Вербицкий Андрей: другие произведения.

Смерть эльфам!

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Peклaмa:


Оценка: 7.44*19  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Аннотацию пока не придумал. Поэтому скажу только, что книга о пападанце в маготехнологический мир. Буду потихоньку выкладывать, но не часто, потому как роман не является основным проектом. Так сказать под настроение. Название книги возможно поменяется. Проды нет. Исправил написанное.

  
  
  Глава Первая
  
  "Наконец получил свой диплом. Теперь я самый настоящий специалист по системам связи, и сегодня с сокурсниками отправляюсь в ресторан отметить столь выдающееся в жизни событие ибо, как говорит Колька Смирнов, бессменный руководитель студенческих попоек: "Не пьющий студент потерян для государства". - Думал Данила выходя из первого корпуса института.
  Колька, дебошир и проказник, вечно опаздывающий и пропускающий лекции, но, несмотря на это вовремя сдающий сессии. Чем всегда удивлял окружающих. В отличие от товарища учеба Даниле давалась с большим трудом. После армии он не собирался поступать, но тетка уговорила: "Иди в институт", - настаивала она. - "По отцовским стопам иди, он был великий хакер. Мать от него тоже не отставала, царствие им небесное. Окончишь институт, гордиться тобой буду, сиротинушка моя".
  Тетя Маша еще та, продвинутая во всех отношениях, женщина. На шестнадцатилетние подарила большую упаковку презервативов, спровоцировав зависть, вперемешку со смехом, приглашенных мальчишек, и вогнав в краску всех без исключения девушек. А уж, как покраснел виновник торжества, при виде ухмылочки своей тети даже вспоминать не хотелось. Поругались потом, да что толку, с нее словно с гуся вода. Ей бы в аншлаге выступать, народ смешить, а не контролером в автопарке работать. Она на работе от водителей таких словечек нахваталась, прапорщик Свиридов, ротный царь и бог части ВДВ, где Данила отбывал государственную повинность, забился бы в припадке эпилепсии, услыхав сии слова. Наверное, даже для него они прозвучали бы нецензурщиной. Особенно, когда их произносит Мария Степановна Дворецкая: женщина метр девяносто (последствия занятий волейболом в юности) и весом килограммов, эдак сто двадцать. Такая она, тетя Маша, отец и мать в одном флаконе.
  Дома новоиспеченного специалиста встретила до безумия радостная тетка. Данила предъявил ей синий диплом с двуглавым орлом и приятным запахом типографской краски. Она расцеловала племянника в обе щеки и побежала на кухню, чтобы через минуту появиться в зале с целым поднос заварных пирожных, приготовленных, по столь знаменательному случаю. Когда первый кусок вкусно пахнущего лакомства оказался во рту, тетя села на софу и расплакалась.
  - Теть Маша, ну ты чего?- оторопел Данила, растерянно держа руке надкушенное пирожное.
  - Все, сынок...- всхлипнула она. - Найдешь теперь более престижную работу, станешь хорошо зарабатывать, переедешь в новую квартиру и забудешь меня старую. А ведь я тебя вынянчила и выкормила, а ты неблагодарный такой...
  - Во загнула. Какая работа? Какая квартира?- пирожное забылось вовсе, после подобного заявления.- Почему забуду тебя, что за женские глупости?- поднявшись со стула Данила, подошел к ней и обнял. Она сразу расцвела, много ли женщинам надо, и словно ничего не произошло, спросила:
  - Давай рассказывай. Где будете пьянствовать?
  - В ресторане "Кавказ" сегодня вечером. Колька собирает всех к девяти.
  - Тебе денег подбросить?
  - Зачем, теть Маш? У меня есть. Тем более через пару дней аванс.
  - Так не годится. Знаю я твое "есть" и твои "авансы". Ты бы лучше прекращал мешки, да ящики на складе тягать и нашел, что-нибудь поприличнее, с высоким окладом.
  "Нет. Ну, вот скажите на милость.... Только что плакала по поводу моего возможного переезда и "новой престижной работы", из-за которой я, якобы, ее забуду, а теперь заставляет меня искать новое место. Я, конечно, не против. Профессия грузчика - это не то, к чему стоит стремиться, но платят хорошо (относительно) и график удобный. Как раз после пар успевал к началу смены, а к полночи уже был дома. К тому же, прежде чем увольняться, надо сначала найти эту самую "престижную работу", - подумал Данила.
  - В общем так, возьми сколько надо денег и не перечь. Последний вечер с одногруппниками ты должен провести нормально, - Кормилица молча указала перстом на книжную полку. Там стояло старое потертое издание "Старика Хоттабыча" со склеенными и вырезанными внутри страницами под размер купюр. Помнится, этот импровизированный сейф появился в доме лет семь назад, после просмотра очередного шпионского фильма, так горячо любимых тетей. В том фильме главный герой подобным образом провозил свой пистолет.
  Данила подошел к книгам, открыл "сейф шпиона", взял тысячу и..., стоило тетке отвлечься, как мигом положил купюру обратно и вернулся к столу доедать вкусности. Спорить и доказывать, что без финансовой помощи сегодня обойдется, не горел желанием. Он, как ни в чем не бывало сел за стол и приступил к прерванному поеданию пирожных. Они так редко готовились ненаглядной госпожой Дворецкой, что грех не воспользоваться случаем.
  Раздался дверной звонок.
  - Кого там несет?- проворчал Данила.
  - Это наверно соседка. Обещала зайти, тебя поздравить. Сиди, я сама открою,- тетя Маша пошла в прихожую.
  - Здравствуй Данила.
  - Добрый день Вера Николаевна, - поздоровался он с соседкой, женщиной за шестьдесят с хвостиком, пухленькой и маленького роста. Всегда хмурая и от того кажущаяся грозной. Вся малышня во дворе ее боится, и Данька боялся когда-то, хотя не помнил, чтобы она на кого-нибудь кричала или ругала за что-то. На первый взгляд она полная тёткина противоположность, но только внешне. По характеру такая же - два сапога пара. Недаром подруги. Вот недавно учудила. Рассказывает:
   "Ночью проснулась от громкого стука в дверь. Встала с дивана, подхожу к двери и спрашиваю.
  -Кто там?
  А мне мужской, незнакомый голос отвечает:
  - Кто, кто! Конь в пальто. Открывай, давай.
  (Нужно отметить, что Вера Николаевна давно живет одна. Муж умер одиннадцать лет назад от рака легких, а дочь Нинка вышла замуж и естественно с ней не живет.)
  - Я сейчас мужа разбужу, а не перестанете тарабанить в мою дверь, милицию вызову.
  - Милицию она вызовет. Мужа она разбудит. А я кто, по-твоему?- говорит этот нахал.
  - Не знаю.
  - Я и есть твой муж, дура.
  Тут я, конечно, поняла, что мужчина не трезв и стучит ко мне по ошибке. Так ему и сказала, а тот как заорет:
  - Хватит ломать комедию!
  А потом спокойно, ласково говорит:
  - Открой, пожалуйста. Не оставишь же ты меня в подъезде ночевать. Обещаю, не буду больше пить. Честное слово, дорогая.
  От этих слов вообще опешила. Ну, думаю, точно человек не туда попал. Открою этому недотепе дверь, пусть убедится собственными глазами в своей ошибке, заодно выскажу ему в лицо, как нехорошо будить средь ночи добропорядочных квартиросъемщиков. Отпираю замок, а сама держу в руке савок железный, тот, самый который мы с тобой в прошлом году на рынке покупали. Не помнишь? Нет? Ну, ладно. И вот значит, держу я этот савок для мусора, думаю, если что огрею им стервеца. Открываю, а у самой поджилки трясутся от страха, гляжу, а мужик-то, стучит в дверь напротив. Нет, ты представляешь, какая дура".
  Вот такие женщины принимали участие в воспитании Дворецкого Данилы. Теперь представляете, что из него получилось? Вот именно душа компаний и вечеринок. Но всё это внешнее. Внутри парень был философ и романтик, только о правде знает дружище Смирнов (в смысле одногруппник, а не одноимённая бутылка крепкой), и полностью поддерживает товарища, и наоборот. Иначе, зачем нужны друзья? Но продолжим повествование, не будем отвлекаться.
  - Итак, соседушка, выходим во взрослую жизнь?
  - Ага, - ответил Данила.
  - Ты посмотри Вера, какую красоту племяш принес, - тетя сунула под нос соседке диплом с такой радостной гордостью, словно сама пять лет училась. Да собственно, где-то так оно и было. Её душа и сердце всегда переживали успехи и промахи вместе с племянником.
  - Действительно красота, - тетя Вера повертела его и так, и эдак, чуть ли не понюхала,- куда же теперь с этим? Нынче времена, какие. Образование не в цене. Пока на лапу не дашь, никуда не пролезешь.
  - Ой, перестань Верка. Ну что ты к парню привязалась, портишь настроение всем, пойдём лучше Жосефину посмотрим. Сынок, составишь старым дамам компанию?
  - Нет уж, увольте. Лучше пройдусь по городу, чем бразильские сериалы в такую замечательную погоду смотреть.
  - Хорошо. Ты придешь домой до вечеринки или сразу на сэйшн свою пойдёшь?
  - Не знаю тетя.
  - Ты хоть переоденься, а то попрёшься в этой футболке в ресторан, мне потом стыдно будет людям в глаза смотреть.
  - Конечно, переоденусь. В оранжевую рубашку. - Данил подмигнул тётушке. Эту знаменитую рубашку подарила Вера Николаевна на день рождение, в прошлом году. На улицу он не одевал её, ни при каких обстоятельствах, только в присутствии соседки. Походит немного в ней, потешит "изящный вкус" соседки, и снова переодевался в спортивное.
  
