Верещагин Олег Николаевич: другие произведения.

Часть Первая. Страна Семи Рек. Главы 28 - 31.

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
Оценка: 9.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    О том, что ничего не бывает напрасно. О том, что Человек отвечает за всё. И ещё о том, что братья бывают разные.


0x01 graphic

ГЛАВА 28 .

ДВА ГВОЗДЯ И КИРПИЧ

   Денис оглядел класс и тоскливо вздохнул. Лица одноклассников выражали сочувствие, смешанное с опасением (сейчас его посадят и меня вызовут) и даже радостью (не я у доски). Подсказывать никто не пытался по двум причинам: первая - Франц Ильич при своём возрасте сохранил слух крота; вторая - буквально позавчера вечером предсовета отряда Д.Третьяков с пеной на губах громил подсказки и кричал, что с ними никаких знаний ни у кого не будет. Кто же виноват, что вчера вечером допоздна засиделись, монтируя коммутатор для внутренней связи, и перед сном Денис легкомысленно решил - тема из повторения за прошлый год, он её помнит. И помнил. Просто кто ж знал, что в русском языке таятся ещё и сложноподчинённые предложения? Про них Денис - да - помнил. А про эти...
   Денис снова вздохнул. Подумал, что для двадцати семи человек класс всё-таки тесен, и что учить девчонок с мальчишками всё же неправильно, этим надо будет заняться... Ещё подумал, что в классе кроме него только четверо в пионерской форме, а ещё у восьмерых из-под новеньких, по имперским образцам (хотя и не из древопластика, а просто из дерева) сделанных парт торчат босые ноги. Ещё подумал, что на улице душно, но всё равно надо открыть окно.
   Короче, много о чём подумал, только не о сложнопод... сложносочинённых предложениях. Вздохнул в третий раз и начал снова:
   - Сложносочинённое предложение - это такое предложение... - после чего заглох. Олег показал сбоку от парты листок с надписями. Денис сердито отвернулся.
   - Какое? - с интересом спросил Франц Ильич. - Я жду с нетерпением.
   Денис покосился на него ещё более сердито, чем на Олега. Франц Ильич знал и преподавал русский язык и литературу великолепно. Но если на уроках литературы оставалось только сидеть с открытым ртом, а излагаемая смесь фактов, дат, приключений, поисков, великолепных строк, открытий, схваток, странствий и озарений как бы сама впитывалась в память - то на русском царили свирепый диктат и зубрёжка. Такого Денис не помнил даже по петроградской школе. Класс не выбирался из троек, получивший четвёрку сиял, как начищенная медная табличка над школьным парадным. На пятёрку по мнению Франца Ильича язык знал только он сам.
   Но сейчас Денису грозила не тройка, а полновесный - как тут говорили - "гусь". Ссылок на общественную деятельность - на это иногда поддавались другие учителя - Франц Ильич не принимал, парируя их в общем-то здравыми соображениями, что люди безграмотные любой общественной деятельности нанесут только вред. В самом начале года (не так уж давно) Петька Минаев, получив третьего "гуся", ударился в амбицию и стал доказывать, что все эти правила никому не нужны. За день до этого Петька прочёл книгу из библиотеки, которая поразила его своей простотой и логичностью - там излагалась теория, что неграмотное написание слов вовсе не препятствует усвоению и чтению, а значит, в принципе всё равно, писать "телескоп" или "тилископ". Франц Ильич покивал и на следующий день... поставил всему классу прогул. За дело. Перед этим вечером он зашёл к Минаевым и передал для Петьки записку, в которой просил его с утра проводить класс на "выходной" урок к "Оптике". Естественно, Петька, знать не знавший о существовании в посёлке маленького магазинчика "Оптика", прочитал записку "лётом", как он сам признался, по вычитанной методике, после чего отвёл одноклассников туда, куда показалось логичным - к центральной АПТЕКЕ. Там они и ждали учителя ровно час... На возмущённые вопли Франц Ильич с чисто немецким хладнокровием пояснил, что в записке ясно, чётко, коротко и чёрным по белому написано, куда надо было идти. Остальное вина не его, а новаторов... Крыть было нечем.
   Практически разгромив юного оппонента, учитель вырвал из программы ещё один урок и прочёл ребятам лекцию о том, что усложнение языка - процесс неизбежный в русле общего человеческого развития. Упрощение же свидетельствует о том, что в обществе - моральный регресс. И что русским языком нужно гордиться хотя бы потому уже, что он действительно сложен и именно поэтому красив. Привёл он и пример того, как "Лига Инклингов" в Англо-Саксонской Империи старательно и настойчиво обогощает достаточно бедный английский язык - новыми словами и даже новыми звуками, причём при полной поддержке лично Императора... Денис с ним был вообще-то согласен, из истории он хорошо знал, что одной из бед прежней цивилизации было оскудение устной речи и связанное с этим элементарное отупение масс, дураками или проплаченными подонками выдававшееся за "неизбежный процесс в ходе усиливающейся специализации".
   Но что такое "сложносочинённое предложение" - всё-таки не вспоминалось.
   - Сложносочинённое предложение, - как будто отвечая на мысли томящегося возле доски ученика, начал Франц Ильич, - это такое предложение, в котором простые предложения могут быть равноправными по смыслу и связываются сочинительными союзами. Например: "Третьяков не приготовил домашнее задание, и учитель вынужден был отвечать сам," - любезно привёл пример Шёнк. - Садитесь, Третьяков... Поскольку формулировку дал всё-таки я, попрошу присутствующих в тетрадях - не открывая учебников - придумать и записать по три сложносочинённых предложения, - он подошёл к окну и открыл его, - после чего мы продолжим работу.
   Денис угрюмо выставил в дневнике двойку и передал его Шёнку, который расписался и вернул дневник владельцу. Денис его тут же закрыл и заставил себя открыть тетрадь. Из окна полился тёплый, влажный, но всё-таки ветерок, послышался шум. Кое-кто клюнул в сторону окна и свободы носом, но Олег кашлянул, и отвлекаться перестали все...
   ...Новая школа оказалась заполнена до предела, как банка консервов - балтийской килькой. Неизвестно, что так повлияло на отношение к учёбе у взрослых - верней всего, до большинства дошло, что в мире, который собираются строить имперцы, грамотным быть не просто престижно, это необходимо. В новую школу перебрались даже несколько учеников из городской школы. Правда - очень немного, городская школа оставалась оплотом "Энергии" и как бы бастионом учебной оппозиции. Но казавшееся здоровенным здание бывшего клуба как бы съёжилось, и стало ясно, что летом придётся делать пристройки. Полянцев уже получил на это деньги из столицы, и вообще финансирование пошло довольно щедрое - да вдобавок ещё сработали временные боны, запущенные в обиход Валерией Вадимовной. Люди, стараясь не прогореть на них, старались как можно больше успеть купить и построить до конца года; многие на эти боны открывали свои мелкие дела, как Чакин, и из-за этого неожиданно резко подешевели продукты, а качество их выросло. Франц Ильич тут же - конечно, за "официальные" деньги - назаказывал кучу всякого разного даже из Империи, да и пионерскому отряду перепали определённые суммы. Удалось найти и учителей, а математик Русанов, тёзка Дениса, Денис Михайлович, приехал из Империи. Он был не "витязь", а просто провинциальный секретарь по министерству образования, который после выбора профессии и стажировки в Минске сам попросился сюда. Зато настоящим "витязем" оказался новый государственный контролёр, заменивший на этом посту убитого Есипова - Виктор Данилович Макарычев. Кстати, именно он привёз известие о том, что чета Безгиных благополучно повешена в Верном... Он же как-то за столом у Третьяковых показал пачку листов. Это оказались странные заявления: по инициативе представителя "ЗаготМясо" Лобанова, "шефа" Олега, люди стали вступать в созданный Тимофеем Ильичом кооператив "Дружба", в котором господствовало то, что отец Дениса задумчиво назвал "экономика дарения". Вошедшие в него люди оказывали друг другу услуги, как бы обмениваясь ими. Присутствовавший при том разговоре Балаганов, последнее время подчёркнуто державшийся проимперски и даже своего семилетнего сына отдавший в новую школу (смотреть на всё это было смешно и немного противно, но газета его начала так или иначе делать полезное дело) заметил, что, если два нищих сложатся, то богаче они не станут. Но вскоре выяснилось, что затея Лобанова стала приносить реальную пользу - "экономика дарения" позволяла как-то незаметно сделать много дел, на которые человек в одиночку просто не был способен. Нищие заставляли отступать нищету, и Балаганов разразился передовицей "Дарите людям души!". Денис тогда поинтересовался, не собирается ли отец наконец арестовать этого угря. Отец заметил, что это вообще не его функция, а Макарычев, которому Денис задал тот же вопрос при новой встрече, ответил: незачем, да и не за что, пусть работает. Денис не согласился, но промолчал.
   Что беспокоило Дениса - так это нулевой рост пионерского отряда. Много народу приходило на сборы, почти все - записались в разные кружки и секции, которые тоже довольно щедро финансировались, и уже смешно было вспоминать карманные деньги Третьякова-младшего. Немало народу охотно работали в мастерских - сапожной, швейной, токарной, небольшом консервном цехе. Но записываться в пионеры никто не спешил. Хотя внимание - неослабное и пристальное - Денис ощущал каждую секунду. Казалось, ребят и девчонок что-то удерживает. Что - Денис понять откровенно не мог и временами злился, а то и приходил в отчаянье: ну что ж такое?! Местные ребята-пионеры тоже ничего не могли объяснить, и Денис вынужден был довольствоваться тем, что уже вступившие в отряд были совершенно неиссякаемыми источниками энтузиазма. Честное слово, они были похожи на разбужденных после долгого неестественного сна!.. А уж вернувшийся с лечения Генка вообще изменился неузнаваемо - в лучшую сторону, конечно. Он был похож на имперского мальчишку, и Денис временами гадал, что уж такое ему там устроил Санька, что показал? Или ничего такого особенного, просто кусочек другой жизни?.. Кто знает - а сам Генка не спешил распространяться. Да и, похоже, просто не мог выразить ощущения словами.
   Временами, надо сказать, Денис форменным образом пугался этой общей жадности до нового и думал, что наступит - и уже не так уж чтобы и не скоро - момент, когда он больше ничего не сможет им дать. В такие минуты он остро ощущал, что сам очень и очень мало знает и умеет. Да, легко быть пионером, когда вокруг много взрослых, которые готовы помочь. А если большинство взрослых просто-напросто и не понимают, какая помощь тебе нужна?!.
   ...Прозвеневший звонок заставил Дениса отвлечься от совершенно посторонних мыслей. Остатки объяснений Франца Ильича он прослушал начисто и на себя разозлился до такой степени, что ускользнул от неизбежного разговора с одноклассниками по чёрной лестнице и пробрался в учительскую.
   Тут было пусто. Почти. Большинство учителей предпочитали проводить перемены в классах, так как со звонком практически каждого облепляла плотная куча ребят и девчонок, сыпавших вопросы, как зерно из широко развязанного мешка - неостановимым потоком. Денис в таких случаях всегда вспоминал, что однажды сказал кто-то из учителей в Петрограде (Денис подслушал случайно): "Самая большая радость в нашей профессии - это когда тебе на перемене задают вопросы!"
   Но сейчас он был не настроен на воспоминания.
   - А всё-таки это непедагогично, - сказал Денис сердито, усаживаясь на стул верхом. Франц Ильич, восседавший на законном директорском месте, с интересом оторвался от заполнения журнала.
   - Что именно? - поинтересовался он с искренним любопытством. Денис хмуро посмотрел на директора:
   - Могли бы поиметь ко мне снисхождение, как к коллеге. Я им всё-таки историю преподаю, - солидно произнёс он это слово, - и астрономию. А вы мне бац - и пару.
   - Пару? - пошевелил бровями Франц Ильич. - Помнится, я поставил вам, Третьяков, всего одну оценку. Хотя, если учесть, что до конца урока вы меня так и не начали слушать, возможно вы действительно заслуживаете пару.
   - Гуся! - поправился Денис в соответствии с местными порядками. - И какой у меня после этого будет учительский авторитет?!
   - Интересная позиция, - серьёзно ответил Франц Ильич - Но в свою очередь хочу поинтересоваться у вас, коллега - какой может быть учительский авторитет, если учитель не разбирается в сложносочинённых предложениях?
   - Я разбираюсь... - начал Денис, но Франц Ильич довольно-таки беспощадно прервал его:
   - На двойку. Что и имеете, коллега. А вообще - если уж приехали из Империи, - неожиданно жёстко продолжал он, - то извольте быть примером во всём. Да-да, во всём, сколько бы сил это не отнимало и какое бы время не пришлось на это потратить. Да, именно так! - словно черту подвёл он, причём уже без малейшей иронии, серьёзно и даже беспощадно.
   На этот раз Денис промолчал, потупившись. Щёки у него полыхали. Глупый щенок, припёрся с претензиями, смысл которых: я особый, мне масла в зад на сто рублёв и смотрите - сливочного! Уф, как стыдно, мало щёки полыхают, сейчас бы в наказание голым задом сесть в крапиву...
   - Разрешите идти? - еле слышно прошелестел мальчишка, вставая.
   - Да нет уж, постойте, коллега, - Франц Ильич придвинул к себе какие-то бумаги. - За вами ещё рабочий план по предмету. Я, как помните, был на вашем уроке, - он называл Дениса на "вы" уже без насмешки, - и должен сказать, что материал вы излагаете с огоньком и на хорошем профессиональном уровне. Но вот планов ваших я пока не видел.
   - Франц Ильич, - сердито сказал Денис, тут же забыв своё смущение, - объясните мне, пожалуйста, зачем вам вообще написанные на бумаге планы? У меня есть заметки, которые помогают мне вести уроки. Это я понимаю. Но учителя ведь кучу времени... простите, много времени тратят на то, чтобы подробно расписать: скажу то-то, спрошу то-то, тема такая-то. Да ещё и записать "согласно стандартам". По-моему, лучше всего оформленные планы - у самых малопригодных педагогов, вот! - закончил Денис почти яростно.
   Франц Ильич поджал губы. Но потом неожиданно рассмеялся:
   - А знаете, примерно то же самое говорил мне позавчера на педсовете коллега Русанов. Если вас я ещё мог бы заподозрить в элемантарном желании увильнуть от рутинной работы, - Денис оскорблено выпрямился, - то его - нет. Хм. Хм, хм. Интересно. Неужели в Империи учителя не пишут подробных планов?
   - Я не знаю, - честно признался Денис. - Но думаю, что нет. Э... знаете, мне трудно представить себе своих учителей из петроградской школы, которые тратят время, чернила и бумагу на такую ерунду.
   Прозвенел звонок, и Денис, извинившись, подхватил папку, журнал - и вышел из учительской.
   Франц Ильич остался сидеть за столом, тщательно вытирая кусочком промокашки перо - снова и снова...
   ...Новой темой на истории была "Роль инородческих сообществ в геноциде русского народа перед Третьей Мировой войной". Денис как всегда увлёкся, увлёк класс и только к звонку опомнился и довольно подумал, что, кажется выкрутился... но не успел он подхватиться и выскочить из класса, как его обступили Олег, Пашка Бойцов, Танька Васюнина и Мишка Гуляев.
   - Чего? - малодушно спросил Денис, делая робкую попытку прорваться к двери. Ему молча загородили дорогу. - Ну ребята! - взмолился он. - Вчера же коммутатор монтировали!
   - Ты один? - спросила Танька, ехидно щурясь и водя по щеке кончиком рыжей косы. Денис испытал сильнейшее желание эту косу ей оборвать. Но вместо этого промямлил:
   - Чего один?
   - Монтировал ты один? - уточнила Танька.
   - Ну не один...
   - И гуся тоже получил не ты один?
   - Васюня! - взвыл Денис. - Ну я не виноват, что меня спросили!!!
   - Петька с тобой монтировал, - сказал Пашка со смешком, сложив руки на груди и прислонившись спиной к стене. На нём вместо пионерских шортов были бриджи для верховой езды - правда, "уставного" цвета, и вольность ему прощали, учитывая, что он каждый день мотался верхами на перевал и обратно. - А потом сидел до утра и зубрил, между прочим. Так что если бы его спросили, он бы ответил.
   - Попробуй ему только связиста зарезать, - добавил Мишка. Денис огрызнулся:
   - Если всё правильно на аксель ответит, чего я буду резать?! (1.) Ну всё! Больше не повторится! - и, поскольку его по-прежнему не выпускали, добавил: - Извините, а?
  
   1.Имеется в виду, что Петька собирается сдавать испытания на присвоение квалификации пионера-связиста с получением аксельбанта.
  
   - Вот! - Олег, до сих пор молчавший, просиял и стукнул Дениса кулаком в плечо. Денис закрылся и ответил кулаком в грудь. Танька вклинилась между ними:
   - Ничья... Ну что, урок последний, в отряд?
   - Я сперва забегу по делам кое-куда, - опомнился Денис. - Недолго, час максимум. И буду.
   - У нас День Солнца на носу, - напомнил Олег. Денис повторил:
   - Я недолго...
   ...За школьной оградой - там, где когда-то щиты для объявлений украшали ироничные надписи и грязные разводы, а теперь справа на фоне пионерской эмблемы было написано "ПИОНЕРОТРЯД им. Радия Погодина", а слева всех извещали, что тут располагается "Народная школа N1 рабочего посёлка Седьмой Горный" - маячили несколько пацанов со скучными и злыми физиономиями. Мимо них гордо прошествовали несколько младшеклассников - даже не посмотрев в их сторону. Один из "маячивших" дёрнулся было вслед, но увидел Дениса, сбегавшего с крыльца, и сделал вид, что смотрит на часы. Последний из уходивших младших - босиком, лохматый, но с новеньким ранцем под военный рюкзак имперца и с чисто вымытой физиономией - как раз обернулся и ехидно, громко, оглушительно звонко пропел:
   - Зырит весь двор,
   Как наш Егор
   Школьный забор
   Жопой подпёр!
   Дырку на жопе о доски протёр -
   Вот и стоит Егор!
  
   0x01 graphic
  
   - Ах ты!.. - снова рванулся мальчишка, побурев, как варёная свёкла, Но Денис, как раз оказавшись рядом, поинтересовался:
   - Как там Пинаев-младший себя чувствует? Давно не видались...
   - Нормально... - пробормотал Егор. Остальные стушевались окончательно, и Денис вдруг поймал в нескольких взглядах не ненависть, не опаску, а интерес. - Слуш, имперец, ты скажи своей малышне, чтобы не лаялись, вообще уже...
   - А вы сюда как, по делу - или что? - улыбнулся Денис. - Или нравится, когда на вас лаются?
   - Ты это... - начал было Егор снова, но Денис, посерьёзнев, его прервал:
   - Вы эту малышню ещё год назад пинками и из парка гнали, и с пляжа с ближнего, и вообще долбали походя, где ни увидите. Было? - он обвёл мальчишек внимательным холодным взглядом и подытожил беспощадно: - Было! И издевались, и копейки вытрясали, ничтожества крохобористые! И "чушками" назвали, было?! - и снова отрезал: - Было! Ну так вот хотите - стойте и слушайте, и попробуйте только хоть одного... - Денис показал кончик мизинца. - Хоть вот так... Костей не соберёте. А лучше, - он резко махнул рукой, - просто давайте отсюда, и правда, забор не обтирайте, не вы красили!
   - Силу... почуяли?.. - с трудом выдавил Егор, бледнея. - Силу, да? Ваше время, да? Ну ничего. Ничего... - он повернулся и почти побежал прочь. Следом за ним - кто медленней, кто быстрей, кто бросив на Дениса злой взгляд, а кто наобоот - не глядя - потянулись остальные. Денис очень хотел плюнуть им вслед. Но сдержался. Поискал взглядом того мальчишку, но малышовая стайка уже умелась в неизвестность, и след простыл. Вспомнился Володька - надо будет...
   - Денис, ты куда?! - из распахнутого окна штаба по пояс вывесился улыбающийся Генка. Отчаянно заломленный берет еле держался на затылке.
   - Приду скоро! - отозвался Денис, махнул рукой и зашагал по улице.
   До чего здорово было идти в форме! Мальчишка шагал широко, развернув плечи - так, как привык ходить всегда - и больше не было нужды прятать галстук. Денис всерьёз опасался, как бы тот не обиделся на него за первые дни в посёлке, когда галстуку пришлось висеть на стуле, а Денису - носить обычную одежду. Теперь такой галстук в посёлке не один. А будет... Денис чуть подсбил шаг... да, будет ещё больше!
   Тут ему вдобавок вспомнилось, куда именно и зачем именно он шагает - настроение совсем подскочило, Денис ускорил шаг и стал сквозь зубы насвистывать про то, что "мы построим лестницу до звёзд, мы пройдём сквозь чёрные циклоны - от смоленских солнечных берёз до туманных топей Оберона!" Правда, поэт прошлых времён ошибся - на Обероне нет топей (1.). Зато есть потрясающе красивые ледяные пещеры с озёрами и реками, в которых что ни год - открывают новый вид рыбы или моллюска. Есть построенный из пайкрита (2.) в самой большой пещере город англосаксов, которые первыми высадились на эту планету - город Айс Холл...
  
   1. Имеется в виду: ОБЕРОН, спутник Урана. Расстояние от Урана 580,8 тыс. км, период обращения 13 сут 12 ч, диаметр ок. 1600 км. (т.е., размерами почти с Луну.) 2.Сверхпрочный искусствнный лёд с особыми физическими свойствами.
  
   Когда-нибудь я увижу Оберон, подумал Денис. Обязательно. И остальные спутники Урана. И не только Урана! И тот ехидный мальчишка, который бережёт обувку на более холодное время - увидит всё это тоже...
   ...Начальник полиции был хмур, причём весьма. В коридоре, идя к его кабинету, Денис столкнулся с Семской - врач-контролёр приветливо улыбнулась, кивнула - и Денис понял: что-то произошло.
   Он не ошибся.
   - Благими намерениями, - приветствовал его Кенесары Ержанович. Денис слегка растерялся:
   - Извините... не понял?
   - Благими намерениями вымощена дорога в ад, - расшифровал Кенесбаев. - Помнишь, твоя мама после наводнения заняла под жильё для пострадавших резервный фонд "Энергии"? - Денис кивнул. - Ну так там вспышка холеры. Квартал на карантине.
   - Чего?! - ошалел Денис. Кенесбаев прошёлся по кабинету, смешно переваливаясь на своих кривоватых ногах:
   - Того, - сердито сказал он. - Я ж предупреждал. Я ж говорил Валерии Вадимовне: эти люди хлопот не стоят, их сначала выучиться подтираться надо не паль... кгхм, прости.
   - Н... ничего, - Денис продолжал хлопать глазами. - Откуда холера, я не пойму?!
   - Оттуда! - гаркнул Кенесбаев и уже не прошёлся - пробежался по кабинету. - Оттуда, что срут, где пьют и спят, где срут! Оттуда, что канализационные стоки всякой хер... ерундой позабивало, кет на кутак!.. Чего пришёл?!
   - Ну как бы... - Денис опять растерялся. Кенесбаев хлопнул себя по лбу:
   - А чёрт! С этим со всем... Пошли, пошли.
   Звеня ключами, он вышел из кабинета первым, выпустил Дениса, запер дверь. Вдвоём они двинулись по коридору. Денис неожиданно сказал:
   - Холера... Не сезон вроде бы. Да и вообще - при чём тут канализационные стоки? Холеру вызывает вибрион, который от живого носителя передаётся.
   - Это ты сейчас о чём? - насторожился Кенесбаев. Денис пояснил:
   - Кто-то просто распространил заразу. Семская что тут делала?
   - Предлагала услуги в борьбе с эпидемией, - ответил Кенесбаев. - Я ей ответил, что надо не услуги предлагать, а идти на место и делать дело. Тем более, что болеют их рабочие, но эпидемии как раз пока нет. Она ответила очень мило, что не компания переселила их из естественно-привычных условий в бытовые излишества. И пошла делать дело...
   - Одной рукой травим, другой лечим, - зло фыркнул Денис. Начальник полиции вздохнул:
   - Ты всерьёз?
   Денис зло не ответил. Но потом буркнул:
   - Вообще они и правда там свинарник развели, дурачьё. А на замечания только бормочут разное... Но холеры от этого не бывает, Кенесары Ержанович, это вы меня хоть режьте.
   - Знаешь, что? - спросил Кенесбаев. Денис удержал реплику: "Знаю, а что?" и изобразил внимание. - Я иногда думаю: ну как же было тихо и спокойно, пока вас тут не было.
   - Да ну?! - оскорбился Денис. Но начальник полиции, не обращая внимания на его возмущение, продолжал:
   - Тихо. Спокойно... - он отдал честь дежурному сержанту и зазвенел ключами оружейки. - Как на кладбище. Вот, давай, заходи.
   Оружейка содержалась в полном порядке, поэтому два ящика, стоявшие в её центре, как некое надгробие, сразу приковывали взгляд.
   - Они? - понизил голос Денис, подходя к ящикам и закладывая руки за спину. Посмотрел на Кенесбаева. Тот кивнул, отщёлкнул замки и поднял крышку верхнего ящика.
   В ящиках были ружья. "Сайги" 20-го калибра - со складными прикладами, пистолетными рукоятками и накладками из серо-зелёного зернистого пластика, с матово-чёрными металлическими деталями и десятизарядными барабанами магазинов. Восемь штук, по четыре в ящике.
   Денис опустился на колено перед ящиками. Будь он щенком - он бы вывесил язык от удовольствия. Если честно - до последнего он не верил, что Кенесбаев пойдёт на выполнение этой просьбы. И даже не стал объяснять, зачем при штабе пионеротряда оборудовали комнату без окон, с металлической двойной - цельной и решётчатой - дверью... Сказал: "На всякий случай!" - и это покатило, все были уверены, что так и надо - кому, как не Денису, знать, что должно иметься в отряде? В Петрограде оружие в пионеротрядах, правда, хранилось - чаще всего, те же самые "сайги". Но это в Петрограде...
   - Привезли... - прошептал мальчишка, сам не веря своему счастью.
   - Да как видишь... Но смотри, - Кенесары Ержанович помотал перед лицом Дениса коротким пальцем. - Это игрушки плохие. Если что... - он не договорил, удивлённо осекся. Денис на него смотрел не обиженно, а просто как-то... снисходительно, что ли? Как на человека, говорящего глупость. Как взрослый - на ребёнка. Кенесбаев кашлянул и пояснил: - Ну я не про тебя, я про наших, местных.
   - А я что - не местный? - Денис поднялся, подхватывая "сайгу". Щёлкнул прикладом, примкнул пустой магазин, сбросил предохранитель, небрежно-ловко дёрнул затвор, спустил курок, поставил оружие на предохранитель... Нагнулся. Коробки с патронами - тут же, в специальных отсеках - были маркированы пулями Блондо и шестимиллиметровой картечью. - Я, Кенесары Ержанович, очень даже местный... - он положил ружьё на ящик и поинтересовался: - Когда забрать-то можно?
   - Мои привезут сами, - тут же ответил Кенесбаев и вздохнул тяжело. - Мда. Самое интересное у нас, я думаю, ещё впереди.
   И не стал ничего объяснять в ответ на вопросительный взгляд Дениса.

