя попытка словить ее.
   Каждый из мужчин знал, насколько нестабильны и непредсказуемы впервые обернувшиеся оборотни, но в данной ситуации им не оставалось ничего другого, кроме как надеяться на то, что в кошке осталось что-то от Миячи и она не создаст им не нужных проблем. Пока, во всяком случае, она им помогла и довольно ощутимо.
  Цагарон не ошибся. Он чувствовал близкое присутствие кошки Миячи на протяжении всего пути, как и каждый из оборотней ощущал, доносящийся с ветром, легкий притягательный аромат дикарки. Они старались уйти как можно дальше от людей, а маг еще и искал одно из аномальных мест, где его магические затраты, наобходимые на открытие портала, были бы сведены к минимальным. Такие места есть в каждом из двадцати известных миров и сейчас Цагарон чувствовал, что одно из них находится где-то поблизости, ведь, как любой чистокровный маг, прекрасно ощущал магию и концетрацию особой энергии.
  Спустя несколько часов бесперывного пути, команда Ластрока очутилась у подножья гор, в небольшой низине. Вдохнув полной грудью, дракон впервые с момента перехода в этот мир ощутил легкий отклик своего золотого зверя и тот был недоволен, ему было некомфортно в этом мире, практически полностью лишенном магии.
  В этой низинее более комфортно почувствовал себя и сам маг. Тут магический резерв начал восполняться немного быстрее, а главное - он сможет переправить всю команду к месту выполнения следующего задания без угрозы полностью исчерпать его. Было довольно рисковано со стороны Цагарона перенести всю команду в этот мир, поскольку существовала реальная угроза просто не успеть вернуться к сроку из-за его магического истощения. Но он рискнул и пока все продвигалось удачнее некуда. А главное, вряд ли хоть кто-то из других команд рискнет поткнуться в Эльдор, и не только потому, что он является магически истощенным, но также и по причине малоизвестности луинарии среди тинарцев, а лезть сюда за одним лишь всевидящим оком, которое можно найти и вдругих мирах, уж точно никто не станет. Конечно, существовала немалая опасность столкнуться тут с командой элоров. Два чистокровных мага вполне могли позволить себе подобные магические затраты, могли они быть осведомлены и о луинарии. Но вот в чем Цагарон сомневался, так это в том, что они точно знают, где именно её искать. Самому же магу посчастливилось незадолго до начала Игр побывать в этом самом мире и даже обнаружить места произростания столь редкого растения. И он не прогадал, когда рискнул открыть портал именно в Эльдор: прошло всего не более пяти часов с начала первого тура, а у них в руках уже находился один из необходимых трех предметов. В том, что им удастся достать и остальные, маг даже не сомневался, но вот в благоразумности одной пятнистой кошки он такой уверенности не испытывал.
  Они могли бы уже прямо сейчас порталом отправиться в столицу одного из государств этого мира, где в сокровищнице правителя хранилось всевидящее око. Взять номера в небольшой уютной гостиннице и заказать сытный ужин, а уже спустя несколько часов, отдохнув и набравшись сил, взять штурмом ту самую сокровищницу. Но вот только у одной упрямой дикой кошки в планах была прогулка по лесу, а вовсе не уютный номер и теплая постель, а потому и остальным не оставалось ничего другого, кроме как разбить небольшой лагерь в низине.
  Рандияр отправился на охоту, а Грэмстон в облике льва уже в который раз пытался незаметно подкрастся к разгуливающей неподалеку кошке, чтобы за шкирки притащить ту в лагерь.
  - Ну, что, как успехи? - с легкой издевкой спросил Цагарон появившего у костра черного льва.
  - Видимо, охота была не так удачна, как ему хотелось бы, - хмыкнул Ластрок, отвлекаясь от огня и кидая взгляд на раздосадованное животное.
  - В отличие от некоторых, я хоть пытаюсь изловить эту своенравную кошку! - недовольно проворчал принявший человеческий облик Грэмстон.
  - Нужно знать, на что ловить, - кивнул куда-то ему за спину Цагарон.
  Даже не обрачиваясь, лев уловил запах псины. С охоты вернулся волк и а пасти у него была зажата тонкая шея какого-то неведомого зверя. А уже спустя час воздух на многие мили вокруо пропитался сочным запахом жаренного мяса. Этот соблазнительный аромат просто не мог оставить к себе равнодушной маленькую пятнистую хищницу, которая пружинистой мягкой походкой вышла из зарослей. Нет, она не была голодна. С тех пор, как от нее отстал огромный черный лев, кошка сумела изловить нескольких мелких животных и довольно неплохо перекусить, но, видимо, не настолько сытно, чтобы остаться невосприимчивой к такому манящему запаху.
  Аккуратно ступая по мягкому мху, кошка приблизилась к костру. Какое же прятное тепло от него исходило, ей нравилось чувтсвовать его на своей шерстке. Подозрительно посматривая на собравшихся у костра мужчин, она подошла к тому, кому могла доверять, к тому, кто помог ей выбраться из тьмы на свет и соединиться со своей хозяйкой. Она доверяла ему на инстинктивном уровне. Чего нельзя сказать о сидящем напротив волке. Всякий раз, когда до нее доносился его запах, ей хотелось зашипеть и залезть как можно высше на дерево. Впрочем, и довольно странно пахнущий мужчина тоже не вызывал в ней доверия, хотя ее хозяйка и относилась к нему, вроде, вполне благосклонно. Да даже лев не вызывал в ней особо теплых чувств... Так что за исключением всего одного человека, собравшаяся у костра компания была не самой приятной для кетирэ. Но чего только не сделает кошечка ради сочного кусочка свежего, вкусного, немного прожаренного мяса! Даже потерпит вонь псины и какой-то подозрительный взгляд льва, и снисходительный того... другого, пахнущего дымом и солнцем.
  - Мяу, - Ластрок с улыбкой взирал на пятнистую красавицу-кошку, с вожделением смотревшую на все еще находящееся на огне мясо.
  Погипнотизировав своими глазищами тушу зверя, она вскинула выжидающий взгляд на Цагарона.
   - Немного терпения, - упрашивал животное маг, протягивая руку в желании дотронуться до мягкой шерски. Но кошка отпрыгнула от него и снова уставилась на мясо.
  - Мяу! - прозвучало еще более требовательно и для особо недалеких кетирэ махнула лапкой в сторону мяса, растопырив острые коготки. И снова выжидающе уставилась на Цагарона.
  Теперь уже и на лицах мрачно взирающих на нее Рандияра и Грэмстона непроизвольно расцвели теплые улыбки. Просто невозможно сдержаться и не почувствовать в груди робкое тепло при взгляде на этот милый, возмущенный, пушистый комок сплошного обаяния.
  Пока туша была снята и хоть немного остыла, кетирэ вся извелась от нетерпения. Зато настроение всех наблюдающих за ее недовольством значительно улучшилось и к тому времени, как она лапкой гоняла по мху все еще довольно горячий кусок мяса, каждый из мужчин открыто улыбался, наблюдая за представлением. Хотелось взять ее на руки и почувствовать у своей груди ее мягкое тепло. В этот вечер каждый из мужчин почувствовал на себе обаяние животной сущности кетирэ, пусть та и не была в особо игривом настроении. Однако кошка к себе никого не подпускала и только Цагарону удалось лишь на мгновение почувствовать под пальцами шелк ее шерсти.
  А на утро красная, словно рак, Миячи пыталась прикрыть свою наготу перед четырьмя мужчинами, скрестив руки на груди и обернувшись пушистым хвостиком, в то время, как сами виновники ее пылающих щек не могли оторвать глаз от ладной фигурки кетирэ и ее несколько изменившегося облика. Кошачий разрез глаз стал еще более выразительным, а их цвет сменился с серого на яркий голубой, зрачек вытянулся, каштановые волосы теперь обрамляли стройное тело разноцветными прядями - от светлого бежевого до черного шоколада, - а на самой макушке красовалась парочка милых ушек, что сейчас нервно подрагивали, выдавая состояние своей хозяки. Ее хвост тоже хотел выразить степень недовольства девушки, но он был обернут вокруг нее в довольно жалкой попытке скрыть хоть часть наготы от жадных взглядов.
  Ах, Миячи была готова провалиться под землю от стыда, когда до нее дошло, что довелось увидеть только проснувшимся мужчинам. Она ведь спала практически на Цагароне, расположившись на его груди да еще и закинув на него ногу! Теперь красными у девушки были не только щеки. На самом деле ей казалось, что покраснели и кончики пальцев на ногах. И, разумеется, она даже не догадывалась, насколько ей это шло.
  
  Глава 6
  
   Сквозь завесу крепкого сна прорвался оглушительный рев, без сомнений, огромного и опасного хищника. Он раздавался совсем близко в реальности или просто был лишь частью моего сноведения? Я не могла понять, как и не могла проснуться. Мне было так тепло и уютно, а еще я чувствовала себя защищенной... впервые за очень долгое время.
   Рев утих, зато так же близко раздался рык и сон неохотно выпустил меня из своих мягких объятий. Не открывая глаз и еще даже толком не проснувшись потянулась, почувствовав, как одеяло сильнее обмоталось вокруг моей талии. Как же жарко... и спать еще хочется... и кровать у меня какая-то странная...
   "Мы же получили первое задание!" , - осенило меня и я попыталась быстро подскочить со своей непойми откуда взявшейся в походе кровати. Да только и смогла, что едва рыпнуться, тут же придавленная назад к матрасу все тем же... нет, это было не одеяло, а чья-то рука! И не кровать это вовсе... кровати не умеют дышать!
   Холодея изнутри от страха, медленно подняла голову и тут же наткнулась на пронизывающий взгляд аметисовых глаз. Цагарон! Я снова попыталась быстро вскочить, чтобы избавиться от неловкого положения, а самое главное - от прогижающей кожу не хуже раскаленной стали руки на своей талии. И снова моя попытка встать была жестко подавлена.
   Меня накрыла паника. И сколько бы я не пыталась остаться в реальности и уговорить себя, что это Цагарон и он не может сделать мне ничего плохого, но получалось плохо и перед глазами все начало расплываться.
   С третьей попытки у меня получилось вырваться из крепкого захвата мага и только выпрямившись во весь рост поняла, что по какой-то неведомой причине я полностью обнажена. Тут же прикрыла грудь руками и... о, Боги Тинара, у меня хвост! Опустила взгляд вниз, где пушистый отросток прикрывал самое сокровенное. Ну, что ж, если посмотреть с стороны не так уж и плохо быть хвостатой...
   Тяжело дыша, я пялилась на свой хвост и пыталась вспомнить, что со мной произошло вчера. Безуспешно... Последнее, что было в моей памяти - это дикий страх моей кошки, когда на нас кинулось два огромных волка...
   А следом пришло полное осознание реальности и понимание, что я не одна сейчас, а одновременно с ним и ощущение прожигающих кожу взглядов. Мой же взгляд наверняка не уступал взгляду затравленного животного, когда я обвела глазами небольшую поляну, в центре которой дымился уже давно потухший костер. Мои спутники беззастенчиво изучали меня...
   Ужас! Как же я после такого смогу смотреть им в глаза?
   Отчаянно вхглянула на Цагарона и... утонула в аметисовой глубине. Всего на мгновение, потому как на мои плечи легла какая-то ткань, отвлекая от заглядывающих прямо в душу глаз. Наверное, если бы это было возможно, я покраснела бы еще больше.
   - С-спасибо, - пискнула я, поднимая взгляд на спасителя моей девичьей стыдливости. Хотя, если честно, после Ариярна я уже сомневалась осталась ли она у меня еще.
  Самим спасителем оказался Грэмстон. Я сьежилась, автоматически кутаясь в пропахшую львом рубашку и ожидая очередной издевки. Но вокруг стояла звенящая тишина, нарушаемая лишь тяжелым дыханием стоящего рядом мужчины.
   - Тебе следует переодеться, - наконец, отмер Грэмстон, явив свое неизменное раздражение.
   - Мне не во что, - потупив взгляд, призналась я и таки покраснела еще больше.
   Дура! Какая же я дура, что не взяла с собой привязанный ко мне кристалл пространственного кармана, ведь сейчас все мои вещи находились именно там. Но раньше у меня не было острой необходимости в его использовании, как и не было привычки постоянно таскать кристалл с собой. Да и вряд ли мой костюм налез бы на меня хвостатую.
   - Кхм... не думаю, что в этом есть необходимость, - поднявшись со своей лежанки, хрипло пробомотал Цагарон. - Туда, куда мы отправляемся не живут девушки с хвостами, пушистыми ушами на макушке и такими глазами. Миячи, - он встал передо мной и, подцепив пальцем подбородок, заставил посмотреть на него, - возможно, тебе придется превратиться обратно в кошку. Сможешь? Если кто-то хоть краем глаза увидит насколько ты отличаешься от обычного человека, боюсь, нам будет не так просто добраться до всевидящего ока.
   Дернула головой и снова отвела взгляд. Мне было неловко перед магом и остальными.
   - Но у меня не должно быть хвоста в человеческом облике, и этого тоже, - я пальцем дотронулась до дернувшегося ушка и чуть не застонала от того, насколько приятно мне было это мимолетное прикосновение. И хотелось еще... почухать за ушком... О, ужас!
   - Такое бывает у только начавших оборачиваться оборотней, - попытался успокоить меня Ластрок. - Ты со временем научишься управлять оборотом.
   - А если я не могу обернуться сейчас?
   - Не думаю, что это нужно, - засомневался дракон. - Цагарон, разве кошки водяться в этом мире?
   - Ко всем демонам Гардраса, действительно не водятся! - я даже вскинула удивленный взгляд на мага, не веря, что он мог хоть в чем-то ошибиться.
   - Сейчас что-нибудь придумаем, - отходя от меня на шаг, рассеянно пробормотал он и, тяжело вздохнув, сделал то, что еще совсем недавно утверждал, не сделает никогда в жизни. Он наколдовал мне одежду!
   Поблагодарив Цагарона, схватила в охапку одежду и убежала за деревья. Подальше от странных взглядов и оборотней, которые ко всему прочему еще и странно дышали, словно пытаясь унюхать что-то. Маг наколдовал мне сарафан ниже колена, удобные сандали и плащ с капюшоном, который скрывал бы мои уши и изменившиеся навсегда глаза.
  
  Город Шиал, как назвал его Цагарон, отличался от всех известных мне в мире Тинар. Узкие кривые улочки, сплошные каменные стены домов и... вонь, от которой слезились глаза.
  Когда вышли на центральную улицу стало чуть легче, но не намного, так как тут хоть и было больше воздуха, но он весь провонял конским навозом. Я старалась не роптать и не ворчать по поводу страдания моего такого чувствительного теперь к запахам носика. Вместо меня недовольно бурчали Грэмстон с Рандияром, да даже Ластрок и тот время от времени недовольно морщил нос. Кстати, с тех пор, как я переоделась и вышла к ребятам, они вели себя так, словно ничего неприятного и не произошло утром. Даже Грэмстон не пытался уколоть побольнее моим довольно своебразным пробуждением. Но мне все равно было неловко. Немного отвлекал Цагарон, который как и обещал раньше рассказывал о некоторых предметах из списка заданий. По ходу рассказа я все больше уверялась, что слова о легкости первых двух туров - бессовестный обман. А вместе с тем становилось страшно относительно дальнейших заданий и нашей судьбы. Если уже в первом туре от нас требуется добывать мощнейшие магические артефакты или редкие растения, наподобии луинарии, то какие задания будут дальше? Завоюйте мир за один день?
  Вот взять, к примеру, то же всевидящее око - уникальный магический артефакт, во власти которого показывать своему владельцу все, что только тот пожелает. Все, что происходит в его мире в настоящее время или происходило не так давно. Мне даже было страшно представить с каким сопротивлением нам предстоит столкнуться, когда мы попытаемся забрать его. Пускай в нашем мире он и был практически бессполезным, поскольку не мог ничего "видеть" сквозь многоуровневую магическую защиту, которая непременно имелась во всех местах, где могли приниматься или принимаются важные госудерственные решения. Но здесь, где он мог позволить стать практически всемогущим... мало верилось, что мудрый правитель оставит вещь, подобную всевидящему оку в малоохраняемой сокровищнице.
  Отскочила от пронесшейся мимо лошади со всадником и подняла взгляд. В далеке уже виднелась высокая стена, а за ней - огромный дворец, и даже издали было видно, как сверкают белым его стены, а золотом - островерхие крыши. Его хозяин словно хотел на весь мир прокричать о своем богатстве... Но тогда почему мы проходили по таким зловонным улицам? К чему эти лошади в городе?
  - Это относительно молодой мир, - ответил на мой вопрос Цагарон. - И не забывай: в нем нет магии.
  В нашем мире действительно самодвижущиеся экипажи передвигались при помощи магии, но когда-то у отца в библиотеке я нашла довольно интересную книгу о других мирах. В ней группа исследователей изучала известные нам миры и писала о своих впечатлениях о путешествии, встречаемых диковинках. Обычная развлекательная литература, которую интересно и полезно почитать перед сном. В этой книге я читала о полностью лишенных магии мирах, в которых люди делают свою жизнь комфортней, изобретая всякие технические приспособления. В таких мирах тоже существуют самопередвигающийся транспорт. Так почему в этом его нет?
  - Миячи, довольно сложно научиться управлять магией и заставить ее работать на себя, а уж самому придумать что-то, создать своими руками из ничего... это еще сложнее. Пройдет не одно столетие, прежде чем здесь появятся подобные изобретения. Да я и не уверен, что это во благо, - в очередной раз попытался удовлетворить мое любопытство маг. А потом приказал посильнее надвинуть на глаза капюшон и ни в коем случае не показывать носа из-под него. Мы подходили к верхнему городу, который, по словам Цагарона, кишел стражниками. С ними мы и столнулись едва подошли к высокой стене.
  - Но... зачем? - я не могла понять, зачем посреди города воздвигать такие высокие и прочные стены.
  Цагарон говорил, что в верхнем городе проживает элита, самые богатые и влиятельные люди. Но почему они прячутся за этим высоким муром? Неужели так сильно брезгуют дышать одним воздухом с бедняками?
  - Цель этой стены не столько разделить бедные трущебы от домов богачей, сколько послужить надежной линией обороны в случае нападения на город и взятия первой стены, - на этот раз ответил Ластрок.
  Мы уже подходили к стоящим у ворот стражникам, а потому пришлось замолчать. Несколько вопросов, короткий осмотр наших вещей, просьба снять капюшон и меня окутал теплый ветерок магии, пряча мой истинный облик под мороком.
  Нас пропустили... в совершенно другой мир. Тут можно было вздохнуть если не полной грудью, то хотя бы без угрозы умереть от задушия. По широким светлым улицам проносились запряженные лошадями экипажи, прогуливались женщины в красивых одеждах и сопровождающие их мужчины.
  Стараясь не особо крутить головой по сторонам, сосредоточилась на нашей цели - излишне шикарному замку, расположившемуся посреди домов на самой вершине небольшого пригорка.
  - Будем придерживаться обговоренного вчера плана действий? - уже на подоходе к замку уточнил Рандияр.
  - Попробуем пройти первый пост охраны под мороком, а дальше по ситуации, - кивнул Цагарон. - Я не смогу постоянно пользоваться магией, если хочу вернуть нас домой.
  - Пускай кошка Миячи отвлекает, у нее прекрасно это получается и без морока, а твоя могия может пригодиться нам и для спасения собственных шкур, - отозвался Грэмстон. - Хоть вспомнила, как умудрилась умыкнуть луинарию из-под носа стражников?
  На адресованный мне в который раз вопрос лишь пожала плечами:
  - Кое-какие воспоминания всплывают, но обрывками и в большинстве своем нечеткие.
  - Рандияр, напугай кису, - отчего-то развеселившись, предложил лев, - а она нам шарик принесет. А может и еще чего интересного притащит. Уверен, ты легко дашь фору двум волкам по устрашению маленьких котят.
  Я фыркнула, сама до сих пор удивляясь рассказу ребят и поведению своей кошки, а Рандияр, недовольно провочав что-то под нос, прибавил шаг, обгоняя нас.
  
  Вопреки ожиданиям морок нам пришлось использовать уже на подходе ко дворцу, потому как местный правитель оказался ненормальным с манией преследования. Вокруг дворца и в самих широких коридорах, стражников было больше, чем иной раз можно увидеть в праздничный день на центральной площади Республики Гар. А их там было немало, поскольку за нашим. владеющим магией и умеющим менять облик на зверный, народом в праздники нужен глаз да глаз, чтобы веселье вдруг не переросло в массовое побоище. Что поделать, вспыльчивость оборотней иной раз давала о себе знать.
  Найти вход в сокровищницу нам удалось относительно легко. В первую очередь, благодаря чутью Цагарона на магические предметы. Все молчали и стрались ступать как можно тише. Я же, пока мы шли по шикарно обставленным коридорам и спускались в подвальные помещения, размышляла о сложной игре, которую ведут Боги в мирах.
  Изредка становилось страшно, что нас вот-вот обнаружат, ведь стоит кому-то из нас натолкнуться на воина или бегающих по коридорам людей, как морок тут же спадет. А стычка со стражниками замка нам сейчас ни к чему. И все равно нам не удалось ее избежать: у самого входа в сокровищницу Цагарон немного притормозил, выругавшись, а потом... потом с нас исчез морок. Конечно, стычка была неизбежна, ведь врядл ли прямо сию секунду в сокровищницу спустился бы правитель и открыл ее, как бы приглашая войти невидимых гостей и забрать его главную ценность. Но все могло обойтись более тихо и не в таком удручающем масштабе! За считанные секунды вокруг нас столпилась, такое впечатление, вся стража дворца. Ребята без особых усилий расправлялись с ними, но было видно, что они предпочли бы обойтись без лишних жертв.
  Пока Рандияр, Ластрок и Грэмстон сражались с наводнившими подземелье стражниками, Цагарон направился к двери в хранилище и... взорвал ее при помощи магии. А когда пыль рассеялась, перед нашими глазами предстала картина, которая легко могла заставить меня свалиться в обморок: при тусклом свете факелов, отражающимся на золоте и драгоценных камнях, посреди обширного помещения возвышалось две устрашающие фигуры. Это было... я никогда не видела ничего более мерзкого и ужасного, чем те две твари, что встречали нас в сокровищнице: зеленые с блестящей при свете факелов, явно слизкой, кожей, выпуклыми глазами и огромными косолапыми лапами, и внушительными рогами на голове, и наверняка смертельно опасными шипастыми наростами на теле...
  - А вот и наше третье задание, - пораженно пробормотал рядом Цагарон.
  Я обмерла от навалившегося на меня страха. Меня даже от одних рассказов об этих тварях накрывало от ужаса.
  - Это... это... нет, скажи, что это не...
  - Да. Это каграброны... самец и самка, - шепет Цгарона прозвучал для меня раскатом грома среди предвещающей бурю тиши.
  - Зато они одни и не в стае, - нерно хихикнув, "подбодрила" себя.
  - Да, не в стае, - как-то заторможено поддакнул маг.
  Когда он рассказывал о предметах из списка, то они долго с ребятами спорили по поводу выбора мага в качестве третьей вещи добыть рог каграброна. Эти обитатели другого мира были отчасти разумны, а главное - все в них от самого маленького коготка на убийственной лапе, до кончика рогов было смертельно ядовитым даже для бессмертных существ. Ядовитые когти, ядовитая слизь, покрывающая все их тело, ядовитая слюна, кровь и та ядвитая. И практически амагичны! В общем, это существо было ходячей смертью для всего живого. А если учесть, что жили они стаями от тридцати до шестидесяти особей и умели заботиться о своих слабых, раненых и больных... Как Цагарон рассчитывал достать одно из этих существ?
  Тем не менее, еще несколько часов тому назад маг был абсолютно уверен, что мы сможем справиться с этим заданием. Теперь же былой уверенности в нем не ощущалось, хотя речь идет не о стае, а всего лишь о нескольких особях.
  - Если у тебя есть план, как положить этих тварей, то самое время привести его в исполнение. Мне не нравится, как они смотрят на нас, - напрасно пытаясь скрыть дрожь во всем теле, попыталась растормошить мага.
  - В том плане главной была все-таки магия, которой в том мире предостаточно, и эффект неожиданности, - услышала совсем не обнадеживающий ответ.
  - Сколько можно тут колупаться?! - донесся до нас раздраженный голос Ластрока. - Хватайте быстрее шар и... чтоб меня...
  Теперь и дракон тоже пораженно уставился на огромнейшую проблему, стоящую между нами и оком. Точнее уже не стоящую, а заинтересовано принюхивающуюся и рассматривающуя нас, словно каких-то мелких букашек.
  - Это уже слишком! - весьма справедливо возмутился Ластрок. - Значит так, ты, - он посмотрел на Цагарона, - заблакируешь вход, как только остальные будут здесь. С нас вполне будет достаточно и этой сладкой парочки, чтобы отвлекаться еще и на людей. А ты, - меня взяли за плечи и придвинули к стеночке, - будь хорошей кошечкой и не рыпайся. Лечить, в случае чего, старайся не сходя с этого места. Боюсь, ты окажешься слишком восприимчива к их яду.
  Ну, да, регенерация и устойчивость организма у оборотней повышается с годами. А кетирэ, как ни крути относятся к этому же виду.
  Сказано - сделано.
  - Интересно бы знать: откуда у какого-то жалкого королька практически лишенного магии мира эти две страхомудрии? - сплевывая на пол, спросил Рандияр, едва оглушающий грохот за спиной стих.
  Как только мраг и лев оказались в сокровищнице, свод над коридором обрушился, и теперь мы оказались отсечены от единственного пути спасения. Чем думал Цагарона, запирая нас в этом склепе с этими гигантскими слизняками?! Но, кажется, это вопрос интересовали лишь меня, так как все остальные были заняты тем, что медленно приближались и окружали уже начавших нервничать, недобро скалящихся тварей.
  Я боролась со страхом, тошнотой и желанием свалиться в обморок, еще более отчеливо появившемся после того, как один из каграбронов "выстрелил" своим невероятно длинным языком в намерении поймать льва. Бедный Ластрок! Он явно прогадал, когда согласился взять меня в свою команду.
  А вокруг кипела нешуточная битва. Подобно ловким и гибким гимнастам, парни уварачивалась от когтей и языков каграбронов, пока Цагарон не дезориентировал одно из созданий, окутав его черной дымкой. На какие-то драгоценные мгновения им стало легче и к тому времени, как окутаная дымкой тварь пришла в себя и надумалась действовать, полагаясь на слух, вторая была уже практически повержена.
  До крови искусав губы от переживаний, я внимательно следила за жизненными показателями каждого из ребят, настроившись на вознишую между нами связь. Пока они не нуждались в моей помощи, как целителя и мне не оставалось ничего другого, кроме как, затаив дыхание, наблюдать, как ослепленный каграброн безошибочно определяет местоположение атакующих его собрата недругов и пытается задеть их своим ядовитым языком.
  Оглядевшись вокруг, мой взгляд привлекла какая-то чаша, быстро схватив которую запустила в свободный полет через весь огромный зал сокровищницы. Со звоном упав на приличном расстоянии от ребят, она отвлекла на себя внимание все еще окутанного дымкой каграброна. Обрадованная успехом, я начала швыряться всем, что было у меня под рукой, чтобы хоть как-то помочь своей команде. Слепое существо кидалось на звук, сшибая все вокруг неуклюжими лапами и огромным хвостом с шипами.
  В какое-то мгновение, мое внимание привлек очередной сброшенный с постамента предмет. Это оказался немаленьких размеров шар, внутри которого клубился сизый, золотой, синий и зеленый "туманы". С глухим стуком упав со своего постамента, он покатился по полу, чтобы практически затеряться в груде золота и каких-то драгоценностей.
  Мне не нужно было быть сведущим во всех мирах магом, чтобы понять - эта необычная вещица и есть то самое око. Просто я еще ни разу в своей жизни не видела ничего более завораживающе-прекрасного и магичного, как этот сияющий шар.
  Аккуратно ступая по каменным плитам, стараясь не выдать себя лишним шумом и одновременно пытаясь и дальше отвлекать смертельно опасное существо от себя и мужчин, я шла к всевидящему оку. Подняв его, я долгое время не могла отвести взгляда от его магического свечения, а потому едва успела увернуться от огромной лапы уже освободившейся от темной дымки твари.
  Видя, что я в опасности, Ластрок и Рандияр кинулись мне на помощь. И в это мгновение все, и даже каграброны, замерли, на миг ослепленные ярким белым свечением. Что происходило дальше? Я не знаю... все было слишком быстро. Перед глазами все замелькало: каграброн, какие-то непонятно откуда взявшиеся незнакомцы... лишь на мгновение все замерло, когда я увидела перед собой багровые глаза... а потом снова закрутилось. Последнее, что помню - злобный оскал Рандияра в боевой ипостаси, моя жалкая попытка вырваться и воронка портала. А потом - темнота.
  
