Вербицкий Андрей: другие произведения.

Безжалостный край (Хроники Зареченска) книга первая

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Новинки на КНИГОМАН!


Peклaмa:


Оценка: 6.62*94  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    В результате аварии в одном научно-исследовательском институте, происходит взрыв, и часть города переносится в иную реальность. Выжившие в катастрофе люди, по воле судьбы и роковой ошибке наших учёных, попали во враждебное окружение, лишились привычных благ и надежды на будущее. Чтобы выжить, нужно забыть себя? А может, наоборот - надо помнить, кто ты, во что бы то ни стало? Конец первой книги. ВЫЧИТАЛ И ИСПРАВИЛ. ВСЕМ огромное спасибо за указание ошибок и поддержку. КНИГА ИЗДАНА.

  Вербицкий Андрей.
  
  Безжалостный край.
  
  Пролог
  Зареченск. Институт ядерного синтеза.
  
  - Профессор Николаев, это Борис Никитович Хворостовский, пройдите в операторскую, - прозвучал в динамике голос руководителя проекта.
  Профессор Николаев с сожалением отставил чашку, только что заваренного чая, чертыхнулся и вышел из кабинета. Быстро преодолел коридор, и таким же скорым шагом подошёл к лифту, на котором спустился на минус третий уровень. Сотрудники института называли третий уровень "полигон", именно там находился новый ядерный реактор - гордость научного учреждения.
  Лифт выпустил ученого в небольшой холл с единственной бронированной дверью и "аквариумом" охраны. После соблюдения формальностей дверь, толщиною не менее полуметра, легко открылись, пропуская молодого профессора в ярко освещённый коридор, ведущий в святая святых института.
  Пройдя по длинному, стерильному коридору, Николаев через пару минут предстал перед своим начальством.
  - Вот что голубчик, вы уж простите, что я так бесцеремонно отрываю вас от похода домой. Понимаю, понимаю, - поднял руку академик Хворостовский, как бы извиняясь, - Ваша смена закончилась, но операторы твердят, что возникли какие-то неполадки. Я прошу вас разобраться, в чем именно дело.
  Николаев кивнул. Он уже смотрел на мониторы, погружаясь в работу и высматривая отклонения от нормы, пока профессиональный взгляд не находил ничего необычного.
  - С чего вы решили, что что-то не так? И какого рода расхождения в параметрах? - Он оторвал взгляд от ближайшего дисплея и посмотрел на шефа.
  - Вы ведь у нас специалист по системам...
  Дальнейшие слова академика Хворостовского потонули в звуках аварийных сигналов. Весь персонал резко повернулся к мониторам. Все экраны заполнились красными надписями и такими же зловещими красными графиками.
  - Не может быть, - прошептал Николаев, но его никто не услышал.
  Механизмы аварийной защиты начали быстро опускать реактор в саркофаг, но они не успели. Новый реактор, предназначенный перестраивать атомарную структуру элементов, пошёл в разнос, оставив на месте института и нескольких кварталов вокруг огромную воронку, но за мгновение до взрыва произошло не виданное и не просчитанное ни кем из учёных явление. Выброс мощной волновой структуры схожий на электромагнитный импульс накрыл не маленький научный город и окрестности, вывернув наизнанку - людей, животных, дома и автомобили. Пространство и время содрогнулись и успокоились, оставив после себя кусочек апокалипсиса.
  Приехавшим через несколько часов спасателям сразу стало ясно, что спасённых не будет.
  
  ***********
  
  Тот же город. То же время. Камышинский район.
  
  - Слышь чувак. Бабки есть?
  Александр Бер повернулся. Сзади стояли четверо парней лет по восемнадцать и нагло ухмылялись.
  "Понятно", - Саша тяжело вздохнул. Подраться он и сам раньше любил, когда был таким же сопляком, как эта четвёрка робингудов. Но те времена давно миновали, хотя жизнь иногда заставляет. Как вот сейчас. Только вот драться сегодня нежелательно. Не очень хочется идти домой потрепанным и выслушивать от матери нотации. В своей победе Бер не сомневался, всё-таки самбо занимался с детства. Потом прослужил два года в морской пехоте, а после армии Саша четыре года продолжал заниматься рукопашным боем в институте. Такой багаж умения постоять за себя, вселял некоторую уверенность на положительный исход драки. Однако их всё же четверо, а он один. Правда поведение грабителей оставляло недурную надежду, что всё обойдётся без большой крови. Если бы хотели так сильно ограбить, не трепали бы тогда языком. Просто стукнули арматуриной сзади по башке и аляулю, лови гусей.
  - Слышь чувак. Бабки гони!? - не унимался один из парней, самый долговязый, среди этой честной компании, сквозь ухмылку которого, просвечивала золотая фикса.
  Саша внимательно осмотрел четвёрку парней, пытаясь определить степень опасности для себя. На ногах тяжёлые берцы, в таких ботинках скины любят буцать тех, кто им не по нраву. Военного образца штаны и кожаные куртки с различными логотипами известных фирм спонсоров гоночных команд. В общем, стандартный прикид современного скучающего подростка.
  - Бабки есть, только не захотят они с тобой встречаться. Старые они уже. - Включил дурачка Александр. Пока шайка лейка обдумывала ответ, Бер пытался найти удобную позицию на местности, где будет удобно не только защищаться, но и ретироваться в случае чего. Излишней гордостью Саша не страдал. В армии отучили. Иногда отступить, не значит проиграть.
  - Ты чё урод, не понял!? Капусту гони!
  - В это время года капуста только квашенная, но могу поделиться, - продолжал в том же духе Саша.
  Слева от Александра стоял ржавый, полуразобранный ЗИЛ, около которого легко обороняться и если прижмут, на него можно будет быстро забраться. Потом с крыши кабины перепрыгнуть через забор гаражного кооператива, а там уже по гаражам уйти от погони. Бер начал потихоньку смещаться на намеченную позицию. Будь Саша амбалом, скорее всего никто к нему не пристал, хотя кто знает, современная молодежь полные отморозки. Его худое, но жилистое под одеждой, тело и физиономия ботаника часто подводили, как его, так и возможных противников, будь то в обыденной жизни или как сейчас - в экстремальной ситуации.
  - Что, урод? В штаны наложил? - выдал один из грабителей, заметив перемещение жертвы.
  Сашу начали брать в клещи. Да вот немного не успели. Воздух вокруг засиял, и наступила БОЛЬ.
  
  
  Глава первая.
  
  Боль, казалось, продолжалась вечность. Она терзала тело и сознание. Хотелось только одного - тьмы и покоя. Но всё проходит. И эта нестерпимая боль ушла, превратилась просто в очень сильную пульсацию в области затылка, висках и груди. Бер открыл глаза. Яркое солнце резануло по сетчатке, заставив зажмуриться. Он попытался приподняться на дрожащих руках, с трудом перевернулся на живот, и его тут же вырвало. Через какое-то время, отдышавшись, снова открыл глаза. Периферийным зрением отметил, что недалеко кто-то лежит.
  Бер повернул голову посмотреть кто там. В мозгу, словно бомба взорвалась, и Саша повторно потерял сознание. Когда он очнулся в следующий раз, уже было темно. Александр тупо смотрел на ночное небо, затянутое тучами и радовался отсутствию боли, но шевелиться, всё же опасался. В голове властвовала пустота. Никаких кошмарных мыслей, впрочем и положительные отсутствовали напрочь. Никакого движения. "Хорошо, только пить хочется", - вяло подумал он.
  - Чувак! Ты очнулся! - заголосил кто-то рядом. - Ты кореш, хорош дрыхнуть.
  Бер медленно повернул голову на звук. Перед ним на коленях сидел недавний знакомец, тот самый долговязый с золотой фиксой во рту.
  - Чем это ты меня так приложил? - Бер попытался встать, закружилась голова, и он со стоном откинулся на спину.
  - Не, ну ты чувак даёшь! Да мы пальцем тебя не тронули. Я так понял, нас всех выключили, - затараторил длинный. - Лёха Гвоздь до сих пор в отключке валяется, а Макс умер.
  Неожиданно для Саши длинный расплакался, спрятав лицо в грязных ладонях.
  "Вот и вся бандитская воинственность", - подумал Бер. Он тяжело вздохнул и поднялся на ноги. Ему это удалось, хоть и не без труда. Голова по-прежнему кружилась, хотелось лечь, но нельзя. Ничего не болит и то хлеб. Почти. Нужно сначала понять что происходит.
  - Не голоси, - попросил он парня. Глядя на него, Саша понял, успокоиться тот пока не сможет, а он этому длинному не нянька. Лучше пойти осмотреть место происшествия. Может хоть что-то станет понятнее.
  Недалеко, метрах в десяти лежали двое. Он приблизился к ближнему, присел на корточки и пощупал пульс. Пульс прощупывался, и даже было слышно, как гоп-стопник дышит. Бер присмотрелся к лежащему и "опознал" того, как "крепыша слева".
  - Ага, это наверно Лёха Гвоздь, - себе под нос пробормотал он. - Очухается. Теперь к следующему.
  Бер переместился на пару метров ко второму, и проделал всю процедуру заново. Но итак было понятно:
  - Труп, уже остывать начал. Блин. Что я ментам скажу.
  Тут из-за туч вышла луна, осветив всё вокруг. Саша посмотрел на мертвеца и по спине пробежали мурашки. Стало видно, из глаз, носа и ушей, натекло много крови. Сразу же вспомнилось, как совсем недавно всё тело корежило и его передёрнуло. "Чёрт, ведь я мог также валяться, твою мать", - подумал Бер и волосы от представленной картины встали дыбом, а по спине пробежали мурашки.
  Стало ещё чуть светлее. Бер посмотрел на небо и застыл ошарашенный с открытым ртом.
  В разрыв облаков заглядывали две луны. Одна как на земле, такая же испещренная темными пятнами кратеров. Другая в половину меньше, отсвечивала чуть в стороне, красуясь красноватым оттенком поверхности. Подобный цвет можно увидеть на фотографиях с изображениями Марса. Вид явно выбивался из привычной небесной картины. Потому что, сами понимаете в нашем родном небе только один спутник.
  Александр смотрел вверх минут десять, и даже не заметил, как сел на землю.
  - Слышь кореш. Может Макс того. Ну, этого... Жив ещё? - вывел Сашу из оцепенения голос длинного.
  Александр взял себя в руки, решив, что с лунами он разберётся чуть позже, сказал:
  - Успокоился уже?
  - Да, - ответил долговязый. В его голосе послышалась застенчивость. Но Саша не обратил на это внимание.
  - Твой товарищ мёртв. Давно уже, несколько часов как минимум. - Бер подумал и спросил. - А где ваш четвёртый?
  - А хрен его знает. Сбежал, скорее всего, когда мы в бессознанку брякнулись. Он всегда был трусоват. Но я с ним потом перетру.
  - Ну, это вряд ли.
  - Это почему ещё? - поинтересовался длинный.
  - Потом расскажу, - Беру не хотелось указывать на небо. Он питал слабую надежду, что две луны это глюк, как производное от удара головой о землю, например.
  - Чувак, у тебя есть представление, где мы? А то из-за этой свистопляски у меня складывается настойчивое ощущение, что мы далеко от гаражей, и две луны смущают как-то не по-детски.
  Сашка аж подскочил на месте:
  - Так ты тоже видел?
  - Ну да. Я же на два часа раньше пришел в себя. И даже прошёлся вокруг пока вы тут все в отключке валялись. Я так понял, нас перенесли на какой-то пустырь. Только кому делать нечего, непонятно.
  - Не будем торопиться с выводами. Надо рассвета ждать. Потом тщательно осмотрим местность, - Бер посмотрел на часы. Стрелки остановились на начале восьмого. Он потрусил рукой, и часы завелись. Удовлетворительно кивнул и достал из кармана джинс мобильный. Телефон не работал.
  - Мобилу проверяешь? Дохлый номер. Моему телефону каюк пришел.
  - Слушай длинный помолчи. Без тебя тошно. - Саша вытащил аккумулятор и вставил его заново. Не помогло.
  - Фикса я.
  - Чего? - Саша недоумённо глянул на гопстопника.
  - Фикса. Кликуха такая у меня, - представился длинный
  - Ну да. - Бер усмехнулся. - Кто бы мог сомневаться.
  - Чё не нравится моя кликуха? - Фикса ухмыльнулся. - А по мне так в самый раз.
  - А я совсем не против. Фикса так Фикса. Если б ты ещё по человески разговаривал, а не на своём полублатном, да на людей в подворотнях не кидался, был бы на приличного человека похож.
  - Но, но. Не наезжай, ладно. Мы тут, походу, в одной лодке. Дружить нужно. Семьями. - С обидой в голосе сказал длинный.
  - Хорошо, - пошёл на попятную Бер. - Сначала разберемся, что с нами и главное где мы, потом всё остальное.
  - Согласен, - Фикса задумчиво почесал затылок. - Слышь у тебя случаем пожрать нет. Ну, типа батончика шоколадного?
  - Нет.
  - Я так и думал, - длинный вздохнул. - А...
  - Попить, тоже нет, - предупреждая вопрос, сказал Саша.
  - Мысли читаешь, что ли? - хмыкнул Фикса.
  - Твои мысли на лице твоём написаны. - Саша поднялся на ноги. Голова немного закружилась и перестала. - Кажется рассвет скоро.
  - Неужели мы так долго в отключке провалялись? - удивился Фикса. - И, правда, смотри.
  Саша смолчал. Он и так видел, край восходящего солнца озарил горизонт. Открыв молодым людям нереальную картину. На восток уходила степь, заросшая выжженной пожелтевшей на солнце травой. На всём обозреваемом пространстве не росло ни одного дерева. Остаток асфальтированной дороги был занят ими самими и разбросанным мусором. Эта дорога должна была длиться к улице Урицкого и влиться в проспект Академика Погорелова, но обрывалась в пятнадцати метрах от них. Будто ножом кто-то срезал и её и город. Слева раньше был поворот к гаражам, возле которых Сашу и пытались ограбить, но ни поворота, ни самих гаражей как таковых не просматривалось.
  - Еханый бабай! - воскликнул Фикса, и челюсть у него отвисла. - Явно не пустырь.
  - Что? - Саша развернулся и увидел ещё более утопическую картину.
  На западе встала перед глазами совершенно иная картина. Десятки полуразрушенных кирпичных хрущёвок загораживали горизонт. От более новых панельных девятиэтажек остались только холмы из щебня и бетонных плит. За этими развалинами должны быть улицы с частными домами, но отсюда они не просматривались. Повсюду в небо поднимался дым от многочисленных пожаров. У Саши учащенно забилось сердце в тревоге, там его дом, родители и сестрёнка. Только сейчас, когда шок от увиденного затмил собой шок от попадания в это непонятное место, в душе проснулась тревога за родных. То, что этот мир другой Саша разумом уже понял. Он втянул ноздрями воздух. Вроде нормальный. Дышится очень легко, словно где-то вдали от города на природе. Потом подпрыгнул, прислушался к ощущениям. Показалось или нет, вроде чуток полегче прыгать, чем на земле. "Ладно, потом разберёмся", - подумал Александр. - "Сейчас другое важнее".
  - Мне нужно идти, - прошептал он.
  Длинный его услышал:
  - Я один Гвоздя не дотащу.
  Саша повернулся к ошарашенному Фиксе. Затем перевёл взгляд на его товарища всё ещё лежащего на асфальте. В этот момент тот со стоном пошевелился. И Фикса засуетился вокруг своего друга, пытаясь того растормошить.
  - Давай помогу, - предложил Бер и, не дожидаясь ответа, присел перед пострадавшим парнем и со знанием дела начал давить за ушами, в известные точки на шее, на виски. Так продолжалось минут пять, пока Гвоздь не открыл наполненные страданием глаза.
  - Ты как дружбан? В Норме? - обеспокоено поинтересовался неугомонный начинающий бандит.
  - Ы.... Нет. - Попытался подать голос пострадавший.
  - Раз пытаешься ругаться, значит в порядке. Ничего скоро в себя придешь. Минут двадцать, тридцать и всё. У меня также было.
  - Мне нужно идти, - Александр поднялся. - Там мой дом.
  - Подожди, вместе пойдём. Этот вот очухается и пойдём, - длинный кивнул на друга.
  - Я должен знать, что с моими.
  - Хочешь, иди. Но я бы всё-таки подождал чуток. Учитывая происходящее...
  Парень обвёл рукой вокруг.
  - Мы можем понадобиться друг другу. Извини, конечно, ты старше и наверняка считаешь себя умнее и опытнее. Но подумай сам, если твои живы, тогда ты зря волнуешься, если мертвы, - тут Фикса выставил руки ладонями вперёд в примирительном жесте, - сам же видишь, что там. - Он кивком показал на развалины города. - То и спешить не зачем. А вот если ранены и завалены в доме, тут-то мы и понадобимся. Где ты будешь искать спасателей, когда они всем нужны. Да и есть ли они ещё?
  Бер по иному посмотрел на парня. Не ожидал он такой рассудительности от грабителя.
  - Хорошо. А самому домой разве не надо?
  - Куда? - Фикса показал рукой в сторону степи. - Общага наша там была. Теперь сам видишь.
  - Значит студенты, - констатировал Бер. - Все учитесь?
  - Ага. Индустриальный институт, факультет информатики и робототехники. - С гордостью произнёс длинный.
  - Обалдеть, - удивился Саша. - Вот уж не думал, что заведующий кафедрой Александр Николаевич начал обучать роботобандитов.
  - Стоп, а ты получается, у нас учишься?
  - Закончил уже. О, смотри наш гаврик, похоже, приходит в себя окончательно.
  И Саша и Фикса одновременно наклонились к Гвоздю. Леха Гвоздь попытался сесть. Ему помогли сесть в четыре руки. Пока пытались привести в чувство третьего счастливчика, пережившего катастрофу, совсем рассвело. И чем больше проходило времени, тем больше Саша нервничал.
  - Где мы? - Лёха туманным взором осмотрел окрестности.
  - Давай, попытайся встать. Мы тебе поможем. Надо идти. Все вопросы и ответы позже. - Бер засуетился, поднимая Гвоздя.
  Гвоздь застонал от резкой боли в голове.
  - Этот хмырь, что тут делает? - спросил Леха у длинного, имея в виду Бера. - И где Макс?
  - Вот. Недалеко лежит. Умер он. - Ответил Фикса.
  Лёха повернул голову, куда указал длинный и увидел останки Макса с растекшейся вокруг головы лужей крови. От такой картины его вырвало, потом ещё раз. Через минуту тошнота отступила.
  - Как же так? - хрипло спросил Гвоздь, ни к кому конкретно не обращаясь. И ему никто не ответил. Сами хотели бы знать.
  - Надо ментовку вызвать. Скорую.
  - Гвоздь, какая скорая, какая милиция? Ты вокруг посмотри! Всё разрушено. Города почти нет! Мы вообще хрен знает где! - не выдержали нервы у Фиксы.
  - Не ори на меня и без тебя в ушах звенит, - огрызнулся на друга Гвоздь.
  - Хватит. Достали вы меня, - остановил зарождающуюся ссору Саша. - Лично мне некогда. Вы идёте со мной или нет? Время дорого.
  - Идём Лёха. - Уже спокойно обратился к другу Фикса.
  - Хорошо. Но все же как-то не по-людски его тут бросать.
  - Мы вернёмся за ним позже и похороним, - пообещал Александр.
  Саша с Фиксой с двух сторон подхватили Леху. Тот ещё был слаб и еле волочил ноги.
  - Не так лихо, а то блевану на кого-нибудь. - Предупредил Лёха и сморщился. Его товарищ поспешно отступил подальше. Саша осуждающе глянул на него, взглядом заставив длинного вернуться.
  - Давай парень, шевелись. Нам нужно поскорее в город. - Поторопил Бер.
  - Куда нас занесло? - Гвоздь внимательно рассматривал окрестности и ничерта не понимал.
  - Сами не знаем, - сказал Фикса, - ты давай чувак передвигай поршнями. Спешить надо.
  - Хреново мне, сейчас прополощет. - И не дожидаясь возражений от товарищей по несчастью, его вывернуло на изнанку. Бер и Фикса отпустили его, с состраданием наблюдая за муками Гвоздя.
  Лёху рвало, пока желудок не опустошился, ещё некоторое время его выворачивало всухую. Но наконец несчастный задышал ровно и самостоятельно поднялся с колен, хоть его и покачивало от слабости.
  - Куда идти-то? - Спросил он.
  - Вот сразу чувствуется хватка делового человека. Никаких лишних вопросов. - Длинный похлопал друга по плечу. - А идем вон к тем развалинам, которые остались от нашего Зареченска. Пошли по дороге расскажем.
  - Попить у вас, конечно же, нет, - для порядка спросил Гвоздь.
  - А этот вопрос уже лишний. Что сушняк? - заухмылялся Фикса.
  - Да пошёл ты. - Гвоздь прибавил шагу. Видно, как ему с каждой минутой становится лучше, скорость движения увеличилась, это не могло не радовать Сашу.
  Пока они добирались до развалин, Фикса не умолкал. Рассказывал другу, что с ними происходило, пока тот был без сознания. За двадцать минут пути он выдвинул десяток версий произошедшего. Одна сумасшедшее другой. Саша шёл молча и почти не слушал словоохотливого студента. Единственный раз он открыл рот, когда Фикса попросил подтвердить его слова о двух лунах на ночном небе.
  
