Вербицкий Андрей: другие произведения.

Орман

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Новинки на КНИГОМАН!


Peклaмa:


Оценка: 8.33*5  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Аннотации пока нет. Скоро будет.


Часть первая

Вор

Глава первая

Кража

  
   Южный рынок занимал огромную площадь. Сотни ларьков, палаток и просто раздвижных столов с товаром, образовывали целые улицы. По окружности рыночной площади пристроились двух, трёх этажные здания с магазинами, лавками и мастерскими. Жизнь на рынке замирала лишь с наступлением темноты, а по большим праздникам вовсе не затихала.
   Товары свозили со всех провинций Империи. Караваны прибывали даже из соседних государств. Чего тут только не продавали. Продукты, одежду, шерсть, кожу, фрукты и сладости. Травки лекарственные и лекарства травяные. Вина в бочках, эль в кувшинах. И много, много чего интересного, вкусного, нужного и не очень, дорого и не совсем. На любой, даже самый изысканный вкус.
   Тысячи людей ходили вдоль прилавков. Люди покупали, продавали, ругались, торговались, перекрикивая друг друга. Шум да гомон стоял такой, что с непривычки можно потерять самого себя от впечатлений. Запахи в воздухе витали вовсе, глаза слезились от такого изобилия раздражителей. Аромат жареного мяса со специями, перемешивался с вонью гниющих овощей сваленных в кучу меж овощных палаток. К ним добавлялись испарения духов, масел и пота. Такая толчея, раздолье для уличных воров.
   Сквозь толпу не спеша, прохаживались стражники, обирающие торгашей. Обнаглевшие, всегда злые, как псы. Их все так и называли, за глаза конечно. Народ шарахался от них в стороны, кто не успевал, мог попасть под горячую руку, и хорошо, если просто под руку. Можно от них древком короткого пилума схлопотать.
   Стражники прошли мимо двух подростков, стоящих на пересечении мясных и фруктовых рядов. Патрульные бросили недовольные, предупреждающе взгляды в их сторону.
   Спустя минуту спины блюстителей порядка скрылись среди покупателей. Паренёк постарше, лет четырнадцати на вид, в растоптанных ботинках и потёртой кожаной куртке повернул белобрысую голову к товарищу.
   -Ненавижу этих, - он зло сплюнул на землю, и чуть не попал плевком на ногу второго.
   -Ты чего Кадык? Ногу мне намочишь, - младший, всего-то на год, отодвинул грязную, босую ступню от плевка.
   - Ничего с ней не станется. Чище будет. - Старший захохотал, запрокинув голову назад, его далеко выпирающий кадык заходил верх вниз. Из-за этой его особенности он получил своё прозвище, хотя говорит, что мать Фоборсисом назвала. Врет, поди, слишком знатное имя для мелкого вора из подворотни.
   Второй подросток насупился, ему захотелось двинуть кулаком старшого. К сожалению, подобные действия по отношению к старшим ничего кроме неприятностей не сулят. Шток поставил этого гоготуна над ним. И таких выходок он не любит, драки приравнивает к бунту, а провинившихся наказывает. Порой довольно жестоко. Можно однажды проснуться, с улыбкой на горле от уха до уха. Младший тяжко вздохнул и отвернулся в сторону.
   -Да ладно тебе Орман, не злись. Я же шучу, - попытался замять инцидент Кадык, вполне не искренне, но младший решил не ёрничать. Так в лоб получить не долго. Далеко за примером ходить не нужно. Не далее, как вчера схлопотал от него за то, что не смог спереть у толстой тётки кошель.
   А как тут сопрёшь, когда она вся дёрганная какая-то шла, то и дело оборачивалась. Что поделать? Жить как-то надо. Сейчас попроще, чем пару лет назад. Вот одежонка, какая никакая появилась получше. Затёртые, ещё прочные штаны, которые он честно купил в магазине на нечестные деньги. Коричневая льняная рубаха, с широкими рукавами, приобретённая в том же магазинчике. В таких рукавах удобно прятать лезвие для вспарывания сумок и срезания петель на кошельках. С таким ножичком стража поймает, без пальцев оставят. Им же полоснут по руке, как тогда Беспалому. Это конечно он сейчас Беспалый, раньше его по-другому называли, кажется, Слепень.
   Младший снова вздохнул тяжко.
   Мда. Может всё будет хорошо. Глядишь, на куртку соберу и на сапоги к зиме. Старые, вон, пришлось выбросить. Дыра на дыре. Жаль Шток почти весь заработок забирает.
   Раньше, правда, хуже жилось. Тоже под Штоком ходил, с дедом Пером милостыню выпрашивал. Дед хороший был, подкармливал, в обиду никому не давал. Рассказывал: "Пером прозвали потому, как в молодости ножичком владел мастерски, лучше всех в районе. После стража поймала на горячем с этим ножом в руке, так судья, крысу ему в задницу, приказал её рубить. Так я стал калекой".
   "Теперь нету деда, умер. Да и сам я вырос для милостыни. Дурачком не прикинешься, калекой не хочется, и противно этим заниматься. Воровством вот тоже не катится мне никак. Вот, к этому Фоборсису в пару дали". - Младший скривился. - "В гробу я видел такую работу. Но иначе на улице самому не выжить. Вмиг лихие люди поймают, продадут в рабство, и поминай, как звали".
   Орман снова не сдержал вздох и с неприязнью покосился на старшого.
   Тот своими водянистыми глазами всматривался в покупателей. Младший уже знал, что означает такой взгляд. Так, более опытный Кадык старался, как бы, не смотреть на выбранную жертву, при этом не упустить её из виду. Говорят, если глядеть пристально на человека можно его спугнуть. Бывает, сам идёшь по улице, а чувство такое, будто смотрит в спину кто. Обернешься, оно и верно, то стражник стоит, пялится, то из конкурирующей ватаги какой-нибудь мазурик или прохожий.
   -Не витай в облаках. - Кадык весьма ощутимо ткнул под рёбра напарника.
   -Больно же, - возмутился Орман. - Делать нечего?
   -Потерпишь. Лучше смотри сюда. Видишь эту бабу?
   -Которую? Тут их десятки.
   -Вот эту, - старшой кивком указал на девушку в длинном синем плаще.
   Орман первым делом обратил внимание на пояс, благо барышня повернулась лицом, когда оглядывала прилавок. На ремне висел кожаный кошелёк. "Тяжкий", на языке щипачей, такой не сразу срежешь. На ремне впереди плотно сидит, на двух петлях, усложняя работу. Металлическая застёжка может громко звякнуть, если неаккуратно вскрывать.
   Он попытался рассмотреть девушку. Красивая, лет восемнадцать, может двадцать. Длинные тёмные волосы, хитро закрученные и скрепленные несколькими деревянными заколками, чтоб ветер не трепал. Симпатичный прямой нос на миловидном лице. Припухлые губы, под ними приятный подбородок. Вроде с небольшой ямочкой, отсюда не разобрать. Какого цвета глаза не видно, но большие чуточку удивлённые. Кожа белее, чем у местных жителей. Одета не по южной моде, под плащом голубая рубашка, поверх надет жилет. Брюки, заправленные в короткие дамские сапожки для конных прогулок, такие однозначно никто из жительниц Нового Сарата, столицы нашей провинции, под страхом смерти не наденет. В одной руке держит посох из сухой древесины, с затертой до блеска поверхностью, в другой маленькую корзину для покупок. Молодой маг, наверное, из северных провинций приехала. Или может с далёкого горного запада.
   -Прекрати пялиться на неё. Спугнёшь.
   -Так ты что её решил....
   -А что?
   -Да ты сдурел старшой. Давай попроще кого-нибудь найдём. Мало ли простаков на рынке?
   Кадык разозлился:
   -За языком своим поганым следи.
   -Так магичка же она. Долбанет огненным шаром или чарами опутает, не убежишь или высосет из груди весь воздух, тогда задохнёмся и крышка.
   -Выдумка у тебя огого. - Кадык, с ухмылкой на физиономии, развёл в стороны руки, показывая какая - Не могут они воздух из человека выкачивать.
   -Могут.
   -Ты давай не обделай штаны. Действуй, уйдёт ведь.
   -Я!? Сам давай, коли жизнь не мила.
   -Ты потише говорить можешь? - Осадил старшой. - Ты мне должен. Забыл, как я целую неделю за двоих работал, пока у тебя жар был? А то, что магичка, так это даже хорошо. Богатая значит, они все при деньжатах. Обувку себе новую справишь. Мне на твои грязные пятки смотреть тошно.
   Верно, обувка нужна, много чего необходимо купить. Лето закончилось, наступила осень, и холода не за горами. По приметам зима намечается холодная, снег может выпасть. Давно его не было, почитай лет пять уже.
   Орман посмотрел в сторону девушки. Она расплачивалась с толстушкой продавщицей, в сером чепце, такого же окраса платье и когда-то белом фартуке, теперь мало отличающегося цветом от остального наряда.
   Магичка купила корзинку с фруктами и двинулась дальше вдоль прилавков. Некоторые почтительно расступались перед ней, что при таком сборище затруднительно.
   -Давай, давай, давай, - зашипел Кадык. - Не дрейфь, можно подумать, среди магов лохов нету. Зря, что ли тебя целый год натаскивал?
   -Я подстрахую. - Добавил он, заметив на лице напарника нерешительность.
   Девушка уходила. Орман наконец решился, пошел следом.
   Идти по рынку, целое искусство. В толчее легко увязнуть и отстать от намеченной жертвы. Мальчишка, словно ручеёк между камней просачивался вслед. Такому трюку быстро учишься. Когда хочется кушать, навыки появляются быстро. "Это стражникам толпа нипочем, ходят точно козлы в огороде. Точно, козлы и есть", - улыбнулся своим мыслям воришка.
   Девушка остановилась у лотка с персиками. Продавец принялся расхваливать свой товар, смешно причмокивая губами. Вот-вот наступит миг, когда клиент думает о потраченных деньгах или своём приобретении, а продавец продолжает славословить, невольно отвлекая на себя внимание.
   Чародейка вложила мелкую монету в протянутую ладонь торговца. Повесила корзинку на сгиб левой руки, этой же рукой перехватила посох. Неуклюже вытерла платком персик от пыли и поднесла его ко рту. ПОРА.
   Воришка обогнул плюгавенького мужичка, от которого воняло табаком, и очутился рядом с магичкой, она была выше ростом, чем показалась вначале и красивее. Он на мгновение залюбовался ею, и приступил к работе. В голове щёлкнуло, время потекло медленно-медленно. Мысли застыли, руки продолжали действовать, будто контролировал их другой кто. Вот девушка кусает плод. ХРУМ. Все другие звуки потерялись на задворках сознания, лишь стук собственного сердца остался да хруст разрываемой плоти персика. Вот её рука опускается, что бы затем вновь поднести к губам сладкую мякоть фрукта.
   Орман сам не заметил, как одну петлю уже срезал. Пальцы, заученным движением развернули лепесток*, и на противоходе срезал вторую петлю. Быстро снял кошель с пояса, ловко спрятал себе за пазуху. Дело сделано, пора сматываться. В голове вновь щелкнуло, и время вернуло себе прежнюю скорость.
   Тонкие пальцы схватили его за левую кисть с лепестком. Орман поднял глаза на девушку, попытался вырваться. Дёрнулся, нечаянно вспорол рукав платья. Потекла кровь.
   -Ах, ты засранец! - девушка закричала, и отпустила руку.
  
  
   *Лепесток - небольшой нож с лезвием длиной три дюйма и шириной полтора. Любимый инструмент уличных воров, используется также при разборках между мелкими бандами.
  
   "Я её порезал", - посетила мальчишку ужасная мысль. - "Мне конец".
   Он в отчаянии кинулся сломя голову сквозь толпу.
   -Эй, парень поосторожней! - выкрикнули слева.
   -Держите вора! - раздалось справа.
   -Стража! - женский голос позади.
   Его схватили за ворот. Орман резко повалился на землю, оставляя оторванный воротник в чужих руках, вскочил и пустился далее быстрее. Послышались свистки, злая брань блюстителей порядка, спешащих на место происшествия.
   -Пошёл вон. Посторонись, кому сказал ублюдок!
   -С дороги!
   -Мои овощи! - донеслись звуки падающих ящиков, по-видимому, поваленных спешащими стражниками.
   -Вот он! Вот он! - показала на него, какая-то служанка или кухарка, присланная хозяевами на базар за продуктами.
   "Мне налево. Где же Кадык?"
   Орман проскользнул под прилавком, чуть не угодив в лапы лоточника, и со всех ног устремился в переулок. Он бежал по булыжной мостовой подальше от рыночной площади, перепрыгивая мусорные кучи, к улице Ключника, что примыкала к кварталу Шипов. Там много узеньких улочек и переулков, в которых можно легко затеряться, отрываясь от погони. После этого спрятаться, в какой-нибудь берлоге и переждать день-другой, покамест шумиха уляжется. В том, что его станут искать, вор уже не сомневался. Мыслимое ли дело обокрасть чародейку. Такого отродясь не бывало, по крайней мере, никто о таком не рассказывал.
   "Кадык точно в кадык схлопочет. Переросток лопоухий". - Негодовал про себя Орман. - "Подстрахует он меня. Подстраховал, лепесток ему в печёнку".
   Где-то вдалеке продолжали свистеть патрульные, усердно отрабатывая свою оплату. Мальчишка свернул с улицы, в более тесный переулок, зажатый с обеих сторон старыми двух этажными домами. Планировка квартала отсутствовала напрочь, будто архитектор издевался над жителями или они сами строились, где попало, что было ближе к истине. Возле высокого кирпичного забора беглец остановился, огляделся по сторонам, никого не приметил. После чего проворно опустился на землю, пролез в узкий пролом между забором и тыльной стеной бывшей районной управы, которую давно перенесли в другое место. Про это дыру знали он, Кадык, да местные бродячие собаки.
   За забором рос запущенный сад, окруженный с одной стороны покосившейся от времени ночлежкой, с другой полуразрушенной постройкой без крыши и окон. С третьей стороны стояла управа, переделанная в игорный дом. Здесь часто собирались игроки в кости и джонг. Некогда административное здание, теперь принадлежало старому Симону Клыку. Оно было, чуть ли не единственным домом на улице в приличном состоянии.
   Симона Клыка за глаза называли жабой. Был он толст, с множеством бородавок на щеках и руках. Поговаривали, что Клык своих обидчиков закапывал в этом саду. Орман не верил в эти бредни. А вот то, что здесь кончали зарвавшихся шулеров, это да. Дом имел отдельный выход в сад, через него не церемонясь, выволакивали неудачников в сад и избивали.
   Однажды Орман видел убийство. Как-то раз вышел он по нужде из сарайчика, в котором они с дедом иногда ночевали, неожиданно дверь открылась, когда трое здоровенных дяденьки выволокли одного несчастного. Тот пытался сопротивляться, кричать. Ему несколькими ударами разбили лицо в кровь, и долго пинали ногами. Мужичёк пытался встать, но каждую его попытку жестоко пресекали. Потом кряжистый бандит достал огромный нож и с силой ударил им в грудь несчастного. Послышался последний хрип умирающего. Орман, тогда ещё десятилетний мальчишка, с ужасом смотрел на убийцу. Запомнилось, как тот, что помоложе принялся мочиться на труп, проклиная шулера, за что получил во-от такенным кулачищем в глаз от кряжистого. После этого случая маленький Орман долго боялся ходить в сад один.
  
   То и дело, оглядываясь на дверь чёрного хода, в дом Жаба, Орман добрался до небольшого сарайчика. На это ветхое строение было боязно дышать. Деревянные стены изъедены жуками да непогодой. В этой никому, даже бездомным, не нужной развалюхе есть один маленький секрет. Две доски в полу поднимались. Под настилом дед, когда был жив, вырыл подвальчик, в котором можно пересидеть пару дней двум не очень большим людям во время облав. Недавно Орман рассказал Фоборсису про убежище в саду. Орман и Кадык натаскали под пол для удобства новой соломы. Вот в этот подвал младший воришка держал свой путь.
   "До завтра здесь посижу, там видно будет. В ватагу возвращаться страшно. Вдруг ищейки рыщут". - Рассудил Орман.
   Он вошёл в сарай. Устало опустился на пол лицом к двери. Сердце гулко колотилось, руки тряслись от пережитого. Так целенаправленно за ним стража никогда не гонялась. На улице послышались топот и звяканье оружия. Мальчишка вздрогнул. Шум удалился в сторону Кривой улицы.
   "Пронесло".
   Орман в очередной раз помянул гадким словом напарника, и занялся кошельком. Он подбросил добычу в руке. "Тяжёлый". - Сделал первую оценку Орман. Взвесив его таким способом, начал рассматривать своё приобретение. Обычный кошель из кожи в виде футляра, крепился на поясе на двух широких петлях. Металлическая защёлка-собачка. Кошель не новый, вокруг замка кожа затёрта от частого использования. Подобные кошельки редкость, не каждый может позволить приобрести себе такой.
   Защёлка легко поддалась. Орман заглянул внутрь и оторопел от увиденного. Целое состояние высыпалось в маленькую ладонь воришки.
   - Золотые талеры! - Непроизвольно вырвался у него возглас.
   Орман сам перепугался своего голоса и зажал себе рот рукой. Он выглянул наружу убедиться, не слышал ли кто-нибудь произнесённые слова. Затем он вернулся на место пересчитать сокровище. В кошельке оказалось шесть золотых, три серебряных и целая куча медных монет. "Этого не только на куртку и сапоги хватит, на эти деньги можно жить несколько месяцев безбедно". - Размышлял Орман. Он уже позабыл, как всего час назад убегал с рынка, трясясь от страха. Теперь его трясло от радостного возбуждения.
   - Бу!
   Орман с перепугу подскочил на месте. Один золотой выскочил из руки и покатился по доске. Проделав зигзагообразный путь по полу, зацепился за мелкий камешек и упал решкой вверх.
   - Ни чего себе. - Прошептал Кадык. Старшой воровато оглянулся за спину и зашёл внутрь. Он поднял монету и опустился на колени рядом с напарником.
   - Дай гляну, - кадык выхватил из рук Ормана добычу.
   Орман не успел спрятать деньги, так быстро перекочевали они в лапы старшего.
   - Ничего себе, - повторил Кадык. - Мать моя! Ну, мы даём! - Он со счастливым видом похлопал младшего по плечу.
   - Во-первых, не чего меня пугать. Во-вторых, это я даю, а не мы, - Орман выхватил деньги. - И вообще убери от меня свои руки.
   - Ого, какой грозный, - Фоборсис ухмыльнулся, но плечо отпустил.
   - Где пропадал, когда за мной вся стража гналась. Обещал подстраховать, а на деле что? - Орман укоризненно уставился на старшего вора.
   - Но-но! Забыл, что мы в паре? Главный, я. И не зыркай так. Неча. Сам виноват, смотреть нужно по сторонам во время работы. Тоже мне мастер. - Кадык презрительно скривил губы. - Нашёл момент для среза, под носом у патруля. Дурень.
   Орман обиженно засопел, почувствовав логику в словах напарника. "На правду всегда обижаются". Так говаривал дед когда-то.
   - К тому ж я первый девку приметил. - Кадык примирительно ткнул кулаком в Ормана. - Да ладно, не хмурься.
   Орман посмотрел из-подо лба на напарника.
   - Ты давай сиди, носа не высовывай до поры. Я пойду, разузнаю, что да как. Деньги кинь под пол. Не ровен час, зайдёт кто. Уяснил?
   - Уяснил, - пробурчал Орман, продолжая хмурится. - Пожрать принеси и воды. После таких скачек живот пуст, что твоя башка.
   - Поогрызайся давай. Сегодня разрешаю. - Кадык ухмыльнулся, поднялся на ноги. - Не высовывайся. Понял, что сказал?
   - Да понял я, не тупой.
   Старшой всё-таки проследил, чтобы подчинённый сложил монеты обратно в кошелёк и спрятал его в подвальчике.
   - Повторяю тебе последний раз. Не дури. Шток поймает, душу вытрясет. Но прежде я зубы пересчитаю. - Сказал Кадык, выходя в сад. Звук его шагов стих. Орман остался один.
  
   Орман привалился спиной к стене и приготовился к долгому ожиданию. "Когда ждёшь, Время течёт медленно, нехотя отбрасывая минуты назад к себе за спину под ноги идущей следом Судьбе. За Судьбой идёт Смерть и собирает минуты в свою котомку. Не пропускает ни одной, все собирает". - Вспомнил Орман наставления деда. Интересно, что она с ними делает и зачем ей столько минут?
   Три ипостаси Великой Матери. Великая Мать триедина. Дед Перо верил в это. Ежедневно молился каждой ипостаси, но счастливее не стал. Его минуты выбросили, растоптали, осколки подобрали, только склеивать никто не подумал.
   Орману стало грустно от воспоминаний, дед был для него как родной. Да. Сердце у мальчишки защемило от тоски по чужому, да такому близкому человеку. Это от того, наверное, что единственному. Орман захлюпал носом и чуть не расплакался. Однако тут же вытер рукавом набежавшие слёзы. Не хватало, чтобы Кадык увидел. Начнёт насмехаться, как всегда не к месту.
  
   Солнце сместилось в сторону и вниз, ближе к горизонту, освещая черепичные крыши старого города. Колокол на часовой башне пробил восемь ударов, оповещая жителей города о прошедшем времени. Скоро стемнеет, рынок закроется, торговцы уберут с прилавков свой товар до следующего дня. Вечером, после девяти ударов можно покинуть убежище. В поздние часы стража в районе появляется редко. В тех исключительных случаях, когда блюстителям порядка что-нибудь нужно на узких улицах старого города, они передвигаются отрядами по пять, шесть человек. Они даже днём не частые гости тут. Не было б рынка, вообще не патрулировали бы район.
   Купцы один из способов дохода солдат и офицеров. Карманы доблестных служителей закона всегда требуют пополнения. Большинство "дежурят" в основном в тавернах, делая вид, что контролируют ситуацию.
   Вот на центральном рынке дежурят взаправду. Ещё бы, Верхний город под боком, там проживает наместник, маги, да богачи всякие.
   Побывать бы там. Кадык говорил, что был там, хотя Орман ему не верил. Слишком часто привирает. Не язык, а помело.
   Солнце сдвинулось ниже, запустив в глаза лучики света. Орман передвинулся в угол, устроил худой зад поудобнее. Он подобрал под себя ноги, обхватил колени руками и привалился к стене. Случайная щепка кольнула его в плечо, заставив нервно почесать место укола, прежде чем устроиться окончательно.
   Через некоторое время он почувствовал, что засыпает. Мысли сами собой разбежались. Из последних усилий утомившийся воришка посмотрел на проём двери. Ничего кроме угла развалюхи без крыши и яблони не увидев, незаметно уснул. Так бывает с уставшими людьми.
  