* * *

   Тренировка по СБС, проводившаяся три раза в неделю, была единственным занятием, на которое являлись все пионеры, без различия прочих интересов. Не-пионеров на неё не то что не брали, но и просто не пускали в зал, из-за чего по посёлку ходили будоражащие слухи: де-Третьяков-младший там учит пионеров бегать по отвесной стене, проламывать головой по два кирпича сразу и одним словом обездвиживать противника. В доказательство последнего приводили победоносно тот случай, когда мать Дениса несколькими словами остановила разъярённую толпу - помните?!
   Денис этих слухов не опровергал - зачем? Их любители очень удивились бы, увидев такую тренировку - пятнадцать минут общей разминки, сорок минут разучивания приёмов, двадцать минут спаррингов, пятнадцать минут заминки. Полтора часа выпаривания на майке соли - с пыхтением и безостановочного. Иных способов чего-то достичь Денис не знал и вообще не верил, что они есть в природе. Тренировать ему было трудно - младшим девять лет, старшим пятнадцать, вместе занимаются мальчишки и девчонки - но он не отчаивался и, критично оценивая свои действия, убеждался радостно: результаты есть! Мальчишка читал кое-какие статьи, в которых высказывалось опасение, что в условиях, которые сложились в местах, подобных посёлку, у человека возникают необратимые регрессивные процессы - замедленная реакция и так далее. Но Денис с удовольствием убедился, что эти процессы - а они и правда были - обратимы, достаточно улучшить питание и условия жизни человека. Ведь и негранёный алмаз - не бриллиант, а просто мутный тусклый камешек, и всё. А уж человек-то!..
   От этих мыслей отвлёк Дениса победный крик - Витька Шацких поймал Аркашку Раймонда, увлёкшегося ударами, на приём и швырнул на маты, а теперь выражал свою радость самым древним и доступным способом. Аркашка вставать не спешил, лежал и задумчиво смотрел на победителя.
   - Сколько раз можно говорить, - Денис сделал "разножку", - победив в спарринге, не орите и не визжите. Вы не дикари, а русские рукопашники; надо быть выдержанными в любом случае. Противник не должен по вашей реакции понять, что его удар достиг цели. И вы не должны показывать чувства в случае победы - это не по-мужски. Только сдержанность.
   - Будешь тут сдержанным, - Витька провёл рукой под носом, хмыкнул недоверчиво. - Лихо. Тебя в морду, а ты сдержанный будешь.
   - Будешь, - усмехнулся Денис. - Это важная штука - сдержанность в бою. Противник теряется в любом случае - мол, чего это он как каменный?.. Да, кстати! Радуйтесь все, со следующего занятия вами... то есть, нами, мне тоже невредно... займётся Денис Михайлович.
   - Матешинник?! - изумился Санька Бряндин и даже глаза выпучил. - Наш Денис Михайлович? Да ну! А он разве может?!
   - У него, между прочим, КМС по СБС, - значительно сказал Денис. Ответом было уважительное молчание, потом Милка Раух сказала задумчиво-торжественно:
   - Каэмэс по эсбээс, - и все дружно грохнули хохотом. Аркашка под шумок встал и отвесил Витьке пинка, после чего они сцепились в шуточной свалке уже безо всяких приёмов...
   ...Домой Денис и Олег шли вместе. Уже темнело, они сильно задержались на бурном обсуждении мероприятий по поводу предстоящего Дня Солнца, очень устали и проголодались. Олег зевал и строил планы насчёт того, что готовит дома мама. Денис еле волокся и мечтал поспать подольше, хоть и на голодный желудок. Поэтому сам от себя не ожидал вопроса, даже почудилось в первый миг, что это ещё кто-то произносит:
   - Олег, а ты на нас больше не злишься?
   Он задал этот вопрос - и проснулся, испугался, что друг обидится, вопрос был тупой. Но Олег словно бы и не удивился даже...
   - Не злюсь, - ответил он. - Мне бы ещё с кем-нибудь из ваших дворян, ну, из пацанов, познакомиться.
   - Зачем? - удивился Денис. Олег вздохнул:
   - Ты их так расписываешь, что оторопь берёт. Совершенство прямо. А куда дальше-то? - Олег сказал это и смутился, а Денис удивлённо вякнул:
   - Это в каком смысле?.. - и почти завопил: - Кто совершенство-то, от которого это, дальше некуда?! Ты про меня, что ли?! Да я по ночам храплю!
   Он заявил это - и осекся, тем более, что и Олег смотрел изумлённо, явно готовый спросить: "А это тут при чём?!" Но вместо вопроса Олег неожиданно фыркнул... и расхохотался. А через секунду Денис, огрев друга по спине школьным рюкзачком, присоединился к этому смеху...
   ...Презик ждал у калитки. За короткое время он солидно вымахал, стал меньше спать и есть (относительно прежнего) и посерьёзнел. Его никто не дрессировал, но у пса появилась интересная манера провожать каждого гостя от калитки и до дверей - не бежать рядом, радостно тявкая, не пытаться укусить, а именно идти рядом, глядя перед собой. Это производило немного жутковатое впечатление, особенно если Презик считал гостя неприятным (почти никогда не ошибаясь) и по временам поднимал морду, смотрел на него.
   - Привет, привет... - Олег потрепал пса за уши. - А что-то Никитка к нам давно не заползал? - он посмотрел в сторону забора.
   - У отца его неприятности большие, он в "энергичных" делах по уши замазан, - нехотя ответил Денис и вздохнул. Олег присвистнул:
   - Мать не пускает, что ли?
   - Мать... - Денис покривился. - Она за квартал добрые пожелания кричит, такая сладенькая - на хлеб вместо варенья мажь... Нет, Олег. Он сам не приходит. Маленький он, конечно, а не дурак... - Денис остановился и пнул крыльцо досадливо. Олег, уже было поднявшийся на ступеньку, остановился, толкнул друга плечом:
   - Ты чего?
   - Да того, - Денис угрюмо посмотрел на него. - У врагов есть дети. Никитка ведь хороший. Добрый. Умный. А отец его - нам вредитель, а ему? Ему-то он отец... Понятно, когда и сынок такой же, как папаша - вон, Пинаевы, тут всё ясно. А здесь как?
   - Не знаю, - откровенно сказал Олег. И немного удивлённо добавил: - Чёрт, мне это и в голову как-то не приходило.
   - А должно приходить, - сердито отрезал Денис, разуваясь. - Должны мы про это думать, должны знать, что с этим делать... пока не поздно!..
   ...У отца были гости. Шульце и какой-то невысокий мужик с угрюмыми глазами. Они сидели на кухне, мирно пили чай и беседовали - Дениса даже передёрнуло, когда он заглянул туда поздороваться: как отец вообще может сидеть за одним столом с этим кровососом? Однако - сидел, и беседовали они вполне мирно. А вот угрюмоглазый явно кипятился, и на Шульце смотрел волком.
   - Мальчишки, - Борис Игоревич махнул рукой вошедшим в коридор сыну и Олегу. - Давайте садитесь есть, Ольга Ивановна вам оставила.
   - Добрый вечер, - корректно кивнул Денис. Шульце одарил его улыбкой, невысокий мужик буркнул: "Вечер добрый..." - Мы сейчас, в порядок себя приведём... - и, толкнув Олега, спросил: - Ты чего?
   - Не пойду я туда есть. Видишь, и мама поставила всё и ушла, а обычно она всегда глядит, как Борис Игоревич ест... - процедил тот. - Моррррррда подлючая... Не, я всё понимаю, надо. Но есть туда...
   - Пойдёшь, - Денис наполовину поднялся по лестнице. - Пойдёшь, сядешь, будешь есть и вести себя, как хозяин в этом доме. И в этом мире. Понял, пионер?
   Олег задумался. Потом улыбнулся - недобро и весело:
   - Понял.
   - Готов? - уточнил Денис.
   - Всегда готов! - отсалютовал Олег...
   ...Мальчишки устроились с краю стола - оба босиком, в домашних шортах, лёгких майках - и с галстуками на шеях. Ольга Ивановна приготовила на ужин тушёную с картошкой, луком и морковкой рыбу, как всегда отлично. Денис просто ел, поглядывал и слушал. А вот во взгляде Олега - в каждом взгляде, брошенном на Шульце - была ненависть. Ничего он с нею не мог поделать, как видно.
   Впрочем, Шульце был совершенно спокоен. Поздоровавшись, он уже просто не обращал на мальчишек внимания. И сейчас говорил с Третьяковым-старшим:
   - Таким образом, на двух шахтах идёт переоборудование, они, конечно же, не работают. Три шахты по-прежнему затоплены, осушение движется, но тоже не очень-то быстро... Остальные дают выработку на четверть меньше, чем в прошлом сентябре. Это следствие новых правил безопасности и найма на работу, и способов поднять выработку я не вижу. Возможно, когда будет начата и закончена реконструкция и на них... - в его голосе прозвучала совершенно отчётливая ирония.
   Но Шульце перебил его сосед:
   - Арнольд Оттович, - сказал он хрипло, - вы вот тут уже битый час говорите, говорите, говорите... Уж вон и чай простыл, так вас заслушались. Правильные вещи говорите, что и возразить. Чутьё такое, что я в бане лежу, а меня ласково - да по спине - да с прибаутками - да веничком - из колючей проволоки.
   - Ну, я эти венички не заготавливал, - Шульце был непробиваем. - Как я понимаю, Борис Игоревич, - лёгкий поклон Третьякову-старшему, - и господин Макарычев были сюда назначены затем, чтобы наладить работу на шахтах для пользы государства. И пока что я вижу, что эта польза в общих цифрах упала за последние двенадцать месяцев на тридцать два процента.
   - Господин Шульце, вы всё-таки неверно поняли наши цели, - с неожиданным сожалением сказал Борис Игоревич. - Вы, по-моему, искренне считаете, что я - не стану говорить за Виктора - прибыл сюда исключительно затем, чтобы прервать ваше воровство, освящённое вами же принятыми разбойничьими правилами - не законами... - кряжистый мужик довольно хрякнул и повозился на стуле. - Должен сказать, что это я сделал. Сделал, Арнольд Оттович?
   - Сделали, - кивнул Шульце. - Вы обрезали прибыли "Энергии" под корень. Но прибыли вашего любимого государства от этого не поднялись. Они тоже упали, хотя и не на тридцать два процента. Но значительно.
   - А вот и ваша ошибка, - Третьяков-старший долил себе кипятку из чайника. - Не посёлок для шахт. Шахты для посёлка. Мне не так интересны деньги, которые я не дал вам своровать - или которые недополучила Республика - как интересны люди, чья жизнь стала веселей,чище, разнообразней... да просто побогаче. Парадокс: прибыли "Энергии" упали, государство тоже получает меньше... а люди стали жить лучше. По-моему, это неплохой результат.
   Денис перестал есть. Он видел, что Шульце - наверное, впервые за всё время знакомства с Третьяковыми! - растерян. Очевидно и зримо. Он старался понять сказанное. Честно - и тщетно. Борис Игоревич с интересом наблюдал за ним - как за змеёй, прижатой рогатинкой змеелова.
   - Не понимаю, - наконец признался Шульце. - Я готов услышать эти слова от уважаемой Валерии Вадимовны, она - врач. Но вы?! Вы - офицер организации, которая ставит целью возвращение денег государству!
   - Во вторую очередь, - с удовольствием ответил штабс-капитан Третьяков. - В первую любой из нас - людей Империи - ставит своей целью возвращение людей Жизни. Именно Жизни. С большой буквы. Всё остальное - средства для этой цели.
   - Вот так, - подытожил жадно слушавший второй гость. И, отвернувшись от Шульце, нагнулся к Третьякову-старшему. - А про выработку, Борис Игоревич, вы вот что послушайте. Ребятки тут меня к вам послали зачем? А вот зачем. Есть такая сметка - как выработку поднять, не против новых правил - а поднять. Сметка давно есть, просто раньше мы её и не подавали - кому, "Энергии", что ли?! - он хмыкнул гневно. - Ну и, само собой, работать будем, как сможем. Я чего пришёл - вот этот разговор послушать. Послушал - понял, надо!
   - Приходите завтра на приём к Макарычеву, - улыбнулся Борис Игоревич, - изложите ему вашу сметку и вообще все планы.
   - Дело! - собеседник гулко, сильно пристукнул кулаком по столу и смутился. - Извините...
   Борис Игоревич засмеялся. Шульце между тем встал, хотел, видимо, откланяться, но Борис Игоревич повернулся к нему:
   - Всего хорошего, Арнольд Оттович. И кстати, передайте господину Пахомову, что на днях я буду на Совете Латифундистов - настал и их черёд быть ограбленными.
   - Непременно передам, - Шульце вновь был спокоен и корректен. - Завтра же. А пока - всего хорошего, разрешите откланяться.
   Общий поклон. Улыбка. Взгляд.
   - Борис Игоревич, давили б вы его, - сказал негромко кряжистый, когда за окнами процокало - Шульце приезжал в экипаже. - Гнида. Сколько крови из всей округи выпил - вам и не представить.
   - Почему, как раз представляю... - Третьяков- старший посмотрел на мальчишек. - Так, поели? Мыть посуду и бегом марш отсюда.
   Олег, смотревший на Бориса Игоревича с восторгом, бросился собирать тарелки, едва ли не отпихнув засмеявшегося Дениса...
   ...Мама работала. Перед нею лежал большой список, весь в пометках, и на сына она обратила внимание только когда он добрался до неё, обнял сзади и, грустно вздохнув, ткнулся носом в шею.
   - Ну? - сердито спросила Валерия Вадимовна, но Денис только шумно выдохнул, и она рассмеялась: - Лис, не щекотись, не смей! - и сама фыркнула ойкнувшему Денису в ухо. - Добрый вечер.
   - Добрая ночь, - Денис выпрямился. - А что ты пишешь?
   - Список на курсы фельдшеров и медсестёр, - сообщила женщина, и мальчишка оживился:
   - О! А ты помнишь, что ты в школу фельдшера обещала?
   - Сразу после Нового Года, слово твоей мамы, - торжественно пообещала Валерия Вадимовна. - Теперь ещё помещение у этой жирной твари Семской отжать... ну да куда она денется, отдаст.
   - Ма, - вспомнил Денис, - что там с холерой?
   Валерия Вадимовна нахмурилась:
   - Искусственное заражение, - коротко ответила она. Денис резко выдохнул. Помолчал и зло сказал:
   - Я ж говорил сегодня Кенесары Ержановичу...
   - Он ещё не знал, я только к вечеру закончила обследование, - Валерия Вадимовна потянулась и встала. - Ладно... А ну!
   Денис не успел и кувикнуть, как оказался партнёром в гимнастическом этюде. А женщина, выполнив номер, изумлённо приземлилась на ноги и сказала:
   - Ой. Я раньше эту поддержку тебе не давала... ты что, меня удержал?!
   - Извини, расту, - Денис показал матери язык, гибко и твёрдо вскинул руки над головой, "колесом" вышел из комнаты, врезавшись на лестнице в поднимавшегося снизу Олега - слышно было, как они с грохотом обрушились на пол.
   - Бестолочи, - усмехнулась Валерия Вадимовна, садясь к столу и прочищая перо промокашкой. - Так. Номер тридцать два...
   ...Перед сном Денис всё-таки не удержался - прокравшись к телефонному аппарату, снял трубку и, прижмурившись, с наслаждением набрал номер - наощупь. Сдерживая дыхание, подождал длинные гудки - раз... два... три... че...
   - Алё, Мелеховы, - отозвалась Настя. Денис затаился, держа трубку у самого уха. Ему доставляло удовольствие представлять себе, как сигнал идёт по проводам и выскакивает (он именно так и представлял себе - выскакивает) из трубки возле розового аккуратного ушка (Денис даже пальцы на ногах поджал от почти мучительного наслаждения) казачьей девчонки - чмок!
   - Денис, не сопи в трубку, - в голосе Насти послышался отчётливый смешок. - Я всё равно знаю, что это ты.
   - Откуда? - не выдержал Денис и засмеялся от удовольствия и радости.
   - Так сопишь только ты, - безапелляционно ответила девчонка. Денис опять представил её себе и задержал дыхание, чтобы привести в порядок голос. - Ты приедешь на День Солнца?
   - Я... - Денис замялся.
   Собраться с духом и сказать хоть что-то связное про то, что не может оставить отряд во время праздника, он не успел.
   Связь оборвалась. Воцарилось молчание - как при обрыве на линии.
   Денис разочарованно посмотрел в трубку, словно ожидал там на самом деле что-то увидеть. Вздохнул. Повесил её на рычаги. И поплёлся в ванную.
   Когда он вернулся в спальню - Олег уже дрыхнул совершенно беззастенчиво. Усмехнувшись, Денис подошёл к окну - закрывать его не было нужды, закончив с резьбой по дому, он своими руками вделал в раму раздвижную мелкую сетку, позволявшую и не страдать от жары и не пускать внутрь мошкару...
   ...И снова кто-то смотрел из уличной темноты - сюда, в комнату, на Дениса.