  
  Район хрущёвок встретил их запахами смерти и крови. Беру вспомнилась Чечня. Тот же запах, те же ощущения. Саша невольно подобрался. Сработали вбитые инструкторами инстинкты морского пехотинца. На молодых попутчиков страшно было смотреть. Почти зелённые лица, вот-вот потеряют сознание.
  Трупы лежали везде. Саша отметил, что большинство скончалось как Макс. Вокруг голов лужи крови. Некоторые умерли за рулём своих автомобилей, судя по всему, никем неуправляемые машины катились некоторое время, и врезались куда придётся. Вот "волга" въехала в витрину чудом уцелевшего супермаркета, посбивав на пол товар. Вот газель развернуло поперек дороги и в нее врезалась Жигули. Сквозь слегка тонированное боковое стекло виднелся силуэт водителя уткнувшегося головой в рулевое колесо. Ребята не стали подходить. Они, не сговариваясь свернули к магазину, пролезли через пролом и набрали немного еды, воды и сигарет. Бер поначалу смущался, но потом плюнул на приличия и отвинтил крышку бутылки с газированной водой. Пить хотелось неимоверно.
  - Живём пацаны, - довольно проговорил Фикса, набитым ртом.
  
  По пути им встретилась группа мужчин и женщин с двумя детьми. Всего человек двадцать. Эта первая встреча Сашу очень утешила. Радовало, что не все погибли, и надежда, что родные избежали печальной участи, окрепла. Люди пытались разобрать завал на месте рухнувшей пятиэтажки. Под тоннами обрушенных кирпичных стен слышались стоны и голоса раненых.
  Не останавливаясь, чтобы предложить помощь, тройка парней прошла мимо. Они продвигались в глубь разрушенной территории, провожаемые хмурыми и растерянными взглядами. Чем дальше углублялись на территорию пострадавшего района, тем меньшие повреждения носили на себе здания и тем больше попадалось людей на улицах. Многие работали на разборке завалов и помогали раненым. Многие бродили бесцельно, словно в прострации. Улицы наполнялись киками потерявших родных и близких. Кто-то кого-то звал. Слышно как на соседней улице работала тяжелая техника. Где-то далеко выл одинокий пёс.
  Парни шли к частному сектору города, с ужасом глядя на то, что осталось от некогда крупного населённого пункта. Их не окликали, они также вопросов не задавали. Лишь однажды Фикса хотел подойти к трём пожарным, устало курящим возле своей спец машины.
  - Не стоит. Наверняка никто ничего не знает и не понимает, что происходит, - остановил его Саша.
  Ещё через двадцать минут они добрались до нужного района. Частные дома почти не пострадали. Более того, за ними были видны более менее целые девятиэтажки правого берега Широкой. "Значит чем дальше от эпицентра, тем целее город", - отметил про себя Бер.
  - Долго нам ещё? - Лёха крутил головой осматривая улицу. Дома стояли целые, только у некоторых посносило крыши, будто смерч пронёсся. Разрушены только лишь очень старые постройки, возведённые ещё до войны и строения примыкающие к хрущёвкам.
  - Нет. Пять минут. - Саша ускорил шаг.
  Бер с облегчением выдохнул, когда увидел свой дом из красного кирпича и крышей покрытой зелённой металлочерепицей. Внешне дом стоял не повреждённый. Когда он и его спутники вошли во двор, к Саше подбежала овчарка, завиляла хвостом и лизнула руку, признавая в нём хозяина.
  - Не укусит? - настороженно спросил Фикса.
  - Нет. Дана тихо. Это свои. - Саша ласково потрепал за холку собаку. Та только пренебрежительно обнюхала чужих и отошла. Мол, свои так свои, раз хозяину так хочется.
  - Мама! - прокричал Бер, поднимаясь на крыльцо.
  Дверь распахнулась и на порог вышла женщина лет шестидесяти с красными от слёз глазами, в домашнем платье и тапочках на босу ногу. Из-за спины выскочила симпатичная девушка того же возраста что и горе грабители и бросилась на шею брату.
  Сашка крепко обнял сестру, поцеловал в щёку и отстранил.
  - Мы так волновались. В городе чёрте что происходит. Мы с мамой с ума сходим. Папа до сих пор лежит и не приходит в себя. Мы пытались вызвать скорую помощь, но телефоны не работают. Ни домашний, ни сотовый. Как отрезали. Соседи говорят землетрясение, только какое-то странное. Много погибших. - Затараторила сестра Ксения.
  - Мама, покорми этих охламонов, пожалуйста. Я к отцу. - Попросил Саша. - И... мама....
  - Да Саша.
  - Скорой не будет.
  - Ты что-то знаешь?
  - Есть догадки, - ушёл от ответа сын. - Но не более того.
  - Так это не землетрясение? - скорее утвердительно, чем вопросительно спросила Сашина мама.
  - Да.
  - Я так и думала. Папа в спальне. А вы ребята пойдёмте со мной, - она развернулась и ушла на кухню. Фикса и Гвоздь разулись и, стесняясь прищуренного взора Ксении, последовали за ней.
  - Сашка тебе помощь нужна? - встряла Ксения.
  - Нет, но будь недалеко.
  - А эти кто?
  - Потом, - отмахнулся от сестры Бер.
  Саша прошёл в спальню, где на диване лежал отец. Он присел на край и приподнял ему веки. Вглядевшись в зрачки и прислушавшись к ровному дыханию, Саша быстро осмотрел уши, ноздри. Нигде не заметив крови, он с облегчением выдохнул. Из увиденного сегодня Бер сделал вывод, многие люди умирали от резкого повышения давления в черепной коробке.
  Александр положил левую руку отцу на голову, а правую на живот. Сосредоточился. У себя во лбу почувствовал привычное лёгкое покалывание. Он решил в первую очередь прощупать головной мозг, в поисках возможных повреждений, и лишь потом перейти на органы и энергетические каналы.
  Неожиданно для самого себя перед закрытыми глазами появилась яркая картина всех частей тела отца. Словно посмотрел в анатомический атлас, только лучше. Картинка оказалась не статичной. Будто на суперсовременном медицинском оборудовании, всё видно в движении. Быстрый ток крови и биение сердца. Сжатие и расширение лёгких, подрагивание под мышцами стенок внутренних органов. Раньше так живописно и насыщенно осмотреть больного он не мог.
  Саша с детства имел некоторые способности к экстрасенсорике. С возрастом они только усиливались и даже пару раз помогали ему выжить в армии. Ему часто снились сны, которые почти неизменно исполнялись. Он предчувствовал неприятности и мог видеть энергетику человека и даже иногда по цвету и интенсивности свечения мог определить, какой орган болен.
  Можно сказать, что сверхъестественное было его вторым увлечением кроме единоборств и оружия. Правда, оружием предпочитал любоваться, держать в руках как некую абстрактную силу, заточённую в кусок металла. Применять его надоело до чёртиков ещё в армии, но любовь к нему осталась.
  Саша скрывал свои способности от знакомых. Не хотел лишний раз выглядеть дураком в глазах посторонних и немного боялся ответственности. Боялся, не справится, если кто-то попросит о помощи, а он не сможет её оказать или ещё хуже - навредит больному. Только в семье все были в курсе его необычных способностей. Папа, бывший офицер ракетных войск и материалист до мозга костей, делал вид, что с сыном всё в порядке. Мама немного побаивалась, вдруг от лукавого. Сестра же, была в восторге и без зазрения совести пользовалась способностями Саши в своих целях. Хорошо хоть ума хватало не рассказывать о брате подругам. За что он ей был благодарен.
  Бер удивился своим новым возможностям, но глаза не открыл, продолжая сканировать лежащего отца. Убедившись, что с ним всё в порядке и тот просто без сознания, как и большинство кто пережил катастрофу, Саша успокоился. После испытанного напряжения у него непроизвольно потекли слёзы. Что тоже типично, и являлось ещё одной причиной, почему он никому из посторонних о себе не рассказывал. Почему организм так реагирует он не понимал, но как всякий мужчина стеснялся своих слёз.
  "Что же со мной происходит? Наверно увеличение восприятия - ответ на стрессовую ситуацию". - Промелькнула мысль. - "Потом разберёмся".
  - Ксюша!
  - Что случилось? - влетела та в комнату, точно угорелая.
  - Нашатырь тащи.
  - Ага. Щас. - Унеслась.
  - И воды принеси! - крикнул Саша вдогонку.
  - Ага! - донёсся её голос из кухни.
  Вместе с сестрой в спальню вошла мама.
  - Вроде всё в порядке. Открывайте нашатырь, - спокойно сказал Александр матери. Он не хотел лишний раз её волновать, итак поводов беспокоиться выше крыши. - Когда он придет в себя ему будет плохо. Может пить захочет.
  - Ага. Мы это уже проходили, - встряла со своим комментарием Ксения.
  - Не агакай. Словно старуха глухая. - Раздражённо сказал Александр. - Иди лучше гостей развлеки.
  Сестра надулась.
  - Твои дружки, сам иди и развлекай.
  - Не ссорьтесь. Нашли время, - Мама поднесла флакон к кончику носа главы семьи. Резкий запах распространился по комнате и шибанул в ноздри. Отец резко вздохнул, закашлялся и открыл глаза.
  - Что случилось? - тихо спросил он.
  Все с облегчением выдохнули. Теперь уже окончательно.
  В тот же день на семейном совете приняли решение оставить молодых людей, как бедных и несчастных, лишившихся дома и родных. Оба студента оказались родом из соседней области и сильно переживали утрату связи с семьями. Но виду старались не показывать. Им выделили чудом уцелевший однокомнатный флигель за основным домом. В стене только небольшая трещина образовалась, которую можно замазать и будет как новый.
  Саша так никому и не рассказал, что эта пара и их друзья пытались его ограбить. И, тем не менее, именно он предложил остаться студентам и убедил родных, что так будет лучше.
  
  Макса они похоронили вечером недалеко от места, где он погиб.
  Бер прочитал над могилой две молитвы. Отче наш и Царь Небесный Утешитель. Молитвы не к месту, только других он не знал.
  