  В городе понастроили, за последние пятнадцать лет, много церквей. Хотя Данила не верующий, всё равно было приятно слушать колокольный звон. Он успокаивает и согревает душу. Вот и сегодня церковный праздник. Мелодичные перезвоны слышны в самых далёких районах города, наполняя сущее вдохновением и призывая верующих на службу в соборы и церквушки. Данила свернул в сквер ВЛКСМ и по дорожке, мощенной модными разноцветными плитками, вместе с народом вошел под тень старых деревьев, посаженных ещё до второй мировой. Вообще странно гулять вокруг храма в парке имени "коммунистического прошлого", ощущения незабываемые. Но такова сегодняшняя реальность.
  Дворецкий нашёл свободную скамеечку, смахнул с неё остатки семечек, забавы русского народа, и удобно устроился, положив на спинку скамейки руки. Солнечные лучи заставляли щуриться, и гуляющий народ можно было рассматривать лишь из-под прикрытых век. Молодые мамочки катали в колясках малышей. На соседних скамейках старшее поколение вспоминали молодость и обсуждали всевозможные новости. Мимо простучали каблучки. Молодой человек встрепенулся, поднял взор и обомлел. Такую красоту редко встречаешь в жизни. Туфли на высоких каблуках делали подъем стопы более крутым, добавляя длинным, спортивного сложения ногам стройности. Шикарные бедра девушки пытались спрятаться под короткой джинсовой юбкой. Белая майка на тонких бретельках плотно облегала грудь.
  Данила перевел взгляд выше. Шелковистые волосы сложены на голове в сложную прическу, открывая вид на стройную шею и маленькие заостренные ушки, придавая внешнему виду некоторую пикантность. Странно, но такой формы уши ему раньше никогда не встречались. Правильные черты лица, прямой нос, пухлые губы и ни следа косметики. А зачем? Макияж только испортил бы совершенство природы.
  Девушка посмотрела на парня своими большущими глазами, улыбнулась и продефилировала мимо, мерно покачивая бедрами. Парень подавил печальный вздох.
  "Ну, нет у меня лексуса и яхты катать таких девиц. Нету! Жаль, что современные русские мадамы потеряли то, что во все времена привлекало к ним мужчин, помимо красоты. Жертвенность. Наверное, это качество женской натуры умерло вместе с женами декабристов".
  Девушка удалялась.
  "Блин. Чего я сижу? Сегодня такой день. Конец учебы и почему бы не попытаться познакомиться с красивой девушкой. Авось повезет, не все же они стервы. Решено, иду знакомиться. В худшем случае просто откажет и все". - Данила вскочил со скамьи и поспешил вслед удаляющейся стройной фигурке.
  Пока Данила плелся в нерешительности позади, девушка пересекла парк, и по пешеходному переходу перешла на правую сторону улицы, углубившись в старый район города, где чуть не потерялась из вида. В этом нагромождении старых дореволюционных домов и хрущевских пятиэтажек сам черт ногу сломит. В последний момент он успел заметить, в каком подъезде исчезла девушка-мечта. Данила, к собственному сожалению, так и не сподобился подойти к ней. Вместо этого простоял у двери минут пятнадцать, пока не почувствовал себя идиотом.
  
  Вечер прощания с институтом прошёл быстро и незаметно. Из головы не выходила мысль о прекрасной незнакомке. Усилия друзей растормошить пропадали даром. Дольше всех, в стремлении поднять настроение Данилы, продержался Смирнов, но и он сдался. В конце концов, все оставили печальную персону одногруппника в покое. По завершении полуофициальной пьянки в "Кавказе" большинство потянулось по ночным клубам. Данила отказался от продолжения банкета, сославшись на головную боль, и свалил домой.
  Шли уже третьи сутки, как он не находил себе места. Мучался и мерил шагами комнату. Никуда не выходил и никому не звонил, да и его никто не тревожил, чему Данила был несказанно рад.
  Наконец тетя не выдержала и спросила:
  - Племяш, ты не заболел случаем?
  - А? Нет, все нормально.
  - То-то я смотрю, почти не ешь. Никого видеть не хочешь. Может, ты влюбился?
  Наверное, племянник изменился в лице, так как она ехидно заулыбалась и проворковала в свойственной только ей манере:
  - Давай колись. Я ведь не чужая, авось совет дам.
  - Советом не поможешь, - подумав минуту, всё выложил, как на духу. Вылил все свои переживания и страхи. Внимательно выслушав откровение, кормилица вынесла вердикт:
  - Влюбился. Раз такое дело, тебе нужно найти её и пригласить на свидание.
  - Если она не согласится?
  - Пока не пригласишь - никогда не узнаешь. В конце концов, мужик ты или не мужик? Запомни. Дворецкие всегда добивались своего, когда жизнь вставляла шило в одно место. Судя по твоему состоянию, подобный инструмент уже торчит у тебя сзади, - она рассмеялась и продолжила:
  - Раз тебе знаком дом, в котором проживает незнакомка, езжай туда и жди. Рано или поздно она появится. Только поешь сначала. Неизвестно сколько проторчишь на улице, любовничек.
  Сказав это, тетя пошла на кухню, греметь кастрюлями, подпевая под нос "когда переехал не помню, наверное, был я бухой". Обалдевший, Данила пошёл вслед за ней готовиться к долгой осаде дома на улице Черноморской.
  
