Верещагин Олег Николаевич: другие произведения.

Никас Зервас. Дети против волшебников.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
Оценка: 2.01*24  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Поразительно неожиданная книга. Тем более - что написана она... греком с острова Андрос, православным фанатиком Никасом Зервасом. Но этот человек отлично знает русскую историю и культуру, а главное - этот человек верит в русский народ. Наш с вами народ. Иногда говорят, что эта книга - наш ответ Гарри Поттеру. Но это не ответ. Это расстрел пресловутого Потёртого Хари из всех стволов в упор. Почитайте. Лично я был в восторге - я, человек, который не переваривает христианства!!!


Никас Зервас

Дети

против

волшебников

Часть первая.

ВТОРЖЕНИЕ

  
  
  

Глава 1.

Молодой специалист

  
  
   <...> Что-то немало всей сволочи. Сош­лись, верно, на какой-нибудь наезд: у иных и мушкеты есть, чокают шпоры, брякают сабли. <...> Не бывало такого соблазна на Русской земле и от татар... Не на доброе дело собралась эта шайка.

Н.В.Гоголь. Страшная месть

  
   Ведьмы слетались на шабаш. Спортивные купе с рыком парко­вались на Дворцовой площади. Лимузины верховных волшеб­ни­ков, лакированные как свежевыкрашенные гробы, чинно за­нимали места под факелом негасимого огня у монумента Не­известной колдунье.
   Осенью 200... года Всемирная лига колдунов начала войну на русском фронте. В первую ночь сентября великий белый волшебник Гендальфус Тампльдор выступил на шабаше с историческим докладом об успешном начале вторжения. Над островом Лох-Хоррог, где ещё в девятом веке возвысился таинственный замок Мерлина, багровыми сполохами расцвела иллюминация.
   В это время в тысячах километров к востоку, в облачном небе над Западной Двиной тяжёлый аэробус пересёк границу воздушного пространства России. Спустя полтора часа самолёт получил разрешение на посадку в московском аэропорту "Шереметьево-2". На содрогнувшуюся русскую землю спустился худенький, почти хрупкий, тёмноволосый юноша с ослепительной улыбкой кинозвезды и чёрным взглядом наёмного убийцы.
   Его имя Лео Рябиновский - один из лучших выпускников академии Мерлина. Его направили в Москву с необычным и важным заданием. Для Лео это была всего лишь стажировка - по профилирующему курсу наступательной магии. Однако ру­ко­водство Лиги осознавало, что Лео - не просто ведун-боевик. Не просто мальчик с волшебной палочкой. Лига вкладывала в мальчика деньги. Нынешней осенью ему было суждено стать самым популярным юношей на телеэкране, русским Гарри Поттером.
   Именно Лео был призван пробить брешь в так называемой русской защите, над взломом которой Лига колдунов безуспешно билась без малого одиннадцать веков.
   Пока Леонард Рябиновский, потряхивая кудрями, с ироничной улыбкой проходит паспортный контроль, автор должен сделать важное заявление. Моя история - не фантазия. И хотя я не был очевидцем удивительных событий на острове Лох-Хоррог, у меня была возможность тщательнейшим образом расспросить тех, кому удалось выбраться из живописного замка живыми. В первую очередь, моих собственных детей Кассандру и Ставроса, а также русского мальчика по прозвищу Иван Царевич. Во время недавнего визита в Москву мне довелось побывать в известном здании на Лубянской площади, где улыбчивая девушка из Отдела борьбы с деструктивными культами продемонстрировала альбом с любопытными, хотя и страшноватыми фотографиями. Эти снимки очень помогли в работе над книгой. Автор благодарен также полиции графства Лох-Хоррог за любезно предоставленную видеокассету (часть её была показана недавно по греческому телевидению) с записью проникновенной речи солнцеподобного Гарри на закрытом заседании Лиги колдунов. В ящике моего письменного стола хранится подборка фотографий острова Лох-Хоррог, сделанных с американского спутника, и план подземной инфраструктуры колдовской школы, начертанный собственноручно Иваном Царевичем на бумажной салфетке. Я горжусь тем, что могу присовокупить этот документ в качестве ценного приложения.
   Между тем, Лео Рябиновский уже выходит из здания аэропорта. Юношу встречает безволосый человек со сморщенными улыбчивыми глазками и злым нахрапом ноздрей. Это популярный писатель Эдуард Мылкин, часто мельтешащий на телеэкране создатель кассовой серии книжек про Лолиточку и Адочку1.
   Пока двое, оживлённо жестикулируя, движутся к машине, я успею сообщить читателю, что в свои шестнадцать лет господин Рябиновский уже с отличием закончил Международную академию магии имени Мерлина. Более того, Лео досрочно зачислен на первый курс Университета искусств Нового века и даже начал работу над дипломом магистра оккультных наук. Именно поэтому маститый писатель Мылкин так заискивающе улыбается совсем ещё юному волшебнику, так суетливо забегает вперёд и почтительно распахивает перед Лео дверцу серебристого "мерседеса"2.
   Эд Мылкин и другие адепты Лиги колдунов в России давно ждали этого прекрасного мальчика, эту надежду, эту мечту. Мальчика, о котором с нарастающим пафосом вещали медиумы и спириты от Владивостока до Бреста. Это ему было суждено взломать "вечную мерзлоту" традиционной русской духовности, растерзать, размозжить и развеять древнюю защиту, не позволявшую Лиге колдунов окончательно подчинить Россию своему скрытому, но властному влиянию.
   - Ах, послушайте, мой юный друг, неужели удалось-таки найти оружие против этой пресловутой и всем надоевшей
   русской защиты?! - чуть картавя, словно замыливая звук "р", восторгался лысоватый писатель. Он уже пристроил на заднее сиденье дорожный чемоданчик гостя и теперь тщательно стряхивал с багажа незримые пылинки.
   - Конечно, удалось, Эд. Иначе зачем я здесь? - отвечал Леонард Рябиновский, с наслаждением устраиваясь в широком кожаном кресле автомобиля. - Как приятно пахнет у вас в салоне... Это сандаловое дерево и мускус, не так ли?
   И вот серебристый "мерседес" серии "Е" напористо стартует. В столь ранний час Ленинградское шоссе свободно, и Рябиновский доберётся до Таганки меньше, чем за тридцать минут. Однако, прежде чем Рябиновский начнёт широкомасштабные боевые действия в России, я успею раскрыть читателю важный секрет.
   Эта книга не о том, как блистательный Лео покоряет Москву. Мы расскажем совсем о другом человеке. О мальчике, который отродясь не держал в руках волшебной палочки, не летал на пылесосе, не водил таинственных бесед с кобрами и гадюками. Он вообще не любил змей. Обычно при встрече с гадюками он молча рубил их лопатой.
   Эта история - о мальчике, который бросил вызов Лиге колдунов.
   Вы скажете, неравная война? Безусловно, на стороне Ли­ги - тангалактические военно-воздушные силы и трениро­ван­ные маги-боевики, зачарованные финансисты и заколдо­ван­ные политики, тщательно вдохновлённые писатели и про­фессора теологии, режиссёры, музыканты и накрепко запрограммиро­ванные журналисты. А против - самые обыкновенные дети.
   Однако детям свойственно верить в чудеса. А Чудо и волшебство - явления противоположные. И никогда, как ни старайтесь, не убедите вы русского мальчика, что Баба Яга и Ко­щей Бессмертный - это положительные герои. Даже если "кульной" Яге и "прикольному" Кощею всего-то по шестнадцать лет.
   Ещё несколько слов, пока серебристый автомобиль, соскользнув с Садового кольца выруливает в направлении Большого Коммунистического переулка. Мы упомянули об Отделе борьбы с деструктивными культами Федеральной службы безопасности России. Разумеется, отдел в действительности носит иное название и работают в нём люди с другими именами и лицами. Данные о вертолёте "Ка-56УМ" ("Чёрная оса") предоставлены автору этой книги начальником упомянутого отдела. Однако, по его же просьбе, мною намеренно изменены некоторые особенности поведения этой машины в воздухе, поскольку проект "Чёрная оса" до сих пор засекречен и составляет государственную тайну России. Магическая надпись, поставленная на лбу Надиньки Еропкиной также изменена, поскольку в подлиннике она звучит слишком цинично, чтобы быть здесь напечатанной.
   Но вот уже серебристый автомобиль замирает у входа в празднично украшенную муниципальную спецшколу N 1505. Леонард Рябиновский успел переодеться в машине и через несколько мгновений выпрыгивает уже в тёмно-вишнёвой мантии, в жёлтом шарфе с алыми протуберанцами. В руках его чемоданчик из чёрной кожи и... странно сказать, - волшебная палочка.
   И вдруг Лео вздрогнул. "Любопытно, - подумалось Рябиновскому, - отчего мне так сладко икнулось? Уж не подумал ли о моей персоне старый профессор Гендальфус?" Юный волшебник всегда чувствовал таинственную связь с любимым учителем.
   И верно, далеко-далеко, за восемь тысяч километров от Москвы, на туманном острове, в каменном замке, надменный белобородый человек, спускаясь в гулко скрежещущем лифте в тёмную шахту подземного города, внезапно подумал о Лео. Проректор Гендальфус Тампльдор только что провёл оперативный брифинг во Дворце академии. О, это был триумф! Давненько не видывал такого старый Церемониальный зал в академическом корпусе... Пандемониум! Шквал восторженных эмоций! Впервые за столько лет маститые колдуны и старые ведьмы не таясь плакали, обнимались от радости. Кто-то заказал прямо в зал дюжину ящиков "Вдовы Клико", и брифинг превратился в настоящее торжество! А между тем, профессор Гендальфус сказал совсем немного. В гробовом молчании он поднялся на подиум, подошёл к трибуне, обвёл аудиторию торжествующим взором. И медленно, приобнажая верхние зубы, с лёгким придыханием - точно он говорил на древнем змеином языке - произнёс:
   - Досточтимые кавалеры Ордена Круглого стола, господа академики и преподаватели! Дорогие коллеги!
   Профессор помолчал, смакуя историческую значимость момента, и продолжил, чеканя слова как монеты:
   - Верховный Совет Лиги уполномочил меня сообщить вам великую новость. Наша Лаборатория русских исследований, как вы знаете, много лет без устали трудилась над решением пресловутой "русской проблемы". Совсем недавно Лаборатория подвергла научному испытанию психику пяти российских школьников. С великим восторгом уведомляю вас о том, что наша Лаборатория выявила уникальный способ...
   Тут белый маг Гендальфус Тампльдор едва не качнулся на подиуме: волна безмолвного восторга нахлынула из зала... казалось, воздух зазвенел, аудитория задрожала от предвкушения долгожданной вести...
   - Лаборатория выявила уникальный способ преодоления русской защиты! - крикнул профессор Гендальфус, и - о, Небо! - что тут началось! Уже оглохший от рёва, ослеплённый бешеной радостью зала, великий проректор медленно поднял над головой сжатый, торжествующий кулак:
   - Четверо из пяти! Четверо из пяти потеряли защиту полностью, полностью!
   Зал взорвался и заревел. Занавеси на окнах взмыли, затанцевали, к зеркальному потолку подлетели стулья, зонты, разноцветные бумаги, а старинные клыкастые канделябры вспыхнули неожиданным розовым праздничным светом.
   - Сегодня же! Сегодня мы начали вторжение! - профессор раскинул руки, словно пытаясь заключить в объятья всех, всех. - Наш милый мальчик Лео уже в Москве, он вооружён новым методом! Мы...
   Профессор едва не задохнулся от горделивого восторга. Ведь именно ему, Гендальфусу Бенциану Бендрагону Тампльдору, суждено произнести эти долгожданные, эпохальные слова:
   - Мы начинаем русскую войну, господа!
  
  
   ...И всё же предисловие будет неполным, если мы забудем упомянуть о других немаловажных событиях, свершаюшихся как раз в то время, пока проректор Гендальфус сообщал коллегам потрясающую новость. Во-первых, российская подводная лодка класса "Амур" вышла из порта города-героя Севастополь и взяла курс на Стамбул. Во-вторых, подполковник Воздушно-десантных войск Виктор Телегин, досрочно отправленный в отставку из-за одной неприятной истории, всё же подписал, хоть и без особой радости, полугодовой контракт с могущественной российской спецслужбой.
   И, наконец, в-третьих. Пока юный волшебник Лео Рябиновский, с улыбкой припоминая концовку сложного атакующего заклинания, движется от "Мерседеса" ко входу в московскую школу N 1505, в другом районе Москвы два белобрысых отрока с боевыми автоматами наперевес уже замерли под чёрно-золотым знаменем с профилем графа Суворова. Вынесли из домового храма сияющие на солнце серебряные хоругви. И уже пробежали вдоль вытянувшихся на построении подростков вице-сержанты с красными грозными лицами, и рассветное солнце озарило золотого краба на лацкане Секретаря Совета безопасности, с улыбкой оглядывающего строй чёрных суворовских мундиров.
   В Москве, навидавшейся на своём долгом веку всяческих тамерланов, наполеонов и гитлеров, было кому встретить Лео Рябиновского.
   Но пока - "мерседес" с мягким шипением разворачивается по золотым от мёртвой листвы лужам, Лео движется в лучах московской осени по влажно блещущему асфальту. Он движется, как юный танк. Как дерзкий передовой всадник, позади которого разворачивается железный фронт нашествия. Как победоносный завоеватель и колонизатор. Лео любит свою внешность, свой интеллект, свои гены. Он молодой, он ранний: ранние усики, ранняя наглость в мохнатых очах. Талантливый колдун Леонард Рябиновский близится к празднично украшенным дверям, где его уже встречает директор школы - Нонна Семёновна Гантелина, измождённая, цепкая женщина с немного экзальтированным выражением глаз.
  
  
  

Глава 2.

День знаний

  
  
   Земля славная! и урожай всегда бывал на диво; но на заколдованном месте никогда не было ничего доброго. Засеют как следует, а взойдёт такое, что и разобрать нельзя: арбуз не арбуз, тыква не тыква, огурец не огурец...

Н.В.Гоголь. Заколдованное место

  
   русских есть поразительные дни в самом начале осени, когда солнце перестало быть знойным, и вся сила его проявляется в такой необычайной ясности, что множеством золотых нитей точно пронизывает город, лучики прыгают по лужам, и блескучие тучи солнечных мошек роятся по стенам, ступеням, в арках проходных дворов и даже по граниту строгих ведомственных храмин. На просвет этого ясно-синего неба рябиновые гроздья Тайницкого сада полыхают так, что кремлёвские звёзды кажутся едва тлеющими.
   В природе царствуют гладиолусы, эти непременные цветы маленьких торжественных школьников, а в воздухе господствует звонкая медь - в голосах повзрослевших за лето учеников, в колоколах Христа Спасителя, Иоанна Лествичника, Мартина Исповедника, где служат молебны к началу учебного года, в смешном дребезге колокольчиков, стиснутых в пальчиках крошечных первоклассниц, звонящих к началу занятий в тысяче московских школ. В этот солнечный, чистенький день даже старые глаза слепнущей уборщицы Марьи Степановны светились и оживали тёплыми воспоминаниями.
   В этой-то чудесной Москве, в удивительных улицах Таганки, в маленькой английской спецшколе, в одном из классов на втором этаже - миленьком, голубовато-бежевом, отремонтированном на деньги богатых родителей, - было как-то особенно празднично. Может быть, потому, что дети уже стали очень, очень взрослыми четвероклассниками и старались вести себя прилично в новой классной комнате в новом "старшем" корпусе.
   Дети расселись по партам, пригладили вихры, положили тет­радки в левый дальний угол стола, а карандашики с ручкой в правый дальний угол стола, а некоторые даже ручки сложили, совсем как советские школьники со старых цветных фотографий в пионерском журнале "Парус". На задней парте слева двое­чник Коля Бублин с тяжёлым вздохом вытащил наушники из ушей и прилепил жвачку к стулу - в знак начала нового учебно­го года. На передней парте справа отличница Надинька Еропки­на раскрыла тетрадку и на первой странице старательно, едва не высунув язык от усердия, написала: "Первое сентября. День знаний. Классная работа" - и нарисовала сбоку кленовый листочек.
   Вместе с первой секундой десятого часа вошла новая классная дама - высокая, строгая, серо-фиолетовая.
   - Здравствуйте, дети. Меня зовут Вера Кирилловна.
   "Гм, она вовсе не такая суровая, какой хочет казаться, - сразу подумала Надинька Еропкина. - Однако домашку придётся делать аккуратно, это факт. А может быть, и работу над ошибками".
   - Отныне вы не младшеклассники. Начинается серьёзная, настоящая учёба.
   "Вот ведь корягу какую прислали, - хмыкнул рыжеватый роллер Паша по кличке Гэг. - Просто мумия, в натуре".
   - Я ваш новый классный руководитель. Кроме того, буду преподавать вам русскую словесность.
   "Так-так, ботиночки у неё, похоже, на распродаже прошлогодних моделей куплены, - размышляла, нежно улыбаясь новому педагогу, смышлёная и классно загоревшая на Мальдивах хорошистка Нелечка Буборц. - Мамуля была права, для начала достаточно будет кухонного комбайна. А духи подарим ближе к концу четверти".
   - Предупреждаю: у меня не забалуешься, - приглядывалась к новому классу, пристреливалась из-под высокой брови Вера Кирилловна. - Смиритесь с тем, что правила русского языка всем придётся выучить наизусть.
   "Да, нелегко будет пройти через Ворота Плазмы. Очков-то я набрал немного на третьем уровне, а с одним гранатомётом не раскидать этих гоблинов", - думал юный компьютерный гений Макс Теплицын. Он подсчитывал уже, сколько скучных минут остаётся потерпеть до конца занятий, чтобы вернуться к оставленной с вечера игре.
   - Первый день учебного года называется Днём знаний. Как вы думаете, о каких знаниях идёт речь?
   "Пахмага хач даджах кашкарыкан", - в ответ подумал с задней парты серо-рыжий и ушастый Рустам.
   - Давайте подумаем, какие вообще знания нужны современному человеку? Без чего ему нельзя жить на свете?
   Надинька Еропкина и Нелечка Буборц одновременно подлетели над партами на полметра, выбрасывая жадные ручки к потолку. Обе знали правильный ответ, но - внезапно распахнулась дверь, и...
   Влетела сама директриса. Признаться, такое бывало нечасто. Все догадались, что случилось нечто выдающееся.
   - Дети! - почти крикнула она с порога, радостно размахивая длинными малахитовыми серёжками в ушах. - У меня фантастическая новость! Сегодня к нам приехал наш бывший ученик, а теперь выпускник знаменитой мерлинской школы волшебства Лёня Рябиновский!
   Класс замер. Педагогическое лицо серо-фиолетовой коряги не повело бровью.
   "Гм, - ёкнуло сердечко Надечки Еропкиной, - а ведь наша новая классная просто в шоке. Или мне показалось?"
   - Вера Кирилловна, - директриса чинно оборотилась к классной даме. - Простите, я вынуждена прервать ваш урок. Лёня Рябиновский сегодня утром прилетел из Шотландии. У него всего несколько часов в Москве, и сегодня же он вылетает в Петербург. Лёня расскажет об удивительной школе магии, в которой все дети, разумеется, мечтают учиться. Вот такой замечательный подарок мы получили ко Дню знаний - рассказ о легендарной академии Мерлина!
   Из коридора донёсся некий шум - словно обрывки музыки, потом что-то защёлкало...
   - Ах, он идёт! Дети, внимание! - директриса обвела класс горячим умоляющим взглядом. - Будьте умницами, слушайте внимательно, задавайте вопросы. А теперь позвольте представить нашего гостя...
   По классу пронёсся восторженный ветерок...
   - Магистр современного волшебства, выпускник факультета Моргнетиль... Леонард Рябиновский!
   В коридоре раздался вкусный, грохочущий звук, и в дверь повалили клубы розоватого дыма.
   - Ура! Первый раз увижу настоящего волшебника! - обрадовалась Надинька Еропкина, и солнечный хвостик у неё на макушке внимательно вздыбился.
   Первой в класс вошла густая и яркая тень колдуна. Послышался треск, похожий на разряд маленькой молнии, - по стенам блеснула голубая тень...
   - Во. Типа крутой визард3, - хмыкнул Макс Теплицын.
   - Ах, какой мальчик! - простонала Нелечка Буборц и, обернувшись к соседке по парте, прошептала: "Ну посмотри, ведь на Дэвида Копперфильда похож!"
   - Ты что, совсем! На Киркорова! - жарко возразила соседка Фаечка Касимова, тоже хорошистка.
   Изящный юноша Леонард вошёл как влетел на гребне чёрной волны клубящегося плаща, щедро разбрасывая улыбки, и сразу показалось, что всё помещение он наполнил собою - удивительным запахом восточных курений, блеском глаз и влажных чёрных кудряшек над смуглым лбом, совершенно лишённым подростковых прыщей.
   - Хай, детишки, всем приветик, - мерцая глазами, заговорил юный волшебник. - Меня зовут Лео. Сразу спрошу о главном. Вы... вы верите в чудеса?!
   Надинька Еропкина хотела крикнуть "да!", но вовремя вспомнила, что находится на уроке и нужно сначала поднять руку. К сожалению, пока она тянула руку, добрый десяток голосов, опережая её, хором заверил загадочного и восхитительного гостя, что просто обожает чудеса.
   - Вы любите чудеса?
   - Да-а!
   - Вы мечтаете о чудесах?
   - Да-а...
  
   - Тогда я подарю вам кусочек чуда, - юный волшебник, пересыпая по плечам чёрные ворохи влажных кудрей, гра­циоз­но повёл волшебной палочкой.
   - Абсолютное внимание! Совершенно бесплатное чудо! Только в честь Дня знаний!
   Резко и красиво обернувшись к окну (чёрный плащ прогудел, хлопнул, кто-то из девочек слабо пискнул), молодой маг выбросил руку с палочкой в направлении учительского стола.
   "Неужели правда чудо?!" - изумилась Надинька, привставая, чтобы лучше видеть...
   Хлоп!
   Молния точно фотовспышка - на миг все ослепли. Кто-то из детей впоследствии утверждал, будто заметил, как из кончика волшебной палочки ударил зелёный луч и поразил пучок гладиолусов на столе у классной дамы. Вмиг гладиолусы из пошло-розовых и наивно-алых сделались... бриллиантовыми! Облако мерцающих искр одело цветы густой кристаллической наледью, будто хрустальными колючками обросли листочки, стебли, лепестки... Букет превратился в фантастическую искрящуюся статуэтку...
   - Вау! - выдохнула Нелечка Буборц.
   - Фан-тастика... - чуть заикаясь, картинно развела руками директриса.
   - Господи помилуй, что за чертовщинка? - повела бровью классная Вера Кирилловна, однако реплика прозвучала так тихо, что расслышала только внимательная Надинька Еропкина. Юный маг неуловимо поморщился в сторону учительницы - но через секунду снова сахарно улыбнулся детям:
   - Вот такие подарки делаем мы, добрые маги. Волшебство - это светлая, творческая сила, ребята. Оно помогает людям.
   Магический юноша отступил на шаг, присел на краешек учительского стола и продолжал так же ласково, чуть задумчиво:
   - Ведьмы, колдуны, чародеи - очень искренние, избранные люди. Природа одарила их удивительными способностями. Во всём мире светлые колдуны служат идеалам свободы, справедливости.
   Тут голос Леонарда несколько споткнулся, ибо прямо перед ним в воздух взлетела тонкая ручка в чёрном рукавчике с кружевным манжетиком.
   - Да, девочка. Какой у тебя вопрос?
   - Простите... - Надинька от волнения залилась кисельным румянцем. - А мне дедушка рассказывал, что ведьмы намеренно вредят людям и животным... Насылают порчу, например.
   - Много лет на волшебников злобно клеветали церковники, - серьёзно и строго ответил Рябиновский. - Ханжи и косные святоши мешали волшебникам открыто творить добро. Несчастных чародеев преследовали. Иногда их даже сжигали.
   - Да-да, это было ужасно, - шёпотом подтвердила директриса, словно сама видела, как сжигали несчастных чародеев. - Ах, Леонард... продолжайте, продолжайте!
   - К счастью, в современном цивилизованном мире светлая сущность волшебства уже доказана, - улыбнулся Рябиновский, не спеша засовывая волшебную палочку обратно в рукав. - Теперь колдовство открыто служит прогрессу. К примеру, вот уже несколько лет действует Международная академия Мерлина, из которой я только что приехал, чтобы встретиться с вами.
   Надинька ещё раз решилась поднять тоненькую загорелую руку:
   - Простите, можно ещё вопрос? В этой школе можно обучиться на волшебника? А девочек туда принимают?
   - В нашей академии даже первоклассницы умеют творить простенькие чудеса - такие, как с этим прекрасным цветком. Надеюсь, вам понравилось...
   Раздались сладкие аплодисменты.
   - О да, потрясающе, - шептала Нелечка Фаечке.
   - Он просто душка, - вздыхала Фаечка Нелечке.
   - Клёво! - хмыкнул Паша Гэг. - А слабо училку так же остекленить?
   - Благодарю, благодарю. Мне не составило труда совершить это простенькое чудо, - рассмеялся Лео с лёгким поклоном. Он поднял сияющее лицо и вдруг наглухо погасил улыбку. Все увидели, что серьёзность ему тоже к лицу:
   - Гораздо сложнее сделать то, чему учат в старших классах школы Мерлина. Есть сложные чудеса, требующие полного сосредоточения сил волшебника. Хотите, я покажу вам одно довольно сложное чудо?
   - Да-а... - протянул класс.
   - Оно называется "Сотворение Синей птицы". Вы слышали про Синюю птицу?
   - Да! Нет! Да! - хором закричали дети.
   - Синюю птицу может увидеть только правдивый, честный человек. А врунишки никогда не смогут увидеть волшебную птицу. Для них она остаётся невидимкой.
   Класс притих, напряжённо соображая. Кто-то, видимо, наскоро прикидывал процент вранья в собственных высказываниях.
   - Не боитесь? - медленно спросил Лео, и детям показалось, что в классе немного стемнело. - Тогда... слушайте и смотрите внимательно.
   Он взмахнул широким клубящимся рукавом, чёрно-синяя искристая ткань накрыла переднюю парту и вдруг - ах! Юный маг вскинул руку вместе с мрачным бархатом рукава... На парте невесть откуда возникла золочёная клетка - для маленькой птички, не крупнее синицы. Клеточка была пуста.
   - Итак, полное внимание... - прошипел Рябиновский, страшно ворочая почернелыми очами. - Я начинаю колдовать. И вы... должны помогать! Закройте глаза и начинайте изо всех сил мысленно повторять: "Лео, помоги нам увидеть птицу"! Вы поняли? Вы согласны?
   Школьники испуганно закивали. Вера Кирилловна немного побледнела и сделала шаг вперёд - но тут же напоролась на взгляд директрисы, будто на острую невидимую рогатину.
   - Вы должны захотеть Синюю птицу, пожелать сердцем! Снова и снова мысленно просите меня об этом, - продолжал Рябиновский, медленно доставая из рукава волшебную палочку, точно спрятанный до времени кинжал. - И затем. Внимание. Тишина! Когда я скажу волшебный код-символ - слово "Маккрараршкаш", вы откроете глаза и - если вы достойны увидеть в этой клетке Синюю птицу, вы её увидите. Но помните: для врунишек и лгунов птица останется невидимой!
   С усилием, побледнев от душевного напряжения, юный волшебник магическим жезлом прочертил в воздухе перед классом неведомую, но страшноватую завитушку.
   - Итак... закрываем глаза... Начали.
   Дети закрыли глаза, и вдруг послышалась тихая музыка, как будто струны басовито рокочут.
   - Что бы ни случилось, не открывайте глаза! - тихо рычал Рябиновский. И вдруг, совсем неожиданно:
   ...Бах!
   Оглушительно бахнуло, в переднем ряду снова истошно, но как-то радостно взвизгнула девочка, судя по голосу, Нелечка Буборц.
   - Не раскрывать глаз! - прорычал колдун. - Я продолжаю вызывать птицу... Три-два-раз... орнитофилус тоталис... медиоптерикс магиструс...
   И вдруг - страшноватое, мохнатое: "Маккрараршкаш!"
   Класс прозрел. Воцарилась мёртвая тишина. Все смотрели туда, где на жёлтой плоскости передней парты тускло поблескивало золото маленькой клетки, а в ней...
   - Ах, какая прелесть! - прозвучал в тупой тишине голосок Нелечки Буборц. Девочка задыхалась от восторга. - Вау, какие пёрышки... Небесного, небесного цвета!
   - Просто поразительно... - директриса Нонна Семёновна сложила ладони и, подступив на шаг, согнулась над клеткой, точно над колыбелью. - Кто бы мог подумать! Вот уж настоящее чудо... А какие забавные лапки, коготки! А клювик какой изящный... Лёнечка, ты просто волшебник!
   - Ну... птица, ну синеватая немного, - Фая Касимова сморщила носик. - Вот хвост красивый, а так ничего особенного.
   Леонардик, бледный, с огромными почерневшими от волнения глазами, порывисто подскочил ближе:
   - Что?! Вы видите, видите её, да?! - радостно зашептал он, прыгая взглядом по детским лицам. - Значит, здесь, в этом классе, есть честные, правдивые дети... В наше время это такая редкость! Вы все видите птицу?! Какое счастье! Вы не поверите, ведь иногда встречаются такие, кому клетка кажется совершенно пустой!
   - Гхм, - выразительно кашлянула классная руководительница. Директриса снизу вверх, из полуприседа, вонзила в классную административный взгляд.
   - Так вот она какая, Синяя птица! - восторженно качнулись малахитовые серьги. И тут же голос директрисы брякнул строго:
   - Надеюсь, среди учащихся нашей школы нет маленьких врунишек? Надеюсь, все видят эту прекрасную, благородную птицу?!
   - Да, ё-моё, где ваша птичка-то? Обещали птичку, и чё? - недовольно поинтересовался толстый Вова Пыхтяев, главный тугодум в классе.
   - Пыха, ты чё? - зашикали с соседних парт.
   - Так. Пыхтяев, ты хочешь сказать, что не видишь никакой птицы? - угрожающе медленно поинтересовалась директриса. - То есть, по-твоему, клетка пуста?
   - Эм-м, - промычал Пыха. Тут он получил информативный сигнал в рёбра от Паши Гэга и поспешно выдохнул: - О! вижу, теперь вижу! Вот только что появилась. Возникла птичка, ага. Краси-ивая такая, зелёная вся, с ног до головы, как огурец.
   - Пыхтяев! - устало склонилась голова директрисы.
   - А чё сразу Пыхтяев? Чё я опять не так сказал? Ну не огурец, ну как это... как киви.
   - Пыхтяев. Ты хотел сказать, что птица не зелёная, а...
   - Ну это... я хотел сказать... зеленовато-синеватая. Цвета морской волны!
   - Вот-вот, Пыхтяев. Учись отвечать грамотно.
   Нонна Семёновна уже раскрыла рот, чтобы произнести сердечную благодарность юному волшебнику Рябиновскому за замечательные чудеса и призвать детей к заключительным, переходящим в овацию аплодисментам, как вдруг...
   Ага. Возникли проблемы. Директриса поморщилась на тоненькую категоричную ручку, взлетевшую с первой парты третьего ряда. Опять эта морковка из грядки выскакивает...
   Отличница, прилежная ученица, активистка, разрядница по художественной гимнастике, несносная выскочка Надя Еропкина по прозвищу Морковка тянула руку с самым серьёзным выражением серо-голубых глаз. Белобрысый хвостик на макушке торчал несгибаемо, как рыцарский плюмаж.
   Нонна Семёновна сделала вид, что не замечает торчащей руки. Однако... внезапно раздался нержавеющий голос классной Веры Кирилловны, прежде молчавшей, как ледяная рыба, а теперь внезапно и некстати оживившейся:
   - Да-да, девочка на первой парте. Какой у тебя вопрос?
   - Простите, пожалуйста, я хотела спросить, если можно... А где находится птичка?
   У проклятой Морковки был самый проклятый на свете голос. Это был голос наивной, воинствующей справедливости.
   Снова стало тихо. Класс напрягся. Стойкая оловянная Морковка была на особом счету.
   - Ну что же ты, Надюша, - Нонна Семёновна ласково растянула тёмные, черничные губы. - Если тебе плохо видно, подойди, пожалуйста, поближе.
   - Ой, что Вы, Нонна Семёновна, у меня отличное зрение! - поспешно и радостно заверил белобрысый плюмаж. - Я вижу, что птички в клетке вовсе нет, и просто хотела узнать... Может быть, она куда-нибудь вылетела, а я просто не заметила? Может быть, она с голубыми занавесками сливается?
   Нонна Семёновна потемнела лицом. По классу пополз липкий шепоток.
   И тут - юный волшебник Рябиновский сделал несколько лёгких, танцующих шагов и, задевая краями плаща Нонну Семёновну, вплотную приблизился к торчащей из-за парты Еропкиной.
   Рябиновский сладко улыбнулся.
   - Ну вот, друзья, - радостно и с каким-то облегчением волшебник развёл руками, потом обвёл класс каким-то почти задушевным взглядом и снова с размаху опустил сожалеющие глаза на светлую Надинькину макушку:
   - Мы нашли девочку, которая не видит птички!
   Рябиновский ласково погладил Еропкину по голове, и ошарашенной Надиньке показалось, будто на темя вылили стакан ледяной воды:
   - Гм, теперь мы знаем, кто главный врунишка в классе.
   Класс взорвался радостным ржанием.
   - Еропкина! - икал Коля Бублин. - Свистулька!
   - Морковка! Воображуля! Завирушка!
   - Кто бы мог подумать! - громко удивлялась Нелечка Буборц. - А ещё отличница!
   - Ах, я всегда это знала, всегда, - кивала Фаечка Касимова. - Я знала, что не надо с ней водиться.
   Маленькая прозрачная капелька упала на тетрадный лист и испортила такую красивую надпись про первое сентября.
  
  
  

Глава 3.

Заклятье доброго колдуна

  
  
   Кто он таков - никто не знал. Но уже он протанцевал на славу козачка и уже успел насмешить обступившую его толпу. Когда же есаул поднял иконы, вдруг всё лицо его переменилось: нос вырос и наклонился на сторону, вместо карих, запрыгали зелёные очи, губы засинели, подбородок задрожал и заострился, как копьё, изо рта выбежал клык, из-за головы поднялся горб, и стал козак - старик.

Н.В.Гоголь. Страшная месть

  
   адинька перестала реветь в середине второго урока. Первую половину третьего провела в кабинете директрисы, где её пытались утешить лично Нонна Семёновна, затем завуч Ксения Полуэктовна (по прозвищу Бензопила) и преподавательница музыки Раиса Радиковна (по прозвищу Гамма-Радиация). Затем багровая от стыда, шарахающаяся от взглядов встречных старшеклассниц Морковка была препровождена в методкабинет английского, где затихла под грузом упражнений по грамматике. Четвёртый и пятый уроки просидела на алгебре, неотрывно глядя на царапинку на парте, и, наконец, сбежала с классного часа - в каморку под лестницу, где уже совершенно безудержно расплакалась, заливая слезами передник на груди старенькой уборщицы Марьи Степановны.
   После шестого урока взъерошенная, но уже притихшая Морковка шла по коридору к раздевалке четвёртых классов. Штук двадцать десятиклассниц толпились возле входа в кабинет химии, причём приблизительно раз в полминуты, вся толпа, точно по команде, заливалась хохотом. Ах, вот в чём дело! Великолепный Лео раздавал свои фотокарточки, делал в девичьи анкеты остроумные записи, которые тут же зачитывал, чем и приводил поклонниц в шумный восторг.
   Решительно шмыгнув носом, Морковка положила портфель на подоконник и - ринулась в толпу старшеклассниц, молча орудуя локтями. Слёзы у неё высохли совершенно. Она не собиралась просить у Рябиновского автограф. У неё был всего один вопрос, если можно.
   - Простите!
   Леонард едва уловимо вздрогнул, маслянистые глаза цвета тараканьей спинки заметались по разрумянившимся девичьим лицам - но источник угрозы находился намного ниже уровня взгляда. Серо-голубая сталь морковкиного взгляда блеснула на уровне пояса:
   - Простите, уважаемый волшебник. Я хотела спросить, умеете ли Вы делать добрые чудеса? Или только злые?
   - Что ещё такое взялось? - холодно улыбнулся волшебник Лео. - Чего опять нужно, девочка?
   - Цветы в кабинете Веры Кирилловны, которые Вы осыпали бриллиантами, завяли через сорок минут, - звонко сказала Надинька. - По-вашему, это доброе чудо? Кому нужна такая красота, если от неё умираешь?
   Поклонницы перестали хихикать. Минуту назад они как раз обсуждали с Леонардиком тему красоты. Леонардик рассказывал о чудесах, способных любую девушку сделать поистине прекрасной.
   Волшебник Рябиновский чуть побледнел, что, впрочем, сделало его лицо ещё интереснее.
   - А дедушка говорит, что чудеса бывают только добрые! Потому что настоящие чудеса может делать только Бог! Вот! - Надинька строго сдвинула белобрысые брови. - А Вы устраиваете просто злые фокусы, а не чудеса!
   - Ну зачем так, девочка... - Лео внезапно улыбнулся, во взгляде его мелькнуло кое-что существенное, горячее, - хочешь, я покажу тебе самое что ни на есть доброе чудо?
   - Разве Вы умеете?
   - Конечно.
   Рябиновский протянул смуглую руку.
   - Пойдём со мной, девочка. Если не боишься. Никто не должен видеть.
   Надинька вытаращила глаза на страшную протянутую руку волшебника.
   - А к-куда мы пойдём?
   Её рука невольно протянулась навстречу, волшебник ухватил за белые холодные пальчики.
   - Здесь, за углом. В гардероб для младших классов.
   Обернувшись к изумлённым поклонницам, он ласково добавил:
   - Я вернусь через минуточку. Никто из вас не расходится, договорились?!
   Не слыша ничего вокруг себя, Надинька Еропкина шла с великим волшебником Рябиновским в пустую, гулкую раздевалку младших классов. Среди кривых металлических вешалок, напоминавших рога и вилы, среди крючьев, похожих на железные когти, они остались совсем вдвоём. Наденька готова была умереть от страха. Белый хвостик совершенно поник.
   - Ну вот, деточка... я покажу тебе доброе чудо.
   Лео присел на корточки, его смолистые кудри рассыпались по жёлто-красному шарфу на плечах.
   Надинька смотрела в большое смуглое лицо, видела каждую чёрную волосинку в бровях, каждую искорку в крупных маслянистых глазах и очень, очень боялась. Но... она понимала, что ей нужно получить ответ на страшно важный вопрос про добрые чудеса. Осмеянной Морковке хотелось самой понять и простить волшебника Леонарда. Она понимала, что должна дать знаменитому волшебнику шанс сделать добро.
   - Чудо будет очень сложное, но очень доброе, - говорил Лео, как бы улыбаясь блестящими глазами. - Хочешь, в течение целого месяца все вокруг, завидя тебя, будут радостно улыбаться? Один только взгляд на твоё лицо будет поднимать людям настроение! Ты сможешь развеселить самого печального старика, самого грустного ребёнка.
   - Простите... - пролепетала Надинька, - не надо так шутить. Я же не волшебница...
   И тут Лео больно схватил её запястья. Глубоко и страшно заглянул в глаза и прошептал:
   - Ошибаешься!
   - Что?..
   - Ты не знаешь про себя ничего! - поспешно зашептал он. - Запомни: ты - очень сильная волшебница. Я почувствовал эту скрытую силу, ед­ва вошёл в класс. У тебя врождённый дар. Да! Из тебя могла бы выйти могущественная белая волшебница... Настоящая добрая ведьма.
   - Прошу, ну прошу Вас... - Надинька готова была разрыдаться снова, да только слёз не осталось. - Пожалуйста, не смейтесь надо мной! Я не могу...
   - Доверься мне. Магическая сила дремлет в тебе, остаётся лишь разбудить это пламя. И тогда - ты сама сможешь творить чудеса, дарить людям радость. Представляешь, как они будут благодарны?! Как они будут любить тебя! Ну, каково? - он торжествующе потёр руки. - Помнишь, ты просила показать тебе не дешёвый фокус, а настоящее доброе чудо. Теперь я могу сделать это для тебя. Прямо сейчас.
   - По-настоящему? - глаза Надиньки глянули слишком серьёзно.
   - Обещаю. Только нужна твоя помощь.
   Леонардик вынул из рукава волшебную палочку. Теперь вблизи Надинька заметила, что палочка была сплошь исцарапана крошечными нерусскими буквами.
   - Ты сейчас закроешь глаза, и пока я буду колдовать, ты долж­на сосчитать до десяти тысяч. Умеешь считать до тысячи?
   - Да-да, - быстро кивнула Надинька. У неё почему-то стала дрожать левая коленка. Видимо, от усталости.
   - Отлично! Считай десять раз до тысячи! Что бы ни случилось: не прекращай считать. И не открывай глаза, пока не произнесёшь самое последнее число - десять тысяч.
   В раздевалке сделалось сумрачно, видимо, у солнца уже не было сил светить так ясно, как поутру. Облака задавили свет, в углах сгустился полумрак.
   - Нельзя открывать глаза? - переспросила Надинька.
   - Совсем-таки нельзя. Иначе чудо не сработает. И больше того, свершится ужасная беда: заболеет кто-то, кого ты любишь!
   - Мама? - Надинька чуть не упала от страха. - Или папа?
   - Этого, драгоценная моя, точно никто не знает. Лучше не проверять.
   - Мне надо подумать, - прошептала Морковка. Теперь у неё тряслись уже обе коленки. Это было довольно противно и мешало думать. Через минуту она спросила:
   - А если я согласна, тогда я стану настоящей волшебницей? И смогу делать так, чтобы люди не грустили?
   - Да. Глядя на тебя, все будут улыбаться.
   - И Марья Степановна? И даже безрукий дяденька в метро? И наша соседка тётя Катя, у которой старшего сына на войне зарезали?
   - Все, абсолютно все будут улыбаться и даже весело смеяться. Это и есть доброе чудо. Только не прекращай считать. Даже если будет немного неприятно.
   - Мне уже... Я согласна, - Надинька кивнула. Убитый хвостик покорно мотнулся.
   За окнами усилился ветер, суетные тени облаков замелькали по стене. Истошно, точно закашлявшись, закаркала ворона, и в тот же миг ударом ветра распахнуло старую оконную раму - взметнулись занавески, раздражённо задребезжал сорванный шпингалет. Девочка вздрогнула.
   - Последнее условие, - улыбнулся юный волшебник Лео. - Если правда хочешь стать белой волшебницей, ты должна понять, что волшебство - главное дело твоей жизни. Оно превыше всего. Превыше родины, семьи и даже, например, Бога. Готова ли ты пойти против воли родителей, учителей - ради того чтобы посвятить всю свою жизнь служению белой, доброй магии?
   Надинька кивнула. Из распахнутого окна веяло осенней гнилью, по подоконнику лупили холодные мокрые ветки. Бедная Надинька! Ей так хотелось приносить людям счастье! Неужели папа с мамой будут против? Неужели дедушка запретит? Да нет же! Дедушка всегда учил Надиньку быть доброй, помогать другим...
   - Громче скажи! - прошептал волшебник. - Готова ли пойти против воли родителей, лишь бы только стать доброй волшебницей?!
   - Да, - прошептала Надинька.
   - Главнее ли для тебя волшебство, чем воля твоих родителей, твоей церкви, твоих учителей, всего на свете? Говори ещё громче!
   - Да, да! - чуть не крикнула девочка, ей уже хотелось, чтобы всё это поскорее закончилось...
   Ворона за окном смолкла.
   - Тогда... закрывай глаза и начинай считать, - пластмассовым голосом произнёс волшебник.
   В тот же миг что-то маленькое, жутко горячее прижгло Надину кожу над переносицей.
  
  

Глава 4.

Генеральская внучка

  
  
   С первого взгляда она не очень мне понравилась. Я смотрел на неё с предубеждением: Швабрин описал мне Машу, капитанскую дочь, совершенной дурочкою.

А.С.Пушкин. Капитанская дочка

  
   половине четвёртого поток праздничных детишек, выходящих из школы N 1505, совершенно иссяк. Остались только россыпи безумных малышей, списанных родителями на продлёнку, да несколько очкастых старшеклассниц из клуба обожателей серебряного века. Сообщество из четырёх-пяти нестарых ещё учительниц довольно шумно отмечало День знаний в кабинете биологии, однако никто из этих достойных педагогических леди не смог навести генерал-полковника Тимофея Еропкина на след потерявшейся внучки.
   Уж добрых полчаса огромный и чинный старик в золочёном мундире и брюках с алыми лампасами, заведя руки за спину и терпеливо сопя, мерил большими шагами диагонали школьного дворика. Вы видели каменного льва у арки Генерального штаба - зимой, когда грива почтенного зверя белеет от снега? Точно так, по-львиному, глядит из-под сдвинутых бровей генерал-полковник Еропкин - кажется, вот-вот разгневается! И всё же таится в морщинках у глаз великодушная улыбка.
   Ветераны Первой чеченской помнят, как с этой царственной улыбкой он приезжал на позиции к изжёванным, одуревшим от страха бойцам - огромный, как несгораемый шкаф, негнущийся и жарко-румяный, точно тульский самовар. Других генералов, кроме Еропкина, на передовой замечали нечасто - а про этого заранее знали: везде свой малиновый нос сунет - и в прицелы поглядит, и под грязный брезентик заглянет. Пули "чехов" от него шарахались, точно птички от пугала, а ещё была примета: после визита Еропкина на позиции, точно по волшебству, приходила новая техника, боеприпасы и даже... водка. Сам генерал почти не потреблял, но считал, что в военное время солдату положено "немного, но регулярно - для румянца".
   Солдаты Еропкина побаивались, называли "толс­тым батяней", но любили - разумеется, не только за регулярный румянец. Скорее за то, что генерал был похож на настоящего барина: и наказывает часто, да как-то... любя. А офицеры поражались сказочному львиному самообладанию генерала, которое мгновенно передавалось окружающим. Молва приписывала Тимофею Петровичу с дюжину героических деяний - якобы собственными ручищами он вытаскивал подчинённых из горящего "бардака"4, лично ходил к извращенцу Радуеву меняться пленными, а однажды во время нападения на колонну застрелил из табельного оружия жутко опытного египетского наёмника. Доподлинно известно, что именно Еропкин в 200... году командовал операцией по "прополке" двух западных районов Дагестана - именно тогда был сокрушён позвоночник бандитской армии эмира Басаева.
   У "толстого батяни" было ещё одно боевое прозвище: "Самоварыч". Частенько Тимофей Петрович кипятился и даже закипал. Мог и затрещину влепить - доставалось всем, вплоть до майоров, в особенности за трусливый эгоизм и желание по-тихому обогатиться за счёт личного состава. Но это бывало раньше, а теперь уж - без малого три года - генерал-полковник Самоварыч пребывал в столице на пенсии, и только по телевизору глядел на знакомые развалины русского города Грозного. За эти три года он погрузнел, грива и роскошные усы побелели окончательно, брови пуще сдвинулись к переносице - и только щёки Тимофея Петровича неизменно были ярко-розовыми, будто совсем недавно напился генерал горячего чаю с малиной.
   Заложив руки за спину, Тимофей Петрович неспокойно похаживал по школьному дворику. По привычке, приметил непорядок: в кустах неведомый злодей припрятал недопитую бутылку портвейна, а в клумбе среди рыжих цветочков гадко поблескивала - криминал, едрёна матрёна! - использованная игла от одноразового шприца.
   Тимофей Петрович хмыкнул, почесал косматую бровь и подумал, что дамочке-директрисе надлежит построже приглядываться к своим старшеклассникам. Как только эти педагоги обходятся с личным составом без гауптвахты? Генерал-полковник в очередной раз крякнул, поглядел зачем-то на ясно солнышко, потом на огромные наручные часы... Нахмурился - и подошёл к охраннику, дремавшему на скамеечке у входа в корпус.
   - Здравь желаю. Гхм... Маленькая такая, с хвостиком на макушке, и портфельчик жёлтый? - хрипловато спросил генерал. - Не выбегала?
   Охранник невольно поднялся и обстоятельно доложил уважаемому товарищу генералу, что видел никак не меньше пятидесяти хвостиков и жёлтых портфельчиков, да только все они давно благополучно разъехались по домам.
   - А Вы поглядите в раздевалке, - подсказал охранник. - Если мешок со сменной обувью висит, значит, домой ушла Ваша внучка. А если уличные ботинки висят, стало быть, где-то в школе задерживается.
   - Здраво, здраво рассуждаете! - радостно спохватился Тимофей Петрович и почти побежал в раздевалку четвёртых классов. Генералу было уже под семьдесят, но это не мешало ему каждое утро пробегать полтора километра по аллеям Нескучного сада. Размеренно сопя в усы, генерал, как старый тепловоз, влетел в полутёмную раздевалку - и сразу услышал странный, полусонный голосок:
   - Шесть тысяч четыреста десять...
   - Надюня! - Тимофей Петрович мгновенно опознал внучку по голосу. - Ты где, любимая внученция?
   Голос на секунду сбился, и через миг Надюня ответила:
   - Шесть тысяч четыреста одиннадцать!
   - Эй, Надежда! - генерал заговорил строже. - А ну-ка, отставить прятки! Приказываю тебе вылезать, слышишь?
   - Шесть тысяч четыреста двена-адцать... - голосок задрожал, потускнел, сжался, и девочка совершенно расплакалась. Генерал подскочил к внучке, сидевшей на холодном полу, поспешно прижал к себе:
   - Миленькая, миленькая... да что случилось, скажи?!
   Внучка продолжала плакать и считать. На руках дед принёс её в машину и скорее, скорее повёз домой. По пути пытался расспрашивать, но Надюня, зажмурив глазки, заливала слезами белый фартучек на груди.
   Генерал скорее позвонил в бюро детских праздников и вызвал знаменитого клоуна Петю - прямо сейчас, сию минуту, срочно на улицу Вавилова. Диспетчер бюро досуга утверждала, что по нынешним автомобильным пробкам прибыть на Вавилова за час нет никакой возможности, но генерал был настойчив, и тогда трубку взял сам клоун Петя - молча выслушал и грустным, неклоунским голосом пообещал быть вовремя. Следующий звонок генерал сделал в Нескучный сад, в клуб проката маленьких пони - к счастью, белый пони по кличке Снежок был свободен, и генерал обещал заплатить втридорога, если Снежок согласится выйти за границы сада, пересечь ужасный Ленинский проспект и добраться своим ходом во двор, где жил генерал-полковник Еропкин.
   Он ещё говорил с менеджером Снежка, когда внучка вдруг дёрнула за рукав. Генерал резко затормозил, сходу прижал "Тайгу" к обочине. Надюня, не раскрывая глаз, не прекращая зачарованно считать, пыталась написать ему что-то на стекле... Он выхватил блокнот, вложил авторучку в мокрые пальчики...
   "НЕВОЛНуЙся дедШКА Я тебя ЛЮБЛЮ!!!" - было написано на бумажке.
   Никто и никогда не видал генерала Еропкина плачущим. Впрочем, и теперь у единственной свидетельницы - Надиньки - были сожмурены глаза.
   Во дворе их уже встречали - белый пони Снежок и клоун Петя, примчавшийся сквозь пробки на мотоцикле. Клоун был почему-то в кожаной клёпаной куртке, кожаных штанах и серебристом шлеме, а от прежнего клоунского обличья у него имелись только совершенно вытаращенные синие глаза. Они сделались ещё шире, когда генерал бережно вытащил девочку из машины...
   - Ой! - перепуганно сказал клоун, поспешно стаскивая свой мотоциклетный шлем. - Посмотрите... А что это... на лбу?
   Только сейчас генерал заметил, что под волосами внучки темнеет пятно. Раньше, видать, светлая чёлочка скрывала, да и генерал впопыхах не приметил... а теперь... холодея от ужаса, дедушка Тима разглядел на бледной коже чуть повыше переносицы нечто, похожее на оттиск резинового штампа. Красивые такие буквы, с фитюльками под старину, нас-тоящее рабское клеймо:
   А чуть ниже - мерзкий, по-настоящему непристойный рисунок.
   - Одеколон! Быстро, едрёна-гангрена! - заторопился Тимофей Петрович. Однако... клеймо не стиралось. Когда генерал попытался удалить его при помощи носового платка, пропитанного одеколоном, отметина изменила цвет, теперь она была ярко-красной, как свежая ссадина и даже, казалось, немного увеличилась в размерах!
   - Надюня, внученька, всё хорошо... - запыхтел генерал, поспешно прилаживая на лоб девочки маленький пластырь. - Приказываю открыть глазки, слышишь? Вон смотри, это же твой любимый Снежок, он прискакал к тебе из парка. Погляди, какой у него красивый бант на хвостике!
   - Семь тысяч сто пять, - еле слышно отозвалась девочка.
   - Давайте я возьму это на себя, - быстро прошептал клоун Петя, вытаскивая из мотоциклетного багажничка шуршащий пакет с игрушками. - А Вам лучше позвонить врачам. У девочки психологический шок. Кто-то очень злобно пошутил над ней. Посмотрите, какие колючие слёзы. Я видел такие слёзы у детишек в шахтёрском посёлке года два назад. Нас посылал туда Президент...
   - Добро, приступайте немедленно! Развеселить, и чтоб никаких штампов на лбу! - бормотал седой генерал, тиская пальцами кнопки телефона. - И ещё - срочно позвонить в наш госпиталь... там врачи хорошие!
  
   Через несколько часов Наденька внезапно перестала считать и раскрыла глаза.
   К счастью, генерал уже распорядился убрать, завесить, загородить все зеркала в доме. Сняли даже зеркальный потолок в ванной. Вдруг Наденька раскрыла глаза и, вскочив с дивана, бросилась к дедушке, который в этот момент разговаривал по телефону с академиком Лапушкиным, главным специалистом по детской психологии в Москве.
   - Она перестала, перестала считать! - крикнул генерал в трубку. - Я Вам перезвоню!
   Тимофей Петрович чуть склонился, опасаясь даже протягивать к ней руки, чтобы не испугать... Она прыгнула к дедушке на шею.
   - Деда Тима, деда Тима, ну прости, прости меня! - лепетала Надюня сквозь слёзы. - Я должна была досчитать до десяти тысяч, понимаешь? Ах, как я хотела с тобой говорить и не могла!
   - Миленькая! Зачем эти глупые цифры, разреши-ка спросить...
   - Очень надо было, дедушка. Это чтобы произошло чудо. Вот видишь, ты на меня смотришь и улыбаешься! - она и сама вдруг улыбнулась, хотя улыбка получилась бледная и подраненная. - Значит, волшебство уже действует.
   - Какое волшебство, Надюнечка? - генерал насторожился. - Что за фантазии, милая?
   - Никакие, никакие не фантазия, деда Тима, - шмыгнув носом, серьёзно сказала Надюня. Её брови чуть сдвинулись, и гадкая печать на лбу тоже поморщилась, выглянула из-под пластыря - глядя на всё это, генерал Еропкин чуть не разрыдался второй раз в жизни.
   - Один мальчик меня заколдовал, чтобы я приносила окружающим людям радость, как настоящая добрая ведьма. Ах, дедушка, я тоже буду настоящей волшебницей!
   - А что за мальчик, Надюнечка? Я его знаю?
   - Нет, дедушка, - строго качнулся белобрысый хвостик. - И не узнаешь. Потому что ты сам запретил мне ябедничать.
   - П-причём здесь ябеды? Ведь ты говоришь, он не сделал ничего дурного... И не стану я его наказывать! Вот даже если ты попросишь наказать - ни за что не стану! А как его зовут, скажи...
   - Дедушка-а... - внимательный голубой глаз строго глянул искоса. - Мне кажется, ты всё-таки хотел бы его наказать. Прости, я не могу ябедничать, это подло.
   - Допустим, он действительно добрый паренёк. Но ведь он совсем салаж... маленький ещё, молодой! У него мало опыта. Что если малец что-нибудь напутал и заколдовал тебя неправильно?
   - Что ты, дедушка, об этом, пожалуйста, даже не волнуйся. Он очень могучий волшебник. Он закончил знаменитую школу волшебства Мерлин, у него чёрный диплом, и к тому же...
   Дедушка заинтересованно приподнял бровь.
   - Ой, - прошептала внучка, - кажется, я зря сказала тебе, как называется школа, которую он закончил.
   - Школа волшебства Мерлин... Где-то я уже слышал об этой гангрене, - пробормотал генерал Еропкин и покосился на большой белый телефон устаревшего дизайна, стоявший на самом дальнем углу письменного стола.
   "М-да, тут врачи не помогут, - подумал генерал. - Не врачам надо звонить, а... доктору".
   Да-да. Доктору Савенкову.
   Доктор юридических наук Севастьян Куприянович Савенков вот уже пятьдесят лет был лучшим другом Тимофея Еропкина. В середине прошлого века они учились в Тверском Суворовском училище, потом безусыми лейтенантами служили в танковых войсках, впервые нюхнули настоящего пороху в Корее. В начале восьмидесятых в судьбы старых друзей кровавым, нагноившимся шрамом врезались четыре афганских года. В 96-м году - уже в генеральских мундирах - Еропкин и Савенков двумя днями разминулись в Чечне. Потом доктор Савенков возглавил в Федеральной службе безопасности специальный отдел, изучающий методы тоталитарных сект и оккультных групп, угрожающих национальным интересам России.
   Верное солдатское чутьё подсказывало генерал-полковнику Еропкину, что юный кудесник из школы Мерлина должен проходить аккурат по ведомству Куприяныча... Тимофей Петрович, раздумчиво шевеля усами, протянул руку к белому аппарату, и вдруг... как по волшебству аппарат зазвонил сам собой.
   - Во как! - крякнул генерал. - Ну точно, Куприяныч звонит. Он всегда, когда нужен, сам появляется.
   Хватая трубку, генерал Еропкин успел подумать: вот сейчас он скажет Куприянычу: "Прости Куприяныч, у меня дело срочное, не до шуток, едрёна-гангрена!" - и спросит про колледж Мерлина.
   - Алло! - сказал он.
   - Здорово! - затрещала трубка пулемётным голосом доктора Савенкова. - Прости, дорогой старик Самоварыч, дело срочное к тебе. Брат ты мой, прямо не до шуток. Большая трудность у нас возникла с одним колледжем иностранным, имени Мерлина, в Шотландии находится. Ты у нас всё-таки начальник училища, с заграничными школами контакты имеешь... Не слыхал про такой колледж?
  
   Кажется, за всей этой суетой вокруг злополучного мальчика Лео я запамятовал предупредить читателя, что Тимофей Петрович Еропкин, будучи генерал-полковником в отставке, вот уже три года являлся, ни много ни мало, начальником Московского Суворовского училища, что расположено на севере русской столицы.
   С недавних пор Суворовскому училищу приходилось поддерживать разного рода сотрудничество с зарубежными учебными заведениями. То делегация французских курсантов приедет, то американские кадеты в гости зазовут... За долгую свою жизнь генерал побывал и в Оксфорде, и в Сорбонне, и даже в Народном Университете Мадагаскара... Однако про Международную академию имени Мерлина прежде не слыхивал.
   Тем не менее, уверенно и твёрдо генерал ответил:
   - Приезжай, покалякаем про твой Мерлин.
  
  

Глава 5.

Дети как национальное достояние

  
  
   - Что же это за страна? - воскликнул тогда Главный Буржуин. - Что же это за такая непонятная страна, в которой даже такие малыши знают Военную Тайну?

А.П.Гайдар. Военная тайна

  
   лава Богу, история наша завязалась. И читатель, должно быть, с нетерпением ждёт, когда же на сцену явится добрый герой. Может быть, это будет боевой подполковник Воздушно-десантных войск Виктор Телегин, о котором мы упомянули выше? Или усатый боец-аквалангист с подводной лодки "Амур", которая с каждой минутой, с каждой прочитанной страницей продолжает неуклонно и скрытно приближаться к Стамбулу?
   Любезный читатель, не требуйте героя прежде времени. Возможно, в этот миг он упражняется в стрельбе из подводного ружья или отрабатывает парашютный прыжок с небо-скрёба. Сейчас выясним. Гм. Видимо, мы выбрали неудачный момент для подглядывания. Неужели наш герой целится из рогатки в серебристую вывеску московского офиса НАТО? Нет-нет, он не хулиган! Должно быть, герой просто задумал очередную невинную шалость.
   Заметим, что в день, когда Лео Рябиновский зачаровал несчастную Надиньку, герой нашей истории не ведал ровным счётом ничего ни об академии Мерлина, ни о курсе наступательной магии, ни о великом профессоре фундаментального ведовства по имени Гендальфус Бенциан Бендрагон Тампльдор. Что же касается меня, гражданина Греческой Республики Никоса Зерваса, вашего покорного слуги и автора этой книги, то утром 1 сентября 200... года я уже немало знал о том, что творится на острове Лох-Хоррог. Ровно год назад, поверив рекламе и пойдя на поводу у собственных несмышлёных детей, я совершил страшнейшую ошибку своей жизни. По доброй воле (да ещё заплатив несколько тысяч евро за допуск к приёмным экзаменам) я отправил 14-летнюю дочь Кассандру и 12-летнего сына Ставроса на учёбу в престижный иностранный колледж. Вы угадали. Мои дети уехали учиться в Мерлин.
   Прошёл год. К началу следующего, 200... учебного года я уже понимал, что почти бессилен вернуть Касси и Ставрика домой, ибо дети успели получить достаточную дозу сильнейшего мыслительного яда. Возможно, бедняжки успели даже подписать заявление о том, что не желают возвращаться обратно в Грецию, ко мне, в родной дом, потому что я их якобы бью и подвергаю разного рода унижениям. Моя бессмысленная борьба против академии Мерлина, война, которую я пытался вести на страницах двух-трёх греческих газет, не приносила и не могла принести результата. Признаюсь, я начал паниковать.
   Родители других подростков, попавших на учёбу в академию магии, об опасности не подозревали. Напротив, некоторые призывали своих детей продолжать "научную карьеру" на оккультном поприще... Я был близок к отчаянию, я обратился к услугам лучшего в Афинах частного детективного бюро. Эти милые люди, поначалу столь уверенные в своих силах, взялись изучить вопрос - но на следующий день уведомили, что отказываются браться за это дело. Они ничего не стали мне объяснять...
  
   На моё счастье, далеко-далеко к северу от моей родины, от древних развалин афинского Акрополя добрый доктор Савенков созвонился со старым генералом Еропкиным. И уже через час после этого телефонного разговора начальник Отдела борьбы с деструктивными культами Федеральной службы безопасности России генерал-полковник Севастьян Куприянович Савенков деловито взбегал по ступенькам огромной лестницы на верхний этаж старого министерского дома, выстроенного на закате сталинской эпохи.
   Доктор Савенков был живой легендой Лубянки - ни тени дзержинской нервозности, ни пятнышка подвальной чекист­ской плесени. Не верилось, что неунывающий, остроумный господин, похожий на обрусевшего немца, каждый день ровно в восемь распечатывал дубовую дверь генеральского кабинета в старом здании ФСБ и усаживался в кожаное кресло руководителя крупного отдела. Случалось, примерно раз в полгода, что к мнению Савенкова прислушивались на самом верху. Впрочем, даже самой маленькой фотографии Президента в кабинете Савенкова не было - зато на видном месте висел живописный холст, изображавший двух благодушествующих чеховских помещиков с удочками да наливочками, при дымящем самоваре.
   В полуголодной, но счастливой молодости внук царского артиллерийского полковника и младший сын репрессированного военспеца Севастьян Савенков скромно служил лейтенантом в советских танковых войсках - в свободное время тайно читал статьи философа Ильина и занимался тайским боксом. Впоследствии, закончив Высшую школу КГБ, никого не расстреливал и за соотечественниками не шпионил. Предметом пристального изучения тогда ещё полковника С.К.Савенкова были таинственные причины неожиданного расцвета в СССР некоторых тоталитарных сект. Лет пять назад он защитил докторскую диссертацию по закрытой теме (по слухам, дело касалось новомодной и очень богатой международной секты, сумевшей завербовать немало адептов в высших эшелонах российской власти).
   Доктор Савенков был замечательно энергичен и сухощав. Что-то было в нём от русской борзой - такой же умница и глядит ласковым интеллигентом, а если надо, всегда наготове полная вафельница острейших зубов. Когда он слушал сводки новостей или вглядывался в лица подозреваемых на экране, его взор уподоблялся лезвию опасной бритвы. Однако Еропкин знал, что совсем по-другому смотрели эти умнейшие маленькие глаза, когда Савенков посиживал с удочкой на вербном берегу какой-нибудь тихой среднерусской речки. Они часами разговаривали о истории Московского царства, о природе средней полосы... О том, какие бывают особенные дни в конце бабьего лета: сухие, искристые, с летучими паутинками в воздухе.
   Известно, что был он заядлым охотником. Понятное дело, такому сухому, жилистому да неутомимому в самый раз на зорьке мерять длинными ногами некоси - в серо-жёлтой клетчатой куртке, с "Манлихером" на плече, в компании любимого сеттера. А ещё Савенков баловался тем, что иногда писал стихи... но об этом - кроме надёжного Самоварыча и благоверной супруги доктора Савенкова - уж точно никто в мире не догадывался.
   Итак, доктор Савенков без малейшей одышки взбежал на пятый этаж, надавил кнопку на косяке и с радостью услышал, как внутри большой генеральской квартиры задребезжал старый знакомый звонок. Генерал-полковник Еропкин распахнул дверь. Поймав налетевшего радостного Савенкова, сдавил его в объятьях, причём лицо Савенкова несколько побледнело, но приятельской улыбки не утратило.
   Что же касается генерала Еропкина, он отнюдь не улыбался. Напротив, старый вояка был весьма печален, если не сказать подавлен. Грустный, он предложил доктору Савенкову тапок, проводил в гостиную, собственноручно налил чаю, пошёл искать второй тапочек, вернулся с победой, сел рядом на диван и немного сбивчиво, но очень искренне рассказал доктору о беде, которая приключилась с ненаглядной внучкой Надинькой.
   - И что, вообще не улыбается? - быстро спрашивал доктор Савенков, чиркая в блокнотике. - И не смеётся? А как аппетит? А гулять ходит?
   - Куда там гулять, - вздыхал генерал Еропкин, и седые бакенбарды его обескураженно раздувались. - Словно окаменела вся, лежит на койке, даже не шелохнётся. Как мёртвая, только глазами моргает. Даже в цирк отказывается идти. И ещё, страшно сказать: перестала щенка вымаливать.
   - У-у, брат ты мой, это серьёзно, - кисло протянул доктор Савенков. - Прямо царевна Несмеяна из сказки.
   - Да уж не говори, доктор, тут всем не до смеху, - грустные седые усы генерала опустились ещё ниже. - И ведь что странно: проболталась, будто её какой-то юный волшебник заколдовал.
   Доктор Савенков перестал чиркать в блокноте и полыхнул на генерала узкими очковыми стёклами:
   - Прости... Юный кто?
   - Юный дед Пихто! Не перебивай, сейчас расскажу. Выпускник школы такой специальной, недавно появилась в Шотландии, ядрить-колотить эту чудесную страну вместе со всеми ихними волшебниками! Как же она называется-то, школа эта распроклятая... Такое трупное название... Ты мне давеча по телефону его сказал. Вот, ядрёна-мудрёна, не вспомню. Дохлин? Нет. Труплин, Мертвин...
   - Мерлин что ли?
   - Так точно, - генерал вздохнул и окунул усы в стакан с чёрным чаем.
   - Ну, тогда всё понятно, - сказал Савенков. - Действительно, есть такая школа волшебников в Шотландии. Полное название - Международная академия искусств Нового века имени Мерлина.
   Сказав это, Савенков задумчиво оглядел свои ногти и, вскинув взгляд на друга, молвил без улыбки:
   - Здесь всё серьёзно, брат Тимофей Петрович. Послушай, какая у меня свежая информация имеется - как раз про этот Мерлин.
   И заговорил быстро, точно по писаному:
   - Дела такие. В начале прошлого учебного года пятеро воспитанников российских детских домов по благотворительному гранту ЮНЕСКО поехали в академию Мерлина на ... стажировку. Наши детдомовцы благополучно провели на чудо-острове двенадцать месяцев, а когда пришло время возвращаться, вдруг заявили, что... в Россию не хотят.
   - Кгхм?! - удивился генерал.
   - Да-да. Разразился скандал. Наше консульство в Шотландии пыталось связаться с детьми, уговорить их вернуться. Представь, Самоварыч, в ответ наши детишки устроили скандальную пресс-конференцию. И наплели западным журналистам, будто в родных детдомах их избивают злые воспитатели. Якобы принуждают делать всякие гадости, о которых и говорить стыдно.
   - Уфф! - возмутился генерал (дар речи вернулся к нему). - Да они просто захватили наших ребятишек в плен! И теперь запугивают малышню, заставляют выступать перед щелкопёрами!
   - Слушай, Тимофей Петрович, дальше. Если бы у этих детей были родители, вызволить ребят было бы проще. Но, поскольку у детдомовцев родителей нет, их может защитить только государство. К сожалению, наш МИД не слишком усердствует...
   Генерал Еропкин вытаращился на старого друга и, натурально, начал кипятиться.
   - Погоди, Петрович, не горячись, сперва дослушай, - со вздохом предложил Савенков. - Позавчера пресс-секретарь академии Мерлина заявила, что российские детдомовцы намерены подать иск в Международный суд по правам человека. Каково, а? Наши сироты намерены рассказать в зале суда, что в русских детских домах их якобы систематически подвергали пыткам и издевательствам. А некоторых одноклассников, мол, злые воспитатели даже забили до смерти. Как ты понимаешь, это может превратиться в показательный судебный процесс над российским государством... За рубежом телекомпании с удовольствием посмакуют такую тему.
   - А ребятишки-то чего дурят? Неужто, правда, домой не желают?
   - Этого мы с тобой, брат Тимофей Петрович, в точности пока не знаем. Но дети на пресс-конференции выглядели странно. Пальцы дрожат, глазёнки бегают...
   - Ну так что? Надо разобраться с этим Мерлином по-нашему, народными средствами, через коромысло! В конце концов, у вас там на Лубянке ФСБ или дом моделей?
   - Что мы можем сделать, Петрович? Я с удовольст­вием послушаю твои предложения! - Савенков вопроси­тельно выпятил костлявый подбородок. - Спецподразделение послать? Выкрасть детишек, увезти на Родину силой? Любое вооружённое вмешательство вызовет жуткий конфликт с Лондоном. Президент за это не похвалит, он, бедняга, только-только начал с англичанами отношения налаживать... Шумный инцидент совершенно ни к чему.
   - Ну так зашлите в эту треклятую школу толкового разведчика под прикрытием! - генерал Еропкин гневно глянул из-под бровей. - Пусть для начала разберётся, что там с бедными ребятишками сделали...
   - Посылали уже. И лейтенанта молодого посылали, и девицу лет двадцати. Бесполезно.
   - Что значит "бесполезно", ядрить-коротить?!
   - Видишь ли, брат Тимофей Петрович, в этой академии тысячи детей, а взрослых - всего несколько десятков. Любой незнакомый человек старше шестнадцати сразу привлекает к себе внимание. Наших сотрудников отслеживают мгновенно.
   Савенков выдержал паузу и произнёс как бы в замешательстве:
   - Вот если бы... подростка туда заслать, а? Под видом учащегося? Парнишка только одним глазком глянет на академию изнутри. Встретится с нашими детдомовцами и разузнает, правда ли они не хотят возвращаться...
   Сказав это, Савенков вопросительно глянул на старого боевого товарища.
   Генерал Еропкин похолодел.
   - Не дам! - он понял, куда клонит доктор. - И не мечтай даже!
   - Да на три дня всего! Ты послушай, брат Тимофе...
   - Не дам! У меня Суворовское училище, а не школа юных диверсантов!
   - Погоди, Тимофей Петрович, не кипятись ты...
   - Ничего святого у вас нет! Ребятишек заставляете шпионить? Не позволю.
   Начальник училища с размаху поставил стакан на стол. Генеральский подстаканник брякнул категорично.
   - Жаль... - вздохнул Савенков и потёр пальцами прохладные виски, - а я надеялся, что какой-нибудь смышлёный паренёк из твоего училища съездит на пару дней в Мерлин и разведает, что за технологию психологического воздействия там научились применять против наших детей...
   Савенков перестал тереть виски и цепко глянул на генерала поверх очковых стекляшек.
   - Кстати, ведь именно эту технологию применяет выпускник Мерлина по фамилии Рябиновский, который сегодня прибыл в Россию и за один день посетил уже четыре московские школы с лекциями и показом чудес. Кстати говоря, в школе на Таганке, где внучка твоя учится, он тоже побывал...
   - Погоди-ка, - немного опешил седой генерал. - Что ещё за Рабинович? Ты говоришь, он из Мерлина приехал и сразу... в Надюшкину школу на Таганке?
   Савенков с лёгким ужасом покосился на правую руку Еропкина, которая вновь начала неотвратимо сжиматься в знаменитый генеральский кулак. Вес и аромат этого кулака в разное время изведали и хулиганы в московском Парке культуры, и особо рьяные пражские смутьяны, и защитники дворца Амина... Глаза Тимофея Петровича налились особенным выражением.
   - Он что, правда колдун? - свирепо насупился он, седые усы "большого бати" затопорщились угрожающе. - Так надо этого ведьмёныша за ухо, ядрёна-рябина! Ко мне в кабинет привести, и я его...
   - Не получится за ухо. Единственный и любимый сынок нефтяного магната Рябиновского... - быстро сказал Савенков. - Года три назад юноша учился в той же школе, куда теперь твоя внучка ходит. Так слушай: во время уроков в коридоре сидел его телохранитель, дежурил у кабинета...
   - Да что я, телохранителей испугаюсь что ли? - генерал вознамерился рывком взгромоздиться на ноги, но Савенков удержал его за рукав, так что Тимофей Петрович продолжил багроветь в сидячем положении. - Ты меня, Куприяныч, давно знаешь! Мы, Еропкины, не робкого десятка. На любого Рябиновича управу найду! Внучку мою обидел, хулиган!
   - Тут за ухо оттаскать мало, Петрович, - заметил Савенков. - Важно секрет разгадать, как именно этот юный кудесник воздействовал на психику нашей бедной Надиньки.
   - Кхм. А что нам известно об этом, что за колдовство такое? - нахмурился генерал. - Принцип действия каков?
   - Именно это и нужно разузнать в замке. Только пойми: наши взрослые агенты эту задачу просто физически не могут решить. Вся надежда, брат ты мой, на юных кадет.
   - Мои парни уж больно мелкие, - глухо сказал генерал Еропкин. - Мальчишки ещё, понимаешь? А если, не дай Бог...
   - Исключено, - твёрдо сказал Савенков. - С кадетом отправится наш лучший сотрудник. Бывший боевой подполковник десантуры. Он будет отвечать за парня головой.
   - То есть в случае провала...
   - Провала не будет. Подполковник Телегин будет приглядывать за твоим кадетом - разумеется, со стороны, потому что взрослому сотруднику в проклятом замке появляться нельзя: слишком заметно. И если возникнут проблемы, подполковник вступит в игру, чтобы любой ценой эвакуировать мальчика. И доставит его обратно в Москву.
   - Ох-хо-хо... - Еропкин сгорбился над столом, вжал седовласую голову в широченные плечи. - Вот ты сейчас, Куприяныч, так гладко всё излагаешь, ядрёна-мудрёна... А какие гарантии, что мой суворовец вернётся живым и здоровым?
   - Не волнуйся, - усмехнулся тонкий Савенков. - Подполковник Телегин один стоит половины американского спецназа. Если хочешь знать, президент США и папа римский мечтали заполучить его в телохранители - но мы отказали и тому, и другому. Так что мальчик будет под нашим надёжным прикрытием.
   Савенков похлопал Еропкина по массивному плечу.
   - Давай, решайся.
   - А кого пошлём-то? У меня и борцы имеются, и каратисты, и боксёры...
   - Давай поглядим на них. Как насчёт завтрашнего утра? Устроим нечто вроде конкурса.
  
  
  

Глава 6.

Конкурс юных дарований

  
  
   - О, да это будет со временем добрый полковник! - говорил старый Тарас. - Ей, ей, будет добрый полковник, да ещё такой, что и батька за пояс заткнёт.

Н.В.Гоголь. Тарас Бульба

  
   озвать сюда следующего! - твёрдо приказал начальник училища.
   В спортзал вошёл живой черноглазый кадет лет четырнадцати с едва пробивающимися усиками. В руке держал чёрный чемоданчик.
   - Здравия желаю, товарищ генерал-полковник! - ломающимся баском отчеканил он и покраснел. - Суворовец Шапкин для участия в конкурсе прибыл.
   - Угу... вольно, суворовец Шапкин, - пробормотал Савенков, перелистывая личное дело черноглазого. - Написано, что метко стреляет из пистолета. Первый приз на соревновании кадетских школ Центрального округа.
   - А ну-ка, товарищ суворовец, покажите Ваше умение, - приказал Еропкин.
   Суворовец Шапкин бережно извлёк из чемоданчика чёрный пневматический пистолет. Порылся в кармане и достал монетку достоинством в один рубль.
   - Вот рубль, - сказал Шапкин. Он подошёл к высокому подоконнику и поставил монетку ребром, закрепив кусочком пластилина. Потом достал из полиэтиленового пакета вентилятор, не спеша размотал длинный шнур и включил в розетку.
   - Это помеха, так сказать, ветер.
   Затем, чеканя шаг, отсчитал тридцать шагов. Повернулся спиной к необычной мишени, переломил пистолет, зарядил пулькой. Покосился через плечо на монетку. Резко обернулся - полсекунды на прицеливание - шлёп! Дзинь! Монетку сшибло с подоконника.
   - Спасибо, суворовец Шапкин, спасибо! - генерал одобрительно закивал головой. - Результаты конкурса сообщим позже. А пока возвращайтесь к занятиям.
   - Ну как? - обернулся генерал к Савенкову. - Лихой стрелок, едрёна-макарёна. Годится тебе такой?
   - Да, стреляет здорово. - Доктор Савенков, хрустнув калёными офицерскими костями, поднялся со стула, в лёгкой задумчивости прошёл к подоконнику, взял сбитую монетку и вернулся обратно.
   - Возьмёшь Шапкина в разведку?
   - Видишь ли, друг мой Тимофей Петрович, - негромко сказал Савенков, вертя в пальцах раненый рубль. - Мне очень даже нравится, как молодой человек стреляет. Но совершенно не нравится, куда он метит.
   - Что? Это как? - отрывисто удивился Еропкин.
   - Видишь, какая на монете вмятина от пульки?
   - Ну, есть небольшая.
   - Прямо в герб попал, в самую серединку. Ладно бы в решку метил. Но ведь он орлом вперёд монетку выставил. Не знаю... как-то неправильно это.
   - Гм, - нахмурился генерал. - А ведь прав ты, Куприяныч-Мудрияныч. Это ведь наш русский орёл старинный. А у орла на груди - щит со Святым Георгием... За этот герб прадеды на смерть шли. И на знамени училища он изображён. А тут - пулькой...
   - М-да, видать не нашлось у парня серебряного доллара, - усмехнулся доктор Савенков. - А в нашем деле важно не только метко стрелять, но также и хорошо понимать, во что ты целишь.
   - Согласен с тобой, - вздохнул генерал. - Значит, Шапкину надо подучить историю Отечества. Хорошо. Позовите следующего! - кивнул он дежурному у дверей.
   Следующим оказался красивый, кудрявый парень в спортивном костюме - смелые глаза, широкие плечи, открытое лицо. Румянец на щеках, встал посередь комнаты, тряхнул кудрями.
   - Здравия желаю! - радостно гаркнул он. - Суворовец Разуваев по Вашему приказанию прибыл!
   - Так, что у нас написано... Чемпион училища по гиревому спорту. Владеет приёмами самбо, дзюдо и вольной борьбы, - зачитал Савенков.
   - Так точно! - радостно подтвердил Разуваев. - Могу враз бороться с двумя взрослыми противниками. Предлагаю испытать меня.
   - Отлично! - генерал потёр толстые ладони. - Дежурный, позовите-ка сюда лейтенанта Быкова и сержанта Тряпицына. Да поживее. А Вы пока, суворовец Разуваев, расскажите о себе!
   - Родился в Краснодаре! - разулыбался кудрявый. - С детства работал в колхозе! - добавил он, стягивая через голову спортивную куртку и оставаясь в борцовской майке. - Питаюсь только геркулесом, кефиром и мочёными яблоками! Ни разу в жизни не болел гриппом!
   И добавил, скромно потупясь:
   - В детстве валил телят одним ударом. Сейчас практикуюсь на бычках. Если есть бычок, велите привести. Свалю одной левой.
   Вместо бычка в спортзал вошёл физрук Быков. Через полминуты подтянулся сержант Тряпицын, немного всклокоченный спросонья. Прибежали четверо суворовцев-первогодков, постелили маты.
   - Перед Вами - суворовец Разуваев. Есть предложение повалить его на обе лопатки. Вопросы есть? - спросил генерал.
   - Есть сомнения, - сказал лейтенант Быков. - Мне, как офицеру-воспитателю, хорошо известна выдающаяся физическая сила суворовца Разуваева. Если позволите, замечу, что бороться с ним бесполезно. Завалит.
   - А вы не стесняйтесь, господа. Нападайте на него вдвоём, - с нежной улыбкой предложил Савенков.
   - Разве мыслимо вдвоём на одного? - удивился Быков. - Это противоречит офицерской чести.
   - В жизни, конечно, нельзя. А ради эксперимента можно. Начинайте, - скомандовал генерал.
   Лейтенант Быков, мастер спорта по самбо, снял очки и фуражку. Сержант Тряпицын, в прошлом чемпион Мытищ по бодибилдингу, пригладил волосы, присел и, вытянув в сторону суворовца Разуваева могучие длани, начал надвигаться.
   Вдруг Разуваев мягко прыгнул на Тряпицына и, зарычав, поймал его за майку. Сержант успел нанести суворовцу пару щадящих ударов в корпус, но Разуваев почему-то не обратил на них внимания - перехватил Тряпицына поперёк корпуса и, мягко изогнувшись, с яростной улыбкой завалил его на пол. Лейтенант Быков цапнул было Разуваева сзади под мышки, но суворовец, побагровев, лихо перебросил беднягу Быкова через себя и воткнул головой в маты. Быков постоял секунду на голове и рухнул без чувств.
   Придирчиво оглядев распластанных взрослых противников, Разуваев фыркнул, отёр красный лоб кулаком и широко улыбнулся:
   - Готово, товарищ генерал-полковник. Разрешите идти в разведку?
   - Идите пока в свою казарму! - ответил генерал строго, но было видно, что выступление богатыря Разуваева ему понравилось. - Результаты узнаете завтра, на построении.
   Как только Разуваев скрылся за дверью, генерал поднялся со стула и подошёл к побеждённым противникам суворовца, которые только-только начали приходить в себя.
   - Силён бычок, - промычал сержант Тряпицын, проверяя целостность отбитых коленок. - Ух, просто зверь.
   А лейтенант Быков ничего не смог сказать.
   - Врача! - крикнул генерал дежурному. - Что с Вами, лейтенант? Вы ранены? То есть, я хотел сказать, Вы ушиблись?
   - Никак нет, товарищ генерал, - едва слышно сказал Быков. - Немного голова побаливает. Сейчас всё будет в порядке.
   Сказав это, он стал белым, как гипсовый бюст графа Румянцева-Задунайского в зале боевой славы. Когда прибежавший врач помог Быкову подняться на ноги и пострадавший клятвенно заверил, что чувствует себя прекрасно, генерал обернулся к Савенкову:
   - Ну что, Куприяныч? Берёшь Разуваева в разведку? С таким-то напарником, вашему подполковнику Телегину нестрашно будет в Шотландии, хо-хо!
   - Страшно, Петрович, - вздохнул Савенков, откладывая личное дело суворовца Разуваева. - Уж больно крут.
   - Так разве плохо это? Вон сила какая! Кровь с молоком, косая сажень в плечах!
   - Сила нужна умная... и добрая, - доктор Савенков снял очки и подслеповато уставился на Еропкина. - Ну скажи мне, Петрович, зачем же собственного преподавателя головой в землю втыкать? Совсем не обязательно было. Приём, который он против Быкова применил, - это дзюдошный бросок через плечо, называется "иппо-сэои". Там есть два варианта завершения. Можно противника на спину положить, а можно - более жестоко - прямо головой в пол воткнуть. Второй вариант, конечно, более зрелищный. Но совершенно недопустим во время тренировочного боя.
   - А ведь прав ты, едрёна-гиена, - насупился начальник училища. - Получается, этот бугай родного преподавателя готов изувечить, лишь бы удаль свою показать. Здоровье и достоинство наставника для него - ничто, пустой пук.
   - Ты, наверное, хотел сказать "пустой звук"? - сощурился Савенков. - Знаешь, согласен: тот, кто не уважает учителя, не будет уважать и друга, и напарника. В опасную минуту может бросить в беде. Вот я как думаю.
   - Жаль, - согласился генерал Еропкин. - Хорош богатырь, а дурак. Дежурный, зовите следующего.
   Отбор затянулся. По приказу начальника училища была доставлена кипа зелёных кожаных папок с номерами - личные дела самых лучших суворовцев - победителей олимпиад, спартакиад и зональных конкурсов. Суворовец Щетинкин метал в цель перочинные ножи из-за плеча, в кувырке, из-под ноги, стоя на голове, и даже ухитрялся делать это быстро и метко, параллельно кушая специально принесённую для демонстрации запеканку. Суворовец Горбылёв, увлекавшийся восточными единоборствами, прыгал по стенам как ниндзя и так увлёкся, что чудом не вымахнул в раскрытое для проветривания окно. Кто-то показывал, как легко взламывается защита компьютерных сетей заокеанских банков, другой отжимался и подтягивался, третий говорил на пяти языках, четвёртый маскировался под фикус и, демонстрируя артистический дар, талантливо перевоплощался то в японского туриста, то в пожилую обезьянку.
   - Замечательно... - улыбнулся Савенков, отвергнув ещё два десятка кандидатур. - Ребята очень, очень хороши. Тут последнее личное дело осталось. Суворовец Царицын, третья рота.
   - Пригласите-ка Царицына из третьей роты, - приказал начальник училища, обращаясь к дежурному. - Да побыстрее, уж обедать пора.
   - М-да, признаться, не отказался бы от тарелочки кадетской каши, - Савенков потянулся и посмотрел на часы.
   Через несколько минут дежурный растерянно доложил:
   - Товарищ генерал! Суворовец Царицын полчаса назад отбыл с уроков в хозчасть по срочной надобности.
   - Так пошлите за ним скорее! - скомандовал генерал.
   - В хозчасти говорят, что Царицына направили на первый КПП грузовик с учебниками разгружать.
   - Ну так звоните на первый КПП, едрё...
   - Уже позвонили, товарищ генерал. Там говорят, в санчасть ушёл.
   - Как?! Звоните в санчасть, и чтоб...
   - У врачей Царицын не значится, товарищ генерал-полковник. Сообщают, что вернулся на уроки.
   Повисла пауза, и все поняли, что вскрылось нечто ужасное. Сначала дежурный немного побледнел, поёжился и начал мелко моргать. Затем доктор Савенков как-то особенно улыбнулся. И наконец, всю полноту творящегося безобразия осознал Тимофей Петрович Еропкин. Он вытаращил глаза, побагровел не на шутку, да как крикнет:
   - Что-о такое?! Самоволка, едрить-колотить! Сбежал в город, ну точно сбежал! А ну... найти, да немедленно!
   - Сбежал. Средь бела дня. Это любопытно, - доктор Савенков сощурился и начал с интересом листать личное дело суворовца Царицына.
  
  
  

Глава 7.

Преступление и наказание

  
  
   На третий день боев в Берлине по специально расширенной колее к Силезскому вокзалу были поданы крепостные орудия, открывшие огонь по центру города. Вес каждого снаряда составлял полтонны.

Г.К.Жуков. Воспоминания и

размышления

  
   доблестный кадет Царицын тем временем разворачивал пушку. Точнее говоря, наводил на цель артиллерийское орудие 45-го калибра. Ага, повыше и полевее. Так, чтобы чёрное дуло уставилось аккурат в занавешенное розовыми жалюзяками панорамное окно на втором этаже стильного коттеджа, принадлежащего известному тележурналисту Артемию Уроцкому.
   Ровно месяц назад журналист Артемий Уроцкий имел несчастье выступить в телепередаче и заявить, что русский офицер - форменная свинья. Он так и сказал: "Офицерство в этой стране оскотинилось вконец. Эти пьяные, опустившиеся люди эксплуатируют рабский труд солдат, насилуют и бесчинствуют, а между тем, мало кто из них сможет пробежать стометровку без кровавых мальчиков в глазах".
   Доблестный кадет Царицын видел эту передачу по телевизору. В училище разрешают смотреть телевизор с 21.00 до 21.45. Братья-кадеты хотели переключить на музыкальный канал, но Иван Царицын даже прикрикнул на товарищей:
   - Тихо, братцы. Вы только послушайте, что этот пухлый вещает!
   Братцы прислушались и притихли. Целлюлитная звезда русскоязычной журналистики по имени Артемий Уроцкий рассказывала о скандале в одной из военных частей Северного Округа, где молодой боец застрелился, "не выдержав", по словам Уроцкого, "гнусностей офицерского начальства". Журналист Уроцкий гневно отвергал официальную версию о том, что самоубийца покончил с собой из-за кратковременного помешательства - потому что в гвардейской части, где он служил, было невозможно раздобыть так необходимый ему наркотик героин.
   - Негде спрятаться молодому человеку от отечественного свинства, последнее убежище которого сохраняется в этом гнилом и тёмном мире, имя которому - российская армия, - причмокивая на модный манер, говорил человек в телевизоре. - Мы уже никогда не узнаем, кто из старослужащих солдат, старшин или офицеров преследовал несчастного, кто запугивал его, избивал, лишал пищи и сна - и подтолкнул тем самым к последней, смертельной черте. Что поделать, такова наша армия - бесполезный, дорогостоящий и коррумпированный притон лентяев, солдафонов и тупиц.
   - Во, морда толстая, - прошептал суворовец Аникеев.
   - Во, сволочь, гнусный шпак, - согласился темпераментный суворовец Телепайло.
   - Спокойно, господа кадеты, - сказал сильно побледневший Иван Царицын. Глаза его сузились так, что он стал похож на скифского лучника. - Этот человек оскорбил честь русского офицерства. Он за это ответит.
  
   И журналист Артемий Уроцкий начал нести заслуженное им наказание. Началось всё с того, что жене Уроцкого, известной фотомодели, позвонили из редакции подросткового журнала с забавным названием "Молоток". Звонивший - судя по голосу, совсем ещё юный, но уже весьма энергичный и бойкий на комплименты юноша - представился корреспондентом журнала. Он умолял о кратком интервью. В ходе разговора Эвелина Уроцкая припомнила даже, что действительно где-то видела этот подростковый журнал и даже читала там про ранние браки и про 30 способов завести роман с учителем.
   - Мы бы хотели написать о Вас, Эвелина. И о Вашем новом доме. У Вас ведь трёхэтажный коттедж в Жуковке, да? Недавно закончился ремонт, не так ли? Ну, пожалуйста, ну можно я приеду всего на десять минут... Всего десять вопросов для журнала! - умолял звонкий подростковый голос. - Наши читатели заваливают редакцию письмами, они просят интервью с Вами! Читательницы копируют Ваши причёски, Ваши жесты, они хотят знать, какая у Вас мебель!
   - Ну хорошо, хорошо. Приезжайте в воскресенье утром, только пораньше, часов в одиннадцать, - фотомодель улыбнулась своему отражению в зеркальном потолке и положила трубку.
   Корреспондент оказался милым подростком лет четырнадцати - белокурым, синеглазым и абсолютно похожим на ангелочка. Только не пухленький, а замечательно стройный, как маленький паж из немецкой сказки. "Милое дитя, - любовалась фотомодель Уроцкая, инстинктивно поправляя перистую причёску. - Совершенно лишен подростковой нескладности, а какие умные, живые глазки!"
   Они чудесно поболтали о любимых кошках, цветах и соляриях Эвелины. Перед уходом "милое дитя" попросилось позвонить по телефону в редакцию, так как закончился заряд на мобильном аппарате. Хозяйка разрешила, а сама тем временем прошла на просторную веранду, увитую искусственной зеленью. Здесь, в солнечных лучах, она распустила волосы, придала грязно-зелёным глазам особое лучистое выражение и повернулась в три четверти. Она знала, что смотрится великолепно на фоне листвы, шумевшей за стёклами.
   Юный корреспондент слишком долго возился с телефоном - она слышала, как синеглазый гость пыхтит в гостиной и щёлкает кнопками. Эвелина уже устала замирать в одном положении и потихоньку начинала злиться. К счастью, мальчик так и не дозвонился. Он выбежал из гостиной на веранду - и...
   Эвелина торжествовала. Юноша просто обомлел: васильковые глаза его расширились, и он прошептал, чуть краснея от волнения:
   - Ах, Эвелина! У Вас поистине неземная красота...
   И добавил, потупясь:
   - Не удивительно, что Вас так любят читатели нашего журнала...
   Он смущённо откланялся и выбежал за ворота. Эвелина глядела вслед с улыбкой: юный журналист так напоминал маленького принца из её девической мечты, давно забытой...
   А мальчик, сбегая по ступеням, тоже улыбался. Он успел-таки запрограммировать аппарат в гостиной на режим удалённого доступа. Теперь в любое время и с любого телефона можно набрать домашний номер Уроцких, затем ещё восемь заветных цифр пароля - и, пожалуйста, прослушивай себе разговоры в гостиной через трубку, спокойно лежащую на аппарате!
   Вы с возмущением скажете, что Иван Царицын обманул беззащитную фотомодель и нарушил сразу две кадетские заповеди, запрещающие лгать и давать в обиду женщин? Не спешите обвинять героя. Во-первых, популярный среди дегенеративных подростков журнал "Молоток" существует в действительности и журналисты этого "Молотка", и верно, не прочь были бы заполучить интервью Эвелины Уроцкой. Во-вторых, то, что Иван назвался корреспондентом, было не ложью, а ловким тактическим ходом - военной хитростью, вполне допустимой во время боевых действий.
   Пожалуй, единственное, в чём парень покривил душой, так это - что у Эвелины неземная красота. По глубокому убеждению Ивана, фотомодель была похожа скорее на тощую учебную лошадь прапорщика Дылдина - только грива не белая, а крашеная, да упряжь золотая.
   Уже на следующий день были запущены страшные карательные операции, разработанные изобретательным умом Ивана Царицына.
   Из разговоров в гостиной Уроцких кадеты узнали, что в ближайший выходной хозяин собирался отпраздновать своё 38-летие шумной вечеринкой с коллегами из разных изданий. Поскольку нежные руки Эвелины не прикасались к кастрюле и не знали разделочного ножа, праздничным вечером планировалось заказать на дом оплаченные через электронную сеть Интернет 50 порций вегетерианской пиццы и столько же наборов японских рисовых рулетиков с рыбой.
   А вечером тоже же дня чуткое ухо кадета Телепайло, дежурившего "на прослушке" уловило негромкий разговор Уроцкого с приехавшим к нему пресс-секретарем известной нефтяной компании. Из беседы следовало, что Уроцкому причитается двадцать тысяч американских долларов за телепередачу, в которой он полных пять минут громил конкурентов компании. Теперь благодарный пресс-секретарь передал Уроцкому кредитную карточку и сообщил, что пароль доступа к деньгам совпадает с датой рождения очаровательной супруги журналиста.
   Вскоре в Жуковке начались чудеса. Сначала воспитанники школы-интерната для слабовидящих детей N 1307, что находится неподалёку от коттеджа Уроцкого (буквально в двух кварталах, на Ореховой улице), получили подарок - сотню пакетов с удивительной, ранее не пробованной ими вкуснятиной. Пицца и суши были оплачены неизвестным благотворителем. Директор интерната прослезилась и даже попросила местного священника отца Романа отслужить молебен о здравии анонимного жертвователя.
   В то же утро волна телефонных звонков накрыла дежурных в муниципалитете Жуковки: жители в гневе сообщали, что неведомые злодеи прошедшей ночью поменяли местами таблички с названиями двух улиц: на Рябиновой повесили таблички с надписью "Ореховая", а на Ореховой - "Рябиновая".
   Через месяц семью Уроцких настигло ещё одно чудо: они получили счёт за расход электроэнергии в августе. На бумажке значилась небывалая сумма: 139 678 киловатт, что составляло приблизительно 120 тысяч рублей. Разгневанная Эвелина ("Вечно они ошибаются! Совсем с ума посходили в этом Гоэлро!") схватила телефон - и узнала, что никакой ошибки нет. Приехавший электрик немедленно обнаружил "пиратский" кабель, который вёл от трансформаторной будки на участке Уроцкого куда-то за забор и далее по дну пруда.
   Вскоре выяснилось, что неведомые похитители электроэнергии запитали за счёт тележурналиста офицерское общежитие и три казармы военной части ПВО, находившейся на другом берегу пруда. Только теперь командир части понял, почему энергетики до сих пор не отключили свет за неуплату, как грозились ещё месяц назад... Уроцкий кричал на бедного полковника минут десять и пообещал немедленно подать на военную часть в суд.
   Задёрганный Артемий вернулся домой. Чтобы расслабиться, посмотрел пикантный фильм по спутнику, послушал пару песен Шутофского, выпил три стаканчика граппы и около двух часов за полночь лёг спать.
   В это время суворовец третьей роты Иван Царицын пожелал доброй ночи товарищам, пожал твёрдую руку Феди Аникеева, обнялся с нервным Ярославом Телепайло, подмигнул дневальному и - незаконно покинул казарму, наполненную сонными кадетами.
   Пробравшись кустами мимо спящего корпуса, Царицын мельком глянул на вспаханный протекторами газон в том месте, где ранее стояла мемориальная противотанковая пушка-сорокопятка, крашенная серебрянкой. Улыбнулся, проскочил мимо гипсового бойца, в одиночку охранявшего плац, - и нырнул в ёлочки. Из темноты ему навстречу вышагнул кто-то крупный, массивный, ушастый, с огромными кулаками.
   - Здорово, Петруша, - Царицын обнял надёжного товарища из второй роты. - Что, готов к трудам и обороне?
   - Вань, а это самое... что нужно делать? - поинтересовалась фигура неожиданно тоненьким детским голосом.
   - Наказать нужно одного подлеца, который оскорбил честь русской армии. По дороге расскажу подробнее, - Царицын ухватил тяжёлую тушу за локоть и потащил в ёлочки. - Время терять не будем. Айда переодеваться.
   Прокравшись ёлочками до стадиона, братья-кадеты разом пригнулись, ускорились - в несколько секунд пересекли футбольное поле и оказались у маленького домика с надписью "Лыжная база". Замок, навешенный для видимости, не успел даже брякнуть. Здесь, под завалом лыж, была спрятана гражданская одежда - два комплекта на всё училище. Петруше Тихогромову, как человеку массивному, пришлось залезть в растянутые спортивные штаны с отвисшими коленками, а голое пузо прикрыть хулиганского вида маечкой с надписью "ХОЧЕШЬ В ГЛАЗ? СПРОСИ МЕНЯ КАК". Ивану достались неприметные чёрные шорты, тёмная рубашка, избитые мокасины да кепка.
   Ваня оглядел напарника и прыснул со смеху. Природа наделила суворовца Тихогромова презабавной внешностью: широкоплечий до квадратуры, с толстой шеей и бритым затылком, немного набыченным лбом, чуть оттопыренной нижней губой и глубоко сидящими глазами, он походил на олимпийского мишку, которого жизнь заставила примкнуть к солнцевской братве. Вот только цвет и выражение глаз, а также голос совершенно не соответствовали образу молодого громилы. Глаза были нежно-незабудковые и добрые до глупости, а голос - тонкий, даже какой-то ласковый.
   - Гляжу на тебя и всякий раз потрясаюсь, - подмигнул Ваня, - душа дюймовочки в теле штангиста!
   Тихогромов потупился, шмыгнул носом, по-медвежачьи почесал толстенной рукой за ухом и, осторожно подняв мелкие глазки, улыбнулся. Он безмерно уважал Ваню Царицына за несгибаемое мальчишеское благородство, а также за интеллект и бронебойную изобретательность, которых сам Петруша, по его собственному убеждению, был начисто лишён.
   - Ну-с, господа кадеты, за дело, - пробормотал Ваня, перелезая через забор в том месте, где колючая проволока была заботливо перекушена прежними поколениями суворовцев и теперь болталась лишь для виду. Ровно через минуту они были на Ярославском шоссе. Ночной таксист на разбитых жигулях подрядился домчать до Жуковки за те самые сто рублей, что так бережно собирались накануне с кадетского братства, по пятёрочке с морды. Тарантайка взревела, и красные огоньки скрылись за поворотом. Иванушка напевал воинственную песнь про Вещего Олега, Петруша с детским интересом глядел на проносящиеся мимо витрины. Акция возмездия развивалась успешно.
   Предварительная работа была проведена ещё в середине августа. Вывезти старую сорокапятку с территории училища оказалось не так сложно, как казалось товарищам Царицына. Кадеты мигом раздобыли бланк какого-то прошлогоднего приказа с подписью начальника училища. Документ был успешно отсканирован, очищен от древних надписей и распечатан на старом бланке, но уже с новым приказом, предписывавшим начальнику хозчасти организовать вывоз с территории училища старой сорокапятки, испокон веку украшавшей подступы к кадетской столовой. Орудие надлежало доставить по адресу: пос. Жуковка, ул. Рябиновая, д. 16. В тексте приказа содержалось немного странное обоснование: "Для участия в съёмках фильма о Великой Отечественной войне". Начальник хозчасти не стал ломать голову над тем, как можно снимать фильм про войну в престижном дачном посёлке, - махнул рукой и велел грузить пушку в грузовик.
   На берегу пруда, у которого возвышались башенки уютного коттеджа Уроцких, Петруша Тихогромов наконец узнал, зачем его позвали на "дело". Иванушка отыскал мокрый конец каната, спрятанный в камышах:
   - На, братишка. Не бойся, она лёгкая. Мы её вчетвером закатывали, даже не вспотели.
   Пушку привезли на участок Артемия Уроцкого ещё в середине августа. Точную дату недельной отлучки Артемия и Эльвиры удалось выяснить благодаря "прослушке", и Царицыну оставалось лишь сыграть роль несовершеннолетнего отпрыска хозяев усадьбы, Уроцкого-младшего. Водитель грузовика, доставившего орудие из училища в Жуковку был, как водится, совсем молодой боец и суворовца Царицына в гражданской одежде не признал. Царицын неразборчиво расписался в накладной и попросил выгрузить орудие поближе к пруду.
   Теперь, зная врождённые способности безотказного Тихогромова, Иванушка надеялся, что Петруша сдюжит. И Петруша сдюжил.
   Ночь была восхитительна. Артемий Уроцкий грезил в широкой постели на втором этаже. Эвелина осталась на ночь у подруги, и рыхлый журналист чувствовал себя абсолютным хозяином жизни. На тумбочке рядом с кроватью Артемия блестел стакан с недопитой граппой. Остывал обсосок сигары. Внизу, под окнами спальни, Тихогромов и Царицын вытаскивали из пруда орудие. Свежий ветерок холодил Тихогромову голые подмышки. Царицын радостным шёпотом напевал песню гвардейцев-зенитчиков:
  
   Не смеют птицы чёрные над Родиной летать,
   Её поля просторные не смеет враг топтать.
   Пусть ярость благородная... и т. д.
  
   - Ничего, ничего, брат Тихогромов... - хрипел Иван Царицын, налегая плечом. - Без труда не вытащишь и пушку из пруда! Зато как обрадуется дядя журналист, обнаружив дуло у себя в форточке!
   Неуловимые мстители выволокли орудие из глубины и осторожненько ("смотри! беседку не задень!") подкатили к самому коттеджу. Нацелили ствол в панорамное окно спальной комнаты на втором этаже.
   Потом юные артиллеристы не спеша умылись в пруду, проверили, крепко ли спят под кустиком два добермана, загодя накормленные ароматными потрошками из суворовской столовой ("Я же говорил, что бобикам достаточно трёх пачек барбитурата!" - заметил Иванушка), и неспешно, через забор, покинули гостеприимный двор Уроцких. Так же неспешно поймали дальнобойный грузовик и со­вер­шенно чудненько, совершенно бесплатно доехали по кольцевой до Ярославского шоссе. Там была перехвачена порожняя карета "Скорой помощи", и вскоре наши кадеты уже чувствовали, как слегка обжигает живот шершавый кирпич родного забора. До утренней побудки оставалось ещё навалом времени, без малого три часа. Мстители не спеша переоделись в суворовскую форму, прикрыли дверь лыжной базы, навесили декоративный замок, пожали друг другу руки.
   - Слышь, Тихогромыч! - зевая, молвил Иванушка. - Приключение закончилось, можно и поспать. Как думаешь?
   Тихогромов молчал. Он медленно ощупывал карманы. Потом медленно поднял на Ивана вытаращенные глазки.
   - Ванюш... Только ты не волнуйся... - пробормотал он в страхе. - Я сам всё исправлю...
   - Что? Удостоверение?!
   - Я сам сейчас поеду туда и заберу. Оно, наверное, из кармана вывалилось, когда мы пушку тащили.
   Царицын как стоял, так и сел на травку.
   - Да ты... хоть понимаешь, что это значит?! Тут не просто строгий выговор! Это же... улика, понимаешь! Вещественное доказательство! Теперь нас вычислят мгновенно!
   Ваня вскочил и, сжимая кулаки, надвинулся на трепещущего, пятнами покрывшегося Петрушу. Ещё бы! Если Уроцкий выживет после утреннего шока, то обязательно найдёт на своём газоне, рядом с орудием, красную суворовскую "корочку" - удостоверение на имя Петра Михайловича Тихогромова, воспитанника московской кадетки... Позор всему училищу!
   - Эх, взял я тебя сдуру в напарники... Теперь эта журналистская образина устроит целую телепередачу, понимаешь? Воображаешь, как он развоняется? Будет рассказывать, как его, несчастного, травили обнаглевшие подонки-кадеты! Тут всплывёт и кабель электрический, и пицца по чужому адресу! Да он в суд на училище подаст!
   Петруша низко-низко опустил голову и только кивал. Кажется, он уже плакал.
   - Не реви, тряпка! - скрипнул зубами Царицын. - Честь кадетскую позоришь! Всё училище на посмешище выставил, олух! Растяпа...
   Петруша засопел сильнее.
   - Вот из таких, как ты, и получаются бездарные офицеры! Такой подарок врагу сделал... Оружие тоже будешь терять, когда вырастешь?
   Растяпа что-то ныл про то, что он прямо сейчас поедет и всё исправит. Царицын в ярости пнул сапожищем кирпичный заборчик.
   - Замолкни ты, нюня. Поедет он! Ты там, небось, прямо к милицонерам угодишь. Или под фотокамеры. Нет уж. Я поеду сам, а ты - возвращайся в казарму, дружок. И можешь расслабится, больше тебя не буду брать на серьёзные дела. Маленький ты ещё, Тихогромов.
   Царицын одёрнул ремень, поглядел на часы. Побудка через два с половиной часа... До начала занятий он уже не успеет вернуться из Жуковки, это ясно.
   - Прости меня, Ванюш, ну прости... - хныкал Тихогромов, тиская здоровенными пальцами ужасно колючую ветку шиповника.
   Царицын смерил его взглядом, отвернулся и зашагал к выходу.
   - Честь имею, - холодно бросил он, уходя.
  
  
  

Глава 8.

Иван Царевич меняет профессию

  
  

- А слышь ты, Василиса Егоровна, - отвечал Иван Кузьмич, - я был занят службой: солдатушек учил.

- И полно, - возразила капитанша. - Только слава, что солдат учишь: ни им служба не даётся, ни ты в ней толку не ведаешь.

А.С.Пушкин. Капитанская дочка

  
   орменное безобразие, - прохрипел генерал Еропкин, без сил откидываясь на спинку застонавшего стула. Вот уже пять минут, попеременно бронзовея от гнева и покрываясь патиной с досады, он слушал сбивчивый рассказ трепещущего суворовца Царицына. Генерал ничего не говорил, только сопел, наливаясь кипящими чувствами, - и медленно сжимал-разжимал огромные кулаки, точно ярящийся лев когтистые лапы. Когда Иван рассказывал про подделку генеральской подписи, Еропкин даже схватился за сердце и попросил воды. Потом, правда, отошёл немного. А когда провинившийся кадет докладывал про интервью с Эвелиной Уроцкой, старик крякнул, покосившись на окружающих:
   - Ох, хитрецы... Шельмы!
   Услышав про потерянное суворовское удостоверение, начальник училища помрачнел и даже перестал фыркать в усы.
   Теперь Иван Царицын стоял перед Еропкиным и Савенковым на вытяжку, сглатывал сухие слёзы и осознавал главное: теперь уж точно отчислят. Погоны сорвут. Позор.
   А что поделаешь? Приш-лось Царицыну всё рассказать. Генерал потребовал. И про страшную месть, про Уроцкого и пушку-сорокапятку. А кадеты не лгут. Кадеты имеют, конечно, право на военную хитрость - однако такая хитрость применима только против врага. А начальник родного училища - не враг, ему надо отвечать по правде. Всё. Точнее - почти всё. Разумеется, Ваня ни разу не упомянул про Петрушу Тихогромова. Это противоречило бы не менее важной кадетской заповеди: "Береги брата-кадета, не подставляй товарища под удар". В результате генерал Еропкин услышал слегка адаптированную версию событий, согласно которой Царицын якобы вытаскивал пушку из пруда единолично. И "корочку", разумеется, потерял не кто-нибудь, а сам Иванушка.
   "Дело, братцы, пахнет отчислением!" - эта мысль неотвязно ворочалась в голове Царицына, как шипучая змея. А во всём виноват проклятущий Тихогромыч! Ва­ня, конечно, успел добраться в Жуковку и прибрать валявшуюся на газоне красную корочку, благо, журналист Уроцкий ещё не проснулся. Однако, возвращаясь в училище, кадет Царицын попал прямо в лапы лейтенанта Быкова. Причём в самый ответственный момент, а именно в роковой миг перелезания через забор.
   - Сплошнейшее безобразие! - повторял генерал, с беспомощным видом оглядываясь на Савенкова. Однако старый контрразведчик и сектоборец слушал рассказ Царицына с нескрываемым любопытством, а иногда даже со стула подскакивал и начинал расхаживать, потирая руки, пожирая Иванушку взглядом.
   - Позорище на всю страну! - стонал Еропкин, откидывая седую голову и закрывая ладонью глаза. - Что теперь делать? Как быть?...
   И вдруг спросил кратко, не отрывая ладони от глаз:
   - Нашли хоть?
   Царицын вздрогнул:
   - Так точно, товарищ генерал-полковник. Нашли...
   - А этот... Урод... Урицкий... - генерал несколько замялся, подыскивая приличествующее слово. - Журналист... видел Вас?
   - Никак нет, товарищ генерал-полковник, - поспешно ответил Иванушка и шмыгнул носом. - Он ещё спал. И собаки тоже спали. Я осторожно перелез, подбежал, а удостоверение на траве лежало, прямо возле пушки.
   - Быков, - глухо позвал начальник училища. - Надо бы орудие-то... это самое... вернуть бы его на место. И желательно без шума. Попросите старшину, пусть подгонит туда грузовик... ну и... чтобы всё грамотно.
   - Есть, товарищ генерал, - кивнул Быков, пряча улыбку.
   - Я сожалею, дорогой друг Севастьян Куприянович, что Вы поневоле сделались свидетелем этого скандала, - Еропкин обернул красное лицо к Савенкову. - Хочу заверить Вас, что таких недисциплинированных, распущенных хулиганов, как Царицын, в нашем училище больше нет. Это уникальный случай.
   - М-да, случай и правда редкий, - усмехнулся Савенков, глядя на Иванушку поверх очков. - Молодой человек очень изобретателен.
   - Разрешите доложить, товарищ генерал, - подал голос Быков. - Насчёт изобретательности - очень верно замечено. Под его руководством наши воспитанники не один фокус отчебучили. То ракету самодельную изготовят, то памятник Суворова конфискованными ландышами по пояс завалят, а ещё был случай - изобрели новый способ подметания территории. С использованием мускульной силы служебных собак. Было такое, Царицын?
   - Виноват, товарищ генерал, - Иванушка опустил голову. - Пожалуйста, не отчисляйте меня. Я исправлюсь, честное кадетское слово...
   - Погодите-погодите, я припоминаю! - насторожился Еропкин. - Самодельную ракету... это которая угодила в окно известного писателя?
   Быков уточнил, что праздничная ракета была запущена в честь дня рождения графа Суворова, а к писателю залетела абсолютно случайно.
   - Постойте! - генерал щёлкнул пальцами. - Ведь Вы докладывали мне, что ракету придумал этот самый... отличник наш, юный гений, лучший в училище... как его фамилия, вылетело из памяти. Прозвище ещё смешное у него - Иван Царевич. Лейтенант, напомните фамилию вундеркинда из Вашей роты...
   - Вот он и есть, товарищ генерал-полковник. Перед Вами, - сказал лейтенант Быков, кивая на провинившегося кадета. - Иван Царицын, по прозвищу Иван Царевич. Призёр многочисленных конкурсов и олимпиад, главный хулиган в моей роте. Замучал своими фокусами, товарищ генерал-полковник.
   - Минуту! - Еропкин вздрогнул. - Теперь я вспомнил: действительно, Иван Царицын! Ведь это Вы, молодой человек, минувшей зимой победили в городской олимпиаде по истории Отечества?
   - Так точно, товарищ генерал-полковник, - ответил за Иванушку Быков.
   - А конкурс на приз мэра по химии? А кубок Северного округа по радиоэлектронике - тоже Ваша заслуга, не так ли?
   - Лучший ученик в параллели, товарищ генерал-полковник, - доложил Быков не без гордости. - За прошлый год заработал училищу четыре медали, два кубка, шесть почётных грамот и переходящий портрет Крузенштерна.
   - Послушайте, Иван Царевич, - спросил доктор Савенков как бы невзначай, - а Вы по-английски разговаривать умеете?
   - Разрешите доложить, - опять встрял Быков. - Болтает, стервец, со страшной силой. Полгода назад цинично обманул известного детского писателя Мылкина. Позвонил писателю домой, назвался сыном американского генконсула. И на чистейшем американском диалекте пятнадцать минут умолял о встрече. Дескать, мечтает заполучить автограф великого писателя.
   - Мылкин? Это который про юных ведьмочек целый сериал написал? - спросил Еропкин. - Знаю-знаю, у меня внучка читает.
   Сказав последнюю фразу, генерал погрустнел.
   - Так точно, про ведьмочек. Про 38 людоедов. Тот самый Эд Мылкин. Его книжки теперь на английский переведены. В итоге, очень нехорошо получилось. Писатель пришёл в условленное место, а никакого сына американского генконсула там не оказалось. Зато оказалась большая толпа пьяных байкеров из группировки "Ландскнехты преисподней", у них в этом скверике как раз что-то навроде слёта происходило.
   - И что?
   - Ну... напугали писателя немножко. Впрочем, он вскоре оправился, сейчас опять книжки пишет.
   - Скажите, Быков, а почему... я только сейчас узнаю об этом? По какой причине не докладывали? - поинтересовался начальник училища, глядя чуть исподлобья, как лев на провинившегося жирафа.
   - Ну так... товарищ генерал, не хотели Вас беспокоить по мелочам. Царицын своевременно понёс заслуженное наказание.
   - Так точно, - буркнул Ваня. - Шесть нарядов по столовой: кастрюли драить.
   - Минутку. Разрешите полюбопытствовать, - остро сощурился доктор Савенков, - писатель, получивший праздничную ракету в окно, и писатель, которого заманили на съезд байкеров, - одно и то же лицо, не так ли? За что господа кадеты так невзлюбили Мылкина?
   - Разрешите честно сказать, товарищ генерал-полковник? - Царицын поднял глаза. - Этот человек написал учебник по истории, в котором представил Александра Васильевича Суворова сумасшедшим, сварливым алкоголиком. А суворовская "Наука побеждать" в этом учебнике преподносится как "наука дребезжать".
   - Вам не удастся выкрутиться, Царицын, - вздохнул генерал. - Мы Вас всё равно отчислим. Ваша месть писателю Эдуарду Мылкину и журналисту Уроцкому - дерзкое самоуправство. Такие хулиганские выходки, знаете ли, несовместимы со званием суворовца.
   Эти слова обожгли Ваню. Его качнуло, тихо закружилась голова.
   - Товарищ генерал... нет! Пожалуйста, не выгоняйте, - прошептал кадет.
   Мысли смешались в голове Царицына, он хотел сказать, хотел объяснить, что это была не бездумная шалость! Ещё в прошлом году Ваня запоем читал книги о великой Империи, об офицерской чести... и смотрел старинные фотографии, поражаясь тому, какие удивительные лица были у царских офицеров. Как у ангелов-воителей! Ваня чувствовал необъяснимое родство с этими давно ушедшими людьми. И тогда он решил, что будет последним офицером забытой Империи. Что в нынешней России, продажной и загаженной, он будет защищать их светлую, честную память. Если надо - в одиночку.
   Ванька верил, что генерал обязательно простил бы его, но... стоило подумать об отчислении и сразу сделалось дурно. Язык на самом деле прилип к гортани. А генерал и не желал выслушивать оправданий:
   - Сначала Вы принесёте извинения журналисту Уроцкому. А затем с Вас сорвут суворовские погоны и с позором выставят за ворота училища. Быков, подайте сюда бумагу и перо. Я немедленно подпишу приказ.
   Бумагу-то генералу подали, а вот перо не сразу нашлось. Пока Быков хлопал себя по карманам, доктор Савенков поднялся со стула и подал было Еропкину свою авторучку, да вдруг - вцепился пальцами и не отдаёт! А сам наклонился и быстро прошептал что-то на ухо начальнику училища.
   - Что? Ты шутишь? - удивился генерал Еропкин.
   - И не думаю шутить.
   - Но послушай, ведь... это шпана какая-то, а не кадет! Нарушитель дисциплины, озорник и проказник! Просто хулиган!
   - О нет, друг Тимофей Петрович, - очень серьёзно сказал Савенков. - Это не просто хулиган. Это хулиган с принципами.
   Помолчав немного, добавил:
   - Принципы - это разум сердца. Ваш Иван Царевич не просто проказничает. Он защищает то, что любит. Такие люди нынче великая редкость.
   - Кого же, с позволения спросить, защищает этот юнец?
   - Посуди сам, Петрович, - сказал Савенков негромко, чтобы Ваня не слышал. - Честь Суворова. Честь армии. Эти слова для парня - не пустой звук. В нём есть твёрдость. Я его выбираю.
   Генерал Еропкин развёл руками.
   - Ну... гляди, как бы парень не подвёл тебя.
   - А мне кажется, он теперь горы свернёт, - ответил Савенков совсем уже шёпотом. - Всё сделает, лишь бы заслужить прощение.
   Доктор с Лубянки снял узкие лекторские очки и поглядел на Иванушку в упор. Глаза у Савенкова оказались почти такие же синие, как у кадета, - только не ясно-васильковые, а словно выгоревшие на солнце.
   - А скажите нам, Царицын, вот какую вещь. Вы могли бы перелезть через стену древнего замка? - спросил Савенков с невинной улыбкой.
   - Суворовец Царицын занимается на факультативных курсах по спортивному альпинизму, - услужливо сообщил Быков.
   - Я только начал учиться, товарищ лейтенант! - быстро сказал Ваня.
   - Ага, начинающий нашёлся, - не унимался Быков. - В прошлом году суворовец Царицын, находясь в увольнительной по случаю своего дня рождения, глубокой ночью при помощи троса спустился с крыши пятиэтажного жилого дома на улице Тютчева и раскрасил чёрной краской девицу на рекламе пива. Как называлось пиво, Царицын?
   - "Титьков", - буркнул Ваня. - Там была голая женщина нарисована. Без трусов.
   - Не понял! - насторожился генерал, он глядел на Царицына с нескрываемым ужасом. - Что Вы сделали с бедной гражданкой?
   - Не с гражданкой, товарищ генерал, а с рекламой, - успокоил начальника Быков. - Большое рекламное панно на стене дома висело, на уровне четвёртого этажа. Русская красавица в кокошнике. Кроме кокошника - ничего. Суворовец Царицын взял баллон с чёрной краской и нарисовал девушке двухметровые трусы.
   - Это ещё зачем? - полюбопытствовал Савенков.
   - Кадет обязан вступиться за честь женщины, - не поднимая глаз, сказал Царицын. - Они её на всеобщее обозрение выставили. А нам с ребятами за барышню стыдно стало.
   - Потрясающе, - доктор Савенков оживился. - Вы, Царицын, кроме всего прочего, ещё и скалолаз? Итак, стена старинного замка для Вас не препятствие?
   Иванушка задумался.
   - Неплохо бы знать высоту стены. И какое у меня будет снаряжение?
   - Снаряжение... ну, допустим, у Вас будет блок-ролик, пара зажимов для подъёма и спусковое устройство самой лучшей фирмы, - сказал Савенков. - А высота стены нам точно не известна. Думаю, не больше пятнадцати метров.
   - Материал? - прицельно сощурился Иванушка.
   - Армированный бетон, отделанный декоративным облицовочным покрытием под старые камни.
   - Бесшумно не получится. В облицовке придётся сделать небольшие выбоины, - подумав, сказал кадет. - Вопрос: а шуметь можно будет? Если да, тогда нужна ударная дрель на аккумуляторах. А перелезать надо ночью или при дневном свете?
   Вместо ответа Савенков многозначительно покосился на Еропкина.
   - Думается, вам лучше продолжить разговор в моём кабинете, - тяжко выдохнул начальник училища.
  
  
  

Глава 9.

