Вербицкая Клавдия Валерьевна: другие произведения.

Королям не отказывают

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Попаданец. Просто человек, который вынужден заботиться о найденном ребёнке. Текст старый. Нашла в закромах - оказалось, что забыла в своё время разместить.


   Волны со злым упрямством бились о причал, пытаясь прогнать пришельцев с суши обратно на берег. Откуда ж морю было знать, что человек не уходит оттуда, где смог закрепиться. И доказательством тому - застывший словно перед прыжком новый красавец, что готовится к спуску. С причала корабль целиком не виден, зато прекрасно виден нос и мачты, возвышающиеся над постройками верфи.
   - Дядька Стас! - Звонкий мальчишеский голос прорвался сквозь шум.
   Мужчина отвлёкся от созерцания моря и оглянулся. Щуплый загорелый мальчишка бежал к нему, размахивая руками как семафор.
   -Дядька Стас! Тебя старшина зовёт! В приёмный дом иди!
   Стас кивнул и торопливо пошёл в сторону большого дома, стоящего чуть в стороне от верфи. Что поделать, проверяющие страсть как любили проверять, но редко когда любили слушать стук топоров и нюхать запах смолы. Вот и пришлось года три или четыре назад поставить отдельный дом, где можно было торжественно встретить и удобно поселить важных гостей.
   Подготовительные хлопоты уже закончились и в самой большой комнате, без фантазии названной залом приёмов, остался только старшина верфи.
   - Звал, старшина? - Стас не стал здороваться, сегодня они уже виделись.
   - Звал... дядька Стас, просьба у меня...
   - Какая?
   - Пойдёшь со мной встречать гостей? И потом, пока они тут будут, тоже...
   Стас нахмурился. Уж очень ему не хотелось привлекать к себе внимание. Но не оставлять же без поддержки старшину всего лишь полгода как ставшего старшиной не без его, Стаса, помощи.
   - Дядька Стас?
   Робкий тон совершенно не вязался с богатырской статью корабельных дел мастера. Да и возраст уже для робости не подходящий. Пусть старшина и моложе Стаса лет на пять, так и Стас хоть и выглядит молодо, а сороковник уже разменял. В общем, ни по годам, ни по статусу робеть старшине не положено.
   -Давай прогуляемся, Тим.
   До верфи дошли молча. Остановились возле каркаса будущего корабля, где на время замерли работы.
   - Чего ты боишься, Тим? Это ведь не проверка. Про адмирала я слышал много хорошего, да и корабль мы ему сделали великолепный. Чего ты трясёшься?
   - Так ведь принц же! Сын короля!
   - И что? Согласись, "Ветер удачи" - королевский корабль. Ну, король у нас море не жалует, так что придётся довольствоваться принцем...
   - Ты что говоришь! - Ахнул Тим.
   - А ты не считаешь его великолепным?
   - Корабль хорош, я не спорю...
   - Вот и не спорь! Наш корабль не всякому сгодится. Но принц, будем считать, подходит. Подходит?
   - Подходит...
   - То-то!
   - И всё-таки, дядька Стас... принц со свитой - это ж не просто всё. Что мы понимаем в их благородных обращениях?
   - Полагаю столько же, сколько они понимают в наших корабельных делах. Возьми себя в руки, старшина. За тобой верфь и люди. Вот это ты и должен понимать.
   - Я понимаю. Потому и прошу помочь. Ведь если не так что скажу, чем-то не глянусь - для всех урон будет.
   - Ты дело делаешь. Ты корабли строишь. И не думаю, что от тебя будут ждать дворцового обхождения. Об одном только прошу: не раболепствуй. Мы тебя над собой поставили, потому что и мастер ты хороший, и к людям подход знаешь. Так вот, учти. От тебя зависит, увидит ли адмирал мастеров, которые умеют строить корабли, или ему явятся запуганные слабаки, жаждущие прогнуться под него ради его королевских или там принцевских милостей. Ты ведь не хочешь прогибаться?
   - Вот ещё! Не нужны мне его милости!
   - Вот так и держись. - Стас собрался было идти, но передумал и добавил: - Знаешь, Тим, ты ведь богаче принца.
   - С ума сошёл? - Опешил старшина.
   - Если бы! Думай сам. Ты - старшина, потому что заслужил уважение и доверие людей. Ты - мастер, потому что учился ремеслу, много лет работал, старался стать лучше. А он - принц, потому что просто родился в королевской семье.
   - Эк ты завернул, дядька Стас! Никогда так не думал. А ведь ты прав, зря я боюсь. Что он мне сделает? Лишит старшинства? Так моё мастерство при мне, пойду в артель - мужики не бросят, без работы не оставят.
   - А потом мы тебя опять крикнем старшиной! - Усмехнулся Стас, поправил топор на поясе и вздохнул. - Ладно, старшина. Пойду я, дела ещё есть. А завтра с утра при тебе буду. И ты ещё с мастерами поговори, возьми двух-трёх человек для солидности. Чтобы гости долгожданные сразу усекли: мы не тому радуемся, что такие знатные гости припёрлись, а тому счастливы, что большое дело завершили.