  Пошёл четвёртый час, сидения на лавочке, с облупившейся зелёной краской, у соседнего подъезда. Данила всё больше злился на себя, и последние полчаса порывался встать и уйти, но ноги не слушались. Внутренний голос приказывал им: "Сидеть". Кто раз побывал на месте влюбленного, знает, о чём речь. Собрав всю волю в кулак, парень поднялся и пошагал домой. Медленно, постоянно оглядываясь, в надежде, что она появится из невзрачного подъезда по каким-то своим делам.
  Засада не получилась. Факт, не требующий опровержения. Но всегда есть завтра и послезавтра. Останавливаться в начале пути? Нет.
  Он завернул за угол и направился по асфальтированной дорожке к остановке троллейбуса. Вдруг мысли в голове разбежались в разные стороны. Жалкие попытки поймать хотя бы одну не увенчались успехом. На встречу шла она, мечта, пока платоническая.
  Девушка, словно плыла по воздуху, так изящно выглядела её походка со стороны. Каштановые волосы обтекали плечи точно водопад. Голубое платье колыхалось в порывах ветра, как и сердце Данилы в этот момент. Как на зло, незнакомка была с родителями. Они шли под руки, отец в центре, мать и дочь по бокам и о чём-то мирно беседовали и улыбались. Парень, точно пень торчал у них на пути и ждал приближения не в силах пошевелиться. В эту минуту взгляд его был наполнен полным идиотизмом. Вот они в трёх шагах и разговор их прекратился, в двух и они расцепили руки, в одном и мужчина спрашивает:
  - Молодой человек вам плохо?
  - Нет, мне хорошо.
  "Господи, что я несу".
  Краешком глаз отметил удивлённые взгляды, которые бросили друг на друга супружеская чета. А он всё смотрел на их дочь и не мог отвести взора.
  - Раз вам хорошо, то не могли бы вы посторониться. Дорожка узкая, не хочется лезть через кусты, чтобы обойти вас. Вы стоите в самом центре.
  Здесь любой нормальный человек должен был отойти в сторону и дать людям пройти, и сделал бы это, но на его счастье заговорила девушка. Голосом, от звука которого хотелось растаять.
  - Я помню вас. Мы встречались недавно в парке.
  Заплетающимся языком Данила ответил:
  - Верно, я тоже видел вас там. Сейчас вы в другом платье, не менее красивом. Чем в первую нашу встречу.
  Девушка приятно рассмеялась.
  - Вы льстец. Как вас зовут?
  - Данила
  - Хорошее имя. Оно вам идёт, - она так посмотрела, как умеют только женщины. По голове ударило молотом, ещё не понимая, чем всё может кончиться, спросил родителей:
  - Вы не будете против, если я познакомлюсь с вашей дочкой, - спохватившись, добавил.- При условии. Что она согласится, конечно.
  Идея не пришлась по вкусу. Своё мнение, вполне лаконично выразил отец:
  - Против.
  Возникло чувство, что на этом знакомство закончится. Однако девушка грозно зыркнула на предков и те быстро присмирели. В голове, на краткое мгновение вспыхнула мысль.- "Может, делаю ошибку, знакомясь с девушкой, которая так строит родителей. Не важно, словом или взглядом".
  Посмотрел на неё ещё раз, и сомнения ветром сдуло.
  Она подошла почти вплотную. Приятные запахи окружили, закружили и бросились в атаку на рецепторы.
  - Я Вилена. Можно просто Ви, - она полуобернулась.- Мои родители. Надежда Петровна и Василий Федорович. Вот и познакомились. Данила ты не обижайся. У них сегодня плохое настроение, - Вилена театрально закатила очи вверх и развела руками.
  - Чего стоим, пойдем к нам. Угощу чаем или кофе, по выбору.
  Вилена подхватила юношу под руку, развернула и повела обратно, в сторону дома. Взрослые пошли следом. Данила затылком ощущал недружелюбные взгляды. Но какая разница, ведь Вилена рядом, а с родителями разберемся.
  "Я же не плохой парень. Вроде бы".
  Успев ответить на пару незамысловатых вопросов о себе, все вместе дошли до квартиры на третьем этаже. Василий Федорович достал ключ и открыл чёрную металлическую дверь, после чего пропустил женщин и гостя внутрь.
  - Снимайте обувь и проходите в зал, - впервые подала голос мама.
  - Не стесняйся, - подбодрила Вилена
  Данила быстро разулся и, неловко протиснувшись, между стеной и хозяевами, прошёл в комнату. Обстановочка в квартире была, что надо. Кожаные диван с креслом, мебель под старину, а может древняя и была. Сейчас это модно. Деревянный комод, на нём ваза с полевыми цветами. На стене висит плазменная панель. Такие штуки, как минимум тысяч двести стоят. Настроение резко сошло на нет. Стало понятно, почему родители против нежданного знакомства. Кто он для них, нищий парень без роду, без племени.
  
  Пили чай с очень вкусным яблочным пирогом. Вилена болтала без умолку, точно прорвало. Задавала вопросы, иногда совсем неожиданные, вроде: "Когда ты учился в институте, часто давал взятки преподавателям?" Юноша был очень рад её разговорчивости. Это отвлекало от родителей. Они вели себя очень странно, молча сидели и не спускали с гостя глаз, это сильно действовало на нервы. Можно подумать, стоит им выйти, парень тут же начнет насиловать дочку.
  С Виленой переговорили на все темы, на которые, можно разглагольствовать при первом "свидании" в присутствии родителей.
  Неожиданно атмосфера посиделок быстро изменилась. Василий Федорович начал затравлено озираться по сторонам, внося ещё больший диссонанс в обстановку. Дворецкий решил - пора прощаться. На первый раз знакомства хватит. Спустя пол минуты всё семейство вскочило с удивлёнными глазами. Данила уже подумал, не сделал ли чего ненароком, как вдруг раздался громкий хлопок, в ушах зазвенело, стена гостиной "поплыла", и сквозь образовавшийся проход ворвались люди в чёрном. Отец девушки непонятно откуда выхватил пистолет и открыл огонь по нападавшим. Женщины закричали. На этом месте, безобразия для гостя закончились. Что-то больно ударило в спину, выбив из головы сознание. Парень не видел, как быстро закончился бой, как связывали оглушенных новых знакомых и уносили в образовавшийся проём в стене. После чего он затянулся, словно не существовал никогда. Через какое-то время Данила пришел в себя и, превозмогая боль, набрал на мобильнике номер 112, но скорую так и не дождался. Попытался встать, голова закружилась, и парень снова погрузился в небытие.
  
