Кримпэлл Вера: другие произведения.

Яд суккуба

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
Оценка: 6.84*36  Ваша оценка:
  • Аннотация:



    Раньше я была самой обычной двадцатилетней девушкой с самыми обычными проблемами из разряда, как бы не завалить экзамен и что бы надеть на свидание с понравившимся парнем... Но однажды все это осталось в прошлой - обычной жизни. Теперь я - суккуб. Добыча, на которую объявлена охота.


    Предупреждение: платно и тяжко... в смысле героине будет тяжко. Насколько сильно ее морально потрепают время покажет. Ну и ХЭ само собой будет, куда ж без него.
    Ах, да и еще... Внимание! не нормативная лексика имеет место быть...
    Завершено. Выложенный текст не полный










Глава 1

Влетев в двери университета, я остановилась и попыталась перевести дыхание. Часы в холле показывали восемь двадцать две. Успела... почти.
Взлетев по лестнице на третий этаж и завернув в длинный коридор, поняла, что профессор Блэк, читающая лекции по экономике, несмотря на зачет, снова опаздывала, о чем свидетельствовала громко переговаривающаяся стайка одногрупников около кабинета. Свободно выдохнув, прошла на свое место и замерла в удивлении - на моем столе лежала чайная роза и небольшая черная карточка, на которой золотым витиеватым шрифтом было вытеснено банальное: "Самой прекрасной девушке. Майкл", а в самом низу приписано: "Сходишь сегодня со мной в кино?".
Бросила взгляд в сторону того самого Майкла и наткнулась на внимательный взгляд невероятно зеленых глаз. Растянув свои невозможно сексуальные губы в обольстительной улыбке, он подмигнул мне и отвернулся к своим конспектам. Замечательно! Тактика наглого обольстителя не сработала и теперь мы перешли к банальным ухаживаниям. И вот не надоело ему жизнь мне отравлять?
Обведя взглядом небольшую аудиторию, словно где-то на стенах или доске мог таиться ответ на волнующий меня вот уже несколько месяцев вопрос, как избавиться от назойливого ухажера, задумчиво посмотрела на стоящий рядом пустующий стол. Тут восседала Аманда Рид. Колючая стерва возомнившая себе невесть что и доведшая меня до белого коленья своими придирками из-за внимания красавчика Майкла. Наглый зеленоглазый брюнет со спортивной фигурой и голосом, одно звучание которого может заставить представительниц слабого пола выпрыгнуть из трусиков, вскружил голову практически всем девчонкам университета.
Тяжело вздохнула и снова грустно взглянула на цветок с карточкой. Опять все девушки в группе ядом плеваться будут. И что они находят в этом бабнике помимо внешности, что готовы палатку под его окнами разбить? Хотя, наверное, некоторые не только это готовы сделать ради его внимания.
Взять хотя бы ту же Аманду, которая встречалась с Майклом еще до моего перевода в этот университет. Даже получив отставку, она продолжает стелиться под него, наплевав на чувство собственного достоинства, чем вызывает уже пренебрежение и брезгливость не только у своего предмета обожания, но и у всех остальных парней в группе.
Кстати, а это неплохая идея...
Задумав маленькую пакость, я спокойно уселась на свое место и даже послала улыбку вновь повернувшемуся в мою сторону горе-обольстителю. А когда в кабинет начали входить абитуриенты, нагло подбросила и цветочек, и карточку на место Рид.
- Эвангелина Литтл, ты опять нарываешься на неприятности? - тихо прошептала моя подруга - Микаэла, явно заметив мои манипуляции, когда шла к нашему месту. - Он ведь ее не переваривает.
Она опустилась на стул и небрежно бросила сумку на стол.
- В этом и есть сама суть сладкой мести, - оскалилась я, бросив мимолетный взгляд на ушедшего с головой в конспект парня. - Представляешь, какую жизнь теперь наша красотка ему устроит?
- Я представляю, какую жизнь теперь он устроит тебе, - прошептала она, склоняясь ко мне и доставая из сумки конспект.
- Мне и так от него житья нету, так что хуже, чем есть, вряд ли может быть, - так же тихо ответила, потому что вслед за студентами в небольшую аудиторию вошла профессор Блэк.
- Не понимаю, что тебе не нравится, - еще больше склонившись ко мне, зашептала Мика. - Это же ходячий секс, а не парень. От него все девчонки тащатся, а он без ума от тебя.
- Ага, но при этом не брезгует пихать свой член во все, что шевелится, - брезгливо скривилась я, наблюдая, как в двери аудитории входит Аманда Рид. Как всегда великолепна и как всегда считающая ниже своего достоинства явиться на пары раньше препода.
Миссис Блэк бросила на девушку раздраженный взгляд поверх очков, но промолчала, хоть всякий раз при опоздании считала своим долгом отчитать провинившегося.
Из-под опущенной челки я наблюдала за тем, как Аманда проплыла на свое место и пораженно замерла на мгновение, увидев цветок и записку, что лежали на ее стуле. Переложив их на стол, она села и прочитала карточку.
- Я же говорила тебе: он мой! А тебя обхаживает, только чтобы насолить мне, - тут же прилетел мне злорадный смешок.
Я лишь пожала плечами, принимая листок с вопросами и пытаясь скрыть так и рвущийся из груди смех при виде того, как Аманда призывно начала стрелять глазками в сторону парня.

- Ну, так ты согласна? - раздался надо мной сочный голос Майкла, когда пара закончилась. Услышав этот голос первое, что хочется - это завернуться в его мягкое урчащее звучание и слушать... слушать... слушать...
Хорошо, что у меня иммунитет к таким сладкоголосым сексуальным самовлюбленным козлам.
- Конечно, любимый, - тут же раздался полный воодушевление писк Аманды тот час повисшей на ошарашенном парне. - Я всегда знала, что ты не так равнодушен ко мне, как хотел казаться, - пропищала она, махнув рукой на пустую заднюю парту, где лежала роза.
Выражение лица парня, когда он понял, к кому попало его романтически-приторное послание, стоило непременно последующей за эту маленькую проказу мести.
- Любимый, - перекривляла я писк Рид, - желаю хорошо повеселиться, - и, не обращая внимания на злой взгляд девушки и обещающий страшную расплату - Майкла, в прекрасном настроении вылетела из аудитории.
Вот уж воистину правду говорят: сделал пакость - на сердце радость.
- Пойдешь сегодня на вечеринку к Берту? - нагнала меня в коридоре Микаэла.
- Пока еще не решила, - пожала я плечами. - Ты же знаешь, что я не очень люблю такие сборища. Уж как по мне так лучше смотаться в клуб. Как ты смотришь на вечер в "Гроте" в компании Рикардо, Джимми... и остальных? Тем более, что оказывается сегодня у Джесс днюха.
С Рикардо и Джимми мы познакомились около месяца назад в одном из клубов. Веселые и милые парни, впрочем, как и вся их компания, принявшая подруг с распростертыми объятиями.
- О, ну если вопрос поставить так... когда за подарками?
- Сразу после пар, конечно же, - ответила я.
- Ты же вроде хотела сегодня уйти пораньше?
- И пропустить, как Аманда обхаживает Майкла? - вздернула я бровь, открывая дверь аудитории. - Он меня достает уже второй месяц, могу я себе позволить насладиться тем, как и его по тому же месту?
- Она и так его... уже во всех местах и достала, и облапала, - скривилась Макиэла. - Интересно все-таки, каков он в постели? Судя по тому, как за ним бегают девчонки, то он как минимум чертов Бог секса.
- А вот мне ни капельки не интересно, - засмеялась я и, достав бутылочку с водой, уселась на краешек стола. - Расскажи лучше, как там у тебя дела с Рикардо? Он после того вечера в кафе мне телефон оборвал. Поссорились?
Ответить девушке не дала ввалившаяся в аудиторию толпа девиц, облепившая Майкла со всех сторон.
Найдя меня взглядом, его глаза прищурились. Стряхнув с себя руку Аманды и что-то зло рыкнув девушкам, которых тут же сдуло из аудитории, парень направился прямо к нашему с Микаэлой столу. Игнорируя начавших сходиться в аудиторию студентов, он вплотную подошел ко мне и оперся руками о стол по обе стороны от моих бедер, нависая надо мной, заставляя отклониться.
- Считаешь, что поступила умно? - яростно прошипел он мне в лицо. - А я ведь по-хорошему хотел!
Стало немного не по себе под его бешеным взглядом. И чего так злиться? Подумаешь, Аманда попристает к нему несколько дней немного интенсивней, чем обычно. Ему-то не привыкать...
- Милый, ну что ты пристал к этой убогой? - попыталась отодрать от меня парня Аманда.
- Действительно, милый, почему бы тебе не...
Рука Майкла, оставив столешницу, обняла меня за талию и резко притянула к спортивному телу, а идеальной формы губы накрыли мой рот, так и не дав договорить. По аудитории пронесся слаженный вздох, потом послышались смешки и чье-то злобное шипение, а я уперлась ладошками в широкие плечи, пытаясь оттолкнуть от себя нахала. Но, ни на них, ни на мое возмущенное мычание Майклу не было никакого дела.
- Я тебя... - зло прошипела я, когда он отстранился, но тут же снова была заткнута самым наглым их всех возможных способов.
Более того, эта зараза воспользовалась неосторожно открытым в попытке высказать возмущение ртом и теперь его язык во всю хозяйничал там, где ему явно не место. Попыталась клацнуть зубами, чтобы неповадно впредь было совать свой язык, куда не приглашали, но... Майкл положил свою вторую ладонь мне на щеку и его большой палец теперь не давал мне сомкнуть зубы. Но больше всего возмущал тот факт, что никто даже не попытался оттащить эту кучу мускулов и секса от меня. Меня тут чуть ли не насилуют средь бела дня, а этим идиотам хоть бы хны! Только знай себе, похихикивают... И Микаэла предательница... И...
И все начало меняться. Этот гад действительно умел целоваться. Причем так сладко, что я и сама не заметила, как обмякла в его руках и издала тихий стон удовольствия. С каждым движением его языка на меня накатывали жаркие волны и между ног становилось все влажнее. Всего за минуту мой мир перевернулся с ног на голову. Я чувствовала себя так, словно мою волю выпили до дна, заменив ее диким желанием к трахающему мой рот своим языком парню.
- Ну вот. Такая тихая и послушная девочка, - прорычал он, удовлетворенно сверкнув яркой зеленью глаз. - Такой ты мне нравишься куда больше. Ты ведь больше не будешь вести себя как язва, маленькая моя?
- Эвангелина Литтл, Майкл Гейт, надеюсь, я вам не сильно помешал? - заставил меня очнуться от сладкого дурмана строгий голос профессора Гастингстона - препода по менеджменту.
Я вспыхнула и послала полный ненависти взгляд Майклу, после чего нырнула на свое место. Козел! Опозорил перед всеми студентами и профессором! Ну, ничего я ему все припомню... обязательно припомню... еще не рад будет, что связался. Хочет войны? Он ее получит!
А вот самого Майкла моя реакция явно озадачила, и он не спускал с меня задумчивого взгляда всю пару.
Да ладно, неужели он думал, что я растекусь лужицей сиропа у его ног, раз он так офигенно целуется?
Сначала профессор пытался одернуть парня, чтобы тот перестал выкручивать шею. Однако когда Гейт в наглую сел боком и уставился на меня, Гастингстон почему-то решил не тратить свое время зря и не обращал на него никакого внимания. Так что к концу лекции мои щеки были красными, как маков цвет.
После третий пары я вернулась к изначальному плану смыться пораньше и уже направлялась на выход из университета, как меня остановила появившаяся словно ниоткуда рука и схватила за локоть.
- Ты меня поняла, Аманда? - раньше, чем повернула голову, услышала злой голос Майкла. - Только подойти еще раз ко мне и поверь, последствия тебе действительно не понравятся. Поняла?! - рявкнул он так, что вздрогнула даже я.
- П-поняла, - пискнула девушка, втянув шею в плечи.
- Прекрасно. А теперь пошла вон и чтоб на глаза мне не показывалась! - оттолкнул он ее и перевел на меня свои жутко сверкающие зеленью в полутемном закоулке глаза. Судорожно выдохнула и сама не заметила, как оказалась прижатой к стене. - Теперь ты...
- А что я? Я радостью не буду показываться тебе на глаза, - пролепетала я, все еще находясь под впечатлением от его светящихся глаз.
Это ведь ненормально для человека. Правильно?
- О, нет, - прикрыв глаза, оскалился в улыбке Майкл, а когда снова открыл, они уже не сияли. - Скажи, неужели ты совсем не хочешь меня поцеловать? - прошептал он, наклоняясь ко мне и давая почувствовать горячее дыхание на губах.
- Вообще-то не очень, - честно ответила я и испугано сглотнула, когда его пальцы легли на мою шею, слегка сжимая ее.
- Что с тобой не так? - сощурил он глаза, внимательно изучая мое лицо. - Ты же сейчас должна стелиться передо мной течной сукой, предлагая себя.
- Смотри не лопни от самомнения, - ехидно ответила я, задохнувшись от негодования и уже не обращая внимания на его пальцы на своем горле. - Не так уж ты и хорошо целуешься, - а это уже откровенная ложь.
- Я охрененно целуюсь, впрочем, как и делаю все остальное, - дотронулся он своими губами к моим. - Но дело не в этом... далеко не в этом... я разгадаю тебя, Эви и все равно заполучу в свою постель.
Он резко отстранился и ушел.
- У психиатра давно был? - крикнула я ему вслед. - Псих, - буркнула себе под нос и направилась на выход из универа.
Мне еще до встречи с Микаэлой нужно успеть забрать машину с ремонта.

Вечером в клубе 'Грот'...

- Красавица, не откажи в танце, - отвесил мне шутовской поклон Джимми.
Дело близилось к полночи и все мы уже были немного навеселе. День рождения Джесс удался на славу, но сейчас вся наша компания разбилась по воркующим парочкам.
- Не откажу, красавец, - ослепительно улыбнулась я и приняла протянутую руку.
Двадцатипятилетний весельчак Джимми действительно был очень даже не плох. Русые волосы, яркие синие глаза на мужественном лице, чувственные губы, четко очерченные скулы. Да и фигурой тоже не подкачал...
- Эви, сколько еще ты будешь мучить меня? - заставил меня шокировано распахнуть глаза вопрос парня, когда быстрая песня сменилась медляком. - Нравишься ты мне... очень...
Я и подумать не могла, чтобы такой яркий и замечательный парень питал интерес ко мне. Не то, чтобы я была серой мышкой, но и необычного во мне ничего не было. Темно-каштановые волосы, карие глаза, не выдающаяся особыми формами фигура. Единственная моя гордость - молочная ухоженная кожа, которая словно светилась изнутри.
За тот месяц, что мы знакомы, я не единожды ловила на себе заинтересованные взгляды Джимми, но как-то не предавала им особого значения, так же как и весьма скромным знакам внимания. Мою голову занимали совсем другие проблемы. Я обживалась в новом городе, да и конец учебного года в новом университете тоже не прибавлял мне свободного времени. Нужно было заново знакомиться с профессорами и доказывать свои знания, которыми, к слову, я не особо-то и блистала.
- Ты мне тоже нравишься, - выпалила я, прежде чем успела подумать и тут же прикусила язык. Джимми был всем, что я так долго искала в парнях и даже немного больше. Как он мог мне не нравиться? Да и вообще любой девушке, у которой есть глаза?
Парень же притянул меня ближе в свои объятия и поцеловал. Поцелуй был хоть и был коротким, но таким нежным и трепетным, что моя голова закружилась, а ноги подогнулись. Или это выпитый алкоголь сыграл со мной злую шутку? Когда же Джим отстранился, наваждение рассеялось и я попыталась сфокусировать свой взгляд на окружающих нас на танцполе парочках первое, что я увидела - был яростный взгляд зеленых светящихся глаз. Майкл, черти б его побрали! Зажмурилась и помотала головой, а когда открыла, никого уже не было. И почудится же спьяну. Стало как-то не по себе... Похоже, после сегодняшней сцены в коридоре я начала бояться этого психа!
Высвободившись из рук Джимми, я пробормотала извинения и направилась в туалет, где долго и упорно, наплевав на макияж, умывалась холодной водой. Посмотрела на себя в зеркало и, осторожно стерев остатки туши со щек и век, вышла в коридор, где тут же была довольно грубо схвачена за руку и затянута в темный закуток.
- Что... ммм... - замычала я, когда мои губы смяли в грубом поцелуе.
Да что же сегодня за день такой?!
Я царапалась и мычала, пиналась и брыкалась, но сильное тело владельца ненавистных зеленых глаз надежно придавливало меня к стене, а грубые пальцы причиняли боль, заставляя открыть рот. А потом снова все изменилось и я обвисла в его руках послушной его страсти куклой. Разум еще некоторое время пытался противиться, но мое тело опалило жаром и жидкая лава понеслась по венам, подчиняя каждую клеточку моего существа древнему инстинкту. А в голове словно тайфун пронесся, выдувая оттуда любые мысли. И вот я уж сама выгибаюсь навстречу вжимающему меня в стену телу и тихо постанываю в жадный рот, зарываюсь пальцами в шелк коротких волос и не менее яростно отвечаю на поцелуй.
- Хорошая девочка, - оторвавшись от моих губ, промурлыкал мне на ухо окутывающий мягкими вибрациями голос. - Ты же не разочаруешь меня на этот раз, маленькая? Будешь послушной и пойдешь со мной...
- Никуда я с тобой не пойду! - возмутилась я, когда непонятный дурман рассеялся и я поняла, где сейчас нахожусь и главное - с кем. - И вообще отстань от меня, наконец! Тошнит уже от одного твоего вида!
Я вырвалась и убежала к ребятам, но остаток вечера просидела как на иголках. Чертов Майкл! Чертово предательское тело! Такой вечер испоганили!

***

Майкл Гейт

Бросив последний взгляд на утомленную от любовных игр девушку, имя которой так и не удосужился спросить, Майкл оделся и покинул уютный номер отеля. Он никогда не искал постоянных отношений и никогда не брезговал одноразовым сексом с какой-нибудь горяченькой штучкой. Хотя родители все чаще достают его, настоятельно рекомендуя завести постоянную партнершу. И в их понимании 'постоянная' это не месяц-два, как было у него с Амандой, а хотя бы годика три-четыре.
Майкл скривился - его предки были строго воспитаны и требовали примерного поведения и для своих сыновей. Правда, с поправкой на их сущность. Такое впечатление, что они в их годы обет целомудрия давали и строго его придерживались!
Выйдя из отеля, он приказал подогнать свою машину. Ему следует поторопиться, если хочет успеть на завтрак.
Пока он ехал домой, его мысли то и дело возвращались к одной строптивой мелкой девчонке, которая вот уже второй месяц не дает ему покоя. Не было и дня, чтобы он не предпринимал попытки залезть к ней под юбку, но что бы не делал, всякий раз получал от ворот поворот. Сначала это интриговало и будило в нем, не знающем отказа с тринадцати лет, охотничий инстинкт, но со временем эта чертова Эви стала навязчивой идеей, наваждением. Ее карие глаза с огоньком непокорности начали преследовать его и последние недели все его партнерши чем-то обязательно напоминали строптивую крошку.
- Ты опять опоздал к завтраку, - недовольно пробурчал отец Майкла - Кайл, когда тот, приняв душ и приведя себя в порядок, спустился в столовую.
- Прошу прощения, отец, - недовольно буркнул он, усаживаясь за стол и принимаясь за завтрак.
- Так значит, сейчас вы ищите подходящий объект? - продолжил начатый до его прихода разговор старший брат Майкла - Дэн.
- И это обещает стать настоящей проблемой, - кивнул отец. - Грэм, конечно, молодец, что разработал эту вакцину, но стоит признать - она бесполезна.
- Почему? Ведь мы уже давно искали рецепт вакцины наших создателей и это просто замечательно, что Грэму удалось восстановить его, - подала голос мать.
- О чем вы говорите? - все же решил поинтересоваться Майкл.
- О вакцине, которая могла бы создать подходящих для нас женщин из обычных девушек, - пояснил ему Дэн и его глаза блеснули, выдавая предвкушение.
Да уж, их создатели в свое время что-то нахимичили и теперь у сверх существ всех видов существовала одна, довольно болезненная проблема - катастрофическая нехватка женщин. Как правило, в союзах сверха и сверха примерно на тридцать мальчиков рождала одна девчонка и ту берегли как зеницу ока. В союзе сверха и обычной человеческой женщины девочки рождали чаще, но и тут природы сыграла с ними злую шутку - все они были лишь обычными людьми, в отличие от тех же мальчиков, которые наследовали способности отца.
- В том и дело, что не из обычных, - недовольно заметил отец. - Вакцина Грэма может создать суккуба только из девочек, в чьей родословной до десятого колена отметился инкуб, - о союзе суккуба и обычного человека не могло быть речи. Почему? Да все по причине той же гипер опеки родителей. - Потом даже наша кровь слишком разбавляется и вытянуть на поверхность притаившуюся сущность будет невозможно. Кроме того, есть еще два условия, соблюдение которых является обязательным. Эти девушки должны быть нетронуты и не старше двадцати лет - периода, когда в женских особях пробуждается сущность.
Мы с братом присвистнули.
- Вот именно, - устало откинулся на спинку стула отец. - А если учесть, что сейчас мало кто из наших создает союз с человеческими женщинами по причине их быстрого угасания, то шансы даже протестировать вакцину стремятся к нулю.
- Но я уверен, что у многих имеются нагулянные детки, - выдал Майкл и тут же поперхнулся чаем под строгими взглядами сразу двоих родителей.
- И сколько уже у тебя нагулянных? - вмиг подобравшись, недобро поинтересовался отец.
- Па, только не начинай! - простонал он и тут же добавил: - Я предохраняюсь.
- Предохраняются они... - принялась было за старое мать, но была перебита Дэном.
- И что таких девушек никак нельзя отличить от обычных? - спросил он. - Ну, не может же бесследно пройти родство со сверхом. Должно быть хоть что-то особенное в них, какая-то черта, которая позволила бы определить их.
- Ты прав. Должно и есть, - кивнул отец. - Но это что-то настолько... по сути несущественное, что мало чем может помочь нам. Достоверно определить есть ли в родословной девушки инкуб можно только посредством анализа крови, а по мелочи... такие детки имеют некий иммунитет перед нашим очарованием.
Перед глазами Майкла тут же всплыл образ строптивой малышки из его группы. А ведь у нее действительно стопроцентный иммунитет перед ним. Даже его яд и тот действует на нее, только пока он ее целует.
- Допустим, я могу помочь Грэму и подыскать объект для испытания вакцины, - растягивая слова и задумчиво смотря перед собой, протянул Майкл. - Но взамен я потребую отдать ее мне.
- У тебя есть подходящая девушка на примете? - оживился отец.
- Да. Я думаю, она подойдет по всем параметрам. Хотя, конечно, нужно будет проверить насчет девственности, - задумчиво прошептал он себе под нос.
- Если она действительно подходит, то оставь это помощнице Грэма. Боюсь, после твоей проверки от ее нетронутости не останется и следа, - с издевкой заметил Дэн.
- Да ради Бога, - пожал плечами Майкл и выжидающе уставился на отца. - Так что скажешь?
- Если ты окажешься прав и она подойдет, - медленно начал говорить отец и Майкл напрягся всем телом в ожидании. - Если она нормально все перенесет и станет одной из нас... зачем она тебе? - сощурившись, спросил он, обрывая сам себя на полуслове.
- Хочу, - нетерпеливый рык.
- В принципе это возможно, так как после инициации она будет подчинена нашим законам, и по причине отсутствия родителей будет нуждаться в опекуне или покровителе, - задумчиво сказал родитель, наблюдая за расползающейся по лицу сына улыбкой. - Если покажешь себя достаточно надежным, чтобы доверить тебе подобную ценность, можешь взять ее себе после того, как она пройдет инициацию.
- Со мной, - твердо смотря в глаза отцу, потребовал Майкл.
- Что с тобой? - нахмурился тот и его губы недовольно поджались. - Ты хоть понимаешь, что требуешь?! - рявкнул он, когда понял что именно имел ввиду сын.
- Что тут непонятного? - нарочито беспечно пожал плечами Майкл. - Если все пройдет успешно, она пройдет инициацию со мной и станет полностью моей.
- Я не могу поверить, что ты можешь требовать подобное, - с ужасом смотря на собственного сына, прошептала Лил.
- Не смотри на меня как на какое-то чудовище, - раздраженно бросил вилку парень. - Это для ее же блага. У нее дури в голове больше, чем живого веса.
- Ты хоть понимаешь, какую ответственность взвалишь на себя, пройдя инициацию с ней? - поддался вперед мужчина. - Я не позволю тебе просто так сделать это даже с абсолютно незнакомой девушкой. Согласно древним законом ты станешь ее спутником.
- Я готов к этому, - согласие далось необычайно легко, что немало удивило свободолюбивого Майкла. Но кто сказал, что он будет повязан с девчонкой навсегда? Они вполне смогут миром разойтись, когда ему надоест играть с ней.
- Не думаю, что ты до конца отдаешь себе отчет в том, что означает для мужчины пройти инициацию вместе с суккубом, - не отрывая внимательного взгляда от сына, заметил Кайл. - Ну что ж, предположим, я согласен, если ты сам не откажешься и если действие вакцины даст положительный результат.
- Кайл! - ахнула его мать и посмотрела на отца так, словно видела впервые.
Майл нахмурился, не понимая, какое ей дело до совершенно незнакомой девчонки.
- Не переживай, любимая. Я уверен, наш сын быстро пойдет на попятную, когда ему станут известны все нюансы, - подбодрил женщину Кайл.
- Только попробуйте сделать нечто подобное, - вскакивая со стула, воскликнула мать, - и вы оба перестанете существовать для меня! Я соглашалась быть спутницей чуткого и любящего инкуба, а не бессердечного чудовища, а ты... - она посмотрела на сына, - где я ошиблась в твоем воспитании?
Мать ушла, а Майкл и Дэн не понимая причины вспышки гнева, смотрели ей в след.
- Я поговорю сегодня с Грэмом, так что будь на связи, - бросил отец, подымаясь со стула и направляясь за супргуой.
- Не ожидал от тебя такого, - протянул Дэн.
- Ой, вот хоть ты не начинай! - скривился Майкл. - Не съем я ее... возможно не съем.
Сегодня на пары инкуб направлялся в необычайно приподнятом настроении - если все пойдет по плану, уже очень скоро строптивица будет принадлежать ему так, как только суккуба может принадлежать инициировавшему ему мужчине.

Глава 2

Я, подозрительно сощурившись, смотрела на едва ли не лопающегося от довольства Майкла, который вот уже третий день пытается ослепить меня своей улыбочкой и довести до нервного тика своими странными взглядами. Что еще задумал этот чокнутый псих?
Передернула плечами словив очередную порцию 'внимания' от нашего мачо.
- Что у вас с Майклом? - спросила Микаэла.
- Нервный тик у него. Что, не видно? - кивнула я на подмигнувшего мне парня и плюхнулась на стул.
- Просто он последние дни та-ак улыбается и та-ак смотрит, как будто до этого целую ночь не выпускал тебя из постели и собирается проделать то же самое и на следующую, - прошептала она, чем заставил меня подавиться минеральной водой, которую я неосторожно решила попить.
- Разве что во сне, - сипло отказала, откашлявшись. - А вообще мне кажется у него не все дома, - я покрутила пальцем у виска, - и что он уже давненько не бывал у своего лечащего врача.
- Сегодня идем в 'Грот'? - спросила Микаэла.
- Не знаю, - пожала я плечами. - В принципе мы сегодня с Джимми вроде как хотели в кино сходить. Если есть желание, давайте и вы с Рикардо с нами?
- А какой фильм? - откинувшись на спинку стула, спросила она.
- Не знаю, будем решать уже на месте, - пожала я плечами.
- Ок, я не против, - кивнула она и мы снова вернулись к нашим конспектам.
Микаэла за эти несколько месяцев стала для меня настоящей подругой. Не знаю, что бы я делала в первые дни в новом университете, в незнакомом городе без ее поддержки и помощи. Папаша-то мой только и того, что сорвал с места и перетащил якобы поближе к себе, а сам все время пропадает на своей фирме да с новой женой. Спасибо хоть карточку регулярно пополнять не забывает. Нет, я не роптала и понимала, что у отца должна быть своя личная жизнь, но обида все равно точила душу.
Остаток дня я старалась не обращать внимания на загадочно улыбающегося мне Майкла. За последние дни он больше не подкатывал ко мне со своими ухаживаниями, не пытался зажать где-то в уголке и все бы ничего, но... эти его взгляды и подмигивания заставляли чувствовать себя не в своей тарелке и непроизвольно наталкивали на мысль о том, что где-то меня ждет грандиозный подвох. Боже! Да я скоро в шизофреничку превращусь от его многообещающих улыбочек!
После пар мы с Микаэлой отправились перекусить в небольшую уютную кафешку, где провели добрых два часа, сначала за разговорами о занятиях, а потом и о парнях.
Домой я направлялась в приподнятом настроении, где быстро покончив с учебой и домашними делами, зарылась с головой в шкаф, выбирая наряд на вечер. Это было мое первое свидание с Джимми и пофиг, что я уже вроде бы месяц как знаю его. Именно сегодня мне хотелось выглядеть сногсшибательно. Так, за примеркой всего гардероба и сооружением прически я и не заметила, как наступил вечер.
В кино мы смотрели какую-то романтическую комедию, на которую перестали обращать внимания примерно после первых двадцати минут просмотра. После был уютный бар и прогулка под звездами... Это был волшебный вечер и домой я возвращалась с глупой счастливой улыбкой на лице. Нет, все-таки Джимми замечательный парень и мне хотелось верить, что все у нас с ним сложится.
Именно с такими мыслями я подходила к дому, в котором снимала квартиру. Стоя у двери и пытаясь отыскать в сумочке ключи, почувствовала, как что-то ужалило в шею.
- Какого черта! - выругалась я, потерев болезненно пульсирующее место.
А в следующее мгновение пол под ногами начал стремительно куда-то проваливаться, а меня саму стремительно затягивало в темноту.

Я медленно приходила в себя. Все тело ощущалось словно не родное, в ушах шумело, а при попытке встать едва смогла оторвать голову от подушки.
- Это просто невероятно, - до моих ушей долетали обрывки слов, сказанные захлебывающимся от возбуждения голосом. - Близкое родство... нетронута... и совсем скоро период инициации... сильная кровь... просто идеально... времени как раз на то, чтобы сущность проснулась и явила себя...
- Что...
Я снова попыталась подняться и выяснить какого черта тут происходит и где это 'тут' вообще находится. Последнее, что я помнила это, как шла к своей квартире. Потом - темнота. На меня напали, чем-то пристукнули и я теперь в клинике? Огляделась. Нет, для клиники обстановка слишком роскошная и домашняя...
- О, наша девочка проснулась, - показался на пороге комнаты высокий и до безобразия сексуальный блондин лет тридцати, а следом за ним зашел брюнет примерно того же возраста и не менее сногсшибательной наружности.
Я умерла и попала в рай?
- Эвангелина, как Вы себя чувствуете? - поинтересовался первый, присаживаясь на край кровати
- Эм... хорошо? - не совсем уверено предположила я. - А... что со мной произошло?
- - Ты уж не держи на нас зла за свое похищение, - пода голос второй, - но у нас было слишком мало времени, что действовать деликатно. К тому же должны были выяснить действительно ты особенная прежде, чем открывать себя.
- Я не понимаю...
Все еще пребывающий в дурмане сна мозг, никак не хотел работать в штатном режиме, не оставляя своей хозяйке ничего другого, кроме как непонимающе хлопать ресницами и переводить взгляд с одного мужчины на другого.
- Как тут поживает моя спящая красавица? Уже очнулась? - раздался от дверей до боли знакомый голос.
- Майкл? - мои глаза, наверное, сейчас походили на блюдца.
Что здесь происходит?!
- Не стоит делать резких движений, - метнулся ко мне блондин, когда я в который раз попыталась подняться. - Ты сейчас все еще слаба от действия...
- Я сам, Грэм, - перебил светловолосого мужчину Майкл, а потом обратился к брюнету: - Отец, я бы хотел объяснить все Эви наедине, если вы с профессором не против.
- Что объяснить?! - не выдержав, выкрикнула я. - Что меня похитили?! - наконец дошли до меня недавно сказанные слова брюнета, и вдруг ахнула, глядя на него: - Вы отец этого психа... Майкл... как ты... я требую немедленно меня отпустить! Я по судам тебя... всех вас затаскаю, если немедленно, сию секунду... ах, черт, не могу даже встать! Дайте мне телефон!!!
Паника, туманящая разум и заставляющая руки мелко дрожать, охватила все мое существо и разрасталась с каждой секундой.
- Боюсь, мы не можем исполнить твою просьбу, девочка, - покачал головой тот, которого Майкл назвал Грэмом. Вот только сожаления на его роже не наблюдалось ни на грош.
- Майкл!
- Извини, милая, но...
- Это противозаконно!!! - вскричала я, находя откуда-то силы резко подняться и даже спустить ноги с кровати.
- В отношении нам подобных обычные человеческие законы не действуют, - твердо смотря в мои глаза, заявил отец психопата, который, я уверена на все сто процентов, виноват в моем похищении.
- Вы тоже псих, - заключила я, изучая уже не кажущегося мне таким сногсшибательным брюнета сощуренными глазами. - И давно ваша семейка бывала у врача? Диагноз-то хоть какой? Надеюсь, не буйнопомешанные? А то поведение вашего сына изредка наталкивает на мысль...
- Хватит, Эви, - выступая вперед, оборвал меня на полуслове Майкл. - Давай ты сейчас успокоишься и я тебе попытаюсь все объяснить.
- Я не хочу слушать никаких объяснений, - прошипела я, испепеляя взглядом усевшегося передо мной на корточки парня.
Меня всю трясло от осознания ситуации и того факта, что я оказалась похищена людьми, которые вот так просто прямым текстом заявляют, что им закон не писан. Подступала новая волна истерики, грозившаяся обрушиться на меня подобно цунами, и я принялась делать глубокие вдохи, чтобы не дать себе сорваться. Крики и угрозы мне вряд ли помогут против троих здоровых мужчин, а вот если успокоиться, возможно, удастся что-нибудь придумать.
- Вот так, моя хорошая, - мурлыкнул Майкл, присаживаясь рядом и успокаивающе гладя по спине.
Захотелось залепить пощечину и стереть довольную улыбочку с красивого лица, но я сдержалась - зля этих ребят, мне вряд ли удастся добиться хоть чего-то. Боже! Неужели это все действительно со мной?
Бросила взгляд на безмолвно наблюдающих за нами мужчинами.
Что им нужно от меня? Возможно, это какие-то конкуренты отца, которым он перешел дорогу и то, что Майкл оказался сыном одного из них - очередная насмешка судьбы? Одна из многих, что случались в моей не такой уж длинной жизни.
- Я хочу услышать, зачем вы меня похитили и чего хотите этим добиться, - потребовала дрожащим голосом и даже не попыталась высвободиться и объятий Майкла. Пусть он и козел кобелистый, но я нуждалась сейчас хоть в какой-то поддержке.
- Я сам, - предупреждающе прошипел Майкл.
Мужчины пожали плечами и о чем-то тихо переговариваясь, вышли из комнаты, оставив меня наедине с одногрупником.
Перевела настороженный взгляд на парня, который принялся расхаживать по комнате и задумчиво тереть подбородок.
- Что бы ты сказала, узнав, что на самом деле мир другой и люди не единственная раса, проживающая в нем? - наконец, спросил Майкл.
- Предложила бы бедолаге, который мне сообщил эту 'новость', обратиться к своему лечащему психиатру, - скептически глядя на парня, процедила сквозь сжатые зубы
- Вот заладила! Сдался тебе тот психиатр?! - недовольно взмахнул рукой парень.
- Мне не сдался, - информировала я ненормального, - а вот некоторым очень даже не помешал бы.
- Хорошо, я понял, - кивнул он и направился к двери.
И это все, что он хотел мне объяснить?
- Нэш, - крикнул он около выхода из комнаты и уже через минуту на пороге появился блондин.
У них тут что, фабрика по производству невероятно сексуальных парней? На какое-то мгновение я даже забыла, что меня похитили и собираются удерживать против воли... где-то.
Этот Нэш был... Ну, во-первых, он был блондином, а мне безумно нравились светловолосые парни. Во-вторых, его лицо... такое, как я люблю - не приторно смазливое, а по-мужски притягательно несколько грубыми чертами, делающими его немного хищным. В-третьих, его тело. Широкоплечий, сильный и даже несмотря на наличие свободной рубашки было понятно, что под ней скрывается настоящий пир для женских глаз
Черт! Мои гормоны явно решили сыграть со мной злую шутку! Меня похитили!!! А я сижу и пускаю слюни по незнакомцу...
- Ммм... какая хорошенькая... и как сладко пахнет, - буквально прорычал блондин.
- Нэш, я тебя сюда пригласил не затем, чтобы ты пялился на мою девушку, а чтобы показал свою милую собачку, - недовольно прошипел Майкл.
- Клянусь, ты когда-то договоришься, чертов придурок и тебе придется поближе познакомиться с клыками моей 'милой собачки', - недобро сверкнул глазами блондин и... начал раздеваться...
Но меня предмет разговора парней не особо волновал. Наблюдая, как длинные пальцы порхают по пуговицам рубашки, с каждым движением открывая все больше твердого натренированного тела, я чувствовала, как пересыхает в горле, а сердце ускоряет свой ход. Ох, не знаю, когда я успела превратиться в нимфоманку, но единственное, чего мне сейчас хотелось - облизать каждый чертов кубик пресса и свернуться клубочком на этой широкой сильной груди.
- Эм... что вы там хотели мне показать? - не узнавая своего голоса, спросила я, облизав губы. Не замечая, что блондин уже давно застыл и не расстегивает рубашку, а Майкл чуть ли не рычит от злости.
- Мать вашу, Майкл, это... у меня слов нет... но запах ее желания... он просто... черт! - Нэш нервно сглотнул и отступил от меня на шаг, быстро сбрасывая рубашку и опуская руки на ремень своих джинсов.
Вслед за руками вниз опустились и мои глаза, подмечая напряженность в штанах у парня. Мммм... снова непроизвольно облизнулась и тут же испугалась. Дьявол, что со мной?!
- Бл*дь, - выругался блондин и... начал меняться.
- Стой! - выкрикнул- прорычал Майкл, но было уже поздно.
Я забыла об охватившем меня желании. Да и попробуй тут не забыть даже собственное имя, когда прямо на твоих глазах человек превращается в гребанного, белого волка!
Только то, что я уже сидела на кровати не позволило мне свалиться на пол без чувств. Но в сознании оставалась недолго.
Было достаточно сверкающих желтых глаз, смотрящих на меня с неимоверным голодом и громкого рычания, вырвавшегося из оскаленной пасти, чтобы перед глазами мир поблек и я провалилась в темноту. Слишком много потрясений и переживаний выпало на мою долю за столь короткий период времени.

В себя пришла от того, что кто-то настойчиво похлопывал ладонью по моим щекам, не менее настойчиво пытаясь дозваться до моего сознания. А я не хотела возвращаться из спокойной тьмы, потому что там меня не ждало ничего хорошего. Меня выкрали, собираются насильно удерживаться неведомо где, но самое главное - я не была готова столкнуться с реальностью, где люди могут обрастать шерстью. Интересно, а вампиры и все остальное - тоже существуют?
- Эви, хорош прикидываться! Я знаю, что ты пришла в сознание - твое дыхание изменилось, - пробился сквозь мои мысли нетерпеливый голос Майкла.
Вздохнула и открыла глаза. На удивление желания закатить грандиозную истерику не было, а вот желание смыться отсюда возросло вдвое.
- Майкл, выведи меня отсюда, - потребовала я у своего одногруппника, вставая с кровати и скептически осматривая доходящую до середины бедра кружевную сорочку.
Извращенцы! Спасибо хоть белье при мне оставили.
- Как минимум на ближайшие несколько месяцев тебе проход во внешний мир закрыт, - непонятно чему радуясь, улыбнулся парень и уже серьезней добавил: - это может быть опасно для тебя.
- О чем ты бредишь, Майкл?! - процедила я сквозь сжатые зубы. - Единственное место, где может грозить опасность - дом, где всякие психи похищают людей, а потом демонстрируют обрастающих шерстью парней. Находиться тут опасно, как минимум, для моего душевного равновесия, а как максимум и для жизни. Тот волк чуть не загрыз меня!
- Он хотел тебя отметить, - с силой сцепив зубы, ответил Майкл. - Изменения в тебе происходят слишком быстро, вот ему и сорвало крышу от твоего запаха. Но этого не случилось бы, если бы ты не облизывала его глазами...
- Майкл, отец будет переживать за меня, если я не свяжусь с ним вечером. Мне нужно вернуться домой, - не слушая дальнейших слов, снова попыталась достучаться до разума одногруппника.
- Не переживай, все проблемы уже давным-давно улажены. Твой отец получил бумагу из университета, в которой говорится, что ты с группой студентов отправляешься на практику заграницу. В самом универе тоже все утрясли - все экзамены и зачеты, считай, ты уже сдала, - 'успокоили' меня. - Ты была без сознания почти неделю, - добил парень. - Грэму не терпелось увидеть свою вакцину в действии вот и сорвался раньше времени. Выкрал тебя и вколол ее, как только ты начала отходить от наркоза. Когда я впервые пришел сюда, ты уже металась в горячке, а твой организм весьма успешно, по словам профессора, перестраивался.
Майкл замолчал, давая мне возможность переварить выложенный минимум информации, и направился к бару.
- Плесни и мне что-нибудь покрепче, - выдавила из себя просьбу.
Было очень сложно думать и единственной мыслью, бьющейся в моем шокированном мозгу, была лишь мысль о побеге. Потом... во всем разберусь потом, а еще лучше - просто забуду, как кошмарный сон.
А выйдет ли забыть? О какой вакцине говорил Майкл и какую перестройку организма имел ввиду?
Стало страшно...
Приняв бокал из рук одногруппника с чем-то темным, опрокинула его в себя, не чувствуя вкуса.
- Я теперь тоже буду... шерстю обрастать? - с замиранием сердца задала невероятный в своей бредовости вопрос.
- Нет, - рассмеялся Майкл, чем заслужил мой полный ненависти взгляд.
Как смеет этот нахал заливаться смехом, втянув меня в... в... а, собственно, куда?
- Я требую объяснений и свободы! - прошипела я не хуже змеи. - А еще очень хотелось бы узнать о твоем участии во всем этом фарсе.
Парень сразу же перестал смеяться и серьезно посмотрел на меня.
- Хм... начнем с твоих требований о свободе. Забудь о ней. Я серьезно - ничего хорошего тебя сейчас там не ждет. Только то, что ты женщина-сверх сделает тебя желанной добычей для всех наших мужчин, а если учесть еще и твою сладкую сущность, то без покровительства ты рискуешь стать чьей-то постельной игрушкой. Поэтому, как твой опекун...
- Ты не можешь быть моим опекуном, - подскочив к парню, прорычала я.
Меня заметно потрушивало от гремучего коктейля злости, ненависти и страха.
- По нашим законам могу, - оскалился Майкл, - но не переживай в этом статусе я пробуду ровно до твоего совершеннолетия. После я рассчитываю, что наши отношения перейдут на несколько иной уровень.
- Даже не мечтай, - выплюнула я.
- О, поверь мне, скоро все мои мечты станут явью, а ты, моя маленькая колючка, станешь послушной и ласковой девочкой, - снова усмехнулся парень и, игнорируя мое рычание, в несколько шагов преодолел разделяющее нас расстояние и рывком притянул к груди. - Я научу тебя правильно просить о ласке и прикосновениях, - прорычал он прямо в мои плотно сжатые губы. - А потом собираюсь в полной мере насладиться твоими мольбами и стонами. Ты задолжала мне их, мучая целых два месяца. И можешь не сомневаться, я припомню каждый день, что ты отталкивала мои ухаживания. А твой ротик и острый язычок с процентами отработают каждую оскорбительную фразу. Ты будешь моим личным маленьким, сладеньким, послушненьким суккубом.
Мои глаза расширились, а все колкости, что я хотела высказать в адрес слишком раздутого эго парня, вылетели из головы. Я что выброшенная на берег рыба хватала ртом воздух. В голове пронеслась мысль, что я не хочу быть озабоченной нимформанкой, но тут же была смыта волной отторжения. Такого не бывает! Такого просто не может быть!!!
- Вижу, ты поняла, что очень скоро для тебя наступят времена, когда ты порой будешь нуждаться в мужском члене больше, чем в воздухе, - оскалился Майкл.
Я неистово замотала головой, отказываясь принимать слова парня на веру, и попыталась высвободиться из крепких объятий.
- Тш-ш-ш, не переживай, маленькая, - все так же улыбаясь, ворковал Майкл, приподымая меня над полом и через несколько шагов, бросая на кровать. - Поверь мне, никто не сможет лучше удовлетворить твой голод, чем я - инкуб.
Едва моя спина коснулась мягкой постели, как тут же на мое тело обрушилась тяжесть парня.
- Сладких снов, Эви. Когда поспишь, все не будет казаться тебе таким уж ужасным, - сказал парень и тут же накрыл мои губы поцелуем, носящим в себе легкую нотку горечи.
Как и в прошлые разы, я очень скоро обмякла и уже без сопротивления принимала его поцелуи и дерзкие ласки, которыми он одаривал мое обнаженное бедро и ягодицы. С каждой секундой я расслаблялась все больше и вскоре почувствовала, как наливаются свинцом веки, а тело вдруг становится легким.
Он... усыпил меня? Но как?