  Глава 7
  
  Голова нещадно болела, а к горлу подступала тошнота... Приложив усилия, открыла глаза и тут же резко села.
  Я лежала на кровати в какой-то команте, которая при беглом осмотре оказалась покоями Ариярна! Почувствовала подымающийся по позвоночнику холодок.
  Как?! Как ему это удалось?!
  Паника начала охватывать меня и я заметалась по покоям. Пока не оказалась перед небольшой нишей, внутри которой была скрыта дверь...
  
  ... - Прошу, ваша комната, - с издевкой провозгласил Ариярн и, не церемонясь, втолкнул меня в небольшое, похожее на подсобку, помещение.
  Вздрогнула, услышав звук захлопнувшейся двери и на деревянных ногах подошла к узкой кровати, застеленной грубым серым одеялом.
  Прошло уже пять дней с тех пор, как я стала рабыней арка. Пять ужасных, бесконечно долгих дней позора и душевных страданий. Он растапытвал меня. Методично. Жестоко. Со вкусом и знанием дела.
  Наверняка, если бы он не умел так искусно скрывать свои эмоции, я бы видела удовлетворение в его багровых глазах. Удовольствие от моего унижения. Полной беспомощности и зависимости от него.
  Первые дни я пыталась... отчаянно старалась достучататься до его благоразумия, но он не слышал... или не желал слышать. И я перестала. Бросила бессмысленные попытки оправдаться перед этим бессердечным существом. Перестала унижаться. Зачем? Он и сам неплохо справляется с этой задачей.
  Чего только стоила его встреча с "друзьями". Наверняка всем этим напыщенным пижонам, некогда получившим отказ от "возомнившей себе невесть что девчонки" было безумно приятно видеть меня такой. С знаком рабыни на открытых - Ариярн сам выбирал платье - руках и шее. Они злорадствовали и не пытались хоть как-то скрыть этого, а я не могла понять, что такого сделала им? Отказала? Но ведь это не повод для такой всеобъемлющей ненависти! Не повод желать видеть меня раздавленной и униженой. В тот день я решила для себя, что пускай буду рабыней арка, но никто и никогда, и он в том числе, не увидит слез в моих глазах, никогда не увидит меня сломленной.
  С тех пор только стены моей комнатушки "видели" меня тихо плачущей в подушку или раскачивающейся на кровати с пустым взглядом, устремленным в никуда, пока из соседних покоев доносились недвусмысленные стоны. Утром же из крохотной коморки выходила девушка с гордо поднятой головой и расправленными плечами. И все равно, что ее тело "украшала" рабская вязь... все равно, что она занималась едва ли не самой грязной и тяжелой работой в огромном замке, прислуживала своему "хазяину" за столом в унизительном полупрозрачном одеянии и едва волоча ноги возвращалась обратно в каморку, когда все в замке уже давно спали... я не была рабыней по духу и рождению. И не собиралась ею становиться до самого последнего вздоха.
  Я не обманывалась насчет Ариярна, прекрасно осознавая, захоти он меня сломать и мне будет тяжело остаться собой. Но пока в моих силах смотреть на предателя свысока, он не увидит ничего кроме безразличия в моем взгляде и гордой осанки. Ведь это единственное, что я могу ему сейчас противопоставить.
  А Ариярн хотел... просто жаждал увидеть меня у своих ног. Сломленную. Покорную его воле. Признающую себя его рабыней. Желающую угодить своему хозяину.
  С каждым днем моя жизнь в его замке становилась все более невыносимой. А сам арк не скрывал, что ждет когда же изнеженная кетирэ не выдержит тягот рабской доли и приползет к нему, чтобы он смог наиграться ею, насладиться сломленностью и выбросить, наконец, из своей жизни.
  Он делал все, чтобы я потерялась в отчаянии и безысходности, была согласна на все что угодно ради призрачной защиты...
  Было невыносимо выслушивать похабные шуточки и пошлые комментарии его гостей, сыплющиеся на меня со всех сторон. Было гадко чувствовать их грязные лапы на своем полуобнаженном теле. Было невообразимо больно прислуживать Ариярну и его вечно меняющимся чуть любовницам в его покоях. Терпеть унижения от давящихся от зависти и ревности вампирш, позволяя себе лишь снисходительную улыбку и насмешливый взгляд. А потом полночи слышать, как они стонут от его ласк...
  Но все это оказалось пустым по сравнению с тем днем, когда он решил преступить все возможные грани и сделать из меня закуску... пищу для своих уважаемых гостей...
  
   - Кажется, девочка уже пришла в себя, - я вздрогнула от незнакомого голоса и вернулась в реальность, где я оказалась стоящей на середине лестницы, ведущей в главный зал замка.
   Когда же я увидела кто находился у подножья лестницы... я начала задыхаться от всеохватывающей боли, расползающейся от груди и оседающей слабостью в ногах. Перед глазами все начало расплываться и стало отчаяно не хватать опоры...
   Боги, пожалуйста, пусть это будет кошмарный сон!
   - Ну, удачи тебе, что ли, - словно из другой реальности доносился до меня незнакомый голос. - Как-нибудь потом сочтемся.
  А перед моим взглядом уже возникли безраличные ко всему багровые глаза. Лицо оказалось заключено в ладони, а горячие пальцы прошлись по щекам, стирая соленую влагу.
  - Не плачь, котенок, - в хриплом голосе Ариярна слышалась нежность, но я не обманывалась, ведь когда-то мне слышалась в нем и любовь ко мне.
  - Не смей, - прохрипела я, освобождаясь от его рук, и стараясь придать своему голосу твердости, - никогда не смей прикасаться ко мне. И... верни меня назад. Немедленно! Моей команде может потребоваться моя помощь.
  - Я не собираюсь причинять тебе боль и мы обязательно преодолеем твой страх, - пообещал вампир, подымаясь на ноги и подавая мне руку.
  - Ты не имел права похищать учасника Игр! Верни меня к моей команде! - игнорируя его жест, потребовала я.
  Теперь помимо тревоги за себя, в груди разрастался страх и за тех, чьи жизни я должна была беречь, как свою собственную.
  - Нет, - спокойно отказал Ариярн, хватая меня под мышки и ставя на ноги.
  Он пытался приобнять меня, но я отскочила от него, в мгновение ока оказавшись на самом верху лестницы.
  - Я рад, что тебе удалось призвать свою сущность. Ты стала очень ловкой и быстрой.
  Вцепившись в перила, я с чувством опостылевшей беспомощности наблюдала за спокойным арком, неспешно преодолевающим ступеньку за ступенькой. Згерх* его подери!
  Мой взгляд заметался по широкой лестнице и залу внизу. Снова и снова непроизвольно вспоминалось недавнее прошлое: как ходила тут с рабской вязью на теле, как обижал каждый кому не лень, как подавала зажравшимся вампирам на стол, терпя сальные шуточки и "игривые" пошлепывания по пятой точке. Адресованные Ариярну просьбы разрешить провести ночь со строптивой кетирэ, а после отказа - попытки купить. Снова стало мерзко. Перестало хватать воздуха. Я задыхалась в этом замке! Я задыхалась рядом с Ариярном!
  - Я ведь все равно исчезну, к чему все это? - я пятилась от надвигающегося на меня вампира и пыталась не дать волю подступающей истерике.
  - Я должен был догадаться, что тебе будет неприятно оказаться здесь, - скользя по мне взглядом, пробормотал Ариярн, в который раз игнорируя мои слова.
  И не успела я метнуться прочь от арка, как оказалась схваченой за руку и прижатой к мужскому телу. На мгновение голова закружилась, а мир смазался перед глазами, чтобы в следующую секунду я осознала себя стоящей в совершенно другой, незнакомой мне комнате.
  На расстоянии вытянутой руки немного в стороне обнаружился и Ариярн.
  - Надеюсь, тебе понравится на этом острове.
  - Меня на нем вскоре не будет, - прошипела я и, прикрыв глаза, потянулась к своей кошке.
  Сбегу куда глаза глядят и где-то в трущобах подожду своего возвращения на Игры. Лишь бы с ребятами все было хорошо. Я переживала за них в это самое мгновение куда больше, чем за себя. Ведь я никогда не прощу себе, если из-за меня кто-то из них умрет от ранения или яда тех тварей. И, в то же время, я верила в них. Верила, что они успешно завершат задание. А значит, стоит нам пройти в другой тур и меня выдернет магией Игр из лап Ариярна и я вернусь в Данхэз.
  Нельзя причинить вред участнику Игр вне времени выполнения задания, как и нельзя удерживать против воли. Да, вне острова Данхэз, во время выполнения заданий, игрок не защищен магией. Да, команда может остаться без поддержки еще одного участника, если того пленят или, к примеру, выкрадут. Но стоит команде справиться и пройти в следующий тур, как защитная магия снова начнет действовать и товарищ возвращается к ним - в Храм. Другое дело, если в ходе выполнения задания игрок сам решает покинуть Игры. Тогда команду, даже если та выполнит задание, ожидает дисквалификация. Но такое возможно только в первых двух турах. После, даже если передумаешь, уже не сможешь отказаться от участия.
  - Нет, будешь, - горячее дыхание опалило ухо и, распахнув глаза, я шарахнулась в сторону, чувствуя отвращение и панику от близости вампира.
  - Ты не сможешь обернуться и не сможешь вернуться на Игры, даже если твоя команда справится с заданием, - холодно улыбнулся мужчина и красноречиво посмотрел на мои, прижатые к груди руки.
  И только сейчас я почувствовала тяжесть метала на запястьях.
  - Что это?
  - В это самое мгновение тебя нет, котенок, - я скривилась от ласкательного прозвища, которым он называл меня в те далекие времена, когда я считала себя счастливой. - Тебя не выкрали и даже не убили... тебя просто не сущесвует, словно никогда и не было.
  - Магию Игр не обманешь, - напрасно пытаясь снять браслеты, упроствовала я.
  - Потом нет, сейчас - легко, - все так же продолжал улыбаться Ариярн. - Это только считается, что с самого начала участников охраняет высшая магия, но на самом деле это не совсем соответствует действительности. Так что обустраивайся, а я пока распоряжусь по поводу обеда.
  - Ариярн, чего ты хочешь от меня? - отчаяно воскликнула я, не выдерживая его непрошибаемого вечного спокойствия.
  - Я тебе уже не раз отвечал, котенок. Тебя! - стремительно шагнув ко мне, он дотронулся кончиками пальцев к щеке, а я отскочила, обжегшись этим едва ощутимым прикосновением, испытывая желание даже его стереть со своей кожи.
  - Ты разрушил мою жизнь, - смотря в багровые, нечитаемые омуты, прошептала я. - Из-за тебя мне никогда не узнать, что такое быть матерью... просто не смогу каждый день видеть перед собой те же черты... ты угрожал мне братом и, несмотря на клятву, собирался и впредь шантажировать меня им... ты... неужели ты думаешь, что хоть когда-нибудь я смогу, хоть на мгновение, забыть, что ты сделал... что я твоя рабыня? Нет, Ариярн, мне никогда не забыть этого, не даст твоя отметина и...
  - Хватит! - оборвал бессвязную речь вампир, припечатывая меня к стене и заключая в плен расставленных по обе стороны от головы рук. Заставляя паниковать от ощущения ловушки. - Любые воспоминания со временем сглаживаются и заменяются новыми. И я не позволю тебе рисковать собой. Возможно, через пару-тройку лет, когда мое заклятие немного ослабнет, я и сам смогу освободить тебя от этой вязи. Но даже если и нет, мне твоя жизнь важнее твоего глупого желания избавиться от какого-то рисунка на теле.
  - Это не какой-то рисунок... И тебе нет дела ни до кого, кроме себя, - тихо шептала я, облизывая пересохшие от охватывающей меня паники губы.
  Слишком близко... слишком опасно... и пускай он не касается моего тела, но вся моя сущность чувствовала себя загнанной в угол, затравленной... а я снова едва не упала в пропасть самых ужасных воспоминаний.
  Положив руки на грудь вампира, предприняла отчаянную попытку оттолкнуть, избавиться от его подавляющей фигуры напротив.
  - Ты не должна бояться меня, - вздохнул арк, беря мои руки в свои и с силой, едва не до хруста в тонких косточках, сжимая пальцы. Вжимая мое тело в стену своим.
  Мир начал темнеть перед глазами, горло сдавило, а легкие взорвались от резкой нехватки воздуха. Но прежде, чем тьма паники поглотила мое сознание, я ощутила легкий поцелуй на губах и... долгожданную свободу следом.
  - Мы обязательно преодолеем это вместе, - сквозь бешенный стук сердца, услышала я тихое обещание и звук закрывающейся двери.
  Отдышавшись, кинула полный печали взгляд на закрывшуюся дверь и подняла руки, рассматривая очередной подарок Ариярна - еще одни оковы. Это были браслеты довольно тонкой ювелирной работы, но самое печальное: сколько бы я их не вертела, не смогла отыскать даже намека на замок. Одернула себя... какой смысл искать застежку, когда ясно без слов и проверок - так просто магические браслеты не снимаются.
  С тоской проследила за связывающей меня с командой вязью и встрепенулась от затеплившейся в груди надежды, которая сразу же сменилась чувством отчаяния и полной безнадеги, стоило моему взгляду проследить за узором. Изображение моей кошки, вальяжно развалившейся на сгибе локтя, стало полупрозрачным, словно эти браслеты даже мне пытались доказать, что я не существую. И как бы я не старалась почувствовать хоть слабый отголосок жизненной энергии кого-то из ребят, у меня не получалось.
  Как? Как у него получилось сотворить нечто подобное? В мире, где практически каждое существо имеет хоть малейший магический дар, не стоит удивляться чему бы то ни было, и тем не менее, я была неприятно поражена, что вампир сумел найти то, что поможет ему переиграть магию Игр. Я не хотела и не собиралась сейчас анализировать истинные причины его поступка, я просто хотела свободы. У меня не осталось доверия к Ариярну, к его словам и обещаниям. У меня не осталось сил находиться рядом с ним, видеть его, чувствовать на себе холодный взгляд багровых глаз и гадать, какие мысли ходят в его голове и во что они выльются для меня. Хотела проснуться в своем шатре и чтобы все оказалось сном, кошмаром, горячечным бредом... всем, чем угодно, но только не жестокой действительностью, где мне дали почувствовать миг свободы, а после снова заключили в клетку.
  Съехав по стене на пол, согнула мигом ослабшие ноги в коленях и склонила на них голову. Мои губы, казалось, вопреки моей воли стали произносить какие-то слова, пока сама я пребывала в состоянии прострации.
  Я молилась... молилась той, в кого потеряла веру давным-давно. Она не помогла мне, когда любимый предавал, отец с матерью давали клятву отомстить. Не помогла, когда я, не в силах уже что-либо изменить, сидела у кроватей умирающих родителей. И я прокляла ее бессердечие и безразличие, отреклась от той, что должна охранять своих детей, но уже очень давно жестоко бросила на произвол судьбы. И, тем не менее, сейчас, второй раз в своей жизни, я отчаянно просила помощи у той, что покровительствует всем кетирэ. Для себя и Нияра. Нет, я верила, что магистр Ардиэн поможет и постарается оградить хотя бы моего брата от посягательств вампира, пусть и не могла до конца осознать откуда во мне такая всеобъемлющая вера в, по сути, незнакомого мага. Но также я верила в упертость Ариярна, который всегда привык достигать поставленных целей. Когда-то я восхищалась его настойчивостью, его талантом находить выгодное для себя решение в любой ситуации, теперь же была в ужасе от его хватки. Как оказалось, я не знала этого вампира и сейчас не могла даже предположить, что у него на уме.
  Не знаю, сколько времени я так просидела, думая обо всем и ни о чем, но вернуло меня в реальность легкое прикосновение к волосам. Дернулась и вскочила на ноги, выскальзывая из ловушки между присевшим на корточки вампиром и стеной.
  - Миячи, я принес тебе одежду, - как ни в чем не бывало известил меня вампир, подымаясь на ноги и кивая в сторону кровати. - Через двадцать минут накроют на стол. За тобой зайдут.
  - Какую бы игру не придумало твое больное воображение, я не собираюсь подыгрывать тебе, - я старалась, чтобы мой голос звучал спокойно.
  - Ты можешь спуститься сама или с моей помощью. Выбор за тобой, - бросил он и вышел из комнаты, оставив меня рычать от бессильной злобы.
  
  Обедали мы молча. Словно догадываясь насколько мне невыносимо само его присуствие рядом, Ариярн даже не предпринял попытки заговорить со мной, как не предпринял ее и потом, когда материализовался в моих покоях, заблокировав мне все пути к отступлению. Он просто сидел и листал книгу, положив на журнальный столик стопку какой-то литературы и для меня. Но я не хотела читать! Я хотела, чтобы он оставил меня в покое! А еще лучше, просто вернул в Данхэз.
  Спустя несколько часов угнитающей тишины в коридоре послышались шаги и в покои вошла служанка с подносом. Пройдя к журному столику, она оставила там горячий ароматный чай и несколько подставок с привлекающими мой жадный глаз приожными. Как и многие двушки, я питала слабость к сладкому, но сейчас даже соблазнительный вид шоколада и самых разнообразных кремов не мог заставить меня встать с кровати и подойти к столику, около которого на диване сидел вампир.
  Игра в молчанку продолжалась еще около часа, после которого Ариярн спокойно встал и вышел из комнаты, предупредив, что через час ждет меня к ужину.
  Урод! Но что я могла сейчас сделать? Что могла ему противопоставить? Без своей кошки и без медальона Цагарона, скрывающего меня от арка?
  Пытка близостью вампира продолжалась практически до самой ночи. Чего он добивался, запирая меня в одном с ним помещении? Что я перестану сбегать от него на другой конец комнаты, стоит ему появиться? Не буду больше воспринимать его, как опасность? Я не могла понять его действий, но зато прекрасно понимала другое: еще несколько дней такого молчаливого преследования и подавления сделают из меня невростеничку. Даже сейчас, чувствуя просто чудовищную усталость во всем теле после тяжелого и перенасыщенного не самыми приятными событиями дня, я не могла забыться сном. Сидела на кровати и бездумно смотрела на три небольших шара магического светила, что порхали напротив, повинуясь ленивым движениям моих пальцев.
  В какой-то момент усталость все-таки взяла свое и я задремала, но не надолго. Меня разбудила яркая вспышка вспышка света и ощущение падения в пропасть.
  Глава 8
  
  Сонная и абсолютно дезориентированная, я открыла глаза и часто-часто заморгала, одновременно пытаясь удержаться на нетвердых ногах и совладать с нещадно кружащейся головой... Нащупала какую-то опору и благодарно привалилась к ней, все еще моргая в попытке прогнать застилающую глаза пелену и сфокусировать взгляд на окружающей меня среде. А когда я, наконец, немного пришла в себя и смогла видеть, то прямо напротив обнаружила всегда уверенного в себе Ластрока, а немного в стороне от него, с неверием во взгляде, на меня смотрел молчаливый и угрюмый Рандияр... в то же мгновение я поняла, что моя опора - это твердая рука кого-то из ребят. Правда, кого именно не удалось рассмотреть, - мир вокруг начал стремительно расплываться, пока в итоге не смазался в одно цветное пятно. Вроде это был Грэмстон... Но для меня сейчас это не имело никакого значения, главное, что его запах, как и ощущение сильной руки вокруг, неожиданно успокаивали. И я с отчаянием утопающего вцепилось в мужскую рубашку, успев лишь спрятать предательские слезы, уткнувшись лбом в теплую грудь. Я смеялась и плакала, чувствуя, как с каждой секундой, сковывающее меня напряжение уходит, как вся моя сущность, наконец, расслабляется и успокаивается, от ощущения защищенности. О, Боги, до этой самой минуты, я даже не представляла насколько напряженной была, насколько сильно мной успело завладеть отчаяние.
  - Прости, - шмыгнув носом в последний раз, просипела я, отлипая от залитой слезами серой рубашки льва.
  С удивлением поняла, что теперь мужчина не просто слегка приобнимает меня за талию, он практически укутал меня в кокон своих рук и в это самое мгновение я не чувствовала беспокойства по этому поводу. Мягко высвободившись из объятий Грэмстона и растянув губы в усталой, извеняющейся улыбке от вида мокрого пятна прямо на мощной груди, я вытерла остатки слез с лица ладонями, и снова осмотрелась.
  - Обращайся, если что, - хмыкнул лев, сбрасывая оцепенение и возвращаясь к своей обчычной насмешливости. Злой сначала, но какой-то мягкой в последние дни.
  - Мы переживали, - вскочил со своего места Ластрок, а следом за ним и Рандияр, обходя меня со всех сторон и словно желая воочию убедиться в моей целостности.
  Щеки вспыхнули благодарным румянцем и смущением. Хорошо, что из-за страха перед вампиром я спать ложилась не в том нечто, что он принес вместо ночной сорочки, а в широких брючках и рубашке с коротким рукавом.
  - Вы справились! - не сдерживая эмоций, воскликнула я. - Я верила, что вы положите тех чудищь и завершите задание! Надеялась, что Ариярн ошибается и магия Игр вернет меня к вам, когда нас признают прошедшими во второй тур. Но где же Цагарон?
  - Погоди, - передо мной возник хмурый Ластрок. - Мы дествительно достали все, что рассчитывали, хоть было и непросто отыскать око в том бардаке, но мы не прошла, Миячи. И мы без понятия чему или кому должны сказать "спасибо", что ты вернулась к нам. Пламя приняло нашу добычу, но не вернуло тебя. Поэтому Цагарон ушел к себе и зарылся в свои книги, надеясь отыскать способ вернуть тебя в срок.
  - Вряд ли у него сейчас хватило бы сил даже светлячка создать, не то, что нечто серьезное сделать, - покачал головой Рандияр.
  - Словом, ты заставила нас немало понервничать, - бордро заключил Грэмстон и направился к выходу. - Пойду скажу этому магу, что может расслабиться.
  - Это вряд ли, -покачал головой Ластрок, когда Грэмстон уже вышел из шатра. - Я не вижу шкатулки с заданиями, которая уже должна быть у нас, если вопрос с исчезновением Миячи считать решенным.
  - Может, она появится, когда время, выделенное на задание, истечет? - неуверенно предположил Рандияр, пока я с ужасом смотрела на свои браслеты и уже практически полностью исчезнувшее изображение своей кошки. - Не появится, - прошептала я, вытягивая руки перед собой. - Если не снять с меня эти браслеты, мы вылетим.
  Рандияр выругался, а Ластрок схватил меня за руки, положив свои ладони на тонкие металлические ободки. В груди родился протест против прикосновения, но вовсе не такой, какой я могла бы ожидать еще несколько дней тому назад.
  - Их может снять только одевший, - прошипел дракон, отпуская меня и позволяя с облегчением выдохнуть.
  По какой бы причине я не шарахалась от чужих прикосновений последние минуты, но это нечто уже явно проходило и я вынуждена была практически заставлять себя неподвижно стоять, чувствуя силу чужих рук на своих запястьях.
   - Так... к кому ты там говорила мы должны нанести "дружеский" визит? - сжимая свои кулачища и заводя руки за спину, процедил Рандияр.
  - У нас нет на это времени, - мотнул головой Ластрок. - Через три с половиной часа отведенное нам время заканчивается.
  В это время в шатер вошли Грэмстон и сияющий радостной улыбкой Цагарон. Последний, осмотрев мои браслеты, мигом подрастерял свое настроение.
  - Значит, говоришь, что без понятия, как попала сюда? - нахмурился маг, усаживаясь в одно из кресел.
  - Я думала, что арк ошибся и это магия Игр все-таки вернула меня назад, - кивнула я.
  На какое-то время в шатре повисла тишина. Цагарон сидел в кресле, опершись локтями о подлокотники и сложив пальцы домиком под подбородком. Остальные молча расхаживали по шатру, нервничая и в свою очередь пытаясь понять, что делать с моими браслетами. А я, не чувствуя земли под вновь ставшими нетвердыми ногами, стояла немного в стороне, дрожа и почти не дыша от страха. Ведь не только мне нужна победа на этих играх, ребята тоже на что-то рассчитывали, решаясь на участие. И теперь, получается, мало того, что я сама могу остаться в том же статусе, что была до игр, так еще подвела и их.
  - У меня есть одна книга с древними заклятиями, - наконец, нарушил тишину Ластрок и подошел к одному из сундуков. - Одно из них при небольшом творческом подходе вполне можно было переделать под заклятие отвода магического восприятия сущности. Возможно, Цагарон, ты сможешь адаптировать и антизаклятие?
  - Возможно, этого и не придется делать, - задумчиво протянул маг, изучая меня сощуренным взглядом. - Ведь кто-то же вернул Миячи сюда? Это не была защитная магия, и это не была добрая воля похитителя... я предлагаю прогуляться в Единый Храм.
  - С ума сошел? - с сомнение покосились на Цагарона остальные. - До окончания Игр вход закрыт.
  - Вот заодно и проверим, - бодро подскочил на ноги маг. - И книгу не забудь.
  
  К всеобщему удивлению, Храм впустил нас внутрь и даже в тот самый зал, где пылал божественный огонь, мы тоже смогли попасть без каких-либо препятствий.
  - Миячи, я хочу, чтобы ты поднялась к огню и прикоснулась к чаше, - забирая у Ластрока старую толстую книгу с заклинаниями, распорядился Цагарон. - Ты ведь молишься своей Богине?
  - Д-да, - дрогнувшим голосом ответила я, вспомнив свою вызванную отчаянием молитву. Но я все еще не понимала, причем все это.
  - Неужели ты думаешь...
  Грэмстон замолчал на полуслове и покачал головой, сам же отметая свое предположение.
  - Ну, кто-то же должен был вернуть ее в лагерь? - не отвлекаясь от страниц книги, пробурчал маг. - Ты же просила свою Богиню о помощи, когда попала в беду? Миячи?
  - Такого не бывает, - прошептала я, уже стоя у голубого пламени.
  - А мы проверим! Да и выхода другого у нас нет... Ага, вот! - отыскав что-то на пожелтевших страницах, воскликнул Цагарон. - Прекрасный сборник заклятий, Ластрок! Миячи, руки на чашу и повторяй за мной.
  Все еще сомневаясь в адекватности мага, я все же выполнила его пожелание и послушно повторяла вычурные слова какого-то древнего заклятия, не выдержав в самом конце и со всеми одолевающими эмоциями взмолившись: "Пожалуйста". И голубое пламя действительно взметнулось к потолку, а потом так же стремительно метнулось ко мне, окутав своим, на удивление, мягким теплом мои запястья. Мое сердце радостно забилось, предвкушая свободу от странных браслетов. Но когда пламя стекло мерцающей пылью с моих рук, они все еще были на месте, а потом из Храма выкинуло и нас.
  - Неужели ничего не поможет?! - с отчаянием сверля взглядом золотые ободки, воскликнула я, когда мы оказались на Центральной площади. Она снова была пуста и только стоящие по ее периметру заполненные голубым и оранжевым пламенем чаши нарушали прежде абсолютно пустынную территорию перед Храмом.
  - А ты уверена, что не помогло? - с долей лукавства спросил маг. - Посмотри на свою руку.
  И я посмотрела... и совсем неприлично завизжала от радости. Да! Пускай мне было не совсем хорошо видно в освещенной лишь огнем из чаш тьме, но рассмотреть свою кошку на сгибе локтя могла без проблем. В то же мгновение перед Ластроком вспыхнул свет, из которого материализовался уже знакомый нам ларец.
  