  Очнулся он в больнице, с огромной шишкой на затылке и путаницей в голове. Врач пришёл сразу на зов медсестры, заметившей, что пациент пришел в себя. Доктор долго осматривал очнувшегося пациента и попутно объяснил, что на спине ожог отчего-то холодного и поинтересовался, где можно умудриться отморозить себе участок спины, летом в тридцатиградусную жару. Пришлось промолчать. Данила просто не знал, ответа на поставленный вопрос. Если бы в голове прояснилось, может тогда смог бы ответить, хотя бы самому себе.
   Спустя час пришли два следователя из прокуратуры. Дворецкий не утаивая, рассказал им всё, что вспомнил. А это не так уж много, начиная с прогулки по скверу, и заканчивая нападением в квартире. Здесь следователи попросили рассказать поподробнее. Пришлось повторять снова и снова, пока доктор не запретил изнурять его подопечного. После ухода представителей закона у Данилы сложилось стойкое ощущение, будто его считают дауном или лжецом. Негативные чувства противным привкусом сохранялись до самого прихода тёти.
   Она вбежала точно метеор и сразу заревела. Пришлось долго успокаивать ее и повторять историю снова.
  - Это я виновата. Сама присоветовала тебе идти к этой дрянной девчонке.
  - Ну, зачем ты так? Никто не виноват в том, что произошло. Тем более ты. Кто же мог предвидеть такое развитие событий? Жив и ладно, - племянник неловко попытался успокоить тетку. - Даже скоро выпишут. Всё будет хорошо.
  - Дай-то Бог. А то эти девки...
  Данила сдержал страдальческий стон и приподнялся на локти.
  - Тётя, перестань. Мы же не знаем, что, в конце концов, произошло.
  - Хорошо. Надеюсь, такого больше не повторится.
  Наконец и она ушла, пообещав не выпускать его из дома до конца дней своих.
  Под вечер пришёл ещё один посетитель. Предъявив корочку сотрудника прокуратуры, заставил снова рассказать историю своего знакомства. Пока он записывал показания на диктофон, юноша изучал его колоритную внешность. Следователь оказался очень красивым, даже на взгляд мужчины. Не поймите превратно, его лицо было вовсе не смазливым. Обыкновенное лицо, обыкновенного человека, но черты его были настолько симметричны, насколько вообще возможно. А симметрия и есть красота. Но больше приковывали взгляд не черты лица, а наличие заострённых ушей, таких же, как у Вилены. Перед его уходом Дворецкий не выдержал и спросил, не родственник ли он девушки, с которой свёл случай с такими печальными последствиями. На что тот рассмеялся:
  - Нет, что вы Данила. Конечно, нет. Мне пора, выздоравливайте. Кстати, никому не говорите о растаявшей стене. Люди не поверят, - следователь открыл дверь палаты и вышел.
  
  В больнице пришлось проваляться две недели. Юноше с каждым днём становилось лучше. Спина потихоньку заживала, шишка почти прошла.
   Первую неделю везло, в палате он жил один, до поры до времени. Однажды ночью привезли новенького. Медсестра весело прощебетала:
  - Теперь тебе не скучно будет. А то всё один да один. Жалко тебя стало, вот решили соседа дать.
  Сосед оказался, что надо. Ни разу ночью не дал нормально уснуть. Мужик кряхтел, сопел, храпел так громко, что не помогали ни свист на ухо, ни настоятельные просьбы. Тот только извинялся и пожимал плечами. Приходилось спать днём урывками. Часто сосед беспардонно будил и предлагал сыграть в картишки. Однажды нервы Дворецкого не выдержали, и он послал соседа по матери. Тот обиделся и перестал разговаривать, что беспокоило сейчас меньше всего.
  Следователи приходили несколько раз, от одних и тех же вопросов начинало тошнить. Больше всего бесило то, что на вопросы самого парня они почти не отвечали. Но из немногочисленных ответов напрашивались два вывода, и кажется, становился понятным ход мыслей офицеров:
  А) Знакомые Данилы бандиты или террористы.
  Б) Он сам их убил. Тела расчленил и закопал.
  В первое слабо верилось, второе он не делал. Из всего этого вытекает собственное заключение.
  Ни черта не понятно.
  
  В больнице пришлось провести немного больше времени, чем Данила рассчитывал. Спина плохо заживала. Но рано или поздно все близится к завершению, вот и этот неприятный этап больничной жизни закончился. Данилу выписали к несчастью. Почему к несчастью? Да потому что за него взялись серьезно. И Дворецкий на собственной шкуре узнал кто такие представители "министерства правонарушительных органов". Период следствия оставил в памяти и душе мерзопакостные чувства. Складывалось ощущение, что все пытаются сделать виновным именно его. Особенно усердствовал один представитель фемиды, который досаждал больше других. Возникало впечатление, будто он испытывает к персоне юноши если не ненависть, то глубокую неприязнь.
  - Когда вы познакомились с Виленой Ивановой, вы испытали к ней влечение сексуального характера?
  - Она красивая девушка. Было бы глупо отрицать очевидное, - ответил Данил.
  - Она ответила вам взаимностью? - не отставал следователь.
  - Откуда я знаю? Не успел поинтересоваться.
  - Тоесть она вам отказала?
  - К чему вы клоните? - подобные разговоры начинали раздражать, и Данила испытывал огромное желание что-нибудь кому-нибудь сломать.
  - Вы сильно злились, когда Иванова не согласилась вступить с вами в интимную связь?
  Или:
  - Вы часто выпиваете?
  - А это здесь причем? - на лице Данилы отобразилось недоумение.
  - Отвечайте.
  - Иногда. По праздникам.
  - Будучи пьяным, часто ругаетесь со своей тетей, Дворецкой Марией Степановной?
  - Что за глупые вопросы? - снова возмущался Данила.
  - Хорошо так и запишем. Подозреваемый отказывается сотрудничать со следствием.
  И как после этого доверять нашим защитникам закона?
  Так и не обнаружив улик против Данилы. Его оставили в покое, попив немало крови и уничтожив пару килограмм нервных клеток. По всей видимости, за неимением других подозреваемых, следствие обещало в скором времени совсем заглохнуть. Оставив главный вопрос "где же пропавшие?" без ответа. Как обычно.
  Загадочное нападение тревожило ум, порой, не давая подолгу уснуть. Размышляя над событиями месячной давности, Данила понимал, что столкнулся с чем-то невероятным и трагичным. Не разрешимость ситуации угнетала.
  Постепенно жизнь налаживалась. Данила устроился на работу в престижную компанию системным администратором. Поначалу платили не очень много, но гарантировали в скором времени подтянуть оклад на уровень остальных сотрудников отдела. Это не могло не радовать. Тетя была довольна. Семейный бюджет увеличился, и стало возможным помечтать о будущей покупке новой мебели. Чем, со всей присущей женщинам страстью, предавалась тётя Маша каждый вечер, громко рассуждая, что и где она бы поставила.
  Однажды возвращаясь поздно с работы, Данил заметил того самого остроухого следователя из прокуратуры, которого после больницы больше не видел, что в общем-то, странно. Он шел впереди и вел себя слегка неадекватно. Постоянно оглядывался, видимо нервничал мужик сильно. Дворецкого разобрало любопытство. Из глубин подсознания поднималась и крепла уверенность, что следователь как-то связан с пропажей Вилены и ее родителей. Возможно, некую роль играла схожесть в чертах лица с семейством Ивановых. Внутреннее Я просто подталкивало Данилу к действию, и он решил пройтись следом.
  Остроухий прокурор вошел под арку жилого дома. Дворецкий почти бегом поспешил за ним. Не зря. Он в последний момент заметил, в какой подъезд зашел мужчина. Подождал несколько секунд пока дверь не начала закрываться, ринулся вдогонку и спустя мгновение очутился внутри. Данила притих, стараясь не выдать себя шумом.
  Ритмичный топот туфлей по ступеням возвестил, что следователь поднимается наверх. Зазвенели ключи, вставляемые в замок и Данила начал тихонько подниматься на второй этаж. Юноша заглянул сквозь решетку перил и заметил, закрывающуюся дверь квартиры. Он поднялся выше.
  "И чего теперь?" - сам себе задала вопрос Данила. - "Мда, глупейшая ситуация".
  Проторчал пару минут около квартиры и пошел домой ничего, кроме места жительства следователя, не выяснив.
  
   Мужчина стоял у окна и смотрел, как Дворецкий пересек участок двора и скрылся в темноте под аркой.
  - Альрам*, - тихо выругался он.
  
  *Альрам - Дерьмо (эльф.)
  