   Если бы Стас знал, чем завершится спуск, он бы ни за что не согласился сопровождать старшину. Да сделанного не воротишь. Как и не запретишь малышу Джерри идти на церемонию. Да и как запретить? Джерри едва услышал, что приезжает прославленный адмирал, так потерял покой, мечтая хоть издали увидеть кумира всех мальчишек, живущих у моря. И когда попросился с дядькой на встречу гостей, Стас не смог отказать. И вот когда гостям показали готовый к спуску "Ветер удачи", адмирал увидел Джерри. Даже оступился и выдохнул, будто не веря:
   - Артур? Ты?
   - Простите, ваша милость, - удивлённо откликнулся парнишка. - Меня зовут Джерри.
   Кто-то из свиты возмутился:
   - Ты как к принцу обращаешься, негодяй!
   Малыш сразу подобрался:
   - Простите, господин адмирал! Больше не повторится!
   - Джерри?
   - Да, господин адмирал!
   - Да, конечно, - погрустнел принц, но тут же собрался: - Идёмте, пора начинать церемонию.
   Дальше всё прошло идеально. Если не считать того, что адмирал остался на несколько дней, осмотреть верфь, как он сказал. Почти всю свиту спровадил в город, а сам остановился в доме приёмов, хоть и обустраивался он для птиц пониже полётом. Да ничего, не побрезговал. Вроде как даже остался доволен.
   А на душе всё равно тревожно. И чем мальчишка так заинтересовал принца? Точнее, кого ему напомнил? Стало страшно, что принц знает родителей мальчика. Если так, то, наверно, ребёнку лучше будет с ними. Но что тогда останется Стасу?
   Мрачные мысли мешали заснуть, а в памяти крутились события давних лет, которые Стас так и не смог позабыть. И возвращение домой - в пустую квартиру, где вместо весёлого топота дочки и нежного поцелуя жены - фотография с чёрной ленточкой и стопка водки с куском хлеба. Пустота, которую не заполнить. Тишина, от которой не спасал телевизор. Бессонница, затуманившая мозги, стирающая грань между не пришедшим сном и зыбкой явью. И желание сбежать куда-нибудь, где не будет так безнадёжно.
   Воистину, бойтесь своих желаний.
   Карета, охрана, нападение - подробности как в тумане. Помнится только ощущение, что всё очень круто сделано, не то, что в кино. И ещё недоумение - сон это или бред? Всё изменилось в тот момент, когда кто-то из нападавших прорвался к карете, открыл дверь и вытащил оттуда малышку в смешной ночнушке. Охранники, кто увидели, ломанулсь на помощь, но уже не успевали - разбойник занёс меч для удара.
   И стало безразлично - сон, бред, шизофрения... лишь бы успеть!
   Стас успел. Налетел со спины, толкнул, выбил меч. Кажется, влез в бой. Кажется, успел кого-то ткнуть подобранным мечом. Потом куда-то шёл с ребёнком на руках. Иногда ещё мелькала мысль, что бред очень уж реалистичный и есть хочется - впервые за много дней. Но бред там, или просто сон, а девочку надо кормить. И ещё спрятать от тех, кто хотел убить.
   В первую очередь - спрятать. Запутать следы, идти по ручью против течения, держаться в стороне от дорог. С последним было проще всего: дороги долго не попадались. А когда под вечер блуждать по лесу не осталось сил, и пришлось выйти на дорогу, неровная разбитая колея привела скитальца в посёлок углежогов. Неизвестно, чем бы закончился визит подозрительно чужака, да ребёнок заплакал. И пришельцам разрешили переночевать.
   Потом было много чего. И девочка, оказавшаяся мальчиком лет примерно двух. И изучения языка и обычаев. И помощь в работе, за что, собственно, чужаку и разрешили остаться, поделились едой и знаниями. И совет идти на верфь, где рукастого мужика возьмут на работу, и никто не будет выспрашивать о прошлом.
   Плотницкое ремесло Стас вынужденно осваивал ещё в юности, когда они с дедом строили дачу. Крепкий сруб сменил хозяев в весёлые девяностые, а навыки остались. Пусть и потерялась ухватка, так лиха беда начало - вспомнится. Стасу повезло. Он попал на верфь, когда начали строить новый флот. Люди были нужны, никто и впрямь ничего не спрашивал, мастера наскоро оценивали навыки и пристраивали к делу. Дело нашлось всем, даже такому неумехе по местным меркам, как Стас.
