Вербицкий Андрей: другие произведения.

Часть вторая. Орман

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Реклама:
Новинки на КНИГОМАН!


Оценка: 8.00*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Копался в своих старых записях и наткнулся на продолжение про Ормана, правда немного в отрыве от первой части, но куда всё делось ума не приложу. Наверно домовой шалит. Кому не интересно можете не читать. Я не обидчивый

   Часть вторая
  
   Приграничье
  
  
  Отряд построился в фалангу и приготовился. Первый ряд присел на одно колено, сомкнул щиты и выставил пилумы. Второй приготовил дротики к броску, а третий ряд сотни, натянул тетиву луков и застыл в ожидании отмашки сержантов.
  Туранцы с воем и криками пришпорили своих низеньких лошадей и рванулись в атаку. Их было не меньше двух сотен. Численное преимущество степняков придало им уверенности в победе над пехотой. Но они никогда не сталкивались с тяжёлой инфантерией специально обученной противостоять кавалерии.
  Сержант взмахнул рукой.
  -Лучники!
  Стрелы полетели в кочевников, но не остановили их. Только с десяток наездников выпали из сёдел и несколько раненных коней сбросили своих седоков.
  -Дротики!!!- проорал сержант, когда до врага оставалось не больше двадцати шагов.
  Второй ряд метнул свои орудия убийства. Солдаты целились в более крупных и менее защищённых лошадей. На таком близком расстоянии степняки не успели уйти из-под удара. Раненные животные с ржанием падали, сбрасывая своих хозяев под ноги инфантерии. С упавшими совсем близко, разобрались быстро. Один-два точных удара копьями и всё кончено.
  -Не зевать!
  С момента начала боя прошло не больше минуты.
  Пехотинцы вновь сомкнули щиты, принимая на копья докатившуюся волну всадников. Удар был страшный. Копья ломались и застревали в крупах животных и в телах кочевников. Всадники перелетали через головы лошадей и солдат первого ряда, сбивая с ног пехотинцев во втором. Перелетевших врагов быстро приканчивали короткими акинаками. Строй выстоял. Туранцы потеряв в мгновения, пять десятков убитыми и ранеными отхлынули также быстро, как и налетели на едва успевших построиться солдат.
  -Лучники залп!- скомандовал капитан.- Лучники, мать твою! Залп!
  В отступающих полетели стрелы. Но попали немногие в последних кочевников, которые ковыляли обратно без лошадей. Остальные на своих прытких, низеньких скакунах были уже вне досягаемости. Они остановились в трёхстах шагах, развернулись, растянулись в линию, перекрывая весь тракт и обочину. Всадники стояли почти вплотную к деревьям.
  -Потери.
  -Нету господин капитан. Так, ушибы да ссадины.- Отрапортовал сержант.
  -Вот и славно,- капитан довольно улыбнулся.- Ещё никто просто так не побеждал солдат нашей тысячи.
  -Смотрите.- Раздались в рядах голоса.- Что эти уроды собираются делать?
  Капитан присмотрелся. Неприятель приготовился к новой атаке.
  -Господин капитан. Кажется, они испробуют на нас иную тактику.
  -Похоже на то,- согласился командир и отдал приказ.- Слушай мою команду! Перестроится в каре!
  Сотня чётко, отшлифованными долгими тренировками движениями, перестроилась в новую боевую фигуру и застыла. Словно на параде. Копейщики по краям, лучники в центре. Кочевники даже приостановились, увидев невиданные до сих пор маневры. Чуть только пехота закончила перестроение, враг понёсся в новую атаку, понукая пятками животных, и подбадривая себя криками.
  -Плотнее строй!
  Варвары на полном скаку натягивали короткие луки, и посылали в ряды инфантерии стрелу за стрелой. Послышался частый, дробный стук металлических наконечников о сомкнутые вплотную друг к другу щиты над головами и по бокам рядов.
  Стрелы рикошетили от них, улетали в стороны, не причиняя урона. Лёгкие луки не могли пробить окованные медными полосами щиты.
  Солдат в первом ряду громко предупредил:
  -Они с арканами!!!
  Капитан и сержант отреагировали немедленно.
  -Присесть в упоре! Пилумы втянуть максимально!
  -Держаться! Лучники!
  Строй зашевелился. На миг импровизированная крыша разошлась в стороны. Лучники привстали, выстрелили и так же быстро присели под защиту. Несколько ближайших степняков получили свою порцию смерти, полетели на землю и больше не встали. Только этого оказалось недостаточно. Раскрученные арканы взвились, словно змеи, в воздух. Верёвочные петли выхватывали из рук копья, утаскивая их за собой под улюлюканье врага. Одна из петель зацепила левый ряд. Привязанный к луку седла аркан вырвал громоздкий щит из рук солдата. Всего секунду тот оставался без защиты, этого вполне хватило, что бы в него с глухим стуком воткнулось сразу несколько стрел. С такого близкого расстояния пластинчатые доспехи не спасли рядового третьего ранжира* Коцубея.
  -Левый фланг сомкнись!!
  Храм-бум-звяк, зазвучала амуниция. Снова сотня превратилась в мини крепость.
  -Жив?- поинтересовался командир.
  -Жив? Жив? Жив?- пошёл вопрос по цепочке.
  -Никак нет. Никак нет. Мёртв Коцубей. - пришел ответ.
  -Суки. Выродки кобылы и Атора*,- проворчал сержант. Капитан промолчал.
  