  - Это ты Данила! - крикнула из кухни тетя Маша.
  - Нет! Не я.
  - Переодевайся, умывай руки и садись ужинать.
  - Щас, - Данила нагнулся, развязал шнурки кроссовок, стянул надоевшую за день обувь и пошел в свою комнату. Быстро переоделся в легкие спортивные шорты и майку.
  "Надо купить кондиционер. Жара невозможная", - пришла в голову мысль. - "Чем мы хуже других людей?"
  - М-м-м. Вкусно пахнет, - произнес он, войдя на кухню.
  Тетя Маша расцвела.
  - Садись труженик. Приготовила курочку, как ты любишь, с поджаренной корочкой и оливье тебе сделала.
  - Спасибо. Голодный, словно волк, - Данила положил в тарелку любимый салат русского народа и пару куриных ножек. Запах защекотал ноздри, в желудке заурчал голодный зверь.
  Тетя рассмеялась:
  - Слышу, не один ты есть хочешь?
  Племянник молча улыбнулся в ответ, уселся на табурет и приступил к вечерней трапезе. Он успел только пару раз вилку поднести ко рту, когда зазвенел дверной звонок.
  - Кого там черти принесли? Небось, Верка приперлась. Не сидится дома ей, - проворчала тетя Маша.
  Данила встал с намерением пойти открыть.
  - Сиди, ешь. Я сама открою, - сказала тетя, и вышла.
  В коридоре послышалась нездоровая возня, затем хлопки и звук падения на пол. Данила вскочил и выбежал из кухни. Первое, кого он заметил это свою тётю, лежащую навзничь, из-под тела вытекала тонкая струйка крови. Дворецкий поднял глаза и наткнулся на холодный взгляд остроухого следователя. В вытянутой руке он держал направленный на юношу ствол пистолета. Темное отверстие глушителя смотрело прямо в лицо.
  Данила отпрянул назад. Старый холодильник принял на себя первый удар. Пули пробили дверцу, если бы у Данилы было время посмотреть вниз, он увидел бы, как молоко из разорванного пулей пакета вытекает на пол. Юноша, недолго думая, схватил со стола тарелку и запустил в проход, в котором как раз показался остроухий. Увернуться тот не успел, и оливье заляпало убийце рубашку.
  Под рукой оказался нож, которым пару минут назад тетя резала хлеб. Данила прыгнул вперед и влево, уходя с линии огня. Вжикнула очередная пуля, проделав в первом оконном стекле аккуратную дырочку и разбив второе. Юноша махнул ножом снизу вверх и попал по запястью следователя. Остроухий пистолет не выронил, и не растерялся. Разрывая дистанцию между собой и прыткой жертвой он прямым ударом ноги в живот отбросил парня на пол. Дворецкий умирать не хотел и, воспользовавшись инерцией, перекатом назад ушел от очередного свинцового подарка. Пуля впилась в пол, а Данила из неудобного положения метнул кухонный нож.
  Следователь отбил летящий в него нож, подарив парню драгоценную секунду, и снова приблизился. Данила осознавал, что его единственный шанс уцелеть это войти в тесный контакт с убийцей, тогда тот не сможет реализовать преимущество дистанционного оружия. Он точно регбист налетел на следователя, сбил с ног. Оба покатились по полу, причем Данила оказался сверху. Юноша схватил руку с пистолетом и несколько раз стукнул об пол чужую кисть. Оружие отлетело в сторону.
  Остроухий зарычал, впервые проявляя эмоции. Обхватил тело Дворецкого и так сильно сжал, что от боли брызнули слезы из глаз. Попытка освободиться ни к чему не привела, словно, в тиски попал. Он не ожидал, что в худощавом следователе может быть столько сил. Данила лбом нанес несколько ударов по лицу противника. Из сломанного носа противника потекла кровь. От боли остроухий зарычал, подсунул под свою жертву ногу. Данила почувствовал, как поднимается в воздух, потом как летит. Следователь умудрился из положения лежа перекинуть через себя далеко нелегкого и неслабого бывшего десантника. Дворецкий вскочил и обнаружил себя в зале.
  "Далеко зашвырнул зараза", - промелькнула мысль.
  - За что? - Спросил он встающего на ноги следователя.
  Тот молча достал из кармана блестящий металлический диск и нажал на кнопку в центре.
  - Надеюсь в этот раз ты сдохнешь, - проговорил остроухий. Его окровавленное лицо, стараниями Данилы, придало словам еще более зловещий смысл, хотя куда уж более. Сказал и бросил диск в центр зал, захлопнув двери в комнату. Диск коротко пискнул и Данила, недолго думая, выпрыгнул в открытое окно, по пути порвав марлевую сетку, которой тетя Маша всегда на лето закрывала окно от комаров. За спиной полыхнуло. Жар догнал парня в полете, волосы на голове затрещали.
  Хорошо, что жили на первом этаже. Плохо, что под окнами росли розы, за которыми рьяно ухаживала одинокая Вера Николаевна. При падении Данила сломал почти все кусты и разодрал до крови руки, ноги и живот. Лицо удалось уберечь, предусмотрительно закрыв голову руками. Он вскочил на ноги и тупо уставился в огонь. Длинные языки пламени вырывались из окна квартиры.
  - Тетя, - до него начало доходить вся трагичность ситуации, в которой очутился. Данила помчался обратно. Окна зала выходили на противоположную от входа сторону, чтобы попасть к подъезду, нужно обогнуть дом. Дворецкий не щадя босых ступней помчался по клумбе с цветами.
  Побив все рекорды, ворвался в квартиру заполненную дымом. Тетя Маша лежала на прежнем месте - в коридоре. Племянник с трудом вытащил тяжелое тело на лестничную площадку и без сил опустился рядом.
  - Как же так? - спросил он не понятно у кого.
  Соседи начали вылазить из собственных мирков, что бы узнать, откуда так гарью несет, и натыкались на убитого горем Данилу, и мертвую Марию Степановну. Кто-то вызвал пожарных, кто-то скорую помощь. Люди кричали, люди бегали, люди пытались тушить пожар самостоятельно. Всего этого Данила не замечал, пока не почувствовал как кто-то тянет его за руку. Он посмотрел кто там такой настойчивый? Вера Николаевна пыталась растормошить его.
  - Пойдем Данька. Нечего тебе тут делать пока. Тебе нужно успокоиться. Я настойки налью, - предлагала она, а сама рыдала во всю.
  Данила словно очнулся.
  - Некогда, - коротко бросил он и в чем был, в синих спортивных шортах, порванной майке, босиком выбежал на улицу. Где найти убийцу он знал. "Наверняка остроухий еще не успел съехать", - так думал он.
  Прохожие с недоумением оглядывались на пробегающего мимо парня в грязной, порванной одежде со следами крови и копоти. Данила спешил. Вот и нужный подъезд, этаж, квартира. Он надавил на звонок и присел, чтобы его не было видно в глазок. За дверью послышались осторожные шаги.
  - Кто? - послышался знакомый и ненавистный голос.
  Дворецкий продолжал сидеть. Он надеялся, что следователь, который по непонятным пока для него причинам убил единственного родного ему человека и пытался убить его самого, рано или поздно откроет из любопытства. Если нет, то он готов ждать до посинения, должен же остроухий покидать квартиру? Однако долго ждать не пришлось. Щелкнул замок и дверь приоткрылась. Данила вскочил и плечом врезался в дверь, вложив в удар всю свою силу, злость и восемьдесят килограмм собственного веса.
  - Ты? - сказал убийца, поднимаясь с пола, на котором оказался по вине Данилы.
  - Я, - ответил парень и нанес удар ногой в грудь.
  Остроухий перехватил ногу и дернул на себя. Падая на спину, Дворецкий успел лягнуть следователя второй ногой и попал в пах. Боль скрутила прокурорского следователя. Данила вскочил и пяткой ударил противника в челюсть. Тот откатился в сторону и начал быстро подниматься, одновременно доставая из-за спины кривой нож.
  - Сученок, - проговорил остроухий и бросился на юношу.
  Даниле пришлось несладко. В армии его учили работать с ножом и без ножа, но с тех пор прошло пять лет и навыки успели позабыться.
  Получив ранение в предплечье, юноша попытался взять себя в руки и успокоиться. Удар, перехват, взять на излом. Память под натиском происходящего подсказывала последовательность действий. Нож зазвенел по паркетному полу. Прямой в горло. Неудача. Уход в сторону. Чужой кулак чиркнул по уху. Данила сделал шаг вперед и испытанным способом вломил убийце головой по сломанному ранее носу. Убийца взвыл и, потеряв самообладание, кинулся на Данилу. Мужчины сцепились и как два раненых зверя покатились по паркету, молотя друг друга, куда придется.
  Остроухий из последних сил оттолкнул от себя парня, достал какой-то приборчик из кармана и быстро нажал несколько кнопок. Данила подумал, что у следователя опять в руке граната и прыгнул к нему, чтобы выбить предмет из руки. В нормальной ситуации, если боевые условия можно назвать нормальными, он наоборот отпрыгнул бы подальше, но разум после психологической нагрузки реагировал неадекватно. За спиной следователя засветился проем, в него пара снова сцепившихся врагов и угодила.
  Проем затянулся. Квартира опустела.
  
