Верещагина Анна, Верещагина Валентина: другие произведения.

Северная королева

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Лазурное море, золотой песок, роскошь и богатство Царь-города - каждый мечтает приблизиться к Золотой королеве юга. Я имею то, чего желают многие, мне завидуют, меня проклинают... Но я ненавижу этот город и зову его королеву Кровавой... Хотите знать почему? Вот моя история...

  Северная королева
  
  Часть 1
  
  Пленница
  
   Что ж ты, птичка, не поешь?
   В клетке, бедная, живешь!
   Чуден воздух, ярок свет...
  А свободы тебе нет!
  
  Глава 1
  
  - Бойся южных демонов, Ниа! Они жестоки и беспощадны, хитры и коварны, властны и неуступчивы! В их жилах течет не горячая алая кровь, а ледяной яд! Души у демонов юга нет, а в сердцах царит лютый холод, который растопить не в силах даже знойное солнце Царь-города! Бойся южных демонов, девочка моя, ибо они любить не умеют, а их страсть сводит с ума и приводит к смерти! Бойся смерти, как ничего другого, Ниавель, будущая королева Ар-де-Мея, ибо нет ничего страшнее смерти! Насилие можно перетерпеть; бесчестье пережить; предательство забывается со временем; слезы - вода, утекающая сквозь пальцы; горе вскоре перечеркнет нежданная радость; и только смерть положит конец всему... Помни это, Ниа! - так говорила мне в детстве бабушка.
  Я запомнила ее речи, и они, словно оттиск на металле, остались в моем сердце...
  И сейчас, изо всех сил стискивая зубы, я терпела, а не вопила во весь голос, потому что знала - крики бессмысленны! Я - пленница Кровавой королевы, а значит, никто не поспешит мне на помощь. Хотя... нет! Я запретила себе думать о нем, единственном человеке, готовом ради меня на все! Справлюсь сама, потому что не имею права подставлять его!
  Грубые руки резким движением разорвали на мне тонкую сорочку и до боли стиснули груди. Из глаз брызнули слезы, но я промолчала, до крови прикусив губу. Мужчина с нечеловеческим урчанием прикусил один из моих сосков - я не дернулась, продолжая смотреть в потолок.
  - Ну же, северная королева, - дрожа от похоти и нетерпения, обратился ко мне насильник, - раздвинь ножки...
  Я послушалась, а одна из моих рук пробежалась по потной мужской груди, чтобы отвлечь этого, с позволения сказать, рыцаря, и дать другой моей руке возможность вытащить из-под подушки кинжал.
  Отвратительно сопя мне на ухо, насильник даже не подумал обнажиться, только высвободил из штанов твердый член. Жесткие пальцы отогнули кружевной край исподнего белья, слишком тонкого и легкомысленного для представителей северных краев, но такого привычного для жителей Царь-города.
  - Проклятая Ледышка! Сухая, будто пустыня, - ворчал мужчина, пока его мозолистые пальцы пытались проникнуть в мое лоно.
  "Еще секунда.. и еще одна..." - я молила Хранителя времени Хроста о помощи, пока насильник подхватывал меня за ягодицы, приподнимая бедра. Я ему не помогала, а только мешала, делая вид, что не понимаю, чего он хочет.
  Да! Я ощутила холод металла под рукой, плотно обхватила рукоятку и дерзко сказала:
  - Эр, извольте взглянуть на меня - королева Ар-де-Мея желает видеть лицо того, кто станет ее первым мужчиной!
  Бесконечно долгое мгновение, от которого зависит не все, но многое, и Хранители Мейлиэры сжалились над одной юной королевой. Насильник в удивлении вскинул голову, нависая надо мной, подавляя своей волей и силой. Глаза в глаза, и я с изумлением понимаю, что вижу над собой лицо второго советника королевы-змеи эрт Глесса - и чего ему не хватало?!
  Не задумываюсь над этим вопросом, а смело выбрасываю руку с кинжалом вперед. Все, как учили меня отец и братья! Резко, сильно, до самого основания! Остро заточенный длинный клинок из лучшей аравейской стали легко входит в глазное яблоко. Не успевая вскрикнуть, мой мучитель падает на меня. Я морщусь - по плечу течет что-то липкое. О! И я слишком хорошо знаю, что это! Кровавая королева юга - Беккитта залила этим всю Мейлиэру вдоль и поперек! Все земли нашего мира оказались под пятой Беккит! Хотя нет, лгу! Не все! Кое-кто держался, все еще сохраняя свою независимость - Нордуэлл - королевство южных демонов, точнее северных, как их называют здесь, потому что Царь-город находится намного южнее и Нордуэлла, и того места, где я родилась... "Вот грыр! - мысленно ругнулась я. - Лежу под мертвым советником Беккитты и вспоминаю о доме и демонах! К чему бы это? - усмехнулась. - А, ну да! Было время, когда я думала, что нет никого страшнее южных демонов! Только сейчас я знаю, как была не права! Ужаснее всех южных демонов вместе взятых была и остается Кровавая королева и ее рыцари!"
  Ветер, ворвавшийся через приоткрытое окно, принес пряные ароматы южной весенней ночи на морском побережье и сообщил, что в комнату опять кто-то проник без моего ведома. Меня затрясло - еще одного желающего добраться до моего тела я не вынесу! Напряглась, словно натянутая струна, готовясь отразить атаку зубами и ногтями, ибо кинжал мой все еще пребывал в глазнице советника, одновременно гадая, кого это принесло по мою душу!
  Пребывать в неведении пришлось недолго - мертвое тело с меня скинули, а спустя секунду я воззрилась в светящиеся серебром во мгле очи Гана - так бывало у всех, кто родился за Разломом. Только в отличие от меня Гану приходилось скрывать свое происхождение, именно потому даже наедине с Беккит ее второй любовник никогда не задувал свечи.
  Ган - Ганнвер эрт Ирин - мой кузен и моя единственная опора в Царь-городе. Он рывком стащил меня с кровати. Покраснел так густо, что и в сером предутреннем свете это стало заметно. Я дрожащими руками стянула края разорванной сорочки, пока братец ощупывал мое тело на предмет повреждений. Я оторопело глядела на него - почему он смутился или это гнев? Ган с видимой легкостью участвовал в оргиях, устраиваемых королевой-змеей, и ни разу не краснел! Так что творится с ним теперь? Вероятно, все дело в том, что я его сестра! Вздохнула, а кузен в полном молчании указал мне на дверь купальной. Я также безмолвно вытащила из сундука полотенце и чистую сорочку и прошмыгнула в небольшую умывальню. Мы не разговаривали, потому как знали - в Золотом дворце нельзя было откровенничать - все его стены были пронизаны слуховыми ходами, как сыр дырками.
