Вербицкая Клавдия Валерьевна: другие произведения.

Дочь моря. Черновик

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
Оценка: 4.00*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Мэри-Сью. Черновик. Закончено.
      А здесь будет патетическое обращение к читателю. Итак: Читатель, прежде чем прочитать это произведение, подумай, а оно тебе надо? Потому что:
       Предупреждение первое. Это - черновик. Я уже долго пытаюсь править, вычитывать и улучшать, чтобы сделать из него роман, который не стыдно послать в издательство. Безуспешно. Этот черновик лежит здесь по двум причинам: чтобы лишить меня возможности отступить и забросить его ещё раз на неопределённое количество лет, ну, и чтобы использовать полученную критику в улучшении текста.
      Предупреждение второе. Этот текст я начала писать Очень Давно. Году в 95. У меня и компьютера тогда не было, писала я его от руки в тетрадку, потом перепечатывала на машинке, потом перевела всё это в ворд, перечитала, пришла в ужас, кинулась исправлять. В результате написала Зеркала. А однажды наткнулась на файл с текстом, открыла его. И закрыла только в три часа ночи, на скорую руку выправив кое-какие эпизоды. Сейчас бы я такое не написала.
      Предупреждение третье. МЭРИ-СЬЮ! Героиня - вся такая крутая воительница (правда, без говорящего меча, в доинтернетные времена с высокотехнологичными фентези-гаджетами было туго). И вокруг, конечно, мужчины сами в штабеля укладываются. В общем, смешно.
      Лирическое отступление. Я жутко завидую себе тогдашней, которая не умела писать, не разбиралась в композициях, сюжетах, мотивациях и прочих писательских хитростях, но зато писала искренне. Как чувствуется, как идёт картинка, как получается. Пусть это невозможно, пусть так не может быть. Но, это мой мир! Мои герои! И я хочу, чтобы они вылезли из электронных недр моего диска. Пусть живут. Именно поэтому я разместила этот текст здесь, именно поэтому я хочу доработать до полноценного читабельного романа. Надеюсь, когда-нибудь этот роман всё же покинет раздел "в работе"...


Дочь моря

Пролог

  
   Говорят, Морские Ястребы никого не боятся ни на суше, ни на море. Но и знают они лучше других, что морская глубина таит множество загадок, и смертному не дано разгадать их.
   Одна из таких загадок - замок повелителя морского народа, где живет сам Нептун и его дети. Прекрасный, волшебный и надёжно защищённый от бурь и хищников, он служил и домом для обитателей и приютом для гостей. Владыка морей любил, когда в его замке собирались русалки и водяные, звучали песни, раздавался детский смех. Но ничто не вечно в этом мире, не только на земле, но и под водой.
   Радость ушла из его дома в тот день, когда Нептун потерял жену, и одиночество захватило его сердце. Может, потому он и не заметил, что маленькая Айрин стала убегать из дома. Русалочка рвалась на поверхность, где могла подолгу наблюдать за жизнью на берегу, или плыть за кораблями на почтительном расстоянии. Хотя ей было всего двадцать пять лет, она уже знала, что людям лучше не показываться на глаза. И как запертое варенье привлекает детей своей недоступностью, так морскую принцессу манил недосягаемый берег.
   Дочери Нептуна упрямства было не занимать, и, поставив цель, она решила добиться своего, чего бы ей это не стоило. Однажды, набравшись смелости, она отправилась к морской колдунье, которая к тому же доводилась сводной сестрой Нептуну и владела нешуточной магической силой. Сперва Норне не понравилась просьба племянницы, но что-то в глазах девочки насторожило её, и колдунья велела принцессе следовать за ней. Они сели в раковину-ладью, и четверка дельфинов понесла их по подводному миру. Скоро вода помутнела от песчинок и приобрела странный вкус. Норна отпустила дельфинов.
   - Речная вода вредна для них, - пояснила она. - И ты старайся не дышать этой водой, если нас никто не увидит, плыви по поверхности.
   Пока русалки плыли вверх по реке, Айрин с интересом осматривала окрестности: она никогда не заплывала в реки. Вскоре морская вода перестала ощущаться: они удалились от моря в незнакомый русалке мир леса. Деревья, травы, пение птиц, шорох листвы, незнакомые запахи поглотили внимание Айрин, и она чуть не пропустила цель путешествия. На небольшой поляне, окруженной вековыми деревьями, затерялась маленькая хижина лесной колдуньи.
   - Лейла! - Позвала Норна.
   Из дома вышла миловидная женщина лет сорока.
   - Норна! Я рада тебя видеть! - Приветствовала она гостью. - А кто это с тобой?
   - Это Айрин. Она хочет жить на земле.
   - Здравствуй, Айрин. - Лейла заинтриговано посмотрела на девочку.
   - Здравствуйте.
   - Погуляй здесь немного, Айрин, только не уплывай далеко. Реки могут быть опасны.
   Долго говорили ведьмы, оставшись наедине. Наконец они сообщили русалочке свое решение:
   - Видишь ли, Айрин, только твой отец может сделать так, чтобы русалка покинула море. И я прошу тебя, подумай: жизнь на земле трудна и не похожа на нашу. Морскому народу нечего делать на земле.
   - Я решила. Я хочу жить на земле.
   Разумеется, Нептун и слышать ничего не захотел о том, чтобы отпустить дочь на землю. Лишь спокойный голос Норны свел его гнев на нет:
   - Тише, брат, не шуми. Здесь нет твоей власти что-то изменить.
   - Ты права, Норна. - Вздохнул морской владыка. - Плыви, дочка. Я подумаю.
   Глядя вслед Айрин, Норна заметила:
   - Я вижу метания ее сердца. Если ее мечта не осуществиться, ей незачем будет жить.
   - Но не могу же отпустить свою дочь в чужой мир! Я знаю, что ей плохо. Я думал, она переживает смерть матери.
   - И это тоже. Но душа, уставшая от боли, ищет забвения в мечтах. А мы не умеем мечтать бесплодно. Нам нужен результат.
   - Неужели нельзя вылечить её от этой глупой мечты!
   - Для неё её мечта не глупая. И потом, даже люди не знают лекарств от мечты.
   - Даже люди... Она ещё так мала, что она знает о жизни на земле!
   - Пока ничего. Но однажды она вырастет, если доживет до этого однажды.
   - А если это блажь? Переболеет и пройдёт?
   Норна пожала плечами:
   - Ты же знаешь, это не блажь. Древняя кровь зовёт её на землю. Так бывает, ты знаешь. Удерживать здесь тех, в ком проснулся голос крови - жестоко.
   - Я знаю! Я знаю, что должен разрешить ей, но она - моя дочь! И она так мала... те, кто уходили раньше, хотя бы были уже взрослыми. Вдруг мы ошибаемся? Вдруг это пройдёт, когда она повзрослеет?
   - Не обманывай себя, Нептун. Сила крови зовёт её на землю. - Наставила морская колдунья.
   - Но что ждёт её на земле кроме одиночества и страданий? - Упорствовал морской владыка.
   - Положим, страданий ей хватает и здесь, а насчёт одиночества...
   - Говори!
   - Лейла, моя подруга могла бы присмотреть за ней.
   - Кто она?
   - Колдунья, живёт у реки отшельницей, смертные её не тревожат, разве что приходят за помощью иногда. Она согласна взять Айрин к себе.
   - Человек?
   Норна кивнула. Морской владыка недовольно нахмурился.
   - Может, лучше к Лориэну? Он не откажется принять единокровную.
   - А каково ей будет среди сверстников, живущих на земле с детства? Она же даже ходить не умеет! Если бы какая-нибудь эльфийка согласилась пару лет пожить в одиночестве, воспитывая маленькую русалку...
   - Невозможно. Я даже просить о таком не буду.
   - Но нельзя её сразу в мир отпускать. Земля - не море, и ещё одна эльфийка на земле - это не дочь морского владыки в море. Пока она научится себя вести с людьми и с эльфами, пока разберётся, что к чему... Это не меньше двух лет - если брать самые основы. А потом отправлять к эльфам, там ещё доучивать тому, чему не может научить отшельница.
   - Долго. А твоей колдунье можно доверять?
   - Если хочешь, познакомься с ней. Сам тогда всё увидишь.
   - Человек... не доверяю я людям.
   - Всего лишь на несколько лет, пока девочка не освоится. А потом и в самом деле можно будет отправить её к Лориэну.
   - Может, ты и права, сестра. Слушай. В ней есть сила. Не моя, а простая, магическая. Была бы человеком - точно бы стала магом.
   - Люди не разрешают женщинам заниматься магией. Предел - ведовство и знахарство.
   - Какая глупость! Но меня их запреты не касаются. Научи её магии, чему успеешь. Я хочу, чтобы на земле она знала, что есть безопасное место, где она сможет укрыться. Через десять лет, если зов крови не утихнет, я помогу ей.
   Айрин не смогла скрыть недовольство решением отца, но спорить не осмелилась. Наоборот, азартно втянулась в учёбу, понимая, что через неё лежит путь на землю. К её собственному удивлению, ей понравилось учиться, и годы учёбы промчались незаметно. Если бы не древняя кровь, всё сильнее зовущая её на землю, она бы с радостью оставалась в пещере морской колдуньи ещё не один год. Мир океана открыл девочке свои тайны. Маленькая ведьма легко определяла, опасна ли встреченная на пути пещера, свободна ли она, а если занята, то станет ли её обитатель возражать против компании. Огромные глубоководные скаты носили русалочку на своих спинах, акулы, гроза морского народа, не трогали её, когда она проплывала сквозь их стаи. Полный опасностей морской мир стал для Айрин безопасным убежищем, как и хотел её отец.
   Нептун несколько раз встречался с Лейлой, которая убеждала его, что в её хижине принцессе ничего не угрожает, и что она позаботится о девочке и научит всему, что ей нужно будет знать и уметь. Отпущенное время прошло, а зов крови так и не стих. Нептун беспокоился, но и не мог дольше тянуть с выполнением данного им слова. На прощание он снабдил дочь шкатулкой с украшениями из драгоценных камней, и позаботился о запасе денег и жемчуга: он многое знал о жизни на земле.
   Теперь четверо собрались у хижины лесной ведьмы. Ночью полная луна освещала таинство великого волшебства. Нептун прижал дочь к себе:
   - Внешне ты станешь похожа на человека. Раз уж тебе приходится начинать земную жизнь рядом с людьми, лучше, чтобы ты не привлекала внимания. Твои земные родичи узнают тебя в любом обличье, потому что по крови ты останешься русалкой. Море не оставит тебя, случится беда - морской народ поможет тебе, а этот амулет даст защиту от опасностей на земле. - Владыка морей повесил дочери на шею тонкую серебряную цепочку с кулоном из мутно-белого камня. Камень сразу засветился голубоватым цветом. - Прощай, Айрин, не забывай нас!
   - Прости меня, папка! - Шепнула юная русалка, обнимая отца.
   Нептун удивлённо отсторонился:
   - За что я должен прощать тебя? А! Норна не говорила тебе? Значит... скажу я. Твой странный для морского народа и печальный для меня выбор всего лишь насмешка судьбы, не более того. Я всегда хотел оживить подводный мир, но люди не могли уйти жить под воду: они слишком привязаны к земле. Даже мои любимые морские ястребы не готовы променять твёрдую палубу корабля на жёсткие объятия воды. Но однажды в наш мир пришли эльфы. Они ещё не были привязаны к миру, принявшему их, они ещё были в странствии, ещё хотели обрести приют. Кое-кто из них согласился уйти под воду. Эльфы - ваши дальние родственники. И сами вы - дети земли, лишь изменённые моей силой для жизни в воде. И то не насовсем. Земная кровь иногда просыпается, как случилось у тебя. Так бывает, мне лишь жаль, что приходится отпускать на землю собственное дитя. Но здесь тебе на самом деле будет лучше. Ты - дитя земли, а не моря. Но ты - моя дочь, никогда не забывай об этом!
   - Хорошо, я не забуду! Ты самый замечательный папка на свете!
   Нептун вздохнул, взял дочь на руки и передал Лейле. Она отнесла девочку на поляну, где был сформирован круг превращений. Ведьма положила русалочку в центр круга, и голубоватый свет окутал её непроницаемой пеленой.
   - Вот и все! - Подытожила Норна. - С первыми лучами солнца магический кокон растает, и русалка станет человеком.
   - Позаботься о ней, - в который раз попросил Нептун Лейлу, - и научи ее магии. Норна говорит, она способна.
   Рано утром первые солнечные лучи развеяли магический кокон. Хрупкая, тонкокостная девочка лет десяти открыла глаза, пытаясь понять, что с ней не так. А не так было много чего. Превращение завершилось, и новое тело бывшей русалки осваивалось в новом мире. Дышать было непривычно, хотя обычно русалки могут дышать воздухом и не испытывают при этом никаких затруднений. Тело казалось чужим и непослушным, ноги утратили гибкость. Девочка попыталась сесть и, не удержавшись, упала на землю. Спина стала жёсткой и неповоротливой, что испугало русалочку больше всего. Лейла, издали наблюдавшая за пробуждением превращённой, подошла к ней.
   - Не спеши, жить на земле ещё надо научиться, а твоё тело пока слишком непривычно для тебя. Но не волнуйся, у тебя всё получиться.
   И ведьма начала учить её жизни на земле. С самого начала.

1.

   Освоиться с новым телом было нелегко. Ноги быстро уставали и болели от нагрузки. Но сильнее болела спина, вынужденная держать равновесие без поддержки воды, на которую привыкла опираться. Но разве имело это хоть какое-то значение по сравнению с радостью жизни на земле! Русалка, дочь водной стихии полюбила огонь, очарованная весёлой игрой яркого пламени в очаге. И управление огнём было первым, чему она научилась из земной магии. Обнаружив, что по земле можно не только ходить, но ещё и бегать, прыгать, танцевать, лазить по деревьям, Айрин упорно осваивала и эти способы перемещения. Так же как и правила поведения, принятые среди людей. Многое удивляло её. Например, что Лейла прятала её, когда кто-то приходил. Колдунья не хотела, чтоб о её воспитаннице узнали, стали задавать вопросы, интересоваться. Поэтому ей не нравилось, когда русалочка, загулявшись, уходила слишком далеко.
   Айрин же не собиралась отсиживаться в стороне, когда вокруг кипит жизнь. Как только русалочка научилась уверенно двигаться, а постоянные тренировки добавили силы и ловкости к данным природой гибкости и подвижности, удержать её на месте стало невозможно. Изучая окрестности, она уходила довольно далеко, прекрасно ориентируясь в лесу. Правда, следуя наставлениям Лейлы, обходила поседения людей стороной, избегала дорог, да и от людей, встреченных в лесу, пряталась быстро, благо сам лес помогал ей в этом, узнав в юной ведьме кровь эльфов.
   Через два года Нептун предложил дочери перебраться к эльфам. Айрин отказалась. Одинокая жизнь в лесу понравилась её. А ещё она поняла, что лесная колдунья может научить её не только ходить по земле и держать ложку в руках. Многие тайны были известны её наставнице, которая с радостью делилась ими с благодарной ученицей. Морской владыка не стал настаивать.
   Время волшебных народов течёт медленнее времени людей. Но и детство одинаково проходит и у тех и других. Просто у русалки оно затянулось, и скрыть удивительную ученицу от жителей соседних селений, которые обращались за помощью к целительнице, не удалось. Они, конечно, перешёптывались о необычной девочке, но очень тихо. Все знали, Лейла - дама серьезная, и сплетен не любит. Да и с другой стороны, чего ещё ожидать от ученицы колдуньи? Постепенно все привыкли, что маленькая ведьма совсем ребёнок, поэтому и не заметили они, как ребёнок однажды вырос.
   Русалочка стала стройной красивой девушкой. Невысокая, изящная, она казалась робкой и беззащитной, но впечатление это было обманчивым. Иногда в ее теплых фиолетовых глазах сверкал холод подводных глубин, и в такие моменты ей лучше было не попадаться под руку, ибо она была дочерью своего отца, и крутой характер повелителя морей проявлялся во всем своем многообразии. А, кроме того, к характеру добавлялись нешуточные знания и способности: Айрин успешно осваивала секреты магии и целительства. Способная ученица вобрала в себя сложное искусство и теперь могла разговаривать с животными, умела лечить болезни и раны, готовить снадобья, предсказывать погоду. Дано ей было и иное, тайное знание, которое маги открывают не всем своим ученикам: Айрин научилась воздействовать на людей, или, как говорят непосвященные, околдовывать и накладывать чары.
   Казалось, лесной безмятежной жизни не будет конца. Но лесная колдунья не могла позволить воспитаннице прозябать в безмятежности и покое. Она дала своей ученице всё, что могла. Теперь русалке предстояло научиться жить самостоятельно. Как не хотелось ей покидать уютную хижину, время выбираться из леса пришло. Лейла была уверена, что девушка отправится в королевство эльфов, поэтому и не беспокоилась за неё, ведь денег и осторожности у дочери Нептуна было достаточно.
   Вот только кроме осторожности русалка отличалась огромным любопытством, а люди очень заинтересовали юную ведьму. Рассудив, что родичам всё равно, когда её принимать: годом раньше, годом позже - разницы никакой, Айрин надумала обосноваться среди людей. Найти жильё, устроиться на работу, подружиться со сверстницами (с теми, кто выглядел, как сверстницы). Не сообщив никому о своих планах, русалочка ринулась осуществлять их. И некому было предупредить её, что быть ученицей колдуньи - это одно, а одинокой девушкой - совсем другое.
   Человеку всегда нелегко найти своё место там, где он чужой. А уж молоденькой девушке, за которую некому заступиться, тем более. Целители и знахари видели в ней конкурентку, а в тех местах, где своих целителей не было, пришлой колдунье не доверяли. Вскоре ей пришлось расстаться с мыслью о занятиях целительством. А попытка наняться горничной закончилась маленьким колдовством и большим скандалом, поскольку среди людей быть красивой горничной небезопасно, о чём русалка не знала.
   В конце концов, русалочке удалось устроиться на конную ферму. Лорд не очень сильного и давно обедневшего рода однажды придумал, как поправить свои дела: он занялся разведением и обучением лошадей. Вскоре его ферма стала известна в округе, дела Дома пошли на лад. Ферма разраслась, все лошади уже не умещались в конюшне поместья, и вокруг старых построек появились новые, а люди ехали издалека, чтобы купить лошадть у заводчика. Дорогой товар требовал хорошего ухода, Айрин же прекрасно ладила с лошадьми, что понравилось Хозяину. Девушка решила, что нашла наконец-таки работу. И поверила, что сможет поладить с людьми.
   Очень скоро ей пришлось убедиться в обратном: хрупкая, беззащитная на вид, девушка приглянулась управляющему поместья. Как ни старалась она избегать навязчивого поклонника, но на одной ферме разойтись не получалось. Он подкарауливал её, и даже тонкое чутьё русалки, обострённое магией, не всегда помогало.
   К счастью, девушка подружилась со многими обитателями фермы, и новые друзья, как могли, пытались помочь ей. Но могли они не много. Кто же из работников захочет ссориться с управляющим? Самой надёжной защитницей была Лора, дочь Хозяина, при которой управляющий не рисковал приближаться к Айрин. Но и она не могла проводить весь день рядом с одной из работниц. Как бы то ни было, поддержка новых друзей прибавила русалке решимости. Хоть и не умела дочь Нептуна бегать от трудностей, а в одиночку справиться с такими проблемами ей было бы сложно. К тому же не все сочувствовали ей.
   Не всем пришлась по нраву весёлая девушка, одинаково ловко справляющаяся и с выездкой боевых коней, и с уходом за жеребыми кобылами. Впервые русалочка столкнулась с завистью.
   Ощущение приближающейся беды отравляло сны ведьмы, вот только ей никак не удавалось понять, что значит увиденное. В очередной раз проснувшись среди ночи, она попыталась хотя бы вспомнить, что ей снилось. Но в памяти возникали лишь мутные образы чего-то, чему она не могла дать названия. Отчаявшись, она обратилась за советом к отцу. Плеснуть в широкую глиняную чашу немного воды и позвать - дело недолгое. Ответ пришёл почти сразу. Недовольное лицо морского владыки вопросило со светящейся поверхности воды.
   - Ну, и что у тебя стряслось? О том, что тебя нет у Лориэна, можешь не рассказывать, я это и так знаю!
   - Прости, папка. Мне просто хотелось пожить среди людей.
   - Я так и понял. Предупредить не могла? Ладно уж, жива - и хорошо. Так что случилось?
   - Не знаю. Сны тревожные... беспокойство давит, будто тьма вокруг разливается. Я сначала думала, это из-за этого козла похотливого, но что-то не очень похоже. Ты не можешь посмотреть?
   - Уходила бы оттуда. Ты зря не станешь тревожиться. И что за козёл?!
   - Неважно. А уйти я не могу. Тут мои друзья. Если им грозит опасность, я должна их хотя бы предупредить.
   - Хорошо. Я посмотрю, что там твориться. Постарайся пока не влезать в неприятности. Если что, сразу зови меня.
   Айрин рассеяно отставила чашу. Разговор с отцом нисколько не успокоил, оставалось ждать вестей. А русалочка не любила ждать. Уж если ей дана огромная сила, и она овладела умением ей управлять, так почему бы ни воспользоваться своим могуществом? Тем более чувство тревоги прямо-таки выталкивало ведьму из дома. А ведь она действительно не стала бы тревожиться зря.
   Русалка быстро переоделась в мужской костюм, в котором обычно занималась выездкой, подобрала волосы и выбралась на двор. В лёгком трансе чётче чувствуется то, что в обычном состоянии мниться как бесформенная и безымянная тревога. И хотя названия тому, что она почувствовала, ведьма так и не смогла дать, она точно определила, в какой стороне это искать.
   Зоркие глаза русалки прекрасно видели в темноте, и она уверено шла через поле. Чутьё безошибочно вело её в лес, обычно мирный и приветливый, теперь же полный мрачных теней и неясных опасений. Наперекор чувству опасности, русалочка углубилась в лес. Скоро до неё донеслись голоса. Едва стало возможно разобрать, о чём говорят люди, ей сразу захотелось бежать оттуда как можно быстрее и как можно дальше. И именно поэтому она пошла вперёд. Из глубины души вырвалась безмолвная мольба: "Светлый, защити!", а рука в отчаянии сжала амулет. Но ни Светлый, ни отцовская магия не могли защитить от этого врага.
   Кора, богиня коварства. Изгнанница, лишённая силы, изгнанная за пределы мира. Сколько же веков уже не строят ей храмов и не возносят молитв? Не возносили раньше... ибо нашлись те, кто зажёг ей светильник. Но что богине один светильник после пятисотлетнего голода?! Чтобы вернуться, ей нужно восстановить силы, и одних молитв для этого недостаточно. Сколько жертв уже приняла она? Сколько ещё потребуется, прежде чем она пересечёт порог, и тогда вся человеческая подлость будет питать её, что сделает её практически непобедимой?
   Девушка затаилась, из-за ствола дерева рассматривая поляну. Восемь человек стояли вокруг импровизированного алтаря, размеченного прямо на земле и обозначенного свечами. Около алтаря находился ещё один, удерживающий жертву, девочку лет двенадцати. Бедняжка тихонько всхлипывала, испуганно озираясь по сторонам, но не пыталась вырваться.
   В безмолвной мольбе русалочка сжала амулет, но открытый алтарь не давал чужой силе проявиться. Чтобы быть услышанной, надо было хоть немного отойти от поляны. Но восемь человек уже достали ножи. Русалочка вышла из-за деревьев.
   - Остановитесь! - Её властный голос стегнул напряжённую тишину.
   Преступники, вздрогнув, оглянулись.
   Айрин была сильным магом, к тому же доставшаяся в наследство божественная сила делала её серьёзным противником для опальной богини. Или для восьми человек. Но не для всех одновременно. Тем не менее, Айрин бросила несколько огненных шаров, больше надеясь отвлечь и напугать людей, чем на самом деле поразить кого-то. И одновременно ударила чистой силой в алтарь. Удар удался, хоть часть силы и поглотила земля, тем не менее, свечи погасли, ослабив влияние Коры. Богиня, почуяв атаку, попыталась ответить, а два человека, не испугавшиеся огня, кинулись завершать начатое. Даже на повреждённом алтаре жертва напитала бы Кору силой, да и девочку было жалко. Почти все силы ушли в разрушение алтаря, осталось совсем чуть-чуть - только защитить себя и позвать на помощь. Айрин протянула к сердцам жрецов две нити силы, превращая их кончики в подобия кинжалов. Жрецы рухнули на землю, так и не сумев завершить начатое. И в тот же момент на девушку обрушился гнев богини. От боли Айрин потеряла сознание, но в последний момент успела выплеснуть остатки силы на соперницу.
   Пришла она в себя оттого, что кто-то сильно тормошил её.
   - Просыпайся, пожалуйста! Пойдём домой!
   Айрин кое-как сфокусировала взгляд на девочке, которую спасла.
   - Пойдём домой, мне страшно! - Упрашивала та.
   - Пойдём.
   Встать на ноги оказалось не просто, но с помощью бывшей жертвы Айрин справилась. Кое-как они добрались до поместья. Девочка проводила спасительницу на конюшню, где та жила, и куда-то исчезла.
   А утром нашли следы жертвоприношения и тела трёх убитых жрецов, а остальные шестеро обвинили во всём Айрин. Никто не спрашивал, откуда они знают, что произошло и кто виноват. Естественно пришлая! Напрасно спасённая девочка кричала, что Айрин спасла её, а обвинители как раз и пытались убить. Кто будет слушать ребёнка, когда он говорит то, что не нравится взрослым?
   Отец девочки пробрался на конюшню, чтобы предупредить Айрин. Но не успел он и объяснить толком, что к чему, как разъярённая толпа ворвалась в конюшню, выкрикивая обвинения в чёрном колдовстве. Скрутили обоих. Только на широком дворе, где собрались все обитатели поместья во главе с управляющим, девушке стало ясно, что нелепые обвинения вовсе не глупая ошибка, а хитрый умысел. Она поняла, что нужно бежать. Вот только сила не отозвалась на призыв. С ужасом Айрин осознала, что совершенно беспомощна перед людской толпой, в которой призыв "смерть ведьме" слышался всё чаще и чаще. От страха девушка даже забыла про отцовский амулет.
   К счастью, Нептун почувствовал, что его дочь в беде, и явился к её обидчикам сам. Причём не один, а в довольно серьёзной компании. Хоть люди и не поняли, кто именно явился к ним, но им хватило и жреца Миры, богини правосудия. Считалось, что слуг Миры невозможно обмануть, поскольку через них говорит сама Мира. Неизвестно так это или нет, но спорить с ними никто не осмеливался, их слово всегда оставалось последним, а решения не оспаривались. Правда, они редко вмешивались в дела людей, предпочитая не беспокоить свою покровительницу по пустякам. Воззвание к Коре-изгнаннице пустяком не являлось.
   Нептун никак не мог понять, что именно учуяла Айрин, и только отголоски сражения, которое уловили все боги, рассказало, какая именно тьма чуть не ворвалась в мир. Наскоро убедившись, что Айрин жива, Нептун помчался к Мире, а та отправила на место своего жреца - она не любила сама появляться среди людей.
   Надо сказать, что ни бог, ни жрец, не ожидали увидеть то, что увидели. Только присутствие глаз правосудия спасло обитателей фермы от гнева бога. Правда, от гнева богини не спасло. Миру зря считали холодной и беспристрастной - несправедливость она ненавидела со всей своей божественной силой.
   Жрец, равнодушно оглядев шумное собрание, спросил:
   - Кто и в чём обвиняет этих людей?
   Выслушав сбивчивые объяснения обвинителей, он спросил:
   - Откуда вы это знаете?
   - Мы всё видели!
   - Вы были на месте обряда? - Уточнил жрец.
   - Ну... да... - менее уверенно ответили несостоявшиеся жрецы Коры.
   - А что вы там делали?
   На этот вопрос ответа не нашлось. Выслушивать невнятное лопотание жрец не стал, а позвал девочку. Та рассказала, как всё было. Жрец снова оглядел поутихшее собрание. Люди отводили глаза, прятались от беспощадного взгляда. Несколько человек, не дожидаясь команды, развязали пленников.
   - Почтенный, - Обратился Нептун к жрецу. - Айрин Вам нужна?
   - Нет, В... - Нептун вскинул руку, призывая к осторожности. - Нет. Следы у алтаря ясно говорят, что леди Айрин не приближалась к нему, значит, участвовать в жертвоприношении не могла.
   - В таком случае, мы покидаем это негостеприимное место. Если Вам не нужна помощь?
   - Помощь не нужна, Справедливая заботиться о нас.
   Нептун помог дочери подняться.
   - Мы уходим.
   - Подожди, пап, мне надо вещи забрать. И ещё... этот человек хотел меня предупредить, за это его чуть не убили вместе со мной.
   - Что ж... Ты хотел спасти мою дочь, я не забуду этого. Моя благодарность всегда будет с тобой и твоими детьми! - Нептун отстегнул фибулу от плаща и протянул её мужчине. - Если вдруг нагрянет такая беда, что никаких человеческих сил не хватит, чтобы её преодолеть, брось это в реку или ручей. Только не жди оживления мёртвого - законы Светлого никому не дано изменить. Идём Айрин.
   Нептун увёл дочь, оставив людей в смятении.
   - Кто он? - Спросил кто-то.
   - Вам лучше не знать, - усмехнулся жрец. - Но если бы вы убили его дочь, я бы не смог его остановить. И одной конной фермой в этом королевстве стало бы меньше. К делу! Этих шестерых свяжите...
   Нептун недовольно оглядел закуток, в котором обитала Айрин, но язвительные слова застыли на губах, когда он присмотрелся к девушке.
   - Что с тобой? Всё закончилось! Опасности больше нет!
   - Пап... я силу не чувствую...
   - Что? - Нептун схватил девушку за руку. - Так... Это бывает... Надо отдохнуть, выспаться...
   - Пап! Вот только не надо меня обманывать! Я же маг... Кора сожгла меня, так?
   Непутн тядело вздухнуд:
   - Я не уверен, но очень похоже.
   - И это навсегда?
   - Как тебе сказать... Я не слышал, чтобы сожженные маги восстанавливались. Точнее, был один случай, но там маг стал жрецом, и не столько восстановил свою силу, сколько приспособил для магического действа силу, которую давал бог. Только я сомневаюсь, что тебе это поможет. Моя сила в тебе тоже сгорела, а чужую ты не воспримешь. Прости, я бы хотел сказать тебе совсем другое, но не хочу зря обнадёживать.
   - И не надо. Лучше уж знать, что меня ждёт, чем зря ждать у моря погоды. Жаль, не смогу больше здесь остаться, ведь почти прижилась.
   Айрин принялась собирать вещи, а Нептун вдруг сорвался:
   - Ну, зачем тебе это всё, а? Вот чего ты добилась? Пришла бы к эльфам, жила бы так, как ты того достойна! Ну, или бы осталась у Лейлы. Так чего тебя на приключения потянуло? Разве не понятно, что люди опасны!
   - Я не думала, что настолько опасны. Я просто хотела жить среди людей. Стать такой, как они.
   - Такой, как они? - Горько усмехнулся Нептун. - Злобной, мелочной, завистливой?
   - Доброй, отзывчивой, надёжной. Они ведь и такие тоже.
   - Люди - ошибка Светлого. Он дал им короткую жизнь, но безграничные желания. Они просто не успевают за ними, вот и появляется в них зависть, тщеславие, злопамятность.
   - А ещё щедрость, умение прощать, бескорыстие. Люди не плохие. Они просто разные.
   - Да. И эти разные люди вызывали Кору-Изгнанницу.
   - Мне просто не повезло. - Глухо проронила Айрин, отказываясь признавать очевидную правоту. - Но не может же так быть всегда?! Я попробую...
   - Нет! Хватит! Я по горло сыт людьми и их разностью. Я отведу тебя к Лориэну.
   - А кому я там нужна? Я не хочу жить при них из жалости.
   - Тогда возвращайся домой.
   - Отец, тебе ли ни знать, что вернуться в прошлое невозможно? Ты не любишь людей, а я люблю. Я попробую ещё раз.
   - Ещё раз?! Тебе мало?! Ты разве не видела, как они смотрели на тебя?! Они же тебя осудили, а не тех подонков! Чего ты ещё хочешь?!
   Айрин подняла глаза, и отец ужаснулся их безжизненной пустоте.
   - Жить. Просто жить.
   Нептун больше не спорил. Он отвёл девушку в знакомый лес, рассказал всё Лейле и попросил снова приютить упрямую русалку. Лейла приняла девушку в надежде, что спокойная лесная жизнь залечит обиду и разочарование.
  
   Однажды, собирая растения на берегу реки, Айрин увидела лодку, застрявшую на мелководье. Насторожено озираясь по сторонам, девушка приблизилась к лодке, и обнаружила в ней раненого мужчину. Забыв об осторожности, она легко столкнула лодку с мели, проворно забралась в неё и схватила вёсла. До дома Айрин добралась быстро, и целительницы занялись раненым. Несколько дней незнакомец был без сознания, но заботливый уход сделал свое дело: воин пришел в себя.
   Из рассказа Деметриоса, так представился воин, ведьмы узнали, что их гость - Учитель воинов, и вот уже двадцать два года учит молодых воинскому искусству. У его последнего ученика недавно умер дядя, Хозяин Дома. Воин случайно узнал, что кузен, Наследник, хочет убить его ученика, и им пришлось бежать. Несколько дней они прятались от погони, но их нашли - пришлось драться. В суматохе боя они разделились. Деметриос был несколько раз ранен. К счастью, напали на них ночью, и в темноте воин смог воспользоваться неразберихой и незаметно забраться в лодку. Как лодка оказалась так далеко от места схватки, он не помнил и не понимал.
   За два месяца, проведенных в лесу, Деметриос сдружился с обитательницами лесной поляны. Набравшись сил, он стал ходить с Айрин на охоту, что бы хоть как-то отплатить за приют. Опытного воина удивило, что девушка без страха ходит по лесу.
   - А кого здесь бояться? - Удивилась Айрин. - Здесь же нет людей.
   Но ещё больше его поразило то, как метко она стреляет из лука: ни одна из выпущенных ею стрел не ушла мимо цели, и ни одно подстреленное животное не пришлось добивать. Как-то он захотел рассмотреть самодельные стрелы, которыми пользуется девушка. Айрин, слегка смущаясь, протянула воину стрелу с костяным наконечником, поясняя:
   - Настоящие стрелы нам не продадут, да и мы вполне обходимся этими. Мы же не воюем, а лишь добываем себе пропитание.
   Выздоровев, Деметриос покинул гостеприимную хижину. Вечером перед уходом он бросил свою воинскую косынку в очаг. Лейла печально посмотрела на горящую ткань.
   - От него никто не уходит сам. - Бросила она загадочную фразу.
   Воин хмыкнул и вышел во двор, где Айрин разбирала травы. Деметриос присел рядом.
   - Как я могу отблагодарить тебя? - Спросил он.
   Айрин хотела сказать, что её вовсе не нужно благодарить, но промолчала, вспомнив свою неудачную попытку прижиться среди людей и некоторые события, в которых она не пострадала лишь благодаря магии. Но магии не осталось, а быть беспомощной и беззащитной не хотелось. Естественно, Деметриос и слышать ничего не захотел о том, чтобы учить женщину воинскому мастерству. Айрин убеждала его, что не нужно делать из неё воина, ей хватит просто умения защитить себя. Вспомнив её высказывание, что в лесу бояться некого, ведь там нет людей, Учитель воинов сдался.
  

2.

   Лучший учитель воинского мастерства жил довольно скромно. Одинокая хижина на морском берегу не привлекала своим скудным убранством грабителей, поэтому воин не боялся найти её разорённой. Бродяги тоже не стремились приспособить её под жильё: далековато до ближайших поселений, где можно купить еду, а на камнях ничего не вырастишь. Да и слуги из замка регулярно заглядывали, проверяя, всё ли в порядке.
   Деметриос ещё в пути начал занятия с настойчивой ученицей. И обнаружил у неё способности и хорошую подготовку. Поэтому, едва они пришли, он принялся за неё всерьёз. И тогда девушка узнала, что такое настоящие трудности. Она просыпалась с первыми лучами солнца, если учитель не будил её раньше. Фехтование сменялось стрельбой из лука, верховая езда - бегом, лазание по горам - гимнастикой, рукопашный бой - плаванием. Только природная выносливость, да необычайное упорство помогли ей достичь успеха в столь трудном и неженском деле.
   Год непосильного труда и нечеловеческого напряжения принес свои плоды: впервые фехтовальный поединок закончился чистой победой Айрин. Позже, глядя, как девушка хлопочет у очага, готовя ужин, Деметриос спросил:
   - Айрин, кто ты?
   - Зачем тебе это знать?
   - Скоро ты уйдешь, и мне интересно, куда ты отправишься, чем будешь заниматься, где собираешься жить?
   - Если бы я знала, - вздохнула русалка. - Ещё в детстве я покинула свой Дом. На всей земле у меня есть только Лейла и ты. Я достаточно богата, чтобы купить маленькую ферму или открыть трактир, но мне совсем не хочется этого. Я могу лечить раны, могу их наносить. И я совсем не представляю, куда мне с этим богатством податься.
   - А вот у меня как раз есть одна идея. Я ненадолго уеду, а ты пока продолжай заниматься.
   Айрин и не собиралась расслабляться. Воинское мастерство стало для неё единственным способом защиты, и она не собиралась терять его из-за беспечности или лени.
   Наконец вернулся Деметриос. И устроил Айрин суровый экзамен, который молодая воительница с честью выдержала.
   Вечером Айрин лежала на берегу и, закрыв глаза, слушала песни морского народа. Они прощались с далекой сестрой, и голоса их были полны грусти. Солнце почти закатилось за горизонт, оставив на темном зеркале воды алые блики. В сгущающихся сумерках Деметриос постарался подойти незамеченным, а его ученица, казалось, не реагировала ни на что вокруг. Но её безмятежность оказалась обманчивой: Деметриос приблизился к беззащитной девушке и вытащил кинжал, но она открыла глаза, и широко улыбнулась учителю:
   - Красивый закат. У нас верят: тот, кто поймает алый отблеск закатного солнца - поймает счастье.
   - Пока что ты поймала меня! - Усмехнулся Деметриос, убирая кинжал, и сел рядом. - Ты необычайно талантлива. Тебе нельзя зарывать такие способности на ферме. - Айрин села и выжидающе глянула на учителя. - Я могу помочь найти им более дельное применение. Но сначала возьми вот это.
   Воин протянул ей длинный сверток. Айрин заинтриговано развернула подарок: покрытые темным лаком ножны, обтянутая кожей рукоять. Девушка вынула меч и ахнула:
   - Деметриос!.. Он прекрасен!
   - Это почти точная копия моего меча. И на нем Знак моего Дома.
   Айрин обняла учителя.
   - Деметриос, я даже не знаю, как благодарить тебя!
   - Простого "спасибо" будет достаточно, - смущенно пробормотал воин, высвобождаясь.
  
   Величественный замок венчал высокий холм, грозной тенью возвышаясь над городом. Два всадника не торопливо ехали по городским улицам, не привлекая к себе особого внимания. Айрин, спрятав косу под капюшон плаща, в который закуталась, не взирая на летнюю жару, скрылась от пристальных взглядов зевак, которые иначе не пропустили бы столь необычное зрелище, как женщина-воительница. Деметриос оставил ученицу на постоялом дворе, а сам отправился навестить владельца замка, Хозяина этих земель. Граф Гедрик обрадовался неожиданному визиту старого друга. В долгой беседе они вспоминали юность, битвы, в которых сражались, друзей, которых находили, а чаще - теряли. Наконец Деметриос мягко заговорил о причине приезда:
   - Слышал, у тебя дочь на выданье?
   - А что, посвататься хочешь?
   - Да нет, Гедрик, староват я для твоей дочери. И к тому же не создан я для тихой семейной жизни.
   - Что верно - то верно. Ты же лучший наставник.
   - Лучший - не лучший, но обучаем помаленьку.
   - Но не мою же дочь ты учить собираешься!
   - Верно угадал. Я к ней свою ученицу хочу пристроить.
   - Какую ещё ученицу?
   - Единственную. Из неё получится отличный телохранитель.
   - Женщина-телохранитель? Это интересно. И что же она может? Громко кричать "на помощь"?
   - Обижаешь, дружище! Её учил я!
   - И где сейчас это чудо?
   - На постоялом дворе.
   - Что значит "на постоялом дворе"? Так не пойдёт! Вы немедленно переезжаете сюда!
   - Я завтра возвращаюсь домой.
   - Даже не и думай! Ничего с твоей развалюхой не станется, если несколько дней ты погостишь у меня. Скоро у нас праздник, вы приглашены.
   И вот Айрин стоит посреди просторной спальни и растеряно смотрит на двух служанок, крутящихся вокруг неё.
   - Лорд Гедрик очень обрадовался приезду лорда Деметриоса, - щебетала одна из них. - Нам приказано помочь Вам, сударыня.
   - Но мне не нужно помогать, - возразила Айрин.
   - А разобрать вещи? - Хором не согласились обе.
   - Я справлюсь сама.
   - Нет, нет! Вам нужно отдохнуть с дороги. - Девушки принялись разбирать седельные сумки, не прекращая болтать. - Это, наверно, так утомительно: ездить верхом, да ещё в мужском седле!
   - А мужской костюм - это так неудобно! Если Вам нужна нормальная одежда, только скажите: мы немедленно позовем портниху.
   - Ах! Платья помялись! - Одна из девушек выскочила за дверь вместе с платьями.
   - Куда она их унесла? - Ошарашено спросила Айрин.
   - Как "куда"? Гладить, конечно же!
   - Так. Где Деметриос?!
   - Его комнаты дальше по коридору. Вас проводить?
   - Да!
   У двери Айрин опередила служанку и с криком:
   - Деметриос, какого... что всё это значит?! - Ворвалась в комнату.
   Деметриос мотнул головой, отпуская служанку, и обнял девушку.
   - Айрин, успокойся. Что случилось?
   - Они все сумасшедшие! Вокруг меня вертятся две ненормальные, разбирают мои вещи, утащили одежду. Мне здесь не нравится!
   - Прости, но тебе придется смириться. Гедрик хочет услужить тебе, он никогда не видел женщин-воинов. Не обижай его отказом, ладно?
   - Хорошо, я не хотела никого обидеть!.. Но две служанки!!!
   - Пусть эти девочки заботятся о твоих вещах, а ты продолжай заниматься. Согласна?
   - Если ты думаешь, что так будет лучше...
   Деметриос потрепал её по голове.
   - Беги, скоро ужин, не опаздывай.
   К себе Айрин вернулась почти спокойной, и первым делом выяснила у служанки:
   - Здесь есть место, куда можно спрятать что-нибудь ценное?
   - В туалетном столике есть запирающиеся ящики. И в письменном столе тоже.
   - А где здесь можно умыться?
   - Там.
   Служанка прошла в маленькую комнату, примыкающую к спальне, и тут же схватила большой кувшин с водой. Айрин умылась и стала присматривать за разбором вещей, только оружие и травы она не доверила служанке.
   - Когда принесут платья? Я не хочу ходить в одной рубашке!
   - Сейчас всё будет готово.
   - Надеюсь.
   Служанка старательно расчесала волосы Айрин, неустанно восхищаясь их необычным цветом: пепельно-серые непокорные локоны, доставшиеся русалке от матери, значительно отросли за время её жизни на земле. Ловкие руки вплели в косу яркую малиновую ленту. Когда принесли выглаженные платья, Айрин выпроводила порядком надоевших ей болтушек, критически оглядела себя, решила, что хорошо выглядит, и в хорошем настроении отправилась в столовую.
   За ужином Айрин вновь увидела встречавших её графа Гедрика и его жену, леди Сабрину, а также познакомилась с их дочерью, Мелиной. Нельзя сказать, что девушки понравились друг другу. К тому же, бывшая ведьма быстро разобралась, что представляет собой этот единственный и изрядно избалованный ребенок, и потеряла к юной графине всякий интерес. Чуть ли не впервые столкнувшись с безразличием, Мелина решила уязвить гостью. Случай представился сразу после ужина, когда девушки сидели в её гостиной.
   - У тебя красивый вид из окна, - сказала Айрин, желая поддержать вялый разговор.
   - Да так, ничего особенного.
   - А, по-моему, лес - это очень красиво.
   - Да ты что! Скучно же: утром - лес, днем - лес, вечером - лес, и даже ночью - снова лес. Надоело!
   - А я люблю лес.
   - Любишь лес? Ну и странная ты! Наверно, ты настоящей красоты не видела. Хочешь, я покажу тебе свои украшения! - Не дожидаясь ответа, Мелина принесла шкатулку с драгоценностями, ожидая всплеска восхищения. Рубины, изумруды, сапфиры радужно переливались в оправах из золота и серебра.
   - Красиво, - равнодушно промолвила русалка, вспомнив роскошь родного дворца.
   Она с радостью вернулась в свою комнату, как только представилась такая возможность, и утомленная бурными событиями прошедшего дня, легла спать. Очень мягкая кровать ей не понравилась, и, когда служанки ушли, Айрин, завернувшись в плащ, заснула полу.
   Рано утром, едва солнечные лучи погладили её по лицу, девушка проснулась. Она надела простые льняные брюки, короткую тунику, натянула сапоги и пошла прогуляться. Пробежка по внутренним дворам замка оказалась полезной: она нашла место, где тренировались солдаты. В этот ранний час площадка была пуста, но Айрин, не желая встречаться с хозяевами, не долго оставалась там.
   Однако за это время произошли бурные события. Служанки, не найдя Айрин в спальне, сообщили об этом Гедрику. Ничего не понявший хозяин, пришёл в комнату гостьи, где увидел почти несмятую кровать. Не зная, что предположить, он помчался к Деметриосу. Будучи не в силах что-либо объяснить, он притащил друга в комнату девушки, по пути приказав пажу позвать капитана стражи.
   - Что случилось, Гедрик?
   Граф рассеяно обвел взглядом пустую комнату.
   - Она пропала! Нужно найти её, пока она не попала в беду!
   - Если она и попадёт в беду, я беде не завидую! - Хмыкнул Деметриос, падая в ближайшее кресло. - Давай немного подождём.
   Гедрик и подошедший капитан сели рядом, недоуменно ожидая развития событий. Рядом стояли испуганно замолчавшие служанки. Айрин, вернувшаяся с прогулки, удивилась раннему визиту стольких гостей, но виду не подала.
   - Доброе утро, господа! Деметриос! Что-нибудь случилось?
   - Ничего особенного, - усмехнулся Деметриос. - Просто эти крошки не нашли тебя на месте и от волнения переполошили весь замок.
   - Но я просто гуляла... простите, я не думала, что всё так обернётся. Милорд, простите!
   - Не нужно извинятся, дитя моё, - усмехнулся Гедрик, - мы сами виноваты. К тому же без разрешения ворвались к тебе, что немедленно исправим. Идёмте, капитан!
   - Милорд, прошу Вас! - Окликнула его Айрин.
   - Слушаю тебя.
   - Я нашла площадку, где тренируются солдаты. Позвольте мне заниматься там.
   Гедрик смешался:
   - Хотя грех отказывать такой милой девушке, я не совсем понимаю, что Вам там делать?
   Капитан снисходительно ухмыльнулся, глядя на русалочку сверху вниз, и оказался впечатанным в пол. Айрин спокойно наблюдала за произвёденным эффектом. Деметриос победно улыбался, Гедрик, потрясённый, замер в дверях. Капитан мычал что-то нечленораздельное, пытаясь освободиться. Девушка отпустила жертву и вопросительно глянула на Гедрика.
   - Ты умеешь убеждать. Вставайте капитан, нам пора!
   Капитан выпрямился, старательно скрывая обиду, и заметил счастливую улыбку девушки. И понял, что простил унижение, и готов простить всё, что угодно.
   Дверь закрылась, и Деметриос расхохотался, обняв служанок за плечи:
   - Да, милашки, натворили вы шуму! А ну, брысь! - Милашки послушно исчезли, Деметриос сразу посерьёзнел: - Тебе здесь не нравится?
   - Не то чтобы совсем: тут есть хорошие люди, но Мелина!
   - А что - Мелина?
   - О хозяевах не принято говорить плохо...
   - Ясно... не грусти зря. Ты здесь приживёшься, поверь мне.
   Деметриос порывисто обнял ученицу и поспешил уйти: он не любил показывать чувства. Айрин позвала служанок:
   - Ну, что, вода-то хоть есть?
   - Сейчас будет!
   Днем, блуждая по замку, девушка попала в библиотеку. Толстые фолианты по философии, медицине, астрономии, физике, математике заинтересовали её. Углубившись в чтение, она не услышала, как в комнату вошёл Гедрик. Лишь когда граф раздвинул шторы, Айрин испугано встрепенулась и, увидев хозяина, вскочила.
   - Так гораздо светлее. - Он предпочёл не заметить испуг девушки. - Но что здесь могло заинтересовать молодую красавицу? - Он посмотрел обложку. - Медицина? И тебе нравится?
   - Да, милорд.
   - Невероятно! Я второй раз в жизни вижу женщину, которую привлекает научная литература. В следующий раз открывай окно и, если надоест сидеть здесь, бери книгу к себе в комнату.
   - Благодарю, милорд.
   - Если не секрет, зачем ты это читаешь?
   - Я - знахарка-травница. Мне интересно всё, что касается устройства человеческого организма, болезней и способов их лечения. Кое-что я уже знаю, кое-что - ещё нет, и я хочу знать больше, если это не дерзость.
   - Думаю, это что угодно, только не дерзость! Но неужели тебе не хотелось пойти погулять, вместо того, чтобы сидеть в душной библиотеке?
   - Для того чтобы читать, нужен свет, а для прогулки он необязателен.
   - И ты не боишься гулять по вечерам? - Граф удивился, но, вспомнив, как опытный капитан "поздоровался" с полом по прихоти этой изящной девушки, осекся. Поняв его мысли, Айрин смутилась:
   - Обычно я могу за себя постоять. Милорд, пожалуйста, не говорите Деметриосу, что я Вас не заметила!
   Гедрик взглянул ей в глаза, полные тревоги и мольбы, и подмигнул.
   Вечером, когда за окном сгустились сумерки, Айрин поставила книгу на место и собрала свои записи. Теперь и впрямь можно было погулять. Девушка поднялась на крепостную стену. Ветер трепал её волосы, шум леса ласкал слух. Когда первые звёзды алмазной пеленой рассыпались на темном шёлке неба, она вернулась к себе.
  
   Обещанный Гедриком праздник наступил, и в Ворделе царила радостная суматоха. Благородные гости съезжались заранее, размещаясь в гостевых покоях замка. День рождения графини Сабрины шумно отмечался каждый год, а завершал несколько дней весёлой кутерьмы грандиозный бал-маскарад.
   Айрин, которая с начала праздничной суматохи таинственно исчезла, наконец, нашлась. Она вошла в покои графини, держа в руках что-то бесформенное, накрытое легкой тканью.
   - Миледи, - обратилась девушка к хозяйке, преодолевая смущение. - Позвольте мне подарить Вам этот скромный подарок и пожелать всегда оставаться такой красивой, как сейчас.
   Сабрина развернула подарок: цветы, собранные в дивной красоты композицию.
   - Большое спасибо, Айрин! - Графиня обняла девушку. - А знаешь, у меня тоже для тебя кое-что есть.
   В спальне на кровати лежало платье нежного сиреневого цвета с отделкой из белого бархата.
   - Нравится?
   - Миледи! Я не могу!
   - Можешь! Твой охотничий костюм не плох, но он не подойдёт для бала. Примерь, посмотрим, не надо ли подогнать.
   Айрин с восторгом покрутилась перед зеркалом: платье прекрасно сидело.
   - Миледи, как мне благодарить Вас?!
   - Значит, понравилось. Отлично! Так, что у нас ещё? Украшения! Надо подобрать тебе что-нибудь.
   - У меня есть всё, что необходимо: моя семья позаботилась обо мне. Но я хотела сделать себе костюм из цветов, на самом деле.
   - Из цветов?
   - Да. Я могу и Вам сделать, если Вы хотите.
   Сабрина рассмеялась:
   - Наивное дитя! Все женщины в королевстве и за его пределами соревнуются в том, кто придумает самый оригинальный наряд, а ты готова подарить такую новинку просто так!
   - Нет, потому что Вы - хороший человек.
   Графиня замолчала.
   - Это самый необычный комплимент, какой я слышала в жизни. Спасибо! - Айрин застенчиво улыбнулась. - А теперь давай всё-таки займёмся твоим костюмом.
   Девушка принесла целую охапку цветов и принялась что-то мастерить прямо в комнате Сабрины, которая с любопытством наблюдала за ней. Заметив интерес к своей работе, ведьма стала рассказывать о цветах и травах. Графиня слушала, задавала вопросы и снова слушала. Приятно слушать того, кто любит рассказывать о своей работе. И приятно рассказывать тому, кому интересно слушать.
   Приближалось начало бала. Сабрина распорядилась позвать Гедрика и Деметриоса. Мужчины застыли на пороге: их встретили две прекраснейшие женщины. Гедрик галантно поцеловал руку супруге и хитро заметил:
   - Я бы с удовольствием запер тебя на весь вечер и никуда бы не выпускал.
   - Зачем это ещё?
   - Я боюсь, тебя похитят!
   - Не волнуйтесь, милорд, я могу защитить леди Сабрину!
   - Да?! - Гедрик с трудом сдержал смех. - А кто защитит тебя?
   - Меня, милорд?
   - Деметриос, дружище, присматривай за ней лучше, иначе утром не найдёшь её. На бал съехалось столько молодых красавцев, за ними нужен глаз да глаз!
   Атмосфера праздника диктовала свои правила. Служанки подали маски с вуалями. И да здравствует бал в честь прекрасной дамы!
   В главном зале замка Вордел играла музыка, раздавался смех. Зал светился множеством огней: восковые свечи и масляные светильники должны были гореть всю ночь, за чем внимательно следили расторопные слуги. Столы, стоящие вдоль стен, оставили достаточно места в середине зала для танцев. Гости: прекрасные дамы, галантные кавалеры, почтенные лорды и леди, сидя за столами, ждали выхода хозяйки бала. Вот Гедрик вывел в зал виновницу торжества.
   - Я рада видеть вас, друзья мои! - Обратилась она к гостям с парадного возвышения, где стоял стол хозяев замка. - Веселитесь, друзья! У нас достаточно угощения и музыки, чтобы никто не заскучал до утра. А чтобы ни у кого не возникло искушения сбежать, на рассвете мы выберем королеву бала. С первыми лучами солнца этот серебряный венец, - тут она показала приз: венок из серебряных роз, - украсит голову самой прекрасной, самой... в общем, той, кого вы назовёте королевой бала.
   Граф взмахнул рукой. Грянула музыка и первая пара закружилась в танце. Постепенно к хозяевам присоединились и гости.
   Всеобщее внимание сразу привлекла девушка в платье из золотой парчи, отделанном белым атласом. Изумрудное ожерелье сверкало на обнаженной шее красавицы, золотая маска скрывала её лицо, черные волосы крупными локонами падали на плечи. Её окружили кавалеры, наперебой требуя танец.
   - Твоя дочь пользуется успехом, Гедрик, - заметил Деметриос.
   - Это потому, что здесь нет Айрин. Кстати, где она?
   - Не знаю, пойду поищу.
   Деметриос нашёл её на крепостной стене. Она стояла, подставив лицо ласковым лучам вечернего солнца.
   - Что ты здесь делаешь? Почему не в зале?
   - Там слишком людно.
   - Неужели ты не хочешь танцевать, веселиться?
   - А разве место простой девушке среди всех этих лордов и леди?
   - Эй, я же обижусь! Ты - ученица Деметриоса, Учителя воинов! Идём!
   Деметриос привёл её в зал и, не спрашивая согласия, присоединился к танцующим.
   А появление красавицы не прошло незамеченным. Блеск девушки в золотом померк рядом с непринуждённостью незнакомки. Скромность и вежливый характер очаровали почтенных леди, а меткость кратких замечаний пленили уважаемых лордов. Самые отчаянные покорители женских сердец робели рядом с ней. И, хотя вокруг неё не было толпы кавалеров, она ни на мгновенье не оставалась одна.
   Мелина почувствовала, что приз ускользает от неё. Чтобы избавится от соперницы, она решила высмеять её.
   - Послушай, цветочек! У тебя что, не было ничего приличнее этих лесных подарочков? - Спросила она вызывающе громко, на что Айрин ответила спокойно, но так, чтобы её услышали:
   - Да? - Лёгкая насмешка скользнула в голосе Айрин. - А Светлый счёл цветы достойными украсить созданный им мир.
   - И, тем не менее, цветы - это блёкло!
   - Ты думаешь? А, по-моему, красоту не нужно прятать под блестящие ткани. Если, конечно, она есть.
   - Хорошо сказано, Цветочная Нимфа! - Одобрил один их гостей.
   - Благодарю, милорд! - Айрин поклонилась, и он протянул ей руку, приглашая на танец.
   - Да! Тактичности ей явно не хватает! - Вздохнул Гедрик. - А твоя красавица, без сомнения, станет королевой бала. Редкостное сочетание: красота, ум и ироничность. Где ты её откопал?
   - По правде сказать, это она меня нашла. Я же её впервые увидел, когда очнулся, в домике одной лесной колдуньи, где они меня выхаживали после ранения. - Заметив недоумённый взгляд друга, Деметриос пояснил: - Чуть больше года назад, когда в Энхеле поменялся хозяин.
   Гедрик понимающе кивнул:
   - А я всё гадал, почему ты исчез? Всё-таки нарушил свои правила и ввязался в их дрязги?!
   - Он слишком молод и чересчур честен, чтобы погибнуть так...
   - И он - твой ученик!
   - Один из лучших! - Гордость отразилась на лице Учителя воинов.
   - И сколько у тебя этих "лучших"? - Попробовал пошутить Гедрик, на что получил вполне серьёзный ответ:
   - Двое.
   Уже давно перевалило за полночь, а веселье лишь разгоралось. Звёзды вершили свой вечный танец, приближая утро. Когда горизонт начал светлеть, предупреждая рассвет, гости снова собрались в главном зале. Хозяева и несколько особо знатных гостей о чём-то недолго посовещались. Вот граф подал руку супруге и проводил её на возвышение хозяев, откуда нашёл взглядом друга и еле заметно кивнул ему. Сабрина обратилась к гостям:
   - Друзья мои, надеюсь, наш скромный праздник понравился вам. - Радостный шелест послужил подтверждением её словам. - А теперь настало время вознаградить вас за ваше терпение и пригласить ту, кого Вы назвали королевой бала. Итак, - Сабрина выдержала паузу, - Цветочная Нимфа!
   Айрин вздрогнула от удивления. Деметриос, неожиданно оказавшийся рядом, подтолкнул её вперёд. Девушка поднялась на возвышение. Сабрина венчала победительницу, и герольд объявил танец королевы бала. Айрин хитро улыбнулась:
   - Простите, миледи, - и подошла к Гедрику: - Милорд, позвольте пригласить Вас.
   Гедрик поклонился и протянул ей руку. Они спустились в зал. Оба умели и любили танцевать, что было заметно в каждом их движении. Затаив дыхание, гости наблюдали красивый рисунок танца, создаваемый у них на глазах. Музыка смолкла, и граф отвёл партнёршу обратно на возвышение. Ей предстояло сказать слово королевы бала:
   - Милорды и миледи! Я даже не знаю, как благодарить вас за оказанную мне высокую честь, которой я, к тому же, не достойна: ведь здесь есть та, кто во многом меня превосходит. - Девушка сняла венец. - Пусть корона увенчает достойнейшую!
   С этими словами Айрин протянул корону Сабрине. Зал взорвался громом аплодисментов. Когда овации стихли, вновь зазвучала музыка. Деметриос, предусмотрительно приблизившись к лестнице, ведущей на возвышение, пригласил ученицу на танец, опередив нескольких не столь проворных претендентов.
   - Я сделала что-то не так?
   - Напротив, ты поступила как настоящая королева. - Айрин про себя усмехнулась. - Меня беспокоит другое: тебе очень повезёт, если девушка в золотом тебя не узнает.
   - Мелина меня не волнует.
   - Откуда ты знаешь, кто она?
   Айрин снисходительно пожала плечами.
   - А вот она ни за что не догадается. Я же - деревенская простушка, по её мнению.
   - Возможно. Но есть одна проблема. После этого танца все снимут маски.
   - Проблемы нет: мне давно пора заниматься. Увидимся, Деметриос.
   У себя в комнате русалочка переоделась и спрятала наряд, после чего выбежала во двор. Солдаты уже тренировались.
   - Что-то сегодня красавица задерживается, - удивился один из них.
   - Она, может, и не придёт сегодня. Ночью был бал, так что она, скорее всего, спит.
   - Вы ошибаетесь, капитан! - Звонкий голос девушки развеял тишину утра. - Извините за опоздание.
   Успешно отразив последнюю атаку двух солдат, Айрин умылась холодной водой. Капитан, протянув ей полотенце, выразил восхищение:
   - Просто невероятно! Вам бы участвовать в турнире лета!
   - Турнир лета? - Заинтересовалась воительница. - Это что такое?
   - Традиционный турнир Вордела. Правда, это единственный турнир в Королевстве, где противникам запрещено убивать и калечить друг друга. За этим строго следят.
   - Как он проходит?
   - Он идёт несколько дней. У всех противников одинаковое оружие, которое они получают перед состязанием, а после возвращают. Участники соревнуются в стрельбе из лука, верховой езде, беге, фехтовании на мечах, преодолении препятствий. Не прошедший один этап, к следующему не допускается. Вроде всё.
   - А безымянным в нём можно выступать?
   - Послушайте, я всего лишь пошутил!
   - А я не шучу. Поможете мне?
   - Надо бы рассказать всё лорду Деметриосу.
   - Ваше право! - Загрустила Айрин.
   - Но я этого не сделаю. - Капитан торжественно протянул ей руку.
  
   Готовясь к турниру, русалочка много тренировалась, но не забывала заглядывать и в библиотеку. Деметриоса смущала таинственная активность ученицы, но он и предположить не мог, что она задумала, а потому оставил её в покое. Мелина тоже заметила странности в поведении гостьи и захотела выяснить, в чём дело. В результате она увидела только, как соперница тренируется или работает в библиотеке. Первое показалось ей скандальным, второе навеяло скуку.
   И вот пришёл первый день турнира. Под звонкие песни рогов воины вышли на ристалище. Трибуны приветствовали их тихим шелестом, переросшим в заинтригованный ропот, когда среди участников появились двое в масках.
   - У меня родилось дикое предположение, - шепнул Деметриос другу, глянув на всё ещё пустующее место, отведённое Айрин.
   - Интересно только, кто из этих двоих?
   - Ну, вероятно, тот, что помельче! Да мы быстро разберёмся, у меня не так много способных учеников. Смотри, началась жеребьёвка.
   Из большого ящика участники состязаний вытаскивали ленты и повязывали их на головы. Образовалось пять групп, и каждая имела свой цвет: красный, синий, жёлтый, зелёный и коричневый.
   В центр поля вышел герольд.
   - Дамы и господа! - Провозгласил он. - Сегодня начинается Вордельский турнир лета, и продлится он три дня. Согласно правилам турнира, все участники сражаются одинаковым оружием, которое получают перед состязанием. Тот, кто не пройдёт хотя бы один этап, к следующему этапу не допускается. И самое главное. На нашем турнире запрещено убивать и калечить соперников. Тот, кто это правило нарушит, будет навсегда изгнан из Вордела.
   Герольд поклонился графу, и Гедрик, встав, обратился к собравшимся:
   - Приветствую вас, гости Вордела! Приветствую Вас, храбрецы нашего королевства! Вы собрались здесь на праздник воинского мастерства. Призываю вас драться честно. Удачи вам! И пусть победит достойнейший!
   Гедрик сел.
   На поле установили мишени. "Красная" команда вышла на позицию. Стрелки сделали по два выстрела, и мишени убрали с поля, предъявив всем новые цели, стоящие гораздо дальше первых. Гедрик пояснил:
   - Пробные выстрелы.
   - Я помню. - Деметриос напряжённо всматривался в лица участников. Неожиданно он побледнел и судорожно сжал рукоять кинжала.
   - Что с тобой? - Удивился Гедрик. - Ты напрягся так, будто ждёшь удара в спину с неизвестной стороны.
   - Отчего же! Очень даже с известной! Видишь четвёртого стрелка?
   - Длинноволосый блондин лет двадцать пяти? Вижу, а что?
   - Разрешите представить: Глен Энхельский, между прочим, твой сосед.
   - Только этого мне не хватало! Он же был в Лиарине.
   Стрелки успели сделать по три выстрела. Мишени отодвинули чуть дальше, и снова все стрелы нашли свои цели. Мишени отодвинули снова. Один человек промахнулся и, покидая ристалище, он бросил повязку в ящик.
   Герцог Энхел почувствовал взгляд и обернулся. Гедрик вежливо поклонился, Деметриос сдержано последовал его примеру. Глен кивнул в ответ и устремился к трибуне, которую занимали хозяева замка. Он поцеловал руку графине и её дочери, а потом обратился к Деметриосу:
   - Мир тесен, что ни говори. Не ожидал встретить тебя здесь.
   - Милорд герцог, говорите, как есть: не ожидали встретить меня живым.
   - Оставь, Деметриос! Маленькая размолвка давно в прошлом, не принимай всё так близко к сердцу.
   - Лорд Глен, - вмешался Гедрик. - Хочу напомнить Вам, что в Ворделе Вы - гость, так же как и мой старый друг Деметриос. А Дом ему пожаловал сам король Мирак, так что прошу Вас выказывать ему всё уважение, какое он заслуживает как равный среди равных.
   Глен заинтересованно присмотрелся к графу, равнодушно следящему, как синяя команда пробует луки.
   - Лорд Глен, - Сабрина поспешила сменить тему, желая избежать конфликта. - А Вы поступили не по-соседски! Мы были уверены, что Вы в столице, и вдруг без предупреждения видим Вас на турнире.
   - Я приехал специально на турнир, потом уеду опять.
   - Но, я надеюсь, Вы найдёте время заглянуть к нам на ужин?
   - Не смею отказать прекрасно даме!
   - Осторожно, милорд! Я очень ревнив!
   - Понял, замолкаю. Но, когда выиграю турнир, объявлю леди Сабрину идеалом любви и красоты.
   - Милорд, Вы ещё не выиграли! - Саркастически заметил Деметриос.
   - Мой выигрыш - дело решённое, я же учился у лучшего, милорд!
   - "Синие" отстрелялись без промаха. - Гедрик снова был поглощён турниром.
   - Вы - жестокий человек, лорд Гедрик. - Граф вопросительно взглянул на Глена. - Всего два пристрелочных выстрела, да ещё на таком близком расстоянии!
   - А никто не говорил, что нужно стрелять строго по мишеням. Есть два выстрела. Кто и как их использует - дело хозяйское: можно вообще отказаться от пристрелки.
   - Гедрик, обрати внимание. - Деметриос кивнул в сторону участника в маске. Тот о чём-то разговаривал со служителем турнира, потом поиграл тетивой лука и неожиданно выстрелил наобум мимо цели. Следом полетела вторая стрела, поразившая центр мишени.
   Разговор был забыт, все сосредоточили внимание на состязании. Из команды "жёлтых" выбыли двое. Незнакомец поразил все три цели, причём стрелы легли очень кучно, почти в одну точку.
   - Интересно, кто он? Лорд Гедрик, почему Вы разрешили неизвестным участвовать?
   - Это не запрещено правилами турнира, лорд Глен.
   - Правила турнира! А разве Вы не можете заставить их снять маски?
   - Зачем? Немного таинственности не повредит, на мой взгляд.
   - Что-то очень Вы волнуетесь из-за них, милорд! - Деметриос никак не мог сдержать язык. - Боитесь проиграть?
   Глен заскрежетал зубами, но промолчал.
   "Зелёные" тем временем сделали ознакомительные выстрелы и готовились к основным. Они тоже потеряли двоих. Второй незнакомец стрелял хуже своего собрата, но ни разу не промахнулся. Гедрик и Деметриос недоумённо переглянулись.
   - Дурит головы, наверно, - тихо предположил учитель воинов. Не расслышав, что сказал Деметриос, Глен снисходительно заметил:
   - Этот мальчик, похоже, не знает, куда попал. Может, он и прав, пряча лицо, ведь так никто не узнает его позор.
   - Вы опять торопитесь, лорд Глен. - Гедрик запнулся и поморщился: один из "коричневых" промазал на первом рубеже. - Так, о чём это я? Ах да! Он прошёл первый этап, в отличие от некоторых, а это, пожалуй, самое лёгкое состязание из всех.
   - И уже пятеро выбыло. - Деметриос смотрел, как служители готовят поле для фехтовальных поединков. - Дружище, ты уверен, что хоть кто-нибудь дойдёт до конца?
   - Не кто-нибудь, а лучший. Кстати, лорд Глен, Вам не пора на жеребьёвку?
   - О, благодарю за напоминание, лорд Гедрик. В столь изысканном обществе, - он изящно поклонился дамам, - невольно забываешь о ратных заботах.
   На поле вновь вышел герольд:
   - Дамы и господа! Первый этап турнира завершён. Следующим состязанием будет фехтование. Каждый поединок будет длиться столько, сколько сыпется песок. - Он указал на огромные песочные часы. - Проигравшим считается тот, кто будет условно убит или условно ранен, или потеряет меч. Начинает "синяя" команда.
   Поле было разбито на четыре участка, на каждом из которых уже стоял судья, ожидая, пока служители определят соперников. Воины вытащили из мешка деревянные кружочки с номерами поля, на котором им предстояло проявить своё умение. Пары определились, и служители турнира отвели соперников на их площадки, поставили в центре на расстоянии пяти шагов друг от друга боком к солнцу. По сигналу гонга воины повернулись к графу и отсалютовали ему, после отсалютовали сопернику и замерли.
   Вновь раздался гонг, и служитель турнира перевернул часы. Половина песка пересыпалась из верхней колбы в нижнюю, как появился первый проигравший: меч одного воина ударил по нагрудным пластинам защитного костюма противника. Судья поднял руку, объявляя окончание поединка. Верхняя колба часов почти опустела, когда ещё один судья остановил поединок: "синий" заступил за черту, ограничивающую площадку, что означало поражение.
   По окончании поединка воины отсалютовали Гедрику и друг другу и, задорно подтрунивая друг над другом, покинули ристалище. "Жёлты"" заняли их место, но один участник остался без противника. Служители турнира предложили "красным" вытянуть жребий: в мешке было шесть белых и один черный камушек, обладателю которого предстояло сразиться с одиноким "жёлтым".
   Герцог Энхел вновь посетил возвышение графов Вордел.
   - Я надеялся вытащить чёрный камень. Терпеть не могу ждать.
   - Хороший воин умеет ждать, - наставительным тоном ответил Деметриос.
   Приветствие завершилось, мечи скрестились в поединке.
   - А этот в маске не плох! - С уважением заметил Глен: не прошло и половины времени, как соперник неизвестного сорвал повязку и в сердцах бросил её на землю.
   Больше проигравших не было. К выступлению приготовились "зелёные".
   Неотрывно наблюдая за миниатюрным воином, Гедрик и Деметриос не заметили, как один участник, пропустив удар, выбыл из турнира. Вдруг незнакомец упал. Казалось, поражение неминуемо: песок почти закончился. Воин неподвижно лежал на земле, сжимая в руке меч. Можно было подумать, что он замер от страха, а лицо, полностью скрытое под маской не могло дать подсказки наблюдателям: на самом деле Айрин выжидала. Деметриос подался вперёд, до боли сжав кулаки. И тут "почти победитель" проявил неуместное любопытство и наклонился, чтобы снять маску. И его рука замерла, а глаза уставились на меч, кончик которого маячил в опасной близости от его горла. "Зелёный" испугано отшатнулся. Судья поднял руку, присуждая победу юному воину. Деметриос облегчено вздохнул, и друзья, наконец, расслаблено откинулись на спинки кресел.
   Следующими выступали "коричневые". Все восемь человек успешно перешли в следующий этап. "Красных", после того как Глен расправился с соперником, осталось шестеро.
   Герольд объявил окончание состязаний и пригласил всех прийти утром, когда начнётся бег. Воины разошлись по шатрам: недалеко от стен замка, с южной стороны, у подножия холма на берегу речки Красной был разбит лагерь.
   День близился к вечеру, хотя было ещё достаточно светло. Гедрик решил показать другу путь, на котором и предстояло испытать себя участникам турнира во второй день.
   - Они бегут от моста через Эдину до опушки, потом, по краю леса, до ручья, через который переправляются по верёвкам. Затем, по берегу ручья уходят в лес и поднимаются по склону холма. - Лошади осторожно переступали через корни и коряги. - Там дальше спуск вниз по отвесному склону. Мы туда не поедем, лошади там не пройдут. Спустившись, они попадут в маленькое болотце, выберутся из него на просеку, по ней - до опушки, там - к реке, и по берегу - до моста. Что скажешь?
   - А если они срежут путь?
   Гедрик широко махнул рукой, указывая на кроны деревьев. Деметриос пригляделся к листве и понимающе кивнул, рассмотрев неестественные уплотнения веток.
   - Кукушкины гнезда? - Понял он.
   - Солдатам тоже не повредит лёгкая разминка. Пусть наблюдают.
   - Нет, ты уверен, что хоть кто-нибудь доживёт до конца?
   - Мы же доживали!
   За ужином Мелина всячески старалась выудить у гостьи, где она пропадала весь день, на что Айрин холодно ответила:
   - Я была занята. - И больше не реагировала ни на едкие замечания юной графини, ни на многочисленные комплименты, рассыпаемые в её адрес молодыми людьми, приехавшими на турнир в качестве гостей, а не участников, и потому не обязанных жить в походных шатрах за стенами замка. Тревога на лице девушки всё усиливалась вместе с темнотой, заволакивающей небо.
   Гедрик встал из-за стола:
   - Слушай, Деметриос, я же совсем забыл показать тебе одну вещь. Поехали, пока совсем не стемнело!
   Они выехали за ворота крепости, и Гедрик остановился, глядя на раскинувшийся внизу лагерь, затихающий после бурного дня.
   - В чём дело? - Недоумевал Деметриос.
   - В городе, на той стороне, будут гулять, чуть ли не до утра, а в лагере не до веселья: сейчас все готовятся к завтрашнему состязанию. И кое-кто должен вернуться в лагерь до захода солнца.
   Они спешились и скрылись в придорожных кустах. Их ожидание оказалось недолгим: два человека торопливо пробежали мимо них в сторону лагеря.
   - Успели. Можем возвращаться.
   - Пока нельзя, слишком рано. - Гедрик выбрался на дорогу и вскочил в седло. - Давай до моста! - Крикнул он и поднял коня в галоп, направив его к воротам башни городской стены. Солдаты ошеломлёнными взглядами проводили Хозяина, с гиканьем промчавшегося мимо них, и догоняющего его Учителя воинов.
   Утром на берег Эдины пришли все, кто хотел увидеть продолжение турнира. Участники собрались на мосту. Служители турнира установили песочные часы, раз в двадцать больше тех, которыми отмеряли время фехтования. Распорядитель ударил в гонг, и воины побежали. Гедрик, глядя вслед убегающим, сказал:
   - Часы перевернут пять раз, это - самое нудное из состязаний, для зрителей, я имею в виду. Я не могу уйти, а ты иди, если хочешь.
   Почти все воины бежали кучно, но вот несколько человек отстали, а несколько, наоборот, вырвались вперёд. Оба неизвестных держались в средней группе. Потом интересующий Деметриоса участник стал отставать. Впереди показался быстрый лесной ручей. Переправа представляла собой две верёвки, натянутые одна над другой. Отставший точно рассчитал время: когда он подбежал к ручью, одна из пяти переправ была свободна. Служитель турнира протянул ему ремень, и бегун ловко пропустил его под мышками, застегнув на груди. Встав на нижнюю верёвку, он закрепил конец ремня на верхней. После этого он подтянул верхнюю верёвку к себе и, перебирая по ней руками, стал медленно продвигаться по нижней, стараясь не отрывать ноги от неустойчивой опоры. И тут маленький рост сослужил ему плохую службу: ему пришлось со всей силы подтягивать к себе верхнюю верёвку, чтобы не повиснуть на ней. Ещё не дойдя до середины, юный воин совсем выдохся и, видимо, поэтому отступил от правил. Крепко уцепившись руками за верёвку, он, встав боком, оттолкнулся ногами, одновременно подтягиваясь на руках. В результате он повис на верхней верёвке, положив на неё скрещенные ноги, после чего быстро пополз по ней, поочерёдно перебирая руками и ногами. Таким способом он достиг другого берега и продолжил бег. Деметриос обосновался на вершине холма, откуда он увидел, как неизвестный, опираясь спиной на верёвку, уверенными прыжками спустился вниз, отбрасывая свободный конец верёвки правой рукой, а левой - тормозя движение. Внизу он углубился в заболоченный перелесок.
   Довольный увиденным, Учитель воинов вернулся к мосту ждать результатов. Первым к финишу прибежал второй участник в маске. Деметриос, мучимый неизвестностью, вопреки всем собственным наставлением, не захотел пассивно ждать, и отправился к просеке, где воины выбегали из леса. Дождавшись "своего" участника, он направился следом, держась за деревьями. Бегун устал, это было видно, но упрямо бежал вперёд, стараясь не терять набранный темп. Деметриос удовлетворённо кивнул и свернул в лес, что бы, срезав путь, обогнать бегуна.
   Всё меньше и меньше времени оставалось. Уже стало ясно, что многие не пройдут этот этап. Гедрик и Деметриос как зачарованные следили за тонкой струйкой песка и растущей жёлтой горкой в прозрачной колбе часов. Наконец показалась та, за кого они переживали. Деметриос еле слышно вздохнул:
   - Успела.
   Неизвестный без сил уселся на мосту, прислонившись спиной к опоре перил. Солдат из Вордела поднёс ему кубок. Судорожно глотнув, воин закашлялся. Отдышавшись, он предпринял новую попытку. В этот раз ему удалось напиться, но вставать он не рискнул и продолжал сидеть, пока капитан не увёл его, поддерживая за плечи. Взволнованный Деметриос отправился следом. Капитан был настолько увлечён своей подопечной, что не заметил его. Айрин же вообще слабо реагировала на окружающий мир. У ворот её приняли встревоженные Саффи и Салли.
   - Мы приготовили ванну для Вас. - Девушки были на редкость молчаливы и до двери мыльни не проронили ни слова.
   Поняв, что беспокоится не о чем, старый воин вернулся на турнир.
   Утром у подножия холма, на котором стоял замок, состоялось последнее состязание. Любуясь лошадьми, бегающими в загоне, Гедрик осторожно спросил:
   - Может, лучше остановить её. Она, всё-таки, женщина.
   - Посмотри. - Деметриос указал на маленькую фигурку. - Кто осмелится утверждать, что вчера она еле держалась на ногах?
   - Уж точно не я! - Усмехнулся Гедрик.
   - Кстати, я же всё пропустил! Как у них дела?
   - "Жёлтых" - трое, "зелёных" - четверо, "коричневых" - шестеро, "красных" - пятеро, и Глен среди них, "синих" - трое.
   - Немало.
   - Посмотрим, что останется после верховой езды!
   Деметриос хмыкнул. По старой традиции для турнира выбирали самых норовистых и непредсказуемых лошадей.
   По сигналу гонга начался третий день турнира, и семь человек ("жёлтые" и "зелёные") отправились в загон ловить лошадей, которых ещё надо было оседлать, а потом вывести на поле, и всё это - пока не пересыплется песок в больших часах. Лошади не давались в руки, убегали и явно не хотели заполучить седло на спину и седока в седло. Ещё меньше они хотели прыгать через разные барьеры и рвы, что ждали их на поле.
   Лошади метались по загону, люди бегали за ними, и лишь двое среди этого бедлама являли собой островок полного спокойствия: огромный гнедой жеребец, уткнувшись мордой в плечо хрупкому воину, слушал, что тот шепчет ему, и довольно фыркал. Вот Айрин, обхватив снизу голову коня, и продолжая что-то говорить, повела его к сёдлам, сложенным на земле. Выбрав подходящую упряжь, она оседлала жеребца.
   - Как зовут этого красавца? - Спросила она служителя.
   - Гром.
   - Гром! - Повторила Айрин. Звуки странно перекатывались на языке. - Гром! - Конь тихонько заржал, и всадница, наклонившись, потрепала его по шее. - Ну, что, Гром, давай покажем им всем!
   Айрин, не дожидаясь, пока служители откроют ворота лабиринта, предварявшего выход из загона, лихим галопом помчалась вперёд, вызывая панику среди тех, кто ещё не договорился с лошадьми. Трибуны затихли. Ограждение загона приближалось. Всадник прижался к шее скакуна, грациозным прыжком перемахнувшего через забор. Не снижая темпа, Гром, под восторженные крики зрителей, летел по полю, перепрыгивая барьеры, рвы, ямы, почти не замечая их.
   По завершении гонки, Айрин угостила коня яблоком и гладила его, пока конюх не увёл его в загон. Двое "зелёных" выбыло из турнира, так и не сумев оседлать лошадей, у одного "жёлтого" лошадь упала при прыжке через барьер. Участник в маске пришёл последним, много времени потратив на знакомство с лошадью.
   Следующими выступали "коричневые". Гром, достоинства которого все оценили, в зародыше пресекал любые попытки подойти к нему: вставал на дыбы, бил копытами, - и один смельчак с ними познакомился слишком близко. Но и из других коней трудно было выбрать покладистого скакуна: двоих лошади сбросили уже на поле.
   Пришёл черёд "красным" испытать судьбу. Глен решил попытать счастья там, где другой уже потерпел неудачу: он захотел оседлать Грома. Когда могучий жеребец увидел противника, он встал на дыбы и обрушил копыта на голову врагу. Глен увернулся и взмахнул кнутом. На блестящем боку коня остался кровавый след. Разъярённый конь бросился на человека. Смятённые служители поняли, что не смогут остановить жеребца, как вдруг на его пути возник маленький воин.
   - Гром!
   Конь остановился и подставил шею ласковым рукам. Видя, как Гром покорно идёт следом за человеком, остановившим его, Гедрик и Деметриос облегчённо перевели дыхание. Вдруг Гедрик поражённо посмотрел на девушку, успокаивающую коня, пока его рану обрабатывали, и повернулся к другу:
   - Где, ты говоришь, нашёл её?
   - Это она меня нашла... - Терпеливо начал объяснять Деметриос и запнулся.
   - У лесной колдуньи, говоришь...
   - Она играет по правилам! - Возмутился Учитель воинов.
   - Да я не о том, - отмахнулся Гедрик. - А что до честности... ломало её вчера по-настоящему, а какие зелья она пила, чтобы привести себя в чувство, нас с тобой не касается. Да и лошади, как тебе известно, с магией осторожны. А Гром ей верит.
   И тут Деметриос понял, как он на самом деле испугался. Разумные слова развеяли чёрные сомнения ещё до того, как они появились. Он признательно улыбнулся другу, но тот лишь кивнул головой, указывая на поле.
   Глен, с трудом уложился в срок, чем был страшно недоволен, хотя двоим опоздавшим "красным" пришлось расстаться с повязками и правом продолжать борьбу. "Синие" выбыли из турнира: двое так и не смогли оседлать лошадей, а третий не дошёл до финиша.
   Герольд объявил начало следующего этапа. Айрин неохотно оставила Грома конюхам и присоединилась к остаткам "зелёной" группы. Воинам предстояло преодолеть полосу препятствий. Не самое сложное, но самое нелюбимое благородными воинами испытание.
   "Коричневые"" собрались на крепостной стене. Служитель ударил в гонг и перевернул часы, что отмеряли время фехтовальных поединков. Воины скользнули вниз по верёвкам. Потом их ждали качающиеся брёвна, по которым участники пробежали, стараясь не упасть (падение приравнивалось к поражению). Следующим испытанием была "воздушная дорожка": извивающаяся вверх-вниз и вправо-влево "змейка-лесенка", укреплённая на высоких опорах. По ней надо было пройти, цепляясь за перекладины руками, и не сорваться. Потом воины ползли под сеткой, за которую нельзя было зацепиться, но беспристрастный колокольчик сообщил об ошибке, и "коричневых" стало на одного меньше. Далее воинов встретили мешки с песком, произвольно качающиеся над узким помостом, по которому и так было нелегко пройти. Но "выжившие" участники благополучно избежали столкновения с мешками и забрались обратно на стену, завершив выступление. И радостно обнялись, услышав гонг об окончании состязания уже на стене.
   Из "красных" до цели добрался один Глен, из "жёлтых" и "зелёных" на стену поднялись только заинтриговавшие всех участники в масках.
   Итак, пятеро должны были решить победу турнира. Для них приготовили полосу препятствий, заменив сетку "болотом". На месте сетки на земле обозначили несколько кругов, расположив их широкой дорожкой. По этой дорожке надо было пройти, прыгая с круга на круг, чтобы не "утонуть в болоте". Заканчивалось состязание не подъёмом на стену, а стрельбой из лука, причём без пристрелочных выстрелов.
   Первым "утонул" "коричневый", оступившись и выйдя за границу круга-кочки. Второго "коричневого" сбили мешки с песком. Глен не точно стрелял. Остались двое неизвестных.
   Гедрик постановил, что они решат спор на мечах. Долгим был этот поединок, оба устали. Но вот последний рывок, и меч одного из них стукнулся о кожаную броню противника. Проигравший молча повернулся и ушёл с ристалища. Победитель нетвёрдыми шагами подошёл к возвышению, где сидели хозяева Вордела, и встал на одно колено перед Мелиной.
   - Прекрасная госпожа, простите недостойному его дерзость и позвольте назвать Вас идеалом любви и красоты.
   И начался шумный праздник, куда пришли и гости, и участники турнира, но не было на этом празднике Айрин. Деметриос отправился искать её, но Гедрик опередил его. Он нашёл девушку в стойле Грома, где она укрылась от мира. Граф положил руку ей на плечо:
   - Победа ли, поражение - какая разница.
   Девушка удивлённо подняла голову. Гедрик увидел её сухие глаза, выделявшиеся на бледном лице тёмными омутами безмерной боли. Внутренне содрогнувшись, он, с трудом совладав с собой, сел рядом.
   - Знаешь, я сам ни разу не побеждал в турнире лета. Смешно, правда? Хозяин Вордела проигрывал в собственном турнире. Что поделать, Деметриос всегда был лучше меня. Вчера мы прокатились от Южных ворот до моста через Эдину вокруг города вдоль внешней стены, и он как обычно обогнал меня. Он слишком хорош, недаром он с юности учит. Но когда он официально был признан Учителем и перестал участвовать в турнирах, я тоже отказался от них. Без него стало как-то неинтересно, что ли. Сам не пойму. Я неплохой воин, но до него мне далеко, я это понимаю. - Гедрик помолчал. - Понимаешь, победа на турнире всего лишь тешит самолюбие, а вот хороший друг - это надежда в жизни, а иногда и жизнь в бою. - Граф встал и потрепал коня по шее. - Возьми его. - Айрин встрепенулась. - Может быть, он сможет утешить тебя.
   Девушка подошла к коню и погладила его по морде.
   - Хотя вряд ли, - добавил граф про себя и вышел.
   Около конюшни он столкнулся с Деметриосом, который после безуспешного визита в оружейную, догадался о другом месте, где может прятаться его ученица. Гедрик остановил друга:
   - Не ходи, не надо.
   - Что с ней?
   - Пусть побудет одна. Поражение всегда тяжело признавать.
   - Я не хочу оставлять её одну.
   - Ей надо смириться с поражением, не мешай. Но не волнуйся, она не пойдёт разбираться с тем, кто победил её.
   - Нельзя же её бросить в одиночестве!
   - Она не в одиночестве: Я подарил ей Грома. С ним ей будет спокойнее, он не умеет жалеть. А жалость напомнит ей о слабости. Не надо. Пусть снова поверит в свою силу.
   Воин растерялся, и граф развернул его, уводя в зал к гостям.
   Гром уткнулся носом в ладонь новой хозяйке и фыркнул.
   - У меня ничего нет. - Извиняющимся тоном пробормотала девушка. Гром фыркнул громче и нетерпеливо стукнул копытом. - Хочешь погулять? - Конь мотнул головой и стал быстро перебирать ногами. - Я сейчас, погоди немного.
   Вскоре всадник в маске выехал за ворота замка. Красивый гнедой конь гордо нёс свою всадницу, будто зная, что она - дочь самого Морского Владыки. Айрин, снова обратилась мыслями к турниру. Утихшая боль вернулась в сердце. Пытаясь избавиться от неё, Айрин погрузилась в окружающий мир. Умение чувствовать дыхание леса, вечерние шорохи, пульс животных - та малость, что осталась от её магических сил. Но в этот раз гармония мира не принесла ей успокоения. Ей было всё равно, куда ехать, и конь сам выбирал дорогу.
   Под вечер она немного успокоилась, и уже надумала возвращаться, как вдруг ощущение боли и страха разорвали спокойствие окружающего мира. Айрин направилась к их источнику и вскоре увидела мальчика лет двенадцати. Он бежал, сильно припадая на одну ногу, споткнулся и растянулся на земле. Тут же показались его преследователи: шестеро солдат со знаком герцога Энхельского на куртках. У мальчика не было сил даже подняться, солдаты окружили его:
   - Попался, мальчишка! Милорд будет нами доволен! - Сказал один из них, но его перебил посторонний голос:
   - Ну и дела! Толпа здоровых, вооружённых до зубов мужиков нападает на беззащитного ребёнка! - Айрин вытащила меч. - Убирайтесь!
   - Этот юнец смеет указывать нам! - Возмутились солдаты. - Доставим его милорду, пусть посмотрит, что за лицо прячется под маской!
   Они напали на Айрин одновременно со всех сторон, но Гром, подчиняясь точному движению ноги, ловко повернулся, и меч описал круг, от которого нападающие отшатнулись.
   - Шли бы вы отсюда. Здесь Хозяин - граф Вордельский, и ему не понравится, что чужие солдаты убивают ребёнка на его земле. Вы всё ещё хотите доставить меня герцогу? Я обязательно расскажу ему, сколько проблем вы ему преподнесли!
   Солдаты замешкались. Даже в сумерках боевого коня не примешь за крестьянскую клячу, а что сидит на нём юнец, едва ли старше их беглеца, так мало ли что в жизни бывает. Юнец то юнец, а упрвляется с конём лёгко, значит, по праву владеет - абы кто с таким бы жеребцом не совладал. И кто его знает, вдруг из благородных? Крик поднимет... Переглядываясь, будто перекладывая друг на друга решение, солдаты так и стояли в стороне. Айрин надоело ожидание, и она их поторопила:
   - Пошли прочь отсюда! Ещё раз увижу в Ворделе, точно пожалуюсь лорду Гедрику!
   Точный приказ, подкреплённый именем графа, возымел действие: солдаты отступили.
   Айрин спешилась и осмотрела рану, благо света ещё хватало, а помощь требовалась срочно. Ведьма всегда носила с собой небольшую сумку со снадобьями, которую забрала из своего шатра, когда уходила из лагеря. Перевязав мальчика, она протянула ему мешочек с измельчённой травой и строго наказала:
   - Будь осторожен, не напрягай ногу, каждый день меняй повязку и прикладывай вот эту траву, пока рана не затянется. И следи, что бы в рану не попала грязь. Всё понял?
   - Понял. - Мальчик растеряно кивнул.
   - Молодец. А где ты живёшь? - Мальчик дёрнулся, намереваясь удрать. - Не бойся! - Удержала его Айрин. - Я вовсе не хочу следить за тобой, но если тебе далеко идти, я могу подвезти тебя и оставить поблизости от того места.
   - Мне нужна дорога в замок Вордел, Тракт, северное направление
   Айрин посадила мальчика на коня позади себя. По дороге она спросила:
   - Как тебя зовут?
   - Арто, милорд.
   - Скажи, почему эти люди гнались за тобой? - Арто вздрогнул. - Не отвечай, если не хочешь. Просто странно, что люди Энхела делали в землях Вордела? Если об этом узнает граф Гедрик, возникнет большой скандал.
   - Милорд, Вы расскажете?
   Айрин ощутила его страх и поспешила успокоить мальчика:
   - Нет, Арто. Они получили своё и, надеюсь, больше сюда не сунуться.
   - А откуда Вы, милорд? - Любопытство пересилило осторожность.
   - Я из разных мест. А сейчас я из Вордела. Там был турнир.
   - Я знаю. А Вы участвовали в турнире?
   - Да, но безуспешно... Вот мы и на Тракте. Где тебя оставить?
   - Чуть дальше, у реки.
   - Ну, держись крепче, Арто.
   Айрин подняла коня в галоп. На мосту ведьма помогла мальчику спешиться.
   - Счастливо оставаться, малыш! И не забывай перевязывать рану.
   - Прощайте, милорд.
   Айрин вернулась в замок. Не смотря на позднее время, спать ей не хотелось, идти на праздник - тоже, и она пошла в библиотеку. Вдруг её внимание привлекли голоса, доносившиеся из одной, обычно пустующей комнаты. Женский голос показался ей знакомым. Секунду она колебалась, но всё-таки бесшумно заглянула и увидела странную пару: победитель турнира страстно прижимал к себе Мелину, а она горячо отвечала на его поцелуи. Ничем не выдав своего мимолётного присутствия, девушка вышла.
   Сорвав надоевшую маску, она бежала по коридору, ни на кого не глядя, ни кого не замечая. Но её кто-то заметил и сообщил Деметриосу. Как ураган он ворвался к ней в комнату. Айрин сидела на полу, обхватив руками колени, уставившись в одну точку. Деметриос рухнул рядом.
   - Что случилось? - Он обнял её.
   - Не знаю, Деметриос, не знаю.
   - Успокойся, всё в порядке. Расскажи, что случилось?
   - Я, правда, не знаю, что со мной, просто мне очень больно. Я не понимаю, почему, но когда я увидела его с Мелиной...
   - Что?! - Воин вскочил
   - Деметриос? - Айрин не на шутку испугалась.
   - Надо проучить этого наглеца, кто бы он ни был! Я скажу Гедрику.
   - Нет, не надо! - Воскликнула девушка, но Деметриос уже выскочил за дверь.
   Надев маску, закутавшись в плащ, Айрин вернулась в ту комнату. Её не волновала Мелина, да и знала она, что граф ничего не сделает дочери. Правда, он может устроить скандал, который навредит всему Дому Вордел. Но даже возможный скандал мало волновал девушку. Ей просто не хотелось, чтобы пострадал мужчина, который смог одолеть её.
   - Что тебе надо? - Грубо спросил победитель, заметив постороннего.
   - Граф всё знает. Иди за мной, я выведу тебя.
   - Почему я должен тебе верить?
   Айрин пожала плечами:
   - А ты и не должен, но когда граф зароет тебя в землю, будет трудно что-либо исправить. - И, поворачиваясь к двери, бросила через плечо: - А Вам, сударыня, лучше вернуться к гостям.
   Победитель не стал долго раздумывать и, даже не оглянувшись, пошёл следом за неожиданным провожатым, оставив Мелину одну в комнате. К счастью, у неё хватило благоразумия вернуться в главный зал.
   Беглецы никем незамеченные выбрались во двор. Там уже горели факелы, разбрасывая неровный свет и делая людей не узнаваемыми. Когда они подъезжали к воротам, окрик:
   - Стой, кто едет?! - Вынудил их остановиться.
   Незнакомец потянулся к мечу, но Айрин знаком остановила его и подъехала к охраннику:
   - Хей, сержант, зачем так резко? - Она наклонилась и сняла маску. - Вы не узнали меня?
   - Простите, миледи, но нам приказано никого не выпускать.
   - А в чём дело?
   - Приказ лорд Гедрика.
   - Но, думаю, я его вряд ли интересую. Может, выпустите меня и моего спутника. Это очень важно...
   - А кто он?
   Айрин якобы настороженно оглянулась и заговорчески шепнула:
   - Сержант, только между нами. Никто не должен знать, особенно Деметриос...
   - Понял, никто не узнает, - понимающе улыбнулся сержант и приказал открыть ворота.
   За крепостными воротами победитель сразу направился к городу.
   - Нет, в город нельзя. - Одернула его Айрин, обернувшись.
   - Но мне нужно на север! - Возразил незнакомец.
   - Я это учту. За мной, если хочешь жить!
   Внешние ворота беглецы преодолели беспрепятственно, их пропустили по первой просьбе воительницы. Вспоминая рассказ Гедрика, девушка быстро нашла путь вокруг городской стены.
   - Я провожу Вас до реки. Если успеете спрятаться, Вас не найдут, а граф скоро остынет.
   Говорить, вернее, кричать, когда лошади мчаться галопом, довольно затруднительно, но победитель знал, что ничто в этом мире не даётся даром. А спасение жизни - тем более.
   - Почему ты помогаешь мне?
   Айрин разозлилась: как ответить на вопрос, у которого нет разумного ответа?
   - Ради нашего учителя. - Крикнула она, найдя правдоподобное объяснение. - И хватит болтать!
   Арто, затаившийся у моста, увидел всадников, мчавшихся по дороге. Одного он ждал. А в том, кто скакал впереди, он узнал своего спасителя и в свете луны рассмотрел лицо, больше не скрытое маской.
   - Да она такой же милорд, как я бабочка! - Пробормотал он, но от дальнейших комментариев воздержался.
   Его спасительница остановила коня и, спохватившись, надела маску. Отставший победитель подъехал к ней и завистливо глянул на Грома.
   - Забавно! Турнир выиграл я, а лучший приз достался тебе.
   - А Мелина?
   Победитель усмехнулся.
   - Мелина? Послушайся опытного человека, мой мальчик: держись от неё подальше. Она опасна.
   - В каком смысле?
   - Даже не знаю, как тебе объяснить... понимаешь, если бы ты не увёл меня от неё, мы бы сейчас не разговаривали. Я мог вообще лишиться языка вместе с головой. А она бы и не всплакнула обо мне. - Он вздохнул. - Хотя она безумно красива, и это делает её опасной вдвойне. Видишь, даже я не смог устоять. - Он мотнул головой, словно прогоняя надоедливые мысли. - Ладно, хватит. Заболтались мы, а мне пора. Прощай, мой мальчик, и спасибо, что вытащил меня.
   - Прощай, ученик Деметриоса.
   Айрин развернула коня и помчалась назад. Незнакомец смотрел ей вслед, пока она не удалилась достаточно далеко, по его мнению, и только после этого тихонько свистнул.
   - Да тут я, тут! - Арто, прихрамывая, вышел из импровизированной засады.
   - Что с тобой? - Молодой человек подхватил мальчика и посадил перед собой. Арто рассказал о нападении и таинственном незнакомце, вступившемся за него. На всякий случай, он не стал говорить, что узнал его в таинственном спутнике-спутнице атамана.
   Замок тем временем гудел как улей. Гедрик не мог действовать открыто: одно неосторожное слово, одно неверное движение могло привести к большой войне. Сообразив, что беготня по замку не приносит результатов, он изменил тактику и, для начала, зашёл к Айрин. Там был один Деметриос.
   - Где Айрин?
   - Не знаю. Я оставил её здесь. - Честно сказал Деметриос.
   - Мы подождём её.
   Друзья сели в гостиной. Вошёл капитан.
   - Милорд, я проверял, не выезжал ли кто из замка за последнюю смену, и выяснил кое-что. - Он замялся. Гедрик кивнул, приказывая продолжать. - Через Южные ворота выехали двое: леди Айрин и победитель турнира. Сержант стражи, старший караула, молчит, но я расспросил солдат из внешней башни. Они все ждут за дверью. Позвать?
   - Сержант тоже там? - Капитан кивнул. - Пригласите его.
   Подтянутый солдат лет тридцати в бордовой форме стражи Вордел замер в нескольких шагах от своего господина.
   - Итак, сержант, что случилось? - Гедрик строго взглянул на него.
   - Милорд, поймите, я обещал молчать! - Разрываясь, между верностью господину и данным словом, сержант мечтал испариться из холодного взгляда Хозяина.
   - Так, значит, кто-то выезжал?! - Сержант сжался, стараясь стать незаметнее. - Это была Айрин?
   - Вы и так всё знаете.
   - Почему же ты выпустил их?
   - Я не думал, что Вас заинтересует леди Айрин и её спутник. Насчёт неё никаких распоряжений не было.
   - Ты должен был задерживать всех!
   - Оставьте его в покое. - Айрин остановилась в дверях, прислонившись плечом к косяку. - Он ни в чём не виноват. Пусть идёт и занимается своими делами.
   Граф кивнул, отпуская сержанта. Капитан хотел выйти за ним, но не успел:
   - Постойте, капитан, у меня есть к Вам пара вопросов. Надеюсь, мне не придётся разыскивать Вас по всему Ворделу, чтобы задать их.
   Капитан, не оглядываясь, кивнул и торопливо вышел. Гедрик требовательно посмотрел на девушку:
   - Рассказывай!
   - Что?
   Гедрик хотел вспылить, но сдержался.
   - Кто был тот мужчина с моей дочерью?
   - Ученик Деметриоса.
   - Не понял! - Воскликнул Деметриос.
   - Ты не узнал его? - Удивилась Айрин.
   - Узнал, но... - Смешался Учитель воинов.
   - Нам известно, что ты уехала с ним, - разъяснил смущение друга Гедрик. Он не боялся смутить девушку неловким словом, понимая, что видит перед собой воина, а воины предпочитают откровенное слово красивым, но в чём-то оскорбительным, иносказаниям.
   - Так оно и было, - честно призналась Айрин.
   - Значит, ты вывела его?
   - Да, милорд.
   - Я могу обвинить тебя в измене за это.
   Айрин без возражений отдала меч графу. Гедрик рассеяно рассматривал клинок.
   - Айрин, зачем? - Вырвалось у него.
   - Я не хотела, чтобы он пострадал...
   - Но ты выдала его?
   - Я не хотела! Я случайно увидела их вместе, и мне стало так не по себе... Я не знала, что так может быть... - Девушка замолчала и опустила голову.
   - Но ты спасла его. - Гедрик задумчиво смотрел на неё, размышляя о том, что не каждый человек мог бы вот так вывернуть собственное сердце ради жизни другого, который, скорее всего, и не оценит. - Спасла... а могла отомстить.
   - Мстить? За что? За победу - несерьёзно. За Мелину - глупо. Она ему не нужна, я тогда не поняла этого.
   - А теперь понимаешь?
   - Он посоветовал мне держаться от неё подальше, потому что она - опасна.
   - Опасна? - Опешил Гедрик.
   Айрин кивнула:
   - По-моему, он пытался сказать, что она слишком красива, и пользуется этим, не считаясь с тем, что ждёт того, с кем она играет. Он сказал, что она не будет плакать, если он лишиться головы из-за неё. Простите, милорд.
   Гедрик нахмурился.
   - Если он так много понимает, чего же рисковал! - Буркнул он.
   - Говорит, попался на красоту.
   Граф задумчиво вертел её меч в руках. Ему хотелось разозлиться, затеять ссору или ещё что-нибудь такое выкинуть. Столько оскорблений за один день - кто способен с этим жить? Но почему-то не было сил даже на простой и бесхитростный гнев. Может быть, потому, что правду могут говорить только друзья, а дружбу, так же как и честность, он ценил гораздо выше не всегда здоровой гордости. Погрузившись в свои мысли, он краем глаза наблюдал за девушкой. Глаза её были сухи, а спина спокойно выпрямлена. Причём именно спокойно, а не гордо. Она просто ждала решения. "Она сама пойдёт за палачом, если я решу казнить её", - подумал Гедрик, поражаясь её внутренней силе.
   - Деметриос говорил, ты жила у лесной колдуньи?
   - Да, милорд, - Айрин не поняла странной смены темы разговора, и в голос её закрались нотки неуверенности.
   - Мы тут прикинули... ты очень быстро познакомилась с Громом? - Граф выжидающе замолчал.
   - Да, милорд. Я - ведьма. - Изворачиваться и придумывать объяснения она не умела, предпочитая откровенность. - Вы позволите мне собрать вещи? Я уеду немедленно.
   - Ты о чём? - Оторопел Гедрик.
   - Я больше не побеспокою этот дом своим присутствием. - Твёрдо, но с пустой отрешённостью в голосе, ответила девушка.
   - Сядь! - Граф не на шутку разозлился. - Неужели ты думаешь, я способен выгнать молодую девушку из дома?!
   Айрин села и как-то очень беспомощно посмотрела на Гедрика. Вся её сила неожиданно исчезла, осталась лишь беззащитная перед людской жестокостью девчушка. И мужчины, наверно, долго бы ещё растеряно стояли рядом, не зная, что предпринять, если бы не дружная компания, подслушивавшая под дверью. Капитан и две неунывающие болтушки переглянулись, и Саффи с ходу предложила решение:
   - Леди Сабрина!
   Хозяйка Вордела непринуждённо беседовала с гостями. Саффи подошла к ней и, робко извиняясь, попросила графиню дать распоряжения на кухне. Все распоряжения давно были отданы, а если что-то и потребовалось бы, домоправительница и главный повар прекрасно справились бы сами. А раз потребовалось её вмешательство, значит, случилось что-то серьёзное. Сославшись на неотложные дела, графиня вышла из зала, нисколько не удивившись, что в коридоре её поджидала Салли. Сёстры попытались ввести хозяйку в курс дела, но из их сумбурных объяснений понятно было только, что Айрин плохо, а лорд Гедрик и лорд Деметриос ничего не понимают, и, если леди Сабрина не вмешается, будет очень плохо.
   И Сабрина вмешалась.
   - Я всегда знала, что мужчины - самые слабые существа на свете! - Отсторонив указанных существ, она села на подлокотник кресла Айрин и прижала испуганную девушку к себе. - Они совершенно теряются, стоит женщине заплакать, прям хоть совсем не плачь! Ну, рассказывай, кто тебя обидел?
   - Я же ведьма...
   - И это повод, чтобы выгонять из дома? - Гедрик был обижен.
   - Помолчи, дай нам посекретничать. - Сабрина погладила девушку по голове. - Почему ты не сказала?
   - Я боялась...
   - Боялась?! - К такому признанию Деметриос оказался не готов. - Мне казалось, ты не знаешь этого слова.
   - Отчего же, знаю очень хорошо! - Горечь вытеснила испуг. - Я, когда ушла от Лэйлы, сначала хотела стать целительницей, но мне не доверяли, да ещё коллеги по магии козни всякие устраивать стали. Тогда пришлось скрывать, что я владею силой, но всё бес толку. Я работала в трактире на кухне. Один посетитель стал приставать ко мне, и я использовала маленькое заклинание. Только чтобы защититься, поверьте мне!
   - Мы верим, не бойся, - успокоила её Сабрина. - Что было дальше?
   - Мне велели убираться и никогда не появляться там. Потом я работала горничной в одном Доме. Сынок там - то ещё явление. Словом, мне пришлось и его немного остудить, но мамаша повернула дело так, будто я его околдовала, потому что хотела соблазнить и женить на себе. Они даже не позволили мне собрать вещи, так что мне пришлось угрожать им. - Девушка замолчала: очень быстрая речь вымотала её.
   - Угрожать?
   - Да, миледи. - Она заговорила медленнее. - Я сказала, что если мне не разрешат забрать то, что принадлежит мне, я нашлю проклятие на их Дом, и у них все мальчики будут рождаться душевнобольные, а девочки - бесплодные.
   - А это возможно? - Ужаснулась Сабрина.
   Айрин недоумённо пожала плечами.
   - Не знаю, но они поверили.
   - А я бы не поверил! - Храбро заявил Гедрик, но голос его предательски дрогнул, что заметила уже почти успокоившаяся ведьма.
   - Поверили бы. У Вас голос дрожит. Но Вам бы я так угрожать не стала: Вы бы всё равно сделали по-своему.
   Гедрик расхохотался.
   - Ты - чудо, Айрин! - Он резко оборвал смех и пристально посмотрел на неё. - Да-а, тебя следует опасаться. Но зачем тебе воинское искусство, раз ты можешь защищаться другим способом?
   - Так способ не надёжен: один раз применишь - и в бега. - Айрин вновь обрела способность шутить.
   - А если я попрошу тебя кое-что сделать для меня?
   - Я слушаю, милорд.
   - Меня интересует тот неизвестный и Мелина. Что ты можешь сказать.
   - Не так уж много, я слабая ведьма. - Ей не хотелось говорить о потерянной силе. - Даже моё ведьмовское чутьё - скорее намёк на настоящее чувство.
   - А твой намёк на чувство что говорит?
   - Хм...я лишь могу понимать то, что вижу, милорд. Вам может не понравиться, что я понимаю.
   - Говори!
   Айрин вздохнула и заговорила вполголоса, иногда запинаясь в поисках подходящего слова:
   - Мелина ценит внимание, точнее, нуждается в нём. Она должна быть самой яркой, должна иметь самое лучшее, должна быть лучше всех. Упустив венец королевы балы, она утратила некое внутреннее равновесие. Самый лучший способ восстановить его - получить лучшего мужчину. Поскольку она пользуется успехом у мужчин, она может выбирать. Это не мои домыслы: она присматривалась к нам, к участникам турнира то есть. Многие это заметили. Но дело в том, что ей пришлось действовать наверняка. Она не могла позволить себе ошибку. Ей нужен был выигрыш, чтобы доказать себе самой, что она что-то значит. В общем-то, я не очень понимаю, что она доказывает, просто почему-то для неё все игры с королевами необычайно важны. Но, пока шёл турнир, все были увлечены соперниками, и на неё внимания не обращали. А гости, увивавшиеся за ней, её не устраивали. Ей нужен был лучший. А ещё больше ей нужно было официальное признание. Я думаю, был зов. Точно сказать не могу, я почти ничего не чувствую. Но это единственная причина его невнимательности: он не заметил Деметриоса, иначе бы он захотел встретиться с ним, а не с женщиной. Да и в его состоянии было что-то, что вполне могло быть последствием зова. Некоторые признаки, очень похожие. Видите ли, зову практически невозможно противиться, особенно если человек возбуждён, устал, или сопротивляться не хочет.
   - Как ты думаешь, он попытается встретиться с ней?
   - Думаю, нет, милорд. Ему жизнь дорога, а она - не тот случай, когда уместно рисковать. Для него, по крайней мере.
   - Хорошо. А она? - Гедрик подался вперёд. - Захочет ли она встретиться с ним? Или с кем-то другим?
   - Как Вам сказать, милорд? Обычно, она осторожна. Но желание внимания и признания лишает её разума. Победитель верно заметил: она играет людьми, не задумываясь, что с ними будет потом. Правда, в этом она не одинока. Хуже другое: она не думает, что ждёт её саму в результате этих игр.
   - Зачем ей это? - Печально спросила Сабрина.
   - Я не могу понять её, миледи. Лейла рассказывали мне о людях, которым трудно чувствовать себя живыми. К нам как-то принесли мужчину, который раз в несколько дней должен был с кем-то подраться. Однажды он побил ученика кузнеца, и кузнец собрал всех своих подмастерьев и учеников. Со всеми он не справился. Лейла объяснила, что он дерётся потому, что в драке доказывает своё право жить. Победил, значит, выжил. Проиграл, значит, жить недостоин.
   - Ты хочешь сказать, что Мелина доказывает своё право жить, как тот забияка из деревни.
   - Да, миледи. Я не знаю, почему, но она как бы дышит восхищением окружающих людей. А дыхание - основа жизни. - Айрин вздохнула. - Я предупреждала, что Вам это не понравится.
   Гедрик подошёл к девушке. Она встала и посмотрела ему в глаза.
   - Я ценю откровенность, и рад, что ты не стала изворачиваться. Ей можно помочь?
   - Жизнь - самый лучший учитель, милорд. Со временем она поумнеет.
   - Если проживёт это время. Хочешь служить мне?
   - Вам, милорд? - От изумления Айрин снова заговорила в полный голос.
   Все трое уставились на графа.
   - Да, мне нужен телохранитель для дочери.
   - Телохранитель, милорд? - Лукаво улыбнулась Айрин.
   - Ты поняла меня. Согласна?
   - Да, милорд.
   - Капитан! - Гедрик повернулся к двери. - Хватит подслушивать! - Он вошёл, понуро опустив голову, но задорный блеск в глазах выдал его истинное настроение. - И не пытайтесь убедить меня в раскаянии, не получится.
   Капитан выпрямился:
   - Жду Ваших указаний, милорд!
   - Эх, отправить бы Вас под арест месяца на два, чтобы жизнь мёдом не казалась! - Гедрик взглянул на Айрин и сменил тон: - Ведь она могла пострадать...
   - Я знал, что она пройдёт.
   - Как же Вы ещё молоды, капитан... Ладно. - Гедрик протянул руку супруге. - Пойдём, дорогая, нехорошо оставлять гостей одних. Позаботьтесь о форме для нового офицера стражи, капитан.
   Супруги Вордел покинули комнату. Капитан вышел следом за ними. Деметриос молча разглядывал ученицу.
   - Прости меня, Деметриос.
   - За что? Я сам должен был сообразить, что обычная девушка в лесу жить не будет. К тому же, ты была права: знай, я, кто ты, я бы не стал тебя учить. Зачем ведьме воинское искусство? Да видно, магия не всесильна.
   - Я должна была выиграть...
   - Кто сказал?
   - Я.
   - Весьма самоуверенно.
   - Я хотела, чтобы ты понял, что не зря потратил на меня время, что я не хуже всех других, а вместо этого проиграла!
   Гедрик подошёл к ней и положил руки ей на плечи.
   - Глупая маленькая девочка! Я никогда не тратил своё время зря. А с тобой - тем более. - Айрин недоверчиво подняла голову. - Просто невозможно победить весь мир, поверь старому воину. И не уподобляйся тому забияке из деревни. Не к чему доказывать миру что-то, что ему к тому же не интересно.
  