  
   Глава вторая
  
  Данила упал на противника сверху и попытался опять врезать убийцу по лицу. Следователь отвернулся и повернул голову к правому плечу, избегая прямого удара, и получил кулаком в челюсть. В ответ попробовал коленом достать печень Данилы. Но у него получилось только отбросить настырного парня. Данила перекатился через себя, вскочил, то же самое сделал и остроухий. Два ненавидящих взгляда встретились.
  - Почему? - прохрипел Данила. Ему тоже крепко досталось, и он уже начинал ощущать усталость.
  Остроухий вместо ответа резко приблизился. Данила отклонился от кулака и встретил нападавшего ударом в кадык. Убийца схватился руками за горло и повалился на пол. Из его рта послышался сиплые звуки. Следователь задыхался. Юноша стоял над поверженным и молча наблюдал, как тот умирает от нехватки кислорода. Лицо убийцы приобрело землистый оттенок. Спустя минуту он пару раз дернулся, и в его глазах пропало осмысленное выражение. Данила присел около тела на корточки протянул руку и пощупал пульс на шее. Готов.
  Поднявшись на дрожащих ногах, осмотрел себя. Из пореза до сих пор сочилась кровь. Данила нагнулся и оторвал кусок ткани от рубашки остроухого.
  - Тебе она все равно больше не понадобится, - прокомментировал свои действия и быстро обмотал материю вокруг предплечья, туго завязал и лишь после этого начал осматриваться.
  Помещение, в котором он очутился, было достаточно просторным и необычным. Начнем с того, что оно казалось абсолютно круглым и пустым, не считая Данилы и трупа у его ног. Но не это делало пространство комнаты странным, а то, что все вокруг было деревянными, причем без единого видимого шва. Дворецкий подошел и провел ладонью по поверхности. Обычное шершавое дерево без коры. Странно, каким образом строители умудрились обшить стены так умело, что не видно ни одного стыка между досками? Данила поднял голову и обомлел. Привычных ламп не оказалось на месте. Вместо них под потолком висел сгусток светящегося тумана и распространял по комнате достаточно света, чтобы человек хорошо мог все рассмотреть.
  Данила начал отходить от пережитого и мозги постепенно включались. Его охватило беспокойство. Где это он? Парень огляделся в поисках выхода. Не обнаружив искомого, он пошел по кругу, держась рукой за стену. Пальцы не нащупали никаких щелей, и через сорок шагов он остановился на том же месте, откуда начал поиск.
  - Твою мать. Так.... Надо подумать, - себе под нос сказал Данила, но как назло ничего путного в голову не лезло.
  Сзади раздался шелестящий звук. Данила развернулся и увидел открывшийся проход. Каким образом он появился, было непонятно, вроде внимательно осмотрел стены и никакой двери не обнаружил. Но не это главное. В проеме стоял человек в одежде отдаленно похожей на японское кимоно, лишь штаны немного короче, чуть ниже колен. Ноги закрывали поножи, на поясе висел короткий клинок, справа кобура, из которой торчала блестящая рукоять пистолета. Нагрудник из стальных, начищенных до блеска пластин, наручи. Шлема на голове не наблюдалось. Бледная кожа на тонкокостном лице. Короткий ежик волос на голове не скрывал остроконечных ушей, удивленный взгляд довершал образ стоящего на пороге человека.
  Человек что-то спросил на непонятном языке. В голосе говорившего отчетливо слышались угрожающие интонации.
  Данила не нашел ничего лучше, как поинтересоваться:
  - Ты кто такой, персонаж?
  И тут этот персонаж увидел мертвеца, моментально выхватил пистолет и попытался направить его в грудь Данилы, чего парень никак позволить не мог. Он выбросил руку вперед и отвел тыльной стороной кисти оружие немного в сторону. Раздались несколько щелчков, по-видимому, обозначавших выстрелы. Данила не дал возможность вошедшему каким-либо образом среагировать дальше. Он без затей и со всей возможной силой нанес удар стопой по внутренней стороне бедра и когда нога остроухого, "родственник следователя что ли?" - отстраненно подумал Данила, подкосилась, нанес левой апперкот. Странный "кирасир" растянулся на полу.
  "И этот готов", - констатировал Дворецкий, поднимая выпавшее оружие.
  Он выглянул в ярко освещенный коридор, довольно просторный, не менее четырех метров в ширину и столько же в высоту. Коридор уходил далеко в обе стороны и плавно изгибался, что было, в общем-то, не совсем обычно. На странностях архитектуры он не стал заострять внимания. Главное, что никого в пределах видимости не наблюдалось. Данька схватил за ноги, валявшегося в проходе кирасира, втащил тело в помещение и еле успел выскочить, в начавший затягиваться проход. Очутившись вне круглого зала, он обернулся и с недоумением потрогал стену, где только что находился вход. Перед глазами была такая же гладкая стена, что и пять минут назад. Хмыкнув, на секунду задумался, что делать и куда идти? Собственно варианты не блистали разнообразием. Пойти направо или налево? Вот в чем вопрос.
  Как правило, люди предпочитают идти налево, наверное, так мир устроен. Данила покрутил головой, рассматривая пустую кишку коридора, и бодро пошел в поисках выхода. Куда ни кинь взгляд все сплошь деревянное, как и помещение в котором очутился. Дверей не заметно, но как Данька уже понял, отсутствие намеков на входы-выходы еще ничего не означает.
  Он шел уже добрую пару минут. Обстановка ни капли не изменилась. В голову пришла мысль, что без проводника не обойтись. Только где его взять? И как бы самого не взяли и не повязали за разгуливание не понятно где, с чужим пистолетом.
  "Кстати о пистолете!" - Данила поднял оружие к лицу и стал рассматривать. Достаточно любопытная конструкция, смахивает на привычнее пистолеты разве что формой, да и то на древние. Немного уже, чем привычные макаровы и подобные пистолеты различных мировых производителей. Чуть изогнутая рукоять, как в веке эдак девятнадцатом, но удобная и в руке лежит хорошо. Мягкие резиновые накладки под цвет дерева фиксировали оружие в ладони. Чуть ближе к стволу имелись два рычажка, не трудно было догадаться, что один отвечает за различные режимы огня, а другой предохранитель. Данила продолжал вертеть перед глазами оружие, не забывая поглядывать по сторонам. Может появится "желающий" помочь найти выход?