   Но уже года через два кто-то где-то сообразил, что верфь - объект стратегический, вопросами безопасности озаботились, и явного чужака на работу бы никто не взял. Только Стас к тому времени уже стал своим. Ещё не мастером, но близко к тому. Всё-таки хорошо, когда руки из нужного места растут, да ещё и голова к ним приложена. Нет, Стас не стремился передать в тутошнее средневековье массу знаний из тамошного будущего. Просто в чём-то облегчить работу, где-то подсказать, как сделать проще и надёжнее, пользуясь только тем инструментарием, который доступен, Стас счёл возможным. И заслужил уважение и признание обитателей верфи.
   И вот двенадцать лет спокойной жизни закончились. Резко и сразу. От одного вопроса принца, с кем-то спутавшего подросшего мальчишку. Что будет дальше? Думать не хотелось. Но и бежать, как тогда, раньше, не хотелось тоже. Сейчас есть за что бороться. Кто бы ни были родители пацана, они не уберегли сына. Не они были с ним все эти годы. Не они...
   Утром злой с недосыпа Стас побрёл на верфь. И, как чувствовал, вскоре был "обрадован" известием, что принц интересовался его племянником. Как к этому относиться, Стас так и не решил. А вот чего ждать от высочайшего интереса - понятно и без приказа явиться пред светлые очи его высочества. Однако же приказ есть приказ. Наскоро умывшись и утерев руки, Стас явился и, насколько мог, поклонился с достоинством, хотя очень хотелось схохмить: вытянуться смирно и рявкнуть вбитое на подкорку "прибыл по вашему приказанию!" К счастью, удержался.
   Правда, принц, вопреки Стасовым ожиданиям, стал расспрашивать про те рационализации и инновации, что внедрялись с его подачи. Надо признать, вопросы принц задавал весьма толковые. Да и в ответы вникал, заметно, что не для галочки спрашивал, а на самом деле хотел разобраться. В итоге экскурсия по верфи затянулась. Вскоре к разговору присоединились другие мастера, как-то незаметно оттеснив остатки свиты. Только два телохранителя надёжно держались рядом и зорко присматривали, чтобы никто не подошёл слишком уж близко.
   Но всё хорошее заканчивается рано или поздно. Вот и принц отпустил мастеров, оставив только Стаса. Свиту тоже отослал таким небрежным движением руки, что Стаса чуть не пробил озноб. Всё-таки началось то, чего он так опасался. Точнее, ещё не началось, но вовсю готовилось: принц неспешно уходил от верфей по берегу. Когда ему показалось, что место достаточно безлюдное, он сел прямо на песок лицом к морю.
   - Садись, - отрывисто приказал.
   Стас пожал плечами и сел рядом - он не гордый, чтобы отказываться от такого предложения, когда ноги гудят от усталости. Принц глянул на телохранителей и кивнул. Те понятливо удалились шагов на двадцать.
   - Джерри тебе не родной?
   Вопрос в лоб - как хочешь, так и выкручивайся, Стас. Врать не хотелось. Во-первых, в принципе не хотелось, всё-таки знания о мире не настолько глубоки и обширны, чтобы не запутаться в собственных показаниях. Во-вторых же, кто знает, вдруг у принца козырной туз в рукаве, который от любого вранья не оставит камня на камне. Вот уж, "как бы хуже не обернулось!" И как выкручиваться? И под дурака уже не закосишь, не зря же принц пол дня разговоры разговаривал.
   - Почему вы так решили, ваше высочество? - Решил сыграть удивление. - Джерри со мной с младенчества. Кроме меня у никого нет.
   - Но он не родной тебе по крови?
   Вот упрямый!
   - Ваше высочество, разрешите задать вопрос?
   Принц заинтересовано вскинулся.
   - А ты наглец! Задавай.
   - Кого он вам напомнил?
   - Ты уверен, что тебе это нужно знать? - Усмехнулся принц.
   - У меня кроме него тоже никого нет, ваше высочество. А что-то подсказывает мне, что неспроста вы им интересуетесь. Забрать, небось, хотите. И ничто не помешает вам ткнуть пальцем и велеть: "Заверните!"
   - Ты забываешься, мастер! - С тихой угрозой в голосе пророкотал адмирал.
   - Джерри мне как сын! - Стас вскочил, нависая над собеседником, не замечая подобравшихся телохранителей. - Если бы у вас, ваше высочество, захотели забрать сына, разве бы вы не стали его защищать?
   Принц встал и махнул рукой, останавливая охрану.
   - Моего друга, - чуть слышно шепнул.
   - Что? - Не понял Стас. Тем же очень тихим голосом принц объяснил:
   - Ты спрашивал, кого он мне напомнил. Отвечаю: моего друга. Он погиб чуть больше десяти лет назад.
   Стас плюхнулся на песок.
   - Да ему самому лет пятнадцать, наверно, - еле смог прошептать.
   Принц вздохнул, снова сел.
   - Наверно?
   - Точно не знаю. Когда его нашёл, ему было года два или три, не больше. С полгода мы жили у углежогов, потом сюда добирались, ещё здесь двенадцать лет, если не ошибаюсь. В общем, пятнадцать или шестнадцать, где-то так.