  Кочевники кружили вокруг солдат, продолжая обстрел. Ещё одна стрела проскользнула в зазор в защите, воткнулась в лицо пехотинца. Голова от удара резко откинулась назад, сломав несчастному шейные позвонки. Тело поддержали и положили на землю. Его щит подхватили, чтобы не создавать возможность противнику запустить в ряды стрелы. Потом солдаты стали получать ранения чаще. Кто в ногу, кто в руку.
  -Господин капитан пора трубить,- посоветовал сержант.- Начинаем терять людей, а так может, подоспеют наши. Ведь не отстанут.
  -Возможно, ты прав,- после некоторого раздумья ответил командир.- Командуй.
  -Сигнальщик дуй в свою дуду!!!- Прорычал сержант приказ
  Сигнальщик поднёс к губам рог и по поляне, по тракту потянулся протяжный вой-
  рёв боевого сигнала "мы здесь, вокруг враги". Звук ушёл эхом в обе стороны дороги и лес.
  Вдалеке послышались крики перепуганных птиц, впрочем, на них никто не обратил внимания. Все с замиранием вслушались и пехотинцы, и всадники, будет ли
  ________________________________________________________________________
  *"Ранжир: ранг, степень, звание или воинское построение. В данном случае используется, как категория воинского умения и опыта. Всего в императорской армии используются ранжир четырёх категорий для солдат. Первый - новобранцы, четвёртый элита. Для офицеров восемь. Например: офицер, окончивший академию, является командиром первого или второго ранжира. Солдат, поднявшись до лейтенантского звания, получает сразу третью категорию. Чем выше звание и ранжир, тем выше оплата и доля при разделении трофеев"
  *"Атора - низший демон, презираемый всеми народами за свою уродливость. В общем, безобидное существо из нижнего слоя. В среднем мире живет недолго, не больше нескольких дней. Маги используют его редко, так как он капризен и ленив"
  
  ответ. Он не заставил себя ждать. Даже ближе, чем надеялись солдаты. Рядом послышался ответный рёв рога. На тракте показались скачущие галопом катафракты.
  Обрадованная инфантерия радостно закричала.
  -Хара-а-а!!!- понёсся боевой клич пехоты по округе, снова пугая птиц в лесу.
  Туранцы остановились, послышалась команда сотника кочевников. Противник развернул коней и поскакал по дороге на восход, туда, откуда пришёл, оставляя за собой медленно небольшое пыльное облако.
  Каре, точно живое существо, с облегчением вздохнуло.
  Катафракты промчались мимо пехотинцев под приветственные крики. Немного продвинувшись вперёд, эскадрон остановился. Преследовать потрепанный передовой разъезд кочевников не имело смысла.
  
  
  Орман сидел в кустах и наблюдал за происходящим. Такое он видел впервые. У кочевников не было шансов разгромить эту сотню. Ему понравились слаженные действия императорских войск. Орде придётся сильно постараться, чтобы отнять у империи хотя бы небольшой клочок земли. Орман осторожно, по-пластунски пятясь, отполз назад. Привстал на полусогнутые ноги и так в три изгиба углубился в лес. Больше здесь ничего интересного не происходило. Надо торопиться. Время, отведённое ему учителями, шло, а он даже к цели своей не приблизился.
  Отойдя на достаточное расстояние, юноша пустился бегом. Ноги сами выбирали места куда ступить. Тренированное тело почти касалось свисающих ветвей, но не задевало их. Все движения отработаны и загнаны в подсознание изнурительными тренировками. Ни одна веточка не шелохнулась и не хрустнула, лишь еле уловимый шелест сухих листьев под ступнями сопровождал его быстрое передвижение.
  
  
  Человек среди нас!
  