Разведка boy-ем

  
  
   Казаки везде пролезут.
   А.В.Суворов. Три воинские искусства
  
   адись, суворовец Царицын, на стул. Вот тебе стакан чаю, бери баранку. Грызи и слушай внимательно, - приказал генерал Еропкин.
   Иванушка послушно сел, взял баранку и приготовился слушать, украдкой разглядывая двух великих людей, сидевших напротив. Начальника училища он уважал безмерно - почти так же, как самого графа Суворова, - и, честно говоря, до сих пор не мог поверить, что удостоился чести перешагнуть порог генеральского кабинета. Генерал Еропкин напоминал Ване Царицыну тех самых царских офицеров. Иногда Царицыну казалось, что начальник училища был родом из дореволюционной России, что он тоже был человеком Империи - только тщательно замаскированным.
   Что же касается жилистого старика в лекторских очках, то он вызывал у Иванушки не столько симпатию, сколько жгучее любопытство. Что-то необычное, почти киношное было в этом человеке. В сканирующем взгляде пульсировало въедливое любопытство матерого хищника-интеллектуала. Однако этот молодой жар во взгляде Савенкова непостижимым образом соединялся с лёгким блеском расслабленной стариковской иронии. Временами Савенков был похож на высохшего в бесконечных походах колониального англичанина, а иногда - на немецкого профессора археологии. Царицыну было страшно представить, сколько всяких интересностей связано было с доктором Савенковым. Он догадывался, что эти глаза видели немало: и закат в саванне, и рассвет в джунглях, а пожалуй, и горящие танки в горах... Этот человек, может быть, свергал режимы, побеждая хитрейших аналитиков Пентагона и Ленгли, а теперь вот скромно так посиживает в кресле и как простой смертный попивает зелёный чаёк.
   - Ну что, Севастьян Куприяныч, для начала картинки покажем? - сказал генерал Еропкин, засунул баранку в роскошные, мягкие седые усы и хрустнул ею там.
   - Конечно, как же без весёлых картинок, - доктор Савенков вытянул жилистую руку с пультом. - Смотрите, юноша. Это север Соединённого Королевства, один из Шетландских островов.
   Экран мигнул, и возникло изображение довольно мрачного замка - нагромождение готических башен, чёрных шпилей, толстых морщинистых стен и зубастых бастионов, нависших над пропастью. Ярусы древних укреплений многократно опоясывали скалистую вершину, словно кольца огромной гадюки, - казалось, что замок медленно взбирается к облакам, точно огромная, каменная, холодная, мерцающая змея.
   - Перед Вами школа имени Мерлина. Колледж для юных волшебников. Это рекламная фотография, - произнёс Савенков. - А вот так выглядит данное безобразие из космоса.
   Экран мигнул, возник чёрно-зелёный снимок.
   - Чего тут только нет. Свой аэродром, вертолётные площадки на крышах, антенны спутниковой связи. Тройной охраняемый периметр с контрольно-следовой полосой, электрической запиткой и круглосуточным патрулированим с вышек и вертолётов. А это знаете что? Это бункер, выдерживающий прямое попадание современной авиабомбы. Таким вот хитрым образом оборудовано учебное заведение юных волшебников.
   - Простите, товарищ генерал, можно вопрос? - спросил Иванушка, с интересом приглядываясь к картинке на экране. - Вот здесь у них, кажется, находится астрономическая обсерватория?
   - Точно так. Ещё имеется шесть библиотек, девять кинотеатров, четыре больших танцпола, зал для занятий йогой на 300 человек, центр медитативной рефлексии, две биохимических лаборатории, лаборатория генной инженерии, подземный боулинг...
   - Интересно-интересно, - Иванушка сощурился на экран и, увлекшись картинкой, начал даже немного раскачиваться на стуле, чего, согласитесь, не стоило делать в присутствии старших, а уж тем более, начальника училища. - А зачем всё это понастроили?
   - В этом замке ежегодно обучаются от четырёх до шести тысяч юношей и девушек в возрасте от 12 до 16 лет. Приезжают сюда со всей планеты. Особенно много детей из США, Японии, Австралии...
   - А наши ребята? - спросил Иванушка.
   - Ровно год назад и наши впервые появились на этом острове, - доктор Савенков голубовато мигнул очками. - Приехали на обучение. А теперь не могут назад выбраться.
   - Странно, - удивился Ваня Царицын. - Вроде бы Соединённое Королевство - цивилизованная страна. Неужели там захватывают русских детей в заложники?
   - Ещё как захватывают, - поморщился доктор Савенков. - Только не в погребе держат и не верёвками привязывают, как в Чечне. У них в Шотландии система похитрее. Психологическое воздействие, мой юный друг, обработка сознания.
   - Дурят мозги деткам, вот и весь сказ, - генерал Еропкин рубанул красной ладонью столешницу. - Обманывают посредством разных там, ядрёна-гангрена, волшебных фокус-покусов. А Вы, Царицын, прекратите раскачиваться.
   Доктор опять нажал кнопку, и на экране возникло изображение группы улыбающихся подростков, облачённых в ярко-лиловые и пурпурные балахоны.
   - С одной стороны, замок - что-то вроде всемирного ПТУ для будущих специалистов в сфере паранормальных явлений, левитаций, медитаций и прочей опасной муры. Слушателям выдают вот такие мантии и колпаки, сшитые в Китае. Проживают дети в студенческом городке, где все комнаты декорированы в средневековом готическом стиле. Ну, а с другой стороны, при колледже имеется огромный тематический парк.
   - Это что такое? - тихо спросил Ваня, не отрываясь от экрана.
   - Целый город аттракционов с разными модными фокусами. По образцу книжек про Гарри Поттера. Имитация полётов в ступе и тому подобное.
   - А это, случайно, не секта? - Ваня, точно прицеливаясь, сощурился на экран, на лиловые балахоны. - Я слышал, лет десять назад всякие богатые секты заманивали наших ребят за границу. Якобы на учёбу.
   - Не исключено, мой друг, - кивнул Савенков. - Во всяком случае, всё задумано с большим размахом. Вот, например, любопытный факт: волшебный замок сам обеспечивает себя питанием. На острове две птицефермы, свиноферма, тепличное хозяйство. Имеется свой незамерзающий порт, принимающий паромы и грузовые суда из Шотландии. Чуть пониже замка на берегу построена даже приливная гидроэлектростанция, которая снабжает колледж электроэнергией.
   - То есть остров как бы... независим от остального мира? - спросил Иванушка.
   - В известной степени так, - кивнул доктор Савенков. - Охрана замка насчитывает около 80 человек, есть и служебные собаки. На территории несколько сотен видеокамер открытого и скрытого слежения, имеются сигнальные инфракрасные маяки, системы дистанционного прослушивания. Все внутренние помещения оборудованы электронными замками, открывающимися при помощи микрочипов, причём коды меняются каждую неделю.
   - Куприяныч, ты расскажи, сколько они сжирают за неделю, эти маленькие волшебники! - насупился генерал Еропкин.
   - Колледж потребляет еженедельно 15 тонн свинины, столько же курятины, 50 галлонов апельсинового сока, 300 галлонов газированной колы, 60 килограммов картофельных чипсов, 4500 леденцов на палочке, 5 тысяч пачек сигарет, 15 тысяч пачек жевательной резинки. Возникает вопрос: кто платит за всё это, кто финансирует эту школу волшебства? А главное - с какой целью воспитываются тысячи молодых ведьмаков и колдуний? Для каких таких исторических свершений?
   Савенков выдержал паузу и прибавил с тонкой улыбкой:
   - Итак, господин кадет... Хотите побывать в этом удивительном замке?
   Иванушка чуть не подскочил вместе со стулом. Но сдержался - несолидно.
   - Нужно провести разведку? - небрежным голосом уточнил Царицын, с подчёркнутым усилием подавляя зевок. Серд­це его при этом прыгало от радости, как жеребёнок на мелководье.
   - Только не боем! - поспешно сказал, почти крикнул генерал Еропкин. - Вы в состоянии провести обычную, мирную разведку - без взрывов, без пальбы и обугленных корпусов? Вы согласны отправиться в замок на пару дней, осмотреться там и вернуться назад?
   "Ур-р-ра! Взрослое задание! Волшебников уничтожать!" - очень хотелось крикнуть суворовцу Царицыну. Однако он солидно помолчал, как бы размышляя, затем вытянулся и твёрдо сказал:
   - Готов служить России, товарищ генерал!
   Голос всё-таки подпрыгнул - Царицын покраснел и сел обратно на стул, не сводя с генерала совершенно счастливого, влюблённого взгляда.
   - Эх-хе-хе... - вздохнул генерал Еропкин. Видно было, что он вовсе не уверен в том, что поступает правильно. - Ну, Царицын, слушайте задание. В замке Мерлина удерживаются пятеро ребятишек из России, воспитанники детских домов. Вам нужно встретится с детдомовцами, поговорить с ними, так сказать, по-человечески, ядрель-макрель... Правильно я говорю, Севастьян Куприяныч?
   - Совершенно правильно, Тимофей Петрович. Кадет Царицын должен выяснить, что мешает детям вернуться на Родину. Кто заставляет их делать антироссийские заявления. Выяснить - и спокойно покинуть академию Мерлина.
   - Мерлин... - прошептал Иванушка. - Странное название.
   - Самодельной взрывчатки с собой не брать, ясно?! - грозно пыхнул Еропкин. - Пленных, языков, трофеев - не брать. И - без диверсий! А то давеча в Жуковке Вы, прямо скажем, немного перестарались.
   Иванушка вздохнул. Доктор Савенков неспешно расхаживал по комнате, похрустывая пальцами.
   - На днях в Великобританию отправляется детский коллектив народного танца "Петрушки" из города Иваново-Вознесенска. Мы прикрепим Вас к этому коллективу под видом танцора или музыканта. Вы получите визу и поедете в Шотландию на поезде.
   - Через Париж? По туннелю под Ла-Маншем? - быстро спросил Иванушка, и глаза его заискрились.
   - Да, под Ла-Маншем. Но туннель взрывать не надо, - пошутил доктор Савенков. Спокойным, очень домашним голосом он пояснил, что требуется тихо-мирно доехать до шотландского города Глазго и уже в Глазго потихоньку отбиться от фольклорного коллектива.
   - Вы грызите баранки, Царицын, грызите, - ободрительно прошептал генерал Еропкин, пододвигая Иванушке блюдце. - И с собой берите, в карман, не стесняйтесь. В Глазго, чай, баранок днём с огнём не сыщешь.
   - Итак, в городе Глазго Вас найдёт наш сотрудник. Его имя - Виктор Петрович Телегин. Он доставит Вас далее, на остров Лох-Хоррог. Однако внутрь замка Вы пойдёте без него. Когда выясните, что происходит с нашими детдомовцами, сразу покинете академию Мерлина. Вам нужно будет подать Виктору Петровичу условный знак при помощи радиомаячка. Он подберёт Вас и доставит в Москву. Вопросы есть?
   - Есть один вопрос, товарищ Савенков. Что если меня выследит охрана замка? Наверное, нужно будет отстреливаться...
   Ваня с надеждой посмотрел на Савенкова. Очень хотелось получить шпионский пистолет, желательно бесшумный, и чтобы стрелял маленькими шприцами. Или пулемёт, замаскированный в школьном портфеле.
   - У Вас будет металлическая гербовая бляха, которая в академии Мерлина играет роль студенческого билета. Кроме бляхи, господин кадет, мы дадим Вам обычные, бумажные документы. Вы покажете всё это охране, если потребуется. Но, скорее всего, проблем не будет. Вы проведёте в замке всего два дня, и за это время сотрудники службы безопасности центра Мерлина навряд ли успеют отследить Вас в толпе сверстников.
   - Почему не успеют? - удивился Иванушка.
   - В академии Мерлина живут и учатся тысячи детей из разных стран. Кто всерьёз на волшебника обучается, кто - на аттракционах балдеет. Толчея сумасшедшая. В этой толпе никто не обратит на Вас внимания. Если Вы, конечно, не будете на глазах у всех размахивать оружием и петь на русском языке воинские песни.
   Сказав это, Савенков сделал паузу, достал из внутреннего кармана перо и вопросительно навёл на Иванушку очковые стёкла:
   - А теперь скажите, господин кадет, что Вам нужно для успешного проведения операции.
   Ваня взъерошил светлую макушку:
   - Значит, ага. Перелезаем через стену, незаметно пробираемся, ищем русских детей, вступаем в контакт, вытягиваем всю правду... И потом назад уползаем через стену. Угу... Один не сдюжу. Помощник нужен, напарник.
   - Как у нас с напарниками? - Савенков вопросительно обернулся на генерала Еропкина.
   - Погоди-погоди, Куприяныч, так нельзя! - возмутился Еропкин. - Договаривались об одном кадете! Напарник у Царицына и так имеется! Ты ж только что говорил про бывшего подполковника десантуры...
   - Ивану нужен напарник для работы внутри замка, - твёрдо сказал Савенков. - Для страховки.
   - Что, ещё один конкурс устраивать?
   - Товарищ генерал, разрешите доложить? - подал голос Царицын. - Не надо конкурса. У меня есть надёжный человек. Просто кремень, а не парень.
  
  

Глава 10.

У генерала

  
  
   Честь затоптана в грязь, порок торжествует, а поэтому я, как честный человек, должен явиться мстителем.

А.П.Чехов. Мститель

  
   ж не по-летнему вечерело. Спелое солнышко старательно подсвечивало оранжевым да розовым купола Дон-ского монастыря, когда к самому подъезду добротного сталинского дома, где жил генерал Еропкин, подкатил угловатый немецкий джип. В нём находилась любопытная компания: два генерала и два кадета-суворовца.
   - Вань, а Вань! - весело пыхтел Тихогромов, громыхая сапогами по ступенькам. - Скажи, ракетные ранцы нам дадут? А снайперские винтовки?
   - Ага, дадут, - посмеивался Царицын. - Также получишь табельную скатерть-невидимку, шапку-самобранку и коня-горбуна с глушителем!
   Комнатка, выделенная для юных разведчиков, была небольшой и чистенькой. Мебели, за исключением письменной конторки да пары здоровенных шкафов с военными мемуарами, не было. Зато имелся выход на огромный балкон. Кадеты немедленно повисли животами на перилах, разглядывая ситуацию внизу.
   - А плюнуть можно? - тут же спросил Тихогромов.
   - А смысл? - сказал Иванушка, провожая взглядом чью-то лысину. - Могут пострадать невиновные.
   Солнце очень красиво опускалось в Нескучный сад, золотя кресты Дмитрия Угличского.
   - Запоминай, брат! - строго говорил Царицын через минуту, расхаживая по широченному балкону и начальственно поглядывая на заходящее солнышко. - Едем на обыкновенном поезде до Глазго, где встретит нас боевой подполковник дядя Витя, который накормит геркулесовой кашей и пинком переправит поближе к замку. Там понадобится незаметно перелезть через каменный забор. Я полезу первым. А ты будешь следить, не появится ли патруль, который ходит под стенами и ловит таких, как мы.
   - Ага, - радостно кивнула бритая Петрушина голова. - Если кто появится, тут уж я его - хап! И в кусты, ремнями вязать.
   - Никаких хап, - строго вразумил Иванушка. - Ты должен всего-навсего подать знак. Помнишь, как подавать знаки?
   - Ну коне-ечно! - радостно ухмыльнулся Петруша и резиновым голосом повторил намёртво зазубренную фразу: - В случае появления патруля нужно дунуть в дудку-пищалку, изображая одиночный крик сойки.
   - Молодец! Смотри, пищалку не потеряй. Итак, ты изобразил крик сойки. Ну а потом?
   - Гм, потом... а что же потом? Потом... хап! И в кусты, ремнями вя...
   - Нет! Неправильно! - Иванушка выполнил ещё один педагогический толчок в рёбра. - Никого не надо вязать. Там сто человек охраны, в этом замке. Всех не перевяжем.
   - Ремней не хватит, - мечтательно промямлил Тихогромов. Чуть закатив глазки, он улыбчиво грезил о чём-то своём.
   - Ах, хорошо... - бормотал он, - в настоящую разведку... как на войне... Какое счастье, что ты меня товарищу генералу расхвалил. Прямо не верится, что не в поход какой-нибудь собираемся и даже не в летний полевой лагерь под Богородск, а в настоящую разведку!
   Так получилось, что мимо двери комнаты, именуемой в домашнем обиходе "маленькой библиотекой" и теперь выделенной двум кадетам для ночлега, проходила внучка генерала Надя Еропкина по прозвищу Морковка. Честно говоря, Морковка выглядела очень вяленькой. В голубом халатике, волочившемся по полу, с мокрыми волосами, кое-как закрученными в полотенце, она едва плелась из ванной. Вообще-то она впервые за последние сутки поднялась с кровати, на которой лежала неподвижно, как мёртвая, глядя на едва заметную трещинку на потолке. Поскольку никакая депрессия, даже самая сильная, не может помешать взрослой десятилетней девочке ежедневно принимать душ, чистить зубы, уши и аккуратно подстригать ногти, Надинька подвиглась-таки на поход в ванную комнату. И всё же Надинька двигалась машинально, её погасший взгляд выражал только усталость и скуку. Вот с этим-то пугающим, фарфоровым выражением лица бедная Надинька проходила мимо двери в маленькую библиотеку - в тот самый миг, когда изнутри до её слуха донеслись негромкие, но чёткие слова Вани Царицына:
   - Представляешь, дружище, мы покроем себя славой! Русские кадеты против школы волшебников! Суворов против Мерлина! Все газеты будут визжать об этом! Только представь...
   Услышав заветное слово "Мерлин", Надинька вздрогнула, да так сильно, что махровый тюрбан на голове развалился, мокрые волосы просыпались на плечи. Взгляд её мгновенно ожил. Надинька была воспитанной девочкой, ей и в голову не пришло хоть на секундочку задержаться у двери и подслушать самый интересный на свете разговор про школу волшебников. Однако надо же было запрятать волосы обратно в полотенце. Поэтому и только поэтому она замешкалась на полминуты, склонив голову набок и тщательно заворачивая мокрые волосы. Так уж получилось, что девочка услышала ещё несколько фраз.
   - Послушай, Царевич, а что если нас заколдуют? - спросил другой мальчик, голос у него был более тонкий и почти ласковый.
   - Никаких "если", - отвечал первый голос. - Мы зададим перца этим юным волшебникам!
   Тут Надя Еропкина закончила свои действия с полотенцем и быстро-быстро пошла по коридору дальше, в свою комнату. Жаль, что никто не видел, как изменилось выражение её лица. Походка - точно по волшебству - сделалась быстрой, даже торопливой... Шлёпая пушистыми тапками, Надинька спешила к телефону. Ей надо было срочно позвонить одной знакомой девочке... самой осведомлённой и наблюдательной девочке в их классе.
   - Это квартира семьи Буборц. Вас слушают, - жеманисто пропел девчачий голос на том конце провода.
   Терпеливо покачивая помпончиком на тапочке, Надинька выслушала получасовой рассказ Нелечки об извергине-матери, которая не отпускает на вечерние сеансы с прикольным мальчиком из параллельного класса, про отца-эгоиста, забывшего о собственном обещании подарить дочери новые роликовые коньки самой престижной фирмы. Улучив паузу, Еропкина быстро спросила:
   - Неля, послушай. Можно тебя спросить по секрету?
   Разумеется, Нелечка была рада любому вопросу, особенно секретному.
   - Я подумала... ну... помнишь, ты рассказывала, что у тебя старшая сестра дружила с мальчиком из Суворовского училища... Ты не могла бы у неё спросить одну вещь?
   - Конечно, Надя, я тебя внимательно слушаю.
   - Ну... вот в этом Суворовском училище... может быть, она встречала мальчика по фамилии Царевич?
   На секунду трубка онемела - а потом Нелечка фыркнула так, что Наденьке едва не забрызгало щеку:
   - Ф-фи! Вот это да! Царевич? Тебе-то он зачем? Ты что, влюбилась в него, да? Сохнешь, да? Ну слушай, я тебе сразу скажу, это бесполезно. Это самый красивый, самый стройный, самый умный мальчик во всём училище, а может быть, во всей Москве! Ты поняла меня?
   - Неля, я...
   - Это просто принц, а не мальчик. Если хочешь знать, Царевич - это не фамилия, а прозвище. Фамилия там какая-то другая, но он просто безумно похож на Ивана Царевича. И у него глаза совершенно синего цвета, я сама видела на фотографии, и кроме того...
   - Неля, подожди, пожалуйста, - пробормотала Надинька немного ошарашенно. - С чего ты взяла, что я по нему сохну...
   - Да ладно, не стесняйся, в него все девчонки влюблены. И я тоже поначалу была без ума, когда мне его фотографию сестра показала, но потом, ты знаешь, я всё поняла. Этот Царевич та-а-ка-ая сволочь, Надь, ты не представляешь. Заносчивый, высокомерный, а сколько самовлюблённости! Он, конечно, очень воспитанный и всё такое, но знаешь, какие дерзости он говорил прямо в лицо девочкам! А учителей он просто ни во что не ставит. Считает себя умнее всех. Он, допустим, и правда очень умный, выигрывает все городские конкурсы, но нельзя же так зазнаваться!
   - Зазнаётся, да?
   - Кошмарно! Видишь ли, он самый умный у них в училище. Ну и что? Я тоже снималась в передаче "Накал страстей", я сидела в студии и задавала прямо перед камерой вопрос про молодёжные причёски, но я же не кричу об этом на каждом перекрёстке! И это при том, что...
   На этом разговор прервался. Безусловно, Надя Еропкина поступила не очень вежливо. Не стоит класть трубку, не попрощавшись. Однако я напомню читателю, что бедная Надинька после роковой встречи с Лео Рябиновским пребывала в состоянии сильного нервного расстройства. Я вообще удивляюсь, что она смогла так долго разговаривать по телефону довольно непринуждённым голосом. А тут... от одной мысли, что в соседней комнате находится человек, который скоро отправится в знаменитую школу юных волшебников, у Надиньки пересохло во рту. Позабыв о разговоре с Нелечкой, она уронила трубку - и со всех ног побежала в большую дедушкину библиотеку.
   Следующие полтора часа Надя Еропкина провела, изучая карту острова Лох-Хоррог в огромном офицерском атласе, похищенном из неприкасаемого шкафа в дедушкиной библиотеке. Ещё через час на письменный стол девочки - рядом с учебником по природоведению, фарфоровой куклой и плюшевым мишкой - тяжко улёгся увесистый чёрный том "Энциклопедии тайн и загадок" с розовой закладкой на букве "М".
   "Мерлин, - медленно прочитала зачарованная Надинька, - древний кельтский маг, один из деятельных помощников короля Артура, активный противник христианской веры".
   Она посмотрела в окно и завороженно вздохнула.
  
   А в соседней комнате продолжался оживлённый разговор двух начинающих ведьмодавов:
   - Погоди-погоди... А оружие какое дадут? - допытывался Петруша. - Вот бы дали мне пулемёт, ну хотя бы, например, Калашникова. Здоровская машина, Вань! Я бы всех наших детдомовцев освободил с таким пулемётом.
   - Да ты его не поднимешь.
   - Кто? Я? Не подниму пулемёт Калашникова? - поразился Петруша. - Да я летом в полевом лагере из него два диска расстрелял! Слово кадета!
   - Ну ладно, ладно, - Иванушка смирился под тяжестью прозвучавшей клятвы. - Но всё-таки пулемёт - слишком шумно. Лучше пистолет с глушителем. Например, системы Ярыгина - также известный как "грач".
   - Да ты что! - искренне перепугался Петруша. - У натовцев сейчас новые бронежилеты на вооружении! Из Ярыгина их вообще невозможно прошить... У него знаешь какие пульки маленькие?
   - На раз прошью из "грача" любой жилет! Пульки, может быть, и маленькие, зато останавливающая сила - ого-го! Ты как хочешь, а я беру "грача" с глушителем, - Ваня категорично скрестил руки на груди. - А в качестве второго оружия возьму пистолет "ТТ". Его можно к ноге привязать, чтобы...
   Он не договорил. Дверь распахнулась, и возник доктор Савенков с чёрным чемоданом в руке.
   - Господа кадеты, здесь ваши маскировочные костюмы, - cказал Севастьян Куприянович, извлекая из чемодана пламенно-розовую рубаху, нарочито ярко расшитую блёстками. И ещё что-то вроде шубы, чёрное и мохнатое.
   - Вы едете в Шотландию как участники детского фольклорного ансамбля, а значит, нужно иметь артистический гардероб. Держите, Тихогромов, русскую народную рубаху. А Вам, юный друг Царицын, полагается... вот что.
   Савенков распахнул мохнатую шубу - и она вдруг оскалилась клыкастой пастью.
   - Ни один ансамбль скоморохов не обходится без народного ручного медведя. Вы будете ручным медведем, не возражаете?
   Царицын угрюмо шмыгнул носом.
   - Держите ваши паспорта, - доктор протянул вишнёвые корочки. - Теперь ложитесь спать, а завтра утречком - не слишком рано, часиков в шесть, - выезжаете на вокзал.
   Ободрительно подмигнув, Савенков вышел из комнаты.
   - Ну вот, даже пистолетика никакого не дали! - грустно сказал Петруша. Плечи его опустились, руки повисли. Блуждающий взгляд кадета искал в окружающем мире хоть что-нибудь надёжное и увесистое.
   - Может быть, возьмём вот это? - с надеждой спросил он, вытаскивая из-за кресла пудовую гирю генерала Еропкина. - Зарядку делать. И ещё, знаешь, давай хотя бы пару бейсбольных бит прихватим.
   - В лапту играть будем? - сострил Иван и добавил строго: - Твои ухищрения напрасны, суворовец Тихогромов. Мы поедем на задание абсолютно безоружными.
   Подумав, оглянулся на дверь и добавил шёпотом:
   - Оружие придётся раздобыть на месте. Говоря точнее, стырить у противника. Сиди здесь, а я сбегаю на кухню за солью. Знаешь народную мудрость: самое главное в разведке - это четыре "эс". Соль, сахар, сухари и спички.
   - Сухарей побольше возьми, - посоветовал Тихогромов. - А ещё сгущёнку, сосиски и салями. Тоже на букву "эс"...
  
   Иван выскользнул в коридор и осторожно, стараясь не шлёпать тапками по паркету, направился в сторону кухни. Внезапно одна из дверей распахнулась, в коридор ударил яркий свет голубоватой лампы.
   На пороге стояла маленькая девочка, закутанная в бледно-голубой махровый халат, волочившийся по полу. Поникший хвостик на макушке, белый пластырь на лбу.
   - Ой, прости, - Иван отступил на шаг. - Не подскажешь, где здесь... кухня?
   Девочка не спеша подняла серые глаза - и так же медленно отвела скучный взгляд в сторону. Точно не юный кадет стоял перед ней, а старая пыльная вешалка.
   - Здравствуйте! - Иванушка на всякий случай улыбнулся. - Разрешите представиться: суворовец Иван Царицын.
   - Добрый вечер, - негромко ответила девочка и протянула руку. Но не для приветствия, а - чтобы захлопнуть дверь у него перед носом.
   - Прости, а тебе... Вам случайно не нужна помощь? - быстро спросил Ваня. Ему показалось, что девочку кто-то очень обидел.
   Она посмотрела пристально и досадующе, точно разглядывая кого-то невидимого в темноте:
   - Помощь? А разве Вы что-то можете?
   - Я могу заступиться, если обижают.
   - Вы не можете заступиться, Иванушка Царевич, - сказала девочка. - Потому что Вы только о себе самом и мечтаете. Всё думаете, какой Вы будете великий. Ещё бы! Вам так повезло. Вы едете туда, сами знаете куда. И Вы там сможете стать великим волшебником.
   И с горечью, с колкими слёзками в глазах добавила:
   - А я... никогда не смогу! Никогда меня не пустят туда! А вот я, может быть, больше всего туда хотела бы, больше всей жизни! Может быть, мне даже умереть хочется, ясно Вам?! Вот так!
   Она расплакалась беспомощно, жалко.
   Ваня растерялся всего на миг - он хотел сказать, что...
   Но дверь захлопнулась. Оторопевший кадет пожал плечами, потом зачем-то поднял с пола медвежонка с оторванной лапой, повертел в руках, машинально сунул в карман тренировочных штанов - и быстро вернулся в комнату, где ждал его Петруша Тихогромов. Он забыл, что собирался взять соль на кухне. Но... возвращаться не хотелось.
  
   Разумеется, мальчишки решили спать на балконе. Царевич подложил под голову кулак и мечтательно прикрыл синие глаза. Ему не терпелось добраться до этого Мерлина и навести там изрядного шороху! А они ещё собирались отчислить его - самого умного и ловкого кадета в училище! Ваня обиженно шмыгнул носом. "Я армию хотел защитить от поганого журналюги, а они... не поняли! Даже генерал не понял. Ну и ладно, - решил Царицын. - Я буду одинокий воин, последний офицер ушедшей Империи. Я всем докажу... они ещё будут носить меня на руках!.."
   - Вообрази, как нас будут встречать в Москве! - проговорил Иван. - Устроят общее построение, вынесут знамя, будет оркестр. Генерал пожмёт руку и скажет: "Вот она, надежда России, будущие офицеры". Мы будем лучшими в училище, Тихогромов. Я думаю, вполне могут дать орден. Или медаль "За боевые заслуги". Представляешь, всего пятнадцать лет - а уже боевая награда!
   - Конечно, было бы здорово, - вздохнул Петр. - И детдомовцы нам спасибо скажут.
   - Какие детдомовцы? - переспросил Ваня. - Ах, ну да, вспомнил.
   "Какие всё-таки дурачки эти детдомовцы, - поморщился он. - Это же надо было так глупо попасть в лапы к каким-то шотландским сектантам! Жаль, что генерал приказал только поговорить с ними, разведать что да как. Вот если бы я смог вытащить из замка хоть одного детдомовца!" Царицын представил, как он возвращается в Россию весь израненный и, пошатываясь, несёт на руках спасённого ребёнка... Во всех газетах напишут: "Сенсация! Кадеты освобождают детей-заложников". Может быть, даже Президент объявит благодарность.
   Внизу на улице грохотали, торопясь в депо, последние трамваи. Пели комары, но Иванушка не слушал. Засыпая, он представлял себе, как генерал Еропкин и генерал Савенков будут встречать их в Москве с победой. Еропкин скажет: "Простите, суворовец Царицын, я напрасно собирался Вас отчислить. Вы - лучший воспитанник за всё время существования нашего училища". Потом он увидел себя взрослым - в новенькой форме полковника ГРУ, с аккуратными усиками, как у Лермонтова, он шёл на аудиенцию к Президенту. Наконец, в полудрёме Царицыну пригрезилась гранитная доска у входа в кадетку: "Здесь в юности жил, учился и овладевал наукой побеждать воспитанник училища, трижды герой России, полный георгиевский кавалер генералиссимус Иван Царицын".
   - Ух ты, на американский истребитель похож, - вдруг сказал Петруша. Он разглядывал только что сбитого кровососа. - Знаешь, Вань, я всё-таки думаю... а что если эти волшебники нас с тобой... как этого комара? Хлоп-хлоп - и два мокрых места. Представляешь, как родители огорчатся...
   - Ну, моя мама, конечно, огорчится, - сонно сказал Ваня. - Только, знаешь, не привыкать. У нас все предки были офицерами, ещё с царских времен. Мамин дедушка на Великой Отечественной погиб, а папа её - то есть мой дед - в Египте под бомбёжку попал, обеих ног лишился. Дядю Колю в Дагестане убили. Так что...
   - А батя твой?
   Иванушка промолчал. Петруша шумно перевернулся на другой бок, покряхтел и спросил снова:
   - У меня батя очень огорчится. Я у него один. Остальные все девчонки, три штуки. А твой отец что скажет?
   - А мой... ничего не скажет, - сухо сказал Иванушка. - Давай лучше спать.
   Через минуту Петруша послушно захрапел. А Царицыну теперь не спалось. Он думал о том, какой страшный, белый и чужой стал отец в больнице... Батя четвёртый месяц лежал в коме, с аппаратом искусственного дыхания. Ваня не верил, что мама сошла с ума от горя, он даже бросился на врача, который так спокойно сказал: "Да у неё крыша поехала", когда врачи между собой разговаривали на кухне, а Ваня случайно подслушал... Мама уволилась с работы, она уехала в Ростов, сняла там комнату и каждый день ходила к отцу в больницу. Ваня несколько раз видел, как мама мыла отца. Она говорила, что медсестры его не моют, что отец в палате лежит грязный...
   Больше всего на свете Ване хотелось, чтобы отец выжил. Чтобы они снова строили снежную крепость и поехали на водохранилище на подлёдную рыбалку... Как в прошлом году. Ванька устал вертеться в своём спальнике, в груди было холодно и всерьёз захотелось немного повыть на луну. Луна, как назло, поднялась над крышей спящего дома напротив - щекастая, купеческая, на масляный блин похожая московская луна. Стараясь не думать об отце, Ванька потихоньку заворачивался в мутные сонные мысли... Луна поднималась над засыпающим городом, поливая кадетов сливочным светом.
   Из тёмного окна соседней комнаты на эту луну вот уже два с лишним часа неотрывно смотрела маленькая и страшно печальная девочка в бледно-голубом халатике, с пластырем на лбу.
  
  
  

Глава 11.

По коням

  
  
   Они, проехавши, оглянулись назад; хутор их как будто ушёл в землю; только видны были над землёй две трубы скромного их домика да вершины дерев, по сучьям которых они лазали, как белки... Уже равнина кажется издали горою и всё собою закрыла. - Прощайте и детство, и игры, и всё, и все!

Н.В.Гоголь. Тарас Бульба

  
   ень начался сказочно. В окошко светлой клетчатой кухоньки едва розовело рассветное солнце, отражавшееся от серебристой ребристой фигуры Гагарина. На столе жарко дышала фирменная десятиглазая яичница. В дальнем конце обеденного стола посиживал себе, оптимистично попивая кофий и шурша иностранной газеткой, доктор Савенков. Ребята чинно поздоровались, поочередно пожали жёсткую докторскую руку - и, получив по половине яичницы, навалились на завтрак, как генерал Брусилов на Восточную Пруссию.
   - Вот полюбуйтесь, - сказал Савенков минуты через две, когда яичница лишилась последнего глаза, - это сегодняшняя "Дэйли Миррор".
   На газетной полосе пестрела цветная фотография: четверо грустных подростков с немного всклокоченными волосами отвечают на вопросы журналистов. Под снимком жирный заголовок:
  

RUSSIAN ORPHANS MENTION TORTURES, ABUSE

Moscow to be sued in Hague,

Merlin's spokeswoman say - Kremlin remains numb

(Русские сироты жалуются на пытки, жестокое обращение в Москве. Гаага возбудила уголовное дело. Представительница Мерлина сообщает - Кремль остался нем)

   - Так я и думал. Они начали раскручивать нашу тему в прессе, - вздохнул Севастьян Куприяныч. - Действуют по обычной схеме: сначала бульварные лондонские газеты, потом "Дэйли Миррор" и "Гардиан", а через день со ссылкой на британскую печать - по всем телеканалам Америки.
   Он вздохнул, заглянул в пустой кофейник и продолжил:
   - А потом - снежный ком: по утрам в радионовостях, вечером - в ток-шоу, а в выходные будет огромный слезоточивый репортаж по Си-эн-эн и получасовое интервью с детдомовцами по Би-би-си. Плюс, разумеется, миллион грязных бредовых заметок по всему Интернету.
   - Трёхминутная готовность к выходу! - послышался зычный генеральский голос. Начальник училища вырос на пороге кухни:
   - Надеть рюкзаки! Через минуту - построение в коридоре!
   Кадет как ветром сдуло. Иванушка влетел в комнату, бросился к здоровенным, в рост человека, рюкзакам - и приостановился: что-то было не так. Один из рюкзаков - Петрушин - почему-то лежал на боку.
  
   "Должно быть, ночью сам собой повалился", - подумал Иванушка.
   - Ух ты, - удивился Тихогромов, приподняв с пола упавший рюкзак. - За ночь, видать, силушки прибавилось. Вечером вроде тяжелее казался!
   В коридоре уже виднелся лейтенант Быков со звонкими автомобильными ключами в руке.
   - Куда? На Киевский, товарищ генерал? - уточнил он.
   - Нет, не на Киевский, - вдруг послышалось в ответ. - Планы поменялись. В Жуковском вас ждёт транспортный самолёт. Вылет через час - поспешайте.
   Кадеты недоуменно переглянулись: летим на самолёте? А как же тоннель под Ла-Маншем?
   - Ну, молодцы, суворовцы! - Тимофей Петрович тем временем придирчиво оглядел кадет с головы до ног. - На вас вся надежда. Главное: не делайте резких движений.
   - Работаете глазами и ушами, - из-за квадратного генеральского плеча появилось узкое лицо доктора Савенкова. Севастьян Куприяныч в свою очередь просканировал кадет внимательным взглядом. - Никакой неуместной инициативы. И чтобы всё тихо. Договорились?
   - Так точно! - кадеты вытянулись по струнке. - Разрешите ехать, товарищ генерал!
   - С Богом, братцы, - глухо ответил Еропкин, и вдруг добавил быстро, но чётко: - Вперёд, родные. Вива кадет!
   Генералы не машут подчинённым в окно, даже если им очень хочется.
  
   Доблестные кадеты не знали, что за ночь в раскладе сил кое-что поменялось. Лиге колдунов удалось одержать важную победу: прошедшей ночью на территории замка Мерлина была задержана сотрудница ФСБ России Александра Глебовна Селецкая.
   Гендальфусу Тампльдору не пришлось долго уговаривать очаровательную разведчицу сотрудничать с Лигой. Девушка сразу призналась, что приехала в академию Мерлина по заданию российских спецслужб. Более того, она назвала профессору Гендальфусу своего бывшего начальника - доктора Севастьяна Савенкова.
   А ещё Александра Селецкая поведала старому ведуну Гендальфусу о том, что доктор Савенков собирался заслать в академию совсем мелкого казачка из числа московских кадет.
   - Маленький шпион приедет под личиной юного музыканта, - с лёгким смешком сказала она. - Таков "гениальный" план маразматика Савенкова. Ансамбль называется "Петрушки", первый концерт этого младенческого дерьма в кокошниках состоится в детском театре Глазго через пару дней. Ах да, ещё важный момент: прикрывать мелюзгу будет старый матерый волчара из бывших десантников...
   Сообразительная и очень бойкая Александра Селецкая была самой молодой сотрудницей Отдела по борьбе с деструктивными культами ФСБ России. Генерал Савенков месяц назад отправил её в Мерлин с тем же заданием: установить контакт с российскими детдомовцами. Теперь Селецкая пила кремовый ликёр в кабинете профессора Гендальфуса и внимательно читала предложенный ей контракт. Согласно контракту, с сегодняшнего дня она поступала на высокооплачиваемую работу в академии Мерлина. С наслаждением поглядывая на черноглазую девушку, мудрейший профессор Гендальфус нажал кнопку телефонного пульта и, услышав в наушнике знакомое потрескивание, попросил секретаршу соединить его с деканом факультета наступательной магии.
   - Декан Колфер Фост слушает, - послышалось через мгновение. Голос был гладкий и колкий, точно треснувшая стекляшка.
   - Господин Фост сейчас соединится с нашими людьми в Глазго, - медленно выпячивая губы, произнёс профессор Гендальфус Тампльдор. Это была его фирменная манера приказывать: проректор избегал повелительного наклонения, он просто изрекал подчинённому его ближайшее будушее. - Господин Фост обратит внимание на детский ансамбль из России. Группа называется "Петрушки". Один из мальчиков - русский шпион.
   - Я хорошо понял Вас, проректор, - с удовольствием ответил голос молодого, но очень уважаемого декана Фоста. - Мы посканируем детишек, понюхаем что к чему.
   - И Вы доложите мне сразу, в любое время суток.
   - Разумеется, проректор.
   - Важно не допустить ошибки, декан Фост. Мальчика будет прикрывать опытный русский офицер, очень опасный. Вы посоветуетесь с тангалактической общественностью, чтобы изучить слабые места этого офицера. И потом Вы постараетесь убрать его на расстоянии.
   - Конечно, проректор.
   - Мы понимаем, что наше наступление на московском направлении остаётся главной задачей, господин Фост. Но нельзя забывать про оборонительные меры. Русские пытаются нанести ответный удар. Мы дадим им по рукам очень сильно. Чтобы Москве навсегда расхотелось засылать к нам шпионов.
   - Разумеется, проректор. Мы нейтрализуем взрослого агента и найдём Вам мальчика, а потом Вы сами определите его судьбу.
  

* * *

  
   Посеревшая от пыли генеральская "Тайга" резко, не сбавляя скорости, свернула с трассы под указатель: "АВКП-105. Проезд закрыт". Солдатики на воротах заметили долгожданную машину издалека и заранее распахнули ржавые железные створки с побуревшими звёздами.
   Машина вылетела прямо на лётное поле, юркнула под крыло пузатого транспортника, и через минуту кадет, как нашкодивших котят, за шкирки втащили на борт. Рюкзаки погрузили куда более бережно: кто знает, что за груз у мальчишек, - может быть, там дорогостоящая техника?
   - Эге, вот и пионеры, - послышался чуть насмешливый голос. Невысокий человек в выгоревшей форме десантника разглядывал кадетов, придирчиво щуря левый глаз.
   Загорелое лицо подполковника Телегина показалось Ване неприятным. Глаза смотрели цепко и холодно, точно любого собеседника Телегин воспринимал как потенциальную цель - говорит с тобой, даже улыбается криво, а сам будто прикидывает, как удобнее загнать в шею собеседника десантный нож. Улыбку портил же­лезный зуб сбоку. Пожалуй, только усики понравились Ване - лихие и немного заносчивые, как у казачьего ротмистра со старой дореволюционной фотографии.
   Телегин, и верно, происходил из терских казаков - его прадед был разведчиком-пластуном, мастерски резал глотки че­ченс-ким разбойникам и туркам.
   - Здравия желаю, товарищ подполковник! - Иван как старший в кадетской паре сделал шаг вперёд. - Суворовцы Царицын и Тихогромов прибыли!
   - Где ж вы шляетесь, соколики? Командир корабля уже нервничает, - усмехнулся подполковник, демонстрируя крупные, пожелтелые от курева зубы. У глаз десантника собрались задиристые морщинки:
   - Ну что, солдаты будущего? Я гляжу, оружия вам ни хрена не выдали. Я-то, дурак, надеялся, вы с ракетными ранцами прибудете, с лазерными пушками...
   Вместо ответа Царицын снова отбил строевой шаг - так что едва не зазвенело в позвоночнике:
   - Какие будут приказания, товарищ подполковник?!
   - Ух ты... - искренне поразился десантник, озадаченно схватился за кончик уса. - Совсем маленькие, а уже вона как умеют! Молодцы. Значит так, господа суперкадеты, слушай мою команду. Во-первых, сняли рюкзаки и сели. Во-вторых, зовут меня подполковник Телегин. Повиноваться мне нужно беспрекословно. Правила у меня такие: не ныть, не жаловаться, боли не чувствовать. Записали в мозжечки?
   Турбины завыли, как буран в степи, - воздушный транспорт мелко завибрировал и тихо-тихо качнулся в разбег. Иванушка глянул в иллюминатор - сразу увидел Быкова, который прощально махал рукой из окошка "Тайги".
   - Ещё, господа кадеты, - подполковник Телегин нахмурился. - Спиртного не пить, чужого не брать, онанизмом не заниматься. Иначе сразу бью в рыло и насмерть. Вопросы есть?
   - Никак нет! - хором гаркнули кадеты. Подполковник начинал положительно нравится мальчишкам. Царицын пожирал восхищённым взглядом рябое усатое лицо: вот настоящий офицер! Не высокий, не крупный - а весь гибкий, как из тросов железных скручен. Зверь, сущий зверь. Вот бы таким стать!
   - Ну, вроде всё рассказал, - подытожил Телегин. - Теперь послушаю вас. Генерал-полковник Савенков обещал найти лучших кадетов в столице. И нашёл вас. Небось, вы у меня крутые? Каратисты, акробаты и снайперы?
   Юные разведчики потупились.
   - Не понял, - нахмурился подполковник. - Ну хоть вертолётом-то управлять умеете?
   - Никак нет... - промямлил Тихогромов. - Это мы не проходили...
   - То есть как "не проходили"? А дешифровку кода тоже не изучали? Неужто и блюмбизацию шторфингов не умеете выполнять грамотно? Да чему вообще учат в вашем училище?
   - Товарищ подполковник, разрешите доложить! - Царицын почти обиделся. - Я немножко знаю самбо, ещё увлекаюсь борцовским стилем Кадочникова, вот. Пару-тройку ключевых приёмов могу применить довольно чётко. Мой напарник Петр Тихогромов - неплохой боксёр, гребец и штангист. Стрелять нас учили только из пистолета Макарова, а также из АКМ и немного из пулемёта.
   - Ещё мы бегаем быстро, - поспешно добавил Петруша. И зачем-то набычился.
   - Во-во, это вам как раз пригодится, - десантник закусил ус. - Похоже, всё пропало. С такими, как вы, кашу из топора не сваришь. Я-то думал, молодых суперменов пришлют. А тут... не разведчики, а гимназистки какие-то.
   Царицын чуть зубами не заскрипел с досады. Боевой подполковник издевается над уровнем их подготовки, а им и возразить нечего! Какой позор для русского кадетства!
   - Я песни могу петь, - вдруг сказал Петруша.
   Телегин уставился, мрачно покусывая ус.
   - Песни - тоже важно, - серьёзно сказал он. - Ладно, будем работать с тем материалом, который есть. Слушайте всеми ушами, барышни-кадеты.
   И подполковник Виктор Телегин рассказал "барышням", почему они не поехали на поезде под Ла-Маншем. К счастью, на Лубянке вовремя узнали о том, что колдуны перевербовали Александру Селецкую. Савенков не шибко доверял эксцентричной особе, которая делала карьеру в его отделе благодаря выдающимся актёрским способностям и потрясающей наглости. Вы спросите, зачем тогда Савенков послал в Мерлин именно её? Всё очень просто и грустно. Селецкая приходилась внучкой знаменитому Якову Цельсу, очень уважаемому ветерану госбезопасности, который в своё время был одним из лучших учеников самого старика Кагановича6. Папаша Александры Селецкой, многоуважаемый Глеб Яковлевич, в свою очередь, был не последним человеком в одной
   крупной государственной корпорации. Папаша понимал, что командировка в замок добрых волшебников - задание не слишком опасное. Риска для жизни почти никакого, а в случае успеха - карьерный рост обеспечен.
   Не последнюю роль сыграло и то, что в свои двадцать лет рыжая Сандрочка, как прозвали её коллеги (или Саррочка, как обращались в домашнем кругу), выглядела от силы на шестнадцать. Тощенькая, с неразвитой фигурой, с огромными удивлёнными глазами и кудрявыми хвостиками, она вполне могла сойти за старшеклассницу. И доктор Савенков, перекрестившись, отправил её в Мерлин под видом учащейся.
   - Рыжая подлючка знала, что у Савенкова есть план за­бро­сить в замок пару кадет под видом танцоров детского ансамбля, - рассказывал подполковник Телегин небрежно, точно сплевывая слова сквозь зубы. - Она сообщила об этом противнику. Стало быть, способ проникновения в страну надо менять. Новый вариант, конечно, посложнее для вас будет. Но зато уж точно поинтереснее. Раз в триста, по моим оценкам.
   Кадеты восторженно переглянулись: впереди было настоящее приключение! Иван прикрыл глаза и подумал: а ведь не случайно из сотни кадет выбрали именно его. Не снайпера Гену Шапкина, не бычка Разуваева, не каратиста Горбылёва... Мудрый Савенков почувствовал в Иване Царицыне тот самый воинский дух Империи, который Ванька так взращивал в своём сердце. Царицын уже наизусть выучил всё, как ему казалось: полки и ордена, старые знамёна и названия давно погибших линейных кораблей. Он переживал боль и славу забытых сражений, как события собственной жизни. И чем больше Царицын влюблялся в царское офицерство, тем пламеннее он ненавидел современную пошлую, торгашеско-бандитскую Федерацию. Царицын уходил в старые книги, в дореволюционные военные мемуары - как в мечту, освобождавшую его от современной удушливой вони.
   - Не спать! - рявкнул Телегин. - Снижаемся.
   Мальчишки прилипли к иллюминаторам: самолёт снижался... прямо в горбатую гору, заросшую лесом! Сверху казалось, будто по горному хребту гигантским рубанком прошлись - здесь была вырублена короткая взлётно-посадочная полоса, уходящая в чёрную дыру тоннеля. Это был секретный сербский аэродром, который судорожно искали натовцы во время войны с сербами в 1999 году. Единственный объект, который Москва продолжала контролировать после того, как тактические ракеты и силовая дипломатия блока НАТО изгнали из Косова сначала сербов, живших здесь искони, а затем и русских десантников, которые безуспешно пытались сербам помогать.
   Шасси весело ударили в бетон, взревели двигатели, изо всех сил тормозя машину. Телегин вскочил, на ходу поправляя выцветший, видать, ещё советский, голубой берет:
   - Барышни-кадеты, внимание! Мы на Медной горе. Прошу вышвыриваться.
   Ребята соскочили на бетон, размеченный жёлтой краской. Телегин выпрыгнул следом - невысокий, ловкий, в полной разгрузке, а в руке - ух ты! - характерный чемоданчик...
   "Кофр для мини-автомата "Вал"! - быстро и радостно подумал Ванька. - Ого-го! Совсем по-взрослому!"
   - Видите, они бомбили это место очень активно, - Телегин указал на рытвины и воронки, изуродовавшие склон у входа в тоннель.
   - Кто бомбил, товарищ подполковник? - спросил Петруша.
   - Натовцы, кто ж ещё? - огрызнулся Телегин, поправляя "берцы" на ногах. - Отставить глупые вопросы...
   Он подтолкнул кадетов ко входу в тоннель.
   - Вперёд, барышни. Эта гора - особенная. Сербы в этом тоннеле прятали свою эскадрилью двадцать девятых "МиГов". Ну и... кое-какую другую технику, засекреченную.
   Подполковник перекинул кофр со снайперским автоматом через плечо и улыбнулся: из подземной дыры навстречу бежали два радостных рязанских десантника.
   - Нас уже встречают. Жаль, что времени в обрез... Ну ладно, пусть рязанские сгружают свои ящики с тушенкой, а нам надо на вертушки пересаживаться.
   Сказав это, он несильным, но метким пинком направил в сторону тоннеля зазевавшегося Тихогромова.
  
   В русских сказках Иван Царевич пересаживается на серого волка. Нашему Ивану Царевичу предстояло оседлать "Чёрную осу".
   В подземном ангаре до сих пор хранились рабочие образцы секретной техники - складные микрокоптеры "Ка-56УМ" с роторно-поршневыми двигателями. Миниатюрные вертолёты были разработаны для специальных операций ещё в советское время и закуплены Югославией в 1985 году. Двадцать лет они дремали здесь, в продолговатых цилиндрических контейнерах.
   В 1999 году сербы уходили с этой базы поспешно и прихватить микровертушки не успели. А натовцы так и не добрались до "Чёрных ос" - помешали русские десантники, которые пришли сюда на полтора часа раньше британских разведчиков.
   Телегин щёлкнул парой стальных запоров и распахнул первый саркофаг. Одноместный вертолётик раскладывался подобно зонтику. Наверху цеплялись лопасти, а внизу приделан бензобак и сиденье с рычагами управления.
   Кадеты ходили вокруг собранного вертолётика кругами - и правда, было чему подивиться.
   - Для диверсий, да? - спросил Ваня.
   - Для разведки, - строго ответил Телегин и тут же подмигнул: - Также идеально подходит для точечных ударов по тыловым объектам противника. Одно плохо: такая вертушка может нести не более 80 килограммов. А значит, пилот должен быть лёгким, иначе - и полверсты не пролетишь.
   - Простите, товарищ подполковник, а разрешите прокатиться? - Петруша поднял на начальника невинный незабудковый взор.
   - Что значит "прокатиться"?! - возмутился Телегин. - Вам что здесь, парк культуры? Нет, барышни, вы не кататься сюда прибыли. Вы прибыли, чтобы использовать боевую технику для решения специальных задач! Поэтому быстро взяли плоскогубцы - и радостно начали собирать второй вертолёт! И чтобы в десять минут уложились! Время пошло.
   Кадеты накинулись на второй контейнер. К чести Тихо­громова надо заметить, что он почти не мешал Ване. Всего четыре раза наступил Царицыну на ногу и только единожды зацепился штанами за рычаг управления. Ровно через одиннадцать минут второй летательный аппарат был полностью собран.
   - Вы опоздали на пятьдесят восемь секунд, - вздохнул Телегин, жмурясь на солнце. - Враг прибыл минуту назад и расстрелял вас раньше, чем вы поднялись в воздух.
   Сказав это, подполковник вновь удалился в чёрную пещеру тоннеля. Вернулся, волоча пыльный ворох старых пилотских курток с нашивками югославских ВВС. Кадеты с восторгом облачились в лётные кожанки, а Тихогромову даже достались сохранившиеся в единственном экземпляре пилотские очки. Очки были выиграны у Царицына в честном поединке по схеме "камень-ножницы-бумага". Петруша нацепил слегка закопчённые окуляры и стал похож на удивлённого медвежонка-мутанта из далёкого будущего. "Вот балбес!" - насмешливо сощурился Иванушка. Царицын застегнул молнию на лётной куртке и с удовольствием прочитал надпись на рукаве: "ратни галеб".
   Телегин сказал, что это название югославской эскадрильи, полностью уничтоженной во время войны с НАТО. "Ратни галеб" по-сербски означает "боевая чайка", - добавил он.
   - Значит, не полностью, - гордо шепнул Ваня приятелю.
   - Что не полностью? - не понял Петруша.
   - Не полностью они уничтожили эту эскадрилью, - по-партизански сощурился Ваня. - Последние "ратные галебы" - это мы с тобой, Тихогромыч.
   Петруша с минуту соображал, потом понял, что Ваня имел в виду - и тоже горделиво приосанился, косясь на белую чайку, вышитую на предплечье.
   Управлять "осой" было не намного сложнее, чем мотоциклом - только болтает посильнее, да скорость вдвое больше. Первые фигуры были выполнены кадетами на "отлично". "Интересно, а способна ли эта машинка забацать мёртвую петлю? - размышлял Царицын, осторожно маневрируя у самой земли. - Ребята в училище умерли бы от зависти. Эх, жаль нет камеры..."
   - Ну что, полетаем чуток по окрестностям? - спросил Телегин после обеденного перерыва, когда кадеты прикончили холодную гречневую кашу в котелке. - Следовать строго за мной. Если что случится - делайте, как я.
   Кадеты что есть мочи проорали: "Есть!" - и побежали к машинам. Три тарахтелки взревели и, загребая небо винтами, вскарабкались метров на сто пятьдесят. Поначалу рулить было совсем легко, но боковой ветер вскоре усилился, начало кидать не на шутку. Постоянно приходилось ложится на бок, чтобы выправить машину. Впрочем, Иван чувствовал, что истомившаяся в тесном контейнере "оса" страшно рада наконец подняться в небо и готова подчиниться любой команде маленького пилота. Шли резво, под двести километров в час. Царицын глянул вниз - и поёжился. Неприступные горы превратились в серые пыльные кочки, поросшие лесом, точно мхом. Взлётная полоса казалась теперь размером с чертёжную линейку.
   Ваня подумал о том, что на эту крошечную чёрную полоску придётся вскоре приземляться... "Становится немного страшно", - произнёс он вслух, благо, никто не мог услышать его из-за треска двигателя да свиста лопастей.
   Легендарное Косово поле медленно раскатывалось под ногами, будто старинный серо-зелёный ковёр, затоптанный чужими ботинками и прожжённый. Чуть вдали россыпью кубиков желтел полумёртвый посёлок, над окраиной дыбился бурый хвост дыма. Блеснула колкая искорка - это автомашина едва ползёт по горной дороге: лобовое стекло бликует.
   Сверху Царицыну было видно и дороги, и потрёпанный лес на гребне, и вертлявые, будто оловянные, речки, и даже мёртвые туши разбитых тракторов на обочине грунтовки. Глядя на Косово поле, Ваня не мог отделаться от странного впечатления, что он находится ... на родине. Только не в настоящей России, а в... будущей. Словно не на транспортном самолёте, а на машине времени кадеты перелетели в собственное взрослое будущее. Природа была очень родной, и даже дороги лежали как-то привычно, а сгоревший детский сад вон там, у подножия холма, и вовсе был страшно похож на Ванин, да и взорванная албаноидами церковь - на старенький храм в рязанской деревне, куда водила его в детстве баба Тоня.
   Каким далёким, мелким и несущественным вдруг показался ему отсюда болтливый тележурналист Артемий Уроцкий вместе со своими доберманами, пиццами и глупой женой Эвелиной! Сейчас, когда Ваня летел над измученной косов­ской землёй - возможно, под прицельными взглядами албанских бандитов, засевших вон там, на склонах, - он вдруг пора­зился своей нелепой возне с сорокапятками, электрическими кабелями и прочей дребедени. Как же всё это было несерьёзно, глупо, по-детски... А если бы Ваню поймали? Ради чего он рисковал кадетскими погонами, своим офицерским будущим? Конечно, каждый русский мальчик обязан защищать честь своей великой Родины, родной армии, память непобеди­мого графа Суворова. Но только не совсем так, как пытался делать это Иванушка.
   Как хочется мне сказать нашему юному герою: дружище, послушай! Если ты, русский Царевич, действительно любишь Родину и хочешь научиться побеждать её недругов, не трать попусту драгоценного времени на борьбу с легионами мелких болтливых негодяев. Наука побеждать начинается с науки видеть настоящих врагов. Не трать патроны на трусливую трёхкопеечную шантрапу. Она сама собою рассеется как дым, если - как сказал бы милый сердцу моему Севастьян Куприянович Савенков - ты овладеешь не только добрым мужским искусством метко стрелять, но и гораздо более сложной наукой: не ошибаться в том, в какую цель мы должны метить в первую очередь.
  
   Внезапно... Телегин круто повернул машину - и кадеты один за другим припали на левое колено. "Никак, случилось что?" - пробормотал Царицын. И вмиг понял: да, случилось. Он увидел внизу - чуть впереди, где пересекались жёлтые ниточки двух грунтовых дорог, - россыпь мелких пятен. Пятна движутся, это... животные, это козы, они разбегаются. А вот и люди... Три, четыре... пять человек! Суетятся вокруг повозки... Ну точно! Теперь видно, что на телеге сидит женщина в платке, а вокруг точно шершни вьются пятеро мужиков. Какие-то рыжие повязки на руках... Смотрите! У одного в руке блеснуло лезвие!
   Царицын понял, что мужики с кинжалами - это албан­ские боевики.

Глава 12.

Галебы вернулись

  
  
   Тарас указал сыновьям на маленькую, черневшую в дальней траве точку, сказавши: "Смотрите, детки, вон скачет татарин!" Маленькая голова с усами уставила издали прямо на них узенькие глаза свои...

Н.В.Гоголь. Тарас Бульба

  
   ёрная оса" Телегина с рёвом спикировала в гущу событий. Ударом ветра вздыбило пыльное облако, вертолёт прошёл метров десять на бреющем, у самой земли и - с размаху толкнул железным брюхом приземистого парня, который размахивал ножом перед лицом старухи. Остальные кинулись врассыпную. Один на бегу обернулся и метнул нож - потоком ветра от лопастей железку отшвырнуло вбок. Доблестный кадет Царицын решительно пошёл на посадку, намереваясь подобно Телегину таранить одного из разбегавшихся подонков. Он уже настигал драпающего мужика - и вдруг понял, что это подросток в грязной серой майке с мокрыми кругами у подмышек.
   Таранить не получилось - подвешенный снизу рюкзак зацепился за кустарник. Машина дёрнулась и коряво, боком повалилась на дорогу. Ваня поспешно заглушил двигатель и выпутался из ремней, собираясь немедленно вступить в бой.
   Поздно. Негодяев и след простыл. Товарищ подполковник, придавив протараненного парня коленом, скручивал ему руки за спиной. Царицын поспешно подбежал, сплёвывая пыль, закричал:
   - Товарищ подполковник! Разрешите подняться в воздух и догнать противника!
   - Лучше предложите помощь бедной бабушке, - глухо сказал Телегин, потуже затягивая ремнём локти поверженного албанца.
   Царицын побежал к телеге. По пути перескочил через что-то грязное, мохнатое и окровавленное, валявшееся на дороге. Судя по рогам, это была коза. Негодяи прирезали её - должно быть, собирались забрать с собою.
   Сбоку с грохотом приземлился Тихогромов.
   - Ванюша! - тонким голосом закричал он. - Не бойся! Я спешу к тебе на помощь!
   "Вот балбес, - подумал Царицын на бегу. - Я и не думал бояться".
   Из-за телеги выскочила маленькая, совершенно высохшая старушка в чёрной запыленной юбке и таком же чёрном платке.
   - "Галеби"! "Ратни галеби" повратили се!7  - радостно запищала она, хватая Царицына за локти. Глаза у неё были светлые, а зубов не было совсем. "Какая сгорбленная, - подумал Царицын, - и какая сильная: бегает, как молодой суворовец". Старая сербка чуть не прыгала от радости: хватала Царицына за рукава, быстро поглаживала по локтям, поминутно закидывала кверху смуглое сморщенное личико и, кажется, наглядеться не могла на мальчика в сербской лётной форме:
   - Сини мои, момци добри, мило ми йе, добро се повратили куче!8 
   - Мы не сербы, мы русские, - тихо сказал Ваня.
   - Не надо, Вань. Не говори ей, - прошептал на ухо Тихогро­мыч, который подошёл сзади и теперь пыхтел за спиной. -
  
  
   Не огорчай, пусть порадуется. Пусть думает, что её любимые "чайки" вернулись.
   - Где ж вы были столько лет! Мы так ждали вас. Никто не дождался, - бабка причитала по-сербски, но кадеты почему-то понимали каждое слово. - Внучку зарезали албаны, дядю Зорана расстреляли, капитана Марко Зизича расстреляли в машине из ружей, ночью. И даже всех монашек на горе убили, всех, а монастырь сожгли, нет теперь монастыря. Ах, какое горе было, внуки. Но слава Богу, вы вернулись, родные. Только я одна дождалась из всего села, только я, старая дура, осталась... И за что меня Бог оставил одну... Ах, какая радость! Мои "галебы" вернулись! Вот возьми скорее молока и сыра, у меня осталось немного. И козу возьмите себе, албаны её зарезали, бедную, а вы покушайте на здоровье. Я молиться за вас буду всю ночь! Скажите мне ваши имена, скажите!
   Старуха смотрела на них, вытирая слёзы кончиком чёрного платка.
   - Займитесь-ка делом, суворовец Тихогромов. - Телегин начальственно махнул рукой. - Хватайте вот этого связанного гражданина за ноги и тащите к дороге. Положите на обочину, пусть там полежит, подумает о своём поведении. Кто-нибудь проедет по дороге, да подберёт его, негодяя.
   Он похлопал себя по карманам:
   - Вот незадача. Ни денег, ни продуктов никаких не взяли. Бабке-то и дать нечего.
   Петруша, обливаясь потом, потащил связанного албанца к дороге. Связанный что-то мычал и даже пытался дёргать ногами. "Надо же, какой попался, - думалось Тихогромову, - нахулиганил и ещё вихляется. Дать бы тебе коленом под зад, да нельзя кадетам пленных бить".
   Петруша аккуратно уложил пленника на обочине, в тени старой сливы. Даже под спинку ему поваленное брёвнышко подложил, чтобы негодяю видно было, не едет ли кто по дороге. Петруша напоследок глянул на албанского паренька - и вздохнул. Паренёк был грязный, блестящий от пота и липкий. Глаза чёрные, подвижные и жалостные. "Надо бы хоть тряпку изо рта у него вынуть, - подумал Петруша. - А то и крикнуть не сможет, чтобы его заметили".
   Он протянул руку и осторожно вытащил изо рта пленника бурую вонючую тряпку (кажется, это был один из носков албанца). В ту же секунду связанный начал говорить - точно пробку из бочонка выбили.
   - Руски, руски! Хорошо, хорошо! - завизжал парнишка. - Русия хорошо, Сербия хорошо! Путин - гут, окей!
   Пленник повалился набок. Показывая Петруше скрученные за спиной локти, зашевелил пальцами и завизжал по-сербски. Каким-то чудом Тихогромов понял, что албанец визжит ему про змей и одичавших собак, которые обязательно съедят его здесь, у дороги.
   "И правда, помрёт ведь он здесь связанный, - Тихогромов со вздохом почесал затылок и поглядел вдаль - туда, где возился и расхаживал вокруг вертушек подполковник Телегин. - Товарищ подполковник не велел развязывать. Но ведь по этой дороге редко кто проезжает... Не ровен час и впрямь сожрут парня какие-нибудь волки. Или, скажем, шакалы".
   - Обещайте, что больше не будете на людей нападать, - нетвёрдо предложил Петруша. - Я тогда развяжу вам руки.
   - Гут, гут! - албанский паренёк закивал чёрной взъерошенной головой. - Сербиа хорошо! Москва гут!
   Тихогромов подошёл, нагнулся над пленником и с трудом распутал узлы. Албанец сразу перестал визжать, засопел и, едва только высвободились руки, начал сам развязывать себе колени, раздражённо дёргая узлы и глухо бормоча. Потом со злостью отбросил ремни в сторону и вдруг - на четвереньках, часто оглядываясь в ту сторону, где виднелись вертолёты, - пополз к Петруше:
   - Хвала, хвала! Шпасиби, рус, поджалюсда!
   Петруша немного отпрянул, когда албанец повалился перед ним на колени:
   - Доллар, евро! - застонал он, просительно пригибая голову набок. Руки вытянул, как попрошайка:
   - Хлеба нета, дай доллар, дай! Москва гут!
   - Простите, у меня совсем нет денег, - пробормотал Петруша, отступая.
   - Рус хорош! Поджалюйста, рус! - албанец потянулся за­грязнёнными пальцами к Петруше, и Тихогромов понял, что он указывает на полевой компас, висевший на поясе в добротном кожаном чехольчике. Компас был подарком дедушки. Петя Тихогромов получил этот подарок ещё в детстве и, честно говоря, не собирался кому-либо передаривать. Но бедный албанец упрашивал так униженно и жалостно, что Петруша отдал ему компас - лишь бы тот перестал валяться в ногах.
   Схватив компас, албанец немедля вскочил на ноги, блеснул на Тихогромова глазами и, не говоря ни слова, часто пригибаясь, побежал через дорогу прочь - туда, где вдали мигали огоньки посёлка.
   Отбежав на несколько метров, он вдруг обернулся и что-то крикнул. Петруша не расслышал. А ещё Петруша не понял, зачем албанец показывает ему некие странные знаки: два кулака с оттопыренными средними пальцами. Пожав плечами, Тихогромов едва слышно вздохнул о дедушкином компасе - и поплёлся обратно к подполковнику Телегину.
   Сербская старуха уже собрала разбежавшихся коз и уехала на своей скрипучей повозке. На прощанье она ухватила подполковника Телегина за руку и начала целовать, вмиг обслюнявив и закапав слезами. Телегин с усилием вырвал ладонь, похлопал бабушку по горбатой спине и подарил единственный предмет мирного назначения, обнаруженный в карманах, - одноразовую зажигалку. "Ничего, до вечера потерплю без курева", - усмехнулся он.
   Подполковник Телегин ещё не знал, что ему не суждено больше выкурить ни сигареты.
   - Хочешь посмеяться? Бабушка нам козу подарила! - Царицын подмигнул другу, прикручивая тушку к шасси вертолётика. - А знаешь, что эта достойная женщина утверждает? Якобы Косово поле... заколдовали!
   - Ух ты! А это как? - спросил Петруша.
   - Дескать, сербы колдунов на свою землю пустили. И сразу люди начали развратничать, пьянствовать, девушки стали делать всякие аборты. А мужики хором кинулись жадничать, добро накапливать, друг другу завидовать. И в церкви ходить перестали, детей рожать перестали, только телевизоры, автомашины у всех на уме...
   - А колдуны-то при чём?
   - А вот слушай. Дескать, сербы забыли дедовские обычаи и потеряли какую-то очень важную защиту от колдунов. Вот как хочешь, так и понимай, - усмехнулся Царицын.
   Тихогромов не нашёлся, что сказать. Телегин подозвал кадетов, раскрыл кожаный планшет, прикидывая маршрут возвращения на базу, и уже раскрыл рот, собираясь изложить новое учебное задание, как вдруг...
   Резкая автоматная очередь распорола воздух и жарким свинцом хлестнула по маленьким вертолётикам.
  
  
  

Глава 13.

Балканские звёзды

  
  
   Мы летели, блуждая во мгле,
   Мы к родной пробирались земле:

Бак пробит, хвост горит и машина летит

   На честном слове и на одном крыле.

Песня военных лет

  
   Смерть просквозила, пропели под пулями лопасти. Брызнул песок на бугре, а Петруша ойкнул, хватаясь за обожжённое ухо.
   - Что это было? - прошептал он, покачнулся - и с размаху упал на задницу.
   - Уходим быстро! - рявкнул Телегин и обернул позеленелое лицо к дороге. Две автомашины, облепленные автоматчиками, - ещё далеко, но на полном газу. Только-только вывернули из-за холма - и сразу стрелять. Метров шестьсот... Успеем.
   - Успеем! - зарычал подполковник Телегин и бросился к своей машине. Ага, умница Царицын уже в седле, затягивает ремень. А где второй?
   Петруша сидел на траве и держался за ухо.
   - Встать! - подполковник налетел, рывком вздёрнул кадета на ноги. - Что?! Голова?! Дай!
   Схватил Петрушину голову огромной лапой, точно кочан крутанул.
   - Голова цела! - рявкнул в лицо. - Слышишь, цела! Ухо задето, не страшно! Быстро в седло, дурилка!
   Размашистый пинок пошёл Тихогромову на пользу: парень заморгал, оживился, перекинул ногу поверх сиденья.
   - Что это было, товарищ подполковник?
   - Пуля была! - послышалось сбоку. Телегин уже продевал ноги в стремена.
   - Лететь строго за мной! Курс не менять!
   Во-он облако пыли растёт из-за кривого холма. Грязно-жёлтый пикап, обсиженный автоматчиками. И снова, снова - зачиркали скользкие, страшные иглы. Снова мимо. Слава Богу, они ещё далеко.
   - Готов! - крикнул Царицын, впиваясь пальцами в кольцо зажигания.
   - Я тоже, - пискнул Тихогромов.
   Телегин крикнул: "Поехали!" - крик его погас в одновременном треске движков. Вертушки легли на правый бок и торопливо поползли к солнцу - Иванушка понял, что Телегин специально уводил на свет, чтобы бандитам было сложнее целиться. Ванька старался не глядеть под ноги - туда, где разрасталось пыльное облако... Ну вот, теперь видно не только пикап, но и чёрно-зелёный грузовик, а в грузовике...
   Характерный пулемётный лай. Злобная тварь на треноге ощерила рыльце и заводила свинцовой харкотиной по небу, нащупывая трёх бешено улепётывающих карлсонов. Царицын сразу вспотел и тут же похолодел на ветру - ах, какой плотный огонь! Альтметр сонно, точно издеваясь, едва тянул стрелочку к трёхсотметровой отметке. Вот бы повыше забраться...
   Ф-фу, пронесло... Царицын выпрямился в седле, зажмурился и снова раскрыл счастливые глаза. "Ха-ха, - подумал он, - а ведь это был первый бой. Значит, я стал солдатом. Я был под пулями и выжил. Теперь есть о чём рассказать ребятам в училище". Царицын слегка откинулся назад - насколько позволяло сиденье - и более уверенно огляделся по сторонам. Так-с. Вон впереди фырчит вертолётик Телегина. Подполковник будто немного ссутулился, но курс держит твёрдо. Сзади... как там друг Петруша? Вроде жив - ага, ручонкой машет. Бедняга, ухо почти потерял. За что теперь Телегин его дёргать будет?
   Царицын поморщился. Повезло Тихогромову! Теперь будет показывать всем настоящее боевое ранение. Чего доброго этому увальню раньше меня орден дадут... Ну ничего, путешествие только начинается, мы ещё докажем, кто здесь по-настоящему достоин звания русского кадета!
   Что греха таить, хотелось Ивану повесить на чёрную кадетскую куртку хоть один, но настоящий орден. Маленькая серебристая звёздочка очень недурно смотрелась бы на чёрной ткани. "Подумать только, такой молодой, - будут говорить все вокруг, - а уже кавалер ордена Мужества!" С этим орденом он придёт на вступительный экзамен в Военную академию. Или нет, лучше со скромной орденской планкой. Зачем выпячивать свои подвиги? Надо думать, орденоносцев зачисляют без экзаменов... Ему дадут анкету, а в анкете, наверняка, есть графа про награды. И все вокруг будут писать в этой графе "не имею". А он, Иван Царицын, вынужден будет написать мелким почерком, как бы стесняясь: "орден Мужества 1 степени".
   Но почему он так привязался к этому ордену Мужества? Между прочим, на чёрной куртке ещё красивее будет смотреться орден "За заслуги перед Отечеством". Недавно Царицын разглядывал изображения орденов в альбоме. Безусловно, "За заслуги перед Отечеством" - самый красивый. С настоящими бриллиантами...
   Солнце садится. Уже, небось, битый час летим... Кстати, это странно. Сюда летели никак не больше получаса. Так, солнце у нас справа - значит, летим на юго-восток. Стоп. А база-то была на северо-западе, то есть в противоположном направлении... Видать, Телегин передумал возвращаться к Медной горе. Но куда мы чешем на ночь глядя? Помахать ему, что ли? Сидит в неизменной позе, в рычаг вцепился - и жарит по прямой.
   Ещё немного - и передовой вертолёт уже не разглядишь. К счастью, обглоданная луна выручает. Также большое спасибо звёздам - светят, как фонари. У нас на севере такие и не водятся: мохнатые, пульсирующие.
   Телегин вдруг резковато бросил свою машину вниз, к земле. "Ага, значит, посадка", - кивнул Иванушка.
   Честно говоря, место подполковник выбрал не самое идеальное - пологий горный склон, поросший редкими кривыми сосенками. Чудом разминувшись с одной из хвойных особей, Царицын кое-как выровнял машину, заглушил тарахтелку, расстегнул ремни и побежал к Телегину.
   Ещё на бегу он понял, что подполковник как-то неестественно упирается лбом в штангу.
   - Товарищ подполковник, Вы...
   Царицын осёкся. Ему показалось, что Телегин убит. Это потому что увидел лицо подполковника, бледно-голубое. Светлые усы теперь казались зеленоватыми.
   - С-с... покойно, - простонало страшное лицо, - вс-с... мально.
   - Что? - выдохнул Ваня. - Вы ранены, товарищ подполко...
   - В задницу, - слабо улыбнулся Телегин. - Достань... птечку в моём рюкзаке.
   - Что, что доставать, товарищ подполковник? - Царицын с ненавистью на самого себя понял, что суетится. Так, спокойно. Обезболивающий укол. Вот упаковка. Вот ампула...
   - Что за позорное ранение... - хрипло рассмеялся Телегин. - Вкалывай прямо через штаны. Не бойся, побольше забей, чтобы...
   Голос подполковника вдруг осёкся, и Царицын услышал, как страшно тот скрипит зубами.
   Ваня поспешно ударил иглой в бедро, надавил тугой поршень.
   - Петруха! Как твоё ухо? - Телегин закинул белое лицо, пытаясь увидеть Тихогромова.
   - Очень хорошо, товарищ подполковник, - пропищал Громыч из-за Ванькиного плеча. - Лучше, чем было.
   - Моей заднице тоже лучше, - кивнул Телегин. Он по-прежнему не мог даже спины разогнуть. Царицыну было очевидно, что шутит подполковник с усилием, только для того, чтобы мальчишки не падали духом. - Значит, так, порхучие кадеты, ситуация осложнилась. Я немножко потерял кровушки. И поэтому мальца отключился. Несколько часов летел без сознания.
   - Ничего страшного, товарищ подполковник, - поспешно сказал Петруша. - Мы сейчас вернёмся назад. Вызовем врача, и он Вас вылечит.
   Иван обернулся и жестковато сказал:
   - Чтобы вернуться, Петя, нужно две вещи. Во-первых, бензин. А во-вторых, надо определить, где мы находимся.
   - Вот суворовец Царицын пра-авильно говорит, - Телегин всё пытался улыбнуться. - У вас ведь был компас, ребята. Признаться, я свой уронил, пока мы летели. Тут у меня... планшет за пазухой, вытягивайте. Сейчас разберёмся, куды нас занесло.
   Тут Ваня заметил, что Тихогромов становится в излюбленную позу провинившегося бычка: носки вместе, пятки врозь, уши на ширине плеч, руки слегка разводятся в стороны.
   - Я тоже... свой компас... потерял. Вернее, утратил.
   - Ты шутишь, - угрожающе прошипел Ваня. - Товарищ подполковник был без сознания, понятно, что он мог выронить компас из рук. А ты-то... как ты мог?!
   Петруша молчал. Видно было, что ему очень и очень плохо.
   - Не нужен нам никакой компас, - вдруг уныло сказал Телегин. - Вон видите огоньки, поезд идёт? Я узнал это местечко. Это мост через речку Вардар.
   - Значит, мы в районе города Скопье! - выпалил Царицын. - Я помню, я учил для олимпиады по географии!
   - То-то и оно, - вздохнул подполковник. - А город Скопье - это и есть самая настоящая задница, господа кадеты. Мы находимся на территории, контролируемой вооружёнными силами блока НАТО.
   - На территории НАТО, - повторил Тихогромов. - Наверное, натовцы очень удивятся, если обнаружат у себя раненого российского десантника...
   - И не просто так, а с тремя засекреченными образцами спецтехники... - пробормотал Царицын.
   - Да ещё с двумя несовершеннолетними гражданами России, облачёнными в форму сербских ВВС, - с досадой докончил Телегин. Он немного помолчал, потом цыкнул зубом:
   - Хватит нюни развешивать. Слушай мою команду. У меня к бензобаку пустая канистра прикручена. Чтоб через полчаса были здесь с бензином. Доставайте, где хотите. Напрягите мозги, кадеты.
  
   С горного склона на пустынную, залитую лунным светом асфальтовую дорогу спустились два нетипичных обитателя Балканского полуострова. Первым шагал - почему-то на задних лапах - некрупный, но энергичный бурый медведь. За ним ковылял коренастый балалаечник в розовой расписной рубахе и полосатых штанах.
   - Когда вставишь шланг, начинаешь подтягивать бензин ртом, - серьёзным тоном поучал медведь балалаечника. - Точнее, не бензин, а воздух из шланга. Не долго, а то нахлебаешься!
   - И чё будет? - тонким голосом поинтересовался плечистый балалаечник.
   - Законы физики начнут действовать, вот чё будет! - ответил медведь. - Бензин, как угорелый, потечёт из бензобака в твою канистру. Ну ладно, я сам буду откачивать, не волнуйся. Смотри и учись, пока я жив.
   Впереди, чуть выше по склону, замелькал прыгающий свет автомобильных фар.
   - Галогенками светят, значит, машина дорогая. Ну всё, давай, ложись на дорогу, - строго сказал медведь. - И чтобы всё по сценарию, понял?
   Балалаечник послушно растянулся на асфальте, подложив пухлый кулак под голову. Медведь нырнул в придорожные кусты и хищно затаился. Вскоре темноту прожгли слепящие сполохи голубоватых лучей: военный джип! И даже не джип, а целый "хаммер" - тупорылый, на бульдозер похож, только впятеро быстрее и гаже. За ним ещё один, почему-то с погашенными фарами... И третий!
   Медведь прищурился из кустов - и разглядел на борту первого "хаммера" горделивую надпись: "КFOR".
   - Натовцы, - пробормотал он. - Это уже не законы физики, а закон подлости.
   Передовая машина, нехотя сбавляя скорость, приблизилась к лежащему на дороге человеку... Ваня чуть не вскрикнул: сейчас раздавит! С визгом вильнув, "хаммер" объехал лежащего - и, оптимистично газанув, помчался дальше.
   - Look here he is! The drunk bastard9,(Смотрите! Пьяный валяется!) - донёсся весёлый лоснящийся голос из приоткрытого окна. Оранжевой искрой мелькнула выброшенная сигарета.
   Следующий "хаммер" и вовсе пронёсся, не сбавляя прыти, - едва не проехался по ботинкам! А Тихогромов лежал в своей рубахе как влитой - даже ноги под себя не подтянул. Теперь уж не до бензина. Напрягся Иванушка - лишь бы Петрушу не раздавили! Вот выпрыгивает из-за поворота третья машина, в чёрный цвет вымазана, колёса огромные, решетчатое забрало на морде, натовская звезда на полкапота...
   И тут Ваня услышал, что водитель чёрного "хаммера"... добавил газу. Что-то уверенное, целеустремлённое возникло в движении громадной машины... Царицын вдруг почувствовал, что третий "хаммер" - не станет объезжать.
   Нет!
   - Гады, гады! - Царицын бросился на дорогу. Что они сделали?! Они... проехали по ногам?! Последний, третий "хаммер", взметая пыль, унёсся вниз по дороге. Царицын кинулся к Петруше, который по-прежнему лежал на дороге.
   - Ванюш, ты не волнуйся, пожалуйста, - послышался вдруг тихий голос. - Я в порядке, они по шнуркам, кажется, проехали.
   Царицын без сил опустился на дорогу.
  
   - Брат... ноги точно целы?
   - Ноги-то целы, - грустно сказал Петруша, приподнимая голову в идиотском парике. - А ты смеяться не будешь? Кажется, я в штаны напустил со страху. Немножко.
   - Высохнет, - уверенно сказал Ваня. - Но какие гады, а? Ведь ни один не остановился, ни один! А если бы тебе и правда нужна была помощь?
  
   Он помог товарищу подняться на ноги. Медведь и балалаечник поплелись обратно в кювет. Из тридцати минут, отведённых Телегиным на поиски бензина, в запасе оставалось около десяти.
   - Ой, - сказал Петруша. - Какой же я глупый. Видно, из-за пояса вывалилась на дорогу. Я сейчас вернусь и найду её, подожди минутку.
   - Опять?! - Царицын сжал кулаки. - Ты снова что-то "утратил"?
   - Не утратил, а... потерял. Ну эту самую, пилотку с белой чайкой.
   - Пилотку сербских ВВС? С нашивкой боевых галебов?
   - Ванюш, ну, пожалуйста, не ругайся. Сейчас я вернусь, и...
   - Не двигайся, - Царицын поднял указательный палец. - Я сам принесу. Сиди в кустах и не высовывайся.
   Едва он выбежал на дорогу, произошло непредвиденное. Из-за поворота вырвался хищный рёв двигателя и выпрыгнул... четвёртый "хаммер", с погашенными фарами, почти невидимый во мраке!
   Вот он, кадет Иван Царицын, как на ладони!
   Они увидели его, врезали по тормозам: завизжали колодки, джип слегка повело задом - и тут распахнулись, как жучьи крылышки, чёрные дверцы с колючими звёздами... Посыпались на дорогу люди с американскими автоматами.
   "Приехали, - обречённо подумал Царицын и опустился на асфальт. - Сейчас будет команда "руки за голову, лицом вниз". Начнут прочёсывать окрестности и найдут в кустах описавшегося Тихогромова, затем чуть выше по склону - окровавленного Телегина".
  -- Hey look! Don't shoot! It's a real bear!10 (Эй, гляди! Не стрелять! Это настоящий медведь!)
   Ушам своим не поверил Иванушка. Даром что хорошо понимал по-английски. Везенью своему не поверил: нет, не может быть, послышалось.
   Глядите все. Глядите на эти умильные улыбки, на эти половинки гамбургеров, протянутые бедному, голодному жи­­­вотному. Вот вылезла женщина в униформе и радостно визжит, показывает накрашенными ноготочками:
  -- Oh my gosh! What a cutie-e... Shit, where's my camera?11  (О, боже мой! Какой милашка! Блин! Где мой фотоаппарат!)
   Они бросают в него половинками гамбургеров. Они фотографируют. А он-то, дурачок, перепугался. Совсем забыл про свой маскарадный костюм. Итак, натовцы принимают его за настоящего медведя, спустившегося с гор.
   Поневоле пришлось подыграть. Иванушка помотал головой, сделал вид, что нюхает кусочек пиццы, приземлившийся неподалёку.
   - Hey man, you want some beer?12 (Мужик,хочешь пива?)
   Это один из автоматчиков, наиболее отважный, на всякий случай придерживая оружие у бедра, начинает приближаться с початой банкой пива в руке. Так. Вот это уже слишком.
   Тут уж любой уважающий себя топтыгин почтёт за лучшее для себя ретироваться.
   - Looks like the animal needs some help! Maybe it's wounded! We can take him to the hospital!13 (Похоже зверь нуждается в помощи! Может он ранен! Мы можем взять его в госпиталь!)
   "Эге, да они сейчас врубят фары, - ужаснулся Царицын. - Представляю, как заблестит "молния" у меня на пузе..." Успешно симулируя косолапость, Ваня бросился с дороги в кусты. Благословенные заросли - бегом в лес!
   С размаху упал на пузо и затаился. Вот здесь, среди валунов, можно полежать и поглазеть на дорогу.
   Они искали его минут десять, жадные лучики фонариков беспорядочно прыгали по склону. Потом "хаммер" завёлся и уехал. Царицын, кряхтя, поднялся на ноги, расстегнул и сбросил с головы тяжёлую медвежью морду.
   Тихогромов поджидал его в кювете, на прежнем месте.
   - На, держи и больше не теряй! - строго сказал Иванушка, протягивая другу смятую пилотку. - Ну что, брат, полчаса прошло, что делать будем? Следующую машину ждать?
   - Зачем ждать, Ванюш? - ласково спросил Тихогромов. - Вон, полная канистра.
   Царицын не понял. Недоверчиво принюхался:
   - От тебя бензином пахнет.
   - Ещё бы, - вздохнул Петруша. - Если б ты знал, как я нахлебался!
  
   Пока натовцы общались с милым топтыжкой, Тихогромов под шумок набрал полную канистру высокооктанового топлива.
   - Крышка бензобака тугая попалась, с кнопочками, - жаловался он, когда радостные кадеты, по очереди волоча канистру, поднимались по склону.
   - С кнопочками? Это же кодовый замок был! - расхохотался Ваня. - Как же ты открыл?
   - Ну... я надавил немножко, она и сломалась, - вздохнул Петруша. - Как думаешь, товарищ подполковник будет сильно ругать за опоздание?
   Товарищ подполковник обрадовался так, что даже попытался подняться - но тут же заскрипел зубами и упал обратно на сиденье.
   - Молодцы, барышни! А тебе, Тихогромов, и вовсе медаль полагается! - хрипел Телегин, пока кадеты по очереди пытались наложить жгут на подполковничье бедро рядом с раной. - Как же они не заметили тебя?
   - Сам не знаю, товарищ подполковник, - пыхтел над раной Тихогромов. - Я когда крышку бензобака открывал, она так затрещала... Испугался. Думал, меня сразу поймают.
   - А ты, Царицын, ну просто циркач! - не унимался Телегин. - Это ж надо придумать: медведем прикинулся!
   - Рад стараться, товарищ подполковник, - ответил Царицын и прикусил губу.
  
   Телегин, покряхтывая от боли, объяснил, что по первоначальному плану кадетам полагалось двое суток обучаться полётам на "Чёрных осах" в окрестностях Медной горы. И только после этого маленький отряд должен был отправиться прямо в условленную точку в Эгейском море. Там подполковника Телегина с ребятами поджидал некий загадочный капитан Шевцов, о котором Телегин сказал только, что это "очень хороший человек, который переправит нас в Шотландию".
   Однако по случайности - из-за того, что раненый подполковник потерял сознание, - "Чёрные осы" уже отмахали на юг добрых три четверти того расстояния, которое поначалу отделяло их от капитана Шевцова.
   - Мы пролетели самый опасный участок пути - над Косово и Скопье, где сейчас полным-полно натовцев. Возвращаться назад глупо. По сути, нам остаётся взять покруче к востоку - и через триста километров мы встретимся с капитаном Шевцовым, - прохрипел Телегин. Ребята заметили, что ему всё труднее говорить: на верхней губе снова проступили мелкие бусинки пота.
   - А как же Вы, товарищ подполковник? - обеспокоенно спросил Петя. - Вам же врач нужен...
   - У Шевцова подлечусь, - Телегин махнул рукой. - Ну всё, братцы кадеты, надо срочно упархивать отсюда. Пока натовские вертолёты не появились...
   Взлетели и потянулись на восток, к морю. Слава Богу, подполковник держался молодцом, больше сознания не терял. Иванушка убеждался в этом всякий раз, когда Телегин вдруг резко менял курс - видимо, для того, чтобы облететь очередной опасный район.
   На рассвете запахло морем. Вскоре оно показалось вдали, словно край огромного зеркала. Царицын увидел красивую, очень большую чайку.
   - Ещё один "ратный галеб!" - он обернулся, чтобы помахать Петруше рукой и показать ему птицу.
   Петруши позади не было.
  
  
  

Глава 14.

Затерянный мир

  
  
   Люби истинную славу, отличай любочестие от надменности и гордости. Приучайся сызмальства прощать погрешности других и никогда не прощай их самому себе.

А.В.Суворов. Из письма крестнику Александру

  
   Вот дурень... Он же без компаса... Пропадёт, и машина секретная невесть кому достанется...
   Как проклятые, они с Телегиным кружили минут двадцать, ожидая, не покажется ли из утренней дымки чёрный тарахтящий "Ка-56".
   Царицыну хотелось плакать. От жалости, что Петруша пропал теперь уж наверняка, потому что они не могут ждать его больше, чтобы самим не упасть в море с опустевшими бензобаками, и от злости, что толстый дурачок опять опозорился.
   "Хорошо ещё, если погибнет, это хотя бы спасёт его от позора, - думал Царицын, борясь с настойчивым желанием расплакаться. - А что если он просто сидит где-то на бережку и ждёт, пока приедут полицейские, чтобы отвезти его на допрос, а "Чёрную осу" - в лабораторию, к натовским экспертам?"
   Царицын даже сплюнул с досады. Плевок полетел в Эгейское море. Он, Царицын, никогда бы не оказался в такой дурацкой ситуации. Никогда бы не подвёл товарищей. Нет, всё-таки неправильный этот Тихогромов. Ненастоящий был кадет.
   Какая жалость, друзья мои, что наш герой был так огорчён потерей друга именно в те минуты, когда его маленький вертолёт летел над благословенной землёй Эллады - самой прекрасной и дивной страны под небесами! Ах, если бы северный мальчик Иван Царицын перестал плакать, он бы не мог не подивиться удивительной, вечной красоте величественных гор, возвышенных и дивных, как древние боги Олимпа, а также широких и щедрых долин, где испокон веку - ещё в те времена, когда дикие Ванины предки грелись в пещерах гиперборейской Скифии, - уже плодоносили искусства и ремесла... Он бы внял звону хрустальных источников, наполненных живым блеском резвящейся форели, стыдливому шелесту оливковых рощ, где и поныне, кажется, звучит эхо вакхических песен... Ах, если бы этот суровый северный юноша, воспитанный среди медведей и полярных оленей, мог прикоснуться к тёплому камню церквушек, попробовать парного молока, пахнущего горным разнотравьем, отведать удивительного заоблачного мёда - я уверен, он был бы покорён гипнотической, эльфийской красотой моей Родины.
   Бледно-розовое утреннее солнце уже совершенно вынырнуло из упругих шелков Эгейского моря, и ночную прохладу растерзал, развеял сухой азиатский ветер, когда два крошечных упорных вертолётика перестали кружить на одном месте - и уныло потащились дальше, на юго-восток. Вскоре вконец измученные подполковник Телегин и кадет Царицын увидели впереди нечто вроде гористого острова - продолговатый, заросший лесом хребет, завершавшийся на южной оконечности внушительной вершиной, склоны которой обрывались в море.
   Передовая "оса" Телегина начала снижение. Они ещё довольно долго летели над горами, скрывавшими в зелёных расщелинах россыпи беленьких хижин. Часто попадались и храмы - как правило, красного цвета, не очень похожие на русские церквушки, но тоже с крестами.
   Наконец подполковник высмотрел удобное место для посадки. На пологом, возвышенном склоне оврага в кругу высоченных и строгих кипарисов виднелся ослепительно-белый домик с округлой крышей. А чуть пониже, на противоположном берегу бурливого потока, - довольно просторное поле, где паслось несколько непривязанных маленьких лошадок. Всё поле было в утреннем тумане. Казалось, лошадки стояли по колено в молочном озере. Ни одного человека не виднелось ни возле лошадок, ни на тропинке, ведущей к белоснежному домику. Это обстоятельство, думается, особенно порадовало подполковника Телегина.
   Вертолётики вмиг разогнали винтами туман и - попрыгав по мягкой траве - затихли. "Ратный галеб" Царицын соскочил с воздушного мотоцикла - и бросился к Телегину. Тот уже слабо махал рукой.
   - Слышь, брат Царицын, сознание слабеет. Могу отключиться. Надо передохнуть...
   - Прикажете устроить лагерь, товарищ подполковник? - переспросил Ваня, но Телегин уже не слышал.
   - А ты, Тихогромов, где шлялся? Ну-ка быстро в лес и наруби дров. Вопросы есть? - утопающим голосом сказал Телегин.
   Иванушка понял, что дело плохо. Подполковник начал бредить, его лицо от скользкого пота казалось лакированным, застывшим. Повязка на спине и бедрах была черна от крови. Жгут на бедре сполз до колена, кровавая лужица скопилась на сиденье.
   - Я мигом, товарищ подполковник!..
   Ваня опрометью бросился в сторону белого домика. Перепуганному кадету почему-то показалось в ту минуту, что это сельская больница... Может быть, потому, что домик был чистенький, белый и приветливый на вид.
   Рискуя свернуть шею, Царицын скатился по довольно крутому склону, плюхнулся в ледяной поток. Стиснув кулаки и часто дыша от холода, по скользким камням, по колено в ревущей пене перебрался на другой берег.
   Вон и белый домик показался! Чуть не врезавшись в заборчик из ржавой сетки, натянутый среди деревьев, Ваня хотел было привычно, по-суворовски, преодолеть это препятствие - но приметил сбоку скамеечку, поленицу дров и рядом косую калитку. Задыхаясь, ухватил железное кольцо и заколотил по металлической пластине.
   Деревянная дверь в домике отворилась мгновенно - будто стоявший за ней бородач в сером долгополом халате только и ждал, когда же Ваня наконец постучит. "Высокий, длиннорукий и страшно похож на рыцаря", - успел подумать Ваня.
   Завидев гостя, худощавый "рыцарь" в халате стал поспешно спускаться по тропинке. Возле самой калитки он поднял глаза, и Царицыну снова показалось, будто этот человек совсем недавно отбросил копьё и вылез из доспехов. Вся нижняя часть лица его была скрыта тёмно-русой бородой, что поневоле подчеркивало красоту серых глаз, во взгляде которых светился благородный ум.
   Бородач не удивился, увидав перед собой мальчика в потёртой форменной куртке и совершенно мокрых штанах.
   - Калимера, - с вежливым вниманием произнёс он, живо отворяя перед Царицыным калитку.
   - Good morning, sir! (Доброе утро, сэр!) - быстро сказал Ваня. - We desperately need a doctor, it's pretty urgent, sir14. (Мы отчаянно нуждаемся в докторе, это очень срочно, сэр!)
   - Bist du aus dem Deutschland?15  - мягко улыбнулся человек, поглаживая длинную вьющуюся бороду; крупные серые глаза его посмотрели с интересом. - А впрочем, я вижу - вы из России. Очень-очень хорошо. У нас есть доктор, заходите скорее в дом.
   Ваня едва лоб не расшиб о низкую притолоку. Внутри было чистенько и пахло печкой, тёплыми досками, сухой пылью да какой-то приятной для чутья древесной смолой. Навстречу из-за боковой двери выскочил некто низенький, тоже бородатый - только не с белым и высоколобым лицом, как первый, а совсем смуглый, с живыми чёрными глазами и крупной зубастой улыбкой в бороде:
   - Руссос, руссос! Калимера! Кала, кала! - заквохтал он, зачем-то обнимая Ваню за плечи. Пальцы у него были коричневые, железные и с обломанными ногтями.
   - Вы доктор? - быстро и прямо спросил Ваня.
   - О нет, юный друг, это не доктор, - мягко пояснил худощавый, склоняясь сзади к Ваниному плечу. - Это наш отец Арсений. Он хорошо разбирается в травах и делает прекрасные отвары, однако он всего лишь ученик. Как, впрочем, и я. А настоящий врач скоро придёт, садитесь пока на лавочку.
  
   - Скорее позовите врача! - Ваня не мог усидеть на месте. - Там человек умирает, понимаете Вы?!
   - Нужно подождать совсем немного, старец сейчас беседует с другим больным, - ласково, но твёрдо сказал худощавый. Он говорил так, будто стеснялся собственного голоса, а между тем, этот голос был очень приятный, прямо какой-то шелковистый. "Ужасно умный дяденька, но ужасно медлительный", - подумал Ваня и в отчаянии сел на скамейку.
   Отец Арсений присел напротив, поджал босые ноги с заскорузлыми пятками. Выглядел он ужасно потешно: борода белая, а лоб и нос - тёмные, загорелые. По всему было видно, что отец Арсений - старичок неунывающий. Он тут же достал из кармана немного запылившийся рыжий сухарь и со счастливой улыбкой протянул Царицыну.
   - Паракало, - сказал он. - Глико! Я пылохо по-рускому говоряю, да-да.
   Между тем, "рыцарь", как мысленно прозвал его Ваня, поднялся, выплыл из комнатки и вернулся с деревянным подносом, на котором блестел стакан с прозрачной водой - и на блюдечке розовела горка лукумовых долек, обсыпанных пудрой.
   - Угощайтесь, - слегка кивнув, предложил "рыцарь". Потом сложил утончённые руки на коленях, склонил голову и произнёс:
   - Давайте знакомиться. Отец Арсений вам уже представлен, а моё имя - отец Ириней.
   Ваня кивнул вежливо, но поспешно. Сказать он ничего не мог, так как рот был забит восхитительным лукумом. Только теперь Царицын вспомнил, что не завтракал. "Странное место, - подумал он, спешно жуя и оглядываясь. - Какой-то затерянный мир... Бородатые, лукумом угощают, по-русски понимают... На моджахедов вроде не похожи".
   - Кто Вы, юноша? - спросил отец Ириней. - Откуда залетели в наши края?
   - Мы? - Ваня поперхнулся, поспешно запил сладость ключевой струей, от холода приятно заныли зубы.
   - Мы... орнитологи из московского дома пионеров. Вот видите, - Ваня похлопал себя по предплечью, - это эмблема нашего кружка. Ловим птичек. Экспедиция у нас.
   - Ах, как интересно, - искренне обрадовался отец Ириней. Отец Арсений тоже заулыбался и, с неподдельным интересом разглядывая вышитую чайку, заёрзал на лавочке, но сказать, видимо, ничего не мог.
   - Этой ночью мы ставили силки... на чёрных ласточек, - продолжал талантливо завираться Царицын, впрочем, на языке разведчиков такая ложь называется профессиональным словом "легенда", - и вдруг, представляете: в темноте столкнулись с браконьерами! Наверное, они приняли нас за кабанов. Начали стрелять, и один охотник подстрелил нашего руководителя, доцента Телегина.
   - Какой ужас! - воскликнул отец Ириней. - Да, эти браконьеры совсем распоясались! А здесь вообще запрещена охота... Но где же Ваш раненый доцент? Срочно его сюда!
   Проворный отец Арсений первым выбежал из домика. Царицын обогнал его на тропинке, на бегу махнул рукой в сторону поля с лошадками - а сам со всей мочи дунул вниз, к речке: прежде чем подоспеют бородачи, нужно успеть оттащить вертолёты, спрятать в кустах.
   Телегин был без сознания. Кадет Царицын, хрипя от натуги, вытащил подполковника из седла, осторожно положил лицом в траву - а сам схватил "Чёрную осу" за мачту и поволок в заросли. Насилу успел: отец Арсений, прыткий не по годам, примчался минуты через три. За ним спешил, придерживая длинный подол, отец Ириней.
   - Ах, какой тяжёлый господин доцент! - удивлялся отец Ириней, когда Телегина тащили к домику.
   Оказывается, проложенный Царицыным путь через горную речку был хоть и кратчайшим, но отнюдь не единственным. Чуть выше по течению потока имелся шаткий мостик, и через него от пастбища с мулами к кипарисовой рощице вела живописная тропка.
   Ударом ноги Царицын распахнул калитку (руки заняты, он придерживал Телегина под плечи и за голову, чтобы не болталась). Раненого "доцента" занесли в домик и положили на узкую лавку. Два бородача и Ваня присели на пеньки, которые заменяли здешним обитателям стулья.
   - Старец освободился! - быстро прошептал отец Ириней, указывая на дверь в смежную комнатку. Эта дверь уже раскрылась, и на пороге появился тот, кого бородачи называли "старцем". Худенький, немного сутулый, в штопаном-перештопанном сером халате, таком же длиннополом, как у других бородачей.
   Какой необычный человек... Смотрит в пол, вздыхает и потирает большие, крестьянские ладони. Мягкая, немного кудряшками борода, седенькие брови - а вот поднял глаза, и...
   Ваню обожгло: да ведь знакомый, почти родной взгляд! "Где-то видел... где же я видел его?"
   Бородачи бросились к своему начальнику. Ваня поразился: они по очереди схватили его загорелую руку и каждый поцеловал: отец Арсений чмокнул смачно, отец Ириней - едва слышно.
   - Геронда, это учёные, орнитологи, - отец Ириней с поклоном указал на мокрого Ваню и раненого Телегина, без сознания лежащего на скамье. Видимо, старенький "главный врач" тоже понимал по-русски. - Они ловят птиц для изучения. Приехали из России. Доцента ночью ранили браконьеры, а маленький натуралист - очень смышлёный, будущий профессор.
   - Маленькая, а уже учёная малыш! - с уважением подтвердил простоватый отец Арсений. Он обернул загорелое, сморщенное многолетним оптимизмом лицо к Царицыну:
   - А вот я совсем неучёная человек. Сложно быть учёная, да?
   - Ничего-ничего, - тихо сказал "главный врач" и, хорошо, мягко посмотрев на Ваню, вдруг добавил: - Тяжело в ученье - легко в бою.
   - Где? - отец Арсений охнул, прикладывая ладонь к прожаренному на солнце мохнатому уху. - Не понимакаю ничьих.
   - Эх ты, и правда неуч! - строго сказал старец. - Это же девиз юных натуралистов и скалолазов. Так сказал один великий русский скалолаз. Большой был специалист по Альпам. Он там всяких залётных орлов отлавливал.
   Ванька незаметно вздрогнул.
   Старец смотрел прямо, пряча улыбку в уголках глаз. Потом взглянул на Телегина, в беспамятстве лежащего на лавке у стены.
   - Отец Арсений, беги к отцу Пахомию за бальзамом из сабельника, - сказал он. - А ты, отец Ириней, быстро промой рану и посмотри, нельзя ли вынуть пулю. Ты же у нас бывший хирург, вот и действуй.
   - Хирург? - удивился Ваня, переводя изумлённый взгляд на отца Иринея. А тот начал действовать немедля, будто ещё заранее приготовился, да только ждал приказания старца. Вытащил из-под лавки потёртый докторский чемоданчик и чёткими, уверенными движениями начал разрезать окровавленные камуфляжные штаны.
   - Лет десять назад я работал хирургом в одной швейцарской клинике, делал операции на головном мозге, - вполголоса сказал он Ване, извлекая из пакета тампоны и погружая их в глиняную плошку с йодом. - Однако я всего лишь ученик. Мои навыки - ничто по сравнению с тем, что сможет сделать для раненого наш Геронда.
   Царицын уже понял, что Герондой зовут старенького "главврача".
   Старец подошёл ближе, всмотрелся в рану:
   - Говоришь, охотник подстрелил...
   - Да-да, - быстро сказал Ваня. - Мы работали ночью в лесу, ставили силки на редких птиц. И представляете, оказывается через ваш полуостров проходят пути миграции редчайших этих самых... африканских грачей.
   - По-твоему, во всем грач виноват? - старец глянул из-под приподнятой брови. - Да нет, брат, у "грача" знаешь какая пулька маленькая? Здесь, похоже, из пулемёта стреляли.
   Тут бесстрашный кадет Царицын ощутил, как его голова вжимается в плечи. Ноги сделались ватными.
   "Что он такое говорит... не может он такого говорить! Наверное, я ослышался. Или просто совпадение? Да-да, конечно, совпадение".
   Но Геронда, похоже, решил добить беднягу Царицына. Он протянул крупную, очень жилистую, тяжёлую на вид руку - и указал на одну из потемневших иконочек, висевших в изголовье раненого Телегина:
   - Вот смотри. Это святой Дмитрий. Тоже был смельчак. Хотя, конечно, носил совсем не такую форму, как ты. И никакого ордена ему так и не дали - даже посмертно. Никакого, представляешь?
   Ваня усилием воли прикрыл рот и пробормотал, что не расслышал. Но старец не стал повторять, нахмурился и, не глядя на Ваню, вышел из комнаты.

Глава 15.

Наука побеждать

  
  
   Отслужили они молебен у самой иконы, потом у каменного креста и, наконец, принялись за дело в ужасном секрете.

Н.С.Лесков. Левша

  
   Электричества у бородачей не было. Ни одной розетки в стене. Отец Арсений поднёс зажжённую свечку к масляной лампаде с бумажным абажуром. Фитилёчек послушно занялся, весёлый старичок разогнул жёсткие, точно жестяные страницы древней книги и начал читать. В комнатке с иконами чудом сохранялся нежаркий, сухой полумрак. Солнце, обливавшее золотом весь мир за окнами, не отваживалось врываться сюда - только дрожали в воздухе светлые струны, пробившиеся в щели стареньких рам. "Надо же, как смотрит! - подумал Ваня, глядя на Спасителя, изображённого на самой большой иконе. - И добрый, и строгий вместе. Надо ещё ухитриться так нарисовать!"
   - Кирие, элейсон, Кирие, элейсон, Кирие, элейсон, - нараспев читал отец Арсений, и Ване казалось, что древние звуки наполняют воздух спокойной, уверенной силой и уже ничто в мире не сможет вторгнуться и прервать то, что происходит в белом домике под кипарисами. Голос у отца Арсения хрипловатый и неспешный, как у доброго сказочника. Жаль, что язык нерусский, - но Ване отчего-то кажется, что он уже видел, и слышал, и знает всё это. Как будто в раннем детстве его приводили в эту самую комнату, и он сидел на дощатом полу, и смотрел на огоньки, и слушал, не запоминая, чудные слова:
   - Иперагиа Феотоокое соосон имас...
   А теперь вот услышал Ваня и сразу вспомнил, что так уже было в самом начале жизни. И может быть, повторится в самом конце.
   Ваня стоял рядом с дверью и глядел, как бывшее светило французской нейрохирургии Франсуа де Сен-Бриак, а ныне просто отец Ириней, надев поверх обычного "халата" узкий длинный передник и нарукавники из потемневшей золотистой ткани, обходит висящие на стенах иконы, гремя старинным кадилом на серебряных цепочках. От кадила струился лёгкий дымок, и от этого дымка Ване делалось спокойно. В углу читает тяжёлую книгу бывший фракийский крестьянин отец Арсений, и голос то мягко рокочет, то неожиданно властно гремит под сводами маленькой церковки. Рядом с Ваней в странном, тесном кресле из тёмного дерева дремлет таинственный Геронда. "Или не дремлет, а просто прикрыл глаза?" - временами Ване чудилось, что старец вздыхает, а губы его подрагивают.
   Внезапно всё закончилось. Отец Арсений перестал читать и, захлопнув книгу, побежал целовать иконы - все по очереди, по кругу вдоль стен. Ваня с лёгким удивлением понял, что уходить из комнатки не хочется. Непривычное чувство защищённости... Почему-то теперь он был уверен: всё будет как надо. Обязательно найдётся Тихогромыч, выздоровеет Телегин. И задание будет выполнено.
   - Не грусти, парень, - старый Геронда вышагнул из высокого кресла, протянул руку и потрепал Царицына по плечу. - Начальник Ваш теперь уж точно поправится, только ему нужен покой. Пусть полежит у нас недельку-другую.
   - Недельку-другую? - Ваня испугался. - Но нам срочно надо улетать... Мы не можем так долго!
   - Видать, придётся тебе одному с Божией помощью отправляться в дорогу. Твой начальник прилетит потом, когда восстановит силы. Ну а сейчас пора трапезничать.
   Стол отодвинули подальше от спящего Телегина, к противоположной стене. Раненый занимал единственную лавку, и Ваню отправили на двор за пеньками. На дворе Царицын насчитал этих пеньков штук тридцать - можно подумать, что старый Геронда проводил здесь научные симпозиумы, рассаживая по пенькам десятки гостей. Иван притащил четыре пенька, и честная компания, помолившись, разместилась за немного кривеньким, но зато крепко сбитым столом. В огромную глиняную плошку Царицыну навалили целую гору дымящейся фасоли, в правую руку дали стальную ложку, в левую - цельную головку сладкого белоснежного лука.
   - Геронда, позвольте я отрежу юному гостю побольше хлеба, - мягко предложил отец Ириней. - Говорят, русские едят гораздо больше хлеба, чем европейцы.
   - Вообще-то мы тоже европейцы, - вежливо заметил Ваня, но хлеб с радостью принял. Фасоль на поверку оказалась восхитительно вкусной, а лук почему-то имел привкус свежего яблока.
   - Кушай оливочки, - ласково потчевал отец Арсений. Он и сам усердно налегал на зелёных маслянистых друзей, вкусно причмокивая и поминутно вынимая из бороды косточки:
   - Ужасно полезная кушанья, да-да.
   Отец Ириней почему-то кушать не стал, а достал толстенную книгу в поцарапанной жёлтой коже. Геронда кивнул, и бывший хирург начал чтение:
   "Иже во святых отца нашего Иоанна Златоустаго слово о Тайной вечери Спасителя и о предательстве Иуды..."
   Ваня хотел внимательно слушать, но, к сожалению, за ушами у него слишком громко трещало, а лук хрустел на зубах так, что из глаз летели солёные искры. Геронда внезапно прервал отца Иринея:
   - Погоди. Почитай-ка сегодня вот эту книжку.
   И он передал чтецу совсем новенький светлый томик. Отец Ириней бережно принял книгу, разогнул и произнёс:
   "Если колдовство подействовало на человека, значит, человек дал диаволу права над собой".
   Ваня вмиг перестал хрустеть луком и прислушался.
   "Прежде всего нужно найти причину, по которой колдовство подействовало на человека, - спокойно, размеренно читал отец Ириней. - Пострадавший от колдовства должен найти свой грех, признать его, покаяться и поисповедоваться. Он должен понять, в чём была его вина, из-за которой колдовство возымело над ним силу".
   Ваня осторожно перевёл взгляд на Геронду. Тот сидел, опустив карие горячие глаза, и не спеша вытирал тарелку хлебной коркой.
   "Опять этот "главный врач", это всё он придумал, - быстро пронеслось у Царицына в голове. - Специально дал отцу Иринею читать про борьбу с колдунами. Это он для меня!"
   Ваня обернулся на Телегина, неровно и шумно дышавшего в забытьи. Жаль, что подполковник не видит и не слышит всего этого. Вот бы подивился... Откуда старенькому Геронде известно о засекреченной спецоперации ФСБ? Всё это весьма подозрительно. Однако, как Ваня ни старался, ему не удавалось справиться со странным чувством непридуманного родства, которое вызывал у него старый Геронда. Нет, от старца не исходило ни угрозы, ни беспокойства... Как ни крути, Геронда был какой-то хороший, свой.
   "Если школьники вызывают духов, нужно задать им хорошую взбучку, - читал тем временем отец Ириней. - В тот самый момент, когда люди вызывают диавола и принимают те колдовские силы, которые он им даёт, они отрекаются от Бога".
   "Это уж слишком! - усмехнулся Ваня. - Ещё секунда, и я начну думать, что таинственный Геронда полчаса назад разговаривал с Савенковым по телефону и генерал рассказал ему в подробностях весь план предстоящей операции!"
   Отец Ириней поправил светлые очки на длинном рыцарственном носу и снова опустил в книгу серые глаза:
   "Диавол даёт силы колдунам, потому что они соглашаются служить ему, становятся его рабами, и за это он позволяет им совершать "чудеса", глядя на которые, другие восхищаются. Итак, если мы видим, что человек, совершающий "чудеса", не имеет ни малейшего родства со Христом, мы должны понять, что всё совершаемое таким "чудотворцем" есть диавольский обман".
   - Ты вот что, отец Ириней, - вдруг тихо сказал Геронда, не поднимая глаз от тарелки, - ты почитай-ка теперь, как можно защититься от колдунов.
   Отец Ириней послушно перевернул страничку:
   "Человеку не может повредить колдовство, если у него есть духовная защита. Эта защита есть Божия благодать, которая сохраняется, если человек не предаёт Бога, не отрекается от доброго предания своих предков, от своей совести".
   - Так оно и есть, - кивнул Геронда. - А если грешить и делать зло, если предать свою совесть, Церковь и память предков, то человек вмиг лишает себя Божией благодати. Читай дальше, отец Ириней.
   "Колдуны не имеют власти творить человеку зло, пока сам человек своими грехами не даст диаволу право к себе прицепиться. А диавол, нащупав брешь в духовной защите человека, сообщает об этой прорехе своим слугам - колдунам".
   - Так оно и есть, тут и говорить нечего, - вздохнул Геронда. Ваня замер: старец поднял глаза и смотрел прямо на него. Говорил он вполголоса, но каждое слово весьма отчётливо доносилось до слуха Царицына.
   - Когда мы совершаем небольшие грехи, то делаем незначительные прорехи в наших доспехах - маленькие дырочки, как пульки от "грача". Когда грешим сильнее, то и пробоины больше, как от этого, как его звать-то... - старец в упор посмотрел на Царицына, - от "Калаша" что ли? Ну а уж тот, кто предаёт Родину, отрекается от предания Церкви - тот и вовсе с себя броню сбрасывает - на радость колдунам. Несчастный он человек.
   Ваня слушал, затаив дыхание - позабыв даже про восхитительные гигантские оливки. Когда отец Ириней закончил чтение, кадет набрался духу и поднял глаза:
   - Господин Геронда, разрешите обратиться?
   Старец кивнул и очень внимательно посмотрел на юного "орнитолога".
   - Послушайте, а можно по-честному, без красивых фраз? - Царицын попытался говорить по-взрослому. - Все знают, что рассказы про бесов и колдунов - это вымысел. Для детей придумывают сказки и фильмы с разными спецэффектами, а для взрослых вместо чудес придуманы фокусы посложнее. Оптические обманы, пиротехника и прочие хитрости. Скажите, ведь я прав?
   Геронда сидел молча, поглаживая бороду. Царицын продолжал, переводя взгляд то на отца Арсения, удивлённо моргавшего поверх опустошённой миски, то на отца Иринея, который сидел, опустив тёмно-серые глаза, огромные и печальные, на переплёт закрытой книги.
   - Вот я лично... ну ни разу не встречал ни одного колдуна, - продолжал Ванька, - не говоря уже о всяких там бесах. Из моих знакомых ни один человек не видел ничего подобного. А в Вашей книжке пишут о колдовстве как о реальной силе. Скажите, господин Геронда, разве Вы когда-нибудь видели настоящих бесов?
   Старец опустил глаза:
   - Эх-хе-хе, птицелов... лучше бы, конечно, никогда их не видеть. Зрелище, честно скажу, ужасное. Те ещё симпатяги. Ну-ка, отец Арсений, расскажи парню, как на тебя напали.
   Отец Арсений всплеснул коричневыми руками так живо, что оливковые косточки, ранее бережно хранимые в его жилистом кулаке, разлетелись в стороны.
   - Ой, ой! Пугловато мне было. Ворочаюсь от кельи отча Пахомия, иду себе выше по монопати, русски говоря, по тыропинке иду. Несу ба-альшая каструля, полная помидорков. Вдруг смотрюкаю: э, кабан. Чёрный, грязный вся, бежит ко мня. Я себе и бормотаю: "Во-о, дескать, кабан бежит!" А он мне женскими голосами говорит: "Нет, отец Арсений! Это не кабан пришла, это смерть твоя бежит". И смеётся, клыки оскалил. Видно, секач была, не простая кабан. А потом как бросится в меня! Думал меню напуглять. Ну, брат ты моя, в тот минут я всё помидорки уронил. Насилу успел себя перекрестить. Тут он визгнул - и как прыганул с обрыва! Ага.
   - Простите, отец Арсений, - быстро сказал Ваня, - а может быть, Вам просто... послышалось, что кабан разговаривал? Может быть, он на Вас молча прыгнул?
   - Может и послышалось, - легко согласился отец Арсений.
   - Наш Арсений не поленился спустится на дно обрыва, - послышался приятный голос отца Иринея. - Два часа искал кабанью тушу. Нет, не нашёл. Словно испарился кабан.
   - Эта самая кабан ко мне потом ещё прямо под кровать приходил, - вздохнул отец Арсений. - С друзьями.
   Ваня опустил лицо, пряча улыбку. Ему подумалось, что бедный старичок, похоже, тайком от своего Геронды балуется спиртным, вот и мерещатся ему всякие ужасы. Ваня перевёл взгляд на утончённое лицо бывшего хирурга:
   - Скажите, отец Ириней, неужели Вы тоже верите, что настоящие колдуны существуют? Такие колдуны, которые на метлах летают. И которые могут, например, наколдовать, чтобы вот меня прямо сейчас приподняло и пришлёпнуло?
   - Геронда, разрешите, я познакомлю юного гостя с некоторыми фактами? - с поклоном спросил Ириней у старца.
   - Давай, брат Ириней, расскажи, да только недолго, - кивнул Геронда.
   - Ну, я не буду говорить про другие страны, давайте коснёмся России, - предложил отец Ириней. - Так вот, в России с начала девяностых годов и поныне активно действуют пятнадцать очень крупных сатанинских сект. В столице более тысячи человек объединены в группу "Южный Крест", у которой есть своё капище на окраине Москвы, на территории одного заводика. А ещё сатанисты встречаются в Политехническом музее, на специальных семинарах. В Подмосковье официально зарегистрирован люциферианский "Зелёный орден", члены которого утверждают, что защищают природу...
   - Природу они защищают! - возмущённо вздохнул Геронда. - Особенно когда кошкам животы вспарывают...
   - Геронда, если позволите, я кратко пройдусь по другим городам России, - отец Ириней склонил голову и поднял глаза к потолку, припоминая. - Ну, во-первых, город Ростов. Там каждую весну на новолуние собираются сатанисты со всего региона. Далее... в Череповце прихожане храма Рождества Христова регулярно находят на крыльце своей церкви распятых кошек. В Тюмени сатанисты действуют под вывеской "Клуба любителей ролевых игр", это чтобы удобнее вербовать молодёжь. А в Иркутске поклонники дьявола и вовсе контролируют средства местной наркомафии.
   Голос отца Иринея чуть дрогнул, он заговорил громче, явно борясь с возмущением в своей душе:
   - Сатанисты регулярно совершают свои жертвоприношения, мы должны помнить об этом всегда! В 1993 году в Пасхальную ночь сатанист совершил ритуальное убийство трёх иноков Оптиной пустыни. Да... Ровно через год там же произошло новое убийство, на этот раз нашли тело паломника с тринадцатью колотыми ранами!
   - Ах, злодеи! - прошептал Геронда. - Бога не боятся...
   - В Минске в канун сатанинских праздников были убиты четверо новорождённых детей, - продолжал отец Ириней, на глазах его выступили слёзы. - В Невинномыске сатанисты расправились с двумя школьниками... Распинают на крестах... Выпускают кровь... Пятнадцатилетний алтарник московского храма Рождества Богородицы Алексей Нестеров в Пасхальную ночь был избит сатанистами до смерти, до неузнаваемости... А в Новгороде поклонники дьявола принесли ему в жертву студента Александра Петрова и его 80-летнюю бабушку. В Петербурге сатанисты убили 16-летнего Володю Васильева и срезали с него часть кожи для совершения своих обрядов... Эта же группа отрезала голову ещё одному мужчине... Вы понимаете, что происходит? А что они на Урале вытворяют! А в Сибири! В Кемерове - три сатаниста до смерти замучали девушку. В Новосибирске сатанист убил девочку, которой было всего семь годиков! А на Украине, в великом Киеве, официально действует сатанинский Орден рыцарей-тамплиеров! И знаете, сколько сатанинских сайтов в русском Интернете? Почти полторы сотни... Там они учат детей, как правильно совершать жертвоприношения!
   - Бесстыдники, - покачал головой Геронда. - А для того чтобы заманивать новичков, начинают с того, что рекламируют колдовство!
   - Именно так, Геронда! - с дрожью сказал отец Ириней. - Сначала появляются фильмы о юных волшебниках, красочные учебники магии, компьютерные игры... Потом - огромные парки с магическими аттракционами. Наконец, учреждаются целые школы, где пытаются привить детям интерес к чародейству. При этом не уточняют, из какого страшного источника черпают все чародеи свои магические силы! Образ ведьмы, с визгом летящей на метле, представляется как нечто красивое!
   - Геронда, вспоминай-ка тот случай с колдуном? - попросил отец Арсений, в точности, как маленькие мальчики просят рассказать любимую историю про войну.
   - Да уж нелегко забыть, - усмехнулся Геронда. - Раз приехал ко мне необычный юноша, совсем ещё мальчик. Возрастом чуть постарше нашего Ванюшки, а какой сильный колдун! Родители с малых лет отдали его тибетским чародеям, чтобы малыш научился у них всякой мерзости.
   Геронда вздохнул, покачал головой:
   - Этот мальчик был совершенно во власти диавола, и диавол помогал ему вытворять разные колдовские фокусы. Например, парнишка мог протянуть руку - и в соседней комнате со стола взлетал кувшин с водой, опрокидывался над стаканом, и после этого проклятый стакан, доверху наполненный водой, сквозь закрытую дверь прилетал прямо в руку к этому мальчишке!
   - Вы это сами видели? - Ваня чуть исподлобья, не мигая глядел на Геронду.
   - Да зачем мне глядеть на летающие стаканы? Но я видел другое. Когда этот парень приехал сюда, в это самое место, чтобы раскаяться в колдовстве, диавол начинал его мучить так, что у мальчишки лопались вены.
   Геронда прямо посмотрел на Царицына, и Ваня понял: это - чистая правда. В глазах старца была такая горячая боль, точно перед ним прямо сейчас катался по полу, хрипя от боли, мальчик с огромными синяками на руках.
   - Диавол не хотел, чтобы юный колдун раскаялся и перестал ворожить. Один раз диавол даже заставил этого парня броситься на меня. Мальчик на миг потерял рассудок, подскочил в воздух и хотел ударить меня ногой в лицо. На Тибете его обучали всяким боевым искусствам, вот он и вздумал опробовать их на мне.
   - И что? - Ваня замер, пожирая старца глазами.
   - Бог хранил меня, недостойного, - спокойно сказал старец. - Нога остановилась прямо возле щеки, словно на невидимую стенку натолкнулась. Парень очень удивился, что ему не удаётся ко мне прикоснуться. Зато я, признаться, немножко расстроился и, схватив его, всыпал бесстыднику по первое число. Ведь он не просто хотел ударить меня, это ещё можно потерпеть, но ведь он при этом ещё хулил Бога! Этого вытерпеть нельзя. Ну, признаться, я его немножко пихнул, только-то один разок, а он и улетел в овраг. Потом вернулся весь в колючках прощения просить.
   Ваня тайком оглядел сухонькую фигуру старца - и вдруг понял, что жилистый старичок, и правда, при необходимости, мог пихнуть так, что мало не покажется никому.
   - А как его звали, это парня? - спросил Ваня.
   - У него было два имени, одно - человеческое, обычное, а другое - колдовское. По-колдовскому его звали Шушурун. Тибетский учитель так прозвал, в честь самого себя. Учитель у него был известный шаман Шушурун Черентай. Древний старик, и доныне ведьмачит у вас в России, где-то на Алтае. Да даст ему Господь покаяние... Говорят, очень страшный колдун. Хотя страшный, конечно, только для тех, кто живёт без Бога. А кто на Божию помощь рассчитывает, тому колдовство не страшно.
   Помолчав немного, Геронда покосился на давно опустевшие тарелки:
   - Ну, ладно. Наелись, братья? Читайте благодарственную молитву после трапезы.
   Когда Ваня выбегал на двор мыть плошки, Геронда поймал его за рукав лётной куртки:
   - Запомнил? Чуть тебя постарше, а звать Шу-шу-рун.
   - Ага, Шушурун! - кивнул Ваня, не вполне понимая, для чего ему запоминать это имя. - Простите, а можно вопрос?
   - Можно, только позже, - сказал Геронда, доставая из кармана связку чёрных деревянных бусинок, похожих на косточки от счётов, которые Ваня пару раз видел в сельских магазинах, когда отдыхал у бабушки в деревне.
   - Сейчас мне надо написать парочку писем, пока отец Ириней забинтует рану твоему начальнику, а отец Арсений польёт наш огородик.
   - Огородик? Я помогу!
   Ваня бросился вдогонку за отцом Арсением, который уже спешил к источнику с парой огромных бидонов.
   Огород у таинственных бородачей был небольшой, но весьма ухоженный. В отсутствие отца Арсения за порядком здесь приглядывал чёрный, с рыжими бровями, поджарый и страшно деловой котяра по имени Мракобес. Мракобес не только держал на строгом учёте всех здешних птиц и полевых мышей, не давая им бесконтрольно размножаться, но, прохаживаясь по грядкам, он также с потрясающей ловкостью пинал баклажаны и тыквы, выстраивая их ровными рядами, дабы отцу Арсению сразу была видна степень зрелости каждой особи.
   - Я сейчас, братца ты моя, Мракобеса учу огород поливать, - рассказывал Ваньке отец Арсений, когда они волокли от источника двадцатилитровые бидоны, доверху наполненные ключевой водой. - Ага, вот научу, тогда у меня и вовсе забот не будет! Можно весь день на лавке лежать!
   Ваня засмеялся, ему не верилось, что отец Арсений сможет просидеть без дела хотя бы полминуты - не то что лежать на лавке весь день!
   Кот Мракобес придирчиво оглядел нового помощника - и, видимо, остался Ваней вполне доволен, особенно когда Царицын, взвалив на спину опустевший бидон, снова побежал к источнику. На этот раз кадет категорически отверг помощь старичка.
   - Мы, орнитологи, народ привычный, тяжести таскать любим, - сказал Ваня и умчался, грохоча бидоном.
   - Мррм-мрмрмяу, - подумав, произнёс кот Мракобес, глядя вслед убежавшему русскому мальчику.
   - Пожалуй, ты прав, - согласился отец Арсений. - Парнишка, и правда, неплохой. По крайней мере, воду носит быстро и на тяжесть не жалуется. Будет жаль, если его всё-таки отчислят из училища.
  