   - Как ты его нашёл?
   - Я плохо помню. У меня тогда жена умерла. И дочка. Я как в бреду жил. Или в тумане. Не знаю. Помню карету, бой вокруг. И тут кто-то вытащил из кареты ребёнка и меч занёс. Я и рванулся на помощь. Я думал, это девочка - волосы до плеч, рубашка длинная. Только потом разобрался, что мальчишку подобрал.
   - Почему назвал его Джерри?
   - Я не называл. Его в посёлке на следующий день уже кто-то спросил, мол, какой хороший мальчик, как тебя зовут. Он ответил. Его и стали так называть. Не возражать же мне?
   - При мальчике что-нибудь было?
   - Нет, ваше высочество. Только рубашка, да и от неё уже одна память лохматая осталась.
   - Что-нибудь ещё помнишь? Как выглядели люди?
   - Увы, ваше высочество. Говорю же, не в себе был. Меня Джерри, можно сказать, спас: жить заставил. Знаете, когда на руках ребёнок, которого надо кормить, растить, воспитывать, тут не до собственных бед.
   Стас замолчал, собираясь с мыслями, а потом выдохнул с отчаянной надеждой:
   - Ваше высочество, а это может быть... ну... не он? Столько лет прошло, да и мало ли кто на кого похож?
   - Если бы дело только во внешности, - в тоне принца скользнуло сочувствие. - Ведь и по времени всё сходится. Моя сестра вышла замуж за наследного принца Орлнии. Это их первенец был. Тоже будущий наследник. С братом её мужа мы дружили, он долго жил у нас. Джери очень на него похож. А потом... переворот. Знаешь, что это такое?
   - Догадываюсь. Кто-то из ненаследных родственников решил стать наследным?
   - Примерно так. Мы и не поняли ничего. Сначала погиб Артур. Случайно. Я там был, и я готов поклясться, что это несчастный случай. После его смерти я уехал домой, а моя сестра осталась. До сих пор не могу себе простить. Всё думаю, что мог б её спасти. Её муж погиб буквально через полгода. Тоже случайно.
   - Получается, Джери - наследный принц Орлнии?
   - Да. Только он считается погибшим. И мать его погибла.
   - Король не вынес столько потерь, умер вскоре. Трон занял его двоюродный племянник. Хотя настоящий король Орлинии корабли строит. Не находишь, что не самое подходящее занятие для короля?
   - По-вашему, нынешний король отдаст корону внезапно найденному родственнику?
   - Не отдаст. Так у нас аргументы найдутся. Вон, хотя бы на своих красавцев посмотри!
   - Эти красавцы - для войны. Вы собираетесь воевать с соседями, с которыми у нас пока что какой-никакой, но мир. Ради чего?
   - Он убил мою сестру!
   - У Вас было десять с лишним лет для мести. Убийца до сих пор жив и не бедствует. И за эти десять лет мы много с кем воевали. Но не с Орлинией. То есть, королевству нынешний сосед удобен. И Вы хотите это разрушить? Посадить на трон мальчишку, который никогда не жил во дворце. Что дворцовым порядкам не обучен, то ерунда. А вот то, что он вообще ничему не обучен, кроме корабельного ремесла - намного хуже. И не только для Орлинии, у которой вместо нормального короля будет такой вот ничего не умеющий и ничего не соображающий мальчишка.
   - А для кого ещё?
   - Для нас. Потому что нынешнего короля Вы знаете, а на что способен вчерашний ученик плотника - не знаю даже я, хотя я его воспитывал.
   - Странный ты человек, мастер. Другой бы был счастлив, что воспитанник оказался принцем, а ты упрямишься.
   - А в чём счастье-то? Запрёте парня во дворце, а он о море мечтает. Уже договорились, что после спуска "Ветра удачи" отпущу его. Помогу найти место на корабле.
   - Если только в этом дело, так место на корабле ты ему нашёл. Возьму к себе. А коли окажется смышленым, научу в капитаны.
   - Он - умный, он справится, - убеждённо пробормотал Стас. - Спасибо, ваше высочество! Только... тут уж либо в капитаны, либо в короли. Но без моря ему не жить.
   - Понимаю. Сам такой, - вздохнул адмирал. - К счастью, я как раз ненаследный. Мне надо подумать. В чём-то ты прав, мастер. Если бы я мог, я бы жил простым капитаном. Только есть такая штука: долг называется. Слышал?
   - Слышал. И вот что я Вам скажу. Если решите, что долг Джери - лезть на трон, он залезет. Лично прослежу, что бы уселся удобно и никакая тварь его не скинула! А вот если кто задумает у меня сына отобрать, - Стас невзначай положил руку на топор, - я за него глотки грызть буду.
   - Завидую ему. У него есть отец, для которого он просто сын. - Принц поднялся, Стас встал следом. - Я подумаю.