  
  
  
  

Глава вторая

Чародейка

  
   - Как имя твоё дитя? - Шорен Кана, Магистр местного отделения магического ордена улыбнулась. Она внимательно рассматривала новенькую девушку, недавно прибывшую по распределению из академии.
   Длинные густые, слегка вьющиеся каштановые волосы девушки свободно ниспадали ей на плечи. Зеленоватые глаза в окружении пушистых ресниц, маленький прямой нос над чувственными губами. Не избалованная солнечными лучами бледная кожа. Ухоженные кисти рук с тонкими пальцами. Стройная фигура, которой можно лишь позавидовать. "Мужчины любят таких". - Отметила магистр.
   - Меня зовут Агата Томри, госпожа магистр, - девушка присела в реверансе ни на сантиметр ниже или выше требуемого.
   Шорен Кана удовлетворённо хмыкнула. Она любила людей, чётко соблюдающих этикет.
   - Извини дитя, что не смогла принять тебя раньше. Дела, дела. Нас так мало в этой провинции. Везде успеть нужно. Да ты садись милая, не стесняйся.
   Агата присела на краешек кресла обитого зелёной кожей и, наконец, осмелилась поднять глаза, чтобы рассмотреть кабинет магистра.
   Окна закрывали тяжёлые зелённые шторы из парчи с нанесёнными на них золотыми узорами. Стены обиты шёлком цвета охры. Множество картин, несомненно, известных авторов висели в строгом порядке. Толстый длинноворсный ковёр, сотканный в Южном Халифате, покрывал весь пол.
   За спиной главы ордена находился книжный шкаф во всю стену с древними книгами и свитками. Стеклянные дверцы защищали фолианты от пыли, и не только они, также сильная магия. Тонкое переплетение сил чувствовалось средь книжных полок. Агата почти видела извивающиеся линии созданные сложными заклинаниями.
   Перед Магистром, на дубовом столе, лежали письменные принадлежности, несколько папок с бумагами, да лампа на краю. Ничего лишнего. Повсюду в кабинете росли цветы и карликовые деревья, удивительные растительные создания природы и человека. Чувствовалось, что вырастить подобные растения это кропотливый труд, в них вложили немало сил. Девушка слышала, что искусство выращивания подобных деревьев пришло с далёких островов восточного океана.
   В целом обстановка выглядела богатой, обставленной со вкусом ценителя и производила благоприятное впечатление.
   - Как устроилась?
   - Спасибо магистр Шорена. Всё замечательно. Комната вполне уютная и вид на сад из окна чудесный. В академии мы жили в комнатах по двое, а в этом месте я единственная владелица. - Агата улыбнулась.
   - Рада девочка, что ты довольна. Я понимаю комнаты предоставляемые магам твоего уровня не очень большие, но на первое время подойдёт. Потом, когда срок твоего контракта истечет, и ты отработаешь своё обучение, сможешь купить лицензию "свободного художника". Если так можно выразиться. - Магистр засмеялась, обнажив ровные белые зубы. - Сможешь заработать себе на дом.
   Магистр Шорен откинулась на высокую спинку кресла, с теплом взглянула на новенькую.
   - Ты мне нравишься Агата. Думаю, с тобой будет приятно работать.
   - Спасибо за добрые слова, госпожа Магистр. Я также надеюсь на это и рада, что именно мне выпал жребий получить направление в Новый Сарат.
   - Тебе понравится жить здесь.
   - Безусловно, госпожа.
   - Слышала, с тобой случилась неприятность на одном из местных рынков. Кажется на южном?
   Агата сморщила носик.
   - Выкрали кошелёк с деньгами. Хорошо не все взяла.
   - В нашем городе необходимо соблюдать осторожность, девочка моя. От таких мелких происшествий зависит репутация нашего ордена и других...гм...магических сообществ.
   - Я понимаю. В следующий раз буду внимательнее.
   - Уж постарайся, - глава ордена ободряюще улыбнулась.
   На минуту воцарилось молчание. Хозяйка кабинета пристально разглядывала молодую волшебницу. Девушка не знала, куда деться от такого всепроникающего взгляда.
   Наконец Агата решилась нарушить молчание.
   - Простите Магистр.
   - Слушаю.
   - Хочу поговорить о воришке, который меня обокрал.
   Шорен Кана удивлённо приподняла бровь.
   - Понимаете, - Агата замялась, - всё произошло так быстро, так неожиданно, поэтому я не уверена в своих ощущениях. Мне показалась, в мальчике есть Сила.
   - Неужели? Дикий? - магистр непритворно удивилась. - Тебе не показалось?
   - Не знаю. Всё действительно так неожиданно произошло, но всплеск кажется, был. Вы же понимаете, опыт выбора я не имею, - протараторила девушка, словно извиняясь. - Конечно, нам читали лекции по теории выбора, вы понимаете, лекции одно, однако практика совсем другое.
   - Согласна с тобой девочка моя. Сама когда-то училась. - Шорен Кана задумалась.
   Немного обдумав услышанное, продолжила размышления вслух.
   - Мы проверяем новорожденных на признаки Силы. Однако всех учесть невозможно. Мальчишка наверняка бездомный, так что нет ничего удивительного в том, что мы его пропустили. Эти несчастные подвергаются тестам, если их задерживают патрульные. И лишь тогда, когда стража соизволит оповестить нас, - она фыркнула. - Стража. Одно название. Хорошо, что рассказала о воришке. Я узнаю, поймали его или нет. Если да, он пройдёт проверку. Возможно, бедняге повезет, тогда мы сможем отправить мальчика в академию ордена. Однако надежд, что стража сработала, как положено мало. Поэтому он твоё первое задание.
   - Моим заданием?
   - Да. Найди его и приведи. Заодно восстановишь свою честь и честь ордена. Будем считать, ты совершаешь доброе дело для бедного дитя. Школа ордена лучше, чем подворотни и жизнь преступника.
   - Уверена в этом, госпожа магистр.
   - Отлично. Сегодня отдыхай, а завтра принимайся за дело. Как говорится "в бой". - Шорен Кана коротким кивком головы дала понять, аудиенция окончена.
   Агата поднялась со стула. Склонилась в поклоне, поблагодарив за участие в своей будущей судьбе, и вышла из кабинета.
   Уже у себя в комнате Агата дала волю охватившему волнению. Первое задание ордена. Его нужно выполнить с блеском, тем более дело касалось её напрямую. Возможно, с решения этой несложной задачи начнётся восхождения к вершине никому неизвестной девушки из провинции.
  
  
  
  
  
  
  

Глава третья

Преступление и наказание

  
   - Сопишь в две дырочки? - Кадык растолкал Ормана.
   - Что случилось? - Орман протёр кулаками глаза, приходя в себя. Зябко поёжился, недовольно разглядывая партнёра. - Что там слышно? Ищут?
   - До захода солнца рыскали. Ищейки из управления охраны по всем норам лазили. Угрожали. Про нас выспрашивали. Шток недоволен событиями. - Кадык скривился. В темноте младший этого не заметил. - Тумаков надавал. Жабу ему в задницу, - он сплюнул на пол.
   - Вляпались мы.
   - Не то слово.
   - Что делать-то будем? - Орман шмыгнул носом и обнял себя за плечи.
   - Шток приказал сидеть в норе до петухов, потом к нему. Говорит весь срез ему отдать. Козёл.
   - Весь срез? - возмутился Орман. - Нам тогда что останется?
   - Говорит, что из-за нашей глупости "воздух" всем перекрыли. Вот. Сказал за глупости платить надо. Урод.
   - Я не хочу ему все деньги отдавать.
   - Не получится.
   - Почему?
   В ответ тишина и вздох.
   - Я ему проболтался, сколько ты срезал.
   - Что!!!
   - Не кипятись! Откуда мне было знать, что дела так обстоят? Эти магики подняли на ноги всю охранку. Те в свою очередь весь город. - Кадык затих.
   - Из-за нескольких золотых? Это конечно много, но не сундук же с бриллиантами жены наместника. - Младший поёжился, проклиная мгновение, когда согласился украсть кошель.
   - Тут такое дело. - Кадык замялся. - Поговаривают, что о деньгах не интересуются. В основном про тебя. И вопросы странные задают.
   - Например?
   - Ну, кто твои родители, да замечал ли кто за тобой странности.
   - Странности. Во, бред.
   - Так ты взаправду бываешь того. - Кадык покрутил кистью в воздухе. - Не понятный ты иногда.
   - Не замечал за собой я никаких ненормальностей. - Возмутился Орман.
   - Со стороны виднее. Хорошо, не бери в голову. Пустое это. Давай лучше спать, пока время позволяет. Завтра всё решится.
   - Согласен. Давай спать.
   Кадык улёгся на солому и уснул. Младший пытался последовать примеру, ничего не вышло. Слова старшого не на шутку взволновали его. Так он просидел погружённый в невесёлые мысли пока не забрезжил рассвет, закрывший серой вуалью пасмурного неба последние звёзды.
  
   Город пока не пробудился, те немногие прохожие, что попадались на глаза, торопились поскорее прошмыгнуть мимо. Подростки быстро миновали кожевенную улицу, свернули в переулок, до того узкий, что по нему можно пройти исключительно друг за другом. Чтобы разминуться приходилось прижиматься к стенам противоположных домов. Улочки петляли, пересекались между собой вкривь и вкось, порой соединялись друг с другом по несколько раз и нередко оканчивались тупиками, приводя в недоумение впервые попавших сюда людей.
   Грязь под ногами чередовалась со старой полуразобранной, окрестными жителями и временем, булыжной мостовой. Орман внимательно смотрел под ноги. Не хватало наступить босой ногой в помои. Хорошо утро раннее. Вечером, например можно запросто искупаться в какой-нибудь вонючей жиже вылитой из окна второго этажа.
   Мальчишки пропетляли по закоулкам и остановились у крайнего дома с дверьми, обитыми стальными листами. Кадык постучал два раза, затем трижды. Вделанное небольшое окошечко приоткрылось. Из него послышался голос Хари. На самом деле звали её Рада, но лицо, обезображенное оспой иначе, как харей не назовешь. Раду все называли только Харей, и она ни на кого не обижалась. На обиженных воду возят да кнутом погоняют. Вот Харю не погоняешь, сама кого хочешь, загонит.
   - Явились гаврики залётные? - У Хари был приятный голос молодой женщины, так не вязавшийся с внешним видом.
   Дверь со скрипом отворилась.
   - Давайте заходите быстро. Шток вас давно уже ждёт.
   Ребята прошмыгнули в полуоткрытую дверь. Внутри тускло горел один светильник, освещая короткий пустой коридор. Кроме них и привратницы никого больше не было.
   - Хозяин не в духе, не ложился спать сегодня. Так что не перечьте ему зазря. - Предупредила Харя. Затем отперла вторую дверь и впустила в дом.
  
   - И так? - промолвил Шток недовольно, тяжело поднялся из кресла. Молодняк был его вечной головной болью. - Напортачили сволочи. - Главарь прошелся по комнате из одного угла в другой. И снова сел на место. - Давайте сюда.
   Кадык молча протянул кошель в протянутую руку. Содержимое кошелька главарь вывалил на столик из чёрного дерева. Монеты звякнув, улеглись на столешницу. Главарь пересчитал деньги, кидая по одной монете обратно в кошелёк. Когда с этим покончил, откинулся на спинку кресла.
   - Ну, рассказывайте, как дело было, - он строго посмотрел сначала на Фоборсиса, потом на Ормана.
   Кадык повторил рассказ. Пока он говорил, Орман переминался с ноги на ногу. Ему было страшновато и не ловко одновременно. Он стоял, не зная, куда спрятать свои руки. Орман, то сцеплял пальцы за спиной, то перед собой и старался не глядеть на смотрящего, чтобы не раздражать очень злого Штока.
   Кадык, поведав боссу историю, умолк.
   -Ты, смотри на меня! - окрикнул босс младшего.
   Орман вздрогнул, как от удара.
   - Так и было?
   Орман смог лишь кивнуть, подтверждая рассказ.
   - Ты чего язык проглотил? - Шток начинал кипятиться. Эти двое недоумков раздражали его все больше и больше.
   - Нет, господин, - ответил Орман и занервничал сильнее прежнего. С каждым минутой он ощущал, как растёт в груди знакомое до боли напряжение, предчувствие чего-то недоброго. Впрочем, то могла быть простая усталость.
   - Тогда отвечай, когда я тебя спрашиваю! - Заорал Шток и подался торсом вперёд. - Вы два самых бестолковых ублюдка! Какого хрена вы полезли к магу! Я ВАС спрашиваю!
   Босс так сильной разорался, что капельки слюны долетали до мальчишек. Такой яростный напор заставил обоих воришек отшатнуться от разъярённого Штока, что не ускользнуло от внимания Хари до сих пор находившейся в комнате. Они даже не заметили, что та ещё здесь. Она взяла воришек за шеи и подтолкнула на прежнее место.
   - Ладно, слушайте сюда, - уже спокойнее произнёс хозяин района. - Деньги я забираю. Есть возражения?
   Оба юных вора усиленно завертели головами показывая, что никаких возражений быть не могло. Шток удовлетворённо кивнул.
   - Слушайте дальше. - Босс сделал паузу и грозно вперился взглядом сначала в одного мальчишку потом в другого. - Вы мрази затаитесь на некоторое время. Это понятно?
   Снова кивки головами, теперь в знак согласия.
   - Потом отработаете свою глупость, столько, сколько я скажу. Из-за вашей поистине безмерной тупости многим придётся затаиться, пока ищейки будут искать ваши пустоголовые набитые дерьмом две башки. Значит, никаких поступлений в казну гильдии не будет. А кто виноват? Отвечайте!
   - Мы, - ответил Кадык.
   - Верно. Хоть это вдолбил, - Шток вздохнул. - И последнее, касаемо тебя Орман. Смотреть на меня!
   Орман выполнил приказ. Он находился в таком состоянии подавленности, что ему хотелось заплакать, только боялся разозлить, находящегося на грани бешенства босса. Когда тот вне себя от ярости, последствия бывали самые непредсказуемые. По улицам ходили самые разные страшные легенды о жестокости Штока о его жертвах, провинившихся неудачниках.
   - Тобой интересуется орден. С чего бы?
   - Я не знаю.
   - Хорошо. Верю, - нехотя признал Шток. - Но смотри у меня, - босс помахал кулачищем перед носом Ормана. - Если будут неприятности не миновать тебе кары. Уяснил?
   - Да, - ответил Орман, его голос дал предательского петуха.
   Достаточно напугав малолетних воров, Шток успокоился.
   - Ух, нервы уже ни к чёрту, - под нос проговорил босс. Затем прикрикнул на Кадыка и Ормана. - Вы до сих пор не ушли? Марш, с глаз долой!
   Юные щипачи с радостью поспешили к выходу. И тут произошло два события. Раздался грохот в коридоре, затем второй, дверь слетела с петель, едва не задев Харю. Она успела упасть на пол за миг до взрыва. Над ней пролетела злополучная деревянная створка и врезалась в противоположную стену, отколов от нее изрядный кусок. Каменная крошка с остатками ни в чём не повинной двери разлетелись по комнате. Сразу же в помещение ворвались стражники. Голубые мундиры заполнили свободное пространство.
   Как только первые арбалетчики очутились внутри, над ними заклубился чёрный дым, из которого вывалился краснокожий демон. И началась потеха.
  
  
  
  

Глава четвёртая

Расследование Агаты

   Почти сразу после прихода Агаты в собственную комнату, раздался стук в дверь. Девушка открыла. На пороге стояла служанка лет пятнадцати.
   - Вам записка от магистра госпожа, - служанка протянула свёрнутый вчетверо листок, когда бумажное послание перекочевала из рук в руки, быстро откланялась и почти бегом умчалась по своим делам.
   Затворив дверь в комнату, Агата прошла к бюро зажгла свечу и вскрыла печать магистра. На желтоватом листе ровным почерком Шорен Кана написала.
  
   "Милая моя девочка. Я связалась с начальником управления правопорядка Южной Префектуры по вопросу кражи у тебя денег. Он сообщил, что к сожалению, вор не был пойман, хотя к этому и прилагались усилия. Префект Доран Форининг обещал мне приложить массу усилий и выделить следователя для ведения важного для нас дела. Надеюсь, ты проследишь за ходом разбирательства стражи. Ведь данное первое задание касается тебя лично. Я понимаю твоё волнение, но верю в твои силы. Удачи тебе.
  
   Шорен Кана"
  
   Агата решила не терять времени даром. Насколько подсказывала ей логика преступников легче ловить по горячим следам. Она сняла платье, в котором ходила на прием к магистру. Расторопно надела свой любимый дорожный костюм, тот самый в котором она была на рынке. Накинув плащ и взяв посох, спустилась в холл башни.
   Агата отметилась в журнале охранника. Время, также цель прихода и ухода новым магам приходилось ставить обязательно. Таковы правила ордена, никуда от них не денешься. Девушке не впервой подобные ограничения, в академии распорядок был ещё жестче. Пока она не отработает затраченные на неё средства и усилия преподавателей, приходилось мириться с такими условиями.
   Выйдя на улицу, она вдруг поняла, что не знает, где находится управление стражей правопорядка. Пришлось вернуться и спросить дорогу у охранника. Охранник, ветеран императорской армии, дослуживавший свой век в ордене, подробно поведал на какую улицу ей идти.
   Несмотря на подробное разъяснение, девушке всё же пришлось поплутать по незнакомым улицам, покамест она нашла здание управления. Внутри за стойкой сидел дежурный сержант, и что-то писал карандашом на бумаге, изредка слюнявя грифель. В сторону Агаты он даже не взглянул. Видно каллиграфический процесс настолько его захватил, что отвлекаться на посторонний шум ему недосуг. Агата подошла ближе, осторожно кашлянула, пытаясь привлечь внимание дежурного.
   Сержант оторвался от своей великой миссии и недружелюбно глянул на позднюю посетительницу.
   - Слушаю вас, - прогундосил он. На его простоватом лице читалось невысказанное пожелание дальней дороги для любого не носящего мундир.
   Девушка со стуком поставила перед собой посох, дабы напомнить зарвавшемуся стражу кто такая она, а кто он. К её удивлению посох мага не произвёл на наглеца абсолютно никакого впечатления. Дежурный не соизволил смениться в лице на более почтительное выражение. Лишь только повторил гундосым голосом без всякого эмоционального оттенка.
   - Слушаю вас.
   Агата смирила нарастающее раздражение. В академии учили, что маги должны внушать и внушают уважение простым гражданам. Когда она училась, так и было. Стоило выйти за пределы академической усадьбы, всюду встречалось вежливое и почтительное отношение, порой даже зависть. Однако этот сержант...?
   - Я по делу ограбления сегодня на рынке. Могу я видеть следователя?
   - На рынке ежедневно грабят десятки граждан, - произнёс по-прежнему безразличным голосом дежурный.
   Агата не могла больше терпеть такого хамского к себе отношения. Она направила посох в сторону дежурного.
   - Следующее проявление неуважения к представителю ордена выйдет тебе боком сержант. - Грозно произнесла девушка, с удовлетворением отметив, как вытянулось и побледнело лицо мужчины.
   - Уважаемая госпожа, - раздался голос сзади. - Нет необходимости превращать этого жалкого выкормыша орков в низшее существо.
   Молодая чародейка обернулась. Перед ней стоял высокий, довольно симпатичный молодой офицер в чине капитана и нашивками старшего следователя.
   - Тем более такая красивая женщина должна с отвращением относиться к различного рода жабам и тараканам. Ведь именно в кого-то из этих бедных существ вы хотели трансформировать нашего Абрахама, - офицер замолчал, откровенно разглядывая девушку. На его губах блуждала ироническая улыбочка. Но он всё ж склонил голову в почтительном поклоне.
   "Одни наглецы, а не защитники закона. Куда я попала?" - подумала Агата, а вслух произнесла.
   - Вечер добрый. - Поздоровалась она. - Мне нужен следователь, занимающийся делом об ограблении, - Агата замялась, - меня.
   - Вас ограбили? Ничего, главное вашу красоту украсть невозможно. - Капитан улыбнулся шире некуда.
   - Вы не комплементы делайте, лучше качество работы повышайте, - осадила офицера чародейка.
   - Хватит вам яриться. Лучше пройдемте в мой кабинет, там вы мне расскажите, как и кто совершил злодеяние.
   Капитан приглашающим жестом велел следовать Агате за ним. Они поднялись по лестнице на второй этаж. Вдоль длинного пустого коридора тянувшегося по обе стороны от лестницы, расположились множество дверей в кабинеты сотрудников. Капитан открыл первую дверь слева и пропустил девушку внутрь.
   - Одну секундочку госпожа. - Следователь зажёг промасленный фитиль в лампе и прикрыл заплясавший огонёк стеклянным колпаком. На улице практически стемнело, и яркий свет настольной лампы оказался весьма кстати.
   - Я заметила, никого из сотрудников нет.
   - Уже поздно. Следователи разошлись по домам, к жёнам и детям. Осталась дежурная смена и патрульные, но они естественно не здесь, а на улицах города. Тем не менее, я займусь вашим делом, - вполне серьёзно без улыбки сказал офицер. - Давайте знакомиться. Общаться легче, когда имена известны собеседникам.
   - О, простите, конечно, - девушка стушевалась. - Моё имя Агата Томри. Я маг пятой ступени Ордена Саламандры.
   - Очень приятно. Меня зовут капитан Флорин Хейз. Доран Форининг предупредил о вашем приходе и рассказал, что примерно с вами произошло. Не могли бы вы поведать подробности в интересах следствия.
   - Безусловно, господин следователь.
   - Называйте меня Флорин или капитан. Обращение господин не по мне.
   - Хорошо. Я не против.
   - Отлично, - капитан достал несколько листков писчей бумаги. - Вы рассказывайте, я буду записывать, а по ходу повествования задавать интересующие вопросы.
   - Пусть так, вам виднее. Однако прошу учесть, мне придётся принять непосредственное участие в расследовании и поимке вора.
   Флорин Хейз откинулся на спинку стула и скрестил руки на груди.
   - Это принципиальный вопрос. Надеюсь, вы получили надлежащие инструкции от собственного руководителя. - Поспешила добавить Агата, опережая возможные возражения следователя.
   - Получил, - нехотя признал капитан. - Признаюсь вам честно, инструкции меня не обрадовали. Не принимайте на свой счёт, просто мне не нравится, когда в работу вмешиваются посторонние. Думаю орден также не испытывал бы восторга, если наше управление вдруг вмешивается в дела магов.
   Капитан поднял руку, останавливая готовую дать ответ на его небольшую речь девушку.
   - Не будем спорить. Ни вы, ни я не в силах что-либо изменить. Давайте работать. Время позднее, я уже порядком устал сегодня. Не до диспутов. Лучше рассказывайте.
   Агата согласно кивнула и поведала следователю о происшествии, лишь изредка прерываясь, чтобы ответить на уточняющие вопросы капитана. Рассказ занял немного времени. Девушка глянула в окно. На улице стемнело. В это время года к девяти часам вечера сумерки уступали место ранней ночи, чем ближе к зиме, тем раньше темнело. Агата подумала, что эта ночь ожидается длинная и бессонная.
   - Ну, мне всё понятно. Часть ваших приключений я знал. Шум на рынке поднялся изрядный. Патрули до самого вечера бегали, искали воров. Начальник как узнал, что ограбили мага на подведомственной управлению территории, загонял сотрудников до изнеможения. - Отвлёк следователь Агату от размышлений. - Посидите тут. Я скоро.
   Флорин Хейз стремительно покинул кабинет. Дверь за ним со стуком захлопнулась. Агата намеревалась сначала кинуться вдогонку, но потом решила, что бежать вслед глупо, и села обратно на стул.
   Капитан долго не появлялся. Девушка не знала, что подумать. Как раз когда она начала нервничать дверь в кабинет открылась. На пороге появился довольный Флорин Хейз.
   - Я подумала, вы обо мне забыли. Не вежливо оставлять гостью, ничего не объяснив. Где вы пропадали столь долго? - Выговорила капитану Агата.
   - Можете считать, вопрос о поимке воришки практически решён. - Вместо оправдания сказал следователь.
   Заявление капитана удивило Агату. Стараясь не показывать изумления, она застыла в ожидании продолжения. Капитан плюхнулся на своё место за столом и несколько раз нервно хрустнул пальцами. Агата скривилась, она терпеть не могла, когда кто-то издавал щелчки суставами пальцев.
   - Простите, вредная привычка, - произнёс Флорин Хейз.
   - Ничего страшного. Лучше поясните мне, как вы так быстро нашли мальчика.
   - На самом деле его я пока не нашёл, но появилась серьёзная зацепка в этом деле. Немного терпения. Скоро сами поймете, в чём дело.
   Агата не нашла слов, в ответ молча кивнула головой. У неё сложилось мнение о капитане как о чудаке. Она подумала, что если все следователи такие странные, то в разгуле преступности нет ничего удивительного. Работу сыщика девушка представляла себе несколько иначе.
   В дверь постучали.
   - Войдите, - крикнул капитан.
   В кабинет ввалился грязный, побитый мужчина с закованными за спиной руками. Вслед за ним вошёл конвоир, он грубо подтолкнул арестованного в центр кабинета.
   - По вашему приказу задержанный доставлен.
   - Спасибо. Ты можешь идти.
   Конвоир не уверенно преступил с ноги на ногу.
   - Всё нормально. Справимся сами если что. Ты лучше подожди за дверью. Да не волнуйся ты так, - сказал капитан, заметив на лице угрюмого стражника настороженное выражение. - Я не думаю, что наш подопечный захочет сбежать пока маг ордена Саламандры рядом.
   Стражник молча кивнул и вышел в коридор.
   Капитан посмотрел на Агату и выдавил из себя ядовитую улыбку, глядя как девушка сморщила носик. От преступника нестерпимо воняло, его сильно изношенная одежда почти превратилась в лохмотья. Давно нечесаная борода слиплась от крови, натёкшей из разбитого носа.
   - Прошу любить и жаловать. Этого негодяя зовут Бей-гриз. Он же Шальной. Он просто сгорает от нетерпения, так хочет помочь в нашем деле.
   Агата недоумённо посмотрела на следователя Хейза.
   И прочла по глазам капитана ответ на свой немой вопрос: "Хотела поучаствовать в расследовании вот тебе расследование. Участвуй".
   "Ну-ну. Выдержку проверить мою захотел?" - подумала Агата, а вслух произнесла.
   - Господин Хейз, чем нам может помочь этот бродяга?
   - О, этот бродяга нам поможет, уверяю вас, - Капитан сурово посмотрел на Бей-гриза. - Ведь так Шальной, хочешь помочь ордену? Не нам страже, которую так не любишь, а ордену. - И продолжил. - Необходимо знать, кто работает на рынке из малолетних воров и кто за ними присматривает из ваших? Проникнись пониманием к моим словам. Итак, твоё решение. Будешь сотрудничать?
   - Да пофёл ты, - проговорил Шальной. Разбитые губы мешали ему внятно говорить, и он слегка шепелявил.
   - Посмотрите госпожа на него. Разве можно работать следователем и оставаться вежливым человеком?
   Капитан снова обратился к Шальному:
   - Отвечай на мои вопросы и тогда возможно на твоё мелкое правонарушение я посмотрю сквозь пальцы.
   - Какифе фопросы?
   - Вот, наклёвывается конструктивный диалог. Ты давай рассказывай что знаешь.
   - Рафкажу при услофии.
   - Условии? Ты мне условия выдвигать будешь погань? - Разъярился капитан. Он выскочил из-за стола и стал лицом к лицу преступника. - Ты у меня заговоришь без всяких условий...
   - Капитан перестаньте, - вмешалась Агата. - Без выражений и угроз, пожалуйста.
   Хейз обернулся к сидящей чародейке.
   - Простите. Сорвался.
   - Давайте выслушаем его. - Агата повернула голову к задержанному. - Бей-гриз странное имя.
   - Имя как имя. - Шальной пожал плечами.
   - Какое условие вы выдвигаете?
   - Если расскажу, фто знаю, меня отпуфтят.
   - Хорошо. При условии, - Агата улыбнулась. - Если информация будет действительно стоящая и по существу, я походатайствую за вас перед властями. Другого не ждите. Соглашайтесь.
   Шальной тяжко вздохнул:
   - Идёт.
   - Отлично. - Агата победоносно глянула на Хейза. - Капитан прошу, продолжайте дознание.
  