  
  

Глава 16.

Орден идёт напролом

  
  

В далёкий край товарищ улетает,

Родные ветры вслед за ним летят...

Любимый город может спать

спокойно...

Песня из кинофильма

"Истребители"

  
   Навстречу от белого домика спешил по тропинке отец Ириней. Бежал, задевая серым подолом по траве.
   - Ваня, скорее! Геронда ждёт тебя, он хочет поговорить.
   Наверху, под кипарисом, на тёплом пенёчке сидел Геронда. Завидев Ваню, он поднялся, опираясь на кривую палку.
   - Ну что, птицелов, поисповедовал помидоры?
   К этому времени Иван потрудился с тяпкой добрых два часа и уже знал, что прополка грядок среди бородачей называется "исповедыванием огорода".
   - У нас в Москве таких помидоров не бывает, - признался Ваня. - Невкусные какие-то продаются, и без запаха совсем. Наверное, у нас климат плохой для помидоров.
   - Нужно просто почаще их исповедывать, - улыбнулся старец. Он вытащил из кармана небольшую фотокарточку - и протянул Ване:
   - Гляди. Это тот самый юный колдун с Тибета. Точнее, бывший колдун. Теперь он живёт недалеко отсюда, на берегу во-он того залива.
   С фотографии на Ваню смотрел совершенно счастливый рыжеволосый парень с помидорным румянцем на щеках - и в точно таком же, как у бородачей, сероватом халатике. Взгляд у парня был такой, будто он часа три тащил на плечах тяжёлый холодильник или даже рояль, а буквально пару секунд назад дотащил груз до места, сбросил, расправил плечи и теперь интересуется, где бы тут славненько пообедать.
   - Ты понял то, что за трапезой для тебя читали? - без улыбки спросил Геронда, убирая фотографию в карман.
   - Я понял, что Вы догадались, что мы никакие не орнитологи, - тихо сказал Ваня. - А откуда знаете, что мне придётся столкнуться с колдунами?
   Геронда улыбнулся. Кажется, он вовсе не собирался отчитываться перед Царицыным.
   - Я прошу Вас ответить! - тихо, но твёрдо повторил кадет.
   - Ладно, так уж и быть, расскажу, - старец припрятал улыбку в седенькие усы и перешёл на шёпот, как настоящий заговорщик. - Только дай честное слово натуралиста, что никому не скажешь. Видишь ли, у меня в глазах специальные контактные линзы. С их помощью я вижу, что у человека на сердце.
   - Я серьёзно спрашиваю...
   - А вам в училище такие очки не выдают? Очень полезно любому кадету иметь такие линзы. Помогает в деле.
   "Он и про училище знает, - Царицын совершенно поник. - А может быть... старичок-то - из ЦРУ? Может, он с "Моссад" сотрудничает? Или с "Ми-5", например..."
   Старец ласково обнял его за плечи:
   - Дурачок ты, дурачок... Какой там "Моссад"! Слушай внимательно. Тебя ждёт серьёзное дело, опасное. Отправляешься к колдунам, а в броне у тебя дырка. И знаешь, где дырка? Вот здесь...
   Геронда ткнул пальцем против сердца.
   - Какая дырка? - немного испугался Ваня, ему показалось, что это розыгрыш. - Откуда?
   - Ты сам её просверлил, - строго сказал старец. - Ты уже приготовил дырку, чтобы повесить сюда красивый орден. Ты очень хочешь получить орден, ведь так?
   Ваня покраснел.
   - Разве это плохо - хотеть быть лучшим?
   - Да, ты очень хочешь стать лучше всех, ты стараешься изо всех сил. Такое упорство в ученье достойно русского офицера. Я знал одного бывшего офицера русской Империи, он был чуть ли не самый умный и твёрдый человек на всей нашей горе. Да, ты хорошо работаешь над собой. Ты любишь всегда и во всём побеждать других, получать первые призы. Но давай подумаем, зачем ты всё это делаешь?
   Ваня вдруг понял, что с Герондой бесполезно играть в кошки-мышки. Он знает даже про заветную Ванину мечту, которой он ни с кем никогда не делился - про орден! Этого не могли проведать даже в ЦРУ.
   Кадет Царицын вдруг почувствовал, что старенький Геронда видит его попросту насквозь. Словно Ваня - крохотный, прозрачный и сидит у него на ладони. От этой мысли Ване стало страшновато - но одновременно как-то уютно. Он чувствовал, что Геронда добрый. И никогда не воспользуется своими страшными "контактными линзами" Ване во зло. Потому что он его - Ваню - любит.
   - Отвечай! - Геронда строго сдвинул брови. - Зачем ты стараешься, надрываешь пупок? Ради чего?
   Ваня вздохнул и ответил честно:
   - Чтобы стать сильным и служить России.
   - Ради России... - протянул старец и вдруг жёстко сказал: - Нет, брат, не ври. Ты делаешь это для себя! Чтобы быть лучше других в училище. Чтобы быть первым, завоевать авторитет, славу, почести. Ты хочешь служить России, но при этом обязательно в роли сильного, прославленного человека. Чтобы тобой все гордились, чтобы расхваливали тебя, какой ты умный и самоотверженный.
   Старец помолчал немного и спросил сурово:
   - Скажи, если бы твоей Родине понадобилось, чтобы ради неё ты стал никому не известным, скромным, незаметным - разве ты стал бы ей служить?
   - Это как? - переспросил Ваня.
   - А вот так! Разве согласился бы ты служить своей любимой Родине, если бы заранее знал, что об этой службе никто не узнает, не скажет тебе даже "спасибо"? Представь, что тебе пришлось бы до старости командовать какой-нибудь подводной лодкой в дальнем океане и ты бы затопил за свою жизнь больше вражеский кораблей, чем весь остальной флот, - а за это тебе даже самой маленькой медальки, даже почётной грамоты бы не дали? Что? На такую службу Родине ты согласился бы?
   - Ну...
   Ваня отвёл взгляд. Ему очень хотелось сказать "да", но что-то внутри мешало. Какой-то невидимый тормоз включился и железной хваткой зацепился за совесть.
   - Эм-м. Ну...
   - Баранки гну. Сам видишь, на кого ты работаешь. Стало быть, все твои успехи - от гордости, от желания славы и похвал, чтобы тебя ставили в пример другим. Слышишь меня? - Геронда неожиданно ухватил Ванин рукав железными пальцами - и вдруг дёрнул так, что пуговица отлетела. - Слышишь?! Ты не понимаешь, дурень, что, если ты будешь и дальше так тще­славиться, они, эти колдуны, тебя сожрут!
   - Что?! - Ване вмиг сделалось жарко.
   - Они сразу увидят эту дырку в твоей броне и начнут туда бить! Они купят тебя на тщеславии - и потом уничтожат. Следи за собой! Делай всё не для того, чтобы потом получить награду, а ради дела, ради чистой совести, ради того, чтобы порадовался за тебя Бог. Старайся не тщеславию своему угодить, а Богу! Заделывай дырку, Ваня! Ну всё, хватит лясы точить. Пора в путь.
   Ваня вздрогнул. Последние пять минут он слушал, точно в забытьи. Перед мысленным взором его внезапно и удивительно ясно предстала картина: он, Иванушка Царицын, стоит на рыхлом мартовском льду Чудского озера в доспехах древнерусского богатыря, с топором в руках. А навстречу плотными рядами, выстроившись свиньёй, прут с пустоглазыми кабаньими рылами враги: рогатые рыцари, клыкастые ландскнехты. Орден напирает на передовой полк наших ратников, пытается проделать брешь в русской обороне.
   - Эй, парень, проснись, - Геронда легко похлопал Ивана по плечу. - Тебе пора лететь дальше.
   - А как же... мой начальник? Он остаётся?
   - Полетишь без него. Не волнуйся, вылечим твоего "доцента". Ещё много поганых ворон отловите вместе. Ага, вот и отец Арсений бежит, видать, начальник твой очнулся.
   Ваня посмотрел на тропинку, огляделся вокруг - никого. Впрочем... через секунду распахнулась дверь и чёрно-серым, мохнатым, загорелым колобком выскочил отец Арсений.
   - Геронда, благослови! Раненая доцента глазы открыл, мальчика к себе просит.
   - Беги, парень, - Геронда подтолкнул Царицына в спину. - Успокой своего начальника, пусть не волнуется.
   Ваня пулей влетел в избушку, кинулся к скамейке. Вместо самоуверенного супермена Телегина на скамейке лежал чужой человек: голубовато-белая, почти прозрачная кожа, на веках голубые жилки дрожат. Усы посерели и повисли, а губы дёргаются, точно пить просят.
   - ...Кадет Царицын, так. Я ранен, видишь, ранен, - быстро захрипел незнакомый человек телегинским голосом. - Рана позорная, эх, как же обидно! В задницу попали. Монахи вокруг. Ты зачем их позвал, пионер? Мне не монахи нужны, мне доктор нужен! Видать, помирать мне, раз ты попов позвал.
   - Никак нет, товарищ подполковник, не помирать! Врачи говорят, через две недели Вы совершенно поправитесь, честное слово, - прошептал Ваня, наклоняясь к страшному, точно пудрой засыпанному лицу раненого. - Только лететь Вам пока нельзя.
   - Да уж, куда мне теперь лететь... я уже прилетел. О деле, теперь о деле. Запоминай всё намертво, кадет. Повторить не смогу. Капитан второго ранга Шевцов! Он тебя встретит. Координаты в планшете. Ровно в семнадцать часов. И Тихо­громова с собой бери. Ах, отставить, мы же его потеряли. Слушай Царицын, плохо всё у нас складывается, но ты должен дойти до конца. Тихогромова потеряли - ужасно. Меня потеряем - невелико горе. Я человек военный, для того и живу, чтобы однажды честно помереть. А вот тебя потерять нельзя. Полетишь один. Будешь там не позже семнадцати часов, понял?... Точка примерно в двухстах километрах отсюда, к юго-востоку.
   - Товарищ подполковник, а что находится в этой точке? - быстро спросил Ваня, каждую секунду опасаясь, что Телегин снова потеряет сознание. - Остров или корабль?
   - Отставить разговоры! Слушай, вот ещё важное... Пом-нишь, девушку нашу перевербовали? Остерегайся подлюку. Там, в планшете, найдёшь её фотографию. Когда будешь в замке, главное, не попадайся ей на глаза. Эта рыжая кошка тебя сразу раскусит, понял?
   Ваня кивнул, присел на пенёк. Телегин подёргал губами, поводил глазами под закрытыми веками и снова захрипел:
   - Куда, Царицын?! А ну ко мне! Ах, ты здесь... Слушай дальше. Перед рыжей девкой посылали парня. Геннадий Перепёлкин, лейтенант.
   - Его тоже перевербовали?
   - Не перебивай. Его убили. Родители в Орловской области получили посылку. Срочная почтовая служба доставила. Ужасно, кадет, ужасно. Мать когда открыла, у неё инфаркт случился.
   - Что в посылке?
   - Пластиковая банка, а в банке... - Телегин немного дёрнулся, запрокинул голову, под волосами на лбу обильно выступил пот. - Так, о чём я, Царицын, о чём? Ага, в посылке... голова заспиртована. И уши на голове отрезаны. Понимаешь, зачем говорю? Не запугиваю. Чтоб ты понял: миссия будет опаснее, чем мы думали.
   Ваня сглотнул и зачем-то потрогал себя за ухо.
   - Там на острове непонятное что-то, - Телегин приоткрыл правый глаз и мутноватым зрачком уставился на Ваню. - Поэтому так: в замке - никакой самодеятельности. Услышал меня?
   - Так точно, - Ваня быстро кивнул, а сам вдруг подумал: "Вот сволочи! Обязательно отомщу вам за бедного лейтенанта! Это ж надо так: русскому офицеру голову отрезать и заспиртовать!"
   - Никакой удали молодецкой, кадет! Иначе и твоя голова может очутиться в такой же банке. Запомни: тихо высадился ночью на свалке, вышел к людям, смешался с толпой. Походил-погулял по студенческому городку, поискал наших деток. Нашёл - хорошо, попытался заговорить с кем-то из них, поспрашивал, как настроение и всё такое. Не нашёл - тоже хорошо: вернулся на свалку, дождался темноты и улетел. Туда, куда скажет Шевцов.
   - Как я попаду на остров?
   - На "осе".
   - Товарищ подполковник! - Ваня чуть не подскочил от досады: неужто Телегин опять бредит? - Но я ведь не долечу! Через пол-Европы...
   - Доберёшься сперва до точки, указанной на карте. Достань-ка планшет, я покаж-ж-жах...
   Он пытался повернуться набок - видимо, слишком резко. Дёрнулся от боли - и вмиг побелел, медленно закинул голову. Нижняя челюсть отвалилась, и лицо сразу сделалось страшным, совсем неживым.
   Отец Ириней прибежал, кинулся приводить Телегина в чувство. А Ваня постоял, вытер каплю с кончика носа и пошёл доставать вертолёт из кустов.
  
   Ничего особенно торжественного не сказал Геронда на прощание. Подошёл, быстро перекрестил белобрысую русскую макушку и крепко потрепал по загривку:
   - Ну, Господи, благослови.
   С моря дул ровный тёплый ветер, "оса" подрагивала на чёрных ножках, нетерпеливо покачивала лопастями. Ваня поглядел на вершину огромной горы, голубевшей на южной оконечности полуострова. На самой верхушке виднелось уютное лёгкое облачко - единственное на всём небосклоне. Облачко явно не хотело отрываться от вершины и улетать прочь.
   Сейчас он устроится в седле, проденет ноги в стремена, дёрнет стартёр - и всё это останется позади, в прошлом. Не будет ни белого домика под кипарисами, ни облачка на вершине, ни раненого Телегина, ни доброго Геронды, ни смешного отца Арсения, ни благородного отца Иринея - ничего. Только блеск солнца в солёной воде под ногами, и свежие колкие брызги, и дикий треск маленького бензинового движка. И будет Ваня совсем один.
   - Держи-держи, хорошая учёная малыш! - отец Арсений сунул в руку Царицына серый мешочек, похожий на кисет из фильмов про войну.
   - Это для чего, а? - старался улыбнуться кадет, распутывая верёвочку. Внутри кисета что-то светлело - тёплый, живой кусочек дерева. Это был деревянный резной крест - небольшой, в кулаке спрячется. По дереву была вырезана фигура Распятого Спасителя и по сторонам буковки:
  
   - Это наша рукоделья, - пояснил, радостно пыхтя, отец Арсений. По глазам было видно, что старичок собственноручно вырезал крестик для русского мальчика.
   - Не просто рукоделье, - тихо и строго сказал Геронда, прямо глядя Царицыну в глаза. - Это наше оружие.
   Ваня с улыбкой кивнул, визгнул молнией лётной куртки, приладил мешочек за пазуху - ещё раз посмотрел на Геронду. Тот закрывал от солнца часто моргающие глаза, а другой рукой теребил бусинки на своей растрёпанной верёвочке.
   Честно говоря, Царицыну не верилось, что вот сейчас он поклонится им в последний раз, сядет на узенькое сиденье вертолётика и улетит. Тем не менее, именно так Ваня и поступил: поклонился, сел - и улетел. Машина прочихалась, подскочила - и резво пошла вверх, в тёмную часть неба - туда, откуда уже надвигалась вечерняя мгла.
   Кадет оглянулся: ах, каким красивым казался Ване гористый полуостров, медленно уплывавший вдаль. Бело-розовый мраморный хребет, местами поросший лесом, казалось, висит в воздухе: голубое море внизу было такого же цвета, как небо. "Летающий остров!" - подумал Ваня.
   Впереди распахивалось темнеющее вечернее небо. Ещё минут десять - и заветная точка, отмеченная царапкой на стёклышке, прикрывавшем карту в планшете, будет достигнута. Интересно, что там будет: большой архипелаг или одинокий остров, на котором находится засекреченная военная база? А может быть, русский авианосец? Это было бы красиво: на глазах у моряков лихо опустить на палубу "Чёрную осу", потом не спеша, чётко печатая шаг, подойти к капитану и доложить о прибытии.
   "Море, - в ужасе думал кадет Царицын, подлетая к цели. - Вокруг - одно только море, и нет вовсе никаких островов, никаких кораблей!" На сколько хватало глаз - а Ване с высоты было видно на много километров - ничего не виднелось на зеленоватой морской глади. Только солнце бликует, да белые барашки толпятся.
   Неужто Телегин что-то перепутал, дал неверные координаты? Такая ошибка точно будет роковой. Какое-то время "Чёрная оса" покружит над пустым местом в Эгейском море, а потом закончится бензин. И Ваня окажется в тёплых солёных волнах. Ну, минут сорок он, конечно, продержится на поверхности - всё-таки кандидат в мастера спорта по плаванью. А потом начнётся переохлаждение, судороги, а может быть, акульи плавники за спиной - и всё. И будет тебе, брат Царицын, орден от Морского царя.
   Вдали светлеет посреди моря какая-то проплешина... Может быть, это остров. Время - шестнадцать пятьдесят три. Если слепо верить Телегину, через семь минут должно свершиться чудо и, непонятно как, возникнет капитан Шевцов... Ну а если быть реалистом, то сразу можно сказать себе, что ничего не произойдёт. Чтобы через семь минут в этой точке появился корабль, он должен уже сейчас показаться на горизонте.
   Но чист горизонт.
   "Вон там вдали - остров, ну точно же остров, я даже деревья вижу, - сказал себе Ваня. - Я ещё могу дотянуть до него, если прямо сейчас плюну на приказ подполковника - и двину на восток. Даже если "Чёрная оса" немного не дотянет до островка, есть надежда добраться туда вплавь...
   Надо на что-то решаться! Пальцы, стиснутые на рычаге управления, ломило от напряжения. Нарушить приказ и рвануть из последних сил к острову - или через пять минут упасть в море, но со спокойной совестью, что приказ выполнен. Что делать?
   "Я человек военный, - вдруг прозвучало в его голове эхо давешней телегинской фразы. - Для того и живу, чтобы однажды честно помереть". И кадет Царицын расслабился. Откинулся на жёсткую спинку сиденья, с улыбкой поглядел на солнышко. Ещё три минуты до семнадцати часов. За три минуты можно так много успеть. Например, съесть баранку.
   Сверху белоснежные пенистые барашки казались кроткими, шелковистыми. Но Царицын знал, что на самом деле там, внизу, - рёв ветра и хлесткие брызги, а когда плывёшь брассом, то под каждый барашек надо подныривать, чтобы не закрутило в глубину. Пожалуй, придётся оторвать деревянное сиденье вертолётика, на нём всё-таки легче держаться на плаву. Рюкзак, конечно, камнем пойдёт ко дну...
   Один из барашков повёл себя довольно странно. Разбежавшись по зеленоватой глади, он точно натолкнулся с размаху на незримое препятствие - бешено вздыбился, сразу сделался вчетверо выше и взорвался седыми лохмотьями пены. "Так бывает, когда волна налетает на утёс", - подумал Ваня.
   Впрочем, так оно и есть. Кадету захотелось ущипнуть себя: посреди моря возникла чёрная скала. Она поднималась из глубины, полностью скрываясь в рваном облаке пены всякий раз, когда на неё налетала очередная волна. Что особенно понравилось Ване в этом утёсе, так это четыре здоровенные антенны, толстые и чёрные.
   Обалдевший от счастья, кадет замер, наблюдая величественную картину: вот это мощь! Как пафосно, точно кусок Атлантиды, выходит из пучин этот маленький, до зубов во-оружённый железный ковчег! А не пойти ли мне в подводники? - задумался Ваня, глядя, как трепещет и хлопает на злобном ветру синий по тёмно-красному с белыми жилками андреевский крещатый флаг.
   - ...онский городовой! - донеслось до слуха Царицына сквозь грохот ревущих валов. - Снижайся, твою налево! Майна, майна!
   - Эй, на вентиляторе! - кричал человечек в мокрой чёрной курточке и чёрной пилотке. - Сюда, на палубу садись!
   Двигатель закашлялся - и Ваня понял, что бензин кончился как раз вовремя. Последних капель натовского топлива хватило, чтобы избежать свободного падения на палубу субмарины с высоты двухсот метров.
   Ване понравилось, как он приземлился - "Чёрная оса" опустилась прямо на середину мостика - мужичок в чёрной пилотке едва успел отскочить. Пока Царицын выпутывался из ремней, из распахнутого люка резво выпрыгнули ещё человек пять - и бросились к Ване с лицами, перекошенными от восторга:
   - Ух ты! Ах ты! Совсем ещё салага, а лихой!
   - Ловко рулишь на вертушке! Это что за агрегат? - поинтересовался старый подводник с широким рябым лицом, подхватывая кадета под мышки.
   - Ты откудова, малец? Десантник, что ли? - заглянул в глаза некто радостный и рыжий, с чёрным пятном копоти на лбу.
   - Братцы, да это вообще югослав! - заметил рябой, тыкая пальцем в нашивки с чайкой. Быстрые, плечистые, в одинаковых куртках, они уже вовсю копошились вокруг Ваниной "осы" - кажется, разбирали на составляющие.
   - Машинку внутрь, живо! - скомандовал черноусый серьёзный господин в капитанском кителе, с прожилками седины на висках. Властно глянул на Царицына:
   - Тебя как звать?
   Ваня поспешно высвободился из титановых объятий подводников, одёрнул пилотскую куртку:
   - Товарищ капитан второго ранга! Суворовец Царицын с заданием от подполковника Телегина!
   - Вольно, - хмуро кивнул капитан Шевцов. - А второй-то где? Потерялся, что ли?
   Ваня опустил глаза.
   - Воздушная цель по левому борту, товарищ капитан! - вдруг гаркнул рыжий с копотью. - Вот и второй подлетает.
   Ваня подпрыгнул чуть не на полметра: что?! Кто там может подлетать?! Чёрная точка в небе? Вертушка, это наша вертушка, "Чёрная оса"! Неужели раненый подполковник всё-таки поднялся в воздух?!
   - Опаздывает, - строго сказал Шевцов. - Непорядок, товарищи суворовцы. Нельзя нам больше пяти минут на солнышке сохнуть. Пора погружаться, не ровен час со спутника засекут.
   - Виноваты, товарищ капитан! - радостно согласился Царицын. От счастья он готов был станцевать по палубе вприсядку. - Разрешите подождать ещё последнюю минуточку! Видите, уже снижается.
   "Чёрная оса" не долетела до "Амура" каких-нибудь двадцать метров: вертолётик чиркнул хвостом по воде - и, вспенив белоснежный солёный хвост, едва не рухнул в море.
   - Климов! Панкратов! Человек за бортом! - отрывисто пролаял капитан Шевцов. Мимо Вани, больно задев плечом и бешено шлёпая ластами, пробежал человек в гидрокостюме. Царицына схватили за плечи и потащили внутрь, ногами в люк.
   - Не волнуйся, паря! - рыкнул на ухо рябой подводник. - Достанут твоего напарника, и вертушку тоже подберут.
   Ваня пытался объяснить, что пилот второго вертолёта ранен, что нужно позвать доктора - но его не слушали, вопли кадета тонули в общем гаме. Радостные подводники наперебой решали судьбу Царицына:
   - Водки ему, маленькую рюмочку! Мокрый весь!
   - Кормить его! На камбуз тащи!
   - Отдохнуть надо парню! Койка нужна свободная!
   Иван затих. Навалилась усталость. Хорошо было осознавать, что после всех треволнений и турбулентностей он всё-таки находится внутри, а не снаружи субмарины. И окружают его свои, родные, люди - а не медузы с акулами. Ваня Царицын неожиданно остро ощутил, как тепло и уютно ему здесь, на борту подводного корабля типа "Амур-1650", плотно набитого русской речью, чёрным хлебом, картошкой, соляркой и баллистическими ракетами.
  
  
  

Глава 17.

Под водой

  
  
   Прощайте, скалистые горы,
   На подвиг Отчизна зовёт.
   Мы вышли в открытое море
   В суровый и дальний поход...

Песня военных лет

  
   Садитесь на скамеечку, - сказал Шевцов, когда Ваня, прогрохотав по металлической лестнице, вбежал в капитанскую каюту. - Сейчас придёт Ваш напарник, будем совет держать.
   Придёт? Он сам придёт? - удивился Ваня. - А разве он... не ранен?
   - Отчего же ранен? - капитан удивлённо наморщил лоб. - Ваш коллега вполне здоров и чувствует себя прекрасно.
   "Неужели Геронда исцелил подполковника за один день?" - недоумевал Царицын. Дверь приоткрылась, и в капитанскую каюту застенчиво протиснулась коротко стриженная, ушастая голова...
   - Разрешите войти? - пропищал девчачий голосок.
   - Тихогромыч! - крикнул Ванечка и бросился приятелю на шею. - Дружище! Сволочь! Как ты меня напугал! Где ж тебя носило?!
   Капитан Шевцов присел на краешек стула и терпеливо ждал, пока кадеты намутузятся всласть.
   - А ты не будешь ругаться? - гундосил Петруша, пытаясь освободиться от железной руки Ивана Царицына, сжимавшей ему нос. - Ты знаешь, Вань... когда мы летели... я совершенно случайно задремал, совсем ненадолго. Представляешь? Прямо в воздухе...
   - Ха-ха! Охотно верю, - кивнул Царицын. - Небось, очухался уже в небе над Турцией?
   - Ой, не знаю даже, - Петруша помотал головой, точно пытаясь вытряхнуть из головы ужасные воспоминания. - Кружил битый час над какими-то островами! Потом пришлось на скалу приземлиться, нужда заставила. Ещё немножко подремал и дальше полетел. А когда туман внизу рассеялся, гляжу: мамочки! подо мною эскадра миноносцев проходит! Флаги незнакомые. Хотел я на них плюнуть, да потом думаю: ладно, пущай себе плывут. Потом, брат, кушать мне захотелось - страшное дело. Ну, думаю, буду с голоду помирать, но Ванюшу с товарищем подполковником найду. И вдруг гляжу - ух ты, что-то чернеется в волнах, беленькое такое. Думал это кит, подлетел поближе - а это пена вокруг подводной лодки. Спасибо, что дождались меня.
   - Погоди, брат Петруша, - Ваня отступил на шаг, широко раскрытыми глазами поглядел на Тихогромова. - Это что же получается? Без карты и компаса, не зная ни координат, ни времени предстоящей встречи, ты ухитрился вовремя прилететь прямо к подводной лодке?
   - Оно само получилось, - Петруша развёл ручищами. - Летел себе, летел, вдруг вижу: вы плывёте...
   За спиной кашлянул капитан Шевцов:
   - Ну, хватит, господа кадеты, обниматься. Добро пожаловать на подводную лодку "Иоанн Кронштадтский". Мы держим курс через Гибралтар к островам Шетланд. Переход займёт ориентировочно двое суток. Вечером шестого сентября вы десантируетесь на берег. А пока - отдыхайте, чувствуйте себя как дома. Вечером приходите в кают-компанию, подводники хотят с вами познакомится.
  
   Знакомиться с отважными мальцами явился чуть не весь экипаж, за исключением, пожалуй, вахтенного офицера. Подводники притащили даже гитару. Кадетам не удалось отвертеться от крошечных стаканчиков с фирменным самогоном боцмана Мефодича. Что делать, такова морская глубоководная традиция: каждый новоприбывший обязан обжечь гортань этим омерзительным на вкус, но весьма бодрящим и мгновенно социализирующим напитком.
   Суворовцы опрокинули по наперстку боцманского самогона, прокашлялись, вытерли едкие слёзы, хрумкнули малосольными огурцами (величайшее сокровище в автономном плавании) - и сразу почувствовали, что тесная кают-компания ПЛ "Иоанн Кронштадтский" стала самым уютным уголком в Средиземном море. Мирно вибрировал внутренний корпус, желтовато теплился фонарь в стальной корзине, со стены ободрительно зрел из-под брови умный и многообещающий Президент... Через полчаса Ване Царицыну уже казалось, что они с Петрушей не первый год в подводниках. Моряки расспрашивали про московскую жизнь, про удивительные летательные агрегаты, про сербскую пилотскую форму...
   - ...Выскакивает из-за поворота албанский джип с пулемётом, за ним ещё один - и давай нарезать очередями! - рассказывал Царицын, солидно хмурясь и немного надувая щёки. Он старался говорить хлёстко, как настоящие мужчины в кино. - Ну, я пистолет выхватил - и начал отстреливаться, а сам командую бойцам: по коням, живо!
   - Ух ты! - восхитился курносый подводник со шрамом на щеке. - Получается, с тобой несколько бойцов было?
   Ваня досадливо сощурился:
   - Ну, был у меня тогда Петруха Тихогромов, да ещё Витяра Телегин. Ребята кинулись к вертухам, в общем, быстро взлетели и давай дёру. А я, короче, остался. Во, думаю, ситуация: ребят надо прикрывать. Схватил пулемёт Калашникова...
   Поразительно, но Царицыну в тот миг и правда отчётливо привиделось, как он стоит на бугре с пулемётом в руках и в одиночку сдерживает натиск албанских бандитов...
   - Ванюш, а Ванюш... - сквозь весёлый говор подводников до Ваниного слуха донеслось попискивание Петруши Тихогромова. - А помнишь, ты говорил, что пулемёт Калашникова очень тяжёлый...
   - Погоди, Петруха, не мешай! - ласково попросил Ваня. - Товарищи подводники интересуются, надо рассказать всё по-честному. Итак, господа, я скомандовал взводу: "В атаку!" - а сам с базукой - вперёд, по колено в песке... Слышу - сзади разрывы! Вот, думаю, гады... из минометов начали бить... Ну, нашему брату кадету не привыкать!
   - Молодцы, кадеты! - восхищённо прошептал курносый со шрамом. - Эдак вас, ребята, могут к награде представить. Медаль уж точно дадут, а если и дальше всё пойдёт гладко - орден получите!
   Царицын как раз хотел рассказать, как ловко удалось ему запрыгнуть в один из джипов и направить его тараном на вражеский дзот. Однако, услышав про орден, Ваня осёкся. И накрепко смолк.
   - Эй, а дальше-то как было? - загудели подводники.
   Ваня покосился на Петрушу, который давно уж сидел красный и мокрый, как гигантская варёная креветка.
   - Ой, простите, товарищи подводники, - медленно сказал Ваня. - Я что-то плохо себя... Где тут уборная?
   Остаток вечера моряков в одиночку развлекал Петруша, которому пришлось одиннадцать раз спеть на "бис" гимн кадетской фуражке16. Моряки подарили Петруше настоящий кортик, не менее настоящий морской бинокль, а также, что особенно важно, - прекраснейший компас в кожаном футляре.
   Разглядывая кортик, Царицын едва не умер от зависти - но виду не подал.
  
   Следующие два дня показались братьям-кадетам едва ли не лучшими днями жизни. Моряки наперебой показывали геройским подросткам самые любопытные и даже потаённые уголки подводной крепости. Царицын собственными глазами видел, как выглядит в перископе надводная цель (в качестве цели выступал танкер под мальтийским флагом). Тихогромов саморучно учился задраивать люки и драить палубы. Пожалуй, если бы кадеты погостили на "Иоанне Кронштадтском" ещё пару дней, экипаж сумел бы уговорить капитана Шевцова устроить для представителей подрастающего поколения учебный пуск ракеты прямо из-под воды. Но лодка стремительно приближалась к острову Лох-Хоррог...
   - Неужели завтра вечером высадка на берег? - вздыхал Тихогромов, укладывая на жёсткую матросскую подушку буйну голову, наполненную впечатлениями яркого подводного дня. - Ох, страшно на остров идти, к ведьмакам! Что если заколдуют?
   - Кто тебя заколдует? - Царицын от души расхохотался. - Проснись, друг Петруша, на дворе двадцать первый век! Это всё вы-мы-сел.
   - Ага, вымысел... - недоверчиво пробубнил Тихогромыч, - а ты слышал, в Москву приезжал известный американский колдун Мойша Скопидофль? Ведь он по-настоящему под куполом летает, без троса! А ещё сквозь стены туда-сюда шляется.
   Ваня иронично улыбнулся, но промолчал. Его клонило в сон; он думал о неизменно подтянутом и строгом, бледном капитане Шевцове...
   Ваня сразу заметил, что подводники были от своего капитана в полнейшем восторге. Его считали лучшим, гениальным, непогрешимым. Слава о Шевцове гремела далеко за пределами Черноморского флота. Между тем, Шевцова преследовал злой рок: начальство словно не замечало его исправной службы. Зато моряки сложили про "капитана Степана" несколько неловких, но задиристых песен:
  
   Мы выходим ночью тихо, к северу идём,
   Подо льдами стынут рыбы, айсберги трещат,
   Капитан Степан не дремлет с трубкою в руке,
   Тихо в люках дремлют наши десять мегатонн.
  
   Ваня вспомнил капитанскую каюту - томики Тютчева на полке, полное собрание сочинений Достоевского в потёртой коричневой коже, портрет святого Иоанна Кронштадтского, на ковре - кривой кавказский кинжал... Чёрные усики, крупные и умные глаза, бледный, вечно наморщенный лоб... Капитан Шевцов, вопреки песням, не курил. Капитан Шевцов был восхитительно похож на царского офицера - именно таким, сдержанным, благородным, немного грустным, утончённым и решительным, Ваня Царицын мечтал когда-нибудь стать.
   И тут... он вспомнил странные слова Геронды, произнесённые в солнечный полдень у входа в белый домик под кипарисами. Геронда спросил Ваню, стал бы он служить Родине, если бы знал заранее, что никто не скажет ему за это "спасибо"... А ведь так и есть! Вон он, капитан Шевцов, глубинный гений, спрятанный от взоров начальства под толщей солёной воды, не получивший за двадцать лет службы даже почётной грамотки...
   Ваня вздохнул, перевернулся на другой бок. Внизу засопел, грузно ворочаясь, Петруша Тихогромов.
   - Тихогромыч, спишь? - шёпотом спросил Ваня.
   - Уже нет, - сказал Петруша после минутной паузы. - Снится всякая гадость. Будто летим мы на "осах", а следом - рыжая ведьма на пылесосе и стреляет из "Калашникова".
   - Ну и как тебе ведьма, красивая? - хихикнул Царицын. - Небось, Петрух, это невеста твоя приснилась. Знаешь, говорят: на новом месте приснись жених невесте.
   - Тогда я должен ей сниться, а не наоборот, - подумав, заметил Петруша. - А потом, я рыжих не люблю. И раскрашенных тоже не люблю, а ведьма вся раскрашенная была, глаза в чёрных кругах, а губы, знаешь, Вань, ну точно кровью вымазаны. Кошмар.
   - Ска-жи пожалуйста! Рыжие ему не нравятся! - Ваня хмыкнул и вдруг спросил: - А какие тебе нравятся, Громыч?
   Он ожидал, что Петруша смущённо засопит и промямлит, что уж поздно и ужасно хочется спать. Но Тихогромов ответил неожиданно ровным голосом:
   - Ну... мне нравятся такие, как моя мама.
   Царицын хотел было хохотнуть, но передумал:
   - Ну да, понятно. Я бы тоже хотел такую жену, как моя мама. Только сейчас таких девочек не бывает.
   - Бывает, - прогундосил Тихогромыч, - только их долго искать надо.
   - Фигушки ты найдёшь, - вздохнул Иван. - Они все сначала красивыми кажутся, а потом, как начнёшь разговаривать, - либо уши вянут, либо кулаки чешутся.
   - Я знаю способ, как легче искать, - сказал Петруша. - Меня научил папин друг дядя Дима. У дяди Димы уже семеро детей! И знаешь... ты не будешь смеяться? Я уже начал искать, ещё летом.
   - Ты шутишь, толстый! - опешил Ваня. - Ты себе жену что ли подыскиваешь? Тебе сколько лет? Четырнадцать?
   - В феврале будет пятнадцать, - спокойно пропищал Петруша. - Говорят, некоторые ищут по десять лет и больше. Дядя Дима посоветовал пораньше начать поиски, и непременно сразу жену искать, а не подружку какую-то. А способ искать очень простой. Во-первых, забраковываем всех раскрашенных. И тех, которые в брюках.
   - Эге, - сказал Царицын. - Это резко сужает круг поиска.
   - Да, незамазанных почти не осталось. Но это ещё не всё, есть второй пункт. Когда девочка нравится, нужно представить себе, что это - ну как бы твоя сестра.
   - Хм, ерунда какая. Это ещё зачем? - искренне удивился Ваня.
   - А вот слушай. Если тебе после этого всё равно интересно с ней общаться, и даже хочется ей помогать в разных делах, провожать домой и всё такое - значит, это очень хорошая девочка.
   - Ну, брат, слишком сложно, - пробормотал Ваня. - Ладно, Громыч, давай уже дрыхнуть. Завтра подъём ни свет ни заря, и обещали боцману нижнюю палубу надраить...
   Мальчики засыпали. Вокруг - совсем рядом, в трёх метрах от койки, по ту сторону корпуса, - в холодной глубине стояли спящие рыбы. На поверхности чёрной воды, прямо над лодкой, тихо шла английская эскадра. В небе, высоко-высоко, глазастым вороном висел натовский самолёт-разведчик. "Иоанн Кронштадтский" шёл, по выражению капитана Шевцова, ниже воды, тише травы. В рубке акустика боролся со сном рябой подводник Коля Прыгин. Помаргивал желтоватый светильник, на двери гальюна сидела муха, успевшая проникнуть на борт ещё в Севастополе и теперь страдавшая морской болезнью.
   Около четырёх часов утра Петруша Тихогромов, которому в очередной раз приснилась ведьма на пылесосе, простонал, поморщился и раскрыл заспанные глаза. Глаза эти увидели нечто странное.
   У дальней стены каюты, рядом с рюкзаками, соткалось из небытия некое светловатое тело, реально похожее на призрак. Призрак был худенький, ростом не более полутора метров. На бледном лице призрака горели огромные глаза. Светлые, какие-то голубоватые волосы рассыпались по тощеньким плечам.
   "Ну дела! - оторопело мыслил Тихогромов, наблюдая, как призрак, зыбко качаясь, плывёт над полом. - Привидение на подводной лодке - это что-то новенькое. Неужели волшебники из Мерлина подослали?" На глазах у Тихогромова призрак подплыл к одному из рюкзаков и... нырнул внутрь. Скрылся из глаз! Тихогромов ещё раз простонал, смежил очи, снова распахнул их: призрака не было. "Ну дела. Привидится же эдакое!" - подумал кадет.
   С этой мыслью он уснул. Как назло, снилась ему снова огненно-рыжая ведьма на ревущем штурмовом пылесосе. Неудивительно, что наутро измученный кошмарами Петруша совершенно забыл про своё видение, про бледный призрак, скрывшийся в рюкзаке.
  
  
  

Глава 18.

Ночной десант

  
  
   Приступая к осаде и штурму Измаила российскими властями, но соблюдая долг человечества, дабы отвратить кровопролитие и жестокость, при том бываемую, даю знать чрез сие почтенным Султанам и требую отдачи города без сопротивления.
   А.В.Суворов. Послание измаильским властям
  
   Поздним вечером 6 сентября 200... года "Иоанн Кронштадтский" вплотную приблизился к острову Лох-Патти. Прямо за этим узеньким, похожим на сабельное лезвие каменистым островком находился таинственный и холодный Лох-Хоррог - серо-зелёная гора, увенчанная рогатой диадемой готических башен.
   Вечер был омерзительный. Гнилой ветер таскал над побережьем клочья липкого тумана и полумёртвые тушки грязных, насквозь промокших чаек. Волны бешено клокотали у скал, так что даже рыбу тошнило от этой злокачественной суетливой болтанки. Лох-Патти, одетый в рыхлую пену, точно в грязно-серые меха, был под пеной чудовищно чёрен и наг. Мокрый лес гудел от ветра, будто от невыразимой тоски. Сквозь солёный туман вдали мертвенно поигрывали зеленью огни на башнях академии Мерлина.
   В одной из башен у высокого окна, раскрытого в вечернюю штормящую мерзость, стоял проректор академии, седовласый профессор Гендальфус Бенциан Бендрагон Тампльдор. Потягивая вязкий абсент из гнутого стакана, проректор глядел из окна на дикие чёрные тучи, с воем проносившиеся по небу. Профессор думал о войне на русском фронте.
   Вчера он получил из Москвы видеокассету с первым рекламным роликом телесериала "Волшебник Гарри и шапка Мономаха". Милый мальчик Лео в главной роли смотрелся блистательно. Съёмки проходили успешно, приглашённый голливудский мастер Натан Барнатанелли быстро освоился в России; русский гений Эд Мылкин создал шедевриальный сценарий, достойный пера Набокова, Бродского и Григория Остера вместе взятых; в столичных школах завершался кастинг, для съёмок фильма отбирали самых симпатичных детишек... Машина вторжения работает на полную помощь, хвала Принципалу!
   Проректор прополоскал зубы абсентом и с наслаждением сглотнул потеплевшую жидкость. Первые ударные серии русские дети увидят в конце осени. Рекламировать сериал на четырёх телеканалах и девяти радиостанциях будут лучшие московские промоутеры. Коллекция подростковой одежды "Leo Neo" уже заказана известнейшему московскому дизайнеру. Весёлый праздник по случаю запуска красочного девичьего журнала "Лолиточка & Адочка" станет ещё одним ярким событием, приуроченным к празднованию "Хеллоуина" в главном здании МГУ.
   Одновременно на деньги банкира Лебездинского в одном из бывших дворянских особняков в центре Москвы завершался ремонт - в начале зимы там откроется русский филиал академии Мерлина. Профессор Гендальфус погладил холодное стекло террариума с декоративными гадами. Русские не успеют помешать. Им уже не остановить нас.
   Ах, как стратегически грамотно мы наступаем... Москва падёт к началу нового года. Все русские дети будут орать и визжать, они будут просить своих тупых родителей только об одном: подарите нам билет на праздничное новогоднее шоу Лео Рябиновского!
   Лига колдунов не забывала и про оборону. Благодаря услугам рыженькой Сарры волшебники были осведомлены о планах генерала Савенкова заслать в академию Мерлина маленького казачка из числа московских кадетов. Преподаватель наступательной магии Колфер Фост по распоряжению проректора Гендальфуса уже несколько суток держал под прицелом детский фольклорный коллектив "Петрушки". По версии Фоста, засланный кадет скрывался под личиной плясуна Моти Феничкина. Мотя прекрасно танцевал вприсядку и крутил на сцене волчка - безусловно, хорошая спортивная форма была результатом тренировок в учебном лагере ФСБ. По приказу Фоста к мальчику была подослана боевая ведунья Белла Малафонте. Она сделает всё правильно и быстро.
   Великий проректор Гендальфус Тампльдор не знал кое-чего важного. В тот момент когда боевая ведунья Белла Малафонте, проникнув в гостиничный номер плясуна Моти Феничкина в городе Глазго, подсыпала сонный порошок в его стакан с недопитой "Кока-колой", настоящие русские разведчики Иван Царицын и Петр Тихогромов находились уже в полутора морских милях от проректора Гендальфуса. Под присмотром очень опытного аквалангиста Мартынюка братья-кадеты облачались в чёрные гидрокостюмы, тяжёлые скользкие ласты и подводные маски.
   - Ну и рожа у тебя, Громыч, - хихикал Ваня Царицын, тыкая пальцем в широкое лицо Петруши, безжалостно сдавленное маской.
   - Это чтобы враги боялись! - восторженно пищал Петруша, натягивая ласты. Больше всего Петруша боялся, что ласты случайно слипнутся. Мартынюк предупредил, что это плохая примета.
   Кадет ожидали острые ощущения: их бережно уложили в двухметровые цилиндры под названием "Сирена", завинтили крышки, а затем... выстрелили из торпедных аппаратов в сторону берега! Вы смеётесь, читатель? Значит, вами никогда не выстреливали из торпедного аппарата. Ощущения, прямо скажем, предсмертные. Спасло мальчишек только то, что лодка находилась на глубине всего-то нескольких метров. Спасибо также бойцам-аквалангистам - подхватили цилиндры у самого берега и вытащили на камни.
   Помимо двух "пассажирских" цилиндров с помертвевшими от ужаса кадетами, лодка выпустила в сторону Лох-Хоррога пару грузовых "Сирен" с разобранными "Чёрными осами" - оказывается, эти вертолётики были специально сконструированы так, чтобы в сложенном виде их можно было упаковать в "Сирену". В последний, пятый грузовой контейнер были аккуратно погружены оба кадетских рюкзака.
   Пока "Сирены" неслись к берегу, ни Ваню, ни Петрушу ни разу не вытошнило. А потом добрые дяди-подводники раскрыли контейнеры и вытащили мальчишек наружу, то есть в холодную воду. Не более трёх минут понадобилось кадетам, чтобы прийти в себя после болтанки. Гвардии старшина первой статьи Остап Тарасович Мартынюк сунул Царицыну радиомаячок, помахал ручищей - и, фыркнув по-тюленьи, ушёл в мутную глубину.
   Ваня первым взобрался на утёс, поднял голову - и замер. Ему сразу стало холодно. Холодно изнутри. Он увидел чёрную с зелёными отсветами громадину, взобравшуюся на вершину горы и застывшую, будто оледеневшую над облаками и морем. Увидел рогатые башни, зубчатые стены слезящиеся солёной испариной, точно ядом.
   Ваня не мог двинуться с места. Он смотрел на это мертвенное величие, на сумрачную, изукрашенную червоточиной древних орнаментов громаду человеческой гордыни, вздыбленную над скалами, над ревущим морем - надменными шпилями в раненые облака. И вот Царицын сощурился, медленно сложил руки на груди, немного склонил голову и, придирчиво оглядев цель, цинично цыкнул зубом:
   - М-дя... Жалко рушить такую красоту. А ведь придётся...
   Странное веселье подкатило к сердцу, стало почти жарко. Ивану не терпелось поскорее добраться до замка. "Спокойно, гоблины! - думалось ему. - Сегодня в атаку на бастионы Мерлина выходит одинокий кадет Царицын, последний подданный великой Русской Империи! Русский дух против западного чародейства, могучий славянский интеллект против поганой шотландской магии! Держись, твердыня... сейчас я буду тебя брать приступом во все щели. И скоро ты заколдобишься у моих ног, моля о пощаде!"
   - Ох ты, Господи, какая гадость! - раздалось за спиной. Тихогромыч, пыхтя, вскарабкался снизу.
   - Что, страшно? - спросил Ванечка.
   - Страшно, - честно признался Тихогромов. - Как они бедные, там живут! Ну прямо Кощеево царство, только хуже.
   Пока Ваня Царицын разглядывал вражью твердыню, Тихогромыч, оказывается, успел собрать на берегу оба вертолётика.
   - Ванюша, Ванюша! - радостно пропищал он. - Вертушки готовы, можно лететь!
  
   Маленький вертолёт с усилием шёл против тугого, колючего ветра. Машина пёрла рывками, будто из последних сил захватывая лопастями тухлые лохмотья низких облаков. Снизу, от земли, облака подсвечивались непонятным багровым светом. "Это не пожар, - догадался Ваня. - Это... иллюминация в замке. Волшебники веселятся".
   За спиной послушно урчал аппарат Тихогромова. Иванушка сжал руками рычаги и привстал на железных стременах - машина двигалась послушно, она заходила на цель грамотно и хищно, точно штурмовик на колонну немецких танков. Ивану даже захотелось запеть. Что-нибудь дерзкое, царско-офицерское.
   - Как ныне... сбирается... Вещий... Олег! - тихо, очень сдержанно пропел он сквозь зубы, стиснутые в боевую кадетскую улыбку, и представил себе, что трогает пальцем гашетку на штурвале. Гашетки не было, была только кнопка форсажа, но Иван погладил её пальцем, воображая, как сбоку, из-под невидимых крыльев, отстегиваются, тяжело отваливаются вниз, секунду медлят, а потом с дикой скоростью уносятся к цели ракеты класса "воздух-земля".
   Ракет не было. Вместо ракетного удара на сегодня запланирован десант. "Всему своё время", - ухмыльнулся Иван. Через секунду его крошечный вертолёт, негромко фырча, пролетел над южной стеной замка Мерлин и вторгся в воздушное пространство академии волшебства.
   - Нас никто не заметит, - торжествующе улыбнулся Царицын. - "Чёрные осы" слишком маленькие, радары ни за что не почуят!
   Ваня ошибался: их всё-таки заметили. Замок охраняли не только радары.
   Чёрные точки срывались с отдалённых башен, со шпилей, сыпались откуда-то из-под крыш - и вливались в единую стаю, галдящую над свалкой. Птицы, свора озлобленных ворон!
   - Кыш! Пошли отсюда, - зашипел Ваня, в ужасе дёргая рычаг. Нет, ничего не видно, земли не видно! Куда садиться?!
   Теперь и Петруше пришлось несладко - вокруг его "осы" с хриплым лаем, точно гончие вокруг медведя, носилось с полсотни мохнатых, орущих чёрных тряпок.
   Их надо напугать! Разогнать! Ванечка круто изменил курс - и врубился прямо в середину кишащей стаи. Вошёл в кодлу, как в кучу воздушных шаров, наполненных вонью. Над головой захлопало, забухало, точно пулемётная очередь - лопасти лупили ворон, будто в пыльные барабаны.
   Он думал, что вражья стая рассеется, как туча испуганной мошкары. Вместо этого вороны с истошным визгом ринулись в атаку! Первая впилась Ивану в загривок, ещё одна - мокрый ворох перьев - ударила прямо в лицо когтями, Царицын мотнул головой... коготь успел зацепить угол рта - кажется, из губы брызнула кровь.
   Вертушка заметалась, круша лопастями осатаневших птиц, но вороны будто понимали, что чуть ниже этого страшного винта, привязанный к креслу, вцепившийся руками в рычаги, пилот был совершенно беззащитен.
   Луч! Леденящий белый луч на миг выхватил из мрака вертолётик Тихогромова. Петруша сразу ослеп, дёрнул рычагом - ушёл в темноту...
   Всё, их заметили. Это прожекторы.
   Царицын вильнул, выпрыгивая из-под обстрела прожекторов - снова в чёрную высоту. Теперь уже несколько лучей, пять или шесть, врубились в небо и начали шарить по нему, точно белыми холодными пальцами нащупывая в небе что-то маленькое, незаметное для радаров - но привлекшее внимание ворон, этих чутких стражей ночного неба.
   Иван Царицын облизал разорванную нижнюю губу, сглотнул солёный комок и крикнул Петруше только одно слово:
   - Уходим!
   Два вертолётика на форсаже понеслись обратно за стену и - прочь, скорее к ближайшему лесу!
  
   "Осы" приземлились в мрачноватом лесу, темневшем на одной из малых вершин острова, на северном отроге. Отсюда до Мерлина рукой подать, метров триста... Нужно только преодолеть самую малость - чёрную, дымящуюся туманами пропасть, разделяющую две вершины.
   Взобравшись на старую гудящую сосну, обняв левой рукой холодный ствол, а правой сжимая бинокль, Иван Царицын мог видеть, как по висячим крепостным галереям расхаживают тёмные фигурки, как фонари качаются на столбах, как мерцают огни в узких окнах, закрытых замысловатой паутиной кованых решёток. В одной из оконных щелей стоял человек и смотрел вдаль. Казалось, он смотрел прямо на Ваню. Но Ваня знал, что волшебник не может увидеть тёмный нарост на одной из сосен отдалённого леса.
   Кадеты сразу прозвали этот лес "гнилым" - здесь сложно было найти хоть одно сухое брёвнышко для потайного костерка, и вообще, казалось, никакой жизни здесь не было. Только гигантские высоковольтные мачты торчали над верхушками сосен: линия электропередач взбиралась снизу, от приливной электростанции сюда, на лесистую малую вершину, - и дальше к замку тянулись над пропастью жирные, напоённые током провода.
   Видать, в замке были обеспокоены поведением ворон. Уже через полчаса прилетел вражий геликоптер и начал кружить над Гнилым лесом, царапая мрак лезвием прожектора. Накрывшись плащ-палаткой, кадеты отсиживались в заброшенной медвежьей берлоге. Им было почти весело: дружно стучали зубами и вполголоса напевали прекрасную песню о том, что Вещий Олег неминуемо отмстит неразумным хазарам. И хазарским воронам тоже.
   Когда вертолёт вдоволь напорхался и улетел, они всё-таки смогли развести "бездымный" казацкий костер внутри здоровенной колоды. Высушенные тёплые носки стали первой наградой отважным смельчакам. Рюкзаки и скелеты разобранных усталых вертолётиков обсыхали рядышком. Полночь над страшным островом Лох-Хоррог сгущалась, мрак вступал в свои права, нехорошие лесные звуки, казалось, вплотную подступали к берлоге. И если бы два мальчика не были русскими кадетами, каждый из них по отдельности уже давно бы свихнулся от ужаса.
   Но они были русскими кадетами и, как ни странно, неплохо чувствовали себя в медвежьей берлоге. А ещё их согревала красная мигающая искорка радиомаячка, подаренного капитаном Шевцовым. По крайней мере, на "Иоанне Кронштадтском" знают их точное местоположение.
   А значит, знают и в Москве.
  

  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Часть вторая.

ТАЙНА РУССКОЙ ЗАЩИТЫ

Глава 1.

Первый контакт

  
  
   Вьются синие туманы,
   Блещет белая роса.
   Уходили партизаны
   Во дремучие леса.
   Песня из кинофильма "Лесные братья"
  
   то это было, Вань? Вот опять, слышишь?
   Непонятный гул... Словно голодный дракон проснулся и рычит там, внутри горы.
   - Ой, брат! Это, наверное, василиська! - напряжённо прошептал Тихогромов.
   - Кто? - тревожно переспросил Ваня, но тут же взял себя в руки и насмешливо улыбнулся: - Что ты бредишь, брат?
   - Василиська - это огромная такая змея, которая живёт под землёй! - залепетал Тихогромов. - Волшебники её натравили на нас! Я так и знал.
   - Какая ещё змея, Громыч? У тебя жар. - Царицын со вздохом приложил ладонь к широком лбу напарника.
   - И правда, что-то согрелся я, - спохватился Петруша. - Твоя очередь медведя надевать!
   Царицын скинул сербскую лётную форму и остался в одних трусах да футболке. От холода у отважного кадета вмиг задрожали коленки.
   - Ты не думай, Петруша, это они от прохлады дрожат, - спокойным голосом заметил Иван. - Я вовсе не боюсь этого подземного звука.
   Царицын надел мохнатый костюм, накинул на голову оскаленную звериную морду и бесшумно, на мягких лапах, полез из берлоги.
   - Громыч, иди сюда, - позвал он через минуту.
   Петруша, прихватив зачем-то увесистую палку, заготовленную для костра, послушно выбрался из берлоги под дождик.
   - Эге, - с облегчением сказал он о своём открытии. - Это же фары автомобильные.
   - А ты говоришь, "василиска", - усмехнулся Ваня. - Тут у них всего лишь тоннель. Странно, почему мы раньше его не заметили.
   Метрах в трёхстах ниже по склону с рёвом и лязганьем вылетали из тоннеля огромные длинномерные фуры. Быстро мелькал среди деревьев мокрый кузов с какой-нибудь фирменной надписью - и тут же скрывался за поворотом, чтобы уступить место следующей фуре.
   - Почему раньше машин не было, а теперь одна за другой несутся? Смотри, их уже десятка два проехало! - пробормотал Ваня, высвобождая из чехла бинокль. Вгляделся и даже присвистнул:
   - Ух ты! Корабль пришёл, вон стоит у причала, сквозь туман видно огоньки. Всё ясно, это машины с парома.
   - Вань, - Тихогромов слегка дёрнул друга за рукав. - А может нам к этим машинам прицепиться?
   - Пока добежим, вся колонна успеет проехать. Тут полкилометра через лес продираться.
   - Ну давай, Ванюш, мы сбегаем! Хоть поглядим на них поближе!
   Царицын подумал и кивнул:
   - Поглядеть можно. Рюкзаки оставим здесь и налегке сгоняем.
   Продираясь через чахлый подлесок, красиво сигая через валуны, кадеты спустились по склону на массивный, метров десять длиной, металлический козырёк, державшийся на решетчатых стальных опорах. Прямо под ними из-под козырька вылетали в туманистом облаке брызг здоровенные машины - длинные, как вагоны: багрово-красные "маки", неистово блистающие хромированными решётками и трубами, тёмно-зелёные тупорылые "мерседесы", серо-чёрные дальнобойные "портманы" со спальной каютой над кабиной водителя...
   - Видать, вкусности для юных волшебников везут, - Ваня пытался переорать завывание могучих двигателей. - Смотри, какая оранжевая поехала, с рекламой пива! Неужели целая фура пива?
   - Спрыгнуть бы, а? - вдруг сказал Тихогромыч. - Как думаешь? Вот с краешка козырька соскочить и прямо на крышу.
   - Жить надоело? Неужто так сильно пива захотелось? - Ваня на всякий случай ухватил расхрабрившегося друга за локоть. - Смотри, с какой скоростью они вылетают из тоннеля! Да тебя ветром сдует с крыши фургона в момент. Покатишься кувырком, как раз под колёса следующей фуры. И привет родным.
   Внизу пронеслась открытая фура с какими-то грязными животными... Верблюды, настоящие верблюды, чёрные от дождя, вповалку лежали в решетчатых боксах. Штук пять или шесть!
   - Вань, а хочешь, я вот это брёвнышко на дорогу брошу? - ангельским голосом предложил Тихогромов, указывая на здоровенную поваленную сосну. - Они тогда остановятся.
   - Ага, остановятся! - Ваня кивнул. - А через полчаса начнут лес прочёсывать, чтобы найти и поблагодарить того Робин Гуда, который тут брёвнами разбрасывается. Ух ты, смотри!
   Лимонно-жёлтая фура с сучковатой немецкой надписью вдруг сбросила скорость и, повизгивая тормозами, остановилась. Ваня радостно оскалился: хвостовая часть прицепа - как раз под козырьком! Это шанс. Водитель выбрался из кабины и, вскарабкавшись по лесенке на блистающий мокрый капот, начал возиться у лобового стекла.
   Кадеты мягко, по-кошачьи пробежали по козырьку до середины и замерли, пригнувшись. Вот он, брезентовый верх фуры, в каком-нибудь метре от козырька... Шофер прицепил новые щёточки, спрыгнул на дорогу. Шлёпая белыми кроссовками по лужам и глухо поругиваясь на погоду, побежал к водительской дверце. Сейчас залезет внутрь, включит передачу, даст газу - и всё. Уедет.
   - Ну что, поехали в замок? Рюкзаки-то наши в берлоге остались!
   Ваня не успел ответить. Дверь хлопнула, и машина медленно поползла, надсадно газуя и постепенно разгоняясь. Кадет Тихогромов стартовал первым: прогрохотал мокрыми ботинками по карнизу, что есть силы оттолкнулся - и прыгнул. Пузом со всей дури - на жёлтый брезентовый кузов. Как водится, ударил лицом в грязь: слёзы из глазищ, из носа - понятное дело, кровушка.
   Сзади хлопнуло по брезенту: кадет Царицын, ряженный медведем, приземлился более удачно, на четыре конечности. Сразу выхватил нож, воткнул в брезент и - заскрипел зубами, пытаясь прорезать толстую ткань.
   - Давай лучше я! - Петруша перехватил рукоятку, надавил что есть силы. Ткань послушно затрещала.
   Иван первым соскочил в дырку. Тихогромов распахнул рваные края брезента, глянул вниз: ничего не видать, темнота. Грузовик, громыхая и коптя, пошёл на поворот по горному серпантину - и Петрушу потащило вбок. Ноги безудержно заскользили по брезенту, ладони обожгло - и кадет Тихогромов... упал.
   Каким-то чудом, уже в полёте, ухватил трепещущий край разрезанного брезента - и скользнул не на дорогу, а внутрь кузова. Правда, головой вниз...
   По счастью, Петруша приземлился на какие-то мягкие бурдюки, заботливо постеленные прямо в месте падения.
   - Брат... - простонали бурдюки голосом Ивана Царицына. - Слезь с меня, пожалуйста. Быстро, а то по шее дам.
   Ваня, потирая отбитые колени, выкарабкался из-под смущённого Тихогромыча и нащупал фонарик на поясе. Жёлтый луч метнулся по разноцветным ящикам и коробкам, упал Петруше на грудь.
   - Ты жив, брат? - спросил Ваня.
   - Не волнуйся, Ванюша, я в полном порядке, - поспешно сказал Тихогромов, пряча за спину лезвие. Только теперь Петруша осознал, что спрыгнул на драгоценного друга с обнажённым ножом в руке.
   Машину сильно качнуло, отовсюду заскрипели, за­кряхтели деревянные ящики.
   - Гляди-ка, - хихикнул Ваня, скользя лучиком по красной штампованной надписи на одном из контейнеров, - лучший гаванский табак. Во повезло, брат. Жаль, что мы с тобой не курим.
   - А сгущёнки нет у них? - осведомился Петруша. - Дай-ка фонарик, я погляжу...
  
   Сгущёнки не было. Зато много было такого, от чего у мальчишек то глаза вылезали из орбит, то брови вставали дыбом, а то и слёзы на глаза наворачивались. В одном из ящиков обнаружилось с десяток сушёных обезьяньих голов: маленькие, зелёные и вонючие, с вшивыми длинными волосами. В бочке плавали в вязком растворе маринованные медузы. Чёрный ящик с зелёными буквами таил в себе тысячу мёртвых летучих мышей - чёрненьких, бархатистых, с тщательно проглаженными крылышками. На каждой твари виднелась товарная бирка со штрих-кодом.
   Пластиковые челюсти и ритуальные маски людоедского племени, резиновые макеты носорожьего кала и целые россыпи стеклянных глаз, связки копчёных змей, гроздья высушённых кошачьих желудков, жестяные банки с надписями вроде "сушёная печень гадюки" и "экстракт сиамской кошачьей слюны"... Какой только дряни не везли в замок Мерлина!
   - Во! Громыч, гляди-ка, оружие нашлось! - рассмеялся Ваня, доставая из контейнера тяжеленный обсидиановый топор древних ацтеков с какими-то сушёными ки­ш­ками, намотанными на рукоять.
   - Нет! - Петруша испуганно бросился к другу, вырвал топорик и бросил обратно, на гору таких же чёрных кинжалов и наконечников. - Не трогай ты всякую гадость, Ванюша. И так понятно, что нормальной сгущёнки у них нету и быть не может.
   - Вот последний ящик остался, - хмыкнул Царицын. - Будем вскрывать?
   - А что написано? - устало поинтересовался Тихогромов.
   - Видать, по-латыни: "скорпиа вульгата дегидрата" (Скорпионы обыкновенные засушенные). Ладно, давай откроем. Вдруг что-нибудь съедобное.
   Лезвием ножа поддели крышку, доски затрещали... Машину качнуло, из ящика наружу хлынули... скорпионы! Сотни, тысячи бледно-жёлтых, золотисто-песочных, омерзительных и страшных, с шелестящими лапками и трескучими ядовитыми хвостами!
   - Бежим, брат! - пискнул Петруша, кидаясь в сторону и обрушивая разом штук пять ящиков с табаком.
   - Постой... - Ваня осторожно разглядывал гадость, желтевшую в дрожащем круге света. - Дохлые, что ли? Тоже, небось, сушёные.
   Он наступил ногой, раздался хруст.
   - Ванюш, закрой, пожалуйста, крышку, - попросил Петруша. - Если среди них хоть один живой остался, будет очень-очень неприятно.
   - Не бойся, Громыч, они все сушёные! - ухмыльнулся Ваня, но крышку закрыл.
   Тут раздался скрип тормозов, и кадеты поняли, что фура снова останавливается. Ваня подскочил к борту, сделал небольшой разрез ножом, прильнул внимательным глазом: ага, дорога сделалась шире, появились фонари... Судя по шуму и запаху выхлопа, где-то неподалёку стоят другие машины. Вот и голоса послышались, шлёпанье ног по мокрому асфальту, бормотание радиопередатчиков:
   - Tango, Tango. Box forty-five, aquired. Box forty-five.
   - Пропускной пункт, - шепотом сказал Ваня. - Давай прятаться, враг идёт искать.
   - Где хорониться-то будем?
   - Пусть каждый выберет себе ящик по вкусу, - ответил Царицын. - Ты, если хочешь, в бочку с медузами полезай. А я вот, например, уже давно чучелами интересуюсь.
   Он протиснулся в дальний конец фургона - туда, где стояли обмотанные полиэтиленовой плёнкой чучела: волк, лиса и кабан.
   - По-моему, в этой коллекции не хватает медведя, - задумчиво сказал Ваня. - Хорошо, что в берлоге я успел переодеться. Согласись, брат, что чучело сербского лётчика могло бы вызвать у волшебников некоторые вопросы, - добавил он, надвигая на голову медвежью башку и прилаживая её так, чтобы через оскаленную пасть можно было видеть окружающий мир. Визгнул молнией, повернулся.
   - Ну как я тебе? Похож на чучело?
   - Какое же ты чучело? Очень даже опрятно выглядишь, - улыбнулся вежливый Тихогромов.
   - М-да? Жаль, - грустно сказал Ваня. - Тогда прилепи-ка мне, пожалуйста, вот эту бирочку на спину.
   Петруша как раз успел замотать Царицына в полиэтилен, когда совсем близко раздались резкие голоса, потом звонкий стук - точно об асфальт брякнул приклад карабина.
   - Okay, what we have got here?17 (Хорошо! Что у нас тут?) - спросил усталый голос.
   "Парень лет двадцати, сильно курящий и простуженный", - подумалось Ване.
   - Они к нам идут! - быстро прошептал из-под плёнки переодетый чучелом Царицын. - Скорее прыгай в какой-нибудь сундук!
   - Ой, - побледнел Тихогромов. - А мне чихнуть захотелось...
   - Даже не думай! - Ваня пригрозил приятелю поцарапанным кулаком. - Ты же не в голивудском фильме, где герои чихают в самый ненужный момент. Спокойно зажал нос - и сиди. Хочешь - чихай хоть через уши, но только бесшумно. Договорились?
   Снаружи уж вовсю загрохотали, заскрипели засовы на дверцах. Тихогромов подскочил к ближайшему ящику, откинул крышку и - наугад прыгнул внутрь. Крышка глухо за­хлопнулась.
   - А-а-а... - еле слышно донеслось из сундука.
   - Что?! Что случилось? - прошептал Ваня, тараща глаза изнутри медвежьей пасти. К сожалению, без фонарика он не мог разглядеть ровным счётом ни зги.
   - Всё в порядке, Ванюша, - глуховато ответил немного больной голос Тихогромова изнутри ящика.
   - Что бы ни случилось, сиди тихо и не высовывайся из-под крышки, - едва слышно прошелестел Ваня. - Когда будет безопасно, я тебя сам достану... Понял?
   - Понял... - донёсся совсем уже слабый Петрушин писк.
   Через миг дверцы фуры распахнулись, и лучи мощных фонарей ударили внутрь. Раздался голос девушки, нагловатый и немного гнусавый:
   - We're from the Student Security Board!18 (Мы из студенческой службы безопасности!)
   Юная негритянка лет пятнадцати протягивала водителю какие-то бумаги с висячими печатями. За спиной у девушки возвышался пышноволосый гигант, похожий на викинга, в чёрном плаще с огромным зонтиком наперевес: бородища закрывала пузо, глаза недобро мерцали.
   - This truck will be checked19, (Этот грузовик будет задержан для досмотра) - безапелляционно заявил ещё один голос, и сбоку в поле зрения Царицына выступил рыжий и сутулый парень, одетый в такой же, как у негритянки, фиолетовый дождевик с капюшоном. На рукаве темнела расшитая золотом повязка с буквами. Рыжий поднял фонарь, начал елозить лучом по ящикам.
   "Всё равно ты, тупая рыжая таракашка, меня не найдёшь, - злорадствовал Иван. - Потому что великий кадет Царицын, потомок хитрых донских казаков, всех вас, рыжих гоблинов, так или иначе перемудрит!"
  -- Hey! - простонала негритянка. - Come on, Gringot! I am damn cold!20 (Давай, я чертовски замёрзла!)
   - Shut up, Melinda, (Заткнись, Мелинда) - рыжий глухо выругался. - I am on with it already...21  (Я уже работаю над этим!) Парень достал из-за пазухи, из под тёмно-лиловой прорезиненной ткани небольшую чёрную шкатулку. Поддел длинным ногтём - потом посветил фонариком внутрь и медленно, высунув от усердия язык, нащупал внутри что-то маленькое. Поднёс пальцы к глазам - Ваня сощурился, пытаясь разглядеть... нет, не видно. Ночная бабочка?
   Рыжий разжал пальцы и выпустил на свободу... птичье пёрышко грязно-серого цвета. Пёрышко взметнулось, нырнуло внутрь кузова - и давай порхать над ящиками... Не останавливаясь, пролетело мимо сундуков с табаком, мимо бочки с медузами... Ваня немного напрягся: сволочное пёрышко, точно принюхиваясь, задержалось над большим сундуком. Тем самым, где в скорпионах лежал несчастный, уже наверно сошедший с ума от страха и омерзения Петруша Тихогромов... Подлое пёрышко! Оно снижается, оно сейчас уляжется прямо на крышку сундука!
   Нет! Точно ужаленное, грязное перо шарахнулось прочь от сундука со скорпионами. Ваня потихоньку выдохнул... неужели обошлось?
   Он ошибался. Серое пёрышко быстро оправилось, перестало суетливо барахтаться в воздухе - и внезапно дунуло вглубь фургона. И прямиком к чучелам.
   Кыш! - мысленно приказал Ваня. - А ну... кыш отсюда! Кругом марш!
   Не тут-то было. Точно назойливая муха, пёрышко вилось вокруг чучел. И вдруг - исчезло. "Почему я его не вижу? - испугался Ваня. - А оно часом... не на спине у меня лежит?"
   - Look at this stupid thing!22 (Глянь на эту тупую вещицу!) - раздражённо прогнусавила негритянка. - It takes a dummy bear for a real one! (Тупой медведь как настоящий!)
   Рыжий ответил не сразу. Он вонзил жёлтый луч фонаря в спину Ивану Царицыну, потом сказал негромко:
   - Maybe... it's a real bear? Let's see23.(Может быть это и есть настоящий медведь? Давай посмотрим)
   Ваня услышал глухой стук: это рыжий студент запрыгнул внутрь фуры. Теперь он осторожно движется среди ящиков. Движется... к нему...
   - Where do you think you're going, Gringot! (Да пошёл ты, Гринго,) - негритянка чуть не взвилась. - I told you I am cold as hell, and you are checking dummy bears! I am through with it, Gringot! I am tired of you!24  (Говорю же тебе, я замерзла как чёрт, а ты со своим глупым медведем! Мне плевать! Я устала от тебя!)
   Тряхнув чёрными косицами, девчонка гневно удалилась, цокая по мокрому асфальту каблуками. Здоровенный бородач в чёрном плаще после некоторого раздумья двинулся за ней. Рыжий пробормотал им вслед нечто неопределённое, но весьма злобное. Видимо, он собирался довести проверку до конца - и, сделав ещё пару шагов, приблизился почти вплотную к Царицыну. По счастью, чучело волка немного загораживало проход, не позволяя дотянуться до медведя рукой. Дотошный парень явно побаивался чучела. Ваня едва не вздрогнул: рыжий полез рукой куда-то во внутренний карман плаща... За пистолетом?
   Нет, не пистолет. Какая-то глупая указка. Рыжий наставил её на Ванечку и - почему-то замер. Стоит и смотрит, разглядывает чучело медведя сквозь полиэтилен.
   "Ну что ты смотришь, а? - досадовал Царицын. - Ты что, не видишь, у меня бирочка на спине! Я чучело, чучело! Я вовсе не живой медведь, разве не видно? И уж тем более не русский разведчик Иван Царицын, который в данный момент прячет в руке нож и размышляет, что делать, если всё-таки раскусят".
   Что-то острое упёрлось Ване в спину. Ага, ясно. Это он указкой меня тычет. Что-что ты там бормочешь, рыжий? Ваня прислушался - студент шептал нечто неразборчивое, кажется, на латыни.
   И тут Ваня испугался не на шутку. Он почувствовал, что в носу у него внезапно завёлся безумный, жестокий, непоседливый жучок с буравчиком... ах, какой ужас! Он вгрызается внутрь, в самую чихальную область... Неужели? Неужели я сейчас... что я делаю?! Нет!
   Кадет Иван Царицын чихнул. И не ушами, не бесшумно, как сам он давеча учил Петра Тихогромова. Великий, безукоризненный Иван Царевич чихнул на славу, как чихают герои глупых голливудских фильмов: шумно и влажно, с брызгами соплей.
   Вот, собственно, и всё.
  
  
  
  

Глава 2.

Призрак Гнилого леса

  
  
   Мануйло обяснял это тем, что медведь напущен другим завистливым колдуном - Максимкой... Оказывается, этого Максимку уже не раз топили, но не удавалось, он всплывает и начинает от злости пакостить, то есть напускать "звиря".

М.М.Пришвин. Колдуны

  
   Сила заклинания оказалась неожиданно велика. Бурый медведь... ожил! Разрывая когтями плёнку, бросился с хищным рыком: огромная пасть, смрадное дыхание, липкая слюна - о, это было ужасно!
   Так, спустя пару дней рассказывал об удивительном происшествии рыжий Йон Грингот. Едва бедняга пришёл в сознание на больничной койке, его тут же, невзирая на жуткие боли в черепе, вызвали в кабинет к суровому, страшному декану факультета наступательной магии Колферу Фосту. Йон Грингот мычал и стонал, и не мог припомнить никаких деталей. Впрочем, страшный синяк на его лбу поведал декану Колферу Фосту главное: удар был нанесён рукоятью ритуального ацтекского топора.
  
   Согласитесь, медведи редко дерутся каменными топорами.
   А вот русские кадеты - запросто. Сбив рыжего с ног, Царицын выпрыгнул из кузова на дорогу. Бородатый охранник, заслышав шум, уже мчался обратно к жёлтому грузовику - заметив медведя, вскинул карабин... но стрелять было уже не в кого. Медведь скатился в кювет - в чёрную лесную чащу.
   Царицын бежал что есть духу, ему казалось, что сзади кричат и стреляют. Он мчался и задыхался от слёз: позор, какой позор! Он, великий Иван Царевич, едва не провалил всё дело! Нескладный Тихогромыч оказался более мужественным, он смог бестрепетно пролежать в сундуке со скорпионами... А Иван - не выдержал самой малости, он - чихнул! "Ну ничего, эти волшебники ещё попляшут! Я проберусь в замок со следующей колонной грузовиков".
   Ваня шмыгнул носом, в горле опять запершило от слёз: "Проберусь!" А что если, напуганные инцидентом с ожившим медведем, волшебники теперь усилят меры безопасности? Как тут проберёшься, если каждый сундук будут проверять с собаками, с металлоискателями, под рентгеновскими лучами?
   И ещё одной вещи Ваня понять не мог, как ни старался. Что за хитрая технология превращает обычное грязное пёрышко в настоящую ищейку, способную догадаться, что чучело - это не чучело, а живой русский мальчик? И почему пёрышко шарахнулось от сундука, где прятался Громыч?
   Спотыкаясь от усталости, Царицын ввалился в "родную" берлогу. Каким же милым показался ему подмигивающий красный глазок радиомаячка! Слава Богу, где-то рядом ходит под водой "Иоанн Кронштадтский"... Если что, если вдруг погоня и полный провал - капитан Степан придёт на помощь.
   Есть, хочется есть. Ваня снова разжёг казацкий костерок, и потянулась из норы наружу тонкая струйка дыма. Можно наконец снять эту проклятую шкуру. Надеть сухую, лёгкую куртку сербского лётчика. И - поесть немного, хотя бы пару сухарей и кусок шоколада. Ваня запустил руку в свой рюкзак и... пальцам своим не поверил. Что такое? Здесь же была целая коробка шоколада и огромный пакет сухарей с изюмом! Куда всё подевалось?
   Ванечка с досадой отпихнул рюкзак. Ну Громыч... Ну тихоня! В одиночку стрескал весь запас провианта! И когда успел? А может быть, перепрятал еду к себе в рюкзак? Царицын потянул к себе тяжёлый Петрушин рюкзачище.
   Странно. Узел почему-то развязан... Ваня запустил руку внутрь - и похолодел. Пальцы коснулись чего-то мягкого, шелковистого, похоже на...
   Волосы?!!
   Он отдёрнул руку, точно змея ужалила в ладонь.
   Ч-что там т-такое?..
   И тут Ваня понял, что сходит с ума. Рюкзак шевельнулся едва заметно, потом сильнее, и вот показалась из рюкзака... человеческая голова, лишённая лица.
   "Призрак, - понял Ваня. - Это наколдовали враги, чтобы напугать..."
   Призрак тряхнул волосами, и на безликой голове появились глаза. Оказывается, раньше их просто закрывали упавшие на лицо белокурые пряди.
   Холодный ужас толчками прихватывал тело кадета. Сначала заледенели и умерли ноги, потом и руки до локтей. Смертельный страх подступил к груди.
   Глаза у призрака были... знакомые.
   - Ну, что Вы уставились на меня, Иванушка Царевич? - уныло поинтересовался призрак голосом внучки генерала Еропкина. - Помогите выбраться наружу.
  
   Кадет Иван Царицын заглотнул побольше воздуха, как рыба, которую выбросили на лёд. Вдруг показалось, что всё предыдущее путешествие ему... приснилось. И вот теперь он проснулся на квартире у генерала Еропкина, видит перед собой его внучку, а полумрак медвежьей берлоги - это остатки сна, которые вот-вот развеются...
   Ваня таращил глаза и мотал головой, но берлога никак не развеивалась.
   - Ты... Вы что тут делаете? - выдохнул наконец доблестный кадет Царицын.
   - Не волнуйтесь, - бесцветным голосом ответила Наденька Еропкина. - Я Вас ни капельки не затрудню. Я сейчас сама вылезу и пойду в замок. А вы как хотите.
   - Ой... - Ванечкино лицо расплылось в удивлённой улыбке. - Кажется, я догадался. Товарищ генерал узнал, что у нас возникли трудности, - и прибыл на остров самолично. Я прав? Но скажите, где он? И зачем он взял с собою Вас? Здесь так опасно!
   - И вовсе не опасно, - строго сказала девочка. - Это лучший остров на свете. Ну ладно, я пошла.
   Надинька выбралась из рюкзака наружу, и Ванечка с ужасом обнаружил, что она одета в голубую с ромашками пижаму.
   - Постойте... Вы что же... сбежали из дома? И всё это время пролежали в рюкзаке? - промямлил Ваня, в ужасе растягивая слова. - Несколько дней?!
   - Ничего удивительного. Я лежала и думала о том, как буду учиться на добрую волшебницу. А ещё я слушала звуковые книги про волшебника Гарри.
   Ваня заметил в ушах девочки крошечные наушники.
   - Так это Вы съели весь шоколад?
   - Не знаю. Не помню, - нахмурилась Надинька. - Что-то такое я брала, да-да. Ну ладно, мне пора. Прощайте!
   Ваня вскочил на ноги, едва не расшиб темя о земляной потолок берлоги:
   - Куда же Вы? Там дождь, Вы простудитесь!
   - Не волнуйтесь. Я всё предусмотрела. Я взяла зонтик.
   Подумать только, у неё была дорожная сумочка, из которой торчал зонтик-автомат, крышка термоса и пенал с цветными карандашами.
   Ваня смотрел на безумную девочку и бешено соображал. Так... что же произошло? Не заметили, как увезли с собой генеральскую внучку! Представляю, что происходит сейчас в Москве... Генерал Еропкин уже несколько суток разыскивает своё пропавшее белокурое сокровище - а сокровище всё это время просидело в рюкзаке Петруши Тихогромова. И ведь кадеты ни разу не заглянули в этот рюкзак! На подводной лодке Тихогромов каждый вечер стирал свои носки под краном, складная зубная щетка лежала у него в кармане, а мыло Громыч брал у Царицына...
   Итак, у девочки явно проблемы с психикой. Видимо, когда они спали на балконе, она вытащила из Петрушиного рюкзака одноместную палатку и залезла вместо палатки... Небось, запаслась памперсами, леденцами и дисками для плэйера - иначе так долго в рюкзаке не пролежать!
   Ваня снова содрогнулся, представив себе, каким опасностям подвергалась сумасшедшая девчонка: а если бы албанская пуля угодила в рюкзак, пристёгнутый под брюшком "Чёрной осы"? А если бы Тихогромов не успел вовремя прилететь на "Иоанна Кронштадтского" - он бы упал в Эгейское море, и вместе с ним утонул бы рюкзак...
   - Неужели... пока мы плыли на подводной лодке, Вы ни разу не вылезали наружу? - не выдержав, полюбопытствовал Царицын.
   Надинька посмотрела строго, как смотрит обычно учительница на двоечника:
   - Вы, мальчики, слишком крепко спите. А Ваш друг даже храпит иногда. По ночам я гуляла по каюте.
   - Почему Вы не показались нам раньше?
   - Потому что я не дура, - Надинька подняла бледный пальчик. - Меня бы немедленно вернули обратно, к дедушке. И только теперь у Вас, Иванушка, нет такой возможности.
   - Но разве... Вам не было страшно, когда летели на вертолёте? Там же такой ветер холодный, и двигатель тарахтел!
   - Вертолёт я вытерпела без труда, - ответила Надя. - Гораздо страшнее была железная труба, в которую дяденьки с подводной лодки положили рюкзак. Ах, как меня укачало! Какие вы жестокие... Неужели вам не жалко было живого человека?
   - Но мы не знали... - промямлил Царицын.
   Девочка не слушала его.
   - Прощайте, Иванушка Царевич, - бросила она с мимолётной улыбкой торжества. - Когда мы встретимся в следующий раз, я уже буду великой волшебницей. Если уж я смогла добраться до этого острова, то теперь ничто не помешает мне выучиться на добрую ведьму!
   Сказала - и полезла из берлоги наружу.
  
   Только этого бедному Ване не хватало для полного счастья! Вот уж обуза! Охранять генеральскую внучку - это почти то же, что охранять жизнь самого генерала Еропкина. Только, пожалуй, ещё сложнее. Схватив рюкзак и сохнущую на нём медвежью шкуру, кадет бросился следом за сумасшедшей девочкой:
   - Подождите! Вот сдался Вам этот Мерлин! Что Вы там забыли?
   - Простите, но я должна стать доброй волшебницей, - ответила Надинька. - Не удерживайте меня.
   - Послушайте, Надя. Может быть, у Вас температура? - Царицын бежал следом с рюкзаком на спине, готовый в любой момент подхватить девочку, отважно шлёпавшую по раскисшей грязи и скользким камням. - Куда Вы идёте? Там обрыв!
   - Никакого обрыва там нет, - невозмутимо ответила девочка. - Мы с Вами находимся в Запретном лесу. Если идти в сторону пристани, очень скоро выйдешь к Джорджевой мельнице.
   - Куда? - немного опешил Ванечка.
   - К мельнице Джорджа, - повторила Надинька. - Это знает любой ребёнок. Наверное, Вы, Иванушка Царевич, не читали книжки про юных волшебников? Там есть подробная карта магического острова, на котором мы находимся. Нормальные дети знают эту карту наизусть.
   - Но послушайте... это никакой не волшебный остров! Вы же не маленькая, Вы должны понимать! Этот остров называется Лох-Хоррог, это реальный остров, а не магический!
   - Послушайте, мальчик! - она посмотрела на него как на безнадёжно больного человека. - Посмотрите вокруг. Видите, на вершине горы - огни? Это замок. Чуть ниже, вон там, потрудитесь обратить внимание, тоже огоньки - это Кабанья деревенька. Над пропастью чернеет Проклятый мост. Ещё дальше, за ним - Полночные пустоши и крошечный Монстров хутор. Это магический остров, описанный в книгах про великого волшебника Гарри. Повторяю, не пытайтесь меня удержать.
   - Это не настоящий остров волшебников! Это парк развлечений! Он специально устроен по мотивам детских книжек про академию магии! - Ваня тяжело бежал следом. - Послушайте, Вам нельзя идти в этих тапочках! У Вас ноги промокли!
   - Ничего страшного, - девочка прибавила скорости. - Через пять минут я выйду к Джорджевой мельнице. Там живёт добрая волшебница Пегги по прозвищу Тухлая Ветчина, она обогреет меня, напоит тёплым молоком и поможет добраться до замка.
   Не было печали! Итак в замок фиг проберёшься, а теперь ещё девчонка объявилась, да ещё какая упрямая! А что, если правда там какая-нибудь мельница в лесу? А на мельнице актриса, наряженная старухой, и эта Тухлая Ветчина немедленно свяжется по рации с замком, чтобы вызвать сюда патруль!
  
   - Я не буду Вас удерживать, - Иван решил немного схитрить. - Но давайте сперва поглядим на эту мельницу в мой бинокль. А потом, если всё в порядке, Вы пойдёте туда, к этой Затхлой Буженине...
   - Тухлой Ветчине, - бесстрастно поправила Надинька.
   - Очень уютная мельница, - произнёс кадет, разглядывая в бинокль чёрный силуэт, едва различимый в тумане. - Судя по всему, хозяева крепко спят. Невежливо будить их посреди ночи. Предлагаю вернуться на базу, погреться у костерка до рассвета. А как поднимется солнце - вместе пойдём на мельницу. Договорились?
   Надинька не отвечала. Видимо, размышляла. "Думай, думай, упрямая девчонка, - сказал про себя Царицын. - Ты же генеральская внучка, должна же быть в твоей голове хоть капля здравого смысла!"
   - Ах, что я вижу... На крыльце спит большая чёрная собака, - фантазировал Ваня, продолжая жадно разглядывать объект. - Наверное, по ночам её отвязывают, чтобы сторожила двор. Утром хозяева посадят её на цепь. Вот тогда мы и придём, хорошо?
   Он вздрогнул: внизу в поле зрения мелькнуло... какое-то светлое пятно в кустах... Что?! Это же... движется над зарослями шиповника... голубое в белую крапинку?!
   Сумасшедшая девчонка была уже в трёх шагах от мельницы! Наивный кадет думал, что Еропкина стоит рядышком, ожидая, пока он налюбуется в свой бинокль... Ничего подобного. Целеустремлённая девочка в голубой пижаме с ромашками бодро толкнула калитку и прошлёпала мокрыми тапочками к самому крыльцу...
   Глухо зарычав от досады и ужаса, Царицын накинул медвежью шкуру - и бросился за Надинькой следом. Нет, не успеть... Он ещё только подбегал к калитке, а генеральская внучка уже протянула руку к верёвочке возле входной двери.
   Мелодичный звук колокольчика звонко разнёсся по сонной низине.
   Через миг в одном из окон вспыхнул свет и Ваня, холодея, увидел: входная дверь отворилась.
  
  
  

Глава 3.

Джорджева мельница

  
  
   Тут через трубу клубами повалился дым и пошёл тучею по небу, и вместе с дымом поднялась ведьма.

Н.В.Гоголь. Ночь перед Рождеством

  
   Надинька шлёпала тапочками по мокрой дорожке, ведущей к высокому крыльцу, и думала о том, что всего-то несколько шагов ей осталось сделать - и она впервые повстречает настоящую добрую волшебницу.
   "Когда-нибудь, - думала Надинька, - я и сама стану волшебницей. Не зря ведь летела в пыльном мешке под облаками, плыла в железной бочке под водой, сидела одна-одинёшенька в медвежьей берлоге".
   Потому что великий чародей Лео предсказал Надиньке, что она станет знаменитой доброй ведьмочкой.
   Ах, как страстно Надинька мечтала об этом! В Москве, в уютной спальне, Надиньке было даже противнее, чем в тесном кадетском рюкзаке. Любимые книжки, игрушки, даже подружки теперь казались скучны. И всё время терзалась Надинька: отчего никто вокруг не улыбается, глядя на неё? Ведь Лео обещал, что с этого маленького чуда начнется Надино превращение в великую волшебницу! Но вышло наоборот: все вокруг, поглядев на неё, становились очень грустными. Но Лео не мог обмануть! Надинька должна, просто обязана стать волшебницей!
   И Надинька решила: она сама добьётся того, о чём мечтает. Когда - совершенно случайно в коридоре - она подслушала, что два кадета из дедушкиного училища собираются на разведку в Мерлин, Надинька поняла: это судьба. Предсказание волшебника Лео начинает сбываться. Она обязана добраться до волшебного острова вместе с кадетами.
   И вот восхождение к вершинам магической науки начинается! Ей осталось только протянуть руку и позвонить в колокольчик. Добрая волшебница Пегги по прозвищу Тухлая Ветчина встретит отважную девочку и переправит дальше, в замок. И Надя начнёт учёбу. Она будет учиться изо всех сил. Она станет лучшей на своём факультете. Она докажет всем, что Лео был прав: в Надиньке дремлют великие магические силы.
   Ах, как сладко зазвенел этот колокольчик!
   Дверь приоткрылась и поверх натянувшейся цепочки на Надиньку уставилось красное, опухшее мужское лицо с насупленными рыжими бровями. Впрочем, нет, судя по оранжевой ночной рубашке, это женщина. Взгляд у неё довольно страшный, но Надинька быстро успокоила себя: так и должно быть. У волшебницы Пегги немножко отталкивающая наружность, но ужасно доброе сердце...
   - Здравствуйте, - сказала Надинька по-английски (не зря всё-таки училась в спецшколе). - Вы, наверное, госпожа Пегги?
   - Кто здесь?! - ужаснулось заспанное лицо. - Девочка?! Ты откуда?! Кто с тобой?!
   - Я приехала из России, - приветливо улыбнулась Надинька. - Я бы хотела учиться в академии волшебства. Простите, что побеспокоила Вас ночью, но я немного заблудилась в этом лесу...
   Красное лицо перекосилось:
   - Ты одна... Где твои папа и мама?
   - Они остались в Москве.
   Рыжая волшебница, кажется, пришла в себя: брякнула цепочка, дверь распахнулась, и массивная Пегги сахарным голосом произнесла:
   - Ах, моё сладкое дитя... Заходи скорее, я дам тебе вкусных конфет! И шоколад, много шоколада!
   "Это очень кстати, - подумалось Надиньке. - Дедушка никогда не разрешал есть много сладкого. Говорил, что портятся зубы. А вот мисс Пегги разрешает есть сладкое... Наверное, она лучше знает, ведь она добрая волшебница..."
   - Вот ещё белый шоколад, с орешками, - старательно сюсюкала мисс Пегги. Она успела зачем-то накрасить губы и нацепить старомодный кружевной чепец. - Хочешь немного пива с креветками?
   Надинька вежливо отказалась.
   - Давай знакомиться, милое дитя, - сказала ведьма, подсаживаясь ближе к камину и растирая обслюнявленными мизинцами заспанные глаза. - Меня зовут Пегги Тухлая Ветчина, я дочка старого мельника Джорджа-Потрошителя, известного звездочёта и оборотня. Моя матушка, колдунья Присцилла по прозвищу Лысый Череп, была известна тем, что...
   - Знаю, знаю, - вежливо улыбнулась Надинька, у которой от холода уже зуб на зуб не попадал, - Ваша матушка прославилась искусством наводить порчу на посевы ячменя.
   - Ах, какая ты умница. На, возьми ещё шоколадку.
   Надиньку уже подташнивало от огромного количества поспешно съеденного шоколада. Из вежливости она засунула ещё один шоколадный шарик за щёку.
   - Так, ну хорошо, - госпожа Пегги потёрла красные ладони, - я рассказала тебе о моих предках и всё такое. Теперь я, как положено, покажу тебе разные волшебные фокусы. У меня ведь не простая мельница, а чудесная! Вот смотри.
   Тухлая Ветчина достала с каминной полки немного засаленную волшебную палочку, пару раз взмахнула ею, точно дирижируя невидимыми виртуозами, - и направила на старинный комод. Раздалось едва слышное жужжание, и ящики комода сами собой выдвинулись.
   - Ах! - Надинька всплеснула руками. - Какая прелесть.
   - Это ещё не всё, - довольно хохотнула госпожа Пегги. - Теперь смотри вон туда, где раковина. Видишь водопроводный кран?
   Она снова взмахнула волшебным жезлом - из крана тут же потекла вода. Надя снова радостно вскрикнула и забила в ладоши.
   Всё оживало под взмахами волшебной палочки, стиснутой в красноватых пальцах Тухлой Ветчины. Настольные лампы вспыхивали и гасли, занавеси раздвигались и снова смыкались, даже книги начинали мелко пританцовывать на полке. Надинька была счастлива. Она знала, всегда знала, что волшебство существует! И вот теперь - видела это своими глазами.
   - Вы настоящая волшебница! - прошептала Надя, глядя на мисс Пегги повлажневшими от восторга глазами. Вот бы мне тоже... тоже сделаться волшебницей!
   - Конечно-конечно, - быстро кивнула Тухлая Ветчина и добавила, подавив зевок: - В замке ты сможешь записаться в класс. Хочешь, отведу тебя?
   - Очень хочу, - Надинька вскочила на ноги. - Ах, какая Вы добрая, мисс Пегги!
   - Только в замке тебе нужно будет подробненько рассказать, откуда ты взялась на нашем чудесном острове. Договорились? - мисс Пегги обнажила в улыбке золотые зубы. - Итак, моё сладкое дитя, нам предстоит волшебное перемещение через камин. Нужно бросить под ноги Летучую пыль, назвать за­клинание - и мы вмиг очутимся в замке. Ты не боишься?
   - Нет, я уже видела такое в фильмах - это совсем не страшно, - радостно закивала Надинька.
   - Ну, хорошо. Тогда пойдём! Впрочем, постой, - ведьма вдруг заметила что-то краем глаза - и уставилась Надиньке на грудь.
   - Простите... я сказала что-то не так? - удивилась девочка.
   - У тебя на шее... цепочка. Ну-ка, покажи.
   Надинька вытащила из-за кружевного воротничка пижамы нательный крестик.
   - А это надо снять, - быстро сказала мисс Пегги. Такие украшения мешают волшебству, и магический камин выкинет нас где-нибудь в неправильном месте.
   - Совсем снять? Это обязательно? - подумав, переспросила Надя.
   - Если ты хочешь стать волшебницей, нужно избавиться от этой помехи.
   Надинька с сожалением сняла цепочку через голову:
   - А вы мне потом вернёте?
   - Конечно-конечно. Я сохраню. - с широкой улыбкой сказала мисс Пегги. Она почему-то не стала брать крестик в руки, словно он был горячий или колючий.
   - Милое дитя, положи-ка свою безделушку на каминную полку. Теперь - вперёд, моя сладкая. Полезай в камин.
   Надинька шагнула в просторную, в человеческий рост нишу в стене, тапочками прямо на остывшие угли. Мисс Пегги пролезла следом, упёрлась рыжей причёской в свод, помолчала минуту, потом зыркнула глазами и торжественно произнесла:
   - Rotaricorpus!
   Пуфф! Облако зеленоватого дыма вылетело откуда-то снизу - Наде показалось, что мир пошатнулся у неё под ногами, она зажмурилась... и потеряла сознание.
  
   Она пришла в себя на грязноватом сиденье какого-то старого автомобиля - запястья её были почему-то забинтованы, да не просто так, а притянуты друг к другу, точно наручниками. Мисс Пегги как раз закончила возиться с крышкой бензобака, похлопала себя по бокам, трижды обежала проржавленный автомобиль, зачем-то плюнула на капот - и взгромоздилась, тяжело дыша, на водительское место.
   - Мисс Пегги, это летающая машина, да? - тихо поинтересовалась Надинька, сдавленная множеством пристяжных ремней.
   Волшебница с удивлением обернула бугристое лицо:
   - Ты уже проснулась, грязная мелочь? Сиди смирно, а не то ноги выдерну!
   Надинька с изумлением посмотрела на волшебницу. Ни тени прежней улыбки не осталось на её лице, движения сделались резкими и раздражёнными. Она дёрнула рычаг, крутанула ключом - маленький, рыжий от коррозии автомобиль брюзгливо завёлся, свет фар прострелил ночной лес. Мисс Пегги придавила подошвой потного шлёпанца педаль акселератора, и машина рывком бросилась прочь из подземного гаража наружу.
   Едва успели выехать под открытое небо, как вдруг...
   Кто-то мохнатый и чёрный с глухим рёвом выскочил из-за куста - и прыгнул прямо на капот.
   Ведьма побелела, крутанула рулём... машину швырнуло в сторону, прямо в дерево - бамм! Лобовое стекло вмиг покрылось сеточкой трещин. Волшебница налетела грудью на руль, потом, откинувшись обратно, ударилась головой о металлическую стойку крыши - и, наконец, уже без чувств, навалилась на Надиньку плечом.
   - Ай! - пискнула Морковка и зажмурилась. А когда открыла глаза, то пожалела, что сделала это. У машины стоял огромный бурый медведь.
   Надинька не успела даже завизжать. Быстро махнув тяжкой лапой, медведь ударил в боковое окно. Стекло разбилось - и внутрь салона полезла мохнатая лапа с кривыми грязными когтями.
  
  

Глава 4.

Гиря против волшебного зонтика

  
  
   Ай да ох! Как же мы потчевались! Играли, бросали железными кеглями в твою голову величины, насилу подымешь, да свинцовым горохом: коли в глаз попадёт, так и лоб прошибёт.

А.В.Суворов. Из писем дочери

   Наталье
  
   Погодите кусаться, это же я, - улыбнулся кадет Иван Царицын, стаскивая с плеч бурую медвежью голову. Он распахнул дверь и, кряхтя, вывалил крупное тело рыжей ведьмы в траву. Из-за пазухи волшебницы вывалился маленький тупорылый револьвер.
   - Нельзя, чтобы оружие вот так запросто на дороге валялось, - сказал себе кадет Царицын. - А что если маленькие дети найдут и начнут играть с ним в песочнице?
   Примостившись за руль и погремев ключами, кадет включил зажигание. Изъеденный ржавчиной "форд" немного поныл для порядку - но завёлся.
   - Говорил же я Вам, не ходите на эту проклятую мельницу! - строго сказал Царицын. - Видите, она даже руки Вам скрутила. Давайте, разрежу бинты.
   Надинька молча хлопала ресницами. Превращение жуткого медведя в симпатичного, хотя и немного заносчивого Иванушку Царевича, поразило её настолько, что девочка словно окаменела на сиденье.
   - Как Вы себя чувствуете? - насторожился Царицын. - Надеюсь, эта тётенька не успела причинить Вам зла?
   - Вы, конечно, смелый мальчик, - слабым голосом сказала Морковка. - Но я всё равно доберусь до замка. Я должна стать волшебницей, должна. Я так решила.
   - А я решил иначе, - спокойно сказал Ваня. - Вы отправляетесь обратно в Россию, и как можно скорее.
  
   Тщедушный рассвет несмело топтался в мутных тучах на востоке. Промозглое небо из чёрного сделалось серым, и на этом шотландское солнце, видимо, считало свою задачу выполненной. Иванушка вёл подраненную машину по узкой дороге в сторону тоннеля - там, неподалёку, находилась берлога, а в берлоге - радиомаяк. Царицын решил, что Надиньку нужно срочно эвакуировать на "Иоанна Кронштадтского". Для этого, по уговору с капитаном Шевцовым, нужно просто выключить радиомаячок - и через три часа после того, как прекратится сигнал, гвардейцы-подводники будут ждать юных разведчиков у берега Лох-Патти в том самом месте, где они высадились.
   Внезапно из-за поворота послышался быстро нарастающий гул и навстречу вылетел... Нет, не Змей Горыныч и даже не лесной эльф верхом на единороге. Огромный мотоцикл с рулём, похожим на оленьи рога, а в высоком седле - пышноволосый громила в чёрном пузырящемся пальто.
   Царицын успел надвинуть на лицо медвежью маску и, стиснув руль, вжался в кресло.
   - Лесничий Запретного леса! - восхищённо воскликнула Надинька. - Я читала про него в книжках...
   - Пригнитесь! - быстро скомандовал кадет, но - поздно. Лесничий пронёсся мимо с вытаращенными глазами: он отчётливо видел, что в кабине "форда" за рулём сидел бурый медведь, а рядом, на пассажирском сиденье, - девочка с золотистым хвостиком на макушке.
   Мотоцикл с визгом развернулся позади "форда" и, треща глушителями, устремился в погоню.
   - Не догонит, - Ваня попытался успокоить пассажирку.
   И вдруг - что-то оглушительно бухнуло сзади, горячо прошвырнулось в воздухе и со всей мочи залепило в заднюю левую стойку "форда". Стёкла в пыль! Крыша оторвалась с одного угла и грохоча заколотилась на ветру.
   - Это дробительный луч! Из волшебного зонтика бьёт! - взвизгнула Надинька.
   Иванушка, бледный и встрёпанный, точно раненный на дуэли поэт, зыркнул в зеркальце заднего вида. Чёрный крылатый мотоциклист летел за ними, вытянув перед собой руку, а в руке, как турнирное копьё, - сложенный длиннющий зонт, остриём нацеленный прямо на них!
   - Так не честно. - Иван скрипнул зубами. - Пусть попробует на байке догнать, а стрелять - не честно! Мы же не террористы, почему он бьёт на поражение?
   - Не стреляйте, тут дети! - по-английски завизжала Надинька, вскакивая с места и размахивая руками. - Ванечка, он всё равно целится!
   - Ах ты гад! Надинька, держитесь! - Иванушка резко крутанул рулевое колесо.
   Туго ударило в уши, и жаркий заряд картечи... ужас! - прошёл над головами. Ваня снова врезал по газам, одновременно пытаясь вести машину так, чтобы она постоянно виляла задом, мешая злобному байкеру начать обгон.
   - Негодяй! Он видел, что в машине девочка, и всё равно выстрелил!
   Снова видать в забрызганном зеркальце, как моторизованный лесничий медленно, но верно поднимает свой страшный зонт... "Сейчас снова жахнет", - спиной почуял Ваня и содрогнулся. Перед глазами его вдруг вспыхнула на миг страшная картина: Надинька лежит лицом вниз, по голубой пижаме на спине расползается чёрно-красное... Нет!
   Не глядя, Царицын сунул руку в рюкзак - ухватил первое что попалось - по счастью, попалось тяжёлое... Размахнулся и с усилием зашвырнул через Надинькину голову - назад, за спину, в чёрнокрылую фигуру на мотоцикле:
   - Дяденька, держите! Это Вам...
   Эффект превзошёл ожидания. Ваня оглянулся на грохот и увидел, что мотоцикл едет дальше... без седока. "Форд" со скрипом затормозил. Царицын выпрыгнул из машины и побежал назад - туда, где валялось поперёк дороги грузное тело в плаще. Первым делом Ваня подхватил мокрый зонтик, упавший в лужу.
   - Вот так волшебный, - поразился кадет, торопливо оглядывая тяжёлую металлическую рукоять, затвор и длинный ствол. - Это же пятисотый "Моссберг", помповое ружьё! Настоящий дробовик! Ни финты себе, двадцатый калибр! Тут ещё пять патронов осталось.
   Только рукоять у дробовика была необычная, загнутая мощным крюком, как у зонтика. Толстый ствол спрятан в складках непромокаемой чёрной ткани, натянутой на спицы. Жаль, что не работает в качестве обычного зонта - очень бы пригодилось, когда будем пешком возвращаться в берлогу...
   Ваня с опаской приблизился к отдыхающему лесничему, на всякий случай щёлкнул предохранителем "зонтика" - и нацелил ружьё в живот поверженного громилы. Тот был совершенно без сознания. А в нескольких шагах валялась здоровенная чугунная гиря. Царицын пригляделся - и глазам не поверил. На гире виднелась надпись на чистейшем русском языке: "16 кг".
   - Так вот я чем кинул-то впопыхах, - Ваня покачал головой. - Ну , Громыч, , ну тихоня! Взял - таки генеральскую гирю с собой. Подумать только, сколько мы её в рюкзаке на себе таскали!
   Царицын поднял гирю и бережно уложил обратно в Петрушин рюкзак. Затем принялся, покряхтывая, стягивать с громилы ремень.
   - И снова прав оказался Тихогромыч. Пришлось-таки ремнями вязать...- отдуваясь, подумал Ванечка - и распахнул перед Надинькой дверцу.
   - Всё, машину оставляем, - сказал Надиньке, взваливая на плечи станковый рюкзак. - Дальше пойдём пешком.
   - А если он умрёт здесь от голода? - спросила девочка, с жалостью глядя на жирного мотоциклиста.
   Вдали над лесом послышался недобрый треск торопливых лопастей.
   - Я думаю, лесничего скоро найдут, - сказал Иванушка, задумчиво щурясь на шум подлетающего вертолёта. - И даже слишком скоро. В замке услышали выстрелы, так что с минуты на минуту здесь появятся его друзья с такими же "волшебными зонтиками" и не менее чудесными ротвейлерами. Побежали?
  
  
  

Глава 5.

Кажется, это провал

  
  
   Какой же он крючник? Он вполне интеллигентный человек. Он монтёр.

М.Зощенко. Рассказы

   С когтями - а не птица?
   Загадка
  
   Они побежали.
   Надинька перешагнула через собственное "я" и позволила Царевичу усадить себя к нему на спину. Таким образом детям удавалось двигаться со скоростью, значительно превышающей самый быстрый галоп черепахи. И всё же слишком скоро сзади донеслись свистки, хриплые крики и собачий лай. Порой Ване казалось, что он уже слышит, как хлюпает вода под тяжёлыми ботинками преследователей.
   "Они идут по моим следам", - в ужасе думал Иван. Пот градом заливал глаза. Он бежал, не разбирая дороги, вверх по склону - скорее, скорее к берлоге! Ещё есть надежда: он быстро соберёт "осу", и вместе с Надинькой они улетят прочь, на Лох-Патти, поближе к нашим подводникам...
   - Держитесь крепче, - ободрительно хрипел Ваня. Впереди чернел узкий овраг, наполненный гнилыми ветками и стоячей водой, а поверх оврага перекинулось узенькое брёвнышко - мёртвая сосна упала... "Нормально, - сказал себе Ванечка, прыгая на зашатавшееся скользкое бревно, - нам, кадетам, не впервой..."
   Позади хрустнула ветка и кадет Царицын, балансируя на бревне, обернулся на странный звук... похожий на утробное рычание. Быстрая тень скакнула из темноты...
   - Здравствуйте, мистер Доберман!
   А что ещё мог сделать русский мальчик Ваня? Совершенно инстинктивно он вскинул навстречу адской твари трофейный чёрный зонт. Щёлкнул предохранитель. Собака рванулась вперёд, как грязная молния, оттолкнулась когтистыми лапами от бревна, красиво прыгнула - и вот они, жёлтые оскаленные клыки...
   Тугенько, славно продавился курок, и зонтик выдохнул из себя огненную струю раскалённой картечи. Доберман-пинчер, который уже предвкушал привычный вкус человечьей крови, не долетел до Ивана и помертвевшей Надиньки каких-то двух-трёх метров. Внезапно господин Доберман лишился всей своей зубастой головы с ушами в придачу - и тупой, обезглавленной свинской тушей пролетев мимо цели, плюхнул в овраг.
   Всё бы хорошо, но Ваня забыл, что едва балансирует на скользком брёвнышке. Мощной отдачей выстрела юного стрелка смахнуло с бревна, как былинку. Надинька тоненько визгнула, и через миг они вдвоём шлёпнулись в холодную грязную жижу.
   Другой, менее наблюдательный мальчик, наверное, очень расстроился бы и принялся срочно отчищать себя от грязи. У Вани Царицына не было на это времени. Кадет успел заметить второго добермана, кривоногого и остромордого, деловито спешившего к детям по склону оврага.
   - Закройте, пожалуйста, уши! - посоветовал Ваня маленькой девочке, которая барахталась рядом с ним в грязи.
   - Вы будете ругаться матом? - испугалась Надинька.
   - Зачем? - удивился Царицын. - Я буду стрелять молча.
   Удачным выстрелом из "Моссберга" второго добермана разорвало пополам. Клочки разлетелись, обдав грязный склон грязными внутренностями.
   - Офигеть, - честно признался кадет Царицын, передёргивая затвор. - Мне начинают нравиться волшебные зонтики.
   - Бедная собачка, - всхлипнула Надинька и добавила более спокойным тоном: - Может быть, Вы, наконец, достанете меня из этой лужи, Иванушка?
   Ваня не успел ответить. Сбоку бесшумно прыгнуло что-то тяжёлое и смертельное, ударило Ваньку грудью и, вцепившись клыками в затылок, одним махом передёрнуло ногами кверху, точно ватную куклу. Зонтик вяло подлетел в воздух, Надинька не успела даже крикнуть - распахнув глаза, она смотрела, как огромный и страшный, невесть откуда взявшийся третий доберман терзает и треплет Царевича...
   Очень скоро пёс обернул наглую, высокомерную морду и посмотрел на девочку, выбирая, как с ней поступить: перегрызть горло или впиться клыками в лицо, а потом прокусить череп?
   Бросив неподвижно лежащего кадета, пёс-людоед не спеша, облизываясь, двинулся к Надиньке. Потом чуть быстрее, ещё быстрее...
   Он прыгнул лениво, нацеливаясь на горло. И вдруг - огненные сполохи вспороли собачий бок! Свинец пробил рёбра - добермана швырнуло в сторону. Животное обернуло удивлённо оскаленную морду - и увидело, что позади стоит на коленях недобитый кадет Царицын, держит в руке короткоствольный револьвер - и улыбается.
   - Три, четыре, пять! - вполголоса бормотал Иванушка, считая выстрелы. На пятом выстреле доберман перестал дёргать задними лапами и затих.
   Кадет Царицын отбросил револьвер мисс Пегги - барабан уже пуст - и поспешно, хлюпая по грязи, подбежал к Надиньке:
   - Успел? Укусить успел?
   - Нет, нет... - выдохнула девочка и поскорее протянула руки. Обхватив сзади за шею, она покорно повисла на Ваниной спине.
   - Слава Богу, она вцепилась в затылок медвежьей головы, - задыхаясь, говорил Царицын, карабкаясь из оврага наружу. - Глупая собака! Она пыталась разорвать медведя, а меня даже не поцарапала! Теперь вся шкура в дырках.
   - Сзади опять свистят... - простонала Надинька. - Скажите, ну почему они хотят нас убить?
   В каких-нибудь трёхстах метрах позади мелькали жёлтые пятнышки фонариков. С маленькой пассажиркой на спине Ваня не сможет бежать быстро...
   "Ну вот, это последний сумасшедший шанс на сегодня, - подумал Ваня, заметив впереди чёрный и почти готический силуэт опоры высоковольтной ЛЭП. - Если ноги больше не могут бежать, пусть поработают руки".
   Он тяжело подпрыгнул и, уцепившись за нижнюю перекладину мачты, с трудом подтянулся на руках. Хорошо, что Надинька была девочкой хрупкой и весила не больше стандартного рюкзака.
   - Держитесь крепко, - хрипло предложил Ваня.
   - Вы уверены, что мы не сорвёмся? - Эта Морковка ещё пыталась в чём-то сомневаться. - Вы хотите залезть на самый верх? Там же электричество!
   Ваня ответил не сразу. В данный момент он как раз болтался на одной руке и забавно дёргался, пытаясь забросить ногу на очередное сочленение стальных перекладин.
   - Вам что больше нравится? - глуховато поинтересовался он. - Электричество или доберманы-пинчеры?
   Надинька не ответила. Кажется, она была почти восхищена мужеством Иванушки. Подумать только: на руках, точно обезьяна, залезть на вершину такой высокой мачты - да ещё с грузом на спине!
   Она не знала, что рассудительный Ваня никогда не полез бы на мачту, если бы не знал, что к любой мачте обязательно приделана лесенка. Эта лесенка ведёт на самый верх, однако начинается не от земли, а с высоты приблизительно трёх-четырёх метров - чтобы пользоваться лесенкой могли не всякие там проходимцы вроде Иванушки, а только электрики, которые приезжают на специальных машинах с поднимающимися платформами. Бесстрашному кадету надо преодолеть эти три-четыре метра - а дальше будет легче.
   Железные ступеньки, тонкие и ребристые, предательски грохотали под ногами. От мокрого железа руки Царицына заныли и пошли волдырями. За пять минут он как раз забрался на самый верх мачты - туда, где гроздьями висели зеленоватые изоляторы, а воздух, казалось, потрескивал... Здесь было страшновато: казалось, вся мачта гудит и злобно вибрирует от силы огромного тока, текущего по толстым проводам.
   Ваня взобрался на решетчатую платформу, ограждённую с одной стороны шаткими перильцами, - пришлось опуститься на колени, чтобы Надинька коснулась железного пола ногами. Девочка с усилием расцепила руки - и тут же захныкала, принялась растирать пальчики.
   - Что теперь? - спросила Надинка. Она старалась не смотреть вниз, а по-возможности и по сторонам. Настоящая генеральская внучка! Другая девочка на такой высоте просто в обморок бы грохнулась. А эта сидит и ещё тапками болтает!
   - Осторожно, тапочек не уроните, - посоветовал Ваня. - И нога замёрзнет, и людям внизу сразу легче будет нас найти. А что у Вас на лбу?
   Повязка слетела с её головы, и теперь из-под намокших волос темнело пятно над переносицей, похожее на расплывшийся синяк.
   Надинька небрежно махнула рукой:
   - А, ничего страшного. Доктор сказал, воспаление какое-то. Скоро должно пройти.
   Ваня вытянул шею, пытаясь разглядеть болячку - и вдруг... холодея от ужаса, кадет прочитал на лбу маленькой девочки корявое, злобное клеймо:
   А чуть ниже - гнусный рисунок.
   - Господи! - только и выдохнул кадет.
   - Ну как, уже заживает? - спросила она.
   - А-ам-м... Н-не совсем, - пробормотал Ваня. Голова пошла кругом от завихрившихся мыслей: что это? Кто посмел обидеть внучку самого генерала Еропкина?
   - Жаль, нет зеркальца, - вздохнула Морковка. - Я бы сама посмотрела. Поскорей бы зажило... Ах, смотрите!
   Она дёрнула Ваню за рукав и показал вниз, на землю. Тонкие лучики фонарей суетились прямо под мачтой! "Три, четыре, пять... лучше не считать", - подумал Царицын. Преследователей было достаточно.
   - Скажите честно, Иванушка, - вдруг серьёзно сказала девочка. - Вы ведь не знаете, что нам теперь делать, правда?
   Ваня ничего не ответил: кадеты не должны лгать маленьким девочкам, даже если им очень хочется их успокоить.
   - Теперь Вы понимаете, почему я хочу стать доброй волшебницей? - Надинька грустно улыбнулась. - Будь я волшебницей, я бы смогла унести нас отсюда по воздуху. Или... даже не знаю. Я вызвала бы белых орлов, которые подхватили бы нас на крылья...
   - Ага, белых орлов... - усмехнулся Ваня и тут же пожалел об этом: русские кадеты не должны иронично посмеиваться над маленькими девочками.
   - Знаешь, говорят, иногда помогает молиться Богу, - сказал Ваня и посмотрел в сторону.
   - Знаю, - кивнула Надинька. - Моя бабушка всё время молится, и поэтому у нас дедушка в прошлом году не умер.
   - Жаль, что с нами нет твоей бабушки, - вздохнул Ваня. И вдруг подумал: "А ещё жаль, что нет старца Геронды. Это покруче, чем белые орлы. Уж Геронда смог бы выпросить у Бога какую-то помощь..."
   - Ой, - сказала Надинька. - Трещать перестало.
   - Не знаю, - Ваня покачал головой. - У меня в голове трещит по-прежнему.
   - Я не шучу, - заметила девочка. - Провода перестали гудеть, правда?
   Ваня вздрогнул так сильно, что едва не закружилась голова. Небо с редкими звёздами в разрывах облаков качнулось - на миг гроздья изоляторов и струны проводов поплыли перед глазами. Провода... перестали гудеть?! Он рывком обернулся туда, где в высокомерном отдалении мерцал огнями огромный и неприступный замок Мерлина.
   Странно. Вот кадет Царицын смотрит туда, где должен быть замок. И помнит, что замок находился там ещё минуту назад. А сейчас... замка нет.
   Только темнота над лесом, чёрный туман среди скал - и никаких огней.
   - Вот это по-нашему, - радостно прошептал Ваня. - Похоже, электричество на приливной станции отрубили.
   Снизу донеслись крики, кто-то начал посвечивать фонариками на мачту. Царицын вскочил, забегал по решетчатой платформе, потирая руки и бешено соображая. Подача электроэнергии по резервной схеме должна возобновится мгновенно, через секунду - а если этого не происходит, значит, авария на станции довольно серьёзная...
   Ага, ну всё. В самом низу застучала, заходила ходуном железная лесенка: кто-то тяжело карабкался вверх... "У меня в зонтике осталось три патрона, - пронеслось в голове. - На всех не хватит".
   "Моссберг" по-прежнему болтался за спиной. Ваня поспешно перехватил его, взял наперевес... приятная тяжесть оружия немного успокоила мальчика. Но мальчик понимал, что этого спокойствия хватит всего на три выстрела... Молочный свет луны, чудом пробившейся в разрывы меж облаков, заиграл на крючковатой рукояти "зонтика"... До чего крепкая, прямо литая рукоять!
   Ваня сощурился на этот крюк, точно на нём было выгравировано волшебное заклинание, вызывающее белых орлов.
   "Нет, мы не будем стрелять в людей, - решил кадет Царицын. - По крайней мере, пока".
   Потом Ваня обернулся и твёрдо сказал девочке:
   - Здесь больше нельзя задерживаться. Вы не могли бы залезть в мой рюкзак?
  
   Хорошо, что Надинька не видела всего этого. Со стороны выглядело так: бурый медведь из русской сказки про Машеньку, взвалив на плечи короб с маленькой девочкой, собирается покончить с собой путём спрыгивания с мачты высоковольтной линии электропередач. А зачем у медведя огромный зонтик в лапах? Он что, надеется таким образом смягчить тяжесть падения?
   Смотрите! Оказывается, у медведя более изощрённый план самоубийства. Он перелезает через перила решетчатой площадки и медленно, на четвереньках, подбирается к самому краю мачты. К тому месту, где густо зеленеют изоляторы и уходят вдаль, к следующей мачте, связки жирных проводов.
   И вот, пошатываясь на ветру и стараясь не глядеть вниз, порядком потрёпанный и насквозь мокрый медведь достаёт сложенный зонтик, продевает оскаленную голову и туловище в перевязь - так, чтобы ремень зонтика охватывал его мохнатое тело под задницей... Что теперь?
   Он что, надеется, что выдержит литой металлический крюк на рукояти зонтика? Зачем он цепляется этим крюком за провод? Ах, скорее отведите взгляд - его сейчас ударит током!
   Бедное животное! И какое отважное... Не каждому медведю под силу со свистом нестись на железном крюке меж небом и землёй, над верхушками сосен - вперёд, по высоковольтным проводам!
   Наверное для того, чтобы не свихнуться в полёте, медведь заорал во всё медвежье горло:
  
   Эх, путь-дорожка, фронтовая!
   Не страшна нам бомбёжка любая!
   А помирать нам - эх! - рановато:
   Есть вопросы у нас к колдунам!
  
   В Суворовском училище ещё на первом году их обучали пользоваться специальными блоками для перемещения на тросах по горизонтали. По сути, Ваня выполнял привычное упражнение. Удержаться на зонтике единственно силой бицепсов - не проблема для суворовца! И всё-таки любой кадет согласится, что прокатиться по обычному тросу - одно, а вот проехаться по проводу, ожидая, что в любую минуту могут пустить ток - это довольно редкое удовольствие!
   С жуткими воплями, поминая коня Вещего Олега, крейсер "Варяг" и синий платочек, русский мальчик Иван Царицын пронёсся над верхушками сосен и - вытаращив глаза, начал тормозить, чтобы не врезаться в следующую мачту, которая уж бешено неслась на него из темноты. Ай! Всё равно отбил колени... Быстренько подтянулся наверх, на чёрное металлическое крыло... Ура, успели! Всё, теперь можно давать свет. Осталось только спуститься вниз, отыскать свою берлогу, собрать вертушку - и деру отсюда!
   - Как дела? - пропищала из рюкзака Надинька.
   - Супер, - честно доложил Царицын. - Потерпите ещё минутку.
   Он спустил ноги с платформы, уже нащупал верхнюю ступеньку лестницы... И вдруг остановился.
   Подумать только. Ведь это последняя мачта. Последняя на нашей стороне пропасти. А следующая опора - уже на территории замка, за пропастью и зубчатой стеной. И если сейчас... ещё раз ненадолго сойти с ума, уцепиться крюком зонтика за провод и прокатиться - по-возможности без лишнего шума - до следующей опоры, то... Иван Царевич окажется в замке Мерлина.
   Ваня почувствовал, как задорно расходится сердце. Ток ещё не пустили, и нужно прямо сейчас... В конце концов, офицер я будущий или тряпка дрожащая?
   А... девочка?
   С девчонкой в замок нельзя. Она там такого накуролесит! Тогда... может быть, спустить её вниз, спрятать в берлоге, а самому быстренько подняться, и... И что? Оставить ребёнка совсем одного в медвежьей норе, при том, что лес прочёсывают с собаками? Помилуйте, столь блестящие идеи не должны посещать голову русского кадета!
   С другой стороны, подобного шанса попасть в замок и выполнить задание Савенкова у Вани, пожалуй, больше не будет. Скоро снова дадут электричество, и - всё. Царицын присел на край ажурной платформы, склонил голову и произнёс - так, чтобы внутри рюкзака было слышно:
   - Вы ведь хотите побывать в замке?
   - Хочу и побываю, - донеслось из рюкзака.
   Ваня поморщился.
   - Вот смотрите. Я могу прямо сейчас спуститься вниз, посадить Вас на вертолёт и переправить обратно на подводную лодку. И поверьте, Вы никогда больше не увидите этот чудесный остров. Ваш дедушка об этом позаботится.
   Ваня прислушался: девчонка молчит. Царицын шмыгнул носом и продолжил беседу с собственным рюкзаком:
   - А есть другой вариант. Вы гарантируете беспрекословное подчинение. Даёте честное слово кадета, ну или... как там клянутся девочки? Короче говоря, торжественно обещаете, что будете во всём меня слушаться.
   - Что тогда? - быстро спросили из рюкзака.
   - Тогда мы сию минуту отправляемся в замок. Погуляем там немного, поглазеем на достопримечательности, но не будем показываться на глаза преподавателям. А потом, денька через два-три, отправимся домой, в Москву.
   - А можно мне будет сходить на уроки в академии?
   - Не думаю. Впрочем, не знаю. Обещать не могу, - Ваня нетерпеливо оглянулся туда, где возвышался замок: кое-где уже засветились огоньки, видимо, подключились вспомогательные генераторы тока в самом замке... Впрочем, неосвещённых мест, как нельзя хорошо подходящих для высадки юных разведчиков, остаётся ещё предостаточно...
   - Я согласна, - пискнул рюкзак.
   - Слово генеральской внучки? - въедливо уточнил Царицын.
   - Ага, - уныло ответила Надинька.
   - Тогда пристегнитесь, мы взлетаем, - радостно кивнул Ваня и, вскочив на ноги, торопливо полез на другую сторону мачты, поближе к проводам.
  
  
  

Глава 6.