   - Что мне людям говорить, вашу высочество? Меня будут спрашивать, о чём говорили. Просто секретом отговариваться - только внимание привлекать.
   - Скажи, что про "Гончую" мне рассказывал.
   - Чего про неё рассказывать! - Хмыкнул Стас. - Её показывать надо. Хотите посмотреть?
   - Спрашиваешь! Пойдём сейчас, пока посторонних нет.
   Из последней реплики Стас сделал вывод, что не всем в своей свите принц доверяет. Интересно, заслужено или так, из политической осторожности?
   Каркас нового корабля на корабль ещё был мало похож, но глаза адмирала видели не только скелетные доски, но и будущий стремительный силуэт, увенчанный облаками парусов.
   - Он будет прекрасен!
   - Скажите, ваше высочество, а правду говорят, будто этот корабль вы придумали? - Стас набрался смелости и спросил о том, что будоражило умы всех мастеров: больно уж не похож получался корабль на всё, что они строили раньше.
   - Что говорят, то правда. А на самом деле этот корабль придумал один мой капитан. Он мечтал, чтобы на флоте были такие вот быстрые корабли, чтобы с их помощью доставлять сообщения. Много пушек на него не поставишь, но его достоинство - скорость. Уйти от боя или погони и сообщить, что где-то нужна помощь. Капитан погиб, а бумаги завещал мне. Вот я и передал чертежи на верфь, чтобы посмотреть, что получится.
   - А как звали того капитана?
   - Зачем тебе?
   - Гончая - это ведь рабочее название, а кораблю нужно имя. Не собакой же его обзывать? Думаю, имя создателя для корабля подойдёт. Или нет? - Внимательный взгляд принца Стасу очень не понравился.
   - Ты издалека? Имя у тебя не местное.
   - Издалека. А что? Я что-то не то сказал?
   - На море все знают, что нельзя давать кораблям имена погибших моряков. Вообще людей. Душа человека потеряется в посмертии и никогда не обретёт покой.
   - Жаль. Но гончей обзывать корабль тоже нельзя.
   - Крылатый гонец. Годится?
   - Красиво. А насчёт пушек поговорите с нашими пушкарями. Они, там хитрую нарезку в стволе придумали, чтобы снаряд закручивался и от того точнее летел в цель. А сейчас над зарядным механизмом бьются, чтобы и заряжать удобнее и снаряд прилегал плотнее к стволу и, стало быть, сильнее закручивался. Может, и придумали уже что. Так и посудите сами, ваше высочество: если они придумают дальнобойную пушечку, что по размеру будет хотя бы как те древние хлопушки, что стоят на городской стене, то наш Гонец сможет не только убежать, но ещё и огрызнуться так, что врагам мало не покажется.
   Адмирал задумчиво сощурился.
   - Огрызнуться, значит? Ну, это сначала надо посмотреть, что там пушкари придумали. Значит, завтра и поеду!
   Пушкари обитали в полудне пути от верфи, так что оставался ещё как минимум день на разговор с Джерри. Увы, Стас не учёл коварство принца:
   - Джерри поедет со мной. Мне надо к нему присмотреться. Ты пока ему ничего не говори.
   - Нельзя так, ваше высочество. Обманывать парня я не дам. И он уже достаточно взрослый, чтобы самостоятельно решать свою судьбу.
   - А он знает, что он тебе не родной?
   - Знает. Он на меня сильно не похож, пришлось рассказать.
   - Хорошо. Поговори с ним. В конце концов, плох тот король, за кого принимают решения другие люди.
   Надо ли говорить, что Джерри засиял от счастья, когда узнал о поездке. А вот как он отнесётся к известию о семье, предсказать Стас не мог, да и не пытался. Остановив воспитанника, жаждущего рассказать о своей удаче друзьям, Стас начал тяжёлый разговор:
   - Джерри, помнишь, я тебе говорил, что ты мне не родной?
   - Помню! И что с того? Пап, ты же знаешь, я тебя как родного люблю!
   - Знаю. Только у тебя ведь семья есть.
   - Да где та семья! - Отмахнулся Джерри.
   - Помнишь, принц тебя Артуром назвал? Обознался он.
   - Ну, да! Перепутал с кем-то! Наверно, я похож на его знакомого? Хочешь сказать, что он меня из-за этого с собой берёт?
   - Да, Джерри. Он знал твоих родителей.
   - Моих родителей? Ты серьёзно, пап?
   - Куда уж серьёзней.
   - Брось, пап. Обознался адмирал. Мало ли кто на кого похож!
   - А если нет? Он проверить хочет. Вдруг это на самом деле ты?
   - Я не хочу!
   - Я тоже. Но знаешь, Джерри, твои родители не простыми людьми были.
   - И что?
   - Твой отец - наследный принц Орлинии. Был.
   - Почему был?
   - Погиб. В общем, ты, получается, единственный прямой наследник прошлого короля. Ну, и попутно племянник адмирала. Его сестра была твоей матерью.