   Никелированный ствол длиннее привычного и больше смахивал на револьверный, но лишь по началу. Отверстие намного меньше, явно не под девяти миллиметровые пули. Сама трубка ствола к низу расширялась, и металл в этом месте был намного теплее, чем остальной корпус. Самое примечательное, что не хотели обнаруживаться привычные элементы знакомых оружейных систем. Ни тебе ударника, ни курка, ни других подвижных частей, за исключением спускового крючка, не наблюдалось в принципе. Оставалось только почесать в затылке удивленно. Что Дворецкий и сделал.
  Хмыкнув, Данил навел оружие в противоположную стену, решив проверить, как сия техника работает. Насколько он помнил, пистолет стреляет довольно тихо. Так что опасаться кого-либо в пустом коридоре не имело смысла, зато при встрече с очередным недоброжелателем не плохо бы уяснить, что можно ожидать от трофея.
  Данила поднял оружие на уровень груди и собрался нажать на спусковой крючок, но не успел. Неожиданно деревянная стена моментально покрылась длинными трещинами и разошлась, точно мембрана в фотоаппарате, явив миру очередного остроухого, совсем молодого парня, выходящего из комнаты с папкой в руках. Вот тут Дворецкий и нажал на спуск, скорее от неожиданности, чем сознательно.
  Отдача абсолютно не ощущалась, лишь свистящий шелест на пределе слышимости и падающий на пол остроухий доказали, что пистолет работает, как следует. Данил поднял взгляд от тела упавшего и увидел в комнате еще одного остроухого. Они меньше секунды смотрели друг на друга, потом сидящий за столом ударил ладонью по краю столешницы и сразу светящийся туман, на равных промежутках клубящийся под потолком, замигал красным светом, а до ушей донесся противный звук тревоги.
  Юноша прыгнул в комнату через поверженного и сходу выстрелил в поднявшего тревогу остроухого. Тот попытался было уйти с линии огня. Однако сидя на стуле ему не удалось резво вскочить и отпрыгнуть. Поэтому все три заряда попали в цель. Благо никаких кирас на парне, и на этом шустром мужике не было. Остроухий задергался в конвульсиях, изо рта пошла пена, глаза закатились и очередная Данькина жертва завалилась на стол. Дворецкий подошел, перевернул тело и посмотрел на результат своей меткости. В груди торчали три стрелки примерно миллиметров пять в длину.
  "Так это что? И не пистолет толком?" - очередной раз удивился он. - "Со снотворным что ли?" - продолжал размышлять Данила, проверяя пульс на шее остроухого. Пульс прощупывался, и что теперь делать? Добить что ли? С одной стороны он не понятно где и перед ним не понятно кто. Эти незнакомцы с дебильными ушами виновны в смерти его тети. С другой стороны, стать убийцей в очередной раз не хотелось. Хватит с него одного "прокурорского".
  Тревожная сирена продолжала надрываться, намекая, а не пора ли нам пора? Данила очнулся от ненужных дум и оглянулся. Лишь сейчас заметил, что в комнате есть огромное окно с мутным стеклом, сквозь которое призрачный свет еле пробивался. Он подскочил к нему и начал поиски какой-нибудь задвижки. Должно же оно как-то открываться? Дотронувшись до стекла, чуть не отскочил от неожиданности. Окно стало стремительно приобретать прозрачность.
  "Ага. Поляризация в действии. Хорошо живут, однако!" - мелькнула мысль. Надоели сегодня сюрпризы. Он подошел к окну и посмотрел на улицу и понял - сюрпризы похоже не закончатся никогда.
  За окном рос город. Именно рос, вместо небоскребов возвышались огромные деревья, гигантские силуэты которых не смогла спрятать даже ночная мгла. Тысячи огней из окон деревьев-небоскребов пробивали темный покров ночи, подмигивая, маня и пугая. По воздуху летели сотни транспортных средств, похожих на лодки и корабли. На первый взгляд большинство корабликов не сильно отличались от своих водоплавающих собратьев. Немного смахивали своим внешним видом на джонки, и парусов не наблюдалось, дно плоское с мигающими огнями по периметру, как у самолетов. Возможно, другие отличия имели место быть и даже наверняка присутствовали, но с такого расстояния не искушенный человек не увидит их.
  Корабли всех возможных размеров и форм двигались ровными рядами между деревьев и с одинаковой скоростью. Данила заметил, что поток не единственный. Выше и ниже в воздухе происходило не меньшее столпотворение. Отличие состояло в том, что скорость или направление на разных уровнях отличались.
  Парень схватил стул и со всего размаха швырнул импровизированный снаряд в окно. Нечего больше тянуть. Время вышло, теперь ему все равно не дадут выйти через парадный вход.
  С первого раза разбить стекло не получилось. Прозрачная преграда завибрировала, но выдержало хамское к себе отношение. Данила подобрал стул снова и иступлено приступил к осуществлению плана по спасению себя любимого. После пятого или шестого удара стекло не выдержало, пошло трещинами, очередной удар поставил точку на жизни поляризованного чуда. Осколки полетели наружу вместе со стулом. Сильный ветер ворвался в комнату, растрепав волосы юноши. Он взял пистолет за ствол и тяжелой рукоятью разбил особо острые осколки, торчащие из рамы в нижней части окна. Только после этого перегнулся наружу и посмотрел вниз.
  Примерно двумя этажами ниже когда-то росла толстенная ветвь не меньше пятидесяти метров в диаметре. Местные остроухие лесорубы умудрились каким-то непонятным образом ровно спилить ее, в итоге получилась круглая площадка, край которой как раз находился под окном. На площадке стояли несколько летательных аппаратов похожих на увеличенные в размерах каноэ с прозрачным колпаком-кабиной.
  - Итак. Задача номер один. Спуститься вниз, - вслух произнес Данька, засунул пистолет за пояс и залез на узкий подоконник. От такой высоты голова немного закружилась. Пришлось закрыть глаза и сосчитать до десяти, успокаивая расшалившиеся нервы.
  - Ома, пилима, аэста ти атта ума!!!*- заорали сзади на уже слышанном непонятном языке
  
  *Стой, стрелять буду, дважды не повторяю! (младшая квенья) Высокая квенья - язык благородных эльфов и жрецов.
  