  Прошло больше недели со дня катастрофы. Дни тяжелого, изнурительного труда. Все работы производились вручную. Саша, Алексей, Ксения и Фикса, которого, кстати, зовут Николай, трудились в одной бригаде по разбору завалов и поиску уцелевших.
  Мама Александра и Ксении, Бер Валентина Николаевна, сидела дома готовила на всю ораву обеды и ухаживала за ещё слабым мужем. Сергей Борисович на второй день ходил самостоятельно, непривычная слабость нервировала сильного духом мужчину. Перенос сильно пошатнул его здоровье. Всё же не двадцать лет, шестьдесят в этом году исполняется. Саша с печалью смотрел на отца, но ничего пока поделать не мог. "Может позже, когда разберусь со своими повысившимися возможностями". - Надеялся Бер. Повторить трюк с "просвечиванием" организма качественно, как в первый раз не удавалось. Нужны тренировки и свободное время, а его-то пока не предвиделось.
  Саша устало опустился на обломок плиты и вытер со лба пот. Помогало мало, лишь размазал по лицу, в очередной раз, грязь. Пыль забивалась повсюду, мешая нормально дышать. Бер посмотрел на серые от пыли руки и тяжело вздохнул. Перчатки давно прекратили свое недолгое существование и на ладонях красовались несколько новых мозолей от постоянной работы ломом и киркой. Техники катастрофически не хватало и приходилось разгребать завалы собственными силами. Александр с сочувствием оглянулся на сестру. Он не раз и не два предлагал Ксении отправляться домой. Не дело молодой девушке регулярно видеть, как из-под завалов достают очередной труп. Но та постоянно отказывалась. Упрямая.
  - Поберегись!!! - закричали неподалеку.
  Бер машинально отбежал на несколько шагов, прежде чем посмотреть, в чем собственно дело. Часть стены рухнула, подняв тучу пыли. Бер с тревогой нашел взглядом Ксению и двух приемышей. Слава Богу, в момент обрушения все были на некотором отдалении от места обрушения и никто не пострадал. Александр убедился, что никто из близких не пострадал, поспешил к еще не осевшему клубу пыли. Возможно, кого-то из добровольных спасателей зацепило и требуется срочная помощь. Подбежав к месту аварии вместе с другими людьми, Бер увидел, что обвалившееся стена открыла проход внутрь здания. Седобородый мужчина в синем пропыленном рабочем комбинезоне заглянул внутрь и сразу отшатнулся. Любопытного мужика скрутил позыв к рвоте, но он удержался, лишь отошел подальше. Народ сразу загомонил, выспрашивая, что там, однако мужчина только отмахнулся. Александр тоже не удержался и заглянул в провал, и чуть было не последовал примеру седобородого. Зрелище действительно не предрасполагало к длительному разглядыванию. Сколько лежало тел, было не понять. На первый взгляд не меньше дюжины. Тела погибших начали разлагаться, и дух мертвечины чувствовался уже достаточно явно. Бер зажал нос рукой и заглянул повторно. "Скорее всего, все погибшие находились в одном помещении. Праздновали видать что-то", - предположил Бер.
  - Ну чего уставились! Точно ничего подобного не видели. - Заорал на присутствующих бригадир, Степан Григорьевич. Хороший мужик, но не в меру крикливый. Хотя осуждать его глупо за это. Подавляющее большинство людей находятся на грани истерики. В городе тысячи людей под завалами, у многих пропали или погибли члены семьи. Как тут не стать нервным?
  - Давайте, давайте! Работайте! Доставайте тела и складывайте в сторонке. - По-прежнему на повышенных тонах раздавал приказы бригадир.
  Работу прекратили, вечером. Пока еще было достаточно светло, но ночь здесь обрушивается почти мгновенно и после восхода первой луны, которую уже окрестили Белой, работать бесполезно. Она светила не очень ярко и даже вторая, прозванной Рыжей за соответствующий оттенок, которая появляется через час после первой, не исправляла положения. Да и работать с утра до позднего вечера не станешь. Отдыхать тоже необходимо, даже когда это необходимо. Случись разбирать завалы на Земле, подключили бы к генераторам прожектора и можно работать в несколько смен. Здесь же нет ни того ни другого.
  - Слышь, Шура! - прервал Сашкины размышления Степан Григорьевич. В другое время Бер недовольно бы скривился от произнесенного имени. Он терпеть не мог, когда его называли Шура, но сейчас не обратил на это внимания.
  - Да? - Александр выпрямился и посмотрел в глаза бригадира.
  - Не в службу, а в дружбу. Помоги дотащить тело.
  - Не понял, - Александр недоуменно посмотрел на бригадира.
  - Понимаешь... - прожженный жизнью мужчина неожиданно для Бера и самого себя смутился. - Среди найденных сегодня погибших, есть тело моего старого товарища. Помоги его домой к нему отнести. Тут недалеко. Жена и сын его живы, а вот он....
  - Понятно. А... в таком виде? Жену удар не хватит, когда она увидит окровавленный труп мужа?
  - А что делать? Куда его деть? Морга нет. Не сжигать же его вместе с неопознанными. Что я потом его жинке скажу, когда она узнает, что я нашел Василия и не принес останки попрощаться. Да и не по-людски это.
  - Хорошо, Степан Григорьевич. Позову своих орлов, и поможем.
  - Вот и ладно, вот и чудно, - бригадир достал сигарету, прикурил. - Я пока носилки организую. А ты подходи минут через десять туда, - и кивнул, указывая на небольшую шеренгу лежащих мертвецов, укрытых большим куском брезента. Скоро должен прийти фотограф и запечатлеть каждого мертвого с нескольких ракурсов. Так как места для хранения в городе не было, все тела сжигали. Во избежание эпидемий. И опознать погибших можно только по таким вот фотографиям, которые хранились в наспех организованном штабе спасателями.
  
  - Тяжелый какой, - пыхтел Гвоздь. - Щас из руки выскользнет.
  - Не ной, - одернул Алексея Сашка. Хотя самому себе признался, что "груз" кажется и правда тяжеловатым. Но кажется тяжелым больше от накопленной за день усталости, чем на самом деле, да и носилки подкачали. Обычный кусок того же брезента, два на два метра. Каждый взял в руку угол прочной ткани и вперед. Одна Ксения была избавлена от тягот и шла немного в отдалении. Тем более от трупа уже ощутимо пованивало, самодельные повязки на лицах помогали мало. Зачем бригадир собирается принести полураздавленные останки товарища к супруге и, что будет говорить женщине его проблемы. "Или отговорить его? Пока не поздно", - подумал Бер.
  Из-за угла, прямо на кавалькаду добровольных спасателей, выбежала девушка в разорванном платье впереди и разбитыми в кровь губами. В разрыв платья все увидели маленькую грудь, которую девушка не пыталась скрыть. В её глазах плескался страх, и при виде пятерых человек в рабочей одежде девушка замерла и затравленно обернулась. Бер хотел спросить, что случилось, но не успел раскрыть рта, как раздался громкий топот и на всеобщее обозрение появились четверо парней с огнестрельным оружием в руках. У одного имелся автомат Калашникова, у остальных были обрезы от двуствольных охотничьих ружей.
  Тот, который с автоматом сбил девушку ударом ноги на землю. Девушка со стоном упала и закрыла голову руками, боясь продолжения побоев.
  - Что, тварь! Добегалась? Говорили тебе, не дергайся, от тебя не убудет, - громко со злорадством в голосе сказал парень и только после своей короткой речи заметил посторонних.
  - Так! Стоять! Положите все на землю и сами падайте лицом вниз! Быстро! - автоматчик навел ствол на пятерку спасателей и сквозь зубы процедил. - Кому чего не понятно?
  Подоспевшие к месту событий сотоварищи первого бандита тоже навели оружие на Бригадира и подчиненных. Пришлось последовать унизительному приказу, бросить свою ношу и лечь на дорогу. Александр грозно посмотрел на сестру и взглядом попросил не дергаться и сделать, как все. У Бера неприятно засосало внутри. Ситуация сама по себе довольно неприятная, но в принципе ничего страшного. Вряд ли их будут расстреливать. Взять абсолютно нечего. Не грязные же спецовки отбирать будут. Максимум, что им грозило получить кулаком в морду. Если бы не одно но. Ксения.
  Учитывая сложившуюся обстановку сестру могут забрать отморозки поразвлечься. И что в таком случае делать? Кидаться грудью на стволы? Каким бы ты спецом в армии не был, с дистанции трех-четырех метров шансов, против вооруженных и шибко нервных молодчиков, практически нет.
  Следующая фраза одного из отморозков заставила Александра до боли сжать челюсти.
  - Смотри-ка, Толь. С ними девка-молодуха. Симпотная.
  - Ну-ка, поднимите ее, - приказал автоматчик.
  - Не трогайте ее, - Бригадир попытался подняться и получил удар прикладом Калашникова по спине. Мышцы Александра напряглись, он уже был готов действовать. Пока главный рядом, небольшая возможность завладеть автоматом имеется. А дальше главное, чтоб остальные продолжали лежать и не мешали.
  - Что несем? - подошел еще один преступник и откинул покрывало с брезента. - Фу-у. Некрофилы что ли?
  Остальные молодчики заржали. Александр немного приподнялся на руках, чтобы резко вскочить из позиции лежа.
  - Толик, это мы. Не узнаешь что ли? - Голос Фиксы заставил Сашу замереть.
  - Кто это мы?
  - Фикса и Гвоздь, - продолжил Николай и начал вставать.
  - А-а-а. Помню вас. - Протянул автоматчик. - Поднимайтесь.
  Алесей и Николай не заставили долго себя упрашивать.
  - Чего делаете? - поинтересовался главарь. - Перестали шарить по карманам у живых и переквалифицировались на шмон мертвецов?
  - Нет, - Фикса отрицательно покачал головой. - Погибшего домой несем. Только и всего.
  Главарь ненадолго задумался:
  - Фиг с вами. Уматывайте отсюда, пока я добрый. - сказал и подал знак подручным, чтоб схватили беглянку. - Уходим.
  Бандиты, недовольно поглядывая на главного, исполнили приказ, и иногда кидая на Ксению плотоядные взгляды, удалились откуда прибежали. Избитая девушка не сопротивлялась, смирилась с незавидной участью или, скорее всего, просто отстранилась от происходящего с ней.
  - А как же она? - робко подала голос Ксюша.
  Александр шикнул на сестру, но заметив, как та поджала обиженно губы, пояснил.
  - Прости, Ксюш. Мы ничего не можем сейчас сделать. Любое действие усугубит положение и её и наше. Было бы оружие.... - Бер прервался на полуслове. Итак, все понятно. "Тем не менее, надо что-то делать. Оказаться в подобной ситуации еще раз? Нет уж", - Бер осмотрел присутствующих и остановил взгляд на бригадире.
  - Степан Григорьевич, вам плохо?
  - Нормально. Перенервничал чуть, - с трудом выталкивая слова, ответил мужчина и вытер пот со лба. - Чего стоим? Подхватили и понесли.
  Пока несли, Бер постоянно ловил косые взгляды сестры, которые Ксения регулярно бросала на "приемышей".
  "Надо будет с ней переговорить по дороге домой по поводу парней. Не хватало мне вражды в доме. Да и самому полезно знать, откуда такие "полезные знакомства" у детишек", - размышлял Сашка и пока в голове роились неприятные мысли, траурная команда дотащила груз к месту назначения. О чем и сообщил бригадир.
  - Вот и все. Кладите сюда у забора.
  Все с облегчением последовали словам Степана Григорьевича и опустили брезент на землю около частного дома.
  - Может, занесем во двор? - предложил Бер.
  - Не нужно. У покойного сын взрослый. Вдвоем справимся. А вы ступайте домой, нечего вам на чужое горе лишний раз смотреть.
  - Спасибо, - поблагодарил Саша бригадира за всех. Подобные сцены лучше и, правда, не видеть.
  - Ребятки?
  Все посмотрели на Степана Григорьевича.
  - Хватит с вас. Больше на раскопки не приходите. Все равно больше никого не найдем. Займитесь лучше обустройством новой жизни. Боюсь уродов, подобных тем, что мы сегодня встретили, со временем только прибавится. Власти практически никакой, а анархия к добру не приводит. Идите и будьте осторожны. - Бригадир по очереди пожал каждому руку и отвернулся. Александр отметил, что Степан Григорьевич так и не поинтересовался, откуда его рабочие знают бандитов. Зато от его сестры парочке так просто не отделаться. Вон как злобно поглядывает. Надо что-то с эти делать.
  Всю дорогу к дому Бер посвятил рассказу о том, каким образом познакомился с Алексеем и Николаем. И втроем убеждали, что все хорошо и никакие они не бандиты. Дурью маялись по малолетству, но теперь ситуация не та. Ксения лишь скептически хмыкала, но Сашка по глазам видел - буря пронеслась мимо.
  - Маме только ничего не говори про пацанов, - попросил Александр.
  - Хорошо. Но ВЫ МНЕ будете должны. И просто так не отделаетесь, - поставила Ксения условие.
  - Заметано, - согласился Фикса. Гвоздь поддакнул.
  
  
  
  Глава вторая.
  