   - Э... Ну... как бы... это... на верфи не говори никому!
   - Почему?
   - Засмеют. Вашим высочеством обзывать станут.
   - А если серьёзно, что ты думаешь?
   - А что тут думать?
   - Думать можно много чего. Во-первых, можно побороться за корону. Во-вторых, можно заявить принцу и даже королю, если потребуется, что ты не считаешь себя принцем и желаешь вернуться на верфь. В-третьих, можно сбежать. Сразу или потом, если добром не отпустят. И, кстати, есть ещё ведь четвёртый вариант. Можно просто отказаться от короны в пользу действующего короля.
   - Бежать не хочется.
   - Знаешь, давай сделаем так. Поезжай с принцем, присмотрись к нему. Поговорить вряд ли сможете, но просто присмотрись. Представь, что собираешь свою артель. Вот и подумай, годится в неё наш адмирал или нет.
   - Интересно...
   - А потом посмотрим. Главное помни: я тебе помогу, чего бы ты не решил. Но если кто попытается тебе навредить... топор, знаешь, ли не только дерево рубит. А я пока подумаю, куда можно податься, если и впрямь придётся бежать.
   А через несколько дней Стас сам себя проклинал всеми доступными словами на двух языках за то, что отправил принца к пушкарям. Потому что пушкари не стали приписывать себе чужих заслуг и честно рассказали, с чьими идеями они весьма удачно экспериментируют. И теперь ко двору ехал не только найденный принц, но и его воспитатель, причём воспитатель вдруг заинтересовал адмирала даже больше воскресшего родственника. Хорошо хоть, что адмирал сдержал слово и взял Джерри в команду. Теперь мальчишка осваивал морское ремесло, а Стас остался на растерзание слишком умному принцу.
   Адмиральскую каюту обставили шикарно, специально приезжали мастера, долго совещались, ругались, мирились. Правда, результат того стоил, насколько Стас мог судить по кабинету, в который его привёл вестовой.
   - Садись, - адмирал махнул рукой на кресло, что стояло напротив его стола.
   - Спасибо, ваше высочество, - не задумываясь, ответил Стас, и уселся на предложенное место.
   И только потом понял, как сглупил. Не может простолюдин так брякаться всей задницей на мягкую мебель. Простолюдин сядет на самый край и замрёт в испуге. А ещё будет оглядываться по сторонам, поражаясь непривычной роскоши. И будет бояться что-нибудь сломать, разбить, задеть. В общем, нельзя так легко и непринуждённо двигаться в маленькой каюте, обставленной дорогущей мебелью и украшенной позолотой.
   - Ты - чужак, - утвердительно заметил принц.
   - Подозреваете, что я - шпион? - Наглеть, так безоглядно!
   - Вряд ли. Или ты очень странный шпион: подкидываешь нашим мастерам идеи, как сделать лучшее оружие.
   - Тогда что плохого в том, что я пришлый?
   - Мне нужно понять, откуда ты пришёл.
   - Издалека.
   - Это я уже понял. И всё-таки?
   Стасу вдруг стало всё равно. Джерри отберут, а зачем ещё жить? Прошлое липкой духотой навалилось на грудь. Промолчать? Свалить всё на безумие? Или рассказать правду, а там будь что будет? Убьют - не велика беда, как минимум один раз он уже умер, потеряв родной мир.
   С начала рассказывать было тяжело, но принц не торопил, спокойно ждал конца истории, и постепенно Стас разговорился. Когда Стас замолчал, в тревоге ожидая своей участи - от сожжения на костре до поселения в самом глубоком подвале, принц лишь грустно усмехнулся:
   - А вот и последнее доказательство.
   - Чего?
   - В нашем роду есть легенда, что наши дети могут вызывать защитника, когда им грозит опасность.
   - Это как?
   - А никто не знает. Легенда говорит о нескольких случаях, когда младенца королевского рода пытались убить. И вдруг откуда-то появлялись страшные звери и кидались на убийц.
   - Я - человек! - Возмутился Стас.
   - Да. Есть два таких случая. Один раз появился воин и тут же вступил в бой. Погиб, но отвлёк убийц до прихода помощи, малыша спасли. Второй раз появилась женщина весьма вольно одетая. Скорее раздетая. Пока убийцы на неё глазели и обсуждали, что делать дальше, опять же подоспела помощь. И женщина исчезла. Получается, ты третий человек, который пришёл на помощь маленькому принцу. И первый, кто остался здесь.
   - И как мне вернуться домой, вы не знаете?
   - Увы! Мы даже не знаем, откуда и почему приходит защитник.
   - Ну, по крайней мере, меня теперь бессмысленно подозревать в шпионаже, - попытался пошутить Стас.
   Принц понимающе хмыкнул:
   - Скорее, теперь придётся беречь тебя от шпионов.
   - Почему?
   - А вдруг ты что-то ещё придумаешь?