  Орман устроился на ночлег в ветвях высокого, старого дуба, истинного властителя поляны. Его обширная крона закрывала небо за пятнадцать, двадцать шагов до ствола, который сам по себе впечатлял: не менее девяти с половиной ярдов в обхвате и высоту ярдов восемнадцать. Прежде, чем залезть на него, Орман минуту рассматривал в лучах заходящего солнца чудо природы.
  Наверху он постарался расположиться с удобством. Предусмотрительно привязал себя ремнём. Чуть погодя, немного поворочался в развилке двух ветвей, сосредоточился и прошептал формулу силы. Когда почувствовал, что паутина* заработала, мгновенно утонул в полудреме. Спустя два часа, облака спрятали луну, замолкли даже сверчки, и в окружающий лес пришла ночная тишина, изредка нарушаемая криком филина.
  Ему снился старик попрошайка, заменивший ему семью. Он улыбался беззубой улыбкой, счастливо гладил светловолосого мальца по голове. Орман с удивлением смотрел на эту сцену со стороны. На пожилого калеку, лицо которого он уже почти забыл. На себя, облизывающего сладкий леденец, купленный дедом на последний медяк. На паутинку, сорванную и медленно подгоняемую ветерком.
   Юноша переключил своё внимание на воздушную странницу. Та медленно опускалась на голову старика. Вот она задела своей тонкой нитью его лысину, раздался мелодичный звон. Дед и Орман - малыш принялись оглядываться по сторонам в поисках странного звука. Старик повертел головой, от этих действий паутинка только больше прилипала к его голове, звон усиливался, пока не превратился в непрекращающийся визг, от которого заболели зубы, и хотелось убежать подальше.____________________________
  "Паутина - заклинание средней сложности, требует частичной концентрации мага. При достаточной тренированности можно поддерживать её во время сна. Не каждый способен долгий период инстинктивно ткать воздушные нити"
   Орман открыл глаза. Дернулся, если бы не ремень, то упал бы со своего места. Зубы продолжали болеть так же сильно, как во сне. Орман быстро сориентировался в обстановке. Сигнальную паутину прорвали во многих местах. Если судить по ощущениям, его окружили со всех сторон. В данный момент нарушители сидели под деревом и пытались развести небольшой костёр.
  Орман тихо отвязал себя. Перевернулся на живот, пристально вглядываясь во тьму. Кроме нескольких силуэтов возле зарождающего огня, ничего не было видно. Но он слышал, как несколько нарушителей ходят по округе и собирают хворост. Незваные гости продолжали задевать телами воздушные нити паутины, отчего зубная боль не прекращалась. Юноша мысленно чертыхнулся и убрал сигнализацию. Боль немедленно прекратилась.
  Минут через пятнадцать пришельцы собрались около костра. Оказалось это орки. Их было довольно много, не меньше полусотни. Вели они себя достаточно нагло, словно у себя дома, в своих северных таёжных лесах, а не во враждебной им Империи. Громко разговаривали и смеялись. Но охрану всё же выставили. Орман почувствовал расположение секретов по округе.
   Орки расстелили походные одеяла, устраиваясь на ночной отдых. Дежурный поставил на огонь котелок с водой и начал бросать в него куски сушеного мяса и пучки каких-то трав. В ноздри Ормана поднимался запах похлёбки в месте с паром. Орман тихонечко спустился на ветвь уровнем ниже, чтобы лучше видеть и слышать. Он, не бог весть как, но понимал речь этих тварей. Сейчас это могло пригодиться.
  "Что они тут делают?- думал Орман. - Так далеко от своих. Решили поживиться, пока наша армия занята набегами Туранцев? Или они с ними за одно? Тогда Орков должно быть много. Если так, то это могут оказаться скауты. Нет, не может быть. Для разведчиков слишком много шумят".
  Орки принялись подниматься со своих лежаков и подходить к кашевару. Тот, пользуясь деревянной ложкой, раздавал своё варево. Первая и самая густая порция досталась командиру. Все почтительно уступили ему очередь, когда он подошёл. Насколько Орман смог разглядеть рисунок на лёгких доспехах из панцирей речных черепах и кожи, как минимум Орансанг*.
  После раздачи съестного в лагере, дежурный перелил остатки из большого котла в котелок поменьше и понёс его часовым. Орман проследил за ним взглядом, что бы узнать, где точно находится первый пост охраны. Всё ж лучше, чем представлять местонахождение приблизительно.
  Когда повар скрылся за деревьями. Орман переключил всё внимание на отряд не людей, уплетающий свой ужин. Наблюдая за поглощением пищи, ему тоже захотелось есть. Вчера ему не удалось перекусить. Он так устал, что ничего не хотел, лишь спать. Но организм не обманешь. В животе заурчало. Чуткие удлинённые уши ближних орков зашевелились. Один из них повернул получеловеческое лицо вверх, широкие ноздри приплюснутого носа раздулись, вобрали в себя побольше воздуха в поисках посторонних запахов. Запахов, не принадлежащих лесу. Юноша сильнее вжался в дерево и замер в надежде на плохое зрение и обоняние этого звероподобного воина.____________________
  