* * *

   Утром оказалось, что опустился плотный густой туман. Когда Денис проснулся, Олег как раз стоял у окна и созерцал белёсое молоко, лежавшее вплотную к подоконнику, хоть протягивай руку и черпай. Денис сперва даже не понял, что это такое и какое-то время сонно созерцал комнату, а когда понял, то сел и спросил:
   - Туман?
   - Осень настала, - Олег отвернулся от окна. - Всё. Скоро дожди польют...
   - Главное, чтобы на День Солнца погода была хорошая, - озаботился Денис, потягиваясь. - Связь-то вчера, похоже, оборвало. Ветра-то вроде не было?
   - Связь и без нас починят, если что, - Олег чуть прищурился и с отчётливым лживым равнодушием поинтересовался: - Ружья кому будешь давать? Не думал?
   - Ружья давать буду всем, - Денис поднялся, начало разминаться. Судя по тому, что Олег к нему не присоединился, вопрос его и правда интересовал очень. - А за кем закреплю... точно не за девчонками.
   - Не боисьси? - уточнил Олег. Денис серьёзно задумался, одновременно закладывая по очереди то левую то правую прямую ногу за затылок, и решил:
   - Авось не съедят... - после чего добавил: - И ты тоже не бойся, тебе точно достанется.
   - Двусмысленно оно как-то, - вздохнул Олег.
   - Не отлынивай от разминки, - напомнил Денис. - Ты как-никак командир первого звена и моя правая рука...
   - Пашке не надо, у него своего оружия - завались, - внёс предложение Олег, начиная отжиматься и сопровождая каждый жим резким отчётливым хлопком ладоней под грудью.
   - Да уймись ты! - засмеялся Денис. - Я ещё и сам ни на что претендовать не буду. Так что на восемь человек точно хватит.
   В дверь постучали, и привычный голос Ольги Ивановны позвал:
   - Вставайте уже, завтрак.
   - А мы встали, ма! - отозвался Олег весело...
   ... - А-ло! - Борис Игоревич с недовольным лицом - и, видимо, уже не в первый раз - подул в трубку. - А-ло!
   - А связи ещё вчера вечером не было, - сообщил Денис, вытирая голову полотенцем. Отец оглянулся через плечо, посмотрел невидящим взглядом и вернулся к разговору с телефоном. - Ну как знаешь, - вздохнул Денис. - Тёть Оль! А мама ушла уже?
   - Убежала и не поела, - осуждающе проворчала Ольга Ивановна, выставляя на стол огромный поднос с оладьями, - туман следом завихрился, даже машину не подождала. Холера, сами ж знаете, объявилась... Я бы этим дуракам по рукам, по головам, да по задницам настучала, чтобы не гадили, где живут - вот уж нечего было о них заботиться... Ешьте, пока горячее.
   - Холера от диверсии, - прошептал Денис Олегу, выбрав момент. Тот округлил глаза. - Мама вчера как раз сказала... Сегодня будем про это с нашими говорить, после репетиции.
   - Вот ведь... - Олег явно удержался от ругательства и сунул в рот оладью, чтобы не дать вырваться непионерским словам. Но глаза у него были очень выразительные.
   В столовую заглянул Борис Игоревич, ничего не сказал, только кивнул, словно только что увидел мальчишек, а через минуту стало слышно, как от дома отъезжает автомобиль...
   ...Туман разошёлся ещё до начала занятий в школе, и про него забыли. Но солнце скрылось за плотными низкими тучами, и Денису сообщили, что теперь оно будет еле-еле показываться до весны. Всё. Даже не осень - зима. Местная зима, можно сказать, наступила.
   Как и у всех людей своего времени, у Дениса отсутствие солнца вызывало нервный мандраж и раздражение. Поэтому он порадовался тому, что предстоит канитель с оружием - все отвлекутся, вот и хорошо.
   Пионеры решительно и прочно отвоевали себе здоровенный кусок школы - под самые разные разные необходимые насущные нужды. Место нашлось практически для всего - в том числе, для новорожденного музея, заведующим которым стал Генка. Собственно, Денис подавал эту идею - с музеем - уже давно, но она не встретила понимания, а потом как-то выпала и у него из памяти, слишком много вокруг было дел и без того. И вдруг Генка, вернувшийся с Чёрного моря, поднял тот разговор вновь и, не обращая внимания на всё то же непонимание, занялся этим делом совершенно самостоятельно, собирая экспонаты, где только было можно и ориентируясь на выданную Олегом из библиотеки новенькую "Пионерскую памятку по созданию краеведческих музеев". Вот и сейчас он возился у стендов, что-то там перекладывал, возился с недавно подаренным какой-то бабулей довоенным фотоапаратом или чем-то вроде него, при этом вполне мелодично мурлыча:
   - Нэсэ Галя воду - коромисло гнэться,
   За нэю Иванко як барвынок въется... - песенку, привезённую всё оттуда же, из Империи. Денис подозревал, что Генка, понимая, что ему оружия не достанется, просто-напросто нарочито демонстрирует равнодушие. И даже усмонился: а правильно ли он делает, раздавая "сайги" тем, кто старше? Чем вот Генка не заслужил? Но вовремя понял: с таким подходом ему придётся пилить ружья на части, чтобы каждому досталось по кусочку, а кусочки потом взвешивать - чтобы никого не обделить. "Первое решение - самое верное!" - учили его, и Денис уже не раз убеждался, что правильно учили. Пашка же на отрядное оружие откровенно не претендовал, Олег был прав - с арсеналом Бойцовых это было бы смешно...
   Репетиция, естественно, сорвалась - Денис не утерпел, рассказал об оружии и вынуждены был прибегнуть к командирской власти. Легко можно было предсказать, что иметь записанное оружие захотят все, начиная от девчонок и кончая младшими. В результате "сайги" получили Олег Ветлугин, Мишка Гуляев, Санька Бряндин, Петька Минаев, Генка Раймонд, Тимка Ланц, Витька Шацких и Алексей Гордеев. Сейчас они все под завистливыми взглядами остальных готовились к первому выходу на пристрелку - Денис решил проверить оружие за посёлком, но не там, где они когда-то стреляли с Мишкой, на прудах, а в другой стороне, где начиналась степь и было немало удобных ложков. Весь небольшой отряд надел форму и сейчас получал от Дениса патроны - по десять пулевых и по пять с картечью, а Надюшка Минаева заполняла расходную ведомость с таким видом, как будто сама собирается стрелять. Олег старательно вносил данные об оружии в новенькие пионерские книжки счастливцев - под роспись и печать. Разрешения полиции в книжки уже были внесены и заверены, причём для всех пионеров, из чего Денис заключил, что - если это только не ошибка впопыхах - оружие пришлют и ещё.
   - Когда-нибудь вся эта чушь станет ненужной, - сердито сказал он, швырнув в мусорный ящик ещё одну распотрошённую упаковку из-под патрон. - Дали, взял, ушёл - и пользуйся.
   - Ага, только сейчас лучше всё-таки под роспись и печать, - солидно заметила Надюшка. Денис скептически хмыкнул и, выдав патроны Лёшке Гордееву, с облегчённым выдохом выдернул из-под погона и ловко нахлобучил на голову берет, а потом поправил на поясе кобуру "байкала" - он впервые открыто надел пистолет:
   - Ну а сейчас выдвигаемся на пострелушки!..
   ...У Дениса создалось твёрдое ощущение, что мальчишки были бы совершенно не против, если бы до предполагаемого стрельбища надо было три раза пройти весь посёлок. Идея идти строем - в колонну по два, что сперва не предполагалось - оказалась очень к месту. Он, признаться, и сам удивился - хотел, если честно, просто посмотреть, к чему привели строевые тренировки, а вместо этого, сам того не желая, оказался во главе настоящего военного отряда. Мальчишки в форме с "сайгами" за плечом выглядели внушительно и сами это отчётливо понимали, косили по сторонам важно и гордо. На взгляд Дениса, впрочем - ещё и смешно, однако он понимал, что смешно это для него, привычного к подобному.
   Попадавшиеся навстречу взрослые люди смотрели в основном изумлённо-обрадованно, а мальчишки - робко и завистливо. Настолько завистливо, что даже не осмеливались пристроиться в хвост идущим, а только застывали на месте и провожали взглядами вроде бы хорошо знакомых и в то же время таких недосягаемых соседей и приятелей.
   В некоторых же - немногочисленых, но явственных - взглядах Денис заметил ненависть...
   ...За посёлком строй распался, и ребята сошли на обочину. Кто-то попробовал на ходу поиграть прикладом - Денис немедленно цыкнул. Разговор зашёл о предстоящем празднике, о разных семейных делах и - конечно - об Империи. А за такими разговорами дорога кажется короче, и вскоре отряд незаметно отмахал всё расстояние до намеченных Денисом балок. Одна подходила идеально - есть не крутые спуски, почти двести метров длиной, с ровным, ничем не заросшим дном.
   - Отдыхаем, - скомандовал Третьяков-младший, снимая с пояса сумку.
   В сумках у всех лежали припасённые из недавно созданного отрядного НЗ галеты и по среднего размера банке колбасного фарша с зеленью. Были там же и фляжки с водой, но в балке выбивался из-под выступаюищх из глинистого откоса двух чёрно-серых базальтовых глыб родничок. Мальчишки развалились - кто полулёжа, кто сидя со спущенными с края ногами - над самым родником и не спешили приниматься за еду. Они смотрели по сторонам, вверх - и взгляды у всех были удивлёнными и довольными. Как у законных хозяев, озирающих своё поместье.
   - Может, тут постоянное стрельбище сделаем? - вдруг предложил Тимка Ланц. Денис пожал плечами:
   - Да можно.
   - Тогда надо родник в порядок привести, - продолжал Тимка. - Я возьмусь. Поставим навес, воду возьмём в трубу...
   - Лучше камнем выложить, - возразил Витька Шацких. Тимка покосился на него:
   - Ну и давай со мной.
   - Ну и сделаем, - ответил Витька. - Скамейки и стол ещё вкопаем. А ещё я Вовке кружки закажу. Штуки три. Он ловко по жести стучит... Повесим их на специальную подставку, и будет совсем нормально.
   - А я дистанции для стрельбы размечу, - не выдержал Денис. - Обзаведёмся и правда своим стрельбищем, ни к кому не проситься.
   - Мы стрелять-то вообще будем, или поедим, полежим и обратно пойдём? - поинтересовался Мишка.
   Но мальчишки ещё какое-то время всё-таки ленились, созерцая полевую дорогу, уводившую куда-то петлями. Денис невольно поддался общему настрою, а потом стал всматриваться - ему начало казаться, что на дороге что-то движется...
   - Кажется мне, или там кто-то идёт? - вдруг спросил Олег, будто подслушав его мысли, вставая и снимая с бока новенький бинокль.
   - Тебе тоже? - удивился Денис, но Олег, не отвечая, шагнул на небольшой пригорок, поднял бинокль и замер. Остальные смотрели на него - движение теперь различали все.
   И тут Денис увидел, как Олег побелел - именно побелел, с лица отхлынула краска. Опустив бинокль, он выдохнул, не поворачиваясь:
   - Уйгуры. Орда. "Жажда солнца"...
   Короткая дрожь пробежала по мгновенно вскочившим мальчишкам, как по единому живому испуганному организму. Денис свёл брови. Он знал об уйгурах достаточно много ещё до приезда в Семиречье. Когда-то в период Безвременья и начала Серых Войн они овладели большинством этих территорий, безжалостно вырезая всех, кто отличался от них, людоедствуя на "государственом уровне" и уничтожая всё на своём пути. "Государство" уйгуров рухнуло под ударами оправившихся русских, ответивших на зверский геноцид не менее кровавым ответным истреблением, их остатки были размётаны и разогнаны. Впрочем, огромную роль в деградации народа сыграло и то, что, не в силах осознать опасности долговременного радиационного заражения местности, уйгуры сплошь и рядом селились в местах, откуда сами ушли и русские, и даже казахи и китайцы. Более того - ставили себе в заслугу "страх, спущеный на врагов"! И когда началось стремительное и безжалостное вырождение - по-прежнему не могли связать его и своего расселения. В какой-то степени русские, выбившие их с захваченных мест, спасли остатки народа...
   В настоящее время уйгуров всё ещё было довольно много, но они скитались ордами во главе со своими тойонами в пустынных, диких местах, ещё толком никому не принадлежавших - постепенно вымирая от уже, видимо, необратимых изменений в генетике. Чаще всего эти орды были не опасны даже при прямом столкновении - стремились уйти, скрыться, избежать даже не стычки, но и просто встречи с хозяевами мира. Но уйгуры, как и некоторые другие народы - закономерность пока не была выявлена - оказались подвержены так называемой "жажде солнца". Приступы масового буйного сумасшествия могли овладевать большими группами больных, стоило солнцу исчезнуть. Эта психическая болезнь могла не проявиться и при многомесячном отсутствии светила - а потом вдруг вспыхнуть, если солнце не показывалось день-другой.
   Охваченные этим психозом начинали совершать дичайшие поступки. Как правило, они обрушивали неконтролируемый гнев вперемешку со страхом на "чужих", оказывавшихся рядом: убивали, не щадя и не разбирая пола и возраста, жгли посёлки, уничтожали поля и скот... Очевидно было, что ордой, которую наблюдали мальчишки, владел именно такой приступ. Тёмная толпа катилась к посёлку прямо через степь - словно кусок овеществлённой и обрётшей плоть Большой Ночи Безвременья. Скорей всего, именно те из уйгуров, кто сохранил способность рассуждать, уничтожили ночью телефонную связь - а звериная хитрость, тучи и туманы позволили им скрытно пробраться вплотную к населённым районам...
   Денис быстро огляделся. Снова бросил взгляд вперёд. В орде навскидку было не менее трёхсот... существ - компактная тёмная толпа, над которой мотались какие-то значки на палках, быстро приближалась. Что случится, если она ворвётся в ничего не подозревающий посёлок - было совершенно ясно. Конечно, безумцы будут истреблены довольно быстро. Но скольких они успеют убить и сколько успеют разрушить...
   - Бежать надо... - пробормотал Тимка Ланц. - Бежать... предупредить...
   - Они на нашем загривке в посёлок въедут, - возразил Мишка. Его лицо подёргивалось - он думал о своём только-только достроенном хуторе. - Вон как несутся.
   - Минут через пять-семь тут будут, - прошептал Лёшка Гордеев почти зачарованно и сделал шаг назад.
   Денис уловил этот шаг - первый шаг к позору, к развалу всего, что было с таким трудом создано, к стыду и гибели - боковым зрением. И, не поворачиваясь, никого не называя, громко, резко произнёс:
   - Отряд, слушать мою команду! Стано-вись!
   Он имел право так командовать.
   И ещё - по-детски щёлкнул пальцами на счастье, а потом чётко выбросил руку в сторону. И перевёл дух, как будто всё самое страшное уже кончилось - а точнее, не произошло - когда ощутил рядом плечо Олега. А дальше заметил краем глаза, как встали в ряд остальные.
   Все семь...
   ...Нет, лукавить не будем - вырвавшаяся из ближней ложбинки толпа не остановилась сразу. Слишком велик был захлестнувший их разум страх перед возвращением Тьмы, слишком близко была беззащитная добыча, слишком явно малочисленны были защитники (что это подростки - погромщикам просто не могло придти в голову). Ни бешеный бег, ни дикий вой не стихли. Но... совершенно неожиданно сквозь них полоснул ясный и звонкий крик команды - крик, пробивший броню безумия, потому что он напоминал то, как били и гнали их отцов вот такие небольшие, сильные сплочением, дисциплиной и холодной яростью отряды русских:
   - Отряааааа... картеееечь... товьсь!
   Щёлк. Откинулись приклады.
   Клац. Дёрнулись затворы, вгоняя первый патрон.
   Бум. Выстроились в линию носки ботинок.
   Именно в этот момент всё изменилось. Бежавшие в первом ряду - самые отчаянные, самые распалённые - вдруг увидели, что перед ними не десяток сумасшедших детишек. Нет.
   Перед валом погромщиков стоял военный отряд.
   Одинаково прищуренные глаза под обрезом беретов.
   Неподвижная линия чёрных дыр стволов.
   Застывшие языки пламени - галстуки на груди.
   Одинаково чуть выдвинутый вперёд корпус.
   Ровная черта носков левых ботинок - пыльных и словно бы вросших в землю.
   Во всём этом была какая-то непонятная и жутковатая уверенность, пересиливавшая муть, застилавшую мозг орде. Словно на дороге выросла непреодолимая стена, а не кучка русских.
   Вал остановился. Колеблясь, хрипя, взвизгивая, напирая - остановился, потому что - пока ещё не в страхе, скорей в недоумении - остановились вожаки.
   Мальчишка на правом фланге бросил травинку, которую грыз, поднял к плечу короткий чёрный пистолет и резко, высоко прозвенел вторую команду:
   - Целься в пояс! Огонь на поражение по команде! - и - к толпе, ясно и коротко: - Прочь.
   Миг.
   Другой.
   Третий.
   Толпа начала рассыпаться. А потом просто рванула во все стороны - уже с другим воем, не жадным и безумным, а трусливым и жалким, топча и сшибая друг друга...
   ...Денис опустил руку с пистолетом - точнее, уронил, "байкал" вдруг показался страшно тяжёлым, а рука затряслась. Вспыхнул стыд - ребята видят, как его трясёт - и он не сразу посмел поднять глаза на свой отряд. А когда поднял всё-таки...
   Мальчишки смотрели на него - и друг на друга - с каким-то подобием ужаса, который раньше назвали бы "священным". Казалось, они не узнают ни друг друга, ни Игоря, да и ничего вокруг, а пытаются понять: это что же, они только что повернули назад целую орду?! Не в кино, не в книжке, не в журнале... значит - ЭТО - правда?! Значит - МОЖНО?! Значит, ОНИ...
   Но никто не успел оформить своего восторга в слова (а точнее - в дикие ликующие вопли с прыжками и подбрасываньем вверх ружей). Кто-то (потом Денис так и не вспомнил, кто именно) крикнул отчаянно:
   - Смотрите! Там!
   Там, откуда они пришли, в стороне посёлка, поднималась видная даже отсюда стена огня.

* * *

   Пожар в посёлке был самым настоящим бедствием, особенно если учесть, что горели жилые кварталы, сплошь и рядом построенные без соблюдения каких-либо противопожарных норм, и пламя гуляло с крыши на крышу с лёгкостью ветра. Пожарной команды в посёлке просто-напросто не было, это упустили из виду все, и он, вернее всего, выгорел бы весь подчистую, если бы не последние события и не то, что люди - если и не все, то очень многие - понимали: им есть, что терять, особенно теперь.
   Когда отряд Дениса вернулся - бегом - в посёлок, то с огнём уже боролись, причём и пионеры тоже - задержавшийся в школе Пашка организовал всех на тушение при первых признаках пожара. Сейчас он, соскочив к Денису с крыши, которую усердно проливали водой, крикнул:
   - Подожгли! Уйгуры подожгли, из Лихобабьей прискакали, их дозор орду заметил! Казаки их преследуют!
   - Да не уйгуры! - взвыл Денис, которого осенила внезапная и страшная догадка. - Кенесбаев где?!
   - Да вон! - удивлённый Пашка вытянул руку - чуть подальше на улице рядом с только что подъехавшей рудничной помпой "нарисовались" начальник полиции и Макарычев. Ещё чуть дальше улицу уже перекрывали страшные дрожащие арки пламени - соединились, взметнувшись с домов и слева и справа. - Ты чего?!
   Но было уже поздно - Денис со всех ног рванул туда, на ходу крича и перекрывая криком жутковатый монотонный рёв пламени:
   - Кенесары Ержанович! Они не поджигали! Они сюда вообще не прошли!
   - Конечно не поджигали! - ответил казах, ничуть не удивившись появлению Дениса и сразу поняв, о ком он говорит. - Загорелось сразу в нескольких местах. Кто-то очень ловко и точно всё рассчитал - поджог практически совпадал с появлением этих безумцев, а потом - кто бы стал разбираться, от кого и от чего выгорел посёлок?! Никто же и подумать не мог, что вы там окажетесь!
   - Кенесары, я сейчас ещё пару помп пригоню, - Макарычев прыгнул на подножку своей машины и, уже отъезжая, крикнул: - Денис, твои не дома, они тоже на пожаре! - Денис махнул ему рукой и повернулся на вопрос - а точнее, просто на слова Кенесбаева:
   - Я только не пойму, почему они в посёлок не прошли...
   - Ну... мало ли... - Денис вздохнул и, махнув рукой снова, побежал обратно к своим.
   Кенесбаев проводил его внимательным и задумчивым взглядом...
   ...Кое-как справиться с огнём удалось только к вечеру следующего дня. Но уже было ясно, что жилые рабочие кварталы выгорели наполовину. Огонь только благодаря самоотверженности людей не дошёл до складов взрывчатки и окислителей для проходческих работ - а на такой исход поджигатели явно рассчитывали.
   Шатающийся, какой-то опустошённый, в рваной форме, покрытый ожогами Денис кое-как добрался домой (Олег с матерью были у кого-то дома, помогали с маленькими детьми). Он почему-то думал, что и их дом сгорел тоже, но дом был цел, вокруг зеленело... и мальчишка неожиданно ощутил страшную злость на собственное благополучие.
   Отец был во дворе. Он сидел на ступеньках - и мама обрабатывала ему лицу, ожоги на лбу и щеке. Увидев сына, Борис Игоревич кивнул; Валерия Вадимовна, занятая делом, на мальчишку внимания не обратила. Денис подошёл и сел возле отца. Помолчал, потом спросил тихо:
   - Что же теперь делать, пап?
   - Теперь? - Борис Игоревич вдруг хмыкнул весело. - Теперь... теперь слушай, - и неожиданно прочёл:
   - Монтёры!
   Вот вам разорённая страна.
   У вас в сумке - два гвоздя и кирпич.
   Имея это - постройте город!.. Я не помню, чьи это стихи, но именно этим мы и займёмся, Дениска.
   Если честно, Денис не понял отца.
  

ГЛАВА 29 .

ПОСТУПЬ ИМПЕРИИ

   22 сентября было обычным пасмурным днём с самого утра. Собственно, даже не с утра - тучи так и не расходились, и настроение царило далеко не праздничное. Во-первых, потому что считалось хорошей приметой, если в этот день солнце всё-таки есть. А во-вторых - потому что посёлок всё ещё продолжал считать потери.
   Погибших во время пожара было не так уж и много, всего несколько человек. (Очень сильные ожоги рук получил Аркадий Тимофеевич - градоначальнику пришлось в какой-то момент тушить огонь вместе со всеми.) Но вот сгоревшие дома - это было хуже. Намного хуже. Погорельцев размещали, где могли. К Третьяковым временно перебрались Васюнины и Минаевы, отчего в большом доме стало на самом деле тесно... А самым часто задаваемым вопросом стало: "Как дальше-то жить?!" Казачьи патрули переловили в окрестностях немало уйгуров, но те ничего не могли объяснить внятно и связно, и трясти их было бесполезно: приступ он и есть приступ, толком никто ничего не помнил и не понимал.
   "Энергия" демонстративно выделила погорельцам кое-какие суммы, причём намекнула: раньше бы выделили больше, но финансовые дела на шахтах идут плоховато, если с кого и спрашивать - то это с новой власти... Не нужно было даже особо наблюдать, чтобы понять: у многих начали опускаться руки, особенно у тех, кто затеял какое-то дело и разом всё потерял - а таких было много. По посёлку поползли шепотки и слухи; лобановский кооператив "Дружба" лишился разом пятой части своих членов, и, не будь Тимофей Ильич таким решительным и крутым человеком, неизвестно, чем бы вообще всё закончилось. Помогли и боны поселкового фонда. И всё равно в воздухе ощущалось гнетущее напряжение...
   Этим утром за столом (за которым было страшно тесно) Денис решился.
   - Может, не надо на сегодня нашей программы, па? - хмуро спросил он, толкая по пустой тарелке вилкой кусочек хлеба. - Мы горе никак не разгребём, а тут ещё... напоминание.
   На Третьякова-младшего обернулись разом все, и он почувствовал себя неудобно ещё до того, как ответил Третьяков-старший.
   - Надо, - неожиданно резко, почти приказным тоном, ответил отец. - Как раз надо. Очень надо. И вообще, - он вдруг улыбнулся и подмигнул, - это что за настроение? У вас программа, а у нас кое-какой сюрприз...
   - Какой, Борис Игоревич?! - тут же высунулся двенадцатилетний Петька Минаев. Его отец кашлянул и пристукнул среднего по затылку. Потом смутился и обратился к Валерии Вадимовне, которая уже собиралась вставать - точнее, вскакивать - из-за стола:
   - Валерия значит Вадимовна, а что там медицина насчёт подзатыльников это самое?
   - Вылепил, - вздохнула его жена. - Сидел бы вон молчал, да жевал поскорей, на работу опоздаешь.
   - Так выходной сегодня... - начал было Минаев-старший, но жена непоколебимо его отбрила:
   - Тем более, в школу на праздник пойдём, а у тебя щетина не кошена по всему облику.
   - Почему, вопрос насчёт подзатыльников интересный... - протянула между тем Валерия Вадимовна и отпустила лёгкого леща Денису.
   - За что-о-о-о?! - возмущённо взвыл тот. - Пааааа!!! Кто в этом доме старший?!
   - М? - Борис Игоревич сделал вид, что очень занят завтраком.
   - Хлеб доешь и не балуйся им, - невозмутимо ответила мать под затаённое хихиканье остальной кучи разновозрастных детей за столом и улыбки взрослых.
   - Ты роняешь мой авторитет перед младшими товарищами... - уныло сказал Денис, подбирая хлебом остатки подливки от свиной поджарки и отправляя его в рот. Про себя он отметил, что маме нравится вся эта орда. И подумал печально: жаль, что у меня не будет брата или сестры. Поднял глаза, встретился взглядом со взглядом Олега - немного встревоженным - и подмигнул, как отец, улыбнулся.
   Кстати, а что у отца за сюрприз-то?.. Он так задумался над этим, что вынужден был бегом догонять остальных, когда они уже вышли из дома и шагали по улице к школе - уроков нет, но кружки, секции и цеха работают, а уж к празднику-то нужно готовиться в последние часы как можно усиленней, всегда вылезают кучи недоделок. Презик проводил бегущего Дениса укоризненным взглядом: с ума сошёл, что ли, разве можно так носиться, это ж для здоровья вредно... Пёс вздохнул и отправился к соседскому забору, за которым его тихо ждал Никитка. Тот, впрочем, последнее время тоже вёл себя как-то странно - больше не пролезал через забор, только руки просовывал, чтобы приласкать Презика, а ещё часто потихоньку плакал... Пёс не мог понять, что к чему...
   ...Денис больше всего боялся, что кто-нибудь уйдёт из пионеров. Но вместо этого обнаружил, что авторитет отряда взлетел на буквально грандиозную высоту. История о том, как десяток мальчишек остановил и повернул орду погромщиков, попала не только в местную, но и в центральные газеты, и даже в имперские - более того, Третьяковым позвонили из редакции "Пионера" и весёлый молодой голос уговорился с вызванным к трубке Денисом, что в конце этой осени "к вам подъедет человек и всё напишет про вас! Салют, брат по оружию!" Все видели и то, как пионеры сражались с огнём, и как помогали погорельцам (Денис, да и вообще никто не отдавал на это никаких распоряжений - всё получилось само собой). В общем, когда утром 22-го вся компания нынешних обитателей дома Третьяковых во главе с Денисом пришла в школу, то обнаружила возле "пионерской" её части почти четыре десятка мальчишек и девчонок из самых разных семей - сосредоточенных, даже немного возвышенных (насколько это слово вообще могло употребляться по отношению к детям из Седьмого Горного), по мере возможностей "парадно" одетых и явно ожидающих Дениса. При виде его (и имено его) вся эта орава - иначе пока что определить было трудно - поднялась и даже судорожно приняла подобие строя. Все они напряжённо молчали, пока кто-то из-за спин остальных - и поэтому более-менее смело - не объявил:
   - А мы это... хотим тоже... в пионеры записаться...
   Денис чего-то такого ожидал ещё издалека, как только увидел эту компанию. Поэтому сохранил совершенное внешнее спокойствие - а про себя буквально возликовал. А вот кое-кто другой молчать не стал...
   - К нам попасть непросто, - важно объявил Алька Васюнин, гордо поправляя на рыжих лохмах форменный берет. Но поразить вероятных кандидатов описанием сложностей процедур вступления он не успел - сестра сердито у него поинтересовалась:
   - Тебе вот такую чушь говорили, когда ты вступал?
   А Петька Минаев с другой стороны добавил мечтательно:
   - Помнится, год назад кто-то полез в сад к Амирычу. И прибежал домой весь в слезах и соплях, с голым задом, да ещё и солёным... Васюнь, так оно было, или нет?
   - Это была классовая борьба, - слегка смутился Алька под напором старших. Но топорщить локти и вставать на цыпочки перестал.
   Денис между тем оглядел ребят и девчонок напротив. Посчитал взглядом - двадцать три пацана, одиннадцать девчонок. И спокойно, доброжелательно обратился сразу ко всем:
   - Сегодня праздник, вы ведь знаете? - кивки, бормотание. - После праздника приходите вот на это самое место. Мы с вами немного поговорим, и там решите точно - вступать или нет. Сразу после праздника. Кто не придёт - значит, передумал, ничего страшного. Но я буду тут ждать.
   Больше Денис ничего говорить не стал, только кивнул сразу всем и направился в школу...
   ...Здание готовили к празднику с позавчерашнего дня. На входе располагался контроль под руководством Пашки Бойцова - превентивная мера против пьяных, которых было велено не только не пускать, но и фотографировать, для чего пост вооружили одним из двух новеньких отрядных "зенитов". (Пьяные у Дениса вообще вызывали чуть ли не самые большие отвращение и злость, особенно же бесили рассказы про "тяжкую жизнь" и про "русскую народную традицию". По мнению мальчишки, если у тебя жизнь тяжкая - не стоит её добавочно отягощать, а традиции пить в русском народе не было никогда. Даже когда в определённые исторические периоды у некоторых властей появлялась традиция его спаивать.) В самом же здании Денис первым делом нашёл Ишимова.
   - Сделал?! - прошептал Денис Генке, даже в угол того слегка оттеснив. Генка кивнул, заулыбался и показал сразу два отставленных вверх больших пальца. Потом погрустнел:
   - Сделал... Только смотреть и слушать очень страшно. Правда.
   - Ну что ж страшно... - Денис поправил берет. - Куда деваться... Ладно! - он хлопнул Генку по плечу. - Значит, это всё на тебе. Сценарий держи на коленке, чтобы всё момент в момент.
   - Понял! - Генка отсалютовал и нырнул в аппаратную...
   ...В общем, если кому этот день и был праздничным, то только не Денису Третьякову. В посёлке и окрестностях праздник пошёл вовсю, его отмечали кто как мог и в меру средств и разумения. Большое собрание в актовом зале школы должно было состояться вечером, но летучие группы пионеров уже выступали и занимались агитацией в разных концах Горного. Соответственно были желающие это дело испортить, и Денису не миновать бы в этот день личного участия в нескольких драках, если бы - совершенно неожиданно - буквально через час после того, как он пришёл в школу, возле ограды не привязали коней почти два десятка казачат. Желтоглазый Ромка пожал удивлённому Денису руку и солидно объявил:
   - Нас Круг отрядил, посмотреть, что и как. Ну и помочь в праздник.
   (Забегая вперёд, можно сказать, что, стоило верховым казачатам с нагайками появиться хоть где-то, то любые намёки на даже небольшой скандал исчезали сами собой, так что Денис, сначала немного насмешливо подумавший: "Ну да, великая помощь!" - ошибся, и здорово...)
   - А Настёна со мной напросилась, - буркнул Гришка, подходя позже остальных - рядом с Настей.
   Попал и пропал, подумал Денис, столбенея. Никакой работы не будет. Я ж от неё не отойду.
   - Прздравствуй, - вылепил он совершенно идиотскую словесную конструкцию. - Я хотел к вам приехать, но тут всё закрутилось с этим пожаром... - он отчаянно огляделся и обнаружил, что вокруг никого не осталось, у всех нашлись какие-то свои дела, а не в меру любопытного Пашку Илюхина, подталкивая перед собой коленом, увела Милка Раух, которой срочно понадобились "мужские руки". - Пошли, я тебе покаж... - оживился Денис и, ужаснувшись своему дремучему идиотизму, окончательно замолк - в отчаяньи от происходящего.
   Настя, одетая "под верх", совершенно спокойно подошла вплотную, сделала так, чтобы Денис взял её под руку и тихонько сказала:
   - Я вот подумала и приехала. Я не буду мешать... - Денис издал икающий звук, - ...я просто посижу, мне интересно. А ты делай свои дела, у тебя их полно, я понимаю.
   - Настяаааа... - благодарно провыл-простонал Денис. Казачка засмеялась - без какой-либо обиды - и Денис повёл её в актовый зал. Словно сама собой, сбоку пристроилась чуть в стороне Надюшка Минаева, а улучившая момент Васюня подала Денису страничку из блокнота с надписью:

Ни кисни. Надька за ней посмотрит и с ней побудит если что.