Проснулась я как от толчка. Просто резко открыла глаза и сразу же села на кровати. Сквозь зашторенные окна пробивался слабый лунный свет, лишь слегка разбавляющий кромешную тьму комнаты.
Встала с кровати и медленно подошла к окну, открывая штору. Моим глазам предстал залитый лунным светом ухоженный газон, вдалеке виднелись ворота. Бежать! Мне нужно бежать! А о волках и суккубах я подумаю потом.
Попыталась открыть окно, но как бы сильно я не дергала, оно не поддавалось. Подошла к двери - тоже закрыто. Разозлилась и уже хотела начать колотить в дверь, как вдруг услышала странный звук. Словно кто-то шкребется с той стороны. Послышался тихий щелчок, дверь открылась и я оказалась лицом к лицу с тонкой, окутанной ночной тьмой, фигурой.
От неожиданности я тихо вскрикнула и тут же мне на рот легла чья-то ладонь.
- Тихо, не ори! - шикнул на меня приятный женский голос. - Я поговорить хочу.
Медленно кивнула. Не знаю, как насчет разговора, а вот сбежать в любезно открытую незнакомкой дверь я очень даже не против.
Руку ото рта убрали и темная фигура тихо проплыла мимо меня вглубь комнаты, а я так же тихо рванула на выход... во всяком случае попыталась это сделать.
- Ты что делаешь? - схватив меня за руку, зашипели на ухо. - Хочешь, чтобы тебя поймали, а заодно и мне испортить весь план побега? Этот дом сейчас охраняется лучше, чем швейцарский банк.
Я остановилась шокированная тем, что, оказывается, не одну меня тут удерживают против воли и даже позволила затащить себя назад в комнату и прикрыть дверь.
- Не будем включать света, чтобы не привлекать лишнего внимания охраны снаружи, - прошептала незнакомка и подошла к одному из стульев, что стояли у небольшого столика около противоположной кровати стены.
Заинтригованная словами о плане побега, я молча прошла следом и уселась напротив.
- Кто ты? Тебя эти психи тоже похитили? - спросила я.
- Меня зовут Аннет и да, меня тоже похитили. Но в этом виновата только я сама, - тяжело вздохнув, призналась моя ночная гостья.
- Как это?
- Эви... тебя ведь так зовут?
Я кивнула, но сообразив в какой темноте мы сейчас сидим поспешила подтвердить ее догадку еще и словами:
- Да, а откуда ты знаешь?
Незнакомка тихо рассмеялась.
- Какая ты нетерпеливая. Не все сразу, - в ее голосе слышалась улыбка. - Я случайно стала свидетельницей разговора профессора Грэма и его сынка сегодня, но знала о тебе практически сразу, как только тебя сюда доставили. Кстати, это именно сын Грэма меня выкрал и уже две недели держит в комнате рядом со своей.
- Тоже что-то вкололи и обрадовали, что ты теперь будешь, как ненормальная бросаться на все что имеет в штанах член? - сочувственно спросила я.
- Нет, - снова мягко рассмеялась Аннет и огорошила меня: - Я от рождения суккуб. А оказалась тут, потому что очень сильно хотелось посмотреть как оно вне территории нашей фамильной усадьбы. Вот и сбежала из дома, пока отец решал свои дела заграницей. Думала, что все предупреждения родителей - пустые слова. Знаешь, прожить девятнадцать лет в одном поместье, никогда не показываться на людях, не иметь друзей и прятаться при первом же признаке посторонних на территории... такая жизнь и на жизнь-то не похожа. Скорее скучное существование. Вот и поплатилась за свою глупость. Хотела вечер веселья, а получила две недели ада.
- Ада? - ахнула я. - Что же они делали с тобой.
- Ничего такого... просто Карл, он... постоянно угрожает мне, - запинаясь, затараторила девушка. - Знаешь, среди сверхов считается огромной удачей встретить свободную самку и получить ее благосклонность. Это единственный способ завести нормальную семью, детей. Карлу уже двести тридцать и он давно созрел для этого шага, а тут я - не инициированная суккуба, одна в большом клубе - под руку попалась. Грех такой шанс опускать. Вот он и грозится: либо я добровольно подписываю брачный контракт, либо... он сам меня инициирует, и тогда я никуда не денусь - сделаю все, что только скажет.
- Обо всем этом потом, - в темноте заметила, как Аннет замахала на меня руками, видимо, почувствовав, что я готова засыпать ее вопросами. - На прошлой неделе слышала от Карла, что в доме появилась девушка, на которой его отец сможет протестировать вакцину, способную разбудить кровь предков. В данном случае инкуба. Так вот, он еще сказал, что нашедший подходящую девушку какой-то Майкл собирается сам провести ее через инициацию, - сказано это было так, словно тут как минимум замышляется преступление века против человечества. - И я решила тебе помочь - ни одно существо не заслуживает того, чтобы стать живой игрушкой в чужих руках. Игрушкой, которую вполне вероятно потом еще и возненавидят за невозможность выкинуть и внезапно вспыхнувшие чувства. Ведь если бы он действительно хотел тебя в качестве спутницы ни за что не заставил бы пройти инициацию с ним.
- Я не понимаю о чем ты, - тяжело вздохнула я и уронила голову на вытянутые на столе руки.
- Оно и не мудрено, - погладила мою сжатую в кулак ладонь девушка. - Особенно если учесть, что ты только сегодня утром узнала о существовании таких, как мы. Карл рассказывал, что тут волк с инкубом чуть не разодрали друг друга, предварительно доведя тебя до обморока и заставив его отца немного понервничать.
А я только снова тяжело вздохнула.
- Объясни, что за хрень тут происходит. Я сойду с ума, если еще и ты уйдешь, напугав, но так толком ничего и не разъяснив.
- Очень долго рассказывать, - покачала головой Аннет. - Но... ладно уж, в общих чертах можно.
Я сазу выпрямилась и подобралась, собираясь слушать во все уши, а девушка тихо заговорила:
Мы были созданы пришлыми из других миров еще в древние времена. Маги из высокотехнологичного мира отбирали самых сильных и красивых детей вашей расы десяти-двенадцати лет отроду, чтобы ставить над ними опыты и, в конце концов, создать сверхов. Демонов - свою элитную стражу, вампиров - самых быстрых и ловких воинов, которым в радость убивать, оборотней - идеальных охотников и разведчиков... и нас - послушных кукол для услады глаз и плоти. Изначально планировалось, что инкубы и суккубы будут... действительно куклами, которым отдал приказ и тут же увидел его идеальное исполнение. Но ожидаемого эффекта достичь не удалось, во всяком случае, так думали сначала. Более того, они были уверены, что эксперимент с девушками провалился, потому что голодная до плотских утех сущность в них никак не хотела просыпаться, в то время, как в парнях она проявлялась уже к тринадцати годам. А потом выяснилось, что сущность суккуба просыпается к девятнадцати-двадцати годам и полностью покорна воле того мужчины, который делился с ней своей энергией во время пробуждения.
Девушка с шумом втянула в себя воздух и снова продолжила взволнованным голосом:
С тех пор прошло много времени. Наши создатели покинули этот мир, оставив нам напоследок подарок за хорошую службу - немного вакцины, которая позволила первым демонам, вампирам и оборотням создать для себя таких же, как они женщин. У инкубов и суккубов в ходе эволюции появились так называемые ядовитые железы, которые могут, как подарить небывалое наслаждение, так и убить. Но не изменилось одно - суккуб полностью покорен воле своего первого мужчины. Его энергия помогает нашей сущности окончательно пробудиться и окрепнуть, а она, в свою очередь, воспринимает его, как своего хозяина. Скажет спрыгнуть с последнего этажа высотки - прыгнешь, как бы ни противилась. Но это лишь одна сторона медали. Мужчина тоже привязывается к инициированной им суккубе. Он испытывает постоянное желание к ней, сводящую с ума потребность видеть ее, слышать, прикасаться. Она становится его зависимостью. Раньше далеко не все, желающие завести себе послушную куклу, принимали в всерьез этот нюанс. В итоге они оказывались в замкнутом круге - мужчины часто ненавидели прирученных суккуб за свою слабость, а суккубы не переваривали своих хозяев за то, что не отпускают, продолжая мучить своей страстью и ненавистью. Но несмотря ни на что и сейчас тоже, как видишь, находятся сумасшедшие, желающие инициировать суккуба. Потому родители берегут своих девочек-суккуб, как зеницу ока, особенно рьяно до инициации, которую предпочтительно пройти со смертными. Даже сам факт рождения девочки-суккубы держится в строжайшем секрете, хотя до пробуждения сущности мы ничем не отличаемся от людей. Собственно, на это я и делала ставку, сбегая из дома. До сих пор не могу понять, как Карл понял кто я на самом деле...
- Офигеть, - прошептала я, не находя подходящих слов, чтобы выразить ту бурю эмоций, которые вызвали во мне слова девушки.
Когда же мозги немного прояснились после потрясения, вызванного услышанной историей, и пришло понимание того, что Майкл рассчитывает сделать меня 'своим послушненьким суккубом' в самом что ни есть прямом смысле, меня накрыла злость.
- Убью, - прорычала я.
- И это вполне справедливое желание, - кивнула Аннет. - Но его осуществление придется отложить на неопределенный срок. Днем мне приносит еду один милый оборотень - мой якобы охранник. За это время мы успели неплохо подружиться и он согласился помочь мне сбежать отсюда.
- Суккубские штучки? - хмыкнула я.
- Ну, скорее женские, - в голосе девушки слышалась улыбка. - Действовала на интуитивном уровне и не прогадала.
- Когда?
Если честно мне хотелось убраться отсюда немедленно, так как после рассказа Аннет я чувствовала себя здесь особо неуютно.
- Завтра вечером в доме останется только профессор Грэм, а он со своей лаборатории в подвале практически не вылезает, - прошептала Аннет. - Харис проводит нас до ворот, где нас будет ждать машина и ключи от нее.
- Слишком все просто, - нахмурила я брови. - И что ты ему пообещала?
- После инициации вернуться к нему, - в темноте я видела, как приподнялись и опустились ее плечи.
- И ты...
- А почему бы и нет? - недоуменно спросила она. - Я нахожу его довольно привлекательным. Тем более, он поклялся, что отмечать меня как свою, только если я сама этого захочу.
- Ну да, конечно, - недоверчиво фыркнула. - Если ты говоришь, что ваши женщины такая редкость он вряд ли упустит свой шанс.
- А он его и не упустил, - снова в ее голосе слышалась улыбка. - Я же согласилась на встречу с ним, а значит, у него будет реальный шанс заполучить мое расположение. Он нормальный парень и ко мне все эти дни относился хорошо...
В дверь тихонько постучали.
- Это Харис, - зашептала она, - значит, мне пора. Все, будь готова завтра.
И она выскользнула из комнаты. Снова раздался тихий щелчок и... меня накрыла оглушающая тишина. О том, чтобы лечь спать не могло быть и речи - я была на взводе. Злость, растерянность, неверие, надежда, страх и снова ярость... Все эти чувства душили меня, а рассказ Аннет порождал в голове уйму вопросов.
Резко поднявшись со стула начала наматывать круги по темной комнате. Хотелось выпить и забыться, но я понимала, что это будет не лучшим решением. Одернув штору, уселась на широкий подоконник и устремила задумчивый взгляд на растущую луну, пытаясь очистить свою голову от лишних мыслей и не накручивать себя еще больше, чем уже есть.
Периодически мой взгляд привлекали бесшумно движущиеся черные тени, скользящие под окнами. Волки...
Заснуть мне удалось только на рассвете и то ненадолго, так как уже спустя буквально несколько часов меня разбудили раздававшиеся совсем рядом с кроватью голоса.
Стоило мне открыть глаза, как тут же в поле зрения появилась привлекательная светловолосая девушка.
- Эвангелина, как хорошо, что Вы уже проснулись, - тепло улыбнулась она, но ответной улыбки не дождалась.
Я тут не по доброй воле и расточать любезности настроена не была.
- Кхм, да, - стушевалась незнакомка под моим злым взглядом. - Я Шэйла Рид - помощница профессора Грэма.
Тут же надо мной склонился и сам профессор.
Я присела на кровати и отодвинулся подальше, вжимаясь спиной в изголовье. Меня пугал вид странной штуковины, которую держал в своих руках блондин.
- Не переживай, это всего лишь прибор, который поможет сделать быстрый анализ крови, - улыбнулся Грэм, а я недовольно поджала губы.
Безумно хотелось устроить скандал с запуском всех тяжелых предметов в голову мужчины, который, даже не спросив на то моего согласия, сотворил из меня бог весь что. Это желание пришлось в себе подавить - до вечера... я должна потерпеть до вечера и не навлекать на свою головушку еще большие неприятности. Кто знает, что у этого профессора на уме и как он поведет себя, начни я его оскорблять?
- Не думайте, что я когда-то скажу Вам 'спасибо' за все это, - процедила я сквозь сжатые зубы и с видимой неохотой протянула ему руку.
- Зря ты так говоришь, девочка, - покачал головой мужчина. - Я дарю тебе невероятно долгую жизнь.
Он явно забыл добавить: 'В качестве секс-игрушки одного озабоченного парня'.
- Мне на хрен не нужен был этот твой чертов дар, - прошипела я и поморщилась от укола.
- Тебе не говорили, что выражаться при старших - некрасиво, - набирая в шприц кровь, пожурил меня профессор Грэм.
- А вам не говорили, что похищать людей - дурной тон? - вернула ему любезность. - Я уже молчу о том, что вы из меня сотворили!
- В тебе сейчас говорят потрясение и злость, но когда ты успокоишься, то сможешь трезво оценить открывающиеся перспективы, - попыталась успокоить меня помощница Грэма.
- Перспективы?! - зло процедила я, но тут же оборвала себя и, тяжело дыша, отвернулась к окну.
Краем глаза видела, как профессор вводить мою кровь в тот самый странный прибор, но особо не интересовалась происходящим.
- Замечательно! - довольно заключил Грэм, изучая циферблат устройства. - Перестройка организма завершена успешно и уже через несколько недель сущность может проявиться. У тебя ведь день рождения через две недели? - вопрос адресовался мне, но ответом был лишь полный бессильной злости взгляд.
А может меня все-таки пронесет? Боже! Как же не хочется раздвигать ноги перед парнями только потому, что в тебе живет какая-то хрень!
Я не была ханжой, но и спать с кем попало только потому, что все мои одноклассницы/одногруппницы уже давно стали женщинами не стремилась. Я не берегла себя для той самой единственной и неповторимой любви. Нет. Мне просто хотелось какой-то искры, чтобы при поцелуе сердце начинало биться чаще... А что теперь? Моим первым мужчиной станет первый встречный!
Ненавижу всех их и Майкла в первую очередь!
Профессор Грэм со своей помощницей пробыли у меня еще минут двадцать, после чего снова удалились в свою лабораторию. А чуть позже пришел Майкл и в приказном тоне предложил прогуляться.
Во время прогулки я молчала, не обращая внимания на попытки парня начать разговор. Я думала о том, получится ли у нас с Аннет сбежать и что нам делать потом. А еще недоумевала: зачем Майклу сейчас проявлять эту наигранную заботу, если он уже решил сделать меня своей игрушкой? Усомниться в словах своей ночной визитерши я даже не думала, слишком очевидны были ее эмоции, когда она говорила об этом.
- Эви, что с тобой сегодня? - в который раз спросил Майкл, присаживаясь на корточки перед качелью, на которой я сидела.
Пожала плечами, отстраненно рассматривая правильные черты лица, широкие плечи, сильные руки. Почувствовала, как во рту пересохло и поспешила отвести взгляд. Хорош, ничего не скажешь. Но это не отменяет того, что этот парень самый настоящий самовлюбленный засранец-эгоист, вполне возможно исковеркавший мою жизнь.
- Эви, мне надоело твое молчание! - прорычал одногруппник, хватая за подбородок и заставляя посмотреть на себя.
- А мне надоело твое присутствие, - безразлично пожала плечами.
- Профессор Грэм чем-то обидел тебя? Что-то сделал? - в его зеленых глазах было беспокойство и, возможно, я бы и поверила ему, если бы не все что он сделал и собирался сделать со мной.
- Нет, - гневно полыхнула на него глазами и резко мотнула головой, освобождаясь от его хватки.
Послышался тихий рык. Сильные руки выдернули меня из сидения и взметнули в воздух, чтобы в следующее мгновение я осознала себя сидящей верхом на Майкле. Удивленно моргнув, посмотрела на свои ноги, которые каким-то волшебным образом оказались по обе стороны от талии парня и свисали вниз. А потом вспыхнула, ощутив его возбуждение, упирающееся прямо в мою промежность, прикрытую лишь тонким кружевом трусиков.
- Это сильнее меня, - пожав плечами, мурлыкнул он, отвечая на мой злой взгляд. - Ничего не могу с собой поделать, но когда ты рядом я всегда готов для тебя.
Почувствовала, как мои щеки краснеют еще больше и попыталась слезть с колен. Но добилась противоположного - меня сильнее прижали к горячему телу и требовательно поцеловали.Опять!
Черт! Более неудобного положения для трепыхания и не придумаешь!
Изо всех сил упершись в плечи Майкла, плотно сжала губы, всем своим видом показывая насколько для меня не желанны его прикосновения. По телу пробежала дрожь, когда он положил ладони на мои запястья и завел руки себе за голову, нежно пройдясь пальцами по внутренней стороне руки до локтевой впадинки и выше, чтобы зарыться в мои волосы. Блин! Ну, я же не слепая и никогда ею не была! Попробуй тут остаться абсолютно равнодушной к вниманию такого красавчика. Вот и я не осталась... в первую неделю... до того, как узнала, что это кобель трахает все, что шевелиться. После этого моментально весь интерес как рукой сняло - ну, не перевариваю я таких жеребцов породистых! Благо жизнь в лице любимого лучшей подруги научила. А теперь вот, опять - дрожь по телу, первые признаки аритмии обозначились и почему-то очень хочется разжать губы и впустить настойчивый язык.
- Упрямица, - со стоном отстранился Майкл, продолжая гладить по волосам, оставляя мне и дальше безрезультатно упираться ослабевшими руками в широкие плечи.
- Нет, Майкл, это ты упрямый, - вздохнула пытаясь скрыть дрожь в голосе. Я устала от бессмысленных попыток избавиться от общества и объятий этот мужчины. - Зачем?
Конкретизировать свой вопрос не стала - и так все понятно.
- Ты интересна мне и я хочу тебя, - пожал плечами парень. - И потом, ты просто не представляешь, что для нашей расы будет означать твое успешное обращение. Многие получат возможность создать полноценные семьи, завести детей, - он еще раз погладил меня и, наконец, позволил довольно неуклюже сползти со своих колен. - На самом деле я уверен, что после выступления профессора Грэма сегодня вечером мужчины сделают все возможное, чтобы обеспечить его новыми пациентками.
- Но так же нельзя! - возмущенная довольной улыбочкой Майкла, закричала я, хотя и понимала, что понапрасну сотрясаю воздух. - Это подло вот так без спроса ломиться в чужие жизни и переворачивать мир с ног на голову!
- Я уверен, найдется немало желающих показать все прелести новой жизни новообращенным суккубам. И также я уверен, что в результате все будут довольны. И ты в том числе, - снова улыбнулся он, а я едва сдержала порыв заехать ему по морде.
Он считает, мне понравится быть его подстилкой?
Скрипнув зубами, подавила в себе желание выцарапать эти зеленые глазищи, заставить подавиться этой обаятельной и обезоруживающей ухмылочкой. Нельзя. Не тогда, когда появился призрачный шанс обрести свободу.
- Майкл, я хочу вернуться, - сдержано известила все еще сидящего на качели парня.
- Что, уже надоел? - хмыкнул он.
- Да, - не стала лукавить.
- Неужели, действительно ни капельки не нравлюсь? - недоверчиво спросил инкуб и вперил в меня внимательный взгляд слегка сощуренных глаз, как будто хотел пробраться мне в голову. - Обычно девушки считают меня довольно красивым и обаятельным
- Майкл, у меня есть глаза и на плохое зрение я пока еще не жаловалась. И ты действительно можешь быть чертовски обаятельным, - тяжело вздохнув, призналась я и не успела на лице парня расцвести довольная улыбка, как я добавила. - Но это не означает, что я с радостью выпрыгну из трусиков и позволю занести свое имя в более чем немаленький список твоих побед. Я, знаешь ли, не на помойке себя нашла.
Не дожидаясь ответа и не желая больше ни о чем разговаривать, пошла к дому. Одногруппник меня нагнал, но больше разговорить не пытался, лишь периодически бросая на меня тяжелые взгляды.

***

Майкл Гейт

- И что ты теперь скажешь? Все еще хочешь быть первым у своей суккубы? - опираясь локтями о стол и поддаваясь вперед всем телом, спросил отец Майкла.
Сам парень сидел в кресле напротив и пытался осмыслить полученную информацию. Почему раньше ему никто не сказал об этом? Об особой реакции суккубы на инициировавшего его мужчины, он узнал из одной книжки, а вот о том, что он сам станет зависим от нее... этого не было сказано. Или он невнимательно читал?
Хотя с другой стороны, разве сейчас он не зависим от нее? Прошлой ночью у него снова была маленькая крошка с темными волосами и теплыми карими глазами. Более того, он до того дошел в своей безумной одержимости, что действительно представлял на месте незнакомки под собой строптивицу и даже в конце выкрикнул именно ее имя! А все потому, что с тех пор как Майкл узнал об успехе Грэма и как ему пообещали отдать Эви, он уже практически ощущал под собой ее мягкое стройное тело, а в ушах то и дело звучал ее голос, умоляющий его утолить невыносимую жажду, заверяющий, что она хочет только его одного.
От мыслей Майкла отвлек звонок мобильного отца, который посмотрев на экран, сразу весь подобрался и еще более серьезным, чем обычно.
- Да? - ответил он, принимая вызов.
Оторвав взгляд от разговаривающего по телефону мужчины, он задумчиво смотрел на переплетенные перед собой пальцы и думал, может ли он еще больше привязаться к малышке Эви? Он серьезно сомневался в этом. А вот в том, что его нафиг порвет от ревности, когда его суккубу будут трахать человеческие мужчины, он не сомневался ни секунды. И потом, так у него будет гарантия, что она никуда не сбежит. Он просто прикажет ей оставить даже мысли об этом!
Удивительно, но с тех пор, как Майкл впервые рассказал об Эви отцу и Грэму, он несколько раз успел поменять свои планы на ее счет. От изначального желания стать хозяином дерзкой строптивой девчонки, смевшей отказывать ему и дерзить на каждом шагу, он отказался уже на второй день. Отринув на время свое задетое мужское самолюбие, инкуб понял, что хотел бы попробовать построить отношения с Эви. Теперь он рассматривал ее инициацию, не как способ масти, а как возможность мягко манипулировать ею и ненавязчиво подталкивать к принятию правильных, в его понимании, решений...
- Майкл, просто подумай: действительно ли ты что-то чувствуешь к этой девушке или просто хочешь ее потому, что она сумела отказать, - услышал Майкл слова Кайла.
- А ты куда? - встрепенулся парень, хмуро наблюдая, как отец подходит к небольшому книжному шкафу.
- В штате Мичиган снова были замечены пришлые, - ответил отец, нажимая на потайную кнопку.
Книжные полки сначала выдвинулись, после чего разъехались в разные стороны открывая вид на лучшее современное оружие, заряженное полупрозрачными пулями, внутри которых содержалась кислота с особым составом.
- Я с тобой, - тут же подорвался молодой инкуб со своего места.
- Ты прекрасно знаешь, что согласно нашим законам на охоту могут выходить только сверхи старше сорока лет и прошедшие специальную подготовку, - обернулся к нему отец, засовывая за пояс один из пистолетов и беря в руки несколько сменных магазинов к нему. - И речь идет не о боевых секциях и тирах, - осадил тот, хотевшего что-то возразить сына. - Так что лучше садись и думай, что тебе делать с той цыпочкой, что сейчас сладко спит в комнатах особняка профессора Грэма.
Со стоном разочарования Майкл снова опустился в кресло. Да, он прекрасно знал этот глупый закон, предусматривающий огромный штраф за использование в силовых операциях молодых особей, не достигших определенного возраста и не прошедших шестимесячной подготовки на полигонах генерала Дэвиса.
- Что они тут забыли? - спросил он, не в силах сдержать любопытство. - Это уже пятое несанкционированное вторжение на нашу территорию.
- Еще два были отмечены на территории Европейского Альянса, - кивнул отец. - Такое чувство, словно они прощупывают почву, готовятся к чему-то. Но если они рассчитывают вновь вернуть свое влияние на Земле, их ждет разочарование. Эта территория принадлежит нам, так же как и люди, которых мы защищаем.
- Когда ты вернешься? - вставая с кресла и отправляясь вслед за уже вышедшем из кабинета отцом, спросил парень.
- Не знаю, - на ходу бросил Кайл. - Но когда мама придет, попытайтесь успокоить ее и... Майкл. Не разочаруй меня и мать - прими правильное решение в отношении Эвангелины Литтл. У мамы особое... мнение на этот счет и если ты... загонишь себя и девушку в ловушку, боюсь, это разобьет ей сердце.
Парень нахмурился и остановился, пытаясь понять какое дело его матери до абсолютно чужой девчонки. Снова вспомнилось то утро, когда в ее зеленых глазах плескалась боль и разочарование. Может...
- Погоди, - окликнул Майкл своего отца, но услышал лишь звук захлопывающейся входной двери и рев его внедорожника.
В своей комнате инкуб долго лежал в кровати без сна, снова и снова анализируя свои чувства и пытаясь разобраться в своих противоречивых желаниях, в своих страхах и притаившейся где-то на задворках сознания неуверенности.

Глава 3

- Ты вообще водить умеешь? - нервно взвизгнула я, когда наша легковушка чуть не поцеловалась с огромным грузовиком.
За последние пятнадцать минут это была уже пятая машина, в которую мы чуть не врезались. И это не считая двух, едва не сбитых пешеходов, трех моментов, когда чуть не врезались в нас и миллионы моих погибших нервных клеток.
- Аннет, слушай, серьезно мы уже достаточно далеко отъехали. Пусти меня за руль, будь благоразумной, - взмолилась я в тысячный раз.
- Извини, я нервничаю, - попыталась улыбнуться дрожащими губами девушка и, наконец, свернула на обочину. Аллилуйя! Возможно, я все-таки доживу до рассвета. - А в вождении я вообще не особо хороша. Меня и никто не учил этому. Так... несколько раз брат пустил за руль по территории особняка поколесить.
- Так какого хрена ты полезла за руль сама, да еще и не хотела мне уступать управление! - в тихом бешенстве прошипела я сквозь сжатые зубы, пытаясь разжать пальцы правой руки, что все еще мертвой хваткой сжимали ручку над пассажирским сидением.
- Ну, извини! - вспылила суккуб. - Я не каждый день сбегаю от всяких ненормальных самцов, так что это для меня немного непривычно. Я перенервничала! У меня до сих пор все труситься! - и в доказательство вытянула перед собой руки, которые довольно заметно дрожали.
Ну да, тепличный цветочек, не знавший ничего и никого в жизни кроме родительского дома и самых близких. Осознание этого немного притупило злость на Аннет и я вышла из машины, чтобы занять место водителя.
- И куда мы теперь? - спросила я, заводя мотор. - Ты хотела к отцу.
- Нет, - вдруг резко мотнула головой суккуб. - Давай... давай для начала... черт! Езжай куда угодно, но только не домой.
- Ты что, боишься гнева своих родителей? - недоверчиво сощурилась я, на мгновение отрывая взгляд от ночной дороги. - Сама же буквально недавно говорила, что твой отец сможет лучше всего защитить нас в случае необходимости.
- Ты просто не знаешь его, - нервно ущипнула себя за переносицу Аннет. - Он может быть невероятно жестким и даже жестоким, если его вывести из себя. Нет уж! Я передумала. Пусть сначала остынет. У меня есть моя золотая American Express и мама поклялась, когда давала мне ее, что отследить мои платежи по ней не сможет даже отец. Так что я могу позволить себе немного пожить спокойно.
Я недоуменно моргнула, немного удивленная резкой смене настроения девушки, но спорить с ней не стала, как и пытаться докопаться до причины ее страхов перед отцом. В конце концов, она лучше его знает. А насчет материальной стороны вопроса... я тоже захватила из комнаты свою сумку, где в кошельке лежала моя Visa, на которую отец ежемесячно пересылает довольно кругленькую сумму. Так что устроиться можно с комфортом, вот только как бы не наткнуться на кого-то из... них.
Конечно, далеко не все они такие наглые и самовлюбленные козлы, как Майкл и этот профессор Грэм со своим сынком. Взять ту же Аннет и оборотня, который помог нам выбраться из усадьбы профессора. Он понравился мне, особенно подкупили его искренняя забота и переживания за суккубу. Но я не знала законов, по которым живет этот пока неведомый мне мир нелюдей. Более того, я была никем в нем и это пугало. Не хотелось бы в один 'прекрасный день' стать игрушкой какого-то сверха, как называла себе подобных Аннет.
Снова в сердце закралась робкая надежда, что, возможно, я не изменюсь. Это же глупости, в конце концов! Я родилась человеком и, как любой здравомыслящий человек, не верила во все эти страшные сказки о созданиях ночи, оборотнях и прочей нечисти. Ладно, мой мир пошатнулся и сказка вдруг стала реальностью, но... мне не хотелось становиться ее частью. Все во мне противилось даже малейшей мысли о том, что в скорее я стану... суккубом. Шлюхой, которой в определенный момент времени становится все равно кого трахать, лишь бы получить свое! Я не понимала и не принимала такой жизни!
Скосила взгляд на сидящую рядом девушку. Такая скромная и милая. Она совсем не подходит на роль сладострастной демоницы с живущей внутри голодной до плотских удовольствий сущностью. Я не представляла себе ее трахающей, подобно Майклу, все, что шевелится. Не представляла такой себя! Я не такая. Я о другом мечтала!
- Так... расскажи мне, как проходит инициация? - спросила я.
Сейчас не время раскисать. Что-то подсказывало мне, что вся эта беда с инициацией лишь вершина айсберга из ожидающих меня проблем. Тяжело быть никем в мире людей, а в мире нелюдей... я была уверена - еще хуже.
- Смотря с кем, - тяжело вздохнула Аннет.
- Ну, думаю, мы уже выяснили, что вам подобные для этого не подходят, - пыталась я разговорить не особо словоохотливую спутницу.
Да ради Бога, мне менее чем через две недели исполнится двадцать! Должна же я знать, какой 'подарок' мне ожидать?
- Да, крайне нежелательно, - согласно кивнула Аннет. - Хотя в этом случае можно обойтись и одним.
Мое сердце ухнуло куда-то вниз и машина вильнула от того, что дрогнувшая рука немного сильнее необходимого крутанула руль во время поворота.
- То есть... кхм... что означает 'можно обойтись и одним'? - нервно сглотнув, уточнила у девушки.
- Одним мужчиной, - она вновь ущипнула себя за переносицу.
- А...
- Понимаешь, я ведь в этом не спец, знаю только то, что говорила мне мама, когда у нас с ней зашел разговор об инициации, - не обращая внимания на мой ошарашенный вид, начала говорить Аннет. - Когда просыпается сущность суккуба, ей требуется много энергии и человеческий мужчина просто не в состоянии обеспечить ею. Грубо говоря, инициация суккуба это около двенадцати часов практически беспрерывного секс-марафона. А насколько я поняла, обычного крепкого человеческого парня может хватить на два-три нормальных захода. Потом нужен другой и так далее пока сущность полностью не насытиться и не отступит. Но тут есть и свой плюс: поскольку энергию ты будешь получать от разных мужчин, привязка не возникнет ни с одним из них. У сверха сил больше и их вполне хватает на то, чтобы провести суккуба через инициацию, но тут возникает привязка и сбить ее можно, только переспав с несколькими сверхами в течение последующих суток. И то не полностью. Так что как видишь, особо приятного в этом нет. Конечно, если бы я осталась дома мне привели бы сверха, которого после инициации ликвидировали бы. Случайно подслушала разговор родителей... Но... я не хочу так.
- Что вот так просто возьмут и убьют? И им за это ничего не будет? - сильнее сжимая руль, почему-то решила уточнить я.
- Будет, конечно, если поймают и смогу доказать. У нас строго карается покушение на жизнь сверха, и еще более жестко - на жизнь человека. Но мой отец имеет место при Совете и много связей. Так что даже если бы и вышли на нашу семью, думаю, отмазаться для него не стало бы проблемой. Мне больше интересно, что они говорили бы мне.
- А мне интересно, как они уговорили бы мужчину. Наверняка он догадался бы, что после обслуживания молодой суккубы, ее папаша ему просто глотку перережет.
- Ну, во-первых, мы не особо любим распространяться об этой нашей 'особенности'. Конечно, сохранить что-то в тайне в обществе, где его самый древний представитель живет не одну тысячу лет, практически невозможно, но и кричать на каждом углу о том, что суккуба фактически становится рабыней своего первого мужчины, мы тоже не собираемся. А во-вторых, отказать голодной суккубе не в состоянии ни один мужчина - будь-то сверх или обычный человек.
- Круто, - кисло подытожила я. - Ладно, раз уж я влезла во все это по самое не могу может, расскажешь мне побольше о вашем мире? Что такое этот Совет? Какие вы есть в принципе и... в общем, основное, что необходимо знать, чтобы выживать.
- Не переживай, Эви, все будет хорошо, - мягко улыбнулась мне Аннет.
Какой, на хрен, хорошо?! Странно было слышать подобное утверждение от девушки, которая знает о самостоятельной взрослой жизни только из своих фантазий. Странно было слышать это от такой же, как я добычи, на которую с радостью откроют охоту самцы всех видов стоит ей сделать хоть один неверный шаг. У меня до сих пор звучали в ушах довольно грубые, но справедливые слова оборотня, освободившего нас из того дома. Без защиты мы, мать его, самки, желанный трофей для того, кто окажется достаточно сильным и хитрым, чтобы заполучить его. И если мы не будем бдительны и аккуратны...
Хорошо мне уже не будет, наверное, никогда.
А еще мне становилось хреново только от одной мысли об этой инициации. А еще так и подмывало вернуться домой и позвонить Джеймсу. Я ведь действительно хотела его, а теперь...
И в который раз я заставила себя очистить голову от ненужных мыслей и сосредоточилась на словах Аннет, которая рассказывала о законодательной системе сверхов, Совете четырех и Высшем Совете двенадцати.

***

На следующее утро мы сидели в уютном кафе и за завтраком решали насущные проблемы - куда податься двум молодым суккубам на пороге инициации.
- На Аляску? Там густота населения небольшая...
- Любимое пристанище оборотней, - оборвала меня Аннет.
- Но там же холодно! - да, для меня это был более, чем весомый аргумент, чтобы там не жить.
- А им-то что? Шкуру отрастили и хоть на снегу спи, - пожала плечами девушка, с аппетитом уплетая блинчики с джемом.
Да, действительно им что? Тем более малая численность населения и наличие лесов им только на руку - зверя-то выгуливать надо.
Хорошо, значит... большие города? А как же демоны и вампиры? Инкубы?
- Флорида? Можно в Бока-Ратон у нашей семьи там имеется домик, - предложила еще один вариант.
На мой взгляд, довольно неплохой. А что там тепло, солнце. Оборотням особо выгуливаться негде... хотя, конечно, при желании в этих целях можно и ночной парк использовать. Но зачем, если есть и более благоприятные места для проживания волков? Вампиры туда не сунутся - солнце. Остаются демоны и инкубы...
- Весь юго-восток страны кишит вампами, - заставили меня выпасть в осадок слова суккубы.
- Но там же солнце! - довольно громко и возмущенно такой наглостью клыкастых воскликнула я, привлекая к нам внимание сидящих за соседними столиками посетителей.
- Вот именно, - с легкой улыбкой на лице кивнула Аннет. - Около трех лет тому назад их ученые восстановили формулу, которая позволяет вампирам находиться на солнце. А потом и усовершенствовали ее, придав постоянный эффект. Их теперь от солнца и моря - что мужчин, что женщин - ничем не оторвешь и ни на что не приманишь. Молодняк к этому относиться еще спокойно, но вот особи постарше, успевшие прожить в ночи не одну сотню лет просто тащатся от солнечных курортов.
- Блеск! Откуда ты все это знаешь, если из дому не выходишь? - недоверчиво спросила я.
- Ну, не обязательно выходить из дома, чтобы знать все, что происходит в мире людей и нелюдей. Да здравствует книги и телевидение!
- Да ладно. По телику не показывают новости из мира вампиров или оборотней, - фыркнула я.
- Только если ты не подписана на специальный канал, - улыбнулась Аннет.
- Ладно, но что ты тогда предлагаешь?
- Не знаю... может, Мидлтаун? Недалеко и наши там бывать не особо любят, - не совсем уверено посмотрела на меня суккуб.
- Почему не любят?
- Для сверхов это место связано с плохими воспоминаниями в нашей истории. Потому и пытаются сами держаться оттуда подальше и потомкам своим нелюбовь к этому городу прививают.
Девушка замолчала, а я выжидательно уставилась на нее.
- Много сотен лет тому назад там стоял магический портал наших создателей, - тяжело вздохнув, сдалась Аннет на милость моему любопытству. - Вроде бы его уничтожили, но видимо разрушить удалось только само строение, так как около двухсот лет назад в городе появились маги - наши создатели - со своими воинами. Сейчас эту страницу в истории сверхов называют кровавым месяцем, а сам городок считают за благо объезжать десятой дорогой. Прежде, чем портал был закрыт, а преследующие нас воины выловлены и уничтожены, около тысячи сверхов были убиты путем обескровливания. Вампиры, оборотни, демоны... с них словно выкачивали всю кровь.
- Брр... жутковато, - передернула я плечами.
- Да уж, для сверхов Мидлтаун это тоже самое, что Западная Европа для ведьм, - отправляя в рот последнюю порцию блинчиков, кивнула Аннет. - Э, нет, потом, - увидев алчный блеск любопытства в моих глазах, простонала девушка.
Бедная, представляю, как она устала развлекать меня рассказами о сверхах ночью, но... я ничего не могла с собой поделать - любопытство разъедало меня изнутри.
- А что ведьмы тоже реально существуют? А что произошло в Европе? Ты имеешь в виду инквизицию? - засыпала я ее вопросами, поднимаясь следом за ней из-за столика и выходя из кафе.
В свое время меня очень поразила эта страница в жестокой истории нашей Земли, а Аннет, скорее всего, знает что-то интересненькое об этом. Да и вообще она оказалась настоящей ходячей энциклопедией по миру сверхов. Как ни парадоксально, но ее рассказы и разъяснения о новом для меня мире помогали отвлечься от того кошмара, в который я попала и в то же время затягивали в него, давая понять - это не сон, все реально.
- Ну, Аннет, нам все равно предстоит еще несколько часов пути прежде, чем мы сможем остановиться в каком-нибудь отеле. Я же засну за рулем от скуки, - упрашивала я ее.
- У меня уже язык болит, - проныла суккуба, но все же до рассказа снизошла. - Да, ведьмы реально существуют. Везде, кроме Европы - их там единицы и да, это из-за инквизиции. Как видишь, мы довольно остро и чрезмерно чувствительно относимся к кровавым страницам своей истории.
Снова сев за руль, я подбодрила Аннет на дальнейший рассказ. Все лучше, чем ехать в тишине - магнитолы в машине, увы, не оказалось.
- Ведьмы - потомки наших создателей, нагулянные с земными девушками. Красивые бестии, почти такие же как и мы - суккубы - после инициации, - девушка продолжила говорить, а я мысленно сделала пометку уточнить по поводу внешности 'после инициации'. - Вот и не выдержал один опальный монашек - влюбился в одну из них - Найрина, по-моему, было ее имя. А она им покрутила-покрутила да и бросила. И все бы ничего, да неаккуратной она была и умудрилась спалиться перед своим святошей Генрихом. Словом, угрожал он ей, что если она не образумится к нему не вернется, то за его разбитое сердце поплатится и она, и ей подобные.
- Ведьма, конечно же, не поверила? - спросила я.
- Разумеется, - кивнула Аннет. - Кем был этот жалкий человечишка, чтобы требовать что-то от такой как она? Она ушла, а монашек стал инквизитором, люто ненавидящим всех женщин без разбору. Крамер была его фамилия. Именно с его подачи для ведьм, да и для обычных женщин, начался настоящий ад на землях Западной Европы, который продлился чуть более столетия.
- Но, погоди, - нахмурилась я. - Неужели ведьмы - я имею ввиду настоящих ведьм - не могла защитить себя свой магией?
- Мало ее в них, - тут же получила ответ. - Они больше по травам, по зельям. Могут заряжать их нужной энергетикой. Но вот вызвать грозу при ясном небе или заставить вспыхнуть огнем дом силой мысли - не могут.
- Понятно, - вздохнула я, внимательно смотря на дорогу и пытаясь не заснуть на ходу.
Хоть весь вчерашний день я практически проспала, бессонная ночь давала о себе знать. На языке крутилось еще множество самых разных вопросов. Почему сверхи не вмешались когда уничтожали ведьм? Как можно отличить сверха от обычного человека? Почему в человеческой истории никак не отобразилась битва между сверхами и воинами из другого мира? Но в моей голове творился полный сумбур и я решила дать своему уже изрядно сонному мозгу время на отдых и переваривание полученной информации.
Спустя два часа мы сняли уютный номер в небольшом отеле на окраине Вайоминга и мирно проспали практически до следующего вечера, после чего снова отправились в путь. А на следующий день уже прибыли в Огайо.
- Мне бы со своими связаться, - делая потише звук в магнитоле, сказала Аннет.
Мы поменяли любезно предоставленную оборотнем машину как только выехали за пределы Вайоминга. Лишняя осторожность в нашем случае никогда не помешает.
- Я тебе предлагала купить телефон еще вчера, когда мы проезжали мимо магазина с техникой, - попрекнула я суккубу.
- Тогда я еще не была готова выслушивать их ругань, - вздохнула она. - Они наверняка переживают за меня, - в голосе слышалась вина, а я снова задалась вопросом об их отношениях в кругу семьи.
Вчера я мельком видела спину девушки, когда та переодевалась и она вся была покрыта рубцами. Прибавить к этому ее страх перед отцом и вырисовывалась недвусмысленная картинка. За что ее наградили этими уродливыми шрамами, Аннет рассказывать отказалась на отрез, а мою жалость встретила откровенной злостью и раздражением. Ладно. У нас с ней уйма времени, которое мы проведем вместе, если она не испугается свободы и не сочтете за благо вернуться в отчий дом.
Что касается моего отца, то мы с ним связывались вечером каждого воскресения и до этого момента у меня в запасе были еще целые сутки. Сейчас я впервые была рада его работе, которая практически не оставляет времени личной жизни и своей мачехе, которая забирала себе те жалкие крохи свободы, что у него оставались. Мне не хотелось заставлять его нервничать. Я взрослая девочка и уже давно привыкла справляться со своими проблемами сама.
В Акроне мы зашли в магазин, где купили ноут, смартфон и целую пачку симок. Зачем? Даже спрашивать не стала, поскольку и так чувствовала себя как героиня какого-то дешевого кино, вынужденная скрываться и опасаться... всех.
Пока Аннет разговаривала с кем-то из своей родни, я ждала ее в машине, устало откинув голову на сидение и прикрыв глаза. Единственное, чего мне сейчас хотелось больше всего на свете - это сытно перекусить и завалиться спать на ближайшие сутки как минимум. Все-таки долгая езда изрядно утомляет.
Спустя примерно пятнадцать минут дверца автомобиля открылась, впуская в салон вечернюю свежесть и бледную Аннет.
- Ты чего? - обеспокоено спросила у суккубы, когда заметила, что ее рука со все еще зажатым мобильником немного дрожит.
- Ничего, все нормально, - она попыталась улыбнуться дрожащими губами. - Давай найдем какой-нибудь ресторанчик. Я просто ужас, как проголодалась.
- Аннет... ты можешь мне рассказать... если тебя что-то беспокоит, - немного неловко предложила я.
- Нет, нет, ничего такого, - поспешила отказаться от возможности поплакаться мне в жилетку девушка.
- Ладно, - покладисто согласилась я. - Просто хочу, чтобы ты знала, если что... я готова не только выслушать, но и помочь чем могу. Я в долгу у тебя.
Аннет мне улыбнулась и даже немного расслабилась. Или показалось? Мне хотелось бы, чтобы мои слова успокоили ее, хотя бы самую малость. Просто было не по себе смотреть, как ее трусит после разговора с теми, кто должен являться опорой во всем. И это их защиту она предлагала мне в нашу первую встречу?
Как оказалось чуть позже, она позвонила матери и успокоила ее, что с ней все в порядке. От нее же узнала, что отец в ярости и уже перерыл полгорода в поисках своей непутевой дочки. А потом трубку взял и сам отец, требуя, чтобы она немедленно вернулась домой и в противном случае обещая ей наказание достойное проступка. Какое - Аннет не сказала, но шрамы на ее спине лучше любых слов говорили о том, какие действенные методы воспитания используются главой их семейства. Также она рассказала о том, что брат пытался уговорить ее переехать к нему, так как сейчас опасное время для одиноких сверхов и для молодой суккубы в частности. Со слов Аннет, я поняла, что ее брату уже перевалило за третью сотню и что она его любит и доверяет ему.
- Вот черт! - прервала свои откровения суккуб, моментально подобравшись на своем сидении и напряженно смотря куда-то за мою спину.
Мы сидели в небольшом кафе и ужинали, когда вдруг на спокойном лице появилось выражение паники.
- Что такое? - не спеша оборачиваться, спросила я.
Схватив свою сумку и лихорадочно перерывая ее недра, она выудила оттуда ручку и блокнот, начиная что-то строчить на его листах.
Спустя мгновение передо мной лежал вырванный листок бумаги с несколькими словами, от которых и меня тоже накрыла паника:
'Оборотни. Только не говори вслух - у них слух хороший. Нужно убираться сюда. Не слишком поспешно, потому что один из них заинтересованно посматривает в нашу сторону, но и задерживаться не стоит'.
Если честно, мне тут же захотелось схватить свои манатки и пулей вылететь из кафе и я категорически не понимала почему мы не должны уходить 'слишком поспешно'. А может она ошиблась?
- Мне кажется, ты не права, - как можно спокойней выразила я свои сомнения и даже покачала головой.
- А мне так не кажется, - попыталась беззаботно фыркнуть она и тут же схватилась за ручку и листок бумаги.
'У них глаза неестественно желтые для людей и они заметно принюхиваются. Наверняка молодняк'.
- Знаешь, я уже наелась, может, пойдем уже? - не испытывая желания спорить с более осведомленной суккубой спросила я.
- Я тоже устала, идем, - кивнула Аннет и, стараясь казаться невозмутимой, встала из-за стола.
Вот только смысл в этом всем показном спокойствии, если, по словам той же суккубы, эти твари с их слухом могут с легкостью определить учащенный пульс и даже запах страха?
Когда я встала со своего места и повернулась к выходу, мой взгляд наткнулся на троих до одурения классных парней. Высокие, широкоплечие, мускулистые и незаконно красивые... они даже как-то не вписывались в обстановку этого небольшого и скромного кафе. Интересно, а все сверхи такие красивые или мне пока на отборные экземпляры везет?
Уже вылетая из кафе, случайно с кем-то столкнулась на выходе и, пробормотав извинения, нагнала Аннет.
- Я не хочу останавливаться в этом городе, - мой голос звучал немного нервно, но я ничего не могла с этим поделать. Такими темпами недолго и шизофреником каким-то стать. - А вдруг их тут много?
- Закроемся в номере и носа оттуда не будем показывать, - предложила Аннет. - Я же вижу - ты уже падаешь от усталости. Тебе нужен день-два нормального отдыха без всех этих дерганий.
- Да, ты права, - вздохнула я, признавая ее правоту, выруливая с парковки около кафе на дорогу.
В дорогу мы снова тронули лишь спустя тридцать часов, которые потратили на отдых и успокоение своих нервных клеток.
Уже на подъезде к Мидлтауну, индикатор бензина на панели управления начал мигать, извещая, что если в ближайшее время мы не наткнемся на заправку, дальнейшее путешествие нам придется продолжить пешком.
Лучше бы тут же остановились и провели ночь в машине или вообще никуда не выезжали и остались в том отеле, чем оказались бы на той заправке в столь неурочный час.
Когда мы подъехали к одиноко стоявшей посреди пустынного поля заправки, уже начинало смеркаться. Согласно карте до города оставалось само ничего и эту ночь мы с Аннет планировали провести в номере отеля, который послужит нам пристанищем не на одну неделю.
- Пойду-ка я пока куплю что-нибудь попить и поесть, - задумчиво пробурчала суккуб, когда двигатель машины заглох.
- Ага, было бы неплохо, - согласилась я, выходя из машины и направляясь в сторону кассы.
Справилась я со своим заданием быстрее, чем Аннет, которая отчего-то застряла в небольшом магазинчике. Присев на капот автомобиля, принялась ждать свою подругу по несчастью. За последние сутки мы с ней заметно сблизились и я действительно стала считать ее своей подругой...
Со стороны дороги послышался мощный рев мотора.
Немного развернувшись, увидела стремительно приближающийся свет фар. Сто пудово кто-то на спортивной тачке гоняет.
Приблизившись, автомобиль, визжа шинами, резко завернул на заправку, остановившись недалеко от нашей с Аннет машины. Ох, я чуть не кончила на месте! Это была малышка Ferrari 458 Spider с откидным верхом, объемом движка 4,5 и в просто фантастически офигенном эксклюзивном цветовом оформлении. У меня прямо слюнки потекли...
А потом из этой божественной красавицы вылезли сразу два божественных красавца. И слюнки потекли еще интенсивнее. Высокие блондины спортивного телосложения и греховной красоты лицами. Чем-то похожи... возможно, братья?
Черт! Сейчас я напоминала себе какую-то дурочку, которая только и была в состоянии, что таращиться на шикарных самцов и не менее шикарную тачку с широко открытыми глазами и ртом.
Мужчины тем временем немного замешкались около машины, а потом синхронно обернулись ко мне лицом. Даже на расстоянии я видела, как хищно сузились их глаза и затрепетали крылья носа, заметила, как подобрались их затянутые в футболки и джинсы мощные фигуры. Вспомнила оборотней, на которых мы на днях наткнулись в одной из кафешек. Неужели... Но Аннет убеждала, что до инициации наш запах неотличим от запаха обычного человека. Так почему же эти красавцы сейчас так решительно движутся в мою сторону?
Из моего горла вырвался звук очень похожий на писк и я испытала просто неприлично сильное желание юркнуть в машину и убраться подальше от сюда. Но почему-то не смогла сделать и движения...
- Не бойся, мы не сделаем тебе ничего плохого, - попытался успокоить меня один из незнакомцев.
Да, конечно, так я, непутевая, и поверила. Да только деваться было некуда - в магазине все еще находилась Аннет, а без нее я никуда не собиралась уезжать. Потому мне только и оставалось, что взяв себя в руки, следить за плавными движениями этих, без сомнений, хищников, что медленно, но неумолимо надвигались на меня.
Мои глаза забегали между двумя мужчина и время от времени косились в сторону магазина. Не хотелось бы, чтобы суккуба вышла оттуда в такое неподходящее время.
- Ты здесь одна? - спросил тот, что уже практически нависал надо мной своей мощной фигурой.
Второй остался стоять в нескольких шагах и постоянно оглядывался по сторонам.
- Неужели твой мужчина столь беспечен, что решился оставить тебя одну хоть на минуту? - продолжил допытываться он, а я только и могла, что затравлено смотреть в невероятно красивые сине-фиолетовые глаза и нервно сглатывать ком в горле.
Добрались одни до безопасного места!
- Я слышал, что здешние сверхи берегут своих самочек, но если кто-то оказался столь неосторожным...
Рука мужчины взметнулась к моему лицу и теплые пальцы прошлись по щеке, спустились на шею... резкий укол боли и я чувствую, как что-то горячее потекло по коже. Вышла из ступора и попыталась вырваться, отодвинуть от себя тяжелую тушу незнакомца, но тот только положил свою большую ладонь на мой затылок и склонился к шее, со стоном наслаждения слизывая кровь.
- Такая вкусная, - простонал он и снова провел своим шершавым языком по коже.
- Ну как? - отвлек мужчину от поглощения моей крови второй незнакомец.
- Великолепна, - с видимым усилием отрываясь от меня и, наконец, немного отпуская, констатировал этот кровопийца. - Но, к сожалению, полукровка. Ее кровь бесполезна для нас.
- Блядь! Это единственная самка, которую нам удалось найти за последние два месяца, что мы провели в этом проклятом мире! - вспыхнул негодованием он. - Оставь ее, - махнул рукой и направился в сторону кассы.

И почему я тут спокойно сижу, как овца на заклании?
Только открыла рот, чтобы огласить заправку визгом о помощи, как он был закрыт ладонью все еще не дающего мне отойти от машины мужчины.
- Уир, оставь ее - сам же сказал, что она бесполезна, - раздраженно позвали моего незнакомца.
- Для чего-то бесполезна, а для чего-то и нет, - пробормотал себе под нос тот самый Уир. - Не переживай, с тобой все будет в порядке. Скажи, девочка моя, ты чьих будешь?
Он отнял свою ладонь от моего рта и тут же вернул ее на место, потому что в это время из магазина, наконец, выплыла Аннет с пакетом и я опять собиралась завизжать.
- Что ж ты такая крикливая?! - немного раздраженно, но очень тихо чертыхнулся мужчина. - Ладно, потом расскажешь, - подхватив меня под попку, отнес мое брыкающееся тело к спортивной машине и попытался затолкать внутрь.
Все это было проделано настолько тихо, что уткнувшаяся в светящийся экран телефона улыбающаяся Аннет не заметила ровным счетом ничего. Она стояла у самого входа в небольшой магазинчик и не видела, что один из незнакомцев резко сменил направление и уже шел не к кассам, а к зазевавшейся суккубе.
- Аннет, беги! - сумела выкрикнуть я, укусив Уира за руку и освободив на несколько драгоценных секунд свой рот.
Но было поздно - суккуба только и успела, что вскинуть голову и растеряно осмотреться по сторонам, как тут же была схвачено вторым блондином.
- Уир, проверь! - попыхтел тот, пытаясь удержать на месте царапающуюся и брыкающуюся Аннет.
Выругавшись сквозь зубы, мужчина предпринял еще одну, на этот раз удачную, попытку и впихнул-таки меня в феррари. Дверца тут же захлопнулся и послышался характерный щелчок. Теперь мне не оставалось ничего другого, кроме как смотреть за приближением Уира к Аннет, за тем, как он припадает к ее шее... раздался щелчок.
Неужели? Как?
Не важно - я выскочила из машины и кинулась в сторону мужчин и суккубы.
- Перемещаемся, - донеслось до меня и я остановилась, ослепленная резкой вспышкой света.
Когда открыла глаза, Аннет и одного из незнакомцев не было, а второй - Уир - решительно шагал в мою сторону. Анализировать что, как, куда и почему, не стала. Рванула в сторону машины и, быстро запрыгнув на водительское сидение, заблокировала все двери. Меня ощутимо трусило, по венам противным липким холодом разливался страх, а руки дрожали настолько сильно, что я не могла попасть ключом в замок зажигания.
В окно тихо постучали, но я не обращала на это внимания, все еще пытаясь завести машину и уехать подальше от этих исчезающих на ровном месте мужчин.
- Какая ты паникерша, - услышала я недовольный приглушенный голос. - Ладно, оставлю тебя пока - успокаивайся и жди меня в гости. Скоро я приду за тобой, сладкая.
Заявление незнакомца заставило меня резко поднять взгляд, чтобы заметить, как он недвусмысленно облизывает свои губы и исчезает в очередной вспышке света.
Откинулась на спинку сидения и прикрыла глаза. Меня трусило настолько сильно, что пытаться в тысячный раз втыкнуть проклятый ключ в замок зажигания было пустой тратой времени.
Я не понимала, почему все произошедшее на улице осталось без внимания со стороны работников заправки. Сейчас уже должны были раздаваться звуки сирены от спешащих сюда машин полицейских. А что мы имеем? Тишь да блажь!
Насторожено осмотревшись, разблокировала двери и на негнущихся ногах подошла к тому месту, где незнакомцы удерживали Аннет. Заметила валяющийся на земле смартфон и рассыпавшиеся вокруг продукты. Как такое возможно? Где теперь ее искать? И что теперь делать мне?
Наклонившись, подобрала телефон и вернулась в машину, заводя мотор и срываясь с места.
Нужно побыстрее добраться до отеля, закрыться в своем номере на все замки и носа оттуда не показывать. Мне совсем не понравилось обещание блондинистого незнакомца нагрянуть ко мне в гости и та уверенность, с которой это было сказано. Такое впечатление, что для него отыскать конкретно меня среди миллионов людей - плевое дело.
А если так и есть?
На мгновение оторвав взгляд от пустой дороги, дотянулась до телефона и открыла исходящие. Последним высветилось имя 'Алек'. Значит, в магазине Аннет звонила своему брату. Что ж... она ему доверяла. Возможно, хоть ее семья сможет понять, куда пропала их дочь и как ее вернуть назад.
Не колеблясь ни секунды, нажала кнопку вызова.
- Слушаю? - через несколько гудков произнес на другом конце приятный мужской голос.
- Аннет...
Мой голос звучал хрипло и срывался на дрожь, а из глаз непроизвольно покатились слезы.
- Что с Аннет? Кто это?
Я судорожно вдохнула и сбивчиво начала объяснять:
- Она исчезла... то есть не так - ее схватили какие-то незнакомцы а потом... они исчезли... просто пуфф и нет... не знаю что делать... ее нет и...
- Постой! - нетерпеливо перебили мое бормотания. - Как это исчезла?!
- Не знаю! - вскрикнула я, уже давясь слезами. - Просто взяла и исчезла! Точнее... черт! Я чувствуя себя больной на всю голову!
- Успокойся и расскажи все по порядку! - прорычали в трубку. - Ты та девушка, которая бежала с Аннет из особняка профессора?
- Да, я, - всхлипнула я и, сделав еще один глубокий вздох, попыталась взять себя в руки. - Мы остановились на заправке, - делая глубокие вдохи начала говорить, - и Аннет пошла в магазин, а я заправила машину. Пока она делала покупки приехали какие-то незнакомцы. Они... один из них уколол меня чему-то в шею и... попробовал кровь. Сказал, что я не подхожу... полукровка... моя кровь бесполезна... А потом вышла Аннет и... то же самое он проделал с ней... наверное... не знаю... потом вспыхнул яркий свет, а когда я открыла глаза ее уже не было на заправке...
По ту сторону провода Алек разразился отборной бранью.
- И это все? - немного успокоившись, уточнил он.
- Да... то есть, нет... один из них, наверное, хотел забрать и меня тоже после того, как Аннет... исчезла, но я успела спрятаться в машине. Он... он пообещал вернуться за мной.
Если честно, даже говоря это вслух, я не верила в такую возможность и всей душой надеялась, что эти слова были моей слуховой галлюцинаций. Да чем угодно, только не тем порочным обещанием, которым прозвучали!
- Не думаю, что его остановило то, что ты была в машине, - задумчиво пробормотал мужчина. - Насколько я понял, вы уже подъезжали к Мидлтауну?
- Да.
- Хорошо, сиди там и жди меня, - заставил меня выпасть в осадок приказ.
- Я не...
- Хочешь исчезнуть вслед за моей сестрой?
- Нет, но...
- Тогда сиди и жди меня! Как только освобожусь, приеду, - отчеканил Алек. - Будем надеяться, что тот неизвестный исполнит свое обещание и действительно придет за тобой.
Ох, нет! А давайте будем надеяться, что не придет? Хотя с другой стороны - возможно, это шанс спасти Аннет, а присутствие ее брата - мой шанс не попасть в лапы тому кровопийце?
- Хорошо, - не совсем уверено выдавила из себя, согласившись с мелькнувшей разумной мыслью.
- Не меняй карточку. Я буду периодически звонить тебе. А ты звони мне, если у тебя возникнут проблемы. Поняла? - жестко спросили меня.
- Д-да.
И он отключился, а я еще какое-то время бросала на телефон удивленные взгляды. Зачем ему сдалось взваливать на свои плечи ответственность в виде меня?

Глава 4

Этой ночью мне не спалось - стоило закрыть глаза и перед внутренним взором снова возникали те незнакомцы и перепуганное лицо Аннет, когда ее схватили. Им нужна была кровь чистокровного сверха-женщины? Но зачем? На вампиров они похожи не были, хоть моя кровь и пришлась по вкусу тому блондину. Что тогда?
В который раз перевернувшись на другой бок, уставилась пустым взглядом в окно, за которым уже начинал брезжить рассвет.
Вздохнула и встала с кровати - если уж не спится, то хоть телик посмотрю. Взяла пульт и, усевшись обратно на постель, начала бесцельно переключать с канала на канал.
Безумно хотелось с кем-то поговорить - с Микаэлой, Джимми, отцом... хоть с кем-то из прошлой, нормальной жизни. Просто чтобы удостовериться, что я - это все еще я, а не какая-то ненормальная неврастеничка, которой мне непременно предстоит стать, случись со мной еще нечто в этом роде. Все навалилось слишком резко, слишком быстро привычные устои рушились вокруг меня, являя мне новый, более жестокий и дикий мир, для которого обычные человеческие законы - постой звук, не более. И в этом мире нет места женской самостоятельности, потому что слишком желанными для себе подобных они были. Слишком настойчивыми были сверхи, когда дело касалось того, чего они действительно хотят. Во всяком случае, это говорила Аннет, а причин не верить ей у меня не было. Ее, в отличие от меня, готовили к этой жизни, готовили к тому, что свое счастье она и ее семья будут выдирать зубами и когтями. Но у меня нет семьи в этом новом мире, чтобы она могла защитить меня. У меня теперь даже нет подруги!
За невеселыми мыслями я и сама не заметила, как уснула под мерный шум работающего телевизора.