И всё-таки провал

  
  
   Никогда ещё Штирлиц не был так близок к провалу.
   Ю.Семё нов. Семнадцать мгновений весны
  
   н забыл только об одном: если раньше провода спускались вниз, то теперь всё было иначе: мачта ЛЭП в конце перелёта была чуть выше, чем точка старта. А это значит, что...
   Так и получилось. Ваня доехал на своём крюке строго до середины отрезка, разделявшего две опоры, - и повис над пропастью.
   - Мы ещё живы? - поинтересовался голосок из рюкзака.
   - Угу, - буркнул Царицын, подтягивая ноги кверху и цепляясь ими за провода. - Мы-то ещё живы, но вот мои ладони скоро умрут.
   И он не ошибся. Медвежья шкура была весьма плотной, но даже она вскоре прорвалась от трения о шершавую поверхность толстого провода. Когда до желанной мачты оставалось метров двадцать, Ваня понял, что из рук сочится кровь. Капало на лицо, как редкий дождик. Странно, но боли он не чувствовал...
   Ненужный теперь зонтик, казалось, весил ужасно много. Ваня стащил с головы перевязь - и уронил "Моссберг" в пропасть. Вместе с тремя патронами. "Благодарю за службу, - пробормотал он. - Надеюсь, больше отстреливаться не придётся". Внутри вражьего замка всё равно необходимо соблюдать тишину, чтобы не привлекать внимания охраны...
   Впрочем, до замка ещё надо добраться. Спиной вниз, перебирая по проводу не только руками, но и ногами, накрепко перекрещенными в лодыжках, Ваня двигался медленно. С замиранием сердца он чувствовал, что начинает уставать... Покосившись вниз, кадет Царицын осознал, что уже миновал стену: прямо под ним поблёскивал шпиль с обвисшим тёмным флагом, а рядом противно скрипел, мотаясь на ветру, уродливый флюгер в виде крадущейся кошки.
   - Кыш, драная! - вполголоса цыкнул Царицын. Жестяная облупленная кошка вздрогнула и, надменно скрипя, повернулась задом.
   Наконец руки натолкнулись на округлые, пузатые банки изоляторов. Ура, неужели мы почти у цели?! Царицын, радостно хихикая, перевалился пузом на крыло мачты, потом поднялся на дрожащие ноги - ну всё, всё. Можно расслабить стиснутые челюсти. Вот уже решетчатая платформа с поручнями...
   Глянул вниз - и чуть не свалился! Ух, как страшно. Вцепившись в поручни, Ваня помотал головой: сумасшедший! Неужели он и вправду только что занимался тем, что переползал по тросу через пропасть, да не один, а с внучкой начальника родного училища на плечах?
  
   По счастью, ранним утром на окраине квартала Саламандр почти не встретишь живой души: студенты младших курсов ещё спят, студенты старших курсов уже спят, а у преподавателей есть дела поважнее, чем шляться в ранний час по пустым улочкам близ дремлющих корпусов.
   Никем не замеченный, драный и хромой медведь-шатун со станковым рюкзаком на спине спустился с мачты ЛЭП и болезненной трусцой, пригибаясь, перебежал к ближайшему зданию. Дверь в подвал, разумеется, оказалась заботливо запертой, однако сам по себе спуск к этой двери располагался ниже уровня тротуара, как бы под землёй. Здесь, под грязным сводом подвальной арки можно было присесть на ступени и перебинтовать окровавленные ладони.
   Ваня, едва успев перетянуть бинтом левую руку, буквально на секундочку прислонился головой к холодной стене. Надинька вела себя на редкость тихо и глупыми вопросами спящего кадета не беспокоила. Может быть, её тоже сморило...
   Царицын разодрал веки часа через три, когда снаружи погасли последние газовые фонари и застучали растворяемые ставни на окнах, а изнутри домов донеслись первые вопли будильников и сонных студентов, собиравшихся на занятия. По местному времени было около восьми часов, очередной пасмурный день в академии волшебства только-только начинался.
   - Доброе утро, Иванушка, - заспанным голоском произнёс говорящий рюкзак.
   - Надеюсь, оно будет добрым! - усмехнулся Ваня. Он поднялся на ноги, потянулся - и подумал, что сегодня впервые за многие годы не станет делать зарядку. "Всю ночь заряжался, хватит уже!" - подумал юный разведчик и, кряхтя, выкарабкался по ступеням на тротуар.
   Ни души, только высокомерная жиреющая крыса куда-то спешит вдоль стеночки.
   - Куда мы пойдём? - поинтересовался голос Надиньки из рюкзака.
   - Пойдём рвать колдовскую нечисть на фашистские знаки, - невозмутимо доложил кадет. - Если через подвал не получилось, попробуем через чердак!
   Ему не терпелось при свете дня оглядеть объект атаки с какой-нибудь высокой точки. Посмотреть, где расположены учебные корпуса и общежития студентов. Кроме того, молодой человек втайне надеялся, что на чердаке удастся поспать ещё пару часов - в чуть более комфортных условиях, чем на каменных ступеньках.
   Царицын подошёл к ближайшему подъезду, подёргал бронзовое кольцо, постоял минуты полторы, ковыряя пальцем золочёное украшение на косяке в виде драконьего глаза. А потом хлопнул себя по лбу и радостно полез в боковой карман рюкзака. Прижал к вытаращенному драконьему оку полученную от Савенкова бляху с гербом факультета Моргнетиль. Дверь возбуждённо запищала и открылась. Царицын скользнул внутрь. В комнате охраны было темно. "Видимо, вахтёр ещё спит", - удовлетворенно улыбнулся Ваня и, мысленно напевая "Колыбельную" Лермонтова, бесшумно прокрался к лифту.
   Дверца на чердак была заперта на смешной висячий замок. Чтобы взломать его, совсем не нужно было обладать мощью Петруши Тихогромова. Царицын просто просунул лезвие ножа под скобу - и вытащил её вместе с винтами.
   Дверь раздражённо скрипнула, и пронзительное эхо разнеслось по тёмному чердаку. Здесь откровенно пахло мертвяками и привидениями - даже Надинька в рюкзаке беспокойно завозилась. Ваня сразу решил, что спать он тут не станет точно. Кадет поспешно включил фонарик, бодро пробежал в дальний конец чердака и распахнул решетчатую дверку, которая вела на крышу, - чёрную, покатую и скользкую после дождя.
   Вот это да! Таких крыш он ещё не видывал... Горбатые и вздыбленные, как кошачьи спины, они карабкались друг на друга, наваливаясь зубастыми карнизами, цепляясь костлявыми лапами узких и длинных, потемневших от копоти галерей. Крыши были многоярусные, со всевозможными башенками да шпилями, скрипящими фонарями и обрывками флагов. Настоящий рай для кошек и юных разведчиков.
   - Сколько всего нагромоздили, и ведь не одно поколение зодчих трудилось! - с некоторой грустью подумал Ванька. - Даже жалко эдакую лепоту ломать. А что делать - другого выхода нет...
   - Ой, смотрите, какая башенка красивая! - зазвенело за спиной. Царицын даже присел от неожиданности.
   - Тише! - зашипел он. - Зачем вылезли из рюкзака?
   - Мне душно и скучно, - объявила Надинька. Оказывается, она давно высунула белобрысую голову наружу и жадно разглядывала живописные крыши Мерлина. - Ах, Иванушка, поглядите на эту милую башенку. Я читала про неё в книжке, это Башня звездочётов. Видите, подзорная труба торчит из окошка?
   Царицын послушно обернулся. Ух ты! Над лесом ветвистых антенн и чёрных коленчатых труб возвышалась каменная гранёная башенка с хитроумным золочёным флюгером в виде астролябии. Четыре стрельчатых окошка смотрят на все стороны света, и торчит из северного окна задранное кверху дуло старинной подзорной трубы.
   Бурый медведь, пригибаясь, побежал вниз по скату. Он спешил туда, где болтался на железных тросах висячий мостик, перекинутый меж домами.
   Пробегая по мостику, медведь глянул вниз - и чуть не рухнул. Под ногами шумел переулок. Покрикивали торговцы бутербродами, колесили на велосипедах студенты с тяжёлыми книжками на багажниках. Две фигуры в ослепительно-белых балахонах чинно двигались посреди дороги... профессора что ли? Ванечка титаническим усилием воли сдержал жгучее желание смачно плюнуть на блистательные профессорские лысины.
   Вскоре он уже взбирался по мокрой чешуйчатой стене обсерватории, цепляясь пальцами за выступы старых камней. Шумно сопя, подтянулся на руках, забросил один локоть, потом другой... обдирая живот, перевалился через подоконник внутрь.
   - Я тоже, тоже хочу посмотреть! - пищала Надинька, возмущённо копошась в рюкзаке. Но Ваня Царицын не отвечал, с суровым видом он прильнул к окуляру.
   - О! Вижу места боевой славы! Вон там мы десантировались, - пробормотал он, разглядев на горизонте скалистый мысок Лох-Патти. Подумать только... ещё вечером он стоял во-он там, на утёсе. Смотрел сюда, на эти башни, и не знал, как проникнуть внутрь...
   Вот чёрные опоры ЛЭП гуськом выдвигаются к замку из тумана. Петляет автомобильная дорожка по склону горы, поднимается наверх к Запретному, то бишь Гнилому, лесу - и ныряет в тоннель. Где выныривает? Где-где? А вот здесь... Ха-ха! Даже козырёк видно, с которого они с Громычем сигали на крышу жёлтой фуры!
   Несчастный Громыч... Лежит сейчас, бедолага, в ящике с сушёными скорпионами... Или, что хуже, давно вылез и самостоятельно разыскивает наших детдомовцев. А если так - можно быть уверенным, что Громыча уже поймали и теперь его допрашивает в тесной комнатке какой-нибудь одноглазый маг с тонкой улыбкой и костлявыми пальцами...
   Нет, не может быть, опомнился Царицын. Ведь он велел Петруше не высовываться из сундука. Ваня хорошо знал старину Тихогромова. Если Громыч обещал, то будет сидеть в сундуке до упора. День, два, а если надо - и дольше. Всех скорпионов сжует от голода, но просидит сколько надо.
   - Ну же, дайте я Вам всё расскажу! - Надинька высунулась из рюкзака и слегка дёрнула Царицына за воротник. - Вы же ничегошеньки не знаете про замок! Вот смотрите, мы находимся в квартале Саламандр. Здесь живут студенты старших курсов. А дальше - видите невысокий такой хрустальный купол? Там ещё зелёные флаги на шпилях? Это старый Дворец церемоний, самый красивый во всём замке! Ах, как я мечтала попасть туда!
   - Ага-угу, - бормотал Ваня, покручивая стёклышки. - А где размещают второкурсников?
   - Вас какой факультет интересует? Моргнетильцы живут в Ласточкиных гнездах - это такие маленькие домики, которые как бы прилеплены прямо к стене Внутреннего замка. Факультет Дуйсбергхоф расположен во-он там, в угловой Стрельчатой башне. Её легко узнать по крылатому пылающему маяку на верхушке...
   - А на какой факультет зачисляют русских? Об этом в книжке не говорилось?
   - Нет, - сказала Надинька. - Так слушайте дальше! Факультетский корпус имени Клермонтской ведьмы находится в Вальпургиевой башне на сваях, которая стоит посреди Потного озера. Общежития Генуэзского клуба вампиров расположены - вон, посмотрите, их видно без подзорной трубы - на склоне Лысоватой горы, сразу за бестиарием.
   - Послушайте, я начинаю путаться, - взмолился Ванечка. - Да сколько же всего этих факультетов?
   - Поначалу было четыре, спустя пять лет сделалось сразу восемь, а с прошлого года уже тринадцать! - радостно затараторила Надинька. - И мне больше всего нравится Моргнетиль! У моргнетильцев на гербе - ядовитая ласточка с лицом сфинкса. Это символ добра и милосердия.
   - Не знаю насчёт ласточек, а вот воронья тут предостаточно, - прошептал Ваня, с опаской оглядываясь на чёрную тень, мелькнувшую в воздухе. Он поспешно крутил трубой, стараясь запомнить расположение учебных корпусов и общежитий. Ага, кривая аллея со статуями ведёт к лабиринту... С другой стороны к нему примыкает нечто похожее на ацтекскую пирамиду, только зачем-то её увешали турнирными щитами...
   - А здесь что за корявое строение виднеется? - спросил кадет, указывая на высокомерную чёрно-багровую башню посреди Внутреннего замка, увенчанную гигантскими золочёными бивнями, похожими на оленьи рога.
   Надинька не успела ответить. С истошным карканьем мимо пронеслась ворона - и Ваня Царицын присел, хоронясь под окном. Ещё минуту назад вокруг обсерватории летала, точно принюхиваясь, одинокая птица - один раз каркнула, да вроде смолкла. А теперь... их уже штук пять!
   Птичья сигнализация снова сработала исправно. Снизу, из-под дощатого пола, донеслось отдалённое, но торопливое постукивание. Кто-то взбирался по лестнице. Не дожидаясь, пока под ногами сдвинется крышка люка и высунется из щели дуло волшебного зонтика, Ваня скомандовал Надиньке засунуть голову обратно в рюкзак - и, глухо сопя, полез в окошко. Ах, незадача! Клочья медвежьей шкуры остались на кованой решётке... Вытаскивать некогда: надо рвать когти...
   Медведь загремел когтями по самому гребню крыши - а вороны-то следом летят! Каркают всё громче, и стая стремительно увеличивается... Ваня заторопился...
   И не заметил дохлой кошки, валявшейся под ногами. Кошка была вонючая и гадкая, но особенно неприятно то, что она была... скользкая.
   Бурый медведь всплеснул руками, крутанулся в воздухе - и рухнул на скользкую железную кровлю. "Вот и всё..." - понял кадет Царицын, едва почувствовал, как бешено скользит железо, точно залитое маслом... Надинька испуганно запищала в рюкзаке, а Ванечку безудержно поволокло под уклон, к самому краю.
   Царицына несло на груду жёлтых кирпичей, аккуратно сложенных на кровле, - он ударил в кирпичи ногами, надеясь затормозить... Не тут-то было! Груда немедленно обрушилась - и добрая сотня кирпичей вместе с Иванушкой покатилась, заскользила вниз по кровле.
   "Плохи дела", - застонал сквозь зубы кадет Царицын, чувствуя, как его закручивает волчком. Рюкзак распахнулся, посыпались вещи... Зазвенела по железу бляха с гербом! Веером разлетелись Надинькины карандаши, грохнул и покатился термос...
   - Надя! - успел крикнуть Царевич. - Держись за шею!
   Через миг крыша резко закончилась - и, нелепо дёрнув ногами, медведь полетел вниз. В полёте успел заметить: что-то блестит и сияет. Приземистый купол, точно хрустальный... Падаем прямо на него!!!
   Ваню и Надиньку спасло то, что несколько кирпичей угодили в купол чуть раньше - вмиг превращая стёкла в тучу колючих сияющих брызг. Сквозь пробоины в хрустальной кровле дети полетели вслед за кирпичами - и вот, вместе с россыпью кирпичей, битого стёкла и цветных карандашей, они обрушились прямо в центральный Волшебный фонтан в атриуме старинного Дворца церемоний.
  
   В вестибюле играл оркестр, россыпи розовых лепестков покрывали сумрачный мрамор ступеней. Молчаливые и торжественные сновали преподаватели с папочками в руках, завершая последние приготовления к церемонии начала учебного года. Двести пятьдесят мальчиков и девочек, которых только что привезли к замку Мерлина на старинном паровозике и теперь выстроили в вестибюле Дворца церемоний перед древним фонтаном, с восторгом озирались, ожидая появления господина проректора академии.
   Под хрустальным куполом плыли в густом воздухе, чуть покачиваясь, сотни разноцветных свечей. Медленно кружась, падал ароматный волшебный снег - и сахарными хлопьями ложился на вишнёвые с прозеленью гербовые ковры. Важно раздувались старые шёлка факультетских флагов, надменно взирал с дворцового герба блистающий олень - эмблема Принципала академии. Утробно звучали виолончели, сладострастно изливались скрипки.
   Внезапно наверху оглушительно рвануло - и с грохотом посыпались осколки. Музыка оборвалась, свечи шарахнулись к стенам - и декан факультета Моргнетиль профессор Йенна Мак-Нагайна вздёрнула кверху смертельно побелевшее лицо.
   Все двести пятьдесят первокурсников, раскрыв рты, наблюдали за тем, как летит и рушится в фонтан, вздымая роскошную тучу брызг, бурая медвежья туша.
  
   Удар о воду был настолько силён, что у кадета вмиг вышибло дух. Не совсем, конечно, а секунд на десять. За это время он успел трижды хлебнуть шипящей фонтанной воды, вытаращить глаза и перевернуться спиной кверху, чтобы выставить из воды плечи - точнее, девочку, которая по-прежнему крепко обнимала его за шею.
   А ещё Иван успел подумать, что это - провал. Охрана, небось, уже сбегается к фонтану. И дело провалил, и бедную Надиньку ухитрился доставить прямиком в колдовское логово, ведьмакам на растерзание!
   Фонтан был старинный, глубокий...
   Иван Царицын ужаснулся, понимая, что выплыть не в силах. Тяжкая шкура потащила в глубину, и Надинькины ручки, намертво сцепленные вокруг шеи, сдавили горло. "Воздух, где мой воздух?!" - Ваня захрипел, безнадёжно булькая, проваливаясь ко дну... Стыдно! Перед Еропкиным, перед Громычем и Телегиным. А ещё... перед старым Герондой.
   Ванька духом рванулся - к доброму старцу с чудесной горы. "Геронда, помоги!" - беззвучно крикнул он, чувствуя, что в глазах уже вовсю кровавеет от боли. Больно ткнулся коленом о каменное дно бассейна. Поджал ноги - изо всех сил ударил пятками в камень. Вода взревела пузырями, и Ваня неожиданно легко вылетел кверху, к сладкому воздуху - под шипение струй!
   "Неужто выплыл? - удивился он, судорожно глотая воздух. И подумал: "Не иначе, Геронда обо мне помолился". Вспомнил: Геронда стоит, жмурится на солнышке, держит за рукав и говорит: "Всё будет хорошо".
   А ещё старец велел запомнить имя Ванькиного сверстника, юного колдуна. И Ваня запомнил: "Шу-шу-рун".
   Невесть откуда взялось потрясающее спокойствие: "Провал? Кто сказал, что провал?!" Ваня искренне поразился: отчего паниковал-то? Ну да, вот они, перекошенные лица охранников, глядят на него. Сбежались вокруг фонтана, тычут стволами волшебных зонтиков. "Какие же мы нервные", - хмыкнул медведь Царицын, подплывая к мраморному бортику.
   Старая ведьма с гадючьим лицом в хищных очках буравит Ваньку пылающим взглядом. Молодой господин в пенсне, с голым черепом и наглым лицом пробирается ближе, распихивая охранников. Конечно, всем любопытно посмотреть на мокрого медведя, свалившегося с луны!
   - Надеюсь, я не опоздал? - с улыбкой спросил медведь на чистейшем английском языке, протягивая руку и хватаясь за ствол волшебного зонтика. - Помогите выбраться, пожалуйста.
   Лица охранников вытянулись. Двести пятьдесят юных первокурсников зашумели, старая ведьма в очках подняла выщипанную бровь.
   - Откуда вы взялись? - взвизгнул лысый в пенсне, выдёргивая из-под пиджака и направляя на медведя чёрную указку, точно ствол с глушителем. - Что вам нужно?
   - Извините за разбитую крышу, - вежливо извинился сибирский медвежонок, с трудом вылезая из бассейна. - Где тут записывают в школу волшебников?
  
  
  

Глава 7.

Засланные казачки

  
  
   Вот так я и попал в колдуны с первых шагов. Хозяева на меня косились и хмурились.

М.М.Пришвин. Колдуны

  
   последствии юные первокурсники Мерлина вспоминали: с небес свалился сибирский медведь, а потом он лопнул, и из его брюха выбежали мальчик и девочка.
   Мальчик сказал, что он - Шушурун, ученик известнейшего алтайского шамана.
   - Не приближайтесь ко мне, - с хладнокровной улыбкой бросил мальчик Шушурун бородатым охранникам. - Иначе я нашлю на вас порчу. Настоящую сибирскую язву, понятно?!
   Сказано было достаточно громко - первокурсники взволнованно зашептались. Мальчики, толкаясь, кинулись за спины девочек. Девочки бледнели и тупо моргали ресницам. Все чувствовали, что привычный ход церемонии совершенно нарушен.
   - Не надо, не приближайтесь к нему, - кивнула охранникам похожая на очковую кобру профессор Мак-Нагайна, вгрызаясь в Иванушку чёрными свёрлами глаз. - Вы ученик Шушуруна? Чем докажете?
   Мальчик пожал мокрыми мохнатыми плечами:
   - Тем, что я здесь. Разве обычный человек может так удачно свалиться с неба?
   - Только не надо резких движений! - с фланга потихоньку заходил лысый, тиская в потных пальцах дрожащую указку. - Где остальные? Где парашют?!
   Один из охранников нетерпеливо передёрнул подствольную помпу. Ученик Шушуруна слабо улыбнулся:
   - Мой учитель съел тринадцать волшебных грибов и начал мечтать о том, чтобы я перелетел сюда, к вам. Учитель Шушурун Старший - величайший колдун. Его мечты всегда обретают силу. И вот я здесь.
   - А девочка? Откуда девочка?
   Ваня не успел придумать ответ. Толпа расступилась, точно от ледяного ветра, - развязно вышагивая длинным ногами, весь разболтанный и ломливый, в подчёркнуто неформальном свитере на Ваню надвигался долговязый человек, который, видимо, знал себе цену. Человеку было лет сорок. Загорелое узкое лицо с зализанными назад волосами, надменный взгляд и длинный иронический подбородок.
   - Что вы тут устроили, а? - быстро и злобно спросил он, качнувшись на лысого в пенсне, который сразу попятился. Профессор Мак-Нагайна тоже невольно смутилась, на её морщинистой шее, похожей на бледное брюшко змеи, заиграли надувшиеся жилы.
   - Какого диавола, а? - долговязый в свитере поехал плечом на охранников с зонтами. - Через минуту сюда проректор придёт, речь будет читать. Вы хотите церемонию сорвать, так?
   Наконец, он обернул острое лицо в сторону Вани, глянул ленивым глазом - и скомандовал охране:
   - Уведите вот этих мокрых, потом разберёмся с ними. И мелких успокойте. Сейчас торжественный момент, ясно? Все радуются и улыбаются, я сказал!
   - Да-да, декан Фост, Вы правы, - побледнев, закивал лысый крепыш в пенсне.
   Декан факультета наступательной магии Колфер Фост окатил лысого ледяным взглядом. Привычным усилием растянув рот в улыбку, повернулся к напуганным первокурсникам.
   - Милые дети! - радостно возгласил он, вихляясь и раскачиваясь на тонких ногах. - К нам только что прибыли опоздавшие ученики, ваши будущие однокурсники.
   Не глядя, он показал на Ваню костлявым пальцем:
   - К сожалению, юные путешественники нуждаются в помощи целителей. Они получат первую помощь и присоединятся к вам позднее. А теперь прошу прекратить разговоры! Помните, что вы находитесь в замке великого Мерлина! Наша церемония начинается...
   - Скоро тебе будет не до смеху, - негромко сказал лысый, наклоняясь к Ваниному плечу, пенсне его помутилось от злобы. Он махнул указкой вбок:
   - Туда, живо! И девчонку тоже!
   Ваня покосился на охранников с зонтиками - и, шлёпая мокрыми медвежьими лапами, с которых на старинные ковры обильно стекала водичка, двинулся в боковой проход. Здесь темнели статуи костлявых стариков и смеющихся женщин в островерхих шляпах. На стенах пестрели графики с именами и датами. Видимо, галерея вела в учительский флигель...
   Что-то укусило в шею, в глазах вмиг потемнело... Иван качнулся, что-то промычал... и повалился на ковёр. Надинька тоненько вскрикнула - её подхватили и поспешно унесли в боковой проход. Следом два бородача поволокли "уснувшего" шаманёнка.
   Сзади, насмешливо покачивая лысой головой, двигался молодой ведьмак в золочёном пенсне, с маленьким, уже опустевшим шприцем в руке.
  
   Ваня очнулся в инвалидном креслице с колёсиками: руки заботливо притянуты специальными креплениями к подлокотникам. Лодыжки тоже зафиксированы мягонькими ремнями. Перед ним - в рыхлых жёлтых креслах раскинулись тела нескольких преподавателей: очковая кобра с морщинистой шеей, ещё какой-то артистический тип со сладкими, точно опухшими глазами и пирсингом в каждой складке лица. Сбоку у решетчатого окна нервный господин с подёргивающимся веком сквозь длинные вороные пряди внимательно буравит Царицына ледяными гляделками. За его спиной посмеивается лобастый в пенсне. "Не иначе, это ты, лысый, вколол мне сзади, когда шли по коридору, - подумал Царицын. - Ладно, подлый шпак, я у тебя в долгу".
   - Вы допускаете, что они действительно трансгрессировали сюда из Сибири? - донеслось до Ваниного слуха. Профессора оживлённо обсуждали инцидент.
   - Почему нет? - повёл щипаной бровью творческий тип с пирсингами. При каждом слове его жёлтая бородёнка, за­плетённая в косицу, подрагивала:
   - Видите ли, профессор Мак-Нагайна, современной науке известны множественные свидетельства окказиональных телепортаций у сибирских шаманов. Такому креативному мастеру, как Шушурун Старший, не составит большого труда перенести почти невесомые физические тела двух детей даже через десять тысяч километров...
   Артистический тип почесал босую подошву, закинутую на журнальный столик и добавил:
   - Видите ли, мы плохо знаем практику сибирских коллег, но, безусловно, у них есть очень хорошие наработки в области привлечения тангалактической энергетики, да-да...
   Ваня вспомнил про Надиньку, попытался оглянуться.
   - "Я здесь", - улыбнулась Надинька глазами. Она сидела на высоком стульчике позади Царицына. Кажется, новых синяков и царапин у девчонки не появилось. "Значит, пока всё хорошо, - сказал себе Ваня. - Пока держимся на плаву".
   Внезапно гул учительских голосов смолк. Раскрылась дверь и вошёл некто высокий, с белой бородой, похожей на жидкие струи мыльной пены... Сначала Царицыну показалось, что это дряхлый старик, едва передвигающий ноги. Огромный, взморщенный лоб его был необычно высок, казалось что вошедший вносил под крышкой черепа всю тайную мудрость древних библиотек. На крупном носу плотно сидели стекляшки без дужек, а тонкая чёрная бровь поднималась так круто и выспренно, что казалось, каждую минуту этот человек сосредоточенно творит стихотворную вязь. Потом Ваня заметил, что мыльнобородый вовсе не стар. Его выдавали губы - молодые, презрительно тонко прорезанные, с надменным философическим изгибом.
   В особенности же поразило Ваню то, что глаза этого человека были, казалось, постоянно сожмурены - словно ежесекундно совершал он пограничное человеческим возможностям мыслительное напряжение или же пытался прозреть предстоящее внутренним взором, посредством некоего скрытого глаза, находящегося в возвышенном лбу его. Жидкие скользкие волосы не могли сокрыть обнажившейся пергаментной кожи на темени и бугристом затылке, нависающем позади воротника, - лишь тонкие прядки струились по вискам, обтекая крупные, точно восковые, уши и произливаясь на вздёрнутые плечи.
   Руки он держал как бы на манер орлиных крыльев - сложенными на груди так, что длинные пальцы, как острые перья, выставлены были по сторонам предплечий. Наглухо застёгнутый долгополый сюртук скрывал под глухим белым бортом половину златого ожерелья с неведомым Царицыну орденом, а чуть выше стальная пуговица стягивала тугой воротник, высоко, под самые уши поддерживавший голову сзади.
   Профессура молча встала, уступая дорогу, изгибаясь в почтительных поклонах. Видно было, что это особенный волшебник, возможно, один из главнейших в замке. Белая фигура в шорохе клубящихся воскрылий надвинулась на детей - сомкнутые глаза воззрели на Ваню с высоты запрокинутой в воздух головы.
   - Что у нас здесь? Русские дети... - произнесли губы пергаментного человека. Говорил хрипловато, точно с собою самим разговаривая:
   - Интересно знать, что нужно русским детям в замке...
   - Отвечай! Профессор Тампльдор спрашивает тебя! - поспешно подскочила и зашипела Мак-Нагайна, испуганно тараща гадючьи глаза.
   - На стажировку прилетел, поучиться у великого юного волшебника Гарри! - ответил Ваня, разглядывая небывало гордое лицо.
   - Как же дети смогли добраться... хочется знать, - проговорил пергаментный, и брови его заходили вверх и вниз поверх очковых стёкол.
   - А что рассказывать-то? Это наш сибирский секрет. Вообще говоря, это я к вам приехал учиться, а не наоборот, - звонко ответил осмелевший Царицын. - Я-то думал, такие простые вещи у вас в академии даже первокурсники умеют делать...
   - То есть ты... умеешь? - старик изогнул улыбкою тонкие, точно из пластилина вылепленные губы.
   - Конечно, - кивнул Ваня.
   Надинька в недоумении поглядела на Царицына. Что он такое говорит? Лёгкий румянец играл на щеках кадета. По особенному блеску в его глазах Морковка, которая уже научилась разгадывать некоторые черты в поведении Царевича, поняла: Царевич что-то придумал.
   - Если хотите, я вызову кого-нибудь из Сибири, - запросто предложил мальчик.
   - Прямо сюда? - медленно улыбнулся профессор Гендальфус Тампльдор.
   - Мальчик дерзит! - тихонько, по-змеиному рассмеялась Йенна Мак-Нагайна.
   - Ну... прямо сейчас не получится. Заклинание сложное, нужна серьёзная подготовка, - вздохнул Шушурун. - Кое-какие магические вещицы необходимы.
   - Какие именно вещицы необходимы мальчику? - профессор немного накренил голову, при этом царственный изгиб его тела, сильно откинутого назад, не изменился.
   - Что мне нужно? - Ваня моргнул. - Ну, кое-какие мелочи... Сушёные мухоморы у вас есть? А кровь белой лягушки?
   - Разумеется, - кивнул профессор Гендальфус, с любопытством разглядывая мальчика сквозь стиснутые веки. Потом нацелил стёкла в лысого господина, стоявшего у Вани за спиной.
   - Драгоценный друг фон Бетельгейзе сейчас проводит мальчика в складскую зону. Пусть мальчик выберет всё, что ему нужно. А потом мы оценим искусство нашего юного гостя. Итак, кого Вы собираетесь доставить из Сибири?
   - Да мне-то как раз всё равно, - лениво сказал Ваня, подавляя зевок. - Вам мальчика или девочку?
  
   Под крышей гигантского ангара пронзительным эхом разносилось поскрипывание колёсиков. Барон Рюдегер фон Бетельгейзе с побелевшим от омерзения лицом неприязненно толкал перед собою серебристое кресло-каталку, в котором как ни в чём не бывало развалился русский мальчик в полосатой больничной пижаме.
   - Так, это у нас что? Развесные пиявки горячего копчения? Ну, возьмите граммов триста, - задумчиво сказал Ваня, придирчиво разглядывая контейнеры на стеллажах.
   - Эй ты! Делай, что он говорит! - хрипло скомандовал господин фон Бетельгейзе плечистому и волосатому охраннику в чёрном плаще, толкавшему перед собой корзину с разнообразной дрянью, которую Ваня счёл необходимой для предстоящего магического действа. Охранник, грохоча высокими ботинками, подошёл к ящику с пиявками и, равнодушно запустив в коробку пятипалые грабли в грязной резиновой перчатке, извлёк пригоршню копчёных соплей - бросил на весы.
   - Триста пятьдесят оставить? - вопросительно прорычал он на древневерхненемецком. Ваня кивнул.
   - Так... почти всё необходимое взяли, - бормотал Царицын. - Пыльца подземной орхидеи - вычеркиваю, пиявки вычеркиваю. Моча мускусного барана, конечно, жидковата, но делать нечего, будем работать с жидкой. Что ещё осталось?
   Кадет хотел почесать макушку, но не тут-то было: запястья по-прежнему прикованы к подлокотникам.
   - Ах да! - спохватился юный шаман Шушурун. - Сушёные скорпионы.
   - Сколько можно, а?! - едва сдерживая ненависть, проскрипел Рюдегер фон Бетельгейзе, подкатывая кресло к следующему ряду стеллажей. - Вот скорпионы, в жёлтом ящике.
   - Свежие?
   - Сегодня ночью привезли.
   - Беру целый ящик, - кивнул Шушурун.
  
   - Это просто издевательство! Наглый щенок устраивает здесь цирк, а мы должны терпеть? - возмущённо надулся профессор красноречия Феофрасто Феофраст, пряча подбородок в снежные кружева на груди. - Неужели вы думаете, он правда сможет перенести сюда кого-нибудь из Сибири? Невообразимо.
   - Надо было прикончить его в фонтане, - задумчиво проговорил лысый Рюд фон Бетельгейзе, играя желваками так сильно, что дёргались уши. - Просто маленький русский шпион.
   - Едва ли шпионы станут у всех на глазах падать в фонтан, - обернула плосколобую голову Йенна Мак-Нагайна.
   - Всё равно! Прикончить - и проблема решена.
   - Я согласен с Вами, Рюди, - вздохнул Феофрасто Феофраст, закатывая глазные яблоки в сизые полутени верхних век. - Однако господин проректор заинтересовался молодым человеком. Это значит, профессор Гендальфус что-то почувствовал в душе мальчика. Что-то важное...
   - Да-да, это верно! - жадно подхватила Мак-Нагайна. - Профессор Гендальфус не ошибается, у него верное чутьё. А что, коллеги? Может быть, мальчик и правда ученик шамана?
   Юный шаманёнок наотрез отказался раскрывать секреты национального искусства телепортации. Уже минуты три он ворожил за плотной ширмой. По сторонам замерли охранники с крупнокалиберными зонтиками наперевес. Взрослые волшебники вслушивались, пытаясь определить, что в данный момент делает таинственный мальчик: вот брякнула крышка... похоже, выливает в котел кровь белой лягушки. Теперь зазвенела ложка - размешивает...
   - У самоедских шаманов есть практика телепортаций, это научный факт, - кивал лорд Бустерхаус, учёный муж с бородавками на веках и губах. - Отчего же мы не допускаем мысли, что перед нами в действительности потомок одного из шаманов, узнавший о нашей школе и пожелавший здесь учиться?
   - Довольно! Это шарлатанство, - расхохотался профессор алхимии, старый пройдоха Кош, всплеснув шершавыми ладонями. - Даже-таки пламя забыл развести! Что он там колдует, без огня? Не смешите меня, коллеги.
   - Не мешайте же, осталось недолго. Возможно, это аутентичная шаманская метода, - улыбнулся увядшими губами доктор вдохновений Артемиус Кальяни, колечки пирсинга мелодично зазвенели в тонких крыльях его носа. - Мы плохо знаем древние сибирские практики, господа. Странно лишь, что молодой человек совершенно не пытается камлать. Не бьёт в бубен, не пляшет, как обычно делают коллеги в Сибири. Чего он может достигнуть без камлания, не ясно.
   - Мальчик просто сумасшедший! А мы теряем время...
   - Коллеги, нельзя ли заткнуться?! - ощерила круглую, гладкую мордочку мастер лётных искусств Карлотта фон Холль. Облачённая, как обычно, в измятое шёлковое кимоно, она неистово раскачивалась на стуле, ожидая финала этого необычного шоу.
   - Помогите мне, пожалуйста, - раздался из-за ширмы голос шаманёнка. - Нужно открыть крышку.
   Охранники подскочили и откатили ширму в сторону - Мак-Нагайна вытянула шею, Карлотта фон Холль, стиснув мелкие зубы, пружинисто вскочила со стула...
   С противным скрипом отвалилась тяжёлая крышка ящика.
   - Сейчас вылезет, - пробормотал Шушурун. - Эй, вылезай давай.
   Ничего. Только сдавленно смеётся, икает алхимик Кохан Кош. И слышно, как свистит воздух в мощной груди Рюдегера фон Бетльгейзе.
   - Вы постучите погромче, может быть, он заснул, - неуверенно сказал мальчик Шушурун.
   Тишина. Давится смехом Кохан Кош. Жидко, несколько раз хлопнул узкими ладонями профессор Феофрасто Феофраст. Рюдегер фон Бетельгейзе нервно стаскивает с носа пенсне, сбрасывает пиджак и подскакивает над стулом:
   - Достаточно, не правда ли? Все поняли, что он издевается?
   - Возьмите его и пристегните к креслу, - холодно кивнула Мак-Нагайна. Громилы в чёрных плащах шагнули к Иванушке... Профессора с кряхтеньем начали подниматься с мест.
   - Он пожалеет об этом, - скрипит кто-то в зале.
   - Благодарю за шоу. Мне пора на занятия, - оправляет кружевное жабо Феофрасто Феофраст. - А мальчика надо наказать примерно, чтобы другим было не повадно.
   Охранники схватили Царицына за локти, жёсткими пальцами сдавили под ключицами, дабы легче согнуть его в кресло...
   - Минуточку, - удивлённо приподнял надбровные бубенцы доктор Артемиус Кальяни.
   - Смотрите! - визгнула Карлотта фон Холль, подскакивая над стулом. - Голова, голова!
   Действительно. Ушастая, с золотистым ёжиком на макушке, с совершенно дурными глазками, высунулась из ящика крупная голова русского кадета Петра Тихогромова.
   - Пустите, пожалуйста! Да уберите Вы руку! - юный шаман Шушурун выкарабкался из цепких объятий инвалидного кресла. - Вот, пожалуйста, господа. Это мой друг Ашур-Теп по прозвищу Тихий Гром.
   Друг был весьма бледен. Под глазами пролегли чёрно-зелёные круги, пальцы немного тряслись. С ушей с сухим треском осыпались скорпионы.
   - Здравствуй, мой друг Тихий Гром, - Ваня что есть силы двинул Громыча по плечу, пытаясь привести в чувство. Громыч шатнулся и сразу опомнился:
   - Ой. Здравствуй, мой друг...
   - Шушурун, - подмигнул Ваня.
   - Ага, Шумбурум. Я тебя сразу признал, - расплылся в улыбке Тихий Гром и распахнул объятья.
   Друзья обнялись. Что-что, а радость встречи была неподдельной.
   - Видели? - торжествующе подбоченился Шушурун. - Надеюсь, больше проверок не будет. А теперь мы хотим учиться на волшебников, и поскорее.
  

* * *

  
   Холодные хлопки в холодные ладони - с заднего ряда, из-за спин.
   Встаёт девушка. Тоненькая, точно девочка. Немного кривые ноги, немного короткая шея. Зато - огненно-рыжие косички, брючный костюм, каблуки. Подходит ближе, и видно: лицо подростка, только взгляд немного на крови, нижнее веко отстаёт от выпуклого карего глаза. Губы под чёрной помадой.
   Медленно подходит, говорит по-английски с выраженным губным акцентом:
   - Очень хорошее шоу, мальчик.
   Вдруг резко, по-русски:
   - Товарищ суворовец! Встать!
   О да! Это был старый и страшный приём. Так выявляли кадетов, сбежавших на пляж. Проверяющие, одетые в гражданку, подкрадывались к безмятежно загорающему юноше и орали над ухом. Если подозреваемый оказывался гражданским мальчиком, он просто пугался. А кадеты, разумеется, подскакивали и вытягивались во фрунт: суворовская привычка срабатывала прежде, чем включалось сознание. Тут самовольщика и брали тёпленьким.
   Но Ваня-то был предупреждён. Увидев девицу, которая явно выдвигалась для стрельбы прямой наводкой, кадет сообразил, что это и есть самая худшая встреча. Та самая рыжая кошка, о которой говорил Телегин.
   Поэтому кадет вовремя окопался. И на провокацию не поддался.
   - Я, конечно, щас встану, - лениво сказал Шушурун. - Только не надо так шутить про суворовца. По-вашему, я похож? Да если хотите знать, тётенька, Вы похожи на памятник Розе Люксембург в городе Барнауле. Но я ведь не кричу об этом на людях, правда?
   В глазах девушки блеснула злоба.
   - Генерал Савенков прекрасно обучил тебя, - сказала она, склоняясь ниже и впиваясь глазками. - Ты ведь суворовец, не так ли? А девчонку с собой зачем приволок? Для отвода глаз?
   - Пожалуйста, уберите из зала сумасшедших, - попросил Ваня, с беспомощным видом оборачиваясь к профессору Мак-Нагайне. - У неё изо рта кошачьими сардельками пахнет.
   - Уважаемые коллеги, - рыжая Сарра резко крутанулась на каблуках. - Перед вами человечек, направленный сюда русской службой безопасности. Я работала с ними, я знаю их методы. Уверяю вас, что так называемая телепортация - не более, чем дешёвое шоу. Одного подонка сбросили на парашюте, он пробрался на склад и залез в ящик. А второй подонок появился позже, чтобы разыграть весь этот спектакль.
   - А Вы не пробовали полежать в сундуке со скорпионами? - обиженно буркнул Петруша.
   В наступившей тишине слышалось только, как бешено раскачивается на стуле безумная лётчица Карлотта фон Холь. С другой стороны иронично позванивал бубенцами Артемиус Кальяни.
   - Действительно, нелогично, - заметил он. - Не думаю, что кому-то под силу пролежать в скорпионах хотя бы пять минут. А по Вашей версии, Сарра, толстячок залез в сундук заранее? За сколько дней?
   - Я уверяю вас, - настойчиво улыбнулась Сарра. - Эти детки засланы из Москвы. Разве не видите, какие у них лица? Это же типичные юные патриоты, молодогвардейцы! Пионеры-антифашисты из советской книжки. Ну посмотрите на этого, толстого! Он же вас всех ненавидит!
   - Кто, я? - Петруша удивлённо поднял беспомощные васильковые глаза и вмиг сделался похож на плюшевого мишку. - Отчего ненавижу, я всех навижу, честное слово!
   - Хватит терять время, коллеги, - Мак-Нагайна поднялась с места и властно подняла брови. - Придётся подвергнуть их испытанию на Детекторе.
   Ванечка почувствовал лёгкий неприятный холодок в области позвоночника.
   - Верно! - расхохотался кто-то у дальней стены. - Давно пора!
   - Любопытно будет поглядеть, - потирал пухлые ручки Феофрасто Феофраст. - Я ставлю три против одного, что, по крайней мере, вот этот, на кресле-каталке - шпион.
   - Принято, - мгновенно среагировал Кохан Кош, вскидывая желтоватую ладонь. - Ставлю триста на то, что перед нами ученик шамана.
   - Кого будем проверять Детектором? - с нехорошей улыбкой Мак-Нагайна уставилась на Ваню, потом перевела холодящий взгляд на Надиньку.
   - Меня, давайте меня! - торопливо выдохнул Ваня. Он чувствовал, что проверка едва ли будет слишком приятным мероприятием. Он обязан оградить Надиньку от очередной выдумки хозяев замка.
   - Девчонку! - поспешно сказала, почти крикнула Сарра. - Допросите девчонку! Видите, он её прикрывает? Значит, боится, что она наболтает лишнего.
   - Хорошо, - кивнула Мак-Нагайна с видом удава, которому только что принесли маленького пушистого крольчонка. - Пригласите, пожалуйста, господина Детектора.
   Господин Детектор появился почему-то очень быстро. Горбатый, в чёрно-серой сырой хламиде, он всё-таки, кажется, был человеком. Бесшумно вышел на середину. На голову до самых плеч натянут не то колпак, не то остроконечный балахон, как у средневековых палачей...
   Перед ним поставили стул.
   - Иди, девочка, - Мак-Нагайна больно сжала Надин локоть и потянула вперёд. - Садись на стульчик. Будешь отвечать на вопросы.
   - Я не хочу... - прошептала Морковка. - Кто это? Это палач?!
   - Не бойся, девочка, - немного раздражаясь и часто сглатывая, говорила Мак-Нагайна, подтаскивая Надиньку к стулу. - Он ничего не сделает, только подержит пальцы у тебя на голове...
   - Не трогайте девчонку! - крикнул Ваня. - Ей страшно!
   - Это не важно, - с улыбкой сказала Мак-Нагайна и склонилась к Надиньке. - Если ты хочешь, можешь поплакать. Это нам не мешает.
  
   Надя Еропкина была отважной девочкой. Но даже генеральская внучка тихонько завизжала, когда её стали усаживать - спиной к страшной безликой фигуре, похожей на отвердевшее привидение. А когда зашевелились суставчатые кости в седой заверти рукава, когда потянулись вперёд темноватые пальцы с искривлёнными ногтями...
   - Не-ет! Ай, холодно! - заверещала она. - Пустите, пустите, не-ет!
   И вдруг затихла - только зубы стучат. Это ледяные пальцы проникли в её волосы и коснулись кожи.
   - Тебе не будет больно, - прошептала ей на ухо Мак-Нагайна, а потом с улыбкой добавила: - Если, конечно, ты не будешь врать.
   - Я н-никогда н-не вру, - немного заикаясь, простонала девочка. От страха она уже, казалось, не могла и пальцем пошевелить.
   - Разрешите мне задать несколько вопросиков? - рыжая Сарра тощей кошечкой скользнула поближе. - Как твоё настоящее имя, девочка? Зачем ты приехала в этот замок?
   - Н-н... Н-надежда... - заикаясь, пополам с беззвучными рыданиями отвечала Морковка. - Я х-х... хотела стать волшебницей...
   Рыжая Сарра быстро глянула на Детектора, потом снова на девочку - в глазах её мелькнуло изумление. А Надинька, вспомнив про свою мечту, вдруг перестала плакать и заговорила жёстче, почти озлоблённо:
   - Да, я хочу здесь учиться! Я читала все-все книжки про юного волшебника Гарри и его друзей. Я думала, вы хорошие и добрые! Я думала, вы будете рады меня встретить, а вы... Что я вам сделала?!
   - Неплохо для начинающей актрисы, - пробормотал Фео-фрасто Феофраст, чувствуя, что проигрывает пари. - Проклятье... неужели она говорит правду?
   - Она не лжёт, - прошептала Мак-Нагайна. - Иначе Детектор давно бы с жадностью вцепился в неё...
   - Девочка, девочка! Вот слушай, ещё скажи, - не унималась Сарра, увиваясь вокруг на цокающих копытцах, - кто тебе рассказал про наш замок? Кто сказал тебе, что ты должна сюда ехать?
   Надинька на секунду замялась... Сарра вскинула торжест-вующий взгляд и быстро обвела им коллег. "Внимание, - читалось в этом блистающем взгляде. - Я вам говорила... вот теперь наблюдайте!"
   - Мне сказали, что надо ехать, - пролептала Надинька.
   - Кто, кто сказал?! - ведьма Мак-Нагайна всем гадючьим корпусом подалась вперёд. - Генерал Савенкофф, не так ли?
   - Нет, что Вы! Мне посоветовал... один мальчик, юный волшебник, - выдохнула Надинька. - Он сказал, что мне суждено учиться в вашей школе... И ещё Лео сказал...
   - Лео? - Мак-Нагайна подалась вперёд. - Ты видела Лео?
   - Он приезжал к нам в школу. Он рассказывал про академию магии. И я сразу захотела учиться на волшебницу!
   - Кажется, всё в порядке, - сказала Мак-Нагайна с особым чувством, откидываясь на спинку стула. - Это Лео. Лео начал действовать. К нам потянулись очарованные русские девочки...
   Все заговорили разом, возбуждённо жестикулируя. Кто бы мог подумать! Не прошло и недели, а первые жертвы милого Лео уже хлынули в Мерлин. Итак, девчонка влюблена в магию. Заметьте, это не простая девочка, это - русская девочка! Какой успех...
   Но Сарра не сдавалась. Она подскочила и крикнула, тыча пальцем в сторону Вани.
   - А это кто? Отвечай, девочка! Как его настоящее имя?!
   - Кого? - чуть дрогнувшим голосом переспросила Морковка.
   - Вот этого, - сладко улыбнулась Сарра. - Как настоящее имя мальчика, с которым вы прибыли?
   Надинька обернулась и широко раскрытыми глазами посмотрела на Ваню.
   - Это... мой друг ... - негромко сказала она.
   - Имя! - взвизгнула Сарра. - Называй имя.
   - Я же сказал: меня зовут Шушурун, - простонал Ваня.
   - Да-да, он же сказал, что его зовут Шушурун! - тут же подтвердила Надинька. - Это чистая правда!
   И она не лгала. Ваня действительно сказал, что его зовут Шушурун.
  

Глава 8.

Воля госпожи Колпак

  
  
   Старуха подошла к нему, сложила ему руки, нагнула ему голову, вскочила с быстротою кошки к нему на спину, ударила его метлой по боку, и он, подпрыгивая, как верховой конь, понёс её на плечах своих... Тогда только сказал он сам в себе: "Эге, да это ведьма".

Н.В.Гоголь. Вий

  
   месте с толпой новичков-первокурсников русских детей вели по длинному коридору - на сортировку. "Вот он, долгожданный момент!" - со слезами радости думала Еропкина. Коптящие факелы, тёмные витражи - дети спешат по гулкому лабиринту этажей, и толстые ковры скрадывают весёлый топот детских ног. Как здесь прелестно! Уже кажутся милыми бронзовые рожи под потолком, и даже статуя голой вампирши, держащей в зубах чью-то оторванную руку, представляется чем-то домашним, почти родным...
   Троих опоздавших всё-таки допустили к урокам. "Видимо, будут скрытно приглядывать за нами", - усмехался Ваня, двигаясь в толпе по бесконечной анфиладе полутёмных залов, наполненных вежливо кланяющимися статуями. Немного ненормальный Петруша спешил следом, по привычке сжимая кулаки и пугливо примечая, не пора ли кого ремнями вязать. Ваня то и дело подмигивал другу: расслабься, улыбнись, никого крушить не надо, пока работаем под надзором...
   Надинька была счастлива. Белобрысый хвостик воспрял, щёчки впервые за несколько дней порозовели. С восторгом она глазела на огромных железных рыцарей, которые с грохотом салютовали детям, на старинные картины с подвижными, немного лукавыми портретами древних ведьмаков и чародеек. "Смотрите, ах, смотрите! Это ползучая лестница старого Хью! А это... надо же, какая прелесть!.. статуя самого Гарри! - счастливо пищала она, дёргая Ваню за рукав и указывая на мраморную фигуру стройного и серьёзного юноши в круглых очках с узким волнистым клинком в руке.
   - Да ладно, - усмехнулся Царицын. - Это Джон Леннон в юности!
   Наденька фыркнула. Впрочем, она уже не способна была обижаться. Пёстрая толпа детишек, галдя и восторгаясь на разных языках, бурливым потоком взмыла по ступенькам Главной лестницы - и выплеснулась в огромный, залитый светом зал. В центре блистало золотое изваяние горбатой смеющейся старухи с весами в руке.
   - Тхе халль оф Дестину, - попытался прочитать Петруша, тыкая пальцем в паукообразные буквы на потолке.
   Глухо, точно из-под земли рокотнули невидимые барабаны, и два здоровенных охранника в чёрных котелках и крылатых плащах вынесли на середину зала нечто похожее на восковую фигуру. Это была кукла старой горбуньи в огромной чёрной шляпе с тусклыми блёстками. Жёсткие, гнутые поля шляпы закрывали старушке горбатую спинку. Ване показалось, что у куклы отсутствуют ноги. Впрочем, нижнюю часть маленького тельца скрывал чёрно-серый подол такого же цвета, что и гигантская шляпа, нахлобученная сверху.
   Помимо прочего, горбатая карлица была слепа: в её удивлённо выпученных глазах мутнели белёсые бельма.
   Вперёд вышла профессор Мак-Нагайна, уже переодетая в строгое чёрное платье с высоченным бледным воротником, поддерживавшим её сплюснутую голову так, что казалось, будто кобра выглядывает из фарфоровой вазы.
   - Итак, торжественная сортировка начинается, - возгласила профессор. - Сейчас вы, дети, узнаете свою судьбу. Госпожа Колпак почувствует ваш характер, ваши способности - и определит, на каком факультете вам суждено учиться.
   Она взмахнула палочкой - и снова глухо заурчали невидимые барабаны.
   - Итак, начинаем. Первый по списку... - она поднесла к глазам чёрную книжечку и торжественно огласила:
   - Ариэль Ришбержье из Лиона!
   Кучерявенький смуглый мальчик с бегающими глазками преспокойно вышагнул вперёд.
   - Это я, мадам! - сказал он с нагловатой улыбочкой.
   - Иди, мальчик, не бойся, это добрая старушка, - профессор Мак-Нагайна подтолкнула его к бородатым охранникам, державшим уродливую куклу. Ваня заметил, что курчавый ничуть не боится госпожи Колпак. Охранники осторожно приподняли восковую уродину и бережно посадили её мальчику на плечи.
   И вдруг - дети ахнули в голос: кукла ожила! Горбунья цепко охватила кучерявую голову ручками, и все услышали скрипучий голос, как у пьяного мужика:
   - Ох-хо-хо, сколько здесь горячей ртути, магния и тёмного воска! Очень, очень хорошая головёнка. И даже думать нечего: торговать, накапливать, наращивать и немножко обманывать, как же без этого, хо-хо-хо!
   - Итак, каков же Ваш приговор, госпожа Колпак? - улыбнулась профессор Мак-Нагайна.
   - Факультет Агациферус, и это абсолютно определённо, - снова закашляла мадам Колпак. - Рекомендую кафедру профессора Коша. Мальчик без труда преуспеет в алхимии, кабаллистике и оккультной адвокатуре. Следующий! - она расцепила тёмные жилистые ручки, похожие на лапки старой обезьяны.
   - Я к ней не пойду, - шепнул Тихогромыч Царицыну на ухо. - Меня стошнит, точно говорю.
   - Придётся потерпеть, - строго сказал Ваня. - Пусть гражданка обнимет за череп, тебе жалко что ли?
   - Алулухала Мауналоа из Гонолулу! - с трудом прочитала профессор Мак-Нагайна. Вперёд вывалилась, расталкивая окружающих, толстая девочка с плоским лицом, приплюснутым носом и маленькими глазами, похожими на плотоядных жучков.
   Горбунья быстро схватила руками черноволосую голову девочки - и тут же отпихнула с кривой улыбкой:
   - Потомственный дар сведения посевов и порчи домашней птицы. Факультет Пангея Розенблатт! Следующий!
   - Ашур-Теп Тихий Гром из Сибири!
   Петруша беспомощно глянул на Царицына - и обречённо полез на середину зала, как медведь на заклание. Старушка протянула было руки - но внезапно растопырила пальцы:
   - Шо такое? Шо Вы мне предлагаете?! - возмущённо взвизгнула она. - Русский дух! Да от него за версту воняет акафистами!
   - Успокойтесь, госпожа Колпак. Он русский только по крови. Это ученик шамана Шушуруна, - произнесла Мак-Нагайна.
   - Да ну? Самого?! - поразилась мадам Колпак. - Ну, таки ладно, давайте его сюда.
   Петрушу подтолкнули к горбунье. Многослойно морщась и отворачивая крючковатый нос, старуха едва коснулась коготками бритого кадетского затылка:
   - Не, не могу! - отдёрнула лапку. - Сами его сортируйте, по тестам.
   Петруша, плохо скрывая радость в голубых глазках, вернулся обратно в толпу школьников. Ваня заволновался, ожидая своей очереди. Кто-то коснулся его плеча. Царицын обернулся - и увидел бледное лицо молодого преподавателя с дёргающейся бровью.
   - Вы от Шушуруна? Где остальные русские? - шёпотом спросил он. - Берите их и следуйте за мной.
   Ваня, Петруша и Надинька выбрались из толпы - и вслед за нервным брюнетом нырнули под низкую притолоку в темноватую комнатку, заставленную несгораемыми шкафами. Навстречу поднялась измождённая маленькая женщина, бритая наголо, да ещё с красным пятнышком над переносицей.
   - Здравствуйте, Лала! - небрежно бросил брюнет. Стуча каблуками, прошёлся вдоль шкафов, погляделся в зеркало, поправил узел чёрного галстука на чёрной рубашке.
   - Вот, трое. Колпачиха отказывается их сортировать. Они закрыты русской защитой, пся крев25.
   - Ах, что Вы говорите, Войцех? Шутите? - поразилась бритая Лала. - Неужели церковные дети?
   Войцех тряхнул чёрной прядью:
   - Это ученики великого Шушуруна. Однако, даже несмотря на это, протестировать их невозможно. Сильно повреждены русским духом. Так что доставайте Ваши тесты, Лала. Другого пути не вижу.
   Бритая Лала, путаясь в лимонном сари, полезла в несгораемый шкаф - и достала цветные картонные бланки.
   - Дети, садитесь за стол, берите карандашики и заполняйте анкету, - улыбнулась губами, окрашенными желтоватой помадой. - Пишите правду и только правду, тогда сможете попасть в лучшие факультеты. Может быть, даже в Моргнетиль!
   Ваня склонился над бланками. Вопросы были, мягко говоря, необычные. Уже первый пункт поставил Царицына в тупик:
  
  
   1.1. Какова цель жизни?
   - стать богатым;
   - стать прославленным;
   - стать тем, кого боятся;
   - стать тем, кого боготворят;
   - быть лучше других;
   - иметь всё, что хочется.
   Ваня пожал плечами и решил начать с конца анкеты:
  
   9.3. Если два школьника дерутся, это...
   - прекрасно: пусть отделают друг друга, ведь это такое шоу;
   - слишком много шума, они мешают мне сосредоточится;
   - очень хорошо, надо пойти пожаловаться директору и заработать очки своему факультету;
   - отлично! Надо немедленно стать третьим и навалять по шее обоим дурачкам;
   - непорядок. Следует разлить их холодной водой, как поганых собак.
   Ваня представил себе, как Ариэль Ришбержье дерётся с Алулухалоу Мауналоа и, хмыкнув, выбрал предпоследний вариант. Петруша, заметив, что Царицын умудрился хоть что-то написать в своём листке, немедленно толкнул друга локтём в рёбра и поглядел выразительно. Во взгляде читалось: "Дай списать, а?" Царицын, тоже глазами, ответил: "Погоди мальца, всё будет" - и снова окунулся в анкету:
  
   9.2. Школьники не должны поднимать руку на учителей, потому что:
   - учитель может превратить тебя в жабу;
   - учителя такие грязные, неохота пачкаться;
   - если бить, так не рукой, а сразу топором;
   - можно отбить руку о челюсть учителя;
   - сначала надо вырасти большим и сильным, чтобы отомстить учителю, когда он станет старым и беспомощным.
   9.1. Нужно иметь друга, чтобы:
   - он защищал тебя от врагов;
   - он платил за тебя в столовой;
   - он давал тебе списывать и подсказывал;
   - чтобы чувствовать себя главным;
   - потому что у каждого уважающего себя человека должны быть друзья.
  
   Дурацкая анкета, подумал Ваня и быстренько заполнил её наугад - куда рука попала, там и посадил свои галочки. Петруша, мигом смекнув технологию, последовал его примеру. А Надинька, высунув кончик языка от усердия, закончила свой тест только минут через десять - бедная маленькая отличница пыталась всерьёз отвечать на эти вопросы!
  
   Потом была краткая экскурсия по замку. Первокурсникам выдали мягкие тапочки - и повели по бесконечным залам из корпуса в корпус. Да, здесь было чему подивиться. За стеклянными стенами библиотек стыли, точно мухи в янтаре, старшеклассники над раскрытыми червивыми фолиантами, в полутёмных лабораториях изредка что-то взрывалось и грохало, озаряя сводчатые потолки зелёными или багровыми отсветами. Особенно дико смотрелись, по мнению кадета Царицына, компьютерные классы в готических залах со стрельчатыми окнами - мигающие экраны на чернокаменной резьбе, склонённые в наушниках головы под факелами.
   Ваня заметил, что студентов легко разделить на две огромные группы: горделивые интеллектуалы, каждый из которых держится особняком и полностью сосредоточен на магической карьере, - и развесёлые участники шумных компаний, в которых, кажется, никто даже не вспоминает об учебниках.
   И те, и другие чувствовали себя в лабиринтах Мерлина весьма уверенно. Интеллектуалы с бледными лицами проплывали по коридорам с ноутбуками под мышкой или же, скрестив на груди руки, расхаживали в задумчивости по галереям. Интеллектуалы в юбках чаще обитали в висячем саду, где медленно раскачивались в гамаках либо прохаживались среди растений в поисках благодарного слушателя.
   Весёлые компании владычествовали в буфетах и на лестницах, а также под лестницами, на верандах и крышах зданий, на балконах и под балконами. Они бренчали на мандолинах и лютнях, метали зернь на деньги, пожирали разнообразные бутерброды, тайком торопливо развратничали, прятали от профессоров пустые бутылки и недокуренные самокрутки с анашой - словом, получали удовольствие от того, что многие нынче считают смыслом студенческой жизни.
   Юных разведчиков поразило и то, что в каждом зале, над каждой лестницей висели чёрные панно с зеленовато-золотыми электронными буквами и цифрами, отображавшими текущий этап в затяжном соревновании тринадцати факультетов за титул Чемпиона года. Цифры, указывавшие количество очков, набранных студентами каждого факультета, непрерывно вертелись, мелькая точно знаки в окошке игрального автомата или на вокзальном табло.
   Как ни прислушивался Царицын, русская речь не звучала. В пёстрой массе подростковых физиономий - бледных и смуглых, чернокожих и жёлтых - не встречалось даже намека на нормальное русское лицо с носиком-курносиком, круглыми глазами и каким-нибудь забавным хохолком на макушке. Все макушки были прилизаны, глаза подкрашены либо закрыты очковыми стёклами, а курносиков будто и вовсе не существовало в мире магов и ведьм.
   А Надинька смеялась и чирикала, как радостная птичка. Ей всё было чудесно: лестницы под ногами двигались, портреты подмигивали, стены исчезали и возникали сами собой, так что облик одного и того же этажа постоянно менялся. Изредка из распахнутой двери высовывалось и глазело на проходящих детей что-нибудь удивительное - трёхголовая кошка или, к примеру, говорящий фикус.
   - Ну что, теперь Вы верите в волшебство?! - торжествовала Надинька.
   - Угу, - иронически кивал Царицын. От зоркого кадет­ско­го глаза не ускользнули некоторые технические хитрости. Лестничные пролёты двигались, как заметил Ваня, далеко не по мановению волшебной палочки, а благодаря мощной - и, кстати говоря, вовсе не бесшумной - гидравлике. Стены катались взад-вперёд тоже не по щучьему велению, а по скрытым рельсам в полу. Железные рыцари прекращали салютовать, если выдернуть вилку из неприметной розетки позади постамента. Даже волшебные картины на стенах были всего лишь тонкими жидкокристаллическими телеэкранами, вставленными в старинные рамы.
   - Это что за монумент юным пионерам? - Царицын уставился на странный памятник посреди газона. В центре возвышалась статуя уже знакомого Ване очкарика с холодным лицом, только на этот раз очкарик стоял будто пригорюнившись. А перед ним замерла на коленях бронзовая девушка с распущенными волосами. Вся её фигура изображала почтительное преклонение, словно очкарик был вечным огнём или каким-нибудь языческим идолом. Вокруг двух статуй громоздились крупные, в рост человека, валуны.
   - Скульптурная группа под названием "Дай списать, ботаник!" - прокомментировал ироничный Царицын.
   - Ты что такое говоришь, Ваня? - поразилась Еропкина. - Это же знаменитая сцена из книги "Юный волшебник Гарри и Надсмотрщики Мрака"! Видишь, Гарри грустит по погибшим родителям, а Гермиома Грейнджер преклоняется перед его чувствами.
   - А кто родителей-то прикончил? - сощурился Ваня, глядя на каменное очкастое лицо. Глядя на скульптуру, он честно постарался проникнуться жалостью к ушастому ботану, потерявшему предков. Но почему-то не удавалось. Слишком взгляд у ботана был самодовольный и... немного плотоядный.
   - Нельзя быть таким безграмотным, - улыбнулась Надинька. - Родителей Гарри убил самый страшный демон на Земле, которого зовут герцог Моргиавола. Но Гарри выжил, ибо папа и мама наложили на своего сына Гарри заклятие мстителя. Это значит, что мальчик не умрёт, пока не отомстит за родителей. И теперь каждый год тёмный дюк Моргиавола в разных обличьях приходит в замок Мерлина, чтобы уничтожить Гарри.
   - Ну, и как успехи? - Иванушке стало даже интересно.
   - Великий Гарри каждый год даёт отпор страшному демону, - гордо сказала Надинька. - Поэтому Гарри все любят. Он - великий мститель. Он - идеал.
   - Погодите, - Царицын немного удивился. - Этот Гарри, наверное, помогает беззащитным? Великодушно прощает своих обидчиков? Утешает несправедливо обиженных? Почему его считают идеалом?
   - Как почему? - изумилась девочка. - Потому что только Гарри может защитить всех остальных от герцога Моргиаволы! Поэтому он идеал. А Вы, Иванушка, - темнота сибирская!
   И она расхохоталась, точно колокольчики рассыпались.
  
   Наконец подуставших от беготни по корпусам и вконец обалдевших первокурсников привели обратно в "Тхе Халль оф Дестину", как прозвал его Петруша Тихогромов.
   На этот раз детей встречало целое созвездие профессоров. На высоком подиуме в широких креслах из слоновой кости сидели те, о ком юные читатели книжек про волшебников привыкли говорить восторженным шёпотом: профессор Колфер Фост, доктор Артемиус Кальяни, тучный Феофрасто Феофраст в костюме гранда. Рядом - бледный и чуткий, точно обнажённый нерв Войцех Шпека, безудержная Карлотта фон Холь и другие.
   На трибуну поднялась торжественная профессор Мак-Нагайна, бессменный декан факультета Моргнетиль.
   - Дети!..
   Шёпот в толпе первокурсников умер, и стало слышно, как падают золотые песчинки в огромных часах на стене.
   - Настало время разделить вашу толпу по факультетам. Сейчас мы огласим результаты сортировки. Но сначала я представлю тех, кто примет вас под своё крыло.
   Она обернулась к подиуму, чтобы представить детям тех великих волшебников, о которых дети и так уже предостаточно знали из книг.
   - Профессор наступательной магии Колфер Фост, декан факультета Гриммельсгаузен! - пролаяла профессор Мак-Нагайна, и под гром факультетского гимна с потолка спустился на чёрно-зелёной ленте огромный герб с ночным крылатым ящером на зелёном фоне, напоминавшем цвет радарного монитора.
   - Профессор комплексного очарования Рамона аль-Рахамма, декан факультета Венусиомнис! - провозгласила Мак-Нагайна, и сверху медленно поплыл оранжево-розовый герб с алыми львицами и трёхконечными звёздами, до смешного похожими на значки радиации.
   - Профессор прикладной магии Кохан Кош, декан факультета Агациферус, - объявила Мак-Нагайна под рёв оркестра, и все увидели, как спустился, подрагивая, оловянный гербовый червь на серебристых с просинью полотнищах.
   Так, один за другим поднимались с места именитые маги и волшебницы во фраках и вечерних платьях, и вот уже двенадцать гербов опущены на цветных лентах, остаётся спустить последний, тринадцатый.
   - И наконец, меня вы знаете. Для тех, кто прибыл к нам позже, повторяю, - меня зовут Йенна Мак-Нагайна, я профессор фундаментального ведовства и занимаю должность декана факультета...
   Последние слова потонули в восторженном гуле. Крылатый сфинкс Моргнетиля, горделивый и яростный, спустился из-под купола на чёрно-жёлто-вишнёвых лентах.
   - Ну а теперь вы узнаете, с каким из факультетов будет отныне навеки связана судьба каждого из вас, - ощерилась Мак-Нагайна и распахнула свой белый журнал.
  
  
   ...Через полчаса всё было кончено. Утихли восторженные вопли счастливчиков и всхлипы разочарованных - вместо пёстрой толпы мальчиков и девочек в Зале судьбы выстроились тринадцать плотных манипул, каждая под своим флагом. Студентам сразу выдали новую форму - теперь, переодевшись в чёрные мантии с шарфиками и лентами гербовых цветов, первокурсники с восторгом оглядывали себя, а также - с ревностью - других, которые мгновенно сделались конкурентами.
   Только три человечка остались стоять посреди зала. Два серьёзных мальчика и крошечная девочка с торчащим светлым хвостиком на макушке.
   - Что такое? - испуганно вздыбила брови профессор Мак-Нагайна. - Вы кто такие? Почему вас нет в списке?!
   Подскочил немного запыхавшийся Войцех Шпека - с поклоном протянул небольшую бумажку:
   - Это русские, госпожа декан. Их тестировали отдельно, и вот результаты.
   - Отлично, - Мак-Нагайна сплюснутой желтоглазой головой кивнула, точно очковая змея. - Наши друзья из России тоже обретают своё место в стенах академии Мерлина. Итак, внимание. Ашур-Теп по прозвищу Тихий Гром!
   Петруша качнулся вперёд и вытаращился на страшную тётеньку.
   - Факультет... Гриммельсгаузен!!!
   Скрипки визгнули первые такты факультетского гимна, и Петруше сунули в руки сверток с чёрно-зелёной униформой.
   Глядя, как Тихогромыча под руки оттаскивают в толпу новоиспечённых гриммельсгаузенцев, Ваня сглотнул, пытаясь подавить небольшой комок, почему-то образовавшийся в горле.
   - Шушурун, ученик Шушуруна! - провозгласила Мак-Нагайна, выдержала паузу и пафосно озвучила:
   - Факультет Гриммельсгаузен!
   Царицын радостно подскочил - ура, вместе! Набежали старшекурсники в чёрно-зелёных мантиях, потащили Иванушку под флаги с распахнутокрылым ночным птеродактилем.
   - И наконец, самый младший ученик, тоже из России, - Мак-Нагайна покосилась на бледно-зелёную от волнения Надиньку. Глянула в бумажку, чуть поморщилась, перечитала ещё раз...
   - Невероятно, - вполголоса произнесла профессор. И громко объявила:
   - Факультет Моргнетиль!
  

Глава 9.

Урок алхимии

  
  

Жид:

...Есть у меня знакомый старичок,

Еврей, аптекарь бедный...

Он составляет капли... право,

чудно

Как действуют они.

А.С.Пушкин. Скупой рыцарь

  
   ервое занятие было общим для всех факультетов. Амфитеатр академической аудитории был залит ярчайшим светом - под выгнутым потолком горели тяжкие золочёные светильники в виде созвездий. Сколько их, тысячи? Ваня поглядел вверх и понял, что находится в квадранте Лебедя. Тихогромыч угодил под что-то маленькое и тусклое типа Гончих Псов.
   Профессор Кохан Кош восседал в самом центре звёздного неба, под огромной Малой Медведицей. Профессор молча сидел, закинув остроносые жёлтые ботинки на стол, и разглядывал новых студентов. По восковому лицу его невозможно было понять, насколько профессору нравится то, что он видит. По лицу профессора вообще невозможно было что-либо понять. На то он и профессор алхимии Кохан Кош!
   Профессор Кош был длинен, но не казался высоким из-за ужасной сутулости. Чахлая грудь его словно продавлена в детстве тяжёлым колесом, а длинные руки всегда согнуты в запястьях, как если бы много лет назад ударила по ним тяжёлая крышка окованного железом сундука.
   Голова профессора безволоса и желта, словно колено мумии. На сухом затылке голая кожа собирается в тугие складочки, на длинной шее дрожат жилы, и порою испуганным детям кажется, что профессор проглотил колючую ветку, навеки застрявшую в горле. Верхней губы у алхимика будто не существовало: казалось, он закусил её развитой нижней челюстью так сильно, что до самых крыльев носа пролегли вертикальные морщины, как у беззубой старухи. Жёлтый и узкий клюв, наделённый почти древнерим­ской горбиной придавал лицу профессора сосредоточенное выражение - даже тогда, когда профессор просто расслабленно сидел в своём кожаном дутом кресле, закинув остроносые жёлтые ботинки с красными подмётками на огромный учительский стол.
   Удивительны были глаза профессора Коша. С каждой стороны носа в толстых и сизых веках, похожих на стиснутые губы мертвеца, таится узкий разрез хищно посаженного глаза. Однако в этом разрезе, как ни старайся, не разглядишь ни белков, ни радужной оболочки - так, сплошная поблёскивающая чернота.
   Внезапно профессор сделал в лице узкую щель и заговорил.
   - Мы научимся делать философский камень, который притягивает к себе золото, - произнёс он холодно и очень размеренно, будто каждое слово должно быть непременно записано в тетради. - Каждый из вас попробует создать такой камень.
   - Профессор? - кучерявый мальчик на передней парте вскинул руку с серебристой запонкой Агациферуса в обшлаге. - И шо, я смогу-таки на этом заработать?
   - Заработать на камне вы не сможете, - холодно ответил профессор, сузив на Ариэля Ришбержье разрез безволосых ресниц. - Чтобы зарабатывать, нужно работать. А камень позволяет получать богатство просто так, не работая.
   Зал возбуждённо загудел.
   - Не обольщайтесь, - поморщился алхимик. - Программой курса предусмотрено создание философского камня весом от трёх до шести карат. Такой камень будет действовать приблизительно двое суток, а потом - рассыпется в радиоактивную пыль.
   Он поправил цепочку на полосатом жилете и продолжил:
   - Делать камень будем в конце семестра. А пока - длительная, тщательная подготовка. Вы спросите, как волшебник может подготовиться к произнесению столь сложного креативного заклинания? Ответ прост, прошу его запомнить. Нужно начинать с любви. Любая магия начинается с пожирающей любви. В нашем случае это любовь к богатству.
   - Угу, - кивнул Ваня и покорно записал в тетрадке: "Любовь к богатству".
   - Запомните: алхимия - это наука о золоте. Только желание получить золото самым простым и дешёвым способом двигало алхимиками древности. Богатство - главный предмет моего курса!
   Кохан Кош гибко поднялся из кресла и замер - на полусогнутых ногах, сгорбленный, с шевелящимися пальцами.
   - Я научу вас любить богатство и служить ему. Чтобы притягивать к себе золото, нужно самому тянуться к нему всеми силами души! Теперь записывайте: каждый день надо думать, как разбогатеть. Каждого человека, каждое событие прицельно изучайте - может быть, это ключ к вашему богатству!
   Ваня тихонько прыснул в кулак. Он почему-то представил себе генерала-майора Еропкина в роли ключа к его собственному, Ваниному богатству. А что, вполне может быть! На орехи от генерала всегда можно заработать.
   - Подумайте о величии денег. Всё на свете можно купить! - быстро, очень быстро заговорил Кохан Кош, шевеля пальцами. - И монахи зависят от пожертвований! Самые красивые и умные люди будут вам слугами, даже если вы сами уродливы. Деньги любого тупицу делают волшебником! Миллионер может, посмотрев кино, сделать один звонок по телефону - и вот через пару часов персональный самолёт доставит к нему в гости юную киноактрису, снимавшуюся в только что виденном фильме.
   Профессор с поразительным проворством обернулся и подбежал к трибуне с микрофоном.
   - Богатство нужно беречь и лелеять! - голос Коша, подхваченный усилителями, загрохотал под звёздным небом аудитории. - Нужно учиться брать монету ласково, влюблённо. Вот так, в самую ладонь...
   Профессор рывком согнулся и показал, как нужно прижимать к сердцу кулак с зажатым сокровищем.
   - Не стесняйтесь каждый день взирать на ваши накопления, перекладывать их, перепрятывать получше. Помните: подлинное мужество состоит в том, чтобы, будучи богатым, по-прежнему экономить, выгадывать по мелочи, мудро хитрить. Ни с кем не делиться, не отдавать ни частицы своего сокровища! Всё оценивать в деньгах. Деньги - мера всех вещей, помните эту истину!
   Он торопливо перебежал от микрофона к зелёной классной доске, цапнул кусочек мела и написал: "Задача".
   - Сейчас вы решите учебную задачу. Она поможет вам оценивать в деньгах значимость любого явления. Помните: даже цену первого снега можно высчитать с точностью до фартинга!
   Студенты зашевелились, кто-то засмеялся.
   - Не сметь смеяться! - зашипел алхимик. - Хотите, я скажу вам, сколько стоит последний сонет Уильяма Шекспира? Наши учёные установили точную сумму, можете не сомневаться! Ничего... Вы тоже научитесь прикидывать возможную выгоду любого события - в денежном эквиваленте! Вы научитесь определять, что выгоднее - конная прогулка с тёщей друга или деловой завтрак с адвокатом соседа...
   Профессор снова заскрипел мелом по зелёной доске, полосатый рукав расстегнулся, обнажая торопливую тощую руку. Что он там пишет?
   "БАРМАГЛОТ" - вот что накорябал Кохан Кош.
   "Ну, помню-помню, - подумал Царицын. - Так звали летучее чудище, которое придумал Льюис Кэролл".
   - Видите это слово? - громко спросил алхимик. - Всем хорошо видно?! Теперь я даю вам первую учебную задачу. Прямо здесь и сейчас нужно выяснить... сколько стоит Бармаглот?
   На пару секунд повисла тишина.
   - Чё? - шёпотом спросил Петруша, оборачивая к Царицыну моргающее лицо.
   - Итак, повторяю задание, - совсем уже бесстрастно произнёс алхимик. - Тот из вас, кто сможет назвать точную, выраженную в фунтах стерлингов, стоимость Бармаглота, получит... десять баллов на счёт своего факультета!
   Зал загудел, задрожал. Для первокурсников это был исторический шанс впервые заработать очки в копилку факультета, членами которого они сегодня стали.
   - Профессор, можно мне сказать? - послышался сквозь гул нагловатый голос Ариэля Ришбержье. - У меня есть одна такая идея, профессор.
   Алхимик кивнул гладкой головой, и мальчик Ариэль, вскочив с места, пробежал к доске.
   - Слово "Бармаглот" можно продать несколькими очень даже хорошими способами, - сказал парнишка. - Во-первых, надо зарегистрировать это слово как доменное имя в сети Интернет. А шо? Название вкусное! Рано или поздно какая-нибудь хорошая рок-группа или молодёжный журнал с таким же названием захотят-таки выкупить это имя для своего Интернет-сайта.
   Торжествующе потряхивая тёмными кудряшками, Ари Ришбержье написал на доске: "5.000 фунтов".
   - Вот сколько я могу получить от этой сделочки. Только это не всё, совсем не всё! - мальчик поднял пухлый пальчик. - Слово "Бармаглот" идеально же подходит для какого-нибудь ресторана. В этом слове чувствуется такое... обжорство, что ли. Если бы я открывал милый такой ресторанчик по схеме "Сьешь сколько сможешь" или где торгуют, знаете, блюдами на вес, я бы точно назвал своё заведение подобным образом. А шо, это звучно, да к тому же из классики!
   И мальчик написал на доске ещё одно число: "10.000".
   - Однако, господин профессор, это ж ещё опять не всё, - улыбчиво оскалился Ари. - Я ж таки слышал, шо в Голливуде нынче ужасно популярны фильмочки про монстров. Только у них жуткий дефицит до свежих образов и сюжетов. Кинг-конга продали, Годзиллу продали, Шрека и Халка тоже, всякие дементоры, орки и вампиры уже-таки страшно приелись зрителю. А публике таки же хочется свеженького. Так вот. Я беру нищего студента-словесника и за тысячу фунтов заказываю ему сценарий по мотивам Льюиса Кэролла. Главный образ - чудовищно жуткий Бармаглот. Название для фильма - я скажу вам, идеальное. Коротко и ёмко, а главное, таки хорошо ложится на кепки, футболки и всякие прочие сувениры. Итак, господин профессор, я без труда продаю сценарий в Голливуд и за вычетом тысячи фунтов получаю как минимум...
   Тут он снова заскрипел мелком, тщательно выводя цифры: "19.000".
   - Итак, господин профессор, я таки готов оценить Бармаглота в тридцать четыре тысячи фунтов, - резюмировал Ари и, отшвырнув мелок, начал преспокойно отряхивать от пудры толстенькие ладошки.
   - Вы закончили, молодой человек? - бесцветным голосом поинтересовался профессор Кош. - Ступайте на своё место.
   Алхимик подождал, пока мальчик усядется, потом подошёл к микрофону и кратко объявил:
   - Блестящая версия. Девять очков факультету Агациферус.
   Студенты в серебристо-голубых шарфах взревели и кинулись через парты обнимать своего Ариэльчика.
   - Профессор, я не понял! - недовольно крикнул Ари, отмахиваясь от восторженных дурачков. - Почему-таки девять очков? Договор был за десять!
   - А потому что ответ не точный, - дёрнувшись, прошипел Кохан Кош. - Вы, молодой человек, слишком много платите наемному литератору! Пятисот фунтов студенту-словеснику хватит за глаза, так что точная цена Бармаглота на полтысячи больше!
  
   Мальчик Ари вынужден был согласиться - и опустился на стул.
   - Вот что значит деловая хватка, - продолжал меж тем профессор Кош. - На моих занятиях её можно развить. Если, конечно, у вас есть врождённые способности...
   Тут он почему-то в упор посмотрел на сибирского шамана Шушуруна и отчётливо проговорил:
   - К сожалению, некоторые нации совершенно лишены способности рационально мыслить. Им хватает мозгов только на то, чтобы пить водку...
   "Не понял, - поморщился кадет Царицын. - Это он про кого? Про зулусов что ли?"
   - ...И бренчать на балалайках, - закончил мысль профессор Кош. - Не так ли, господин Шушурун?
   Услышав своё фальшивое имя, Ваня подскочил со стула и вытянулся.
   - Для Вас, молодой человек, недостижим интеллектуальный уровень юного Ришбержье, - громко посетовал профессор Кош. - Вы только с крыши горазды прыгать. В фонтан...
   Ваня почувствовал себя уязвлённым. Впервые в жизни его публично унижали перед сверстниками. Подумать только! Он ещё ставит мне в пример этого пухлого Ариэльчика!
   "Сейчас я тебе покажу прыжки в фонтан, - Ваня блеснул глазами и, отшвырнув стул, двинулся на профессора.
   - Не надо! Иванушка, постой! - прошептала Надинька, пытаясь ухватить за чёрно-зелёную мантию, и тут же, ойкнув, зажала рот. К счастью, никто не услышал...
   - Куда Вы лезете, Шушурун? - хладнокровно и чуть насмешливо поинтересовался Кохан Кош. - У Вас есть что сказать однокурсникам?
   - У меня есть что сказать, - злобно ответил Царицын, выпрыгивая на сцену. - Дайте мел. Спокойно, профессор. Есть другой способ решения задачи. Сейчас я продам вашего бармаглюка подороже, чем этот Ара.
   - Любопытно, - профессор откинулся на спинку кресла и снова водрузил ботинки на стол. - Валяйте, мой сибирский друг. Но помните: если Вы обкакаетесь, я заберу у вашего факультета... двадцать очков.
   Гриммельсгаузенцы застонали, кто-то даже показал Шушуруну кулак.
   - Господин профессор, - сказал Ваня, перебрасывая кусочек мела в руках. - Правильно ли я понимаю, что если я продам этого Бармаглота дороже, чем предыдущий студент, то...
   - То Вы получите десять очков на счёт вашего факультета, - кивнула жёлтая голова.
   - Отлично, - Ваня повернулся к профессору спиной и подошёл к трибуне с микрофоном. - Господа студенты! Продаётся десять баллов. Кто готов заплатить мне фунты стерлинги в обмен на право получить от профессора Коша десять баллов?!
   Зал ошарашенно смолк, слышалось только хлопанье ресниц и треск мозгов в черепных коробках.
   - Повторяю, - терпеливо сказал Ваня. - Вы платите мне фунты, а взамен я передоверяю вам право получить десять баллов для вашего собственного - повторяю, не для моего, а для вашего - факультета. Стартовая цена - тысяча фунтов. Есть богатенькие буратинки в зале? Не стесняйтесь.
   Неуверенно поднялась одинокая рука с дорогими часами на запястье.
   - У меня вопрося, - прошепелявил япончик в круглых очках. - Вот, знасися, меня приписали к факультету Розенблатт. Это знасися, я тебе сисяса даю тысясу фунтов, а профессор Кош мне за это десять баллов? На ссёт факультеты Розенблатт?
   - Так точно, - кивнул Ваня и торопливо поправился: - Вы абсолютно правы, коллега.
   - Я согласен, - улыбнулся япончик. - Моя факультета будет мною гордися.
   Студенты зашевелились, в воздух влетели ещё несколько рук.
   - Вот это по-нашему, - улыбнулся Царицын. - Итак, продаётся Бармаглот, стартовая цена - тысяча фунтов. Кто больше?
  
   Через пять минут мифическое существо из Зазеркалья было продано смуглой девочке Салиме аль-Жумане аль-Ширин с факультета Циммерклаус за тридцать четыре с половиной тысячи фунтов. Ваня мог торговать и дальше, да признаться, надоело ему. Царицын и так уж чувствовал себя отмщённым: вот так, господин Кош, знай наших.
   Профессор, конечно, сообщил, что забирает деньги себе, а мальчику Шушуруну причитается ещё десять баллов. Признаться, Ванечка даже гордился собой. Неплохой дебют для подростка из глухой сибирской тайги.
  

Глава 10.

Урок боевой магии

  
  
   Об одном жалею я: что на рога нель­зя поставить пулемёт.

Из поэзии

1920-х годов

  
   На перемене Надинька подлетела, как радостная птичка, с тетрадками под мышкой. Жёлто-вишнёвый моргнетильский шарфик закинут на плечико, на груди - маленькая бляха с крылатым сфинксом. Зазвенела:
   - Мальчики, я так волновалась! Как вы здорово с этим Бармаглотиком всё придумали! Ой, слушайте, я что узнала. Следующее занятие - раздельное, по факультетам! В разных аудиториях, вот! У нас - урок очарования, представляете?! Ужасно интересно. Ну, я побежала, - помахала ладошкой и собиралась уже скрыться, как вдруг...
   - Вы помните наш договор? - тихо сказал Ваня. - Вы обещали слушаться. Мы здесь ненадолго. Не увлекайтесь, Надинька. Они по-прежнему следят за нами...
   - Пока-пока, - уклончиво рассмеялась девочка и убежала - только шарфиком махнула.
   - Какая странная девочка, - грустно сказал Петруша и посмотрел ей вслед. - Какое-то счастье у неё... как лихорадка. Может быть, температура высокая?
   - Не заметил.
   Ваня поглядел было вслед, да куда там: скрылась в дет­ской толпе, заполонившей коридоры. Сказал шёпотом, склоняясь к Петрушиному мощному плечу:
   - Боюсь за неё. Девочка в восторге от волшебства. Если что случится... Генерал не простит...
   - Кто?! - Петруша вытаращил глаза. - Ероп...
   - Тихо, - Ваня слегка наступил ему на ногу. - Не надо фамилий. Постой. Ты что? Не знал, что это его внучка?! Ах ну да... ты же в скорпионах лежал!
   - Ух ты! Вот оно как... То-то я всё время думаю... что за девочка такая, - пробормотал Тихогромыч. - Слушай, брат Ваню...
   - Шушурун меня звать!
   - Да. Слушай, брат Шушуруша, а откуда она тут взялась-то? Она ж в Москве была?
   - Откуда-откуда... - Ваня исподлобья глянул на ошеломлённого приятеля. - Ты сам её в рюкзаке привёз!
   Петруша раскрыл рот, но промямлить ничего не успел - отовсюду зазвенели звонки, гонги и колокольчики. Начинался новый урок.
   - Нам сюда! - Ваня подтолкнул приятеля к стеклянной двери, ведущей в гимнастический зал. - По расписанию значится урок боевой магии. Наверное, будет интересно.
  
   Урок боевой магии у первокурсников Гриммельсгаузена, Розенблатта и Циммерклаус открыла сама профессор ван Холль. Крепкая, кривоногая, похожая на боевую макаку в шёлковом кимоно профессор застыла посреди блистающего паркета - напротив шеренги притихших детей. Короткая серебристая шерсть на черепе Карлотты ван Холль была, как обычно, энергично вздыблена. Чёрные дырки ноздрей ритмично сжимались и разжимались, крылья носа чутко подрагивали. Раскосые рысьи глаза, казалось, жили на разной высоте под истерично вздёрнутыми бровями.
   - Короче, так, - металлически протявкала профессор ван Холь и почесала мужскую грудь под кимоно. - С вами, мелкота, я начну работать в конце года. А пока пускай немного повозится мой ассистент.
   Она кратко кивнула в сторону долговязого человека с большой бледноватой залысиной и чёрными кудрями до плеч. Человек только что вышел из боковой комнаты и теперь, не спеша ступая по паркету босыми ногами, приближался. Двигаясь, он как бы разминал косточки: шевелил плечами, покачивал влево-вправо головою, а то вдруг возьмёт и попрыгает на носочках, точно некий танцовщик.
   - Аспирант Гаафс, - пролаяла Карлотта ван Холь. - Я оставляю Вас с мелочью. Детки, мы прощаемся до весны.
   Развернулась и, ритмично дёргая бёдрами, убежала вглубь зала. Первокурсники тайком перевели дыхание и начали переглядываться. "Между тем, рано расслабляться, - подумал Ваня Царицын, приглядываясь с долговязому аспиранту с блестящей залысиной. - Дяденька-то тоже, похоже, сильно отмороженный".
   - Меня зовут Ка-арлис, - без тени улыбки сказал аспирант, приближаясь и на ходу продолжая разминать пальцы.
   - Первое боевое заклина-ание, которое мы разучим - это волшебное слово, дающее силу в схва-атке, - произнёс он, немного потягивая гласные, точно кота за хвост. - Одна-ако сначала вам нужно подготовить ваш ра-азум. Нужно подавить в себе сла-абость, жа-алость к противнику.
   Аспирант порылся в кармане спортивного трико и вытащил недлинную указку. Как выяснилось, она раскладывалась на манер антенны - господин Гаафс направил её в потолок, и оттуда спустилась на троссах школьная грифельная доска. На доске было написано три девиза:
  
   Без жалости
   Без милосердия
   Без пощады
  
   - Внима-ательно прочитайте и запомните эти слова, - сказал Гаафс. Тем временем зеркальные дверцы разъехались и выкатилась на роликовых коньках монголоидная девушка в полосатом спортивном костюме. Перед собой она толкала металлическую тележку, на которой поблёскивал серый мешочек, зажатый в блистающих зажимах на изогнутом штативе.
   - Мя-я-яу, - хрипло пожаловался мешочек кошачьим голосом. Судя по слабенькому тембру, котёнок висел на штативе не один час.
   - Будем тренироваться на кошках? - ужаснулся Петруша, оборачивая к Царицыну лицо, скукоженное состраданием.
   - Перед вами тренажёр, - кратко сказал аспирант, тыкая указкой в штатив с серым котёнком, растянутым на маленькой дыбе.
   - А разве можно мучить живую природу? - вдруг подала голос костлявая девочка в бело-розовом шарфике факультета Циммерклаус. - Я слышала, что это запрещается британскими законами.
   - Ваше беспокойство вполне опра-авдано, девочка, - сказал Гаафс. - Однако закон разреша-ает ставить смертельные экспериме-е-енты над подопытными зверушками. У нашей академии есть статус научно-исследовательского институ-ута. Поэтому мы по закону имеем пра-а-аво резать кошечек. И не только кошечек, ха-ха.
   Дети, переглядываясь, едва заметно попятились.
   - Кстати, девочка, в нашей академии не принято преко­словить преподавателям, - с медленной улыбкой сообщил аспирант Гаафс, в упор глядя на костлявую бедняжку из Циммерклауса. И как бы невзначай поинтересовался, доставая записную книжечку:
   - Как Ваша фамилия?
   - Честерфильд... - испуганно ответила девочка. - Клара Честерфильд.
   - Постойте, Вы случа-айно, не родственница сигаретного короля? - заинтересовался господин Гаафс. - Нет? Очень жаль.
   И он аккуратно записал имя и фамилию Клары Честерфильд в свой тощий блокнотец. Затем, потирая руки, обвёл притихшую шеренгу взглядом.
   - Итак, кто хочет участвовать в нашем небольшом экспериме-енте? Цена услуги - пять баллов на счёт факультета, - добавил Гаафс, многозначительно играя бровями.
   Мальчик с гладкими чёрными волосами шагнул вперёд. Ваня поморщился: тот самый япончик в круглых очках, как у Гарри.
   - Меня зовуся Секо Мутагочи, факультета Розенблатт, - кратким рывком поклонился японский мальчик. - Мозьно пробовать?
   - Возьмите секатор и отрежьте ко-отику хво-остик, - с мягкой улыбкой предложил аспирант Гаафс.
   Петруша как-то шумно задышал - Ванечка быстро положил ему руку на плечо:
   - Спокойно, Гром. Не громыхай.
   Секо Мутагочи решительно схватил секатор... Тут даже Ваня не выдержал и зажмурился... Признаться, ему подумалось, что отстреливать доберманам головы как-то легче, чем отсекать хвост привязанному котёнку.
   Мутагочи преспокойно щёлкнул лезвиями. Кто-то из девочек вскрикнул и захныкал. Хвостик упал вниз с деревянным звуком, из обрубка толчками захлестала чёрная кровь. Кошка зашлась в хрипе, раздирая когтями пластиковую подставку штатива.
   - Молодец, мальчик Секо, - чернокудрый аспирант, потирая запястья, подступил к кошке и, покосившись на результаты лабораторной работы, провозгласил: - Получаешь пять баллов на счёт твоего факультета.
   Розенблаттцы, вмиг позабыв про котика, радостно взревели, замахали красно-белыми шарфами. Секо оскалился, боевито хекнул, сделал пружинистый поклон - и отправился на своё место в шеренге первокурсников.
   - Теперь сле-едующее упражнение, - бесстрастно сказал аспирант Гаафс. Снова порылся в своём любимом кармане, извлёк маникюрные ножницы, поймал лезвиями холодный лучик софита, несколько раз звонко почикал бликующей сталькой в воздухе.
   - Теперь мы аккуратно втыка-а-а-аем эти ножницы кошке в живо-от. И начина-а-аем потихоньку разрезать ей шку-у-рку, - с бледной полуулыбкой пояснил аспирант Гаафс. - Нужно, чтобы вы-ы-ыпали кишочки. Кто-нибудь хочет попробовать?
   Секо снова приготовился действовать, но тут с места в карьер сорвался кто-то крупный, ушастый, с побагровелым загривком. Ваня вздрогнул: что?! Куда тебя понесло?! Громыч, назад...
   - Можно я, - дёргающимся голосом сказал Петруша.
   - Громыч, сидеть! - простонал Ваня, но поздно. Петруша уже вывалил из строя - нагнув голову, пошёл на аспиранта Карлиса, точно намереваясь в натуре забодать...
   - Может, не надо кошечку трогать, а? - угрожающе пропищал Тихий Гром, сжимая кулаки, похожие на чугунные ядра с батареи Раевского.
   - На-а-адо, очень на-а-адо, - невозмутимо протянул аспирант Гаафс и вдруг... повернулся к Петруше спиной. Что-то внезапно понадобилось аспиранту нарисовать на доске, какие-то цифры... Иван Царицын весь сжался: кадетским чутьём ощутил неладное. Петруха, он же тебя провоцирует!
   - Ну-у-ужно ак-куратненько вспоротть котику живо-о-о-тик, - гундосит аспирант, и вдруг... роняет мелок. Тут же не спеша наклоняется, тощий зад в серебристом спортивном трико выпячивается, умоляя дать сногсшибательного русского пинка...
   - Петруша, нет! - крикнул Ваня, но поздно.
   - Ща я тебе вспорю, - Петруша стиснул в кулаке ножницы остриями наружу, от души размахнулся, и...
   - Пощады! - истошно крикнул Карлис.
   Петруша вздрогнул, точно от удара в грудь. Рука с ножничками застыла в каких-нибудь двадцати сантиметрах от аспирантской задницы.
   Карлис молниеносно разогнулся, сцапал руку мальчика и - р-раз! - ловко заломил ему за спину. Ножнички вывалились из влажного кулака - звякнув, отлетели прочь по блистающему паркету. Ваня увидел красное, придавленное книзу лицо Тихогромова - и в ужасе зажал глаза ладонью.
   - Вот эт-то я называ-аю базовыми правилами боевой магии, - хладнокровно провозгласил Карлис Гаафс, с омерзением отталкивая Петрушу обратно в строй перепуганных первокурсников. - Пра-а-вило номер один: будь беспощаден. Всё написано на доске.
   Он помолчал немного, разминая кисти рук. И объявил:
   - Минус десять очков Гриммельсгаузену!
   Сказав сие, Карлис Гаафс задрал кверху лобастое лицо и с удовлетворением пронаблюдал, как на огромном табло под потолком гимнастического зала замелькали, убывая, цифры напротив соответствующей надписи.
   - И зна-аете, за что я снимаю эти баллы? - снова уставился на бедного Петрушу. - Думаете, за то, что Вы пытались поднять руку на преподавателя? Во-овсе нет. Я снимаю Вам очки по другой причине. Потому, что Вы так и не смогли воткнуть в меня эти ножницы! Ясно?
   Студенты зашептались. Ваня набрался смелости и подал голос:
   - Нет, не ясно. Это почему же?
   - Милосердие. Вот слабость, которую я буду вытра-авливать из ваших сердец калёным железом. Милосердие к кошке заставило Тихого Грома выйти из шеренги. Милосердие ко мне помеша-ало воткнуть ножницы. Если бы, несмотря на мой крик о пощаде, Тихий Гром всё-таки воткнул ножницы, я бы... наградил его по-олной дюжиной баллов!
   Карлис Гаафс вытер ладони влажной ароматической салфеткой и небрежно бросил, поворачиваясь спиной:
   - Урок окончен. Кто хочет, может сам прико-ончить котика.
  
  
   Он лежал исхудавший, точно высохший, замотанный ниже пояса в кровавые бинты, колючие усы вздёрнуты от пережитого страдания, на висках - точно царапины, пара свежих сединок.
   - Сейчас откроет глаза, - тихо сказал отец Ириней, опускаясь перед раненым на колени. - Вот если бы попил немного, вот было бы хорошо...
   Телегин дёрнулся - очнулся, разлепил глаза.
   - Спокойно! - чётко сказал он. - Не стрелять.
   - Да куда уж стрелять в Вас, милый Вы человек, - вздохнул отец Ириней. - Вы уже и так прострелены весьма основательно.
   Застучал по половицам посох - вернулся Геронда. Перекрестился на образа в углу, покосился на раненого:
   - Никак, очнулся наш "доцент"?
   - Закурить бы, а? - прохрипел полковник Телегин. Он подтянул к груди безвольную руку, похлопал себя по карману на груди, достал шуршащую плёночной обёрткой пачку, выбил первую на сегодня сигаретку.
   - Зажигалочки не найдётся? Очень курнуть хоцца, ну просто сил нет.
   - Зажигалки у нас нет, - развёл руками отец Ириней.
   - А ты вон от свечки зажги, - добродушно подсказал раненый и кивнул на крошечную лампадку под иконой Пресвятой Богородицы.
   Старец тоже поднял глаза на иконку, потом перевёл потеплевший взгляд на Телегина и вдруг спросил:
   - А если я тебе огня не дам, ты меня тоже ударишь ногой под зад? Как того мальчика, да?
   Телегин опешил, сигаретка вывалилась изо рта и повисла на губе.
   - Какого мальчика? - Виктор Петрович оторвал плечи от лавки, отодвинулся немного к стеночке. - Вы что такое говорите, дедушка?
   - А то и говорю, - негромко, со вздохом сказал Геронда. - Что через это проклятое курение тебя в большой грех втянули. Думаешь, парня того вылечили? Ошибаешься. Ноги у него отнялись, до сих пор на коляске катается. А его мать, между прочим, тебя прокляла. Вот такие дела, брат Виктор.
   Телегин пожелтел лицом, усы его задрожали.
   - Дедушка, Вы меня напрасно обижаете, - хрипло произнёс раненый, глаза его почему-то забегали. - Спасибо Вам, конечно, что рану перевязали и всё такое... Но я Вас не понял. Какая коляска, какой парень?
   - А тот самый парень, который у тебя в батальоне служил. Новобранец с красными ушами, помнишь? Который твою последнюю пачку сигарет по неловкости промочил? А что ты с ним сделал за это? Не помнишь? Злобу свою тоже забыл?
   Телегин нервно расхохотался и приподнял руку, точно отмахиваясь.
   - Да что Вы бредите, дядя...
   - Ты его ударил ногой. Сильно ударил, от дикой злобы. И позвоночник ему сломал, крестец пробил. Было?
   Полковник закашлялся, схватился за грудь. Глаза его спрятались в затравленный прищур.
   - А мать этого парня тебя прокляла. Она, конечно, сначала в суд подала, да только суд это дело загладил. Никто за парня толком не вступился, не хотелось судьям порочить честное имя русских десантников. Вот матери ничего не оставалось, только причитать. Имени твоего она не знала, а так просто сказала: "Чтоб этому начальнику тоже в инвалидной коляске кататься!"
   - Эй, ты!!! - крикнул Телегин изо всех сил. - Ты что, а?!
   Хотел привстать, да побледнел от боли.
   - Ты лежи спокойно, - строго и тихо сказал старец. - А если выздороветь хочешь, нужно сначала устранить причину твоего ранения. По-твоему, отчего ни одного из твоих мальчишек не ранили, а тебя ранили? Да потому что мальчишки не успели таких грехов натворить, как ты. А у тебя на заду проклятие прицеплено, вот пуля тебя и нашла. Как магнит. Мгновенно.
   - По-твоему, дед... теперь мне... коляска светит? - выдохнул обмякший Телегин.
   - Может, светит, а может, и нет. Зависит от того, сможешь ли ты по-честному раскаяться в твоём грехе. Если сможешь, то проклятие отвалится и можно будет молиться, чтобы рана твоя полностью зажила.
   - А я раскаялся, - вдруг неслышно сказал Телегин.
   - Чего бормочешь, летун-бормотун? - ласково переспросил старец.
   - Раскаялся! Я давно раскаялся, что его ударил. Через миг после того, как это произошло, - с болью произнёс Телегин.
   - Тоже мне раскаяние! - засмеялся Геронда. - Сам ради сигареты человека едва не убил, а после снова давай дымить, как паровоз, одну за другой. Получается, если снова кто-нибудь тебя курева лишит, ты свой грех опять повторишь?
   Телегин поморщился:
   - Нет, не повторю.
   - Ну вот и чудно, - сказал старец, поднимаясь с пенёчка. - Тогда знай: если ты и правда захочешь бросить, то я тебе помогу.
   - Огня не дадите, да? - насмешливо сощурился Телегин.
   - Огня бери сколько хочешь. А вот желания курить у тебя не будет. Но это - только в том случае, если ты первый начнёшь войну с этой гадкой страстью. Давай, прекращай уже дымить.
   - Да ладно, Вы шутите, дедушка...
   Геронда ничего не ответил - постукивая палкой, вышел из комнатки.
  

Глава 11.

Урок очарования

  
  
   - Вы посмотрите: что глаза у меня хороши, что брови, что нога подо мной, ну, и всё остальное... - она приподняла подол зелёной шерс­тяной юбки. - Аль плоха?
   Давыдов жестом отчаяния сдвинул на затылок кепку:
   - Девочка ты фартовая, слов нет. И нога под тобой красивая, да только вот... не туда ты этими ногами ходишь, вот это факт!

М.А.Шолохов. Поднятая целина

  
   еред началом занятия с интригующим названием "Урок очарования" студентов Моргнетиля зачем-то разделили на две группы. Мальчиков увели в Рычащий подвал, а девочек оставили сидеть на низеньких пуфиках в чистеньком и розовом зале имени Аэлиты Блуминг. Этот небольшой зал был заставлен удивительной мебелью - рядом с кожаным красным диваном в виде огромных накрашенных губ громоздилась костяная этажерка, по форме напоминавшая недостроенную Вавилонскую башню.
   Роскошная, заплывшая жиром профессор Рамона аль-Рахамма, облачённая в арабские шальвары и не менее воздушную тунику, под которой дряблыми складками вздымалось коричневое от загара тело, восседала по-турецки на полосатой кушетке, влюблённо разглядывая первокурсниц престижного факультета Моргнетиль.
   - Ну приветик, мои маленькие, - грудным голосом прогудела она, посасывая пожелтелый мундштук. - Ах, какие в этом году симпатичные девочки приехали.
   - Сколько же ей лет? - невольно подумала Надинька, ёрзая на своём пуфике. - Судя по морщинам на шее, двести. А на лбу и щеках кожа гладенькая, ни одной морщинки...
   Не выпуская из багровых губ кальяна, госпожа аль-Рахамма приподняла над подлокотником кушетки пухлую руку - и, чуть потряхивая, показала девочкам маленький браслет, немедля заигравший искрами драгоценных камушков:
   - Маленькие мои, посмотрите, как играют сочные гранаты, точно капельки крови, правда? А этот жемчуг - как за­стывшая слюна какой-нибудь морской богини. Знаете, что это за браслет, мои маленькие подруги? Это настоящий приворотный браслет. Волшебный...
   Девочки затихли.
   - Любая женщина, как только надевает такой браслет на щиколку, начинает излучать непреодолимое очарование, - говорила меж тем профессор аль-Рахамма. - Мужчинам кажется, что вокруг этой женщины вертится вселенная. Она словно источает невидимый мёд, все мужчины слетаются к ней, они сходят с ума, они готовы сражаться за право бросить под ноги этой красавицы всю свою жизнь, включая ключи от виллы и кредитные карточки.
   Она осторожно спрятала браслет в золотую шкатулку. Глянула на детей крупными глазами с желтоватыми белками и чёрными жерлами зрачков:
   - Вы, конечно, хотели бы иметь такой браслет, правда? Так знайте: я научу вас, как его изготовить. Этим мы займёмся в первом семестре.
   - Знаю, знаю! Наверное, мы будем шлифовать драгоценные камни и нанизывать их на золотую нитку, - шепнула Надиньке сидевшая на соседнем пуфике носатая девочка с длинным хвостом чёрных блестящих волос. - Мой папа - ювелир, он постоянно этим занимается.
   - Глупости! - профессор уловила шепоток среди студенток. - Никто не будет ничего нанизывать!
   Она подняла коричневый палец кверху и произнесла с загадочной улыбкой:
   - Приворотный браслет возникает из воздуха, если правильно произнести древнее заклинание ниневийских блудниц. Но это очень сложное заклинание, мои маленькие. Чтобы произнести его правильно, нужно хорошенько подготовиться.
   - А как мы будем готовиться? - спросила одна из первокурсниц.
   - Вы должны обучиться древней науке очарования, - чёрный взгляд профессора аль-Рахаммы заблестел. - Мы начнём с того, что каждой из вас подберёт себе новую причёсочку. Фрау Нельке при помощи компьютера определит, какой силуэт более всего подходит для вашей формы черепа. Далее - общий стиль макияжа, одежды и украшений... Мы научим вас правильно двигаться...
   - Но мы умеем двигаться, - с удивлением заметила дочка ювелира.
   - В детстве вы научились ходить на задних лапах, это верно, - усмехнулась Рамона аль-Рахамма. - Однако настоящая чародейка должна двигаться так, чтобы, глядя на неё, глупые мужчины покрывались испариной и немедленно хотели пригласить в дорогой ресторан.
   Услышав про мужчин и рестораны девочки захихикали, кто-то даже покраснел. Перекрывая шум, профессор возвысила голос:
   - Но помните главное: и причёска, и косметика, и танцы - всего лишь подготовка к тому прекрасному дню, когда вы наконец будете достаточно опытны для произнесения заклинания ниневийских блудниц.
   - А кто такие эти блудницы? - удивилась Надинька.
   - О, это великие основоположницы нашей науки. В течение семестра вы постигнете многое из их древнего мастерства.
   Профессор принялась загибать толстые пальцы с вишнёвыми ногтями:
   - Во-первых, в течение года мы будем считать, сколько каждая из вас смогла влюбить в себя мальчиков. Во-вторых, в конце года вы напишете отчёт об этой работе. И в третьих, победительница получит титул "Мисс Ниневия". Она завоюет право выбрать любой подарок. Некоторые выбирают яхты. В прошлом году девочка выбрала ужин с известным певцом и киноактёром Энрике Гонсалесом...
   - Ах! - девочки в переднем ряду чуть не задохнулись от восторга. - Не может быть!
   - Да-да. И что поделать, академии пришлось немало за­платить певцу за его приезд на наш остров. Кстати говоря, Энрике остался в восторге от нашей девочки, он даже обещал вернуться...
   Надинька с удивлением заметила, что весь первый ряд, кажется, уже с нетерпением ожидает того момента, когда можно будет принять участие в конкурсе "Мисс Ниневия".
   - А ещё вы научитесь танцевать, - глубокомысленно произнесла профессор аль-Рахамма. Лукаво помедлив, она продолжила:
   - Я не имею в виду, конечно, глупые танцы ваших предков. Эти тупые народные танцы показывают тяжёлый женский труд. Посмотрите на то, как движутся руки грузинки, - она только и делает, что собирает виноградные гроздья. Румынки вообще танцуют, взявшись за плечи, точно всей деревней пропалывают огород. А русские неподвижные бабы в своём танце изображают, как они носят воду из колодца - и потом так же тупо плывут под венец в своих наглухо застёгнутых сарафанах. Это косные танцы древности, в них мало яркости, мало страсти.
   Профессор откинулась на подушках, прикрыла жирными веками глаза:
   - Женщина должна танцевать так, чтобы мужчина сделался её рабом. Танцуйте - чтобы ему хотелось одевать танцующую в бриллианты и парчу, осыпать её подарками.
   Девочки слушали в полной тишине. Слышно было лишь, как одна за другой с мокрым звуком отваливается от напряжённого внимания очередная девичья челюсть.
   Профессор обвела торжествующим взглядом лица притихших девочек и - решительным жестом вставила сигарету в мундштук.
   - Ну ладно, перейдём к делу, - более жёстким тоном заговорила она. - Занятия по курсу очарования начинаются с выбора имиджа. Каждая из вас должна выбрать образ, который надо поселить в своём сердце. И стараться быть на него похожим. Это должен быть не просто образ, а женский кумир, способный вызвать обожание глупых мужчин. Вы будете копировать жесты этого кумира, особенности речи, даже голос.... Таким образом, кумир поможет вам завоёвывать мужские сердца.
   Профессор извлекла из россыпи диванных подушек крошечный блокнотик - розовые листки на серебристой спирали.
   - Итак, сейчас каждая из вас хорошо подумает, на какой образ она будет равняться в своей жизни. Начнём с тебя, девочка, - тут Рамона аль-Рахамма уставилась на черноволосую дочку ювелира.
   - Кукла Барби! - не долго думая, выпалила носатая девочка.
   - Отлично, - с лёгкостью согласилась профессор. - Наши специалисты помогут тебе превратится в копию Барби. Помни, все мужчины - просто пластмассовые куклы, которыми можно при желании вертеть, как хочешь!
   - Фрау Нельке! - негромко позвала она, и позади профессора из-за пёстрой восточной ширмы выскользнула похожая на сушёную воблу женщина с тысячей жёлтых косичек, накрученных на африканский лад:
   - Слушаю, госпожа профессор.
   - Записывайте программу действий для девочки-барби... как тебя зовут, маленькая?
   - Гертруда Гершвин.
   - Для Герти Гершвин. Во-первых, волосики, конечно, придётся решительно высветлить. Во-вторых - не пугайся, милочка, это совсем не больно - сделаем пластику носа и век. В-третьих, меняем походочку и осанку. У блондинки не может быть таких торчащих лопаток, как у тебя, Герти. Предстоит интенсивный курс. В-четвёртых, записываю тебя на занятия с мячиком в бассейне. Нужно, милая, привыкать носить смелые купальники. Далее. Запрещаю читать учебники более двух часов в сутки. Лучше записывай на диктофон и слушай в наушниках, когда будешь заниматься на велотренажёре. Ещё кое-что: каждый день перед сном как молитву прочитывай хотя бы одну статью из журнала мод и причёсок. Фрау Нельке подберёт тебе макияж. Пока всё, давайте послушаем следующую девочку. Тебя как зовут, маленькая?
   - Фелиция Бэнкс, профессор, - ответила светловолосая девочка с прыщиками на лбу - судя по жвачному акценту, американка. Кажется, это она давеча краснела и хихикала при упоминании о ресторанах.
   - Итак, Фелиция Бэнкс, какой женственный образ ты хочешь выбрать?
   - Моя киска по кличке Ауди. У неё столько кавалеров из соседних дворов! Каждую ночь она целуется на крыше с кем-нибудь новеньким. Она такая красивая, у неё такая бархатная рыжая шубка, а как она умеет жмуриться и выгибать спинку!
   - Прекрасно, - кивнула профессор, помечая в блокнотике. - Отныне кошка будет жить в твоем сердце. Ты будешь стараться быть похожей на изящную, немного хищную красавицу-киску. Помни, все мужчины - коты! Фрау Нельке, запишите, пожалуйста: во-первых, для мисс Бэнкс прописываю гимнастику, во-вторых, йогу. В третьих, специальный гормональный комплекс. В-четвёртых, красим девочке волосы в рыжий цвет. Далее, зелёные контактные линзы. Нужен логопед, чтобы убрать грубость дикции, а потом понадобится добавить немножко грассирующего "р" и лёгкую шепелявость. Теперь вот ещё что: обязательно, блиц-курс француз­ского языка. Диета: мясо, мясо и ещё раз мясо. Кроме того, побольше всяких креветок, осьминогов и прочих морских гадов. Десерт - много фруктового йогурта. Избегать монотонного физического труда, побольше валяться в постели по утрам. Стиль в одежде разработаем отдельно. Хорошо, кто следующий?
   Профессор Аль-Рахамма с приглашающей улыбкой кивнула китаяночке, сидевшей справа от Надиньки.
   - Я очень люблю певицу Блядонну, - жмуря и без того узенькие глазки, с придыханием сказала девочка. - Всегда мечтала быть такой яркой и смелой, как она!
   - Ну, это совсем просто, - обрадовалась профессор. - В нашей академии этому кумиру служат уже двадцать три девочки. Ты будешь двадцать четвёртой. Фрау Нельке, Вы знаете, что нужно делать.
   Фрау Нельке кивнула жёлтыми косицами.
   - Хорошо, следующий... - Рамона аль-Рахамма перевела блистание чёрных глаз на Надиньку.
   Надинька, признаться, ещё год назад придумала, на кого ей хочется быть похожей. Поэтому Морковка, не долго думая, сказала:
   - Я бы хотела быть похожей на царицу Александру. Она очень любила своего мужа, Императора Николая, и всегда была ему верна. Всю жизнь! И за эту верность Бог дал им много детей, четырёх девочек и очень красивого, доброго мальчика! А ещё я прочитала в книжке, что, когда началась война, царица Александра как простая сестра милосердия пришла в солдатский госпиталь, чтобы ухаживать за ранеными. Солдаты не всегда догадывались, что их раны перевязывает сама царица. Они считали её самой доброй и прекрасной медсестрой на свете. Так царица Александра подружилась с многими-многими русскими мужчинами, они все её очень любили и называли "сестричкой".
   Сказав это, Морковка радостно уставилась на преподавателя, ожидая похвалы.
   Преподавательница неподвижно сидела в кресле и смотрела на Надиньку так, точно перед ней была не маленькая девочка с хвостиком, а полуразложившийся конский труп.
   - Какая гадость... - выдавили наконец профессорские губы. - Ты что творишь такое, а? Мелочь пузатая! Ты что себе позволяешь?!
   Надинька испугалась. Лицо профессорши внезапно сделалось почти зелёным, точно выдолбленным из грязного камня. Глубокие морщины прорезались вокруг рта, брови сдвинулись к переносице так, что толстые крашеные веки едва не закрыли глаза:
   - Я тебе покажу, как безобразничать!
   Профессор протянула жирную руку к мутно-жёлтому колокольчику на журнальном столике.
   - Госпожа профессор... - фрау Нельке склонилась к начальнице, засыпав ворохом жёлтых косиц. - Простите за дерзость... Разрешите напомнить... это девочка из России.
   - Что? - грозно вытаращились чёрные глаза - и тут же сморщенный лоб, дрогнув, совершенно разгладился. - Ах, та самая? Которую Лео прислал?
   - Русская, значит... - профессор закинула жабье лицо к потолку. - Это многое объясняет.
   - Видимо, профессор, бедная девочка находится под воздействием так называемой русской защиты, - прошепелявила фрау Нельке.
   - Сама понимаю, не дура! - поморщилась Рамона аль-Рахамма. - Ну хорошо, ладно. С девочкой будем работать по отдельной методе.
   Она снова двинула глаза в сторону Надиньки:
   - Что ты стоишь, как сухое дерево, садись. И закрой рот, ничего страшного не произошло. Просто ты, моя маленькая, ответила, мягко говоря, невпопад.
  
   После урока бледная Надинька, набравшись смелости, дерзнула приблизиться к профессору и пролепетала:
   - Госпожа профессор... Скажите, а что это за дурацкая защита, которая мешает мне научиться магии?
   - Ха-ха, моя маленькая Надейда, - Рамона аль-Рахамма заиграла бровями и покровительственно глянула на девочку. - Это наследственная болезнь всех русских. Твои предки передали тебе ужасную косность, невосприимчивость к магии. Из-за этого любому волшебству как бы... сложнее тебя зацепить.
   - Значит, я никогда не буду великой волшебницей? - в испуге выпалила Надя и тут же осеклась, осознав, что сболтнула лишнее. - То есть, я хотела сказать... никак нельзя избавиться от этой "защиты"?
   - Надо стараться! - чёрные глаза профессорши как-то особенно блеснули. - Возможно, ради этого тебе придётся пойти на очень, очень большие жертвы.
  

Глава 12.

Как Тихий Гром заблудился

  
  
   Государь ответил:
   - Ты старик мужественный, а этого, что ты мне докладываешь, быть не может.

Н.С.Лесков. Левша

  
   После второго урока полагался волшебный ланч. Со всех тринадцати факультетов первокурсники устремились в Старый корпус, где находился Зал недоумерших рыцарей.
   Это был настоящий храм пищеварения. В центре на возвышенной платформе темнел огромнейший Круглый стол короля Мерлина, рассчитанный, как минимум, на сотню персон. Впрочем, он был пуст, только жёлтые лилии возвышались в тёмно-красных вазах и надменно благоухали.
   Зато вокруг Круглого стола всё кипело, бурлило и пахло. Длинные дощатые столешницы, отполированные за много лет тысячами ученических рукавов, покачивались на массивных цепях, уходящих к потолку и скрывающихся там среди флагов. Бегали с блестящими подносами радостные ученики. Вон там кружком скучились и обгладывали цельножареного оленя студенты Гриммельсгаузена. За соседним столом темнели фигуры питомцев Агациферуса - у каждого свой подносик, своё блюдо с фруктами, своё утончённое меню. На террасах под открытым небом - всякая шушера да шелупонь вроде Дуйсбергхофа, Розенблатта или Циммерклауса резвилась вокруг здоровенных чаш с виноградом, клубникой, горячей выпечкой.
   - Во! Я буду блинчики, - радостно объявил Тихогромыч, проходя мимо стола с чинно восседающими девочками из Моргнетиля.
   - Приветик! - одна из девочек помахала ладошкой, и кадеты с трудом узнали Надиньку Еропкину. Что за ерунда? Где забавная торчунька на макушке? Откуда эти идиотские розовые тени на веках?
   - Напрасно она постриглась, - вздохнул Петруша. - Совсем другая стала. И опять глаза блестят, ну точно у неё жар! А ещё... ты видел, сколько шоколадных конфет набрала в тарелку? Разве можно есть столько сладкого?!
   Вздохнув, друзья отправились на поиски чёрно-зелёных гриммельсгаузенских плащей.
   - Ага! Сюда!
   На стульях виднелись покрытые патиной бронзовые таблички с именами. Юные разведчики с некоторым удивлением обнаружили надписи "Shu Shu Ruhn"26  (Шу Шу Рун) и "Thunder, Silent"27 . (Тихий Гром) "Мистика, - подумал Ванька, - только вчера появились в замке, а наши таблички уже позеленели от времени!"
   Подскочивший официант с рыбьим лицом изящно склонился над Ваниным плечом:
   - Добро пожаловать! Желаем зверского аппетита, юные господа из Гриммельсгаузена! Сегодня для всех студентов вашего факультета - чудесный жареный олень. Но персонально для Вас, господин Шушурун... - официант склонился совсем низко и приятельски подмигнул Царицыну, - по распоряжению декана факультета мы приготовили нечто особенное. Повторяю, только для Вас!
   Он выхватил из-за спины тёмную бутылку - и, чмокнув пробкой, налил в Ванину кружку тёмно-красного вина. Чудесный запах защекотал Царицыну ноздри.
   - Шато Петрюс, редкая бутылочка, урожая восемьдесят третьего года!
   - И мне, - добродушно заявил Петруша, протягивая сдавленный в кулаке стаканчик.
   - Я же сказал, только для господина Шушуруна! - неожиданно холодно, почти с презрением, отрезал официант. Снова с улыбкой обвился вокруг Ваниного плеча:
   - Это Ваш приз. Вы его заслужили!
   - За что приз? - удивился Ваня.
   - Ну как же. Вы же принесли факультету десять баллов! Вы хорошо поработали на уроке алхимии. Это вино поможет Вам закрепить успехи на этом поприще. Ах, это вино ужасно дорого стоит. Знаете, его вкус помогает полюбить богатство...
   Ваня невольно поморщился, вспомнив урок алхимии и высохшую шею профессора Коша. Вот уж кто, наверное, знает толк в дорогих винах...
   - Если понадоблюсь, свистните и трижды сплюньте, я и появлюсь! - пошутил официант, потом подмигнул обоими глазами по очереди - и, крутанувшись, убежал. Серое полотенце, заткнутое за пояс, взметнулось, как хвостик, за спиной.
   - Твоё здоровье, - кивнул Ваня, наливая в Петрушин стакан. - Вообще странно, что они начислили мне десять баллов. Я же продал их этой арабской девочке за тридцать пять тысяч фунтов...
   Тихогромыч чуть нахмурился.
   - Может, не будем? - неуверенно спросил он.
   - Ты прав, - Царицын вздохнул и отставил початую бутылку подальше. Усмехнулся:
   - Телегин не велел спиртного пить, помнишь? Значит, нельзя.
  
   - Пойду-ка блинчиков поищу, - схватив блещущий поднос с жутковатой гравировкой, Тихогромыч увесисто побежал на раздачу.
   - Минутку, минутку! - желтоволосая старуха в окошке запретительно растопырила пальцы. - Вам, молодые люди, блинчики не положены. Вы же не моргнетильцы? Вот и кушайте оленя. Или свинину на рёбрышках.
   - Мне бы... только один блинчик, - попросил Петруша. - Пожалуйста!
   - Можно узнать, сколько у Вас баллов?
   - А я откудова знаю? - удивился Петруша.
   - Прислонитесь грудью. Вот так, бляхой к сенсору. Угу. Ой, что я вижу! Нет, я не могу дать вам даже свинину на рёбрышках. Только вот, если хотите, немного сала. Или, на выбор - хомячьи щёчки под маринадом. Есть также печёные яйца крокодила и салат из дуриана. Ничего сверх того вам не положено.
   - А почему-у? - расстроился Тихий Гром. Он не шибко любил хомячье сало, не говоря уже о яйцах дуриана...
   - Вы сегодня потеряли целых десять баллов. Поэтому - категорически не положено! Проходите, не задерживайте других.
  
   - Почему с пустой тарелкой? - Царицын чуть не поперхнулся от удивления. Непривычно было созерцать в руках Петруши блюдо с кучкой зелени и двумя оливками.
   - Да ну их, - улыбнулся Петя, оптимистично жуя горбушку. - Почему-то не дали. Говорят, баллы какие-то я потерял.
   - Мальчики, можно к вам?! - прозвенело за спиной, и Надинька Еропкина восторженным птенчиком прыгнула на стул рядом с Ваней. - А я уже поланчевала!
   - Что ты сделала? - кадеты недоуменно переглянулись.
   - Покончила с ланчем! - девочка звонко расхохоталась. - По-русски говоря, пообедала.
   - Нет. Что ты сделала с волосами?
   - Это не я, это фрау Нельке. Она сделала мне чудную причёсочку.
   И девочка покрутила головой, чтобы мальчиком было видно, как забавно болтаются завитые локонки, обрезанные чуть повыше плеч.
   - Теперь я во всём стараюсь быть похожей на дюймовочку, - вздохнула Надинька. Она заметила, что мальчики не в восторге от её "взрослого" каре. - Мне подобрали такой имидж на уроке очарования.
   - Жаль, - вполголоса пробормотал Петруша. - Одной ненакрашенной девочкой стало меньше.
   Надинька не расслышала, она уже щебетала о своём:
   - Чудесный цветник, просто чудесный! Сразу за корпусом Анатомии франкенштейнов. А ещё, Вы не поверите: там есть скала над морем - сплошь калина растёт, как у нас в России!
   - Кто растёт? - прислушался Ванечка.
   - Калина, представьте себе! Там, когда сидишь на камне, даже замка не видно, только небо, обрыв - и везде калина, безумно много. А в цветниках нигде больше калины нет, даже искать бесполезно. Только вот там, на скале. Рядом с башней Алчного зрака...
   Кадеты переглянулись. Во взглядах синхронно прочиталось: "Девчонка! Что с неё взять!". Оба вздохнули и снова набросились на кушанье.
   - А знаете, я что узнала! Такой ужас! Все только об этом и говорят. Оказывается, кто потеряет много баллов, того из замка переводят на исправительный полигон, вот!
   - Ку-уда?! - напряглись кадеты.
   - На полигон, исправительный! Вот! У кого наберётся пятьдесят минусовых баллов, того из замка увозят на перевоспитание.
   - Гм. - Ваня обернулся, глядя на Петрушу исподлобья. - Что ты там говорил про баллы?
   - Ну, что теперь вспоминать... Помнишь, за ножнички оштрафовали, - потупился Петруша.
   - Значит, у тебя уже минус десять, - задумчиво процедил Царицын. - Давай, брат, срочно набирай ещё минус сорок. Нам нужен разведчик на исправительном полигоне, вот ты туда и отправишься! Шутка, хе-хе.
   - У меня сегодня тоже чуть не забрали пять баллов! - пожаловалась Надинька. - Нашей очаровашке, в смысле, профессору очарования, не понравился мой ответ на уроке. Я, правда, так и не поняла, отчего она разозлилась. Но, к счастью, меня простили, потому что я русская. Считается, что русским сложнее учиться в замке, потому что у всех русских какая-то наследственная болезнь.
   - У меня, наверное, ещё десять баллов отберут, - буркнул Петруша и надул губы.
   - Это почему ещё? - Ваня замер от недоброго предчувствия.
   - А потому что я второй урок прогулял.
   - Как прогулял?! - хором воскликнули Ваня и Надинька.
   - Случайно. Пошёл, понимаешь, искать класс и заблудился.
   Надинька в ужасе закрыла руками половину личика, остались только вытаращенные глаза. Ваня в изнеможении откинулся на спинку стула.
   - И правда, тебя ведь не было на втором уроке!.. Но я думал, ты попал в другой поток, к профессору Шмеллеру!
   - Виноват, - вздохнул Петруша и вдруг добавил: - Зато я видел, как профессор Колфер Фост проходит сквозь стены.
   - Кончай фантазировать, - щурясь, предложил Ваня.
   - Слово каде...
   - Цыц!
   - Я не фантазирую! - Петруша посмотрел прямо в глаза Царицыну. - Я пошёл за профессором Колфером Фостом, и...
   - И что? Ты тоже прошёл сквозь стену? -подначилВанечка.
   - Так точно, - шёпотом сказал Тихогромов.
  