  На следующий день разочарованные проиграшем команды собирались покинуть лагерь, а справившиеся с заданием праздновали свою первую победу. Разумеется, мы тоже не были исключением, тем более, что наша команда, ко всему прочему, еще и заняла первое место в турнирной таблице.
  Ночью, прежде, чем разойтись по своим шатрам, Цагарон немного пошаманил со скрывающим меня от арка медальоном, что я извлекла из пространственного кармана вместе со всей остальной одеждой, что исчезла при обращении. Теперь это уже была не вещь, а едва заметная светло-бежевая татуировка, что нежной вязью оплетала шею и спускалась на грудь. Но все равно мне было страшно и остаток ночи я с переменным успехом то проваливалась в сон, то просыпалась, вздрагивая всем телом от малейшего шума, который не известно и был ли в реальности. Потому весь следующий день вплоть до вечера, по лагерю бродила лишь моя телесная оболочка, в то время как сознание до сих пребывало во сне.
  - Миячи!.. Хватит спать, несносная кошка!
  - А? Что такое? - вздрогнула я, протирая глаза и возвращаясь в реальность, где вся наша команда сидела за расположенным в уютном уголке столиком одного из кабаков на окраине Данхэза.
  Все побережье острова на время Игр превращалось в кишащий участниками и болельщиками муравейник. Тут распологались гостинницы для гостей игр и множество увеселительных заведений, где и сторонние наблюдатели, и сами участники могли развлечься или отметить свою победу в очередном туре. Сам же лагерь располагался в середине острова, вокруг Единого Храма Богов Тинара.
  - Простите, я действительно не выспалась этой ночью, - подавив зевок и немного покраснев, извинилась я.
  - Так, может, тебя провести в шатер, а отпразднуем уже завтра? - участливо поинтересовался Ластрок.
  - Нет-нет, - энергичнее, чем требовалось замотала я головой. - Я лучше тут посижу... с вами, - совсем тихо добавила я, устыдившись своих страхов.
  Было невыносимо даже представить себя в темноте своего шатра, где в каждой тени мерещится арк, а в каждый звук заставляет насторожено замирать сердце.
  - Может, расскажешь, стоит ли нам ожидать еще одного явления твоих "друзей"? - хмуро посмотрев на меня, поинтересовался Рандияр.
  - Они мне не друзья, - огрызнулась я.
  - Это мы уже поняли, - хмыкнул Грэмстон. - Что сбежала от жениха на Игры, а он, отверженный, теперь мучается?
  - Нет, я... не хотела бы говорить об этом, - опустив руки на колени и отвернувшись, попросила я.
  - Пока мы здесь, опасаться точно нечего, - пришел мне на помощь Цагарон. - А к следующему заданию, я придумаю что-нибудь.
  - Ну, тогда предлагаю, наконец, забыть на время об этих испытаниях и расслабиться, - предложил Грэмстон. - Давай за тебя, кошечка наша меченная.
  Он взял свой бокал с черным вином, а я впала в ступор, подняв на льва затравленный взгляд. Что еще он придумал? Мне казалось... точнее, я наделась, что он уже оставил свою вражду и теперь будет если не нормально со мной общаться, то хотя бы не опускаться до оскорблений. А он...
  - Грэмстон хотел сказать, - улыбнулся Ластрок, - что Богиня Эир уже выбрала свою команду-фаворита, отметив одного из игроков своим вниманием. И это ты, Миячи.
  - Я? - ошарашенно посмотрела на дракона. - Вы в своем уме, ребята? Никто меня не... отмечал. Бред!
  - Да, уже очень давно ничего подобного не происходило, но твое присутствие сейчас здесь и отсутствие браслетов, говорит как раз о вступительстве высших сил, - пояснил Цагарон. - Правда, я не уверен, хорошо это или плохо...
  Остаток вечер прошел в приятной, дружеской обстановке, которую не смог испортить даже небольшой инцидент с двумя повздорившими командами, решившими отпраздновать свою победу еще и мордобоем. К разговору о моем странном появлении в лагере мы больше не возвращались, зато ребята рассказали, как им удалось одолеть тех ужасных слизких тварей.
  Как выяснилось, самым действенным орудием против этих ядовитых смертоносных созданий была обычная соль, которая попадая на их уязвимую кожу жгла не хуже яростного пламени. Это стало ясно после того, как одно из них опрокинуло боченок с солью, которая была достаточно дорогим удовольствием в тех краях. Почему обычная соль хранилась в сокровищнице, а не где-то в запертом чулане, не ясно, но это помогло ребятам отыскать слабое место ядовитых тварей и после того, как Цагарон наколдовал целый соляной дождь, каграброны перестали доставлять им хлопоты, забившись в самый дальний угол сокорвищницы и зализывая нанесенные солью раны, не смея поткнуться туда, где со свода сыпались белые кристалики. Так что ребятам оставалось только подобрать, отломанный еще в самом начале боя рог каграброна и, отыскав магический шар всевидящего ока, ретироваться из сокровищницы порталом. Они рассчитывали, что меня выдернет в Данхэз едва они опустят в одну из чаш свою добычу, но напрасно...
  Рассказывая все это, парни не упускали случая где-то приукрасить, а где-то и разрядить свое повествование шуткой. И вскоре я с удивлением обнаружила, что смеюсь вместе с ними над тем, что еще буквально совсем недавно вызывало во мне животный ужас.
   В шатер я заходила в самом радужном настроении, но стоило пологу опуститься, отрезая меня от внешненго мира, как все мое существо снова сковал страх. Не помогли даже развешенные по периметру шатра светильники. Я с ужасом понимала, что боюсь оставаться одна и спокойно могу чувствовать себя только рядом с мужчинами. И я не знала, что с этим делать. Ночь за ночью я не могла нормально заснуть, как бы не изматывала себя на тренировках и как бы ни увещевал меня Цагарон в безопасности. Мой страх поселился где-то на уровне подсознания и его оттуда уже было не вытравить. Ведь в прошлый раз я тоже была уверенна, что арк не достанет меня, да и его слова относительно несовершенства защитной магии не давали покоя. Так что к концу четвертого дня уже откровенно походила на живой и, чего уж скрывать, несколько дерганный труп кетирэ с бледной кожей и темными кругами под глазами.
  Вот и сейчас я лежала без сна, упорно уговаривая себя, что нужно быть последней дурой, чтобы так изматывать себя на ровном месте. Снова и снова напоминала себе, что никому не станет легче, если я угроблю себя вечным недосыпанием и что это весьма сомнительное бодрствование даже в случае опасности вряд ли чем-то мне поможет. Но, несмотря на все это самовнушение, я все равно не могла заснуть...
  Вздрогнула и подобралась на кровати, приготовившись орать во все горло, когда меня ослепила яркая вспышка света.
  - Так и знал, что ты не спишь, - все еще оставаясь невидимым для ослепленной меня, констатировал незванный гость голосом Цагарона. - Я закончил работать над браслетами.
  Я мигом вскочила с кровати и как была - в ночной сорочке - подскочила к магу. Несколько дней тому назад он предложил мне несколько вариантов дополнительной защиты и я выбрала парные связывающие браслеты, которые обеспечат ментальную связь между мной и Цагароном, и позволят в случае очередного непредвиденного похищения отыскать меня. Правда, я попросила мага несколько изменить свойства этих изначально помолвночных браслетов элоров и теперь они должны работать только в случае моего мысленного приказа, а все остальное время быть всего лишь обычным украшением.
  - Спасибо, Цагарон, - искренне поблагодарила мага, рассматривая браслеты.
  - Сохранить тебя целой и невредимой важно для всей комнады. Готова? - спросил он, даставая мужскую пару браслетов.
  Немного помявшись и покрутив руках украшение, медленно кивнула.
  - Извини, я действительно стала обузой для вас, - пробурчала я, наблюдая, как маг немного надрезает кончиком кинжала палец и капает кровью сначала на мой, а потом и на свой браслет.
  - Ну, пока, за исключением похищения, обузой ты не была, - улыбнулся Цагарон, беря мою руку.
  Быстрый укол, мимолетная боль и капли теперь уже моей крови меняют цвет больших прозрачных камней в центре женского и мужского браслетов. Взяв меня за руки, он соединил свои запястья так, чтобы камни с моей и его кровью соприкоснулись. То же самое он велел сделать и мне.
  Я немного нервничала, когда он читал какое-то заклятие на древнем языке. Как будто он действительно одел на меня свадебные браслеты. Фыркнула, сама же отгоняя эту нелепую мысль.
  - Ну, вот и все, - удовлетворено заключил маг, отпуская меня.
  - Постой! - быстрее, чем успела осмыслить свои действия, воскликнула я, схватив того за руку.
  Мужчина удивлено вскинул бровь и я почувствовала, как начинаю краснеть, пристыженная своим порывом.
  - Я...
  Сглотнув подступивший к горлу ком, выпустила руку мага и, потупив взгляд, обняла себя за плечи. Я не знала, что ему сказать и как удержать рядом. От осознания того, что хочу, чтобы он остался в моем шатре на ночь и вовсе становилось не по себе. Хотя, с другой стороны, мы не в Республике Гар, чтобы придерживаться строгих правил приличия, да и нарушены они магом были уже не раз. Кроме того, я чувствовала себя защищенной рядом с ребятами и что может быть плохого в том, чтобы попросить мужчину просто немного посидеть со мной? Например, мы можем выпить чаю или...
  - Незадолго до начала Игр я успел побывать в Ириоле. Там практически нет суши и основными его жителями являются необычные существа, приспособленные к жизни под водой. Хочешь расскажу? - прекращая мои мысленные метания, предложил маг. - Или можем просто лечь спать.
  Маг взмахнул рукой и рядом с моей кроватью появилось довольно экзотического вида ложе, покрытое шкурами. Еще один взмах, и оба ложа разделены практически прозрачным пологом.
  Чувствовала я себя сейчас лишь немногим лучше, чем когда проснулась обнаженной в его объятиях. Я была очень смущенна, ведь практически сама предложила мужчине остаться на ночь в моем шатре, а для девушки с моим воспитанием это было недопустимо.
  - Спасибо, - прошептала я, благодарно посмотрев на мага и тут же нырнув в свою кровать.
  - Цагарон, - позвала я мага, стоило ему устроиться на своем ложе. - А зачем тебе эти Игры? Ты сильный маг и любишь изучать другие миры... Неужели во всех двадцати измерениях не осталось для тебя ничего интересного?
  - Почему ты так думаешь? - послышалось шуршание простыней и в свете ночного светлячка, я увидела его повернутое в мою сторону лицо. - Я, как ты говоришь, изучаю другие миры только триста лет и, поверь мне, знаю далеко не все, что хотел бы узнать о них.
  - Тогда не понимаю: зачем тебе все это? Я, конечно, не могу похвастаться, что прекрасно разбираюсь в людях, но ты не выглядишь человеком, готовым рискнуть жизнью ради славы, денег или острых ощущений.
  - А ради силы? - мужчина улыбанулся. - Она очень нужна мне в некоторых моих исследованиях, направленных на открытие порталов в новые, пока еще неизвестные нам миры.
  - Новые миры? - оживилось мое сонное сознание.
  - Да. А сейчас я хочу, наконец, поспать, - зевнул Цагарон и, максимально притушив магический светильник, отправил его освещать другой конец шатра.
  А я слушала его мерное дыхание и сама постепенно засыпала, чувствуя спокойствие, что разливалось по моим венам от этого звука. Было немного странно от того, как быстро все мое существо признало в маге надежного защитника и как быстро улеглись все мои страхи рядом с ним... додумать об остальных странностях не успела, потому как просто заснула.
  
  Настроение было чудесным... Всю ночь я проспала крепким, здоровым сном младенца, без каких-либо кошмаров. Не испортил утро даже тот факт, что проснулась я под боком у задумчиво взирающего на меня Цагарона... точнее даже не под боком, а нагло захапав его руку и притиснув ее к груди, что любимую плюшевую фейку в дестве. Мне было неловко... очень. Но что такое неловкость, когда тело впервые за долгое время полно сил, а ночью вместо привычной темной коморки, арка или того, самого ужасного моего кошмара, мне снилось нечто светлое и радостное. И все равно, что сон забылся с пробуждением, но на душе все равно стало так легко и весело, как не было уже очень давно. И даже Рандияр, который уже второй день учил меня метать кинжалы и стрелять из странной штуки под названием "лук", не смог испортить этот день своим вечным недовольством.
  - Ну, кто так стреляет? - сокрушенно качал головой мраг, вытягивая стрелы из коры дерева. Из десяти срел только три попали в цель. Нет, а что он хотел от девушки, впервые взявшей в руки эту иномирную вещь?
  Думал, пришел, всучил в руки непонятного вида штуковину, сказал: "Это лук, - из него стреляют" и у меня все стрелы мигом попадут в "яблочко"?
  И вообще, достал своим вечным ворчанием! Уж лучше бы меня Ластрок учил... или Цагарон.
  - Рандияр, ты же вроде молодой волк, а ведешь себя, как престарелая старая дева, - тяжело вздохнула я, выслушав бурчание мрага по поводу очередного промаха.
  - Престарелая старая... кто? - мраг недобро сощурил глаза.
  - Ох, прости, ты ведь родом из далеких земель долгожителей, - я сделала вид, что не заметила темнеющий взгляд мужчины и, заправив очередную стрелу, прицелилась. - Старая дева, дорогой мой друг, это женщина, которой не повезло в жизни встретить своего мужчины и выйти замуж до определенного возраста. А престарелая старая дева - это старая дева на закате своих лет. Она так и не познала любви ни духовной, ни физической, зато в совершенстве владеет мастерством плевания ядом, перемывания костей и вечно недовольного ворчания.
  - Если я и ворчу недовольно, - непозволительно близко раздался рык раздраженного Рандияра, заставивший меня взрогнуть и вновь промазать, - то только от того, что вместо этого многострадального дерева представляю задницу одного из нас, которую ты, не моргнув и глазом, запросто можешь подстрелить по причине своей врожденной криворукости и косоглазия!
  - А нечего своими задницами светить где попало! И вообще, я не просила всучивать мне эту редкостную иномирную фигню, - в правденом гневе потрясая луком, вспылила я. - С меня и моих кинжалов вполне достаточно и металлических звезд. А если хочешь научить чему-то полезному, то лучше научи ближнему бою!
  Надоело! У меня уже руки отваливаются, а этот... волк все равно недоволен. Да, я согласна, из лука можно легко достать на приличном расстоянии, да и прицеливаться намного проще, но он меня достал! Можно подумать, стоило ему выбраться из пеленок и он сразу же стал прекрасным воином!
  - Дельное замечание, кстати. Согласись, мы не всегда сможем держать ее на расстоянии от опасности, - раздался рядом голос Грэмстона. - И потом, может, хватит уже на сегодня мучить девочку? Ей еще до этого от Ластрока немало досталось... А то еще немного и единственное, что останется мне - это ее валящаяся с ног тушка.
  - А тебе чего от меня надобно? - устало и обреченно спросила у льва.
  Я уже не чувствовала ни рук, ни ног. Сказывались пять дней напряженных тренировок. И если до этого дня, я сама рвалась на рожон, то сейчас уже откровенно побаивалась ребят с их маниакальной жаждой вылепить из меня бойца за выделенное на отдых время. Подумать только, а раньше я еще жаловалась, что никто не хочет тратить на меня свое время и тренировать...
  - Отлично, тогда ты займись тренировкой этой язвы, - ну, вот, стоило один раз дать отпор и сразу "язва", - а я пойду. Хотел сегодня связаться с домом, - Рандияр хлопнул Грэмстона по плечв и зашагал прочь с небольшой лесной полянке на кораине лагеря.
  - Ты давно выпускала свою кошку? - спросил Грэмстон, как только мраг отдалился на приличное расстояние.
  - А это тут причем? - нахмурилась я, чувствуя себя не в своей тарелке рядом с ним.
  Пускай этот мужчина уже и не выказывал ко мне ни враждебности, ни презрения, даже наоборот, стал подозрительно внимательным и добрым, но я бы соврала, сказав, что общение с ним мне в радость.
  - При том, что если время от времени не выгуливать своего зверя, то можно дождаться момента, когда он сам решит прогуляться. Без спросу и позволения.
  Я опасливо покосилась в сторону леса - туда, где за небольшим магическим куполом начинался густой ряд деревьев, и где моя кошка действительно была бы не против прогуляться.
  - Грэмстон, я не хочу...
  - Хочешь, но боишься. Я могу составить тебе компанию... если позволишь.
  - Я не могу! - как объяснить ему, что просто страшно? И не только из-за возможной встречи с арком. А вдруг кошка опять полностью поглотит мое сознание? Стыдно признаться, но я до сих пор не помнила всего, что делала моя сущность, впервые вырвавшись на свободу. - А придется, - безапелляционно заявил Грэмстон. - Тебе необходимо учиться контролировать свою сущность, а поскольку сегодня ты выглядишь вполне отдохнувшей, то не вижу никаких причин для того, чтобы откладывать неизбежное в долгий ящик.
  
  Глава 9
  
   Пока Миячи стояла и сомневалась в целесообразности оборота, Грэмстон изучал ее, скользя взглядом по затянутой в тренировочную форму фигуре. Он находил ее чертовски хорошенькой, особенно после оборота, когда ее и без того экзотическая внешность приобрела еще большую выразительность. Особенно ему нравились ее необычные глаза... Хотя не только. Теперь, когда мужчина набрался смелости признаться самому себе, почему эта хрупкая девушка вызывала в нем столько раздражения, он понял, что нравится ему в ней абсолютно все. Ну, кроме разве что ее отношений с тем наглым магом и внезапно нарисовавшегося похитителя, с которым у нее тоже явно были отношения когда-то и, судя по настойчивости того, довольно серьезные, раз он столько сил прикладывает, чтобы вернуть ее себе. Почему-то именно мысли о ее мужчинах и том, как она, должно быть, искуссно умеет манипулировать ими и вызывали в нем злость и раздражение.
  Держа ее в своих объятиях, пока она заливала слезами его рубашку, Грэмстон вообще с удивлением понял, что был бы не против пополнить свой гарем львиц еще одной кошечкой. Он бы оберегал ее и баловал, наслаждался ее телом дни напролет... Удручало только понимание того, что не он один в этой команде непрочь присвоить себе эту своевольную кетирэ.
  - Миячи...
  - Да-да, хорошо. Я понимаю, что мне стоит учиться управляться со своей кошкой, тем более, что у кетирэ этот процесс более сложный. Но... а вдруг у меня опять не получится взять ее под контроль... то есть, я даже не сомневаюсь, что я провалюсь, - не дав ему договорить, затараторила девушка. - Мама рассказывала, что у нее получилось хоть немного отвоевать контроль у своей сущности только на четвертом обороте. А вдруг я снова непроизвольно обернусь на задании при опасности? Только обретшим вторую сущность кетирэ, нельзя часто оборачиваться в первое время. Существует угроза, что животное начнет выходить на первый план, подавляя человека. Может, Цагарон...
  - При чем тут Цагарон? - раздражено рыкнул лев. - Я прослежу за тобой, так что волноваться нечего. А если подавлять свою вторую сущность будешь ты, то рискуешь поломать свою кошку и вместо нормального зверя приобрести пугливую и абсолютно дикую трусиху. Вы должны учиться делить одно тело и жизнь. Вряд ли тебе удастся заслужить доверие кошки, если будеш давить ее.
  Ну, что ж, Грэмстон, можно сказать, прочел мысли Миячи, которая поколебавшись еще буквально пару секунд, тяжело вздохнула и направилась в сторону леса. Она чувствовала, что ее кошке нужно ощутить свободу и решилась дать ее ей. Остается только надеяться, что та не поставит ее снова в неудобное положение.
  - Ты должна научиться находить компромисс со своей сущностью, - становясь напротив и снимая рубашку, начал наставлять девушку Грэмстон. - Ты не должна, выпуская своего зверя, постоянно пытаться контролировать его действия. Признай ее первенство, но научись уступать лишь настолько, насколько это необходимо для того, чтобы она не чувствовала себя в клетке. Повторюсь, ты не должна без острой на то нужды вступать с ней в конфликт и пытаться контролировать ее действия, но в то же время, у тебя должно хватать сил на то, чтобы задвинуть сознание зверя на второй план и приобрести полный контроль над его телом. Но только в крайнем случае! Как правило, необходимость в этом появляется крайне редко, поскольку инстинкты и реакции зверя - это лучшее, что есть у нас и со спасением собственной шкуры ты не справишься лучше своей сущности. Никогда. А теперь попробуй состредоточиться на чем-то важном для тебя и выпусти свою кошку. Постарайся не потерять себя в разуме зверя, иначе снова станешь собой, только когда твоей сущности этого захочется.
  Последние слова лев произнес с насмешкой, а его глаза странно сверкнули. Миячи покраснела и постаралась не сильно обращать внимание на какие-то там взгляды - не высмеял и на том спасибо. Что уж говорить, за последние дни она привыкла к дружелюбному обращению и ей было бы неприятно реши этот мужчина снова вернуться к своим колким насмешкам.
  Отогнав лишние мысли, Миячи постаралась сконцентрироваться и позвала свою кошку, одновременно держа перед внутренним взором то самое важное, что есть в ее жизни - своего младшего братишку Нияра. Магистр Ардиэн обещал обустроить его подальше от Республики Гар и земель арков, а еще он обещал, что после второго тура она сможет увидеться с ним. Впервые с тех пор, как вампир забрал его.
  Миячи почувствовала, как кошка радостно встрепенулась на ее зов и гибкой походкой пошла навстречу, постепенно заполняя собой сознание, забирая контроль.
  Яркая вспышка света и вот перед Грэмстоном сидит пятнистая кошка, во взгляде которой уже не читалось той дикости и неосмысленности, что он видел в последний раз. Облегченно выдохнув, мужчина выпустил своего льва, что сходил с ума всякий раз стоило этой кошке показаться в поле зрения.
  Его зверь сел напротив и позволил Миячи с любопытством осмотреть себя, сам в ответ изучая пятнистую мелочь. Пушистое тельце кошки было размером с его голову. Наблюдающий за знакомством со стороны Грэмстон, отстраненно заметил, что пушистый хвост кетирэ был едва ли не в полтора раза длиннее всей ее тушки, а подвижные ушки с умильными кисточками на кончиках и вовсе убивали ее образ грозной хищницы. Не спасали положения даже небольшие выглядывающие наружу верхние клыки. Словом, сидящая напротив Грэмстона статуэтка с обернутыми хвостом лапками и прищуренными глазками, как и прежде вызывала в нем лишь одно желание - затискать и почухать за ушком. Жаль, что с его реакцией на нее в человеческом обличии не все так же просто.
  Сама же кошка тем временем решила, что пора заканчивать с визуальным осмотром и, преодолев расстояние до огромного черного зверя, принюхалась. Ей явно понравился запах сородича, поскольку помимо этого она еще и потерлась о внушительную лапу мердочкой, на что лев склонился к ней и лизнул в бок. То, как кетирэ отскочила в сторону и дернула лапкой, говорило о том, что ей явно не понравилось подобное проявление заботы. Да и вообще, засиделась она здесь...
  Развернувшись, кошка махнула хвостом, то ли случайно, то ли специально попав им прямо по морде льва, и унеслась в лес. Тихо рыкнув, лев принял правила предложенной игры и ринулся следом. Несколько часов они гоняли по лесу, пока не решили отдохнуть, вернувшись к лагерю и разлегшись недалеко от защитного купола в тени дервьев.
  Кетирэ спокойно валялась в высокой траве на боку и вылизывала лапку, не обращая никакого внимания на цепкий взгляд зеленых глаз льва. Тот же немного понаблюдав за кошкой, поднялся со своего места, чтобы снова приземлиться уже за ней, заключив пушистое тельце маленькой хищницы в надежный капкан своих лап. Она дернулась недовольная этой импровизированной клеткой, но была остановлена тихим рыком и мягкой хваткой зубов на загривке. Они вызвали в ней угрожающее шипение и желание вывернуться, чтобы располосовать наглую черную морду остырми когтями. Однако последняя не обращала внимания на слабые трепыхания и методично вылизывала пятнистую шерстку. И только когда льву надоело бороться с постоянно вырывающейся кетирэ, он встал, подталкивая кошку в сторону лагеря.
  Грэмстон не собирался загонять своего зверя в клетку человечского тела и был доволен его действиями. Миячи потеряла контроль над своей сущностью уже спустя десять минут прогулки и теперь главным было не спугнуть ее и не упустить из виду. Кроме того, он не хотел бы, чтобы явился Цагарон, к которому эта пушистая строптивица явно благоволила больше, чем к нему, и забрал ее с собой. А если они будут в лагере, тогда маг вряд ли отправится на ее поиски.
  Уже в своем шатре, куда его лев чуть ли не в зубах внес брыкающуюся кошку, Грэмстон принял человеческий облик и тут же заблокировал вход.
  - Извини, киса, но мне не улыбается всю ночь бегать за тобой по лесу, - улыбнулся мужчина недовольной кошке, - так что располагайся и чувствуй себя как дома.
  "Как дома" у кошки себя чувствовать не получалось и очень скоро Грэмстон был уже не рад, что решил удерживать ее в своем шатре помимо ее на то воли. Сначала эта мелкая сволочь с явным наслаждением поточила коготки о его сапоги из прочной и дорогой кожи, потом о резной сундук с вещами, а после, когда он предложил ей мяса, и вовсе залезла на его кровать и уселась к нему задом. Но отступать он не был намерен, а потому снова обернувшись в льва, раздраженно рыкнул на мигом пригнувшую лапы и ощерившую в шипении пасть кетирэ. Но как бы пятнистая мелочь ни была недовольна, очень скоро ее сморила усталось и она уснула, уже не протистуя против близости льва.
  Когда засыпал, Грэмстон думал, что был бы не против обнаружить поутру рядом с собой обнаженную девушку... Но это, как оказалось, совсем не соответствовало планам самой кетирэ.
  Каким образом ей удалось обойти защиту и покинуть шатер, осталось загадкой для проснувшегося в одиночестве льва. Хорошо, что хоть на подвиги или в чужой шатер ее не потянуло и девушка обнаружилась мирно посапывающей в своей постели.
  Полюбовавшись несколько драгоценных мгновений на умиротворенное лицо спящей Миячи, мужчина отправился на полигон. Ему необходимо быть в лучшей форме к следующему заданию. Слишком много надежд он возложил на эти Игры...
  - Не думаю, что сегодня стоит изнурять себя тренировками, - с сомнением заметил Ластрок, подходя к метающему ножи льву. - Сегодня во второй половине дня станет известно очередное задание. Лучше побереги силы на него.
  - И тебе светлого дня, дракон, - не отвлекаясь от своего занятия, бросил Грэмстон. - Я недолго, только разомнусь.
  - Ну, как знаешь, - пожал плечами Ластрок. - Пойду предупрежу остальных о сборах, чтобы не расходились.
  - Не стоит пока заходить к Миячи. Она устала и еще спит. Девочка неплохо выложилась за эти дни, да и вчерашняя выгулка зверя забрала у нее немало сил.
  Тон Грэмстона был небрежен, а вот фразы оставляли место для фантазии. И судя по тому, как на миг замер Ластрок и напряглась его спина, он понял, что фантазия дракона подсказала ему выгодный для льва вариант развития вчерашних событий. И пускай он ни пол словом, ни жестом не обозначил свой интерес к кетирэ, Грэмстон не был столь наивен, чтобы не понимать: если уж даже хладнокровный Цагарон не смог устоять перед этой девчонкой, то не стоит рассчитывать, что горячий дракон ни капли не заинтересуется ею. Все они были в той или иной степени свободными от обязательств мужчинами. Вполне здоровыми мужчинами, перед глазами которых каждый день мелькал такой лакомый кусочек. И коли уж он, вожак самого многочисленного прайда долины Когияр, нашел в себе смелость признать свое влечение к кетирэ, то он собирается побороться за нее.
  Сама же девушка, не подозревая о коварных планах одного черного льва, спокойно проспала все утро и даже едва не пропустила само собрание, которое, по уже сложившейся традиции, проводилось в шатре Ластрока. На самом деле, если бы не Цагарон, бесцеремонно растормошивший ее, то она вполне успешно проспала бы весь день.
  К тому времени, как она зашла во всегда идеально прибранный шатер к Ластроку, почти все уже были в зборе. Не хватало только самого хозяина.
  - Если честно, я рассчитывал на более долительный перерыв, - недовольно проворчал Цагарон, штудируя изъятый у дракона том с заклятиями. С тех пор, как эта книга попала к нему в руки, он практически не расставался с ней.
  - Нашел что-то интересное? - поинтересовалась девушка.
  - Почти, - он кинул на нее мимолетный взгляд поверх страниц книги. - Я просто подумал, что было бы неплохо несколько углубить связь нашей команды. Например, получить возможность не только чувствовать друг друга, что станет возможно после второго тура, но и общаться ментально, телепортироваться в случае опасности друг к другу.
  - Что-то вроде ритуала единения? - спросил Рандияр.
  Миячи несколько раз читала в старинных любовных романах о ритуале единения, когда влюбленные обмениваются частичками души друга друга, связывая свои жизни, открывая друг перед другом свои мысли и эмоции, чувства. Но этот ритуал необратим и однажды соединившие жизни и души до конца своих дней остаются связанными. Как особа довольно романтичная, она в свое время восхищалась такой любовь, хоть и считала абсолютно лишней и скучной подобную открытость. Молодая девушка даже пыталась найти упоминания о прошедших ритуал единения и эти поиски увенчались успехом. Согласно приданиям, в таких парах всегда царила только любовь и понимание, и согласно тем же приданиям, знания, использовавшиеся ранее лишь избранными родами драконов и элоров, уже давным-давно считаются утерянными. Да и не помогут они им...
  - ... придется довольствоваться тем, что получили в дар от Богов, - Цагарон со вздохом сожаления отбросил книгу и при помощи магии помог ей приземлиться аккурат на один из сундуков дракона.
  В это время в шатер вошел и сам хозяин. Обведя всех собравшихся внимательным напряженным взглядом, он на несколько мгновений задержал его на Миячи, потом посмотрел развалившегося недалеко Грэмстоне и снова ее глаза вернулись к девушке.
  Он сам не ожидал от себя того укола разочарования, что ощутил, когда лев недвусмыслено намекнул ему, что провел с кошкой вечер и ночь, что она доверила ему себя в свой первый осознанный оборот. Ему сейчас не должно быть никакого дела ни до чего, кроме Игр. Он не должен разочаровать отца, хоть тот и не объяснил толком, почему они с оракулом так настаивали на его участии в них. А для этого Ластроку необходима холодная голова.
  Сегодня он впервые подумал о том, что, возможно, поступил недальновидно, приняв в команду робкую девчонку с огромными, смотрящими прямо в душу глазами и, как сообщил ему магистр Ардиэн, довольно сложной судьбой за плечами. Мужчине не нужны были склоки или дух соперничества между членами команды, и уж тем более он сам совсем не рассчитывал подпадать под печальноизвестное обаяние кетирэ.
  Почему печальноизвестное? Да потому, что эти хвостатые соблазнительницы оставляют за собой шлейф из разбитых сердец. Потому, что еще не родился мужчина, способный длительное время противиться очарованию кетирэ, особенно, если она взялась за него всерьез. Потому, что пусть Миячи и не строила никому глазки, но ее вражденные данные, грация, плавность движений, каждый взгляд и каждый вздох уже не оставили равнодушным никого из команды. Даже его самого, как оказалось сегодня днем.
  Ластрок несколько раз моргнул, прогоняя предательские мысли и понимая, что вот уже несколько минут сверлит прищуренным взглядом Миячи, которая стала уже откровенно нервничать, ерзая на своем месте. Не осталось незамеченным его излишнее внимание к девушке и для остальных членов комнады, которые теперь переводили вопросительные взгляды с него на кетирэ и на тихо порыкивающего Грэмстона.
  Ситацию спас вспыхнувший перед ним свет и материализовавшаяся из него шкатулка. Сегодня утром она точно так же появилась перед ним во время тренировки. Тогда он нашел в ней предупреждения по поводу времени оглашения второго задания, теперь же пришло время узнать, какое следующее испытание избрали для них Боги.
  Открыв золотую шкатулку и пытаясь скрыть волнение, Ластрок достал оттуда листок пергамента, на котором сразу же стали высвечиваться строки... какого-то глупого стихотворения. Всего четыре небольшие строчки и больше ничего. Абсолютно!
  Звенящая тишине в шатре затянулась, а дракон все не спешил посвящать свою команду в суть следующего задания. Эмоции от потрясения и непонимания до раздражения промелькнули на его красивом мужчественном лице.
  Не выдержав, Миячи соскользнула со своего места и подошла к Ластроку, немного приподнимаясь на ципочках и заглядывая в листок. Она думала, что и в этот раз задание будет написано на неведомом ей языке, но нет... на сером пергаменте золотой вязью были прописано четверостишье.
  - Гриммуэр Каголла "Девять солнц", - пораженно пробормотала она, мгновенно узнавая строки одного из стихов, что хранились на пожелтевших от времени странницах древнего сборника поэзии.
  В юнности Миячи каждую ночь перед сном читала творения, сохранивших свое имя в веках, поэтов. Потом увлечение поэзией уступило место увлечению художественной литературой и легендами.
  Рассматривая строчки запомнившегося давным-давно стихотворения, она не сразу заметила искреннего удивления в глазах своих товарищей, а когда заметила, то даже немного смутилась от внимания и гнетущего молчания.
  - И это все? - чтобы хоть как-то разрядить обстановку, спросила девушка.
  Словно повинуясь ее вопросу в конце пергамента засверкала следующая надпись, которая, впрочем, не внесла никакой ясности в само задание. В ней лишь было указано, что время выполнения задания - две недели по времяисчеслению Тинара.
  - Я в восторге, згерх поглоти это долбанное задание! - заключил Ластрок, но судя по выражению его лица, едва сдерживался, чтобы не выразиться более красноречиво. - У кого-то имеются какие-то мысли?
  Дракон обвел свою команду внимательным взглядом. Мыслей не было. Все, и даже Миячи, были растерянными и явно не понимали какое отношение имеет к заданию четверостишье. Не мог понять этого и он сам. Готовясь к Играм, Ластрок искал и изучал испытания, через которые приходилось пройти игрокам до них. Но ни разу в записях он не находил упоминания, что задание может подаваться в столь расплывчатой форме.
  - Ну, это... слишком, - наконец, выдохнул Рандияр, также возмущенный формой подачи задания.
  - Итак, вариантов тут может быть уйма, - хлопнув себя по коленям и поднявшись с места, раздраженно заговорил Цагарон. - Во все времена и во всех мирах существовали культуры в той или иной форме поклоняющиеся Солнцу. Соответственно, существует множество предметов и артефактов, так или иначе связанных с небесным светилом. Я предлагаю посвятить эту ночь, а возможно и следующую, занятной работе книжного червя.
  Все в группе поморщились. Раз уж самого мага, который всю жизнь стремился к знаниям не прельщала перспектива провести ближайшие сутки в обнимку с пыльными фолиантами и книгами, то что уж говорить о воинах, считавших подобное занятие пустой тратой времени?
  - И что мы там должны будем искать? - озвучила Миячи вопрос, волновавший каждого в этой команде.
  - А вот пока вы все будете собираться, я об этом и подумаю, - пробормотал Цагарон себе под нос и уже громче спросил: - Ластрок, надеюсь, ты предоставишь нам доступ в подвалы библиотеки Дриориона?
  