   Денис ответил благодарным взглядом и подумал изумлённо: ну откуда что берётся?! Потом исправил в записке ошибки и повёл Настю на место...
   ...В общем, к началу мероприятия у Дениса уже потихоньку начали отваливаться ноги, и, когда начал гаснуть свет и пропели невидимые фанфары, он, проскочив мимо собственных родителей, сидевших с краю ряда, рухнул в кресло рядом с Настей, думая только о том, что это здорово - просто сесть. Однако - этой малодушной мысли хватило лишь на мгновение, потому что свет погас совсем - и в темноте зазвучал полный жестокой печали девичий голос. Пресекая весь шум, который ещё остался в переполненном людьми зале...
   - Лишь на мгновенье прижать к груди...
   Жди, женщина. Жди.
   Канули в ночь, что впереди...
   Жди, женщина. Жди.
  
   Кони летят в ночь - вскачь...
   Плачь, женщина. Плачь.
   На погребальный покров - плащ...
   Плачь, женщина. Плачь.
  
   Смертной рубахи
   бел
   лён...
   Сбылся твой сон... (1.)
  
   1.Стихи Элхэ Ниэннах.
  
   Пальцы Насти безошибочно нашли руку Дениса и сжали её...
   ...Да, отряд постарался. Слов нет. Денис мог бы и покритиковать, потому что ему было с чем сравнивать - но вот критиковать и не хотелось. Совсем. Хотелось смотреть и слушать. Правда - временами наоборот, ни того, ни другого не хотелось. Слишком жуткими - казалось бы, общеизвестными, но жуткими! - были вещи, о которых рассказывали со сцены... Денис совсем забыл, что ему надо что-то "оценивать", а потом "высказывать мнение". Что оценивать, какое мнение можно высказать, когда в зал с болью, почти со слезами падают слова мальчишки - стоящего на фоне развалин, про которые даже забываешь, что они - нарисованные, что это просто декорация...
   - Но и потом,
   без войны,
   через мирные годы -
   уроды,
   рахиты,
   покрытые вшами народы,
   слюни на подбородках
   хихикающих дурачков...
   Хвост у дракона -
   страшнее клыков...
   ...Снова погас свет. Уже не в первый раз за вечер зажёгся луч проектора. На экране возникла алая надпись:

ВСЁ, ЧТО ВЫ СЕЙЧАС УВИДИТЕ, БЫЛО ЗАПИСАНО И СНЯТО В ПЕРВЫЕ МЕСЯЦЫ БЕЗВРЕМЕНЬЯ.

ПЕРЕД ВАМИ ДОКУМЕНТАЛЬНЫЕ КАДРЫ ТОЙ ЭПОХИ.

   Денис быстро обернулся - по лучу света, туда, где в аппаратной сейчас колдовал Генка с помощниками... И - снова повернулся к экрану...
   ...Девчоночий голос - весёлый, но в то же время какой-то недовольный - заговорил, заставив всех вокруг замереть от неожиданости и изумления: ведь голос был из ТОГО мира...
   Приехали на базу Витькиного отца. Предки наши совсем ополоумели, устроила нам этакий корпоративчик для младших. Твердят, что началась война между Россией и НАТО. А нам какое дело? Мы живём в Казахстане. Ну да ладно, хоть тут и скука, зато в школу не ходить.
   Ролик - два десятка странно, почти нелепо одетых мальчишек и девчонок разного возраста на фоне приземистого здания с широкой верандой вопят какую-то чушь и машут руками и рюкзачками. Изображение смещается - красивая девчонка задирает нос и говорит звонко: "Это я, хааай!"
   ...Чума!!! Кажется, и правда началась война! Ядерная! Прослушали по телику, как будто во сне, младшие, похоже, вообще ничего не поняли...
   Зал молча слушал, глядя на экран. Короткие реплики шли на фоне снимков - всё более и более жутких, всё более и более безнадёжных. Иногда появлялись маленькие ролики...
   ...Всё время идёт снег, всё вокруг завалило. Летом снег!!! Играли в снежки, так чуднО...
   Какой-то мальчишка с немного растерянной улыбкой стоит на фоне зелёного дерева, листва которого покрыта снегом.
   ...Солнце последний раз видели пять дней назад. Показалось в тучах и пропало. Почти ночь. Тучи очень страшные, как будто живые. И совсем низко. Связи никакой нет, и ничего не работает. Хорошо, что много топлива для генератора, и еды тоже хватает. Может, наши приедут за нами?..
   ...На миг ожила моя связь. Это было как страшное чудо: голос папки, и только два слова: "Дочунька, прощай." И всё. Я трясла коммуникатор, трясла, кричала, потом хотела разбить. Не стала. Вдруг опять?!.
   ...Буду делать фотки и записи, пока есть батареи и память. Старые хотела стереть, но не стала, рука не поднялась. Часто смотрю, какая была жизнь до всего этого и плачу. Только чтобы никто не видел. Никто за нами не приедет. Ветер дует такой, что ломает у деревьев верхушки, лес всю ночь стонет. И какое-то постоянное зарево вдалеке. Страшное...
   ...Мальчишки взломали оружейный сейф и весь день возились с этими штуками. Как малолетки дурные. Ещё нашли запасы тёплой одежды, а вот это хорошо, в пончо из одеяла и обмотках чувствуешь себя дурой...
   ...У Маринки день рожденья, пятнадцать лет. Было так весело, смеялись и танцевали все, даже младшие выделывались. А потом, когда мы их спать загоняли, Вовчки вдруг говорит: "А когда папа за мной приедет, мне надоело тут гостить!" Раскапризничался, я с ним сидела. Раньше я бы его просто обругала и стукнула, чтобы не сопливил. А тут сидела и какую-то байду рассказывала, сказку...
   ...Еда почти кончилась. Был ещё непочатый ящик консервов, но Марк и Сашка ночью сегодня убежали и почти все консервы забрали. Дураки. Дорога завалена вровень с серединами деревьев. Я даже не злюсь на них, хотя они предатели. Дураки...
   ...Илья застрелил овцу. Смешно - прямо рядом с домом...
   Плечистый светловолосый паренёк лет шестнадцати, тепло одетый, рядом с трупом овцы - поставил на него ногу, под мышкой - ружьё.
   ...Почти у всех болят глаза и голова. Тошнит. Несильно, но всё время, так погано... Толька сказал, что это лучевая болезнь, и что всё вокруг радиоактивное. Но испугаться не получается. То, чего не видишь, не страшно...
   ...Есть нечего. Кажется, мы тут уже седьмой месяц. Или я попуталась? Но уже реально очень долго. Ни на что не надеюсь, но младшим всё время говорю, что нас скоро найдут. Илья, Маринка и Толька тоже так говорят. Тошка молчит, он уже давно почти всё время молчит или огрызается...
   ...Тошка сказал мне, что мы так умрём с голоду и что надо убить и съесть кого-то из младших. Я думала, он шутит и только обругала. Но ночью он хотел перерезать горло Светланке. Ранил её в плечо. Илья... я не могу говорить. Надо. Надо... Илья убил Тошку. Случайно. В драке, вырвал у того нож, а Тошка схватил ружьё. Илья ударил. Мамочка, как страшно. Толька и Илья отвезли Тошкин тр... труп в лес, на сколько смогли, и кинули там...
   ...У меня язвы на руках. И на щеке одна. Не болят, но мерзко так... Лёня один ничем не болеет. Только еле стоит на ногах от усталости. Он за всеми ухаживает, такой малёк. Когда у кого-нибудь получается набраться сил, то пытаемся помогать. Но нечасто. Падаем...
   ...Первый раз в жизни пыталась молиться. Глупость, конечно. Толька тоже молится, но как-то странно - солнцу...
   ...умер...
   ...умер...
   ...умерла...
   ...умерли...
   ...умер...
   ...Илья и Маринка умерли в одной комнате и почти одновременно. Лежали на кровати, обнявшись. Я завидовала раньше, что Маринка красивей меня, но в последние дни она превратилась в живой скелет, ужасно. И всё-таки Илья её обнимал. Я кое-как заколотила дверь в их комнату. Глупо, зачем? Но подумала, что так им будет спокойнее...
   ...Интересно, холодно ведь, и Тошкино тело, наверное, просто замёрзло. Как мясо в морозилке. Нет, про это думать нельзя. Я не буду думать про это...
   ...Толька принёс лису. Лиса тощая и больная. Она ела там, в лесу... ну, Тошку ела. Толька сказал, признался, что ходил в лес, чтобы принести человечины, а нам сказать, что убил кого-то. Но там была лиса и он принёс лису. Лёг и не встаёт. Ничего не видит...
   Голос поскрипывает и шуршит...
   ...Мамочка, мама, где ты, мамочка?! Умерли все. Живы только Лёня, я и Толька. Но Толька уже двое суток не приходит в себя. У него отовсюду течёт кровь, даже из глаз. У меня тоже часто начинает. Я помогла Лёне собрать вещи и остатки еды, он нашёл лыжи. Не хочет уходить. Боится один и говорит, что будет предателем, если нас оставит. Глупый, мы умерли уже. Конечно, он всё равно никуда не дойдёт, но зачем ему одному в доме с мёртвыми. Мне его жалко, как он останется один в восемь лет и в таком мире? Но всё-таки. Отдам ему коммуникатор. Себя не фотографирую. Зачем снимки лысого скелета? Прощайте все. Если кто когда это всё услышит и увидит, то хорошо. За что нас убили? Кто нас убил? Я ничего не знаю. Я только очень хочу верить, что это всё зачем-то было нужно. Что в этом был хоть какой-то смысл. Иначе всё слишком уж страшно. Лёня, бери и иди...
   Снимок - худое лицо мальчика в меховой оторчке капюшона, большие глаза без слёз, губы что-то говорят. Неслышно, но видно, что - умоляюще.
   Запись - без изображения, мальчик всхлипывает, маленький, голос рвётся и дрожит...
   ...Я уже много дней иду. Есть нечего. Холодно и очень страшно. Я умру, наверное. Все умерли и я умру. Живых никого нет нигде. Мне страшно, мне страшно, мне страшно...
   Снова ролик - всё качается, всё дёргается, слышно, как кто-то хрипло дышит и твердит, голос недетский совсем, еле слышный:
   - Дошёл... я дошёл... помогите...
   В полутьме приближается тёмная масса и мощный свет прожектора, он слепит съёмку. Плачет мальчик...
   ...Зал вздрагивает - волной, потому что экран гаснет, и на сцене, в круге света - Олег. В форме. Немного бледный, или так кажется от света? Неважно... Теперь уже - его голос...
   - Лёня Васильев дошёл до людей. И это оказались люди, не звери в человеческом обличье, каких было много тогда. Его правнучка передала нам этот уцелевший прибор, коммуникатор, и мы прочитали записи на собранном в отряде по чертежам, присланным из Верного, аппарате.
   По залу - снова волна. Выдох. Единый, дружный. И слышные то тут, то там отчётливые всхлипы. Олег делает шаг вперёд и в сторону, свет плывёт за ним...
   - Лёня Васильев дошёл до людей и увидел вернувшееся Солнце. Оно светит нам и сейчас. Всем нам. Хотя... - Олег вскинул голову, обвёл взглядом зал. - Иногда я думаю: зачем оно светит? Не противно ли ему - после всего, что было тогда! - освещать то, что есть сейчас?!
   На экране - всплывает эмблема: белая с зелёной полосой поверху и с большим красным персиком в середине, с надписью "ППА - Партия Плоды Азии".
   - Партия "Плоды Азии", - говорит Олег. - Ассоциированный член Большого Совета Латифундистов... - мелькают кадры: машины, экипажи, кабинет, за овальным столом - холёные люди, их лица - ближе, улыбки, снова эмблема, грузовики везут ящики, ряды бидонов и банок.
   Ряды фруктовых деревьев. Между ними - тоже ряды, ряды женщин, согнутых под тяжестью корзин за плечами. Лицо - в коричневом загаре, глаза запали, в этих глазах почти ничего осмысленного.
   Всадник-надсмотрщик - с пистолетом на поясе, с длинным гибким хлыстом, на конце которого отчётливо видна молния электроразряда. На груди та же отчётливо видна эмблема...
   Спина - детская. Гноящиеся рубцы от "обычных" ударов плетью.
   Шалаш. Около него худая старуха варит что-то в котелке и спят вповалку на чём-то вроде одеяла сразу несколько человек, взрослых и детей.
   Ладонь - натруженная, грубая. В ней - несколько бумажек. Деньги. Смешные даже по здешним меркам. Подачка. Но это не подачка - это плата за каторжный, надрывающий тело и душу, труд. Хуже подачки. Оскорбительней.
   Бумажник - пальцы с хорошим мужским маникюром небрежно считают крупные купюры, распирающие дорогую кожу.
   Большой цех, линии конвейеров, банки, банки, банки... клубника, виноград... Дети у конвейеров, самым младшим - по 4-5 лет. Все - голые. У каждого рот закрыт маской-кляпом, замкнутым на затылке.
   Опрокинутая банка - томатный сок, кажется. Но лужа на полу похожа на кровь.
   На экране вращается хорошо знакомая всем эмблема "Энергии" - бегают по своим путям шустрые элементарные частицы, вращается эмблема, крутится колесо едущего автопоезда, вспыхивают над роскошным кварталом ряды лампочек, световые рекламы, узоры из огней...
   ...В постели - на узкой кровати в маленькой комнате - истощённый человек. Руки и губы в язвах. Он что-то говорит.
   Крутится эмблема.
   Вагонетка, в ней - хмурые люди, взрослые и дети. Надвигается, растёт, поглощает экран чёрный зев шахты. В темноту проваливаются расширенные глаза ребёнка в вагонетке.
   Штрек. Луч фонаря. Испарения из щелей. Рабочие - как гусеницы в прогрызенных ходах. На полу - дымящиеся лужи.
   Обогатительный цех. Мальчишка - голый по пояс, чёрный от грязи и лоснящийся от пота, со смехом - искренним, детским - показывает в камеру снятую с лица повязку из марли, потом сплёвывает - слюна перемешана с грязью, чёрный шматок...
   Крутится эмблема.
   Закрытое простынёй тело на носилках у подъёмника. Видно, что рядом, отдельно, лежит правая нога, простыня вся в пятнах крови.
   Хижины, собранные чёрт те из чего. Дети рядом с ними - рахитичные, грязные, похожие на больных зверьков.
   Кладбище. Ряды простых могил. Даты. Между датами - 30, 25, 20 лет. 15, 12. 10. 7... На заднем плане - дорога, по ней идут всё те же поезда с эмблемами.
   Улицы Верного. Беспризорники.
   Бандиты с юга - джунгли, оружие, настороженная побежка злобных трусливых крыс.
   Вспоротые мешки с белым порошком, клеймо на ткани, на совсем чужом языке, буквы-черви, внизу появляется перевод, мерзкий в своей циничности:

ЗОЛОТОЙ СОН

   Прозрачное пламя из чёрного скошенного патрубка, охватывает мешки и валяющиеся тут же трупы, за стеклом маски огнемётчика - юное лицо с безжалостными серыми глазами и плотно сжатыми губами. Руки - сильные руки воина. Огнемёт выплёвывает струю за струёй. Горит дрянь...
   Крутится значок... крутится...
   Бахурев - оскаленный, со сжатым кулаком перед лицом. Перед ним - сидят люди в дорогих костюмах, на лицах - открытый страх, в глазах - затаённая ненависть. Такая же ненависть к этим, сидящим за столом - но не чёрная и тягучая, а горячая, светлая - в глазах двух молодых адьютантов-офицеров, застывших по сторонам от президента...
   Темнота.
   Тишина.
   Экран гаснет, зажигается свет, но не весь - боковые плафоны. На сцене уже нет Олега, стоит государственный контролёр безопасности Виктор Данилович Макарычев. На экране возникает таблица - это уже не кино, это просто слайд. Большой и чёткий. Сделав шаг в сторону, Виктор Данилович поднял руку, показывая на слайд.
  

Цены на товары и услуги (в рублях РИ)

  

Русская Империя

Республика Семиречье

   средняя заработная плата, мсц.

120

50

Вид товара или услуги

   1 кг ржаного хлеба

6 коп

24 коп

   1 кг картофеля

5 коп

36 коп

   1 л молока

10 коп (пастеризованное в магазине),

16 коп (цельное на товарищеских рынках)

52 коп (пастеризованное в магазине),

30 коп (разведённое водой на рынках)

   1 кг мяса

60 коп-1 руб. в магазине

(1,5-2 руб на товарищеских рынках)

3-4,3 руб. в магазине

(5-12 руб на рынках)

   1 кг лучшего сливочного масла

1,2 руб (1,7 руб на товарищеских рынках)

3 руб (7 руб на рынках)

   квартплата, мсц

50 коп - 1 руб (для госслужащих некоторых категорий - бесплатно, для владельцев личного дома - бесплатно)

5-15 руб

   1квт/чэлектроэнергии

14 коп (от товарищеских сетей - бесплатно)

15 коп

   газ и вода

бесплатно

при их наличии (36 % жилищ) - 20-50 коп мсц.

   школь­ные учебники

бесплатно

75 коп - 2 руб

   школьное питание

бесплатно (завтрак-обед)

40 коп. - 2 руб. (завтрак-обед)

   школьная форма

бесплатно (комплект на год)

4-20 руб. комплект

   кружки и секции на детских станциях

бесплатно

50 коп. - 12 руб. мсц.

   16 дней индивидуального летнего отдыха для взрослого (без бесплатной путёвки от организации или предприятия)

8 рублей, включая четырёхразовое питание и эксплуатацию любого инвентаря

120 руб только за жильё и питание

   приём у любого врача

бесплатно

5-250 руб

   любое образование

бесплатно

10-300 руб мсц

  
   - Наглядно? - спокойно спросил Макарычев. И отошёл чуть в сторону, молча сел на угол стола у края сцены. Потом снова зло встал, подошёл, пальцем ударил по графе с ценами на электроэнергию в Семиречье. Снова отошёл, сел на стул. Отвернулся, помолчал. Слайды начали меняться...
   Денис чуть прикрыл глаза. Покосился на лицо Насти - напряжённое и внимательное. Видит, на миг показалось ему... нет. Не видит. Почему она не видит?!
   На слайдах была Империя. Школы, больницы и пляжи. Шахты, сады, улицы городов. Взрослые и дети. Денис ойкнул про себя - появился разведённый мост - Петроград! Город показывали сверху, в порту всплывал подводный рудовоз, вращались лопасти ветряков. Трасса Юницкого над оживающей северной тундрой. Трое мальчишек, развалившись на краю какой-то канавы, лопали арбуз, явно не замечая, что их снимают - все трое босиком, в шортах, на шеях - пионерские галстуки, все трое - перемазанные соком и пылью... здоровые и счастливые. Танцующая на сцене девочка. Хлебное поле - огромное, золотое, переливающееся, над ним - треугольник дельтаплана. Знамёна на флагштоках возле Дворца Его Величества. Гвардейцы в карауле. Купол-шлем Святой Софии в Новгороде Великом. Колонна плотного, тугого пламени, поднимающая с поверхности Луны корабль. Марсианские красные пески, за прозрачной стеной любопытно тянется к ним молодой дубок, возле которого стоит девочка со скакалкой, в простом красивом платьице. Полная звёзд Вселенная, из которой вдруг проступают глаза мальчика - со звёздными искрами в зрачках... Слайды шли, шли и шли...
   - Покупая всё самое лучшее, живя в лучшем жилье, семья из пяти человек, в которой работает только один - и за среднюю зарплату - может ни в чём не знать нужды, - снова заговорил Макарычев. - Ни в чём. Ни в одежде, ни в питании, ни в крыше над головой, ни в образовании для детей, ни в медицине для всех. Если работают двое - то такая семья может легко делать большие накопления на то, что называют "роскошью", и их сбережения не съест никакая непонятно откуда берущаяся "инфляция". При этом, заметьте, проблема отдыха не встаёт вообще, так как если ты работаешь, а твои дети учатся, то тебе в отпуск, а им летом просто-таки обязаны предложить - тебе двухнедельный санаторий бесплатно на всём готовом, им - четыре недели детского лагеря с теми же условиями. В переспективе у нас - бесплатные хлеб, внутригородской транспорт, разнообразные комплекты одежды для взрослых и детей... А у вас что в перспективе?! - "витязь" был зол, и Денис с изумлением понял вдруг, что на него так повлияли выступления пионеров, обычно контролёр сохранял совершенное спокойствие в любых ситуациях. - Повышение цен на электроэнергию до 20 копеек - при том, что вы сидите на этой энергии?! В Сербии и сотой доли ваших богатств нет, а электричество бесплатное, даже не как у нас - бесплатное, потому что везде каскады построены, на всех речках!
   - Да что ж ты как будто нас ругаешь?! - вдруг отчаянно, обиженно, хотя и не обозлённо крикнули из зала. - Мы, что ли, виноваты, что у нас вон и пожар, и потоп, и тридцать три несчастья?!
   - А если человека не ругать, он быстро что-то делать перестаёт, - отозвался Макарычев и оперся на стол. Махнул рукой. Улыбнулся. - Я вас не ругаю вообще-то. Я вам... сочувствую. И я вижу, что вы - по крайней мере те, кто тут собрался - и правда хотите выбраться из ямы, и правда в это верите, и правда делаете немало... Другие-то сюда не пришли. Я даже просить вас хочу... - он вздохнул. - Рук не опускайте. Власть в Верном - в кои-то веки - за вас. И мы вас не бросим. Вы не дети, понимаете... да дети ещё и лучше взрослых всё понимают, сами видели... вы понимаете, что мы объявили войну дряни. Беспощадную - на уничтожение. Она сопротивляется. Она и дальше хочет сосать вашу кровь, ваш пот, будущее ваших детей - и жиреть. Мы - не дадим! Кто хочет - встаёт рядом с нами. Вот и всё, что я хотел сказать. С праздником вас... товарищи. С Днём Солнца. Мы все видим его. И всегда будем видеть. Даже если тучи его и скрывают - ненадолго - мы его видим.
   Зал зашумел - радостно, облегчённо и почти весело.
   Пальцы Насти в руке Дениса вздрогнули.

* * *

   Если честно, Дениса просто шатало. Те два часа, которые он просидел на ряду, не только не помогли отдохнуть - вытянули ещё больше нервов двойным волнением: от того, что было показано на сцене - и от того, как он переживал за своих. Больше всего ему хотелось отправиться домой и улечься спать сразу, без ужина. "Праздник" вымотал его до предела, он подзабыл, что предстоит встреча с кандидатами, а вспомнил об этом уже когда вышел на заднее крыльцо школы и, потянувшись, предвкушал путь домой.
   По правде сказать, он разозлился. Появилась даже спасительная коварная мысль: сейчас дождаться их и приказным тоном сказать, что встреча переносится на завтра, так надо. Но уже в следующий миг Денис понял, что эта мысль не спасительная и даже не коварная, она просто подленькая.
   - Ты тут? - послышался сзади голос, от которого сладко заёкало внутри. Денис обернулся; к нему ловко, только чуть замедленно, шла Настя, которую в зале с извинениями было перехватил Гришка. Но сейчас она была снова одна - казачата, наверное, засели в клубе с пионерами. - Я слышу по дыханию.
   Денис быстро - но так, чтобы не оскорбить, не задеть - взял её за руку, помог сесть на перила (опять заёкало, теперь уже сердце - когда он подхватывал девушку под бока), сам прислонился рядом к стене.
   - Наши там, внутри, буянят, - сообщила Настя. - Тебя поздравить можно: юнармейцы у нас давно есть, а теперь, похоже, и пионеры будут.
   Денис даже слегка воспрянул.
   - Серьёзно?!
   - Наши мальчишки если что говорят - всегда серьёзно, иначе помалкивают, - с явной гордостью за "наших мальчишек" отчеканила Настя. - Ромка с Гришкой всю дорогу спорили, Ромка сказал: "На месте и посмотрим!" - а раз остались и говорят, значит - решено.
   - Ну это замечательно просто! - Денис подался к ней, замер... потом всё-таки ещё сунулся вперёд и поцеловал девушку. Отстранился, стал смотреть в аллею за оградой из невысоких кованых прутьев.
   - Не жалеешь, что приехала? Я к тебе и не подошёл почти ни разу, - спросил он у неё. - И сидел с тобой - молчал...
   Настя медленно улыбнулась:
   - Не жалею.
   За оградой проехала неспешно машина; слева, от главного входа, послышался разговор:
   - Ну, это уже не столь существенно. Линия намечена, теперь надо просто выполнять.
   - Однако, есть некоторые нюансы...
   В сторону заднего крыльца шёл Макарычев, сбоку от него - Кенесбаев. Денис скользнул по ним взглядом... и отчётливо увидел, как от остановившейся машины к ограде подходит бесшумный и очень быстрый человек. Лохматый и безликий. Подходит, поднимая правую руку очень знакомым жестом.
   В следующий миг Денис сделал сразу несколько вещей. Одновременно.
   Он встал между оградой и Настей.
   Он выхватил из сумки "байкал".
   Он крикнул:
   - Дядь Вить!
   Увидев вспышку выстрела, казалось, заполнившую весь мир, он успел подумать: "Мне - в лицо! Убит?! Свет же очень быстро... а пуля..." - потом что-то ударило рядом в перила, чвакнуло, жикнуло, обожгло левую руку выше запястья, выше часов. Сам выстрелил - не глядя, ослеплённый, по памяти - услышал второй выстрел врага, боковым зрением увидел, как Кенесбаев неожиданно ловко присел, тоже выхватывая пистолет, а Макарычев дёрнулся всей правой стороной тела... но...
   Виктор Данилович действовал очень быстро, хотя и стрелок бил с редкостной скоростью - недаром первый выстрел он сделал инстинктивно в Дениса, на звук, как источник явной опасности. Как и все "витязи", Макарычев умел владеть обеими руками и использовал произошедшее мгновенно и безошибочно. Сместившись - точнее, оказавшись - вниз-вперёд-вправо, он неуловимым движением выхватил "байкал", такой же, как у Дениса. Выхватил левой и выстрелил - из-под лохматого словно выдернули тропинку, он подскочил, раскинул руки, взбрыкнул ногами и грохнулся навзничь. Его сообщник в машине рванул было с места, но сразу выпустил руль и свалился боком на сиденье - вторым выстрелом Макарычев попал ему точно в правое плечо.
   Народу кругом сразу оказалось очень много, и самого разного, и у многих в руках было оружие. Начался шум, беготня... Гришка и казачата встали стенкой около Насти - все с пистолетами. Олег подскочил к Денису:
   - В тебя?! Что с рукой?!
   - А? - Денис посмотрел - рука была рассажена, наверное, отколотой пулей щепкой. Не отвечая, подбежал к Макарычеву, который поднялся на ноги и держался за плечо.
   - Дядь Вить, - Денис даже не понял, что снова назвал Макарычева так, - давайте я перевяжу, у вас кровь сильно...
   - А ну-ка пусти меня, - Валерия Вадимовна, бесцеремонно оттеснив сына, привычно-ловко взялась за дело. А Денис почувствовал руку на плече - вздрагивающую, плотную, тяжёлую. Обернулся - это был отец.
   - Тебя не задело? - спокойно спросил он.
   - Нет, - покачал головой Денис. - Так, щепкой царапнуло, - он лизнул порез, поднял на отца глаза.
   - Хорошо, - так же суховато-спокойно сообщил Третьяков-старший. Рука отца на плече вздрогнула в последний раз...
   ...Водитель был мёртв. Между оскаленных зубов за посиневшими раздвинутыми губами выступила кровь, на сиденье лежал мелкий стеклянный сор от ампулы. Кенесбаев, осматривавший машину в лучах двух фонарей в руках полицейских, буркнул, выпрямлясь:
   - Да уж. Это не уйгур. Это ваш брат европеец. Что ж такое, работа своим ходом прямо на праздник приезжает...
   Разговор снова как-то оттёр Дениса в сторону. Он хотел подойти к Насте, но внезапно увидел у угла здания молчаливую плотную кучку мальчишек и девчонок. И тех, что подходили утром - и... Да. Их было явно не тридцать четыре, а побольше...
   Денис подошёл к ним вплотную. Снова лизнул порез, который всё ещё кровоточил. Убрал в сумку пистолет - оказалось, он продолжает сжимать оружие в руке. И после этого спокойно спросил:
   - Ну что? Все желают продолжать разговор о приёме в пионеры?