   И ребята узнали, как Тихий Гром заблудился.
   Всё началось, как обычно, с глупой мелочи. Шнурок на ботинке. Эта дрянь развязалась ужасно не вовремя, когда Петруша топал наверх по лестнице. Петруша наклонился, чтобы усмирить проклятый шнурок, а тут - поди ж ты! Ну прямо одно к одному. Отстёгнулась от груди бляха с гербом факультета - и давай падать вниз, в дырку между лестничными пролётами. Летит себе и только знай позвякивает, постукивает о края лестничных маршей.
   Далеко вниз улетела, этажей на восемь.
   Пришлось Петруше поспешно броситься вниз по лестницам, чтобы успеть отыскать проклятую бляху до конца перемены. Бежал Петруша, прямо скажем, довольно сильно очертя голову, поэтому и не заметил, видать, как публичная зона закончилась тремя этажами ниже - и началась зона, закрытая для публики. Просто иногда Петруша не по ступенькам сбегал, а для скорости перемахивал через перила - вниз, на следующий по счёту лестничный марш. Видать, таким образом и миновал он писклявую рамочку. А охранник, приставленный к рамочке, то ли отвернулся, то ли за некой нуждой отлучился - этого Петруша точно не знал. Известно лишь, что, никем не остановленный, допрыгался он до самого нижнего этажа и, радостный, поднял с пола ненаглядную свою бляху.
   Всё бы хорошо, да беда не приходит одна. Прицепив герб на могучую грудь, Петруша собирался уж бежать обратно, на верхние этажи, - да только упал его взгляд на узенькую дверцу под лестницей. Точнее, дверец было сразу две, и обе одинаковые. И вздумалось Петруше, что одна из них ведёт как раз туда, куда ему давно уж хотелось, да до сих пор недосуг было, пока шнурка вязал, да бляхи ронял, да по лестницам прыгал, ботинками ступени околачивая.
   Потянул Петруша дверцу, а она немного тугая оказалась. Потянул Петруша сильнее - дверца и распахнись. Теперь только понял Петруша, что прежде она на замок была заперта, но теперь косяк почему-то подался немного в сторону, и любой добрый человек без труда зайти может.
   Вошёл Петруша и начал по коридорчикам довольно поспешно бегать, разыскивая то, что обычно за такими узенькими двойными дверками бывает. Однако вместо того обманчивые коридорчики вывели Петрушу в некий просторный зал с голубыми фонарями. Тут уж даже Петруша понял, что за­блудился. Начал он метаться по пустым коридорчикам, толкаясь во всякие стеклянные двери... Не заметил, как очутился в совсем непонятном месте: полумрак, толстые ковры повсюду - и тишина.
   Вдруг Петрушу аж качнуло: стена напротив заколебалась и... словно растворилась! Петруша из последних сил за шкаф схоронился - а сам выглядывает в испуге, не надо ли кого ремнями вязать. И привиделось Петруше, будто вышагнул из каменной стены долговязый профессор Колфер Фост в бежевом свитере - да и пошёл себе преспокойно прочь по коридорчикам. Стук-постук - и тихо стало, смолкли шаги в отдалении.
   - Тут я понял: без колдовства не обошлось! - торжественно подытожил Тихогромыч.
   - Нормально, - кивнул Ваня. - Дальше что было?
   - Ну, посидел немножко за шкафом, а потом думаю: пойду на волшебную стену своими глазами погляжу, а то ребята не поверят, - Петруша вздохнул и продолжил: - И вдруг чувствую: из стены ветер дует.
   - Это как? - едва слышно прошептала Надинька.
   - Вы, девочка, меня простите за такие подробности, но дело в том, что у меня лоб потеет. Не всегда, конечно, а когда волнуюсь. А тут, братцы, я крепко волновался, что на урок опаздываю, вот у меня лоб и вспотел немного.
   - Какой лоб? - нахмурился Ваня. - Ты бредишь.
   - Не поверишь, брат Ваню... Брат Шушуруша, подхожу я к этой стенке - и чувствую потным лбом: ба! Точно тонюсенькая струйка дует, очень такой холодный ветерочек. Ну, я пощупал стену немножечко, а она как провалится внутрь!
   - Ногой, что ли, щупал? - уточнил Ваня.
   - Зачем ногой? Вот, одним пальчиком надавил.
   И уже совершенным шёпотом, очень-очень тихо Петруша рассказал, как прошёл сквозь стену и далее по коридору с железным решетчатым полом до самого лифта. И как дверцы грузового лифта сами собой раскрылись, однако никто из кабины не вышел. И как Петруша выскочил в какой-то пустой зал, где ужасно воняло и стояли контейнеры с мусором. И тут Петруша внезапно...
   - Погоди, - перебил Ваня. - Ты про лифт рассказывал. А откуда лифт приехал - сверху или снизу?
   - Снизу, брат! - прошептал Тихогромыч. - То-то и оно, что снизу!
   - Подземелье! - обрадовался Царицын . - Клёво ! Так я и думал.
   - Ты слушай, ещё не всё! - Петруша расширил глаза и приблизился вплотную - Ваня с Надинькой потянулись чутким ухом навстречу и едва головами не столкнулись.
   - Ай! - пискнула Надинька. - Какой Вы неловкий, Ваня!
   - Ну вот, самое страшное теперь... - могильным голосом просипел Петруша. - Я кое-что видел там, в мусоре. Чёрный пакетик, а на нём крыса сидела!
   - Ой, фу! - пискнула Надя. - Кошмар!
   - Она пакетик весь прогрызла, и я вижу, оттуда торчит...
   - Что?
   Петруша точно не мог выдохнуть это страшное слово. Глаза выпучил и вперёд качнулся, а никак не выскажет.
   - Рука, - выдохнул он наконец. - Человеческая, мёртвая.

Глава 13.

Урок воздушных замков

  
  
   Бывало, поставит перед собою палец и, глядя на конец его, пойдёт рассказывать - вычурно да хитро, как в печатных книжках. Иной раз слушаешь, слушаешь, да и раздумье нападёт. Ничего, хоть убей, не понимаешь!
   Н.В.Гоголь. Вечера на хуторе близ Диканьки
  
   отрясённая Петрушиным рассказом, Надинька не заметила, как закончилась длинная перемена, и хохочущей толпой однокурсниц её закрутило вниз по парадной лестнице, потом швырнуло через Осенний сад к мрачно-серому корпусу Великого инквизитора, затянуло в старинную аудиторию Песен - и прибило течением к парте на первом ряду.
   Класс давно расселся за белокаменными партами, а учителя всё не было. Наконец затрещали янтарные сосульки, завешивавшие вход в аудиторию. Однако вместо профессора Феофрасто Феофраста появилось худенькое существо в тугой тужурке и белых кожаных бриджах. Маленькая и злобная, с треугольной сумочкой под мышкой, цепко принюхиваясь к испуганным взглядам детей, в аудиторию Песен вошла бывший сотрудник ФСБ России Александра Глебовна Селецкая, а ныне просто Саррочка, лаборант секретной Лаборатории русских исследований академии Мерлина.
   Сразу вгрызлась чёрными глазами в Морковку. Поцокивая каблуками приблизилась, направилась к ней, склонилась ниже - так, что у Надиньки в глазах зачесалось от парфюмерного облака.
   - Ну что, русская девочка? И как тебе нравится в Мерлине?
   Надиньке не хотелось иметь врагов, тем более в расчудесной академии волшебства. Она пыталась вести себя как вежливая девочка и на прямой вопрос ответила искренне:
   - Да, ужасно нравится. Здесь лучше, чем в нашей школе на Таганке!
   Саррочка моргнула накрашенными веками.
   - Ах, если бы я могла выучиться на волшебницу! - вздохнула Морковка. - Я была бы просто счастлива!
   Саррочка моргнула ещё раз. Если девочка врёт, то можно лишь позавидовать её артистическому дару. Медленно, не говоря ни слова, Селецкая отошла. "Кто знает... может быть, это действительно ложный след? - думала она, царапая когтями сумочку. - Что если Савенков для отвода наших глаз спровоцировал алтайского шамана Шушуруна прислать сюда своего ученика с друзьями? А настоящий суворовец успешно действует где-то рядом, не вызывая моих подозрений?"
   Уходя, Сарра столкнулась с профессором Феофрасто Феофрастом, который галантно изогнулся, дал дорогу сеньорите, да ещё и отпустил вслед изысканный комплимент про точёную фигурку, достойную резца самого Кампочинелли.
   Раскланявшись с Саррой, профессор немедля придал своему лицу прежнее крайне взволнованное выражение - и буквально вылетел на подиум:
   - Дети! Срочно! Нет, не вставайте, не кланяйтесь! Нельзя терять ни минуты!
   Размахивая руками, он забежал нервным зигзагом, куцый чёрный плащ его с серебристым шитьём взволнованно трепетал. Профессор Феофраст - маленькое тучное туловище на тонюсеньких ножках, которые казались ещё тоньше из-за чёрных чулков, поверх которых надеты были нелепые шортики с рюшами - подскочил к трибуне и срывающимся голосом объявил:
   - Минуту назад, в парке... один мальчик с вашего курса...
   Надинька вздрогнула. Только не Иванушка! Неужели...
   - Почему-то набросился сторожевой пёс, - профессор Феофраст выдохнул, сожмурился, провёл ладонью по мокрому лицу. - Увезли к целителям... Нужна операция, только хирург Шапахопал Лилу, только он может спасти! А он работает только за золото. Очень нужно золото, скорее...
   Он сорвал с головы роскошную шляпу с шумящими бурыми перьями, швырнул её в первый ряд.
   - Быстро, быстро. Если золота нет, передавайте следующему!
   Кто-то из девочек бросил недорогое позолоченное колечко. Зато девочка по имени Салима аль-Жумана аль-Ширин, которая недавно приобрела Бармаглота, должно быть, решила, что настал долгожданный шанс продемонстрировать подругам, сколько на ней надето всякого золота. Носатенькая Герти Гершвин, которая за одну перемену успела перекрасить волосы в жёлтый цвет, не положила ничего, зато уронила в шляпу слезинку и со скорбным лицом передала бархатную копилку дальше.
   - Это наш Царевич! - от недобрых предчувствий у Надиньки закружилась голова. - Наверное, полез куда-нибудь без спроса, вот на него и набросился сторожевой пёс! Ах, какой ужас... Ванечка как раз должен был идти на свой урок через парк!
   Надинька почувствовала, что не может просто так сидеть на лекции, когда Иванушка истекает кровью. Она должна поддержать его в беде, просто быть рядом! Морковка вскочила и начала потихоньку пробираться к выходу из зала, но профессор Феофраст широко улыбнулся, подбоченился и громко заявил в микрофон:
   - Ну довольно, довольно. Мне уже хватит этого золота. Ведь это мой приз за красноречие, не так ли?
   И он расхохотался - сипло забулькал, точно сточная труба. Студенты на секунду замерли - потом постепенно пришло осознание. Первым захихикал Ари Ришбержье, затем ещё два человека с Моргнетиля, а потом - весь зал грянул, хохот смешался с аплодисментами.
   - Это блестяще! - веселилась Герти Гершвин, радостно лупя в сухие ладошки.
   - Благодарю, благодарю, - раскланивался на подиуме великий мастер красноречия. - Это был всего лишь изящный этюд, мои молодые друзья! Небольшой пример того, какой силой обладает ловко сказанное слово. Помните: никогда не верьте людям. Они могут врать как раз в ту минуту, когда вам кажется, что это совершенно невозможно.
   Аплодисменты постепенно стихли, профессор Феофраст отстегнул от пояса короткую шпагу в ножнах, бросил её на стол, а сам уселся на кресло задом наперёд, обнимая лапками дубовую спинку и кокетливо поглядывая из-за неё на оживлённых студентов.
   - Ну, хорошо, - мелко расхохотался волшебник, точно жирные паучки разбежались по золочёному подносу. - Теперь перейдём к занятиям. Итак, урок воздухостроения. Я научу вас готовить такие зелья и снадобья, которые косно­язычного и тупого заику заставит изливаться соловьём. Моя наука особенно незаменима для будущих адвокатов, рекламщиков, аферистов и политиков...
   Он настоятельно постучал по микрофону золотой паркеровской авторучкой:
   - Внимание! Открыли тетради. Начнём с примитивных упражнений. Каждый запишите в тетради такую фразу...
   Он задумался на миг и продиктовал по слогам:
   - Я пе-ре-оде-тый бри-тан-ский принц.
   Дети заскрипели перьями, шариками и жальцами фломастеров. Надинька пожала плечами и тщательно вывела предложение в тетрадке. "Видимо, из какого-то романа", - подумала она.
   - Теперь напишите эту фразу ещё сто тридцать девять раз, - не унимался профессор красноречия. Дети, пыхтя, усердно принялись за дело.
   - А посему обясательно от руки? - спросил кто-то сбоку. Судя по акценту, это был япончик Секо Мутагочи. - Моcно, я на ноутбуке напесятаю?
   - Исключено! - возмутился Феофрасто Феофраст. - Только через руку, через почерк слова могут глубоко врезаться в сердце.
   Наконец последний студент вывел в сто сороковой раз бессмысленную фразу про британского принца.
   - Теперь попробуем вслух, - сказал профессор. - Каждый встанет и постарается произнести эту фразу так, чтобы остальные хоть на мгновение... ему поверили.
   И началось.
   - Я переодетый британский принц! - гундосил тощий негр с клипсой в ухе.
   - Я переодетая британская принса! - кланялся япончик Секо.
   И вдруг... возникла пауза.
   - Что с тобой, девочка? - спросил профессор Феофраст. - Ты плачешь?
   Желтохвостая Герти Гершвин сидела, закрыв ладошка­­ми красное лицо.
   - Профессор, Вы знали... Зачем так безжалостно шутить надо мной?...
   - Так, так... Продолжай, продолжай... - зашептал тол­­­стень­кий волшебник с нарастающим интересом.
   - Вы ещё издеваетесь, профессор! - воскликнула Герти, оторвала руки от мокрого личика. Надинька удивилась, заметив, что чёрные ресницы Герти слиплись от слёз. - Откуда Вы узнали? Вы придумали это задание, чтобы я выдал себя... Прошу, не отчисляйте меня, ну пожалуйста!
   Профессор жадно слушал, а Герти продолжала:
   - Дело в том, что... я и есть переодетый британский принц. Меня зовут Генри. Генри из дома Виндзоров.
   Тут все поняли, что это - никакой не розыгрыш. Точно гром разразился над головами студентов - зал провалился в глубокий шок.
   - Смотрите, ведь это... мальчик! - прошептала Фелиция Бэнкс и зачем-то вцепилась Надиньке в плечо. - Ах, какой симпатичный!
   - Мои родители всегда были против волшебства, - оправдывался зарёванный принц. - Сами понимаете, если бы в газеты попало, что наследник короны увлекается магией... у нашей семьи могли быть неприятности. Но я очень просился сюда, в Мерлин. И однажды бабушка сказала, что, если я закончу учебный год на отлично, она исполнит моё желание. Закончить год на отлично казалось невыполнимой задачей, но я учился как зверь. Я загадал желание и мечтал о том, чтобы оно исполнилось. И я закончил этот год на отлично. И я попросил у папы подарить мне возможность провести следующий учебный год - в Мерлине...
   - Ах! - жарко выдохнула Фелиция Бэнкс, пожирая принца очами. - И что же?
   - Отец был в ужасе, - прерывисто вздохнул черноглазый мальчик. - С одной стороны, королевское слово нерушимо, а с другой - он опасался огласки. Тогда мы договорились: я отправляюсь в Мерлин под вымышленным именем. К сожалению, кто-то из репортёров пронюхал, и, чтобы не вызвать подозрений, пришлось приехать под видом девочки... Вот эти длинные волосы - они фальшивые.
   - Ах! - Надинька вытаращила глаза. Подумать только, настоящий британский принц!
   - Не надо дёргать, - строго сказала Герти япончику Секо, который тайком протянул руку, чтобы сорвать парик.
   Фелиция Бэнкс мягко скользнула со стула и переместилась поближе к принцу:
   - Послушайте, как жаль, - зашептала она, подсаживаясь на соседнее место. - Только-только у меня появилась верная подруга, и тут же она оказывается мальчиком! Но ведь наша дружба от этого не пострадает, ведь правда?
   Профессор Феофрасто Феофраст, который лишь молча облизывался и потирал руки, наконец не выдержал. Радостный, весь в колыхании кружев и шёлка, выбежал вперёд:
   - Блестяще! Восхитительно! Полных десять очков факультету Моргнетиль!
   И, обернувшись к переодетому принцу, поклонился:
   - Блестящая игра, Герти. Какое красноречие! Я преклоняюсь перед Вашим юным талантом.
  
   Герти, счастливая, тряхнула хвостом и села на место. Надинька, замерев, глядела, как Герти Гершвин вынула из рукава флакончик с надписью "Искусственные слёзы" и бросила в сумочку.
   Наконец оторопь прошла, и подружки набросились на Герти:
   - Клёво! Прикольно! Так это всё враньё! Ну здорово, ну ты просто актриса!
   Надинька тяжело вздохнула. На уроках профессора Феофраста ей будет нелегко получать хорошие отметки.
   - Теперь запишите домашнее задание, - тем временем говорил профессор Феофраст, поправляя смятое жабо на груди. - Вы должны выбрать среди однокурсников человека, который вам особенно неприятен. К примеру, вас раздражает его походка или вы считаете, что он слишком тупой. Домашнее задание состоит вот в чём: до следующего урока, то есть за два дня, вы должны с этим человеком подружиться.
   Надинька, которая уже начала записывать задание в тетрадь, едва не выронила ручку.
   - Что он сказал? - шёпотом переспросила он у соседки по парте.
   - Начните активно общаться с этим человеком, - продолжал профессор. - Говорите ему, что у него изумительная походка, что вы без ума от того, какой он решительный и смелый, что он ужасно умный и тому подобное. Вы должны одурачить его. Заставьте поверить в то, что вы действительно мечтаете стать его другом. Задание понятно?
   - То есть... нужно втереться человеку в доверие, да? - рассмеялась Герти. - Но при этом можно его по-прежнему презирать, правильно?
   - Совершенно верно.
   - Да разве это не враньё? - поразилась Надинька.
   - Что-что? Повторите-ка, - блеснул улыбкой профессор Феофраст.
   - Ведь это же страшная подлость! - вдруг выпалила Надинька. - Человек и правда будет думать, что у него появился друг! А потом вместо дружбы натолкнётся на ложь и презрение, да?
   - И очень хорошо! - рассмеялся профессор. - Зато вы сможете получить хорошую оценку. Каждый из вас, дети, должен написать научный отчёт о ходе обольщения.
   - Но я... не смогу получить хорошую оценку! - со слезами воскликнула Надя.
   - А в чём дело? - профессор угрожающе глянул одним глазом.
   - Я не смогу. Мне дедушка строго-настрого запретил врать. А тут сплошное враньё! И ещё мне жалко того человека, которого я должна обмануть...
   - Погодите... - волшебник поднял ломкие бровки и точно замер на миг...
   - Что, господин профессор?
   - Вы что, русская, что ли? - странно глянул Феофрасто Фео­фраст.
   - Да, - сказала Надинька. - Вы не обижайтесь, я просто хотела честно...
   - "Честно" здесь не надо! - строго оборвал профессор. - Как только перешагнули порог этой аудитории, сразу позабыли о честности, договорились! А Вам, девочка, я настоятельно предлагаю всё-таки сделать домашнее задание. Надо ломать вашу проклятую русскую защиту!
  
  
  

Глава 14.

Урок приручения джиннов

  
  
   Родился я с любовию к искусству...

А.С.Пушкин. Моцарт и Сальери

  
   а третьем уроке кадеты опять разлучились - всех гриммельсгаузенцев, чьё имя начиналась на буквы от "А" до "N" отправили на уроки творчества блистательного мастера Артемиуса Кальяни. Поскольку Петруша числился в списках как "Ашур-Теп Тихий Гром", он попал именно в эту группу, а Ванечка - то есть шаманёнок Шушурун - отправился на занятия по ведовскому превосходству.
   Прощаясь на целых шестьдесят минут, Иванушка пожал здоровенную Петрушину ладонь. И шепнул:
   - Ну, брат Громыч, не подведи. Поменьше болтай, побольше примечай. Если к доске отвечать позовут - лучше не ходи, скажи, что недомогание у тебя. Допустим, в желудке.
   Петруша кивал, сопя от серьёзности момента.
   - И, пожалуйста, не надо больше на профессоров с ножницами кидаться, - попросил Ваня. С ужасом он глядел, как Тихий Гром поплёлся по коридору в сторону Западно-Восточного зала, в котором обычно проводил свои феерические семинары известный художник, поэт и маг-перформер Артемиус Кальяни.
   Петруша шёл и думал о том, чья это могла быть рука. В мусорном мешке, возле секретных лифтов... совсем посиневшая, застывшая... ужас какой. Он содрогнулся и перешагнул мраморный порог Западно-Восточного зала. Нашёл неплохое местечко на складном стульчике как раз за колонной, подальше от глаз преподавателя - и погрузился в невесёлые размышления.
   - Эликсир гениальности, - говорил доктор Кальяни, покачиваясь в гамаке, сплетённом из чёрных шёлковых нитей, - мы с вами научимся изготавливать уже через месяц.
   - Простите, доктор Кальяни, - подал голос тщедушный мальчик в толстых очках, сидевший рядом с Петрушей у вазы с олеандрами, - я читал, что эликсир сам по себе не приносит популярности... Он помогает создавать гениальные произведения, но это ещё не значит, что публика их сразу оценит... Это правда?
   - Мой пытливый друг прав лишь отчасти, - доктор Кальяни прикрыл взгляд распухшими веками. - Прежде всего, нужно понять, что эликсир гениальности привлекает невидимых джиннов вдохновения....
   При упоминании о джиннах класс оживился.
   - Да, да, мои смешливые друзья, - Артемиус Кальяни, позванивая бубенцами и пирсингами, раскачивался в гамаке, заложив за голову изнеженные руки в опаловом гипюре. Петруша с жалостью глядел на странную бородёнку, которую Кальяни заплёл на манер косицы и, видимо, совсем недавно выкрасил в жёлтый цвет. - Я говорю не про глупых старичков из бутылки. Я подразумеваю особый вид творческих эфиров, которые, залетая в душу писателя, музыканта или живописца, а может быть, скульптора или танцора, производят в этой душе особый зуд, в результате которого человек творит подлинные шедевры...
   Петруша опасливо прислушался к себе: не творит ли, не дай Бог, какая-нибудь гадость свой особый зуд в его организме? Вроде ничего не зудело, только привычно почёсывались кулаки.
   - О-ой, а можно вопрос? Моё имя Клод Биеннале. Скажите, маэстро, но разве не сам человек создаёт свои шедевры, а? - жеманно потряхивая кудрями, спросил смуглый мальчик с длинными, как у барышни, ресницами.
   Доктор Кальяни удовлетворённо щёлкнул пальцами и бархатисто расхохотался:
   - Видите ли, Клод... Со стороны людям кажется, что гениа-льные авторы творят сами. На самом деле вся их гениальность состоит лишь в том, что эти люди намного лучше других умеют улавливать сердцем невидимых духов вдохновения.
   Доктор ещё раз щёлкнул пальцами - в полу раскрылся квадратный люк, и кверху, слегка позванивая, выполз хрустальный столик. На зеркальной столешнице выстроились семь прозрачных бутылочек, тщательно запечатанных разноцветным воском. Петруша пригляделся: нет, не пиво. В бутылочках вообще не было никакой жидкости.
   - Я научу вас чуять творческих джиннов, ловить и удерживать их в сердце. Вот и весь секрет гениальности - поверьте, очень скоро вас вознесут на пьедестал и осыпят цветами!
   Дети зашумели, заулыбались: особенно оживился кудрявый мальчик с ресницами - обернувшись к девочкам, блестел зубами, томно закатывал глазки.
   - Тоже мне, будущий гений! - едва слышно процедил кто-то сзади. Петруша оглянулся и увидел, что тщедушный очкарик, сидевший под олеандрами, с ненавистью сощурился на кудрявого сквозь льдинки очков:
   - Этот дурачок Биеннале воображает, будто пишет хорошие стихи, ха-ха!
   Доктор Кальяни грациозно потянулся к столику и коснулся крайней бутылочки:
   - Сей джинн носит имя Гафер, это терпкий эфир борьбы, конкуренции, схватки. Его особенно любят молодые режиссёры и авторы детективных романов... Когда-то он зародился под стенами Трои, а теперь витает под потолками казино и спортивных залов, щекочет ноздри тем, кто создаёт образ суперменов: преступников и карателей...
   - Я как раз пишу роман про великого маньяка Эдвина Крэша, - вдруг похвастался тщедушный, повернув к Петруше толстые очки.
   - Второй сосуд содержит джинна Меннетекела, который вдохновляет поэтов воспевать сильную личность, великих властителей, диктаторов. Это дух любования человеческим величием, дух горделивого гимна, одической песни и пафосных стансов.
   Петруша с усилием подавил зевок. "Что-то не очень понятно мне про пустые бутылки", - признался кадет самому себе. Тем временем доктор Кальяни с особым чувством представлял детям следующего пленника:
   - В этом сосуде стеснён и просится на волю огнистый джинн Цацаэр, дух похотливых стихов, заставляющий поэтов изливать себя в сладострастной лирике. А рядом с ним - запечатанный чёрной печатью мрачный джинн ужаса и грусти по имени Алистер...
   - Неужели он тоже делает людей знаменитыми? - театрально откинув голову, поразился Клод Биеннале.
   - Ещё как! - доктор Кальяни оживился. - Мрачные песни про сплин, одиночество и даже самоубийство с каждым годом всё популярнее! Их авторы становятся очень богатыми людьми.
   Он покосился на оставшиеся три бутылочки и - сложил гибкие ладони домиком:
   - Других джиннов я пока не буду представлять, вы ещё недостаточно подготовлены к встрече с ними. Четырёх для начала достаточно. Итак, мы начинаем наши упражнения. Сейчас я открою первую бутылочку, и эфир устремится наружу. Всего несколько мгновений он будет витать здесь, среди нас - и затем скроется. Постарайтесь поймать его сердцем.
   - А как я узнаю, что поймал джинна? - поинтересовался очкарик из-под олеандров.
   - Вы это почувствуете, - таинственно улыбнулся Кальяни, накручивая на палец заплетённую бородёнку. - Вы не сможете молчать, творческий зуд заставит вас произвести на свет стихотворную фразу, а может быть, песенный куплет.
   - О-ой, как мило, - всплеснул руками тёмнокудрый Клод. - Мы будем сочинять стихи, это расчудесно! А на какую тему?
   - А вот на какую, - доктор Кальяни красивым жестом выхватил откуда-то сверху, точно из воздуха, небольшую фотографию. И показал детям портрет бледного мальчика в круглых очках, с жестоким взглядом и странной улыбкой.
   - Великий Гарри! - воскликнули дети.
   - Мы будем писать о нём стихи! - ликовал Клод Биеннале.
   - Приготовились? - маэстро Кальяни занёс тонкую руку над крайней бутылочкой. - Начали!
   Он слегка толкнул пальцем - и прозрачный сосуд полетел на пол! Брызги осколков, точно блистающий венец, расцвели на дорогом паркете... Тридцать мальчиков и девочек разом потянули воздух ноздрями...
   Побледневший Кальяни, стиснув пальцы, челюсти и веки, замер - напряжённо вслушиваясь.
   Тут Петруша испугался. Рядом с грохотом упал стул, качнулась ваза с олеандрами.
   - Как волк одинокий в кошмарном лесу...
   Судорога удовольствия пробежала по мускулкам длинного лица маэстро Кальяни. Есть поклёвка! Блестящее начало, теперь - дальше!
   Ты воин, израненный в чёрной пустыне...
   Это же завистливый очкарик, его голос! Петруша со страхом покосился на юного поэта, поймавшего джинна по имени Гафер, - изморось на сморщенном лбу, очки запотели - и слова будто продираются, фильтруются скрипом зубов:
   Отважный палладин, я верю ныне
   В несбыточное счастье. Я несу
   Тебе в ладонях, как оруженосец,
   Мой острый стих. Пускай его вонзит
   Твоя рука в гнилое горло ночи!
   Пусть брызнет радость! Я теперь пиит
   На службе Гарри. Я - чернорабочий,
   Служу Тому, Который Отомстит!
   Класс затих, прободённый сильными чувствами. Кальяни торжествовал:
   - Блестящая импровизация! Как Ваше имя, поэт?
   - Меня зовут Готфрид. Готфрид из Гастингса, сэр.
   - Готфрид, Вы положительно поймали джинна. Постарайтесь удержать его в сердце подольше! Не выпускайте, пусть он работает, как пар, пусть крутит маховики Вашего воображения!
   Очкарик трясущимися руками схватил авторучку и бросился на бумагу, как кадеты бросаются на солдатскую кашу.
   - Внимание! - прошептал доктор Кальяни, протягивая руку к следующей бутылочке. - Встречайте лучезарного Меннетекела...
   Не успел затихнуть звон разбитого стекла, а неуемный очкарик уже захрипел, давясь новым стихом:
   - Среди планет беспомощных, унылых,
   Ты избран повелителем судьбы,
   И вот уже сдаются без борьбы
   Сердца людей - тебе, моё светило!
   Как солнце поднимаешься над миром,
   Кумир, повелевающий эфиром.
   Врагов смиряешь властным тяготеньем;
   И вот своим божественным хотеньем
   Довлеющий, как некий полубог,
   Связал эклиптики в пылающий клубок,
   И, невредимый в пламенном бою,
   Сплетаешь нас в галактику свою.
   Как сгусток тяжкой мощи офигенной,
   Для нас расцвёл в испуганной Вселенной
   Серьёзный мальчик, чуждый баловства,
   Блистающий, как яркая денница,
   Тот юноша, который воцарится
   На Белом троне колдовства.
   - Ах, мой юный поэт, Вам определённо следует записаться в мою творческую лабораторию, - с улыбкой произнёс доктор Кальяни. Готфрид из Гастингса вмиг покрылся тёмными пятнами горделивой радости - сорвал очки и вытер горячей ладонью прослезившиеся от счастья тусклые глаза.
   - А теперь... серьёзное испытание. Третий сосуд, как я сказал вам, содержит непростого духа... Берегитесь. Или нет... Не надо, дети, не берегитесь. Смело вдыхайте эту сладость!
   С этим словами маэстро Кальяни пробил кончиком указки тонкую пробочку алого воска. В ту же секунду будто вилами в рёбра подбросило тёмную фигурку Клода Биеннале - как бесёнок из табакерки, он взвился над партой и почти закричал:
   - Я! У меня! Он у меня! Подождите, слушайте!
   Девочки испуганно отшатнулись от поэта, а он хрипел, как бесноватый:
   - Вот... вот, сейчас: древко! юного знамени! В небо вонзи!
   - Что-что? - немного вздрогнул доктор Кальяни, а мальчик Клод уже дёргался в такт, изблёвывая липкие, гладкие строки:
   Древко юного знамени в небо вонзи!
   Насади это солнце на палец!
   Насади это солнце - на ведьминский жезл!
   Пригласи это небо на танец!
   Ты - отмщенье сожжённых горбатых старух,
   Возвращенье клокочущей стаи,
   Ты - свободный, и сильный, и любящий дух!
   Ты - струя, ты - сердечник желаний!
   Прикажи - и вершатся вокруг чудеса!
   Крикни - небо, как льдина, растает.
   Правь, волшебный! Колдуй! Мы желаем тебя...
   И так далее. Когда кудрявый Клод полностью вывалил плод своего вдохновения наружу и перестал кричать, в классе сделалось очень тихо. Только слышно, как давится рыданиями поверженный, вдавленный в олеандры завистник из Гастингса.
   - Что же, мальчик Клод... - доктор Кальяни, помолчав, смакуя отзвуки стиха, наконец закинул голову к потолку, и жёлтая бородёнка его встала торчком, как антенна:
   - Это впечатляет.
   - Ещё есть? - вдруг хрипло спросил мальчик. Мокрые кудри прилипли к щекам; кажется, он сорвал голос. - У Вас... нет ли других сосудов с этим замечательным... Мне бы хотелось ещё!
   - Вы получите ещё, - будто в задумчивости проговорил Кальяни. - Только позже. Сначала давайте послушаем, что нашепчет вашим сердцам четвёртый джинн, дух грусти и тоски.
   Маэстро искоса поглядел на тугое горлышко очередной бутылочки, густо запачканное чёрным воском, - и с краю, слегка, осторожно поддел накрашенным ногтем мизинца.
   По странному совпадению свет в зале моргнул и ослабел. От зыбкой тишины сделалось прохладно. Дети молча прижались к стульям, вращая глазами по сторонам, точно в любую секунду могла промелькнуть между полом и потолком призрачная чёрная тень, наводящая тоску.
   Петруша вздохнул. Не по душе ему были эти опасные эксперименты с джиннами. "Ах, Господи, избавь меня от джинна уныния", - подумал он. Ему и правда сделалось как-то спокойнее, теплее оттого, что он представил себе: есть большой и сильный Бог, Который без труда разгонит всю эту пустотелую шушеру из волшебных бутылок. И никакое уныние нам не страшно, вот.
   "Ах, Господи, избавь меня от джинна уныния!" - зачем-то повторил Тихогромыч и записал на бумажке.
   И ещё Тихогромыч подумал, что если в волшебной бутылочке была пустота, то стихи получаются пустые. Если я увижу, к примеру, раненого Телегина, тогда я напишу стихи про раненого Телегина. А если стихи за меня пишет пустота из бутылочки, то стихи тоже пустые. Кроме красивого звучания, по-моему, ничего в них нет. Никогда не захочется такой стих выучить на всю жизнь.
   Если бы Петруша писал стихи, он бы строго следил за собой. И не давал бы пробиться на бумагу пустым словам, которые только грохочут или звенят, а внутри ничего не имеют.
   - Ух ты! - поразился Петруша. Ему вдруг показалось, что собственные его мысли звучат как серьёзные стихи из взрослой книжки. Он перестал грызть карандаш, боязливо покосился по сторонам и, немножко переставив слова и фразы, по приколу записал:
   Ах, Господи, спаси меня от джинна уныния.
   Избавь от зуда власти
   И сладости звенящих гордых слов,
   В которых не живёт ни жалость, ни любовь!
   Странное дело, думал Петруша - рифм почти нет, а если читать размеренно, то звучит как настоящие стихи... Отчего так? Петруша понимал, что никакой способности к поэзии у него нет: кадетам, конечно, пристало сочинять бодрые строфы про смертный бой, как сочинял Денис Давыдов, - но не более того. Однако стих почему-то сразу выучился наизусть, сам собой. Петруша даже решил проверить: закрыл глаза и начал бормотать по памяти.
   Согласитесь, что, когда сидишь с закрытыми глазами, сложно заметить, что кто-то стоит у тебя за плечом и подглядывает. Тощая рука сунулась - и подло выхватила Петрушину бумажку! Очкарик из Гастингса, отскочив, завизжал:
   - Мастер Кальяни! Он тоже пишет! Вот смотрите - сочинил, а никому не показывает!
   - Я знал, что дух уныния обязательно кого-то зацепит, - удовлетворённо кивнул маэстро. - Ах, ведь это русский мальчик... Русские мальчики иногда пишут хорошие стихи. Не такие длинные и скучные, как у Пушкина или Тютчева, но гораздо более звучные, чарующие - как у мастеров серебряного века. Мережковский, Белый, Блок - эти люди приручали джиннов десятками! Дайте сюда бумажку.
   - Это моя бумажка, - пискнул Петруша. - Не читайте, пожалуйста...
   - Очень, очень любопытно, - произнёс Кальяни, принимая из рук возбуждённого очкарика смятый листок. С видом опытного хирурга он опустил взгляд в исчёрканную бумажку... И отдёрнул глаза, точно коснулся калёного железа!
   Петруша сглотнул тугой комок.
   - Но я ведь ничего особенного не писал...
   - Это откуда у тебя? - прошептал маэстро, истерично размахивая Петрушиной бумажкой. Жёлтая косица на подбородке тряслась, как осиновый лист.
   - Простите, это черновик! - поспешно выкрикнул Петруша. - Я ещё не докончил...
   - Вам это с рук не сойдёт! - взвизгнул Кальяни, подскакивая и бросаясь к выходу. Класс ошеломлённо выдохнул: поразительная перемена! Вместо ленивого, уверенного в своих силах льва - перед детьми бегал, размахивая руками, суетливый и дёрганый тролль, увешанный побрякушками.
   - Я немедля доложу проректору! - провизжал Кальяни и скрылся. Дверь оглушительно хлопнула.
   - А чё я сделал-то? - испуганно прошептал Петруша и поглядел на Готфрида из Гастингса. Очкарик взирал на него с ненавистью.
  
  
  

Глава 15.

Список Савенкова

  
  
   - Так это выходит, он, по-твоему, продал Отчизну и Веру ?
   - Я же не говорю этого: чтобы он продавал что: я сказал только, что он перешёл к ним.

Н.В.Гоголь. Тарас Бульба

  
   пятнадцать часов опять, как и в полдень, стреляли в небо из пушек.
   "Наверное, тучи разгоняют", - думал Иванушка. Он спешил через Истошный парк в квартал Пиявок - там, как ему удалось выяснить, находились общежития второкурсников. У Вани было всего полчаса. Полчаса на то, чтобы выйти на след русских детдомовцев.
   Впрочем, едва Царицын оказался в квартале Пиявок, он загрустил: народу здесь была уйма, и все одинаковые: в чёрных пиджачках с гербовыми факультетскими шарфиками - шныряют на роликах, говорят по-английски, жуют резинки, хрустят чипсами... Как тут русского найдёшь?
   Ваня взбежал по ступенькам ко входу в корпус имени Цахеса, но вовремя притормозил: заметил, что входные двери оборудованы турникетами, как в московском метро. Только вместо магнитных карточек дети прижимали к чутким устройствам свои металлические бляхи.
   У Вани, конечно, имелась на груди бляха с гербом Гриммельсгаузена. Да только не стал Ваня грудью кидаться на амбразуру турникета. "Компьютер считывает имя каждого входящего, - сообразил кадет. - А значит, при желании, любая рыжая кошка сможет без труда выяснить, что шаманёнок Шушурун зачем-то бегал в общежитие второго курса. И тогда рыжая подлючка помчится к начальству докладывать: "Мальчик Шушурун интересуется второкурсниками, видать, пытается установить контакт!" - и будет права.
   Беспечно напевая песенку про гениального сыщика из Бремена, Ваня присел на стульчик под навесом одного из летних кафе. Достал из кармана блокнот и, тайком оглядевшись, не следят ли вражеские глаза или объективы, записал на тонком клетчатом листочке:
   1. Вениамин Фенин.
   2. Анатолий Гошечкин.
   3. Эльвира Турухтай.
   4. Георгий Мерлович.
   5. Анастасия Рыкова.
   Это были имена детдомовцев, которые Савенков надиктовал Ване ещё в Москве. Две девочки да три мальчика... Бродят где-то здесь, в шумной толпе второкурсников. А может быть, уже давно в какой-нибудь камере сидят, где их обрабатывают наркотиками да гипнозом. И потом заставляют врать журналистам, что в России их якобы унижали да избивали?
   Размышляя, Ваня засмотрелся на рыжего паренька в чёрно-жёлтой майке факультета Агациферус, который только что поставил на стол тарелку с синюшными печёночными сардельками и теперь, облизываясь, присаживался на стульчик. Что-то в поведении рыжего мальчика показалось Ване странным. То, как он поливает сардельки кетчупом? Или, может быть, парень как-то подозрительно тщательно протирает вилочку салфеточкой?
   Стоп. Вилочка ведь у него пластиковая, одноразовая. Зачем тебе, рыжий, вилку протирать, ведь ты только что достал её из запечатанного пакетика? Ну, можно протереть, конечно. Если, допустим, у тебя это в привычку вошло, потому что в детдоме, где ты вырос, не всегда чисто промывали дешёвые советские вилки из алюминия...
   Ваня с улыбкой наблюдал, как рыжий пожирает сардельки. Так едят только те, кто редко обедает за отдельным столом. Нам, кадетам, это знакомо. Ух ты, как интересно! Из общего блюда с персиками, стоящего посреди стола, рыжий выбрал самый большой... Ещё один персик незаметно припрятал в рукав. Видимо, про запас.
   В момент покончив с сардельками, второкурсник подхватил поднос с грязной тарелкой и потащил на мойку. "Эге, вот уж точно детдомовская привычка! - Ваня даже головой покачал от уважения. - Никто из иностранцев не убирает за собой грязную посуду, когда обедает в кафе или ресторане!"
   Объект, засунув руки в карманы и вихляя плечами, лёгкой походкой вышел в сад. Здесь он достал из рукава персик и - едва раскрыл зубастый зев, чтобы вогнать в него пушистый плод, как вдруг...
   - Привет, - сказал шаман Шушурун по-английски, вышагивая наперерез из-за куста. - Ты русский?
   - Нет, - по-английски сказал рыжий мальчик, поспешно засовывая персик в рукав.
   - А почему посуду на мойку сам потащил?
   - Что? Ах, это... так, случайно, - с досадой сказал рыжий, немного опешив от лобовой атаки. - Я просто долго жил в России. Раньше.
   - То есть по-русски нормально говоришь? - спросил Ваня с улыбкой, переходя на родной язык.
   - Yeah but I would not,28  (Эх, но я не желаю )- упрямо качнул головой мальчик с персиком в рукаве.
   - А что так?
   - Don't like the language. I prefer English or French. Or maybe latin. Scisne Latine?29  (Не люблю этот язык, Я предпочитаю английский или французский. Или может латинский. Говоришь по Латыни?) - с насмешкой во взгляде спросил он.
   - Не, по латыни пока не умею, - усмехнулся Ваня, и добавил с прищуром глаза: - Знаю только пару фраз. Например, вот такую: "Ubi bene ibi patria"30 . (Где хорошо - там и (здесь -) Родина)
   - Ты что хочешь сказать? - по-русски угрожающе протянул рыжий. - Ты кто вообще, откуда взялся такой? Сейчас охранника позову!
   - Я ученик алтайского шамана Шушуруна, - быстро представился Царицын. - Сегодня первый день в академии, приехал на первый курс. А ты здесь давно?
   - Уже год, - рыжий немного успокоился. - Нас пять человек прислали. Слышал, небось?
   - Ага, - кивнул Ваня. - В газетах читал про вас. Ну как, народу нравится?
   - Не знаю! - второкурсник неуверенно пожал костлявыми плечами. - Я с ними ваще почти не общаюсь. Так, только на пресс-конференциях.
   - А почему?
   - Да зачем они мне? Я делаю карьеру алхимика. А они в этом ничего не понимают. Занимаются всякой ерундой типа насылания порчи на строительные объекты. Пользы нет с ними общаться.
   - Ну как же? - удивился Ваня. - Всё-таки земляки, надо держатся вместе.
   - Да мне это землячество до заднего места! - рассмеялся рыжий. - Я эту страну гнилую ненавижу. Моя родина - Мерлин.
   - Какую страну гнилую?
   - Ну, блин, Русь-мать посконную, лапотную. Ненавижу её.
   - Назад не поедешь? - быстро спросил Царицын.
   - Что я, больной? Здесь буду учиться до конца, любой ценой. И наш дерьмовый МИД никогда меня отсюда не выцарапает. Слушай, можно я твой носовой платок себе возьму, ладно? Мне для зачёта нужно.
   - Бери, - немного удивился Ваня. Он и не заметил, как платок из его кармана перекочевал в рукав рыжего. - Прости, а... зачем тебе?
   - Говорю же, для зачёта. У меня задание такое. Надо наработать до двадцати двух мелких краж в сутки. Это для Кохана.
   - Для профессора Коша?
   - Ну да, я у него на кафедре специализацию сдаю. Блин, клёвый курс. По богатству. Но зато вот такие задания приходится выполнять. Твой карандаш? Можно себе оставлю?
   - Ага.
   - Ну и клёво. Если карандаш и платок считать, сегодня уже одиннадцать вещей стырил. Осталось ещё столько же - и завтра можно получить пять баллов. Знаешь, я уже сколько всего умею? Олово могу в золото превратить, но, правда, только на пять минут. Зато через год нас научат творить заклятие, которое будет держатся целый час, а это уже немало!
   - А когда закончишь Мерлин, куда лыжи двинешь? - серьёзно заморгал Ваня.
   - Подам заявление в Институт искусств Нового века. Слыхал, какую карьеру сделал Ленька Рябиновский? Он в Мерлин ещё пять лет назад поступил. Первый студент из России в истории нашей академии. А сейчас - уже диплом у него, и миллионные контракты предлагают в США, в Израиле... Да только он, наверняка, останется в Лабруисе работать.
   - Где? - не понял Иван.
   - В Лаборатории русских исследований. По-английски Russian Research Lab, сокращённо на местном жаргоне - RuReL. А по-русски иногда называют Лабруис. Это сейчас очень модное место и денежное. Особенно после того как начали вторжение.
   - Какое вторжение? - Ваня почувствовал, как от волнения зачесались уши.
   - Ну ты вообще лох сохатый, с неба упал? Вторжение на Русь-мать. Академия запустила типа такую региональную программу по рекламе волшебства и магии в России. Прививать расейским ванькам новое оккультное мышление.
   - Это зачем? - как можно более равнодушно спросил Ваня.
   - Как зачем? Ломать русскую защиту. Твоя расчёска? Можно, себе оставлю?
   - Угу.
   - Русская защита - это такое уникальное явление. Во всех учебниках по истории магии написано: древняя Византия передала некоторым народам особые духовные силы. Короче, эти силы делают человека типа неуязвимым для волшебников. Вот у меня защиту смогли снять совсем недавно. У тебя, небось, ещё не успели.
   - Я и не знаю... - тупо промычал Ваня. - Может, и сняли уже...
   - Эх, темнота. Сейчас проведём небольшой эксперимент. Вот, смотри.
   Рыжий достал свой волшебный жезл, исцарапанный и немного засаленный, направил его на ближайшую асфальтированную полянку, где резвились вокруг лавочек студенты-второкурсники.
   - Тэкс... Кого тут поджарить немного... - задумался рыжий, покачивая кончиком волшебной палочки.
   - Вон этого, квадратного с зонтиком, у которого глаза злые, - предложил Ваня.
   - Ты что, сдурел? - новый знакомый покрутил пальцем у рыжего виска. - Это же разрядник Шквирелл Хоккинс по кличке Нетопырь. Он так ответит, что нам с тобой мало не покажется. Надо выбрать кого-нибудь похилее. Ага, вижу. Смотри.
   Он направил палочку на девочку с перисто-жёлтыми волосами, которая чинно сидела с книгой у фонтанчика.
   - Ignitio pseudo! - прошептал бывший детдомовец, и тут Ванечка удивился не на шутку. Из палочки вылетел тонюсенький лучик, мигом пролетел метров тридцать до перистой девочки - и ударил ей в волосы. Фыркнуло, чиркнуло - на миг вспышка, лёгкий дымок... Впрочем, девочка даже не вскрикнула. Видимо, привыкла к подобным шалостям однокурсников. Медленно обернулась и показала Царицыну кулак. Потом, подумав немного, на всякий случай погрозила и рыжему.
   - Круто, - сказал Ваня. Признаться, он пока не понял, каким образом рыжий вызвал вспышку. - Ну, а при чём здесь русская защита?
   - А вот смотри, - парень быстро наставил палочку на Ваню. - Ignitio pseudo! Ignitio pseudo!
   Ваня хотел зажмуриться, чтобы искры не обожгли глаза, но понял, что ровным счётом ничего не происходит. Лучик не вылетал из волшебной палочки, хоть тресни.
   - Ты погромче скажи, - посоветовал Ваня.
   - Ignitio! Pseudo!! Видишь, бесполезно. Вот на рыжую действует, а на тебя не действует, - сказал собеседник. - Значит, с тебя ещё русскую народную защиту ни фига не сняли. Она тебя типа прикрывает от моего заклинания.
   - А на финты ж её снимать? - удивился Ваня. - Разве это плохо, что всякие другие волшебники не могут меня зацепить?
   - Ха, скажешь тоже! Русская защита - типа дубины о двух концах. С одной стороны, тебя никто не может колдануть, но зато, с другой стороны - ты тоже никого колдануть не можешь! Человек, у которого есть защита, сам не в силах ворожить. Вот ужас, прикинь! И наши дурные предки веками с этим кошмаром жили!
   - Ну, зачем ты так о предках, - улыбнулся Ваня, усилием воли разжимая кулаки.
   - Да козлы они. Выдумали себе какую-то Церковь, и за тыщу лет эта Церковь так их выстроила, такая духовная броня наросла, что волшебство ваще не цепляет. Вот и приходится бедным мерлинским преподам по полгода биться, чтобы снять с нашего брата эту клятую русскую защиту.
   - А чё, сложно что ли?
   - А то нет! С меня полгода не могли снять.
   - А как она снимается?
   - Не знаю. Сам проф Гендальфус снимал, - с гордостью сказал рыжий. - Говорят, Лабруис открыл какой-то небывало действенный метод, но этот метод пока типа засекречен. Я сам так и не понял, из-за чего с меня эта защита в один день взяла и свалилась. Типа исчезла. Так что теперь я нормальный человек, могу колдовать. Чего и тебе желаю. Ладно, тля, заболтухался я с тобой. Ты какой-то скучный, сам ничего не рассказываешь, только слушаешь.
   - Ты просто рассказываешь интересно, - честно сказал Ваня. - Особенно про русскую защиту. То-то я смотрю, у меня на уроках не получается хорошо отвечать.
   - А это у всех, кто из России приехал. Знаешь, сколько раз я на исправительном полигоне побывал? Это потому, что пока защиту не сняли, колдовать не получается и учёба типа ваще не идёт... У тебя больше в карманах нет ничего? Ну, кроме зубочистки?
   - Вроде нет, - Ваня проверил карманы. - Расчёску и платок ты уже забрал.
   - Тогда пока. Недосуг мне с мелкими общаться.
   - Постой! А где остальных-то русских найти?
   - Запомни, в Мерлине русских нет, - строго сказал рыжий, поднимая кверху палец. - И не называй ребят русскими, а то по роже можно получить.
   - Ладно. Ты познакомь меня с ними, а?
   - Да отстань, вот привязался. Как хочешь, так и ищи. Некогда мне.
   Ваня посмотрел на парня в упор:
   - Тебя как звать?
   - Моё имя - типа Бен. А тебе зачем?
   - Просто так, - сказал Ваня. - Типа для заметки.
  
   После неприятного разговора с рыжим детдомовцем Царицын поплёлся обратно - перемена заканчивалась.
   На одной из лавочек Ваня приметил развязного паренька в дорогой кожаной куртке, с гербом Венусиомниса, кокетливо заколотом не на груди, а почему-то на бедре. Он сидел на скамеечке, потягивая из бутылки ржавое пивко.
   Ваня покачал головой: ай-яй-яй. Этот парень уселся на ребро спинки, точно петух на насест, а грязные ботинки опус-тил на сиденье. Сомнений не было. Ваня хорошо знал идиотскую привычку молодёжи из рабочих пригородов Москвы таким образом восседать на лавочках. Царицын не спеша подошёл, присел рядом на краешек.
   - Привет. Я вижу, ты русский, - улыбнулся кадет и тут же поправился: - В смысле, из России приехал.
   Парнишка поднял бровки и поглядел на Царицына. Глазки его лениво ворочались, будто в подсолнечном масле. Чёлочка, подкрашенная в серебристый цвет, оптимистично топорщилась.
   - Слышь, мелкий, дело есть! - сказал он по-русски. - Вон видишь матовое окошко на втором этаже? Сбегай на лестницу, загляни в окно. Если девчонки уже пришли, позови меня. Договор?
   - А зачем тебе? - поинтересовался Царицын.
   - Это окошко душевой комнаты для девочек. Скоро закончится урок полётов на метле, девахи пойдут в душ. Можно будет поглядеть, они там голые, прикинь!
   - А... что ты хочешь увидеть? - не понял Ваня.
   Но мальчик с серебристым хохолком не слышал его, он уже предлагал другой вариант действий:
   - Если залезть на балкон в Зале Кромвеля, то в бинокль хорошо видно девчачий туалет в старшем корпусе. Хочешь, пойдём поглядим. У меня бинокль есть.
   - А зачем? - Ваня решительно не мог понять, о чём речь. - Ты что, какашек не видел? Они и в мужском туалете такие же.
   - Сам ты какашка! На девчонок глядеть!
   - Не, я не пойду, - сказал Ваня. - Я и так знаю, как они устроены. Меня в детстве мамка иногда заставляла младшим сестрам подгузники менять. Вот уж я насмотрелся... больше не желаю, спасибо большое.
   Второкурсник, между тем, достал из портфеля пластиковый кружевной стаканчик с ягодками на крышке.
   - Что-то кушать захотелось, - сказал он, облизываясь. - Ты уж не проси, дать не могу. У меня только одна порция. Оч-чень вкусная хрень. Называется "сливочный йогурт с карамельками".
   - Как ты ешь такое? - поморщился Царицын. - Это же девчачье фуфло!
   - Не фуфло, а суфле. Почему девчачье? Мне такую диету прописали ещё на первом курсе, - сказал парень с серебристым хохолком, облизывая ложечку. - Всем, кто занимается на курсах очарования рекомендуют побольше сладкого.
   - Ты что, на кафедре очарования учишься?
   - Да, у самой аль-Рахаммы. Знаешь, каких успехов я добился? Уже умею накладывать приворотные заклинания.
   - Это как?
   - Любая деваха от такого заклинания влюбляется в меня. И готова почти на всё, представляешь! Опа! - он перебросил через голову опустевший стаканчик из-под лакомства.
   - Не врёшь?! - поразился Ваня. - Вот это здорово.
   - Конечно здорово. Выбираешь какую-нибудь красивую, и давай колдовать.
   - Наверное, здорово. Любовь на всю жизнь...
   - Ну... не на всю, конечно. Вообще-то я пока не научился делать так, чтобы эта влюблённость сохранялась надолго.
   - А на сколько?
   - На целых десять минут! А потом, правда, надо очень быстро убегать, - серебристый огорчённо поморщился. - Потому что через десять минут очарование слабеет, и ты становишься этой девочке настолько противен, что она может даже по роже дать. Но это ничего. К концу года я научусь заколдовывать их на целых полчаса.
   - Слушай, а ты назад в Россию не хочешь? - как бы невзначай поинтересовался Царицын.
   - Зачем? Здесь прикольнее. Профессора подглядывать разрешают и даже учебники в библиотеке выдают, где голые тётки нарисованы. Знаешь, как интересно разглядывать!
   - Разве это интересно? По-моему, все тётки одинаково устроены.
   - Эх, скучно мне с тобой. Ну, я побежал. Говорят, на площади Хехля новую рекламу сигарет повесили, а на ней голая тётка. Побегу, погляжу.
   - Да погоди, - сказал Ваня. - Посиди, поговорим ещё чуток.
   - Не могу сидеть! Вот здесь в животе как будто чешется, очень подглядывать хочется. Давай, пока. Я побежал.
   - Последний вопрос! - Ваня с опозданием сообразил, о чём надо говорить с серебристым хохолком. - А из наших, русских девчонок тут есть красивые?
   - Ещё бы! Вот, например, наша Элька. Она тоже из России приехала. Очень красивая! И Аська ничего, только тормозная и на мальчиков вообще не смотрит. Ха, вон, кстати, Элька ползёт. Видишь, розовый бантик?
  
   Серебристый хохолок убежал на площадь Хехля, а Ваня замер, поражённый видом девочки Элечки.
   То, что с полудня над замком сияло солнце, Элю не волновало. Наглухо застёгнутая в чёрный прорезиненный плащ, в высоченных шнурованных ботинках и чёрных крагах, Эля медленно двигалась вдоль кустов шиповника. Узкие солнцезащитные очки скрывали взгляд бывшей детдомовки. Единственным светлым пятном в её облике был розоватый бантик, сидевший на тугом хвосте вороных волос.
   Однако, как понял Царицын, чёрная девочка была не чужда прекрасному. Возле одного из кустов она так засмотрелась на бутоны шиповника, что даже очки сняла.
   Ване тоже понравились бутоны. А вот взгляд девочки ему не очень понравился. Мутный и стылый, высматривающий что-то - точно бомж пустую бутылку ищет в кустах.
   Вдруг девочка улыбнулась и двинулась по газону вперёд, поближе к кустам. Расстегнула плащ, полезла рукой под мышку и достала... Ваня поразился. Спортивная рогатка с упором для руки, с резиновой ручкой, мощная! Мечта любого хулигана...
   Эля быстро прицелилась... шпунёк с визгом стеганул по кустам шиповника, точно хлыстом, и вот... из куста вывалилась птичка. Ваню передёрнуло. Вместо головы, у птички было кровавое месиво. Видимо, шпунёк был тяжёлый, со свинчаткой.
   Мягко ступая по траве толстыми подошвами на стальных подковах, девочка подошла, бережно склонилась над птичкой и... быстрым движением открутила ей голову. Потом раскрыла сумочку и достала оттуда... связку таких же птичьих головок, нанизанных на проволоку. Пополнив коллекцию свежим экспонатом, Элечка с радостной гримасой застегнула сумочку. При этом из сумочки что-то выпало, блеснув серебристой искрой, в траву.
   Со счастливой улыбкой девочка Эля шла по травке обратно к асфальтовой дорожке. Лицо у неё было покойно и радостно, точно девочка наслаждалась пением птиц.
   Через четыре секунды блаженство Элечки было прервано. По дорожке неслась на роликовых коньках другая девочка - стриженая дылда в оранжевых джинсах. Видимо, торопилась на занятие. Почему-то появление девочки на роликах привело Элю в бешенство. Она выдернула из-под плаща волшебную указку...
   - Tremoro dui! - визгнула бывшая детдомовка, её указка выхаркнула тёмный лучик - и дылда в тот же миг кубарем покатилась по дорожке, гремя роликами по асфальту.
   - А, чтоб тебя, сволочь! - крикнула Элечка. - Ты меня напугала!
   Взметнулись края чёрного плаща - Эльвира Турухтай прыгнула, замахнулась... Но стриженая успела выхватить свою палочку и поспешно нацелила Элечке в голову.
   - Профессору скажу! - взвизгнула она, морщась от боли.
   - Да пошла ты в баню, мараться ещё об тебя, падаль, - скривилась детдомовка и, плюнув, зашагала своей дорогой.
   Ваня подождал, пока она скроется за кустами - и подбежал к тому месту, где Элечка охотилась на птичку. В траве лежал, поблескивая, небольшой предмет... Садовый секатор! Такой же, как на уроке Карлиса Гаафса!
   Тяжёлый случай, - хмыкнул Ваня, грустнея ещё больше. - Похоже, девочка учится на курсе боевой магии. Кажется, общаться бесполезно...
  
   - Ну здравствуй, - раздался за спиной звонкий насмешливый голос.
   Ваня вздрогнул: сказано было по-русски. Он мягко шагнул вбок и только потом обернулся.
   На дорожке стоял худенький, но, видимо, сильный мальчик с большими неспокойными глазами. Всё лицо его было усеяно прыщиками так, что казалось, он измазал щёки и подбородок в малине. На глаза низко надвинут козырёк кепки, на плечах поблескивали вынутые из ушей наушники. А ниже - на майке - ещё сильнее блестели два странных значка, похожие на орденские планки.
   - Я давно за тобой слежу, - подмигнул прыщавый. - Ты русских детдомовцев ищешь. Я прав?
   - Ну прав, - сказал Ваня, лениво жмурясь на солнце. - Интересно же разузнать у своих, чему здесь учат.
   - Давай, ври больше, - кивнул прыщавый. - Сначала с Беней Рыжим шептался, потом Сладкому Толяну вопросы задавал. Я всё видел. Ты, небось, из Москвы заслан, чтобы нас уговаривать. Я снова прав?
   - А ты вообще кто? - удивился Ваня. - Следователь?
   - Я-то известно кто. Меня весь Мерлин знает, - серьёзно сказал мальчик. - У меня двадцать девятый рейтинг в академии, в Звёздной лиге, понял?
   - Нет, не понял. На космонавта учишься, что ли?
   - Болван ты, ха-ха! - отважно произнёс прыщавый. Согласитесь, смелый шаг для гражданского шпака - так вот оскорбить кадета. "Значит, он не знает, что я кадет!" - обрадовался Ваня.
   - Это значит, что я занимаю двадцать девятое место среди всех студентов академии по совокупности интеллекта, профессиональных навыков и интуиции, - сказал прыщавый. Первое место держит, понятное дело, великий Гарри. А у меня - двадцать девятое, понял? Слыхал про Джорджа Мерло? Это я и есть.
   - Не слыхал, - сказал Ваня и вздрогнул: жуткая гримаса раздражения исказила прыщавое лицо собеседника.
   - Не ври! Ты не мог не слышать обо мне! Моё имя на мраморных плитах в Старом дворце! Всех, кто пробился в Звёздную лигу, увековечивают в бронзе! Пойди, болван, сходи в Галерею славы - там мой бюст стоит, четвёртый от южного балкона!
   - Ну, прости, - вздохнул Ваня. - Не успел заметить.
   - А ну признайся, ведь слышал про меня! Ведь рассказывали тебе! Я знаю, про меня все первокурсники шепчутся. Ещё бы: не каждый студент из Москвы сможет, несмотря на русскую защиту, получить за полгода орден Негоши второй степени!
   - Нет, правда, не слышал о тебе, - покачал головой Ваня - и снова пожалел об этом: прыщавый едва не бросился на него с кулаками:
   - Не ври! Не смей так говорить! Ты специально врёшь, чтобы меня разозлить! А сам-то - ничтожество! Ничего не добился, не достиг! Подумаешь, ученик Шушуруна! Берут всякую бездарность себе в ученики...
   Тут Ваню осенило:
   - Слушай, Джордж Мерло. Ты на курсе превосходства учишься что ли?
   - Вот, вот! Я же говорил, что ты обо мне всё прекрасно знаешь и только специально дразнишь, - прыщавый вмиг успокоился, подбоченился:
   - Да, я учусь у самого проректора Тампльдора. А ты, мелкий, уже выбрал специализацию?
   - Да у меня ещё русская защита действует, - усмехнулся Ваня.
   - Правда что ли? - сморщился Джордж Мерло и поглядел на Ваню, как на подошву, вляпавшуюся в дерьмо. - Ну ладно, некогда мне с такой мелочью тёрки тереть. Когда вырастешь, заходи, дам списать.
   Великий человек Джордж Мерло, повернувшись, пошёл по тропинке, улыбчиво раскланиваясь с каждым встречным.
  
  
  

Глава 16.

На ночь глядя

  
  
   ...С того времени покою не было тё­ще. Чуть только ночь, мертвец и та­щится. Сядет верхом на трубу, проклятый, и галушку держит в зубах.
   Н.В.Гоголь. Вечер накануне Ивана Купала
  
   аня прислонился к фонарному столбу и достал блокнотик. Хорошо, конечно, что он так быстро, буквально за полчаса, отыскал сразу четверых детдомовцев. Жаль только, что результаты общения с ними не порадуют доктора Савенкова. Похоже, никто этих детишек не запугивал и не гипнотизировал. Просто им помогли возненавидеть Россию. И дети сами предали свою страну - ради богатства, подглядывания за девочками, боевой магии и высокого места в звёздном рейтинге академии.
   "Их не вернуть в Россию", - поморщился Ваня. Если сейчас насильно привезти в Москву, то при первой возможности они сбегут обратно. Что-то сломлено в их душе, Ваня это чувствовал. Какая-то важная жила порвалась. Та жилка, которая раньше делала их русскими. А теперь они просто юные маги.
   Конечно, оставалась ещё таинственная Ася. Но стоит ли тратить на неё время? Искать, мучатся, рисковать безопасностью Нади и Петруши - только для того, чтобы потом узнать, что Ася без ума от какого-нибудь Артемиуса Кальяни и мечтает посвятить свою жизнь, например, написанию сценариев для фильмов про юных волшебников.
   Если Асю не искать, можно прямо сейчас сорвать Петрушу и Надиньку с уроков - и дёру. Прочь из проклятого замка, не теряя ни минуты! Пока Петруша не проболтался, что он кадет. Или пока Надинька не влюбилась в магию настолько, что ей захочется навсегда остаться среди волшебников - вмес-те с Беней Рыжим и Толяном Сладким...
   И всё-таки, пока кадет Царицын не нашёл Асю, задание не может считаться выполненным! А что если Ася и есть тот единственный русский ребёнок, которого волшебникам сломить не удалось? Что если она-то и правда в эти самые минуты страдает от гипноза и запугиваний?
   Царицын вырвал листочек из блокнота и, морщась, засунул его в рот. Другого выбора у него не было. Хорошо ещё, что бумага тонкая и легко жуётся...
  
   Вечерело. Облака, похожие на обагрённую вату, медленно плыли по воспалённому жёлтому небу, будто нарочито создавая жутковатый фон для чёрных башен Мерлина. При виде такого заката казалось: если что-нибудь ужасное должно случиться в этом году, то случится именно нынче, вечером.
   Вертолёты что-то разлетались... Ваня Царицын, задрав голову, проводил взглядом вёрткий геликоптер дворцовой охраны. Вороны тоже вели себя неспокойно. Несколько раз взад-вперёд пролетели, грохоча и потрескивая, чёрные рогатые мотоциклы с бородатыми охранниками в сёдлах.
   Корпус короля Мерлина показался в просвете меж башенками Лабораторного квартала, и Царицын заметил: что-то не так. Над корпусом редким призрачным лесом стояли голубые столбы света - прожектора направлены вертикально вверх, ничего не ищут, не движутся - просто торчат. И в холодных лучах искрятся, точно снежные хлопья, тучи ночных мотыльков.
   Фонари по сторонам Тоскливой аллеи зачем-то погашены, зато рыщут по кустам патрули с факелами в руках, с шестёрками озлобленно хекающих, рвущихся вперёд доберманов.
   - Где ты был?! - набросилась на него Надинька. Они с Петрушей давно поужинали и, видимо, битый час дожидались в вестибюле зала Недоумерших рыцарей. - Мы так переживаем! Тут такое творится!
   Ваня невозмутимо размотал шарф и повесил на гвоздь.
   - Слышь, Ванюша, у них тут ЧП стряслось! - пропищал Тихогромыч, ёжась и поминутно оглядываясь.
   - Я расскажу, можно?! - запрыгала Надинька. - Слушайте, это было ужасно. Какой-то призрак у всех на глазах появился прямо под куполом в Церемониальном зале... И ещё он хохотал страшным женским голосом! От этого хохота у нескольких девчонок случились обмороки.... И представляете, это видели несколько профессоров и целая куча охранников, но никто-никто не смог причинить призраку вообще никакого вреда...
   - Это случилось во время ужина, - вздохнул Тихогромыч. - Полный зал народу, и вдруг... Свет погас, потом какие-то искры, и ка-ак грохнет! Наверху завизжало - все подняли головы, а он идёт по воздуху и весь огоньками переливается...
   - И самое страшное - у призрака было лицо... - Надинька на миг застыла от страшного воспоминания, потом укусила нижнюю губу и выпалила:
   - Лицо одной девочки с нашего курса!
   Ваня глядел на них, как на приболевших. Ну ребята дают! Тут, понимаешь, нужно срочно Асю Рыкову разыскивать, выяснять секрет русской защиты - а они развлекаются. Понятно, что в школе волшебников детям должны показывать разные аттракционы - но мы-то здесь не для того, чтобы наслаждаться ужастиками за компанию с юными волшебниками!
   - У призрака было лицо Клары Честерфильд, это девочка из Циммерклауса, худенькая такая. А знаете... говорят, это не просто призрак! Говорят, это вернулся страшный герцог Владиморт Моргиавола, - прошептала Надинька. В широко раскрытых глазах её полыхали зарницы восторженного ужаса:
   - И знаете, что сказали преподаватели? Герцог Моргиавола вернулся, чтобы пожирать детей. Незадолго до нападения он принимает внешность будущей жертвы...
   - Вы сами что-нибудь видели? - невозмутимо спросил Ваня. Кадет планомерно пробирался внутрь зала - там ещё слышались редкие голоса студентов. А значит, могло остаться немного пищи.
   - Я видел, как все разбегались, - пропищал Громыч. - И ещё видел, как испугалась эта девочка Клара, ну... на которую призрак был похож. Её на носилках унесли.
   - Ерунда какая-то творится, - Ваня пожал плечами. - Ребята, вы не возражаете, если я чего-нибудь съем? А вы пока рассказывайте, ладно?
   - Ага, - сказал Петруша. - Ты молодец, Ваню... Шушуруша. Ты не боишься. А мне, признаться, даже кушать расхотелось из-за этого призрака. Страшно, брат!
   - Но зато, зато! Зато приехал великий Гарри! - опомнилась Надинька и даже хлопнула в ладоши. - Нам сообщили, чтобы мы не волновались. Гарри прервал свою поездку по Скандинавии и немедленно вернулся в Мерлин. Девчонки видели, как он прилетел на порхающей автомашине.
   - Небось, Герти Гершвин видела? - ехидно спросил Ваня.
   - Герти видела кое-что другое! - замирающим шёпотом произнесла Надинька. - Знаешь, Герти рассказывала девчонкам, что ещё вчера вечером она видела огромную бледную тень, которая двигалась по хрустальному куполу Дворца церемоний... И за тенью - кровавый след на куполе, представляете! Прямо красная дорожка растекалась, снизу хорошо было видно, а потом её полицейские смыли из шланга...
   - Значит, с большой земли на остров приезжали полицейские? - насторожился Ваня.
   - Ну, раз Герти их видела, выходит, они приезжали, - строго сказала Надинька. - Но полицейские не смогут остановить тёмного дюка Моргиаволу. На это способен только великий Гарри, и, к счастью, он уже в замке.
   - А где остановился?
   - Наверное, в Рогатой башне Принципала, - ответила Надя. - Обычно он живёт там. Ах, все так обрадовались, что он приехал! Если Гарри с нами, мы не боимся Моргиаволы, правда?!
   - М-да. Зато нужно боятся самого Гарри, - невесело усмехнулся Ваня и прислушался. - Гм, что это за звук?
   Ничего особенного: куранты на Рогатой башне били полночь.
   - А теперь посмотрите на часы, - быстро сказал Ваня. - Сейчас... двадцать один час и двенадцать минут!
   - И правда, - опомнился Громыч. - А что ж тогда эти куранты? Сдурели они, что ли?
   - Вот и мне интересно, - сказал Ваня и вгрызся в кусок холодной оленины.
   Часы отбили, потом заиграли мелодию "Шабаш на Дьябрлее" - отгудели несколько тактов... и на полузвоне осеклись. Повисла страшноватая тишина.
   - Это его фокусы... - напряжённо прошептала Надя. - Это герцог Моргиавола...
   - Похоже, он опять в замке, - выдохнул Петруша.
   Через миг погас свет. Сделалось совершенно темно - ведь окна в зале Недоумерших рыцарей навсегда затворены чугунными ставнями. Зато изо всех кранов и фонтанчиков для питья, установленных в боковых галереях, со свистом ударила холодная вода.
   - Вот дураки. Теперь я не вижу, где моя котлета! - раздался во мраке недовольный голос Царицына.
   - Петенька, мне страшно! - Надинька вцепилась в рукав сидевшего рядом Громыча. За соседними столами дети запищали, загрохотали скамейками - кто-то захныкал.
   Ванька перескочил через стол, ногой выбил пожарную дверь.
   - Выход здесь! - крикнул Иван, перекрывая шум. - Все выметываются на лестницу, живо!
   На пожарной лестнице было посветлее - сквозь мутные стёкла проникали отблески уличных прожекторов.
   - Мне кажется, сегодня ночью обязательно случится что-то ужасное! - лепетала Надинька. Кадеты с двух сторон поддерживали её под локти - так, что иногда Морковке казалось, что она попросту летит в полумраке над ступеньками.
   - Что за балбесы выключили свет? - возмущался Царицын. - Не дали поужинать нормально.
   - Это, наверное, герцог Моргиавола хулиганит, - вздохнул Петруша и добавил радостно: - Но ты не волнуйся. Я за­хватил тебе немножко покушать!
   И он протянул брату-кадету здоровенную оленью ногу.
  
   - Иди спать и ничего не бойся, поняла? Запомни, это был просто аттракцион для первокурсников. Хозяева стараются, чтобы всё происходило как в книжках про великого Гарри. Пресловутый герцог Вольдуремар Мордодьяволо или как его там - всего лишь актёр. И призрачное лицо девочки - скорее всего, резиновая маска...
   Так сказал Ваня, когда кадеты проводили Надиньку до самых дверей факультета Моргнетиль. Отважная Морковка немного раненым голосом пожелала мальчикам доброй ночи - и понуро поплелась внутрь, разыскивать свою комнатку в одном из корпусов, прилепившемся к крепостной стене, точно обугленное ласточкино гнездо.
   А братья-кадеты, подняв повыше воротники, бодрым шагом двинулись обратно, в казарму барона Гриммельсгаузена.
   - Я нашёл детдомовцев, - тихо говорил Ваня. - Они насквозь прогнили, они всерьёз хотят быть волшебниками.
   - Ну и пусть, - Петруша с облегчением махнул рукой. - Значит, их здесь не мучают, они по своей воле живут среди волшебников? Получается, задание выполнено! Мы можем возвращаться? Поскорей бы, брат...
   - Одну девчонку осталось найти, последнюю. Вот только с ней поговорю, и всё, можно будет задать отсюда дёру.
   - Ой, забыл совсем! - Громыч хлопнул себя по лбу и остановился. - Неужели я не сказал тебе сразу? Или сказал?!
   - О чём? - удивился Ваня.
   - Я сегодня видел русскую девочку!
  
   Он видел, правда, не саму девочку, а её фотографию. Впро­чем, и это хорошо, думал Царицын, наблюдая, как Петруша достаёт из-за пазухи смятый листок ученической газеты "The Belly Speaker". На последней странице был опубликован цвет­ной снимок - несколько девочек на фоне памятника Неиз­вестной колдунье. И подпись: "Участницы конкурса игры на эльфийских арфах".
   - Вот, гляди-ка! - пискнул Петруша, тыча мощным паль­цем в фотоснимок. - Четвёртая слева, в заднем ряду!
   В дрожащем свете фонарика Ваня разглядел грустное ли­чико: ровно подстриженная чёлочка, ушки немного торчат, а глаза - ну просто как у зверька затравленного.
   - Похожа на нашу, - кивнул Ваня. - А почему ты решил?
   - Очень уж у неё глаза красивые, сразу видно, что русская! - мечтательно проговорил Петруша. - А кроме того, здесь... в заметке все девочки названы по именам. Так и напечатано: Азия Рыкова.
   - Какая ещё Азия! - возмутился Царицын. - Её Асей зовут, Анастасией.
   Он снова вгляделся в круглое личико. Не очень красивая девочка, но приятное, аккуратное лицо. Ах, какие же не­счастные глаза... Как будто потерялась в чёрном заморском лесу с привидениями - и теперь вглядывается сквозь слёзы, не блеснёт ли впереди чей-то фонарик... Царицын почувст­вовал, что Ася Рыкова не такая, как Беня Фенин и Эля Ту­рухтай. В её взгляде ещё читалось что-то родное. Не было маслянистой ржавчины, как у остальных бывших дет­до­мовцев... "Девочка, милая, - подумал Ваня. - Как же тебя отыскать?"
   Взгляд кадета скользнул по фотографии: эх, жаль, факультетского герба на бляхе не видно! Девочка держала в руке какую-то веточку с ярко-алой россыпью ягод, зак­ры­вавшую герб.
   - Что это у неё? - Ваня толкнул Петрушу локтем. - В руке?
   - Ветка калины, - уверенно сообщил Тихогромыч.
   - Да ну! - удивился Ваня. - Где это она натырила столько калины? Это ж тебе, брат, не Тульская область. Тут кроме шиповника с терновником и нет ничего!
   - Тебе говорю, калина, - набычился Петруша. - У меня мамочка её очень любит, я ей часто дарю. Сорву веточку, а она в вазу поставит, и хорошо...
  
   За углом раздался нарастающий треск мотоцикла.
   - Патруль! - прошептал Ваня, хватая Громыча под руку. - Быстрее в корпус!
   Охранник проводил неприязненным взглядом две чёрно-зелёные тени, взметнувшиеся по мрамору ступеней во второй этаж.
   - Давай! Спокойно тебе... до утра! - хрипло сказал Ваня, подбегая к двери с тёмной табличкой "SHU SHU RUHN".
   - Если что, стучи в стену! - пискнул Ашур-Теп Тихий Гром и, помахав ладонищей, с грохотом захлопнул соседнюю дверь.
   А Ваня задержался на пороге: пониже таблички с его име­нем виднелось окошечко, в котором светились едва заметные цифры. Царицын пригляделся и прочитал:
   Ване стало приятно. Вот как всем запомнился забавный случай на уроке алхимии, когда Царицыну удалось удачно продать пустое место, мифического Бармаглота за тридцать пять тысяч фунтов...
   Пряча от самого себя довольную улыбку, Ваня перешагнул порог комнаты. Свет, как полагается в волшебном замке, включился сам собой. "А тапочки не выбегут навстречу?" - сощурился Ваня. Нет, тапочки не выбегали. "Не заслужил", - вздохнул Царицын и, сбросив чёрный сюртучок, показал язык тёмному глазку видеокамеры. Во-он торчит из лепной розетки за канделябром. Могли бы и получше замаскировать. Зато волшебники явно не пожалели денег на технику и купили камеру с режимом ночного видения.
   - Это ничего, это мы проходили, - с улыбкой подумал Ваня и пошёл в ванную за полотенцами для куклы.
  
   Через четверть часа он уже крался по коридору спального корпуса - как полагается кадету, босиком. Огромные студенческие ботинки, выданные вместе с плащом и шарфиком, стучали так, словно были созданы специально для оповещения охраны о передвижениях своего владельца. Теперь они мирно дремали рядом с кроватью, на которой спокойно грезил под одеялом скрученный из полотенец муляж шаманёнка Шушуруна.
   Куда крался наш герой босиком в половине второго ночи? К башне Алчного зрака. Ведь именно там, сразу за корпусом Анатомии Франкенштейнов, Надинька Еропкина видела заросли горьковатой красной ягоды.
   Спрашивается, зачем кадету срочно понадобилось в заросли ягоды-калины? Разве это поможет разыскать Асеньку Рыкову? Логически рассуждая, можно сказать, что навряд ли. Но сердце почему-то звало Ваню Царицына на этот обрыв.
   "Авось, наша Ася какую-нибудь вещичку там потеряла, - думал Ваня, пробегая босиком по шершавому камню квартала Пиявок. - А может быть, этот обрыв - любимое её место, и она частенько туда ходит поразмышлять, помечтать на природе, немножко поплакать... Многие девчонки любят такую романтику, и, судя по фотографии, Асе только дай поплакать где-нибудь в одиночестве... А может быть, она и этой ночью придёт полюбоваться на калинку-малинку? Всяко бывает..."
   Нет, Асенька ровным счётом ничего не потеряла на обрыве среди зарослей калины. Ни брелочка с номером комнаты, ни бумажки с номером телефона. Зато Ванечка без труда приметил с краю ближайшего куста обломок той самой ветки, которая попала на страницу студенческой газеты. Конечно, приятно было осознавать, что этой ветки позавчера коснулась Асина рука... Но для доклада доктору Савенкову этого было явно недостаточно.
   Иванушка присел на камень и задумался. Ночь была на удивление тихая - в траве поскрипывали обалдевшие от внезапного штиля насекомые, внизу под скалой тускло светлели зубцы крепостной стены, а совсем ниже, на триста метров в пропасть распахивался скалистый обрыв. Этот уголок за башней Алчного зрака понравился Ване: ничто здесь, казалось, не напоминало о том, что ты находишься в Мерлине. Ни тебе чугунных лавочек с рогатыми птицами на спинках, ни флагов со змеями и скрипящих фонарей в решетчатых шипастых корзинах... Только море и ночное небо. Можно даже вообразить себе, что вон там, за туманами, находится - далеко-далеко, в тысячах верст - родная земля.
   "Наверное, так же мечтала Ася Рыкова, - подумал Ваня. - Не иначе ведь, приходила она сюда только для того, чтобы хоть ненадолго позабыть про магию, про волшебные палочки и ненавистные баллы. И вообразить, что вон там, вдали, - огоньки русских кораблей..." Ваня тяжеловато вздохнул и присел на холодный камень. Пальцы его случайно коснулись чего-то липкого и мокрого. Обрывок полиэтиленового пакета въелся меж сырых валунов и трепыхался на лёгком ветерке.
   Ваня машинально потянул за край пакета - и... вытащил его наружу сантиметров на десять. Небольшой камушек, прилепленный к скале для маскировки, отвалился, а под ним-то и был спрятан небольшой пакет с чем-то лёгким и жёстким внутри.
   Ваня осторожно вытряхнул на камни светлую тетрадку - очень чистенькую, совершенно сухую. На обложке аккуратнейшим девчачьим почерком были выведены круглые русские буквы:

Мой дневник! Не читать! Это только для меня.

   И чуть ниже:
   О незнакомец! Сей дневник
   Хранит чужие тайны свято,
   И если ты не хочешь вмиг
   Навлечь ужасное проклятье,
   В руках немного подержи
   И вновь на место положи.
   Ваня в голос захихикал от радости. Такие же стишки писали девчонки в школе, где Ваня учился до Суворовского. Кадет глядел на тетрадку и улыбался: она будто вывалилась к нему в руки из России, из родного прошлого, где никогда не могло быть ни ведьм, ни алхимиков, ни настоящих проклятий.
   "Отчего мне так везёт?" - счастливо пронеслось в его голове. Ваня раскрыл тетрадку и начал читать - поспешно и внимательно, как шифрограмму.

Глава 17.

Записки из Мёртвого дома

  
  
   О Наташа! Коли б ты здесь была, то бы так и плавала в грязи, как в пруду.
   А.В.Суворов. Письмо дочери
   от 19 марта 1796 г.
  
   августа 200... г. Здравствуй, мой новый дневник. Я начинаю тебя потому, что завтра - лучший день в моей жизни! Завтра начнётся сказка, о которой раньше я не могла даже мечтать. Закончились конкурсы, я прошла отбор - из всех интернатов Московской области только меня одну выбрали для поездки в Мерлин.
   Девочки из интерната, узнав о том, что я еду учиться в замок волшебников, рассказали об этом отцу Игорю, который ведёт у нас занятия в воскресной школе. Я ужасно перепугалась, когда он начал отговаривать меня от поездки. Милый отец Игорь! Он очень хороший и добрый, но мне кажется, что он опасается напрасно. Просто он не читал замечательные книжки про Гарри и его друзей. По счастью (я уверена, что это не просто случайность), к нам на Сходню приехал ужасно знаменитый профессор теологических наук Осип Куроедов. Какой же он умный! Его знает вся Россия. Я так люблю его книжки для молодёжи - после книг про Гарри это моё любимое чтение. Он приехал во Дворец культуры, и набился полный зал. И вот одна девочка спросила лектора, как он относится к книгам про Гарри. Ура! Ответ рассеял все мои сомнения, возникшие после разговора с нашим милым, но немного старомодным батюшкой Игорем. Профессор Куроедов сказал, что книжки про Гарри очень хорошие и добрые. А потом он так верно рассказывал о христианском подвиге, о великой жертве Гарриной мамы - доброй волшебницы Горгулии, которая пошла на смерть ради спасения своего сыночка, что многие девчонки из нашего интерната даже расплакались, и я тоже немножко.Милый, милый Гарри,только ты один можешь нас понять, потому что ты тоже знаешь, что такое жизнь без родителей, что такое страдание.
   Потом профессор Куроедов жутко интересно рассказывал про тяжёлый рок, про христианский смысл книги "Мастер и Маргарита", а также фильма "Чёрная кровь гориллы-убийцы", но я уже мало что запомнила, потому что думала о тебе, мой дорогой Гарри. Да! Я не могу предать тебя и отказаться от этой сказочной поездки в ТВОЙ чудесный замок. Я решила один раз в жизни не послушать нашего дорогого отца Игоря. И вот мы уже проехали Минск, я лежу на верхней полке и пишу эти строки. Какая же я счастливая! Я буду учиться в одном замке с Гарри! В это просто не верится. Прости, дневник, мне хочется плакать от радости. До завтра!
   31 августа 200... г. Париж довольно грязный город, и люди очень похожи на людей в Тунисе, который я видела на фотографиях. Лондон я не заметила, потому что была уже ночь, я спала на верхней полке, и мне приснился чудный сон. Надеюсь, вещий. О том, что я учусь в Мерлине на одни пятёрки. И ещё мне приснился ОН, очень красивый и стройный, я запомнила его глаза в круглых очках! Милый Гарри, спасибо, что ты приснился, чтобы подбодрить меня. Надеюсь, мне удастся с тобой повстречаться не только во сне. Сейчас поезд мчится по Шотландии, нам несут чай. Я буду пить чай и мечтать, как всё будет замечательно в Мерлине. Целый год счастья!
   2 сентября. Прости, дневник, вчера я не могла найти ни минутки! Какой был день! Замок потрясающий, только немного страшно, но это потому что в детстве я слишком много смотрела сказок про Кощея Бессмертного.
   3 сентября. Немного жаль, что я не смогла попасть на факультет Моргнетиль. Нам сказали, что никто из русских детей пока не будет приписан ни к одному факультету, с нами будет работать специальная Лаборатория русских исследований. На завтрак было настоящее манго, это просто вкуснотища.
   4 сентября. Я в восторге от занятий. Нам рассказывали про историю древней магии, особенно понравилось про руны. Немного страшно про благородных халдеев и зороастрийцев. Какие ужасные эти инквизиторы, как жестоко они расправлялись с ведьмами. Кстати, раньше я не знала, что ведьмы всегда помогали бедным и обиженным. Оказывается, они никогда не делали людям зла.
   5 сентября. Толик довольно приятный мальчик, мне нравится, что он очень скромный. Правда, слишком часто краснеет. Мне кажется, он боится девочек. Он очень стеснялся, когда мы первый раз пошли на урок очарования. Я выбрала себе кумиром для подражания Наташу Ростову. Но почему-то учитель сказала, что это глупости. Она сказала, что мой кумир будет Анна Каренина".
   Ваня пролистал несколько страниц не глядя - и вдруг взгляд его зацепил неожиданные строки:
   "...провалиться сквозь землю от стыда. Я не могу врать! Это значит, что на каждом уроке у профессора Феофрасто я буду терять баллы и через месяц окажусь на полигоне!
   23 ноября. Профессор сказал, что если мы хотим избавиться от русской защиты и наконец-то научиться колдовать, мы должны чётко выполнять домашние задания, даже если они на первый взгляд кажутся странными. Обидно, что ни у кого из наших (русских) вообще ничего не получается. Все остальные ребята и девчонки с курса давно колдуют.
   27 ноября. Иногда мне кажется, что нас специально заставляют делать разные гадости. Может быть, для того, чтобы в будущем мы могли от них легче защититься. Когда я спросила профессора Коша, зачем надо учиться воровать, он сказал, что это "прививка зла". Веня с ним согласен. Он убеждал меня, что если каждое злое дело совершить хотя бы один раз, то потом тебе уже не захочется повторять эту гадость. Честно говоря, это не очень-то похоже на правду. Однажды в детстве я без спросу взяла чужое яблоко в столовой. Уже на следующий день мне снова страшно захотелось чужого яблока. К счастью, мне тогда влетело, и воровать уже было стыдно. Здесь почему-то рассуждают иначе...
   28 ноября. Толик очень страдает. На уроках очарования их заставляют одеваться в женскую одежду и в таком виде бегать по коридорам учебного корпуса. Не представляю, как он это переживёт! Он умрёт со стыда".
   Ветер рванул страничку, перевернул несколько листов - и Ваня не стал возвращаться назад, потому что новая запись его просто поразила:
   "...что наличие совести - это свойство людей, совершенно невосприимчивых к магии. Мак-Нагайна утверждает, что совесть это тупость, которая "тормозит полёт мысли мага". Маг должен задушить свою совесть. Тех, у кого ещё осталась совесть, здесь называют "тупыми муглами". Оказывается, по-древнехалдейски "мугл" - это тот, у кого есть совесть...
   Сегодня я сдуру попыталась возразить, что совесть очень нужна, иначе человек начнёт делать зло и не сможет остановиться, потому что ему будет приятно делать зло. Мне ответили, что русская защита мешает моему мозгу стать свободным. "Совесть - это костыли для слабых", - сказала Мак-Нагайна. Она считает, что настоящий маг должен не ползать, а летать, он должен быть выше слабых простых людей, поэтому в костылях не нуждается.
   10 января. Сегодня я плакала всю ночь. Меня перевели в другой корпус, в комнату номер 1313. Я не люблю это число. И мне не нравится корпус Цахеса, здесь так душно и темно, что кажется, что по ночам по стенам должны ползать черви. В гости заходила Эля. Как она изменилась! Мне кажется, она уже никогда не сможет петь весёлые песенки, которые мы вместе распевали в поезде, когда ехали сюда... Ах, какая же я дура! Какая я тогда была счастливая...
   12 января. Я не понимаю, что происходит. Я просто не верю своим ушам! Вчера мой любимый профессор Колфер Фост сказал, что маг не должен бояться зла, потому что зло - это всего лишь один из двух равноправных магических компонентов. Любое заклинание смешивается из добра и зла, и если мы будем избегать злых мыслей и чувств, то совсем не сможем колдовать. В таком случае, я не хочу колдовать. Ах, дорогой дневник, мне так плохо! Я совсем одна. Сегодня я хотела рассказать Толику, что мне захотелось домой. Но Толик изменился. Он как-то странно смотрит, точно не слышит моих слов совершенно. Мне кажется, он как пьяный".
   Ваня оглянулся на рокот мотоциклетного двигателя - по параллельной улице пронёсся мотопатруль. Долго зачитываться нельзя. Царицын и так уже чувствовал, что внутри у него громыхает радостная музыка: вот она, разгадка! Нужно любой ценой привезти этот дневник Савенкову - и всё! В этой тетрадке ответы на все вопросы. Здесь подробно описано, что волшебники делали с детдомовцами, чтобы превратить их в добровольных рабов...
   Мотопатруль будет объезжать квартал по периметру - это значит, надо сматывать удочки. Царицын сунул тетрадку в карман - и побежал, стараясь не слишком громко шлёпать по мокрым камням. "Вот он, заветный документ для Савенкова, его можно и на любом международном суде предъявить", - улыбался Ваня, предвкушая, как обрадуется Громыч, когда узнает, что больше ни минуты они не проведут в ужасном замке. Скорее, скорее - прочь, домой, на Родину!
   Огромный, с иглистыми башенками корпус Цахеса чёрной глыбой выдвинулся из полумрака. Где-то здесь, в комнате номер 1313 лежит сейчас в кровати бедная Асенька Рыкова... Ну ничего, Ася, держись. Скоро на Лубянке прочитают твой дневник. И тогда генералу Савенкову будет гораздо легче вытащить тебя отсюда.
   И вдруг Ване захотелось хоть на миг забежать к этой девочке и сказать ей, что всё будет хорошо. Пусть потерпит ну совсем чуть-чуть. Странное дело... Он никогда не видел её в лицо, но нескольких страничек из дневника оказалось достаточно, чтобы почувствовать... что-то вроде дружбы. Конечно, лучшим другом кадету может быть только кадет, но... настоящий русский офицер обязан защищать соотечественников. Особенно - запуганных одиноких девочек.
   Царицыну пришлось только дважды обойти здание кругом, чтобы найти лазейку. Вот пожарная лестница, а рядом - окно на третьем этаже. Только москитной сеткой закрыто, но ведь москитную сетку можно снять в два счёта!
   Ваня постарался вскарабкаться без шума. Добравшись до третьего этажа, он просто перегнулся через перила пожарной лестницы и быстренько избавил окошко от сетки. Заглянул внутрь: отлично, это какой-то холл: кресла стоят, вы­ключенный телевизор на тумбе...
   Немножко поцарапал ногу о подоконник, немного наследил на ковре - но, в целом, Ваня даже гордился собой: каких-то десять минут - и он уже внутри корпуса имени Цахеса! "Доктор Савенков мог бы мною гордиться", - думал Ваня, взбегая по ступенькам на тринадцатый этаж. На лестничной клетке десятого этажа напоролся на компанию второкурсников - но студенты, явно обкурившиеся лёгких наркотиков, лишь похихикали ему вслед.
   На этаже было и правда гадко, тут Ваня был полностью согласен с Асей: казалось, это не коридор в общежитии, а галерея тёмных склепов. Наконец, Царицын остановился перед дверью с номером 1313 и надписью: "ASIA RYKOVA". Ваня поглядел на окошко, где обычно высвечивалась сумма набранных очков, однако здесь виднелись одни прочерки. "Наверное, сломался счётчик", - решил Царицын и очень тихо постучал.
   Дверь... потихоньку подалась. Не заперта! Царицын кашлянул, переступил босыми ногами по коврику и тихонько позвал по-русски:
   - Ася?.. Простите, я по важному делу...
   Дверь приоткрылась совсем чуть-чуть, а Ваня уже понял, что дело плохо. На полу в прихожей валялись груды бумажек, растрёпанные книжки, выпотрошенные пакетики... Первая мысль была: "Деру!" Здесь был обыск. Возможно, те, кто его устроил, до сих пор не ушли... Но в комнатке было тихо. Жёлтый свет настольной лампы падал на полосатые обои, изображавшие змей, обвившихся вокруг острых копий. В проходе валялись пустые ящики, вырванные из письменного стола. Расколотый цветочный горшок на ковре, а на каменном подоконнике в высоком стакане с пожелтевшей водой - Ваня горько усмехнулся - сухая ветка калины с потемневшими ягодами. Та самая, с фотографии в газете.
   Комнатка была крошечная: кровать, заваленная ворохами разбросанной девчачьей одёжки, письменный стол да распахнутая дверь в тесную ванную с душевой кабинкой. Ваня покосился на перекидной календарик с мордами рок-музыкантов: передвижная пластиковая рамочка указывала позавчерашнее число. Царицын сунул палец в уцелевший горшок под окном: земля сухая, не поливали как раз суток двое. В заварочном чайнике - плесень.
   Девочка не собиралась надолго покидать комнату, это ясно. Иначе она не оставила бы врагам на растерзание любимого плюшевого бегемотика, который теперь запуганно вы­глядывает из-под подушки. На полу рядом с кроватью - скомканные, уже высохшие бумажные салфетки, несколько десятков. Видать, прежде чем покинуть комнату, девочка вдоволь наплакалась - эге, и подушка вся в разводах...
   На всякий случай, просто отрабатывая для галочки необходимые в этом случае действия, Ваня осторожно отодвинул тёмную портьеру. Потом, припав на колено, заглянул под кровать.
   - Вот так и замри, - раздался насмешливый голос. - Не двигайся, или я тебя подстрелю.
   Ванечка замер, вмиг покрываясь липкой испариной.
   Вот ведь как в жизни бывает. Засада!
   - Я знал, что ты сюда припрёшься, - усмехнулся голос. И Царицын вспомнил, где он слышал этот смешок. Джордж Мерло, в прошлом Жора Мерлович, супергениальный мальчик, двадцать девятый в рейтинге академии! Так вот, значит, кто на меня охотится...
   - Какой же ты тупой! - подивился голос Мерловича. - С мозгами-то у тебя большая проблема. Твои действия очень легко предугадать.
   - А чё такое-то? - буркнул Ваня.
   - А ничё. Сейчас я вызову охрану, и, собственно, всё. А потом ты будешь объяснять ласковому Колферу Фосту, за каким хреном среди ночи ты пролез в комнату русской девочки Аси Рыковой. Ну, а я расскажу Фосту, как легко мне удалось раскусить маленького шпиона из Москвы. Не зря всё-таки я занимаю двадцать девятое место в рейтинге.
   "Как же ты любишь хвастаться!" - подумалось Ване. Мерлович меж тем, явно упивался моментом:
   - Понимаешь, глупый мальчик, просто у меня хватило мозгов понять, что ты не просто шаманёнок. Ты ищешь встречи с теми, кто в прошлом году приехал в Мерлин из России. Значит, у тебя задание. И разумеется, больше всего тебя долж-на интересовать Аська. Потому что только у неё не смогли снять защиту.
   Ваня хотел было обернуться, чтобы разглядеть противника...
   - Замри! - взвизгнул Мерлович. - Иначе получишь заклинание в задницу!
   - Не надо заклинаний! Я не буду сопротивляться... - Ванька старался выиграть время. - Но послушай... как ты здесь оказался?
   - Я знал, что тебе нужна Аська! - Мерлович с удовольствием расхохотался. - Поэтому я пришёл сюда незадолго до тебя. Успел выкурить всего-то пару сигарет - и гляжу, ползёт наш маленький разведчик, ха-ха! Я специально не прикрыл дверь, чтобы ты вошёл в комнату. Таким образом, казачок взят с поличным. Согласись, я гениально всё устроил, ну согласись!
   Тут... кадет почувствовал, что у него начинает возникать план действий.
   - Честно говоря, я в шоке, - пробормотал Ваня, по-прежнему опасаясь обернуться. - До сих пор не пойму, как ты смог меня раскусить...
   - Ха-ха, это потому, что у меня хорошие мозги! - Мерлович явно торжествовал. - Думаешь, двадцать девятое место - это просто так, ерунда какая-нибудь? Да у меня скорость мыслительных операций в несколько раз выше, чем у обычных людей!
   - Да ну?.. Правда? - поразился Ваня и обернул к Мерловичу ошеломлённое лицо. Как бы невзначай.
   - Замеряли на компьютере, специальные датчики на голову вешали, - улыбнулся Мерлович. - Так что у тебя просто не было шансов перехитрить меня, казачок. Ты ведь, как известно, задним умом крепок. Вот и получишь теперь от Фоста. По заднему уму, хе-хе-хе.
   Ваня делал вид, что слушает, а сам бешено соображал: вот ситуация. Я стою на коленях, оружия у меня нет. Прыщавый мальчик Мерлович сидит на письменном столе, непринуждённо болтает ногами и держит в правой руке волшебную палочку, которая направлена мне в голову. Что это значит? Он ведь прекрасно знает, что с меня не успели снять русскую защиту, а стало быть, волшебная палочка против меня работать не будет. Тогда... почему бы мне, русскому кадету Ивану Царицыну, прямо сейчас не подняться преспокойно на ноги и не навалять этому хвастуну по шее?
   - Я даже восхищён, - пробормотал Ваня, пытаясь выгадать ещё минутку. - Ведь больше никто в замке не смог меня разоблачить! Никто из профессоров, понимаешь? Получается, ты умнее профессоров?
   - Получается, так! - Мерлович и сам, кажется, подивился такому предположению. Глаза его заблестели от наслаждения. - А ведь ты прав, казачок... Если даже Колфер Фост не смог тебя раскусить, а я - раскусил, что же получается? Получается, я умнее самого Колфера Фоста?
   Мерлович даже разволновался от таких замечательных мыслей - он покраснел, прыщавый лоб его заблестел от пота. И тут... Жора Мерлович решил расстегнуть молнию на своей чёрно-вишнёвой моргнетильской толстовке. Ваня напрягся, следя за правой рукой Мерловича: неужели он сейчас положит волшебную палочку на стол? Он что, меня совсем не боится?!
   Ваня похолодел: левая рука! Жора не побоялся выпустить из правой руки волшебную палочку только потому, что его левая рука намертво прикипела к небольшой коробочке на краю письменного стола...
   Тут Ваня вспомнил: кнопка срочного вызова охраны. Каждая комната оборудована такой кнопкой. В его собственной спальне в корпусе барона Гриммельсгаузена была такая же. И тоже вмонтирована в столешницу рядом с настольной лампой. Вот оно что. Мальчик Жора вовсе не надеется на свою волшебную указку. Он надеется на то, что, если я на него прыгну, он успеет нажать на кнопку сигнализации - и через полминуты сюда ворвутся бородатые охранники с крупнокалиберными зонтиками...
   Мерлович невозмутимо положил волшебную палочку на столешницу, нащупал пальцами правой руки замочек на молнии и расстегнул моргнетильку, под которой оказалась чёрная маечка с рожей популярного вампира, играющего музыку гранж.
   - Я просто поражён, - задумчиво сказал Ваня. - Целая комиссия из восьми профессоров задавала мне вопросы, но так и не смогла раскусить. Даже проректор Гендальфус поверил, что я не шпион, а ученик шамана!
   - Вау! Да ты что-о-о... - Мерлович захрипел от восхищения, глаза его выпучились, он не мог, кажется, поверить собственному величию. - Это получается... что я... умнее... самого?
   - Профессора Гендальфуса, - охотно кивнул Ваня.
   - Я умнее профессора Гендальфуса?! - воскликнул, не веря своему счастью, Джордж Мерло и, всплеснув обеими руками, схватился в восторге за голову.
   Всего на секунду он убрал левую руку с кнопочки.
   Ваня Царицын облегчённо вздохнул - и прыгнул. Чёрно-зелёная молния мелькнула в воздухе - это боевой шаман Шушурун молча подскочил с колена, в воздухе разогнулся - и красиво, как учили, босой подошвой двинул Мерловича по радостной прыщавой роже.
   Гениальный мальчик влетел спиной в стену - и затих.
  
   Ванька мягко приземлился босыми пятками на пушистый ковёр, покосился на юного тщеславца, не нуждается ли тот в добавке. Мерлович не нуждался. Видимо, он временно находился в астрале, где бесплотные духи пели восторженные гимны его выдающимся интеллектуальным способностям.
   Ванька хотел было вывернуть Мерловичу карманы, да почему-то не стал: побрезговал. Завязал Мерловичу рот вафельным полотенцем, крепко стянул его руки за спиной при помощи... да-да, при помощи ремня, вытащенного из Жориных джинсов, затолкал в гардероб и заботливо закрыл снаружи на ключик.
   - Когда придут убираться в комнате, тебя освободят, - шепнул Ваня на прощанье - и выскользнул из комнаты.
   "Ну дела! - думал Царицын, бодро пересекая Истошный парк в сторону казармы барона Гриммельсгаузена. - Я только что перехитрил двадцать девятого умника! Это что же получается? Значит, я мог бы занять в этом рейтинге, как минимум, двадцать восьмое место? Эге, брат Иванушка, да ты, оказывается, вовсе не дурак!"
   От этих мыслей Ванечке сделалось непривычно приятно на сердце.
  
  

Глава 18.

Пробуждение дарований

  
  
   Теперь стойте крепко, - сказал комендант, - будет приступ...

А.С.Пушкин. Капитанская дочка

  
   аня чувствовал, что рассвет уже скоро. Свинцовое небо на востоке начинало болезненно нарывать розовым, точно солнце собралось прорваться кверху из морских глубин, из-под толщи тяжёлой воды - с болью, стонами и гнойной пеной.
   Даже суперагентам иногда ужасно хочется спасть. А Ваня был просто четырнадцатилетним мальчиком. И этот мальчик последний раз полноценно выспался на борту "Иоанна Кронштадтского", а с тех пор - всё как-то урывками. То в берлоге в мокрой шкуре, то на ступеньках в подвале...
   Ванечка как раз пробегал мимо квартала Саламандр - чёрная опора ЛЭП, знакомая до боли в незаживших ладонях, маячила справа за спящими павильончиками летних кафе. А вот и ступеньки, ведущие в подвал, где Ваня проспал три часа перед тем, как провалиться сквозь купол в фонтан...
   Царицын остановился. А... почему бы не повторить этот номер? Конечно, спать на ступенях не очень удобно. Зато... не нужно прорываться в казарму барона Гриммельсгаузена. Там всё равно нужно лезть через окно, чтобы сенсоры не уловили частоту моей гербовой бляхи. А иначе волшебное начальство узнает, что шаманёнок Шушурун возвращался в казарму в пять часов утра.
   Ваня присел на ту самую ступеньку, где ночевал сутки назад, закинул голову - и отключился. Во сне он видел много всякой ерунды, которая танцевала вокруг и пыталась укусить. Потом, уже под самое утро, кусачая ерунда внезапно разбежалась, точно перепугавшись чего-то. Во сне стало тихо и покойно.
   И Ваня увидел Геронду. Старец шёл вдоль забора, согнувшись под тяжестью вязанки хвороста. Ваня очень обрадовался. Он побежал к нему навстречу, чтобы рассказать о своей находке: дневник, Асин дневник! Посмотрите, Геронда, здесь всё написано. Вот так они приучали детдомовцев к злым желаниям и привычкам! Они заставляли забыть про совесть, про Родину...
   Геронда ничего не сказал. Он молча поднял на Ваню груст-ные глаза. Ах, как у Вани сжалось сердце! Геронда смотрел на Ваню так, словно Ваня был болен, и лежал на кровати, и умирал. И тогда Геронда указал на Ванину грудь.
   Ваня испугался, нет ли у него в груди ужасной раны, при виде которой Геронда так расстроился. Но не было раны. Зато Ваня с удивлением обнаружил у себя на груди, прямо поверх медвежьей шкуры... ордена. Много, целая россыпь орденов. Ордена были большей частью иностранные, тяжёлые, блистали игрой драгоценных камней.
   Ваня очень обрадовался и стал разглядывать ордена. Но Геронда вдруг шагнул к забору и рывком вытянул из частокола огромную длинную жердь... Ваня не успел ничего понять - Геронда размахнулся и... сильно ударил Ваню жердиной по плечу.
   От сильнейшего удара ордена посыпались на землю, как осенние листья. Ваня крикнул от страшной обиды и...
   Проснулся от боли в плече.
   Кадет Иван Царицын машинально схватился за ушибленное место. Закатал рукав - и, тупо моргая, уставился на здоровенный синяк, украшавший предплечье.
   "Наверное, ночью где-то ударился, да не заметил. А теперь вот проявилось и болит", - подумал Ваня. А что оставалось думать? Согласитесь, гораздо сложнее поверить в то, что этот синяк остался на его плече от удара длинной жердины.
  
   Всклокоченный, с чёрными кругами под глазами, потирая ноющее предплечье, первокурсник Шушурун ввалился в вестибюль учебного корпуса - и, удивлённый, застыл на пороге.
   Вы думаете, турникет не сработал и дверцы не захотели пропустить его внутрь? Отчего же... дверцы раскрылись, ожидая, когда Шушурун удосужится войти. Но мальчик остановился по другой причине. Ясно-синими распахнутыми глазами он смотрел на то, что творилось в вестибюле, - и, честно говоря, никак не понимал, что происходит.
   Первокурсники носились по лестницам как сумасшедшие, точно опаздывая на самый важный в мире экзамен, точно в буфете давали бесплатное зелье против плохих оценок. Может быть, Гарри приехал? Или проректор Гендальфус раздаёт автографы на чердаке? Отчего такая суета?
   Ваня переводил взгляд с одной спешащей фигуры на другую.
   - Эй, постой... Да что происходит?
   - Появились! Они начали появляться! - крикнул на бегу негритёнок с клипсой. - Магические способности!
   - У кого? - не понял Ваня. В два прыжка он догнал попрыгучего мальчика и поймал за шарфик.
   - У отличников! - оскалился негрик, пытаясь освободиться. - У тех, кто хорошо учится, появились магические способности! Наш отличник Гуго Бонди вчера получил пять баллов на уроке боевой магии, а сегодня внезапно научился зависать в прыжке! Над землёй, на целых пять секунд!
   - Да ладно врать! - в растерянности Царицын выпустил из рук шарфик, и негрик тут же бросился прочь.
   - Теперь все учатся как проклятые! - крикнул он, удаляясь. - Все хотят колдовать! Я тоже хочу зависать над землёй, очень хочу!
   Ваня ошалело огляделся: вокруг бегают юные сумасшедшие, шуршат на бегу страничками конспектов, вставляют в диктофончики свежие батарейки... Что за повальное увлечение учёбой?
   Поминутно уворачиваясь от безумных однокурсников, Царицын добрался до холла Почестей, где столкнулся с радостным Ариэлем Ришбержье, тем самым, у которого он перекупил Бармаглота на уроке алхимии.
   - А, русский! Продай Бармаглота!
   - Ты почему такой весёлый?
   - Ха-ха, а вот гляди!
   Ари достал из кармашка мелкую медную монету и бросил на подоконник.
   - Видишь пенни? Теперь смотри внимательно.
   Он нахмурился, надул губы и, бормоча себе под нос, коснулся монеты пальцем. Через пару секунд отдёрнул пухлый пальчик, а под ним... Ваня вздрогнул: золотая монетка!
   Разумеется, Ваня не поверил своим глазам. Фокус! Ари просто подменил медную монету золотой. Но вдруг - прямо на глазах золотой кружочек на подоконнике начал темнеть, тускнеть...
   - Ну что, русский? Можешь так?! - засмеялся Ари, и кучеряшки его затряслись торжествующе. Глянул остренько, схватил медяк с подоконника, сунул обратно в карман - и, приплясывая от счастья, побежал дальше по коридору.
   Ваня провёл рукой по лбу. Наваждение какое-то... Видимо, нужно всё-таки выспаться...
   Ой! Холодная ладошка легла на ушибленное плечо. Ваня обернулся - и увидел незнакомую сумасшедшую девочку. Девочка была одета... совершенно диким образом. Ваня чуть язык не прикусил от неожиданности. Определённо, бедняжка была психически нездорова. Рыжие волосы, зелёные глаза, вся извивается, точно её подключили к проводу высокого напряжения.
   - Приве-е-ет, красавчик! - промяукала незнакомая девочка голосом Фелиции Бэнкс.
   - Ты чего, а? - опешил Ванька. - Фелицка, ты что ли? С дуба рухнула, мозги протухли? Ты что, одеться забыла?
   - Я знала, что тебе понравится, - промурлыкала изменившаяся до неузнаваемости Фелиция. Глаза её были такого насыщенного цвета, что, казалось, в каждый закапали по баночке зелёнки. - Это я ради тебя так оделась, красавчик. Чтобы ты наконец обратил на меня внимание. А то ты совсем не смотришь на девочек, зазнайка.
   Ваня дружески похлопал тяжелобольную по плечу и отошёл. Во, дура сумасшедшая. В одних трусах на уроки - это уже диагноз.
   Увы! Ему определённо не суждено было дойти до Зала расписаний. Секо Мутагочи спрыгнул откуда-то с винтовой лестницы - и начал радостно кланяться:
   - Привет! Привет! Сусурун-сан, мозно тебя на минуту?
   - А чё случилось-то? - вздохнул Ваня.
   - Сегодня утром я оссютил в себя великие волссебные силы! - выдохнул Секо Мутагочи. - Теперь я могу кидасся книзками на расстоянии, ага!
   - Это как? - не понял Ваня.
   - Идём! Идём! - Мутагочи, непрестанно кланяясь, потащил его за рукав к баллюстраде.
   - Вон, смотри! Видись, внизу Ари? Вон с девоськами, видись?
   Царицын, перегнулся через перила и, с трудом сфокусировал сонные глаза: действительно, внизу темнела в толпе кудрявая головёнка Ришбержье. Мальчик Ари развлекал двух симпатичных девочек, он показывал фокус с монеткой.
   - Теперь смотри, видись книзный ськаф у дальней стены? - хищно прошептал Секо. - Сейсясь я отомссю этому Ари!
   - Да не стоит руки марать... - предложил было Ваня, но япончик не слушал его.
   - Смотри-смотри, это интересная. Вот гляди! - он сжал губы в сизую полосочку, резко выбросил вперёд руку - и Ваня с лёгким ужасом увидел, как тяжёлая книга, не первый год дремавшая на верхней полке огромного стеллажа, задрожала... и начала выползать наружу.
   - Ессе, ну ессе сють-сють... Ах, не полусяесся, - простонал Секо.
   - Погоди... Это ты её двигал? - Ваня попытался заглянуть в чёрные злые щёлочки. - Отсюда, на расстоянии что ли? А как?!
   - Надо осень разозлисся на Ари! - ответил Мутагочи. - Представить себе, как книга бьёт его по голове. Только осень-осень разозлисся. Представить себе, как у него прямо кровисся из головы хлынет, тогда книга сдвинесся. Ссяс, погоди.
   - Не стоит, Секо...
   - Во, смотри! Эх, стоб тебя... стоб у тебя прямо мозги брызнули, собака!
   Книга выпрыгнула из шкафа, точно выброшенная невидимой пружиной. Трепыхнув страницами, камнем обрушилась вниз - и прямо на кудрявого Ари. Правда, не по голове врезала, а по плечу.
   Юный алхимик запищал - и начал злобно оглядываться в поисках обидчика.
   Секо шумно выдохнул носом и поклонился.
   - Вот. Я наусился так делать. Никому не рассказывай пока, - горделиво улыбнулся он. - Я буду развивать своё бое-вое искусство. Я буду настояссий колдун-самурай.
   - А как ты этого добился?
   - Оно само пришло ко мне. Всё началося всера весером. Я представил себе, как было бы здорово, если бы картина в Зале мелодий упала на голову этому зазнайке Ари. И вдруг - картина как прыгнет со стены вниз! И совсем рядом упала, Ари осень испугался! Это было осень весело!
   Ваня слушал япончика как в бреду. Вокруг шныряли какие-то люди, собирали пожертвования на жизненно важную пластическую операцию Герти Гершвин. Кудрявый юноша у окна, закатив глаза, читал стихи - и Ване показалось, что штук пять девочек, слушавших его, покачиваются, точно в трансе. Когда кудрявый закончил читать, Ваня увидел, как из толпы девочек выделилась рыжая Фелиция Бэнкс в оранжевых трусах и отчётливо произнесла поэту на ухо:
   - А знаешь, ведь я ради тебя так необычно оделась. Чтобы ты меня наконец заметил, зазнайка. Совсем не смотришь на девочек, да?
   Это был апофеоз волшебства. Повсюду: на каждом подоконнике, под каждой лестницей - поспешно разучивались заклинания, накрашивались губы и ногти... Кто-то, выпучив глаза, пытался силой мысли вытянуть из кармана приятеля кошелёк, рядом толстенький полинезийский мальчик старательно сочинял убедительные доказательства того, что он происходит из древнего королевского рода Виндзоров...
   Вот взлетает вверх по лестнице незнакомый парнишка с шарфиком Гриммельсгаузена, тащит в одной руке садовый секатор, а в другой, за шкирку - визжащего котёнка. Навстречу ему чуть не кубарем катится пухлая девочка с дюжиной париков в охапке, а сбоку вылетает негритёнок с кипой ярких журналов подмышкой... Столкновение! Журналы падают оземь, разлетаются, трепеща глянцевыми обложками: на обложках видны голые тётки.
   Наконец, бедного Царицына совершенно добила сцена в буфете: крошечная девочка с голубыми бантиками, морщась и кашляя, тщательно пыталась раскурить измятую самокрутку. Ощущение нереальности происходящего нахлынуло на Царицына. Прибитый к стеночке, он даже не удивился, когда громовой голос по внутреннему радио объявил, что Шушуруна из Гриммельсгаузена срочно требуют в приёмную первого заместителя декана.
   - Хэй, что стоишь?! Тебя к декану зовут! - гаркнул кто-то на ухо и Ваня, опомнившись, послушно побежал к лифтам.
   Зеркальная кабинка подбросила его на верхний этаж, Ванечка выскочил и побежал по зелёной ковровой дорожке, недоумевая, ради чего его вызвали к страшной женщине Карлотте ван Холль. С лёгким трепетом постучался в тяжёлую дверь приёмной...
   - Кого ещё принесло? - донёсся жестяной голос.
   Ваня заглянул и увидел, что первый заместитель декана факультета Гриммельсгаузен профессор Карлотта ван Холль бегает из угла в угол комнаты, точно бешеная тигрица по вольеру. Зыркнула холодными голубыми глазами исподлобья:
   - Три тысячи проклятий! Вот он! Скорее!
   Она прыгнула к мальчику, оскалив жёлтые мелкие зубы. Ваня уже приготовился отбиваться от жуткой тётки руками и ногами, как вдруг она остановилась в полуметре. Удивлённо показала пальцем:
   - Где обувь? Почему без ботинок?
   Ваня растерялся только на миг.
   - Закаляюсь, - улыбнулся он. - По методу древних сибир­ских йогов.
   - Быстро, за мной! - крикнула безумная Карлотта и потащила его по коридорам, потом вниз, в подземный гараж... Страшный серебристый мотоцикл стоял наготове.
   - Мальчик, в коляску, ну-ка! - прорычала Карлотта, запуская двигатель.
   Мотоциклетка с треском сорвалась с места.
   "Куда меня везёт эта страшная женщина?" - недоумевал Ванечка. Мотоцикл пронёсся по извилистой аллее парка Пиявок, распугивая студентов и мороженщиков, серебристой молнией нырнул в какую-то грязную подворотню, и вдруг... потёртая брусчатка сменилась чёрным асфальтом, и они вылетели на эстакаду, винтом закрученную вокруг нижних этажей высотного здания. Царицын задрал голову, чтобы разглядеть, что это за здание, - и прикусил губу.
   Это была Рогатая башня - резиденция проректора академии.
   Ивана затолкали в чёрный решетчатый лифт, кованая дверь с лязгом закрылась - кабина, глотая этажи, со скрежетом ринулась кверху. Вытолкали в коридор с канделябрами и тёмными картинами на стенах. На бегу Ваня заметил на одном из холстов смеющуюся девушку с мечом в руке, попиравшую обезглавленное мужское тело. Отрубленная бородатая голова валялась рядом. Картинка почему-то врезалась в память.
   - Опаздываете?! Вы с ума сошли?! - выскочил навстречу бородатый охранник в плаще.
   - Быстро, дерьмо мелкое! - железной лапой бородатый схватил Ивана за плечо и швырнул в раскрытую дверь. Царицын влетел щучкой - едва не пропахал носом древний полуистлевший ковёр с крылатыми ящерицами. Собаки, лежавшие на ковре, с визгом бросились врассыпную. Ваня поднял голову - и увидел человека, которого менее всего хотел бы наблюдать вблизи. И теперь, и вообще.
   Под золотым гербом Моргнетиля, раскинув по краям кресла белые крылья рукавов, залитый по пояс грязной пеной собственной жидкой бороды, сидел великий белый маг Гендальфус Тампльдор.
   - Здрассте, - неожиданно для самого себя сказал Ваня по-русски.
   - Садись, садись скорее! - сбоку подбежал некто в золотом шёлке, мягко толкнул Ваню в багровую пасть зыбучего кресла. Царицын упал на подушки, вцепился в подлокотники из чёрного дерева - и только теперь огляделся.
   К счастью, он был не единственным собеседником профессора Гендальфуса. Слева и справа от величайшего проректора в таких же, как у Вани, багровых креслах сидели, поджав ножки и взволнованно тараща глазки, ещё четверо детей.
   Ваня сразу опознал кучерявую головёнку вездесущего Ариэля Ришбержье. Рядом с Ари сидел мальчик, имя которого Ваня не знал, - раньше он лишь пару раз встречался глазами с этим пухлым индусиком, и, честно говоря, оба раза Ваню передёргивало от какой-то особенной высокомерной холодности, сквозившей во взгляде подростка.
   Третья по счёту - горбоносая с жидким жёлтым хвостом и восторженным взглядом бездонных глаз цвета ближневосточной нефти - Герти Гершвин. Четвёртого мальчика - жеманного и длиннокудрого, Ваня раньше не замечал в толпе однокурсников.
   - Все по списку собраны, господин проректор, - промурлыкало нечто в золотом шёлке и бесшумно укатилось за ширму.
   - Что у нас здесь? - хрипло произнёс, точно самого себя вопрошая, молодой старик Гендальфус. - Ариэль Ришебержье, Бхолал Чанг, Гертруда Гершвин, Клод Биеннале и Шушурун... Хорошо, что детки зашли ко мне, очень хорошо.
   "Попробовали бы детки не зайти!" - подумал Ваня.
   - Детки ошибочно приписаны к различным второстепенным факультетам, - прохрипел проректор, играя множеством морщин на высочайшем лбу - то собирая их в сложный иероглиф Книги Перемен, то вновь расслабляя, распуская в свободный хаос. - Между тем, уже ясно, что детки достаточно талантливы, чтобы учиться на факультете Моргнетиль. Деткам будет предложено перейти на факультет Моргнетиль...
   - Но как же, господин проректор! - жалобно запищал Ари Ришбержье. - Мне ж таки мечталось уметь делать деньги, и мне страшно нравится профессор Кош со своей забавной алхимией...
   - Мальчик Ришбержье сейчас успокоится, - сказал проректор. - На факультете Моргнетиль можно заработать в тысячу раз больше, чем позволяет алхимия Коша.
   Ришебержье, поиграв бровями, поелозив в кресле, нехотя затих. Видно было, что он не шибко уверен в том, что перевод на Моргнетиль принесёт-таки реальную выгоду.
   - Дорогой господин проректор, от лица моих однокурсников я бы хотела бы поблагодарить за огромную честь и доверие, - сладко промурлыкала Герти Гершвин. - Мы поистине счастливы стать студентами лучшего факультета нашей любимой академии...
   - Детки должны будут много работать, чтобы оправдать доверие, - проректор с усталым видом прервал мурлыканье Герти. - Тем более, что детки сразу получают орден Звёздной лиги нашей академии. Это будет наш аванс, а детки потом отработают.
   Ваня даже пот со лба вытер. Старик Гендальфус нас заметил... Вот это да! С первых дней учёбы зачисляют в Звёздную лигу! В ту самую, членством которой так гордился Джордж Мерло... Обалдеть. С чего это Ваньке такая честь оказана? Неужели история с Бармаглотом убедила начальство в фантастической одарённости Шушуруна?
   Из-за ширмы снова выкатилась безликая дама-колобок в золотом шёлке - и вложила в истощённые снежные руки проректора узкую чёрную коробочку. Коробочка была открыта. В коробочке был чёрный бархат, а на бархате в ряд горели пять рубиновых розеток: распахнутый шестилистник цветка Мандрагоры, и в середине - звезда Мерлина.
   - Мы вручаем деткам орден лиги третьей степени, - медленно кивая, словно соглашаясь с самим собой, произнёс проректор. - Это колоссальная честь. Детки могут носить этот орден с гордостью. С сегодняшнего дня мы производим вас в рыцари Звёздной лиги. С завтрашнего дня вы начинаете отдавать нам этот долг. Вы начинаете работать на Орден.
  