  ***
  
  Миячи
  
  "Культ Солнца на землях Тинара" - выбрасываем. Тут же книгу подхватил библотечных дух. "Солнечная энергия и магия", солнце... солнце... солнце... солнце то, солнце это, у меня в глазах уже рябило от этих книг и их названий!
  Это было пустой тратой времени и сил. Во всяком случае, именно такие безрадостные мысли лезли в мою голову после тех часов, что мы провели в не просто большом, а огромном зале лучшей драконьей библиотеки.
  При помощи магии мы отсортировали книги, которые имели в своем названии слово "сонлце", что не единожды упоминалось в четверостишье. Теперь в углу небольшого пространства, выделенного под столы, стояли многочисленные стопки книг, высотой с мой рост. Я и Рандияр выбирали из этих стопок те книги, содержание которых могло бы помочь с разгадкой сути нашего задания, а Ластрок, Грэмстон и Цагарон уже более внимательно изучали их.
  "Зарождение магии в Наагира: Девять солнц Верховного Бога Гарлока и арх-камень". Вцепившись в книгу, потянула ее на себя, не обращая внимания на тот факт, что она находилась в самом низу стопки. Получив в руки вожделенную добычу, отскочила от падающих книг и послала извеняющуюся улыбку духам, весь полупрозрачный облик которых выражал молчаливый укор подобному обращению с бесценными экземплярами библотеки.
  - Цагарон, смотри! - бахнула перед носом мага свою пыльную находку и тут же чихнула. Потом снова чихнула. И опять...
  - Было бы неплохо, если бы эти библиотечные духи хоть изредка протирали пыль, а не только летали между полками и пугали живых своим загробным завыванием, - вдоволь начихавшись, поприкнула белесых приведений. Последние даже от уборки учиненного мной погрома оторвались, чтобы тихим шипением выразить свое отношение ко мне.
  - Хм, а в этом что-то есть, - пока я чихала в свое удовольствие, Цагарон, оказывается, уже успел начать ознакамливаться с содержимым книги.
  - Кроме несправедливости? - уточнил Грэмстон и поднял взгляд от своего фолианта. - В этой Игре основное количество участников - мужчины, да и девушки-участники тоже вряд ли забивали свои головки бессмысленной поэзией, и этот стишок... это издивательство!
  - Ну, значит, нам повезло, что среди нас нашелся тот, кто в свое время забивал свою голову поэзией, потому как суть задания кроется в названии, - не отрываясь от исписаных страниц, пробурчал Цагарон. - Вот, смотрите!
  Отыскав в книге что-то, он ткнул в нее пальцем, одновременно махая нам рукой и подзывая к себе. Маг предлагал взглянуть нам на рисунок. Окинув быстрым взглядом саму иллюстрацию, я опустила глаза ниже: на надпись. "Верховный Бог Гарлок создает магическое ядро мира Наагира", - значилось под картинкой, на которой был изображен статный мужчина с седой бородой и светящимися голубым свечением глазами. Вокруг него закручивался смерч из основных стихий, а в ладонях раскинутых рук формировались два шара - огненный и голубой.
  - И что это значит? - если честно, я не поняла, что Цагарон хотел донести до нас этой картинкой.
  - Ты что, намекаешь, что нам предстоит достать одно из этих "солнц"? - подозрительно спросил Ластрок, показав пальцем на текст. Пробежав глазами абзац, я почувствовала, как сердце скатывается, куда-то вниз.
  Ко всем демонам Гардараса, мы же не Боги, а всего лишь игроки. От нас не могут ожидать подобного!
  - Ну, насколько я понимаю... да.
  В голосе мага тоже не было радости. Еще бы! Найти и выкрасть один из даров Богов, тем самым, если верить книге, обрекая мир на магическое угасание, это не в лес по цветочек сходить! Возможно, Цагарон все же ошибся?
  - Может, поищем еще что-то? - не скрывая надежды на ошибочность выводов, спросила я.
  Но не успела я закончить говорить, как перед Ластроком вспыхнуло сияние, но не золотистое, как обычно, а еще и с красными искорками. Красиво. Но в свете последних открытий было уже не до любования и восхищения. Из этого сияния появился свиток, развернув который все мы прочли:
  "Та-да-дам! Пятерка за догадливость, ребятки. Успешного путешествия в Наагира, а точнее в древний славный город Ниидра Королевста Золотых Змей.
  
   Целовашки. Обнимашки. Ваша Эир
  
  PS: поспешите! Не вы одни получили аналогичное задание."
  
  Почувствовала, как вытягивается от удивления мое лицо, а глаза становятся все больше. Впрочем, в шоке пребывала не только я.
  - Какое странное... послание? - покрутив еще какое-то время в руках свиток с уже исчезающими строчками, пробормотал Ластрок. - И что это за странная приписка внизу? Что за каракули?
  - Вот и не верь после этого в прописанные в летописях характеристики Богов, - покачал головой Цагарон и улыбнулся. - Во всяком случае в отношении вздорности и забавности Богини Эир они, скорее всего, оказались правдивы.
  Маг замолчал и в огромном зале с тысячами книжных стеллажей повисла звенящая тишина. И даже когда лист пергамента в руках Ластрока осыпался золотисто-красными искорками, никто не сказал ни слова. Да что там слова. Никто даже не пошевелился... хотя нет, тишину нарушило шуршание страниц. Такое впечатление, в этом мире нет ничего, что могло бы смутить Цагарона.
  Не знаю, о чем думали остальные, у меня же в голове наблюдалась звенящая пустота. Просто... послание от Богини... Да еще и таке... своеобразное... Но главное: послание от Богини... лично... нам... обычным смертным! В моем явно ограниченном фантазией мозгу такое просто не укладывалось.
  - Вот видишь, а ты нам, Миячи не верила, что Эир взяла тебя под свое покровительство, - отмер Грэмстон.
  - А такое разве бывает? - с сомнением спросила я, все еще не веря в случившееся.
  - Бывало... когда-то очень давно, - тихо подтвердил Ластрок, задумчиво растирая на ладони остатки послания - сверкающую пыльцу.
  - Возможно, у Эир на нашу комнаду какие-то особые планы, - тихо заметил маг, не отрываясь от книги. - Обычно только в таких случаях, Боги позволяли себе так явно вмешиваться в ход Игры.
  - Это мало похоже на какую-то там игру, пусть и призванную развлечь демиургов, - недовольно пробурчала я, рассматривая свои затянутые в черную кожу ладони.
  - Я уже говорил тебе, что эти Игры не всегда только для развлечения, - громко захлопнув книгу, напомнил Цагарон и обратился уже к Ластроку: - Ты не против, если мы позаимствуем эту книгу?
  Дракон молча кивнул и отошел от нашего заваленного книгами стола.
  - На самом деле, соглашаясь принять участия в Играх Тинара, каждый участник соглашается на нечто большее, чем просто рискнуть своей шкурой, - продолжил просвещать меня маг, одновременно хлопая руками по своим карманам в поисках чего-то. - В древние времена победителей Игр считали вершителями воли Богов на земле. По сути, они ими и являлись. Отсюда и почетание, практически поклонение, сохранившееся к победителям до сих пор. Выиграешь, и на ближайшие сто лет - вплоть до следующих Игр - будешь связана негласным и, что самое главное, нерасторжимым, контрактом с демиургами.
  Наконец, Цагарон отыскал в своих многочисленных карманах на кожанной куртке и штанах, камень пространственного кармана и замолчал. Я же почувствовала, как начала раскалываться голова от количество шокирующей информации. Подняла руки и потерла виски, стараясь даже на мгновение не задумываться над словами магами. Жаль, что целители, какими бы сильными они ни были, не чувствительны к собственной исцеляющей энергии.
  - Надеюсь, на этот раз у всех с собой имеется все необходимое? - посмотрел на ребят Цагарон и остановил свой взгляд на мне.
  Покраснела и кивнула, дотронувшись пальцами к одному из кармашков на поясе, где был надежно спрятан мой личный камень, открывающий довольно внушительный пространственный карман. А еще я несколько последних дней, по причине бессоницы, тренировалась в его призыве, так что на этот раз не должна попасть в неудобное положение. Хотя куда уж неудобней, чем проснуться нагишом на мужчине и при этом иметь в зрителях еще троих мужчин?
  - Ну, в таком случае, можно отправляться в путь, - в руках мага появился заряженный силой черный камень. Значит, попасть в этот мир не так легко, как в предыдущий.
  - Я лишь однажды побывал Ниидра, в дальнейшем предпочитая государства с более дружелюбным народом, а в идеале - вообще не показываться в этом мире, - открыв портал он отошел от серо-черной воронки и приглашающе махнул нам рукой: - Добро пожаловать в ад!
  Вот уж... подбодрил!
  
  Глава 10
  
  Ползучие гады. Кажется, именно так в каком-то из миров называют скользких и абсолютно противных на вид змей. Интересно, гады - от гадливости? Потому что во мне буквально каждый встреченный в Ниидра наг не вызывал ничего, кроме гадливости и желания убраться из этого мира. 'Слизкие' пресмыкающиеся с насквозь прогнившими душонками, что имеют дерзость называться детьми Богов и гнобят всех, кто обделен магическим даром. А таких в этом мире большинство, а точнее все, кто не относится к расе нагов...
  Рывком открыла дверь в небольшое кафе на окраине Ниидра и направилась в конец зала, где в стороне от остальных посетителей в уютном закутке находился столик, вокруг которого на удобных диванах уже расположились Ластрок, Цагарон и Грэмстон.
  - Всем светлого дня, - поздоровалась я, устало опускаясь на мягкое сидение и снимая с пальца зачарованное кольцо.
  Подобные перстни, украшенные большими зелеными камнями, Цагарон выдал всем членам команды. Они позволяют нам без проблем общаться с жителями этого мира, но сейчас были абсолютно лишними, потому как о сути нашего разговора не должен был догадаться никто из случайных посетителей этого заведения.
  Стоило мне откинуть голову на высокую мягкую спинку и прикрыть глаза, как Грэмстон тут же оказался рядом, аккуратно беря мою руку и едва ощутимыми прикосновениями поглаживая внутреннюю сторону запястья. Я не противилась, потому как мне было просто все равно. С тех пор, как начались Игры каждый из этой команды в той или иной степени прикасался ко мне во время тренировок, да и вне их тоже случалось. Сперва было тяжело справиться с собой, теперь же вот так такие легкие прикосновения воспринимались уже спокойно. Хоть и не понимала, зачем Гэмстон постоянно цепляется ко мне в последнее время, пытаясь навязать свое общество при любом удобном случае, а при малейшей возможности старается прикоснуться.
  - Потерпи еще немного, Миячи. Надеюсь, Рану удастся добыть нужную информацию, и тогда тебе больше не нужно будет возвращаться в этот Храм, - последнее слово лев прорычал.
  Поморщилась и отобрала свою ладонь, подперев той голову.
  - Надеюсь, - только и ответила я.
  Все замолчали, и я была благодарна, что никто не пытается из меня что-либо вытянуть. Если начну говорить, сорвусь, а если сорвусь и скажу что-нибудь лишнее, мне просто не позволят вернуться назад в Храм. Они и в самом-то начале не горели энтузиазмом от перспективы отправить меня в это змеиное кодло. Сейчас они думают, что мне просто очень неприятно жить под одной крышей с жрицами Храма Гарлока и сложно притворяться одной из этих алчных подлых тварей, отравляющих воздух вокруг одним только своим дыханием. Пускай и дальше думают так.
  - А вот и Ран, - Ластрок кивнул в сторону двери.
  На всех нас нахождение в этом мире действовало, мягко говоря, удручающе и с каждым днем я отмечала, как все большее мрачнеют лица мужчин. Но Рандияр... последнее время он просто светился и это начало настораживать. Не хотелось бы, чтобы мужчина подпал под влияние одной из этих змеек.
  - Итак, поскольку все в сборе, начнем, - это уже я прервала приветствие парней с вновь прибывшим. Каждый раз, покидая Храм, я немало рисковала своей шкуркой, каждый раз мне приходилось хитростью уходить от преследования, и каждый раз я рисковала навлечь на себя гнев Верховного.
  С тех пор как мы пришли в этот мир, прошло уже две недели, восемь дней из которых я провела в Храме ученицей. Всего, с учетом разницы во времени между мирами, нам на задание было отведено полтора месяца. Не так уж и много, с учетом того, что именно нам предстояло успеть сделать.
  Первые дни в Ниидра мы осторожно и стараясь не вызывать подозрений собирали необходимую нам информацию, более детально знакомились с устоями здешнего общества и искали возможные пути проникновения в его определенные круги. Благодаря моей изменившейся внешности, а в частности, глазам, мне это сделать было намного проще и одновременно сложнее. Ничто в моей жизни не могло подготовить меня к тому, с чем мне приходится постоянно сталкиваться в этом мире. Да, я была собственностью арка, но... даже к самой опальной рабыне в его владениях относились куда более милосердно, чем наги порой относятся к обделенным магией людям. Согласно законам Четырех Империй Тинара, ни один вампир не имеет права выжечь рабскую вязь на теле свободного человека без его на то согласия. Преступники, блудницы, погибающие от голода нищие, готовые на все, чтобы прокормить свою семью - вот основной контингент рабов вампиров. Тут же все по-другому. Утром можно покинуть дом свободным человеком, а вернуться уже чьей-то собственностью... если вообще посчастливится вернуться. Здесь никто не интересовался желаниями неодаренных, считая, что они существуют лишь для того, чтобы жизнь 'детей Богов' была более комфортной, веселой, разнообразной. Наги были жестоки и бессердечны по своей природе... хладнокровны. И очень быстро первый восторг от абсолютно другого мира с необычной природой и новыми городами с неповторимой атмосферой испарился, смытый жестокостью населяющих его существ.
  И чем больше я узнавала этот мир изо дня в день, чем больше жестокости видела на улицах, тем сильнее убеждалась в том, что наги заслуживают не только лишения магии. Они словно гнойный нарыв, излечив который этот мир может стать по истине прекрасным.
  Изучая историю Наагира, я все чаще задавалась вопросом, а зачем Боги вообще позволили им иметь магию, и какое из Божеств Тинара было известно тут под именем Гарлока? Я не сильно верила преподнесенной нагами версии. Слишком рассудительны были наши Боги для столь глупого поступка...
  Согласно легендам, тысячелетия назад наги были малочисленной расой, а их королевство ютилось на небольшой территории, сплошь укрытой горами и неплодовитыми землями. Их недолюбливали представители других рас из-за их второй ипостаси и хладнокровия, но тем не менее не устраивали гонений, позволяя существовать на выделенных им землях. И вот однажды Верховный Бог Гарлок во время одной из своих прогулок по Наагира увидел младшую дочь правителя нагов и воспылал к ней любовью. Он хотел ее, ухаживал за ней, накинув на себя личину обычного нага, но хладнокровная девушка неизменно отвечала отказом. Вплоть до тех пор, пока он не явил ей свое истинное обличие. Тогда принцесса начала более благосклонно принимать знаки его внимания, а вскоре и вовсе заявила, что согласна безраздельно принадлежать ему, пока в ее груди бьется сердце, если тот возвысит расу нагов над остальными. Одарит их тем, что заставит считаться с ними, что позволит им уйти с этих неплодородных земель и не страдать более от голода и всеобщего презрения. Разумеется, Верховный Бог не мог долго сопротивляться мольбам своей прекрасной возлюбленной и преподнес ее расе самый редкий и желанный дар - магию. Согласно найденным мной в архивах Храма данным, 'Девять солнц Гарлока' были спрятаны в недрах земли Ниидра и формировали магическое ядро Наагира. Однако согласно воле Верховного Бога не только наги были одарены магией, хоть и значительно превышали по силе дара немногочисленных магов других рас.
  В легендах также упоминалось, что Бог со своей избранницей жили в мире и согласии на землях Ниидра, а некоторые даже утверждают, что Гарлок забрал свою принцессу с собой, когда настало время покинуть этот мир. И вот тогда началось хаос, а точнее то, что в многочисленных трактатах нагов называлось возмездием за годы унижений и страданий. Более сильные, они без особых усилий избавлялись от посмевших бросить им вызов магов, разбивали армии противников, захватывали все новые и новые земли. Не прошло и столетия, как все земли безоговорочно покорились власти нагов...
  Вот уже две недели мы ищем хоть какой-то намек на то, где, хоть приблизительно, находится то самое магическое ядро, из которого нам предстоит забрать одно из девяти 'солнц'. Я по мере возможностей роюсь в архивах Храма Гарлока. Рандияр стал телохранителем у Верховного жреца Храма, а Ластрок - у правителя государства Золотых Змей. Изначально я очень сильно сомневалась, что ребятам удастся просочиться в два главных дома, но идеально смоделированные ситуации и толика внушения чистокровного мага, сила которого значительно превышала мощь даже самого одаренного нага, сделали свое дело. Сам Цагарон устроился преподавателем магии в единственную во всем мире Наагира магическую академию. Мы получили доступ к огромному количеству источников информации, но никак не могли найти то, что нам необходимо. Не помогало в выявлении магического ядра и чутье мага...
  - Миячи? - четыре пары глаз выжидающе уставились на меня, стоило миловидной брюнетке принять заказ и отойти от нашего столика.
  - Я предлагаю обыскать подземелья Храма, - крутя в руках снятое немногим ранее кольцо, тихо озвучила я свои мысли. - Как я уже говорила, в одном из свитков было указано, что дар Бога Гарлока был спрятан где-то под землей в Ниидра. И мне кажется, что это место находится под Храмом и могу даже предположить где. Сегодня днем я как обычно обследовала строение и, заблудившись в этом лабиринте из коридоров и лестниц, - я запнулась, вспомнив, к чему привела моя сегодняшняя вылазка и поежилась, вновь ощущая страх. - В общем, мои блуждания привели меня к небольшому кабинету, как раз в то время когда из потайного хода в стене выходил Верховный. Слава Богам, я успела спрятаться и он не заметил меня, - не думаю, что он обрадовался, увидь меня там, потому как этого хода нет на карте планировки Храма. Я как выбралась, внимательно все проверила.
  Я замолчала, смотря на приближающуюся к нашему столику официантку. Наблюдая, как девушка, отчаянно краснея коситься на Ластрока, расставляя высокие бокалы с каким-то местным напитком, мысленно улыбнулась. Тот же словно и не замечал кокетливых взглядов, как обычно выглядя невозможно серьезным и собранным.
  - Учитывая, что мы уже полторы недели бьемся в пустую над разгадкой этой тайны, думаю, не будет лишним проверить твою версию, - кивнул Ластрок, как только девушка отошла от нашего столика. - А что у тебя Рандияр?
  Теперь уже внимание всех членов команды было обращено на улыбающегося каким-то своим мыслям мрага.
  - Кхм... да, - встрепенулся мужчина. - Мне удалось узнать не так уж и много, но все-таки не зря я терпел этого зарвавшегося урода, - его дочь оказалась настоящим кладезем знаний. С ее слов источник магии Наагира охраняется пятью адскими псами и целой армией каких-то горгулий. Но самое главное - магическое ядро мира спрятано настолько глубоко в недрах земли, что добраться до него нереально и только раз в год оно подымается на поверхность, чтобы наполнить этот мир своей магией...
  - Праздник Сшаргана, - задумчиво пробормотала я.
  - Точно, - согласился со мной Рандияр.
  - А не к этому ли празднику главный гад Ниидра ожидает своих уважаемых гостей-правителей из других государств? - спросил Грэмстон у Ластрока.
  - Да, нам дали неделю, чтобы мы подготовились к приему высокопоставленных особ с их сопровождением и обеспечили им надлежащую охрану, - кивнул дракон.
  - Праздник будет проходить в Храме, - уже сжимая в руках кольцо, уточнила я.
  - Вполне логично, если учесть, что это самое магическое ядро будет излучать такой магический фон, что все одаренные, находящиеся в непосредственной близости к нему смогут зарядиться под завязку. Это что-то на подобии тех сил, что мы получили на время Игр от Кубка Богов. Только намного мощнее.
  Слова Цагарона заставили всех за столом задуматься. Да уж, заманчивая перспективка вырисовывается, - оказаться в битком набитом полными сил нагами Храме и попытаться забрать у них самое больше их сокровище. И это не считая целой армии неведомых горгулий и... чего там еще?
  