  Отверстие в полу, умывальный таз, да фаянсовый кувшин - вот и все удобства! Но я была рада прохладной воде и куску мыла, позволяющим мне смыть с себя кровь и пот. Жаль только, что память не так просто очистить, как тело! Это был второй человек, убитый моей рукой, а ведь мне всего семнадцать лет! Первым тоже был рыцарь Беккит - только это было давно, шесть лет назад, в черный для Ар-де-Мея день, когда орды Кровавой королевы впервые высадились на скалистый берег... Я смотрела, как стекает с меня розоватая вода с мыльной пеной и вспоминала.
  Вытеревшись насухо, оделась и вышла из купальной. Комнату нетерпеливыми шагами мерил Ган. Рьяно размахивая руками, он указал на труп, из глазницы которого кинжал уже был вынут, протерт и аккуратно укрыт уголком простыни. Мне все стало ясно, брат избавит меня от тела эрт Глесса, а мне предлагается выкинуть грязное белье и замыть кровавое пятно на полу. Я так часто закивала, что Гану пришлось остановить меня. Заметив мое нервное состояние, кузен одними губами прошептал:
  - Помни, ты королева Ар-де-Мея!
  Я, глубоко вдохнув, снова кивнула, теперь уже спокойней. Отойдя от меня, Ганнвер взвалил труп на плечо, выглянул в слабоосвещенный коридор, убедился, что он пуст в этот предрассветный час, и вышел за дверь.
  Не переставая дрожать, я накинула на плечи легкий плащ с капюшоном, захватила кинжал и вышла следом за братом. Дорога моя была недлинной - всего десять шагов, до комнаты Оллирь эрт Лиан - такой же пленницы королевы-змеи, как и я, и моей единственной настоящей подруги в Царь-городе! Остальные остались в прошлой жизни, на руинах Хрустального города - столицы моей родины. Живы ли те, кого я оставила на осколках прошлого? Я запретила себе думать об их смерти! Я обещала вернуться и сделаю это! А они... верю...дождутся меня!
  Условный стук в дверь - три длинных и два коротких удара, и в открывшуюся щель спустя минуту высунулась взлохмаченная голова с длинными светлыми волосами. Оллирь выразительно округлила глаза, и я безмолвно показала ей, что случилось, как смогла, но подруга поняла меня, кивнула и, набросив на плечи ажурную накидку, поспешила за мной.
  Вернувшись в свою комнату, я быстро скинула окровавленное белье, и Оллирь без лишних слов подняла его, чтобы унести и сжечь в вечном огне, горящем в зале Предков Золотого замка, а я схватила кувшин из умывальни и поспешила за водой.
  Барельефы на стенах, изображающие скорбные, угрожающие, хохочущие лица и оскаленные звериные головы, настораживают меня. Их пустые белесые глаза, как будто наблюдают за моими неслышными передвижениями. Я иду, не оглядываясь, и молюсь Хранителю удачи Ретту о помощи.
  Спустившись на нижний этаж, где располагалась слабоосвещенная купальня, я нашла колонку, по которой вода из подземных источников под горой поступает прямиком в замок. Применив силу, наклонила кран, и вода с шумом хлынула в кувшин, наполняя его до краев.
  Обратно пришлось идти медленней - все-таки кувшин был нелегкой ношей. Каменные львиные и волчьи головы угрожающе скалились со стен! Нет! Это всего лишь игра света, теней и замковых сквозняков - тонкий обман зрения и ничего более! По-детски показала язык своим ночным страхам и прибавила шагу.
  В комнате срочно занялась уборкой - вот где пригодилась разорванная сорочка! Потом сброшу все в туалетное отверстие - так и скроются все следы ночного преступления!
  Вернувшаяся Оллирь помогла мне заново застелить кровать, и мы дружно выдохнули.
  - Кто? - шепнула она.
  - Эрт Глесс, - вполголоса ответила я.
  - Тварь! - также беззвучно, но эмоционально отозвалась подруга, яростно сверкнув глазами.
  Отчего Оллирь так отреагировала на это сообщение, я знала - титулованный мерзавец был одним из тех, кто неоднократно насиловал мою подругу. Что же, я отомстила за нее! Подруге не повезло - у нее не было никакого дара, а у меня он был! Все рожденные за Разломом обладают магией в той или иной степени. Я родилась сильной целительницей, а Ган придумал байку и рассказал ее своей любовнице. Согласно выдуманной лжи - если я стану женщиной, то потеряю свой дар! Беккитта безоговорочно верила Ганнверу, потому что у него тоже был дар. И он заключался в умении убеждать. К сожалению или к счастью, магия брата действовала только на женщин и была бесполезна против мужчин. Если бы не это обстоятельство - меня бы уже давно отдали для постельных утех представителям высшей знати, а то и рыцарям.
  Я обняла Оллирь, выказав ей тем самым свою поддержку, и она устало улыбнулась, а после мы распрощались до утра.
  Закрыв за ней дверь и придвинув для верности сундук с вещами - так, по крайней мере, я услышу, что ко мне кто-то вошел, легла в кровать и заставила себя закрыть глаза. Сон шел неохотно, но Хранитель ночи Игвейн сжалился надо мной и заключил в свои спасительные объятия.
  Утро встретило меня радостным пением птиц за окном, головной болью и недосыпом. Впрочем, последний был и оставался моим постоянным спутником уже на протяжении шести лет, с тех самых пор, как Кровавая королева напала на Ар-де-Мей, явив миру свой истинный облик. А ведь до того дня люди юга утверждали, что твари водятся только на севере - демоны перед Разломом и все остальные за ним, на другом берегу огненной реки Меб. Знали ли жители юга, кто станет ими править? Змея из рода са'арташи - демонов бездны! Поначалу жители южных краев - Золотого берега, Цветущего Дола и прочих - истово сопротивлялись юной владычице, но вскоре были вынуждены сдаться на ее милость, и тогда Беккит по морю достигла берегов Ар-де-Мея и ступила на его вересковые пустоши...
  Дверь без стука отворилась. И ко мне вошел один из рыцарей, одетый в золотой плащ, отмечающий принадлежность воина к личной гвардии самой королевы-змеи. Я с отсутствующим видом осталась сидеть на стуле - только короткие ногти до боли вонзились в ладони.
  - Ледышка, - позвал меня вошедший, - идем! Золотая королева желает видеть тебя и ждать госпожа не любит! - объявил мужчина с грубым, словно высеченным из камня, лицом.
  Поднялась, расправила складки на сером шелке платья и смело шагнула навстречу неизвестности - кто его знает, зачем меня вызывает к себе на аудиенцию Беккитта! Проигнорировала похотливый взгляд очередного самца, только приподняла бровь, давая понять, что мне не по нраву, когда меня вот так хватают за руку.