3.

  
   Мелину не обрадовало появление телохранительницы, но ей пришлось смириться с навязанной опекой. К своему восемнадцатилетию она надумала посетить главный храм Светлого. В дорогу с ней отправились две служанки и отряд солдат под командованием Айрин.
   На лесную дорогу легла тень наступающей осени: листва сменила зелёное убранство лета на золотой наряд, словно жеманная красавица решила показать себя яркой жар-птицей накануне холодной белой зимы. Листопад ещё не укрыл землю солнечным ковром, лошади бежали неторопливой рысью, радуясь последнему теплу. Люди наслаждались безмятежностью и тишиной. Айрин позволила солдатам расслабиться, и они весело переговаривались, шутили и, казалось, мало внимания обращали на окружающее. Но ведьма знала, что ни одно движение леса не остаётся ими незамеченным.
   Приграничная цитадель приняла их на последний ночлег в землях Вордела. На следующий день они вступили в Энхел. Энхельские леса встретили путников недружелюбно. Айрин приказала людям быть начеку. Шутки смолкли, солдаты настороженно озирались по сторонам и удобнее перехватывали оружие. Солнце почти скрылось за ветвями деревьев, сомкнувшихся над головой.
   Вдруг в коляску Мелины спрыгнул человек и приставил к горлу девушки нож. Со всех сторон отряд окружили лучники. Вперёд вышел невысокий блондин, одетый в щегольский чёрный костюм, несколько неуместный в лесу.
   - Бросайте оружие! - Приказал он.
   Солдаты по приказу Айрин подчинились. "Чёрный" посмотрел на Айрин.
   - Ты не получишь мой меч! - Заявила она.
   Мужчина окинул её взглядом. Хрупкая фигура, скрытая под просторной курткой с капюшоном, нежные черты лица и звонкий голос ввели его в заблуждение. Он рассмеялся:
   - Мальчик, я могу взять его силой!
   - Попробуй!
   Айрин спешилась и сбросила плащ. Человек в чёрном снял свой. После нескольких ударов они узнали друг друга.
   - Ты?! - Воскликнули они и разлетелись в разные стороны. Тут неизвестный взглянул на меч Айрин.
   - Меч Деметриоса! - Ахнул он. - Что с ним? - Разбойник бросился вперёд, рискуя напороться на меч.
   - Успокойся! - Девушка торопливо опустила оружие. - Это копия. Взгляни: он уже и короче.
   "Чёрный" осмотрел протянутый меч и нашёл отличия. Он задумался, оглядывая противника.
   - Ты поедешь с нами. Обещаешь не убегать?
   Айрин кивнула. Разбойник отдал ей меч и повернулся к Мелине.
   - О, леди Мелина! Какая приятная неожиданность!
   - Кто ты?
   - Как, Вы забыли?! Я огорчён. А ведь мы так приятно провели с Вами время в одной из комнат замка Вордел.
   - Это Вы?! Я рада Вас видеть! - Холодный тон гордячки сразу растаял, а в её голосе зазвучали сладкие нотки обещания. Айрин почти уловила зов, отметила, как грубо работает Мелина, и уже хотела вмешаться, хоть и не знала как, но ответ воина заставил забыть о выходке ведьмы-самоучки.
   - И я рад. Ваш отец заплатит за Вас большой выкуп.
   - Как ты можешь! - Возмущению воительницы не было предела. - Её отец - друг Деметриоса.
   - Что? Ты точно знаешь?
   - Конечно. Он живёт сейчас у графа Гедрика.
   - И давно?
   - Почти полгода.
   - Да ты что?! Странно, что его не было на турнире.
   - Если бы ты соизволил внимательней посмотреть на трибуны, то заметил бы его. Он сидел рядом с лордом Гедриком.
   - Да, припоминаю... я тогда никого, кроме Мелины, не видел. Дайте бумагу и чернила!
   Разбойник быстро написал письмо и обратился к солдатам:
   - Вы можете взять оружие и лошадей, если пообещаете не преследовать нас и доставить это письмо лорду Гедрику. Когда он выполнит мои условия, леди Мелина вернётся домой невредимой.
   Мелину посадили на коня одного из солдат. Солдаты и перепуганные служанки поехали в одну сторону, а разбойники - в другую. Вскоре пленницам завязали глаза и развязали, только когда отряд остановился на ночлег в одинокой лесной хижине. Утром они продолжили путь, закончившийся в лагере разбойников.
   У огромного лесного озера раскинулся настоящий посёлок. Правда, вместо домов там были шалаши, а вместо отсутствующего забора - бдительные наблюдатели, сидящие на деревьях вокруг лагеря. Они первыми заметили отряд и отправили весть о нём в лагерь. На кострах готовилась еда, запасы дров и провизия были убраны от непогоды. Кто не был занят хозяйственными делами, упражнялся в воинском ремесле.
   "Чёрный" проводил Айрин в небольшой шалаш.
   - Сиди здесь. Я не буду ставить охрану, ты дал слово не убегать.
   - Я помню. Что будет с Мелиной?
   Не ответив, разбойник вышел, но девушка недолго оставалась одна: в шалаш зашёл мальчик лет двенадцати.
   - Арто? - Удивилась Айрин.
   - Вы узнали меня, миледи? - Счастливо улыбнулся он.
   - Как ты назвал меня? - Вздрогнула девушка.
   - Не волнуйтесь, миледи, я тоже умею хранить тайны. Я принёс Вам поесть.
   - Спасибо, Арто. А как нога?
   - Всё в порядке. Спасибо Вам за это.
   - Спасибо за что? - Спросил вошедший атаман.
   - Это тот человек, который спас меня от солдат Энхела.
   - Тогда спасибо и от меня. Арто мне как брат. Как мне благодарить тебя?
   - Отпусти Мелину домой.
   Атаман снисходительно улыбнулся.
   - Мой мальчик, я же предупреждал тебя: она опасна. Глупо с ней связываться.
   - Я её телохранитель.
   - Телохранитель? Не слишком ли ты молод?
   - Лорд Гедрик доволен.
   - Да?! Что-то ты не спешил её спасать?
   - Тогда было не разумно брыкаться. Обещай, что не причинишь ей вреда, иначе я... - Меч коснулся груди разбойника.
   - Ты дал слово не убегать.
   - Я и не собираюсь. Но я - телохранитель. Жизнь леди Мелины для меня превыше всего. Не вынуждай меня действовать жестоко. - Айрин вскользь посмотрела на мальчика, сжимающего в руках нож и недоумённо переводящего взгляд с одного на другого.
   - Ты не посмеешь!
   - Мне будет нелегко.
   Боль, прозвучавшая в этом признании, убедила разбойника.
   - Обещаю, завтра Мелина отправится домой. Я написал лорду Гедрику, когда верну её. - Разбойник стремительно вышел.
   - Прости, Арто. - Тихо сказала Айрин.
   - А если бы он понял, что Вы не сможете выполнить угрозу?
   - Что?! - Айрин потрясённо уставилась на мальчика.
   - Вы пощадили даже солдат Энхела...
   - Ворделу не нужна ссора с Энхелом.
   - Их было больше, а Вы вступились за безродного мальчишку, и даже сохранили всё в тайне. Конечно, интересы Дома и всё такое прочее... но вы перевязали меня и отвезли, куда я сказал. Вы и не подумали выяснить, что я такое натворил, что столько солдат гнались за мной... Вы очень добрая, миледи.
   - Арто! - Айрин прижала мальчика к себе. - Что же такое случилось, что вы в лесу живёте и разбойничаете? Ведь не своим делом занимаетесь!
   - Так было не всегда. - Мальчик вздохнул. - Я уже два года маму не видел... - Арто раздражённо потёр глаза, пытаясь скрыть слёзы.
   - А моя мама умерла, когда я ещё ребёнком была. - И Айрин тоже принялась тереть глаза.
   - Эй, вы что, лагерь собрались затопить?! - Атаман ворвался в шалаш, схватил обоих за руки и увлёк за собой. - Нашли время рыдать!
   - А мы не рыдаем! - Дружно заявили новоиспечённые друзья.
   - Ага! Я так и понял!
   Скоро весь лагерь знал, что у них "гостит" воин, чуть не одолевший их атамана на турнире.
   Разбойники приняли Айрин как своего. А Мелина затаила обиду и поклялась отомстить.
   Солнце почти закатилось за горизонт. Айрин остановилась на берегу озера. Глядя на закатные отблески на воде, она вспоминала родной домой. К ней подошел предводитель разбойников.
   - Грустишь, мой мальчик.
   - Нет, просто вспоминаю.
   Не верно поняв, разбойник расстроился:
   - Ты сердишься на меня?
   - За что?
   - За турнир.
   - Нет. - Айрин искренне помотала головой.
   - Но ведь я победил тебя!
   - Ну и что?
   - Неужели ты не хочешь реванша?
   - Зачем? По-моему, всё и так ясно. Хотя, кто знает, что нас ждёт в будущем...
   - А зачем ждать будущего?
   Атаман проводил девушку в шалаш, где хранилось оружие. Воительница выбрала себе подходящий меч и щит, украдкой разглядывая богатую коллекцию оружия. Сомневаться в его происхождении не приходилось. Но вот зачем лесным разбойникам ещё и деревянные мечи? Атаман, усмехаясь, объяснил:
   - Ни в стражу, ни в войско Энхела нас, конечно, не возьмут, да мы и не стремимся. Но сталкиваемся мы с ними постоянно, вот и учимся сражаться.
   Айрин одобрительно кивнула, и только потом сообразила, что ничего хорошего от хорошей воинской подготовки разбойников ждать не приходится. Тем не менее, с правотой ученик Деметриоса не поспорить. Айрин вздохнула и вышла из шалаша. Разбойник вышел следом.
   Слух о поединке моментально распространился среди разбойников.
   С озорным стуком скрещивались мечи, воины перемещались по поляне, окружённые разбойниками, которые, затаив дыхание, наблюдали за поединком. Айрин полностью сконцентрировалась на сильном противнике и потому не заметила опасность: Мелина смешалась с толпой зрителей и вытащила спрятанный раньше в складках платья кинжал. Рыцарские манеры атамана впервые сыграли с ним злую шутку: он не стал обыскивать женщину, а она затеяла убийство в его лагере. Жажда мести вытеснила остатки благоразумия, и Мелина даже не задумалась, что с ней будет после. Она видела соперницу и ждала, словно волчица в засаде. И вот долгожданный момент настал: Айрин приблизилась к злоумышленнице, и та занесла оружие для удара. Лишь один человек заметил угрозу и крикнул изо всех сил:
   - Миледи, сзади!
   Реагируя на крик, Айрин пригнулась, одновременно оглянувшись, и в последний момент отклонила руку, сжимающую нож, который, не достигнув своей цели, резанул по левой руке. Её противник, не готовый к таким действиям, едва успел остановиться. Теперь он переваривал информацию: Мелину с кинжалом в руке и крик Арто. И косу, уложенную кольцом на голове, более не скрытую капюшоном, упавшим в стычке.
   Айрин отпустила руку незадачливой убийцы. Мелина выронила кинжал и залепила телохранительнице пощёчину.
   - Как ты посмела коснуться меня?! Я твоя госпожа!
   - Я служу лорду Гедрику.
   - Как ты смеешь мне противоречить?!
   Мелина хотела ударить ещё раз, но её рука оказалась в мощных тисках пальцев воительницы. Поняв, что ситуация вышла из-под контроля, Мелина сменила тактику:
   - Ладно, дома разберёмся. А сейчас дай мне свой плащ, я хочу спать, а ночью холодно.
   Айрин сделала несколько шагов в сторону, не сводя глаз с противницы, подобрала плащ, брошенный на землю перед поединком, и бросила его "хозяйке". Та и не подумала ловить его.
   - Постели мне. - Мелина направилась прочь.
   Терпение русалки лопнуло:
   - Я телохранитель, а не служанка!
   - Да как ты смеешь! - Мелина в гневе обернулась.
   Конец препирательствам положил атаман. Он подобрал плащ, встряхнул его и накинул на плечи Айрин.
   - Ночи действительно холодные. Свяжите её! - Приказал он. - Она опасна для окружающих.
   - Ты обещал! - Воскликнула Айрин.
   - Я отпущу её завтра домой. Я просто не хочу, чтобы кто-нибудь пострадал.
   Девушка кивнула и выронила меч. Ноги её подкосились, и она беспомощно повисла на руках подхватившего её мужчины. Его рука коснулась левого плеча воительницы и тут же стала мокрой.
   - Она ранена! Помогите мне!
   С восходом солнца Мелину погрузили на коня. Один разбойник взял повод, пришпорил своего коня и поскакал в Вордел. На границе он снял повязку с глаз девушки и хлестнул её коня по крупу. Всадницу заметили в приграничной цитадели, куда накануне переместились супруги Вордел вместе с другом семьи. Мелина очень эмоционально рассказала о предательстве Айрин и упала без чувств. Служанки бросились ей на помощь.
   Гедрик и Деметриос уединились в одной из комнат цитадели. Говорить им не хотелось: они оба знали содержание письма, переданного солдатами. В дверь постучал капитан.
   - Милорды?
   - Входите, капитан, садитесь.
   Капитан протянул Гедрику новое письмо:
   - Это было привязано к уздечке.
   Гедрик вскрыл послание и прочитал вслух:
   - "Милорд Гедрик, я приношу свои извинения, что грубо обошёлся с Вашей дочерью, но она была опасна для моей гостьи. Я по-прежнему желаю встретиться с Деметриосом в установленном месте, но только позже. Я приду туда на закате в пятый лунный день. С его ученицей всё в порядке. Возможно, он сможет увидеть её". Ничего не понимаю. Что скажите?
   - Милорд, мне не нравится, что встреча не гарантирована. Может, послать туда солдат?
   - Нет, капитан. Это может спугнуть его. Да и мы не знаем, куда, а разгуливать в Энхеле как у себя дома мы не можем. Странно и ещё одно: раньше он говорил про ученика Деметриоса, а теперь - про ученицу. Мне это не нравится.
   - Он не посмеет обидеть ученицу своего учителя. - Капитан беспомощно взглянул на Деметриоса.
   - Я бы сказал, она сама не позволит себя обидеть. Не забывайте: она не только воин, но и ведьма. - Деметриос задумался. - Меня больше беспокоит, что он не отпустил Мелину сразу, раз она ему не нужна.
   - Как раз она-то ему и нужна. Как гарантия, чтобы мы не сообщили Энхелу о похищении.
   - А теперь?
   - А теперь мы не сможем сообщить, если бы такие идеи у нас возникли, ради её репутации. Хотя, если он не отпустит Айрин, мы попросим помощь у них.
   В комнату заглянула Сабрина.
   - Не помешаю, милый?
   Капитан подвинул ей кресло, а Гедрик протянул письмо.
   - Бред какой-то! - Сабрина откинулась на спинку кресла. - Что бы ни говорила Мелина, я не верю в предательство Айрин, да и кого она могла бы предать, если Мелина сейчас дома, а Айрин - неизвестно где.
   - Похоже, там что-то произошло... что скажешь, Деметриос? - Гедрик воззвал к мудрости Учителя.
   - Бесполезно гадать. Я поеду на встречу и всё выясню. И не беспокойся за меня, дружище, я выпутаюсь.
   - Возьми хоть отряд солдат. Оставишь его неподалёку. - Деметриос беспечно отмахнулся. - На всякий случай. Вдруг пригодится. - Настаивал граф.
   - Ладно, убедил. Поеду с охраной.
  
   А тем временем ученик Деметриоса сидел рядом с Айрин и ждал, когда она очнётся. По лагерю уже вовсю судачили, кто же на самом деле победил в том поединке, а кто готов сдаться на милость победителя.
   Айрин открыла глаза и осторожно огляделась. Она лежала в просторном шалаше на постели из шкур, укрытая тёплым шерстяным одеялом. Куртки на ней не было, а рукав туники оказался отрезан, в чём она убедилась, проведя пальцами по раненому плечу. Тугая повязка остановила кровь, но последствия ранения сказывались: Айрин попыталась сесть, но не удержалась и упала на спину, надеясь, что головокружение кончится, и в мыслях прояснится.
   Рядом с ней возник хозяин шалаша, он же атаман разбойников.
   - Где? - Айрин не смогла сказать ни слова: в горле пересохло, из-за чего вместо обычной мелодичной речи получился глухой хрип. Атаман дал ей воды. - Где Мелина?
   - Дома, в объятиях любящей семьи. Я рад, что Вы проснулись. Я скоро встречаюсь с Деметриосом. Хотите ехать со мной?
   - Хочу. - Айрин закашлялась, и разбойник снова дал ей напиться. - Но почему Вы говорите мне Вы? Мы же, вроде, перешли на ты?
   - Вроде! Если бы мне кто рассказал, я бы ни за что не поверил. Как тебя зовут, ученица Деметриоса?
   - Айрин.
   - А я - Артур.
   Он помог девушке подняться и вывел из шалаша. Солнце поднялось высоко над горизонтом.
   - Долго же я отдыхала! - Усмехнулась Айрин.
   - Уже третий день. Иди поешь, и мы поедем. - Айрин с отвращением поморщилась. - Обязательно поешь! - Настаивал разбойник. - Наш знахарь говорит, тебе надо восстановить силы.
   Айрин села у костра и неохотно взяла миску с похлёбкой. Еле одолев половину, она хотела отставить миску, но её остановили.
   - Я не отпущу Вас, пока Вы не съедите всё. - Высокий разбойник лет тридцати пяти строго смотрел на девушку. Айрин вздохнула, но доела. - Так гораздо лучше. А теперь выпейте это.
   В глиняной чашке дымилось что-то сильно пахнущее травами. Девушка принюхалась, а потом смело отпила половину.
   - Вы - знахарь? - Разбойник утвердительно кивнул. - Хороший отвар. Я на турнире только таким себя и поддерживала.
   Артур вмешался в их разговор:
   - Допивай скорее это пойло, и поехали. Деметриос будет ждать.
   Знахарь, усмехаясь, следил, как Артур завязывал девушке глаза и подсаживал в седло.
   Деметриос ждал в условленном месте. Закат догорел, на небе появились первые звёзды. Наконец послышался хруст веток и тихое ржание. Два всадника выехали на поляну.
   - Деметриос? - Позвал один из них.
   - Артур? Я мог бы догадаться.
   Разбойник снял повязку с глаз Айрин.
   - Возвращаю твою ученицу. Извини, что так долго. Мы не могли ехать быстро.
   - Что случилось?
   - Мелина пыталась убить её.
   - Что? Как ты?
   - Нормально, - ответила Айрин.
   - Если не считать пореза на руке. - Артур распахнул плащ Айрин и указал на левую руку девушки, висящую на перевязи. - Ты уж присматривай за ней, ладно?
   - А как ты, Артур?
   - Я? Видишь, стал разбойником - так гораздо безопасней. Наёмники пытаются разыскать меня. Кузен назначил цену за мою голову.
   - Постарайся сохранить её на плечах. А понадобиться помощь - разыщи меня.
   - Можешь рассчитывать на меня, Артур, - добавила русалка.
   - Прощай, Айрин. Рад был увидеть тебя, Деметриос. Позаботься о ней. - Разбойник махнул рукой и скрылся за деревьями.
   Старый воин видел, что его ученица держится из последних сил: бросив поводья, она здоровой рукой вцепилась в луку седла, но это не сильно помогало держать равновесие. Деметриос стащил её с коня и посадил впереди себя. Как ни хотелось ему пришпорить коня, он предпочёл ехать неторопливым шагом, чтобы от скачки не растрясти рану.
  
   Айрин быстро восстановила силы и, когда рана зажила, приступила к работе. Зная, какую ненависть питает Мелина к бывшей телохранительнице, Гедрик поручил ей новое дело: обучение молодых солдат. Занятая им, девушка мало интересовалась делами замка.
   А дела развивались с лихорадочной быстротой. Сначала приехал сам герцог Энхел выразить сожаления о случившемся с леди Мелиной (откуда он узнал - осталось загадкой: слуги Вордела умеют молчать, когда это нужно). Потом, вместо того, чтобы вернуться в столицу, он обосновался в поместье неподалёку от границы владений и стал частенько заглядывать к соседям. И настал день, когда Глен Энхельский попросил руки Мелины из Вордела. Уже через месяц были улажены формальности.
   Свадьба была задумана с размахом. В замке Энхел ждали невесту. Сопровождал её в дом будущего мужа брат герцога, пятнадцатилетний Кевин.
   Хотя ночные заморозки напоминали о прошедшей зиме, весна упрямо боролась за свои владения: снег уже почти стаял, и днем солнце пригревало совсем по-весеннему. Хорошее время для путешествия.
   Праздничная процессия готовилась покинуть замок. Охранять невесту и её родителей предстояло стражникам из Вордела, тем, которых всю зиму учила Айрин, и прибывшему отряду из Энхела. Возглавляла отряд Айрин, но подчиняться "чужаки" ей не захотели. Тогда воительница показала, на что способна, сбросив с коня того, кто возмущался громче всех. Остальные замолчали. Стычка привлекла внимание местных, в том числе и Хозяев. Пока поверженный пытался подняться, Айрин объяснила нескольким своим ученикам, оказавшимся рядом:
   - Видите, о чём я говорила. Если всадник настолько привыкает драться верхом, что на земле становится абсолютно беспомощным, то для победы достачно просто сбросить его с лошади. - Услышав такое, стражник зарычал и попытался ударить Айрин с разгону. Девушка грациозно повернулась, подставив ногу, и горе-воин снова растянулся на земле. То солдат атаковал с мечос. Воительница поставила блок, вошла в клинч и схватила нападающего за руку. Лёгкое усилие - и несчастный снова распластался на земле, а его меч остался в руках победительницы. - Но, в данном случае, главная ошибка моего соперника в том, что он перестал думать. Я подозреваю, что он и не начинал. - Айрин повернулась к солдатам из Энхела. - Надеюсь, на сегодня урок закончен?
   Молчание было ей ответом. Она вернула меч опозоренному воину.
   Мрачный Деметриос подсадил её в седло.
   - Что-то не так? - Спросила Айрин.
   - У тебя появился враг.
   - Лучше один известный враг, чем толпа вооружённых придурков, которые неизвестно о чём думают, и что выкинут, если что. Я не права?
   - Права, раздери меня Альтос! Будь осторожна.
   К ним подошёл капитан.
   - Я поговорил с ребятами. Они присмотрят за этим молодцом и ещё кое за кем.
   - Не волнуйтесь, всё будет в порядке. Деметриос, тебя зовут, поторопись. А Вы, капитан, прикажите открыть ворота. И счастливо оставаться.
   - А вам - счастливого пути, миледи.
   Он долго смотрел вслед отряду, жалея, что не может ехать с ним.
   Ближе к вечеру караван свернул с пути и устроился на ночлег в небольшом замке. Там гостей ждали. После ужина в главном зале затянулось молчание. Деметриос понял, что мальчик тушуется из-за него, и первым "протянул руку".
   - Лорд Кевин, а как Вы теперь относитесь к луку? Надеюсь, Вам удалось с ним подружиться?
   - Да, Деметриос, спасибо! - Радостно откликнулся Кевин, и, не успел он смутиться, эстафету приняла Айрин:
   - Тогда, может, испытаем нашу меткость? Здесь достаточно света.
   - Осторожно, милорд! - Предостерёг Деметриос. - В стрельбе она намного превзошла меня.
   - Лорд Деметриос, мой отец учил меня: "Отказать даме, всё равно, что нагрубить ей"! Пусть принесут мишени.
   Айрин, щадя чувства мальчика, выиграла у него самую малость. Но Кевин, не смотря на молодость, был достаточно проницателен, и тихо шепнул ей:
   - Зачем Вы так? Я же знаю, чего стою.
   - Не знаете, иначе бы не говорили так. И, пожалуйста, не тушуйтесь Вы Деметриоса. Он Вас уважает и, вообще, хорошо к Вам относится.
   - Но как же мой брат?
   - Они не слишком ладят, как я поняла? Между нами: у нас с Мелиной совсем ничего хорошего, а с её родителями - наоборот, если Вы меня поняли...
   - Кажется, понял. Спасибо.
   Их тайный разговор заметила Мелина, и необузданный нрав гордячки проявился не вовремя. Ведьма почувствовала знакомый зов и сразу определила, на кого он направлен. К счастью, мальчик был поглощён своими мыслями и не успел поддаться воздействию. Айрин не дала ярости затуманить рассудок, но и терпеть выходки взбалмошной девчонки больше не собиралась. Для начала она довольно жестоко отбила зов, и тот, как и любое неудачное колдовство, отразился на неосторожную "колдунью". Мелина побледнела и пошатнулась. Айрин, не успев удивиться успешности магического действия, подскочила к ней, крепко схватила за руку, поднимая.
   - Ты устала, я отведу тебя в комнату. Тебе надо поспать, такая долгая дорога кого угодно утомит.
   Те, кто знали об истинных отношениях двух красавиц, удивлённо взирали на заботливые хлопоты. Незаметно Айрин передала сигнал, указав на Кевина, прекрасно понятый воинами.
   - Присмотри за ним? - Гедрик повернулся к другу, ища поддержки.
   - Она так просто ничего не говорит. Думаю, не спроста она так хлопочет.
   - Присмотри-ка за парнем, на всякий случай. А я пойду прогуляюсь.
   - У неё очень тонкий слух.
   - Я учту.
   Гедрик притаился у комнаты Мелины. Там Айрин усадила свою жертву в кресло, и устроилась напротив.
   - Молчи! - От резкого голоса ведьмы веяло льдом, совсем несвойственным её жизнелюбивой натуре. - Что это ты задумала?! Нет, ты вообще хоть иногда думаешь? Он же совсем ребёнок. Романтичный мальчик, у него вся жизнь впереди. Ты хочешь погубить его жизнь, его будущее просто так, мимоходом?! Да кто ты после этого?!
   - Как ты смеешь! - Мелина немного пришла в себя после пережитого потрясения и смогла возмутиться непочтительному отношению. - Кто ты такая, чтоб так со мной разговаривать?!
   - Кто я такая? Хороший вопрос. Пока тебя достаточно знать, что это я отбила твой зов. Да как у тебя мозгов хватило?! Он же - брат твоего будущего мужа! Кого из них ты не уважаешь больше?
   - Святая невинность! А кто всю ночь провёл в шалаше разбойника?
   - О-о! Я не хотела вспоминать, но раз ты сама заговорила... Надо быть полной дурой, чтобы напасть на человека на глазах у тех, кто принял этого человека в свой круг как равного! Ты мне скажи, ты вправду дура, или только притворяешься?
   - Тебе легко говорить! Ты свободна: что хочешь, то одеваешь, куда хочешь, туда идёшь.
   - Да? С чего взяла?
   - Ты носишь мужскую одежду, тренируешься с солдатами, одна выезжаешь из замка. Что ты знаешь о заточении, в каком меня держат?!
   - Заточении? Сколько у тебя служанок? Пять, шесть? У моей мамы было три, хотя она могла позволить себя пятнадцать. У нас, трёх её дочерей, ещё две - на всех. Посмотри на свои наряды. Ты знаешь, сколько труда в них вложено? Я уж не говорю про их цены! Правда, фехтовать в них не удобно. А чтобы не бояться гулять по ночам, я целый год просыпалась на рассвете, засыпала после заката, и во сне боялась пошевелиться: всё тело ныло, болело и саднило. Свобода, девочка моя, жуткая вещь. И заслужить её нелегко.
   - А ты, значит, заслужила? Просто потому, что вся из себя воительница?! Мечом махать научилась, и считаешь, что самая неотразимая теперь?!
   - При чём тут меч? Будь моя воля, я бы в жизни оружия в руки не взяла! Но обо мне некому позаботится, кроме меня самой.
   - Бедная сиротиночка!
   - Я не сиротиночка. Просто я не говорила отцу, чем занимаюсь, хотя он, наверняка знает. И возразить ему нечего: для меня это единственный способ защитить себя.
   - От чего защищать то? Кому ты нужна? За тебя даже выкуп не стребуешь, сиротиночка!
   - Я не сиротиночка! - Разозлилась Айрин. - А от кого защищать?! Тебя когда-нибудь семь мужиков на земле расстелить хотели? Нет? Тогда ты не поймёшь! И не бледней ты так! Не убили же. Так что радуйся, что поводов нет мечом махать! В воительницы от нечего делать не идут.
   - Я же не знала! - Беспомощно пискнула Мелина.
   - Естественно. Никто не знал. И очень надеюсь, что никто и не узнает. Свобода это хорошо. Но за неё приходится платить высокую цену. Чем ты готова заплатить?
   - Но что я могу?
   - Не знаю. Просто запомни: свою жизнь делаешь ты сама. И если ты ждёшь, что другие проживут её за тебя, то тебе останется смотреть на неё из окна темницы, созданной твоими руками.
   Мелина заплакала. Гедрик отошёл от двери, и только тогда перевёл дух. Он узнал то, что узнать не рассчитывал. Более того, услышал то, что ему не предназначалось, зато многое объясняло. Многое, что давно не давало покоя графу, но он отмахивался от беспокойства, предполагая, что не его это дело. В чём-то он был прав. Вот только всё оказалось серьёзнее, чем он думал. Гедрик вернулся в зал.
   - Ничего страшного, - пояснил он Сабрине, встретившей его взволнованным взглядом. - Она немного вправила ей мозги. Деметриос, с парнем всё нормально? Тогда пойдём, надо поговорить.
   Они вышли во двор. Холод приближающейся ночи не пугал воинов, к тому же Деметриос захватил безотказное согревающее. Гедрик глотнул прямо из бутылки, но вино не помогло найти подходящих слов. Друг помог ему, начав разговор:
   - Что случилось, дружище? Ты волнуешься, как перед первым турниром.
   - Что, так заметно?
   - Другим - нет. Мне - да. Так что случилось?
   - Послушай, тебе ничего странным не показалось, когда Айрин рассказывала об этом твоём шустром ученике?
   - Нет, - осторожно ответил Деметриос на неожиданный вопрос. - А что?
   - А то. Она сказала, что не почувствовала зов. Она говорила о признаках, которые могут быть последствием, как-то так. Помнишь?
   - Она сказал, что почти ничего не чувствует, если не ошибаюсь, - вспомнил Деметриос.
   - Да, как-то так. А сегодня она отбила зов, для чего его надо сначала почувствовать. Кстати, как звали ту колдунью, у которой ты её нашёл?
   - Это она меня нашла.
   - Как её звали?!
   - Лэйла. Зачем тебе это?
   - Ты сразу стал заниматься с Айрин? Или вы расстались, а потом она к тебе пришла?
   - Сразу. А что?
   - А то, что она говорила, что ушла от Лэйлы. А ты её у неё нашёл.
   - И что? Чего ты ко мне привязался?
   - Не пей больше, плохо соображаешь. - Гедрик отобрал бутылку, глотнул, а потом задумчиво пробормотал: - Мой советник относится к ней с большим уважением.
   - Они же едва знакомы?!
   - Да. Айрин не стремится общаться с ним, если не сказать избегает. А он не настаивает. И тем не менее. А ещё сегодня она отбила зов, который меньше года назад не смогла даже почувствовать.
   - Может, и не было ничего? Может, Артур и вправду увлёкся?
   - Было, Деметриос. Моя дочь кое-что умеет. Мелочёвку всякую, обычную для благовоспитанной леди. Разумеется, она уверена, что мы ничего не знаем. Но от мага не спрячешься.
   - Объясни толком, зачем ты мне всё это рассказываешь?!
   - Почему ты стал учить её?
   - Я хотел отблагодарить. Она попросила научиться её защищаться. Я согласился.
   - Конный бой и стрельба из лука - самые подходящие способы самозащиты для юной леди?
   - У неё талант!
   - Это да. Только не тот, который ты в ней видишь. Вообще, я удивлён. Я думал, учителя более внимательны к своим ученикам.
   - Гедрик, что происходит?!
   - А вот это я у тебя хочу спросить. Ты знаешь, что она была изнасилована? Ага, не знаешь! Возможно, они только пытались, я не понял. Вообще, ты хорош! Девушка просит тебя научить её махать мечом, а ты и не задумываешься! Учитель Воинов! Учти, я ничего не знаю, и ты ничего не слышал. А теперь следующая позиция. Если она не смогла отбиться от них... ничего не настораживает?
   - Может, её застали врасплох?
   - Ведьму? Хотя, конечно, всё может. Но дальнейшие её действия? Не придумать новые заклинания, там защитные, сигнальные или ещё какие, не усилить магическую защиту, а обрести боевую. Ни к каким мыслям не подталкивает? Хотя... ты ведь с магами дела почти не имел, ты не поймёшь.
   - Да что я должен понять?!
   - Она не ведьма. Она маг. И она потеряла свою силу. Подожди возражать, выслушай. Она хотела стать целительницей, а это уровень повыше деревенской ведьмы. И ей могли мешать коллеги по цеху только в одном случае: она существенно сильнее их. Ей надо было идти в школу целителей, но она почему-то не пошла. Почему? Вряд ли в хижине лесной колдуньи она бы получила подходящее образование. Она в моей библиотеке перечитала почти всё, что есть по медицине. А в школу целителей не пошла! Почему? Да просто ей это было не нужно, если её способности уже были открыты! Но она не выдержала конкуренции, и тогда попыталась зажить обычной жизнью. И тут снова начались проблемы, с которыми она разбиралась магически. А потом, в какой-то момент, она оказывается бессильна перед такой же проблемой.
   - Может, она испугалась?
   - Маги или колдуньи, чьей конкуренции бояться, как правило, не теряют сознание от страха. Тем не менее, сама отбиться она не смогла. Более того, оказалась снова у учительницы. Ты можешь представить себе, чтобы твой ученик позвал тебя снова?
   - Могу. Учить своих детей.
   - А для себя?
   Деметриос пожал плечами:
   - Был у меня такой случай. После тяжёлого ранения помогал вернуть навыки. - Воин осёкся. Гедрик тоже молчал, ожидая, пока друг сравнит два случая. - Хочешь сказать, она потеряла навыки и вернулась в лес их восстановить?
   - Нет, Деметриос. Маги теряют не навыки. Они теряют свою силу. Навсегда. Я бы молчал, но сегодня она отбила зов. Причём, даже не заметила, что означает то, что она сделала. Как будто это действие для неё не требует ни усилий, ни напряжения. Не требовало. Так, мимоходом отмахнутся, и никаких больше проблем. Это я к тому, что она и в самом деле была сильнее обычной ведьмы. Но то, что она снова способна на магическое действие, означает только одно: сила возвращается к ней. Я про такое не слышал, но это не значит, что это невозможно. Я бы молчал, Деметриос. Но скоро ей придётся уйти. Я боюсь, что утраченная сила погонит её в никуда без дорог... либо мы что-то придумаем, чтобы помочь ей выбрать свою собственную дорогу. Или создать. Думай, Учитель. Судьба твоей ученицы зависит и от тебя тоже.
   Гедрик ушёл в зал, оставив друга в раздумьях. И с пониманием, что он и впрямь не так хорош, как о нём говорят. Знал ведь, что не спроста девушка попросилась к нему в ученицы, но даже не задумался, почему.
   Айрин тем временем ждала, пока успокоится Мелина. Что и говорить, трудно признаться себе самой, что не столь великолепна, как о себе думала. Особенно, когда всегда это знала, но никогда не позволяла себе задуматься. Подняв заплаканные глаза на мучительницу, Мелина спросила дрожащим голосом:
   - Что же мне делать?
   - Чуть-чуть думать о других. И учиться. Учиться вести хозяйство. В Энхеле найдутся люди, которые знают, как это делается. Учиться просить, ведь тебе никто не обязан. Учиться любить, потому что получить любовь можно, лишь даря её. Спокойной ночи, Мелина.
   - Спокойной ночи, Айрин.
   Уже в коридоре ведьма озорно подпрыгнула и весело побежала в зал.
   Всю оставшуюся часть пути Мелина была молчалива, а Айрин лишь загадочно улыбалась. Ещё четыре раза караван останавливался на ночь, и по вечерам бывшие враги подолгу разговаривали друг с другом. В последний раз они нашли приют в укреплённой цитадели, защищающей дорогу на подступах к столице Энхела. Ранним утром праздничная процессия продолжила путь. Ночные заморозки украсили белым кружевом пожухлую прошлогоднюю траву и голые ветви деревьев. К полудню иней растаял, солнце согрело и землю, и людей, чинно вступающих в замок жениха.
   На свадебные торжества собралось множество гостей. Пока гости гуляли, Глен, как того требовали традиции, уединился в своих покоях. Мелина тоже должна была оставаться одна, но тревога её была так сильна, что Айрин не посмела оставить её одну. Призрачной тенью она прошла по карнизу от окна своей комнаты до спальни невесты. Так же незаметно она вернулась к себе, когда девушка уснула.
   Ясное утро пробилось сквозь стену древнего замка, приветствуя всех, кто собрался на праздник. Жрец из Храма Светлого готовился совершить церемонию и задорно поглядывал на своего небесного хозяина, обещающего погожий день. Круглый храм, сердце любого города, являл собой образец чистоты и торжественности. В центре главного зала храма лежал каменный круг с расходящимися от него каменными лучами. Символ солнца украшали цветы, специально выращенные к празднику. В центре круга горел огонь.
   В зал вели четыре двери, указывающие на восток, юг, запад и север. Жрец, облачённый в золотые церемониальные одежды, вошёл через восточные двери, распевая гимны, восхваляющие жизнь и солнечный свет. Следом за ним шагали дети: девочки в белых платьицах с золотыми шалями и мальчики в белых костюмах с короткими золотыми плащами. Их звонкие голоса наполняли радостью сердца собравшихся людей.
   Северные двери отворились, пропуская Хозяина Энхела. В белом атласе воин чувствовал себя разряженной куклой, поэтому крепко сжимал рукоять фамильного меча, строго следя, не усмехнётся ли кто-то из гостей. За ним шла его мать, высокая статная женщина, чьим единственным украшением уже несколько лет был чёрный шёлковый платок, покрывающий её голову. Даже на свадьбу сына она не сняла это скорбное напоминание о безвременно покинувшем её муже.
   Но перешёптывания гостей смолкли, едва распахнулись южные двери. Кевин, необычайно довольный собой, сопроводил невесту к алтарю. Мелина, по совету Айрин, из всех своих драгоценностей надела только янтарное колье, подаренное женихом на помолвку, и без привычных драгоценностей чувствовала себя неуверенно, но это только добавило ей привлекательности. Заметив, как внимательно рассматривает её Глен, она занервничала ещё больше, и вдруг стала совсем обычным человеком, хотя и не догадывалась о произошедшей с ней перемене. Сабрина со счастливой улыбкой шествовала сзади.
   Жрец поприветствовал молодых и запел новый гимн, одновременно наливая вино в широкую чашу. Глен и Мелина по очереди пригубили вина, и жрец опрокинул чашу в огонь, полыхающий на солнечном круге. Языки пламени взметнулись вверх. Жрец провозгласил:
   - Вино, сгорев в солнечном огне, улетело к небесному престолу Светлого бога и принесло ему весть о новой любви, объединившейся на земле. Да будут счастливы Глен и Мелина! Пусть символом их союза станут солнечные амулеты.
   Матери протянули жрецу золотые медальоны, с отчеканенными на них символами солнца, брачного союза и благословлённой любви. В полной тишине жрец надел их молодым, сначала - Глену, а потом - Мелине. Хор детских голосов запел пожелания счастья молодожёнам. Жрец, выслушав песню, объявил:
   - Отныне вы - муж и жена, и никто - ни боги, ни люди, не смеет разлучить вас!
   Осыпаемые зерном молодожены покинули храм в сопровождении многочисленных гостей.
   Бесшабашное веселье заполонило замок, город и примыкающие к нему земли. В главном зале замка Энхел вино лилось рекой, лишь молодожёнам пить не полагалось, и они снисходительно смотрели на разнузданное гулянье гостей.
   - Спорим, лорд Венс схлопочет от хорошенькой служанки. - Мелина указала на замеченную пару. Глен заинтересовано взглянул и безучастно отмахнулся:
   - Он ещё молод, красив и, к тому же, богат. Неужели ты думаешь, она откажет ему?
   - Смотри!
   Кубок с вином красиво перевернулся, падая на колени разыгравшегося лорда, и девушка юркнула за спины прикрывших её слуг. Не найдя приглянувшейся красотки, лорд грозно потребовал ещё вина. Казалось, скандал неминуем, и скоро мебель превратится в щепки, а свадьба станет побоищем. Вдруг рядом с разъярённым мужчиной возникла Айрин и, что-то сказав, увела его из зала.
   - Шустрый мальчик! - Восхитился Глен, и Мелина тихонько прыснула. - В чём дело? Он, кстати, из Вордела - я видел его в свите лорда Гедрика. - Мелина дёрнула плечами и зажала рот рукой. - Да в чём дело то?!
   - Он не мальчик, он - ученица Деметриоса.
   Глен многозначительно мотнул головой:
   - Да уж, наслышан! - Тут он заметил служанку, спровоцировавшую инцидент. - Да, позвольте узнать, миледи, что я Вам проспорил?
   - Ну... не знаю. - Кокетливо задумалась Мелина. - Думаю, Вы должны мне поцелуй, милорд!
   Девушка подставила щёку для поцелуя, и Глен, прежде чем нежно коснуться её губами, неожиданно для себя прошептал:
   - Я готов проигрывать всегда!
   Ближе к вечеру, насытившись танцами и вином, люди пожелали лирики и покоя. И тогда вперёд вышел музыкант. Его каштановые волосы посеребрила седина, но взгляд серых глаз был молод. Он запел о любви и ненависти, о дружбе и предательстве, о героях и об их славных победах. Струны лютни нежным звоном отзывались на каждое прикосновение умелых пальцев, и слушатели как зачарованные внимали словам и музыке. Певец, исполнив несколько песен, получил награду и затерялся среди гостей.
   Поздно вечером молодые покинули праздник, и веселье разгорелось с новой силой. Выбрав момент, Сабрина незаметно ушла из зала. Айрин заглянула к ней:
   - Можно?
   - Конечно, Айрин, заходи. Тебе понравился праздник?
   - Немного шумно, на мой вкус. - Девушка видела, что графиня взвинчена, как будто что-то терзает её душу. Причём ведьма чувствовала, что могло бы так волновать женщину. Не удержавшись, она выпалила: - Простите, что спрашиваю, миледи, это, конечно, не моё дело, но почему у Вас нет своих детей?
   - Своих?
   - Миледи, я же ведьма, я чувствую силу крови. Она не связывает Вас и лорда Гедрика с Мелиной.
   Графиня вздохнула.
   - Это очень давняя история. - Она предложила девушке расположиться рядом. - Я была совсем девчонкой, когда вышла замуж. Мне было лет шестнадцать, а Гедрику целых двадцать два. Я влюбилась с первого взгляда, с первой встречи в храме и очень старалась, что бы мой муж понял, как он мне дорог. Вот только дать ему ребёнка не смогла. - Женщина смахнула слезу. - Время тогда было неспокойное: то заговоры против короля, то война в пограничье, и он всегда был там, куда посылал его король. А я ждала его и молила всех богов, чтобы он вернулся. Однажды он привёз домой девочку. Её мать умерла от оспы, а отец погиб в бою. Он служил Ворделу и просил своего господина позаботиться о дочери. Своих детей у нас не было, и вскоре мы удочерили малышку.
   - Простите, миледи, мне не надо было спрашивать...
   - Труднее было держать это в себе. - Графиня внезапно сменила тему: - Посмотри, по саду бродит певец. Я заметила, как он на тебя смотрел. Кто бы мог подумать: такой почтенный человек, а засматривается на молоденьких девушек.
   - Ну не на старух же ему засматриваться! Да он и не старше Глена.
   - Ты его знаешь?
   - Самую малость. Правда, когда я его видела в последний раз, осенью, он был без бороды, и седины у него ещё не было.
   - Что ж, думаю, он не спроста здесь бродит. Можешь идти.
   - Что?
   - Иди-иди! Я ложусь спать, а тебе спать рановато, тем более, такой кавалер под окном ждёт!
   - Тоже мне, кавалер! - Фыркнула Айрин и вышла.
   На каменной скамье в саду, среди чёрных деревьев и кустов, ждущих заботливого ухода садовника и тёплой погоды, сидел певец и перебирал струны лютни, делая вид, что не замечает приближения девушки. Айрин поставила ногу на край скамьи, оперлась согнутой рукой на колено и тихо сказала:
   - Я думала, ты более разумен. Если бы Мелина узнала...
   - Она меня не волнует. По настоящему опасен Глен.
   - Что ты здесь делаешь?
   - Я разочарую тебя, если скажу, что не ты причина моего появления здесь?
   - Если ты здесь не из-за женщины, я переживу?
   - Неужели ревнуешь? - Артур за шуткой постарался скрыть переживания.
   - Я? Нисколько. Просто мне будет неприятно узнать, что столь хороший воин попался на том, от чего предостерегал меня когда-то.
   Артур не сразу сообразил, о чём говорит собеседница. Вспомнив, посерьёзнел:
   - Женщины здесь совершено ни при чём. Мне нужно было увидеть Глена.
   - Зачем он тебе?
   - Сам не знаю. Но эта причина ничуть не хуже других, для того, чтобы прогуляться по родному Дому.
   - Родному Дому? Значит, ты и есть?!...
   - А, ты кое-что знаешь! Да, Глен и есть мой добрый братец, который изгнал меня. Я старше его на два месяца, но Хозяином Дома был его отец, поэтому он законный наследник. - Артур помолчал. - Думаю, он боялся, что я оспорю его Титул по праву старшинства. Я бы не стал этого делать, но объяснить не успел. Остальное тебе, видимо, известно.
   - Тебе бежать надо! Если Глен узнает тебя...
   - Мне несдобровать. Только иногда мне кажется, что так будет лучше. Надоело прятаться по лесам, как беглому преступнику! Здесь, в городе, мне всё знакомо, в ремесленных мастерских меня помнят чуть не с младенчества. Эту лютню мне подарил мастер Гордон, он и играть меня научил. А в замке я облазил все тёмные углы и таинственные закоулки, и ни мало одежды разодрал, продираясь сквозь забытые лазы. Здесь мой Дом!
   - Тише, тише Артур! Раз уж хочешь вернуться Домой не изгнанником, а равным, будь осторожен!
   - Мечты, мечты! Вряд ли я смогу когда-нибудь вернуться.
   - А почему ты не подашь прошение королю?
   - А смысл? Глен - Хозяин Дома и королевский герольд, и с этим не поспоришь. И он найдёт свидетелей, которые будут клясться, что слышали, как я грозил свергнуть брата. У него все преимущества, а я - беглец, узурпатор-неудачник.
   - Деметриос вступиться за тебя, - не согласилась Айрин.
   - И получит столько неприятностей, что ему останется лишь пожалеть, что когда-то он спас меня. Ничего не поделаешь: я люблю свой Дом, люблю нашу землю, но я обречён быть отщепенцем на родине. Летом я покину Энхел.
   - И куда твой путь?
   - В пограничье или к восточным морям. Возможно, лет через пятнадцать я вернусь овеянный славой, и Глен не посмеет тронуть меня.
   Артур тихонько наиграл мелодию, и Айрин напела знакомая знакомые слова:
   - Пора, моряки, собираться в дорогу,
   Нас парус поднятый зовёт,
   Нам ветер поёт о походах,
   И море ждёт, давно нас ждёт
   - Ты знаешь эту песню?
   - Да, я часто её слышала. - Тут Айрин заметила пристальный взгляд собеседника. - Почему ты так смотришь на меня?
   - Думаю, каким ослом я был, принимая тебя за мальчика. Ты очень красивая. - Тихий голос Артура стал хрипловатым, и он подался вперёд, ожидая приглашения, но девушка безжалостно лишила его надежды:
   - Я знаю. Я сегодня смотрелась в зеркало. - Молодой человек вздрогнул, как от пощёчины. - Прости, Артур, но не за чем усложнять и без того непростую жизнь. - Она повернулась, намериваясь уйти.
   - Постой, Айрин! Прости! Сам не знаю, что на меня нашло, не уходи! - В его голосе было столько отчаяния, что Айрин не смогла уйти, о чём потом не раз жалела.
   - Знаешь, у тебя ещё есть надежда вернуться. - Русалка села рядом с изгнанником. - А я никогда не вернусь домой, хотя меня там примут с радостью. Я просто не смогут там жить.
   - Ты сама оставила свой Дом?! - Не поверил Артур.
   - И у меня появились возможности, каких раньше не было. Жизнь стала гораздо интереснее, хотя по дому я конечно скучаю. Если бы не встретила Деметриоса, было бы совсем тоскливо. Не забудь попрощаться с ним перед отъездом.
   - Вряд ли я смогу заглянуть в Вордел, а он, похоже, осел там надолго.
   - А хоть бы и так. Чем это тебе не по нраву наше графство?
   - Вордел теперь породнился с Энхелом.
   - Ну и что? Лорд Гедрик осторожный человек, но он не трус. И он на стороне Деметриоса, а учитель тебя в обиду не даст. Уж ты-то это должен знать!
   - Я знаю. Мне очень живо напоминает об этом моя голова, всё ещё сидящая у меня на плечах.
   - Значит, придёшь?
   - Да куда ж я денусь! А ты теперь командуешь охраной графа Вордел?
   - Как видишь. Капитан остался в замке присматривать за порядком.
   - А сейчас ты свободна?
   - Вроде, да.
   - Тогда, может, пойдём в город. Там гуляют.
   Энхел, похожий на большинство городов королевства, раскинулся у подножия высокого холма и был обнесён стеной, называемой внешней. Внутренняя стена защищала сам замок, возвышающийся на холме ещё с тех времён, когда и города как такового не было. В праздники ворота замка оставляли открытыми даже на ночь, а городские ворота хоть и закрывали, но мост не поднимали. И попасть в город одинокому путнику труда не составляло. А пропустить ребёнка, ищущего папу, для стражников в праздник было делом почти что святым. Таким образом Арто беспрепятственно проник в город, но пробираться в замок не рискнул, а, затаившись у дороги, приготовился ждать по меньшей мере до утра и едва не пропустил атамана, но вовремя сообразил что к чему и свистнул. Артур вздрогнул и оглянулся.
   - Арто? - Позвал он.
   Мальчик вышел из засады.
   - У нас неприятности: Свен ранен.
   Артур, помрачнев, обратился к девушке:
   - Прости, у меня неотложное дело.
   - Где мы встретимся?
   - Не понял?
   - Мне нужно взять снадобья. Я еду с вами.
   - Ты едешь с нами?
   Айрин обречёно вздохнула.
   - Если бы твой человек не был ранен серьёзно, Арто бы здесь не было. А я - знахарка, если ты не в курсе.
   Артур не нашёл, что возразить.
   Гедрик и Деметриос разрешили девушке уехать. Друзья встретились за городскими воротами и пустили коней галопом, но, свернув с Тракта в лес, снизили скорость. Под утро они прибыли в лагерь разбойников. Воинство Артура облюбовало невысокие горы, чьи склоны покрывали хвойные леса. В пещерах этих гор разбойники обосновались на зиму.
   Раненый лежал в одной из пещерных "комнат". Он тяжело дышал, повязки покраснели от крови.
   - Что с ним? - Айрин сразу перешла к делу.
   - Он ранен. - Ответили ей.
   - Вижу. Когда?
   - Вчера днём.
   - Принесите горячей воды. Здесь кто-нибудь умеет обрабатывать раны?
   - Я - знахарь. - Откликнулся один разбойник, и Айрин, узнав его, распорядилась.
   - Помогите мне. Остальные - вон!
   Возразить властному тону пришлой девушки никому и в голову не пришло. Артур сидел напротив занавешенного холстиной входа и гипнотизировал его взглядом. Время тянулось бесконечно медленно. Наконец ведьма откинула занавеску.
   - Ну, как? - Подскочил к ней Артур.
   - Я сделала всё, что могла. Теперь дело за ним.
   - Это просто невероятно! - Следом за девушкой вышел знахарь. - Ей удалось остановить кровотечение!
   - Значит, он будет жить? - С надеждой в глазах Артур переводил взгляд с одного на другую и обратно.
   - Не знаю. - Честно призналась ведьма. - Всё зависит от него самого. Я могу остаться и попробовать помочь ему.
   Солнце завершило свой дневной путь по небу и снова взошло. И этот день стал клониться к вечеру, а ведьма всё сидела около раненого, и лишь надежда поддерживала её силы, не давая сломаться и отчаяться. Она упорно продолжала готовить отвары, следить, не открылось ли кровотечение, поить мечущегося в бреду человека, успокаивать, не давая разбередить рану. Когда беспокойное забытьё раненого сменилось крепким сном, Айрин нащупала у него пульс и облегчённо выдохнула:
   - Он будет жить.
   Она не помнила, как оказалась в просторной пещерной комнате, кто уложил её на знакомую постель из шкур и укрыл одеялом. Проснувшись, она осмотрела жилище атамана. Отблеск факелов из коридора давал достаточно света острым глазам русалки, чтобы увидеть небольшой сундук, стоящий у пещерной стены, и лютню лежащую на нём. Оружия заметно не было.
   Артур нашёлся недалеко от пещеры. Он сидел на большом камне, на склоне горы, и не заметил девушку.
   - Что случилось? - Артур от неожиданности вздрогнул и потянулся за мечом. - Ты всегда хватаешься за оружие, когда уже слишком поздно? - Разбойник смутился. - Ты на редкость беспечен. Или встревожен. Так что случилось?
   - Свен пришёл в себя.
   - Я знаю, я была у него. Так почему ты такой потерянный, ведь всё хорошо?
   - Хорошо. Но я думаю, если бы не я, с ним бы этого не случилось. Глен охотится за мной, и это я дал ему повод, пожелав отомстить.
   - Твои люди сами пошли за тобой.
   - Но я не могу дать им будущего. Теперь я понял это. Как только устроимся в летнем лагере, я уеду. Из-за меня они в огромной опасности.
   - Они - разбойники.
   - Дело не в этом. Я - их атаман, а Глен желает добраться до меня и плевать ему на остальное. Я должен уйти и для себя, и ради них. Как только свернём лагерь, я уйду на восток.
  
   Айрин вернулась в Энхел точно к отъезду графов Вордел и привычно заняла место во главе отряда. Весь день Сабрина задумчиво присматривалась к девушке. Вечером, когда отряд остановился на ночлег в небольшом поместье, принадлежавшем Глену, графиня затеяла с другом семьи откровенный разговор. Деметриос стоял на широком крыльце, опираясь локтями на резные перила. Сабрина встала рядом:
   - Сколько же лет я тебя знаю? Скоро двадцать уже? Подумать только! Ты совсем не изменился!
   - Что, неужели совсем? - Усмехнулся воин.
   - Ну... конечно ты повзрослел, возмужал, похорошел. Тогда ты был мальчишкой. - Она нежно взъерошила его волосы. - И совершенно не реагировал на девушек, которые толпами увивались за тобой. Потом юный красавчик стал привлекательным мужчиной, но женщины рядом по-прежнему нет.
   - Со мной мой меч, зачем мне женщина?!
   - Да-да! - Рассмеялась Сабрина. - Именно так ты и отвечал тогда! А мог ли ты тогда подумать, что обучишь женщину?
   - Я был молод и глуп. И думать не умел совсем.
   - Странно. Вы с Гедриком такие разные, а уже столько лет дружите. Да что говорить! Вы несколько лет не виделись, даже весточки друг другу не послали, как вдруг ты появляешься в более чем странной компании - и никаких вопросов! Будто и не расставались вовсе.
   - Такие уж мы есть! - Пожал плечами Деметриос.
   - Как же вы всё-таки познакомились?
   - А Гедрик не рассказывал?
   - Я не спрашивала. Я не знала, захочет ли он ответить.
   - Почему же не захочет? Но я отвечу, раз уж спросили меня.
   - Давай-давай, ври красивее, старый друг! - Раздался за их спинами насмешливый голос. Сабрина вздрогнула и оглянулась. Деметриос, не оборачиваясь, так же насмешливо ответил:
   - Во-первых, подслушивать нехорошо. Во-вторых, незачем людей пугать - я этого не люблю и могу рассердиться. А в-третьих, если мне не веришь, рассказывай сам.
   - Ну, уж нет! Тебя же спросили!
   - Выкрутился! Собственно, рассказывать особо нечего. Мне исполнилось четырнадцать лет, и мастер Джад подарил мне меч, сказав, что пора узнать, какой из меня воин. И привёз меня на турнир в Вордел, где первое моё выступление закончилось моей победой. Гедрик жутко обиделся - это было и его первое выступление. По традиции, от Дома, проводящего турнир, может участвовать только один человек. От Вордела обычно выступал его дядя, очень хороший человек. Он погиб меньше через год. Но я отвлёкся. Я уже говорил: я был молод и глуп. Я предложил Гедрику показать, как смог одолеть его.
   - Я, разумеется, даже говорить с ним не хотел, а он заявляет, что приедет в следующем году. Мол, хочу ли я победить его?
   - Видел бы ты своё лицо в тот момент!
   - Догадываюсь, что выглядел я впечатляюще! Ещё бы, какой-то мальчишка уделал меня и грозится повторить свой подвиг!
   - Я, что удивительно, подвиг повторил.
   - Нашёл чему удивляться!
   - Если удивляться нечему, то чего ты примчался ко мне?
   - Чего-чего? Отношения выяснять!
   - Он ворвался в мой шатёр, пылая гневом и желая драки. А я предложил ему выпить за короля.
   - Я до сих пор не понимаю, почему?
   - А ты бы стал пить за что-то другое? А так у тебя выхода не было.
   - Не было. Пришлось выпить. Потом ещё. Потом ещё. Потом нас позвали в зал.
   - И мы снова пили. А как мы ушли из зала и где спали, я помню смутно. Между прочим, я тогда в первый раз в жизни напился.
   - Ну, помниться, ты тогда в первый раз не только напился!
   Гедрик не заметил точного движения друга и в результате выпал с крыльца через перила. Сабрина вскрикнула и перегнулась через резную планку. Гедрик, отряхиваясь, поднялся с земли и вернулся на крыльцо.
   - И так всегда! Хотя он и перестал выступать в турнирах, ничто не мешает ему постоянно напоминать мне, кто из нас лучший.
   - А разве это важно? - Изумилась Сабрина.
   - Нет. К тому же я ни на что не претендую. Я ведь всего лишь полководец, а он обучал новобранцев в войске своего отца, когда ещё вместо вина пил виноградный сок.
   - Не надо об этом, Гедрик.
   - Извини.
   - Ничего. Просто я давно уже научился пить вместо вина воду, что не мешает мне радоваться жизни. Всё! Пора спать. Завтра рано в дорогу.
   - Да, завтра в дорогу! Всё же я была права: ты не изменился. Как был ты бродягой, так и остался, и душа у тебя вечно чего-то ищет.
   - Чего?
   - Откуда мне знать? Спроси у Айрин - она у нас ведьма. Только она тебе не поможет: душа у неё такая же бродяжья - неизвестного ей подавай.
   - Мне не хочется отпускать её, - вдруг заявил Гедрик. Сабрина вздохнула, соглашаясь.
  

4.

  
   Несколько дней после возвращения в Вордел жизнь текла установленным порядком. Айрин занималась с солдатами, Деметриос подсказывал ей, что и как, если возникали трудности, Гедрик и Сабрина занимались делами Дома. Погода установилась, ночные заморозки прекратились. Наступало благоприятное время для путешествий. Гонец привёз Деметриосу письмо и растворился в неизвестности. Прочитав послание, Учитель воинов понял, что время пришло.
   Айрин обнаружилась в библиотеке. Увидев учителя, она отложила книгу.
   - Артур прислал письмо. - Деметриос сел напротив неё. - Он уходит к Восточным морям искать славы. А может смерти. Здесь никогда не знаешь наверняка.
   - Ему надоело быть разбойником. Не его это дело.
   - Это точно!
   Айрин чувствовала подавленное настроение учителя:
   - В чём дело, Деметриос?
   - Тебе надо уйти.
   - Уйти? Почему? Я что-то не так сделала?!
   - Нет, Айрин! Что ты! Гедрик на тебя не нахвалится, его капитан тебя обожает, солдаты тебя боготворят!
   - Но?..
   - Я привёз тебя сюда, чтобы ввести в большую жизнь. Махать мечом - невелика наука, а вот турнир или бал... тут дело другое. А уж служить кому-то - вообще штука сложная. Не работать горничной или телохранителем, что ты умеешь и умеешь неплохо. Я хотел, чтобы ты почувствовала себя чем-то большим, но вместе с тем сохранила ту независимость, которую я заметил ещё в лесу. Это был самый сложный урок, и ты с ним справилась.
   - Я не хочу уходить!
   - Понимаю. Но здесь - тупик. Я хочу, чтобы ты стала наёмником, кем когда-то был и я.
   - Почему?
   - Твой талант, твои способности должны принадлежать лишь одному человеку - тебе самой, чтобы ты могла выбирать, кому ты их предложишь. Если ты найдёшь место, где захочешь остаться, значит, тебе повезёт больше, чем мне. Но и эту службу ты должна найти сама. Быть наёмником - опасно и трудно. Только для таких как мы - это единственный путь сохранить душу в целости.
   - Что в нас такого особенного?
   - Талант. Ты скоро узнаешь это: многие будут пытаться использовать тебе в своих интересах, вот почему я никогда не вмешивался во внутренние дела Домов, где служил. Я приходил, выполнял работу и уходил.
   - Лорд Гедрик честен со мной!
   - Да. И поэтому ты не можешь здесь остаться. Не захочешь быть вечным наёмником - стань кем-то ещё. Но не вынуждай себя и его выбирать между дружбой и долгом.
   Айрин понимала жестокую правоту его слов, но согласиться с ней было невыносимо:
   - Не могу же я прийти к лорду Гедрику и просто сказать, что ухожу.
   - Можешь. Именно так тебе и придётся поступать в будущем. Считай это итоговым испытанием.
   - Но куда я денусь потом?
   - В мире много дорог. Выбирай любую. Разве ты забыла, какого это: собрать вещи и уйти от порога, оставив прошлое позади.
   - Но я не хочу оставлять прошлое позади!
   - Значит, ты сюда ещё вернёшься. Но не безДомной девчонкой, а знаменитой леди Айрин.
   - А так можно?
   - Нужно!
   Айрин нерешительно подошла к кабинету Гедрика и робко постучала в дверь.
   - Войдите! - Раздался властный голос изнутри. Кабинет графа - не очень большая комната с огромным письменным столом у окна, уютными креслами и массивными светильниками, пока погашенными, не располагал к долгим поклонам.
   - Милорд, я прошу Вас отпустить меня со службы.
   Сказав эти непростые для себя слова, Айрин почувствовала, как что-то взорвалось в ней, будто тяжёлые оковы упали с рук и языка. Пол, всего мгновение назад казавшийся шатким и непрочным, вновь обрёл устойчивость. Она поняла, что уйдёт. Уйдёт, потому что Вордел, не то место, где она хотела бы состариться. А впереди - огромный мир, манящий и таинственный. И мир звал и манил к себе. Теперь всё зависело от того, отпустит ли её граф с миром. Оставлять за собой ссоры и обиды она не хотела.
   - Почему?
   Ведьма поняла смысл вопроса и ответила, не таясь:
   - Я служу у Вас только потому, что меня привёз Деметриос. Я хочу сделать свою жизнь сама.
   - А вот это действительно дерзость!
   - Я знаю, милорд.
   - Бродяжья душа! - Гедрик достал из ящика кошелёк и бросил его Айрин. Девушка инстинктивно поймала его. - Плата. За два месяца службы телохранителем и за четыре месяца обучения солдат. Будешь в наших краях, не забудь заглянуть. - Граф углубился в бумаги, давая понять, что разговор закончен.
   У себя в комнате Айрин растерянно оглянулась по сторонам. В маленькой платяной комнатке на стойках висела одежда. Здесь были три скромных платья, привезённых из странствий, а рядом красовались четыре новых платья, которыми Айрин обзавелась уже в Ворделе. Нашлось здесь место и её любимым мужским костюмам. В самом дальнем углу пряталось от посторонних глаз сиреневое шёлковое платье с белой бархатной отделкой. Словно услышав её невесёлые мысли, в спальню вошла Сабрина.
   - Трудновато будет всё это упаковать. Если захочешь что-то оставить - оставляй. Эта комната будет твоей.
   - А можно? - Недоверчиво спросила девушка.
   - Конечно. Деметриос всегда так делает.
   - Спасибо.
   Айрин отобрала в дорогу лишь самое необходимое. Перед отъездом она поговорила с Сабриной и оставила ей на хранение все свои украшения и большую часть денег. Но и то, что осталось, она не рискнула сложить в пояс полностью. Часть денег она убрала в сумку, а часть спрятала в потайной карман седла. Оружие всегда было при ней: длинный кинжал за поясом, меч и лук на седле, метательные ножи в ножнах на предплечьях под свободными рукавами туники и охотничий нож в правом сапоге.
   Утром слуга водрузил две седельные сумки на Грома. Во дворе замка Айрин простилась с Гедриком, Сабриной, капитаном и многими другими, к кому успела привязаться. Чуть в стороне Саффи и Салли провожали её тоскливыми взглядами. Айрин улыбнулась и махнула им рукой. Девушки несмело ответили. Капитан подсадил воительницу в седло, и два всадника выехали за ворота. Деметриос проводил ученицу до ближайшего Королевского Поста. Тракт серой лентой тянулся вперёд. Дорога звала Айрин, и она пустила коня рысью.
  
   В Ворделе у Айрин всегда был ночлег, на Постах и в цитаделях её знали и принимали с радостью. Но скоро Тракт пересёк границу владений, и её принял Энхел. Тут девушка задумалась о цели своей поездки. Тракт вёл в столицу, куда ей ехать не хотелось. Неожиданно ей вспомнилось, что Артур отправился на восток. Не раздумывая, она свернула с Тракта.
   Тинг встретил странницу шумом и суетой торговой кутерьмы. Он был обычным портовым городом, образовавшимся в дельте реки Вахти, где она, ветвясь на крупные и мелкие рукава, впадала в море. Отсюда же вела дорога до столицы графства, где кончалась восточная ветвь Тракта. За такое положение города на пересечении основных торговых путей его прозвали торговыми воротами королевства. Отсюда постоянно уходили караваны торговцев, к одному из них и планировала прибиться Айрин. Но два дня поисков прошли зря: никто не хотел брать женщину в охрану каравана. Русалка уже начала жалеть, что приехала сюда, как случайная встреча неожиданно улучшила ей настроение.
   Артур шёл по улице, совершенно не таясь, с таким видом, словно всё королевство принадлежало ему одному. Айрин догнала его:
   - Ты с ума сошёл?! А если тебя узнают!
   - Плевать! Надоело прятаться. К тому же я завтра ухожу в море. Меня берут Морские Ястребы.
   - Безумие! Что ты о них знаешь?
   - Достаточно. Глен не посмеет меня тронуть, если Ястребы примут меня.
   - Но ты знаешь, какой ценой тебе это грозит?
   - Меня учил Деметриос. Даже если и будет хуже, то ненамного.
   - Ненормальный! А как же Арто?
   - Он едет со мной. Я не хотел его брать, но отделаться от него невозможно.
   По улице проскакал маленький отряд, во главе знаменосец нёс знак герцогства Норгар. Сам герцог лорд Морган ехал следом в полном походном облачении. Артур ошарашено уставился им вслед.
   - Им предстоит долгий путь, а они едут таким маленьким отрядом. Норгар может позволить себе куда большую охрану. Неужели Морган так беспечен?
   - Нет, он всего лишь из пограничья. - Хмыкнула Айрин, вспомнив уроки Лейлы, больше похожие на легенды и сказки. Давным-давно северо-западная граница Лиаринии проходила по реке Лента, а потом жившие за ней племена попросились под защиту королевства. Так граница отодвинулась, а в тех землях появился представитель короля - и судья, и военачальник. Жизнь в пограничье всегда была неспокойной, степные народы не могут жить в мире, но и победить королевскую армию не в состоянии. А удержать племена от разрушительных войн не просто. За мудрое управление и мужество король пожаловал тогдашнего представителя Домом и сделал его должность наследственной. Кочевники периодически беспокоили пограничные земли набегами, но, как правило, безуспешно, благодаря чему граница постепенно отодвигалась. В конце концов, все земли за Лентой были отданы первому герцогу Норгара. С тех пор за Хозяевами Норгара закрепилась слава лучших воинов и полководцев. И это притом, что они всеми силами старались сохранить мир.
   - А если серьёзно, - добавила воительница, - норгарцы считаются лучшими дипломатами, и их умение вести дела с кочевниками цениться короной настолько, что Норгар был освобожден от обязанности выставлять войска в случае войны. Правда, он всегда выставлял их. Полагаю, нынешний герцог ни в чём не уступает предкам.
   - Да, такому бы я не отказался служить!
   - Поздно. Тебя ждут Ястребы.
   - Придёшь проводить?
   - Когда?
   - Завтра с отливом мы уходим.
   Глядя вслед удаляющемуся парусу, Айрин раздумывала, куда идти дальше. Затея с караваном провалилась, да и глупо было рассчитывать на быстрый успех. Память услужливо подкинула ответ: "Такому бы я не отказался служить!" Осталось продумать маршрут. При всей её любви к лошадям, снова садиться в седло Айрин как-то не хотелось, благо пересечь страну с востока на запад можно не только по Тракту. Вахти, широкая судоходная река, обещала приятное путешествие до столицы, откуда можно было отправиться в Норгар - лишь бы нашлось подходящее судно и сговорчивый капитан.
   Подходящим судном оказался небольшой гребной баркас. Капитана долго уговаривать не пришлось, хотя Айрин всё же поторговалась немного, как того требовали традиции и осторожность. На сборы много времени не ушло, и после полудня баркас отошёл от пристани, неся на борту двух пассажиров: ведьму-воительницу и её верного коня. Ветер благоприятствовал пути, и баркас послушно бежал мимо живописных берегов. Продвижение значительно замедлилось, когда баркас поднялся к озеру, хотя гребцы старались удержать скорость изо всех сил. Вахти упрямо несла свои воды к морю, сметая всё на своём пути, в чём ей помогали ещё три реки, впадающие в неё. Собственно, озеро образовалось как раз в месте, где четыре реки объединяли свои потоки.
   Утром пятого дня путешествия Айрин потребовала высадить её на берег, прикинув, что верхом доедет быстрее: столица была уже близко. Гром бодро бежал по лесным тропам, и девушка рассчитывала к вечеру выйти на Тракт и уже на следующий день быть в Лиарине.
   Её планы нарушились самым неожиданным образом. До вечера было ещё далеко, путь предстоял неблизкий, поэтому Айрин устроила небольшой привал: зря перетруждать Грома ей не хотелось. Вскоре ей послышались звуки боя. Айрин вскочила в седло и помчалась на помощь. Десяток бандитов напали на одинокого путника, и уже почти одолели его. Вытащив меч, воительница ворвалась в самую гущу схватки. Какое-то время в лесу слышались лишь звон мечей и крики боли, пока нападавшие не отступили, побросав убитых и раненых. Айрин потрясённо смотрела на дело рук своих, даже не догадавшись спешиться и перевязать тех, кто ещё остался жив. Её оцепенение прошло, едва спасённый обратился к ней:
   - Благодарю Вас, мой юный спаситель! И позвольте выразить восхищение Вашей храбростью и мастерством. Вы были неподражаемы! Если бы не Вы, моя участь была бы весьма печальна!
   - Пустое, милорд! Но как эти бродяги осмелились напасть на лорда?!
   - Бродяги! - Отмахнулся молодой человек. - Я решил немного поохотиться, пока наш солдат меняет подкову своему коню. На той стороне Тракта наш лагерь. Окажите нам честь, отобедайте с нами.
   - Неужели Тракт так близко? Мне казалось, раньше вечера я до него не доберусь.
   - Нет, он уже рядом.
   Молодой человек махнул правой рукой, указывая направление, но тут же опустил её, и от ведьмы не укрылся всплеск боли.
   - Что у Вас с рукой, милорд?
   - Вывихнул, наверно.
   - Слезайте с коня, я посмотрю! - Приказала Айрин, спешиваясь. Она ощупала больное плечо. - Так и есть - вывих. Потерпите немного, будет больно.
   Ведьма не любила вправлять вывихи. Одно неверное движение - и сустав заклинит так, что и кузнечной кувалдой его потом не сдвинуть. Увы, ближайший целитель неизвестно где, надеятся не на кого. Раздался щелчок, Асгор не успел даже вскрикнуть, как боль прошла.
   - Потрясающе! Премного благодарен! Вы не только спасли мне жизнь, но и избавили от нашего знахаря, что почти то же самое! Что я могу сделать для Вас?
   - Вы обещали мне обед.
   - Тогда по коням!
   Поблизости от лагеря их остановил седой солдат со знаком Норгара на груди.
   - Что-то этот юнец не похож на оленя, милорд!
   - "Этот юнец", мой дорогой Гидеон, здорово помог мне: на меня напали разбойники.
   - Что, милорд?! Разбойники? Вы в порядке?
   - Да, в полном. Но, как я уже сказал, мне помогли. Прав был отец, когда советовал мне взять солдат.
   Обед прошёл в молчании. От наблюдательной Айрин не укрылось, что Морган её пристально изучает, и девушка плотнее запахнула плащ, вспоминая о холодных днях, когда под тёплой курткой можно носить столько одежды, что одурачить кого-либо было совсем не сложно. Герцог почти не расспрашивал случайного гостя, узнал только, что путь его лежит в пограничье, и предложил присоединиться к каравану.
   Отряд двинулся на запад, но не по Тракту, а через леса. Асгор с двумя солдатами выехали в авангард, а Морган пристроился в колонне рядом с Айрин.
   - Мы не хотим заезжать в столицу, поэтому объедем её с севера. Если это не соответствует твоим планам, тебе лучше выбраться на Тракт.
   - Благодарю, милорд, но я не люблю большие города. К тому же, мне не хотелось бы покидать вас: путь далёк, а с отрядом ехать безопаснее.
   - Если верить тому, что рассказал мой сын, ты и сам можешь о себе позаботиться.
   - "Самый сильный противник тот, с кем ещё не встречались", - так меня учил Деметриос.
   - Благоразумно. Но ты не назвал своё имя, ученик Деметриоса.
   - Вам оно ничего не скажет, милорд, - пробормотала Айрин, ругаясь про себя за случайно вырвавшееся имя.
   - Раз ты хочешь ехать с нами, тебе придётся доверять нам. Так же, как нам тебе.
   Немного подумав, девушка решила раскрыть себя:
   - Меня зовут Айрин, милорд. Я - ученица Деметриоса.
   - Я всё не мог понять, что же в тебе такое странное! Но, я слышал, Деметриос обосновался в Ворделе. Далековато Вы забрались, миледи!
   - Я служила Ворделу телохранителем леди Мелины. Теперь охранять некого, вот я и попросила отпустить меня и отправилась, куда глаза глядят. В Тинге думала прибиться к торговому каравану, но ничего хорошего не нашлось, тогда из Ароны рванула в пограничье, может там что интересное подвернётся.
   - Вы говорите, как завзятый искатель приключений, леди Айрин. А Деметриос знает, где Вы?
   - Он знает, что странствую, и пока мне ему больше нечего сообщить.
   - Асгор восхищён Вами.
   - Не он один. А вот он на турнире выступил слабовато.
   - На каком турнире?
   - В прошлом году в Ворделе. Он неплохо стреляет из лука, но фехтует просто ужасно!
   - Я не видел Вас на турнире, иначе бы сразу узнал. Вас невозможно не узнать.
   - Что меня не устраивало, в связи с чем я спрятала лицо.
   - Это шутка? - Сухо спросил Морган.
   - Какие тут могут быть шутки?! Если бы не Артур, изгнанник из Энхела, я бы победила на турнире.
   - Откуда Вы знаете победителя?
   - Деметриос говорит, что у него не так много способных учеников. Разумеется, он узнал его.
   - И никому ничего не сказал?
   - А зачем? Семейный скандал Дома Энхел нужен Ворделу как летние заморозки. А так всё прошло тихо, мирно, без ругани, и даже закончилось свадьбой. Да! Вас не было на свадьбе - Вы в ссоре с Энхелом?
   - Упаси меня Альтос, миледи! Просто я никак не мог оставить владения. Начало весны - тяжёлое время на севере, и вдвойне тяжёлое в пограничье. Хозяин не имеет права покидать свою землю, своих людей в трудные дни. И Асгора я потому не отпустил: он должен привыкнуть к ответственности.
   - Скажите, милорд, Вы нарочно отправили его вперёд, что бы поговорить со мной?
   - Полагаю, у Вас есть основания задавать такой вопрос?
   - Простите, лорд Морган, я не хотела оскорбить Вас, но банальная осторожность вынуждает меня замечать всё вокруг.
   - Это Вы простите меня, миледи, но я подумал о своём... ради Светлого, извините. Я действительно услал Асгора вперёд - ему ещё нужно многому научиться. Вы совершенно верно заметили: он не слишком хорош в военном ремесле, что в пограничье означает "почти мёртв". А я уже потерял двоих сыновей...
   - Простите, милорд, я не знала.
   - Я не распространяюсь о своих проблемах. Должно быть, моим детям не дано быть воинами, и если бы не наша напряжённая жизнь, я бы не беспокоился так.
   - Но у него хорошие данные, просто он безумно суетлив.
   - В каком смысле?
   - В прямом. Он делает множество лишних движений, пытается уследить за всем, но упускает самое важное. Он, как бы это сказать... не собран ни внутренне, ни внешне. Он видит, слышит, действует, атакует, защищается, но по отдельности.
   - Погодите! Вы хотите сказать, что все его проблемы оттого, что он не может подчинить свои движения тому, что видит?
   - Не совсем так, но общую мысль Вы ухватили.
   - А как Вы это определили? - Айрин раздражённо сморщилась. Морган помолчал задумчиво и смущённо кашлянул. - Леди Айрин, раз Вы так легко смогли определить, в чём его беда, может, Вы смогли бы...
   - В принципе, ему можно помочь. Но будет ли он слушать женщину? Деметриос точно сможет ему помочь, если захочет.
   - Говорят, он удалился от дел.
   - Случай с Артуром выбил его из колеи.
   - И всё-таки, миледи, чтобы Вы рекомендовали? - Не сдавался Морган.
   - Гимнастика, фехтование, рукопашный бой. Но я не Деметриос, милорд, хочу Вас сразу предупредить.
   - Не получиться у Вас - позовём его. Должен же он будет защитить честь своего Дома. Хотя я говорю жестоко.
   - Но реальность такова, что не признаёт сантиментов. И, раз уж мы договорились, лорд Морган, позвольте мне съездить предупредить Деметриоса, а то он волнуется за меня.
   - Этот старый сухарь? Волнуется?!
   - Он вовсе не стар. И он не сухарь, просто хорошо скрывает свои чувства, что не мешает ему волноваться за меня. И, может быть, мне удастся уговорить его заняться с лордом Асгором.
   - Вы всегда поступаете по-своему?
   - Только тогда, когда иначе невозможно.
   - В таком случае, я буду ждать Вас или лорда Деметриоса в замке Норгар.
   - Хорошо. И, пожалуйста, не говорите лорду Асгору о нашей договорённости.
  
   Для Айрин возвращение в Вордел стало своего рода возвращением домой. Знакомые места, знакомые люди, и друзья, которые рады ей. Что ещё нужно усталому страннику? Стражники на воротах, завидев её, взяли "на караул". Улыбаясь, Айрин приветливо махнула им рукой. Во дворе замка её встретил капитан, помог ей спешиться и отнести сумки в комнату. И приказал кому-то разыскать лорда Деметриоса.
   А в комнате её ждали необычно молчаливые Салли и Саффи. Они приготовили ванну и разобрали сумки, так и не сказав ни слова, что насторожило русалку.
   - Итак? - Требовательно спросила она, когда Салли закончила расчёсывать её влажные волосы. Сёстры недоумённо переглянулись. - Вы не сказали ни слова, глаза испуганные, руки дрожат. Что стряслось?
   - Простите, миледи. - Саффи говорила так тихо, что слова были еле слышны. - Мы просто очень переживаем за леди Сабрину.
   - А что с леди Сабриной?
   - Она плохо чувствует себя в последнее время. То есть, она, конечно, скрывает, но мы то видим, что ей нехорошо.
   - Леди Айрин, может, Вы поможете ей? - В глазах Салли заблестели слёзы. - Вы же можете, правда? Ведь Вы помогли мне!
   Айрин улыбнулась, вспомнив, как подружилась с милыми болтушками. Сначала она удивлялась, как можно столько говорить, не переставая, но потом разобралась, что девушки говорят лишь для того, чтобы слышать друг друга. Попав в незнакомый мир, они отчаянно цеплялись за близкое и понятное: друг за друга. Боясь всего, а особенно - потерять работу, они делали массу ошибок, за что им здорово доставалось от домоправительницы. Айрин тогда попросила её не ругать девушек очень сильно и как можно точнее объяснять задачи. Дела у девушек вскоре пошли на лад.
   Но дружба началась позднее. Однажды, возвращаясь с тренировки, она расслышала подозрительные звуки из комнаты, мимо которой проходила, и осторожно заглянула туда. Салли задыхалась от кашля, беспомощная Саффи обнимала сестру и, как могла, пыталась успокоить. Прибежав к себе, ведьма быстро приготовила снадобья. Служанки, примчавшиеся с опозданием, начали извиняться, но Айрин не слушала их, присматриваясь к Салли и ругая себя за то, что не заметила признаки болезни раньше. Зато теперь, хотя столько времени прошло, лицо Салли так и пышет здоровьем. Болезнь ушла и, видимо, навсегда.
   Вернувшись из прошлого в настоящее, Айрин "прощупала" атмосферу замка. Войти в транс получалось у неё легко. Воздействовать она пока не могла, но чувствовать происходящее удавалось довольно ясно. Тщательно скрываемый страх заполнил замок, и уныние растеклось по коридорам вязким серым туманом. Айрин непроизвольно поёжилась, но продолжила свой поиск. Результат его оказался неожиданным и столь не вязался с мрачным настроением замка, что ведьма резко, "скачком", прервала транс, что было болезненно. Придя в себя, русалка потребовала платье.
   - Я, конечно, посмотрю, что можно сделать. А вы сидите здесь и носа из комнаты не высовывайте. Что вам нужно будет знать, вы узнаете.
   Служанка, доложив о гостье, пригласила её войти в гостиную покоев графини. Сабрина, отложив вышивание, нежно обняла юную подругу.
   - Айрин, милая, как я рада тебя видеть! Уже устроилась, отдохнула с дороги?
   - Спасибо, миледи, у меня всё хорошо. А что с Вами, миледи, Вы так бледны?
   - Ну, конечно, тебе уже донесли! Спасибо за заботу, милая, но здесь ты ничем не поможешь.
   - А что с Вами, миледи?
   - Пустяки, девочка, просто старость подкрадывается ко мне.
   - Не слишком ли рано?
   - А как ещё объяснить головокружение и бессонницу?
   - А тошноты нет?
   - А что, это обязательный симптом?
   - А ещё, я слышала, на солёненькое может потянуть. Вам как, рыбки к обеду не хочется?
   Сабрина оторопела от столь неожиданного поворота беседы, а потом в глазах её появился нехороший блеск:
   - Не шути так, Айрин.
   - А я и не шучу. - Девушка присела на подлокотник кресла графини и положила руку ей на живот. - К началу зимы в Ворделе появится новенький человечек. Пока трудно сказать, кто: мальчик или девочка.
   - Но я слишком стара... - не поверила Сабрина.
   - А Ваш муж, похоже, считает иначе...
   Правда медленно проникала в измученное сердце женщины и, наконец, пролилась счастливыми слезами. Прижав к себе будущую мать, Айрин тихонько укачала её как ребёнка. Когда боль, что копилась много лет, вытекла полностью, Сабрина немного успокоилась и скептически осмотрела себя со всех сторон:
   - Что-то я ничего не замечаю. А ты не могла ошибиться?
   Айрин развеселилась:
   - Ещё рано. Жизнь маленькая и слабая должна окрепнуть. Поверьте, к зиме ни у кого не останется сомнений.
   - А я-то, глупая, помирать собралась, а у меня, оказывается, вся жизнь впереди. - Сабрина блаженно рассмеялась, и слёзы вновь засверкали капельками на ресницах. - Ну вот, то смеюсь, то плачу, как ребёнок. Что со мной?
   - Ничего особенно, миледи, просто слишком много счастья сразу. Я позову того, кто сможет разделить его с Вами.
   Айрин стремительно пролетела коридоры, распугивая слуг, и еле удержалась, чтобы не ворваться в кабинет Гедрика без стука. Граф сидел за письменным столом, зарывшись в какие-то бумаги. Он встал навстречу девушке:
   - Здравствуй, Айрин. Извини, что не встретил тебя, но мои управляющие говорят, что если я немедленно не разберу эти дела, случится катастрофа.
   - Что ж, мне не хотелось бы расстраивать Ваших управляющих, но, похоже, катастрофа случиться. - Гедрик вопросительно вскинул голову. - Я была у леди Сабрины. Вам нужно зайти к ней. - Граф вздрогнул и рванулся вперёд, заглядывая в глаза Айрин. - Не бойтесь, милорд, всё в порядке. Просто Вы нужны ей.
   Граф выбежал из комнаты, чуть не вышибив дверь. Ведьма погрузилась в лёгкий транс и быстро нашла Сабрину. Радость, исходящая от неё, развеивала мрачное настроение замка, как весеннее солнце разгоняет зимние холода. Вот рядом с этим солнышком возникло скопление страха и боли, тут же вспыхнувшее радугой счастья.
   Но тоска и тревога по-прежнему властвовали в замке, и Айрин решила положить конец всеобщему унынию. Возвратившись в комнату, она строго глянула на перепуганных сестёр и распорядилась:
   - Немедленно бегите на кухню. Пусть к ужину приготовят солёную рыбу или что-нибудь ещё, что придётся по вкусу леди Сабрине. - Служанки от растерянности не двинулись с места, и Айрин разыграла недовольство: - Вы здесь ещё? Я же ясно сказала: бегом на кухню! Ну! - Прикрикнула она.
   Как только дверь за девушками закрылась, ведьма упала на кровать и уставилась в потолок. Реальность отодвинулась куда-то далеко, её заполнили всполохи переживаний, наполняющих замок. Айрин облегчённо вздохнула, почувствовав, как мрачные настроения улетучиваются, а на смену им приходят удивление и недоверие. Ещё немного времени - и радостное оживление, почти праздничная суматоха, заполнили пространство.
   Увлекшись яркими чувствами, растекающимися по замку, Айрин не заметила постороннего в комнате и очнулась только тогда, когда Деметриос сел на кровать и выжидающе уставился на неё. В глазах девушки горели следы переживаний, воспринятых ею, и она не стала ничего объяснять, а просто взяла учителя за руку и передала ему то, что чувствовала сама. Деметриос ощутил восторженное возбуждение и с сожалением убрал руку.
   - Я заметил суматоху, но не знал, что ты имеешь к ней отношение.
   - Что ты, я тут ни причём. Я всего лишь окольными путями пустила слух, а остальное - оттого, что все любят леди Сабрину.
   - Значит, она поправится?
   - Ты не знаешь? - Айрин рывком села.
   - А что я должен знать?
   - То, о чём гудит весь замок.
   И в этот момент сияющий граф ворвался в комнату и сграбастал друга в могучие объятия. Айрин предусмотрительно забилась в самый дальний угол спальни.
   - Дружище, поздравь меня! - Кричал Гедрик. - У нас будет ребёнок. Ты понимаешь? - Деметриос высвободился из мощного захвата, и Гедрик, шальной от счастья, принялся объяснять: - Мой ребёнок! Мой сын. Или дочь. - Отпустив друга, он повернулся к Айрин. - Я даже не знаю, как тебя благодарить. Требуй всё, чего захочешь!
   Девушка ухватилась за щедрое предложение:
   - Милорд, если родится девочка, пожалуйста, не называйте её моим именем. - Бесконечное разочарование, появившиеся на лице будущего папаши, подсказало, что именно так и собирались назвать дочь. - Ой, милорд! - Рассмеялась Айрин. - Да не расстраивайтесь Вы так! А вдруг родится мальчик? Ему-то моё имя никак не подойдёт.
   Когда Гедрик ушёл, Айрин рассказала учителю о предложении Моргана.
   - Я больше не Учитель воинов - я так решил.
   - Я знала, что ты так скажешь, но надо же было попытаться.
   - Не переживай, у тебя всё получится, я уверен. Если хочешь, я подскажу, что да как. В наставничестве полно своих хитростей, тебе лучше их знать.
   Пока Айрин беседовала с учителем, Салли с Саффи что-то оживлённо обсудили, отойдя от двери, а потом побежали к Сабрине. Очень скоро они вернулись в комнату Айрин. Распахнув дверь в спальню, Салли выпалила:
   - Миледи, я еду с Вами!
   - Зачем?
   - Вам понадобиться служанка.
   - Салли, а подслушивать нехорошо! - Съехидничал Деметриос.
   - Я знаю. Но я всё равно еду с леди Айрин.
   - Уберите её от меня! - Взмолилась Айрин.
   - А она не так уж не права! - Вмешалась Сабрина, входя в комнату. - Если то, что я слышала про леди Агнесс и всё их семейство, правда, тебе придётся с ними нелегко. Так что служанка тебе пригодится. И хватит об этом. Идёмте ужинать, ты ведь так и не поела после приезда.
   После ужина воительница собрала сумки и, отправив сестёр спать, улеглась в постель. Но сон упорно отказывался приходить. Утомительная дорога и масса дел по приезду отвлекали девушку от воспоминаний. Все десять дней пути она гнала коня, останавливаясь лишь на короткий отдых, когда забывалась беспокойным сном без снов. Теперь же память нахлынула на неё потоком образов. Айрин лежала в тёмной комнате, а в голове её звучали крики умирающих. Ей самой захотелось кричать, но спазм в горле душил звуки, накопившиеся слёзы давили на глаза, не находя выхода.
   Не смотря на слабость и шум в голове, воительница услышала осторожные шаги и приготовила кинжал.
   - Как всегда в боевой готовности! - Деметриос сел на кровать. - Почему не спишь?
   Не в силах ничего ответить, девушка уткнулась ему в грудь и расплакалась. Обняв ученицу, старый воин сидел рядом с ней, пока она рассказывала о стычке, и не ушёл даже тогда, когда она уснула, оставшись рядом охранять её покой.
   Утром повеселевшая Айрин приготовилась к путешествию. Гедрик лично отобрал двух лошадей из своей конюшни: маленькую миролюбивую кобылку для Салли и мохнатого жеребца-тяжеловоза. Навьючивая на него три своих сумки, Айрин ворчала:
   - Нет, это просто невозможно: когда я приехала сюда, у меня было две седельные сумки. А теперь! Ну, куда это годиться?
   - Без тёплых вещей леди Сабрина нас не отпустит. - Салли водрузила две свои сумки на тяжеловоза. - А он выдержит столько всего?
   - Выдержит. - Гедрик потрепал коня по морде. - А еду в дорогу вы взяли?
   Мешки с едой пришлось нести Росинке, лошадке Салли. Деметриос помог ученице пристегнуть оставшиеся сумки к седлу. Гром нетерпеливо стукнул копытом, поторапливая хозяйку. Айрин простилась с друзьями и бодро зашагала к воротам. Учитель шёл рядом, но до выхода из города они не проронили ни слова. Салли скромно шла сзади, ведя на поводу лошадей.
   Уже за городскими воротами Айрин нарушила молчание, протягивая воину необычным образом сложенный лист бумаги.
   - Передай это тёте Лейле, она сможет открыть конверт.
  