  Возвращаясь назад в Храм по погруженным во тьму улицам города, я чувствовала непривычную пустоту в мыслях. Удалившись от кафе на несколько кварталов, остановилась и осторожно осмотрелась. Вроде бы никого.
  Нет, я не боялась напороться на каких-то недоброжелателей. Меня вполне могла поджидать опасность и посерьезнее - люди Верховного. Вот кого я действительно боялась.
  Зашла в темный закоулок, а оттуда, сливаясь с темнотой, уже вышла кошкой. Последние дни я только так и могла уходить от преследования, хотя и понимала, что пора завязывать с этими самоволками. Пока Верховный терпел, не желая признавать тот факт, что приставил своих людей следить за какой-то ученицей, но все может поменяться в любое мгновение, а я не хотела испытать на себе гнев этого жестокого змея.
  Недалеко от Храма снова обернулась в человека и, одевшись, спокойным шагом направилась в сторону черного хода. Я не рисковала находиться в облике кошки дольше пяти минут, боясь снова потерять над собой контроль.
  Обходя огромное здание, я в очередной раз поражалась его габаритам и богато украшенному фасаду. Стоило признать, наги умели строить с размахом, вот только переборщили немного с количеством лестниц и коридоров. Иначе, чем по карте передвигаться внутри Храма невозможно, без риска заблудиться.
  Оказавшись внутри, быстро поднялась по лестнице и, стараясь бесшумно ступать, чтобы не разбудить никого из жриц и их учениц, направилась к своей комнате. Однако стоило мне свободно выдохнуть, закрыв изнутри дверь своего скромного жилища, как мне сразу же дали понять - зря надеялась, что и на этот раз мой ночной побег из Храма Верховный оставит без внимания.
  - Где ты опять была? - раздалось из темноты раздраженное шипение, а следом за ним и хлопок, повинуясь которому по периметру комнаты зажглись неяркие светильники.
  - Мой господин, - легкий поклон, призванный скрыть от хладнокровного нага промелькнувший на лице страх.
  - Вот именно, - снова шипение и огромная фигура нага уже рядом. - Твой! Господин! Но ты, я смотрю, об этом с завидным постоянством забываешь!
  Опустила глаза и сцепила зубы, чтобы не сказать ничего лишнего. Я ненавидела и боялась Верховного жреца Храма Гарлока.
  Никогда не забуду, как впервые увидела его: огромный наг, во всем ужасающем величии своей второй ипостаси, стоял посреди главного зала Храма и гневным голосом отчитывал старшую жрицу. Я не слышала, что говорил неизвестный мне мужчина, так как все мое внимание было сосредоточено на его длинном изумрудного цвета хвосте, что в ту минуту заменял ему ноги и занимал практически все немаленькое пространство около алтаря. Одетая на нем ранее одежда не выдержала трансформации и сейчас висела ненужными тряпками на мощных плечах мужчины, а спину покрывали длинные черные волосы. Рассматривая первого увиденного мной нага в истинной ипостаси, я не сразу сообразила, что в помещении уже давно не слышны женские всхлипы, как и громогласное недовольное шипение мужчины. И только когда мой взгляд поднялся на волевое лицо нага, я наткнулась на внимательный чуть прищуренный взгляд золотых глаз с вытянутым зрачком...
  - Мое терпение на пределе, Лиршша, - вырвало из воспоминаний гневное шипение, и я ощутила на своем подбородке жесткую хватку длинных пальцев. Рывком запрокинув мою голову, наг заставил взглянуть в его гневные холодные глаза, которые даже несмотря на их теплый цвет, казалось, могли заморозить весь белый свет. - Последний раз спрашиваю: где ты была!
  - Гуляла, - стараясь, чтобы мой голос звучал спокойно, ответила я.
  Заметила, как с силой сжал челюсти мужчина, а глаза полыхнули гневом. Недоволен...
  - Наставницы никогда не говорили, что ученицам запрещено покидать пределы территории Храма, - прикинулась дурочкой. - И меня удивляет, какое дело великому Верховному жрецу до невзрачной ученицы?
  Хватка пальцев на моем подбородке заметно усилилась, и я поморщилась от неприятных ощущений. Последняя фраза явно была лишней.
  - Надеюсь впредь, моя целительница будет вести себя более разумно и у меня более не будет причин для разочарования, - ничего не объясняя, но уже угрожая, процедил наг сквозь плотно сжатые зубы. - Идем!
  И, не имея иного выбора, я поплелась следом за широкоплечим мужчиной.
  Когда мы впервые задумались над тем, чтобы определить меня в ученицы жрицам Храма Гарлока, то детально разузнали все о царящих тут порядках. Старались оценить степень риска, которому я тут могу подвергнуться. Единственными прислужницами божества являлись жрицы, над которыми стоял Верховный жрец. Нынешний посещал обитель крайне редко, предпочитая свой дворец и многочисленных наложниц роли надсмотрщика над жрицами Храма. Не знаю, что понадобилось тут Верховному четыре дня тому назад, но с тех пор, как я увидела его там, у алтаря, он не покидал территории обители. А уже на следующую ночь, выбираясь на встречу с парнями, я заметила двух преследующих меня громил. Ненавязчивые расспросы Рандияра по поводу планов Верховного никаких плодов не дали: решив остаться в Храме, тот поручил мрагу охранять своего наследника, пока он снова не призовет его. Зато подозрительности в парнях вызвали массу. Было безумно приятно видеть такую заботу с их стороны, знать, что за тебя действительно переживают и не только потому, что без тебя они вылетят из какой-то там игры, но... я чувствовала, что мне нужно держаться за свое место в Храме и, как оказалось, не ошиблась.
  Хотя именно в этот самый момент я, пожалуй, была бы не против оказаться как можно дальше от идущего впереди меня мужчины. Чего он хочет от меня? На улице уже давно за полночь, все воспитанницы и жрицы спят, а меня ведут по длинным лабиринтам бесконечных коридоров... в купальню?
  - Переоденься, - Верховный махнул рукой в сторону двери, за которой скрывались кабинки с легкими халатиками и купальными костюмами для жриц и их учениц.
  - Зачем? - осторожно спросила я, чтобы не вызвать негодования и мужчины, ведь тут никто не имел права перечить ему.
  Резко обернувшись, он прожег меня недовольным взглядом. Подавив в себе желание сжаться до размера незаметной зоркому взгляду точки и провалиться куда-то под землю, чтобы уж наверняка не достал, я заставила себя с напускным спокойствием вытерпеть это молчаливое подавление.
  - По твоей воле я сегодня остался здесь вместо того, чтобы нежиться в объятиях своих наложниц, - искривив губы в ухмылке, снизошел до ответа Верховный. - Могу же я рассчитывать на небольшой утешительный приз в виде расслабляющего массажа от своей целительницы?
  И так он выделил слово 'своей', что мои глаза расширились и чтобы скрыть отразившуюся в них панику, быстро опустила взгляд. И как мне вести себя? Любая другая змейка на моем месте уже бы зазывно стреляла глазками, поскольку сейчас один из самых могущественных нагов королевства недвусмысленно выразил свой интерес к ее скоромной персоне. Практически не имея чувств, чистокровные наги, тем не менее, очень ценили материальные блага, и подобные слова Верховного любой женщиной, даже не достигшей совершеннолетия, прозвучали бы как призыв к действию. Мне же хотелось просто исчезнуть. Я даже неосознанно потянулась к браслетам Цагарона, лишь в последнее мгновение одернув себя и не коснувшись украшений.
  - Мой господин, - начала мямлить, пытаясь подобрать слова, что помогли бы мне спастись бегством от этого змея, - я не могу понять...
  - Немудрено, - недовольно отрезал мужчина. - Через пять минут, чтобы была у малого бассейна! И прихвати массажные масла.
  Метнувшись в раздевалку и закрыв за собой дверь, я прислонилась к ней спиной, пытаясь унять дрожь в руках. В довольно большом светлом помещении меня встретила тишина и ряды безликих деревянных узких шкафчиков. Несколько раз глубоко вдохнула и прошла вглубь раздевалки, остановившись около одной из зеркальных колонн. Упершись руками в ее края, я вперила немигающий взгляд в свое отражение, внимательно изучая его. Довольно необычная для моего мира внешность в Наагира уже не была столь экзотична. Так что же это было? Интерес ко мне, как к женщине или просто нежелание потерять талантливую целительницу, если той вдруг надумает завершить свое обучение и выскочить замуж за какого-то нага? Не стоило. Ох, не стоило мне при отборе учениц демонстрировать свой дар во всей красе. Но кто ж знал, что тут в гордое понятие 'целитель' вкладывается такое жалкое наличие дара?
  Оттолкнулась от колонны и тряхнула головой. Какая в конце-концов мне разница, чего хочет от меня Верховный? Какими бы ни были наги, но они чтут свои традиции и законы, а по ним, я неприкосновенна во всех смыслах, пока у меня не отрастет хвост, а поскольку он у меня в известном смысле никогда не отрастет... Да и не будет меня здесь скоро. Усмехнулась и достала с полки легкий халатик из практически не ощущаемой на коже ткани.
  Под платьем на мне был одет пояс из моего костюма, в одном из кармашков которого лежало кольцо, призванное скрыть вьющуюся на руке вязь. Я смотрела на него и на уже одетое кольцо, позволяющее понимать речь змей, не решаясь надеть. Пускай жрицы никогда не ощущали накладываемую им иллюзию, но ведь это Верховный и магия в нем пускай и не такая мощная, как в Цагароне, но все же сильнее, чем в остальных. А тут будет уже двойной магический фон.
  В итоге махнула рукой на все последствия и надела кольцо. Позвать мага и скрыться из этого обиталища змей я всегда успею. Надев на себя купальный костюм и накинув халат, придирчиво осмотрела свое отражение - вполне прилично. Даже более чем, если брать во внимания одежду моего мира.
  Прихватив с собой масла, вышла через другую, ведущую уже в купальню, дверь.
  Верховный обнаружился развалившимся в малом бассейне. Его огромное тело занимало практически все свободное пространство, а кончик длинного хвоста спокойно лежал с другой стороны бассейна. Наги в любом возрасте обожают проводить время в воде, оттого в Храме под бассейны и была отведена такая огромная территория.
   Сглотнула и попыталась взять себя в руки.
  Пока шла к змею видела, как тот наблюдает за мной из-под полуопущенных ресниц и от этого чувствовала себя немного нервной. Приблизившись к мужчине, нерешительно взглянула на него и вздрогнула от его довольной улыбки.
  Поманив меня к себе, Верховный вновь откинул голову на бортик бассейна и прикрыл глаза. Выдохнула и придвинула поближе табурет, чтобы было куда поставить поднос с разного размера баночками. Однажды он уже расслаблялся в этой купальне, когда я и остальные ученицы плавали в соседнем бассейне, так что приблизительно я знала, чего он ожидает от меня. Но как же мне не хотелось прикасаться к его огромному телу.
  Успокаивая себя тем, что от меня не требуют больше, чем вправе потребовать от любой ученицы или жрицы, я опустилась на колени позади нага и нерешительно коснулась его волос.
  Постепенно мне даже удалось отрешиться от всего, сосредоточившись на движениях рук и пальцев, на жизненных и энергетических Верховного, на своем даре, который с каждым движением пальцев забирал усталость нага. Ведь именно этого от меня хотели?
  Увлекшись своим занятием, я не сразу поняла, что произошло, когда мое тело внезапно взлетело в воздух и приземлилось уже на мокрый хвост Верховного. Открыла глаза и натолкнулась на довольный взгляд нага.
  - Продолжай, - милостиво позволили мне и, подтолкнув поближе табуретку со стоящим на ней подносом, улеглись на живот.
  Я же уже убрала всю его усталость! Гад! То есть наг! От желания расцарапать эту идеальную рельефную спину, на моих руках появились когти. Удивлено воззрилась на это чудо, означающее, что мы с кошкой слишком быстро становимся одним целым. Надо притормозить с частыми оборотами, а то так и моргнуть не успею, как смогу только мрявкать...
  Сползла с хвоста и, налив на ладони какое-то масло, начала втирать в ощутимо прохладную кожу нага. Я не особо умела делать массаж, а мой скудный опыт ограничивался только предпочтениями арка. Замерла на мгновение и тряхнула головой, прогоняя тяжелые воспоминания.
  - Разве это массаж? - недовольно пробурчал змей. - Сядь нормально... и я тебе не хрупкий цветочек, чтобы меня едва ощутимо поглаживать.
  
  ... - Разве так делают массаж? - недовольный рык и, резко поднявшись, Ариярн за руку выдернул меня из-за своей спины, впечатывая в свое тело. - Или, может, мне следует придумать более приятный способ расслабиться со своей рабыней?
  Прошел уже месяц, как я стала его собственностью, его вещью... его рабыней. Неужели надоело играть и ждать пока я сама лягу под него? Так и мне надоели эти игры! Надоело бояться его!
  - Посмотри на меня внимательней, арк, - прошипела я, вырываясь из его рук и отходя на несколько шагов.
  Я не пыталась бежать от него и того гнева, что, несомненно, вызовут в нем мои слова. Мне просто некуда бежать, а наказание можно словить и по рабской вязи.
  - Кого ты видишь, вампир? - выдержав его похотливый взгляд, пробежавшийся по моей полуголой фигуре и впившийся в мое лицо, с вызовом спросила я. - Неужели рабыню, согласную на все лишь бы угодить своему хозяину и получить теплое место в его постели?
  Я знала, что нарываюсь на наказание, но не могла больше терпеть. Все эти попытки унизить и уколоть побольнее довели меня до грани.
  - Ты можешь снова и снова выжигать на мне свою вязь и тешить себя тем, что я твоя вещь, - прошипела я ему в лицо, снова подлетая к нему и в порыве хватая его рубашку в кулак, притягивая к себе. - Но этого никогда не было и не будет! Слышишь?! Я никогда не приду к тебе по своей воле, хоть сгнои меня в своих подземельях, хоть исполосуй своими кнутами, которыми ты так любишь хвастать передо мной. Опустишься до насилия? Воистину, Ариярн, тебе больше просто некуда падать в моих глазах!
  С отвращением, выражающимся в моем взгляде, каждом слове и каждом движении, я выпустила его рубашку и развернулась, чтобы покинуть его покои.
  Но не смогла уйти. Ни дверь в мою комнатушку, что находилась в его покоях, ни дверь в общий коридор не открывались. Пока я дергала за ручку и испепеляла взглядом вампира, тот спокойно уселся за стол и налил себе в бокал вина. Надо же, а я думала, что с тех пор, как приволок меня к себе, он уже и разучился сам себя обслуживать за столом.
  Спустя пару минут в комнату вошел старший по рабам, волоча за собой перепуганную молоденькую вампиршу из бедной семьи. Она оказалась в рабстве у Ариярна по воле своего отца, который сам притащил девушку к тому в дом и бросил тут на произвол судьбы за несколько пригоршней монет. За время моего пребывания в замке арка мы неплохо поладили... но что она тут делает?
  - Ты права, Миячи, я не собираюсь портить твою кожу плетью или тем более испытывать твою стойкость подземельями. Тут ты раскусила меня. Но ведь это не единственные возможные рычаги давления на тебя, не так ли, дорогая? - издевательски протянул он.
  Я стояла на месте ни жива, ни мертва, переводя ничего не понимающий взгляд с вампира на застывших в дверях мужчину и женщину. Я еще не понимала, что задумал Ариярн, но грохочущее где-то в пятках сердце настойчиво подсказывало - мне это не понравится.
  - Ран, сегодня с границы вернулся патрульный отряд. Пускай развлекутся, как следует. Заслужили, - без малейшей эмоции на лице распорядился он и кивнул все еще удерживающему Ириду мужчине.
  Девушка взвизгнула, а смотрящий сразу же выволок ее из покоев. Все это произошло настолько быстро, что мой уставший после тяжелого дня мозг все еще не мог сложить воедино картину подлости вампира, а моей знакомой и надсмотрщика уже не было в комнате.
  - Я... что...
  - А теперь вернемся к моему массажу, - откинув голову на высокую спинку стула, спокойно произнес Ариярн.
  И только тогда до меня дошло, что именно сделал этот нелюдь. Я кричала, ругалась, умоляла, но он был глух и слеп к моим мольбам... снова. Мне было невыносима сама мысль, что по моей вине сейчас страдает совсем невиновный в наших с арком распрях человек. А ему было все равно, ничто не могло пробить его ледяного спокойствия.
  - И что дальше, Ариярн? - утирая слезы, в бешенстве прошипела я. - Будешь и дальше добиваться моего повиновения, бросая на растерзание своим псам других?
  - Возможно, - пожал плечами вампир. - Так, мне, наконец, дадут сегодня расслабиться или я еще что-то должен сделать, чтобы до тебя дошло: как бы ты не ерепенилась, но отныне и впредь все будет так, как я того хочу? А тебе свой острый язычок придется и дальше держать за зубками?
  После той ночи я лишилась того единственного, что хоть как-то помогало мне не сойти с ума и не скатиться в полное отчаяние. Со мной практически никто не разговаривал и вообще считали за благо обходить стороной, а тех, кто еще осмеливался подойти и заговорить, я сама избегала. Мне уже не давали самую тяжелую работу, да и вообще теперь в мои обязанности в основном входило прислуживать за столом, общим или в покоях 'его темнейшества'. Но от этого не стало легче.
  Ириду, а точнее блеклую тень некогда красивой девушки, я увидела лишь на вторую неделю после той злосчастной ночи. Как бы я не спрашивала и не упрашивала, как бы ни пыталась пробиться за пределы замка, никто не осмеливался мне поведать о судьбе вампирши, и тогда я была рада уже только потому, что она жива. Хотя лично я на ее месте предпочла бы смерть...
  Она наорала на меня, обозвав идиоткой, пылью под ногами ее прекрасного хозяина. Она ненавидела меня и не потому, что с ней случилось, как я тогда думала, по моей вине, а потому, что Ариярн с тех пор, как я очутилась в этом замке, больше ни разу не брал ее в свою постель. Я не понимала этой ее злости, как и принимала признаний в том, что она пыталась каким-то образом навредить мне. Тогда ее грубый поток брани и странных признаний прервал смотритель, а больше мы с ней никогда не виделись. Но это не мешало мне лелеять свою все разрастающуюся ненависть к арку, как и не позволяло в дальнейшем показывать свой характер. Ведь в следующий раз он мог выбрать и кого-то другого...
  
  Глава 11
  
  С купальни я уходила в растрепанных чувствах. Мне был неприятен наг и то, что я была вынуждена молча прислуживать ему, да еще и в таком интимном деле, как массаж, стало сокрушительным ударом по остаткам моего 'боевого' настроения. Сейчас хотелось только пожелать ему завтра, прямо с самого раннего утра, таки добраться до своих наложниц, да простят меня невиновные ни в чем девушки, а самой завалиться спать и желательно на ближайшие сутки. Все-таки все эти рысканья по библиотеке и ходам, постоянный страх быть застуканной там, где не положено, выливались в нехилый нервный стресс. И пусть в этом мире я провела не так уж и много времени, но устала настолько сильно, словно прожила тут, как минимум, год, пытаясь выполнить это нелепое задание.
  Помню, как после первых дней в этом мире не выдержала и снова, на этот раз более резко, высказала свое мнение по поводу таких вот заданий. Тогда Цагарон с тяжелым вздохом принялся объяснять мне, что Тинар - один из первых созданных Богами и самый одаренный в плане магии мир. Что Боги не имеют права вмешиваться в мироздание и что с начала времен их волю вершили посланники, ранее выбираемые из самых разных рас и миров. Рассказывал, как родились Игры Тинара из задумки кого-то из молодых Богов и как спустя уже несколько столетий начали неуловимо меняться ее правила, как с каждым столетием все сложнее становились задания. Как с их помощью Боги лепили себе идеальных вершителей. Также маг рассказал, что в последние тысячелетия Игры редко использовались Богами в своих интересах и что, если верить древним хроникам, настоящее испытание нас еще ждет впереди. Вершителями воли Богов не становятся слабаки, подлецы, предатели и безжалостные убийцы...
  Железная хватка на моем запястье выдернула мое сознание из мыслей, а мое тело - из длинного коридора, по которому я направлялась в свою комнату. Вывернув из захвата руку, резко обернулась, чтобы увидеть перед собой обычную девушку из числа учениц, о чем нашивка на темно-синей длинной мантии. На несколько секунд впала в ступор, удивленная ситуацией, а потом и вовсе на какое-то время лишилась дара речи, наблюдая, как расплывается выглядывающее из капюшона лицо девушки. Как бледная, присущая всем нагам кожа, покрывается золотым, чуть сияющим загаром, как меняется разрез холодных светло-зеленых глаз, приобретая миндалевидную форму, теплоту и насыщенность... как передо мной появляются черты элорки.
  Сглотнула и едва сдержалась, чтобы не начать ругать самыми страшными и отборными из известных мне ругательств. Нахождение тут члена другой команды ни во что хорошее для нас не выльется, ведь это означает, что они тоже приблизились к разгадке тайны магического ядра Наагира.
  - Поздравляю, дорогая! Если и можно было спалиться еще безнадежнее, то разве что сказав: 'Эй, привет, Верховный, а я из другого мира!'. Теперь он с тебя глаз не спустит, - едва я пришла в себя от перового шока, как вновь оказалась дезориентирована словами элорки.
  - Прости... что? - ее слова и эта добренькая улыбочка на лице никак не вязалась в моей голове с самой ситуацией. Ведь это Игра и тут каждая команда сама за себя. Или я снова что-то где-то пропустила?
  - Что тут непонятного?! - недовольно взмахнула рукой девушка и ее улыбка испарилась с красивого лица. - Когда собираешься прикидываться кем-то, кем ты не являешься, сначала нужно досконально выучить хотя бы повадки и понять менталитет расы. Я уже молчу о такой само собой разумеющейся мелочи, как имитация вполне очевидной хладнокровности нагов. И того, что мы имеем? Теплокровная девчонка с явно змеиной внешностью и сильнейшим, не присущим в этой части света, редким даром целительства. Ох, да, я совсем забыла о магнитичности всех кетирэ. Я бы на твоем месте уже обдумывали дальнейший план действий, когда Верховный захочет запереть загадочную птичку в золотой клетке своего гарема. Он очень любит разгадывать головоломки.
  Сердце оборвалось, вспомнив, как блаженно шипел наг под моими руками и насколько холоднее была его кожа в отличие от моей, но я быстро взяла себя в руки - даже если это и правда, мне нечего бояться. Цагарон вытащит меня, а даже если и нет, это сделает магия Игр. Главное победить. Да и моя миссия в этом Храме, по сути, уже была выполнена.
  - Мне интересно, с чего ты взяла, что я спалилась и с чего ты вообще решила снизойти до того, чтобы предупредить меня об 'опасности', - сощурив глаза, оскалилась в подобии улыбки. - И кому, как не тебе знать - меня тут не удержать никакими клетками, а сомневаться в проигрыше у нас нет причин. И потом у тебя было больше шансов раскрыть себя - наложение полной иллюзии...
  Я многозначительно замолчала.
  - Просто предупредила, - пожала плечами девушка и, пройдя вглубь комнаты, скинула с себя капюшон, выпуская на свободу водопад сверкающих красно-рыжих волос. - А насчет иллюзии... я чистокровная, девочка, да и иллюзия была не совсем полная. В любом случае, всем этим хвостатым еще расти, и расти до аналогичного уровня магии. Присаживайся, - она махнула рукой на раскладной диван, а сама направилась к шкафу, - нам предстоит долгий и, надеюсь, плодотворный разговор.
  Нахмурилась, взвешивая возможные варианты развития событий, и решила все-таки выслушать элорку. Тот образ, что она принимала, был мне знаком еще с самых первых дней моего нахождения в этом Храме. Выходит, она здесь дольше моего и, сказать по справедливости, уже давно могла бы причинить мне вред при желании. Потому я прошла следом за девушкой вглубь комнаты и уселась на краешек дивана.
  - Миячи. Правильно? - полуобернулась она, открывая дверцы шкафа и окончательно сбрасывая с себя мантию, под которой было легкое платье.
  Медленно кивнула и, немного помявшись, все же решилась спросить:
  - А ты...
  - Динара, - улыбнулась та, зарывшись с головой в шкаф. Оттуда послышался звон, а спустя мгновение довольная элорка выпрямилась и в ее руках блеснула бутылка с красной жидкостью и два бокала.
  - Вина? - спросила она.
  Отрицательно мотнула головой, насторожено следя за каждым ее движением.
  - Как знаешь, - еще одно пожатие плеч и, приблизившись, девушка присела на другой конец дивана в пол оборота ко мне. Бутылка и бокалы были поставлены на ковер, а все внимание вроде как соперницы сосредоточилось на мне.
  - Итак, не буду ходить вокруг да около и сразу перейду к делу, - начала Динара, прожигая меня внимательным взглядом своих зеленых глазищ. - Знаете ли вы, что магическое ядро Наагира находится под охраной мистических существ?
  Ну, насчет мистических не знали, но об охране нам, определенно, известно.
  Я осторожно кивнула.
  - Мы пока не выяснили, где именно находится вход в подземный храм Бога Гарлока, - между тем продолжила девушка, - но собранная нами информации уже позволяет с уверенностью заявить - в одиночку нашей команде тут не справиться, впрочем, как и вашей. Я предлагаю объединить силы, - огорошила меня Динара.
  Боги, этот день когда-то закончится?
  
  
  ***
  
  Рандияр блаженно потянулся и подтянул к себе поближе гибкое тело своей змейки. Она была не похожа ни на одну из тех женщин, которых он знал, и была далека от безразличия и жестокости всех встреченных им в этом мире нагов. Хоть и была дочерью одного из самых могущественных нагов в королевстве.
  В ее хладнокровном теле был заключен такой огонь, что он едва не сгорел в нем прошлой ночью. Как странно после стольких лет независимости вдруг осознать себя влюбленным в девчонку, которую он знал едва ли неделю. Но и этого времени хватило мрагу, чтобы осознать - его интерес, вспыхнувший к змейке, нечто большее, что просто желание. И он не собирался оставлять свою Ильшшари здесь. Ей не место в этом жестоком мире.
  Рандияр сцепил зубы, вспомнив, как впервые увидел свою девочку. Даже сейчас перед его глазами всплывает картина, как в обширном холе старший сын жреца 'воспитывает' свою новую непокорную рабыню. Как снова и снова рука с плетью опускается на тихо скулящую девушку и как внезапно эта конечность, которую Рандияр с удовольствием оторвал бы сам, была остановлена более хрупкой и тонкой, дрожащей от прикладываемых сил ручкой. Черноволосая малышка с аметисовыми омутами глаз, решительно и гневно смотрела на нага. Ее розовые губы были поджаты и слегка подрагивали от охватившей девушку злости, а вся тоненькая фигурка выражала готовность в любую минуту броситься на защиту рабыни.
  Мраг был поражен, когда сын жреца назвал ее сестрой. Только чуть погодя он понял, почему она настолько непохожа на остальных нагов - она была дочерью Верховного от любимой наложницы и была отдана на воспитание матери, тогда как согласно традициям, дети с пяти лет отдавались на попечении учителей в специальных школах для нагов. Тогда же он был поражен, как эта хрупкая девушка могла стать на дороге у собственного брата, ведь у них с детства заложена покорность и почтение к мужчинам своей расы.
  В некотором роде Рандияр был благодарен девчонке, потому как, проходя по этому самому холлу, он не смог бы просто сделать вид, что ничего не видел, не смог бы не заступиться. Но, как оказалось, сыну Верховного не было особой разницы на ком вымещать свою злость и уже через минуту удары начали сыпаться на черноволосую белокожую красавицу с ладной фигуркой. А потом мраг долго оправдывался перед Расшом, объясняя почему его сын лежит с поломанной в двух местах рукой. Защиту дочери любимой наложницы, пусть и от старшего сына, Рандияру простили, но не забыли, поставив его во главе охраны этого самого зарвавшегося змея.
  Он стал больше времени проводить в главном дворце Верховного, точнее он проводил тут все свое время, поскольку его подопечный все еще не мог выбираться за его стены из-за увечья и, соответственно, стал чаще встречать на своем пути прекрасную незнакомку. Она вызывала в нем физический интерес, но кроме того ему было интересно, как этой девчонке удалось остаться такой чистой и светлой в этом гадюшнике. Она заинтересовала его своей физической хрупкостью и внутренней силой. И чем больше он узнавал ее во время их частых встреч в трапезной, саду или библиотеке, тем больше укреплялся в мысли, что она пропадет здесь...
  - О чем задумался? - прохладный пальчик Шари скользнул по его нахмуренному лбу и очертил контур чувственных губ.
  - О том, что тебе тут не место, - честно ответил Рандияр, словив маленькую ладошку и поцеловав пальчики.
  Тяжело вздохнув, девушка забрала свою руку и села на постели, кутаясь в бирюзовую простынь.
  - К сожалению, не мне решать, где мое место, - полуобернувшись к мужчине, грустно улыбнулась змейка и решительно поднялась.
  - Уходи, - внезапно твердым голосом потребовала она у мигом напрягшегося мужчины. - То, что произошло между нами этой ночью - ошибка, и о ней никто не должен узнать, если хочешь остаться с головой на плечах. Я обещана сыну друга отца и... уходи, Яр.
  Твердый голос в конце прервался и мужчина заметил, как судорожно тонкие пальцы сжали простынь на груди.
  - Только с тобой, - улыбнулся Рандияр, расслабившись от понимания того, что слова Шари были продиктованы беспокойством о нем.
  - Я не шучу, Яр!
  - Да уж, не до шуток, - хмыкнул мраг.
  Не заботясь о собственной наготе, он подошел к девушке, заключая хрупкое тело в кольцо своих рук и заставляя откинуться на его грудь.
  - Скажи мне, Ильшшари, - зашептал он, целуя приятно холодящую кожу, - если бы был реальный шанс убежать отсюда... со мной, ты бы решилась?
  Внезапно кожу на месте браслета обожгло, заставив Рана недовольно поморщиться. Ведь только вчера они встречались в той таверне, что могло случиться всего за одну ночь, что его снова вызывают?
  - Ты ненормальный, Яр, - покачала головой девушка и, обернувшись в кольце его рук, прислонилась к нему лбом. - Пусть ты и отличный воин, но это ничто по сравнению с возможностями и силой отца. Это была чудесная ночь, Яр, и я рада, что именно ты навсегда останешься в моей памяти, как мой первый любовник, но... я не могу так подставить тебя и мать...
  - Рад, что, в целом, не против, - перебил мраг Шари, когда его запястье снова обожгло, настойчиво напоминания о необходимости немедленно явиться на место сбора. - Я должен бежать, но когда вернусь мы еще поговорим с тобой.
  Мужчина поцеловал девушку в губы и, быстро одевшись, вышел из комнаты, чтобы отдать распоряжение тем, кто находился в его подчинении и покинуть дворец Верховного.
  А в это время Цагарон уже сидел в той самой таверне на окраине Ниидра и в который раз прокручивал в голове состоявшийся по ментальной связи разговор с Миячи. Хотя эти скупые, рваные фразы, лишь доносящие общий смысл вряд ли можно было назвать полноценным разговором, но он был рад уже и такой связи с девушкой. Жаль, что нет никакой возможности создать подобную связь со всей командой.
  Первым в таверну ворвался Грэмстон и, чеканя шаг, направился к облюбованному ими за последние дни столику. При этом лев, как всегда, не обращал ни малейшего внимания ни на довольно милую обстановку уютного кафе, ни на официанток, взгляд которых сразу же вспыхнул жарким, едва те заприметили воина.
  - Обязательно было именно сейчас срывать нас с места? - опуская приветствие, недовольно вопросил мужчина, нависнув над магом. - Не могло подождать до ночи? Ты же знаешь, что сейчас во всю идет подготовка к приему гостей и Ластрок не может просто так бросить все, не вызвав подозрений и недовольства правителя.
  - Извини, Грэмстон, но это действительно важно, - кивнул на сидение напротив Цагарон. - На горизонте нарисовалась команда элоров, если не ошибаюсь, та самая, с двумя чистокровными.
  Откинувшись на мягкую спинку дивана, лев вопросительно изогнул бровь.
  - Одна из них все это время находилась в Храме и вчера у них с Миячи состоялся любопытный разговор. Погоди, подождем Рана, - маг остановил уже готовый сорваться с губ Грэмстона вопрос. - Не хочу по несколько раз повторять одно и то же.
  Спустя минут пятнадцать в заведение зашел Рандияр. Он также не выглядел счастливым из-за внезапной необходимости срываться с места и лететь на окраину города. Все-таки полученные мужчинами должности не располагали к подобным самоволкам. Они хоть и были великолепными воинами даже не прибегая к помощи магии, а лишь полагаясь на свои звериные инстинкты, но могли легко вылететь с работы у высокопоставленных нагов.
  Не успел Цагарон поприветствовать товарища, как один из браслетов на правом запястье нагрелся и он ощутил легкое прикосновение к своему разуму. Миячи. Кивнув Рандияру, мужчина приложил ладонь к теплому металлу и сосредоточился, чтобы услышать в голове едва слышный голос кетирэ. 'Не смогу прийти', - донеслось до мага, и тот досадливо поджал губы. Хоть она полночи, а также все утро, и пыталась донести до него по их несовершенной связи суть разговора с элоркой, но он предпочел бы лицезреть ее здесь и сейчас с большими подробностями.
  - Ну, что ж, в таком случае, начнем, - подавив вздох, пробормотал Цагарон.
  - Ты же говорил, что рискованно накладывать на нас полностью меняющую внешность иллюзию, - перебил Рандияр едва начавшего свой рассказ мага.
  - По словам Миячи, элорка чистокровный маг, а это вам не с фонящими артефактами ходить. Я же принимаю личину нага и ничего, до сих пор ни один из их хваленых профессоров не засек этого, - пояснил Цагарон. - Но мы сейчас не об этом, а о предложении объединить наши усилия для выполнения этого задания...
  - Слишком рискованно, - до конца выслушав мага, поморщился Грэмстон. - Где гарантия, что эта элорка не обманула и у нас действительно задания на разные сферы?
  - Миячи проверила свиток с заданием, не думаю, что она могла спутать его с подделкой, - крутя в руках кружку с местным аналогом эля, пояснил маг.
  Он был не против объединить силы с другой командой, тем более что выполнение задания действительно обещает быть довольно тяжелым. А если в последний момент нарисуется еще какая команда, претендующая на одно из 'солнц' Наагира? Нет, определенно он был очень даже 'За' взаимовыгодное сотрудничество.
  - Все равно рискованно, - выразил свое сомнения и Рандияр. - А если они в последний момент решат подставить нас? Можем ли мы взять с них какую-то клятву, гарантирующую их лояльность на время этого задания?
  - Можно, я уже думал об этом, - кивнул Цагарон. - Более того, я уверен: они тоже не будут спешить слепо доверять нам.
  - Если сами не придумали какую-то пакость, - Рандияр насторожено относя к предложению элоров.
  В его памяти эта раса ассоциировалась с заносчивым высокомерием и эгоизмом. Элоры считали себя выше остальных, а тем более оборотней подобных ему. И чтобы они вот так просто признали себя неспособными в одиночку победить каких-то нагов? Да еще и сами предложили сотрудничество команде с тремя оборотнями, даже обычный разговор с которыми обычно считался ниже их достоинства? Ластрока Рандияр не считал. Драконов элоры уважали и едва ли не почитали в древние времена. Еще бы, с этими огромными хозяевами земли и неба нельзя не считаться.
  Но, все же...
  - Значит, особых возражений по поводу сотрудничества с элорами нет ни у кого? - маг внимательно посмотрел сначала на Грэмстона, а потом и на Рандияра.
  - Меня интересует только победа, если для этого нужно немного потерпеть этих заносчивых воображал, я согласен, - пожал плечами лев.
  - Не могу сказать, что мне будет приятно, но если там все действительно так ужасно, то не думаю, что у нас есть из чего выбирать, - без особого энтузиазма согласился мраг.
  - Тогда будем считать вопрос решенным, - кивнул Цагарон. - Праздник состоится на следующей неделе... Будьте готовы через два дня вырваться на ночь из города, надеюсь, элоры не будут против принести обоюдные клятвы. Грэмстон, передашь все Ластроку. В случае чего, ты знаешь, где меня искать.
  