Я боялась. Действительно боялась выходить из номера. Даже когда приносили заказанную мною еду, мне было страшно открывать дверь. Чего боялась? Да всего! Случайно наткнуться на таких же незнакомцев, как те, что были на заправке. А вдруг кому-то моя кровь и подойдет. Что тогда со мной будет? Боялась наткнуться на кого-то из сверхов. Инцидент с блондинами заставил сомневаться в словах Аннет относительно того, что сейчас мой запах не выдает во мне суккуба.
За прошедшие два дня я очень часто звонила Микаэле и Джимми, игнорируя голос разума, что это глупо. И каждый вечер звонила отцу. Я пыталась делать вид, что ничего неординарного в моей жизни не случилось и что у меня еще есть шанс вернуться все на круги своя. Самообман... беспочвенная надежда... но мне была так необходима эта иллюзия.
В конце третьего дня добровольного заточения я, наконец, решилась выйти из своей тюрьмы и спуститься в расположенный на первом этаже отеля небольшой бар. Мне было просто жизненно необходимо оказаться среди людей, расслабиться. Моя шизофрения - а по-другому я назвать это не могла - перешла на новый уровень и теперь я страшилась одиночества в своем номере. Особенно когда становилось темно и в каждом темном углу мне казались либо светящиеся зеленые, либо желтые или сине-фиолетовые глаза.
И если раньше я не особо хотела общества брата Аннет, то теперь не могла дождаться, когда он приедет и... не знаю... защитит? Успокоит? А смогу ли я чувствовать себя защищенной и спокойной в его присутствии? Суккуба не раз говорила о том, как сильно ее брат мечтает о женщине, с которой мог бы завести нормальные отношения. Мне оставалось только надеяться, что он сочтет меня не достаточно подходящей для этого. Не хотела, чтобы кто-то интересовался мной только от безысходности.
В баре я совершено случайно познакомилась с компанией милых ребят, приехавших в городок на стажировку. Как и советовала Аннет, прежде чем принять приглашение и присесть за их столик я внимательно изучила внешность каждого.
'Высоких мужчин с яркой внешностью, спортивного телосложения или с необычным цветом глаз лучше обходить стороной - есть вероятность, что он окажется сверхом', - звучали в ушах слова суккубы.
А тут была компания обычных студентов - кто-то носил очки, кто-то был слишком худ или имел небольшое пивное брюшко. Нет, они не походили на идеально красивых и притягательных сверхов, но зато отлично скрашивали мое одиночество, сглаживали затаившийся внутри страх и настороженность. Впервые за последние дни я смогла по-настоящему расслабиться и смеяться. Совсем ненадолго, но все же...
Сегодня вечером я снова договорилась встретиться с парнями и уже бежала по холлу в сторону бара, когда споткнулась и чуть не растянулась на полу. От 'грациозного' полета спасли чьи-то руки, схватившие меня за талию уже практически у самого пола.
- Фуух... это было очень близко, - чувствуя, как сердце все еще бьется где-то в районе горла, выдохнула я. - Спасибо, - немного повернув голову, подняла взгляд на своего спасителя и все дальнейшие слова благодарности застряли где-то на полпути.
На меня смотрели пронзительно голубые глаза из-под растрепанной черной челки. Мой спаситель обладал мужественным лицом с легкой щетиной на щеках и подбородке, прямым носом, чуть полноватыми губами и бронзовой от загара кожей.
- Не стоит гонять по коридорам очертя голову, - выдал мягким голосом красавец.
- Д-да, конечно, - сглотнув, согласилась я, выпутываясь из его объятий, что все еще удерживали меня в непосредственной близости от сильного тела.
Я внимательно всматривалась в мужественное лицо, пробежалась взглядом по широким плечам, спортивной фигуре. Снова впилась взглядом в лицо - вроде не принюхивается и цвет глаз самый обычный. Но фигура... я снова сглотнула, чувствуя, как начинает пересыхать во рту от вида обтянутых тонкой футболкой бицепсов, четко обрисовывающихся пластин груди, сильных рук с выступающими венами... моя слабость. Готова поспорить - на животе у него имеется полный набор кубиков.
- Нравится то, что видишь? - отвлек меня от поедания глазами мужского совершенства насмешливый голос.
Вскинула глаза и наткнулась на веселый взгляд.
- Эм... хм... да. Довольно неплохо, - попыталась выдавить из себя беззаботную улыбку.
- Довольно неплохо? - черная бровь взлетела вверх и спряталась под свисающей 'рваной' челкой, а притягивающие мой взгляд губы изогнулись в легкой игривой улыбке. - Может, нам стоит подняться в мой номер, чтобы ты смогла рассмотреть все получше?
Наглость незнакомца окончательно вывела меня из ступора.
- Спасибо, не заинтересована, - ехидно оскалилась я и, развернувшись, медленно продолжила путь.
При этом мне приходилось прилагать немалые усилия, чтобы подавить вспыхнувшее желание развернуться, прижаться грудью к этому сильному самцу и мурлыкать от удовольствия, подобно кошке, ощущая вокруг себя его сильные руки. Пипец, приплыли!
Мой спаситель меня не окликнул и догнать не пытался, что меня несказанно радовало. Это означало, чтоб либо он не сверх, либо от меня действительно пахнет только человеком. И тот, и тот вариант меня вполне устраивал - менять отель, а уж тем более город, не хотелось. Блин, это же что, братцы, получается - я теперь от всех шикарных мужчин шарахаться буду?
Этот вечер был странным. В предыдущие разы, когда я спускалась в бар, мне нравилась веселая компания таких же, как и я студентов. А сегодня... все было не то, не так и не туда. Сегодня я впервые рассматривала этих мальчиков, как женщина потенциальных претендентов на ее постель. Даже не так, я чувствовала самкой, оценивающей силу сидящих перед ней мужчин. И стоит признать - впечатления на нее не произвел ни один.
Мой взгляд против воли скользил по залу, время от времени выделяя в толпе наиболее привлекательные особи мужского пола, и что-то во мне заставляло глаза вспыхивать интересом, а тело напрягаться... от азарта охоты.
Хотелось подойти, окрутить, покорить, заставить поклоняться...
Испугавшись происходящих со мной странностей, я, не просидев с парнями и часа, вылетела из бара, поспешив в свой номер.
В лифте сжала пальцами виски, пытаясь дать всему рациональное объяснение, не впасть в панику. Я не готова! У меня в запасе еще должна быть целая неделя!
- Ох, малышка, смотрю падать в мои объятия входит у тебя в привычку, - насмешливо произнесла теплая стена, на которую я налетела, едва выйдя из лифта на своем этаже.
Мои ноздри затрепетали, когда в меня ударил свежий запах леса и я отшатнулась от мужчины, игнорируя желание чего-то внутри меня сделать прямо противоположное.
- Тш-ш-ш, ты чего? - метнувшись ко мне и подставляя ладонь под затылок, обеспокоено вскрикнул незнакомец.
Черт! Я чуть со всей дури не долбанулась о стену.
- Ничего, мне нужно идти, - в панике мечась взглядом по безлюдному коридору, пролепетала я и поднырнула под его руку, которой он опирался о стену около моей головы.
- Да постой же ты! - почувствовала на своей талии сильные руки и меня резко развернули, заставив встретиться с внимательными голубыми глазами. - Тебя обидели?
Вопрос ввел в ступор и на время даже приглушил внутренний конфликт. Ему-то какое дело до меня?
- Нет-нет, все хорошо, - затараторила я, придя в себя. - Просто спешу, - и снова дернулась в сторону своего номера.
- Да отпусти же ты меня! Чего вцепился, как клещ?! - раздражено воскликнула, когда руки на талии снова не дали сбежать.
- Ты ведешь себя неадекватно, - о, это он не себе еще не представляет, насколько мне неадекватно сейчас хочется себя вести. - Может...
- Не может, - вздохнула я, пытаясь успокоиться и отделаться от этого мужчины. - Просто поссорилась только что со своим парнем...
- Ты тут со своим мужчиной? - спокойно спросили меня, хоть я и почувствовала, как напряглось мощное тело и закаменели мышцы под моими ладонями.
- По телефону поссорилась, - уточнила я. - И не настроена сейчас на общение с кем-либо и уж тем более со всякими приставучими незнакомцами.
- Меня зовут Хантер.
Моргнула. Я что спрашивала его имя?
- Да мне сейчас фиолетово! Отпусти!
На этот раз меня действительно отпустили и я опрометью бросилась в свой номер. Закрыв дверь изнутри, привалилась к ней спиной и выровняла дыхание. Нечто внутри меня недовольно заворочалось, все еще требуя вернуться к шикарному мужчине и погреться в его объятиях... Моя суккуба?
Хотелось взвыть, - ведь я так надеялась, что эксперимент профессора Грэма провалится и вся моя жизнь вновь вернется в прежнее русло. Видимо, не судьба.
Взяв себя в руки, поплелась в душ, где долго стояла под холодными струями, пытаясь привести в норму свой разум. На удивление нечто внутри меня успокоилось и сейчас я не ощущала в груди и в голове присутствия чего-то постороннего.
Закутавшись в полотенце, вышла из ванной комнаты и села на край кровати, гипнотизируя взглядом лежащий на прикроватной тумбочке телефон.
Позвонить Алеку или нет?
Последние дни он созванивался со мной три раза в день - утром, днем и вечером. Инкуб сейчас находился в Европе и вместе с остальными своими сородичами пытался истребить группу воинов из другого мира, охотящихся за сверхами. Алек уже объяснил мне, кем могли оказаться те двое на заправке - магами-пришельцами из другого мира. Но вот зачем им нужны сверхи, за эти годы никому так и не удалось выяснить. Все воины были связаны какой-то ужасной клятвой и при малейшем согласии открыть карты магов, моментально умирали в конвульсиях. Вообще Алек много чего рассказывал мне об этих пришлых и кое-где восполнял мои пробелы в знаниях о самих сверхах. Мы с ним неплохо общались, но... нет, не буду звонить. Во-первых, он все равно не поможет мне на расстоянии, а во-вторых, на карту поставлена моя свобода. Так что разберусь я с этой похотливой суч... суккубой сама.
На следующее утро, я пересчитывала оставшуюся наличность. Еще на выезде с Вайоминга мы с Аннет решили перестраховаться и сняли со своих карточек некоторую сумму денег, которой нам должно было хватить хотя бы на месяц. Просто если карточку суккубы теоретически и нельзя было отследить, то мою при желании и определенных связях, можно с легкостью.
Сегодня я планировала выйти и пройтись по магазинам - прикупленных в спешке нескольких комплектов белья и пары джинсов с футболками - первыми, что попались под руку - явно было недостаточно. Просто катастрофически недостаточно. Благо все необходимо можно было найти в магазинах недалеко от отеля и далеко мне уходить не пришлось, хоть и хотелось хоть немного прогуляться.
- Малышка, это судьба, не иначе! - раздался рядом со мной до боли знакомый голос. Я как расплачивалась на кассе за покупку - два летних сарафанчика и юбку с футболкой. Все предельно скромно и неброско. Ибо нефиг!
Оглянувшись обнаружила рядом с собой того самого незнакомца из отеля, от которого я вчера так постыдно сбежала. На щеках вмиг вспыхнул румянец - он, наверняка, думает, что я какая-то неадекватная психопатка. Иначе даже я сама о вчерашней себе подумать не могла.
Незнакомец в белой футболке и 'потертых' джинсах стояло около кассы и улыбался мне ослепительной белозубой улыбкой. Голубые глаза тоже смотрели на меня весело и немного заинтересовано. Вот только он ошибся - такие великолепные мужчины теперь не моя судьба. Во всяком случае, до инициации так точно, а после... и после, наверное, тоже. Стало горько. Так что я просто насмешливо фыркнула и отвернулась, забирая свой товар и уходя из магазина.
- У меня сегодня вечером встреча в этом городе, а до этого я абсолютно свободен. Составишь мне компанию? В конце концов, ты мне должна, - заставил меня вздрогнуть все тот же приятный голос.
- И с чего это я тебе должна? - останавливаясь и насмешливо глядя на мужчину, поинтересовалась я.
- Ну, я тебя спас от падения. Это раз...
- Если мне память не изменяет, я тебе уже сказала за это 'спасибо', - улыбнулась я.
- Я приму твое 'спасибо', если согласишься хотя бы пообедать со мной, - пошел на компромисс мужчина.
- Зачем? - уже подозрительно сощурила глаза, хотя не передать словами, как мне хотелось согласиться.
- Мне скучно... тебе скучно. И не отпирайся - я наблюдал за тобой вчера в баре. Почему бы нам чисто дружески не помочь друг другу скрасить сегодняшний день? - пожал плечами мужчина и опять улыбнулся на все зубы. - И потом, ты мне с настойчивой регулярностью попадаешься на пути. Вдруг это судьба?
Насмешливо фыркнула, а потом подумала и...
- Я согласна, - выпалила я и тут же была готова надавать себе по губам. Ну что это такое?!
- Вот и отлично! - еще ослепительней засиял улыбкой незнакомец. - Тогда встречаемся через полчаса в холле, Эвангелина.
Я споткнулась на ровном месте - откуда он знает, как меня зовут?
- Твои друзья очень громко кричали твое имя, приветствуя тебя в баре вчера вечером, - словно прочитав мои мысли, объяснил мужчина.
- А ты его так сразу и запомнил, - не смогла сдержаться от скептического замечания.
- Разве не могу я запомнить имя спасенной мной девушки, которая к тому же так откровенно рассматривала меня, - подмигнул он.
Щеки вспыхнули красным и мозг посетила умная мысль - а не зря ли я все это затеяла? Это ж надо было взять и согласиться, даже не подумав толком. Эх, ну и ладно. Будем считать сегодняшний день прощальной вечеринкой с моей нормальной человеческой жизнью, потому что, судя по вчерашним симптомам, осталось мне быть человеком совсем недолго.
А потому, откинув все сомнения, спустя полчаса я спускалась в просторный холл отеля, где меня уже ожидал Хантер. Пока собиралась долго и упорно вспоминала имя этого шикарного, но чрезмерно приставучего незнакомца.
- Тебе идет, - констатировал мужчина, с явным восхищением осмотрев мою фигуру в легком летнем сарафане на тонких бретельках с обтягивающим верхом и летящей юбкой.
- Ты тоже вполне нечего, - подмигнула я, хотя стоило признать - он был просто великолепен в легкой черной рубашке, расстегнутой у ворота и черных брюках.
- Общаться с тобой смертельно для мужского эго, - буркнул Хантер, пытаясь обнять меня.
- Хантер, руки, - недовольно проворчала я, стряхивая уже успевшую обосноваться у меня талии клешню.
- Ты помнишь мое имя, - делано изумился он, снова возвращая свою конечность, но уже на плечи.
Остановилась и недовольно посмотрела на мужчину. Картинно вздохнув, он таки опустил свою руку и повел на улицу - к припаркованному недалеко автомобилю. Ох, обожаю мужчин, которые любят настоящие машины. Новенькая модель Гранд Чероки призывно блестела хромированными покрышками и отполированным черным кузовом.
На прежнем месте жительства я дружила с компанией старших мальчишек, увлекающихся аэрографией. Вот и заразили они меня своей нездоровой любовь к железным коням...
- Куда поедем? - открывая мне дверь пассажирского сидения, поинтересовался Хантер.
- Не знаю, - пожала плечами. - На твое усмотрение - я этот город знать не знаю.
- Я тут тоже не часто бываю, - признался мужчина. - Тогда, если ты не против, начнем с пиццерии?
Если честно, то последние дни я не особо хорошо питалась - постоянное нервное напряжение сжигало аппетит, а вчерашний инцидент и вовсе выбил меня из колеи, так что сегодня утром я старалась занимать свою голову любыми мыслями, а ноги нести меня прочь из номера. Мне надоело думать обо всем этом. И я решила сделать единственное, что могла в данной ситуации - пустила все на самотек. От меня и моих желаний все равно не зависит ровным счетом ничего. Так зачем себя накручивать? В общем, прислушавшись к себе, поняла, что мой желудок более чем не против заглянуть в пиццерию.
- Очень даже 'за', - улыбнулась я, и уже через пятнадцать минут мы сидели за столиком и изучали меню.

- Так... может, расскажешь что-то о себе? - Хантер откинулся на спинку стула и устремил задумчивый взгляд голубых глаз на меня.
- Да, рассказывать особо и нечего, - пожала я плечами. - Родилась во Флориде, но несколько месяцев тому назад была вынуждена поменять место жительства. Учусь...
- А тут что делаешь?
- Отдыхаю... от всех, - немного нервно обронила я. - А сам?
Мужчина загадочно улыбнулся, но ответил так же просто, как и она сама:
- Я родом из Мичигана, а тут по делам.
В это время официантка принесла наш заказ и мы принялись молча поглощать пищу. Хоть изначально разговор у нас и не заладился, уже буквально через полчаса мы вовсю хохотали, чем привлекали внимание остальных посетителей пиццерии. Это был именно тот разговор, который не открывает ничего значимого о собеседнике, но в то же время позволяет расслабиться, поднять настроение. Как раз то, что мне необходимо. Откровенно говоря, мне не понравилось, когда он попытался узнать что-то обо мне. Это было знакомство на один день, чтобы скрасить одиночество и не дать своим мыслям вновь принять опасное для спокойствия направление.
Моя просыпающаяся суккуба тоже вела себя примерно - Хантер был все так же неотразим и я действительно испытывала к нему немалый интерес, как к мужчине. Но сейчас не было того дикого желания укутаться в его сильное тело и мурлыкать подобно сытой кошке.
Когда мы разделались с обедом, от Хантера поступило предложение, которого я никогда не ожидала услышать от взрослого мужчины - убить время в Сидер Поинт. Сказать по правде последний раз я была в парке развлечений лет в... четырнадцать, и сейчас предложение съездить в один из самых экстримальных парков мира выглядело очень соблазнительным.
На мою попытку подколоть Хантера по поводу выбора места отдыха, он лишь отмахнулся, что поскольку был неосторожен пригласить на прогулку ребенка - и чем ему не нравится возраст двадцать лет? - то и развлечение вынужден выбирать соответствующее. На мое возмущение последовало предложение, от которого от смущения запылали не только щеки и уши, но и, такое впечатление, все тело.

Это был поистине волшебный день. Так много я не смеялась уже очень давно, даже не вспомнить, когда мне в последний раз было так же хорошо и легко. А потом Хантер взял и испортил все.
Когда мы подымались на лифте, он прижал меня к стене, впившись немигающим взглядом в мои глаза. Я не могла понять такой резкой смены настроения - вот он шел рядом и раздражал меня своими подколами, материалов для коих за день в парке у него накопилось огромное множество, а теперь заставляет мучительно краснеть под его нечитаемым взглядом.
В нем словно шла какая-то внутренняя борьба и я не знала, чем для меня она закончится.
- Хантер, - растеряно и насторожено прошептала его имя, легонько отталкивая от себя.
Мои глаза расширились, когда мужчина с нечеловеческим рыком впечатал мое тело в стенку кабинки, резко впиваясь своими губами в мой рот и одновременно нажимая кнопку 'Стоп'.
Я замычала, пытаясь оттолкнуть его. Каким бы привлекательным я его не считала и как бы он мне не нравился после проведенного с ним времени, но все во мне было против подобной грубости. Он словно наказывал меня за что-то, едва не кусая губы, принося своим поцелуем больше неприятных ощущений, нежели удовольствия. Хотя нет, не все во мне противилось его грубости - сущность внутри проснулась и словно лениво потягивалась, оценивающе присматриваясь к прижимающемуся к нам мужчине. Одобрительно мурлыкнула и потянула свои цепкие коготки к нему.
Моментально вспыхнувшая паника придала нечеловеческие силы и я вырвалась из плена тела Хантера, лихорадочно вслепую застучала по кнопкам лифта, а когда тот тронулся, забилась в противоположный от мужчины угол. Мне было абсолютно до лампочки, что он сейчас думает о девушке, что забилась в угол кабинки и, трясясь, что осиновый лист, смотрит на него глазами затравленного зверька. Все это не имело значения - только напирающая на кожу суккуба и прорезающиеся на ровном месте первые ростки желания.
Лифт остановился и с тихим звоном его дверцы разъехались, выпуская нас в длинный коридор.
Сглотнув, посмотрела в чуть прищуренные глаза Хантера и, пробормотав что-то о том, что было приятно познакомиться, удачи на встрече и прощай, удрала в свой номер.
На этот раз суккуба не желала так быстро успокаиваться, как в прошлый раз и промучила меня почти до самого утра.
Сколько у меня еще осталось времени до того, как призрачная иллюзия нормальной жизни рассыплется в пух и прах?

***

Хантер Вуд

Чертова девчонка!
Несовершеннолетняя малявка!
Слабая человечка!
Как же она бесила его сейчас! И главным образом из-за того, что ему так сложно было покидать ее, осознавая, что с каждым километром он теряет ее, теряет те волшебные ощущения, что дарили ему ее близость и неповторимый запах.
Взгляд упал на бледно-голубой шелковый шарфик, что был повязан на шейке Эви. Протянув руку, он прижал его к своему носу и глубоко вдохнул манящий запах. Даже от этого его член окаменел, а из груди вырвался тихий рык.
Резко свернув на обочину, он нажал на тормоза и, с силой сдавив руль, уставился на дорогу перед собой.
При другом раскладе, Хантер с удовольствием приложил бы некоторые усилия, чтобы затащить понравившуюся малышку в постель. Но с Эви все было слишком остро, на пределе его контроля и он откровенно опасался, что за несколько ночей и дней с ней он заплатит своим сердцем. А это было неприемлемо - она простая человечка, а они слишком быстро увядают и уходят из этого мира.
Впервые он столкнулся с Эви в Вайоминге, когда возвращался из штата Мэн, где помогал в поисках исчезнувшей целой семьи вампиров. Уже тогда Хантера поразил невероятно притягательный для него и его сущности аромат незнакомки, но это случайное столкновение на выходе из кафе так и осталось бы ничего не значащим эпизодом в его долгой жизни, если бы судьба не свела их снова, на этот раз в Мидлтауне. И при каждом столкновении он не узнавал сам себя, начиная вести себя, как желторотый юнец, сохнущий по самой красивой девчонкой в классе. Она посылала его, а он только и думал, как бы стать к ней ближе, полной грудью вдохнуть притягательный запах, в идеале - ощутить на языке вкус ее кожи.
Идиотизм!
Он скоро разменяет первую сотню, а она... просто ребенок по сравнению с ним. То чертово глупое предложение съездить в парк развлечений... он сам не понял, как оно вылетело из его рта. Он хотел лишних доказательств, что она всего лишь восторженный, не знающий жизни и от того не подходящий для его мира, ребенок? Или просто хотел весь день наслаждаться ее смехом и сияющими шоколадными глазами?
По дороге назад он едва сдерживал себя, чтобы не накинуться на нее - задрать тот чертов сарафан и насадить на болезненно пульсирующую плоть. А в лифте сорвался и напугал ее. Еще одно доказательство того, что она не для него, что его страсть и страсть живущей в нем сущности не по силам вынести обычной человечке. И все же ему безумно хотелось развернуть машину...
Тишину салона прорезала трель мобильного. На экране отобразилось имя его хорошего друга и беты.
- Да! - рявкнул Хантер.
- Оу, я смотрю кто-то не в духе, - констатировал очевидное Руди.
- Извини, - глубоко вдохнув, пробормотал мужчина. - Ты что-то хотел?
- Только узнать, как прошла встреча с Вилсонами, - послышался ответ.
- Все прошло так, как мы с тобой и предполагали, - Хантер откинулся на спинку сидения и устало потер переносицу. - Для них этот контракт был выгоден, так что со следующего года начнем потихоньку объединять наши производственные мощности. Обе компании будут обладать равными правами, но самое главное даже не это - мы пришли к соглашению объединить наши научные лаборатории...
- Погоди! - перебил мужчину его помощник. - У меня на эту тему тоже есть кое-что для тебя - Норвуд слышал, что якобы эти сексуально озабоченным пиявкам удалось обратить какую-то девчонку. Говорит, они там в Нью-Йорке ходят теперь все и что стоваттные лампочки сияют от открывающих перспектив. Может, стоит...
- Да я скорее сдохну, чем заговорю хоть с кем-то из этих шлюх, - зло выплюнул он.
Как один из членов Малого Совета оборотней Американского альянса сверхов, под чьим ведением находится десять штатов, он всегда был противником общих дел с их извечными врагами - вампирами, а еще инкубами. Правда, недавние события внесли некоторые коррективы во взаимоотношения сверхов внутри альянса, но дальше необходимого Хантер заходить не собирался. Хватит и того, что они решили объединиться в плане защиты от вновь активировавшихся магов, которые теперь каким-то образом могут выскакивать из своих порталов в любой части света, что долбанные черти из табакерки.
- Ох, да ладно, не такие уж они и...
- Руди!
- Хорошо, хорошо, но ты сам говорил, что пора бы нам всем уже объединить свои лаборатории и учиться делиться результатами, - вздохнул его бета. - На прошлой неделе вампиры почти сумели сделать из ягуара кровососущее бессмертное существо, но что-то пошло не так и он начала меняться - теперь это и не животное и не человек. Показывали по телику - страшное зрелище. Возможно, нам удалось бы выяснить, где у них произошел сбой и немного переделать его, обратив процесс.
- На счету каждой лаборатории имеется куча таких вот полу успехов, - фыркнул Хантер. - И вообще не они сейчас на первом месте. Меня не на шутку начинают беспокоить эти исчезновения и я почти уверен - это не пришлые и не их воины. За последний год на территории Американского альянса высших бесследно пропало пять семей, двадцать самцов и три самки разных видов и я начинаю задумываться над ужесточением некоторых правил.
- Ты не сможешь обнести территорию стаи колючей проволокой и запретить всем выходить за ее пределы, - уже понимая, к чему клонит альфа, возразил Руди.
- Могу и в случае необходимости сделаю это. Вилсоны интересовались ходом расследований этих загадочных исчезновений и... у них тоже пропала демоница. Вся Семья в бешенстве - ты же в курсе у них с женщинами дела обстоят еще плачевней, чем у остальных рас. И это слишком близко к нам, Руди.
- Вот черт! Какого хрена вообще происходит?! - послышался звук, который свидетельствовал о том, что какая-то из стен в доме беты будет нуждаться в ремонте.
- Не знаю, но с уверенность могу сказать лишь одно - помимо магов за нами открыл охоту еще кто-то. И этот кто-то не так прост, даже магам еще ни разу не удавалось добраться до наших самок.
- Намекаешь, что у похитителей есть кто-то среди наших? - подозрительно спросил Руди.
- Сегодня мне в голову пришла такая мысль. Согласись, мы зря скидывали со счетов своих.
- Но похищения происходят в самых разных уголках материка, - возразил его собеседник.
- Знаю, но по-другому не могу объяснить того, что уже четыре, включая демоницу, самок сверхов выкрадены. Мужчины ладно - каждый их шаг никто не контролирует, но женщины, за спинами которых при выходе за пределы территории всегда находится дюжина телохранителей, а рядом - либо отец и брат, либо супруг... согласись, это навевает на некоторые мысли. Похитители знали, когда и где можно их подловить, чтобы столкнуться с минимальным сопротивлением.
- Знаешь, я все никак не могу понять - зачем? Требований с выкупом не поступает. Версия об убийствах тоже под вопросом - до сих пор не удалось найти ни одно из тел пропавших. Жертвы между собой никак не связаны.
- Для меня самый большой вопрос состоит в том, как эти гребанные твари умудряются маскировать свой запах? Даже не маскировать, а вообще напрочь отбивать его. На месте каждого похищения пахнет только похищенным и даже эта ниточка обрывается через некоторое время. Это все равно, что гоняться за фантомом - ни единой зацепки, ни единой улики.
- Стоит рассмотреть версию с пришельцами? - усмехнулись по ту сторону провода.
- Очень смешно, - буркнул Хантер.
У него был прекрасный нюх и он по праву считался одним из лучших, когда дело доходило до охоты за кем бы то ни было. От этого его бессилие бесило его еще больше.
- Ладно, дружище. Надеюсь, ты уже на обратном пути? Ты же знаешь, я не особо люблю, когда ты сваливашь на мне все, особенно свою Ханну. Она плешь уже проела, выспрашивая о тебе, - в голосе друга звучал упрек. Да, эта сука может быть очень настырной и надоедливой, но было у нее и одно достоинство - она была послушной и умелой любовницей, готовой в любое время дня и ночи удовлетворить его потребности. - Неужели так тяжело позвонить своей девушке и успокоить ее?
- Ты же знаешь, я не люблю всех этих бабских соплей во время работы, - поморщился Хантер. - Дай я ей свой рабочий номер и она трезвонила бы мне каждый час по сто раз. И не из беспокойства, прошу заметить...
- Ее нельзя в этом винить - она рано осталась без родных и, так как привыкла ни в чем себе не отказывать, вполне закономерно, что она вцепилась в тебя, что клещ.
- Кстати, об этом, - Хантер нетерпеливо постучал пальцами по рулю. - Скажи ей, что у меня возникли кое-какие неотложные дела и я задержусь еще на некоторое время. И можешь мягко ей намекнуть, что я не против, чтобы она переключила свое внимание на Пирса - вроде бы он ей нравится.
- Эй, что ты задумал?! Какие еще, на хрен, дела?!
Руди еще что-то возмущенно рычал в трубку, но Хантер уже отключил телефон и отбросил его в сторону. Послышался визг шин и черных джип, стремительно набирая скорость нес мужчину назад в Мидлтаун.