5.

   Конец весны - время таинственного очарования, когда цветёт всё, что может цвести, празднуя приближение лета. Но странницам было не до красот природы: каждый день они сходили с Тракта в лес, и воительница давала спутнице короткие уроки стрельбы из лука, фехтования и метания ножей. К счастью, им не пришлось проверять успешность обучения в деле - они благополучно прибыли в Норгар.
   Первым делом Айрин вручила герцогу рекомендательные письма от Деметриоса и Гедрика. Морган удовлетворённо кивнул головой.
   - Я рад, что Вы приехали. Ваши покои готовы, Вас проводят. Скоро обед, я пришлю за Вами кого-нибудь, а пока не буду мешать устраиваться.
   Новое жилище пришлось русалке по вкусу, хоть и было скромнее, чем в Ворделе. Из маленькой гостиной, где стояли письменный стол у окна, два кресла и несколько табуреток, две двери вели в разные стороны. За одной дверью оказалась спальня с кроватью, туалетным столиком и табуреткой рядом с ним. Комната напротив спальни походила на кладовую или чулан. Очага в ней не было, но, как объяснила присланная на помощь местная служанка, комната, как и весь замок, зимой отапливался трубами, по которым горячий воздух подавался от специальных печей из подвала и из кухни. В коридоре по соседству с Айрин жили домоправительница, главная кухарка и портниха. А в конце коридора обнаружилась мыльня, пока свободная. В огромном котле грелась вода, обрадовавшая запылённых дорогой девушек.
   Когда гонг пригласил всех к обеду, Айрин уже оделась к выходу: чёрные кожаные брюки навыпуск, короткие полусапожки, белая льняная туника до бёдер. Скромный наряд дополняд меч на широком ремне. Служанка из Норгара растеряно уставилась на вооржённую девушку. Салли с лёгким пренебрежением усмехнулась и протянула госпоже кинжал. Воительница заправила его за пояс и распорядилась:
   - Пока поешь, а как я освобожусь, займёмся сумками. - И царственно вышла в коридор, откуда осведомилась. - Куда идти? Я не хочу блуждать здесь, распугивая привидений.
   Местная девушка торопливо побежала по коридору, Айрин легко успевала за ней, нисколько не теряя царственного величия. В столовой Морган и Асгор о чём-то беседовали у окна. Слуга указал гостье место за столом и оставил её.
   - Прошу Вас, миледи, проходите, - позвал Морган. - С моим сыном Вы уже знакомы.
   - Приветствую, лорд Асгор. - Айрин подошла к мужчинам. Молодой человек хмуро кивнул.
   - Моя жена скоро придёт. - Морган поспешил загладить грубость сына. - А как Вам понравилось жильё?
   - Благодарю, лорд Морган, всё замечательно, но мне надо где-то пристроить горничную.
   - Я уже думал об этом. В Ваших покоях есть ещё одна комната, я приказал открыть её.
   - Спасибо, милорд.
   - Мне сказали, у нас гости. - В столовую вошла герцогиня Норгар, суровая женщина лет сорока пяти в тёмно-синем платье с воротником-стоечкой, над которым возвышалась голова, увенчанная пучком из седеющих волос. - Странный у Вас наряд, сударыня. Ваши родители распустили Вас.
   - Дорогая, сынок, позвольте представить Вам леди Айрин, ученицу Деметриоса.
   - Так это Вы? О Вас много чего говорят, хотя раньше я считала слухи нелепостью.
   Тут Айрин поняла, почему Сабрина советовала ей так одеться: необходимо сразу показать властной особе, кто есть кто. Она медленно двинулась навстречу хозяйке Дома.
   - Слухам вообще следует верить с осторожностью. Я тоже много чего о себе слышала, но не поверила, и Ваш сын, сударыня, в результате, жив и здоров.
   И, не вдаваясь далее в подробности, она повернулась и метнула кинжал в сторону Асгора. Он не успел увернуться, и рукоять ударила его под ключицей. Все замерли, поражённые.
   - Упал, - сказала Айрин и едва заметно качнула головой, когда Морган дёрнулся поднять кинжал. Пришлось это сделать Асгору. Едва он наклонился, как его мучительница очутилась рядом и изобразила удар мечом по спине. - Плохо! - Молодой человек растеряно выпрямился, и воительница уточнила, глядя ему в глаза: - Отвратительно! Ты мёртв уже дважды.
   Толкнув юношу в грудь и вынудив тем самым отступить, Айрин подкинула ногой кинжал в воздух, поймала его на лету и вернула в ножны.
   - А что я?..
   - Ты - ничего, а вот леди Айрин - твоя новая учительница.
   - И чему же она будет учить его? - Язвительный голос леди Агнесс мог отбить очень сильный аппетит.
   - Этот вопрос мы уже обсудили. Меня предложение леди Айрин устраивает, значит, оно устраивает всех. Прошу за стол, обед стынет.
   За обедом леди Агнесс всячески демонстрировала, что только из вежливости терпит за столом неугодную ей гостью. Асгор, сидящий по правую руку от отца, посылал в сторону учительницы такие гневные взгляды, что она не выдержала:
   - Малыш, раз уж ты всё равно не можешь отравить взглядом мою еду, будь добр, не пытайся отравить настроение всем присутствующим.
   Асгор хотел вспылить, но, увидев, что девушка, как бы невзначай поигрывает кинжалом, в ярости вылетел из столовой. Леди Агнесс вступилась за сына:
   - Ты не можешь простить ему поражение на том турнире и теперь нанял ЭТУ издеваться над бедным мальчиком!
   Морган вскочил, готовясь обрушить громы небесные на голову супруге, и удивлённо взглянул на Айрин: девушка стукнула кинжалом, уронив его на стол. Встретившись глазами с разгневанным мужчиной, она качнула головой. Герцогиня сидела напротив мужа, гордая и несгибаемая, как всегда.
   - Будет так, как я решил. - Морган сел. - Если тебе это не нравится, можешь обедать у себя.
   - И ужинать. - Герцогиня поднялась, собираясь уйти, но замешкалась, дожидаясь ответа.
   - Как тебе будет угодно, дорогая.
   Злоба и удивление исказили лицо женщины, и она, торопясь скрыть гримасу, почти бегом удалилась. Морган в изумлении обернулся к Айрин.
   - Да Вы волшебница! Я никогда не видел её такой.
   - Что Вы, милорд, никакого волшебства нет. Я всего лишь разгадала её игру: она спровоцировала вспышку ярости, что позволило бы ей уйти ни за что оскорблённой, а после Вам пришлось бы выпрашивать у неё прощение.
   - Откуда Вы знаете? - Вздрогнул Морган.
   - Что?
   - Вы сказали сейчас, и я понял: именно так всё и произошло бы, и так часто бывало раньше. - Морган задумался. - А если я извинюсь, она потребует выгнать Вас.
   - Печальная перспектива.
   - Что же делать?
   - Так Вы уже сделали. Она поступила по-своему, Вы ей ничего не должны, а нет вины, нет и наказания.
   - А Вы не только в оружии разбираетесь. - Заметил Морган.
   - Я в детстве жила у одной колдуньи.
   Морган вопросительно вскинул голову.
   - Да, милорд, так что если захотите меня выгнать, делайте это сейчас. Потом будет поздно.
   - Что значит "поздно"?
   - Переучить Асгора - не просто, но самое сложное - дойти до конца. И здесь так: либо не начинать работу вовсе, либо биться до победы. Подумайте, милорд. Прервав обучение, мы причиним ему такой вред, что и разбойники не понадобятся...
   - А Вы не могли бы наколдовать для моей жены что-нибудь этакое?..
   - Нет, милорд. То есть, наколдовать то я, конечно, могу, но ведь это будет не совсем честно. - Поправилась Айрин, чтобы не объяснять, что колдовать просто не может. - Да если бы и могла, не помогло бы здесь колдовство.
   - С каких это пор у колдунов появился кодекс чести?
   - Он был всегда, просто не все следуют ему. А есть ещё совесть, но о ней помнят гораздо реже, причём не только колдуны и ведьмы.
   Морган хмыкнул и поспешил сменить тему разговора:
   - Я совсем забыл, а Вы не напомнили: мы же не договорились о цене. Сколько я Вам должен?
   - Еда и жильё для меня и моей служанки, уход за лошадьми, право покидать замок в любое время, кроме военного, разумеется, и разрешение пользоваться библиотекой замка.
   - Ваши условия приемлемы, но я говорил об оплате работы. Сколько денег я Вам должен?
   - Решите сами, когда получите результат, который, кстати, будет нескоро. Где он обычно занимается?
   - В оружейной.
   - А где тренируются солдаты?
   - Во дворе, у западной башни есть тренировочная площадка.
   - Хорошо...
   После обеда Айрин занялась разбором вещей. Пока она обедала, двое местных слуг открыли маленькую комнату рядом со спальней и освободили её от накопившейся пыли. Убрав травы, деньги и оружие, она оставила Салли заниматься вещами, а сама отправилась осмотреть местность.
   Тренировочная "площадка" внушала уважение своими размерами: здесь тридцать человек могли вести парные поединки, нисколько не мешая друг другу, и ещё бы осталось место для строевых занятий. Оружейная, просторный зал на втором этаже, занимала половину западного крыла. Мечи, луки, стрелы, копья, алебарды, топоры, ножи висели на стенах, стояли и лежали в стойках. Часть зала была освобождена для поединков, и пол там застил защитный покров. Встав с краю, Айрин резко оттолкнулась, взлетела вверх, сгруппировалась и упала на бок. Поднимаясь, она довольно улыбалась.
   Приближался вечер. На ужин Айрин явилась в своём прежнем костюме, решив всегда, когда возможно, не расставаться с мечом. Леди Агнесс, как и обещала, на ужин не пришла.
   - Ты не собираешься извиниться перед мамой? - Асгор никак не мог решить, остаться ему или уйти.
   - С чего бы вдруг? - Изобразил недоумение Морган.
   - Она не пришла на ужин.
   - Она сама так захотела. Я не могу заставить её находиться там, где ей неприятно.
   - Если бы ты не злил маму, она бы не избегала твоего общества.
   - Пусть радуется, что я не против её каприза. Когда ей надоест дуться, пусть приходит. Я не возражаю.
   Асгор резко повернулся к выходу, и Айрин сказала ему вслед:
   - Первый урок завтра утром, сразу после восхода солнца, на тренировочной площадке у западной башни.
   Молчание и удаляющийся топот были ей ответом.
   - А если он не придёт?
   - Тем хуже для него. Мне придётся сделать ему очень больно. Если бы он не был Наследником, я бы увезла его отсюда года на два.
   - Зачем?
   - Чтобы избавить от дурного влияния. Он же сопротивляется только потому, что я не понравилась миледи.
   - И что Вы собираетесь делать?
   - Когда ребёнок капризничает, эффективнее всего - не обращать на него внимания, пока он не начнёт вести себя хорошо. Пусть ломается сколько угодно, я всё равно сильнее его, значит, будет по-моему.
   - И лорд Деметриос, и граф Гедрик в своих письмах отметили, что Ваши методы необычны, но чтоб настолько...
   - За десять лет мягких уговоров я бы могла убедить его, что я не враг и желаю ему добра. Вы можете дать мне десять лет, милорд?
   - Рад бы, да не могу. - Морган грустно покачал головой.
   - Не волнуйтесь, я дозирую боль. Синяки, ушибы, ссадины будут болеть, его душа будет ныть и стонать, но он выживет. Он участвует в делах Дома?
   - Какое это имеет значение?
   - Ничто так не лечит от гордыни и заносчивости, как необходимость решать чужие проблемы, особенно когда неверное решение означает большие неприятности для незадачливого судьи. У вас же в пограничье нравы крутые.
   - Интересная мысль. Пожалуй, пора ему браться за ум.
   Но браться за ум Асгор не захотел.
   Утром Айрин проснулась, едва заря осветила горизонт. Её старые кожаные брюки, выдержавшие год обучения у Деметриоса, и туника из выбеленного льна с вечера были разложены на табуретке. На туалетном столике как экстравагантные украшения лежали меч, кинжал, охотничий нож и метательные ножи. Уложив косу кольцом на голове, Айрин отправилась на работу.
   Поскольку Асгор браться за ум не собирался, с восходом солнца он на занятие не явился. Учительница не расстроилась из-за предвидимого сбоя и спокойно начала обычную разминку. Отметив, что некоторые упражнения не удаются так легко, как раньше, она сделала упор на них, возвращая телу ловкость и гибкость, ослабленные в разъездах. Солдаты застали Айрин на перекладине, где она подтягивалась, позабыв снять меч, который ей нисколько не мешал. Хозяева площадки нерешительно остановились в отдалении. Девушка закончила упражнение и подошла к тому, кого безошибочно определила как сержанта.
   - Доброе утро, сержант. Я Айрин - ученица Деметриоса. У нас здесь занятие с лордом Асгором. Я подумала, вы не будете возражать, если мы присоединимся к вам? - Сержант кивнул, то ли возражая, то ли не возражая. - Благодарю. Скажите, пока моего ученика нет, не могли бы Вы выделить мне партнера для поединка?
   - На каком оружие?
   - Длинный меч.
   Сержант указал на одного из солдат, тот поклонился и принёс два деревянных полуторника. Девушка сняла пояс с оружием, готовясь к бою. Забыв про тренировку, воины из пограничья окружили бойцов, и среди них то и дело раздавались сочувственные возгласы. Айрин же своего противника жалеть не собиралась.
   Появление Асгора остановило поединок, к радости солдата, и зрители поспешили заняться делом на другом конце площадки. Поблагодарив партнёра, Айрин отдала ему меч и, не поворачиваясь, обратилась к ученику:
   - Рассвет был очень давно, малыш. Если бы я ждала тебя не на урок, а на поединок, я бы успела ославить тебя трусом по всей округе.
   Асгор застыл, переваривая оскорбление. Кровь ударила ему в голову, и он, выхватив кинжал, в ярости набросился на девушку, всё ещё стоящую к нему спиной. И пришёл в себя уже на земле, а воительница, наступив ему на спину, выворачивала руку, отбирая кинжал.
   - Плохо! Плохо, что попытался напасть на меня. Очень плохо, что не смог нормально напасть. Ещё одна подобная выходка, и ты сильно пожалеешь. Вставай! Начинаем разминку.
   Юноша встал и увидел, что солдаты потешаются над ним, даже не скрывая насмешек. Он рванулся в их сторону и не заметил подножку.
   - Я сказала: начинаем разминку. Вставай, малыш.
   Урок показался Айрин бесконечным, но она не отпускала ученика, пока у него не задрожали руки и ноги, а в глазах не проступило отупение.
   У себя в комнате русалка без сил упала на кровать.
   - Как только Деметриос выдерживал такое из года в год?!
   - Не отчаивайтесь, миледи, Вы справитесь. Ванна готова.
   - Салли, как ты была права, что поехала со мной. Спасибо!
   - Ах, оставьте, миледи. Вам нужно привести себя в порядок, чтобы никто не увидел, как Вы устали.
   После ванны и завтрака Айрин почувствовала себя живым человеком.
   - Я тут подумала: нужен какой-нибудь мешок или корзина для грязной одежды. Мою тунику нельзя надевать после первого же занятия, придётся менять каждый день, а как их накопиться насколько, будем отдавать в прачечную.
   - Насчёт корзины Вы хорошо придумали, миледи. А вот отдавать в прачечную, пожалуй, не стоит. Я лучше сама постираю.
   - А чем тебя не устраивает прачечная?
   - В комнате слуг замолкают все разговоры, как только я появляюсь там. Мы здесь второй день, а наши соседки так и не зашли познакомиться с Вами. Приём, который оказала Вам леди Агнесс, известен слугам. Вы только не подумайте, что я сплетничаю!
   - Что ты, милая! Хорошо, что ты рассказала мне, теперь я знаю, чего опасаться. Постарайся выяснить, кто для нас наиболее опасен, и чем их можно зацепить. Ладно, к делу. После обеда я везу Асгора на прогулку, оседлай Грома. А сейчас собирайся, мы идём в город.
   - Зачем?
   - Закажем мне ещё парочку туник и для тебя костюмчик подберём. По вечерам тебя поднатаскаю, вдруг пригодиться.
   В таком небольшом городе, каким был Норгар, новости распространяются невероятно быстро, и многозначительные взгляды и перешёптывания за спинами девушек говорили о том, что весть об оказанном им холодном приёме уже покинула замок. В швейной мастерской подруги оказались единственными посетителями. Хозяйка исподлобья зыркнула на них, и Айрин поняла, что упрямство Асгора - лишь меньшее из зол, с которым ей придётся бороться. Хозяйка так старательно изображала непонимание, что воительница махнула рукой, и решила поискать другую мастерскую, где ситуация повторилась. Тогда Салли предложила купить нужную ткань и шить самим. Ткань действительно купить оказалось проще, и возвращение в замок не с пустыми руками подняло им настроение.
   За обедом Морган невзначай поинтересовался, как прошла вылазка за покупками. Новости и впрямь распространялись быстро.
   - Мягко говоря, паршиво! Хозяйки швейных мастерских разыгрывали такую тупизну, что поневоле задаёшься вопросом, сами они до этого додумались, или им подсказал кто!
   - Вам нужна портниха? Так зачем же искать её в городе? У нас есть швейная мастерская. Вы же живёте рядом с нашей портнихой, обратитесь к ней, она всё сделает.
   - Спасибо, милорд.
   - Да не за что! Я слышал, Вы с Асгором собираетесь прогуляться верхом. Разрешите присоединиться?
   - Конечно, милорд!
   То ли Асгор узнал о желании отца ехать с ними, то ли подействовал утренний урок, но ждать его не пришлось. Степь, превращённую в поля и пастбища, периодически пересекали лесные полосы. Морган объяснил:
   - Местные племена верят, что лес помогает земле сохранить плодородие. Над их взглядами можно смеяться, но в наших летописях говориться, что вырубка лесов привела к неурожаю именно в тех местах, где леса вырубали. Потом несколько лет на больной земле нельзя было ничего сажать и устраивать выпасы. Так велели местные, они сказали, что земля должна набрать силу.
   - Вы всегда их слушаетесь?
   - В том, что касается земли, всегда.
   Морган нашёл в лице Айрин благодарную слушательницу и подробно рассказывал о своей земле, её истории, одновременно показывая, где происходили некоторые события. Они проведали табуны норгарских лошадей, и хозяин с гордостью поведал, как их вывели, как обучают, и какими качествами они обладают. Айрин поддержала разговор, всё, что касалось лошадей, было ей интересно. Асгор хмуро молчал, даже азартный диалог двух лошадников оставил его равнодушным.
   После прогулки, захватив свежую тунику, мыло и полотенце для себя и скребницу для Грома, Айрин отправилась на реку. Оставшись в короткой тонкой рубашке без рукавов, девушка с наслаждением нырнула в нагретую за день воду. Накупавшись, она вычистила до блеска коня, а после помылась сама. Мокрое полотенце, рубашку для купания и грязную тунику она собрала в маленькую сумку и, взяв коня под уздцы, неспешно вернулась в замок.
   До ужина девушка решила нанести визит портнихе. Прихватив Салли, она постучала в соседнюю комнату. Высокая женщина лет тридцати пяти неприветливо встретила их и с неодобрением покосилась на костюм воительницы.
   - Добрый день. Я Айрин, а это - Салли, моя камеристка. Мы хотим заказать у Вас кое-что.
   - Приходите, раз пришли. Меня зовут Мария, я возглавляю женскую половину швейной мастерской.
   - Тесновато у Вас здесь для целой мастерской, - с улыбкой заметила Айрин.
   - Потому-то мастерская и находится во дворе. А здесь я шью только для леди Агнесс и для домоправительницы.
   - Это платье для леди Агнесс? - Девушка указала на готовую работу.
   - Нет, для меня.
   - Вас трудно представить в таком наряде.
   - Я хочу здесь работать, сударыня. Вам бы я тоже советовала носить подобающую одежду.
   - Если я и надену платье, то не такое!
   - Воля Ваша, но с госпожой лучше не ссориться.
   - Это с леди Айрин лучше не ссориться! - Встряла Салли, но под строгим взглядом хозяйки сконфуженно замолчала.
   - Мне нужна парочка туник такого же покроя, что и на мне, и ещё несколько таких же, но без рукавов. - Айрин протянула ткань. - А Салли нужен костюм вроде тех, что носят караванщики.
   - Очень странный заказ.
   - Если бы Вы путешествовали столько, сколько я, Вы бы не удивлялись. В платье ни в седло нормально не сядешь, ни на дерево не заберёшься, а уж фехтовать в нём - сплошное мучение.
   - Я не умею фехтовать, а ездить предпочитаю в коляске. Но я сделаю, что Вы просите. - Взгляд женщины неуловимо изменился, то ли потеплел, то ли наполнился интересом. Что могло заинтересовать портниху в столь простом заказе, ведьма не поняла. - Вашей служанке нужны сапоги?
   - Думаю, пригодятся.
   - В городе есть чудесный сапожник, Старый Петер. - Мария быстро написала что-то. - Вот, дадите ему, он поймёт, что от меня. Он дорого берёт, но его работа того стоит. А если Вам когда-нибудь надоест играть в войну, он сделает Вам такие замечательные туфельки, что и на королевском балу не стыдно будет показаться.
   После ужина Айрин пригласила Салли на площадку покидать ножи, и осталась довольна успехами ученицы.
   Утром Асгор снова опоздал, чем вызвал насмешки со стороны солдат. Опыт первого урока прошёл мимо, и он метнулся к ним ответить на оскорбления, чем вызвал ещё больший смех. Айрин невозмутимо стояла над упавшим молодым человеком, и ни тени сожаления не отразилось на её лице. Началась разминка, утомительная для Асгора, которому никак не удавалось выполнить упражнения достаточно хорошо, и вдвойне утомительная для его учительницы, вынужденной преодолевать упрямство и закостенелость ученика. К концу занятия она мечтала о ванне как о спасении.
   После обеда Асгора ждала стрельба из лука. Ему казалось, что он умеет стрелять, но Айрин не составило труда доказать ему обратное. Обида и ненависть блеснули в глазах молодого человека, и ведьма поняла, что продолжать урок бесполезно. Отправив ученика отдыхать, она разыскала библиотеку. Хоть русалку и нельзя было назвать слабой, уйти сразу из книжного царства не хватило силы воли, из-за чего она чуть не опоздала на ужин. А вечернее занятие с Салли, доставило ей куда больше удовольствия, чем постоянная борьба с гордым упрямцем.
   Очередное опоздание ученика на утреннее занятие она приветствовала, повиснув на перекладине:
   - Знаешь, если бы ты не высыпался, я бы тебя поняла. Если бы ты был занят по утрам, я бы тоже поняла. Но ведь ты опаздываешь лишь для того, чтобы злить меня. И вот этого я не могу понять. Мне-то безразлично, придёшь ты вовремя или нет. Я прихожу сюда на рассвете и занимаюсь своими делами, но те, кто будут ждать тебя на поединок или для любви, сильно обидятся. Ты недостаточно хорош, что бы справиться с мало-мальски обученным воином, а с разъярённой женщиной я и врагу не посоветую столкнуться. Так зачем портить себе жизнь, малыш?
   После разминки Айрин устроила ученику новое мучение. Она приготовила около полусотни круглых тряпочных подушечек, набитых опилками, и договорилась с двумя солдатами, чтобы они кидали "снаряды" один за другим. Асгору пришлось ловить их и посылать обратно. Очень скоро все пятьдесят мячиков валялись вокруг него.
   - Их невозможно поймать! - Возмутился Асгор, потирая свежий синяк на лбу, на что Айрин презрительно фыркнула.
   Солдаты собрали снаряды, и Айрин попросила их повторить процедуру. Они не смогли достать и половины мячей, как запыхались, стараясь поймать подушечки, которые Айрин посылала обратно. А те редкие снаряды, что она не ловила, пролетали мимо неё, и ни один из них не оставил след на её коже. И солдаты, изрядно разукрашенные свежими синяками, сдались. Воительница, как ни в чём не бывало, поправила выбившуюся из причёски прядь и заявила:
   - Вот так! После обеда нас ждёт лук, а пока прибери здесь всё и можешь быть свободен.
   Молодой человек потрясённо смотрел вслед учительнице, которая удалялась лёгкой походкой, как будто летела над землёй. Послеобеденное занятие прошло более спокойно, Асгор стал прислушиваться к наставлениям, хотя виду старался не подавать.
   Обрадованная первыми изменениями, Айрин снова выбралась в город. Записка Марии совершила чудо, и настороженно встретивший их старик расплылся в улыбке:
   - Раз сама Мария прислала Вас, значит Вы - хороший человек, и всё, что болтают в городе - чушь.
   - А что болтают в городе? - Навострили уши подруги.
   - Что герцог завёл любовницу и с её помощью пытается сжить со свету жену и сына.
   - Герцогиня сама кого угодно со свету сживёт!
   - Салли! - Девушка потупилась. - Простите её, она немного не сдержана на язык.
   - При чём здесь я, сударыня! А вот у крошки могут быть неприятности, если она не научится придерживать язычок. Ну, так чем же Старый Петер может помочь красавицам?
   Айрин объяснила, какие сапоги хочет для себя и для Салли.
   - Я понял, сударыня. Всё будет готово через двадцать дней.
   Утром Айрин не стала ждать опоздания на урок, а сама разбудила ученика. Ворвавшись к нему в спальню, она поставила у кровати ведро с водой, взяла у Салли небольшой тазик и выпроводила её за дверь. Асгор спросонок ничего не понял, а учительница без объяснений заставила молодого человека лечь на пол и задрала его рубаху на груди.
   - Твои проблемы, в первую очередь оттого, что ты не умеешь дышать. - Айрин до краёв наполнила тазик водой и поставила его на обнажённую грудь ученика. - А ничто не научит дышать правильно... - Ледяная вода плеснулась через край, молодой человек вскрикнул, чем вызвал новый поток воды. - Так быстро, как холодные обливания. Но это ты уже понял.
   Айрин долила воды. Урок начался. Вскоре вода кончилась, Асгор весь вымок и отчётливо стучал зубами.
   - Замёрз? Ничего, одевайся быстрее, скоро согреешься.
   Занятие прошло с меньшим напряжением. У продрогшего Асгора не осталось сил сопротивляться, и упражнения дались ему легче, чем раньше. После обеда Айрин вывела ученика на прогулку, и Морган опять присоединился к ним. Правда, Асгор по-прежнему не разговаривал с отцом.
   По возвращении Айрин обнаружила в комнате выполненный заказ: на кровати лежали две туники без рукавов и одна с длинными рукавами, а Салли примеряла новый костюм. Она сообщила, что Мария сделает ещё несколько туник и один костюм. Взяв несколько монет, Айрин зашла к соседке, та стала с возмущением отказываться от платы, и тогда возмутилась воительница:
   - Это честно заработанные деньги, что заплатил мне лорд Гедрик за службу ему. Чем плохое вознаграждение за хорошую работу, объясните мне? - Мария смущенно потупилась. - Мне нравится Ваша работа. Почему Вы обижаете меня отказом?
   - Мне платит герцогиня.
   - Сомневаюсь, что я включена в перечень расходов! - Усмехнулась девушка.
   Мария примирительно улыбнулась и взяла деньги.
   Следующие десять дней протекали по установленному порядку. Утром холодный душ прогонял у Асгора остатки сна, после чего напряжённое занятие изгоняло холод из окоченевших мышц. Время до обеда Айрин проводила в библиотеке, а её ученик скучал, занимаясь текущими делами под руководством отца. Впрочем, скоро скуку как рукой сняло: ещё с одним племенем удалось наладить мирные отношения, и появился шанс ввести их земли в границы королевства. Айрин узнавала о развитии событий за обедом от Моргана, а после обеда - на занятии по стрельбе из лука от Асгора. Каждый третий день лук откладывали в сторону, и все трое отправлялись на верховую прогулку. Оставшееся время до ужина герцога и его наследника ждали дела, а русалка занималась лошадьми, особенно Громом, которого не выпускали в загон к другим лошадям, как Росинку и Мохнатого. Допустить, что бы боевой конь застоялся без движения или забыл свои навыки, воительница не могла, вот и гоняла его корде или, оседлав, крушила учебные чучела на той части тренировочной площадки, что была отведена для конных упражнений. После ужина Айрин учила Салли.
   На одиннадцатый день на вечернем занятии показался Асгор, и русалка, рискнув, предложила ему поработать с Салли. Асгор согласился, но гордая снисходительная ухмылка как будто говорила: "Теперь то я ей покажу!"
   - Только, пожалуйста, не забывай, что ты сильнее её. - Шепнула Айрин ученику.
   Ухмылка исчезла с его лица. Таким образом, у Асгора стало по три занятия в день.
   А однажды утром на площадку примчалась бледная дрожащая Салли, схватила Айрин за руку и забормотала:
   - Миледи, пожалуйста, только Вы можете помочь!
   - Успокойся, Салли, что случилось?
   - Девушка с кухни облилась горячим маслом.
   Ведьма рванулась с места. Салли и Асгор переглянулись и помчались за ней. На многолюдной кухне каждый человек твёрдо знал своё дело, и никто не мог отвлекаться на девушку лет шестнадцати, лежащую на лавке у стены. Её платье на животе было разрезано, а покрасневшая кожа присыпана крахмалом. Рядом с ней стояла домоправительница. Айрин отодвинула её и осмотрела пострадавшую.
   - Ведро чистой холодной воды! Быстро!
   Ведьма смахнула крахмал, и стала поливать ожог холодной водой, отчего платье вскоре промокло, а на полу образовала лужица. Кто-то подставил под лавку тазик.
   - Надо отнести её ко мне, - сказала она, когда сочла, что ожог достаточно остыл. Тут она заметила Асгора. - Возьми её. Осторожно! Следи, чтобы спина была прямая. Принесите кувшин кипятка. - Приказала она домоправительнице.
   Наследник положил служанку на кровать и отошёл в строну, с интересом наблюдая за действиями учительницы. Та отыскала в своих запасах травы от ожогов. Когда домоправительница принесла ковш с кипятком, Айрин уже закончила обрабатывать рану и сразу занялась приготовлением нового зелья.
   - Я дам ей успокоительное, ей надо поспать. - Сказала она домоправительнице.
   - Когда она сможет работать?
   - Через десять-двенадцать дней, не раньше.
   - Это очень плохо. Когда леди Агнесс узнает, её прогонят. Жаль очень хорошая девушка, ловкая, расторопная. Как же она умудрилась опрокинуть это треклятое масло!
   Айрин попросила домоправительницу остудить отвар и увела Салли в её комнатку.
   - Салли, милая, я не вправе просить, но если тебе не трудно...
   - Мне не трудно, миледи, но как же Вы?
   - Как-нибудь справлюсь. А нам нужно завоевать расположение слуг. И, честно говоря, мне жаль её. Я знаю, какого это, когда тебя выгоняют с работы ни за что.
   Ведьма вернулась в спальню, отфильтровала отвар и напоила девушку. После она обратилась к домоправительнице:
   - Я поговорила с Салли. Она может заменить больную. Только она застенчива и волнуется, когда вокруг много незнакомых людей. Поэтому очень чётко определяйте ей задания, чтобы она не запуталась.
   - А как же Вы, миледи? - Удивилась домоправительница.
   - Нет проблем, я вполне могу справиться сама. Жаль только, что стирать теперь придётся самой.
   - Да что Вы, миледи! В нашей прачечной и постирают, и погладят!
   - Большое спасибо. А теперь давайте перенесём её. Показывайте дорогу.
   Вся компания переместилась в комнатушку, которую девушка делила с двумя другими служанками, занятыми где-то в замке, где и уложили больную, после чего тихо вышли в коридор.
   Асгор задумчиво взирал на учительницу.
   - В чём дело, малыш?
   Домоправительницу передёрнуло от такого обращения. Наследник выразительно глянул в её сторону, и она заторопилась по делам, поманив за собой Салли. Айрин выжидающе молчала.
   - Я думал, Вы бесчувственная, жестокая, а Вы переживаете за постороннего человека как за родного, хотя это всего лишь служанка с кухни.
   Айрин пожала плечами:
   - Боль уравнивает нас, ибо одинаково разит и богача, и бедняка. И после смерти прах лорда ничем ни отличается от праха его слуги.
   - Я никогда не думал об этом.
   - Так же как о многом другом. Что-то ещё?
   - Ведь дело не только в боли? Вы помогли ей, хотя Вас и не просили, а потом отправили свою служанку заменить её?
   - Потому что бедная девушка может потерять работу ни за что, а защитить её некому. Тебя ведь нисколько не возмутило, что её могут выгнать.
   - Она сама виновата...
   Асгор не договорил. Медленно поднимаясь с каменного пола, он недовольно потирал ушибленные места.
   - Сколько лет тебя учили, малыш? Но никто не винит тебя, что учёба прошла мимо. Наоборот, твой отец нанял меня, чтобы помочь тебе исправить недостатки как твои, так и твоих учителей.
   - Гидеон прекрасный воин!
   - Не спорю. Но вот наставник из него никудышный. Не каждому это дано. Так что, гнать его в три шеи, раз не справился с работой? - Юноша угнетенно молчал. - Ты видел, какой бедлам на кухне. Мало ли, почему масло пролилось: кто-то толкнул нечаянно, неудачно с кем-то разминулась в проходе, а сковородки там внушительные. Неужели ты сам ни разу не порезался, разделывая дичь на охоте? - Асгор вздохнул. - Так что же, забыть про охоту?
   - Хорошо, пусть она не виновата, но ведь она не сможет работать, зачем тогда держать её!
   - И он меня называет бесчувственной! - Айрин даже задохнулась. - А про милосердие ты что-нибудь слышал? Она служит твоему Дому, стало быть, ты ей не только хозяин, но и защитник.
   - Но мы и так защищаем их во время войны, а сейчас мир. От чего их защищать?
   - Да от несправедливости, хотя бы!
   - Думаю, мне надо поговорить с отцом.
   - Только не забудь переодеться, малыш! - Крикнула Айрин ему вдогонку:
   Асгор обернулся.
   - Мне неприятно, что Вы называете меня "малыш". - И испуганно сжался, ожидая ответа.
   - Никогда не претендуй на то, что удержать не в состоянии, малыш. Вот когда ты сможешь отстоять своё имя, я верну тебе его.
   Уже в мыльне она почувствовала, что проголодалась. Прикинув, что принести завтрак в комнату некому, она расстроилась и тут же усмехнулась про себя: "Что, привыкла к роскошной жизни? Завтрак в постель, горячая вода в котле - изнежилась, ничего не скажешь!" К её удивлению, завтрак в комнату принесли, пока она мылась.
   За обедом Морган вскользь коснулся происшествия. Айрин, стараясь избегать крайних оценок, выложила всё, что она думает об увольнении больной служанки.
   - Я понимаю Ваш гнев. Мне самому это не нравится, но у нас с Агнесс договор: хозяйственными делами замка ведает она. - Тут глаза его хитро блеснули. - А вот у Асгора с ней никакого договора нет. Знаете, я хотел, что бы Вы сделали из него воина, но Вы, кажется, немного раздвинули границы. Вряд ли я смог бы доходчивей показать ему, что такое ответственность.
   Тут предмет разговора влетел в столовую.
   - Это просто невозможно! Как ты терпел её столько лет?!
   - Что случилось, сынок?
   - Что?! Я сказал маме, что неправильно выгонять кого-то только из-за того, что он заболел. Она велела мне не лезть не в своё дело. А потом сказала, что обязательно вышвырнет лентяйку, если она не вернётся к работе. Я сказал, что ей нашли замену. Она сказала, что не будет платить ни симулянтке, желающей увильнуть от работы, ни сомнительной проходимке, неизвестно, откуда взявшейся, и неясно, что умеющей. Это она о Салли. - Пояснил он Айрин. - Я сказал, что деньги не должны её волновать, так как они принадлежат отцу. Тогда она велела мне убираться. - Асгор замолчал.
   - А ты что? - Спросил Морган.
   - Ну, я и убрался. - Растерялся Асгор.
   - Попробуй говядину. Великолепно приготовлена.
   - Причём тут говядина?! Ты хоть понял, о чём я толкую?!
   - Разумеется. После ссор с твоей матерью у меня обычно разгорается аппетит. Так как насчёт говядины, сынок?
   После этого случая они обедали и ужинали втроём.
   Вечером Айрин начала занятие с одним Асгором. Салли сильно опоздала, а за ней прибежала домоправительница:
   - Миледи, пожалуйста, не ругайте её. Она только что освободилась. Если бы я знала, что Вы её ждёте, я бы отпустила её раньше.
   Приказав Салли размяться, она отозвала домоправительницу:
   - Ну, как она, справляется?
   - Ой, что Вы, миледи! Чудо, а не человек! Что ни попросишь, всё сделает. Скажите, её у Вас никак нельзя переманить?
   - Думаю, нет. Но Вы можете поговорить с ней, и, если она захочет остаться, я не буду препятствовать.
   - Вы это серьёзно, миледи?
   - Абсолютно. Правда, не могу сказать, что мне это понравится.
   Айран возвратилась к ученикам. Сев на колени, она велела им сесть напротив.
   - Дыхание - есть основа жизни. Через дыхание человек может лишить себя сил, а может, наоборот, снять усталость, приготовиться к борьбе, заснуть ненадолго и проснуться бодрым и отдохнувшим. Сегодня я научу вас, как восстанавливать силы.
   А скоро размеренная жизнь замка нарушилась. Долгие переговоры подходили к концу. Племя Совы готовилось войти в состав королевства, в связи с чем Его Величество пожелал лично говорить с вождями и старейшиной при заключении договора. Большого наплыва гостей не ожидалось, но и приезд короля - само по себе событие нешуточное. В помощь местной челяди в замок срочно вызвали людей из поместий герцога. Занятия из-за всей этой суматохи пришлось сократить, и теперь Асгор получал урезанную порцию синяков и ссадин только по утрам. Холодный душ ему больше не грозил - он освоил неприятное упражнение и научился даже говорить, не вызывая поток воды на лицо. Пострадавшая от горячего масла служанка выздоровела и вернулась к работе. Салли освободилась и была полностью предоставлена своей госпоже.
   Среди всей этой суматохи для Айрин стало неожиданностью приглашение Марии заглянуть к ней. Девушка не стала затягивать с ответом и в тот же вечер зашла к портнихе. Первое, что бросилось ей в глаза - это изумрудно-зелёноё платье из плотного атласа, которое Мария сняла с вешалки, поясняя:
   - Это - костюм для верховой езды.
   - Но я не езжу в дамском седле...
   - А Вам и не придётся.
   Айрин с тоской смотрела на наряд. Широкая юбка, волнами спадающая на пол, разрезанные от плеч рукава, серый атласный пояс, подчёркивающий талию, с серебряными пряжками для крепления меча и кинжала. Девушка вздохнула:
   - Оно слишком хорошо, чтобы мяться в мужском седле.
   - Всё не так просто. - Улыбнулась портниха. - Я в юности много путешествовала по миру, изучала одежду разных народов. Я мечтала применять их идеи в своих работах, а вместо этого... - Она с горечью махнула руками. - Ладно, ерунда. В одной далёкой южной стране я видела очень интересные юбки. Простое полотнище полтора раза оборачивается вокруг бёдер, оставаясь несшитым. Их носят только знатные женщины, которым не нужно ходить быстро, потому что от быстрого и широкого шага юбка распахивается, обнажая ноги. - С эти словами Мария показала, что юбка и лиф не сшиты, а правое полотнище как бы накрывает левое. Завязки у платья нашлись на правом боку, на изнанке, и на левом боку, где их прятал широкий пояс. - Разрешите мне подарить его Вам?
   - Мария?!
   - Прошу Вас, выслушайте меня, миледи. Когда я была молодой и глупой, я мечтала шить костюмы, чтобы они были и удобными, и красивыми. Я обошла пол света в поисках идей, но выяснилось, что они никому не нужны. А когда я попала сюда, я вообще приказала себе забыть глупые детские мечты. И вдруг, как снег на голову, сваливаетесь Вы! Я поняла, что Вам мои идеи не покажутся глупыми или ненужными. Пожалуйста, примите мой подарок.
   - Спасибо, Мария.
   - Но это не всё, миледи. - Мария подала серую пару, тонкую шёлковую рубаху длиной до середины бедра, стягивающуюся на талии по бокам двойными завязками, и замшевые брюки. - Это одевается под платье.
   Примерив костюм, Айрин покрутилась перед зеркалом (полированной медной пластиной в рост человека), и женщина добродушно усмехнулась:
   - Я уж боялась, что всё женское Вам чуждо!
   - Что Вы, Мария, мне просто нельзя его пока проявлять.
   - Неужели Вы даже на праздник не переоденетесь?
   - Думаю, я отлучусь на эти дни. Мне бы хотелось, если лорд Морган позволит, конечно, проведать друзей в Ворделе.
   Герцога Моргана расстроила просьба девушки отпустить её, но возражать он не стал. Взяв с собой лишь самые необходимые в дороге вещи, оружие и сумку со снадобьями, русалка отправилась в путь. Салли она оставила присматривать за Асгором, для которого оставила целый список упражнений.
   Почти добравшись до реки Ленты, от которой начинался Тракт, Айрин столкнулась с четырьмя воинами, старший из которых окликнул её:
   - Эй, парень, куда едешь?
   Чтобы не разубеждать незнакомцев, девушка напрягла голосовые связки, огрубляя голос:
   - Мой путь в Вордел, милорд.
   - Что за дела у тебя в Ворделе?
   - Думаю, это только моё дело.
   - Дерзкий юнец! - Вмешался другой воин. - Да знаешь ли ты, с кем разговариваешь?!
   Воительница ничего не ответила, молча наблюдая, как воины окружают её, пытаясь понять, провоцируют ли её к драке, или просто собираются напасть ради каких-то своих целей.
   - Ты что, парень, язык проглотил? - Продолжали они свою игру.
   - Нет, сударь. Но на оскорбления отвечать считаю ниже своего достоинства. - Айрин поняла, что драки не избежать. - Дорогу, я спешу!
   - Мальчишка бежит, едва завидев опасность! Какие гордые речи, и какой трусливый характер!
   - Я не собираюсь отвечать на оскорбления, потому что мой меч ответит лучше.
   Воины рассмеялись, но не надолго. Вот один из них вывалился из боя, зажимая рукой рану в боку. Собрав остатки сил, он вскинул рог и протрубил сигнал о помощи. Услышав зов о помощи, часть отряда помчалась вперёд на помощь авангарду, оставшиеся воины окружили короля и его свиту. Деметриос встал рядом с монархом, обнажив меч.
   - Ходят слухи, ты захотел мирной жизни, Деметриос! - Усмехнулся король.
   - Да, государь, я осмеливался мечтать о мире и покое. Но не тогда, когда Вы рядом.
   - Деметриос, верный лишь себе, друзьям и королю! Мне жаль моих ещё не родившихся внуков, ведь рядом с ними не будет того, кто верен им до такой степени, что готов отказаться от мечты.
   - Ваши слова согревают мне сердце, государь. Только от мечты я не отказывался. Я просто помечтаю её потом, когда всё успокоится. И всё же, что там произошло?
   А "там", Айрин, выведя из строя ещё одного противника, прорвалась сквозь непредвиденный заслон и столкнулась с подкреплением. Избегая встречи с превосходящими силами, девушка свернула в степь. Но Гром, третий день бегущий по бездорожью, не мог состязаться со свежими лошадьми королевского отряда.
   Девушку окружили и велели сдать оружие. Лучники взяли её на прицел, обнажённые мечи угрожающе сверкали вокруг. Айрин, ощутив, как отчаяние горьким комком подкатилось к горлу, безропотно подчинилась. Под бдительным контролем её доставили к королю. Слёзы застилали ей глаза, откуда-то издалека до неё донёсся приказ: "Спешиться!" Защитники разомкнули круг, и девушку вытолкнули вперёд.
   - Ваше Величество, - доложил один из воинов. - Этот юнец напал на нас, ранил двоих. Нам пришлось вызвать подмогу, чтобы задержать его. Вот его оружие.
   Король с удивлением взял меч, но ничего сказать не успел, увидев, что Деметриос подошёл к пленнику и за подбородок поднял его лицо.
   - Плачешь? Почему? - Тихо спросил он.
   - Я ничего не смогла, их было слишком много. - Пролепетала Айрин.
   - Устроила ты переполох! Оглянись, половина отряда тебя охраняет. Шикарные у Его Величества защитники: четверо воинов не справились с одиноким путником и всполошили весь отряд. Ты растёшь. Даже я не удосуживался такой чести в твои годы. - Айрин доверчиво улыбнулась учителю. - Вот так гораздо лучше. Какими судьбами здесь?
   - Я к тебе еду. Лорд Морган отпустил меня.
   Деметриос прижал её к себе и вдруг опомнился:
   - А что за нападение на наш передовой отряд?
   - Они не сказали, что они - чей-то передовой отряд Они обвинили меня в трусости.
   - Опрометчиво с их стороны.
   - Да, и они не захотели пропустить меня. Пришлось прорываться.
   Деметриос тихо рассмеялся, обнимая за плечи смущённую девушку.
   - Ну и дела тут творятся! - Язвительно обратился он к защитникам королевской жизни. - Если так пойдёт и дальше, сколько же вас потребуется, чтобы справиться с бандой разбойников?! Ваше Величество, позвольте представить Вам леди Айрин, мою ученицу.
   Девушка грациозно поклонилась.
   - Приветствую, Ваше Величество.
   - Это - твоя ученица?
   Айрин откинула капюшон.
   - Совершенно верно.
   - И её обвинили в трусости?
   - После того, как я оставила без внимания их оскорбления. Добрая я сегодня, хотела отпустить их с миром.
   - Её не ранили?
   - Нет, государь, благодарю за заботу. А теперь, если мне будет дозволено, я бы хотела осмотреть раны тех двух несчастных.
   - Осмотреть раны?
   - Она знахарка. - Пояснил Деметриос, опережая Айрин.
   - А она что-нибудь не умеет делать?
   - Играть на лютне и в кости! - Отозвалась русалка. - И, Ваше Величество, пожалуйста, перестаньте говорить так, будто меня здесь нет.
   От такой дерзости все онемели, лишь Деметриос воспринял её выходку как должное, а сам король уважительно хмыкнул. Нисколько не переживая, как её воспринимают окружающие, Айрин занялась ранеными. Освободившись, она подошла к королю, не пряча тревоги.
   - Ваше Величество, один из них ранен серьёзно, ему нельзя продолжать путь.
   - Но и бросить здесь мы его не можем.
   - Тут неподалёку есть деревня, можно оставить его там. Я присмотрю за ним, а на обратном пути вы его заберёте.
   - Показывайте дорогу, миледи.
   Раненых определили на постой, с ними оставили двух их друзей, не пострадавших в стычке. Его Величество пожелал видеть Айрин подле себя, правда, она не была расположена к праздным беседам, держалась рядом с Деметриосом и почти всё время молчала. Её наблюдательные глаза отметили, что учитель едет слева от правителя, а местом справа безраздельно владеет Глен Энхельский, с любопытством присматривающийся к ней.
   На ночь отряд остановился в одном из поместий герцога Норгара. Айрин, расположившись в отведенной ей комнате, помылась с дороги и переоделась. Её дорожный костюм тут же исчез, и пожилая женщина, проводившая гостью в отведённую ей комнату, сообщила, что одежду постирают и погладят к утру. Чувствуя, что спорить бесполезно, Айрин смирилась, слегка недоумевая, чем заслужила такое участие.
   Для высоких гостей в поместье устроили роскошный ужин. Войдя в главный зал, она поклонилась королю, и Деметриос, сидящий слева от него, поманил её к себе. После ужина девушка хотела незаметно уйти к себе, но Глен нагнал её в коридоре:
   - Куда же Вы, леди Айрин?
   - Спать.
   - Ещё так рано.
   - Возможно, милорд, но я устала в дороге.
   - Его Величество расстроен Вашим уходом.
   - Мне жаль. Прошу Вас, лорд Глен, передайте мои извинения Его Величеству.
   - Вы уверены, что не хотите вернуться в зал?
   - Я никак не могу понять: Вы пристаёте ко мне или угрожаете? В любом случае, это не разумно.
   - Теперь Вы угрожаете мне?
   - Нет, я предупреждаю Вас о последствиях.
   - Дерзкая, прямая, непредсказуемая. - Глен окинул её оценивающим взглядом. - Мелина была права.
   - Причём здесь леди Мелина?
   - Она дала Вам отменные рекомендации. А то, что я увидел сегодня, подтверждает её слова, я бы даже сказал с избытком. Хотите служить мне?
   - Вам, милорд? - От неожиданности Айрин поперхнулась.
   - Да, леди Айрин. Знаете, я слышал и об одной интересной стычке в замке Вордел. - Глен задумался. - У меня и правда мало хороших воинов, а дельных командиров и того меньше. Вы были бы ценным приобретением в войске Энхела. Назовите свою цену.
   - Ваше предложение лестно для меня, лорд Глен, но я не могу его принять. Я должна закончить работу.
   - Я понимаю. Но я могу рассчитывать, что позднее Вы рассмотрите моё предложение?
   - Кто знает, что нас ждёт в будущем, милорд? Спокойной ночи.
   - Спокойной ночи, миледи. - Глен поклонился и поцеловал ей руку.
   Но визиты на этом не закончились. Из какого-то закоулка вынырнул Деметриос:
   - Что ему было нужно?
   - Предлагал работу. Да, и нечего удивляться, я сама огорошена.
   - По-моему, весьма скоропалительное решение.
   - Он наслышан обо мне от Мелины и заочно восторжен. А сегодня, увидев меня в деле, решил заполучить любой ценой.
   - И что ты думаешь?
   - Пока не разберусь с Асгором, отсюда я не уйду. Зато после его предложение может очень пригодится, если попытаться помочь Артуру.
   - Не вмешивайся в дела Домов. Наёмник приходит, выполняет работу и уходит, оставляя семейные разборки в стороне.
   - Я не вмешиваюсь в дела Дома. Я хочу помочь другу.
   Деметриос мысленно признал поражение. В комнате Айрин сняла пояс и бросила меч на кровать. Краем глаза следя за Деметриосом, устроившимся на широком подоконнике, она в эффектном кувырке упала на кровать так, что меч оказался под правой рукой.
   - Выпендриваешься? - Улыбнулся Деметриос.
   - А что, очень заметно? - Айрин тоже улыбнулась. Потом сладко потянулась и зевнула: - Спать хочется, сил нет. - Деметриос спрыгнул с подоконника, но девушка удержала его: - Постой Деметриос, ты не рассказал мне, каким ветром тебя занесло сюда.
   - Был в столице, попался на глаза королеве, она сдала меня венценосному супругу, а тут эта поездка. Брайн предложил ехать с ним, я согласился. Хороший повод встретиться с тобой.
   - А как дела у леди Сабрины?
   Воин сел на кровать и обнял ученицу.
   - У неё всё в порядке. Они так счастливы, что кажется, весь замок сияет даже в непогоду. Они день и ночь спорят, как назвать ребёнка, уже перебрали почти все имена, что существуют в королевстве, и скоро начнут изобретать новые.
   - Как бы мне хотелось быть там! - Вздохнула она, погружаясь в полудрёму.
   - Предложи что-нибудь, а то дитя до совершеннолетия имени не получит.
   - Ксандор - для мальчика.
   - Странное имя.
   - На одном очень древнем языке, который люди уже забыли, это слово значит "мужество".
   - Хорошее имя. Гедрику понравится. А если родится девочка?
   - Фарина. Означает "улыбка".
   - Я передам. Они будут рады. А, может, ты сама им скажешь? Приедешь на турнир?
   - Не думаю, что смогу вырваться. Видимо, моё место сейчас здесь...
   Прислушиваясь к ровному дыханию засыпающей девушки, Деметриос не заметил, как задремал сам. Утром их разбудила служанка, принесшая дорожный костюм Айрин. Воин бросил взгляд в окно. Утренние сумерки развеялись, рассвет прогнал остатки ночи, и хрустальное небо голубело в окне.
   - Рассвело. А, кажется, только сейчас глаза закрыл...
   Айрин мягко освободилась из ослабших объятий воина.
   - Если не выспался, поспи ещё, а я побегу размяться.
   Деметриос вскочил на ноги, клинок с лёгким свистом рассёк воздух.
   - Ты что же, думаешь, старый Деметриос уже никуда не годится? - Отбросив пустые ножны, воин поманил девушку к себе.
   - Вовсе ты не старый! И к тому же ты - лучше всех! Но со мной тебе не справится!
   - С трудом верится!
   - Я могу доказать! - Айрин отсалютовала учителю мечом. - Милочка, Вам лучше отойти, а то заденем ненароком.
   Не сводя друг с друга глаз, они вышли в коридор, где их мечи скрестились. Коридора им показалось мало, и они выбрались во двор. А звон клинков не мог не привлечь любопытных, и вскоре толпа зрителей, затаив дыхание, наблюдала за поединком, гадая, какая будет развязка. Противники стоили друг друга.
   А развязка оказалась неожиданной: отработанным движением Айрин перекинула меч в левую руку и, заблокировав меч противника, наметила удар подмышку.
   - Опля! - Воскликнул Деметриос и недоверчиво уставился на ученицу, которая уже вернула меч в правую руку, и победно улыбалась. - Я потрясён, Айрин.
   - Спасибо.
   - Но как же тебе это удалось?
   - Случайно. Ещё когда я занималась с солдатами лорда Гедрика, там был один левша. Чтобы учить его, пришлось учиться самой.
   - Кладезь сюрпризов, а не человек! - Они отсалютовали друг другу в знак окончания поединка.
   На утреннюю трапезу путники вновь собрались в главном зале. Король не удержался, чтобы не поддеть старого воина:
   - Неужели непобедимый Деметриос наконец-то потерпел поражение?!
   - Нет, государь. Ведь я - учитель, а любой учитель мечтает об ученике, который превзойдёт его. Мне безумно повезло. Молчи! - Приказал он, обернувшись к Айрин.
   - Да я и не говорю ничего! - Поспешно отозвалась девушка.
   Неспешная дорога приносила радость Айрин, тем более что она была рядом с учителем и могла наслаждаться каждым мгновением общения с ним. И всё же, подъезжая к городу, девушка отделилась от каравана и въехала через вторые ворота, избежав торжественно встречающих.
   Салли перебрала одежду госпожи. Почти все парадные праздничные платья остались в Ворделе, кроме одного атласного, голубого цвета. Айрин, не взирая на вздохи Салли, выбрала скромное тёмно-синее платье из тонкой шерсти. Самые дорогие украшения Айрин оставила у Сабрины, взяв с собой лишь несколько безделушек, правда, тоже не дешёвых. Теперь она задумалась, что выбрать: гранатовое колье или жемчужное ожерелье. Салли подсказала:
   - Лучше жемчуг. Тёмная ткань, тёмные бусы - мрачновато.
   Айрин уложила косу кольцом на голове, прицепила кинжал к тоненькому ремешку, охватывающему талию, пристукнула каблучками туфель, сменивших привычные низкие сапожки, и пошла поздороваться с учеником.
   В главном зале слуги заканчивали последние приготовления к обеду. Асгор уверено руководил всем столпотворением, что явно доставляло ему удовольствие. Схватив с проплывающего мимо блюда яблоко, Айрин прислонилась к косяку двери. Юноша, почувствовав взгляд, обернулся.
   - Доброго дня, малыш! - Яблоко без предупреждения покинуло ладонь девушки.
   - Благодарю! - Юный герцог, поймав яблоко, шутливо поклонился. - Но я не ожидал увидеть Вас так скоро. Что заставило Вас вернуться?
   - Счастливый случай, нежданная встреча и воля Его Величества.
   - С волей Его Величества не поспоришь! - Вздохнул молодой человек. - Но я сомневаюсь, что в ней много счастья. Завтра, как обычно?
   - Если ничего не случится.
   Перед обедом Его Величество познакомился со старейшиной племени Сов. Предупреждённый Морганом, король не стал спрашивать ни его имени, ни имени его сына.
   - Приветствую тебя, старейшина! Надеюсь, Сова, покровитель твоего племени, будет благосклонна к нам. У нас сову считают символом мудрости, а что, как ни мудрость, объединяет людей и учит их жить в мире.
   - Странно слышать слова о мире от такого молодого человека. Или у правителя многих земель холодное сердце, не жаждущее славы громких побед?
   Воины из свиты короля потянулись за мечами, но король остановил их.
   - Ты прав, старейшина. Я ещё молод, но и править я начал гораздо раньше, чем мне хотелось бы. Мой отец погиб на войне, когда мне было двадцать лет. Мы победили в той войне, Старейшина, но горек вкус той победы. Слава не вернёт отцов детям и сыновей матерям.
   - Я услышал тебя, правитель многих земель. Ты напрасно просишь покровительства мудрой совы, ибо уже постиг мудрость. Однако ты дорого заплатил за это знание.
   - Мудрость никому не даётся даром. Идём, Старейшина. Нас ждёт обед, а нет ничего хуже, чем говорить о важных делах голодными.
   Рано утром Асгор появился во дворе, не заставив себя ждать. В середине занятия на площадку пришёл Деметриос. Когда юноша, наконец, получил свободу, Айрин подошла к учителю.
   - Что я могу сказать? - Пожал он плечами. - Ни какого сравнения с тем, что было прошлым летом. У тебя талант! - Деметриос улыбнулся и коснулся рукояти меча. - Составишь компанию?
   Девушка в изнеможении прислонился к стене.
   - Деметриос! - Простонала она.
   Учитель рассмеялся. Сжав руку в кулак, он медленно замахнулся, девушка изящно отклонила голову в сторону, и кулак, способный разбить дубовый стол, словно глиняную чашку, лишь нежно коснулся лица, скользнув по скуле, и упёрся в стену.
   - Беги, отдыхай.
   До следующего утра Айрин была свободна, и она нашла себе занятие по душе. Девушки вышли из замка и устроились на залитом солнцем склоне холма, достав рукоделие. Руки Айрин знали иголку с ниткой не хуже меча и лука, и скоро из бархатных лоскутков сложился маленький берет. Серый сокол Дома Вордел гордо раскинул крылья на околыше. Салли восхищённо ахнула:
   - Какое чудо! А вдруг родится девочка?
   - Что-то подсказывает мне, что у них будет сын. К тому же, такой берет подойдёт и девочке, как думаешь?
   - Плащ нужен, вот как я думаю.
   - Бордовый бархат с серым подбоем. Всё продумано! - Айрин достала ткань. - Ладно, не отвлекайся, рассказывай дальше.
   - А рассказывать больше и нечего. Что Вы велели делать, он выполнял. Гидеон пытался вмешаться, но он его не послушал. Леди Агнесс до сих пор пышет злобой, но он почти не разговаривал с ней. Исключение сделали только для подготовки приёма, но и здесь они поделили обязанности: она занимается кухней и комнатами, он организует встречу и саму процедуру переговоров. Боюсь, она Вам не простит потерянного сына.
   - Во-первых, сына она не потеряла, а оттолкнула, а во-вторых, наняла меня не она, так что может хоть превратится в огнедышащий вулкан от злобы, лорду Моргану я нравлюсь.
   - И лорду Асгору тоже.
   - Скорей бы он сам понял это.
   Несколько дней в замке было спокойно, государственные мужи решали важные вопросы, и разгульная молодёжь вела себя тихо. Когда переговоры закончились, хозяева Норгара устроили праздничный бал. Айрин без стеснения принимала комплименты и дарила улыбки всем, на кого падал её светлый взгляд, и даже угрюмое лицо леди Агнесс не испортило ей настроение. А вот мрачное лицо Асгора подействовало на неё как ведро холодной воды на спящего.
   - Не знаю, как бы это сказать, миледи, но... поверьте, я не хочу оскорбить Вас... короче, сын старейшины положил на Вас глаз.
   Русалка слегка опешила.
   - Скажи ему, пусть немедленно снимет его!
   - Я говорил, но он меня не послушался. Он пошёл поговорить с отцом.
   - Плохо дело. Чего ждать дальше?
   - Отказать ему сейчас, значит, нанести серьёзное оскорбление всему племени. И уйти нельзя, он уже идёт сюда!
   Высокий молодой мужчина целеустремлённо шёл через зал. Длинные чёрные волосы были собраны в хвост на макушке, как и подобает воину, уже прошедшему боевое крещение и пролившему не только чужую, но и свою кровь.
   - Приветствую тебя, женщина с волосами цвета весенних ручьёв! Мне сказали, что ни один мужчина не защищает тебя. Разве такое возможно?
   - Что удивляет тебя, сын мудрого старейшины? - Обращение к воину по отцу было равносильно оскорблению, что ведьма прекрасно знала. - Я могу защитить себя сама, а сейчас я под защитой герцога Норгарского.
   - Но он мне сказал, что у тебя нет мужа, - смешался молодой человек.
   - Это так.
   - Но ты говоришь, что правитель Норгара защищает тебя?
   - Конечно, ведь я служу ему.
   - Что значит "служишь"?
   - То и значит. Я выполняю работу, он платит мне за неё, и, пока я честно служу ему, он защищает меня.
   - Ты хочешь сказать, что работаешь на других людей за плату?
   - Да. А разве это позорно?
   - Нет, прости, я не хотел тебя оскорбить! Просто мне не понятно, зачем тебе это?
   - Что же здесь непонятного? Я никогда не буду скучать, пока у меня есть дело. К тому же, хорошая работа хорошо оплачивается, я никогда не буду голодать, у меня всегда найдётся крыша над головой и деньги на новую одежду и украшения.
   - Зачем работать на других людей? Я буду защищать тебя, дам тебе дом, одежду и столько украшений, сколько ты сможешь надеть на себя!
   - Извини, сын старейшины, но у меня уже есть работа. И о новой службе я буду говорить только с Хозяином Дома, а не его Наследником.
   - Я не о службе говорю, глупая женщина!
   - А вот оскорблять меня не следовало! - Как бы про себя сказала воительница, и Асгор увидел знакомый лёд в её глазах. - Ладно, сын старейшины, скажи прямо: чего ты хочешь?
   - Ты мне нравишься!
   - Ага! - Пауза затянулась. Присутствующие с интересом прислушивались к разговору. Едва Айрин придумала, как любопытствующую толпу приспособить к своим нуждам, она поторопила "кавалера": - А дальше что?
   - Стань моей, и у тебя будет всё, чего ни пожелаешь!
   - Да у меня, в принципе, всё есть, а чего я не желаю, мне и не надо.
   - Ты мне отказываешь?!
   - Я что, похожа на дуру? Лучше скажи, на что ты готов, чтобы получить мою любовь?
   - Требуй! Я всё выполню!
   - Хорошо. Все слышали? Этот воин пообещал выполнить любое моё требование! Что ж, я требую: поединок, рукопашный бой с любым из здесь присутствующих, кого я выберу тебе в противники.
   - Завтра в полдень! И когда твой защитник будет повержен, ты станешь моей!
   - А если ты проиграешь?
   - Этого не случится!
   - И всё-таки? Я знаю, что могу потерять, а чем рискуешь ты?
   - Если я проиграю, я откажусь от тебя!
   Юноша ушёл с гордо поднятой головой. Айрин обратилась к королю:
   - Ваше Величество, прошу Вас быть судьёй поединка. - Он молча кивнул, ожидая, что девушка сразу назовёт своего защитника, но она повернулась к Асгору. - Идём, малыш, надо пообщаться.
   В оружейном зале плыл полумрак, но он не мешал собравшимся. Асгор рассказывал всё, что знал о правилах рукопашного боя, принятых в племенах. Айрин слушала, сидя на полу. Салли мрачно стояла рядом. Наконец воительница поднялась.
   - Всё, надо выспаться. Утром встретимся здесь.
   У двери комнаты девушки встретили ждущую их портниху.
   - Мария? - Удивилась Айрин. - Что привело Вас так поздно? Заходите.
   - Миледи, у меня есть для Вас кое-что. Я обратила внимание на бельё, которое Вы носите под рубашкой, и вот что у меня получилось. - Женщина показала необычный короткий корсет без жёсткой основы. - Должно подойти.
   Русалка осмотрела изделие со всех сторон, и лицо её осветилось.
   - Очень похоже на то, что носят наши женщины. Мне никто не мог сделать такое, пришлось накручивать эти неудобные повязки. Я сейчас примерю.
   "Сейчас" оказалось долгим. Праздничное платье, пусть и скромное, на то и праздничное платье, что надеть его трудно, а снять - ещё труднее. В тот момент, когда Мария помогла девушке завязать необычный корсет, в комнату ворвался Деметриос, и поражённо замер. Его замешательство длилось недолго, и через мгновение он вылетел за дверь.
   - Так. - Сказала Айрин и потянулась за туникой. Нижняя юбка полетела на кровать, а Салли уже достала брюки. Стуча каблуками, русалка прошла по коридору до ближайшего поворота. Воин стоял, прислонившись к стене и закрыв лицо руками. - Деметриос! - Окликнула его Айрин, и он резко обернулся. В тот же миг она попыталась ударить его кулаком в лицо. Воин увернулся, и девушка оказалась у него за спиной. Противники развернулись друг к другу. - Хорошо. А если он не станет уворачиваться?
   - Кто? - Деметриос ждал чего угодно, даже драки, но никак не такого вопроса.
   - Мой поклонник, кто же ещё.
   - А почему ты думаешь, он позволит тебе ударить первой?
   - Правила. Я его вызвала, а первым бьёт зачинщик.
   - Понял, пробуем.
   Они пробовали, пока Айрин не споткнулась. Учитель подхватил её на руки.
   - Смотри, не споткнись завтра! - Он отнёс её в комнату, где ждали Мария и Салли.
   Русалка разделась и, пока Салли поливала ей спину и руки, распорядилась:
   - К поединку мне нужен повседневный костюм и этот корсет. Утром, после разминки, мне нужно будет помыться, проследи, чтобы всё было готово. На поединок нельзя опаздывать. Мария, я на днях загляну к Вам, я хочу заказать у Вас такие корсеты, но из разных тканей, и надо будет подумать, как сделать так, чтобы их можно было носить под платья с открытыми плечами. Но это потом, а сейчас - спать.
   Рано утром, ещё до рассвета, Айрин, бодрая и отдохнувшая, пришла в оружейную. Начав разминку с дыхательных упражнений, ведьма направила энергию мышцам, разогревая их для боя привычными движениями. Когда заря окрасила горизонт, в зале появился Деметриос. Те примерные наброски, сделанные вечером, надо было превратить в точные движения, что не потребовало много времени, ведь Айрин была лучшим учеником самого Деметриоса.
   После, когда Айрин отправилась в ванную комнату, к Деметриосу примчался бледный Асгор.
   - Милорд, простите, мне срочно нужно с Вами поговорить!
   - Конечно, лорд Асгор. Что случилось?
   - Я был в лагере сов и кое-что разузнал. Сын старейшины затеял нечестную игру. Он попытается опозорить защитника леди Айрин!
   - Ну и что? Ведь её защитник - она сама.
   - Я о том и говорю. Он выйдет в одной набедренной повязке, что предполагает, что его противник, как минимум, снимет рубаху.
   - Я поговорю с ней!
   Айрин, разумеется, и слышать ничего не захотела об отказе от поединка. Тогда учитель рассказал ей о замысле её противника, но ничуть не смутил русалку. Она приказала Салли позвать Марию и достала один из лёгких хлопковых костюмов. Очень скоро тунику укротили до пояса, а брюки обкромсали до середины бедра. Асгор, мучимый неизвестностью, постучал в покои учительницы. Деметриос, ждущий в гостиной результаты непонятных действий, открыл дверь.
   - Ну, что она решила?
   - Заняться шитьём! - Буркнул воин.
   - Что Вы имеете в виду?
   - Я ничего не имею! А они там что-то шьют!
   - Шить перед поединком?! Нет, мама права: война - не женское дело. Вы выступите её защитником, лорд Деметриос?
   - Она не просила меня об этом, лорд Асгор.
   Солнце неуклонно взбиралось по небесному своду, приближая время поединка. Айрин вышла в гостиную. Лорды шагнули ей навстречу, ожидая её решения. Поправив пояс, воительница привычным жестом коснулась причёски, проверяя, хорошо ли закреплена коса, и попросила учителя, протягивая амулет:
   - Вот, присмотри за ним, пожалуйста.
   Деметриос машинально взял цепочку, всматриваясь в глаза ученицы, надеясь понять, что она задумала, но ничего прочесть не смог, поэтому просто последовал за ней. Воительница гордо шествовала по коридорам, слегка придерживая юбку, чтобы не был заметен разрез. Салли спокойно несла за ней её меч, будто делала это каждый день. Деметриос сжимал цепочку амулета, не чувствуя, как она врезается в кожу. Асгор поглаживал рукоять кинжала, ещё не зная, против кого он собирается его использовать.
   Знакомая площадка, где Айрин бывала несколько раз в день, превратилась в ристалище. Хозяева и гости Норгара уже собрались. Солдаты, слуги и просто зеваки толпились вокруг, ожидая начала поединка. Несколько сов чертили круг, ограничивая место боя. Айрин в сопровождении своей свиты подошла к Моргану.
   - Приветствую Вас, милорд!
   - Доброе утро, леди Айрин. Позвольте заметить, что Вы прекрасно выглядите. - Айрин признательно улыбнулась. - Между прочим, меня засыпали вопросами, кого Вы назовёте защитником. Все заинтригованы.
   - И что Вы ответили?
   - Правду: Вы не сказали мне. Ваш противник появится, как только наметят круг.
   Вот совы покинули ристалище, и молодой воин вышел в круг. Пончо длиной до колен скрывало его фигуру, оставляя на виду только высокие сапоги, расшитые яркими узорами. Он обратился к Айрин:
   - Я не вижу твоего защитника, женщина с волосами цвета весенних ручьёв. Или здесь нет настоящих мужчин, и твоя красота не может тронуть их?
   - Скорее их тронет Ваш меч! - Глен неожиданно возник рядом. - Король идёт, приготовьтесь, миледи. - Он вышел в круг и объявил: - Его Величество король Лиаринии Брайн!
   И первым опустился на колено. Все присутствующие почтительно склонились. Король поприветствовал подданных, сел в приготовленное для него кресло и кивнул Герольду. Глен объявил о начале поединка и, покинув круг, встал справа от государя. Сын Старейшины скинул пончо и широким жестом выбросил его за круг.
   - Я не вижу противника! - Провозгласил он, играя мускулами. - Где же твой защитник, или он испугался?
   - Я уже говорила: мне не нужен защитник!
   Айрин отстегнула кинжал и бросила его за спину. Асгор бездумно поймал его. Два прикосновения к поясу - и платье расстегнулось. Шаг вперёд - и зелёный атлас упал на руки Салли, а воительница гордо вошла в круг, не обращая внимания на массовое остолбенение. Её сильно укороченные брюки, не достававшие до колен на ширину ладони, с помощью утягивающих завязок плотно обтягивали бёдра. Туника, снабжённая у подола такими же завязками, обхватывала талию, благодаря чему не задиралась при движении или от ветра. Воительница поклонилась королю, Моргану и противнику. Тот был вне себя:
   - Ты смеёшься надо мной!
   - Я с тобой дерусь, вроде мы так договаривались. Ты готов?
   - Я не дерусь с женщинами!
   - Как хочешь! Хотя я не думала, что ты нарушишь своё слово!
   - Какое слово?!
   - Ты обещал, что будешь драться с любым человеком, которого я выберу тебе в противники, из тех, кто был тогда в главном зале. Я выбрала себя.
   - Хорошо, женщина! Я буду драться с тобой. Не бойся, я постараюсь не испортить твою красоту! Бей, если сможешь ударить!
   Воин развёл руки в сторону, демонстрируя незащищённые грудь и живот. Но Айрин не поддалась на явную провокацию. Она знала, что мышечный панцирь защищает сову лучше любой брони, потому и отрабатывала удары по лицу. Её противник был гораздо выше её, потому и не ждал такого удара. Когда кулак соперницы столкнулся с его носом, боль и неверие парализовали воина. Женщина спокойной земли не могла... но его руки уже схватились за лицо, и на ладонях появилась кровь. Айрин могла бы добить его, но нападение на беззащитных противоречило её принципам. Её противник, всё ещё не веря, взглянул на неё. В глазах его не наблюдалось даже тени мысли, и ведьма поняла, что победила. Скоро её противник выпал из круга, и король встал, указывая рукой на девушку, присуждая тем самым победу ей. Русалка поклонилась ему и, не задерживаясь, удалилась, поманив за собой Салли. Поэтому не видела, как к побеждённому подскочила высоченная, почти не уступаюшая молодому человеку габаритами, женщина, схватила его за ухо и уволокла за собой, что-то выговаривая ему на своём языке.
   Незадолго до обеда Деметриос навестил ученицу, не забыв предварительно постучаться. Салли что-то вышивала в гостиной. На вопросительный взгляд воина она лишь вздохнула и махнула рукой в сторону спальни. Айрин стояла у окна и расчёсывала волосы. Руки её дрожали, расчёска норовила вырваться, волосы путались. Деметриос отобрал у неё расчёску и нежно провёл ей по волосам.
   - Ты произвела впечатление.
   - На кого? И какой в этом смысл? Почему я так легко победила?! - Она попыталась вырваться, но учитель прижал её к себе, гладя по голове.
   - Мальчишка не понял, с кем связался, вот и поплатился. Сам виноват!
   - И что теперь будет?
   - Его отец был готов отречься от непутёвого сына, а парень чуть не наложил на себя руки, но мы убедили их этого не делать. Лорд Морган рассказал, что ты служишь наставником воинского мастерства. Твой малыш припомнил пару страшилок о твоих методах обучения. Брайн рассказал, как познакомился с тобой. Он, оказывается, просил Старейшину отменить поединок. В общем, парнишка понял, что слегка погорячился, но считает, что легко отделался. Его отец держит свои мысли при себе, но явно рад, что переговоры уже закончены. К тому же, примчалась жена старейшины, наговорила много нелестного сыну, и теперь бедолага вообще из шатра почти не выходит. Так что, наводи красоту, и пошли обедать.
   - Не могу. Мне нужно заплести волосы, а ты меня держишь.
   Деметриос хитро улыбнулся и посадил девушку на табуретку. Он встал у неё за спиной и долго расчёсывал пепельные локоны, потом осторожно заплёл волосы в косу, завязав её тонким кожаным ремешком, после чего достал тёмно-бордовую косынку с вышитыми золотом воинскими символами. Деметриос приложил косынку к её лбу и крепко завязал длинные концы на затылке. Освободившись, девушка тут же схватила свободный конец.
   - Бордовая! Но она же не идёт к голубому платью! - Русалка схватила маленькое стеклянное зеркало и заметила в нём отражение золотой вышивки. Она коснулась пальцами знаков. - Но ведь это же...
   - Я был даже моложе тебя, когда учитель дал мне мою. Я сжёг её тогда, в лесу. Не зря я говорил об Артуре, как о лучшем ученике.
   - Но... кто же тогда я?
   - Учительница воинов. Идём, скоро обед. - Он протянул ей забытые кинжал и амулет. Айрин снова глянула в зеркало:
   - А знаешь, бордовый и голубой не так уж плохо смотрятся вместе.
   Она порылась в ящике и достала серебряные мониста из маленьких кружочков, соединённых между собой тоненькими цепочками. Деметриос отобрал у неё украшение и застегнул его сам.
   Обед прошёл в молчании. Все присутствующие находились под впечатлением полуденных событий, только Айрин чувствовала себя расковано, и Деметриос брал пример с неё. После обеда они оставили смущённое собрание.
   Ясный летний день был наполнен запахами полевых цветов, жужжанием пчёл и пением птиц. Каменный город остался позади. Они медленно шли по дороге, иногда обмениваясь ничего не значащими фразами. Вот Айрин свернула с дороги, и платье запуталось в траве. Она подобрала подол, ворчливо возмущаясь:
   - Надо было переодеться. В этих идиотских юбках невозможно ходить! Ай!
   Деметриос схватил её на руки.
   - Показывайте дорогу, миледи!
   - Пусти меня! Я могу идти сама!
   - Но не в этих идиотских юбках! Куда мы идём?
   - Вон, впереди, рощица
   Воин быстро пошёл сквозь высокую траву к указанной цели. Стройные берёзы облюбовали пологий холм, на самой вершине которого несколько древних деревьев образовали что-то вроде природной беседки. Деметриос бережно усадил девушку на землю и сел рядом.
   - Ты здесь восстанавливаешься?
   Айрин кивнула:
   - Асгор - тяжёлый ученик. Хорошо хоть сопротивляться перестал.
   - Он уважает тебя. И Морган тоже.
   - Вы с ним знакомы?
   - Да как сказать? Нам доводилось вместе участвовать в серьёзных заварушках, а потом праздновать победу в одной компании. Но чаще мы были разделены в пространстве, так что установить серьёзное знакомство не удалось. Да и Норгар никогда раньше не нуждался в услугах наставника.
   Айрин сняла пояс с кинжалом и отложила его в сторону.
   - Интересно, что бы сказал отец, если бы узнал, кем я стала...
   - А кем он хотел тебя видеть?
   - Не знаю. Я изучала магию до тех пор, пока не ушла от тёти Лейлы.
   - А почему ты ушла от неё? - Воин не упустил подходящий момент, чтобы выяснить, насколько верны подозрения Гедрика. Айрин помрачнела.
   - Если бы я осталась, мне бы пришлось стать колдуньей, а, может быть, даже магом. Или просто жить день за днём, пока жизнь проходит мимо. Первое мне не интересно, вот тётя Лейла и выпроводила меня, чтобы не допустить второе.
   Воин понял, что девушка сказала не всё, и говорить больше не собирается. Воспоминания явно не доставляли ей радости, и Деметриос перевёл разговор на то, что казалось ему безопасным:
   - Ты скучаешь по Дому?
   - Не то, чтоб очень сильно. Мне нравится моя теперешняя жизнь, и я не хочу вернуться к прежней, но семья иногда снится мне.
   - Я ушёл из Дома лет в пятнадцать и ни разу не возвращался туда. Тогда была война, а мои родные хотели отсидеться в стороне. Одна ночь, когда я узнал, что мой друг погиб, перевернула всё во мне. Я поссорился со всеми, с кем мог, доказывая, что нельзя оставаться в стороне, и ушёл один. Мне повезло присоединиться к небольшому отряду, которым командовал не кто-нибудь, а дядя Брайна. Он и стал одним из первых моих учеников, хотя был старше меня почти вдвое. С тех пор живу "перекати-поле". Не сидится мне на одном месте.
   - Земля не кончается за горизонтом. Там, за голубой далью, есть другие земли и люди.
   - У тебя есть мечта?
   Айрин легла на спину и, чуть сощурившись, посмотрела на небо. Игра света напомнила ей рябь на поверхности воды.
   - Моя мечта осуществилась, и теперь я просто живу.
   - Разве можно жить без мечты? - Деметриос лёг рядом.
   - Сама жизнь - такое большое счастье, что мечтать о чём-то другом, терять то, что уже есть.
   - А если ничего нет?
   - Тогда тем более глупо мечтать. Нужно просто помнить, чего хочешь, и добиваться цели.
   - Похоже, ты так и живёшь?
   - А ты, разве, живёшь иначе?
   - Как сказать. Обычно я добиваюсь, чего хочу. Но и мечта у меня есть.
   - Какая?
   - Я мечтаю о собственном доме. Не Доме, а просто доме. Семье, детях и пирогах к ужину.
   Айрин перевернулась на живот и заглянула в лицо собеседнику.
   - Я не понимаю тебя. Пусть ты раньше был занят, но ведь уже года два, как свернул дела. Почему же ты не женился?
   Деметриос рассмеялся и толкнул девушку в плечо, опрокидывая на спину.
   - Меня немного отвлекли! - Он снова откинулся на спину. - К тому же, я пока не встретил свою женщину.
   Айрин опять перевернулась на живот.
   - Ты говоришь о любви?
   - Может быть. - Выбранная тема оказалась не такой безопасной, как хотелось бы Деметриосу. Воин встал и протянул руку девушке. - Идём, не хочется опоздать на ужин.
   За ужином Айрин с любопытством рассматривала первую женщину племени Совы, которую удалось увидеть. Массивная, мощная - она нисколько не походила на слабое нежное существо, нуждающееся в защите. Скорее наоборот, она сама кого хочешь защитит, и топор на поясе недвусмысленно предупреждал об этом, а мускулистые руки не вызывали сомнения, что она и без топора, если что, справится с любым супостатом.
   Женщина заметила, что несостоявшаяся избранница её сына наблюдает за ней, и смерила её долгим изучающим взглядом. Айрин улыбнулась и поприветствовала её кубком с водой. Сова ответила. Некоторое время они перебрасывались взглядами, и в какой-то момент жена старейшины указала на выход.
   Они встретились в коридоре.
   - Ты не держать зла? - спросила сова.
   - Я не держу зла. Ты говоришь на нашем языке?
   Женщина помотала головой.
   - Жаль. Идём.
   В своей комнате Айрин дала сове глотнуть воды и попросила рассказать что-нибудь на своём языке, а сама обратилась к помощи отца. Свечение амулета передалось воде, и Айрин допила всё, что оставалось в кружке. Чужая речь текла, как вода, то спокойная, то бурная, и русалка скользила по этому потоку, пока вдруг он не стал простым и понятным.
   - Благодарю. Не надо говорить, - сказала она почти что по слогам, привыкая к чужой речи.
   - Ох! Ты - великая шаманка! А мой глупый сын, решил, что ты - слабая женщина, которую нужно защищать.
   - Наверно, он перепутал меня с другими женщинами Лиаринии. Только выбрал почему-то именно меня.
   - Я же говорю, глупый он. Сказал, что хотел взять женщину, которая будет его слушаться, не станет перечить и будет делать всё так, как он говорит.
   Айрин провела пальцами по вышивке, украшающей короткий рукав совиной рубахи:
   - И как вышивать он тоже хотел ей указывать? К тому же, вы живёте иначе, зачем ему вести в свой лёгкий шатёр женщину, которая привыкла жить в тяжёлом каменном замке?
   - Хорошо, что ты ему объяснила, что ваши женщины не так слабы, как он думал.
   - Просто он выбрал неправильную женщину. Или правильную, как посмотреть. Ведь он искал робкую безответную девушку, а выбрал ту, которая сможет прикрыть ему спину.
   - Прикрыть спину? А! Я поняла. А ведь ты права, женщина с волосами цвета осенних ручьёв.
   - Меня зовут Айрин, и меня можно так называть.
   - Ты не боишься отдавать своё имя?
   - А ты уверена, что хочешься взять его себе и принять мою судьбу?
   - Нет!
   - Тогда чего мне бояться?
   - Я не подумала... ты - великая шаманка, твоё имя никто не сможет забрать. Послушай, у меня ещё двое сыновей есть. Они смышлёные, тебе понравятся! Молоды пока ещё, но так скоро подрастут. Может, выберешь одного? Будешь у нас шаманкой племени.
   - Нет, спасибо, мне и так неплохо. Лучше найди старшему хорошую жену. Только ищи спокойную, хозяйственную, скромную. Но чтобы понимала, что к чему в этой жизни.
   - Я думала найти ему пару под стать. Чтобы могла и топором отмахнуться, ежели мой оолтус начнёт буянить.
   - Зря. Найди такую, которая взглядом усмирит и словом успокоит.
   - А ведь есть у нас такая! Всё! Я уезжаю!
   - Погоди! Ночь ведь скоро!
   - Ничего. Места знакомы - не заблужусь.
   И только вышитый подол широкой многослойной юбки мелькнул в двери.
   Утром обитатели замка провожали покидающих Норгар гостей. Шатры сов исчезли уже рано утром, а ближе к полудню приготовился к выезду и королевский караван.
   Деметриос с Айрин стояли чуть в стороне от толпы уезжающих-провожающих. Воин, заметив, что девушка избегает встречаться с ним глазами, поднял её лицо за подбородок. Две прозрачные слезинки катились по её щекам.
   - Не грусти, это всего лишь расставание. Ближе к зиме я вернусь в Вордел, так что можешь разыскать меня там, как разберёшься с Асгором. И, прежде чем принять новое предложение, посоветуйся с нами.
   - Хорошо.
   Воин наклонился и поцеловал ученицу в лоб.
   - Увидимся, родная.
   - Счастливого пути, Деметриос.
  

6.

  
   Жители города высыпали на улицы, провожая своего короля. Верная привычке избегать шумных сборищ, Айрин повернула в противоположную сторону, точнее, обежала замок вокруг и оказалась на знакомом склоне. Часовые на стенах узнали её, и она приветливо махнула им рукой. Отстегнув пояс с мечом, она приступила к разминке. Несколько упражнений, и её мышцы приготовились к работе, а разум очистился от постороннего. Вот воительница почувствовала, что тело движется само, выполняя сложные связки. Медленно, давая каждой мышце полную нагрузку, она плела почти мистический узор почти священного танца. Танец Альтоса. Последний раз она исполняла его ещё в Ворделе, но, тем не менее, все упражнения выполнялись легко, без единой запинки. Солдаты, забыв о своих обязанностях, взирали со стен на мистическое действо. Русалке не было до них дела, так же как и до нового наблюдателя, появившегося на лужайке. Воительница выполнила все упражнения и, завершив танец, замерла, возвращаясь к реальности. Только тогда она обратилась к Хозяйке:
   - Леди Агнесс?
   Та, зачарованная увиденным, не ответила. Айрин пожала плечами и подобрала пояс с оружием. Леди Агнесс так и стояла неподвижно, и Айрин озадаченно обошла её стороной.
   За обедом Морган то и дело насмешливо косился на девушку.
   - Что-то не так, милорд? - Не выдержала она.
   - Знаете, сегодня леди Агнесс ворвалась ко мне в кабинет в крайнем возбуждении и потребовала немедленно выгнать Вас. - Айрин склонила голову, демонстрируя заинтересованность. От неё не укрылось, как напрягся Асгор. - Моя супруга обвинила Вас в колдовстве. Она видела, как Вы исполняли колдовской танец, без сомнения, призывая на Норгар страшные мучения. А, вместе с тем, среди моих солдат распространяются слухи о необычном танце... - Морган замолчал, как бы предлагая воительнице продолжить его мысль, но Айрин не стала спешить с ответом.
   - Танец Альтоса... Между прочим, у каждого воина он свой, если только его не выполняет слаженная группа. Когда я шла за Деметриосом, рисунок получался другой. Наверно, из-за того, что каждый вносит в танец не только свои движения и их последовательность, но и свой смысл, свои мысли и чувства. Колдовство ли это? Не уверена, хотя наверняка существуют такие формы колдовства, о которых я и не слышала.
   - Говорят, лишь посвящённый Альтосу может выполнять его безнаказанно.
   Айрин хмыкнула в ответ на робкую реплику ученика.
   - Смотря, что понимать под безнаказанностью. Если ты попытаешься провести любую из моих связок, ты потянешь мышцы или защемишь нерв. А вот что-то простенькое ты вполне сможешь сделать, правда, оно тебе пока не надо.
   - Это почему?
   - А зачем тебе? Никакой практической пользы в бою, а ведь для тебя сейчас главное - выжить, и тебе нужно то, что поможет в этом нелёгком деле. Не обижайся, возможно, ты когда-нибудь сочинишь свой танец, но сначала научись главному, а уж потом совершенствуй умения до бесконечности.
   Лето подходило к концу. Жизнь была скучна в своём однообразии, но Айрин устраивала эта спокойная размеренность. Три раза в день тренировки с Асгором, библиотека до обеда и занятия с Громом до ужина. Леди Агнесс демонстративно не замечала воительницу. Морган не реагировал на её попытки выжить Айрин, занимаясь делами герцогства. Асгор помогал ему в делах, когда не был занят совершенствованием под строгим надзором учительницы.
   А природа вершила свой вечный круговорот, и вот листва пожелтела, а пожухлую траву сковали первые заморозки. Зарядили тоскливые дожди, но в дробном перестуке капель Айрин слышала эхо родного дома. До холодов окно в её спальне оставалось открытым, и она засыпала под дождливую колыбельную.
   В самом начале зимы в Норгар прибыл гонец из Вордела, и Айрин получила целый ворох писем, но каждое начиналось одной вестью: леди Сабрина родила сына. Было для неё и письмо от Лейлы, которую Деметриос нашёл и привёз в Вордел. Русалка написала ответы и вручила письма и подарок для новорожденного (берет и плащ) курьеру. Ему предстоял долгий путь обратно сквозь холод, снег и зимние ветра, а девушка вернулась к своим обязанностям.
   Её ученик не знал, как избавиться от неприятностей, к тому же занятия теперь проходили исключительно тогда, когда Айрин желала их провести. А потому, кроме обычных тренировок, юношу ждало множество испытаний, но он никогда не знал, к чему следует быть готовым. Старый слуга, верой и правдой служивший их Дому, мог, проходя мимо, повернуться и ударить будущего Хозяина ножом в спину. И если от смерти Наследника спасало то, что нож всё-таки был деревянный, то от гнева учительницы спасения не было. Засады в замке, нападения из-за угла и насмешки превратили его жизнь в мучение. Асгор осунулся и похудел, стал нервным и раздражительным. По полночи проводя без сна, он с трудом просыпался по утрам, а вечерами снова не мог заснуть.
   Последней каплей послужила записка, обнаруженная однажды утром на подушке. Он не знал почерка Айрин, но сомневаться в авторстве не приходилось: "С добрым утром, малыш, если, конечно, его можно назвать добрым. Поздравляю, ты снова убит. Не пора ли одуматься?" Быстро одевшись, он кинулся в её комнату восстанавливать растоптанную честь. Айрин ждала его в гостиной. Салли, впустив посетителя, ушла из комнаты.
   - Миледи, что я делаю не так?! - Единым духом выпалил он.
   - Всё. - Айрин про себя одобрила постановку вопроса, но вида не подала. - Пока мы занимаемся, ты помнишь, знаешь, действуешь, но стоит тебе переодеться, ты превращаешься в тупого неповоротливого увальня.
   - Я же не могу ждать опасности от тех, кому доверяю.
   - Верно, не можешь. Но ты должен отражать нападение, а не тратить время на обиду. Идём!
   К удивлению Асгора учительница привела его в библиотеку. Салли уже зажгла светильники, и в просторной комнате стало относительно светло. Ведьма протянула ученику книгу.
   - Мы встретимся, когда прочитаешь её.
   Десять дней Асгор провёл в библиотеке, разбирая хитрости научно-философского текста. Наконец он решил, что готов к битве. За обедом он как бы невзначай бросил:
   - Я прочитал, что Вы велели, миледи.
   - И что ты думаешь?
   - В целом - интересно, но какая в этом практическая польза?
   Айрин мысленно улыбнулась возврату о практической пользе.
   - Ты должен был понять, если читал действительно внимательно.
   - Я внимательно читал. Польза там только для магов да философов, а я - воин. Вся эта галиматья о том, как читать мысли не для меня.
   - Значит, ты не понял. Разве плохо знать, что думает твой противник?
   - Нет, конечно, но я же не маг, чтобы разгадывать чужие мысли.
   Рука Айрин молниеносно дотянулась до блюда с фруктами, и Асгор едва успел поймать яблоко, летящее ему в лицо.
   - Ты видел, что я сделала?
   - Ну... не совсем...
   - Что значит "не совсем"?
   - Я догадался, что Вы что-нибудь кинете. Вряд ли бы Вы стали доставать нож: со стола и быстрее и проще.
   - Как ты догадался?
   - Ну... у Вас глаза так нехорошо блеснули... и вообще, это было бы так по-вашему...
   - Хорошо. Очень хорошо. Но ведь ты не маг, чтобы разгадывать чужие мысли? - Асгор озадаченно уставился на учительницу. - С Вашего позволения, милорд. - Айрин встала из-за стола. Морган, с любопытством следивший за разговором, поинтересовался:
   - А что за книгу Вы обсуждали?
   Асгор нерешительно постучался в комнату учительницы. Она сидела у окна, занятая вышивкой, а Салли сосредоточенно полировала ножи. Асгор замялся на пороге.
   - Входи, ты не помешаешь. Садись, я тебя слушаю.
   - Миледи, я, кажется, понял, что Вы хотели мне объяснить. - Айрин отложила вышивку. - Наши мысли, чувства мы выдаём, ну, не знаю, даже блеском глаз или как-то иначе. Если понять, какие мысли скрывает то или иное... внешнее что ли, можно...
   - Душа и тело - не случайные соседки, как многие думают. Страдает душа - болеет тело, болеет тело - плохо душе. Что на душе у человека, то расскажет его тело: о печали - слезами, о радости - смехом, о лжи - спрятанным взглядом, о смущении - опущенной головой. Нельзя увидеть душу, но можно попытаться понять её. Ты правильно понял, что я хотела объяснить тебе. А начёт пользы для воина? Никто не знает, откуда принесёт смерть стрела или меч, но знать, кто может послать её, значит, быть готовым к встрече с ней. Отдыхай теперь, вечером увидимся. - Айрин снова занялась вышивкой.
   К концу зимы Айрин решила, что в целом удовлетворительный результат есть. Большинство неожиданных неприятностей, что она устраивала Асгору, тот преодолевал легко и быстро, как будто заранее к ним готовился. Уже готовясь сообщить Моргану о завершении учёбы, молодая учительница проанализировала действия ученика. Неясное недовольство угнетало её, но она не могла найти его причину. Свернув временно испытания, Айрин сконцентрировала усилия ученика на тренировках, впервые разрешив в учебных поединках наносить удары в полную силу.
   Полный доспех воина из пограничья включал в себя плотный кожаный панцирь до середины бедра с железными наплечниками и наручами, кожаные набедренники и высокие, до колен, сапоги. Голову воина защищал лёгкий шлем с войлочным подшлемником. В левой руке воин мог держать небольшой круглый щит, обитый железными пластинками, а мог, отбросив щит за спину, взять длинный нож. Меч, лук и пика - основное оружие воина, но его допускалось дополнять разнообразными ножами, кнутами, дубинками, палицами и чем ещё захочется, только б фантазии хватило, да конь бы не рухнул под такой тяжестью. Айрин оценила доспехи по достоинству, и заказала комплекты для себя и Салли. Теперь, позаимствовав в оружейной тупой меч, воительница изматывала ученика поединками.
   Когда поединки немного приелись, русалка устроила решительное испытание. Притаившись в коридоре, она ждала, когда Асгор покинет кабинет отца. Наконец дверь отворилась, и Айрин, замахнувшись своим мечом, атаковала. Учёба не прошла даром, но ведьма заметила краткую заминку, правда, удивление быстро прошло, и молодой человек воспользовался подручными средствами для защиты, так как его кинжал был коротковат против меча. Айрин не ставила себе целью разрушить кабинет Хозяина, поэтому она остановила драку.
   - Не плохо. Но можешь лучше. Идём.
   Они сидели друг напротив друга и молчали. Айрин нарочно изводила ученика неизвестностью. Наконец она задала вопрос, к которому её подопечный оказался не готов.
   - Чему ты удивился, когда я напала на тебя?
   - Удивился?
   - Да, удивление ощущалось отчётливо.
   - Ну... ничто не предвещало нападения...
   - Во-первых, господин Наследник, пора тебе перестать "нукать" всякий раз, как не можешь сформулировать мысли, а во-вторых, пора уже научится говорить чётко и ясно. Вторая попытка: чему ты удивился?
   - Ничто не предвещало нападения, Вы явно были довольны учёбой. И потом, драка на глазах у отца?.. Я не думал, что Вы рискнёте.
   - Понятно. - Айрин думала, как перевести разговор к интересующей её теме. - То есть, если я правильно поняла, ты был уверен, что я не нападу.
   - В общем, да.
   - В общем?
   - Ну... - Он осёкся. - Полной уверенности у меня не было. Просто я не предполагал, что Вы превратите кабинет отца в поле боя.
   - А где ты ждал нападения?
   - Я не понимаю Вас? - В голосе юноше прозвучала напряжённость, и сам он неудобно замер, выпрямившись по спинке кресла. Руки его сжали подлокотники так, что побелели костяшки пальцев.
   - Не пытайся думать за меня, малыш. Просто отвечай на мои вопросы. - Вкрадчивый голос ведьмы резал больнее ножа. - Итак, я жду ответа.
   Молодой человек молчал, Айрин ждала. Наконец он сдался:
   - Я не могу объяснить, миледи!
   - Попытайся. - Ведьма вышла из-за стола и села рядом.
   - Понимаете, я подумал, что если не ждать нападения всегда, а понять, когда Вы обычно устраиваете засады, будет проще отбиться. И я расслабился.
   - Расслабился. Так...
   - Всё равно картина складывалась благоприятная, в целом. Вы оставались довольны.
   - Довольна... - Айрин неожиданно коснулась бока юноши, где, она знала, был едва заметный шрам. - Гидеон? - Молодой человек вздрогнул, и Айрин схватила его за подбородок, не давая отвести взгляд. - Скажи, малыш, я хоть раз причинила тебе вред? - Напуганный незнакомой мягкой интонацией, Асгор сжался, а потом отшутился:
   - Вы чуть не простудили меня!
   - В принципе, ты допустил две ошибки. - Она отпустила его. - Первая в том, что ты перепутал цель поединков. Опасность не в том, что я недовольна, а в том, что настоящее оружие оставляет настоящие шрамы. Я же не вечно буду прятаться поблизости, наблюдая, как ты справляешься с убийцами. Но то, что ты попытался просчитать вероятные нападения, в принципе, неплохо. Но здесь твоя вторая ошибка: ты принял реальность за игру. Есть правила, и все им следуют. Жаль расстраивать тебя, малыш, но для твоих врагов кабинет отца - такое же поле боя, как и лес за городом. Никогда не забывай, что не все следуют твоим правилам, наоборот, тебе будут навязывать иные правила и принципы.
   - А что же делать?
   Айрин задумалась.
   - Скажи, тебе нравится быть воином?
   - Честно? Нет, миледи. И дело не в том, что воинское искусство не даётся мне, просто я... я не могу объяснить, миледи!
   - Можешь.
   - Я знаю, что здесь тяжело выжить. Мои братья - жестокое тому напоминание. Но я не хочу доказывать, что я чего-то стою, размахивая мечом. Может, я трус, миледи, но драться со всеми и каждым... я так не могу. Нет, если на нас нападут, я первым пойду в атаку, и если погибну, значит, такова моя судьба. Но я не вижу смысла в том, что бы пустить кому-то кровь или пролить свою только потому, что воин должен быть смел, и должен доказывать свою смелость каждому, кто захочет её проверить!
   - В поединке погиб твой брат? - Асгор кивнул. - Знаешь, малыш, ты не трус. Можешь не верить мне, но так сказал король Брайн. - Молодой человек удивлённо вскинулся. - Он сказал: "Что, как ни мудрость, объединяет людей и учит их жить в мире". И ещё: "Мы победили в той войне, Старейшина, но горек вкус той победы. Слава не вернёт отцов детям и сыновей матерям". Как видишь, ты всёго лишь мудр. Или, скорее, умён не по годам.
   - Но что же мне делать, миледи? Я не хочу быть воином!
   - Извини, малыш, слишком поздно! Ты никогда не будешь очень хорошим воином, вроде Глена Энхельского или того же Брайна. Но, как и они, ты можешь стать настоящим воином. А настоящий воин не будет доказывать всем и каждому свою смелость или мастерство. А ещё он не побоится признаться в своей слабости.
   - Но если меня будут считать воином, от меня будут ждать определённых действий, при этом меня воспринимают как плохого воина, а значит, подходящей кандидатурой для доказательства чьего-то мужества. А я не хочу!
   - Ты действительно умён, малыш. - Под пристальным взглядом воительницы юноша съёжился. Айрин принесла из спальни книгу. - Держи. Очень редкая книга. Постарайся, чтобы никто не узнал, что ты её читаешь. Маги и жрецы считают себя единственными, кто достоин изучать это искусство.
   Асгор прочитал вслух название:
   - "Влияние. Воздействие. Управление. Некоторые общие вопросы, наблюдения и эксперименты". Здесь не указан автор?
   - Маги не любят вспоминать о нём, хотя вовсю пользуются плодами его исследований. Он не был магом, хотя его считают таковым. Он был всего лишь слабеньким колдуном. Но великим философом и учёным. Я не назову его имени, малыш, ибо знать его преступление не меньшее, чем непосвященному читать эту книгу.
   - Но откуда она у Вас?
   - Ах, малыш, малыш! Разве ты не знаешь, что любопытство - очень вредная черта характера. Из-за него человек может потерять любопытные глаза и уши вместе с головой. Кстати, правильно задавать вопросы довольно трудно, но получить ответы на них гораздо легче. И безопаснее. Можешь идти, если вопросов нет.
   - Есть. Но сначала я подумаю, как их правильно спросить.
   - Хороший ответ, малыш. Только вопросы не спрашивают, а задают.
   Последнее слово, как всегда, осталось за учительницей, и Асгору пришлось привычно смириться с этим. Несколько дней юный герцог пребывал в странной прострации. Он вовремя появлялся на занятиях, присутствовал при обсуждении дел, но почти ни с кем не разговаривал, отзывался, только если обращались непосредственно к нему. В конце концов, возвращая книгу Айрин, он заявил:
   - Это - зло!
   - Почему?
   - Это бесчестно. Это... всё равно, что вооружённому обученному воину нападать на малолетнего ребёнка.
   Айрин спрятала книгу.
   - Мне жаль, что ты так думаешь, малыш. Потому что ты только что проиграл очередные переговоры. Я не знаю, что в результате: война, разрыв торговых отношений, ссора с друзьями или что-то ещё. Дело в том, что у твоего противника наверняка есть советник (маг или жрец, или философ из посвящённых). И он даёт своему хозяину советы, как себя вести, что и когда говорить, на основе всех знаний, какими обладает. И искусство тайного управления лишь малая часть его оружия. Так кто же здесь малолетний ребёнок?
   - Значит, я тоже найму советника.
   - А мне показалось, ты хотел научиться действовать самостоятельно. К тому же, наша жизнь состоит не из одних переговоров и битв. Те, с кем ты не хотел бы сталкиваться, могут превратить твою жизнь в кошмар безо всяких специфических знаний. Им вполне хватит наглости. Ты уверен, что тебе дадут время посоветоваться? И потом, ты собираешься всю жизнь прожить по чужой указке? - Асгор тупо уставился перед собой. Айрин сочувственно вздохнула. - Пойми, я не призываю тебя нападать на беззащитных. Я учу тебя защищаться. Если бы ты стал играть в эту игру, не зная правил, тебя бы растоптали, чего я допустить не могу. Это во-первых. А во-вторых, ты прав. В некотором смысле такая игра бесчестна, если, конечно, не учитывать того, что соперник вооружён не хуже. В обычном поединке противники, или их армии, стоят лицом к лицу, и их оружие - это оружие воинов. Но среди людей постоянно идёт другая война. Часто люди даже не понимают, что именно делают. Тогда выигрывает тот, кто сумеет понять, что происходит, и нейтрализовать сумбурные действия соперника. Помнишь, что сделал мой поклонник? - Асгор замешкался, потом кивнул. - Ты ведь не думаешь, что он просто следовал традициям. Да, я ведь не поблагодарила тебя. Спасибо! А теперь попробуй понять то, что я сделала.
   - Вы шокировали его! - Выпалил Асгор. Айрин молчала. - Он был уверен, что мужчина, Ваш защитник, не осмелится раздеться, то есть, даст слабину. Или разденется, но будут чувствовать себя неуютно, то есть опять же окажется слабее. А когда Вы заявили себя, он не поверил: женщина же не может драться! Он не смог, не захотел понять того, что Вы ему говорили: Вам не нужен защитник, Вы можете защитить себя сами. А то, что Вы... - тут Асгор покраснел, - сняли платье, запутало его окончательно. Я понял! Он рассчитывал смутить Вас, ослабив тем самым, а, вместо этого, Вы смутили его!
   - Браво, малыш! А краснеть вовсе необязательно. Ты уже большой мальчик.
   Асгор покраснел ещё сильнее, и Айрин в отчаянии закатила глаза.
  