  
  Они вернулись с работы, когда вышла первая луна. Грязные и голодные, с синяками под глазами от усталости. Когда четвёрка добровольных спасателей помылась и переоделась в чистое, сели за стол.
  - Как там? - спросил за поздним ужином Сергей Борисович.
  - Никого сегодня не нашли, - ответил Николай - Фикса. - Одни тела. Бригадир говорит, завтра окончательный день работ. Больше живых найти нереально. Те, кто умудрился выжить под обрушенными зданиями, за это время от жажды уже должны умереть.
  К Александру, после произошедшего пришло понимание, что пока люди объединены одной целью - спасением и находятся в некоторой прострации, они едины. Рано или поздно до большинства дойдёт - в уцелевших магазинах продуктов и товаров на всех не хватит и помощи не предвидится, а были и такие упёртые, тогда начнётся.... Народ превратится в толпу голодных и обделённых. В этом случае лучше иметь под боком парочку молодых и крепких ребят. Тем более они оказались не такими ублюдками, какими показались в первые минуты "знакомства". К тому же неплохо сдружились с его сестрой и лучше иметь дополнительных защитников для непоседливой сестренки, чем не иметь. Саша искренне надеялся, что прошлое парней никак не скажется на взаимоотношении молодых людей и Ксении.
  Наличествовал ещё момент, в последние дни военные и омоновцы взяли под контроль все уцелевшие торговые точки и склады. При этом выдавали населению минимум необходимого или вообще ничего не выделяли. Народ роптал, но покамест мирился. Редкие драки не в счёт.
  Накормив, скудной пищей, добровольных спасателей Валентина Николаевна собрала посуду в раковину и начала её мыть теплой водой, поливая на тарелки из кружки.
  С водой вот уже который день просто беда. Водопровод по естественным причинам не функционировал. Река Широкая, делившая раньше город на две неравные части исчезла, оставив на память горожанам грязные лужи. Счастье, что сосед догадался выкопать колодец. У него вся улица воду брала. Саша подумал, пора бы свой заводить, потому как зависеть от других не дело, да туалет во дворе поставить не мешало бы. По кустикам не набегаешься. Канализация-то накрылась. А электростанция вообще осталась за горизонтом другого мира.
  Сергей Борисович побарабанил пальцами по столу, так он делал, когда собирался озвучить важную мысль.
  - Так ребятки, давайте совет военный держать.
  Все внимательно приготовились слушать. Саша весь подобрался, когда отец говорит подобным тоном, то перечить ему абсолютно бесполезно. В такие моменты никогда не знаешь, что отец выдумает. Ксюха навострила уши. Мать перестала мыть посуду, насторожившись. Только студенты, будучи не в курсе особенности характера хозяина дома сидели на стульях расслабленно.
  - Давай папа, говори, - поторопил отца сын.
  - Необходимо вооружиться. Найти, выменять или украсть, если придётся, стрелковое оружие. Без него никак не выжить. - Выдал Сергей Борисович.
  Сидящие за столом застыли. Кроме Саши. Он сам хотел выдвинуть похожее предложение. Не столь радикальное, но кое-какие мысли имелись. Из ступора всех вывел грохот упавшей тарелки, которую уронила Валентина Николаевна. Звук, чудом не разбившейся посуды послужил сигналом. Заговорили все одновременно.
  - Не мели ерунду старый! Совсем свихнулся! Где ты воровать собрался? И детей втягиваешь! - завелась жена, уперев руки в боки.
  - О! - открыла рот сестра то ли в удивлении, то ли в восхищении.
  - Класс! - прокомментировал Лёха.
  - Где мы его раздобудем? Автоматы на дороге не валяются, - более информативную реплику вставил Николай.
  - Так! Всем тихо! - хлопнул ладонью по столу отец. Он посмотрел на сына. - Сашка. Сидишь, ухмыляешься. Вижу по глазам, давно задумал чего-то. Если есть дельная мысль, выкладывай.
  - Сынок не слушай отца...
  - Валя замолчи, ты не понимаешь что творится? Чем мы будем защищаться, когда придут мародёры или отморозки какие-нибудь. Всех перестреляют, имущество заберут. На дочь глянь. Ты глянь, глянь, - предложил глава семейства жене.
  - Красивая у нас дочка, - настороженно проговорила Валентина Николаевна. Она сообразила, что попала в словесную ловушку мужа, но пока не поняла в какую.
  - Вот именно. Её могут убить не сразу. Дочь на бесчестие обрекаешь?
  - Господи, да что ты такое говоришь! Как ты мог подумать такое! - всплеснула руками женщина.
  - Папа это удар ниже пояса, - вступилась за мать Ксения.
  - А как иначе. Она должна понять, мир изменилось безвозвратно. Никто нам не поможет кроме нас самих! - отец ещё раз хлопнул ладонью по столешнице.
  - А военные? Омоновцы, наконец. Я видела, они патрулируют. От мародёров охраняют. - не сдавала мужу позиции Валентина Николаевна.
  - Это ненадолго мама, - произнес Саша. - Вы сидите в основном дома, а мы с народом общаемся. Город слухами полнится. Никто не знает, что будет дальше и что делать. Не нужно быть аналитиком, чтобы понять. Сотрудники МВД уже с военными делят сферы влияния. Вэвэшники взяли под контроль одни склады и магазины, омоновцы и милиция другие. Уверен, скоро появятся мелкие и крупные банды. Тогда может начаться война за остатки роскоши. То, что я сказал, не обязательно случится, может они договорятся между собой и у людей появится одна единственная власть, способная навести порядок, обеспечить и накормить столько народа. Только я не думаю о благоприятном решении проблем. Скорее наоборот. Во времена хаоса, шкурные интересы власть предержащих сильнее интересов простых людей.
  - Во загнул как по писаному: "власть предержащих", - прокомментировал Фикса.
  - Лучше помолчи, раз умные мысли в голову не вмещаются, - окоротил Николая глава семьи.
  - Может и по писанному. От этого предположение неверным не становится. Если я окажусь прав, то скоро и нас делить начнут.
  - Мы то тут причём? - спросила у брата Ксения.
  - А как ты думаешь, кто будет на новых князьков пахать, сеять, жрать готовить, стирать и в постели ублажать? - вопросом на вопрос ответил Саша.
  - Вы все рехнулись, - раздраженно прокомментировала спор своих детей мама.
  - Предпочитаю перебдеть, чем не добдеть. В любом случае от грабителей защищаться чем-то надо, - сказал Бер младший. Он на секунду задумался, решая поведать родителям о произошедшем с ними сегодня или нет. Недавно сам просил ребят молчать о неприятной и опасной встрече с бандитами, но раз мать уперлась, то лучше ее дожать. А то она может спорить часами, отстаивая собственную точку зрения. Взвесив все за и против, Саша решился.
  - Есть еще одно, что вы должны знать, - Саша поймал осуждающий взгляд Ксении, но не остановился. Он в подробностях, не утаивая ничего, рассказал об инциденте, единственное, умолчал о проделках Гвоздя и Фиксы до переноса в новый мир. Незачем им пока знать. Всему свое время.
  Сказать, что родители от откровения сына оказались в шоке, значит, ничего не сказать. Валентину Николаевну пришлось отпаивать успокоительным, настолько ее проняло от перспективы потерять дочь. Бер старший хмуро слушал и молчал, лишь кулаки сжимал и разжимал. Одно хорошо. Теперь мама отрицать необходимость добычи оружия не станет. Пожалуй, наоборот. В ее лице мужчины заимели надежного союзника. Что и требовалось в данный момент. Не совсем честно по отношению к женщине, зато действенно.
  Немного помолчали, усваивая рассказ. Сергей Борисович более спокойным тоном поинтересовался.
  - Теперь давай говори о своей задумке сынок.
  - Помнишь Никифоровых? Я с их сыном в школе учился.
  - Точно у них же магазин "рыболов и охотник" есть. - Ксюша заулыбалась, догадываясь, в каком направлении думает брат.
  Саша не стал больше тянуть с предложением:
  - Да, думаю выпросить снаряжение и карабины.
  - Они просто так не отдадут. - Впервые за разговор открыл рот Леха. - Я бы не отдал.
  - А мы им предложим схрон и защиту в обмен на экипировку, оружие и патроны. Пока про них не вспомнили и не конфисковали "власти" или кто похуже.
  Отцу понравилась идея своего старшего. Она представилась ему продуктивнее, чем та, которую хотел предложить сам.
  - С чего ты взял, что согласятся?
  - Согласятся. Кроме того, что мы укроем часть склада у себя, можно предложить им охрану. Она им понадобится. Желающих прибарахлиться за чужой счёт будет много. А потенциал продолжить свой бизнес у Никифоровых имеется, и ещё какой. Во-первых: не маленький магазин, плюс склад. Всё что внутри понадобится всем. Во-вторых: приличная мастерская, в которой можно ремонтировать стрелковое оружие и даже технику. При некоторой смекалке и наличии мозгов, изготовлять патроны под охотничий калибр. А это деньги и не плохие. Лакомый кусок.
  - Деньги? - съехидничала Ксения.
  - Не деньги, так натуральный обмен. Не воздухом же питаться. - Сашка устало посмотрел на сестру. - Не придирайся к словам.
  - Хорошо. Пока на этом закончим. Главное появилась цель. Осталось её реализовать, - закончил совет Сергей Борисович. - Завтра сделаем, как предложил Сашка.
  - Нет, папа. Сегодня. Завтра может многое измениться. Итак сколько времени упустили.
  - А на разбор завалов с утра? - поинтересовался Алексей.
  Александр ответил:
  - Не пойдём. Всё что могли мы сделали. Пора о себе подумать, как бы не поздно стало.
  Отец кашлянул в кулак.
  - Верно говоришь. Идите. С вами надо бы пойти, но думаю, ты лучше справишься.
  Все понимали, насколько Сергей Борисович слаб, и сделали вид, будто он по собственному желанию отказывается идти на важные для семьи переговоры. В другое время энергичный офицер запаса пошёл бы с сыном.
  - Да куда на ночь глядя? - недовольно пробурчала хозяйка. Больше для порядка. Она уже поняла, будет так, как решили её мужчины.
  - Всё в порядке мам. Не маленькие.
  Парни пошли обуваться в прихожую.
  - Я с вами, - Ксения вскочила из-за стола.
  - А ты куда? Сиди дома, - приказным тоном сказала мама.
  - Ну, пап, - Ксюша невинным взглядом ребёнка посмотрела на отца. В надежде на заступничество. Она всегда так делала, пытаясь у того что-нибудь выпросить. Номер не прошёл. Отец бросил на неё грозный взгляд. Стало понятно, ничего не получится, и Ксения смутилась.
  - Не волнуйтесь всё буде хорошо, - с порога крикнул Саша, и троица исчезла в темноте.
  
  Сегодня ночь удивляла безоблачностью и россыпью тысяч живописных звёзд, формирующих незнакомые созвездия над головой. Луны ярко освещали округу, заставляя предметы отбрасывать двойную тень.
  Бер, идя привычным путём, довёл своих товарищей к дому Никифоровых. Саша нажал на звонок, привинченный сбоку ворот. И ещё до того как увидел, как Николай крутит пальцем у виска, сообразил, какую глупость сделал. Электричества то нет. Под смешки студентов он подошёл к окну и постучал.
  Шторы за стеклом колыхнулись. Саша понял, что его рассматривают.
  - Это я, Сашка Бер! - громко назвался Александр. - Мне Ник, то есть Эдик нужен, - поправился он. Ник старое, детское прозвище Эдика, производное от первых букв фамилии, приятно всколыхнуло память о беспечных детских годах.
  Шторы разошлись в стороны, подпуская к окну мужской силуэт. Силуэт открыл форточку, и в квадратное отверстие показалась рыжая шевелюра, под ней заспанная, не бритая физиономия Эдика. Бер удивлялся жизненному наблюдению. У всех Эдиков, каковых он встречал в своей жизни, имелись в наличии рыжие волосы.
  - Привет Бер! - прохрипел простуженный голос. - Рад, что живой. Не всем так повезло.
  - Не поверишь, я тоже рад до безумия, - Сашка улыбнулся, получив в ответ такую же улыбку старого школьного приятеля, с которым по окончании школы мало общался. Жизнь как это случается, расставляет новые приоритеты и разводит, таких близких раньше друзей, далеко друг от друга.
  - Почему так поздно? Добропорядочные люди дома седьмой сон видят, - продолжая улыбаться, произнес Эдик.
  - Значит с тёмными и тайными, даже сказал бы я, чёрными намерениями прибыл под опухшие очи твои княже, - продолжал скалиться Сашка.
  - Что за отроки с тобой боярин, - подыграл ему Ник.
  - Открывай ворота, дай мёд, пиво вкусить. Познакомишься заодно.
  - Хорошо. Ждите, - голова из форточки исчезла. Через минуту, послышался металлический скрежет вставляемого в замок ключа. Железная дверь в воротах открылась. - Проходите.
  Бер, Лёха и Коля по очереди вошли во двор, здороваясь с Эдиком за руку.
  - Давайте в беседку. Я так мыслю, вы не просто к нам заглянули? - осведомился Эдик, приглашая гостей за собой.
  - Не просто, - согласился Бер. - Будет лучше, если ты и батю своего пригласишь. Дело сложное, без него никак.
  - Прям так серьёзно? - заинтригованный Эдик зажёг керосиновую лампу на столе в беседке. - Рассаживайтесь на лавочках, кому, где удобно.
  Ребята уселись вокруг столика. В свете лампы Саша осмотрелся вокруг и отметил, что Никифоровы не дурно жили. Последний раз, с которого прошло довольно много времени, всё выглядело иначе. Сейчас двор выложен тротуарной плиткой, старый ещё советской постройки дом обложен декоративным кирпичом желтого цвета. Под окнами аккуратные клумбы, а подле гаража стоит внедорожник Toyota, в темноте не разглядеть какой именно, но видно новехонький.
  Бер потратил на осмотр буквально несколько секунд.
  - Давай я сначала представлю своих друзей. Это Алексей и Николай, - те повторно пожали Эдику руку. - После катастрофы податься им, стало быть, некуда, вот в настоящий момент живут у нас, можно сказать родичи теперь.
  - Можно просто Гвоздь, - произнес Лёха.
  - И Фикса, - сверкнул золотом во рту Николай.
  - Понятно. - Эдик оценивающе посмотрел на "родичей", - можете звать меня Ником. Так привычнее. - Те, молча, закивали.
  - А дело у нас серьезнее некуда, - продолжал Бер. - Так что извини, отца зови.
  - Хорошо. Сейчас приглашу и по пиву принесу, - согласился Ник
  - Пиво это хорошо, - выговорил Лёха, облокачиваясь на деревянную спинку лавочки.
  Эдуард вышел из беседки и исчез в глубине дома. Через несколько минут появился снова, неся в руках пять жестяных банок Балтики.
  - Скоро выйдет, - с порога огласил он. Подошёл и раздал гостям по пиву. Послышалось шипение открываемых банок, и гости с наслаждением прильнули к хмельному напитку.
  - Как твоя бабка и мать? - чтобы заполнить паузу в разговоре спросил Саша.
  - Бабушке повезло, если так можно выразиться. Умерла до известных событий. А то не пережила бы, - с грустью ответил Ник.
  - Что так? - не корректно поинтересовался Леха.
  - Мама погибла. То, что с ней стало лучше не вспоминать, - тень горя пробежала по лицу Эдика, и он сделал большой глоток из банки - При отце не упоминайте о ней. Даже сочувствия не выражайте. Так будет лучше.
  - Соболезную. - Бер мысленно возблагодарил Господа за то, что его семью миновала боль утрат.
  - Мы тоже, - за двоих подавленно выговорил Николай. Мысли о потери родных, и для них были актуальны.
  Минут пять сидели молча, потихоньку потягивая из отверстий в банках пиво. Пока в кругу света не появился дядя Владимир - отец Эдуарда.
  - Привет ребятки. - Поздоровался Никифоров старший. Выглядел он неважно. Даже в полутьме видны уставшие, словно потухшие глаза. Под ними синие мешки, он ссутулился и поседел. Говорят, рыжие не седеют, пример Владимира Ивановича показал - это большое заблуждение.
  Владимир Иванович был одет в охотничий камуфляж, обут в военного образца берцы. На поясе кобура с Макаровым, будто не во двор к себе вышел, а ожидает неприятностей.
  "Похоже, дядя Володя догадывается о грозящих ему и его сыну неприятностях, только скорее инстинктивно, чем осознано", - пролетела мысль у Сашки в голове.
   - Пивком балуетесь? - спросил Владимир Иванович.
   - Здравствуйте дядь Володя. Балуемся. Вот хочу представить своих товарищей, - Бер и парни повторили процедуру знакомства, с кратким, в двух словах, рассказам кто они и откуда, для большей доверительности в предстоящей беседе. Так проинструктировал спутников Александр, чем больше собеседник знает о тебе, тем больше сам раскрывается перед тобой и доверяет. Аксиома.
  Следом за рассказом студентов взял слово Александр. Он поведал Никифорову старшему о выводах, сделанных сегодня на семейном совете и предложил помочь друг другу, исходя из сложной обстановки в городе. Никифоровы молча слушали Сашину импровизированную речь. Когда все доводы Бер исчерпал, он с надеждой переводил взгляд с Ника, на его отца и обратно. Никифоровы долго молчали. Эдик с заинтересованностью глядел на троицу, по всей видимости, ожидая первого слова отца. Только тот не спешил с ответом. Он надолго уставился в одну точку, машинально вертя в руке пустую банку Балтики. Кода терпение у каждого подходило к концу, Владимир Иванович вышел из задумчивости.
  - Значит, говоришь, батька твой захворал? - поинтересовался дядя Володя.
  - Да, но постепенно идёт на поправку. Думаю неделя - две и будет как огурчик, - тотчас откликнулся Саша.
   - Будем надеяться, - Никифоров смял тонкий корпус алюминиевой банки и внезапно для всех зашвырнул её во тьму. Неожиданная вспышка злости также быстро сошла на нет, как и появилась, и уже спокойно, с какими-то новыми, не такими полумертвыми интонациями в голосе произнёс. - Ты справедливо отметил, власти обязательно подомнут под себя, что осталось от прошлого. Только прошлого не вернуть, к сожалению,- он уголком губ улыбнулся, правда улыбка вышла пугающая, больше похожа на кривой оскал. - Единственное. Не учли вы важный момент.
  - Какой? Любая здравомыслящая идея будет нами лишь приветствоваться, - насторожился Саша. Подобные резкие перепады настроения собеседника ему не нравились. Между тем Владимир Иванович продолжал:
  - В целом с вашим предложением я согласен, - недовольной мимикой прервал радостные возгласы переговорщиков, - однако существуют элементы, так скажем, недоработки в вашем проекте. Допустим, вы взялись охранять имущество, которым к счастью или несчастью я владею. И за это имеете дивиденды с прибыли, оружие, добротную одежду. Но этого недостаточно.
  Необходимо полностью объединиться. Найти новое место жительства. Здание или небольшую группу зданий, которые легко превратить в крепость. В зону с постоянным источником чистой воды, с достаточным участком земли, чтобы заниматься сельским хозяйством. Ты же Сашка морпех и должен знать толк в необходимости подобных мероприятий в условиях.... - Никифоров старший растерянно задумался. - В таких условиях, даже не знаю, как назвать ту задницу, в которой очутились.
  - Так в заднице и находимся, чего уж тут придумывать. Итак, яснее ясного, - вставил слово в обсуждение Фикса.
  - Вы правы дядя Володя. Об этом как-то никто не подумал. Только эта тема для отдельного обсуждения. Главное, что вы поняли и приняли наше предложение. Меня очень радуют перспективы. Ваше согласие существенно повышают шансы нашей семьи на выживание.
  - Не единственно вашей, Саша, не единственно. Полагаю, к нам присоединится ещё мой младший брат с семьёй. Он до катастрофы был действующим офицером ГРУ и в Зареченск приехал с женой и детьми в отпуск. Как только бахнуло, почти сразу, поднял на уши всех кого знал из вояк и те сообщили не радостные известия. Я так понял, что многие не поверили, что очутились не в родном для нас мире и попытались вырваться за пределы, чтобы найти помощь в других городах. Но это оказалось бессмысленной затеей. Железная дорога частично разрушена, так что требуется ремонт, а в некоторых местах пути разрушены полностью. Но самое главное: ни железнодорожное сообщение, ни автомагистральное невозможно по причине отсутствия дорог как таковых. - Отец Эдика отхлебнул пива и продолжил повествование. Бер и пришедшие с ним ребята слушали внимательно, не прерывали. О многом он знал из разговоров МЧСников, о многом догадывался сам. Так что откровением услышанное для него не стало, но все равно было интересно услышать дополнительные сведения. - Все пути из Зареченска обрываются в паре десятков километров от города, говорят, словно ножом отрезали, и начинается совершенно иной ландшафт.
  - И что там? - не выдержал Фикса. От любопытства он подался вперед, боясь пропустить хотя бы одно слово.
  - Мне на самом деле мало известно. Не до того было, - повинился Никифоров старший, и посмурнел. - Жену хоронил, то да сё. - Сказал и затих ненадолго, уйдя в собственные переживания.
  Вместо отца эстафету принял Эдик:
  - Если сведения верны, то за городом степь, - сказал он. Бер кивнул. Это они итак уже знали. - Говорят, видели зверей не похожих ни на один из видов, обитающих у нас на земле. Стада рогатых животных. Монстроподобные твари, охотящиеся на них. Больше ничего по этой теме мы не знаем.
  - А аэропорт? - спросил Бер. Тоже вопрос занимательный. Неужели никто не попробовал поднять в воздух самолет и осмотреться. - Он же всего в восьми километрах от города, по идее должен уцелеть.
  - С ним как раз всё просто. Аэродром с восточной стороны и ближе к эпицентру взрыва, чем наши уцелевшие районы. Здание разрушено, взлетная полоса искорежена. Три лайнера, которые находились в этот момент на полосе лежат сейчас на брюхе, а более мелкие самолеты, принадлежащие аэропорту, давно не используются. С них еще в 90-е поснимали все, что можно было унести. Так они и стоят в ангарах и в поле. Ржавеют.
  - Мда, - печально протянул Александр. - Не густо.
  - Подробности лучше у Славки моего спросите. Может он чего и на рыл за последние пару дней.
  - Спрошу. Обязательно спрошу, - пообещал Александр.
  - Так что, не передумали еще объединиться, - на всякий случай поинтересовался дядя Володя.
  - Нет. Мы будем лишь рады сотрудничеству, - подтвердил намерения Бер. И в свою очередь рассказал, что сам смог разузнать за последние дни.
  - Ну, вот и поговорили. - Спустя время подытожил хозяин дома. - Давайте ещё по пиву, пока оно есть, закрепим договор, - Никифоров подмигнул своему сыну. Явно его настроение повысилось. Да и Эдик сидел в приподнятом настроении, - и разойдёмся, поздно уже.
  - Давайте выпьем, - согласился Бер. - Лишь один вопрос.
  - Говори.
  - Хотелось бы получить часть оружия сразу. Не подумайте ничего дурного, но именно поэтому мы пришли так поздно, у меня предчувствие дурное в душе поселилось. Не могу отделаться от него. - Саша поёрзал по скамейке, устраиваясь поудобнее. При этом он прямо посмотрел в глаза Никифоровым по очереди. Не объяснять же им про свои странные способности. Неизвестно как хозяева прореагируют, да и ни к чему им пока знать.
  После такого же внимательного, правда, не долгого, ответного взгляда Владимир Иванович принял решение.
  - Сынок, - обратился он к Эдуарду, - будь добр сгоняй по быстрому в оружейную, подбери гостям по стволу. В знак нашей доброй воли и так сказать вместо подписи на договоре.
  - Что нести? - Оживился Ник.
  - Неси два ПМ, по две обоймы к ним и по коробке патронов.
  - Подкиньте побольше патронов. Ведь ещё обучить молодёжь надо, - попросил Бер, имея в виду студентов.
   - Резонно, - одобрил Владимир Иванович и поправился. - По четыре коробки с патронами. Возьми также парочку ножей хороших, по своему усмотрению и Тигр с пятьюдесятью патронами. Смотри, чтоб не на птицу. - Попытался пошутить Владимир Иванович.
  - Естественно. Так и сделаю, - улыбнулся Эдик, поднимаясь из-за стола.
  - И пива не забудь, - добавил Владимир Иванович.
  - Не забуду! - уже на ходу крикнул Ник.
  Пока школьный товарищ отсутствовал, Александр поинтересовался:
  - Откуда ПМы? Охотничий же магазин.
  - Личное оружие. Представляешь, словно ждал неприятностей всю жизнь. Елена, жена покойная, да Эдик посмеивались. Параноиком называли. Вот видите ребята, времена поменялись. Моя параноидальная коллекция пригодится нам ещё. - С усмешкой объяснил Никифоров.
  Появился Эдик. В одной руке нёс кобуры с пистолетами, в другой фирменную коробку всё с той же Балтикой. За спиной висел чехол с карабином. Карманы куртки оттопыривали коробки с патронами. Ник выложил, принесенное на стол. Среди прочего, в куче оказалась радиостанция Kenwood.
  - Разбирайте, кому что, - предложил он. - Сотовая не работает, а в нынешних условиях без связи трудно будет.
  - Правильно сделал сынок, - похвалил его отец. - Этот момент мы как-то упустили из вида.
  - Где только заряжать аккумуляторы, - посетовал Бер.
  - За это не беспокойся. У нас дизель генератор есть, - с этими словами Ник вручил станцию другу.
  - Запасливые вы, однако, - выразил общее удивление предусмотрительностью гостеприимных хозяев Николай.
  Студенты сразу схватили ПМы, ножи и со счастливым выражением на лицах немедленно надели под куртки кобуры с оружием. Распихали обоймы и коробки по карманам. И довольные новыми игрушками, почти одновременно протянули руки за пивом.
  Остальные, ухмыляясь, наблюдали за действиями студентов. Ясно было, парней необходимо учить и учить. Оружие, даже самое простое, легкомысленности не любит.
  Бер достал Тигр, созданный на базе винтовки Драгунова, бегло осмотрел карабин под патрон 7,62x54 и, удовлетворившись увиденным, немедля снарядил боеприпасами пятиместный магазин, не снижая темпа, вставил его в приёмник. Вся процедура не заняла и минуты. Убедившись в наличии оптического прицела с кронштейном для крепления, остался доволен подарком.
  - Навыки, полученные в армии, не забыты. Верно сынок? - Обратился хозяин к Саше.
  - Да дядь Вова. Вы правы, армия великая школа. Главное чтоб знания там приобретённые остались не востребованными. - Александр поставил карабин на предохранитель и отложил его в сторону.
  