   Когда Бей-гриза увели. Агата попросила:
   - Отпустите беднягу.
   - Обязательно. Посидит пару дней в камере. Пусть осознает, что грубить служителям закона не стоит. Потом катится на четыре стороны.
   Агата удовлетворенно кивнула и спросила:
   - Кто такой этот Шток? Он опасен? По сути, о мальчике мы узнали мало. Я никогда раньше не думала, что в городе так много воров и бродяг.
   - Да таких много, но не вздумайте жалеть их, они жалеть вас даже не подумают. За пару монет прирежут. Уверяю, совестью такие люди не отягощены.
   - Мы сможем найти Штока?
   - Найдём, не переживайте, - успокоил её Хейз. - Шток известный жулик. Не подозревал, что он возвысился. Теперь смотрящий. Надо же, отстаю от жизни. - Капитан задумчиво потёр подбородок. - Вы идите пока домой.
   Агата открыла рот для возражений, но он остановил жестом, пытающуюся спорить девушку.
   - Уже поздно. Я попрошу проводить вас.
   - Нет. Разве мы не можем, прям сейчас пойти и всё выяснить?
   - Погодите, не пытайтесь перечить. Поймите к таким людям как Шток просто так не ходят. Нужно или долго договариваться через посредников. На это нет времени. Так?
   - Да.
   - Или, - продолжал капитан, - взять берлогу Штока штурмом. Только потом "вежливо" узнать у него о мальчике.
   - Штурмом? Неужели нельзя поспрашивать на улицах?
   - А у нас достаточно времени? - вопросом на вопрос ответил капитан. - Мальчишка затаится надолго, потом ищи свищи. К тому же если станем искать его усиленно, то воришку просто прирежут. Нет человека, нет проблемы.
   - Неужели они совершат убийство ребёнка?
   - Вы так ничего не поняли?
   - Что я должна понять? - Удивилась девушка.
   - Поясняю. Искали бы мальчика только мы. Он просто спрятался бы на время и всё. Но вмешательство ордена меняет дело. С орденом связываться мало кто захочет. Проще устранить проблему кардинальным способом, чем ждать пока ваша братия нанесёт непоправимый ущерб гильдии воров. Теперь понимаете?
   - Пожалуй, да. Как это печально, - Агата не надолго задумалась. - Пусть будет, так как вы говорите. Полагаюсь на ваш опыт следователя.
   Агата поднялась. Следом встал со стула Хейз.
   - Пойдемте, я провожу до выхода и найду провожатого. Я сам бы прошёлся с такой красивой девушкой по вечернему городу, боюсь вопреки поговорке, работа может убежать.
   - Вы всегда такой с девушками? - подколола Агата.
   - Исключительно с молодыми адептами магических орденов, - вернул колкость Хейз.
   - С вами не возможно вести беседу.
   - Что поделаешь. Воспринимайте покорного слугу, - капитан дурашливо поклонился, - таким, каким есть.
   Агата фыркнула.
   Они спустились в холл. За стойкой сидел тот же дежурный, старательно водящий карандашом по бумаге.
   - Что он пишет? Я заходила сюда, он писал. Ухожу, он пишет.
   - Начальник управления заставил в наказание до утра успеть заполнить журнал одной фразой. "Я болван".
   - Абрахам ты всё исписал? - обратился капитан к дежурному.
   - Никак нет половину только.
   - Идиотизм какой-то, - прошептала Агата.
   - Ты давай в темпе найди сопровождающего для госпожи мага. Да поживей шевелись.
   - Будет исполнено. Артемис!!! - заорал дежурный.
   - Чего орёшь придурок. - В поле зрения появился стражник с длинными усами. - И вы здесь господин капитан.
   - И я здесь.
   Хейз сказал для девушки:
   - Это Артемис, лодырь и огромный любитель поспать во время смены, но человек верный и смелый.
   - Артемис проводишь госпожу домой, и чтоб волос не упал с неё.
   - Магичка чтоль?
   - Попридержи любопытство. Иди меч возьми. Поживее.
   Стражник умчался за оружием.
   - Вот так мы работаем изо дня в день, - ни к кому не обращаясь, промолвил капитан.
   - Когда придёте домой выспитесь, - уже к Агате обратился капитан Хейз. - Завершу приготовления. Уточню расположение берлоги Штока и пришлю за вами.
   - Буду, благодарна вам.
   - Я готов господин капитан. - Появился вооружённый стражник.
   - Идите, - Хейз на прощание поцеловал Агате руку.
   - До свидания, - попрощалась девушка. Развернулась и, выходя, сказала сопровождающему, - Пойдёмте Артемис.
   - Слушаюсь госпожа, - стражник поспешил за чародейкой.
   Флорин Хейз проводил взглядом Агату и подумал, что было бы не так уж плохо познакомиться с ней поближе. Капитан постоял задумчиво с минуту, встрепенулся. Сегодня грядёт тяжелая ночка, предстоит столько сделать. Прежде всего, нужно собрать отряд из толковых стражников.
   - Абрахам! Где сержант Добс?!
   - Не знаю.
   - Так узнай. Живее шевелись! Он нужен мне немедленно.
   - Уже бегу за ним, господин капитан. Уже бегу, - дежурный оставил карандаш в покое, и скрылся во внутренних помещениях, стараясь поскорее выполнить данное поручение.
   Карусель приготовления к операции завертелась.
  
  
  

Глава пятая

Операция по задержанию

  
   Забрезжил рассвет. Первые лучи восходящего солнца оставляли светлые росчерки на ночном небе. С каждым мгновением становилось светлее. По бледному небу неслись чумазые облака, там наверху за ними гонялся ветер-проказник. Утро вступало в права, не зыблемые с основания мира.
   Агата поёжилась и поплотнее закуталась в плащ. В такую рань сырость и прохлада окутали улицы Нового Сарата. Ощущалось наступление осени, буквально неделю назад ночью было тепло почти как днём, но не сегодня. Девушке безмерно хотелось спать, она прикрыла ладошкой зевок. Рядом стоящий блюститель порядка заразился зевотой, он широко открыл рот, невольно копируя движения чародейки.
   - Ну что там, скоро уже? - Проворчал незнакомый стражник.
   Они скопились в узком переулке, заполнив небольшое пространство между домами. Двенадцать стражников во всеоружии, с мечами, некоторые с арбалетами. Два лейтенанта и капитан Хейз, ужасно злой и раздраженный. Сразу видно, человек не спал. Агата в качестве то ли наблюдателя, то ли в качестве боевой единицы силовой поддержки, она сама не разобралась толком, стояла в центре группы. Неожиданно возникшее волнение добавило ей неуверенности в собственных силах. Она боялась в нужный момент подвести стражей, возникни в том необходимость.
   Из сумерек появился осведомитель, которого с таким нетерпением ждал капитан. Высокий мужчина, закутанный с ног до головы в черный плащ, поднял в приветствии руку и остановился в десяти шагах от отряда. Хейз протиснулся сквозь ряды солдат к человеку. Когда они поравнялись, стало видно, что капитан почти на голову ниже своего шпиона. Тому пришлось приблизить спрятанное в глубокий капюшон лицо к уху капитана Хейза, чтобы прошептать добытые сведения. Вслух говорить на старых улицах не принято. Здесь существовали свои правила выживания ночных обитателей города. Не шуметь, одно из них. Даже у стен есть уши. Закончив говорить, осведомитель скрылся в сумерках.
   Капитан Хейз выждал пять минут, пока незнакомец не скроется.
   - Выступаем. Не отставать ни на шаг.
   В рядах послышался шепот.
   - Разговоры прекратить, - предупредил капитан. - Проверить оружие. Ни звука, покуда не позволю. Ясно?
   - Так точно, - послышались тихие ответы от бойцов отряда и шорох с позвякиванием металлических частей амуниции.
   - Агата вы в порядке? - Обратился к девушке капитан.
   - В порядке. - Агата перехватила поудобнее посох.
   - Тогда вперёд.
   Они не долго пропетляли по закоулкам, но Агата ни за что бы не нашла дорогу обратно в новом для себя городе. Спустя какое-то время остановились у двери обитой стальными листами. Наверное, осведомитель шепнул капитану, где сейчас обитает разыскиваемый ими Шток. Агата поняла, эта дверь и есть вход в жилище смотрящего.
   - Лейтенант Сорос, - тихонько позвал капитан младшего офицера. - Подойдите.
   Лейтенант приблизился.
   - Возьми четверых людей. Перелезь во двор через забор найди и перекрой чёрный ход. Даю тебе три минуты. Потом мы начинаем. Всё действуй.
   Лейтенант отобрал четырёх ловких, на его взгляд стражей. И перелез с ними за кирпичную стену.
   - Три минуты кажется, истекли. Итак, Агата вы хотели поучаствовать. Ваш выход.
   - Мой? Что мне следует сделать? - девушка с интересом воззрилась на капитана.
   - Открыть нам чёртову дверь.
   - Тогда отойдите, - предупредила чародейка.
   - Всем отойти, - повторил команду Хейз
   Стражники посторонились, пропуская чародейку.
   - Stambula salas kotris oss, - дверь сорвало с петель жаркой волной воздуха и унесло внутрь.
   - Я думал вы откроете аккуратно.
   Агата пожала плечами.
   - Предупреждать за ранее надо.
   Заклинание чародейки произвело впечатление на солдат. Не часто простым людям приходится сталкиваться с проявлением сильной магии.
   - Ну, чего встали вперёд!
   Отряд ворвался в здание.
   - Тут ещё дверь, - крикнул стражник.
   - Снесите её, - снова попросил капитан
   - Аккуратно?
   - Не время шуток. Снесите.
   - Посторонись. - Солдаты поспешили уступить дорогу магу ордена. - Stambula salas kotris oss.
   Дверь просто разорвало на части и унесло в комнату.
   Стражники с арбалетами вбежали первыми.
   - Стоять не двигаться! Стража!
   В этот момент Агата засекла всполох магических сил над головами передовых стражей. Она хотела предостеречь их, но не успела. Будто бездна разверзлась, с единственным отличием, не под людьми, а над головами. Из иного мира на стражников с рёвом выпрыгнул демон с кожей ярко красного цвета. Монстр моментально раскидал арбалетчиков. Ни один удар когтистых лап не прошёл впустую. Одному демон пробил грудную клетку, второго поднял в воздух и с силой кинул трепыхающегося человека на пол, несчастный не смог больше подняться, третьему просто оторвал голову. Стены и людей сразу забрызгало кровью убитого.
   - А-А-А! Сделайте что-нибудь! - Закричал в панике ближайший к демону страж и замахнулся на тварь мечом.
   Демон перехватил запястье, резко дернул, отрывая руку от тела. Стражник завизжал от страха, боли благодаря шоковому состоянию он не ощущал. На его счастье или не счастье никакая боль ему больше не грозила, потому что длинный красный палец проткнул глаз и вошёл в мозг. Сокрушив очередную жертву, демон на несколько секунд отвлёкся от убийств. Он остановился слизать с пальца любимое лакомство, кусочки мозговой ткани.
   Первое потрясение проходило, уступая место панике зарождающейся в людских сердцах. Никто не хотел умирать.
   - Агата!!! - Заорал капитан, тем самым, привлекая к себе внимание демона. - Скорее!!!
   Девушка пребывала в ступоре, она никогда раньше не видела смерть так близко и такую ужасно кровавую. Капитан наотмашь ударил раскрытой ладонью по щеке чародейки. Её голова откинулась назад, а из глаз потекли слёзы.
   - Убей тварь, покамест она не расправилась с нами! - Орал капитан.
   - Stambula salas kotris oss. - Смогла скорее машинально выкрикнуть она, чем обдумано.
   Капитан Хейз при первых словах успел рухнуть на пол. Сила заклинания пронеслась над головой и тугим комком ударила в грудь демона. Тот пошатнулся и лишь только сильнее разозлился на людей посмевших вырвать его из привычной обстановки родного хаоса.
   Хейз лёжа на полу, оглянулся и увидел, как демон сделал шаг в сторону остатков насмерть перепуганного отряда.
   - Другое заклинание есть? - прохрипел капитан. Голос отказывал повиноваться ему. Капитан был смелый человек. Однако одно дело драться с себе подобными, другое с представителем иного мира, мягко выражаясь Хейз мысленно простился с жизнью. Встать и убежать он банально уже не успевал.
   - Vizena del kapo haos laseta. OM! Изыди дрянь! - Агата направила посох на демона. С торца посоха полыхнуло голубое пламя, заключив отродье ада в свои объятья. Демон заревел, невыносимая боль пронзила тело до самых костей и добралась в полуразумный мозг, причиняя существу невыносимое страдание. Демон пытался сбросить себя огонь, он упал на ковёр и в отчаянии стал кататься по нему. Это не помогало. Через пол минуты демон издох. Его тело на глазах сгнило, разнося по замкнутому пространству невыносимую вонь с примесью серных испарений от которой оставшихся в живых стошнило.
   В комнату ввалились с мечами наголо стражники во главе с лейтенантом отправленные устроить засаду у заднего хода здания. Увидев погром, глаза молодого офицера округлились. Он не мог поверить, что обычная облава за каким-то мальчишкой могла закончится вот этим. Лейтенант молча открывал и закрывал рот, не в силах произнести ни слова.
   - Хорошая палочка. Где такую можно купить? - Спросил капитан, имея ввиду посох.
   Агата невразумительно промычала ответ.
   - Возьмите, выпейте, - он протянул небольшую серебряную фляжку.
   Девушка хлебнула, поперхнулась, крепкий напиток обжёг горло, заставив с непривычки закашляться.
   - Это нормально. Сделайте повторный глоточек. Пейте, полегчает.
   - Гадость какая.
   - Очень дорогая гадость. У нас такую не делают. Из далека привозят.
   - Где...
   - Шток убежал сюда. - Предупредил вопрос чародейки капитан. - Вот потайной ход. Я заметил с ним двух мальчиков. Я не Флорин Хейз, если один из сбежавших не тот самый, поимка которого стоит столь дорого. - Он окинул взглядом место побоища и сокрушенно покачал головой.
   Агата заметила в стене небольшую открытую дверцу в пол человеческого роста. Подле неё без чувств лежала женщина с обезображенным оспой лицом. Стражи обвязали её кисти верёвкой, благоразумно полагая, что сюрпризов на сегодня достаточно.
   - Давайте выйдем на свежий воздух. Мне не хорошо.
   - Вы идите. Сможете сами?
   - Смогу.
   - Я сейчас отдам некоторые распоряжения и присоединюсь к вам. Свежий воздух не помешает и моим лёгким.
   На улице девушка привалилась спиной к стене. Понимание случившегося выплеснулось на ружу в виде нервной дрожи, волнами проходящей по телу. Колени предательски подогнулись, и Агата обессилено сползала по стене на грязную мостовую.
   - Вам плохо. Может глоточек? - Спросил капитан, приседая на корточки рядом.
   Девушка вздрогнула от неожиданности, она не заметила, как капитан подошёл.
   - Спасибо, не хочу. Кто-то заплатит за это. Орден не будет стоять в стороне. - Она перевела дух, затем продолжила. - Хозяин дома достал запрещённое заклинание вызова, приспособленное для охраны. Необходимо узнать, у кого оно куплено.
   - У нас есть пленённая женщина. Когда очнётся, ей многое придётся рассказать.- Он подумал и добавил. - Спасибо вам Агата.
   - За что?
   - Я был не прав, когда не хотел брать вас с собой. Не будь вас рядом, мы были бы мертвее мёртвых. Отдать душу богу молодым в мои планы пока не входит.
   - Не нужно благодарить. Не заикнись я магистру о мальчике, беды не произошло бы. Из-за меня вы все оказались здесь.
   - Вот только не надо самоуничижений. У нас такая работа, иногда требует от нас умереть. Кто-нибудь когда-нибудь привёл бы нас сюда по другой причине. Боюсь в подобном случае, результат оказался бы иной, более трагичный. Подумайте лучше вот о чём. Почему стало возможным, что орден прошляпил в своих рядах паршивую овцу, способную раскидываться заклинаниями вызова подобной мощи. Никогда не слышал, чтобы использовали подобную магию дилетанты вроде Штока.
   - Вы правы капитан. Обязательно подумаю над вашими словами. Обязательно.
   Тут из-за угла выбежала пара подростков весьма потрёпанного вида.
   - Опочки. Вы кто такие будете молодые люди? А ну идите сюда. - Капитан поднялся с мостовой.
   - Да это же тот самый воришка. - Воскликнула Агата.
   Хейз моментально сориентировался в ситуации.
   - А ну стоять. - Командным голосом приказал он.
   Но не тут-то было. Подростки не были бы теми, кем являлись, если бы не могли реагировать быстро на различные неожиданности. Медлительным, туго соображающим не место в гильдии воров.
  
  

Глава шестая

Бегство Ормана

  
   Когда ворвались стражники, и на головы передовых арбалетчиков вывалился из ниоткуда демон, Орман в первое мгновение застыл, словно вкопанный в землю. Раньше такое можно только услышать из уст рассказчика страшилок, но участвовать в такой истории самому.... Чересчур уже.
   Кто-то схватил его за шкирку и повалил на спину. Орман в страхе оглянулся. Он подумал: "Сзади очередное чудовище". Но это просто Кадык. Старшой тоже валялся на полу. Он, падая, схватил Ормана, увлекая того за собой, и ошалело с расширенными от ужаса глазами смотрел на происходящее.
   Демон в несколько взмахов лап с кинжальными когтями разделался с арбалетчиками. Рёв исчадья хаоса и крики попавших в засаду стражей наводили животный ужас, заставляющий неметь конечности. Так продолжалось недолго. Наверно среди нападающих был маг. Сначала демон пошатнулся от невидимого удара, и в комнате запахло грозой. Потом синий луч вылетел из коридора и демон загорелся. Когда он упал, охваченный магическим пламенем, Орман и Кадык откатились подальше от вопящего монстра.
   Первым спасительный выход заметил глазастый кадык.
   - Смотри, босс смылся в этот проход. Бросил нас и сбежал.
   Орман заметил в указанном углу приоткрытую створку потайного хода, рядом с которым то ли без сознания, то ли мёртвая лежала Харя.
   - И нам пора. - Дрожащим голосом сказал Орман.
   - Да и по быстрее.
   Они, пригнувшись, пролезли в дверь. За ней был ход, по-видимому, специально сделанной в полости между стенами. Молодые воришки поспешили по очень низкому и тесному проходу. Спустя минуту он вывел на соседнюю улицу. Штока нигде не было видно.
   Мальчишки переглянулись.
   - Вот попали в переделку. Никто не поверит, - почти прокричал Кадык.
   - Ага. Что делать будем?
   - Бежим отсюда подальше.
   Два воришки со всех ног припустили подальше от гиблого дома. Они завернули за угол и как ни в чем, ни бывало, пошли шагом. Главное проскользнуть мимо входа разгромленной берлоги Штока, где могут дежурить стражники, и считай всё в порядке. Не повезло. Нарвались на старшего офицера и ту самую магичку, из-за которой начались неприятности. Она узнала Ормана, вскрикнула и указала на них капитану.
   - А ну стоять, - донесся окрик.
   - Дёру, - Орман первый сорвался с места и побежал. Следом припустил Кадык. В узком переулке бежать трудно, ноги постоянно скользили по мокрой, от утренней влаги и отходов, булыжной мостовой. Впрочем, худеньким воришкам бежать, не в пример легче, чем взрослым.
   - Окажемся на кожевенной, сразу в разные стороны. - Пропыхтел сзади Кадык.
   - Угу, - Орман берёг дыхание, поэтому старался отвечать односложно.
   Выбежав на намеченную улицу, не сговариваясь, подростки разбежались в разные стороны, Орман направо - в сторону порта, Кадык налево - к Южному рынку.
   - Встретимся где обычно! - Крикнул напоследок Кадык.
   - Замётано!
  
  
   Агата мчалась позади капитана, стараясь не отставать. Вслед за ней бежали двое стражников. Поймать мальчика превратилось в дело принципа, хотя он уже не являлся главной целью. Главное было узнать кто продавец заклинания. По её просьбе капитан отрядил посыльного в орден к магистру Шорен Кана с сообщением о случившимся. Сейчас в Агате проснулся инстинкт охотника. Поддавшись общему азарту, она продолжала преследовать вора, несмотря на усталость, нервное перенапряжение и затраченные силы на борьбу с демоном.
   Прыткий воришка лучше преследователей ориентировался в районе, и всё шло к тому, что им не суждено его поймать. В груди Агаты нарастала боль в груди, непривычно долгая пробежка забирала последнее дыхание.
  