   После аудиенции у проректора новопосвящённых рыцарей Ордена Звёздной лиги повели на специальный мини-банкет. Ваня глядел, как вёрткие официанты с чёрными косицами заставляют стол перед ним тарелочками с дельфиньими языками, острыми крылышками бекасов и свежей ежевикой, потом глядел на свой орден, рубиновой искоркой горевший на груди и... размышлял. Дело в том, что в голову кадета Царицына внезапно, минут десять назад, пришла прелюбопытная идея.
   А может быть, не стоит торопиться покидать замок?
   Может быть, отправить на "Иоанна Кронштадтского" Петрушу с Надинькой и с ними передать дневник для Савенкова. А самому остаться учиться в Мерлине? Тогда через несколько лет Ваня Царицын станет как Штирлиц. Он сделает в колдовской академии карьеру, он будет высокопоставленным сотрудником Мерлина - но при этом продолжит работать на ФСБ. Таким образом у Москвы появится суперценный агент в руководстве Лиги колдунов!
   Ваня размечтался, как он будет блестяще учиться, как он будет продвигаться в рейтинге и когда-нибудь станет профессором, доверенным лицом Гендальфуса. Тогда он сможет сообщать в Москву все самые секретные сведения о планах волшебников. Он будет настоящим резидентом в Мерлине. "Наш человек на Лох-Хорроге" - так будут называть его на Лубянке. Кодовое имя - Шаман.
   И Ваня отчётливо представил себе: вот он идёт по Церемониальному залу в белом клубящемся плаще. У него небольшая борода, златые перстни и золотой волшебный жезл, инкрустированный чёрными сапфирами. Сзади грохочут ботинками два бородача с зонтиками, его личная охрана. У Вани на груди горит орден Звёздной лиги первой степени и ещё орден Крылатого сфинкса на огненной ленте. Он - профессор академии. Он идёт на секретное совещание у старика Гендальфуса. А после совещания он выходит на балкон и отправляет в Москву шифрограмму.
   И ведь начало уже положено: он зачислен в Звёздную лигу, его перевели на факультет Моргнетиль! У Иванушки блестящая легенда, его действительно принимают за ученика алтайского шамана. Через полгода последние подозрения улетучатся даже у рыжей Сарры. И - будет жить в Мерлине, работая на Москву, великий разведчик Иван Царицын. Когда-нибудь он вернётся на Родину. Еропкина и Савенкова уже не будет в живых. Царицына встретит Президент России, он лично приедет в аэропорт пожать руку тому, кого все считали великим магом, а на самом деле он был просто великим разведчиком.
   Ваня ещё раз покосился на свой орден. Вдруг - тянущая боль в плече напомнила о суровом старце с жердиной в руках. И тут Царицын поморщился. Ему почудилось, что в сегодняшнем сне он видел тот самый орден, который теперь искрится у него на груди.
   - Геронда специально мне приснился, - вдруг понял Царицын. Ноги его ослабели, он присел на край каменной клумбы. - Он прислал мне сигнал. Он хотел предупредить...
  
   В твердыне Сухого потока стучали молотом в раскачивающуюся на цепях доску из певучего дерева. Лёгкое светлое облачко ещё лежало на голубоватой вершине, когда отец Арсений, покряхтывая, выполз из каливы на травку и, бодрясь, босиком побежал с бидоном наверх по тропинке.
   Отец Ириней захлопнул тяжёлую старую книгу, с поклоном поцеловал загорелую руку старца. Геронда напомнил ему про новые чётки, про заболевшего старичка из соседней каливы, про сухари и закупку картошки - и, пригибаясь под низкую притолоку, вышел из белого домика под кипарисы.
   Телегин лежал на завалинке в тельняшке и тренировочных штанах, пожертвованных отцом Арсением. Подложив под голову железные ручищи, глядел на гору. Геронда подошёл, с улыбкой подмигнул русскому "орнитологу".
   - Как дела? - старец присел рядом на пенёчек.
   - Очень даже прилично, товарищ Геронда! - доложил подполковник. - Только вот подташнивает мальца.
   - Это потому, что ты думаешь про курево, - вздохнул Геронда.
   - Знаете, я даже рад, что не могу курить, - вдруг сказал раненый. - Честно говоря, раньше, как только брал сигарету... очень часто вспоминал этого парня... ну которого я ударил тогда. Прямо из головы он у меня не вытряхивался. Перед глазами точно вставало лицо зарёванное, просто достал он меня! И хорошо, что сейчас без этого живу.
   - Вот давай мы договоримся, - сказал старец. - У тебя теперь появилось свободное время, так? Ну, вместо курения? Давай условимся, что это самое время ты будешь посвящать молитве Богу. По рукам?
   - Погоди, дед, я чего-то не понял, - нахмурился подполковник. - Что нужно делать-то?
   - Всё очень просто. Сколько времени уходило на то, чтобы выкурить одну сигарету? Минута или две, так? Вот как проснёшься, вместо того чтобы курить, две минуты повторяй про себя, только по совести: слава Тебе, Боже, что Ты избавил меня, недостойного, от греха курения! Прости мне и другие мои грехи, помилуй меня.
   - Другие? Какие другие? У меня других нет, - рассмеялся Телегин. - Тут уж не подкопаетесь. Никого по собственной воле не убивал, если и случалось, то сугубо по приказу командования. Сроду ничего не крал, не обманывал. Девушек не насиловал, жене не изменял - потому что жены никогда не было, ха-ха!
   - Ну ладно, - Геронда немного нахмурился. - Об этом мы позже поговорим. А пока - уговор: с утра две минуты молитвы и столько же вечером, перед сном.
   - Уговор, - нехотя кивнул Телегин.
   Внезапно в ясно-голубом небе что-то раскатисто ухнуло, точно гром среди ясного неба - и через миг, обложив диким ревом округу, пугающе низко пронеслись два тёмных востроносых чудища - на полной скорости ушли к востоку.
   - Ух ты! - поразился Телегин. - Какие тут звери водятся!
   - Турецкие самолёты, - горько сказал Геронда. - Они здесь часто летают.
   - Что значит "часто"? - не понял раненый подполковник. - Это же воздушное пространство Греции. С какой стати греческие лётчики позволяют иностранным истребителям вторгаться в ваше небо?
   Геронда ответил не сразу. Поковырял землю посохом, покряхтел немного. И произнёс, пряча глаза:
   - Наши парни никак не успевают за турками. Турки каждый день по два-три раза нарушают границы. Они провоцируют наших ребят. Ну и, конечно, показывают, кто в воздухе хозяин... Ладно, давай пока не будем об этом! Повтори-ка, о чём мы договорились?
   - Две минуты утром плюс две минуты вечером. Так?
   - Так точно. Теперь - выполнять! - отчеканил старец. Телегин даже вздрогнул.
   - Геронда, Вы... часом не воевали? - сощурился раненый.
   - И воевал, и сейчас воюю помаленьку, - подмигнул Геронда. - И ты давай, подключайся к боевым действиям. Самое главное - за мальчишек своих молись. Молитва - она как дальняя артиллерия! А мальчишкам сейчас нелегко. Самый ужас начинается, время испытаний.

Глава 19.

Урок полётов

  
  
   Он схватил лежавшее на дороге полено и начал им со всей силы колотить старуху. Дикие вопли издала она...

Н.В.Гоголь. Вий

  
   Надинька пробудилась от музыки. Будто гроздь колокольцев мягко пропела за окошком - девочка раскрыла глаза, но мелодия уже стихла. Не иначе, скользнул под окном порхающий гиппокрыл, который, как написано в книжках, облетает комнаты моргнетильцев, дабы разбудить их за час до начала занятий.
   От ночных страхов, преследовавших Надиньку минувшей ночью, не осталось, казалось, и следа. Солнце посвечивало в небольшой витраж над кроватью, и розовые квадраты дрожали на обоях со змейками. В углу в маленькой нише сам собой включился и загудел чайник. Медленно, точно по волшебству, начали раздвигаться занавеси на окнах.
   - Какое чудесное утро! - воскликнула Морковка, соскакивая с кровати прямо в мягкие тапочки. Немножко жаль, что рядом нет дедушки. Немножко хочется к маме. Но это не страшно, я только немного поучусь на волшебницу, стану знаменитой доброй феей - и сразу вернусь домой, чтобы защищать обиженных и слабых.
   Так думала Надинька, брызгая в личико ледяной водицей из-под позеленевшего медного крана. Она подняла личико, и... увидела своё отражение в зеркале.
   Осторожно подцепила краешек пластыря и оттянула вверх. Ну надо же, как долго не проходит проклятая ранка на лбу! И ссадинки какие-то дурацкие, как буковки корявые краснеют... Надинька не стала отдирать пластырь полностью - а вдруг снова начнёт кровоточить? Прилепила на место, вздохнула, прикрыла лоб светлой чёлочкой. Почти ничего не видно, ура!
   Надинька совсем не была копушей, она собралась быстренько. Портфель был готов ещё с вечера, оставалось только привести себя в порядок, накинуть стильный тёмно-вишнёвый плащик с гербом Моргнетиля, повязать на шее платочек гербовых цветов - и вперёд: получать одни пятёрки!
   Сегодня по расписанию значился самый долгожданный, самый интересный урок на свете - полёты на метле! Сколько раз Надинька читала об этих полётах в книжках про юных волшебников! И вот сегодня - неужели она сама впервые поднимется в воздух, как настоящая волшебница?
   Весь первый курс, все тринадцать факультетов собрались у дверей, ведущих в таинственный Зал учебных полётов - и вот зазвучала тихая мелодия, двери раздвинулись, и дети толпой устремились внутрь...
   Вот это да! Стены зала на добрых пять метров в высоту были уставлены витринами, а в них - тысячи, тысячи мётел! Почерневшие, полуистлевшие от времени и - современные, титановые. Тут были обычные, даже потёртые и - роскошные, из красного дерева, с резьбой да инкрустацией... Под каждой метлой виднелась табличка с именем. Надинька успела прочитать несколько: рядом с гнилой коротенькой и кривой метёлкой значилось: "Halga O'Bagnshi, 1476-1492", а ярусом выше серебристая красавица с лазерным высотомером была снабжена следующей надписью: "Ron Blister, Jr., 1996-2001".
   Огромный зал весьма напоминал манеж для занятий конным спортом - пол устлан нечистой соломой, кое-где валяются рваные маты, под потолком на цепях раскачиваются кольца да перекладины.
   - Привет! Ты как, нормально? - послышался сзади тоненький Петрушин голос.
   - Привет! Страшно рада тебя видеть! - она едва не бросилась Тихогромову на шею, да вовремя одумалась. Сказала гораздо более спокойно и чинно:
   - Выспалась замечательно. А где Шушурунчик?
   - Сам не знаю, - Петруша уныло пожал огромными плечами. - Говорят, его к проректору вызвали. Ох... не было бы беды...
   На середину зала лёгким шагом вышла подтянутая, страшно худая женщина в чёрном. Надинька с удивлением узнала профессора Мак-Нагайну - в лёгком шлеме, перчатках и со стеком в руке она была так непохожа на прежнюю Мак-Нагайну, более напоминавшую старуху, нежели наездницу.
   - Здравствуйте, ученики Мерлина! - зычно возгласила профессор.
   Дети возбуждённо переглядываясь, затихли. Все ждали, когда наконец начнутся главные чудеса - не верилось, что уже скоро они смогут оторваться от земли и взмыть под прозрачный купол...
   - Сегодня исключительно важный день в вашей жизни, - торжественно произнесла профессор Мак-Нагайна, не спеша похаживая вдоль шеренги первокурсников и слегка похлопывая себя стеком по икре. - Каждая ведьма обязана уметь летать. В этом её превосходство над простыми людьми. И помните: тот из вас, кто не взлетит сегодня, не взлетит уже никогда.
   Дети зашептались, кто-то уже начал бледнеть от волнения. Профессор ведовства возвысила голос и вопросительно оглядела студентов из-под тонкой брови:
   - Вы, наверное, думали, что сегодня преподавать полёты вам будет профессор Карлота ван Холль? Запомните: профессор ван Холль будет обучать вас технике движения в воздушном потоке. Но прежде, чем маневрировать, нужно ухитриться приподняться над землёй.
   Гадючье лицо Мак-Нагайны искривилось улыбкой:
   - Поднять своё тело в воздух - вот самое главное. И самое сложное. Гораздо сложнее, чем выполнять разные фигуры в полёте!
   - А как же метла? - спросил кто-то из детей. - Разве не она поднимает в воздух?
   - Метла способна поднять только того, кто сделался достаточно лёгким, - профессор вскинула голову и заговорила, раздувая ноздри: - Сегодня я научу вас, как сделаться легче. Для этого нужно сбросить весомые чувства, которые отягощают вашу душу. Запомните: сначала взлетает душа, и только потом за душою тянется в воздух ваше тело.
   - Будем облегчать душу? Это что, как сеанс у психиатра? - удивилась Герти Гершвин. - А просто полетать не дадут?
   - Смотрите внимательно, - прошипела Мак-Нагайна, рывком выставила вбок чёрную тощую руку и крикнула:
   - Метла, а ну ко мне!
   С грохотом и звоном распахнулась одна из витрин в конце зала, и тёмная кривая метла, обрывая гвозди креплений, бросилась наружу - со свистом пронеслась над головами ужаснувшихся учеников и прыгнула прямо в руки профессору.
   - Это моя ученическая подруга, её зовут Рэйчел, - прошипела Мак-Нагайна, поглаживая и почёсывая метлу коготками. - На ней я училась летать, когда была такая же маленькая неумеха, как вы.
   Она медленно закинула костлявую ногу, уселась на метлу верхом и едва слышно произнесла:
   - Levitatio minor...
   И вот дети увидели то, о чём мечтали не один год. То, чему никогда бы не поверил Иван Царицын. Метла задрожала, тощая фигура профессора покачнулась и... бесшумно, плавно поднялась вверх на полметра.
   Надинька вытаращила глаза. Ещё минуту назад она готова была завизжать от радости, предвкушая то, что сейчас воочию видели её глаза. Но теперь... девочка почему-то ощутила, как ледяные мурашки поползли по спине. Надинька не понимала, почему долгожданное зрелище не только не вызывает у неё восторга, а скорее наоборот... Страх! Вот что почувствовала Надинька. Девочке показалось, будто метла поднимается не сама собой. Точно пара невидимых, проворных и злобных существ вцепились в метлу с двух сторон и - неслышно посмеиваясь, приподнимают её в воздух.
   Что-то гадкое и очень-очень страшное было в этом. Не чудо, а... преступление закона природы.
   - Все видят? - негромко спросила профессор Йенна Мак-Нагайна, мягко опускаясь обратно. Наконец каблуки её коснулись соломы на полу.
   - Теперь вы видите, что рассказы о полётах - не выдумки. Но запомните: только свободный духом человек способен поднять себя в небо на волшебной метле.
   Кто-то из детей поднял руку:
   - Госпожа профессор! А как облегчить душу? Что нужно делать?
   - Я для того и явилась сюда, чтобы рассказать вам об этом, - губы профессора снова растянулись в улыбке. - Всё очень просто. Нужно избавить душу от того, что привязывает её к земле. К той земле, где человек родился. Итак, запоминайте. Шаг в небо номер один: избавляемся от привязанностей.
   Расхаживая вдоль шеренги притихших первокурсников, профессор фундаментального ведовства Йенна Мак-Нагайна доходчиво и ясно объяснила, о каких привязанностях идёт речь. Во-первых, привязанность к земле, на которой родился. Во-вторых, привязанность к людям, которые в этой земле похоронены: к дедам, бабушкам - и, вообще, - предкам. И наконец, в третьих, привязанность к людям, которые сейчас живут на этой земле и составляют с ней единое целое, - к родителям и друзьям из прошлой, доволшебной, жизни.
   - К следующему уроку вы должны написать сочинение. Тема очень проста: "Почему я ненавижу свою родину".
   Петруша крякнул и почесал затылок.
   - Что она сказала? - прошептала Надинька, которая сразу решила, что лучше не верить своим ушам. - Я не расслышала...
   - А чтобы вам было легче написать это сочинение, мы специально пригласили на это занятие вашего старшего товарища со второго курса. Можете использовать его рассказ в качестве образца того, как правильно избавляться от пристрастий.
   С этими словами профессор Мак-Нагайна несколько раз хлопнула в ладоши и объявила выход гостя:
   - Прошу встречать. Бенджамин Фенин, студент второго курса факультета Агациферус!
   В зал танцующим шагом вошёл, улыбаясь и подмигивая детворе, мальчик лет пятнадцати с рыжими жёсткими волосами и смелыми глазками. Надинька и Петруша видели его впервые. Но... нечто до боли знакомое померещилось обоим в этой разбитной, вольготной походке.
   - Привет, первокуры! - крикнул второкурсник, задорно поднимая над головой руки и приветственно размахивая растопыренными пальцами. - Дико счастлив вас видеть. Добро пожаловать в лучшую академию мира!
   Новички завизжали, зааплодировали. Всем понравилось, что их назвали студентами лучшей в мире академии. Йенна Мак-Нагайна с одобрительной улыбкой постукивала стеком по икре, точно метроном, отбивающим такт музыканту.
   - Меня пригласили показать вам пример того, как нужно отказываться от своих привязанностей, - рыжий мальчик сложил руки на груди. - В первую очередь, конечно, речь идёт о так называемой родине. Так вот, ребята, мне круто не повезло. Я родился в такой стране, что мало никому не покажется. Вы ужаснетесь, но я... родился в России.
   Надинька ахнула, Тихогромов невольно покачнулся и сжал кулачищи. По рядам первокурсников пробежал шепоток.
   - Не для кого не секрет, что моя родина - самая грязная, тупая и задолбанная страна на всём земном шарике. Мне всегда было жутко стыдно, что я родился в этой ублюдочной стране. Вы не поверите, как неприятно осознавать, что в твоих жилах течёт эта жиденькая кровь. Такая же, как у тупых забитых крестьян, моих предков. Такая же, как у жирных бородатых попов, которые веками дурачили народ. Ничего, кроме тухлой генетики алкоголиков, разбойников и мракобесов не содержится в этой поганой крови!
   - Что он такое говорит? - Петруша обернул к Надиньке красное лицо с донельзя вытаращенными голубенькими глазами.
   - Я не знаю, Петенька, я сама боюсь! - пролепетала Морковка.
   - Мне стыдно за свой народ, за его историю, ведь она самая кровавая, подлая, глупая. Мне стыдно за своих предков. Мне стыдно за деда с бабкой, которых я не помню, но уверен, что они, подобно остальным русским, были предельно не-образованными, дикими, злыми и жестокими. Мне стыдно за мою мать, которая была пьяная тварь, развратная и тупая самка, сдавшая меня в детский приют...
   - Нет!
   Кто-то крикнул из толпы детей так звонко, что мальчик осёкся. Йенна Мак-Нагайна дёрнулась и впилась в толпу детей жёлтыми глазами.
   - Кто кричал?! Кто сейчас крикнул?! - взвизгнула профессор, прыгая вперёд.
   - Я... это я кричала! - сказала Надинька, заливаясь румянцем точно аленький цветочек. - Нельзя так говорить про свою маму! Он просто бессовестный!
   - Очень хорошо, девочка... - шипя, профессор фундаментального ведовства приблизилась и зависла над Морковкой, сгибая и разгибая в руках хлёсткий жокейский стек. - Хорошо, что ты подала голос... Значит, с тебя и начнём.
   Мак-Нагайна больно взяла Надиньку за локоть и вывела на середину зала. Развернула лицом к толпе однокурсников.
   - Дети, вот девочка Надейда из России. Сейчас она повторит за Беном Фениным всё то, что он сказал. Слово в слово. Итак, милочка, начинайте.
   - Что начинать? - едва слышно спросила Надинька, которая под взглядами детей покраснела ещё больше, ну просто до изнеможения.
   - Начинайте освобождаться от привязанностей, - бесцветным голосом произнесла профессор Мак-Нагайна. - Расскажите детям, какими гадкими и бессовестными были ваши предки. Как вы ненавидите вашу мать. Рассказывайте, иначе вы не сможете летать на метле!
   - Я не буду, - твёрдо сказала Надинька. - Я очень люблю мою мамочку, она лучшая на свете!
   Профессор Мак-Нагайна качнулась к ней, как кобра, - и вцепилась жёлтыми глазами:
   - Послушай, милочка... ты ведь встречалась с Лео Рябиновским? Ведь это он прислал тебя сюда, не так ли?
   Девочка безжизненно кивнула.
   - А теперь вспомни, пожалуйста. Разве Лео не предупреждал тебя, что нужно от многого отказаться, чтобы стать великой волшебницей? Разве ты не поклялась ему, что волшебство будет для тебя важнее всего на свете?
   Надинька подняла испуганные глаза.
   - Ты ведь сказала Рябиновскому, что ради волшебства согласна пойти против воли родителей, учителей, священников... Это правда?
   Надинька не умела лгать. Не слыша собственного голоса, она произнесла:
   - Правда...
   - Итак, ты уже вступила на этот путь, - улыбнулась жёлтыми губами профессор Мак-Нагайна. - Отрекись от привязанностей. Прокляни свою страну, своих родителей и тех, кто тебя воспитывал раньше. Освободи свою душу от этих связей, которые приковывают тебя к земле, на которой ты выросла, девочка. Пора тебе подниматься в воздух...
   Тут она протянула руку и указала на маленькую, очень красивую метлу, которая невесть откуда появилась перед Надинькой и теперь стояла вертикально, чуть пританцовывая и точно ожидая счастливого мига, когда юная хозяйка наконец оседлает её.
   Сбоку тихо подошёл Бенджамин Фенин. Присел на корточки, взял Надиньку двумя пальцами за дрогнувший локоть и сказал улыбаясь:
   - Повторяй за мной, девочка: "Мне. Стыдно. За мою. Мать".
   Надинька посмотрела на рыжего как на дурачка.
   - Да Вы что, с ума сошли? Я мамочку очень люблю, - пробормотала Надинька. - И никогда её не предам, вот!
   Толпа первокурсников напряжённо загудела. Видно было, что некоторых детей Надинькины слова вывели из дурного оцепенения. "Я тоже люблю мою маму", - произнесла незнакомая девочка в первом ряду. "А почему должно быть стыдно за родителей?" - переглядываясь, гудели мальчишки. Особенно шумно удивлялся симпатичный Томми Дакаргулиа, о котором шептались, что он племянник грузинского президента.
   Мак-Нагайна тревожно покосилась на толпу первокурсников, злобно зыркнула на Томми - и заговорила жёстче, быстрее:
   - Бесполезно отпираться, Надейда. Ты обещала Лео, что пожертвуешь всем ради волшебной науки. Теперь эта клятва связывает тебя по рукам и ногам... Ты должна быть честной, ты должна идти до конца. Отрекись от семьи, скорее! Отрекись от своей никчёмной родины! И тогда ты станешь великой доброй ведьмой!
   - Враки это всё! - Надинька отважно шагнула вперёд. - Лео меня обманул! Он обещал мне кое-что, и не выполнил обещания...
   - Какого обещания? - быстро заморгала Мак-Нагайна.
   - Он обещал, что все люди будут улыбаться, глядя на меня! - крикнула Надинька со слезами. - А вместо этого все становились грустными! Лео обманул! А значит, моё обещание тоже не считается! И ничем я не буду жертвовать ради вашего гадкого волшебства, понятно!
   - Ах вот как? - ведунья Мак-Нагайна расхохоталась ещё громче. - Ну что ж, девочка. Сейчас ты запоёшь по-иному.
   Она отступила на шаг, запрокинула голову... медленно, по слогам, произнесла какое-то длинное заклинание - и, едва высказав последний слог, взмахнула в воздухе рукой, точно улавливая за хвост невидимую змею.
   Надинька попятилась. Бенджамин Фенин грубо схватил её за плечи.
   - Я держу её, госпожа профессор, - торопливо сказал он.
   - Она в нашей власти, - профессор опустила на Надиньку торжествующий взгляд. - Я говорила с духом Мерлина. Дух сказал, что девочка поклялась служить волшебству. И больше того. Девочка сняла свой нательный... знак. А значит, она уже почти отреклась от Него. Она почти отреклась от Его защиты. Девочке негде искать помощи, она наша.
   Надинька замотала головой:
   - Нет, я не ваша! Я дедушкина, бабушкина, и мамина, и папина! Я их люблю! И не предам никогда-никогда, так и знайте!
   Мак-Нагайна согнулась ещё ниже и протянула к Надиньке костлявую длинную руку в чёрной коже.
   - А это мы сейчас посмотрим, - произнесла она и сухо щёлкнула когтистыми пальцами.
   В тот же миг Надиньке обожгло лоб: маленький пластырь словно невидимыми когтями сорвало с переносицы! И тут же, как назло, затхлым ветром ударило в лицо, разбрасывая в стороны волосы, обнажая Надинькин лоб, - чтобы все увидели кровавую ранку, похабную печать...
   - Смотрите на неё! - давясь от смеха, закричала профессор ведовства.
   Поганое клеймо хорошо видно из первых рядов... Бенджамин Фенин схватил девочку руками за плечи - и рывком развернул, чтобы побольше первокурсников увидели рабскую отметину на лбу русской девочки.
   Первым засмеялся Секо Мутагочи. Через миг уже сгибался пополам, икая от смеха, Готфрид из Гастингса. Фелиция Бэнкс заливалась нежным кошачьим хихиканьем. В первых рядах юные волшебники, хрипя и фыркая, показывали пальцем и отходили в сторону, изгибаясь в судорогах безудержного веселья, в изнеможении повисая друг у друга на шее.
   Надинька смотрела на них - и глазам своим не верила. Волшебник Лео Рябиновский сдержал своё слово! Каждый, кто бросал взгляд на лицо Надиньки, немедленно начинал улыбаться, хихикать - а некоторые просто чуть на пол не валились в радостном припадке.
   - Ты закрыла чело от взглядов людей, и ещё спрашиваешь, почему никто не улыбался, глядя на тебя! - громко и совершенно спокойно проговорила ведунья. - Теперь твоё лицо обнажено - и ты видишь, что Лео не обманывал тебя. Ты - наша, девочка Надейда. Ты обещала, и ты будешь волшебницей.
   - Повторяй за мной. Мне... стыдно...
   Надинька замотала головой и - заревела, закрыв лицо ладошками. Светлые кудряшки, завитые холодными руками фрау Нельке, взметнулись и беспомощно поникли.
   - Ты скажешь это! - властно крикнула ведунья. - Ты будешь великой волшебницей! Ты начинаешь говорить, когда я сосчитаю до трёх...
   - Один!
   Смех первокурсников разом затих, точно смердящим сквозняком прибитый.
   - Два!
   Бен Фенин схватил Надиньку за дрожащие запястья и силой отогнул ладошки от лица. Все увидели красное и мокрое личико, совершенно испуганное - и жирную, потемневшую и разбухшую, точно крови насосавшуюся печать на лбу.
   - Три! - прорычала Мак-Нагайна и взмахнула волшебным жезлом.
   - Погодите! - донеслось из толпы.
   Ведунья раздражённо обернулась на писк: что за помеха?
   - Не мучайте девчонку, дайте лучше я скажу, - пропищал крупный ушастый мальчик, выбираясь на середину.
   Злобный прищур профессора Мак-Нагайны сменился радостным поблёскиванием в глазах:
   - Ах, это ещё один русский ребёнок, не так ли?
   - Угу, - вздохнул Петруша, выходя вперёд и случайно задевая Бенджамина Фенина угловатым плечом. Бен Фенин опять-таки случайно поскользнулся и упал на задницу. Петруша встал на его место и будто невзначай положил дружескую ручищу на трясущееся плечо зарёванной Надиньки.
   - Чего вам тут нужно говорить? - насупился Петруша. - Если девочка не хочет, давайте лучше я скажу.
   - Очень хорошо, - оживилась профессор ведовства. - Дети, внимание! Сейчас русский мальчик попробует отречься от своей родины, от своей веры, от своей матери. Правильно, мальчик?
   - Всё будет в лучшем виде, - заверил мальчик, кивнув головой с оттопыренными и почему-то багровыми ушами.
   - Скажи, мальчик... ты слышал, как надо правильно отрекаться от привязанностей? Ты слушал Бенджамина Фенина внимательно?
   - Угу, - снова кивнул ушастый мальчик.
   - Тогда начинай, - благосклонно кивнула профессор Мак-Нагайна, почёсывая запястья от сладких предвкушений. Говори, мальчик, говори...
   Петруша заслонил рыдающую Надиньку спиной, почесал взъерошенный золотистый ёжик на макушке и произнёс:
   - Мне стыдно, что моя страна...
   - Отлично, - Мак-Нагайна аж застонала от удовольствия. - Продолжай, моя умница!
   - Моя страна... не может защитить своих детей, когда они попадают в беду! - негромко и быстро сказал Петруша, глядя в пол, сжимая кулаки.
   Зал напрягся - не все расслышали, немногие поняли.
   - А ещё мне очень стыдно... - Петруша обернулся к профессору и глянул на неё чуть исподлобья, - что в моей стране не нашлось взрослых здоровых мужиков, чтобы...
   Мак-Нагайна ощерилась, поспешно вскидывая волшебную палочку... А Петруша - уже прыгнул, на лету подхватывая ручищами новенькую метлу, заготовленную для Надиньки:
   - Чтобы вымести всю вашу нечисть поганой метлой!
   Мак-Нагайна успела-таки выхаркнуть боевое заклинание - острие волшебного жезла вспыхнуло белой искрой, которая внезапно... бессильно погасла. А Петруша тем временем не терял ни секунды. Поганой метлой он звезданул Мак-Нагайну по гадючьей роже - только шпильки взбрыкнули в воздухе.
   Пожалуй, впервые в жизни профессор фундаментального ведовства отправилась в полёт отдельно от волшебной метлы.
  

Часть третья.

ВЕДЬМОДАВЫ

Глава 1.

Колдун-резидент

  
  
   <...> Чтобы запорожцы были с вами братья?.. Не дождётесь, проклятые жиды! В Днепр их, панове, всех потопить, поганцев!..

Н.В.Гоголь. Тарас Бульба

  
   Ученик великого шамана присел на резную скамью, что тяжко качалась на цепях под говорящим деревом. Синий взгляд его мерцал сквозь соломенные волосы напряжённо и холодно: паж-оруженосец Ордена Звёздной лиги, студент первого курса факультета фундаментального ведовства господин Шушурун, он же русский кадет Ванька Царицын раскачивался на дубовой скамье и напряжённо соображал, как жить дальше - так чтобы остаться в живых.
   - Судьба твоя в завертях снежного ветра! - проскрежетало вещее дерево на плохом английском. - Коль хочешь злата и почестей, устремись в Вальгаллову Падь!
   - Заткнись ты, - вяло огрызнулся шаманёнок Шушурун. Дерево послушно смолкло.
   Кадет вздохнул, покосился на кровавую розетку, горящую на груди. Мелкие рубины роняли на чёрный шёлк дрожащие багряные отсветы.
   Здесь, в уютном внутреннем дворике Упырьева квартала, неподалёку от величественной Рогатой башни, было тихо. Завывания ветра не мешают сосредоточится, сюда не проникает одуряющий аромат олеандров, который преследовал Шушуруна в квартале Ядовитой ласточки.
   С нижней террасы, где находились учебные поля для занятий боевой магией, раздался топот и визг. Ваня соскочил с качелей, подбежал к краю Упырьей площадки и, опершись на красноватые мраморные перила, испещрённые тысячей студенческих надписей, с любопытством уставился на толпу учащихся, вывалившую из гимнасия. Судя по чёрно-зелёным шарфам, это были второкурсники Гриммельсгаузена. У каждого подмышкой - связка блестящих дротиков, на левом плече - небольшой щит из прозрачного пластика, как у полицейских, разгоняющих демонстрации. Всё ясно: сейчас будет учебная травля Руэлльтонского тролля.
   И верно, зверюгу вскоре выпустили из загончика. Грязно-серая громада с рыжими ушами и тяжёлыми ручищами, похожими на брёвна, с грохотом вывалила из клетки. Из-под низких бровей моргнула бледно-жёлтым глазом на притихших студентов, которые уже выстроились в боевую формацию, - и, рыкнув, бросилась вперёд. Тролль был небольшой, размером с троллейбус, и даже не вооружён дубиной. "Бой будет коротким", - подумал Ваня.
   Так и вышло. В воздухе затрещало, тучка сверкающих дротиков обрушилась на бедного тролля, и чудище вмиг оказалось утыканно ими, точно гигантский белый одуванчик. Как только монстр покачнулся и обрушился на колени, передний ряд гриммельсгаузенцев, прикрываясь щитами, медленно пошёл вперёд, чётко отбивая шаг и грохоча по щитам железными булавами. От ужасного звука тролль задёргался и начал яростно бить руками по вонзившимся дротикам, пытаясь обломить древки. В приступе ярости он не заметил, как левый фланг студенческого войска стремительной перебежкой приблизился, и вот... Кто-то из учащихся, подпрыгнув, вонзил троллю длинное чёрное копьё в единственный глаз.
   С истошным свинячим визгом тролль завалился на спину. Послышался треск ломаемых дротиков, радостный вопль юных охотников - и грохот повергнутой оземь туши. От сильного удара с головы тролля слетела пластиковая крышка, и в песок просыпались микросхемы пополам с искрами и горящими проводами.
   Ваня разочарованно вздохнул. Вот и всё остальное волшебство у них такое же - механическое, на электронике и спецэффектах... "И весь этот огромный замок волшебников, - подумалось вдруг Ване, - есть не более, чем гигантский парк аттракционов!"
   Он повернулся спиной к толпе студентов, которые набросились на тролля, точно стая маленьких собачек, и теперь потрошили, отрывая на память кусочки синтетической шкуры, выдёргивая трофеи - пластиковые зубы и когти.
   - Но кому это выгодно? - задумался Ваня. - Если вся магия в этом замке ненастоящая, то никаких волшебников из этих студентов вырастить в принципе невозможно! Тогда зачем неведомому хозяину Мерлина тратить миллионы на зарплату профессорам, на содержание исследовательских лабораторий - таких, как Лабруис? На изготовление механических троллей, которых здесь затравливают дюжинами?
   Кому понадобилось обустраивать это место, чтобы приглашать детей со всего света? И навязывать этим детям мечты о том, что с помощью магии они смогут достичь богатства, могущества, гениальности...
   А нет ли здесь простого денежного интереса?
   Ваня щелчком сбил с мраморных перил красного муравья. А что если... весь этот замок задуман, чтобы изучать детскую психику? Чтобы понять, как можно управлять детскими мечтами? Хозяева школы определённо ставят психологические опыты на детях. Зачем? А чтобы выяснить, как вкоренить в душу ребёнка жажду к определённым вещам!
   Вот, к примеру, маленькая Фелиция Бэнкс уже не сможет прожить ни дня без солярия, сливочного йогурта и любимого шампуня. Секо Мутагочи должен каждый день кого-то убить - если не в жизни, то хотя бы в компьютерной игре. Ведь он зависит от этих игр, как от наркотиков! Ари Ришбержье кажется, уже пристрастился к определённой марке дорогих сигар...
   Неужели волшебники попросту вычисляют психологические "коды", с помощью которых детей можно заставить мечтать о строго определённых вещах и событиях? Такие "коды" можно недёшево продать крупным фирмам, производящим и рекламирующим свою продукцию...
   Позади раздался лёгкий хлопок - а сразу за ним восторженный рёв стаи второкурсников. Ваня глянул через плечо - и увидел... как один из студентов Гриммельсгаузена завис в воздухе, в метре над поверженной тушей тролля. Вздыбленно замерли, точно застыли в стекле, распахнутые полы чёрного плаща, даже шнурки на высоких ботинках не шевелятся - вот это да! Мистика... Летающий студент висел уже секунды три - и не падал. Ваня покачал головой: это, я понимаю, боевое искусство... не каждому китайскому герою под силу.
   Летающий студент, продолжая висеть в воздухе, мягко потянулся руками за голову - и вытащил из-за плеч широкий тесак, злобно блеснувший на солнце. Короткий взмах - и отрубленное троллиное ухо взлетает кверху. Жуткий второкурс-ник успел поймать его в воздухе на лезвие тесака, точно блин на сковородку - и радостно улыбнулся. Улыбка была такой нежной, точно мальчик наслаждался пением птиц...
   "А ведь это никакой не мальчик, - догадался Иван. - Это Элька Турухтай, бывшая российская детдомовка... Ну точно, теперь и розовый бантик выбился из-под чёрного капюшона". Элечка плавно крутанулась над тушей тролля и, порхнув чёрными крыльями плаща, опустилась на песок.
   "Полных десять секунд в воздухе", - подумал Ваня. Это уж точно никакой не технический фокус. Ни тросов, ни мощных магнитов быть не могло, ведь Эля - всего лишь студентка, а не популярный фокусник. Царицын нахмурился: значит, не только в технических фокусах дело. Есть у них в Мерлине и настоящее волшебство. Есть!
   Он припомнил, как Мутагочи двигает взглядом тяжёлые книги. Как одну за другой сочиняет забойные тексты любовных песенок Клод Биеннале, точно из брандспойта изрыгивая куплеты...
   Да, крылья Джорджевой мельницы крутит электродвигатель. Да, во всех корпусах Мерлина вместо оживших картин установлены плоские телеэкраны в рамах. Однако "технические" чудеса составляют только наружный слой - это приманка для новичков, аттракционы для глупеньких деток.
   А те, кто слушаются магов-профессоров и не раздумывая выполняют их странные задания - те получают настоящие магические способности.
   И ещё Ваня вспомнил про волшебное пёрышко, которое нашло среди чучел "живого" медведя Царицына. Это пёрышко почему-то отшатнулось от Петруши. Получается, на Ваню всё-таки волшебство немного действует, а у Петруши защита от колдовских предметов больше, чем у Вани? А почему так?
   Почему на одного человека чары влияют, а на другого - вообще никак?
   "Что-то читал об этом... - стал припоминать Ваня. - Недавно. Точнее мне читали..." И - точно картинка легла перед глазами: вот стоит, шевеля губами над книгой, отец Ириней? а Ваня слушает, что нужно делать человеку, если на него вдруг подействовало колдовство...
   Стоп. Что же делать, чтобы защититься от волшебства?
   Он машинально сорвал с говорящего дерева синтетический листочек, потёр в пальцах и по привычке понюхал, ожидая вдохнуть терпкий растительный дух. Ха-ха, наивный.
   Как ни старался Ваня, не мог вспомнить. А ведь отец Ириней всё по полочкам разложил! У бородачей в книге всё разъяснялось детально и точно, ну прямо как в учебнике рукопашного боя описывают оборонительный приём против удара колющим оружием - сделай сначала это, потом сделай то...
   А что именно сделать - нет, не может Ванька вспомнить. Точно память забило тухлой морской пеной, вымыло ветром, выжгло вороньим криком... Зато орден на груди - горит, пылает россыпью рубиновых кровинок. И хочется думать о том, как станешь великим магом-резидентом...
   - Отыщи в предгорьях Тибета великое Зеркало хмы, и тебя возлюбят две тысячи прекрасных дев! - проскрежетал утробный голос за спиной. Ваня испуганно вздрогнул и сжал кулаки.
   - Дерзай, о юный маг! - послышалось вновь. - Звёзды пророчат тебе трон властителя Междуцарствий!
   Ваня обернулся на голос и последний раз попросил стое­росовую дубину заткнуться, иначе он сходит за топором. Дерево высокомерно стихло, задумчиво шевеля тряпичными листьями.
  
   На часах Рогатой башни завыли трубы, оповещая о том, что очередной урок закончился. Ваня обмотал чёрно-вишнёво-жёлтый шарфик Моргнетиля вокруг шеи: пора выбираться из укромного Упырьего уголка. Надо спешить к корпусу Учебных полётов, чтобы перехватить Тихогромыча и Надиньку. Они, небось, уж до тошноты налетались на метлах и теперь рады будут услышать, что сегодня же вечером будут переправлены из проклятого замка на борт подводной лодки "Иоанн Кронштадтский".
   Ваня сбежал по ступенькам каменной лестницы и очутился в аллее Обманщиков, среди вычурных статуй, изображавших великих мошенников всех времён и народов. Расталкивая толпу заученных студентов Агациферуса, стекавших сюда по ступеням из учебного корпуса имени Братства Чёрных Ворнеров, шаман Шушурун пробежал по аллее не более сотни шагов - и вдруг...
   Сбоку из куста вонючих олеандров тугим сальто вылетел настоящий ниндзя! Чёрная тень, маска на лице - пальцы растопырены... Едва коснувшись носочками асфальта, прыгнул ближе к Царицыну...
   - Ха! - Ванька кратко выдохнул, тело инстинктивно влилось в базовую оборонительную стойку учителя Кадочникова.
   Ниндзя удивлённо зыркнул на выдвинутые навстречу кулаки... Увидел спокойный, приглашающий взгляд русского мальчика... отрывисто хохотнул и сорвал с лица маску.
   - Секо? - удивился Ваня. - Ну иди, иди сюда. Я тебе "Варяга" покажу.
   - Сусуру-сан, здравствуй! - посмеиваясь тёмными щёлками, сказал Мутагочи. - Я тебя посютил, ха-ха, маленькая сютка. Ты испугался, да?
   Япончик опустил руки, поклонился - вышел из атакующей позиции.
   - Слусай, тебя Ари говорить хосет, он меня послал за тобоя.
   Царицын так удивился, что даже кулаки опустил:
   - Ари Ришбержье? Он тебя послал? С каких это пор пухлый Ари даёт поручения великому самураю Секо Мутагочи?
   Япончик нахмурил колючие бровки:
   - Он не прикасивает, а просит. Мы теперь друзья!
   Не собирался Царицын встречаться с талантливым учеником алхимиков, да тот уже сам спешил по аллее Обманщиков - маленький, с улыбчивым личиком, глазки на радостном выкате:
   - Ах, ну здравствуйте, здравствуйте, знаменитый шаман Шушурун!
   - Здорово, - сказал Ваня. - Коли не шутишь.
   Новый костюмчик в серебристую полоску, голубая рубашечка с жёлтым галстуком - тринадцатилетний мальчик, а выглядит до чего солидно, ну точно карлик-банкир!
   - Ничего особенного, я просто хотел поздравить тебя с орденом! - захихикал Ари Ришбержье. Обращаясь к Царицыну, он умудрялся одновременно делать тысячу дел: раскланивался с прохожими, копался в кожаном рыжем портфельчике, поглядывал на дорогой хронометр, да ещё пытался придерживать между щекой и плечом крошечный мобильный телефончик...
  
   Заметив мобильный телефон, Ваня призадумался. Повсюду развешены объявления, что пользоваться мобильной связью на территории замка запрещено под страхом немедленного изгнания. Но, видимо, для любимых студентов профессора Тампльдора делались особые исключения.
   - Знаешь, - Ари выкатил глазки так, словно собирался обнять Царицына. - Я подумал, что нам, студентам Моргнетиля, нужно-таки держаться вместе. Надо же быть одной командой! Вот, это тебе...
   Он протянул Ване бутылку, завёрнутую в красивый холщовый мешочек, и, тыкая подарком в грудь, зашептал:
   - Я узнал, что ты отлично разбираешься в винах... Это Шато Лафит восемьдесят девятого... Стоит две тысячи фунтов, представляешь! Бери, это мой подарок тебе... по случаю нашего перевода на Моргнетиль!
   - Спасибо, да только я не пью, - холодно сказал Ваня. - Не знаю, кто сказал, что я разбираюсь в вине. Это неправда.
   - Ну вот и чудно, и начнёшь разбираться, - Ари принялся запихивать бутылку Ивану под локоть. - Держи, а то ещё уроним, разобьётся...
   - Если хочешь мне сделать подарок, - вдруг сказал Царицын. - Дай лучше телефон, домой позвонить.
   - О, это без проблем! Звони сколько хочешь! - Ари ужасно обрадовался и тут же подмигнул жёлтоватым веком: - Только с условием! Бутылочку тоже возьмёшь!
   - Хорошо, - сказал Ваня.
   - Ах, ну совсем забыл-таки, - спохватился Ари. - Гляди, что у меня есть! Это просто чудо.
   Он сунул липкую ручку во внутренний карман и достал крошечную шкатулку, которая в его пальчиках тут же распахнула багровую бархатную пасть, а изнутри тут же бешено засверкало...
   - Орденский перстень Звёздной лиги. Я заказал пять штук для всех, кто сегодня был вместе со мной у старика Гендальфуса. То есть для себя и остальных, кто был посвящён в паж-рыцари... Стоит всего сорок тысяч фунтов, смотри, здесь сертификаты, это делал лучший парижский ювелир Шимон Шкель...
   - У меня нет таких денег, - отрезал Ваня.
   - Да прекрати скромничать, ловчила! - захихикал маленький Ариэль и зашептал горячо: - Думаешь я не знаю, сколько у вас там в Сибири этого... золота... и алмазы в Якутии, я всё знаю. Давай, не жадничай. Тридцать девять тысяч фунтов - и перстень, эксклюзивный орденский перс-тень - твой навсегда! Детям своим в наследство оставишь, пойми.
   Ваня улыбнулся:
   - Денег правда нет.
   - Тогда давай меняться!
   - На что? Хочешь мой шарфик? - усмехнулся Царицын.
   - Давай меняться на... дружбу? - предложил Ари Ришбержье, копаясь в портфельчике.
   - Тебя бензопила "Дружба" интересует или одноименный плавленый сырок?
   - Послушай, я ж таки объясню, - Ариэльчик подхватил Царицына под ручку и попытался увлечь его вперёд по аллее Обманщиков, да только русский стоял как вкопанный и прогуливаться не собирался.
   - Послушай, давай раскроем все карты. На уроках алхимии профессор Кош учит нас рассчитывать стоимость человеческой дружбы. Я прикинул, что твоя дружба для меня будет самой выгодной. Пойми, ты знаменитость - все видели, как ты упал с неба в фонтан. Профессора в восторге от того, как ты продал Бармаглота. Потом, видишь, из всей этой толпы тебя выделил старик Гендальфус... Словом, ты перспективен. Мне выгодно появляться в обществе таких друзей, как ты. Я оцениваю твою дружбу в сто тысяч фунтов...
   - Ого! - поразился Ваня. - Я стою как три Бармаглота!
   - Погоди-погоди, послушай меня, ты получаешь этот перс-тень бесплатно, то есть в обмен на дружбу, - Ари достал маленький калькулятор, и начал тыкать кнопочки. - Остаток средств, а именно шестьдесят тысяч фунтов, я выдаю тебе в виде бессрочного кредита с минимальной процентной ставкой...
   - Давай начнём с телефонного звонка, - Ивану надоело слушать алхимический бред. - Ты обещал, что дашь телефон! Ну так давай.
   - Конечно-конечно. Но ты скажи, ты согласен, если ставка по кредиту будет очень маленькая, ну просто-таки смешная, допустим, шесть процентов?
   - Разреши? - Ваня протянул руку и вынул телефонный аппарат из-под влажной щеки Ариэля Ришбержье. - Прости, у меня личный разговор с мамой.
   Сжимая в пальцах аппарат, он быстро пошёл на середину мокрого газона, под перекрёстный обстрел поливальных брызгалок - подальше от юного алхимика. Расчёт оказался верным: Ари мигом учёл ущерб от забрызгивания нового полосатого костюмчика - и остался за заборчиком, нетерпеливо поглядывая на Ваню и считая минуты.
   Сердце юного разведчика стучало: связь, у него есть связь! Понятно, что все разговоры прослушиваются... Кому позвонить и что сказать, чтобы информация дошла до Савенкова и была понятна только ему одному?
   Никому из друзей-кадетов - нельзя: с какой стати шаманёнок Шушурун станет звонить в Суворовское училище? Маме - тоже невозможно... Тогда кому я передам всё то, что удалось узнать о русских детдомовцах? И тут Ваню осенило. Он улыбнулся и уверенно начал нажимать кнопки. На том конце радиоволны трубку подняла молодая женщина с медленным, немного жеманным голосом:
   - Хай. Слушаю Вас.
   - Hi, is this Mrs Urotzky? (Привет! Это мисис Уродски?) - спросил Ваня немного охрипшим голосом. - This is Ariel Richebergier calling from Scotland. I have some interesting information for Artemy. It's concerning the scandal with Russian kids in Merlin. Could you ask Artemy for just a second?31 (Это Ариэль Ричербергер звонит из Шотландии. У меня есть интересная информация для Артёмия. Это касается скандала с русскими детьми в Мерлине. Могу я переговорить с Артёмием секундочку?)
   - Oh! Sure! Hold on for a moment!32  (О, Конечно! Подождите момент!) - обрадовалась Эвелина Уроцкая, и Ваня услышал, как она крикнула: - Темчик, это тебя, из Шотландии. Да брось ты рюмку, хватит уже! Насчёт наших детдомовских звонят...
   - Yeah?33  (Эх?) - раздался слабый, очень-очень больной голос.
   - Hi Artemy, my name is Ariel Richebergier and I am a first year student in Merlin. I am sure you know about this situation with Russian kids unwilling to come back to Russia. I've just learned the full story and I just thought that a prominent Russian journalist might be interested34 ...(Привет, Артемий! Меня зовут Ариэль Ричардбергер, и я студент-первокурсник в Мерлине. Уверен, вы знаете ситуацию с русскими детьми - они не хотят возвращаться в Россию. Я знаю полную историю, и думаю, что выдающимуся российскому журналисту она будет интересна...)
   - Oh yeah, sure I am interested in any information about this, (О, да, конечно - Я заинтересован любой информацией об этом) - быстро сказал великий журналист Артемий Уроцкий внезапно окрепшим и очень деловым голосом. - What do you want for your leak?35  (Что вы хотите за своё сообщение?)
   - Oh! - Ваня рассмеялся. - It's nothing. Almost nothing. I would only like a half-page interview in Izvestia with myself... I'll be talking about my studies in Merlin and all the wonders of this place. A story of yours with a huge photo of mine. How about it?36  (Да почти ничего - только полстраничное интервью в "Известиях" со мной... Я расскажу о моих студентах в Мерлине и обо всех чудесах этого места. История в вашей газете - и моё огромное фото. Как насчет этого?)
   - No problem, (Нет проблем) - подумав, сказал Артемий Уроцкий. - But it depends on what you have now, I mean... what about the Russian kids?37  (Но это зависит от того, что у вас имеется на данный момент, я имею ввиду про русских детей?)
   - I know everything. Have you put us on wire already?38  (Я знаю всё. Вы уже дали нас по телеграфу?) - спросил Ваня. И, услышав утвердительный смешок журналиста, начал рассказывать о том, как хорошо учатся алхимии, боевой магии и прочим волшебным наукам четверо из пяти российских школьников, приехавших на учёбу в Мерлин.
  
   Ниндзя Мутагочи бежал к нему, мягко прыгая по мокрой траве.
   - Уже пятнасать минут! - крикнул, угрожающе подлетая, верный друг обладателя телефонного аппарата. - Мой друг Ари говорит, ты слиськом долго говорись по телефона, много денег проболтал!
   Заканчивая разговор с журналистом, Царицын как раз дошёл по газону до заборчика - и, отключившись, протянул чёрный аппаратик юному алхимику:
   - Держи. Спасибо тебе, Ари.
   - Послушай, какое спасибо? - маленький Ришбержье суетливым закопчённым колобком запрыгал следом за Ваней. - Ты снял с моего счёта фунтов десять, не меньше! Это не по-дружески, шаман!
   Он повис сзади, вцепившись в полу Ваниной мантии.
   - Ты же знаешь, шаман, что мы получаем у профессора Коша плохие отметки, если теряем денежки! Мы должны всё время зарабатывать, каждую минутку. А на тебе я потерял десять фунтов, это просто ужасно, - подпрыгивая на ходу, цепляясь за руки, он зашептал в Ванино ухо. - Послушай, ну ведь нам для зачёта по алхимии нужно кого-нибудь надурить, облапошить... Ну вступи ты со мной в какую-нибудь сделку, а! Ну что тебе, жалко! Давай я продам тебе мою дружбу за тридцать фунтов, хочешь?
  
   - У меня есть идея, Ари, - Царицын остановился. - Предлагаю очень выгодную сделку. Хочешь я организую тебе телефонное интервью в самой крупной русской газете? Расскажешь про академию Мерлина, про то, как тебе тут нравится учиться...
   - Гм, это забавно, - Ари подвигал глазами. - Половина полосы может стоить... тысяч пять фунтов, я думаю. Но, если в моём интервью я смогу прорекламировать какую-нибудь газированную воду, предварительно договорившись с её производителями, тогда...
   Он выхватил калькулятор и снова начал жать кнопочки.
   - Мне некогда, Ари, - сказал Ваня. - Здесь, в памяти твое-го телефона, - домашний номер журналиста Уроцкого из газеты "Известия". Он ждёт твоего звонка. И не забудь переслать ему свою лучшую фотографию.
   - Погоди-погоди, - забеспокоился Ришбержье. - Шо я тебе должен за это?
   - А у нас с тобой будет договор, - спокойно ответил Ваня. - Ты получаешь интервью в "Известиях", а я - твоё обещание.
   - Шо ты хочешь, чтобы я таки сделал?
   - Не приставай ко мне впредь со своей тридцатифунтовой дружбой, понял?
  
   Не спеша двигаясь по многолюдной аллее Обманщиков, Иван Царицын думал о том, как доктор Савенков будет завтра утром читать подробный отчёт Вани о проделанной работе - и не где-нибудь, а в газете "Известия"! Конечно, кадет ни слова не сказал Уроцкому о "русской защите": он рассказывал больше о "достижениях" детдомовцев. О том, как они увлечены учёбой. О том, что ребята совсем не хотят в Россию. И только вкратце, очень вскользь, Ваня упомянул о том, что одна из пяти детдомовцев, девочка Ася Рыкова, в настоящий момент находится на специальном исправительном полигоне для неуспевающих...
   Однако самая вкусная новость ожидала Артемия Уроцкого в самом конце разговора. Журналист узнал то, о чём до сих пор никому не было известно: оказывается, в этом году в Мерлин приехали ещё три российских школьника. Шаман Шушурун по кличке Царевич, его приятель Тихий Гром, среди юных волшебников известный также как Парень-Кремень, и девочка Надя по прозвищу Морковка прекрасно прижились в академии и уже приписаны к различным факультетам...
   Ваня улыбнулся мраморной статуе, изображавшей какого-то великого обманщика - лысенького, в жилеточке и с кепкой в протянутой руке. "А ведь я тоже не лыком шит! - подумал Царицын с гордостью. - Это ж надо было так ловко использовать противника в качестве передатчика информации!"
   Он хотел ещё что-то подумать про себя, но вдруг... что такое?
   Ваня схватил себя за палец, поднёс к рукам... что это? Перстень! Да откуда он взялся на пальце?!
   Золотой перстень с рубинами и бриллиантовой сыпью, изготовленный за считанные часы великим французским ювелиром Шимоном Шкелем. Вот чудеса! Неужто ловкий Ари ухитрился незаметно надеть его Ваньке на палец?
   Царицын попытался сдёрнуть кольцо - не тут-то было. Чем больше тянешь, тем сильнее впивается, аж косточка ноет, и кожа побагровела на пальце... Вот дрянь, волшебство какое-то... не перстень, а маленький капкан!
   И что же получается? Собственный палец не отрубишь, и если дойдёт до суда, мальчику Ари достаточно будет указать на Ванькину руку: вот, господа судьи, поглядите, вещицу-то принял, и носит не снимая! Выходит, я либо украл это кольцо у Ариэля Ришебержье, либо... купил у него за условленные сто тысяч фунтов. А это значит, деньги теперь надо возвращать - сорок тысяч придётся отработать верной службой, то бишь, дружбой. А ещё шестьдесят - буду пока должен, но возвращать надо с лихвой...
   Ваня призадумался: нет, не мог поганый алхимик просто так нацепить мне колечко на палец. Тут магия. Знать, мальчик Ариэльчик уже научился кое-чему полезному у профессора Коша. Как теперь радуется кучерявая дрянь! Облапошил-таки грубого варвара, сибирского шамана - сделал долж-ником и рабом...
   И зачем Ариэлю всё это? Ведь кучерявому мальчику прямо как воздух необходимы постоянные выгодные сделочки, аферочки, приобретеньица... "Здесь закономерность, - подумал Ванька. - Чем больше гадких привычек приобретает ученик, чем больше зла он совершает, тем... больше волшебных сил у него появляется!"
   И точно ведь! Колдун-самурай Секо Мутагочи научился останавливать в полёте пинг-понговый шарик, он даже может отклонить взглядом летящий дротик для игры в дартс, но - ради этого Секо должен каждую минуту кого-то толкать, пихать, пинать, огрызаться, злиться, играть в компьютерные игры с убийствами... А иначе его покинут магические силы...
   Вот Джордж Мерлович, тоже хороший пример. Как он зависит от того, чтобы им восхищались! Ведь он специально вытягивает из собеседника восторженные комплименты - для него это воздух... Значит ли это, что и самые могучие волшебники должны полностью зависеть от "профилирующего" порока - жажды богатства, как Кохан Кош? Кровожадной жестокости, как Карлотта ван Холль? Горделивого превосходства, как Гендальфус?
   Получается, у каждого профессора есть тайная порочная страсть, которую... можно вычислить, если знать, в каком виде магии он преуспел?
   У Царицына аж нос зачесался от собственной крутости. "Братцы мои, - подумал он медленно, - я, конечно, дурак окольцованный, но... какой же я всё-таки умный! Ведь ты, брат Царицын, только что нашёл оружие против колдунов! Главное - не упустить эту мысль, раскручивать её дальше... Итак, если мы знаем тайные пристрастия профессоров, мы сможем..."
   Внезапно прямо на Ваню из куста шиповника вывалилась незнакомая девочка.
   Он даже отшатнуться не успел: вся мокрая, исцарапанная! Нищенка что ли? Вцепилась в плечо и повисла...
   Худенькая, выше Ваньки на голову, огромные круги у глаз, завёрнута в перепачканную мантию, на груди болтается герб Моргнетиля, на плече трепыхается жёлтая ленточка... А ноги-то - мокрые, чуть не по колено, и босые!
   Царицын с трудом оторвал от себя тоненькие руки, сплошь покрытые комариной сыпью:
   - Да что тебе надо от меня?!
   Девочка заглянула чёрными глазами в лицо:
   - Ты... Ты - Иванушка, я знаю. Ну скорее... Твои друзья в беде!
   Царицын смерил её взглядом:
   - Иванушка? Какой ещё Иванушка? Вы обознались, девочка.
   И великий шаман Шушурун пошёл прочь вдоль по аллее Обманщиков.
  
  
  

Глава 2.

Полигон "Курск"

  
  
   - Запереть мальчишку куда-нибудь да смотреть, чтобы не убежал.

А.С.Пушкин. Дубровский

  
   се исправительные полигоны в академии Мерлина почему-то носили названия русских городов. В подземелье под корпусом Дуйсбергхофа находились исправительные боксы "Будённовск" и "Беслан", под комплексом зданий Генуэзского клуба - "Чернобыль", "Кизляр" и "Старая Рязань". Правда, говорили, что где-то под Лысоватой горой якобы залегали "Приштина", "Печ" и "Патмос", но там давно никто не бывал. Зато все знали, что самый мрачный полигон, - это, безусловно, "Курск". Он находился под Рогатой башней и был страшно похож на протараненную подводную лодку.
   Всякий раз, когда Надинька чихала, Петрушино сердце сжималось. Благородный кадет заставил простуженную девочку взять у него второе одеяло, но толку было немного. Холодные капли сыпались с потолка, и сохранить постель сухой было невозможно даже на нижнем ярусе. А наверху, где лежал Петруша, водичка пропитывала матрас так, что он чавкал и хлюпал.
   Железная рама с двумя размокшими матрацами, один под другим, стояла ржавыми колёсиками в воде. Воды в боксе было почти по колено.
   - Ты не волнуйся, Петенька! - чихнув в очередной раз, Надя вытерла нос и подняла к Тихогромову красное личико. - Я совершенно здорова, просто немного чешется в носу.
   И чтобы подбодрить Петрушу, Морковка сказала с улыбкой:
   - А всё-таки здорово ты ей метлой врезал!
   - Угу, - вздохнул Тихогромыч. Он лежал на животе и глядел вниз. - Только мы теперь из-за меня в тюрьму попали. И ты простудилась...
   - Это не тюрьма, Петенька, - поправила его Надя. - Это исправительный полигон.
   - А что пишут о полигонах в книжках про юных волшебников? - поинтересовался кадет. Надинька пожала плечиками под мокрым одеялом:
   - Не знаю. В книгах ни слова не было написано про полигоны, представляешь!
   - Здравствуйте, - вдруг донёсся из темноты слабый голос не то мальчика, не то девочки. - Вы новенькие, да?
  
   Надя и Петруша были не единственными узниками исправительного полигона "Курск". Шагах в десяти стояла ещё одна рама с матрасами, в темноте её не было видно. А теперь заскрипели ржавые колёсики - обладатель слабого голоса подтащил двухэтажную лежанку поближе. Петрушины глаза в полумраке кое-как различили хрупкую девочку лет четырнадцати, тёмноглазую, с остреньким носиком и чёрными волосами, рассыпавшимися по костлявым сутулым плечам.
   Девочка помахала перед лицом искусанной ладошкой, прогоняя комаров, постучала снизу в верхний матрас и позвала кого-то на непонятном языке:
   - Э, Ставро, ксипна, эла на дис39...
   Куча грязных одеял на верх-нем ярусе закопошилась. Наружу показалась смуглая нога, потом кулак и тёмноволосая головка с недовольным личиком. Мальчик нахмурился и спросил по-английски:
   - Кто здесь? Дайте мне спокойно умереть!
   Девочка осторожно перешла вброд неширокую речку, разделявшую двухэтажные нары-лежанки.
   - Давайте знакомиться, - сказала она, протягивая Надиньке тонкую руку с холодными пальцами. - Меня зовут Касси.
   Да, мой любезный читатель. Это была моя родная дочь, Кассандра Зервас. А мальчик на верхнем ярусе, который наотрез отказывался выбираться из-под одеяла, - мой сын Ставрос.
   На "Курске" они были долгожителями - их продержали здесь целых трое суток!
   К мошкаре они давно привыкли. Гораздо больше досаждали летучие мыши, которые были неравнодушны к тёмным, густым волосам маленькой Касси.
  
  
   А ещё из темноты изредка доносились страшные звуки, будто неведомые хищники жрали кого-то во мраке.
   - Не бойтесь, это магнитофонная запись, - попытался успокоить девочек Петруша. - Слышите, каждый раз рык звучит одинаково? Это специально для нас проигрывают, чтобы нам было страшно.
   Девчонки быстро подружились - уселись рядышком на нижней полке, накрылись одеялом и зашептались о чём-то. Петруша не вслушивался, вскоре почувствовал, что глаза начинают слипаться...
   - Тихо! - Ставрик высунул лицо из-под одеяла. - Они открывают дверь... ещё кого-то привели!
   Девочки, как ни старались, ничего не уловили - только слышно, как булькает вода и ещё Петруша во сне посапы-вает. Однако через минуту, и верно, послышалось плюханье чьих-то шагов. Темнота ударила в детей лучом внезапно включённого фонарика. Остроуглая тень отделилась от мрака пещеры, и, неспешно передвигая в воде худые ноги в узких ботфортах, рыжая Сарра приблизилась к лежанке:
   - Так. Здесь у нас кто? Русские, что ли?
   В красных сапогах, в потёртых джинсах и чёрной маечке она казалась совершеннейшим подростком - чуть кривоногая, плечистая и плоскогрудая. Шаря фонариком по лежанкам, прошлась взад-вперёд. И вдруг... Липкий жёлтый луч фонаря выхватил из мрака Петрушины босые подошвы.
   - Ха-ха, - сказала Сарра. - Вот любопытно. Бывает же такая гадость на свете!
   Пятки спящего были покрыты "фирменными" кадетскими мозолями. От солдатских сапог, от многочасовых занятий строевой подготовкой на плацу ноги суворовцев мгновенно приобретали именно такой вид... Фонарик точно облизывал Петрушины ноги, Саррочка глядела на них и тихо посмеивалась во мраке. А потом...
   - Р-рота, подъём!!!
   Это было подло. Спящий Тихогромыч взвился над кроватью. По привычке сиганул через край койки и... с грохотом и брызгами рухнул со второго яруса в воду.
   - Петенька! - завизжала Надя и бросилась к бедному кадету, больно плюхнувшемуся на спину.
   - Вот тебе и "Петенька", - радостно осклабилась Саррочка. - Мы-то думали, это Ашур-Теп по прозвищу Тихий Гром... А это кадетская сволочь приехала. Что ж, с господином суворовцем мы поговорим отдельно. Возьмите его!
   Два бородатых гиганта, ранее почти незримые в тени, - только тяжкое сопение и урчание в животах выдавало - шагнули вперёд. Невежливо поволокли кадета к выходу.
   - Девочки, вы... всё будет хорошо! - успел крикнуть Петруша, вмиг проснувшийся от боли и ледяной воды.
   - Всё в порядке, Петенька! - отозвалась Надя твёрдыми и звонким голосом - это чтобы кадет слышал, что она не плачет. - За нас не волнуйся, главное, ты держись...
   - Мы всё равно их уроем! - крикнул Петруша и тут же негромко застонал.
   - Они ударили его... - прошептала Надинька и разрыдалась.
  
   Женщина в красных ботфортах покосилась на зарёванную русскую дуру - презрительно тряхнула нахимиченными волосами и двинулась вслед за охранниками, волочившими мокрого кадета. Ей было интересно первой допросить шпиона. А девчонкой можно заняться позже. Никуда она не денется с подводной лодки. Саррочка улыбнулась собственной шутке про "Курск" - и захлопнула за собой тяжёлую дверь полигона.
   - Задраивайте! - скомандовала охранникам. - И добавьте им холодной воды, а то они какие-то слишком несгибаемые там сидят. Пусть немного прочихаются.
  
   - Его увели вниз, - тихо сказала Касси. - Он не вернётся.
   Надинька уже не плакала, просто молча дрожала под мокрым одеялом.
   - А м-может б-быть, его просто выведут на-на-наверх? И п-потом выгонят из замка, и всё? - едва слышно спросила Надя, стряхивая капельки с кончика носа. Касси ничего не ответила - потому что снова увидела испуганное лицо Ставрика, свесившегося с верхней лежанки.
   - Что, опять не слышите? - прошептал он, тараща глаза. - Снова дверь грохочет!
   - Ну и хорошо, вот и хорошо! - вдруг обрадовалась Надя. - Это меня сейчас заберут, я знаю.
   Она ошибалась. Мрачный охранник в непромокаемой шляпе и высоченных, чуть не до самого пояса ботфортах, привёл нового узника. Это был мальчик. Чуть постарше Касси, с худенькой сильной фигурой и твёрдым, ужасно смелым взглядом. "Настоящий бунтарь", - подумалось Надиньке. Жаль только, что всё лицо мальчика было усеяно мелкими красными прыщиками. Кроме того, под глазом юного пленника багровело свежее пятно - видимо, кто-то из охраны ударил рукоятью зонтика.
   - Всех приветствую, - угрюмо сказал незнакомец, присаживаясь на край Надинькиной лежанки. - У вас тут нежарко.
   - Что поделать, тебе не повезло, - проворчал сверху Ставрос. - Здесь не золотые пляжи острова Санторин. Добро пожаловать в "Курск"...
   - Курск - это город в России. Я там был, - сказал мальчик.
   - Ты русский? - удивилась Надинька.
   - Ну да, - хмыкнул он. - Как будто от этого легче...
   Надинька посмотрела на него пристально, потом улыбнулась и сказала по-русски:
   - Привет.
   Мальчик нахмурился.
   - Ты из России что ли? - спросил он.
   - Да.
   - Прикольно. Меня зовут Егор, - он протянул руку, но пожал как-то быстро, мельком. - А ты кто такая?
   - Надя Еропкина. Я учусь в Моргнетиле, на первом курсе...
   - Я тоже Моргнетиль, - с гордостью сказал мальчик Егор. - Где ещё встретишь русских, разумеется, на исправительном полигоне! Вам раньше не доводилось бывать на полигонах?
   - Нет, - сказала Надинька.
   - Я бывал! - Егор закашлялся сипло, точно полжизни провёл в рудниках. - Два раза был в "Норильске", там забавно. Как бы пещера такая сделана с забоями, и в каждом забое по штрафнику сидит. А ещё три дня сидел на "Анзере", там тоже мокро, почти как здесь. Только комаров побольше и пластмассовые берёзы повсюду. Короче, как на кладбище.
   - А здесь ты был раньше? - Касси подняла грустные глазки.
   - Нет. Впрочем, отсюда тоже всех выпустят, не бойтесь. Меня так вообще ненадолго посадили. Так, немного нагрубил учителю... потерял балл и загремел. Через три часа меня выведут отсюда. А вы-то надолго?
   - Мы не знаем, - Надинька пожала плечами.
   - Вы не поверите... Ведь я вообще последние часы в этом замке нахожусь! - вдруг сказал мальчик Егор. - Завтра утром меня отвезут на пристань, и всё. В Лондон, оттуда самолётом в Москву. Для меня учёба закончилась.
   - Ах, правда? - Надиньке это почему-то показалось невероятным. - В Россию улетаешь?
   - Ну да. Возникли семейные проблемы. Отец хочет, чтобы выпускной год я отучился в ПЮРЭ, это такая престижная школа в Москве. Так что про волшебство мне придётся забыть навсегда, - Егор вздохнул и добавил тихо: - А жаль.
   Глядя в темноту, он как бы нехотя предложил по-русски:
   - Если хочешь, могу передать твоим родственникам что-нибудь. Они ведь в Москве у тебя?
   - В Москве, конечно в Москве! - Надинька немного оживилась. Она вспомнила папу с мамой, которые уже через месяц должны вернуться из командировки. Вспомнила дедушку, который... ах, это так ужасно! Дедушка до сих пор не знает, куда подевалась его непослушная внучка.
   - А ты правда можешь передать? - переспросила она.
   - Вот, у меня есть бумага, - мальчик достал из-под влажной мантии чистый листок и золочёный карандашик на цепочке. - Напиши письмо, а я передам, когда в Москву прилечу. Пиши спокойно, я не буду подглядывать, - сказал он и зачем-то отвернулся.
   "Я и не собиралась ничего скрывать" - удивлённо подумала Надинька, расправляя на коленке листочек.
   - Не волнуйся, я никому не покажу твоё письмо, - повторил он.
   Надинька задержала карандашик на половине слова. Что-то странное, показалось ей, просквозило в словах мальчика... Какое-то неправильное, поспешное придыхание, как если бы Егор... говорил неправду.
   - Как дедушку-то звать? - спросил мальчик очень безразличным голосом.
   - А вот я здесь напишу, сверху, - сказала Надинька и прочитала по слогам, выводя буковки: - Ероп-кину Тимо-фею Пет-ро-вичу... Вот. Так зовут моего самого прекрасного в мире дедушечку.
   - Угу, - хмыкнул мальчик. - Вот и получилось у тебя как у этого... у Некрасова: "на деревню дедушке". Адрес-то напиши!
   Надинька послушно написала сверху адрес, даже индекс не забыла. Мальчик внимательно заглянул в бумажку и удивлённо присвистнул:
   - Ого! Какой престижный райончик... на Ленинском проспекте живёте? Видать, у тебя дедушка - известный человек?
   - У меня дедушка - генерал, - с гордостью сказала Надинька.
   - Генерал госбезопасности? - быстро спросил Егор.
   - Не знаю, - Надя пожала плечами. - Знаю, что генерал, и всё. У него погоны золотые. Прямо настоящие золотые нитки!
   - И что... дедушка тебя сам сюда отправил? - пробормотал мальчик. - Свою собственную внучку?
   Надинька не ответила. Она не умела врать, а рассказывать про побег в кадетском рюкзаке ей не хотелось. Морковка искоса поглядела на Егора и вздохнула: такой симпатичный мальчик - и так обманывает... Или всё-таки ей показалось?
   "Милый, любимый дедушка! Как у тебя дела?! У меня всё хорошо. Я учусь в школе волшебников. Здесь очень интересно. Только я ужасно скучаю по тебе, по бабушке и по маме с папой. Пожалуйста, не волнуйся, я немного ещё поучусь и скоро вернусь в Россию. Крепко тебя обнимаю и очень-преочень люблю. Целую 100000 раз. Твоя внучка Надя".
   - И всё? - нахмурился мальчик. - Это всё, что ты хочешь передать в Москву?
   Надинька кивнула.
   - Понятно, - мальчик отвернулся. Надинька успела тщательно изучить его спину и затылок: нет, вроде ничего подозрительного. На рукаве, правда, какая-то ленточка жёлтая повязана, а в остальном - никаких следов спрятанного под мантией пистолета (Надинька видела в кино, как злодеи прячут пистолеты на спину под пиджак). Однако у Егора спина была как спина и затылок тоже довольно приличный.
   Надинька чихнула и уже собралась было перебраться поближе к Касси, под нагретое одеяло, как вдруг - мальчик резко обернулся:
   - Ну ладно, давайте начистоту. Я всё знаю. Знаю, зачем ты сюда приехала.
   - Понятное дело, - Надинька глянула удивлённо. - Чтобы учиться на волшебницу!
   - Не надо врать. Твой дедушка-генерал прислал тебя, чтобы встретиться и поговорить с русскими детдомовцами. Ведь так?
   Надинька пожала плечами.
   - Ерунда какая-то. Мой дедушка вообще был... против того, чтобы я сюда ехала.
   - Я же просил, не надо врать! - мальчик нахмурился. - Мы все здесь - от смерти на волосок! Надо доверять друг другу, потому что только вместе мы сможем выжить. Пойми, я тебя не предам. Со мной можешь быть честной. Повторяю: я знаю, зачем ты приехала!
   Он презрительно оскалился:
   - А дедушке своему передай, что он - бездарность! Тоже мне спецслужба! Целый год не могут вытащить детей из этого ужасного замка... А ты знаешь, что эти волшебники с нами делали?
   Он вскочил на ноги и сжал кулаки.
   - Они пытали нас, понятно?! Они сутками держали нас в таких вот подземельях, без еды и питья! А три часа гипноза - разве это может вынести ребёнок?! А постоянные угрозы, запугивания!
   Надинька вытаращила глаза: мальчик шагнул вперёд, волосы его растрепались.
   - Целый год нас мучили, а поганое ФСБ не посмело даже нос сюда сунуть! Никто не смог нас вытащить отсюда! Теперь вот прислали каких-то детишек... Позорище. Вместо того чтобы устроить спецоперацию и разом освободить всех российских детдомовцев!
   - Я не понимаю, - пробормотала Надинька. - Ты... они тебя мучали? Кто?
   - Маги! Профессора! Лично Колфер Фост, будь он проклят! - выкрикнул мальчик. - Всех ненавижу! Поганые чекисты... почему они не освободили нас отсюда, почему?
   Надя смотрела на Егора совершенно круглыми глазами. Сердце её сжалось от боли. Ей было жалко, смертельно жалко этого мальчика, которому приходилось... так сильно врать.
   И дело даже не в том, что сейчас он назвался детдомовцем - позабыв, видимо, что недавно рассказывал про родного отца, который устроил его на учёбу в ПЮРЭ. На эту нестыковку Надинька как раз почти не обратила внимания. Зато она чувствовала враньё - как чувствуют холод из распахнутого холодильника. Она будто воочию видела густую, жирную ложь в каждом его жесте, в каждом движении глаз, в каждом взмахе тёмных ресниц. Слова, налепленные на клейкий обман, скользили в воздухе и ранили Надиньку своим наглым, безжалостным коварством.
   - Он врёт... - прошептала Надинька
   Мальчик Егор, закрыв прыщавое лицо руками, полулежал на мокром матраце и тихо стонал. Кажется, он пытался плакать. Наконец, оторвав от лица ладони, произнёс:
   - Прошу тебя, девочка. Передай своему дедушке, чтобы нас поскорее освободили отсюда. Я не могу больше терпеть. Я хочу... домой, в мою Россию.
   - Ставро, паракало, то агори мас кани коройдо... канэ кати40, - тихо сказала Касси на непонятном языке.
   Мальчик Егор снова поднялся с лежанки и подошёл поближе.
   - Хочешь, я на колени встану? - прошептал он, сглатывая воображаемые слёзы. - Я умоляю тебя. Напиши своему проклятому дедушке, что нас здесь мучают. Попроси его прислать нормальных взрослых сотрудников, чтобы нас вытащили отсюда! Мы же все умрём, понимаешь?..
   Он хотел ещё что-то сказать, но Ставрик уже свесился с верхней полки - взмахнул руками у Егора за спиной, и...
   - Держи-держи... не дай ему упасть... - быстро зашептала Касси, подхватывая под мышки обмякшее тело прыщавого провокатора. Егора бережно опустили на лежанку.
   - Надеюсь, охрана не заметила, - в радостном ужасе Касси засверкала глазами. - Тут, наверное, камеры есть... Но главное, чтобы не было шума, чтобы не плюхнулся в воду...
   - Да ничего они не заметили, - быстро сказал Ставрик, упрятывая обратно под подушку здоровенный голыш, видимо ранее обретённый под водой на скользком каменном полу пещерного полигона. - Я его аккуратно двинул. Видишь, человек просто устал и решил отдохнуть.
   - Он обманывал, представляете, каждое слово было неправдой! - Надинька отодвинулась подальше от Егора. - Наверное, он думал, что я - шпионка.
   - Ну-ка, разреши, я быстренько... - Ставрик свесился с лежанки, точно обезьянка, - и проворно запустил руку под мокрую мантию Егора. - Ух ты, какая штучка!
  
  
   Он вытащил крошечный цифровой диктофончик, который до сих пор, видимо, работал на запись.
   - Типичная подсадная утка! - сказал Ставрик, выключая диктофон и помещая его себе под подушку. - Жаль, что этому мальчику не дали с собой оружия. Я бы не отказался от маленького, но настоящего пистолетика.
   - А это что такое? - Касси с удивлением разглядывала белую коробочку, размером с крупный ластик, выпавшую у Егора из кармана штанов. На коробочке была только одна красная кнопка, а ещё торчала небольшая антенна.
   - Это передатчик! Чтобы подавать сигнал охране, - догадался Ставрос. - Не нажимай, а то чёрные верзилы прибегут.
   - Постой, Ставрик... - Касси запустила пальцы в волосы, словно пытаясь поймать ускользавшую хитрую мысль. - Погоди... если бы этот мальчик нажал на эту кнопку, что тогда?..
   - Пришёл бы сюда большой и толстый дядя, дал бы нам по шее, а мальчика Егора вывел бы на свободу. Наверх.
   - Ага-а... - протяжно произнесла Касси.
   Надинька расширила глаза:
   - Ты хочешь сказать...
   - Вот именно, - закончил Ставрик и подмигнул сестре: - По росту только ты подходишь. Давай, переодевайся скорее.
  
  
  
  
  
  

Глава 3.

Путь Кассандры

  
  
   Она отёрла заплаканные глаза и подняла их на Германна: он сидел на окошке, сложа руки и грозно нахмурясь. В этом положении удивительно напоминал он Наполеона.

А.С.Пушкин. Пиковая дама

  
   начале всё шло гладко. Стоило нажать кнопочку - и тут же прибежал, хлюпая по воде сапогами, бородатый охранник. Он отыскал человека с жёлтой ленточкой на рукаве, бегло заглянул в лицо переодетой Касси, сплошь покрытое волдырями от комариных укусов, остался увиденным вполне доволен и, взвалив девочку на спину, потащил к выходу.
   - До свидания, Егорушка! - Надя и Ставрик помахали вслед. - Даст Бог, скоро свидимся...
   Бедная Касси, икая от страха, висела на спине охранника и гадала, что же выйдет из этой безрассудной затеи. А вышло вот что: охранник, не говоря ни слова, затащил её в грохочущий лифт, поднялся кверху на несколько этажей, затем по вонючему тёмному коридору перешёл к другому лифту, менее тёмному и грохочущему, который взлетел ещё выше, - и когда дверцы разъехались, громила бережно поставил Касси на ноги.
   Касси шагнула вперёд и поняла, что находится в цоколе старого Учебного корпуса, известном также как Горгонье логово. Оглянулась на двери лифта, из которых только что вышла, - и обомлела.
   Никакого лифта позади не было. Только огромные зеркала на стене. Девочка глянула - и чуть за голову не схватилась: что за вид! Лицо точно малиновой краской измазано, под глазами ужасные мешки, как у алкоголика, волосы спутаны... А сколько воды натекло на пол с одежды!
   Если бы на месте Касси был мальчик Егор, он сразу побежал бы с докладом в приёмную декана Колфера Фоста. У Касси были другие планы. Русская девочка Надя сказала, что нужно обязательно найти паренька по имени Иванушка, которого здесь все называют шаманёнком Шушуруном. "Мальчик нас обязательно освободит, - говорила Надя, и в голосе её чувствовалась железобетонная уверенность. - Это особенный Иванушка. Нужно только сказать ему, где мы находимся, а дальше - дело техники".
   Надя назвала Кассандре только два слова: казармы Гриммельсгаузена. Там, дескать, и нужно искать особенного Иванушку. Касси вздохнула и потёрла лоб ладошкой: она не понимала, как ей удастся пробраться в казарму в таком ужасном виде. Утешало лишь то, что, переодеваясь в мешковатую мантию Егора, маленькая Кассандра додумалась нацепить вместо собственной бляхи Егорушкин нагрудный знак с гордым гербом Моргнетиля. А иначе первый же сканер у входа в общежитие немедленно оповестил бы охрану замка о появлении ученицы Кассандры Зервас, которая должна в эту минуту находиться не где-нибудь, а на полигоне "Курск"!
   Визит в казарму барона Гриммельсгаузена не принёс бедняжке утешения. Касси пробежала по коридорам, поглядывая на бронзовые таблички, - однако ни на одной не значилось имя шаманёнка Шушуруна. В отчаянии Касси проскользнула мимо охранника обратно на улицу - и сразу была вынуждена спрятаться в кусты. Мимо пронеслась на серебристой мотоциклетке хищная Карлотта ван Холль.
   Здесь, в кустах, Касси вдруг стало страшно. Возможно, Иванушка тоже схвачен?! Моя бедная дочка представила себе, как она просидит в кустах до вечера, а ночевать будет где-нибудь в страшном подвале с крысами. Потом вспомнила про Ставроса, про бедную русскую девочку Надю, у которой была такая ужасная печать на лбу, - и почувствовала, что пришло время немного поплакать. Тихонечко, пока никто не видит.
   "Господи, - подумала она, - помоги мне!"
   Никакой помощи не было. Только ветер прибил к ногам смятую газетку. Касси зачем-то подняла её - жирный заголовок привлёк внимание:
  

"HORROR IN THE NIGHT:

FAMOUS GHOST KILLS ANOTHER STUDENT

IN HER OWN BEDROOM"41.

(УЖАС В НОЧИ:

ЗНАМЕНИТЫЙ ПРИЗРАК УБИВАЕТ ЕЩЁ ОДНУ СТУДЕНТКУ

В ЕЁ СОБСТВЕННОЙ СПАЛЬНЕ)

   Касси по инерции прочитала первые строчки статьи. Звучало как описание ночного кошмара: некий призрак, ворвавшись в больничную палату, где спала студентка первого курса Клара Честерфильд, якобы вселился в её тело. Потом он "забрал" тело с собой и "ушёл"! От девочки осталась только кровавая лужа на простыне. В статье делалось предположение, что призрак есть ни много ни мало дух одного очень влиятельного чёрного колдуна, имя которого среди волшебников Мерлина не принято произносить вслух.
   "Пожалуй, у нас на "Курске" более безопасно, чем здесь, на поверхности", - подумала Касси и глянула на фотографию внутри соседней статьи. С фото улыбались пятеро студентов. Точнее, четверо улыбались, а пятый просто выжидательно смотрел в объектив. Подпись под снимком гласила: "Вот счастливчики! Великолепная пятёрка самых талантливых первокурсников с разных факультетов переведена на престижный Моргнетиль по личному распоряжению проректора Гендальфуса Тампльдора".
   Мальчик, который не улыбался, был до смешного похож на принца. Обидно, что такой мальчик учится в школе волшебников и когда-нибудь превратится в банального ведьмака. Она пробежала текст ещё раз и вскоре натолкнулась на имена "счастливчиков": "Слева направо - Клод Биеннале, Бхолал Чанг, Ари Ришбержье, Герти Гершвин, Шушурун".
   Касси ахнула так громко, что несколько студентов, прогуливавшихся у входа в казармы Гриммельсгаузена, с подозрением обернулись на куст сирени.
   Касси вскочила и, сжимая в кулачке газету, бросилась в квартал Ядовитой ласточки.
  
   Факультет Моргнетиль! Иванушку-то, значит, перевели туда сегодня утром! Вот почему я не смогла найти его в казарме Гриммельсгаузена!
   Тонкий луч надежды снова согревал её перепуганное сердечко.
  
   Она увидела его неподалёку от аллеи Обманщиков. Он расхаживал по мокрому газону под брызгами дюжины поливальных форсунок. Один - посреди огромного зелёного газона, в чёрной мантии с яркой искоркой ордена на груди - словно позабыв об окружающем мире, преспокойно ходит себе большими шагами по травке и что-то говорит, говорит в мобильный телефончик.
   Честное слово, он так отличался от всех остальных мальчиков Мерлина! И не надо быть контрразведчицей, чтобы сразу узнать в нём русского - примерно такими Кассандра представляла себе статных, русоволосых офицеров, которые в позапрошлом веке сражались с турками на Балканах, помогая Элладе отстоять независимость. Только вот офицерских усиков пока нет...
   "Ещё влюбись в него, дура! - злобно одёрнула себя Касси. - У тебя брат погибает в подземной тюрьме, а ты на мальчиков заглядываешься! Позор..."
   Касси затаилась в кустах. Честно говоря, она была едва жива от этой беготни и переживаний - временами казалось, что начинает кружиться голова, чего с Кассандрой отродясь не бывало. Неприятно зудели ноги - только при дневном свете девочка обнаружила, что кожа на ступнях потрескалась и кровоточила.
   "Ну давай, давай! Хватит болтать, миленький, уходи прочь с этого газона", - шептала сквозь зубы бедная Касси. Голова снова закружилась. Наверное, с непривычки - от солнечного света.
   Вот он идёт! Ах, какой грустный...
   Вылезая из кустов, она зацепилась за ветку, торчавшую у самой земли - и едва не свалилась на Иванушку.
   - Стойте!
   Он обернулся.
   - Ты... Ты - Иванушка, я знаю, - быстро сказала Касси. Она спешила: сзади уже подходили какие-то студенты, за ними - лаборант-заклинатель в жёлтом клеёнчатом халате...
   Кассандра попыталась заглянуть в глаза:
   - Иванушка... Твои друзья в беде!
   Царицын посмотрел так, словно это была не девочка, а отряд чеченских террористов:
   - Какой ещё Иванушка? Вы обознались, девочка.
   Что он делает? Касси в ужасе всплеснула руками: мальчик... уходит.
   - Ну подождите! - голоса не хватает, только шёпот: - Девочка Надя просила Вам передать... Куда же Вы?!
   Нет, не оборачивается. Он думает, что я работаю на колдунов. Он думает, я просто притворяюсь, хочу втереться в доверие...
   - Эй, ты, Иванушка-дурачок! - вдруг крикнула Кассандра. - Вот, смотри! Это она написала!
   Обернулся. Смотрит холодно, синие глаза щурит. Взял записочку, прочитал сверху московский адрес, имя адресата... Настоящий шпион, даже щёки не покраснели! Касси устало опустилась на холодный бордюрный камень. Давай, Иванушка, читай... Ты должен мне поверить.
   - Что это такое? - держит листочек двумя пальцами и помахивает, точно это фальшивый чек на миллион евро.
  
   - Это письмо Надя написала своему дедушке. Она в беде, - задыхаясь, повторила Касси. - Полигон "Курск", подземная часть Рогатой башни. Я и мой брат были там, когда твоих друзей привели. Толстого мальчика сразу увели вниз, мы не знаем куда. Надя пока остаётся на полигоне. Я только что оттуда.
   - И что теперь?
   Ах какой злой и холодный! Ну почему он такой холодный?!
   - Надя просила найти тебя в Гриммельсе, а тебя там не было... и я так тебя искала, а когда нашла... ты смеешь так разговаривать... - губы её задрожали. - Как ты смеешь поворачиваться и уходить? А я куда пойду? Мне куда теперь, если ты уйдёшь, а?!
   Всё, расплакалась моя Касси. Но шаманёнок Шушурун спокойно смотрит на девчачьи слёзки. Он помахивает бумажкой, зажатой меж пальцев, а сам судорожно думает: "Ну вот, это похоже на провокацию. Да, слёзы вроде как настоящие... Но разве я могу рисковать? Я потеряю всё, загублю свою непробиваемую шпионскую легенду. Нельзя ставить на карту слишком много. В конце концов, я резидент... Я не обязан верить первой встречной заплаканной девочке!"
   - Не надо плакать, - бесцветным голосом сказал Шушурун. - Что Вы мне предлагаете?
   - А я не зна-аю, - безудержно разревелась Касси. - Мне Надя сказала тебя найти-и... а дальше ты сам до-олжен... Ты их спасти должен, понимаешь ты или нет?! Они там в подземелье сидят, вокруг вода холодная, а ты...
   - Знаете, девочка... - медленно проговорил паж-рыцарь Шушурун, медленно отводя взгляд. - Я не понимаю, о чём Вы говорите. Я должен спешить не занятия. Прощайте.
   И он ушёл.
  
   Касси без сил повалилась на стриженый газон, лицом в колючие обрубки травы. Ей уже было всё равно, что лежит она у всех на виду - на газоне у дорожки. И первый же мотопатруль остановится рядом с оборванной и заплаканной девочкой...
   Иван уходил и думал о том, какой он молодец. Не поддался на явную провокацию колдунов, подославших эту юную актрису. Небось, долго старались, подделывали Надинькин почерк - на компьютере сканировали да монтировали... "Кажется, я выдержал ещё одну проверку", - думал он.
   Предстояло решить две непростые задачки. Во-первых, побыстрее избавиться от поганого перстня на пальце. И второе, ещё более важное, - скорее забрать с уроков и каким-то образом вывести за пределы замка Петрушу и Надиньку. Да не забыть передать с ними в Москву дневник Аси Рыковой!
   Кстати...
   Ванька ударил себя по карманам: где?!
   Остановился как вкопанный - резко обернулся и побежал обратно. "Какой же я дурак! - скрипел он зубами, прыгая через ступени, расталкивая встречных. - Ну точно ведь, обронил у куста шиповника! Когда от девчонки отпихивался!"
   И ужаснулся: а что если она... специально вытащила у меня белую тетрадку?!
   Через минуту он снова был на аллее Обманщиков - грязная девчонка по-прежнему лежала на траве, уткнувшись лицом в кулачки. Ура!!! Белая тетрадочка Аси Рыковой валялась тут же. Царицын прыгнул, схватил тетрадку...
   Девочка подняла голову и - в заплаканных карих глазах вдруг распустились навстречу Ваньке три тысячи маленьких радостных звёзд! Царицын как стоял согнувшись, так и замер.
   Как она обрадовалась, глупенькая... Думала, Иванушка вернулся, потому что поверил ей. А Ваня смотрел вовсе не на маленькую Кассандру. Он смотрел на крохотную фотокарточку в её руке, мокрую от слёз.
   Ваня Царицын тихонько опустился на колени в траву и, протянув руку, разжал её пальцы. Да, он узнал бы это лицо из тысячи.
   С фотографии на Иванушку смотрел старый Геронда.
  
   Старец стоял на ступенях того самого белого домика под кипарисами, где Ванька оставил раненого подполковника Телегина. Глядел по-доброму, но прицельно - точно прикидывал, по какому плечу ещё раз двинуть Царицына жердиной.
   - Скорее вставай, - заторопился Царицын, поднимая девочку за плечи. - Как тебя зовут? Касси? Пойдём Касси, пойдём отсюда... Скажи, Касси... откуда у тебя эта фотография, а?
   - Это наш Геронда, - радостно улыбнулась девочка, вытирая с мордочки слёзы. - Духовный отец нашей семьи... папа часто ездит к нему за советами... А мне Геронда помогает, когда плохо.
   - Ой, - сказал Ваня. Он заметил, что впереди, в конце аллеи Обманщиков движется, возвышаясь над толпой, чернокудрая башка, похожая на пивной котел. - Вперёд мы не пойдём, там дядьки-черноморы с зонтиками. Давай налево, через мостик, там переулок есть маленький...
   И они побежали прочь от аллеи Обманщиков.
  
  
  

Глава 4.

Сокровище профессора Коша

  
  

Я каждый раз, когда хочу сундук

Мой отпереть, впадаю в жар и

трепет...

А.С.Пушкин. Скупой рыцарь

  
   Неужели там, под Рогатой башней, - целое подземелье? - спросил Ваня, помогая Кассандре усесться на качели возле говорящего дерева. Этот уголок Мерлина нравился ему не потому, что отсюда можно наблюдать за травлей механических троллей. Дело в другом: стены корпусов, образовывавших дворик Упырьей площадки, совершенно лишены окон. Ночью, наверное, здесь неуютно. А днём - очень даже хорошо, особенно для тех, кто не хочет, чтобы за ними подглядывали.
   - Там много этажей в глубину, очень много! - рассказывала Касси, смазывая распухшие ступни кремом, который Ванька ухитрился раздобыть в квартале Пиявок. - Меня везли на лифте минуты две, не меньше... Я насчитала восемь этажей, а потом сбилась со счёта.
   - Значит, будем пробираться в подземелье, - Ваня говорил так легко, точно речь шла о переписывании конспекта по географии. - Забавно, что наш тюфяк Тихогромыч, когда заблудился, совершенно случайно нашёл один из секретных проходов. Жаль, что объяснить толком не смог, где это находится...
   Он опёрся о мраморные перила и поглядел на Касси:
   - Получается, зеркала в Горгоньем логове - это на самом деле двери лифта?
   - Да. Только за этими дверями полно черноморских дядюшек, как ты их называешь, - улыбнулась девочка.
   - Понятное дело. Видимо, это и есть главный вход. Другие лазейки, конечно, тоже имеются - да только искать их будем ещё полгода.
   - Как же мы проберёмся на "Курск"? - спросила девочка.
   - Я поведаю вам заветную тайну! - внезапно раздался скрежещущий голос. - Вы поднимете жезл Хумамуны и сокрушите врагов заклинанием Лживого рыцаря!
   Касси вздрогнула. Ваня погрозил вещему дереву кулаком.
   - Ещё слово - и я пошёл за топором! - предупредил он. Дерево горько вздохнуло и отвернулось.
   - Нам нужен проводник, - сказал Ваня. - Тот, кто хорошо знает дорогу и проведёт нас в подземелье законным образом, прямо на глазах у многочисленных охранников. Скажите, Касси... Вы не знаете, у кого из профессоров есть право спускаться под Рогатую башню?
   - Ну... думаю, у всех, - неуверенно сказала Кассандра. - К нам на полигон приходил доктор Шпека, потом ещё Рюд фон Бетельгейзе, знаешь, гадкий такой, в пенсне... Потом приходила русская тётенька, рыжая такая...
   - Сарра? - испугался Царицын.
  
   - Да-да! Это она забрала твоего друга Петра. А ещё я точно знаю, что по полигонам часто ходит профессор Кош. Он продаёт штрафникам права на досрочное освобождение.
   - Кохан Кош? Главный алхимик? А откуда вам это стало известно?
   - Мы с братом учились в Агациферусе, и я целых две недели стажировалась в приёмной профессора Коша, - Касси слегка передёрнула плечами. - Очень противное место. Иногда мне даже приходилось заходить к нему в кабинет, чтобы отнести бумаги на подпись... Не поверишь, этот Кош - совершеннейший маньяк! Денег уйма, а экономит на мелочах. Заставляет секретарей высушивать использованные чайные пакетики и заваривать их заново. Таким чаем он угощает посетителей! Он страшно жадный...
   "Жадный - это значит, никогда не тратит, а только накапливает для себя, - подумал Царицын. - Получается замкнутый круг: Кош занимается алхимией, чтобы богатеть. И наоборот: услаждаясь богатством, профессор черпает силы для своего магического искусства. Какова магия - такова и мания".
   - А Вы не заметили, Касси, есть ли у профессора Коша хобби? - спросил Царицын. - Может быть, он коллекционирует драгоценные камни? Или древние статуэтки, а?
   - Вроде нет, - Касси пожала плечами. - По крайней мере, в кабинете ничего такого не хранится. Наоборот, кабинет подчеркнуто бедный: металлическая мебель, никаких безделушек... Только коллекция бансаев, и больше ничего.
   - Бансаев? Это что такое?
   - Такие карликовые деревья-уродцы, их выращивают в горшках по китайскому методу, - Касси забавно сморщила нос. - Берут семечко нормального дерева и начинают растить в ужасно тесном горшочке, подстригая по специальной методе. И бедное дерево вырастает не больше локтя, лилипуточное - берёзки, дубы, яблоньки - как настоящие, только маленькие.
   - А дорого стоит такое деревце?
   - Да нет... Сотню евро за растение, не больше.
   - Нет, - вздохнул Ваня. - Это не может быть его любимым сокровищем. А кроме бансаев точно ничего нет? Может быть, картины на стенах?
   - Да ты что, стены совсем голые! Да он не то что на картины, даже на новые шторы скупится... Так и висят старые жалюзи, все разваливаются! И на уборщице экономит, в кабинете всегда столько пыли!
   Ваня задумался. Показная бедность - оборотная сторона богатства. Чем больше алмазов в сокровищнице, тем больше начинают экономить на электроэнергии... Но где находится эта самая сокровищница?
   Царицын где-то читал, что самое главное для коллекционера - каждый день видеть своё сокровище. Убедиться, что оно на месте. Значит, драгоценности Кохана Коша не могут быть спрятаны в подлёдном бункере в Антарктиде. Они обязаны находиться рядом. Чтобы владелец, проснувшись поутру, мог сразу поспешить к ним навстречу - и, почахнув над златом полчасика, усладившись, успеть к началу первого урока в корпусе факультета Агациферуса.
   Всё-таки в кабинете. Или дома, в спальне.
   - А ночует он где?
   - В кабинете! Прямо за клавиатурой компьютера, представляешь себе! - Касси покачала головой. - Он вообще не раздевается ночью. Просыпается в пять утра - и сразу за телефон, за биржевые сводки - даже зубы не почистит. Знаешь, как плохо у него изо рта пахнет!
   - Значит, сокровище в кабинете, - Ваня в задумчивости потрогал себя за щеку, будто разглаживая невидимый, пока не отросший офицерский ус. - Скажите, а можно ли пробраться туда, пока хозяина нет на месте?
   Кассандра подумала и сказала:
   - Когда Кош выходит из кабинета на занятия, дверь опечатывают и вызывают тройную охрану. Как будто у него там золото хранится. А там ничего, кроме пыли, компьютера и бансаев.
   - Пошли, - вздохнул Ваня. - Придётся заявиться к профессору лично.
   Они спустились с Упырьей площадки в квартал, прошли по тенистому Злому переулку, повернули за угол... и упёрлись в толпу подростков в мерлинских балахонах и разноцветных шарфах. Судя по тому, что газоны уже успели покрыться пёстрым слоем фантиков, окурков и смятых пивных банок, детишки толпились на этой площади довольно давно. Кто-то успел заснуть, разморенный на солнышке; наиболее целеуст-ремлённые, пристроившись на парапете, списывали друг у друга домашку. Неподалёку несколько разболтанных негритосиков в бело-розовых шарфах, поставив на землю магнитофон, дёргались в танцевальном экстазе.
   Ваня подошёл к толстому мальчику, который развалился на траве с горкой бутербродов в промасленной бумаге.
   - Приятель, что происходит? Праздник какой-то?
   - Кофефно пфафник, - с набитым ртом ответствовал упитанный студент. - Великий Гарри придёт сюда и, говорят, уже скоро. Он вернулся в замок, студенты хотят его видеть. Сейчас будем орать и скандировать. У тебя нет глоточка пива?
   Ваня присел рядом с упитанным.
   - Ты какое пиво любишь?
   - А любое, тока побольше! - срыгнув, сказал мальчик.
   - Хорошо! - весело сказал Ваня, точно собирался и впрямь сгонять за пивом, вот только хотел один вопросик уточнить: - Слушай, а зачем Гарри-то приехал?
   - Как зачем? - удивился юный пиволюб. - Чтобы призрак загасить. Ты что, не слышал, что герцог Моргиавола опять ожил? Он убил девчонку с первого курса! А с утра его видели в Червивой библиотеке - и, представляешь, у него было уже новое лицо. На этот раз лицо мальчика, понял? Это значит, теперь герцог Моргиавола хочет убить мальчика...
   - Чьё же лицо он надел на этот раз? - поинтересовался Ваня.
   - К счастью, не моё! - сострил упитанный. - Есть у нас мальчик из Грузии, типа племянник тамошнего президента. Вот призрак и появился с лицом этого грузинчика. Теперь племянника президента взял под охрану кто-то из крутых профессоров. Они хотят поймать герцога Моргиаволу на живца. Ха-ха, это должно быть прикольно. И все ждут, чтобы поскорей пришёл Гарри. По пророчеству, он один может прикончить призрака!
   - Пойдёмте, Касси, - быстро сказал Ваня, поднимаясь с пыльной травы. - У них тут свои аттракционы, это неинтересно. Впрочем, такое столпотворение нам на руку. Поменьше будет внимания к нашим особам.
   На прохладном шестнадцатом этаже в стеклянной приёмной профессора алхимии Кохана Коша было немноголюдно: человек десять не больше. Пяток студентов с просьбами отсрочить платежи по кредитам, несколько лаборантов с мольбами об увеличении зарплаты, да дряхлая злобная ведьма - бывшая однокашница - с надеждой получить по старой дружбе унцию философского порошка.
   - Я бы хотел поговорить с профессором Кошем, - с вежливой улыбкой шаманёнок Шушурун поклонился двухметровой чернокожей секретарше. - Мне нужно три минуты.
   - Какова тема разговора? - негритянка оскалилась не­определённо: не то улыбка, не то презрительная гримаса.
   - Знаете, я бы хотел... продать профессору Кошу...
   - Что именно? - быстро спросила секретарша, замирая с карандашиком наготове.
   - Мою дружбу.
   - Ах вот как? - девушка подняла брови. - В порядке очереди. Присаживайтесь на диван.
   Она ошиблась. Кохан Кош вызвал Ваню без очереди.
  
   Огромный унылый кабинет с обшарпанными обоями, мутные стёкла завешаны ржавыми полосками жалюзи, пыль бахромой на светильниках. Длинный директорский стол, некогда блестящий, а ныне сплошь в сальных пятнах; грязный компьютерный экран, клавиатура в бутербродных крошках - и повсюду, на стульях, на шкафах и даже на полу - кипы истлевающих газет, целые башни пожелтелых брошюр, заверти бумаги с прошлогодними факсами... Вяло, точно в топлёном жире, вращается старомодный вентилятор под потолком - на кондиционер, видимо, Кошу жалко тратить деньги.
   Только широкий подоконник с дюжиной бансаев, выстроившихся в ряд, блещет - ни пылинки! Листики сияют, горшочки натёрты до блеска. Какая трогательная любовь к растениям!
   - Итак, молодой человек! - безволосая мумия, потирая руки, встретила Ваню медузьим взглядом поверх компьютерного монитора. - Ну-ка, покажите-таки Ваши пальчики... О, чудесно! Какой красивый перстень. Я вижу, Вы уже пополнили собою коллекцию верных друзей маленького Ришбержье?
   Профессор с довольной улыбкой заложил длинные ноги на стол и мягко закачался в кресле:
   - Талантливый мальчуган этот Ариэль. Далеко пойдёт. Жаль, что проректор своим решением перевёл его в Моргнетиль. Он мог бы со временем стать очередным деканом Агациферуса!
   Ваня вежливо улыбнулся.
   - Итак, молодой человек по имени Шушурун, прославившийся искусством продавать бармаглотов, что скажете? Неужели Вы собрались сбыть мне то, что Вам не принадлежит? Одумайтесь! Ведь Вы не можете больше распоряжаться своей дружбой, отныне она - собственность господина Ришбержье... Или у Вас был коварный расчёт столкнуть нас лбами, чтобы мы стали спорить меж собой, как католик с гугенотом, а Вы рассчитывали жить припеваючи, дожидаясь решения суда, - и не служили бы ни Кохану, ни Ариэлю?
   - Я... просто хотел продать Вам этот перстень, - пробормотал Ваня, поднимая руку с растопыренными пальцами и как бы в растерянности делая несколько неуверенных шагов в сторону подоконника...
   - Отойдите от цветов, - быстро сказал профессор.
   - А? Что? - растерялся мальчик.
   - Не следует подходить к цветам. Вы можете повредить их, они очень хрупкие, - ледяным голосом произнёс профессор Кош.
   Под прицелом опухших, вдавленных прорезей, темневших на жёлтом лице, Царицыну сделалось не по себе. Показалось, что, если случайно сделать ещё полшага в сторону окна, вот этим самым взглядом Кохан Кош превратит его в кучку пепла.
   - Я, знаете ли, господин профессор, тоже люблю бансаи, - пролепетал Царицын, отступая подальше от подоконника. - Не хотите продать парочку?
   - Что Вы любите? - немного оживился Кохан Кош.
   - Бансаи, - сказал Царицын. - На родине, в Сибири, я их коллекционирую с детства. У Вас очень хорошие образцы бансаев, не уступите две-три штуки за хорошую цену?
   - Договоримся, - кивнул Кох. - Только я не пойму никак, что Вас интересует. Какие ещё банзаи?
   "Странно, - хмыкнул Ваня. - Бансаи коллекционирует, а как они называются - не знает".
   - Ну как же... вот эти карликовые деревья, - пояснил Ваня. - Они называются бансаи. Продайте вон ту берёзку, а? Тысячу фунтов хватит?
   И он прищурился, ожидая реакции. Кохан немного дёрнул желтоватым ухом, потом глянул на подоконник и сказал:
   - Берёзка это какая?
   - Крайняя справа, - пояснил Ваня. - Мы, русские, очень любим берёзки. Любимое народное дерево.
   - Крайнюю справа - бери, - немного расслабился профессор. - За две тысячи фунтов уступлю, так и быть. Деньги при вас?
   - У меня золотой песок, - кивнул Ваня. - Учитель дал на карманные расходы. А кипарис продадите? Второй справа...
   - Пять тысяч фунтов, - подмигнул профессор. - Отличный кипарис, лучший в Шотландии. Слышишь, мальчик, ты покажи-ка свой золотой песок.
   - Ага, сейчас-сейчас, - зевнул Ваня. - А дубок вот этот сколько стоит!
   Кощей почему-то не ответил. Царицын обернулся - и увидел, что профессор как-то весь подобрался, а на лице застыла улыбка с немного ощеренными зубами - ну точно собака над костью.
   - Дуб не продаётся, - прошипел профессор Кош. - Отойди от окна, я сказал!
   - Жаль, - вздохнул Ваня. И - быстро шагнув, схватил горшок с подоконника.
   - Какой хороший дуб!
   - Стоять! - Профессор Кош прыгнул через стол, будто алч-ная львица - страшно, гибко, и даже когти на лапах! От испуга бедный кадет разжал пальцы, и...
   Горшочек с карликовым дубом полетел на пол.
   Жёлтые лапы ударили воздух когтями - глина взорвалась облаком пыли да мокрой земли, и вывалилось из разбитого горшка...
   Маленькое, хрустальное...
   Тут уж Иванушка не сплоховал - дёрнул рукой и цапнул драгоценное яичко у самого пола.
   - Лапы вверх! - рыкнул кадет, отпихиваясь ногами в немного корявое сальто - назад, через голову!
   Кошка застыла, пронзённая ужасом смертельной утраты, - а мальчик Шушурун уж вывернулся из прыжка и фыркает, повыше задирая руку с зажатым хрустальным яичком:
   - Разобью! Не двигайтесь! Попробуйте только вызвать охрану...
   Что-то грохнуло об пол - это профессор Кош повалился на колени... потом ударился лицом в пыльный паркет - и медленно, размазывая по полу сопли, пополз к Ивану:
   - Не-ет... оставьте его... что Вы хотите... всё отдам...
   Царицын даже рот приоткрыл, поражённый страшным превращением. Что за сокровище такое? Ну, хрустальное. Ну, золотая сеточка сверху с двуглавыми орлами... Похоже, кстати, на Фаберже...
   Неужто подлинное?
   Ваня читал про уникальные ювелирные подарки в виде пасхальных яиц, которые фирма Фаберже изготавливала штучно по заказам русских царей незадолго до февральского бунта 1917-го года. Он знал, что каждое яйцо стоит миллионы, а некоторые - даже сотни миллионов. Так вот какие драгоценности коллекционировал профессор Кош!
   Не знал Иванушка, что держит в кулаке знаменитейшее, ещё во времена Второй мировой войны "утерянное" яйцо фирмы Фаберже, работы русского мастера Перхина. Сияющий полый шар из тончайшего горного хрусталя, охваченный платиновой сеточкой и усыпанный сверху алмазными розочками. А внутри - из чистого золота Адмиралтейская игла, ну в точности настоящая!
   Грустно стало Ване, что пасхальные яйца, задуманные как подарок на Светлый праздник, веселят теперь только богатеньких коллекционеров, маньяков, которые не видят в них ничего сверх фантастической рыночной стоимости, не понимают истинного предназначения этого маленького золотого чуда, которым играли дети царского рода великой страны.
   - Пожалуйста... не сдавливайте в пальцах, - простонал Кош. - Вы даже не понимаете, что у Вас в руке... Оно стоит дороже, чем земной шар... Оно - единственное в истории! Там же, изнутри сферы... вырезан глобус звёздного неба, понимаете? Это же знаменитое хрустальное яйцо, перепроданное эрцгерцогу Фердинанду... из-за него началась Первая мировая война!
   Ваня бережно переложил яичко в левую руку, а правой взял со стола листок бумаги, потом карандаш и, написав несколько слов, протянул профессору:
   - Вот записка. Положите её в конверт, запечатайте личной печатью и вызовите секретаря. Когда она войдёт, Вы спокойно отдадите ей письмо и попросите спуститься вниз, к выходу. Там она найдёт тёмноволосую девочку в мокрой одежде с гербом Моргнетиля. Пусть отдаст письмо этой девочке, а затем проводит её сюда, в этот кабинет.
   - Вы будете теперь приказывать мне? - не моргая, прошипел Кохан Кош.
   - Ага, - сказал Ваня и... молодцевато перебросил хрустальное яйцо из одной руки в другую.
   Профессора точно вилами бросило к стене - и обратно в кресло:
   - Нет! Не делайте! Всё, что хотите... не уроните... зачем оно Вам, ну зачем? Отдайте...
   - Отдам, - серьёзно сказал Ваня. - После того как Вы проводите меня на полигон "Курск". А сейчас, пожалуйста, позовите секретаря.
   Девушка, явившаяся по зову колокольчика, с улыбкой приняла у профессора запечатанный конверт и уцокала каблучками прочь из кабинета. В ту же секунду загудела одна из линий на телефонном терминале профессора.
   - Возьмите трубку, - скомандовал Ваня. - Только не говорите глупостей, иначе я расшибу Ваше ювелирное сокровище всмятку.
   - Кош слушает, - прохрипел алхимик, надавливая мигающую кнопку.
   - Срочное сообщение, профессор, - заскрежетал в динамиках надтреснутый голос Колфера Фоста. - Вы помните мальчишку из Сибири? Того, который по нашему приказу телепортировал своего приятеля? Мы подозревали, что он шпион, помните?
   - Д-да... - неуверенно сказал Кош, косясь на Иванушку.
   - Ну так вот, этот мальчишка действительно русский шпион, - сказал голос Фоста. - Второкурсник по имени Джордж Мерло сообщил, что шаманёнок приходил в комнату русской девчонки Азии Рыковой, чтобы выяснить её судьбу. А потом русский напал на Мерло.
   - Ах вот как, - бесцветно произнёс Кохан Кош и снова дёрнул глазами на Ванечку. - Кто бы мог подумать.
   - Мне поручено предупредить всех преподавателей, но я позвонил Вам в первую очередь, - сказал Колфер Фост. - Будьте бдительны. Мальчишка чудовищно изобретателен.
   - О да... - с ненавистью произнёс Кош. - О, как Вы правы, декан Фост...
   - Заканчивайте разговор, - быстро прошептал Царицын, покручивая хрустальное яйцо в пальцах.
   - Я Вам перезвоню позже, - хриплым эхом повторил алхимик и положил трубку. Ваня вдруг улыбнулся и указал на медвежью шкуру, валявшуюся в углу кабинета:
   - Ух ты! Не моя ли часом?
   - Ваша, молодой человек, бывшая Ваша шкурка, - лицо профессора перекосилось в жалкой улыбке. - И другие вещи, реквизированные. Их проверяли у Колфера Фоста, а потом отдали мне. Они ведь больше никому не были нужны, ну вот я и забрал. Хотите купить?
   - Что значит "купить"? - поразился Ваня. - Это ж моя личная шкура!
   Помимо родной изодранной шкуры он отыскал знаменитую генеральскую гирю, Надинькины цветные карандаши, термос... словом, всё то, что выпало у Царицына из рюкзака, когда он катился и падал с крыши в фонтан Дворца церемоний. А вот и сам рюкзак тихогромовский - тот, в котором Надинька сюда приехала... Между прочим, собственность генерала Еропкина! Нечего нашему добру тут валяться без присмотра, у недобрых людей... Запылится ещё.
   Вдруг Иван вспомнил кое-что важное - и даже испугался. Неужели нашли? Протянул свободную руку, переворошил шкуру и нащупал небольшой внутренний карман, почти незаметный...
   - Тоже мне специалисты, - радостно прошептал Иванушка, доставая из секретного кармашка крошечный кусочек золота на звонкой цепочке. - Самого главного Колфер Фост и не обнаружил. И Слава Богу!
   Это был нательный крестик Надиньки. Ваня обнаружил его на каминной полке в доме Тухлой Ветчины, пока та заводила свою автомашину. Ваня засунул крестик за пазуху, поближе к сердцу. "Потерпи, Морковочка! - подумал он с нежностью. - Я тебя сейчас вызволю".
  
  
  
  

Глава 5.

Первая пуля

  
  
   Павка, получив удар в грудь, совершенно вышел из себя.
   Н.А.Островский. Как закалялась сталь
  
   сё шло своим чередом - у Сухого потока стучали в певучую току, и в тумане на рассвете особенно чисто звенели ручьи, и совсем уже неподалёку от белого домика тяжкие, в сизой испарине смоквы назревали и тихо сочились совсем уж невыносимой сладостью, а здоровье раненого подполковника воздушно-десантных войск России Виктора Телегина весьма уверенно пошло на поправку. Начавшееся было нагноение прошло само собой, так что, проснувшись утром на узенькой жёсткой скамейке под тонким одеялом, Виктор Петрович с удивлением потрогал пальцем гладенький, немного зудящий рубчик на заднице - в том месте, куда раньше даже повязку было больно прикладывать...
   Отец Арсений особенно радовался тому, как быстро заживало ранение - чуть засветло он бегал в горы, чтобы собрать каких-то особых ромашек и подорожников, потом опускал свои подвявшие сокровища в чашку, заваривал, настаивал и, совершенно счастливый, нёс раненому "доценту".
   Отец Ириней приходил после вечерней службы пахнущий сладким ладаном, с покрасневшими глазами и подсевшим голосом - проверял повязки, с мягкой улыбкой просил разрешения прохладными чистыми пальцами потрогать под ушами, и подмышками, и вот здесь, возле ключиц... Делался ещё светлее, задавал несколько вопросов про Россию, два-три раза вздыхал в такт озлобленным телегинским пассажам про олигархов и Президента, потом желал доброй ночи и с поклоном уходил.
   Старец, "главный врач", приходил чаще других - правда ненадолго. То лукумчик принесёт в коробке, то янтарь горного мёда в слепке восковых кристалликов, а то просто присядет на минутку, глянет из-под приподнятых домиком бровей:
   - Ну что, не тошнит тебя больше?
   - Ох, как думаю про курево, сразу тошнит, Геронда. Не знаю, где бы взять ещё терпения...
   - А ты в военторге купи! - смеялся Геронда. - Терпи, на то ты и русский - кому ещё терпеть как не вашему брату? Не ради себя терпишь, ради мальчишек. Терпи и молись за них. Они - твоя команда.
   - Команда... - Телегин уныло покачал головой. - Тоже мне "команда": всего один человек, Ванька Царицын... Второго-то я потерял над морем! Сгубил парня...
   - Как потерял, почему? - удивился Геронда, и добавил уверенно: - Петруша нашёлся. Он вместе с Ваней добрался до замка.
   Телегин искоса глянул на старца... Откуда он может знать про Петрушу? Да у него в домике даже радио нет, не то что телефона или телевизора с программой новостей!
   Но Телегин уже кое-что понял про Геронду. Поэтому-то и обрадовался:
   - Ну, Слава Богу! Значит, они вместе... - и добавил глухо: - Эх, стыдно мне, батя Геронда. Мне доверили мальчишек опекать, а я... здесь прохлаждаюсь...
   - Ты и здесь можешь помогать твоим ребятам, - спокойно сказал Геронда.
   - Это как?
   - Говорю же тебе, молись за них. Проси, чтобы Бог дал им защиту от врагов, чтобы ниспослал на них Свою благодать. У них времени на молитву будет мало, вот ты их и прикрывай отсюда, с тыла. Как дальняя артиллерия. Тебе здесь всё равно особо делать нечего, огород полил - и вперёд, за молитву.
   - Пора что ли огород поливать? - обрадовался подполковник, всегда готовый лишний раз потихоньку, осторожно размять косточки после трёхдневного лежания на лавке.
   - Отец Арсений уже поливает, - сказал Геронда и призадумался. - Слушай, Виктор, вот мы с первым твоим ранением разобрались, так? Выяснили, что ты получил пулю из-за того парня, которого... ну ты помнишь... который стал калекой.
   - Ну да, - мрачно кивнул Телегин. - Я и не курю больше, честное слово. Сам удивляюсь.
   - Слава Богу. Значит, первая твоя рана гораздо быстрее затянется. Осталось теперь, брат, вторую залечить.
   - Вторую? - Телегин удивился, потом расхохотался. - Постой, батя Геронда! Второй раны у меня, слава Богу, пока нету.
   - Есть, - строго сказал старец. - В душе ты её уже давно носишь, а то, что она до сих пор на теле не проявилась - так это не волнуйся, для колдунов это раз плюнуть. Вот в первом же бою и получишь. Только учти: если первая пуля была за­планирована в задницу, то вторая будет уже в голову.
   - Ты что-то мрачное пророчишь, батя Геронда, - подполковник почесал загривок. - Разве можно знать, когда тебя пуля догонит? Тут не предугадаешь.
   - Ещё как предугадаешь! Вот послушай... - Геронда сложил на коленях тяжёлые жилистые руки и склонил голову чуть набок:
   - Я ведь тоже солдатом был. Радистом служил. И хорошо помню: первыми в бою всегда погибали те, у кого за душой был грех. Обычно пуля сразу находила именно того, кто недавно совершил подлость: или девушку изнасиловал, или у мирных жителей отобрал что-нибудь...
   - Не насиловал, не отбирал! - отчётливо произнёс Телегин.
   Сказал как отрезал. Геронда помолчал, грустно поморгал - и, покряхтывая, поднялся на ноги.
   - А ты подумай ещё. Может, чего припомнишь. Точно говорю тебе, висит у тебя на совести ещё один серьёзный грех. С таким грехом к колдунам соваться нельзя - первая же пуля тебя мигом разыщет.
   Уже уходя, Геронда оглянулся:
   - Давай вспоминай - и как вспомнишь, приходи к отцу Иринею на исповедь.
   Телегин вдруг повёл ухом.
   - О! Похоже, снова турки летят!
   И верно. Краем горизонта пронеслись две грязные точки, оставляя по небесной лазури косые белёсые царапины, как следы от когтей. Ага, на этот раз вслед устремились ещё две машины - греческие перехватчики.
   - Ух, что творят... - оскалился Телегин, неотрывно глядя туда, где сцепились и затанцевали серебристые искры. - До чего опасно, Геронда! Только посмотрите на это... Турки имитируют атаку! Ну, вашим пилотам не угнаться! У турков новенькие "эф-шестнадцать", а ваши парни на раздолбанных "фантомах" прилетели...
   - А ты откуда знаешь про имитацию атаки, про "фантомы"? - старец внимательно поглядел на русского.
   - Вы же сами всё знаете, Геронда! - подполковник сморщился. - Скрывать не буду, пришлось и мне немного полетать. Начинал ещё на двадцать первых "мигах", потом поневоле пришлось осваивать зарубежную технику. А совсем недавно, ну года три тому назад, начальство заставило пройти курс управления вражеским истребителем. Уж не знаю, зачем это Родине понадобилось, - но времени я на это потратил уйму. Причём дело было летом, жара страшная...
   - Истребителем? Натовским, что ли? - с детским любопытством переспросил Геронда. - Что ж, это тебе ещё пригодится.
   Телегин помолчал, заложил руки за голову, закусил кончик жёлтого уса и оценивающе поглядел на исцарапанное самолётами небо:
   - Одного не пойму, Геронда... Отчего ваши парни боятся всыпать этим туркам по первейшее число?
   Спросил - и даже испугался. Геронда принял вопрос не-ожиданно близко к сердцу. Поднял брови, блеснул глазами и даже кулаки сжал:
   - За штурвалами-то наши парни сидят, а вот наверху, в кабинетах, - там совсем не наши. Одна погань масонская. Ну ничего, придёт час, возьмёт Господь метлу и выметет всю эту нечисть. Скоро, скоро... И даст нам хороших правителей.
   - Да ну, дед... сказки рассказываешь! Откуда им взяться-то, таким хорошим?
   - Ты ещё сам увидишь таких правителей. И в Греции появятся, и у вас, в России! - взгляд старца потеплел.
   - А отчего до сих пор не появились? Нынче-то повсюду как будто одни мерзавцы?
   Старец улыбнулся. И начал объяснять Телегину, что каждый народ награждается от Бога именно таким правительством, которое этот народ заслуживает.
   - А кроме того, дорогой мой, наверху тоже встречаются хорошие, верующие люди. Только сейчас такое время, что у этих людей у самих-то духовная защита вся в прорехах. Им-бы свою душу прикрыть, не то, что о согражданах заботиться!
   - Ну надо же, наглость какая! - поразился Телегин, даже пальцами прищёлкнул с досады. - Слышите гул? Опять летят, и, кажется, прямо сюда!
  