  Последние полчаса мужчины сидели, наслаждались беседой на лёгкие, отвлечённые темы, будто и не существовало кошмара вокруг. Когда банки опустели, стали прощаться.
  - Завтра я навещу вас с утра. Переговорю с твоим отцом, обсудим несколько вопросов.
  - Я передам ему. До свидания. Был рад снова вас увидеть,- пожал руку Александр.
  - Спокойной ночи. Не нарвитесь на патруль, хотя сомнительно, что военные в два часа ночи по полуразрушенным улицам шастают. Больше стоит опасаться мародёров. В любом случае будьте осторожнее, - напутствовал гостей хозяин.
  - Дом недалеко, прорвёмся, - Бер направился к воротам, Лёха и Коля последовали за ним.
  Когда молодые люди вышли на улицу, провожающий их Ник сказал:
  - Ты знаешь, я очень благодарен, что вы пришли. Вы дали отцу цель в жизни. Когда мама умерла, старик совсем замкнулся. С каждым часом угасал. Я боялся, батя интерес к жизни совсем потеряет. Любил он её сильно, - смущаясь, пояснил он. - Вы очень кстати с предложением объединиться заявились. - Эдик расчувствовался и затряс Сашкину руку, - Спасибо. Надеюсь, когда он займётся делом, меньше о грустном думать будет.
  Бер смутился. Странно было видеть старого друга в таком состоянии. Пришли вроде как с просьбой о благоденствии, а получилось наоборот.
  - Да брось Ник. Всё будет в порядке. - Саша хлопнул друга по плечу. - Нам пора.
  - До завтра.
  Тройка довольных парламентёров скрылась в ночи. День выдался длинный и тяжелый.
  
  
  Глава третья.
  