  Уже на улице Рандияр нагнал Цагарона. Он до последнего сомневался, стоит ли извещать мага о своем намерении прихватить кое-кого из этого мира или лучше просто в последний момент поставить перед фактом, чтобы у того уже не было шанса открутиться. Но, подумав, все-таки решил сначала попытаться уговорить по нормальному, хоть и был уверен, что его идея навсегда оставить себе змейку не вызовет в том восторга.
  Так и получилось. Внимательно выслушав его, маг устроил целую лекцию по равновесию между мирами и недопустимости перемещения существ на длительное время. Максимум, год по летоисчислению Тинара. В противном случае, нарушаются какие-то там ткани, поля и прочая хрень, которая, если честно, абсолютно не волновала влюбленного мрага. Потому что, во-первых, речь шла о перемещении всего лишь одной змейки, а не целой армии нагов. Вопрос: 'А если каждый будет думать, как ты и пренебрегать правилами?', был полностью проигнорирован. А во-вторых, Цагарон как всегда все утрирует и конца света не наступит, если они заберут с собой одну единственную девушку, которая, между прочим, пусть и неосознанно, но оказала им некоторую помощь в их задании.
  В итоге, на уламывание мага ушло чуть больше часа, но зато сейчас Рандияр со спокойным сердцем и в радостном настроении возвращался во дворец Верховного, уже предвкушая ночь в покоях Ильшшари. Конечно, она была упрямой и сильной девочкой, что практически означало для него получить отставку этой ночью, но главное, что после сегодняшнего утра, он уверен - охота прошла удачно и его добыча надежно запуталась в сетях, пусть пока и не до конца осознает это. А сломить небольшое сопротивление? Такая перспектива больше распаляла мрага, чем пугала.
  
  А спустя несколько дней состоялась запланированная встреча двух команд.
  Первой за ворота города выплыла тоненькая фигурка в темном плаще, оставляя за собой четверых погруженных в глубокий сон мужчин. А вскоре с высокой стены спрыгнула гибкая фигура дикой кошки, грациозно приземлившаяся на четыре лапы.
  - Удалось-таки смыться из-под бдительного крылышка стражи Верховного? Впечатляет, - хмыкнула женщина в плаще и направилась в сторону узкой полосы леса.
  Фыркнув и недовольно дернув хвостом, следом за ней отправилась и кошка.
  Вскоре из ворот один за другим вышло пятеро мужчин. Еще трое уже дожидались на опушке леса.
  Едва оказавшись на месте, кошка скрылась во тьме леса, чтобы через несколько минут на поляне появилась Миячи. Решив, что не стоит расслабляться, она одела штанишки с костюма наемницы с поясом и сапожки с кинжалом. На верх же накинула свободную белую рубашку. Все-таки они не воевать друг с другом собрались.
  На небольшой поляне, на окраине леса царила напряженная обстановка. Обе команды с подозрением рассматривали тех, кто должны были быть соперниками, но по странному стечению обстоятельств, станут союзниками, которым они смогут доверить прикрывать спину в бою.
  - Может, уже приступим? - немного нервно предложила Миячи, чувствуя себя не в своей тарелке, но все же не желая рисковать и отсутствовать в обители дольше необходимого.
  - Действительно, нечего тянуть, еще успеем поближе познакомиться, - согласилась Динара и оторвалась от сканирования взглядом Цагарона и Ластрока.
  - Здесь нельзя, от такой клятвы будет слишком большой магический фон. Нужно переместиться подальше от города, - подал голос маг, также завершая меряться взглядами с мужчинами команды элорки.
  - Да ты что? - с наигранным удивлением протянула Динара и криво улыбнулась, доставая что-то из кармана. - А то мы не догадывались.
  Девушка бросила что-то на землю, при ближайшем рассмотрении оказавшееся светящимся фиолетовым кристаллом. Несколько слов заклятия и вот перед нами уже открывается воронка портала.
  - Прошу, - махнула рукой элорка и сама же первая шагнула внутрь. Следом за ней потянулась и ее команда.
  - Не перевариваю, - передернул плечами Рандияр и уже собирался сам шагнуть в воронку, но был остановлен Цагароном.
  - Сначала я, - и маг скрылся в фиолетовом свечении.
  Дальше в портал вошел Ластрок и Рандияр, а уже после них Грэмстон, схватив за руку Миячи и заставляя ее идти немного позади себя. Они не знали, куда выведет их открытый элоркой портал, и потому действовали осторожно. Впрочем, все это оказалось лишним, потому как вышли они на открытое поле.
  Вокруг, сколько хватало глаз, не наблюдалось ни единого деревца, а поблизости в мягком лунном свете сверкали воды какой-то речушки. Холодный ночной ветер тут же обласкал оказавшиеся на открытой местности фигуры, и Миячи невольно поежилась, уже намереваясь порыться в пространственном кармане на предмет какого-то теплого плаща. Однако этого не потребовалось, так как тут же на ее плечи опустился что-то тяжелое и приятно теплое. Обернувшись, девушка увидела стоящего у нее за спиной льва без камзола. Его губы изогнулись в мягкой улыбке в ответ на ее взгляд, а руки притянули съежившуюся от холода кошку к своей груди. Миячи хотела возмутиться, но очередной порыв ветра быстро заставил оценить преимущества жаркого тела за спиной. Тем более, что к этому преимуществу бонусом шла еще и проницательность Грэмстона, который даже не пытался заключить ее в кольцо своих рук, оставляя ей чувство свободы. На робкое предположение, что ему, должно быть, тоже холодно, мужчина лишь насмешливо фыркнул.
  Пока Миячи прислушивалась к своим ощущениям, впервые не чувствуя накатывающихся волн паники от близости мужчины за спиной, а Грэмстон старался даже не дышать, чтобы не спугнуть девчонку, остальные разожгли возле них магический костер и, рассевшись вокруг, начали перекидываться короткими фразами. После короткого знакомства из пространственного кармана Цагарона был извлечен ритуальный кубок и кинжал.
  - Скажи, друг мой, есть ли хоть что-то, чего не найдется в твоей пространственной дыре? - с насмешкой спросил мага Грэмстон.
  - Я привык основательно готовиться ко всему, - в свою очередь усмехнулся маг и первым сделал надрез на своем запястье, позволяя тоненькой струйке крови стечь на дно позолоченного кубка.
  Остальные последовали его примеру, и вскоре наполовину наполненный кровью обеих команд кубок снова был в руках у мага. Далее последовал небольшой спор по поводу того, как адаптировать клятву под такой небольшой срок, но вскоре этот вопрос был решенным, а в руках каждого участника действа оказался небольшой листок пергамента с заветными словами. Нестройный хор голосов, что читали над костром слова клятвы, подхватывал ветер и уносил в какие-то ведомые только ему дали. Дочитав последнее слово, Миячи задумалась над тем, было ли в истории Игр подобной когда-то еще? Но ответить самой себе на этот вопрос она не успела. Стоило последнему участнику дочитать написанные на пергаменте слова, как кровь из кубка была выплеснута в магический огонь, и тот взвился до самого неба, принимая клятву. Мгновение и он снова успокоился, и только десять небольших огоньков опали с неба, чтобы осесть жгучим теплом в груди каждого принесшего клятву. С этой секунды нарушившего слово ожидает мучительная, жестокая смерть...
  Настало время для откровений.
  Клятва была дана и принята, так что сейчас члены команд без страха делились добытыми за эти недели сведениями. Команда Ластрока призналась, что Миячи удалось найти проход к подземному Храму и что даже сейчас в непосредственной близости от него ощущается просто невероятный магический фон. К слову, сама кошка, проверяя свою теорию, едва не была застукана на неположенной территории главной жрицей, но зато теперь с уверенностью могла утверждать, что за плотно закрытыми, выкованными из какого-то странного металла, дверями скрывается подземный Храм Гарлока. Команда же Динары поведала, какие именно существа издавали, заставляющие Миячи холодеть от страха, звуки. Как и говорил ранее Цагарон, это были горгульи и псы, но только сами по себе эти существа были совсем необычными, а наполненными магией стражами, оставленными самим божеством, якобы, для охраны магического ядра. Каждый раз, когда открываются двери подземного Храма, впуская внутрь избранных нагов, эти существа застывают неподвижными изваяниями. Но стоит кому-то подойти и попытаться нарушить само магическое ядро, как стражи моментально 'просыпались', и тогда им было все равно где свои, а где чужие, плохие и хорошие - они уничтожали все живое вокруг себя. И, как утверждала Динара, им придется приложить немало усилий, чтобы, когда настанет время, вырваться живыми оттуда.
  После того, как был составлен дальнейший план действий, обе команды разошлись по своим временным жилищам. До праздника Сшаргана осталось четыре дня, за которые мужчины должны были подготовиться к тяжелой битве, а Миячи с Динарой детальнее исследовать подземелья и подготовить пути, по которым остальные могли бы попасть внутрь подземного Храма. За Рандияра, Грэмстона и Ластрока переживать не приходилось - они были лучшими из лучших среди телохранителей самых высокопоставленных нагов королевства Золотых Змей. Их умения и самоотверженность при спасении этих самых нагов из подлой 'ловушки' позволили сразу же проникнуть в круг доверенных лиц, и Миячи была уверена, что ни правитель, ни Верховный не откажутся от своих лучших охранников на время праздника. Для них это означало доступ в Храм вместе со своими хозяевами.
  
  Глава 12
  
  Решающий для обеих команд день настал намного раньше, чем они оказались к нему готовы. Во всяком случае, это касалось Миячи, которая вот уже вторые сутки находилась под домашним арестом в своей небольшой комнатке-келье. А все потому, что Верховный якобы решил обеспечить безопасность юному дарованию, неосмотрительно попавшему на глаза правителю королевства Красных Змей в неприглядном виде, то бишь, во время купания, и имела несчастье заинтересовать того.
  'Бред', - думала Миячи. И Динара полностью с ней согласилась, 'обрадовав', что подслушала разговор Верховного и главной жрицы, где тот говорил об отчислении кетирэ из учениц обители и перевода в его дворец.
  А вот зачем, это осталось тайной для девушек. Хотя выбор тут был не так уж и велик и большинство фактов говорило о том, что ее игра провалилась и наг догадался, что от змейки у Миячи разве что глаза с вертикальным зрачком. А, как уже говорила Динара, Верховный любил разгадывать загадки и пополнять свой дворец различными ценностями. А целительница ее уровня была очень, очень большой ценностью.
  Сейчас Миячи сидела на узкой жесткой постели и натягивала на ноги длинные сапожки, просовывая в специальные прорези "ленты" с кинжалами и ожидая прихода Динары. Сегодня ученицам было запрещено покидать свои комнаты и даже еду им приносили старшие жрицы. Это было связано с тем, что с самого утра в Храм приходят правители других государств нагов со своими делегациями, дабы почтить Бога Гарлока и принять силу, дарованную им. И не пристало простым ученицам мозолить глазами сильным мира сего.
  Поднявшись с кровати, Миячи застегнула на талии пояс, проверяя каждый карман и перекладывая небольшие стеклянные капсулы удобным ей образом.
  В последний раз проверив свое "обмундирование", девушка глубоко вздохнула, пытаясь унять начинающее поспешно колотиться сердце и подошла к двери, прислушиваясь к тихому разговору своих надзирательниц, которых к ней приставил Верховный.
  Время близилось к закату и уже очень скоро все правители с их делегациями отправятся в подземный Храм, в то время как простые наги будут праздновать великий праздник сначала в главном зале верхнего Храма, а потом на прилегающей к нему территории. За стенами обители уже все было готово: стояли накрытые столы, а около них - откупоренные бочки с винами, элем и прочими горячительными напитками. Наги с размахом отмечали день, возвысивший их над другими народами.
  Наконец, за закрытой дверью раздался голос Динары, а следом за ним глухой звук падения чего-то на пол. Тут же открыв дверь, Миячи натолкнулась взглядом на невозмутимо взирающую себе под ноги девушку.
  - Нужно затащить их в комнату. Не к чему, чтобы они тут валялись, - кивнула элорка на двух, растянувшихся на полу жриц в неизменных бесформенных балахонах.
  - Слушай, ничего костюмчик, - стоило свалить жриц в комнате Миячи, заметила Динара. - Не подскажешь, где добыла? Я бы тоже не отказалась от боевой амуниции амази.
  - Да я бы и с радостью поделилась, да только добывала я его себе не сама, - улыбнулась Миячи. - Можно сказать мне его подарили.
  - Хм... мне б такого дарителя... Ладно, пошли, - кивнула элорка на дверь.
  - Удалось использовать тот ход, что мы с тобой обнаружили недалеко от подземного Храма? - спросила кетирэ у своей спутницы.
  - Да, ребята уже там и некий балласт тоже, - недовольно ответила Динара.
  - Балласт?
  - Ваш дружок... тот, который мраг притащил за собой какую-то змею и заявил, что она отправится с ним в Тинар, - элорка повела плечом, показывая свое недовольство. - Но, кончено, это больше проблемы вашей команды. А я-то думала, зачем вашему магу лишний кристалл. Кстати, - девушка резко затормозила и достала что-то из своего кармана. - Вот, держи, - на руку Миячи упал аметистовый кристалл. - Когда ядра будут у нас, просто разбиваешь, и тебя сразу же перенесет в то место, где мы давали клятвы. Мы с Зигуром зачаровали на всех. Будем надеяться, они помогут нам унести ноги оттуда раньше, чем кого-то из нас прикончат.
  - Звучит... обнадеживающе, - поежилась Миячи.
  - Уж как есть, - пожала плечами магичка. - Еще один момент: когда все начнется, постарайся первые минуты прятаться за спинами нагов. Пусть эти хвостатые примут на себя основной удар, а наше дело маленькое - забрать свои ядра и по-тихому исчезнуть. Не могу сказать, что меня опечалит осознание того факта, что подземный Храм станет гробницей для всех этих высокопоставленных сволочей.
  Миячи усмехнулась уголками губ. После того, что она видела за время своего пребывания в Наагира, жалости к нагам не осталось и у нее. Конечно, были среди этой расы и вполне адекватные экземпляры - добрые, без излишней жестокости и высокомерия. Но слишком мало.
  Вереница длинных коридоров вывела девушек к высоким двустворчатым дверям библиотеки Храма, где они успели обнаружить дверь в потайной ход еще до того дня, как Миячи запретили покидать ее комнату.
  Пройдя мимо высоких стеллажей с книгами, девушки остановились около небольшого застекленного шкафа, внутри которого хранились ценнейшие из древних рукописей. Открыв при помощи магии замок, Динара протянула руку вглубь и за одним из свитков нащупала небольшую, едва заметную кнопку, нажатие на которую и открывало тайный ход.
  - А если в нем мы наткнемся на кого-то? - не спешила заходить Миячи в темный коридор.
  - Навешу полог невидимости или просто устраним, - успокоила девушку магичка. - Но вряд ли это потребуется, этим ходом редко пользуются. Ты только посмотри на эти кружева паутины! - и она взмахнула рукой, направив мощный поток воздуха по проходу и очищая дальнейший путь.
  Спустя десять минут, девушки прислонились к каменной кладке, пытаясь понять, есть ли кто-то по ту сторону потайной двери. Было тихо и, потушив магический светильник, Динара потянулась к специальному рычагу на стене, открывающему проход. В небольшом заброшенном кабинете действительно никого не было, так что уже спустя несколько минут, девушки под пологом невидимости пробирались к другому потайному ходу, где их ожидали команды.
  - Наконец-то, мы уже начали переживать, - воскликнул один из элоров, имя которого Миячи не помнила.
  - Не переживай, братец, чего за меня переживать? - весело отмахнулась Динара. - А где балласт?
  - Шари будет ждать нас на месте, - раздраженно прорычал Рандияр.
  Резкий звук скрежета заставил всех замолчать и застыть.
  - Нам пора, - тихий голос Ластрока неприятно громко прозвучал в гробовой тишине.
  План действий был давно обговорен и решен, а потому сейчас обе команды просто тихо вышли в один из коридоров недалеко от входа в подземный Храм и ждали момента, когда смогут, не привлекая лишнего внимания к себе, слиться с потоком спешащих в священную комнату нагов.
  - Миячи, - позвал Ластрок, а потом и вовсе нашел в полутьме руку девушки и дернул к себе, - от меня все-таки постарайся не отходить, если на то не будет крайней необходимости.
  - Не буду, - прошептала кетирэ. - Даже сейчас каждая клеточка моего тела под завязку наполнена магией, так что, думаю, я смогу спокойно в случае необходимости исцелять и на расстоянии при помощи нашей связи.
  - Отлично, тогда вперед, - кивнул дракон на временно опустевший коридор.
  Накинув на головы капюшоны мантий цветов одного из королевств, обе команды поспешно выскользнули в коридор. И вовремя - из-за поворота снова показалась очередная вереница нагов.
  Ластрок с силой сжимал маленькую ладошку девушки, прекрасно понимая, что она является слабым звеном их команды, без которого, между тем, им не обойтись. Спустившись по многочисленным, ведущим все дальше под землю ступеням, и оказавшись в подземном Храме, дракон невольно замер на несколько мгновений, пораженный размерами и величием этого места. Несмотря на то, что это помещение полностью находилось под землей, оно не было темным благодаря тысячам и тысячам маленьких 'светлячков', парящих под самым сводом. На высоких стенах были выгравированы какие-то письмена, а многочисленные мощные колонны, подпирающие свод подземного Храма, были увиты... присмотревшись, дракон похолодел. Каждая колонна высотой не в один десяток метров была просто усыпана каменными изваяниями каких-то странных крылатых существ с отвратительно-устрашающими костлявыми мордами и светящимися красными рубинами глазами.
  Быстро осмотрев зал еще раз, Ластрок заметил небольшие постаменты, протянувшиеся вдоль стен, на которых величественными изваяниями в разных позах застыли чем-то похожие на волков каменные фигуры. Они были значительно больше крылатых тварей на колоннах и даже издали их блистающие желтыми камнями глаза, заставляли поежиться. Нехорошее предчувствие разлилось холодом по позвоночнику дракона, и он резко выкинул руку в сторону, останавливая уже готовых рассредоточиться по залу своих людей и элоров.
  - Мне не нравятся эти украшения на колоннах и постаментах, - обличил свою тревогу в слова мужчина.
  - Какие? - уточнил брат Динары.
  В отличие от оборотней, элоры совершенно не видели в темноте и даже в царящей в Храме приятной полутьме они не могли рассмотреть некоторых деталей на большом от себя расстоянии. Обычный человек и тот сейчас разглядел бы намного больше, чем они.
  - Держимся подальше от колонн и стен, - вместо ответа прошептал Ластрок и снова обвел взглядом огромный зал, а потом вскинул голову и осмотрел свод.
  Им необходимо было хоть приблизительно определить возможное местонахождение ядра. Логично предположить, что оно появится в середине зала, но нет, - он был заполнен нагами.
  Не выпуская из своей руки ладонь Миячи, дракон прошел вглубь. Чем ближе к магическому ядру они окажутся, тем больше у них шансов на успех и минимальные потери.
  Напряженно всматриваясь в наполненное нагами пространство из-под полуопущенного капюшона, Ластрок вздрогнул от неожиданности, когда ему на плечо опустилась чья-то рука. Резко обернувшийся уже готовый к схватке мужчина, не смог сдержать пары крепких слов, когда оказалось, что эта самая рука принадлежала Цагарону.
  - Ты можешь действовать как-то деликатней, не на прогулке же! - на грани слышимости прошипел дракон.
  - Нам туда, - так же тихо ответил маг, указывая куда-то в сторону от центра зала.
  Увидеть что-либо в той стороне, куда указывал Цагарон, Ластрок не смог, - слишком большим было помещение храма и слишком много нагов в него набилось. Однако причин не доверять чуйке мага у дракона не было и потому свернув в указанную строну, он начал осторожно прокладывать путь в толпе, время от времени вызывая недовольство кого-то из нагов. Однако не успели они пройти и половину пути, как замерли на месте, остановленные странными звуками скрежета и яркими всполохами, с которыми загорались письмена на стенах. Над толпой нагов разнесся благоговейный вздох и закутанные в разноцветные мантии фигуры одна за другой начали опускаться на колени. Скрипнув от досады зубами и быстро осмотревшись по сторонам, чтобы не оказаться поблизости от колонн, он опустился на колено сам и потянул за собой потрясенно озирающуюся Миячи.
  Внезапно пол под ними дрогнул и с той стороны, куда указывал Цагарон по залу начало разливаться яркое радужное свечение. А потом произошло то, чего с таким нетерпением ждал каждый в этом зале - над головами коленопреклоненных нагов показался оранжево-красный диск, вокруг которого вращались небольшие разноцветные сферы. Они светились и даже на расстоянии можно было увидеть, как в их глубине словно что-то клубилось. Магическое ядро Наагира, как предписывал Бог Гарлок, поднялось на поверхность земли, чтобы напитать ту своей магией.
  И если сердца нагов сейчас бились в ликовании от наполняющей их магии, то сердца участников двух команд выстукивали бешенный ритм от хлынувшего в кровь адреналина. Это был решающий момент во всем их задании и от последующих нескольких часов будет зависеть их дальнейшее участие в Играх Тинара.
  Оглянувшись назад, Ластрок поймал взгляд Цагарона и кивнул головой на Миячи, прося того проследить, чтобы их кошечка не вытворила чего пока они будут заняты боем. Выпустив маленькую ладошку девушки из своих рук, он оперся своими ладонями о каменный пол, с внутренним напряжением следя, как чудо этого мира миллиметр за миллиметром подымается все выше к своду.
  В следующую секунду огромное святилище подземного Храма наполнилось криками ужаса, а еще недавно стоящие на коленях наги в страхе кинулись кто куда в стремлении спастись от ужасного чудовища, расправившего свои крылья над сводом. Это был дракон Ластрока, золотой стрелой метнувшийся к магическому ядру.
  Обжегся! Как же сильно он обжегся об это долбаное ядро и даже прочная чешуя не защитила! Нетерпеливый, холодящий душу пронзительный крик, разнося над головами мечущихся по залу нагов и дракон снова ринулся на ядро и снова с громким шипением был отброшен к стене.
  Цагарон заметил, как со вторым броском золотого зверя на ядро, наги перестали беспорядочно пытаться покинуть святилище. Они поняли, что неизвестная им устрашающего вида тварь угрожает самому ценному из их сокровищ. Стали слышны редкие команды и на дракона посыпались первые, пока еще неуверенные атаки. В то же время помещение заполнилось писком тысяч существ и рыком тысяч волков. Огромные каменные двери Храма с громким скрежетом и стуком закрылись, отрезая все пути к отступлению, подписывая смертный приговор всем, кому не посчастливилось остаться внутри.
  Каменные статуи, что до этого украшали постаменты около стен и многочисленные колонны ожили, сверкая своими жуткими глазами и потягиваясь каменными телами. Мгновение, и вот от колонн отделяются черные облака постепенно увеличивающихся в размерах фигур, что разбора накидываются на первого, кто встретиться на их пути. Раздались первые крики боли и предсмертной агонии. А вскоре их стало намного больше - каменные волки также вышли на охоту и их злобный рык сливался со стонами жертв.
  Бросив еще один взгляд на дракона, Цагарон смачно выругался и начал прокладывать путь через волнующуюся толпу нагов к нему. Теперь ему приходилось отбиваться и от накинувшихся на него горгулий. Однако не успел маг и наполовину сократить разделяющее их расстояние, как дракона окутало мягкое аметистовое свечение и еще одно - блекло-голубое прорезало защитный шар вокруг магического ядра. Вскоре к нему присоединилась и золотисто-черная магия Ластрока. Дракон вместе с элорами пытались разрушить защиту ядра, но пока не слишком успешно.
  Ближе, ему необходимо быть ближе, чтобы помочь им.
  Огромная крылатая тварь, со сверкающими красным глазами, спикировала прямо на их с Миячи головы. Цагарон отмахнулся от нее, отправляя своей магией в свободный полет по залу до встречи с ближайшей стеной.
  - Миячи, держись за меня и старайся не отставать, - повернулся к девушке маг и едва сдержался, когда увидел только длинный хвост, исчезающей в толпе нагов кошки.
  Мелкая пушистая гадость!
  Но не успел маг как следует про себя обругать кетирэ, как вынужден был лицом к лицу столкнуться с проблемой куда более серьезной, чем своеволие пятнистой кошки - в непосредственной близости один из адских псов уверенно прогрызал дорогу к нему. Но отвлекаться сейчас на укрощение каменного волка ему было не с руки, а потому, прочитав заклинание и раскидав преграждавших ему дорогу нагов, он поспешил на помощь к Ластроку.
  Потраченный на довольно мощное заклятие резерв практически моментально восстановился. Великолепно! Никогда, даже когда его окутывала и наполняла божественная магия в Храме Тинара, расширяя его силы и возможности, маг не чувствовал подобного. Он словно сам с каждой минутой, проведенной в этой обители, все больше превращался в Бога. И если каждый из них чувствует в себе подобную мощь, то им не страшны ни наги, ни все эти стражи вместе взятые.
  А пока Цагарон всеми силами старался побыстрее проложить путь к Ластроку и успеть добыть необходимые им магические сферы силы из ядра Наагира, пока то снова не ушло вглубь земли, Миячи работала над ранами Грэмстона, прикрыв свою наготу после оборота окровавленной мантией какого-то несчастного нага. Она ошиблась, когда говорила, что может исцелять на расстоянии, полагаясь исключительно на их связь. Ей необходимо хотя бы видеть объект исцеления, чтобы протянуть до него ниточку своей энергии, а сделать это, полагаясь лишь на их командную связь не удалось. По ней до девушки дошел лишь импульс боли от льва и его местоположение. Не смея тратить драгоценное время, она была вынуждена обернуться кошкой, чтобы проскальзывая между ног нагов, успеть вовремя добраться до раненого.
  Мужчине не посчастливилось повернуться спиной к одному из адских псов, и сейчас Миячи пыталась сдержать рвотный импульс, впервые оказавшись посреди кровавого месива и впервые видя перед собой настолько страшные ранения, несмотря на которые Грэмстон все еще держал щит и отбивался от горгулий и псов.
  Почти долечив льва, Миячи сцепила зубы, получив 'весточку' от мрага. Не прекращая вливать свою энергию в Грэмстона, девушка подскочила на ноги и пыталась осмотреться среди того месива, в котором они оказались. По их связи Рандияр находился недалеко... но она не могла увидеть его!
  - Грэмстон, к Рандияру! - коротко распорядилась кетирэ, когда нашла-таки глазами мрага и увидела, что тот даже не пытается отбиться от когтей одной из летающих тварей.
  - Ты не мог выбрать для этого более удачное положение? - прошипел лев, подбегая к волку и отбивая от шепчущего что-то себе под нос Рандияру горгулью и нага.
  Спустя минуту мраг был исцелен, а еще через секунду пол под ногами содрогнулся и начал 'вздуваться' в некоторых местах.
  - У них тут целое кладбище под залом, - довольно оскалился мужчина, подымаясь с колена и с удовлетворением смотря, как недалеко от него, кроша камни, на белый свет вылезал скелет с огромным мечом наперевес.
  Грэмстон что-то пробурчал себе под нос и мужчины начали совместно прокладывать путь к парящему над ядром дракону, недалеко от которого уже стояли Динара со своим братом. С рук девушки лились аметистовые потоки энергии, окутывая дракона и пространство вокруг них защитным щитом, в то время как мужчина колдовал над самим ядром. Рядом находилось еще три элора, отбивающих нападения псов и горгулий, которые практически не обращали внимания на выставленный щит, без проблем проходя его.
  Вскоре к ним присоединился и Цагарон. По очереди отыскав глазами каждого члена своей команды, Миячи 'прикрепила' к ним тоненькую ниточку своей энергии, которая в случае необходимости превратится в настоящий спасающий жизнь поток. Правда, в эту самую секунду он требовался лишь золотому дракону, которого уже практически не было видно из-под черно-золотой тучи горгулий и тех самых светлячков, что ранее спокойно парили под сводом зала.
  Мерзкие крылатые твари и какие-то золотые бестелесные, но очень даже больно жалящиеся чем-то духи, нещадно отвлекали Ластрока от главной задачи - достать из магического ядра необходимые ему сферы. Защита элорки позволяла не чувствовать атак нагов, которые даже несмотря на опасность для собственной жизни, с отчаянной силой пытались сбить его своими заклинаниями, но ни капельки не действовала на этих непонятных тварей. Впрочем, не помехой для них стала и его прочная шкура, а это уже было нехорошо, потому что вместе с кровью с мужчины уходили и силы.
  В какой-то момент, Ластрок почувствовал вливающийся в него поток ласковой, теплой энергии, наполняющей его силой и заживляющей раны. Миячи... Наконец! А вскоре и грогульи с светлячками были снесены с него заклинаниями. Скосив вниз свой взгляд, дракон заметил, как Грэмстон и Рандияр полностью сосредоточились на облепивших его тварях, а Цагарон, как и Зигур - на разрушении защитного поля ядра. Собрав все силы, Ластрок вложил их в свой следующий удар по ядру, погружая то в объятия магического огня дракона.
  Ослепленный яркой вспышкой пламени, Рандияр прикрылся рукой, когда его отдельные язычки едва ли не достали до него. Оглядевшись, мраг довольно улыбнулся - поднятые им мертвые уверенно прокладывали путь к своему господину и надежной стеной становились на их охрану. А он, несмотря на вычерпанный до донышка резерв, потребовавшийся на поднятие такой огромной армии зомби, снова полон сил. Вскоре мертвецы полностью взяли на себя миссию по охране их небольшого отряда от посягательств псов и уже даже элоры смогли присоединиться к уничтожению защиты вокруг ядра, лишь время от времени отвлекаясь на горгулий. И в какой-то момент им это удалось - слегка отливающий перламутром щит замигал и потух, а золотой дракон хвостом сбил сферу, взметнувшуюся золотым мячиком под самый свод, где и был перехвачен магическим арканом и притянут к дракону. Другая сфера - бежево-коричневого цвета - была сбита со своей 'орбиты' и притянута Динарой. А потом...
  