  Под самим платьем были лишь атласные трусики, а корсет, пусть даже и тонкий, воспитанницам королевы надевать запрещалось - товар должен быть на виду, ну или почти на виду! Легкий шелк невесомо струился по телу, мягко очерчивая его женственные формы. В Золотом замке все леди носили подобные наряды, потому как и нравы, и погода позволяли делать это! Одежда должна раздевать, а не одевать, ткань - быть невесомой, как крыло мотылька, чтобы каждый взволнованный вдох был заметен окружающим...
  Руку я вырвала и, гордо выпрямившись, направилась в нужном направлении. Дорогу знала превосходно - обычно с утра королева-змея часто вызывала своих воспитанниц-пленниц к себе в малую трапезную, где расспрашивала нас о том, о сем.
  Сегодня меня пригласили одну, что, определенно, настораживало. Рыцарь довел меня до трапезного зала и, шутовски поклонившись, распахнул узорчатую дверь. Яркий свет, струящийся из трех распахнутых окон, высветил всю нелицеприятную картину, открывшуюся моему взору. По привычке отвела его, продолжая медленно брести к длинному столу, покрытому ажурной скатертью и уставленному блюдами с едой и золотыми кубками, инкрустированными самоцветными каменьями. Лишь на секунду взор зацепился за обнаженную спину Фрона - первого любовника Беккитты. Его крепкие ягодицы в данный момент ритмично двигались вперед-назад между раскинутых ног королевы. Она стонала, откинувшись назад - зрелище успевшее набить оскомину всем обитателям этого замка. Порой место Фрона занимал Ган, а иногда они вдвоем "трудились" над телом Кровавой королевы.
  Сейчас брат сидел на подоконнике, прислонившись к одному из оконных откосов, уперев левую ногу в другой, а правой свободно болтая в воздухе. В руках Ганнвер держал кубок, медленно попивая из него какой-то напиток и равнодушно глядя за окно. Узрев меня, он невозмутимо отсалютовал кубком и предложил:
  - Вино будешь, Ледышка?
  - Нет, - ровным тоном отозвалась я.
  - Лимонад? - Ган спрыгнул с подоконника, и я кивнула:
  - Если можно...
  Кузен, двигаясь по залу с ленивой грацией, подошел к столу, наполнил один из кубков освежающим напитком и направился ко мне. Стоя спиной к Фрону и Беккит, которые все еще были увлечены друг другом, Ган передал мне кубок и подмигнул. Я на это никак не отреагировала, сделала глоток, а затем вздрогнула, так как Фрон внезапно зарычал, словно дикий зверь, заставляя меня содрогнуться от отвращения. Пока кричала королева я, отвернувшись в сторону, пила лимонад крупными глотками и смотрела на задумчивого Ганнвера.
  И вот со стороны стола послышалось шевеление, а после ненавистный голос произнес:
  - Повернись, Ледышка, мне нужно видеть твое лицо!
  Исполнила требование Беккит без лишних споров - сейчас я была не в том положении, чтобы отстаивать свои права. Здесь у меня были только обязанности!
  - Подойди! - зеленые змеиные глаза, блестящие в свете солнечных лучей, как самые дорогие изумруды, впились в мое лицо, наверняка бледное.
  - Ум-м? - Беккитта, не отрываясь, смотрела, как я приближаюсь к креслу, в котором она сидела.
  Фрон тоже наблюдал за моим приближением, одновременно с этим объедая куриную ножку. Устал бедняга! Захотелось плюнуть в его масляную физиономию.
  - Стой! - последовал очередной приказ королевы-змеи.
  Я замерла в трех шагах от стола. Беккит продолжала разглядывать меня, а потом вдруг изрекла:
  - Ган!
  - Да, Золотце! - с показательной готовностью отозвался он.
  - Подойди к нашей Ледышке! - опять потребовала Кровавая королева.
  Ганнвер, чуть помедлив, повиновался и остановился напротив меня. Я буквально кожей ощущала исходящие от брата волны ярости и напряжения, в то время, как внешне он оставался абсолютно спокоен.
  - Сними с нее платье! - велела в очередной раз Беккитта, и я увидела, что губы Гана сложились в тонкую линию и побелели.
  - Я сама, - пискнула, чтобы не позволить кузену сорваться и испортить все, чего мы с таким трудом добились за эти пять лет проживания в Золотом замке.
  Сложностей с раздеванием не возникло - всего-то и нужно было, спустить бретели с плеч, а там платье само соскользнуло к ногам. Ганнвер смотрел на дверь за моей спиной и лишь сильнее сжимал зубы, а в его серых глазах все ярче разгорался красный огонек, показывающий, насколько кузен разозлен. Я обеспокоилась - если дать этому огоньку заполнить всю радужку, то Ган потеряет контроль над своей магией. Это чревато тем, что он превратится в чудовище, коих много за Разломом.
  Это южане считают, что за огненной рекой Меб нежить существовала во все века, и только мы, северяне, ведаем, как обстоят дела на самом деле! Любой из жителей Ар-де-Мея может превратиться в чудовище, и это значит одно - каждый представитель нежити когда-то был человеком.
  Отступила чуть в сторону, чтобы не мозолить глаза брату своей наготой и смело взглянула на Беккит и ее первого любовника.
  Солнечные лучи услужливо осветили мое тело, показывая во всей красе синяки и царапины, оставленные на нем ночью эрт Глессом. Да! Я была сильной целительницей, могла изгнать любую тьму, окутавшую человеческое тело хворью, могла спасти от смерти, но только не себя! Саму себя я излечить не могла - такова была плата за дар, ниспосланный Некритой - Хранительницей всех, кто обладает магией.
  - Так я и думала! - зловеще процедила королева.
  Я безмолвно взирала на стену позади нее, ожидая неминуемого приговора.
  - Куда ты спрятала тело? Или это была не ты, а твой сообщник? Скажи нам, кто он! - в речах Беккит сквозила неприкрытая угроза.
  Глядя мимо нее, я равнодушно повела оголенными плечами.
  - Молчишь? - угрожающих нот в ее голосе стало заметно больше. - Молчи! - а улыбка походила на оскал. - Ган! - последовал окрик, и я вздрогнула.
  - Что? - заледеневшим голосом откликнулся брат.
  - Целуй ее! - Беккитта опять приказывала, а ослушаться ее никак было нельзя, и мы оба с Ганнвером это знали.
  Он снова встал передо мной, и мое беспокойство усилилось в разы - зрачок в серых очах напротив стал огненно-красным.
  Глубоко вдохнув, я поймала растерянный взгляд кузена - своей единственной надежды на спасение, своей опоры в этом зыбком болоте. Потому что без его крепкой руки и ободряющего взгляда я бы уже сдалась.
  - Ган, поторопись! - королева-змея ожиданий не любила.
  - Прости, - шепнул мне Ганнвер, наклоняясь к моим губам и опуская руки на мою талию.