   Снова потекли однообразные дни один за другим. Морган иногда появлялся на занятиях, никогда не вмешиваясь. Однажды Айрин подошла к нему.
   - Доброе утро, милорд.
   - Доброе утро, миледи. - Он посмотрел на сына, отбивающегося от двух солдат. - Как его успехи?
   - Он сможет отбиться от разбойников или победить в поединке, если его противник не сильно превосходит его.
   - А много таких, кто превосходит его?
   - Достаточно одного, чтобы убить его. Правда, он не даст им повода.
   Морган задумался.
   - Он сильно изменился, даже ходит как-то иначе. Его невозможно не заметить. Глаза горят и смотрят вдаль. Он стал другим...
   - Вам не нравится?
   - Не знаю. Я хотел, чтобы Вы обучили его воинскому мастерству, и я вижу, что пограничье не убьёт его. Я чувствую, что через несколько лет смогу передать ему дела, и он сохранит здесь мир, если мир будет возможен, но и не убежит от войны, если мир сохранить не удастся. Просто я не понимаю, почему Ваши занятия так изменили его.
   - Потому что теперь он владеет собой и сам решает, кто он и кем хочет быть.
   - Я всё равно не понимаю, миледи. Но вижу, что моему сыну это пошло на пользу.
   Морган ушёл, оставив Айрин в тревоге и смятении. Но ничего не произошло, её не прогнали, занятия продолжались. Однажды, придя утром на площадку, Айрин увидела, как её ученик пытается провести танец Альтоса. Она неслышно вышла вперёд и медленно выполнила первое движение. Асгор повторил. Девушка изобразила удар рукой и сказала:
   - Не суетись. Медленно веди рисунок. Это простая связка. Когда освоишь её, сможешь составить свою. Будь очень внимателен, малыш. И не забывай дышать.
   После занятия Айрин предложила Моргану поездку в Вордел для решительного испытания. Согласие было получено, и Айрин сконцентрировала усилия на одном из сложнейших этапов турнира: беге. Каждое утро они бегали в полях и перелесках вокруг города, где были представлены разнообразные препятствия на выбор: спуски в овраги, подъёмы по крутым склонам холмов, переправы через речки, бег по корягам и многое другое. Возвращение в замок было праздником и для ученика, и для учительницы, так как бег, особенно такой изнурительный, Айрин не любила. Как только она решила, что ученик вполне удовлетворительно выполняет её требования, то есть этап он сможет пройти, не рухнув где-нибудь по дороге, она свернула эти занятия, оставив бег частью утренней разминки.
   Увлечённая занятиями, Айрин пропустила большинство событий. Весенние сельскохозяйственные работы завершились, вернувшиеся в свои берега реки оставили на земле плодородный ил, а дамбы уберегли от разрушения прибрежные посёлки и города. Весна прошла мирно. Наступило короткое жаркое лето.
   Леди Агнесс гордо отказалась от предложения поехать в Вордел, что лишь обрадовало Моргана. Асгору и Айрин было уже всё равно.
   Они приехали в Вордел за два дня до начала турнира. Служитель турнира проводил Асгора и двух его оруженосцев в лагерь, где им предстояло установить шатёр. Лорда Моргана, как гостя, проводили в отведённые для него покои. Айрин, пережив бурную встречу с друзьями, пошла полюбоваться на малыша.
   Ксандор сразу почувствовал расположение к ней и схватил её маленькой, но сильной ручкой за нос. Под дружный смех его попытались отодрать от девушки. Обиженный малыш хотел заплакать и уморительно сморщил личико, что вызвало новый взрыв смеха. Малыш прислушался к взрослым и рассмеялся сам. Утомившись, маленький Наследник отпустил новую игрушку, и Айрин, наконец, вернулась в свою комнату, куда Салли уже принесла сумки, и теперь она стояла, глядя в окно, и не заметила возвращения хозяйки.
   - Салли?
   Девушка вздрогнула.
   - Миледи? Вода есть, сумки я сейчас разберу. Что Вам достать?
   - Салли, что случилось?
   - Саффи ушла.
   - Куда?
   - Совсем ушла.
   - Почему?
   - Не знаю. Никто не знает. Она ничего не объяснила, сказала, что нужна дома.
   - Что ж, думаю, Росинка выдержит ещё одно маленькое путешествие. Поезжай!
   - Что?
   - Только ничего не предпринимай, если тебе что-то не понравится. Сначала расскажи всё мне. - Девушка рванулась к двери. - Не так быстро, милая! Переоденься. Ведь мужская одежда - это так неудобно!
   Салли недоумённо заморгала, но, вспомнив, прыснула. Под вечер Салли вернулась. Увидев её пасмурное лицо, ведьма с вздохом отложила платье, которое собралась надеть на турнир, и вопросительно вскинула подбородок.
   - Саффи выдают замуж.
   - То есть?
   - Мы много задолжали торговцу. Зима выдалась трудная. Саффи помогала, как могла, но бес толку. Теперь её выдают замуж.
   - Когда свадьба?
   - Послезавтра.
   - Сколько вы задолжали?
   - Два с половиной золотых.
   - Много.
   - Фиор болел, нужны были лекарства.
   - Если сейчас ему вернуть долг, он отступится от Саффи?
   - Не думаю. Для него пятьдесят серебряных корон не такие уж большие деньги. Саффи для него гораздо привлекательней.
   - Да уж, Саффи кого угодно привлечёт. В любом случае, сначала попробуем решить дело миром, а уж если не получится...
   - То что?
   - Что-нибудь придумаем. Приготовь зелёное платье. Завтра я кое-кого навещу.
   - А меня возьмёте?
   Глаза девушки горели огнём, понятным любому искателю приключений. Не даром именно Салли отправилась в далёкую поездку, хотя она и младше сестры на два года. Правда, у Саффи были свои причины остаться в Ворделе, и тем больше оснований разрушить свадьбу. Айрин потянулась за мечом.
   - Хочешь быть моим оруженосцем? - Айрин не понадобилось дожидаться ответа, потому что радостное сияние лица девушки сказало всё, что нужно было узнать. Воительница встала, держа меч перед собой, придерживая клинок левой ладонью снизу. - На колени! - Салли послушно опустилась на колени и положила правую ладонь на сердце, а левую - на меч госпожи. - Повторяй: я, Салли, холодной сталью меча и горячей кровью сердца моего, клянусь!
   - Я, Салли, холодной сталью меча и горячей кровью сердца моего, клянусь! - Слово в слово повторила девушка.
   - Верой и правдой служить госпоже моей Айрин, Учительнице воинов.
   - Верой и правдой служить госпоже моей Айрин, Учительнице воинов.
   - И в мирные дни, и в дни военные быть рядом, следовать за моей госпожой, покуда она не освободит меня от клятвы. Клянусь!
   - И в мирные дни, и в дни военные быть рядом, следовать за моей госпожой, покуда она не освободит меня от клятвы. Клянусь!
   - Я, Айрин, Учительница воинов, принимаю клятву верности оруженосца моего Салли и клянусь защищать её, покуда честно она служит мне. Именем Альтоса скрепляю клятву. - Айрин убрала меч. - Ладно, поедешь со мной, но что б без глупостей!
   Утром Айрин заглянула к Асгору предупредить, что, возможно, её не будет весь день. Игнорируя тяжёлые взгляды воинов и их слуг (женщине не место в военном лагере), воительница покинула лагерь. У дороги её ждала Салли. Вскочив в седло, девушка отметила, что платье действительно подходит для верховой езды, и подумала, что неплохо такое же справить для Салли. Новоиспечённому оруженосцу было не слишком удобно сидеть верхом, так как ставший привычным мужской костюм ей тоже пришлось снять.
   Но все жертвы оказались напрасны. Торговец выгнал девушек, не взяв деньги. Разговор с её родителями прошёл напряжённо, и свадьбу отменить они не соглашались ни под каким видом. Ещё больше Айрин разочаровал разговор со жрецом. Не слушая увещеваний девушек, он твёрдо настаивал на проведении церемонии. Айрин, опечаленная и разозлённая, выпалила:
   - Ты забыл, кому служишь, жрец! Но богов обмануть невозможно!
   И тут русалочка почувствовала давно забытый ток силы, бегущий в крови. Если его направить на жреца... Испугавшись собственного всплеска, Айрин стремительно бросилась из храма. Салли едва поспевала за ней.
   Уже приближаясь к замку, русалка, перебиравшая в уме стычку со жрецом, поняла, что именно в богах решение проблемы. Выбрав подходящий наряд, воительница отправила оруженосца-камеристку в деревню, наказав снять комнату в ближайшей к храму гостинице. Оказалось, что гостиница всего одна и как раз рядом с храмом, куда Салли и отправилась дожидаться госпожу. Айрин заперлась в комнате и взялась смешивать травы, порошки, отвары, растворы. Полученную темную жидкость без запаха и вкуса, но с весьма специфическим эффектом, она вылила в маленькую фляжку. Захватив деньги и драгоценности, главное оружие в этой битве, воительница собралась в дорогу. В дверях она столкнулась с Деметриосом. Айрин торопилась, но учитель откладывать разговор не собирался, так что общаться им пришлось в дверях.
   - Куда направляешься? - Строго поинтересовался Учитель воинов, окидывая взглядом дорожный костюм девушки.
   - По делам. - Деметриос не сдвинулся с места. - Хороший человек попал в беду. Надо помочь.
   - У тебя есть ученик. Ты не имеешь права бросить его.
   - Асгор уже большой мальчик. Я не могу ему вечно подтирать сопли. Либо он справится сам, либо я зря потратила целый год. Но тогда единственный способ помочь ему - выйти вместо него на ристалище. - Айрин молча ждала ответа, но не получила его, и, отодвинув учителя, прямая и уверенная пошла по коридору.
   Правда, вопреки собственным словам, она направила Грома к лагерю. Айрин незаметно пробралась к шатру, у которого красовалось знамя Норгара. Его оруженосцы сидели снаружи. Девушка приложила палец к губам, и они молча пропустили её. В шатре Асгор рисовал собственный рисунок священного танца воинов. Наблюдая за учеником, Айрин успокоилась. Чтобы она ни говорила, волнение беспокоило её сердце. Теперь же ей стал безразличен исход поединка, хотя с самого начала было ясно, что ему не победить. Но свою работу Учительница выполнила: увалень-переросток превратился в настоящего воина, знающего цену жизни. Дождавшись окончания упражнения, Айрин проявилась:
   - Неплохо, малыш.
   Асгор подскочил.
   - Я не слышал, как Вы вошли, - смутился он.
   - Я не хотела тебе мешать. Я пришла предупредить. Возможно, завтра меня снова весь день не будет.
   - Миледи...
   - Спокойно, малыш. Ты знаешь самое главное. Ты ведь помнишь, что я тебе говорила?
   Молодой человек понимающе улыбнулся:
   - "Не забывай дышать" и "главное - выжить".
   - Верно, малыш. Мне осталось сказать тебе только одно. В принципе, ты и так это знаешь, но мой долг велит напомнить тебе: выжить важно, но жить без чести нельзя. Удачи, малыш!
   - Спасибо Вам, миледи.
   Полог шатра мягко упал, загораживая стройную фигуру.
   Под утро два человека прокрались к храму. Проникнуть внутрь для них труда не составило, но Салли преследовала мысль, что они совершают святотатство. В маленькой комнате, где лежало всё необходимое для свадебной церемонии, Айрин смело взяла кувшин с вином. Глаза Салли наполнились ужасом, когда её госпожа отхлебнула добрый глоток церемониального вина прямо из горла. Тут ведьма подмигнула перепуганной девушке и вылила в кувшин содержимое фляжки.
   В гостинице Салли уложила волосы госпожи в высокую причёску, закрепив её серебряными гребнями с мелкими рубинами. Расправив белые атласные брюки, воительница натянула сапоги, которые укрыла волна нижних юбок. Салли, то и дело поглядывающая в окно, вдруг нырнула под подоконник, чтобы её не заметили с улицы.
   - Госпожа, я могу ошибаться, но этот человек мне кого-то напоминает. - Она указала на высокого мужчину в длинном плаще, не скрывающем выправки опытного солдата.
   - Надо остановить его. Поговори с ним, Салли. Предупреди, что мне может понадобиться его помощь, и будьте наготове у храма с лошадьми.
   Гости собрались в храме. Приехал жених. Вскоре привели невесту, окружённую родственниками и домочадцами. Айрин удовлетворённо хмыкнула и застегнула рубиновое колье, огненно сверкнувшее на обнажённой шее. Открытый вырез розового атласного платья был отделан жемчугом, длинные рукава были собраны серебряными зажимами, чтобы не мешались в драке. На поясе на серебряной цепочке висел кинжал. Узкие рукава нижней туники из белого атласа не позволяли спрятать под них ножи, и воительница решила дать их на время Салли. Айрин накинула длинный грязно-коричневый плащ с капюшоном, под которым трудно было представить шикарный наряд и рубиновые украшения. Ссутулившись, она вышла на улицу, пряча под плащом меч и ножи. Капитан и Салли уже заняли позицию на площади, изображая слуг, ждущих хозяина. У капитана глаза округлились, когда согбенная нищенка протянула Салли две пары ножей и знакомый меч. Нежная ухоженная рука мелькнула на мгновение, и исчезла под грубой тканью.
   Айрин вошла в храм и остановилась у входа. Саффи уже стояла у алтаря, понурив голову и не глядя ни на кого вокруг. Вот жрец протянул молодым чашу с вином. "О, Ишара, помоги!" - Мысленно взмолилась Айрин. Салли бесшумно возникла у неё за спиной. Жрец опрокинул чашу в огонь, и девушки одновременно задержали дыхание. Костёр зашипел, повалил чёрный дым, огонь затух. Жрец потрясённо уставился на странно ведущий себя символ всемогущего бога. Торговец, первый очухавшийся от потрясения, попытался надеть медный амулет на шею невесте, но ледяной окрик Айрин стегнул воцарившуюся тишину:
   - Не сметь! - Русалка уже скинула плащ и теперь шла к алтарю, подавляя величием и достоинством. - Огонь погас. Видимо, богам не угоден этот брак.
   - Нет, пусть церемония продолжится! - Мать Саффи кинулась к воительнице в тщетной попытке остановить её.
   - Приветствую Вас, сударыня. Кажется, Вы слегка перепутали замужество и торговлю. Кстати, такая хорошенькая девушка стоит больше, чем пятьдесят серебряных. Ведь за столько ты покупаешь её? - Айрин бросила торговцу кошелёк. - Я выкупаю её. Идём, Саффи!
   Саффи резво побежала к выходу, не смея поверить в реальность происходящего. Несостоявшийся жених рванулся за ней и столкнулся с морской принцессой. Подобрав юбки, она легко махнула ножкой, и торговец повалился на пол, зажав руками промежность. Девушки выскочили на улицу. Капитан подвёл лошадей к входу. Увидев беглянку, он выпустил поводья.
   - Саффи!
   - Стефан? - Девушка запнулась, а потом кинулась ему на шею. - Стефан!
   Салли, закатив глаза, обошла их, подводя коня госпоже.
   - Спасибо, милая. - Айрин вскочила в седло, платье её задралось, и, не смотря на старания Салли, никак не хотело опускаться ниже колен. - Оставь, Салли. Лучше поторопи наших голубков. Мне ещё на турнир надо успеть!
   Спешившись за ристалищем, Айрин бросила поводья Салли.
   - Займись им. И спрячь Саффи пока у меня.
   Фехтовальные поединки были в разгаре. Айрин остановилась у входа на поле. Её ученик вместе с командой "жёлтых" ждал, пока "синяя" команда освободит поле боя. Служители турнира выдали "жёлтым" участникам мечи, оруженосцы помогли им застегнуть защитные доспехи. Готовясь к выступлению, Асгор огляделся по сторонам и увидел учительницу. Обрадовавшись, он отсалютовал ей мечом, и воительница широко улыбнулась в ответ. Потом спрятала улыбку за строгим взглядом и коснулась рукой живота и груди. Молодой человек озадаченно нахмурился, и, расшифровав сигнал, улыбнулся и кивнул.
   Гонг пригласил воинов на поединок. Айрин с тревогой следила за учеником. Пару раз он мог победить, но упустил момент. После окончания поединка Асгор подошёл к учительнице. Он был сам не похож на себя: плечи сгорблены, спина ослабла, лицо мрачно-недовольное. Айрин привела его на тренировочную площадку, пустующую в связи с турниром.
   - Я слушаю тебя.
   Асгор тихо вымолвил:
   - Я мог победить.
   - Мог. Что тебя гнетёт? - Асгор, сжав зубы, отвернул голову. - Асгор, я твоя учительница, а ты - воин из пограничья. Хватит ломаться, словно девица в первую брачную ночь.
   Подавленный гневом, прозвучавшим в голосе воительницы, он не заметил, что она назвала его по имени. Зато уловил знакомый лёд, не сулящий ничего хорошо. Он вздохнул:
   - Когда я вышел, я всё думал только о дыхании, ну и ещё о том, чтобы меня не смели, как в прошлый раз. Сначала было трудно, а потом дыхание пошло само, я даже перестал обращать на него внимание. И тут сообразил, что бой идёт, мой соперник пытается уделать меня, но у него не получается!
   - И что?
   - А потом я понял, что могу победить его.
   - И?
   - Моим соперником был Марут из Ароны. Я его давно знаю. Мы, так сказать, дружим Домами. Он старше, он опытнее, и он не раз побеждал меня в дружеских поединках. Не раз! Я всегда проигрывал, за что он подсмеивался надо мной. - Он вдохнул.
   - Подсмеивался?
   - Да. Как бы в шутку. Но всё равно обидно. Я же был совсем мальчишкой!
   - Он, наверняка, рассчитывал на лёгкую победу! - Усмехнулась Айрин.
   - А Вы знаете, когда я понял, что могу победить его? Когда он удивился. Я отбил несколько сложных приёмов, как бы сказать... легко! Всё получилось само собой. А потом он допустил пару ошибок, а я отпустил его. Я видел их, мог использовать, но нарочно пропустил. И он испугался! О, он хорошо владеет собой! Он спрятал страх, но я успел его заметить. И знаете что. Он понял, что я видел его страх.
   - И каково тебе сейчас?
   - Я чувствую себя всесильным, я знаю, что победил его, пусть никто и не заметил. Я... свиные потроха! Я вывалялся в грязи. Я счастлив, но мне паршиво. Как Вы были правы, миледи! Жить без чести нельзя...
   - Ты считаешь, что потерял честь?
   - А разве нет?
   - Почему? Или, вернее, когда и как ты потерял её?
   - Я унизил его. Тайно, так, что он не может защититься. Обученный воин и малолетний ребёнок.
   - Марут - хороший воин. Говоря откровенно, лучше тебя, на данный момент.
   - Я не о воинском искусстве говорю.
   - Я знаю, - улыбнулась Айрин. - Скажи, а твой отец пытался защитить тебя?
   - От чего? Он же думал, что добрый дядя Марут шутит, так сказать, играет с маленьким мальчиком. Последние два года я отказывался драться с ним, а в последний раз сказал, что слишком плох для него и посоветовал поискать дичь, более достойную его мастерства. Отец был в бешенстве! Кстати, миледи, тот юнец, непохожий на оленя, ведь это были Вы?
   Айрин многозначительно улыбнулась, но не дала сбить тему:
   - Представляю его лицо, когда маленький мальчик стал играть с ним, и даже осмелился обыграть.
   - Я никогда не забуду его взгляд, когда мы закончили поединок!
   - Твои выводы? - Асгор не понял, и Айрин попыталась объяснить: - Ну... ой! Говоря твоими словами, наши мысли, чувства мы выдаём через внешнее. Итак? Что выдал его взгляд?
   - Итак? Говоря вашими словами, я знаю, откуда прилетит стрела.
   - Это всё?
   - Ну...
   - Не пытайся думать за других людей. Планы мести они построят и без тебя. Ты - добрый мальчик, но запомни на всё оставшуюся жизнь: зло, что мы сеем в сердцах других, прорастает нашим страхом. И бороться с этим страхом невозможно, потому что он живёт не в нас.
   - Если Вы пытаетесь убедить меня, что в моём поступке нет бесчестья...
   - Если бы я была в этом уверена! Думаешь, мне легко было полуголой выйти против того мальчика?! И дело не одежде, вернее, её отсутствии. Просто он не знал, что у меня на родине аналогичный наряд - что-то вроде повседневной одежды, и меня он ничуть не смущает, чего нельзя было сказать о других, в том числе и о нём. И насчёт грязи ты прав. Но скажу по секрету: эту грязь создал не ты, ты лишь хранил её. Посеянное зло проросло.
   - Вы хотите сказать, что я не потерял честь, а только испачкал её?
   Айрин вслушалась в звучание фразы и рассмеялась. Асгор обиженно уставился на неё, но, поняв, что за бред выдал, расхохотался тоже.
   - Знаете, миледи, я чувствую себя сволочью, но мне это нравится. Точнее, мне нравится то, из-за чего я чувствую себя сволочью.
   - Если я тебя правильно поняла, тебе понравилось, что ты растоптал Марута, но тебе не по себе, оттого, что тебе это понравилось. - Асгор печально кивнул. - Было бы из-за чего переживать! В некотором смысле, ты совершил подлость, и тебя она гнетёт, потому что ты честен. С другой стороны, ты, наконец, наказал обидчика, и, естественно, тебе хорошо.
   - Значит, бесчестья нет?
   - Почему?
   В этот момент их разговор прервал слуга:
   - Простите, леди Айрин, Вас хочет видеть лорд Гедрик.
   - Передайте лорду Гедрику мои извинения. Я занята с лордом Асгором, но как только я освобожусь, я немедленно зайду к нему. - Слуга ушёл. Айрин повторила вопрос: - Так почему?
   - Потому что, воспользуйся я возможностью победить, он бы удивился, но не так. Ну, то есть добрый дядя Марут обнаружил бы, что маленький мальчик вырос. Досадно, конечно, но что поделать! А так мы как бы продолжили нашу игру, а поединок послужил условиями. Только, боюсь, он захочет отыграться.
   - Верно, малыш. И будь готов не только к стреле, но и слову. Ваша война - это война душ и слов. Мечи в ней станут фоном, ну, или вспомогательным средством. Будь осторожен, малыш. В этой войне я не смогу тебе помочь.
   - Не волнуйтесь за меня, миледи. Я выживу, даже если проиграю. Есть вещи важнее детских обид и больного самолюбия. Сейчас мне достаточно знать, что я могу победить его в обычном поединке.
   - И как ты себя чувствуешь?
   - Мне хорошо. Я спокоен. Может быть, я был не прав, но я уел его за всю боль, что он причинил мне. Мне хорошо.
   - Хорошо. Но помни, он не простит, и турнир ещё не окончен.
   - Я помню, миледи. Ваши рекомендации на завтрашний день?
   - Как обычно: не забывай дышать. Помни, что дыхание бега отличается от дыхания фехтования. И ещё. По идее, ты должен справиться, но кто его знает, как всё повернется! Запомни, добеги до конца в любом случае, если, конечно, не переломаешь ноги на кочках.
   - Вы умеете вселить надежду, миледи!
   - Выше нос, малыш! Всё не так плохо, как кажется. Когда прибежишь, не падай на мосту, постарайся добраться до меня, а я уж верну тебя к жизни. А теперь дуй в лагерь, меня ждёт граф. Утром увидимся.
   В кабинете графа присутствовал сам Гедрик, его маг-советник, устроившийся в глухом углу кабинета за спинами посетителей, Деметриос, Морган, жрец, проваливший церемонию, торговец, упустивший невесту, родители беглянки и незнакомый маг.
   - Приветствую, милорды, советник. - Остальных Айрин проигнорировала так же, как и крик жреца:
   - Это она, лорд граф! Она была вчера, просила отменить церемонию! Она угрожала гневом богов!
   - Святотатство! - Согласился маг.
   Айрин поняла, почему советник Гедрика выбрал такое странное место, не соответствующее его статусу. Он умел владеть собой, но презрительную усмешку скрыть ему не удалось. Или он специально не стал скрывать своего отношения?
   - Что случилось, лорд Гедрик? - Айрин, не дожидаясь приглашения, села у стола графа, в результате маг и жрец оказались стоящими у неё за спиной и как бы отрезанными от разговора. А удара в спину воительнице опасаться было незачем.
   - Где ты была?
   - На тренировочной площадке.
   - Что ты там делала?
   - Разговаривала с Асгором. Слуга не передал мои извинения?
   - О чём вы говорили?
   Айрин равнодушно пожала плечами.
   - Обсудили его выступление, он объяснил, почему отпустил лорда Марута. - Глаза Моргана вспыхнули при её словах. - Я дала ему рекомендации на бег.
   - А где ты была утром?
   - В одной деревне, не знаю, как она называется.
   - Что ты там делала?
   - Помогала хорошему человеку.
   - Что Вы с ней разговариваете?! - Взвизгнул жрец. - Она оскорбила богов!
   Гедрик хмыкнул.
   - Сегодня в одной деревне нарушили церемонию бракосочетания. Эти люди утверждают, что ты имеешь к этому происшествию отношение.
   - Что Вы, милорд?! Я бы не осмелилась! Просто мне знакома невеста, поэтому, когда брак не состоялся, я подвезла её в безопасное место, что бы никто больше не мог принудить её к браку.
   - Ты хочешь сказать, что невеста не хотела выходить замуж?
   - Нет, милорд! - Мать рванулась к графу. - Она еще ребёнок, и не понимает, что для неё лучше!
   В этот момент в кабинет ворвалась Салли, держа перед собой меч госпожи, то ли как угрозу, то ли как символ своего статуса. За ней вбежали Саффи и капитан.
   - Что за вид! - Возмутилась мама Салли, шокированная её мужским костюмом.
   - Распутство! - Изрёк жрец.
   - Милорд, позвольте мне сказать!
   - Не слушайте её! Её душой владеют гилы!
   - Пока ещё Я здесь решаю, кого слушать, жрец! - Возвысил голос Гедрик. - Говори, Салли.
   - Это я просила леди Айрин помочь Саффи!
   - Неправда! Я сама решила, а Салли увязалась за мной.
   - Пусть так. Но Саффи выдавали замуж, потому что мы много задолжали ему! - Салли указала на торговца. - Он вчера отказался взять долг, но леди Айрин отдала ему деньги сегодня, так что Саффи может быть свободна.
   - Девочка не понимает серьёзности преступления своей госпожи, - вмешался маг. Он вытащил из-под обширного балахона кувшин и плеснул из него в очаг. Раздалось шипение и повали чёрный дым. - Это дело рук человеческих, а не божественный промысел, как она заявила в храме. Я вижу не очень хорошо обученную ведьму, зелье же, которым приправлено вино, суть сильное колдовство. Точнее, не само зелье, хотя для его приготовления нужны определённые знания, которые мало кому известны. Но оно не преднозначено для питья, и защита от отравления на нём магическая. Кто помогал тебе сделать эту смесь? - Маг ласково заглянул в глаза девушки и чуть не отшатнулся. Хотя выдержка и опыт спасли его от неосторожного шага, Айрин успела распознать слабость. И она заговорила. Морган, узнав интонации, непроизвольно оглянулся в поисках укрытия.
   - Торговец, вздумавший купить человеческую жизнь, да ещё расплатиться за неё людскими страданиями. Жрец, забывший, что служит богам, и прославляющий лишь собственный кошелёк... родители, отрекшиеся от собственного дитя... маг, погрязший в непомерном самомнении... Как всё банально, обыденно - даже тоскливо! Скажи, маг, кто я?
   - Дитя моё, в тебе говорит гордыня. Я верю, ты не хотела ничего дурного, ты просто хотела помочь подруге.
   И тут Айрин расхохоталась холодно и цинично.
   - Ты совсем ослеп, маг? Взгляни на неё и на меня. Что у нас общего, маг? Или ты думаешь, красные камни на мне - всего лишь вулканическое стекло, драгоценности для бедных? Держи! - Айрин кинула ему серёжку, но маг не успел её поймать. - Да, маг, богатство тебя не любит. Это же настоящие рубины. Подарок отца, между прочим.
   - Дитя моё, я не сомневаюсь в твоём достатке, и вижу, что с богатством мирским ты обладаешь богатым сердцем, и готова помочь любому, кому потребуется помощь. И не беда, что в этот раз ты ошиблась, но ты вмешалась в священный ритуал! - Голос мага набрал мощь. - Ты признаёшь это?
   - Да, маг, я разрушила фарс, называемый брачной церемонией!
   - Милорд, - встряла в перепалку Саффи. - Я сказала жрецу, что не хочу выходить замуж, потому что не люблю его, и он меня покупает. А жрец не стал меня слушать и заставил идти к алтарю.
   - Так, значит, принуждение к браку было?! - Громовым голосом вопросил Гедрик, радуясь возможности вмешаться. Торговец сжался и залепетал.
   - Я готов признать свою ошибку. Я отказываюсь! - Он выскочил за дверь.
   - Похоже, главный пострадавший не хочет продолжения разбирательства.
   - Милорд, - маг говорил мягким, располагающим тоном, но поймать на такую уловку графа давно уже было невозможно. - Я обращаю Ваше внимание на пренебрежение к богам, выказанное девушкой. Пусть родители Саффи, и даже жрец заблуждались, но своё желание выдавать за волю богов...
   - Святотатство! - Договорила за него Айрин, вставая и поворачиваясь к обвинителям. - Ты мне надоел маг! Ты не захотел увидеть мою истинную сущность, так познакомься с моей силой.
   "Отец, помоги!" - Мысленно позвала она, положив ладонь на амулет. И ощутила рядом незримое присутствие, оберегающее и поддерживающее. Всё тело наполнилось силой, но не своей, ею давно утраченной, а гораздо более мощной, идущей извне через нагревшийся амулет. Маг побледнел и вжался в стену, и русалка запела. Мелодичный, незнакомый язык не резал слух, его слова как бы укачивали, опьяняли. Только маги поняли смысл открывшегося, и потому остальные удивились, когда напыщенный, гордый судья упал перед обвиняемой на колени.
   - Простите, госпожа, я...
   - Встань! Никогда больше не появляйся в Ворделе. И это гилово отродье прихвати с собой, пусть в тот храм пришлют нового жреца. Проваливайте!
   Айрин расслабилась, собирая себя обратно. Едва её глаза обрели осмысленное выражение, они натолкнулись на серьёзное лицо советника. Он опустился на колени и поцеловал подол её платья. Айрин автоматически коснулась его лба, благословляя. Маг встал, поклонился Хозяину и вышел.
   - Милорд, разрешите мне удалиться? - Спросила Айрин графа, но кивнули все трое.
   Салли привычно последовала за госпожой. Деметриос отыскал упавшую серёжку и вышел из кабинета. Как в тумане русалка добралась до комнаты, и упала на кровать. К ней прибежала Лейла. Присев на краешек кровати, она прижала её голову к груди. Деметриос обошёл Салли, ждущую в коридоре, и остановился у двери спальни, увидев утешительницу. Он отступил, пока его не заметили, но дверь спальни закрывать не стал.
   - Даже не знаю, ругать тебя, или хвалить. - Лейла неодобрительно покачала головой. - Настоящее безумие, связываться с магом! Но ты прижала ему хвост!
   - Что ты, это не я! Отец. Он же обещал мне защиту. Но всё равно... как сказал мой ученик, мне нравится, что я сделала, но от этого чувствую себя сволочью. Я вывалялась в грязи. Весьма неприятно!
   - Ну, зачем было связываться со жрецом?! Неужели нельзя было просто умыкнуть невесту?
   - Остался бы долг. И её сёстры. Ладно, хватит. Дай мне воды.
   Деметриос осторожно заглянул в спальню. Лейла подала девушке широкую чашу с водой и провела над ней рукой. Над чашей появилось голубое сияние. Айрин тепло улыбнулась чему-то в чаше и сказала:
   - Спасибо, папка! - Родной язык приятно растекался по горлу.
   Из чаши раздался ответ. Мужской голос говорил на том же языке:
   - Не благодари меня, красавица моя! Ты подарила мне хорошее развлечение.
   - Перепугать до смерти мага для тебя развлечение?!
   - Ненавижу заносчивость! Будут проблемы - зови.
   Сияние исчезло. Лейла рассеяно поставила чашу на столик.
   - С Вами всё в порядке, госпожа?
   - Да, тётя Лейла. Иди, не волнуйся за меня.
   Деметриос метнулся к окну и спрятался за занавеской. Едва колдунья вышла, в комнату влетела Салли, всё ещё сжимающая в руках меч. Деметриос остановил её взмахом руки и подошёл к кровати, на которой растянулась воительница.
   - Ты уронила серёжку. - Девушка протянула руку, Деметриос положил потерю ей на ладонь и тут же схватил за запястье, стаскивая с кровати. - Хватит пялиться в потолок! - Рывок получился таким сильным, что девушка, стремясь сохранить равновесие, прижалась к нему. Воин поддержал её за талию, потом резко отдёрнул руки, отступил на шаг и скомандовал: - Надень что-нибудь приличное, займёмся делом. Жду тебя внизу.
   Помня, чем закончился прошлый мечный поединок, Деметриос выбрал рукопашный бой, в котором его ученица пока не превзошла учителя. Их поединок прервал гонг, собирающий гостей на ужин. Деметриос отправился в главный зал, а Айрин от ужина отказалась, сообщив, что хочет немного прогуляться.
   Но долг есть долг, и сначала Айрин навестила ученика. Оба оруженосца сидели снаружи. Они приветствовали воительницу затравленными взглядами и, вскочив, никак не могли определиться, пропускать её или задержать. Что показалось Айрин подозрительным, и она прислушалась к разговору в шатре. После нескольких реплик ей стало ясно, что "добрый дядя Марут" учит жизни "маленького мальчика Асгора", и, похоже, у мальчика возникли проблемы. Попросив у оруженосца плащ, она завернулась в него и, приподняв полог, позвала нежным, трепещущим голосом:
   - Я могу войти, малыш? - Голоса в шатре стихли. Асгор вскочил. Взглянув на Марута, ведьма изобразила смущение: - Простите, милорд, я не хотела помешать Вам!
   Асгор смешался, и учительница сурово нахмурила брови. Молодой человек сразу нашёлся:
   - Вы не можете помешать, миледи! - Он приобнял учительницу за плечи, и она вздохнула про себя, видя его смущение. Асгор провёл девушку за занавеску, отгораживающую спальную часть шатра, и, сказав: - Я сейчас освобожусь, - повернулся к гостю: - Прости, дядя Марут, но я немного занят.
   Марут осклабился.
   - Конечно, не смею мешать. - Посмеиваясь, он вышел из шатра.
   - Ну, и чего ты растерялся? - Айрин сняла плащ и требовательно замерла, ожидая ответа. Асгор покраснел, и Айрин взорвалась: - Слушай, малыш, если женщина дозволяет мужчине обнять себя, она ждёт уверенность и силу, а не дряхлость и дрожь! И не красней ты, словно старая дева! Пойми же, твоему противнику не обязательно читать запрещённые книги, чтобы догадаться, какие чувства вгоняют тебя в краску. Как ты думаешь, какие выводы он сделает?
   - Он решит, что нашёл слабое место...
   - Не верно, малыш! Он найдёт слабое место! Так что не допускай, чтобы оно проявлялось "через внешнее".
   - Но, миледи!
   - Хватит, малыш! Твоё счастье, что Марут приписал твоё смущение растерянности. Запомни: либо играй до конца, либо не ввязывайся в игру вовсе. А теперь иди спать, завтра тяжёлый день. Да, чуть не забыла! Я же к тебе по делу. Сегодня произошёл один не очень приятный спор, и твой отец при нём присутствовал. Мне пришлось сказать, что ты объяснял мне, почему отпустил лорда Марута. Думаю, моё заявление заинтересовало герцога.
   - А почему я отпустил лорда Марута?
   - Придумывай сам. Ты же начал эту игру.
   Вырвавшись из шумного города, русалка свободно вздохнула и, отпустив поводья, предоставила коню самому выбирать путь. Алый диск солнца зацепился за верхушки сосен, но Айрин не торопилась возвращаться домой. Погрузившись в окружающий мир, она не следила за дорогой, и в результате попала в незнакомое место, хотя ранее изучила местный лес вдоль и поперёк. На широкой ухоженной поляне у веселого костра возлежал воин. Под рукой у него стояла корзина с фруктами, а его оружие лежало в стороне, у кромки леса, что было странно для того, вся расслабленная поза кого дышала силой и мужеством. Спойноная аура места завораживала, и девушка без колебаний шагнула на поляну. Воин бросил ей, не поворачиваясь:
   - Долго же ты добиралась. Присаживайся.
   - Я не знала, что меня кто-то ждёт, божественный.
   Воин каким-то неуловимо текучим и вместе с тем стремительным движением поднялся и замер, взирая на гостью слегка насмешливо и оценивающе.
   - Выпей! - Он протянул ей бутылку. Айрин отрицательно мотнула головой. - Не бойся, пей. Это не моя поляна. Я здесь тоже, вроде как, гость.
   Ведьма "вчувствовалась" в ауру необычной поляны и с удивлением отметила, что место и время мало подходят для воинственного бога. Они сели к костру. Когда бутылка наполовину опустела, воин заметил, коснувшись прически девушки:
   - Сложная конструкция. - Айрин смутилась:
   - Деметриос так резко вытащил меня, что я просто не успела...
   И замолчала, потому что волосы уже оказались заплетёнными в косу. Воин веселился над её изумлением. Помощь пришла с неожиданной стороны: к костру вышла стройная девушка в белой тунике, отделанной золотой вышивкой. Её распущенные волосы украшал венок из лесных цветов, который весьма бесцеремонной перекочевал на голову воина. Всё в повадках златовласки говорило, что она и есть хозяйка поляны. Айрин поспешно вскочила, но хозяйка одёрнула её:
   - Сиди-сиди! Думаю, задержись я ещё немного, ты бы встать не смогла. - Айрин потупилась. - Ладно, всё нормально. - Девушка отобрала бутылку у воина. - Сегодня день такой, что не грех и выпить. А фокусу с волосами ты не удивляйся. Если хочешь, я научу тебя. - Айрин благодарно поклонилась, что выглядело забавно, учитывая сидячую позу и не совсем трезвую голову. Все трое рассмеялись, но потом хозяйка бросила короткий взгляд на воина, и он, ни слова не говоря, ушёл. - Ты уверена, что тебе это нужно? - Ишара кивнула на меч.
   - Да, божественная.
   - Жаль. Я хотела переманить тебя к себе.
   - Я принадлежу Альтосу.
   - Откровенно. А не боишься моей ревности?
   - Нет, божественная. А...
   - Тихо. Не называй всё же его имени. Защита защитой, но и осторожность не повредит. Незачем ему слышать женские разговоры.
   - Хорошо. Я хотела сказать, что он может получить любую женщину гораздо проще, чем через посвящение. Да и он меня не интересует.
   - А кто тебя интересует? - Айрин пожала плечами. - А тот, к кому ты торопилась из храма?
   - Это мой ученик.
   - Странно, но я вижу следы любви в твоей душе?
   - Все мы иногда ошибаемся.
   - Да-а, ты принадлежишь ему. Тогда почему же в храме ты призвала меня? - Айрин напряглась.
   - А кого мне было звать? Светлый вряд ли бы отозвался. Да и потом, любовь - Ваша вотчина. - Ишара кивнула, соглашаясь. - Спасибо за помощь.
   - Да, мелочи какие. Но в следующий раз о защите думай сама.
   Айрин вспыхнула.
   - Простите! Я торопилась, и просто не сообразила. Пока мне маг не сказал про отравление, я даже не думала, что моё зелье ведь будут пить. А когда его пили, я больше переживала, хватит ли его, чтобы погасить огонь.
   - Я так и поняла. К счастью, вы обе так старательно думали, про это зелье, что я поняла, какая именно помощь вам требуется на самом деле. Ты пей, сегодня можно.
   Айрин подчинилась и, расслабившись, рискнула удовлетворить любопытство:
   - Но ведь легенды гласят, что Вы с... воином как бы...
   - Легенды много чего врут. Например, что у русалок рыбьи хвосты вместо ног. - Она замолчала, а в глазах её появилось странное отсутствующее выражение. - Когда мужчина обещает носить женщину на руках или бросить к её ногам весь мир, не заботясь о том, что женщина любит ходить сама, а весь мир ей как-то без надобности, от него лучше держаться подальше. - Айрин прыснула, вспомнив обещания Совы. - Ты, я вижу, понимаешь, о чём я. А знаешь, ведь находятся такие, кто выполняет эти обещания, и бедные женщины потом всю жизнь расхлёбывают последствия. Так вот. Он мне ничего не обещал. Он требовал. А потом однажды предупредил, что будет ждать меня вечность, и всегда оказывался рядом, когда был необходим. Не верь легендам, девочка, и не верь обещаниям. И никому не позволяй убить свою душу. Душа - единственная ценность, какая есть у человека. Всё остальное - вторично, либо незначимо. - Ишара растворила в воздухе пустую бутылку и крикнула: - Альтос, дорогой, открой ещё бутылочку!
   Альтос принёс три бокала. Ещё одну бутылку уговорили на троих. Айрин попыталась встать.
   - Ладно, спасибо за встречу и вино, но мне пора домой. Завтра мой ученик бежит.
   Пошатываясь, она добрела до Грома и, уцепившись за луку, бросила себя в седло. Альтос, оценив, хмыкнул.
   - Проводи её, дорогой, - вздохнула Ишара.
   Всё оружие Альтоса непостижимым образом оказалось на нём, а из чащи гордо вышел огромный вороной жеребец, достойный хозяина. Вскоре зачарованная поляна осталась позади, а копыта коней нащупали дорогу. Путники выбрались на Тракт. Город быстро приближался, и даже затуманенная вином голова русалки отметила, что путь обратно получился гораздо короче, чем путь туда. Альтос одобрительно усмехнулся, и Айрин не стала задавать ему лишние вопросы.
   А в её отсутствие Салли чуть не организовала расширенный поиск. Не найдя хозяйку ни у Асгора, ни у Деметриоса, а её коня - в конюшне, она не на шутку встревожилась. Деметриос посмеялся над её страхами, чем не успокоил верного оруженосца. Вот и сидела она во дворе, ожидая возвращения госпожи. К ней присоединились Саффи и капитан Стефан. При появлении всадников они бросились им навстречу. Незнакомый воин, сопровождавший Айрин, подъехал к ней вплотную, притянул девушку к себе и крепко поцеловал. Потом развернул коня и исчез в ночи. Воительница задумчиво посмотрела ему вслед, потом, пробормотав: "Тётя Лейла меня точно пришибёт!" - сползла с коня. Земля поплыла у неё под ногами. Айрин пошатнулась, и её подхватили под руки. Русалка, рассмотрев встречающих, приказала Салли:
   - Займись Громом. Завтра утром мне понадобится зелёное платье, то, для верховой езды.
   Высвободившись, она преувеличенно твёрдой походкой пересекла двор.
   Утром Айрин проснулась гораздо позже, чем обычно. Воительница отругала себя, что спала так долго, и тут сообразила, что спала в одежде. Вечерние события всплыли в памяти. Девушка попыталась убедить себя, что ей всё приснилось, но едва она коснулась головы, как коса расплелась. Покрутив в руках кожаный ремешок, Айрин провела рукой по волосам, и коса заплелась сама по себе. Отбросив посторонние мысли, она принялась собираться. Салли поблизости не наблюдалось, но платье она приготовила, а в гостиной ждал завтрак. Салли появилась, когда Айрин собралась уходить. Она отдала оруженосцу меч, с повязанной на нём косынкой, и девушки отправились на турнир.
   У моста через Эдину было людно. Гости Вордела устроили прогулку на природе и, собравшись в группки по интересам, обменивались свежими сплетнями. Отдельно держалась группа, состоявшая из "выживших" участников турнира. Асгор, увидев учительницу, покинул соперников.
   - Доброе утро, миледи.
   - Скорее уж добрый день!
   - Для кого как. Говорят, утро - это время после сна. - Айрин вопросительно выгнула бровь. - Вчера вечером ко мне приходила Салли, сильно обеспокоенная вашей пропажей. - Безразличные интонации голоса как бы просто оповещали о неком событии, которое имело место быть. Айрин одобрительно улыбнулась, но поощрять хоть и искусно завуалированное, но, тем не менее, неуместное любопытство ученика считала излишним:
   - Беда всех старых оруженосцев. Они так опекают своих хозяев, что готовы идти в бой вместо них.
   - К счастью, Салли ещё молода.
   - Спасибо, утешил! Если она уже сейчас так за мной бдит, что же будет через несколько лет?!
   - Будете с боем из комнаты вырываться по утрам. Вместо разминки. - Они рассмеялись, чем привлекли внимание. Асгор оборвал смех. - Ваше слово, миледи?
   - Удачи, малыш! Остальное ты знаешь.
   Не успел он вернуться к соперникам, его место занял Глен Энхельский.
   - Приветствую, леди Айрин.
   - Добрый день, лорд Глен.
   - Я прошу разрешения побеспокоить Вас просьбой о продолжении одного разговора.
   - Как витиевато! Но, я думаю, сейчас разговор не получится. - Она указала на герольда. - Увидимся вечером, милорд.
   Пока бегуны состязались, Айрин прогулялась в город, позвав с собой Саффи, а её сестру оставила на берегу. Прогулка по городу закончилась в оружейной лавке, приглянувшейся воительнице ранее. Оружейник, хозяин лавки, никак не мог взять толк, что у него понадобилось молоденьким девушкам. Но он не растерялся, когда русалка попросила его показать короткий меч из тех, что предпочитают пажи. Подмастерье, повинуясь знаку хозяина, подал меч в богато украшенных ножнах. Воительница лишь наполовину обнажила клинок, и тут же презрительно бросила его на прилавок, заявив, что просила меч, а не золочёную булавку. Оружейник хмуро протянул ей другой, без ювелирных излишеств. Его Айрин рассматривала долго и придирчиво. Наконец, взглянув на каменное лицо хозяина, с вздохом кивнула. И уже потянулась к кошельку, как в лавку вошёл другой подмастерье. Не нужно было обладать магическими способностями, чтобы прочесть раздражение и злость на его лице. Он кинул на прилавок перевязь с ножами и с нескрываемой обидой возвестил:
   - Он отказался!
   Мастер вздрогнул и побледнел.
   - Почему? - Еле выдавил он.
   - Он недоволен, что заказ принёс я, а не ты.
   Оружейник сгорбился и уставился в одну точку где-то за спиной вестника. Про Айрин они забыли, чем она воспользовалась, стащив один нож. Наконец мастер тяжело вздохнул:
   - Что ж, придётся идти.
   Он протянул руку к ножам, но его собственное изделие воткнулось в прилавок. Все трое уставились на слегка подрагивающую после удара рукоять.
   - Не спешите, уважаемый. Скажите, остальные ножи так же хороши?
   - А-а?
   - Понятно. - Айрин взяла другой нож, подкинула его на ладони и, не оборачиваясь, метнула за спину. Нож воткнулся в центре доски-мишени, предназначенной для апробации покупаемого оружия. - Отлично. Я беру их.
   - Но...
   - Заказчик отказался, так какие проблемы? Ведь деньги не были уплачены, я правильно поняла?
   - Да, сударыня.
   - Тогда запакуйте всё.
   - Запакуйте?
   - Ну да! Не может же Саффи разгуливать по городу с таким арсеналом, а ей всё это в замок нести.
   - А Вы, миледи? - Пискнула Саффи.
   - Я - сразу на турнир. Так что, пожалуйста, заверните, если не трудно.
   - Нам не трудно! - Подмастерья, молодые весёлые парни, отталкивая друг друга, заторопились услужить покупательнице, но хозяин рявкнул на них, обрывая суету:
   - А ну, хватит, лоботрясы!
   Он прошёл во внутреннее помещение лавки и принёс оттуда другой меч, таких же размеров, что и прежний, но, уже взяв его в руки, Айрин почувствовала иную силу оружия. Айрин осмотрела клинок со всех сторон, но не придирчиво изучая, а, скорее, безмолвно восхищаясь творением мастера. Она без возражений заплатила требуемую сумму, и один из подмастерьев скривился. Хозяин осуждающе одёрнул его:
   - Оставь свои торгашеские замашки. Настоящий мастер не оскорбит торгом работу другого мастера. Могу я узнать госпожа, кому теперь принадлежит это оружие?
   - Конечно, мастер. Я купила его для оруженосца. А меня зовут Айрин, Учительница воинов.
   Айрин вовремя вернулась к мосту: на берег выбежали первые участники. Асгора ещё не было видно. Морган подошёл к учительнице.
   - Со стороны, кажется, будто Вы вовсе не волнуетесь.
   - А я и не волнуюсь. Я же привезла его сюда не за победой. Ему нужно понять, на что он способен. А что Вы о нём думаете?
   - Я пока промолчу.
   - Как Вам будет угодно, милорд.
   - Миледи, он на дороге! - Крикнула Салли.
   - Хорошо. С Вашего позволения, милорд.
   Девушки пошли встречать измученного Асгора. Он подбежал к учительнице и в изнеможении рухнул на колени. Восстановив дыхание, он взял у Айрин флягу с отваром и покорно выпил противное зелье.
   - Хорошо, малыш. Отдыхай пока, вечером я загляну к тебе.
   Ближе к вечеру Айрин зашла к Асгору. Он почти оклемался после изнурительного состязания.
   - Как самочувствие, малыш?
   - Я в порядке, миледи.
   - Хорошо. Что скажешь?
   - Марут не прошёл этап. Что-то с сердцем.
   - И что ты думаешь?
   - Я думаю, что если бы не играл с ним вчера, он бы не пострадал сегодня.
   - Возможно. Вот только сюда его никто за уши не тянул. Он приехал добровольно. И вот почему я заставляла тебя учиться чувствовать тело. Оно всегда сообщит, если что не так. Нужно только услышать это сообщение.
   - Я не понимаю Вас, миледи.
   - Только две болезни поражают человека внезапно: раны и травмы. Все остальные, как правило, предупреждают о своём приближении заранее. И тут уже от человека зависит, услышать предостережение и принять меры, или отмахнуться от недомогания.
   - Вы хотите сказать, что Марут сам виноват?
   - Нет, я хочу сказать, что если когда-нибудь твоё сердце попросит тебя остановиться, не обижай его отказом, ладно?
   Асгор сдержал смешок.
   - Знаете, миледи, у Вас потрясающая способность переворачивать мир с ног на голову!
   - Мудрецы советуют тому, кто хочет взглянуть на мир по-новому, встать на голову.
   - Стоит попробовать!
   Асгор ловко встал в стойку на руках, но тут в шатёр заглянул Морган.
   - Простите, я не знал, что вы занимаетесь.
   - Не беспокойтесь, милорд, на сегодня занятия закончены.
   Асгор встал на ноги.
   - Добрый вечер, пап. Подожди меня, я провожу леди Айрин и вернусь. - Они вышли. - Что посоветуете на завтра?
   - Не суетись. Вспомни, как было на тренировках. А про лошадей я ничего говорить не буду, в этом вопросе, скорее, у тебя надо совета спрашивать. - Асгор хитро улыбнулся:
   - Никогда не покупайте вельцев. Они красивы, и поэтому богатые мужчины любят дарить их женщинам, желая поразить богатством, так как стоит вельская кобылка недёшево. Но они ленивы и глупы, годятся только для коротких прогулок в небольшой компании. Даже на охоту их лучше не брать, так как приучить их к ней сложнее, чем завалить кабана ножом.
   - Браво, малыш! - Рассмеялась Айрин. - Ладно, иди, тебя отец ждёт.
   Осмотревшись, Айрин направилась к шатру герцога Энхела. Глен и Кевин только сели ужинать, и пригласили гостью присоединиться к ним. Поскольку обсуждать дела за трапезой не принято, они провели время в лёгкой светской беседе. Когда с ужином было покончено, Глен выпроводил брата и спросил, перейдя к делу:
   - Могу я предположить, что Вы положительно рассмотрели мой предложение?
   - Ой! Пока не можете, я ведь ещё не знаю, в чем оно заключается!
   - Я повержен, миледи! - Усмехнулся Глен, но быстро вернул деловой тон. - Видите ли, я и сам пока не знаю, что мне нужно. В двух словах - я не доволен моими солдатами. Поймите, не войском, а именно солдатами, каждым в отдельности. Они - неплохие бойцы, кто - лучше, кто - хуже, но, в целом, в бою - не подведут. Только мы не так часто воюем, а они и в мире ведут себя так, будто все окружающие - враги. Их жизнь строится на праве сильного, и мне это не нравится. Вы посвящены Альтосу, и, значит, понимаете, что такое честь и долг воина. А мои солдаты даже не задумываются о таких вещах. - Глен замолчал. Айрин не торопила его. Наконец он сказал: - Я хочу, что бы мои солдаты вспомнили, что такое честь, если это возможно.
   - Я подумаю, что можно сделать и отвечу Вам, как только лорд Морган отпустит меня. Милорд!
   Айрин выскользнула из палатки. Следующий визит она нанесла герцогу Норгара.
   - Итак, милорд, как Вам нравится результат?
   - Он изменился. Он может победить?
   - Нет.
   - Почему?
   - Он не хочет. Да и я не учила его дуэлям. Вы же хотели, чтобы он выжил в пограничье.
   - А как одно связано с другим?
   - В том то и дело, что никак. Драка, бой, даже поединок - это одно, а состязание - совсем другое.
   - Что Вы хотите этим сказать?
   - Он считает глупостью доказывать кому-то свою силу и мастерство. Он такой, какой он есть.
   - Вы сделали его трусом!
   - Нет, он не трус! Он пробрался в лагерь Сов, чтобы разведать их планы и предупредить меня о коварстве. Но он знал, зачем он это делает, и считал, что поступает правильно. А смысла состязаний он не понимает. Знаете, я их тоже не понимаю...
   - Но Вы же участвовали в Турнире лета?
   - Тогда у меня была цель, и я её добилась.
   - Но Вы же проиграли!
   - Но у меня была другая цель. Победа лишь тешит самолюбие... это не мои слова. И это ещё одна причина, по которой ему лучше проиграть. Гордыня разит не хуже вражеских стрел.
   - Вы же не хотите сказать, что велели ему поддаться!
   - Упаси меня Альтос! Просто поражение научит его большему, чем победа. Да и сюда я привезла его не за победой. Мне нужно, что бы он в реальной схватке с разными людьми оценил свои возможности, не рискуя жизнью.
   - Он сказал, что не хотел обижать дядю Марута, ведь он столько возился с ним в детстве. Но мне показалось, что он отпустил его по какой-то иной причине. Как будто победа его не устраивала...
   - Я же говорю, он не видит в ней смысла. Это же не война и не драка с разбойниками.
   Морган хмыкнул:
   - Знаете, а ведь именно таким и должен быть воин из пограничья. Когда-то воины нашего Дома не участвовали в турнирах под угрозой изгнания. Слишком опасная была у нас жизнь, что бы так рисковать людьми. Зайдите завтра после турнира.
   Последний день турнира Айрин провела с хозяевами Вордела. Асгор успешно выступил, но от финального этапа турнира отказался. Ведьма увидела, как побледнел Морган. Дождавшись, пока Глен Энхельский посвятит победу в турнире супруге, она незаметно покинула торжества. Учительница воинов разыскала Моргана в его комнате, где молча села рядом.
   - Я был в ярости, - нарушил молчание герцог. - В Норгаре никогда не было трусов.
   - Он не трус.
   - Да, я помню. Но от этого не легче. Почему он отказался?
   - Я уже говорила: ему не нужна победа. И он знал, что не сможет победить.
   - Возможно, он прав. Но что скажут остальные?! Наследник Норгара отказался от битвы!
   - Вам нужно было сразу сказать мне, что хотите из него сделать победителя турниров, и я бы не стала зря тратить время! Я учу воинов, а не драчливых петухов! Вы хотели, чтобы он выжил в пограничье, так принимайте результат, и не обвиняйте меня в том, что не заказывали!
   Морган достал кошелёк.
   - Вы правы. Мне надо было яснее определять задачу.
   Айрин взяла деньги, сдержанно поклонилась и покинула комнату. Асгора она нашла в его шатре.
   - Мои поздравления, лорд Асгор! Отличное выступление.
   Асгор дёрнулся, услышав своё имя, но быстро взял себя в руки.
   - Леди Айрин, не могу передать, как я счастлив, что Вы не только обратили внимание на моё выступление, но и навестили скромного воина, недостойного дышать одним воздухом с Вами! Теперь мне не страшны происки врагов, а свет ваших глаз согреет меня холодными ночами в долгих военных походах...
   - Далеко собрался, малыш? Насколько мне известно, Норгар сейчас не ведёт войн, да и в королевстве, хвала Светлому, мир. - Айрин отдёрнула спальный полог. Книга лежала в изголовье постели. - Точно: "Завоевание любви"! То-то я смотрю, как по писаному шпарит мальчик. Немедленно выкини её, потому что вряд ли ты сможешь продать кому-нибудь этот бред. Но в целом мне нравится ход твоих мыслей. Если попадётся "Власть сладострастия" или "Нежная война", почитай обязательно. И не красней!
   - Простите, миледи, я сегодня сам не свой, вот и говорю всякие глупости.
   - Ничего, в молодости не страшно. Радуйся жизни, пока есть возможность. Ну, всё, хватит болтать. Выкладывай свои впечатления!
   - Может, я и не прав, что отказался от финала, но победить я всё равно бы не смог. Так зачем выставлять себя на посмешище. Глен Энхельский однажды уже "смёл меня с ристалища". Спасибо, больше не хочется. Я продержался гораздо дольше, чем рассчитывал. - Он хмыкнул. - Выходит, я не так плох, как о себе думал.
   - Выходит так, милорд.
   Асгор грустно улыбнулся:
   - Мне больше нравится, когда Вы зовёте меня "малыш".
   Айрин ответила ему такой же грустной улыбкой.
   - Всё проходит. Не надо грустить.
   - Скажите, леди Айрин, а ведь тот не похожий на оленя юнец, это были Вы?
   - Вот пристал! Увидимся на празднике, милорд.
   В шатре Глена Энхельского оруженосцы, собирающие вещи, сообщили Айрин, что их хозяин уже перебрался в замок. В шатре ощущался след недавнего присутствия кого-то знакомого, что Айрин не сочла важным, и не спеша направилась в замок. Если бы она поняла, чьё присутствие учуяла, от её безмятежности не осталось бы и следа.
   Пока Айрин улаживала дела, Глена навестил Деметриос.
   - Приветствую, лорд Деметриос. - Герцог Энхел вежливо встретил гостя, стараясь скрыть удивление. Проигнорировав приглашение сесть, Учитель воинов заявил:
   - Я не хочу, чтобы Айрин работала на Вас.
   Глен пожал плечами.
   - Леди Айрин еще не дала своё согласие. И потом, мне кажется, это наше с ней дело, и мы сами с ним разберёмся.
   - Нет, милорд, это и моё дело тоже! Поэтому позаботьтесь, чтобы Айрин своё согласие не дала.
   Деметриос, не прощаясь, вышел из шатра, оставив Глена в смятении. В таком настроении он перебрался в замок и заперся в одной из комнат старых покоев Мелины наедине с кувшином вина. Сама же Мелина сидела в гостиной, терпеливо ожидая момента, когда можно будет потревожить мужа. Увидев её, Айрин сразу вспомнила ощущение, от которого отмахнулась в шатре. И нахмурилась, от чего Мелина побледнела и беспомощно оглянулась на дверь, за которой скрылся её любимый.
   - Лорд Глен у себя?
   Мелина кивнула и торопливо подскочила к двери.
   - Милый, к тебе пришла Айрин, то есть леди Айрин.
   Глен резко открыл дверь.
   - Леди Айрин.
   - Лорд Глен. Я могу войти? - Айрин уверенно вошла в комнату, вынуждая Глена пропустить её. Девушка огляделась. От бывшей малой гостиной Мелины, превращённой в кабинет Глена, остались два кресла у окна и маленький столик между ними. На столике стояла бутылка и кубок. И больше ничего. Айрин неодобрительно качнула головой.
   - Леди Айрин, - неуверенно заговорил Глен, - я много думал над своими словами и просто поражаюсь, как Вы всё это слушали. Наверно, всё это звучало удивительно глупо.
   - Я бы не сказала... - пробормотала Айрин, но Глен её не услышал.
   - Поэтому, хотя мне очень жаль, я прошу Вас забыть о моём неосторожном предложении.
   - И не подумаю. Лучше расскажите, что Вам наплёл мой заботливый учитель?
   - Леди Айрин!..
   - Хватит, милорд. Я - ведьма. - Дверь в комнату захлопнулась, но Айрин лишь мимоходом заметила, что смогла сделать. - Я знаю, что он у Вас был. Не таможенные же пошлины на вино вы обсуждали!
   - Миледи, я не думаю...
   - А надо бы! Да не переживайте Вы, право слово! Деметриос волнуется за меня, но наши с Вами отношения его не касаются.
   - Он считает иначе. Поймите, леди Айрин, я вовсе не хочу с ним ссориться. Никогда не хотел. К тому же, если мы развяжем войну, совершенно невозможно предугадать, кто из нас победит. Он - друг короля, я - его герольд. Я не хочу выяснять, что сильнее: дружба или связи. Тем более что в любых других обстоятельствах, я бы желал победы ему.
   - Думаю, в любых других, но не в этих. Видите ли, он боится, что я попытаюсь использовать своё положение, чтобы помочь Артуру.
   - Артуру?
   - Да, милорд. Так что, если хотите отказать мне, воспользуйтесь более весомым аргументом. Дарю его Вам! Скажу честно: сначала я действительно хотела наняться к Вам, что бы потом помочь ему, да только Вы подкинули мне столь заковыристую задачку, что решить её будет куда интереснее, чем помогать несчастному изгнаннику, который наконец-то нашёл себе место и дело по душе. - На недоумевающий взгляд Глена она пояснила: - Он ушёл с Морскими Ястребами, если Вы не в курсе. А Деметриос боится, что я нарушу "правило невмешательства", поэтому он меня от меня защищает. Ничего личного к Вам. Так что, пожалуйста, не впутывайте его в наши дела. Точно так же не треплите зря его имя, если решили отказаться от мечты! Это будет Ваш выбор, милорд, и только Ваш.
   - Какой прок от мечты, если ничего не возможно! Разве можно переделать столько людей сразу!
   - А почему сразу?
   - Потому что иначе придётся всех менять, а моя армия не потянет таких коренных перемен.
   - А, по-моему, перемены следует проводить постепенно, чтобы люди к ним привыкли.
   - Вы считаете, что моя идея не безнадёжна?
   - Если Вы согласны бороться за неё.
   - Я воин, миледи! Просто война с Деметриосом - слишком высокая цена за сбывшуюся мечту, тем более что ни победа, ни поражение в ней меня не устраивают.
   - Деметриос - моя забота. И, если он Вам хоть слово скажет, посылайте его ко мне, я сама с ним разберусь.
   - Послать к леди Айрин - ну и страшное проклятие получается! - Рассмеялся Глен. Он достал второй кубок и налил вина. - За мечту!
   - За мечту! - Они выпили. - Знаете, у меня появились кое-какие соображения. Сначала конечно придётся посмотреть на месте, что у вас происходит. Но в целом, план действий таков...
  
   Главный зал был полон гостей; весёлая музыка, задорный смех окружили Айрин. Она мотнула головой, сбрасывая груз проблем, и тут же окунулась в волну восхищения окружающих. Мелина, увидев её, махнула рукой, приглашая к столу. Деметриос сидел хмурый и ни с кем не разговаривал, не смотря на все попытки Гедрика развеять его хандру. Тогда инициативу перехватил Глен. Оглядев огромный зал, в котором почти не заметны были танцующие, он лукаво улыбнулся Гедрику:
   - Я удивлён, милорд: такой прекрасный праздник, столько ослепительных дам и храбрых кавалеров, а никто не танцует. Может, они ждут сигнала Хозяина? - Глен метнул быстрый взгляд на Деметриоса, а потом на Айрин. Гедрик, поняв, усмехнулся:
   - Что ж, лорд Глен, действительно странно, что никто не танцует. Но, может, храбрые кавалеры просто устали после турнира?
   - Моему возмущению нет предела, милорд! - Глен встал и поклонился Мелине. - Ты свободна, милая?
   Мелина нежно улыбнулась и протянула руку супругу. Глядя вслед удаляющейся паре, Сабрина заметила:
   - Но мы же не допустим, чтоб последнее слово осталось за ними?!
   - А мне без разницы, если ты согласишься танцевать со мной!
   Гедрик увёл свою партнёршу, и Деметриос с Айрин остались вдвоём за парадным столом. Несколько молодых людей заметили, что Айрин скучает в одиночестве, и направились к ней, стремясь обогнать соперников, но не успели: Деметриос без слов вытащил девушку на танец.
   - Знаешь, а я приняла предложение Глена, - как бы вскользь заметила Айрин. - Очень интересная задачка.
   - Я же говорил тебе, не вмешивайся в дела Домов!
   - А я и не собираюсь. Мне действительно хочется решить его проблемку. К тому же, я честно предупредила Глена, что сначала хотела помочь Артуру. Так что он в курсе.
   - Что значит, ты предупредила Глена?!
   - Я предпочитаю быть честной с нанимателем. Так проще найти общий язык.
   - И что, нашла ты общий язык с Гленом?!
   - Не сердись, дело того стоит. Я очень хочу решить эту задачу, и Артур здесь не причём. Так что не вмешивайся, пожалуйста.
   - Не вмешивайся?!! Я не для того учил тебя, что бы ты совала голову в пасть всякого льва ради развлечения!
   - Тише, Деметриос, не надо скандалить, здесь слишком много людей. Просто пойми, что я не из тех, кто развлекается, дразня хищников. Я всё продумала. - Музыка закончилась. Танцующие поклонились друг другу. - Не вмешивайся, будет хуже... - прошептала Айрин.
   - Как скажешь! - Взорвался Деметриос. - Но когда жизнь загонит тебя в угол, вспомни, что я тебя предупреждал... и не зови меня на помощь!
   Воин резко развернулся. Айрин вздохнула, понимая, что переубедить его невозможно. По крайней мере, не здесь и не сейчас. Она уже хотела вернуться за стол, но её остановил громогласный окрик:
   - Как успехи, Асгор!? Похоже, прошлогоднее затворничество пошло тебе на пользу!
   - Как ваше здоровье, дядя Марут?
   - Спасибо, мой мальчик, вполне, вполне!
   Тут она заметила, что Мелина подзывает её к небольшой группке молодых женщин, как позже выяснилось, недавно вышедших замуж, или вскоре собирающихся испить свадебного вина. Пристроившись к ним, ведьма не заметно наблюдала за очередным этапом поединка между Асгором и Марутом. Лорд Марут тем временем, не сдерживая мощного голоса, поинтересовался:
   - А что за красотка приходила к тебе в шатёр?
   Асгор смешался и тут же почувствовал настойчивый взгляд. Глядя в глаза бывшему ученику, Айрин сердито нахмурилась, потом коснулась живота, груди и щёк. Замешкавшись от непонятного сигнала, юноша широко улыбнулся, вспомнив суровое "не красней". Набравшись смелости, он переспросил:
   - А которая из них?
   Тут уже смешался Марут. Гробовая тишина сменилась смешками. Симпатии многочисленных гостей определить было не трудно, особенно после того, как Асгор изящно отшутился. Марут выкрутился:
   - Та, с нежным голоском, что зашла, когда мы беседовали.
   Асгор снова терял позиции. Айрин улыбнулась ему и провела открытой ладонью от себя, как бы предлагая продолжить словесный поединок, как не однажды подбадривала его во время занятий.
   - Что ж, дядя Марут, если она Вам так понравилась, ищите её, а я с удовольствием её представлю Вам. Правда, сомневаюсь, что у Вас что-нибудь выйдет.
   - Э-э, мой мальчик, много ты понимаешь в жизни! У меня есть свой подход к женщинам. Ни одна не устоит против него!
   - И что это за подход, дядя Марут? Пожалуйста, расскажите!
   Асгор с готовностью трепетно внимать смотрел на него; вокруг, молчаливо поддерживая просьбу, собрались несколько молодых людей. Для лорда Марута настал звёздный час.
   - Ладно, дети мои, слушайте и запоминайте.
   Пока Марут распинался перед "молодежью", Айрин, стоя в отдалении за его спиной, жестами комментировала услышанное. Асгор еле сдерживался, чтобы не расхохотаться. Выслушав поучительную речь, он сказал:
   - Благодарю, лорд Марут. Теперь, с вашего позволения, попробую применить ваши советы на практике.
   - Ну-ну, удачи, мой мальчик.
   Асгор пригласил Айрин на танец.
   - Не представляю, как Вы слушали весь этот бред...
   - А я не слушала, я развлекалась. Вы не заметили?
   - Заметил. Вы смешно развлекались.
   - Хм... это комплимент?
   - Если Вы рассердились, пожалуйста, не бросайте меня сейчас! Пол здесь каменный, а я ещё не совсем очухался после турнира...
   - Ах, милорд! - Расхохоталась Айрин. - И как, по-вашему, я буду выглядеть, бросив Вас посреди танцующих через бедро?
   - Как всегда великолепно и неподражаемо!
   - А Вы льстец, милорд!
   - Стараюсь, миледи!
   По окончании танца Асгор отвёл партнёршу к дамам и, поклонившись, поблагодарил:
   - Благодарю за танец, леди Айрин!
   - Благодарю Вас, лорд Асгор!
   Не успел юноша отойти, как к нему подскочил Марут.
   - Это она! Точно, я узнал её голос!
   - Вы уверены, дядя Марут?
   - Разумеется, мой мальчик! Такой голосок забыть невозможно! Ладно, представь меня даме, как обещал.
   - Вы уверены, что Вам это надо, дядя Марут?
   - Брось, ты же обещал познакомить нас. Или боишься, что отобью твою красотку?
   - Лорд Асгор, представьте мне этого господина! - Айрин с поистине королевской грацией повернулась к Маруту, подмигнув юноше.
   Маленький скандал постепенно привлёк внимание гостей. Мелина беспомощно оглянулась, и увидела, что Гедрик поспешил на помощь. Но Воительница знаком попросила его не вмешиваться.
   - Не смею возражать Учительнице воинов, миледи. Представляю Вам Лорда Марута из Ароны.
   - Благодарю, лорд Асгор. - Айрин не дала юноше представить себя. Асгор, поняв смысл игры, отошёл в сторону, отдавая поле боя более сильному противнику.
   - Учительница воинов, - хмыкнул Марут. - А могу я узнать, чему Вы учите воинов?
   - Не можете.
   - А жаль. Я бы не отказался от пары уроков.
   - В Вашем случае, учитывая то, что Вы продемонстрировали на турнире, пары уроков будет маловато.
   - Вы так думаете? А, может, объясните, почему Вы так считаете, где-нибудь наедине со мной, без лишних свидетелей.
   - Во-первых, свидетели лишними бывают только для преступников, а во-вторых, я ничего не буду Вам объяснять. Мои способности и знания стоят дорого, и я не собираюсь разбазаривать их как попало.
   - Как Вы упрямы. Давайте потанцуем пока и обсудим...
   - Нет.
   - Что нет?
   - Я не буду танцевать с Вами и не буду ничего обсуждать. И вообще, Вам давно пора понять, что я не хочу разговаривать с Вами.
   - Как невежливо Вы разговариваете с настоящим лордом, "миледи"! - По тому, как Марут выделил слово "миледи" всем стало ясно, что он высказывает сомнение в её происхождении. Он взял девушку под руку и шепнул: - Не ломайся, идём.
   - Немедленно отпустите мою руку, пока я не рассердилась.
   - Лучше оставь её, Марут! - Крикнул один из гостей, в ком Айрин узнала одного из тех, кто сопровождал Брайна в поездке в Норгар.
   - Хороший совет. И я снова прошу Вас отпустить мою руку. - Марут не послушался. Гедрик хотел было вмешаться, но не успел. Ноги Марута неожиданно оторвались от пола, а сам он оказался распластанным на полу. - Знаете, лорд Марут, Ваш подход к женщинам годится лишь для дешёвых шлюх, когда их уговаривают дать бесплатно!
   Айрин повернулась так, что подол платья хлестнул Марута по лицу. Уже уходя, она услышала слова Асгора:
   - Я же Вас предупреждал, дядя Марут...
   На тренировочной площадке царила темнота, но Айрин и не нужен был свет, чтобы разить воображаемого противника. Связка за связкой она вела вымышленный бой не на жизнь, а на смерть. И не темнота, а глубокая сосредоточенность воительницы помогли печальному воину остаться незамеченным. Деметриос взмахнул рукой. Его сборы, как всегда, много времени не заняли.
   После шумного праздника гости разбрелись по комнатам, и сон захватил замок, лишь бдительные часовые несли ночную вахту, да в одну комнату сон позабыл заглянуть. Айрин лежала, уставившись в потолок. Мысли сталкивались друг с другом, причудливо переплетались, но успокоения не приносили. Вспомнив, что норгарцы утром уезжают, она села составлять послание для Марии. Очень много вещей ей хотелось справить и себе, и Салли. Под утро письмо было закончено, но спать ей по-прежнему не хотелось. Ведьма тогда нашла себе новое занятие, отправившись в лес. Сбор трав требует особого отношения и к себе, и к окружающему миру. Скоро утраченная гармония вернулась в душу, и она нашла ответ, который мучительно искала.
   Почти бегом она вернулась в замок, но комната Деметриоса оказалась пуста. Гедрик в ответ на сумбурный вопрос лишь пожал плечами.
   - Он уехал ночью. Не прощаясь, как обычно.
   - Куда?
   - А откуда дует ветер?
   - Я должна поговорить с ним! Скажите, в какую сторону, хотя бы...
   - У тебя есть работа. Ты не можешь сломя голову умчаться в неизвестном направлении.
   Айрин понурила голову.
   - Я... мне надо поговорить с ним...
   - Оставь для него записку. Когда-нибудь он заглянет сюда.
   Но написать это письмо оказалось не просто. Слова не складывались в строки, строки не ложились на лист. В результате к моменту, когда Салли сообщила, что отряд герцога Моргана собрался в путь, настроение Айрин стало хуже некуда.
   Гедрик и Сабрина, как гостеприимные хозяева, вышли проводить гостей. Пока они разговаривали с Морганом, Айрин подошла к бывшему ученику.
   - Приветствую, миледи! Без сомнения, удача теперь будет сопутствовать нам в пути, ведь нас провожает ваша улыбка!
   Айрин рассмеялась.
   - Вас провожаю я, а не отдельно взятая моя улыбка! И, видимо, придётся наколдовать вам удачу в пути: я же хотела просить Вас, милорд, передать моё письмо Марии.
   - С удовольствием, миледи! Я рад услужить Вам. - Асгор спрятал письмо и добавил другим тоном. - Мне жаль, что мы уезжаем без Вас.
   - Не грусти, малыш, у тебя вся жизнь впереди.
   - Ваши рекомендации?
   - Не горячись, не забывай дышать. И помирись с мамой. Молчи. Вспомни, что она тебя жалела, когда другие высмеивали. И подумай, что ты остался у неё один. Ей выпала страшная судьба - она пережила сыновей. Не бросай её в одиночестве, ни один человек не способен сам вынести такое. Помни о том, что всё, что мы даём другим, в конце концов, к нам же и возвращается. Счастливого пути, малыш, и пусть этот путь будет только твоим!
   - Спасибо, миледи!
   Импульсивно Асгор обнял учительницу. Отпустив, он испуганно сжался. Айрин снова рассмеялась:
   - Уже лучше! Всего доброго, милорд! И не красней, сколько можно повторять!
   - Удачи, миледи!
   Асгор взлетел в седло и взял протянутый ему знак герцогства. Айрин направилась к Моргану. Тот кивнул, извиняясь, собеседникам и пошёл к ней.
   - Я хочу пожелать Вам счастливого пути, милорд.
   - Спасибо, миледи. - Морган отвёл взгляд. - Я хочу извиниться, леди Айрин. За последние несколько дней я наговорил Вам такого...
   - Поверьте, милорд, это всё не имеет никакого значения!
   - А что же тогда имеет?..
   - Возможно то, что знак герцогства Норгар несёт сегодня Ваш сын? Прощайте, милорд, Вам пора ехать.
   - Счастливо оставаться, миледи. Я рад, что судьба подарила нам встречу.
   Маленький отряд выехал за ворота, и Айрин вернулась к себе. Незаконченное письмо камнем лежало у неё на душе, но мыслей не было. До вечера Айрин маялась бездельем, потому как ни одно занятие её не привлекало. Ближе к ужину вернулась Салли, которую хозяйка отпускала проведать подруг. Вспомнив о подарке, так и лежавшем не распакованным, Айрин позвала верного оруженосца.
   - Ну, как отдохнула, Салли?
   - Это ужасно, миледи! Неужели я была такая же глупая?!
   - Кто знает, какими они станут через пару лет, и что с тобой может за это время случиться. Так что ещё неизвестно, кто на самом деле глупее!
   - Возможно, миледи, но мне с ними скучно.
   - Вот как?
   - Если они не заняты какой-нибудь работой, они обсуждают или наряды, или мальчиков. Или и то и другое вместе! Мне не о чем с ними говорить.
   - Ладно, Салли, не печалься. Я подобрала тебе друзей, с которыми ты не заскучаешь.
   - Миледи?
   Айрин с нежностью следила за бурными эмоциями, промелькнувшими на лице девушки, пока она рассматривала меч и ножи.
   - Давай-ка посмотрим, как это всё удобнее нацепить.
   Вечером Айрин быстро заснула, а утром, едва открыла глаза, тут же написала несколько слов, которые, наконец, нашла.
   Несколько дней Айрин наслаждалась отдыхом. Она учила Салли, тренировалась сама, занималась с Громом. Часто она разговаривала с Гленом о реализации её плана. По вечерам русалка играла с маленьким графом Вордел, вспоминая младшего брата, с кем много возилась в детстве. Наконец наступил день отъезда. Айрин окинула прощальным взглядом комнату, одёрнула тунику, поправила плащ и вышла в коридор.
   Девушки поджидали её под дверью. Салли подтолкнула смущённую сестру, и она, робея, попросила:
   - Миледи, через два года (чуть больше) мне исполнится девятнадцать лет, и я смогу выйти замуж и без согласия родителей, а вчера Стефан, то есть, капитан Стефан, сделал мне предложение. В общем, нужна женщина, что отдаст меня мужу. Миледи, я прошу... - Девушка смутилась.
   - Саффи, я с радостью отдам тебя капитану. Он замечательный человек, и я верю, что вы будете счастливы. Вы просто созданы друг для друга.
   - Вы, правда, так считаете, миледи?! А то девчонки говорят, что он мне не подходит, ведь он намного старше меня...
   Айрин тепло улыбнулась, обнимая девушку.
   - Много твои девчонки понимают! Ты его любишь? - Саффи зарделась и кивнула. - Ну и какие проблемы? Такой парень - просто загляденье! Прям хватай, пока не отобрали! И будь счастлива... Ладно, милые мои, прощайтесь. Нам пора ехать.
   А в просторном холле устроил засаду капитан.
   - Приветствую, миледи. Простите и не сочтите за дерзость мою просьбу, но я задумал жениться, и хотел бы просить Вас привести мне невесту. - Капитан выдохнул эту фразу на одном дыхании и замолчал, в тревоге.
   - Простите, капитан, но вынуждена ответить Вам отказом. - Капитан погрустнел. - Дело в том, - продолжала официальным тоном воительница, - что Саффи опередила Вас, и, поскольку я, получается, отдаю её Вам, сопровождать невесту должен другой человек. - Капитан растеряно заморгал, и Айрин весело улыбнулась. - Я очень рада за Вас и желаю Вам счастья! Просто я уже обещалась Саффи.
   - Правда?! Я боялся, что Вам не понравилось...
   - Капитан, я надеюсь, Саффи будет счастлива с Вами, как и Вы будете счастливы с ней. Но если я узнаю, что ей плохо живётся с Вами!..
   - Миледи, я люблю её всей душой!
   - Не забудьте написать мне, что бы я отпросилась со службы.
   Айрин стремительно пересекла холл.
   - Счастливого пути! - Донеслось вслед, прежде чем тяжёлые двери закрылись за девушкой.
   Мелина простилась с родителями, и Глен помог ей забраться в коляску. Караван, возглавляемый Кевином и Гленом, выехал за ворота. Айрин подошла к Гедрику и Сабрине.
   - Милорд, прежде чем я уеду, мне бы хотелось просить Вас об одолжении. - Она достала письмо. - Когда Деметриос появится здесь, передайте ему это, пожалуйста.
   Сабрина перехватила конверт.
   - Лучше я передам ему, милая. Тогда он точно прочтёт его, я прослежу.
   - Спасибо, миледи.
   - Будет время, заглядывай.
   - До свидания, леди Сабрина, до свидания, лорд Гедрик.
   - До свидания, милая.
   - Счастливого пути, Айрин.
  

7.

  
   Айрин с крепостной стены наблюдала за тренировкой стражников. Глен пристроился рядом.
   - Что скажите?
   - Вот ответ на вопрос "почему", хотя правильней было бы спросить "откуда".
   - Не понимаю.
   - За четыре дня трудновато составить общую картину, но я уверена, что причина ваших, то есть, теперь наших, бед - в самой структуре войска. Стража - "элита", некий привилегированный отряд, а стражник - существо почти могущественное. Лучшее вино, лучшая еда, лучшие женщины - для них. И они могут брать это в немереных количествах, и никто не посмеет возразить им. Бойцы стараются во всём походить на них. Вы знаете, что ни те, ни другие, не платят за еду и вино, что берут в тавернах.
   Глен грустно кивнул.
   - Что Вы предлагаете?
   - Я выбрала шесть человек. Трёх стражников и трёх бойцов. Мы обоснуемся где-нибудь в лесу, в стороне от больших дорог и городов, и пробудем там до конца лета, я думаю. А осенью мне потребуется уединённое местечко поблизости от какого-нибудь поселения, куда я приведу их на зиму, а к ним присоединятся ещё человек десять-пятнадцать и, заодно, лорд Кевин. Он, с одной стороны, поможет мне держать под контролем солдат, а, с другой стороны, сам научится чему-нибудь полезному.
   - Могу предложить охотничий домик на юго-востоке герцогства, у Забытого озера.
   - К нашему приезду оттуда надо будет убрать слуг и охрану. - Глен кивнул. - А сейчас, если позволите, я съезжу туда. Думаю, там найдётся место и для летнего лагеря. И ещё. Мне нужно письменное разрешение на охоту, где было бы сказано: разрешаю охотиться, что бы обеспечить отряду пропитание и запасы на зиму в необходимом количестве.
   - Вы получите такое разрешение, миледи. Ещё просьбы?
   - Пожелайте мне удачи, милорд.
   - Удачи Вам, миледи. И удачи мне.
  
   Айрин любила дорогу, и та никогда не разочаровывала её. Вот и на этот раз она привела её в удивительно красивое место. Охотничий домик, точнее, замок в миниатюре, стоял на берегу лесного озера, ухоженная тропинка вела от него к небольшому пляжу, поросшему нежной травой. Сам домик прятался в зарослях и был незаметен с дороги. Охраняла его свора собак. Ещё ведьма ощутила присутствие трёх человек в доме, но не стала их беспокоить. Она выбралась на поляну, где оставила Грома. Здесь она и задумала устроить лагерь, на холме всего в паре больших мер от озера. У подножия холма бил родник, что решало проблему воды, а то пришлось бы всякий раз ходить за ней к озеру. На обратном пути Айрин нарисовала карту и наметила места ночевок.
   Вернувшись в замок, она начала готовится к долгой лагерной жизни. Она прикинула, что потребуется два шатра на троих для солдат и ещё один - для неё и Салли. Кроме того, два, а лучше три, котелка, штук пятнадцать мисок и кружек, запасы еды, одеяла и много-много чего ещё. Пока она отсутствовала, Салли, например, приготовила двести пятьдесят мешочков, набитых опилками. Пять нелёгких мешков предстояло каким-то образом доставить в лагерь. А ещё луки, стрелы, деревянные мечи, копья, щиты... в общем, в день отъезда Салли вела за собой ещё четырёх лошадей, которых, как прикинула Учительница воинов, можно будет приспособить к делу в дальнейшем.
   Однажды утром шестеро её будущих учеников собрались во дворе замка. Солдаты, не выспавшиеся после затянувшейся гулянки, хмуро взирали на окружающий их мир. А мир преподнёс им очередную каверзу: во двор вышел Глен. Скромно держась позади, за ним шествовал их будущий кошмар. При появлении Хозяина солдаты попытались принять соответствующий вид, и Айрин скривилась от их безуспешных попыток. Глен поманил лучника стражи. Тот рванулся вперёд, выражая служебное рвение. Герцог, по просьбе Айрин, приказал воину поразить мишень, закреплённую на воротах. Стражник основательно промазал, а потом, под хохот зрителей, его подвиг повторил один из бойцов. Следующий стражник по приказу Глена попытался ударить его и загрохотал по брусчатке плохо подогнанным снаряжением. Затем к нему присоединился ещё один боец. Двоим оставшимся пришлось одновременно обнажить мечи против Хозяина, которому не потребовалось много времени и сил, чтобы ранить одного и обезоружить другого.
   Глен демонстративно отвернулся и с преувеличенным интересом стал слушать, что говорит ему Айрин, которая, пока Салли перевязывала стражника, рассказывала про старую книгу об охоте, найденную когда-то в библиотеке герцога Норгарского. Наконец воительница решила, что её ученики намучились достаточно. Глен неторопливо вернулся к бледной компании и уничижительно оглядел её. Айрин почти физически ощутила, как потрёпанные солдаты пытаются вспомнить воинскую выправку. Глен ещё некоторое время молчал, нагнетая обстановку, а потом обратился к Айрин:
   - Вы уверены, миледи, что из этого сброда могут получиться воины?
   - Не сомневаюсь в этом, милорд.
   - Что ж, "солдаты"! - Глен прямо-таки выплюнул сквозь зубы своё обращение. - Вам повезло! Я бы отправил вас чистить хлев на скотном дворе, чтобы не позорили честь Энхела, но леди Айрин убедила меня, что вы не безнадёжны. И я дам вам шанс. Леди Айрин станет вашим учителем.
   Глен удалился, оставив недоумевающих мужчин наедине с невысокой девушкой, закутанной в длинный серый плащ с капюшоном. Айрин подозвала Салли. Защитники Энхела расслабились и уже попытались разбрестись, как вдруг властный голос разбил тишину:
   - Я не разрешала вам расходиться! - Айрин скинула плащ, и Салли забрала его, подавая госпоже заплечный мешок. - Вперёд! За мной, бегом, марш!
   Пробежав несколько шагов, она оглянулась. Никто не сдвинулся с места, даже не подобрал походные мешки, лежащие на земле. А вслед ей донеслись насмешки. Выбрав самую наглую ухмылку, она молниеносно атаковала её обладателя, нанеся ему несколько сильных и весьма болезненных ударов. В полном молчании стражник встал на ноги. Воительница развернулась и побежала к воротам. Нестройный топот за спиной сообщил ей, что первый урок ученики усвоили.
   Айрин упругим шагом бежала, ведя за собой нестройный отряд, и про себя благодарила судьбу за те уроки бега, которыми изводила и Асгора, и себя. Лучше всего жилось Салли, ведущей лошадей. Она ехала верхом, то, обгоняя бегунов, то, пропуская их вперёд. Первый привал воительница объявила, когда её ученики в буквальном смысле слова принялись валиться с ног. Из своего мешка ведьма достала флягу с отваром и, отпив несколько глотков, со словами: "Выпейте, это на всех" - кинула флягу одному из солдат. Тот глотнул и скривился. Айрин хмыкнула. Солдат отдал флягу собрату, и история повторилась. Пить отвар никто не захотел. Айрин забрала флягу, но не стала убирать её далеко, зная, что скоро она понадобится.
   Пока солдаты приходили в себя, их наставница провела короткий фехтовальный поединок с оруженосцем, который вызвал нездоровый интерес у еле живых зрителей. Чувствуя этот интерес, Айрин добавила зрелищности в схватку, заставляя подопечных задуматься об опасных возможностях наставницы и её служанки. Демонстрация имела успех, и, когда воительница скомандовала подъём, солдаты заворчали, но ослушаться не посмели.
   После отдыха снова втянуться в предложенный ритм солдатам было тяжело. Хуже всех приходилось раненому стражнику. Заметив, что он держится из последних сил, ведьма подала ему флягу. Вскоре фляга пошла по рукам, и к следующей остановке весь отвар был выпит.
   Так они и бежали с короткими перерывами, после которых солдаты с трудом поднимались на ноги, но всё-таки поднимались. Айрин понимала, что вперёд их толкает исключительно уязвлённое самолюбие: они не могли позволить какоё-то девчонке оказаться сильнее и выносливее их. Но ещё она понимала, что однажды самолюбие закончится, и тогда наружу выплеснется гнев. Воительница предусмотрительно составила маршрут так, чтобы отряд миновал города и посёлки, таким образом, она защищала учеников от позора, одновременно лишив их пути к бегству, ведь уже после второй стоянки они запутались, не зная, где находятся, а к концу дня были слишком измотаны, что бы выяснять своё местоположение. Так же как и ставить шатры, разводить костёр и готовить ужин, что нисколько не огорчило подруг. Они споро соорудили себе дом, приготовили еды на двоих и после ужина улеглись спать. Айрин велела солдатам назначить ночное дежурство, но никто и не подумал выполнить приказ. Лагерь остался бы без защиты, если бы девушки, привыкшие к путешествиям, не позаботились об охране. Традиционно первая смена осталась за Салли, вторую же, утреннюю, обычно брала на себя русалка, давая верной спутнице возможность выспаться перед дорогой.
   Следующий день был не менее изматывающим, к тому же голодные мужчины озлобились. Правда вечером, когда Салли попросила их помочь приготовить ужин, они собрали хворост для костра. На большее их не хватило, но и этого "подвига" оказалось достаточно, чтобы получить по миске горячей еды. Озлобленность уменьшилось. Но и в эту ночь никто не дежурил. Айрин не реагировала. Она ждала. И однажды солдаты - бойцы и стражники, сговорились против неё.
   Разумеется, ведьма предвидела такой поворот событий. В её заплечном мешке среди всякой полезной всячины лежала глиняная кукла - страшный уродец с огромными клыками, когтями и маленькими злобными глазками. Солнце закатилось за горизонт, ночная тьма медленно спустилась предвестником страшных событий. Мимоходом вздохнув об утраченной силе, с которой не пришлось бы пользоваться подручными средствами, ведьма принялась сооружать прямо в палатке маленький алтарь силы, куда установила куклу и, прошептав несколько слов, накрыла её плащом, спрятав от посторонних глаз.
   Солдатам надоело притворяться спящими, и они начали неслышно, как они полагали, подходить к палатке. Но тут на поляну вышел тролль. Высотой в два человеческих роста он одним своим видом внушал страх, а его оглушительный рёв просто парализовал солдат, вооружённых лишь ножами. Их мечи лежали на земле за спиной тролля.
   Салли, крикнув "Опасность!", бросилась навстречу чудовищу, Айрин выскочила из палатки. Бесстрашно девушки атаковали чудовище, и солдаты получили возможность добраться до мечей, но не воспользовались ей сразу. В результате, когда они всё-таки очнулись, тролль уже убегал в лес, с шумом продираясь сквозь заросли. Девушки рванулись следом. Справившись с потрясением, солдаты схватили оружие и окружили лагерь, не зная, преследовать ли им чудовище, или дать ему пообедать. Задуматься, как тролль попал на поляну, не нарушив ночную тишину, они не успели, поскольку вернулись "победительницы".
   Айрин лишь мельком глянула на солдат, но её острый взгляд моментально выловил стражника, ставшего кем-то вроде лидера маленькой группы, и подбившего товарищей на бунт.
   - Джойл, обеспечь дежурство до утра, по два человека в смену. И что бы больше никаких неожиданных гостей в лагере.
   Утром Айрин обнаружила у костра стражника, взиравшего на мир мутным от усталости взглядом, который, повинуясь её приказу, отправился будить остальных. Боец с двумя котелками воды вышел к слабо тлеющему костру и занялся хворостом. Солдаты, сонные и слегка шатающиеся выбирались из-под тёплых плащей. Айрин неодобрительно покачала головой и выстроила плачевное воинство на урок. Те упражнения, над которыми она так долго билась с Асгором, у солдат получились вполне сносно. К концу урока в них пробудилась странная бодрость, а вместе с ней и аппетит. Они всё нетерпеливее бросали взгляды в сторону костра, где Салли готовила завтрак, и Айрин завершила занятие.
   К середине дня солдаты выдохлись, и, казалось, скоро рухнут прямо на бегу. Вздохнув, Айрин объявила привал и построила учеников для занятия.
   - Дыхание есть основа жизни. Через дыхание человек может лишить себя сил...
   Когда маленький отряд добрался до поляны, где им пришлось обустроить лагерь, солдаты Энхела начали воспринимать то, что говорит их учительница.
   Всё меняется со временем. К середине осени ученики Айрин стали организованней, дисциплинированней. И дружнее. Ведьма видела, как легко они предлагают помощь друг другу и как спокойно принимают её. Солдаты старались держаться вместе, не делая различия на бойцов и стражей, что радовало ведьму, хотя она и понимала, что объединяются солдаты не просто так, а против неё, поэтому не давала им расслабиться.
   Постепенно настроения изменились: если раньше мужчины просто хотели одолеть непокорную женщину, то теперь они стремились выжать из неё всё, что она может им дать, а потом одолеть. Такая перемена была на руку Айрин, потому что ей не приходилось вбивать знания в мозги и навыки в мускулы учеников насильно. И её забавляло их стремление победить её, особенно оттого, что, она знала: к концу обучения они не смогут поднять на неё руку, пусть сами пока не догадываются об этом.
   Ближе к середине осени Айрин распорядилась свернуть лагерь. Переселение в охотничий домик солдаты встретили с воодушевлением, потому как зимовать в шатрах никому не хотелось.
   Вечером Айрин собрала учеников в главном зале на ужин. Двое солдат, кому в этот день выпала честь дежурить, водрузили на стол котелок с тушеным мясом и овощами. Салли быстро разложила варево по мискам, и, по сигналу Айрин, зал наполнился дружным стуком ложек. Когда все немного насытились, девушка заговорила о делах:
   - Салли, что у нас с едой?
   - Погреба пусты. Осталось немного вяленой говядины, овощей на два, может три раза, муки меньше полмешка. Можно прожить охотой, но зима скоро. Надо бы запасы готовить.
   - Так... Майлз, видел двор?
   - Видел.
   - Дней за десять сможешь сделать из него тренировочную площадку?
   - Опилки нужны. И человека два в помощь.
   - Хорошо. Возьми двоих и с завтрашнего дня приступай. Обязательно оставь место для конных занятий. Опилки я привезу сколько-нибудь. Остальное - своими силами, всё равно скоро дрова заготавливать. Рауль, на тебе охота. Зимовать нас будет человек двадцать. Я уезжаю за пополнением.
   - Но, леди Айрин, на двадцать человек нужно много мяса. Я его достану, но кто будет его солить и вялить, если трое и так будут заняты.
   - А вот новобранцы и будут! Ой, простите, миледи!
   - На сегодня прощу, Джойл, раз уж всё равно прав. Но и без дела сидеть не дам. - Учительница бросила кошелёк солдату. - Поможешь завтра Салли закупить, что нужно, в деревне.
   - Миледи...
   - Да, милая?
   - А деревня - это где?
   - Всё ясно. Провожу тебя. Но учти, я выезжаю на рассвете.
   - До завтрака?!
   Дружный смех сопроводил её стон.
   - Ничего, Салли, должны же наши добры-молодцы показать, на что они способны без твоих подсказок. Плох тот воин, кто не может сам себя накормить.
  