   - Боюсь, ваше высочество, я уже придумал всё, что вспомнил.
   - Ты уверен?
   - Нет, конечно. Я ведь и сам толком не знаю, что есть у меня в памяти такое, что можно здесь использовать. Когда что-то всплывает, я даю мастерам идею, а уж они доводят её до ума.
   - А почему просто не научить...
   - Потому что я не умею! - Перебивать нехорошо, Стас это знал, но не удержался. - Я - плотник, причём выучился ремеслу уже здесь. У себя дома просто помогал деду построить дачу... загородный дом.
   - Построил?
   - А то! Оттуда, кстати, многие хитрости. Деду за науку спасибо.
   - А с пушками что?
   - Это из армии. У нас уже больше ста лет не используют дульнозарядные пушки.
   - Больше ста лет?
   - Да. И примерно столько же в ходу нарезное оружие. Гладкоствольное тоже используют, в основном, охотники. А боевое оружие - с нарезкой. Я умею стрелять, но я не умею делать оружие. Поэтому могу только рассказать тем, кто умеет, что можно улучшить.
   - Разумно. И результат есть. Только хотелось бы его распространить и на другие верфи. Да и другим оружейникам подсказать.
   - Оружейников пока не трогайте. Или пусть те, кто ручные пушки делает озадачится тем же вопросом. А вот когда будут рабочие результаты, можно будет идею дальше распространить. Тут ведь ещё важно не упустить её в бесконтрольное блуждание по городам и весям. Вот так и приблудится к кому не следует, а нам не след терять первенство в этом вопросе.
   - Это верно. Пока новое оружие не пойдёт в войска, лучше о нём помалкивать. Пушкарей я, кстати, предупредил.
   - Они и так не из болтливых, - заступился за почти коллег Стас.
   - Знаю. Других мы на эту службу и не берём. А вот с верфи твои находки уже можно передать дальше. Поедешь учить?
   - А толку? Там же тоже всё не за один день делалось, да и смотреть надо, где что сгодится, а что нет. Может, лучше пусть мастера сами к нам приезжают? Смотрят, примеряют, выбирают. А потом уже у себя организуют так, как им самим удобно.
   - Дельно говоришь. Думаю, к лету визит гостей к вам и устроим. А пока иди, готовься к празднику.
   - Празднику! Скажете тоже, ваше высочество!
   - А что? Разве не праздник? Ты ведь спас принца, тебе за это положена награда. И, смею уверить, король жадничать не будет: титул и поместье даст соответствующие.
   На деревянных ногах Стас вышел из каюты. В голове не осталось никаких мыслей кроме одной: как над ним будут потешаться острословы с верфи "Ваша милость, соблаговолите отложить рубанок и почтить вниманием нашего старшину!" Тьфу! Это только в сказках всё романтично и в чём-то героически. Отважный рыцарь спасает пусть не прекрасную принцессу, а всего лишь малолетнего принца, но всё равно получает награду из рук короля. И живут все долго и счастливо. А на деле Стас хорошо разглядел презрительные взгляды многих сопровождающих принца. Как же, белая кость голубая кровь! Кто он против них? Везунчик-выскочка? Чужой в ещё большой степени, чем на верфи, где его считали просто пришлым, но своим хотя бы в ремесле. А кем он будет для знати? А ведь ещё возникнет поместье, в котором надо поддерживать порядок. Да Стас отказался стать старшиной верфи! В начальники он никогда не рвался и вовсе не жаждал взваливать шефское ярмо в чужом мире, раз уж ловко от него уклонялся ещё в родном. Дело за малым - объяснить это всё королю.
   Морское путешествие закончилось через три дня. Ещё три дня ехали до столицы. И наконец пришёл час "Ч". Как именно прошла встреча Джерри с дедом, Стас не знал - его не позвали. Более того, до разговора с королём им даже пообщаться толком не дали, хорошо, что всё успели обговорить заранее, ещё на берегу до отъезда.
   А разговор с королём закончился не так что, чтобы радостно. Проще говоря, королю не понравился отказ от его милостей. Что поделать, к тому времени Стас уже точно понял, что не хочет и не может принять титул. Что он - просто корабельный плотник, и это единственное, что имеет для него значение. Всё время, что он ждал приглашения на аудиенцию, в памяти вертелась строчка из детской пластинки: "Король лакея своего назначит генералом, но он не может никого назначить славным малым!" Уподобляться лакею, назначенному генералом, было противно. И ещё почему-то стыдно.
   Так что, когда король, закончив с благодарностями, пообещал титул с поместьем и торжественный ужин этим же вечером, где спасителя принца облагодетельствуют и представят высокому собранию, а сам спаситель принесёт вассальную клятву королю, Стас понял, как можно отказаться:
   - Простите, ваше величество. Это невозможно.
   - Почему? - Удивился король.