Глава 5

Вот уже полчаса я стою под холодным душем, а облегчение все никак не приходит - внизу живота все горит от невыносимого желания настолько сильно, что едва получалось сдерживаться от желания взвыть, а потом заплакать. Это уже третий раз за день со мной такое происходит. Но только раньше мне помогал холодный душ, а теперь - нет.
Хотелось плюнуть на все и пойти в бар, подцепить какого-то мужика и заставить его избавить меня от этой животной похоти. Но нельзя прогадать со временем. Если уж мне суждено стать сексуально озабоченным уродом, то хотелось бы иметь при себе еще и прилагающиеся бонусы. А если сорваться и переспать с кем-то раньше времени, то произойдет какой-то там сбой в энергетических полях и я все равно стану суккубом, только каким-то ущербным. Без ядовитых желез или повышенной регенерации... Но как, черт возьми, понять - пришло время или нет?!
Закрутив кран, я чуть на колени не свалилась от прошедшей сквозь меня волны дикого желания. Боже! Сейчас мне реально пофиг на все и единственное, что хочется - это избавиться от этой боли, что огнем разливается внизу живота, заставляя лоно болезненно ныть и пульсировать. Что ж, у меня появилась прекрасная возможность понять, почему соседская кошка так громко орала каждую весну и стелилась под все, что до нее дотронется. Еще немного и я тоже буду готова стелиться под кого угодно.
Выбравшись из ванной, я осушила тело и волосы полотенцем и поковывляла к шкафу, периодически останавливаясь, чтобы переждать наиболее сильные болезненные спазмы.
Самый короткий сарафан по фигуре, босоножки на высоком каблуке, яркий макияж и слегка присобранные на затылке все еще влажные волосы. Моя суккуба нетерпеливо давила на кожу, требуя к себе внимания и каждый раз, когда я ощущала ее особо сильно по моему телу проходила дрожь желания.
Дьявол! Майкл был прав - все идет к тому, что вскоре я действительно буду нуждаться в чьем-то члене больше, чем в воздухе. Последнее мне вообще не понадобиться, потому что я сдохну нафиг от этой безумной боли.
Так и не дойдя до двери, ведущей из моего номера, я сначала рухнула на колени, а потом и вовсе завалилась на бок и свернулась калачиком. Такое невозможно стерпеть, не тронувшись умом! Мое тело горело, моя плоть болела, мой живот скручивало болезненными спазмами и каждый последующий был болезненней предыдущего. Что ж, при таком положении вещей вскоре от человека разумного от меня останется только оболочка и мне уже будет не до размышлений о возвышенном и тщетности своего бытия в качестве суккуба.
Уууу... как же хреново. И почему сегодня разносом заказов по номерам занимается не тот милый мальчик, что приходил вчера и предпринимал неуклюжие попытки пофлиртовать?!
Вслед за волной боли снова пришло облегчение. Я поднялась с пола и встала на дрожащие ноги. Нет, сейчас каблуки - не про меня. Сняла босоножки и взяла их в одну руку, другой - провела по горячему лбу и влажному от испарины лбу. Черт!
Еле переставляя ноги, но стараясь при этом держаться как можно непринужденней и эффектней - это явно была не я, а моя суккуба - вышла таки из номера и поспешила в неизменный бар.
В лифте на четвертом этаже в кабинку зашел какой-то нескладный мужчинка. Суккуба - не я! Точно - снисходительно осмотрела представителя сильной половины человечества и... решила, что проголодалась не настолько сильно. В то же время я чувствовала, как мужчина вожделеет стоящую в вызывающе-вульгарной позе девушку в коротком летнем сарафане и его похоть была словно бальзам для нашего голода.
Когда двери лифта открылись, я прошла вперед и подмигнула все еще таращащемуся на меня мужчине. Так, нужно срочно брать эту вертихвостку под контроль. С такими закидонами только на панели работать!
Только, пожалуй, сделаю я это в другое время. Просто войдя в бар вдруг поняла, что это не мое - снять мужчину на ночь. Потом еще одного... и еще одного... меня затошнило, а суккуба тем временем выбрала жертву для утоления своего голода. Это был молодой, довольно красивый и, судя по статуре, сильный парень, сидящий за одним из столиком с миловидной девушкой. На его лице сияла счастливая улыбка, а рука бережно лежала на хрупком плечике, словно оберегая и обещая защиту. Но моя суккуба не сомневалась ни мгновения - этот мужчина будет ее, стоит ей лишь поманить пальчиком. И я почему-то не сомневалась - так и будет.
О, нет, дорогая моя, туда ты не пойдешь! Во-первых, парень довольно привлекателен, что может ненароком сделать его представителем этого долбанного мира сверхов. Во-вторых, мы не будем лакомиться 'занятыми' мужчинами.
Осмотрела бар и направилась к сидящему за барной стойкой мужчине. Он был худощав, но жилист, не красавец, но и намного красивее обезьяны... так что суккуба не стала противиться моему выбору.
Уже практически приблизившись к мужчине, резко остановилась.
Боже, что я делаю?! Это же не я даже приблизительно! И как бы я себя не готовила к этому, меня коробило и выворачивало наизнанку понимание того, что должна сейчас сделать - подойти к абсолютно незнакомому мужчине и предложить разовый быстрый перепих.
Как же я рада, что моего падения не видят друзья и... Хантер.
Очередной болезненный спазм и я понимаю, что у меня нет выбора, что иначе умру в мучениях. И я переступаю через себя - делаю несколько последних шагов и соблазнительно опускаюсь на пустующий рядом с моей первой жертвой высокий стул.
Как же противно... как же сложно ломать себя... но еще один болезненный спазм и я мило улыбаюсь незнакомцу, который моментально переключает все свое внимание на мою скромную персону. Хватило нескольких слов, чтобы понять - он скользкий и противный человек. В прошлой жизни я бы уже сбежала от него... в прошлой... но не в настоящей.
'Милая' беседа... выпитый бокал какого-то коктейля, показавшегося мне безвкусным... нетерпеливое 'напоминание' моей суккубы, как будто я могу забыть о ее потребности хоть на мгновение, горя всем телом и ощущая мокрую ткань трусиков... дикая похоть мужчины немного помогает справиться с болью и мне приходится снова перешагнуть через себя, чтобы с многообещающей улыбкой на лице пригласить его продолжить 'разговор' в более интимной обстановке...
Как бы я хотела, чтобы этого чувства похоти мужчины было достаточно, но засевшая внутри меня сущность просто кричала о том, что очень скоро ей этого будет ничтожно мало.
Стоит дверям лифта закрыться, как меня притягивают за талию, а в губы впивается рот абсолютно незнакомого и даже неприятного мне мужчины. Гадко на душе... а вот тело горит и плавится... мозг кричит в агонии... но жажда очень скоро сожжет все мысли в жерле вулкана, который теперь вечность будет гореть во мне.
Вечность...
Какое страшное слово... какую безысходность и отчаяние оно может выражать, когда знаешь - там тебя будут ждать только одиночество, отчаяние и дикая похоть... необходимость снова и снова ломать себя, пока сама не исчезнешь с лица земли и твое место займет незнакомка.
Стоит ли такая вечность того, чтобы за нее бороться?
Последняя малодушная мысль вспыхивает на задворках сознания и гаснет. Теперь я - огонь. Я - боль. Я - сметающая все на своем пути похоть. Нет, это не я! Но разве это важно, когда всю меня наполняет неконтролируемое желание сильного самца, тесно переплетаясь с моим собственным? Когда его руки жадно шарят по моему телу, беззастенчиво сминая тонкую ткань и причиняя легкую боль слишком грубыми прикосновениями? Когда каждая моя клеточка наполняется его пока еще слабой, но такой вкусной энергией... жизненно необходимой мне силой?
'Ничто не важно. Ничто не может быть важнее этого чувства', - мурлычит во мне суккуба, подливая еще больше огня в ревущий пожар похоти.
И мне становится ничтожно мало того, что этот человек дает мне. Это все равно, что накрыть роскошный стол перед голодающим, но позволить выпить ему лишь стакан воды.
Не знаю, когда и как мы успели добраться до номера, не знаю когда и как мужчина успел открыть дверь, но осознала себя только когда эта самая дверь резко отлетела и врезалась в стену, с громким грохотом оповещая нас о том, что теперь мы не одни. Но даже несмотря на это моя рука все еще покоилась на паху моей жертвы. Еще немного и... приятно вдавливающее меня в мягкий матрас тело исчезло. Что-то с глухим стуком упало на пол, раздался звук бьющегося стекла, снова глухие удары, кто-то что-то злобно рычит и кричит... не разобрать - я все еще тяжело дышу, а в моих ушах грохочет кровь. Импульс боли... жар... хочу...
Чьи-то руки на моих плечах, короткий полет и мир переворачивается с ног на голову... или это я переворачиваюсь вверх тормашками. Не важно - суккуба почувствовала близость идеально в ее понятии самца и теперь сходила с ума у меня под кожей. Это рвало сознание, не подготовленное к тому, что внутри одного тело может уживаться два отдельных разума. Таких непохожих разума...
Снова мир всколыхнулся и я оказалась стоящей на ногах. Прижатой к стене... нет, к двери... не важно... главное - это такое притягательно пахнущее тело напротив и раздающийся над ухом возбуждающий рык, проходящий сквозь меня разрядом электричества. Что там рычит этот вкусный незнакомец? Мы же чувствуем, как он горит от вожделения, так к чему медлить?
Да, вот так... нам нравится, когда нас носят на руках... Яркий свет? Зачем? Он все портит...
Холодная вода?!
Я завизжала и начала вырываться из стального захвата сильных рук. Пытаюсь вывернуть голову и рассмотреть того, кто пытается меня утопить или заморозить. Не получается... И только когда зубы начинают отбивать барабанную дробь меня вытаскивают из ванной и кутают в огромное банное полотенце. Кто ж так делает на мокрую-то одежду?!
Подымаю пылающий гневом взгляд и натыкаюсь на пылающие яростью голубые глаза.
Хантер!
Моментально перед на мгновение протрезвевшим сознанием проносятся картинки последних событий. Сигнальной красной лампочкой в голове вспыхивает надпись 'Опасно!'.
Хантер слишком великолепен для того, что требуется мне.
Я почти ощущаю, как растерянность и непонимание на моем лице сменяются осознанием и паникой. А вот суккуба наоборот вся встрепенулась и подобралась - она находила этого мужчину великолепным и хотела его для себя.
Голубые глаза тем временем подозрительно сощуриваются и со странным выражением окидывают мое дрожащее от холода... нет, уже снова от жара желания тело.
- Ты не пьяна, - медленно и не веря, словно открыл Америку, говорит Хантер. Какой же красивый у него рот, так и хочется попробовать эти губы. - Этот гад подсыпал тебе возбудитель?!
Из широкой сильной груди вырывается очередной рык и... мы с суккубой покорены. Властность, неудержимость, дикость, сила... это именно то, что она так хотела найти в своем самце и мое мнение по этому поводу ее не интересовало.
- Н-нет... наверное... не знаю, - лепечу какую-то бессмыслицу, медленно обходя мощную фигуру, стремясь выйти из этого маленького пространства пока суккуба не заставила меня сделать то, о чем я в любом случае пожалею.
- Конечно же, ты не знаешь! - взмахнул рукой Хантер.
- Я... слушай, мне пора, - выпалила я, нервно облизнув губы и сжимая дрожащие от желания прикоснуться к бронзовой коже руки в кулаки. - Завтра обязательно... встретимся и...
Стон вырвался из моей груди. Опять! Нужно срочно бежать, пока жажда суккуба снова не поработила мой разум, а сама она не наложила свои загребущие лапы на этого мужчину.
- Никуда ты не идешь! - рявкнул Хантер. - Я же вижу, что тебе все еще плохо... Черт! Я понятия не имею, как тебе сейчас помочь...
'Просто отдайся мне', - шептала суккуба.
- ... но если не станет легче, я скорее сам... удовлетворю твою потребность, чем позволю прыгнуть на кого-то другого! - строго закончил он, сгребая меня в охапку и вынося из ванной комнаты. - Переоденься... в халат. Я сейчас, - и сам скрылся в ванной.
И пока суккуба меня не привела под душ к желанному мужчине, я действительно скинула с себя полотенце, мокрую одежду и, накинув любезно предоставленный отелем халат, направилась на выход. Это было сложно - меня душила похоть, а внутри все горело и скручивалось от дикой боли неудовлетворенного животного желания.
Я не знала куда пойду - номера того мужчины с бара я не запомнила, а ключи от своего остались в клатче, который, в свою очередь, остался в номере того незнакомца... Ан нет, вот она - на полу у выхода из номера, родименький....
- И куда ты собралась в таком виде?
Горячка - а по-другому эти ощущения не назовешь - вернулась вновь с той же сокрушительной силой.
- Я... мне надо... идти, - прошептала, едва сдерживая стоны и запинаясь на каждом слове от тяжелого дыхания.
- Никуда ты не пойдешь! - нетерпеливо рыкнул Хантер. А ускользающий от меня разум отметил, что раньше он не был таким... диким. - Выбирай, - мгновение и я в крепких объятиях, - холодный душ или... я?
- Нет! - испугано вырвалось из самих глубин, когда до меня дошел смысл предложения. - Нельзя с тобой!
- Почему? - он даже рычать перестал, вперив в меня сбитый столку взгляд голубых... нет, льдистых, почти белесых у зрачка глаз, с черным ободком вокруг радужки...
Галлюцинации... нужно срочно избавляться от него, пока я окончательно не обезумела от похоти.
- Ты красивый, - слегка заплетающимся от внутреннего состояния языком начала перечислять. - Чересчур красивый и... сильный... с таким телом, - мои пальцы жадно пробежались по твердо-каменной груди и я из последних сил оттолкнула его. - Ты не для меня, - горько и с капелькой сожаления.
Бежать...
- Я попытаюсь переубедить тебя в этом, - мое тело снова в стальных и таких до дрожи возбуждающих тисках.
Как же нам нравилось находиться в объятиях действительно сильного мужчины. Того, кто может покорить...
Покорить...
- Пусти! - тихо и совсем неубедительно даже для себя самой требую я, в противовес своим словам уже сама вжимаясь в тело Хантера, чуть ли не мурлыча от ощущения силы его желания.
'Сильный, страстный, мой', - беснуется внутри суккуба, 'плывя' от аромата, энергии и силы желания мужчины.
- Вовсе не так я себе это представлял, когда возвращался сюда, - жаркий шепот на ухо. - Блядь, я не могу больше сопротивляться этому.
Я слышала, как он с шипением втягивает в себя воздух и трезвым уголком своего разума не понимала - отчего мучается он? Ведь это я, не он не в силах противиться своей похотливой сущности.
Я проигрывала ей и то, что Хантер мне очень нравился вовсе не облегчало задачу. Я не могла уйти, потому что этого мужчину хотела именно Я, а не только моя суккуба. Так почему я должна сейчас уходить? Его не хватит надолго - Аннет говорила человеческие мужчины не в силах полностью утолить голод суккуба. Всего лишь несколько мгновений рая, а когда он уснет, я найду другого... или других... уже не столь важно, ведь свой первый раз я отдам не какому-то безликому незнакомцу, а тому, кто понравился мне всем сердцем, хоть и знакомы мы с ним совсем немного.
Пока я думала и искала оправдание тому, что останусь сейчас в этом номере и именно с этим мужчиной, Хантер уже успел стянуть с себя футболку и с тихим порыкиванием целовал и покусывал мою шею. На поведении тела моя минутная задумчивость не отобразилась никак. Оно словно жило само - моя нога обнаружилась закинутой на бедро мужчины и поддерживаемой сильной ладонью, руки с упоением сжимали широкие плечи, а с губ слетали страстные стоны.
- Когда вся эта долбанная хрень выйдет из твоей крови, - отрываясь от шеи и немного задыхаясь, шептал он, - ты обязательно постонешь так для меня еще... только ты...
- Потом, пожалуйста, все потом...
Это мой голос звучит так жалко и умоляюще?
Странно, но сейчас мой разум не отключился, как в случае с незнакомцем из бара и это одновременно радовали и ужасало. Мне было бы легче отдать контроль суккубе и просто ничего не помнить, очнувшись от этой инициации, как после кошмарного сна. Но не с ним. Не с Хантером. Когда дело касалось этого великолепного мужчины, я хотела помнить... каждое мгновение проведенное с ним. Не хотела, чтобы мой первый любовник остался в памяти безликой тенью, просто кормом для суккуба.
Последняя связная мысль и я падаю в пропасть страсти. Да и могло ли быть иначе?
Я лежала поперек широкой кровати, руки были прижаты к матрасу по обе стороны от головы, а губы Хантера так невообразимо горячо и умело играют с моими сосками. Я выругалась, когда его зубы сжали одну из вершинок, а потом с силой пососали, посылая по телу импульс легкой боли, смешанной с удовольствием.
Еще!
- Хватит играть! - недовольно рыкнули мы с суккубой и попытались вырвать руки из захвата.
- Это мне решать хватит или нет, - с дьявольской улыбочкой ответили мне и, порочно сверкнув глазами, снова вернулись к прерванному занятию. - Хочу насладиться тобой...
- А я хочу, чтобы меня просто трахнули, - не выдержав, прорычала.
- Просто у нас ничего не будет, - многообещающе прошептал в пупок, опаляя горячим дыханием и играя с ним языком. - Мы поговорим об этом завтра, когда ты сможешь думать о чем-то...
- ... кроме твоего члена во мне? - порочно промурлыкала... нет, это не я!... или, все же я?
Ясно одно - она... мы его провоцируем и это нравится нам обоим.
Нравится, как нетерпеливый рык вырывается из его груди и острые зубы на мгновение прихватывают кожу у пупка. Он едва сдерживал себя...
- Ты договоришься!
- Да я бы и рада, вот только некоторые явно сегодня слишком медлительные. Слушай, принеси газетку, я пока тут почитаю...
На самом деле, я горела настолько сильно, что еще немного и мне будет насрать на распределение ролей, остатки скоромности или застенчивости - я просто опрокину его на спину и нафиг изнасилую! Неужели он не понимает, как это адски больно терпеть желание подобной силы?!
- Нарываешься на грубость? - вмиг навис надо мной мужчина.
- Хочу больше тебя, - зарываясь, наконец, освобожденными из захвата руками в волосы, гладя спину, слегка царапая ту ногтями.
Вижу, как сглатывает и на секунду прикрывает глаза Хантер, чувствую, как напрягается его натренированное тело.
- Тебе может быть больно, если я не...
- А может, ты просто слишком большого мнения о себе? - не выдерживаю и таки перекатываю его на спину, нависая сверху. - Мне не нужна сейчас вся эта хрень, - стону и содрогаюсь от очередной волны жара и боли. - Мне нужно это, - я отвожу руку назад и ложу ладонь на внушительную выпуклость в джинсах.
Хантер снова зарычал и поддался бедрами мне навстречу. Я гладила его через грубую ткань, одновременно целуя загорелый торс, играясь языком и зубами с его сосками. Сама не поняла, в какое мгновение руки справились с застежкой на джинсах, когда он успел их приспустить, но стоило моим пальцам попытаться сомкнуться на его члене, на задворках сознания пронеслась мысль, что это слишком для меня и неплохо было бы сбежать пока не поздно...
Застонала, почувствовав бархат горячей плоти напротив своего пульсирующего лона. Суккуба металась под кожей, требуя быстрее взять свое, а я... на меня вдруг накатила застенчивость. Всего на мгновение, но Хантер успел заметить мою неуверенность и, истолковав ее по-своему, нагло выгнул бровь, скривив губы в ехидной, но дрожащей от напряжения улыбочке.
Улыбнувшись в ответ, взяла его в руку и направила в себя, отчаянно застонав, когда моя попытка оседлать мужчину закончилась провалом - он слишком большой для меня...
- Блядь! - вторящий моим мыслям напряженный рык и его руки подымают меня за талию, настойчиво направляя и не давая даже мысли о побеге проскользнуть в мой затуманенный страстью мозг.
Меня все равно не отпустят...
- Вот так малышка, теперь сама, - задыхаясь, зашептал Хантер. - Возьми то, что тебе надо... сколько сможешь... взять...
Слова ему давались с трудом и я видела, как вены вздулись на его висках, а на лбу выступила испарина. Он боялся причинить мне боль, поняла я. И стоило признать: я тоже этого боялась.
Внутри меня находился самый кончик и... моей суккубе этого было невообразимо мало, а моему телу - более чем достаточно. Теперь лоно болезненно сжималось не столько от все еще бегущего по венам желания, сколько от легкой боли и непривычного вторжения.
Меня за талию настойчиво, но мягко потянули вниз, заставляя принять в себя больше напряженной плоти и одновременно тихо вскрикнуть от боли.
Мужчина подо мной замер, словно превратился в камень, а вот его рот без остановки извергал самые пестрые ругательства более чем на трех языках мира.
- Предлагаю холодный душ, - сама не заметила, как оказалась лежащей на спине с широко разведенными ногами и пульсирующим членом во мне, - подумай хорошенько. Будет еще больнее, когда я собью твою девственность. Ты не...
Моей суккубе и мне надоели разговоры, и я просто резко вскидываю бедра, принимая в себя еще несколько сантиметров и одновременно шипя от острой боли.
Мужчина задохнулся и мертвой хваткой вцепился в мои бедра, не давая сдвинуться ни на миллиметр. Он тяжело дышал и его глаза были зажмурены настолько сильно, словно это его не меня только что лишили невинности. Правда, у меня создавалось такое ощущения, что там все моментально зажило. Во всяком случае, уже через минуту я не чувствовала ничего, кроме жжения. И это при его-то размерчике!
И нам с суккубой снова мало - боль ушла, словно не бывало, и я издаю тихий стон, давая понять - мне хорошо и я хочу еще.
Все еще тяжело дыша, он открывает глаза и я задыхаюсь от бушующего в нем пламени и порочных обещаний, а еще от восторга от их необычного цвета...
- Сама напросилась, - тихо рычит, склоняясь к губам и входя еще немного дальше, - теперь пощады не жди.
Он резко двинул бедрами и я беззвучно вскрикнула от того, насколько сильно и полно он чувствовался во мне. Я словно чувствовала каждую его неровность...
- Горячо и узко, и твой за...- рычит и вдруг запинается, медленно выходя и снова резко погружаясь. - Ты чертов рай, Эви и я собираюсь насладиться им сполна. Не в силах остановиться... прости...
К чему слова о прощении, если я сама себя не помню от удовольствия?
Несмотря на слова, он щадил меня... во всяком случае первые два раза точно. После первого мы отправились в душ, а потом он долго истязал меня своим ртом, бормоча что-то о каком-то лечении и о том, что он сдохнет, если снова будет сдерживать себя.
После второго раза, Хантер громко ругался, тихо-тихо шептал слова извинений, но брал меня так, что мы с суккубой улетали в нирвану от силы очередного оргазма. Я - от своего. Суккуба - от его. Он был тем, что нам нужно и намного больше...
- Даже не смей забывать сегодняшнюю ночь, - рычал он, беря меня в четвертый раз. Забыв о моей девственности и жестко трахая, поставив на колени и собрав в кулак распущенные волосы, заставляя прогнуться в спине и максимально открыться для него.
- А забудешь, я тебе напомню, - почти угрожающий шепот в ушко и его руки соскальзывают с бедер, чтобы пройтись по бокам и обосноваться на моей груди и шее. - Говорят эта возбуждающая хрень может отбивать память... Как думаешь, - он останавливается и, слегка сжимая горло заставляет выпрямиться, став на колени и прижившись спиной к его груди, - если я буду иметь тебя до следующей ночи, поможет ли это сохранить тебе память?
И чего он заладил?! Не забуду я ничего... не смогу, даже если очень сильно буду хотеть.
- Хантер, - тихо умоляюще шепчу, облизывая пересохшие губы и немного поддаваясь бедрами к мужчине.
Нас с суккубой возбуждало чувство власти доминантного самца, которое исходит от каждого жеста, движения... да из каждой его поры! И нам мало его, мы хотим еще.
- Да, Хантер, - шепчет он в ответ, целуя шею и возобновляя на этот раз мучительно медленные движения. - Могу стать зависимым от того, как ты шепчешь, рычишь, шипишь и кричишь мое имя, когда я в тебе.
И снова я оказываюсь с прижатой к кровати головой, а сзади в меня сильно и жестко вбивается мужская плоть, пока мы не вскрикиваем, одновременно приходя к финалу. Моя суккуба пребывает в блаженстве, а я... я, собственно, тоже.
Вероятно, это должно привести меня в ужас, но он если и придет, то потом, а сейчас мое горло охрипло от криков и стонов, суккуба на время притаилась, а по моему, прижатому к широкой груди телу, прокатывались постепенно ослабевающие волны удовольствия.
  Проснулась от собственного стона, осознавая себя вновь охваченной огнем первобытной похоти. Да сколько ж можно?! Моя рука была зажата между ног, а на животе лежала огромная мужская лапища, прижимающая мою спину к сильному и, без сомнений, возбужденному телу. Хантер.
  Хотелось обернуться и разбудить мужчину поцелуем, требуя очередной порции ласки, но я заставила себя сдержаться. Человек не может не чувствовать влечения к суккубе, но это вовсе не означает, что он уже не был выжат практически досуха. Тогда мне претила сама мысль пытаться оставить его и найти себе другой источник энергии. Теперь же мне пора покинуть этого мужчину, если не хочу нанести вред своим голодом ему и себе или накинуться на первого встречного прямо в коридоре. Хотя вряд ли мне так повезет - сейчас было как раз такое время суток, когда ранние пташки еще не проснулись, а полуночники наверняка уже спали. И где же мне искать себе мужчину? Видимо, придется ехать в какой-то ночной клуб, в надежде отыскать там хоть кого-то вменяемого и нормального.
  Тяжело вздохнула и аккуратно приподняла тяжелую конечность, намереваясь выбраться из теплого кокона и вернуться в свой номер, пока в состоянии более-менее разумно мыслить.
  Но стоило мне сделать попытку встать, как сзади гневно рыкнули и я тут же была снова схвачена за талию и притянута к широкой груди.
  - Моя, - прорычали мне на ухо и моя суккуба расплылась розовой лужицей сиропа, отдавая себя, а заодно и меня, в единоличное владение Хантеру.
  Лежавшая на животе рука сместилась вниз. Длинные пальцы прошлись по влажным от желания складочкам, а потом раздвинули их и потерли чувствительный бугорок.
  Я застонала и вывернула шею, чтобы попросить мужчину отпустить меня, но... он спал? Как такое возможное? Но удивляться долго мне не дали, проникнув пальцами внутрь.
  Дьявол! Я чувствовала, как стремительно разгорается во мне желание и сделала еще одну решительную попытку встать, но вместо этого каким-то образом оказалась лежащей на спине с ногами на плечах Хантера и его толстым длинным членом в себе.
  Боже, как же хорошо, но... Мысль растаяла, так и не успев толком сформироваться, а я кусала в кровь губы, а потом и свои кулачки, чтобы не закричать от обжигающего удовольствия, которое дарили мне длинные глубокие толчки, заполняющей меня до отказа плоти. А потом мои ноги соскользнули с широких плеч на бедра, движения стали невероятно медленными и больше дразнящими, а губы накрыли во властном глубоком поцелуе. И все это время Хантер пребывал где-то между сном и явью. А я на удивление находилась в здравом уме и твердой памяти, хоть внутри меня и скручивалось все от жажды разрядки - его и своей.
  Вскоре его движения снова стали быстрыми и рваными, а потом пришла очередная невероятная по своей мощности разрядка. В глазах потемнело, а потом заплясали звездочки, тело выгнулось дугой, а пальцы изо всех сил вцепились в тонкую простыню...
  Когда открыла глаза, увидела затуманенный сном и поволокой желания взгляд Хантера. Он выглядел немного удивленным, но довольным и... он смотрел на меня с нежностью.
  - Тебе стоило огреть меня чем-то тяжелым, - мужчина явно пытался заставить свой голос звучать хоть немного виновато. - Видишь, что ты делаешь со мной - я хочу тебя даже во сне.
  Я не поняла, это была попытка извиниться и обвинить?
  - Надеюсь, я не сделал тебе больно? - а теперь в чуть хрипловатом голосе звучало неподдельное беспокойство и забота.
  - Разве так кричат от боли? - слабо улыбнувшись, спросила я.
  Мужчина покачал головой и, вышел из все еще пульсирующего лона, чтобы тут же шире раздвинуть ноги и внимательно посмотреть на припухшие складочки.
  Ох, а это стыдно.
  Попыталась свести ноги и отпихнуть пытающегося что-то высмотреть там Хантера. Не знаю, что он хотел там найти, но догадываюсь, что видел, так как чувствовала его вытекающее из меня семя.
  - Ты больной?! - взвизгнула я, все-таки отстраняясь от него, с силой сжимая ноги и краснея от макушки до кончиков пальцев на ногах.
  - Боюсь, навредить, - улыбнулся Хантер, ложась рядом и подтягивая мое тело к себе. - Думаю, завтра нужно будет зайти в аптеку и купить что-то для тебя. Вероятно, будет слишком сильно саднить. Мы сегодня заигрались...
  Моя суккуба налакавшись энергии мужчины, что котенок молока, сыто свернулась калачиком где-то внутри и блаженно сопела, а я... а мне оставила разбирать последствия бурной ночьки. Мои щеки сейчас были не просто красными - пунцовыми, а взгляд метался по всему номеру, лишь бы не смотреть на самого мужчину. С каждой новой четкой картиной, всплывающей в моей памяти, я краснела еще больше, хотя минуту тому назад думала, что больше просто некуда.
  Ого, и так тоже можно?!
  Офигеть!
  И... о, черт! И это тоже я?! Ох, убейте меня кто-нибудь...
  Мужчина, с загадочной улыбкой внимательно наблюдавший за сменой эмоций на моем лице, склонился надо мной и позволил увидеть порочный блеск в глазах прежде, чем легко дотронуться своими губами к моим и тихо прошептать:
  - Я требовательный и... можно сказать, изобретательный любовник, Эви. И то, что мы с тобой сегодня проходили, лишь мала часть того, чем мы с тобой займемся в ближайшем будущем.
  Сначала мои щеки приобрели оттенок близкий к буряковому, а глаза расширились... но эта уверенность с которой было дано обещание... Она напрочь вымела все смущение и стыд, неуверенность и горечь по поводу того, что будущего у нас с ним нет.
  - А кто тебе сказал, что я планирую заниматься с тобой чем-либо в будущем? - прищурившись, спросила я. - Сам говорил, что мое поведение - следствие выпитого мною возбуждающего.
  Хантер недовольно поджал губы и на какую-то долю секунды мне показалось, что его глаза полыхнули льдисто-голубым пламенем, а потом снова приобрели свой нормальный цвет.
  Показалось? Так или иначе, но мне нужно в срочном порядке выметаться отсюда.
  - Мы погорим об этом завтра, - откидываясь назад на кровать, заявил он, но его тон предполагал то, что все уже давным-давно решено и разговаривать не о чем.
  Больше он говорить ничего не собирался - просто подгреб под себя и предложил поспать. Я же, дождавшись, когда дыхание мужчины выровняется и станет глубоким, вылезла из-под его руки и на этот раз вполне успешно ретировалась из его номера в одном махровом халате и клатчем в руках. Благо, в этот предрассветный час лифт и коридоры отеля были абсолютно пусты.
  Быстро сходила в душ, переоделась в джинсы и легкую кофту, побросала свои вещи в спортивную сумку и, прихватив, лежащие на прикроватной тумбочке телефон и ключи от машины, вылетела из номера.
  Аннет обещала двенадцатичасовой секс-марафон. Половину, вроде как, я осилила. Теперь необходимо убраться подальше от Хантера - мне было тревожно от его выносливости и тех галлюцинаций с цветом глаз - и, если потребуется, отыскать себе другого мужчину.
  Чтобы не сойти с ума, запретила себе думать о Хантере и сегодняшней ночи. Потом, об этом я подумаю потом, а сейчас главное - без приключений завершить инициацию и найти себе какое-то укромное гнездышко в уединенном месте, но недалеко от города. Мне нужно учиться жить заново, ведь теперь мое тело принадлежит двум, абсолютно разным, женщинам. Мне нужно учиться контролировать свою суккубу и ее голод. Наконец, мне просто нужно время, чтобы смириться с новой собой, с новым миром, смириться с тем, что придется распрощаться со всем, что было дорого мне. Отец... я даже не знала, что делать с ним: открыть правду единственному оставшемуся близкому мне человеку или отказаться даже от тех редких встреч, что были у нас, чтобы не навлечь на него неприятности?
  Раздался звонок, отвлекая меня от неприятных мыслей.
  Алек.
  - Привет, - я хотела заставить свой голос звучать более бодро и беззаботно, но получилось как-то жалко и надтреснуто.
  - Привет, - мужчина явно улыбался и был чем-то доволен. - Я уже закончил свои дела и вылетаю домой. Как у тебя дела? Были признаки пробуждения суккубы?
  Сердце ухнуло в пятки. И что мне сказать?
  'Алек, я облажалась по полной и прошла инициацию с охрененным мужчиной, который, ко всему прочему, может оказаться сверхом?'
  Последние полчаса меня эта мысль посещала все чаще. Сейчас было восемь часов утра и я бесцельно колесила по дорогам Огайо уже около трех с половиной часов. У меня складывалось впечатление, что остановись я хоть на полчаса и сойду с ума от переживаний. За это время суккуба ни разу не дала о себе знать. Эта нахалка просто довольно дрыхла где-то в моем сознании, а я реально не знала, что мне делать. Я уже прошла инициацию? И если да, то почему так... быстро?
  - Эвангелина? - голос Алекса звучал требовательно, недовольно и подозрительно.
  Поморщилась. Он вел себя так, словно являлся моим отцом или как минимум старшим братом и использовал полное имя, чтобы выразить свое недовольство мной.
  Он умеет читать мысли?
  - Эм... да... моя суккуба... она... кхм, - я никак не могла найти и выдавить из себя нужные слова.
  Но, кажется, этого и не требовалось - на другом конце света Алек разразился щедрой бранью.
  - Значит так, если она уже пробуждалась, значит, скоро ей потребуются мужчины, - голос Алека звучал немного нервно. - Сиди в своем номере и не никуда не суйся, окончательно она пробудится, скорее всего, завтра или послезавтра. Я буду у тебя к сегодняшнему вечеру. Главное, не сорвись раньше времени. Если что - холодный душ тебе в помощь. Аннет, конечно, молодец, что выбрала Мидлтаун конечным пунктом ваших скитаний, но и там тоже встречаются сверхи. Так что без меня из номера ни ногой! Ты меня поняла?
  - Ну, как тебе сказать, - Боже, что же я мямлю, как школьница, впервые в жизни заговорившая о сексе. - Мы уже... то есть я уже... в общем, все прошли.
  Мои щеки горели от стыда и смущения, а руки немного дрожали от вернувшихся переживаний.
  - Ты что? - вот честно, я не могу сказать, что за прошедшую неделю узнала Алека достаточно хорошо, но этот убийственно спокойный тон... что-то мне подсказывало, что лучше б он ругался.
  - Она начала пробуждаться еще несколько дней тому назад и окончательно проснулась вчера. В общем, мы с ней уже прошли инициацию и, кажется, в ускоренном темпе. Это не страшно? - выпалила я на одном дыхании.
  - Сколько, - теперь голос инкуба звучал немного устало.
  - Что сколько? - не поняла я.
  - Сколько мужиков ты трахнула и сколько часов длилась твоя горячка? - рявкнул он.
  - Эм... одного? - я даже шею в плечи втянула от посыпавшихся ругательств. - Но это длилось совсем недолго, - поспешила добавить я. - Всего-то раз пять и успели...
  Я даже трубку подальше от уха отодвинула, давая время Алеку переваривать сказанное и немного поостыть.
  - Шейн, смена курса, - отборный мат сменился приказным тоном, - аэропорт Акрона. Эвангелина, - едва сдерживаемый рык, - подорвала свой зад и быстро и Акрон. Снимешь номер в ближайшем от аэропорта отеле, запрешься на все замки, сообщишь мне, где именно остановилась, и будешь ждать меня. И не дай тебе Боже, если я тебя не обнаружу в указанном месте. К сегодняшней ночи ты будешь беззащитней младенца и... в общем, в твоих интересах поостеречься.
  - Да, конечно, - быстро согласилась я и, отключив телефон, свернула на дорогу, ведущую в Акрон.
  У меня не было причин не слушаться Алека - он взял на себя ответственность за меня, и я была благодарна ему за это. Пусть это и было всего лишь своего рода жалкое утешение души для брата, который не смог уберечь свою сестру.
  И теперь, после его слов, мне снова было страшно. Что еще ожидает меня этой ночью?
  Глава 6
  Прибыв в Акрон, я сняла номер в одной из гостиниц недалеко от аэропорта и, поднявшись в номер, без сил завалилась на кровать. Не знаю с чем это связано - с бессонной ночью или постоянными переживаниями, но я была выжата не хуже лимона. Позвонив Алеку, я назвала отели и номер, после чего моментально заснула.
  В какой-то момент услышала, как хлопают двери, раздаются громкие приказы и кто-то до боли знакомым голосом пытается дозваться до меня, после чего снова слышатся приказы вперемешку с матом и по обе стороны от меня кладут что-то большое горячее.
  Я чувствовала, что-то понимала, но не могла придти в себя. Мое тело горело, но не от желания, а просто... горело, а кости словно ломало и выкручивало. Мне было ужасно больно и плохо, но я не могла даже застонать. Суккуба... это она виновата в моем состоянии - она 'переварила' энергию Хантера и сейчас проснулась и набирала силу. Она меня мое тело и... звала своего мужчину.
  Мне было плохо...
  Было чувство, словно я умираю от боли и жара, а тут еще этот теплый кокон. Меня укрыли одеялом? Попыталась сбросить с себя лишний жар, но он лишь сильнее сдавил меня, забирая дыхание. Плохо... как же мне плохо... Хантер! Теперь уже мы с суккубой звали его, потому что знали - он облегчит нашу боль. Объятия... нам нужны только его крепкие теплые объятия...
  В какой-то момент мне стало немного легче. Пить... так хочется хотя бы глотка воды...
  Открыла глаза, окончательно выплывая из своего странного состояния и поняла, что лежу на кровати с двумя мужчина, которые оплетают меня руками и ногами, практически наваливаясь на меня. Так вот откуда бы тот жар! Но... постойте, кто это и как они оказались в моем номере?!
  Попыталась закричать, но из моих еле открывшихся пересохших губ вырвался только хрип.
  - Очнулась? Ну, слава Богу, - открыл великолепные синие глаза один из незнакомцев и тут же поднялся с кровати.
  Он вообще весь бы одним сплошным великолепием...
  - К-кто? - я еле смогла выдавить из своего пересохшего горла хоть одно слово.
  - Я - Алек, - лучезарно улыбнулся мне русоволосый красавец и протянул стакан с водой.
  Боже, я готова была боготворить его за это!
  Он помог мне приподняться и выпить воды. Это движение разбудила второго блондина с пронзительными серыми глазами и почти пепельными волосами.
  - О, черт, да ты у нас настоящая красотка! - воскликнул он, рассматривая меня со всех сторон.
  На смущение или злость сил у меня не было, потому желания поспорить в меня не было.
  - Кайл, следи за своим языком, - недовольно зыркнул на мужчину Алек. - А ты, - он посмотрел на меня с заботой и нежностью, - действительно красавица. Вот уж не знал, что кто-то из древних балуется походами налево от своих жен.
  Он легонько прикоснулся к моему подбородку и, подхватив на руки, куда-то понес. В ванную, поняла я.
  Поставив меня перед зеркалом, Алек зашел за спину и, придерживая мое ослабевшее тело за талию, позволил осмотреть себя. Мой взгляд начала неуверенно скользить от лодыжек все выше и чем больше новой себя я видела, тем шире становились мои глаза, пока, дойдя до макушки, я не грохнулась в обморок.
  Пришла в себя на кровати под внимательными взглядами обоих мужчин. Боясь даже пошевелиться, я провела языком по деснам, пытаясь выяснить - это мне кошмар приснился или у меня на самом деле клыки были? Мои миленькие человеческие зубки присутствовали в полном наборе и без каких-либо отклонений от нормы. Не отводя настороженного взгляда от парней, осторожно подняла руку, осмотрела ее на наличие когтей и странной расцветки, потом, как бы невзначай, провела ладонью по волосам - рожек тоже не наблюдалась. Поерзала на кровати - на спине тоже никаких лишних деталей обнаружено не было.
  Не успела я выдохнуть с облегчением, как комната разразилась раскатистым смехом Алека и, если правильно запомнила имя, Кайла.
  - Нет, это тебе не приснилось, - вытирая слезы, пропыхтел Алек сквозь смех.
  - Что именно? - осторожно спросила, прищурив глаза и ни на грамм не разделяя их веселья.
  - Ну, ты действительно обзавелась парой сексуальных маленьких рожек и не менее сексуальных клыков в комплекте с великолепными кожистыми крылышками и острыми коготками. Твоя кожа действительно приобретает цвет какао с молоком, а твои глаза и вправду ярко-синего цвета, - с усмешкой начал перечислять тот, который Кайл. - Вот только мне интересно, какого хрена на твоей правой руке появилась та полупрозрачная татушка?
  Татушка?! Его интересуется какая-то чертова татушка, в то время, как я... как меня... как... Я же...
  - У тебя очень красивая суккуба, - пересаживаясь ко мне кровать, улыбнулся Алек и успокаивающе погладил по руке.
  - Ага, рогатое чудовище, - невесело хмыкнула я и, отвернувшись от парней, свернулась калачиком.
  Почему Аннет не предупредила меня, что после инициации во мне не только будет жить согласная на круглосуточный секс суккуба, но и что она еще сотворит нечто подобное с моим телом?
  - Эви, - тихо позвал мне Алек, - поверь, ты вовсе не чудовище, просто плохо рассмотрела себя. Наоборот, ты очень красивая и необыкновенная, и если для тебя это важно, то твое человеческое тело не сильно изменилась, разве что цвет глаз стал более... ярким и волосы выглядят... словно в них вплели золотые нити.
  - Ага, а еще фигурка более аппетитная стала, - вклинился со своими пятью копейками Кайл. - Ну, по сравнению с тем, что я видел, когда мы... вошли в номер.
  Последнюю фразу он говорил тихо и как-то неуверенно. Повернула голову и заметила, как Алек сверлит недовольным взглядом вмиг притихшего парня.
  - Кстати, а что вы оба забыли в моей постели? - подозрительно спросила у них, решив, что подуться на судьбу можно будет и немного попозже.
  - Это была завершающая стадия инициации и твоя суккуба нуждалась в нашей энергии, - пожал плечами брат Аннет.
  - То есть вы... мы... - на всякий случай ощупала себя - белье на мне было. Собственно в нем я завалилась спать, едва вышла из душа и позвонила Алеку.
  - Нет, - покачал головой Алек, - на этой стадии сексуальная энергия не нужна, вполне достаточно присутствия рядом мужчины. Но из-за известных тебе обстоятельств, - тут его голос стал жестким и крайне недовольным, - нам вдвоем пришлось глушить зов твоей суккубы.
  - Зов? - я не понимала ничего.
  Какой еще такой зов заставил двоих мужиком залезть в мою постель и облапать с головы до ног?! Да даже если допустить, что мне это не приснилось и суккуба действительно пыталась дозваться до Хантера, то он остался в совершенно другом городе и... нет, это просто бред. Хотя, если учесть, что теперь я - суккуба с крыльями и рожками, то чему я удивляюсь? Все может быть...
  - Тебя инициировал кто-то из сверхов и прошлой ночью твоя сущность хотела ощущать именно его объятия и подпитываться именно его энергией. А поскольку между вами во время инициации установилась некая связь, то если бы не мы, она схватила бы твоего сверха за яйца, где бы он ни был, и приволокла в этот чертов номер.
  С каждым словом Алек все больше выходил из себя, а вот Кайл был спокоен как удав и периодически даже пытался подбодрить меня, подмигивая и ободряюще улыбаясь. Я же сидела на кровати красная как рак от стыда и смущения.
  - Он мчался бы сюда с такой скоростью, словно от этого зависит его жизнь, при этом нифига не понимая, зачем он это делает. А когда обнаружил бы в номере пробуждающуюся беззащитную суккубу... ну, тут присутствует множество вариантов. И даже самый охрененно классный из них означал бы для тебя жить с тем, чьи приказы твоя суккуба выполняла бы, как послушная собачонка!
  - Почему ты так уверен, что тот парень - сверх, я даже не описывала его, - зябко кутаясь в тонкий плед, пробурчала я.
  - Да потому что обычный парень сдох бы уже к концу второго захода! - рявкнул Алек. - Если бы силенок хватило добраться до него. Эви, человечки для нас - одноразовое питание. Трахаться с ними можно сколько угодно, кормиться - один раз. На второй заход у обычного парня просто не встал бы - ты бы его выжала подчистую и с первого!
  - Но Аннет говорила... - я осеклась, вспомнив, о ком и кому говорю.
  - А с каких пор у нас Аннет стала спецом в этом вопросе? - прошипел Алек.
  Я втянула голову в плечи и поникла. Чего он хочет от меня? Да, я дура! Но откуда мне было знать... точнее, откуда мне было взять силы, чтобы сбежать от Хантера, если единственное, что я хотела - это его самого?!
  - Алек, девочка прониклась, - в голосе Кайла звучала нотка упрека, - хватит уже пугать ее и давить.
  - Если бы 'девочка прониклась', - прорычал мужчина уже своему другу, - то я бы знал о том, что близится ее инициация еще три дня тому назад!
  - Но...
  - Ты понимаешь, что тебе сказочно повезет, если он уже не ринулся на твои поиски? - спросил Алек.
  - Насколько я знаю, одной инициации недостаточно, чтобы установилась настолько сильная связь, - снова обратил на себя внимание Кайл. - Ее достаточно, чтобы сделать суккубу послушной и очень желанной для мужчины, но зависимым от нее он становится, только если постоянно находится рядом... вот только я не помню как долго...
  Алек задумался и, кивнув каким-то своим мыслям, направился к бару.
  - Знаешь, я никогда не сомневался, что младшая сестра - это тот еще геморрой. Она постоянно капризничает, пока маленькая, а когда вырастает... тоже капризничает только по другому поводу. Наблюдая за семьями людей и нелюдей, я морально готовился стать своего рода ухажероотводом, когда ей придет время охотиться и выбирать себе пару, - беря в руки графин с янтарной жидкостью и три бокала, признался инкуб. - Но... ее похитили какие-то ненормальные и даже ее подруга, заботу о которой я взял на себя, умудрилась вляпаться в неприятности... - он хотел сказать что-то еще, но запнулся и достал из кармана джинсов порядком измятый лист бумаги. - Я нашел это позавчера в своем номере на подушке. Читается, как откровенный бред... Я чувствую себя долбанным участником какого-то тупого ток-шоу неудачников!
  Он отошел от небольшого столика, на который до этого поставил графин с бокалами и, подойдя к кровати, кинул мне на колени тот самый листок.
  Развернув порядком измятый лист, пробежала глазами нацарапанные на нем несколько строк и почувствовала, как на душе становится немного легче и веселее.
  - Я не могу понять, чем ты недоволен, - не в силах скрыть улыбку облегчения, спросила у хмурого инкуба, - твоя сестра умудрилась каким-то образом отправить тебе послание, успокоить, написав, что с ней все хорошо и что скоро она вернется домой... Разве это не чудесная новость?
  - Маги из мира наших создателей уже не первое столетие ведут охоту на сверхов, но это единственный известный случай, когда они озаботились тем, чтобы их жертва имела возможность оставить успокоительную записочку родным, - не без сарказма заметил Алек. - Отсюда у меня возникает вопрос: не скрываешь ли ты от меня что-то? Возможно, Аннет попросила тебя сыграть это представление, чтобы не возвращаться домой. Может, встретила какого-то паренька, который запудрил ей мозги и ...
  - Не говори глупостей! - вспылила я, отметая нелепые подозрения мужчины. - Она и так не собиралась в ближайшем будущем возвращаться домой и ей в висок не упиралось дуло пистолета каждый раз, когда она звонила тебе!
  Подскочив с кровати, я поплотнее укуталась в плед и, выказывая всем своим видом высшую степень негодования, пошла в ванную комнату, прихватив по дороге купленные мною еще в Мидлтауне брюки и майку. Но стоило двери скрыть меня от глаз мужчин, я сразу же сдулась. Что мне делать дальше? Как быть?
  Стоило признаться, я устала от всей этой фигни и сейчас была как никогда близка к состоянию полной апатии. Хотелось просто переложить свои проблемы на кого-то другого и забыть хоть ненадолго все, что произошло со мной за последние несколько недель. У меня было чувство, что еще немного, и я просто сойду с ума от всего этого.
  Алек, как будто почувствовал мое состояние. Пообещал поселить меня в одной из своих квартир в Нью-Йорке, затарить холодильник продуктами и не маячить перед глазами, по крайней мере, несколько дней. Я была не против - мне это нужно.
  Просто побыть одной.
  Возможно, подумать о чем-то, а может, просто бесцельно побродить по квартире или целыми днями смотреть фильмы.
  Хочу, хотя бы на несколько дней вернуть себе иллюзию обычной жизни, потому что если на меня еще выльют какую-то сверхъестественную хрень, я просто тронусь умом или закачу истерику. Нет, это надо же было так вляпаться?! Теперь я - рогато-крылатое чудовище, страстно желающее своего сверха-красавца. Прям хоть бери и старую сказку на новый лад пиши!
  Ну, ничего, милый Майкл, когда-нибудь я обязательно отблагодарю тебя за все это... с процентами отблагодарю.
  Алек сделал все, как и обещал - поселил меня в своей квартире недалеко от центра и не трогал на протяжении нескольких дней. За это время я не смогла заставить себя хоть раз всерьез задуматься над своим будущим. Просто делала вид, что все прекрасно: смотрела телик, лазила по интернету, любовалась, открывающимся из окна видом, болтала с Микаэлой и отцом, несколько раз звонила своим старым подругам - тем, чьи номера помнила наизусть, читала книги. Постепенно начала более спокойно воспринимать случившиеся в моей жизни перемены, без отвращения смотреть на свое отражение в зеркале.
  Если раньше я была просто хорошенькой, то теперь мои черты лица неуловимо изменились, став более тонкими и кукольными, кожа стала белой и матовой, на щеках поселился до безобразия идеальный розовый румянец, в глазах появились золотые искорки, а волосы неприлично блестящими локонами спадали ниже лопаток. Я уже молчу о фигуре...
  Через неделю моего добровольного заточения заявился Алек и, вытряхнув меня из забавной пижамы с Микки-Маусом, потащил развлекаться куда-то за город. Мол, если я стала сверхом, то это вовсе не означает, что теперь должна безвылазно сидеть в четырех стенах. Поинтересовался, не тревожила ли меня суккуба и очень удивился, когда я сказала, что все это время он просыпалась от силы раза четыре и то вела себя прилично.
  В клуб я ехала без особого энтузиазма и подколки Кайла о том, что сегодня будет жарко и им с Алеком придется попотеть, чтобы отогнать от такой вкусной девочки всех охочих полакомиться, настроя совсем не придавали. Видя мое настроение, Алек прикрикнул на своего друга, а мне приказным тоном посоветовал расслабиться, не обращать внимания на то, что не является моими проблемами и просто постараться приятно провести вечер.
  - Мы поедем домой, как только скажешь, что устала, - уже у самого входа в какой-то явно элитный клуб, предупредил меня Алек. - Но постарайся развеяться. Тебе пора обвыкаться в этом новом для тебя мире. А завтра я дам тебе мини-модем с кодами доступа на наши интернет-ресурсы и телевизионные каналы.
  - Хорошо, - кисло согласилась я, признавая за словами инкуба долю истины.
  Я слишком расслабилась за эту неделю и занималась тем, что и немногим ранее в отеле Мидлтауна - самообманом. Но что делать: моей психике был необходим и этот временный самообман, и перерыв. И я была безмерно признательна Алеку за то, что благодаря ему у меня была возможность закрыться в его квартире и на целую неделю выпасть из жизни.
  У меня перехватило дыхание, когда мы зашли в клуб и я увидела богато обставленный вестибюль с несколькими охранниками, подпирающими стенку по обе стороны от высокой двустворчатой двери. При нашем появлении ноздри мужчин затрепетали и в брошенных на меня мимолетных взглядах полыхнул голодный огонь. Всего лишь на мгновение, но этого хватило, чтобы я напряглась и сильнее вцепилась в руку Алека. Тот ее успокаивающе пожал и, показав что-то охранникам, провел меня внутрь.
  - А этот клуб только для сверхов? - присаживаясь за столик, спросила у парней.
  - Практически, - кивнул Кайл. - Помимо сверхов сюда пускают только человеческих женщин. Сама понимаешь: в нашей ситуации грех отказывать от любезно предоставленных кисок, - я поморщилась от его слов. Неужели так сложно хоть изредка говорить нормально? И хоть пять минут не думать об этом? - Кроме того, вампирам тоже нужно чем-то питаться.
  - Прямо здесь? - мои глаза шокировано распахнулись и насторожено пробежались по людям в зале.
  - Нет, конечно, - фыркнул Алек. - На втором этаже есть гостевые комнаты, где можно с пользой провести часок-другой, чтобы без проблем быстренько перекусить, - он демонстративно облизал губы, без сомнений забавляясь моим смущением и пунцовыми щеками, - или просто провести часок-другой в приятной компании.
  Внезапно в голову пришла тревожная мысль:
  - А вампиры они прям тут... ну... они убивают?
  - Нет, - на этот раз ответил Кайл. - Для поддержания нормальной жизнедеятельности им достаточно буквально несколько глотков крови раз в два дня.
  - А как же...
  - Несколько капель особого зелья в бокал своего будущего ужина и она напрочь забывает последующие несколько часов, как правило, просыпаясь в постели вампира довольной и удовлетворенной. В качестве компенсации прилагается несколько часов дикого секса с клыкастым, - подмигнул Кайл.
  Точно, они хотят, чтобы я сгорела от стыда!
  - И вы тоже собираетесь тут... питаться,- выдавила я из себя.
  - Спасибо, я сыт, - отпивая принесенный официанткой коктейль, нагло заявил Алек.
  - А вот я очень голоден, - я чуть не подпрыгнула на сидении от горячего шепота, склонившегося ко мне Кайла. - Был бы не прочь подкрепиться одной маленькой суккубой, - он закинул руку на спинку диванчика и провел кончиками пальцев по моей голой руке. - Так что если что, обращайся - я не против, чтобы ты запустила в меня свои клыки, когда я...
  - Прекрати! - возмущенно вскрикнула.
  Теперь, кажется, запылали и мои уши.
  Умоляюще посмотрела на Алека, но этот гад явно забавлялся всей ситуацией и моим смущением.
  - Почему? - удивился Кайл, мастерски игнорируя мой вернувшийся к нему гневный взгляд. - Суккуба, краснеющая от одного лишь упоминания о сексе... мне кажется это безумно возбуждающим и притягательным. Таким... невинным. Так и хочется взять и... испортить эту невинность. Ты согласен со мной, Алек?
  - На все сто, - хрипло ответил тот и я перевела удивленный, ничего не понимающий взгляд на второго инкуба.
  Это что они тут вытворяют?
  - Не пойми нас неправильно, малыш, - уголок рта Алека дернулся в намеке на улыбку, - но тебе очень скоро потребуется партнер для утоления голода и сейчас самое время задуматься над его выбором.
  - А то смотри, можешь пока не выбирать, - голос Кайла приобрел искушающие нотки, от которых мое сердце ухнуло куда-то вниз. - Мы с Алеком довольно неплохо работаем в паре. Представляла когда-то, как тебя ласкает двое мужчин? Какого это чувствовать себя заполненной ими до отказа?
  - Твоя суккуба будет в восторге, поверь, - совсем рядом раздался голос брата Аннет и я испуганно взглянула на него. - Ты действительно чертовски сексуальна, когда краснеешь, - пробормотал он.
  Его палец нежно очертил линию скул, погладил пылающую жаром смущения щеку.
  - Не смотри так на меня, - хохотнул он, а я вот ничего смешного не видела - мое сердце вылетало из груди, а язык словно прирос к небу.
  Я не ожидала подобной подлянки от Алека! За время нашего общения я привыкла воспринимать его как друга не более и к подобным намекам, да еще и таким, да еще и именно этим вечером я не была не готова.
  - Мы с Кайлом действительно часто делили человеческих женщин и нам это нравится. Но ты совсем другое дело. Тобой хочется владеть единолично и я уже не рад, что притащил с собой Кайла в тот чертов номер отеля. Тебе придется выбирать...
  - Да вы с ума сошли! - наконец, обрела я способность говорить. - Знала бы для чего вы меня сюда приволокли, ноги моей не было бы в этом клубе! Я не собираюсь себе никого выбирать!
  Последнее предложение я рявкнула настолько громко, что, должно быть, нас услышал весь клуб, так как полупрозрачные перегородки, ограждающие столики и формирующие подобие отдельных кабинетом прочными и звуконепроницаемым не выглядели. Но после слов парней моя суккуба впервые после своего пробуждения снова начала просыпаться, заинтересованно приподнимая свою головку. И мне это не нравилось!
  - Сядь, - рыкнул Кайл и рывком усадил меня назад на диванчик с которого я уже вскочила. - Как ты думаешь, сколько инкубов сейчас разыскивает сбежавшую от профессора Грэма новообращенную суккубу?
   Я даже икнула от неожиданности и... страха. Ищут? Ну, конечно, ищут! Чертовы...
  - Я уже молчу про семейство Гейтов, - Алек потянулся к своему виски. - Младший рвет и мечет от ярости. Еще бы, ведь сбежала его подопечная! Могу поспорить у него на тебя были большие планы.
  - С чего ты взял? - на автомате спросила я.
  Сама же в это время думала, где мне можно будет скрыться ото всех.
  - За едва знакомой подопечной так с ума не сходят, а он со своим отцом и братом полстраны на уши поставил. Так что тебе в любом случае предстоит быть найденной и пойманной. Выбор за тобой: возвращаться назад к Гейту или найти себе защитника, - кончил Алек. - А чтобы упростить тебе задачу, мы хотели сказать тебе, что...
  - ... не собираемся смотреть, как тебе под юбку буду лезть левые самцы, а то и вообще человечки, - закончил за друга Кайл.
  - Я сама человечка...
  - Была.
  - ...и не вижу ничего плохого в том, чтобы встречаться с нормальным парнем.
  - Сладкая, ты не поняла, - покачал головой Кайл. - Мы хотим, чтобы ты выбрала одного из нас... или обоих. Я же чувствовал, как подскочило твое возбуждение, когда я говорил тебе о нас троих в одной постели. Уверен, это почувствовал и Алек. И пускай он прав - тобой хочется владеть единолично, но я не против делить тебя с ним пока ты и твоя суккуба не определитесь. Тебе понравится, - мурлыкал инкуб, - поглаживая одной рукой ногу, с каждым движением все выше забирая и без того короткую юбку платья. - Только представь себе: ты зажатая между нами, ласкающими тебя со всей сжигающей нас страстью. Мы бы обласкали руками и исследовали своими языками каждый миллиметр твоей кожи. Алек мог бы сосать и покусывать твои соски, пока я лакомился бы тобой, - его рука легла на мой лобок. - Ты бы кончала от наших рук и губ снова и снова, а потом...
  - ... потом мы бы поставили тебя, обессилившую от оргазмов и ласк, на четвереньки, - продолжил Алек, а я не могла остановить этого - все мои силы уходили на то, чтобы бороться с суккубой, которая проснулась и во всю давила на кожу, требуя себе всего того, о чем говорили парни. Непостоянная... а как же Хантер? - Я бы наслаждался твоим сладким ротиком на себе, пока Кайл брал бы тебя сзади... Или еще лучше: ты бы оседлала его и я мог бы взять твою тугую попку.
  - Подумай только: два члена, наполняющие тебя, движущиеся в тебе и дарящие ни с чем несравнимое удовольствие, - мурлыкал Кайл, пытаясь залезть мне в трусики и практически не обращая внимания на мою вцепившуюся в его запястье руку. - Твоя суккуба получила бы двойную порцию нашей энергии, а ты - умопомрачительный оргазм.
  Я сглотнула и не сумела сдержать пробежавшуюся по телу дрожь. Одна моя рука сейчас лежала на столике и была сжата в кулак, а вторая безуспешно пыталась остановить наглую конечность Кайла, пальцы которого уже поглаживали гладкий лобок.
  Одна рука Алека лежала на спинке дивана и его пальцы поглаживали мой обнаженный затылок, а вторая, ломая всякое сопротивление, гладила ногу и медленно, но неотвратимо отводила ее в сторону, открывая больший доступ пальцам Кайла.
  - Пожалуйста, - простонала я, чувствуя внутри беснующуюся суккубу, - перестаньте.
  Последнее слово я сдавлено прошептала, так как пальцы Кайла отыскали пульсирующий клитор и начали настойчиво потирать его.
  - Эви права, Кайл, здесь не место, - хрипло прошептал в мою шею Алек и лизнул кожу за ушком.
  - Согласен, - горячее дыхание второго инкуба тоже овевало мою беззащитную шею и это сводило с ума, заставляя кожу воспламеняться, - но я не могу сдержаться - она так сладко пахнет и такая... вкусная. Крышу сносит... не могу не думать об этом... все время представляю это с тех пор, как впервые ощутил ее тело между нами...
  Его пальцы с силой сдавили чувствительный бугорок и мое сознание рассыпалось на множество осколков. Рядом послышалось сдавленной шипение и приглушенная ругань, но это было не важно - мое сознание пребывало в обмороке от оргазма, а суккуба была занята тем, что жадно лакала струящуюся от мужчин вкусную энергию. Я тоже ощущала ее вкус и приятное тепло. Она пьянила не хуже афродизиака и подстрекала нас с суккубой взять еще.
  - Вот так, маленькая, отпусти ее, дай ей то, что она хочет, - шептал мне на ухо Кайл... или Алек... я уже не понимала этого, потому что была слишком занята своим вновь нарастающим возбуждением и борьбой с жадной сущностью. - Не противься... позволь накормить тебя...
  Дальше все смешалось в моем сознании, а когда оно и я заодно пришли в себя, то ужаснулись тому, что вытворяли. В моей руке все еще был зажат твердый член... Алека?.. а я сама полулежала на Кайле, чьи губы ласкали мою шею, а пальцы едва ощутимо поглаживали напрягшиеся соски. Быстро отдернула руку, с ужасом осознав на ней нечто вязкое и липкое. Схватив со стола салфетку, вытерлась и быстро натянула спущенный лиф платья, с паникой озираясь по сторонам и пытаясь проанализировать, что могли увидеть и понять посетители клуба сквозь это полупрозрачное стекло. Меня трусило от осознания случившегося и было настолько стыдно, что я даже не осмеливалась посмотреть на парней и в то же время в моей душе бушевал настоящий ураган ярости.
  Выпрямившись, положила руки перед собой на стол и сжала кулаки. Суккуба хоть и наелась до отвала, но оставлять меня в покое не спешила. Наоборот, я чувствовала ее в себе, знала ее мысли и желания. Я хотела затолкать ее назад, не знать о ней и не слышать ее. Ведь она уже получила свое, что ей нужно от меня?! В ответ пришла лишь ее боль и грусть. Вот черт! Меня вдруг осенило - она понимает, что не нужна мне, что я ее не хочу и от этого ей плохо и больно!
  Но мне тоже плохо и больно от понимания того, чем я стала!
  - Не стоит бороться со своей сущностью, - на мою спину легла горячая ладонь Алека. - Хватит и того, что ты ее голодом морила целую неделю. Я не знаю, как тебе удалось ее полностью задавить, но пойми - она часть тебя и просто так ее голод не пройдет, а суккуб, умирающий от голода - это опасность для любого смертного мужчины. В конце концов, она взяла бы над тобой верх и набросилась бы на первого встречного, осушив его до дна. Разве ты хочешь быть повинной в чьей-то смерти?
  Голос инкуба звучал ласково и успокаивающе, но на меня его слова подействовали, что красная тряпка на быка. Как у него язык поворачивается попрекать меня тем, что я хочу избавиться от этого инородного разума внутри себя?! Что не хочу быть какой-то шлюхой, бросающейся на все, что имеет в штанах член?! Я хочу оставаться собой, а с ней внутри моего сознания это невозможно! Перед глазами потемнело от ярости и я вскочила со своего места, отталкивая ноги Кайла и пытаясь пройти мимо него.
  - Малыш, не злись, - меня схватили за талию и повалили прямо на идеальное тело инкуба.
  - Пошли вы на хрен! - не выдержав внутреннего напряжения, закричала я. - Хватить трахать мне мозги! Или вам мало того, что вы со мной сделали?!
  - Успокойся, - мое тело сдавили сильные руки, а голос Кайла прозвучал строго и недовольно. - Мы хотели всего лишь расшевелить твою суккубу, а для этого нужно было выбить тебя из колеи, ты должна была перестать постоянно давить и контролировать ее. Мы привезли тебя сюда, чтобы ты питалась, а ты с того момента как мы зашли не проявила интереса ни к одному мужчине. Мы прошли три зоны со столиками и там была уйма самцов на любой вкус и запах. Твоя суккуба только проснулась и к этому времени должна была не просто проголодаться, а быть голодной как волк! Ты давишь ее, Эвангелина и это может закончиться плачевно для вас обоих! Ты не даешь ей необходимого питания и она будет слаба.
  - Мы прошли инициацию, - прошипела я, раздраженно скидывая с себя руки мужчины и пытаясь перелезть, если не ближе к выходу, то хотя бы на свое прежнее место.
  - Прошли, - согласился Алек, заграбастывая меня к себе на руки, едва моя пятая точка коснулась мягкого сидения дивана. Я зарычала. - Но сейчас твоя суккуба - малое дитя, а что должны делать дети, чтобы вырасти сильными и здоровыми? - спросил он и тут же сам ответил: - Правильно, хорошо питаться! А ты мало того, что не даешь ей этого, так еще и давишь.
  Сущность внутри меня тяжело вздохнула, выражая согласие и укоризну.
  - Значит, все это вы устроили, чтобы расшевелить мою суккубу? - растягивая слова и нехорошо сощурив глаза, спросила я.
  Оба инкуба молчали, но их обращенные на меня глаза не выдавали ни капельки стыда или сожаления по поводу случившегося. Более того, они выглядели до безобразия довольными и... все еще хотящими меня...
  - Я хочу домой, - твердо заявила я, мертвой хваткой вцепившись в руку Алека, скользящую от моего колена к внутренней стороне бедра. - И вы ошибаетесь, я никого не давила. Она была сыта и спала, пока вы не приволокли меня сюда и не спровоцировали ее пробуждение. Если бы вы знали, как я ненавижу вас сейчас за это!
  - Мы действительно зашли немного дальше, чем было необходимо, - тяжело вздохнув, признался Алек и убрал свою руку с моей ноги.
  - Потому что действительно хотим тебя... сильно, - обхватив мой подбородок пальцами и заставив посмотреть себе в глаза, заявил Кайл.
  - Домой, - процедила сквозь плотно сжатые зубы, стараясь не растаять под обещающим взглядом Кайла, ощущая шеей горячее дыхание Алека и его сильные руки вокруг моей талии, чувствуя упирающееся мне в бедро доказательство его желания.
  Чертова суккуба!
  Видя мое настроение, парни настаивать на продолжении вечера не стали и вывели меня из клуба, где я, по идее, должна была развеяться, а вместо этого снова получила новую порцию стрессов.
  Домой ехали молча. Несколько раз Кайл и Алек пытались заговорить со мной о сегодняшнем, успокаивая меня, что ничего запредельного не произошло. Кайл еще и пытался снова провоцировать, шепча на ухо жаркие обещания. Моя суккуба хоть и откликалась на них, заинтересовано подняв голову, но не рвалась в объятия мужчин, что меня немного успокаивало. На любые попытки растормошить меня я отвечала молчанием, разглядывая ничего не видящим взглядом проплывающие мимо улицы, дома, машины. Я думала о том, что мне делать дальше? Возможно, стоит смотаться к своим родственникам в Германию или Польшу? И что тогда я выиграю? Буду подальше от этих двоих ненормальных и Майкла, но вся проблема в том, что тут Алек помогает мне освоиться в новом мире, а там этого делать будет некому и я останусь один на один со всем своими проблемами. Возможно, у нас еще получится вернуть наши отношения в старое русло. Подумаешь, крышу снесло. Так с кем этого не бывает? А он еще и инкуб...
  Понимала, что ищу оправдание поведению Алека, что эти сверхи тоже могут тосковать по такому простому понятию, как постоянство. У всех, даже самых гулящих мужчин, рано или поздно появляется потребность в семье. А что говорить про этих инкубов, да и других сверхов? Разве могу я осуждать их, что они хватаются за любую возможность сделать свою жизнь полноценной. Жить для кого-то, заботиться, любить...
  Я тяжело вздохнула и скосила взгляд сначала на сидящего рядом со мной на заднем сидении внедорожника Кайла, а потом и на Алека. Интересно они и в самом деле ищут себе одну партнершу на двоих? Или вся эта игра была направлена на то, чтобы шокировать меня? Не думаю, что готова к чему-то подобному, но...
  Черт! Я даже покраснела, когда поняла, что готова рассмотреть одного из них в качестве своего потенциального постоянного партнера. Но с другой стороны, что мне делать? Если они правы и моя суккуба... Дьявол! Да даже если откинуть ее повышенную сексуальную активность, которая по словам парней должна проявляться на протяжении месяца, сам факт того, что я суккуба уже достаточное основания для того, чтобы озаботиться выбором постоянного партнера! Вот только нужны ли мне сверхи или лучше начать встречаться с обычным парнем?
  Снова бросила быстрый взгляд из-под опущенных ресниц на Алека. После произошедшего сегодня в том чертовом клубе было глупо и дальше воспринимать его, как друга и я призналась, что он нравится мне. Он не высокомерен, не пытается постоянно соблазнить меня, во всяком случае до сегодняшнего вечера не пытался, он заботится обо мне, а не только о своих желаниях и потребностях, мне приятно общаться с ним, правда, кроме тех случаев, когда он кричит на меня или пытается поучать... Симпатия в моей ситуации уже достаточный повод, чтобы рассмотреть его в качестве... кого? Постоянного питания, просто сексуального партнера или обычного парня-сверха?
  Уловив, направленный на него задумчивый взгляд в зеркале заднего вида, Алек подмигнул от чего мои щеки опалило предательским румянцем.
  Отвернулась обратно к окну и случайно мой взгляд упал на затянутую в кожу мощную фигуру какого-то парня на мотоцикле. Он заехал на тротуар и, сняв шлем, осматривался по сторонам, словно что-то выискивая. Мгновение и он резко поворачивает голову в нашу сторону, а его взгляд словно впивается в меня, проникая сквозь темное тонированное стекло. Чувственные губы изогнулись в медленной довольной улыбке, а я сползла по сидению чуть ли не на пол. Там был Хантер, но он не мог меня увидеть сквозь тонировку. Не мог!
  - Что такое? - спросил Кайл, всматриваясь в мое побледневшее лицо.
  - Там парень на мотоцикле. Это он, тот кто... с кем я...
  Взгляды обеих инкубов метнулись к указанному объекту и кто-то из них досадливо зашипел. Я же ничего не понимала: меня тянуло к Хантеру и все мои силы уходили на борьбу с собой и своей суккубой, чтобы не открыть машину и не запрыгнуть на него.
  Послышались нетерпеливые гудки машин - светофор уже зажегся зеленым, а Алек все не спешил жать на газ. Внезапно раздался визг шин и автомобиль резко рванул с места.
  - А ты не ищешь легких путей, - досадливо сквозь сжатые зубы, прошипел Алек и бросил на меня странный взгляд.
  - Только не говорите, что вы знаете его. Это не реально...
  - Знаем, - оборвал меня Кайл. - Это Хантер Вуд - молодой оборотень, альфа одной из обосновавшихся в Мичигане стай, глава контрольной службы десяти штатов и член Малого Совета. Как и все псы не переваривает вампиров и ненавидит весь наш род, хотя обычно у нас в отношениях с оборотнями конфликтов не возникало. Возможно, что-то личное. Отличный охотник и судя по всему он в очередной раз доказал свое умение, отыскав тебя.
  - Это просто совпадение, - процедила сквозь зубы.
  Вот как... Значит, Хантер ненавидит суккуб и инкубов? Повезло же мне, нечего сказать... Но, все равно, я не могла заставить себя реально жалеть о проведенной с ним ночи. Он все еще слишком сильно нравился мне.
  - Как же, тешь себя, - хмыкнул Алек. - Могу поспорить: он ехал в мою квартиру и тебя почувствовал в машине.
  - Бред, - я даже к окну отвернулась.
  - Да? Оглянись назад, - велел инкуб.
  Я сердито выдохнула и оглянулась, чтобы в следующую секунду обомлеть. О, черт! Хантер действительно, хоть и двигался на некотором расстоянии, но от нашей машины не отставал.
  - Действует осторожно, - хмыкнул Кайл. - Неужели не понял, за кем гонится?
  - Уверен, его мозги сейчас пребывают в эйфории от того, что он нашел такую желанную добычу, - фыркнул Алек. - Ты видел, с какой одержимостью он смотрел на нас там, на светофоре?
  - Странно, слишком рано, чтобы связь оказывала на него такое действие, - пробормотал Кайл.
  Они еще о чем-то переговаривались, а я сидела ни жива, ни мертва. Внутри меня боролось два противоречивых чувства: какое-то странное ликование от того, что он искал меня и нашел, и страх, вызванный этими же причинами, а еще словами Кайла о том, что он ненавидит весь их род. Значит, и меня тоже?
  Стало горько, а потом страшно - мы выехали за город и Алек решил оторваться от оборотня. Как он собирался оторваться от Хантера, я не знала - все-таки внедорожнику далеко в скорости и маневренности до спортивного мотоцикла. Однако уже через пару минут, серебристого мотоцикла не было позади. Решил не гоняться понапрасну?
  - Самоуверенный сукин сын, - ругнулся Алек.
  Некоторое время все молчали, размышляя о своем. Я, например, проигрывала возможные варианты своего будущего при теперешнем раскладе и всякий раз выходило как-то безрадостно...
  - Несколько дней поживешь в нашем фамильном особняке у меня и у охраны под присмотром, - спустя несколько минут напряженного молчания выдал Алек. - Потом слетаем куда-то 'отдохнуть'.
  - Думаешь, мы успеем закончить все дела? - с сомнением спросил друга Кайл. - Будет жаль, если мы упустим возможность выследить похитителей...
  - Похитителей? - встрепенулась я. - Кого-то опять украли, как и Аннет?
  - Нет, - прорычал Алек. - Это... немного другое. Тебе не стоит сейчас во все это вникать. Просто будь осторожна и не высовывайся из дома одна, хотя в ближайшем будущем подобных свобод тебе не светит, - хмыкнул он.
  Я ничего не ответила, поскольку в настоящий момент была не совсем уверена в необходимости для себя этих самых свобод. Все оказалось так сложно и я окончательно запуталась в себе и в происходящем вокруг.
  К особняку Алека, который располагался на Лонг-Айленде мы добрались когда верхушки деревьев начали золотить первые лучи солнца. По дороге нам пришлось сделать несколько остановок, чтобы парни могли решить какие-то свои важные вопросы. Я не лезла: у меня сейчас своих проблем выше крыши, куда мне еще в чужие нос совать?
  Особняк оказался огромным, а еще с родителями Алека и Аннет - мистером и миссис Рид. Сказать, что я чувствовала себя неловко при знакомстве с ними, все равно, что просто промолчать. И в первую очередь это было связано с тем, что я была с их родной дочерью, когда ту похищали, и ничем не смогла помочь.
  Нельзя сказать, что семейство Алека приняло меня враждебно, но и особой радости они не выказывали, поскольку моим официальным опекуном был назначен Майкл Гейт и мое пребывание в их доме, в то время как меня разыскивают какие-то их службы, могло вызвать нежелательные проблемы. Оказывается, Гейты, так же как и Риды, имели немалый вес в своем обществе.
  Сидя на подоконнике в выделенной мне комнате, я передернула плечами - вот повезло так повезло, ничего не скажешь. Нет, чтобы как-то по скромному вляпаться. Так нет же, мне надо было с размахом! Влиятельные инкубы, альфа волков... И как мне жить дальше?
  Задумалась, почему в клубе я не могла распознать сверхов от обычных людей? Вроде бы Аннет, да и Алек уверяли меня, что эта способность придет ко мне с пробуждением суккубы. Возможно, будь это так я бы решилась уехать... благо, средства на это имеются.
  В дверь постучали.
  - Не спишь? - в комнату зашел Алек.
  - Нет, - мотнула головой, задумчиво рассматривая мужчину.
  - Не переживай, все будет хорошо, - он подошел ко мне и погладил костяшками пальцев по щекам.
  - Не получается, - вздохнула я и отвернулась к окну, - и слабо верится, что у меня что-то может быть хорошо.
  - Это тебе сейчас так кажется, потому что все навалилось на тебя так неожиданно, - садясь напротив меня и беря за руки, уверенно произнес Алек. - Но вскоре ты поймешь, что все не так уж плохо...
  - Неплохо? - я грустно усмехнулась. - Сегодня вечером вы с Кайлом наглядно продемонстрировали, насколько у меня все может быть неплохо. Та девушка... это не я. Я бы никогда...
  - И поверь, я это прекрасно понимаю, - гладя ладони, улыбнулся инкуб. - И... извини, мы не должны были делать этого, но и, разбудив твою суккубу, не могли отпустить тебя охотиться. Ты была такой красивой с горящими голубым пламенем глазами и...
  - Перестань, - тихо попросила я, забирая у мужчины свои руки и вставая с подоконника. - Я не могу говорить о произошедшем спокойно.
  Отойдя к высокому овальному зеркалу выполненного в старинном стиле трюмо, я стала рассматривать свое отражение. Сзади приблизился Алек и наши взгляды встретились в зеркальной глади.
  - Прости, - он положил свои огромные ладони мне на плечи. - Я зашел спросить тебя... Ты ведь первое время будешь остро нуждаться в мужчине рядом с собой и я бы хотел... подумал, что...
  С удивлением заметила, как на загорелой коже проступил румянец смущения. В таком возрасте и при такой сущности он еще может смущаться и так неловко пытаться что-то сказать?
  - Эви... Эвангелина, будь моей, - наконец, выдохнул он, неосознанно сильнее сжимая мои плечи.
  У меня даже челюсть отпала от такого предложения и я не могла придумать ничего умнее кроме как с открытым ртом и огромными глазами смотреть на сногсшибательно красивого мужчину за моей спиной.
  Облизнула вмиг пересохшие губы и немного покраснела, заметив в зеркале, как взгляд инкуба жадно прикипел к ним.
  - Я никогда раньше никому не предлагал официально встречаться, - не отрывая взгляда от моих губ в отражении зеркала, пробормотал Алек. - Сама понимаешь, раньше в этом не было нужды, да и причины особо... но сейчас... ты мне действительно нравишься и я смогу защитить тебя от посягательств Гейта-младшего и... от всего смогу защитить и оградить.
  - Алек, - перебила я инкуба, опустив взгляд на свои сцепленные впереди руки. - Я пока еще не настолько раскрепостилась, чтобы спать с двумя парнями сразу.
  Я чувствовала себя неловко, но и хотела озвучить, что хоть это и безумно возбуждающе быть зажатой между двумя великолепными мужчинами, но явно не для меня.
  - Что? - опешил Алек и, развернув меня к себе, приподнял лицо за подбородок, чтобы заглянуть в глаза.
  - Ну, вы с Кайлом...
  - О нем сейчас речь не идет, - отчеканил мужчина. - Если ты согласишься, то будешь только моей. Я не хочу и не буду тобой делиться ни с кем.
  - Но вы...
  - Это были ничего не значащие интрижки с обычными людьми, о серьезных отношениях с которыми не могло быть даже речи!
  Я вздохнула и отвела взгляд, так как мой подбородок Алек все еще довольно ощутимо держал своими пальцами.
  - Так давно хотел узнать каковы на вкус твои губы, - почувствовала на своей щеке горячее дыхание.
  Мои глаза широко распахнулись в шоке и я резко повернула голову, чтобы возмутиться... возможно. Но вместо этого мой рот накрыли мягкие губы инкуба. Я замычала в протесте, пока он жадно пил меня и попыталась оттолкнуть.
  - Алек! - вывернувшись и немного отстранившись, возмущенно воскликнула я, чувствуя, как пылают от смущения мои щеки.
  Суккуба во мне не спала, но и ее влияния на себя не ощущала. И, тем не менее... мое дыхание сбилось, сердце грохотало о ребра, а во рту пересохло.
  - Немного поздно смущаться после того, как твоя нежная ручка заставила меня кончить прямо в переполненном клубе. Не находишь? - улыбнулся инкуб, беря в плен мой взгляд. - Ну же, ангел мой, соглашайся...
  - Мы с тобой едва знакомы, - сама не понимая, чего испугалась, попыталась воспротивиться я.
  - А по-моему достаточно, - пожал плечами инкуб, не отпуская меня. - Ты меня заинтересовала еще несколько недель назад, когда же я увидел тебя то и вовсе был покорен. Просто не хотел давить и отталкивать тебя, но после сегодняшнего в клубе понял, что не смогу спокойно выводить тебя на охоту и наблюдать за тем, как ты выбираешь счастливчика, которому отдашь себя.
  Алек мягко улыбался, а вот мне было почему-то не до улыбок. Странно я ведь еще совсем недавно сама себя уговаривала, что он - лучший выбор для меня. Так почему сейчас мне так неловко и даже немного страшно?
  - Я понимаю, что в силу сложившихся обстоятельств... ну, там катастрофическая нехватка женщин, желание завести семью, тебе кажется правильным использовать любой шанс, но я не могу...
  - Эви, - как-то жалобно простонал он, не давая мне отстраниться, - ты вообще слышишь, о чем я говорю?
  - Слышу, - буркнула я, осознавая, что веду себя как минимум просто глупо.
  Но блин! Это не одно и то же, что с обычным парнем согласиться встречаться! Но и раздвигать ноги перед кем попало тоже не вариант, так что...
  - Да, я согласна, - даже попыталась слабо улыбнуться, но этого и не требовалось, так как мои губы моментально были смяты страстным поцелуем.
  Вскоре Алек ушел, пообещав вернуться по первому моему требованию или через два дня, а я уже засыпая, подумала, что, возможно, он прав и не все так уже плохо складывается в моей жизни. Во всяком случае, инкуб нравился мне, а что дальше получится из этой затеи, будет видно позже.
  Но, как стало понятно уже на следующее утро, рано я стала надеяться на что-то человеческое в своей уже нечеловеческой жизни. Мне позвонила Микаэла... точнее я сначала думала, что это она, а оказалось...
  - Привет, любовь моя, - стоило мне поднести телефон к уху и радостно выкрикнуть 'Привет!' подруге, как послышался до боли знакомый голос, который, как и его обладателя, я бы предпочла забыть.
  Глава 7
  - Я не твоя любовь и никогда ею не была, Майкл, - прошипела я. - Почему ты звонишь с номера Микаэлы?
   - Ты разбила мне сердце, сбежав из особняка Грэма, а твоя Микаэла была столь любезна, что согласилась утешить меня, - в голосе инкуба была неприкрытая издевка и некое злорадство, которое настораживало меня.
  В трубке послышался какой-то шорох, а потом... будто кто-то целовался.
  - Она оказалась примерной девочкой, в отличие от тебя. Микаэла, ты ведь послушная малышка? - промурлыкал Майкл и я с ужасом услышала тихий голос своей подруги, что-то с придыханием отвечающий этому уроду.
  - Что ты...
  Я задохнулась и не могла подобраться слов, что могли бы выразить мое возмущение.
  - Пока еще ничего, кроме поцелуев, - я прямо видела ехидную улыбку одногруппника, а в памяти всплыло, как его поцелуи действовали на меня. - Но твоя подруга так настойчива, что не знаю, сколько мы с парнями сможем противостоять ее чарам. Она ведет себя... довольно... ммм... недвусмысленно, пытаясь...
  - Погоди... Ты сказал с парнями?! - выкрикнула я.
  -Ммм... у нас тут небольшая приватная вечеринка, - упивался ситуацией Майкл. - Твоя подруга согласилась скрасить досуг мне и трем моим друзьям. Мы так голодны, а она такая аппетитная...
  - Не смей! - заорала я и даже на ноги вскочила, начиная нервно метать по комнате.
  - А что мне еще делать, если одна невозможная дура сбежала в такой ответственный момент и совсем не спешит возвращаться домой?! - от спокойствия и эхидства в голосе парня не осталось и следа - он был в ярости и орал на меня, ничуть не скрывая этот факт. - Я уже не знал, что думать и где тебя искать! Ночей не спал, все службы на уши поставил, а ты, оказывается, где-то себе сидишь тихонечко и подруге своей названиваешь!
  Майкл замолчал и я услышала его тяжелое дыхание. Успокаивается.
  - Значит так, - ледяным тоном продолжил он. - Либо бы ты сию секунду пакуешь свои вещички и говоришь, где ты находишься, чтобы я мог тебя забрать, либо твоя подруга познает страсть четырех инкубов. Поверь мне, она никогда не забудет этот бесценный опыт... если останется в здравом уме и... живой.
  - Ты не сделаешь этого, - ахнула я.
  - Я могу сделать не только это, - раздалось угрожающее шипение. - Итак, считаю до трех. Адрес!
  - Майкл, я не хочу возвращаться к тебе...
  - Один.
  - ... потому что уже согласила встречаться с другим инкубом и...
  - Два. Ты ответишь за то, что прошла инициацию без моего присмотра.
  - Я не собираюсь быть твоей игрушкой!
  - Микаэла, милая, подойти ко мне, девочка моя сладкая, - нежно приказал Майкл. - Хочу, чтобы ты поласкала меня, - звук поцелуя и голос подруги. О, Боже мой, она действительно не в своем уме, говоря такие слова инкубу.
  - Три. Время...
  - Стой, - ору я, нервно проводя ладонью по лицу. - Хорошо... хорошо... я на Лонг-Айленде.
  - Конкретнее, - нетерпеливый рык и я облизываю губы от сковавшей меня безысходности и переживаний.
  Я назвала адрес одного из торговых центров Лонг-Айленда и услышала, что он будет там через несколько часов. Замечательно, я сама, по доброй воле возвращаюсь в лапы психа Майкла. Лучше просто не придумаешь!
  Двинув от досады ногой по дивану, пошла к шкафу, рывком открывая дверцы и начиная выбрасывать в большую спортивную сумку только накануне разложенные по полкам вещи.
  Хорошо, что хоть днем отец и мать Алека находятся на работу. А то он перед свои отъездом весьма недвусмысленно заявил своим родителям, а заодно и всем, кто находился в столовой утром, что я его девушка. После этого отношение мистера и мисс Рид ко мне значительно смягчились, а забота непомерно возросла. Так что вряд ли они бы отпустили 'возможное будущее' своего сына одну в город.
  Дело мне пришлось иметь с одним до невозможности упрямым водителем, который все порывался позвонить своим хозяевам и испросить разрешения отвезти их гостью в торговый центр с довольно подозрительной сумкой наперевес. Спорили мы около пятнадцати минут, но моя упрямость переупрямила его и мы втихаря укатили 'шоппинговать'.
  И только выскользнув из машин и поля зрения шофера я решилась набрать сообщение Алеку. Надеюсь, у него получится как-то законными путями вытащить меня из клешней Майкла, но рисковать своей пусть и не 'старой доброй', но уже успевшей стать мне дорогой подругой я не могла. Вообще для меня было неприемлемым понимание того, что из-за меня может кто-то пострадать.
  Отправив сообщение, я принялась ждать своего 'опекуна'. Алек названивал настойчиво, но я не брала трубку - боялась, что он уговорит меня остаться, а потом я же сама себе все волосы повыдираю если из-за меня у кого из моих друзей или немногих близких будут какие-то неприятности.
  Спустя несколько часов мой телефон разразился очередным трезвоном. На этот раз звонил Майкл с требованием выйти ко входу.
  Заметив меня практически сразу, как только я появилась на улице, Майк улыбнулся и пошел в моем направлении. Остановившись в шаге от меня, он с наслаждением втянул воздух в легкие и медленно выдохнул, прикрывая глаза.
  - Я рад, что ты уже успела пройти инициацию, - искренне улыбнулся он, как будто не предлагал немногим ранее пустить по кругу мою подругу. - Вряд ли я позволил бы лечь тебе под другого, скорее убил бы любого, посмевшего попробовать наложить на тебя свои лапы.
  Я фыркнула, проигнорировав его слова и пошла к знакомой машине, на которой он постоянно приезжал в университет.
  - Значит так, - заняв место за рулем, полуобернулся ко мне Майкл, - я ожидаю от тебя примерного поведения. Ты будешь хорошей девочкой и не будешь больше сбегать. Будешь посещать со мной частные вечеринки и ходить на свидания, а когда придет время кормиться, ты придешь ко мне.
  - А не слишком ли ты размечтался? - дерзко спросила у инкуба. - У меня уже есть мужчина, с которым я буду удовлетворять голод и это не ты.
  Я сладко улыбнулась и отвернулся к окну, но практически сразу была дернута за руку, а мой подбородок, словно клешни схватили длинные загорелые пальцы.
  - Мне фиолетово, что и где у тебя осталось, - прошипел он. - Теперь ты со мной и я не потерплю никаких посягательств на то, что принадлежит мне. Ослушаешься, попытаешься сбежать либо затащить в свою постель какого-то козла отпущения, и поверь мне: ты пожалеешь.
  Я поверила. Настолько горячо, твердо и непоколебимо прозвучали его слова. Чертов тиран, а не опекун!
  Через несколько часов пути спортивный автомобиль Майкла заехал на парковку многоэтажного дома в какой-то неизвестной мне пока части штата. Выругалась про себя - нужно было на знаки смотреть, а не заниматься самокопанием!
  - Здесь находится моя квартира, но... она еще не обжита. Моя мать любит держать нас с братом под своим крылышком, а отец следит за тем, чтобы мы ее не разочаровывали в этом, - бодро шагая к лифу с моей перекинутой через плечо сумкой, заявил парень. - Так что каждый вечер как минимум мы должны будем появляться на семейном ужине...
  - Это твоя семья, не моя, - сухо ответила, перебив его.
  - Вполне возможно, что скоро станет и твоей, - пропуская меня первой зайти в лифт, пожал плечами Майкл. - И потом, она и так твоя. Я - твой опекун, а значит ты уже в семье не зависимо от того, как сложатся наши дальнейшие отношения. А я все-таки надеюсь, что они сложатся весьма и весьма... хорошо.
  - Ты это серьезно? - сощурив глаза и сдерживая желания наорать на инкуба, спросила я. - Из-за тебя моя жизнь сделала такой кульбит, что я нахрен потеряла голову и чуть не сошла с ума от 'счастья'. Ты угрожал, что пустишь мою подругу по кругу со своими дружками, чтобы выманить меня из дома, где я чувствовала себя в безопасности. Я на дух тебя не перевариваю! А ты рассчитываешь на какие-то отношения?! И это я уже не говорю о том, что ты хотел сделать из меня свою... персональную рабыню! Не-на-ви-жу!!!
  - По-настоящему ужасно только безразличие, - направив на меня странный взгляд, выдает инкуб. - И потом, не зря же говорят от ненависти до любви...
  - Не в этом случае, - шиплю я.
  - Кто знает, - пожимает широкими плечами, выходя из лифта.
  - Ты мне только одно скажи: неужели ты действительно поступил бы так с Микаэлой? - внезапно растеряв весь свой пыл и устало привалившись спиной к стене рядом с дверью, тихо спросила у своего 'опекуна'. - Ты ведь знаком с ней больше моего и что, смог бы вот так просто...
  Я отчаянно взмахнула рукой, не в силах снова произнести вслух подобную мерзость.
  - А этого мы уже никогда не узнаем, ты ведь пришла, - вновь заставляет меня закипеть от злости спокойный ответ и довольная улыбка на красивых губах.
  Не говоря больше не слова, прошла вглубь квартиры вслед за ее хозяином.
  - Это твоя комната, - открыв передо мной дверь, проинформировал меня мужчина. - Моя напротив, - добавили с двусмысленной улыбкой и мой неприязненный взгляд уперся в ту самую дверь.
  Хотя какая разница, где находится его комната, если мы будем жить в одной квартире, пусть и такой большой?
  - Располагайся, а я пока закажу нам что-нибудь перекусить, - меня подтолкнули в комнату и, забросив следом за мной сумку с вещами, оставили одну.
  Безучастным взглядом осмотрела свою тюрьму. Холодный дизайн в белых тонах был бездушным и... действительно нежилым, хотя готова поспорить, что над оформлением этой комнаты трудился отличный дизайнер. Что ж, мне без разницы, в какой комнате мне предстоит жить, главное - с кем. Возможно, если подумать, мне удастся найти способ безболезненно избавиться от Майкла? Интересно посмотреть на его родителей, может, мне удастся найти в их лице союзников? Хотя вряд ли... Наверняка они не будут против, что их любимый сыночек завел себе новую 'игрушку'. Отец так точно, он ведь наверняка знал о намерениях своего сына уже тогда, когда приходил в мою комнату в доме профессора. А вот мать... могу ли я рассчитывать на ее солидарность? Ладно, не буду загадывать наперед, все станет ясно при первой же встрече.
  Повалившись на кровать, прикрыла глаза, надеясь, что мне недолго оставаться в этой квартире. Во всем этом дурдоме у меня был тот, на кого я могла положиться - Алек. Во всяком случае, я надеялась, что мне можно на него рассчитывать и что он не будет сильно зол из-за того, что я сама вернулась к Майклу. Должен же был понять - у меня не было другого выхода.
  ***
  Хантер Вуд
  Припарковавшись около какого-то здания, Хантер снял шлем и огляделся. Что же его девочке не сидится на одном месте? Всего за каких-то несколько дней он исколесил за ней весь штат. Но только сейчас в отличие от остальных дней ничто и никто не заставит его отступиться.
  Хантер почувствовал, как от предвкушения, что скоро его добыча будет у него в руках, грудь наполняется ликованием и зверь начинает нетерпеливо метаться под кожей. Ему нравилось охотиться и никогда еще цель не была столь желанна для него и его волка. Решение наплевать на все и последовать за девчонкой пришло примерно в то же время, как последняя мебель в ее номере была уничтожена, а дверь выломана служащими отеля.
  Как же он был зол на нее за то, что посмела сбежать от него! Даже сейчас, когда он уже немного поостыл, его руки буквально чесались от желания перекинуть девчонку через колени и отшлепать за ее побег пока упругая попка не приобретет восхитительный розовый оттенок. А потом поставить на четвереньки, ворваться в тугое лоно стремительным движением и утолить весь тот голод, что сводил его с ума с той самой секунды, как он проснулся в том чертовом отеле. Показать, кому она принадлежит и чтобы больше и помыслить не смела сбегать. На какое-то мгновение мужчина прикрыл глаза, пытаясь обуздать свои примитивные инстинкты, которые просыпались в нем, как только мысли о девчонке пробирались в его голову. Развернув свой мотоцикл, он объехал здание и заскрежетал зубами, когда понял, где именно находится его Энджи. Это был ночной клуб! Ох, не дай ей Боже, чтобы он застал ее в компании какого-то человечишки. Слишком сильны были собственнические инстинкты его волка в отношении этой девушки, слишком долго ему приходилось отвлекаться от ее поисков на дела и проблемы стаи, чтобы подобное развитие событий закончилось благополучно как для возможного ухажера, так и для самой девчонки.
  Внутри клуба громыхала музыка, заставившая Хантера невольно поморщиться - его чувствительные уши моментально начали болеть от такой атаки звуками. Но стоило ему оказаться в VIP-зоне, как все для него перестало иметь значение и даже раздражающие слишком громкие звуки ударников отошли на задний план - он увидел ту, за которой охотился последнюю неделю. Его Энджи, а он действительно после той ночи начал считать ее только своей, сидела за столиком и понуро 'колотила' трубочкой какой-то напиток в высоком стакане. Хантер даже не обратил внимания на двух парней, что сидели спиной к нему и пытались разговорить откровенно скучающую девушку - он заново изучал черты лица малышки и они казались ему неуловимо изменившимися. Пожав плечами, он уже сделал несколько шагов в сторону столика, как вдруг резко остановился и до хруста сжал кулаки, усмиряя вмиг взвившегося зверя. К той, которую выбрал его волк, подошел парень и, поцеловав в висок, вальяжно развалился рядом на диванчике, собственнически закинув свою
  руку на ее плечи и притянув к себе. Он склонился к ней, что-то шепча на ушко и чуть ли не лаская губами, а Хантер заставлял себя глубоко дышать, уговаривая волка, что это человеческий клуб и тут вряд ли поймут его правильно, если он примется рычать и выбивать дерьмо из всяких сосунков. Единственное, что позволяло ему более-менее держать своего зверя в узде - это недовольное лицо Энджи и ее мягкие попытки отстраниться от нахала.
  Сделав еще с десяток глубоких вдохов, он стремительным шагом приблизился к столику и, не особо церемонясь, вышвырнул в проход сидящего рядом с Энджи парня.
  И остановился.
  В нос ударил особый запах, присущий одной из рас сверхов. Расы, которую он с самого детства был приучен ненавидеть всеми фибрами своей души.
  Инкубы.
  Эти мерзкие твари собирались подкрепиться его девочкой!
  - Хантер...
  Растерянный голос Эвангелины донесся до него словно издали. Прорычав что-то неразборчивое подскочившему к нему спутнику девушки, он схватил ту за руку и, не обращая внимания ни на что вокруг, потащил за собой на выход. Он старался сконцентрироваться на ощущении ее ладони в своей руке, на ее уникальном и таком необходимом для него с недавних пор запахе. Ее запах... он был каким-то странным, не таким, каким он его запомнил... Он был...
  Нет, ему кажется. Она просто провоняла той тварью, но... ее природный аромат словно усилился и к нему примешалось что-то еще... что-то настолько особенное, что способно поставить его на колени, что может сделать его окончательно зависимым от нее.
  Пробравшись к коридору, Хантер остановился и резко притянул сбитую с толку девушку к себе, зарывшись носом в распущенные волосы и с остервенением вдыхая запах ее кожи там, где лихорадочно билась тоненькая жилка.
  Он не замечал, что с каждым мгновением его руки все сильнее сжимаются вокруг хрупкой фигурки, а из груди неконтролируемо вырывается гневное рычание. Он словно пытался удержать ту, которой уже не существовало, а может, и не существовало никогда. Разве так бывает? Как такое, на хрен, возможно?!
  - Хантер...
  Сдавленный стон... девчонка задыхалась в его руках, но это уже не имело значения. Та, из-за которой он не спал нормально с тех пор, как она оставила его, та, ради которой он готов был пустить коту под хвост свою вечность, прожив рядом с любимым человеком пусть и короткую, но счастливую жизнь, оказалась миражем... чертовой суккубой... лживой сукой, сумевшей запустить свои ядовитые коготки прямо в его чертову душу!
  Все, что он испытывал, все те чувства, от которых распирало грудь и внутренний зверь готов был скулить восхищенным щенком... все обман...
  Его отшвырнуло к противоположной стенке, вырвав из рук ту, что он еще совсем недавно хотел сжимать в объятиях страсти, а сейчас был готов задушить в тисках ненависти.
  Подняв глаза, он увидел перед собой того самого инкуба, который так собственнически обращался с Эвангелиной. Угрожающий рык зародился в глубине груди Хантера, когда он заметил, как мальчишка заталкивает перепуганную девушку себе за спину. Ему уже было насрать на всех тех людишек, что столпились в коридоре, желая поглазеть на потасовку. Он чувствовал себя обманутым и от того просто нереально взбешенным.
  По-хорошему ему бы просто взять и уйти, но... он не мог. В эту самую секунду Хантер казался себе жалким и слабовольным, но он пришел за Эвангелиной и, черт возьми, уйдет только вместе с ней, кем бы она ни была. Он заставит ее тысячу раз пожалеть о том, что она рискнула использовать на нем свой яд! Каждый день, каждый час она будет раскаиваться в своем неосторожном выборе жертвы и так будет до тех пор, пока она не избавит его от своих дьявольских чар. А потом... чтобы будет потом, мужчина даже не загадывал. Сейчас он и его волк были слишком одержимы девчонкой, чтобы даже в перспективе на будущее допускать мысль о том, чтобы отпустить ее от себя.
  Он просто смел все, что стало на его пути, для него молодой инкуб не был достаточно сильным противником, так же как и его друзья. Перекинув девушку через плечо, он буквально вылетел из клуба и, не обращая внимания на попытки малышки вывернуться, ее удары и отборную ругань, широким шагом направился в сторону своего мотоцикла.
  - С дороги! - нетерпеливо прорычал Хантер мальчишке-инкубу, который имел неосторожность снова вырасти на его пути.
  - Ты забываешься, волк, - нагло прошипел тот. - Ты не имел права вести себя так в человеческом клубе, так же как и не имеешь права на то, что собираешься сделать. Эвангелина моя подопечная и, насколько мне известно, я не давал тебе разрешения обращаться с ней подобный образом!
  - А мне не нужно твое разрешение, - презрительно осмотрев с ног до головы инкубский молодняк, отчеканил волк.
  Эти трое, а точнее двое пареньков - один, как предполагал Хантер, остался устаканивать дела в клубе и следить за тем, чтобы их милый разговор на улице не был удостоен вниманием людишек - были молоды настолько, что даже не представляли, кто сейчас находится перед ними. Не просто оборотень. Нет, нечто намного более страшное - настоящая машина для убийства, некогда гордость магов-создателей. Подобных ему осталось не так уж много, а с теми, кто остался предпочитали не связываться, принимая за благо обходить десятой дорогой.
  Хантер тяжело вздохнул и мысленно постарался сосчитать до трех - эти смертники явно нарываются на большие неприятности, не давая ему унести его законную добычу в свое логово. Поставив девушку на землю, он с нехорошей улыбкой наблюдал за тем, как она метнулась к инкубу и, схватив того за руку, смотрела на него огромными перепуганными глазами.
  'Да, малышка, ты правильно делаешь, что боишься меня', - с каким-то внутренним удовлетворением, подумал он.
  Инкуб передал Энджи своему другу, а сам направился в его сторону.
  - Знаешь, я даже готов сказать тебе 'спасибо', - ухмыляясь разбитыми губами, заговорщицки прошептал парень. - Благодаря тебе, кем бы ты ни был, она восприняла меня как защитника...
  - Не тешь себя иллюзиями, - волк презрительно сплюнул на землю, отказываясь признаваться даже себе, что слова мальчишки больно укололи где-то в районе сердца.
  Хантеру стоило признать, инкуб был в неплохой физической форме и несколько раз ему даже удалось полоснуть его острыми когтями, но в целом этот 'поединок' все равно не занял более нескольких минут, спустя которые суккуба снова была в его руках.
  - Отпусти, - побелевшими от страха губами, попросила она, с ужасом смотря в его холодные льдистые глаза - почти белесые у самого зрачка и с темно-синим, почти черным ободком по контуру.
  Он знал, насколько страшным был взгляд его волка и сейчас с удовольствием позволял ему смотреть на глупую девчонку.
  - Ни слова больше, сука, - не сдерживая рычания, процедил Хантер, собирая в кулак роскошные каштановые волосы и притягивая к себе побледневшее личико с расширившимися после его слов глазами. - Не советую усугублять свое положение, суккуб. Как видишь, твои защитнички быстро сдулись и ты идешь со мной.
  - Хантер, пожалуйста...
  - Молчать! - рявкнул он. - Нужно было раньше думать, кого травишь своим чертовым ядом! А сейчас, одевай шлем и садись на мотоцикл и не дай тебе Боже выкинуть хоть что-то! Накажу! Мой контроль держится на волоске. Ты меня поняла?
  Где-то глубоко в душе ему было неприятно и больно видеть страх в глубине теплых шоколадных глаз, но он сейчас был слишком взбешен и разочарован, чтобы копаться в себе и своих глубинных чувствах.
  Мужчина отпустил девушку, когда та словно нехотя кивнула головой и направился к мотоциклу. Лучше бы он взял машину! Хантер действительно ожидал от Эванелины какой-то глупости, настолько перепуганной она выглядела. Она могла бы попытаться от него сбежать и тогда он с превеликим удовольствием нагнал бы ее в каком-то темно переулке, после чего прижал бы своим телом к ближайшей вертикальной поверхности и отымел бы так, как того заслуживает все ее суккубское племя. Но на его удивление девушка, опустив голову и сжав кулачки, послушно поплелась следом за ним. Нехотя приняла шлем из его рук и уселась позади него на мотоцикл, молча оплетая его талию своими ручками и прижимаясь пышной грудью к каменной от напряжения спине.
Хантер мчал, как ненормальный, мало волнуясь о случайных прохожих, нервах других водителей и состоянии одной перепуганной малышки-суккубы. Единственное, к чему он стремился - пустая квартира его друга, в которой он сможет остаться с Энджи наедине. А что дальше? Об этом мужчина не хотел думать.
Прошло не более получаса, как спортивный мотоцикл был заброшен на подземной парковке, а странная пара из разъяренного мужчины и тихой скованной девушки подымалась в лифте на десятый этаж. Он прижимал хрупкое тело к стенке кабинки, а она отворачивала свое лицо и опускала взгляд не в силах видеть ужасные глаза своего недавнего любовника.
- Никогда не смей отворачиваться от меня, - тяжело дыша от возбуждения и злости, рычал Хантер, замечая, как глаза девушки расширяются в панике.
Обхватив подбородок пальцами, волк заставил ее посмотреть в свои льдистые глаза, чтобы через мгновение с диким рыком завладеть мягкими губами. Он наказывал и подавлял, безжалостно кусал и нежно посасывал. Он сгорал внутри от противоречивых чувств и в полной мере выражал это своим поцелуем. Когда через несколько минут двери лифта открылись и мужчина отстранился он Эвангелины, ее губы пылали от его жестокого поцелуя, а на нижней выступила алая капелька крови, которую он тут же с тихим рыком слизал, смакуя.
Внутренности Хантера горели от дикой похоти и нетерпения. До квартиры оставалось всего каких-то пара-тройка шагов, но он едва сдерживал себя, чтобы не притиснуть девушку лицом к стене и не задрать юбку ее до неприличия короткого платья.
Мужчина не замечал слез отчаяния в карих глазах, не обращал внимания на гримасу отвращения к самой себе, исказившее красивое личико, он не видел до боли сжатых кулачков и предпочитал не задумываться над ее странным молчанием. Она безропотно шла за ним, не пытаясь смягчить его злость какой-то сладкой ложью, не желая ничего объяснять, не считая нужным оправдываться и уже тем более просить прощения за то, что отравила его своим ядом. Что ж, пусть будет так! Он не был расположен сейчас что-либо анализировать. Единственное, чего он действительно хотел - сорвать бесполезную тряпку и потеряться в ее теле. А все остальное пусть катиться ко всем чертям собачим. По крайней мере на сегодняшнюю ночь.
Едва за ними захлопнулась дверь, как Хантер тут же прижал к ней девушку, с жадностью набрасываясь с поцелуями на ее шею, превращая в лохмотья платье.
Запах возбуждения Энджи ударил по нему, выбивая воздух из легких и заставляя захлебываться собственными дикими инстинктами, ужасной в своей сокрушительной силе ревностью.
- И много мужиков тебя трахало после меня? - яростно рычал Хантер, целуя и покусывая нежную кожу, клеймя ее своими губами и зубами. - Скольких еще, как и меня, отравила своим поганым ядом?
Ее молчание выводило его из себя и он оторвался от девичьей шеи, что собрать в кулак волосы на затылке и грубо дернуть вверх, заставляя девушку поднять взгляд на него.
- Отвечай!
- Это не мой выбор быть суккубом, - сквозь сжатые зубы прошипела она. - И я не хотела именно тебя тогда в отеле в ту ночь, как не хочу и сейчас. Мне просто нужен был мужчина! Любой! Тебя никто не просил лезть! И мне нет никакого резона травить тебя своим ядом, тем более его еще у меня нет.
Последнее предложение Эвангелины потонуло в вырвавшемся из глубины его груди рыке.
Она не хотела в отеле именно его?!
Он рывком оторвал тело девушки от стены, чтобы тут же грубо развернуть к ней лицом и вжать обратно, преодолевая практически неощутимое для него сопротивление.
Ей тогда было похер, кто будет трахать ее невинное тело?!
Он одним рывком сорвал с восхитительной упругой попки тонкое кружево белья. Расстегнул свои штаны, выпуская на волю твердую, как чертова сталь, плоть.
Она хотела отдаться тому жалкому человечке, которого он снял с ее полуобнаженного тела?!
Вставшая перед глазами картина, заставила его грудь снова завибрировать от рыка. Он наматывал на одну свою ладонь водопад каштановых волос, пока другая с жадностью шарила по изгибам совершенного тела.
Сколько еще мужчин, кроме него успело так же насладиться ее прелестями и сладкими криками?
- Ты чертова щлюха! - не выдержав, зарычал. - Но теперь ты только моя шлюха, - не особо заботясь об ощущениях своей партнерши, он болезненно потянул за шелковые волосы, заставляя выгнуться и тут же вгоняя горящий огнем член в мокрое лоно суккубы.
Девушка попыталась как-то воспротивиться такому бесцеремонному обращению, но единственное, что могла - пытаться удержаться на месте от безжалостных толчков волка, чтобы не причинять себе лишней боли от зажатых в руке волос. Да и эти слабые трепыхания очень скоро сменились все возрастающими по громкости криками и стонами удовольствия, не менее нетерпеливыми движениями навстречу, насколько это позволяло ее положение.
Ее финальный крик принес некоторое успокоение ему и его зверю, так же как и собственное освобождение.
Тяжело дыша они оба стояли у стены. Ее волосы все еще были обвиты вокруг мужской ладони, стройная спинка все еще была соблазнительно выгнута, а аппетитная попка - призывно оттопырена. Стройные длинные ножки, обутые в изящные черные туфли на высоком каблуке так и манили приласкать. Пышная грудь с торчащими сосками тяжело вздымалась и опускалась всякий раз норовя скользить по поверхности стены... Его ладонь на бедре...
Хантер с жадностью изучал их отражение в зеркале сбоку, чувствуя, что его желание ни хрена не остыло, а только разгорелось еще больше. Не покидая все еще трепещущее после недавнего оргазма лоно, он снова начал двигаться, с каждой секундой все больше наращивая темп.
Наивная девчонка снова попыталась затрепыхаться и, кажется, даже слабо потребовать, чтобы ее отпустили и оставили в покое. Оборотень не разобрал, поскольку все слова тонули в сладких всхлипах и стонах, когда он с силой прикусывал нежную кожу на шее, а его пальцы нашли чувствительный бугорок плоти между стройных ножек, лаская его и надавливая.
Эвангелина что-то бормотала себе под нос и он все чаще слышал слова о ненависти.
- Хочешь прекратить это? - он вышел из нее, чтобы развернуть лицом к себе и заставить обхватить его талию ногами.
- Да! - отчаянно выкрикнула-простонала она, глядя прямо в его глаза, когда он снова с силой вошел в нее до самого упора.
- У тебя есть только один шанс избавиться от меня внутри себя - дать мне противоядие, - прорычал он, снова набирая темп и до боли сжимая бедра Энджи.
- Я не понимаю, чего ты от меня хочешь! У меня еще нет ядовитых желез! - в отчаянии выкрикнула она, колотя его кулачками по плечам и одновременно выгибаясь навстречу.
- Никогда не смей пытаться обмануть меня! - прорычал он, захватывая в плен искусанные губы, наказывая лживую суккубу поцелуем и глубокими, сильными, быстрыми толчками.