   - Снова к нам гости, - устало сказал Ставрик, подминая под грудь мокрую подушку.
   - Это за мной, - уверенно сказала Надинька. - Я чувствую, это за мной.
   Ставрик покосился на Егора, который лежал поперёк лежанки.
   - Мне показалось, он шевельнулся... Может, ещё разок дать по голове?
   - Не надо, - вздохнула Надинька. - Они уже пришли.
   Из темноты вышагнул пузатый охранник в широкополой шляпе, похожей на зонт. Надинька вздрогнула: следом двигался профессор Кош собственной персоной - сутулый, весь какой-то дрожащий от холода и ужасно злой... "Ух, он сейчас нам задаст", - Морковка содрогнулась.
   Но профессор пришёл не один. Кто там шлёпает по лужам и лучиком посвечивает?
   - Слава Богу, они ещё здесь! - раздался знакомый голосок. Надя встрепенулась, а маленький Ставрик аж подпрыгнул на своей лежанке:
   - Касси! Вернулась?!
   - И не одна, - особо подчеркнул Иванушка, вышагивая из мрака и направляя жёлтый лучик на маленького грека. - Ты кто такой будешь? Брат Кассандры, что ли?
   - Не свети в лицо, - поморщился Ставрик. - Думаешь, если освободил, теперь всё можно?
   А Надя Еропкина ничего не могла сказать - в носу защекотало от радости. Она просто сидела в темноте на нижней полке, смотрела на родную тень с лучиком в руке и удивлялась тому, как же стало хорошо и спокойно вокруг. Даже будто теплее.
   - Надинька! - Ваня присел рядом, поймал её холодную ручку. - Бедная Вы девочка... Ну, не бойтесь, всё позади. Я теперь Вас не оставлю.
   Он вытащил из-за пазухи и протянул Наде едва различимый в темноте золотистый звон на тоненькой цепочке:
   - Держите! И больше никогда не снимайте.
   Пальцы узнали крестик, оставленный на каминной полке в Джорджевой мельнице.
   - Ой... нашёлся. - обрадовалась Надя. - Какая же я была дура! Я боялась, что он пропал.
   - С нами не пропадёшь, - усмехнулся Царицын, воткнув лезвие жёлтого света в спину Егорушки. - Это кто? Тот самый провокатор?
   - Ага, - сказал Ставрик. - Он ещё отдыхает.
   - Кажется, уже отдохнул, - озабоченно сказал Ваня. - Слышите, засопел.
   Мальчик Егор повернул к свету прыщавое лицо
   - Кто здесь? - просипел испуганно. - Кто вы такие, а?
   Царицын сразу узнал голос.
   - Какая неприятная встреча, - пробормотал кадет. - Какой же это Егор? Это, братцы, великий Джордж Мерло, собственной персоной. Двадцать девятый номер в звёздном рейтинге нашей академии.
   - Что Вам нужно? Я ничего такого не сделал! - визгнул Джордж, барахтаясь в мокром одеяле.
   - Ты, Жора, немного помолчи, - предложил Царицын. Он обернулся к профессору Кошу:
   - Господин профессор, Вам придётся проводить нас туда, где томится наш друг Тихий Гром. А потом мы попросим Вас вызвать на лужайку перед башней вертолёт с полным баком горючего. Договорились?
   - Сначала верните мою собственность, - рыхлым голосом сказал алхимик. - Вы обещали отдать, ведь я же привёл Вас сюда! Вы же его разобьёте...
   - Запомните самое главное! - сурово произнёс Ваня, наваливаясь грудью на алхимика. - Если в меня никто не будет стрелять, я навряд ли поскользнусь и уроню это яйцо. Я очень крепко держу его, честное слово.
   В темноте раздалось шипение Мерловича, который, кажется, вспомнил, где находится:
   - Опять ты здесь, шаман... Какой же ты хитрый!
   - Конечно, хитрый! - Ваня гордо улыбнулся во мраке. - А иначе как с вами, колдунами, сладишь?
   - Осторожно, Ванечка, - поспешно сказала Надинька. - Он и сам не дурак. Опять что-то задумал, мне кажется...
   - Да что он может задумать?! - Ваня расхохотался, эхо разнеслось по "Курску", неприятно искажая смех. - Он уже ничего сделать не сможет. Вот она, смерть Кощеева!
   И он посветил фонариком на голубое яичко, которое мгновенно вспыхнуло и заиграло тысячей искорок, точно Ваня держал в пальцах пучок электрических разрядов.
   - Так вот оно какое, сокровище профессора Коха! - воскликнул Мерлович почти восторженно. - Вся академия гадает, на что он тратит свои деньги...
   Тут все услышали, как страшно скрипят во мраке зубы великого алхимика.
   - Неужели ты, Шушурун, смог перехитрить самого профессора Кохана Коша? - поразился Джордж Мерло. - Возможно ли это? Подросток победил великого колдуна и завладел его сокровищем!
   Ване стало приятно от этих слов. Он покрепче сжал хрустальное яйцо в пальцах и подумал: "И правда ведь, не врёт прыщавый... не каждому под силу заставить старого колдуна подчиниться!"
   И вдруг Мерлович быстро проговорил:
   - Скорее, профессор! Кажется, у него дырка в защите...
   Ванька даже не понял, о чём речь. Кохан Кош внезапно выхватил из рукава волшебную палочку, указал на Ванюшу и крикнул:
   - Petrificus totalis!
   Ивана обдало холодом - хотел крикнуть, да дух прихватило. Думал размахнуться, да мышцы свело судорогой! Так и застыл, хлопая глазами.
   - Яйцо! - пролаял профессор Кош, прыгая вперёд, - но под ноги ему бросился Ставрик. Недаром мой сынишка был капитаном школьной сборной в стране, которая всей Европе показала уровень своего футбола! Что-что, а реакция у мальчика превосходная. Алхимик споткнулся о маленького Ставрика - и с хриплой бранью обрушился в воду! Мерлович рывком сбросил одеяло, намереваясь прыгнуть остекленевшему Ваньке на спину...
   - Предатель! - Надинька с визгом кинулась на него, колотя растопыренными ладонями по голове.
   - Профессор! Уберите девчонку! Я возьму яйцо для Вас!.. - заорал Мерлович, с трудом отпихиваясь от генеральской внучки. Охранник в чёрном плаще рычал и дёргался, тыкая в кого попало карабином. Старый алхимик Кош вышвырнул вперёд чёрную руку с дрожащей указкой...
   - Petrificus! Totalis!
   В темноте треснула вспышка, мгновенно ослепляя всех вокруг. Тут же раздался истошный рёв профессора Коша:
   - Проклятье! У девчонки защита!
   Он бешено махал обожжённой рукой - обугленная палочка с раздражённым шипением упала в чёрную воду.
   Касси вышла из оцепенения и поняла, что без неё не обойтись. Она прыгнула к Царицыну, который уже медленно заваливался на спину, - и выхватила яйцо из его похолодевшей ладони.
   - Я разобью его, считаю до трёх! - пискнула она. - Профессор Кош и Мерло, руки вверх! Охрана, бросай оружие...
   - Мы-мылодец, ды-девочка, - просипел Ваня, чувствуя, что окончательно теряет равновесие. Мокрый Ставрик, выбравшись из-под онемевшего профессора Коша, чудом успел подхватить кадета под мышки.
   - Тоже мне, спасатель, - недовольно причмокнул гречонок. - Эк тебя заколдобило.
   Ваня сглотнул, посмотрел на перепуганные лица друзей, которые в неверных отсветах фонариков весьма походили на погребальные маски, и совершенно серьёзно спросил:
   - Народ, как вы думаете... я умираю что ли?
  
   Надинька пыталась растереть холодеющие Ванькины щёки ладошками, которые были, правда, не намного теплее. Касси подошла к Царицыну, старательно удерживая хрустальное яйцо в трясущейся руке, а Коша и Мерловича - в поле зрения.
   - Где болит?
   - Сердце, - Царицын с трудом шевелил губами, бесчувственными, точно после заморозки у зубного врача. - Чем он меня... ранил?
   - Это необычное ранение, - Касси покачала головой. - Тебя ранило колдовством. Такая рана лечится не уколами, не перевязками, а по-другому.
   - Как по-другому? - спросила Надинька.
   - Говорят, если колдун сумел сделать человеку зло, значит, у человека были плохие мысли. Колдовство летит на плохие мысли, как на магнит. Если мысли хорошие, колдовство не подействует.
   - Ванюша, скорее вспоминай! - приказала генеральская внучка, растирая ему обледеневшую шею. - Ты что-нибудь плохое думал?
   - Да он, небось, загордился просто! - предположил Ставрик. - Когда этот прыщавый стал его расхваливать, помните? Дескать, Ваня ловко профессора перехитрил.
   - Он его специально расхваливал, да? - Надинька ужаснулась коварству Мерловича. - Чтобы Ванечка загордился и появилась возможность ударить заклинанием? Ах, какой ужас... Как это подло!
   - Нужно вспомнить, Иван. Вспомни, что у тебя было плохое в душе, - твёрдо сказала Касси. - Слышишь меня?! Вспоминай! Ты гордился или нет? Считал себя лучше других?!
   - Ничего я не гордился, - прохрипел Царицын. - С чего вы взяли, не пойму...
   Резкая боль проткнула ему сердце - он вытаращил глаза... И так застыл с вытаращенными голубыми льдинками.
   - Ой, ребята... всё, он парализован... - прошептала Касси, отступая на шаг.
   - Ваня, Ванюша! - закричала Надя, теребя за одежду.
   - Да бесполезно, - вдруг сказал Мерлович, точно сплевывая слова сквозь зубы. - Заклинание что надо. Готов ваш казачок, не очухается.
  
   Надя повалилась Ваньке на грудь, беззвучно кривя рот. Касси отступила на шаг, удивлённо посмотрела на русского мальчика, который должен был всех спасти... и теперь погибал.
   - А что же... что теперь будет с нами?
   - Сы-покойно... - вдруг прохрипел полумёртвый Иван. - Ну было дело, зы-загордился. С кем не бывает. А что, нельзы-зя?
   - Лучше не надо, - буркнул Ставрик. И тут же обрадованно поинтересовался: - Эй, русский, ты, никак, оживаешь?
   - Не знаю, - проурчал Ванька точно из желудка. - Сейчас попробую ожить. Значит так... гордился. Думал, что умнее других. Думал, что орден дадут. Что прилечу в Москву на вертолёте и сдам алхимика с Мерловичем на Лубянку. Что Президент меня похвалит, вот. Вот такой я дурак, ребята. Простите, ладно?
   Последние слова он произнёс уж совершенно обычным голосом, и даже голову приподнял, пытаясь разглядеть дружественные личики во мраке.
   - Тоже мне, профессор колдовства, - Мерлович едва слышно скрипнул зубами на Коша. - Не мог колдануть нормально...
   - Ага, хорошо-хорошо... - пыхтел Ваня. Опираясь на плечо Ставрика, с трудом перешёл в сидячее положение.
   - Во-во, уже руки чувствую, ага... пальцы появились! Да, братцы, ощущения... Точно тебя размораживают. Почленно.
   - Хорошо, что ты вспомнил про гордость, - строго сказала Надинька. - Больше, пожалуйста, не гордись. А то мы думали, ты умер.
   - Так, вернёмся к нашим колдунам, - Ваня огляделся, щурясь в темноту. - Мистер Кош... где Ваша волшебная указка?
   - Он её уронил, - сказала Надинька.
   - Отлично. Мистер Мерлович... у Вас нет ли случайно при себе такой кнопочки для вызова охраны, а?
   - Была! - подтвердил Ставрик. - Только мы её изъяли, вот она.
   - Молодцы, - Царицын удовлетворенно кивнул. - Теперь так... господин Кош, попросите, пожалуйста, бородатого дядю осторожно положить свой помповый зонтик вот сюда, на лежанку.
   - Делайте, что он говорит, - едва слышно прокряхтел алхимик. Профессор сидел на корточках, опустив в грязную воду обожжённую руку - и тихо стонал сквозь зубы: не то от боли, не то от бессилия, а может быть, от тоски по хрустальному яичку.
   Вспомнив про яичко, Ваня покрутил головой - нашёл взглядом тёмный силуэт Касси и сказал - громко, чтобы профессор расслышал:
   - Кассандра! Если что - в воду не кидайте, а то не разобьётся. Лупите яичком по краю лежанки.
   Девушка кивнула и на всякий случай подошла поближе к лежанке.
   - Так. Господин Кош, а куда отсюда уводят пленников? - спросил Ваня.
   - Ну, не знаю, ну откуда мне знать? - заныл профессор. - Кого-то уводят наверх, кого-то уводят ещё ниже... Верните мне обожаемое яйцо, и давайте наконец расстанемся, молодой человек... Вы хотели вертолёт - я найду Вам вертолёт, пожалуйста... Если желаете, готов слетать с Вами в Москву, это вполне приемлемо, только прошу Вас: наконец верните вещь, которая принадлежит мне по праву, ведь мне её подарили на юбилей...
   - Вертолёт нам попозже обязательно пригодится, - кивнул Ваня. Обернулся к друзьям:
   - Надо срочно найти Петрушу. Мы не можем оставить Громыча здесь. Это не по-русски.
   С этими словами Ваня рывком поднялся с лежанки - качнулся, схватился за стальной каркас - и даже головой покачал:
   - Ну, доложу я вам, ощущения. Как будто в морге лежал, на полке.
   - Главное, что от тебя не пахнет формалином, - философски заметил маленький Ставрик. - Можно я буду нести зонтик?
  
  
  
  

Глава 6.

Чёрные карлисы

  
  
   Много уже они добыли себе конной сбруи, дорогих сабель и ружей. В один месяц возмужали и совершенно переродились только что оперившиеся птенцы и стали мужами. Черты лица их, в которых доселе видна была какая-то юношеская мягкость, стали теперь грозны и сильны.

Н.В.Гоголь. Тарас Бульба

  
   ставив Джорджа Мерло в компании обезоруженного охранника, дети выбрались из мокрой пещеры в полутёмный коридорчик с решетчатым полом. Когда люк "Курска" вновь была надёжно задраен, Ваня любезно предложил Кохану Кошу двигаться первым.
   - Ведите нас, профессор. Нам нужен Тихий Гром. И чем скорее найдём его, тем раньше Вы получите Ваше хрустальное сокровище...
   Следом за мокрым, ноющим алхимиком двигалась, грозно пошмыгивая красным носом, отважная и простуженная Морковка. За ней шла Касси, удерживая в кулачке драгоценное произведение Фаберже и готовясь в любую минуту влепить его в стену, как только профессор Кош сделает неверное движение. Следом, опираясь на пятизарядный волшебный зонтик, ковылял мой маленький Ставрик - а рядом, обнимая нового соратника за тощую загорелую шею, передвигался великий русский кадет Царицын.
   Признаться, Иванушка смотрелся забавно: в чёрно-вишнёвой мантии юного волшебника - и со станковым рюкзаком на спине (тем самым, тихогромовским рюкзаком, вызволенным из кабинета профессора Коша!). Сочетание рубинового ордена на груди и прихрамывающей походки делало Ваньку похожим на ветерана войны за Испанское наследство.
   - На что вы рассчитываете, я не пойму, ну на что вы надеетесь? - желчно канючил профессор Кош. - Ну спустимся мы вниз, но там же полно умных людей, все сразу поймут, что вы захватили меня в заложники, ну и чего вы добьётесь? Вас немедленно убьют, и, скорее всего, яйцо разобьётся... Вы понимаете, оно разобьётся на мелкие кусочки!
   Пятеро без труда поместились в кабине зеркального лифта, который засосал сумасшедшую компанию ещё ниже, этажей на десять в землю...
   - Вот здесь, вот на этом уровне находятся научные лаборатории... - нехотя мямлил алхимик. - Скорее всего, вашего дружка отвели в экспериментальные боксы RuReLа. Ищите его сами, если хотите, а мне отдайте мою собственность, и я обещаю, что не буду вызывать охрану...
   Он булькал ещё что-то, но никому не хотелось его слушать. И без того было жутко - Касси едва сдерживала дрожь в коленках.
   - Это от нервов, - через силу улыбнулась она Надиньке. - У меня так часто бывает.
   - Вроде никого нет, - прошептал Ваня, высовывая голову за угол. В извилистом коридоре, потрескивая, горели розоватые светильники, и в непривычном красном свете длинный проход с дверями по обе стороны казался кишкой гигантского ящера. Это сходство немного нарушали огромные картины с абстрактными квадратами, развешенные на шершавых стенах.
   - "Light Narcotics Lab"... (Лаборатория лёгких наркотиков) - вполголоса читала Надинька, крутя головой и разглядывая таблички на дверях. - "Heavy Music Lab"42 ...(Лаборатория тяжёлой музыки (Рока, "Кислоты") Что это такое, ребята?
   - Научные лаборатории, - пробормотал Ваня. - Эх, заглянуть бы сюда на досуге с огнемётом...
   - Как соберёшься, позвони, - кивнул Ставрик. - Я буду участвовать.
   Они сделали по каменной кишке всего-то с полсотни шагов. Внезапно впереди хлопнула дверь - и вырос тёмный силуэт. Дети окаменели от ужаса: они мигом узнали характерную залысину и тёмные кудри аспиранта Карлиса Гаафса.
   Удивлённая злая улыбка вспыхнула на лице аспиранта боевой магии.
   - Быстро, - шепнул Ставрику Ваня. - В ногу попадёшь?
   Вместо ответа Ставрик вскинул волшебный зонтик и, красивым киношным движением передёрнув сустав помпы, надавил курок.
   - Chaos errata! - чёрный Карлис поспешно выбросил белую ладонь.
   Затвор бессильно щёлкнул, выстрела не последовало - Ставрик поднял на Ваню удивлённые карие глаза.
   А Карлис Гаафс уже прыгнул и - полетел над ковром, перебирая воздух мелким танцующим шагом... кто-то из девочек испуганно закричал:
   - Ай, смотрите, летит!
   - С-сюда... мне! - вдруг по-кошачьи взвыл профессор Кох, и кинулся на бедную Касси: впился когтями в её запястье, пытаясь вывернуть из пальцев яйцо.
   - Куда?! Стоять... - Иван с размаху повалился алхимику на спину, заваливая на бок...
   - Ставрик, стреляй!
   Чёрный Карлис уже в полёте волчком обернулся, взмахнул рукавом - и, раскрывая кулак венчиком скрюченных пальцев, отослал в мешанину мокрых тел на ковре очередное боевое пожелание:
   - Magneto... fortius!
   Ударом магического ветра с дверей посрывало ручки, сдёрнуло острые листы табличек - всё это взвилось ураганчиком звона и грохота... Позади Карлиса пыльной волной вздыбился ковёр - затрещали пулемётной очередью сотни ковровых гвоздиков, невидимой силой выдёргиваемые из пола! Надинька, расширив глаза, смотрела, как туча мелких колючих железок, взметнувшись тугой спиралью, летит прямо на неё из дальнего конца коридора - повинуясь размашистому движению вражеской руки.
   - Господи, помилуй, - прошептала Надя и зажмурилась.
   Ураган оглушил - и пронёсся дальше по коридору. Девочка удивлённо обернулась...
   Между тем, Карлис Гаафс, зрелищно приближаясь, вы­хватил из рукавов пару блестящих садовых секаторов. Касси завизжала от ужаса, а бледный Ставрик отклеился от стены и, кое-как приподняв трясущийся ствол навстречу красиво налетающему магу, в последний миг ошалело нажал на спусковой крючок.
   На этот раз грохнуло. Да так, что сам Ставрик испугался - крючковатым прикладом со всей дури ударило в живот, вышибая слёзы.
   - Уй-я-я! - кошачьим голосом визгнул Карлис Гаафс, хватаясь за пробитую свинцом коленку - и в облаке шелестящих одежд повалился на скомканный ковёр. Надинька едва успела отскочить - аспирант боевой магии, перекатившись трижды через голову, уткнулся белым лицом и затих. Видимо, упал неудачно и повредил шею...
   А через пару секунд за спинами ребят что-то взревело и заколотилось - это туча гвоздей, дверных ручек и прочей намагниченной мелочи долетела в конец коридора. И - врезала в стену, вмиг превращая глубокомысленную картину с чёрными квадратами в труху.
   - Вот это действительно прикольно, - пробормотал Иван, - глядя на оседающее облако пыли.
   - А почему нас не задело этими железками? - слабым голосом поинтересовался Ставрик.
   - Знаю! Я знаю почему! - подбежала радостная Надинька. - Это я сказала "Господи, помилуй!" - и поэтому нас не убило, вот!
   - Профессор... - вздохнул Ваня, склоняясь над телом Кохана Коша. - Ему не повезло. У него не было русской защиты. Не надо, девочки, не смотрите туда. Он весь в гвоздях...
   - Кассинька, ты не ранена?
   Надя подбежала, тревожно заглянула в посиневшее от ужаса личико бедной Кассандры и захлопала в ладоши:
   - Ура-ура, мы все остались живы. Это потому что я вовремя помолилась Богу, вот!
   - Это потому, что я вовремя выстрелил, - заметил Ставрик, немного откидывая голову назад.
   - Спокойно, спокойно... - сказал Иван. - Вы оба молодцы.
   - Да при чём здесь они? - удивилась Кассандра. - Это Бог защитил нас Своей благодатью.
  
   Добрая девочка Надя растирала кадету опухшие голени - в ногах Царицына ещё оставалось немного колдовского холода от заклинания, наложенного профессором Кошем. Кассандра, пошатываясь, подошла к бездыханному алхимику и положила ему на грудь роковое хрустальное яйцо.
   - Послушайте, Касси... Что Вы говорили про защиту от колдунов, которую даёт Бог? Какая-то там "благость", кажется?.. - вдруг спросил Царицын.
   - Не благость, а - благодать... - девочка присела рядом. - Нам рассказывал в школе священник, что если человек совершает грех, то Божия благодать отступает от него. И тогда человек становится беззащитен перед колдунами и всякими бесами.
   - Ой, как интересно! - воскликнула Надинька. - Значит, когда я защитилась от Карлиса, у меня была благодать, да? Как здорово-о...
   Касси хотела что-то сказать, но сдержалась.
   - Слушайте, я вот что подумал, - задумчиво произнёс Царевич, заматывая больную голень полосатым моргнетильским шарфиком. - А что если Божия благодать - и есть та самая "русская защита", которая мешает колдунам?
   - Ты только сейчас это понял? - удивилась Касси. - Такая защита есть у любого крещёного человека, не только у русских... Кстати в древности она называлась не "русской", а "византийской". Когда мы с братом приехали сюда учиться, у нас тоже обнаружили такую защиту. Чтобы ослабить её, колдуны учили нас совершать зло. Когда мы злились, воровали, обманывали - мы прогоняли от себя благодать Бога... И теряли духовную защиту от магии.
   - Навсегда?
   - Нет, не навсегда! Есть способ вернуть защиту. Помнишь, Иванушка, тебе стало легче, когда ты признался, что немного загордился. Ты признал свой... ну как бы грех. Ты раскаялся, отказался от зла - и Бог сразу пришёл к тебе на помощь. Заклятье утратило силу.
   - Так, стоп. - Ваня нахмурился, соображая. - Меня в этом вопросе интересует боевая тактика. Вот чёрный Карлис целит в меня заклинание. Чтобы защититься, я должен очень быстро сказать про себя...
   - Не просто сказать, - поспешно перебила Касси. - А всем сердцем попросить Бога, как просишь отца или маму.
   Ваня помолчал немного, покусал губу и решился-таки уточнить:
   - То есть надо... представить себе, что Бог есть на самом деле. Как будто Он правда живой, и я с Ним по-настоящему разговариваю?
   - Так Он и есть на самом деле живой! - воскликнула Касси. Девочка была поражена: неверующий Иван Царевич?! Что-то новенькое в русском фольклоре!
   - Ну да, я понимаю, Он как бы существует... где-то там, далеко... Но я не думаю, что Его можно вот так запросто о чём-то просить. Напрямую, по каждому поводу...
   - И можно, и нужно, - вздохнула Кассандра. - А далеко Он только от тех, кто не хочет Его чувствовать и говорить с Ним.
   - Прямо какое-то духовное самбо получается, - сказал Царицын.
   - В каком смысле? - заинтересовался Ставрик. Он пытался в детстве ходить на кружок дзюдо, но с третьего класса полностью посвятил себя футболу. И всё же про русское самбо Ставрик слышал и даже немного читал.
   - Смотри, брат, - Ванька выставил вперёд ладони с цепко растопыренными пальцами. Каждая из ладоней показывала одного из состязающихся борцов. - Получается, колдун принуждает тебя сделать неверное движение - совершить грех - чтобы потом ухватиться за твой грех своей магией и бросить тебя через бедро. А если ты вовремя признаешь свой грех, тем самым как бы ликвидируешь слабинку в своей обороне - и восстанавливаешь защиту, которую даёт тебе Бог.
   Ставрик немного подумал, поиграл бровями и сказал:
   - Это всё, конечно, правильно. Но неплохо бы покушать. А то моя бедная сеструха уже, похоже, собралась рухнуть в голодный обморок.
   Ребята с радостью набросились на генеральские баранки, извлечённые из Ванькиного рюкзака. Царицын тоже захрустел баранкой - и улыбнулся, чувствуя, что силы постепенно возвращаются. Кадет даже попрыгал на носочках, покрутился на месте, сделал пару приседаний - как не было никакого заклинания!
   - Ой, а чьи это пакетики? - прозвенел Надинькин голос. Ваня увидел, что девочка поднимает с пола два чёрных свёртка...
   - Не трогайте! - Ванька подскочил и бросился к Наде. Но девочка уже заглянула внутрь и радостно удивилась:
   - Ах, смотрите! Я куколки нашла!
   - Какие-то нехорошие пакеты, - вырвалось у Касси. - В кино в таких пакетах обычно трупы перевозят...
   - Да нет, ничего страшного, - сказала Морковка. - Тут правда куклы, вот смотрите.
   И она вынула небольшую восковую куклу, изображавшую взрослого мужчину в костюмчике.
   - Ой, - сказала Надинька испуганным голосом, - а почему у куклы... голова отвалилась?
   Действительно, голова восковой фигурки совершенно не держалась на плечах.
   - Тут ещё одна куколка, - сообщила Надинька.
   И вытряхнула на смятый ковёр небольшую восковое чучелко российского десантника - в тельняшке и с голубым беретом на голове. Кукла была пронзена двумя длинными стальными спицами - в задницу и в голову.
   - Братцы мои... - выдохнул Иван. - Это ж Телегин!
  
   В чёрных пакетах, оброненных Карлисом Гаафсом при падении, помимо колдовских куколок имелись бумажки, густо исписанные от руки красными чернилами.
   Первая бумага сообщала, что Принципал академии Мерлина дарует Лиге колдунов право на умерщвление сотрудника ФСБ России младшего лейтенанта Геннадия Перепёлкина на основании списка серьёзных прегрешений, допущенных Г.Перепёлкиным и дающих Принципалу Мерлина определённые права на Г.Перепёлкина ввиду серьёзного ослабления так называемой русской защиты.
   Внизу виднелась жутковатая приписка, из которой следовало, что акт ворожбы произведён "успешно" специальной ликвидационной комиссией Лиги колдунов, в которую вошли профессор Колфер Фост, профессор Карлотта ван Холль и аспирант Карлис Гаафс.
   Вторая бумага - и тут Иван оказался прав совершенно - касалась личности некоего Виктора Петровича Телегина, 1968 года рождения, русского, подполковника Воздушно-десантных войск, уволенного в запас по состоянию здоровья и состоящего на контрактной службе в ФСБ России.
   Первым пунктом в бумаге указывалось, что В.Телегин пять лет назад был проклят матерью молодого солдата, которого В.Телегин сделал калекой, поддавшись вспышке гнева на фоне многодневного никотинового голода. Принципал Мерлина информировал Лигу колдунов, что данное преступление приводит в действие духовный закон ослабления Благодати, в силу чего имеются шансы успешной ворожбы с целью нанесения В.Телегину огнестрельного ранения средней степени тяжести, ведущего к инвалидности или уродству.
   Вторым пунктом в той же бумаге указывалось, что 7 ноября 1992 года В.Телегин совершил деяние, в результате которого духовное действие Благодати сведено к минимуму, что позволяет с большой долей вероятности рассчитывать на успех наступательного колдовства с целью умерщвления.
   Холодеющими руками Ваня перевернул страницу и, прочитав несколько строк на обороте, узнал, в чём же состояло преступное "деяние" Телегина, из-за которого он превратился в неплохую мишень для колдунов. Прочитав страшный документ до конца, Ванька уронил бумагу и опустился на пол. Минуту сидел молча. Потом вскочил, схватил восковую куклу и выдернул спицы.
   - Вряд ли это поможет, - сказала Касси.
   - Да. Я понимаю. Если бы я мог сообщить Телегину... чтобы он как можно скорее вспомнил про то, что случилось с ним 7 ноября 1992 года... - простонал Ванька, потом заскрипел зубами, сгибая поганые спицы узлом. - Он должен раскаяться в этом грехе, иначе... первая же пуля найдёт его... Колдуны его "намагнитили", понимаешь?
  
   Удивительно, что в коридор до сих пор никто не прибежал - ведь такой был грохот, даже выстрел прозвучал, а уж про ураган, выдернувший гвоздики из ковра и ручки из дверей, и говорить нечего... Хотелось, конечно, Ване Царицыну утешить себя тем, что в подземелье хорошая звукоизоляция, но мелькала и другая мысль: а что если... их давно обнаружили и наблюдают через видеокамеры?
   Ваня понимал, что надо срочно тикать отсюда - да только девочкам явно был нужен отдых, хотя бы несколько минут. Прийти в себя, чтобы утихла эта дрожь в коленях, перевязать царапины... Ванька успел затащить тела Коша и Гаафса в туалет, в кабинки - и только-только вымыл руки, как девочки доложили, что готовы двигаться дальше.
   Честно говоря, Царицын не очень ясно представлял себе, куда именно надо двигаться. Профессор Кош сказал, что Петрушу могли утащить на опыты в Лабруис. Однако двери с табличкой RuReL, то бишь Лаборатория русских исследований, на этом этаже не было.
   Зато Иванушка обратил внимание на крошечную дверцу в конце коридора. Таблички на ней не было, и заперта она была как-то особенно качественно: плотно, почти герметично прилегала к косяку. Царицын насторожился. Каптёрки и санузлы накрепко не запирают. Любопытно, что никаких замков и запоров тоже не виднелось: только привычный глазок сенсора поблескивал посередине двери на уровне Ваниной переносицы.
   - Я знаю, что это такое! - закладывая руки за спину, важно сообщил Ставрик. - Это сканер радужной оболочки глаза. У нас в Афинах такие перед Олимпиадой устанавливали. Нужно приложить глаз к окошечку, тогда лазерный лучик тебя опознает и откроет дверь. Если, конечно, ты есть в списке тех, кому можно заходить внутрь.
   - Ого! Похоже, мы нашли важную дверцу! - Ванька радостно щёлкнул пальцами. - Ставрик, нам пора в туалет.
   - Это ещё зачем? - поразился маленький грек. - Я уже посетил, мне не нужно.
   - Прости, но в одиночку я не смогу дотащить сюда дохлого Карлиса, - пояснил Ваня. - Девчонки, вам лучше не смотреть.
  
   Ставрик не слишком удачно пошутил, предложив достать у чёрного Карлиса глаз и приложить его к сканеру, но Ваня сразу сообщил, что лично он на такие вещи не способен. Пришлось мальчишкам тащить ужасно тяжёлое тело добрую сотню метров по скомканному ковру.
   - Осторожно... поднимай и прикладывай его лицом к двери, - хрипловато командовал взмокший Ваня, прислоняясь к косяку и взваливая мёртвого колдуна на плечи.
   - Есть! - радостно доложил Ставрик. Красный огонек скользнул по остекленевшему глазу Карлиса, и дверца, мелодично попискивая, отодвинулась внутрь стены.
   - Бросаем здесь, - скомандовал Ваня, роняя тело на пол. - Давай, что ли, ковром его накроем... Чтобы не так заметно.
   Получилось, правда, всё равно довольно заметно. Но тащить Карлиса обратно в туалет уже не было сил. Иванушке не терпелось устремиться вперёд - по грохочущей железной лестнице, уводившей... разумеется, вниз. В гулкую черноту тоннеля.
   - Слушайте, братцы... это ж на метро похоже! - прошептал Ваня. - Смотрите, рельсы впереди! Только не прыгайте вниз, током ударит!
   Рядом с рельсами, чуть повыше, была проложена дорожка для пешеходов, огороженная жёлтыми перильцами.
   - Ты уверен, что мы на правильном пути? - Касси попыталась заглянуть Иванушке в глаза. Кадет отёр лоб рукавом, немного поморгал, стряхивая с ресниц капельки пота, и ответил:
   - Рассудите сами. Кохан Кош вёл нас в Лабораторию русских исследований. И привёз на лифте не куда-нибудь, а именно на этот этаж. Значит, на этом уровне есть проход в RuReL. Все двери в коридоре - обычные, и только эта оборудована сканером. Значит, она секретная. А это - именно то, что нам нужно.
   - Надеюсь, профессор Кош вёл сюда не для того, чтобы мы попали в какую-нибудь хитрую западню, - задумчиво сказала Касси.
   - Успокойся, дорогая! - сказала Надинька, бережно поддерживая Касси под ручку. - Доверься Ванечке, и всё будет хорошо. Знаешь, во всех дурацких фильмах тётеньки вечно мешают дяденькам справится с проблемами. То вопросы задают не вовремя, то плачут невпопад, а иногда ещё сдуру попадают в плен к врагам... Давай не будем делать как в кино!
   - Свет! Смотрите, вдалеке что-то светится, - быстро сказал Ставрик, указывая влево. - Наверное, там станция.
   - Хотите, я сбегаю? - спросил Ваня, пытаясь невзначай отобрать у Ставрика волшебный зонтик. - Быстро погляжу, что там такое, и вернусь...
   - Нет уж! - возразила Кассандра. - Если не хотите, чтобы я была похожа на киношную тётеньку, то не бросайте меня, пожалуйста, без присмотра.
   - Ладно-ладно, - уступил Царицын. - Идём все вместе. Держитесь за перила и старайтесь не слишком грохотать...
  
   Ни один поезд так и не проехал мимо. Через четверть часа свет в конце тоннеля сделался ярче, а ещё через минуту дети заморгали, стали жмуриться: что там такое?
   Показался просторный павильон, целые гроздья светильников жарят, разгоняя темноту, - но гула шагов, какой обычно бывает в метро, почему-то не слышится. Ванька первым подошёл к решетчатой дверце, за которой тоннель заканчивался, и начиналась...
   Что за наваждение? Царицын замотал головой.
   - Ванечка, мы что... в Москве? - прошептала Надя, которая пролезла ему под локоть и тоже застыла в шоке.
   За решетчатой дверцей начинался такой знакомый, гранитно-бронзовый, тёмными статуями украшенный перрон станции "Площадь Революции" московского метрополитена.
  
  
  

Глава 7.

Лаборатория русских

исследований

  
  
   Умом Россию не понять...
   Ф.И.Тютчев
  
   Тихо на станции, ни души.
   Поблескивают рельсы, темнеют бронзовые изваяния, сияет начищенный мраморный пол...
   Ваня Царицын сделал несколько осторожных шагов по пустынному перрону, обогнул колонну с бронзовым дядькой и - выглянул в сторону центра зала. Ух ты! Всё пространство меж колоннами разгорожено серыми офисными перегородками на множество рабочих ячеек. Странно... Ни единого человека - хотя бумаги на столах набросаны так, словно ещё полчаса назад тут звонили телефоны, пищали компьютеры, вились к потолку сизые сигаретные дымки...
   Иванушка прислонился к прохладной статуе, протянул руку, чтобы по старой детской привычке потрогать ствол револьвера, стиснутого в кулаке революционного матроса - и тут... рука его коснулась огромного зазубренного топора.
   Вместо статуи революционного матроса на кадета Царицына, оскалив гнилые зубы в хмельной улыбке, глядел отлитый из бронзы курносый мужичок с топором. Ваня отшатнулся - глянул на соседнюю фигуру: что за ерунда? Таращится
  
   из-под литых позеленевших бровей какой-то громила в пиджаке, в одной руке - бейсбольная бита, в другой - мобильный телефон...
   Станция была похожа на "Площадь Революции" как две капли воды - те же камни, светильники, вентиляционные решётки, гранит и мрамор... И даже цвет бронзы, из которой отлиты статуи, похож. Но сами статуи... другие. Вместо советских пограничников, физкультурников и студенток с учебниками здесь были выставлены иные типажи.
   Избитый мужик в тельняшке полулежал в обнимку с бутылкой самогона. Пучеглазый хитрый жлоб в обвисшей майке, сидя под табличкой с надписью: "Куплю ордена", протягивал Ване счастливый лотерейный билетик. Посмеивался ушастый солдатик-дегенерат в гимнастёрке, коряво заправленной в ремень, - пузырятся штаны с оборванной ширинкой. Грязная бабка в мохнатом платке, увешанная какими-то ладанками и иконами с неразличимыми образами, злобно грозит кому-то скрюченным двуперстием.
   Дети молча смотрели на отлитые в бронзе существа. Некоторые статуи, казалось, сошли со страниц литературных произведений: пузатый человек в одежде священника, алч-но скрючился над изголовьем умирающей старой графини. Напротив - тщедушный предводитель дворянства, иссохшая пародия на Столыпина, просящий милостыньку по-французски...
   - Мальчики, туда не смотрите, там неприлично, - строго сказала Надинька, указывая в середину зала, но Ваня успел заметить покрытое патиной изваяние: пышногрудая, голая двухметровая девица в кокошнике, с длинной косой, намотанной на шест для стриптиза.
   - Где-то я видел нечто подобное... - пробормотал Ваня, вспоминая рекламу пива "Титьков" на стене московского дома. Там-то мы срамоту чёрной краской замазали... А с этой бабой что поделаешь? Купить длинное пальто да надеть прямо на статую?
   - Это они... так себе Россию представляют? - тихо спросила Надинька.
   - Не совсем. Скорее, они рассчитывают её увидеть именно такой, - вздохнул Ваня. - В близком будущем.
   Он прошёл немного вперёд и остановился возле фигуры щупленького человека в звериных шкурах, навеки застывшего в изломе дикого танца с шаманским бубном в корявой руке.
   - Юный Шушурун должен был понравиться колдунам, - в лёгком замешательстве произнёс Ваня. - Мой образ явно вписывается в их планы.
   - Ах, ребята... смотрите! Тут фотографии. Кажется, это русские дети.
   Царицын подошёл к Надиньке, которая забрела в одну из рабочих секций и теперь разглядывала пять фотоснимков, приколотых к серой пластиковой перегородке. Ваня глянул - и сразу узнал портреты: первый рыжий, второй - прыщавый... а вот и бедная Асенька Рыкова.
   - Ну-ка, разрешите!.. - он бросился к письменному столу и поспешно, один за другим, выдернул наружу полупрозрачные ящики с бумагами. В самом нижнем желтели корешки пластиковых досье...
   - Вот! - Царицын выхватил папку с шестизначным номером. - Это знаете что? Это личные дела детдомовцев!
   Папка раскрылась на сетчатой вкладке, похожей на карту - какой-то материк нарисован, и линии, точно дороги, ведущие к центру. Внизу подпись по-английски:
  

"Стратегическая карта души.

Вениамин Фенин, Россия"

   "Какая странная душа, - горько усмехнулся Ваня, мельком глянув на карту. - Вся вытянутая, а в самом узком месте какие-то чёрные и жёлтые легионы высадились с моря и тянутся жирными стрелочками к столице. Ну точно вражеские армии прорвали оборону и развивают наступление!"
   Рядом с чёрной стрелочкой было подписано, словно это фамилия генерала или название гвардейской дивизии: "Greed-1", а над жёлтой значилось: "Envy-2". По краям в дымящихся руинах лежали разбомблённые оборонительные позиции, подписанные "Humbleness" и "Misericordia", причём Ваня заметил, что обе подписи аккуратно зачёркнуты.
   Ваня перевернул несколько страничек - взгляд упал на вклеенный в папочку листок розоватого цвета, весь покрытый чёткими отрывистыми записями, по пунктам, точно протокол:
   "14 мая, около 17.00. Совершил кражу дорогой авторучки у однокурсника.
   Состав преступления: воровство.
   Примечание: навык воровства укоренён стабильно, проблем с совестью, очевидно, на нынешнем этапе уже не возникает.
   15 мая, 10.30. На перемене между занятия-ми пытался подобрать код к ящичку однокурсницы.
   Состав преступления: помыслы совершить воровство, одержимость желанием чужих денег.
   Примечание: Видимо, рассчитывает присвоить деньги. Возможно, в данном случае работало имплантированное профессором Кошем стремление к дорогостоящим вещам: накануне Бен читал большую статью про спортивные велосипеды".
   Касси подошла сзади, подивилась через плечо:
   - Погоди, Иванечка... Это же список злых дел, которые совершал ученик! Смотрите, ребята: профессора прекрасно понимали, что заставляют нас совершать грехи! И зачем-то записывали каждый грех в особую папочку... Наверное, они следили, после каких грехов ослабляется "защита"?
   - Всё может быть. Ничего, в Москве разберутся, - буркнул Ваня и засунул папку в рюкзак. - Ух ты... а это что? Интересная штуковина!
   На полке лежал... настоящий капитанский хронограф! Новенький, поблескивает, запечатан в гладкий хрустящий пакетик... Эх, если что и хотелось нашему Ваньке когда-нибудь заполучить, так это именно такую вещицу! Он читал про такие в журналах, и ребята в училище взахлёб пересказывали друг другу: вот ведь что придумали на Западе для своих офицеров! Недавно появилась у генералов и полковников НАТО, а также у специальных агентов высшего класса такая игрушка, стоит бешеные деньги. Внешне - наручные часы, а сколько всяких встроенных функций! Тут тебе и шагомер, и дальномер, счётчик Гейгера, и приёмопередатчик, и мобильный телефон с выходом в Интернет, уж не говоря про всякие медицинские сенсоры - температура, пульс, давление... Наконец, встроенная фотокамера (для разведчиков просто незаменима), а главное - GPRS, мгновенное определение координат при помощи спутника с нанесением их на электронную карту местности!
   - Ничего себе игрушки у колдунов! - поразился Ставрик, любуясь вещицей. - Всю жизнь о такой мечтал... А у них просто так валяется.
   - А нечего разбрасывать! - сказал Ваня, прилаживая капитанский хронограф себе на запястье. - Нам в дороге очень пригодится.
   - Ты что! Ванечка, с ума сошёл? - шагнула вперёд принципиальная Морковка. - Это же ихняя, гадкая, вредная вещь... зачем тебе? Выброси скорее!
   - Вы не понимаете, Надя, - строго сказал Царицын. - Это прибор, который поможет нам в пути. Навроде компаса, только в миллион раз лучше, понимаете?
   - Смотри, здесь ярлычок болтается! - Ставрик ухватил пальцами бумажку, прикреплённую к хронографу на тоненьком пластиковом волоске. - Что написано? Номер какой-то... Две тройки, три пятёрки и восемь.
   - Это номер личного дела, - догадался Ваня, глянув на шестизначное число. Покосился на ящик с папками: - Вон, вторая сверху лежит.
   Надинька вытащила досье: ага, две тройки, три пятёрки, восемь. И заморгала удивлённо:
   - Ой, Ванечка, это же... твоё личное дело! Тут написано: "Шушурун"...
   Царицын впился когтями, распахнул пластиковую обложку, и вдруг...
   Что-то слабо заурчало в дальнем конце зала, и... дети поняли, что включился эскалатор. Кто-то спускался вниз, в павильон! Ну точно - вот послышались торопливые щёлкающие шаги, а потом шелест шёлковых рукавов, трущихся о мантию, и - голос страшного Рюдегера фон Бетельгейзе:
   - А я Вам говорю, герр Шпека, их здесь нет! И быть не может!
   - Отчего же, пан Рюдегер, отчего же? - быстро возражал второй голос. - Они же русские, им нужна русская лаборатория, вот что я Вам скажу!
   Дети разом присели.
   - Во всём виноват мальчишка, этот гадкий шаман! - шипел на бегу Рюд фон Бетельгейзе. - Я с самого начала предупреждал! Это очень опасный мальчик. Я думаю, это славянский мутант. Подумайте, какой колоссальной магической силой нужно обладать, чтобы истыкать гвоздями самого профессора Кохана Коша? Только русские варвары способны на такую жестокость!
   - А я настаиваю, что всему виной девчонка, - нервно огрызнулся пан Войцех Шпека. - Не зря мудрая кобра Мак-Нагайна говорила, что у русской Надейды небывалый магический потенциал. Это она убила и Коша, и Карлиса Гаафса, у меня нет сомнений!
   - Герр Шпека, здесь их определённо не может быть, - лысый фон Бетельгейзе остановился в десяти шагах от бокса, где притихли, прижимаясь под стеночку, бедные дети. - Да зачем им нужен Лабруис? Они разыскивают своего прия-теля, а он уже давно в Отроге...
   - Давай всё же удостоверимся, что здесь никто не прячется, - проскрипел пан Шпека.
   - "Интересно, как ты хочешь удостовериться, - подумал Ваня. - Надеюсь, на этот раз обойдётся без..."
   Не обошлось. Нервный пан вытащил красноватую резную шкатулку и - быстро извлёк волшебное пёрышко. На этот раз пёрышко было чернее, чем хлопья сажи. Положил на ладонь, дунул - пушинка взвилась почти к самому потолку и, затейливо танцуя, понеслась... прямиком туда, где прятались дети.
   Ваня быстро посмотрел на Надиньку, перевёл взгляд на Касси, которая что-то шептала, потом глянул на отважного Ставрика. Тот уже приготовился снова жать курок волшебного зонтика...
   "Нет, они здесь ни при чём, - осознал Ваня с горечью. - Пёрышко почуяло именно меня".
   - Что надо говорить? - прошептала Надя, потрогав Кассандру за руку.
   - "Господи, помилуй меня, грешного", - губами показала Касси.
   Ваня следил за чёрным пёрышком, вьющимся под самым потолком... Да, приближается. Заходит, как бомбардировщик на цель...
   - Кто-то из нас согрешил... - простонала Касси. - Кого-то оно почуяло...
   Ваня спохватился: ну конечно же! Рванул пальцами браслет, сдёрнул с запястья капитанский хронограф. Аккуратно, чтоб не брякнуло, положил обратно на стол. Касси молча показала большой палец. Надинька быстро, неслышно чмокнула Царицына куда-то в ухо.
   Ваня немного покраснел. И правда, как же не сообразил, что ведь это - тяжкий грех, кража! Одно дело, когда в передряге боец берёт чужие патроны, лекарство или пищу. Но роскошный капитанский хронограф был, если говорить совсем честно, не очень-то нужен Ване в колдовском подземелье. И брал его Царицын не для того, чтобы прямо сейчас пользоваться как компасом. Просто... ну как сказать... мечталось вернуться в училище не только с парой орденов на груди, но и с капитанским хронографом на запястье. Чтобы все видели: молодой человек побывал в серьёзном месте и вернулся с неслабым трофеем.
   Пёрышко вдруг злобно завертелось - как оса, почуявшая, что её собираются шмякнуть полотенцем. Кинулось было вперёд, потом дёрнулось обратно - завиляло и поплелось обратно к хозяину.
   - Да никого здесь нет, - опять заныл фон Бетельгейзе, стёкла пенсне колко блеснули. - Хватит время терять! Они, небось, уже в Отроге Полуночи...
   Колдуны бросились к выходу - только почему-то не в сторону эскалаторов. Грохнула решетчатая дверца - и тёмное жерло тоннеля поглотило торопливые шаги. Двое двинулись по мосткам вдоль путей.
  
   - Не нашли, не нашли! Пёрышко сначала к нам, а потом испугалось! - торжественно прошептала Надинька. - Это потому, что мы хорошо молились.
   Ставрик с облегчением расслабил повлажневшие руки, стискивавшие волшебный зонт. Ваня поднялся с колен, подошёл поближе к свету - и раскрыл собственное личное дело.
   Уже на второй странице начинался пространный рукописный текст с любопытным заглавием:
  

Отчёт о снятии русской (византийской) защиты с учащегося.

Имя: Шушурун

(Алтай, Россия, 1 год обучения)

   Сплошные термины и даже формулы - жаль, что некогда читать! Ваня бегло пошуршал жёсткими страницами - ух ты! Снова "Стратегическая карта души", только на этот раз... неужели его, царицынская, душа в виду имеется?
   И Ванька увидел большой континент, распластанный на все четыре стороны, с мелкими островками по краям, а на нём - сам Кохан Кош ногу сломит: десятки армий, не один фронт, а несколько! Царицын понял, что в середине большой земли лежала его столица - и вокруг неё кольцами, авангардами наружу, навстречу врагу, стояли полки со странными названиями: "Послушание", "Трезвение", "Целомудрие". В некоторых местах оборона была пугающе редкой - только пунктирчиком намечены передовые позиции группы армий "Пост", батареи "Молитвы", редуты "Милостыни"... И тут Ванька ахнул: да вот же, по левому флангу, какой страшный прорыв в его обороне! Огромная, жирная красная стрела, пробив вялое сопротивление Ванькиной души, тянулась к столице... Кто такие? Кто это прорвался? Иван поспешно прочитал: гвардейский корпус "Тщеславие" и группа армий "Гордость"...
   - Ну что, - спросила Касси. - Там не написано, куда нам теперь идти?
   Ванечка не слышал. Он уже читал документ, озаглавленный просто и со вкусом:
  

Рекомендуемые меры по развитию тщеславия и гордости у студента Шушуруна

(Россия, 1 г/о)

  
   Глаза запрыгали по колючей проволоке строк:
   1. Рекомендуется вручение орденов, медалей, прочих наград за успеваемость и особые успехи.
   2. Рекомендуется перевод на более престижный факультет, принятие в члены за­крытых почётных обществ, гильдий и рыцарских сообществ.
   3. Необходимо подготовить пророчества о великом предназначении Шушуруна, о его будущей славе.
   4. Желательно воспитывать презрение к друзьям, чтобы подавить возможные импульсы самопожертвования ради других людей, характерные для русского этноса.
   5. Показана публикация в прессе статей с упоминанием имени студента, его фотографий.
   6. Целесообразно публичное награждение ценными подарками. Учащийся любит вещи, которые могут выделить его из серой массы сверстников - не столь дорогие, сколь труднодоступные и наиболее современные устройства, приборы, механизмы. Рекомендация проф. Гендальфуса Тампльдора: подарить капитанский хронограф".
  
   Ванька поразился коварству колдунов. Выходит, они специально для него хронограф приготовили! Собирались, наверное, на днях вручить на общем сборе студентов Моргнетиля. Чтобы Ваньке было особенно приятно, чтобы тщеславие пышнее расцветало в его душе...
   - Как легко они меня разгадали, - пробормотал Ваня, за­хлопывая папочку.
   - Не тебя одного, - грустно сказала Касси.
   - Но откуда про хронограф узнали? Я ведь никому не рассказывал, что он мне однажды даже приснился... - Ваня поё-жился, точно от сквозняка.
   - А может быть, они умеют читать чужие сны?
   Ваня усмехнулся, припоминая список "рекомендаций". Пожалуй, единственный пункт, который выглядел глуповато - это про презрение к друзьям. Чего-чего, а этого они никогда не добьются! Кадетская дружба - самая крепкая в мире...
   Едва Царицын подумал об этом, как сразу... вспомнил, что посмеивался над Петрушей, когда тот слишком медленно собирал "Чёрную осу", когда боялся выполнять опасные движения в воздухе, а особенно когда дрых некстати... А как Ванька злился, что именно тихоня Громыч первым ухитрился проникнуть в замок в ящике со скорпионами... ведь это была чистая зависть... Нет, колдуны вовсе не дураки!
  
  

Глава 8.

Лео, колдунья и

зеркальный шкаф

  
  
   - Это он! Это он! - кричали в толпе, тесно прижимаясь друг к другу.
   - Колдун показался снова! - кричали матери, хватая на руки детей своих.

Н.В.Гоголь. Страшная месть

  
   од хлёсткий барабанный ливень, под громы электронных литавр, весь охваченный лёгким пламенем сиреневых огней, на сцену, чуть пошатываясь от усталости, вышел стройный юноша в чёрном плаще, раздутом и хлопающем от тёплого ветра, который поднимали мощные вентиляторы, установленные за кулисами. Смоляные кудри Леонарда Рябиновского бешено развевались, длинный вишнёво-жёлтый шарф трепетал узким змеящимся знаменем - и вот теперь затрепетали сотни девочек и мальчиков, и учителя, и восторженные родители - все, кто пришёл на это небывалое шоу в концертный зал "Олимпийский".
   Представление юного мага шло четвёртый час, это был восхитительный, эффектный нон-стоп. Уже застыла, искрясь в свете рампы, дюжина остекленевших цветочных букетов в высоких вазах вишнёвого стекла. Уже появлялась и снова исчезала Синяя птица, уже сами собой зажигались обручи, вспыхивали разноцветные искры под куполом, уже зрители не раз замирали от восторга и ужаса, наблюдая, как медленно и красиво великий Лео взмывает над сценой и зависает в воздухе на несколько долгих секунд - никаких тросов, никакой техники, чистое волшебство!
   И вот последнее чудо на сегодня. Уставший и радостный, чуть задыхающийся Лео, взмокший от бешеного количества перегоревшей энергии, от жаркого гула и всеобщего восторга, выбежал на сцену - властно оглядел плачущий от восторга зал - и рывком сбросил с плеч чёрный плащ, оставаясь в белоснежной пузырящейся сорочке. Но этого мало. Все должны видеть, как ему тяжело, как много сил отнимает самое последнее, самое сложное чудо, которое ему предстоит показать через несколько мгновений. Лео рванул на груди рубаху, обнажая мокрую от пота, мускулистую грудь и впалый живот с кубиками тщательно накачанного пресса. Зал взвыл, тысячи школьниц запищали - на сцену полетели смятые цветочки, шейные платки, мягкие игрушки... дань восторженной публики.
   Последнее "чудо" и правда давалось Леонарду с трудом. В голове ревела обогащённая лёгким наркотиком кровь, в ушах, часто пульсируя, рокотали обрывки властного шёпота - Лео давно привык к этому голосу даймонов-покровителей, которых в своё время приставил к Рябиновскому великий учитель Гендальфус. По сути, именно невидимые даймоны совершали за Лео все чудесные трюки - искусство мага-презентатора состояло лишь в том, чтобы направить буйную тангалактическую энергию в нужное русло.
   Хор даймонских голосов в голове накатывал волнами, временами отдельные фразы пронзали сознание юного мага: "скорее...", "мы хотим...", "давай нам работу..." - клокотали, требовали невидимые помощники. "Сейчас-сейчас, я найду для вас работу", - ухмыляясь, подумал Лео, подходя к краю сцены.
   Он ещё раз окинул властным взглядом головы школьников, сидящих под сценой в партере, - и вот загрохотал под куполом многократно усиленный голос юного волшебника:
   - А сейчас... самое сложное... я буду диагностировать ваши болезни! Я буду чувствовать вашу боль... буду сопереживать и лечить вас!
   Это был фирменный трюк, самый популярный у русской аудитории. Молодой волшебник вызывал дюжину зрителей из зала - никаких "подсадных уток", это действительно были случайные люди - и, вслушиваясь в визжащие голоса даймонов, определял тех, у кого были скрытые заболевания. Даймоны никогда не ошибались, они верно чуяли человеческие болезни - потому что болезни всегда являются следствием злых поступков и мыслей, а уж по части злых помыслов даймоны большие специалисты! Лео с радостной улыбкой припомнил позавчерашнее шоу в Московском дворце молодёжи - как эти тупые русские овцы обалдели, когда он с первого взгляда разглядел у толстой учительницы рак молочной железы, а рыжей третьекласснице предсказал, что через пару месяцев у неё удалят половину лёгкого. Толстая учительница потом рыдала в микрофон, что слова волшебника - чистая правда, что ей поставили страшный диагноз буквально неделю назад и она ещё никому не рассказывала, а вот Лео сам догадался...
   - Сегодня тоже нужно "посканировать" кого-нибудь из училок, - решил колдун Рябиновский.
   Правда, когда добровольцы полезли из зала на сцену, Рябиновский почувствовал... необычное. Некую опасную свежесть, прохладцу в воздухе - и странное дело, голоса даймонов зазвучали как-то потише... Даймоны чего-то испугались! Леонарду резко стало не по себе... Он едва различал этот боязливый шёпот невидимых покровителей: "в зале...", "тётка противная, церковная"... "она работает против нас, она мешает"!
   - Всё ясно,- мгновенно осознал Лео. - В зале враг. Кто-то сидит и молится. Это страшная помеха, смертельная опасность. Каждому ученику Мерлина рассказывают страшную историю великого волхва Симона, которого даймоны носили по воздуху на глазах изумлённого народа - а потом пришли церковные и начали молиться, и даймоны испугались. Даймоны улетучились, бросив Симона в воздухе, - и Симон упал. Разбился насмерть...
   - Вот она... - вдруг резанул по глазам светло-серый, прямой, несгибаемый взгляд. Ах, как Лео ненавидел эти православные взгляды! - Женщина, худая и сутулая, кажется, училка... Это она молится, нет никаких сомнений! Ах ты, сволочь церковная...
   Лео узнал её. Училка литературы из школы на Таганке. Как её звать-то, забыл... "Вера... Вера Кирилловна... - ослабленным эхом наперебой засуфлировали даймоны, - молится, молится тупая овца... за кого-то из детей, кто сейчас вышел на сцену... это её ученик вызвался добровольцем, вот она и молится за него... убери выдру, убери!.. мешает, мешает!"
   - Шестой ряд, крайнее место слева... уведите тётку, как поняли? - быстро прошептал Лео в крошечный микрофончик, болтавшийся на тонкой струнке возле губ. Его поняли правильно - через миг ловкая фигура охранника в чёрной курточке с жёлтым клеймом "БЕЗОПАСНОСТЬ" на спине метнулась к шестому ряду.
   Веру Кирилловну вежливо пригласили к выходу - "буквально на минутку, это простая формальность, документики проверим и сразу вернётесь в зал". Простая формальность займёт минут пятнадцать - предостаточно для того, чтобы блестяще завершить последний на сегодня фокус. Глядя, как переполошившуюся курицу вежливо, под локоток провожают в фойе, Леонардо радостно оскалился и тряхнул кудряшками: разумеется, тётка перестала молиться. Голоса хохочущих даймонов завизжали с удвоенной силой...
   В это самое время генерал-полковник Тимофей Петрович Еропкин перестал смотреть шоу Рябиновского по телевизору. Охватив голову руками, седой генерал, заметно похудевший и состарившийся в несколько дней, склонился над широким письменным столом в своём кабинете. Ехать домой не было сил: Тимофею Петровичу невыносимо тяжело видеть Надинькины игрушки, её портфельчик в коридоре, маленькие ботинки в прихожей...
   Да, сегодня генерал снова проведёт ночь в училище. Еропкин знал: несчастных детей, которые вот так внезапно исчезают из дома, находят крайне редко. Генералу страшно было думать о том, что могло случиться с ненаглядной Надинькой, попади она в руки похитителям - каким-нибудь маньякам, извергам из нищенской мафии и прочим сатанистам, которых полным-полно развелось в загаженной Москве...
   - Ищи, где хочешь, - глухо сказал Еропкин доктору Савенкову, сидевшему напротив и внимательно наблюдавшему за магическим шоу. - Я тебе кадетов нашёл, а ты мне внучку найди, понял?
   Савенков ничего не сказал. Но Еропкин знал, что Севастьян Куприяныч этим делом займётся всерьёз - и, пожалуй, Савенков найдёт Надиньку. Лишь бы она была ещё жива!
   Горе не заставило Еропкина забыть о ребятах, засланных в Мерлин. Каждое утро звонил Савенкову и спрашивал, нет ли новостей. Савенков неизменно отвечал: всё идёт по плану. Капитан Шевцов сообщил, что ребята благополучно высадились на остров, их радиомаяк пока жив.
   - Ха! - вдруг кашлянул Савенков, впиваясь глазами в свежий номер "Известий". - Кажется, нашлась твоя внучка.
   Еропкин вскочил, едва не опрокинув стол:
   - Где?! Жива?!
   - Да успокойся, успокойся! - испуганно воскликнул доктор Савенков. - Жива и здорова!
   - Где она?! - выдохнул Еропкин, подаваясь вперёд всем своим шкафоподобным телом.
   Савенков помедлил немного, смакуя момент. Потом снял очки и протянул старому другу разворот "Известий".
   - Ты не поверишь, Петрович. Кажется, твои кадеты прихватили её с собой в Мерлин!
  
   Вместо надписи "Площадь Революции" на облицовочном мраморе над путями - там, где пишут название станции, - горели золочёные буквы: "Лаборатория русских исследований".
   - Что-то давно электрички нет, - усмехнулся Ваня. Он уложил пластиковые папки с личными делами детдомовцев в рюкзак, взвалил его на плечи и, покряхтывая, вышел к краю перрона.
   - Войцех Шпека и этот, лысый в пенсне, говорили, что Петрушу отправили в какой-то Отсек Полночи, - сказал Ставрик, невозмутимо поигрывая волшебным зонтиком.
   - Не Отсек Полночи, а Отрог Полуночи, - поправила Касси. - Жаль, что мы не знаем, где это находится.
   - Ну почему не знаем? - Ваня задумчиво почесал нос. - Я думаю, что два злобных колдуна, которые нас искали, побежали именно в Отрог Полуночи.
   - Значит, надо двигаться за ними? - Касси с замиранием сердца указала пальчиком на серебристые рельсы, холодными ручьями утекающие в пасть тоннеля.
   Ваня хлопнул себя по лбу: личное дело Громыча! Там должно быть указано, куда его направили. Может быть, в документах есть номер Петрушиной камеры или хотя бы сектор, в котором находится этот клятый Отрог Полуночи, не к ночи он будет посещён!
   Царицын разогнул обложку и начал читать с конца. Самым последним был подшит клетчатый обрывок, исписанный - Ванька обрадовался - знакомым почерком самого Петруши. Царицын выдернул из папки листочек - сердце его стучало, он волновался так, словно рассчитывал разглядеть на этом обрывке план прохода к Отрогу Полуночи или, например, зашифрованное послание для Савенкова...
   Увы. Вот что прочитал Иванушка:
  
   Ах, Господи, спаси меня от джинна уныния!
   Избавь от зуда власти
   И сладости звенящих гордых слов,
   В которых не живёт ни жалость, ни любовь!
  
   - Это какой-то известный поэт, - уверенно сказала Надинька. - Мне кажется, мы в школе его проходили.
   Ваня не ответил. Он читал текст на длинном листке, приколотом к смятой бумажке со стихами:
  

"ПРОТОКОЛ-ДИАГНОЗ.

   В четверг, 10 сентября 200... года, во время урока приручения воздушных джиннов, я, доктор Артемиус Кальяни, выпустил духа уныния с целью определить, кто из детей подвержен воздействию этого духа. Класс отреагировал пассивно. Однако один из детей (N 335560, Ашур-Теп Тихий Гром) создал произведение, свидетельствовавшее о том, что от воздействия духа уныния его собственная душа выработала ответную защитную реакцию, связанную с апелляцией к известной Высшей Силе. Воздействие духа уныния на душу студента заставило его обратится к Б. с просьбой избавить его от духа, что в конечном итоге привело к катастрофической феноменизации вдохновения и созданию опасного стихотворения, которое является по сути переложением первого стиха молитвы Ефрема Сирина: "Господи и Владыко живота моего! Дух праздности, уныния, любоначалия и празднословия не даждь ми..."
   Указанный факт однозначно свидетельствует о том, что студент настолько сильно закрыт куполом русской (византийской) защиты, что способен неосознанно создавать стихотворные произведения молитвенного склада, что опасно и недопустимо. Кроме того, налицо врождённое свойство русской души призывать защиту Б. в ситуациях, когда русские подвергаются воздействию тангалактической духовности".
  
   Чуть ниже другим почерком, с завитушками дописано:
  
   "Чрезвычайная комиссия в составе: К.Фост, Арт.Кальяни, Йен.Мак-Нагайна, В.Шпека, рассмотрев чрезвычайное происшествие, приняла решение: студент 335560 неизлечим. Предложение: направить на исправительный полигон особого режима "Курск". Прогноз излечения: 0%".
  
   Ниже чернел расплывшийся штамп: "ПЕРЕВЕДЁН В ЧЁРНЫЙ ОПЛОТ" - и сразу под ним небрежно, с описками накорябано:
  
   "Предполагается, что студент 335560 является осведомителем ФСБ России, явившимся в замок для сбора информации о российских детдомовцах, обучающихся на II курсе. Допрос, проведённый С.Селецкой, результатов не дал. Повторный допрос, проведённый К.Гаафсом, результатов не дал. Здоровье студента удовлетворительное. Дело передано на рассмотрение проректору. До выяснения судьбы студент переведён в Чёрный Оплот, на базовый этаж, Отрог Полуночи, бокс N 2".
  
   Наконец, в самом низу, едва читаемыми старомодными козявками:
  

"Принести в жертву на ближайшей

полуночной мессе".

  
   И чёткая, нервическая подпись:
  

"Hendalphus B. Temple-d'Or"43.

  
   - Ну вот, - в ужасе подумал Ванька, - доктор Савенков был прав. Здесь действует преступная секта. Судя по всему, колдуны приносят детей в жертву! Убивают, чтобы умилостивить какого-нибудь злобного духа? Просто не верится... дикари какие-то!
   - Плохо дело, братцы, - Ваня поднял от бумаги страдающий взгляд. - Петрушу-то, похоже, в расход определили...
   "Полуночная месса"... Это значит, у нас есть ещё несколько часов до начала казни.
  
  
   - Дальше я пойду один, - мягко сказал Ванечка, стараясь не глядеть на погрустневшие лица друзей. - Так будет быстрее, ну правда. Вы оставайтесь здесь и ждите меня. Колдуны уже искали нас в этой лаборатории, значит, есть надежда, что сюда они вернутся не очень скоро.
   Тут он увидел огромный зеркальный шкаф, с раздвижными дверями, как в купе пассажирского поезда.
   - Залезайте внутрь. Час-полтора, не больше - и мы с Петрушкой к вам присоединимся.
   - Может, мне с тобой пойти? - спросил Ставрик, опираясь на ствол волшебного зонтика.
   - Ты-то пойдёшь, тебе только дай! А кто девчонок охранять будет? - строго возразил Ваня. - Оставь зонтик при себе, только зря не пали. Сидите в шкафу и не высовывайтесь, лады?
   - Лады, - сказал Ставрик. - Пока тебя нет, я буду главный, хорошо?
   - Хорошо, - без тени улыбки ответил Ваня. - Это значит, в случае чего спрошу с тебя. Несёшь передо мной личную ответственность. Понял?
   - В принципе, я не настаиваю, - согласился Ставрик. - Касси старше меня на целых два года, пусть она командует...
   Ваня обернулся к девочкам:
   - Главное - не выходите из шкафа наружу. Обещаете?
   Девочки обещали. Они уныло залезли в просторный шкаф и уселись, поджав ножки. Ставрик освободил себе побольше места, выбросив наружу какие-то коробки. Ваня тут же перепрятал их под стол, чтобы не привлекать внимания.
   - Всё. Значит, я пошёл, - вздохнул Иванушка и посмотрел на друзей. Ему ужас как не хотелось расставаться. "Не пришлось бы их потом освобождать - в свою очередь, после Громыча... - подумалось Царицыну. - Однако тащить с собой девчонок в Отрог Полуночи было бы полнейшим безумием. Ладно, всё, хватит сопли тянуть, как говаривал Телегин". Ваня помахал рукой, ободрительно подмигнул - и пошёл по перрону в дальний конец. По следам Войцеха Шпеки и лысого фон Бетельгейзе.
   А девочки и Ставрик остались сидеть в шкафу - молча, лишь изредка вздыхая и шмыгая носиками. Правда, они не успели соскучится - не прошло и минуты, как в конце перрона снова загрохотала железная решётка.
   - Ванечка возвращается, - обрадовалась Надя. - Наверное, что-нибудь забыл.
   Она уже начала откатывать в сторону дверцу шкафа, но Ставрик быстро схватил её за руку - невежливо скомандовал:
   - Тихо! Тебе Ваня что сказал? Сиди в шкафу тихо и не высовывайся!
   - Но там же Ванечка, он зовёт меня! - немного обиженно удивилась Морковка.
   - Это не Ванечка, - буркнул Ставрик. - Ты что, не слышишь, что голос женский?
   Только теперь Надинька расслышала заливистый смех и цоканье каблучков.
   - Ах, куда все подевались, хи-хи-хи! - восклицала невидимая пока девушка, цокая каблучками по мрамору. - На совещание что ли вызвали? Всю лабораторию разом, ха-ха-ха!
   - Любезная сеньорита, я поражаюсь Вашему самообладанию, - заговорил другой голос, на этот раз мужской. Дети вмиг узнали бархатистый, извивистый голос профессора красноречия Феофрасто Феофраста. - Вы умудряетесь улыбаться при том, что в академии творятся такие небывалые злодеяния... льётся столько крови... Вы просто отважная девушка, хо-хо!
   Надинька прилипла глазом к щёлочке. Вот что она увидела: пухлый профессор в расшитом плаще, огромной шляпе, смешных панталонах и чулочках нежно поддерживал под ручку тоненькую пышноволосую студентку. Девушка смеялась, размахивала волшебной палочкой и оживлённо вертела головой по сторонам.
   Наконец она обернулась к Надиньке в профиль - и Морковка восхищённо отпала от щёлочки:
   - Ах, Вы не представляете... Вы даже представить не можете... Это же... сама Гермиома Грейнджер!
   - Да ты что? - поразилась Касси. Незадолго до поездки в Мерлин моя бедная девочка тоже зачитывалась книжками про юных волшебников.
   - Ах, какая красивая! Ну точно как в кино! - с восторгом прошептала Надинька.
   - Дай посмотреть, - смущённо попросила Касси и тоже приникла к щёлочке.
   - С ума сойти... самая настоящая живая Герми. А почему она раньше не появлялась в Мерлине?
   - Наверное, вместе с Гарри ездила в заграничные турне, - быстро и серьёзно зашептала Надя Еропкина. - А теперь Гарри вернулся в Мерлин, и Герми с ним! Ах... как жаль, что мы не можем выйти из шкафа! Я так мечтала поболтать с самой Гермимуськой! Такой шанс взять автограф...
   - Это просто ужасающее зрелище, поверьте, - восклицал меж тем профессор Феофрасто Феофраст, расхаживая в проходе меж рабочих ячеек. - Я спускался по баллюстраде после лекции, и вдруг - холодный призрак, точно облако, вышагнул из древней картины, где он, видимо, таился в ожидании жертвы. Прямо передо мной шёл симпатичный мальчик, совсем юный, первокурсник... Когда парнишка заметил привидение, его ноги подкосились от ужаса, несчастный юноша упал... А призрак, весь светящийся звёздной пылью, точно в брызгах лунного молока, - он надвигался, надвигался...
   - Ах! - воскликнула юная Гермиома. - Вы так страшно рассказываете!
   - Ещё бы! Представьте себе огромный чёрно-серебристый силуэт с бледным, будто обескровленным детским лицом... О да, лицо призрака было совершенно такое же, как у самого мальчугана, только искажённое злобой! Я замер, поражённый ужасом. А через мгновение призрак пожрал парнишку целиком, осталось только кровавое пятно на мраморе! Бедный Томми... не помню его фамилии, но Вы знаете, ведь он был племянником грузинского президента!
   - Ах, принесите мне воды! - громко простонала Герми, хватаясь за горло. - Сердце, моё сердце!
   Профессор Феофраст кинулся к поильной установке - и через миг Герми уже стучала зубками о край стакана.
   - Не бойтесь, прекрасная сеньорита, - утешал её собеседник, увиваясь в шумящем плащике. - Гарри уже вернулся к нам. Он сумеет остановить герцога Мор...
   - Нет! - визгнула Герми. - Не называйте этого имени! Я его боюсь.
   Надинька содрогнулась в шафу: ах, как всё это страшно! Будто в настоящей книжке про великого Гарри... Помнится, в каждом томе обязательно была схватка Гарри и герцога Моргиаволы. Видно, и в этом году не обойдётся без поединка...
   "Подумать только! - поразилась Надинька. - Мы здесь бегаем по подземельям, воюем с Коханом Кошем и Карлисом Гаафсом и не догадываемся, что в замке творятся чрезвычайные вещи! Призрак герцога Моргиаволы терроризирует академию! Он где-то рядом!"
   - Скажу вам по секрету, - громко говорила меж тем красавица Гермиома, - в этом году Гарри приходится тяжело. Тёмный дюк вернулся, и он стал сильнее, чем прежде. Гарри признался мне, что... не уверен в победе. Это ужасно. Если герцог убьёт Гарри, никто больше не сможет защитить академию от проклятого призрака!
   - Что же делать? - подрагивающим голосом произнёс профессор Феофраст. - Мы должны помочь Гарри!
   - Мы не в силах ему помочь, - Герми развела руками. - Правда, Гарри говорил об одной девочке, которая поступила в этом году в Мерлин... Говорят, у этой малышки потрясающий магический потенциал...
   - Я знаю, о ком Вы говорите, - утвердительно кивнул профессор Феофраст.
   - Да-да! - оживлённо продолжала подруга Гарри. - К сожалению, по недоразумению мы обидели эту девочку. Мы засадили её на полигон. А надо было сразу познакомить её с Гарри. Он бы научил её секретным заклинаниям! Мак-Нагайна сказала, что с такими способностями эта малышка за полгода смогла бы превратиться в очень сильную белую волшебницу северного типа, не ниже Снежной Королевы! Вы представляете, как бы это помогло Гарри бороться с герцогом Моргиаволой?
   - О да... - Профессор покачал головой в огромной шляпе, и пышное перо шумно перевалилось с боку на бок. - Мне кажется, я знаю, о какой девочке Вы говорите. Русская Надейда, не так ли?
   - Да, - прошептала Гермиома и зачем-то оглянулась на своё отражение в большом зеркальном шкафу. - Если бы маленькая ведьма Надейда вступила на сторону Гарри, вдвоём они бы смогли остановить герцога Моргиаволу. И сразить навсегда!
  
   Надинька отпрянула от щёлочки. Обернула к друзьям покрасневшее лицо, едва слышно выдохнула:
   - Что она сказала?
   Ставрик молча показал Наде кулак. Меж тем, прекрасная медноволосая Гермиома, держа в белых пальчиках тёмную сигарету, прошлась меж рабочих отсеков и бронзовых статуй и в задумчивости приблизилась к зеркальному шкафу вплотную...
   Дети в шкафу замерли. Касси в этот миг показалось, что проклятая пыль слишком звонко кружится в воздухе. А Надинька смотрела в щёлочку на прекрасную Гермиому и не могла оторвать взор от чудесного личика юной волшебницы. Глядя в зеркало, в отражение собственных серо-зелёных глаз, Герми медленно выпустила из губ седую змеючку пахучего дыма и сказала печально, но твёрдо:
   - Ах, если бы я встретила эту девочку Надейду... я бы смогла заслужить её дружбу. Я верю: вместе с ней мы уничтожим герцога Моргиаволу. Сообща мы будем служить идеалам добра и света.
   Затаившись в своём зазеркалье, прижимая трепыхающееся сердечко рукой, Надя смотрела на великую юную колдунью Герми, стоявшую в двух шагах по ту сторону зеркала. Она чувствовала терпкий запах её духов, она слышала, как шелестят ресницы и потрескивает пламенный кончик сигареты. И в душной тьме шкафа Надинькой вдруг овладели московские мечты. В этих мечтах Надя становилась такой же красивой и отважной. Как это мило: поражать врагов одним движением глаз, грациозным взмахом палочки! Жаль, что Надинька - русская. Русская защита мешает ей делать чудеса...
   Вдруг - как липкий шепоток просквозила мысль: эй, Надинька, послушай... какая ещё русская защита? Да она снимается одним движением сердца!.. И дальше - колдуй на здоровье, во всю силу, до самой смерти. Слышишь, Надинька, ты ведь не станешь делать людям зло, ты будешь доброй, самой доброй волшебницей на свете! Такой же, как Герми Грейнджер... И самое главное - ты поможешь милому Гарри победить чёрного призрака, герцога Моргиаволу.
   Надинька улыбнулась. Колдуны недооценивают нас, маленьких морковок. Надо же, какие хитренькие! Специально всё подстроили, чтобы она услышала их разговор и поверила, что они станут со мной дружить.
   Это мы уже проходили. На самом деле, им только и нужно - чтобы я предала маму, и дедушку, и Родину.
   Фигушки вам.
   Надинька обернулась и подмигнула притихшим друзьям. Не волнуйтесь, Касси и Ставрик. Я уже не хочу быть волшебницей.
  
  

Глава 9.

Маленький принц

  
  
   Что ж?.. Вместо отца моего, вижу в постеле лежит мужик с чёрной бородою, весело на меня поглядывая. Я в недоумении обратился к матушке, говоря ей: "Что это значит? Это не батюшка. И с какой мне стати просить благословения у этого мужика?"

А.С.Пушкин. Капитанская дочка

  
   Через десять минут безумного марша по чёрной норе с рюкзаком за плечами Ваня начал задыхаться. Воздух в тоннеле был тухлый, точно вырвавшийся пузырями со дна какого-то поганого болота...
   "Ничего, - думал кадет. - Шпека с Бетельгейзе здесь прошли, а значит, и я пройду". Вскоре он получил привет от пана Шпеки: светлея в немощном свете фонарей, скрипевших над железными пешеходными мостками, валялся жёлтый шейный платок Войцеха Шпеки. Видимо, колдун обронил его, да не заметил.
   - Всё нормально, - ободрился Ванечка. - Они прошли здесь недавно. Скоро должна быть следующая станция...
   Порой ему делалось страшновато в этом чёрном тоннеле. Безжалостное эхо далеко разносило стук Ванькиных ботинок... Неужели никто до сих пор не услышал, не заметил его? Верилось с трудом. Всё чаще Царицыну казалось, что за ним наблюдают. И словно ждут какого-то важного шага.
   Поэтому Царицын почти не удивился, когда впереди вспыхнул ослепительный пучок жарких огней - весь в тугом облаке пыли и грохота навстречу вырастал из черноты ревущий и огненный...
   Поезд!
   Ну вот, а ты жаловался, что поездов давно не было, усмехнулся Иванушка и быстро нырнул вниз, вцепился в задрожавшие решётчатые мостки. Поезд налетел, обдавая горячим воз­ду­хом и гарью. Окна светятся, но людей не видать. Вот и последний вагончик, серо-серебристый, совершенно пустой...
   Нет, не пустой. В хвосте, у последней двери стоит высокий человек в белом остроконечном капюшоне... и внезапно, с лязганьем вагон останавливается прямо напротив лежащего Ванечки. Разъезжаются двери, и Ваня видит перед собой пару мягких, морщинистых сапог с высоко задранными носами. Модные сапоги, из дорогой натуральной кожи.
   Ванечка непроизвольно икнул и попытался приподнять голову.
   Прямо над Ванечкой в раскрытой пасти вагонных дверей стоял высокий человек в красных сапогах, снежно-белом длиннополом плаще из грубой шерсти. Сложив руки на груди, поверх тусклого блеска орденской цепи, расплескав седые потоки по плечам, матово блестя изогнутыми стёклами и страшно белея во мраке наморщенным лбом, над Ваней возвышался самый могущественный колдун на земле.
   А именно - профессор Гендальфус Тампльдор.
  
   - Если бы русский мальчик поскорее вошёл в вагон, мы смогли бы отправить поезд, - негромко, но властно сказал господин проректор.
   Ваня, тихо дивясь тому, что ещё жив, поднял на проректора курносое лицо с отпечатком решётки на красной щеке. Проректор, позванивая цепью, отшагнул в сторону. Царицын побитой собакой заполз в вагон и - сел на пол, молча глядя на проректора. А потом набрался смелости и спросил:
   - И что теперь?
   - Внимание, наш поезд отправляется! Следующий стоп - Лаборатория королевской крови! - пропел сладострастный женский голос в динамиках, и состав плавно двинулся, постепенно переходя со стука на грохот, набирая скорость.
   Ваня смотрел на профессора Гендальфуса и бешено соображал: "Ага... они следили за нами. Они дали мне отделиться от остальных. Теперь сам проректор не поленился сгонять за мной на поезде. Значит, зачем-то я нужен".
   Ваня почувствовал, как пробежали по позвоночнику лёгкие холодные паучки - и на лбу выступил прохладный пот от одной только мысли:
   - Надеюсь, не для жертвоприношения?
  
   Больше всего Ваня боялся, что от страха начнут трястись колени. Он слышал, что такое случается даже с самыми отважными людьми - когда их ведут на казнь.
   Поезд заскрипел тормозами на подлёте к станции со странным названием Лаборатория королевской крови. Это был огромный гулкий зал, совершенно не похожий на гранитно-бронзовый Лабруис: чёрный и красный пещеристый камень, и белый песок на полу, да ещё крылатые львы Вавилона в треугольных нишах. Вместо привычных фонарей - настоящие вонючие, потрескивающие факелы, гроздьями натыканные в длинные чёрные ладьи, раскачивающиеся под потолком на скрипучих цепях.
   В глазах зарябило от множества узких чёрных колонн, на острия которых, казалось, насажен низкий потолок, изуродованный червоточиной барельефов по краям. Впереди в круге жёлтого света стоял чёрно-красный гроб... ах нет, это письменный стол проректора. Гендальфус повёл рукой - и над столом засветился голубовато-зелёный экран, а на экране...
   Русский мальчик разглядел два портрета. Слева - фотография Ивана Царицына, сделанная на церемонии зачисления в академию, в тот самый день, когда он так удачно рухнул в фонтан. Ванька с удовлетворением отметил, что вид у него на фотоснимке довольно крутой - горделивый и даже заносчивый. А справа - портрет незнакомого мужчины, набросанный штрихами ржавой сангины, неверной рукой - но удивительно точно передан хищный полунаклон головы и властный, какой-то почти паталогоанатомический интерес, искрящий во взгляде незнакомца.
   Человеку на втором портрете было около сорока лет. Но даже морщины, даже горбина сломанного носа, даже странный перехват волос толстыми струнами над ушами не могли скрыть потрясающего сходства. Незнакомец был похож на Ваньку чудовищно, до боли.
   - Мальчик всё увидит сам, - негромко произнёс проректор, похаживая меж колонн. Он говорил тихо, словно общался с самим собой. - Мальчик Шушурун должен знать, что мы тайно взяли у него образцы крови, и это оказалась та самая кровь, которую мы искали несколько столетий...
   "Что он там несёт? - Ваня попытался вслушаться в извивы шелестящей, будто чешуйчатой речи профессора Гендальфуса. - Какая ещё кровь?"
   - ...поэтому открытие потрясло всех нас, - весьма тихо, слово за словом, выронил из точёных губ проректор Гендальфус. - Дело в том, что... у мальчика в жилах течёт кровь короля Мерлина.
   И произнёс совсем уже невозможное:
   - Я склоняюсь перед юным Величеством. Испрашиваю повелений у моего господина.
   На это, право, стоило посмотреть. Царицын и не догадывался, что гордоумный ведун Гендальфус Тампльдор способен так низко склонить перед кем-то свою огромную, белую, морщинистую голову.
   "Тут что-то серьёзное, - догадался Ванька. - Просто так этот тип не станет кланяться, это факт".
   Потрясающе. Секунд десять проректор стоял, замерев со склонённой головой... Ваня огляделся, мелькнула мысль: скорее, пока он опустил взгляд, надо действовать... Увы, никакого оружия на стенах не было. На письменном столе тоже ничего увесистого, только колбочки да пергаментные свитки.
   Кстати, не исключено, что в зале полным-полно притаившихся охранников, которые только ждут, когда Ваня бросится на проректора с кулаками. Спешить не будем, решил кадет. Тянуть время будем.
   - Простите... что Вам от меня нужно? - спросил Иванушка.
   Гендальфус поднял пожелтевшее от унижения лицо.
   - Мой юный король воцарится в этом замке, если пожелает. Мы искали наследника короля Мерлина очень долго... Целая лаборатория вела поиски отпрысков нашего солнцеподобного основателя. Неожиданно наследник прибыл сам... сбылось древнее пророчество, мальчик упал с небес в образе медвежонка. Я первым заметил этот особенный шрам... тот самый, что украшает висок юного короля... это наследственный знак Мерлина.
   Иванушка невольно потрогал старый шрам возле уха. Мама говорила, что в детстве маленький Ваня упал и рассёк висок о край медицинских весов. Шрам был маленький, но заметный. Ванька так привык к нему, что и позабыл давно...
   - Четыре родинки на запястье, в точности повторяющие пропорции светил в созвездии Лебедя. Это знак Эскалибура, поставленный Мерлину перед смертью. Этот знак хорошо виден на левой руке моего короля...
   Ванька не стал смотреть. Это уж слишком: профессор рассказывает, а мальчик разглядывает сам себя. Но Ваня знал, что какие-то родинки и правда понатыканы у него на левом запястье. Пятнышки попадали в поле зрения всякий раз, когда Ваня снимал или надевал наручные часы.
   Ну дела! Когда они успели изучить на нём все отметины? Может, ещё ссадину на коленке занесли в протокол? А пломбу в зубе посчитали?
   - Наконец, мы выяснили, что мой король не является сыном того мужчины, которого Ваше Величество привыкло считать своим отцом. Дело в том, что в девяностых годах прош-лого века в России находился ныне покойный британский дипломат Джошуа Хекльберри, который, как мы только что выяснили, являлся незаконнорожденным сыном известного шотландского писателя и оккультиста Винса Скарлетта, чья бабка была замужем за великим колдуном Робертом, прямым пра-правнуком старшей дочери одной из внучек короля Мерлина, ведьмы Цецилии Роузбад. Итак, мы провели некоторую исследовательскую работу в России, опросили свидетелей, друзей Вашей матери... И выяснили, что настоящим отцом моего юного короля является сотрудник посольства Великобритании, который примерно за год до Вашего рождения при романтических обстоятельствах познакомился с прекрасной русской девушкой, матерью Вашего Величества...
   Ваня вздрогнул.
   А это уже дерзость. Что он там бредит, этот Гендальфус!
   Получается, Ванина мама изменила собственному мужу с каким-то британским дипломатом?
   Ванька опустил лицо, чтобы проректор не видел, как вспыхнули его щёки. Первый раз в жизни Ване в лицо говорили такую мерзость про его мать.
   Вообще-то русские офицеры таких слов не прощают.
   - Таким образом, по отцовской линии Ваше Величество восходит к королю Мерлину и кровь русской женщины в этом случае не препятствует престолонаследию, - произносил, кривя узкие красные губы, профессор Гендальфус. - Итак, мой юный король может взойти на свой трон, который оставался пустым так много столетий... Отныне замок принадлежит Вам, Ваше Величество. Надеюсь, старому Гендальфусу будет позволено остаться при дворе...
   Ваня спрятал за спину сжавшиеся кулаки. Он что, пытается сбыть мне этот поганый замок в обмен на моё настоящее родство? Эта самонадеянная горбоносая дрянь думает, что я сейчас соглашусь с тем, что моя мамочка, уже будучи замужем за батей, согласилась стать, извиняюсь за сильное выражение, славянской наложницей британского дипломата? Они что, правда, надеются, что я забуду отца и подпишусь под тем, что во мне течёт кровь каких-то там шотландских колдунов?
   - Всё-таки Вы не знаете русских, - пробормотал Ваня немного срывчивым голосом.
   - Простите, мой король? - Гендальфус подался вперёд, как бы переспрашивая...
   Ваня скрипнул зубами, проглотил зубастое слово, рвущееся наружу, и сказал негромко, почти бесцветно:
   - Что же... по-вашему получается, мой отец - британский дипломат? А ведь я своего отца хорошо знаю, и это другой человек.
   - Вы знаете всего лишь приёмного отца, мой король.
   - Я очень похож на отца внешне, - быстро сказал Ваня.
  
   - Ах, да разве это важно! - Гендальфус вдруг снова поднял голову на прежнюю недосягаемую высоту. - Ну даже если Вы не настоящий наследник Мерлина, поверьте, надо пользоваться шансом... По необъяснимой причине Ваш генетический код совпадает с кодом самого Мерлина! Это значит, что Верхновный совет Лиги вынужден объявить Вас наследником и единственным хозяином всего этого замка!
   Профессор сделал паузу и продолжил с особым чувством:
   - А про отца Вашего забудьте, он теперь в прошлом. Смотрите в завтрашний день! У Вас впереди - только роскошь, власть и почести!
   У Вани закружилась голова. Гендальфус Тампльдор смотрел на него в упор, и хотя веки белого волшебника были сомк-нуты, мальчику казалось, что его слепит и протыкает сосредоточенный взгляд колдуна - плоский, скользкий, похожий на клинок, который медленно вдавливают в мозг...
   "Колдует, - понял Ваня. - Всё - обман. Он просто... хочет снять с меня... защиту!"
   - Итак, Вы согласны вступить на трон короля Мерлина? - тихо произнёс Гендальфус, вкручивая в голову мальчика холодное сверло магического взгляда.
   Ваня отступил на шаг.
   Вдруг, непонятно откуда, из тайного, затхлого подполья Ванькиной души высунулась гадким хвостом наперёд незнакомая, чуждая мысль: "А что? А представляешь... Целый замок... А ты притворись, будь хитрым... Сейчас отрекись от отца и станешь наследником Мерлина, а потом... а мы ещё посмотрим, ведь потом можно всё изменить... всегда можно повернуть назад... никогда не поздно... а сейчас такой шанс, другого не будет!"
   Мысль пролезла в мозг тоненьким игольчатым хвостиком и стала настырно в него вкручиваться:
   - А может быть... я и правда... наследник Мерлина?
  

Глава 10.

Наследство Мерлина

  
  
   Однако ж Мужика Змея не убедила.
   Мужик схватил обух
   И говорит: "Хоть ты и в новой коже,
   Да сердце у тебя всё то же".
   И вышиб из гадюки дух.

И.А.Крылов. Крестьянин и Змея

  
   может быть... я и правда... наследник Мерлина?
   Разве Ваня произнёс это вслух? Гендальфус почему-то услышал. И нежно, ласково залил в юный мозг тягучую струйку мысленного мёда:
   - Этот замок - принадлежит Вам по праву. Ваша кровь дороже всего здешнего золота, Вы несёте гены величайшего Мерлина... Теперь понятно, откуда у Вас такая мощная интуиция, столь зрелый, холодный разум... Вы достойны трона, мой король.
   Какое странное, приятное чувство, точно рёбра сладко раздвинулись и дышится глубже? Может быть, и правда Ваня потому такой умный и ловкий, что в его жилах течёт кровь самого Мерлина?.. Стало горячо на сердце, он даже прижал руку к груди...
   Тут Ванькины пальцы коснулись чего-то тёплого, мягкого. Матерчатый кисет, который Царицын повесил на шею, когда улетал от Геронды.
   "Геронда, - вдруг вспомнил Иванушка. - Геронда всё знает. Почему он не открыл мне, что я наследник Мерлина?"
   И тут Ваня с поразительной ясностью осознал: да потому что никакой ты не наследник. Враки это всё. Лжёт поганый колдунище, нагло и зрелищно лжёт.
   В этот миг Царицын понял, что секунду назад чуть было не предал собственного отца. Отца, которого Ванька любит больше всех людей на свете. Отца, который лежит в эти минуты в ростовском госпитале - в длительной коме, на аппарате искусственного дыхания, уже четвёртый месяц лежит и не приходит в сознание... И не понятно, жив ли по-честному батя или уже не вернуть его к жизни.
   - А теперь слушайте, - негромко сказал Ваня, поднимая спокойный взгляд. - Мой отец никакой не британский дипломат и даже не сибирский шаман. Мой отец - капитан русских ВВС, командир штурмовой эскадрильи Денис Царицын. И я от своего отца никогда не отрекусь, запомните навсегда. Тем более ради вашего поганого замка. И вот ещё что. Не смейте вообще говорить о моей матери, ясно? Я Вас серьёзно предупреждаю, гражданин проректор.
   В ту же секунду рубиновый орден Звёздной лиги почему-то сорвался с Ванькиной груди - и, мелькнув кровавой искрой, звякнув об пол, побитым сверкающим паучком покатился к ногам проректора. А ещё, по странному совпадению, тесный златой перстень, подарок хитренького Ари Ришбержье, соскочил с пальца Царицына, точно палец этот намазали мылом, - и туда же, по полу кататься. "Что-то с меня все побрякушки осыпались, - весело подумал Иванушка. - Знать, скоро осень".
   Гендальфус потемнел, даже руки его моментально сделались синеватыми.
   - Довольно, - с досадой сказал он, оборачиваясь вбок... и Ваня увидел, что внезапно из воздуха, из пустоты вышагивают невидимые раньше люди: неужто... Колфер Фост! Ну точно... Ах, вот и профессор Мак-Нагайна с недовольным лицом, украшенным свежим синяком работы мастера Тихогромова... И Войцех Шпека здесь: быстро шагнул навстречу проректору из пустоты, из воздуха - на ходу кивает, что-то чиркает в блокноте:
   - Да, да, я понял, господин проректор... Я вижу, это совершенно невозможно...
   - Признаю, господин проректор, я был не прав, - вихляясь, совершенно не глядя на Ванечку, Колфер Фост подходит к проректору, мелко кланяется и закладывает руки в тесные джинсовые карманы на заднице.
   - Не думал, что случай настолько тяжёлый... Совершенная косность разума. Ну, теперь можно подписывать приговор...
   - Подписать приговор нам несложно, - холодно прошелес-тела Мак-Нагайна, поворачиваясь к Ване костлявой спиной. Про него позабыли, точно он был любопытный экспонат, который только что закончили изучать и теперь, накрыв защитной плёнкой, отставили в угол. - У мальчишки хорошие данные. Уничтожить его - минутное дело, но мне кажется, это ненаучно... Нам хотелось всё-таки снять с него защиту и перековать...
   - И это ваша хвалёная универсальная метода снятия русской защиты? - проскрипел Гендальфус, закидывая голову к потолку. - И что мы видим? Нулевой результат!
   - Это особый случай... - промямлил Колфер Фост, пытаясь улыбаться напряжённым лицом. - За мальчиком кто-то стоит, это очевидно.
   - Конечно, стоит, - сурово оборвал проректор. - За него там просят, это дураку понятно.
   Ведьмаки переглянулись меж собой. Видимо, особенный смысл таился в этих словах.
   - Ну просят, и что теперь? - нехорошо улыбнулся проректор Гендальфус. - Какая разница? Наша метода должна пробивать такие молитвенные заслоны! А иначе - как Вы планируете работать в России? Там сплошные защиты, там за каждого голодранца кто-нибудь просит! Ладно, уберите русского, от него плохо пахнет... Весь мокрый, ф-фу!
   Величаво расправив крылья плаща, проректор Гендальфус Тампльдор двинулся к письменному столу. А к Царицыну шагнул из пустоты, точно сбросив плащ-невидимку, некто коренастенький, с блестящим черепом: чёрный ствол "Беретты" нацелен Ване в живот, а злобные стёклышки пенсне подрагивают.
   - Руки на голову! Без фокусов, мальчик...
   Это Рюд фон Бетельгейзе, радостно потирая пальцы, командует охранникам:
   - Взять его, осторожненько под руки. И оружие, посмотрите, должно быть оружие.
   Верзилы в плащах мигом истыкали Ваню ручными металлоискателями, оборвали все пуговицы, один даже в рот за­глянул, больно сдавив челюсть пальцами, точно щипцами... Но к великому удивлению лысого Рюдегера, никакого оружия при задержанном подростке не обнаружилось.
   - То есть вообще ничего? Даже кинжала нет? - хмурясь, спросил он у охранника, который едва не сломал Ваньке рёбра, щупая под мышками в поисках потайной кобуры.
   Зато содержимое Ванькиного рюкзака порадовало господина фон Бетельгейзе: вывалив на пол пластиковые папочки с личными делами Петруши и Аси Рыковой, Джорджа Мерло и Бена Фенина, лысый радостно подмигнул Ване поверх стекляшки:
   - Детдомовцами интересуемся, да? Шпионим понемногу, не так ли?
   - Ага, - сказал Ваня отрывисто.
   - Поня-ятно. Лавры Штирлица не дают покоя русской мелюзге. А это что такое? - улыбнулся Бетельгейзе, извлекая из рюкзака пудовую гирю генерала Еропкина.
   - А чтобы зарядку делать, - угрюмо сообщил русский кадет Царицын.
   "Вот так выглядит настоящий провал, - думал он. - Они следили за нами в Лабруисе... И когда мы говорили с проректором, в зале была куча народу, но я почему-то их не видел. Вот что значит недооценивать противника..."
   - Но почему... почему мы не можем зацепить этого щенка? - сетовала тем временем раздражённая Мак-Нагайна.
   - Потому что детей сложнее околдовать, - ответил Гендальфус. - Наши противники в Москве не так уж глупы. Они неслучайно прислали к нам детей. А знаете почему? Взрослые люди грешны, и через эти грехи мы можем легко выявить и уязвить взрослых агентов Москвы. И вот смотрите: на этот раз Лубянка засылает детишек! Впервые за всё время Москва начинает действовать против нас с учётом духовных законов!
   Белый маг двинул брови вниз, и его нос заострился, как у ястреба.
   - Дети ещё мало нагрешили в жизни, - проговорили изогнутые губы проректора. - Поэтому дети неприступны для наших чар. Мне кажется, у русских есть такие дети, с которых никогда не сорвать защиту. Их нельзя зацепить нашим колдовстом, можно только - убить.
   - Как именно Вам это видится, проректор? - быстро уточнил Колфер Фост.
   - В Отрог Полуночи, этой же полночью, - будничным тоном ответил ведун Гендальфус.
   "Ну вот! - Ванька не знал, ужасаться или радоваться, потом всё-таки отчаянная русская весёлость победила страх. - И славно! Заодно с Громычем повидаемся!"
   Вполголоса обсуждая неудачный эксперимент по снятию русской защиты с подопытного мальчика, маги выстроились в неровную цепь вдоль глухой каменной стены, исчерченной гадкими иероглифами - точно это была не стена, а причал, к которому вот-вот подвалит пассажирский пароход. Сонно пробили стенные часы. Толпа волшебников, как по команде, шагнула прямо в стену - и в кабинете проректора сделалось просторно и гулко.
   Остались только охранники, да ещё - молодой, румяный и счастливый Рюдегер фон Бетельгейзе. Щёлкая каблуками, пару раз обошёл вокруг Ваньки, поглаживая пухлыми пальцами кровожадно ощеренную "Беретту".
   - Ну хорошо, хорошо... - поправил пенсне на вспотевшем но-су и обернулся к охранникам. - Вы можете идти, я справлюсь... Или нет! Пусть один из вас останется. На всякий случай.
   Он прошёлся ещё кружочек, помахивая чёрной палочкой.
   - Ну-с, русский шпиончик, не вздумай делать фокусы. Обещаю, что для тебя хватит первой же пули. И осечки не будет, поверь! Итак, начнём. Руки вверх!
   Царицын угрюмо глянул на Бетельгейзе и покорно задрал руки над головой.
   - Теперь наклони голову ниже, ещё ниже. И начинай медленно двигаться в сторону двери. Если я услышу от тебя какой-нибудь шёпот, немедленно стреляю. Понятно?
   Ванечка наклонил голову. Уткнулся подбородком в грудь, и тут же почувствовал на груди матерчатый кисет с Летающего острова.
   - Стой? Что у тебя... там, на шее?
   Бросился к Царицыну, сунул руку под подбородок - ага! Радостный, дёрнул завязку, тут же оборвал - и уставился на серый мешочек, точно кот на дохлую мышку, пойманную за хвост.
   - Это что ещё? Там у тебя яд? Или оружие?
   Ваня промолчал. Вспомнил вдруг, как серьёзно Геронда сказал, указывая на крошечный деревянный крестик: "Это - наше оружие".
   - Ты ведь хотел отсюда что-то вытащить, да? Та-ак... Там, может быть, что-нибудь опасное, да? Например, маленькая змея или паук. Ха-ха. Эй ты! - фон Бетельгейзе кивнул охраннику. - Достань.
   Громила опустил ствол волшебного зонтика, шагнул ближе, сграбастал кисет в кожаную крагу и полез внутрь негнущимися пальцами... Пыхтит в бороду, с носа уже пот закапал - никак не вытащит.
   - Ладно, всё, свободен! - не выдержал Рюдегер. - Сам достану.
   Вытер запотевшие стёкла, защепил на переносице - осторожно, медленно запустил мягкие холёные пальцы внутрь мешочка...
   Ага. Вот начинает бережно вынимать, и вдруг...
   - А-а! Что?! - в пальцах колдуна вспыхнул раскалённый уголь!
   Рюдегер отскочил, отбрасывая крест, - пенсне подлетело к потолку, а уголёк оранжевой искрой мелькнул в воздухе... и угодил прямо в пышную бороду охранника.
   Согласитесь, неприятно, когда вам кидают в любимую бороду раскалённые уголья - тут поневоле вздрогнешь от не­ожиданности. А если у вас в этот момент палец на курке? Представляете, что может случиться?
   Не стоит подробно рассказывать о том, что случилось с Рюдегером фон Бетельгейзе, оказавшимся на линии огня. Достаточно сообщить, что больше лысый барон не сможет представлять нашему герою какой-либо угрозы.
   Кстати, герой не дремал. Он решил, что не стоит больше стоять с опущенным подбородком и вскинутыми руками, точно ты мокрая тельняшка на прищепках. Ванька прыгнул вбок, где потемнее, - и кубарем перекатился за колонну...
   Охранник почему-то не стрелял вдогонку. Судя по сиплому рыку, у него были какие-то проблемы с бородой. Великан упал на спину и завертелся волчком, раздирая пальцами бороду на груди - орал он при этом в голос, да так зычно, что несколько факелов разом погасли, а с потолка посыпалась древняя, видимо, ещё средневековая, краска.
   Тут Ванечка решил, что не стоит выдумывать разные глупости и пытаться ударить мощного охранника по голове канделябром или египетской статуэткой. "Есть у нас старый, проверенный метод", - подумал Царицын, подхватывая с пола шестнадцать килограммов магнитогорского чугуна на толстой, удобной ручке.
   Гиря почти случайно упала охраннику на шляпу. Охранник отчётливо сказал "ой" и повалился набок. Ванечка осторожно нагнулся и проверил пульс: ура, дяденька ещё жив. Просто задремал... Тут Царицыну стало любопытно, что же так испугало бородатого верзилу - как ни вглядывался Иванушка, пламени в бороде не виднелось, да и палёными волосами вовсе не пахло.
   Кадет протянул руку и осторожно коснулся небольшого деревянного крестика, запутавшегося в грязной бороде охранника. Никакого жжения Иванушка не ощутил. Крестик был совершенно обычный - гладкий и даже приятный на ощупь.
   Не понятно, почему Бетельгейзе принял его за кусок добела раскалённого угля - а охранник отреагировал так, словно ему в бороду зашвырнули по меньшей мере гранату с сорванной чекой.
   Видать, и самому Ваньке кусок раскалённого угля просто померещился... Всего лишь блики от факелов?
   Крестик был очень родной. Ивану не хотелось больше выпускать его из пальцев. Он сжал крест в кулаке - и огляделся. Гм, туда, где лежало бездыханное тело фон Бетельгейзе, смотреть было боязно. А пышнобородый охранник уже вовсю храпел, раскидав по серому камню мощные конечности. Иванушка прицельно прищурился на письменный стол проректора Тампльдора...
   А что это за всякие бумажечки там разложены?
  

* * *

   Заросший великан с лицом викинга-извращенца ткнул Петрушу рукоятью зонтика в спину, потом с наслаждением пихнул под зад грязным сапогом - и с лязганьем захлопнул дверь за спиной русского пленника. Тихогромов с удивлением огляделся: он ожидал очутиться в самом мрачном подземелье для смертников, предполагал увидеть на полу, как минимум, змей и полуразложившиеся трупы узников, а на стенах - пыточные крючья, кандалы и ниши для замуровывания живьём. Вместо этого - роскошнейшие персидские ковры, приглушенный свет ароматических ламп (в воздухе воняло чем-то тропическим), дорогая мебель, корешки старинных фолиантов на полках, диваны обтянуты светлой кожей... На стенах - картины с пышнотелыми фламандками, на сводах - лепнина и расписные купидончики... Даже музыка журчит из-под потолка!
   "Они ошиблись, затащили меня в проректорский кабинет вместо камеры смертников", - подумалось Петруше. Утопая в мякоти ковров, суворовец растерянно прошёлся вперёд по анфиладе комнат - м-да... тут было отчего почесать затылок. В одном из залов длинный стол, казалось, уже потрескивал от тяжести серебряных блюд с яствами - копчёные окорока, жареная дичь, огромные торты и заполненный фруктами хрусталь. В полумраке мерцал фарфоровый фонтанчик, подсвеченный снизу голубоватыми лампами. У дальней стены меж двух статуй, изображавших веселящихся сатиров, холодно лучился телевизионный экран.
   - Кто здесь? - быстро спросил Тихогромыч, реагируя на едва слышный шорох сбоку.
   - Это я, - шмыгнув носом, ответила девочка, понуро сидевшая на краешке огромного дивана. - Вы новенький, да? А меня зовут Ася.
   - Ой, привет! - обрадовался Петруша и, шагнув ближе, представился. Потом растерянно спросил: - Скажите, а что... это и есть жуткий Отрог Полуночи?
   - Ну да, - кивнула Ася Рыкова. - То место, откуда не возвращаются.
   Она поднялась навстречу Тихогромову и протянула ручку - маленькая, немножко полненькая, щёки опухли от слёз, русая коса некрасиво размочалилась. "Ой, какие хорошие у тебя глаза! - удивился Петруша. - Так смотрят ласково и беззащитно, что хочется взять тебя как ребёнка на ручки, чтоб ты не плакала..."
   - Вы только не переживайте, всё будет хорошо, - немного стесняясь красивых Асиных глаз, сказал Тихогромов и отвернулся. Потом подумал и буркнул не шибко уверенно:
   - Я помогу Вам сбежать отсюда.
   - Конечно, всё будет хорошо, - грустно улыбнулась Ася. - Нас просто съедят заживо. Сегодня же вечером, на ужин.
   - То есть как "съедят"? - не поверил Тихогромыч.
   - В прямом смысле слова, возьмут, разрежут на кусочки и скушают, - ответила Ася и снова уселась на краешек дивана, сложив руки на коленях. - Я здесь уже не первый день сижу. Вчера съели Клару Честерфильд. Знаете такую?
   Петруша покачал головой.
   - Думаете, зачем здесь столько вкусной еды, мягких диванов, музыка и телевизоры? - продолжала Ася, преследуя Тихогромова грустным взглядом огромных глаз. - Это чтобы мы с Вами сделались помягче, повкуснее. Говорят, от роскоши и удовольствия человек становится более сочным. Они правда нас скушают, я Вам серьёзно говорю.
   - Да ладно... шутка какая-то! - неуверенно улыбнулся Петя, усаживаясь в застонавшее белокожее кресло. - Они что здесь, дикари-людоеды что ли?
   Ася посмотрела на кадета сквозь слёзы:
   - А Вы ещё не догадались, кто они?
  
  
  

Глава 11.

Раб Божий Виктор и великий Гарри

  
  
   Настал решающий час боёв. Перед вами Берлин. Обрушим же на врага всю мощь нашей боевой техники, мобилизуем всю нашу волю к победе, весь разум. Не посрамим своей солдатской чести. На штурм Берлина - к полной и окончательной победе.

Обращение Военного совета 1-го Белорусского фронта к бойцам

  
   олнце взошло на звенящий трон полдня, и ветер смиренно опустился в траву, застыли в мягком воздухе лишние звуки. Небо накрыло Летающий остров солнечной кисеёй - чтобы замедлить время и дать отдых тем, кто с вечера не спал, работая Богу в древних алтарях, у праздничных жертвенников в ночных переполненных храмах, и за книгами, и в тесных деревянных стасидиях.
   Раб Божий Виктор трудился всю ночь, и под утро уж казалось ему, будто не просто стоишь и поклоны кладёшь, а работаешь на вёслах, рядом с другими молчаливыми дружными гребцами, грудью наваливаясь на невидимое тяжёлое весло, и чудилось ему, что на дюжинах стонущих вёсел тёмный поющий храм, словно каменный корабль, медленно поднимался над миром.
   А ещё ночью была трёхчасовая исповедь - как настоящая баня. И как после доброй парилки покалывало кожу на лице, и в пальцах... от стыда, наверное. Когда духовная грязь отвалилась, Телегину показалось, что стал он лёгким как в детстве. И теперь раб Божий Виктор спал под смоквой, под шёлковым пологом тени, на роскошном рогожковом ложе, которое постелил ему на камнях отец Арсений.
   Меж тем, в архондарике для паломников жарили рыбу, и вкусный дымок опускался в долину, и уже сквозь сон Виктору казалось, что его приглашают молиться перед трапезой и вот она рыба в тарелке лежит, да суровый игумен грозит кулаком, не даёт наброситься с вилкой...
   Виктор жалобно наморщил нос и хотел было перевернуться на бок, но тут сверху, от каливы сбежал по тропинке старенький Геронда в сером старом подрясничке, в чёрненькой греческой шапке.
   - Подъём, господин подполковник! - легко ударил Виктора по плечу. - Давай, просыпайся! Пора тебе лететь.
   Телегин спросонья вскочил - уставился на Геронду, помотал головой... Вспомнил, где находится, поднял усы в улыбке:
   - Добренький день, батя Геронда!
   И опомнился: ну дела... никакой боли в спине. Только рана чешется - страсть, а почесать-то неприлично, задница всё-таки... Кабы затылок - ещё можно было бы, дескать, в раздумье... а тут как быть?
   - Вставай, говорю тебе! - Старец ласково ткнул Телегина палкой в колено. - Ишь, развалился! Всё, я тебя из лазарета выписываю. И отправляю на фронт, понял?
   - Чего-чего? - рассмеялся Виктор Петрович.
   - Что слышал! Вон видишь там, кусты над речкой? Сначала поищи там, может быть, сыщешь что полезное. А потом, давай, лети туда...
   - Куда? - Телегин сощурился. Он давно понял, что Геронда всё на свете знает, потому что он человек особенный, но всякий раз забавно было слушать, как старичок запросто упоминает о вещах весьма засекреченных.
   - Туда! Сам знаешь куда! Пора тебе. Ребятам очень скоро твоя помощь понадобится.
   Телегин послушно поднялся, почесал грудь сквозь тельняшку и вдруг спросил:
   - Геронда, а вот говорят, что убивать нельзя... А если придётся пристрелить кого-нибудь из этих? Ну... из колдунов.
   - С этим строго, - сказал Геронда. - Прежде чем стрелять, всегда смотри, что за враг перед тобою. Если это личный враг, ты не смеешь его убивать. Не то что стрелять, а даже злиться на него - нельзя! Сколько бы он ни подличал, ни оскорблял тебя дурными словами, ни клеветал на тебя - благословляй его и молись за него, чтобы Бог его исправил.
   - Здорово... - усмехнулся Телегин. - Тогда всю армию надо распустить!
   - Ты невнимательно слушаешь, - терпеливо заметил Геронда. - Злиться нельзя на своих личных врагов, понимаешь? На тех, кто лично тебе зло творит. Но есть ещё враги Отечества. Они угрожают не лично тебе, а твоему народу, твоим ближним. А вот ближних - надо защищать решительно, быст-ро и чётко.
   - И убивать можно ради этого?
   - Тех, кто всерьёз хочет убить твоих ближних, нужно беззлобно, но жёстко устранить. В бой за Отечество надо идти смело, не боясь сложить голову. И здесь - ты убиваешь не в гневе за своё оскорблённое самолюбие. Ты просто защищаешь оливковые деревья от саранчи. Только делать это надо без радости, без упоения - понимая, что делаешь чёрную работу для Отечества. После грязной работы надо хорошенько вымыться. Поэтому в убийстве, которое совершено во время войны, надо исповедаться священнику.
   - Во время войны, - пробормотал Телегин. - Но сейчас нет войны!
   - Эге, брат! - Геронда даже руками по коленям прихлопнул. - Да ты погляди вокруг-то! Сколько людей изводят вином, наркотиками, а сколько ваших детей превращают в рабов и малолетних проституток? Вы, русские, вымираете быстрее, чем мухи в ноябре, - и это не война? Да какая тебе ещё нужна война? Пока у вас, русских, есть ядерная бомба, по-другому с вами никто и не захочет воевать. Вот и воюют тихо: ворожат и портят людей. Так что - война, брат.
   Геронда крепко обнял Телегина - и так, что бывалый десантник подивился недюжинной силе старичка.
   - Давай, лети, а то ребятам без тебя уже туго приходится. Жми на газ! Так и быть, подскажу тебе: вон там, за островом Лимнос, в сотне миль отсюда - турецкий берег, город Смирна. Там есть военная авиабаза... целый дворец с зеркальными окнами и флаги вокруг.
   - Ух ты! - поразился Телегин. - Вы недурно осведомлены, Геронда! Только это не турецкий аэродром, берите повыше! Это база объединённого командования НАТО в южной Европе. Кстати, на эту неделю там запланированы совместные натовские учения...
   - Во-во, - покладисто кивнул старец. - Туда сейчас целую кучу разной техники нагнали... Со всей Европы.
   - Не понял, - чуть испугался Телегин.
   - А ты лети, сокол, лети. На месте всё поймёшь. Давай-давай. Благослови, Господи.
   - Минуточку... - сощурился было Телегин, но Геронда уже поднялся, благословляя в дальнюю дорогу:
   - И помни: целься в главного козла, понял? Не забудешь? В главного козла!
  
   Помнится, мы оставили Надиньку, Кассандру и Ставроса в пыльном полумраке зеркального шкафа, возле которого расхаживала на тонюсеньких шпильках, нервно покуривая сигарету, кудрявая красавица ведьма, юная Герми Грейнджер.
   Великолепная Герми как раз собиралась сказать ещё что-то про то, как было бы здорово, если бы русская девочка Надейда добровольно примкнула к ним для борьбы с герцогом Моргиаволой. Но не успела. Воздух под сводами Лаборатории русских исследований внезапно наполнился тяжестью и... задрожал. Низкий рокочущий звук выполз из чёрной дыры тоннеля. У детей в шкафу вмиг позакладывало уши.
   - Что это, профессор? - взвизгнула Герми. Феофрасто Феофраст обернулся туда, где из тоннеля, клубясь, вываливалась... ожившая пустота!
   И словно ведро с белой краской опрокинули на голову Гермиоме. Прекрасные волосы вмиг стали пепельными, лицо будто покрылось льдистой корочкой - Надинька ахнула... Юная ведьма захрипела и, точно заиндевевшая статуя, повалилась навзничь.
   Феофрасто Феофраст застонал, пытаясь выдернуть волшебную палочку, - она запуталась в кружевном рукаве. Увы, профессор не успел разомкнуть красноречивых уст своих, чтобы произнести оборонительное заклинание. Чёрная пустота выдохнула из себя нечто, какой-то смертельный шёпот... Прозрачная молния, хлопок! - и толстенький профессор, нелепо взбрыкнув ножками, отлетел, как мячик. Ударился головой в книжный шкаф - и, уже без сознания, съехал на пол.
   Неведомый звук усилился до невозможности - в шкафу, где сидели дети, мелко задрожали полки. Рокочущее облако мрака медленно закручивалось спиралью, превращаясь в зыбкую, полупрозрачную фигуру самого страшного призрака на земле. Это был он, герцог Моргиавола.
   Честно говоря, бедные дети не особенно испугались. "Если на вас недавно падал мёртвый, окровавленный профессор Кош, то по сравнению с этим какой-то там чёрный призрак - сущая безделка", - подумала Касси. Ставрик и вовсе ухмыльнулся: ему стало интересно, выдержит ли пресловутый призрак прямое попадание заряда дроби из ствола двадцатого калибра. Движимый научным любопытством, Ставрик медленно, тихонько передёрнул помпу волшебного зонтика, но вдруг...
   Гнилой капюшон свалился с головы призрака, и все увидели лицо герцога Моргиаволы.
   Вот теперь стало действительно страшно. Мутные глаза-плошки, в которых как болотный кисель застыло выражение агрессивного слабоумия. Широкая трещина вместо рта, нозд-ри торчат, как пара чёрных дырок... Из тоннеля на детей надвигалась бесплотная тень с лицом слабоумной девочки.
   Надинька вскрикнула. И оглушительно грохнул "Моссберг" в руках Ставрика - вспышка выжгла темноту, едко запахло дымом - однако то ли Ставрик неверно прицелился с перепугу, поспешно выставив дуло в щель между дверцами шкафа, то ли призрак был неуязвим для обычной картечи - ничего не произошло. Облако извращённой материи поглотило огнистый заряд. Страшная двухметровая фигура с детским лицом, дышащая злобой и пагубой, продолжала бесшумно надвигаться.
   Взмах истлевшего рукава - и дверцы шкафа сами собой разъехались, предательски выдавая спрятавшихся детей.
   В тот самый миг, когда всем троим уже всерьёз захотелось описаться от страха, откуда-то сбоку раздался спокойный, немного насмешливый, немного дребезжащий, как медная проволока, - но всё же звонкий голос:
   - Какая встреча, тысяча диаволов!
   Под самым потолком, верхом на волшебной метле, висел человек. Щупленький высокий юноша лет семнадцати, немного похожий на молодую женщину - узкое бледное личико, чёрная стрижка, круглые очки, вздёрнутые на лоб брови... А чуть выше бровей - красная татуировка в виде вздыбленной кобры.
   Одной рукой юноша держался за метлу, а в другой сжимал рукоять узкого меча с волнистым клинком, похожим на заледеневшую змею.
   Юноша приятельски подмигнул сидящим в шкафу:
   - Спокойно, дети. Я разберусь с этим чудовищем.
   При виде очкастого юноши тёмный дюк остановился. Лицо призрачной девки сделалось гаже, сизые губы раздвинулись и приобнажили желтоватый редкий оскал.
   - Опять мы встретились, тёмный дюк! - промолвил юноша, насмешливо салютуя клинком.
   - Смотрите... неужели очкарик собирается с ним сразиться? - удивлённо пробормотал Ставрик. - Да этот призрак ему сейчас очки разобьёт, и все дела!
   - А кто этот мальчик? - тихо удивилась Касси.
   - Вы что, ребята, обалдели? - восхищённо прошептала Надинька, поднимаясь на ноги. - Это же он! Это он сам пришёл!
   - Да кто?!
   - Гарри Бессмертный! - Надинька восторженно сжала кулачки. - Наш великий защитник!
  
   И началась эта битва сильнейших колдунов современности, битва белой и чёрной магии. Гарри расхохотался, ударил метлу пяткой - и вот, странной хвостатой тенью мелькнул его длинный хлопающий плащ, просквозила молнией змейка клинка - как коршун, юный ведьмак набросился на чёрное привидение.
   Они завертелись в бешеном, хохочущем танце смерти. Гарри весело визжал, и острая волна стали в его руке наотмашь хлестала темноту, расплескивая ртутные капли, - но самое страшное то, что чёрный призрак герцога Моргиаволы тоже как будто смеялся сквозь хриплое рычание - и не сдавался! Он не сдавался, он наседал на Гарри, обволакивая меркнущими полами своей одежды - изматывая, затягивая в удушливый кокон.
   - Ах милый Гарри! - простонала Надинька, прижимая кулачки к груди. - Ах, мне кажется, он может погибнуть!
   - Да ни в жисть, - хмуро ответил Ставрик. - Вон у него какая сабля.
   Маленькая Кассандра тоже переживала за Гарри, она также прижимала кулачки к сердцу и, как положено, кусала нижнюю губу - но всё-таки Касси чувствовала... нечто неправильное в том, как выглядел юный колдун. Что-то отталкивающе грубое и неестественное было в самом силуэте героя, оседлавшего метлу, с диким свистом носящегося в рваном плаще с перекошенным от смеха лицом...
   "Ах, неужели в наше время добрые герои не бывают прос-то красивыми? - думала Касси, глядя на визгливое мельтешение пятен. - Я ведь не прошу, чтобы на белом коне... ну пусть он будет хотя бы немножко симпатичный, благородный и добрый... и чтобы голос нормальный, а не этот хохочущий визг, точно у истеричной девицы!"
   На миг Кассандре показалось, что там, под сводами подземной лаборатории, вьётся, и визжит, и машет острой железкой никакой не мальчик - а действительно, жилистая, заводная ведьмочка, похожая на хрупкого юношу.
   - Ух! - хором выдохнули дети. Это Гарри, ловко перебросив меч в левую руку, направил его на противника, точно волшебную палочку, - и выкрикнул заклинание. Б-бух! Тугой и яростный клубок пламени сорвался с кончика волнистого клинка - и врезался призраку в бок! Ура! Победа!
   Ни фига не победа. Призрак оказался крепким. Горячий ветер, рыкнув, опалил края серебристых одежд - на секунду размытая фигура превратилась в трепещущее чёрное знамя - но уже через миг ветер угас, и призрак как ни в чём не бывало нырнул вперёд, атакуя юного волшебника.
   - Ах! - вскрикнула Надинька. Гарри увернулся - метла заюлила хвостом, всадника подбросило, точно на воздушной горке...
   - Надейда! На помощь! - взвыл Гарри и, подхваченный скользким неводом призрачной тени, едва не свалился с метлы. К счастью, вовремя рубанул змеистым клинком - назад, через плечо! - и, вмиг раскроив сумрак смертельных объятий, взвился к потолку.
   - Что он сказал? - Надинька обернула к друзьям округлившиеся глаза. - Он позвал на помощь кого-то?
   - Не выходи! - пригрозил Ставрик. - Тебе Ваня что сказал? Сидеть в шкафу и ждать!
   - Надейда, помоги мне! Я не могу... справиться! - вновь завопил очкастый воин, сползая в штопор, в объятья герцога Моргиаволы. А чёрный призрак уже рычал в голос, точно небывалая кошка над свежей добычей. На призрачном рябом лице расширилась жёлтозубая голодная улыбка.
   - Скорее... - простонал Гарри, пытаясь вырваться из мерцающей сети. - Я не могу... он побеждает...
   - Я сейчас, Гарринька, сейчас! - завопила Надя, срываясь с места. - Не трогай его, призрак! Гарри, держись!
   Завидя девочку, тёмный дюк на мгновение замер - и в ту же секунду Гарри ловким буравчиком вынырнул у него из-под полы, махнул мечом - и чёрным дымом пыхнула грудь герцога Моргиаволы!
   Гарри хотел полоснуть ещё разок, в голову - да только призрак внезапно полыхнул холодной зеленью - и растаял, роняя вниз, в огромную яму амфитеатра, клочки обугленных тряпок.
   - Мы победили... - прошептала Надинька. Израненный и радостный Гарри, описав в воздухе над задымленным перроном несколько торжествующих кругов, с рёвом подлетел и спешился. Отбросил дымящийся клинок и гордо скосил на Надиньку закопчённые очки:
   - Мы прогнали его! Он скрылся в межвоздушном пространстве... Но долго там не просидит! Скоро вернётся, и мы его встретим!
   Он подошёл к Надиньке и протянул узкую скользкую ладонь, похожую на профиль змеиной головы:
   - Меня зовут Гарри. Будем друзьями.
   Надинька потянулась было навстречу, но, как выяснилось, Гарри протягивал руку вовсе не для рукопожатия - он коснулся Надиного лба и небрежно отвёл её волосы.
   - Это что такое? Что написано? О?! Ну неужели, хи-хи-хи! Ах-ха-ха... - самый знаменитый мальчик на свете захихикал, показывая белоснежные крупные зубы. Потом сказал уже без улыбки:
   - Какое совпадение. У меня тоже есть отметина на лбу. Это судьба, моя маленькая Надейда. Нам суждено быть вместе.
   Сказав это, он тряхнул чёрными волосами и бросил через плечо:
   - Знаешь, малышка, ведь ты - великая волшебница. Ты - почти такая же, как я. Решено. Мы вместе отправимся в погоню и убьём герцога Моргиаволу сейчас, когда он ослаблен. Надо спешить, пока тёмный дюк не прикончил ещё кого-нибудь из детей, чтобы накачаться энергией...
   Надинька слушала его - и не верила своим ушам.
   Снова, как давеча на полигоне "Курск", когда она слушала враньё мальчика Егора, Надинька вдруг... почувствовала неправду. Что-то невыразимо фальшивое было в этой незабываемой улыбке, в самоуверенном движении чёрной брови, в полунаклоне головы... какая-то привычная актёрская работа?
   "Не может быть, - Надя отогнала от себя страшную мысль. - Милый Гарри не может лгать. Моё сердце меня обманывает".
  