  Данила повернул голову на окрик. В дверях стояли два "кирасира" и целились в него из внушительных на вид пистолетов. Ему тут же пришла в голову мысль, что до площадки внизу не так уж и высоко. В любом случае шанс ничего не сломать себе есть, если правильно приземлиться. Даже если его внизу поймают, то собственно, какая разница, где его скрутят тут или там. О том, что его могут банально пристрелить, в тот момент не подумал. Столько всего случилось с ним сегодня, что мозг просто напросто отказывался правильно оценить происходящее.
  Больше не размышляя, Дворецкий прыгнул вниз, и тут же удар в плечо немного развернул его в воздухе, приземлиться на ноги с перекатом у него не вышло. Правую лодыжку пронзила острая боль, а в пятку, словно раскаленный стержень вогнали. Плечо мгновенно занемело. Чем в него пальнули, оставалось лишь гадать.
  Вместо переката Данила банально рухнул на деревянную поверхность, еле успев подставить руку, тем самым избежав более серьезных травм. Вторая напрочь отказалась реагировать, несмотря ни на что. У него невольно вырвался стон. Данька машинально перевернулся на спину и увидел в окне своих обидчиков. Направленные на него стволы немного отрезвили и заставили мобилизовать силы и вскочить. Несмотря на резкую боль в ноге он побежал, сильно прихрамывая, к краю площадки, где стояли странные летательные аппараты. Что именно будет возле них делать, Дворецкий не задумывался. Он знал одно, обратная дорога ведет его в одиночную камеру и к побоям. Это в лучшем случае. Вряд ли остроухие пощадят того, кто уложил нескольких служащих этой загадочной конторы и убил следователя. Хотя, какой он на фиг следователь? Убийца тети, ну никак не мог работать в прокуратуре. Да и городов на Земле подобных этому не существует.
  Через полминуты он уже стоял и рассматривал летательные машины, издалека так похожие на обычные лодки. В общем-то, и вблизи они действительно на них смахивали немного. Во-первых: сделаны из дерева. Во-вторых: форма навевала на определенные мысли о воде и если бы не стеклянный колпак, то быть им каноэ однозначно.
  Данила заглянул внутрь. За стеклом обнаружилось кресло, немного впереди из днища торчали две палки. Кроме как служить рычагами управления эти штуки ничем иным не могли быть. Данила попытался открыть колпак. Он попробовал подцепить стеклянную преграду пальцами левой руки и приподнять колпак кабины вверх. Не помогло. Постарался сдвинуть вдоль. Та же ситуация. А время между тем вышло.
  В стекло врезались и отрикошетили две знакомые стрелки. Данила развернулся и вытащил, чудом не выпавший при падении, пистолет и выстрелил в приближающихся остроухих. На этот раз преследователей собралось внушительное количество. Юноша не стал пересчитывать противников, но навскидку определил, что жаждущих его крови не меньше двенадцати. Самое обидное, что деться ему с превращенной в площадку ветви некуда. Разве что снова вниз.
  "Вниз?" - Данила сам удивился пришедшей на ум мысли и отбежал под прикрытие дальней "лодки", которая стояла почти у самого края.
  Оказавшись за низким корпусом, он выстрелил несколько раз. Преследователи прыснули в разные стороны. Никто не захотел корчиться в судорогах на полу. Боялись они напрасно, Данила уже находился в таком состоянии, что смог бы попасть разве что в плотную толпу. Рука сильно дрожала, а ноги, Данила чувствовал, вот-вот подведут его и подкосятся. И тогда "берите тепленьким, господа. Я ваш навеки".
  Люди лгут, когда говорят: "у меня не было выбора". Выбор есть всегда. Можно сдаться на милость победителю и потом, сидя в камере утешать себя этой мыслью. Но ведь можно и рискнуть. Да, погибнуть, прыгнув вниз можно, но кто обещает, что из камеры он выйдет сам, а не вынесут его бездыханное тело вперед ногами?
  Данила думал всего пару секунд. Он уже приметил летящий корабль похожий на паром с переливающейся различными цветами навесом из какой-то материи, по идее "паром" скоро должен пролететь недалеко и ниже площадки.
  "Сейчас!" - скомандовал сам себе Данила, разбежался и прыгнул. Он падал и с ужасом понял, что намеченный корабль летит ниже, чем казалось вначале, а значит, приземление будет гораздо жестче рассчитанного. Единственное, утешает мысль, что он не промахнется и не ухнет дальше. Дна, во тьме ночи, не наблюдалось, и видеть его желания не возникало.
  Удар, толчок. Юношу подбросило точно на батуте метра на три вверх. Следующее приземление на крышу случилось немного дальше. Корабль не висел на месте и продолжал двигаться с прежней скоростью. Ткань навеса над палубой не выдержала и порвалась. Данила рухнул со всего маха, на что-то твердое. Сидящие за столиком парень с девицей перепугано, с криками, отскочили подальше, переворачивая на палубу стулья на которых восседали.
  Пока беглец медленно поднимался на ноги, все наблюдали за ним молча и с интересом. Чудо, свалилось с луны, в порванных спортивных шортах и майке, побитый, исцарапанный, перемазанный салатами и соусами, недавно услаждающими вкус влюбленной парочки до его появления. Однако стоило Даниле поднять с настила выпавший из-за пояса пистолет, как сразу некоторые женщины заверезжали. Все посетители, судя по обстановке, летающего ресторана, повскакивали с мест и ринулись куда-то вниз по лестнице, сбивая друг друга с ног. В один миг парень оказался в одиночестве. А нет, вот стоит одна мадам с расширенными от ужаса зрачками, такой величины, что даже в неярком свете освещения ресторана это было заметно.
  - Скоро следующая остановка? - спросил Данила, когда подошел к девушке. Та вместо ответа рухнула под ноги юноши, лишившись чувств. - Видать не скоро, - про себя подумал Данила и закрутил головой, соображая, что теперь делать. Соображалка работала из рук вон плохо и в голову ничего путного не приходило, к тому же давала о себе знать пульсирующей болью лодыжка, а правая рука по-прежнему отказывалась работать, хоть и не болела. Происходящие события и полученные травмы не позволяли сосредоточиться. Он продолжал осматриваться и по настоящему, пожалуй, впервые за сегодня не знал, что делать. Не прыгать же вниз опять?
  "Нужно спросить у кого-нибудь, где можно сойти с этой шаланды на "берег", - решил парень. И пошел в направлении лестницы ведущей внутрь, куда скрылись посетители и работники местного общепита, искать этого "кого-нибудь". Искомый нашелся сам, еще до того, как уставший юноша, добрел до лестницы.
  Дорогу преградил здоровенный зеленокожий детина, в подобии кожаного сюртука и с короткой палкой в руках. Детина ехидненько так улыбнулся, продемонстрировав юноше внушительные клыки, выпирающие из нижней челюсти. Данила поднял пистолет и выстрелил. Зеленый амбал отпрыгнул в сторону, потом резко сократил дистанцию между собой и парнем и впечатал в грудь Данилы подошву тяжелого армейского ботинка. Дворецкий отлетел к перилам, проломил преграду и ухнул, в который раз, вниз. Последняя его мысль, прежде чем потерять сознание, была: "Что? Опять?"
  
  
  
  
  
  
  
Оценка: 7.44*19  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Л.Каминская "Не принц, но сойдёшь " (Любовное фэнтези) | | Н.Новолодская "Шанс. Часть вторая" (Любовное фэнтези) | | В.Старский "Трансформация" (ЛитРПГ) | | Е.Истомина "Ман Магическая Академия Наоборот " (Любовная фантастика) | | Я.Ольга "Допрыгалась" (Юмористическое фэнтези) | | К.Амарант "Будь моей игрушкой" (Любовное фэнтези) | | В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2" (Боевая фантастика) | | Д.Вознесенская "Игры Стихий" (Попаданцы в другие миры) | | И.Шаман "Демон Разума. Часть первая" (ЛитРПГ) | | А.Гвезда "Нина и лорд" (Попаданцы в другие миры) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Атрион. Влюблен и опасен" Е.Шепельский "Пропаданец" Е.Сафонова "Риджийский гамбит. Интегрировать свет" В.Карелова "Академия Истины" С.Бакшеев "Композитор" А.Медведева "Как не везет попаданкам!" Н.Сапункова "Невеста без места" И.Котова "Королевская кровь. Медвежье солнце"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"