  Пальцы его рук были ледяными, не смотря на то, что за окном светило весеннее солнце, и я боялась даже предположить, о чем сейчас думает кузен. Сама вспоминала мгновение, когда первый раз сошла на Золотой берег с корабля, забравшего меня из Ар-де-Мея. Напуганная, одинокая, несчастная, оторванная от дома, тощая девчонка с каштановыми косами двигалась в свите Кровавой королевы, пряча большие голубые глаза, и вздрагивала, когда из толпы доносились угрожающие выкрики:
  - Дикарка!
  - Северная хмарь!
  - Зачем она здесь?
  - Сжечь ведьму!
  Беккит, ухмыляясь, время от времени выглядывала из паланкина и снисходительно смотрела на то, как я трушу рядом, опасаясь, что если отойду, то меня закидают камнями. И вдруг среди этого кошмара в толпе мелькнул знакомый каштановый, отливающий на солнце рыжим, коротко стриженый затылок. Моргая, чтобы прогнать ненужные слезы, ослепленная слишком ярким солнцем, я до рези в глазах вглядывалась в толпу. Сердце екнуло - Ган! Откуда? Он подмигнул и улыбнулся мне разбитыми губами. Тогда я еще не знала о том, что пережил брат, следуя за мной. Теперь представляла, потому что Ганнвер никогда не рассказывал мне об этом. Я могла только догадываться, что испытывал четырнадцатилетний парнишка, который сначала преследовал отряд, увозивший меня из разрушенного Хрустального города, а затем обманом проник на один из кораблей непобедимой армады под знаменами королевы-змеи. Спустя год Ган очутился в замке - сначала был слугой при кухне, а потом попал в королевскую спальню, в коей пребывал уже два года, нежно нашептывая ночами Беккитте то, что выгодно нам. Осторожно, по мелочам - так, чтобы Кровавая королева считала, будто это она сама принимает решения.
  - Золотце! - Ганнвер оторвался от моих губ, огонь в его глазах почти угас. - Не мучай меня, а? Это же Ледышка! - сплюнул мне под ноги, продолжая играть свою роль. - Она и целоваться толком не умеет!
  - Так давай научим! - рассмеялся Фрон, и зрачок в очах Гана разгорелся с новой силой.
  Я снова поймала взгляд брата, мысленно умоляя взять себя в руки, молчаливо напоминая о том, что может случиться, если он сейчас не сумеет сдержать рвущийся наружу гнев. Вампир, оборотень или кто похуже - вот в кого превратиться Ганнвер, и его убьют, потому что от брата останется лишь оболочка.
  - Этой никакая наука не поможет! - презрительно высказался он, усмиряя свое бешенство, отворачиваясь от меня и садясь к столу.
  Здесь кузен схватил кинжал, вонзил его в кусок едва прожаренного мяса и откусил.
  - Куда ты спрятала тело? - Беккит смотрела только на меня.
  Вдохновившись примером Ганнвера, я довольно-таки равнодушно ответила:
  - Разрубила и скинула по частям в туалетное отверстие.
  - Вот как? - королева-змея подозрительно прищурилась. - А скажи мне, где же ты ночью отыскала топор?
  - Все знают, где садовники хранят свои инструменты! А меня гнала нужда, как вы понимаете! - ложь легко сорвалась с моего языка, заставляя Беккитту скрипнуть зубами от злости.
  Ган продолжал увлеченно вкушать мясо, Фрон широко ухмылялся, Беккит яростно посматривала в мою сторону. Мои слова проверить было невозможно - все стоки ведут в одно место, так что не понять, откуда именно упал искомый предмет.
  - Ну и что мне с тобой делать? - наконец, спросила Кровавая королева незнамо у кого: то ли у самой себя, то ли у любовников. - Просто казнить? Отдать наемникам - пусть потешатся? - смакуя каждое слово, рассуждала она.
  - Выдать замуж! - послышался нежданно-негаданно низкий голос.
  Дверь позади меня хлопнула, пропуская в трапезную залу высокого блондина. Ослепительно красивого, словно солнце! Таковым был первый советник Беккит Эрей эрт Дорн.
  Эрея я презирала, хотя он был единственным мужчиной в Золотом замке, кроме Гана, разумеется, кто не интересовался моим телом, не лапал в темных углах и даже не смотрел с вожделением. Зато с вожделением Эрей смотрел на Ганнвера. Вот и сейчас он облизнул губы, глядя на моего кузена. Ган красноречиво подбросил кинжал в воздух, а затем с силой воткнул его в столешницу.
  - Объяснись! - их безмолвный диалог прервал окрик Беккит.
  Вместо ответа советник подал своей госпоже и подруге свиток:
  - Вот! Сегодня из Каменего доставили! - повернулся ко мне и приказал. - Оденься! Меня тошнит от твоего вымени, ну просто корова деревенская, а не благородная эрра!
  Я с покорным видом подняла с пола платье и натянула его на тело. Первый советник был не тот человек, приказы которого стоило игнорировать. Беккитта прощала ему многое, даже откровенное хамство по отношению к себе самой. За какие заслуги это делалось, мне доподлинно было неизвестно! Слышала, что Беккит и Эрей росли вместе, а еще поговаривали, что это именно он спас будущую королеву, когда толпа мятежников напала на замок и убила всех, кто имел отношение к правящей династии. Виновники потом жестоко поплатились за свою дерзость, а еще за то, что не разыскали и не прикончили вместе с остальными младшую дочь короля.
  Погрузившись в чтение, Беккитта мрачнела все больше и больше, на висках проступила змеиная чешуя - признак того, что королева впала в ярость.
  - Да как он смеет?! - выкрикнула она, неистово сверкая ядовитой зеленью глаз и отшвыривая прочь клочок тонкой бумаги.
  - Смеет, моя дорогая, да еще как! - процедил Эрей. - И как думаешь, на кого он направит свои войска?
  - Тварь! - в запале высказалась Беккит, вынуждая меня серьезно задуматься, а Гана податься вперед.
  - Можно? - насторожившись, осведомился он, протягивая руки к письму.
  Получив королевское позволение, брат углубился в чтение, сосредоточенно нахмурив брови, и поэтому не заметил, что к нему подобрался эрт Дорн. Пользуясь тем, что королева-змея пристально разглядывает мою молчаливую персону, будто впервые видит, а Ганнвер читает, Эрей обнял его со спины. Ган моментально вскочил и сходу ударил советника кулаком в челюсть. Потом схватил со стола кинжал, поднял эрт Дорна с пола за грудки, приставил острый клинок к его горлу и пригрозил:
  - Если еще раз тронешь меня - убью!
  - Ух, какой горячий! - прохрипел в ответ советник.
  Ганнвер взревел, как разъяренный зверь, но вынужден был промолчать, так как раздался окрик Кровавой королевы:
  - Успокоитесь оба!