   На рассвете следующего дня Айрин выехала, ведя вповоду трёх лошадей. Следом, ежась от утреннего холода, ехала Салли, за ней - Джойл. В деревне Айрин оставила Салли под присмотром Джойла (или Джойла под присмотром Салли) и спокойно отправилась в замок Энхел. Там, нагрузив на лошадок мешки с опилками, она в сопровождении десяти человек оправилась обратно. В этот раз обошлось без инцидентов, видимо, присутствие лорда Кевина сдержало страсти, которые, ведьма чувствовала, кипели.
   Дозорные заметили приближение отряда, и все обитатели домика выстроились для торжественной встречи. И Айрин остро ощутила смену настроения в своих учениках. Пронизанная ужасом мысль "неужели мы были такими же?!" повисла в воздухе. Новички с серыми от усталости и пыли лицами злобно глядели на своих подтянутых и аккуратных собратьев.
   - Всех приветствую! - Улыбнулась Айрин, и дружный вопль:
   - Приветствуем, леди Айрин! - был ей ответом.
   Айрин неодобрительно качнула головой и покосилась в сторону Кевина. Юноша, не такой серый и мрачный, как его солдаты, с восторгом смотрел на стройную шеренгу, не замечая даже нарушения этикета.
   - Приветствуем, лорд Кевин! - Грохнули встречающие.
   Кевин вздрогнул и покосился на Айрин. Та хитро улыбнулась.
   - Э-э!.. Здорово, воины! - Нашёлся Кевин.
   - Ну, что, воины, принимайте пополнение! Разместить, умыть, накормить. Джойл, возьми двоих и займись. Рауль, позаботься о лорде Кевине.
   Стройная шеренга солдат распалась. Салли подхватила поводья Грома и, выцепив взглядом оставшихся не у дел, загрузила их работой. Пока Джойл размещал новичков, а Салли разбиралась с лошадьми, Айрин убежала к озеру. Осень, может быть, и не лучшее время для купания, но что русалке прохлада лесного озера, если она помнила холод морских глубин!
   Накупавшись, Учительница воинов обнаружила, что её приказы в точности исполняются: Джойл и его подручные с хмурым видом следили, как новички умываются в огромной бочке, стоящей во дворе.
   - Эй, Джойл, что ты возишься с ними, как с недужными? У нас в двух шагах есть восхитительное озеро, где можно и помыться, и освежиться с дороги.
   Её ученики научились понимать приказы с полунамека.
   - А ну, стройся! - Рявкнул Джойл. Никто его, разумеется, не послушался. - Что ж, - Джойл пожал плечами, - дело ваше. Только учтите: пока не помоетесь, есть не будете.
   В этот момент из дома выскочил Кевин и, не глядя на своих солдат, помчался в сторону озера. Полотенце, перекинутое через плечо, трепыхалось за спиной. Джойл вызывающе глянул на новичков. Те, ни слова не говоря, неохотно потянулись следом за лордом.
   Айрин наскоро осмотрела хозяйство, прикинула, что ещё нужно довести до ума и обратила внимание на отсутствующих новичков. Их присутствие обнаружилось у озера, где, похоже, назревал бунт. На подходе к озеру она столкнулась с Кевином, который не спеша брёл по тропинке, комкая в руках полотенце. С волос его капал вода.
   - А-а, миледи, Вам, наверно, лучше пока туда не ходить.
   Ведьма улыбнулась и провела рукой по мгновенно высохшим волосам юноши.
   - В следующий раз лучше вытирайте голову. Сейчас с мокрыми волосами запросто можно подхватить простуду.
   На берегу перед её глазами предстали девять голых мужчин, топчущихся у кромки воды, которых Джойл, стоя по пояс в воде, грозным рыком призывал окунуться. Его помощники с берега грозно рычали ему в такт.
   - Проблемы? - Айрин озвучила своё присутствие.
   В ответ девять мужчин разразились такими ругательствами, как будто здесь собрались на всеобщую пьянку грузчики девяти портов. Ведьма усмехнулась, глядя на их смятение, потом обратилась к Джойлу:
   - Не плохо. Не хватает только одного маленького толчка. Или броска. Показываю.
   Она непринуждённо подошла к тому, кто возмущался громче и цветистее других. Элегантный бросок через плечо - и несчастный плюхнулся в воду. От холодной воды у него перехватило дыхание, и он вынужден был замолчать. Очухавшись, он рванулся к берегу.
   - Держи его, Джойл! Всем ясно?
   - Да, миледи.
   Повисшую тишину нарушали всплески, сопровождающие борьбу Джойла с новичком. Айрин задумчиво посмотрела на них.
   - Пожалуй, велю кому-нибудь принести ему полотенце.
   - А нам, а мы чем хуже?!
   Её ученики торопливо сдёргивали одежду.
   - Ладно. Только не увлекайтесь - вода холодная.
   Новый взрыв ругательств, перемежающихся всплесками, донёсся до неё.
   Рауль, получив задание, помчался к друзьям. Скоро к ним отправились ещё двое солдат, которых Салли отпустила, наконец, на свободу. В тишине, без суеты, девушки накрыли на стол. Салли с таинственным видом вытащила из печи нечто, закатанное в зарумянившееся тесто. Айрин потянула носом.
   - Куропатка! Куропатка, запечённая в тесте.
   - Рауль специально сегодня утром ходил на охоту.
   - А как вы догадались, когда мы пожалуем?
   Салли хитро склонила голову.
   - Я выслала дозор.
   - Постой-постой! Они случайно не у развилки прятались?
   - Именно там.
   - А второй был в начале тропы?
   - Да.
   - Следили Рауль и Сид?
   - Они. А дежурят сегодня Кит и Майлз. И они давно уже должны быть здесь!
   Тем временем Джойл и компания закончили массовую помывку новобранцев и спокойно одевались. Неожиданно Джойл напрягся.
   - Кит, а кто у нас сегодня "главный по тарелочкам"?
   - Разъярённый гил! - Пробормотал Кит, побледнев, и сорвался с места.
   - Скорее разъярённая Айрин! - Подхватил Майлз, бросаясь следом.
   Джойл насмешливо оглядел взъерошенных, слегка посиневших новичков.
   - И это солдаты Энхела! - Он сплюнул сквозь зубы. - Мокрые курицы, вот вы кто! Ладно уж, стройся! И можно идти на обед.
   За обедом Айрин сидела во главе стола. По правую руку от неё сидела Салли, верный оруженосец. Слева сидел лорд Кевин. Далее по трое с каждой стороны стола сидели её старые ученики. Когда все немного насытились, воительница устроила обсуждение дел.
   - Майлз, что с площадкой?
   - Стрельбище, гимнастическое поле и мишени для всадников готовы. Нужны опилки.
   - Опилки есть. Шесть мешков. Займись полем завтра. Возьми в помощь столько новичков, сколько потребуется.
   - Троих мне хватит.
   - Хорошо. Дальше: Рауль?
   - Кое-что сделано, но это - капля в море. Мясо, которое я приношу, должен кто-то заготавливать.
   - Люди будут. Джойл, организуй.
   - Слушаюсь.
   - Майлз, ты ведь раньше был плотником. - Майлз кивнул. - Для тебя будет ещё работа. После ужина поговорим.
   Один из новичков пошло ухмыльнулся. Айрин оставила его без внимания, но после ужина удержала Джойла взглядом. Он, недоумевая, подошёл. Ведьма тихо сказала ему:
   - Джойл, пожалуйста, присмотри за Стоуном. Он опасен: он слишком много о себе воображает.
   Солдат понимающе усмехнулся:
   - Это пройдёт.
   - Но мне бы хотелось, что бы дурь прошла, а человек остался. И чтобы при этом его дурь не навредила другим.
   - Я понял, леди Айрин.
   - Но чтоб без глупостей, солдат! Если что - сразу ко мне.
   Джойл поклонился и ушёл. Его место занял Майлз, до этого державшийся в стороне.
   - Миледи?
   - Держи. - Воительница показала ему рисунки. - Сможешь сделать такое?
   - Не уверен, что хочу это делать, - пробормотал он.
   - А твоё хотение никого не волнует, солдат! - Майлз вздрогнул и испуганно взглянул на учительницу. Лицо её было серьёзно, но глаза смеялись. Солдат расслабился:
   - Я сделаю, миледи.
   - Хорошо. Возьми в помощь пару-тройку новичков. Там, если понадобиться попилить, потаскать...
   - И опять же этих куриц надо к делу пристроить!
   - Майлз!
   - Виноват, миледи, увлёкся. - Майлз попытался изобразить раскаяние, но смешинки в глазах учительницы постоянно сбивали настрой. Так и не добившись удовлетворительного результата, он выпалил: - А можно я ещё Кита возьму?
   - Бери, кого хочешь, и вали отсюда. У меня сейчас занятие с лордом Кевином.
   Салли не могла пропустить вечернее занятие, но была на редкость рассеяна, что сразу заметила воительница. После занятия девушки устроились в комнате. Они не спеша умылись, и Айрин расплела косу. Салли тут же подхватила расческу. Не дождавшись объяснений, Айрин спросила:
   - Ну, что произошло? - Салли вздрогнула, что чувствительно отозвалось в волосах. Айрин отобрала расчёску, рукой провела по волосам, и аккуратная коса легла на спину. - Давай, Салли, выкладывай. От меня бесполезно что-то скрывать, ты же знаешь.
   - Миледи, Рауль нашёл в лесу девушку...
   - Это уже интересно. И к тому же хорошо объясняет пустые кладовые. Так что с той девушкой?
   - Не знаю. Рауль боится, что она серьёзно больна. Она живёт одна, и ей, похоже, некому помочь.
   - Кто-нибудь ещё знает?
   - Нет. Рауль возил ей еду, но она почти не ест. Пару дней назад он возил меня к ней.
   - Сможешь найти дорогу?
   - Нет, не уверена.
   - Так. Утром присмотри за порядком, если я не вернусь. Проведи разминку и разберись с дежурствами. В каждое дежурство лучше всего ставить одного из первой команды и к нему одного новичка, иначе мы рискуем остаться без еды. Седлай Грома.
   Айрин дёрнула шнур колокольчика. На лестнице раздался топот бегущих ног, резко затормозивших у двери. В дверь постучали.
   - Войдите.
   - Деж... Что случилось, леди Айрин? - Калс встревожено уставился на учительницу, собирающуюся в путь. Девушка изогнула бровь, и солдат замер по стойке "смирно". - Дежурный Калс явился по вызову!
   - Сообщи Раулю, что мы с ним уезжаем.
   - Сейчас?
   - Сейчас. К утру, возможно, вернёмся. Пусть поторопится. Исполняй.
   Калс исчез за дверью.
   В темноте быстро ехать было нельзя, поэтому Айрин, пользуясь возможностью, подробно расспросила спутника о таинственной девушке. Оказалось, Рауль наткнулся на её хижину во время одной из охотничьих вылазок. Девушка сказала, что больна, заверила только, что не заразно. Припасы у неё подошли к концу, и Рауль привёз ей продукты, но девушка почти ничего не ела, и тогда он привёз к ней Салли, что бы та убедила её поесть и перебраться ближе к людям. В результате, совместными усилиями, они накормили девушку. Покинуть хижину она наотрез отказалась, и они оставили ей запасы еды. Рауль опасался, что она ничего не стала есть, а больше заглянуть к ней он не смог.
   Уже перевалило за полночь, когда они добрались до одинокой хижины. Ведьма постаралась прочувствовать настроение дома и её обитательницы, и поняла, что одними отварами не обойтись. Она приказал Раулю ждать снаружи, и вошла в хижину. Девушка, вернее, молодая женщина лежала на постели. Очаг еле теплился, не давая ни света, ни тепла. Айрин вытащила из сумки масляную лампу и засветила её. Женщина испуганно пошевелилась:
   - Кто ты? Чего ты хочешь? Если ты грабитель, то, поверь мне, здесь тебе нечем поживиться.
   - Рауль! - Солдат появился в дверях. - Разожги очаг и принеси воды.
   Рауль занялся очагом, а ведьма разложила травы и снадобья. Когда солдат ушёл, Айрин села на край постели и провела рукой по животу больной.
   - Как тебя зовут?
   - Алина.
   - Сколько дней уже идёт кровь?
   - Три... или четыре... не знаю. Кто ты?
   - Когда потеряла ребёнка?
   - Давно... уже лет пять назад... наверное...
   - Кровотечение было?
   - Сразу было, но мне помогли тогда.
   - Странно... Ладно, попробуем кое-что сделать.
   - Всё бесполезно, странная девушка. Я умираю, я знаю. Но всё равно спасибо. И лучше тебе не помогать мне. Я грешна перед богами, ты даже не представляешь как. Они не простят мне.
   Айрин раздражённо отмахнулась:
   - Не решай за них: за это они действительно могут наказать. А то, что от ребёнка отказалась, касается только тебя и отца.
   Больная испуганно замолчала.
   На рассвете Айрин вышла из душной хижины на свежий воздух. Рауль проворно вскочил.
   - Возьмите, миледи. - Айрин взяла протянутую флягу, машинально глотнула, распробовала и щедро отпила молока. - Салли дала перед отъездом. Специально вчера в деревне купили, и на холоде держали, что б не скисло.
   - Спасибо.
   - Да не за что. А что с девушкой?
   - Дело плохо. Её надо забрать отсюда, одна она долго не протянет.
   - Можно посадить на моего коня.
   - Нельзя. Ей вообще нельзя двигаться, а уж верхом ехать - просто самоубийство.
   - Тогда я понесу её на руках.
   - Это далеко, парень!
   - Ну и что. Будем отдыхать почаще.
   Нехитрые пожитки девушки уложили в сумки и навьючили на лошадь Рауля. Как только рассвело окончательно, Рауль взял девушку на руки, и они пошли: впереди Айрин указывала дорогу, следом Рауль, сзади - лошади, послушные воле ведьмы. Идти днём было гораздо легче, чем ехать ночью. Рауль легко шагал, и Айрин внимательно прислушивалась к его дыханию. Как только его дыхание сбивалось, ведьма объявляла привал. Надо сказать, что привалов было немного, и к полудню они добрались до дома. Дома, как Айрин и ожидала, царил бардак. Салли выскочила навстречу хозяйке.
   - Разберись с лошадьми и поднимайся ко мне.
   Комнаты девушек располагались на верху центральной башни, и Рауль слегка запыхался, поднимаясь по винтовой лестнице. По указанию ведьмы он уложил больную на кровать.
   - Пришли дежурного и помоги Салли.
   Оставшись одна, ведьма разожгла жаровню и принялась смешивать травы.
   - Дежурный Сид явился.
   Не отвлекаясь от дела, Айрин бросила:
   - Кратко, в двух словах, что здесь происходит.
   - Майлз и Кит размечают полосу препятствий, Джойл и Калс рассыпают опилки.
   - Новички?
   - Ушли на охоту. Они сегодня остались без завтрака.
   - Почему?
   - Проспали разминку, и госпожа Салли велела их не кормить. Тогда они отказались помогать Майлзу и ушли.
   - Куда?
   - Сказали, что на охоту.
   - Они сегодня не обедают. Пришли Джойла и скажи всем, чтобы собрались во дворе.
   Пока ковш с водой нагревался на жаровне, ведьма всыпала травы в высокую глиняную чашу. Салли впорхнула в комнату.
   - Миледи?
   - Салли, как ты смотришь на то, чтобы съездить в Вордел?
   - А как же Вы, миледи?
   - Я могу о себе позаботиться. Дело срочное. Я напишу письмо Лейле, без неё мне не выходить бедняжку.
   - Считайте, что я уже еду. Можно я возьму ещё одного коня?
   - Бери любого, кроме Грома, конечно.
   Салли быстро побросала в сумку необходимые вещи, схватила лук и колчан со стрелами и побежала седлать коней. Едва Айрин занялась письмом, как в дверь постучали.
   - Войдите.
   - Миледи...
   - Подожди, Джойл.
   Айрин быстро набросала короткое письмо и запечатала его магической печатью, не требующей воска, после чего повернулась к Джойлу.
   - Итак, наши дорогие новички отправились на охоту? - Джойл виновато понурился. - А вы как, поохотиться не хотите? Построй всех во дворе. Из оружия брать только ножи, тупые мечи и верёвок побольше.
   Чуть позже, оглядев подтянутых, собранных солдат, Айрин похвалила себя: за два месяца работа была проделана немалая.
   - Ну, что, воины, пора посмотреть, чему вы научились. Объявляю большую охоту. Дичь - новички, которые на охоту уже ушли. - Дисциплина сработала: ни единого смешка не раздалось, хотя лица солдат расплылись в улыбках. - Ваша задача: найти и доставить их сюда. Будьте предельно осторожны: не убейте никого ненароком. Жду вас к обеду.
   - Леди Айрин!
   - Да, милорд?
   - Разрешите мне тоже...
   - Конечно, милорд.
   Айрин указала Киту глазами на юного лорда. Он незаметно кивнул в ответ. Охотники дружно скрылись в лесу. Ведьма обернулась к подъехавшей Салли:
   - Держи лук наготове. Что-то мне неспокойно.
   - Не волнуйтесь, миледи. Я мигом обернусь.
   Салли спрятала письмо под курткой.
  
   Оставшись одна, Айрин устроилась на солнце, расслабилась и вошла в лёгкий транс. Её ученики шли по следу своих невольных жертв. Судя по всему, они ясно представляли, что и зачем они должны сделать. Чуть-чуть сосредоточившись, Айрин незримо присоединилась к ним. Там, где след пересёк тропу, они столкнулись с Салли.
   - Привет, Салли!
   - Далеко направляешься?
   - Давай с нами! Мы тут охотимся!
   - Я бы с радостью, ребята, да дело не терпит. Удачной охоты!
   - Счастливого пути!
   Рауль, бывший браконьер, без труда читал следы и вёл по ним маленький отряд, охотно делясь своими секретами с друзьями. Айрин больше не беспокоилась за учеников, а вот Салли тревожила её. Она быстро отыскала её. Разогревая коней, Салли шагом шла по тропе. Вот она вышла на дорогу и перешла на рысь. Занимаясь оруженосцем, Айрин не знала, что "охотники" встревожено сгрудились у следа.
   - Они идут к дороге, скоро будут там. Как бы они не задумали побег! - Рауль встал на ноги.
   - Ничего, от нас не убегут! - Откликнулся Кит. - Мы можем обогнать их. Они явно устали, быстро идти не могут, даже если они вышли уже на дорогу, мы можем нагнать их у трёх дубов.
   - Ребята! - Голос Джойла сел от волнения. - А ведь если они уже вышли на дорогу, Салли скоро столкнётся с ними.
   Солдаты переглянулись и, не сговариваясь, побежали по лесу, благо в лесу они ориентировались лучше новичков. Подозрения Джойла оправдались: Салли действительно нагнала группу беглецов. Сначала они испугались, подумав, что их настигла погоня, но, увидев лишь одинокую всадницу, расхрабрились и плотной толпой встали на дороге. Салли осадила коня. Айрин сорвалась с места, не дожидаясь развития событий, и помчалась в конюшню, на ходу прикидывая расчёт сил. Противников было девять человек, и конный воин получал некоторые преимущества, которые следовало максимально использовать. Оседлав Грома и тщательно проверив упряжь (от неё зависела эффективность воина, так же как и от его мастерства и выучки коня), Айрин схватила щит и галопом помчалась на помощь.
   Салли тем временем раздумывала, как решить проблему.
   - Эй, парни, дайте проехать.
   - Проехать, тебе? - Стоун расхохотался. Нож скользнул в руку через прорезь в куртке, беглецы же по-своему проинтерпретировали руку девушки, лежащую на животе. - Конечно, мы дадим тебе проехать, но чуть позже.
   - Ребята, не вынуждайте меня прорываться. Кто-то может пострадать.
   Беглецы захохотали. Салли бросила нож, и Стоун схватился за плечо.
   - Ах ты тварь! Хватайте её!
   Салли бросила второй нож, но он улетел в никуда, потому что в тот момент один из солдат махнул перед мордой лошади курткой. Росинка вскинулась на дыбы, и Салли с трудом удержалась в седле. Пока она успокаивала лошадь, нападавшие подобрались ближе и стащили её с седла.
   - Стоун, погоди! - Вдруг воскликнул самый молодой солдат в этой компании. - Она всё-таки служанка леди Айрин!
   - Тем лучше. Пусть потом расскажет своей хозяйке, для чего нужны мужчины. Может, она тоже захочет!
   Тут Салли изловчилась и ударила того, кто удерживал её, ногой по голени. Вырвавшись, она схватила меч, но воспользоваться им не успела: сверху ей на голову упало что-то тёмное. Её уронили на землю, два человека держали её за ноги, один - за руки.
   - Стоун, отпусти её! - Услышала она, когда с её головы сорвали злополучную куртку.
   - Не дрейфь, сосунок!
   - Стоун, отпусти её!
   - Вот ведь привязался, младенец!
   Стоун здоровой рукой ударил его в лицо, и парнишка отлетел на несколько шагов. С трудом поднявшись на ноги, он побежал, пошатываясь, по дороге к домику.
   - Тем лучше, нам больше достанется! - Выдернув и отбросив нож в сторону, Стоун склонился к пленнице. Он провёл рукой по её лицу. - Не бойся, тебе понравится! - Он достал длинный охотничий нож и повертел его в руках, рассчитывая увидеть страх на лице девушки. Не добившись желаемого эффекта, он разрезал завязки куртки. - Ого! Что это у нас? - Стоун вытащил письмо.
   - Отдай! - Салли забилась в удерживающих её руках, что вызвало плотоядный смех.
   Тем временем "охотники" столкнулись на дороге с убежавшим парнишкой.
   - Скорее! Туда, туда! - Он схватил Джойла за руку и потянул за собой. - Они схватили Салли.
   - Госпожу Салли, - машинально поправил Джойл, освобождаясь. - Сид, займись им. Остальные - за мной!
   И мстители побежали к месту нападения. Сид вытащил из заплечного мешка баночку с бальзамом и осторожно смазал синяк юноши. Вдруг мимо них промчался всадник. Сид задумчиво посмотрел ему вслед.
   - Твои приятели нарвались: леди Айрин им устроит!
   - Пойдём?
   - Пойдём.
   А Салли, поняв, что вырваться не удастся, попробовала пригрозить:
   - Лучше отпустите меня, иначе леди Айрин вас на котлеты порубит!
   - А откуда она узнает? Ты ведь ей ничего не скажешь, а то... - Стоун показал её письмо и бросил затем сообщнику. - Хочешь получить его обратно? Веди себя хорошо! Поцелуй меня...
   - Эй, Стоун, по-моему, ты слишком увлёкся. - Люди Джойла бесшумно окружили компанию. Не смотря на изнурительный бег, выглядели они гораздо крепче и спокойнее беглецов.
   - А-а, Джойл! Тоже хочешь попробовать этой задаваки? Не волнуйся, здесь на всех хватит!
   - Стоун, отпусти её! - Приказал Кевин.
   - О, простите, милорд, полагаю, я должен уступить Вам очередь?
   Кевин выхватил меч, но тут чёрный ураган ворвался в круг. Тот, кто удерживал руки девушки, отлетел в сторону. Джойл и Кит напали на тех, кто держал ноги. Освобождённая Салли врезала кулаком Стоуну в глаз и, изловчившись, пнула пяткой в пах. Стоун упал, скорчившись от боли. Айрин сбила с ног ещё двоих и развернулась. Те, кто стояли, покорно позволили себя связать. Те, кто стоять уже не мог, о сопротивлении и не помышляли.
   - Миледи, Стоун забрал письмо и отдал его кому-то. Я не видела кому...
   Айрин обвела холодным взглядом пленников и тотчас определила того, кому не посчастливилось завладеть письмом. Тот на свою беду молчал.
   - Обыскать его.
   Письмо извлекли на свет. Айрин вручила его Салли и подсадила её в седло. Джойл подал девушке меч.
   - Джойл, как и планировалось, доставьте их домой.
   Воительница немного проводила оруженосца.
   - Салли!
   - Простите, миледи, я не уберегла письмо.
   - Забудь о письме, милая! - Она уцепилась за повод, останавливая Росинку. - Ты хоть понимаешь, какой беды избежала?
   - Понимаю, миледи. Но всё не так страшно, ведь замуж я всё равно не собираюсь. Наверно, было бы больно, но я знаю, что такое боль.
   - Салли, милая! - Айрин обняла девушку.
   - Всё в порядке, миледи. И потом, я знала, что Вы им покажете. Видели бы Вы Стоуна! - Салли хихикнула. - Он смотрела на Вас, как на привидение незнакомой прабабушки. А ведь я предупреждала его... - Айрин не удержалась и хихикнула тоже. - Но знаете, миледи, я потеряла два ножа. Один улетел в молоко, а вторым я подцепила Стоуна, и он выбросил его.
   - Выбросил, говоришь... - Айрин хитро сощурилась. - Ладно, Салли, двигай вперёд. Графам Вордела привет. Да, возьми мою куртку и щит.
   - А как же Вы, миледи?
   - Да не волнуйся ты за меня, не пропаду! И больше ты у меня без доспехов ездить не будешь!
   Найти пару ножей труда не составило. А уж придумать, как их использовать... Айрин лучилась от предвкушения развлечения.
   Обед сготовили как обычно, на скорую руку: овощи, сыр, копчёный окорок, горячие лепёшки. Разместились прямо во дворе, ухаживая друг за другом. По неизменной традиции обедов первой заполнили миску Айрин, но сигнала к трапезе от неё не ждали. Сидя чуть в стороне от учеников, Айрин предвкушала новое развлечение. От раздумий её отвлёк Джойл.
   - Миледи, мы хотим покормить Лайонела, того парнишку, что заступился за Са... госпожу Салли.
   - Вся еда здесь. - Пожала плечами Айрин.
   Скрывая улыбку, она смотрела, как юношу привели на "обеденную скамейку" и сунули ему миску с едой. Чтобы не смущать растерянного ученика, Айрин, захватив миску для больной, ушла к себе. Заставив женщину поесть, она вернулась во двор, отдала миску дежурному и скомандовала общее построение.
   Начался урок стрельбы из лука, на который из новичков пришёл только Лайонел. И Кевин. Потом солдат ждала гимнастика, а затем урок рукопашного боя. Потом Майлз, "главный по тарелочкам", прихватив Лайонела, убежал готовить ужин. А остальных ждал самый нелюбимый урок: тренировка внимания. Она заставляла кого-нибудь запомнить всех присутствующих, потом жертва отворачивалась, а остальные менялись местами или обменялись одеждой или, по подсказке Айрин, устраивали ещё какую пакость. И жертва должна была определить, что изменилось. Ещё Айрин предлагала ученикам посмотреть на набор разных предметов, чтобы потом из огромной кучи всякой всячины выбрать такие же. Выигрывал тот, кто собирал набор быстрее и точнее.
   За ужином Айрин раскидала дела на следующий день. Уделив время больной, учительница воинов провела очередное занятие с Кевином. Поздно вечером у входа в башню она наткнулась на Рауля.
   - Рауль? Что ты здесь делаешь?
   - Я просто хотел спросить, что с той девушкой?
   - Мне жаль Рауль, но она серьёзно больна. Я отправила Салли за одной женщиной. Надеюсь, она вылечит её.
   - А можно мне навестить её?
   - Не сейчас, Рауль. Ей нужно восстановить силы.
   Утром Айрин услышала яростный шёпот из коридора, ведущего в "казармы": это Лайонел убеждал двоих новичков идти с ним на разминку.
   - Слушайте, вы, придурки, мне плевать на Стоуна и его прихлебателей, но я не хочу, что бы вы загнулись от голода!
   - Лучше загнуться от голода, чем быть игрушкой какой-то бабы!
   - Вы станете, наконец, думать сами, или так и будете повторять за Стоуном?!
   - А как ты себе это представляешь? Прийти и спросить: можно нам заниматься с вами, а то есть очень хочется?
   - Эй, вы, трое! - Вмешалась Айрин. - Почему до сих пор не во дворе? Быстро на занятие!
   - Простите, миледи! - Лайонел сорвался с места. Забывшись, следом рванули его приятели. Айрин неторопливо пошла на занятие, давая Джойлу время построить новичков.
   Как всегда Учительница воинов начала занятие с лёгкой пробежки по окрестностям, потом подтягивание, отжимание, гимнастика. После завтрака группа разделилась. Вместо привычного урока фехтования, Айрин отправила половину группы во главе с Майлзом доделывать тренировочную площадку, а вторая половина во главе с Сидом отправилась на заготовку дров.
   Через несколько дней оба состава занимались и работали вперемешку. Напряжение оставалось, да и Стоун мутил воду, правда, без особого успеха.
   Когда тренировочная площадка, включая полосу препятствий, предложенную Айрин, была полностью закончена, учительница провела полноценное занятие. А после к ней подошёл Джойл.
   - Итак, Стоун вздумал бузить?
   - Откуда Вы знаете, миледи? Хм... глупый вопрос! Что нам делать? Можем обработать его так, что враз забудет о всяких...
   - Тише, Джойл. Завтра утром придётся вам всем поголодать. - Она дала ему два ножа. - Бросьте их поживописнее там, где было нападение на Салли. Завтра утром Стоун и компания будут искать их. Я не буду возражать, если вы слегка поможете им, но не очень старайтесь.
   К вечеру новички еле стояли на ногах, так что говорить о каких-то бунтах было бессмысленно.
   Утром, после разминки поисковая партия покинула домик. Поиски были долгими, и это время Айрин заняла беседой с Кевином, которого заинтересовали особенности управления людьми. Юный лорд сидел на ступеньках крыльца, погрузившись в раздумья. Русалка села рядом.
   - О чём задумались, милорд?
   - Простите, что вмешиваюсь не в свои дела, но мне кажется, Вы чересчур доверяете Джойлу.
   - А как Вы думаете, зачем мне это надо? - Юноша вспыхнул. - Смелее, милорд.
   - Вы используете его, чтобы держать новичков в подчинении!
   - А как Вы думаете, зачем мне это надо?
   - Я так думаю, чтобы контролировать их, не опасаясь их ненависти...
   - На самом деле, я не боюсь их ненависти. Просто, если я буду драться против девятерых, кто-нибудь из них пострадает. А так у меня есть щит от них, а у них - от меня. Те, кто прошли обучение, учат новичков. Шестеро - это ведь больше чем один. Моим делом остаётся воинское ремесло. А умение помогать друг другу, самостоятельно обеспечивать себя, не гнушаясь ради этого честного труда, они сами передают друг другу. Знали бы Вы, как тяжело мне пришлось с первой группой!
   - Но ведь Вы фактически стравили их!
   - Я стравила не их, а разные отношения к жизни. Тот, кто принимает наши правила, принимается в группу.
   - Да? А как же Стоун?
   - Он действует по правилам, но думает по-другому. Ой, ну как же Вам объяснить? Ну, представьте себе, что распутная женщина каким-то образом попала на праздник в Энхел, предположим, в обществе важного гостя. Даже не зная, кто она, её истинный род занятий быстро определят. Как?
   - Ну, может быть, она ведёт себя иначе. Всё-таки леди надо родиться!
   - И да, и нет. Скажем, леди прекрасно может воспитать себя сама. Сколько женщин торговых Домов сейчас бывает в высоких кругах, и их принимают, не осуждают, как выскочек. Наоборот, их уважают за то, что они смогли вписаться в наш мир. А ведь бывает, что высокородная леди ведёт себя так, что её стесняются приглашать...
   - Она ведёт себя не по правилам?
   - И да, и нет. Как видите, что бы стать кем-то, или, точнее, быть искренне принятым конкретными людьми, не обязательно родится от кого-то из них. Умение вести себя так же может открыть двери. Вот только что Вы понимаете под "ведёт себя по правилам или не по правилам"?
   - Я, честно сказать, не очень понимаю, какое отношение к моим солдатам имеют посторонние леди и неледи?
   - Можем оставить леди в стороне. В принципе, вообще, что такое вести себя по правилам? - Юноша задумался. - Может, вернёмся к леди, милорд?
   - Ну, если леди следует правилам, принятым в нашем обществе, она принимается.
   - Подробнее.
   - Если она уважительно разговаривает с другими людьми, не появляется в сомнительных компаниях, не пьёт... много..., прилично одевается...
   Айрин вскочила на ноги:
   - Вы на что-то намекаете, милорд?
   Юноша испуганно поднялся и только тут, видимо, обратил внимание на слегка не соответствующую требованиям одежду. Да и полтора десятка солдат вряд ли можно считать подходящей компанией для леди.
   - Простите, леди Айрин, я не хотел Вас обидеть! Я нисколько не сомневаюсь в Вашей принадлежности к нашему кругу! Ой, что-то я не то ляпнул! Простите, ради Светлого!
   - И Вы простите меня, милорд! - Айрин протянула руки в знак мира. - Но, похоже, Ваша версия трещит по швам. - Она снова села. - Понимаете, всё, что Вы перечислили - это внешняя сторона, за которую цепляются выскочки. Их не любят, Вы заметили? Женщина может одеваться у лучших портных, но останется торгашкой, если, примеряя платье, будет подсчитывать в уме, сколько денег на него ушло, и сколько можно было бы сэкономить, если бы не необходимость соответствовать. Для мужчин это верно в той же степени. Ты можешь учиться фехтованию у лучших из лучших, но знаешь ли ты, что такое честь, верность и смелость станет ясно только в настоящем бою. И везде, даже среди своего круга, мы ищем тех, кто думает, чувствует так же как мы. Мы узнаём себе подобных в любом обличье. Кстати, пример: у Салли есть старшая сестра, но оруженосцем моим стала именно Салли, потому что ей по душе такая жизнь, в то время как сестра её - обычная "домашняя" девушка.
   - Для девушки это не недостаток.
   - Разумеется. Так же как и для мужчины-книжника не порок - нелюбовь к битвам. Заметьте, сколько книжников с уважением цитируются и военачальниками, и дипломатами. А скольких достойных государственных мужей воспитали книжники? И мы же не уважаем их меньше за то, что они не владеют мечом?
   - Как можно, леди Айрин!
   - Вот именно! Разные люди, разные стремления, разные сословные принадлежности, но не это определяет наш выбор друзей и спутников. Мы смотрим на то, что эти люди собой представляют, о чём они думают, как ведут себя в разных ситуациях. И насколько их дела соответствуют их словам и наоборот. То есть, насколько этот человек умеет быть честным.
   - Но быть честным нельзя научиться, это же не фехтование и не полька!
   - Можно не учиться фехтованию и польке. Но нельзя не учиться чести. И я говорю не о чести лорда или чести купца. Я говорю о просто чести. Кому Вы протянете руку: лорду, который в походе ничего не сделает для обустройства общего лагеря, или обычному купцу, который и поставит шатёр, и разожжёт костёр, и приготовит ужин?
   - Ну... - замялся Кевин, - вообще-то, обустройство лагеря - не дело лорда.
   - Только если бы мои ученики до сих пор выясняли, кто должен готовить обед: стражники или бойцы, они бы так и ходили голодными. И Вы тоже, между прочим. Дружбе, верности, умению заботиться друг о друге нужно учиться. Жизненно необходимо.
   - Вы хотите сказать, что мы выбираем себе друзей, исходя из того, есть у человека честь или нет.
   - Если для нас наличие чести важно, то да. На самом деле, мы ищем тех людей, которые соответствуют нашим представлениям о том, каким должен быть человек, с которым я хочу поддерживать те или иные отношения. Почему я так много говорила о чести? Да просто ваш брат просил меня воспитать её в своих солдатах. Поздновато, конечно, вот и приходится её вколачивать. Самое забавное в том, что как только она начала произрастать в них, им стало легче жить. Они стали помогать друг другу, а здесь проще жить, если всё делаешь сообща. Потому-то я и уехала из замка.
   - А теперь первые Ваши ученики помогают Вам вколотить представления о чести в новичков, дабы тем впоследствии стало легче жить?!
   - Представления о чести - это Вы хорошо сказали, милорд. Я серьёзно, потому что, в конечном итоге, именно представление о чём-либо оказывается решающим. К примеру, для тех самых первых учеников попросить друг друга передать кувшин воды - нормальное дело. А для новичков - невозможное деяние, потому и ходят несчастные во время обеда за каждым глотком воды, не давая роздыха усталым ногам. Вот и взяли Джойл-сотоварищи их под опеку! Не верите? А, тем не менее, их отношение к новичкам от презрения сместилось к жалости. Стоуна они ненавидят. За то, что он мешает остальным... не знаю... приобщиться что ли, к тому, что они уже открыли для себя. А я использую их чувства, причём не только для того, что бы контролировать новичков, но и что бы научить "старичков" заботиться с умом. Хотя они и думают, что учатся воинскому мастерству, на самом деле я учу их воинской чести. И они уже многому научились, теперь же они должны сами донести до вновь прибывших то, что поняли, иначе моя работа будет бессмысленна.
   - И Вы думаете, у них получится?
   - Получится, потому что они добровольно (заметьте) хотят им помочь стать другими. Причём, такими, какими ими будет доволен лорд Глен, между нами, высокородными.
   - Но откуда Вы всё это знаете? Я имею в виду про Джойла, Стоуна и остальных?
   - Я же присматриваю за ними. Странно было бы, если бы я не знала, чем живут мои ученики. Пожалуй, милорд, на сегодня бесед хватит. Пойду я, что ли, приготовлю завтрак вашим солдатам. Поможете мне? - Кевин рассеяно кивнул.
   А перед завтраком, прежде чем сесть на своё место, Стоун гордо протянул Айрин ножи.
   - Хорошо. Почисти и, когда госпожа Салли вернётся, отдай ей.
   Торжество погасло в глазах солдата, кровь бросилась ему в лицо, но он промолчал. Краем глаза ведьма увидела, как побледнел Джойл.
   После завтрака Айрин поймала взгляд Джойла, но тот сделал вид, что не заметил. Выбрав момент, когда мужчина остался один, она нагнала его.
   - Джойл, не питай напрасных надежд. - Джойл вспыхнул. - Дело не в том, что Салли слишком хороша для тебя. И не в том, что вы с Китом недостаточно хороши для неё. Скорее наоборот. Просто у неё в голове опилки, те, которыми посыпают поля ристалищ. Пройдёт немного времени, и мне придётся силком вытаскивать её из оружейных лавок. Так уж получилось, что она не из тех, кто в каждом куске металла видит свадебные амулеты. Да и жёлтый металл, что медь, что золото, её не привлекает, ведь из него не сделать добрый меч. - Джойл молчал. - Иди Джойл, я скоро приду.
   Солдат неловко поклонился.
   А ещё через несколько дней вернулась Салли. Айрин встретила наставницу после занятий, когда та уже отдохнула с дороги. После осмотра больной ведьмы вышли из спальни.
   - Ну, что скажешь? - Спросила колдунья.
   Девушка пожала плечами:
   - Она явно благородного происхождения. Не за мужем. Несколько лет назад скинула ребёнка, в чём раскаивается, считает себя недостойной жить. Причина кровотечения, на мой взгляд, именно в том, что она не хочет жить. Она себя медленно убивает.
   - Я могу вылечить её тело. Не знаю, сможет ли она родить, но жить будет. Остаётся одна проблема...
   - Ага, маленькая такая проблема. Я вот думаю: а что если найти ей дело? Так, чтобы она была занята с утра до вечера?
   - Не повредит. Но и кардинально ничего не решит. Она что-нибудь говорила?
   - Почти ничего.
   - Говори с ней. Пусть расскажет кто она, откуда, что на самом деле случилось. А там уж думай, как ей помочь. Справишься?
   - Попробую.
   - Вот и славно. А теперь иди. И распорядись, чтобы нам не мешали.
   Салли привезла хозяйке письма от Сабрины и Марии.
   - Мария? - Удивилась Айрин. - Как она попала в Вордел?
   - На муле Петера. Она теперь - портниха леди Сабрины, а Петер держит мастерскую неподалёку от ворот. Госпожа Мария выполнила Ваш заказ. Там такие платья!
   - Что-то не помню, чтобы я заказывала "такие" платья!
   - А у Марии другие не получаются!
   Айрин покачала головой, и занялась письмами. В них дамы сообщали о желании открыть в столице модную лавку и приглашали Айрин в долю, потому как им нужны деньги для организации дела. К тому же скандальная известность Айрин добавила бы пикантности лавке, что обеспечило бы успех предприятия. Девушка, не раздумывая, согласилась, написав в ответ, что все деньги и драгоценности, оставленные на хранение у леди Сабрины, в их распоряжении. Единственным её условием было название лавки: "Эления".
   Закончив письмо, Айрин спросила Салли:
   - Да, Салли, а Стоун отдал тебе ножи?
   - Отдал! - Хмыкнула Салли. - Смотрел на меня с такой ненавистью.
   - А ты?
   - А я сказала спасибо и ушла.
   - Потрясающе! Отомстить хочешь?
   - Да как-то не хочется. Но если он не угомонится, я ему врежу!
   - Договорились. Только проследи, что бы поблизости был кто-нибудь из первой группы. А ещё лучше - я.
   Как только здоровье Алины пошло на поправку, Лейла собралась в путь. Её сборы много времени не заняли: колдунья путешествовала налегке. Захватив письма в Вордел, она простилась с воспитанницей.
   И снова потекли однообразные будни.
   Стоун мрачнел день ото дня, хмуро наблюдая, как Салли перешучивается с солдатами. Однажды во время обеда Джойл подсел к нему.
   - Итак, нас прибыло. - Стоун недоуменно посмотрел на него. - Ты присоединился к нам как товарищ по несчастью. Не так давно леди Айрин доходчиво объяснила мне, почему нам следует забыть о ней. Салли - хорошая девочка, но...
   - Слишком хороша для нас! - Сквозь зубы выдавил Стоун.
   - Если бы! Просто нам не светит. Подумай сам: мы - солдаты Энхела, она - служанка леди Айрин. Однажды мы вернёмся на службу, а они уедут куда-нибудь.
   - Но пока мы здесь!
   - И что с того? Прижмёшь её где-нибудь в углу? Так лучше не рискуй: даже если ты с ней справишься... уж что с тобой потом сделает леди Айрин...
   - Я солдат герцога Энхела! Что она может мне сделать?
   - Всё, что угодно. Она - твоя учительница. В принципе, дело твоё, как поступать, но если ищешь неприятности, кратчайший путь тебе известен.
   Незаметно подкралась зима. Лёгкий белый снежок припорошил пожухлую листву и посеребрил голые ветки. С удовлетворением Айрин отмечала, что её ученики спокойно справляются с холодом. Традиционно мрачный Стоун хмурился больше по традиции, чем по какой-то конкретной причине, и никого его ворчание не обманывало.
   А к исходу зимы он решился на штурм: пригласил Салли на свидание. Но на его:
   - Эй, крошка, у меня сейчас выдался свободный вечерок. Пойдём, прогуляемся к озеру. - Салли скривилась.
   - Вообще-то, вечера свободны для всех, кто не дежурит и не имеет никаких дел.
   - А я как раз имею дело: провести вечерок с одной милой симпатяшкой. Пошли!
   Салли аккуратно увернулась от протянутой руки.
   - Так это твоё дело. Ко мне оно отношения не имеет.
   - Брось, Салли, не ломайся! Пойдём, пока есть время!
   - Стоун, пойми же, ты мне не интересен.
   - Ну, так я мигом заинтересую.
   - Стоун, исчезни!
   Стоун не принял её всерьёз, за что и поплатился - Салли не зря училась рукопашному бою. Маленькая, подвижная - он так и не смог её схватить, а вот она сбила его с ног, прижав к земле и заломив руку за спину.
   - Ну а дальше что? - Спросила её госпожа, внимательно наблюдающая за состязанием.
   - Не знаю. - Растерялась Салли.
   - Отпусти его, пожалуй. Скоро лорд Кевин появится. Идём.
   - Вот стерва! - Пробормотал Стоун, вслед удаляющимся девушкам.
   - Просто она не трактирная кокетка. - Отозвался Джойл, непонятно как оказавшийся рядом.
   - Просто она возомнила о себе невесть что!
   - Но ведь не без оснований.
   - То, что она умеет драться, ещё ничего не значит!
   - Не значит.
   - Но какова стерва!
   - Это точно!
   - Кто научил её, хотел бы я знать?
   - Угадай с трёх раз!
   - Слушай, а ты что, всерьёз считаешь, что эта девочка может нас чему-то научить?
   - Знаешь, когда мы шли сюда из Энхела, на каждом привале мы просто пластом валились на землю, а она вместо отдыха занималась с Салли, хотя бежала столько же, сколько мы.
   - Ладно, предположим, бегу она нас научит. Но что она смыслит в воинском деле? Она же учит солдат стражи и войска вперемешку!
   - Ну и что? Что стражники, что бойцы, считали мы себя сильными и непобедимыми, а как пришёл миг хватать оружие, мы и струсили. Замерли от страха, а две девчонки рванулись в бой. - Тут Джойл задумался. - Впрочем, всё это уже не имеет значения.
   - Почему?
   - Потому что когда я прихожу в деревню, люди не смотрят на меня со страхом, как на пожар или наводнение, а трактирщик здоровается со мной, как с любым из деревенских, кто частенько заходит к нему пропустить стаканчик.
   Джойл оставил сослуживца в задумчивости.
   В середине весны Айрин снова уехала за сменой. Ученики получили задания по уборке и наведению чистоты в домике и во дворе. Через несколько дней она вернулась одна. Ученики выстроились, приветствуя учительницу. Салли подбежала взять поводья.
   - Рада видеть! А теперь за работу - на днях к нам прибудет пополнение: двенадцать новых учеников.
   - Но где мы их разместим? - Всполошился Кевин.
   - Это не такая большая проблема, милорд, тем более что лорд Глен просит Вам вернуться в Энхел. - Она передала юноше письмо. - А, кроме того, мы расстанемся с сержантами Джойлом, Китом, Раулем, Сидом, Калсом и Майлзом. - Она бросила им значки. - Завтра утром зайдите за назначениями.
   Праздничный ужин затянулся допоздна, что не помешало всем обитателям охотничьего домика собраться утром на разминку. После завтрака Айрин вручила сержантам приказы о назначении и жалование. И сообщила их первое задание: доставить новобранцев, которые должны со дня на день прибыть в деревню.
   Шестеро сержантов, негромко переговариваясь, шли по деревне. Подходя к трактиру, они почуяли неладное. Друзья степенно вошли в трактир. Обстановка прояснилась с первого взгляда: солдаты Энхела изволили гулять. Джойл подозвал хозяина.
   - Что за люди?
   - Солдаты, - удивлённо ответил трактирщик. - Они говорят, что приехали сюда к великому воину учиться воинскому искусству.
   - Да? - Сержанты еле сдержали смешки, уловив в голосе друга знакомые интонации учительницы. - И как давно они здесь?
   - Со вчерашнего вечера. Приехали с караваном Илса.
   - Заплатили?
   Трактирщик отвёл глаза. Друзья переглянулись и вытащили кошельки, где позвякивало многомесячное жалование.
   - Возьми. А это - для Илса: плата за проезд.
   Потом Джойл подошёл к солдатам.
   - Что, ребята, учиться приехали?
   - Так точно, сержант! - Ответил один из стражников. - Нас выбрали по личному приказу герцога. Давай, садись, выпей с нами за нашу удачу! Здесь очень хорошее вино, даже удивительно для такой дыры.
   Джойл обвёл подвыпившую компанию пронзительным взглядом.
   - А вы за вино заплатили?
   Солдаты недоумённо переглянулись, потом засмеялись.
   - А ты шутник, сержант!
   Джойл одним ударом вышиб стул, и стражник растянулся на полу. Солдаты вскочили.
   - Встать, смирно! - Рявкнул Джойл.
   От неожиданности солдаты подчинились, ошалело косясь на невесть откуда взявшихся ещё пятерых сержантов стражи. Не давая им опомниться, Джойл скомандовал:
   - За мной, бегом, марш! Братцы, проследите, чтобы никто не отстал.
   Не до конца протрезвившим солдатам бежать было тяжело, но при малейшей попытке сачконуть солдат встречал безразличное лицо сержанта. Так под конвоем новые ученики и прибыли к Айрин.
   - Однако! Я вас раньше завтрашнего вечера не ждала!
   - Они решили проявить военную хитрость и добрались в деревню с караваном. С вечера гуляли в трактире.
   - Ну-ну! Стоун, выдай им шатры. Пусть сегодня ночуют во дворе.
   - Почему мне кажется, что Вы всё знали?
   - Не думаешь же ты, что я бросила вас без присмотра?!
   Джойл лишь махнул рукой то ли возмущённо, то ли восхищённо.
   На следующий день новоиспечённые сержанты отбыли на службу.
  
   Однажды утром, до побудки, Айрин пошла искупаться. На берегу она обнаружила Алину, часто наведывающуюся к озеру в последнее время.
   - Ножом по венам проще, - заявила Айрин, не гладя на женщину. Та удивлённо обернулась. - Понимаете, захлебнуться - это не очень приятно, да и выглядеть будете не лучшим образом, когда тело выловят. А если вены перерезать, то будет, конечно, больно, но только сначала. Потом просто слабеешь от потери крови и как бы засыпаешь навсегда.
   - Как Вы можете так говорить?!
   - Совершенно спокойно. Ведь, если что, Ваше тело из озера придётся вылавливать моим ученикам, а они у меня ранимые.
   - Ранимые, как же! Выдумаете тоже!
   - Я не выдумываю, я точно знаю, потому что их синяки и ссадины лечат моими зельями.
   - Да Вы смеётесь надо мной!
   Айрин пожала плечами.
   - Да как Вы смеете?! Если бы Вы пережили столько, сколько я!
   - А я никому не желаю пережить то, что довелось пережить мне.
   - Да что Вы такое могли пережить?!
   - Наверно, многое, раз в свои годы одинаково хорошо учу воинскому делу два десятка солдат и лечу последствия скидывания.
   - А сколько Вам лет? - Айрин снова пожала плечами. - На вид - лет двадцать, не больше.
   - Но и по Вам не скажешь, что Вам нет тридцати.
   Женщина горько усмехнулась. Айрин села рядом.
   - Вообще то Вам не следует сидеть на земле, - заметила ведьма.
   - Не важно.
   Они помолчали.
   - Я, наверно, кажусь Вам страшной дурой?
   - Да нет, Вы весьма привлекательны.
   - Вы опять смеётесь!
   - Извините.
   - Ничего. Тем более что Вы правы. Как была красивой дурой, так и... Ладно бы хоть старших слушалась, предупреждали ведь, так нет же! Верила, что любит, на что-то надеялась...
   - А он?
   - Он? Помог найти знахаря. Больше я его не видела. Лорд Гл... герцог потом заботился обо мне, разрешил поселиться в той хижине. Он сделал так, что никто ничего не узнал. Даже уговорил отца отказаться от мести, уж не знаю, как ему отдалось. Отец вне себя был.
   - А Вы хотели отомстить?
   - Скорее, нет. Сначала было очень плохо, а потом хотелось просто одиночества, чтоб никого не видеть, не слышать. Не вспоминать. С последним, правда, плохо получалось. Я так и не поняла, чего хочу больше: убить его при встрече, или расцеловать.
   - После всего, что он сделал?
   - Я сама виновата. У нас и не могло быть ничего общего: он - лорд Высокого Дома, я - дочь подвластного Дома. Меня предупреждали, да сердцу не прикажешь. Смешно?
   - Скорее печально. Тем более что Вы и он принадлежите к Свободным Домам. Равные среди равных. Так что причина в другом.
   - Причина чего?
   - Того, как он поступил с Вами.
   - Вы не осуждаете меня?
   - Осуждать за любовь? Упаси меня Ишара!
   - Нет, не за любовь. За...
   - Скажите, Вы хотели ребёнка?
   - Да! Но не так...
   - А Вы бы смогли воспитать из бастарда лорда свободного Дома?
   - Если бы! Отец ведь не признал его. А побочный сын господина в подвластном Доме... нехорошо это!
   Услышав в голосе женщины убеждённость, Айрин резко сменила тему:
   - А чем Вы планируете заниматься в дальнейшем?
   - Я не думала об этом.
   - А к религиозному служению тяги не испытываете?
   - К религиозному служению?
   - Да. Я думаю, служение Ишаре для Вас самое подходящее дело.
   - Вряд ли я смогу стать жрицей.
   - Не жрицей. Служительницей. Жрицы сидят в храмах, а её служительницы ходят по земле, помогая тем, кому нужна помощь.
   - А Вы, наверно, её служительница?
   - Нет, я чересчур воинственна! - Усмехнулась Айрин. - Ну, так как?
   - А у меня получится?
   - Пока не попробуете, не узнаете.
   - А как ей можно стать?
   - Я кое с кем поговорю, для начала, а дальше видно будет. Такие дела быстро не делаются. А Вам пока надо окончательно выздороветь.
   Вскоре пришло время ехать за продуктами. Айрин решила вместе с Салли наведаться в деревню, где был храм. Перед отъездом она зашла в комнату переодеться, и тут сообразила, что не брала с собой платья. Салли, разгадав её затруднения, развернула коричневое платье для верховой езды из плотного льна.
   - Вот. Госпожа Лейла подумала, что Вам может понадобиться. Его делала Мария.
   На главной и единственной площади деревни Айрин оставила Салли и сопровождавшего её солдата. Деревенский храм изначально предназначался Светлому и в центре его на солнечном круге горел огонь. Айрин поклонилась, приветствуя Хозяина, и прошлась по боковым нефам, где со временем поселились и другие боги, высматривая светильник, предназначенный богине любви. Глядя сквозь пламя, она позвала:
   - Ишара!
   - В чём дело? - Пронеслось в мыслях.
   - Поговорить надо.
   - Я жду на улице.
   Айрин вышла на улицу. На скамейке у храма сидела девушка в белом платье.
   - Приветствую, божественная!
   - Рада видеть тебя. Садись. В следующий раз, если я тебе понадоблюсь, просто позови меня. Не люблю я храмы, там часто лгут.
   - Прости, божественная.
   - Забудь. Так о чём ты хочешь поговорить?
   Айрин рассказала об Алине и попросила пристроить её в служительницы.
   - Помогать другим - лучший способ излечить собственную боль. Но не каждый способен помочь другому.
   - Даже если у неё не получится, она хотя бы вернётся к людям, к нормальной жизни.
   - Попробовать можно, хуже не будет. Есть у меня одна женщина, думаю, она сможет обучить её, а потом и посвятить, если она справится. Только учти: мои служительницы не скачут по дорогам сломя голову, она не скоро доберётся до вас.
   - Ничего, я подожду.
   Служительница Ишары пришла в конце лета, и Алина отправилась в своё странствие. Перед уходом она попросила Айрин передать Глену письмо. Вечером, когда спали все, кроме дозорных, Айрин сидела у окна и, глядя на звёзды, видневшиеся в разрывах туч, пыталась поймать какую-то непонятную мысль, мешающую уснуть. Она поняла, что мысль связана с Алиной. Не найдя ответа, она взяла письмо, оставленное для Глена. Тепло благодарности пропитывало его. Айрин отложила конверт. Именно эта благодарность сбивала с толку, противореча запутанным отношениям любви-ненависти. Правда, благодарность объяснялась очень легко, если Глен и отец - разные люди. Тут Айрин даже задохнулась, когда разрозненные события сложились в единую картину: "пять лет назад", "больше его не видела", "герцог сделал так, что никто ничего не узнал" и "уговорил отца отказаться от мести, уж не знаю, как ему отдалось". Айрин уткнулась лбом в стену. "Ну и дура же я, - подумала она. - Чему только тётя Лейла меня учила! Она бы не приняла помощь от него, после того, как он отказался от ребёнка. И уж конечно Хозяину легче позаботиться об отшельнице из своих владений, чем изгнаннику о бывшей любовнице. Почему же я сразу этого не поняла! Почему? Хороший вопрос! И ты знаешь на него ответ: не пожелала увидеть очевидное ради сохранности собственной версии! Покоя захотелось? Не дождёшься!"
   Утром ей пришлось выкинуть посторонние мысли из головы, поскольку работа хорошо способствует эффективному просветлению в мыслях.
  

8.

  
   В середине осени Айрин снова оставила учеников. Не успела она подобрать новобранцев, как в Энхел нагрянул Глен. В тот же день состоялся серьёзный разговор, изменивший все планы Айрин.
   - Знаете, миледи, я потрясён. Результаты Вашей работы впечатляют. Новые сержанты прекрасно контролируют подчинённых. Скоро будет выпуск у Джойла, так что четверть гарнизона замка Энхел можно будет заменить. Вы это здорово придумали: менять стражу, заставив бойцов тянуться за ними. Я рассчитывал за три-четыре года полностью обновить стражу, а потом заняться войском. И, пожалуй, для бойцов-новобранцев тоже организую учебный лагерь, как и для стражников. Результаты просто немыслимы!
   - Но?
   - Но... - Глен вздохнул и протянул Айрин конверт. - От такого приглашения не отказываются. Его Величество желает видеть Вас этой зимой при дворе.
   - Избежать можно?
   - Если только за границу.
   - Ясно. Ну что ж, до зимы ещё время есть. Группу Стоуна уже можно выпускать в люди. В качестве итогового испытания пусть они проводят вторую группу в лагерь Джойла. А я тем временем съезжу к нему, объясню ситуацию, и путь он их доучивает. Из них могут получиться сержанты войска. Жаль, конечно, ну да, может, здесь тоже есть свой смысл: мы внесли главное изменение, показав, как можно жить, и теперь люди должны меняться сами, если захотят.
   - Слишком философски, на мой вкус.
   - Когда не можешь изменить реальность, а смириться с ней не хочешь, зовёшь на помощь философию, чтобы она объяснила, почему то, что нам не нравится, нам во благо. Но в сторону философию. Мне понадобятся люди, чтобы прибрать всё в охотничьем домике.
   - Забудьте. Я отправлю туда слуг, они всё сделают. Когда Вы планируете приехать в Лиарин?
   - Как разберусь с учениками, заеду в Вордел за вещами, да отдохну пару дней заодно. В начале зимы, думаю, приеду.
   - Отлично. Леди Айрин, я нанял Вас для выполнения определённой работы. Работа выполнена великолепно. - Глен положил на стол кошелёк. - На этом наши отношения можно было бы считать исчерпанными, но я предлагаю Вам новую работу. Точнее, службу мне в качестве советника. Видите ли, Вам предстоит близкое знакомство с высшим обществом. Не сомневаюсь, что Вы легко займёте там то место, которое захотите занять. Тем не менее, Вам нужна защита, особенно поначалу. Одинокая женщина с неопределённым статусом и родом занятий - это скандально. А когда скучающее общество жаждет развлечений, лучшим развлечением становятся скандалы. Будучи моим советником, Вы попадаете под мою защиту. Согласны? Разумеется, как только найдёте себе новую работу, или Вам надоест моё общество, я отпущу Вас по первому требованию.
   - Лорд Глен... спасибо, милорд! Я даже не знаю, что сказать! Спасибо! Надеюсь, я смогу Вас когда-нибудь отблагодарить.
   - Думаю, сможете. Не зря же я нанял Вас именно советником! Десять червонцев в год Вас утроит? - Айрин не смогла сохранить самообладание: глаза её округлились. - Я понимаю, советники обычно получают больше, но Вы же не маг, а, если узнают, что Вы получаете наравне с магом-советником, начнутся разговоры, сплетни...
   - Скандалы... успокойтесь, милорд! Раз уж я стала Вашим советником, такие вещи должна понимать без объяснений. Только, милорд, разрешите мне разобраться с нашими узниками охотничьего домика, а потом отпустите меня в Вордел на несколько дней. Мне придётся набрать с собой платьев: всё-таки советник Королевского герольда звучит представительно, значит, и выглядеть следует соответственно.
   В этот раз Айрин вернулась раньше ожидаемого срока, поэтому к встрече подготовиться не успели. Однако дежурные заметили всадницу, и все её ученики построились во дворе. Айрин оглядела шеренгу. Потные лица, расстёгнутые рубахи, опилки в волосах, посечённые нагрудники - занятие было в разгаре.
   - Продолжайте занятие. Обедаем сегодня в зале - дежурные, займитесь.
   В комнате Айрин устало вытянулась на кровати.
   - Салли, я сейчас схожу искупаюсь быстренько, пожалуйста, приготовь мне пока отвар. И начинай собирать вещи. После обеда мы уезжаем.
   - То есть как?
   - Вот так. Я теперь советник лорда Глена, и эту зиму мы проводим в столице.
   - А как же?..
   - Поторопись. Многое нужно успеть сделать.
   За обедом Айрин сообщила сержантам о новом назначении и первом задании: отвести группу учеников в учебный лагерь Джойла, где им предстояло продолжить обучение. В первое мгновенье повисла тишина, тут же нарушенная возмущением, недоумением, негодованием. Айрин как бы со стороны отметила, что возмущаются громче всех солдаты третьей группы.
   - Тихо! Приказ лорда Глена, не обсуждается. Мы с госпожой Салли уезжаем сегодня - предупредить Джойла. Стоун, проследи, чтобы к утру все были готовы к походу. Господа сержанты, зайдите ко мне после обеда, я вручу вам приказы. А теперь ешьте.
  
   Дорога привела девушек к старому поместью, много лет пустовавшему. Теперь жизнь бурлила в нем: около тридцати солдат осваивали воинскую науку под присмотром капитан-сержанта Джойла и сержантов Кита, Майлза и ещё троих стражников, отданных Гедриком Глену. Джойл обнаружился у полосы препятствий, где группа Майлза пыталась преодолеть все ловушки. Вот мешки с песком, качающиеся на верёвках над деревянным помостом, сбили одного из учеников, и Майлз досадливо выругался.
   - Да ладно тебе, Майлз! Сам ведь не сразу мешки освоил! - Напомнила Айрин, одновременно заявляя о себе. - Ну, что уставились, господа сержанты?!
   - Леди Айрин? Это Вы?!
   - Нет, я Вам мерещусь!
   - Леди Айрин, что Вас привело сюда?
   - Уже лучше, Джойл. Так официально, строго, по-деловому. Только для серьёзного разговора место неподходящее.
   - Можно пройти в мой кабинет.
   Айрин заинтересованно оглядела кабинет - просторную комнату с простым деревянным столом, несколькими грубыми табуретками, шкафом для бумаг и походной постелью под окном.
   - Что, Джойл, тяжело?
   - Ой, и не говорите, миледи! Никогда бы не подумал, что учить гораздо труднее, чем учиться.
   - То-то! Ну, да я к тебе по делу. - Айрин рассказала о предстоящем его лагерю пополнении.
   - Мне это не нравится.
   - Мне тоже.
   - Ясно. Тогда, может, посоветуете, как мне с ними поступить?
   - Оставь отдельной группой. Ты получишь ещё одного сержанта, его и оставь с ними. Если из них кого-то можно будет сделать сержантами войска, начни их нагружать соответственно. Кто справится - тот и справится. А так, делай с ними, что хочешь, ты же здесь главный хозяин.
   - Слушаюсь, миледи.
   - И правильно делаешь. Отдохнуть у тебя можно?
   - Ой, конечно, миледи, простите! Идёмте. Вам ужин принести в комнату, или Вы присоединитесь к нам?
   - А как удобнее?
   - Мне бы хотелось пригласить Вас и Салли. Мы вас столько не видели...
   - Спасибо, с удовольствием принимаю приглашение.
   После ужина ученики занялись своими делами, а сержанты собрались в кабинете Джойла. Бывшие ученики Айрин (стражники из Вордела когда-то тоже занимались под её началом) обрадовались возможности задать вопросы учительнице. Они были готовы слушать её хоть до утра, и ей пришлось напомнить им об их обязанностях. Окончание беседы было встречено разочарованным гулом.
   - Да, и эти парни когда-то мечтали сжить меня со свету! - Рассмеялась Айрин. - Что ж, если господин капитан-сержант разрешит пожить мне здесь пару дней, я останусь.
   - Да оставайтесь хоть насовсем!
   - Ха! Хитрый какой! Помогу вам чуть-чуть, а дальше сами справитесь!
   Айрин направилась в отведённую ей комнату. Салли нагнала её в коридоре.
   - Миледи, Джойл предлагает мне немного размяться в рукопашном. Можно?
   - Конечно, милая. Тогда сегодня урок проводить не будем. Развлекайся.
   Отпустив Салли, Айрин задумалась: она вспомнила, как Джойл и Кит не сводили с девушки восхищённых взглядов. Айрин понимала их чувства: мало того, что они и так к ней были неравнодушны, так ещё за лето она здорово изменилась. Если год назад она была чуть угловатой девочкой-подростком, то теперь её формы округлились, что не скрывали снятые доспехи, в движениях появилась плавность. Салли стала привлекательной девушкой, немного похожей на старшую сестру. И восхищённые взгляды поклонников её смущали. Айрин захотела вернуть верного оруженосца, но передумала. Салли уже взрослая девочка и понимает, что к чему, а если не понимает, значит пришло время разобраться.
   Ведьма смешала травы и оставила отвар настаиваться. Она разыскала Салли в огромном сарае, переделанном в зимний тренировочный зал, где девушка пыталась одолеть Джойла, а рядом сидел Кит, ожидая своей очереди.
   - Салли! - Девушка остановила поединок и подбежала к хозяйке. - Я пойду спать. До утра ты мне не понадобишься. - Айрин усмехнулась. - И следи, чтоб по лицу не ударили.
   Салли вернулась под утро. Айрин велела ей выпить отвар.
   - Чтобы не заиметь последствия в виде детей, - пояснила она и тут же спросила: - И кого ты выбрала? - Салли густо покраснела. - Понятно, чего мелочиться!
   - А как Вы узнали? - Пробормотала она.
   - Да по тебе всё видно: глаза шальные, коса растрёпана, движения хаотичные, дыхание безумное. И вообще, я кого дышать учила?! Давай, приводи себя в чувство, умывайся, причёсывайся.
   Постепенно глаза девушки приобрели осмысленной выражение, и в них появился ужас.
   - О боги, что я натворила!
   - А что ты натворила? Надеюсь, ты не согласилась выйти замуж?
   - Нет, что Вы, миледи. Просто я как обезумела... кошмар какой! Как вспомню... - лицо девушки снова залилось краской.
   Айрин взглянула ей в глаза.
   - Они тебя принуждали?
   - Нет!
   - Ты хотела этого?
   - Не знаю. Я была как во сне. Только, если бы я остановила их, они бы отпустили меня...
   - А ты хотела, что бы они тебя отпустили?
   Девушка помотала головой. Айрин вытерла ей слёзы.
   - Успокойся, не хорошо, если они увидят тебя заплаканной. Лучше вспомни, что времени у тебя осталось мало: мы уезжаем послезавтра, и ты их, возможно, больше не увидишь.
   - Что Вы хотите сказать?
   - То, что тебе давно пора привести себя в порядок и пойти пожелать им доброго утра и ненароком сообщить, что вечером ты снова свободна.
   - Вы отпускаете меня, миледи?
   - Такая страсть не гасится одной ночью. Иди, подготовь их к встрече со мной, а то не хотелось бы распекать их за неправильное дыхание и непредставительный внешний вид. Сержант не имеет права перед подчинёнными выглядеть абы как.
   - Хорошо. Только я им ничего говорить не буду! Пусть до вечера не догадываются!
   В день отъезда Айрин дала последние советы молодым наставникам. Джойл и Кит помогли Салли оседлать коней и навьючить сумки.
   - Мы будем скучать, - шепнул Джойл.
   - А вот это не надо! - Айрин вскочила в седло и посмотрела на мужчин сверху вниз. - Ни о чём не жалейте. Тоска и жалость о прошлом губят будущее.
   - Вы всё знаете? - Ахнули мужчины.
   - А вы ещё не привыкли? Прощайся, Салли, и догоняй меня.
   Всю дорогу до Вордела Салли была подавлена. Однажды вечером, укладываясь спать в маленькой комнате придорожной гостиницы, Айрин не выдержала:
   - Хватит, Салли! Если судьбой расположено, вы встретитесь, если нет - в любом случае, у тебя есть прошлое, которое приятно вспомнить. К тому же, ты теперь знаешь, как определить подходящего тебе мужчину. Никогда не соглашайся на меньшее, чем уже было.
   - Мне не нужен подходящий мужчина!
   - И замуж ты, вроде, не собиралась, а ведёшь себя как обманутая невеста. Они с уважением отнеслись к твоей свободе, твоему выбору следовать за мной. Так чего ты хочешь от них?
   - Я хочу забыть их!
   - Глупо. Ты отказываешься от не худшей части своей жизни только потому, что тебе плохо сейчас. Но представь себе, что осталась с ними. Чтобы стало с тобой через полгода?
   - Я бы сбежала раньше!
   - В таком случае, может, лучше поблагодарить их за то, что они не дали тебе возненавидеть их.
   - Но я же люблю их!
   - И они любят. Весёлую девчонку, которая полировать ножи любит больше, чем вышивать. Ты - это ты. И если ты себя не устраиваешь, можешь вернуться к ним или остаться в Ворделе.
   - Вы прогоняете меня, миледи?!
   - Хм... по правде сказать, я уже привыкла к оруженосцу. Остаёшься?
   - Спасибо, миледи!
   - Спи, давай. Завтра будем дома, там грустить не дадут.
  
   В Ворделе подготовка к зиме закончилась, и жизнь затихла: люди радовались возможности отдохнуть. Неожиданный приезд Айрин взбудоражил сонный замок.
   После обильного обеда Айрин шутливо попросила Гедрика дать ей аудиенцию. Как только дверь кабинета закрылась, исчезло шутливое настроение Айрин. Она показала Гедрику королевское приглашение.
   - Милорд, я хочу посоветоваться с Вами, мне просто больше не с кем поговорить...
   - Что я могу посоветовать? От таких приглашений не отказываются.
   - Лорд Глен сказал тоже самое. Я еду туда в качестве его советника.
   - Разумно. Лучше приехать туда чужим слугой, чем ещё одним ловцом счастья.
   - Кем?
   - Ловцом счастья. Видишь ли, Айрин, столица привлекает разных людей. Туда едут поэты и художники, учёные и философы, воины и жрецы, дипломаты и торговцы. Есть такие, кто может что-то предложить, и они находят там своё место. Но больше таких, кому и дома-то места не нашлось, вот они и прожигают жизнь около дворца, надеясь поймать свой шанс: брак, должность, благосклонность, деньги, власть. Ни в коем случае не уподобляйся им.
   - Не волнуйтесь, милорд. Всё, что они пытаются поймать, я могу получить сама, не унижаясь перед Королевским Домом Лиаринии. Просто, дело в том, что мне не нужно ничего этого. У меня есть работа, которая приносит деньги, и у меня есть друзья, которые всегда приютят. Чего ещё желать?
   - Как немного нужно человеку для счастья, на самом деле.
   - Немного. Милорд, я не хочу туда ехать!
   - Знаешь, ты похожа на маленькую принцессу, которая убежала из дома, и вдруг обнаружила, что и за границей нужно посещать эти скучные приёмы, улыбаться постным лицам и обсуждать перспективы политического брака принца такого-то и принцессы оттуда-то. Возьмите себя в руки, миледи! Не хотите ехать в Лиарин, уезжайте за границу.
   - Я не собираюсь бежать!
   - Вот это больше похоже на ту Айрин, которую я знаю. Давай, объясни там всем, что такое леди Айрин, Учительница воинов!
   - Чего мне следует опасаться?
   - Сомнения в принадлежности к Свободному Дому. Не ввязывайся в дуэли, тебе всё равно нельзя, ты уже признана наставником. При дворе довольно свободные нравы. Ты - красивая, одинокая женщина, будут приставать с нескромными предложениями. Пожалуйста, постарайся никого не убить.
   - Ладно, пару раз сломаю самым ретивым руки, остальные сами отстанут.
   - Здесь есть ещё одна опасность: будут провокации к дуэлям, чтобы проверить и опровергнуть славу непобедимой воительницы.
   - А, ну с этими я разберусь! Что ещё?
   - Салли. Молодая, привлекательная девушка. К ней будут приставать.
   - Так. Надо будет поговорить с ней. И, пожалуй, лучше не отпускать её от себя.
   - И сама старайся не оставаться одной, хотя бы поначалу. Ищи друзей, тех, кому от тебя ничего не надо.
   - Такие там тоже будут?
   - Конечно. - Гедрик проигнорировал язвительную насмешку. - Получить урок фехтования или бальзам от ран для некоторых довольно ценно. Только не распыляйся. У тебя всего одна душа, на всех алчущих её не хватит.
   - Не волнуйтесь, я ценю свои знания, и не собираюсь раздавать их даром кому попало. А за плату пока не могу. Я служу герцогу Энхелу.
   - Хороший ответ, но не злоупотребляй им. Я не думаю, что у тебя будут большие проблемы. Там так же, как и везде: люди, страсти, интриги. Главное помни, что тебе ни от кого ничего не надо.
   - А если что-то надо, я найду это сама.
   - Не сомневаюсь. Будет трудно, пиши. Будет очень трудно, мы приедем.
   - Надеюсь, до этого не дойдёт. Я же понимаю, что Вас совсем туда не тянет.
   - Ну вот, связался на свою голову с ведьмой, теперь никаких тайн не утаишь!
   - Не беспокойтесь, милорд. Мысли Ваших управляющих для меня недоступны, так что за финансовые тайны можете быть спокойны!
   Гедрик расхохотался:
   - Нет, Айрин, ты зря переживаешь! Со своими шуточками ты станешь самой зубастой скандалисткой двора, и все тебя будут бояться!
   - Спасибо, милорд, Вы меня успокоили.
   - Да ладно тебе! Зайди лучше к Сабрине, думаю, вам есть, что обсудить.
   Сабрина выложила пачку бумаг.
   - Леди Сабрина, я ничего здесь не пойму, может, Вы просто расскажите мне, как у нас идут дела?
   - Конечно, расскажу. Но, как сказал мне Гедрик, тот, кто хочет успешно вести дела, должен сам их разбирать, не дожидаясь, пока управляющие разберут их по отдельным счетам. Иначе один счёт и останется - от кредиторов.
   Айрин вздохнула, соглашаясь.
   - Хорошо, леди Сабрина, объясните мне, пожалуйста, что здесь что.
   К ужину Айрин уже немного ориентировалась в финансовых документах и получила общее представление о текущих делах.
   - Итак, если я всё правильно поняла, лавка готова к работе, но с клиентами пока туго. В этом году мы не отчисляем налоги, но к следующей зиме нам нужна прибыль, иначе нам нечего будет предложить казне, и нас признают банкротами.
   - Всё так.
   - Значит, нам нужны клиенты в достаточном количестве, чтобы покрыть текущие расходы, окупить начало дела, выплатить жалование работникам и, в конце концов, получить прибыль.
   - Именно так.
   - Отсюда вопрос: как заманить клиентов к нам в лавку? Леди Сабрина, как Вы думаете, что нужно женщине в модной лавке.
   - Наряды, в первую очередь.
   - Это просто: Мелина будет одеваться только в "Элении". Но одних нарядов мало.
   - А если собрать в одном месте всё, что нужно женщине.
   - А что нужно?
   - Заколки, гребни, шпильки, пряжки, веера, сумочки, перчатки.
   - Перчатки знаю, сумочки примерно понимаю, но веера?
   - Нововведение прошлой зимы. К нам приезжало посольство откуда-то с юга, так их женщины пользовались такими штуками, - Сабрина показала веер, - что бы обмахиваться от жары.
   - Жары? Зимой?
   - За ними удобно прятать лицо, наши женщины уже оценили новинку. В столице всего четыре или пять мастеров, которые делают веера.
   - Один из них будет нашим. Что ещё? Шарфы, шали и так далее. Можно ещё предложить косметику: мыло, бальзамы, крема, духи, помады.
   - Нужен человек, который разбирается во всём этом.
   - Надеюсь, я нам подойду. И я поговорю с тётей Лейлой, может она кого порекомендует. Что ещё?
   - У Марии есть прекрасные идеи белья.
   - Знаю, сама в них хожу. Только ими щеголять не будешь, не веер. Ладно, что-нибудь придумаю. Примерно общее направление действий ясно, подробнее там по ходу разберусь. Да, я же еду в столицу по королевскому приглашению!
   - Не могу сказать "поздравляю".
   - И не говорите. Но нет худа без добра - займусь "Эленией", глядишь, и выкарабкаемся. Я так поняла, драгоценности Вы не трогали. Я заберу их все. И все платья. Если только смогу их увезти.
   - Сможешь. И оставшиеся деньги тоже забирай. Хозяйка модной лавки должна блистать.
   - Блистать - это запросто. Но как же это хлопотно! Что ж, спасибо за урок, леди Сабрина.
   - Милая, а ты ничего не хочешь спросить?
   Айрин помрачнела.
   - Он не приезжал, так ведь?
   - Может, он в столице?
   - Не думаю. Не важно. Можно мы поживём у вас несколько дней?
   - Конечно, милая.
   Несколько дней безмятежного отдыха пошли Айрин на пользу, она немного поправилась, и только тут сообразила, что сильно похудела за последние два года. Она замерла перед зеркалом и горько усмехнулась тому, что Гедрик назвал её красивой. Невысокая, крепкая, нисколько не похожая на утончённую русалочку, что своей хрупкой красотой привлекала взгляды мужчин вместе с неприятностями. Она резко отвернулась от зеркала. Что ж, успокоила она себя, не самая женственная фигура: грудь маловата, плечи широковаты, талия - одно название, мышцы... хм. Закрытые платья с длинными рукавами решат все проблемы. Зато теперь-то можно не опасаться навязчивого внимания мужчин: кому нужна такая страшилка?
  