  Сашка проснулся от грохотания выстрелов. Ещё не соображая, вскочил с дивана, подхватил прислоненный к стене тигр. Напялил джинсы и, не утруждая себя дальнейшим одеванием, выскочил во двор. На улице с пистолетами в руках, такие же полуодетые, стояли в нерешительности студенты.
  - С оружием разобрались? - первым делом спросил Бер. Вчера показывать и объяснять, как пользоваться изобретением инженера Макарова не хотелось, так клонило в сон, что он решил перенести инструктаж на сегодня. Даже разговор с отцом отложил, лишь обменялись короткими фразами и разбежались по спальням.
  В дверях дома показался глава семейства. Увидев сына, коротко бросил:
  - Только осторожнее.
  - Возьми, - Бер отдал отцу карабин, затем обратился к парням. - Вы быстро одеваться и в дом. Фикса гони сюда пистолет. - Потребовал он.
  - Мы с тобой, - запротестовал Николай.
  - С чего вы взяли, что я ухожу?
  На улице раздались одиночные хлопки, сразу за ними две очереди подряд по три патрона каждая, буквально за воротами. Оба парня инстинктивно пригнулись. Бер недовольно отобрал один пистолет и подтолкнул Леху и его товарища к отцу, за которым уже стояли женщины с глазами расширенными от испуга.
  - Папа загони всех в дом, - и, не дожидаясь ответа, развернулся и подбежал к вольеру вплотную примыкающего к забору. Дана забилась в будку, и тихонько поскуливала от страха. Она всегда боялась резких, громких хлопков. Когда по праздникам все кому ни лень поджигали китайскую пиротехнику, овчарка всегда поджимала хвост и пряталась в конуру.
  Бер ловко вскарабкался на крышу вольера. Осторожно выглянул за край забора. Росший на улице орех хорошо скрывал его от случайных наблюдателей, позволяя Беру оценить обстановку.
  Увиденное его не обрадовало. Четверо молодых солдат в бронежилетах перетаскивали в уазик, показавшиеся им ценными вещи убитых соседей, что жили наискосок от Сашкиного дома.
  Чета пожилых Галининых, изломанными куклами, валялась на асфальтированной дорожке у дома. Несложно представить, как старики, не веря в происходящее, пытаются защитить добро, нажитое за долгую, трудную жизнь. И вот появляются те, кто присягал защищать собственный народ, отбирают имущество и хладнокровно убивают растерянных людей.
  Бер заскрипел зубами. Тихо сполз на землю, затем быстро скрылся в доме. Всё семейство стояло на кухне уже одетые и обутые. На лицах застыло напряжение.
  Сашка проговорил сквозь зубы.
  - Четверо солдат грабят Галининых. Самих соседей расстреляли.
  Валентина Николаевна в ужасе прикрыла рот рукой и запричитала.
  - Что делать будем? - не обращая внимания на жену, спросил Сергей Борисович.
  - Вариантов два. Сидеть тихо и не высовываться. Или ликвидировать ублюдков и разжиться за их счёт автоматами и машиной, заодно поквитаемся. Снисхождения они не заслуживают. Только есть одно большое но. Вдвоём мы не справимся. А привлекать не подготовленных мальчишек, - Бер с сомнением покачал головой, - как пить дать погибнем. Надо вызвать Никифорова. Он обещал с утра подъехать, как бы не нарвался.
  - Мы не мальчишки, - возмутился Леха. На его реплику никто не отреагировал. Гвоздь получил тычок под ребро от Ксении и заткнулся.
  - Вызывай, - после секундного раздумья сказал отец.
  Сашка настроился на обговоренную вчера частоту.
  - Это Бер. Как слышите? - Александр переключил рацию на приём.
  - Слышу тебя Саша, - почти сразу пришёл ответ.
  - У нас изменение обстановки. Можете нарваться на паршивых овец на подъезде к нам.
  - Мы в курсе. Находимся за поворотом. Наблюдаем.
  - Хочу разжиться за счёт военных. Согласны? Если нет, то приезжайте позже. Мы пока пересидим.
  - Боюсь, не получится. Вероятно, они к вам заявятся в гости. - Динамик рации зашипел от атмосферных помех.
  - Принял. Оружие есть?
  - Полный багажник.
  - Тогда делаем так, - Бер кратко поведал созревший в голове план.
  По нехитрому сценарию предстоящих действий Никифоровы должны открыть огонь с дальней дистанции, заставляя мародёров укрыться за машиной. Владимир Иванович поклялся, что хотя бы одного они снимут. Почти сразу Бер старший должен включиться в перестрелку, вынуждая солдат к действиям на два фронта. Учитывая малую дистанцию, он, сделав один два выстрела, обязан ретироваться в дом. В это время Александр, как самый опытный из всех с заранее занятой позиции на крыше соседнего дома расстреливает противника сверху. По идее всё просто.
  В принципе так и произошло. Когда все четверо закончили с погрузкой вещей в багажник, слегка расслабились, ощущая себя хозяевами положения, раскурили по сигарете. Саша устроился почти напротив солдат. Когда убедился, никто его не замечает, щёлкнул ногтем по динамику. Сигнал к атаке. Тотчас раздались сдвоенные выстрелы и два бандита в форме внутренних войск кулем свалились на землю. Бер увидел, как одному снесло пол головы. Второго, с дистанции сто метров, бронежилет не спас. Пуля из карабина, за основу которого взята снайперская винтовка, прошила бронник и туловище.
  Бер не видел отца, но хорошо слышал, как выпущенные пули из ПМ разбивают лобовое стекло автомобиля, ещё больше пугая растерянных солдат. Не мешкая, Саша приподнялся и быстро выпустил по заряду в не успевших укрыться противников. Те замертво свалились на землю. Всё закончилось быстро. Не учли одного, вмешательство пятого. Откуда он взялся Бер не понял, наверное, находился в доме и когда услышал чужие выстрелы выбежал к товарищам на улицу.
  Пятый из-под прикрытия уазика, дал короткую очередь в сторону Никифоровых, чем заставил тех искать укрытие. Когда послышались хлопки из ПМ, Саша с ужасом осознал, что папа не отошёл в укрытие, как планировали, а он со своей позиции не видел врага и спасти отца не мог. Он в ужасе закричал.
  - Сюда стреляй урод! - отчаяние затопило сознание, Бер ощутил давление во лбу, время замедлилось. Он увидел мародёра так четко, будто не было между ними автомобиля. Только он и солдат. Сашка не соображая, как и что делает, на выдохе шепнул.
  - Умри.
  Вэвэшник схватился за грудь, захрипел, повалился на бок и скончался. Следом Бера охватила такая слабость, что он чуть не свалился с крыши. Ему с трудом удалось спуститься вниз, и долгие минуты приходил в себя. Он пытался сообразить, что же произошло? Единственная мысль, которая пришла в голову. Его паранормальные способности позволяют не только лечить, но и отнимать жизнь. Отложив соображения на потом, Бер пересёк пустой соседский двор, видимо хозяева, как только раздались первые выстрелы, попрятались вглубь дома и страшились нос высунуть, и вышел за двор. Необходимость доделать грязную работу до конца, а именно произвести контрольный выстрел и чего греха таить обобрать их до нитки, повела Бера к застреленным солдатам.
  К месту боестолкновения подкатила Никифоровская Toyota. Автомобиль резко затормозил. Из него выскочил дядя Вова и незнакомый мужик, лет на десять моложе и удивительно схожий на Никифорова, такие же рыжие волосы, но без седины, слегка приплюснутый нос с кривой горбинкой, видимо не единожды переломанной. И в отличие от брата, а это был, как сразу догадался Бер, обещанный младший брат, с ироничной смешинкой в глазах.
  Оба одеты во вполне современную полевую форму, которую носят во время боевых выходов разведчики, новейшей разработки разгрузка, скомпонованной таким образом, чтоб распределять нагрузку по всему корпусу. В руках совершено фантастического вида штурмовые винтовки Beretta ARX-160 в комплекте с подствольным гранатометом, оптоэлектронным прицельным комплексом, включающим в себя, на сколько Бер помнил, дневной, ночной и обычный оптические каналы, лазерный дальномер и баллистический компьютер для гранатомёта. Наличие оружия, которое только поступило на вооружение в итальянскую армию, просто добило Александра.
  Отодвинув изумление поглубже в сознание, Саша взял под прицел трупы, мало ли, осторожно приблизился. Двоих точно добивать не нужно. У одного часть головы просто отсутствовала, второму пуля пробила горло и перебила шейный позвоночник. С таким повреждением долго не живут. Саша приготовился произвести контроль, когда вмешался брат Владимира Ивановича.
  - Постой. Не из твоей дуры, - произнёс он, имея в виду карабин Александра. Достал из кобуры чёрный угловатый пистолет, в котором Бер без удивления, куда уж больше, узнал глок, и быстро произвёл три выстрела в головы мародеров. - Вот так. Быстро, а главное надёжно, - непонятно зачем прокомментировал мужчина свои действия с таким видом, будто совершил благодеяние. Хотя в глубине души, Бер действительно остался тому благодарен. Одно дело сражаться с врагом на расстоянии, другое стрелять ему в лицо с расстояния вытянутой руки.
  - Фью-ю-ить, - раздался сзади посвист.
  Бер обернулся. Алексей, Николай и отец стояли, рассматривая уже не опасных противников.
  - Доброе утро Сергей, - протянул руку Никифоров. - И вам молодые люди привет.
  - И ты Володя здравствуй, - поздоровался Сергей Борисович. - Вот на счёт доброго утра погорячился ты маленько.
  - А, по-моему, ничуть, - вставил слово брат Владимира Ивановича. - Очень удачно получилось, и лишний раз доказывает, что идея об объединении назрела вовремя.
  - Это мой брат Вячеслав, - представил брата Никифоров старший. - Давайте церемонии отложим. Скоро море любопытных соберётся.
  - Тогда начнём, - согласился с такими железными доводами Сергей Борисович. - Так, вы двое. Обыщите машину на предмет связи и патронов и тащите найденное в дом. Сашка хватай автоматы и тоже дуй домой, а то цвет лица у тебя не здоровый какой-то. Ты не ранен? - вдруг забеспокоился отец.
  - Нет, папа, - поспешил его заверить Саша. - Просто к такому сложно привыкнуть. - Не объяснять же при всех, что голова слегка кружится, потому как остановил сердце у пятого. Отвечать на вопросы, на которые у него в данный момент нет ответов, Саша не был готов.
  - Влипли, - раздался полный вселенской скорби голос Фиксы. - БТР.
  Все дружно повернулись на тарахтящий звук двигателя выезжающего из-за дальнего поворота бронетранспортёра. На броне сидели пятеро бойцов, наличие которых не предвещало ничего хорошего. По сине-серому камуфляжу Саша понял, кого занесло к ним. Омоновцы сидели, приготовившись в любой момент спрыгнуть на землю. Автоматы лежали на коленях, но стволы направлены в их сторону. Не трудно догадаться, пальцы лежат на курках готовые нажать спусковой механизм в любой момент. "Наверняка на пальбу отреагировали", - с досадой подумал Бер.
  - Так мужики. Давайте разбирайте по автомату. Так на всякий пожарный. - Никифоров обратился к Саше. - Дай пятисекундный инструктаж парням по пользованию калашами и дуй с ними под прикрытие уазика.
  Бер кивнул, вручил свой карабин отцу, после поднял с земли три Ак-74М себе, Гвоздю и Фиксе. Быстро показал, где предохранитель и как переключать режимы ведения огня. И напутствовал:
  - Стрелять только когда я скажу. Не позже и не раньше. Ослушаетесь, нам крышка. Вы поняли? - Серьёзно спросил перепуганных студентов. - Никакой самодеятельности. И главное смотрите куда стреляете. Глаза не закрывать. Понятно?
  - Да ясно, ясно. Что мы идиоты что ли? - ответил Гвоздь. Его бегающие глаза с расширенными зрачками очень не понравились Саше. Бер прекрасно понимал, какие эмоции испытывают сейчас студенты, но настроить, возбужденных и перепуганных парней на соответствующий лад, просто не оставалось времени. Напоследок погрозив кулаком. Оставил тех за машиной.
  - Эй, ты куда? Сказали, ты с нами должен, - проблеял Фикса.
  - Сидите и не трепыхайтесь без дозволения. А теперь марш за машину! - Сашка на ходу проверил калаш и подошёл к старшим. БТР подъехал уже совсем близко, стали видны напряженные лица омоновцев под прозрачными забралами многокилограммовых сфер. Как они на голове такую тяжесть таскают?
  Мужчины молча распределились по выбранным местам. Сергей Борисович тихонько попросил сына.
  - Ты только осторожнее.
  - Не волнуйся. Буду. - Бер отошёл на несколько шагов в сторону ореха, чтобы иметь возможность вести перекрёстный огонь и укрыться при не необходимости за толстым стволом старого дерева.
  Его отец с карабином отдалился назад к японскому внедорожнику, где уже находился Никифоров с готовой к стрельбе штурмовой береттой. На дороге остался лишь Вячеслав, в качестве переговорщика.
  БТР тормознул в пяти метрах от настроенных на серьёзный отпор мужчин. На покорёженный временем асфальт спрыгнули бойцы, и умело рассредоточились вокруг боевой машины. Один, по-видимому, старший, направился к ним. Бер присмотрелся, так и есть, под лямками разгрузочного жилета виднелись погоны капитана. На ремне, поперёк корпуса висел АК-107, существенным отличием от семьдесят четвёртого были уменьшенная отдача и кучность в полтора - два раза выше. Серьёзная машинка. Когда Саша служил во флоте, о таких лишь читал, теперь увидел воочию. Бер подумал, что не прочь такой же заиметь.
  "Стоп", - оборвал свои мысли Бер. - "Другие проблемы перед носом, поначалу с ними разберёмся".
  Между тем капитан окинул цепким взором позиции шестерых гражданских. Отметил экипировку стоящего перед ним, но удивления не выказал. Лаконично спросил:
  - Что произошло?
  - Ничего с чем бы мы не справились, - спокойно глаза в глаза ответил Вячеслав. - Солдатики помародёрствовать решили. За это поплатились жизнями. Надеюсь и душами.
  Капитан с Вячеславом побадались взглядами какое-то время, командир омоновцев не выдержал первым.
  - Кто вы такие? Представьтесь.
  - Полноте вам капитан, вы забыли инструкции? Это вы, как представитель власти должны первым представиться, - Младший брат Владимира Ивановича хмыкнул. - Хотя если подумать какая нынче власть. Приходится самим о себе заботиться, - и он ещё раз хмыкнул, теперь уже с издевательской интонацией.
  Капитан побагровел, однако сдержался, когда краем глаза заметил, как Саша, ненавязчиво так, качнул стволом в его сторону. До офицера дошло. Каким бы не был результат возможного огневого контакта, он в любом случае умрёт первым. Умирать не хотелось, и он продолжил стоять в расслабленной позе. Бер представил себя на месте командира омоновцев и даже на мгновение пожалел его.
  - Ладно, - снизошел Вячеслав, - не буду больше грузить вас офицер, - выговорил спокойно, но с достоинством, от которого привыкшего ко всему омоновца, будто током в бровь ударило. - Разрешите представиться первым, раз вы не хотите. Майор Никифоров Вячеслав Иванович, ГРУ и показал удостоверение.
  У Саши, да и не только у него, непроизвольно вырвался тихий возглас изумления. Который раз за утро. Определённо начало дня выдалось более чем насыщенное, а до вечера ещё далеко.
  Офицер, прочитал раскрытую корочку и нехотя козырнул:
  - Капитан Коновалов, - и замолчал, сбитый с толку. Нацеленные на него стволы автоматического оружия продолжали нервировать.
  - Приятно познакомиться. Разрешите представить мох товарищей. Вот этот молодой человек справа, готовый пристрелить вас, сержант морской пехоты Александр Бер. Там за машиной мой брат, уверяю вас очень недурственный снайпер. С карабином полковник вооружённых сил Российской Федерации Бер Сергей Борисович. За машиной прячется пара молодых людей, какие они бойцы, не буду лукавить мне не известно, но как дополнительная огневая точка, пардон двоеточие вполне заслуживают внимания. - Прокомментировал Вячеслав. Дураку было понятно, такое представление, пусть и немного схожее на браваду, служит одной цели. Показать омоновцу, что победа ему достанется тяжело, а то и вовсе не достанется. Капитан всё прекрасно понял и отступил окончательно.
  Майор опустил берету и поинтересовался:
  - Давайте так, мы не целимся в вас, вы в нас. В конце концов, делить нам нечего. Бандиты наказаны, никто кроме несчастных стариков не пострадал. Предлагаю убраться тут. Вы забираете тела мародеров, мы хороним гражданских. Машина ваша, себе оставляем стволы в качестве трофеев. Потом вы поясняете расклад сил в городе на сегодня, а мы угощаем пивом и становимся почти друзьями. Ибо не имей сто рублей, а имей сто друзей. Как вам предложение?
  Коновалов долго не думал. Согласно кивнул и скомандовал за спину:
  - Отбой!
  Бер успокоился, только когда увидел, как омоновцы ставят стоседьмые на предохранители. Последовав поданному примеру, он подошел к своим и скомандовал.
  - Всем расслабиться. Оружие опустить, - увидев каплю пота на щеке отца, спросил. - Ну, ты как? Всё в порядке?
  - С вами инфаркт заработать можно, - через силу ответил тот. Напряжение медленно отпускало его.
  
  
  Глава четвёртая.
  
  
  - Уцелело два городских района: Октябрьский, Камышинский и часть Артемовского, до катастрофы в них проживало без малого двести тысяч человек, больше половины Зареченска. Сейчас по предварительным оценкам в живых осталось не более трети населения. Военные произвели разведку местности и в радиусе двадцати километров от города обнаружили, одиннадцать сёл и деревень и четыре с половиной тысячи народа проживающих в них. - Просвещал присутствующих по их просьбе Коновалов. - Любопытно, но ни погибших, ни разрушений в сёлах не было. Местные испытали лёгкое недомогание и головную боль, на этом неприятности для деревенских и закончились (исключая перенос конечно). Что в степи дальше двадцати километрового радиуса, есть ли там люди, неизвестно.
  Зато не трудно догадаться, как народ будет жить в ближайшее время. Так как никого из представителей гражданских властей не уцелело, то руководство взяли на себя командир части внутренних войск генерал-майор Быстрицкий и начальник ГОВД генерал-майор Вишневский, за координацию спасательных мероприятий отвечал полковник Дробыш, который до этого занимал пост начальника отдела внешнего наблюдения. Насмотревшись на разрушенные кварталы и трупы на улицах и под завалами, ему первому пришло в голову на обломке старого мира создать свой собственный, где главным видел себя любимого.
  Три дня назад, его бойцы, пользуясь ситуацией, первым делом свезли, что только можно на склады фирмы Агротех за городом в слободе Каменная. Пока спохватились, полковник успел вывезти с городских складов больше половины продуктов длительного хранения и почти весь арсенал ГОВД Зареченска. С ним ушло больше двух сотен сотрудников различных ведомств вместе с семьями, в основном гаишников, служащих ППС и оперативников уголовного розыска, а так же часть офицеров ФСБ.
  Когда сообразили, что происходит, то снарядили группу. Дробыш и компания за сутки успели организовать оборону и дать отпор сводному отряду ОМОНа и солдат ВВ, шедших скорее для переговоров, чем для ведения боевых действий. Группа попала под раздачу и, понеся потери, вынуждено отступила несолоно хлебавши.
  Ситуация ухудшается с каждым часом. Генералы не доверяя друг другу, взяли под контроль супермаркеты и продуктовые склады частных фирм, бензозаправки. Активно приступили к вывозу оставшихся товаров и продуктов на свои базы. Быстрицкий на территорию военной части ВВ, Вишневский на базу ОМОНА. Всё идет к тому, что наши три военизированные группировки бывших защитников отечества и конституционного порядка, скоро создадут собственные удельные то ли княжества, то ли баронства. Обстановку усугубляли возросшие количественно мародеры и добровольные дружины горожан. Люди ведь не дураки начинают понимать, что происходит и всячески пытаются воспрепятствовать зарождающемуся новому строю, а кто-то просто стремится урвать кусок побольше. Дошло до того, что люди начали стихийно собираться в толпы и пытаться отбить у вэвэшников продовольственные склады. Пока солдаты ограничиваются стрельбой поверх голов и разгоном подобных сборищ. Но надолго ли? Рано или поздно, кто-то обзаведется оружием и выстрелит в сторону оцепления и тогда среди населения точно будут жертвы. Вряд ли солдаты станут церемониться с теми, кто их спровоцирует.
  Капитан прервался, допил большими глотками вторую бутылку пива, привезённого запасливыми Никифоровыми, поставил её под стол и полюбопытствовал.
  - Вот такой расклад на сегодня. Сами делать что будете? - и тут же сам ответил. - Я так мыслю, уйдёте в оппозицию, - капитан хмыкнул. - Мол, я не я и хата не моя.
  - А что предлагаете? - Бер разозлился. - Пойти под вашу руку, возрождать феодальный строй?
  - Ты прости командир, но Александр прав. Воевать за кусок мыла, на чьей бы то ни было стороне, нам не с руки. - Вмешался Вячеслав. - Вы как-нибудь и без нас обойдётесь. В старину говорили: "Паны дерутся - у холопов лбы трещат". Предпочитаю переждать становление нового порядка подальше отсюда. У нас семьи, дети. С твоих слов получается, ситуация выходит из-под контроля. И виноваты в этом вы, а не простой народ.
  - Да понимаю я безнадёжность происходящего, - Коновалов махнул рукой с сожалением. - Но что-либо поделать не в силах.
  Помолчали минуту, переваривая новости и осмысливая новый поворот в собственных судьбах.
  - У меня просьба, - капитан замялся, словно размышляя, стоит ли говорить. - Если события разовьются по наихудшему сценарию. Примете нас к себе, товарищ майор? - Официальным тоном спросил Коновалов.
  Никто такого не ожидал, поэтому Вячеслав медлил с ответом. Он посмотрел на Сашу и проговорил:
  - Принципиально возражений не имею. Что скажешь командир? - обратился он к Александру. Глаза искрятся смехом, а лицо серьёзное.
  - Разве я главный? Вам эта роль больше подходит, - оторопел Бер.
  - Этак брат не пойдёт. - Вячеслав погрозил пальцем. - Ты начал собирать людей, ты спланировал расправу над мародёрами. Чем вполне доказал способность вести нас за собой. Так что давай решай.
  - Но вы майор ГРУ, папа так вообще целый полковник. Не сошёлся же на мне свет клином? - Продолжал отбиваться от ответственности Саша.
  - Давай не увиливай, а то разочаруюсь. - Вячеслав посерьёзнел, взор стал колючий и тяжёлый. - Что касается моего звания и рода службы, то тут ты не угадал. Я хороший тактик и вояка. Но в стратегии и администрировании слабоват. Ты более подходишь на роль руководителя. Как говорят психологи, харизматичный ты парень. Вот и решай, в стратегическом плане нужны нам люди?
  - Как воздух. - Решился Бер. - Боюсь проблема перетягивания каната генералами не единственная наша беда.
  - Даже так. Потом поделишься мыслями?
  - Обязательно, - подтвердил кивком обещание Бер.
  Омоновцы внимательно слушали странный диалог майора и Александра. Судя по выражению на лицах спецназовцев, они не ожидали стать свидетелями выборов главы странной вооружённой компании. Коновалов отметил про себя, эти мужики нравятся ему и всё тут. В каждом виделся стержень, согнуть который будет нелегко.
  - Нам пора, - капитан решительно встал. Пора. Попрощался с каждым за руку. - Как договаривались, мы забираем двухсотых.
  - Забирай. - Вячеслав кивнул, подтверждая, и вместе с Александром проводил омоновцев.
  Когда за воротами Коновалов с майором на полминуты остались одни, старший омоновец спросил:
  - Вы серьёзно на счёт парня?
  - Вполне. - Вячеслав пояснил. - По сути, я солдат. Могу руководить достаточно большим количеством народа, но чем больше будет приходить людей, тем хуже я буду справляться с обязанностями руководителя. А Саша справится. Я понял это сразу. А там где спасует, подсобим. - Вячеслав подмигнул. - Пока капитан, даст Бог, увидимся.
  Никифоров проводил взглядом убывающих омоновцев. То, что они поведали, не укладывалось в голове, не смотря на то, что предвидеть такое развитие событий было не трудно. Они как большинство порядочных граждан надеялись на благоразумие людей, оказавшихся у власти в нынешней критической ситуации.
  