Глава 8
  
  'Молчать!'
  'Никогда не смей отворачиваться от меня'.
  'Никогда не смей лгать мне'.
  'Никогда не смей даже думать о том, чтобы сбежать от меня'.
  Приказ...
  Приказ...
  Приказ...
  Приказ...
  Сколько же этих нелепых и ужасных приказов я услышала этой ночью? Каждый из них выкручивал внутренности, ломая меня, и даже малейшее сопротивление причиняло почти физическую боль.
  Вот и сейчас я покорно лежала возле Хантера, не в состоянии встать и уйти от него. Простое: 'лежи и не рыпайся' в ответ на попытку спрятаться от ненасытного жестокого оборотня в ванной комнате, когда тот устало откинулся на кровати, и вот я, словно послушная собачонка, целую ночь лежу рядом. А между тем я мечтала бы просто сбежать, скрыться и пофиг на все и всех. Вряд ли в моей жизни может случиться что-то худшее, нежели оказаться во власти волка, патологически ненавидящего таких, как я, не умеющего и не желающего слышать ничего, зациклившегося на каких-то своих застарелых обидах. Сколько раз за прошедшую ночь я пыталась достучаться до него? И не счесть... Он не слышал ничего, снова и снова вываливая на меня свою злость и страсть. Но самое ужасное: моя суккуба пребывала в блаженстве, всякий раз предавая меня, беснуясь и плавясь от его малейшего прикосновения. Она тащилась от запаха Хантера и готова была тереться о него, что котенок, а его возбуждение... она словно наркоман впитывала его в себя, возносясь над седьмое небо от каждого его оргазма.
  И это заставляло меня буквально выть от отчаяния. Он говорил жестокие вещи, вел себя со мной, как с какой-то шлюхой, а я стонала и выгибалась навстречу его грубым рукам и безжалостным толчкам. Не было ни капли нежности, которая так запомнилась мне с нашей первой совместной ночи. Грязь и грубость... мне хотелось отмыться от всего этого, стерев кожу до крови...
  Обнимающий меня мужчина пошевелился, сильнее оплетая мою талию рукой и вплотную притягивая к себе. Я едва сдержала отчаянный стон, когда почувствовала его утреннее возбуждение, которое тут же нашло отклик во мне. Стоило твердой плоти коснуться моих обнаженных ягодиц, как внизу живота сладко заныло, а внутри все стало горячо и мокро.
  Рука Хантера переместилась с талии на бедро, а потом на грудь, сжимая полушарие и дразня напряженный сосок. Он начал гладить и ласкать меня все больше распаляя, заставляя снова забыть обо всем на свете, отдаться жажде, уступить желаниям вновь поднявшей голову и пока еще сонно потягивающейся где-то на задворках сознания суккубе. Как легко было забыться, когда его руки и губы такие нежные... но эта нежность не продлилось долго. Я со всей четкостью осознала, когда обнимающий и ласкающий меня мужчина стряхнул с себя остатки сна. Пальцы его рук стали причинять боль, лаская и чуть пощипывая сосок и клитор, острые зубы прикусывали кожу на шее, наверняка оставляя после себя следы.
  Без лишних слов он поставил меня на четвереньки. Мои руки оказались заведенными за спину и удерживались его большой ладонью, в то время как другая лежала на затылке придавливая голову к кровати. Он снова брал мое тело безжалостно, быстро, не заботясь обо мне и моем наслаждении, которого я так и не получила в это утро.
  Когда он удовлетворенно повалился на меня, обдавая тяжелым дыханием затылок, я была готова выть от неудовлетворенного желания и понимания того, что меня специально просто использовали. Я ощущала себя хуже грязи на дороге из-за постоянного предательства тела, из-за того, что мне пришлось прикусить язык, чтобы не начать молить о своем освобождении.
  Отдышавшись, Хантер скатился с меня.
  Послышался шорох одежды, звук открывающихся и закрывающихся дверей, шум воды.
  Я же лежала и не хотела даже шевелиться. Мечтала, чтобы он оставил меня в покое и лучше навсегда. А ведь это он еще не догадывается, какую власть имеет надо мной! Содрогнулась, на мгновение представив во что превратится моя жизнь, когда ему станет известно, что я абсолютно беззащитна и уязвима перед ним.
  - Вставай, нам пора собираться, - холодный голос вырвал меня из оцепенения, заставив подняться и чуть пошатываясь поплестись в ванную комнату, где я, наконец, смогла смыть с себя запах мужчины и соскрести его прикосновения.
  И все равно я ощущала себя грязной.
  На этот раз Хантер усадил меня в пикап, погрузив свой мотоцикл в кузов. Он не говорил, куда собирается увезти меня. Он вообще ни о чем не говорил, только бросал на меня хмурые, ненавидящие или похотливые взгляды. Я же, в свою очередь, не хотела ничего знать. Он предупреждал меня, что мне от него никогда и нигде не скрыться, приказывал даже не задумываться над побегом, но я и не могла сделать ничего подобного - моя суккуба вся с потрохами была предана ему. И чтобы освободиться мне стоит, в первую очередь, переступить через себя, принять свою сущность и попытаться договориться именно с ней.
  Но только достучаться до нее сейчас было нереально - разомлевшая и довольная, она блаженствовала, находясь рядом с Хантером, вдыхала его аромат и пребывала в нирване. Примитивная дура!
  Пока ехали, Хантер молчал, а я пыталась понять свою суккубу. Задвинув подальше свои чувства, игнорируя желание разреветься от воспоминаний прошлой ночи, я упорно воскрешала в своей памяти свои чувства и чувства суккубы на то или иное действие Хантера, на его слова. И к тому времени, как мы остановились перекусить в одной из придорожных кафешек, поняла одну ужасную истину.
  Она боялась его разочаровать! Моя суккуба до дрожи в коленях боялась и не хотела вызывать недовольство у ее мужчины. Она считала оборотня своим и хотела, чтобы он был всем доволен, чтобы не хотел покидать ее, чтобы именно в ней нашел все то, что хочет видеть в своей женщине! Вот откуда это послушание! Простое желание угодить и... быть нужной, любимой. Примитивно, но, тем не менее, именно это я ощущала, когда она заставляла меня выполнять его приказы, в то время, как мое сознание корчилось от отвращения к себе. И еще... она была зла на меня, потому что по ее мнению именно я была виновата в плохом настроении оборотня. Это было... ох... просто, мать его, возмутительно! Он об меня всю ночь ноги вытирал, грубо имея словами и своим членом, а я... а она... Захотелось взвыть от несправедливости и тупости своей сущности!
  Алек и Кайл кое-что рассказывали мне о том, чем древние демоны похоти отличаются от обычных. Они более разумны. Во всяком случае, так говорили парни. И если их слова соответствуют действительности, то мне просто страшно себе представить какие обычные суккубы и инкубы, потому что в своей сущности я пока не чувствовала разумности ни на грош! Предполагалось, что древняя сущность суккуба помимо основных... можно сказать животных инстинктов имела и свой разум. Правда, возможно, мы вкладываем разные понятия в это слово и в случае древних суккуб 'разум' еще не означает 'гордость'.
   Так или иначе, но моя суккуба капитально подсела на Хантера: его запах и сексуальную энергию, на его присутствие рядом и прикосновения. Она боготворила его. Еще бы... даже я чувствовала, как окрепла после прошедшей ночи суккуба, насколько сильнее стала, как ее переполняет его энергия. А то, что ее идеальный самец по ходу дела, пока делился с ней своими оргазмами, опустил, морально и физически изнасиловал ее хозяйку... так это ж сущие мелочи! Главное, что она получила желаемое! Похоже, что в ее понимании я была неразумным дитем, не знающим, что для него лучше!
  Как?! Вот как я могу смириться и подружиться со своей сущностью после такого?! Когда читала разное фэнтези, всегда думала, что вторая сущность - это тот, кто всегда поддержит и в любой ситуации будет на твоей стороне. А тут...
  Я устала и, прислонившись к стеклу, задремала. Пусть суккуба и была переполнена энергией, но лично я была вымотана и выпита до самого донышка.
  Вечером мы остановились в одной из гостиниц Толидо, штат Огайо. Весь день мы ехали в тишине и даже когда Хантер задавал какие-то вопросы 'по делу' я предпочитала отмалчиваться, полностью игнорируя и даже испытывая некоторое удовлетворение видя, как от этого беситься мужчина.
  - Сиди здесь, - закинув свои вещи в номер, распорядился мужчина, перерезая ножом шнуры стационарных телефонов в номере. - Я скоро вернусь. И даже не думай, что у тебя получиться сбежать - отыщу в два счета еще и заставлю пожалеть, - он вышел и закрыл дверь на ключь.
  В последних слова мужчины я не сомневалась ни секунды. Оборотни обладали просто поразительно сильным нюхом, а Хантер бы еще и охотником. Я так и не поняла до конца, что это означает, уяснив лишь, что таким как он под силу найти кого угодно и где угодно. Вот только оставаться в номере и ждать когда вернется мужчина, чтобы снова издеваться надо мной и иметь как последнюю шлюху, мне тоже ох как не хотелось. Я металась по комнатам, пытаясь понять, что мне делать и как обезопасить себя от его посягательств. Еще одной такой ночи я просто не выдержу. Не настолько я сильная, чтобы и в этот раз у меня получилось отряхнуться и пойти дальше. Он ломал меня и пусть не этой ночью и не следующей, но в конце концов он меня обязательно сломает.
  Судорожно выискивая возможные пути спасения, я вышла на балкон. Наш номер находился на шестнадцатом этаже. Отсюда открывался удивительный и умиротворяющий вид на ночной город, разукрашенный яркими огнями. И вдруг меня осенило - моя суккуба с крыльями! Я могу попытаться улететь. Конечно, я не испытывала иллюзии, что крылья помогут мне вечность скрываться от Хантера, но мне нужно лишь немного времени, чтобы добраться до ближайшего телефона и позвонить Алеку. А потом... я просто сбегу. От Хантера, от инкубов... от всех. Затеряюсь где-то в Европе и пусть попробуют меня найти!
  Окрыленная этой идеей, я попыталась потянуться к своей суккубе, но та разве что пальчиком мне не пригрозила: 'ай-я-яй, как нехорошо не слушаться и разочаровывать нашего мужчину'. Взвыла от бешенства, костеря свою невозмутимую и невозможную в своей тупости сущность всеми известными мне ругательствами.
  Услышала, как громко хлопнула дверь в номер и Хантер с каким-то предвкушением в голосе завет меня. Сердце ухнуло в пятки, а суккуба заинтересовано подняла голову, явно различая в интонациях мужчины игривые нотки, некое обещание, заставившее ее лениво потянуться, а меня облизать вмиг пересохшие от паники губы. Телефон! Мне нужен лишь телефон и пара минут свободы! Голос слышался все ближе и я, неосознанно сделала шаг назад - подальше от опасности. Оступилась и опасно перегнулась через доходящие только до поясницы перила. Вскрикнула от испуга, но тут же оказалась прижатой к твердой груди.
  Дыхание вырывалось из груди рваными потоками, ноги подкосились, а все тело начало мелко дрожать от осознания того, что я только что чуть не сковырнулась с шестнадцатого этажа. Интересно, а если бы ситуация была опасней и я действительно упала, включился бы инстинкт самосохранения моей суккубы? Мотнула головой, отгоняя эту мысль и попыталась отстраниться от Хантера.
  Я быстро пришла в себя после мимолетного испуга и тут же вспомнила где я и кто меня обнимает, в успокаивающем жесте гладя по спине. При этом мужчина что-то говорил и в его голосе периодически проступали жесткие нотки. Что именно он говорил, я не поняла, так как до недавнего времени все посторонние звуки казались едва слышным шепотом по сравнению с бешеным стуком моего сердца. Но едва опомнившись тут же была захвачена пленительным страстным поцелуем.
  Замычала в протесте, но пальцы Хантера уже находились в моих волосах на затылке, властно придерживая голову и не позволяя отстраниться, а губы и язык требовательно и страстно атаковали мой рот. Суккуба во мне встрепенулась и потянула свои коготки к мужчине, желая стать к нему максимально ближе. Почувствовать в себе его плоть, а вокруг себя - его энергию. А я... мне не оставалось ничего другого, кроме как снова поддаться ее влиянию и на этот раз удивительной нежности и Хантера.
  Подхватив на руки, мужчина отнес меня в комнату и бережно уложил на кровать, начиная сдирать с меня чужие, найденные на той самой квартире, женские вещи. Воспоминания о прошлой ночи немного отрезвили меня и я предприняла попытку спихнуть с себя мужское тело. Но тут же застонала, когда Хантер легонько прикусил, а потом начал нежно посасывать напрягшуюся вершинку груди. Стрелы удовольствия от груди устремились к лону, заставляя непроизвольному стону сорваться с губ, а тело - выгнуть навстречу приятной ласке. Внутри снова разгорался уже знакомый пожар, голос разума привычно затихал, а гордость отступала под напором неистовой страсти. Я понимаю, что завтра снова буду чувствовать себя просто отвратительно, но ничего не могу с собой поделать и прижимая голову мужчины сильнее к своей груди. Собираю в кулачек коротко остриженные волосы и тяну голову к другой груди, безмолвно умоляя уделить внимание другому ноющему и изнывающему по ласке соску.
  Как же хорошо и... правильно ощущать на себе тяжесть его сильного тела, утопать в ласках и хотеть еще больше. Знала, что завтра мне будет только хуже, что сегодняшняя ночь станет еще одной ночью моего падения, но ничего не могу с собой поделать. Я еще могла хоть как-то сопротивляться его грубости, но нежности - нет.
  Его пальцы добрались до развилки между бедер и стоны уже непрерывно лились из моих уст. А потом он снова начал измываться надо мной... Нет, он был нежен и не позволял своей животной похоти взять над собой верх... во всяком случае пока. Он начал пытать меня словами, насиловать нелепыми требованиями, никому не нужной ревностью и собственническими замашками.
  - И много мужчин заставляли тебя так же кричать и извиваться от похоти? - прорычали мне на ухо вопрос, прикусив мочку.
  Внутри меня начало скручиваться и разрастаться наслаждение. Дыхание сбилось и вырывалось сдавленными всхлипами, переходящими в стоны. Руки то лихорадочно комкали простыни, то судорожно цеплялись за плечи мужчины или за запястье той руки, пальцы которой умело ласкали лоно, заставляя мою голову метаться по подушке.
  Я не слышала его вопроса, мне не было дела до посторонних звуков и каких-то слов, мне нужен был Хантер, глубоко и быстро двигающийся во мне, целующий меня, ласкающий... но не разговаривающий!
  Вопрос повторился, на этот раз приправленный нетерпеливым и требовательным 'Отвечай!'.
  - Никто! - задыхаясь, прошептала я, едва найдя в себе силы разлепить губы и заставить хоть какой-то звук, кроме стонов, вырваться из пересохшего горла. - Я... мы... моя суккуба еще толком не нуждалась в кормлении после той... ночи.
  Зачем я добавила последнее, хоть убейте не могу понять. Мне нет дела до того, что подумает Хантер! Он повел себя ужасно и низко, а значит, мне незачем пытаться оправдаться перед ним. Возможно, я схожу с ума от этого дикого желания, что скручивало мои внутренности и от которого не позволял освободиться оборотень?
  - Поклянись, что ты только моя! Что никто кроме меня не трахал это тело! Не проникал в твою влажную киску и не терялся в твоем жаре! - раздался новый рык и из моих глаз едва не полились слезы, когда я почувствовала, как его плоть входит в меня.
  Он довел меня до ручки! До того состояния, когда готов на все что угодно, лишь бы получить освобождение. Я захныкала и, не желая более играть в эту игру, потянулась пальцами к своему клитору, застонав и выгнувшись, одарив свою плоть такой желанной лаской. Лаской, в которой отказывал волк, желая подольше помучить меня, а заодно и себя.
  - Это мое! - яростный рык и мою руку отшвыривают в сторону, а губы опускаются к уху, опаляя его горячим дыханием, снова шепча эти глупые требования, приправленные пошлыми, грязными словечками.
  Зачем я отвечаю и тешу его самолюбие? Почему наслаждаюсь его собственническим рыком и каждым движением его бедер, когда он получает столь желанный ответ и посылает к чертям собачим остатки своего контроля, разрывая в клочья и мой? Превращая меня в дикое животное, истинную демоницу похоти.
  
  Утро было ужасным по той простой причине, что мысли были ясными, провалов в памяти, увы, тоже не наблюдалось, а значит, я помнила все, что мы с Хантером вытворяли этой ночью.
  Тихонько застонала и мысленно спихнула все на ненасытность своей суккубы. Однако легче не стало. Я не знала, что мне делать. Как себя вести с Хантером, когда он снова превратиться в нерушимую глыбу льда и холодного презрения. А в том, что это случится, сомневаться не приходилось - еще ночью, придя в себя после крышесносного по своей силе оргазма, он сразу закрылся от меня, причиняя этим боль и мне, и суккубе. Тогда я ушла в ванную, а когда вернулась, его уже не было в номере. Было немного обидно и снова больно, но с другой стороны его отсутствие принесло и толику облегчения. Мне не хотелось после того, что произошло между нами снова сталкиваться с его презрением и ненавистью. Это окончательно раздавило бы меня морально.
  Я думала, что время позволит мне подготовиться к возвращению холодного и жестокого Хантера, но вот сейчас уже утро, я проснулась в его объятиях, но ни капельки не ощущаю себя готовой к чему либо. Еще и от мужчины рядом так безбожно разит алкоголем...
  Выбравшись из крепкой хватки спящего мертвецким сном оборотня, отправилась в ванную комнату, где долго стояла под прохладным душем и смотрела пустым взглядом на стену перед собой. А когда вышла, то уже была готова ко всему, что приготовил мне Хантер. Меня окружала толстая непробиваемая броня из безразличия и холода. Во всяком случае, мне очень хотелось на это надеяться.
  Проснувшись, Хантер держался со мной подчеркнуто холодно, но свои попытки уколоть побольнее пока оставил. А вот мне безумно хотелось сделать ему больно. Хоть немного отплатит ему за то, что сделал со мной и обязательно еще сделает, ведь он не собирался отпускать меня, а я из-за его чертовых приказов и своей тупой суккубы не могла сбежать.
  Ближе к полудню пикап Хантера съехал с городской дороги. За окнами проносились деревья, поля, водная гладь озер... Я безразлично смотрела на все это великолепие природы, оно не шевельнуло в моей душе ни единой струнки, хотя в другое время я обязательно попросила бы остановиться на цветущем лугу и около воды. Но сейчас я была заперта в собственно мирке переживаний и ненависти. Я лелеяла в себе эти чувства, строя в голове призрачные планы мести и будущего, в котором не будет этих чертовых сверхов. Просто это единственное, что помогало мне не поддаться окончательно отчаянию.
  Бросила взгляд на Хантера из-под полуопущенных ресниц. Все так же красив и где-то в глубине души, несмотря на все его действия, я все еще помнила, каким он может быть, все еще хотела его. Интересно, почему он ненавидит демонов похоти? Кайл сказал, что, возможно, в этой неприязни есть личные мотивы. Хотя... конечно если и есть, то только личные. Он был влюблен в суккуба и та его бросила? Возможно, она причинная ему много боли и ожесточила сердце против всех себе подобных. А может что-то плохое по их вине случилось с его близкими?
  Покачала головой. Зачем мне искать оправдания его низкому и мерзкому поведению? Что бы не случилось в его жизни он не имел права так поступать со мной, грести всех под одну гребенку. Зачем он забрал меня и мучает, если он так уверен, что я отравила его своим ядом? Ребята говорили, что связь с его стороны не могла полностью установиться только за одну ночь. Тогда что движет им? Зачем он меня искал вообще? Это был просто секс, для него это точно должен был быть всего лишь разовый секс.
  Несмотря на все свои уговоры, несмотря на все попытки закрыться, я таки была в отчаянии. И это чувство не получалось задавить или отодвинуть на задний план. Оно то и дело заставляло мое сердце учащенно стучать, руки мелко дрожать, а мозгу снова и снова воспроизводить ужасные картины моего возможного будущего в плену у этого оборотня.
  А тут еще этот лес...
  Нервно провела вспотевшей ладонью по джинсам и сглотнула образовавшийся в горле ком.
  Что он задумал? Хочет прикопать где-то на опушке?
  Я уже не знала, что ждать и к чему готовиться. Чувствовала себя маленькой ничтожной лодочкой, которая не в силах противостоять буйному течению реки. Оно может тихонько убаюкивать или стремительно нести по своим волнам, может принести в тихую гавань, заботливо 'уложить' на теплый песчаный берег или беспощадно разбить, утянуть на свое дно, похоронить в своей черной глубине. И я как та лодочка не могла ничего поделать - просто текла за течением, имя которому Хантер. Когда я покидала его в ту злосчастную ночь, то была уверена: сложись все иначе и он мог бы подарить мне счастье, наполнить мою жизнь опаляющим огнем страсти и веселым смехом, стать моей 'тихой' гаванью, в которой я чувствовала бы себя защищенной и, возможно даже, любимой. Но вместо этого он показал мне мой собственный ад, где я не принадлежу себе, где меня попросту нет, где меня предает даже собственное тело...
  Почувствовав, как машина мягко затормозила, оторвала свой взгляд от приборной панели, куда бездумно пялилась вот уже Бог знает сколько времени. Подняв глаза увидела перед собой огромные кованные ворота, которые медленно открывались, пропуская внутрь, где нас встречал просто огромный светловолосый парень. Он почтительно кивнул Хантеру, когда тот проезжал мимо и вернулся на свой пост в небольшой 'будке'.
  Облизала вмиг пересохшие губы и едва сдержала стон отчаяния. Он явно приволок меня на свою территорию! Зачем? Дурные мысли начали лезть в голову, как я не пыталась отбиваться от них.
  - Прекрати! - громко прорычал Хантер и ударил рукой по рулю, тут же сжимая его настолько сильно, что побелели костяшки пальцев.
  Я вздрогнула и вопросительно посмотрела на мужчину, чувствуя, как во мне подымается новая волна страха.
  - Прекрати трястись от страха, он меня начинает раздражать! - рявкнул мужчина, заставив меня отпрянуть настолько далеко, насколько это позволяло довольно ограниченное пространство.
  - Отпусти меня и перестану, - предприняла еще одну робкую попытку воззвать к его разуму.
  - Избавь меня от своего яда и отпущу на все четыре стороны. Мне на хрен не нужен суккуб в стае и в моей жизни, - вперил в меня жесткий взгляд Хантер, больно кольнув своими холодными словами.
  - Я устала объяснять: у меня нет яда. И появится только через несколько месяцев, - я даже глаза прикрыла, испытывая досаду от его упертости. - Пожалуйста, прошу тебя, отпусти, - я взглянула на него начинающими наполняться слезами глазами, - пока не стало еще хуже. Поверь мне, пройдет совсем немного времени и ты даже вспоминать обо мне забудешь.
  Хантер съехал на обочину дороги и остановился.
  - Значит, ты признаешь, что таки заставила меня нуждаться в тебе? - полуобернувшись ко мне, он недобро сощурил глаза.
  - Ты опять не слышишь меня, - я в отчаянии взмахнула рукой. - Не делала я с тобой ничего. Просто... ты был первым у меня... у суккубы и... она так повлияла на тебя, - выдала я полуправду. - Тебе стоит только отпустить меня и вот увидишь, вся твоя потребность очень быстро пройдет. Но если нет, то можешь только усугубить свою привязанность ко мне.
  Это была отчаянная попытка сказать полуправду и припугнуть зависимостью, которую так ужасно боялся Хантер.
  - Ты сделала что-то со мной еще до той ночи, - он окатил меня презрительным взглядом и машина снова тронулась с места.
  - Я не могла ничего с тобой сделать! - выкрикнула я. - Тогда я ничем не отличалась от обычного человека! И позволь напомнить: твои обвинения смехотворны. Не вмешайся ты той ночью и все было бы прекрасно! Я взяла бы того мужчину, а ты...
  - Заткнись, - сдерживаемый рык яснее любых слов показал мне, что мужчина на грани бешенства.
  Приказ...
  Да что ж это такое?!
  Я сглотнула и отвернулась к окну, стараясь украдкой вытереть скатывающиеся по лицу слезы, кусая внутреннюю сторону щек и до боли закусывая губы, чтобы не разреветься.
  Машина резко набирала скорость, а спустя несколько минут не менее резко затормозила около огромного дома. Тотчас мужчина выскочил из салона, со всех сил хлопнув дверцей. Я вздрогнула, но даже не взглянула в его сторону. А когда поняла, что Хантер просто ушел, оставив меня в своем пикапе, дала волю слезам.
  Вытирая со щек слезы заметила, что к машине Хантера направляются мужчина и женщина... О, нет, доза презрения и неприязни еще и от них... Я стремительно выскочила из машины и, спотыкаясь, побежала куда глаза глядят. Дома тут располагались на приличном расстоянии друг от друга и были окружены деревьями и кустарниками. Райский уголок для тихой жизни вдалеке от шумных городов с их суетой и вечными пробками...
  Очень скоро я выбежала к небольшому озеру. Оглядевшись по сторонам, поняла, что тот самый дом, которому мы подъехали и который, как я предполагала, принадлежал Хантеру, находится недалеко от этого места - сквозь деревья отчетливо проглядывалась его крыша и даже часть окон второго этажа.
  Пожала плечами и села прямо на траву недалеко от воды. Я просто сидела и смотрела, как несильный летний ветерок создает небольшие волны на зеркальной глади, как колышит траву... Я ни о чем не думала... просто не хотела ни о чем думать...
  - Наконец-то я нашла вас, - незнакомый женский голос заставил меня оторваться от созерцания воды и закинуть голову, чтобы увидеть говорившего.
  Передо мной стояла очень симпатичная девушка. С рыжими, как огонь волосами и безупречной белой кожей с редкой россыпью веснушек на курносом носике и персиковых щечках.
  - Меня зовут Фарра. Я тут по поручению альфы, - ничуть не смутившись ее изучающего взгляда, заявила она. - Идемте, я покажу вам вашу комнату.
  - Спасибо, Фарра, но я пока останусь здесь, - я отвернулась от девушки и снова безразлично уставилась на воду.
  - Вы сможете вновь спуститься сюда после того, как посмотрите свою комнату и поужинаете, - заставил меня тяжело вздохнуть робкий голосок.
  Я поднялась на ноги и снова посмотрела на девушку. Та приветливо улыбнулась и взмахом руки предложила идти за ней. Как будто у меня был выбор!
  Мне досталась светлая и просторная комната с уютной обстановкой, прилегающей ванной комнатой и гардеробной. Огромная кровать и тумбочка рядом, симпатичное трюмо с морей ящиков, камин, что самое ценное настоящий, а не какая-то электрическая подделка, два кресла немного в стороне от него, пушистый ковер бежевого цвета и такие же обои, что переливались шелком... Я вздохнула и пошла в ванную, чтобы привести себя в порядок к ужину.
  За столом Хантер был задумчив и молчалив, впрочем, как для меня не самое плохое его состояние. После ужина мы просто разошлись по своим комнатам, а потом оборотень просто перестал появляться в своем доме...
  