   Путь в Лиарин занял чуть больше времени, чем планировала Айрин, поскольку она не перегружала коней, да и в принципе не торопилась. В результате в столицу девушки приехали уже после наступления зимы, встретив новый год в дороге.
   Лиарин оправдывал своё столичное значение: дома, лавки и мастерские давно выбрались за пределы городских стен. Внутри "города" теперь жили наиболее состоятельные торговцы, мастера и, конечно же, знать. Чем ближе к центру города - крепости, защищающей королевский замок - тем шире становились улицы, богаче дома, сады плодовых деревьев сменили цветочные клумбы, засыпанные снегом, и кусты, заснувшие до весны.
   На чистых, нарядных улицах девушки в доспехах выглядели неуместно, но их это не смущало. Разыскивая дом Глена, они свернули на боковую улицу, такую же широкую и нарядную. Вдруг в глаза Айрин бросилась яркая вывеска "Эления". Остановившись, она осмотрела свою собственность: каменный трёхэтажный дом с мансардой. В широких оконных проёмах блестели стёкла, на первом этаже в окнах выложены витражи - элегантные дамы в изысканных нарядах.
   В просторном холле девушек встретил дворецкий и невозмутимо принял у них плащи и шлемы. Вышедшая к ним женщина окинула их недовольным взглядом:
   - Чем могу служить?
   - Наши лошади во дворе, пошлите кого-нибудь присмотреть за ними. И позовите мастера Марию.
   - Мастера сейчас нет, зайдите позже.
   - Я подожду её.
   Айрин невозмутимо открыла дверь, за которой чувствовалось присутствие людей. Там две девушки обмеряли третью, а мать клиентки перебирала образцы тканей, поясняя:
   - Нужно что-нибудь скромное, синее, например.
   - Ни в коем случае! - Тут же вмешалась Айрин. - Синее состарит её. - Она отсторонила работниц и пристально оглядела высокую худую девушку. - Нужно что-нибудь тёплое и насыщенное. Так, а что у нас с лицом? - Айрин хотела убрать со лба девушки чёлку, но тут же отдёрнула руки. - Салли, принеси воды. И мою сумку. А Вам, милая, волосы со лба придётся убрать. Придётся! Я бы рекомендовала отвар ромашки, он снимет воспаление. Потом можно будет посмотреть дальше. Так, а что волосами? Волосы тонкие, явно ослаблены. - Айрин пристально осмотрела девушку, отметила, что она очень похожа на мать, только мать полноватая, а дочь, наоборт, худощавая, но её платье немного пузыриться на животе. - Давно худеем?
   - Вы... Вы... Вы кто? - Раздался возмущённый вопрос матери.
   - Леди Айрин, хозяйка лавки, - бросила Айрин и обратилась уже направленно к матери: - Так сколько она худеет?
   - С лета. Это её первый выход.
   - Придётся поправиться. С худением она переборщила, так ведь и заболеть недолго. Обязательно есть рыбу, постное мясо и творог. - Салли принесла кувшин с водой и тазик. - Салли, сними с меня нагрудник. - Верный оруженосец быстро помогла снять тёплую стеганую куртку, расстегнула крепления нагрудника, стянула подшлемник и поливала руки хозяйки, пока ты умывалась, не прекращая говорить. - Я напишу, что с чем лучше есть, чего есть нельзя ни в коем случае. Салли, достань потом ромашку. Ромашку заваривать: одна ложка на кружку кипящей воды, потом закутать, дать настояться. Как остынет, протирать лицо. Отвар лучше использовать тёплым. Точнее, приятно тёплым. Как протирать: чистую салфетку смачиваете отваром, и ей как бы промокаете лицо. Сильно не трите. Волосы убрать. Гребни, заколки, что угодно, хоть косынку повязывайте, но чтоб ни днём, ни ночью волосы на лицо не попадали. И насчёт волос. Волосы тонкие, ломкие, тусклые. Помыть, смазать яйцом, закутать. Когда всё впитается, смыть тёплой водой. Потом можно промыть волосы отваром той же ромашки, только траву отцедить через чистую салфетку. Так делать через день. Яйцо лучше чередовать с простоквашей. Завтра к полудню приходите сюда, я дам мазь для лица. Пока Вы выбираете ткань, я напишу рекомендации по питанию. - Салли предусмотрительно подала письменный прибор. - Вы пока посмотрите ткани. Ей очень пойдёт жёлтый цвет, точнее цвет жёлтой розы или светлая охра. Поговорите с мастером Марией, она точно подберёт. Кстати, а где она?
   - Она пошла за новыми тканями, - отозвалась одна из работниц. Остальные так и стояли, ошеломлённые и подавленные напором русалки.
   - Ясно. Салли, организуй нам пока что-нибудь. Сок, молоко, тонизирующий отвар?
   - Какой отвар?
   - Салли, приготовь быстренько.
   Салли, вытащив из сумки нужный мешочек, убежала из комнаты. Когда она вернулась, неся на подносе кувшин с узким горлом, три кружки и миску с сухофруктами, Айрин уже знала, что дочери леди Ванессы исполняется девятнадцать лет через десять дней, в связи с чем планируется большой бал. Девочке нужно новое платье, но она отказалась идти в большинство мастерских, потому что они далеко, а своей портнихи у них нет. "Эления" - ближайшая лавка, они живут через три дома отсюда. Девочка очень переживает, что будет плохо выглядеть на собственном празднике, она так старалась похудеть к нему.
   - Перестаралась, - заметила Айрин, разливая отвар. Они разместились в креслах с чашками в руках. Салли осталась стоять рядом, держа поднос. - Посмотрите, что от неё осталось: кожа да кости! Возьмите список того, что нужно есть. Овощи, фрукты, ягоды есть в любом количестве, главное, в меру, и только те, от которых не усиливается раздражение. Мясо, птицу, рыбу, печень говяжью или свиную, я написала. И лучше есть тушёное мясо, а не жареное.
   - Но если я буду столько есть, я снова потолстею!
   - Не потолстеете, если будете есть в меру. После еды Вы должны свободно двигаться, а не переваливаться, как раскормленная утка. Если почувствуете голод между, например, обедом и ужином, устройте себе лёгкую трапезу: овощи с растительным малом, фрукты и ягоды, творог. И никаких пирожков на ходу. Сели, поели и занимаетесь своими делами дальше. И, если хотите, я покажу Вам завтра коротенькую гимнастику. Будете делать её два раза в день и сохраните стройность.
   - Спасибо.
   - Сколько мы Вам должны?
   - Завтра придёте, тогда и рассчитаемся.
   - И что это у Вас за расчёты с моими клиентами? - Мария вошла в комнату.
   - Это и мои клиенты тоже!
   - Леди Айрин, как я рада Вас видеть!
   - Здравствуйте, Мария! Ой, только не обнимайте меня: я вся грязная, только что с дороги. Я просто проезжала мимо и решила зайти переодеться. Позволите?
   - Конечно! Ники, проводи леди Айрин наверх.
   - Леди Ванесса, оставляю Вас в чутких руках мастера Марии. Увидимся завтра.
   - До завтра, леди Айрин... Так это та самая Айрин?! - Донеслось из комнаты. Прежде, чем дверь закрылась, девушки расслышали ответ Марии:
   - Не та самая, а единственная.
   Путь до дома Глена девушки проделали чинно, не торопясь, давая горожанам насмотреться на стройную всадницу в зелёном платье и песцовой накидке и её спутницу, обряженную в доспехи воинов пограничья. Дом Глена - внушительное каменное трёхэтажное строение, окружённое флигелями и стеной с бойницами, наблюдательными башенками по углам и массивными воротами, окованными железом, напоминал о тех временах, когда между Высокими лордами то и дело вспыхивали войны, яростные и кровопролитные.
   Оставив Салли во дворе заниматься сумками и лошадьми, Айрин пошла доложиться хозяину о прибытии. Секретарь Глена сообщил о визите советника, и он радостно приветствовал девушку:
   - Леди Айрин, как здорово, что Вы приехали! - И тут же обратился к собеседнику, пожилому седовласому мужчине. - Мой советник, леди Айрин. Королевский герольд, лорд Джонатан из графства Брин.
   - Счастлив знакомству, леди Айрин.
   - Лорд Джонатан, знакомство с Вами - большая честь для меня.
   Айрин поклонилась, Джонатан встал, но ни кланяться, ни целовать руку не стал. Глен напрягся, и Айрин сразу же завела разговор:
   - Лорд Глен, я могу Вам чем-то помочь?
   - Может быть. - Глен предложил ей присесть. - У нас есть маленькая проблема, и имя ей - лорд Лиандр из Королевского Дома Лиаринии. Племянник короля, проще говоря. Мальчишка шестнадцати лет, ведёт себя вызывающе, постоянно провоцирует дуэли, а ведь его никто не хочет убить, особенно случайно. Появился новый показатель воинского мастерства: чем меньше порвана одежда принца, тем искуснее его противник. Мальчик избалован, капризен, никого не слушает, оскорбляет и унижает всех, кого хочет. Брайн уже отчаялся его приструнить. Вот мы и думаем, что с ним делать.
   - А что делать? Отправьте его пажом или оруженосцем к какому-нибудь соседнему монарху, с кем Лиариния дружит. И пусть Его Величество напишет туда, что если принц вернётся поумневшим, поскромневшим, повзрослевшим, он будет очень благодарен.
   - Как всё просто! И почему мы сами не додумались?
   - Просто-то, просто, лорд Глен. Но поздно. Года два-три назад ещё можно было бы спровадить мальчишку соседям, а сейчас я что-то не припомню монархов, которых Брайн настолько ненавидит.
   - Да, уж, подарочек сомнительный!
   - Тогда можно отправить его сначала в лагерь Джойла. Там из него в два счёта дурь выколотят.
   - А зачем, в таком случае, отправлять его куда-то? Может, займётесь с ним?
   - Чтобы он потом поубивал всех Высоких лордов? Я ещё здесь никого не знаю, чтобы настолько ненавидеть. Я предлагаю учебный лагерь, потому что там он научится жизни. Понимаете, если они там сами не наколют дрова и не подстрелят дичь, они будут мёрзнуть и голодать. И будь ты хоть трижды мастером, если ты затеял драку, оружие ты больше не возьмёшь в руки, пока сержант не позволит. Нужно только дать подробную инструкцию Джойлу и прописать варианты: что делать, если... Я думаю, за пару лет он придёт к чувству реальности.
   - Простите, я не понял, о чём вы говорили, - смешался лорд Джонатан.
   - Извините, лорд Джонатан. Леди Айрин предлагает отправить принца в мой учебный лагерь, где готовят солдат стражи. Пусть побудет в шкуре обычного солдата.
   - Это опасно!
   - Никакой опасности, - не согласилась Айрин. - Деревянный меч в руках инструктора гораздо безопасней настоящего оружия пусть и осторожного противника. Тем более что пока принц так рискует, кто-то может воспользоваться ситуацией. Или действительно случайно заколоть его. А там он кое-чему полезному научится, да и на рожон лезть перестанет.
   - Почему Вы так уверенно говорите?
   - Потому что знаю, что говорю. Не нравится - предлагайте сами! Лорд Глен. - Айрин встала.
   - Ну, не сердитесь, миледи! - Джонатан поспешно предложил мир, видя, что Глен недоволен. - Речь всё-таки идёт о принце.
   - Лорд Джонатан, пока все носятся с ним, как с дитём неразумным, он наживает себе врагов, с которыми потом вам разбираться! Либо вы соглашаетесь с тем, что он капризный мальчишка, и его надо воспитывать, либо он остаётся капризным принцем, и его враги становятся вашей головной болью!
   - Что ж, если остальные герольды одобрят вашу идею, предложим её Брайну. Последнее слово остаётся за ним.
   - Рада была помочь. С вашего позволения, лорд Глен.
   У Мелины Айрин выяснила, как разыскать мастеров, делающих веера. Но этот вечер она оставила для встречи с колдуном, которого рекомендовала Лейла.
   Домоправитель, узнав, что девушки собираются уезжать, сообщил, что лорд Глен велел снабдить их всем необходимым для поездок по городу. Всё необходимое включало в себя носилки из прочного дуба, обитые изнутри мехом с плотными шерстяными занавесками, и четырёх носильщиков. Как только девушки устроились в носилках, откинувшись на высокую спинку и закутав ноги меховым покрывалом, носильщики плавно подняли свою ношу, и девушки смогли насладиться прогулкой по городу.
   Скоро их вынесли из центра. Улицы стали уже, дома ниже, сады меньше. Здесь жили состоятельные купцы, мелкие дворяне, известные мастера, поэты, актёры, музыканты, ученые, словом все те, кто был близок светской жизни, но не достаточно богат, чтобы жить в центре. Здесь, в маленьком домике, жил колдун, которого искала Айрин. Пожилой слуга проводил девушек в приёмную, пропитанную запахом трав и ароматных масел. Невысокий подвижный мужчина лет пятидесяти вышел к ним и спросил с улыбкой:
   - Я могу помочь красавицам?
   - Лейла передаёт Вам привет, мастер Рид.
   - Лейла? Давно я её не видел. И как зовут юную вестницу?
   - Айрин.
   - Айрин? - Задумчиво повторил колдун и вдруг низко поклонился. - Чем могу служить Вашему Могуществу?
   - Прежде всего, тем, что забудете, кто я.
   - Как пожелаете, миледи.
   - У меня к Вам дело. Я - совладелица модной лавки...
   Через некоторое время они втроём заглянули в "Элению", где Айрин представила Марии их знахаря. Они подобрали две смежных комнаты на втором этаже для приёма и хранения и приготовления снадобий, обсудили стоимость услуг и договорились, как производить расчёт с клиентами. Решено было, что мастера будут выписывать счёт, а клиенты будут расплачиваться по этому счёту в гостиной перед уходом.
   После ухода Рида Айрин предложила немного переоформить лавку. В результате комната, где Айрин познакомилась с леди Ванессой, превратилась в гостиную, куда надумали поставить ещё кресла и несколько маленьких столиков под напитки и сладости, а так же рабочий стол управляющей. Примерочную перенесли на второй этаж, мастерскую полностью расположили на третьем. Кабинет хозяек и спальня Марии остались в мансарде. Уже в сумерках Айрин осмотрела сад. Мария пояснила:
   - Я потому и взяла этот дом, что здесь сад за домом, и деревья не загораживают здание, его хорошо видно с улицы. А в саду есть маленький флигель, там живут несколько наших работниц.
   - Хорошо. Весной наймём садовника, чтобы сад привести в порядок. Значит так. Завтра утром заказываем мебель, в полдень у меня леди Ванесса и Аделина, а потом я поговорю с мастерами, что делают веера и прочую мелочь.
   - Где мы их разместим?
   - На втором этаже, там есть ещё две комнаты в правом крыле. Можно и на первом, там тоже есть свободные комнаты, за гардеробной. Да там разберёмся! Нам пора.
   Позднее, когда Айрин переодевалась к ужину, Салли решилась удовлетворить снедающее её любопытство:
   - Миледи, а можно Вас спросить?
   - Нельзя.
   Салли надулась, но не отступила:
   - А почему колдун назвал Вас?..
   - Салли! - Девушка испуганно сжалась, и её госпожа смягчилась. - Запомни, Салли, если я говорю "нельзя", значит, для этого есть основания, и настаивать бесполезно, бессмысленно и безрассудно. Вопросы есть?
   - Я могу идти?
   - Можешь. Думаю, до утра ты мне не понадобишься, а завтра утром проследи, чтобы носилки были готовы. Мы поедем за покупками.
   За ужином Айрин робко обратилась к хозяину:
   - Лорд Глен, мне, наверное, нужно было Вас предупредить...
   - Вы забыли сообщить мне ещё какую-нибудь тайну? Вы не просто ведьма, Вы - переодетая богиня? Или уже два года как замужем за Артуром?
   - Избави Ишара от такого счастья! - Рассмеялась Айрин. - Я полгода как хозяйка модной лавки.
   - Хозяйка чего?!
   - Лавки "Эления".
   - Это же мамина лавка! - Удивилась Мелина.
   - Ну да. Её идея, работа Марии и мои деньги.
   - И Вы хотите сказать, что дела вынуждают Вас оставить службу? - Огорчился Глен.
   - Нет, что Вы! Возможно, дела и будут отнимать какое-то время, но, обещаю Вам, не в ущерб службе. Просто я подумала, что Вам лучше знать. Неизвестно, как отразится на Вашей репутации советник-модистка.
   - Вам лучше думать о своей репутации, - усмехнулся Глен. - Учительница воинов - модистка.
   - Ну и что? Должна же я куда-то девать деньги, которые зарабатываю. Почему бы не вложить их в дело подруги, кстати сказать, мамы Мелины, жены моего господина?
   - Ого! Да Вы - мастер интриг, леди Айрин! Такие запутанные взаимоотношения не могут остаться без внимания. Грядёт скандал сезона!
   - Тем лучше. Леди Сабрина предположила, что моя скандальная репутация обеспечит успех предприятию. Ладно, с этим ясно. У меня ещё вопрос: мне же, наверно, надо показаться Его Величеству? Я совершенно не представляю, как это сделать, если это действительно нужно.
   - Боюсь, это действительно нужно. Завтра я поговорю с Брайном. Но скоро ответа не ждите, приглашение ко двору принято ожидать несколько дней, да и он сейчас занят.
   Утром Айрин в компании Марии и Салли прогулялась по мебельным мастерским, после чего заехали в лавку, где русалка до полудня помогала знахарю обстраиваться на новом месте. Рид тушевался, но терпел, мудро полагая, что с причудами венценосных особ лучше не спорить. В полдень леди Ванесса привела дочь на приём. Рид скромно пристроился в уголке, одобрительно наблюдая за работой молодой ведьмы. Айрин приготовила лечебные маски для лица и для волос, объяснила, как их правильно накладывать, написала составы нескольких простых масок и отваров для умывания, выделив необходимые травы из своих запасов. Ещё она показала клиентке несколько упражнений и строго наказала делать их два раза в день. Выписав счёт, она отправила леди Ванессу с дочерью в гостиную и повернулась к Риду. Колдун восхищённо помотал головой.
   К обеду она вернулась домой, поболтала немного с Мелиной, а потом проведала Грома. Конь приветствовал хозяйку радостным ржанием, и Айрин, пристегнув корду, вывела его в манеж. К концу занятия у них появился зритель. Юный слуга из конюшни с округлившимися от удивления глазами наблюдал за работой Айрин.
   - Что-то не так?
   - А-а... у Вас соломинки к платью прилипли...
   Девушка глянула на подол, и тут же раздался возмущённый возглас Салли:
   - Миледи, Вас просто нельзя оставить без присмотра! Надо же было переодеться!
   - Надо. Давай, заканчивай с Громом, а я пока съезжу в "Элению".
   У Марии она заказала мужские костюмы специально для блистания в высшем обществе.
   На следующий день Айрин переманила к себе одного мастера вееров, придав ему в помощь двух резчиков по дереву и нескольких кружевниц и вышивальщиц.
   Приглашения ко двору не поступало, и Айрин уже вздохнула свободно, как вдруг в "Элению" пришло приглашение от леди Ванессы. В своём письме она не только сообщала о желании видеть леди Айрин в числе гостей на дне рождения леди Аделины, но и рассыпалась в благодарностях о помощи, оказанной её дочери. Глен и Мелина тоже получили приглашения, только без сопроводительного письма.
   В день праздника Айрин получила подарок из собственноой лавки: резной веер красного дерева и розового шёлка, с серебряной вышивкой в виде гирлянды из роз. Ей сразу вспомнилось бело-розовое платье, в котором она спасала Саффи от замужества. К нему нашлись любимые серебряные мониста. Косу Айрин уложила кольцом на голове, отказавшись от головного убора. Ноги в светло-серых атласных туфельках она закутала до колен в меховые бахилы. Салли взяла накидки, и они спустились в холл. Глен махнул рукой, предлагая Айрин присесть.
   - Мелина ещё собирается. Если хотите, можете ехать вперёд, у Вас же отдельное приглашение.
   - Спасибо, милорд, но лучше я подожду Мелину.
   Наконец герцогиня Энхельская появилась, и они отправились на приём. Носилки подносили прямо к лестнице. Айрин быстро скинула бахилы и поднялась по ступенькам. Глен и Мелина, поднявшиеся первыми, встретили её в холле, и они вместе вошли в зал.
   Айрин, как обычно, держалась легко и непринуждённо, чем быстро завоевала симпатии присутствующих. Тем не менее, периодически она замечала на себе завистливые взгляды женщин и восхищенно плотоядные взгляды мужчин. Ближе к полуночи, когда от выпитого вина и общего веселья возбуждение праздника взлетело на опасную высоту, Айрин почувствовала, что несколько мужчин довольно бесцеремонно и весьма откровенно её рассматривают. Решив не провоцировать неприятности, она простилась с хозяевами, посетовав, что не может остаться подольше, так как рано утром её ждут дела. Просигналив Глену, что уходит, она вышла в холл. Пока она ждала, когда подадут носилки, вынесут накидку и позовут Салли, подошли Глен и Мелина. Все вместе они вернулись домой.
   На следующий день, за ужином, Глен поделился впечатлениями:
   - Как я и ожидал, леди Айрин, Вы стали сенсацией. Между прочим, сегодня Его Величество посетовал, что из-за сильной его занятости ближайший приём во дворце состоится только через десять дней. - Глен протянул девушке письмо. - Приглашение.
   - Я уже жалею, что не сбежала за границу.
   - А я рад, что не сбежали. Возможно, мы всё-таки отправим принца Лиандра в мой лагерь. Что скажете, леди советник?
   - Когда он уезжает?
   - Не раньше, чем заживёт синяк под глазом! - Засмеялся Глен. - Брайн запретил ему покидать свои покои, потому как такое украшение не к лицу лорду Королевского Дома.
   - Значит, у меня есть время написать письмо Джойлу и собрать Салли в дорогу.
   - Собрать Салли? Вы хотите отправить её вместе с принцем?
   - Почему нет? Она передаст Джойлу письмо, по дороге приструнит принца, если потребуется. Не забудьте сообщить, что в дороге она - главная. К тому же, она быстрее других найдёт дорогу.
   - Надеюсь, она не забыла её. - Глен настороженно присмотрелся к советнику, Айрин сохранила невозмутимость. Герцог незаметно вздохнул.
   После обеда Глен снова ушёл во дворец, а Мелина заглянула в манеж, где Айрин работала с Громом. Понаблюдав за ними немного, она поинтересовалась, трудно ли научиться ездить верхом. Тут же поняв, что означает этот вопрос, Айрин предложила подруге один из своих костюмов для занятий и, пока та переодевалась, подобрала спокойного, хорошо выезженного старенького жеребца. Мелине с непривычки было трудно сидеть в обычном седле, и она быстро устала. Помогая ученице слезть с седла, Айрин хитро поинтересовалась, желает ли она продолжить занятия. Мелина продолжения желала, и в тот же день она впервые посетила лавку своей мамы, где заказала несколько платьев для верховой езды, а заодно бельё под них.
   А вскоре состоялся приём. Накануне Глен объяснил порядки:
   - Приём будет полуофициальный. Значит, будут вино и закуски, как на празднике у леди Ванессы, помните, в залах стояли столы с едой, и любой мог подойти и взять, что захочет. Будут танцы, игры в кости. Играют только на деньги, так что возьмите кошелёк. Ставить меньше десяти серебряных корон считается несолидным, больше червонца - неуместным расточительством. Уходить раньше Его Величества невежливо. Требования этикета гласят, что женщины должны быть в головных уборах.
   Последняя позиция слегка озадачила Айрин, но Салли нашла среди вещей госпожи тугой бархатный валик, к которому крепилось белое шёлковой покрывало, расшитое серебряным бисером, идеально подходящее к бархатному бордовому платью. В тон платью Айрин подобрала рубиновое колье. Чтобы оно не выглядело одиноким пятном в костюме, девушка добавила к наряду такие же серьги и кулон в форме капли, который прикрепила к валику так, что он повис точно над переносицей.
   Глен окинул её настороженным взглядом.
   - Я боялся, Вы решите, что косынка Учителя воинов вполне подходящий головной убор для королевского приёма.
   - Я так и решила, но на ней знаки вышиты золотом, а на платье - серебряный бисер. Немного не в тон.
   Глен ошарашено заморгал, пытаясь разобраться, шутят над ним, или говорят серьёзно о каких-то неясных для него идеях. С мысли его сбил весёлый смех супруги. Поняв, что у неё поддержки искать бесполезно, он просто надел плащ и вышел во двор, где уже ждали носилки.
   Королевский замок подавлял величием. Родной замок Айрин тоже трудно было назвать маленьким и бедным, но, видимо, скопление народа усилили эффект: русалка замешкалась. Глен подхватил её под локоть, и в сопровождении двух прекрасных дам направился к королевскому возвышению, пока пустующему. Королевский герольд точно рассчитал время: вскоре его коллега объявил о выходе Его Величества.
   Айрин пришлось поддерживать светскую беседу с Брайном и несколькими приближёнными к нему лордами. К счастью, внимание короля не может принадлежать лишь одной особе, и вскоре она получила свободу. Блуждая по залам, принцесса изнывала от скуки. Как и ожидалось, люди здесь пили, танцевали и пытались устроить собственную судьбу. Танцевать Айрин не хотелось, пить тоже, а играть в кости она не любила. Побродив по замку, она остановилась на пороге комнаты, где собрались наиболее азартные игроки. Ведьма стала заинтересованно наблюдать, как люди готовы бросить на кон последнее, в надежде на благосклонность судьбы. В комнате были ещё зрители, и один из них, пожилой мужчина с выправкой опытного военного, подошёл к девушке.
   - Что, думаете испытать судьбу?
   - Нет, я не люблю испытывать судьбу, ведь её терпение не бесконечно, и она может всё-таик улыбнуться мне. - Мужчина негромко рассмеялся. - Но я люблю наблюдать, как другие борются за её внимание.
   - Не могу не согласиться с Вами. Символом судьбы считают зеркало, где отражаются все наши надежды и чаяния, но, мне кажется, её символом следовало бы избрать игральные кости.
   - Возможно. А, может, её символ - монета, которую нам не жалко проиграть.
   Айрин достала золотую корону и подошла к одному из столов. Мужчины, а в кости женщины обычно не играют, удивлённо переглянулись, но против её участия не возразили. Игроки по очереди бросили маленькие малахитовые кубики с золотыми знаками на гранях. Две короны Айрин оспорить никто не смог. Она с горстью монет подошла к заговорившему с ней мужчине.
   - Ну вот, я стала немного богаче, хотя зачем - мне не ясно.
   - Проиграйте их.
   - Я не играю в кости. Вот если бы нашёлся партнёр для стратегии...
   - А Вы играете в стратегию? - В стратегию женщины тоже не играли.
   - Иногда. И, надеюсь, неплохо.
   - Тогда я с удовольствием освобожу Вас от нежданного выигрыша, если Вы не возражаете против игры со мной.
   - Благодарю, милорд, Вы спасаете меня от скуки. Надеюсь, Вы знаете, где здесь можно взять фигуры и карты.
   - Разумеется, миледи. Карты хранятся в библиотеке, там же можно взять наборы фигур. Идёмте.
   - А можно? - Вдруг стушевалась Айрин.
   - Можно!
   Расставляя фигуры на исходной позиции, Айрин спросила о расценках.
   - Карточка погоды или отказ от неё - серебряная корона, карточка судьбы - пять серебряных, введение новой фигуры из запасных - золотая корона. Первоначальная ставка - на усмотрение игроков. Дробление подразделений - бесплатно, - добавил противник Айрин, видя, что она расставляет маленькие фигурки, обозначающие взводы, оставив крупные "когорты" и "гарнизоны". Девушка кивнула и принялась расставлять на игровом поле крупные кораблики боевых эскадр и торговых караванов.
   Закончив расставлять фигуры, Айрин повертела в руках золотую корону, глянув на противника. Тот бросил монету на стол рядом с картой, соглашаясь со ставкой. По розыгрышу первый ход выпал мужчине, но он галантно передал его сопернице. Айрин перевернула часы, отмечая первый день военных действий. Соперник ей попался достойный, и примерно через час воительница оказалась в довольно затруднительном положении. Когда она напряжённо обдумывала ход, в библиотеку заглянул моложавый мужчина, которого Айрин безошибочно определила ловцом счастья.
   - А, дружище, а я то думал, куда ты пропал? Надо было сразу заглянуть сюда. - Он взглянул на карту. - Что, миледи, этот старикан не оставил Вам никакого выхода? Хотите совет? Возьмите горную башню, так Вы получите контроль над всей долиной. - Айрин окинула советчика ледяным взглядом и презрительно скривилась, а потом неожиданно бросила в бой эскадры, отдыхающие в портах. Тут пришёл черёд её противнику задуматься. - Всё ясно. Чем просто сдаться на милость победителя, гордая красавица предпочитает убить весь вечер на бессмысленную борьбу. - Тут уже оба посмотрели на него недружелюбно, и навязчивый зритель счёл за благо покинуть неразговорчивое общество.
   На море силы противников были примерно равны, и Айрин пошутила:
   - Пожалуй, придётся просить помощь у Нептуна!
   Она выложила пять серебряных монет, и её противник возразил:
   - Ввод новой фигуры стоит золотую корону.
   Айрин усмехнулась и открыла карточку судьбы, где было написано: "Высшие силы благосклонны к Вам".
   - Кто бы мог подумать?! Ведь я мог купить эту карточку!
   - Кто знает, милорд. Это же карточки судьбы, так что неизвестно, что бы они предложили Вам.
   - Вы правы, с судьбой ни в чём нельзя быть уверенным. Я отдаю Вам половину своих кораблей и все южные провинции с портовыми городами.
   - Меня устроит половина ваших кораблей и юго-восточные порты вместе с побережьем. - Айрин показала желанную территорию.
   Мужчина задумался. Песок неуклонно высыпался, отмечая время, оставшееся для принятия решения: если он не успеет до конца игрового дня договориться, то потеряет все корабли, и его соперница будет единолично контролировать оживлённые торговые пути южного моря. Согласиться? Но ведь соперница преследует какую-то цель, забираясь восточнее. Какую? Кто ж его знает, а решать надо!
   - Четверть кораблей и все интересующие Вас земли.
   - Треть кораблей. - Айрин тоже смотрела на часы. Это меньше, чем она могла бы получить, но ей нужно было успеть сделать ещё один ход.
   - Согласен.
   Айрин переставила несколько корабликов на свою территорию, и тут же, нагрузив их резервными войсками, отправила в плавание. На мгновенье её соперник потерял самообладание и крепко выругался.
   - Простите, миледи.
   - Ничего. Ваш ход. - Айрин перевернула часы и отметила на небольшой дощечке ещё один пройденный день. - Милорд, может, устроим передышку? Я бы выпила воды и съела чего-нибудь. Что сказано в правилах?
   - В правилах не сказано, что смерть одного игроков от голода приравнивается к его поражению! - Он опрокинул часы на бок, останавливая пересыпание песка.
   Приказав одному из слуг присмотреть за их игрой, они быстро перекусили в одном из залов, и, прихватив кувшины с вином и водой, бокалы и немного сластей, вернулись в библиотеку. Пока их не было, слуги поменяли свечи. Не успели игроки заново разместиться за столом, как к ним заглянул прежний зритель.
   - Как, дружище, ты всё ещё не обставил её?! Давно пора брать её в плен! Давай, кончай эту тягомотину, и развлеки красотку как следует, пока она не решила, что ты ни на что другое и не годишься, и не нашла кого-нибудь порешительнее, вроде меня!
   - Милорд, если Ваш друг не перестанет оскорблять меня, я заберу себе половину игровых взносов в качестве компенсации.
   Её противник указал навязчивому зрителю на дверь, и тот покорно покинул библиотеку.
   Через час обстановка на поле обострилась. Айрин закончила перемещение войск, проведя несколько успешных штурмов и небольших боёв, и готовилась штурмовать одну из основных цитаделей противника, но штурм грозился затянуться надолго, Айрин же хотела быстро миновать крепость и выйти в центр долины, где до столицы противника будет легко добраться, что бы побороться за пленение короля. Обойти или всё-таки штурмовать? Воительница передала ход:
   - Тяну время.
   Мужчина бросил на стол золотую монету и взял из коробки фигурку.
   - Я ввожу мага.
   Айрин подсчитала дни ведения войны.
   - Предлагаю переговоры.
   - Хотите обсудить условия сдачи?
   - Хочу предложить разойтись полюбовно.
   - Полюбовно? Звучит заманчиво! - Пошутил он, но, натолкнувшись на холодный взгляд, стал серьёзен. - Я веду переговоры только о капитуляции.
   - В таком случае, - Айрин достала монету, - я ввожу воина Альтоса. - Она заглянула в коробку. - Странно, такой фигуры здесь нет?
   - Её обычно не используют. Воин очень труден в управлении, постоянно приходится соотносить свои действия с Кодексом. От него постепенно отказались.
   - Но правилами он не запрещён?
   - Нет, его как-то не догадались запретить - просто изъяли его фигуру, облегчая жизнь игрокам.
   - Что ж, в таком случае, я ввожу воина.
   Айрин отстегнула рубиновую подвеску, мерцавшую на лбу, и положила её на игровое поле.
   К полуночи горка серебряных монет здорово выросла, и среди них поблескивали золотые (несколько раз игрокам приходилось разменивать оставшиеся крупные деньги). Карточки погоды пришлось перемешивать. Айрин всё чаще и тревожнее пересчитывала дни войны. Вновь установилось неустойчивое равновесие. Силы обоих сторон оказались рассредоточены по всему полю. Воительница лихорадочно искала выход. Её противник пребывал в тех же метаниях, но он, по крайней мере, мог свалить решение общей проблемы на плечи, или, точнее, на голову, сопернице.
   - Тяну время.
   Айрин бросила взгляд на часы. До окончания игрового дня ещё есть время, и, если не вводить новые фигуры и не нападать, её соперник сможет что-то предпринять только после переворота часов. Айрин взяла несколько фигурок взводов мобильной конницы и перебросила их к столице противника, предлагая ему решить непростую задачку: спасение короля, запертого в одной из отдалённых крепостей, или переброска войск на помощь столице. И то и другое он просто не успеет. И он перебросил войска. Меленькому отряду пришлось уходить, но его встретила мобильная конница противника.
   - Полагаю, Вы теряете здесь половину своих солдат.
   Айрин осмотрела изображение местности и позиции войск и принялась снимать фигурки.
   - Вы великодушны, милорд, но мне повезёт, если хотя бы эскадрон сумеет пробиться к своим. И не рассчитывайте, что для Вас бой пройдёт безболезненно. Полагаю, Вы теряете треть отряда. А если вздумаете преследовать, то и того больше.
   Следующая вылазка Айрин так же закончилась провалом, так как против её воина, успешно действовавшего ранее, вышел маг. Одолеть колдовство в сложившихся условиях воин Альтоса не мог, согласно правилам игры. Айрин пришлось срочно уводить отряд. Её соперник не стал преследовать побеждённых, а двинул свои войска к столице Айрин. Уводить короля или собирать остатки войска? Девушка пересчитала дни войны. И не стала ничего предпринимать, решив потянуть время. Армия собралась у стен главной крепости. Айрин встретила насмешливый взгляд соперника и неожиданно разозлилась. Потеряв фигуру, она получила право бесплатно просить совета судьбы. Она вяла карточку и, не глядя, показала её мужчине. Тот сразу перестал усмехаться.
   - Как видно, сегодня судьба на вашей стороне.
   - Нет, лишь некоторые из богов. - Она перевернула карточку к себе. "Маг выбывает из игры". - Извините, мелочная месть за воина. Я всё равно сдаюсь. - Она встала. - Благодарю за игру, милорд.
   Она налила себе воды и взяла маленькое пирожное с блюда со сладостями, к которым они не притронулись во время игры. Уходя из библиотеки, она чувствовала восхищённый взгляд, к которому примешивалось разочарование.
   В одном из залов она встретила Мелину.
   - Куда ты пропала? Брайн несколько раз спрашивал о тебе!
   - Спрашивал? Ну, тогда придётся показаться ему на глаза. Он в главном зале?
   Главный зал был превращён в танцевальный. Вдоль одной из его стен стоял уже изрядно разорённый стол с закусками. Айрин почувствовала, что голодна, но отвлекаться на еду она не захотела, ограничившись дыхательными упражнениями, придающими силу. Почувствовав себя лучше, она вспомнила, что любит танцевать. Но потанцевать ей не дали. Мелина уже сообщила мужу о поимке Айрин, и он пригласил её присоединиться к королевскому окружению. Молодые люди, окружавшие Брайна и Маргариту, много шутили, говорили комплименты королеве, держались довольно непринуждённо. Айрин машинально отметила, что пьяных среди них нет.
   - А где твоя подвеска? - Заметила Мелину пропажу. Айрин коснулась лба.
   - Так. Будем считать, что я её проиграла.
   Его Величество старательно демонстрировал высочайшее недовольство, не обращая на Айрин внимание, чем воспользовался Глен, что бы прошептать:
   - Где Вы пропадали?
   - В библиотеке.
   - В библиотеке? Что Вы там забыли?!
   - Существенную часть своих денег и рубиновый кулон в качестве приложения к проигрышу.
   - Вы играли?
   - Увы, да.
   - Вот уж чего не ожидал от Вас!
   - Скажите, долго мне здесь работать оформлением трона? Я пришла сюда веселиться, а потому желаю пить вино и танцевать!
   - Желание дамы - закон.
   Знакомый незнакомец Айрин, возникший у неё за спиной, поклонился Брайну и увёл девушку. Прежде чем присоединиться со своей партнёршей к танцу, он вернул ей подвеску.
   - Вы забыли.
   - Спасибо.
   Когда танец закончился, он не торопился отводить девушку обратно.
   - Скажите, миледи, почему Вы остановили игру? Даже потери, которые Вы понесли, не означали поражения. Можно было побороться.
   - Уже нет. Вы заметили, сколько времени длилась война?
   - Нет, а причём здесь время?
   - При урожае. Мы воевали почти полгода. По обычным условиям война начинается в конце осени, таким образом, мы до конца весны старательно мешали нашим крестьянам обрабатывать землю. Войну надо было прекращать. Несколько отчаянных вылазок закончились провалом, победить мне не удалось, потом Вы лишили меня воина и окружили мою столицу. Уж лучше сдаться. Пусть на моих землях будет новый хозяин, но мои люди хоть что-то успеют вырастить и смогут пережить зиму, если им, наконец, перестанут мешать солдаты со своими войнами.
   - Обычно я не думаю о таких вещах.
   - Вы - солдат, милорд.
   - Можно сказать и так. Могу я пригласить Вас поиграть как-нибудь. У меня есть карты интереснее.
   - Заманчиво. И где Вы планируете дальше избавлять меня от денег?
   - Мой дом у западных ворот замка, на центральной улице. Маленькая крепость из красного кирпича, он такой один. Обычно дома я появляюсь часов в семь-восемь пополудни.
   - Отлично! Вечера у меня, как правило, свободны. Увидимся.
   Айрин вернулась к Глену. И тут уже Брайн заметил её:
   - А, леди Айрин, хорошо, что Вы нашлись, а то я уж опасался, что Вы покинули нас!
   - И не надейтесь, Ваше Величество!
   Брайн хмыкнул.
   - Вы совсем не похожи на Деметриоса.
   - Да уж, ему бы моё платье точно не подошло.
   Брайн снова хмыкнул, сдерживая смех.
   - Завтра утром вместе с лордом Гленом приходите, обсудим один вопрос.
   - Уже утром? А спать когда?!
   Брайн, скрывая смех, уткнулся лбом в ладонь. Не в силах произнести ни слова, он махнул рукой, отпуская девушку.
   Утром Айрин отправилась с Гленом во дворец.
   - Вы оставили Салли?
   - Ей нечего делать во дворце, её там плохому научат.
   - Иногда я не могу понять, шутите Вы, или говорите серьёзно.
   - Тем лучше. Хотя здесь нет противоречия, поскольку нет ничего серьёзней шуток.
   - Опять философия?
   - Практика. Работает безупречно, Вы могли вчера убедиться.
   В приёмной Брайна собрались канцлер, пятеро герольдов и один ученого вида мужчина, которого Глен представил как воспитателя принца Лиандра. Секретарь пригласил собравшихся пройти в кабинет. Кроме Брайна в кабине присутвовал и его кузен, отец беспокойного принца. Лорды поприветствовали короля и принца и чинно расселись напротив стола. Айрин скромно пристроилась в стороне.
   - Итак, милорды и миледи, я вызвал вас для обсуждения деликатной проблемы: что делать с принцем Лиандром. Лорд Глен предложил отправить мальчика в свой учебный лагерь. Предлагаю каждому высказаться. Сначала аргументы "за". Лорд Глен?
   - Во-первых, принц увидит настоящую жизнь, где он сам должен будет заботиться о себе, а не ждать, пока ему принесут завтрак в постель. Во-вторых, там строгие правила поведения, и он волей-неволей научится им следовать. В-третьих, его там действительно обучат воинскому мастерству. В-четвёртых, там к нему будут обращаться как к ещё одному ученику, что собьёт с него спесь. Вроде всё.
   - И в-пятых, у нас прекратятся скандалы, - добавил канцлер.
   - Возражения?
   - Отпустить мальчика неизвестно куда?! Ваше Величество, Ваше Высочество нельзя так поступать с ним!
   - Конкретнее, господин воспитатель.
   - Конкретнее? Хорошо, Ваше Величество. Во-первых, он - принц, и зачем ему видеть эту самую настоящую жизнь, если она не имеет никакого отношения к нему. Во-вторых, что значит, волей-неволей научится следовать правилам? Как можно неволить лорда Королевского Дома?! В-третьих, если Ваше Величество недовольны воинской подготовкой принца, можно просто нанять учителя. В-четвёртых, разве можно относиться к его высочеству, как к простому ученику? И, в-пятых, я не слышал ни об одном скандале, связанном с Лиандром.
   - Скандалов пока нет только потому, что никто не хочет связываться с Вашим Величеством.
   - Согласен, лорд Джонатан. И я не хочу, чтобы однажды он случился. Что скажете, лорд советник?
   Маг, стоявший за спиной Брайна, заговорил:
   - Я согласен с лордом Гленом. Но, как я понял, идея отправить принца в учебный лагерь принадлежит советнику герцога. Чем он объясняет своё предложение, лорд герцог?
   - Леди Айрин? - Глен пригласил советника принять участие в обсуждении.
   - Всё очень просто, милорды, я уже объяснила всё лорду Джонатану. Либо вы оставляете его избалованным принцем, и все его враги становятся вашей проблемой, либо вы признаёте, что он - капризный ребёнок, и его следует воспитывать.
   - И Вы считаете, что воспитывать его следует там, где никто не будет считаться с его положением? - Уточнил король.
   - Именно. С его положением считались достаточно долго, и что в результате получилось, Вы знаете лучше меня.
   - А если я предложу Вам заняться с ним?
   - Нет, государь.
   - Нет?
   - Даже если я увезу его в какую-нибудь глушь, я вряд ли смогу его изменить. Ну, научу я его фехтовать, а дальше что? Он вернётся и примется за прежнее. Только мастерство его противников будет измеряться не целостью одежды принца, а сохранностью их собственной кожи. А мы, кажется, договорились, что скандалы крайне нежелательны.
   - А почему Вы так уверены, что лагерь изменит его, хотя даже Вам это не под силу?
   Айрин взглянула на Глена. Тот улыбнулся:
   - Кажется, я понял, наконец. Там же всё изначально было задумано для того, чтобы мои солдаты вспомнили, что такое честь и долг воина. Став одним из новобранцев, принц будет вынужден освоить и эту премудрость тоже.
   - Честь и долг... - задумчиво повторил Брайн. - Что ж, я понял Вас, господа. Спасибо за помощь. Принц Лиандр едет в учебный лагерь лорд Глена.
   - Ваше Величество, - снова вмешался воспитатель, - позвольте мне ехать с моим мальчиком!
   - Нет.
   - Нет, - повторил советник, задумчиво рассматривающий Айрин.
   Брайн удивился и вмешательсту девушки, и такому немногословному согласию с ней своего советника, но повторил вслед за ними:
   - Нет.
   - Государь, - поддержал воспитателя Маркус, - я бы не хотел отпускать его одного, без присмотра.
   - У меня шесть герольдов. Договоритесь, кто будет сопровождать принца до лагеря. Завтра утром он должен уехать.
   - Ваше Величество?
   - Да, лорд Глен?
   - Леди Айрин приготовила рекомендации для командира лагеря, которые может отправить только со своей служанкой.
   - Если эту особу не пугает зимняя дорога, пусть едет. Сомневаюсь, правда, что ей будет комфортно.
   - Это уже наши проблемы, Ваше Величество. И мы их решим.
   - Как знаете, миледи. Можете идти, господа, миледи.
   Как и было приказано, девушки утром явились во дворец. Джонатан не сразу узнал в юном воине привлекательную девушку. Айрин поклонилась и чуть насмешливо поздоровалась:
   - Приветствую, лорд Джонатан! И где наш новобранец?
   - Леди Айрин?
   - Я. А это Салли. Если я правильно поняла, именно Вам предстоит терпеть её в дороге? Она ещё вреднее меня, так что советую с ней подружиться. А где принц?
   - Собирается! - Буркнул Джонатан. Он думал, что женщин ждать придётся дольше принца. Напряжённое молчание нарушил канцлер:
   - Вы ещё здесь? Его Величество напоминает, что уехать вы должны были утром.
   - Передайте Его Величеству нашу благодарность за любезное напоминание, - улыбнулась Айрин. И только Салли поняла, что эта улыбка означает для бедного принца. А на лице ведьмы улыбка сменилась тревогой: - Может, с принцем что-то случилось? Милорд, проводите нас!
   Канцлер не успел возразить, а девушки уже подошли к дверям. Посторонних обычно не пускали в жилые покои, но те, кто могли бы остановить русалку, были далеко от Лиарина. Девушки ворвались в комнату Лиандра, где несколько слуг собирали и перекладывали его вещи, а преданный воспитатель то покрикивал на них, то с причитаниями бросался к "своему мальчику". Сам "мальчик" недовольно взирал на суету вокруг себя. Вошедших он встретил грубым:
   - Что ещё?
   - Меня зовут леди Айрин, Учительница воинов. А это - госпожа Салли, она проводит тебя в лагерь. Благодарю за хлопоты, господа, дальше мы справимся сами. Можете идти. - Слуги, получив подтверждение приказа от заинтригованного герольда, ушли. - Салли, проверь, что в сумках. Всё лишнее - долой.
   В разгар сборов пришёл принц Маркус. Задумчиво ответил на приветствие Джонатана и рассеяно объяснил:
   - Брат недоволен. Я решил сам поторопить сборы, но, как вижу, здесь управились и без меня.
   Необходимый минимум одежды уместился в одну сумку. В другую сумку уложили письменный прибор и несколько книг. Деньги и оружие Айрин отдала лорду Джонатану на хранение. Роскошный шатёр остался дома, а походное одеяло Салли туго скатала и убрала в специальный мешок. Все сумки были вручены юному принцу со словами:
   - Теперь можно ехать.
   - Это безумие! - Закричал воспитатель и бросился к Маркусу. Тот окинул взглядом бардак в комнате и три скромных узла у ног принца.
   - Хм! - Только и сказал он. И вышел из комнаты.
   Айрин немного проводила маленький караван. Обогнав спутников, она вполголоса поговорила с Салли. Махнув ей на прощание, воительница удержала Джонатана. Подождав, пока принц с телохранителями проедет вперёд, она обратилась к герольду:
   - Милорд, у меня к Вам немного странная просьба. Салли у меня бывалая девочка, но путешествие зимой ей почти в новинку. У неё есть маленький шатёр, но, боюсь, она в нём замёрзнет...
   - Не волнуйтесь, миледи, у меня шатёр большой, там найдётся место и для принца, и для вашей девочки. Если она согласится, конечно.
   - Будет возражать, напомните ей, что с леди Айрин лучше не ссориться.
  
   На обратном пути Айрин заглянула в "Элению". В гостиной беседовали клиентки, служанки разносили напитки и сладости, управляющая сидела за маленьким письменным столом, разбирая счета. Увидев вторую хозяйку лавки, женщины замолчали.
   - Приветствую, дамы!
   Не дожидаясь ответа, девушка быстро взбежала по лестнице на второй этаж, где была приёмная мастера Марии. Дамы проводили воительницу многозначительными взглядами. Лишь в кабинете Айрин позволила себе усмехнуться: скандальная репутация приносила свои плоды.
   Вечером Айрин прошлась по пустым комнатам, отведённым ей в резиденции герцога Энхельского, повертела вышивание, полистала книгу, но занятия для себя так и не нашла. Вспомнив приглашение и приметный адрес, она быстро переоделась, рассудив, что на сегодня её воинский костюм уже достаточно шокировал приличное общество.
   Указанный дом действительно оказалось просто найти, а вот попасть в него - гораздо труднее. Стражник у ворот отказался пускать девушку, а дворецкий потребовал назвать себя, и тут русалка сообразила, что её имя ничего не скажет хозяину дома, ведь их так и не представили друг другу.
   - Передайте хозяину, что я пришла по его приглашению, чтобы он смог с помощью судьбы или вопреки ей освободить меня от денег.
   Долго ждать не пришлось. Ворота открылись, приглашая гостью во двор. Хозяин встретил её в холле.
   - Приветствую, миледи. Я и не надеялся, что Вы так скоро ответите на мое приглашение...
   - Это Вы так пытаетесь извиниться за то, что вино ещё в погребе, а повар именно сегодня взял выходной, и некому приготовить дежурную куропатку? Извинения излишни, если карты и впрямь окажутся интересными.
   - Бросаетесь в бой с порога?
   - А чего тянуть?
   Хозяин пожал плечами и с поклоном пригласил гостью пройти внутрь. В библиотеке он разложил на столе карту и вытащил фигуры. Айрин с интересом изучала место предстоящих сражений. Расставив фигуры, она заметила:
   - Немного похоже на битву лилии с оленем. Местность будто срисована с полей последних сражений. А вот эта цитадель здорово напоминает печально известную башню Ключ.
   - Я потрясён, миледи! Карта нарисована по архивам тех лет и воспоминаниям участников. Я в своё время увлекался историей войн, и многие события восстанавливал таким образом. Мне, правда, не всегда было понятно, почему порой победоносные войны приводили к разрушениям большим, чем сами сражения.
   - Война - это всего лишь средство достижения цели. Достигнуть цели всегда проще, чем удержать её.
   - А Вы философ, оказывается!
   - Иногда. А ещё я историей увлекалась. Война лилии с оленем во многом была поворотной для развития Лиаринии.
   - Всего лишь династическая склока!
   - Не скажите. Олень вернул трон.
   - Через двести лет!
   - А как Вы думали? Оправиться после такого поражения не просто, но олень нашёл выход, собрав все силы, а потом, распустив их, повелев ждать сигнала. "И старый олень отдался в руки лилии, и никто в ту пору не знал, что оленёнок укрыт в горах. И многие тогда, кто уцелел, со слезами на глазах уходили с поля боя, повинуясь наказу повелителя родить и воспитать детей, дабы служили они потомкам его, помогли бы свергнуть узурпаторов и вернуть трон..." Поучительная история.
   - Действительно. Хотя тот старый олень был странным типом. Я бы, например, казнил труса, а лишь после этого стал оставлять наказы подданным, а он велел ему заботиться о внуке.
   - Потому что он знал, что лорд Патрик, если понадобится, спасёт оленёнка любой ценой, как он спас свой отряд.
   - Он спас отряд, а война была проиграна! - Горячо возразил хозяин дома.
   - В тех условиях это не имело значения. - Айрин расставила фигура на карте. - Смотрите. Здесь осаждённый отряд. Здесь и здесь должны были быть ещё гарнизоны, но крепости эти были захвачены, чего Патрик знать не мог. Для него было два пути: погибнуть, или увести отряд, оставив не самую стратегически важную позицию.
   - Но он тем самым открыл дороги!
   - Которые должны были защищать ещё две крепости впереди. - Айрин поставила ещё несколько фигур.
   Её противник добавил свои. Некоторое время они в молчании передвигали фигуры, восстанавливая подробности минувших сражений. Скоро вокруг карты собралась неплохая коллекция книг, архивов и летописей тех лет. Наконец хозяин устало закрыл глаза.
   - Вы были правы, миледи. Рядовая крепость, одна из многих. Он не мог знать, что она стала важнейшей точкой обороны.
   - Да если бы и знал? Он всё равно не мог бы удержать крепость, погубил бы людей. И кто бы тогда прятал принцев все эти годы?
   - Намекаете на покровительство судьбы?
   - Какое уж тот покровительство? Мальчик мог вырасти простым человеком, не ведая, ни кто он, ни для чего предназначен, а вместо этого и он, и дети его жили одной целью, требующей полного самоотречения. А сейчас его потомки расплачиваются за давнишний дар судьбы огромной ответственностью за всё, что происходит на их земле.
   - Странный у Вас взгляд на мир.
   - Какой уж есть. А карты у Вас и вправду интересные... это я намекаю, что не откажусь от повторного приглашения!
   - О, конечно, миледи! Мой Дом всегда открыт для Вас.
   В следующую встречу игра затянулась почти заполночь, и они решили разойтись вничью. Официальное же их знакомство состоялось позднее, когда главнокомандующий Королевской Армией лорд Валентин приехал к Королевскому Герольду лорду Глену обсудить кое-какие дела. Каково же было его удивление, когда, собираясь уходить, он столкнулся в холле с Айрин, вернувшейся из лавки. Удивление Айрин было взаимным. Следуя правилам этикета, Глен представил их, но, вместо положенных ответов, услышал дружное:
   - Да чтобы я ещё!..
   Потом Айрин вздохнула:
   - Представляю, как глупо я выглядела, пытаясь победить Вас...
   - Не представляете, как глупо я себя чувствовал, безуспешно пытаясь победить Вас. Впрочем, удивляться нечему: в своё время Деметриос немало обогатился за мой счёт. К сожалению, меня ждут дела. Ещё раз позвольте заверить Вас, леди Айрин, что мой Дом всегда открыт для Вас.
   - Благодарю, лорд Валентин.
   Позже Глен поинтересовался, как они познакомились с главнокомандующим, на что Айрин честно ответила:
   - А мы, в принципе, не знакомились. Мы просто играли в стратегию на том приёме.
   - Ну и ну! Никак не могу поверить, что Вы играете!
   - А что тут удивительного? Деметриос любит эту игру.
  

9.

  
   Незаметно приблизилась весна, тёплым ветерком сообщив о себе. Айрин каждый день после обеда ездила на конную прогулку с Мелиной. Их традиционно сопровождали несколько стражников Энхела, среди которых Учительница воинов однажды встретила хороших знакомых. Салли редко выбиралась на эти прогулки, поскольку Айрин пристроила её в подмастерья к мастеру Риду, которому как раз понадобился помощник, а Салли изнывала от безделья. По утрам воительница тренировалась на ком-нибудь из стражников, чтобы не потерять форму, и продолжала занятия с Салли, после завтрака работала в лавке, а вечерами отбывала светскую повинность на приёмах. Жизнь вновь приобрела некое печальное однообразие, пока однажды в Лиарине не появились Морские Ястребы.
   Большинство семейств ещё не разъехались на лето в поместья, поэтому появление легендарных моряков вызвало огромный ажиотаж. Отъезды откладывались, назначались новые балы и приёмы, родители искали подходящие партии для любимых дочек из числа Нептуновых любимцев. Айрин поняла, что покинуть столицу не удастся после того, как увидела среди делегации Артура, о чём сразу сообщила Глену.
   - Что Вас тревожит, леди Айрин? - Спросил Глен.
   - Он грозился, что вернётся домой овеянный славой, и тогда Вы ничего не сможете ему сделать.
   - Но я и так не собираюсь ему ничего делать!
   - Но он то об этом не знает!
   - А может...
   - Нет. Разговаривать с ним бесполезно, к тому же он подумает, что Вы или струсили, или готовите какую-нибудь каверзу. Если Вас интересует мой совет, лучше подыграйте его новому статусу.
   - Не понимаю Вас.
   - Вы же не ссорились с сержантом Артуром, Вы с ним даже не знакомы ещё. И какое отношение к изгнаннику из Энхела имеет Морской Ястреб?
   - Наверно, Вы правы. Но мне всё равно не по себе.
   - Вам станет легче, если я признаюсь, что мне тоже не по себе?
   - А Вам то почему?
   - Я вроде как была его другом, он даже пытался ухаживать за мной. А теперь я служу его врагу. Как интересно устроена жизнь...
   - Ухаживать за Вами? Насколько я понял, он был весьма неравнодушен к Мелине?
   - А при чём тут Мелина?
   - Леди Айрин, пора бы уже научиться врать!
   - Лорд Глен!
   - Оставьте! Знаю я, что он с ней встречался! Не понял, правда, как он успел сбежать от лорда Гедрика. Когда я сообразил, что нужно вмешаться, он уже исчез.
   - Но если Вы всё знали... Вы же теперь её муж? Я ничего не понимаю!
   - Потому что до сих пор верите в любовь.
   - А разве Вы не любите Мелину?
   - Теперь, наверно, люблю. Но изначально моей целью было погасить возможный конфликт. Хоть Артур и изгнанник, пока он обретался на моих землях, я нёс ответственность за его поступки. Даже самые неблаговидные. Брак был удачным решением проблемы, а Мелина - подходящей женой Королевского Герольда. Она умеет быть в центре внимания, может тонко управлять людьми, сейчас намного лучше, чем раньше. Всё получилось удачнее, чем я планировал.
   - А она Вас любит.
   - Бросьте! Она - надёжная спутница, и я не вправе требовать большего. Не думаю, что она когда-нибудь забудет Артура.
   - Да при чём здесь Артур? Нужен ей безДомный разбойник!
   - Вот именно. Она практичная девочка, и потому понимает, где ей лучше.
   - Практичная - непрактичная! Какая разница! Дело Ваше, верить мне или не верить, но будь он сейчас хоть первым капитаном Ястребов, она в его сторону даже не глянет. А вот что он натворит, вопрос интересный...
   - Придётся привлекать людей для наблюдения.
   - Я могу заняться этим вопросом. У меня свои методы, совершенно безопасные.
   - Не надо. Правило невмешательства, помните?
   Айрин сконфуженно улыбнулась.
   На одном из королевских приёмов Глен и Артур столкнулись лицом к лицу. Глен, сохранив самообладание, представился:
   - Глен Энхельский, Королевский Герольд.
   Артур был вынужден ответить:
   - Сержант Артур из клана Морских Ястребов. Позвольте представить Вам моего командира, капитана Ортиса.
   - Капитан Ортис, сержант Артур, рад знакомству. Мой советник, леди Айрин, Учительница воинов.
   Капитан поклонился. Артур последовал примеру командира. Вскоре, улучшив момент, он остановил Айрин.
   - Вот уж не думал, что встречу тебя здесь.
   - Я тоже не ожидала тебя встретить. Похоже, твоя мечта сбылась: ты вернулся, овеянный славой.
   - Только мой дорогой братец совершенно этому не рад.
   - А что, ты предлагаешь ему танцевать от счастья? По-моему, всё получилось, как ты и хотел: он не может причинить тебе вреда, а ты обладаешь собственным именем, которое заработал сам. Ладно, сержант Артур, хорошо поговорили, но пора мне покинуть это кислое собрание.
   - Ты что?! Это же королевский приём!
   - А я здесь - главная скандалистка, мне ещё и не такое прощают.
   Артур восхищённо мотнул головой.
   На следующий день принцесса получила в подарок пару золотых гребней, которые тут же отправила дарителю. На всех приёмах и балах Артур непременно оказывался рядом с девушкой, тихо, но настойчиво, оттесняя соперников: кому же захочется связываться с Морским Ястребом! Однажды ей надоела навязанная изоляция, и она попыталась поговорить с беспокойным поклонником. И поняла, как сильно изменился её знакомый. Он и раньше не отличался покладистым характером, теперь же он вообще перестал слышать других. Опечаленная неудавшейся беседой, Айрин вернулась к Глену. Он вопросительно взглянул на неё, девушка лишь безнадёжно махнула головой. Позднее она поделилась неутешительным результатом:
   - Он не слышит меня. Похоже, он вбил себе в голову, что я без ума от него, но из-за вредности характера отказываюсь это признать. Скорей бы уж закончился сезон! Я не считаю бегство хорошим способом решать проблемы, но ничего другого не могу придумать. Я бы могла, конечно, убить его, но ведь Деметриос пролил за него кровь...
   - Возможно, Вы перестанете думать об этом. - Глен вздохнул. - Дело в том, что Брайн пару раз говорил, что будет рад, если бы Вы остались в столице на лето.
   - А, что б тебя, с переворотом через колено!
   Глен потрясённо спросил:
   - Вы и ругаться умеете?!
   - Я много чего умею, только в данных условиях ничего не поможет. Хотя... если объяснить Брайну ситуацию, может он отпустит меня, как Вы думаете? Мне совсем не хочется оставлять службу у Вас, но скоро у меня проблем будет столько, что...
   - Если бы бегство было идеальным решением, я бы давно отправил Кевина куда-нибудь за границу, а Вас приставил бы к нему нянькой. А с Брайном, боюсь, говорить бесполезно: он приблизил к себе Артура.
   - И что об этом думают другие Герольды?
   - Удивительно точная постановка вопроса! Вы, как всегда, замечаете самое важное. Объясняю ситуацию. До тех пор, пока ястреб не вмешивается в дела государства, он может быть новой игрушкой государя, но если однажды государь спросит его совета, у него станет на двух герольдов меньше. И второй герольд - лорд Джонатан. Другие не столь категоричны, хотя думают примерно также.
   - Понятно. А как Ястребы отнеслись к их взаимоотношениям?
   - Они не увидели в том вреда, иначе он давно вернулся бы на корабль или в поселение. Больше ничего сказать не могу.
   - И так сказано не мало! - Айрин просветлела. - На самом деле, решение моей проблемы необычайно просто: надо всего лишь объяснить его капитану, что навязчивое внимание одного из сержантов ко мне вредно для клана в целом. - Тут же девушка помрачнела. - Правда, очень не хочется. Если другого выхода не будет, я, конечно, поговорю с капитаном Ортисом, но лучше бы обойтись без крайних мер. Жаль, что к Брайну нельзя обратиться.
   - К сожалению, нельзя. Не хотел Вам говорить, но на днях он спрашивал меня об Артуре. Он знает, что Артур был изгнан из Энхела, и хотел узнать подробности. Но, дело в том, что в ту историю замешаны другие люди, и поэтому мне приходится о многом умалчивать, чтобы не навредить им. Еле выкрутился. А потом он поинтересовался, что за человек Артур. Я честно сказал, что давно его не видел, а, когда знал, он был хорошим фехтовальщиком и смелым парнем. Правда, юным девам следовало опасаться его сладких песен, потому как он был весьма к этим девам неравнодушен.
   - А Брайн что ответил?
   - Что в Энхеле трусов никогда не было, а к юным девам все мы неравнодушны.
   Они помолчали.
   - Леди Айрин, а вам, разве, не надо идти в лавку?
   - Не пойду сегодня. Не хочу. Скучно мне, даже для поединка нормального партнёра не найдёшь.
   - Мои стражники думают иначе!
   - Мужчины любят переоценивать себя. Нет, на самом деле, они хорошие солдаты, но мне то хочется равного противника.
   - Если Вы не сочтёте дерзостью сравнение с Вами, я рискну предложить себя.
   - Благодарю, лорд Глен, но попрошу Вас не рисковать. Вы же не хотите, я чувствую. Прогуляться, что ли, за город, если я не нужна Вам сегодня? - Глен кивнул. - Спасибо. Я вернусь поздно, до-завтра.
   - До-завтра. И, пожалуйста, постарайтесь не встревать в дуэли.
   - Не беспокойтесь, милорд, я пока не собираюсь драться.
   Глен хмыкнул, Айрин прыснула в ответ, и они рассмеялись. Смех разогнал мрачный осадок, оставшийся от разговора, и вечером Айрин вернулась бодрая и весёлая. Салли, смурная и молчаливая, чистила драгоценности. Понаблюдав за ней немного, воительница улыбнулась:
   - Брось, Салли, перестань хмуриться, морщины появятся!
   - Я, между прочим, волновалась! А если бы что-нибудь случилось? Если бы на Вас напали разбойники?!
   - Они бы пожалели о своей неосторожности. Хватит, Салли, ты ведёшь себя, как престарелая наседка!
   - Я больше не пойду в лавку.
   - Как хочешь.
   - Я оруженосец!
   - А кто спорит?
   - Я думала, Вы будете возражать...
   - Но ты же действительно мой оруженосец! А теперь слушай внимательно. Без моего разрешения из дома ни ногой. Если будут мной интересоваться, ничего не отвечай, спрашивай, что передать. Послания устные и письменные можешь принимать, цветы и подарки не бери.
   - Что случилось?
   - Пока ничего.
   Айрин не ошиблась в своих ожиданиях. Скоро разные люди стали передавать для неё записки от Артура, потом - цветы, а затем пришёл черёд драгоценностей. Девушки проявляли чудеса изобретательности, уклоняясь от внимания навязчивого поклонника и его курьеров. Глен загрузил советника работой, и, когда Айрин всю её выполнила, они слегка растерялись. Вновь закрывшись в кабинете, герцог долго вспоминал и придумывал проблемы. Наконец Айрин вздохнула:
   - Хорошо, ещё дней на пять хватит, а там что-нибудь придумаем.
   В довершении ко всему, Мелина стала подозрительно коситься на частые уединения супруга с советницей. Пришлось посвятить её в некоторые проблемы. Теперь, если Глен был занят, или Айрин требовалось выйти в свет без него, её повсюду сопровождала лучшая подруга - леди Энхел. Но однажды Глен пришёл из дворца не на шутку встревоженный сообщением, что Брайн приглашает леди Айрин на аудиенцию.
   - Что ж, - мрачно усмехнулась воительница, - по-моему, это как раз тот случай, когда воинская косынка будет достойным головным убором.
   Брайна озадачил мужской костюм воительницы, но он промолчал. Айрин заметила его недоумение, но не стала напоминать королю обстоятельства их знакомства. Брайн, как обычно, пропустил обмен светскими любезностями и сразу перешёл к делу, предложив Айрин выйти замуж за уважаемого сержанта Морских Ястребов. Вежливый, но твёрдый отказ девушки не понравился ему. Не желая открыто проявлять недовольство, он попытался вразумить непокорную:
   - Леди Айрин, Вам надо подумать о будущем. Однажды Вам придётся создать семью, а молодость не вечна, да и вряд ли достойные женихи станут ждать, пока Вам надоест играть в мужчину. Лорд Артур - хорошая пара, многих он привлекает.
   - Сержант Артур, - поправила Айрин. - Вот пусть и забирают его, я на него не претендую. И в мужчину не играю. Моя мама, например, тоже была воином, что не мешало ей быть привлекательной женщиной, верной женой и самой замечательной мамой на свете. Что касается меня, если бы я хотела найти мужа и создать семью, я бы осталась Дома, и мой отец подобрал бы по моей просьбе действительно достойную пару.
   - А что, лорд Артур - партия Вас не достойная.
   - Морской Ястреб, в принципе, не мой спутник.
   - Ястреб - не Ваш спутник?! Вы меня удивляете. Представляю, что будет с капитаном Ортисом, когда я расскажу ему...
   - А при чём здесь доблестный капитан?
   - Он просил меня за своего сержанта.
   - Даже так? В таком случае, Ваше Величество, намекните капитану, что обо мне следует забыть. Мало того, что у меня самой достаточно возможностей навредить и ему, и его сержанту, и всему его кораблю, так ещё отец мой будет недоволен. Он бы, наверно, согласился, если бы я любила Артура, но не люблю я его, что поделать?!
   - Любовь? Вы слишком романтичны!
   - Возможно, государь. Но замуж я выйду только по любви.
   - А если я прикажу Вам?!
   - Не советую. У меня свои способы борьбы с принудительными браками. Уверена, Вам они не понравятся.
   - Да Вы угрожаете мне?! - Брайн не столько возмутился, сколько удивился.
   - Нет. Предупреждаю, что со мной связываться опасно.
   - И это - ученица Деметриоса!
   - А при чём здесь Деметриос?
   - Притом, что он, в отличие от Вас, умеет быть верным королю! Что бы он сказал?
   - Откуда я знаю? Спросите у него, если разыщете!
   - А чего его искать? Он в конце весны вернулся в Лиаринию. Так что подумайте о моём предложении, у меня ведь тоже есть кое-какие опасные возможности.
   Взгляды короля и морской принцессы скрестились, и Глену послышался звон клинков.
   - Я поняла Вас, Ваше Величество.
   Домой они вернулись подавленные, и обед прошёл в тяжёлом молчании. После обеда Айрин заявила, что время крайних мер пришло. Салли, как обычно, устроилась в носилках рядом с хозяйкой, положив на колени мечи. Русалка всю дорогу до гостиницы, где остановились Ястребы, была печально задумчива. Едва воительница ступила на твёрдую землю, от её меланхолии не осталось и следа, а в глазах появился опасный ледяной блеск. Пристегнув меч к поясу, русалка уверенно направилась в комнату капитана, хотя ни у кого не спрашивала, где он поселился. Её перехватил у двери один из матросов, поинтересовавшись, как доложить капитану. Учительница воинов назвала себя. Капитан принял странную гостью, рассчитывая быстро выпроводить её, намекнув на нежелательность её визита:
   - Леди Айрин, я безмерно рад Вас видеть, но у меня очень много дел.
   - Не волнуйтесь, капитан, я ненадолго. Салли, проследи, чтобы нам не мешали. - Девушка послушно вышла из комнаты и встала спиной к дверям. Капитан хотел было возмутиться, но слова застряли где-то на пути к губам: Айрин чуть вальяжно расположилась в его кресле и, как ни в чём не бывало, изложила причины своего визита: - Дело в том, капитан, что один ваш сержант сильно докучает мне своим вниманием. Более того, он заручился поддержкой Его Величества Брайна. Остаётся надеяться, что слово его капитана хоть что-то значит для него, и он прислушается к Вам. Запретите вашему человеку ухаживать за мной.
   - Странная просьба, миледи. Как я могу мешать своему человеку налаживать личную жизнь? К тому же, не многовато ли Вы на себя берёте, выставляя такие требования?
   - В самый раз. - Усмехнулась Айрин, положив руку на скрытый под одеждой амулет. Капитанский медальон Ортиса засветился ярко-синим огнём, и Ястребу стало трудно дышать. Русалка опустила руку, и свечение исчезло. - Ещё есть возражения?
   Капитан, пытаясь отдышаться, с ненавистью смотрел на девушку, и вдруг в глазах его мелькнуло понимание, и он снова задохнулся, правда, уже от благоговения. Упав на колени, он пробормотал:
   - Простите, госпожа! Располагайте мной, моя жизнь принадлежит Вам!
   - Благодарю, капитан, но мне не нужна ваша жизнь. А вот ваше молчание весьма пригодилось бы. Я очень ценю свою тайну.
   - Клянусь, госпожа, она умрёт вместе со мной!
   - Я Вам верю, капитан. И встаньте, наконец, мне же надо с Вами серьёзно поговорить.
   - Сержант Артур больше не потревожит Вас, госпожа.
   - Меня беспокоит Брайн: он хочет выдать меня за Артура.
   - Я поговорю с Его Величеством.
   - Хорошо. Не смею больше отвлекать Вас, капитан. Желаю удачи в Ваших делах.
   А через несколько дней Глен опять вернулся домой в мрачном расположении духа. Айрин поёжилась от потянувшегося холода надвигающейся беды. Они долго молчали, пока ведьма не отважилась начать разговор:
   - Что он ещё учудил?
   - Брайн открыто сочувствует ему. После того как капитан Ортис отказался от претензий на Вас, Артур крутится вокруг короля, услаждая его слух стонами и песнями о несчастной любви. Сегодня Его Величество пообещал ему Вас в жёны.
   - Мне это не нравится. И моему отцу это тоже не понравится!
   - Я пытался объяснить ему, что Вы не согласитесь, но он ничего не хочет слушать. Он уверен, что такая тоска не может остаться без ответа. Самое неприятное в этой ситуации, что я не знаю, как Вам помочь.
   - Спасибо Вам, милорд, Вы уже очень помогли мне!
   - Боюсь, Брайн скоро захочет снова поговорить с Вами.
   - Значит, поговорим. Не волнуйтесь, милорд, я могу постоять за себя. - Глен усмехнулся. - Вот и продолжайте в том же духе, а то Мелина пугается, когда Вы хмуритесь.
   - Ну, раз Мелина пугается, придётся её успокоить!
   Как и предполагал Глен, вскоре Айрин получила приглашение на высочайшую аудиенцию. Курьер принёс письмо, когда Глен был на службе, и Айрин ничего не оставалось, как пойти одной, от чего несгибаемой принцессе стало не по себе, поэтому она взяла с собой Салли. Мало кто из обитателей дворца обращает внимание на пажей и оруженосцев, особенно на столь необычном фоне, как девушка в элегантном мужском костюме, опоясанная мечом. Секретарь, слегка потрясённый, принял у воительниц оружие и провёл их в кабинет. Брайн кивком отпустил слугу, равнодушным взглядом скользнул по Салли и предложил Айрин присесть.
   К вечеру высший свет перемалывал невероятную новость: леди Айрин собирается выйти замуж за Морского Ястреба Артура.
   Первым эту новость узнал капитан Ортис из письма принцессы, которое принесла ему Салли. В письме русалка сообщила о предстоящей свадьбе, объяснила, что не хочет ссориться с местным правителем, потому и соглашается на брак. Однако она в праве требовать, чтобы претендент на её руку был одобрен отцом, в связи с чем, она просит капитана помочь им после свадьбы попасть к морю. Капитан сдержал рвущуюся из груди ярость и обратился к девушке:
   - Передай госпоже, что я, моя жизнь и мой корабль в её полном распоряжении.
   Откуда о свадьбе узнали посторонние, осталось неясным, потому как ни Ортис, ни Салли, ни, тем более, Айрин, не распространялись о ней.
   Глен, узнав новости, примчался домой. Айрин он нашёл в библиотеке, погружённую в какой-то философский трактат. Не добившись вразумительного объяснения, он в раздражении вышел в коридор, где, в буквальном смысле, споткнулся о Салли. Девушка не успела увернуться, и грозный герцог схватил её за руку, уводя в кабинет. Он толкнул девушку в кресло, встал рядом, опершись на письменный стол. Сложив руки на груди, он требовательно спросил:
   - Что ты знаешь?
   - О чём Вы, милорд?
   - Салли! Ты же не хуже меня знаешь, что она не любит Артура.
   - Ну и что. Ничего уже не изменишь.
   - А вот это позволь мне решать! Я, может, и не король, но мой Дом по древности не уступает Королевскому. Итак?
   - Милорд... - Глен молчал. - Она действительно не хочет выходить за лорда Артура...
   - Так в чём дело?
   - Я не могу говорить, милорд...
   - Не говори. Отвечай да или нет. Брайн вынудил её согласится?
   - Да.
   - Угрожал ей? - Салли неопределённо мотнула головой. - "Элении"? - Салли снова повела головой. - Кому-то, кто ей дорог?
   - Да.
   - Графам Вордельским?
   - Нет.
   - Деметриосу?
   Салли испуганно кивнула.
   - Прошу Вас, милорд, не говорите никому! Леди Айрин не простит, если узнает, что я рассказала...
   - А ты разве что-то рассказала? Не могу понять, за что тебя прозвали болтушкой, из тебя же слова не вытянешь!
   В тот же день Глен пригласил коллег-герольдов обсудить сложившуюся ситуацию и своё решение оставить службу. Отговаривать от такого шага считалось невежливым. Обсудив ситуацию, лорды сочли его решение разумным.
   Проводив гостей, Глен велел Мелине собирать вещи, чтобы утром уехать, так как у него могут быть неприятности. И столкнулся с таким яростным сопротивлением, что был вынужден обратиться к советнику за помощью. Айрин, отвлекаясь от книги, пожала плечами:
   - Я же Вам говорила... - и тут встрепенулась: - А о каких неприятностях идёт речь?
   Глен мысленно выругался.
   - Завтра я откажусь от титула королевского герольда.
   Айрин пристально глянула на герцога.
   - В таком случае, неразумно отправлять Мелину, если, конечно, Вы сами планируете остаться. А могу я узнать о причинах Вашего решения?
   - Я не хочу говорить об этом. Завтра я уеду дней на пятнадцать-двадцать. Присмотрите за Мелиной?
   - Конечно. Только вернитесь к свадьбе, я после церемонии не смогу за ней присматривать.
   - Вы оставите службу?
   - Сразу после свадьбы я уеду на несколько дней. Надо будет познакомить мужа с отцом. Потом вернусь.
   Глен бессильно упал в кресло и горько рассмеялся, прижав ладони к лицу.
   - Безумие какое-то! Можно подумать, мы Ваш отпуск обсуждаем, а ведь на самом деле ещё неизвестно, чем всё закончится.
   - Отчего же? Кое-что можно утверждать довольно точно. Отцу не понравится мой брак, и Артур должен будет искупить оскорбление, нанесённое моему Дому. Отец щепетилен в таких вопросах.
   - Значит, я буду ждать Вашего возвращения, леди советник.
   - Как Вам будет угодно, милорд. - Айрин изобразила почтительный реверанс.
   Глен не выдержал и рассмеялся. Айрин села и вдруг сказала задумчиво:
   - Но, наверно, я ненадолго вернусь к Вам.
   - В чём дело? - Встревожился Глен.
   - У меня есть идея, и, раз Деметриос вернулся, я смогу посоветоваться с ним, когда найду. Не знаю, правда, захочет ли он со мной говорить - расстались мы не очень мирно. С другой стороны, откажет в помощи, значит, откажет, а если заинтересуется, и ему, и мне лучше будет.
   - А что за идея, если не секрет?
   - Школа воинского мастерства.
   - Деметриос точно заинтересуется!
   Утром, как и собирался, Глен сложил с себя полномочия королевского герольда. Брайн взял золотую цепь, хотел что-то сказать, но оборвал себя на полуслове и махнул рукой, отпуская присутствующих. Лорд Джонатан проводил бывшего герольда к выходу.
   - Желаю удачи, мой мальчик. И будь острожен, не натвори ничего, что помешало бы тебе вернуться.
   - Спасибо, лорд Джонатан. Я постараюсь быть осторожным. Пожалуйста, позаботьтесь о Мелине и Айрин, пока меня не будет.
   - Насколько я понял, леди Айрин и сама может о себе позаботится.
   - Может. Но помощь не повредит.
   - Не беспокойся, мы все присмотрим за ними. А куда ты собрался?
   - Хочу разыскать кое-кого, кто сможет помочь ей лучше, чем мы все, вместе взятые.
   Верный обещанию, Джонатан устроил так, что каждый день в резиденции герцога Энхельского был кто-то из герольдов. На все приёмы и балы девушки выезжали в сопровождении кого-нибудь из герольдов, а, когда Артур начинал свои атаки, рядом оказывались кто-нибудь из высоких леди, якобы для соблюдения приличий, и даже Брайн ничего не мог изменить.
   Неожиданные трудности возникли, когда Айрин обратилась к Марии с заказом на свадебное платье. Мария, твёрдо уверенная, что её подруга и деловой партнёр должна выглядеть на собственной свадьбе не просто великолепно, а сногсшибательно, никак не хотела соглашаться с просьбой русалки, которой пришлось даже пригрозить обращением к другому мастеру. Только тогда Мария согласилась сшить простое белое платье и плащ с капюшоном.
  
   Пока шли приготовления к свадьбе, герцог Энхела гнал коней через свои владения. Посеревший от пыли и от усталости, он спешился во дворе замка Вордел. Гедрик встретил гостя во дворе и предложил ему отдохнуть с дороги, но Глен отказался и, не успев перевести дух, выпалил:
   - Лорд Гедрик, мне срочно нужно увидеть Деметриоса. Вы не знаете, как его разыскать?
   - А что случилось?
   - Леди Айрин в беде.
   Гедрик нахмурился.
   - Пойдёмте в мой кабинет, там удобнее разговаривать.
   По дороге граф тихо отдал слуге какое-то распоряжение. В кабинете Глен устало упал в кресло и, подняв на хозяина воспалённые от недосыпания глаза, сказал:
   - Даже не знаю с чего начать. Новостей много, и хоть бы одна радостная.
   - Проблемы, лорд Глен? - Раздалось за спиной. Радость и удивление промелькнули на лице Глена, когда он, встав, оглянулся.
   - Деметриос?! Хвала Светлому, ты нашёлся!
   - Да я, собственно, и не терялся. - Деметриос не ожидал такого тёплого приёма и, чтобы не забивать себе голову лишними загадками, просто сел и выжидательно уставился на герцога.
   - Ладно, господа, общайтесь, я Вас оставлю.
   - Подождите, лорд Гедрик. Вам тоже надо кое-что знать. Дело в том, что я больше не королевский герольд. - Гедрик медленно сел, Деметриос, наоборот, встал. - Ну вот, самое сложное я сказал, теперь можно просто объяснить, что произошло. - Глен снова сел и кратко рассказал о последних событиях. Деметриос недоумённо пожал плечами:
   - Я совершенно не представляю, чем я могу помочь.
   - На месте разберёмся, поехали скорей!
   - Не спешите, лорд Глен, я вроде не говорил, что куда-то еду.
   Глен вскочил.
   - Ты ей нужен, пойми ты, наконец!
   - А я думаю, они прекрасно разберутся с Артуром сами.
   - Возможно. Но если бы не ты, им бы вообще не пришлось разбираться!
   - Что Вы хотите этим сказать?!
   - Гил, проболтался! - Он подавленно просмотрел на лордов. - Учтите, я вам ничего не говорил, я даже ничего такого не знаю. И леди Айрин не знает, зачем я уехал. Она же сопротивлялась, как могла, пока Брайн не пригрозил ей неприятностями у Деметриоса. А ещё она боится, что после не самого мирного прощания ты не станешь с ней разговаривать, поэтому она ни за что не станет просить твоей помощи. Мы, как можем, помогаем ей, но... Забудьте обиды, лорд Деметриос, прошу Вас, Вы ей очень нужны!
   Деметриос смотрел на молодого герцога. Куда делась горделивая осанка и насмешливый взгляд? Усталый человек просил помощи не для себя, а для того, кому помочь не смог. Видимо, аналогичные мысли посетили Гедрика:
   - Сегодня, лорд Глен, Вы никуда не поедете. Даже если я дам Вам свежих лошадей, Вы свалитесь, не проехав и четверти пути. Так что отдыхайте, а мы пока подумаем, что можно предпринять.
   Позднее Деметриос, сидя в своей комнате, перечитал письмо, переданное Сабриной. "Мне плохо без тебя. Чтобы ни случилось, помни, ты - самое лучшее, что есть в моей жизни!" Простые фразы письма превратились из слов в конкретные действия, и потому воспринимались совсем по-другому. Он осторожно убрал письмо в маленький футляр и спрятал за пазуху.
  
   Айрин тем временем жила как в осаде. В конце концов, вынужденная несвобода ей надоела, и она сообразила, как устроить себе отдых. Оставив Салли прикрывать своё отсутствие, она до рассвета выбралась на улицу. Когда солнечные лучи окрасили розовым горизонт, Айрин уже оставила город за спиной и несколько серебряных корон в карманах стражников у городских ворот. Волнующий запах леса манил девушку. Она вдохнула свежий рассветный воздух полной грудью и растворила сознание в окружающем мире. Собрав травы, русалка не спешила возвращаться в надоевший город, наслаждаясь одиночеством и тишиной, пока мелодичный голос не ворвался в её грёзы, не нарушив, впрочем, очарования утра.
   - У тебя такое мечтательное лицо, будто ты размышляешь, а не бросить ли всё и не остаться здесь жить.
   - Приветствую, божественная.
   - Здравствуй, дорогая. О чём задумалась?
   - А не бросить ли все и не сбежать, куда глаза глядят.
   - Всё так плохо?
   - Не так, но всё равно тоскливо.
   - У тебя что-то случилось?
   - Я выхожу замуж.
   - Замуж? И как же тебя угораздило?
   - Пришлось.
   - Однако! И ты смиришься?
   - Нет. После обряда я заберу его представить отцу. И что с ним будет потом, меня не волнует.
   - А отец-то знает?
   - Нет ещё. Я не могу сама связаться с ним.
   - Ясно. Идём со мной.
   Богиня взяла девушку за руку. На мгновенье всё поплыло у неё перед глазами, и тут же она обнаружила себя стоящей совсем в другом месте. Из огромного зала, по стенам которого вились длинные растения, вело несколько дверей. Ишара направилась к одной из них, поманив гостью за собой. Айрин сделала шаг и обнаружила, что ступает по мягкому и упругому ковру из короткой травы. Приказав себе не отвлекаться на чудеса, русалка побежала за хозяйкой. Увитый зеленью коридор привёл девушек в маленькую комнату с бирюзовыми стенами, главной мебелью в которой было огромное стеклянное зеркало. Уставившись на новое чудо, Айрин не заметила, как зажглись масляные светильники. Ишара улыбнулась.
   - Вальтер говорит, что скоро и люди разгадают секрет и научатся делать такие же зеркала. А теперь не отвлекайся.
   Серебристая рябь пробежала по глади зеркала, размывая отражения. Потом рябь пропала, уступив место новому образу.
   - Рад приветствовать, прекраснейшая! - Тут Нептун увидел дочь. - Айрин?
   - Приветствую, Грозный Владыка! Ты знаешь, что у твоей дочери проблемы?
   Нептун, узнав новости, разъярился так, что девушкам едва удалось его успокоить. Айрин рассказала, как она задумала проучить навязчивого поклонника, пояснив, что её сёстры, насколько она помнит, довольно любвеобильны. Морской владыка захохотал, что русалка расценила, как одобрение её плана. Действительно, Нептун огласил своё решение:
   - Возьму его себе. Ну, спасибо, дочь, давно так не смеялся!
   - Всегда пожалуйста.
   Разобравшись с делами, Ишара пригласила гостью пообедать. Айрин смутилась, и богиня вдруг грустно вздохнула.
   - Пожалуйста, у меня так редко бывают гости...
   За обедом девушки мило поболтали о том, о сём. Айрин обмолвилась, что хотела бы открыть школу воинского мастерства. Ишара заинтересовалась необычной мечтой девушки, и она в двух словах рассказала, что и зачем хотела бы сделать. Ишара пришла в восторг:
   - Здорово! Ты даже не представляешь, какая ты умница! Обязательно расскажи Альтосу, он поможет.
   - Я надеюсь справиться сама. Только бы Деметриос согласился помочь!
   - А почему он должен отказать?
   - Мы с ним немного поспорили, и с тех пор я его не видела.
   - Тем лучше. Он, желая помириться, что угодно сделает.
   - Ещё неизвестно. Он сказал, чтобы я не звала его на помощь.
   - Значит, тем более, захочет помочь, раз будет уверен, что ты сама промолчишь, следуя его же указаниям, которым сам уже не рад.
   - Откуда Вы знаете?
   - Мужчины! Наверняка сейчас он переживает и только и думает, как бы извиниться. Так что достаточно дать ему повод, чтобы он рванулся искупать все грехи реальные и вымышленные. Надеюсь, ты не собираешься ждать, пока он сам пойдёт на мировую.
   - Как я могу чего-либо ждать, если я сама его обидела! Мне бы только найти его...
   - Ого! - Усмехнулась Ишара, но развить мысль не успела. - А ведь вроде не к ночи его помянула! Везёт же тебе! Не знаю, когда найдёшь своего Деметриоса, а вот Непобедимый Воин уже явился по твою душу.
   - А я тут при чём?
   Ишара рассмеялась и пошла встречать воина. Альтос жадно притянул к себе возлюбленную. Когда Ишара попыталась освободиться из его объятий, он оторвался от её губ и только тогда огляделся.
   - Привет, красавица!
   - Приветствую, Непобедимый Воин!
   - Я не ослышался? Надо мной насмехаются?
   - Простите, но Вы довольно глупо меня не заметили.
   - Издевается! - Пожаловался он Ишаре. - Ну, ничего, посмотрим, что станет с её умом, когда она влюбится.
   - Я никогда не влюблюсь!
   - Ха-ха! - Заявила Ишара. - Ладно, воинственные мои, оставляю вас, вам есть о чём пообщаться. Напоминаю: у меня драки запрещены.
   Потягивая вино, Айрин рассказала свои планы. Альтос внимательно слушал, поражаясь простой, чёткой системе обучения. Айрин хотела отказаться от традиции, когда один учитель учит одного, может быть двух-трёх воинов. Помня, какого успеха добилась, обучая солдат Глена, она предложила собирать в одном месте много учеников разного уровня подготовки, чтобы старшие ученики помогали младшим усваивать необходимые знания. При этом Айрин предлагала учить не только детей свободных Домов, а вообще всех желающих, составляя содержание учёбы под каждого ученика отдельно. Таким образом, они все могут учиться фехтованию, стрельбе из лука, рукопашному бою и верховой езде, а остальное изучали бы по отдельности. Дети свободных Домов могли бы усваивать законы тактики и стратегии ведения военных действий, основы дипломатии и правила управления жизнью Дома. Остальные же могли бы попробовать себя после учёбы в роли телохранителей или солдат и офицеров, а, значит, их можно было бы учить тому, что пригодилось бы им в том деле, которое они себе выберут для себя. За несколько лет из её учеников получилось бы нечто, что Айрин захотела назвать воинами Альтоса, восстановив забытый Кодекс.
   Выслушав, Альтос поднял свой бокал:
   - За твой успех!
   - Спасибо.
   - Не благодари. Твой успех мне необходим как воздух. Я чувствую, что воины забывают о чести и доблести. Я слабею. В этом беда всех богов-покровителей - мы сильны, пока есть те, кому мы покровительствуем. Основная проблема в том, что они должны верить нам, то есть жить так, как мы хотим. Ты знаешь, хотя, нет, откуда? многие свои храмы я разрушил сам, чтобы жертвенный дым, пропитанный ненавистью и злобой, не отравлял меня. Я хотел, чтобы люди ценили мир и умели его защищать, даже придумал этот Кодекс, а мне молились лишь те, кто жаждал завоеваний, крови и власти. Научи воинов ценить мир, и я буду благодарен тебе.
   - Повелитель! - Айрин преклонила колено.
   - Встань! Дочери Нептуна не пристало склонять колени перед равными. - Он положил руки ей на плечи. - И говори мне ты!
   - Благодарю Вас... - Альтос нахмурился. - Благодарю тебе, мой повелитель. Я рада служить тебе.
   - Я что-то не поняла, - Ишара вошла в комнату, - вы собираетесь драться или целоваться.
   - Я ещё не решил. Второе приятнее, но первое уместнее. Она обзывает меня повелителем.
   - Слушай, ну не обижай ты его. Боги, знаешь ли, бывают очень ранимы.
   - Вы смеётесь?
   - Отчасти. Бедный ребёнок, совсем мы тебя запутали! Тебе явно пора домой. Отвези её, милый.
   - Видишь? А ты всё повелитель да повелитель!
   - Простите.
   - Прости! Мы же договорились. Иди в холл, я сейчас подойду.
   Вороной жеребец Альтоса уже однажды потряс воображение Айрин, а теперь ей представилась возможность оценить его по достоинству. Девушка крепко держалась за пояс всадника, вслушиваясь в перестук копыт. Подъезжая к городу, она вздохнула.
   - Что вздыхаешь? - Спросил Альтос.
   - Долго меня не было.
   - И что? По-моему, не плохо посидели.
   - Душевно посидели. Но меня, наверно, жених уже обыскался.
   Конь застыл, остановившись чуть ли не на середине шага, и если бы не Альтос, за которого она держалась, девушка вряд ли бы усидела верхом. Воин обернулся к ней.
   - А вот с этого момента, пожалуйста, подробнее.
   Айрин пришлось в очередной раз рассказывать историю своего замужества. Глаза Альтоса мрачно блеснули. Он легко перетащил девушку вперёд, посадив боком впереди себя, и пришпорил коня. Понимая, что в ярости воин страшен так же, как и Морской Владыка, она поспешила сообщить, что её жених уже принадлежит Нептуну. Подробности борьбы с нежеланным браком рассмешили Непобедимого Воина так же сильно, как морского повелителя до того.
   В городе Альтос придержал коня, и они степенным шагом доехали до жилища Глена. Воин спешился во дворе, помог девушке слезть с седла и забрал у неё корзинку с травами. Взяв девушку под руку, он с видом полновластного хозяина мира повёл её в комнату. Салли выбежала навстречу хозяйке и замерла, проглотив своё сообщение.
   - Салли, немедленно сообщи капитану Ортису, что я срочно хочу его видеть.
   - Да, миледи! А-а, лорд Артур ждёт Вас в гостиной. Он разъярён.
   - А чтоб тебя! Это мой жених, - пояснила она Альтосу, и он сразу положил руку ей на талию, шепнув:
   - Могу я хотя бы поиздеваться над ним?
   - Да сколько угодно! Поторопись, Салли. С Артуром мы уж как-нибудь справимся.
   Альтос и Айрин пошли дальше.
   В библиотеку, где собрались ещё не успевшие отдохнуть с дороги Глен, Деметриос и Гедрик, заглянула испуганная Салли:
   - Милорды, леди Айрин приехала. Я думаю, Вам лучше зайти к ней прямо сейчас.
   - А что случилось?
   - Она отправила меня за капитаном Ортисом. А у неё в кабинете сидит лорд Артур.
   - Сержант Артур, - поправил Глен. - И что? Я бы не хотел мешать их скандалу.
   - Вам лучше пойти. Дело в том, что она не одна... она, как бы... с мужчиной...
   Лорды, встревоженные такой настойчивостью Салли и неожиданным известием, выполнили просьбу верного оруженосца.
   Тем временем Альтос развлекался. Войдя в комнату, он, проигнорировав посеревшего от ревности Артура, поставил корзинку на стол, уселся в кресло, посадил Айрин к себе на колени и положил руки ей на плечи, словно собираясь поцеловать.
   - Милейший! Может быть, Вы соизволите представиться! - Артур демонстративно положил руку на рукоять меча.
   - Отстань, Артур, ты нам мешаешь. - Тут в комнату ворвался Деметриос, за ним Глен и Гедрик. Айрин бросилась к учителю. - Деметриос, ты здесь?! Ой, лорд Глен, Вы вернулись? Я не знала. Приветствую, лорд Гедрик. У леди Сабрины всё нормально?
   - Нормально было. Думаю, ещё ничего не изменилось, но можешь уточнить у неё самой.
   - Послушай, Айрин, может, всё-таки представишь нам своего друга?
   - Это лишнее, Деметриос. - Альтос встал. - Я уже ухожу. Как-нибудь увидимся, красавица моя!
   Альтос неуловимым движением привлёк к себе девушку и поцеловал в губы. Артур, зарычав, выхватив меч. Лорды потянулись к оружию, но ревнивца уже остановил меч воина. Айрин, которую он оттолкнул, не смогла сохранить равновесие и врезалась в Деметриоса. Он придержал её, и девушка с тревогой обернулась к дерущимся.
   - А..., ты только не убей его!
   - Не волнуйся, красавица моя, я помню, кому он принадлежит. Я просто хочу проводить его к выходу. Есть возражения?
   - Что ты, нет, большое спасибо!
   - Какие мелочи!
   Артур под плотным натиском противника выпал в коридор. Глен и Гедрик выскочили следом. Деметриос не сдвинулся с места. Прижимая к себе девушку, он думал только о том, как бы удержать её рядом. Айрин подняла глаза, всматриваясь в лицо воина. Вдруг она нахмурилась и нежно коснулась шрама, скрытого бородой.
   - Ты ранен?
   - Пустяки! Поцарапался слегка. Гедрик посоветовал отрастить бороду, чтобы не привлекать внимание, да от тебя ж ничего не скроется!
   - А тебе так лучше. Ты выглядишь мужественно.
   - А раньше я как выглядел?
   - Как опасный забияка. А теперь появилась какая-то сдержанность, скрытая опасность.
   - Ну, спасибо!
   - Всегда пожалуйста!
   - Вы пропустили интереснейший... оп! Прошу прощения!
   Деметриос отпустил Айрин, чтобы повернуться к другу.
   - Так что мы пропустили?
   - О! Этот воин просто размазал Артура по двору!
   - Он жив?
   - Жив, жив, я же говорю, он разделал Артура под орех!
   - Да я про Артура и спрашиваю! - Айрин рванулась к выходу.
   - Да жив он! Основательно потрёпан, но даже не ранен. Поверь мне, Деметриос, это было восхитительное фехтование!
   - Надеюсь, он потрёпан достаточно, чтобы несколько дней не появляться здесь. - Айрин подошла к столу и занялась травами.
   - Слушай, дружище, по-моему, нам намекают на открытую дверь.
   Айрин виновато посмотрела на лордов. Мужчины, посмеиваясь, ушли. Девушка бросила травы, рухнула в ближайшее кресло и уткнулась лицом в ладони. Она чувствовала, как пылают щёки и дрожат губы. Почему-то ей было стыдно, что Гедрик увидел их, когда она так близко стояла к Деметриосу. И было очень приятно вспоминать спокойное прикосновение сильных рук, готовых защитить и уберечь. Она никак не могла совладать с потоком противоречивых эмоций. В таком состоянии и застала её Салли. Она кинулась к хозяйке:
   - Леди Айрин, что с Вами?
   Русалка подняла пылающее лицо.
   - Всё в порядке, Салли, всё в порядке.
   - Капитан ждёт.
   - Хорошо. - За несколько вдохов она вернула себе равновесие души и тела и царственно приосанилась в кресле. - Пригласи и покарауль за дверью. - Салли обиженно надулась, но непреклонный взгляд воительницы ясно дал понять, что в эту тайну ей лучше не соваться.
   Капитан преклонил колено перед дочерью своего повелителя. Айрин не предложила ему встать: Ястребу предстояло узнать волю Морского Владыки. Русалка спокойно сообщила, что путешествие состоится, как и было запланировано, но в его цели намечены некоторые изменения, так как Нептун уже высказал пожелание получить дерзкого Ястреба к себе. Капитан молча склонил голову, принимая решение повелителя.
   Вечером Деметриос зашёл к Айрин. Она пыталась вышивать. Дело продвигалось медленно, но воительница упорно цеплялась за пяльцы и иголку, чтобы хоть чем-то занять себя. Деметриос с любопытством понаблюдал за её мучениями, потом отобрал вышивку и прямо спросил:
   - Хочешь, я вызову его на поединок? После он уже не сможет тебе докучать.
   - Спасибо, но это лишнее. Сразу после свадьбы я решу эту проблему.
   - Ты собираешься отравить его прямо на брачном ложе?
   Айрин улыбнулась.
   - Так в чём дело? Что тебя гнетёт?
   - Всё вместе. Я Учитель воинов, а стала посмешищем всего Королевства!
   - Это не так, можешь мне поверить.
   - Всё равно. Мне плохо здесь.
   Деметриос присел на подлокотник её кресла, взял девушку за руку и, взглянув в её глаза, прошептал:
   - Прости меня...
   - За что? Деметриос!..
   - Прости, я оставил тебя одну. Я должен был помочь тебе, а вместо этого мотался, гил знает где!
   - Нет, Деметриос, у тебя своя жизнь, у меня - своя, и ты не можешь прожить её за меня. Я занялась не своим делом, и теперь расплачиваюсь за это.
   - Через два дня приедет человек, чтобы проводить тебя к жениху.
   - Как через два дня?
   - Паж Артура прибегал сегодня тайком. Он сказал, что Артур попросил Брайна разрешить перенос свадьбы, и Брайн нашёл основания достаточно вескими для переноса.
   - Что ж, тем лучше. Мне надоело подвешенное состояние.
   За два дня Айрин успела предупредить капитана Ортиса, а вот поговорить с отцом ей не удалось, и она в отчаянии жалела о тех временах, когда магия была доступна ей.
  
   Все два дня Айрин провела в своих в покоях, и рядом с ней постоянно находились Мелина и леди Сабрина. Салли и Саффи крутились тут же. Поэтому никто из них не знал и не мог рассказать, что Артур приходил поговорить с Деметриосом. Учитель воинов встретился с бывшим учеником в одной из гостиных маленького замка герцога Энхельского. Артур был искренне рад видеть учителя, и он долго извинялся, что не смог нормально поздороваться, когда они столкнулись в покоях его невесты. Деметриос попытался вразумить молодого человека, объясняя, что Айрин страдает из-за предстоящей свадьбы.
   Артур изменился в лице. Он очень не любил, когда ему говорили, что он не прав. Ещё больше он злился, когда кто-то вставал между ним и его мечтой. Он задумался, потом тихо спросил:
   - Что она наговорила? Почему она так поступает с нами? - Непонятное глухое отчаяние звучало в его голосе. - Когда-то всё было иначе. Я помню, как она махала мне рукой, когда я впервые уходил в море с Ястребами. И как мы фехтовали с ней. Она отличная фехтовальщица. - Деметриос почти проникся горем неразделённой любви, но следующие слова молодого человека сразили его. - Нам было так хорошо с ней, тогда в лесу, в моём шалаше. Почему она не хочет вернуть те дни и ночи?
   - Что ты хочешь сказать?
   - Айрин любит меня, и те ночи, что мы провели вместе, тому доказательство.
   - Ты был с ней?
   - Ну не злись, она же не возражала.
   - Уходи.
   - Что?
   - Уходи! Иначе я закончу то, что когда-то не дал сделать Глену.
   Артур поспешно вышел, а Деметриос ещё долго оставался в гостиной, пока бушевавшие в его душе ярость и отчаяние не утихомирились до какого-то приемлемого уровня, чтобы он смог выйти к людям, ничем не выдав своего состояния.
  
   Накануне свадьбы в резиденцию герцога Энхела явился Арто. Боясь поднять глаза на невесту, он, запинаясь, пробормотал, что по поручению своего господина должен доставить её к жениху. Айрин задорно улыбнулась и обняла мальчика.
   - Здравствуй, Арто! Сколько же лет мы не виделись?
   - Три года, миледи.
   - Целых три года! Как же ты вырос! Такой привлекательный юноша стал, девушки, небось, толпами за тобой бегают?! А как нога, не беспокоит?
   - Нога в полном порядке, спасибо Вам, миледи.
   - Пустяки! Расскажи лучше, куда ты меня повезёшь?
   - В летний домик Его Величества за городом. Он любезно предоставил его Артуру.
   - Отлично. Салли, найдёшь? Тогда бегом к Марии и вези платье туда.
   - А как же Вы?
   - Саффи проводит. - Распорядилась леди Сабрина.
   Совсем немного вещей русалка взяла с собой, и Саффи не составило труда отнести их в коляску. Айрин, оставшись одна, запихнула меч под кровать. Другого места чтобы спрятать оружие она не придумала. Во дворе собрались друзья принцессы. Увидев родные лица, Айрин чуть не отказалась от своей идеи. Но тут она столкнулась глазами с Деметриосом. Тут же всплыли в памяти тяжёлые дни учёбы. "Ступив на дорогу, пройди её до конца", - почти услышала она слова учителя. Опираясь на протянутую руку, она залезла в коляску. Арто проворно запрыгнул следом. В сопровождении небольшого отряда стражников из Энхела и Вордела, которым командовал капитан Стефан, она поехала в дом жениха, и не видела, как трое, один за другим, не сговариваясь, отправились куда-то верхом.
   Свадебный кортеж чинно ехал по улицам города. Айрин лениво смотрела по сторонам, пока Арто настойчиво предлагал ей бежать, обещая задержать погоню. Принцесса с трудом убедила юношу, что сама прекрасно справится с проблемами, а потому бежать ей не нужно. Двое стражников, ехавшие рядом с коляской, разочаровано пришпорили коней.
   Глен и Деметриос, приложив некоторые усилия, проникли в летний дворец, минуя стражу и слуг. Мелина воспользовалась кошельком, благодаря чему попала в одну из комнат, соседствующих с покоями невесты не только раньше мужчин, но и раньше самой невесты. Салли привезла платье, распаковала его, и спряталась в кладовке, куда позднее проскользнули капитан Стефан и Саффи.
   Айрин вошла в спальню, показала местной служанке, куда положить её вещи, узнала у неё, где можно умыться, и отпустила девушку. Оставшись одна, она рассмотрела свадебный наряд. На табуретке у туалетного столика лежала шёлковая туника с широкими рукавами, на спинке кресла висело простое шёлковое платье без рукавов, зауженное к талии, с широкой юбкой. Под платьем оказался плащ из белой парчи. Судя по покрою, он должен был крепиться брошами к платью на плечах, являясь чем-то средним между плащом, накидкой и шлейфом. Вздохнув, принцесса сложила вещи на кресле и собралась ложиться спать.
   Вдруг странное чувство встревожило её. С одной стороны, не возникало ощущение одиночества, с другой стороны, ощущения опасности тоже не было, что сбивало с толку. Она уже собралась осмотреть покои, как по её обострённым чувствам ударило чем-то знакомым и до безобразия взволнованным. Деметриос приближался целенаправленно и настойчиво. С тех пор, как он вернулся, русалка иногда чувствовала, где он находится, как скоро придёт к ней, какое у него настроение, и хочет ли он её видеть. Сейчас приближение воина сочеталось с таким сильным желанием увидеть девушку, что она поняла: остановить его сможет разве что небольшая армия, и то не сразу. Ведьма вышла навстречу нежданному гостю и, неожиданно для себя, отвела глаза Королевскому стражнику, оставленному у дверей её покоев. Солдат проводил Деметриоса невидящим взглядом. Девушка схватила воина за руку и притащила в спальню. Прислонившись спиной к закрытой двери, она шёпотом крикнула:
   - Деметриос, что ты здесь делаешь?!
   - Я не могу отдать тебя ему! Я завтра вызову его на поединок.
   - Не смей, если ты убьёшь его, будут большие неприятности!
   - Я не боюсь неприятностей!
   - Не сомневаюсь. Уходи, возвращайся к себе, стражник ничего не заметит.
   - Почему ты отказываешься от моей помощи?
   - Я не хочу, чтобы ты пострадал. Пойми же, я всё продумала. Артур за всё ответит, но ни капли крови его не прольётся.
   - Ты что, собралась в одиночку идти против Брайна?!
   - Это Брайн пошёл против божественной воли! - Деметриос усмехнулся, и Айрин одёрнула его совершенно серьёзно: - Я не шучу. Принуждение к браку противоречит человеческим законам и не одобряется богами. А там, где появляется неодобрение богов, один шаг остаётся к их недовольству. С этими силами твой меч не совладает! А теперь, пожалуйста, уходи.
   - Нет, я не оставлю тебя.
   - Ну что мне с тобой делать?!
   Вдруг в соседней комнате раздался тихий стук закрываемой двери и чьи-то осторожные шаги. Воин и его ученица лихорадочно переглянулись, и Деметриос рыбкой нырнул под кровать. Не успела Айрин перевести дух, как в спальню вошёл новый гость, вернее, гостья.
   - Мелина, как ты сюда попала?
   - Через дверь. Это очень просто, у тебя тоже получится.
   - Что получится?
   - Пройти через дверь. Возьми мой плащ.
   - Зачем?!
   - Я надену твоё платье, закрою лицо и пойду на твою свадьбу. Когда обман раскроется, ты будешь уже далеко.
   - Не побегу я никуда! Уходи, пока тебя не заметили!
   - Если ты не убежишь, я останусь с тобой.
   - За что мне такое наказание?!
   Айрин, чуть не плача, села на кровать. Мелина села рядом. Их молчание нарушил осторожный стук в дверь. Девушки подскочили от неожиданности, отчаянно шаря по сторонам глазами. Мелина торопливо опустила бархатный полог. Стук повторился, и Айрин, выпутавшись из тяжёлой ткани, пригласила следующего гостя войти.
   - Лорд Глен? Какими судьбами?
   - Мимо проходил. А что с Вашим охранником?
   - С охранником всё в порядке, я случайно зачаровала его, он не видит ничего, что происходит возле двери. А что Вас привело ко мне?
   - Леди Айрин, я не хотел допустить этого. Я надеялся, Деметриос сможет повлиять на Брайна или хотя бы на Артура, но ничего не получилось. К тому же всё зашло слишком далеко. Вы не пойдёте к алтарю.
   - Лорд Глен...
   - Мы всё устроили. Вы замечательный воин, леди Айрин, Вы легко выберетесь отсюда. Вас спрячут, а потом помогут перебраться за границу.
   - Спасибо, лорд Глен, но это лишнее.
   - Леди Айрин, Вы не понимаете, с кем завтра свяжите свою жизнь! Я скорее убью его, чем...
   - Ничего Вы ему не сделаете! У Вас был шанс, Вы его упустили.
   - Леди Айрин, если я расскажу Вам...
   - Не надо мне ничего рассказывать, лорд Глен. Я знаю достаточно. Вы что же, забыли, кто передал Вам письмо леди Алины? Конечно, все подробности мне неизвестны, леди Алина мне ничего толком не говорила, но и того, что она смогла поведать, оказалось достаточно, чтобы сложить два и два. А теперь уходите, лорд Глен. Обещаю Вам, завтра Артура Вы увидите на земле в последний раз. Идёмте.
   Но выпустить его не удалось: Айрин учуяла приближение нового гостя и затолкала Глена обратно в спальню. Ещё не совсем поняв ситуацию, Глен на всякий случай пытался сообразить, куда здесь можно спрятаться. Когда за дверью послышались шаги, он нырнул под кровать, не заметив жену, затаившуюся под пологом, зато столкнувшись с Деметриосом. Не дожидаясь, пока лорды обменяются приветствиями, Айрин пихнула Глена, поторапливая, и поправила полог. В спальню заявился Артур.
   Айрин устало вздохнула, раздумывая, последний ли это визитёр, или следует потребовать вино и сладости в комнату на случай, если ещё кто заглянет. Русалка села на подоконник и уставилась на жениха. Артур не спеша прошёлся по комнате, хозяйским взглядом окидывая немногочисленные вещи Айрин. Принцесса молчала, ожидая, что скажет жених. И жених сдался.
   - Ты что же, совсем не удивлена?
   - Я уже ничему не удивляюсь. Что ты здесь забыл?
   - Самую красивую женщину Королевства! - Артур подошёл к девушке вплотную. - Я не понимаю тебя, Айрин. Я же знаю, что ты любишь меня.
   - С чего ты взял?
   - Ты спасла меня тогда, помнишь? И потом мы встречались не раз.
   - И что с того?
   - Почему ты сопротивляешься? Почему не даёшь воли чувствам? В тебе горит огонь, разбуди его, и ты познаешь настоящее счастье. - Он попытался обнять невесту.
   - Я не люблю тебя больше. Думаю, я никогда тебя не любила, а то, что мне казалось, давно растаяло, как тает сон в предутреннем свете. Уходи, Артур, тебе нечего здесь делать.
   - Есть. Я помогу тебе вернуть наш сон.
   Воительница вывернулась, спрыгнула на пол и привычно приняла боевую стойку. Молодой человек тихо рассмеялась и шепнул:
   - Ну, иди же ко мне.
   Он попытался схватить её, принцесса увернулась, думая лишь о том, что полог странно колышется. Под кроватью явно шла борьба, и Деметриос, наконец, победил. Выбравшись, он выхватил меч, и Артур дёрнулся от хорошо знакомого звука. Обернуться ему не дала Айрин, крепко обхватив за шею и притянув к себе, не давая себе задуматься, а получиться ли. Перед поцелуем она успела заметить, что дверь, ведущая в кладовку, открывается сама по себе. Оставив объятия Артура, воительница насмешливо сказала:
   - Ну и ну! А я то думала, что меня сегодня уже ничего не может удивить! Салли, ты понадобишься мне только утром. Приветствую Вас, капитан! Знаешь, Саффи, к выходкам Салли я уже привыкла, но от тебя такого не ожидала!
   - Простите нас, леди Айрин! - Воскликнули они нестройным хором.
   - Конечно, прощу! Вас ведь уже не переделать. Капитан, у меня к Вам просьба: отнесите, пожалуйста, моего жениха в его покои и положите там где-нибудь, что бы со стороны казалось, будто он спит.
   Деметриос озадаченно рассматривал неподвижную статую, в которую превратился его бывший ученик. Обернувшись к Глену, он обнаружил, что тот своей неподвижностью здорово смахивает на брата. Глен, вылезая из-под кровати следом за Деметриосом, заметил обитательницу этой самой кровати, и теперь взирал на супругу, как на самое загадочное явление природы. Деметриос не стал разбираться, что так заинтересовало герцога, его больше волновало состояние Ястреба. Обратившись за разъяснениями к Айрин, он добился лишь расплывчатого обещания, что с рассветом её жертва, скорее всего, придёт в себя, правда, будет страдать лёгкой потерей памяти: не сможет вспомнить, как попала в собственную спальню.
   - А почему ты не дала мне разделаться с ним?
   - Потому что завтра он будет нужен мне живым, что же тут непонятного! - Отмахнулась Айрин.
   Мелина выбралась из кровати, боясь поднять смущённый взгляд на мужа. Глен, так и не придумав, что сказать жене, просто нежно обнял её.
   - Ух, ты! Ну и сборище! - Альтос, войдя через окно, озадаченно рассматривал собравшуюся компанию.
   - А ты-то что здесь делаешь? - Простонала несчастная невеста.
   - Кое-кто попросил меня узнать, как у тебя дела. И дела ей не понравятся.
   - Мне они тоже не нравятся. Я спать хочу. Короче! Капитан, уносите Артура. Салли, ты понадобишься мне утром, захвати, пожалуйста, две серебряные брошки, те, парные, в виде раковин. - Салли хотела что-то сказать, но Саффи дёрнула её за рукав. Они ушли вместе со Стефаном. - Лорд Глен, Мелина, я безумно благодарна Вам, но, поверьте, всё уже решено, и всё будет так, как будет. Деметриос, ты же учил меня идти до конца, объясни им!
   - Я бы объяснил, если бы сам понимал! Айрин!..
   - Не надо, не говори ничего! Идите домой, пока я не поверила, что проще отступить, мне же очень страшно!
   Деметриос обнял девушку:
   - Я тебя не брошу!
   - Спасибо, Деметриос! А теперь иди. Уходите, я прошу вас!
   - Я провожу их, красавица моя. И предупрежу твоего отца обо всех изменениях. Удачи тебе!
   - Спасибо, Воин!
   Альтос требовательно посмотрел на людей. Деметриос понял, что не может сопротивляться безмолвному приказу странного воина. За ним покорно вышли Глен и Мелина. Воин, проходя мимо стражника, провёл рукой перед его лицом. Чары развеялись, но ни воинственного бога, ни его спутников он не увидел. Во дворе их нагнали капитан и сёстры. Альтос проводил всю компанию до резиденции герцога. Помня законы гостеприимства, Хозяин Энхела пригласил воина в дом. Тот вежливо отказался, развернул коня и лихим галопом скрылся в ночи.
  
   Рано утром Салли разбудила хозяйку. Айрин, вопреки обыкновению не встала сразу, как проснулась, а немного понежилась в постели, не торопясь на встречу с женихом. Да и насыщенная событиями ночь дала себя знать. Выпроводив гостей, девушка полночи писала письма, надеясь, что сможет объяснить, и её поймут. Прогнав пришедших служанок, Айрин стала собираться, подчинившись неумолимому ходу времени. Салли, мрачная и подавленная, оживилась, когда увидела, что воительница пристёгивает ножи на предплечья. Под просторную шёлковую тунику принцесса поддела серые замшевые брюки и льняную тунику без рукавов. Сверху она надела то, что Мария отказалась назвать свадебным платьем. Серебряную косу девушка выпустила вперёд, чтобы она не мешала надеть капюшон плаща, под которым спряталась бордовая косынка. Взяв у Салли янтарное колье, принцесса отдала оруженосцу два письма, попросив одно сразу отнести секретарю Глена, а другое - отдать Марии. Робкий стук в дверь дал понять, что время вышло.
   - Доброе утро, Арто! Подожди немного, последние распоряжения - и ты сможешь увести меня, куда следует. Это очень хорошо, что ты пришёл, а то я не знаю, где будет церемония! Так. Шутки в сторону. Салли, письма отнеси сразу же и, пожалуйста, не приходи на свадьбу.
   - Конечно, миледи. Как скажете.
   - Не грусти, Салли, всё будет хорошо. Идём, Арто.
   В храме собралось столько народу, что, наверно, даже живущим там богам стало тесно. Сидя в маленькой пустой комнате Айрин отрешилась от волнений толпы, сконцентрировавшись на своём амулете. Присутствие отца она почувствовала сразу, а сквозь его силу пробивалась сила ещё двух могущественных друзей. Поприветствовав их, она мысленно поклонилась всем богам, обитающим здесь. Из транса её вывел голос жреца:
   - Да будет с тобой благословение богов, дитя моё.
   Взглянув в его глаза, русалка ответила не по правилам:
   - Да будет оно и с тобой, жрец. Да будет оно со всеми людьми.
   - И пусть люди смогут принять его с благодарностью, как с благодарностью принимаю я твоё пожелание.
   - Спрашивай, жрец, я знаю, зачем ты пришёл.
   - Прости, дитя моё, но я вынужден спросить тебя, по своей ли воле ты выходишь замуж, любишь ли ты своего будущего мужа, и действительно ли ты хочешь связать с ним свою жизнь?
   - Если я скажу нет, это что-нибудь изменит? - Жрец виновато отвёл взгляд. - Прости, жрец. Я нападаю на невиновного, что не только глупо, но и невежливо. Просто сказать да я не смогу.
   - Это ты прости, дитя моё. Я бы рад ответить, как должно, да не в силах идти против воли монарха.
   - Брайн лишь человек, а ты служишь богам. Что тебе бояться человеческого гнева? Сегодня ему суждено понять, что богам лучше не перечить. Помоги ему, ладно?
   - Ты просишь помощи для того, кто так обошёлся с тобой?
   - Все мы иногда ошибаемся, - пожала плечами принцесса. - И спасибо тебе, жрец. Теперь я знаю, что всё у меня будет хорошо, раз на этой земле ещё остались честные жрецы.
   Не придумав, что ответить на такой необычный комплимент, жрец просто благословил дочь Нептуна.
   Как-то отстранённо потом Айрин поздоровалась с придворной дамой, присланной Брайном, чтобы отдать невесту будущему мужу. Так же отстранённо она подала руку Арто и вышла с ним в зал.
   В храме не было солнечного алтаря, огонь горел на каменном постаменте, над которым весел золотой знак Светлого. Церемония началась, как положено. Жрец восхвалил Светлого, дети запели гимны, и никто не услышал, как жрец обратился к своему небесному хозяину со странной молитвой:
   - Говорят, ты перестал вмешиваться в дела смертных, предоставив их своей судьбе, но взгляни, разве эта девушка заслуживает такой судьбы? Она ни о чём не просит тебя и вряд ли попросит, она просто верит, верит так искренне и бесхитростно, что даже я, старый циник, уверовал. Прошу тебя, помоги ей, не дай погибнуть её душе, ведь тогда погибнет и её вера.
   Молодые вышли в зал, жрец продолжил церемонию, как и положено. В нужный момент он поднял чашу с вином, призывая богов в свидетели брака. Артур отпил вина, следом вина глотнула Айрин. Жрец выплеснул вино в огонь, и ритуальная фраза замерла у него на губах. Костёр зашипел и погас, будто на него вылили ведро воды. Не успел жрец найти объяснения случившемуся, как новое знамение потрясло людей: сверкающий знак Светлого потускнел. И жрец заподозрил, что его необычная молитва была услышана. Стараясь скрыть радость, он провозгласил:
   - Сам Светлый послал нам знак! Этот брак не угоден ему!
   Айрин не растерялась и громко объявила:
   - Я предупреждала тебя, Ястреб, но ты не послушал меня. Принуждение к браку карается людьми и не одобряется богами. Боги уже явили своё отношение, и теперь тебе придётся держать ответ перед моим отцом за оскорбление, нанесённое его дочери и его Дому, и перед кланом, принявшем тебя, чьё доверие ты обманул.
   Капитан Ортис в сопровождении нескольких Ястребов вышел из толпы.
   - Проводите сержанта. Ладья ждёт, моя госпожа.
   - Спасибо, капитан.
   Айрин сняла колье, чтобы вернуть его Артуру, но, вдруг передумав, бросила его в погасший костёр. Ожившее пламя взметнулось вверх, а знак Светлого снова засиял. Из всех ошеломлённых лиц ведьма выделила два: воина и голубя, сидящего у этого воина на плече. Мотнув головой, она вышла из храма. Никто и не подумал её задержать, а если бы и подумал, отряд Морских Ястребов быстро бы заставил их передумать.
  
   Маленькая ладья резво летела по стремнине, подгоняемая дружными ударами вёсел. Но ни течение, ни усилия гребцов не могли бы объяснить столь быстрого движения ладьи. Капитан Ортис посмотрел на Айрин, неподвижно застывшую на носу. Русалка обернулась и подмигнула ему. Шокированный этим жестом, капитан благоразумно воздержался от вопросов.
   Тем временем в кабинете герцога Энхельского собралась унылая компания. Деметриос первым высказал то, что волновало всех:
   - Она же говорила, что решит эту проблему, а мы не верили.
   - Ведьма, - согласился Гедрик.
   - Она говорила про силы, которые заинтересованы в их свадьбе, - припомнил Глен.
   - Силы - не силы! - Вспылил Деметриос. - Не нравилось ей в столице, вот и сбежала при первом удобном случае!
   В дверь протиснулся секретарь Глена. Прочитав письмо, герцог вздохнул:
   - Хотел я возразить тебе, да не получится. Она просит отпустить её, как мы и договаривались, поэтому, к сожалению, у меня нет оснований отказать ей. Хотя очень хочется.
   В кабинет ворвался Валентин.
   - Что за ситуёвина?! Брайн велел перекрыть все дороги и закрыть порты. Приказано доставить в столицу леди Айрин, Учительницу воинов.
   - А Вы ещё не знаете о сорванной свадьбе?
   - Знаю, потому и говорю! Мы упустили их в порту, но рассчитывали перекрыть реку ниже города. Ха! Пока мои солдаты как бы готовили засаду, они промчались мимо как боевая колесница в атаке! Ладья не может плыть так быстро, к счастью...
   - Теперь её не остановить, - вздохнул Деметриос.
   - О чём загрустил? Она вырвалась на свободу, радоваться надо. - Сама Сабрина радостной не выглядела.
   Тут в кабинет вошла заплаканная Салли. В одной руке она держала меч, в другой - лист бумаги.
   - А у тебя какие новости? - Обречёно спросил Деметриос.
   - Леди Айрин утром велела передать это письмо госпоже Марии. Госпожа Мария не понимает, как это понимать, она просит разрешения зайти вечером к леди Сабрине, обсудить дела.
   Деметриос бегло прочитал письмо.
   - Гил! Она сообщает о выходе из дела, предлагает разделить долю поровну между Марией и леди Сабриной. И Вас, леди Сабрина, просит использовать её деньги, вещи и драгоценности по своему усмотрению и позаботиться о Салли. И ещё просит передать Салли, что освобождает её от клятвы. А это у тебя откуда? - Деметриос указал не меч.
   - Нашла под кроватью.
   - Ясно. - Подвёл итог Деметриос. - Надоели мы все ей.
   - Неправда!
   - Правда, Салли, к сожалению, правда. Нельзя бесконечно принуждать человека к тому, чего он делать не хочет. Вот и обратилась она за помощью к тому, с кем нам не равняться даже. Как бы то ни было, она сейчас там, где действительно хочет быть. И это главное. - Он отдал ей письмо и медленно вышел из комнаты.
  