   Гарри сидел на краю перрона и, неторопливо вытирая очки Надинькиным шарфом, рассказывал про таинственного герцога Моргиаволу.
   - Понимаете, он еле жив. Он всё время боится умереть. Главная задача для него - отсрочить свою смерть, и только ради этого тёмный дюк придумывает всякие хитрости. Сначала он вселился в тело одного из профессоров, но я его разгадал. Потом он зомбировал одну деваху, заставив бедную дурку прочитать его собственный юношеский дневник, ну, короче, я его опять разгадал. Во-от. Потом каждый год он придумывал новую хитрость, и всякий раз я его наказывал. Но в этом году... всё иначе.
   Красивые, выпуклые голубоватые глаза юного колдуна очень серьёзно посмотрели на Надиньку:
   - В этом году враг стал сильнее.
   - А зачем он убивает детей? - тихонько спросила Касси. Впрочем, Гарри не обращал внимания ни на кого, кроме маленькой Надейды.
   - Так вот, малышка, в этом году герцог Моргиавола придумал, как обмануть собственную смерть. Он знает предсказание, согласно которому смерть настигнет его ровно в полночь. И когда приближается ночь, он заранее принимает облик кого-нибудь из учеников академии. С профессорами ему сладить сложнее, а ученики - лёгкая добыча! Проходя сквозь стены, он прячется поблизости от несчастного ребёнка - в зеркале или старой картине. И вот ровно за мгновение до полуночи герцог Моргиавола чувствует, что смерть приближается к нему. Тогда он выскакивает из укрытия и убивает свою жертву! И понимаешь, смерть вынуждена взять только что убитого ребёнка вместо Моргиаволы! Так призрак выгадывает ещё одни сутки бессмертия!
   - Кошмар какой-то, - пробормотал Ставрик. - Даже смерть научились обманывать, фокусники поганые. И всё за чужой счёт...
   Касси в ужасе закрыла лицо руками. Неужели в этом замке теперь каждую полночь убивают ребёнка?!..
   А Надинька смотрела не отрываясь в глаза Гарри и прос-то умирала от внутренней муки: врёт или не врёт? Иногда казалось, что в быстрых глазах Гарри нет ничего живого, точно это взгляд говорящей куклы. Но внутренний голос нашёптывал: если не верить Гарри, то кому ты поверишь? Гарри смело сражается с силами мрака! Он один способен вызвать на бой герцога Моргиаволу... И ты не хочешь довериться ему - именно теперь, когда мальчику так нужна твоя помощь?!
   - Поэтому призрак всегда имеет лицо своей будущей жерт-вы, - невозмутимо продолжал Гарри, доставая из-за пазухи длинную волшебную палочку - тоже извивистую, да ещё с небольшим наростом в виде ногтя на самом конце. - Сначала герцог Моргиавола принял облик этой девахи, как её... Клара, да? Забыл фамилию... похожа на марку сигарет. А потом он прикинулся мальчиком Томми - ну этим, который племянник грузинского короля. И снова смерть обманулась, она взяла мальчика вместо герцога Моргиаволы. А герцога приняла за отражение умершего мальчика в зеркале.
   - А если он примет твоё лицо и натравит смерть на тебя? - вдруг спросила Надя.
   - Ха-ха, это невозможно, - Гарри потюкал указательным пальцем по красноватой татуировке у себя на лбу. - Дело в том, что я не боюсь смерти. Этим, собственно, и отличаюсь от остальных людей. И вообще, профессор Тампльдор сказал, что со дня на день я достигну божественного достоинства. То есть буду бессмертен по-настоящему, прикинь?
   - Ты... достигнешь божественного достоинства? - ужаснулась Надя.
   - Да, божественного. Потому что каждый раз, когда я вновь побеждаю тёмного дюка Моргиаволу, я как бы поднимаюсь на новую ступень мощи. Я побеждаю свой страх и приближаюсь к бессмертию. И знаешь... мне думается, я точно не умру, пока не отомщу за моих родителей. Понимаешь, я превращаюсь в сверхчеловека, в ангела мести. А ангелы не умирают, ха-ха.
   Он помолчал немного, потом решительно поднялся.
   - Надо спешить. Мы должны перехватить герцога, когда он выйдет из межвоздушного пространства. Ты мне поможешь?
   Надинька вскочила.
   - Да-да, конечно-конечно! А... что я должна делать?
   - Ты поможешь мне сразиться с Моргиаволой. Но для этого мы должны тебя инициировать. Попросту говоря, зарядить тебя белой магической энергией.
   - Зарядить? - удивилась Морковка. - Это как?
   - Я отведу тебя к Оленю. Это - великий дух, наш царственный патрон и Принципал, покровитель и учитель всех белых колдунов планеты. Это - мой отец. Поспеши, малышка, нельзя терять ни минуты.
   Он красиво соскочил с перрона вниз, на рельсы. Обернулся и распахнул длинные мускулистые руки навстречу Надиньке:
   - Ну, прыгай сюда. Я отведу тебя к великому Оленю.
   Надинька оглянулась на Касси, потом на Ставрика:
   - Ребята, я... быстренько, ладно? Ну надо же помочь... Подождите меня здесь, я мигом вернусь!
   Гарри схватил её за руку, увлекая за собой в беспросветную клоаку тоннеля.
  
  
  

Глава 12.

Стратегия вторжения

  
  
   Не знаю, как-то мне сдаётся,
   Что род их сам собой переведётся.
   А между тем, пускай
   блаженст­вуют оне.

И.А.Крылов. Пёстрые овцы

  
   Продолговатый письменный стол проректора Гендальфуса Тампльдора был странно похож на раскрытый гроб - даже бортики с трёх сторон приделаны. Склонившись над ворохами бумаг на столе, Ваня не мог избавиться от ощущения, что склоняется над останками трупа.
   Первый же документ, попавшийся на глаза, заставил кадета призадуматься. Заголовок гласил:

"ДОГОВОР О ПОЖИЗНЕННОМ СОТРУДНИЧЕСТВЕ".

   Договор был заключён между неким "Принципалом", который назывался в тексте "Учредителем академии Мерлина", и "младшим научным сотрудником Саррой Лейбовной Цельс" о том, что "Сарра Лейбовна обязуется за ежемесячное вознаграждение в размере тридцати тысяч фунтов стерлингов "осуществлять в соответствии с утверждёнными графиками научно-исследовательских и научно-практических работ необходимую деятельность в рамках своей компетенции, связанную с реализацией ряда секретных программ Лаборатории русских исследований".
   Ванька бережно сложил бумажку вчетверо, сунул в карман и нахмурился: кто такой этот таинственный Принципал? Просто "принц" - это понятно. А что за "принц" такой, который к тому же ещё и "пал"? Может быть, это псевдоним хозяина замка, какого-нибудь сумасшедшего миллиардера? Насчёт того, что хозяин академии не в своём уме, Ваня поч-ти не сомневался: разве нормальному, здоровому на голову миллионеру выгодно устраивать такое всемирное училище для гордецов, скупердяев, развратников и лжецов? Разве можно на этом заработать какие-то барыши?
   Он взял с дальнего угла стола желтоватую папочку с золотым тиснением и прочитал:

"Отчёт факультета Агациферус

за третий квартал 200... года".

   Уму непостижимо! Отчёт представлял собой подробнейший список гадких и злых поступков, совершённых студентами различных курсов на уроках алхимии. Все случаи воровства, мошенничества, обмана и вымогательства были тщательно учтены, занумерованы и прокомментированы. Отмечались имена наиболее успешных учеников - в первой двадцатке, кстати говоря, фигурировал уже знакомый Ивану Бенджамин Фенин из России.
   Отчёт завершался жирным штампом, свидетельствовавшим о выполнении факультетом Агациферус научно-педагогического плана на третий квартал 200... года. В графе "премии и благодарности" под первым пунктом Иванушка прочитал:
   Яйцо "Хрустальное", декоративное, из коллекции русских царей, производство Фаберже, 1902 год, горный хрусталь, золото, платина, бриллианты, ручная работа. Вручено профессору Кохану Кошу в день его 55-летия.
   Вдруг Ваня замер - вот оно, главное. Снизу, под слоем смятых рукописей, темнела папочка с корешком: "РУССКИЙ ФРОНТ". Он выдернул её из-под кипы бумаг, распахнул - и разочарованно хмыкнул: пустые плёночные клапаны, никаких документов!
   Сбоку послышался стон.
   "Небось, бородатый очнулся", - нахмурился Царицын. Глянул - и глазам не поверил: неужто мертвецы оживают? Стонал и шевелился не кто-нибудь, а Рюдегер фон Бетельгейзе.
   Другой бы мальчик испугался, а Ваня только поморщился, быстренько подхватил волшебный зонтик, выпавший из лап охранника, и направил его на Рюда. Странное дело: пиджак колдуна был в лохмотьях, точно всё туловище колдуна разворошило картечью - а крови на полу не виднелось. Он что, бескровный? Или биоробот? А может быть, зомби?
   Всё оказалось проще. Заряд картечи пришёлся в бронежилет, который хитрый Рюдегер носил под рубашкой. Конечно, пару рёбер всё равно сломало - но ведь жив остался!
   - Здравствуйте, - вежливо сказал Ваня, когда лысый приоткрыл глаза. Передёрнул подствольный сустав и добавил срывающимся, но весёлым голосом:
   - Предупреждаю сразу: заклинание "Chaos Errata" на меня не действует. Так что... осечек не будет, барон.
  
   Фон Бетельгейзе долго не мог понять, что с ним произошло: видимо, принял Ванечку за санитара и стал гневно требовать стакан виски и непременно чтоб дали сигару.
   Ванечка подождал, пока взгляд врага примет более осмысленное - то есть испуганное - выражение, и задал первый вопрос:
   - Ну, рассказывайте, барон. Какое ещё вторжение в Россию тут затевается? Вот папочка с надписью "РУССКИЙ ФРОНТ" - это что значит?
   - Я расскажу, расскажу, что знаю! Вы только не стреляйте... но поймите, я Вам честно говорю, вашей России теперь - конец. Мы нашли способ взломать русскую защиту. Скоро начнут действовать наши боевые заклятия. Теперь Лига сможет освоить вашу землю и ресурсы.
   - Угу-м, - кивнул Ваня. - А почему раньше-то не получалось освоить?
   - Русская защита мешала. Не будь её, мы давно бы сожрали вас, поверьте. С потрохами, как сербов.
   - Вы сожрали сербов? - поразился Ваня.
   - Не всех, конечно, - криво улыбнулся Рюд. - Мы развалили их оборону в Косово. Там работало много колдунов, Лига выделила большие средства. А вообще, главным на Балканах был Колфер Фост, это его докторская диссертация, именно он плотно сотрудничал с "Бешеной ланью"44... Но Косово - это так, репетиция перед Россией. Разминались, испытывали новые заклинания. Но теперь и вам - хана.
   - А если мы вам по шапке дадим? - набычился Ваня. - И без "русской защиты" с вами справимся, своими силами, а?
   - Да нет у вас никаких сил, - вежливо вздохнул Рюд. - Чтобы защититься от колдовства, сила нужна духовная, а не физическая. А русские сейчас - духовно беззащитны.
   - Это ещё почему?
   - Почему? Да потому что ваши люди охотно развратничают, убивают своих младенцев - тех, которые ещё не родились. Играют в карты, воруют, лгут и пьянствуют... Говорят, в Москве игровых клубов и домов терпимости больше, чем аптек и булочных, вместе взятых. Поэтому у ваших людей давно нет никакой собственной защиты. Но, к сожалению для нас, защита Бога всё равно закрывает почти всю землю. Там покров у вас есть особый, специальный. Вот мы и придумали, как его снять.
   - Что же придумало ваше начальство? Как вы заставите русских отказаться от этого покрова? - быстро спросил Ваня.
   - А вот этого я не знаю, - улыбнулся фон Бетельгейзе.
   - Жаль, - вздохнул Царицын. - Придётся Вас застрелить.
   - Нет! - фон Бетельгейзе молитвенно сложил ладони. - Вы не можете меня застрелить, нет! Я очень талантлив, я молод, у меня вся жизнь впереди, прорицатели нагадали мне блестящую карьеру! Вы не должны оборвать золотую нить...
   - Тогда скажите, каким способом снимается русская защита, - настойчиво предложил Царицын.
   - Ну не знаю я! Ну хотите, я буду... лизать Вам подошвы, хотите? Ну попросите что угодно, только не убивайте, - быстро забормотал фон Бетельгейзе, хрустя пальцами. - Я ещё слишком молод, чтобы знать такие тайны. И слишком молод, чтобы умирать, поймите Вы!
   - Ясно, - кивнул Ванечка. - Тогда вставайте.
  
   - Что прикажете сделать? - радостно вскинулся фон Бетельгейзе. Опираясь на стенку, он поднялся на ноги - красный, сутулый, пенсне защеплено наискось... - Что Вам угодно? Я всё устрою...
   - Вы знаете, как попасть в Отрог Полуночи? - подумав, спросил Царицын.
  
   Барон фон Бетельгейзе высоко ценил свою жизнь. Поэтому он не стал рисковать и выдумывать какие-нибудь хитрости для того, чтобы завести Ивана в ловушку. Лысый Рюди доставил Царицына в Отрог Полуночи самой безопасной дорогой - в обход пропускных пунктов. Они просто забрались в один из подземных продовольственных складов - и уселись на подвижную ленту, по которой двигались ящики с вином и фруктами, упаковки пиццы и прочие вкусности для обитателей подземной части замка. Подвижная дорожка транспортера уползла в технический тоннель, где было, признаться, душновато - по счастью, лента часто выныривала из тоннеля в технические залы, где взмокшим путешественникам удавалось отдышаться. Ваня заметил, что ползучая лента всё время движется под уклон, уходя всё глубже в землю. Наконец, примерно через четверть часа, Рюди фон Бетельгейзе вежливо сообщил Царевичу, что они приближаются к Отрогу Полуночи.
   Мохнатый охранник у железной двери вытянулся по стойке "смирно", заметив в конце коридора преподавателя фон Бетельгейзе, который привёл в Отрог очередного пленника-подростка. Немного подивившись тому, что фон Бетельгейзе на этот раз решил зайти внутрь камеры смертников вместе с пленником, бородач тщательно закрыл за вошедшими лязгаю-щую бронированную дверь.
   Среди колонн, изящных торшеров и статуй, в джунглях искусственных цветов они с трудом разыскали заплаканную русскую девочку Асю. "Странно, - заметил Царицын, - никакой косы не осталось в помине, волосы грубо и неровно обрезаны выше плеч".
   - Вы пришли, да? Вы пришли за мной? - в ужасе прошептала девочка. Огромные глаза глянули на Ваню совершенно пронзительно.
   - Асенька, ну наконец я Вас нашёл, - радостно сказал Царицын, от радости ему хотелось схватить бедняжку в охапку, он с трудом сдерживался. - Асенька, заинька, Вы так намучились, бедная! Ну всё, всё. Мы пришли Вас освободить!
   Девочка с некоторым сомнением покосилась на лысого барона, застывшего рядом с лакейской улыбкой. Царицын поспешно пояснил:
   - Барон фон Бетельгейзе вынужден временно помогать нам под страхом высшей меры наказания. А меня зовут Ваня. Ваня Царицын. Я нашёл Ваш дневник, я всё знаю. Меня при-слали из Москвы, чтобы выручить Вас из беды.
   Ася вдруг закрыла лицо руками - плечи её затряслись. Царицын склонился, мягко взял её за плечи.
   - Не плачь, пожалуйста. Ты знаешь, мы ищем ещё одного мальчика. Его зовут Пётр...
   Ася разрыдалась ещё пуще. Прошло не менее пяти минут, прежде чем Царицыну удалось разобрать обрывки слов, пробивавшихся сквозь всхлипы:
   - Они... съели его... он был такой хороший! Они пришли за мной, а он... Он устроил всё так, чтобы его забрали вместо меня... без очереди.
   - Что?! - в ужасе выдохнул Иванушка.
   - Я ничего не могла поделать! - пропищало красное от слёз личико. - Петенька... он сказал, что ему будет очень жалко, если колдуны сожрут меня. А ещё он сказал, что... якобы он сам - очень глупый и неловкий... И что, если его съедят, будет не так жалко. И он придумал сделать так, что его увели первым, раньше меня! Это я виновата! Меня должны были съесть вместо него!
  

Глава 13.

Рогатый

  
  
   Мне накинули на шею петлю. Я стал читать про себя молитву, принося Богу искренное раскаяние во всех моих прегрешениях и моля Его о спасении всех близких моему сердцу. Меня притащили под виселицу.

А.С.Пушкин. Капитанская дочка

  
   ельсы оборвались внезапно. Гигантские светильники, точно триремы на ржавых цепях покачивались над пропастью невиданной ямы, вырытой в виде перевёрнутой ступенчатой пирамиды. Ярусы уходили вниз, в смрадно дышащий мрак. Там было совсем темно, а здесь, на верхних уровнях небывалого амфитеатра, редкие факелы отбрасывали на каменные стены нервные пятна. Крутая каменная лест-ница закручивалась по тугой спирали - ещё ниже, в самый провал - туда, где зловонно дышало кострами нечистое дно.
   От бешеного спуска по ступеням у Надиньки в животе что-то сжималось, из последних сил она держалась за холодные пальцы Гарри. Внизу их ожидало что-то невообразимое: целое скопище горящих чучел, чадящих бочек с нефтью, гроздья мерцающих тёмных лампад и красные, похожие на гнойные нарывы, огоньки масляных плошек в глазницах каменных статуй. Девочка старалась не глядеть по сторонам, глотая едкие слёзы, она считала секунды...
   И странное дело... всё это время точно кто-то шептал ей на ухо: подумай, дурочка, какая ты счастливая! Тебя выбрал величайший волшебник человечества! Миллионы девчонок не смеют даже мечтать о такой радости...
   "Да-да, конечно, я счастлива!" - убеждала себя Надинька, борясь с тошнотой. Наконец почерневшие ступени, покрытые ковровой дорожкой с неприятными пятнами, вывели к железной арке - впереди, в просвете распахнутых зубчатых врат, пульсировал зеленоватый свет.
   - Скорее! - крикнул Гарри, ещё сильнее стискивая Надину руку. - Видишь зелёные факелы?! Принципал ждёт нас!
   Они выбежали на ровную площадку, выложенную белым камнем и ограждённую по периметру здоровенными валунами, торчащими кверху, как исполинские зубы. Посредине возвышались четыре каменных столба - впрочем, это были лапы огромной статуи; отблески костров освещали только ноги и брюхо неведомого кумира. Верхняя часть тёмной фигуры была едва отличима от мрака, сгущавшегося над подземным амфитеатром.
   - Вот он, Белый Олень! - Гарри бросился вперёд, вырвав руку из Надиных пальцев. Девочка тут же споткнулась и упала плашмя, как падают маленькие дети - обидно и больно.
   - Ой-ой... - захныкала Надя, догадываясь, что коленки разбиты в кровь. - Как болит...
   Гарри не слышал. С разбегу припал к раздвоенному каменному копыту и начал покрывать тёмный известняк поцелуями.
   - Великий! Великий Олень! Он поможет нам...
   Надинька отряхнула коленки от каменной пыли - и поднесла к лицу ладошку, разглядывая, нет ли крови. Тут ей показалось, что в темноте кто-то шепчется - совсем рядом, за спиной... Будто скользкие тени шевельнулись - и скрылись!
   - Гарри, здесь темно... Ты где? Пожалуйста, подойди ко мне поближе...
   - Поклонись великому Оленю, он исцелит тебя от страха! - крикнул Гарри, который всё ещё обнимал массивное копыто. - Олень сделает тебя великой белой волшебницей. Попроси Оленя подарить тебе больше магических сил... Они пригодятся тебе в битве с герцогом Моргиаволой!
   Надинька удивлённо поглядела на одно копыто, потом на другое... И снова показалось, что кто-то шепчется в темноте. Ах, будто блеснуло... не то глаз, не то перстень.
   - Гарри... мне как-то страшно, - позвала Надинька, чувствуя, что слёзы неумолимо подступают к горлу. - Что ты там делаешь?
   - Смотри наверх! - вдруг воскликнул Гарри из темноты. - Видишь?! Его рога... они начинают светиться!
   Надя закинула голову - и с трудом различила голубовато-зелёное мерцание. От этого мерцания светлее почему-то не сделалось.
   - Рога светятся... значит, Олень слышит нас! - задыхаясь от радости, Гарри выбежал из темноты и снова схватил её за руку:
   - Его дух прямо сейчас входит в статую! Скоро он будет говорить с нами!
   Густой мрак впереди налился зеленоватым свечением, и Надинька различила человеческую фигуру, неспешно подступающую к детям из темноты.
   - Великий Белый Олень приветствует Гарри и Надейду, - прозвучал ровный, неживой голос.
   - Это жрец великого Оленя! - Гарри восторженно зашептал Надиньке на ухо. - Олень разговаривает с людьми устами своего жреца! Только жрец умеет слышать мысли Оленя и озвучивать их!
   - Но ведь это же... господин Гендальфус! - Надинька увидела огромный лоб и длинное, точно из мыльной глыбы выточенное лицо, величаво вознесённое над крылатыми оплечьями. Длинные струйки бороды чуть светлеют в темноте...
   - А кто же ещё? - хохотнул Гарри. - Недаром он проректор нашей академии! Только наверху во время занятий он - профессор Гендальфус Тампльдор, а здесь - великий жрец Бенциан.
   - Гарри и маленькая Надейда сообща выйдут на бой с герцогом Моргиаволой, - гипсовым голосом возвестил Гендальфус Бенциан, усаживаясь в невидимое чёрное кресло под брюхом оленя. - Великий Олень укрепит Гарри и маленькую Надейду перед боем, он подаст им энергию. Но сначала Гарри и маленькая Надейда поклонятся великому Оленю, да-да, они, несомненно, поклонятся ему...
   - Это обязательно? - шёпотом спросила Надинька.
   Гарри не ответил. Зато великий жрец Бенциан, будто расслышал сдавленный шёпот девочки, возгласил:
   - Белый Олень даёт силы всем светлым волшебникам планеты! Только он помогает добрым колдунам бороться с чудовищами тьмы...
   - Но я не вижу оленя, только рожки и голубоватый свет... - удивлённо сказала девочка. - И потом, это ведь не живой олень, а всего лишь статуя, ну как бы... идол, да?
   - Не идол, а божественный кумир! - Гарри возмутился. - В определённые моменты дух Великого Оленя поселяется в этой статуе и беседует с нами! Давай кланяйся ему быстрее, дурочка! А то он обидится, и ты никогда не станешь великой волшебницей!
   Что-то мешало Надиньке поклониться здоровенной статуе. "Странно, - подумала девочка, - этот кумир скорее похож не на оленя, а на... какое-то другое животное". На какое именно - Надя понять не могла.
   - Белый Олень очень рад видеть своих верных слуг, доблестного Гарри и прекрасную маленькую Надейду, - снова заговорил верховный жрец Бенциан. - Белый Олень говорит, что хочет оказать детям большую честь. Он даст им светлую энергию, если дети своими руками принесут Оленю полуночную жертву.
   Как только прозвучало последнее страшное слово, полыхнул яркий свет. Надинька зажмурилась: жёсткие лучи резанули по глазам. Немного проморгавшись, она увидела длинный стол, застеленный тёмно-зелёным бархатом и потому похожий на игровые столы в казино, как их показывают по телевизору, а на столе - будто человеческое тело, накрытое с головы до ног чёрной искрящейся тканью. Стол находился прямо напротив статуи со светящимися рогами - раньше Надинька просто не могла видеть его во мраке. Теперь над столом зажёгся пучок голубоватых светильников.
   - Здесь, перед вами, на магическом столе правосудия находится опасная преступница, осуждённая на смерть Советом белых волшебников, - произнёс с невидимого трона жрец Гендальфус Бенциан. - Совет белых волшебников признал её неисправимой. Белый Олень разрешает казнить её прямо сейчас.
   Надинька с ужасом вытаращилась на очертания человеческого тела под чёрной поблескивающей тканью. В изголовье из-под мрачного покрывала виднелся край толстой косы, перетянутой грязным бинтом вместо ленточки.
   - Да как же можно! - Надинька подняла на Гарри изумлённый взгляд. - Ведь это человек, она живая! У неё мама есть и папа, а может быть, у неё детки! Они же плакать будут!
   - У этой несовершеннолетней преступницы нет ни родителей, ни детей. Тот, кто избавит мир от этой упорствующей злодейки, принесёт великую драгоценную жертву Свету и Добру, то есть нашему Принципалу, Белому Оленю, - жёстко сказал Гарри, и глаза его блеснули в полумраке. - Давай, это не страшно. Нужно только нажать кнопку, и опустится нож, машина сама отрубит голову.
   Только теперь девочка с дрожью разглядела стальную раму, которая возвышалась над изголовьем. В холодной раме темнел широкий нож, похожий на крупный осколок чёрного стекла.
   Надинька чуть не померла со страха: из окружающего мрака проворно высунулась чья-то худая рука - полосатый рукав и манжет с запонкой - и протянула Надиньке обыкновенную компьютерную клавиатуру с грязно-серым проводом, уходящим в темноту.
   - Вот, смотри, - точно во сне различила она голос Гарри над ухом. - Клавиша, вот эта, большая... Надо нажать... и нож упадёт, и свершится правосудие... Это будет жертва Белому Оленю, за твою жертву Олень даст тебе магические силы...
   - Приносите жертву Великому! - торжественно возгласил верховный жрец капища Бенциан.
   По сторонам гильотины засветились липкие огоньки тёмных свечей, и Надинька увидела, что за длинным жертвенным столом сидят люди, просто множество людей - они таились во мраке до срока, а теперь, точно по команде, выделились из черноты смокинги с крахмальными манишками, не менее чёрные с блёстками платья для коктейля, потом длинные голубоватые руки дам, осыпанные бриллиантами запястья, искры драгоценностей в волосах... а вот уже различимы знакомые лица...
   Плоская голова с жидкими, будто заржавленными волосами, забранными под алмазную диадему, - это профессор Йенна Мак-Нагайна нетерпеливо теребит чёрную салфеточку на коленях. Возвышается над столом длинный силуэт в белом фраке, с пурпурной лентой под кадыком - это профессор Колфер Фост наблюдает за тем, как незримые официанты стремительно расставляют тарелки по бокам человеческого тела, накрытого тёмным шёлком. Рядом, посмеиваясь, покачивается на стуле Феофрасто Феофраст... в парадном звёздном плаще и особенно пышном жабо, уже вонзает жало штопора в пробку старинной бутыли. Напротив - бледнолицый Войцех Шпека в расшитом шляхетском зипуне, низко склоняясь к самому уху расплывчатой, шёлковой Рамоны аль-Рахаммы, источает комплименты, а госпожа Рамона уж нетерпеливо поглядывает на остолбеневшую девочку с клавиатурой в руках: ну когда же нажмут кнопку, ведь пора уже начинать ночное пиршество!
   Вот сияет в полумраке улыбка Герми Грейнджер, которая жива и здорова, и блещет чёрными сапфирами в рыжих волосах, и уже постукивает по столешнице серебряной вилочкой... Вот развалился, закинув босую подошву на край стола, артистический Артемиус Кальяни, облачённый в голубой смокинг, - пощупывает пальцами крашеную бородку, выжидательно поглядывает на русскую девочку. Неподвижно застыла, бешено вращая глазами, Карлотта ван Холль с ножиком да вилкой в жадно стиснутых пальцах... В углу стола, сладко облизываясь, повязывает на грудь салфеточку горбатый незнакомый старик в парике с буклями...
   И вскорости тело, накрытое тканью, уж полностью обставлено изящными блюдами с фруктами, пыльными бутылями и сосудами... Блистая, выстроились пустые тарелки. И висит выжидательно нож гильотины, подрагивая на скользких салазках.
   - Скорее, - шепчет Гарри, покровительственно поглядывая на Надиньку поверх круглых очков. - Наши учителя ждут, они голодны. Нажимай кнопочку, девочка.
   Он мягко берёт её руку и тянет вперёд. Стук крови в Надиной голове сливается в чьи-то навязчивые слова, будто профессор Гендальфус прямо на ухо шепчет:
   - Принесите жертву Великому... Получите дар волшебства!
   - Постойте! - выкрикнула Надинька. - Покажите, кто там лежит? Почему у него лицо закрыто?!
   - Нельзя снимать покрывало с лица! Иначе преступница выскользнет в параллельный мир! - быстро сказал Гарри. - Не забывай, эта женщина - могучая чёрная ведьма. Пока волшебное покрывало удерживает её на столе, она бессильна. Хватит тянуть время, Надейда! Герцог Моргиавола может появиться в любую минуту! Мы должны поскорее подготовить тебя к битве...
   - Но послушайте Вы! Я не могу убить человека! - Надинька выдернула руку из цепких пальцев Гарри. - Если это преступник, пусть его Бог судит! Или специальные судьи пускай разбираются. А меня кто палачом поставил?
   - Моя маленькая Надейда, - очень ласково произнёс Гарри. - Мы все когда-то начинаем с простого нажатия кнопки. Поверьте, это нужно сделать. Вы родились в плохой стране, где веками было принято убивать волшебников. У вашего народа огромная историческая вина перед белыми магами. Но Вы можете прямо сейчас очистится от этого пятна. Нужно лишь доказать, что Вы раскаиваетесь...
   Надинька удивлённо подняла брови: чтобы раскаяться, нужно убить человека?
   - Вон там, - юный чародей огненным взглядом указал на стол с гильотиной, - там лежит одна из тех, кто ненавидит волшебников. Это наш общий враг. Нажмите кнопку - убейте вашу страшную соотечественницу, смойте её кровью позор вашей страны! Снимите с вашей родины груз ужасной вины перед нашим Принципалом, нашим Белым Оленем, которого в России затравливали одиннадцать веков - и угнетают до сих пор...
   - Погодите-погодите, - Надинька вдруг прищурилась, глядя на гигантскую статую. - Это что же за белый олень такой, а? Что за светлый дух, который требует человеческих жертв?
   - Тихо! Молчи! - зашипел Гарри, в испуге оглядываясь на рогатого.
   Жрец Бенциан медленно поднялся и, тяжко ступая, ушёл вбок, в темноту. А Надинька аж подпрыгнула: потрясающая догадка красной сигнальной ракетой взвилась в её замутнённом, усталом сознании - но сказать девочка ничего не успела. Потому что низкий рокочущий гул, знакомый и страшный, уже послышался из темноты. Волшебники повскакали с мест, загрохотали стулья, посыпались бокалы...
   Страшный миг настал. Из небытия, из соседней реальности на них надвигался призрак герцога Моргиаволы. Гарри тряхнул головой и выпрыгнул вперёд, выхватывая заговорённый меч.
   - К бою, белые волшебники! - воскликнул он, и голос юного мага прозвучал задиристо, как сигнал боевого рога. - К оружию, рыцари великого Оленя!
   Испуганные люди, мгновение назад разбегавшиеся в стороны от жертвенного стола, словно преобразились. Красиво и чинно вышел из суетящейся толпы, встал рядом с Гарри несгибаемый, горделиво улыбающийся Колфер Фост - и откуда в руках его тяжёлый серебряный шестопёр? Следом выступил пан Войцех Шпека, бесстрашный воздушный гусар, и невесть как распахнулись, точно из пустоты, распустились белоснежные тяжкие, трепещущие крылья у него за спиной! Проворные оруженосцы поспешно подносят тучной, угрожающе могучей Рамоне аль-Рахамме сияющий лунный щит и набрасывают на плечи эльфийский плащ, весь белый, весь в беглом потрескивании маленьких молний. Феофрасто Феофраст, маленький и страшный, похожий на упорного генуэзского пехотинца с яростно-белым плюмажем, - встаёт плечо к плечу со стройным и царственно-плавным маэстро Кальяни, который уже натягивает тетиву длинного волшебного лука...
   "Вот оно, воинство белого волшебства", - с невольным трепетом осознала Надинька. Гарри, как юный стратопедарх, вышел вперёд и медленно поднимает волнистый меч. А призрак надвигается... Его начинают обстреливать заклинаниями, в него мечут огненные стрелы заклятий, но он прорывается сквозь белёсый чародейный буран, продавливает чехарду разящих искр, точно чёрный парус, пылающий, но несгораемый. И вот наконец...
   - Extrapolatio principalum! - пропел задиристый голос Гарри. Как пушечное ядро прогудев, как клубок белого пламени просияв, юный волшебник взмыл навстречу тёмному герцогу.
   Тут произошло нечто, чего никто, кажется, не мог вообразить. Чёрное гадкое облако внезапно исторгло яростный рёв и выдохнуло навстречу юному магу огненную струю - какое-то редкое и древнее заклинание!.. Плазменный вихрь вмиг окутал Гарри, на миг хрупкая фигурка юноши пропала из виду... А через секунду все увидели, что бедный Гарри кубарем летит вниз, потеряв заветный клинок, и метлу, и волшебную палочку, - с высоты нескольких метров на каменный пол подземного капища.
   - Скорее! - к Надиньке подскочил стройный рыцарь в жемчужной кольчуге. - Нажимай кнопку! Иначе Гарри погиб!
   Надя с трудом узнала в изящном воине юную Гермиому - алмазный блеск доспехов, в руке тонкий кинжал, а из носа - алая кровь тоненькой струйкой. Герми подскочила, гневно схватила Надиньку за плечи:
   - Что же ты медлишь?! Наш Гарри умрёт без твоей помощи, понимаешь ты?!
   А чёрный призрак будто почувствовал, откуда теперь исходит главная угроза. Отшвырнув безвольное тело Гарри, призрачный вихрь развернулся и накренился в сторону Надиньки. Навстречу герцогу Моргиаволе выскочили доблестный Шпека и ловкий Феофрасто Феофраст - но призрак расшвырял их двумя ударами хлёсткого сернистого ветра... Дорога к цели расчищена! Перед ним только хрупкая Гермиома с тонкими кинжалами в руках и сразу за её спиной - застывшая от ужаса Надинька с заветной клавиатурой в руках. Всего на мгновение призрак остановился... Надиньке показалось, будто страшная чернота имеет взгляд, и этот взгляд теперь направлен прямо на неё!
   Гермиома попыталась защитить себя и Надиньку. С коротким хрипом, как теннисистка на матчболе, она запустила в чёрное облако свой серебристый кинжал. Увы. Волшебный кинжал развалился на части, будто ударился в незримую стену.
   - Он... движется сюда... - застонала Герми, оседая. - Ско... скорее нажимай кнопку!
   И тут произошло то, чего никто не мог ожидать. Даже верховный маг Бенциан не предусмотрел такого поворота событий. Будто почуяв приближение чёрного призрака, человек, лежавший на жертвенном столе, с бешеной ловкостью подпрыгнул в воздух. И, покрываясь липкой испариной, Надинька осознала, что страшная чёрная волшебница, которую хотели принести в жертву великому Оленю, непостижимым образом избавилась от пут. Волшебное покрывало более не сдерживало её... Сбросив тёмную ткань, взметнув в прыжке размочаленной русой косой, фигура в белой арестантской хламиде прыгнула к Надиньке и крикнула невыразимо милым голосом Петруши Тихогромова:
   - Не бойся, Надинька... я тут всех урою!
   Петенька?! Неужели это он лежал на столе под ножом гильотины?! Надинька бросилась кадету на шею:
   - Петруша, родной! Они хотели, чтобы я принесла тебя в жертву!
   Петруша довольно невежливо отпихнул Еропкину. Цапнул со стола большущий нож для разделки мяса. Перехватил в руке половчее...
   - Такой-то тесак авось не развалится! - пробормотал кадет Тихогромов. От всей души размахнулся и, запуская нож в чёрную призрачную фигуру, крикнул почти весело: - Опа! Лови, фриц, гранату!
   Тесак ударил прямо в середину чёрного облака. Эффект превзошёл все ожидания: призрак герцога Моргиаволы неприлично грохнул, бахнул... завоняло серо-водородом, из ошмётков тающего облака вывалился некий человек и, трепыхая тормашками, полетел неотвратимо вниз. Шмякнулся об камни с высоты метров десяти - и громко застонал.
   - Урра! - завопила Надинька. - Мы попали в него, попали!
   - Он убил, убил его! - заверещала рядом с Надинькой Гермиома и, охватив руками голову, бухнулась кольчужным задом об пол. Петруша сорвал с плеча Гермиомы белоснежный шёлковый шарфик и кинулся к упавшему герцогу.
   - Сейчас мы тебе ручки свяжем, - бормотал он на бегу. - Чтобы больше не распускал!
   В несколько неуклюжих, но мощных прыжков русский кадет подлетел к поверженному призраку. Длинное и колченогое, будто паучье тело извивалось перед ним, покрытое густой полупрозрачной сетью, по скользким волокнам которой ещё пробегали последние искорки растраченной энергии. Герцог Моргиавола вскинул на Петрушу огромную голову в резиновой маске, пародировавшей черты милого лица русской девочки Анастасии Рыковой. В боку чёрного колдуна торчал кухонный тесак. Колдун шипел от боли - а когда Петруша склонился со своим шарфиком, злобный дюк выхватил нечто вроде стилета и попытался полоснуть кадета по лицу. Петруха вовремя отпрянул и поспешно пнул босой подошвой по вражескому запястью. Отлетевший стилет мелодично пропел по холодному камню. Чёрный маг схватился за отбитое запястье.
   - Ишь ты, ещё сопротивляется! - поразился Петруша. И навалился всем телом, хватая врага за неприятно скользкую шею и пытаясь перевернуть мордой вниз.
   "Как противно от него пахнет", - успел подумать Петруша прежде, чем страшный удар обрушился ему на голову.
   - А-а! - завизжала Надинька. - Что Вы делаете?
   Она в ужасе глядела на Гарри, который, пошатываясь, стоял над обмякшим телом кадета Тихогромов. В руках Гарри держал серебристый шестопёр Колфера Фоста.
   Петруша, повалившись лицом в пол, не двигался. Чужая коса, привязанная грязным бинтом к коротко стриженному затылку кадета, безвольно упала на камни. Однако многоопытный Гарри, размахнувшись что было силы, ещё раз обрушил на голову кадета добивающий удар серебряной булавы:
   - Это тебе, ублюдок, получи! - прорычал юный волшебник. Поспешно поправив перекошенные злобой очки, он отвалил тело Петруши в сторону. А сам склонился над раненым герцогом Моргиаволой.
   - Учитель! Учитель, ты жив?! - закричал Гарри, хватая безвольно никнущую голову колдуна. Ухватив за уши, начал стаскивать резиновую маску.
   - Петруша... бедный Петрушечка... - Надинька почувствовала, что ноги разъезжаются, она медленно опустилась на пол. - Они всё-таки убили тебя...
   - Скорее! - визжал Гарри. - Помогите, он ранен! У него в боку нож! Что вы стоите, кретины! Сюда, на помощь!
   - Зачем, зачем вы убили нашего Петеньку? - Надинька вцепилась в чей-то рукав, она уже плохо соображала, что происходит. - Петенька победил герцога... Ведь герцог - чёрный, а Гарри - белый!
   - Ты просто дура, - злобно сказало лицо Гермиомы. - Чёрная и белая магия - одно и то же!
   Надинька вяло мотнула головой и выпустила холодный чешуйчатый локоть Гермиомы. Чёрная магия и белая - одно и то же? Тогда почему они всё время сражаются меж собой? Белый ведун Гендальфус, белый Гарри, белая Герми - против чёрного герцога Моргиаволы и его сторонников...
   - Русские удивительно наивны! - сказала Гермиома, будто расслышав немой вопрос Надиньки. - Вот уже тысячу лет чёрные и белые маги разыгрывают междоусобицу, это наш спектакль для наивных идиотов. Только мудрым дано знать, что у великого Оленя один рог белый, а другой... чёрный!
   Колфер Фост склонился над герцогом Моргиаволой, делая одну инъекцию за другой. Кальяни поспешно разрезал резиновую маску и начал бережно стаскивать её с головы раненого. Медленно, рывками высвобождаясь из-под липкой личины, обнажилось настоящее лицо герцога Моргиаволы, и это было...
   Лицо верховного белого мага Гендальфуса Бенциана Тампльдора.
   "Неужели он убивал собственных учеников, - ужаснулась Надя. - Клару Честерфильд, грузинского мальчика Томми? Но зачем, зачем это нужно?!"
   - Идиоты... кто дал ему нож? - захрипело, булькая кровавым пузырем в носу, лицо раненого Бенциана. - Я спрашиваю, откуда взялся этот мальчишка? Вместо него должна быть русская девица!
   - Это недоразумение, проректор, - закашлялся Фост. - Мальчишку привезли вместо девочки, она срезала свою косу и отдала ему. Видимо, тюремщики не разобрались... А потом он ухитрился освободиться от наручников... Виновные будут наказаны, господин проректор!
   - Учитель, что ты чувствуешь? Ты не должен, не должен умереть! Я не смогу без тебя жить! - закричал Гарри, припадая на колени перед раненым профессором.
   - Мы попросим Принципала, чтобы он исцелил меня, - проскрипел Гендальфус Бенциан. Перепуганной Наде показалось, будто дыхание у раненого волшебника слегка дымится, будто на морозе. - Скорее! Сейчас вы соберёте церковных детей. Всех! Принесите их в жертву прямо сейчас... И в первую очередь - девчонку...
   Гендальфус снова навёл на Еропкину страшный безглазый взор:
   - Эта девчонка оскорбила нашего хозяина... она отказалась принести ему жертву. Теперь мы сделаем Принципалу хороший подарок. За это Принципал излечит мою рану.
   Все забегали, кто-то схватил Надиньку под мышки и потащил. Петрушу волокли за ноги. Откуда-то сбоку вдруг вытолкнули испуганных Касси и Ставрика! У них были мешки на головах, и Надинька не видела лиц, но узнала мгновенно по одежде.
   - Кассенька! Ставрик, не бойтесь! Скоро придёт Иванушка, он освобо... - успела выкрикнуть Надинька, прежде чем рука ведьмы Гермиомы заткнула ей рот салфеткой с вензелем академии Мерлина.
  
  
  

Глава 14.

Русские идут

  
  

Пленник:

Наш брат русак без сабли

обойдётся:

Не хочешь ли вот этого, безмозглый!

(показывает кулак).

А.С.Пушкин. Борис Годунов

  
   казано - сделано. Незримый для радаров вертолёт пересёк границу воздушного пространства Турции в двадцати километрах к югу от острова Митилена. Через четверть часа нарушитель границы приземлился на заброшенной свалке посёлка Бадемли, неподалёку от оживлённой автомагистрали "О-32", ведущей в сторону Измира45.
   Нарушитель предпринял полуторачасовую пешую прогулку по лесистым окрестностям древнего города. Впрочем, чётко заданный курс не позволил вполне насладиться местными пейзажами. Вскоре острые челюсти специальных диэлектрических кусачек уже перекусывали стальную сетку, ограждавшую территорию натовской военной базы.
   Признаться, с момента создания базы никто не дерзал вторгаться в её пределы. А сегодня дозорные на вышках и вовсе были не в настроении: на базу слетелась дьяволова уйма генералов, уже третий день начальство авиабазы пребывало в полнейшем трансе, меры безопасности были, как водится, усилены - и, как водится, ничего экстраординарного попросту не могло произойти.
   Между тем, человеку, вылезшему из кустов кизила, не впервой было проникать за охраняемый периметр. Человек терпеливо дождался, пока отвернутся вертлявые камеры на высоких столбиках проволочного забора - и ползком перебрался в заросшую колючим кустарником низинку. Здесь человек почесал зудящий шрам на заднице, закусил ус и привычным движением раскрыл небольшой кофр, в котором находился, в разобранном виде, бесшумный спецавтомат "Вал" производства климовского оружейного завода. Неторопливо скрутив воедино небольшую, но страшную вещь, человек со шрамом на заднице выставил из кустов толстое дульце. Поймал в прицел сонного снайпера на ближайшей вышке. Подождал, пока снайпер присядет на стульчик и, вздохнув, мягко спустил курок.
   Снайпер оказался молодцом, на пол падать не стал. Так и остался сидеть на стульчике, как бы задумчиво разглядывая пуговицы о себя на животе. "Что поделать, - человек с "Валом" вздохнул о сражённом натовском снайпере. - Он был военным. Военный всегда готов встретить свою пулю". Старым казачьим методом, по-пластунски, забрасывая ногу, подполковник прополз по краю лётного поля - туда, где поблескивал на солнце целый городок метеорологических приборов. Схоронился за стеклянной коробочкой аккумуляторных батарей анеморумбометра - и тёмное дульце "Вала" снова вытянулось навстречу очередной вышке.
   Отсюда уже просматривались машины возле ангаров. Человек с бесшумным автоматом присвистнул в усы: и правда, было чему подивиться. Ближе всех красовался оранжевый "Сааб Дракен", удивительно похожий на гигантский дротик для игры в дартс. Чуть дальше грелся на солнышке, будто выброшенный на сушу электрический скат, чёрно-зелёный "Еврофайтер".
   "Ага. Вот только теперь я вполне понимаю замысел Геронды", - улыбнулся человек с "Валом". Он уже увидел то единственное, то могло заинтересовать здравомыслящего русского офицера на этой базе. Уродливый и тёмный, плоский точно летучая тарелка инопланетян. Во-он стоит, возле ангара с цифрой "4". Чудо враждебной техники, мутант среди воздушных кораблей - ночной истребитель-бомбардировщик "F-117", разработанный с применением антирадарной технологии "Стелс".
   "Пилот находится в кабине, - догадался Телегин, приметив, как шевелятся рулевые лезвия. Вздохнул и с удвоенной резвостью пополз к ангарчику с цифрой "4". - Будем надея-ться, что машина заправлена".
   Лейтенант ВВС США Давид Пейн так никогда и не узнает, что с ним произошло. Он уже собирался покинуть тесную кабину бомбардировщика: медленно поднялась зубчатая откидная крышка люка, похожая на челюсть тиранозавра. Оставалось только вытащить из бортового компьютера полётную электронную карту. И тут... словно из воздуха высунулись чьи-то сильные руки, ухватив сзади за шею, немножко свернули её - так, что пилот мигом потерял сознание. "Ты выживешь, но летать не сможешь уже никогда", - пробормотал господин подполковник, стягивая с Давида Пейна жемчужно-зелёный шлем с чёрным пластиковым забралом, похожим на стрекозий глаз.
   - Тьфу ты, гадость! - сплюнул подполковник, заметив на правом плече американского пилота жёлтую эмблему, в цент-ре которой темнела голова рогатого дьявола, хищно скалившего клыки. - Как не боятся летать с такой чертовщиной?
   Надо было спешить - внутри шлема уже зазвенели в динамиках вопросительные эскапады на плохом английском: турецкие парни в башне недоумевают, что там за возня на "Стелсе"? Как назло, машина стоит задом, из башни кабина не видна... Жёлтая машинка понеслась к бомбардировщику с дальнего конца поля - Телегин посмотрел и сочувственно покачал головой: "Не-е, братцы, слишком медленно... Эдак вы никак не успеете!"
   - Так, угу, - бормотал Телегин, выбрасывая лейтенанта Пейна из кабины. Вот теперь на башне точно начнётся переполох - но поздно. Телегин уже сидит в кресле пилота, личная идентификационная карточка пилота принята бортовым компьютером, и теперь понятно, что топливные баки заправлены на славу.
   Тренажёр-симулятор, на котором Виктора Петровича обучали в Москве, это, конечно, хорошо... Но особенно радовало Телегина то, что сербские друзья ещё в девяносто девятом году разрешили поглядеть на кабину сбитого ими "F-117". Всё то же самое, только дюжина кнопочек прибавилась... Немного смущало Виктора Петровича лишь то, что на лётных курсах он успел в совершенстве изучить только взлёт. Процедура посадки давалась ему гораздо тяжелее... честно говоря, на тренажёре он так ни разу и не смог приземлиться правильно. Впрочем, на этот раз приземление, скорее всего, не понадобится. Телегин закрыл глаза, быстренько припоминая, вслепую касаясь пальцами рычагов: "Ага... форсажик на месте... закрылки у нас туточки... Ну, пора".
   Он посмотрел в небо, будто испрашивая разрешения на взлёт. И улыбнулся: почему-то ясно почувствовал, что разрешение получено. Ночной бомбардировщик, точно чёрная льдина, взмыл над томной, розовой от закатного солнца Смирной.
  
   Ванька Царицын босиком шёл по длинному коридору, соединявшему Отрог Полуночи с главным подземным капищем. В руке Ванька имел трофейный итальянский мини-автомат "Беретта", в черепе - головную боль пополам с неугасающим мотивом песни про крейсер "Варяг", а на груди, под чёрно-багровой тканью моргнетильской мантии - деревянный крест. Следом за несгибаемым кадетом лысый и красный барон фон Бетельгейзе тащил на широкой спине Асеньку Рыкову, которая ослабела настолько, что не могла идти быстро.
   Внезапно Царицын нагнулся и поднял с каменного пола огрызок московского сухаря. Вот здесь, по этим камням, они вели Тихогромыча на казнь! "Значит, мы почти у цели", - Ванька шмыгнул носом и, обернувшись, сделал страшное лицо:
   - А ну поживее копытами, господин барон! А то оборву золотую нить жизни!
   Бетельгейзе прибавил прыти. И всё-таки - они появились в капище слишком поздно. Ванька осознал это, когда в конце коридора замерцали зелёные отблески и ломаное эхо донесло обрывки знакомого льдистого голоса:
   - Всё готово к жертвоприношению, господин проректор! - объявил невидимый пока Колфер Фост. Последние метры Ванька и пленный барон пробежали галопом; кривой коридор последний раз вильнул - и закончился: тёмный лаз вывел Царицына прямо под копыта здоровенного каменного лося, возвышавшегося посреди подземного зала. Тут было полно народу - вся профессорско-преподавательская корпорация! Ведьмы и колдуны толпились у четырёх столов, расставленных квадратом под самым брюхом каменного идола, а на столах...
   - Господи помилуй! - прошептала Асенька.
   Ваня ничего не сказал - стиснул зубы так, что заныли челюсти: опоздал! На страшных чёрно-зелёных столах лежали... дети. Надинька с завязанными глазами, Петруша с мешком на голове и оборванные, исхудавшие гречата. Этим двоим почему-то оставили открытыми глаза, и было видно: лицо Кассандры блестит от слёз, а Ставрик угрюмо зыркает по сторонам, наблюдая, как вокруг него поспешно раскладывают звонкие серебряные приборы.
   Царицын беспомощно оглянулся на Асю: ну что я могу сделать? Патронов не хватит даже на половину толпы! Он успел заметить, что вдоль стен громоздились, точно чёрные пузатые статуи, фигуры бородатых охранников в праздничных кожаных доспехах, с помповыми ружьями наперевес. А колдуны оживлённо готовились к пиршеству, они сбрасывали белые одежды, подобно тому как актёры после спектакля снимают сценические костюмы. Услужливые пажи помогали Рамоне аль-Рахамме избавиться от неудобного белого плаща; Войцех Шпека отстёгивал дурацкие крылья, маэстро Кальяни отставил в угол золочёный лук с колчаном и теперь просовывал костлявые руки в рукава чёрно-синего шёлкового халата.
   - Вы опаздываете, кретины! Хотите, чтобы я издох от удара кухонного ножа?! - звучал раздражённый голос Гендальфуса Бенциана. Раненого профессора, посиневшего, с кровавой перевязью на боку, осторожно уложили в кресло-каталку и подкатили к жертвенным столам.
   - Надо спешить! Уже полночь, а Принципал до сих пор не получил свежей крови! - стонал проректор, уже растерявший былое самообладание. - Принципал может прогневаться, идиоты! И тогда он не исцелит мою рану... а я не хочу, не должен умереть!
   Колдуны торопливо обкладывали тело Надиньки гадкими фруктами и тёмными цветами.
   - Бред, кошмар какой-то! Неужели не сон? Они правда собрались сожрать живого человека, ребёнка?! Маленькая "Беретта" с магазином на двадцать патронов - это всё, что у меня есть, - обречённо думал Царицын. - Я безоружен...
   Он вспомнил про крест, который по воле Геронды получил от отца Арсения. Обитатели Летающего острова всерьёз утверждали, что этот кусочек светлого дерева - настоящее оружие. Звучит, конечно, красиво. Да только жаль, что этим крестиком не разогнать ораву вооружённых людоедов! В замешательстве, он повертел крестик в дрожащих пальцах и собрался было сунуть обратно в мешочек, висевший на шее. Ася быстро протянула руку.
   - Можно подержать? - застывший взгляд детдомовской девочки ожил, глаза снова стали красивыми. - Знаешь, Ваня, к нам в интернат приходил священник...
   - Только не надо высокопарных слов! - недовольно поморщился Царицын.
   - ...и однажды он сказал, что мы должны научиться доверять Богу. Что, если человек честно сделал всё, что было в его силах, он может быть спокоен. Бог доделает то, что выше человеческих сил.
   - Красивые слова, Аська! - перебил Царицын, нервно поглядывая на жертвенные столы, на чёрное лезвие гильотины. - А мне сейчас не утешение нужно. Мне нужно что-нибудь вроде... "Шмеля"46, понимаешь?!
   Ася не отвечала. Как показалось Ване, она сосредоточенно разглядывала резьбу на крестике.
   Внезапно страшной силы толчок потряс всю подземную часть замка - серия яростных, безудержных взрывов прогремела снаружи и поколебала гору до основания. Северная сторона мрачного амфитеатра содрогнулась - и ярусы начали рушиться один за другим, каменная волна оползня покатилась вниз! На дне огромной пещеры с готовностью взорвались цис-терны со спиртом для ритуальных жаровен - на краткое время сделалось совершенно тёмно от взметнувшейся каменной пыли; а потом стало ясно: начался пожар. И ещё, ещё толчки, торопливо, настигая друг друга, покатились по адскому городу. Несколько крупных камней сорвались с потрясённых сводов, огонь разметался бешеной стаей ревущих жар-птиц. Стало хорошо видно, как в стороны от вздыбившегося жертвенного стола с визгом разбегаются ведьмы, у кого-то уже загорелись пышные волосы. Наконец и статуя рогатого Принципала с угрожающим треском медленно, точно раздумывая, накренилась...
   Кашляя от пыли, Ася Рыкова видела, как рогатый кумир безудержно, неминуемо падает - и разбивается в пыль, мусор и прах. Огромная оскаленная голова, ранее невидимая в тёмной высоте, ударила в середину перепуганной толпы, и, прежде чем она раскололась, рассеклась в чёрную крошку, Асенька успела разглядеть длинные, прямые, совсем не оленьи рога.
  
  
  
   Гора содрогнулась так сильно, что подземный коридор, по которому в капище доставляли жертвы из Отрога Полуночи, оказался завален. Иванушка чудом увернулся от жуткой глыбы, рухнувшей с потолка, однако россыпью мелких камней Царицына всё-таки накрыло... Падая, он видел, как огромный дымящийся валун обрушился прямо на то место, где находилась Ася. Теряя сознание, Ванька увидел, что из-под валуна виднеется белая рука, уже безжизненная.
  

* * *

   Такой тихий вечер, и цикады лениво поют, и можно уронить голову на книгу... Не тут-то было. Вбегает отец Арсений, будит задремавшего было отца Иринея:
   - Быстрее, Ириней! Молебен, скорее...
   - Что?! Когда?!
   - Сейчас, прямо сейчас. Старец велел тебе срочно служить молебен! Надо молиться, ты слушай, молиться за тех мальчиков, помнишь? Иоанн, и Пётр, и девочка Надежда.
   - И ещё раб Божий Виктор, - напомнил отец Ириней, поспешно поднимаясь на ноги. Четыре шага - и он вышел из комнаты на порог храма. Ещё четыре шага - и, протянув руку, снимает с гвоздя солнечную епитрахиль.
   На Летающем острове всё делается быстро.
  
   В России было на два часа позже, уж совсем глубокая ночь. Антонине Матвеевне не спалось: и кости ломило, и в горле стоял неприятный ком, и голова будто чугунная. Нет, видать не уснуть: бабушка со вздохом открыла глаза. Тикают часы, лампадка перед иконой мерцает - ох ты, батюшки, маслица забыла подлить. Покряхтывая, Антонина Матвеевна поднялась, заправила старую глиняную лампадку (от мужа осталась, тот был набожный). Что-то вдруг подумалось о Ванечке. Как там внучёк в училище, не получает ли двоек? Небось, нелегко ему... Разве помолиться немного? Привычно опустилась на ноющие колени, вздохнула: "Ох, Господи, спаси, помилуй, сохрани отрока Иоанна от всякого зла, от злых человек, от всякого действа диавольского..."
  
   В домике на краю выжженного косовского села проснулась бабка Милица. Дождя не было, и луна светила сквозь огромную дырку в крыше, светила прямо в лицо. Бабка Милица лежала, накрывшись старым одеялом ниже пояса: очень болели ноги, завтра гроза. Значит, в дырку будет лить вода и надо будет опять ночевать в чулане с мышами. Вдали грохотало: албаны ещё вчера подожгли старый химический заводик, и там горело весь день, изредка взрывалось. Бабка Милица улыбнулась, вспомнила мальчиков-пилотов, совсем ещё птенчиков, которые налетели выручать её от хулиганов, застреливших бедную Зюзю, лучшую козу, настоящую кормилицу...
   "Хорошие юнаки", - подумала бабка. Раз уж проснулась, надо помолиться. Встала и, скрипя костями, начала по привычке: за Сербию, за власти, за армию, за мальчиков... она запомнила их имена - Йован да Петар:
   - Господи, помилуй раб Твоих Йована, Петара и иже с ними...
  
   - Ваня, очнись! Ванечка, ну прошу тебя!
   Ася Рыкова едва отыскала Иванушку в едком дыму. Когда камни посыпались сверху и чёрный валун всё-таки передавил золотую нить жизни барона фон Бетельгейзе, девочка завизжала и едва не выронила крест из пальцев. Шарахаясь от бегущих мечущихся людей в чародейских одеждах, она бросилась туда, где лежал Царицын. По счастью, кадет очнулся быстро. Вокруг свистело и полыхало, горели опрокинутые чёрные стулья, треножники, целые горы свитков и фолиантов... Носились очумелые тени - кто-то размахивал волшебным жезлом, безуспешно пытаясь пробить дорогу сквозь пламя...
   - Асенька, милая! - простонал Царицын, жмурясь от пота, заливавшего обожжённое лицо. - Вон там, правее они были... может, кого-нибудь из наших отыщем, а?!
   Нет, возле каменного обломка никого из друзей не было - только обугленный остов гильотины, да почерневшая, расплывшаяся от жара клавиатура с роковой клавишей... Ване хотелось плакать. Он по-честному не знал, где искать друзей. Да и как можно выжить в таком аду...
   И вдруг - сквозь гудение жадного огня до слуха Царевича донёсся странный звук. Поначалу бедный кадет решил, что померещилось. Но нет - звонкий, пронзительный писк повторился снова.
   Вы спросите, откуда здесь, в подземном капища, среди дыма и пламени - живая среднерусская сойка?
   - Они живы! - заорал Царевич как сумасшедший. - Слышишь, слышишь этот звук! Это Петька в пищалку пищит!
  
   По другую сторону обвалившегося идола огня и дыма было меньше. Напротив коридора, ведущего из капища в Отрог Полуночи, в неглубокой пещерке прятались те, кого так и не успели принести в жертву великому Оленю. Первым выскочил навстречу Царицыну чумазый и радостный Ставрик с дудкой-пищалкой в зубах.
   - О-ха-ха! Несгораемый русский Иван! - гречонок заплясал от радости. - И тебе привет, девочка! А у нас все живы!
   В глубине грота поблескивала медицинская тележка, на которой валялось мощное тело в белой сорочке. Вокруг суетились две тощенькие фигурки: у Еропкиной даже хвостик обуглился, а Касси совсем почернела лицом, только зубы блестят и глаза радостно засверкали:
   - Иванечка!
   Кадет Царицын перешагнул через труп какой-то ведьмы с обгорелыми волосами, распахнул руки.
   - Я же говорил, мы всех победим! - рассмеялся он. - Еропкина! Вы самовольно покинули зеркальный шкаф?!
   - Меня Гарри выманил, - улыбаясь, размазывая по щекам слёзы и сажу, ответила генеральская внучка. Царицын вопросительно кивнул на Петрушу:
   - Опять дрыхнет?
   - Его чуть не убили! - выпалила Надинька. - По голове железной палкой два раза ударили! И знаешь кто? Лично этот гадкий очкастик...
   - Гарри? - нахмурился Ваня. Подошёл к Петруше, быстро ощупал родную ушастую голову... Перевёл дыхание с облегчением. По счастью, юный волшебник не смог проломить добротный тихогромовский череп - так, только кожа рассечена. Ну и, конечно, гематома на полголовы, проще говоря, синячище. Думается, сотрясение мозга Петруше гарантировано. "Это не страшно, - усмехнулся Ваня, - голова-то у Петруши не главное..."
   Подумал было - да сразу поморщился, головой тряхнул. Брат-кадет без сознания лежит, а тут такие мысли насмешливые в голову лезут...
   - А нас хотели в жертву зарезать! - гордо объявила Надинька и тут же закашлялась от дыма.
   - Когда каменный козёл свалился, осколками зашибло многих колдунов, - доложил Ставрик, подбоченясь. - Охранники кинулись врассыпную. Я дотянулся до столового ножа и разрезал верёвки.
   - А тележка откуда взялась?
   - Это я нашла, я! - заплясала Еропкина. - Она тут в пещерке стояла. Я сразу поняла, что нужно в эту пещерку прятаться.
   - Это из Отрога Полуночи тележка, - сказала Ася, заботливо оглядывая раненого Громыча. - Его на этой самой тележке увезли на казнь. Слава Богу, он жив...
   - Надо бежать отсюда, - сказал Ванька. - В этом укрытии долго не протянем.
   - Давайте ещё раз помолимся Богу, - предложила Касси. - Пусть Бог поможет выбраться наружу...
   - Давайте, - послушно кивнул Царицын. - Только не очень долго, а то дыма становится всё больше.
   Все замолчали. Ася, снова вцепилась в деревянный крест... наконец Иванушка не выдержал.
   - Мы уже четыре минуты молимся, - сказал он. - А результатов я что-то не вижу.
   Никто не ответил, только Асе и Ставрику пришлось отойти ещё дальше от наступавшего пламени. В гроте становилось всё жарче. Царицын нетерпеливо переминался с ноги на ногу. Наконец Касси подняла карие глаза:
   - Может быть, Бог уже оказал нам помощь, просто... мы её не видим? Наверное, нужно самим сделать ещё какую-то малость, чтобы найти выход?
   - Что тут ещё сделаешь? На стенку лезть? - Ваня кивнул на горячие камни. - Или в огонь прыгать? Нет, Кассандрочка, нужно просто честно признать: чуда не произошло.
   - А разве не чудо, что мы столько времени здесь сидим, как ни в чём не бывало? - нахмурилась Касси. - Снаружи огонь и дым, а у нас даже воздух свежий...
   - Какое же это чудо, - усмехнулся Царицын. - Это просто сквозняк.
   - А может быть, здесь вентиляция? - моргнув опалёнными ресницами, предположила Надинька. Кадет не ответил. Он призадумался... и чуть не подпрыгнул от догадки: стоп! Грот находится аккурат напротив коридора, ведущего в Отрог Полуночи! И по ширине пещерка в точности такая, как проклятый коридор... А что если всё это подземелье - симметрично?! Тогда напротив Отрога Полуночи должен быть... Отрог Полудня! И эта пещерка - никакая не пещерка, а - начало ещё одного коридора.
   Иначе - откуда сквознячок, а?
   - Так, - сказал кадет, засучивая рукава. - Есть мнение, что эта стена движется. Все, кто может носить оружие, встают к стеночке и начинают искать потайной рычаг.
   Рычага не было. Зато имелась узкая щель между камнями, в которой ловкий Ставрик нащупал обычную кнопку. Небольшой фрагмент скальной породы - не шире полутора метров - плавно отъехал в нишу, открывая мрачный проход... "Ну так и есть, - радостно вздохнул Ваня. - Очень похожий коридорчик, только ведёт из капища в противоположную сторону!"
   В принципе, не так важно, куда он ведёт. Приятно уже то, что в коридоре не было открытого пламени и чёрного дыма.
   - Какие мы молодцы! - пищала Надинька. - Перехитрили колдунов!
   Внезапно раздался крик. Испуганная Касси отскочила поближе к Царицыну, указывая дрожащей рукой на труп ведьмы, валявшейся на полу. Ивану тоже показалось, что обугленное тело зашевелилось... Ведьма с протяжным стоном подняла голову - и все увидели перепачканное сажей личико великой Гермиомы Грейнджер. Только вместо роскошных волос было непонятное чёрное месиво... Юная волшебница с трудом стащила с бритой головы обуглившийся парик. Касси схватилась за голову, а Ванечка удивлённо поднял брови...
   - Она... близнец! - слабо воскликнула Надинька, оседая на тележку.
   Без волос и хитрого грима чумазое лицо Герми оказалось странно похожим на женоподобную физиономию Гарри.
   - Ну помогите же мне... - прохрипела Герми, бессильно копошась на каменных плитах. - Я никогда не желала Вам зла...
   - Гермиома - сестра-близнец великого Гарри? - проговорила Надинька, не веря своим глазам. - Как же мы раньше не замечали?
   - Вы догадливы, дети Церкви... - пролепетала Герми, с трудом усаживаясь на полу. - Вы победили самого гроссмейс-тера Тампльдора... Да, я знаю, догадываюсь... это по вашей молитве начался пожар! Проректор Гендальфус всегда говорил, что церковные дети опасны, их молитва быстра, как ракетный удар!
   Дети переглянулись, Ставрик пожал плечами. Ведьма Герми облизала сухие губы:
   - Иногда я почти завидую... За вами такая сила! Ваша молитва сильнее наших чар. Почему, ну почему вы остались в живых, все до единого?! Вас сохранила вера... ваша русская защита. А, будьте прокляты... вы неуязвимы! Вы непобедимы!
   Она как-то истерически расхохоталась - и затихла, пьяно мотая лысой головой.
   - Это я молилась! - Надинька с улыбкой вздёрнула нос.
   - Уж конечно! - фыркнул Ставрик, упирая руки в боки. - Да я, знаешь, как молился?! И когда я помолился, мы сразу нашли секретный проход.
   - Ой, такие молитвенники собрались, - усмехнулась чумазая Касси. - Так это ты, Надя, вызвала пожар? Может быть, теперь помолишься, чтобы русский президент прислал за нами свой самолёт?
   - И напрасно смеёшься, - Еропкина пожала плечами. - Послушай, что говорит Герми... Без ложной скромности скажу, ведь я постоянно молилась, каждую минуту.
   Иван досадливо покосился на генеральскую внучку: чуть отставив ножку, подняв голову с задранным носиком, Еропкина уподобилась гипсовой статуе из пионерлагеря. Ещё и палец оттопыренный кверху воздела:
   - Просто я умею правильно молиться, ясно?
   - Эй, народ, - Царицын глянул исподлобья. - По-моему, мы хвастаемся.
   - Ну и что? - Ставрик поднял брови. - Мы же добрыми делами хвастаемся!
   - А как насчёт тщеславия? Защита у нас не снимется? - поморщился Иван.
   - Защита?! Да её уже в помине нет, идиоты! - вдруг вы­крикнула коварная ведьма Гермиома и, выбросив руку с волшебным жезлом, визгливо каркнула:
   - Petrificus totalis!
   Резко сверкнуло и бахнуло. Морозисто-розовый луч ударил в кого-то из детей; ведьма с хохотом вскинула руку для новой атаки - но Царицын прыгнул наперерез, закрывая собой...
   - Petrif-f-f...
   Закопчённая кадетская рука заткнула яростный рот. Колдунья замычала и повалилась на пол. А за спиной кадета медленно покачнулась и начала падать окаменевшая Надинька, поражённая сильнейшим заклинанием. Она закоснела в той самой величественной позе - с задранным носом и воздетым кверху пальцем.
   Её подхватили, содрогаясь от ужаса, уложили на тележку, рядом с Громычем. Холодная и негнущаяся, как статуя... Ванька коснулся пальцами Надиного запястья - пульс едва пробивался, а глаза сделались мутными. Она даже моргать перестала...
   В пылающем капище оглушительно затрещало, грохнул взрыв, и чёрный дым густо попёр в пещерку.
   - Скорее в нору, там разберёмся! - крикнул Царицын. Налетел на тележку грудью, закатывая её в проход.
   За первым же поворотом стало по-настоящему прохладно и темно. Кое-где коптили факелы, холодный воздух слабо тянул по полу... "Всё бы хорошо, да уклон мне не нравится", - подумал Царицын. Подземный ход медленно, но верно уходил ещё глубже под землю.
   Грохоча железной тележкой, шлёпая по холодным камням босыми подошвами, они прошли не более сотни шагов - и вдруг Царицын остановился и ухватил Ставрика за рукав:
   - Стоять! Видишь... проволока?
   Тонкая, едва заметная, эта дрянь была натянута поперёк прохода. Возле самого пола... Честно говоря, Ванька чудом приметил - на его счастье, струна слабо блеснула в свете факела.
   - Братцы, это же... мина на растяжке!
   Ванечка даже головой покачал, дивясь неуёмной изобретательности мерлинских магов. Ну сколько можно сюрпризов? Обернулся и со вздохом молвил:
   - Так, народ. Осторожно поднимаем тележку. Постарайтесь не задеть проволоку колёсиками. И под ноги смотрите...
   Дальше двигались как в фильме про чеченскую войну. Впереди - командир разведгруппы Царицын, щупая босыми ногами путь. Остальные - след в след, в полнейшем молчании. Ещё одну струну заметили сразу за поворотом - на этот раз колдуны натянули не проволоку, а чёрный нейлоновый шнур, вообще неразличимый в полутьме. Ваня сразу не заметил - только прижав босой подошвой, замер:
   - Ой.
   Медленно поднял ногу - перешагнул. Благополучно, на руках перетащили тележку и уже почти расслабились, да излишне подвижный Ставрос, неловко ступив, зацепил пяткой.
   Никто не успел даже пригнуться. Из ближайшей стены выстрелило облачко горячего дыма - и золотистая пламенная струя ударила в лица детей. "Я ещё жив", - успел подумать Царицын, когда огненный металл хлестнул в голову.
   - Это не бомба! - радостно закричал Ставрик. - Это... деньги!
   Гейзер золотых евродолларов ударил из тайника в стене, обрушив на головы, плечи и спины детей гремящие потоки звонких монеток. Сверкающая струя иссякла через пару секунд. Ошеломлённые, они смотрели на золотые сугробы, вмиг выросшие на каменном полу.
   - Да тут целый миллион, - простонал маленький грек и кинулся набивать карманы.
   - Охи, Ставро!47  - Касси испугалась, жёстко дёрнула мальчика за рукав.
   - Ты что, не видишь? Это никакая не взрывчатка, это сокровища в тайниках! - не оборачиваясь, рассмеялся Ставрик. Он уже набил карманы и принялся собирать золотые монетки в подол рубахи.
   - Эй, пойдём! Прекрати, сейчас не до денег!
   - Вы идите, а я догоню. Через пять минут, - проговорил Ставрик, немного задыхаясь. - Когда выберемся отсюда, вы скажете мне спасибо. А что? Имею полное право, это мой трофей!
   Касси почти яростно затараторила по-гречески, и вдруг с неожиданной силой ударила брата по щеке. Тот поднялся, тяжело сопя, высыпал монеты из подола. Кое-как отошёл в сторону, придерживая руками отяжелевшие карманы.
   - Надо же, сколько... - бормотал он, толкая тележку дальше. - Жаль, что нельзя ещё пособирать.
   - Хватит оборачиваться, Ставрос, - негромко, но угрюмо произнесла Касси, полыхнув тёмным взглядом. И снова склонилась к Надиньке, пытаясь заговорить с ней. Надя не отвечала. Заклятие Гермиомы оказалось слишком сильным...
   - Да какие же это мины! Это же просто клады в подземелье! - возмущённо пыхтел Ставрос, перетаскивая тележку поверх очередной струны.
   - А зачем тогда растяжки? - усмехнулся Иванушка. - Настоящие клады прячут подальше, а это больше похоже на приманку.
   - Ух ты! - воскликнул маленький грек и поспешно нагнулся. Он поднял что-то с пола...
   - Не трогай! - выдохнул Царицын, но было уже поздно. Крупный драгоценный камешек переливался на грязной ладони Ставрика. И в тот же миг под ногами что-то заскрежетало. Одна из каменных плит со скрипом поползла в сторону...
  
  
   - Вспышка слева! - взревел Царицын, отскакивая подальше. - Всем на пол, закрыть глаза!
   Девочки послушно повалились под тележку, и только Ставрик не отрываясь глядел, как из-под истёртой плиты выдвигается потемневший от времени сундук. Тяжкая крышка лязгнула, как рыцарское забрало, - и съехала набок. Ставрос чуть не упал: ему показалось, что блеск драгоценностей на мгновение ослепил, опалил сетчатку глаз. В мрачном коридоре резко сделалось светлее.
   - Алмазы! - срывающимся голосом крикнул мальчик.
   - Стоять!!!- генеральским голосом рыкнул Царицын. - А ну назад, едрёна-гангрена!
   - Отстань! - огрызнулся гречонок, поспешно освобождая карманы от монет. - Я возьму немного алмазов! Совсем немного! Это никакая не ловушка! Алмазы настоящие!
   - Это и есть ловушка! - крикнула Касси. - Ты воруешь чужое, грабишь! Ты жадничаешь, ты посмотри на себя! Ты уже потерял всю защиту от колдунов!
   - Погоди, Касси... - Царицын раздумчиво ущипнул себя за подбородок. - А может быть, и правда... немного насобирать? Когда доберёмся домой, очень пригодится. Для дальнейшей борьбы с колдунами.
   Касси вскинула взгляд, как клинок.
   - Ты что, Ваня, обезумел?! - жёстко глядя в глаза, толкнула рослого кадета кулаком в грудь. - Ты вспомни профессора Коша! Его страсть к хрустальному яйцу! Ведь это - то же самое!
   Царицын невольно попятился.
   - Стоит взять хотя бы один алмаз... и мы останемся здесь до утра. Мы будем искать всё новые клады. А потом колдуны возьмут нас тёпленькими! И знаешь... мы встретим их с радостью. Мы уже будем как профессор Кош. Мы согласимся всю жизнь работать на колдунов, лишь бы нас не разлучали с нашими сокровищами!
   - Ты права, Кассандра! - с усмешкой сказал Ваня. - Что-что, а пророчишь убедительно. Знаешь, брат мой Ставрос, придётся тебя связать. Временно. Не обижайся, это для твоего же блага.
   Ставрос не слышал, он выбирал самые крупные алмазы и бережно погружал их в собственный рот. Карманы были забиты до отказа, за пазухой тоже всё лучилось и сверкало. Ваня быстро подошёл, со вздохом заломил гречонку руки за спину, стянул запястья шарфом - и посадил на тележку.
   - Ах ты, фредатель! - сдавленно шипел связанный грек, но алмазы изо рта не выплевывал. - Нежели тебе фалко для меня горфточки алмафов?... Нефлагодарный! Вы руффкие, фсегда таким были! Алчные фарфары, дикари!
   Бедного бессознательного Петрушу пришлось усадить, прислонив спиной к высокому решётчатому изголовью. На освободившееся место в ногах уложили замороженную Надиньку и злобно кипятящегося Ставроса. Теперь двигались намного медленнее: трое везли троих, а точнее говоря, тележку волокли только Ваня с Асенькой. Касси слабела с каждым шагом, зачастую не столько толкала тележку, сколько повисала на ней, чтобы не упасть.
   Зато у Рыковой будто втрое силы прибавилось. Она ничего не говорила, не оглядывалась и не жаловалась, а когда Ванечка спрашивал, не пора ли отдохнуть, Ася только поднимала на кадета счастливые глаза и отрицательно мотала головой. Кажется, она была ужасно рада тому, что Бог дал ей силы совершить этот маленький подвиг. Первый раз в жизни она была кому-то действительно нужна!
  
   К счастью, вскоре клады на растяжках закончились. Тележка сама собой катилась под уклон, приходилось только придерживать раненых, чтобы не свалились на поворотах. Каждую минуту Ванька оборачивался, прислушивался: нет, не слышно погони! В подземной норе было тихо, только шипели редкие факелы на стенах, да поскрипывала тележка. А ещё Ставрик глухо сетовал на судьбу, умолял отпустить на десять минут, он только "сбегает за евроталерами и сразу обратно". Ваня не отвечал, он принюхивался: с каждым поворотом поток холодного воздуха, струившегося навстречу, становился сильнее. Царицыну казалось, что коридор вот-вот закончится. Он перехватил "Беретту" поудобнее - не пришлось бы стрелять...
   - Впереди море, - вдруг сказала Касси. - Воздух пахнет морем.
  
  
  

Глава 15.

Волшебники против детей

  
  
   Увидел он, что ведут какого-то приземистого, дюжего косолапого человека. Весь он был в чёрной земле. Как жилистые, крепкие корни, выдавались его засыпанные землёю ноги и руки... Длинные веки опущены были до самой земли. С ужасом заметил Хома, что лицо было на нём железное.

Н.В.Гоголь. Вий

  
   В удивлённо распахнутые глаза, в ноздри ударило солёной моросью, сладковатым йодистым запахом тухлых водорослей. Тележка с ранеными детьми, дребезжа и подскакивая на неровностях каменного пола, выкатилась из норы прямо к ночному морю. Изнутри тоннеля был виден округлый вырез мутного неба с лезвием полумесяца, а ниже - лунная дорожка, ходуном ходившая по зыбким свинцовым хребтам. Камень под ногами сделался влажен, на блестящих плитах светлели ошмётки медуз, заброшенных прибоем в жерло потайного хода.
   Море шумело в трёх шагах, за толстыми прутьями ржавой решётки.
   Ванька Царицын, торжествуя, протиснулся меж прутьев. Тот, кто ставил здесь мощный решётчатый заслон от взрослых пришельцев, явно не рассчитывал на появление детей. Иванушка без труда выбрался на узкий скалистый карниз.
   Свобода! Над головой громоздилась в самое небо проклятая гора - где-то там, на вершине, находилась Рогатая башня... Бр-р-р! Ваньку передёрнуло. К счастью, кошмар заканчивается. Коридор вывел разведгруппу Царицына к самой воде. А это значит, что все возможные стены, твердыни, охраняемые периметры крепости остались выше, то есть позади! Оставалось только плюхнуться с каменного карниза в воду, проплыть пару километров вдоль линии берега - а потом выбраться на сушу поближе к Гнилому лесу, добраться до знакомой берлоги... И подать капитану Шевцову долго-жданный сигнал при помощи радиомаяка.
   - А ведь мы выбрались, братцы! - Иван рассмеялся. - Вылезайте наружу. Переходим к водным процедурам. Для разнообразия придётся немного поплавать.
   Касси, похожая на призрак, закусила нижнюю губу, чёрную от сажи.
   - Ты что, боишься? - Иван постарался улыбнуться как можно мягче. - Не трусь, здесь не высоко. Как на причале...
   Маленькая гречанка так исхудала на "Курске", что прошла меж копий решётки, почти не задев ржавого железа. Выбравшись на мокрый карниз, вцепилась в один из прутьев... Ванька едва успел поддержать под локоть.
   - Что, голова закружилась?! Ничего, это от голода. Давай прыгай в воду и плыви между двух скал, вдоль берега. Поняла? - Он слегка подтолкнул к краю карниза. - А я пока остальных вытащу.
   Касси не двигалась. Намертво вцепилась в решётку.
   - Ты что?.. Плавать не умеешь?
   Ванька скрипнул зубами с досады. "Плевать, что-нибудь придумаем, - бормотал он, кое-как стаскивая с тележки полумёртвого Тихогромыча. - В конце концов, можно оторвать у тележки пенополиуретановый матрас, свернуть его в плотный рулончик... На таком "буйке" Кассандру можно будет транспортировать по водной глади, если, конечно, волнение на море не усилится..."
   Петруша тоже не порадовал Царицына. Толстый братишка никак не пролезал сквозь решётку.
   - Ну в кого ты такой матёрый философ уродился, глыба-человечище! - в отчаянии выругался кадет. - Даже башка не пролезает!
   Он махнул рукой на бессознательного верзилку и взялся было за Надиньку, но и тут дело было плохо. Еропкина окаменела в крайне неудачной позе. Поразительно, но тонкие ручки Морковки совершенно не гнулись в суставах.
   - А, чтоб тебя! - хрипло рычал Царицын, пытаясь продавить Еропкину сквозь прутья, словно кость через мясорубку. - Угораздило ж тебя пальцы растопырить! Не могла по стойке "смирно" заледенеть!..
   - Вань, не злись, - подошла Асенька. Тихо окатила Царицына прозрачно-дождевым взглядом из-под слипшейся русой чёлки. - Она же не виновата... Давай ещё раз попробуем, а? Может, боком пролезет?
   - А может, лучше решётку погрызём? - нехорошо улыбнулся кадет. - Устал я, Асюта. Не пролезают они ни фига. Ни толстый, ни Морковка.
   Он покосился на связанного Ставрика.
   - Ну ничего. Сейчас мы молодого бойца к делу привлечём. - Ванька вразвалку подошёл и начал развязывать узел на шарфике, с помощью которого ноги гречонка были прикручены к спинке передвижной койки. - Значит так, друг мой Ставрос, берёшь вот этого жирного за пятки и заносишь ногами вперёд... Задача - чтобы задница и плечи прошли наружу. А голову потом в раскачку продерём, голова у него не главное, ха-ха.
   Ставрик не дослушал. Как только конечности были развязаны, он юрко соскочил с тележки. Не говоря ни слова, опрометью кинулся прочь от Ивана. Причём не в сторону моря, а... обратно, в чёрный мрак подземного коридора.
   - Стоять, гад! - не выдержал Ванька и кинулся следом. - К-куда?!
   - Ставрос, посмотри на море! - закричала Касси. - Мы почти на свободе! Мы убежим отсюда!
   Догнать юного футболиста оказалось нелегко. Наконец разъярённый кадет с кратким выдохом выбросил вперёд ногу - и сшиб Ставрика жестокой подсечкой. Гречонок кубарем покатился по камням.
   - Ничего не ушиб?! А жаль! - с рычанием Ванька набросился на него, как медвежонок на провинившегося зайца. - Я тебе покажу драгоценности! Я тебе сейчас всыплю евродоллары! По самую небалуйсю!
   - Не злись на него! - Касси билась у ржавой решётки, как пришибленная птичка. - Видишь, он сам не свой... он же мину зацепил! Он никогда раньше так не жадничал... это ведь магия, Иванечка!
   - Связался с вами на свою беду! - Царицын грубо подхватил Ставрика и взвалил на плечи. - Будь я здесь один, давно бы задание выполнил! Уже сейчас пил бы чай на подводной лодке! А теперь что делать с вами? Вы обуза, понимаете? Ты даже плавать не умеешь, а ещё гречанка!
   Он подскочил к лежащему Петруше - ткнул в него пальцем:
   - И вот ещё мешок с отрубями! Он же сразу потонет! Всю дорогу валяется как бревно!
   Прыгающий синий взгляд кадета зацепился за восковой, горделивый профиль окоченевшей Еропкиной.
   - Ещё один экспонат, - язвительная улыбка изувечила лицо "маленького принца". - От горшка три вершка, а тоже лезет в героини. Сколько самомнения! "Я так молилась, так молилась!" Что ж ты теперь-то не молишься, а? Рука не поднимается перекреститься?
   - Не смей! - вскричала Касси, сжимая смехотворные кулачки. - Замолчи скорее!
   - Ванечка, ты... правда не злись, - Асенька попыталась подойти сбоку, и тут же напоролась на льдистый взгляд.
   - Знаешь, вообще молчи! Сирота казанская! Это ты во всём виновата, - негромко, точно сквозь зубы выдавил Царицын. - Ты попёрлась сюда учиться, дура романтическая! Книжек начиталась... а нам из-за тебя жизнью рисковать! Если б не ты и не друзья твои детдомовские, я бы сейчас в Москве...
   Иван Царицын не договорил. Из мрачной подземной кишки, из глубин колдовского подземелья с бешеным свистом ударил горячий ветер, и на гребне пыльного смерча вылетело нечто маленькое, ловкое, злое. Хохот, и ветер, и свист. Человечек верхом на кривой метле.
   Без промедления щёлкнула жёлтая вспышка, едва заметная плазменная дуга выгнулась между жалом волшебной палочки и грудью Ивана Царицына. Жарко заземлилась, вспарывая рёбра кадета боевым заклинанием, достигая до сердца. Ваньку что есть силы, будто махом невидимого экскаваторного ковша, подкинуло и влепило спиной в решётку. Маленький улыбчивый колдун, треща обрывками плаща, снизился. Ткнулся подошвами в камни, пробежал пару шагов и красиво спешился.
   - Всем привет, - сказал очкастый хищник, опираясь на метлу, как гипсовая девушка на весло. - Меня зовут Гарри, и я вас догнал!
   "Где моя защита? - успел подумать Ванька, съезжая отбитой спиной по холодным прутьям решётки и погружаясь в гнилое болото беспамятства. - Почему магия действует?"
   Гарри неторопливо отставил к стене верную метлу и пошёл на детей, на ходу снимая жёлтые краги.
   - Итак, вот они, героические уничтожители колдунов. В полном составе, - насмешливый взгляд скользнул по лицам измученных беглецов. Волшебник Гарри брезгливо поддел носком ботинка "Беретту". Автомат звякнул по камням и, пролетев меж прутьев, плюхнул в тёмную воду.
   - Неужели русский кадет Иван Царицын, талантливо прикидывавшийся учеником сибирского шамана, теперь валяется у моих ног? Это очень опасно, можно вляпаться... - Гарри приподнял очки двумя пальцами, глянул на помертвевшего Ивана. Поморщился:
   - Кажется, наш геройский кадет успел обделаться по-большому. Ф-фу, какая вонь! Это и называется "русских дух", не так ли?
   Ванька очухался, он всё слышал. Дикая пружина злобы вдруг развернулась в сердце и ударила в голову. Мальчишку аж подбросило в воздух: не чувствуя боли, озверевший и страшный, он, тяжко шатаясь, вздыбился навстречу волшебнику. Небывалая злость волокла Царицына в бой.
   - О! Что я вижу, - прохладно поразился колдун. - Русский бог дал нашему кадету новые силы. Сейчас будет дуэль гигантов. В красно-коричневом углу ринга - Иван Царевич. У него в штанах - какашки. Это секретное оружие Москвы?
   Ванька зарычал и прыгнул. Всё, конец колдуну! Он достал его, достал: левой рукой сграбастал потного Гарри за шарфик, а правую - жадно, поспешно занёс для удара! В глаза, в поганые стёклышки!
   - Infernо furiо! - хладнокровно фыркнул Гарри, с презрением скосив глаза на занесённый кадетский кулак.
   И в черепе Ваньки будто бомбу разорвало. Весь ужасающий русский гнев, туго развернувшийся в его душе и готовый вылиться в дробящий удар по стёклышкам, - внезапно предательски разразился внутри самого Царицына. Иван задохнулся от собственной ярости, в пальцах закололо, в глазах потемнело от взбеленившейся крови - и вот кадет схватился за побагровевшее, раздувшееся горло. Глаза полезли из орбит, рёбра затрещали... его распирало от злобы!
   Пуговица отскочила, ударила Гарри в щёку.
   - Ой! Ты попал мне в голову! - волшебник сделал испуганные глаза. - Об одном прошу, не пукай! Твоих друзей сдует в открытое море.
   От этих слов Иванушка загудел, как раздутый до предела пузырь. Затрещала одежда на спине, расползаясь по швам. Царицын повалился на колени, он уже не мог пошевелить ни рукой, ни ногой: казалось, через мгновение внутри что-то разорвётся...
   - Давай злись больше! - сказал Гарри, склоняясь над поверженным противником и с удовлетворением тюкая пальцем в надутую, сизую щёку Царицына. - Ты бессилен что-либо изменить, потому что ты - неудачник. Впрочем, все русские такие. Вся ваша страна только злится да пыжится. Ничего, скоро лопнет. То-то завоняет по всей Евразии!
   - Ванечка, не злись на него! Прости его! - вдруг крикнул кто-то сзади, и Ванька услышал. Узнал голос Асеньки:
   - Он специально злит, разве ты не видишь?!
   - Что ты там хрюкаешь? - удивился Гарри, величаво оборачиваясь на крик. - И что ты там держишь в руке? Что за деревяшка? Ах, я узнаю этот символ. Не надейся, хрюкающая девочка, это не поможет.
   Пока он разглядывал Асю и посмеивался над крестиком, зажатым у неё в руке, Иван ухитрился повернуть голову на негнущейся шее. Он тоже увидел знакомый крест в руках перепуганной Аси. И понятное дело, сразу подумал о Геронде. Удивительно ясно припомнил те слова, которые слышал было в келье старца, да сразу позабыл и с тех пор безуспешно пытался восстановить в памяти. Словно свежим ветром прибило туман в голове, и Царицын даже вспомнил, с каким выражением отец Ириней читал из своей книжки:
   "Если колдовство подействовало на человека, значит, человек дал диаволу права над собой... Пострадавший от колдовства должен понять, в чём была его вина, из-за которой колдовство возымело над ним силу".
   "Всё сходится, - промелькнуло в голове. - Ведь это я оказался слабым звеном... Каждый из ребят внёс свой вклад в общее дело: Петруша практически вывел из игры проректора Бенциана. Касси помогла вызволить народ с "Курска". Несгибаемая Еропкина так и не пошла на поводу у колдунов, как ни уговаривали, чтобы кнопку нажала... И только я сплоховал. Под занавес начал психовать, злиться - и как только русская защита прохудилась, сразу хитрый Гарри налетел..."
   Тем временем, хитрый Гарри перестал посмеиваться над Асиным внешним видом и снова с любопытством склонился над русским Иваном. "Как он похож на свою сестру Герми! - невольно поразился Ванька. - Только нос потолще, и глаза не зелёные, а водянисто-голубые, почти жемчужные, как у мёртвой рыбы".
   - Ты в хорошей форме, кадет Царицын, - улыбнулся волшебник. - Из тебя можно изготовить неплохой барабан. Впрочем, нет. Я привяжу тебя на верёвочку и буду запускать, как дирижабль.
   "Да... Теперь из-за меня всех остальных сожрут, - устало думал Царицын, он перестал злиться и уже не обращал внимания на отравленные шпильки Гарри. - Петруха со Ставриком ранены в бою, а девчонки - и вовсе овечки безответные, с ними колдуны что захотят, то и сделают". И тут Ваня отчётливо понял: он должен врезать Гарри по очкам. Не потому, что очень хочется сокрушить стеклышки. Не потому, что надо выполнить задание и вернуться с победой. И даже не потому, что Гарри такой злобный и мерзкий. А потому, что просто... больше некому. И если не врезать - погибнут друзья.
   Ощущение раскалённого свинца в горле исчезло. Его вроде перестало раздувать от гнева - зато вернулась страшная боль в ушибленной спине. Ну ничего, с такой болью уже можно жить. И даже подняться с колен.
   Ваня начал приподниматься. Гарри удивился:
   - Ты чего встал, баллон с русским духом? А ну лежать! Сейчас я тебя шмякну об стенку!
   "Не гордиться, - приказал себе Ванечка. - Я побеждаю не ради себя. Бог мне поможет, потому что кроме меня - некому".
   - Ты решил, что собрался с силами? Тогда встречай свою смерть, - Гарри медленно, будто прославленный дирижёр, поднял волшебную палочку. И уверенно произнёс:
   - Раз, два, три... Разрыв сердца!!!
   Краткая чёрная молния ударила Иванушку в горло...
  
   ...и пронеслась, как горячий ветерок. А Иван Царевич размахнулся и двинул Гарри в лоб. Причём - левой рукой. Всё-таки тот очкарик и меньше ростом, а тех, кто слабее, не полагается бить в полную силу. Впрочем, Гарри всё равно отлетел как-то уж больно далеко, так что очки, волшебная палочка, амулеты и какая-то мелочь - всё разлетелось из карманов в самые разные стороны.
   Ваня доковылял до места падения, склонился в страхе: не убил часом? Вроде нет. Ну хорошо, пускай пока полежит.
   - Ась! - позвал Царицын. Охая, прислонился плечом к стене, осторожно разминая поясницу.
   - Я тебя прошу, покидай весь этот мусор в море. Только осторожно с волшебной палочкой... Как бы она не выстрелила.
   - Да-да, конечно, - радостно кивнула Асенька. - Не забывай, что меня целый год учили бережно относится к волшебному имуществу!
   Сказала - и переломила колдовской жезл об коленку.
  
   Иван Царевич честно пытался отогнуть в сторону металлический прут. Ася сидела рядом и, зябко ёжась на ветру, прислушивалась к нехорошим звукам, доносившимся из подземного хода. Гора гудела изнутри, и гул подступал ближе.
   - Наверное, огонь догоняет нас, - прошептала Касси.
   - Ложись! - вдруг крикнул Ванька. Из черноты коридора с раздражённым шипением вылетела граната - и, вертясь, с неприятным звоном заплясала по камням. Ася послушно упала ничком, больно ткнулась носом в камни. А Ванька успел заметить, что граната необычная: узкая прозрачная колба, внутри которой бешено извивалась змейка сизого дыма.
   Колба разорвалась с сухим треском. Никаких осколков не было, только слабое облачко тумана неспешно поднялось к потолку.
   - К решётке! - взвился Царицын, толкая Рыкову подальше от облачка. - Пролезайте сквозь прутья! Отвернитесь к морю, дышите воздухом с моря!
   Трое детей выскочили на мокрый карниз - и, видимо, успели как раз вовремя. Кажется, никакого эффекта от взрыва не последовало; минут через пять Царицын с бледным лицом полез обратно - поглядеть, как там раненые на тележке.
   Ставрик сидел, опустив голову на грудь. Он был жив, но как-то особенно мрачен. Окаменевшее тело Надиньки, как и прежде, темнело на лежанке. Царицын склонился над Петрушей - Громыч в беспамятстве мотал головой и даже пытался шевелить пересохшими губами.
   - Ын-н... уннынн... - с трудом расслышал Иванушка.
   - Что он сказал? - переспросила Касси.
   Ваня пожал плечами.
   - Вы слышите? - простонала Кассандра, оглядываясь в сторону подземного коридора. - Этот шум... мне кажется, я слышу крики... И ногами топают, да?
   - Это колдуны бегут, - кивнул Царицын. - Сейчас они нас поймают.
   Грохот и визг бешеной погони стремительно приближался. Ваня сел на каменные плиты, охватил руками колени:
   - Ну вот и всё.
   - Надо молиться! - всхлипнула Ася. - Бог всегда помогал и снова поможет...
   - Да, верно говоришь... надо бы помолиться... - Царицын блёкло усмехнулся. - Только знаешь... сил у меня не осталось. И смысл-то какой? Всё равно выхода нет. От нашей молитвы решётка не развалится.
   - Развалится! - Ася подошла и решительно дёрнула его за плечо, потянула кверху. - Вставай, ты же кадет!
   - Я уже пленный кадет, Ася! - без улыбки ответил мальчик. - И никаких молитв больше не будет, уж ты прости. Пусть они нас убьют, наплевать. Поскорее бы только... надоело всё.
   - Ты прав, Иванечка, - в тон Царицыну отозвалась Касси. - Они уже пришли.
   Из коридора вырвалась толпа - впереди опалённый Колфер Фост, сразу за ним - яростная макака Карлотта в рваном кимоно с голубовато полыхающем лезвием в руках; следом бородачи с волшебными зонтиками... Ваня равнодушно глядел в лицо налетающей смерти - увидел хромающего, взбешённого маэстро Кальяни с забинтованной головой... Последним, будто раненого Бонапарта, вынесли на руках какого-то длинного человека, накрытого зелёной бархатной скатертью под самый подбородок... Царицын узнал Гендальфуса Тампльдора.
   - Стойте! Не стреляйте в них! - прохрипел верховный колдун, поднимая костлявую длань, грозным взглядом удерживая толпу в нескольких шагах от детей. - Мы должны убить их не здесь, а на жертвенном столе!
   - Мой драгоценный проректор, мы их настигли, - захрипел Кальяни, подскакивая к носилкам. - Мы сможем задобрить Принципала. Шестеро христианских детей - это роскошная жертва. Ваша рана, безусловно, будет исцелена!
   Ваня устало разглядывал арбалет в руках Войцеха Шпеки.
   - Что делать, Ваня, как же теперь? - Ася никак не хотела отпустить его плечо. - Надо понять, почему колдуны побеждают... надо скорее вспомнить, в чём наша вина!
   - Да надоело копаться в себе! - со вздохом Царицын опустил ресницы. - Вечно я во всём виноват... Да и бессмысленно каяться, Ася. Вот решётка, а вот злые дяди. Они безо всякого покаяния размажут нас об стенку - вот и всё.
   - Поднесите меня ближе... - незнакомым низким голосом проговорил верховный жрец Гендальфус Бенциан Тампльдор. Рычащая толпа расступилась. Раненого ведуна вынесли вперёд.
   - Поднимите мне голову, - приказал раненый чародей. Несколько рук, белых и красных, измазанных кровью и копотью, протянулись и бережно подпёрли бугристый череп, обтянутый желтоватой кожей, украшенный бледными очками и грязно-серой жидкой бородой. Свесившись с носилок, великий ведун обернул и уставил на детей длинное холодное лицо.
   - Помогите моему Гарри подняться, - молвил Бенциан. - Объявите всем, что маленький Гарри снова победил герцога Моргиаволу, воплотившегося в русского юношу, опасного чёрного шамана.
   - Вообще-то это я победил вашего Гарри, - безучастно и потому дерзко заметил Царицын.
   - Ты не можешь победить, - рокочущий, властный голос верховного жреца перекрыл хриплое карканье Царицына. - Потому что твоя вера не делает тебя сильнее. Наоборот, она ограничивает выбор оружия. Твоя вера - кандалы и костыли. А магия Гарри - это крылья за спиной.
   - У дракона тоже крылья за спиной, - вполголоса сказала Ася. - Только это не делает его красивее.
   - Зато ты очень красива, - тягучая улыбка растянулась по лицу Бенциана. - Ты понравишься нашему Принципалу, девица Азия Рыкова. Особенно прекрасной ты станешь, когда мы срежем с твоего тела всю кожу и в таком виде положим тебя на жертвенник Принципала.
   - Послушайте Вы, проректор хренов! - Иван поднял голову. - Зачем Вам всё это? Придумали ахинею - детей убивать, головы им отрезать гильотиной, теперь вот про кожу несёте какую-то дрянь несусветную! Вы же взрослый человек! Ну хотите, убейте лучше меня... Что Вы к Аське-то бедной привязались?! Она же сирота!
   - Тебя мы тоже убьём, - проговорил Гендальфус Бенциан. - Вы все обречены. Потому что ваш Бог не даёт вам выхода. Вы топчетесь на пороге свободы, но для вас эта решётка - непреодолима. Между тем, для любого волшебника, верно служащего Принципалу, этой решётки не существует. Достаточно произнести одно-единственное заклинание, чёрный корродирующий импульс, - и прутья рассыпятся в пыль.
   Сомкнутые веки профессора задрожали от удовольствия:
   - Ваша Церковь запрещает вам колдовать. Потому что любое колдовство исходит от нашего Принципала. Вы отказались от магии ради послушания вашему распятому Богу. Теперь смотрите, куда привёл ваш Бог. Это тупик, и нет вам исхода.
   - Ынн... Унынн... - простонал кто-то из раненых детей. Асенька, позабыв про страшного Гендальфуса, склонилась над бедным Петрушей. Он был весь горячий, лицо блестело от жара. Асенька хотела прижать к его губам Ванькину флягу с остатками холодного чая. И внезапно отчётливо расслышала то, что уже давно бормотали эти губы:
   - Господи... избавь меня от джинна... уныния...
   Анастасия Рыкова чуть не выронила флягу. Как она могла забыть! Они ведь проходили эту гадость в середине прошлого года! Так вот что было в хрустальной колбочке... дух уныния Алистер, страшное оружие против молящихся. Это злобный Гендальфус приказал подбросить им гранату уныния. Ведь джинн уныния страшен именно потому, что отнимает желание молиться!
   Поражённый джинном перестаёт надеяться на Божию помощь... Поэтому Гендальфус Бенциан так уверен в себе! Уныние мешает нам молиться, оно заставляет нас добровольно сложить наше оружие - молитву и защитный доспех - покаяние!
   Повернувшись спиной к колдунам, Ася достала из-за пазухи крестик и поставила на каменный пол, прислонив к стальному пруту решётки. "Господи, прости нас, - попросила она распятого Бога. - Ты страдал за меня, за Ваню, - за всех. Ты нас любишь... помоги нам, Господи".
   Её сердца коснулась мягкая горячая волна, словно ангельское крыло огладило душу, - и Асе отчего-то с удивительной ясностью почудилось, что Господь услышал и помощь уже в пути.
  
   Отчего всех злодеев прямо распирает от желания произнести заключительную речь над телом поверженного противника? Злодеи так любят смотреть голливудские фильмы, а ведь в этих фильмах регулярно показывают, что именно во время злодейских финальных спичей кто-нибудь успевает прийти на помощь поверженному доброму герою. Вот и получается, что лучше бы злодею сперва прикончить героя, а уже потом вещать о планах покорения Вселенной.
   Наверное, злодеи попросту не в силах отказать себе в удовольствии поглумиться. Так уж устроено зло: оно любит рисоваться и торжествовать. Чёрная душа требует чёрного триумфа, ей как воздух необходимо посмаковать победу...
  
   Верховный жрец Гендальфус Бенциан Бендрагон Тампльдор не был исключением.
   - Никто не должен узнать, что великий Гарри побывал в нокдауне. Миллионы детей верят, что Гарри непобедим. Они не догадываются, что на самом деле Гарри не одержал ни одной настоящей победы над герцогом Моргиаволой. Потому что Моргиавола - это я. И каждый год мы разыгрываем на разные лады один и тот же спектакль: тёмный дюк Моргиавола возобновляет свои преступления только для того, чтобы весь мир с замиранием сердца наблюдал за маленьким Гарри, поднимающимся на защиту человечества. Тёмный дюк терпит поражение, но на следующий год возвращается с новыми силами, он становится всё страшнее, и тем сильнее миллионы людей влюбляются в Гарри. Ещё несколько лет - и сбудется пророчество о том, что потомок Мерлина будет властвовать над сердцами всех людей земли.
   - Гарри - потомок Мерлина? - Ване стало почти любопытно.
   - Гарри - не просто потомок, он - точная генетическая копия, - произнёс Гендальфус Бенциан, наслаждаясь производимым эффектом. - Мы взяли образец ДНК великого Мерлина с его окровавленной повязки, которая сохранилась до наших дней... Эта повязка - величайшая реликвия академии. И вот посредством клонирования клеток Лаборатория королевской крови семнадцать лет назад получила двух девочек-близнецов...
   - Девочек? - Ваньке стало смешно. - Гарри - девочка? Тогда получается, что колдун Мерлин...
   - Колдун Мерлин был женщиной, - Гендальфус Тампльдор улыбнулся особенной улыбкой герцога Моргиаволы. - Это и есть наша маленькая тайна. Гениальная ведьма Мерилин, жившая во времена короля Артура, всю свою жизнь успешно притворялась мужчиной. Разумеется, её генетические двойники тоже оказались девочками. Гарриетта и Гермиома - идентичные сёстры. Сейчас им по семнадцать лет, и они хорошеют с каждым годом. Правда, каждая по своему - Герми превращается в красавицу, а Гарри - в изящного, но сильного мужчину.
   Ванька фыркнул от омерзения.
   - Гарри принимает специальные снадобья, чтобы выглядеть как юноша, - продолжал верховный жрец. - Согласно пророчеству, править сердцами людей всей планеты сможет только колдун в мужском обличье. Поэтому мы готовим маленькую Гарри к тому, чтобы она повторила подвиг Мерилин. Люди будут восхищаться великим Гарри, не догадываясь, что он - женщина.
   - А как же родители Гарри, которые пожертвовали жизнью ради его спасения?.. - недоумённо спросил Царицын.
   - Идиот, какие могут быть родители у генетического клона?! - лицо верховного жреца раздражённо искривилось. - Готовая клетка ведьмы Мерилин была пересажена суррогатной матери, которая умерла в родах. Она не могла выродить из себя наших милых близняшек... Ну а легенду о жертве Гарриной мамы изобрёл наш талантливый Феофрасто Феофраст. Это придало имиджу Гарри благородный ореол сиротства и помогло детям влюбиться в нашу принцессу. Теперь "белый волшебник" Гарри обречён на всеобщую любовь. Потому что силы добра принимают его за своего. А силы зла никогда не причинят ему вреда - потому что чёрная и белая магия всегда были союзниками в борьбе против выкормышей Церкви. Таких как ты.
   Голос проректора зазвучал громче, под тёмными веками забегали глазные яблоки - он словно прозревал скорое будущее и возвещал о нём:
   - Ждать осталось недолго. Благодаря Гарри миллионы детей влюбляются в магию. Я вижу, как они читают чёрные книги. Они идут в школы колдунов и увлекаются спиритизмом. Они рисуют демонов и поклоняются им. Незримая власть Лиги колдунов скоро распространится на всю планету. Но тебе, русский юноша, не суждено дожить до этого дня. Сегодня я смотрел твой гороскоп. Знаешь, что обещают тебе наши звёзды? Они пророчат тебе великую удачу, шаманёнок. Этой ночью ты будешь принесён в жертву великому Принципалу.
   Вот такую речь произнёс Гендальфус Бенциан. Удивительно, но... за время этого спича никто так и не пришёл детям на помощь. Более того, из коридора выбегали всё новые враги с факелами, фонарями и чародейскими жезлами. Со стороны моря доносился треск лопастей, и чёрный вертолёт охраны опустился на воду где-то неподалёку от тайного хода, загороженного ржавой решёткой. Наверное, хитроумный Колфер Фост вызвал вертолёт на случай, если кто-то из детей бросится в море.
   Закончив тираду, проректор слегка улыбнулся и кратко резюмировал:
   - А теперь перейдём к делу. Взять их!
   Враги бросились вперёд.
  
  
  

Глава 16.

Господин подполковник

осторожно вмешивается

  
  
   - Дай мне ливольверт, Макар!.. - вылупив глаза, горловым голосом заорал ободрившийся дед Щукарь. - Дай, пока сердце горит!..

М. А. Шолохов. Поднятая целина

  
   Плоская глыба ночного бомбардировщика стремительно уходила на северо-запад, в воздушное пространство Греции. Три горячих турецких парня на "F-16" из эскадрильи "Чиглик" попытались догнать беглеца, но произошло недоразумение: навстречу воздушным янычарам поднялись не менее горячие эллины на плохоньких, но ещё довольно зубастых "Фантомах". Командование греческих ВВС никакого бомбардировщика на своих радарах, разумеется, в глаза не видело, а поэтому отнеслось к происходящему как к обычной для турок провокации. А когда грекам по линии НАТО передали сигнал любой ценой посадить угнанный "Стелс", было поздно - Телегин уже вёл послушную машину над знакомыми плоскогорьями Скопье и поглядывал вниз, на ползущие по трактам натовские конвои. Изо всех сил сдерживался, чтобы не проверить точность хвалёных "Амраамов" и "Хармов", пристёгнутых под крылом. Буквально бил себя по рукам.
   Вечернее небо над Францией Виктор Петрович просквозил с феерической лёгкостью - натовские радары тщетно щупали высоту в поисках самолёта-невидимки. Уже на подлёте к Шетландским островам какой-то дошлый британский офицер на базе противовоздушной обороны в Квинсборо чудом разглядел на мониторе невнятное пятнышко и поднял вдогонку Телегину свору истребителей. "Поздно вы заметались, голуби", - покачал головой Виктор Петрович, поглядывая на компьютерный экран. Вот они, очертания зловещего острова... лететь осталось минуты полторы.
   Не заметить Рогатую башню было невозможно. "Не иначе, это и есть "главный козёл", о котором говорил Геронда", - обрадовался Виктор Петрович, корректируя курс так, чтобы ревущая громада бомбардировщика врубилась аккурат в основание башни - там не было никаких построек, только голые гордые камни.
   Радуясь, что на борту нет оружия с ядерными боеголовками, господин подполковник покрепче прижал к груди "Вал", перекрестился - и рванул рычаг катапульты. В днище пилотского кресла ударило с такой силой, что слетели наручные часы - лопнул старенький ремешок. "Вот незадача, - поморщился Виктор Петрович, вылетая из самолёта в чёрную высоту и бешено кувыркаясь вместе с креслом. - Совсем новые были часики, питерская марка..."
   Из-под раздувшегося парашютного купола открывался замечательный вид на замок. Особенно красиво сделалось после взрыва, когда Рогатая башня, розовато подсвеченная снизу, рушилась в море. Соседние кварталы почти не пострадали. Так, слегка занялись деревья в парке, да ещё пару стеклянных куполов разнесло взрывной волной. "Блюмбизация шторфингов проведена успешно, - доложил сам себе подполковник. - Никто кроме главных козлов, кажется, не пострадал".
   Если бы не переполох, идиотский ярко-оранжевый парашют, распахнутый над головой Телегина, был бы замечен охраной неминуемо. Но теперь обитателям и защитникам замка явно было не до него. Сверху можно было видеть, как улицы и площади наполнились суетящейся толпой перепуганных магов, выбежавших на улицу в пижамах и ночных рубашках.
   Крепкий ветер, надувая и дёргая купол, сносил Телегина на черепичные крыши одного из мрачноватых окраинных кварталов. Виктор Петрович приметил, что неподалёку среди домов виднеется серо-зелёная проплешина вертолётной площадки. А на ней - несколько чёрных машин, похожих на каракатицы. "Туда-то мне и нужно", - сообразил он. Чудом не напоровшись на многочисленные шпили, флаги да флюгера, господин подполковник приземлился на горбатую спину какого-то вычурного домика. С радостью отстегнулся от кресла с чуждой надписью "Lt David Paine" и, насвистывая, побежал по гребню в сторону водосточной трубы.
   О, что творилось внизу, в узеньких переулках! Юные волшебники с выпученными глазами носились взад-вперёд с чемоданами, клетчатыми портпледами и золочёными клетками, в которых бились одуревшие от ужаса полярные совы. Обитатели замка были так перепуганы, что даже экзотическое для этих мест зрелище - бегущий русский десантник в тельняшке с автоматом в руках - лишь недолго привлекал внимание наиболее наблюдательных подростков. Впрочем, Телегина тоже не слишком заботило впечатление, производимое на юных волшебников. Правда, немного удивило поведение хрупкой девушки в чёрном плаще. Сморщив и без того злобное личико, тряхнув вороными волосами, похожими на драгунский хвост, девушка кинулась Телегину наперерез, размахивая недлинным, но острым тесаком. Как-то не привык Виктор Петрович Телегин отбиваться от девочек с тесаками. Поэтому, уклоняясь от ближнего боя, он кинул в девочку первым, что попалось под горячую руку. А попался визжащий пухленький мальчик с рыжим портфельчиком и мобильным телефончиком. Телегин кинул его вместе с портфельчиком и, не оборачиваясь, побежал дальше - к вертолётной площадке. Больше странная девушка его не беспокоила. Зато беспокоила мысль: где искать ребят? Как в этой многотысячной толпе отыскать Царицына и Тихогромова? Да возможно ли это?
   Оставалось надеяться на то, что сообразительные кадеты сами догадаются подать Телегину знак. Только на это (да ещё, разумеется, на Божию помощь по молитвам старого Геронды) уповал господин подполковник в тот момент, когда вышибал прикладом зубы бородатому верзиле, охранявшему въезд на вертолётную площадку. На это и надеялся, выкидывая из кабины зазевавшегося пилота, а потом натягивая его тесный шлем (не забыв предварительно вытряхнуть перхоть). Поднимая чёрную паукообразную стрекозу в воздух, Телегин думал только о том, какой именно знак можно ожидать от мальчишек. Ракетницы у них нет, мощного прожектора небось тоже. Сигнальный костёр в городе не сложишь - опасно, да и сверху не очень заметно, дома закрывают...
   Он повёл трескучий аппарат вдоль ближайшей крепостной стены, напряжённо вглядываясь в то, что творилось под ногами. А творилось Бог весть что! Были горящие деревья, бешено размахивающие пылающими ветвями. И мотоциклетные патрули, тарахтящие по узким тротуарам. И даже визжащее чудище размером с троллейбус, затравленно метавшееся в тесном вольере. Не было только сигнала от мальчишек.
   - Ну же, ребятки... покажитесь, - кряхтел про себя Телегин, покусывая ус. - Ванюша, ну ты же умница... ну додумайся. Хоть какой-нибудь дымок тонюсенький или лучик фонарика. Эх, Господи, вразуми Ты их!
   Третий час он кружил над колдовским гнездом и уже почти отчаялся, когда вдруг у самой воды, в расселине между чёрных скал что-то просияло, будто маленькая звезда. Крест! Светящийся крест, метра три в высоту - золотистый и ясно различимый с высоты.
   - Вот это по-нашему, - Телегин радостно налёг на рычаги. - Молодец, Царицын, подал-таки знак!
   Виктор Петрович на миг отвёл глаза, глянул на приборы, а когда снова посмотрел вниз, креста уже не было, погас. Но пещерку господин подполковник уже приметил, маленькую такую - у самой воды.
   Хе-хе. Вертолёт был водоплавающий, с плавниками вместо колёс.
  

* * *

   - Взять их, взять живыми!
   Враги бросились вперёд. Ваня Царицын даже умудрился оказать минимальное сопротивление: выхватил из рюкзака проверенную в боях генеральскую гирю и зашвырнул в гущу налетавших волшебников. Судя по воплям, кого-то сразил... Но уже подскочила Карлотта ван Холль и мастерски двинула Ваню костистым кулаком поддых. Ванька успел крутануться, подставляя вместо мягкого живота довольно твёрдые рёбра, и вцепился в чёрные с прорыжью кудри охранника. Охранник взревел и выпустил из рук крупнокалиберный зонтик. Стервенея от отчаяния, Ванька вцепился в скользкий металл дробовика и поспешно надавил курок. Тугой хлыст картечи грохнул абы куда - угодил в ногу ведьмаку, пытавшемуся подступиться к Асеньке с наручниками. Ведьмак рухнул, Ванька радостно рванул дробовик, почти успел передёрнуть подствольный затвор - но тут за спиной, позади ржавой решётки из моря вылезла фигура незнакомого плечистого волшебника с оружием в руках.
   "Конец, - подумал Иван. - Этот, видать, профи. Церемониться не станет. Сейчас просто выстрелит мне в спину".
   - Русские - на пол! - заорал плечистый родным голосом. Ванька тотчас узнал лихой покрик подполковника Телегина - и, мигом свихнувшись от радости, щучкой сиганул выполнять приказ. Рухнул сам и мягко сбил на пол растерявшуюся Касси; Аська повалилась сама собой... и в тот же миг вызверился ствол в телегинских дланях, работая сквозь прутья решётки, методично срубая Карлотту ван Холль, бородатого двухметрового охранника, злющего маэстро Кальяни со шприцем в руке... И далее по списку, слева направо.
   Кто-то пытался выбежать из коридора на подмогу колдунам, но Телегин намертво запечатал тоннель двумя выстрелами из подствольного гранатомёта. Чёрную дыру надёжно завалило камнями, ни одна змеюка не проползёт изнутри горы... Впрочем, радоваться было рано.
   Позади всех полулежал на носилках мудрый ведун Гендальфус Бенциан, он же тёмный дюк Моргиавола. А ему с малолетства служили дюжины незримых воздушных даймонов, которые теперь, в опаснейший момент схватки, кинулись подсказывать ему, откуда взялся страшный русский десантник. Да-да, профессор Гендальфус Бенциан слышал про этого десантника от рыжей Сарры, теперь великий ведун вспомнил главное: у десантника был страшный грех, и потому русская защита прикрывала десантника не полностью. "Дырка в голове", - быстро шепнул внутренний голос. "Точно", - вспомнил жрец Бенциан. Эксперты докладывали ему: у этого подполковника были в защите две неприкрытые зоны: тазовая область и голова.
   Бенциан бил прямой наводкой. Уверенно, точно турнирным копьём, ударил подполковнику в голову.
   - Будь ты проклят! Инсульт, инсульт! - крикнул раненый профессор на древнем змеином наречии, отсылая в голову Виктора Петровича мощнейший заряд чёрной энергии.
   - Вы что-то вякнули? - удивился Телегин. Признаться, у него немного закружилась голова, но это ничуть не помешало подполковнику ещё раз придавить спусковой крючок. И меткая пуля, отлитая на тульском оружейном заводе, с грустью покинув родимый ствол, навылет пробила бугристый, обтянутый морщинистой кожей череп главного колдуна.
   - Безобразие, - сказал Телегин, оглядывая остывающее поле битвы. - Вот и посылай вас, несовершеннолетних, в разведку. Половину острова разнесли! Кадет Царицын, оттащите наших людей немного к стеночке. Я сейчас буду вот эту решётку взрывать к хренам собачьим.
  
  
  

ЭПИЛОГ

  
  
   В кафе "Зимушка" на улице Тютчева, как известно, делают лучшее московское мороженое. В первый день октября 200... года, пожалуй, впервые за историю существования знаменитого кафе, здесь собралось множество солидных военных чинов: два генерала (один пухлый в мундире, другой сухощавый в штатском), один усатый подполковник в камуфляже, один капитан первого ранга в парадной форме, да ещё два подтянутых, явно бывалых кадета.
   Штатского народу за большим овальным столом тоже было немало: громче всех хихикала и даже немножко баловалась девочка с золотистым хвостиком. Гораздо спокойнее, как большая, вела себя красивая тёмноволосая девушка, похожая на грузинку или, скорее, на гречанку. Рядом с ней, солидно надувая щёки и потягивая сок через трубочку, восседал смуглый мальчуган в бело-синей футболке с надписью: "Греция - чемпион-200..!" Наконец, в самом углу, сильно смущаясь и поминутно краснея, сидела круглолицая девочка с огромными и совершенно счастливыми глазами.
   Глядя на неугомонную Надиньку Еропкину теперь сложно представить, что ещё три недели назад её привезли в Моск-ву совершенно оцепеневшую и белую, как мрамор. По счастью, Ася догадалась позвонить отцу Игорю, который, невзирая на пробки, добрался со Сходни за полчаса. Священник с трудом расшифровал сдавленный хрип, доносившийся из уст заколдованной девочки, - исповедь длилась почти полтора часа! По счастью, русская защита помешала проклятию парализовать Надиньку навсегда - и сразу после исповеди холод начал отступать от сердца. Кровавая печать на лбу Морковки тоже исчезла сама собой. Вместе с ней растаяла чёрная тоска, вызванная страстным желанием стать великой волшебницей. Теперь Надинька с горечью вспоминает, как сдуру сбежала из дома, заставив изрядно поволноваться бедного милого дедушечку.
   Приказ об отчислении Ивана Царицына генералом Еропкиным до сих пор не подписан. Молодому человеку назначен испытательный срок: в течение месяца он должен вести себя прилично, не досаждать либеральным журналистам и оставить в покое детского писателя Эдуарда Мылкина (получившего на днях, кстати сказать, премию Российского министерства культуры за серию романов о Лолиточке и Адочке). Царицын ведёт себя примерно, опасаясь огорчить маму, - тем более, что новости из ростовского госпиталя не слишком утешительны...
   Кадет Петр Тихогромов до сих пор ходит с забинтованной головой - удар серебряного шестопёра оказался довольно сильным. Врачи опасались даже, что у мальчика нарушится координация движений - это поставило бы крест на его мечтах о военной службе. Слава Богу, дурные прогнозы не оправдались, и сейчас Петруша совершенно воспрял духом.
   Примечательно, что никто из друзей Иванушки и Петруши не знает о том, в какие передряги этим двум достойным господам довелось попасть на первой неделе сентября. Официально, оба парня просто побывали в увольнительной, повидали родных и близких. Правда, в газетах и на телеэкранах замелькали репортажи о преступлениях разоблачённых сектантов, свивших гнездо под видом парка аттракционов на острове Лох-Хоррог, и недавно в прессу попала фотография русского мальчика, который обучался там под видом шаманёнка. Бедному Царевичу всё сложнее отвечать на прямые вопросы братьев-кадетов...
   Мои измученные дети Кассандра и Ставрос вернулись сильно повзрослевшими. В первый же день Касси сожгла в мангале для барбекю все свои книжки про юных колдунов - те самые, из-за которых они с братом очутились в академии волшебства. Ставрик первые несколько дней бредил какими-то кладами и сокровищами, но вернулся в нормальное расположение духа сразу после того, как наблюдательная Касси обнаружила в его подушке припрятанный алмаз. Оказывается, один-единственный камешек Ставрос всё-таки вывез из колдовского подземелья, засунув в левое ухо. Алмаз был изъят мною и передан в Добровольный фонд содействия развитию эллинской авиации.
   О том, как сложилась судьба подполковника Телегина после его возвращения в Россию, нам известно крайне мало. По крайней мере, очевидны два факта: во-первых, никакого повышения в чине не последовало, а во-вторых, косовская рана господина полковника больше не беспокоит. Что же касается вашего покорного слуги, то во время описываемого разговора в кафе "Зимушка" я уже находился в Москве - подыскивал переводчика для книги, которую вы держите в руках.
   Остаётся отметить, что официальное заявление греческого правительства в связи с попытками удержания несовершеннолетних граждан Греции на территории частного владения "Замок Мерлина" получило неожиданно широкий отклик. Скандал прогремел по Европе и отозвался эхом на всех телеканалах мира. Уже через несколько дней с аналогичными гневными заявлениями выступили внешнеполитические ведомства России, Белоруссии, Украины и Грузии.
  
   Итак, в тот чудный московский вечер Ваня Царицын как раз закончил свой доклад о первоочередных задачах Кружка любителей выжигания имени графа Суворова, направленных на дальнейшую борьбу с распространением колдовства в России.
   Надинька, слушавшая с приоткрытым ртом, вдруг отвлеклась на картинку, возникшую на телеэкране в глубине зала.
   - Смотрите! Это же он... Тот самый мальчик, который мне печать поставил! - взволнованно сказала она.
   По телевизору показывали новую шоу-программу Лео Рябиновского "Чудеса и тайны мага Лео". Юный колдун выступал на сцене Московского дворца молодёжи; толпы восторженных подростков гудели, пищали и бесновались. Лео творил чудеса: превращал цветы в хрусталь, обвивался удавами, гипнотизировал симпатичных барышень и даже... взмывал ненадолго над зрительным залом.
   Дети беспокойно зашумели, Ставрик даже показал телевизору кулак. Ваня Царицын несколько минут молча глядел на экран. Потом почесал белобрысый загривок:
   - Непорядок, господа. Если не возражаете, я займусь этим юным волшебником.
  

* * *

   - Дядь Вить, Вы обещали рассказать! - Надинька настойчиво дёргала Телегина за рукав. - Как Вы догадались, где находится выход из подземного хода?
   - А что было гадать? - немного удивился Телегин. - У вас же там огромный крест стоял, весь в лампадах! Сложно было не увидеть его... Вся гора тёмная, а у самой воды - свет.
   - Как это "огромный крест"? - прислушался Ваня.
   - Да будто вы сами не помните! - рассмеялся подполковник. - Деревянный такой крест, резной... ну, наверное, метра два в высоту. Он у вас прямо возле решётки стоял. Вы же сами перед ним, небось, полсотни свечек зажгли!
   Он разгладил усы и сощурился, припоминая:
   - Ну думаю, ребята дают: нашли время столько свечек зажигать. Зато по этим свечкам, которые весь крест высветили, я вас и обнаружил. Так что, получается, не зря зажгли. Хороший сигнал получился, что надо.
   - Вот такой крест? - спросил Ваня, разматывая шарф и бережно доставая из мешочка небольшой деревянный крестик Геронды.
   - Этот больно маленький... - прицельно глянул Телегин. - А хотя... резьба очень похожа. Только у вас огромный был, я же говорю, два на полтора где-то. Кстати, где Вы его раздобыли, в замке что ли нашли? И куда он потом подевался?
   Дети переглянулись. Иванушка подмигнул Надиньке:
   - А ты говоришь, чудес не бывает!
   Надинька подумала, поморгала немного.
   - Бывают. Только их не волшебники делают, - твёрдо сказала она.

  

Оценка: 2.01*24  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Т.Серганова "Обрученные зверем 2" (Любовное фэнтези) | | A.Summers "Аламейк. Стрела Судьбы" (Антиутопия) | | В.Проняев "Второй смартфон в подарок" (Научная фантастика) | | Н.Самсонова "Мой (не) властный демон" (Любовное фэнтези) | | Ю.Королёва "Эйдос непокорённый" (Научная фантастика) | | A.Opsokopolos "В ярости (в шоке-2)" (ЛитРПГ) | | А.Михална "Путь домой" (Постапокалипсис) | | Д.Тихий "Миры Аргентум I. Мрак Иллюзий. ( моя первая книга )" (Боевик) | | К.Вэй "По дорогам Империи" (Боевая фантастика) | | Д.Гримм "Ареал X" (Антиутопия) | |

Хиты на ProdaMan.ru Аромат страсти. Кароль Елена / Эль СаннаЛюбовь по-драконьи. Вероника ЯгушинскаяИЗГНАННЫЕ. Сезон 1. Ульяна СоболеваВ объятиях змея. Адика ОлефирТону в тебе. Настасья КарпинскаяЯ хочу тебя трогать. Виолетта РоманВедьма и ее мужчины. Лариса ЧайкаМои двенадцать увольнений. K A AПерерождение. Чередий ГалинаЯ возвращаю долг. Екатерина Шварц
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "То,что делает меня" И.Шевченко "Осторожно,женское фэнтези!" С.Лысак "Характерник" Д.Смекалин "Лишний на Земле лишних" С.Давыдов "Один из Рода" В.Неклюдов "Дорогами миров" С.Бакшеев "Формула убийства" Т.Сотер "Птица в клетке" Б.Кригер "В бездне"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"