   Орман несся по холодным камням мостовой, перепрыгивал лужи. Казалось, улица не собирается заканчиваться. Он проклинал минуту, когда согласился обворовать чародейку. Ведь понятно было, что ничего кроме мороки кража не принесёт. Так и случилось.
   Солнце взошло окончательно, согревая теплом бездомных, ночующих в бочках на набережной. В отличие от остальной части города порт и прилегающие к нему кварталы просыпались раньше других. Народ спешил с утра пораньше по своим делам. С каждой минутой становилось более многолюдно. Послышался обычный портовый шум. Погоня, слава триединой Матери, отстала.
   Орман замедлил бег, постепенно переходя на шаг. Надеясь затеряться в толпе, направился в сторону кораблей, на которых шла погрузка. Вокруг суетились приказчики с озабоченными физиономиями с бумагами под мышкой. Грузчики с тюками и огромными кувшинами на плечах поднимались по сходням. Сновали туда сюда повозки, нагруженные до отказа товаром. Пустые телеги отправлялись обратно на склады за очередной порцией груза. Возвращались после ночного загула матросы в свои кубрики под палубами огромных кораблей торгового флота. Бедолаги промотали заработанные деньги и теперь им нечем платить за ночлег в многочисленных тавернах.
   - О! Кто к нам забрёл. А что это мы делаем так далеко от своего рынка. - Раздался ехидный голос.
   Орман развернулся, слишком резко, чем вызвал усмешку троицы грозного вида подростков лет двадцати. Орман про себя застонал: "Да что за невезуха. Что на мне написано "ату его". Остановившие представители банды портовых крыс, промышлявших растаскиванием товаров со складов, обдиранием подвыпивших матросов в азартные игры и рэкетом. Местный босс крепко держался за надел. И чтоб не скинули многочисленные претенденты на жирный кусок, каким являлся порт, содержал молодых, откормленных головорезов, готовых за золотой на любое злодеяние.
   - Ах, Орман, Орман. Как давно с тобой не виделись. Помнишь меня?
   Ещё бы не помнить. Вредина Хэнк, так звали этого верзилу за несносный характер. Раньше он жил возле рынка и при встрече всегда мучил маленького Ормана.
   - Я, это... Мне пора. - Промямлил Орман.
   - Я задал вопрос, а ты невежа игнорируешь. Разве тебя не учили хорошим манерам?
   - Мне пора, - повторил воришка. Его больше волновали стражники, чем неприятности с конкурентами по воровской гильдии.
   - И куда, позволь спросить? Небось, разнюхиваешь для Штока. Шпионишь?
   - Неправда. Ничего я не разнюхиваю, - попытался выкрутиться Орман. Он настроился убежать, но не успел. Вредина Хэнк схватил его за рубаху.
   - Ты что назвал меня лгуном?
   - Нет. - Орман попытался стряхнуть с себя руку. - Отпусти меня Вредина Хэнк.
   Товарищи Хэнка услышав, как его назвали, дружно заржали.
   - Как малец тебя назвал? "Вредина Хэнк", - передразнил голос Ормана один из бандитов.
   - Он ошибся.
   - Ага, как же. Теперь мы тоже будем называть тебя так. Скажи-ка "Вредина Хэнк" имя тебе мамочка придумала? - спросил третий. И они снова залились издевательским смехом, чем привели в ярость Хэнка.
   - Поржите мне. А ты, - обратился он к Орману, - сейчас пожалеешь, что родился на свет.
   - Отпусти или пожалеешь, - ещё раз попросил Орман и сам испугался своих слов.
   - Чего?!! - Взревел Хэнк так, что его товарищи сразу заткнулись.
   - Убью, - Хэнк замахнулся на Ормана.
   Орман толкнул раскрытой ладонью Хэнка. Время замедлилось, как тогда на рынке во время кражи кошелька у магички.
   - Уйди! - Крикнул он толкая.
   Результат превзошел ожидание. Хэнк отлетел назад, врезался в подельников, увлекая за собой на землю.
   Орман не стал разбираться в случившемся. Потому что в поле зрения показались преследователи. Магичка указала на него посохом. Девушка и стражники бросились к нему. Орман не стал дожидаться, когда его схватят, они или троица портовых воров.
   Набережная самая длинная улица города, вдоль которой тянуться склады купцов, конторы торговых агентств, порт и верфь, где разгружаются, а также ремонтируют корабли после долгих походов в дальние страны.
   Орман мчался вдоль причалов. Ему раньше нравилось бывать в порту. Тайком конечно, район был опасный, банды тщательно охраняли свои территории от посторонних. Он пробирался послушать крики морских птиц, скрип снастей под напором ветра и смотреть, как качаются в бухте корабли на волнах. Сейчас было не до этого. Уйти, затеряться самое главное. Экзамен на выживание сдают лишь быстрые, ловкие и беспощадные. Быстрым и ловким он был, но до беспощадного ему далеко. Орман перебежал дорогу ближе к домам, где-то тут должен быть проход на соседнюю улицу. Спрятаться среди матросов и портовых рабочих не получалось. Оставалась надежда, уйти по запутанным закоулкам припортового района, потом выйти к своему убежищу, где уже должен ждать Кадык, если не дал себя поймать. В противном случае всё может обернуться плачевно, но выбор перед ним стоял, не велик. Вдвоём проще выжить, особенно когда за тобой гонится, казалось вся стража города и маги.
   Впереди показался патруль, они крутили головами, высматривая кого-то в толпе. Орман испугался, что это по его душу. Он затравленно посмотрел по сторонам и заметил, на ближайшем корабле отошедшего в сторону приёмщика товара. Он, не долго думая, взошёл по сходням вместе с грузчиком и очутился на палубе. "Первый раз на корабле, а осматриваться некогда". - С сожалением подумал он и спрятался среди мешков наваленных рабочими подле входа в трюм.
   - А ну-ка кто у нас здесь? - худощавый, весь в татуировках матрос схватил Орман за ухо и выволок из укрытия.
   - Ой, дяденька отпустите меня, пожалуйста, - заголосил воришка. Он попытался вырваться, но сделал себе только хуже. Матрос повернул кисть, выкручивая ухо. Орман задергался, пытаясь стать так, чтобы было не больно, и снова попросил отпустить его. Бесполезно.
   - Что тут у нас? - К ним подошел пожилой матрос с усами, свисающими ниже подбородка.
   - Вот господин боцман, зайца поймал.
   Боцман подошёл ближе, рассмотреть находку матроса.
   - Воровать пробрался? Отвечай малец, - тихо проговорил он, но таким тоном, что ясно было, врать бесполезно.
   - Нет, - простонал Орман. Он уже почти висел и чувствовал, стоит матросу приподнять руку и ухо оторвётся.
   - Тогда с какой целью ты здесь? Отвечай правдиво.
   - Я просто прячусь от местной банды. - Сказал Орман часть правды.
   - Натворил что?
   - Пришел на корабли посмотреть. Очень они мне нравятся. Нарвался на местных, не любят они нас.
   - Нас это кого?
   Орман понял, что сболтнул лишнего, но пути назад не было.
   - Я работаю на рынке кошелёчником.
   - Вор значит, - в голос боцмана добавились жестокие нотки.
   - Ой-ой-ой, дяденька ухо оторвёте, - запричитал Орман, когда матрос крутанул ухо повторно.
   - Ничего скажи спасибо не руку как ты того, несомненно, заслуживаешь, - пробурчал матрос.
   - Так значит корабли полюбляешь?
   - Ага.
   - Тогда воруешь зачем?
   - Так сирота я. Кушать надо ведь. А в городе кому я нужен безродный. Ни один мастеровой не возьмёт такого в ученики, им бы своих родичей обучить.
   - Тут малец ты прав. Не видать им берега. - Выругался грозный боцман. - Ладно, Дон отпусти, правда, оторвёшь. - Сжалился боцман.
   - Всё малый вали отсюда.
   Орман сразу схватил ухо, оно начало опухать и грозило существенно увеличиться в размерах.
   - Дяденька можно остаться пока вы грузитесь. Я ничего не украду. Честное слово. Нельзя мне на берег сейчас. Поймают, покалечат, тогда точно будущего не видать, только на паперть милостыню просить.
   - Нам то, какое дело до твоих проблем вор?
   - Перестань Дон. У самого четверо детей. Случись с тобой что, куда податься семье?
   - Не накликай беду. Тьфу, тьфу. - Матрос сплюнул, отгоняя от себя несчастье.
   - Можешь остаться, но не просто так. Выдраишь палубу.
   - Да господин. - Обрадовался Орман. Остаться значит избежать встречи, как со стражей, так и Врединой Хэнком.
   - Не перебивай меня, - осадил радость подростка боцман. - Называть будешь меня мастер боцман. Понятно.
   - Да мастер боцман.
   - Вот так-то лучше. - Боцман обратился к матросу. - Дай ему принадлежности для мытья и проследи за малым, чтоб не натворил чего и работал исправно.
   - Да что с ним возиться. На берег выкинуть и все дела. - Возмутился матрос.
   - Не спорь Дон, исполняй обязанности молча. - Сказал, развернулся и ушёл характерной походкой человека, прожившего часть жизни в море.
   Орман проводил боцмана благодарным взглядом. Нечасто встречались на жизненном пути люди, проявлявшие к таким, как он доброту. Орман получил легкий подзатыльник от Дона.
   - Хватит прохлаждаться. Идем, выдам швабру.
   Они спустились под палубу. Матрос выволок на свет швабру. Она представляла собой черенок с привязанными к одному концу короткими верёвочками. За шваброй последовало деревянное ведро с привязанной к ручке длинной бечёвкой.
   - Вот, держи, - Дон вручил половые принадлежности подростку. - Набирать воду за бортом. Понял для чего верёвка и ведро?
   - Поднимать морскую воду, - ответил Орман.
   - Молоток. Смотри, выронишь ведро, сам доставать будешь.
   - Без проблем.
   - Дон, кто с тобой? Новый юнга? - мимо проходил матрос и задал вопрос.
   - Нет. Просто уборщик.
   - А ты, значит, назначен его помощником. - Матросы заржали.
   - Позубоскальте мне. Щас сами будете драить. Умники.
   Матросы полезли на ванты, с высоты продолжая, подкалывать Дона.
   - И где ты взялся на мою голову, - проворчал Дон
   - Сами меня нашли, - улыбнулся Орман. Настроение впервые за последние двое суматошных суток поднялось.
   - Тьфу, на тебя, - сказал и дал Орману очередной подзатыльник.
   Несмотря на тычки, недовольство матроса было показное. Воришка подумал, не попросить ли боцмана разрешить остаться на корабле. Ему начинало нравиться добродушие команды корабля.
  
   - Мы потеряли его, - удручённо проговорила Агата. - Мальчик затерялся среди людей.
   - Верно. Вор знал, что делать. Впрочем, много ума не нужно чтобы догадаться, где можно уйти от погони. Порт такое место, - капитан пожал плечами, - элефант может спрятаться, не то, что какой-то мальчишка-голодранец.
   - Если он проскользнул к центру и затаился.... - Продолжал рассуждать капитан, - не найдём тогда. Вернее найдём, но не скоро. Правда существует один вариант...
   - Какой? - агата заинтересовалась.
   - Он мог найти убежище на одном из кораблей, - предположил Хейз.
   Девушка и капитан одновременно посмотрели на пристань. К берегу пришвартованы не менее семи десятков кораблей, на большинстве царила обычная для этого времени суток суета. Многие торговые шхуны после погрузки выйдут в море, место которых немедленно займут корабли, ожидающие своей очереди на рейде. Порт давно нуждался в реконструкции. Торговля процветала, кораблей приплывало с каждым сезоном больше и причалов катастрофически не хватало. Бывали случаи, купцам приходилось ожидать неделю, прежде чем удавалось получить разрешение войти в порт. Купеческая гильдия добивалась от властей разрешения на постройку дополнительных причалов. Но местные чиновники всячески препятствовали подобным инициативам. Выгоднее брать крупные взятки за разрешение, и никто не думал, что придёт время, когда торговцам надоест, и они прикажут своим капитанам разгружаться в других портах. В том же Саразоне, например, извечном сопернике Нового Сарата за статус главного порта на побережье. А уж бургомистр Саразона не дурак шанса обогатиться не упустит. Капитана посетила мысль, возможно, это саразонцы воду мутят, пытаются переманить к себе торговцев.
   - Так много.
   - Кого много? - отвлёкся от посетивших мыслей Хейз.
   Агата указала подбородком на лес, слегка качающихся, мачт.
   - Да проблема. Без таможни не обойтись.
   - Причём здесь таможня? - Агата постучала посохом по земле.
   - Стража не имеет права без письменного дозволения обыскивать корабли. - Последовало пояснение.
   - Кто же даёт такую бумагу?
   - Подписывает префект и начальник таможни. Если префект подпишет без особых проблем, то таможня может заартачиться. Ведь мы, по сути, вмешиваемся в их вотчину. В любом случае мы теряем время.
   - Время, время. Нам этого не нужно. Поэтому пойдём сейчас. Всю ответственность орден возьмёт на себя. После таких та событий.... Никто не пикнет против.
   - Не думаю, что из-за мальчишки...
   - Мальчик часть происходящего. С него всё началось. Дело требует завершения.
   - Вы бы послали вестника магистру, дабы заручиться поддержкой. Береженного бог бережет, как говорится.
   Вместо ответа Агата направилась к кораблям. Капитану ничего не оставалось, только последовать вслед. Около выбранного девушкой корабля Хейз попросил:
   - Подождите. К нам идут.
   К ним присоединились стражники, обыскивающие по приказу окрестности. Среди них не было знакомых лиц по утреннему рейду. "Местные" - поняла Агата. - "И когда только Хейз успел подключить их к поискам?"
   - Ну, как? - спросил капитан появившегося офицера.
   - Задержали несколько подходящих под данное вами описание. Сейчас сидят в кутузке. Взглянете?
   - Взглянем. - Согласился капитан. - Но вы продолжайте поиски.
   - Обыск отменяется? - Спросила Агата
   - Думаю на некоторое время. Я выставлю усиленнее посты на пристани, на случай если он прячется на одном из парусников. А пока сходим, посмотрим. Здесь не далеко за десять минут управимся.
   - Хорошо
   Хейз отдал необходимые распоряжения и патрульные рассредоточились по набережной.
   Из местного отделения стражи вернулись быстро среди задержанных, искомого воришки не обнаружили, к большому разочарованию. Всем хотелось поскорее вернуться по домам. Капитан так вовсе мечтал сегодня напиться. Приключений сегодня хватит на годы вперёд. Всякие там демоны, колдовство - никогда не привлекали и уж тем более не радовали. Особенно, когда благодаря ним, появляется, сомнительная по удовольствию, возможность покинуть сей бренный мир раньше отведённого срока.
  
  
  

Глава седьмая

Новые знакомства

  
  
   Орман кинул ведро в море. Оно упрямо не хотело тонуть и набрать воду внутрь. Он дергал до тех пор, пока подпрыгивающее на волнах ведро не зачерпнуло воды и не ушло под зеркальную поверхность. Верёвка натянулась, тогда Орман потянул сразу потяжелевшую емкость. Отяжелевшее ведро медленно поднималось, стукаясь о борт. Жидкость выплёскивалась обратно в родную стихию, заставляя воришку чертыхаться. Он ничего не мог поделать, разве что тянуть быстрее, только сил маловато поднимать столько воды. "Литров пятнадцать, поди, помещается". - Он продолжал поднимать и чертыхался про себя.
   Наконец показалась ручка. Орман перехватил её сначала одной рукой, подтянул, схватил другой и, напрягшись, вытащил, чуть не выронив, на палубу.
   - Силёнок маловато. Ничего - мясо не кости нарастут со временем. - Дон стоял сзади и учил, как он выражался "пользовать швабру". - Давай начинай.
   Орман взял швабру сунул в ведро.
   - Да не так. Дай, - Дон выхватил швабру из рук воришки. - Смотри сюда. Не надо макать. Берёшь ведро, опрокидываешь, примерно половину, на палубу. И после этого начинаешь драить. Вот так. Наискосок, чтоб грязь в море стекала. Вперед - назад, вперед - назад. Ни в коем случае не слева на право, словно хозяюшка у себя дома. А то так до вечера мыть придётся. Давай пробуй. - Он вернул швабру в руки Ормана.
   - Что Дон, нянчишься? - мимо проходил матрос со свёрнутой в рулон парусиной и не смог сдержать ехидную фразу.
   - Своими делами лучше займись. Ходишь, бездельничаешь.
   - Это кто? Я?
   - Ну не я, как видишь. В отличие от некоторых, которые под видом очень занятого идут в укромный уголок выпить пару глотков горячительного.
   - Всё то мы знаем, - пробурчал матрос
   - Дык тебя не знать можно самому без глотка остаться. - Дон довольно осклабился в предвкушении халявы.
   - Напрашиваешься?
   - Нельзя?
   - Что с тобой поделать. Идём, пока капитан занят. - И матрос продолжил свой путь.
   - Идём. - Дон обернулся к Орману. - Ты малец не знаешь где мы.
   - Не маленький, уразумел. - Ответил Орман.
   - То-то, - последовал за товарищем и на ходу бросил. - Когда вернусь, палуба чтоб блестела точь в точь полы храма на праздник благоволения.
   Орман больше глазел на суету вокруг, чем мыл деревянный настил корабля. При этом не забывал изредка поглядывать в сторону берега. Вдруг появятся стражники.
  
  
   - Ну, так что делать будем? - Хейз массировал указательным и большим пальцами переносицу и раскрасневшиеся от усталости и недосыпа глаза.
   - Вы у меня спрашиваете? Откуда я знаю! - Агата стояла в растерянности. Задание, казавшееся таким простым изначально, обернулось сложной задачей со многими производными. Она не имела опыта ведения таких дел. Что таить не имела вообще никакого опыта. В академии быть детективом не учат. Вот магии, да. В ней она преуспела. А толку? Ах, как сейчас не хватает совета умудрённой жизнью магистра. Вот она то точно что-нибудь придумала бы. В Шорен Кану Агата верила и восхищалась как женщиной и полной жизненной и магической энергиями магом. Бездари высокие посты не занимают.
   - Думаю, стоит рискнуть и пойти обыскивать корабли,- за неимением лучшего варианта, предложила девушка. - Сколько у нас сейчас людей?
   - Семеро наших. Остальных я оставил с убитыми и раненными. Местных стражей человек двадцать найдём, думаю. - Хейз обратился к лейтенанту портового участка. - Насобираем столько?
   - Насобираем. Не дело вы задумали. Многие останутся недовольны. Не знаю, как отреагирует начальство.
   - У меня погибло сегодня куча народу. Насрать на начальство, хоть моё, хоть твоё, - устало проговорил капитан. - На любое начальство.
   - Перестаньте. Ругань - помощь не великая. - Попеняла Агата.
   - Вы правы. - Хейз взял себя в руки. - Так что лейтенант, дашь людей?
   - Ай, - молоденький офицер махнул рукой, - пойду с вами.
   - Дело говоришь. Уважаю. Тогда вперёд. Нужно расставить посты на ключевых позициях. Хорошо знаешь порт? - Поинтересовался Хейз. Перестраховочный и отчасти обидный вопрос для хорошего стража, но капитан решил - лишняя уверенность не помешает. К тому же, ежели лейтенант также недурен в деле, как на вид, то обидеться не должен. Не профессионально. Вроде не обиделся.
   - Свои пять пальцев хуже знаю. - Ответил тот.
   - Отлично. Я со своими людьми и ты пойдём по кораблям. Назначь толкового старшину или сержанта командовать. Пусть продолжают хватать всех мальчишек в возрасте от тринадцати до пятнадцати. Особенно проинструктируй по поводу внешности.
   - Помню. Вы рассказывали. Худощавый, русые волосы, босой вроде.
   - Точно. Вспомнил. - Хейз непроизвольно вздохнул. - Вот что значит бессонные ночи.
   - Бывает.
   - Поверь, лейтенант - лучше без "бывает".
   - Пойдёмте побыстрее закончим. Надоело бегать и гадать, что да как, кто и почему. Не можем разыскать какого-то мальчишку. Смех, да и только.
   Хейз кивнул, не согласиться с девушкой он не мог.
   - С какого начнём?
   - Без разницы. Давайте с этой двухмачтовой посудины.
   Они пересекли мостовую, и подошли к трапу выбранной шхуны. По борту носовой части большими буквами красовалось название "Победитель волн".
   - Что угодно господам, - к ним приблизился человек в расстегнутом кафтане на голое тело. В зубах торчала трубка, каждую минуту она перекочевывала с одного уголка рта в другой, словно жила собственной жизнью. Надо ртом рос массивный, не единожды ломаный нос. Задублённое на солнце и морскими ветрами лицо, щетина и лысый череп подчёркивали колоритную внешность мужчины. Примерно такими Агата представляла себе пиратов.
   - Мы с обыском, - в лоб заявил Хейз.
   Услышав такую фразу, лейтенант портовой стражи и Агата мысленно застонали: "Не быть капитану Хейзу дипломатом никогда".
   - По какому праву? Пошлина за груз уплачена. Досмотр груза и корабля таможня произвела. В чём проблема? - возмутился мужчина.
   - Я капитан Флорин Хейз. С кем имею честь... - Капитан критически окинул взглядом собеседника.
   - Капитан и владелец шхуны "Победитель волн" Кли Рамсел. - Представился шкипер.
   Агата решила вмешаться, пока Хейз не ляпнул очередную глупость.
   - Простите нас. Нам не важен ваш груз и пошлина не интересует. Мы ищем мальчика, - девушка замялась под оценивающим взглядом шкипера, но тут же взяла себя в руки и продолжила, - лет тринадцати - пятнадцати. Существует вероятность, что он пробрался тайком на один из кораблей.
   - На моём корабле посторонних нет. - Сказал, как отрезал капитан шхуны.
   - Не спешите с выводами. Мальчик, которого мы ищем, вор. Ему ничего не стоит пробраться на борт, и спрятаться на время. - Встрял в разговор Хейз. - Лучше для вас сотрудничать с нами.
   - Вы угрожаете? Я буду вынужден подать жалобу. Или покажите бумаги, или убирайтесь.
   - Капитан Хейз, - Агата укоризненно посмотрела на следователя. - Позвольте мне говорить.
   Агата обратилась к Кли Рамселу, на лице у неё появилась виноватая улыбка.
   - Простите нас. То, что мы делаем - не прихоть. Это действительно важно. Важно для Ордена, - с ударением на последнем слове сказала девушка.
   - А вы, стало быть, маг.
   - Да. Мы не причиним вреда. Даже если увидим контрабандный товар, никто не будет против нахождения его на борту "Победителя волн". Другими словами кроме мальчика нас ничто не интересует.
   - Нет, - упорствовал владелец корабля. - Без бумаг не пущу.
   - Мы теряем время, - буркнул Хейз. - А я терпение.
   Агата услышала слова, и не могла не согласиться с ними. Терпение покидало её тоже.
   - В общем, как вас там, мы обыскиваем корабль и уходим. Или уходим сразу, тогда обещаю, орден устроит долгую стоянку вашей шхуне. Можете считать убытки прямо сегодня. - Девушка произнесла фразу таким спокойным, уверенным тоном, что сомневаться в будущих неприятностях не приходилось. - Выбирайте.
   Капитан корабля молча посторонился. Вступать в конфликт с магами не хотелось. Власти города одно - можно при необходимости ходить в другой порт, а орден совсем иное - те в любом месте найдут, если захотят попортить жизнь.
   - Вот, совсем другое дело. - Похвалил капитан Хейз молодую чародейку. Та пожала плечами.
   Стражники разбились попарно и приступили к обыску. Агата вместе с Хейзом осталась на палубе. Они несколько раз прошлись от кормы к носу и обратно.
   - Вы оказались правы. Я просто представила, как вежливо уговариваю каждого капитана корабля, - она сделала широкий жест, в сторону десятков причалов. - Мне стало дурно от перспективы застрять здесь на несколько дней. Смысла нет.
   - Вы учитесь. - Констатировал Флорин Хейз. - Мир не такой светлый, скорее наоборот. Человеческие недостатки преобладают. Приходится бороться с ними нелицеприятными методами. Не полагайте, что мне приятно хамить людям. Вовсе нет. Однако добродетель и вежливость они не ценят, понимают лишь силу и только тогда готовы повиноваться.
   Неожиданно резко, Хейз остановился.
   - Прости, а ты не можешь заклинание поисковое сообразить?
   - Мы уже на ты?
   - Извини.
   - Да нет, ничего. После пережитого глупо выкать. - Агата поправила волосы. Пальцы нащупали торчащие в разные стороны пряди. "Причесаться не помешает, но после, после". - Заклинание такое есть, правда действует на ограниченном расстоянии, только я почти пуста. Сплести силу в нужную форму смогу, но наврятли увижу беглеца. Тем более мне понадобится предмет, часть его одежды, иначе поиск не даст результата.
   - Предмет, гм... Прямо как собака...
   Агата сморщила носик. Хейз виновато кашлянул в кулак:
   - Прошу прощения. Язык мой враг мой.
   - Ничего. В целом вы правы. Вещь нужна точно поисковой псине, но не мне, а вызванному духу.
   - Без вызовов, будьте добры. Хватит на сегодня. И мы, кажется, договорились перейти на ты.
   Реплика осталась без ответа. Начали подходить стражи, стало понятно: пусто. Когда все собрались у сходен. Агата вежливо попрощалась с Кли Рамселом:
   - Не обижайтесь на нас. Работа такая.
   - Ничего личного,- от себя добавил Хейз и отдал честь, прислонив два пальца к брови.
   - И так... - Уже на пирсе тихо проговорила Агата.
   - Пойдём дальше. - Предложил лейтенант.
   - Да.
  
