Верещагина Анна, Верещагина Валентина: другие произведения.

Тайна для Аниики

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
  • Аннотация:
    Вторая история про ведьм Озерного Края. Аннотация пока такая... Говорят, что ведьмы любить не умеют! И каждый маг Солнечного Края с детства знает об этом! Только всегда найдется тот, кто решит испытать судьбу и попытаться растопить ледяное сердце очаровательной ведьмочки... Роман завершен. Рассылка окончена.

  Ведьмы Озерного Края
  История третья
  Волшебство для Велеи
  
  Пролог
  Улещивать и упрашивать,
  куда надежнее, чем приказывать.
  (Энн Бронте. Незнакомка из
  Уайдлфелл-Холла)
  
  - Нет! - разом воскликнули оба мага - правитель Солнечного Края Фирион и его подданный Грэйн Лютов.
  - Хм-м, - с глубоко задумчивым видом протянул Эферон Даров, полудемон.
  - Да! - громко объявили три ведьмы - государыня Озерного Края Маресса и две ее подданные Аниика Лютова и Снеженика Дарова.
  - Избавьте! - проворчал владыка Подземья Ар'рцелиус.
  - Мы проследим! - улыбаясь всем сразу, заверила его супруга.
  Фирион приподнял темную бровь, выдохнул и решил конкретизировать:
  - Итак, вы желаете, чтобы я выпустил из темницы некую Велею Липкину... ведьму... ищейку, рожденную двести лет назад и пребывающую сейчас в теле магини Дамары Светловой, осужденной за попытку убийства?
  - Да, - не дрогнув под его суровым взором, отозвалась Маресса. - Так нужно!
  - Кому нужно? - взвился правитель Солнечного.
  - Нам всем! - уверенно объявила государыня Озерного.
  - Это немыслимо! - покачал головой маг Лютов, глядя на свою супругу, и она, поймав три выразительных женских взгляда, ойкнула и положила руку на свой округлившийся живот.
  Грэйн побледнел и кинулся к супруге:
  - Ани! Что с тобой? Где болит?
  Фирион и Ар'рцелиус картинно возвели глаза к потолку, Эферон покачал головой, глядя только на Снеженику, а рыжеволосая ведунья Лютова, извиняюще улыбаясь своему мужу, тихо сообщила:
  - Детки волнуются! - и уже строже. - Твой сын меня пнул... между прочим... прямо в ребро!
  - Может, это была дочка? - моргнув, предположил Лют.
  - Нет, маг, это был наш сынок! Уж поверь, я это чувствую! - уверенно ответила Аниика и также твердо добавила. - И я хочу не только ощущать наших малышей! Мне хочется увидеть их и показать им, как прекрасен наш мир! Научить всему, что знаем мы сами, рассказать, за что боролись и чего достигли! - одарила несговорчивого супруга красноречивым взором, и Грэйн проникся, кивнул и открыто взглянул на Фириона:
  - Дамару... Велею... в общем, эту женщину нужно освободить!
  Фирион пробормотал что-то мало разборчивое, услышанное только Ар'рцелиусом, мгновенно прищурившимся и взглянувшим на свою жену Зиалею. Бывшая ведьма, ставшая ради любимого ларой, решила сама взяться за дело. Для начала Зиалея клыкасто улыбнулась Фириону, отчего маг невольно попятился, но тут же взял себя в руки и откашлялся в кулак, избегая прямого взгляда лары. А она громко проговорила:
  - Я не была бы столь легкомысленной и доверилась бы беременной ведьме! Еще не бывало случая, чтобы предчувствие беды обмануло будущую мать!
  - Я бы поспорил, - попробовал начать правитель Солнечного, но был беспощадно перебит Марессой:
  - Будто вы, господин маг, часто общались с беременными ведуньями! Готова поставить тысячу драгоценных на то, что вам не довелось разговаривать ни с одной из них!
  - Уже разговариваю! - ядовито ответил Фирион, указывая на Лютову.
  - Я верю своей супруге! - громко, обрывая диалог двух правителей, оповестил Грэйн и столь же уверенно объявил. - Если мы не дождемся помощи, то я буду действовать на свой страх и риск!
  - Это как это? - вкрадчиво, чувствуя подступающую злость, решил уточнить главный маг.
  На ноги поднялся Эферон Даров, обменявшись мимолетным взором со своим братом, владыкой Подземья, произнес:
  - Ситуация в нашем мире странная, если не сказать страшная! Вейтерра осталась без присмотра создателей, и все здесь собравшиеся хорошо понимают, чем все это может закончиться! Ани, - кивнул в сторону сидящей рыжеволосой ведьмы, - сообщила весьма интересные и вместе с тем неприятные сведения! Быть может, стоит копнуть глубже...
  - Во-от! - поддержала мужа Снеженика. - А кто, как не ищейка способна разгадать эту тайну!
  - Велея считалась лучшей среди государевых ищеек прошлого! - поддакнула Аниика.
  - Да понял я уже, что выбора у меня нет! - буркнул Фирион, но потом махнул рукой. - Ладно, только неплохо бы вам, маг Лютов, самому за ней присмотреть!
  Грэйн повел плечами, взглянул на суженую, заметил лукавый блеск в ее глазах, нахмурился, но вслух высказал то, о чем мысленно попросила его Ани.
  - У меня есть друг, да и вы все прекрасно знаете Райта Ладова! Так вот, у него и времени больше и...
  - Только не говорите Райту о Велее, пусть считает, что ему поручили опекать Светлову. Она же его давняя подружка, - съехидничала, прерывая его супруга, явно намекая на прошлые отношения.
  Лют только вздохнул, у Фириона не нашлось слов...приличных, а Ар'рцелиус, шумно выдохнув, изрек:
  - Ладно! Уговорили! Присмотрю и за этой! Какая в конце концов разница - одной ведьмой в семье больше, одной меньше?! По сути никакой! - и с таким видом, будто готовился к войне, добавил. - Выпускайте Велею Липкину!
  