* * *

0x01 graphic

0x01 graphic

   Грузопоезда из Верного пришли в Седьмой Горный на следующий день. И получилось так, что первым встретил их как раз Денис. День был воскресный, а точнее - это было раннее воскресное утро, Денис так и не ложился, потому что проводил Настю и казачат (нагруженных кое-какой литературой) за околицу, на дорогу, долго стоял там - и, когда шёл домой к спящему после праздника посёлку, то уже рассвело.
   Он устал так, что почти спал на ходу. И даже шум - мерный посвистывающий рокот - на подъездной дороге с перевала не сразу привлёк его внимание. А когда всё-таки привлёк, то Денис - отупев от усталости и разнообразных переживаний - не сразу смог понять, что видит. Тем более, что хорошо знакомые с детства грузовые поезда Дорожного Корпуса Империи тут казались призраком. Фантомом.
   А потом из туч выкатилось солнце.
   И Денис как будто проснулся.
   И увидел - на первом контейнере переднего грузопоезда размашисто написанное огромными весёлыми буквами цвета пламени -

Дениска, чёрт!

Это мы!

ПРИНИМАЙ!!!

От пионеров Петрограда -

пионерам Семиречья!

   - Ураааа!!! - заорал Денис и, размахивая руками, побежал навстречу махинам - медленно ползущим, добродушным каким-то, в сравнении с которыми помеченные значками электрона автопоезда "Энергии" казались клопами...
   ...Денис понял, что он идёт рядом с передним автопоездом, держит руку на оранжевом выпуклом боку и улыбается - широко, неосознанно, почти глупо - улыбающемуся в ответ - с высоты второго этажа, из кабины - водителю в черно-золотой форме гражданского Дорожного Корпуса. "Империя пришла, моя Империя," - бессвязно, прыгающе, радостно метались в голове мальчишки мысли, и он смаргивал радостные и гордые слёзы. Под ладонью в могучем корпусе машины мягко урчало - работал неутомимый вихревой генератор.
   - Что тут, дядя?! - как маленький, прокричал Денис, задирая голову. Из кабины ответил рокочущий бас:
   - Дома, пионер! Первый спецзаказ! "Сибиряки", не абы что!
   "Папа! - мысленно крикнул Денис. - Это папа! Имея это - постройте город... Будет город! Будет! Теперь - будет!"...
   ...Дома "Сибиряк", разработанные ещё до ядерной войны, были надёжным типовым жилищем Империи везде, где нужно было быстро, качественно и недорого построить жилище. Базовый "Сибиряк". "Сибиряк"-2 - для местностей с тёплым климатом. Простой наборчик панелей и коммуникаций превращал его в "Сибиряк-Сибирь" - для местностей, где температура падает до -80 - а другой наборчик - в "Сейсмо-Сибиряк" - для местностей с высокой сейсмоактивностью. Существовали наборы, модифицирующие базовый дом по желанию хозяина почти во что угодно.
   Каждый из автопоездов вёз шесть таких домов. Двухэтажные, из практически негорючей и обеспечивающей отличную тепло- и звукоизоляцию дельта-сосны и натуральных изоляторов, крытые листами естественно-пластмассовой черепицы, с шестиоконным эркером по фасаду на оба этажа, они имели пять основных комнат (три на первом, две на втором этаже), два холла (по одному на этаже) и три "комнатушки" под кладовые, туалеты, ванные и всякое такое. Дом можно было поставить на "обычном" фундаменте с котлованом, на опорных столбах с несущими тросами, даже просто на земле - с угловыми креплениями; был бы достаточно ровный участок почвы или возможность его выровнять.
   Поездов было тридцать и, когда первый проезжал окраиной посёлка, последний ещё только появился на перевале. Третий, четвёртый и пятый по счёту поезда, впрочем, везли не "Сибиряки", а двухэтажные длинные жилые кунги, и с верхних площадок спокойно и внимательно озирали местность молодые мужики-строители - видимо, только что проснувшиеся.
   Денис не мог понять, почему ещё не проснулся весь посёлок?! Ему казалось, что даже горы Голодного пустились в пляс от гула машин. Какое-то время он, уже откровенно рискуя попасть под колёса, то шёл, то бежал рядом с передним поездом, потом опомнился и опрометью бросился домой, долетев до родного крыльца, как на крыльях. На крыльце, кстати, стоял отец, задумчиво разглядывавший парадный галстук.
   - Паааа!!! - заорал Денис. Борис Игоревич выставил руку, пряча улыбку:
   - Знаю. Сейчас едем встречать.
   Но сын уже не дослушал. Промчавшись мимо, он с грохотом взлетел на второй этаж и вломился в свою комнату.
   Вид спящего Олега его возмутил. Не долго думая, Денис вытряхнул друга на пол рывком за простыню, а когда тот сел на полу, ошалело и сердито глядя на только что не пританцовывающего перед ним Дениса, то услышал:
   - Давай скорей! Звони всем, кому можно, я побегу, у кого телефонов нет - дома привезли!!! Поможем монтировать!
   - Какие дома? Кто привёз? - забормотал Олег, проспавший всего четыре часа. - Ты что, мне через три часа на работу...
   - Да не через три, а сейчас! - Денис, выведенный из себя медлительностью друга, поднял его рывком за руки. - Да проснись же ты, олух, ёлки зелёные! Наши "Сибиряки" привезли, дома привезли, вместо сгоревших будем ставить!!!
   - А... да?! - Олег схватил Дениса за плечи. - Правда?!
   - Вру! - смеялся в ответ Денис, ощущая, что немного сходит с ума, и это невыразимо приятно. - Правда, конечно! Вон, в окно посмотри, их отсюда видно!
   Денис подскочил к окну и застыл у него. Сперва его лицо было просто восторженным, а потом стало каким-то... странным. Непонятным. Словно бы... засветилось, что ли? Денис даже немного испугался и, тронув Олега за плечо, спросил:
   - Эй, ты чего?
   - Ничего, - Олег повернулся к нему. - Ничего. Так чего мы стоим?! - он тряхнул головой. - Бежим скорее!!!
   ...Почти сто семьдесят домов в Империи могли обеспечить жильё такому же количеству семей. По здешним же меркам такой дом был несусветной роскошью. Это были 125-е "Сибиряки", даже больше площадью, чем думал Денис; в каждом можно было установить полуавтономную систему жизнеобеспечения, входившую в комплект. Конечно, в посёлке без жилья осталось почти вдвое больше семей, но кроме специалистов по монтажу (к слову, на монтаж одного такого дома требовалось около 30 часов работы бригады из семи человек, в числе которых мог быть всего один специалист и одного небольшого крана) в Седьмой Горный приехали с полной документацией по технологии несколько гражданских офицеров, которым было поручено изучить местные условия и развернуть производство домов на базе Седьмого Горного и из местных материалов.
   - Мы всей семьёй выскочили, кто в чём был, - Пашка рядом с Денисом развёл руками, в глазах его было потрясение. - Ну... Я думал - горы пошли.
   В глазах и голосе Бойцова, обычно спокойного и выдержанного, было восхищение с недоверием пополам. С перевала они примчались всей семьёй - посмотреть на прибывшее чудо.
   Да, собственно, ими дело не ограничилось. Казалось, на главной площади посёлка он собрался весь. Словно вчерашний праздник ещё только должен был начаться. Последний раз Денис видел такое, когда смещали старого градоначальника. Пришли как бы не все, даже Шульце был здесь. Вокруг него сплотились Пинаев, Семская и Пахомов; впрочем, насколько Денис мог различить со своего места, они все выглядели не столько грозными, сколько просто-напросто растерянными. Амирова не было - его не было и вчера, по агентурным сведениям, директор "элитной" школы жестоко пил уже неделю, потому что из Верного ему собщили о грядущем "на неделе" приезде департаментской комиссии. Бахурев произвёл в Департаменте Образования некоторые перестановки, в результате чего его прежний глава и ещё несколько крупных чиновников "пошли на повышение" - были повешены - а их места заняли люди совершенно иного склада, и теперь комиссии ездили по республике, оставляя позади руины той пародии, которая раньше называлась в Семиречье "народным образованием". Над руинами постепенно уже начинало подниматься что-то, похожее на настоящее образование, но прошлым руководителям низового звена это служило малым утешением, их снимали с мест десятками и многих сажали, благо - было за что: у кого в школе работала порностудия (Дениса корёжило при этих словах, потому что он вспоминал комнату в Верном и мальчика с девочкой, прижавшихся друг к другу на фоне плотной шторы), кто украл всё, кроме самого здания, иные ухитрились заложить и здание... Жадность этих людей была настолько неистовой и нелепой, что Денис временами сомневался: может быть, ими стоило заниматься не отцовскому ведомству, а маме?
   Зато Балаганов не только прислал двух из четверых имевшихся корреспондентов, но пришёл и сам, с кинокамерой. Лицо у "главвреда", как окрестил его Денис, не могущий преодолеть неприязнь к редактору, было углублённо-вдохновенным - он явно составлял передовицу о "руке дружбы" или чём-то таком. Из группы сторонников Шульце на него кидали многообещающие взгляды, и Денис с надеждой подумал: может, даванут его в каком переулке свои же бывшие приятели - и нам хлопот меньше, и всем хорошо...
   Пионеры выстроились отрядной коробкой, причём Денис, недолго думая, поставил позади основного строя и ещё официально никак не оформленное пополнение - двадцать семь мальчишек, восемнадцать девчонок в возрасте от 9 до 15 лет. Видимо, придётся укрупнять звенья и создавать ещё пару новых, подумал он, но насладиться этой мыслью не успел, потому что на импровизированную трибуну - в кузов подогнанного "заготмясовского" грузовика - как раз поднялся Харатенко - тот мужик, что приходил к Третьякову-старшему и разговаривал с Шульце (кстати, его сын и дочь вчера были на неожиданно пионерском сборе, а сейчас стояли в строю) Он выглядел очень смущённым и какое-то время просто-напросто молчал. Потом вдруг резко развёл руками - и необычно сильным голосом, который только немного подрагивал, заговорил. Его было слышно повсюду.
   - Я думал, что такого и не бывает. Ну не бывает такого, и всё тут. И все думали, что не бывает. Вот признайтесь - думали, что будем опять хибарки из фанерки лепить, да щели гав... гм... замазывать, что нету нам счастья. Думали?! - площадь ответила утвердительным ворчанием, как большой изумлённый зверь. - И я думал, говорю ж. Вчера сидел, слушал вон Виктора Даниловича, - он указал на Макарычева, который - с рукой на перевязи - стоял рядом с Полянцевыми и Третьяковыми-старшими, - кивал, а про себя думал: эх, мил человек, видно, кто если в грязи родился, из неё уж не выползет... А сегодня проснулся, нос высунул из времянки, вижу... - Харатенко опять замолчал. - В общем, так я думаю. Кто тут с пятой, с восьмой и с одиннадцатой шахт? - тут и там раздались голоса, поднялись руки. - Крутится наша задумка?
   - Крутится, ещё как! - откликнулся кто-то. - Работаем без надрыва, малолеток в шахте нет, а выработку уже прежнюю даём! Теперь ещё подтопленные шахты откачают - и...
   - Думали мы то, что заработаем сверху, конечно, на семьи и на жильё новое пустить, - продолжал Харатенко, взмахом руки установив тишину. - Даже господин Шульце был не против. А теперь слушайте меня... - он откашлялся. - Я в Империи не был. Как там и что - не знаю. Но своим глазам верю, не слепой ещё пока. Дома у нас сгорели. Все видели. Из Империи нам новые прислали - вон они, разгрузки дожидаются, тоже все видят? Я к чему... - он переступил с ноги на ногу, помялся. - Я не только за эти три шахты, я ко всем... Давайте так. Всю продукцию обогатительного за октябрь - в Империю. Не в "Энергию" и не в поселковый фонд даже. А имперцам. Я всё ж таки читал кое-что - у них с редкоземельными не очень жирно. Да и домам этим они бы, я думаю, и у себя место нашли... Так что это и будет по-справедливости. Ну и напишем там что-нибудь такое... писать я не мастер, вон, пионеры наши напишут. А если Арнольд Оттович уж очень сильно против такого - то мы на этот месяц по старинке забастовку объявим. Не помрём с голоду... особенно теперь.
   Шульце надо было видеть. Нет, хладнокровие и сейчас не изменило ему. Но его глаза - безразличные глаза снулой рыбы - вдруг на миг отчётливо стали глазами попавшего в ловушку зверя. На миг. Всего на один миг. Но это увидели все.
   - Я не против, - коротко ответил он.
   Харатенко кивнул:
   - Ну вот и отлично, значит.
   - А почему бы вам не съездить в Империю? - вдруг спросил Макарычев. И в ответ на изумлённый молчаливый взгляд Харатенко продолжал: - Я не шучу. Побываете на наших шахтах. Возможно - в Поясе Астероидов. Посмотрите. Поучитесь. Поучите наших, наверняка найдётся, чему. Через год вернётесь, думаю, что к тому времени как раз будет нужен государственный управляющий на здешние разработки. По-моему, вы на эту должность вполне годитесь, товарищ Харатенко.
   - Я... - начал растерянно Харатенко, но его заглушили выкрики из толпы:
   - Опа!
   - Да не мнись, не жмись, обеими руками держись!
   - От астероида кусок нам привезёшь!
   - Свой человек начальником будет, из шахты! - слившиеся в конце концов в один добродушный одобрительный гул. И в этом гуле прорезался весёлый крик:
   - Ну давайте уж за дело браться!..
   ...Как Денису показалось (он раньше тоже никогда не видел, как ставятся "Сибиряки"), самым трудным было - расчищать площадки под дома. У Аркадия Тимофеевича, оказывается, уже был приготовлен план застройки, очень тщательно и детально составленный, Денис даже заподозрил, что "рабочие кварталы" всё равно собирались сносить и пожар был как бы не кстати... "Сибиряк", как уже говорилось, можно было ставить без фундамента, но всё-таки котлованы рыли, тут же загоняли в них по четыре стандартных гранитных плиты в качестве стенок подвала и фундамента (с заранее вырезанными отверстиями под кабели, траншеи которых тоже стремительно тянулись от энергостанции - и отопление, и освещение в этих "Сибиряках" должны были осуществляться электричеством), предварительно под них положив пятую, и сплавляли спецсваркой. А уже потом начинали ставить опорный каркас дома.
   Если бы Денис посмотрел со стороны и достаточно издалека на поисходящее в Седьмом Горном, он бы поразился - на глазах росли даже не дома, а кварталы. Позже, когда он увидел этот процесс на фотографиях и плёнке, именно эта мысль и пришла ему в голову: росли на глазах. Но в те моменты ему было не до общих планов и определений, он занимался тем же, чем и все остальные.
   Он работал. По мере сил успевая объяснять всем, кто был рядом и интересовался, что тут и для чего предназначено и с удовольствием видя в глазах тех, кто задавал вопросы, недоверчивое восхищение. А кругом - тут и там - мелькали имперцы-строители, инженеры, и Денис вдруг понял, как он рад этим незнакомым людям, взрослым, уверенным, весёлым, которые наконец-то явились наглядным доказательством Силы Империи. И понял, как ему было тяжело верить фактически одному и нести эту веру другим.
   Вышло из-за туч и твёрдо осталось в небе солнце. По новым улицам тянуло дымком подъехавших из Лихобабьей полевых кухонь. В Думе как раз в это самое время решался вопрос распределения домов, и Валерия Вадимовна выступила с требованием: "опустившиеся" семьи, если они потеряли жильё и хотят его иметь, пойдут работать на планирующийся комбинат по строительству - пусть строят себе дома сами, а уж научить их этому - научат.
   - Если же кто и дальше намерен жить в гавне, - чеканила Третьякова, - ныть, пить и радоваться тому, что им с новой властью общественная помощь закапала - я их из гавна тянуть не буду. И помощи лишать не стану - не моя компетенция. Но я лично, как врач, с полицией пройду по таким семьям и заберу у них детей. Этого алкоголика Амирова выкину из его "школы" и устрою там интернат. Детям без родителей плохо. Очень. Всегда. Без любых. Но если родители до такой степени скоты, что этой огромной и чистой любви, этого святого детского терпения и великой привязанности не ценят - то они всего этого и недостойны. Пусть живут в грязи. А детям их я в грязи сгинуть не дам! Ну а если кто после такого пинка опомнится - я таким детей обратно на своих руках принесу... Вы в новом номере про это так и напишите, Александр Остапович. Дословно.
   Балаганов, быстро черкавший в блокноте, уважительно кивал...
   - Мебель для новых домов, всякое-разное - будем заказывать пионерским цехам и частникам, - говорил Лобанов. - Под новый выпуск поселковых бон или в обмен на взаимозачётные услуги. Получится как раз то, что надо... И ещё. Мы тут решили, Аркадий Тимофеевич, что пора нам и поселковую больницу строить, сколько можно Валерии Вадимовне на дому принимать? Оборудование выпишем из Верного, а больницу соберём из четырёх домов, я мне имперцы, ну, инженеры, сказали, что это можно сделать... Если что - так у меня дом хоть и старый, но целый, а я там видел, меня на кой-то чёрт в список внесли - вот и считайте, что один дом под больницу уже есть...
   - За оборудование чем платить будем? - спросил кто-то, но не недоверчиво, как ещё недавно задали бы такой вопрос, а скорей деловито, и Борис Игоревич ответил, не вставая:
   - Есть чем. С латифундий я только три дня назад получил немаленький штраф, то, что они уворовали, так сказать, за последний год. Думаю, что власти в Верном не будут против ещё одного взаимозачёта...
   ...Уже в сумерках - работа не утихала - Денис присел на тюк с уплотнителем, всего на полминуты, записать кое-что. Но вместо этого, даже не достав блокнота, откинулся к стене - против воли, незаметно - и глаза закрылись сами собой.
   Сквозь сон Денис слышал голоса, но откликнуться или даже пошевелиться не было ни сил, ни желания.
   - Спит.
   - Тише, он двое суток на ногах.
   - Домой его надо.
   - Ну-ка дайте...
   Денис ощутил, как попыл куда-то вверх и дальше - так и не просыпаясь, скорей наоборот - засыпая окончательно, совсем. Последнее, что он услышал, было:
   - А ведь дитё дитём, когда спит-то... спи, отдохни малость, моторчик наш неугомонный...
   ...Когда Харатенко, осторожно постучав в дверь ногой, предстал перед Ольгой Ивановной с Денисом на руках, Ветлугина обомлела и охнула:
   - Да что с ним?! Избили?! - потом увидела на руке Дениса засохшие потёки крови (он во время работы несколько раз заново ссаживал глубокую царапину от той щепки, отколотой пулей) и испугалась ещё больше: - Стреляли?!
   - Да ты что?! - в свою очередь изумился, но не испуганно, Харатенко. - Кому там бить да стрелять?! Да вся плесень сейчас попряталась по подвалам и дышит через раз, Оль... Умотался он. Сел на стройке в угол, да и уснул махом. Показывай, куда его нести-то. И, можно уж если, плесни мне чаю потом, я поесть так и не успел. А остальных не жди, кто где работает, тот там и заночует.
   - Я им после разнесу, я ж ужин приготовила, - заторопилась Ольга Ивановна. - Давай сюда, наверху его комната...
   Денис и не подумал проснуться, даже когда его раздевали. А Ольга Ивановна, которая только что забрала в стирку всю его одежду (кроме галстука, который с почтительной робостью осторожно развесила на спинке стула), со вздохами медлила и рассматривала весьма грязного мальчишку... но в конце концов решительно прикрыла его простынёй и вышла тихо, погасив свет.
   Денис спал. Ему снился огромный сад - или, может быть, светлый лес - в котором он гулял с Настей и показывал ей всё-всё-всё вокруг.
   Он на самом деле мог ей всё это показывать, потому что во сне Настя видела.

ГЛАВА 30 .

ПОЛЁТ ЖУРАВЛИКА

   С раннего утра заморосил дождь, серый и тёплый, и у Дениса из-за этого было отвратительное настроение. На первые выходные ноября, к Дню Памяти Предков (1.) - через неделю - намечался двухдневный полевой выход в лес для новичков с их принятием в пионеры - все вопросы наконец-то утрясли, но именно у Дениса толком ничего готово не было. Весь октябрь он крутился, как белка в колесе. Только вчера уехал корреспондент "Пионера", оказавшийся девушкой - энергичной, весёлой и очень любопытной. Она не только набрала материала на статью про то событие с уйгурской ордой - она просидела в Седьмом Горном пять дней вместо двух, обозначенных в командировочном листе. По её собственному признанию, за это ей на работе "намылят шею, но оно того стоит". Ей понравилось всё, но больше всего поразили библиотека со всей её историей и, как ни странно, Генкин музей. Генка от гордости ходил с блестящими глазами, розовый и старательно делающий вид, что это всё не его заслуга. Побывала настойчивая девица и на хуторе "Дружба" у Мишки (который как-то сам собой одновременно превратился и в опытную сельхозплощадку отряда), и на перевале у Бойцовых, причём Денис чуть ли не на коленях умолил Кенесбаева дать ей для этих поездок в конвой двух полицейских, а когда Кенесары Ержанович, по уши сидевший в так и не раскрытых делах о подожге посёлка, провокации с уйгурами и покушении на Макарычева, полицейских-таки выделил, то выяснилось, что девица скачет верхом намного лучше них, носит в поясной сумке ТТ и с десяти метров попадает в два одновременно подброшенных ореха. Девчонки в отряде были от корреспондента без ума и долго расспрашивали у Дениса, кто она такая и что он у неё читал. В конце концов, расспросы эти его вывели-таки из себя... Как будто в Империи все всех знают, а в "Пионере" работают пять человек - если честно, фамилия девушки Денису была совершенно незнакома.
  
   1. Праздник памяти предков - 8 ноября. Один из двух праздников, посвящённых памяти предков. В этот день под лозунгом "Так мы будем чтить наших павших!" вспоминают тех, кто отдал жизнь за Родину.
  