  Сперва похоронили чету стариков, потратив на похороны несколько часов. Закопали убитых в их собственном дворе на огороде. Присутствовали несколько соседей, таких же пожилых людей. Женщины посокрушались, всплакнули и разошлись по домам.
  Сегодня солнце совсем не по-весеннему припекло, и Фикса предположил, что времена года здесь и на Земле не совпадают. Бер устало согласился, версия Николая имела право на существование, но Саша как-то тупо подумал: "Лето так лето, какая разница".
  Сергей Борисович поставил на стол начатую бутылку водки и предложил помянуть соседей. Когда все выпили по пятьдесят грамм и закусили. Саша взял инициативу в свои руки: "Хотите видеть во мне старшего среди равных, вот сейчас и проверим, насколько вы готовы подчиняться".
  - Вчера ваш брат, дядя Володя кратко просветил нас насчет обстановки вокруг города и попыток из него выбраться. Насколько я могу судить, бесплодных. Вы можете что-нибудь добавить?
  - Могу, - согласился Вячеслав. - После многочисленных попыток определить, что же на самом деле произошло, люди постепенно приходят к выводу, что положение, в котором они оказались, со временем лишь усугубится. Насколько я смог выяснить из рассказов, знакомых из состава внутренних войск, раньше охранявших закрытые научные объекты и исследовательские центры, рвануло где-то в районе института, проводившего исследования в области ядерной физики.
  Отправленные командующим внутренними войсками, взявшим на себя координацию всех городских служб, разведывательные отряды, не приносят утешительных новостей. Более того, поговаривают, что не все снаряженные военными разведчики вернулись в целости. На данный момент связи с другими городами нет по причине отсутствия, как самой связи, так и, скорее всего, городов как таковых. Значит, никто не прилетит на помощь и нам следует рассчитывать исключительно на собственные силы. Поэтому ваше предложение как нельзя кстати.
  Пока ясно, что остатки Зареченска окружает бескрайняя степь, на многие десятки километров вокруг, с незнакомой флорой и фауной. Более-менее целыми остались северные, западные районы города и частично постройки на юге города, и некоторое количество населенных пунктов в радиусе пятнадцати-двадцати километров от эпицентра взрыва, унесшего десятки, если не сотни тысяч жителей.
  Все только и делают, что выдвигают предположения, где именно оказались. Различные слухи не добавляют в атмосферу уныния ничего положительного. Самые упертые до сих пор отказываются верить, что неизвестные силы, выпущенные на волю нашими учеными, перебросили людей вместе с городскими постройками в другой мир. А то, что это именно отличный от земли мир никаких сомнений лично у меня не вызывает. - Александр утвердительно кивнул, соглашаясь с выводами майора.
  - Непохожий на привычный рисунок звездного неба, - продолжал Вячеслав, - лишняя луна, иной ландшафт и климатическая зона, не оставляют никаких прочих толкований. Остается смириться с новым положением и пытаться жить дальше. Главное, что никто из родных серьезно не пострадал. И за это искренне стоит благодарить пощадившую наши семьи судьбу. - После этих слов Вячеслав виновато посмотрел на старшего брата. И сжал ему плечо, молча, извиняясь.
  - Из-за утреннего инцидента времени утеряно достаточно. А между тем не факт, что командир омоновцев окажется хорошим парнем. - Взял слово Саша, чтобы разрядить обстановку и отвлечь присутствующих от грустных размышлений. Хотя какие мысли сейчас не печальные? Он обеими ладонями верх вниз потер глаза. - Вот возвращаются они на базу и докладывают. Мол, так и так, патрулировали, услышали стрельбу, подъехали проверить, а там доморощенный спецназ завалил пол отделения вэвэшников и вооружение у них на высоте и так далее и тому подобное. Что сделает командование?
  Все внимательно слушали, никто не перебивал. Бер обвёл сидящих взглядом и продолжил:
   - Конечно, если капитан говорил серьёзно, то неприятностей от него ожидать не придётся, сам не доложит, и подчинённым накажет про нас молчать. Ему выгодно держать нас в уме, как запасной вариант. Однако подстраховаться всё же стоит. Не верю я, что про нас не узнают. А держать под боком отлично снаряжённых, - Бер, да и не он один покосились на Beretta ARX-160, - ни один мало-мальски толковый офицер не станет. Есть мысли? Папа?
  - Не доложит, ты прав. А на счёт подчинённых не уверен, - откликнулся отец.
  - Тут я полностью согласен и с тобой, и с твоим отцом, - Вячеслав откинулся на спинку стула, достал сигарету, раскурил, - нужно вам сегодня подходящую экипировку дать и стволы получше. АК-74 неплохие машинки, но когда есть получше, почему бы не заменить. - Он обратился к старшему брату. - Сможем братьев по оружию снабдить?
  - Без проблем, - Владимир Иванович поднялся. - Собирайтесь, поедем барахлиться.
  Все радостно загалдели.
  - А мне можно с вами? - в первый раз за сегодня напомнила о себе Ксения.
  - Можно барышня, можно, - улыбаясь, ответил Никифоров.
  Та аж запрыгала от счастья.
  - Забыл спросить, - Саша кивком головы показал на беретту, - откуда у вас это? Вместе с ПМ пылились?
  - Точно. Коллекционирую я стреляющие штучки-дрючки, - весело сказал дядя Володя. - Ты всю коллекцию ещё не видел. Поехали, покажу.
  Всемером еле влезли в Тайоту. Парням пришлось сесть в багажник, высунув ноги наружу. Тронулись.
  Эдик встретил прибывших с радостью. Кроме него из дома вышла молодая красивая женщина с большими тёмными глазами, стройной фигурой в подчёркивающем формы голубом платье и двое мальчишек десяти и трёх лет от роду. Оказалось это жена и дети Вячеслава, который пояснил, что переехал с семьёй к брату в целях безопасности. Супругу майора звали Алёна, а детей Никита и самого маленького Глеб.
  - Давайте за мной, - бодро сказал Никифоров, когда все перездоровались друг с другом. - Заходите в логово.
  Толпа не заставила себя долго уговаривать.
  Арсенал находился в огромном подвале за бронированной дверью в стиле а-ля Джеймс Бонд и поражал воображение. Чего тут только не было. Количественно конечно не много. Всего по два экземпляра, но множества модификаций, как успел шепнуть Ник, его отец всегда покупал модель по паре, один ствол себе, второй сыну, зато разнообразие... Десятки винтовок, автоматов и даже пулемётов. От старых до самых современных, украшали собой стенки и стойки. Целый музей. Дорогое удовольствие.
  Бер шел мимо стеллажей, рассматривал австрийские AUGи, различные бельгийские FAN FAL и даже модерновые FN F2000, стоящие на вооружении помимо бельгийцев у словаков.
  Британские L85A1 и L85A2. Германские, времён второй мировой, и вполне современные Heckler-Koch HK G36 и HK417. Израильские галилы, итальянские беретты, американские винтовки и карабины, примелькавшиеся на экранах телевизоров. Всякие там индийские с бразильскими и черт знает чьего производства. И, конечно же, наши родные от ППШ до АЕК971 и автоматно-гранатомётного комплекса "гроза" ОЦ-14 и даже, что уже не удивляло, бесшумный "Вал" (к слову сказать, за обладание которым можно и по шапке получить от более чем компетентных органов) и созданный на его основе малогабаритный СР-3 "Вихрь".
  Народ охал и ахал не менее получаса. Никифоровы упивались восхищениями гостей и то одному, то другому словно гиды в музее рассказывали об интересных образцах.
  Восторженную экскурсию закончил громкий вопрос Ксении, которой как женщине было непонятно, чего эти мужики балдеют. Ну, пистолетики и автоматики, даже красивые на вид есть, но не пускать же слюни, будто увидели шеренгу длинноногих фотомоделей.
  - А можно мне подобрать что-нибудь покомпактнее, полегче и покрасивши, да со стразами?
  В арсенале повисла секундная тишина, а потом грянул хохот.
  - Ой, уела дочка, - давясь смехом и размазывая слезы, прохрипел Сергей Борисович.
  - Со... со стразами ха-ха-ха, - все от души смеялись, избавляясь от напряжения скопившегося за последние несколько дней.
  Когда смеяться стало больно, мужчины, изредка похихикивая, принялись успокаиваться.
  - Повеселились, и будет, - Владимир Иванович, обращаясь к Ксении, сказал. - С тебя и начнём. Подойди.
  Ксения приблизилась.
  - Ты у нас девушка хрупкая, вот как под тебя сделан, - он вручил Ксении короткоствольный автомат Калашникова и пистолет ПСС. - Владей на здоровье.
  - А пистолет зачем? - Ксюша взяла его двумя пальцами за рукоятку, будто дохлую крысу за хвост. Вокруг послышались смешки.
  - Запасной ствол должен быть всегда, - наставлял Никифоров, - потеряешь винтовку, например, патроны закончатся, да мало ли. Забирай, давай и со всеми вопросами и консультациями к брату. Он у тебя в таких делах опытный, расскажет и покажет. Так, следующий.
  - Кобуру от дольче и гобана у вас для Ксении есть? - решил подколоть девушку Лёха.
  - Ты, как я вижу, неплохо разбираешься в Кутюрье с гомосексуальными наклонностями, - не осталась в долгу Ксения. - С чего бы это?
  - Так его. Ха-ха-ха, - залился Николай смехом. Остальные разулыбались.
  - Хватит ржать. Давайте посерьезнее, - попросил Никифоров старший.
  Как оказалось, Никифоровы успели вывезти со склада и магазина имущество, поэтому потратили на вооружение и переодевание два часа, долго выбирали, хозяева оказались очень щедрыми. Когда закончили, то выглядели, словно отряд специального назначения. Грозно и внушительно. Вячеслав смог, с нашей помощью, уговорить жену. Она поначалу упиралась, но Ксения, вроде ни к кому не обращаясь, бросила фразу.
  - Эх, были бы у меня дети, то в такое беспокойное время я с тяжёлым пулемётом вокруг них патрулировала, пока они в песочнице играют.
  Та покраснела, то ли от стыда, то ли от злости. Но согласилась получить полевую форму и пистолет. От чего-то более мощного отказалась, мотивируя отказ, тем, что для более полной защиты её и детворы, есть семеро сильных мужиков увешанных, от пупа и до зубов, орудиями уничтожения себе подобных, и одна не в меру воинственная валькирия. Развернулась и с пакетом обновок пошла к детям.
  Вячеслав благодарно посмотрел на Ксению, видно спор с женой на данную тему у него имелся не шуточный. Команда вышла из арсенала наверх. Во дворе заняли пластиковые разноцветные стулья, в уличных кафе обычно такие расставляют, и пили чай, заваренный Алёной, пока остальные выбирали, подгоняли под себя снаряжение.
  Бер хлебал мелкими глотками горячий цейлонский напиток, в уме повторял благодарности щедрым Никифоровым. За сегодня он стал обладателем ОЦ-14 "Гроза" и 9А-91, для скрытого ношения. И разжился привычным ПМом. Как основное оружие он решил оставить себе трофейный АК-74М. На самом деле просто постеснялся выпрашивать АК сотой серии, были в подвале и такие. Никифоровы остались при знакомых Beretta ARX-160 и малогабаритных СР-3 "Вихрь". Эдик и Бер старший выбрали по АЕК971, под более серьёзный калибр 7,62. В дополнение Ник предпочёл бесшумный "Вал", и пояснил, что выбрал его ещё в детстве. А Сергей Борисович решил оставить, подаренный ранее охотничий карабин "Тигр". От пистолета отказался, мол, застрелиться сможет и из пальца.
  Зато Коля и Лёха не страдали комплексами. Пытались выцыганить и ту, и эту, и побольше-побольше, так продолжалось почти час, покуда дядя Вова не психанул и не пригрозил, что такие бойцы и двустволками вполне обойдутся. Не обращая на бунт студентов, дал им английские L85A2 буллпап, а на возмущения, что винтовки тяжёлые цыкнул грозно, и услышал заверения, какие они сильные парни, им и в два раза тяжелее предметы приходилось таскать. ПМы у них уже имелись, поэтому больше стволов не поучили, как не старались. Когда заикнулись о втором стволе для каждого, Никифоров отправил их к Александру со словами:
  - Возьмите у командира. Он сегодня настрелял целую стаю превосходных семьдесят четвёртых, - и чуть-чуть смягчился, - научитесь вначале пользоваться, чем владеете, потом приходите. Не раньше.
  Единственная вещь, которая отравляла сознание, отсутствие большого количества боеприпасов к коллекции стрелкового оружия. Эту проблему предстоит решать в ближайшем будущем.
  
  
  
  Глава пятая.
  
  Четыре дня потратили на сборы и выбор нового места постоянного проживания. Такое ответственное мероприятие решили доверить Вячеславу и Эдику. Остальные члены клана (так мы теперь именовались с лёгкой руки, точнее длинного языка Фиксы, однажды вечером так обозвавшего наши три семьи, с придатком в виде студентов, поначалу приняли как шутку, но название прижилось и вошло в обиход) дни на пролёт "благородно партизанили", то есть тащили всё, что плохо лежит.
  Плохо лежали или лежали не там где надо очень много полезных вещей. Нам крупно повезло, мародёры пропустили один мелкий магазин на улице Фрунзе. Видать его закрыли на ремонт ещё до катастрофы и в подсобных помещениях, приспособленных под склад, удачно разжились продуктами и консервами, которых по идее должно хватить на месяцы. Но самое главное в подвале магазина хранилось полторы тонны картошки в мешках. А картошка для русского второй хлеб.
  Вывозили продукты целый день, чуть ли не войсковую операцию организовали. А что поделаешь, грабежи в последнее время стали обычным явлением. Уже по одному и без оружия выходить опасались.
  Жители окрестных домов завистливо наблюдали за нами, но связываться никто с людьми в военной форме и автоматами не решился, на наше счастье. Небось, думали солдаты. Кстати люди в погонах полностью исчезли из поля зрения. Бросили патрулировать, всецело оставили горожан самим заботиться о себе. Военные и милиция походу с упоением занялись друг другом. С каждым приходом темноты за городом слышалась не прекращаемая пальба. Ну и пусть их. Главное чтоб чужие проблемы нашими не стали.
  Сумели разжиться тремя бесхозными автомобилями. Двумя внедорожниками паджеро и грузовой газелью. Это в дополнение к Тайоте и Ниве-Шевроле Никифоровых. Целый автопарк. С машинами пришлось повозиться, заменить выбитые стёкла, зарядить аккумуляторы и так по мелочи, вроде отмыть и почистить салон и долго шутили над неизвестными воришками, укравшими из машин магнитолы. Кому они сейчас нужны?
  Умудрились вывезти половину магазина "Строй Лэнд". Служивым не до него, а до зареченцев пока не дошло, что стройматериалы и инструменты в ближайшем будущем будут в цене.
  Утром двадцать девятого мая первая колона, гружённая оружием тронулась к новому дому.
  На окраине Зареченска стояла новая котельная, отгроханная в рекордные сроки, незадолго до катастрофы, специально для первого микрорайона. Добротный корпус котельной и детский сад, выстроенный буквой П из белого кирпича, уцелели, микрорайону, сплошь состоящему из панельных домов, не повезло. Детский сад с достаточно большой территорией вокруг и хозяйство, не существующей ныне коммунальной службы, решили сделать базой. Вместо детских площадок, в будущем посадить огороды, а трёх этажное здание превратить в крепость. Заложить окна первого этажа, на втором и третьем организовать огневые точки. Лучшего места всё равно не найти. К тому же в середине вдоволь площадей для проживания, мастерских, складов, имеются уже готовые кухни. Помещений хватит не только для нас, но и возможных новых членов клана (будем так называться, для удобства). Не менее важным фактором являлось наличие вокруг будущей базы зелёных насаждений, при необходимости дрова на зиму. Кто знает вдруг в этом мире морозы сильные.
  До разрушенных домов метров сто относительно просматриваемого пространства. Что касается котельной, то, во-первых, там полно оборудования, которое в теории можно запустить и получить тепло, одно но, мощности через-чур огромные под нужды небольшой общины, и объём работ огромный, неизвестно в каком состоянии подземные магистрали. На худой конец внутри просто куча металла, которое в будущем может пригодиться в качестве сырья.
  Во-вторых, дополнительный рубеж обороны. Стены лишь тяжелой артиллерии под силу разрушить. Плюс тридцати метровая труба, в качестве наблюдательного пункта и позиции снайпера.
  Добра скопили столько, что пришлось одиннадцать раз колону гонять. Последнюю ходку закончили глубокой ночью. Быстро разгрузились, забаррикадировались и повалились спать.
  