  *"Оран - младший титул у Орков"
  "Харган - глава клана, владетель земель, вождь"
  "Торанг - глава племени, собиратель земель, князь"
  "Орансанг - младший военный вождь"
  "Уранг - военный вождь"
  "Урангсанг - назначенный другими вождями полководец или временный правитель"
  "Даросанг - князь князей"
  
  Орк постоял некоторое время, раздумывал, приглядываясь. Соседний воин, что-то прорычал ему и рассмеялся, похлопал по голени, предлагая сесть и доесть. Молодой воин только отмахнулся.
   -Там кто-то есть.
  -Перестань Шрам. Тебе показалось, лучше отдохни, завтра будет тяжелый день, - посоветовал ему другой орк.
  -Ты разве не слышал странный звук наверху.
  -Может, слышал. Бурундук желудем подавился.
  Все вокруг засмеялись.
  Шрам неторопливо, с достоинством присел на корточки, как подобает воину. Не следовало допускать смех над собой. Так недолго лицо потерять. Тогда точно длительное время не видать повышения. Мечты Шрама пока не простирались дальше звания Орана или Орансанга.
  Дабы добиться хотя бы такого почтения, необходимо быть твердым, сильным. Таким, чтобы у остальных не возникало желание прекословить. Мечта каждого самца, стать примером для подражания у молодняка и почтения у тертых ветеранов. А там глядишь и повыше можно подпрыгнуть. Только тогда о тебе сложат песни, и ты останешься в памяти рода на века. Кто знает судьбу?
   Шрам ухмыльнулся своим мыслям. Облизал ложку, вытер её рукавом и отложил в сторону. Осмотрелся вокруг себя в поисках не затоптанной травы. Наклонился, отодвинув в сторону походную сумку, вырвал растительность из почвы и начал протирать деревянную миску.
  "Чистоту в походе должен соблюдать каждый. Болезни от пищевых отравлений порой приносят не меньший урон, чем стрелы врага" - Звучали наставления отца в его голове. Знатный боец был в молодости. Полным-полно крови тонкокожих пролил на полях сражений. Много почёта заработал своими ранами.
  
  Тело Ормана затекло. Хотелось шевельнуться и почесаться. Занемевшие ноги вызывали нестерпимое покалывание. Юноша привёл своё тело в состояние лёгкого дрожания, как его учили, для разработки мышц и предотвращения пролежней. Тело немного успокоилось. Зуд постепенно прошёл, уступив место облегчению.
  Из леса вернулся дежурный, совсем не стой стороны, куда уходил. "Наверное, обошёл посты вне пределов лагеря". - Рассудил Орман глядя, как повар возится у костра, складывая провизию в большую сумку.
  Орман полагал, что Орансанг вскоре пойдёт проверять посты, но этого не произошло. Такая беспечность немного удивляла. То ли он был уверен в своих воинах, то ли просто ничего не боялся.
  Орман решил немного обождать, пока орки уснут покрепче, и бежать из ловушки, в которую сам себя загнал. Сидеть на верхушке дуба ему не улыбалось. Сколько здесь придётся торчать, неизвестно. Чем больше он проведёт времени в центре лагеря, тем вероятность его обнаружения увеличится.
  Прошло не менее получаса прежде, чем последний орк перестал ворочаться. И только тогда юноша осмелился слезть со своего укрытия. Он спускался осторожно, боясь создать лишний шум. Тихо переползал с ветки на ветку, пока не очутился на самой нижней. Держась одной рукой за ветвь, на которой сидел, а другой за верхнюю, окинул взором лужайку под собой. Вроде всё тихо. Ещё с минуту понаблюдал, ничего настораживающего не заметил, переместился поближе к стволу и сполз по нему. Остановился, присел, замерев. Огляделся и аккуратно, не разгибаясь, двинулся в сторону спасительной чащи.
  Под ступнёй хрустнула мелкая ветка. Орман мгновенно очутился на траве, притворяясь спящим орком. Возможно, если кто-нибудь проснётся, то ничего не поймёт в темноте.
  - Армин ха?*
  *Кто здесь? (орк)
  Послышались подкрадывающиеся шаги. Внутри у юноши всё сжалось и похолодело. "Влип по полной", - промелькнула мысль.
  