   - Я знаю, что не могу вернуться на Родину. Я даже не знаю, где она. Но это не отменяет того, что я был солдатом и давал присягу. И от неё меня не освобождали. Возможно, я умер там, в своём мире. Возможно, меня искали, не нашли и признали мёртвым. Но я-то знаю, что жив! И я не могу стать изменником. Я готов служить вам, служить стране, которая меня приютила. Его высочество господин адмирал имел возможность оценить мою работу - и работу всей нашей верфи. И, не подумайте, что хвастаюсь, оценка была высока. - Принц кивнул, соглашаясь. - Но это всё, что я могу. Но не просите от меня того, что я не могу. Дать вам присягу я не могу.
   Король помрачнел.
   - Отказываешься?
   - Да, ваше величество.
   - И титул тебе не нужен?
   - Я - плотник, ваше величество. Я строю корабли. И этим приношу пользу. С титулом я не стану работать лучше, так какой в нём смысл?
   - Вон! Счастье твоё, что ты вернул мне внука, иначе... пошёл вон!
   В гостевой комнате, где его поселили, Стас быстро собрал вещи, но уйти сразу не рискнул, хотя бы потому, что не знал, как именно следует покидать королевский дворец, когда сам король указывает на дверь. И хорошо, что не успел, потому что в комнату без стука вошёл адмирал.
   - Болван! - заявил он с порога.
   - Знаю. Но иначе не могу.
   - Я хотел привести Джери, но королева его не отпускает ни на шаг.
   - Бедная королева.
   - Ничего, потерпит. Он только просил передать тебе: ожидание 3.
   - Именно ожидание? Не жди меня?
   - Именно ожидание. А что это значит?
   - Значит, он отказался от короны, но всё прошло достаточно мирно и бежать пока не нужно. Я могу вернуться на верфь и ждать вестей. Если через три месяца вестей не будет - тогда начинать волноваться.
   - А если бы всё прошло не мирно? Он бы тоже что-то сказал?
   - Конечно. Например, паролем "до скорой встречи" он бы просил помощи в стиле хватай и беги.
   - Здорово... Дядька Стас, а ты не хочешь служить мне?
   - А я чем занимаюсь?
   - Не на верфи.
   - Нет, ваше высочество. Я - плотник, и большего мне надо. Да и не справлюсь я.
   - Как знаешь. А Джери вправду отказался от трона в пользу действующего короля Орлинии. При свидетелях.
   - Значит, теперь его не убьют за корону.
   - Именно. Только боюсь, его убьют за другое. Он... он как будто не понимает, кем он был и кем он стал.
   - Он всё понимает. И он видит, как к нему относятся. Он привык, что его уважают. Не за то, что он мой сын, а просто за себя самого. За то, что руки из нужного места растут, и голова на плечах не только чтобы есть. Он привык к уважению за дело. А здесь он - непонятный выскочка с титулом и родством. И я рад, что он сам это понял. Потому и хочет уйти. Не сразу, он не дурак, и понимает, что сразу нельзя. Но трёх месяцев достаточно, чтобы даже его величество понял, что из плотника принца не сделать.
   - Значит, будем делать из принца капитана. Скоро я опять выйду в море, надо наведаться в пару мест. Думаю, по пути загляну к вам на верфь, интересно мне, как дела у "Крылатого гонца". Да и обсудить с вашими мастерами, как будете обучать мастеров с других верфей. Да и кто знает, - неожиданного принц подмигнул, - что ты ещё придумаешь интересного.
   - Ваше высочество...
   - Не благодари, - усмехнулся принц. - Это на самом деле важно. А Джерри - член команды, я же обещал. Знаешь, не только плотники умеют быть верными слову. Так что поезжай домой, мой человек проводит тебя. Скоро обоз пойдёт на вашу верфь, думаю, с ним тебе будет проще и безопаснее. А Джери пойдёт со мной. Пока буду сам его учить
   - Спасибо, ваше высочество!
   - Иди уж, корабельный плотник, строй корабли для моего флота. И помни, что один будет для твоего сына.
   А на верфи и впрямь лучше, чем во дворце. Всё просто и понятно. И люди родные, привычные. И рады его возвращению. Одно слово, дом он и есть дом.
  
  

Март 2013

   Стас цитирует Бабу Ягу из "Сказа про Федота-стрельца, удалого молодца" Леонида Филатова.
   Стас вспоминает пластинку "Робин Гуд". А стихи - Роберта Бёрнса в переводе С.Я. Маршака.
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Т.Ильясов "Знамение. Час Икс"(Постапокалипсис) Д.Сугралинов "Дисгардиум 6. Демонические игры"(ЛитРПГ) Ю.Резник "Семь"(Киберпанк) Э.Моргот "Злодейский путь!.. [том 7-8]"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) Т.Мух "Падальщик 2. Сотрясая Основы"(Боевая фантастика) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) А.Завгородняя "Невеста Напрокат"(Любовное фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Путь офицера."(Боевое фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Решение офицера."(Боевое фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"