  
   Погрузка подошла к концу. Орман вылил остатки воды около трапа и вытер мокрое место, выталкивая грязную воду за борт. Босые ноги сильно замёрзли, хотелось забраться в тепло, отогреть ступни. Пальцы на ногах, так те просто потеряли чувствительность. Орман начал опасаться, как бы не простудиться. Сильно заболеть вполне предсказуемое окончание последних суматошных суток. "Лишь бы не темницу попасть, остальное ерунда", - подумал он и пощупал распухшее ухо. Оно увеличилось и горело огнём. "Руки повыдёргивать надо кое-кому", - Он повертел головой в поисках Дона. Нигде его не увидев, перевернул ведро верх дном и сел передохнуть лицом в сторону бухты. Швабру положил рядом и поставил ноги на черенок, так пяткам было не очень холодно.
   На море тёмно-зелёные волны поднимали белопенные барашки, возникающие из ниоткуда и тут же гибнущие, разрываемые в клочья стихией. Бесконечная битва, без конца и края. Исчезнет город, исчезнут люди, а пенные валы всё также буду бессильно точить берег.
   - Сидишь?
   Орман обернулся. Над ним возвышался боцман. На лице его повисла широкая улыбка, обнажая пожелтевшие от времени и табака зубы.
   - Сижу, мастер боцман, - Орман вскочил с насиженного места.
   - Значит помыл. Ага, ага. Не очень хорошо. Ну да ладно. Что с салаги возьмёшь, - боцман потер небритый подбородок. - О чем думал?
   - Да так, размышлял ни о чём. На волны вот смотрел.
   - Философ.
   - Фило... кто? - Орман впервые слышал слово, но по интонации сообразил, что оно не оскорбительное.
   - Эхехех, - засмеялся боцман надтреснутым, прокуренным голосом. - Философ это учёный муж, который оправдывает собственную лень размышлениями о сущем, окружающем нас мире. Например, что такое штаны? Давай, пошевели мозгами.
   Орман растерянно посмотрел снизу вверх на боцмана.
   - Штаны они и есть штаны, - неуверенно ответил он. Понятно было, что у боцмана имелся другой ответ. Иначе он бы не спрашивал.
   - Так то оно так. Ты просто подумал, как любой другой человек. А философ имеет особый склад ума. Для него штаны - кусок ткани из хлопка или льна, может другого, какого материала, кожи допустим, сшитые таким образом, чтоб было удобно, и задница не мёрзла. - Боцман снова засмеялся. - Иногда пофилософствовать всё-таки полезно. Можно многое узнать. Но не увлекайся, много мыслей - работа стоит.
   - Хорошо, мастер боцман. Я запомню ваш совет.
   - А где Дон? - Он только сейчас заметил отсутствие матроса приставленного приглядывать за Орманом.
   - Он отошёл на минуту, - произнёс воришка.
   - Сам?
   - Сам. - Орман на секунду замешкался с ответом, что не ускользнуло от боцмана.
   - Ой, темнишь паря. Не люблю я такого. Быстро признавайся.
   Ормана от вранья спасло появление Дона. Он попытался сделать вид, будто занят. Поздно. Боцман поманил того пальцем.
   - Анука дыхни. - Приказал он Дону.
   Матросу ничего другого не оставалось, зажмурив глаза, дыхнул.
   - Ты где набрался скотина.
   - Я да ни вжизь. Трезвый, аки бог морей.
   - Та-ак, бог морей. Видишь, салага без твоего догляда плохо отдраил палубу. Помоешь заново. Без возражений, - боцман не позволил сказать ни слова Дону. - Иначе лишишься половины жалованья. Ты знаешь правила.
   Провинившийся понуро опустил голову.
   - Кто второй?
   - Не было больше никого.
   - Бог с тобой. - Сжалился боцман, - капитану не попадись на глаза, он цацкаться с тобой не будет.
   Дон недобро взглянул на боцмана и парнишку, ни слова больше не говоря, взял ведро и пошёл набирать забортную воду.
   - Теперь ему есть над чем подумать, так сказать пофилософствовать. Верно малый?
   - Наверное. Не знаю.
   - Эх, что с тобой поделать.... Пойдем, накормлю тебя, голодный, небось, - поинтересовался боцман.
   - Есть немного, - смущенно согласился Орман. Ему нравился простоватый и доброжелательный мастер боцман.
   Они спустились под палубу. Орман с интересом огляделся. Короткий коридор и три двери: по бокам и в торце. Из освещения сальная лампа, жестко прикрученная к стене.
   - Налево заходи, - боцман приоткрыл дверь, пропуская Ормана. - Моя каюта.
   - А остальные каюты чьи? - Орман вопросительно посмотрел на заботливого старого матроса.
   - То не каюты. Кладовые там.
   - А на верху что, ну там в надстройке.
   - Там каюта капитана и каюта для пассажиров, будь, таковые объявятся. - Разъяснил боцман.
   В каюте было гораздо теплее. По деревянному полу гораздо приятнее ступать босыми ногами. "По крайней мере, сухо - уже хорошо". - Решил Орман. Боцман зажёг лампу, осветив тесное помещение, примерно пять на три или четыре шага. Помимо топчана внутри стоял прикрученный к полу стол и стул. На столе лежали две книги. Орман удивился. Он, почему-то не думал, что пожилой матрос умеет читать.
   - А что за книги?
   - Одна - ерунда какая-то. Пассажирка была у нас. Подарила, - пояснил боцман, одновременно доставая из тумбочки мешок. Орман входя, не обратил внимания, что из мебели в углу притаилась ещё небольшая тумба. - Вторая - карты побережья.
   - Вот угощайся, - боцман указал кивком на краюху хлеба и головку сыра. - Угощайся. Я налью тебе немного.
   Боцман достал из под стола небольшой кувшин, оплетенный лозой.
   - Морс, - пояснил он. Вытащил пробку и налил жидкость цвета красного вина в железную кружку. - Из ягод голубики и малины. Запивай, не то подавишься.
   - Мм. Шпаисбо.
   - Как звать то тебя. Вожусь с тобой, а имени твоего не ведаю.
   - Орман.
   - Орман, - повторил боцман медленно, словно смакуя имя на устах.
   Орман жевал нехитрую снедь. Он не подозревал до сего момента, как проголодался. Растраченные нервы истощили организм, и сейчас наверстывал упущенное. Первое правило беспризорника: есть сразу и про запас, когда удастся подкрепиться в следующий раз не известно. А посему... Орман напоролся на странный взгляд боцмана и чуть не подавился.
   - Ешь, ешь. Не обращай внимания на меня.
   - Вы добрый. Выручили меня. Почему? - поинтересовался воришка.
   - На внука моего похож ты. Умер он давно от тифа. Один я остался, - с какой-то невыразимой тоской в голосе пояснил боцман. Он достал из кармана фляжку, сделал глоток и сморщился от крепости спиртного.
   - Прям как я, - промолвил Орман. Ему почудилась в этом опытном моряке родственная душа. Может, так и было.
   - Да как ты. Эх, - выдохнул боцман и глотнул из фляги ещё раз. - Ух, крепкая зараза.
   - Мастер боцман, а можно остаться на корабле? - решившись, поинтересовался Орман.
   Боцман задумался.
   - Сомневаюсь, что капитан даст согласие.
   Орман погрустнел. Ему очень хотелось остаться....
   В коридоре послышались шаги, и через пару секунд раздался стук в дверь.
   - Кто!
   - Мастер боцман, мастер боцман! Вас просят подняться наверх.
   Боцман открыл дверь. На пороге стоял молодой матрос, который с интересом посмотрел на Ормана.
   - Что случилось?
   - Там стража требует чего-то. Капитан приказал найти вас, чтоб вы разобрались. Он сам занят, какие-то важные господа прибыли, он там с ними.
   - Хорошо. Иду. - Боцман поднялся с топчана и, выходя из каюты, бросил через плечо. - Ты малец сиди здесь. Жди. Никуда не выходи.
   Воришка остался один. Нехорошее предчувствие зашевелилось в груди. Орман не мог избавиться от мысли, что пришли по его душу.
  
   Агата стояла на палубе корабля. Чуть впереди, на пол корпуса, стоял Хейз. Ожидание капитана корабля затягивалось. Или так просто казалось из-за нервотрёпки последних часов. Просто хотелось поскорее закончить со всеми делами и запереться в своей комнате. Не видеть и не слышать ничего и ни кого. Это двенадцатый корабль, который они посетили с обыском. Ни на одном из них не было так, чтобы их пустили, не чиня препятствий. Такое отношение начинало бесить. Глядя на уставшее лицо, с раскрасневшимися от недосыпа глазами, капитана Хейза, Агата сочувственно сжала его локоть. Тот даже не пошевелился. Лишь немигающим взором вперился в матроса, который преградил им дорогу.
   - Ну и долго так стоять будем? - не выдержал Хейз. - Где капитан?
   - Он занят, послали за боцманом. Щас будет. А в чём собственно проблема?
   - Не твоего ума дело, - вместо ответа огрызнулся офицер.
   - Мы ищем мальчика. Волосы светлые, вот примерно такого роста, - Агата подняла ладонь на уровень своего плеча, - лет тринадцати, возможно чуть постарше. Он мог пробраться на ваш корабль. Может, выдели, как он покидал его?
   - Светловолосый говорите.... - матрос потеребил серьгу в ухе.
   - Да, так вы видели его? - Снова спросила девушка.
   - Может, видел. Может, нет.
   - Как вас зовут?
   - Дон. А вас? - матрос улыбнулся уголком рта и плотоядно обвёл фигуру девушки глазами.
   - Ты давай отвечай, а не ухмыляйся. - Вдруг приревновал капитан Хейз.
   - Капитан подождите со своим гневом. - Она снова обратилась к матросу. - Где он?
   - Был тут один. Где сейчас не знаю. Кажется, с мастером боцманом пошел вниз.
   - Что за шум устроили? Кто такие? - раздался бас от приблизившегося пожилого матроса с длинными усами.
   - А вот и мастер боцман, - представил Дон своего начальника и отошел в сторонку, предоставив тому улаживать проблему.
   - У нас есть сведения, будто подозреваемый скрывается на вашем корабле, - начал капитан Хейз. - В связи с этим мы хотим досмотреть шхуну.
   - С чего взяли, что мы кого-то прячем? Посторонних на борту нет. - Заявил боцман и зло зыркнул в сторону Дона. Дураку понятно - сведениями поделился болтливый Дон, не иначе. Провинившийся матрос прочитал в зрачках боцмана, что его ожидает нелёгкое будущее на борту этого корабля.
   - Перестаньте. Мы уверены, что это не так. В любом случае мы не уйдём пока не убедимся в обратном.
   - Я должен переговорить с капитаном. Только он примет решение.
   - Только давайте побыстрее. Я нетерпеливый. - Хейз повернулся и отдал команду починённым, - следите внимательно за пристанью. Я хочу тут же знать, если кто спрыгнет в воду.
   Боцман подошел вплотную к Дону и шепотом сказал:
   - Пойду за капитаном. Этих не пускать, облажаешь шкуру спущу.
   Дон только смог кивнуть. Боцману в ярости, не приведи Господи попасться, а он уже провинился. Следующая ошибка и высадит на берег без гроша в кармане.
  
   - И....?
   - Жалко мальчонку. Позвольте оставить юнгой. Клянусь, в его душе искра настоящего моряка.
   - Нет. Нам не нужны неприятности с властями, тем более с орденом. Выдай им мальчишку и хватит об этом. Всех не пожалеешь.
   - Я понимаю, но....
   - Никаких но. Хватит разговоров. Иди. - И капитан отвернулся, давая понять, что спорить дальше он не намерен.
   Боцман пару секунд потоптался на пороге и вышел.
   Подходя к сходням, он тихо проговорил Дону: "Приведи салагу"
   Тот быстро развернулся и скрылся в трюме.
   - И что сказал капитан?
   - Есть у нас мальчишка. - Вместо ответа сказал боцман. - Что он натворил?
   - Не ваше дело, - огрызнулся Хейз. Ему порядком надоели поиски.
   Боцман нахмурился. Агата снова поспешила затушить, зарождающийся конфликт.
   - Перестаньте. Нам нужен воришка, его обвиняют в краже.
   - А также он свидетель еще более страшного преступления, нам он нужен. - Повторил слова девушки капитан Хейз.
   Боцман задумчиво посмотрел на Агату.
   - Вы не местная, - обратился он к ней, и, не дожидаясь ответа, продолжил, - вы знаете, что с ним сделают за кражу по закону этой провинции?
   Брови Агаты изумлённо изогнулись, она как-то не думала об этом.
   - Нет.
   - А вы спросите у офицера, - он кивнул на капитана.
   Девушка вопросительно склонила голову на бок.
   - Ему отрубят руку. Таков закон.
   - Вот видите. Стоят ли украденные деньги того чтоб превратить ребёнка в калеку.
   - Он вор, - напомнил капитан.
   - Он просто голодный, бездомный мальчишка! И, в сущности, совсем не плохой человечек. Ему просто нужно наставление и направить на путь истинный.
   Агата посмотрела на старого матроса по-другому, с симпатией. Ей понравилось проявление доброты в таком жестком на вид человеке.
   - Отдайте его мне, на корабле он станет настоящим человеком. Я прошу вас.
   - Простите, я не могу, он пойдёт в Орден. Он должен стать магом, - призналась Агата
   - Тоесть он должен пройти испытание?
   - Да.
   - А если не сможет?
   Капитан ошарашено слушал диалог. Он не подозревал, что они охотятся на воришку не только из-за кражи.
   - Если не сможет? - Агата задумалась. Ей не приходило в голову, что бывает с теми, кто по каким-либо причинам не попадают в Орден.
   - Не знаю, - призналась девушка.
   - А я вам скажу, - жестко сказал боцман, - его отдадут под суд, потому что он будет не нужен вашему ордену, так сказать отработанный материал, и всё-таки отрубят руку, учитывая его возраст шансов пройти ваши испытания у него не велики. Вы понимаете?
   - У него дар, а у меня долг. Выбора нет.
   Как раз в этот момент появился Дон. Он держал за шею, вырывающегося Ормана.
   - Он меня укусил. - Пожаловался матрос и тут же охнул, получив ногой под колено. - Я тебе сейчас...
   - Дон отпусти его, а ты малец, подойди сюда, - боцман поманил Ормана ладонью.
   Орман нехотя выполнил приказание. Бежать было не куда. Он заметил на берегу десяток стражей. Да и куда с корабля можно бежать, разве что за борт. Долго в холодной воде не продержаться. Выловят, так ещё побьют. А эта магичка глаз с него не спускает. Сразу видно попытка побега ничего хорошего ему не сулит. "А была, не была", - решил он и кинулся к противоположному борту.
   - Держи его, - крикнул Хейз.
   Матросы, стоящие на палубе попытались схватить юркого мальчишку, да не тут то было. Опытный в таких делах Орман ускользал от протягиваемых к нему рук очень ловко, сказывался опыт уличного вора. Один Дон успел дотянуться, но воришка отмахнулся не глядя, и невезучий сегодня Дон отлетел в сторону, врезавшись в других матросов, и сбив их с ног.
   Агата не произвольно воскликнула.
   - Какая Сила! Да держите мальчика!
   Орман сделал последние пару шагов и выпрыгнул за борт. Стражники разочарованно зачертыхались. Офицеры ругали нерасторопных матросов.
   Боцман удовлетворенно хмыкнул и победно посмотрел в глаза молодого мага.
   - Вы я смотрю удовлетворенны.
   - Я рад, что мальчик нашел в себе силы сбежать. В нём есть настоящая жилка, если вы понимаете, о чём я. Я ощутил её сразу, как только увидел его. Что бы с ним не случилось, он вырастит настоящим мужчиной, - и себе под нос проговорил. - Если такие как вы не угробят.
   Но Агата всё же услыхала.
   - Не угробим. Зря вы так.
   - Ну-ну,- он развернулся, наблюдая, как офицеры стражи пытаются приказать матросам спустить на воду шлюпку.
   Агата наблюдала за мальчишкой. Он упорно плыл в сторону открытого моря. "И куда ты плывёшь дурачок", - подумала молодой маг.
  
  
   - Ты ощутил это? - спросил молодой мужчина другого, который сидел за вёслами и ловко управлял яликом.
   - Да, - прохрипел тот. Просторный капюшон скрывал лицо ответившего.
   - Давай посмотрим что там, - попросил молодой мужчина.
   - Нельзя. Подумаешь, местные маги балуют. Нам не до их игр. Своих хватает по самое горло.
   - Смотри, плывёт кто-то.
   Человек в капюшоне повернулся на узкой скамейке в сторону, куда указал молодой и увидел голову пловца. С такого расстояния голова казалась поплавком подпрыгивающем на волнах.
   - Ну и что. Плывёт и пусть себе плывёт. Мне он не мешает, - и снова стал грести к выходу из бухты, где на рейде ждал корабль.
   - Мы всё равно будем плыть мимо. Давай спросим, чего это он в холодной воде бултыхается.
   - Да ты ополоумел. У нас задание, а ты предлагаешь засветиться. Всплеск силы не зря произошел. Наверное, маги за ним гонятся. - Отчитал молодого гребец в капюшоне. - Сиди тихо, знай своё место.
   Молодой насупился, точно дитя малое. Гребец насмешливо фыркнул. Ему с самого начала не нравилось задание. Особенно когда Мастер дал ему в помощники этого недотёпу Рдана. Как воин Рдан никто, но как маг просто незаменим. Занятие магией преображали его до неузнаваемости. Сразу все его недостатки исчезали без следа. Он в момент превращался в собранного, с отточенным разумом, разящим врагов без устали, боевого мага каких поискать еще надо. Сам не плохой маг, гребец признавал, что молодой напарник в управлении Силой более искусен. В любых других ситуациях он сущий ребенок, за которым нужен глаз, да глаз.
   - Кинжал, ну давай свернём, посмотрим хоть одним глазком. - Продолжал ныть Рдан.
   - Я тебе сколько раз говорил, Коготь меня зовут. Ко-готь, - раздельно повторил, гребец своё имя.
   - Ладно тебе злиться. Лучше давай посмотрим, кто там плывет.
   - Опять двадцать пять. Сколько можно, - прорычал гребец и слегка повернул ялик в сторону барахтающегося человека.
   Через несколько минут ялик приблизился настолько, что можно было увидеть пловца.
   - Ты смотри Кинжал это ж пацан какой-то.
   - Коготь я. Ты меня достал. Сколько можно повторять.
   - Прости. Забываю всё время. - Сказал Рдан и посмотрел невинным взглядом на гребца.
   - Тьфу, чтоб тебя.
   - Эй, пацан ты чего купаешься в такую погоду?
   - Потому что за ним гонится стража, - за мальчишку ответил коготь, и кивнул головой в сторону порта. От ближайшей шхуны готовилась отчалить лодка с матросами и стражей.
   Рдан мгновенно преобразился. Детскую непосредственность, словно ветром сдуло. Он сосредоточился, почувствовав на борту корабля носителя Силы. Перенеся своё внимание на паренька, он ощутил в нём искру.
   - Поднимаем его в лодку и плывём отсюда.
   - Ты с ума сошёл. - Возмутился Коготь.
   - В нём есть Сила. Ставлю всё что угодно, орден гонится за ним.
   - Нас догонят. - Коготь больше не пререкался.
   - Значит, уплываем быстро, - просто сообщил Рдан. Он подхватил подростка под мышки и вытащил из воды. Лодка опасно накренилась, зачерпнув воды через правый борт.
   - Аккуратнее! Перевернёмся, - предостерёг Коготь.
   Мальчишка с опаской смотрел на своих спасателей. Руки его дрожали то ли от холода, то ли от перенапряжения. С волос и одежды вода сбегала ручьями.
   - Ты кто такой будешь? И от кого бежишь? - Поинтересовался Рдан.
   - Орман.
   - Что Орман? Тебя так зовут?
   - Да. Ну, хорошо. Это за тобой гонятся?
   Орман молча кивнул головой. Говорить не хотелось совершенно. Тем более с незнакомыми людьми. Даже, несмотря на то, что они вытащили его из воды.
   - Чего молчишь, будто во рту песок. Мы тебя спасли.
   - Пока нет. - Перебил молодого мужчину Орман и выразительно скосил глаза в сторону преследователей.
   Шлюпка со стражниками медленно, но верно сокращала расстояние, и скоро должна была нагнать их. Сказывалось преимущество в количестве сидящих на вёслах гребцов. В шлюпке сидело шесть матросов, которые гребли из всех сил, подгоняемые четырьмя служителями закона.
   - Коготь поднажми, - с улыбкой попросил Рдан.
   - Да пошёл ты. Я итак гребу, выжимаю из себя всё что могу. Можешь быстрее, давай поменяемся, - пробурчал скрипучим голосом гребец, которого молодой назвал Когтем. Орман с интересом глянул на него, но ничего кроме кривого носа и мощного подбородка, выглядывающих из-под капюшона не увидел
   - Ты не говори так много, береги дыхание, - ехидно изрек молодой.
   - Вот ты скотина... - дальше пошёл такой виртуозный мат, от которого Орман застыл в восхищении, а молодой заткнулся, и казалось, замкнулся в себе.
   Обиделся - решил Орман.
   Гребец после выданной тирады сильнее приналёг на вёсла и Орман увидел, что плывут они к кораблю с вытянутым узким корпусом. Сразу видно корабль быстроходный. Такие предпочитают пираты и конвойники. Зачастую этим занимаются одни и те же лица, в зависимости от настроения капитана и команды.
   - А куда мы поплывём? - Решился задать вопрос Орман.
   - Приобрели проблему на свою голову, - продолжал ворчать Коготь.
   - Ладно, все вопросы и ответы потом, когда будем в тёплой каюте. Тогда и решим, что с пацаном делать. Брать с собой или высадить где-нибудь. - Рдан оглянулся. Преследователи сократили расстояние вдвое, но и их корабль был близко. "Не успеют догнать", - решил он и немного успокоился. По всем прикидкам выходило, что они отплывут раньше, чем шлюпка со шхуны поравняется с ними. На абордаж никто брать корабль не станет. Не идиоты же они, в самом деле.
   Им повезло. На корабле поняли всё правильно, когда они поднялись по верёвочной лестнице и очутились на палубе, паруса были подняты и корабль начал медленной движение к выходу из бухты. На преследующей шлюпке, какой-то офицер орал им, чтоб они бросили якорь, но матросы только посмеивались над незадачливыми преследователями. На этом всё и закончилось. Корабль вышел в море и спустя примерно час, взял курс на юг, вдоль побережья.
   Орман переодели в сухое, напоили травяным отваром и оставили отогреваться в небольшой каюте.
   - Рдан ты уверен, что мальчишку стоит взять с собой? - Коготь задумчиво почесал небритый подбородок, длинным ногтем.
   - Нет, конечно, но у него есть Дар - это не подлежит сомнению. Нужно его проверить, а кто может лучше определить Силу, если не мастера?
   - Ты.
   - Льстишь?
   - Нет, объективно оцениваю ситуацию.
   - Нам спасибо скажут, когда мы его привезём.
   - Неуверен. Клан - закрытая организация.
   - Верно, только ты забыл, как сам стал членом клана. - Рдан подмигнул старшему напарнику, напоминая тому о прошлом.
   Коготь слегка покраснел, он не очень любил, когда напоминали о том случае, и согласно кивнул головой.
   - Твоя взяла. Только возись с ним без меня. Ты сам как ребёнок вот тебе и карты в руки.
   - Спасибо за доверие, - съязвил Рдан и совершил шутовской поклон. - Постараюсь оправдать оказанное доверие.
   - Иди. Паяц. Поговори с мальчиком. Узнай, ради чего хоть мы рисковали и не намылят ли в будущем шеи из-за нашей доброты.
   Рдан молча развернулся и пошел к Орману. Войдя в каюту, он ободряюще улыбнулся мальчику и похлопал по плечу.
   - Не боись. Ты в безопасности. Мы вышли в море и теперь нас никто не догонит.
   - Что со мной будет?
   - Поплывёшь с нами. Я тебе расскажу куда, но позже. Сначала давай ты.
   Требование вполне обоснованное, поэтому Орман кивнул и начал повествовать о злоключениях последних дней.
  