   На быстрой ладье Айрин наслаждалась вновь обретённым покоем. Сбросив свадебный наряд, она подставила лицо встречному ветру, всей кожей впитывая речные запахи и звуки. Ближе к вечеру белый голубь, упав с безоблачного неба, сел на корму. Судя по равнодушию матросов, его никто не увидел. Айрин кивнула головой в немом приветствии. Голубь исчез, а на его месте оказалась вечно прекрасная богиня.
   - Устроила ты переполох!
   - А при чём тут я?
   - А при том, что давно уже никому не удавалось побудить Светлого к вмешательству.
   - Светлого?
   - А ты думаешь, огонь сам по себе принял жертву?
   - Я думала, что это вы.
   - Играть с символом Светлого?! Мы ещё не настолько безумны! Как ты?
   - Спасибо, всё хорошо.
   - В столицу, как я понимаю, ты не вернёшься. Чем думаешь заняться?
   - Вернуть себе форму, изнежилась я городе. Потом подумаю насчёт школы.
   - Вот упрямая! Береги себя. - Голубь белой искрой взмыл в небо.
   На следующий день двухмачтовый бриг принял на борт капитана, его людей и русалку. Айрин, всё это время не сомкнувшая глаз, поднялась на капитанский мостик. Корабль помчался вперёд, обгоняя ветер. Как только курс выверили, она села на палубу, прислонившись к ограждению мостика. Её амулет нагрелся, сообщая о присутствии отца. Вслушиваясь в шум моря, русалка задремала, зная, что воля Нептуна доставит корабль куда нужно и без её помощи. Воительница проспала остаток дня и всю ночь. Рано утром она проснулась и разбудила капитана. Ортис понял всё без объяснений.
   Ястребы построились на палубе. Капитан подозвал Артура и сказал ему:
   - Было время, ты был чужим нам. Потом мы лучше узнали тебя, нам пришёлся по нраву твой характер, твоя настойчивость, твоё бесстрашие. Твои песни радовали нас, твой меч всегда был уместен в битвах. Ты стал одним из нас, стал Морским Ястребом, любимцем Нептуна. Став Ястребом, ты должен был жить по законам Ястребов, а нет у нас закона строже, чем закон верности клану. Тот, кто нарушает этот закон, отвечает перед всем кланом. Я должен бы доставить тебя на совет капитанов, но ты пошёл не только против нас, ты пошёл против богов, а потому будешь держать ответ перед нашим покровителем.
   При этих словах рядом с кораблём взметнулась волна и застыла на уровне палубы. На гребне волны сидели двое странных юношей. Их стройные тела покрывали чешуйчатые кольчуги, в руках они держали гарпуны, а ноги их были похожи на длинные раздвоенные рыбьи хвосты. Ястребы, как один, благоговейно вздохнули. Капитан приветствовал их глубоким поклонам, они же обратились к Айрин на мелодичном языке морского народа:
   - Приветствуем тебя, могущественная.
   - Приветствую, защитники морских глубин. Пусть стихия будет благосклонна к вам, и вы увидите, как повзрослеют ваши дети.
   Капитан Ортис, дождавшись кивка Айрин, продолжил:
   - Есть деяния, которые боги не одобряют. Дабы неодобрение нашего покровителя не коснулось нас, я согласился отдать тебя ему. Пусть он судит того, кто когда-то носил гордое имя Ястреба. От имени совета капитанов я изгоняю тебя из клана за нарушение закона о верности клану! Своими честолюбивыми желаниями ты мог навредить нам всем. Да будет так!
   Двое Ястребов схватили Артура. Он вырвался, отбросив воинов, пытавшихся удержать его. Айрин взглянула ему в глаза, и он замер. Один Ястреб отдал короткий меч Артура капитану. Капитан кивнул, и Ястребы передали безвольного Артура водяным, которые, махнув на прощание Айрин, скрылись под водой вместе с жертвой.
   Капитан подошёл к Айрин и протянул ей меч.
   - Спасибо, капитан, но мне он не к чему. - Арто! - Позвала она спрятавшегося мальчика. Он вышел, испуганно косясь, то на неё, то на волны, бегущие за кормой. Русалка вручила ему меч. - Носи с честью, Ястреб.
   Мальчик взирал на неё округлившимися от страха глазами, пытаясь что-то сказать, но от нахлынувшего счастья едва мог дышать, не то что говорить.
   Заметив, что принцесса бледна от усталости, Капитан подал ей руку:
   - Госпожа, моя каюта в Вашем распоряжении, там Вы сможете отдохнуть. Только скажите сначала, куда мы теперь идём.
   Дав необходимые указания, русалка уединилась в каюте. Она знала, что воля отца по-прежнему направляет корабль к цели, а, значит, ей можно отдохнуть. Почувствовав приближение желанной земли, русалка покинула корабль, чтобы никто не смог понять, где её искать. Взяв сумку с платьем, девушка грациозно перебросила себя за борт. Вскоре её голова замелькала среди волн, и к ней приплыли дельфины. В такой весёлой компании русалка поплыла к берегу, оставив позади корабль и его потрясённую команду.
   Возвращение в Лиарин не было для Ястребов мирным. В устье Вахти их встретили Королевские стражники и передали капитану приказ отправляться в столицу, куда и проводили ладью, в этот раз двигающуюся с положенной скоростью. В порту их встретил один из королевских герольдов и лично сопроводил капитана Ортиса во дворец.
   Брайн очень хотел узнать, что произошло на свадьбе, как Ястребам удалось так быстро скрыться, и где, в конце концов, леди Айрин и сержант Артур? Капитан долго молчал, прежде чем согласился рассказать ту правду, которую мог. Брайн скептически слушал рассказ о вмешательстве божественных сил, благодаря которым ладья так быстро вышла в море, и о том, что Айрин покинула корабль, чтобы вплавь добираться до берега. В отличие от Брайна, его советник поверил капитану:
   - Как ни странно, государь, он сказал правду. Вопрос в том, всю ли правду он сказал.
   - Не всю. Но то, что я не сказал, принадлежит не мне.
   Маг удовлетворённо кивнул. Брайн язвительно спросил:
   - Итак, Вы сознались, что выбросили беззащитную девушку посреди моря?!
   - Она вовсе не беззащитная девушка. Думаю, она добралась до берега задолго до того, как Ваши солдаты заявились к нам на борт.
   - У Вас есть основания считать, что с леди Айрин всё в порядке?
   - Да, Ваше Величество. Не спрашивайте меня почему, эта та часть правды, которую я не имею права разглашать.
   - А что с лордом Артуром тоже не можете разглашать?
   - Он преступил наш закон и ответил за свои деяния.
   Вздохнув, Брайн отпустил Ястреба. Он никогда не был их абсолютным повелителем. Получив их верную службу, он был вынужден считаться с их обычаями и тайнами.
  
   Глен узнал от бывшего коллеги новости и передал их Деметриосу. Герцог почему-то был уверен, что воина они сильно заинтересуют. Но воин на удивление спокойно выслушал новости, задумчиво кивнул, как будто соглашаясь с какими-то своими мыслями, и углубился в прерванное чтение. Мельком заглянув в книгу, Глен увидел стихотворные строчки. Озадаченный он ушёл. Встретив Мелину, он сразу поделился с ней увиденным. Мелина тоже с трудом представляла себе прославленного воина с поэтическим сборником в руках, но отнеслась к его увлечению спокойней, мол, чего в жизни не бывает, и позабавила этой байкой маму. Сабрина, заинтересовавшись, что за стихи могут привлечь Учителя воинов, зашла в библиотеку, когда Деметриос уже собрался уходить. Запомнив книгу, которую воин поставил на место, она изобразила вдумчивый поиск на книжных полках. Оставшись одна, она взяла интригующую книгу. Освальд, популярный поэт современной молодёжи. Стихи о несчастной любви и разбитых сердцах. Зная пренебрежительное отношение воина к любовной поэзии, Сабрина поделилась тревогой с мужем. Гедрик нахмурился.
   - Последний раз я видел его со стихами лет десять назад, когда умер мой отец. Они были очень дружны, и Деметриос сильно переживал. Он тогда перечитал всего Гауса от героических од до "Эгоизма смерти".
   - Он читал Освальда.
   Гедрик недоверчиво уставился на жену. Поняв, что он не ослышался, он сказал глухо:
   - Я поищу его.
   Скоро он вернулся в комнату.
   - Я не нашёл его. В комнате его нет, в библиотеке тоже, а во дворе только Салли гоняет Грома.
   - Салли во дворе? Загляни-ка в комнату Айрин.
   Деметриос действительно нашёлся в покоях Айрин. Он лежал на её кровати, уткнувшись лицом в подушку. Пальцы его левой руки бездумно поглаживали рукоять её меча. Гедрик остановился в дверях, прислонившись к косяку.
   - Думаю, если бы на месте этой холодной железки лежала тёплая девушка, тебе было бы приятнее. - Деметриос встрепенулся. - И не сверкай на меня глазами. Чем просто страдать, давно бы разыскал её.
   - Да что ты понимаешь?!
   - Немало. По крайней мере, я вижу, что непобедимый Деметриос сдался без боя!
   - Без боя?! А с кем, скажи на милость, я должен воевать?!
   - Хотя бы с тоской, что сглодала твою душу...
   - Тоска... я никогда не знал, что это такое, может, потому и не знаю, как с ней бороться.
   - Разыщи ту, что вызвала её.
   - Разыщи! А дальше что? Приветствую, Я Деметриос, Учитель воинов раньше, а теперь просто старый дурак, который сам не понимает, чего хочет от жизни. Не пропустить ли нам вместе по стаканчику вина? Пошло!
   - Это ты так думаешь, у неё же может оказаться совсем другое мнение.
   - Может, естественно. Что мудрый Учитель воинов хочет вернуть нашему дорогому королю его любимую игрушку, потому как зарекомендовал себя, как вернопреданый Его Величеству наёмник!
   - Вернопреданный! Хорошо сказано, особенно если учесть, что верность королю всегда стояла для тебя на последнем месте, после друзей и... Деметриос, верный лишь себе, друзьям и королю! Где же твоя верность себе?
   - Что ты пристал ко мне?! - Деметриос вскочил с кровати и чуть не бросился на друга с кулаками. - Чего ты хочешь от меня?!
   - Чтобы ты вернул этот меч его хозяйке. И если ты немедленно не отправишься в путь, я навсегда откажу тебе от Дома. Свобода в моих землях будет ограничена для тебя Королевским трактом.
   - Ты не сделаешь это!
   - Сделаю, дружище, ещё как сделаю. Ну, так как, будешь тосковать, или мне седлать тебе коня?
   Деметриос гневно сверлил взглядом друга, но тот отвечал лёгкой усмешкой. Воин не выдержал и первым отвёл взгляд. Пристегнув свой меч, он схватил меч Айрин, и так стремительно рванулся к выходу, что Гедрик едва успел посторониться. Но седлать коня Деметриос не стал. Он пешком дошёл до гостиницы, где жили Ястребы. Капитану не очень хотелось встречаться с кем бы то ни было, но Учитель воинов ничем не заслужил грубости, да и не имел никакого отношения к событиям, выбившим капитана из колеи. Поэтому Ортис пригласил Деметриоса в комнату, но после первой же реплики гостя пожалел о своём гостеприимстве.
   - Где Айрин? - Спросил воин.
   - Думаю там, где она хочет быть.
   - Я это и без Вас знаю. Я хочу знать конкретное место, отмеченное на карте, чтобы я смог найти его в реальности.
   - Я не знаю этого места.
   Учитель воинов хорошо разбирался в людях, он чувствовал, что капитан не врёт.
   - Вы сказали Брайну, что Айрин покинула корабль где-то в море. Она вернулась Домой?
   - Откуда мне знать?
   - Хорошо, я спрошу иначе. Как Вы думаете, она действительно планировала добраться до берега или собиралась вернуться Домой?
   - Что Вам до моих мыслей?
   - Понимаете, капитан, она забыла кое-что в своей комнате, когда уезжала на свадьбу. Если она вернулась Домой, мне не о чем беспокоится, если же нет, я бы хотел отдать его. - Тут Деметриос достал из-под плаща меч Айрин. Капитан молчал. Тогда Деметриос вытащил бережно убранное в маленький футляр письмо. - Прочтите.
   Капитан прочитал письмо, вернул его воину, и тихо сказал:
   - Думаю, она благополучно добралась до берега, но где, я не смогу Вам сказать. Согласно её указаниям мы два дня шли на запад и уже потом прокладывали курс к столице.
   - Так в чём проблема? Что мешает вычислить двухдневный курс от того места?
   - Встречный ветер.
   - М-да... и сказать нечего.
   - Вы не хотите узнать, что стало с Артуром, ведь, как я слышал, он тоже Ваш ученик?
   - Он был моим любимым учеником, но то, как он поступил с Айрин, показывает, что я сильно ошибался в нём. Неважно. Спасибо за помощь, капитан Ортис, не смею больше отвлекать.
   - Разве я помог Вам?
   - Конечно. Теперь я точно знаю, что её можно разыскать.
   - Мир велик.
   - Ну и пусть!
   - Посмотрите сюда. - Капитан разложил на столе карты. Кинжалом он указал на часть береговой линии Лиаринии. - За точность не ручаюсь, с навигацией у нас были большие проблемы. Но всё же это немного меньше мира.
   - Вы даже не представляете, насколько меньше! Если я когда-нибудь смогу отблагодарить Вас!..
   - Не сможете. Мне не нужна Ваша благодарность, для меня важно, чтобы моя госпожа была счастлива. Если Вы причините ей вред, я убью себя, чтобы искупить предательство. Но сначала я убью Вас.
   - Я желаю Вам долгой жизни, капитан.
   Гедрик встретил друга недоуменным вопросом:
   - Ты ещё здесь?
   - А ты когда-нибудь видел, чтобы я отправлялся в путь несобранным?
   - Но я не припомню случая, чтобы ты собирался так долго.
   Салли принесла небольшую сумку.
   - Я всё собрала, милорд.
   - Спасибо, Салли. Вот я и готов.
   - Лорд Деметриос, пожалуйста, возьмите меня с собой!
   - Извини, Салли, нет. - Девушка выскочила за дверь, с трудом сдерживая слёзы. - Пожелай мне удачи, дружище.
   - Удачи. Слушай, ты хоть напиши нам, как новости появятся, а то мы ведь с ума сойдём от волнения.
   - Не успеете, ум у вас широкий, идти долго придётся, а я рассчитываю найти её раньше.
   У Деметриоса были основания для такой надежды. Он уехал не в неизвестность, а к вполне конкретной заброшенной хижине, одиноко стоящей на берегу, указанном капитаном Ястребов.
  

10.

  
   Недалеко от этой самой хижины Айрин сидела на огромном валуне. Забытая палица валялась рядом. Волна прибоя смывала с песчаного пляжа следы, оставшиеся после тренировки. Слой песка разгладился, а девушка всё сидела, уставившись на пляж неподвижным взглядом. Ей вдруг показалось, что сейчас на пляж выбежит длинноногая девчонка и с разбега нырнёт в море. А потом она растянется на песке, ожидая, пока солнце и ветер высушат тунику. Разумеется, так долго отдыхать ей не дадут, и скоро на пляж выйдет хитрый учитель и попробует застать ученицу врасплох. Но девчонка не прибегала, и воин не приходил разыскивать её. И сидела она в одиночестве, не в силах пошевелиться. С трудом согнав оцепенение, Айрин подобрала палицу и заставила себя бежать к хижине.
   Вчерашние лепёшки и варёная рыба аппетита не пробудили, и Айрин легла спать без ужина. Свернувшись клубком под одеялом, она начала понимать, что такое "холодно".
   Деметриос свернул с тракта, оставив густонаселённые места позади. Целый день, а то и два, бывало, не попадались селения на пути, да и туда воин не торопился заглядывать без особой необходимости, чтобы никто не приставал с расспросами и не требовал новостей, мешая быть наедине со своими мыслями. Так он и ехал, мучаясь сомнениями, а вдруг он ошибся. Гоня от себя мрачные мысли, он вспоминал, как Айрин любила ловить его, когда он хотел подловить её. Вспоминал её озорную улыбку и огромные глаза. Потом он вспомнил, как расчёсывал её волосы, мягким шёлком струящиеся по спине и плечам, и как она спала в его объятиях, доверчиво положив голову ему на грудь. Погружённый в грёзы, он не заметил появления на дороге всадника. Самого всадника он тоже не заметил, и проехал бы мимо, да его насмешливо окликнули:
   - Если непобедимый Деметриос таков, что же собой представляют те, кого он победил?!
   Вздрогнув, воин потянулся за мечом, но остановился, понимая, что был хорошей жертвой для любого, кто захотел бы пустить ему кровь. Присмотревшись к всаднику, он узнал его.
   - Приветствую тебя, воин. Прости, я так и не узнал твоего имени. И, позволь заметить, я никогда не считал себя непобедимым.
   - Знаю. Это я вредничаю, сам ведь как-то не заметил Айрин. Со всяким, как говорится, бывает. Переживаешь?
   - Да.
   - И правильно. Ей плохо, Деметриос. Я ничем не смогу ей помочь.
   - Что с ней?
   - Ей плохо. Грустно, холодно и очень-очень одиноко. Если ты и вправду хочешь ей помочь, не оставляй её одну. Она должна знать, что нужна кому-то.
   - Она нужна всем нам!
   - Вот именно всем! Но она-то всего одна! Ох, не должен я этого говорить, но ради неё... Как ты думаешь, какого ей было оказаться среди тех, кто лучше неё знает, как ей нужно жить от Салли до Брайна?
   - Мы хотели помочь!
   - Беда в том, что и Брайн ей зла не хотел. Только помогали вы не ей, а себе, иначе бы услышали то, что когда-то ей пришлось вколотить в одного пылкого совёнка. Не знаю, услышал ты меня, или нет, всё равно ты для меня - последняя возможность вернуть Айрин к жизни. - Воин вытащил из-за пазухи маленький кошелёк. - Возьми. Откроешь, если понадобиться. Прощай, Деметриос.
   Странный воин развернул вороного и умчался в облаке пыли. Деметриос продолжил свой путь, и ему было не до грёз. Теперь он понял, с кем должен бороться: вовсе не со своей тоской, а чужим одиночеством, что грозило уничтожить его мечту.
   Жарким полднем Деметриос подъехал к хижине. Айрин дремала, растянувшись на солнышке. Распущенные волосы серебряным облаком окутывали спину девушки. Ветер трепал шёлковую тунику, но как будто избегал даже дуть в сторону другой туники и брюк, разложенных на камнях для просушки. Белые кожаные туфли, давно ставшие грязно-серыми, не утратили своей элегантности и на ногах смотрелись изящно и женственно. Отметив этот привлекательный факт, Деметриос неодобрительно покачал головой: для хождения по камням прочные сапоги подходили больше, чем бальные туфельки. Спрыгнув с коня, он медленно подошёл к девушке, ожидая подвоха. Но она крепко спала и, похоже, ничего не почуяла. Нахмурившись, воин решил осмотреть дом.
   В хижине висела атмосфера уныния и безнадёжности. Холодный очаг, скомканные одеяла на лежанке, деревянный меч, палица и лук со стрелами, в беспорядке валяющиеся на полу, чёрствые лепёшки, лежащие на столе. Деметриос заглянул в продуктовую кладовую. Короб с мукой был открыт, одного горшка с маслом не хватало. Правда, ни одна бутылка вина не пропала, что порадовало Учителя воинов.
   Воин разжёг очаг и быстро наладил густую похлёбку. Оставив котелок на углях, он спустился к морю. Почистив коня, он умылся и переоделся. Вернувшись в хижину, он первым делом выяснил, не проснулась ли Айрин. Девушка по-прежнему спала, спала так, словно боялась, что сейчас её разбудят, и снова заснуть она больше никогда не сможет. Деметриос тихо прошёл мимо. Немного времени понадобилось ему, чтобы достать миски и ложки, помыть овощи и снять котелок с варевом с углей. Накрыв стол, он разбудил Айрин. Легко потрепав её по плечу, он шепнул:
   - Просыпайся, обед стынет. - Девушка вскочила. - Ну-ну, не так резко, голова закружится. Вообще, ты догадалась, конечно, на самом солнцепёке спать! Чему только Лейла тебя учила?!
   - Раны лечить.
   - О, да, это ты умеешь, к моему счастью! Но ты ведь и ещё кое-что умеешь. - Деметриос дал ей меч. - Держи, и больше не забывай. Пойдём обедать. Я голоден, как стая волков.
   За обедом Деметриос пристально рассматривал Айрин. Заострившиеся скулы, синяки под глазами, тусклый взгляд рассказали воину, как плохо его ученице. И тут он обнаружил, что думает о ней не как о своей ученице, а как красивой девушке, которую беды почти сломили. И что ему очень хочется вернуть её красоту и жизнерадостность, но ему совершенно непонятно, как это сделать. За время обеда Айрин не проронила ни слова.
   До вечера Деметриос изводил её тренировками, не давая впадать в оцепенение. Вечером он долго сидел у хижины, думая, как вытащить девушку из бездны того отчаяния, в которое она окунулась. Зайдя в хижину, он сразу заметил, что Айрин спит беспокойно. Она свернулась клубком под одеялом, плечи вздрагивали то ли от холода, то ли от страха. Деметриос лег рядом, привлекая девушку к себе. Она скоро расслабилась, перестала дрожать и, кажется, успокоилась.
   Утром учитель разбудил воительницу ещё до рассвета:
   - Просыпайся, мы уезжаем.
   - ­Куда? - Напряглась девушка.
   - Скоро увидишь, здесь недалеко.
   Конь Деметриоса неторопливо шёл по заросшей тропинке, осторожно переставляя ноги. Шум моря уже не доносился. Щебет птиц заполнил окружающий мир, небо быстро посветлело, солнечный свет озарил лес. Ведьма чуть оживилась, озираясь по сторонам.
   - Нравится? - Спросил Деметриос.
   - Очень!
   - О чём думаешь?
   - Эти места идеально подошли бы для школы.
   - Какой школы?
   - Если честно, я хочу открыть школу воинского мастерства...
   - Ого! Хорошая идея! - Деметриос свернул с тропы к ближайшей поляне. - Об этом стоит поговорить подробнее, что мы за завтраком и сделаем.
   Спрыгнув с коня, он снял девушку, она ехала боком впереди него. Разговор хорошо пошёл под орехи, яблоки и вчерашние лепёшки. Айрин увлечённо рассказала свою идею. Деметриос внимательно слушал её, сначала просто, чтобы не спугнуть неожиданную откровенность, постепенно заинтересовавшись.
   - Идея хороша, - заявил он, когда они поехали дальше. - Только необходимо продумать некоторые практические вопросы, например, где вы жить будете, что есть. И о форме оплаты твоего труда тоже надо заранее подумать. Как только все подобные вопросы будут улажены, можно будет открывать школу.
   - Можно. Если ученики найдутся.
   - Найдутся, куда они денутся.
   Их путь закончился у старой крепости.
   - Это моя. Когда король Мирак пожаловал мне Дом, он подарил мне эти земли вместе с крепостью и окрестными поселениями.
   Хозяина и его спутницу у ворот встретил управляющий, а в главном зале их ждали двое слуг и горничная, она же кухарка и прачка. Управляющий многословно извинялся, торопливо объясняя, что они не ждали их приезда, поэтому комнаты не готовы и праздничный обед не приготовлен. Когда Деметриосу надоело слушать его стоны, он приказал ему заняться комнатами, пояснив потом Айрин, что эти многословные стенания выслушивает каждый раз, как приезжает сюда.
   В крепости царило какое-то тёплое запустение. Заросший сад, стены, увитые плющом, старая, но добротная мебель, запылённые коридоры и комнаты, уже много лет ожидающие гостей. Вся крепость, при всей своей запущенности, выглядела удивительно уютно, настойчиво приглашая людей жить в его стенах, и радуясь приезду жильцов. Чувствуя настроение дома, Айрин словно ожила. Она то подолгу бродила по безлюдным коридорам, то помогала горничной по хозяйству. Деметриос, наблюдая за ней, радовался, что девушка больше не цепенеет, застывая на месте, а, как и раньше, с удовольствием занимается разными делами, которых неожиданно нашлось огромное количество от чистки оружия до сбора трав и от приготовления снадобий до стирки.
   Деметриосу нравилось наблюдать за ней, за её стремительными перемещениями по крепости, но всё больше он замечал за собой, что его радует вовсе не оживление девушки, а сама возможность смотреть на неё, быть рядом. Его даже не раздражала необходимость иногда повторять свои слова по несколько раз, если Айрин не понимала его с первого раза. А девушке становилось всё труднее и труднее понимать воина, потому что, слушая его, она не столько вникала в смысл его слов, сколько наслаждалась звучанием его голоса. Она неожиданно для себя обнаружила, что ей очень нравится его голос, и слушать его - огромное удовольствие. Не меньшее удовольствие ей доставляло делать какие-нибудь дела, когда Деметриос наблюдал за ней. Так и наблюдали они друг за другом и очень смущались, если вдруг сталкивались взглядами.
   А как-то Деметриос поймал её в коридоре и озадачил вопросом:
   - Ты насчёт школы всё ещё думаешь?
   - А что?
   - А то, что хватит уже думать. Напиши всё подробно, а потом я поправлю, если захочешь.
   - Захочу.
   Айрин тут же принялась за работу. Несколько дней она не выпускала из рук перо, и, в результате, несколько листов исписанных её мелким ровным почерком сложились в Устав жизни клана Альтоса, школы воинского мастерства. Она уже собралась показать результаты своего творчества Деметриосу, но вдруг стушевалась. Перечитав то, что у неё получилось, она увидела разные недоработки, но так и не смогла придумать, как их исправить. И тут она вспомнила, что ей знаком крупный специалист в области воинского дела.
   Прежде чем идти на встречу с Альтосом, она зашла в маленькую кладовку, где хранились тряпки, швабры и прочие причиндалы для наведения чистоты и порядка в доме. Там жила пушистая кошка, недавно окотившаяся. Шесть маленьких, но уже шустрых котят регулярно выбирались из корзинки, и ведьме периодически приходилось их разыскивать. В этот раз проблем с котятами не возникло, все они тихо посапывали, привалившись к маме-кошке. Айрин в долгих поисках маленьких путешественников хорошо успела их изучить, поэтому она не сомневалась в том, какого котёнка выбрать в подарок. Котята проснулись, едва Айрин присела у корзины. Кошка осторожно встала, в полутьме кладовки блеснули её глаза. Девушка погладила её, прося прощения за то, что собирается забрать её детёныша. Заодно она погладила остальных котят, разомлевших от такого внимания. Потом она взяла рыжего котёнка с белыми пятнами на спине и огромными зелёными глазами на любопытной мордочке. Оказавшись в новой корзинке, он тщательно обнюхал её, попробовал на зуб и свернулся калачиком, только уши торчали из рыжего клубка, да глаза поблёскивали настороженно и заинтересованно. Горничная, которая присматривала за кошкой, вздохнула, но не возразила, котят всё равно надо было куда-то пристраивать, чтобы их не возникло однажды больше, чем людей в крепости.
   Айрин пришла на высокий холм, с которого открывался прекрасный вид на крепость и её окрестности. Задумавшись, она вспомнила, что не договаривалась, как звать Непобедимого Воина. Рассудив, что, по идее, он должен услышать её, раз, в некотором смысле, покровительствует ей, принцесса глубоко вздохнула, входя в транс, и тихонько позвала:
   - Альтос!
   Почему-то у неё возникло ощущение, что её зов услышан. Ничего другого ей не оставалось, как ждать подтверждения своей догадки. Она села на ствол поваленного дерева, поставила рядом корзинку, открыла кожаную папку и принялась перелистывать своё творение. За этим занятием её и застал Альтос.
   - Звала, красавица моя?
   - Приветствую, Непобедимый. Дело у меня к тебе.
   - И что за дело?
   - Посмотри, пожалуйста. Хотелось бы услышать твоё веское слово.
   Альтос внимательно прочитал Устав.
   - Есть несколько замечаний.
   - В папке лежит карандаш.
   - Что, прям так и править?
   - А что?
   Воин внёс исправления.
   - Знаешь, мне нравится. И по содержанию всё хорошо продумано, и организация, хотя и совершенно ни на что непохожа, вроде должна подойти. А моё имя клану ты дала, чтобы подлизаться?
   - Вот ещё! Я просто взяла твой Кодекс за основу, так проще всего.
   - Мой Кодекс проще всего?!
   - Там всё очень подробно прописано, ничего придумывать не надо.
   - Ещё немного, и я начну тебя бояться! У тебя такой оригинальный взгляд на мир, что предсказать, что ты выкинешь в следующий момент, бывает трудно.
   В этот момент задремавший котёнок проснулся и громким мявом заявил о себе. Альтос подпрыгнул от неожиданности и уставился на корзинку, откуда показалась рыжая мордочка.
   - Что это?!
   - Котёнок. Я хотела попросить тебя передать его Ишаре. Он, как мне кажется, приживётся в её доме.
   Альтос присел и с умильной улыбкой, совсем не сочетающейся с его грозным обликом, погладил котёнка. И вдруг совсем по-детски спросил:
   - А мне?
   - Тебе нужен котёнок?! А ещё меня назвал непредсказуемой! Пошли уж, выберешь себе подарок, там ещё пять оглоедов осталось.
   - Ага! Нашла мальчика пешком ходить!
   Из леса вышел вороной Альтоса, и снова пришлось Айрин прокатиться за спиной Непобедимого Воина. Едва воин наклонился к корзинке с котятами, оттуда выпрыгнула разъярённая кошка и, выгнув спину дугой, грозно зашипела. А из кучи котят появился маленький чёрный бандит и, потешно выгнув спинку, попытался зарычать. Альтос совсем не ожидал такого приёма, но шустрый котёнок ему приглянулся. Игнорируя маленькие коготки, которые выпускал котёнок, он погладил его и сказал:
   - Что, грозный, пойдёшь со мной? - Котёнок попытался оцарапать воина, но рука постоянно ускользала из его лап. Маленькому бандиту понравилась игра. В конце концов, ему удалось зацепиться за рукав и забраться на плечо воина.
   - Ты ему понравился. Теперь скажи спасибо его маме и погладь её.
   - Да ты что! Она же мне в глотку вцепится!
   - А вот и нет. Просто ты не поздоровался с ней, а кому такое отношение понравится? Пришёл посторонний, ни слова ей не сказал, а сразу к детям руки тянешь! Она умная, понимает, что тебе перечить нельзя, но с природой тоже не поспоришь, она должна защищать детёнышей.
   - Прости! - Альтос осторожно погладил кошку, внимательно следя за её когтями. - Я не хотел тебя обидеть, просто у тебя такие милые детёныши. Можно я возьму этого шустрого? Честное слово, я не обижу его!
   Кошка прислушалась к голосу воина. Шипение прекратилось, она грациозно потянулась и потёрлась лбом о его ладонь, не сделав попытки укусить или поцарапать. Потом она вернулась в корзину к оставшимся котятам, и воин облегчённо перевёл дыхание.
   Во дворе Альтос простился с воительницей. Прежде чем сесть в седло, он попытался обнять её, но Айрин знала эту его уловку и вовремя увернулась.
   - Эй, нехорошо традиции нарушать!
   - Традиции? А как же наша встреча накануне моей свадьбы?
   - Ты же была чужой невестой!
   Ему всё-таки удалось схватить её и поцеловать. Уже выехав за ворота, он довольно улыбнулся. Он увидел то, что не заметила Айрин: на галерее, опоясывающей двор, стоял Деметриос. И ещё он видел, как поспешно воин отступил от края галереи.
   Как только беспокойный бог уехал, Айрин смогла разобраться, что творится в крепости. И первое, что она учуяла, это состояние Деметриоса. Его боль резанула по сердцу, и, забыв обо всём, Айрин бросилась к нему. Она быстро разыскала воина на галерее, где он сидел, привалившись спиной к ограждению.
   - Что с тобой? - Ведьма упала на колени рядом с ним.
   - Ничего.
   - Не правда! Я же чувствую, тебе плохо!
   - Ерунда, что-то сердце кольнуло, - ответил воин, подимаясь на ногию
   Вот только сказать такое Айрин, значило пробудить в ней опытную целительницу, о чём воин не подумал.
   - Сердце вовсе не ерунда! Отдохни немножко, дыши глубоко и медленно. Ага, вот так. - Деметриос вовсе не собирался подчиняться требованиям целительницы, но возразить ей, особенно когда она стояла так близко, не смог. - Хорошо. Сейчас мы медленно пойдём, и я посмотрю, что можно сделать. - Айрин привела воина в свою комнату и посадила на кровать. - Вот так. Сейчас я выясню, что с тобой.
   Ведьма сноровисто расшнуровала тунику воина и коснулась его груди, вчувствоваясь в работу сердца. Никакой болезни она не обнаружила, разве что сердце билось в каком-то совершенно бешеном темпе. Деметриос, стремясь унять сердцебиение, закрыл глаза. Айрин испугалась:
   - Тебе плохо? - Она нащупала его пульс. - Что случилось? У тебя сердце колотится, как не знаю что!
   Деметриос открыл глаза и увидел лицо девушки, полное тревоги и... доверия. Так доверчиво она смотрела на него вечность назад - в Норгаре, когда они гуляли после поединка. И ещё в Лиарине, когда они встретились после долгой разлуки. Он вспомнил, что её тогда совсем не волновал странный воин, и это почему-то его обрадовало. А вот тревога с лица девушки не пропадала. Он смотрел на неё, не отрываясь.
   - Не бойся, - сказал он тихим, хриплым голосом. - Я же обещал, что не брошу тебя. Мне без тебя не жить.
   - Деметриос, успокойся! - Айрин, завороженная голосом воина, разобрала только что-то про не жить.
   - Я спокоен.
   Деметриос высвободил руку, которую всё ещё держала Айрин, совсем забыв про пульс, и обнял девушку, привлекая ещё ближе к себе. Айрин, не отрываясь, смотрела на его губы, пока он мягко не коснулся её поцелуем. Ноги девушки ослабли, и Деметриос посадил её к себе на колени. Они долго целовались, словно боялись хоть на миг оторваться друг от друга. Потом Деметриос, опомнившись, оторвался от девушки.
   - Что мы делаем? - Шепнул он.
   - А мне понравилось.
   Деметриос прижал девушку к груди.
   - У тебя волосы пахнут морем. Ты сама как частичка моря. Изменчивая и постоянная, шумная и задумчивая. Ласковая, как весёлый прибой, и грозная, как штормовой ветер. Всегда, когда я был на море, я думал о тебе.
   - Ты думал обо мне?
   - О тебе нельзя не думать. Если бы я знал, что ты в беде, я бы приехал раньше. Ты мне веришь?
   - Я знаю.
   - А всё же зря ты не дала мне разделаться с Артуром. Очень хотелось.
   - Какой ты, оказывается, суровый! И за что ты его так возненавидел? - Хитро улыбнулась Айрин, но воин был серьёзен.
   - Он сказал, что был с тобой.
   Айрин вскочила.
   - Это ложь!
   - Я понял потом. Он хотел, наверно, чтобы я отвернулся то тебя.
   - У нас с ним ничего не было!
   - Я испугался другого. Ведь ты была ранена, и если он воспользовался твоей беззащитностью или, того хуже, беспамятством...
   Деметриос протянул к ней руки, но девушка уклонилась. Он вздохнул.
   - Я проклинал себя, что помешал Глену убить его. Из-за него тебе пришлось столько выстрадать.
   - Но если бы ты не вмешался тогда, мы бы с тобой никогда не встретились! - Возразила Айрин. Деметриос подошёл к ней и положил руки ей на плечи.
   - Выходи за меня замуж, - прошептал он.
   - Что?
   - Выходи за меня замуж.
   - Ты с ума сошёл! Ты посмотри на меня! - Айрин отдвинулась на полшага, как бы предлагая посмотреть на себя.
   - Я смотрю.
   - Плохо смотришь. Вокруг столько красивых девушек, а ты выбираешь нечто, в чём вместо женственности одни мускулы. И потом, как же твоя мечта? Дом, покой и пироги к ужину? Я уж не говорю о том, что у меня на данный момент нет никакого приданного!
   - Какие пироги? Какое приданое?! И я ещё не настолько стар, чтобы уходить на покой! А с тобой я получу сколько угодно приключений, так что и состариться не успею. Самое лучшее приданное, которое только можно придумать. Земля у меня и так есть, не очень, правда, представляю, что мне с ней делать, так что хорошо, что к тебе не прилагается никакой нагрузки.
   - Пусть так. Приключения можно получить и без меня. Ты - красивый мужчина, тебе нужна нежная, стройная красавица, а не такая страшилка, как я.
   - Ты себя в зеркало видела? Тогда на этих красавиц посмотри внимательней! Пока они на лице румянец не намалюют, бледностью своей свежих покойников напоминают! И ни одна из них не назовёт меня красивым. Сколько этих красавиц пытались поймать меня в свои сети, чтобы хвастаться перед подругами, какого сокола в клетку заманили. Но ни одна из них не стала бы тревожится обо мне, не переживала бы из-за моих ран! Я никогда не предполагал, что улыбка может волновать, как глоток воды после долгой жажды. И что возможность видеть кого-то может приносить такую радость, с которой не сравнится даже победа в первом турнире! - В запальчивости Деметриос крепко сжал её плечи, и Айрин поморщилась. - Прости. - Воин тут же отпустил её. - Прошу, не говори сразу нет. Подумай. Я буду ждать. Если потребуется, всю жизнь. И даже после смерти. Всё равно мне без тебя не жить. - Он повернулся, чтобы уйти, но тут его остановила Айрин:
   - Не уходи. Мне холодно без тебя.
   Деметриос обернулся. Айрин медленно подошла к нему, обняла и потянулась к губам.
   - Ты выйдешь за меня? - Снова шепнул Деметриос.
   Айрин молча кивнула.
   Но тут в дверь постучали. Айрин отпрыгнула в сторону и сказала чуть громче обычного:
   - Войдите!
   Управляющий Деметриоса с многословными извинениями в том, что вынужден потревожить хозяина, сообщил о прибытии королевского гонца. Деметриос помрачнел.
   - Проводи его в мой кабинет, я скоро подойду. - Управляющий исчез. Деметриос снова обратился к Айрин. - Несколько дней назад я разрешил одному жрецу поселиться на моих землях. Думаю, он уже обустроился на новом месте, и мы сможем обратиться к нему.
   - Что, сейчас?
   - А чего тянуть? Тем более, неизвестно, какие неприятности принесёт нам завтрашний день. Есть возражения? - Айрин помотала головой. - Тогда подожди немного, пока я разберусь с гонцом.
   Деметриос ушёл. Айрин осмотрела скромный гардероб. Единственное, что можно было одеть на собственную свадьбу, это свадебное платье, которое Мария в своё время с огромным скандалом согласилась сшить подруге. Выбора всё равно не было, и Айрин надела шёлковую тунику от него. Серые замшевые брюки, приведённые в порядок после морской ванны и тяжёлой жизни в одинокой хижине, показались ей тоже достойными зваться свадебным нарядом. Повседневные чёрные полусапожки сменили вычищенные туфли, больше подходящие к торжественному событию. Вместо богатых украшений она с превеликим удовольствием нацепила оружие, а голову увенчала воинской косынкой.
   Воин, вернувшись в комнату, поклонился и поцеловал невесте руку.
   - У меня нет янтарного колье, я как-то не предполагал, что оно мне может понадобиться. Но и без подарка я не могу тебя оставить. - Деметриос развязал бархатный кошель, откуда выпала брошь в форме грозди винограда с серебряными листьями и опаловыми ягодами. - Когда я увидел её, я сразу подумал о тебе. Серебро похоже цветом на твои волосы, а опалы сверкают, как твои глаза.
   Деметриос приколол брошь на тунику невесте.
   - Спасибо, она очень красивая. - Девушка потянулась поцеловать дарителя, но он остановил её.
   - Это ещё не всё. Тебе понравилась моя крепость? Бери её.
   - Что?
   - Ты же сама говорила, что хотела бы в этих местах открыть школу.
   - Деметриос...
   - Разрешаю отмереть и поцеловать меня.
   Айрин с воодушевлением послушалась. Когда она попробовала отдвинуться, воин удержал её. Девушка не сопротивлялась. Ей было приятно ощущать его сильные руки на спине, надежным кольцом отгородившем её от бед и невзгод окружающего мира. Но беды и невзгоды всё равно оставались, а игнорировать неприятности было не в привычке морской принцессы.
   - Зачем приезжал гонец?
   - Привёз послание от Брайна. Просит меня, если встречу тебя, отвезти тебя в столицу. Я написал, что поездка в столицу пока противоречит моим планам, так как я занимаюсь личной жизнью. Постарайся не попадаться курьеру на глаза. Он сейчас отсыпается в привратной башне, уедет завтра утром. - Айрин кивнула. - Пойдём?
   Деметриос велел седлать коня. Они вышли во двор, воин сел в седло, посадил Айрин впереди себя, и они выехали из крепости. Их путь лежал по прекрасным местам почти не обжитых земель. Нетронутая человеком природа окружала узкую тропу, по которой неторопливо шёл конь с двумя седоками на спине. Деметриос по дороге рассказал, что несколько дней назад к нему пришёл странствующий жрец, чтобы получить разрешение обосноваться на его землях. Он явно не ожидал, что хозяином местных земель окажется знаменитый Учитель воинов, и чуть было не извинился, что потревожил. Деметриосу долго пришлось убеждать жреца, что он не будет лишним человеком в его владениях. Он даже подсказал священнослужителю, где можно найти жильё.
   Деметриос поселил отшельника в пустующем доме лесничего. Прочное приземистое строение, окружённое невысоким забором, защищающим скромное хозяйство от диких зверей, гостеприимно повеяло на путников запахом дыма и обжитого жилья. Маленькая калитка была открыта, и Деметриос сам отворил ворота, чтобы ввести коня. Во дворе он помог Айрин спешится. Ведьма осмотрелась. Расчищенный колодец, вспаханный огород, отцветающие яблони и весёлый щенок, со звонким лаем выбежавший из сарая, понравились ей. Всё в жилище жреца дышало миром и какой-то земной надёжностью.
   - Кто там, Ушастик? - Послышалось из дома. Кличка щенка понравилась Айрин, поскольку очень подходила маленькому ушастому пёсику.
   - Так тебя зовут Ушастик? - Девушка погладила щенка. - Ты очень симпатичный.
   - И это называется сторож! - Воскликнул жрец, выйдя во двор, хотя было ясно, что он нисколько не сердится на общительность Ушастика. Жрец подслеповато прищурился, разглядывая гостей. - Мир вам, добрые люди. Проходите в дом. Коня можно привязать у крыльца.
   - Спасибо, жрец.
   - Милорд? Простите, я не узнал Вас!
   - Я сам виноват, надо было сразу представиться. Как Вы устроились? Помощь нужна?
   - Спасибо, милорд, ничего не нужно. Люди из окрестных поселений помогают мне. Вон даже сторожа подарили! Вы можете взять его в дом, милорд. Миледи?!
   Русалка подошла к жрецу.
   - Мир твоему дому, жрец. И да пребудет с тобой благословение богов.
   - Да будет их благословение с тобой, дитя моё! Вот уж не думал, что снова увижу Вас, миледи. В столице все уверены, что Вы уже за тридевять земель от Лиаринии.
   - Я не преступница, чтобы бежать отсюда.
   - Брайн был очень раздосадован. Хотя... что Вам недовольство монарха, если Вам покровительствуют боги!
   - Да уж, везёт мне на хорошие встречи. И хороших людей тоже. Как Вы здесь оказались?
   - В столице стало неспокойно. Брайн подозревал то заговор, то чёрное колдовство, то просто обман. Даже его герольдам не удалось его сразу утихомирить. Все эти поиски несуществующих злоумышленников мне надоели, и я ушёл. Тем более что мои собратья меня не одобрили и пытались настроить Брайна против меня.
   - Каким образом?
   - Обычным. Наговорили всякого, да у него советник хороший, и в людях, и в колдовстве разбирается много лучше столичных жрецов. Только все эти склоки надоели мне, вот я и оставил своё место собратьям. Пусть лучше дерутся между собой, чем дружно сживают меня со свету. - Айрин хихикнула. Деметриос улыбнулся. - Да что я всё о себе, да о себе! Вы же наверняка по делу пришли, а я вас всё во дворе держу. Проходите же, милорд, миледи.
   Жрец провёл посетителей через светлую прихожую в просторную комнату, где у стены на высоком столике горел масляный светильник, а над ним с потолка свисал вырезанный из дерева знак Светлого. В очаге над огнём висел котелок, и ведьма уловила знакомый запах трав и мёда. Жрец снял котелок, достал кружки и разлил медовый отвар, после чего поинтересовался:
   - Что же вас привело ко мне, милорд и миледи? Вы уж простите, но не верю я, что вы приехали просто так.
   - Ты прав, жрец, мы действительно к тебе по делу. По очень серьёзному делу. - Деметриос глубоко вдохнул. - Жрец, я люблю леди Айрин, я хочу быть с ней до конца дней моих, защищать от невзгод, делить все горести и радости. Я сделаю всё для её счастья. Прошу тебя, жрец, проведи обряд, который соединит нас перед богами и людьми.
   Жрец ошарашено перевёл взгляд на Айрин. Девушка в ответ произнесла слова древнего обряда:
   - Я люблю лорда Деметриоса и хочу быть с ним до конца дней моих и после них тоже. - Дыхание её сбилось, и она не сразу справилась с волнением. - Я люблю его. Соверши обряд, жрец, чтобы никакие силы не смогли разучить нас.
   Когда жрец смог взять себя в руки, он строго спросил:
   - Скажи, дитя моё, есть ли тебе девятнадцать лет?
   - Есть, правда, у меня нет доказательств тому, так как я понятия не имею, где мои документы. - Айрин не стала уточнять, что сомневается в их существовании.
   - Я не разу ни слышал, чтобы леди Айрин солгала. Вашего слова достаточно, миледи. И я бы рад совершить обряд, да у меня ничего нет. Только огонь Светлого, да влюблённые души.
   - А что ещё нужно?
   - Хотя бы бумага, чтобы оформить всё, как положено, милорд. - Деметриос невозмутимо достал маленький письменный прибор и деревянный футляр с хорошей бумагой. - А Вы неплохо подготовились, милорд. Но нужно ещё вино, а у меня его нет. - Деметриос поставил на стол маленькую фляжку, жрец хмыкнул. - Что ж, в таком случае, я не вижу причин отказать. - Он встал. - Давайте амулеты.
   Тут Деметриос растерялся, ведь об амулетах он позабыл. Его рука непроизвольно легла на поясную сумку. Не очень понимая, что он делает, воин достал подаренный незнакомым воином кошелёк. Жрец вытряхнул его содержимое, вытянутые треугольники из резного янтаря на прочных шёлковых нитях, и побледнел. Айрин сжала руки в кулаки:
   - Иногда покровительство богов бывает очень навязчивым!
   - Откуда они у тебя, воин?
   - Знакомый дал. А что это?
   - Это очень древние амулеты. Смотрите, на них вырезаны знаки Ишары. Давным-давно брачные амулеты стали делать из золота или меди, отдав брак под покровительство Светлого, пользуясь тем, что он всё равно позволяет людям творить любые ошибки. А в память о тех временах, когда браки совершались по любви с благословения Ишары, мужчины дарят невестам украшения из янтаря. Но впервые за мою жреческую службу мне приходится держать в руках символы любви.
   - Зачем они вмешиваются?! - Чуть не плача воскликнула Айрин.
   Деметриос прижал её к себе.
   - Какая разница! Мы вместе, я люблю тебя, ты рядом. Если это нельзя назвать счастьем, тогда счастья просто нет в мире.
   - Есть! - Айрин потянулась к Деметриосу.
   Пока они целовались, жрец установил рядом со светильником маленький жестяной поднос, на котором из углей очага соорудил костёр, взяв пламя от светильника, приготовил ритуальную чашу. Деметриос и Айрин вспомнили, что они не одни, когда жрец стукнул чашей об стол.
   - Простите, - пробормотали они смущённо.
   - Ничего-ничего! Для вас счастье любить друг друга, а для меня счастье видеть влюблённых людей. Искренняя любовь, как и искренняя вера, большая редкость на этой земле. И я рад, что мне посчастливилось сочетать браком настоящую любовь. - Жрец встал под знаком Светлого и поманил Деметриоса и Айрин к импровизированному алтарю. - Великий и милосердный! К тебе взываем мы! Благослови влюблённых и не оставь своей милостью их жизнь. - Жрец приятным баритоном пропел гимн Светлому, налил вина в чашу и вновь обратился к небесному хозяину. - Сегодня Деметриос и Айрин просят твоего благословения. - Деметриос, а за ним и Айрин, глотнули вина. Жрец выплеснул вино в огонь, и пламя взметнулось чуть ли к самому символу, при этом совсем его не опалив. Жрец, хотя и ничего такого не ожидал, наученный прошлой свадьбой Айрин, невозмутимо завершил ритуал: - Вино, сгорев в солнечном огне, улетело к престолу Великого бога и принесло ему весть о новой любви, объединившейся на земле. Да будут счастливы Деметриос и Айрин! Пусть символом их союза станут свадебные амулеты, символы истинной любви. - Жрец надел им амулеты. - Отныне Вы - муж и жена, и никто - ни боги, ни люди, не смеют разлучить вас. И да не оставят вас Ишара и Светлый! - Добавил жрец уже от себя и, улыбаясь, обратился к молодожёнам. - Я вас немного оторвал от очень приятного дела. Можете продолжать, пока я оформляю документы.
   Деметриосу и Айрин не потребовалось повторное разрешение. Позже, вручая им брачное свидетельство, жрец заметил:
   - Я бы пригласил вас пообедать, да понимаю, что вам сейчас не столько есть хочется, сколько скорее остаться наедине.
   Деметриос широко улыбнулся, а Айрин, покраснев, выдавила смущённую улыбку, которую спрятала на груди мужа.
   Они медленно поехали обратно, и только к вечеру вернулись в крепость. Отказавшись от ужина, они пришли в комнату Деметриоса. Деметриос закрыл дверь и повернулся к Айрин. Девушка нежно коснулась его лица и шепнула:
   - Ты очень красивый.
   Воин крепко обнял её, целуя.
   Утром Деметриос проснулся раньше Айрин и в неясном свете утренних сумерек залюбовался девушкой. Воительница, почувствовав взгляд, проснулась, но, по привычке, не стала сразу открывать глаза. Деметриос рассмеялся:
   - Ты, даже когда спишь, остаёшься воином!
   - Сам научил!
   - На свою голову! Давай, открывай глаза, утро уже.
   - Уже утро? Тогда пора размяться. - Девушка потянулась под простынёй и попыталась встать, но сильные руки ухватили её за талию и уронили на постель. Деметриос наклонился к ней:
   - Размяться хочешь? Я согласен.
   - Деметриос, я же про другое...
   - Ты возражаешь?
   - Нет. А что, не заметно?
   Когда они оторвались друг от друга, Деметриос с восхищением засмотрелся на неё. Поцеловав её в висок, он прошептал:
   - Как ты прекрасна!
   - У тебя плохой вкус.
   - Нет, это ты не понимаешь, что болтаешь. Я не видел девушек прекраснее тебя. И не встречал не одну, кого можно было бы обнять, не боясь сломать в руках.
   Айрин рассмеялась:
   - Ну, если ты искал такое сверхсильное чудо, мне ясно, почему ты так долго не мог найти жену!
   - Вовсе не потому! Просто я, как дурак, искал повсюду женщину, которую приятно будет держать в объятиях, и с которой пробуждение по утрам станет счастьем. Я и подумать не мог, что она рядом, не распознал свою мечту, искал её по всему свету, и в результате чуть не потерял тебя.
   - Я сама чуть не потеряла себя. Если бы ты не нашёл меня...
   - Я не мог не найти тебя!
   - Не смотри на меня так.
   - Как?
   - Так. Мне трудно дышать.
   Деметриос поцеловал её в уголок губ. Айрин блаженно откинулась на спину.
   - Как же хорошо с тобой! Я бы лежала так всю жизнь...
   - Ну, тогда она не будет очень долгой по причине нашей скорой смерти от голода!
   - Кстати, нам завтракать не пора?
   - А заодно обедать и ужинать за вчерашний день.
   - Между прочим, кое-кто даже не завтракал вчера!
   - А кто этому кое-кому виноват? Не будешь больше на свидания ни свет, ни заря бегать!
   - Свидания, скажешь тоже! Эй, да ты ревнуешь?!
   - Нисколько.
   - Ревнуешь! И зря. Это, конечно, приятно, но совсем не нужно. Я же люблю тебя. Я люблю тебя, я люблю тебя!
   Деметриос обнял её.
   - Я больше не буду.
   - Будешь. Ты только не забывай, что мне никто больше не нужен.
   - Что, совсем никто?
   - Как тебе сказать? В постели я предпочитаю тебя одного...
   - Эй, угомонись, мы же, вроде, хотели позавтракать.
   - А заодно пообедать и поужинать.
   Они нехотя выбрались из постели. Айрин пошла к себе переодеться, чтобы после завтрака всё-таки выбраться на разминку. Когда она шла обратно, её счастливое настроение быстро пошло на убыль. Прочувствовав окружающий мир, ведьма нашла напряжение, содержащее в себе непонятную угрозу. Она быстро отыскала его источник: в одной из комнат разговаривали двое, и этот разговор заинтересовал Айрин. Один из слуг, с трудом скрывая панику, спрашивал:
   - И что нам теперь делать? Если он хоть что-то заподозрит, нам несдобровать!
   В ответ управляющий расхохотался.
   - Заподозрит!? Ой, рассмешил! Нашему господину нет до нас никакого дела, уж поверь мне! Я здесь управляю все пятнадцать лет, и за это время он появлялся тут хорошо если пару раз в год, да и то не всегда. Он узнавал новости, делал вид, что проверял отчёты и снова пропадал. А сейчас, когда он привёз с собой эту цыпочку, думаешь, у него будет время на проверку счетов?
   Девушка решила, что услышала достаточно, и поспешно ушла.
   Деметриос настроился на серьёзный лад, едва увидел Айрин, царственной походкой вступившую в гостиную, где они собрались позавтракать.
   - Что случилось?
   - Деметриос, пожалуйста, сообщи слугам и в окрестные деревни, что я жена их Хозяина, а не какая-то цыпочка, случайно сюда попавшая!
   Деметриос побледнел.
   - Кто посмел?
   - Неважно. Скажи им, чтобы они всё поняли.
   - Как скажешь. - Деметриос вызвал управляющего. Тот явился, угодливо клянясь.
   - Господин управляющий, сообщите остальным слугам и передайте в деревни, что леди Айрин - моя жена и Хозяйка моего Дома, а потому относиться к ней следует соответственно. - Управляющий, изобразив на лице красноречиво-кислую гримасу, заменившую ему, видимо, улыбку, со скрипом поклонился. - Можете идти.
   - Я хочу посмотреть хозяйственные документы. Можно?
   - Разумеется. Хотя я могу предложить куда более интересное занятие.
   - Не сомневаюсь. Но мне нужно приготовить здесь всё для открытия школы, а, как учила меня леди Сабрина, тот, кто хочет успешно вести дела, должен сам их разбирать, не дожидаясь, пока управляющие разберут их по отдельным счетам. Иначе один счёт и останется - от кредиторов. А я быстро учусь, если ты заметил.
   - Заметил.
   Сразу после разминки Айрин обосновалась в кабинете Хозяина. Управляющий деловито подносил всё новые и новые папки. Чем больше бумаг скапливалось на столе Айрин, тем откровеннее играла снисходительная усмешка на лице управляющего. Айрин прекрасно видела его усмешку. Так же прекрасно она понимала, чем эта усмешка вызвана: управляющий подавал ей документы вразнобой, в результаты отчеты, счета и векселя за разные годы оказались вперемешку навалены на столе. Айрин демонстративно потёрла глаза.
   - Как много. Думаю, надо передохнуть. Завтра продолжим. Оставьте всё так, чтобы не доставать снова.
   Потом вместе с Лин, горничной, Айрин изучила кладовые. К тому моменту, когда Айрин вернулась к себе в комнату, она не знала, на что злиться больше: на доверчивость Деметриоса или подлость его управляющего. Успокоившись, она подумала, что злиться и глупо, и бесполезно, всё равно злость ничего не изменит. Зато, если действовать разумно и хладнокровно, можно кое-что изменить. А чтобы действовать разумно, надо составить полную картину той ямы, в которую, похоже, угодил Деметриос.
   Чтобы лучше разобраться в ситуации, Айрин захотелось поподробнее посмотреть те бумаги, которые надавал ей управляющий. Войдя в транс, она быстро разыскала его. Управляющий сопровождал Хозяина, который осматривал крепость, выясняя, не нужно ли что ремонтировать или перестраивать. Убедившись, что Деметриос явно не собирается скоро отпускать слугу, Айрин пробралась в кабинет Хозяина. Все папки остались лежать на столе, как она и просила. Быстро пролистав их, она выписала всё, что показалось ей важным, после чего сложила папки в том же порядке, точнее, беспорядке, что был до её прихода. Вернувшись в комнату, воительница перевела дух и, первым делом, спрятала заметки, после чего без сил упала на кровать. Только сейчас она поняла, в каком напряжении находилась.
   Успокоившись, она вернулась к содержимому кожаной папки, так и брошенной около кровати. Когда Деметриос заглянул к ней, она беззаботно улыбнулась ему:
   - Скоро я дам тебе посмотреть, только последние правки внесу.
   Деметриос подозрительно покосился на папку, вспомнив, что девушка держала её в руках, когда провожала воина. Он усмехнулся:
   - А мне первому показывать не стала!
   Айрин смутилась.
   - Я не хотела давать тебе сырой вариант. Я хочу, чтобы тебе понравилось.
   - Мне нравится всё, что ты делаешь.
   - Тогда зачем мне тебе это показывать? Я же хочу услышать твоё мнение!
   - И ты его услышишь. Вместе с бесконечными восхвалениями. - Деметриос медленно наклонился к девушке, и она обвила его шею руками.
   - Восхвалять можно уже сейчас.
   - Ничего не получится. Твоя красота лишает меня разума, я даже забываю слова.
   Тут в комнату постучались.
   - Что? - Бросил Деметриос. Вошёл слуга и замер, уставившись на Хозяев. - Что? - Повторил вопрос Деметриос.
   - Обед готов. Прикажете накрывать?
   - Принесите сюда, - распорядилась Айрин.
   После обеда Айрин снова занялась школой, а Деметриос, пристроившись в углу, наблюдал за ней, не сводя пылающего взора. Выдержки Айрин хватило только на полстраницы, потом она, отбросив перо, повернулась к воину.
   - Слушай, Деметриос, я понимаю, что на три вещи можно смотреть бесконечно долго: на бегущую воду, на горящий огонь и на работающего человека, но ты что ли притуши пламя!
   - Какое пламя?
   - Которое в твоих глазах пылает. Меня твой горячий взор смущает.
   - Почему?
   - Я сразу начинаю думать, какие у тебя горячие губы.
   Айрин вдруг стало неинтересно её занятие, и она переместилась к Деметриосу на колени. Как они попали на постель, она не поняла.
   Уютно свернувшись в объятиях любимого мужчины, Айрин пробормотала:
   - Если так пойдёт и дальше, я до зимы со школой не разберусь.
   - А ты куда-то торопишься?
   - Нет, но я не привыкла так долго возиться. Есть проблема, есть решение. Чего тянуть?
   - Ты права, тянуть нечего. Так что вставай, пора делом заняться.
   - Не, мне и тут хорошо, я ещё немножко полежу.
   Но делом всё-таки пришлось заняться, и утром в кабинете Хозяина снова появилась Хозяйка. Посмотрев ещё несколько документов, Айрин почувствовала, что сил играть в деловую дурочку у неё не осталось. Управляющий стоял рядом с ней, изображая преувеличенную угодливость. Девушка взяла какую-то бумагу и попросила его объяснить, что она означает. Когда ничего неподозревающий мужчина брал документ, ведьма случайно коснулась его руки. Удостоверившись, что теперь ей не помешают, она быстро переписала новые сведения. Сняв чары с управляющего, она выслушала нудную и запутанную лекцию.
   - Надо же, как всё сложно. Просто удивительно, как Вы во всём этом разбираетесь!
   - Это моя работа, миледи, - скромно заявил управляющий.
   Ведьма видела, что он по-прежнему снисходительно относится к её причуде, но её восторг польстил ему. Мысленно похвалив себя за маленький успех, Айрин велела управляющему всё убрать и вернулась к себе. Информации у неё теперь было достаточно, оставалась одна проблема - как её проверить, доказать и использовать. Отложив решение этой головоломки, Учительница воинов снова занялась школой. К вечеру Устав Школы и проект её создания был завершён.
   До ужина время ещё оставалось, и Айрин постаралась занять себя чем-нибудь. Повертев в руках меч, Айрин с тоской его отложила. Деметриос ещё утром ушёл на охоту, так что поединки откладывались. Воительница вспомнила вечерние занятия с Салли и загрустила, думая о друзьях.
   Деметриос пришёл с охоты довольный богатой добычей. За ужином он обратил внимание на печаль возлюбленной и встревожился:
   - Что случилось, родная?
   - Ничего. Просто я подумала о Салли. Человек к хорошему быстро привыкает, а я уже привыкла, что она всегда под рукой.
   - Какие проблемы? Вызови её. Напиши письмо, я найду курьера.
   - Я не могу, Деметриос, я освободила её от клятвы.
   - Но она, как я понял, не освободилась. Мы все переживали, но мы-то могли справиться, а вот ей действительно туго пришлось: у неё же больше никого нет. Саффи не в счёт, ей трудно понять сестру, которая сама на себя больше не похожа. Я потому никогда не заводил оруженосца, ведь в случае неприятностей он пострадал бы вдвое сильней.
   - Я не ждала неприятностей. Деметриос, я столько глупостей натворила!
   - И ни одной непоправимой, а, значит, вовсе они не глупости. Напиши ей, и она сразу приедет. Вообще, не плохо бы сообщить всем, что ты нашлась.
   - Я не терялась!
   - Ага, ты просто сбежала на все четыре стороны! Но Гедрик строго приказал мне написать, как появятся новости о тебе.
   - А ты ещё не написал?
   - Нет. Но, если ты напишешь Салли, я напишу тоже, чтобы не гонять лишний раз курьера.
   Тут Айрин заметила, что слуга, прислуживающий им за столом, незаметно прислушивается к разговору, и она сказала, подозревая, что её слова будут переданы дальше:
   - В таком случае, я напишу ещё лорду Глену. Надо извиниться перед ним, я же обещала вернуться, да теперь не до того.
   Управляющий, по просьбе Деметриоса, нашёл курьера, и письма отправились в путешествие к столице. В ожидании ответа Айрин облазила все закоулки нового дома, составила опись того, что нашлось в крепости от запасов еды до садовых инструментов. Особое внимание она уделила хозяйственным кладовым, пытаясь подсчитать, сколько человек уже сейчас может разместиться в школе. Деметриос изучил её творение, уточнил несколько спорных моментов и, как и обещал, высказал восхищение.
  
   Тем временем курьер доставил письма по назначению. Гедрик, прочитав лаконичное "Всё в порядке, я нашёл её. Как-нибудь увидимся", - успокоился. Он уже собрался порадовать новостями жену, но секретарь Глена отвлёк его сообщением, что герцог просит его срочно зайти к нему. Гедрик тут же пришёл в кабинет Хозяина.
   Глен молча протянул графу письмо Айрин. Рука бывшего герольда слегка дрогнула, и Гедрик, внимательнее присмотревшись к молодому человеку, догадался, что он лишь огромной силой воли держит себя в руках, а на самом деле в его душе клокочут какие-то сильные эмоции. И явно не самые светлые и приятные переживания посетили герцога. Граф быстро пробежал глазами письмо, мрачнея с каждой строчкой всё больше и больше.
   - Деметриос никогда не был силён в хозяйственных делах, но я даже не подозревал насколько...
   - Хорошо ещё, что леди Айрин заметила несостыковки. Хотя, к сожалению, цифры, что она прислала, фрагментарны, и полную картину сложить не удастся.
   - Но и того, что есть, хватит, чтобы засадить Деметриоса в долговую тюрьму до конца дней его.
   - Леди Айрин просит проверить эти сведения.
   - Это возможно?
   - Конечно. Я хоть и не королевский герольд, связи при дворе у меня сохранились. А уж если я скажу, что помощь требуется леди Айрин... - Глен покачал головой. - При дворе её многие ненавидят, но есть и те, кто считает огромной честью быть знакомыми с ней. Я выясню, что необходимо, а пока надо подумать, как нам переслать результаты леди Айрин, чтобы тот деятель ничего не заподозрил.
   - Какие проблемы? Передадите письмо тем же курьером, ведь Айрин должна ждать ответ.
   - Но дойдёт ли оно до неё?
   - Вы слишком подозрительны, лорд Глен. К тому же Айрин так или иначе вытрясет из курьера ответ, и если он с ним что-нибудь сделает... я ему не завидую!
   Пока лорды обсуждали тревожные новости, Салли провела не менее серьёзный разговор с Сабриной. Собственно, разговора, как такового, и не было. Салли просто показала графине письмо госпожи: "Салли, тут такие дела творятся, я хочу разобраться, и твоё присутствие мне бы пригодилось. Если хочешь, приезжай". Сабрина задумчиво кивнула:
   - Похоже, у неё теперь всё в порядке. - Сабрина достала два туго набитых кошелька. - Это не всё её богатство, но я остерегусь давать тебе всё сразу. Передай ей, что остальные деньги и все её драгоценности хранятся у меня. Если они ей понадобятся, пусть приезжает сама. Мне вовсе не хочется отбирать у мужа отряд стражников, чтобы переслать ей то, о чём она может прекрасно позаботиться сама. И ещё. Напомни ей, что она обещала выдать Саффи замуж, пора бы осчастливить влюблённых.
   За ужином Сабрина рассказала мужу о письме Айрин и мимоходом обмолвилась, что Салли утром уезжает к ней. Гедрик быстро переглянулся с Гленом.
   Вдвоём они ворвались в комнату, которую Салли делила с сестрой. Девушки сидели рядом на кровати, являя собой удивительный контраст двух похожестей. Невысокие, русоволосые, сероглазые. Даже посторонний человек определил бы с одного взгляда, что они сёстры. Но какие же они разные были и по характеру, и по образу жизни. Салли в брюках и короткой тунике чувствовала себя совершенно непринуждённо. Саффи в скромном платье являла собой образец идеальной служанки. Приветствуя лордов, девушки встали, и здесь их отличие проявилось особенно ярко. В движениях Саффи была какая-то тихая сдержанность, совсем несвойственная раскованным движениям сестры. Саффи скромно опустила глаза, ожидая распоряжений, Салли же, наоборот, смотрела прямо, не столько ожидая указаний, сколько спрашивая, что понадобилось гостям. Лорды мельком окинули всю картину, включая полные сумки и начищенные доспехи. Граф усмехнулся и выразительно посмотрел на Саффи, и она, почувствовав себя лишней, торопливо выскочила за дверь. Гедрик предложил Салли сесть, сам сел рядом и заявил:
   - Мы не хотели бы, что бы ты уезжала сейчас. Айрин просила лорда Глена кое-что проверить, а это займёт время. Потом будут проблемы, с кем отправить письмо.
   - А курьер не может подождать?
   - Может. - Гедрик предпочёл не заметить явную непочтительность девушки, вспомнив, что её госпожа осмеливалась спорить с королём, и поэтому он просто ответил на вполне закономерный вопрос: - Но нам нужны гарантии, что Айрин обязательно наше письмо получит.
   - Всё так серьёзно?
   - Боюсь, что так. - Глен сел с другой стороны.
   - Что от меня требуется?
   - Мы ничего не требуем, Салли, - мягко поправил её Глен. - Мы просим тебя отвезти письмо твоей госпоже, раз уж ты всё равно едешь к ней. Айрин я напишу, что ты задерживаешься на несколько дней, чтобы подготовиться к поездке. И это не будет ложью, потому что ты уже давно не тренировалась. Тебе нужно восстановить форму, чем ты и займёшься с завтрашнего утра.
   - Слушаюсь, милорд. Только один вопрос: как я попаду к леди Айрин? Я думала уехать завтра вместе с курьером.
   Лорды задумались.
   - Я придумал! - Воскликнул Глен. - Задержим курьера. Я дам ему задание доставить Салли к леди Айрин. Но, поскольку отпустить её в путь раньше, чем она будет готова, мы не можем, придётся ему подождать. Я заплачу ему, что бы он нашёл, чем себя занять в это время.
   Через пять дней герцог вручил Салли плотный пакет, запечатанный его личной печатью. Прежде чем пожелать девушке счастливого пути, Глен предупредил её об осторожности, попросив никому не показывать письмо. Салли убрала пакет к письмам от Сабрины и Гедрика. Она уже знала, что курьер тоже везёт письма для леди Айрин, которые получил накануне. Вздохнув, девушка взяла сумки и вышла во двор.
   Во дворе маленького замка герцога Энхельского курьер недоумённо поглядывал на трёх лошадей. Собственно, наибольшее недоумение вызывал норовистый гнедой, который то и дело пытался укусить или лягнуть проходивших мимо людей. Такой конь украсил бы конюшню любого лорда, и курьер обомлел от удивления, когда к жеребцу подошёл юный воин в простых кожаных доспехах. Правда, курьер быстро сообразил, что этот воин, видимо, конюх. В пользу его предположения говорило то, что воин стал поправлять упряжь. Тут к странному воину подошли служанка и капитан Вордельской стражи. Воин обнял сначала служанку, потом капитана, после чего капитан подсадил воина в седло и хлопнул смирную кобылку по крупу. Воин подъехал к курьеру, ведя вповоду жеребца и вьючную лошадь.
   - Ну что? Мы едем? - Голос воина оказался на удивление нежным. Только тут курьер сообразил, что перед ним та самая служанка, которую он должен проводить. Чтобы не выдать изумления, курьер просто вскочил на коня и направился к воротам, предоставив спутнице самой трактовать ответ. Салли, не утруждая себя поиском объяснений, поехала следом.
   Стражники у ворот кричали ей какие-то добрые напутствия, но девушка почти не расслышала их, отвечая машинальными улыбками и кивками. Ей не терпелось помчаться вперёд, но в городе приходилось сдерживать шаг лошади. За городом же ограничений не было, и путники, не сговариваясь, подняли коней в галоп. Некоторое время они молча скакали по тракту, изредка бросая друг на друга оценивающие взгляды. Наконец курьер предложил сбавить темп, чтобы дать лошадям отдых. Салли с радостью согласилась. Её Росинка, хотя и отличалась хорошей выносливостью, на таких рывках теряла много сил.
   Курьер, который оценил мастерство всадницы, постарался присмотреться к ней внимательнее. Неудивительно, что поначалу он принял её за воина: доспехи сидели на ней как влитые, хотя назвать их повседневной одеждой вряд ли было бы правильно. Скорее всего, девушка надевала их только тогда, когда в этом была необходимость. И трудно было оспорить необходимость доспехов в дальней поездке. Особого внимания удостоился короткий меч, пристёгнутый к седлу, а так же зачехлённый лук и колчан со стрелами. И его раздирало от любопытства: умеет ли всадница всем этим пользоваться.
   Спрашивать не рискнул. Судя по объёмному грузу, девушка собралась в крепость надолго, так что время и возможность удовлетворить любопытство наверняка появится. А в дороге лучше не отвлекаться - лорды ясно дали понять, что задержки и проволочки не простят.
  
   Айрин на время прекратила разбор проблем, которые устроил ушлый управляющий. Всё равно она ничего не могла сделать, так что предпочла подождать ответа лорда Глена. В ожидании вестей воительница вернулась к школьным планам. И в сердце её впервые закралась настоящая паника: а что будет, если ученики не появятся? Если никому не понравится её идея, если ей не будут доверять, если никто не захочет ехать неизвестно куда и непонятно зачем? Когда всевозможных "если" набралось штук пятнадцать, Деметриос понял, что девушку надо как-то отвлечь от бесплодных мыслей.
   Рано утром, задолго до рассвета, он острожно встал с кровати и бесшумно выскользнул из спальни. Одевался он уже в коридоре, помня о тонком слухе и чутком сне жены. Когда Айрин проснулась, она огорчилась, не увидев любимого рядом. Девушка торопливо вскочила и схватила тунику. На пол упал сложенный лист бумаги. Заинтригованная, Айрин прочла записку: "Сыграем в догонялки? Д." Хихикнув, девушка начала сборы. Догадываясь, что мужчина ушёл очень рано и, скорее всего, не стал тратить время на завтрак, она прихватила немного еды с собой.
   Конь Деметриоса остался на конюшне, и она тоже предпочла прогуляться пешком. Немного поплутав вокруг крепости, она, наконец, нашла след и дальше уверенно шла по нему. След вёл в сторону моря, Айрин даже подумала, что Деметриос ушёл к хижине, но не рискнула сократить путь. Как выяснилось - не зря. Деметриос хотел запутать ученицу и в какой-то момент свернул в сторону. В итоге он всё равно вышел на берег, но довольно далеко от своей хижины.
   Айрин выскочила на берег. Воин метнулся навстречу, схватил девушку на руки и крепко поцеловал.
   - Догнала! - Улыбнулась она, когда мужчина отпустил её.
   - А я и не сомневался, - ответил Деметриос.
   - Есть хочешь?
   - Конечно!
   Айрин достала припасы, и они сели обедать. Вина им не хотелось, поэтому они пили воду, передавая флягу друг другу. Солнце припекало сильнее. Айрин сладко потянулась.
   - Жарко. Притомилась я. Ты меня загнал!
   - Это кто ещё кого загнал! Я и не ожидал, что ты меня к полудню настигнешь!
   Айрин польщёно фыркнула. Сощурив глаза, она смотрела на море, как волна одна за другой накатывают на камни, как весело играет солнце на водной ряби, как тает вдалеке синева моря, смешиваясь с голубизной неба.
   - Скучаешь по дому? - Спросил Деметирос.
   - Немного.
   - А что не навестишь родных?
   - Некогда.
   - Некогда! Они же наверно переживают, как ты, где ты?
   - Они знают, что со мной всё в порядке. Чего им переживать?
   - А ты за них, значит, не переживаешь?
   - Что-то тебя сегодня в учительство потянуло! Что случилось?
   - Да ничего, вроде. Просто я подумал, раз уж ты всё равно отдыхаешь, может, заглянешь Домой?
   - Не, ещё не отпустят обратно! - Усмехнулась Айрин. - То есть, удержать они меня не смогут, но я совершенно не представляю, как они отнесутся к этому. - Айрин дотронулась до косынки.
   - А как мы должны к этому отнестись?
   Айрин и Деметриос вскочили.
   - Папка!
   Воин тут же почтительно склонился, а русалка радостно бросилась в объятия мужчины, непонятно как оказавшегося рядом. Выплеснув эмоции, Айрин спросила:
   - Что ты здесь делаешь?
   - Хороший вопрос! Любимая дочь вдруг ни с того, ни с сего пропадает неизвестно где и непонятно зачем, а я, значит, уже и поволноваться не могу?!
   - А зачем волноваться? Что со мной может случиться?
   - Всё, что угодно, - пробормотал Деметриос.
   Нептун пристально поглядел на воина.
   - Так. Полагаю, это тебя я должен благодарить за её воинское мастерство?
   - Боюсь, что так, владыка.
   Нептун удивлённо качнул головой:
   - Не так много людей могут узнать меня в человеческом обличье. - Деметриос пожал плечами. - Самоуверенный смертный! А если я разгневаюсь на тебя? Мне ведь может и не понравиться, что моя дочь стала воином!
   - Так больше одного раза Вы меня всё равно не убьёте.
   Нептун усмехнулся:
   - А ты дерзок, смертный! Да Альтосу другие и не служат, вон, достаточно на Айрин посмотреть - чую, обломает Непобедимый об неё характер! Айрин, что с тобой?
   Айрин, бледная, напряжённая, как натянутая тетива, смотрела на Деметриоса, потемневшими от противоречивых чувств глазами.
   - Ты всё знал? - Тихо спросила она. Деметриос дёрнулся.
   - Не всё.
   - Но как?
   - Да так, мелочи всякие копились одно к другому. Плаваешь ты необычно, маги тебя боятся, Лейла тебя как-то госпожой назвала, твой язык... его ни с каким другим не спутаешь.
   - Мой язык?
   - Ну да, помнишь, ты объясняла магу, что он не прав?
   - Конечно, помню, но как ты понял?
   - У меня был друг из морского народа, он даже пытался научить меня вашему языку, да только сложный у вас язык. Хотя красивый. - Голос Деметриоса дрогнул.
   Нептун заинтересовался:
   - Морской народ не очень-то любит людей. Как же тебе удалось преодолеть его недоверие?
   - Он был ранен. Я спрятал его в одной из пещер, где было подземное озеро с морской водой. Потрёпан он здорово был, да и я как-то не интересовался никогда врачеванием водяных, так что времени, что бы подружиться, у нас было достаточно.
   - Когда это было?
   - Давно. Я ещё пацаном был. Мы жили на побережье. Всю молодёжь нашего Дома отправляли в прибрежный замок учиться, традиция такая. Я тогда любил гулять по берегу, когда занятий не было, там и нашёл того парнишку.
   - Парнишку?
   - Мне так показалось, что он не намного старше меня был.
   - Ты помнишь, как его звали?
   - Сэльвор.
   Нептун кивнул каким-то своим мыслям.
   - Отрадно обнаружить такую проницательность у слуги Альтоса.
   - Я больше не служу ему.
   - Это ты так думаешь. Твоё счастье, смертный, что Непобедимый заинтересован тобой, иначе объяснил бы я тебе, что бывает с неугодными мне.
   - Чем я прогневал Повелителя морей?
   - Ты ещё спрашиваешь?!
   - Оставь его! Мне нравится быть Учительницей воинов, и я благодарна Деметриосу, что он научил меня. Если тебе что-то не нравится, сердись на меня, ведь я сама пришла к нему в ученицы!
   Нептун вдруг как-то сразу остыл.
   - Да, дочь, не хотел бы я быть твоим врагом! А вот твоим друзьям повезло. А теперь слушай. Недавно у меня в гостях был Лориэн. Приходил посоветоваться, как ему быть с сыном. Ты знаешь, пресветлый не любит советоваться, ещё меньше он любит рассказывать о своих проблемах. Но здесь действительно дело плохо. Ты помнишь Тирлоэна?
   - Плохо. Я его всего-то пару раз видела, когда он ещё маленький был. А что с ним?
   - Он вырос и учится воинскому делу. Только плохо он учится. Учителя отчаялись чего-то добиться, Лориэен сходит с ума. Представь себе: эльф не умеет стрелять из лука.
   - Как не умеет?
   - На пятидесяти шагах попадает, в лучшем случае, в край яблочка. На ста - в половине случае вообще не попадает в мишень.
   - Но он же хорошо стрелял! Я помню! Мы с ним даже как-то соревновались, когда ездили к ним в гости. Помнишь?
   - Помню, как ни помнить.
   - Но почему? Ведь не спроста же это?
   - Лориэн так же думает. Он боится, что на него так подействовала смерть Тарли.
   - Тарли умерла? - Айрин пошатнулась, и Деметриос обнял ей за плечи.
   - Прости, я забыл, что ты не знаешь. - Нептун виновато опустил глаза. - Ты только-только вернулась к Лейле, и я не стал тебя тревожить.
   - А отчего она умерла?
   - Не знаю. Лориэн ничего не говорил. Мне даже показалось, что он сам не знает толком, что случилось.
   - Но считает, что её смерть лишила Тирлоэна покоя?
   - Да.
   - Понятно. А я тут причём?
   - Непобедимый утверждает, что ты можешь научить кого угодно. Даже эльфа. Я так понял, с людьми у тебя не заладилось, так, может, у эльфов дело лучше пойдёт.
   - Ты хочешь, чтобы я учила эльфийского принца?! Деметриос, пусти меня, я лучше сразу утоплюсь!
   - Не торопись. Помнишь, ты сомневалась, что у тебя появятся ученики, а я сказал, что никуда они не денутся?
   - Ты предлагаешь взять его в школу? - Айрин подняла голову, заглядывая в глаза Деметриосу. Воин ухмыльнулся:
   - А почему нет? К тому же, Брайну теперь придётся считаться с тобой.
   Айрин обернулась к отцу.
   - Я хочу знать, что случилось с Тарли и почему это так повлияло на Тирлоэна. Тогда я решу, смогу я учить его или нет. Если я возьму его в ученики, он должен будет приехать сюда, в крепость Деметриоса.
   - Зачем?
   - Я открываю школу воинского мастерства. Сейчас мы готовимся к приёму учеников. Как только всё будет готово, я тебе сообщу.
   - И ты хочешь, чтобы я предложил Лориэну отпустить сына в мир людей?!
   - Если он хочет, чтобы его сына учила я, пусть соглашается на мои условия.
   Нептун захохотал:
   - Ну, дочь, ну рассмешила! Лориэн проглотит собственный лук, как услышит такое! Ладно, Айрин, я передам ему, пусть присылает сына к тебе.
   - Нет. Сначала пусть ответит на мои вопросы. А дальше будет видно.
   - Хорошо. Кстати, почему именно к нему? - Хитро улыбнулся владыка морей, кивнув в сторону воина. - У тебя же достаточно денег, чтобы купить собственный замок вместе с титулом.
   - Титул покупать мне без надобности, он всё равно будет ниже моего собственного, а замок мне Деметриос подарил на свадьбу.
   - Чью свадьбу?
   - Ой, я же тебе не сказала! Папочка, я вышла замуж за Деметриоса!
   - Ну, наконец-то, сообщила! Я уж думал, ты так и будешь скрывать! - Пробормотал Нептун.
   - Ты сердишься на меня?
   - Как я могу сердиться на тебя? - Нептун положил руки им на плечи. - Смотри же, дерзкий смертный, береги её.
   Владыка морей развернулся и ступил в воду, тая на глаза.
   - Ну вот, а ты волновалась, что учеников не найдём.
   - Но эльф?
   - А что тебя смущает.
   - У меня и так полно проблем с Брайном, а тут ещё эльфийский принц в ученики намечается.
   - Знаешь, по-моему, ты переживаешь зря. Во-первых, неизвестно, как Брайн в принципе отнесётся к твоей идее, я уж не говорю о том, что королю эльфов может не понравиться твоё предложение.
   - Вот именно!
   - Так что расслабься, занимайся своими делами, и не загружай свою жизнь сомнениями о том, кому что понравится, а кому что - нет.
   Айрин уткнулась ему в грудь.
   - А вдруг у меня не получится?
   Деметриос поцеловал её макушку.
   - А кто об этом узнает? Такого, что ты придумала, раньше не было, а если и было, то так давно, что никто теперь и не вспомнит. Так что про любую ошибку можно будет сказать, что так и было задумано. И кто сможет опровергнуть? - Айрин хихикнула. - Так то лучше! Пойдём-ка домой, пока наши слуги нас не потеряли.
  

11.

  
   Спустя несколько дней приехала Салли. Под вечер копыта усталых коней простучали по двору замка. Всадники спешились, бросили поводья подбежавшему слуге. Салли, выяснив, что её хозяйка на ристалище, сразу отправилась туда. Айрин пыталась одолеть Деметриоса в мечном поединке. С завязанными глазами ей это плохо удавалось. Деметриос заметил девушку и остановил поединок. Айрин, облегчённо вздохнув, сняла повязку, и её взгляд встретился с глазами Салли.
   - Миледи, а Вы меня так научите? - Робко спросила она.
   - Научу, но позже. Сейчас тебе надо поесть и отдохнуть.
   - Нужно заняться лошадьми.
   - Лошадьми?
   - Ну да. Росинка бы все вещи не унесла, пришлось взять и Мохнатого. А оставить Грома без друзей я не могла.
   Айрин порывисто обняла верного оруженосца.
   - Салли, без тебя я как без рук!
   - Я привезла Вам письмо от лорда Гедрика, - сообщила Салли, высвобождаясь.
   - Отлично.
   Девушки быстро удалились с ристалища, негромко переговариваясь на ходу. Деметриос подобрал брошенный воительницей деревянный меч. Когда он пришёл в комнату Айрин, девушка уже разобралась с письмами, и теперь сидела мрачнее тучи.
   - Что случилось?
   - Деметриос, скажи, ты доверяешь своему управляющему?
   - Странный вопрос. Что случилось?
   - Сначала ответь.
   - Он работает здесь много лет, я, в некотором смысле, получил его вместе с поместьем. Без него бы тут всё рухнуло.
   - Может быть. Но не так скоро, как с ним.
   Деметриос напрягся:
   - Что на тебя нашло?
   - Ты знаешь, что у тебя в поместье творится?
   - А в чём дело?
   - Ясно. Переоденься, пойдём гулять.
   - Куда?
   - Увидишь. Я надеюсь, что увидишь.
   - Зря надеешься. Скоро стемнеет.
   - Хм, действительно. Значит, гулять пойдём завтра, а сегодня я тебе кое-что расскажу.
   Айрин бросила на Салли быстрый взгляд, и верный оруженосец понятливо заняла свой пост за дверью.
   Деметриос несколько раз перечитал письмо Гедрика. Девушка с тревогой смотрела, как каменеет лицо её возлюбленного.
   - Я убью его. - Воин шагнул к двери.
   - Деметриос, пожалуйста, не надо! Это не решит проблему.
   - Не решит?! А что тогда решит?!
   - Не знаю. Подумать надо, убить его мы всегда успеем. А живой он - доказательство твоей невиновности. Убьёшь его, скажут, что ты заметаешь следы.
   - Мне всё равно, что обо мне скажут!
   - А мне нет! Ты же воин, а не убийца, - очень тихо ответила Айрин. Деметриос сник:
   - В том то и дело, что воин. Ну, не хотел я этой земли, гори она огнём!
   - Неважно, чего ты хотел или не хотел, потому что сейчас ты владеешь этой землёй и, значит, несёшь за неё ответственность. Ты же не допустишь, чтобы она досталась подлецу.
   - Конечно, нет. - Деметриос погладил рукоять кинжала. - Ты можешь предложить другой способ?
   - Не могу - пока, и потому любое решение считаю преждевременным. Давай хотя бы до утра подождём, а потом уж подумаем, что и как можно сделать.
   - А почему не сейчас подумать?
   Айрин спрятала документы, отправила Салли отдыхать, предупредив, что до утра она не понадобится, и из коридора окликнула Деметриоса:
   - Пойдём, объясню тебе, почему не сейчас.
   Заинтригованный Деметриос пошёл следом. К его удивлению, они пришли в его покои. Девушка с серьёзным видом закрыла дверь, и только тогда позволила победной улыбке засиять на лице:
   - Ну, всё! Теперь ты до самого утра - мой пленник!
   Деметриос усмехнулся:
   - Однако, неожиданный поворот беседы! Только это ведь моя спальня, так что пленница - ты.
   - Как скажешь, любимый.
   Утром супруги выехали на прогулку, и никто из замка не видел, как благородные лорд и леди превратились в воинов-наёмников. Степенно они направились к ближайшей деревне. Путь их закончился под вечер у хижины жреца, где знакомый щенок бросился им под ноги.
   - Мир вам, воины! - Поприветствовал их жрец.
   - Мир и тебе, жрец! - Ответил Деметриос.
   - Простите меня, милорд! Я опять не узнал Вас!
   - Тем лучше, значит, нас точно никто не узнал. Айрин, отстань от щенка, избалуешь сторожа!
   - Простите!
   - Ничего, миледи. Мой дом открыт для всех, кому нужна моя помощь, так что злобный пёс во дворе мне ни к чему. Проходите в дом. Думаю, Вы не просто так в гости заглянули.
   - Ты прав, жрец. Мы и рады бы к тебе заехать просто в гости, да беда нас к тебе привела.
   - Помогать страждущим - мой долг перед Светлым. - Жрец профессионально скрыл удивление.
   Подождав, пока высокие гости усядутся за стол, жрец разлил по глиняным кружкам холодный отвар. Деметриос чинно отпил угощения, поблагодарил, потом пристально взглянул на жреца:
   - Скажи мне, жрец, чего боятся мои люди?
   - Или кого? - Чуть слышно добавила Айрин.
   Жрец вздохнул.
   - Странные вы люди. Сколько раз встречаюсь с вами, столько раз удивляюсь. Могу я спросить, почему Вы спрашиваете меня, милорд?
   - Ты чужак здесь, как и я. Ты можешь видеть то, что не видно изнутри, если, конечно, смотреть, а не смотреть ты не можешь. И ты служишь тем силам, которые неподвластны воле смертных, поэтому тебе доверяют.
   - Мне не могут доверять больше, чем лорду своей земли.
   - Я не лорд этой земли, и никогда не стремился стать её Хозяином. Если бы не Айрин, я бы так и не заметил беды.
   - А что Вы увидели, миледи?
   - Страх. Люди боятся жизни, потому что всегда найдётся стервятники, которые претендуют на неё.
   - И Вы знаете, кто эти стервятники?
   - Я подозреваю одного человека, но у меня нет доказательств, пока.
   - Мне жаль, миледи, но мои слова не могут выступать доказательством вины.
   - Я и не собираюсь их так использовать!
   - Мы хотим понять, жрец. Я мог бы долго бродить по своей земле, не узнанный, да время не терпит. Помоги мне, жрец, прошу тебя!
   - Что ж, воин, я расскажу тебе о странных делах, что творятся на твоей земле.
   Закатный сумрак наполнил лес, предвечерняя тишина затаилась на верхушках деревьев. Айрин остановилась на крыльце, вслушиваясь в мир.
   - В такой вечер не хочется верить, что в мире существует подлость.
   - В подлость никогда не хочется верить, миледи, что не мешает ей разрушать наше счастье.
   - Пусть попробует! - Ответили хором Деметриос и Айрин и рассмеялись.
   - Я бы на её месте не стал рисковать. Желаю вас удачи, воины.
   - Спасибо, жрец! - Снова хором ответили Хозяева окрестных земель.
   Ночь настигла их на полдороги. Для опытных путешественников не составило бы труда доехать до дома и в темноте, но завороженные покоем ночи они не торопились возвращаться к проблемам дня. Свернув с пути, они, не сговариваясь, направились к деревенскому лугу, на котором, в стороне от домов, возвышался сеновал. На сеновале приятно пахло свежим сеном и летними травами. Даже в темноте ведьма определила, что подвешенные под крышей пучки со дня на день уже могут забрать.
   - Вот бы познакомиться с местной травницей!
   - Зачем?
   - Узнать, где какая трава растёт.
   - Ты же всё вокруг излазила?!
   - Это не то. Край здесь травами богатый, но, чтобы узнать, где какая трава обладает самой силой, нужно не один месяц собирать травы и сравнивать их особым способом.
   - К чему лишние сложности?
   - Сильная трава и помогает лучше, и хранится дольше.
   - Неугомонная!
   Деметриос упал в сено, притягивая к себе Айрин.
   - Ты с ума сошёл! Прекрати!
   - Ты уверена?
   Воин послушно развёл руки. Девушка, лёжа на нём, чувствовала, как вздымается его грудь в такт дыханию.
   - Я люблю тебя! - Прошептала она.
   - Счастье моё, жизнь моя! - Ответил Деметриос, снова обнимая любимую.
  