  Глава 1
  О свободе
  Сковородка - оружие свободы!
  (Рапунцель: Запутанная история)
  
  - Магиня Светлова, - раздался зычный голос от двери, выводя меня из задумчивости, - собирайтесь!
  - На прогулку? - недовольным тоном отозвалась я, подавив неуместный зевок. Знала эти, так называемые, прогулки и ничуть не радовалась им.
  - Домой! - огорошила меня надзирательница, больше напоминающая румяную задорную тетушку.
  Не то, что у нас, ведьм! Надзирательницы, так надзирательницы! Как цепные собаки, слушающиеся приказов сурового хозяина, бросающиеся на неугодных. Мне взгрустнулось - эх, какие были времена!
  Хмыкнула:
  - Неужели? И кто же у нас такой щедрый? - не сдвинулась, продолжая вольготно лежать на небольшом диване.
  Богиня свидетельница! Не тюрьма, а девичья спаленка! Разве что решетка на окне, правда, изящная, украшенная коваными цветами. Нет для ведьмы хуже места! В кошмарах преследовать будет!
  - Свободу вам, госпожа, пожаловал сам Фирион! Говорят, та, - женщина сделала ударение на этом, - ведьма расщедрилась!
  - Какое великодушие! - буркнула я, в душе ликуя, что сестра нашла способ мне помочь.
  Магиня-надзирательница покачала головой и доверительно сообщила:
  - По мне, так вашей вины в случившемся нет! - убедительно кивнула. - Всегда и во всем ведьмы виноваты! Нечего им наших магов окольцовывать! Знаешь?
  - Что? - я соизволила подняться и, стараясь не плясать от счастья, принялась собирать свои немногочисленные пожитки. Вернее не мои, а Дамары Светловой, в теле которой маялась моя душа.
  - Фирион попал в сети главной ведьмы! - надзирательница опять отвлекла меня.
  - М-да? - застегивая ремешок кожаной туфельки на тонкой щиколотке, я изобразила вежливый интерес.
  - Да! Эта негодяйка околдовала нашего правителя и... - я решила больше не прислушиваться к ее словам. Пусть магиня тявкает, сколько хочется!
  Меня заботили другие проблемы! Скоро предстоит встреча с любящими 'родителями'. Разумеется, я считала этих магов чужаками, и все четыре месяца заключения старалась избегать встреч с ними. Теперь же оставалось надеяться, что они не дожидаются меня уже за этим порогом! Ирия... Ани, конечно, надеюсь, сумела предусмотреть и такой поворот!
  Последний взгляд в миниатюрное зеркальце в дорогой оправе, и я облегченно выдыхаю. Снадобья, приносимые мне вездесущими подземцами, оказались действенными. Мои карие глаза сменили свой цвет на голубой и стали такими, какими и должны быть у Дамары Светловой.
  И вот он - узкий, извилистый коридор, на стенах которого переливаются в свете сотен огненных мотыльков яркие панно. В глазах зарябило от обилия насыщенных красок - кошмар любой ведьмы - красный, оранжевый, золотой сплетались в немыслимых узорах, в центре которых главенствовало невыносимо обжигающее солнце с жуткой, с моей точки зрения, улыбкой. Смешок за спиной, так что я оглянулась. Как и следовало ожидать - позади только огненнокрылые бабочки, но страх все не отпускал. Волевым усилием заставила себя успокоиться, мельком подумав: 'Пора начинать пить настои валерианы! Совсем нервы расшатались! Оно и не мудрено... Но раз я выжила на корабле Геррара, то и тут не умру!'
  С умным и смиренным видом, как и подобает раскаявшейся дочери всеми уважаемого магьера, я выслушала наставления главной надзирательницы. Оказывается, она лично знает моего нынешнего 'папеньку'! В связи с этим, магиня решила пристыдить меня, мол, из-за малюсенькой, но все-таки оплошности пострадал такой замечательный человек!
  - Оно, разумеется, во всем виновата ведьма, но в следующий раз будь, детка, умнее! - вещала главная надзирательница.
  Я молча кивала, пытаясь не скрипеть зубами от злости и нетерпения. И вот свершилось!