  Дни пролетали один за другим в трудах праведных. Все, точно стахановцы пахали на благо клана. Оборудовали гнездо наблюдателя в самой трубе. Пришлось некоторым заняться промышленным альпинизмом. Закрепили внутри стальные балки, положили настил, так чтобы человека видно было по пояс. Поставили крышу от непогоды. Получилась гигантская вышка для часового.
  Заложили кирпичами оконные проёмы первого этажа и отчасти второго. Перегородили внутреннее пространство корпуса детского учреждения металлическим забором и установили толстые железные ворота. Найти и доставить чудовищно тяжёлые створки к новому дому стоило неимоверных усилий. Без матов даже вспоминать никому не захочется. Уделяли много времени тренировкам и стрельбам. Неопытными молодыми людьми по очереди занимался Бер и Слава. В стрельбе на зависть студентам лучшей оказалась Сашина сестра. Девушка регулярно напоминала парням об успехах, задалась целью достать тех окончательно. Александр хотел поставить ей на вид, но Вячеслав попросил не делать этого.
  - Пусть злятся, обогнать "какую-то девчонку" - лучшего стимула трудно придумать.
  В рассуждении Вячеслава Саша не нашёл изъяна и согласился.
  Десять суток спустя, выдался вынужденный выходной. Ничто не предвещало неприятностей.
  Первой панику подняла Ксения. Сегодня она была дежурной по трубе, так окрестили четырёх часовые вахты на самой высокой точке котельной. Она прокричала в рацию, что приближается стая огромных псов. Сначала ей никто не поверил, тем не менее, закрыли ворота и гурьбой поднялись на крышу, глянуть чего она там страшного узрела.
  Стая огибала холм из плит бывшей девятиэтажки, и приблизилась на столько, что стало возможным рассмотреть особи псов без бинокля.
  - Милые пёсики, - Николай автоматически подготовил британскую винтовку к стрельбе. Остальные очнулись от гипнотического воздействия не виданной раньше картины, и по крыше пронеслась череда щелчков передёргиваемых затворов. Животные оказались вовсе не собаками. Правда, издали, вполне можно перепутать с громадными друзьями человеков. Особенно когда наблюдаешь таких впервые.
  Морда действительно слегка смахивает на собачью, стиль движений похож. На этом внешнее сходство заканчивалось. Вокруг шеи грива, словно у земного льва. Только темного синего цвета, кажется, будто соткана переплетением тонких перьев, а не шерсти. Лохматая полоса проходила вдоль позвоночника к тонкому и очень длинному хвосту и образовывала на кончике кисточку. Тёмно серая кожа сегментная и гладкая как у рептилий, отчего появлялось внутреннее ощущение чего-то холодного и противного. Глазки маленькие и круглые. Крысиные.
  Свора, примерно из пятнадцати существ, подбежала к огороженной сеткой рабицей территории базы и как будто по команде встали на задние лапы, враз превысив рост среднего человека. Животные, ловко пользуясь четырёх палыми лапами, в момент преодолели препятствие и, не снижая скорости, неожиданно оказались под стенами. Люди перегнулись через парапет и увидели как, по всей видимости, вожак, стоя на задних лапах, вбирает подвижным носом незнакомые запахи.
  - Нюхает падла, - послышалось еле слышно. Бер не понял, кто сказал. Его, как и всех занимало зрелище внизу. Вдруг вожак раскрыл пасть, да так что вокруг послышались маты. Морда раскрылась на четыре части, внутри белели сотни мелких загнутых клыков. Такими зубами легко удерживать и рвать плоть добычи. В уши ударила шипящая звуковая волна, щедро сдобренная громкими щелчками. Другие твари пораскрывали рты и заорали вслед за вожаком. Какофония трудно воспринимаемых звуков порождала волны мурашек на спине.
  Вожак подобрался и пружиной взвился в воздух, пальцами уцепился за подоконник окна на втором этаже. Мигом подтянулся, каким-то не понятным образом закрепился и ударил левой лапой по стеклу. Стекло чудом выдержало. Тварь уже собиралась повторить удар, когда слитный залп снёс животное со стены прямо в толпу зверей.
  Все не сговариваясь, вели огонь, пока остатки стаи не скрылись из виду. Бер перевел дух и окинул взором детскую площадку. Семь трупов вразброс валялись на земле, не подавая признаков жизни.
  - Что это было? - Николай крепко сжимал за цевье автомат, аж костяшки побелели. Он переводил вопросительный взгляд с одного старшего мужчины на другого.
  - Надо спуститься и добить этих тварей, - предложил Владимир Иванович.
  - Идём, только я и Слава, - очнулся Бер и начал отдавать приказы. - Николай, Лёха и ты папа, ждёте у ворот. Вдруг с другой стороны будут шляться, не дай Бог, с тыла выскочат, пока мы не видим. Ник и дядя Володя страхуют с крыши. - Вячеслав одобрительно кивнул головой. Бер продолжил. - И свяжитесь с Ксенией, не в обмороке ли она там, заодно пусть по сторонам осмотрится и скажет, куда твари сбежали.
  Ксения толком ничего не поняла, но страшно перепугалась, когда услышала беспорядочную стрельбу. Она заметила, как твари улепётывают со скоростью гоночного болида, куда-то за город.
  - Больше никого не наблюдаю, - доложила она дрожащим голосом.
  На лестнице ждали растерянные женщины и перепуганные дети. Маленький Глеб сидел на руках Алёны и хныкал.
  - Славик, что там случилось? - Алёна умоляюще смотрела на мужа. - Все целы?
  - Целы, целы, - мягко, чтобы успокоить жену ответил он.- Идите в комнаты. Просто стая каких-то местных животных забралась к нам. Мы их пугнули и подстрелили парочку. И всё. Они больше не вернуться. - Вячеслав поцеловал, жену и сыновей. - Никита помоги маме успокоить Глеба. Займи его чем-нибудь.
  - Пап, а можно мне с вами?
  - Пока нет, потом может быть. - Никита недовольно скривился, и Вячеслав сказал, - Лучше в окно посмотри, оттуда хорошо видно. Я тебе "трофей" потом покажу.
  Саша ободряюще улыбнулся маме, когда проходил мимо. Сергей Борисович коротко сказал:
  - Валя не волнуйся, иди. Нам некогда.
  - Ксения в порядке? - не отступала Валентина Николаевна, что поделаешь мать, есть мать. Будет тревожиться всегда.
  - Дочка сидит на верхотуре. За кого не надо волноваться так это за неё. Всё, всё идите, - выпроводил с лестницы слабую половину клана Сергей Борисович.
  Майор с Александром, более опытные в плане военной подготовки люди, осторожно продвигались от твари к твари. Попеременно выпускали в труп очередь из трёх патронов, кто знает, какой метаболизм и строение у местной фауны. Может одной пули окажется мало. На добивание потратили не больше пяти минут. Фух, вроде приключение окончено, но напряжение не спешило отпускать.
  - Нужно вывезти куда-нибудь подальше, - Бер кивком показал кого именно.
  - Курить будешь?
  Саша отрицательно качнул головой.
  - Военным бы показать. - Вячеслав затянулся и выпустил дым колечками. - Если учёные выжили, то обязательно должны быть там. Заодно попытаемся пару цинков патронов вымутить.
  - Покажем, - согласился Саша, - только как-то не улыбается мне к ним прикасаться. Вон сколько бурой крови натекло из ран. Противно и заразиться не хочется. Иммунитета к неземным болезням у нас нет.
  - Ты прав, но выбора нет. Этот мир наш новый дом и необходимо приспосабливаться. Будем надеяться на лучшее, и готовиться к худшему. - Вячеслав затушил подошвой окурок. - Давай добровольцев зови, оттащим падаль подальше и сожжем. Распорядись, пусть перчатки резиновые найдут и респираторы. Воняет от этих. Я пока здесь побуду.
  - Газель подогнать сюда и вывезти. Ты посмотри, какие огромные. Да в каждом килограмм сто, задолбимся оттаскивать. - Бер с сомнением посмотрел на серые туши.
  - Подгоняйте, - согласился с доводами Александра Вячеслав.
  Подошли "добровольцы", с интересом поглядывая на представителей внеземной жизни. Леха обозвал тварей гноллами и выразил надежду, что поблизости не бродит кто-нибудь, кому они на один зуб.
  - Почему гноллы? - Сергей Борисович с непониманием уставился на бывшего студента. Лёха с удовольствием пустился в объяснения кто такие эти гноллы и чем отличаются от других персонажей компьютерной игры "герои 3". Пришлось его заткнуть. Об играх Гвоздь мог разоряться часами и своей тоской по компьютерам давно всех достал.
   - Знаете что странно? - Ник не сильно буцнул носком ботинка в бок гнолла. - Где другая живность? Не знаю, кто тут ещё должен обитать? Насекомые, грызуны, птички разные короче.
  - Лично мне некогда задавать себе подобные вопросы, - Вячеслав разорвал пакетик с малярными резиновыми перчатками. - Кто что думает, есть теории? Саша чё молчишь, ты же у нас спец по мозговому штурму.
  - Не во вселенную "героев" занесло нас это точно. Я там двух лун не видел, - пошутил Бер, и тут же посерьёзнел. - Давайте размышлять логически. Первопричиной послужила катастрофа в Зареченске. Скорее всего, наши учёные напортачили. Согласны? - и, не дожидаясь ответа продолжил. - Таким образом, выпущенные на свободу силы повлияли на пространство и перенесли, а может, провалили, не суть важно, солидную часть города и жителей сюда. Куда сюда хотелось бы знать? - Саша вздохнул. - Так вот, отсутствие фауны и флоры на территории занятой городом, может говорить о том, что та часть местности, которая здесь находилась, перенеслась в наш мир вместе с живностью. А та, что обитала в округе, смылась от греха подальше. Может фонит от Зареченска как-то необычно для местных животных форм. Поэтому ничего чужеродного никто из людей до сих пор не видел. На счёт степной травы ничего не скажу, я не биолог и не ботаник, как мне кажется, внешне не отличается от земной. Только размышления моим грош цена. Недостаточно информации.
  - Ну почему, - не согласился с сыном отец. - Ты очень правдоподобно придумал.
  - Вот именно придумал, для истинного знания нужные достоверные данные о событиях до переноса.
  - Ладно, хватит стоять, работа ждёт, - вмешался майор. - Будем считать Сашкину версию верной, за неимением другой. Полагаю, что так оно, в общем, и есть. А теперь, давай Лёха хватай этого серого волка за ноги.
   Во время погрузки совершили величайшее открытие. На шее, одной твари висело ожерелье из клыков хищников, а вокруг талии кожаный пояс с карманами. Из-за серого цвета его не сразу заметили. В карманах пояса нашли моток прочных ниток, костяной крючок. Предположили, что это примитивная снасть для рыбной ловли. Наличие снасти и украшений определённо указывало на присутствие, пусть примитивного, но разума. После короткого совещания решили, что нужно ждать неприятностей.
  - Если твари разумные, то возможно захотят отомстить. Поэтому быть наготове, по одному и без оружия не ходить, даже по территории базы. Все мы видели насколько быстрые эти.... Лёха как ты там их назвал?
  - Гноллы, - повторил Гвоздь и попросил. - Пусть останутся гноллами.
  - Пусть, - согласился Бер. Лёха просиял, как же первой зверюшке имя дал. - Теперь первоочередной задачей является укрепление базы с учётом появления разумных гноллов с их феноменальной прыгучестью и ловкостью. Слава, почему молчишь?
  - Пока не вижу, где можно тебя поправить. Ты всё верно говоришь. - Вячеслав достал очередную сигарету. Раскурил. Некстати пришла мысль, что он будет делать, когда курево закончится? Придётся бросать, а как не хочется. Курить ему нравилось. - Садись Сашка в машину. Теперь вдвоём управимся. Сбросим груз подальше, бензинчиком сверху польём, подожжем и обратно. Остальные домой идите и не забудьте Ксюху сменить, наша красавица извелась наверхотуре от любопытства.
  
  "Скорее, скорее назад. Доложить старшему надзирающему Шшхару о странном городе и странных вкусных существах, поначалу так похожих на белокожих ишхидов с их луками".
  Шшхар послал лучших охотников и следопытов узнать, куда ушли стада быстроногих ургуш*, и вот они здесь. Ургуш не нашли, нашли врагов. Одно встреченное существо разведчики убили быстро, оно даже не заметило, с какой стороны пришла смерть. Воины прайда поделили добычу и съели. Все в отряде были голодны, пища не попадалась целых три дневных перехода и одинокое создание, которое увлечённо копало в странном каменном холме яму, оказалось весьма кстати. "Раз эти странные существа такие вкусные, то будут нужны Великому Прайду. Можно будет сказать, что длинноногих ургуш съели чужаки. Значит, надо убить их всех и съесть. Воинов прайда не победить громыхающими палками. Ведь мы не трусы. Нет, мы не трусы. Старший надзирающий будет доволен, может, не накажет за потерю командира".
  Разведчики хашш, так себя называли напавшие на базу существа, спешили оповестить вождей, что на землях Великого Прайда поселились чужие.
  
  *ургуш - местная разновидность травоядных животных, издалека похожи на земных оленей.
Оценка: 6.62*94  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  П.Коршунов "Жестокая игра (книга 3) Смерть" (ЛитРПГ) | | А.Енодина "От судьбы не уйдёшь?" (Короткий любовный роман) | | Д.Сойфер "На грани серьезного" (Женский роман) | | А.Субботина "Плохиш" (Романтическая проза) | | Ю.Журавлева "Мама для наследника" (Приключенческое фэнтези) | | М.Рейки "Прозерпина в страсти" (Современный любовный роман) | | В.Колесникова "Влюбилась в демона? Беги! Книга вторая" (Любовное фэнтези) | | Е.Флат "Замуж на три дня" (Любовное фэнтези) | | Я.Зыров "Темный принц и блондинка-репортерша" (Попаданцы в другие миры) | | А.Минаева "Академия Галэйн. В погоне за драконом" (Приключенческое фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Арьяр "Академия Тьмы и Теней.Советница Его Темнейшества" С.Бакшеев "На линии огня" Г.Гончарова "Тайяна.Влюбиться в небо" Р.Шторм "Академия магических близнецов" В.Кучеренко "Синергия" Н.Нэльте "Слепая совесть" Т.Сотер "Факультет боевой магии.Сложные отношения"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"