  Шрам почти бесшумно вскочил, где-то рядом раздался посторонний звук. Он оглядел спящих воинов своего клана. Вроде всё тихо. Но чувство беспокойства не оставляло его с того самого момента, когда услышал едва слышное урчание на дереве. Что-то не так. Что-то происходило, но что именно не понятно. Объявить тревогу? Если страхи надуманны, его засмеют, и будут презирать достаточно долгое время, пока он не совершит поступок достойный, того чтобы забылся смех над ним. В походе не место паникёрам. После коротких размышлений Шрам решил проверить всё сам.
  Орк медленно вынул кинжал и тронулся в сторону источника, приведшего его в возбуждённое состояние. Немного в стороне от спящих воинов кто-то лежал. Шрам чуть заколебался, слова сами вырвались:
  -Армин ха?
  -Хор а.*
  *Это я (орк)
  Шрам с удивлением увидел, как ему на встречу с ножом в руке, быстро подскочил тонкокожий. Он поднял руку, отбить резкий боковой удар противника, открыл рот, чтобы зарычать и разбудить всех. Однако не успел сделать ни того, ни другого. Каким то невероятным образом тонкокожий обвел блокирующую руку и воткнул тонкий нож под подбородок. Шрам успел напоследок подумать: "Кто знает судьбу?". И умер.
  
  Орман сделал шаг в сторону, боясь испачкаться чужой кровью. Труп поверженного орка рухнул на колени, и завалился набок с приглушенным стуком. Однако этого оказалось достаточно. Ближайший орк продрал глаза. Недовольно перевернулся с одного бока на другой и увидел стоящего человека. Дюжий орк резво вскочил с криком, на ходу вынимая длинный меч. Остальные, разбуженные воплем соплеменника, поднимались на ноги уже с оружием в руках.
  -Человек среди нас! - Заорал, первый орк и набросился, яростно размахивая мечом, на растерявшегося юношу.
  Секундное замешательство чуть не стоило Орману жизни. Он в последнее мгновение отпрянул, отпрыгнув назад. Кончик лезвия со свистом вспорол воздух в дюйме от его шеи. Орману пришлось пятиться, опасаясь бешеных размахов неприятеля. За это время к бою присоединилось ещё двое вооруженных секирами врага. Остальные рассредоточились по периметру поляны, по всей видимости, ожидая нападения тонкокожих со всех сторон. Пока они не догадывались, что человек совсем один. Юноша решил не дожидаться, когда до Орансанга достигнет такая простая мысль и тот отдаст не совместимый с жизнью, единственного здесь представителя людей, приказ.
  Орман метнул стилет в горло первого орка, одновременно выкрикнул:
  -Adu kanalima, omm.
  Вокруг левой руки образовался воздушный шар, который вырвался на конечном произнесённом слоге, во второго бойца, отбросив его на несколько ярдов. Тут же Орман вытащил свой клинок из-за спины, присел, пропуская над собой секиру, и ударил лезвием в колено следующего, тотчас поднялся, взмахнул снизу вверх своим мечом, используя энергию своего движения для усиления удара. Отрубленная кисть с зажатой в ней секирой свалилась на землю. Противник взвыл, зажимая здоровой рукой культю. Орман, следуя наставлениям своих воспитателей, никогда не оставлять за спиной врагов, повернулся вокруг своей оси и снёс раненому голову.
  Столкновение длилось несколько мгновений. Орман, не теряя времени, рванулся под защиту леса, в надежде сполна воспользоваться завоёванной форой. Позади, послышались взбешенные вопли обманутой полусотни.
   В берёзу вонзился арбалетный болт, войдя в неё на половину длины. В разные стороны полетели мелкие щепки. Юноша инстинктивно пригнул голову, когда сорванные остатки коры, выбитые мощным ударом стального наконечника, пролетели поблизости от лица. Не останавливаясь, вломился в низкий кустарник. Когда продрался через него, почувствовал колебание воздуха сбоку. Он не раздумывая, совершил кувырок вперед и увидел краем глаза силуэт, размахивающий кистенем. По всей видимости, повезло нарваться на часового, который торопился в лагерь на крики.
  Орман развернулся в воздухе и бросил предпоследний стилет. Расходовать время на драку он не собирался, вынимать оружие из шеи мертвеца тоже. А лишиться драгоценной минуты, не позволительная роскошь в его положении, когда жизнь зависит от скорости.
  