   По возвращению в крепость первое, что бросилось в глаза Хозяевам, так это фингал, украшающий лицо управляющего.
   - Что случилось? - Спросил Деметриос и получил хмурый ответ:
   - Упал.
   Айрин усмехнулась. В коридоре они встретили Салли.
   - Миледи, Ваши сумки уже в комнате. Я займусь лошадьми.
   - Спасибо, милая. - Салли торопливо ушла. Айрин улыбнулась. - Знаешь, Деметриос, я догадываюсь, почему она не пристала ко мне с упрёками, куда я пропала, не предупредив её.
   - Ты слишком много ей позволяешь.
   - Но и она много мне отдаёт. Пойдём завтракать.
   После завтрака Айрин заинтересовалась долгим отсутствием Салли. На конюшне её уже не было. Встревоженная воительница поторопилась разыскать беспокойного оруженосца. Салли нашлась на кухне, где Лин пыталась вразумить новенькую, занятую мытьём посуды:
   - Пойми, ты сильно рискуешь!
   - А терпеть наглость - верх осторожности?
   - Если хочешь здесь работать, то да. Лучше запомни сразу, иначе у тебя будут проблемы.
   - У меня проблем не будет, да и не работаю я здесь. Я служу леди Айрин!
   - Как будто есть разница?!
   - Конечно, есть! Этот подлец мне вообще не может приказывать.
   - Но это не повод, чтобы развешивать такие украшения, - вмешалась Айрин. - Салли, надо быть аккуратнее! Я же тебя учила.
   - Простите, миледи.
   - Я сейчас буду в кабинете Деметриоса. Зайди, как освободишься.
   Деметриос обречено просмотрел бумаги.
   - Итак, подытожим. Многолетние долги по налогам гостеприимно распахивают для меня двери долговой тюрьмы, если не королевской башни.
   - Интересно, почему Налоговая Управа до сих пор к тебе не прицепилась?
   - Наверно, из-за Брайна. Думаю, он, как и Мирак, не питал иллюзий относительно моих Хозяйских способностей. У меня не было Наследника, так что земли всё равно достались бы короне. Думаю, Брайну проще закрыть глаза, чем разбираться.
   В кабинет заглянула Салли:
   - Миледи?
   - Присмотри, чтоб нам не мешали.
   - Не слишком ли это будет подозрительно? - Нахмурился Деметриос.
   - Даже если и так, пусть думают, что это мой каприз. Так, что у нас получается? Тебя оставили в покое, как заведомо бесприбыльное поместье, но твой управляющий умудрился организовать тут бурную деятельность с полноценной прибылью, с которой казна ничего не имеет. Если казна об этом узнает, она, скорее всего, сильно обидится. И не докажешь потом, что ты знать ничего не знал, и дома тебя не было.
   - Да уж, а в свете после последних событий выкрутиться будет почти невозможно. Тем более, для того чтобы выкрутиться, нужно будет доказать виновность моего управляющего, а я не очень-то представляю, как это сделать.
   - А если сбросить эту работу королевским служащим? - Задумался Айрин.
   - Это как?
   - Очень просто. Подадим прошение Брайну: так мол и так, подозреваю, что управляющий мой - подлец и вор. Помогите разобраться.
   - Думаешь, получится?
   - Могло бы получиться, да беда в том, что мы в глубокой опале.
   - Может, с Гленом посоветоваться? Он двор хорошо знает. - Деметриос осёкся и недоверчиво помотал головой: - Вот уж не думал, что такое скажу!
   - К Глену можно обратиться, нужно только чётко определиться в действиях.
   - А что неясно в наших действиях?
   - Ну, например, что нам делать с тем, что поместье может приносить прибыль?
   - Прибыль, при которой крестьяне живут впроголодь!
   - Тише, Деметриос, не кипятись, я же не предлагаю тебе обкрадывать твоих собственных крестьян! Но твой управляющий умно сообразил: крестьяне, живущие на твоей земле, должны выплачивать тебе подати. Надо будет уточнить, что именно они платят. В общем, надо будет подумать, как сделать так, чтобы поместье действительно приносило прибыль. Хотя бы прокармливало само себя, и при этом крестьяне бы не шугались собственного лорда.
   - Может и так. Но всё равно, пока не выведем вора на чистую воду, все разговоры бессмысленны.
   - Вора и всех его подельников.
   - Знаешь, ты права, пусть ими занимаются те, кому положено.
   - Так что, собираемся в путь?
   - Собираемся.
   - Салли! - Крикнула Айрин. - Мы уезжаем!
   В тот же день Хозяева покинули крепость. На ночь они остановились на постоялом дворе. Салли спокойно отнеслась к тому, как Деметриос выложил шесть мечей за две комнаты, но с трудом смолчала, когда её хозяйка направилась в комнату воина. За ночь она приучила себя к изменениям, поэтому утром смогла приветствовать их, ничем не выдав смятения. Когда на следующем постоялом дворе ситуация повторилась, она смирилась с изменениями. Айрин даже не успела понять, что верного оруженосца что-то тревожило.
   Путники не хотели особо распространяться о своём прибытии в столицу, поэтому оделись максимально безлико и просто. Их неожиданный приезд обрадовал всех обитателей столичного дома герцога. Пережив порцию бурных объятий, неугомонные гости разошлись по комнатам. Точнее, Айрин зашла в отведённую ей комнату, схватила сумки и велела Салли, как она отдохнёт, перетащить остальные вещи к Деметриосу.
   - Госпожа, - робко возразила девушка. - Боюсь, леди Сабрина это не одобрит!
   - Почему это? - Удивилась Айрин. - Глупости какие!
   И только в комнате Деметриоса, когда расстегнула куртку, девушка сообразила, что никто не знает про свадьбу. За эти несколько дней они настолько прикипели друг к другу, что практически забыли, что когда-то всё было не так. И их друзья ещё не в курсе перемен, даже Салли не видела амулеты, почти всегда спрятанные под куртками.
   - Что-то подсказывает мне, что с этой новостью не стоит затягивать, - пробормотала Айрин, задумчиво вертя в руках амулет.
   - Тогда умываемся, переодеваемся и идём делиться новостями.
   Айрин пожалела, что не захватила с собой платье: в сумке была только мужская одежда. Пришлось надевать, что есть.
   И хозяева, и гости собрались в главном зале. Время обеда уже прошло, а время ужина не наступило, но Мелина быстро организовала внеочередную трапезу для гостей, и когда Деметриос и Айрин вошли в зал, слуги как раз закончили накрывать на стол.
   - Лорд Деметриос, леди Айрин, прошу! - Глен жестом пригласил вошедших к столу. - Нам не терпится узнать новости, но...
   Тут Глен осёкся, уставившись на непривычные украшения. Остальные так же потрясённо рассматривали амулеты, пока Деметриос и Айрин усаживались за стол.
   - Вот и узнали! - Усмехнулся Деметриос.
   - Это что у тебя? - Почему-то шёпотом спросил Гедрик.
   - Не у меня, а у нас, - поправил Деметриос. - Свадебные амулеты.
   - Откуда? - Снова спросил Гедрик, но уже нормальным голосом.
   - Из храма, конечно. Откуда же ещё?
   - Деметриос, тебе не кажется, что ты должен кое-что объяснить! - Вмешалась Сабрина.
   - А разве что-то неясно? - Улыбнулся Деметриос.
   - Но когда?
   Молодые супруги переглянулись.
   - Недавно. - Ответила Айрин. - Если интересно точно, можно в документах посмотреть.
   - А ты так не помнишь?
   - Нет. А зачем?
   - Как зачем? К примеру, годовщину свадьбы праздновать!
   - А зачем? Когда захотим праздновать, тогда и отпразднуем. Зачем ждать специальный день?
   - Так принято, - растерялась Сабрина. - Обычай такой.
   - Неудобный обычай. А если мы не сможем в этот день быть вместе? Как праздновать? Моя мама говорила, что праздник надо устраивать не тогда, когда положено, а когда хочется.
   - И Начало года?
   - А чем Начало года хуже других? К тому же в неправильное время намного легче собрать тех друзей, кто в положенные дни не может к нам приехать.
   - И что? Ты можешь устроить праздник Начала прямо сейчас, летом?
   - Могу. Только не хочу. Настроения нет. Лорд Глен, нам нужна помощь.
   - Я так и понял. Мы всё обсудим. И праздник тоже! Проблемы мы решим, не так уж она и страшны. Так что будет что отмечать.
   - К тому же, вы задолжали нам свадьбу! А это не по-дружески! - Добавил Гедрик.
   - Ты что, предлагаешь нам второй раз пожениться? - Возмутился Деметриос.
   - Вовсе нет. Я намекаю, что за твою свадьбу надо крепко выпить. А, учитывая, что ты отхватил самую завидную невесту пошедшей зимы, пить надо вдвое крепче.
   - Вот именно! - Согласилась Сабрина. - Так что большой праздник мы устроим, даже если не хочется. И не вздумай спорить.
   - Я не спорю, леди Сабрина! - Айрин в глубине души мечтала о красивом празднике, о зерне, сыплющемся на плечи, о великолепном платье, обещанном Марией, о богатом угощении и добрых гостях. Но неприятности угнетали её душу, в таком настроении ни до праздников. - Только сначала надо решить целый ворох проблем. Иначе праздник нам придётся устраивать в неподходящем для этого месте.
   - Не отчаивайтесь, леди Айрин! Мы что-нибудь придумаем! - Обнадёжил её Глен.
   - Мы уже кое-что придумали, но хотим посоветоваться с Вами.
   - Конечно. Как отдохнёте с дороги, мы и поговорим.
   Отдыхать долго не стали. Глен внимательно выслушал Айрин, посмотрел бумаги, которые она привезла, и задумался.
   - Нет, к королю с этим вопросом идти нельзя.
   - А куда тогда? Не в Налоговую же Управу? - Невесело пошутил Деметриос.
   - Именно туда, - серьёзно ответил Глен. - Вы думаете, Вы первый, кого обманул управляющий? Нельзя сказать, что такие случаи часты, но всякое бывает. Так что подадите прошение, к вам вышлют проверяющих. Правда, придётся оплатить их работу. Ну, и долги по налогам выплатить, без этого никуда.
   - Да выплачу, это как раз для меня не проблема, - отмахнулся Деметриос.
   - Для нас, - поправила Айрин.
   - Цыц! - одёрнул её Деметриос.
   - Только учтите, что оплата там идёт по дням, и берут они немало.
   - Деньги у нас есть, - ответила Айрин. - У нас! - повторила она, не дав Деметриосу возразить. - Вот только нам придётся уехать. Надо будет присмотреть, чтобы проверяющим не помешали.
   - А вместе с ними мы можем ехать? - Уточнил Деметриос.
   - Конечно. Но всё равно не раньше, чем прошение удовлетворят. Завтра пойдём с тобой в Управу. А леди Айрин лучше не показываться на улице. Простите, миледи, но неизвестно, как отнесётся король к Вашему возвращению.
   - Я всё понимаю, и повременю пока с визитами. Буду спокойно сидеть здесь под присмотром леди Сабрины. Она уж точно не допустит, чтобы я снова влипла в неприятности.
   Известие, что девушке придётся жить чуть ли не в заточении, а вскоре снова уезжать, не понравилось Сабрине, но и она признала необходимость таких мер. Вот только отсидеться дома Айрин не удалось. Через несколько дней смущённая Салли объясняла госпоже:
   - Во дворе ждёт мастер Рид. Он хотел увидеть Лейлу, но пока выяснял, куда она делась и когда вернётся, заметил меня. Я не знала, что он во дворе, иначе бы дождалась, пока он уйдёт! А он откуда-то знал, что я уехала к Вам, вот и решил, раз я здесь, Вы, наверно, уже вернулись. Он очень просит разрешения поговорить с Вами.
   - А ты?
   - Я сказала, что никто не должен знать. Он очень просит. И он какой-то взъерошенный. Может, у него какая-то беда?
   - Мастер Рид умеет хранить чужие тайны. Позови его.
   Салли довольно точно охарактеризовала всегда спокойного и приветливого знахаря: тот от волнения даже забыл поздороваться:
   - Госпожа! Это просто счастье, что Вы здесь! Я не смел и надеяться на такую удачу!
   - Мастер Рид, хочу предупредить, что меня здесь нет и ещё довольно долго не будет. Что у Вас случилось?
   - Я нашёл русалку.
   - То есть?
   - Какой-то бродячий зверинец приволок в город маленькую русалку. Была бы она человеком, я бы сказал, что ей лет пять.
   - Но как? Она же ещё ребёнок, она не может выходить на землю.
   - В бочке с водой. Я хотел её выкупить, но хозяин отказался продать. Вот я и пришёл к Лейле. Я то кто? Так, колдун средней руки. А вот она - совсем другое дело, такая сила редко кому даётся. И почему женщинам нельзя становится магами? Да не о том речь. Я думал попросить у неё помощи. Надо срочно выручать девочку, выглядит она очень плохо.
   - Салли, подбери мне платье. Нет! Лучше мужской костюм. Такой, чтобы богатство и Высокий Дом были видны издалека. Надеюсь, чванливому лорду продадут диковинку - хотя бы, чтобы не нарваться на гнев высокородного господина.
   - А если не продадут?
   - Отобьём, - равнодушно откликнулась Салли.
   - Это точно! Салли, беги на конюшню, попроси для Грома богатую упряжь. Мастер Рид, Вы верхом ездите?
   - Если лошадь меня не уронит, езжу.
   - Ясно. Тогда Вам лучше идти пешком.
   В коридоре Айрин столкнулась с Мелиной.
   - Ты куда? Тебе же нельзя выходить из дома!
   - Знаю. Но надо помочь кое-кому.
   - Подожди! Кому помочь!
   - Долго объяснять! Всё потом!
   - Да стой же! - Мелина схватила русалку за руку. - Знаю я тебя! Опять в неприятности какие-нибудь влезешь! Скоро Глен вернётся, а с ним папа и Деметриос. Не ходи одна!
   - Когда скоро? Пойми же, речь идёт о жизни и смерти!
   - Ещё лучше! Ты, что ли, воевать собралась? В одиночку?
   - Ничего, справлюсь как-нибудь.
   - Не сомневаюсь. Значит так, я дам тебе несколько стражников. Спасай, кого хочешь, но воевать будут они.
   - Но...
   - Иначе я всё расскажу маме!
   - Не надо!
   - Берёшь охрану?
   - Беру, раз ты так настаиваешь.
   Из дома Айрин выехала в сопровождении пятерых стражников.
   Зверинец производил жалкое зрелище. Худые, ослабленные от голода и неподвижности животные устало лежали в тесных клетках и даже не пытались рычачть на проходящих мимо людей. Хозяин, невысокий щуплый мужчинка с добродушным весёлым лицом, лично вёл высокородную гостью от экспоната к экспонату, развлекая её рассказами о нравах зверей и местах, где они обитают. Как ни злилась Айрин на хозяина, всё же отдавала ему должное: рассказы его были довольно точны. За исключением, конечно, восхваления собственной храбрости и ловкости при поимке животных, ну да не было смысла опровергать эту маленькую ложь, всё-таки Айрин приехала в зверинец за другим.
   - Милейший, - перебила она простолюдина. - А мне рассказывали, что у тебя есть настоящая русалка. Соврали, небось. Что-то ничего такого я у тебя не вижу.
   - Так русалка - это ж зверушка редкая, абы кому показывать не станешь. Да и беречь её надо, опять же уход особый за ней нужен...
   Айрин достала золотую монету:
   - Так можешь показать её мне?
   Русалка лежала на дне большой бочки и на появление зрителей никак не среагировала. Тогда хозяин зверинца достал длинную палку и попытался ткнуть девочку. Айрин схватила его руку:
   - Не стоит этого делать. Сколько ты хочешь за неё?
   - Госпожа, русалка не продаётся!
   - Салли, покажи кошелёк! Видишь? Я плачу золотом. Или забираю русалку силой. - За спиной послышался дружный шелест вынимаемых из ножен мечей. - Сталь или золото. Выбирай. Но русалочка уйдёт отсюда со мной.
   Не тратя больше время на разговоры, Айрин наклонилась над бочкой, и её амулет попал в воду. Маленькая русалочка зашевелилась, недоверчиво уставилась вверх, растеряно переводя взгляд с амулета на принцессу. Та опустила руки в затхлую воду, и девочка ухватилась за них.
   Айрин понимала, что русалочке нельзя оставаться в грязной воде, но как и куда её везти? Когда она ехала в зверинец, она рассчитывала увезти девочку прямо в бочке, потом дождаться Лейлу, которая бы помогла связаться с отцом. Но при мысли оставить ребёнка в такой грязной и застоявшейся воде Айрин самой становилось плохо. А русалочка продолжала тянуться к спасению, и принцесса смело взяла её на руки. Мысленный зов о помощи - и защита амулета передалась девочке. Дело оставалось за малым: вернуть ребёнка родителям. То есть, перевезти к морю.
   Айрин собралась звать Альтоса, но сообразила, что он не сможет защитить русалочку, которая без воды - или помощи Владыки Морей - быстро погибнет. А раз так, придётся всё равно звать Нептуна на помощь, тем более он уже наверняка понял, что его беспокойная дочь опять угодила в неприятности. С другой стороны, если она звала Ишару в храме, почему бы ни обратиться так же к Нептуну?
   - Мастер Рид, где здесь ближайший храм Нептуна? Или обитель всех богов, в крайнем случае?
   С русалочкой на руках Айрин не стала забираться в седло, поэтому идти пришлось пешком и довольно долго. Знахарь объяснил по пути:
   - Здесь есть несколько храмов Нептуна, но они все ближе к реке, и там всегда людно: их часто посещают рыбаки, купцы, просто путешественники. Не думаю, что эти храмы нам подходят. Есть ещё один, про него мало кто знает, его построили Морские Ястребы.
   В храме на самом деле никого не было, да и вряд ли бы в него зашли незнающие люди: он терялся среди мастерских и лавок, ничем не отличимый от других домов на улице. К счастью, жрецов в главном зале не было, поэтому Айрин без долгих раздумий положила русалочку на алтарь и позвала. Как она и предполагала, ответ пришёл сразу: откуда-то из глубины зала вышел невысокий мужчина, мимоходом погладил девушку по голове, взял русалочку на руки и исчез. Теперь надо было как можно быстрее вернуться домой и как-то объяснить, что случилось, избежав при этом лишних разговоров. Стражников Айрин предусмотрительно оставила за дверью, а мастер Рид, почтительно склонившийся при появлении бога, не стал бы болтать. Проблемы могли возникнуть только с Салли, которая ничего не поняла, но была сильно поражена увиденным.
   - Салли, - тихо окликнула оруженосца русалка. - Никому ничего не говори. Я положила девочку на алтарь, помолилась про себя, и девочка исчезла. Всё. Больше ничего и никого не было, и ты никого не видела. Ты поняла?
   - Но, госпожа...
   - Ты поняла меня? - Повторила вопрос Айрин.
   - Да, госпожа. Русалочка исчезла с алтаря, и больше ничего не было.
   - Мастер Рид?
   - Я понял. Пойдёмте, госпожа, скоро жрецы придут в себя, а нам не надо бы с ними встречаться.
   Едва маленький отряд вернулся домой, как во двор выскочили встревоженные мужчины. Деметриос накинулся на Айрин с упрёками:
   - Что ты творишь? Ты о чём думала? Столько людей делает вид, что не знает о твоём возвращении, а ты разъезжаешь по городу, будто тебе на всё плевать!
   Айрин, хоть и признавала, что у мужа есть повод сердиться, ответить ему ничего не могла. Как только она спрыгнула с коня, голова у неё закружилась, и она вцепилась в седло, чтобы не упасть. Но это не помогло. Руки бессильно разжались, и девушка упала. Деметриос, проглотив все обвинения, схватил девушку на руки.
   - Что с тобой? Что произошло?
   Айрин посмотрела на него мутным взглядом и ответила:
   - Я упала.
   - Милорд, - вмешался мастер Рид, - леди Айрин надо отдохнуть. Похоже, она потратила много сил. Поспать бы ей.
   - Я не хочу спать! - Закапризничала русалка. - Поставь меня, я уже в порядке.
   Деметриос с сомнением качнул головой, но просьбу выполнил. Только отпускать девушку не стал, потому что на ногах она стояла нетвёрдо. Покачиваясь, Айрин сделала шаг и потеряла равновесие, но муж поймал её до того, как она снова свалилась на землю.
   - Отдохнёшь, тогда и поговорим.
   Деметриос отнёс девушку в комнату и положил на кровать. Рядом крутился мастер Рид, а возле дверей замерли испуганные Гедрик и Глен.
   - Мастер, что с ней? - Спросил Глен.
   - Это похоже на магическое истощение. Просто удивительно, что она выдержала дорогу до дома.
   - Что же делать?
   - Я не могу здесь помочь. Разве что посоветовать поспать.
   - Я не хочу спать! - Вяло забрыкалась Айрин.
   - Может, дать ей сонного зелья? - предложил Глен.
   - Я бы не стал рисковать. Была бы здесь Лейла, она бы лучше разобралась. Это всё-таки магический недуг, с ним лучше справляются маги.
   - Я позову советника! - Гедрик выскочил из спальни.
   - Не надо! - Крикнула ему вслед Айрин и рванулась встать. Резкое движение лишило её последних сил, и она потеряла сознание.
   Деметриос схватил её за руку, нащупывая пульс.
   - Мастер, что с ней?
   - Не волнуйтесь, милорд. Считайте, что она просто сильно устала. В первую очередь ей нужен отдых. Сейчас маг посоветует, чем ещё можно помочь.
   Тут в комнату вошла Сабрина, а за ней чуть ли не плачущая Салли.
   - Что случилось?
   - Она потеряла сознание. Сейчас Гедрик приведёт мага. - Ответил Деметриос.
   - Ясно. Может, вы пока выйдите и дадите нам раздеть девушку?
   - Зачем?
   - Чтобы уложить её в постель.
   Деметриос кивнул, и сам принялся за дело.
   - Нужно ещё одеяло. У неё ледяные руки, она мёрзнет.
   Салли выскочила за дверь, восприняв замечание воина за руководство к действию. Мастер Рид помог Деметриосу раздеть девушку и укутать её одеялом.
   Маг-советник Гедрика бесшумно вошёл в спальню, дождался, пока девушку устроят на кровати, и только тогда озвучил своё присутствие:
   - Это не магическое истощение.
   - А что же ещё? - Возмутился мастер Рид.
   - Не знаю. Это похоже на истощение, но природа его какая-то другая. Я не понимаю её.
   - Тогда что делать?
   - Я могу только посоветовать дождаться, пока госпожа восстановит силы. Надо привести её в чувство и накормить. Еда и сон - лучшие лекарства при любом истощении, должны помочь и сейчас.
   - Совершенно верно, маг! Но не совсем! - Альтос ворвался в комнату, непостижимым образом не зацепив ни Гедрика, ни Глена, загораживающих вход.
   Воин присел на край кровати, достал большой хрустальный флакон и полил из него губы Айрин. Девушка, не приходя в себя, открыла рот, стараясь поймать капли воды, текущие ей на лицо.
   - Э, нет, красавица моя! Ну-ка, возвращайся сюда!
   Айрин неохотно открыла глаза.
   - А я никуда не ухожу.
   - Ну-ну! Пей.
   Альтос попытался напоить русалку, и Сабрина неодобрительно отобрала у него флакон и согнала его с кровати. Осторожно приподняв голову девушки, она поднесла флакон к её губам и принялась острожно поить её. Несколько глотков заметно оживили русалку, она довольно заулыбалась и попыталась отобрать флакон с остатками воды у леди Сабрины. Но Альтос её опередил:
   - Хватит, красавица моя. Ожила, и довольно!
   - Ой. А ты здесь откуда?
   - Ещё спрашивает! Ты хоть представляешь, каких дел натворила?
   - А что такое?
   - Что такое?! Ты хоть думала, что ты делаешь? Ты же столько силы через себя пропустила, что просто чудо, как жива осталась! Скажи, зачем надо было так рисковать?
   - Я должна была спасти её!
   - Конечно! То, что сама чуть в чертоги вечности не отправилась, тебя не волнует! И то, что твой отец с ума сходит - тоже!
   - Так он же... - Айрин смешалась.
   - Что "он же"?! Он сейчас не может тебя поддержать, потому что направил все силы на другое. Хорошо, догадался передать мне воду для тебя.
   - Постой. Если он направил все силы на другое, значит, ситуация там очень тяжёлая. Так в чём ты меня упрекаешь? Кто знает, промедли я хотя бы до вечера, может, девочка погибла бы. Так что не надо на меня кричать, я всё сделала правильно!
   - Знаешь что... Спи! - Приказал Альтос, и девушка тут же заснула.
   - Вот же упрямая, - пробормотал воин, ни к кому не обращаясь. - И что с ней делать?
   - Пороть, - усмехнулся Деметриос.
   - Хорошая идея, только поздно уже. Её не переделать.
   - А зачем переделывать? Она мне и такая нравится. - Деметриос сел на кровать, погладил Айрин по голове, и она переползла поближе к мужу и свернулась клубком, положив голову ему на бедро.
   - Не будите её, всё равно бесполезно. - Проинструктировал Альтос. - Как проснётся, накормите. Дней десять потом не давайте напрягаться. Пусть отдыхает.
   - Нам скоро уезжать, - возразил Деметриос.
   - Ей нельзя ехать. Только что ей запреты... в коляске, что ли, пусть едет тогда. Верхом даже пусть и не пытается, свалится по дороге - только прибавит вам хлопот да зря задержит в пути. Знаешь что? Возьми. Спрячь. - Альтос отдал Деметриосу флакон. - Там осталось немного воды, но даже это может помочь, если вдруг она опять вздумает уйти. Несколько капель на губы дадут ей чуть-чуть сил. Для подвигов недостаточно, но зато хватит, чтобы продержаться до полноценной помощи.
   Не дожидаясь слов благодарности, Альтос вышел из комнаты. Присутствующие ошарашено переводили взгляд с двери на невозмутимого Деметериоса и обратно. Вдруг Глен сорвался с места, но очень быстро вернулся.
   - Он пропал. Он должен был быть ещё в коридоре, но там никого нет. И как он попал сюда? Как стража могла пропустить его?
   - А Вы уверены, что стража его пропустила? - Насмешливо спросл Деметриос.
   - Что Вы хотите сказать? Не мог же он пройти, минуя стражу?
   - Почему нет? Если это можем сделать мы, почему бы не суметь это кому-то ещё? А в прошлый раз он вообще в окно вошёл. Какая уж тут стража...
   - Но как?
   - Я его не учил, не знаю.
   - Деметриос, кто он такой? - Гедрик пристально уставился на друга.
   - А тебе какая разница?
   - Я хочу знать, что за человек может ворваться в мой дом...
   - В твой дом может ворваться любой человек, который окажется искуснее твоих стражей. Так что придумай другую причину для своего любопытства. Если же попробовать объяснить... то это просто друг Айрин.
   - Просто друг? - Переспросила Сабрина.
   - Честно говоря, непросто. Вы даже не представляете, насколько непросто. Если, конечно, мои догадки верны.
   - То есть, ты сам точно не знаешь, кто он такой? - Заключил Гедрик.
   - Нас не представляли друг другу.
   - И, тем не менее, ты утверждаешь, что этот воин - её друг?
   - Он помогает ей. Он за неё волнуется. И это он дал мне амулеты. Разве этого недостаточно?
   - Наверно. Но... - Глен махнул рукой. - Ты уверен, что он не опасен?
   - Я уверен, что он очень опасен. Но раз мы все ещё живы, значит, мы не сделали ничего, что вызывало бы его гнев.
   - Что-то ты не договариваешь, - пробормотал Гедрик.
   - Простите, милорды! - вмешался маг. - Леди Айрин нужно отдыхать.
   - Да, что-то мы заболтались, - согласилась Сабрина. - Идёмте отсюда.
   Деметриос лёг прямо на одеяло, свесив ноги с края кровати, и притянул к себе Айрин. Девушка вытянулась и, не вылезая из-под одеяла, умудрилась обнять его в ответ.
   - Однако! - Хмыкнул Гедрик и первым вышел из спальни.
   А ближе к вечеру следующего дня посланец Его Величества принёс для леди Айрин, учительницы воинов, приглашение на аудиенцию. Отдать приглашение Глену в обмен на обещение передать его Айрин, посланец отказался. Тогда Сабрина, вовремя вмешавшаяся в переговоры, предложила посланцу передать приглашение лично. И проводила его в спальню, где всё ещё спала Айрин. Деметриос, не покидавший жену, насторожился, едва увидел посланца. Тот свысока посмотрел на спящую девушку.
   - Я должен передать приглашение. Разбудите её.
   - Невозможно, - ответила Сабрина.
   - Как это - невозможно? Его Величество желает сегодня вечером видеть леди Айрин! Её нужно разбудить.
   - Нам запрещено её будить. Впрочем, попытайтесь, - предложил Деметриос.
   Посланец недоверчиво уставился на воина.
   - Как?
   - Как хотите. Я её будить не стану. Вам надо, Вы и будите.
   Посланец осторожно подошёл к кровати и неловко потряс девушку за плечо. Та даже не шелохнулась. Посланец беспомощно посмотрел на Деметриоса.
   - Что Вы на меня смотрите? Хотите - будите. Но раньше завтрашнего дня она всё равно не проснётся.
   Посланец потряс девушку основательней и требовательно сказал ей почти в самое ухо:
   - Леди Айрин, просыпайтесь!
   Айрин раздражённо отмахнулась и, не просыпаясь, натянула одеяло на голову.
   - Бесполезно, - объяснил Деметриос. - Нас предупредили, что она будет спать, пока сама не проснётся.
   - Но Его Величество...
   - Передайте Его Величеству, что целитель, который усыпил леди Айрин, не знал о планах нашего короля. А мы не знаем, как и где разыскать того целителя. Приглашение оставляйте, я передам его леди Айрин.
   Посланец ушёл ни с чем, а Глен просочился в спальню и шёпотом, будто бы шум мог разбудить девушку, посетовал:
   - Лорд Деметриос, я ничего не могу сделать. Раз нам не удалось скрыть её появление в городе, ей придётся явиться ко двору.
   - Не волнуйтесь, лорд Глен. Она может за себя постоять. Да и я не отпущу её одну.
   - Разумеется. Мы с лордом Гедриком пойдём тоже.
   - Нет. Хватит уже того, что мы живём у Вас. Приглашают только Айрин, значит, посторонних быть не должно - их могут оставить за дверью. Не лучшее отношение к бывшему герольду, Вы не находите?
   - Но ты же идёшь! Почему мне нельзя? - От волнения Глен снова перешёл на ты, чего старался не допускать.
   - А я ей, между прочим, не посторонний. И если наш добрый король желает что-то сказать моей жене, пусть сначала спросит разрешения у меня! А я подумаю, не оскорбит ли чести и достоинства моей жены беседа наедине с мужчиной.
   - Но нельзя же так сказать королю?!
   - Почему? Приличия остаются приличиями. И их нарушение может очернить репутацию добропорядочной жены лорда Высокого Дома.
   - И где ты во мне добропорядочность нашёл? - Раздался сонный голос с кровати.
   - Леди Айрин, Вам же спать надо! - Испуганно ахнул Глен.
   - Я не хочу спать, - возразила Айрин и отчаянно потёрла глаза.
   - А, ну, спать! - Рявкнул Деметриос.
   Девушка тут же упала на подушку.
   - Обними меня.
   Воин грустно хмыкнул и выполнил просьбу. Айрин попыталась обнять его, не вылезая из-под одеяла, но заснула, не успев удобно расположиться под боком любимого мужчины.
   - Страшно видеть её такой, - пробормотал Глен.
   - Зря! Не надо её жалеть, она просто раненый воин сейчас. Но раны затянутся, нужно только немного подождать.
   - Поражаюсь твоей выдержке. Если бы моя жена оказалась в таком состоянии, я бы...
   - Что? Я делаю лишь то, что могу, а могу я только быть рядом и ждать. Хороший воин умеет ждать, я постоянно Вам это говорю, лорд Глен. Иногда это умение остаётся единственным нашим оружием, но от него зависят дорогие нам люди.
   - Одно слово - учитель! - Буркнул Глен и вышел из комнаты.
   Через два дня Айрин проснулась. Деметриос, тут же подсокочил к кровати.
   - Как ты себя чувствуешь?
   - Будто два месяца фехтовала без перерыва, - призналась девушка. - Что случилось? Почему я днём сплю?
   - Ты уже не первый день спишь.
   - А почему? Что со мной такое? Слабость жуткая.
   - А ты не помнишь? Думаю, подробности тебе лучше расскажут Салли и мастер Рид. Ты уже в таком состоянии приехала домой. И здесь тебя усыпил воин. Он ругался, что ты очень много силы пропустила через себя. Ты понимаешь, что это значит?
   Айрин кивнула и пояснила:
   - Он правильно ругался. Мне нельзя работать с таким потоком.
   - Тогда зачем?
   - Надо было. Он был очень сердит?
   - Нет, не переживай. Но отцу всё-таки сообщи, что с тобой всё в порядке. Сможешь?
   - Когда Лейла приедет. Что ещё плохого расскажешь?
   - Воин запретил тебе напрягаться.
   - Но нам же надо ехать!
   - Он разрешил тебе ехать в коляске. А про поездки верхом забудь: свалишься.
   - Ну, хоть так.
   - А ещё тебя желает видеть Брайн.
   - Зачем? - Испугалась Айрин.
   - Не знаю. Приглашение на столе у тебя в комнате. Время аудиенции ты проспала, так что попросим Глена помочь с визитом во дворец.
   - Это обязательно?
   - Обязательно. Не волнуйся, я пойду с тобой. Есть хочешь?
   - Не знаю.
   - Понятно. Сейчас позову Салли, она поможет тебе привести себя в порядок. И попрошу на кухне обед для тебя.
   К вечеру Айрин почти оклемалась, и ей пришлось ехать во дворец. Деметриос, как и обещал, поехал с ней, компанию им составили Глен с Мелиной и Гедрик с Сабриной, как ни убеждал Деметриос их не вмешиваться. Аудиенции ждали долго, но Глен заверил, что встреча состоится и только сокрушался, что не в состоянии её ускорить.
   - Лорд Глен, не беспокойтесь, - наконец одёрнул его Деметриос. - Это всего лишь ожидание. Да, Его Величество не прав, вынуждая нездоровую женщину так долго ждать, но не надо забывать о том, что король тем и отличается от простых смертных, что отвечает не только за себя, но и за всех своих подданных.
   - Деметриос хочет сказать, что у Его Величества много дел, и встреча со строптивой воительницей - не самое важное из них. - Вмешалась Айрин. - Не волнуйтесь, лорд Глен, я могу подождать, мне не трудно.
   - Ты уверена, что хорошо себя чувствуешь? Бледная ты какая-то...
   - Я очень плохо себя чувствую, но это не имеет значения. Леди Сабрина, есть вопросы, которые надо решить. Так или иначе, раньше или позже. Решить их так, как мы того хотели, нам не удалось. Значит, будем решать так, как получается. Раньше, чем хотелось бы. Но будет так, а не иначе. И моё самочувствие не более чем досадная помеха, но никак не повод сбегать. Вы ведь хотели предложить мне уехать?
   - Айрин, пойми...
   - Понимаю. И благодарю за заботу. Но пока я ещё держусь на ногах, я никуда не уйду.
   Сабрина хотела спросить, что будет, когда девушка перестанет держаться на ногах, но к ним подошёл безликий секретарь и пригласил леди Айрин в приёмную. Деметриос протянул жене руку, и секретарь возразил:
   - Его Величество желает видеть только леди Айрин.
   - А я не разрешаю ей оставаться наедине с молодым мужчиной, - равнодушно ответил Деметриос. - Идём, дорогая.
   - Лорд Деметриос, что Вы себе позволяете! - Возмутился секретарь.
   Айрин осадила его ледяным высокомерным взглядом, потом взяла мужу под руку, и они вдвоём прошли мимо потерявшего дар речи королевского слуги. Едва секретарь очухался, он метнулся следом за ними.
   - Лорд Деметриос, покиньте приёмную!
   Воин проигнорировал его слова.
   - Милорд, Вы ведёте себя недостойно!
   - Сударь, недостойно заставлять нездоровую женщину ждать. Повторяю ещё раз, я не оставлю леди Айрин одну. Можете так и передать Его Величеству.
   - Так-так, что тут собираются мне передавать? - Брайн вошёл в комнату через другую дверь и сел в кресло, многократно отрепетированным взглядом сверху вниз демонстрируя монаршее недовольство.
   Деметриос и Айрин поклонились королю, а секретарь поторопился оправдаться:
   - Ваше Величество, я настаивал, чтобы лорд Деметриос покинул приёмную, но он не послушал меня.
   - Я хочу говорить только с леди Айрин.
   - Простите, государь, но я не разрешаю своей жене оставаться наедине с молодыми мужчинами.
   - Кому? - От неожиданности Брайн даже потерял маску недовольного короля.
   Деметриос переглянулся с Айрин, снял амулет и, подойдя на два шага к креслу Брайна, в поклоне протянул ему цепочку с кулоном. Король недоверчиво взял амулет - янтарные знаки брака ему видеть не доводилось. Рассмотрев его внимательно, он мельком глянул и на Айрин, чей воинский наряд был украшен таким же кулоном.
   - Необычные...
   - Древние.
   Брайн вернул амулет Деметриосу и махнул рукой, отпуская секретаря.
   - Итак, ты закончил с устройством личной жизни... - пробормотал он, как только закрылась дверь.
   - Не совсем, Ваше Величество.
   - А чего ж тебе ещё не хватает?
   - Проверяющих из Налоговой Управы.
   Совсем не так Брайн представлял этот разговор, и каждая новая реплика неугодного подданного сбивала с толку. Брайн вдруг понял, что ни Учитель воинов, ни упрямая девушка его не боятся. То есть совсем, как будто его недовольство их совсем не задевает. Сколько людей кидались лебезить, оправдываться и угождать стоило ему лишь неодобрительно сжать губы! А эти двое вели себя так, будто всё в их жизни замечательно. И, что самое непонятное, какие-то дела с Налоговой Управой действительно волновали воина больше, чем демонстрируемый гнев и возможное удаление от двора. Брайн решил напомнить своенравным подданным, что они говорят с королём, и король изволит быть недоволен ими:
   - Леди Айрин, как вижу, Вы вернулись в столицу. Но покинули Вы её вместе с лордом Артуром. Где он?
   - Сержанта Артура забрали стражники моего отца.
   - Он жив? - Гнев из демонстрируемого медленно превращался в настоящий: так нагло перечить ему мало кто отваживался.
   - Думаю, да. Когда я знакомила Деметриоса с папой, мне не хотелось спрашивать про сержанта Артура. Мне он неинтересен.
   - Зато он интересен мне!
   - Извините, Ваше Величество, я не предполагала, что Вы станете задавать мне такие вопросы.
   - Какие? Лорд Артур мой подданный, и я хочу знать, что с ним!
   - Сержант Артур перестал быть Вашим подданным, когда стал Морским Ястребом.
   - Не играйте словами, леди Айрин!
   - А что Вы хотите услышать от меня? Я не спрашивала отца, что с Артуром. Я не хочу это знать, да и говорить о нём не хочу. Мне это неприятно!
   - Ваше Величество! Осмелюсь заметить, что Вы докучаете моей жене вопросами, которые её расстраивают. Я никому не позволю обижать свою жену.
   - Как ты смеешь?!
   - Я защищаю свою любимую женщину. И попробуйте сказать, что я не имею на это права!
   - Я - твой король!
   - А Айрин - моя жена! Ваше Величество, я готов защищать Вас от любой опасности, с какой только может справиться мой меч, но даже Вам я не позволю обижать Айрин.
   - Деметриос, ты вообще соображаешь, что говоришь? Я ведь могу не только удалить тебя от двора, но и изгнать из Лиаринии!
   - Изгоняйте. Мне-то что.
   Брайн оторопело уставился на воина. Много он слышал оправданий и даже угроз, но никогда ещё не сталкивался с таким равнодушием.
   - Деметриос, да что ты говоришь? К тому же, ты сейчас женатый человек, куда ты подашься в изгнании, куда жену приведёшь?
   - К моим родственникам, разумеется, - Айрин опередила воина с ответом. - Мне всё равно надо заняться с Тиром, да и они меня давно ждут к себе.
   - Лучше всё-таки купить собственный дом. Надо только будет подумать, где обосноваться.
   - А вот пока буду заниматься с Тиром, мы и подумаем. Ваше Величество, так мы можем уже ехать?
   - Куда?
   - В изгнание. Вы же сами сказали.
   - Какое изгнание! Я никуда вас не отпускал! Без моего разрешения столицу не покидать!
   Что-то шло совсем не так, как задумывалось, но Брайн никак не мог понять, что именно. Одно король чувствовал точно: этим двоим от него ничего не нужно: ни милости, ни благодеяния, ни даже прощения за непокорность. Совсем ничего. К тому, что Деметриос безразлично относился к выгодам жизни при дворе, Брайн давно привык, но только сейчас он понял, сколько того безразличия. А рядом стоял ещё один источник такого же безразличия, что было уже совсем невозможно. Чтобы женщина с такой поспешностью бежала от королевского двора? Да быть такое не может! Но такое было - стояло прямо перед ним.
   - Вы меня поняли?
   - Да, Ваше Величество! - Ответил Деметриос, а Айрин возразила:
   - Но у нас же прошение в Налоговой Управе! Когда его рассмотрят, нам придётся уехать.
   - Какое прошение? Куда уехать?
   Ответа Брайн не получил - в комнату вошла Маргарита. Айрин с удивлением рассматривала наряд королевы: простое синее платье с серым плащом, закреплённым на плечах брошами - почти точная копия её свадебного наряда.
   - Ваше Величество, позвольте забрать у Вас леди Айрин, мне нужно кое-что с ней обсудить.
   - Ваше Величество, у нас важный разговор.
   - Здесь же лорд Деметриос, думаю, ваш важный разговор прекрасно обойдётся без женщин. Леди Айрин, давайте оставим мужчин наедине, не будем им мешать. Пусть они спокойно говорят о делах.
   Маргарита развернулась и направилась к двери, Айрин шла за ней, отступая на два шага, как и положёно по этикету. Но за дверью приёмной, в длинном коридоре, где кроме стражников, несущих охранную службу, никого не было, королева отступила от этикета, схватив Айрин под руку. Неспешно прогуливаясь в конец коридора, Маргарита шепнула:
   - Это правда?
   - Что именно?
   - Что вы поженились с Деметриосом.
   - Правда!
   - И как?
   - Что как?
   - Как с ним жить?
   - Мне нравится.
   - Он не заставляет Вас носить платья?
   - Будь его воля, он бы заставил меня ходить вообще без одежды, - усмехнулась Айрин. - Только тогда ему пришлось бы запереть меня в комнате, а на это он не пойдёт - там невозможно тренироваться.
   - А Вы тренируетесь? Даже сейчас?
   - Конечно. У Деметриоса не забалуешь.
   - И как он относится к тому, что Вы - воительница?
   - Так он сам меня учил!
   - Да, я не подумала... Скажите, леди Айрин, почему Вы отказались от Ястреба? Такого молодого, более подходящего Вам...
   - Артур вовсе не подходил мне! - Перебила королеву воительница и задумчиво посмотрела на любопытную собеседницу. - Вас ведь другое интересует... Вам казалось, что я дорожу свободой, а сейчас променяла её на брак. И Вы хотите понять, чем же муж лучше одиночества. Только я ничего не скажу Вам. Потому что у Вас есть муж, но одиночества сейчас даже больше, чем было раньше, до свадьбы. Я права?
   - Леди Айрин... Вы удивительно проницательны и совершенно бестактны.
   - Да, леди Маргарита. И именно поэтому я дам Вам ответ на вопрос, который Вы так и не рискнули задать. Я так же свободна, как и раньше. Я - Учительница воинов, ношу знаки почти забытого бога и служу ему. И только это имеет для меня значение, это моя жизнь, мой путь и моё призвание. Я не хотела, чтобы жизнь моя сложилась именно так, но исправить я ничего не могу. Деметриос служит тому же богу, хоть и отрицает это. У нас с ним - одна судьба, одна дорога и один ветер гонит нас в путь. Просто вдвоём нам легче, чем в одиночку.
   - А если бы Вы не стали воительницей?
   - Тогда бы мы расстались много-много раньше. И найти друг друга нам стало бы намного сложнее. Но мы бы всё равно нашли. Понимаете? Нам нельзя друг без друга.
   - А как же забытый бог?
   - Служить ему можно не только мечом, а моя дорога всё равно привела бы меня к нему. И мы бы всё равно встретились с Деметриосом. И Вы опять боитесь спросить.
   - Да, боюсь. Мне казалось, что жить одной лучше, чем... - Маргарита осеклась.
   - Чем с нелюбимым мужем? Конечно, лучше. Но этот путь не для Вас.
   - Почему?
   - Потому что у Вас уже есть муж.
   - И что же мне делать?
   - Не знаю. Но, может, вспомнить, что он не только король, но ещё и мужчина. И у него есть имя. Вы никогда не полюбите его, но Вы сможете хотя бы стать для него спутником на его дороге. Либо Вам придётся выбирать свою дорогу, но эта дорога пойдёт через предательство. Если не ошибаюсь, лорд Вениамин оказывал Вам знаки внимания не вполне подобающие и для замужней дамы, и для верного подданного Вашего мужа.
   Маргарита вспыхнула.
   - Он никогда не позволял себе лишнего!
   - К Вашему огорчению! Леди Маргарита, там, в комнате, откуда Вы меня увели, остался не только Ваш король, но и Ваш муж. Это всё, что я могу Вам сказать. А что делать с лордом Вениамином... лучше Брайн, поверьте мне. Или любой из этих стражников. Стражники будут молчать. А вот чего от Вас потребует Вениамин... он же игрок!
   - И что?
   - Он уже проиграл почти всё своё состояние, но никак не может остановиться. Однажды он проиграет честь. Свою честь, конечно же. Но что тогда будет с Вашей честью?
   - Значит, Вы не советуете?
   - Всего лишь остерегаю от недостойного. Если уж изменять королю, то хотя бы с тем, кто достоин королевы. Ваше Величество, прошу Вас, верните меня мужу.
   Мужчины же, оставшись одни, замолчали, сметённые напористой беспечностью королевы. Вдруг, будто очнувшись, Брайн спросил:
   - А что за дела у тебя с Налоговой Управой?
   - Хочу разобраться с управляющим: похоже, он неплохо нажился на моей земле. Лорд Глен посоветовал пригласить проверяющих, сами мы ничего не поймём, мы же просто воины.
   - А с чего ты взял, что твой управляющий тебя обманывает?
   - Айрин разбиралась с документами и что-то заметила. Если бы не она, я бы так и не узнал ничего.
   - Хорошо... Я прикажу, чтобы проверяющих отправили как можно скорее.
   - Нам придётся ехать с ними.
   - Конечно. Но как только они закончат проверку, тут же возвращайтесь!
   Брайн замолчал, а потом всё-таки спросил:
   - Деметриос, неужели тебе не интересно, что стало с твоим учеником?
   - Нет, государь. Мне достаточно знать, что её отец не прощает оскорбления и очень любит свою дочь.
   - Вы ведь не вернётесь?
   - Мы не станем спорить с волей Вашего Величества, но, как только появится возможность, вернёмся домой. Нельзя забрасывать свою землю: тут же проходимцы какие-нибудь слетятся.
   - Ну, надо же! Не прошло и десяти лет, как ты понял, что о владении нужно заботиться!
   - Айрин объяснила. Да управляющий-подлец не оставил возможности не понять.
   - Хорошо. Сразу после свадьбы разрешу вам отбыть.
   - Какой свадьбы? - Удивился Деметриос.
   - Вашей! Думаешь, я вам это прощу?! Разрушили мои планы, переиграли всё по-своему, так ещё и свадьбу не отпраздновали? С вас праздник!
   - Обещаю, Ваше Величество, праздник мы вернём!
   Брайн кивнул и вышел, Деметриос в одиночестве вернулся в друзьям.
   - А где Айрин? - Встревожилась Сабрина.
   - Королева увела её куда-то. Надеюсь, ненадолго.
   - Тогда расскажи пока, как всё прошло? - Не удержался от вопроса Глен, и тут же, предупреждая замечание Учителя воинов, взмолился: - Деметриос, я знаю, что хороший воин умеет ждать! Но я лучше буду плохим воином, только расскажи хоть в двух словах, чего нам ждать?
   - Праздника, - усмехнулся воин. - Его Величество разрешил нам уехать и даже пообещал поторопить проверяющих, но потребовал, чтобы мы вернулись и отпраздновали свадьбу. Правда, не знаю, что скажет Айрин.
   - Вы нам обещали праздник! - Напомнила Сабрина.
   - Значит, праздник будет. Только бы скорее Маргарита её отпустила, отдохнуть ей надо.
   Будто в ответ на мысли воина, в гостиную вошла Айрин.
   - Домой?- Спросила она.
   - Домой, - согласился Деметриос. Так получилось, что дом бывшего врага стал для него ещё одним домом, куда радостно возвращаться.
  

12

  
   Ответ из Налоговой Управы пришёл на второй день: люди готовы ехать. Вот только Айрин к тому моменту уже хорошо понимала, что даже в коляске она не выдержит дорогу. Она хорохорилась и бодрилась, но вечером накануне отъезда признала своё бессилие.
   - Деметриос, я не смогу поехать... Давай я ещё чуть-чуть отдохну, а потом подъеду?
   - А давай ты останешься здесь и будешь ждать меня? - Воин отвлёкся от сборов. - Мне так будет спокойней, здесь о тебе позаботится леди Сабрина, а Глен и Гедрик не дадут тебя в обиду. Только очень тебя прошу, постарайся не встревать в неприятности. Хотя бы до моего возвращения.
   - А когда вернёшься - можно? - Айрин попыталась обратить тревогу мужа в шутку.
   - Но только если со мной! - Деметриос с удовольствием поддержал игру. - Я же жутко ревнивый, ты не забыла? Так что никаких неприятностей без меня!
   - Договорились!
   Сабрина обрадовалась, узнав, что Айрин остаётся. А утром, когда Деметриос вышел на двор, он рядом с провожающими увидел десяток стражников Глена и Гедрика, полностью готовых к походу. В поисках объяснения он обратился к другу с вопросом:
   - Это кто? - на что Гедрик ответил:
   - Наш отряд, конечно. Мало ли что в дороге случится, да и на месте лучше иметь защиту, чем не иметь её.
   - Что значит "наш"?
   - А то, что я еду с тобой.
   - Зачем?!
   - Тихо. Не обсуждается. Я потому и не говорил тебе ничего, чтобы ты зря не возмущался. Ты - воин, а я - Хозяин, так что мне и вести дела с проверяющими. Мы с ними быстрее найдём общий язык, а пока вы будете договариваться, твои воры сбегут на все четыре стороны. Так что не спорь, не кричи и, в конце концов, мог бы по-дружески и сам меня позвать! Мне, может, тоже хочется отдохнуть от забот и графских дел!
   Деметриос вздохнул, мельком глянул на Айрин.
   - Ты знала?
   - Нет. Спасибо, лорд Гедрик.
   - Айрин, какие тут могут быть благодарности... лучше убеди этого упрямца принять мою помощь.
   - Деметриос... не отказывайся. Так будет лучше.
   - Я надеялся, ты присмотришь за ней, - смущённо пробормотал Деметриос.
   - Не переживай, за твоей женой присмотрит Сабрина.
   - Конечно, Деметриос. Занимайтесь своими мужскими делами, а мы пока займёмся праздником!
   - Каким? - Почти в один голос спросили мужчины.
   - Свадьбой, которую кое-кто нам обещал.
   - Деметриос, ты только послушай, что здесь затевается! Ты представляешь себе, что такое две женщины, затевающие праздник?
   - Три, - перебила его Мелина.
   - Три! Да я готов сбежать куда угодно от такого! Неужели ты не предоставишь мне приют?
   - Всё, убедил!
   - Вот так вот, милорды, бросаете, значит, меня? - Усмехнулся Глен.
   - Не бросаем, а оставляем на хранение самое дорогое, что у нас есть! - Поправил его Гедрик.
   После скомканного прощания отряд выехал за ворота, и Айрин с ужасом обратился к Сабрине:
   - Леди Сабрина, а свадьбу обязательно надо делать?
   - Конечно! Вы же обещали!
   - Я думала, просто пригласим близких друзей, ну, и...
   - Айрин, ты хоть представляешь, сколько людей надо пригласить, чтобы никого не обидеть?
   - Лорда Джонотана, лорда Валентина, леди Аманду, - Айрин запнулась, вспомнив тех, кто защищал её от притязаний Артура.
   - Вот-вот. И ещё ты забыла Их Величеств.
   - Что?
   - Деметриос тебе не говорил? Брайн желает гулять на вашей свадьбе. И, на мой взгляд, не плохо было бы позвать герцога Каманского. Или ты не хочешь увидеть ученика?
   - Но, леди Сабрина, это же такая толпа получится...
   - Ничего страшного, если всё правильно продумать и организовать, то все здесь прекрасно уместятся. Лорд Глен, Вы же не будете возражать, если мы устроим праздник в вашем доме?
   - Что Вы, леди Сабрина! Я буду только рад! Можете рассчитывать на мою помощь, если она вдруг Вам понадобится!
   - Благодарю. А пока, Айрин, возвращайся-ка к себе. Тебе ещё надо восстанавливать силы, а думать можно и лёжа в кровати.
   Вот Айрин и думала, лёжа в кровати, о том, кого приглашать на праздник, сколько дней его проводить и как делить гостей по дням. Чем развлекать гостей не решили - Айрин начала путаться и чуть не заснула на полуслове. Сабрина отложила бумаги.
   - Пора тебе отдыхать. Продолжим завтра.
   - Леди Сабрина, а Вы уверены, что нужно столько гостей? Я ж многих этих людей почти не знаю...
   - Зато они тебя знают! И потом, ты ведь обещала ещё праздник Начала года? Вот его и можно будет устроить только для близких знакомых, человек на тридцать-сорок.
   - Близких?! - Ужаснулась Айрин и вдруг поняла, что Сабрина права. - А Глен нас не выгонит? - Вздохнула она.
   - Не посмеет, - улыбнулась Сабрина. - Отдыхай.
   Отдых продолжался почти до вечера, пока в спальню не ворвалась Мария, нагруженная ворохом тканей.
   - Леди Айрин, как я рада, что Вы поправились!
   - Мария! Как хорошо, что Вы пришли! А это у Вас зачем? - Айрин указала на тюк, брошенный на кровать.
   - Это у меня для вашего платья. Теперь-то я сделаю Вам наряд, достойный хозяйки самой популярной модной лавки!
   - Так. Стоп. Не торопитесь. Как самой популярной?
   - Я получила несколько заказов от очень высокородных дам, в том числе от королевы. После этого клиентки у нас чуть ли не в очередь выстраиваются.
   - Погодите... я видела платье королевы - оно очень похоже на моё свадебное!
   - Да, Вы создали новый стиль!
   - Скорее, не я, а Вы да те дамы, что его подхватили. Неважно. Мария, что-то подсказывает мне, что Вы сейчас хотите сделать что-то невозможно праздничное и даже помпезное... так?
   - Леди Айрин, я не могу позволить, чтобы на собственной свадьбе Вы выглядели как неизвестно кто!
   - Тогда слушайте меня. Я хочу платье почти такое же, как было...
   - Но леди Айрин!
   - Тихо. Её Величество носит такие платья, так что недостойными они быть не могут. Только мы сделаем другую хитрость. Моё платье должно быть цветным.
   - То есть как?
   - Белое платье - для обряда, но мы же не пойдём в храм. У нас будет просто праздник, поэтому пусть и платье будет не обрядовым, а праздничным. Розовым, красным, зелёным, синим - каким угодно, только не белым. Капюшон плащу не нужен, лучше накидка, как на платье Маргариты...
   - Только кружевная!
   - Отделанная жемчугом... Салли! - Девушка выскочила на зов из соседней комнатки. - Спроси у леди Сабрины, жемчуг, который я отдавала на хранение, остался в Ворделе?
   Верный оруженосец понятливо мотнула головой и исчезла за дверью.
   - Накидка будет белой. А само платье... тут надо подумать... Розовое слишком легкомысленное, а красное - чересчур кричащее. - Мария задумчиво уставилась на янтарный амулет. - Леди Айрин, а что если медовый шёлк?
   - А не слишком ли бледно? К тому же, Деметриос подарил мне брошь из опалов, я хотела её приолоть.
   - Золотую или серебряную?
   - Серебряную. Салли вернётся, я попрошу её принести.
   - Хорошо. Туфельки бы ещё... эх, жаль, Петер остался в Ворделе. Вот бы у кого туфели заказать.
   - В цвет платья, но тоже с жемчугом.
   - Именно. А на голову что?
   - Ничего. Соберу волосы в сетку и хватит.
   - Так не пойдёт. Не будет видно кружева. Волосы надо будет подобрать наверх.
   - Ерунда. Салли с девочками что-нибудь соорудят.
   Тут как раз Салли влетела в комнату с докладом:
   - Леди Сабрина сейчас подойдёт!
   - И вовсе не обязательно так оповещать о моём приходе. Добрый вечер, Мария! Как Вы находите нашу подопечную?
   - В полном порядке! Ей уже понадобились драгоценности.
   - Айрин, я не поняла, ты про какой жемчуг спрашиваешь?
   - Шкатулка с жемчужинами. Мы хотим отделать ими платье.
   - Хм... Шкатулка осталась в Ворделе. Я могу послать за ней кого-нибудь. Только Айрин... ведь это получится целое состояние! Не слишком ли роскошно?
   - А в шкатулке он лежит - это не состояние? - Засмеялась Айрин. - Мне папа дал про запас, если деньги к концу подойдут, чтобы было что продать. Украшения красивые, их жалко...
   - И ты всё равно хочешь потратить этот жемчуг?
   - Так он же всё равно останется у меня, только не будут лежать в шкатулке, а украсит свадебный наряд.
   - Что ж, наверно, в этом есть смысл. Утром я отправлю кого-нибудь в Вордел. И нужно будет позаботиться об охране. Пойду, поговорю с Гленом.
   - Подождите, леди Сабрина. У нас тут ещё один вопрос возник, мы никак не можем его решить. Салли, посмотри там у меня в драгоценностях брошь в виде винограда. Принеси сюда.
   Салли нахмурилась, пытаясь вспомнить такое украшение в арсенале госпожи, и Айрин развеселилась:
   - Ой, Салли, ты же, наверно, ещё не видела её: это мне Деметриос подарил на свадьбу. А повода надеть всё не было, - тут же запечалилась девушка.
   - Ну-ка, ну-ка, ты чего это разнюнилась? Повода не было! Раньше - не было, а теперь есть! Салли, скорее неси эту драгоценность, посмотрим, чем Деметриос осчастливил невесту.
   Салли недолго искала требуемое, и скоро передала Сабрине любимое украшение русалки.
   - Простовато, я бы сказала, - оценила Сабрина.
   - Леди Сабрина! - Возмутилась Айрин.
   - Не спорь! Для скромного подарка учителя ученице - самое оно. Красиво, в меру дорого и ни к чему не обязывает. Но на твоей свадьбе будут самые видные леди королевства. И перед ними ты должна выглядеть безупречно. И уж, конечно, твои драгоценности должны соответствовать твоему статусу.
   - Да какой у меня статус! - Попыталась отбрыкаться Айрин.
   - А такой, что не ко всякой девушке на свадьбу пожалуют король и королева!
   - Они придут не ко мне, а к Деметриосу!
   - Вот именно! И ты должна блистать, чтобы каждому, даже самому случайному человеку было ясно, что невеста подстать жениху, даже если жениху вся эта суета не нужна и не интересна. Айрин, пойми - праздник, который мы сейчас делаем, это не просто твоя свадьба, это ещё и способ показать всем, что ни на тебя, ни на Деметриоса не сердится король, что твой выбор он одобряет...
   - Больно нужно мне его одобрение!
   - Не перебивай! Ты не знаешь, что тут было после твоего бегства. Но ведь не просто так королева сшила почти точную копию твоего свадебного платья. Не просто так жена лорда Джордана, заметь, весьма немолодая особа, учится ездить верхом. Мелина отказала от дома нескольким своим подружкам только за то, что они осуждали твой поступок.
   - Что?
   - Да-да! Так что ты можешь поступать, как считаешь нужным, как тебе хочется. Тебе это проститься, как прощалось и раньше. Только, наверно, неплохо бы и отблагодарить тех, кто переживал за тебя.
   - Отказавшись от подарка любимого?
   - Показав им, ради чего ты отказалась от Артура, поставила на уши всю столицу и пол страны в придачу. Ради чего ты на самом деле вернулась. Многие думают, что вы выпрашивали прощение у Брайна.
   - Что!? Да мы бы никогда!
   - Вот именно. И женщина, которая украшает свадебное платье жемчугом, носит дорогие украшения и празднует свадьбу в доме бывшего Королевского Герольда, вряд ли стала бы выпрашивать что-то у короля. А вот пригласить королевскую чету на свадьбу - почему бы нет? Скандально, конечно, ну, да вполне в духе одной известной особы. Ты сейчас должна показать, что вы вернулись не побитыми беглецами, жаждущими милости, а независимыми воинами, которым ничего не надо ни от короля, ни от его двора, да и ни от всех присутствующих тоже. Лишь бы пили за ваше счастье да радовались от души. Только Деметриос это не изобразит, он слишком сам по себе, он такой, какой он есть. Ты - женщина, тебе проще. Ты можешь надеть на себя целое состояние из драгоценных камней и всё равно остаться собой. Точно так же как Деметриос может выйти против двух противников голым с одним мечом и победить.
   - Я тоже так могу, - задумчиво отозвалась Айрин. - Правда, победить будет сложно, но если противники не будут действовать слаженно...
   - Надеюсь, я этого не увижу!
   - Ладно. Буду брать ещё кинжал или щит, что подвернётся под руку.
   - Айрин, ты неисправима!
   - Простите, леди Сабрина, - смутилась воительница, сообразившая, наконец, что у людей немного другое отношение к наготе и представление о приличиях сильно отличаются от того, что принято в подводном мире. - Я поняла, что Вы хотите сказать. Мой долг сейчас - блистать так сильно, что бы все приняли блеск драгоценностей за блеск счастья.
   - Примерно так.
   - Значит, медовый шёлк.
   - Ты о чём?
   - О цвете платья. Белое - для обряда, но обряд уже был. Сейчас мы только празднуем.
   - Что ж... в этом что-то есть. Завтра поедем с тобой выбирать ткани.
   - Договорились! Мария, Вы поедете с нами?
   - Разумеется! Без меня даже не вздумайте ничего покупать!
   - А второй праздник? - Подала голос Салли.
   - Какой второй? - Встрепенулась Мария.
   - Мы устраиваем праздник Начала года. Кстати, я Вас приглашаю, и не вздумайте отказаться!
   - Леди Айрин, я же не могу...
   - Можете, потому что я так желаю и хочу. Пусть хоть этот праздник будет таким, как мне хочется, раз уж собственную свадьбу придётся делать так, как нужно другим.
   - Раз Вы настаиваете... А почему Начала года?
   - Хочется!
   - Ясно. Вот завтра посмотрим и ткани для второго платья.
   - Не надо! Это же скромный праздник для своих. Я надену мужской костюм, потому что... я так хочу!!!
   - Тише, Айрин, не надо кричать, - успокоила ей Сабрина. - А у тебя есть праздничные?
   - У меня есть несколько роскошных нарядов, Мария мне делала. И хотя бы на этот праздник я могу надеть подаренную брошь?
   - Можешь. Это ведь действительно твой праздник.
   - Вот и всё. Надо будет только подобрать подходящий наряд...
   - Не надо! - Остановила её Мария. - Купим завтра серебряную парчу и тонкий фиолетовый хлопок для туники.
   - Мария! Когда же Вы всё успеете?
   - Не волнуйтесь, леди Айрин. Я лучше клиенткам откажу, но Вы затмите всех здешних красавиц!
   - Хорошо. Я не буду с Вами спорить. Пусть будет так, как Вы хотите. Правда, я хотела заказать у Вас совсем другие наряды...
   - Какие? - Встрепенулась Мария.
   - Свадебное платье для Саффи. Если только она не передумала.
   - Не передумала! Леди Айрин, как я Вам благодарна! - Салли метнулась к госпоже с явным намерением обнять и расцеловать, но была поймана Сабриной, опасавшейся за самочувствие ещё не окрепшей девушки.
   - Пока не благодари, - ответила Айрин. - Пока мы не вернёмся в Вордел, им всё равно придётся ждать.
   - Ты уверена?
   - А что такое, леди Сабрина?
   - Да так... одним праздником больше, одним меньше - какая разница... Я распоряжусь, чтобы Саффи приехала сюда, заодно у тебя появится нормальная горничная, а не эта смесь служанки с разбойником! А Стефан возглавит её охрану, ведь она повезёт твой жемчуг.
   - Но это же так много работы для Марии...
   - Ах, леди Айрин, поверьте: много работы - это хорошо. Плохо, когда нет работы. А уж шить наряды к праздникам, да ещё таким - это ж такое удовольствие! Вам просто трудно понять, каково это - шить платья для леди Агнесс. Сейчас я шью такие вещи, что иголка сама просится в руки. И всё это благодаря Вам. Да я для Вас такие платья сделаю, что самой Ишаре не стыдно было бы в них ходить!
   - Ишаре? - Пробормотала Айрин. - А это мысль, надо подумать...
   - Что? - Удивилась Мария. Да и Сабрина взирала на подопечную с тревогой, смущённая тоном, которым воительница упомянула богиню.
   - Ничего. Значит, эту ткань пока оставляем? Надо будет что-то подобрать для Саффи.
   - Как только она приедет, сразу и займёмся, чтобы время не терять, - согласилась Мария. - А что ещё? Вы же говорили про наряды, не про одно платье?
   - А, да так, есть одна идея. Потом обсудим, - чуть смутившись, Айрин бросила быстрый взгляд в сторону Сабрины, которая заметила это движение и сильно заинтересовалась, что же такое хочет сшить девушка, о чём не хочет сообщать ей.
   - Ну-ка, Айрин, давай говори сразу, что ты хочешь.
   - Это не к спеху, сначала надо разобраться с тем, что мы уже придумали.
   - А потом снова искать ткань. Нет уж. Раз завтра идём за покупками, завтра всё и купим.
   - Да я сама ещё не очень понимаю, что хочу...
   - Тем более! Говори, вместе подумаем.
   Окончательно смущённая девушка с трудом выдавила из себя:
   - Ну, Деметриоса долго не будет. Вот я и хочу к его возвращению что-нибудь такое, чтобы его порадовать. Какое-нибудь платье, чтобы можно было надеть только наедине с ним, что-нибудь такое, что только для него. Чтобы он совсем голову потерял, когда меня увидит. Чтобы понял, как я скучала, и как я хочу... его...
   Женщины потрясённо уставились на юную жену.
   - Ну, знаешь! За столько лет супружества мне ни разу в голову не пришло что-то подобное!
   - Я потому и не хотела говорить при Вас, леди Сабрина. Я понимаю, это кажется не очень достойным для благовоспитанной леди, и мне не нужно думать и говорить о таких вещах. Но я хочу порадовать своего мужа, что в этом порочного?
   - Ничего, в том-то и дело. Только способ, который ты выбрала, далёк от идеального. Думаешь, Деметриос обрадуется, если увидит тебя в наряде продажной девки?
   - Что Вы, леди Сабрина! Я ни о чём таком и не думала! Я даже не знала, что у них какие-то особые наряды есть! - С этой частью жизни людей русалка не сталкивалась.
   - Есть. Но если ты не хочешь платье, как у них, какое же ты хочешь тогда?
   - Я догадываюсь, - пробормотала Мария. - Продажные девки, даже самые дорогие, обряжают себя для всеобщего обозрения, чтобы любой мужчина мог увидеть и оценить. Здесь нужно что-то другое. Знаете что! Пусть это будет не платье, а бельё! Я сделаю Вам мягкий корсет и короткие брючки, вроде тех, на завязках, помните? - Айрин кивнула. - Только кружевные. Ажурный слой тонкого кружева под самым обычным платьем. Думаю, Ваш муж оценит.
   - Мне нравится!
   - Мне тоже! А что? У меня тоже есть муж, и я тоже соскучилась!
   - Дамы... если ваши мужья раздерут эти кружева в клочья...
   - Мы закажем ещё одни! - Невинно закончила фразу Айрин.
   - Парочку. Но это потом. Сначала - платье!
   Поход за покупками растянулся на пол дня, но Айрин не протестовала. Выбирать ткани, кружева, тесьму - всё то, что пойдёт на её платье, было всё же проще, чем приумывать, как развлекать гостей. А именно этим пришлось заняться после обеда. От идеи турнира отказались сразу: всё-таки столичный дом - не замок, турнирного ристалища при нём нет. Оставались только танцы и выпивка, но это не устраивало Айрин. Праздник должен быть праздником, а не поводом напиться и упасть под стол, а чём она и сообщила Сабрине.
   - А как устраивали праздники у тебя дома? - Спросила графиня.
   - Ой, у нас много чего всегда было. Разные игры, состязания, розыгрыши.
   - Ну-ка, расскажи подробнее?
   - Я плохо помню, я же ещё маленькая была. На праздниках почти всегда проводили турнир поэтов или менестрелей.
   - Это как?
   - На обычных праздниках, когда гости собирались, им объявляли тему, и любой гость мог прочитать написанное на эту тему стихотворение. Желающие прочитать и послушать собирались в одном зале, и за каждое понравившееся стихотворение клали в кувшин... - тут русалка запнулась, пытаясь придумать замену перламутру. - В общем, камушек клали в кувшин. Потом эти камушки подсчитывали. Кто собрал больше всего, тот и победил. А турнир менестрелей проводили в день весеннего равноденствия. Менестрели пели свои песни, а судьи выбирали лучших.
   - Собрать менестрелей мы не сможем, а вот турнир поэтов можно и устроить, - задумалась Сабрина. - Какую бы тему предложить?
   - О любви! - Тут же откликнулась Мелина, до того молча слушавшая рассуждения дам.
   - Нет, - возразила Сабрина. - Это предсказуемо. Надо что-то такое, что будет неожиданно.
   - Об оружии! - Предложила Айрин.
   - А что? Это интересно. И уж точно неожиданно.
   - А какой сделаем приз победителю? - Оживилась Мелина.
   - Завтра пройдусь по оружейным лавкам, думаю, найду что-нибудь.
   - Хочешь подарить оружие? - Улыбнулась Сабрина.
   - Да. Кинжал, наверное, или ещё что-то такое...
   - И это опять будет предсказуемо. Представь себе, самая неприступная дама столицы преподносит дар победителю поэтического турнира. Это само по себе уже достойно воспевания в стихах. А ты - кинжал, оружейные лавки!
   - А если подарить цветок? Только из золота. Заказать у ювелиров огнецвет - лепестки их красного золота, стебель из серебра. Что скажете?
   - Закажи его у стеклодувов. Выйдет намного дороже, но это действительно будет такой приз, за который не жалко сразиться.
   - Только мы не скажем, что цветок стеклянный! - Хитро улыбаясь, добавила Мелина.
   - Точно! Пообещаем победителю цветок из рук самой леди Айрин, вот и посмотрим на тех, кто готов сразиться за него. И особенно на тех, кто не сочтёт приз стоящим участия в состязании.
   - Значит, завтра едем к стеклодувам.
   - Надо бы заранее узнать, где живёт лучший мастер.
   - Не за чем, леди Сабрина. Как сложится, так и сложится. Если начнём искать, спрашивать, наша задумка станет известна, и розыгрыша не получится.
   - Тоже верно. Тогда рассказывай, как ещё развлекаются у тебя дома.
   - Играют. Только эти игры точно не подойдут.
   - Почему?
   - Они вряд ли покажутся приличными...
   - Это как?
   - Очень просто. Например, угадайка. Кому-то одному завязывают глаза, остальные разбегаются. Водящий должен кого-нибудь поймать и угадать, кого поймал, не открывая глаза и не используя магию.
   - Но как же тогда?
   - На ощупь.
   - Нет, в угадайку мы играть не будем!
   - Я же говорю, не подходит эта игра.
   - А ещё какие игры есть?
   - Цепочка. Все берутся за руки в длинную цепочку. Первый в цепочке ведёт всех за собой. Если цепочка рвётся, те, кто отпустили руки, выходят из игры, оставшиеся на их местах снова берутся за руки, и движение цепочки продолжается. По идее, играть можно до того, пока не останется двое или трое игроков, но обычно игра заканчивается тогда, когда от смеха никто уже не может двигаться, или цепочка попадает в такое место, где двигаться дальше нельзя, а вернуться не получается. Просто по свободному месту ходить не интересно, обычно цепочку пытаются увести куда-нибудь, где приходится преодолевать какие-то препятствия.
   - Только препятствий нам тут не хватало! Нет, лучше обойтись без игр. А ты о чём задумалась?
   - Да так... вот думаю, хорошая это игра, надо будет научить ей учеников. А то что у нас всё строго, серьёзно - никакого смеха, никакого отдыха. Так нельзя.
   - Айрин, не отвлекайся! Похоже, развлечения мы сегодня больше не придумаем, так что давай решим, чем будем кормить гостей.
   Подготовка шла полным ходом, когда Саффи привезла жемчуг, но его пришлось сначала отдавать ювелирам - проколоть жемчужины, а только потом вручать его Марии для украшения платья. Чем больше становилось сделано, тем больше пугалась Айрин. Сабрина даже как-то посмеялась над ней:
   - Айрин, ты как ребёнок! Можно подумать, ты никогда не занималась подготовкой праздников.
   - Так я и не занималась, - пробормотала Айрин. - Когда я была маленькая, я ещё не могла ничего делать, а когда подросла - училась другим вещам.
   - Значит, пришло время учиться и этому.
   Вот Айрин и училась, хотя ей казалось, что её просто тащит течение, и сопротивляться ему невозможно. Ещё она надеялась, что с возвращеним Деметриоса станет легче, но ошиблась. Как только он вернулся, был назначен день праздника, и подготовка завертелась с ошеломительной интенсивностью.
   А за пару дней до праздника в город приехали эльфы. Слухи о том, что эльфы приехали в Лиаринию и направились в сторону столицы уже блуждали по городу, но Айрин их пропустила, полностью погружённая в праздник. А редкие гости тем временем неторопливо ехали от городских ворот под удивлёнными взглядами горожан - эльфы не жаловали человеческие страны и очень редко покидали свою. Но как-то никто особо не удивился, когда отряд остановился у ворот дома герцога Энхельского и один из всадников спросил вышедшего стражника:
   - Почтенный страж, здесь ли живёт леди Айрин, учительница воинов?
   Услышав про необычных гостей, Айрин поторопилась на двор, но быстрее Глена быть у неё не получилось. Тот как раз спрашивал, что визитёрам надо от его гостьи. Один из эльфов заверил, что вреда девушке они не причинят, наоборот, у них для неё новости от родных, и тут появилась Айрин и увидела эти самые новости. От её крика "Радомир!!!" Глен слегка отшатнулся: кричала русалка как раз у него за спиной и ловко воспользовалась его замешательством, чтобы выскочить вперёд и кинуться на шею юноше, мало похожему на эльфа.
   Глен посмотрел на воительницу, висящую на шее у незнакомого мужчины, решил, что это не его дело и пригласил гостей в дом. Тут на двор вышел Деметриос, посмотрел на уже спешившихся эльфов и одного всадника, которого обнимала Айрин, подошёл ближе и дёрнул девушку за косу. Айрин удивлённо оглянулась.
   - Ну, хоть этого-то представишь? - Насмешливо спросил воин
   - Ой! Это мой брат Радомир.
   - Ну, а я - её муж Деметриос. Отпускай её, только осторожно, я возьму её на руки.
   Оказавшись на земле, русалка обратила внимание на спутников брата.
   - Дядя Эгерлан! Как я рада тебя видеть! Ты споёшь для меня балладу?
   - Конечно, малышка! Самую красивую балладу для отважной и прекрасной воительницы! А Тирлоэна ты не узнаёшь? - Эльф кивнул на юношу, стоящего рядом.
   - Тир? То есть... Тирлоэн? Раньше ты был меньше.
   - Да и ты слегка подросла, Капелька!
   Глен, слегка ошалев, наблюдал за тем, как ставшая такой привычной и понятной ученица Деметриоса легко щебечет по-эльфийски с долгоживущими. И всё это на виду у стражников и слуг, которым именно в этот момент обязательно потребовалось выйти на двор.
   - Дорогие гости! Я вижу, что леди Айрин, находящаяся под защитой моего Дома, не нуждается в защите от вас. Для друзей леди Айрин мой Дом всегда открыт. Буду рад, если вы согласитесь принять гостеприимство моего скромного жилища.
   Эгерлан пристально взглянул на смертного, но тот не отвёл взгляд. Мимолётная улыбка скользнула по лицу эльфа и тут же растеклась светлой радостью:
   - Я рад, что в этом Доме наша сестра нашла надёжную защиту. Благодарю за доброе приглашение, но нам есть, где остановиться, пока мы будем в Лиарине. К тому же мы ненадолго.
   - Но дядя Эгерлан... - расстроено протянула Айрин. - А как же баллада?
   - Я обещал Айрин балладу, - пояснил эльф. - Вот она и не хочет, чтобы мы уезжали.
   - Тогда приходите завтра на обед. Мы будем рады гостям.
   - Мы с удовольствием придём завтра, а после обеда я спою для Айрин, как обещал.
   - А послезавтра у нас праздник! Приходите, - попросила Айрин.
   - Конечно, мы придём, малышка! Всё-таки не так часто такие непоседы, как ты, выходят замуж.
   Принимать эльфов оказалось не так уж и сложно. Вопреки популярному мнению о снобизме и презрительному отношению к людям, гости вежливо общались с хозяевами, смеялись шуткам и сами шутили. А уж когда Эгерлан запел, все претензии к эльфам вдруг показались смешными и ненастоящими. О чём он пел, правда, никто не понял, но для красоты не нужен перевод. Дамы украдкой смахивали слёзы, а мужчины хмурились, задумавшись о чём-то своём.
   После обеда Айрин утащила Эгерлана к себе: она прекрасно поняла, зачем долгоживущие разыскали её.
   - Айрин, малышка, пресветлый просит тебя приехать к нему. Мы отчаялись что-то сделать с Тирлоэном, если ты сможешь научить его...
   - Нет, дядя Эгерлан. Я не поеду к вам. Если Тир хочет учиться, пусть приезжает ко мне сам.
   - А если не хочет?
   - А он не хочет?
   - Увы!
   - Но почему?
   - Мы не знаем.
   - Как же так... может, он просто хочет заниматься чем-то другим?
   - Он неплохо рисует, но я б не назвал его талантливым художником. Да и чем-бы он ни занимался, если мужчины не может защитить себя, какой же он мужчина?
   - Он же учился раньше. Я помню. Кстати, он и дал мне впервые в жизни лук.
   - Это было очень давно. Но после смерти сестры его как будто подменили.
   - А что случилось с Тарли?
   - Её убили люди.
   - Что?
   - Какие-то сумасшедшие. Тирлоэн их видел и смог выследить, потом сообщил нам. Мы обвинили тех людей в убийстве, но толку с того было мало: когда мы приехали, убийцы уже были мертвы.
   - И сколько было убийц?
   - Девять человек.
   - Сколько? - ахнула Айрин
   - Девять.
   Айрин в ужасе пыталась прогнать навязчивую мысль, но мысль упрямо возвращалась.
   - Дядя Эгерлан, мне надо поговорить с Тирлоэном. Пожалуйста, попроси его зайти ко мне.
   Тирлоэн не заставил себя ждать.
   - А это правда, что ты будешь меня учить? - Спросил он, едва за его спиной закрылась дверь.
   - Нет. Меня только попросили стать твоей учительницей, но ты ещё не просил меня взять тебя в ученики.
   - А если я не попрошу?
   - Тогда я не буду тебя учить. Разве непонятно?
   - Непонятно. Обычно мне назначали учителя, я никого ни о чём не просил.
   - Я не подчиняюсь пресветлому, при всём моём к нему уважении. Он не может меня назначить, но может меня попросить. Что он и сделал. Но я пока не согласилась тебя учить.
   - Почему?
   - Потому что ты этого не хочешь.
   - И как ты это определила?
   - Хотел бы - давно бы выучился. У вас много хороших воинов - есть у кого учиться.
   - Ты права. Я не хочу учиться воинскому ремеслу.
   - Почему?
   - Извини, Айрин, я не хочу отвечать на этот вопрос.
   - А придётся. Ты видел, как погибла Тарли?
   - А причём здесь Тарли?
   - И они были не сумасшедшие, ведь так?
   - Ты о чём, Капелька?
   Айрин пыталась поймать взгляд эльфы, но безуспешно. Тогда русалка решилась на прямой удар. Она подошла впритык и, привстав на цыпочки, шепнула на ухо:
   - Ты видел, но ничего не смог сделать. И ты не можешь простить себе свою слабость.
   - Даже если и так! - Эльф вырвался. - Я там был, я всё видел! И да, я - трус, можешь презирать меня за это!
   - А кто тебе сказал, что ты - трус? - Спросила Айрин, увеличивая дистанцию.
   - Все...
   - Нет-нет, мне, пожалуйста, поимённо. Кто именно назвал тебя трусом? Если вдруг я всё-таки стану твоей учительницей, должна я знать имена врагов своего ученика.
   - Капелька, подумай сама, кто бы осмелился назвать сына Лориэна трусом? Никто не говорил, но шёпот за спиной... от него невозможно скрыться. "Их же было всего девять! Он мог хотя бы попытаться!" Если бы они оскорбляли меня, было бы проще. Но они молчат, когда видят меня. И говорят, когда думают, что я их не слышу.
   - А ты и поверил!
   - Что ты говоришь!?
   - Что думаю, то и говорю! Кто-то решил, что ты трус, а ты согласился. Меч бросил, решил, что не будешь ничему учиться. И даже в морду клеветникам дать не смог.
   - Но ведь они правы!
   - Это почему ещё?
   - Их было девять человек. Я мог просто перестрелять их из лука. Четверых, а то и пятерых точно бы убил. С остальными бы пришлось повозиться, я не очень хороший фехтовальщик.
   - Но не смертным с тобой состязаться...
   - Они бы всё равно её убили. Я бы не успел.
   - Но другие не стали бы упрекать тебя в бездействии. Если бы ты выжил, конечно!
   - Их было всего девять! Что они могли мне сделать?
   - Так. Это говоришь ты или опять твои враги?
   - Они не враги!
   - Значит, не ты. И сам ты так не думаешь. Верно?
   - Верно. Зачем тебе это, Капелька? Я не смог спасти свою сестру, я - трус, и мне никогда не стать воином.
   - Это не ты решил, а за тебя придумали те, кого там не было. Кто не видел всего.
   - Я не понимаю тебя, Айрин. Что ты пытаешься мне доказать? Что я не трус? Хорошо, я верю тебе. Это вернёт к жизни Тарли?
   - Нет. Это вернёт к жизни тебя. Ты ведь тоже погиб там. Только твоё тело не осталось лежать на алтаре...
   - На каком алтаре? - Испуганным шёпотом спросил эльф.
   - А это тебе лучше знать... кто там был кроме девяти жрецов и жертвы.
   - Айрин... откуда?
   - Значит, я правильно угадала?
   - Айрин... Капелька...
   - Почему ты не рассказал отцу о жертвоприношении?
   - Не смог. Он и так почти обезумел. Я еле смог убедить его не идти на людей войной, а потребовать выдачи убийц. Убеждал его, что люди не хотят вражды с нами, поэтому выдадут убийц. А если не выдадут, тогда уже мы сделаем свои выводы. Ну, нам и выдали их. Двое ещё были живы, но пока разбирались с остальными, умерли и эти. Я надеялся, что наши маги поймут, что к чему, но много ли узнаешь у мертвеца? После их смерти рассказывать отцу, что было на самом деле, я не стал. Зачем? Тарли не вернуть, а к чему зря волновать отца? Не хочу, чтобы он знал, что Тарли лишилась посмертия.
   - И ты столько лет молчишь?
   - А что ещё остаётся? Отец не должен знать.
   - Лориэн - понятно. Но с кем-нибудь ещё мог бы поговорить?
   - Зачем? Капелька, Тарли не вернуть. А Кору невозможно остановить.
   - То есть?
   - Раз она смогла дотянуться до людей, она вернётся. Боги смогли её изгнать за край мира, и теперь она пытается вернуться. Она нашла жрецов, и теперь нет никакой силы, которая бы остановила её.
   - А боги?
   - Боги? Они даже не заметили, что ей принесли жертву! А ведь Тарли была не первая. Нет, Капелька, боги ничего не смогли сделать. Ей достаточно хотя бы одного алтаря, чтобы набирать силу.
   - Откуда ты знаешь?
   - Я много читал человеческих книг о ней. Она - очень сильная богиня.
   - Подожди, подожди! Хорошо, пусть Кора собирается почтить наш мир своим присутствием. Как это связано с твоим нежеланием учиться воинскому ремеслу?
   - Никак.
   Эльф молча прошёлся по комнате, потом остановился, повернулся к Айрин, поймал её взгляд.
   - Капелька, я не трус, я просто знаю, что у меня не было шансов спасти сестру. И сейчас у меня тоже нет шансов. Я не знаю, кто может остановить Кору. Её невозможно остановить. Вот скажи, ты знаешь, как помешать ей? Какое оружие может загнать её обратно?
   - Собирайся! Поехали!
   - Куда?
   - Узнаешь. Договорись с дядей Эгерланом, сопровождение не нужно. Я позову, как буду готова и договорюсь, чтобы нас туда доставили. К вечеру вернёмся обратно.
   Айрин не хотела звать Альтоса прямо в своей комнате, но выбирать не приходилось: не во дворе же говорить с богом, где всегда полно народу. Воин отозвался почти сразу, но подождать его всё же пришлось.
   - Что случилось, красавица моя?
   - Мне нужна помощь. Мне очень нужно сегодня попасть в одну деревню. Ты можешь нас проводить?
   - Подробнее, пожалуйста.
   - Ты знаешь, где я закрыла альтарь Коры?
   Альтом поморщился:
   - Конечно, знаю. Жуткое место!
   - Мне надо попасть туда. Точнее, мне нужно отвести туда Тирлоэна.
   - Зачем?
   - Он видел жертвоприношение. Он считает, что Кору невозможно остановить. Я хочу показать ему, что она заперта за границей мира и вернуться не сможет.
   - А другого способа нет?
   - Чтобы он поверил и понял? Нет.
   - Расскажи ему.
   - Что?
   - Что ты уже закрыла ей дорогу.
   - Не поможет. Он должен почувствовать, что её здесь нет. Иначе он всю жизнь будет ждать её появления. Это страшно, Воин. Я хочу, чтобы он освободился от этого ожидания.
   - Без меня.
   - Почему? Что тебе стоит? Просто отведёшь нас туда и обратно. Один день, даже меньше, времени! Прошу тебя, помоги!
   - Ни за что! И ты даже не думай о том, чтобы добраться туда самостоятельно. Я запрещаю.
   - Это почему ещё?
   - Там опасно!
   - Она что, действительно может вернуться?
   - Там место плохое. Сама она не дотянется, конечно, но её разрушенный алтарь - не лучшее место для прогулок.
   - То есть, ты туда не поедешь.
   - Не поеду. И тебе не разрешу.
   - А на каком основании ты мне что-то не разрешаешь?
   - Ну, и вопросы у тебя! Ты мне служишь!
   - И что? Я хочу помочь своему другу, который может стать моим учеником. Как ты можешь мне запрещать?
   - Это опасно! Тебе и близко к её алтарю нельзя подходить!
   - Почему?
   - Почему?! Тебе мало того, что ты чуть не умерла тогда? Да и сейчас у тебя силы ещё не восстановились! Тебе нельзя!
   - По-твоему, будет лучше, если я спрячусь от всего мира? И какая из меня тогда учительница?
   - Ты - прекрасная Учительница! Только нужно ещё и себя немного беречь! Айрин! Не рискуй!
   - Объясни, чем я рискую, если приеду к закрытому алтарю?
   - Ты потеряла там силу, сейчас ты можешь потерять там жизнь! Как ты не понимаешь!
   - Не понимаю. Алтарь закрыт, Кора изгнана. Или она не изгнана?
   - Что ты! Мы всё проверили! Алтари удалось уничтожить, а ещё ей дополнительно дали пинка. Нескоро она очухается. Хотя, к сожалению, однажды очухается и опять попытается вернуться. Но это когда будет...
   - Тогда чем мне опасен закрытый алтарь!
   - Я боюсь за тебя!
   Салли в конце концов надоело слушать крики, доносящиейся из комнаты, и она помчалась к Деметриосу. К счастью, она сообразила, что не следует всем знать о том, что у её госпожи визитёр, поэтому она подобралась к воину и шепнула ему:
   - Лорд Деметриос! У леди Айрин какой-то мужчина, и они ссорятся.
   - То есть?
   - Я не понимаю, о чём они говорят, но они много кричат.
   Деметриос поспешно отправился выяснять, кто это обижает его Айрин.
   - Что за шум и дикие крики? - Спросил он, войдя в комнату.
   - Он меня не пускает!
   - Это опасно!
   Почти одновременно ответили спорщики.
   - А теперь подробнее. Ты куда собралась?
   - Мне надо отвезти Тирлоэна в одно место. Быстренько, туда и обратно. Только это далеко, я понадеялась, что мне помогут. - Айрин бросила обиженный взгляд на воина.
   - Не буду я помогать! Это опасно. Вдруг с тобой что-нибудь случится? Как я твоему отцу на глаза покажусь!
   - Ага! Значит, ты просто боишься папиного гнева! Так бы и говорил! А то "опасно, опасно"! А раз так, то и я без тебя справлюсь. Долго, правда, ну да ничего. Доеду как-нибудь. Или Радомира попрошу помочь.
   - Ещё не хватало туда тащить парня! Ты подумала, что скажет отец?
   - А что он скажет? Радомир уже взрослый, он может сам действовать так, как считает нужным. Я, между прочим, тоже. И вообще, тебе какое дело? Тебя там не будет, так что папа тебе ни слова не скажет!
   - Ага! Только утопит при первой возможности! За то, что не уберёг его дочь! И сына.
   - Прекратили спор! Айрин, мы же договорились, что ты ведёшь себя хорошо и не влипаешь в неприятности без меня? Значит так. Как только отпразднуем всё, что обещали, съездим, куда тебе нужно.
   - Деметриос, да ты хоть знаешь, куда она собралась?
   - Нет. А что?
   - Ты безумен! Там опасно, пойми!
   - Вот приедем и посмотрим, что там и как. Раз Айрин туда так рвётся, что даже спорит с тобой, значит, ей это нужно. Не волнуйся, я присмотрю за ней.
   - Вы безумцы. Оба. И я вместе с вами. Жду вас на улице. Радомира только с собой не берите. - Альтос демонстративно вышел в окно.
   - А далеко нам ехать-то? - Поинтересовался Деметриос.
   - Далеко. Но нас проводят, так что к вечеру вернёмся.
   Айрин вышла в коридор и задумчиво посмотрела на Салли.
   - Ты когда-нибудь перестанешь подслушивать?
   - Нет. А что?
   - Ничего. Седлай Грома. Ты остаёшься здесь.
   - Почему? - Обиделась девушка.
   - Потому что я так сказала. Деметриос, я предупрежу Эгерлана, что забираю его подопечного.
   - Хорошо. Я буду во дворе.
   Эгерлан был очень недоволен, что Айрин куда-то увозит эльфийского принца, но переспорить русалку не смог. Правда, увидев Воина, успокоился. Точнее, смог себя убедить, что с таким спутником его воспитаннику ничего не угрожает.
   По городу ехали шагом, соблюдая порядок, за воротами пустили лошадей рысью. Вскоре город исчез из вида, и мир утратил ясность. Дорога почему-то шла через лес, и ни одной деревни, ни одного города не встретилось по пути. Не было слышно ни пения птиц, ни шума листы, лес был живой и не живой одновременно. Постепенно странность леса сошла на нет, и путники оказались на самой обычной дороге, и впереди уже можно было разглядеть поселение. Альтос обратился к Айрин:
   - За деревней будет поместье. Хочешь заехать туда?
   - Что-то не тянет. Давай сразу на место.
   Айрин уверено повела компанию к цели. Вскоре им пришлось спешиться.
   - Красавица моя, подумай, надо ли...
   - Надо. Ждите нас здесь. Мы с Тиром дальше сами.
   - Айрин...
   - Нет, Деметриос. Вам там нечего делать.
   - Но...
   - Пожалуйста!
   Айрин посмотрела в глаза воину, а потом пошла вглубь леса, поманив за собой эльфа.
   Чем ближе они подходили к бывшему алтарю, тем хуже становилось Тирлоэну. Он ёжился, зябко передёргивал плечами и настороженно оглядывался по сторонам.
   - Капелька, ты уверена, что нам надо сюда идти?
   - Уверена. Ты чувствуешь присутствие Коры?
   - Да. Зачем мы идём к ней?
   - Её здесь нет. Тут был алтарь, но он разрушен.
   - Откуда ты знаешь?
   - А как ты думаешь, где я потеряла силу?
   Тирлоэн не нашёл, что ответить, и молча пошёл следом за русалкой.
   Алтарь давно зарос, но Айрин быстро нашла его. События многолетней давности промелькнули перед глазами, будто вчера всё было. Тирлоэн, ошеломлённый и подавленный, обошёл бывший алтарь.
   - Она была здесь...
   - Да. Но больше её здесь нет.
   - Следы присутствия чувствуются.
   - Эхо...
   - Эхо... - согласился эльф. - Просто эхо. Страшно подумать, что здесь было в момент вызова...
   - Страшно было, - хмыкнула Айрин.
   - А как ты сюда попала?
   - По глупости. Уловила что-то плохое, но не поняла, что именно. Вот и пошла посмотреть.
   - И что?
   - Что-что? Тут девочку в жертву приносили, а я вмешалась.
   - Спасла?
   - Спасла. Потом лет пять, если не больше, жила у Лейлы, пока чуток не оклемалась.
   - А потом?
   - Потом познакомилась с Деметрисом и напросилась к нему в ученики. Силы то у меня больше нет, а защищаться как-то нужно.
   - Как нет силы? - Ахнул Тирлоэн.
   - А ты что, не знаешь? Я сгорела полностью. То есть совсем. Мне немного доступна папина сила, но только через его амулет по призыву. Сама вообще ничего не могу. Почти. Иногда что-то спонтанно получается, только толку с того! Простые ведьмовские вещи - деревенская колдунья и то может больше.
   - А девочка? Что с ней стало?
   - Не знаю. Я уехала отсюда, у меня с местными возникло небольшое недоразумение: они меня хотели убить. Как, наверно, догадываешься, позднее желания возвращаться не возникало. Можем заехать в деревню, узнать, как у неё дела, раз уж всё равно сюда забрели. Поедем?
   - Поедем. Мне... интересно...
   - Хорошо. Тогда давай выбираться отсюда, место здесь и впрямь неуютное.
   Айрин повернулась уходить, но Тирлоэн её окликнул:
   - Леди Айрин!
   - Лорд Тирлоэн? - Удивлённо обернулась Айрин.
   - Леди Айрин, я прошу Вас стать моей учительницей.
   - Лорд Тирлоэн, чему Вы хотите научиться?
   Тирлоэн молчал, не зная, как отвечать на этот вопрос.
   - Я должна знать, что Вы хотите получить от учёбы, чтобы понять, могу ли я этому научить.
   - Научите меня не бояться!
   - Этого я не могу. Все боятся. Моряки боятся выходить в море, потому что могут попасть в шторм, сесть на мель, утонуть... но каждый день корабли отрываются от родных берегов и идут за своей удачей. Рыбаки - за уловом, купцы - за товаром, пираты - за добычей. И все надеются на милость Нептуна. Кому-то повезёт, кому-то нет. И только те, кто никогда не покидают уютных жилищ, никогда не ступают на неустойчивую палубу, никогда не видят, как раскрываются паруса - никогда не получат благосклонность морского Владыки.
   - Я устал жить в страхе.
   - Тогда перестань бояться. Хочешь чего-то достичь? Сделай первый шаг.
   - Леди Айрин, помогите мне стать воином. Я не хочу бежать тогда, когда нужно прийти на помощь. Я хочу, чтобы мои друзья и родные могли мне доверять, чтобы я сам знал, что смогу защитить их от любой беды. Даже от самой Коры, если ей вдруг вздумается вылезти в мир!
   - Лорд Тирлоэн, я буду учить Вас. А чему Вы научитесь, зависит только от Вас.
   В деревне людей было мало: до вечера ещё много можно успеть сделать, не время разбредаться по домам. К счастью, Айрин вспомнила, что отец спасённой девушки был кузнецом, так что спрашивать дорогу не потребовалось: кузнеца стояла на отшибе, привлекая к себе внимание звоном металла. Мешать работе не хотелось, поэтому Айрин направилась к небольшому домику, что стоял поодаль. Хозяйка, вышедшая навстречу гостям, охнула и прижала ладони ко рту.
   - Доброго для, почтенная! - Поприветствовала Айрин. - Мы вот мимо проезжали, да и заглянули к вам. Узнать хотим, всё ли в порядке, не обижает ли кто?
   - Айрин... это ты?
   - Да, я. Так пустишь нас в дом, или нам здесь не рады?
   - Ой, да что же я! Проходите, гости дорогие! Сейчас я дочурку в кузню отправлю, муж мой придёт! Только вот конюшни у нас нет, коней поставить некуда.
   - Ничего, Волк не позволит лошадям разбрестись, - ответил Альтос, спешиваясь. И смущённо пояснил на недоумевающие взгляды спутников: - Я же не виноват, что у него папу звали Волшебный скакун, обгоняющий ветер, а мама была просто Кобыла.
   Айрин от смеха чуть не свалилась с лошади, да и хозяйка чуть расслабилась:
   - Поверьте, господин, Вам ещё повезло. Наш хозяин недавно купил двух жеребцов, так одного зовут Рыба, а другого - Просо. Мы даже не гадаем, как звали их родителей.
   - Да уж, Волк звучит лучше...
   Гости зашли в дом. Айрин мимоходом отметила, что в доме чисто, очень аккуратно всё прибрано. На окнах вышитые занавески, на столе - чистая вышитая салфетка.
   - Тина, позови отца, у нас гости! - Крикнула хозяйка.
   - Да, мамочка! - Донеслось откуда-то из глубины дома, потом хлопнула дверь.
   Айрин мучительно вспоминала, как зовут жену кузнеца, но никак не могла вспомнить. Она практически не сталкивалась ни с ней, ни с её мужем. Она работала в поместье и времени, чтобы гулять по деревне и заводить знакомства, у неё не было.
   - Почтенная, расскажите, как у вас дела, всё ли благополучно?
   - Да что о том говорить! Работа есть, кузнец всегда нужен, не бедствуем. Старший сын в кузне помогает, двое ушли в солдаты.
   - В королевскую армию или к лорду?
   - В королевскую. Сказали, королевская служба почётнее.
   - А дочка как? Небось, замужем уже?
   Женщина помрачнела.
   - Да, нет, Айрин... То есть, госпожа... Приданого мы большого дать не можем, а кто ж возьмёт бесприданницу?
   - Дочь кузнеца и без приданого? - Удивился Альтос. - Быть такого не может!
   - Или здесь мужчины все такие жадные? - Айрин чуть наклонила голову, рассматривая смущённую женщину. - Что-то подсказывает мне, что не в приданом дело...
   - Её порченой считают! - Ответил кузнец, заходя в комнату.
   - Это как? - Нахмурилась Айрин.
   - Да те давние дела не дают покоя. Все помнят, что она чуть Коре, чтоб ей сказиться! не досталась. Вот и... брезгуют...
   - А не в деревне искали жениха?
   - В округе все знают, никто и не смотрит в её сторону. Не обижают, резкого слова не скажут. Но в жёны берут других.
   - А уехать не думали?
   - Уехал бы, да куда ж пойдёшь? Здесь я на своём месте, здесь кузница моя.
   - Кузницу можно и в другом месте поставить.
   - Надо точно знать, что там кузнец нужен. А так, в никуда, искать, где разрешат поселиться... Был бы один - ушёл бы не раздумывая. Но жена, дети... Тина, вон, малышка совсем. Сейчас она сыта, одета, живёт в тепле. А если сорваться с места, что её ждёт? Да и Мила... это здесь её не обижают, а в чужих краях как будет? Красивая девка, да без мужа. Что её ждёт? Я не могу рисковать детьми.
   - Деметриос, - задумчиво протянула Айрин, - а нам кузнец нужен?
   - Кузнец? А почему бы и нет? В хозяйстве всё пригодится! Почтенный...
   - Марк, господин.
   - Почтенный Марк, у нас есть небольшой замок, где пока мало обитателей. Правда, скоро обитателей станет намного больше. Сможешь поставить кузнецу?
   - Обижаете, господин! Сделаю всё, что потребуется! Только вот как перебраться...
   - По осени приезжай к нам. - Деметриос снял с пояса кошелёк. - Купишь телегу, лошадей... должно хватить на переезд.
   - Спасибо, господин, не нужно. Куда ехать?
   Пока Деметриос объяснял, как добраться до его замка, Айрин поманила женщину в сторону.
   - Мне нужна домоправительница. Сможете спасти наш замок от разрушения?
   - Госпожа... да как же... я же простая крестьянка...
   - Подумай... а вообще работа всем найдётся. У меня пока точно есть горничная, она же кухарка. Пока этого хватает, но когда нас в замке станет много, потребуется и больше слуг.
   - Госпожа... если позволите, я бы лучше кухаркой...
   - Договорились!
   - А кто этот щедрый господин?
   - Мой муж, лорд Деметриос.
   - Так ты теперь леди? Ой, простите, госпожа!
   - Почему теперь? Я всегда ей была... Значит, осенью мы вас всех ждём. А сейчас нам уже пора.
   Как и планировалось, вечером городские ворота впустили усталых путников, только Альтос отстал по дороге, махнув на прощание рукой. Эгерлан ждал воспитанника в доме Глена, чему тот не возражал. За разговором день прошёл незаметно. В какой-то степени, все даже расстроились, когда пришлось прекращать беседу.
   Тирлоэн чуть ли не с порога заявил, что Айрин берёт его в ученики, и он едет к ней в замок.
   - Когда вы уезжаете? - Только и смог спросить эльф.
   - Не раньше праздников, - улыбнулась Айрин. - Мы столько сил потратили на их подготовку, что теперь я не уеду, пока не отпраздную всё!
  

Эпилог

   Длинный тонкий брус казался почти непреодолимым препятствием для новых учеников школы воинского мастерства. Три юноши лет пятнадцати обижено растирали ушибы и хмуро смотрели на такую тонкую полоску, маячившую как раз перед их глазами.
   - Мы же не акробаты! - Буркнул один из них. - Это они по канату бегают, чтобы на жизнь себе заработать. Я мы - воины, нам себя на потеху не выставлять!
   - А вы уверены, что драться всегда будете на ровной твёрдой земле?
   - Нет, а что?
   - А то. Хотите и на снегу, и на песке и даже на стропилах строящегося замка побеждать в бою, научитесь ходить, не падая.
   Айрин ловко вскарабкалась на брус. Кто-то из более опытных учеников бросил ей меч. Воительница легко заскользила по брусу. Меч в её руках летал, выставляя блоки, нанося удары. Шаг вперёд - выпад. Шаг назад - парирование, перевод в удар, два шага вперёд, разворот.
   - Акробаты так не могут! - Потрясённо выдохнул кто-то из новичков.
   Айрин прекрасно знала, какое впечатление производит на учеников отработка связок на брусе. Пусть большинство из них в таком виде не применимы в бою, но они прекрасно учат чувствовать равновесие, управлять телом, понимать свои возможности. А ещё ей просто нравилось это упражнение, потому что оно позволяло выкладываться полностью, как в настоящем бою, когда нет поблажек ни себе, ни противнику.
   Но в этот раз что-то пошло не так: почему-то стала кружиться голова. Воительница пыталась сосредоточиться на упражнении, но ноги потеряли опору. Падение она не запомнила. Очнулась на руках у Деметриоса.
   - Что случилось? Куда ты меня несёшь?
   - Ты потеряла сознание. Сейчас я уложу тебя в кровать.
   - Не надо!
   - Надо. Не спорь. Я не знаю, что с тобой, поэтому пока тебя не посмотрит опытный целитель, никаких тренировок. Будешь лежать в постели и болеть.
   - Я прекрасно себя чувствую!
   - Значит, будешь просто лежать в постели. А вздумаешь спорить - отшлёпаю! Вот, честное слово!
   Айрин на всякий случай замолчала.
   Деметриос оставил жену под присмотром верного оруженосца, а сам помчался к морю. Он не умел взывать к богам, вот только учиться было уже поздно. От ответа Нептуна зависела жизнь его любимой женщины, значит, ответ нужно получить с первого раза.
   - Владыка!!! - Крикнул Деметриос. - Владыка, ответь!!! Айрин болеет!!!
   Волна всколыхнулась и замерла, будто застыла льдом. На гладкой, искрящейся поверхности проступил образ знакомого мужчины.
   - В чём дело, смертный? Почему ты тревожишь меня?
   - Айрин потеряла сознание и упала! Нужно позвать Лейлу, только она приедет дней через десять в лучшем случае. Владыка, прошу: помогите!
   - Жди.
   Волна раскололась россыпью мелких брызг, сверкнувших весёлой радугой на солнце.
   Воин, гадая, долго ли ждать, не решался уйти с берега, хоть сердце его и рвалось в замок, где осталась Айрин.
   Вдруг из моря выехала статная женщина.
   - Показывай дорогу, воин, - приказала она, и Деметриос подчинился.
   Конь морской всадницы будто стелился над землёй, его ход не сопровождался дробным стуком копыт, за ним не оставалось следов, и воин, как он не был взволнован, отметил этот более чем странный факт.
   - А ты молодец: не растерялся! - Добродушно отметила всадница, когда они остановились во дворе замка. - Это водяной конь, предупреди своих людей, чтобы не лезли к нему. Он сам никуда не убежит, зато от чужих рук может озвереть.
   Деметриос глянул на конюха, что взял за повод его коня, и получил подтверждающий кивок. Теперь воин мог полностью сосредоточиться на том, что его волновало больше всего.
   В спальне Айрин скучала, но полушуточная угроза мужа остерегала её от неосторожных действий. Например, бегства с кровати, на которой очень приятно лежать, но ведь не в одиночестве же... Возвращение Деметриоса она учуяла, только не поняла, что он приехал не один. Тем больше она обрадовалась первой учительнице:
   - Тётя Норна! Каким течением?!
   - Да так... - задумчиво откликнулась Норма, пристально рассматривая русалку. - Переполошился тут один... мужчина! - Норма села на кровать, положила руку на живот Айрин и удовлетворённо кивнула. - Было бы с чего паниковать!
   - С ней всё будет в порядке?
   - Разумеется. Только немного придётся себя ограничивать. Никаких резких движений, прыжков, падений. Придётся себя немного поберечь. Лейле я скажу, она приедет. Как придёт время рожать, пусть меня позовёт.
   - Какое время? - Ошалела русалка.
   - Рожать, девочка моя.
   Деметриос медленно сполз по стене на пол.
   - Так, воин! А ты что тут барышню из себя изображаешь! Можно подумать, не знал, как дети делаются! Если хочешь, чтобы ребёнок родился нормально, в постель ей не укладывай. Пусть двигается, плавает, гуляет.
   - А тренироваться можно? - Подала голос почти пришедшая в себя Айрин. - Можно, но очень бережно. Не допускать ударов по животу и груди. Резких движений не делать. Не падать. Ясно?
   - Ясно, - загрустила Айрин, сообразившая, что придётся отказаться от тренировочных поединков.
   - Если что, зовите меня, я услышу. Девушка, проводи меня к выходу, - обратилась колдунья к Салли.
   Деметриос перебрался на кровать.
   - Айрин...
   - Что?
   - Мне было бы спокойней, если бы леди Сабрина приехала сюда.
   - Ты думаешь, она приедет?
   - Конечно. И Гедрик, они только рады будут. Только с ними же приедет ещё толпа народу.
   - Ну... в тесноте, да не в обиде...
   - Значит, я им пишу?
   - Пиши. Иначе они узнают всё от Лейлы и обидятся, что мы им не сообщили.
   - И всё равно приедут.
   - Я скажу девушкам, пусть готовят комнаты.
   Деметриос схватил Айрин за руку и притянул к себе.
   - Не спеши, у нас ещё много времени.
   Айрин уютно устроилась в кольце тёплых рук. Где-то ждали ученики, надо было идти продолжать тренировку. Дыхание мужчины щекотало кожу на на виске, пальцы медленно скользили по спине, выводя загадочные узоры. И так не хотелось разрывать ощущение нежности и покоя, что Айрин не удержалась:
   - А можно я всё-таки чуть-чуть поболею сегодня?
   - Что с тобой?
   - Ничего. Просто мне так хорошо, что не хочется никуда идти... Я понимаю, это неправильно, меня ждут ученики. Но мне так не хочется сейчас никого видеть.
   - Не переживай, любимая. Ученики пусть тоже отдыхают. - Деметриос упал на спину, не выпуская девушку из рук. - Завтра будем думать, как вести тренировки, а сегодня будем отдыхать. Только ты, я и наш маленький. И больше никого. Ты согласна?
   - Конечно. Я всегда с тобой согласна!
   Деметриос только усмехнулся на это заявление и крепче прижал девушку к себе.
  

1997-2011

  
  
  
  
  
  
  
  
  
   225
  
  
  
  

Оценка: 4.00*4  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"