   Агата стояла в кабинете магистра с виноватым видом и не знала, куда себя деть. Хотелось просто провалиться на месте. Надо же так опростоволоситься. Провалить первое, такое несложное задание. Можно было сослаться на непредвиденные обстоятельства, такие как неожиданное появление красного демона или, например появление лодки, подобравшей воришку в море. Кстати появление демона могло спасти её от гнева Шорен Каны. Ведь не преследуй она мальчишку тем вечером, не обнаружили наличие более страшного преступления - появление мага, продающего запретные, для широкого использования, заклинания вызова. Жалко погибших конечно, но такова судьба.
   Шорен Кана стучала пальцами по столешнице. События, приведшее к имеющимся последствиям, раздражали и пугали одновременно. Магистр знала больше, нежели наивная выпускница Академии. И злилась она скорее на себя чем на Агату. Только девушке об этом знать не обязательно, пусть тоже понервничает. Будет в следующий раз осторожнее и внимательнее к порученным заданиям.
   Молчание магистра затянулось. Она размышляла над произошедшим и чем больше думала, тем чаще возвращалась к мысли о том, что всё не случайно. Она уже почти отказалась от идеи предательства в Ордене. После тайного разговора с представителями других орденов в провинции, состоявшегося как раз перед приходом Агаты, пришлось отказаться и от мысли о предательстве в иных магических структурах города.
   Собеседницы клятвенно заверяли, что не имеют понятия, кто и зачем развернул в городе тайную торговлю. Не смотря на то, что доказательств обещаниям предоставлено не было, Магистр им поверила. Она доверяла своей интуиции. Магистр Мария Коваль и Магистр Араи по прозвищу Настырная не врали. Они пообещали провести собственные изыскания. Найти и покарать отступника отвечает интересам всех разрешённых Императором организаций в той или иной мере использующих Силу.
   Шорен Кана мрачно взглянула на новенькую.
   - Не слишком удачное начало карьеры, девочка моя.
   - Да госпожа Магистр. - Агата больше прежнего смутилась.
   - Ты рассказала о произошедших событиях достаточно подробно. Капитан Флорин Хейз полностью подтвердил твои слова. А он человек чести. Поэтому я не буду требовать взыскание за провал. Это твоё первое дело, к тому же скажу по секрету, думаю, оно окажется не по зубам и более сильным и опытным магам и следователям, нежели ты и Флорин Хейз. - Шорен Кана решила разбавить суровость добротой и улыбнулась. Нужно держать марку в меру строгой и одновременно добросердечной женщины. Так легче управлять молодыми и неопытными новичками и использовать, как во благо Ордена, так и в личных целях.
   - Спасибо. Я благодарна вам...
   - Не стоит, девочка моя. Если бы ты была по настоящему виновна, я бы с тобой так мягко не разговаривала. Уж поверь мне. - Прервала магистр девушку.
   - Простите, а что с мальчиком? Его поиски продолжать?
   - Нет, конечно. Уплыл, так уплыл. Не снаряжать же за ним погоню, без этого хлопот по горло.
   Агата восприняла последние слова, как намёк и спросила.
   - Я могу быть свободна?
   - Да. Можешь идти. До ужина ты вольна делать, что хочешь. Отдохни немного, потом зайди к сестре Анне у неё к тебе дело есть.
   - Так и сделаю, - Агата присела в глубоком реверансе, и вышла из кабинета.
   Агата решила, что необходимо чуть-чуть поспать. Зайдя в свою комнату, скинула куртку, повесила плащ на крючок. "Следует отдать его в прачечную", - машинально отметила девушка. - "Весь замызганный такой. Какой ужас. Это в нём я была у магистра? Что она обо мне подумает? Какой позор". Агата не на шутку расстроилась. В дверь постучали.
   - Открыто, - крикнула она.
   Дверь приоткрылась, в щель заглянула девчушка лет четырнадцати.
   - Можно?
   - Можно, а ты кто?
   - Я Лера. Служанка. Вам чего-нибудь надо? - протараторила она. - Сестра-хозяйка велела зайти и спросить.
   - Принеси мне Лерочка горячей воды. Потом забери мои вещи в стирку.
   - Может ещё что-нибудь?
   - Пожалуй, да. Принеси мне из кухни булочку сладкую. Хорошо? - Агата устало улыбнулась.
   - Конечно. Я всё сделаю госпожа.
   - Вот и отлично.
   Служанка коротко поклонилась и исчезла в коридоре. Агата затворила за ней двери и начала раздеваться. Сняв с себя почти всю одежду, она кинула её в большую корзину для белья. Оставшись в одной рубашке, девушка подошла к огромному зеркалу, в полный рост, прикрепленному к стене. Одним привычным движением распустила прическу. Каскад каштановых волос рассыпался по плечам и прямой спине. Она двумя руками расправил их.
   - Нужно хорошенько искупаться, извазюкалась вся, - пожаловалась сама себе и сморщила носик. Она рассматривала себя в зеркало, пока в комнате не раздался стук.
   - Кто там? - певуче спросила Агата. Настроение улучшилось.
   - Это Лера. Можно?
   - Заходи. - Разрешила Агата.
   Лера задом отворила дверь. Обеими руками, в рукавичках, она держала большой медный кувшин. Из узкого горлышка поднимался пар.
   - Как ты его дотащила? - удивилась молодой маг.
   - Мне не впервой. - Служанка вылила воду в деревянную бадью для мытья, из березовых досок скрепленных медными кольцами. Пар взметнулся к потолку. - Давайте я вам полью. Только вода горячая.
   - Спасибо. Буду тебе очень признательна. А вода горячая, так это очень даже хорошо.
   Агата расстегнула ворот, и рубашка сползла на пол, открывая взору стройное тело молодой женщины. Девушка подцепила пальцами ноги сорочку и легким движением запустила по воздуху в корзину с бельём. Слегка подкорректированный Силой полет закончился точно в назначенном месте. Служанка хмыкнула.
   - Вы очень красивы, госпожа, - восхищено проговорила служанка, разглядывая обнаженное тело.
   - Спасибо. Не называй меня госпожой. Просто Агата.
   - Не положено нам говорить на ты с теми, кого обслуживаем. Накажут.
   - Здесь никто не услышит. А на людях называй, как тебе удобно. - Агата улыбнулась. - Договорились?
   - Договорились, - Лера просияла. Видно редко выпадает девочке общаться на равных с магами.
   Агата залезла в бадью. Горячая вода приняла её в объятия. Кожа мгновенно раскраснелась и девушка блаженно застонала.
   - Подай, будь добра, там, в тумбочке мыльная трава. Совсем забыла про неё и средство для мытья волос, - Лера открыла тумбу, - Да этот флакон, с ромашкой. - Подтвердила Агата, принимая от Леры траву и флакон.
  
  
   Орман навалился на перила, и почти свесившись за борт, наблюдал, как волны разбивались о нос корабля, вспенивались и мелкими водоворотами, лаская корпус, убегали за корму. Вода, вдали от берега была такая прозрачная, что видно было юркающих в разные стороны стайки рыб. Они наверно принимали корабль за какого-нибудь морского хищника. "Тупые рыбы", - подумал Орман.
   - Ты раньше так далеко от берега не заплывал, - во фразе было больше утвердительных нот, чем вопросительных.
   Орман вздрогнул от неожиданности. Он не почувствовал как Рдан подошел. Сделав вид, будто не испугался, с достоинством повернулся.
   - Нет, так далеко не заплывал. Только на рыбацких лодках и то вдоль берега.
   - Понятно. Нравится море?
   - Угу, - неопределённо промычал воришка.
   - Мне тоже. Кабы не моя профессия, стал бы моряком. А ты кем хочешь стать?
   - Не думал пока. Некогда было, - ответил Орман. Он уже поведал своим спасителям кто он и почему убегал от стражей и Ордена.
   Мрачного Клыка особенно заинтересовал случай с демоном в доме Штока. Он даже выманил Рдана из каюты пошушукаться. Из этого Орман сделал вывод, что эти двое не такие простые люди, как могло показаться вначале. Посетила даже шальная мыслишка, а не попал ли он из огня да в какую-нибудь другую гадость. Но пока его не трогали, можно отдохнуть от забот, а завтра будет завтра. Чего ещё ждать - спасли, обогрели, накормили. Правда куда везут непонятно и не говорят место прибытия. Но это поправимо, по крайней мере, Орман надеялся, что со временем узнает...
   - Пора подумать. Ты паренёк, сразу видно смышленый, вот и думай. Если хочешь, попрошу капитана взять тебя юнгой...
   - Что, правда, вот здорово!
   - Не спеши так. У меня есть и другое предложение. - Сказано это было таким серьёзным тоном, что с лица Ормана слетела улыбка. Он сразу подстроился под тон Рдана и приготовился его выслушать. - Я хочу, чтобы ты отправился с нами.
   - Куда?
   - Об этом пока рано говорить. Но скажу тебе следующее: ты Орман не простой парнишка. Думаю, Орден преследовал тебя не потому, что ты выкрал у мага кошелёк. - Рдан замолчал, многозначительно посматривая на воришку.
   Орман сморщил лоб, пытаясь понять, что подразумевал Рдан. Не сделав определённых выводов, он спросил.
   - О чём вы? Честно говоря, я не очень шибко понял, что вы имеете в виду. - Орман задумчиво почесал затылок и вопросительно посмотрел на старшего собеседника.
   - Хорошо, поясню, - Рдан задумался. Нужно подобрать слова, самые простые вещи почему-то всегда сложнее объяснить. - Ты никогда не замечал за собой странностей.
   - Это, каких - например?
   - Например.... Кхм.... Например, видеть, нет, скорее чувствовать, то, что окружающие не могут ощутить.
   - Что-то вроде опасности за углом. - Тут Орман припомнил странные замедления во время опасности, которой на ночных улицах города полным полно, и то, как он толкнул Вредину, такой дылда, а отлетел в сторону, словно его не он толкнул, а какой-нибудь здоровила. - Замечал.
   - Вот видишь. Теперь подумай к чему бы это?
   - Вербуешь? - Встрял в разговор подошедший Клык. Он смешно переставлял ноги, пытаясь приспособиться к качке. Таких проблем Орман не испытывал, он, будто родился на корабле. Такие мелочи, как качка не волновали его. Он её не замечал почти.
   - Клык чего вмешиваешься? - Недовольно спросил Рдан.
   - Будет тебе. С каких пор ты стал таким корректным. Обычно ты с детской непосредственностью говоришь, что думаешь, прямо в лоб. А тут на тебе - сюси муси развёл.
   Клык посмотрел сверху вниз на Ормана.
   - Вот что парень, мы хотим взять тебя с собой, потому что Рдан считает, что ты можешь стать неплохим магом. Если честно я в тебе не чувствую какой-то особой Силы. Но честно сказать я маг так себе, не то, что наш великий и могучий, - Клык отвесил шутовской поклон в сторону Рдана. - Никто насильно тебя заставлять плыть с нами не будет. Мы далеки от методов Ордена, и считаем, что настоящим воином и чародеем сможет стать лишь тот, кто выбрал этот путь добровольно. Любя своё дело, любой человек добивается больших успехов. Исповедуя подобный принцип, мы существуем и процветаем, служа Клану.
   - Клык да ты прирождённый оратор, а я не знал, что ты владеешь красноречием. Насколько я знаю, уроки риторики, ты благополучно проспал. - Рдан ухмыльнулся. - Я думал, придётся долго объяснять кто мы и что мы. Но тут, великий и могучий, воин и философ Клык в двух словах с детской непосредственностью, да прямо в лоб....
   - Позубоскаль мне, - Клык ткнул свой огромный кулак под нос Рдана. Рдан сделал вид, будто сильно испугался, чем вызвал улыбку у Ормана.
   Рдан посерьёзнел и обратился к воришке.
   - Так как с нами поплывёшь или попросить капитана сделать тебя юнгой? Если хочешь, можем высадить в порту Шустрой Бухты. Мы там остановимся на пару дней.
   - Значит вы маги. - Орман с тревогой смотрел на спасителей. Если эти двое не врут, что принадлежат Клану, то у него могут возникнуть огромные проблемы. Будь половина страшных историй о членах клана правдива, то судьба свела его с ужасными людьми, которых боится вся империя. По сути, о Клане мало что известно, но и того, что рассказывают, хватит за глаза испугаться до икоты любому, даже самому влиятельному человеку.
   Встревоженный взгляд Ормана перехватил Клык.
   - Да ты не бойся, к Орденам мы не имеем никакого отношения. Мы больше воины, чем маги, но и чародейства не чураемся. Одно другому не мешает.
   - Точнее два искусства дополняют друг друга, - внёс уточнение Рдан.
   - Э.... А чем я буду заниматься в вашем клане?
   - Учиться. Учиться долго и упорно. Тебе выбирать, никто навязывать свою волю никому не собирается. Люди рождены свободными, исходя из этого, человек должен выстраивать собственную судьбу.
   - Разве судьбу выбирают? - подивился Орман.
   - А это тебе самому решать, кто должен принимать решения, ты или кто-то иной. - Ответил Клык. - И вообще кончай базар. Пошли ужинать. Плыть несколько дней, по-моему, вполне достаточно для принятия решения.
   - Да Орман у тебя есть немного времени подумать.
   На этом и решили пока остановиться.
  
  

Глава восьмая

Первые шаги к новой жизни

  
   Через два дня прибыли в Шуструю Бухту - небольшой городок южнее Нового Сарата с населением три - четыре тысячи жителей и небольшим гарнизоном. Плюс приписанные к местному порту три старых однопалубных галеры, для запугивания пиратов и контрабандистов, которых тут давненько не видели. Император крепко всыпал им в своё время, лет десять назад, теперь лихие корабельные люди редко осмеливались приближаться к побережью. Себе дороже.
   Орман весь путь выполнял работу юнги. Гоняли его нещадно. Драил палубу ежедневно, учился вязать узлы под руководством одного из матросов - молодого болтливого парня по имени Муха с серьгой в воспалённом ухе, видно недавно проколол под неё дырку. Матрос болтал без умолку, рассказывая о своих похождениях в разных городах и странах. Орман справедливо полагал, что он нагло врёт, ну не мог он побывать везде. При этом Муха не забывал постоянно отвешивать Орману лёгкие подзатыльники, когда у него что-то не получалось. Плюхи были вполне беззлобные, проформы ради, поэтому Орман на рукоприкладство не обращал внимания.
   Также он залазил, под присмотром того же Мухи, по вантам на самый верх. Дух захватывало, Орману казалось, протяни руку и до неба можно дотронуться. Так бы и сидел, любовался на море сверху. А ведь есть корабли гораздо больших размеров, чем эта шхуна. "Это ж, на какую высоту забраться можно"! - Восторженно подумал воришка.
  
   Клык с Рданом его собой не взяли, сказали только что вечером придут и Орману предстоит сказать о принятом решении - оставаться с ними или идти своей дорогой. На воришку нахлынули противоречивые чувства. Ему и на корабле хотелось остаться и с воинами Клана пойти. Правда, остаться на корабле не так боязно, как принять предложение Рдана. Стать моряком одно - это просто и понятно, вот стать членом Клана совсем другое - это неизвестность, а неизвестность пугает.
   Так он и пояснил, когда под вечер клановцы вернулись, путаясь в мыслях и словах. Они его внимательно выслушали, не прерывая. Затем Клык сказал:
   - Тебя душит страх перед неизвестностью. Я тебе так скажу. Страха нет. Ты сам придумал чудовищ за углом. Нужно пойти вперёд и убедиться, что чудовищ за поворотом нет. Тогда боязнь пройдёт. И всё будет хорошо.
   - Клык, да ты философ. С каждым днём твой разум открывает всё новые и новые грани, не преставая поражать меня, - с деланным удивлением на лице сказал Рдан.
   - Слушай, заткнись, а. Я умоляю.
   - Затыкаюсь, - сжалился над старшим товарищем Рдан. - Так, давай теперь с мальцом разберёмся, - он с интересом посмотрел в глаза Ормана. - Что решил?
   - Пойду с вами, - выдохнул Орман, и сам удивился принятому решению.
   - Хорошо, - удовлетворённо сказал Клык. - Собирайся, мы уходим.
   - Сейчас? - подивился Орман, - вы же говорили....
   - Мало ли, что мы говорили. Планы изменились, понятно?
   - Да.
   - Вот и собирайся, давай.
   - Так нечего собирать, ничего же нет у меня.
   - Тем лучше. Иди, прощайся со своим другом Уха и пошли.
   - Муха его зовут, - поправил Клыка Орман.
   - Какая разница. Уха или Муха. Давай двадцать минут на всё про всё и выступаем.
  
   Через полчаса они покинули корабль и прошли через портовые ворота в Шуструю Бухту.
   Город не поражал воображение, особенно на взгляд жителя Нового Сарата, с его стотысячным населением, дворцами, памятниками, садами, огромным портом и другими достопримечательностями. Единственный плюс отсутствие большого количества мусора на улицах. Наверное, служба уборки территорий налажена лучше, да городок не большой, легче следить за порядком.
   - Куда мы идём? - Спросил Орман.
   - Для начала купить необходимые вещи и припасы в дорогу. Путь не близкий, нужно подготовиться. - Клык только открыл рот ответить, но его как всегда опередил Рдан.
   - А-а, понятно, - протянул Орман.
   Узкими улицами, с каменными мостовыми, они шли недолго. Остановились у входа в магазин, на вывеске которого кто-то, явно далёкий от людей искусства, нарисовал корявого человечка ведущего на поводу, то ли большого осла, то ли маленькую лошадь.
   Вся троица зашла в полутёмное помещение. Орман не сразу сориентировался, после солнечной улицы, глаза не сразу привыкли к скудному освещению магазина. На многочисленных полках лежал самый разнообразный товар от рулонов различных тканей и корзин, заполненных непонятно чем, стоящих на полу мешков с крупами, до развешенного на стенах различного оружия вперемешку с орудиями крестьянского труда: кос, мотыг и лопат.
   - Что господа желают, - к ним подскочил толстенький продавец в шляпе с коротенькой бородкой и маленькими косичками-хейсами, бьющими продавца по щекам, стоило тому только поклониться. Орман сразу узнал в мужчине представителя торгового народа вишди. В Новом Сарате вишди занимали целый квартал, примыкающий к восточной стене. Жили они закрытой общиной и никого к себе не подпускали. За эту закрытость их никто не любил. - У нас большой выбор товаров на все случаи жизни, - тем временем продолжал вещать торговец, - оружие, продукты, одежда. Может достопочтенные господа желают попутешествовать, можем продать хороших лошадей или мулов. Есть великолепная сбруя для верховой езды, сделанная самим великим мастером Ворданом из Камня-на-реке. Сёдла он делает просто великолепные, из мягкой кожи горного овцебыка. Очень мягкие и удобные, в таких дальняя дорога просто в радость. Или господа желают получить ссуду?
   - Подожди не тараторь, а то я за твоими предложениями не поспеваю следить, - прервал вишди Клык.
   Вишди покорно поклонился, предоставляя слово покупателю. Хейсы снова смешно заколыхались перед лицом.
   - Для начала необходимо приодеть мальчика. Одежда и обувь должна быть простой, но добротной и удобной. Ему также нужен тёплый плащ и заплечная сумка....
   - Да, да, ночи нынче холодные.
   - ...И заплечная сумка, - будто не слыша торговца, продолжал Клык. - А нам нужно специфичной товар штучного производства, и конечно лошади.
   - Что господин подразумевает под штучным товаром?
   Рдан наклонился и шепнул хейсатому на ухо пару слов. Тот сразу изменился в лице, глаза забегали туда-сюда, будто украл чего.
   - Так бы сразу и сказали, - проблеял трясущимися губами торговец. - Предоставим в лучшем виде, для вас только самое лучшее. - Книхман! Книхман! Иди сюда, лодырь! - позвал он.
   В глубине торгового зала откинулась плотная драпировка, открывая проход во внутренние помещения. Занавесь имела такой же цвет что и стены, поэтому Орман не сразу приметил её. В помещение, пригибая голову, вошёл высокий парень, с коротким хейсами на висках. Шляпы на нём не было, вместо неё красовалась ранняя лысина. Он коротко поклонился, сначала посетителям, затем старшему вишди.
   - Звали хозяин? - прогундосил он.
   - Да и давно, - немного нервно приказал старший вишди. - Вот обслужи молодого господина, приодень его в дальнюю дорогу. Предоставь товар по лучшему разряду.
   Орман зарделся, кровь прихлынула к лицу. Его никогда не называли господином. "Хорошо темно, а то увидят покрасневшие щёки, будут смеяться", - смущённо подумал воришка. Его отвели в соседнюю небольшую комнатку. Молодой вишди жестом показал "ждите здесь" и вышел. Через несколько минут показался вновь, с деревянным тазиком, наполненным тёплой водой, и полотенцем, перекинутым через плечо.
   - Сначала господин, помойте ноги. Пока вы занимаетесь собой, я подберу подходящую одежду.
   И вновь вышел. После фразы "помойте ноги" Орману вдруг стало очень стыдно за свой внешний вид. Он тщательно отдраил ступни и насухо вытер полотенцем. Сразу появился вишди с ворохом новой одежды, будто стоял за порогом и поджидал, когда он закончит.
   - Вот, давайте примерим, что из этого вам подойдёт, - вишди поставил рядом со стулом чёрные сапоги. Как раз о таких Орман мечтал. Он затаил дыхание, боясь спугнуть удачу.
   - Снимайте с себя рубаху и штаны, - попросил вишди и впервые улыбнулся, увидев смущение мальчика. - Нет необходимости стесняться. Мы оба мужчины, ни вы, ни я, ничего нового не увидим.
   Орман быстро скинул штаны, порванную рубаху и остался, в чём мать родила. Он стыдливо прикрылся рукой.
   Подштанники пришлись в пору, а вот брюки оказались великоваты.
   - Я подберу другие. Вот померяйте эти. - Вишди достал из кучи принесённого ещё одни штаны темно серого цвета. - Меряйте.
   - На этот раз - порядок. То, что нужно. - Орман довольно улыбнулся, поглаживая ладонью новый материал. Штаны сидели на нем просто отлично.
   - Хорошо. Давайте разберёмся с остальным.....
  
  
   - Итак, что именно господа желают? - Торговец перевёл испытующий взгляд с одного воина Клана на второго, показавшегося из этой тройки главным. И застыл в ожидании.
   Клык перечислил необходимое. Вишди удручённо покачал головой. Товар у него был, но он должен предоставлять его членам Клана по первому требованию и в долгосрочный кредит. Причём, и это большего всего торговца удручало, беспроцентный. А все, потому что по молодости умудрился влезть в неприятности и не помоги тогда Клан склевали бы вороны его тело давным-давно. Единственная радость, обращались с такими просьбами достаточно редко.
   Вишди выложил на стол метательные ножи из харийской стали. Несколько дротиков и к ним пузырёк яда, выдавленный из желёз пещерных пауков. Яд был запрещённым оружием и если стража или прокураторы узнают, что он приторговывает им, не миновать тюрьмы и большого штрафа. Затем на столе появились двадцать болтов под небольшой арбалет и несколько десятков наконечников к ним. Взрывные, с наложенными заклинаниями, кстати, запрещёнными, зазубренные, игловые - доспехи пробивать. Также с винтовыми саморезами - такими наносились самые страшные раны, они с равным успехом отрывали конечности и использовались для закрепления тросов через пропасть. Удобный и одновременно опасный "инструмент" в умелых руках.
   - Очень хорошо, - удовлетворённо промурлыкал под нос Клык, - Рдан напиши расписку.
   - Сам напиши.
   - Терпеть не могу писанину, ты ведь знаешь, как я отношусь к бумажной волоките. Давай ты.
   - Уговорил. Уважаемый....
   - Вот здесь, пожалуйста, - вишди положил на стол чистую бумагу. - Вот тут, внизу распишитесь. Вы не беспокойтесь, я допишу сам.
   Клык побагровел, а Рдан, глядя на возникшую ситуацию со стороны, откровенно забавлялся.
   - Милейший, по-моему, вы на мгновение подзабыли кто мы. Мне показалось или вы хотели воспользоваться случаем и нажиться за счёт Клана. Расписываемся словно последние идиоты, а вы потом вносите несколько большее количество взятых у вас в кредит предметов. Надеюсь, я ошибаюсь.... - Карие глаза Клыка впились в торговца, буравя того насквозь.
   Вишди сильно побледнел.
   - Нет, как вы могли такое подумать?! - торговец попытался сделать вид, что очень возмущён сказанным, но страх не дал ему сыграть хорошо. Вышло очень комично, Рдан не выдержал и рассмеялся.
   Взгляд вишди метался от одного воина клана к другому. Наконец торговец выдавил из себя улыбку и пододвинул лист бумаги и чернильницу к Рдану. Тот, продолжая хихикать, взял со стола гусиное перо вписал перечень взятых предметов и поставил под ним свою подпись. Клык сделал то же самое. Недовольство с его лица так и не сошло. Он продолжал изредка кидать на вишди гневные взоры, от которых торговца передёргивало.
   Вишди черкнул на другом листе пару слов и передал записку в руки Рдана.
   - Зайдёте к моему шурину. Тут не далеко, на соседней улице.
   - В этом городишке все улицы соседние, - буркнул Клык.
   Торговец терпеливо продолжил:
   - Он занимается лошадьми, конюшня на улице одна, так что заблудиться не должны. Он обеспечит вас лошадьми, - вишди коротко поклонился. Показывая этим, что сделал для посетителей всё возможное.
   Троица распрощалась с торговцем и вышла на улицу.
   - Надеюсь, инцидент заставит этого ворюгу пересмотреть своё отношение к покупателям, - проговорил Клык.
   - О, что ты, конечно, нет. Горбатого могила исправит, - хихикнул Рдан.
   - Вы о чём болтаете? - поинтересовался Орман. Мальчишка находился на седьмом небе от счастья. Одетый во всё новое, добротное. Ему хотелось похвастаться обновками перед кем-нибудь. Он размахивал плащом то, закидывая полы на руку то, скидывая снова вниз. Усилия не пропали даром. Рдан заметил нехитрые манипуляции Ормана и с невинным видом, внутренне посмеиваясь над мальчишкой, заметил:
   - Хороший плащ тебе подобрали. Сапоги замечательные, надо было и мне подобные взять, - он толкнул локтем Клыка, тот крякнул недовольно и хотел возмутиться, но увидел подмигивание Рдана, кашлянул в кулак, пряча улыбку, и включился в игру.
   - Да, да одёжа, как у вельможи.
   Орман просиял.
   - До вельможи конечно далеко. Но у меня таких вещей хороших в жизни никогда не было, - радостно заявил Орман. - Большое вам спасибо.
   - Не за что. Носи на здоровье. - Рдан смешно подпрыгнул, поправляя мешок на спине.
   - Ага. Так о чём вы там болтали? Что-то про горбатого и могилу? - напомнил Орман о своём вопросе.
   - Старших подслушивать не хорошо, - заметил с укором Клык.
   - Просто этот пройдоха торговец хотел нас надуть, словно последних кухарок, - разъяснил Рдан. - Но не на тех напал.
   - Насчёт кухарок вы дяденька загнули. Даже самую распоследнюю кухарку не обманешь. Поверьте мне, я не один год на рынке проработал. Всякое видел. Кухарок-простушек не видел.
   Клык и Рдан от души рассмеялись.
   - Насмешил малец, - вытирая слёзы, сказал Рдан. - И не называй меня больше дяденькой. Я ещё не такой старый, как Клык.
   - Кто старый? Я старый? - возмутился Клык.
   Так, веселясь и подначивая, друг друга, незаметно вышли к конюшне. В отличие от давешнего вишди, этот его шурин оказался сообразительным и вежливым малым. Прочитав записку, сказал:
   - Не извольте беспокоиться, - через десять минут вся троица ехала на вполне приличных лошадях к западным воротам. Охрана пропустила их беспрепятственно. "Не задали ни одного вопроса, в Новом Сарате придрались бы обязательно". - Отметил про себя Орман.
   За городом на несколько лиг тянулись фермы и сады. По вымощенной, ещё при Эдгаре Великом четыреста лет назад, и в некоторых местах разрушенной дороге, двигались в обе стороны телеги с фермерами и пешеходы. И тех и других было не так много, но достаточно, чтобы скудный поток людей можно было обозвать движением.
   - Давайте притормозим на минуту, - попросил Рдан. - Чувствуете, некая несправедливость в воздухе витает?
   Клык принюхался и согласился.
   - Верно, витает.
   - Вы о чём? - Орман оглянулся вокруг.
   - Едём мы навьюченные как мулы, а некоторые сидят в седле налегке. Давай свою новую сумку нагрузим тебя чуть-чуть.
   - Конечно, давайте. Я не против все равно она будет приторочена к седлу, - согласился Орман.
   В раскрытую Орманом сумку перекочевал завёрнутый в бумагу копченый окорок, краюха хлеба, несколько медовых лепёшек и небольшая фляга с водой.
   - Пожалуй, хватит. Взвесь на руке, не тяжелая? - Клык вернул Орману его сумку.
   - Нормально. Донесу если что, не маленький, - мальчишка как советовали, приподнял пару раз заполненную сумку, примериваясь, и привязал к луке седла.
   - Лучше ремень перетяни, да так чтоб легко снималась. Всегда нужно иметь возможность убежать с припасами, а не без них. А лучше на плечо повесь, через голову ремень перекинь, легче будет, - посоветовал Рдан. Орман так и сделал. - И вот ещё что. На, держи - это тебе. Не потеряй. - Рдан протянул рукоятью вперёд ножны с ножом.
   - Мне? - Орман затаил дыхание.
   - Тебе, тебе. Повесь на пояс. - Пряча улыбку, сказал Рдан. - Мало ли что в дороге приключится.
   - Спасибо, - абсолютно счастливый мальчишка взял оружие и пристегнул к поясу.
   Он долго ехал, улыбался, не убирая руки с костяной рукоятки подарка. Его безмятежное настроение предалось старшим спутникам. Так до вечера они двигались по дороге на запад, иногда рассказывая смешные истории друг другу. Лишь пару раз остановились на обочине, перекусили. И снова пускались в путь.
  