  Поняли все, в том числе и Фрон, который подавился куском оленины и закашлялся. Но под убийственным взглядом Беккитты прекратил, а она продолжила свою речь:
  - Эрей! Не смей лапать моего любовника! А ты, Ган, не забывайся! Помни правило: ударишь моего друга, и я ударю тебя!
  Ганнвер отпустил полузадушенного Эрея, вернулся к столу и улыбнулся:
  - Золотце, ну чего ты расшумелась?
  Беккит сверлила его тяжелым взглядом, и вдруг в разговор вступил Фрон:
  - Лапочка, незачем кричать, мы не глухие!
  - Заткнитесь! - рявкнула на них королева-змея и посмотрела на Эрея. - Говори!
  Советник смерил меня весьма неоднозначным взором, заставляя отступить, и резюмировал:
  - Ледышка, а ведь ты совершенно не похожа на северянку!
  Я пожала плечами, мол, ничего не могу с этим поделать. Не собиралась всем и каждому рассказывать о том, что моя прапрабабушка была из южных краев. Именно от нее мне и достался каштановый цвет волос, такой же, как у Гана, что и позволило брату стать своим среди жителей юга.
  Вслух проговорила, увидев, как грозно прищурился Эрей:
  - Глаза у меня голубые, а кожа светлая, как и у всех северян.
  - А он предпочитает знойных смуглянок с черными глазами, грыр вас все загрызи! - опять прокричала Беккитта.
  - Да мало ли кого он предпочитает! - вызверился Эрей и гаркнул так, что даже королева умолкла. Да! Советник мог показать свой норов, особенно когда хотел подчеркнуть, какое положение занимает!
  - Она, - указал на меня, - королева Ар-де-Мея, да еще и целительница, причем сила ее дара такова, что она с легкостью побеждает любую болезнь, вспомни эпидемию в Таали! Кто сумел остановить ее? Смекаешь? Внимательно прочла сообщение от нашего наблюдателя?
  Беккит медленно кивнула:
  - Я готова разорвать его в клочья за то, что он собирается воевать со мной! Со мной! - она поднялась на ноги.
  - Сядь! - резко велел ей эрт Дорн. - Он тоже готов убить тебя голыми руками! И есть за что, это по твоему приказу убили двух его жен! Заметь, тех, что он выбрал сам и любил до безумия! - подлил масла в огонь советник.
  Королева-змея вернулась на прежнее место, а я стала понимать, кого пророчат мне в мужья, и в душе начала подниматься волна паники.
  - Предлагаешь подарить ему Ледышку? - беспечно вопросил Ган, а по его взгляду было видно, что эта идея привлекает его, более того, кажется, братец был целиком и полностью на стороне Эрея и промолчал, когда тот с гнусной ухмылкой похвалил его:
  - Умница, сладенький!
  - С чего вы решили, что эта замухрышка его заинтересует? - нервно передернула плечами Кровавая королева, вперив в меня бешеный взор.
  Ган уже что-то придумал, лениво поднялся и подошел к своей венценосной любовнице, обнял ее и стал нашептывать:
  - Золотце, а ты предложи ему вкупе с Ледышкой то, от чего он не сможет отказаться и забудет все обиды на тебя, - в данный момент брат напоминал коварного змея. Он обвивал свою жертву, колдовал, убаюкивал.
  - Что? - поддалась чарам Ганнвера Беккитта.
  - Север...предложи ему север и Ледышку в качестве приятного, но ни к чему не обязывающего, дополнения!
  - Сладенький! - с одобрительной ухмылкой вмешался Эрей. - Да ты прямо мысли мои читаешь! Королева Ар-де-Мея и ее земли в обмен на то, что он откажется от своей мести!
  - Да вы сдурели! - взвизгнула Беккит, пытаясь оттолкнуть Гана.
  Он не выпустил свою жертву из рук:
  - Зачем тебе пустоши за Разломом, на которых обитают неразумные хищники, следующие инстинктам? Таких, рабами не сделаешь...
  - А еще там есть залежи самоцветов, - не пожелала сдаться Беккитта.
  - И демон, жаждущий свернуть твою очаровательную шейку, - вкрадчиво пропел Ганнвер.
  - А у демона есть войска, весь Нордуэлл поднимется по зову своего предводителя, - да, точно Ган и Эрей были заодно. - А мы не потянем новую войну! Расходы, расходы, и еще раз расходы...
  - Вот-вот! - поддакнул Фрон. - Ни тебе нарядов, ни украшений, ни развлечений и...
  - Хватит, - оборвала его королева-змея. - Я вас поняла! Дайте подумать! - она опять воззрилась на меня.
  Я верила, что Ган знает, о чем просит, и знала, что брат никогда не предаст меня, только паника внутри все нарастала и нарастала. Жуткие рассказы бабушки о южных демонах мигом воскресли в моей памяти, словно я только вчера услышала первый из них. Но пока мне удавалось сдерживаться, но когда Кровавая королева бросила:
  - Пусть будет по-вашему! - я завопила:
  - Нет! Только не одному из них! Прошу не отдавайте меня в когти южного демона! - все представители нежити родного Ар-де-Мея сейчас казались мне лучшими друзьями. Я готова была пасть ниц и просить Беккит о снисхождении. - Клянусь, буду лечить ваших рыцарей и всех жителей...
  Пощечина обожгла мою щеку и отрезвила разум. Напротив обнаружился кузен.
  - Угомонилась? - играя желваками, спросил он.
  Всхлипнув, я кивнула и привела последний оставшийся в запасе довод:
  - Но если демон возьмет меня... замуж...- еле выговорила, - то мой дар исчезнет...
  Беккитта резко поднялась со своего места и подошла ко мне:
  - Дура! Разве это меня волнует?! Ты мне надоела! Не хочу больше нянчиться с тобой, Ледышка! Пусть демон из рода ир'шиони мучается с тобой! Если, конечно, он согласится взять тебя в жены! - с нескрываемым ехидством закончила она.
  Для споров у меня не осталось никаких сил, поэтому пару минут мы с Беккит просто сверлили друг друга воинственными взглядами. Мне следовало первой опустить глаза, как привыкла это делать за последние пять лет, но отчего-то именно сегодня я не могла покориться ей, да и не желала! Я не вещь, чтобы меня можно было кому-то подарить!
  Королева-змея, как будто без труда прочитав мои мысли, поняла это, коварная улыбка тронула ее чувственные губы, и Беккитта сказала:
  - Северная королева решила показать южной свой характер? М? За-ме-ча-тель-но! - прищелкнула языком. - Хочешь свободы? Хочешь вернуться домой? Чудесно! Исполни мое повеление, и я отпущу тебя и...- пауза, заставляющая мое сердце затрепетать от волнения.
  Усилием воли вынудила себя успокоиться и тихо поинтересовалась:
  - Что от меня требуется?