  ***
  
  Майкл Гейт
  
  - Отпусти, ты его задушишь, - рычал незнакомый инкуб, пытаясь оттащить, насмерть вцепившегося ему в глотку Алека Рида.
  - Я тебе уже несколько раз говорил, что не знаю, где она, - сдавлено прорычал Майкл, наконец, отпихивая его от себя.
  Он как раз разговаривал со своим отцом по телефону, чтобы испросить у него совета, как лучше поступить в случае с похищением Эвангелины: самим найти и разобраться с оборотнями или же обратиться к официальным властям, когда дверь в его городскую квартиру практически снесло и на пороге появился взбешенный Алек Рид. Инкуб бы удивлен увидеть своего сородича в своей квартире да еще и с таким выражением крайнего бешенства на лице.
  А потом он узнал, что он ищет Эви... Вот угораздило девчонку сбежать! Суккубой прожила всего ничего, а уже столько неприятностей нашла на свою шикарную попку! Риды были не менее влиятельны, нежели Гейты и сейчас представительно этого семейства требовал вернуть ему Эвангелину. Она дала согласие быть его не официальной спутницей и он был в своем праве! И Майкл, скрипя зубами, должен был признать, что с ним ее нет и привело старшего инкуба в еще большее бешенство.
  - Ее увел какой-то оборотень, - раздраженно проводя по волосам, зло прошипел Гейт. - Разбросал нас с парнями, как какие-то долбанные кегли!
  - Блядь, - выругался инкуб, с которым Майкл еще не был знаком.
  - Лучше и не скажешь, Кайл, - как-то потеряно пробормотал Алек. - А тот 'какой-то оборотень', мальчик - это Хантер Вуд, охотник и истинный вервольф. Под ним и его волками оборотни в десяти штатах ходят... И он наверняка повез ее на свою территорию, а это гребанная неприступная крепость!
  Мужчина ходил взад вперед по комнате явно позабыв и о своем друге, и об Майкле. Последний же был ошеломлен. Он миллионы раз слышал о прекрасном охотнике Хантере Вуде. Да сейчас по каналу для сверхов практически о нем только и говорят, так как он один из ведущих специальстов в расследовании об исчезновения сверхов. Теперь Майкл был не совсем уверен, что что-то или кто-то поможет им вытянуть девчонку из его логова пока он будет заинтересован в ней. С истинным вервольфом в принципе мало кто захочет ссориться, а уж с Хантером Вудом... При настоящем положении дел, когда властям нужна его чуйка больше воздуха, они вполне могут прикрыть глаза на его небольшую шалость с новообращенной суккубой. Тем более что она в еще совсем недавнем прошлом была обычной человечкой и у нее нет никого из близких в безжалостном мире сверхов. Конечно, Гейты, а теперь и Риды, будут требовать ее передачи им, но если оборотень упрется рогом... вряд ли это закончится решением в их пользу. Тем более, говорят, Хантер довольно хитер и изворотлив. Наверняка придумает, как перекрутить ситуацию в свою пользу.
  - Каждый из наших отцов имеет немалый вес в обществе, - остановил Майкл метания Алека, с которым был знаком практически с самого детства. - Моя семья изначально взяла на себя ответственность за девушку и я не сомневаюсь в готовности отца подергать за свои ниточки в Совете, если твой отец согласиться помочь нам, то я уверен - успех вполне реален. А насчет наших разногласий... думаю, мы сможем решить этот вопрос после освобождения Эви.
  - Между нами, - с нажимом произнес Алек, - не может быть никаких разногласий. Эвангелина выбрала меня!
  - И, тем не менее, я в своем праве, так как являюсь ее опекуном, а по нашим законам она не может выбрать себе спутника ранее, чем через год после пробуждения сущности, - торжественно сверкнул глазами Гейт-младший. - До тех же пор я могу по своему усмотрению влиять на ее жизнь... например, одобрять или нет ее ухажеров.
  - Майкл, - до хруста сжимая кулаки, предупреждающе процедил старший инкуб.
  - Так, все, брейк! - встал между сверлящими один другого недобрыми взглядами инкубами Кайл. - Нашли когда хорохориться! Мне даже страшно подумать, что сможет сделать вервольф с Эвой. Мне... дьявол! Как вы можете тут спорить чья она, в то время как сама девушка находится в лапах инициировавшего ее оборотня, ненавидящего суккуб.
  - Она... что? - с лица Майкла сошли все краски от услышанной информации.
  - То, что слышал! - огрызнулся Алек. - При подобном раскладе не долго тебе быть опекуном девочки!
  - Алек! - одернул друга Кайл.
  - Хорошо, - попытался успокоиться тот и нервно провел рукой по волосам. - Пока суть до дела попытаемся забрать Эви своими силами.
  - Вряд ли стая Хантера любезно распахнет свои двери перед парочкой инкубов, - иронично заметил Майкл.
  - А про инкубов никто и не говорит, - оскалился Алек и, не говоря больше ни слова, направился к выходу из квартиры.
  - Эй, ты куда? - перегородил дорогу мужчине Гейт.
  - Это тебя не касается! - прорычал инкуб, отодвигая парня с дороги.
  - Алек, ты забываешься! - резко развернул к себе мужчину Майкл. - Как бы то ни было Эвангелина - моя подопечная. Подобное самоуправство тебе с рук не сойдет!
  - Ладно, - махнул рукой инкуб. - Бери шмотки, мы едем к одному моему знакомому.
  - И что нам это даст?
  Он ходу схватил с тумбочки ключи от машины и кошелек.
  - Можешь это не брать, - кивнул головой Кайл на зажатый в одной руке ключ. - Потом подкинем, куда скажешь.
  - Это нам даст нескольких оборотней, которые находятся в довольно хороших отношениях с Хантером и которые могут спокойно заявиться на его территорию, - Алек отступил в сторону, позволяя хозяину квартиры выйти через едва держащиеся на петлях двери.
  - Вы угробили мою чертову дверь, - пробурчал Майкл, прикрывая ту и набирая номер матери, чтобы она прислала на его квартиру мастера. - И под каким предлогом они попадут к Хантеру? - спросил, когда разговор с матерью был завершен.
  - Предлогов в наше неспокойное время более чем достаточно, - фыркнул Кайл.
  - Точно, - согласился Алек. - Слышали, несколько дней назад было совершенно нападение на семью демонов из Аризоны? Благо неудачное. А вообще это все уже начинает порядком раздражать: по всему миру уже фиг знает, сколько похищенных, а мы, что последние лохи, не может ни отыскать похитителей, ни даже понять мотивов.
  Тема разговора плавно перетекла с Эвангелины на то, что волнует всех и каждого в мире сверхов - борьбу с воинами с магического мира и загадочные исчезновения. Майкл был не против хоть немного отвлечься от своих переживаний за глупышку Эви, которые стали на порядок сильнее после того, как друг Алека огорошил его сногсшибающей новостью. А он-то надеялся, что с ее инициацией проблем не возникло. Идиот! Лучше бы он выспросил ее об этом, чем пытаться залезть под юбку! Ведь если хоть половина из того, что говорил ему отец окажется правдой даже если им удастся забрать Эви вервольф никогда не оставит ее в покое. Одна надежда на то, что пока их связь действует в основном в одностороннем порядке.
  
  ***
  
  Хантер Вуд
  
  Вдавленная в пол педаль газа заставляла большой черный внедорожник мчаться по ночной трассе на пределе своих возможностей. В сидящем за рулем мужчине бурлил охотничий азарт. Он быстрее гнал кровь по венам, заставлял мышцы тренированного тела напрягаться, словно в нетерпении совершить смертельный прыжок на ничего не подозревающую жертву. Хантер был рад этому чувству. И не только потому, что оно означал успех его поисков, что очень скоро у него в руках будет человек, который сможет пролить свет на похищение его соплеменников по всему миру... нет. В первую очередь он был рад этому чувству, так как впервые за последнюю неделю хоть что-то смогло вытеснить из его мыслей образ той, о которой он запретил себе даже думать. Хотя какое дело его зверю и фантазиям до каких-то запретов? Он сгорал все это время от бешеной потребности искупаться в запахе девчонки, пить ее образ глазами и пировать на ее теле... снова и снова доказывать своему зверю и себе, что она принадлежит им. Это была одержимость на подобии той, что испытывает вервольф к своей избраннице. Дикая потребность, голод, который невозможно утолить... Вот только она была не его чертовой избранницей! Ту, что он жаждал вернуть и предвкушал встречу с ней оказалась суккубом! А его потребность так походила на болезненную одержимость его отца той, что отняла его у них с матерью, той, любовь к которой стоила ему жизни.
  Чертово похотливое племя!
  Сам того не заметив, Хантер снова вернулся мыслями к Энджи, а точнее к той ситуации, в которую он сам себя загнал, проведя ночь с прекрасной соблазнительницей. Пальцы с силой сжали руль, а мужчина снова попытался вернуть опьяняющее чувство охоты. Вытеснить не нужные мысли и образы из головы.
  Близко... уже очень близко...
  Мужчине хотелось остановить слишком медлительный автомобиль и выпустить на свободу зверя, который с удовольствием завершил бы охоту. Но нельзя, он четко ощущал, что его жертва находится в населенном пункте, а обычные люди вряд ли спокойно отнесутся к разгуливающему по улицами волку, достигающему к тому же около полутора метров в холке.
  Фары выхватили из тьмы дорожный указатель, но Хантеру не требовалось света, чтобы увидеть то, что его интересует - название населенного пункта, где он вполне вероятно обнаружит желанную добычу.
  Потянувшись к бардачку, он достал телефон и, не сбавляя скорости, нашел номер альфы ближайшей стаи оборотней.
  - Хантер? - спустя несколько гудков донесся полный почтения голос волка.
  Ни капли недовольства по поводу позднего звонка.
  Хантер назвал населенный пункт и примерное место, где хотел бы видеть с десяток оборотней. Вервольф, конечно, велик в своей мощи, но ради правого дела он готов был немного пожертвовать своим удовольствием. Лишь бы быть уверенным, что ни одна мразь, причастная к исчезновению сверхов, не спасется бегством.
  - Дай нам полчаса и мы будем на месте, - донесся из динамика ожидаемый ответ и Хантер нажал кнопку отбоя.
  Спустя пять минут он припарковал автомобиль на окраине небольшого населенного пункта на окраине Фримонта. Он чувствовал, что его цель близка как никогда. Рука потянулась в карман свободных камуфляжных штанов и пальцы сжали небольшой брелок, неосторожно оброненный на месте преступления - в доме семьи демонов в Аризоне. Он словно жег ему кожу, оттягивал карман... он чувствовал связь этой вещи с ее прежним хозяином.
  Выйдя из машины, Хантер, не сомневаясь ни секунды направился на юг, проходя мимо ряда частных домов, все так же сжимая в руках брелок и прислушиваясь к своим ощущениям, приструнивая рвущегося на свободу зверя, заставляя расслабиться натянутые до предела в предвкушении близкой схватки мышцы. Со стороны он казался более чем расслабленным. На самом же деле, он едва сдерживал себя, чтобы не перейти на бег. Близость жертвы опьяняла... Заставляла забыться, отвлечься от внутренних переживаний.
  - Наконец-то, - недовольно проворчал Хантер, когда к нему подошел альфа местной стаи со своими ребятами.
  Ничего больше не сказав, он махнул рукой, призывая следовать за ним и направился к стоящему немного на отшибе дому. Шаги вервольфа были мягкими и бесшумными, движения плавными. Он старался двигаться таким образом, чтобы остаться незамеченными теми, кто скрывается в двухэтажном доме. Хотя он и сомневался, что кто-то из похитителей сейчас следил за подходами к доме. Они настолько уверились в собственной безнаказанности, что наверняка пренебрегают элементарными мерами своей безопасности.
  - Слишком много запахов, - недовольно сморщил нос Лаки, - не разобрать, сколько их там.
  - Я подходил максимально близко к дому. Их там около пятнадцати челоек как минимум и может быть несколько сверхов, - тихо ответил Хантер. - Прикажи своим ребятам на всякий случай окружить дом.
  Оборотень подал знак своим и те, раздевшись, обернулись в волков, рассредоточиваясь по периметру. На самом деле Хантер считал эту меру лишней, но опять же таки не хотел рисковать, оставляя тем, кто внутри хоть малейший шанс на побег.
  Показав Лаки глазами на черный вход в дом, Хантер направился к парадной двери.
  Оказавшись на крыльце, вервольф немного поколебался, размышляя о целесообразности использования отмычки, но услышав грохот, просто снес дверь плечом. Так даже лучше, поскольку в чем-чем, а в искусстве пользоваться отмычками он так и не преуспел. Зачем, если против его силы мало какая дверь способна выстоять?
  Оказавшись в довольно просторном холле, Хантер тут де бросился к лестнице. Там, на втором этаже был тот, на кого он вел охоту последние несколько дней, практически не прерываясь на такие мелочи, как еда и сон. Тот, кто непосредственно причастен к похищениям и кто сможет ответить на интересующие их вопросы.
  Влетев на второй этаж, волк нос к носу столкнулся с человеческим мужчиной - владельцем лежащего в его кармане брелка. Голубые глаза расширились и в них отразился страх и решимость. Хантеру был знаком такой взгляд. Жалкий человечишка решил сопротивляться до последнего, унести с собой в могилу свои тайны. Оборотень оскалился: наивные людишки... неужели, похищая сверхов ему ни разу не приходилось сталкиваться с их сопротивлением? Да даже самая слабая из только что инициированных девушек-оборотней будет во много раз сильнее самого тренированного человеческого мужчинки. Но как бы Хантеру не хотелось поиграть с долгожданной добычей, поднявшийся из-за Лаки в доме переполох не способствовал этому. А потому... молниеносный выпад руки, оставшийся за пределами человеческого осязания, и похититель оседает на пол поломанной куклой. Он не убит, ни в коем случае - лишь временно выведен из строя. Слишком много вопросов у них накопилось к похитителям, слишком неожиданным оказался тот факт, что в исчезновениях замешаны обычные смертные.
  Спустя несколько мгновений в коридоре появилось еще двое мужчин и девушка. От них разило сексом, что вызвало гримасу отвращения на красивом лице вервольфа. С некоторых пор его раздражал запах похоти, только если это не был запах возбуждения... Чертыхнувшись, Хантер задавил предательские мысли на корню и метнулся к растеряно замершему трио.
  
  Легко... слишком легко... никакого удовольствия - одно презрения и брезгливость.
  Связанные и сброшенные в с холе люди, похоже, даже не представляли толком во что ввязывались, соглашаясь играть на стороне предателей. А в их существовании Хантер уже не сомневался ни секунды. В доме отчетливо слышался запах двух сверхов: демона и инкуба. Вот только, к сожалению самих их уже и след простыл. Но это не страшно, он выследит их и эта охота обещает стать по-настоящему интересной.
  Где-то внутри недовольно заворочался зверь. Даже несмотря на перспективу снова поохотиться он больше всего на свете хотел вернуться домой, где в его доме была заперта единственная добыча, которая действительно горячила кровь и заставляла скулить от восторга обладания.
  И снова усилием воли Хантер заставил заткнуться своего волка. И без него было хреново: до дрожи в руках хотелось прикоснуться к шелковистой коже, вдохнуть опьяняющий аромат девчонки, до крика хотелось почувствовать ее вокруг себя...
  С шумом втянув в себя воздух, Хантер схватил первого попавшегося мужчину и не особо заботясь о комфорте того, поволок на кухню, игнорируя стоны боли, когда безвольное тело ударялось о стены или мебель. Открыв холодную воду, вервольф сунул голову уже начавшего приходить в себя мужчины под струю воды, неудобно согнув того над раковиной, чем снова исторг стон боли из человека. И только когда тот пришел в себя достаточно для того, чтобы начать трепыхаться в стальной хватке сверха, отпустил.
  - У меня к тебе всего несколько вопросов и от того, насколько я буду удовлетворен ответами на них будет зависеть жить тебе дальше или же сдохнуть мучительной смертью, - голос Хантера был способен заморозить солнце.
  Он слышал, как сердце мужчины зашло в диком ритме страха, как потяжелело его дыхание, а комнату наполнил кисло-горький запах страха и обреченности. Он верно боялся, они не собираются просто так отпускать тех, кто причастен к исчезновению сверхов, но шанс на искупление они могут получить.
  - Я... я не знаю ничего... честно, - залепетал мужчина, а его глаза в панике бегали по комнате, словно в надежде найти выход, спасение...
  - Это ни хрена не прикольно и напоминает жалкий детективчик, - скривился Хантер и одним молниеносным движением притиснул мужчину к стене. - Но уж так и быть я сыграю роль плохого полицейского, - он позволил своей руке частично трансформироваться и приставил отросшие когти к животу жертвы, надавливая достаточно для того, чтобы дать ощутить той безысходность ситуации. - Где вы держите похищенных сверхов и зачем они нужны? А главное - на кого из наших вы работаете? Кто сегодня был в этом доме и забрал семью демонов?
  - Т-ты... т-твои... эт-то когти! - кажется, человеческий мужчина даже не расслышал вопроса, стараясь вывернуть шею из хватки Хантера и скосить взгляд к своему животу.
  - Где похищенная вами семья и другие пленные? - вервольф начинал терять терпение и усилил нажим когтей, чувствуя, как они вспарывают податливую плоть.
  Кухню прорезал истошный вопль боли, на который отозвался испуганный крик и сбивчивые лепетания девушки из холла. Нужно было вырубить и эту писклявую девку!
  - Я лишь исполнитель, я не знаю-ю-ю, мое дело только усыпить, схватить и доставить по указанному адресу, - завывал мужчина, давясь слезами и захлебываясь собственной кровью.
  Бесполезный...
  Последний предсмертный крик прорезал тишину ночи и карие глаза похитителя ничего не видящим взглядом уставились на Хантера, когда безжизненное тело повисло, пришпиленное к стене его руками. Отступив на шаг, оборотень позволил тому свалиться к своим ногам. Ноздри хищно затрепетали от запаха крови и чувства бешенства. Неужели эта шайка человечек даже не догадывалась, с кем имеет дело?
  Брезгливо стряхнув со своих когтей алые капли, он вышел из кухни, чтобы тут же скривиться от зловония дикого страха, ударившего в него.
  Безошибочно отыскав в куче сбившихся поближе друг к другу мужчин главного, Хантер в два шага преодолел разделяющее их расстояние. Даже не думая скрывать свою сущность, он схватил пытающегося храбриться человека за горло окровавленной лапой с длинными когтями и поднял над полом, тут же швыряя на милый стеклянный столик.
  Он, мать его, получит ответы на все вопросы, даже если ему придется расчленять каждого чертового похитителя по маленьким кусочкам.
  
  - Что будешь делать дальше? - остановил Хантера Лаки, когда тот уже собирался покинуть дом.
  - Буду искать заказчиков, - вервольф подкинул в руках пачку денег - плату за услуги похитителей. Все равно им они уже не понадобятся.
  - А что нам делать с девкой?
  - Отдай ее парням, - безразлично пожал плечами Хантер, - или отпусти. Все равно даже если она решится что-то сказать, ее примут за умалишенную.
  С этими словами вервольф вышел за дверь, оставив Лаки и парням из его стаи убираться в доме.
  Стоило Хантеру сесть в автомобиль и тронуться с места, как тут же раздался звонок телефона.
  - Хантер, мать твою, сколько ты еще будешь на мою голову своих баб вешать?! - стоило ему нажать на принятие вызова, послышалась гневная тирана беты.
  - Неужели мой сексуальный ангелок доставляет тебе хлопоты? - хмыкнул оборотень и сам не заметил, как в его голос сумела просочиться нежность, а губы растянулись в улыбке.
  - Твой сексуальный ангелок одна сплошная хлопота величиной с Гранд Каньон! - прорычал Руди. - Она уже до белого коленья довела всех! Мне приходится по два раза на день менять ее охрану, потому как боюсь в противном случае кто-то сделает тебе одолжение, просто придушив эту мелкую мегеру!
  - Капризничает? - глупая улыбка никак не хотела покидать губ, а одно лишь упоминание об Энджи почему-то смягчило все его нутро и заставило забыть обо всех проблемах последних дней.
  Тихо выругавшись, Хантер постарался придать своему лицу серьезное выражение, хоть собеседник и не мог его видеть. Но, дьявол! Мужчина не мог ничего сделать со своей глупой реакцией на эту девчонку! И кто сказал, что оставаясь с ней он может оказаться еще более зависимым?! Да он и так по уши в дерьме!
  - Капризничает?! Капризничает?! Да она психопатка эта твоя суккуба! - голос Руди сорвался на высокие ноты от негодования. - Да она... да ее... да чего только стоят ее выбрыки. То ей вишенку достань, иначе она начинает громить дом и кричать, что малое дите, то ей уже, мать ее, персики подавай! А эти... знаешь, уже на третий день твоего отсутствия мне пришлось полностью сменить ее охрану на повязанных, потому что молодняк разве что из рук ее не ел. Ты бы видел этих щенков-вервольфов в истинной...
  - Правильно, очень хорошо, что ты этого не видел, - тут же перешел на успокаивающие интонации бета. - Так что завязывай со своими поездками и убери эту чертову суккубу с территории пока ее случайно никто не придушил!
  Вопреки внезапно вспыхнувшей ярой ревности, Хантер громко расхохотался, представив, как хрупкая Энджи гоняет его матерых волков, изматывая своими капризами. Он ни секунды не сомневался, что она найдет как отыграться, если не на нем, так на его людях.
  - Руди, ты разочаровываешь меня, - отсмеявшись, заметил он. - Неужели моим ребятам не под силу справиться с одной хрупкой девушкой? Я же не просил потакать всем ее капризами, просто приказал следить, чтобы она не сбежала с территории стаи. Будет сильно дебоширить разрешаю запереть ее в комнате. Что-то еще?
  - Что-то еще, - недовольно буркнул его друг. - Несколько дней тому назад к нам приезжали ребята из стаи Жирома.
  - Какие-то проблемы?
  - Ничего особенного, - отмахнулся Руди, - если бы они не пытались что-то или кого-то вынюхать и постоянно рвались к твоему дому.
  - Эвангелина?
  - Была занята тем, что устраивала шоу для молодняка на озере, - исторг очередной рык из груди Хантера ответ.
  - Запереть в комнате! - прорычал приказ вервольф.
  - Это не все, - вздохнул Руди. - Сегодня днем тебе пришло письмо...
  - Не знал, что кто-то еще страдает маранием бумаги, - хмыкнул себе под нос мужчина.
  - ... с печатью Совета.
  С громким визгом шин машина резко затормозила, от чего ее немного занесло.
  - Что?!
  - Тебе выдвинуты обвинения в похищении и удержании против воли Эвангелины Литтл-Гейт. Подопечной Майкла Гейта и официальной спутницы Алека Рида.
  Тонкий корпус телефона треснул и сложился в гармошку под пальцами Хантера, острые когти вспороли кожу ладони. Громкий рык бешенства пронесся над все еще спящими улицами небольшого городка.
  До затуманенного ревностью и яростью сознания все еще не до конца дошла последняя фраза беты. Его мозг зациклило лишь на том, что его хотят обокрасть. Украсть у него Энджи! Самое мощное и устрашающее в этом мире существо вскинулось под кожей и оскалило пасть в угрожающем оскале. И Хантер был согласен со своим зверем - они не готовы расстаться с маленьким ядовитым суккубом. Пока нет... они все еще одержимы ею.
  Откинувшись на спинку сидения, оборотень жалел, что находится сейчас на узкой улочке небольшого города и поблизости нет леса. Его волк выл и метался под кожей, требуя свободы, пребывая в бешенстве от новостей. Делая глубокие вздохи, он медленно успокаивался. Ярость сейчас ему не советчик - только холодный ум.
  Как и в мире людей, в их мире все продавалось и покупалось. Пусть и не по такой сходной цене. Главное знать, что предложить или за какую ниточку дернуть, чтобы получить на свою сторону члена Совета.
  Хантер вспомнил от имени, каких родов был подан иск... это были довольно влиятельные фамилии, как в обществе демонов, так и среди сверхов в целом. Знать бы ему еще кто родители девчонки... и что с ними произошло...
  Чувствуя, что ему вряд ли удастся успокоиться, думая о Эвангелине и снова ощущая раздражение от своей зависимости, оборотень постарался снова отдаться охоте. Но как бы мужчина не старался себя отвлечь, как бы близко не чувствовалась цель, его зверь, а заодно и сам он, исходили от ярости и раздражения. Его волк выл от желания вернуться к девчонке и спрятать от тех, кто хотел забрать ее от него, а сам Хантер сходил с ума от противоречивых эмоций, что вызывала в нем суккуб. В одно мгновение его переполняет нежность, а в другое - глухое раздражение и чистая, ничем не замутненная ненависть, в которую верно переплавлялась вся страсть и трепетная привязанность, что он некогда испытывал к хрупкой человеческой девушке.
  Официальная спутница... он снова сорвался на рык.
  Она же божилась, стонала под ним, что никому, кроме него не позволяла коснуться себя!
  Лживая, ядовитая сука!
  Охота была бесповоротно испорчена. Никакого предвкушения, никакого азарта и желания поиграть с добычей. Он действовал, как чертов робот!
  Нашел двоих сверхов, а заодно и недавно похищенное семейство, на которых были надеты какие-то магические глушащие браслеты, не позволяющие охотнику учуять их.
  Как Хантер и подозревал, допрос на месте не дал никаких результатов, потому пришлось вырубить молодых сверхов и, связавшись с личным пилотом, отправить посылкой в стаю. Вервольф не был уверен, что в том состоянии, в котором пребывал, он сможет сдержаться и не убить их на месте, а там им быстро языки поразвязывают.
  От пострадавших тоже вразумительных ответов ожидать не приходилось, так как они находились под действием какого-то наркотика и вряд ли в ближайшие сутки будут соображать кто они и где находятся. Потому Хантер с чистой совестью сплавил спасенных и схваченных с рук на руки. Ему необходимо было развеяться... ему необходимо было успокоить ревущий пожар ревности и злости... наконец, ему необходимо было удержать себя подальше от девчонки и придумать как избавиться от ее влияния... или же как оставить рядом с собой. И самое ужасное - он уже сам не знал чего ему хочется больше.
  Но зря он надеялся, что расстояние и время позволят ему придти в себя и угомонить ревущего в груди волка, бушующий в груди ураган эмоций и взрывной коктейль чувств. Не помогала даже пробежка и охота в родных лесах Мичигана.
  За это время ребята уже успели допросить демона и инкуба, которые оказались очередными пешками в чьей-то загадочной игре. Они не знали, зачем нужны все эти похищения и не владели хоть сколько-нибудь важной информацией. Зато свято верили, что неизвестные им заказчики смогут одарить их влиянием и властью в созданном ими новом мире с новыми порядками и распределениями сил. Наивные алчные мальчишки... Единственное, что нам удалось узнать - имена нескольких следующих жертв.
  Семье была оказана необходимая помощь, после чего им позволили при желании покинуть территорию стаи и отправиться домой.
  Совет рассыпался в благодарностях. Особенно его демоническая часть. Еще бы, ведь в этой семье оказалось целых две таких ценных девочек! А вот информацию о взятых им пленных Хантер попросил придержать. Они могут ему понадобиться в игре за суккуба. И пусть он знал, что они бесполезны, но Совет может на многое согласиться, чтобы иметь возможность покопаться в их головах в поисках такой необходимой им информации.
  А пока Хантер решил предпринять последнюю, самую отчаянную попытку выкинуть ядовитую девчонку со своей головы. Именно в этих целях мужчина направился в единственный на весь штат клуб для сверхов.
  Ему необходима была женщина!
  С каждым днем ему становилось все хреновее вдали от Энджи... с каждым днем его ярость и ненависть росли все больше вместе с пониманием степени собственной одержимости... с каждым днем он все больше походил на исходящего похотью зверя и с каждым днем ему становилось все тяжелее держаться подальше от своего собственного дома, в одной из комнат которого его ожидала сладкая податливая малышка.
  Спустя несколько часов взбешенный до крайней степени оборотень едва не снес двери в собственный дом, окутанный тишиной глубокой ночи. Его кровь горячил выпитый алкоголь и дикое неутоленное желание, его взгляд пылал холодным голубым пламенем зверя. От его кожи несло как минимум тремя женщинами, но ни с одной из них не смог не то, что дойти до конца, но даже толком начать.
  Пошатываясь, он поднимался по широкой лестнице, попутно вдыхая полной грудью запахи дома, выделяя единственный интересующий его аромат, который одновременно успокаивал его и заставлял рычать от нетерпения.
  Несколько шагов и дверь в комнату суккуба с грохотом отлетает к стене и повисает на петлях. Хантер впитывал в себя витавший в помещении запах, так же как и вид заспанной Энджи, резко севшей на широкой кровати.
  Бретелька тоненькой майки обтягивающей манящие округлости груди сползла с плечика, волосы непослушными темными локонами обрамляли заспанное личико, омуты карих глаз сонно щурились, силясь разглядеть в темноте незваного гостя, крылья точеного носика трепетали, улавливая его аромат...
  Возможно, ему следовало что-то сказать. Возможно, попытаться оправдаться, почему от него разит другими женщинами. Возможно, следовало все-таки бы развернуться и уйти, продолжая стараться держаться от суккуба подальше, но Хантер сейчас был слишком слаб для этого. Бога ради, он все лишь мужчина, чертова животная сущность которого рвалась к обладанию! И Энджи была для него чистым соблазном, его наваждением, одержимостью. Отравившим его своим ядом суккубом! И как бы она не отнекивалась, Хантер чувствовал, что теряет себя из-за нее, осознавал свою зависимость. Это рождало в его душе отчаяние, потому что он не хотел становиться таким, каким стал его отец от связи с суккубом!
  Но даже понимание той задницы, в которую он попал вряд ли могло бы в эту самую минуту помочь оторвать взгляд от соблазнительной девушки, ничто не могло заставить его покинуть эту комнату не получив свое.
  Тихо зарычав, Хантер рванул на груди рубашку, пуговицы которой с глухим стуком рассыпались по полу и сделал первый стремительный шаг к кровати. Девушка окончательно проснулась и выглядела настороженной, готовой в любое мгновение вскочить с места. Вервольф хищно улыбнулся. Вид девчонки сносил ему крышу, а перспектива сломить слабое сопротивление, чтобы получить желаемое лакомство, возбуждала еще больше.
  Скинув на пол безвозвратно испорченную рубашку, мужчина преодолел оставшееся до кровати расстояние.
  
  ***
  
  Эвангелина
  
   Меня бросило в дрожь от вида жутких светящихся в темноте глаз Хантера. Впрочем, как и от его поведения. Я полторы недели положила на то, чтобы наладиться контакт со своей суккубой. Играла на ее чувствах к оборотню, тешила ее сладострастную сущность играясь со свободными самцами. Ей было больно и плохо оттого, что он выкинул нас из своей жизни, что не позволяет быть рядом. Прикасаться, целовать, вдыхать такой родной запах и купаться в блаженстве в сильных объятиях. Хотя о чем я... несмотря ни на что меня тоже ранило такое безразличие и, тем не менее, я каждый день бередила эту рану, вновь и вновь напоминая своей сущности, что она никто для того, кто стал центром ее вселенной, ее господином. И вот стоило этому кобелю появиться на пороге, как она готова тут же кинуться ему в ноги и буквально вымаливать у него позволения быть рядом. Голод... я ощущала ее моментально проснувшийся дикий голод, в то время как все прошлые дни она оставалась практически безразличной к чертовски сексуальным оборотням, что околачивались возле нас, несмотря на угрозу наказания от альфы.
  Послышался тихий рык и Хантер сделал стремительный шаг в мою сторону. Сама того не желая, я начала жадно вдыхать его запах. Но что-то было не так в нем... суккуба внутри злобно зашипела, боль пронзила грудь. И я поняла, что было не так - вокруг него, помимо зловония алкоголя, витал аромат другой женщины... еще один вдох... других женщин.
  Я напряглась и приняла более подходящую для отступления позу, медленно поменяв позу и облокотившись о руки перед собой. Готовая в любое мгновение соскочить с кровати, но в то же время не решаясь играть на его инстинктах хищника и бежать сейчас. Напряженным взглядом наблюдала за тем, как он рывками сдирает с себя рубашку, видела даже в темноте, как тяжело вздымалась его грудь, ощущала его сильное возбуждение, что омывало нас с суккубой теплыми волнами удовольствия.
  Я криво улыбнулась...
  Чувствуешь? От него пахнет другими женщинами. Он не хочет быть твоим господином, он забыл о тебе, а сам развлекался с другими. Ты не нужна ему! Он не хочет быть рядом с тобой. Более того, он пришел к тебе безбожно пьяным, словно... ты ему отвратительна. Ему даже не было интересно, голодала ли ты все эти дни, не интересно было, насколько сильно мы нуждались просто в его присутствии рядом...
  Я опять делала это - причиняла боль суккубе, а заодно и себе. Я злила ее, лелеяла ее чувство обиды. Хотела, чтобы она скинула с себя его влияние, не позволяла больше вытирать о нас ноги. Удивительно, но за эти полторы недели я поняла, что она у меня умная девочки и что совсем не такая, какой по описаниям Аннет и Алека должны быть суккубы. Она не была частью меня, не дополняла меня, она действительно была абсолютно самостоятельной личностью во мне.
  Едва успев закончить свой адресованный суккубе монолог, я тут же соскочила с кровати, спасаясь от загребущих рук рванувшего ко мне Хантера.
  Каждый вдох будил в моей суккубе все больше злости. Она рвалась на свободу, желая сделать облокотившемуся на кровать руками и коленом мужчине так же больно, как и он ей. Но в то же время она испытывала к нему дикое по своей силе желание и хищно раздувающиеся ноздри оборотня не оставляли сомнений - он чувствует наше возбуждение.
  Хантер тихо зарычал, явно досадуя, что не успел дотянуть до меня. Я же пыталась совладать со своей суккубой и нашей общей яростью. Спокойно стоя возле кровати, просто смотрела на мужчину с легкой настороженностью.
  Он с легкостью и грацией вновь перетек в вертикальное положение и, не говоря ни слова, начал медленно обходить кровать, неумолимо приближаясь ко мне. Кривая улыбка играла на его красивых губах и жуткие глаза светились в предвкушении.
  - Неужели те шлюхи, с которыми ты был сегодня, не смогли толком удовлетворить тебя? - ехидно спросила, растягивая свои губы в презрительной улыбке.
  - Не шлюхе меня судить, - презрительно бросил оборотень и снова рванул ко мне, ловя руками воздух.
  Я не теряла зря время пока Хантера не было дома, открывая свои новые возможности. Например, быстроту реакций и просто фантастическую, в человеческом понимании, скорость передвижений.
  Тихо зашипела, чувствуя, как во рту вырастают клыки, а ногти удлиняются.
  - Ревнуешь? - хмыкнул он, когда очередная попытка словить меня окончилась провалом.
  Да уж, алкоголь пагубно влияет даже на вервольфов...
  - Брезгую, - поправила я, чем заслужила взбешенный рык.
  - Можешь не переживать, маленькая ревнивая суккуба, у меня ничего с ними не было, - зачем-то просветил меня Хантер и кажется сам удивился своим оправданиям.
  - Меня это ни капельки не интересует, - нарочито небрежно отмахнулась я. - Ты можешь трахать кого угодно. Кто знает, может, это поможет мне побыстрее избавиться от тебя?
  Его смех пробрал меня до самых костей, столько горечи и злобы в нем было.
  - О нет, пока по моим венам бежит твой яд, я буду иметь только тебя, - отсмеявшись, прорычал он.
  Мы кружились друг напротив друга, словно два хищника, оценивающих преимущества и слабости противника.
  - Руку свою иметь ты будешь, - зло огрызнулась я, окончательно выведенная из себя его отношением. - Нет у меня никакого яда! Сколько раз тебе это повторять, чтобы до твоих отравленных спермотоксикозом мозгов это дошло? Нет моей вины в том, что ты - озабоченный кобель!
  - Конечно, нет, - с иронией и издевкой воскликнул он и кинулся ко мне, почти словив, но пошатнувшись в решительный момент, - и кроме меня тебя никто не трахал. Да? Официальная спутница Алека Рида, - зло выплюнул он.
  Откуда он знает про Алека?
  Я удивленно замерла, позволив минутному шоку отвлечь меня от передвижений Хантера. За что и поплатилась, моментально оказавшись в кольце его рук.
  Дернулась, почувствовав, как дрожь прошлась по мощному телу и грудь завибрировала от мягкого рыка.
  - Отвали от меня, ревнивая тупая кобелина! - прошипела я, оскаливая клыки.
  - Не раньше, чем усну от изнеможения, похоронив себя глубоко в твоем вечно голодном лоне, - он оставил одну руку, обернутой вокруг меня, а другую опустил на попку, с силой сжав мягкую плоть. - Но в этот раз я, пожалуй, начну с твоего грязного ротика, - рука метнулась к моим волосам и больно дернула, заставляя мою голову опрокинуться вверх.
  Ох, если бы можно было бы убить силой взгляда, Хантер уже давно бы подох в страшных муках!
  - Только в твоих мечтах, - прошипела я и, как только хватка в волосах немного ослабла, с силой вонзила клыки в ключицу мужчины.
  Секунда шока, замешательства и я снова на свободе.
  Потрогав пальцами место укуса, Хантер вскинул на меня удивленный взгляд, а мы с суккубой почувствовали, как похоть волка вышла на новый уровень.
  О, черт!
  - О нет, вот увидишь... я уже почти ощущаю этот ротик вокруг себя, - оскалился он. - А потом я буду...
  - А потом ты будешь гребаным кастрированным волком, - прошипела я, пребывая уже в откровенном бешенстве от его слов и собственного возбуждения.
  Оказалось, даже злясь, моя суккуба была не в состоянии противиться желанию принадлежать этому самовлюбленному засранцу.
  Мне надоело припираться с Хантером и я уже начала обдумывать, как мне поближе подобраться к двери, но, видимо, бессмысленные споры надоели и вервольфу, потому что в считанные секунды я оказалась сбитой с ног и распластанной на спине на пушистом ковре у кровати.
  - Говорят, шлюхам на подобии тебя это нравится, так что не стоит строить из себя недотрогу, - прошипел он, пытаясь словить мои губы своими.
  Мне даже не стоило подначивать свою суккубу, чтобы она вышла на передний план и потрепала Хантера.
  Боль прострелила спину и голову, зубы снова вонзились в загорелую плоть, а когти расцарапали спину.
  - Любишь пожестче? - прорычал Хантер, заводя руки мне за голову.
  - Не люблю с тобой! - со всей злостью бросила я, вырываясь из его хватки.
  Кожистые крылья неприятно оцарапывались и приламывались, натыкаясь на стены и мебель. Восхищение, озарившее вспыхнувшие льдистые глаза польстило моей суккубе, но мы не собирались так просто сдаваться. Более того, я была зла и на этот раз моя сущность стала мне опорой в этой злости. Ее сжигала ревность и обида, а потому мы не сильно церемонились с вервольфом.
  Стоило ему приблизиться, как тут же натыкался на острые когти или когтистые наросты на крыльях. Стоило ему схватить меня и я без зазрений совести вонзала в его плоть свои клыки, будь-то грудь, рука или губы. Вкус его крови пьянил нас с суккубой, взбешенный рык тешил оскорбленное самолюбие, как и глубокие царапины на тренированном теле приносили некое удовлетворение. Наконец, мне удалось хотя бы как-то отплатить ему за все то, что он делал со мной, за то, что привез к себе и оставил, словно надоевшую игрушку.
  Но как бы мы с суккубой ни пытались спастись бегством, как бы не царапались и не кусались, какие оскорбления ни выкрикивали в надежде задеть его и изгнать из комнаты, в итоге все равно я оказалась под вервольфом. Майка уже давно была содрана оборотнем в пылу битвы, а вскоре ту же участь разделили и коротенькие шортики.
  - Какая же ты красивая... такая необычная, - проводя пальцем по губам и задевая клыки, прошептал он, раздвигая коленями мои ноги и устраиваясь между ними. - Готова? - склоняясь к уху, спрашивает нежным шепотом, словно и не я только что отчаянно раздирала его плоть в надежде избежать участи постельной игрушки озабоченного вервольфа.
  - Меня тошнит от тебя, - пытаясь высвободить из захвата прижатые к полу запястья, прошептала-простонала я.
  - Я даже ощущаю насколько, - он нагло ворвался пальцами свободной руки в мокрое и горячее лоно, исторгая из меня стон. - Давай, расскажи мне, насколько сильно тебя тошнит от меня, - продолжает нежно ворковать он, вытаскивая свои пальцы и снова с силой задвигает назад, одновременно начиная кружить большим пальцем вокруг тугого комочка нервов, - как ты меня ненавидишь и насколько твой Алек лучше меня. Что же ты замолчала?
  Каждое его слово сопровождалось движением пальцев и ощутимыми покусываниями шеи.
  Я захныкала и выгнулась, когда он, отпустив мои руки, спустился к груди, покусывая и засасывая в горячий рот горошины сосков. От чувства собственной беспомощности, ничтожной слабости перед этим мужчиной из уголков глаз скатилось несколько слезинок.
  - Ну же, говори... говори, как мечтаешь избавиться от меня и какими отвратительными тебе кажутся мои поцелуи, - не унимался он, спускаясь поцелуями к животу.
  Он снова и снова целовал каждым миллиметр моей кожи, терся об меня подобно кошке и опять целовал, доводя до исступления, но не давая перешагнуть грань.
  - Хочешь кончить? - дрожа всем телом, спросил он, покусывая мочку уха, когда у меня закончились силы терпеть эту сладкую пытку. Когда окончательно сдалась его рукам и губам... в который раз.
  - Пожалуйста...
  На большее я была просто не способна сейчас.
  - Тогда тебе стоит стать на колени и попросить как следует, - оставляя свою напускную нежность, довольно грубо заставил меня подняться Хантер. - Давай, доставь мне удовольствие своими губами и ртом, - его голос дрожал и срывался, но нетерпеливый приказ, не просьба, был подобен ушату ледяной воды. Он частично избавил меня от тумана возбуждения и я зло зыркнула на возвышающегося надо мной мужчину.
  Но как бы я не противилась, приказ есть приказ и даже все еще тлеющая где-то на задворках сознания злость суккубы не помогла избежать его исполнения.
  Стоит ли говорить, что он получил все, что хотел и даже больше? Он не стеснялся ни в своих желаниях, ни в приказах, ни в словах. Ночь сменилась утром, утро начало плавно переходить в день и я уже давно молила его остановиться, не в силах больше стерпеть ни капли его неутолимого желания. Каждое его проникновение уже перестало приносить удовольствие - только тупую боль. И я уже готова была зареветь в голос, когда он без сил свалился на кровать, стискивая мое измученное тело в своих руках.
  