   Вечерело. Фермы остались позади. Каменная дорога незаметно перешла в грунтовую, будто за сотни лет камень стерли до земли многочисленные путники. Лишь изредка, словно закопавшиеся в пыль черепахи, проглядывали остатки былой мощи под ногами. Дорога приближал троицу к лесу.
   - К вечеру доедём до опушки. Там постоялый двор "Подорожник", в нем заночуем. - Клык доброжелательно спросил у Ормана, - Ты как там, задницу по пояс не стёр? Дотерпишь?
   Орман улыбнулся, но улыбка получилась кривая.
   - Потерплю. С непривычки устал. - У него зад горел весь. Он давно старался не сильно нагружать пятую точку, а ехать, упираясь ногами в стремена, но и ноги устали донельзя.
   - Ничего. Привыкай. В академии загоняют, так - взвоешь, - "успокоил" Клык.
   - Не пугай ребёнка заранее. А то сбежит. - Рдан сделал знак, будто подаёт сигналы Клыку, но так чтобы Орман заметил. Он и заметил.
   - Издеваетесь дяденьки.
   - Дяденьки! - в притворном возмущении воскликнул Рдан. - Клык ты слышал, нас попытались оскорбить.
   - Мы на провокации не поддаемся. Лучше поднажмите. Чем раньше приедем, тем больше отдохнём.
   Солнце село за деревья, освещая последними тусклыми лучами небосклон впереди. Уже вышла на смену дневному светилу луна, она ждала целый день свою очередь и вот-вот вступит в законные права. С каждой минутой на безоблачном небосклоне зажигалось всё больше и больше звёзд, молчаливых спутников королевы ночи. Парочка звёздочек зажглись впереди. Это свет из окон постоялого двора привлекает запоздавших путников на отдых. Орман понял, они почти у цели.
   - Почти приехали. Последний рывок! - Рдан заставил лошадь ускорить шаг. За ним поспешили остальные.
  
   За столами почти никого не сидел. Парочка крестьян мирно потягивали пиво, и в углу подозрительный субъект чистил кинжалом ногти и изредка прикладывался к кувшину. Посетители посмотрели на вошедших и принялись заниматься своими делами.
   Воины клана и Орман уселись за дальний от двери столик. Воришка с блаженством вытянул уставшие ноги, и положил под скамейку сумку. Подражая старшим, расположился в пол оборота к входу. Он знал из своей воровской жизни, что зал, в подобных заведениях, всегда нужно держать под контролем. Клык одной рукой похлопал Ормана по плечу, другой подозвал хозяина. Тот не нуждался в подобных подсказках, он и так спешил к прибывшим.
   - Добрый вечер. Что желаем? Есть рыбная похлёбка, мясной гуляш, салат из томатных плодов и обжаренной моркови приправленный чёрным перцем, очень подойдёт к жареной рыбе - рекомендую. Пиво, вино. Для мальчика молоко или яблочный компот.
   - Давай всё. Дорога была дальняя. Проголодались. Вино не нужно. Пиво кувшинчик сообрази, любезный. Мальчишке... Ты, кстати, что будешь? - Обратился Клык к Орману.
   - Компот. Рыбного ничего не хочу. Лучше гуляш, можно?
   - Почему нельзя? - и уже повернувшись к хозяину. - Сделаете?
   - Всенепременно. Комнаты?
   - Да. Можно одну просторную и воды обмыться с дороги.
   - Конечно. Обождите немного, скоро всё приготовят. - И удалился на кухню. Быстро пересказал заказ, и вернулся на место за барной стойкой.
   Минут пятнадцать они ждали заказ, прихлёбывая из деревянных кружек пиво. У Ормана урчало в животе - реакция на ароматы, долетающие из кухни. Наконец принесли. Троица набросилась на еду. Рдан вначале пытался есть с достоинством, но и он сдался. Приготовлено всё было великолепно, с любовью к стряпне. Когда в поварское дело вкладываешь часть души, самое простое блюдо покажется верхом кулинарного искусства. На кухне в "Подорожнике" дело знали и любили. Покончив с едой, все откинулись на спинки скамеек. Орман медленно допивал компот, когда к ним подошел странный тип, которого он заметил, когда входили внутрь. Клык продолжал сидеть спокойно, лишь глаза выдавали напряжение. Рдан взвел под столом арбалет и улыбнулся подошедшему.
   - Чем обязаны? - спросил Рдан.
   - Разрешите представиться, - незнакомец снял шляпу и поклонился.
   В этот момент Клык перевернул Ормана вместе со скамейкой на пол, больно потянув мальчишке ногу, сам распластался рядом, сделав два резких движения кистью в сторону мужчины. Рдан отклонился в сторону и выстрелил под столом из арбалета. Болт просвистел и впился незнакомцу в пах. Наверное, тот бы закричал от боли, если бы из шеи не торчали два метательных ножа Клыка. Раздался булькающий хрип и незнакомец завалился на спину, голова повернулась в сторону воришки. Орман наблюдал, как глаза убитого остекленели. Навсегда замерев в удивлении.
   - Хорош, чертяка. Будь он неладен. - Ругался Клык. - Расслабились. Чуть не порешил нас. Рдан ничего не сказал. Он быстро перезарядил арбалет и выскочил на улицу. Орман поднялся, потирая ушибленную ногу. Он окинул место побоища и заметил на тех местах, где должны быть головы его товарищей, в момент нападения, в стене торчали метательные звёзды. Орман знал, такими обычно любили пользоваться наёмники из лиги убийц.
   - Чуть не попали в вас.
   - В нас, - поправил Орман Клык и показал за спину Орман пальцем. Мальчишка обернулся. Напротив его головы, в стене тоже торчала металлическая четырёхлучевая звезда. По спине пробежали мурашки запоздалого страха. - Профессионал. Мать его так.... Не хуже нас.
   Подскочил перепуганный хозяин. Он причитал что-то себе под нос, всплескивал руками. Из кухни выглянула женщина и девушка. Увидели разгром и сразу скрылись обратно. Крестьяне молча таращились на труп. У обоих пиво в горле застряло.
   - Пейте свое пиво, - рыкнул на них Клык. - А ты отец не причитай. Сколько их было? Ты слышишь меня? Он был один? Кто наверху? - Клык встал и встряхнул хозяина "Подорожника".
   - Один он был. Наверху только мельник с дочкой, спать пошли. Больше никого. Клянусь.
   - Хорошо если так.
   Отворилась дверь на улицу, и вошел Рдан. Он молча покрутил головой "никого".
   - Ты с мальчишкой, я на верху проверю. - Сказал и поднялся на второй этаж, ни одна ступень не скрипнула под ногой.
   Через пару минут спустился.
   - Только какой-то мужик с девкой молодой. Перепугались бедняги.
   - Он сказал мельник с дочкой, - дополнил Клык.
   - Похоже на то, - согласился Рдан и строго посмотрел на хозяина.
   - Он ничего не знает.
   Рдан кивнул, соглашаясь. Хозяин ничего и не должен был знать. Профессионалы не болтают о намерениях. А убитый явно профессионал.
   - Чуть не завалил нас. Уважаю. - Рдан наклонился к мертвецу и ловко обыскал тело. - Ничего кроме этого. - Он вывалил на стол пять метательных звёзд, пару ножей, предназначенных для тех же целей и небольшой тканевый кошель. Рдан развязал тесёмки. На стол высыпались несколько серебряных монет.
   - Этого хватит похоронить, - Рдан кивнул в сторону убийцы.
   Хозяин энергично закивал головой.
   - Пойдёмте спать. Что-то есть мне больше не хочется, - заявил Клык - Наша комната готова.
   Хозяин не понимающе уставился на постояльцев. Под взглядом Клыка в его глазах появилось осмысленное выражение, и он энергично закивал.
   - Да, да. Пока вы ужинали, дочка приготовила и пастели и горячую воду.
   - Вот и отлично. Пойдёмте. - Рдан потянул товарищей наверх.
   - Третья комната слева, - услышали они вдогонку.
  
   Они по очереди обмылись и улеглись. Кроватей было две, поэтому возник небольшой спор между Рданом и Клыком. Рдан предложил сыграть в камни-ножницы-бумага, на что Клык проворчал нечто невразумительное и добровольно лёг на пол. Рдан пояснил:
   - Он всегда проигрывает.
   - Почему он напал на нас, - не выдержал Орман. Он надеялся, что его спасители всё объяснят, а когда понял что не дождется, спросил сам.
   - Врагов много, а мы одни. Спи. Не забивай лишним голову, - посоветовал Клык и погасил свечи. - Завтра рано разбужу. Обоих касается.
   Орман долго ворочался, переживая внутри испытанные впечатления. Наконец сдался и уснул.
   Клык дождался, когда сопение Ормана перерастет в мерное посапывание шепнул:
   - Что думаешь напарник?
   - А что тут думать. Наследили мы где-то. Непростительная ошибка для нас с тобой. Вопрос в другом. Что конкретно им известно? Или они просто страхуются, пытаются убрать как неизвестный фактор?
   - Устранять неизвестный фактор убийц такого уровня не посылают. Знали кто мы.
   - Ты не прав. Знали, послали бы больше людей.
   - Тоже верно. Давай последуем примеру нашего подопечного. Утро вечера мудренее.
  
   Орман вставал нехотя. Но с него сдёрнули одеяло и голос, дошедший до сознания сквозь остатки сна, пообещал облить холодной водой. Тогда он открыл глаза и увидел над собой Клыка с кружкой полной воды.
   - Слава Богам, проснулся. Я уже хотел сделать тебе холодный душ.
   Орман посмотрел на Рдана, тот сидел на постели с мокрой головой.
   - Изверг ты. На улице темно ещё. Дай поспать. - Сонно сказал он.
   - Нам пора. Пока вы расчухаетесь. Пока соберётесь и позавтракаете, солнце поднимется, и пора будет трогаться в путь.
   - Встаём уже. Даровали боги нам несчастье в твоём обличье. Спали, никого не трогали.
   - Хватит. Договоришься, не поленюсь, принесу ведро воды.
   Рдан поднял руки вверх, признавая поражение. Легко вскочил с постели и начал натягивать брюки. Орман последовал его примеру.
   Наскоро позавтракали, игнорируя косые взгляды хозяина заведения, проверили по второму разу снаряжение и, оседлав в конюшне лошадей, двинулись в сторону леса.
   Перед опушкой путь раздваивался. Хорошая дорога вилась по кромке опушки на север, вторая, менее удобная терялась меж деревьями.
   Клык молча свернул в лес, остальные последовали за ним. Послушные лошади молча следовали приказам седоков, изредка фыркая губами. Какое-то время колея была широкая, в нее вливались с разных сторон тропинки или даже целые колеи, наезженные телегами лесорубов, но к полудню лес прижал путников друг к другу, так что пришлось ехать друг за другом. Дорога превратилась просто в направление, заросшее густой травой. И даже это пространство скоро отвоюют кустарники и молодые деревца, солнечное место не терпит пустоты.
   Ехали молча. Орману говорить не хотелось. Только Рдан иногда напевал под нос грустные мелодии. Слов было не разобрать. Да и были ли слова? Мальчишка не вслушивался. Он мечтал о привале, чтобы дать отдохнуть своему заднему месту, которое чем больше они ехали, тем чаще напоминало о себе. Наконец наверху услышали его молитву, и Клык объявил привал. За неполных четверо суток, пресекли лес. Лишь раз на третью ночь к ним близко подошли волки, но свет костра не давал им набраться смелости напасть на людей. Покружив час, вокруг лагеря они убрались. Встревоженные лошади долго били копытами, чуя запах хищников.
   Прошла неделя, прежде чем Орман привык к седлу, и у него перестало всё болеть. За это время троица миновала парочку мелких городов, подобных Шустрой Бухте и несколько посёлков. В населённых пунктах решили не останавливаться, чтоб не оставлять заметных следов за собой. Длинные языки везде есть, и опытный следопыт всегда выудит необходимую информацию о незнакомцах. Сопоставит сведения и поймёт где их искать. Что не входило в планы путников.
   Ормана разбирало любопытство. Почему и кто хочет смерти его спутников. Но наученный жизненным опытом, понимал: если захотят его посвятить в свои планы, то сделают это. Самому лезть в их опасные дела не стоит. Меньше знаешь - крепче спишь.
  
   С каждым утром становилось холоднее, купленный шерстяной плащ пришёлся кстати. Орман кутался в него у затухающего костра. Его старшие товарищи заканчивали сборы, седлали лошадей и привязывали сумки, за себя и за Ормана. Ростом он пока не вышел закидывать на круп седло.
   - Готов к последнему рывку? - поинтересовался Рдан.
   Орман оторвал взгляд от тускнеющих угольков и уставился сонными глазами на спутника.
   - Скоро приедем. Думаю, к вечеру будем в Дайроне Высоком.
   - Это город такой?
   - Можно сказать и так, людей живет в Дайроне достаточно. Но всё же это крепость. Цитадель клана. За её стенами мы будем в безопасности. У тебя скоро начнётся новая жизнь, не похожая на то жалкое существование в Новом Сарате. Обещаю тебе.
   - Тогда поскакали вперёд. - С энтузиазмом сказал Орман и подошел к лошади. Со второй попытки залез в седло и натянул поводья, чтобы животное не тронулась раньше остальных.
   Они выбрались на старый тракт и пустили лошадей галопом. Орман сильнее прижал колени к бокам лошади, все-таки держался в седле он не так хорошо, как хотелось, но, тем не менее, старался не отставать. Долгое путешествие завершалось. Все хотели поскорее оказаться дома. Орман стремился к нему сильнее остальных. Не смотря на то, что в цитадели ни разу не был, он чувствовал, именно там, куда везут его двое воинов, за короткий срок ставших бывшему воришке близкими людьми, находится дом. Его дом - мир, которого у Ормана никогда не было, а так всегда хотелось. Наверное, дом это не место проживания, а место с людьми которых ты любишь.
   Мальчишка скакал, и с каждым минованной лигой настроение улучшалось. Ветер бил в лицо, трепал не стриженые волосы, и радостно фыркала лошадь, почуяв настроение седока.
   Вперёд, домой.
  

Глава девятая

Цитадель

   Орман представлял себе цитадель клана в виде высоченных башен и шпилей, сгруппированных вокруг главной, самой высокой башни, где, по его мнению, находился зал совета и комнаты чародеев и воинов. Реальность немного разочаровала мальчика. Нет, вы не подумайте, были и высокие стены и башни с катапультами. Но по виду Цитадель оказалась обыкновенной крепостью, может чуть больше чем её аналоги. При приближении, крепость стала походить на очень опрятный городок. Таких в империи сотни.
   Клык заметил, написанное на лице Ормана разочарование сказал:
   - Думал, увидишь другую картину? - Он обвёл рукой пространство перед собой.
   Орман кивнул.
   - Цитадель - не высокие стены и крепкие ворота. Цитадель - люди, крепкие духом, разум которых наполнен мудростью и знанием. Клан это дом, в котором каждый его член готов отдать за тебя жизнь. Вместе мы сила, с которой считаются магические ордена и сам Император. Поживешь здесь, убедишься в моих словах. Понимаешь?
   - Кажется да. - Ответил Орман. Он рассматривал окрестности. Вокруг крепости, как и вокруг многих городков стояли домики с садами. Правда, в отличие от населенных пунктов империи, здесь одинаково чисто и опрятно. Дорожки вымощены разноцветным камнем, кусты в палисадниках перед домами подстрижены умелыми, аккуратными руками. По улицам ходило много народа. Все мужчины вооружены, некоторые держали в руках посохи. Орман подумал, что с посохами ходят маги. И он оказался прав.
   Если судить по одежде, бедных среди прохожих не было. Везде и во всём проглядывал достаток. Люди приветливо улыбались, некоторые поднимали руку, здороваясь. Спрашивали как дела. Легка ли дорога. Рдан отшучивался за троих, отвешивал поклоны направо и налево.
   Стражник у ворот не пропустили их сразу, не смотря на то, что все друг друга знали. Сначала вызвали старшего караула, пришлось обождать несколько минут. Всё время пока ждали, Орман ощущал в затылке покалывание, потом навалилась тяжесть, и он чуть не свалился с лошади. Клык еле успел подхватить под руку и усадить обратно.
   - Ну, ты как? - В голосе Клыка слышалось беспокойство. Рдан искоса поглядывал на Ормана, нервно теребя уздечку.
   - Что это было?
   - Небольшая проверка. Ей подвергается всякий, кто следует внутрь. Такие правила безопасности, - пояснил подошедший воин клана в легких дорогих доспехах. Он был высок и смугл, волосы вороньего цвета завязаны в тугой конский хвост. Одного глаза у него не было, в пустоту глазницы вставили деревянный протез, с нарисованным красным зрачком, придавая внешнему облику некую демоничность. Вторым глазом он строго обозрел прибывших и расплылся в улыбке.
   - Здорово черти. Где вас носило в этот раз. - Клык и Рдан слезли с лошадей, и воин обнял их по очереди. - Давненько не виделись. Надо бы отметить приезд, - он кивнул приветственно Орману. - А кого вы привезли? Новенького?
   - Да, случайно попался нам по пути. Занимательная история вышла. Вечером расскажу. Ответил Рдан.
   - Спускайся малыш. Не укушу. Чувствуй себя как дома, - и протянул Орману руку, предлагая слезть с лошади. - Я позабочусь о малыше, а вас давно ждёт Владыка. Извёлся весь.
   Клык и Рдан снова вскочили в сёдла и въехали через ворота в крепость.
   - Бери вещи, пошли со мной. О лошади не беспокойся, о ней позаботятся. Есть хочешь?
   - Немного.
   - Тогда пойдем. Корчма недалеко, за поворотом. Эй, Станис прикрой меня, я отлучусь на некоторое время, - попросил старший караула одного из воинов. Стражник молча кивнул головой, и языком жестов дал понять: "Давай, только не долго".
   Воин повел его по улице в сторону корчмы.
   - А они скоро вернутся?
   - Кто его знает малыш?
   - Меня Орман зовут. А вас, господин?
   - Друзья зовут меня Глаз. Для остальных я Волод. - Воин хлопнул широкой ладонью по груди.
   - Странное имя.
   - Я родом из Кермского царства. Слышал о таком?
   - Никогда.
   - Жаль. Пойдем, я тебе расскажу о своей родине.
  
   - Мы прибыли Владыка, - Клык поклонился. Немного запоздало, Рдан последовал его примеру.
   - Рад вас видеть живыми и невредимыми, - владыка встал со стула возле камина, где он грел свои престарелые кости. Глава Клана был стар, но ум сохранил острый. Его колючий взгляд пронизывал насквозь, казалось, выуживая из собеседника самые потаённые мысли. Старик в прошлом опытный воин. Физическая сила давно ушла, но все знали, что магия осталась с ним. И с этой его силой, вкупе с разумом, считались и враги и друзья.
   - Спасибо за заботу Владыка.
   - Пустое. - Хозяин кабинета отмахнулся. - Докладывайте.
   - Всё выполнено точно с вашими указаниями.
   - Следов не оставили?
   Клык кашлянул в кулак, пытаясь скрыть смущение.
   - Было одно покушение. Исполнитель устранён. К сожалению, кто заказчик точно не известно. Только догадки.
   - Догадки не могут нас устроить. Знать нужно обязательно.
   - Мы понимаем.
   - Плохо понимаете, - Осадил Владыка и резко сменил тему разговора. - Мне доложили, вы привезли с собой мальчика. Кто он? Вы нарушили инструкции. Они для кого писаны? Думаете явно не для таких бездельников, как вы? Думаете что особенные и всё позволительно, а работа подождёт, пока будете нянчиться? Что молчите? Отвечайте!
   - Когда мы его нашли, задание было выполнено, и мы возвращались.
   - За мальцом гналась стража и орден. Мы подобрали его в море, когда практически садились на корабль готовый к отплытию. Риск был минимальный, - встрял в разговор Рдан. - Мало ли кто его подобрал. Купец, пираты или работорговцы. Они не догадаются о нас.
   - Хорошо бы так, - проворчал старик.
   - Рдан уловил от мальчишки поток силы, и мы вот..., - Клык неожиданно смутился.
   - Доброхоты. Тоже мне, - Глава клана заговорил спокойно. Он всегда быстро вспыхивал гневом, но так же быстро остывал. - Поручите от моего имени мальчишку моему секретарю. Пусть определит его в школу и поставит на довольствие. - Старик задумчиво погладил морщинистой рукой всклокоченную бороду. В его в глазах снова промелькнули искорки гнева, - И чтоб без самодеятельности в следующий раз. А теперь вон отсюда, стервецы. Вон!
   Напарников упрашивать не пришлось. Оба быстро попятились, у двери развернулись и вышли. В коридоре шумно, с облегчением выдохнули.
   - Могло бы быть хуже, - заметил Клык.
   - Могло бы быть лучше,- не согласился Рдан.
   - Господа закончили аудиенцию? - к ним подошел секретарь. - Вижу, вы расстроили Владыку. Впрочем, как всегда. Что можно ожидать от вас двоих?
   - Кончай язвить Дарси. Мало я тебя бил в школе? - Клык придвинулся ближе к секретарю, заставив того с опаской отступить.
   Тот помнил школьные потасовки, в которых ему всегда доставалось. Так как драки строжайше запрещены во время обучения, помимо санкционированных преподавателями и тренировочных боёв, Клыка не редко наказывали розгами, но это никогда его не останавливало. В нём крепко сидела уверенность, стукачей надо бить нещадно, а хитрых стукачей чаще. Только по какому-то закону мироздания, обыкновенно такие прохиндеи быстрее продвигались по службе. Как правило, если начальство продвигает подобных типов по служебной лестнице, то с начальством не всё в порядке. Но Клыка подобные рассуждения не привлекали, в отличие от Рдана.
   Рдан, будучи от рождения смышленым, частенько приходил к верным выводам. С возрастом ум только креп, радуя учителей нестандартными решениями логики и успехами в магии. Но показное детское озорство вводило многих в заблуждение, в том числе и простоватого Клыка, который преуспел на ниве боевых форм рукопашного искусства, преподаваемых в школе клана. В итоге из двоих получилась одна универсальная боевая единица.
   Рдан скрывая презрение, улыбнулся секретарю.
   - Владыка просил предать, чтоб вы взяли на себя заботу о мальчике, которого мы привезли. Очень перспективный ребёнок.
   - Не сомневаюсь. Небось, попался такой же бездарь, как и вы, - не смог удержаться от колкости секретарь Дарси.
   - Если ВАМ в тягость. Будем очень рады позаботиться об Ормане сами. От ВАС требуется написать письменное распоряжение, чтоб поставить мальчика на довольствие при принятии в школу. - Рдан поклонился. Клык только окаменел лицом и сжал кулаки. Ему так хотелось размазать рожу Дарси по стене, что он еле сдерживал себя.
   - Буду очень признателен. Так много дел знаете ли. Всё на мне, всё на мне, а я не железный. - Попытался пожаловаться секретарь пока заполнял бумаги на Ормана, но жалобы не произвели должного впечатления. Оторвав, взор от письма и увидев угрюмые лица, решил не продолжать. Секретарь сделал последний росчерк и поставил печать. - Вот.
   - Спасибо.
   - Всегда, пожалуйста, - секретарь вложил в руку Рдана письмо. - Мы же клан, должны помогать друг другу.
   Клык и Рдан молча покинули приёмную, чувствуя, как взгляд Дарси гневно сверлит спины.
   В коридоре Клык в полголоса выругался.
   - Полностью с тобой согласен дружище, - поддакнул Рдан. - Пойдём, заберём нашего найдёныша. Отдадим в хорошие руки. А то мне уже не терпится принять горячую ванну и утонуть в не менее горячих объятиях Лаймы. Соскучилась, поди, по мне за это время.
   - Сомневаюсь. Красоткам не дают скучать. - Поддел Клык товарища.
   - Позубоскаль, - надулся Рдан. - Взял, испортил настроение.
   - Зато меньшее разочарование испытаешь, вдруг я окажусь прав.
   - Спасибо. Ты настоящий друг.
   - А ты сомневался?
   Друзья, беззлобно переругиваясь, вышли на улицу.
  