  Улыбка Кровавой королевы стала довольной - я попалась на крючок, словно рыбешка, клюнувшая наживку. Сдаваться не собиралась, дерзко вздернула подбородок и смело взглянула на свою противницу.
  - А сможешь ли, Ледышка? - она сделала вид, что сомневается.
  - Ради них я пойду на все! - мой голос не дрогнул.
  Беккитта оскалилась:
  - Знаю! Поэтому взамен вашей свободы попрошу тебя принести мне... - она опять умолкла, трепля мои нервы.
  - Что? - пусть я не удержалась от этого вопроса, да, послушалась своих эмоций, но ответ для меня важен также, как глоток воды умирающему от жажды.
  - Сердце! Мне нужно сердце Алэра Рейневена эрт Шерана - хозяина Нордуэлла и...
  - Да-да-да! - Эрею надоело молчать, и он решил вступить в наш разговор. - Скажи сразу, что демон тебя отверг, и ты желаешь отомстить ему!
  Вот в чем дело! Я стиснула кулаки, чтоб слишком бурно не выказать свою радость - кто-то дал отпор Беккитте и не только на поле боя!
  Пока королева-змея и ее советник глядели друг на друга, я сказала:
  - Если вы освободите моих родных, то я доставлю вам сердце демона!
  - Замечательно! - Беккит хлопнула в ладоши, но в следующий миг ее улыбка померкла, а брови нахмурились.
  - М-да! Разделать тушу ты сможешь - в этом мы сегодня убедились! Вот только сумеешь ли ты обольстить мужчину, заставить его потерять голову и довериться тебе? В этом я сомневаюсь, Ледышка!
  - Не сомневайтесь, за пять лет моего пребывания в вашем доме я многое видела! - процедила я.
  - Неужели? Может лучше приказать Фрону и Гану обучить тебя всем тонкостям соблазнения?
  - Не нужно! - все внутри меня начало закипать, как вода в котле.
  - А вот это мы сейчас проверим! - расплылась в ехидной усмешке Беккитта. - Ган!
  - Да, Золотце, - неторопливо отозвался брат, но я понимала, чего ему стоили эти слова.
  - Доставай своего жеребчика! - приказала ему Кровавая королева, и я до боли прикусила губу, краем глаза подмечая, что Ганнвер медленно встал из-за стола, не отводя взора от белоснежной скатерти. Я помнила - там лежит кинжал! Ситуацию, не ведая того, спас Эрей.
  - Беккит, давай не при мне! Ладно? Лучше озадачь кого-нибудь, чтобы подобрали Ледышке новые платья! Едет на север, да еще и как твой личный подарок! Совсем негоже отправлять ее с тем, что у нее имеется!
  - Нам еще неизвестно о том, примет ли демон Ледышку в качестве откупа! - взбунтовалась королева-змея.
  - Ледышка, поведай своей королеве, почему эрт Шеран не откажется от тебя! - повелительным тоном обратился ко мне Эрей, и я убитым голосом рассказала:
  - Ар-де-Мей и Нордуэлл извечные соперники. С каких времен пошла наша вражда, уже никто не помнит. Больше ста лет назад моя прапрабабушка сумела обманом захватить и заставить подписать мир предка нынешнего лорда Нордуэлла. Только демоны поклялись отомстить и захватить Ар-де-Мей.
  - Любопытно, - заинтересовалась Беккитта, - скажи мне, почему тогда Алэр не пропустил мои войска через свои границы, чтобы дать нам пройти по мосту через Меб и вторгнуться в Ар-де-Мей по суше? Из-за его упрямства мне пришлось снаряжать флот и добираться до северных земель по морю!
  - Доподлинно мне это неизвестно, могу только предположить, что этот демон предпочитает уничтожать своих врагов сам, - едва слышно отозвалась я.
  - Да, он такой, - согласился с моей оценкой Эрей, - потому он без слов примет твое предложение, моя золотая!
  После некоторых раздумий Кровавая королева кивнула:
  - Ты прав, мой дорогой! Ган! Займись подготовкой Ледышки к путешествию! А еще сделай что-нибудь с ее бледной, синюшной кожей! Пусть хотя бы пару часов понежится на солнце!
  - Растает еще, она же ледышка! - братец пребывал в благодушном настроении. Нет, расслабленным он не выглядел, скорее задумчивым больше обычного.
  - Невелика потеря! - бросила в ответ на его реплику Беккитта, отходя от того места, где я стояла.
  - Ты не права, моя красавица, - опроверг советник. - Теперь наша Ледышка важная птица!
  - Вот пусть и летит отсюда! Сначала к портным, а потом на север к демону! И не вздумай меня обмануть! Мигом велю казнить твоего младшего брата и отдам в бордель сестру! - угрожающе пообещала мне королева юга.
  - Я не подведу! - убежденно произнесла я, и ко мне тотчас подошел Ганнвер.
  - Идем! - мотнул он головой в сторону двери. - У нас дел по горло!
  Я покорно поплелась следом, успев услышать, как Эрей сказал Беккитте:
  - Необходимо как можно скорее написать письмо в Нордуэлл! Привяжем на лапу ворону красную ленту - пусть все знают, что это срочно! - больше ничего не услышала, так как дверь в трапезный зал закрылась.
  Кузен был напряжен и собран, играя свою роль, он перечислял:
  - Сейчас поедем в город, прокатимся, развеемся, а заодно в лавках для женщин купим тебе румяна, белила...- быстрый взгляд на меня, - а, ладно, обойдемся без белил, но вот остальные лекарства для лица: сурьму, порошок из малахита и бирюзы купить жизненно необходимо. Ты не простая крестьянка, поэтому не стоит подводить глаза сажей! А затем навестим королевских портных! Ясно?
  С невозмутимым видом я покивала - "подарку" королевы нужна яркая оболочка!
  Мы с легкостью покинули стены замка, Гана без лишних вопросов пропустили, а один из стражников резво бросился кликать извозчика. Я наслаждалась видом, открывшимся моему взору с высокого дворцового крыльца. От зрелища раскинувшегося внизу города захватывало дух. Взгляд приковывала излучина широкой, сверкающей на солнце реки Илеа, впадающей в нестерпимо синее море, лижущее выщербленные временем городские стены. Высокие блистающие золотом шпили храмов; светлые дворцы представителей высшей знати, прячущиеся в нежной зелени весенних садов; терракотовые крыши домов победнее, изящные дуги вычурных мостов - все увлекало меня, отвлекало от забот, радовало. Да, ниже, у самого моря, располагался изрядный кусок города, где жили нищие, только туда я не глядела. Нужно уметь видеть прекрасное в обыденном и порой даже страшном. Только тогда вы научитесь по-настоящему радоваться жизни, а не страдать, проклиная свое существование. Я улыбнулась ясному солнцу и теплому ветру, игриво колышущему подол моего легкого одеяния и треплющему выбившиеся из прически пряди.