  Глава 10
  
  Хантер Вуд
  
  Он застонал и открыл глаза. Голова нещадно болела, горло пересохло, а все тело болело и ломило. Он помнил, как вчера нажрался в баре виски, изготовленного специально для сверхов, помнил, как пытался снять девчонок на ночь и насколько взбесился осознавая, что у него нихрена не встает ни на кого, в то время как одной лишь мысли об Энджи было достаточно, чтобы вызвать каменную эрекцию.
  Подтянув к себе мягкое тело, он, не открывая глаз, втянул в себя пьянящий запах суккуба и... напрягся всем телом. В его голове начали всплывать рваные картины прошлой ночи. Открыв глаза, он посмотрел на свои расцарапанные и почти зажившие руки и перевел взгляд на лицо девчонки. Чертыхнулся... такая бледная, такая маленькая и хрупкая, трогательно беззащитная и... безмолвно укоряющая его за грубость прошедшей ночи все еще не до конца сошедшими синяками, оставленными им в пылу борьбы и страсти. Стало откровенно хреново...
  Дьявол! Почему его должно заботить ее состояние, тогда как она, похоже, не испытывала угрызений совести по поводу того, что сделала с ним?! И все равно он явно вчера перегнул палку и его ни черта не оправдывало практически невменяемое состояние.
  Внезапно Хантеру стало страшно даже представить какие эмоции он прочтет в карих глазах Энджи, когда она проснется. Стыдно оттого, что вчера так жестко брал... да что там, тупо насиловал, это хрупкое тело, не заботясь ни о чем, кроме собственного удовольствия.
  Выбравшись из кровати, он поморщился, услышав стон суккуба и как последний трус сбежал из комнаты. Как бы он ни относился к ней, как бы ни пытался уговорить себя в собственной ненависти, ему было страшно увидеть в ее глазах презрение...
  Черт! Отчего же так больно от понимания того, что, вполне возможно, оттолкнул безвозвратно?
  Влетев в свою комнату, он уселся на пол, обхватив голову руками. Он был противен сам себе, вспоминая, какое извращенное удовольствие получал от ее унижения и послушания. Но почему, черт возьми, она безропотно выполняла все фантазии его отравленного алкоголем и легкими наркотиками мозга?! Почему позволяла делать с собой все те вещи, от которых, он сейчас чувствует себя последней тварью?!
  Внезапно пришло понимание, что он просто уничтожит их обоих, если не отпустит свою ненависть и прошлое... либо если не найдет способа избавиться от ее яда, заставляющего его зверя видеть в ней свою избранницу.
  А что если она говорила правду и никакого яда у нее на самом деле нет?
  Но вся проблема в том, что он ни хрена не знал, как понять это.
  Тяжело поднявшись на ноги, он вновь вышел в коридор, направившись в свой кабинет. Там, выдвигая ящик за ящиком письменного стола, он силился найти старый блокнот, где должен был храниться номер единственного инкуба, которому мог бы доверять, единственного, от кого мог ожидать помощи и действительно правдивого ответа.
  Спустя несколько минут из самого нижнего ящика была выужена довольно потрепанная книжечка с пожелтевшей от времени бумагой. Оставалось только надеяться, что необходимый ему инкуб не поменял места жительства.
  - Особняк Дэвида Ричардза. Я вас слушаю, - спустя несколько гудков ответил женский голос.
  К сожалению, инкуба дома не оказалось, зато после долгих уговоров он получил номер его мобильного телефона, по которому и связался с тем, кто мог бы стать ему хорошим другом, если бы не его предубеждения.
  С Дэвидом он познакомился на своем первом задании, на которое он отправился качестве рядового службы безопасности сверх-существ. Тогда они выслеживали группу воинов из другого мира, пришедших по новую порцию их крови. А когда выследили, молодой вервольф едва не поплатился жизнью за минутную неосторожность. Его спас Дэвид, с которым они к тому моменту уже успели немного подружиться. Настолько, насколько это позволяла его неприязнь к демонам похоти. После того случая они сблизились еще больше и если и был кто-то из их рода, кого он мог бы назвать своим другом, то в те времена это был именно Дэвид.
  Переговорив с инкубом и уточнив, где и когда он сможет с ним встретиться, Хантер подошел к бару и налил себе в бокал обычного коньяка. Выпитый залпом алкоголь обжег горло, но не принес ни капли облегчения или такой необходимой ему сейчас решимости и смелости. Задумчиво посмотрев на графин с напитком, мужчина горько усмехнулся и, поставив пустой бокал на место направился обратно к комнате Энджи, где долго простоял под дверью, все никак не решаясь войти внутрь.
  Наконец, он решительно открыл едва прикрытую выломанную им накануне дверь и прошел вглубь комнаты.
  Она стояла к нему спиной и, обхватив плечи, смотрела в окно. Немного помявшись на пороге, но так и не удостоившись даже взгляда, Хантер приблизился к девушке и едва сдержал ругательство, заметив как напряглось ее тело.
  - Энджи...
  Его голос звучал жалко, выдавая его неуверенность и раскаяние. Он не знал, что сказать или сделать, чтобы хоть как-то сгладить свое поведение прошлой ночи. В это мгновение он забыл и своей ненависти к суккубам и о том, что вся его нужда в этой девчонке может оказаться не более чем пустым звуком, навязанной чужой волей болезнью. Его зверь скулил и метался в клетке его тела, чувствуя ее боль, не желая ее равнодушия.
  Осторожно, но решительно обняв вздрогнувшую девушку за плечи, он притянул ее к своей груди, легко поцеловав макушку. Она не пыталась отстраниться, но ощущалась как никогда далекой.
  - Я сейчас должен уехать, - немного неуверенно начал Хантер, - а когда вернусь, мы с тобой поговорим. Ты... себя нормально чувствуешь? - задал он вопрос и тут же мысленно выругался - какое может быть к черту 'нормально'?! - Я просто хотел сказать... того, что было вчера больше никогда не повторится и как бы там ни было, я не буду больше противиться тебе и своему зверю. Но если в том, что мой волк считает тебя своей, виноват твой яд... лучше признайся сейчас, потому что я не отпущу... никогда... просто не смогу...
  Тяжело вздохнув, он закончил свою сбивчивую речь, но так и не дождавшись никакой реакции от девушки, вдохнул полной грудью ее запах, нежно поцеловал в шею и, пробормотав извинения, снова сбежал. Уговаривая себя, что это не проявление трусости - он просто должен спешить на встречу с Дэвидом.
  Быстро собравшись, Хантер направился на вертолетную площадку, где его уже ждал вертолет. Инкуб сейчас находился по делам во Флориде и он хотел как можно скорее переговорить с ним, чтобы к вечеру вернуться домой. Мужчина не хотел оставлять надолго Энджи, но и пребывать в сомнениях он тоже больше не мог. С тех пор, как Хантер узнал, что запавшая ему в душу девушка - суккуб, он измучился сам и замучил Эви. Его съедала потребность в ней, сомнения, ненависть и злость. Он не мог дышать полной грудью вдали от нее, а рядом погибал от понимания того, что его сделали, как когда-то сделали его отца.
  Он был совсем мальчишкой, когда его отец начал отдаляться от них. Мать не была избранницей его зверя, но тем не менее, это не помешало им прожить душа в душу более ста лет и дать жизнь двум горячо любимым мальчикам. А потом появилась она - суккуба, разрушившая сначала мир в их семье, а потом и саму семью. Всего лишь за какой-то месяц полный красок, любви и счастья мир четырехлетнего Хантера осыпался осколками, раздавленный изящным каблучком ядовитой красотки. Его отец летал от счастья и даже вина перед матерью не могла хоть на время стереть глупой улыбки с его мужественного лица.
  А потом отец начал отдаляться от них. Сначала он начал все реже появлялся в доме, забывая порой на несколько месяцев о своих детях и жене, а когда Хантеру исполнилось пять лет, просто выселил их из своего дома альфы, поскольку его суккубе надоело жить в городских апартаментах. Им выделили небольшой, но уютный коттедж на территории стаи, разумеется, подальше от дома альфы, чтобы надоедливые дети не мешали папе строить свое счастье.
  Еще через год, их мать не выдержала измывательств суккубы и жалости членов стаи, покинув территорию и перебравшись на другой конец Канады - как можно дальше от отца и его пассии. Видя, что сделал с их отцам суккуб, она с самого детства учила своих детей держаться подальше от коварных соблазнительниц, вкладывала в их юные головки ненависть к любому представителю демонов похоти.
  Сам же отец забыл о них, словно и не было в его жизни двух мальчиков и некогда любимой волчицы. А как еще объяснить, что он - альфа стаи вервольфов, отличный охотник не нашел их за все последующие годы?
  Когда Хантеру исполнилось тринадцать лет, а его брату - шестнадцать, мать познакомилась с обычным оборотнем, который, наконец, смог снова заставить ее улыбаться, смеяться... жить. Он старался заменить мальчикам отца, но они уже были слишком взрослыми, ощущали себя слишком преданными, чтобы благосклонно относиться к попыткам чужого волка найти с ними контакт. И только видя улыбку матери и сияние в давно потухших глазах, они, не сговариваясь, терпели присутствие мужчины в ее жизни. А с годами научились доверять и ему и если не любить, то хотя бы уважать за то счастье, что он вернул в жизнь брошенной волчицы.
  К двадцати годам Хантер не выдержал - вернулся в стаю отца. Просто, чтобы посмотреть в глаза, просто, чтобы закрыть для себя эту страницу в жизни и больше никогда к ней не возвращаться. Он нашел некогда могущественного альфу в жалком состоянии - не бритый, пьяный, в давно не менянной рубашке, он даже не узнал его, хотя все остальные члены стаи сразу же признали поразительное сходство их альфы с молодым парнем. Но его отец... он был абсолютно невменяем. Он только пил и повторял, что она покинула его. Кто она, Хантеру не стоило труда догадаться.
  Когда молодой человек уже собирался покидать стаю, его подловил бета отца и рассказал все, что произошло с тех пор, как их мать покинула эти края.
  Оказывается, суккуб вовсе не была настоящей избранницей зверя отца, а просто отравила его своим ядом, заставляя думать так, как ей было выгодно. Она хотела влияния и богатства, а получить все это, имея на побегушках самого влиятельного альфу страны, не составило труда. Спустя несколько лет после их отъезда, она разве что ноги не вытирала об вервольфа, который, не смотря ни на что, смотрел на нее глазами преданной собаки. Он стал жалок в своей слабости - выполнял любые капризы женщины, стоило той хотя бы намекнуть на то, что ей ничего не стоит уйти от него. А год тому назад она все-таки ушла - поменяла половую тряпку, которой стал его отец и с которой надоело играть на другого сверха и укатила в Европу. Напоследок посмеявшись над отцом и признавшись, что вся его любовь и нужда - не более чем действие ее яда.
  Все ждали, что альфа с отъездом суккуба, наконец, придет в себя и начнет выполнять свои обязанности перед стаей. Но он то ли очень долго поддавался влиянию ее яда, то ли сам яд имел постоянный эффект... словом, он так и остался одержим коварным суккубом, а молодой Хантер получил еще одно доказательство правоты матери - этим похотливым тварям нельзя доверять и уж тем более нельзя впускать их в свою жизнь.
  А спустя еще полгода его отец умер - просто позволил загрызть себя бросившему ему вызов на место альфы самцу из другой стаи. Как слышали они с матерью - один из сильнейших вервольфов практически не защищался, позволив просто разорвать себе глотку чужаку и завладеть его стаей. Разумеется, долго новый альфа на своем посту не продержался, поскольку претендентов возглавить стаю и на территории было достаточно, а терпеть новые порядки чужого вожака никто не собирался.
  В будущем еще не единожды Хантеру приходилось сталкиваться с коварством демонов похоти и все больше утверждался в мысли, что этих существ не волнует ничего и никто, кроме удовлетворения своих желаний и личных интересов.
  Для погрузившегося в воспоминания Хантера время прошло незаметно. Уже сидя за столом в кафе, где они договорились встретиться с Дэвидом, он думал о том, изменит ли его решение, если вдруг окажется, что, несмотря на все заверения Энджи действительно использовала на нем свой яд. И понимал, что нет - он устал от борьбы с самим собой и противоречивыми эмоциями. Он сдастся ей, но не позволит вытирать об себя ноги, как и не позволит уйти. Но как же хотелось, чтобы то чувство, которое он упрямо давил в себе последние недели оказалось настоящим. Ведь избранница - это единственное, что ему оставалось желать в его вполне удавшейся жизни. Вот только как он тогда будет вымаливать прощение?
  - Хантер? Вот уж не ожидал, что позвонишь через столько лет, - вырвал вервольфа из мыслей голос инкуба.
  - Дэвид...
  Старый знакомый выглядел так же, как и в последнюю их встречу около двадцати пяти лет назад. И вопреки своей неприязни, это инкуб был дорог ему, поскольку они очень много лет проработали плечом к плечу и их немало связывает. А потому, Хантер просто не стал сдерживать порыва и крепко обнял инкуба, потрепав по плечу.
  Перекинувшись парой общих фраз, поделившись друг с другом главными новостями последних лет, явно терзаемый любопытством Дэвид спросил:
  - Так что там у тебя за вопрос жизни и смерти, что ты сорвал с меня с важного совещания?
  Почувствовав некоторую нервозность, Хантер провел рукой по волосам, постучал пальцами по покрытой кремовой скатертью столешнице и, наконец, задал интересующий его вопрос:
  - Можно ли как-то определить... подавался ли человек... оборотень влиянию яда суккуба?
  Мужчина поелозил на сидении, впервые в жизни чувствуя себя немного уютно под чьим-то сканирующим взглядом. Видимо, препирательства с самим с собой и суккубом пагубно отразились на его нервной системе. О том, до какого состояния он довел Энджи, особенно после сегодняшней ночи, Хантер даже думать боялся.
  - Должен ли я понимать твой вопрос так, что ты пал жертвой чар свободного суккуба? - уголок рта Дэвида дернулся в мимолетной улыбке.
  - В том то и дело, что я сам не знаю, - уже немного раздраженно ответил он. - То ли она своим ядом постаралась, то ли... дьявол! Дэвид, мой зверь втюхался в нее практически с первого вздоха, а я... ты же знаешь мое отношение к суккубам!
  - Не понимаю, чего ты мучаешься? - спросил инкуб, откинувшись ан спинку стула. - Чтобы воздействовать на тебя своим ядом суккуб должен как минимум поцеловаться с тобой, а для такого эффекта - вообще укусить. Так что... я могу тебя поздравить?
  Снисходительный тон Дэвида многократно усилил раздражительность Хантера. Он нервничал... сильно и это в полной мере отображалось на его настроении.
  - Я переспал с ней, - сдавлено прорычал он, стараясь не сорваться и вспоминая, когда еще он был столь же несдержан в своей ярости. Наверное, лет в двадцать пять, когда просыпался его зверь.
  - Переспал? - бровь инкуба поползла вверх, выказывая недоверии и даже шок. - Насколько я помню, тебя к суккубам и на пушечный выстрел нельзя было заманить в тех редких случаях, когда мы ходили в клубы. А тут...
  - Дэвид, это не смешно она абсолютно не пахла суккубом... тогда. Она попалась мне перед своей инициацией. Я, блядь, готов был выть от восторга, что оказался у нее первым, - едва сдерживаясь рычал он, вспоминая свою эйфорию и торжество зверя, когда разрушил тонкую преграду, сделав девушку своей и только своей. - А она оказалась...
  - Погоди! - инкуб разве что на месте не подпрыгнул от слов Хантера.
  - Ты был первым у суккуба? Уверен в этом? - медленно спросил он.
  - Да, уверен! - раздраженно взмахнул рукой оборотень, не желая обсуждать с посторонним мужчиной подобные интимные подробности из их с Энджи отношений.
  - Отдай ее, - тут же попросил, нет - потребовал Дэвид.
  Это требование напрочь разрушило и без того шаткое самообладание вервольфа. Его беспокойный из-за состояния Энджи зверь, бешено взревел и рванулся на свободу, заострив черты лица Хантера, проскользнув во взгляде.
  - Я не для того на нее охотился, чтобы вот так просто отпустить, - прорычал он. - Ты меня вообще слышал?! Она, вполне возможно, отравила мою душу и тело своим ядом! Заставила думать, что ее выбрал мой зверь! Сначала я, что верный пес возвращался за ней в тот гребанный отель не в силах уехать, оставив ее. Потом, как последний придурок искал ее только для того, чтобы выяснить - девушка, укравшая мой покой с первого взгляда, с первого вдоха - суккуб, отравившая меня своим чертовым ядом! И пока я не выясню, как обстоят дела на самом деле и можно ли избавиться от яда, никуда я ее отпускать не собираюсь! Бога ради, Дэвид, ты хочешь, чтобы я закончил, как мой отец? Вервольфы не обычные оборотни, они не продолжают жить в одиночестве, потеряв избранницу зверя, они вообще не живут после этого!
  - Ты идиот, Хантер, - сдержано поведали ему в ответ на тираду. - Насколько я понимаю, это ты тот оборотень, который выкрал пациентку профессора Грэма...
  - Да мне фиолетово чья она пациентка, - досадливо взмахнул рукой Хантер, - я встретился с тобой, что ты разъяснил по поводу яда и... а что она чем-то болеет? - наконец, нахмурился он.
  Как правило, сверхи вообще не страдают человеческими болезнями, но кто знает - девчонка только недавно инициировалась и ее организм все еще может быть уязвим.
  - Нет, она только недавно была обычным человеком, даже не подозревавшим о существовании сверхов, - слова Дэвида произвели эффект взорвавшей бомбы и Хантер сейчас чувствовал себя как минимум оглушенным, а то и вовсе - убитым на повал.
  - И, Хантер, у нее как у недавно инициированного суккуба вообще нет ядовитых желез и еще неизвестно как они будут у нее развиваться и будут ли вообще, - окончательно добил его инкуб.
  - Ты это не серьезно, - шокировано прошептал вервольф.
  - Серьезно как никогда, - Дэвид тоже заметно нервничал и явно не находил себе места, - и потому еще раз прошу - отдай ее. Верни под защиту опекуна или профессору Грэму. Нужно следить за происходящими в ней изменениями...
  - Ты не можешь знать наверняка, что Энджи - именно та девушка, которую обратил ваш профессор, - все еще не желая верить в то, что так крупно облажался, возразил Хантер.
  Он знал о том, что инкубы смогли ошеломляющих успехов в разработке вакцины и даже знал, что им вполне успешно удалось протестировать ее на девушке. Но даже вероятности не допускал, что ему встретилась именно она.
  - Могу - моя мать работает в канадском отделении лаборатории 'Новая жизнь' и нее есть данные на девчонку. Впрочем, о ней сейчас разве что слепой и глухой не знает... ну, или кому вечно некогда смотреть новости. Она - наша надежда и... в общем, верни ее, Хантер. По-хорошему верни, ведь просто так тебе ее похищение с рук не спустят.
  - Не спустят, - покачал головой оборотень все еще пребывая в какой-то прострации, - но я в своем праве, если... то есть она моя и теперь... закон на моей стороне.
  - Она не согласится остаться с тобой по собственной воле, - повысил голос Дэвид.
  - Да, не согласится, особенно не после того, как...
  Хантер устало провел рукой по лицу, спрятав его в ладонях. Он не сомневался в правдивости слов Дэвида и сейчас ему было не просто хреново, его выворачивало от омерзения к самому себе. Ему было страшно представить, сколько всего свалилось на девушку с ее превращением в суккуба и то, что она находилась в Огайо накануне инициации... он готов был отдать руку на отсечение - она сбежала от своего опекуна. Он с ней плохо обращался? Он должен был сделать что-то реально плохое, чтобы в столь опасный для любого сверха период находиться одной на чужой территории. Дьявол! А ведь он ни разу не задумывался об этом с тех пор, как унюхал в ней суккуба. Слишком был занять колупанием в себе и взращиванием своей никому не нужной ненависти, уничтожением всего, что было и могло бы быть между ними.
  - Хантер! - окликнул его Дэвид. - Я спрашиваю, 'не после того, как' что?
  Вервольф покачал головой, отказываясь отвечать на этот вопрос. Ему и перед самим собой было стыдно за свое жестокое поведение и невменяемое состояние, в котором он приперся к Энджи в ту ночь. А еще было больно груди и мерзко на душе, особенно от воспоминаний их последнего раза - когда она выгибалась под ним уже не от удовольствия, а от дискомфорта, а он не мог остановиться. Тогда в его отравленном алкоголем, легкими наркотиками и дикой ревностью мозгу бились лишь жестокие слова девчонки, что не хочет его, что он противен ей, что она лишь спит и видит, как оставить его, забыть о его существовании, что она хочет того чертового Алека, а его - Хантера - на дух не переваривает. И он захотел доказать обратное, ранить так же, как его ранили ее слова. Возможно, если бы он накануне так не накидался и его зверь не был ослаблен воздействием наркотиков, добавляемы в алкоголь для сверхов, он смог бы вовремя придти в себя и не сделать многого, за что ему еще придется выспрашивать прощения.
  - Хантер!!! - на этот раз инкуб рявкнул громко и зло так, что одна из официанток даже поднос уронила.
  - Я не будут об этом говорить, - снова покачал головой вервольф и поднялся со своего места.
  - Хантер, ты не понимаешь, - догнал его на улице Дэвид. - Ей нельзя оставаться с тобой.
  - Почему? - он даже остановился от такого заявления. - Слушай, я, конечно, вел себя, как последний придурок, - и это еще мягко сказано, - но я смогу все исправить. Во всем мире не найдется существа, которое заботилось бы о ней лучше и трепетней, чем влюбленный вервольф. Ты же знаешь: избранницы - смысл нашей жизни. Мы сможем преодолеть это и идти дальше. Знаешь, я ведь готов был быть с ней несмотря ни на что. Готов был уйти следом за ней, когда ее короткая человеческая жизнь оборвется. Готов был на многое лишь бы быть с ней и даже отказаться от стаи. Но, как оказалось, совсем не готов был принять ее, как суккуба. И пусть я наворотил дел, но... Дэвид, я не позволю забрать ее.
  - Хантер, ты поломаешь ее, если еще не поломал, - тихо увещевал его инкуб.
  - Никогда, - то, что Дэвид может думать о нем подобное неприятно кольнуло Хантера, - даже когда только ехал к тебе, был уверен, что приму все, как есть и больше не буду отравлять нашу жизнь ненавистью. Но теперь, когда могу быть уверенным...
  - Ты не понимаешь, - с долей отчаяния воскликнул Дэвид, внимательно всматриваясь в лицо старого товарища и словно решаясь на что-то. - Сколько приказов ты ей отдал с тех пор забрал у опекуна?
  - Причем тут это? - нахмурился Хантер, но пропустившее удар сердце подсказало - ему наверняка не понравится то, что хочет сказать инкуб.
  - Ты был у нее первым и я уверен, наверняка постарался полностью удовлетворить ее голод или... позволил уйти? - Дэвид замолчал и внимательно посмотрел на оборотня. - Так я и думал, - тяжело вздохнул он, без проблем считав эмоции с лица старого сослуживца, которые тот даже не пытался скрыть. - Скажи, когда ты... когда приказываешь ей что-то сказать или сделать она выполняет это?
  Глубокая складка пролегла между бровями мужчины, когда он вспоминал, с какой точностью и покладистостью Энджи выполняла все его требования с тех пор, как он забрал ее с того треклятого клуба. Он едва сдержал стон, когда в который раз вспомнил все те приказы, что он отдавал ей накануне ночью. Нет, в принципе, как уже несколько пресытившийся любовными утехами мужчина, он не видел ничего страшного в том, что они вытворяли в постели, кроме тех, самых последних заходов, когда он оставался глух к ее просьбам остановиться и дать ей отдохнуть. Только все это должно происходить с обоюдного согласия, а тут... он чувствовал себя последней мразью от того, что проделал все это с молодой неискушенной девушкой, кое-как утешая себя единственной мыслью - она получала удовольствие от всего, что бы он ни делал, несмотря на то, что говорил. Но теперь...
  - Хантер, она полностью зависима от тебя и не в состоянии противиться ни одному твоему приказу...
  - Мне нужно идти, - хриплым от эмоций голосом перебил инкуба Хантер и, даже не смотря на него, направился к арендованной машине.
  Сев на место водителя, он несколько раз ударился затылком о подголовник и на секунду зажмурил глаза.
  В стекло постучали.
  Снова Дэвид.
  - Не заставляй меня жалеть о том, что я тебе только что рассказал, - попросил мужчина, на что Хантер лишь снова покачал головой. У него просто не было слов, чтобы выразить свое отношение к услышанному, он вообще был слишком поражен словами инкуба, чтобы не то, что говорить - думать. В его голове, словно включили заезженную пленку, которая снова и снова повторяла последнюю фразу инкуба.
  Дэвид ушел, а оборотень еще сидел, облокотившись руками о руль и спрятав лицо в ладонях.
  Черт! Черт! Черт! Как так получилось, что он, всегда имеющий холодную голову на плечах, настолько потерял рассудок, что даже не заметил, с какой завидно быстротой шипящая и злящаяся на него девчонка выполняет любое его желание?
  Он даже не представлял, как будет оправдываться перед ней. Но в одном был уверен - пусть он ни хрена не понимал, почему происходит вся эта хрень, но впредь будет тщательно следить за своим языком и фантазиями.
  Заведя мотор, мужчина направил машину обратно к вертолетной площадке.
  Ему необходимо быстрее добраться домой, чтобы поговорить с Энджи, попытаться объяснить хоть что-то, сказать, что... что?
  Что сожалеет? Раскаивается?
  Что сдохнет без нее?
  Вряд ли это будет интересовать ее. Несколько дней тому назад возможно, но наверняка не сейчас.
  ***
  
  Эвангелина
  
  Как он смеет после всего, что творил ночью спрашивать нормально ли я себя чувствую?! Как он смеет являться передо мной и говорить что-то?! Просить прощения? Неужели не понимает, что видеть и слушать его - последнее чего хочу я, последнее, что выдержит моя уязвленная гордость?
  Сколько нужно человеку, чтобы сломаться? Сколько испытаний на него должно свалиться, чтобы не осталось сил бороться? Со своей сущностью, которую вопреки всему словно магнитом тянет к оборотню... с Хантером... с судьбой, которая вечно норовит повернуться задом... наконец, с собой...
  Сколько раз Хантеру нужно унизить меня, развеять собранное по крупицам спокойствие, чтобы успокоиться? Что сделали ему демоны похоти? Чем заслужили такую сильную, всеобъемлющую ненависть? И когда он, наконец, поймет, что нельзя так... неправильно ломать жизни других только потому, что когда-то кто-то в твоей жизни оступился или сделал тебе плохо? Хотя, тут конечно, я не совсем права - моя жизнь пошла под откос из-за Майкла. Именно он виноват в том, что я стала тем, чем есть сейчас. Что теперь моя судьба быть... добычей для него и одного ненормального волка, а возможно и для любого сверха, желающего грелку в постель и инкубатор в одном лице.
  Боже, как же мне осточертело все это! Не хочу ничего и никого. Только покоя! Пожалуйста, пусть меня оставят в покое!
  Отсутствующим взглядом я провожала заходящее за деревья солнце, слегка щурясь от последних ярких ручей, пробивающихся сквозь зеленые кроны.
  В университете скоро заканчиваются занятия... По этому поводу мы планировали закатить грандиозную вечеринку. Без кагала, как это любят делать золотые детки, а просто для себя. А примерно через неделю я с отцом и мачехой должна была лететь на отдых. Жаннет - так звали жену отца - выбрала Грецию, а мне было все равно - просто хотела провести время с единственным оставшимся близким человеком. Надеюсь, он не переживает за меня. Все-таки зря я последнее время так часто названивала ему, а вдруг теперь подумает, что со мной что-то случилось?
  Тяжело вздохнув, я заставила себя подняться с пола, на котором сидела возле панорамного окна и вернуться в реальность. Сейчас я напоминала себе ту самую тростинку, которую гнут-гнут, а она все никак не ломается. Интересно, долго ли я смогу вот так отряхиваться от всей вываливающейся на меня грязи и идти дальше или моя судьба когда-то, наконец, сломаться? Почему-то я была уверена, что оставаясь с Хантером эта участь не заставит себя долго ждать. Я разрывалась внутри от эмоций и чувств всякий раз, стоило вервольфу просто войти в комнату. Пугливое напряжение и предвкушение, страх и нетерпение, боль за себя и за него... за нас, раздирающая злость и желание успокоить. Возможно, в этих противоречивых эмоциях виновата суккуба? А еще бывали мгновения, когда я как будто чувствовала, что внутри Хантера бушуют еще более взрывные и противоречивые чувства. И тогда хотелось одновременно спрятаться от него и сжать в нежных объятиях.
  Так было до этой ночи.
  Днем, когда он пришел ко мне я не чувствовала ничего... абсолютно. Разве что слабый отголосок боли. Моей? Его? Было все равно... теперь мне все равно. В эту ночь я по-настоящему страшилась его приказов, именно они ломали меня. И не так страшно было содержание этих приказов - если подумать, в нашу первую ночь все было не намного невиннее - страшен был тот кофликт, что они вызывали в моей душе, что я не могла выбирать, что должна повиноваться. Что чувствовала... все чувствовала несмотря на желание отключить мозг и чувства, что выгибалась от желания и страсти, когда он шептал мне на ухо гадости, словно желая сделать мне так же больно, как и я ему несколько минут назад. А потом...
  Нет, я больше ни разу не вспомню о безумстве Хантера! Закрою эти воспоминания за семью печатями, схороню в самом дальнем уголке памяти. Не забуду, но никогда больше к ним не вернусь. Иначе сойду с ума от той боли, в которой корчились моя душа и сердце. Разве могла я в тот злосчастный день и судьбоносную ночь подумать, что тот Хантер, который смешил меня, а потом страстно любил, может превратиться в монстра с изуродованной шрамами душой? Ведь даже когда Алек с Кайлом говорили мне, что он патологически ненавидит суккуб, я не верила... даже когда он нашел меня и в одно мгновение его нуждающийся, жаркий и любящий взгляд заледенел, обдавая неверием, а потом холодом и ненавистью, не могла себе даже представить, что он способен так поступить со мной. Ведь та ночь... хотя откуда я взяла, что она была сказочной и особенной не только для меня? Может и тот взгляд мне тоже всего лишь привиделся, ведь как бы я не старалась, не могла выбросить этого мужчину из своей головы.
  И почему, ради всего святого, я сейчас вспоминаю обо всем этом сейчас? Никогда не замечала в себе склонность к мазохизму, а теперь... вот...
  Отлипнув от стекла, к которому прислонилась лбом, как только поднялась на ноги, осмотрела комнату. Заметила оставленный на прикроватной тумбочке - единственном более-менее целом предмете мебели - поднос с едой. Поморщилась, рассматривая устроенной мной погром. Едва Хантер вышел за порог выломанной им накануне двери на меня словно бес вселился - я била, ломала и рвала все, что попадалось под руки или на глаза. И лишь когда разъедавшая меня ярость и боль спали, оставив за собой пустое равнодушие, уселась на полу у окна, где и сидела до недавнего времени.
  Сейчас же мне представилась возможность оценить масштабы учиненного мной погрома. Разодранное острыми когтями покрывала и подушки, валяющийся вокруг разломанной кровати пух, разбитое зеркало со следами крови на оставшемся в раме стекле, сломанное кресло, валяющиеся возле камина с обвалившейся каминной полкой... посмотрела на свои уже полностью зажившие руки - даже не думала, что способна на такое.
  По комнате прошелся легкий ветерок и белоснежные перья взметнулись в воздух, еще больше рассредоточиваясь по комнате.
  Странно, вроде окно закрыто...
  - Ух, ты ж, мать твою! - разразился руганью и чиханьем кто-то за моей спиной.
  Повернулась я мгновенно, оскаливая мигом вросшие клыки, чувствуя, как удлинились острые, как ножи, когти.
  Прямо посреди кучи перьев возвышалась фигура смутно знакомого блондина.
  - Сладкая, а ты, я смотрю, тут не скучала без меня, - насмешливо произнес он, сдувая приземлившуюся аккурат на кончик его носа пушинку. - Мммм... расцвела, стала пахнуть еще более соблазнительно, расхрабрилась. Я в восторге, малыш.
  - Ты кто и что тебе здесь нужно? - прожигая мужчину злым прищуренным взглядом, спросила я. - И как ты сюда попал?
  - Ох уж мне эти девушки с их девичьей памятью. Я, понимаешь, о ней думаю каждый день, можно сказать, ночей не сплю, а она: 'Кто ты?', - наиграно начал сокрушаться блондин.
  - Я шутов не звала, - спрятав клыки, пренебрежительно осмотрела его.Странно, но сногсшибательный вид мужчины не произвел ни на меня, ни на суккубу никакого впечатления.
  - Ну вот, а Аннет еще переживала, что ты тут пропадешь без нее, - голос мужчины доносился уже совсем с другого конца комнаты, а там, где он находился еще секунду назад, только перья снова взметнулись в воздух.
  Резко крутанувшись на месте, увидела его уже сидящим на столешнице трюмо.
  - Смотри, задницу поранишь, - оскалилась я в улыбке, пытаясь за насмешкой скрыть дрожь в руках и волну страха в груди.
  А потом до меня дошли слова незнакомца и я поняла, почему этот блондин показался мне смутно знакомым.
  Перед глазами снова всплыли события той ночи. На заправке.
  - Ты! - сама толком не осознав как, но к мужчине я уже подлетала. Кожистые крылья шуршали за спиной, пальцы с острыми когтями вцепились в стильную рубашку мужчины.
  Я не задавалась вопросом, откуда во мне взялось столько храбрости. Возможно, подсознательно осознавала, что больше боли, чем Хантер мне вряд ли кто-то сможет причинить. А возможно, переживания за молодую суккубу напрочь лишили мои только что пережившие стресс и истерику мозги способности выдавать здравые мысли и обеспечивать правильные реакции.
  - Крылатый суккуб, - мужчина даже не обратил внимания на мои когти и выступающую на рубашке кровь. - И вся провоняла псиной...
  Я отшатнулась.
  Весь запал куда-то делся так же быстро, как и появился. Не знаю, что такого он увидел в моем взгляде, но тяжело вздохнув, предложил:
  - Одень на себя что-то нормальное и я заберу тебя отсюда.
  Предложение вызвало у меня истерический смех.
  Этот сумасшедший водоворот в моей жизни когда-нибудь закончится?
  - Как забрали Аннет? - успокоившись и посмотрев на оставшегося невозмутимым мужчину, спросила я. - Где она? Что вы с ней сделали?
  - Еще не сделали, все еще делаем, - хмыкнул он.
  - Тебе доставляет удовольствие играть со мной? - мои губы дрогнули в немного нервной и грустной улыбки. - Нравится заставлять умирать от неведения? Неужели нельзя просто сказать... раз уж все равно для чего-то приперся сюда.
  Я кусала губы от досады и сжимала кулаки от бессилия. Я чувствовала себя так, словно вемь мир ополчился против меня. Словно все высшие силы решили наказать меня за какую-то неведомую мне провинность, посылая испытание за испытанием, не давая и дня на передышку, возможности придти в себя. А как ещё я могла воспринять появление похитителя Аннет практически сразу после ухода Хантера?
   - А ты, сладкая, как я посмотрю, не обремененна нормами приличия, - спрыгивая со столешницы, бросил похититель.
   - А с чего мне обременяться какими-то приличиями в отношении человека, похитившего мою подругу? - я надеялась, что мой голос звучал спокойно и холодно, не выказывая нервозности и страха, что переполняли меня.
   - Мы бы с удовольствием не прибегали к подобным крайностям, если бы у нас был выбор, - примирительно произнёс блондин, оставляя свой шутовской тон и повадки заправского мачо.
   - И какие же высшие силы заставляют вас похищать и убивать сверх-существ? - поинтересовалась, не скрывая сарказма в голосе.
   - Не ровняй нас с братьями к охотникам креста, - с горячей неистовостью потребовал он.
   Неужели он имеет ввиду тех самых воинов, о которых я слышала?
   - И чем же вы отличаетесь? Что-то я не заметила, чтобы вы особо церемонились с нами,- едко заметила я, даже не пытаясь сбежать из комнаты.
   Смысл делать резкие телодвижения, если убежать от того, кто может перемещаться со скоростью мысли все равно не возможно?
   - Ты не понимаешь, - с долей отчаяния произнёс... маг? - Мы с братьями отчаялись... скажи, на что ты согласилась бы, чтобы спасти самое дорогое своему сердцу существо?
   - На многое. Но что-то я не заметила в Аннет задатков супермена, - я недоумевала: зачем он это говорит мне и на какую реакцию надеется?
   - Зато она обладает тем, что способно спасти жизнь нашей сестре, - ответил мужчина.
  