   - Мы вас обыскались.
   - Чего нас искать. Мы тут кушаем, байки травим. Занимательный экземпляр привезли с собой. Наш человек. - Клановец кивнул в сторону Ормана и хлопнул широкой ладонью по плечу бывшего воришку. - Как прошло?
   - Нормально. Правда, птица-секретарь настроение подпортил, - опередил Клыка с ответом, сказал Рдан. Они уселись за стол на широкую скамью. К ним сразу подскочил разносчик и предложил сделать заказ.
   - Мы уже поели, - сказал Волод.
   - А нам давай фирменное, ну и пиво.
   Разносчик исчез, будто по волшебству.
   - Всегда удивляюсь, как они незаметно появляются и исчезают. С этакими способностями у нас служить надо, а не в корчме работать. - Сказал Клык.
   - Немного сноровки и много тренировки и опа, никакого мошенничества. Прямо, как во времена нашей учёбы когда-то, - засмеялся Волод.
   - Кстати. Насчёт школы. Сейчас заморим червячка и отправимся туда. Подписанные бумаги у нас с собой. Пройдёшь проверку и считай ты в клане, - обратился к Орману Клык.
   - Вот это дело. Поздравляю малыш. - Воин пятернёй потрепал Ормана за волосы. Тот даже не поморщился. Орман радовался, что почти обрёл дом. Осталось постараться чуть-чуть и не надо больше в ближайшие годы задумываться о крыше над головой. Дальше его мысли пока не забегали.
   - Мне пора. - Волод поднялся, провёл рукой по краю плаща, стряхивая прилипшую хлебную крошку. - Ещё увидимся.
   - До вечера Волод. - попрощался Клык. Рдан и Орман подняли руки, провожая старшего караула.
  
  
   Школа также сильно отличалась от представлений Ормана о подобных заведениях, как и цитадель. Он думал, что увидит обычное учебное заведение, каких в Новом Сарате достаточно. Однако школа оказалась больше похожа на военный лагерь. С посыпанными песком площадками во дворе, на которых в данный момент происходили тренировочные поединки между учениками разных возрастных групп.
   Один корпус стоял в стороне от основного комплекса. Трёх этажное здание, из массивных блоков ржавого цвета, с покатой черепичной крышей. Оно скорее походило на мини крепость, благодаря узким окнам, больше смахивающих на бойницы, чем на полноценные окна.
   - А что в том красном доме? - спросил Орман.
   - Там обучаются магии. - Ответил Клык.
   - А почему в стороне?
   - Для безопасности. Магия бывает непредсказуемой.
   - Мало ли, рванёт что-нибудь, и полетят клочки по закоулочкам. - В своей манере выразился Рдан.
   - А-а, - протянул Орман. - Ясно.
   - Хорош глазеть по сторонам. Насмотришься ещё. - Клык подтолкнул Ормана вперёд.
   Они прошли по дорожке, мимо тренирующихся, и остановились у парадного входа по требованию охранника, роль которого выполнял старшекурсник.
   - Назовите себя и цель визита, - темноволосый юноша поднял руку с выставленной вперёд раскрытой ладонью. Орман заинтересованно осмотрел его. Синий плащ, накинутый поверх легкой кольчуги и короткий узкий меч с витой гардой на ремне. Массивная пряжка в виде эмблемы клана, молния внутри круга начертанного на щите, служила дополнительной защитой владельцу от удара в низ живота. На широком рукаве красовался тот же знак, что и на пряжке.
   - Мы к мастеру школы. Привели нового ученика. Вот бумаги на него. - Клык показал выписанные секретарём документы.
   - Ждите. - Юноша прикрыл глаза, застыл, его губы слабо зашевелились. Через несколько секунд он встрепенулся и сказал. - Проходите вас примет Второй Мастер Корнун,- и уступил дорогу.
   - А Мастер школы? - спросил Рдан.
   - Он занят, - коротко ответил страж.
   "Дал понять - лишние вопросы не приветствуются", - подумал Орман.
  
   Они долго шли по пустым и узким коридорам. Эхо шагов убегало вдоль стен, многократно отражаясь от каменной кладки.
   - Странно. Почему эхо в коридоре? Ведь мы же не в большом зале, - заметил Орман.
   - Специально сделали, чтобы вторая стража услышала приближение возможного противника. Здесь даже в мягкой обуви невозможно пройти бесшумно. Все новички пробуют на спор пробраться тихо, - ответил Клык. - Пока ни у кого не получилось выиграть пари.
   Орман промолчал. Они вышли из петляющих коридоров в огромный круглый зал. Под высоким потолком висела огромная люстра с сотнями светящихся шаров разных размеров. Оставалось удивляться, как такой огромный светильник не оборвался под своим немаленьким весом. Пол в зале выложен мраморной плиткой в виде непонятного орнамента. Орман догадывался, что рисунок можно увидеть лишь с балконов галереи второго этажа этого огромного помещения. Везде вдоль стен стояли десятки доспехов, над ними висели портреты мужчин и женщин.
   - Зал Славы Клана, - сказал Рдан, заметив интерес мальчишки. - Это портреты магистров и воинов, проявивших доблесть. Под изображениями доспехи и оружие владельцев, или реконструкция.
   - Реконструкция? - Недоумённо спросил Орман.
   - Иногда воины клана гибнут и вместе с ними гибнут или теряются доспехи. Наши кузнецы восстанавливают их, после чего они оказываются здесь - в зале славы. - Пояснил Клык.
   Орман продолжал с интересом осматривать окружающую обстановку. Широкая лестница, покрытая ковровой дорожкой, через два десятка ступеней раздваивалась, и возносилась в обе стороны на галерею второго этажа. И везде белый и черный мрамор, ничего лишнего. Всё в строгом стиле, тем не менее, в голове возникали мысли о невиданном богатстве.
   Он раньше никогда не бывал в столь огромных помещениях, и оно произвело на него немалое впечатление. Самая богатая обстановка, которую он видел за свою короткую жизнь уличного вора - комната Штока, где он принимал своих "подданных". По сравнению с Залом Славы она выглядела крысиной норой.
   Только сейчас Орман увидел двоих из второй стражи. И то, потому что они зашевелились. Вначале он принял их за пустые доспехи установленные подле лестницы. Упакованные в полупанцирь воины, в шлемах полностью закрывающих голову и лица, с мечами за спинами, гулко гукая по мраморному полу, одновременно подошли к троице прибывших.
   - С приездом Клык. - Глухо послышался голос из-под лицевой пластины шлема.
   - Знакомый голос. Солод Быстрый ты что ли? - Клык удивленно воззрился на стража.
   Воин обеими руками снял шлем. Под ним оказалось молодая, улыбающаяся физиономия со щёгольской бородкой, орлиным носом и чёрными бездонными глазами. Лишь косой белый шрам через лоб портил загорелую кожу.
   - Я думал ты погиб тогда...- Клык обнял товарища и приподнял над полом, не смотря на то, что на воине навешано два пуда железа.
   - Тихо, тихо. Новые доспехи помнёшь. Медведь. - Засмеялся Солод. - Рдан приветствую тебя. - Рдан и Солод тепло пожали друг другу руки.
   - Как ты? - Клык продолжал хлопать ручищей по спине друга.
   - Вот охраняю Зал Славы, пока раны окончательно не затянутся и я снова не смогу стать в строй. А вы к мастеру?
   - Да. Мальчишку подобрали по пути. Надо пристроить. Свой на все сто.
   Солод пристально осмотрел Ормана, с ног до головы, от чего бывший воришка почувствовал себя не ловко.
   - А это кто с тобой? - Клык кивнул на второго стража.
   - Это Борн. Маг. Из последнего выпуска он. Составляет мне компанию. - Представил Солод напарника.
   Борн стянул шлем и коротко всем кивнул в знак приветствия. Он был очень бледен и худ. Орман вначале подумал, а не болен ли этот Борн. И тут же отвёл от него глаза, слишком тот не дружелюбно на него посмотрел.
   - Вам пора. Второй мастер у себя.
   - А что с...
   - Позже расскажу, - прервал Клыка страж.
   Клык и Рдан переглянулись, что-то не ладное случилось за время их отсутствия. Но с эти стоит разораться позже.
   - Хорошо. Увидимся. - Сказал Клык и тронул Ормана за плечо. - Пойдём малыш. Не стоит заставлять ждать твоё будущее начальство.
  
   Второй мастер школы клана на сопроводительную бумагу даже не взглянул. Отложил в сторону.
   - Вы господа устали с дороги. Но сразу привели мальчика сюда. Что ж похвально. А теперь можете оставить нас и идти отдыхать. Ваш подопечный теперь в надёжных руках. - Проскрипел мастер - пожилой человек в безрукавке. Толстыми, точно ветви дерева, руками, разрисованными разноцветной татуировкой, пригладил чёрную с проседью шевелюру. - Идите, идите, - добавил он, подгоняя Рдана и Клыка.
   - Ты парень, ничего не бойся. - Сказал Рдан.
   - И не шали. Учись хорошо. - Клык легонько ткнул пальцем Орман в плечо. - Увидимся малыш.
   Два товарища вышли, оставив Ормана в кабинете с мастером одного. Ему стало немного грустно, будто расставание предстоит долгое. Орман не знал, на сколько близок к истине. Позже его научат, что настоящие инстинктивные ощущения редко обманывают разум, но разум может обмануть чувства. Но это случится не завтра.
  

Глава десятая

Школа

   - Как тебя говоришь, зовут? - второй мастер сплел пальцы в замок и оперся локтями о столешницу.
   - Орман.
   - Иди сюда, присаживайся поближе, - предложил Мастер Корнун.
   Орман опустился на резной табурет возле стола и с вызовом посмотрел на мастера. Тот удовлетворённо хмыкнул: "Волчонок. Посмотрим, будет ли из тебя толк".
   - Определим тебя к младшим ученикам, проверим, на что ты годен, а там видно будет. Сейчас за тобой придут, покажут комнату, в которой будешь жить. - Мастер позвонил в колокольчик. Почти сразу появился юноша. Таких людей Орман никогда раньше не видел. Огненно рыжая шевелюра густым водопадом покрывала плечи, таким волосам могла позавидовать любая благородная барышня Нового Сарата. Вошедший был настолько рыж, что даже под рыжими бровями, вокруг голубых глаз, росли рыжие ресницы. Лицо, бледно розовое, всё в веснушках. Орман обратил внимание, кожа на кистях рук обгорела когда-то, и юноша прятал их в широких рукавах куртки свободного покроя. В подобных куртках любят щеголять члены банд в его родном городе, под ними можно легко спрятать практически любое оружие.
   Рыжий отвесил мастеру поклон.
   - Вызывали, второй мастер?
   - Олмер проводи новенького в его комнату, сам он с непривычки заблудится. И попроси кого-нибудь из младшеньких показать Орману школу. Можешь в принципе сам показать, но думаю, со сверстниками ему будет интереснее. Потом ты свободен, сегодня мне больше не понадобишься. - Сказал второй мастер.
   - Слушаюсь, Второй Мастер, - рыжий поклонился и жестом предложил Орману следовать за собой.
   - Олмер по пути ответит на вопросы, если таковые у тебя возникли, - обратился Второй Мастер к Орману.
   - Спасибо. - Орман встал. - До свидания господин.
   - Увидимся ещё не единожды. А теперь иди с Олмером, у меня много работы. - Корнун приподнял уголок рта, наверное, такая ухмылка обозначает улыбку.
   В комнате, в которою Ормана заселили, кроме него жили ещё двое. Один был на тренировках, второй паренёк спал одетым на кровати. Когда Орман вошёл, тот вскочил и встал по стойке смирно, но, увидев Ормана, расслабился, не надолго, так как вслед за бывшим воришкой вошёл рыжий сопровождающий.
   - Твоя комната, - сказал Олмер и обратился к присутствующему ученику школы. - Почему не на занятиях?
   - Так это... сейчас тренировки по боевым, а у меня травма. Приказано неделю не посещать, до поправки. - Вытянувшись в струнку, отрапортовал паренёк.
   - Кроме лежания на постели делать что-нибудь можешь, например, ходить? - Строго поинтересовался рыжий.
   - Могу, - смущенно ответил травмированный ученик.
   - Покажешь новенькому школу. Как понял?
   - Понял. Покажу.
   - Тогда всё. Орман располагайся. Теперь это твой дом. - Сказал рыжий и вышел. Дверь за ним закрылась. Застигнутый врасплох ученик облегчённо уселся на кровать.
   - Принесли демоны. Теперь наставнику настучит, - паренёк удручённо покачал головой.
   Орман бросил на пол сумку и окинул взглядом новое жильё. Помимо трёх кроватей и тумбочек, в комнате был большой шкаф и зеркало на стене. Широкое окно, разделённое на множество застеклённых секций, занавешено полупрозрачными оранжевыми шторами, сквозь которые пробивался солнечный свет. Внутри лучиков дневного света выплясывали хороводы пылинки. Каменные стены обшиты деревянными панелями: "Наверное, чтоб зимой не так холодно было". - Решил про себя Орман.
   Быстро окинув взором новое жилище, Орман посмотрел на соседа по комнате и наткнулся на такой же изучающий взгляд.
   - Привет. - Поздоровался паренёк. - Я Иванке, а тебя как зовут?
   - Орман.
   - Можешь выбрать любую из этих двух кроватей. - Иванке показал на свободные лежаки. - Кидай свой баул куда-нибудь и пошли, покажу тут всё и расскажу правила поведения. Туточки всё не так как ты наверно привык.
   - Да уж точно, - Орман усмехнулся, вспоминая в каких условиях, приходилось спать. На улице, в заброшенных полуразвалившихся зданиях, в лучшем случае в полных кровожадных клопов и вшей, городских ночлежках и притонах. И везде твоя жизнь в лучшем случае стоит несколько медяков. Порой душа с телом может распрощаться просто за неосторожно брошенный косой взгляд в сторону более сильного и наглого. Если за твоей спиной не стоит сила одной из городских банд выжить на улице ой как не просто.
   Орман снял с плеча рюкзак и поставил его у изголовья свободной кровати. Какую из них выбрать он решил оставить этот вопрос на потом.
   - Пошли, - коротко сказал он.
  
   Экскурсия выдалась довольно интересная. Орману никогда не доводилось бывать в таких исполинских зданиях. Школа была поистине огромна, наверное, даже больше чем магистрат Нового Сарата, а вместе с тренировочными площадками и хозяйственными постройками мог, пожалуй, посоперничать по площади с иным городским кварталом.
   К вечеру Орман и Иванка облазили почти всё. За это время их несколько раз останавливали дежурные из старших групп, пытаясь выяснить, почему они не на занятиях, но после объяснений Иванки вынуждены отпускать их с разочарованными лицами. Иванка пояснил, не без злорадства в голосе:
   - Дежурные всегда пытаются поймать кого-нибудь, за провинность могут покарать. Самое лёгкое наказание - чистить нужники. Пытаются отыграться на нас, учеников из младших групп, за то, что сами когда-то попадались.
   - Ну, на сегодня хватит, мне ещё к лекарю наведаться надобно, а тебе обустроится, - продолжил Иванке.
   Новый друг, в таком возрасте дети быстро становятся друзьями, довёл Ормана до комнаты, иначе сам он долго искал бы её с непривычки.
  
  
  
   День проходил за днём, неделя за неделей. Мышцы Ормана крепли от интенсивных тренировок. Несколько месяцев спустя знакомые из Нового Сарата не узнали бы его. От худого, вечного голодного оборванца остались лишь глаза, которые смотрели на мир до сих пор с опаской. Только поднявшись со дна преступного сообщества человек, вынужденный добывать себе на пропитание преступлениями, всегда ожидая от жизни удар в спину, может иметь такое выражение глаз. Его наставники не спешили избавить его от такого мироощущения. Они понимали, что, только сохранив в Ормане хватку, позволившую ему выживать в преступном мире, смогут добиться результата, к которому стремились. Но при этом они желали сохранить в нём и ту искру живого интереса ко всему окружающему. Поэтому с ним занимались наставники не только по воинскому искусству.
   Всех учеников школы обучали сражаться в строю и в одиночку. Искать следы в лесу, прятаться в поле, где казалось, и прятаться негде. Лазать по стенам отвесных скал и плавать словно рыбы, задерживая дыхание на долгие минуты. Учили изготавливать яды, а потом лечить от смертельного воздействия отравы. Обязательно учили читать и писать. Их посвящали в таинства инженерии и основам магии, кузнечно-оружейного дела. По окончании восьми, иногда десяти летнего обучения (сроки зависят от спецификации бойца) выпускники обладали знаниями сравнимые со знаниями иного университета, а в бою с ними могли сравниться лишь специалисты из гильдии убийц и воины из службы охраны Императора. Остальным было далеко до воинов Клана.
   Способности Ормана наставники отметили. Помимо основных дисциплин добавились другие, его определили в группу по углубленному изучению боевой магии. Но это не обрадовало его, сейчас он лежал на своей кровати и стонал от тупой боли в мышцах после занятий с коротким шестом. От мыслей, что вечером идти на дополнительные курсы хотелось или завыть или заплакать. Названия новых дисциплин он пока и выговорить толком не мог. Вот, например, сегодня после ужина урок по "способам идентификации совокупности энергетических потоков и взаимодействие идентифицированных потоков с эгрегором". Единственная радость, с ним в группе оказался Иванка. Орман надеялся, вместе на занятиях будет не так скучно.
   Он не подозревал тогда, насколько будет не скучно. Нагрузили группу так, что Орман начал вспоминать жизнь в Новом Сарате, с присущим его возрасту максимализмом и неадекватностью, как нечто безмятежное и спокойное.
   Так прошло ещё много месяцев сложившихся в годы.
  
  
  
  
  
  
   Глава одиннадцатая
   Урок истории.
  
  
   Клан возник около четырёх сот лет назад в конце правления династии Орборгов, как следствие гонений на кланы горцев и военной знати империи. Последнему Орборгу Виамину Пятому казалось, что все вокруг хотят предать его, за каждым углом ему мерещились убийцы подосланные заговорщиками. Наверное, каждый правитель, взошедший на трон путём интриг и предательства, рано или поздно заболевает манией преследования. Виамин Пятый заполучил свой трон, убив своего дядю и почти всех претендентов на трон. Кроме одного, самого младшего, сумевшего скрыться со своим наставником из Клана рыси во время дворцового переворота. Кланы приютили беглого принца. На свою беду.
   Новый Император объявил кланы вне закона и повелел своим полководцам уничтожить горцев. Военная знать страны, многие из которых сами были выходцами из горной провинции или тесно связаны родственными узами, зароптали на действия сумасбродного правителя и подняли восстание. Двенадцать долгих лет страна умывалась кровью собственных граждан. Пока непокорные бунтари не были изгнаны из страны на западную окраину континента, куда власть Императора тогда не простиралась.
   Остатки отрядов двух кланов и разгромленной армии повстанцев, в последней битве под стенами Стараграда, осели вдали от граничных пределов Империи и основали новый клан. Клан Без Имени. Основатели решили бороться с узурпатором методами далёкими от военных действий в чистом поле.
   Воины клана начали убивать всех, кто находился в тесной связи с Императором, наводя ужас на приближённых дворян и офицеров. Десятки новоиспечённых полководцев находили в канавах задушенными, убитыми в собственных постелях. Армия постепенно оставалась без офицеров. Дисциплина падала, что бы её восстановить приходилось жестоко наказывать недовольных и щедро награждать верных. С годами расходы на армию увеличивались и налоги тоже. Император хоть был жесток и сумасброден, но всё-таки понимал, откуда ветер дует. На устранение Клана были брошены лучшие легионы государства. Партизанскими методами Клану удалось измотать и обескровить легионы. Что заставило их вернуться без победы и без славы. Предпринимаемые меры не прибавляли популярности власти, скорее наоборот.
   Агенты клана разносили слухи о готовящихся покушениях на Властителя, подбрасывали выдуманные списки заговорщиков с именами тех до кого сами не могли добраться по тем или иным причинам. За них всё делал сам Виамин пятый, трясясь от страха за свою жизнь и трон.
   Говорят, именно убийцы клана прервали жизненный путь старого императора. По другим источникам его убили собственные телохранители, которые не стали ждать, когда "любимый" повелитель решит сменить их на новых стражей, а их головы прикажет вывесить на обозрение, как декорации к спектаклю "опять предатели вокруг".
   Что касается молодого принца, то он погиб в бою у реки Белая. В летописях говорится, что тело наследника было сожженно, а голова долго украшала площадь Казни.
   Так пишут. Правда ли это, кто знает?
   Что касается взаимоотношений Клана Без Имени и современной империи, то она далеко не однозначна. Восемьдесят три года назад Империя пришла на запад, который стал частью державы. Тогда Иерархи клана, чтобы избежать не нужных столкновений, добились у Императора Сименона Солнцеликого признания и не прикосновенности своих земель в обмен на оказание трону специфических услуг. Таких, как шпионаж в пользу короны. Устранение неугодных. Поимка опасных преступников и тайное наблюдение за всё больше наглеющими магическими орденами. Так думали в имперской канцелярии. Истину не знал ни кто. Кроме Иерарха и Императора.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   42
  
  
  
  

Оценка: 8.33*5  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  С.Волкова "Кукловод судьбы" (Магический детектив) | | В.Крымова "Порочная невеста" (Любовное фэнтези) | | М.Атаманов "Искажающие реальность-2" (ЛитРПГ) | | М.Боталова "Академия Невест" (Любовное фэнтези) | | В.Свободина "Вынужденная помощница для тирана" (Современный любовный роман) | | Е.Флат "Замуж на три дня" (Любовное фэнтези) | | Д.Сугралинов "Level Up 2. Герой" (ЛитРПГ) | | М.Леванова "Попаданка, которая гуляет сама по себе" (Попаданцы в другие миры) | | А.Елисеева "Заложница мага" (Любовная фантастика) | | А.Субботина "Плохиш" (Романтическая проза) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Арьяр "Академия Тьмы и Теней.Советница Его Темнейшества" С.Бакшеев "На линии огня" Г.Гончарова "Тайяна.Влюбиться в небо" Р.Шторм "Академия магических близнецов" В.Кучеренко "Синергия" Н.Нэльте "Слепая совесть" Т.Сотер "Факультет боевой магии.Сложные отношения"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"