  
  Снова в западне
  
  Погоня отстала через два часа. Сигналы рожков преследователей, раздавались достаточно далеко. Орман остановился на пятиминутный отдых возле ручья, мирно несущего, сорванные ивовые листья по своей поверхности. Наверняка, где-то вверх по течению прошёл дождь сорвавший их.
   Кровь стучала в висках. Из груди вырывалось неровное дыхание. Орман недовольно скривился. "Мда, потерять самообладание в экстренной ситуации, большущая ошибка. Узнай о таком учитель, наказания не миновать",- подумал он.
   Молодой асассин опустился на колени у кромки воды, чтоб попить и наполнить флягу. Наконец, позволить себе перевести дыхание после такого ночного марафона. Он набрал жидкость в сведенные лодочкой ладони, сделал долгий глоток, наполняя себя холодной влагой. Когда напился, зачерпнул из ручья ещё раз, плеснул на лицо и шею, смывая пот и грязь.
   Позволив себе короткий отдых, беглец сориентировался по утреннему солнцу. Затем живо поправил на себе одежду и амуницию. "Нужно будет на следующем привале зашить дыру в куртке, иначе одежда превратится в лохмотья, пока подойду к цели с такими приключениями". - Рассудил Орман и направился по дну ручья. Упускать возможность запутать следы нельзя, ведь то, что враги отстали, не говорит о том, что преследование прекращено.
  Пройдя пару миль по ручью, Орман выбрался на противоположный берег. Чтобы не наследить, внимательно выбирал места на земле куда ступить. Не дай боги примять траву или повредить прибрежную растительность. Найдут и выйдут на след вновь. А это в его планы не входило. "Задача номер раз прежняя, дойти к башне Арно на перевале Ардур и найти в ней тайник со свитком первых Альвов. Найти и вернуться. Во благо клана и богов. Остальное, а что остальное? От остального нужно прятаться, или же бежать, как сейчас".
  К полудню Орман углубился далеко в чащу. Его обступил дремучий лес, казалось победивший само время. Кроны переплелись в вышине, пропуская, лишь редкие лучики света, не способные разогнать полумрак.
   Насколько Юноша помнил карту региона, он уже вступил в бывшие владения вымерших тысячу лет назад Альвов. В некогда великом королевство лесного народа никто не жил. Имперские переселенцы обходили край стороной и никакие посулы чиновников империи не смогли вынудить крестьян заселить эти места. О людях, которые прельстились на обещание императора освободить мигрантов от налогов и получении дотации на обустройство, давно никто не слышал. По стране ползли слухи о древней магии остроухих. О проклятии старого леса, о чудовищах, до сих пор обитающих в глубине территории погибшего государства.
  Орман не верил слухам. Магия не вечна и со временем рассеивается. За такое время давным-давно всё исчезло бы. В подтверждение своей правоты ничего похожего на вибрацию сил, кромке естественного фона, он не чувствовал. С проклятием посложнее, его действие и продолжительность напрямую зависит от способностей человека или мага, создающего проклятие. Доподлинно установлено, что бы сотворить его не обязательно владеть основами ворожбы. Но каким образом формируется проклятие, учёные различных магических направлений спорят до сих пор.
  Что касается чудовищ, то самые страшные из них, это представители разумных рас населяющих материк Хелну. Люди пропадают в густо населенных провинциях Империи в больших количествах, чем в таких местах, как этот старый лес. И никому не приходит в голову всё время обвинять во всём чудовищ или демонов. Вполне хватает своих изуверов в человеческом обличье, творящих зло. А им вполне достаточно, верного удара клинком из харийской стали направленного твёрдой рукой.
  