  
  Хм... а это уже что-то интересненькое. Предчувствуя, что мне вот вот выдадут главную тайну похищений сверхов воинами, я навострила уши и подняла правую бровь в немом вопросе.
   - Я не собираюсь изливать тебе душу, - обломал меня блондин. - Я тут исключительно потому, что твоя подруга впервые за долгие годы подарила нам надежду на то, что наша сестра будет жить нормальной, полноценной жизнью.
   - Не нужна мне твоя душа, - фыркнула я. - Меня интересует исключительно причина, по которой вы украли девушку-сверха. Согласись, тот стресс, что в ту ночь мы испытали тянет на чистосердечное, как минимум.
   - Мы так и будем тут разговаривать о том, что тебя не касается или, все-таки, ты хочешь уйти из этого дома? - попытался уйти от ответа мужчина.
   - А ты мне вот так просто и поможешь по доброте сердечной, - не сумела сдержать сарказма, хотя больше всего хотелось кинуться с криком "Да!" на шею.
   Скоро должел был придти Хантер, а я не была готова ни к встрече с ним, ни к какому-то там разговору. Особенно к последнему.
   - По-моему до сих пор я был сама учтивость. Но если хочешь встретиться с тем вервольфом, что сейчас входит в холл, то ты, конечно, можешь оставаться тут и дальше, - скучающим голосом, предупредил блондин. - Альфа? Неплохой выбор...
   - Я согласна, - выпалила я, чувствуя, как начинают дрожать руки. - Только, - остановила, метнувшегося ко мне мага, - ты можешь меня переместить...
   Договорить не успела, потому как мир вокруг закрутился и я, потеряв равновесие в этом водовороте, успела только испугано пискнуть и вжаться в тело, вцепившегося в меня мага.
   Несколько мгновений и мы оказались посреди какого-то тропического леса. Первой мыслью было: куда этот иномирный козёл меня проволок? Второй - зачем?
   - Ты... ты... зачем? - потеряв всякий дар речи, я только и могла, что шокировано пялиться на не менее шокированных нашим внезапным бесшумным появлением цветастых попугаев и размахивать руками.
  - Ну, насколько я успел изучил женщин этого мира, они любят, когда их мужчины приглашают на эти... как их... экзотические острова, - выдал нахал.
   - Ключевыми тут являются слова "их" и "приглашают", - раздражённо отмахулась от какой-то огромной мошки. - А я даже не знаю, как тебя зовут.
   - Действительно, какое упущение с моей стороны, что я не представился, похищая тебя и твою подругу, - он что - издевается? - Укаириэн Жэхсэз, магистр магии четвёртого уровня, к Вашим услугам, прекрасная Эвангелина.
   - Скорее клоун первого лэвела, потому что эта шутка нихрена не смешная, -прошипела я, убивая экзотически огромного комара, уже приземлившегося мне на руку.
   - Да уж, в какой мир не попади, а все одно и то же... женщины... вам не угодишь, - издевательски протянул Урижэ что-то там ещё и, пока я не выцарапала ему глаза тут же добавил: - тут твой волк тебя не сразу учует - далеко и посреди океана. Это усложнит ему поиски и даст нам предостаточно времени.
   - Предостаточно времени для чего? - во мне проснулась неушотачная подозрительность от такой заботы о моей скромной персоне, да ещё и со стороны несостоявшегося похитителя.
   - На то, чтобы ты решилась отправиться туда, где тебя никто и никогда не достанет, - оскалился в ослепительно-обезоруживающей улыбке блондин.
   - И где же это самое место? - уже предполагая ответ, уточнила я.
   - В Аурилиуме - на моей родине, там, где сейчас находится Аннет, - выдал ожидаемое Риэн, как я решила называть своего уже знакомого незнакомца.
   - Кстати, я нашел нам подходящее жильё, - только собралась я возмутиться, известили меня и, схватив за талию, снова закрутили в головокружительном водовороте.
   В себя пришла в роскошном номере какого-то отеля, в самом мини-мини купальнике, который только можно найти и с довольно ухмыляющимся магом напротив. Кстати, сам Риэн был более, чем одет - в светлых брюках и заправленой в них ослепительно-белоснежной рубашке, пуговицы которой были расстегнуты чуть ли не до самого пупка.
   - Чего стоим? Кого ждём? Купаться сегодня будем или как?
   - Убери с меня это недоразумение! - потребовала, показывая на жалкое подобие купальника и ни капли не покупаясь на его обалденный вид... в который раз.
   Может, я излечилась от своей суккубской болезни?
   - Как, совсем?! - удивленно-восхищенно воскликнула будущая жертва когтей и клыков раздраконенной суккубы. - Дорогая, я не против, но так сразу...
   - Прекрати паясничать! Если ты думаешь, что мне... я прошу тебя, если ты здесь действительно для того, чтобы помочь мне - просто помоги. И хватит тут корчить из себя неведомо что, - мой голос был уставшим и едва ли не умоляющим.
   Меня действительно все достало и если не заткнется он, уйду я... ну, или по крайней мере, попытаюсь. Мне выше крыши хватило выслушивать грубости и необоснованные обвинения Хантера, чтобы ещё выслушивать и терпеть выходки мага.
   - Просто хотел отвлечь тебя, - пожал плечами Риэн и мягко улыбнулся, позволяя на короткое мгновение взглянуть на себя настоящего - без приторно-сладкой маски соблазнителя.
   Я мотнула головой, показывая, что не стоит никого отвлекать. Пока он тут, в моей голове и так слишком много вопросов, чтобы отвлекаться на колупание в собственных чувствах и обидах. И вообще откуда ему знать, что мне просто жизненно необходимо отвлечься от мыслей о своей новой жизни... точнее существовании?
   - Когда я появился ты была на грани истерики, от тебя воняло псиной и на руках виднелись отчетливые отпечатки чьих-то пальцев, хотя чисто теоретически ты должна исцеляться, если не моментально, то очень быстро. Ну и обстановочка в комнате наталкивала на определенные выводы. Например, что одну хорошенькую суккубу решили использовать по назначению не особо заботясь ее мнением на этот счет, - словно прочитав мои мысли поделился Риэн своими умозаключениями.
   Я поморщилась от такого определения, но в целом он был прав - Хантер использовал меня именно так, как и задумывалось создателями сверх-существ. А то, что я в силу своей особенности, получала удовольствие большую часть этого "использования" - это не в счет.
  - Даже не знаю, что тебе сказать, - немного смутилась, от его сло и от того, что простое человеческое "спасибо" в нашем конкретном случае будет звучать как-то странно. Благодарить похитителя человека, который практически спас меня из лап двинутого Грэма и Майкла, было как минимум странно. Тем более, я даже не представляю, что они сделали и еще планируют сделать с Аннет.
   - Риэн... может, все-таки расскажешь мне, зачем вы охотитесь за сверхами и убиваете их? Зачем конкретно вы с братом украли Аннет и что планируете с ней сделать? Когда отпустите домой и отпустите ли вообще? Думаю, правдивые ответы сделают наше общение более... простым, - я просто не могла и дальше тратить время за бессмысленными препирательствами с ним и не знать правды.
   - Ну что ж, вполне справедливое требование, особенно если учесть, что я пообещал твоей знакомой проследить за тем, чтобы у тебя все было хорошо, - согласился маг, рассматривая меня с головы до ног задумчивым взглядом. - Знаешь, а ты мне нравишься.
   - Даже не сомневаюсь, - хмыкнула я. - Как ты верно подметил, я - суккуб и таково мое проклятие - нравиться всем.
   - Вот этим ты мне и нравишься - тем, что не спешишь использовать данное тебе природой, - тут я не выдержала и закатила глаза - было бы чем и знала бы как, давным давно использовала... возможно. - А еще мне весьма импонирует наличие мозгов в придачу к красивому лицу и телу, верности в отношении едва знакомого человека... да, я знаю, что вы с Аннет на момент нашей первой встречи были знакомы едва ли неделю.
   - Я обязана ей.
   - Ладно, присаживайся...
   Пародия купальника исчезла с моего тела, а его место занял стильный воздушный сарафанчик цвета морской волны в пол, правда с довольно внушительным вырезом спереди. Бегло осмотрев себя в высокое зеркало на шкафу номера, я пришла к выводу, что мне нравится: и сам сарафанчик, и преимущества, которые дает дружба с магом.
   - Или предпочитаешь уютное местечко на берегу лагуны?
  Подойдя к окну, я отодвинула край шторы, любуясь открывшимся видом на усыпаный белоснежным песком пляж с одинокими пальмами и кристально чистую голубую гладь океана.
   - Хочу лагуну, - как-то тоскливо и, кажется, слишком тихо попросила я, но видимо была услышана, потому что через секунду на моей талии сомнкулись руки мага и мир уже привычно закрутился перед глазами.
   Я никогда раньше не была на таких вот экзотических островах и потому сейчас смотрела на окружающий меня мир огромными глазами восторженного ребенка. Уютный залив в окружении пальм и ярких цветов казался сказочным и каким-то нереальным, волшебным, потому что впервые с тех пор, как я узнала новую жизнь, мне захотелось действительно искренне и свобоно улыбаться.
   - Спасибо, - поблагодарила я мага своей улыбкой, - но не думай, что это позволит тебе избавиться от необходимости отвечать на мои вопросы.
   - Я и не надеялся, - пожал плечами мужчина и обезоруживающе улыбнулся, - ну, разве что самую малость.
   А потом прямо рядом с нами появилось два шезлонга, столик и даже два напитка на нем.
   - Прошу, - махнул рукой блондин.
   Посмотрев на окружающий нас вид, на шезлонги и напитки со льдом, я чуть было не ляпнула штамповую шуточку, но вовремя прикусила язык - я сейчас не в том положении, чтобы шуточками о собственной влюбленности разбрасываться. Кто знает этих иномирных магов?
   Умостившись на шезлонге, едва сдержала истерический смех. Подумать только я - суккуба, собираюсь разговаривать с магом из другого мира об убийствах всяких вампиров, демонов и оборотней... Насколько это может быть реальным? Скорее походит на бред душевнобольного или какой-то фантастический роман с элементами моего личного кошмара...
   - Итак, ты хотела знать, зачем нам понадобилась твоя знакомая? - мужчина сел на шезлонг и, согнув ногу в колене, положил на него руку.
   Я посмотрела на мага, потому как в его голосе проскользнула такая невыносимая мука и... обреченность, что хотелось убедиться - не показалось ли? И почему-то вдруг резко перехотелось, чтобы он рассказывал о своих бедах. Разве не достаточно мне своих? Но как же хотелось узнать о судьбе Аннет, удостовериться, что ей не сделают ничего плохого. Я чувствовала себя виноватой перед ней. Потому что не смогла ничего сделать. Потому что осталась пусть и в несколько новом, но все же родном для меня мире, в то время, как ее забрали в неизвестность.
   - Да, - поборов в себе малодушие и постыдный страх омрачить миг умиротворения, выдавила из себя. - Мне хотелось бы верить, что с ней все будет в порядке.
   - Поверь, Гираэн вряд ли позволит чему-то плохому случиться сней, - криво улыбнулся Риэн, а я почувствовала, как все мое тело сковывает напряжение. - Он старший в нашей семье и я никогда не видел его таким зависимым от кого-то, пока он не вернулся домой и не увидел твою подругу.
  Блондин повернул голову и наткнулся на мой перпуганный, полный ужаса взгляд. Явно заметил неестественную бледность лица, вызванную страшной догадкой.
   - Он ее... она с ним...
   Я не могла выдавить из себя столь ужасное предположение, потому что это означало бы, что мы зря бежали из дома профессора Грэма, ведь в итоге все равно обе попали в тотальное рабство.
   - Не знаю о чем ты подумала, но могу тебя успокоить - он до нее и пальцем не дотронулся... пока. Все ходит вокруг, пылинки сдувает, за руку держит, когда с нее...
   Мужчина вдруг запнулся и снова отвел глаза, все так же устремляя взгляд вдаль.
   - Около трехсот лет тому назад в наш мир пришла страшной болезнь, - вдруг начал он, так и оставив предыдущую фразу недосказанной. - Не буду углубляться в никому не нужные объяснения и названия... скажу лишь, что ее с легкостью можно сравнить с чумой, что когда-то косила жизни на вашей Земле. Такая же безжалостная, такая же неизличимая... отвратительная в своем уродстве. Заболевший ею человек сначала просто часто болеет, потом у него пропадает зрение и обоняние, атрофируются вкусовые рецепторы... это начальная стадия болезни. Потом больной начинает терять контроль над своими конечностями, часто страдает от жара. Мучительно медленное, неотвратимое угасание длится около двух десятилетий. О том, как выглядят люди на последней стадии болезни, не буду и говорить - даже опытные воины не могут сдержать тошноты от вида их искалеченных и атрофированных тел. A потом болезнь забирает самое дорогое - жизнь. У нас, бессмертных существ, владеющих всей мощью мира, вот так просто и безжалостно забирают самых дорогих нам людей! Пять лет назад мы с братьями потеряли мать, а спустя буквально несколько месяцев узнали, что заболела наша единственная сестра. Ты представляешь, что это такое: из года в год видеть, как болезнь уродует и калечит родных, стирает краски с их жизней, делает их беспомощными и слабыми? От нее нет лекарств, против нее бессильны даже самые одаренные целители. Кто-то верит, что это проклятие, а кто-то - что это кара богов. И только одно помогает спасать жизни тех, кто уже болен - особое зелье на основе крови сверх-существ, а потом... к концу лечения - полное переливание крови. Это зелье было изобретено целителями Императора Гранга, когда его единственный сын заболел этой ужасной болезнью. Я не могу сказать, что совсем не рад этому изобретению, но нас с братьями не устраивают методы, которыми воины Империи добывают основу для него, не нравится, что ужас всех земель стал тем, что в вашем мире называют бизнесом для владеющих рецептом.
   Нахмурившись, я переваривала полученную информацию и все никак не могла понять, что же меня настораживает.. Мне даже трудно было представить себе, что ощущают люди, угасая день за днем, год за годом. Без надежды на быстрое избавление, смея лишь мечтать, чтобы кто-то прекратил их страдания.
   А потом до меня вдруг дошло, что именно насторожило меня - полное переливание крови! Это же означает, что они рассчитывает выкачать все с Аннет, чтобы полностью излечить свою сестру!
   - Вы... да как вы смеете... это бесчеловечно! - закричала я, вскакивая с шезлонга. - Вы думаете Аннет заслуживает права жить меньше, чем ваша сестра?!
   - Ты о чем? Мы не собираемся причинять вред твоей знакомой. В самом начале возможно, но не сейчас, - Риэн выглядел действительно оскорбленным подобным предположением с моей стороны. - Тем более наш брат нас просто убьет сделай мы что-то плохое с его зазнобой.
   - И тем не менее, вы собираетесь выкачать из неё всю кровь, чтобы сделать своей сестре переливание! - продолжала орать на мага, хоть и понимала, что вся моя злость бесполезна. - Или у вас не один донор? И почему сразу не делаете полное переливание?
   Последние вопрос вырвался сам по себе и я готова была понадавать себе по губам за неосторожность.
   - Нельзя делать сразу полное переливание, потому как болезнь живет не только в крови, но и во всем организме. Сначала нужно излечить его, а потом уже нанести последний, сокрушительный удар по болезни. И нет, у нас нет другого донора, поскольку для лечения женщин подходит только кровь женщины-сверха, для мужчины, соответственно - мужчины-сверха. Почему именно так - не знаю, но тем не менее, заболевшие женщины в большинстве своем заранее обречены, потому как ваши мужчины очень берегут своих самок и воинам креста редко удается отыскать достаточное количество доноров для излечения хотя бы одной больной. Особенно учитывая способ, которым они эту кровь добывают. На самом же деле нам вовсе необязательно брать всю кровь сразу. У нас есть время, чтобы насобирать достаточно крови без вреда для здоровья Аннет, - поспешил заверил меня маг, когда я готова была разразиться бранью. - И потом... когда приехал Гираэн и показал для чего именно нужна её кровь, мы заметили, что зелье значительно прибавило в мощности. Видимо, отданная добровольно кровь обладает несравнимо более качественными свойствами, нежели забранная насильно.
   - То есть вы с неё ещё и насильно выкачивали кровь, - заключила я, представляя, как, должно быть, подобная дикость напугала домашний цветочек, коим являлась Аннет. - И чего ты хочешь от меня? Тоже крови, отданной добровольно?
   - К сожалению, твоя кровь слишком слаба, поэтому нет - от тебя нам ничего не надо... Ну, я ответил на твои вопросы относительно причин, по которым мы похитили и удерживаем Аннет. Более того, могу тебя заверить - с неё разве что пылинки не сдувают, выполняют любые её капризы. Пожелала послать весточку брату - сгонял Дэруэн, стукнуло в голову изойтись от переживаний за знакомую суккубу - и вот я здесь, - закончил Риэн и даже руки развел в стороны.
   - И почему мне слабо верится во все это? - подозрительно поинтересовалась я.
   - Твоё недоверие вполне понятно, учитывая обстоятельства нашего знакомства, - кивнул маг. - Поэтому я предлагаю тебе на данном этапе нашего общения помощь в обустройстве собственной жизни в каком-то живописном уголке вашего мира. При этом я могу помочь тебе не только попасть в этот самый уголок, но также обеспечу всем необходимым: документами, деньгами, домом. Ну и, конечно, амулетом, который скроет твою истинную сущность от тебе подобных.
   Пока Риэн говорил, я все больше подавалась вперёд, не веря собственным ушам. Так что к тому моменту, как он закончил свою речь, я едва не вываливалась из шезлонга. Вот только жизнь уже давным-давно научила меня, что верить в доброту человеческую, бескорыстную, в большинстве случаев, не стоит. Так что, как бы не велико было желание расплыться в глупой благодатной улыбке, а ещё лучше - завизжать от свалившегося на меня вселенского счастья, я эти порывы в себе подавила.
   - И что потребуешь взамен своей помощи? - моя подозрительность была неподавляема и непрошибаема. - Если моя кровь вам не подходит...
   Я, между прочим, ради подобных благ с удовольствием позволила бы сцедить с себя пару литров... постепенно...
   - Даже не знаю... может, станцуешь стриптиз под во-он той пальмой, - он кивнул в сторону обвешенного попугаями дерева, явно не пальмы, - или, думаешь, попугаи не заценят?
   - Короче, Риэн, - взмахнула я рукой, раздраженно прекращая эту потеху над собственной осторожностью, - если можешь помочь, я буду тебе невероятно признательна. Могу даже обнять и чмокнуть в щечку в порыве щенячьего восторга от избавления от своего геморроя. Но на большее рассчитывать не стоит - этого не будет.
   - Боги, Эванджелина, неужели ты думаешь, что захоти я что-то от тебя мы бы сейчас разговаривали? - уже с откровенным раздражением воскликнул маг. - Не заставляй меня пересмотреть свои изначальные выводы относительно уровня твоего интеллекта. Я маг, сладкая, что в твоём мире равносильно слову "Бог". А Боги не спрашивают разрешения взять что-то, они просто берут это. И поверь, если когда-нибудь мне что-то потребуется от тебя, я возьму это не таясь и не прибегая ко всяким глупым играм.
   Ну, что ж, не совсем приятно, но уже вполне знакомо и предельно честно. Вот только что делать мне с этой честностью? Что-то подсказывало мне, что от моего решения сейчас, в принципе, мало что зависит и если ему будет нужно, он меня и из-под земли достанет. Интересно, а как он меня нашёл? Этот вопрос я и озвучила магу.
   - Я пробовал твою кровь, - ответил Риэн, - и когда буду уходить снова попробую, чтобы иметь возможность отыскать тебя. Хотя в случае необходимости смогу сделать это и без свежей крови, просто это займёт немного больше времени.
   - Понятно, - немного разочарованно протянула я. - Ну, что ж, я согласна.
   Спустя четыре месяца...
   Вот уже два с половиной месяца, я гостила у своей тетки в Польше и все чаще, когда гуляла по лесу или даже просто по городу меня посещало ощущение, словно кто-то следит за мной.
   Это чувство пришло ко мне практически сразу, как только Риэн покинул меня, снабдив всем необходимым. Но только в Италии оно было менее навязчиво. Теперь же случались мгновения, когда я практически физически ощущала на себе чей-то тяжёлый взгляд. Казалось, обернись и увидишь чужие, неотступно следящие за тобой глаза, но всякий раз, оборачиваясь, я не замечала никого, кто бы следовал за мной. От этого я стала чувствовать себя больной шизофреничкой с манией преследования, которой просто тяжело поверить в свою свободу.
   А свобода была самая что ни есть настоящая: от всех и всего. Риэн снабдил меня обещанным артефактом, который скрывал мою настоящую сущность от всех сверх-существ. За последние месяцы я повстречала и вампиров, и инкубов, и оборотней и даже нескольких демонов, но ни один из них не признал во мне ту, которой я являюсь на самом деле. Кроме того, мне практически не хотелось кормиться, что является немаловажным плюсом при моей-то сущности. Как объяснил все тот же маг, из-за того, что сущность во мне пробудили искусственным путем, она несколько отличается от тех, что пробуждаются в рожденных суккубах. То есть в моем случае произошел какой-то генетический сбой и теперь моя суккуба не только существует внутри меня, как абсолютно самодостаточная личность со своими желаниями и мыслями, но также ей вовсе необязательно систематически питаться, чтобы жить, а лишь чтобы быть сильной. Ну, без ее силы я как-нибудь проживу, живут же обычные люди без всяких супер-возможностей? Кстати, те самые ядовитые железы, на которые Хантер так любил спихивать свое нездоровое влечение ко мне, спустя месяц решили все-таки обнаружиться. Теперь при помощи укуса или обычного поцелуя я могла как вызвать дикое желание в жертве, так и моментально убить, усыпить, заставить испытывать страшные муки. Словом, я стала реально крута даже при условии существования суккубы впроголодь. Разумеется, подобное положение дел ее не устраивало и сейчас раз в месяц меня на несколько дней скручивало от такого невыносимого желания, что я готова было на стены лезть. Впервые это произошло спустя две с половиной недели после прихода Риэна. Приступ самой настоящей горячки продлился около четырех часов и я уже готова была снова переступить через себя и сдаться на милость голода своей сущности, но все закончилось так же резко, как и началось. Следующую неделю все было спокойно, именно тогда я набралась смелости спросить у Риэна почему моя суккуба не требует подпитки. Через месяц приступ горячки повторился вновь. Но вместо того, чтобы выйти на охоту, я терпела долгих двенадцать часов сжигающее меня невыносимое желание. Для меня это было легче, чем кинуться в объятия первого встречного. А еще первый месяц я все время ощущала в своей груди ноющую пустоту, тупую боль, вызывающую желание свернуться калачиком и излить подушке переполняющие меня боль и глухое отчание. Это моя девочка скучала по своему мужчине. И как бы я не уговаривала ее, что быть вдали от волка - лучше, чем быть объектом его постоянных нападок и приступов яростного вожделения, она продолжала тосковать по нему, заставляя и меня испытывать что-то к вервольфу, не давая забыть его, выкинуть из своей памяти и мыслей... Хотя тут я, конечно, лукавлю - никогда не получится у меня вычеркнуть этого придурка со своих мыслей - слишком сильно он нравился мне, слишком большим разочарованием стал.
   Из задумчивости меня вывело то самое ощущение, что возникает, когда кто-то прожигает твою спину своим взглядом. Я как раз выходила из уже довольно прохладной воды лесного озера. С тех пор, как перебралась к тетке, я часто устраивала себе пешие прогулки по лесу. Дело в том, что моя суккуба откровенно скучала и ее состояние постоянной грусти и боли не самым благоприятным образом влияло на мое внутреннее состояние души, вот я и пыталась хоть как-то отвлечь ее и себя... Ходила в лес, где мы летали между деревьями, купалась в лесном озере...
   Послышался шорох... Неужели не показалось и за мной на самом деле кто-то следит?
   Снова шорох, глухой звук удара, какая-то возня и кто-то жалобно заскулил...
   Я принюхалась, улавливая едва доносящийся с ветром запах псины с примесью человека. Неужели оборотень? Еще улавливался запах троих людей... Кто это был и что они делали рядом с оборотнем во второй ипостаси?
   Вскоре я поняла, что до меня доносятся звуки борьбы и волк явно проигрывает... что же это такое? Вмешаться или лучше тихо сбежать, оставшись незамеченной пока еще невидимыми соперниками сверха? Но как бы разум не увещевал, что лучше смыться по-тихому, любопытство перевесило чаши весов на свою сторону и я, бесшумно ступая, пошла в сторону звуков борьбы.
   - Да засыпай ты уже, наконец, тварь! - донеслось до меня, после чего снова послышался жалобный скулеж.
   Ускорив шаг, вскоре вышла к источнику звуков и увидела, как довольно мелкий волк пытается спастись от троих мужчин. Злобно скаля пасть, он пытался не дать неизвестным дотянуться до себя какими-то длинными палками, которые судя по раздававшемуся время от времени треску являлись довольно необычного вида электрошокерами. Волку бы сбежать, да судя по его движениям, по тому, как с усилием подволакивает задние лапы, та хрень, что должна усыпить оборотня уже начала действовать. Еще немного и он свалится на землю.
   А что буду делать я?
   Мне было страшно и я не была уверена, что смогу помочь бедному волку, угодившему в ловушку. Скорее сама окажусь рядом.
  Неожиданно, оборотень обернулся и посмотрел прямо в мои глаза таким умоляющим взглядом уже мутнеющих от действия снотворного или чего-то еще золотых глаз, что я поняла - останусь... и помогу, если только сама не нарвусь на неприятности.
   Как я могу пройти мимо? Тем более судя по всему это всего лишь ребенок... хоть в детстве оборотни и не оборачиваются, но размер слишком маленький даже для самого хилого самца.
   И опять раздумывать на тему размера оборотня времени не оказалось, поскольку серый волк упал, а трое мужчин склонились над ним, словно коршуны над своей добычей.
   - Мальчики, а кого вы тут поймали? - прежде чем поняла, что делаю сладко-приторным голоском недалекой блондинки спросила я и вышла из своего укрытия как была после купания в озере. То есть, в чем мать родила.
   Реакция мужчин на подобное явление была более чем предполагаема - открытые рты, выпученные глаза с разгорающимся в них пламенем похоти и едва ли не стекающая с подбородка слюна. Что поделать: я суккуб, а они всего лишь обычные смертные, как привыкли называть людей сверхи.
   - Ой, а это настоящий волк? - в наигранном испуге всплеснула руками и со смесью восхищения и легкого страха перед хищником воззрилась на мужчин. А сама думала, знают ли они кого поймали в свои охотничьи сети и что собирались делать дальше с бедным животным?
   Мужчины на мои слова не прореагировали никак... больше можно было не играть - моя суккубская сущность купалась в их похоти, а ее невидимые щупальца впились в каждого самца. Я знала, им уже нет дела ни до чего в этом мире, кроме совершенного обнаженного девичьего тела, с которым они могут делать все, что им заблагорассудиться. А что им заблагорассудится много чего, легко читалось на их похотливых физиономиях.
   Стало страшно так, что я толком и не слышала их пошлых шуточек и комментариев, которые судя по улыбочкам и смеху мужчин, лились в мой адрес, как из рога изобилия. Они подбирались ко мне все ближе, постепенно окружая с трех сторон, а я не знала толком, что мне делать дальше. Ну, вот кому помог этот бессмысленный, глупый порыв? Нельзя вот так необдуманно бросаться в омут с головой, не предусмотрев при этом даже собственной реакции!
   Когда один из мужчин оказался прямо передо мной, я несмело улыбнулась, пытаясь вспомнить, чем и о чем я думала, когда выходила полностью обнаженной к трем необремененным моралью голодным самцам и изображала тут безмозглую блондинку.
  Ах, да, яд! Каким чудом мне удалось сдержать гримасу отвращения, понимая, что для спасения своей и волчьей шкуры мне предстоит хотя бы поцеловать этих мужчин, не знаю.
   Еще одна более уверенная улыбка и моя суккуба посылает мощную волну вожделения, которая едва ли не ставит всех троих на колени.
   - А девушка, кажется, не против, скрасить нам досуг, - мерзко хихикнул один из обидчиков серого волка.
   Я ничего не ответила - ни смелости, ни воображения для дальнейшей игры в горе-соблазнительницу у меня не наблюдалось. А потому я просто притянула к себе за футболку мужчину напротив и впилась поцелуем ему в рот, проталкивая язык между губами и всем своим существом желая, чтобы он уснул. Однажды этот фокус позволил мне без лишней грязи и шумихи убрать несостоявшегося насильника-грабителя, который, перехватив меня прямо посреди улицы вечером, попытался увести в темный переулок, приставив к боку что-то острое...
   Тогда я только приехала в Польшу и остановившись на ночь в пригородном отеле неосторожно решила прогуляться по объятым сумерками городу до какого-то кафе или магазина. Сначала я испугалась, но потом вспомнила слова Риэна о свойствах моих ядовитых желез. Правда целовать того мужика я побрезговала, а вот вонзить клыки в закрывшую мой рот ладонь пришлось. Как и предупреждал маг, эффект от укуса был моментальным - не состоявшийся грабитель и насильник мигом свалился мне в ноги, не подавая каких-либо признаков жизни, кроме слабого дыхания. Кроме того, при укусе существовал риск так называемой передозировки, так как яд с кончиков клыков сразу и в больших количествах попадает в кровь жертвы. Во время поцелуя яд выделяется скрытыми железами и риск переборщить с желаемым эффектом значительно уменьшается. Так что на первых порах мне рекомендовали пользоваться именно этим способом, на что я гневно ответила, что не собираюсь никого травить, какой-то фигней и что вообще яд, свойства которого вырабатываются в зависимости от желания носителя, кажется мне нереальным.
   Из мыслей, за которыми я пыталась абстрагироваться от того, что мне приходится делать вывело прижавшееся сзади натренированное тело кого-то из охотников. На ушко жарко прошептали слова о том, как я великолепна и что именно со мной хотят сделать. Как банально...
   Почувствовала, как мою грудь начинают грубо мять, довольно болезненно пощипывая соски, и едва сдержала рвотный позыв. Понадеявшись, что первому экземпляру достаточно, оттолкнула того и притянула к себе другого. Охотник довольно крякнул и потянул ко мне свои липкие щупальца. Стало омерзительно и помимо желания, чтобы этот индивид быстрее вырубился и заснул, безумно захотелось, чтобы эти лапища попросту отнялись и перестали нагло шарить по моему телу... И судя по всему, что-то подобное с ним и начало вскоре происходить.
   - Эй, какого хрена? - сбитый с толку и немного испуганный возглас рядом и я понимаю, что единственный избежавший моего поцелуя, увидел, как его друг заваливается без чувств на землю.
   - Ты не простая баба! - уличительно воскликнул третий охотник, когда и второй мужчина начал оседать в моих руках. - Ты исчадие ада!
  Я нахмурилась - о чем это он? В голове пронеслась мысль, что, возможно, они и не были столь несведущи в том, кого именно ловят в лесу. Но углубиться в эти размышления помешал тот самый охотник, схвативший валявшийся рядом электрошокер и выставивший его перед собой в защитном жесте. Он начал медленно отступать от меня, а я поняла, что конкретно этот экземпляр очень даже в курсе о существовании сверхов и явно не ожидал встретить одного из них в этих лесах. Проследив куда именно отступает мужчина, заметила брошенное в траву ружье... Взгляд сам по себе метнулся в сторону валяющегося без чувств волка, с бока которого торчало яркое перышко транквилизатора.
   Э, нет, милый, мы так не договаривались! Лихорадочно соображая, что сделать, не решила ничего умнее, чем отдать контроль над телом своей рвущейся на свободу суккубе. Что бы не говорили, для чего бы их не создавали, но в своей девочке я чувствовала жилку настоящего бойца-профи. И она меня не разочаровала, выпустив крылышки и совершив молниеносный бросок в сторону охотника. Бедолага даже не заметил, что происходит, как упал на землю... со свернутой шеей?! Нет, этот противный звук не мог быть... я не могла... она... определенно, могла!
   Суккуба картинно отряхнула руку об руку, а я... я была в самом настоящем шоке.
   Она. Убила. Человека!
   Я убила человека!
   Просто, мать его, взяла и убила!
   Я не ощущала тошноты или чего-то в этом роде, как любят показывать в фильмах. Внутри меня царил лишь один вселенских размеров шок. А вот суккуба, судя по ощущениям, была очень даже довольна собой и не против сотворить нечто подобное и с остальными охотниками.
   - Что же ты наделала, дурочка? - простонала я, когда эта мелкая тварь свалила на задворки сознания. В ответ мне принеслось что-то, что можно было интерпретировать, как безразличное пожатие плечами.
   Сглотнув, образовавшийся от страха ком в горле, я направилась к валяющемуся волку, стараясь не смотреть по сторонам, чтобы ненароком не наткнуться взглядом на лежащее в неестественной позе тело третьего охотника.
   Как и предполагалось - волк спал беспробудным сном и мне предстояло тянуть его на своих хрупких плечах фиг его знает сколько километров. А в том, что тащить придется, сомневаться не приходилось: как долго будет действовать яд на покоящихся неподалеку охотников, я не знала, а уступать суккубе разобраться еще и с ними, как-то уже не хотелось. Слишком радикальными у нее оказались предпочтения по устранению препятствий.
   Мысленно костеря суккубу на чем свет стоит, я пыталась отвлечься от случившегося и стоило признать - совсем не успешно. Такое впечатление, словно через весь мой мозг протянулась неоновая вывеска: "Я грохнула человека! Мне кранты!" При этом маленькая дрянь, наворотившая дел за долю секунды и оставив все это разгребать мне, уверенно проецировала мне свою убежденность, что все сделано правильно и этот человек получил по заслугам. Я, в принципе, в этом с ней и не спорила: возможно, он и получил по заслугам, но лучше бы эти заслуги ему отмерил кто-то другой.
   Тащить на себе пятидесятикилограммовую тушу волка было... мягко говоря тяжело и уже спустя пятнадцать минут похода я начала жалеть, что морила свою суккубу голодом...
   Я остановилась и скинула свою нелегкую ношу на землю, прислоняясь спиной к ближайшему дереву.
   Тихий шорох в стороне заставил меня вздрогнуть и обернуться на звук. На меня из темной лесной чащи пристально смотрели яркие льдисто-голубые глаза просто огромного по своим размерам зверя, чем-то напоминающего хаски. Но только собака по сравнению с этим ужасом могла легко сойти за безобидную плюшевую игрушку. Огромные клыки торчали из пасти, как у саблезубого тигра, ужасные льдистые глаза, подведенные черным, смотрели не мигая прямо в мои, рождая леденящий душу страх. Когда же это ощерило полный арсенал своих клыков и издало тихий вероятно, по его меркам, рык, оглушивший меня... мое бедное сердечко пропустило удар и скатилось куда-то в пятки, явно не собираясь в ближайшем будущем возвращаться на свое место. И тем не менее зверь не пытался нападать - он просто стоял и смотрел, словно решаясь на что-то.
   Пнув свой страх, подозрительно сощурила глаза и попыталась уловить его запах, потому как помимо страха я испытывала еще кое что. Моя суккуба встрепенулась внутри, нещадно давя на кожу, требуя выхода и в случае свободы собираясь вести себя явно не так, как того требовала ситуация. Об этом явственно свидетельствовал разгорающийся внизу живота пожар вожделения.
   Неужели Хантер? От этого предположения стало еще страшнее. Как бы моей сущности не хотелось снова почувствовать его присутствие в нашей жизни, я не была готова променять свою свободу на клетку и моральные издевательства. И плевать я хотела на его извинения и призрачные намеки - верить ему я была не намерена.
   Каждая клеточка в моем теле напряглась до предела, но зверь продолжал и дальше просто стоять и смотреть, а потом, оглушив еще одним "тихим" рыком, сбежал в гущу леса.
   Чувствуя, как легкие начинают гореть от нехватки кислорода, сделала жадный вдох, только сейчас осознавая, что даже не осмеливалась дышать пока на меня смотрели льдисто-голубые глаза.
   Кто же это был? Что не простой зверь - ясно и ребенку. Вервольф? Стало жаль, что я отказывалась от предложений ребят поиграть с их вервольфами, когда была в "гостях" у Хантера и пока их не заменили на тех скучных зануд.
   Уловить запах я так и не смогла, но все во мне не просто подсказывало - орало, что там стоял был Хантер. Означает ли это, что мне пора спасаться бегством?
   Появление на горизонте вервольфа придало мне сил и остаток пути, я практически пробежала с оборотнем на руках.
   При выходе из леса возникла довольно серьезная проблема: обнаженной идти в поселок было как-то не очень удобно, если не сказать больше, а что делать, я не знала... В итоге решила пристроить спящего волка где-то в укромном месте и рискнуть слетать к озеру. Так и сделала.
   Когда вернулась зверь все так же лежал без чувств, что в очередной раз родило подозрения: охотники знали кого усыпляли, в противном случае, используй они обычный транквилизатор, оборотень уже начал бы приходить в себя.
   Таща за собой тушу волка, я мысленно благодарила небеса за то, что сейчас было раннее утро и на узких улочках частного поселка все еще тихо, нет случайных прохожих и снующих туда-сюда машин соседей.
   Выделила волку летнюю кухню, в очередной раз воздав хвалу относительно того факта, что тетушка на выходные уехала в город к дочке, у которой несколько месяцев назад родилась красавица-дочурка.
   Заперев дверь летней кухни, направилась в дом, где приняла душ и начала обдумывать, что соврать непременно посетящим наш поселок полицейским и как себя вести дальше с волком. Не давали покоя и льдисто-голубые глаза вервольфа...
  Боже! А я ведь только расслабилась, только-только начала верить, что, возможно, у меня получилось вырваться на свободу, хотела наладить свою жизнь, как обычной человеческой девушке. Даже начала работу себе присматривать - поддельным дипломом, как и документами меня снабдили. Впрочем, и денег на врученной магом карточке было более чем достаточно. Да и он сам обещал наведаться через пару-тройку месяцев, чтобы проверить как у меня дела и снова попытаться соблазнить отправиться с ним в его мир. На последнее, конечно, я вряд ли когда-то решилась бы, но за самим магом, который за тот месяц, что мы провели вместе, стал мне хорошим другом, успела заскучать.
   Наличие оборотня во дворе тетушки и возможное присутствие Хантера, немного отвлекало меня и уводило мысли от ужасающей истины - я убила человека! Причем вопросы относительно того, что здесь делает Хантер, почему если нашел до сих пор не обнаружил себя и он ли это вообще занимали почти все мои мысли. А мне, между тем, предстояло еще продумать свое поведение по отношению к оборотню. Что мне делать? Какую линию поведения выбрать? "Ой-какая-хорошая-собачка" и "Привет-я-тронутая-на-всю-голову-защитница-животных"? Или... нет, наверное, все же лучше немного построить из себя дурочку, а к тому времени, как очухаются остальные охотники и вызовут полицию смыться из страны вообще.
   Господи, я просто в колоссальной заднице!
   Вернулась дрожь к рукам и ногам. Снова накатило осознание того, что сотворила...
   Пиликнул мобильный, извещая о входящем сообщении.
   Завязав полотенце на голове, подошла к прикроватной тумбочке и взяла все еще светящийся аппарат.
   "Выйди во двор, пожалуйста", - значилось в сообщении от неизвестного отправителя.
   Нахмурилась, пытаясь понять, кто это может быть. Возможно, кто-то из ребят, с которыми я завела знакомство, переехав на время к тете? Общаться с кем-либо откровенно не хотелось, но и оставлять сообщение без ответа тоже было как-то не красиво.
   Не знаю, кого я рассчитывала увидеть, наскоро одевшись и выйдя из дома, но уж точно не нервно расхаживающего по крыльцу Хантера.
   Стоило мне прикрыть дверь, как оборотень тут же резко развернулся ко мне и прежде чем я успела сделать следующий вздох, оказалась в крепких знакомых объятиях. Моя суккуба тут же встрепенулась, являя свою сущность и заставляя тело откликнуться на близость желанного мужчины, а я сама едва не застонала от досады - время, когда я была свободна, оказалось таким быстротечным.
  - Как ты, малыш? - отодвинув меня от себя и с тревогой заглядывая в глаза, спросил Хантер. - Не сильно испугалась? Прости, я не хотел... Разумеется, тебя следовало подготовить к тому, насколько устрашающе выглядят вервольфы в своей второй ипостаси... А за того охотника не переживай - твоя суккуба все верно сделала - подобные ему не заслуживают права на жизнь... Я прошел по твоему следу и все подчистил за тобой. Я так переживал... знал же, что нельзя оставлять без присмотра и все же, решил не отправляться следом за тобой этим утром. Это такая пытка смотреть на тебя, купающуюся в озере и не иметь возможности даже прикоснуться...
   Значит, это все-таки был он... И все эти месяцы мне вовсе не казалось, что кто-то постоянно следит за мной? Получается, оборотень давно нашел меня и только по какой-то известной только ему причине позволял считать себя свободной?
   Справившись с первым шоком, я поспешно отошла от мужчины на несколько шагов, настороженно всматриваясь в глаза и всем своим видом выказывая желание немедленно бежать...
   - Постой...
   Чуть ли не мольба, слетевшая с его губ, звучит непривычно, вот только действия вовсе не походят на отчаянную просьбу. С неимоверной скоростью он метнулся ко мне, снова беря в плен своих сильных рук.
   - Пошло оно все к черту! - с долей отчаяния выдохнул Хантер, склоняясь к моему лицу. - Я так скучал по тебе, Энджи, - я отворачиваюсь от него и его губы скользят по щеке, опаляя кожу горячим дыханием и посылая целый табун чертовых мурашек по моей коже. - Как же скучал...
   Его объятия превращаются в удушающие тиски, а губы и язык откровенно ласкают шею, делая мое дыхание сбивчивым, а суккубу - бешенной.
   - А вот я, так ни капли! - яростно отвечаю ему, выворачиваясь из крепких объятий, не давая дотронуться до своих губ, когда он снова пытается дотянуться до них.
   Суккуба внутри начинает жалобно скулить от моих слов и действий, давит на кожу, желая самостоятельно взять то, в чем ей отказываю я. От навалившихся эмоций, своих и суккубы, на глаза навернулись слезы и одновременно захотелось разодрать Хантера в порыве злости и разочарования. Неужели теперь для меня снова все начнется заново?
   - Даже не сомневаюсь, - горько усмехнулся вервольф, пряча руки за спину, не пытаясь больше дотянуться и удержать.
   Меня это радует, а вот суккубу - разочаровывает. Она, как и прежде хочет этого мужчину, как и прежде не может устоять перед ним. И мое тело снова послушно отзывается на жаждущий взгляд оборотня и сжигающее желание сущности горячей волной, омывшей все моё существо с головы до ног. Сконцентрировавшееся внизу живота тянущей пустотой и жарким желанием. И хищно раздувающиеся ноздри Хантера без сомнений дают понять - он и без слов знает, какие чувства одолевают меня. От понимания этого, щеки вспыхнули стыдливыми румянцем и одновременно меня окатило волной злости.
   - А если не сомневаешься, так и вали отсюда! - прошипела я, резко разворачиваясь и хватаясь за дверную ручку. Желая как можно скорее скрыться от мужчины, пока моих ушей не коснулся какой-то приказ.
   - Что с той волчицей, которую ты унесла? - остановил меня вопрос.
   - Волчицей? - не оборачиваясь, уточнила.
   Я была удивлена, но в принципе... почему бы и нет? Во всяком случае, теперь понятно, почему оборотень оказался таким мелким.
   - Это не твое дело, Хантер, - наконец, ответила я. - Мы с ней сами разберемся, а тебя я бы попросила оставить меня в покое.
   - Я уже говорил, что не могу тебе этого пообещать. Дать время - да, но оставить тебя... это равносильно смерти, - хрипло ответили совсем близко.
   Я услышала, как вервольф втянул в себя воздух, после чего послышался тихий довольный рык. Он давал понять, что мужчина прекрасно знает: злость - это не единственное, что я ощущаю по отношению к нему.
   - То, что моя суккуба готова служить тебе комнатной собачонкой, еще не означает, что я сама тащусь от идеи каждый день быть затраханной тобой до полусмерти, а потом облитой грязью твоего презрения и беспочвенных обвинений. Так что если на этом все - отвали и забудь о моем существовании, - раздраженно бросила я и, так и не взглянув на него, вошла в дом.
   - Никогда! Твоя суккуба все еще хочет меня, а значит для меня пока ничего не потеряно, - донеслось мне в след.
   Ах, как бы мне хотелось, чтобы эти слова были просто слуховой галлюцинацией, потому что меня настораживали неуловимые перемены, произошедшие в Хантере. Я не знала, что они означают для меня и это пугало.
   Вернувшись в свою комнату, достала и шкафа чемодан и быстро побросала в него свои вещи. Пусть я и догадывалась, что это бессмысленно, но не могла оставаться на месте, после того, как Хантер обнаружил себя.
  Натянув на себя джинсы и легкую осеннюю курточку - пускай я практически не ощущала холода, но это не означало, что люди поймут меня правильно, одень я на себя майку или летний сарафан - спустилась на первый этаж и вышла во двор. Я надеялась, что моя случайная гостья уже пришла в себя и мне можно будет спокойно отправиться восвояси, не оставляя тетушке сюрприза в виде спящего серого волка в летней кухне.
   Оказавшись в небольшом помещении, обнаружила волчицу там же, где сгрузила её несколько часов назад. Присев рядом, погладила по густой шерсти на загривке - никакой реакции.
   - И что же мне делать? - спросила в пустоту.
   Сейчас Хантер ушел, что было абсолютно не похоже на него, но стоит ли рассчитывать, что он больше не потревожит мой покой? Особенно после его последних слов, рождавших внутри меня целую бурю чувству - от негодования до робкой надежды. Чьей? Этого я уже не знала, но надеялась, что не моей - я просто не могла пасть так низко, чтобы желать каких-то отношений с мужчиной, который не единожды топтал мои чувства в угоду каким-то своим застарелым обидам или предубеждениям.
   Пиликнул мобильный...
   Ну, что ж, если до этого момента у меня была хоть сколько-нибудь призрачная надежда, что мне удастся наладить свою жизнь без всяких мохнатых деспотов, то Хантер, видимо, как всегда решил сразу расставить все точки над "i".
   "Ты - моя! И если за это время ты узнала хоть что-то о сверхах, то должна понять - эти слова не пустой звук, мое желание - не просто блажь. И я готов доказывать это так долго, как будет необходимо для того, чтобы ты оставила прошлое и сама захотела принадлежать мне. Я просто хочу сказать... не убегай... я никогда больше не причиню тебе боли..."
   И как, ради всего святого, я должна воспринять это сообщение? Как угрозу, довольно неудачную попытку извиниться или... Нет, на извинение это совсем не похоже... скорее обещание самоуверенного самца. И оно мне не нравилось. Абсолютно!
   И вообще, откуда у него мой номер?!
   Поднявшись с пола, начала нервно расхаживать по небольшому светлому помещению. Оставить волчицу здесь - означает организовать гарантированный инфаркт впечатлительной тетушке, вынести и оставить на окраине леса - вполне вероятно снова обречь на участь добычи. Может, стоило отдать ее Хантеру?
  И все-таки интересно, откуда здесь взялась эта волчица? Я была уверена - поблизости не проживает ни одна стая оборотней, иначе я давно бы уже напоролась на нее во время своих пеших прогулок.
   Любопытно, сколько ещё времени она будет приходить в себя, чтобы я могла с чистой совестью убраться подальше отсюда? По сбивчивым словам Хантера не сложно было сделать вывод, что попавшиеся мне в лесу ребята действительно относятся к любителям поохотиться на сверх-существ. Но по той информации, что я на досуге узнала, еще находясь в заключении у Хантера, они пользовались каким-то препаратом, что напрочь отбивал нюх даже у вервольфов, а я отчетливо ощущала их запах даже на расстоянии. Решили не осторожничать на этот раз? Но почему?
   Не знаю, как долго я маялась от бездействия, когда хотелось бежать очертя голову, но к тому времени, как оборотница начала подавать хоть какие-то признаки жизни, я успела подпереть собой каждый уголок летней кухни, поваляться рядом с волчицей, используя ее бок в качестве подушки, извести себя мыслями о Хантере и перебрать в уме самые отдаленные уголки мира, где я, чисто теоретически, могла бы спрятаться от него. И понять, что вроде как не совсем хочу прятаться, скорее я жаждала извинений, мольбы о прощении и его боли, которая хоть частично искупила бы мою, хоть самую малость залечила кровоточащую рану, что раньше звалась моей гордостью. Пришлось силой заталкивать эти мысли в самый дальний угол сознания, ведь я хотела жизни с чистого листа, а для этого нужно отпустить и забыть прошлое. Жаль только, что прошлое все никак не хочет отпускать меня. Что нужно от меня Хантеру?
   Мои мысли снова вернулись к вервольфу и только тихий скулеж не позволил мне снова начать колупать ту рану, которую нанес мне сверх.
   Оборотница начала скулить, словно от боли и беспокойно перебирать лапами. Я почему-то была уверена, что будь она в своей человеческой ипостаси уже давно кричала бы от того кошмара, что явно тревожил ее неспокойный сон.
   Опустившись рядом с волчицей на колени, я начала успокаивающе гладить ее морду, запускать пальцы в густую серебристую шерсть на загривке. Не знаю, сколько мы так просидели, но отвлек меня от монотонного поглаживания шерсти пришедший от суккуб сигнал тревоги. Хоть я и прожила с ней уже довольно долго времени, но изредка совершенно не понимала, чего она хочет. Нет, чтобы тревожиться, когда нас зажимал этот чертов Хантер, так она сейчас буквально бьется о кожу, словно ей грозит смертельная опасность! Чувствует опасность от волчицы? Но она даже глаз еще не открыла, только-только начинает отходить от действия этого долбанного транквилизатора! Прислушалась к доносящимся снаружи звукам: все было тихо... слишком тихо...
   Я вскочила на ноги и обернулась к двери, как раз когда та резко открылась, ударившись о стену и на пороге небольшой пристройки появился высокий мужчина, за его спиной виднелось еще трое. Кажется, я даже икнула от обуявшего меня страха, потому что запахов этих незнакомцев ощутить не могла, а их вид, так и кричал о том, что передо мной сверхи.
   - Эрик, ты уверен, что тот идиот сказал "исчадие ада", а не "еще, детка, да"? - сканируя мою подобравшуюся фигуру рентгеновским взглядом зеленых глаз, с издевкой в голосе поинтересовался тот, что стоял в дверном проеме.
  - Ты думаешь, он был в экстазе от того, что ему свернули шею? - так же веселясь и заглядывая тому через плечо, спросил сероглазый брюнет.
   - Я сомневаюсь, что эта крошка-человек могла провернуть такое с молодым, полным сил мужчиной, - шагнув внутрь, сказал первый незнакомец.
   - И тем не менее, поверь мне: звук, с которым ломаются позвонки сложно перепутать, - уже серьёзно сказал брюнет.
   Складывалось впечатление, что меня тут никто не замечает...
   - Кто вы такие и что тут делаете?! - сглотнув ком страха, спросила незваных гостей.
   - Ты забрала кое-что, принадлежащее нам, крошка, - сверкнул белозубой улыбкой-оскалом зеленоглазый.
   - Черт, а она ничего! - заявил третий мужчина, проталкиваясь вперед и пожирая похотливым взглядом мою фигуру. - Надеюсь, нам положена небольшая награда за то, что из-за этих неудачников мы вынуждены были срываться с места и нестись за этой одиночкой через пол континента?
   - Не спеши, Зак, еще неизвестно, что это за цыпочка или ты забыл, как ладненько она убрала троих спортивных мужиков, - осадил уже начавшего облизывать мое тело своим взглядом Зака, зеленоглазый.
   - Довольно стронно, судя по записи убрала, - вклинился тот, которого назвали Эриком.
   Чёрт! И что же мне делать?! Я едва сдерживала себя, что не начать кусать губы от досады и страха.
   - Командир, - донеслось с улицы, - боюсь, мы должны действовать быстрее, у крыльца с той стороны пристройки остался запах вервольфа. Вероятно, захаживал сюда сегодня утром, потому как след довольно свежий. Если не хотим быть случайно обнаруженными стоит поторопиться.
  - Вот как, - прищурив глаза и не отрывая от меня внимательного взгляда, протянул тот самый командир, пока я всеми силами пыталась изобразить на своем лице крайнюю степень недоумения и недопонимания.
   Боже, как это похоже на всю мою чертову жизнь, с тех пор, как погибла мать - попадать в задницу, едва успев выбраться из предыдущей. Вот только размер попадалова в этот раз несоизмерим.
   Одним размытым движением зеленоглазый мужчина вдруг оказался передо мной, склоняясь ко мне лицом. Я немного запоздало попыталась отшатнуться, но была придержана за локоть пока меня самым наглым образом обнюхивали.
   - Крутишь шашни со сверхами? - наконец, отлип от моей шеи мужчина. - Тогда тебе не будет внове выдерживать их темперамент, когда будешь развлекать меня и мою команду, - он хмыкнул и отстранился от прифигевшей меня. - Эрик, забирай эту крошку и волчицу. Будем разбираться с ней уже дома... Зак, проследи, чтобы территория была обследована должным образом. И найдите уже, ради Бога, тех слюнтяев, которых положила эта человечишка! Надеюсь, хотя бы один из них остался в живых, чтобы я лично мог прибить хоть кого-то! Ненавижу, когда меня отвлекают от дел, - доверительно подмигнул командир этих сверх-придурков и отошел в сторону, пропуская сероглазого брюнета ко мне и слабо поскуливающей позади волчице.
   Они что хотят меня... развлекать... их?!
   Дальше произошло сразу два события: со двора послышался чей-то взбешенный рык и оглушающий крик боли, а моя суккуба впервые сама задвинула меня на задворки сознания, забирая контроль над телом себе.
   - Ну, что, мальчики, поиграем? - обольстительно улыбнулась наглая мелочь, складывая только расправившиеся крылья и выпрыгивая через большое застекленное окно на улицу.
  - Чтоб меня, - послышалось пораженное сзади.
   Эффект неожиданности стоил троим сверхам нескольких драгоценных секунд, за которые я... или моя суккуба... в общем, мы, отбежали на некоторое расстояние от летней кухни в сторону крыльца дома. Правда, успеть туда, откуда слышалось рычание, скулеж и ругательства, не смогли: перед нами вырос тот самый зеленоглазый брюнет с порочной улыбкой на лице и заинтересованным блеском в глазах.
   - Малышка, - еще шире улыбнулся он, ставшей в стойку суккубе, и снова пробежался взглядом по фигуре, на которой бесполезными тряпками повисли курточка и футболка, - с тобой я, пожалуй, пообщаюсь более тесно, чем планировал сначала.
   - Общалка усохнет, сладкий, - ухмыльнулась в ответ она... я... ай, да какая разница? Отгребать-то будем вдвоем!
   - Не переживай, на наш век хватит, куколка, - пообещал нахал.
   Внутри поселилось глухое раздражение. Вот кто ей сейчас мешает, расправить свои чертовы крылья и улететь нафиг подальше от этого дурдома?!
   А потом поняла что, или точнее кто, мешал ей это сделать: из-за угла дома, откуда доносились холодящие душу звуки борьбы сверхов, показался огромный вервольф. Придавив огромной лапой к земле волка, он цепким взглядом льдисто-голубых глаз обвел территорию, по не заметил чуть в стороне суккубу. Их взгляды встретились и оба застыли на какое-то мгновение, от чего пропустили движения противников. Лишь в последнюю секунду суккуба успела увернуться, чтобы не оказаться в лапищах Эрика и не угодить прямо в руки заходившего с другой стороны Зака. В это же время ушей коснулся болезненный вой, заставивший все тело превратиться в натянутую до предела струну.
   - Что не нравится, когда пинают твоего песика? - издевательски протянул зеленоглазый и искривил свои губы в не предвещающей ничего хорошего полуулыбке. - Поверь, сладкая, в объятиях демона тебе будет уютней, а твой волчонок прекрасно послужит и для более высоких целей.
  - Во всяком случае теперь ребята хоть не будут чувствовать себя полными лохами, припершись полной группой на захват спящей самки, - насмешливо донеслось немного сбоку.
   Но я не крутила головой по сторонам, внимательно следя за движениями их лидера. На этот раз его улыбка была уже откровенно зловещей и я поняла, что даже мне будет жаль Хантера, если он попадет к ним в руки. Вот только отчего они так уверены, что им по зубам вервольф? А потом мне стало не до размышлений: мощная фигура зеленоглазого начала расплываться и увеличиваться прямо у меня на глазах, красноречивее любых слов говоря, что игры закончились.
   Не желая ждать, когда мужчина явит миру свою вторую ипостась, суккуба развернулась и попыталась быстро прорваться на свободу, растолкав преграждавших ей путь Эрика и Зака. Да только не было больше двоих мужчин: был огромный черный волк и... Зак, только еще более сексуальный со светящимися золотым глазами и даже широкие рога, закрученными к затылку, не портили его сногсшибательности. Инкуб, поняла я, по едва ощутимому отклику суккубы.
   Возможно, не так уж и плохо, что она втрескалась в Хантера. Во всяком случае, не ведет себя, как нимфоманка в отношении других мужчин... особенно некоторых сверхов...
   Краем глаза заметила резкое движение в свою сторону. Ощерилась и зарычала, подныривая под вскинутую руку Зака и тут же уворачиваясь от прыгнувшего на меня волка.
   - Поцарапаете, придушу лично, - прорычал до невозможности искореженный голос командира позади.
   Застыла на мгновение и обернулась, чтобы тут же непроизвольно вскрикнуть от ужаса.
  Застыла на мгновение и обернулась, чтобы тут же непроизвольно вскрикнуть от ужаса. На том месте, где минуту тому назад стоял командир этих охотников, возвышалось трехметровое чудовище, с черной, как ночь, кожей с прожилками огненного цвета, жуткими оранжево-желтыми глазами с вертикальными зрачками и просто ужасным набором клыков. Его руки... тело... не было слов, способных описать ту сокрушительную мощь, которой веяло от них. Это было не живое существо, а чертово орудие массового поражения.
   Против воли мой взгляд метнулся к Хантеру, выдавая снедающие меня внутри переживания. И едва сдержала стон: огромного вервольфа даже видно не было за самыми настоящими исполинами под три метра ростом с полностью чёрной кожей и массивными рогами, закручивающимися к затылку, огромными руками с бицепсами в обхвате наверняка немало превышающими обхват обеих моих бедер и с длинными блестящими, как кинжалы, когтями на пальцах. Единственное радовало: оборотни его больше не атаковали, а только беспомощно скулили, припав пузом к земле и прижав уши к лобастым головам.
   Пока отвлеклась на Хантера едва не пропустила движения зеленоглазого... точнее уже желтоглазого в мою сторону. Отпрыгнув, даже не пыталась нанести удара: моя суккуба была обессилена той голодовкой, что я ей устроила. Да даже если бы и не была, сомневаюсь, чтобы такому хрупкому телу было что противопоставить такому громиле, который к тому же двигается с такой поразительной легкостью и ловкостью, словно и не он трехметровая махина.
   Так я и танцевала танцы с тремя мужчинами, бросая обеспокоенные взгляды на вервольфа и стараясь надежно отвлекать на себя хотя бы этих троих. Тем более, если я хоть что-то понимала, именно они были лидерами, самыми сильными сверхами в этой группе охотников.
   Это что же, они приперлись за одной малюсенькой волчицей целой группой захвата?! Досадная мысль об очередной несправедливости судьбы мелькнула и потухла, поскольку кольцо вокруг меня сужалось все больше, а сзади была изгородь. Ни я, ни суккуба не обманывались по поводу того, почему мы все еще на свободе. Просто кое-кто страшный и огромный не хотел, чтобы приглянувшемуся ему телу нанесли хоть какой-то физический вред, что несколько усложняло поимку изворотливой мелочи, коей я и являлась по сравнению с двумя огромными мужиками и не менее огромными оборотнем.
   Скрипнув зубами от досады и безысходности, в очередной раз извернулась, ускользая от рук Зака и проскальзывая как раз между ногами огромного демона, бросилась со всех ног бежать, на ходу расправляя крылья и отталкиваясь от земли. Несколько мгновений пьянящего ощущения свободы и сзади слышу звук, подозрительно напоминающий хлопки огромных крыльев. Да чтоб этому демону в преисподнюю провалиться! У него что, полный арсенал в запасе имеется?!
   Не успела и моргнуть, как оказалась спелената по крыльям и рукам огромными лапищами.
   - Стр-р-роптивая, - прорычали над головой. - Смелая. Нр-р-равится!
  И почему у меня такое чувство, что мне вынесли приговор?
   Взбрыкнула, ударяя со всех сил пяткой по голени и до упора запуская все десять острых когтей в бедра удерживающей меня нечисти. Не ожидающий какого-либо сопротивления со стороны практически полностью обездвиженной мелочи демон, недовольно заворчал и немного ослабил хватку, из которой я тут же выскользнула, падая на землю и вскрикивая от боли, прошившей ногу.
   Тут же передо мной приземлился демон.
   - Допр-р-рыгалась, - прорычал он.
   То ли боль искривила мое восприятие, то ли я действительно услышала в его голосе сожаление и упрек?
   Увидев, как чудовище склоняется ко мне попыталась подняться, но только застонала от новой волны боли и из глаз неконтролируемо скатилось несколько слезинок.
   - Гр-р-р-р, - невероятно близко раздался оглушительный рев, пронесшийся по венам суккубы волной облегчения, и огромное тело демона отлетело на несколько метров, а меня, заботливо лизнув в болезную ногу, заслонили огромной лохматой тушей.
   Правда, чувство облегчения быстро сменилось тревогой - вся шерсть вервольфа была покрыта кровью. Он заметно устал и слегка пошатывался, однако это не помешало ему расставив задние лапы и уперевшись передними в землю угрожающе зарычать на вновь приблизившегося демона.
   Сглотнув, обвела доступное взгляду пространство. В стороне валялось несколько ощутимо потрепанных сверхов. Оборотни, кроме Эрика, все жались к земле, жалобно скуля, а оставшиеся относительно целыми демоны окружили нас.
  
  
  
  Сглотнув, обвела доступное взгляду пространство. В стороне валялось несколько ощутимо потрепанных сверхов. Оборотни, кроме Эрика, все жались к земле, жалобно скуля, а оставшиеся относительно целыми демоны окружили нас.
   Заметила, как стоящий напротив лидер охотников немного поднял руку, давая своим людям отбой.
   - Можеш-ш-шь сопр-р-ротивляться яду? Впечатлен, - выдал демон и улыбнулся своей ужасной клыкастой улыбкой. - Вот только тебе это не поможет удержать свою самку.
   Все мощное тело вервольфа натянулось до предела, а округу огласило таким ревом, что даже я вздрогнула, хоть и понимала - зверь Хантера никогда не причинит мне вреда. Точнее, в этом была уверена суккуба, а мне за неимением выхода не оставалось ничего другого, кроме как положиться на ее мнение и молиться, чтобы этот ненормальный волк, кинувшийся на трехметровое чудовище, остался целым и невредимым.
   Найдя какую-то опору, поднялась, морщась от боли в ноге и попыталась расправить крылья. Но только охнула, когда нестерпимая боль прострелила правое крыло.
   Полетали...
   Теперь мне не оставалось ничего другого, кроме как следить за схваткой двух смертоносных хищников, вздрагивая и вскрикивая всякий раз, когда казалось, что демон вот-вот дотянется до шкуры вервольфа и вспорет ее. Но только уставший волк с поразительной ловкостью всякий раз уворачивался от острых когтей, нанося раны противнику клыками и не менее острыми когтями. С некоторой отстраненностью заметила, что вервольф даже немного выше демона, когда становится на задние лапы, чтобы в очередной раз попытаться подмять противника под себя и впиться клыками в шею.
   Не знаю, сколько они так кружили, то сходясь в смертоносном танце, то отскакивая друг от друга, но для меня это время растянулось в вечность. Когда же вервольф начал сдавать, заметно подволакивая лапы, предприняла еще одну попытку подняться. Вот только чем я смогу помочь ему? И целой не смогла, так что говорить теперь?
   Пока ловила перед глазами черные мушки боли от очередной неудачной попытки встать на явно сломанную ногу, почувствовала, как мое тело подхватывают на руки.
   Приложив силы, попыталась сфокусировать взгляд, но картинка перед глазами расплывалась, не давая мне разглядеть того, на чьих руках я оказалась. Но, в принципе, это было не столь важно - мой нюх и без зрения известил меня о том, что меня уносит от дома тетушки и сражающегося Хантера один из охотников.
   Когда же мне удалось навести четкость, то увидела в миллиметре от своего лица лучащуюся довольством и торжеством моську зеленоглазого демона. Судорожно схватив его за остатки футболки на плече, пыталась заглянуть ему за спину.
   - Попрощайся со своим волчонком, сладкая, - самодовольно прошептал он, обдавая щеку горячим дыханием и разворачивая меня лицом к недавнему месту схватки.
  Мои когти вошли в плечо мужчины, когда глазам предстала картина того, как мотающего головой и едва стоящего на лапах вервольфа обступают потрепанные им же сверхи.
   Рванула из рук демона, тут же почувствовав как его острые когти впиваются в нежную плоть на внутренней стороне предплечья. Не сдержала крика боли, который отозвался яростным рычанием все еще огрызающегося на демонов Хантера.
   Снова попыталась трепыхнуться, но моё тело отозвалось слишком вяло. Перевела взгляд на все еще погруженные в меня когти и ничего не понимая, посмотрела в лицо демона, увидев в глазах легкое сожаление.
   - Эрик, волчица, - рыкнул надо мной раскатистый мощный голос, пока меня освобождали от когтей и укладывали голову на плечо.
   Увидела, как обнаженный брюнет выносил из пристройки так и не пришедшую до конца в себя волчицу...
   - Зак, проследи, чтобы мальчики за собой убрали, - бросил, удерживающий меня демон и пошел в совсем другую от той, где хотела оказаться моя суккуба сторону. - Ну, что, кошечка, погнали в твой новый дом? - И меня подтянули выше по рельефному мощному телу.
   Попытка сказать что-то дерзкое и обидное окончилась обычным шипением.
   - Не переживай, малышка, я с удовольствием выслушаю все твои претензии чуть позже, а пока расслабься и получай удовольствие от поездки. Надеюсь, мой парализующий яд не нанесет тебе сильного вреда, - уже себе под нос озабочено пробормотал демон.
  С этими словами, он выбежал на дорогу со стороны леса и положил уже практически безвольную меня на заднее сидение внедорожника, где уже сидел Эрик с волчицей на руках. Через секунду в машину влез и зеленоглазый нахал в ошметках, в которые превратились его штаны и рубашка.
   Меня подняли на руки и усадили себе на колени.
   - Погнали и быстрее, - раздался приказ и машина рванула с места.
   - Дай-ка я тебе помогу избавиться от этих тряпок, - смотря сверху вниз, улыбнулся демоняка, освобождая меня от порванной крыльями курточки.
   Увы, но даже лишь слегка порванные штаны постигла участь быть бесцеремонно содранными, для удобства обследования ноги, ощупав которую демон издал раздосадованный рык. Еще один последовал после осмотра крыла.
   Ошметки лёгкой футболочки остались прикрывать моё тело, а начавший пускать слюни Эрик удостоился грозного рыка.
   - Ты чего тут разрычался?! Думаешь, тебе позволят оставить её себе? - с плохо скрываемым раздражением спросил демона Эрик. - Уверен, он сделает из неё производительницу. А ты губу раскатал...
   - Он должен мне за всех тех самок, что медленно подыхают, даря ему его будущих верных псов, - прорычал зеленоглазый. - Эту суку я хочу оставить себе!
   Это я-то сука?! У-у-у кобель рогатый... Ну, погоди, приду в себя я тебе роги-то пооткручиваю... Во всяком случае очень сильно постараюсь это сделать...
   И о каких еще псах они говорят?
  - Очнись, Олег! - воскликнул брюнет. - Ты и сам являешься одним из тех самых верных псов, а твоя мать - одна из тех самых медленно подыхающих сук! И только пока ты доставляешь ему самок, он не трогает ее. Ты его единственный удавшийся эксперимент и он всегда будет держать тебя на крючке. Не думал, что тебе следует напоминать об этом! Ты думаешь, он считает себя должным хоть кому-нибудь из нас?! Да клал он на свои долги и на нас в том числе! В этой горячей штучке течёт кровь древних. И ты идиот, если думаешь, что он позволит тебе оставить её себе! Может, шавку какую слабую и позволил бы, а эту...
   Так и не закончив фразу, он позволил тягостной тишине повиснуть в салоне авто. Все это время моё лицо сверлили задумчивым тяжёлым взглядом. А я вся холодела от услышанного. Боже, за какие приглашения я попала в этот дурдом? Создавалось впечатление, что, несмотря на всю свою мощь, сверхи - лишь расходный материал и, как оказалось, не только в другом мире, но и в своём тоже.
   Пока я размышляла о преследующей меня по жизни несправедливости, зеленые глаза наглой демоняки опустились на грудь, виднеющуюся в образовавшемся "вырезе" футболки и по мелькнувшему в них интересу я поняла, что он заметил покоящийся в ложбинке амулет Риэна.
   - Я никогда не был его верным псом! Он не посмеет, - наконец, ответил Олег и подцепил пальцем кулон в виде миниатюрных песочных часов, рассматривая его со всех сторон.
   - Георг тоже так думал и где он теперь? - насмешливо спросил Эрик, а демон в это же время сжал в кулаке кулон и рванул на себя.
   Тот же час по салону разнесся слаженный глубокий вздох и следом за ним утробное рычание на выдохе.
   - А ты полна сюрпризов, малышка, - вмиг охрипнув, заключил Олег. Крылья его носа начали хищно раздуваться, а взгляд разгорелся от едва сдерживаемой похоти. - Обязательно расскажешь мне позже, где взяла эту милую безделушку. Что касается твоих слов, Эрик... Ты, конечно, прав, но только у Георга не было преданных ему сверхов, готовых за ним пойти и в огонь, и в воду. Он никогда не заботился ни о чьей заднице кроме своей... за это в итоге, по сути, и поплатился. А что касается этой малышки, то для всех она будет моей личной человечкой.
   Мужчина довольно улыбнулся и снова приложил к моей шее амулет, каким-то образом умудряясь скрепить порванные края цепочки. После мою голову переложили на широкую, тяжело вздымающуюся от сбившегося дыхания, грудь.
   - Делай, как знаешь, Олег, но что-то подсказывает, что эта девочка принесет тебе кучу неприятностей, если попытаешься обдурить Его, - покачал головой Эрик и отвернулся к окну.
   Оставшийся путь до довольно обширной лесной поляны, на которой стояло несколько вертолетов, сверхи провели молча. Я же переваривала полученную информацию, так как делать что-либо ещё было довольно проблематично с полностью парализованным телом. Да и мыслительный процесс позволял отвлечься хоть немного от близости демона, того, как его пальцы поглаживают меня по голове, перебирают распущенные пряди. Мне было дурно от его прикосновений...
  Из машины меня вынесли на руках и так же загрузили в вертолет. И только к концу полёта я начала ощущать, как контроль над телом постепенно возвращается ко мне. На будущее сделала себе пометку держаться как можно дальше от когтей демонов. Теперь бы понять, как выбраться из конкретно этих...
   - Приходишь в себя, малыш? - заботливо поинтересовался у меня Олег.
   - Окончательно исцелюсь, как только выцарапаю тебе глаза и кастрирую, - прошипела... суккуба, потому как мой разум в это самое мгновение был занят картинами озвученного действа.
   - Можешь попытаться, - рассмеялся демоняка, - но запомни, каждую попытку придётся оплатить с лихвой, - и пробежался по моему телу красноречивым взглядом. - Ну, не могу я спустить с рук покушение на свою персону даже такой куколке как ты.
   И подмигнув мне, понес в какой-то особняк.
   Куда именно меня соизволили приволочь, мне, разумеется, сообщить не удосужились.
   - Ты пока тут обвыкайся, а я к тебе зайду чуть позже, - прошептали мне на ухо, укладывая на широкую кровать, медленно проводя руками по бокам и ногам, скидывая лёгкие осенние ботинки.
   Прикоснувшись губами к моей ладони, этот джентльмен недоделанный подошёл к окну и отдернул штору, открывая вид на миленькие такие витиеватые решётки со стороны улицы. Открыл окно и, развернувшись на сто восемьдесят градусов, покинул комнату, на последок снова пройдясь по мне предвкушающим взглядом.
   - Вот скажи, - задумчиво обратилась к своей суккубе, когда шаги демона стихли в коридоре, - почему ты у меня не хренова жаба? А? - в ответ на мой вопрос пришло недоумение, а потом смертельная обида - кто-то надулся и отвернулся лицом к воображаемой стенке. - Вот была бы зеленой и скользкой, может, влюбился бы в нас сказочный принц, - пришло ощущение, словно в голове кто-то насмешливо фыркнул. - Чего фырчишь? В сказках так бывает... Лучше быть зеленой и квакать, но с принцем, чем стройной красавицей и с табуном козлов. А нам пока ни на что другое не везет... Ну, или хотя бы там... не знаю... кем-то, кто не является чертовым магнитом для неприятностей с вечным стояком в штанах.
   В ответ на мою философию мне пришла волна веселья от суккубы, вот только я его не разделяла. Мне было вполне достаточно обычной внешности и скромного количества поклонников. Зачем мне эти озабоченные козлы, которых единственное, что волнует - это как бы унять зуд в своих штанах за мой счет? А как же чувства? Пускай не вечные и возвышенные, но хотя бы элементарные симпатия и уважение, помимо дикого желания? И то последним я обязана своей суккубской сущности, которая просто не может оставить равнодушным ни одного представителя противоположного пола.
   Вот зачем мне, скажите на милость, сгорающая от похоти трехметровая демоническая махина? Что я с ней буду делать? А главное, что она будет делать со мной?
   Вздохнула и попыталась пошевелить больной ногой, надеясь на свою повышенную регенерацию. Мой неугасающий оптимизм, это, конечно, хорошо, но будет намного лучше придумать, как выбраться из этой комфортабельной клетки. Как жаль, что нет возможности связаться с Риэном! Будь он рядом, эта проблема перестала бы казаться такой неразрешимой.
  
   ***
  
   Хантер Вуд
  
   Он не успел!
   Его волк метался в бешенстве по огромной поляне, с которой несколько минут назад взлетел вертолет, унося Энджи неведомо куда.
   Пилот второго вертолета также поднялся в воздух, едва завидев летящего в его направлении огромного вервольфа и это бесило Хантера еще больше.
   Яростно зарычав, он кинулся назад - к дому, в котором прожила его девочка последние несколько месяцев в надежде сцапать хоть кого-то из тех сверхов, что вывел из строя, расчищая себе путь к дороге, по которой увезли девушку.
   Он смог выследить Эвангелину только спустя два с половиной месяца после ее исчезновения. И каждый день, каждый час убивающей неизвестности навсегда останется в его памяти, как наполненные болью, страданием и обреченной отчаянностью, безумием внутреннего зверя, неконтролируемой яростью и такой же неконтролируемой изматывающей душу тоской.
   Сколько раз он тогда корил себя и за свое поведение, и за то, что трусливо сбежал от девушки, когда та нуждалась в поддержке? Пусть и не его, но он должен был быть рядом! Обязан был попытаться все объяснить, вывернуться наизнанку, но заставить поверить, что он оставил свою злость и ненависть, что будет работать над своей нелюбовью к суккубам, что больше никогда не посмеет так обидеть... Что самому тошно вспоминать о том, что творил! Хотя это было бы правдой только отчасти. Большая часть этих воспоминаний отзывалась сладкой болью в паху и только сказанные в порыве ярости и ревности слова, да ещё то, что все это она делала не столько потому, что сгорала от страсти, как и он, сколько из-за того, что просто не могла ослушаться его приказов портили их, привкусом горечи и раскаяния. Ну, и ещё существовало его утреннее помутнение рассудка, когда он брал её уже не взирая на мольбы остановиться...
   Разумеется, она не пожелала бы его слушать, но слова должны были быть сказаны. Просто кроме них, он не мог ничем больше загладить свое омерзительное поведение, перешедшее все границы той ночью, когда он посмел явиться к ней практически в невменяемом состоянии.
   После того, как она пропала... Каждую ночь он засыпал и просыпался, сжимая в руках топ, который был на ней, когда он забирал ее с кафе. Вдыхая её запах и едва ли не воя от переполнявшего его зверя страха потерять и боли человеческой половины. Это было ужасно не знать, где Энджи и жива ли она вообще, но еще страшнее осознавать: во всем виноват только он сам. И Хантер поклялся себе, что на всю оставшуюся вечность крепко запомнит те чувства неизвестности, беспомощности и отчаяния, одолевавшие его в эти бесконечно долгие дни и что никогда больше не станет тем, кто толкнет Эвангелину на опасные и необдуманные поступки, продиктованные безысходностью.
   К тому времени, как он впервые почувствовал свою девочку, все в стае уже не скрываясь шарахались от него, страшась напороться на неконтролируемый гнев альфы. И даже Руди порой опасался подходить к нему, прекрасно осознавая, что творится с его другом, насколько тот в это опасное время не контролирует обезумевшего от потери только избранной зверем пары. И пускай Хантер ещё ни разу не признался, кем для него была та несносная девчонка, но его бешенство и страх, когда он не обнаружил свою пленницу в ее комнате, ощутимая боль его зверя, говорили сами за себя.
  В то утро Хантер и сам сперва не поверил своему счастью, когда уловил теплую ниточку связи между девушкой и её недавней вещью. Всё-таки два с половиной месяца - немалый срок, особенно для мечущегося в неизвестности, исходящего от переживаний и зависимого от своей пропавшей без вести пары, зверя. А когда все же решился поверить, что это не мираж, что он действительно может снова чувствовать девушку, едва ли не довел до икоты людишек и своих пилотов, слишком медлительно готовившим его самолет. Что забыла Энджи на другом континенте? Как её занесло туда, ведь вервольф абсолютно точно знал, что она не связывалась ни со своим опекуном, ни с тем, кто осмелился назваться её официальным спутником. А ведь у неё не было при себе ни документов, ни денег. Может, её выкрал кто-то из его врагов? Но тогда этот несчастный заведомо обрек себя на медленную и мучительную смерть, если хоть один волос упал с хорошенькой головки той, которую признал своей вервольф.
   Во время перелета, Хантер маялся от бездействия, переживал и снова сатанел от рождающихся в голове мыслей. Кто, зачем и для чего мог забрать его девочку? Как удалось спрятать так надолго и главное - что все это время с ней делали? Снова некстати вспомнилось, какой сущностью была награждена его избранница и снова пришлось силой воли давить вспыхнувшие в голове непрошенные картины. Ведь прошёл целый месяц и ей явно за это время требовалась подкормка... На самом деле он давно уже более или менее смирился с тем, что Энджи - суккуба. Мужчина даже нашёл существенные плюсы в этом факте и одним из самых основных был тот, что теперь она сможет разделить с ним его вечность, а не только каких-то несколько десятков лет, которые длится человеческая жизнь.
   Все то время, пока они пребывали в воздухе, он жалел, что не умеет летать, тогда бы он сам взмыл в небо и в считанные минуты был бы рядом с Энджи. Удостоверился бы, что с нею все в порядке. Ему казалось, что даже черепаха передвигается быстрее...
   Когда же он, наконец, отыскал свою девочку, то не знал радоваться ему или рыдать крокодильими слезами. С Энджи все было хорошо, кроме одного - от нее снова пахло обычным человеком!




Оценка: 6.84*36  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"