   Между прочим, поселковые власти наградили отряд - коллективно - новым киноаппаратом, выпитсанным из Верного. Именно за то "дело с уйгурами", как полузавистливо-полууважительно выразились казачата из Лихобабьей. Тут же добавив, впрочем, что уж у них-то ни один уйгур вобще не ушёл бы. А как же. Ого! От макушки - и до жопы. А то ж оно. И только так...
   ...Как раз когда Денис провожал "пионершу" на перевал, позвонила Настя, а его не было дома, и она ничего не передала. Потом, вернувшись, он съездил в Лихобабью, чтобы побыть у Мелеховых хоть часок (а как же, надо же знать, как там у казачат дела с пионеротрядом?), но выяснилось, что Мелеховы всей семьёй уехали в Балхаш к какой-то родне, и Настя, конечно, как раз и звонила, чтобы об этом предупредить. И, похоже, обиделась на его отсутствие... На обратном пути Серый захромал и выяснилось, что у него разболталась подкова, и Денис это должен был заметить раньше... Короче - "всё плохо", как иногда говорил Войко, по которому Денис вдруг заскучал так, что впору было завыть. Ну а уж дождь со следующего утра и вовсе был не иначе как точно рассчитанной провокацией Злых Сил...
   Хорошо ещё, что это был воскресный день, и Денис, намеревавшийся ещё вчера провести хотя бы половину этого дня с Настей, с утра взбунтовался против всего на свете и даже самого себя. Олег предложил ему сходить в "элитную" школу, чтобы посмотреть на месте, что и как - кстати, предложение было разумным, статус этой школы за последний месяц тоже сильно изменился. Сама по себе-то она сохранялась, но становилась филиалом народной школы посёлка. Поскольку помещений там было явно не по числу контингента, Валерия Вадимовна сцепилась с собственным сыном в яростной схватке - ей были нужны площади под обещанный интернат и фельдшерскую школу, Денису - под пионерский кинозал и спешное расширение столярного цеха. В жестокой битве была "одержана ничья", как облегчённо выразился благоразумно державший нейтралитет Третьяков-старший, и мать с сыном свирепо поделили первый этаж, только что колючую проволоку по границе не натянули, а друг с другом не разговаривали целый день, пока Денис не приплёлся вечером в кабинет Валерии Вадимовны и не сунул молча голову ей под руку, получив сперва щелбан, потом вздох, поцелуй и шёпот: "Лисёнок ты кусачий." Потом мама коварно фыркнула сыну в ухо, и Денис с возмущённым воплем отскочил...
   Грустный синий Амиров, успокоенный парой уколов, уехал в недавно открытый в Верном новенький ЛТП - лечебно-трудовой профилакторий. За ним прибыла персональная белая машина с красным крестом, женщиной-врачом и двумя дюжими ласковыми мужичками, сноровистыми и выученными, как императорские пластуны, не меньше, потому что Николай Игоревич ещё до их приезда сел в крепкую оборону, размахивал с балкона топором и громогласно обещал, что уж если он вчерашним чертям не дался, то никакие комиссии его живым подавно не возьмут. Предательский удар в спину доблестному - и уже ясно, что бывшему, просто по факту белой горячки - директору нанесла собственная насмерть перепуганная жена, которая коварно и подло открыла санитарам дверь чёрного хода. Сама она с обеими дочерьми поехала следом за "кормильцем" - в Верный. В Седьмом Горном ей, всю жизнь широко жившей на стыренное мужем из бюджета, ловить было явно нечего. А вот оставшийся контингент учителей и - главное - учеников был настроен в массе к подчинению "школе голодранцев" резко негативно, из-за чего Денис предвидел немало неприятностей в будущем. И уже в близком. Он пока ещё не провёл в новоявленном филиале ни единого урока истории или астрономии, но ожидал их, как схватки и был уверен, что не ошибается.
   Но ему до такой степени захотелось побыть одному, что прямо за завтраком он заявил, что Олег сходит туда один, тем более, что Танька Васюнина и Санька Бряндин тоже собирались, так что даже и не один - а он, Денис, пойдёт и поищет место для полевого выхода, который, кстати, уже на носу и даже в лоб стучит, можно сказать. Олег немного ошалело сказал, что вроде как дождь идёт, да и вообще - но Денис только буркнул, что он уже решил и сделает, как решил. Получилось некрасиво и грубо, он и сам это понял позже, уже когда шагал по тропинке через лес - к озёрам. И, конечно, быстро промок насквозь.
   Тропинка, впрочем, за тот же последний месяц разрослась и превратилась в дорогу, выложенную пригнанными бетонными плитами, на которых сейчас мелко пузырились тёплые лужицы. Дело в том, что закончившие работу в посёлку строители - не все, но многие - далеко не ушли. У них было ещё одно дело. Колонна более лёгкой техники перебралась к цепочке озёр, и там началось какое-то строительство, о котором толком никто ничего не знал, пока официально не объявили, что строится экспериментальный геотермальный комплекс. Плюс к этому начинает свою работу постоянная экспедиция Министерства Недр. Собственно, Денис как раз и подумал - а что если встать лагерем в лесу неподалёку от озёр и заодно провести экскурсию, чтобы новенькие увидели, как люди работают, и вообще? Для начала будет неплохо, а летом, в каникулы, можно будет уйти всем отрядом в большой поход, недели на две-три, на хребет. А потом - съездить в Петроград к своим. Хотя бы на месяц...
   От этих мыслей настроение немного улучшилось, и дождь перестал. Как-то сразу. Удивительно даже - оглянувшись через плечо, Денис увидел в метре от себя за спиной на луже рябь от надоедливой мороси, а впереди на точно такой же луже уже ничего и не было. Он ещё немного постоял на этой дождевой грани, расставив руки (на одну сыпало, а вторая постепенно высыхала, это было смешно и интересно), а потом увидел трусящего со стороны посёлка Презика.
   - А ты куда?! - возмутился Денис, когда пёс догнал его и остановился рядом. Толкнул его в загривок. - Тебя звали?
   Но гнать Презика не стал. Окончательно превратившийся в мощного молодого пса Презик последнее время по вечерам часто совершал длительные прогулки, спать и есть стал намного меньше, и против его компании Денис в целом ничего не имел: пусть пробежится. Тем более, что дорога в хмурую погоду была мрачноватой даже сейчас, когда её расчистили и благоустроили. Правда, со стороны прудов уже был слышен доносящийся лёгкий шум, так что одиноким себя Денис не чувствовал, но с псом - лучше.
   Презик вдруг гавкнул. Гавкнул дружелюбно, не зло - и Денис не успел ничего подумать, как с дерева сбоку от дороги упруго спрыгнул на неё и встал в рост Володька.
   - Привет, - как ни в чём не бывало объявил он, потеребив шерсть на спине тут же подобравшегося к нему Презика. Маленький певец-бродяжка был в какой-то большущей куртке (а как же, зима наступает!), доходившей ему рукавами и полами до колен, в подвёрнутых грязных штанах и, конечно, босиком - но в то же время в обычном своём весёлом настроении.
   - Привет, - радостно и в то же время немного смущённо ответил Денис. Володьку он за весь этот месяц видел урывками - то тут, то там... Помнится, ещё удивился, что его, вездесущего, не было на начале восстановления сгоревших кварталов... а на следующий день он уже появился, помелькал - и снова исчез ненадолго. Опять появился - и потом опять исчез... Выглядел он вполне довольным собой и жизнью, и Денис, у которого хватало неотложных проблем, добавлявшихся снова и снова взамен решённых, хотя и рад был видеть Володьку, но по-настоящему о нём не беспокоился. Да и почти не думал, пока не видел. Почему-то просто не получалось, словно никакой другой жизни Володьке и не было прописано в принципе. - А ты... чего тут?
   - Да, гуляю, - беспечно пожал Володька плечами. - А ты куда?
   - На озёра, - махнул Денис рукой. И предложил - так вырвалось, сам не зная, почему: - Пошли со мной?
   - Пошли, - охотно и радостно кивнул Володька, даже не уточнив, зачем туда несёт Дениса. - А твой Презик с нами?
   - С нами, с нами... Ты там был?
   - На прудах? - Володька помотал головой, на ходу запуская пальцы в шерсть довольного этим пса. - В смысле это, последний месяц не был. Там строят чего-то. Я всё хотел сходить, да был занят. Я бы и сегодня не собрался бы.
   - Чем занят-то? - Денис покосился на шагающего рядом мальчишку. Володька пожал плечами:
   - Так, всякое-разное. Жизнью. Личной, - и тряхнул головой, сбрасывая с глаз мокрые от дождя пряди волос. Посмотрел на Дениса и нерешительно сказал: - Слушай... а помнишь, ты мне говорил про Детский Императорский Хор? Какой он, расскажи, а?
   Денис озадаченно споткнулся. Если честно, его никогда не занимала мысль о том, "какой" этот хор. Хор и хор. Сам хороший певец, Денис немного завидовал мальчишкам, которые там пели. Ну - когда был один раз в Великом Новгороде, то ходил около их школы; ничего особенного, школа, как школа - и ещё смог попасть на небольшой концерт "Песни ветра", отличный был концерт... Некоторые из тех мальчишек - но мало кто - профессионально пели и потом, повзрослев. В общем, всё обычно и известно всей Империи, Хор был такой же неотделимой её частью и предметом гордости, как космофлот или медицина. Некоторые девчонки (по-честному - не так уж мало) влюблялись в ребят из хора и даже коллекционировали их фотографии. Конечно, вся Империя "болела" за хор на разных конкурсах, особенно когда соперником выступал не менее знаменитый англосаксонский детский хор "Нlutor Нeofones Gim". Ну и что?
   Но внезапно Денис понял, что это для него "ну и что?" А для Володьки это - как красивая сказка про иной мир.
   Он вздохнул и начал рассказывать про хор всё, что мог вспомнить. Выяснилось, что помнит он много, а Володька был невероятно благодарным слушателем - даже вперёд иногда забегал, чтобы буквально заглянуть Денису в рот, глаза горели, он то и дело явно порывался что-то спросить, но так же явно боялся перебивать Дениса... Презик трусил рядом и тоже слушал явно одобрительно. Но потом вдруг гавкнул - и мальчишки поняли, что пришли. И, остановившись, запрокинули головы.
   Озёра было не узнать. И дело было не в том, что на берегу того, к которому вышли Денис и Володька, стоял целый небольшой посёлок - туда и вела дорога. Но дальше-то, дальше!
   У берега, возле причала, среди нескольких лодок и катеров, чуть покачивался жёлто-чёрный батискаф - крышка люка откинута, несколько человек что-то оттуда выгружали. Дальше - серо-алой стрелой - рассекал озеро мол, рядом с которым в бездонную - по легенде - глубину уходили две первых колонны станции: похожие на серые исполинские трубы, на нескольких уровнях соединённые казавшимися отсюда паутинными тросиками. На самом деле - Денис знал - толщина этих "паутинок" была около метра, и каждая - свита из сотен сверхпрочных стальных канатов. По этим паутинкам быстро передвигались...
   - Ёлочкиииии! - вырвалось у Володьки даже с каким-то присвистом. - Там люди!
   Денис, которому не в новинку были подобные стройки, тем не менее полностью разделял удивлённый восторг семиреченского мальчишки. Как и всякий раз при виде такой картины, он испытывал чувство гордости и радости... и ещё - какой-то ему самому не до конца понятной причастности к чему-то огромному и сильному.
   - Пойдём туда, а?! - Володька запереступал на месте, снова, как во время рассказа про хор, заглядывая в глаза Денису. - Ну пойдём, а?
   - Пошли, - кивнул Третьяков-младший, сам испытывавший желание посмотреть на стройку вблизи.
   Мальчишки, между которыми бежал пёс, заторопились по дороге на берег. Но почти сразу были вынуждены остановиться - около небольшого капонира из блоков и мешков с песком их остановил Чёрный Гусар - в боевой форме, на которой только нашивки выдавали его принадлежность к гвардии президента, с автоматом на груди, он, широко расставив ноги, поднял и вытянул длинную руку в перчатке без пальцев:
   - Halt. (1.)
  
   1.Стой (нем.)
  
   Денис ощутил, как напряглись Володька - испуганно - и Презик - зло. Гусар осмотрел всех троих холодными бледными глазами человека, стоящего настолько даже не выше, нет, а - перпендикулярно окружающему миру, что становилось жутковато, и продолжал:
   - Papieren. (1.) Документ.
  
   1.Документы (нем.)
  
   В капонире было видно в бойнице дуло пулемёта...
   Денис достал пионерское удостоверение, протянул, внутренне ощущая робость и неловкость - а что, если завернёт сейчас? Но немец совершенно неожиданно, изучив книжечку, вернул её Денису и, козырнув, спросил:
   - Экскурсия?
   - Да, - кивнул Денис. Гусар показал на Володьку подбородком:
   - С тобой? - Денис кивнул; немец ему всё равно не нравился. - Не идти за красные линии. Собака тоже. Проходите, - и повернулся, как на невидимом шарнире, давая дорогу.
   Володька несколько раз оглядывался на капонир, потом, когда расстояние уже стало достаточным, пробурчал:
   - Немец-перец-колбаса... бэбэбэ... - и показал язык. Но, видимо, тут же забыл про неприятную проверку, потому что обида помешала бы вертеть головой.
   Людей на берегу было не очень-то и много, разве что возле большой палатки с надписью "КУХНЯ" шла работа, да на том же причале. Видимо, работы в воскресный день были в разгаре. На самом озере виднелись несколько больших платформ - плавающих - на которых тоже что-то делали; к одной уходила над самой водой гирлянда из полупрозрачных катушек, нанизанных на толстый металлический трос. Катушки двигались - короткими рывками. Мальчишки с собакой невольно, притянутые этим движением и его непонятностью и важностью, подошли к берегу, почти к самой воде, где была выложена гранитная отмостка берега с пешеходной тропинкой, ограждённой лёгкими перилами, поверху. Здесь ближайшая колонна казалась и вовсе чудовищной, как великанская мишень для городков.
  
   0x01 graphic
  
   - А это что?! - жадно спросил Володька, садясь на корточки и обнимая Презика. Денис смутился - он не знал - но признаться в своём невежестве не успел. Из-за спин мальчишек весёлый мужской голос пояснил:
   - Изоляционные катушки. Как на обычных проводах, только сам видишь, побольше.
   Мальчишки быстро оглянулись, и Презик тоже повернулся. Володька встал.
   Подошедшему мужчине было лет 30-40 - и то, что возраст точно не определялся, а так же подтянутая, спортивная фигура атлета - позволяло сказать наверняка, что это имперец. На серой гражданской куртке были видны знаки различия подполковника гражданских инженеров и сварщика высшей квалификации, а ещё - значок, заставивший Дениса восхищённо перестать дышать: значок за отличную службу в Поясе Астероидов. Прочно расставив ноги в высоких жёстких ботинках и положив руки на широкий рабочий пояс, он наблюдал чуть прищуренными светлыми глазами за тем, как работает на ближайшей ферме - пока что соединённой с берегом только двумя несущими балками - группа сварщиков-подростков, явно практикантов из училища.
   - Что, интересно смотреть? - подмигнул мужчина Володьке, который, приоткрыв рот, подобрался совсем близко. Мальчишка попятился, но тут же неистово закивал. - Это, брат, работа. Руками потрогать можно! - он с удовольствием произнёс последние слова, так вкусно, что у Дениса зачесались ладони, как всегда бывало, если он видел такие вещи. - А вы откуда, кадеты?
   - Мы не кадеты, - Денис отсалютовал. Володька, вдруг смутившись - чего с ним не бывало почти никогда - потихоньку боком спрятался за Дениса. А подполковник, ответив на салют, протянул:
   - Пионееееееры?! Это здорово! А насчёт кадетов - не удивляйтесь, присловье такое... от одного хорошего человека, - он погрустнел на миг, но тут же встряхнул русыми - с лёгкой полузаметной проседью - волосами - и протянул мальчишкам руку: - Бородин. Можно - дядя Юра. Можно - товарищ подполковник. Откуда вы?
   - Да тут смотрели... - неопределённо ответил Денис. Бородин усмехнулся - но не свысока:
   - Ясно... Ну что, и тут посмотрите? Э, э, э, вот так не надо, - и он с размаху нахлобучил на голову совсем уже влезшего на балку Володьки дымчатые очки на эластичном креплении. - А то зайчика поймаешь. Теперь смотри, сколько душа пожелает, только дальше не лезь.
   - Подумаешь, - оскорбился Володька, с удовольствием поправляя очки. - Я по таким балкам могу вообще бегать. Сколько угодно. И высоты я не боюсь. Ничуточки!
   - Я верю, - серьёзно кивнул Бородин. - Только не в этом дело. Не положено. И всё. Приказ.
   - Приказ? - Володька посмотрел вверх, потом оглянулся на Дениса, даже на Презика посмотрел. И отступил чуть-чуть, подчинясь магии этого слова, которой страно подчинялись даже эти сильные люди из Империи. Володька нее очень понимал это. Ведь сильные могут делать всё, что хотят! Но Денис не делал, хотя даже он, мальчишка, был сильный. А взрослые почему?!
   Так ничего и не решив, он снова с жадным интересом уставился на деловитое кипение работы. Бородин кивнул Денису:
   - Из Седьмого Горного?
   - Да, - ответил тот. И добавил: - Мой отец - штабс-капитан ОБХСС Третьяков. У нас скоро приём новичков в пионеры, мы хотели сюда заглянуть - ну, познакомиться с вашей работой... С кем мне нужно поговорить про это?
   - Считай, что уже поговорил. Со мной, - усмехнулся подполковник. - Как-то так получилось, что всем этим заведую я... И я ничего против не имею, только часов за десять до визита сообщи...
   - Юрий Михайлович! - окликнул его жалобно коренастый паренёк, возившийся со сварочным аппаратом - из-под матового шлема-маски выбивались рыжие пряди, похожие на медную проволоку. - Не получается!
   - Что у тебя не получается, несчастье человечества?! - вздохнул Бородин и легко перебежал по балке к своему подопечному, на ходу зацепив карабин пояса безопасности за страховочный трос. Володька с восхищением смотрел ему вслед и только вздыхал, когда в ловких руках подполковника - раз, два, три - сверкнула стальные вспышки, и он, отдав аппарат смущённому рыжему, перебежал обратно.
   - Вот... спасибо... - Володька с последним вздохом протянул Бородину очки. Подполковник секунду помедлил, потом усмехнулся и, положив ладонь на голову мальчика, качнул её и сказал ворчливо:
   - Бери, дарю. У меня младший такие же выпросил, а вы с ним похожи, только он поздоровей. Но ты, я вижу, тоже любитель в опасные места соваться, вот тебе очки пригодятся.
   - Правда?! - Володька просиял. - Спасибо!!! А хотите... хотите я вам спою?!
   Странно, но Бородин не удивился. Он только кивнул и оперся ладонью на ограждение. Володька вдруг растерялся от своего собственного предложения:
   - А... что вам спеть? - почти беспомощно спросил он. И тут же просиял: - А! Знаю! Вот! - он улыбнулся Бородину и взмахнул рукой...
   - Я увидел недавно в английской книге
   Загадочное слово "Pacific ocean",
   И понял, что мир ещё неплох, хотя он мог бы быть и лучше.
   Лучше и лучше!
   Где целый океан пацификом назван,
   Нам есть ещё место, нам есть ещё дело,
   Нам есть, что сделать, сказать, пусть малость неумело!
   Да и просто несмело...
   Денис заметил, что во многих местах прекратили работу и прислушивались - звонкий голос Володьки летел не только над берегом - над всем озером, пожалуй. Но он, только что смущавшийся Бородина, уж когда начинал петь - то больше ни о чём не думал, кроме песни...
   - Эй, сестра, доставай автомат,
   Что заныкал твой дед
   Против скалки любимой жены,
   Мы идем искать океан, что пацификом назван!
   Нам сто лет, вам сто зим, им сто весен искать,
   Не найти, не дойти,
   Не спросить по пути,
   Но, идем, сестра, к океану, что пацификом назван.
  
   По пути нам будут смеяться в лицо,
   Нам скажут, что мы безумны,
   Но если услышат хоть двое, то не время рвать струны.
   Рвать в отчаянье струны.
   Ни на атласах, ни на картах
   Не найти нам дороги туда,
   Лучше так, по старинке, наобум, и с криком: "Айда!
   За мною - айда!"
  
   Ни на атласах, ни на картах
   Не найти нам дороги туда,
   Где плещет Пацифик-океан
   И живая вода! (1.)
  
   1.Стихи "Ленты"
  
   Допев, он тут же потупился. И вскинул голову снова, изумлённо, когда дружные аплодисменты раздались отовсюду - с ферм стройки, с озера, с мола и даже от кухни. Но Володька всё-таки был Володькой - и важно, красиво раскланялся на четыре стороны.
   - Юрий Михайлович, связь! - крикнул между тем от одной из палаток. Бородин вскинул руку:
   - Иду! - и, помедлив, протянул руку сперва Презику (который дал лапу тут же), потом Денису, а потом Володьке: - Ну, давай! Всего тебе самого-самого, может, ещё и увидимся! - и, тряхнув руку мальчишки, широко зашагал к палатке.
   Какое-то время Володька смотрел ему вслед странными глазами - тоскливыми, восхищёнными и жадными. Потом вздохнул и повернулся к Денису:
   - Пошли ещё тут посмотрим, а?
   Денис кивнул, и мальчишки зашагали по тропинке вдоль перил.
   Слышно было, как наверху кто-то из сварщиков распевает - не очень мелодично, но с энтузиазмом:
   - Лучше так, по старинке, наобум, и с криком: "Айда!
   За мною - айда!"...
   ...В сумке у Дениса оказалась прихваченная в последний момент пачка пресных галет. Устроившись около крана, из которого можно было брать воду, судя по табличке "Питевая вода" (с припиской "Заворачивайте плотней, черти!"), мальчишки принялись завтракать. Отсюда были видно всю стройку, а Денис понял, что хочет есть. Володька тоже хрустел галетами, вертел головой, но ничего больше не спрашивал - видимо, здорово переел впечатлений.
   Хрустнув галетой последний раз, он слизнул крошки с губ, поболтал ногами, вздохнул и немного печально сказал:
   - Хороший мужик этот Бородин... Может, мой отец был такой же?
   - Ты родителей совсем-совсем не помнишь? - осторожно спросил Денис, глядя на озеро. Володька покачал головой:
   - Нет. Я же был совсем маленький. И я не верю, что они меня бросили. Наверное, с ними что-то случилось. А меня оставили, чтобы спасти.
   Денис не стал возражать, хотя понимал, что эта версия, мягко говоря, слабенькая. Даже и не версия никакая, а так - смутные мечты одинокого мальчишки... Но зачем плевать в открытую навстречу душу? Вместо этого он встал (он сидел на люке около крана) и, перебравшись на перила рядом с Володькой, устроился прочней, просунув ноги за нижнюю перекладину и, ловко подумав, свернул из обёрточной бумаги самолётик. Плавным движением запустил его над озером. Володька через плечо посмотрел на ровный долгий полёт - самолётик так и парил, пока не скрылся из глаз. Снова вздохнул, опустил голову...
   Денис тоже вздохнул. Положил руку на плечо младшего и стал негромко напевать пришедшее ему на ум, как раз пока летел бумажный самолётик...
   - Горбатый карлик рыдал в ночлежке, мешая прочим уснуть,
   Внезапно вспомнив, скрипя зубами, в дыму и мраке
   Те дни, когда капитаном был он и в дальний трогался путь,
   Грыз мундштук и помнил девушку из Нагасаки.
   И был его китель белее снега, и рука, смугла и тверда,
Держала крепко все то, что в жизни необходимо.
Встречали ласковые, как гейши, портовые города,
Все было в кайф, но чужие крылья свистели мимо...
  
   И полёт журавлика так же прям, как и тысячу лет назад!
   (Мирозданью плевать - кто в небесный сад, кто на нары...
   Всё равно - полёт журавлика прям, как и тысячу лет назад!)
   Так улетай, журавушка, улетай -
   саё нара...
   Володька начал прислушиваться с первых строк - замерев, широко раскрыв глаза, с какой-то непонятной тревогой...
   - На халяву сладок и уксус - этот тезис с детства знаком
Всем умным мира, чьи морды в сале, чье право свято
Питаться чужими живыми снами, давясь кровавым куском
Смурно и слепо, как вошь в окопе грызет солдата.
А с тобой все будет просто и больно, как укус гремучей змеи:
Проснешься ночью с угрюмым знаньем, что взлет доступен.
Навстречу радугой брызнут звезды и изрежут щеки твои,
Лети, журавушка, - грудь Вселенной туга, как бубен...
  
   - И полёт журавлика так же прям, как и тысячу лет назад!
   (Мирозданью плевать - кто в небесный сад, кто на нары...
   Всё равно - полёт журавлика прям, как и тысячу лет назад!)
   Так улетай, журавушка, улетай -
   саё нара... (1.)
  
   1.Стихи О.Медведева.
  
   - А что такое саё нара, на каком это языке? - спросил Володька, видя, что Денис закончил петь.
   - Это на японском, - сказал Денис. - Всего хорошего, или что-то вроде того... В общем, пожелание счастья. Была такая страна, где сейчас Курильская Коса, знаешь? - Володька помотал головой. - Ну, не важно, это далеко на востоке... Там были острова, где жили японцы, нация воинов и поэтов, наши враги. Острова погибли, а вот - кое-что осталось. Журавлики бумажные, например. Вот самолётик, который я сделал - он и есть такой журавлик, если по-правильному.
   - И всё? - тихо спросил Володька.
   - От многих и этого не осталось... (1.) - Денис напряг память. - Вот, например, ещё. Это мы по литературе немного читали...
   Старый пруд.
   Прыгнула в воду лягушка.
   Всплеск в тишине.
  
   1.Денис то ли не знал, то ли забыл, что довольно большие группы японцев - подданых Русской Империи - живут на островах Камчатка и Сахалин. Это потомки тех, кто успел спастись с архипелага.
  
   - Ну и чт... - начал Володька разочарованно. И вдруг приоткрыл рот и повторил зачарованно:
   - Старый пруд.
   Прыгнула в воду лягушка.
   Всплеск в тишине... всплеск... в тишине... Здорово! - и тут же огорчился: - Только петь это нельзя...
   - Тебе бы всё петь, - усмехнулся Денис. Володька пожал плечами:
   - А чего? Если бы все люди пели - было бы меньше плохого.
   - Думаешь? - заинтересовался Денис.
   - Точно тебе говорю, - Володька стал коленками на нижнюю перекладину, нагнулся над водой, и Денис тут же стащил его на тропинку за подол куртки:
   - Плюхнешься и будешь петь у хозяина бездонных озёр. Булькать, вернее, будешь... Что ты - то на балку лезешь, то за борт?!
   - А мне просто всё на свете интересно, - лукаво и немного обиженно ответил Володька, лихо поправляя на лбу подаренные очки. С первого взгляда видно было, что настроение у него исправилось совсем, он спросил весело: - Пойдём обратно?
   - Пошли, - согласился Денис. И резко свистнул псу, гонявшемуся неподалёку за какими-то насекомыми: - Презик, домой!..
   ...Двое мальчишек подходили через лес к повороту на посёлок. Оба шагали босиком, только старший в такт ходьбе взмахивал ботинками в левой руке. Перед ними бежал пёс, и было слышно, как оба поют - хором, громко и слаженно:
   - Хвостом ли махнула комета, упала звезда ли,
   Архангел ли бросил калеке в ладони пятак...
   Легко ли быть слабым, когда твое небо - из стали?
   Легко ли быть щедрым, когда тебя любят за так?
  