  У Грэмстона было такое чувство, словно на его голову поместили огромный колокол, а потом со всей дури долбанули по нему чем-то тяжелым. И не один раз.
   С трудом собрав свои конечности и присев, он попытался сфокусировать зрение на окружающей его картинке. Последнее, что он помнил - Ластрок таки добыл необходимую им сферу, а потом... яркий свет и... взрыв? Их откинуло мощной волной от ядра и лично его неплохо приложило спиной об одну из колонн. Поднявшись на нетвердых ногах, мужчина обвел немного прояснившимся взглядом зал. Кровь. Целые реки крови и тела. Кое-где пытались подняться на ноги оглушенные наги... Но Грэмстон искал лишь знакомые фигуры, а точнее - маленькую, закутанную в балахон фигурку Миячи.
   Отыскав ее недалеко от себя, он ревниво закутал обнаженную девушку обратно в мантию и, взяв на руки, отправился на поиски остальных. Он успел увидеть медленно поднимающихся на ноги элорку и ее брата, а еще Ластрока и Цагарона, когда активизировались, пришедшие в сознание и скинувшие с себя первые оковы шока, наги.
   Они остались без магии. Именно ядро взорвалось и оглушило всех находящихся в зале. Не было больше радужного свечения, древние надписи на стенах навсегда погасли, горгульи и псы осыпались черным пеплом, и даже парящие над сводом светлячки с каждой минутой тускнели все больше. Во взглядах нагов было неверие, сменяющееся отчаянием, а потом злобой и ненавистью. Да, у них пока еще есть магия и, возможно, еще несколько поколений будут рождаться со слабым магическим даром, но, в конце концов, она навсегда покинет их землю и тела. Во что они после этого превратятся? Точнее, во что их превратят вырвавшиеся из-под гнета народы? Они сами вырыли себе эту яму и ничего хорошего в будущем их не ждет. И сейчас, в эту самую секунду, они больше всего на свете желают поквитаться с теми, кто превратил их праздник в день скорби и отчаяния.
   Да только, несмотря на все их желание поквитаться, они ничто по сравнению с тинарцами и золотой дракон, безжалостно выжигающий всех нагов вокруг себя лучшее доказательство их беспомощности.
   Грэмстон окутал себя защитным щитом и, призвав свой меч, прокладывал дорогу к Рану, что обнаружился около стены, придавленный каким-то обломком, как вдруг фиолетовый мощный хвост выбил из рук оружие, а самого его отправил в свободный полет. Все это произошло так быстро, что он едва успел прикрыть собой только начавшую приходить в сознание Миячи.
   - Рандияр! - воскликнула очнувшаяся красавица и, увернувшись от хвоста нага, бросилась к мрагу, оставив льву самому разбирать с разъяренным пресмыкающимся.
   'Неблагодарная мелочь! Ради нее матрасом заделываешься, а она, махнув хвостом, к другому ускакала!', - простонал про себя знатно приложившийся спиной об обломок колонны Грэмстон. Едва успев увернуться от двух огромных хвостов, он открыл ладонь и, прошептав несколько слов призыва вещи, с удовольствием ощутил в руке тяжесть своего клинка. В то же время он почувствовал уже знакомую энергию исцеления Миячи.
   Все большее количество нагов приходило в себя и, оборачиваясь во вторую ипостась, кидались в атаку. Грэмстон с удовольствием свалил бы из этого ада, но сначала они должны убедиться, что все из их команды остались целыми и невредимыми, а у Ластрока имеется сфера.
   Сфера обнаружилась обернутая хвостом золотого дракона, а Цагарон - живым и целым рядом с Динарой.
   - Мы кое-что не учли, - прокричал рядом с ним исцеленный Рандияр, отрубая хвост одному из нагов свои мечом.
   - Что такое? - выставляя щит от магического заклинания и одновременно раня одного из нагов, прорычал лев.
   - Миячи и Ластрок не могут выбраться. Их камни перехода после оборота находятся вместе с остальной одеждой в пространственном кармане, - уходя от атаки сразу двух нагов, выкрикнул мраг.
   Выругавшись, Грэмстон набрал побольше воздуха в легкие и позвал Ластрока, а когда дракон обратил на него внимание махнул рукой, чтобы тот приземлялся у них за спинами.
   Элоров, в отличие от них в зале больше ничего не держало - Грэмстон видел, как Динара укладывает свою сферу в золотую магическую шкатулку заданий, однако заметив возникшую у них заминку, не спешили уходить.
   Нагов, между тем, становилось все больше, а отбиваться от них им с Раном становилось все тяжелее. Полученные в бою раны практически моментально затягивались благодаря беспрерывному потоку энергии Миячи. Оглянувшись, Грэмстон видел, как девушка почти по пояс нырнула в черную дыру пространственного кармана. Только что приземлившийся позади Ластрок тоже открыл ладонь, призывая камень и одновременно шепча заклинание. Еще нужно время, а они с Раном уже не справляются!
   Внезапно по залу прокатилась волна энергии. Она ласково омыла Грэмстона и Рандияра и одновременно заставила вскрикнуть нагов, которые по каким-то причинам не были защищены магическими щитами. Вторая волна заставила их щиты рассыпаться. Третья вырвала болезненные вопли из полузмеиных тел, а четвертая - парализовала.
   - Быстрее, они не будут долго находиться в этом состоянии! - донесся до них крик Динары, и команда элоров исчезла из зала в аметистовых всполохах.
   - Нашла! - в ту же секунду воскликнула Миячи, с облегчением выдыхая и демонстрируя зачарованный кристалл на дрожащей ладони.
   - Есть! - следом за ней, раздался спокойный голос Ластрока.
   Каждый из команды обвел взглядом остальных, удостоверяясь, что все готовы покинуть поле боя.
   Звук разбитого стекла, вспышка и все исчезло, чтобы в следующее мгновение перенести их на уже знакомую пустошь.
  
  Глава 13
  
  Миячи
  
  Духота подземного храма сменилась свежим воздухом и свободой. Вдали все так же текла речушка, отражая на своей поверхности начавшее светлеть от утренней зари небо. Ветер все так же холодил кожу... Впрочем, я не чувствовала холода. Я вообще мало что сейчас чувствовала, потому что перед моим внутренним взором все еще мелькали страшные картины этой ночи. Мне никогда не забыть того, что произошло в том подземелье.
  Дрожа всем телом и пребывая в каком-то ступоре, я опустилась на траву прямо там, где стояла. Адреналин после боя еще не отпустил, но я уже чувствовала себя опустошенной и... сломленной.
  Я думала, что на многое готова, чтобы добыть себе и брату право на свободную жизнь без необходимости постоянно оглядываться на арка, но ошиблась. Я оказалась не готова к такому. То, что происходило там, под землей, было далеко даже от самых ужасных картин моего воображения. И пускай в том чреве Згерха я не отняла ни единой жизни, но... столько крови и смертей. Не помогало даже самовнушение, что они заслужили, что стараниями каждого из тез тех нагов наверняка не один человек ушел за грань.
  Вздрогнула, когда по обе стороны от меня прямо на землю уселись Ластрок с Грэмстоном, а мне на плечи опустился теплый плед.
  - Мне тоже было тяжело, когда старший брат взял меня на мою первую битву, - признался Ластрок.
  - Смотреть на битву с высоты драконьего полета и время от времени плеваться огнем не так уж и тяжело, - насмешливо фыркнул Грэмстон, - а вот быть в самой гуще и собственными клыками прерывать чью-то жизнь... Мне тогда было пятнадцать. Родные потом двое суток искали меня по долине...
  - Они были достойны той платы, что судьба востребовала с них, Миячи, - разжигая перед нами магический костер, мягко проговорила Динара.
  Я слабо улыбнулась, чувствуя себя не в своей тарелке от такого внимания к моей слабости. Конечно, они наверняка уже давно прошли крещение первым боем, давно забрали первую жизнь, а для меня все это дико, неправильно, ужасно...
  - Но если хочешь, - словно продолжая речь элорки, присел передо мной Цагарон, - я заберу твои переживания. Только на сегодня, но завтра тебе уже будет легче воспринимать увиденное этой ночью.
  Маг протянул мне руку и я, не колеблясь ни секунды, вложила в нее свою ладонь. Легкое покалывание и приятное тепло разлилось от этой ладони по всему телу, смывая собой усталость и все переживания. Не полностью, но достаточно, чтобы кровавые картины перестали тревожить память, тело перестало дрожать от нервного озноба, тошнота - подкатывать к горлу.
  - Спасибо, - улыбнулась я магу, мягко забирая свою ладонь из его теплых рук.
  Вокруг костра завязался разговор, ставший не более чем фоном для моих собственных, далеко не радостных, мыслей. Этой ночью я со всей ясностью поняла, что мне не место на этих Играх, что не выдержу, если в ближайшие недели мне снова 'посчастливиться' оказаться в центре подобной кровавой бойни. Я осознала, что, несмотря на все тренировки ничего не стою, что если бы не ребята, меня в том зале пришибли уже в первые минуты. А еще я прекрасно понимала, что предпочти я сейчас даже рабскую вязь Ариярна, уже не в моей власти что-либо изменить. Впрочем, я перестала иметь выбор в этом вопросе, как только Ластрок написал мое имя на пергаменте и положил тот в голубой огонь Кубка...
  Постепенно мои мысли успокаивались, а глаза наливались свинцом.
  - И что же заставило вас отправиться на эти Игры? - неожиданно громко в моей голове прозвучал голос Динары, от чего я мигом проснулась и подняла голову с плеча дракона,, куда уже успела ее примостить.
  - Ты ожидаешь, что мы вот так просто возьмем и все тебе расскажем? - скептически осмотрел элорку Цагарон.
  Я вообще заметила, что они довольно натянуто общаются друг с другом, о чем свидетельствовали и постоянные жалобы девушки на нашего мага, когда она приходила проведывать меня в последние дни.
  - А что, это страшная тайна? - подняла бровь Динара. - Вот мы, например, тут спасаемся от смертельной скуки. Ну, Диг и Рок еще и от своих жен отдыхают. Династический брак, - тяжело вздохнула она, а два элора что-то недовольно пробурчали о докучающих по поводу и без женщинах.
  - Действительно, что заставило сына правителя драконов и второго претендента на престол принять участие в Играх, да еще и накануне отхода Императора на покой? - поддержал любопытство своей сестры Зигур.
  Мои глаза наверняка сейчас выдавали все то потрясение, что я испытала при словах элора. Сын правителя? Повернула голову и по-новому взглянула на дракона. В принципе, я уже давно заметила в этом мужчине некую снисходительность и высокомерность по отношению к окружающим, гордая осанка, да и доступ в закрытую библиотеку столицы драконов тоже много о чем говорил. Но чтоб сын правителя?!
  - Тайна государственной важности, - хмыкнул Ластрок, всем своим видом показывая, что эта тема для разговора ему неинтересна и нежеланна.
  - Да ладно? - не унималась Динара. - Может, решил бросить вызов брату, когда придет его время взойти на трон?
  - Говорят, он водит знакомство с сынком правителя Хэгэра. Это правда? - подхватил тот, который отдыхающий от жены - Рок.
  - Так любопытно? - снисходительно приподнял бровь Ластрок. - Предупреждаю: если расскажу, то буду вынужден тут же съесть всех вас.
  Чуть не икнула. Вроде и в шутку сказал, но так, что любопытство сразу поджало свой распушенный хвост и бесследно ретировалось. И судя по тишине не у одной меня.
  - Ну, ладно, - не желала сдаваться Динара. - А ты, Цагарон? Миячи говорила, что ты любишь таскаться по мирам, что заставило тебя отвлечься от этого 'увлекательного', - тут она закатила глаза, - занятия?
  - Ластрок, может твой дракон сделает нам милость и перекусит немного? - не пряча улыбки, спросил маг.
  - Смеешься? У него потом несварение будет, - вступился за товарища Рандияр, баюкая в своих объятиях змейку, которая даже не дышала, слушая нас. - Шутка ли, съесть сразу пять элоров?
  Мраг засмеялся, что было большой редкостью для всегда угрюмого мужчины, а Грэмстон подхватил. И чего они не любят этих элоров?
  - Ладно, уж так и быть, удовлетворю твое любопытство, - растянул губы в улыбке Цагарон. - Все до банального просто - мне нужна сила. Вот и все.
  - А ты, Миячи? - обратил на меня взгляд своих фиалковых глаз Зигур. - Ведь сразу видно, что ты сегодня предпочла бы быть где угодно, но не в том Храме.
  - Мы не всегда можем выбирать, где предпочитаем быть и что делать, - пожала плечами, чувствуя, что сегодня мне как никогда безразлично мое вынужденное рабство у арка. Просто поняла, что пережитое мною - щепка в море по сравнению с тем, что я уже перенесла и, несомненно, еще перенесу в этой 'Игре'.
  - И все же...
  - Какие вы любопытные, - невесело хмыкнула я, перебивая элора и уже совсем неожиданно для себя добавила: - рабыня я, Зигур.
  На поляне повисла тишина, а я просто откинулась на спину и наблюдала за светлеющим небом и медленно восходящим солнечным диском. Не знаю, говорил ли еще кто-то о чем-то, но очень скоро погрузилась в спокойный сон без сновидений.
  
  Проснувшись, обнаружила себя зажатой между спящими Грэмстоном и Ластроком, горячие тела которых не давали мне замерзнуть во время сна. Потянулась и осторожно выбралась на свободу, что, впрочем, не осталось незамеченным моментально открывшими глаза мужчинами.
  - Мы все еще здесь, - тихо прошептала я, оглядываясь на высоко сияющее солнце.
  Я ни к кому конкретно не обращалась, просто констатировала факт, однако Ластрок все же решил мне ответить:
  - Цагарон, Динара и Зигур потратили много сил на последний рывок в Храме, им нужно восстановиться. После того, как ядро было уничтожено, резерв уже не восполнялся так быстро.
  Я кивнула, прекрасно помня это, и тут же покраснела, приложив ладони к животу, когда оттуда донеслось недвусмысленное урчание.
  - Наверное, пора все-таки подумать о возвращении в Данхез, - улыбнулся Грэмстон. - Не думаю, что в этом поле удастся выловить хоть что-то более-менее подходящее для перекуса.
  Кроме перекуса еще очень хотелось очистить свою кожу от пота, пыли и чужой крови. На самом деле я не отказалась бы и от водных процедур в речушке неподалеку, но кто знает, какие гадости водятся в здешних водах?
  Дома... точнее в своих палатках мы оказались спустя несколько часов - Зигур и Цагарон объединили свои силы и нам не пришлось ждать, пока наш маг полностью восстановит потраченные в Храме силы.
  Оставшееся до ночи время я провела в одиночестве. Впрочем, сейчас каждому из нас требовался основательный отдых не столько физический, сколько моральный. Пускай мне и в куда больше степени, чем ребятам.
  А среди ночи меня разбудило ощущение чужого взгляда. Резко открыв глаза, я наткнулась на напряженный взгляд багровых глаз, тут же заметила и полупрозрачные пальцы, словно очерчивающие контуры моего лица. Видела, как сжались в кулак эти самые пальцы арка, когда он понял, что я уже не сплю, как полыхнули эмоциями всегда безразличные глаза и неуверенность промелькнула на красивом лице. Он хотел что-то сказать, но... просто исчез. А я свободно выдохнула, понимая, что не сделали ни единого вздоха, пока смотрела в глаза Ариярна.
  Зачем? Зачем он снова появился? Глупый вопрос... ведь он сам говорил, что никогда не оставит. Но что мне делать с этим?
  Остаток ночи был пущен коту под хвост, а точнее моей кошке, за выгуливанием которой я и провела последние перед рассветом часы.
  Я с удивлением заметила, что, несмотря на совсем нежелательные частые обороты, мы довольно гармонично сосуществуем с кошкой, а потому и не видела никаких причин для ограничений.
  Сейчас она лежала на толстой ветке многовековой листинцы и, лениво помахивая хвостом, игралась свисающим перед носом длинным листочком с пушистой кисточкой цветка на самом конце.
  - Я устал слушать твои оправдания, - заставил кошку отвлечься от увлекательного занятия злой мужской голос. - Мне нужен результат. Ты божился, что в первом, максимум во втором туре они вылетят! А сегодня говоришь, что они вернулись за день до завершения срока задания и что, скорее всего, они справились с ним?!
  - Мы не можем разорваться, а навешенные маяки не работают - сам уже смог убедиться в этом! - раздраженно и с долей досады воскликнул другой, смутно знакомый голос.
  - Да уж, отец постарался защитить своего любимого сыночка даже на расстоянии, - хмыкнул первый.
  - А с девки маяки слетаю, как спелые яблочки с яблони. Да еще и такие задания... нам едва удалось пройти дальше! - продолжил раздосадованный мужчина.
  - Мне неинтересны оправдания! - зло прошипели на причитающего. - Если Ластрок вернется, да еще и сравняется со мной по силе, можешь забыть о наших планах. Отец и так что-то подозревает, иначе не защищал бы так рьяно своего любимчика...
  - Ладно, ладно, уговорил, - прервали пламенную речь первого мужчины. - Хотелось бы, конечно, победить, но уж так и быть следующее задание мы целиком и полностью посвятим устранению твоей проблемы.
  Мужчины прошли дальше, и я уже не слышала дальнейшего их разговора. Очень хотелось пойти следом и подслушать остальное, но что-то остановило меня, и я вместо этого резво потрусила в сторону лагеря.
  Добежав до палатки Ластрока, в нерешительности начала наматывать возле нее круги. Нужно было все-таки проследить за теми мужчинами! Еще и этот смутно знакомый противный голос... кажется, или я все-таки слышала уже его не так давно?
  Покрутившись около палатки дракона минут двадцать, рванула к себе, где, обернувшись, переоделась в тренировочную одежду и сразу же отправилась назад. Пока одевалась, я вспомнила, почему голос одного из говоривших мне казался знакомым. Буквально недавно владелец этого самого голоса предлагал подвести свою команду и по-хорошему отказаться от Игр, угрожая участью своей постельной игрушки.
  На этот раз я не мучилась нерешительностью и, откинув полог шатра, вошла внутрь, сразу же обнаружив спокойно спящего на своем ложе дракона.
  - Ластрок, - присев около него на корточки, потормошила за плечо.
  И если прошлым утром мне было достаточно просто пошевелиться рядом, чтобы мужчина моментально проснулся, то сейчас он и ухом не повел.
  - Ластрок! - уже громче позвала я, начиная сомневаться в целесообразности столь раннего визита в шатер дракона.
  И едва успела отскочить, от явно намеревающегося подгребсти меня вместо плюшевой игрушки мужчины.
  - Ластрок!
  - Да что ж вам не спиться, - недовольно пробурчал он, тем не менее, не спеша открывать глаза или подавать какие-либо еще признаки жизни.
  - Ластрок, это срочно! - не знаю, насколько срочным на самом деле это было, но мне от услышанного разговора было настолько не по себе, что ощущалась просто физическая потребность рассказать, сбросить с себя этот груз.
  С тяжелым вздохом дракон сел на ложе и взъерошил свои и без того пребывающие в художественном беспорядке волосы. Он осмотрел меня с некой долей интереса, любопытства, укора и недовольства. Потом его взгляд смягчился и он хриплым ото сна голосом поинтересовался, что такого успело произойти, что я ни свет, ни заря вломилась в его шатер.
  А я почему-то покраснела и растеряла все слова, старательно отводя взгляд от мужчины. Растрепанный после сна, с этим мягким взглядом и... с голой грудью он как-то странно действовал на меня...
  Тряхнула головой и не стала развивать эту совершенно неуместную сейчас мысль.
  - Меня тревожит один услышанный сегодня разговор, - стараясь смотреть только в глаза Ластроку начала я, но осеклась, заметив их странный блеск и понимающую улыбку на губах.
  - Присаживайся, я с удовольствие тебя послушаю, - тут уже я просто вспыхнула, потому как его предложение, судя по интонации, распространялось не только на разговор.
  Ну, стоило заходить к нему сейчас, странный он какой-то по утрам.
  - Ластрок! - стараясь вложить в свой голос все свое недовольство и хоть капельку строгости, воскликнула я.
  - Ладно, расслабься. Я тебя внимательно слушаю, - переведя все в шутку, улыбнулся дракон, поднимаясь с кровати и подходя к одному из сундуков для хранения вещей. А я, пока он рылся в его недрах, старалась не пялиться на широкую спину и игру мускулов, сделав себе в уме жирную пометку, что не следует по утрам ходить в гости к мужчинам. Странные они в это время суток, да и у меня реакции тоже... странные.
  Кое-как справившись со своими глазами, которые то и дело норовили вернуться к одевающемуся мужчине, я начала пересказывать подслушанный разговор, замечая, как все больше с каждым словом мрачнеет Ластрок.
  - Не переживай, с командой все будет в порядке и я обещаю, что никто не сможет помешать нам пройти следующий тур, - когда закончила говорить, успокоил меня мужчина.
  - А ты...
  - Со мной тоже все будет хорошо, - мягко улыбнулся Ластрок. - Иди, отдыхай, а мне нужно подумать.
  Еще немного посомневавшись в том, стоит ли мне уходить, я все же развернулась и оставила дракона наедине со своими мыслями. На улице еще было серо, а потому я решила отправиться обратно в свой шатер и если не поспать, то хотя бы еще пару часиков понежиться под пледом и подумать...
  Остаток дня я провела в праздном ничегонеделанье - связалась с магистром Ардиэном через оставленную им у меня зачарованную тетрадь, перебрала свою одежду, почистила костюм амази, успевший немного запылиться в том Храме, почитала свою любимую книгу, так как ощущала потребность отрешиться от реального мира и реальных проблем, которых стало уж слишком много. За это время ко мне заходил Грэмстон с Цагароном, в намерении вытащить меня на какую-то тренировку, но были отправлены... отдыхать. Мы только вчера выбрались из самого настоящего чрева Згерха и хотелось хоть немного отдохнуть. Понимала, что, возможно, не имею права на эти спокойные часы, но я слишком устала, чтобы позволять парням снова гонять меня.
  А ближе к вечеру меня самым наглым образом вынесли из шатра. Наше задание считалось официально выполненным и нам, впрочем, как и другим прошедшим командам, давалась неделя на отдых перед следующим туром. Разумеется, мужчины жаждали отпраздновать очередную победу! Но я не могла после всего, что видела веселиться! Да и до этого с меня была не самая лучшая компания. Но разве стал кто-то прислушиваться к слабым трепыханиям какой-то кетирэ?
  В итоге я ни разу не пожалела, что дала себя увести из тишины шатра. Чего только стоили одни постоянные препирательства Цагарона и Динары, команда которой также присоединилась к нам отмечать победу. Грэмстон был в своем репертуаре и постоянно шутил. Ластрок тоже на удивление был весел и не особо переживал по поводу пересказанного мной разговора, а заметив мои тревожные взгляды просто задорно подмигнул. Даже Рандияр и тот был заметно веселее и счастливее рядом со своей змейкой, чем обычно. Что касается самой Шари, то она не особо веселились - все больше осматривалась вокруг своими огромными глазищами и выглядела все еще шокированной, как новым миром, так и населяющими его расами.
  - А я говорю, что элоры все высокомерные зануды и вы лучшее тому доказательство, - ребята с нашей команды уже около получасу подкалывали и измывались над элорами.
  С тех пор, как мы вошли в двери этой уютной эльфонты - с перевода с местного - заведения, где подают эль - ребята только и делали, что пытались расшевелить степенных и серьезных элоров, которые даже отказались от алкогольных напитков, заказав соки. Свои соки элоры уже давно поменяли на 'что-то более серьезное', но веселее от этого не стали и на 'слабо' пока еще стойко не велись. Но, чувствую, до конца этой ночи мои ребята таки доведут их либо до белого коленья, либо заставят-таки расслабиться. Во всяком случае, настроение у них как никогда игривое.
  - Не правда, мы тоже умеем веселиться! - обижено надулась Динара. - То, что мы не горим желанием пить с вами или...
  - О, да, помню как-то раз видел веселье элоров в самом разгаре, - с издевкой протянул Цагарон, перебивая девушку. - В студенческие годы я имел несчастье быть распределенным на прохождение практики с элорами. Так вот, в один из вечеров эти весельчаки решили 'как следует развлечься', выпив по бокалу разбавленного эля и поиграв в миры и города, а потом вообще разошлись не на шутку, - сделал большие глаза маг и, нагнувшись над столом, прошептал с заговорщицким видом: - Они сыграли в 'Правду или действия'. Скучнее этого действа я за всю свою жизнь не встречал, даже такую забаву умудрились испоганить...
  - Эй, Царон, оставь ее, элоры не умеют веселиться, - небрежно взмахнул рукой Грэм.
  - Да что с них взять? - поддакнул Рандияр, заботливо подливая своей змейке рубиновый медово-малиновый напиток. - Вот ты, Динара, когда танцевала в последний раз? - провокационно спросил он и кивнул на огражденную зону с небольшим оркестром и танцполом.
  - Тратить время на бессмысленное дерганье руками и ногами, это не весело! - прошипела Динара.
  А вот тут я не согласна! В танце можно отдыхать душой и телом, в танце можно сгореть и родиться заново, танец - это история, которую можно рассказать без слов, в танце можно выплеснуть любые одолевающие тебя эмоции и обрести умиротворение. Танец...
  Нет, этого не объяснить на словах, да и зачем, если можно просто пойти танцевать?
  Я отодвинула свой бокал с охлаждающим фруктовым квасом и, забрав из рук Динары ее стакан с соком, решительно поднялась со своего места, увлекая элорку за собой.
  - Что ты делаешь? - опешила она.
  - Исправляю несправедливость, - спокойно ответила я, ведя девушку к музыкантам и уже далеко не пустому танцполу.
  - Мия, я не умею танцевать и не хочу! - наконец, поняла, чего от нее хотят Динара. - У нас такие пляски считаются признаком дурного тона.
  - Ну, мы же сейчас не дома и это очень хорошо! - улыбнулась я, видя расширенные в ужасе глаза.
  - Ты только послушай, какая красивая музыка, - начала мурлыкать я, отводя элорку подальше от танцующих, чтобы она не смущалась их. - Закрой глаза и послушай... В ней может заключаться грусть или радость, лед или огонь. Она может быть разной... Позволь ей обнять тебя и баюкать в своих объятиях... позволь ее огню объять каждую клеточку своего тела... позволь ей течь сквозь тело...
  Я говорила, не забывая заполнять паузы движениями, завлекая элорку присоединиться ко мне. Сначала она смотрела на меня огромными перепуганными глазами, потом с восхищением и любопытством, а потом, под особо веселый ритм начала и сама двигаться, позволяя своему телу и музыке взять верх над правилами и стыдливостью. К третьей песне, движения Динары стали более уверенными, а к пятой она перестала зажиматься и позволила музыке вести себя, впервые со времени нашего знакомства искренне веселясь и выражая свое настроение заливистым смехом.
  Когда уже ноги приятно побаливали, я дернула Динару за рукав, кивнув головой в сторону зала. Пора было возвращаться, а то некрасиво как-то получалось - сбежали на танцпол и думать забыли о ребятах. Так, смеясь, мы и вернулись за столик, где нас поджидали недовольные чем-то парни.
  - Вы что-то кислое съели? - усаживаясь на свое место и пытаясь отдышаться, спросила я.
  - Неплохое представление вы тут устроили, - недовольно прорычал Грэмстон и все парни поддержали его согласными кивками.
  - Ну, вы уж определитесь, - фыркнула Динара. - А то не танцуешь - не нравится, танцуешь - тоже не нравится.
  - Нравится, рыжик, очень нравится, но не нам одним, - криво улыбнулся Цагарон и обвел взглядом зал.
  Я тоже обвела, поймав на нашем столике несколько заинтересованных мужских взглядов.
  - Мы отдохнуть вообще-то хотели, - вздохнул Ластрок, укоризненно покачав головой, и в противовес угрюмым лицам остальных открыто улыбнулся.
  В этом заведении мы пробыли еще несколько часов, спустя которые мужчины заявили, что им надоело гонять от нашего столика поклонников и что пора бы найти занятие поинтереснее, чем шуточки травить, да пятые точки на мягких диванах отсиживать. И такое занятие нашлось, в увеселительном спортивном комплексе для гостей Данхэза.
  Было увлекательно и весело наблюдать за восемью здоровыми полуобнаженными мужиками, гонящими, словно подростки, по небольшому полю магический фаербол. Мы тоже включились в игру, подбадривая команды... по очереди, поскольку нас было только трое... сначала. Однако уже спустя пятнадцать минут посмотреть на то, как участники Игр играют в магический фаербол, собралось пол побережья и каждая из команд обзавелась довольно внушительной группой поддержки. Причем рьянее всего за ребят болела именно прекрасная половина человечества, выкрикивая под конец едва ли не признания в вечной любви.
  А в один из моментов, когда команда элоров проигрывала уже с немалым счетом, отличилась Динара.
  Сначала ни болельщики, ни разгоряченные игрой мужчины не поняли, почему поменявший форму и расцветку пылающий 'мячик' вдруг 'убежал' от пытающегося ударить по нему ногой Цагарону. Динара искусно играла с магом, не делая свое вмешательство слишком явным и не скрываясь наслаждалась каждым неловким движением. Понимание, что тут что-то нечисто к командам пришло вместе с столкновением Цагарона и Зигура, и заливистым смехом элорки, которая тут же приняла самый невинный вид, как только мужчины бросили в нашу сторону не предвещающие ничего хорошего взгляды.
  Игра продолжилась, а мы втроем отошли к бару под открытым небом и заказали прохладительные напитки. Несмотря на то, что время близилось к середине ночи, на улице все еще было довольно жарко, да и саднящие горлышки самых преданных болельщиц тоже требовали немного прохладной влаги.
  Вернулись мы как раз к окончанию этого дружественного матча.
  - Где моя женщина и заслуженный поцелуй для победителя?! - ища взглядом затерявшихся в толпе нас, воскликнул Рандияр и, заметив, начал надвигаться на Шари с горящим весельем и азартом взглядом.
  Змейка опешила и как-то боязливо начала оглядываться по сторонам. Она не скоро еще привыкнет к такой эмоциональности, хотя если честно и для меня подобное публичное проявление чувств и собственничества было немного диким. Все-таки в Республике Гар общество придерживалось более строгих правил поведения. Однако, оказавшись в руках своего мрага, Шари мигом забыла о своей стыдливости, заставляя нас с Динарой краснеть от проявления той страсти, что моментально вспыхнула между этими двумя.
  - А как же мы? - посмотрели парни на увлеченного своим занятием Рандияра, после чего их взгляды упали на меня.
  - Э-э-э, нет! Даже не думайте! - попыталась возмутиться я.
  - А как же неписаное правило всех турниров? Где поцелуй победителю от прекрасной дамы? - дурачась, воскликнул Грэмстон и тут же потянул ко мне свои загребущие лапы, от которых я со смехом едва успела увернуться, чтобы тут же быть подхваченной Ластроком.
  Этот дракон со смехом подкинул меня на руках и словил, потом то же самое проделал Цагарон, напоследок еще и выбив из меня весь воздух своими объятиями.
  - Хватит, я вам не плюшевая игрушка, чтобы меня тискать! - воскликнула я, отбиваясь от ребят.
  - Зато твоя хвостатая очень даже подходит на эту роль, - потрепал меня по голове Цагарон и поставил на землю.
  - Ненормальные, - буркнула я, поправляя одежду - благо была в легких брючках - и смущенно краснея.
  Потом мы гуляли по освещенной голубыми огнями пустынной набережной, спускались к океану, в котором ребята даже искупались, разговаривали, шутили... К своему шатру я вернулась лишь к рассвету и засыпала с безмятежной улыбкой на лице. Наверное, это была какая-то необычная, волшебная ночь, потому что сегодня, несмотря ни на что, мне было легко и весело, как никогда прежде. Ни разу не вспомнился, ни Ариярн, ни мое прошлое, ни Храм Наагира, словно кто-то выключил все нерадостные воспоминания, позволив ненадолго стать прежней Миячи. Хотя может, так оно и было... не важно, мне было хорошо и я благодарна за эти мгновения бесшабашного веселья. А завтра прибудет магистр Ардиэн с Нияром...
  