  
  Изредка ориентируясь по мху и грибам древесникам, оккупировавших южные стороны окружающих сосен и секвой, Орман настойчиво продвигался на северо-запад. Некоторое время идти было относительно легко, но чем дальше он углублялся в лес, тем ближе друг к другу росли деревья. Появились незнакомые породы лесных гигантов, с необыкновенными длинными листьями.
   По мере продвижения чащоба становилась всё более труднопроходимой. Приходилось часто обходить группы деревьев, почти сросшихся вместе. Юноша задумался о правильности выбранного направления. Но продолжал идти.
   Он шёл несколько часов, пока не уперся в сплошную стену, выращенную необычным лесом. Стена терялась в сумраке с лева, такая же картина просматривалась и с права. Только впереди виднелся небольшой просвет. Но дорогу преграждала мёртвая сосна огромных размеров.
  Орман перелез через исполинский, поваленный временем ствол. Но с обратной стороны преграды начинались такие дебри, что Орман остановился, не зная как быть. Вернуться обратно и найти другой путь не целесообразно и опасно, вдруг орки ещё охотятся за ним. Упорство тёмного народа было широко известно. Оставаться также опасно. Что делать?
   Юноша подошел ближе к завалу с человеческий рост, образованному густо сросшимися друг с другом кустарниками. Куда ни глянь, вокруг одна и та же картина. Сплошная растительность преградила путь вперёд, не хуже каменной стены.
  Орман решил рискнуть и отложить на некоторое время свой утомительный бег. "Пора остановиться и поесть, в конце концов. Заштопать порванный рукав куртки, и отдохнуть". - Орман повторно окинул взором место, в котором очутился. Вроде место для схрона одного человека вполне подходящее. С трёх сторон труднопроходимая природная изгородь, единственный ход перекрывало упавшее дерево, вполне можно укрыться от посторонних глаз. В крайнем случае, можно наплевать на целостность одежды и полезть напролом сквозь кусты. Не лучший вариант, но в голову сейчас ничего другое не лезло.
  Орман уселся на мягкий ковер из прелых, прошлогодних листьев. Прислонился спиной к единственному на прогалине большому камню и с наслаждением вытянул ноги. Чуть погодя извлёк, завернутую в широкий лист подорожника, медовую лепёшку из рюкзака и с удовольствие откусил от неё большой кусок. Окончил скудный ужин сушеной рыбой, и глотком водой из фляги. Перестав жевать, Орман ощутил прилив сил. Когда голодный желудок слегка успокоился, приняв необходимую порцию, жить на белом свете стало гораздо веселее. Орман аккуратно сложил рыбные косточки в кожаный мешочек, с намерением выбросить их позднее. Не следует оставлять на стоянке подсказки врагам, как настоящим, так и потенциальным.
  Покончив с едой, юноша снял с себя куртку, покрутил её в руках, высматривая повреждения. Не найдя многочисленных дырок опрятно зашил в ней имеющиеся прореху на рукаве. Когда переделал все срочные дела, стал думать, как поступить дальше.
  "Существует два варианта действий. Первый: остаться здесь до утра. Второй: попытаться найти путь через кущи. И только затем отыскать удобное место ночлега". - Он в который раз осмотрелся вокруг. Подумав, что до темноты лучшего места отдыха может не найти, решил остаться тут.
  На этот раз Орман не пожалел времени и сил для приготовления обороны своей стоянки. Ему не хотелось повторять вчерашней ошибки. Помимо сигнальной паутины он создал узор невидимости внутри периметра. На него пришлось потратить часть магнума, но такая предосторожность казалась не лишней. Затем активизировал защитный амулет. Безусловно, посторонний маг может ощутить исходящую от него эманацию. Однако Орман надеялся, что на сто миль в округе, сильного чародея не найдётся, а со слабым он как-нибудь справится.
  Завершив приготовления, Орман вытащил плащ из рюкзака. Расстелил его на земле и улегся, крепко сжав в руке меч. Сумерки быстро сменила ночь. Орман лежал и слушал стрёкот насекомых и шуршание мелкой живности в стороне от себя. Ловил доносившийся до слуха шелест листьев, с которыми ветер проказник играл в вышине. И, несмотря на беспокойство последних дней, юноша чувствовал в душе умиротворённость, навеянную спокойствием этого совсем не страшного места. Казалось, местная природа взяла пришельца под свою защиту и успокаивала его мирными звучаниями, снимая стресс и усталость. Даже земля была не такая твёрдая как за пределами этого старого леса.
  Спустя минуту Орман уснул, и во сне он улыбался своему будущему. Какое бы оно ни было.
  
  
  - Что станем делать командир? Убьём его? - Молодой альв повернул к начальнику голову, и его зелёные глаза без зрачков сверкнули в глубине просторного капюшона.
  - Нет, подождём, когда проснётся и посмотрим, что он будет делать. Незачем умерщвлять человека, за нас это сделают тёмные. Они скоро будут здесь. - Ответил старшина патруля, продолжая наблюдать за спящим человеком.
  - Не уверен, что стоит так рисковать. Если человек сбежит от них, то тёмные могут последовать за ним. Матери это не понравится. Лучше всё-таки убить и подбросить труп оркам. Надеюсь, они удовлетворятся этим и повернут обратно.
  - Нет. Будем ждать. Я сказал. - Резко осадил подчиненного командир.
  - Как скажешь старшина. Но предупреждаю, деревья запомнят твои слова.
  - Мать ошибку не простит. - Чуть позже добавил последний аргумент молодой альв и отвернулся.
  - Я хочу знать, что происходит, - попытался пояснить нетерпеливому юнцу своё решение старший альв. Хотя как командир не обязан был ни перед кем отчитываться за свои решения во время рейда. - Это человек маг и воин. Пришлось потрудиться, чтобы не потревожить произведенную им ворожбу. Или ты забыл? - Немного подумал и произнёс. - Я чувствую, не зря он здесь. Он что-то ищет. И ищет у нас. Понимаешь?
  - Подумаешь человек ворожей, - тихонько хмыкнул юный альв, и скривил в презрительной усмешке тонкие сероватые губы. - Нечего у нас искать. Для всех мы исчезли давным-давно.
  Старшина осуждающе покачал головой.
  - Ты слишком молод и неопытен, чтобы делать подобные выводы.
  Молодой патрульный отвернулся с фырканьем.
  - Тише. Смотри. - Старшина перешёл на язык жестов.
  Меж деревьями замелькали силуэты проворных орков, которым помогала ночная мгла, скрывая очертания фигур. Они перемещались по лесу, не производя ни малейшего шума. Их целеустремлённость не оставляла сомнений, тёмные напали на след человека, и обнаружение мага, это вопрос короткого промежутка времени.
  