   Династия ветра идет от меча самурая,
   Упругий клинок - продолжение крика "банзай!".
   Лети же, стальная звезда - камикадзе из рая,
   Не складывай крылья и теплый штурвал не бросай!
  
   - Перья жар-птиц, - в одиночку вёл только что выученный припев Володька, -
   Пепел снегов,
   Вечный ответ
   Тем, кто ни молод, ни стар.
   Веер зарниц,
   Ветер богов,
   Встречный привет
   Всем, кто вернется на старт.
  
   - В горящем моторе Гастелло свеча негасима.
   Взлетевшие раньше тебя в облаках подождут.
   У каждого летчика в сердце своя Хиросима,
   Кольцо от запала в руке - разрывной парашют.
  
   Лети, камикадзе - сияющий ангел возмездья, -
   Земля тебе будет отныне и мать, и жена.
   Обрушится с неба твоя лебединая песня,
   Разрубит винтами рассвет, - и придет тишина...
  
   - Перья жар-птиц,
   Пепел снегов,
   Вечный ответ
   Тем, кто ни молод, ни стар.
   Веер зарниц,
   Ветер богов,
   Встречный привет
   Всем, кто вернется на старт... (1.) Ой, Денис, смотри, там!!! - он резко вскинул руку в направлении открывшегося впереди Седьмого Горного.
  
   1.Стихи А.Земскова.
  
   - Что, где?! - Денис напрягся. Володька сердито ткнул рукой:
   - Да вон же, ты что, слепой?! На хребте!
   Да. Денис не сразу понял, что изменилось в привычном ему пейзаже хребта. А когда понял - то почувствовал, как сами собой разъезжаются в улыбку губы. Когда он убегал утром - сердитый и почти злой - он не поглядел кругом, как это делал обычно. И вот наказание за дурную обиду. Неизбежное. Наверное, уже весь посёлок знает, а он видит только теперь...
   ...Над перевалом, над зелёной шкурой густого леса, над вечно текущими туманами поднялась выше самого хребта мачта струнника. Словно добрый великан заглядывал в долину через горы - с интересом, спрашивая: помочь не надо?
   - Ура... - шёпотом сказал Денис. И вспомнил, как они - ещё когда только ехали сюда - ночевали на стройке, вспомнил инженера Максима... Значит, струнник дошёл сюда!
   Дошёл!
   - Ты понимаешь - дошёёёёёл! - заорал Денис, тряся за плечи смеющегося Володьку. - Дошёл! Ура! Ура! Ураааа!!!
   - Банзай! - вопил в ответ выученное новое слово, очень ему понравившееся, Володька. Он не очень понимал, почему радуется Денис, но был счастлив, что тот радуется и что можно порадоваться и попрыгать по лужам вместе с ним. - Банзай!
   Гавкающий Презик весело скакал вокруг мальчишек.
  
   0x01 graphic
  
  

ГЛАВА 31 .

МОЙ БРАТ

   В ночь на восьмое ноября (1.) Денис остался ночевать в отряде. Можно сказать, что "так получилось". Дел было полно, сразу после уроков он верхом съездил в Лихобабью и даже выкроил время, чтобы заглянуть - естественно, по делам - к Мелеховым. Потом они с Олегом сходили посмотреть на то, как идут дела в фельдшерской школе и новой поселковой больнице. Ну а потом из отряда отлучиться уже просто не получалось - завтра должен был состояться приём в пионеры пополнения, и Денис, позвонив домой, сказал, что останется ночевать. Выяснилось, что его родители домой тоже не являлись...
   Это был уже не первый раз, когда кому-то надо было заночевать "на месте", и в отряде даже выделили под такое дело комнатку, в которой поставили стол, два стула и две двухъярусные кровати, а на стену повесили простенький ручной умывальник со сливом. Правда, добраться до одной из кроватей удалось лишь под утро, потому что, казалось, в отряде в преддверии праздника собрались ночевать поголовно все пионеры, и у каждого и каждой срочное и важное дело персонально к Денису. Кроме того, ежечасно и тоже с делами заглядывали разные взрослые - от Балаганова до Полянцева и собственной матери Дениса, которая сухим тоном осведомилась, почему четверть учеников не прошла диспансеризацию, хотя на носу уже осенние каникулы? Был уже первый час ночи, время для разговоров о диспансеризации не очень-то нормальное, поэтому Денис возмутился и ответил, что пионеры прошли все. Третьякова смерила сына взглядом ироничной кобры с ног до головы, хмыкнула очень обидно, сказала: "Нннну-ну..." - и ушла.
   - А мы тут при чём?! - сердито осведомилась Танька Васюнина, которая сбоку на столе писала какой-то план. При Валерии Вадимовне она возмутиться, естественно, не посмела, но Денис её возмущение не поддержал и печально сказал:
   - Выходит, что при чём... Десятую заповедь помнишь, Васюнь?
   Васюнина ответила вздохом:
   - "Я не буду ожидать, что кто-то сделает за меня любое важное дело, которое я могу сделать сам." Ясно. После праздника займёмся агитацией за диспансеризацию.
   Денис покосился на неё:
   - Жалеешь, что вступила в пионеры?
   Ответом был долгий взгляд широко открытых глаз, полный чистого, насмешливого недоумения: ты чего, мол, дурак, что ли?..
   ...В общем, лёг Денис в три, а разбудили его в шесть, потому что в восемь начинался сбор, а в девять - выход. Разбудил Олег, который принёс из дома завтрак и парадку.
   Денис, тем не менее, ещё какое-то время ворочался в кровати на нижнем ярусе с боку на бок, стонал, подвывал, потягивался, жмурился, прятался обратно под одеяло и вообще оттягивал момент подъёма, как мог. Но тут как раз появились братья Раймонды, и отлёживаться дальше стало бессмысленно - Денис поднялся и сунулся к умывальнику.
   Генка и Аркашка прибыли с шумом и гамом, для себя не очень-то обычным. Они только-только вернулись с латифундистских плантаций, на которые едва начало приходить что-то, похожее отдалённо на нечто приближенное к более-менее нормальной жизни. Денис уже отлично знал, что жизнь в Седьмом Горном по сравнению с латифундиями была просто-напросто раем во многом и, если честно, от поездки Раймондов ничего хорошего не ждал, хотя отправились они вчера после уроков с твёрдым намерением заложить там основу для создания третьего в округе пионеротряда.
   Основу заложить-таки удалось, но в грандиозной драке, предшествовавшей закладке, обоих братьев сильно потрепали: Генка смотрел на мир одним глазом - злым и довольным - и носил на весу забинтованные разбитые кисти рук, а Аркашке вышибли два молочных и один коренной зуб и сломали ребро. То, что братья довольно долго успешно держались вдвоём против дюжины нападавших, привело этих самых нападавших в изумление, и драка постепенно перешла в разговор, который удалось направить в нужное русло. Делегаты с латифундий обещали приехать через неделю после праздника...
   Да, Восьмое Ноября, подумал Денис, вытерев лицо и садясь - в тесноте, да не в обиде! - к столу (было уже ясно, что завтрак придётся делить на троих - хорошо ещё, Олег явно попросил свою маму положить всего с запасом, а сам поел). Он знал, что этот праздник - суровый праздник. Даже где-то опасный.
   Когда-то - в давние времена, в невероятно давние - люди обожествляли молнию, не зная, что это электрический разряд. И верили в духов предков. Потом настали времена, когда они узнали: молния - это просто электричество. И вместе с этим знанием пришло во всей своей жуткой нелепости полное безверие.
   Полное.
   Денис великолепно знал, что такое молния. Но он временами удивлялся и даже ужасался - как уцелела Земля вообще, попав на такой долгий срок в руки людей, не понимавших, что своими действиями они рушат психику нации, наращивают некротическое поле; людей, не понимавших, например, что деревья - живые. Не так, как люди, но живые. Людей, веривших в придуманных богов (иногда - чаще не веривших ни во что вообще!), но не слышавших криков предков. Людей... да людей ли вообще? Бывало, мальчишка, читая книги или глядя хроники, мысленно отстранял себя от них брезгливо: ну не могли эти похотливые, жадные, трусоватые существа с примитивными желаниями быть его предками, предками его друзей и знакомых, даже предками врагов - не могли быть! Может быть, только тут, в Семиречье, он понял: могли. И были. И были уже в те времена не только такие люди, потому и живёт Денис. Вот о настоящих людях и надо помнить...
   Но и осторожным надо быть. В мальчишеской среде Петрограда шёпотом пересказывали жуткие и волнующие слухи: а вот в этот день... когда Грань стала тонкой... знаете, мальчишка... да, невовремя зашёл... да, в такое место... а вот та девчонка сказала не то слово... Всё - и не ищи! Унесло, утащило, закрутило... А там даже взрослые.... А вот такое слыхали, а - прямо дома... Рассказы щекотали нервы и заставляли опасливо мечтать - вот бы и мне тоже...
   Щекотка щекоткой, а Денис по-настоящему испугался, когда - шестилетний - на этом празднике, отойдя от родителей, вдруг ощутил, что он не один. Перепуганный мальчишка опрометью рванул от серой невской воды вверх - к взрослым.
   - Папа, пап! - он даже вмешался в разговор отца с сослуживцем, не подумав, что за это может крепко влететь. - Пап, а чего они там... стоят?!
   Борис Игоревич посмотрел на сына - испуганного, встрёпанного, с приоткрытым ртом, с расширенными глазёнками, в которых были недоумение и страх. Не стал ругаться. И его собеседник молчал тоже. Потом мужчины посмотрели туда, к воде. И Борис Игоревич, приподняв сына на руки, тихо казал:
   - Не бойся, Дениска. Это наши предки... те, кто защищал город. Они пришли посмотреть, как мы их помним... - Денис недоверчиво оглянулся, посмотрел на отца, кивнул. - А теперь, - мужчина опустил мальчика на тротуар, - иди обратно и скажи им, кто ты. Не трусь, иди и так и скажи: я Денис Третьяков, честь вам и хвала...
   - И... идти? - глаза Дениса намокли, он вцепился в отцовскую штанину. Как же идти, там страшно - хоть и надо было сделать всего пару шагов; оттуда таким холодом веет, папа шутит, наверное?! Но Борис Игоревич отнял от себя руки мальчика и строго повторил:
   - Иди. И будь смелым. Им это понравится.
   И Денис пошёл. Еле-еле пошёл. Но держа спину прямо и без задержки, не опуская головы и не оглядываясь, только чуть похлюпывая носом. Пусть будет, что будет, но отец не увидит, что он трусит.
   Он прошёл полпути к реке... и вдруг удивлённо понял, что нет больше страха. Хотя - честное слово - он отчётливо видел людей на берегу, только лиц не мог разглядеть. Люди были. А страха - не осталось. И холодом оттуда не веяло. Наоборот... Когда мальчишка подошёл и чуть дрожащим, но звонким голосом сказал:
   - Здравствуйте, я Денис Третьяков! Честь вам и хвала! - и добавил сбивчиво: - И мы про вас помним, вы не думайте, что я маленький... и я не боюсь! - тогда вдруг словно тепло подули в лоб. Как мама, когда лежишь в постели и немного страшно, что ночь - вдруг наклоняется и... это тёплое дуновение уносит самые злые страхи.
   На миг он увидел, что у теней появились лица. Мужские, женские, даже детские. И вроде бы услышал: "Ты будешь смелым мужчиной, смелый мальчик!" И даже улыбнулся, и хотел ещё сказать... спросить... но они уже растаяли, и подошедший отец молча взял Дениса на руки. Мальчишка вздохнул и прижался к нему. Выдохнул в ухо:
   - Значит, па, они живы?
   - Живы, пока мы помним, - так же тихо ответил отец. - А теперь пошли маму искать...
   - Я сам пойду, - заявил Денис. В самом деле - не будет же отец таскать на руках шестилетнего храброго маль... мужчину. Почти.
   Но Борис Игоревич рассмеялся и посадил Дениса на плечи. И это было так здорово...
   ...Денис встряхнулся, поняв, что рискует остаться без завтрака вообще - лопать ухитрялся со страшной скоростью даже потерявший часть жевательного аппарата Аркашка. Ещё полгода назад Денис, наверняка пошутил бы про то, что "вас дома не кормят, что ли?!", но сейчас воздержался. Хотя рабочие и жили куда как получше, чем недавно, но тринадцати- и четырнадцатилетний мальчишки, у которых были ещё две пятилетние сестрички-близняхи, дома явно не наедались на самом деле. В отличие от Дениса.
   - Поедите - и ложитесь поспите пару часов, - приказал Денис братьям и с удовольствием дожевал остаток бутерброда с колбасой. - Скоро уже выходить.
   - Новенькие уже собираются, - подтвердил Олег. Денис изумлённо посмотрел на него:
   - Седьмой час всего!
   Олег пожал плечами:
   - А ты чего хотел? Сидят снаружи на ступеньках, как статуи.
   "Чего я хотел? Поесть и поспать," - не без иронии подумал Денис. Вслух он сказал:
   - Ночью заходил Балаганов, предлагал послать корреспондента для освещения знаменательного события...
   Генка подавился. Аркашка вытаращился. Олег скривился.
   - Я тоже так думаю, - согласился Денис. Откинулся назад на стуле и, с силой выбросив руки вверх и выгнувшись всем телом, прогнал последний сон.
   Новый необычный день настал.

* * *

   Когда выступали - опять шёл дождь, несильный и тёплый, и Денис скрывал усмешку, видя, как новички стараются вопреки здравому рассудку уберечь парадную форму от капель, чуть ли не проскользнуть между ними, из-за чего строй временами терял свою чёткость. Ну да ничего. Скоро они сообразят, что форма - это всего лишь одежда. И не больше. А сейчас пусть берегут.
   К тому же сразу в лесу дождь перестал, а строй сделался неактуален. Правда, с ветвей всё равно капало и даже местами лило, а идти было трудно, гораздо трудней, чем по дороге. Фактически приходилось всё время лезть вверх по не очень крутому, но скользкому и переплетённому корнями деревьей и кустов склону. Денис внимательно наблюдал: кто заскулит? К его удовлетворению, смешанному, впрочем, с некоторым удивлением, не скулили даже младшие, под которых он незаметно подстраивал темп движения. Видно было, что некоторые устали очень, другие - чуть меньше, но тоже, но ни на одном лице, даже у девчонок, Денис не мог прочесть ничего, кроме упрямства. А ведь каждый нёс на себе довольно солидный (хоть и подсчитанный по возрасту и полу) груз - и за плечами в рюкзаке, и на поясе.
   - Держатся, черти, - сказал Пашка, заскакивая на корень повыше Дениса и поправляя на волосах свою неизменную повязку (берет был заткнут под погон). - На стройку завтра пойдём?
   - Завтра, - Денис подтянул себя туда же. Где-то впереди и слева раздалось вдруг странное, протяжно-жалобное "вууу-ааамммм!", и Пашка повернул голову туда, а "медведь" с его плеча сам собой упал в руку.
   - Горный тигр, - сказал он. - Далеко, но не запредельно.
   - Оружие наизготовку, - скомандовал Денис, сам перекидывая по-боевому взятую из дома "сайгу". Снова посмотрел на реакцию новичков: жившие рядом с лесом, они бывали в нём нечасто, да и не так глубоко. На этот раз страх многим скрыть не удалось, но в панику он ни у кого не перерос, и Денис повысил голос: - Через полчаса будем на месте, бодрей, подтянись!
   Место для лагеря и торжественного действа было выбрано хорошо - каменная "тарелка" на горном склоне, на которой росли деревья и откуда открывался вид на леса и долину. До неё и правда оставалось шагать не так уж много. Точнее - не так уж много лезть вверх.
   Тигр ещё пару раз прохныкал свою жалобную ноту, каждый раз - подальше - и замолчал. Но оружия никто не опустил; про повадки этих зверей всем рассказывал Пашка, да и остальные почитали немало, особенно ходила с рук на руки денисова "Охота в лесах хребта Голодный". Может быть, впрочем, тигр и имел какие-то виды на людей, но их было много, а что такое оружие и как оно пахнет - зверь знал хорошо и не подошёл.
   Лес мог показаться в остальном безжизненным, но Денис понимал: это кажущаяся мертвенность вызвана просто тем шумом, который издаёт отряд. Неизбежным шумом. Бесшумно в лесу без долгой тренировки могут передвигаться очень немногие, кому это дано от рождения или кто вырос в таком лесу. А вот стоит даже малосведущему в лесных делах человеку сесть и посидеть полчасика спокойно - и жизнь вокруг закипит от корней до крон деревьев. Подумать, что сто лет назад тут была безжизненная степь, в которой кое-где стояли человеческие посёлки, было просто невозможно, даже немного смешно.
   Шедший впереди Олег снял берет и замахал им. И уже через пару минут весь отряд стоял на "тарелке", переводя дух и осматриваясь.
   Возгласы и выдохи, раздавшиеся вокруг, дали Денису понять, что место он выбрал правильно. Клочья низких дождевых туч, уже пролившиеся, плавали ниже отряда. Лес бугрился и падал волнами тёмно-зелёного моря, а слева вдали в него врезались новые кварталы Седьмого Горного ("Вон мой дом!" "А вон наш!" "А наш за управлением, вон там!" "А вон папкина шахта!") Справа в обманчивой близости поднимались над невидимыми отсюда озёрами строящиеся башни станции. Вдали дорогу к Балхашу и степь справа от неё освещало неожиданно пробившее тучи солнце - уже клонившееся на вечер...
   Да. Это было красиво. И подавляющее большинство тех, кто стоял вокруг Третяькова-младшего, только сейчас с изумлением осознали, что земля, на которой они живут, больше, чем они могли себе представить даже на уроках в школе - в школе, которую, впрочем, почти все начали посещать "по-нормальному" совсем недавно.
   - Разбиваем лагерь! - Денис свистнул в свисток. - Звеньевые, кончай экскурсию! Ставить палатки, разводить костёр, готовиться к ужину!..
   ...К темноте дождь, принимавшийся было идти ещё пару раз, успокоился окончательно. Тучи никуда не делись, но отодвинулись и больше не сеяли морось. Костёр между поставленными буквой П палатками уже обеспечил отряд ужином, разросся, хорошо подкормленный ветками, оттанцевал свой танец и погас почти совсем, спрятал тлеющие угли до утра под слоем серого пепла.
   Для того, что сейчас готовилось в лагере, костёр - верный спутник пионеров во все времена - на этот раз не был нужен...
   ...За плечом Дениса в руках Тимки Ланца склонилось отрядное знамя. На чёрном шёлке с золотой окантовкой растительного орнамента и золотыми снопами по углам в центре золотилась прямая ладонь. И на ней ярко полыхали три лепестка пламени.
   БУДЬ ГОТОВ - ВСЕГДА ГОТОВ - горело золото над гербом. А ниже герба шла надпись -

ПИОНЕРСКИЙ ОТРЯД ИМЕНИ РАДИЯ ПОГОДИНА

   В руках выстроившихся возле могучих деревьев пионеров, не колеблясь, ровным пламенем горели факела. Мишка Гуляев вышел сбоку - сжатые губы и прямой нос, искры в ресницах - всё это выхватил костёр. За ним шагнули плечо в плечо барабанщики. В обтянутых перчатками руках Олега и Серёжки Марковых взметнулись, замерли на миг тонкие барабанные палочки - и, упав вниз, на тугую кожу чёрных с алыми языками пламени барабанов, вышибли страшный, потрясающий пространство и души, удар:
   - Драм!!! - и тут же мелькнули в сухой россыпи: - Да-да-даммм!!! - и застыли на барабанах.
   - Начинаем, - сказал Денис и холодным взглядом обвёл стоящий в пяти шагах перед ним квадрат новичков, ещё пока даже не пионеров, ещё... - Сейчас ещё не поздно повернуться и уйти. Потом сделавший это станет предателем. Принесённая клятва убьёт его. Это проверено. Минута. Есть минута, чтобы думать, - он поднял руку. - Время пошло.
   Лица мальчишек и девчонок напряглись и заострились. Сейчас они принимали решение... очень важное и даже страшное решение. Каждый наедине с собой, хоть и среди прочих. Это важно, вот в такой момент не солгать себе...
   - Минута прошла, - сказал Денис, отследив ровно шестьдесят секунд. - Никто не хочет уйти?
   Строй колыхнулся. Но это было шевеление всё того же волнения - никто не вышел. Денис кивнул. Помолчал ещё несколько секунд - и произнёс чётко,звучно:
   - Денис Харатенко, для принесения клятвы на верность нашему братству - подойди ко мне...
   ...Глядя прямо в глаза тёзке, Денис-младший вытянул вперёд правую руку. В левой он держал новенький нож. Самую чуточку покривившись на миг, Денис провёл по подушечке ладони под большим пальцем. Кровь - странно чёрная и живая в факельном свете - показалась из разреза сразу, и Денис-старший, взяв галстук из стопки рядом, положил его на порез. На алой ткани расплылось тёмное пятно. Денис посмотрел на него лишь мельком.
   Денис Харатенко звонко, взволнованно, даже немного взвинчено заговорил:
   - Я, Денис Харатенко, вступая в ряды пионеров Империи, перед лицом своих товарищей и памятью предков торжественно клянусь и присягаю на честность, верность, храбрость и память. Всё, что смогу - Отечеству! Всё, что смогу - нации! Всё, чего не могу - смогу! Если же я нарушу эту клятву - пусть не останется от меня на земле ничего, кроме позора! Слава России! Слава, слава, слава!
   - Слава, слава, слава!!! - закачались факела в такт резкому хору.
   Денис быстро склонил голову. Третьяков-старший снял галстук с его руки и заученным движением повязал под воротник рубашки тёзки. Расправил ткань на груди.
   Денис поднял голову.
   У него не было глаз - обычных глаз. Вместо них были две ярких сияющих звезды.
   - Пионер четвёртого звена, новичок Денис Харатенко, встать в строй, - скомандовал Денис. Они обменялись салютами, Денис повернулся повернулся - и пошёл на место. - Антонина Харатенко, для принесения клятвы на верность нашему братству - подойти ко мне...
  
   0x01 graphic
  
   ...Костёр ожил снова, охотно выбросил вверх длинные острые языки, затанцевал. Тьма ночи вокруг сгустилась сильней, палатки казались стенами крепости, а новенькие галстуки на груди у сидящих возле огня на аккуратно уложенных брёвнышках были похожи на всё то же пламя костра - частички пламени, словно бы побратавшие мальчишек и девчонок друг с другом и с огнём.
   Настало лучшее время такого вечера. Время, когда все дела сделаны, день позади - и можно сидеть у огня и говорить, не боясь, что тебя не поймут. Около таких костров нет места непониманию. А там появляется гитара - и всё, что нельзя сказать, для чего нет обыденных слов, становится возможным спеть или хотя бы услышать в песнях других... То чувство удовлетворения и братства, которое объединяет сидящих возле такого костра, невозможно описать словами. Можно только испытать самому.
   Правда, в данный конкретный момент Генка Ишимов, ловко придерживая гитару, напевал совсе не серьёзное, хотя и с таким лицом, как будто читал какие-то очень важные заповеди... У него среди прочих талантов обнаружился ещё и талант к стихосложению, причём Денис, как ни старался, не мог найти в его стихах никаких изъянов - хоть сейчас печатай! Денис подозревал, что Генка уже отослал какие-то стихи в Верный, где два месяца назад начал выходить журнал семиреченских пионеров "Барабан"...
   - Люди! Будьте царями природы
   Без желанья животных казнить!
   Вы в собаку дворовой породы
   Не спешите стеклом запустить.
   Вы котят не топите в канистре,
   Не швыряйте объедками в нос.
   Комаров... - Генка сделал вид, что задумался, потом под общий смех махнул рукой:
   - Ладно, можно. Но быстро!
   Чтоб без мук отошел кровосос.
   Муравьев не давите ногами,
   Не кидайте в варенье и клей.
   Муравьи, как и мухи с жуками -
   Санитары лесов и полей.
   Не сбивайте шмелей полосатых
   Из рогаток... И без выходных
   Уважайте собратьев пернатых,
   И чешуйчатых, и шерстяных! (1.)
  
   1.На самом деле - стихи Б.Лаврова.
  
   Шум, смех, аплодисменты. От пристроенного девчонками сбоку над огнём здоровенного котла, который весь день, чертыхаясь, пёр на себе Петька Минаев, вкуснейше пахло пшённой кашей с луком и копчёным салом, но, когда кто-то сунулся снять пробу, следившая за кашей Милка треснула контролёра в лоб половником так, что тот сел обратно и ещё долго щупал пострадавшее место. А Денис попросил Генку:
   - Ген, спой ту. Про ветер.
   Ишимов покладисто кивнул. Вообще он очень стеснялся своего умения сочинять стихи, но когда начинал петь, то всё стеснение куда-то пропадало. Вот и сейчас - начальные аккорды Генка взял, глядя на гитару, чуть ли не спрятавшись за нею, но уже после первой строчки вскинул голову...
   - Я ветер ловлю руками...
   Не веришь? Поди, взгляни!
   И вот уже под ногами
   Не чувствую я земли!
   Я ветер ловлю руками -
   И в небо без крыльев лечу...
   Над поднятыми головами
   Лихие кульбиты
   кручу!
  
   Я ветер ловлю руками -
   Почти что в трезвом уме!
   И вижу своими глазами,
   Что всё это не во сне!
   Над белыми облаками
   Порхает моя душа -
   Да что это вы, что с вами?!
   Пока ещё
   жива!
  