  Глава 14
  
  На следующие день Рандияр отправился к себе домой, решив использовать свободную неделю для того, чтобы обустроить свою змейку дома. Элоры тоже отправились кто куда. Ну, кроме тех, кто сбежал на Игры от жен и родни. Кстати, Ластрок тоже покинул нас на несколько дней, якобы чтобы проведать отца и сестер. Но я догадывалась, что за эти дни дракон рассчитывает решить проблему с заговором против себя.
  Что касается меня, то проснулась я только ближе к вечеру и тут же была выдрана из своего шатра ' немного размяться'. Правда, толку с сонной меня не было никакого, разве что Грэмстона и Цагарона позлить. Так что спустя уже несколько часов, парни махнули рукой на гиблое дело в виде моей тренировки и предложили прогуляться на побережье или к озеру. Я выбрала второе и даже забежала в шатер, чтобы перерыть все свои немногие вещи и выбрать наиболее подходящие на роль купального костюма.
  Никогда не думала, что взрослые мужчины могут дурачиться в воде, словно дети малые. Хотя, не знаю, с чего я решила удивляться конкретно этим мужчинам? Вчера они вполне доказали, что даже когда тебе немногим за пятьсот, время можно проводить даже очень весело. Во всяком случае, это касалось Ластрока и Цагарона, как самых старших представителей нашей команды. Рандияр и Грэмстон еще даже третью сотню не разменяли, что уж говорить обо мне?
  Всласть поплавав под пристальным присмотром, я поняла, что серьезные лица мага и льва мне не в радость и что очень хотелось бы хоть на час вернуть вчерашнюю легкость и их беззаботное настроение. Пряча заплясавших в глазах чертиков за полуприкрытыми ресницами, я подплыла максимально близко к разговаривающим о чем-то мужчинам и, поддавшись сиюминутному порыву, подняла волну брызг. Одну. Вторую...
  - Ну, все, держись, маленькая мерзавка! - возопил Цагарон, а я рассмеялась, смотря на все еще немного ошарашенных мужчин, с которых живописными потоками стекала вода.
  - Слушай, Царон, а ты не переборщил вчера, а? - с сомнением рассматривая смеющуюся меня, спросил Грэмстон.
  - В самый раз. Кто ж знал, что на самом деле она вот такая... бесшабашная, - наиграно тяжело вздохнул маг, а я насторожилась, понимая, что мне не почудилось, и мне действительно помогли откинуть все свои страхи и переживания.
  Заботило ли меня это? Разве что немного и в основном из-за нежелания снова чувствовать на своих плечах груз пережитого. Отмахнулась от невеселых мыслей и поплыла к водопаду, как была схвачена и безжалостно защекоченная... водой.
  - Все! Все!!! Сдаюсь! - сквозь смех, пропыхтела я и с обещанием страшной расплаты взглянула на теперь уже веселящихся ребят.
  Я же хотела их просто хоть самую малость расшевелить!
  - Плыви сюда, ребенок! - наконец, отсмеявшись, позвал меня Грэмстон, а я... немного обиделась.
  
  - И долго это будет продолжаться? - спросила я, когда маг высушил меня при помощи магии и мы отправились обратно в лагерь.
  - Что именно?
  - Ну, когда я снова стану прежней?
  - Ты злишься? - вмешался Грэмстон, когда маг, задумавшись, не ответил сразу.
  - Нет, просто интересно зачем, как и как долго? - улыбнулась я.
  - Нам немного поднадоела твоя вечно печальная мордашка, - хохотнул Грэмстон. - Эта идея пришла еще после первой нашей совместной прогулки на побережье, можно сказать, под влиянием алкоголя и твоего грустного личика. А не так давно Царон таки решился немного поколдовать сначала над одним особым зельем, а потом и над твоим напитком.
  - А вот как долго это продлится, зависит от тебя и внешних факторов, - посмотрел на меня Цагарон. - Просто хотел хоть немного облегчить тебе жизнь. Знаю, как порой прошлое может настойчиво пригибать к земле, не давая вздохнуть спокойно и жить дальше, тревожа по ночам. Особенно после пережитого в Храме тебе нужно было время, чтобы все это переиграло. Я бы и раньше сделал для тебя это зелье, но, во-первых, для этого мне нужно было время и встреча с одной знакомой ведьмой, а во-вторых, не был до конца уверен в том, как оно подействует на тебя и подействует ли вообще. Понимаешь, рецепт рассчитан на определенную расу не нашего мира, точнее на невест мужчин этой довольно необычной расы. Оно должно убирать страхи девушек, предрассудки, с которыми их воспитывали. Оно позволяло им не бояться своих будущих мужей и первой совместной ночи... Я думаю, что через несколько дней твое состояние стабилизируется, а там уже будет зависеть от тебя. Надеюсь, это поможет тебе быстрее справиться со своими страхами и навсегда закрыть дверь в прошлое.
  Я задумалась, пытаясь разобраться в своих чувствах и воспоминаниях... самых ужасных из пережитых мной часов. Содрогнулась, но больше по привычке. Они все еще были со мной. Все так же заперты за семью печатями в самом дельном уголке памяти, но уже не приносящие привычной боли, страха и отвращения. Наверное, так я смогла бы смотреть на свое прошлое спустя много лет. Все былые чувства притупились, даже смерть родителей, в которой виновата, уже приносила той разрывающей сердце и душу боли, отзываясь лишь вселенской грустью и тоской, которая не пройдет ни через сто, ни через тысячу лет. Внутри же ощущалась былая уверенность в себе и умиротворение, желание брать от жизни все, что она может предложить. И после стольких месяцев отчаяния и боли мне нравилось то, что я чувствовала сейчас.
  - А можно будет как-нибудь еще...
  - Нет, Миячи, - сразу же понял, о чем хочу спросить, маг. - Это зелье не желательно принимать вообще, а если уж пришлось, то лучше ограничится одним разом за всю жизни. Это тебе не чай, а магическое зелье, влияющее на твой разум и память. Не стоит злоупотреблять. Я и так дал его тебе на свой страх и риск.
  - А жаль, - вздохнула я, понимая, что от основного раздражающего фактора, который постоянно держит ту самую 'дверь' в мое прошлое насквозь открытой, я неизвестно когда смогу навсегда избавиться.
  
  И, тем не менее, я была благодарна за эти дни и ночи, во время которых мне снова снились цветные сны, а не черно-белые кошмары. За это утро, когда я открыла глаза с улыбкой на устах.
  Сегодня я, наконец, увижу братишку. Было интересно, как ему живется у магистра и как жилось те месяцы, что мы с ним не виделись. Ариярн держал его где-то у себя, как гарант моего послушания, да и потом тоже намеревался использовать в своих непонятных играх против меня...
  Со стартом Игр на территорию лагеря было запрещено заходить посторонним, а потому мне пришлось выходить за его пределы, чтобы увидеться с магистром и Нияром.
  - Мия! - радостно взвизгнул брат и бросился в мои объятия, а уже спустя секунду по лесу разносился его заливистый смех, когда я начала зацеловывать своего самого дорогого в мире человечка.
  - Ну, все, Мия! Ну, хватит! - быстро опомнился Нияр, заметив за спиной увязавшегося за мной Грэмстона и устыдившись своего совсем не мужского поведения.
  Ну, конечно, куда уж там! Целых восемь лет - куда уж взрослее и мужественнее? А тут такое поведение, да еще и перед участником Игр!
  - Ну, что, будем знакомиться? Меня зовут Грэмстон, а ты у нас, насколько я понял, брат этой очаровательной девушки, - протянул лев брату свою лапу, а я закатила глаза от его слов.
  - Нияр! - выпалил мальчуган и пристально уставился на мужчину. - А вы кем приходитесь моей сестре?
  И взгляд такой... ну вылитый отец, встречающий очередного 'заскочившего на огонек' кавалера своей дочери. На секунду глаза защипало и я быстро отвернулась, чтобы скрыть предательскую влагу.
  - Смею надеяться, что могу считать себя другом Миячи, - в голосе льва слышалась улыбка. - Мы с твоей сестрой играем в одной команде. Хочешь взглянуть на Единый Храм? - сразу же сменил тему разговора мужчина. - Или сводить тебя на побережье? Знаешь, мы там были недавно и видели столько интересных игровых комплексов. Уверен, мы сможем как следует повеселиться.
  Пока Грэмстон развлекал Нияра, я подошла к стоящему в стороне вампиру.
  - Магистр Ардиэн, не передать словами, как я благодарна вам за все, что вы сделали и делаете для нас с братом, - поприветствовала я мужчину и не смогла сдержать очередных слов благодарности.
  - Я не заслужил твоей благодарности, наивное дитя, - покачал головой маг и мягко улыбнулся. - Я отправил тебя на опасные Игры и, насколько я понял из твоего последнего послания, на этот раз это нечто большее, чем просто турнир. Миячи, твой отец спас мою младшую сестру из рабства у демонов, - я удивленно взглянула на вампира. Если бы знала об этом, вряд ли бы брала с него кровную клятву, потому как отдавать такие долги даже у вампиров считалось делом чести. - А я в благодарность заставил его дочь рисковать своей жизнью. Наверное, мне все же следовало попытаться найти другой путь решения вашей с братом проблемы.
  Я мотнула головой. Не было никакого другого выхода из той ситуации, разве что смерть Ариярна. Я невесело хмыкнула. Нет, несмотря на все произошедшее я не желала ему смерти. После всего я желала ему лишь одного - на своей шкуре узнать, что это такое, быть преданным, растоптанным той, которую он полюбит всем своим холодным сердцем.
  - Вы определили меня в великолепную команду... На самом деле каждый из них уже стал немало значить для меня. Они заботятся обо мне, магистр Ардиэн, помогают намного больше, чем должны. Вы нашли лучший выход из той ситуации, в которую я сама себя загнала. Но я хотела просить про Нияра. Ариярн он...
  - Нет, он не предпринимает попыток вернуть его, - сразу же понял меня маг. - Не могу сказать, что он был в восторге обнаружив пропажу и найдя у кого она теперь находится, но... Представляешь, он был намерен выбить из меня кровную клятву, что я не причиню мальчишке вреда, когда понял, что не в его силах вернуть Нияра назад. Он неплохой вампир, во много раза лучше своего отца, что немало удивляет, так как Крастен приложил немало сил, чтобы воспитать из сына достойного приемника. Никогда не подумал бы, что он способен на нечто подобное.
  Я грустно улыбнулась и предпочла снова перевести разговор на Нияра, поинтересовавшись, где и как его обустроили, определили ли в школу. А вскоре мы и вовсе присоединились к брату и Грэмстону, который быстро смог найти общий язык с ребенком и уже вовсю рассказывал, немало приукрашая и много чего опуская, о наших приключениях. Больше в наших разговорах не было вампира. Разве что Нияр один раз спросил, почему дядя Ариярн перестал приезжать к нему, но я быстро отвлекла внимание ребенка от этой неудобной темы. Я не знала, что говорить ему о вампире и вообще стоит ли что-либо говорить. Все больше надеялась, что вскоре он сам забудет о нем.
  Во время недолгой прогулки до Храма внимание Нияра практически полностью принадлежало Грэмстону и, стоит признать, порой я и сама заслушивалась его рассказом, больше походившим на увлекательную сказку, а не на тот ад, что мы пережили в Наагира. Хотя, на самом деле это и была самая настоящая сказка, обросшая множеством интересных, но абсолютно нереальных деталей. К тому времени, как мы дошли до Храма, лев полностью выдохся и, кажется, даже вздохнул с облегчением, когда пытливый детский ум переключился с него на меня и Ардиэна.
  Нияр с интересом рассматривал Храм, а потом с не меньшим интересом следил за работой магов на огромной Центральной площади, где снова не по дням, а по часам рос огромный амфитеатр.
  Пока гуляли, я то и дело прикусывала язык, порываясь спросить, как ему жилось у арка. Судя по тому, с какой обидой и надеждой он спрашивал о нем, то Ариярн, как минимум, сдержал свое обещание и действительно заботился о мальчике. Невесело усмехнулась. Нияр души не чаял в вампире и тот не противился, когда он увивался с нами на прогулки, кажется, с удовольствием возясь с ним и даже изредка тренируясь в борьбе, и не только рукопашной. Это приводило тогда еще шестилетнего Нияра в неописуемый восторг. Еще бы, такой как Ариярн, посчитал его достаточно взрослым для того, чтобы учить драться! В отличие от нашего отца, вампир не считал, что мальчик должен подрасти, прежде чем брать в руки оружие. Наоборот, он всегда говорил, что мужчина должен учиться быть мужчиной с пеленок и это также касается способности защитить себя и свою семью. Конечно, все это происходило в строжайшем секрете от отца. Для меня это было дико и изредка даже страшно, но... никогда не умела отказывать братишке, когда тот смотрел на меня своими огромными умоляющими глазками, да и полностью доверяла арку, который поклялся, что на Нияре не останется ни царапинки...
  - Мия, но почему я не могу посмотреть на лагерь?! - вырвал меня из воспоминаний требовательный голос брата.
  Я задумалась.
  - А давай попробуем! - с улыбкой предложила я. - Может, и получится провести тебя в лагерь, как-никак ты же мой брат.
  Магистр Ардиэн, сославшись на дела, оставил нас втроем, перед этим известив о названии гостиницы, в которой он остановился и куда мы должны будем привести Нияра. Мы же отправились ко входу в лагерь и... спокойно вошли на его территорию.
  Мальчик с открытым ртом рассматривал тренировочную площадку и глазами полными восторга провожал каждого из немногочисленных оставшихся игроков, встречающихся на пути. На ночь оставила брата у себя, предварительно написав магистру магическое послание все в той же тетради.
  Нияр пробыл у меня два волшебных, наполненных радостью дня, после которых магистр Ардиэн был вынужден вернуться домой сам и забрать брата, хотя изначально они планировали остаться до представления в честь окончания отборочных туров. Был, конечно, один неприятный момент, когда нам с Нияром на пути попался тот самый демон, который должен был разобраться с Ластроком. Ох, и не понравился мне его взгляд, особенно, когда тот упал на требующего моего внимания брата. Одно радовало - у магистра Ардиэна, да и покуда не закончатся Игры для нашей команды, Нияр в полной безопасности. А вообще, я очень надеялась, что Ластроку удастся уладить свои проблемы и это конкретный демон вообще перестанет быть тревожить нас в дальнейшем.
  Снизу донесся громогласный рык и моя кошка лениво приоткрыла глаза, чтобы скосить их на стоящего под нашим деревом черного льва. Последние дни он практически не отходит от меня, взвалив на себя непосильную ношу в виде моих тренировок, пока остальные заняты улаживанием своих дел. Я вздохнула. Грэмстон очень хороший, но порой даже хорошего может быть слишком много. Отвечая на мои мысли, кошка снова закрыла глаза и устроила голову обратно на передние лапки, выразив свое отношение к нежданному нарушителю спокойствия лишь недовольно дернувшимся кончиком хвоста.
  Но, конечно, кто когда слушал нас? И это уже становилось обидным.
  Моя кошка раздраженно зашипела, когда лев в два прыжка оказался рядом с ней и, поднявшись, не спеша потянулась, припав на передние лапки. А вот я в эту самую секунду ее спокойствия не разделяла, потому как довольно толстая ветка под внушительной тушей льва начала трещать.
  
  Не знаю, сколько времени эти два кошака провели, резвясь в высоких травах, на раскинувшемся недалеко от леса лугу. Они то бегали, то прятались, выслеживая и подкрадываясь друг к другу. Когда начало темнеть, лев мотнул головой в сторону лагеря, и моя кошка последовала бы за ним, но я хотела немного побыть одной и не в полутьме шатра, а тут, на природе. Было видно, что огромный черный зверь не желал оставлять меня одну за пределами лагеря, но, видимо, умоляющая кошачья мордашка слишком умильно выглядела, потому что уже спустя пять минут, он, сокрушенно покачав головой, ушел. А моя кошка вернулась обратно в лес, посвятив себя охоте. Гоняясь за мелким зверьем, мы пришли к подножью спящего вулкана, что находился с другой стороны от лагеря участников Игр, а точнее - к небольшому теплому источнику, расположившемуся в одном из углублений каменной породы.
  Запрыгнув на 'бортик', созданного самой природой бассейна, кошка пружинистой походкой обошла вокруг парующей воды, недовольно подергивая хвостиком и подозрительно прищуриваясь. А мне так сильно захотелось искупаться, что я потихоньку забрала контроль над телом у кошки и, навострив ушки, прислушалась к окружающей меня тишине, а потом и осмотрелась вокруг. В принципе, мало кто из гостей или участников Игр любит вот так гулять по дикой природе острова, разве что оборотни, но и те встречались мне лишь пару раз за все время. Но осторожность никогда лишней не бывает.
  Оценив обстановку, я обернулась в человеческую форму и осторожно дотронулась пальцами к покрытой сизым паром поверхности воды. Чуть горячее, чем хотелось бы, но в самый раз, чтобы как следует расслабиться. Ночная прохлада окутала тело и я поспешила окунуться в теплые воды источника.
  Как же хорошо... поплавав какое-то время, я выбрала наиболее удобное местечко и, откинув голову на теплый камень, позволила воде нежно баюкать свое тело, которое с каждой секундой все больше наполнялось блаженством и расслаблялось. А потом я и сама не заметила, как задремала...
  Проснулась резко, как от толчка и... замерла. Вот и пришла расплата за мою неосторожность, за не пойми откуда взявшуюся веру, что никто не сможет причинить мне вреда, за дни спокойствия, подаренные зельем Цагарона. И сейчас эта расплата смотрела на меня горящими в темноте багровыми глазами. Полностью одетый, Ариярн стоял по пояс в теплой воде и, облокотившись руками о камень по обе стороны от моей головы, жадно скользим взглядом по лицу, шее, плечам, спускаясь к самой кромке воды, едва прикрывающей грудь. Как можно было настолько забыться, чтобы заснуть ночью посреди леса?
  - Миячи...
  Жаркий шепот сорвался с губ арка и он, не отрывая взгляда от моих глаз, склонился еще ближе к моему лицу, опаляя горячим дыханием губы, а потом и вовсе припадая к ним невесомым поцелуем. Его губы осторожно скользили по моим, нежно поглаживая, осторожно прося не бояться, позволить большее. Так щемяще нежно, так до боли знакомо, словно я заново переживала наш первый поцелуй. Но не было сейчас в душе того трепета, только горькая обида и я бы оттолкнула его, но мое тело и сознание были словно парализованы. Неожиданностью, его нежностью, той эмоциональностью, что до этого наполняла его взгляд, пусть не паникой, но страхом перед ним.
  Я опомнилась, когда он углубил поцелуй, а его руки опустились под воду, осторожно ложась на талию и бедро. Положив ладони на твердую грудь, я решительно отодвинула его.
  - Ты больше не боишься, Миячи, - отрываясь от моих губ, но ни на секунду не собираясь давать мне свободу, прошептал арк. - Не трусишься от ужаса...
  Не обращая на внимание на мои ладони, упирающиеся изо всех сил в его грудь, он притянул меня вплотную к себе, оплетая руками. Его тело отчего-то мелко дрожало, пока сам арк что-то бессвязно бормотал и покрывал мою макушку поцелуями. А на меня вновь навалилось прошлое. Эти руки, превратившееся в тиски, душили... и я снова почувствовала приближение паники и истерики. Сердце ускорило свой ритм, дыхание участилось, а перед глазами начало темнеть...
  - Пусти! - задыхаясь, воскликнула я, уже всем телом пытаясь выскользнуть из рук вампира, а потом и вовсе забившись в них пойманной птицей.
  Почувствовала, как ослабевают душащие меня тиски и теплые ладони ложатся на плечи.
  - Мия... котенок... все, я не...
  Черная тень пронеслась перед носом и смела вампира. Получив неожиданную свободу, я пошатнулась на нетвердых ногах и упала на колени прямо в воду, захлебываясь теплой жидкостью и едва находя в себе силы встать и подняться на выступ, на котором сидела до этого. Дав себе несколько мгновений, чтобы отдышаться, попыталась разглядеть, что происходит в кромешной темноте в нескольких метрах от меня. Рев разгневанного не на шутку льва лучше любых слов рассказал мне, кто стал моим спасителем. Грэмстон. Я облегченно выдохнула, но тут же снова была впечатана в твердое тело... словно вдалеке взревел лев и мир смазался.
  
  Открыв глаза, в панике начала оглядываться, осознав себя в какой-то тускло освещенной комнате. А потом, словно обухом по голове шарахнули - я же голая!
  Вскинула взгляд на Ариярна и увидела, как тот открыто рассматривает меня. Мгновение и на моем месте сидит дикая кошка, скалящая полный комплект своих клыков на арка.
  - Я хотел просто поговорить с тобой, - лицо вампира снова спокойно, как и голос. Только взгляд изменился, словно стал... мягче?
  - Согласись, делать это пока ты в лагере не очень удобно, - немного помолчав, продолжил он, присаживаясь на корточки рядом с кошкой. - А ты красавица. Никогда не видел кетирэ, - он протянул руку, которая тут же бала от души расцарапана острыми когтями.
  Безразлично взглянув на моментально начавшие кровоточить царапины, вернул ее обратно на колено.
  - Миячи, обернись, - заглянул он в глаза скалящейся кошке, которая уже всерьез начала рассматривать вариант прорваться из угла, в который она оказалась загнанной, с боем. - Клянусь, я просто хочу поговорить с тобой и сразу же верну прямо в лагерь.
  Кошка перестала шипеть, присела и, обернув лапки хвостиком, склонила голову, показывая всем своим видом, что приготовилась внимательно слушать.
  - Нет, котенок, я буду разговаривать с Мией, - одними уголками губ улыбнулся арк. - Ты не сможешь отсюда уйти - я лично ставил защиту на номер. Но если хочешь, я могу выйти... скажем, в ванную, пока ты накинешь на себя что-то, - он встал и подошел к большому шкафу, доставая оттуда свою рубашку и плащ.
  Положив их на кровать, он подошел к какой-то двери.
  - Только разговор, - повторил он. - Пожалуйста, - с силой и чуть ли не по слогам выдавил он из себя и вышел из комнаты.
  














Згерх - мифическое существо, по своей сути являющееся чистым пламенем. В древние времена народы Тинара верили, что покаранные Богами отправляются в пасть к згерху, где вечность горят в его огненном нутре.





Оценка: 7.91*14  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"