  
  Орман вскочил, сонливость улетучилась мгновенно. Он убрал заклинание сигнализацию, быстро проверил, действует ли полог невидимости, и приготовился к бою.
  "Что ж такое? Оставят меня в покое или нет?" - сокрушённо подумал Орман, вытаскивая из ножен меч. В том, что его выследили орки, он нисколько не сомневался. Было только обидно, что опять попался. Но винить в этом кроме себя некого. Можно оправдываться усталостью и тому подобными отговорками. Только себя всё одно обмануть не удастся.
  Первый орк перебрался через дерево и остановился в нерешительности. Он чувствовал запах человека, но не мог определить его место нахождение. Орман стоял в кругу полога и боялся пошевелиться. Ему не хотелось первым нападать. Ормана не оставляла слабая надежда, что всё обойдётся и тёмные все же не заметят его и решат, будто он покинул это место.
  Вслед за первым преграду преодолели ещё двое орков. Первый обернулся и произнёс:
  - Я чую, здесь был тонкокожий. Запах слишком свежий.
  - Рра, да он где-то рядом, - согласился с ним другой тёмный. От него просто веяло не дюжей мощью. Упругие мышцы перекатывались под кожей. Орк с привычной лёгкостью держал огромный боевой молот. Можно было не сомневаться таким орудием воин с легкостью способен пробить крепкий череп чёрного бизона.
  Первый орк двинулся в сторону Ормана. Ноздри воина расширялись и ссужались в поисках запаха. Когда до затаившегося Ормана осталось пара шагов нервы юноши не выдержали. Он неожиданно для троих тёмных появился в поле зрения. Со стороны казалось, будто он материализовался из воздуха. Короткий, но сильный удар мечём в живот, успокоил на веки любопытного орка. Вытащив резким движением клинок из смертельной раны противника, Орман моментально переместился к оставшимся двум оркам. Один не успел среагировать и получил два быстрых удара, по руке с пилообразным мечём и в горло. Послышался булькающий хрип отходящего в иной мир противника. Тут же юноша бухнулся на колени. Над ним пронёсся молот третьего врага. Молот врезался в не успевшего упасть мертвого орка. Его тело отлетело далеко в сторону, точно не весило ничего.
  Орман перекатился в бок. В место, где он находился секунду назад, врезался пудовый кулак из закалённой стали, срывая дёрн с места. Клочки земли разлетелись в разные стороны, будто от небольшого взрыва. Орман не дожидаясь следующего замаха молотобойца, не глядя ткнул мечём, в надежде задеть орка. Орк отскочил. Юноше и этого хватило. Он успел вскочить на ноги и стать в стойку.
  Тёмный с утробным рыком кинулся на невысокого человека только что прикончившего двух его товарищей. Он мог позвать подмогу, но ему хотелось самому разделаться с тонкокожим, который столько времени водил за нос по лесу лучших скаутов клана. Орк оказался в шаге от Ормана с занесённым для последнего удара молотом.
  Орман произнёс лишь одно слово. Из амулета выскочила тень. Сгусток первозданной тьмы ударила здоровяка в грудную клетку, проделав сквозную дыру размером с кулак. Тёмного не спасли ни доспехи, ни мощные грудные мышцы. Тьма сжирала всё на пути за время своей короткой жизни. Выпив живую силу, она убралась обратно в родной мир. Мир Хаоса.
  Орк умер мгновенно, на самом деле даже боли не почувствовал. Орман огляделся. Три трупа неподвижно лежали у его ног. Нужно убираться поскорее иначе четвёртым мог оказаться его собственный.
Оценка: 8.00*4  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Межзвездный мезальянс. Право на ошибку" С.Ролдугина "Кофейные истории" Л.Каури "Стрекоза для покойника" А.Сокол "Первый ученик" К.Вран "Поступь инферно" Е.Смолина "Одинокий фонарь" Л.Черникова "Невеста принца и волшебные бабочки" Н.Яблочкова "О боже, какие мужчины! Знакомство" В.Южная "Тебя уволят, детка!" А.Федотовская "Лучшая роль для принцессы" В.Прягин "Волнолом"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"