  Ганнвер исподволь наблюдал за мной, но говорить не торопился, да и потом, только по делу: о тканях на платья, о сапогах, о туфельках и о предстоящей дороге.
  Я потерялась, рассматривая вороха богатых, разноцветных тканей, которые без заминки и лишней суеты выбирал брат. Тонкая, почти невесомая, но теплая шерсть нейских овец; изысканные, богатые, шелка всех цветов радуги от лучших производителей Края Тонких Древ; гладкие, поблескивающие в солнечных лучах атласы; серебряная и золотая парча; ажурные кружева, созданные умелыми руками искусных королевских мастериц; тяжелый и роскошный бархат благородных оттенков и богатые украшения для отделки. Было тут и тонкое просвечивающее полотно для ночных сорочек и исподнего; тончайшие ткани для вуалей. Два огромных сундука были доверху набиты мехами: белая северная лисица, горностай, темный соболь и куница
  - Ты королева! - шепнул он чуть слышно, указывая портным на ларцы, полные мелких самоцветов.
  От меня требовалось лишь молчание и неподвижность - дабы не мешать портным снимать мерки.
  С величайшим нетерпением я дождалась ночи, солнце до последнего не желало уступать место на небе луне и звездам, нехотя уползая за горизонт, расцвечивая запад огненными красками.
  Теперь можно было поспешить на улицу. Знакомый путь, на цыпочках и беспрестанно озираясь, по лабиринту замковых коридоров, пробежка по слабоосвещенной кухне, где все еще витают ароматы еды, до неприметной дверцы для прислуги, и вот я стою на улице. Весна, хоть и наступила, но бриз, овевающий лицо, все еще кусаче-холодный. Впрочем, в нем ощущаются запахи едва раскрывшихся листьев и влажной почвы, а на садовых клумбах распускаются первоцветы, взращенные заботливыми руками садовников.
  Я бежала по темному саду, ладонью прикрывая свет масляного фонаря. Удобные туфли из мягкой кожи легко касались земли, а узкие брюки и короткая, до середины бедра, туника не стесняли движений.
  В стене, окружающей королевский сад, была потайная дверь, скрытая от посторонних глаз за замшелым валуном, стоящим тут с незапамятных времен и гармонично вписывающимся в окружающий пейзаж. Петли не скрипели - Ган регулярно смазывал их, а вот сама створка разбухла от влаги за зиму и сейчас далеко не сразу поддалась моим усилиям.
  Дальше осторожный спуск под горку среди колючего кустарника, норовящего изорвать одежду в клочья, поранить кожу и повыдергать все волосы, ну, а потом стремительный бег по песку к секретной пещере на берегу. Свет луны ярок и холоден. Скалы отбрасывают непроглядные, ни на что не похожие тени. Но я ни на миг не останавливаюсь - времени слишком мало, а весенние ночи непозволительно коротки.
  Буквально влетела в темный зев пещеры и, прыгая с камня на камень, добралась до места встречи. Ганнвер ждал меня, сидя на большом валуне, ссутулившись и прислонившись к одной из стен. Его тень металась в свете фонаря, стоящего рядом на неровном полу, из-за чего чудилось, что она существует отдельно от своего хозяина.
  Не мешкая, задала кузену мучающий меня вопрос:
  - Почему?
  Ган медленно, будто с неохотой, поднялся и посмотрел на меня. В сумраке черты его лица заострились, складки казались четче, вымученная улыбка походила на жуткий оскал, а глаза слабо мерцали, но в них отражалась печаль.
  Брат дошел до меня, вынудил отступить к стене, оперся на нее обеими руками и тяжело вздохнул:
  - Хочешь знать, почему я поддержал Эрея?
  - Хочу! - твердо отозвалась, и он усмехнулся.
  Где-то снаружи шушукались волны, набегая на берег, бриз свистел, ударяясь о стены, а я здесь ждала ответа кузена, пока он напряженно раздумывал, в упор смотря на меня. Наконец, выговорил:
  - Первая причина - ты! Ниа, за последний год ты...как бы это сказать вернее... похорошела, округлилась там, где нужно - в общем, перестала быть угловатой замарашкой и превратилась в женщину... очень красивую и желанную. Сама видишь - мужчины не дают тебе прохода, а женщины...они, поверь, лучше знаю, завидуют! И Беккит тоже! Тебе не хуже моего известно, к чему все это приведет!
  Я удрученно кивнула, а Ган все говорил и говорил:
  - Вторая причина - я! Мне до грыра лысого надоело все! Ниа, я до смерти устал! Устал притворяться! Мне противно все, чем я сейчас занимаюсь! Разве об этом я мечтал в детстве?! Я хуже портовой шлюхи, а ведь должен был стать капитаном королевской гвардии, как и мой отец! Я снова хочу ощутить свежий ветер в своих волосах, мчась по бескрайним равнинам Ар-де-Мея! - пылко поведал он.
  - Прости... - я отвела взгляд, и тогда Ган предельно нежно коснулся моей щеки и молвил:
  - Не извиняйся! Мы оба жертвуем: я - ради тебя, а ты ради нашего народа...
  - И Северии с Лавеном...
  - И ради них тоже...- вскинулся, - а во всем виновата она! Но, Ниа, за эти пять лет мы с тобой ни на шаг не продвинулись к тому, чтобы победить ее!
  - Как же...
  - Это все мелочи! Крысиная возня! Бессмыслица!
  - Не говори так! - одернула я брата. - Если мы сдадимся...- умолкла, не озвучивая очевидное.
  - Вот и используй шанс, чтобы найти союзника! Знаешь, как говорят в народе? Недруг моего недруга - мой друг! Возможно, это Хранители дают нам подсказку! - глаза Ганнвера азартно поблескивали в темноте.
  Я отвернулась, потому как надежд его не разделяла, и увидела призрачную фигуру, зависшую неподалеку от нас.
  Кивнула нежданной гостье, и призрак склонил голову на бок, словно раздумывая, отвечать мне или нет, а затем приблизился.
  - Покараулишь? - к Гану вернулся прежний задор и уверенность.
  Привидение поклонилось, а кузен отправился к тайнику, в котором были спрятаны тренировочные мечи: два деревянных, два специально затупленных и два дорогущих клинка из аравейской стали. Пока Ганнвер рылся в тайнике, я смотрела на слегка колышущуюся на ветру полупрозрачную фигуру призрака молодой женщины. Вероятно, красивой при жизни, а сейчас носящей на себе скорбный отпечаток смерти. Синюшные губы, белесые очи и яркая борозда на шее, явственно указывающая на причину гибели. Судя по одежде - служанка из Золотого замка, но вот почему она убила сама себя, мы не ведали, хотя и догадывались. Жаль, призраки не говорят. За то, что она добровольно помогала, мы были благодарны - это избавляло от множества проблем. И свою признательность выражали тем, что периодически ходили в храм Хранителя Врат смерти и молились о прощении и упокоении одной души, мечущейся между двумя мирами: живых и мертвых. В самом начале нашего знакомства призрак начертал в воздухе буквы, а мы сумели разобрать - Гали - так звали женщину при жизни.