   А ветер не то чтобы бьётся
   В горячих моих руках!
   Он рвётся - он не даётся,
   Внушая щемящий страх!
   Как конь необъезженный дикий -
   Лягает, аж стынет кровь...
   Смотри, как с победным криком
   Его оседлаю
   вновь!
  
   И ветер - до одури сильный -
   Позволит мне эту блажь!
   Подставит мне мощную спину,
   Ответит на мой кураж!
   Подхватит - и понесётся,
   Только бы удержать!
   Земля из-под ног сорвётся -
   Смотри, успевай
   дышать!
  
   Мы часто во сне летаем,
   Нас манит небесный простор...
   ...А утром себе внушаем,
   Что это ребячий вздор.
   Но вы посмотрите сами -
   Я вам с облаков кричу!
   Я ветер ловлю руками
   И я наяву
   лечу!
  
   Не нужно быть фантазёром,
   Чтоб так в облаках летать!
   И я от тебя не скрою -
   Ты тоже умеешь летать!
   Купол под небесами -
   Четыре поющих стропы!
   И ветер лови руками!
   Руками ветер лови!
   Лови!
   Лови!
   Лови! (1.)
  
   1.На самом деле - стихи Нелли Путиной.
  
   Конечно, после таких песен не хлопают. Все сидели и думали, что Генка оставил эту самую песню сочинским пионерам. И там поют строки, которые сложил мальчишка из Семиречья. Это было, если задуматься, странно, немного чудно и в то же время очень приятно.
   - Готово, можно есть, - нарушила общее молчание Милка. Она что-то ещё добавила, но её последние слова потонули в деловитом воинственном лязге котелковых крышек-мисок и ложек...
   ...В выскобленном до дна, а потом вымытом котле заварили чай, и на смену мискам и ложкам пришли кружки. Крепкий, очень сладкий чай пах дымом, в нём то и дело попадались мелкие хрустки угольки. Денис как раз от нечего делать пытался прикинуть, какая это по счёту кружка чая, выпитая им у костров, когда Серёжка Павлухин попросил:
   - Денис, расскажи что-нибудь.
   Денис посмотрел вокруг - мгновенно установилась тишина. Все теперь неотрывно смотрели на него - все ждали.
   - Я расскажу, - кивнул Денис, устраиваясь удобней. Поправил на колене берет, стряхнул с него лёгкую пушинку пепла. Помолчал, глядя в огонь - не для позы, просто так на самом деле было легче собраться с мыслями. - Это не про нас. В смысле, не про русских. Но всё равно, мне вспомнилось это, и я расскажу, как рассказывали мне, когда к нам в отряд приезжали скауты с Островов. Я расскажу про человека, которого звали о'Флагерти и который был до Войны бандитом, а во время войны стал героем, хотя и не перестал быть бандитом. По крайней мере, так говорили многие... но их имён мы не помним, а именем бандита о'Флагерти названа одна из школ столицы Англо-Саксонской Империи. Сейчас вы поймёте, почему... (1.) - Денис снова помолчал, слушая тишину. Даже сучья в костре горели, казалось, бесшумно... - Это было в Лондоне. Вернее, в том, что осталось от него. Кто видел, как ползут по стенам чёрные черви букв чужого языка? Кто видел, как, рыча: "Смерть крестоносцам!" - звери убивают людей, давно не понимающих слова: "Крестоносец"? Umainn uilebheist. Вha iad a' toirt seachad bаs air an t-srаid an-diugh... (2.) - вспомнил Денис врезавшиеся в память слова скаутского вожатого, который сам был ирландцем и вставил их в тот рассказ для русских пионеров, а потом перевёл... А сами скауты записали рассказ глубокого старика, который был в те дни десятилетним мальчиком, и Третьяков-младший неосознанно говорил дальше от его лица. - Что бы не говорили об ирландце о'Флагерти и сколько бы не произошло всего потом - я буду знать одно: он спас меня. И не только меня. Я не очень понял в тот момент, что меня спасли, потому что боялся любого громкого звука, любого прикосновения, и люди с оружием, убившие нелюдей с оружием, мне сперва показались такими же нелюдями. Я уже ни на что не надеялся. Да что там... Я почти разучился думать...
  
   1.Историю бригадира Ирландской Республиканской Армии о'Флагерти читайте у А.Афанасьева в книге "Временно живые". 2. Чудовища вокруг нас. Сегодня они раздавали смерть на улице... (гэльск.)
  
   ...Когда Денис закончил рассказ, то около костра было тихо ещё долго.
   - Они ведь не с нашими воевали? - спросил Серёжка Марков. Денис покачал головой:
   - Да нет, конечно. Откуда там было взяться нашим, хоть мы и стреляли ракетами, но ни сил не было что-то захватывать, ни желания... Я сам толком не понял, кто это были - эти звери. Какие-то бандиты... Англичане нам говорили, что это вроде бы были арабы, но по-моему они что-то путают, откуда арабам взяться в Англии... да ещё в таком количестве...
   - Вот это был человек, - вздохнул Олег, который тоже раньше не слышал этой истории. Кажется, он хотел ещё что-то добавить, но в этот момент в темноте за палатками хрустнула ветка, и перед глазами мгновенно обернувшихся мальчишек и девчонок появился вышедший из темноты на свет человек.
   - Добрая ночь. Мне передали, что тут можно найти лагерь отрядя имени Радия Погодина, - сказал незнакомец как ни в чём не бывало, входя в огненный круг костра. Он был высокий, в безликой одежде путешественника по горным джунглям - серые свободные куртка и штаны с накладными карманами, шарф, широкополая шляпа, прочные сапоги, на поясе - фляжка, поясная сумка, нож, кобура пистолета, за левым плечом - небрежно заброшенный небольшой рюкзак, хорошо уложеный - это было видно с первого взгляда, за правым - полуавтомат 12-го калибра.
   - Отряд здесь, - Денис встал, поднялись почти все, настороженно поглядывая на незнакомца. - Кто вы?
   Ему незнакомец не казался опасным, скорей - влекуще-загадочным. А своим ощущениям Денис доверял. И не ошибался до сих пор. Он сделал жест рукой, усаживая ребят и девчонок и повторил вопрос:
   - Кто вы?
   - Я издалека, - мужчина снял шляпу. Тень ушла с лица; он был ещё молодой, с пристальными глазами и неподвижным ртом. - Я должен кое-что передать кое-кому.
   Около костра снова - лёгкое волнение, явно перекочёвывает под руки оружие. Денис, глядя через огонь на незнакомца, тем не менее остался спокоен и предложил:
   - Хотите чаю?
   - Не откажусь, но позже, когда будет сделано дело. Ты - Денис Третьяков?
   - Он, а что такое? - Олег опять встал, начали снова подниматься и другие. Мужчина вдруг улыбнулся - улыбка была сухой, но искренней:
   - Да ничего в общем-то. Если ты и правда Денис Третьяков, то тебе привет от Волка...
   ...Олег видел Дениса всяким. Но ни разу - таким потрясённо-изумлённым, как сейчас. Глаза Дениса расширились вне любых разумных пределов. Рот приоткрылся. Денис сглотнул и не спросил, не сказал, а как-то пропищал, даже не ртом, а горлом:
   - От Мирослава Николаевича?! Мне?!
   Тут и до всех, кто сидел у огня, дошло то, что Денис понял сразу. Они тоже уже слышали от него о Мирославе Николаевиче Волке (это было вовсе не прозвище, а очень удачная фамилия), бывшем пилоте-космонавте, потом - косморазведчике на лунах Сатурна, а вот уже одиннадцать лет - вожде имперской пионерии. Теперь на улыбающегося незнакомца смотрели все. Недоверчиво и восхищённо, словно он вышел к костру из красивой сказки. А тот неожиданно смешно почесал ухо:
   - Вообще-то не только тебе, просто тебе - в первую очередь, как командиру вашего отряда.
   - Что... - Денис наконец заставил себя привести лицо в приличный вид, поправил рубашку, кашлянул... - Что он просил передать?
   - На словах только вот что... - мужчина тоже подтянулся, привычно, с военной выправкой, и поднял руку в салюте: - Будь готов!
   - Всегда готов! - отчеканил Денис. И выжидательно посмотрел на опустившего руку незнакомца. А тот неожиданно скинул с плеч рюкзак и ружьё, поставил их у ног и... стал выкликать:
   - Олег Ветлугин.
   - Я!
   - Михаил Гуляев.
   - Я!
   - Александр Бряндин.
   - Я!
   Мальчишки вскакивали и откликались один за другим. Никто ничего не спрашивал - у пришедшего на их огонь человека явно было право ими командовать - но во взглядах у всех была уже не настороженность, было теперь удивлённое ожидание...
   - Пётр Минаев.
   - Я!
   - Геннадий Раймонд.
   - Я!
   - Тимофей Ланц.
   - Я!
   - Виктор Шацких.
   - Я!
   - Алексей Гордеев.
   - Я!
   - Денис Третьяков.
   - Я!
   Человек нагнулся к рюкзаку, вынул из него увесистый, довольно большой свёрток. Оглядел стоящих мальчишек, потом - всех остальных, выжидающих и посматривающих на названных уже заранее с лёгкой завистью.
   - Эти пионеры, - заговорил он, - действуя в лучших традициях их движения, совершили подвиг. Они проявили ответственность, мужество, чувство локтя и патриотизм - то есть, те качества, которые только и делают человека человеком. Я думаю, все тут понимают, о чём я говорю. Эти девять ребят, ваших товарищей, задержали и обратили в бегство орду погромщиков. Поэтому они будут награждены, как положено награждать мужчин - памятным оружием.
   Он развернул свёрток - и это оказалась кассета, в которой - в кожаных гнёздах - покоились ножи.
   - Олег Ветлугин, подойди и возьми это оружие, которое вручают тебе все твои братья-пионеры...
   ...Это были не полевые ножи, обычные в среде пионеров, и не стандартные инструменты "соболь", которые недавно начали массово выпускать для пионерии же на Златоустовском Императорском Заводе Холодного Оружия, а - наградные поясные кинжалы. Наградные. Денис даже не поверил своим глазам. В Петрограде среди всех его знакомых такой нож был только у одного мальчишки, старше Дениса, который два года жил с родителями на берегах Сахарского Залива и там - так получилось - целых полчаса отбивал налёт банды на полевой аэродром экспедиции. Бегал по территории с пулемётом, который забрал у бандита, убитого за миг до собственой смерти дежурным - и бил короткими очередями... Бандиты потом клялись, что их просто подвела разведка, что аэродром защищало отделение армейцев, они сами их видели! А когда мальчишку им показали - только что вёдшие себя всё ещё нагло и даже вызывающе, они сперва замолчали неверяще, а потом один за другим поопускали глаза и покорно потащились цепочкой к фургону с решётками... И на допросах пели, как соловьи, перебивали друг друга, боясь, что кто-то из подельников успеет рассказать больше и первым... Это рассказывал не сам парень, он вообще про тот случай не любил говорить - это Денис прочитал воспоминания одного офицера в "Костре"...
   ...И вот теперь точно такой же кинжал был в руках у него, Дениса Третьякова. Это казалось каким-то чудом, сказкой, да нет - сном. Ножны чёрного дерева со скрепами из серебра, серебряная цепочка подвеса... Обоюдоострое лезвие, похожее на клюв дятла - длиной в двенадцать сантиметров - переходило в мощное рикассо, на котором у небольшой овальной гарды виднелся знак-ведаман. Простая стальная рукоять была штырём, превращавшимся в тяжёлое навершие, пропущена через шероховатое под пальцами дерево, несокрушимый дуб, обработанный до глубокого красноватого мерцания...
   Слов у Дениса не было. Поэтому он, взяв в руки этот кинжал, только и смог сказать то, что было спасительным, что выручало всегда - и что подхватили хором остальные:
   - Слава России!
   - Будьте готовы!
   И на этот раз словам незнакомца ответил тот же дружный хор - ликующий и весёлый:
   - Всегда готовы!..
  
   0x01 graphic
  
   ...В эту ночь Денис долго не мог уснуть. Давно был допит чай второй заварки, давно потух костёр, были пропеты последние песни, утихли в палатках последние, самые важные и самые поздние разговоры, ушёл в ночь недолго посидевший с отрядом незнакомец, так и не назвавшийся - кто он? - и с улыбкой отказавшийся переночевать. Звуки ночного леса мешались с отдалёнными, но отчётливыми звуками стройки, а с другой стороны - высоко над хребтом, словно бы в небе прямо - неслышно, но отчётливо мелькали огни на работах струнника. Денис думал, как завтра они спустятся на озёра. И ещё думал про кинжал, который держал на коленях. И ещё думал... думал... думал... В мыслях были Настя, отец и мама. И школа, и новые дома на улицах Седьмого Горного. И то, что рассказывали про латифундии братья Раймонд.
   Мысли не мешали одна другой. А за всеми ними - как фон, как экран - звучала песня... Негромкая и непримиримая.
   Надо б без гордыни...
   надо бы терпимей...
   Надо бы простить... да что с тобой?
   Надо бы отвлечься,
   надо бы отречься,
   Надо бы... да легче удавиться!

* * *

   Девчонка, трезвонившая в дверь, была незнакомой. Денис уставился на неё удивлённо и нетерпеливо. Он был один дома: родители на работе, Олег с матерью ушли на какое-то заседание профсоюза домработниц, а Денис, если честно, собирался ложиться спать. Он в самом деле почувствовал, что с самого праздника, с того самого выхода в горы три дня назад, просто-напросто недосыпает, и это уже становится тяжеловато. Он поговорил с Настей по телефону, посмеялся, но даже это было как-то вяло, ни к чему - наваливалась усталость, непреодолимая и вязкая. И он наслаждался мыслью, что сейчас завалится в постель.
   И вот - какая-то неизвестно кто, и Презик трётся у её ног.
   - Чего тебе? - Денис откровенно зевнул, и "чего" у него превратилось в "хээээхоооо?"
   - Володька помирает... - девчонка переступила ногами и хлюпнула носом.
   - Какой Во... как помирает?! - Денис задержал зевок. - Ты что плетёшь?!
   - Очень просто. Лежит и помирает. Простыл очень. А бабка его пьёт опять. Я слышала, он стонет. Ну и я к тебе побежала... - глаза девчонки построжали. - Он про тебя много рассказывал. Ты поможешь?
   - Жди, - сказал Денис и бросился обратно в дом.
   Сразу за порогом он остановился.
   По крыше шумел дождь. Мотало за окнами мокрые ветки.
   В трёх километрах отсюда в грязной хибаре умирал девятилетний мальчик. Может быть, великий певец. Может быть... или просто девятилетний мальчик?
   Не было разницы.
   Денис тряхнул головой, метнулся в пустые, молчаливые комнаты.
   Линия молчала. Опять оборвало провода. Денис бросил трубку на аппарат. Может быть, бежать в отряд? Нет, лишнее время...
   Он выскочил наружу с сумкой на плече и ботинками в руках. Девчонка ждала - прямо под леем.
   - Слушай, - Денис чуть нагнулся к ней. - Беги в отряд. В пионерский. Ты знаешь? - кивок. - Расскажи там то же, что мне. А я прямиком к Володьке... - он судорожно умолк, вспоминая адрес, который как-то говорил ему Володька... он говорил, а Денис - не зашёл ни разу... есть! - Поняла?
   - Поняла, - послушный кивок.
   - Беги. Презик, с ней!
   Девчонка и пёс растаяли в хлюпающей, шелестящей темноте.
   Денис соскочил с крыльца в тёплую грязь. Метнулись перед глазами огни управления - вдали. Остро захотелось побежать туда - к взрослым людям. К отцу. Почему он один?
   Вдох. Выдох.
   Бегом...
   ...По дороге он не упал ни разу, но заляпался грязью по самый пояс. Неизвестно, за кого приняла его старуха, когда мальчишка вломился - иначе не скажешь - в единственную комнатку, освещённую лампочкой на голом шнуре. Во всяком случае, от стола, на котором стояли несколько бутылок и стакан, она не отсела и по мальчишке скользнула равнодушным взглядом. Денис бросил ботинки на пол. В комнатке воняло грязью и сыростью, на стенах кое-где разливалась радужными пятнами бугристая плесень. Из полутьмы... нет - полусвета по углам топорщилась какая-то мебель. Какая же я скотина, вдруг отчётливо подумал Денис. Развлекался с ним, слушал, как он поёт, снисходительно таскал его, где мог, даже вроде как беспокоился, если он не показывался долго. А посмотреть - где он живёт, как?! - даже и не сунулся... А ведь он называл мне адрес. Называл, и я его запомнил.
   ...Мальчишка не сразу увидел Володьку. А когда увидел и подошёл ближе - то испугался.
   Володька лежал под тонким одеялом на большущей грязной кровати. В правой руке малчьик стискивал очки подполковника Бородина - как последнюю надежду... которая, как видно, уже не помогала. Он смотрел на Дениса, и сперва мальчишка обрадовался, что Володька в сознании... но уже через секунду понял: нет. Большие блестящие глаза не видели ни Дениса, ни комнаты. Они видели что-то ужасное и неотвратимое - так явственно видели это за спиной Дениса, что тот оглянулся в угол, в самый чёрный и самый грязный... и почувствовал, как по всему телу зашевелились волоски.
   Володька не галлюцинировал.
   Нет.
   ОНА здесь, бессвязно подумал Денис.
   Эта мысль не имела никакого отношения к суеверию, над которыми Денис - пионер - посмеялся бы и сейчас. То, что видел Володька, было таким же невидимым... и реальным, как пожиравшая его болезнь.
   В углу тесной хибарки стояла Смерть.
   Заставив себя отвернуться от угла, Денис присел на кровать. От Володьки несло жаром и, когда Денис первым делом приложил датчик к подмышке мальчика - приподняв вялую огненную руку, похожую на наполненный густой горячей жижей тонкий шланг - то ужаснулся. У Володьки был почти сорок один градус. Губы мальчика покрывала белая корка, на щеках резко алели треугольные пятна. Володька дышал страшно - как будто выходил воздух из разорванного и грубо сжатого бумажного мешка.
   Володька пошевелил губами. Денис наклонился ближе, прошептал:
   - Ты что?
   - ...гони... - выдохнул мальчик. - Про... гони... не хочу... с ней... с... тра... шна...я... Де... нис...
   - Я тут, тут! - почти выкрикнул Денис и осекся, сообразив: нет, Володька не видит его... здесь. А видит ещё где-то. И просит помочь. Спасти. Защитить.
   Денис опять оглянулся в угол. И готов был поклясться, что увидел. То, что он увидел, было так ужасно, что мальчишка едва не рванул опрометью из этого склепа. А главное он понял: ОНА может забрать и его. Походя прихватить. ОНА пришла за добычей - и не намерена от неё отказываться. Ей не привыкать забирать непоживших, ещё совсем не так уж давно она обожралась их жизнями - и сохранила жуткую силу, набранную в те холодные снежные годы отчаянья и беспросветности...
   ...Но отступать он не мог. И не хотел - отступать.
   - Посмотрим, курва, - тихо сказал Денис. - Не нажралась? Так вот: пацана ты не тронешь. Он будет жить. Я так сказал. Мы так сказали. С нами тебе не сладить, жадная стервь...
   На миг он прикрыл глаза и представил себе серебряные жерла фанфар. Из них лилось солнце пополам с торжественным звоном.
   Пускай ни сна и ни покоя,
   Пускай за боем снова бой -
   Не вздумай, старая с клюкою,
   Что мы склонились пред тобой!
   Пускай пожары и разруха,
   Пускай сжигают нас дотла -
   Не вздумай, чертова старуха,
   Что будто бы твоя взяла!
   Пусть воет ветер снегопада
   Суровой ядерной зимы -
   Запомни, бестия из ада:
   Мы - не рабы. Рабы - не мы. (1.)
  
   1.Стихи Б.Лаврова.
  
   Отчич и дедич, ещё не так давно кончился ваш день, и вы по-прежнему тут, я знаю, подумал мальчик отчаянно и истово. Так помогите мне, вашему наследнику. Помогите мне справиться со Старухой, пришедшей не за своим! (1.)
  
   1.Вообще-то обычная Смерть в культурной традиции этого времени вовсе даже не старуха, а очень спокойная и безразличная женщина средних лет (Морана) (а Смерть на правой войне - и вовсе молодая весёлая дева-воительница Магура). Но у Смерти неурочной и бессмысленной (Мари) облик именно старушечий и крайне неприятный. Это то ли три сестры, то ли три ипостаси, кто знает? И, конечно, это не имеет ни малейшего отношения к суевериям.
  
   Денис открыл сумку. В ней, как патроны в обойме, сверкнули длинные тела шприцев. Тут, где среди грязи и дикости жили не помнящие себя, но - люди, всё-таки люди - это ещё было нужно.
   Молча и ловко Денис сделал Володьке сразу три укола - прокаин, витаминный комплекс, витол. В Империи давно уже не приветствовалось медикаментозное лечение, а медикаментозная терапия и вовсе была под запретом уже много лет. Но мощные препараты для экстренных случаев продолжали выпускаться. Швырнув опустошённые шприцы под ноги, Денис поставил сумку на стул, а сам пересел на кровать. Взял в свои руки ладонь Володьки (тот закрыл глаза и дышал ровнее). И всей силой, какая была заложена в нём природой, верой, воспитанием, пожелал одного: пусть мальчик будет жив! Если нужен для этого кусок его, Денисовой, жизни - пусть! Пусть она поделится пополам! Ему хватит! Лучше прожить половину положенного, зная, что жив и Володька - чем жить вдвое дольше и знать, что не отдал всего, что мог и должен был отдать.
   Володька всхлипнул горлом. И вдруг разом стал мокрым, как будто его вмах окатили водой.
   А Денис - Денис услышал яростный, злой и... бессильный вопль. Распахнулась и снова захлопнулась дверь. Где-то в горах Голодного с громом сошла лавина...
   ...Когда Танька, Олег и Мишка поспешно один за другим вошли внутрь, то остановились в недоумении. Денис - босой, взъерошенный, в полупросохшей одежде - сидел на краю постели ровно дышащего Володьки и напевал негромко, но ясно:
   - Не малина не ягода,
   Не трава - лебеда.
   Только чудно играет вода
   Камышовыми нотами
   Да лесными красотами,
   Серебристой волною пруда.
  
   Говорил сыну дед
   Да рассказывал,
   Говорил в сотню лет,
   Да наказывал:
   Проживёшь ты как я,
   Зло в душе не тая,
   Коль услышишь ты молодым,
   Ветер Воды.
  
   Да не лунный свет,
   Не вишнёвый цвет,
   Только ветер поёт о том,
   Что кормило нас,
   Что растило нас,
   О земли о ковше золотом.
  
   Говорил сыну дед
   Да рассказывал,
   Говорил в сотню лет,
   Да наказывал:
   Проживёшь ты как я,
   Зло в душе не тая,
   Коль услышишь ты молодым,
   Ветер Воды... (1.)
   - Тише, - попросил Денис, не оглядываясь, - он спит.
  
   1. Стихи М.Лариной
  

* * *

   Когда Володька - бледный, с большущими синяками под глазами, но улыбающийся - привстал на кровати навстречу вошедшему Денису, то Третьяков-младший вдруг ощутил какой-то странный спазм. И поспешил деловито осмотреть хибару, задержал взгляд на старухе, равнодушно что-то ворочавшей у открытого огня-очага, и только потом деловито кивнул Володьке, подходя и садясь на край постели:
   - Привет, - и почему-то страшно смутился.
   - Привет, - Володька лёг удобнее. Его глаза - живые, хотя и замученные болезнью - разглядывали Дениса, как какое-то чудо.
   - Ты чего так смотришь? - Денис смутился ещё сильней. - Я вот тут тебе принёс... - он выложил на кровать пакет, хотел открыть, но замер - пальцы Володьки легли на его запястье.
   - А мне снилось... - Володька всё ещё слабо, но живо улыбнулся и потискал одеяло пальцами. - Что когда я совсем болел... умирал... ты пришёл и долго-долго сидел... прямо вот тут... - мальчишка указал подбородком на край кровати. - А ОНА, - голос мальчика стал опасливо-тихим, он покосился в угол, - вон там стояла... Так страшно было... она всё ближе и ближе подходила... - в глазах мальчишки плеснулся тот прошлый ужас. Денис успокаивающе положил руку ему на локоть, и Володька вцепился в неё и облегчённо вздохнул. - А тут я вижу - ОНА тебя боится... Сразу в угол - прыг! И только зубами заскрежетала... А мне сразу так спокойно-спокойно стало, что ты рядом сидишь... И за тобой много-много-много людей. И лица у всех добрые... и свет от них идёт, а ещё музыка такая... красивая... Жаль, что снилось только.. Денис... знаешь... я, когда темно было, почастому к вашему дому приходил... стоял и... и смотрел... - Денис поражённо вспомнил так раздражавшие и настораживавшие непонятные взгляды из темноты, а Володька выпустил руку старшего мальчишки и без обиды, спокойно сказал - по-взрослому: - Я же понимаю. Кто ты и кто я.
   - Ничего ты не понимаешь, - сказал Денис ласково. И чуть повернул голову: - Эй! Я забираю его!
   - Куда? - равнодушно спросила старуха.
   - К людям, - отрезал Денис и поднял Володьку. Тот окаменел... а потом доверчиво обхватил шею Дениса руками и прижался к нему, уткнул нос в Дениса. Алые концы галстука легли на грудь мальчика. Володька ничего не спрашивал, только сопел в шею Третьякову-младшему.
   Денис вышел, по дороге пинком опрокинув табурет. Глубоко вдохнул сыроватый воздух.
   И зашагал по грязной улице, неся на руках Володьку.
  
  
   0x01 graphic

Оценка: 9.00*3  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"