  Ган скомандовал мне подойти к нему, и я отправилась на относительно ровную и сухую каменную площадку, которую мы использовали для тренировок. На лету поймала деревянный меч и встала в боевую стойку.
  Кузен сразу напал, но это не было для меня неожиданностью, и я сумела отбиться. Ганнвер, не мешкая, повторил атаку, я увернулась и старательно атаковала сама, но брат успел отскочить. Дерево глухо ударялось о дерево и звучало своеобразной музыкой, сливаясь со стонами бриза, шепотом ветра и песней ручья, прокладывающего свой путь по пещере.
  Очередной уворот, а после новая атака, Ган вынужденно отступает, но это обманный ход, и спустя секунду я оказываюсь лежащей на полу, больно ударившись о камень.
  Зашипела, а Ганнвер приставил деревянное острие к моему горлу.
  - Ты мертва, Ниа! - бесстрастно прокомментировал он и с досадой дополнил. - Ты рассеяна, потому не думаешь, не следишь, забываешь!
  - Прости...
  - К грыру твое "прости"! Чем забита твоя голова?!
  - Южными демонами...точнее одним из них, - вздыхая, созналась я.
  Брат подал мне руку, помогая встать, одарил внимательным взглядом и с яростью произнес:
  - Ниа, забудь бабушкины сказки! Помни, в мире есть существа страшнее демонов, а неведомые опасности не всегда хуже знакомых! Попробуй сделать этого Алэра нашим союзником!
  Мое воображение живо нарисовало мне яркую картину того, каким "союзником" может стать Алэр Рейневен эрт Шеран, прозванный в народе Диким Севером. Кто и за что дал ему такое прозвище, я не ведала, слышала только, что мужчина этот никогда не жаждал крови, не пьянел в битве, как многие другие рыцари, в том числе те, что составляли войска Беккит! В бою он был расчетлив, холоден, будто северный ветер, беспощаден и жесток к своим врагам. А кое-кто из его тайных недоброжелателей звал демона Черным вдовцом, ибо все его четыре жены скончались в страшных мучениях. Интересно, меня постигнет та же участь?
  Справилась с нахлынувшими эмоциями и посмотрела на кузена.
  - Что тебе известно о нем?
  - Немногое, - Гана явно порадовал мой серьезный настрой. - Нордуэлл хранит секреты своего лорда. Знаю лишь, что парень в шестнадцать лет стал хозяином того, что в Царь-городе именуют северным краем и главой семейства эрт Шеранов. Мать Алэра жива, так что у тебя будет свекровь! Кроме нее у Алэра есть брат-близнец - Алэрин, я о нем практически ничего не знаю. Следующей по старшинству идет сестра Миенира, прозванная за красоту Цветком севера. Самыми младшими являются еще одни близнецы - брат и сестра. Причем парень - калека, в детстве переживший "темную немочь". А отец Алэра уже семь лет, как мертв. Ты не хуже меня знаешь о "кровавом пире"!
  - Кто же о нем не знает?!
  - Так вот, прежний лорд Нордуэлла числился в приглашенных!
  - Беккит умеет мстить своим врагам!
  - Да! То были первые жертвы змеи! А ведь если вдуматься, в те годы Беккитте было всего одиннадцать, а Эрею тринадцать, но они сумели обмануть всех! Устроились в Золотой замок слугами, дождались подходящего момента, а именно того дня, когда самопровозглашенный король Этильред устроил пышное торжество в честь рождения своего первенца, на которое пригласил всех своих многочисленных соратников...
  - Да-да, - слегка раздраженно отозвалась я. - Все яства на том пире были отравлены... Выжить удалось немногим... в том числе...
  - Это очередная легенда, Ниа, которую я не рекомендую произносить вслух, особенно в Царь-городе, где повсюду слуги Беккитты! Да и, думается мне, что Беккитта не оставила бы соперников, пусть даже и совсем маленьких...
  - Такое чувство, что тебя это все восхищает?
  - Отчасти! - не стал отрицать брат. - Посуди сама, девчонка за год сделала то, чего мы не можем пять лет!
  - Во-первых, - строго сказала я, - она была не одна, а с Эреем, тот еще выдумщик. Во-вторых, в Беккит проснулась кровь предков - демонов бездны, защищающая ее от многих угроз, в число коих входят и яды! - сверкнула очами для большего впечатления.
  - Намекаешь, что мне пора становится мужеложцем? Или постараться пробудить в тебе зверя? - попробовал пошутить Ган, только получилось вовсе не смешно.
  - Нет, конечно! Ты неисправимый любитель женщин! А я всего лишь целительница, в роду которой не было са'арташи или ир'шиони!
  - А еще ты королева и воительница, - Ганнвер красноречиво указал мне на меч, и я поспешила поднять его...
  
  Продолжение истории читайте на Лит-эре)))
  
  Глоссарий
  Альбины - охранницы королевы Ар-де-Мея, воспитанные вместе с ней
  Аравейская сталь - самый дорогой, крепкий и ценный металл
  Ар-де-Мей - самое северное королевство Мейлиэры, расположено за Разломом
  Грыр - жуткое существо. Также это слово используется для эмоционального выражения говорящего
  Двуречье - государство, расположенное в Серединных землях
  Железный дуб - дерево, имеющее особо прочную древесину, не поддающуюся воздействию времени
  Золотой берег - одно из южных королевств
  Илеа - река, пересекающая Царь-город
  Ир'шиони - демоны неба, служащие в давние времена Хранителю солнца Хелиосу, но за провинность сосланные им на землю
  Каменего - столица Двуречья
  Край Тонких Древ - государство, расположенное в Серединных землях
  Меб - река лавы, текущая по Разлому, отмечающая границу владений Некриты
  Летты - слуги Хранителя Врат смерти
  Нордуэлл - земли демонов неба (ир'шиони), находящиеся перед Разломом
  Разлом - трещина в земле, образовавшаяся в результате древнего катаклизма, поделившая владения Хранителей. Земли за Разломом принадлежат Хранительнице магии Некрите
  Са'арташи - демоны бездны - полузмеи. Их потомки имеют две ипостаси
  Таали - городок, находящийся недалеко от Царь-города
  Темная немочь - болезнь, эпидемии которой приводили к гибели целых городов
  Царь-город - столица Золотого берега
  Хранители - создатели мира, где происходит действие романа
  Хрустальный город - столица Ар-де-Мея
  
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"