  Едва не подпрыгивая, как ученица Высшей Ведической Школы, у которой начались каникулы, я неслась к выходу. Еще несколько секунд, и я обрету желанную свободу! Предвкушая дуновение свежего ветра, схватилась за ручку двери, делая широкий шаг.
  К безграничному удивлению, нога моя не нашла опоры. Пару мгновений я балансировала на краю, а затем куда-то провалилась. Вскрикнуть не успела, только поневоле зажмурилась, а спустя еще миг обрела под собой основу... мягкую и уютную. Распахнула очи и узрела под собой ковер с пушистым ворсом, мимоходом порадовавшись, что благодаря ему несильно ушибла колени.
  Подняв взгляд, увидела протянутую конечность... с длинными золотистыми когтями.
  - Приветствую! - вежливость - первое правило победителей. Помощью не воспользовалась - еще неизвестно, что на уме у высшего демона. Поднялась сама, осмотрелась. Подозрительность - первое правило ищейки!
  - Добро пожаловать в царство мрака и тени! - пророкотал владыка Подземья, пока я невежливо разглядывала его необычную физиономию.
  - Ар! Прекрати пугать нашу девочку! - из-за спины демона вышла лара.
  Я, хоть и видела ее раньше, и слышала историю ее жизни, все равно заморгала, тщательно подбирая верные слова. Как-то привыкла больше спрашивать, чем отвечать!
  Зиалея истолковала мое молчание по-своему и заявила:
  - Будь в Асодаре, как дома! Все же ты моя племянница!
  - Вы моя тетушка? - это необходимо было уточнить, и в ответ я получила твердое:
  - Не сомневайся! Аниика - моя племянница, а ты была ее сестрой, пусть и в прошлой жизни! Да и думается мне, коли не плен, ты родилась бы в семье Алтеи, моей сестры! Кстати, у вас с ней есть общие черты!
  - Да-а? - по началу я усомнилась, потому что видела портрет Алтеи Калинкиной, но Зиалея напомнила:
  - Алтея тоже была ищейкой! Причем, лучшей в Озерном!
  - Верно! - тут и я это вспомнила.
  - Да, она была лучшей, - в глазах владычицы промелькнула грусть, и я тоже припомнила отчего. Вздохнула - такова наша участь, а Зиалея продолжила:
  - Так что зови меня 'тетушкой'!
  Я без стеснения пялилась на нее, гадая, какие еще неожиданности ждут меня в новой жизни. Когда решила дать утвердительный ответ - такое родство всегда пригодится, услышала от Ар'рцелиуса:
  - Только не вздумай звать меня 'дядюшкой'!
  Тут уж я покачала головой без промедления, дескать, и не собиралась! Признаюсь, в детстве мечтала о том, чтобы у меня был дядя. Но не высший демон! Своим дядюшкой я видела скромного, светловолосого ведьмака с добрыми, синими глазами и тихим голосом. Владыка Подземья - мой дядюшка?! Бр-р! Нет уж, благодарю покорно! Такое и в страшном сне присниться не может!
  Ар'рцелиус довольно оскалился, будто прочел все мои мысли и молчаливо одобрил.
  - Ар! - возмущенно позвала его супруга.
  Владыка без предисловий спросил, сверля мою сверх меры изумленную персону тяжелым взглядом:
  - Вы знаете, что от вас требуется?
  - Жить? - позволила себе сделать дерзкое предположение.
  Ухмылка высшего демона стала шире, взор проницательнее, а слова язвительнее:
  - Право на жизнь нужно заслужить! - словно повторил то, что сказал на палубе призрачного парусника Артуар, вовлекая бывшую ищейку в опасную игру.
  - В таком случае, что вы требуете от меня? - я уже решила, что не проиграю проклятому богу, теперь нужно выяснить, чего ждет от меня подземец.
  Ар'рцелиус опять одарил меня внимательным взглядом, аж до дрожи, но я выдержала, ожидая, что он скажет. Мне загадали новую загадку:
  - Кто есть у нас на сегодняшний день?
  - Кто? - кажется, придется вспомнить все, чему научилась в прошлой жизни.
  - Магиня, изменчивый и высший, - Ар'рцелиус определенно поставил себе цель проверить меня. Пришлось основательно поднапрячься, погружаясь в воспоминания:
  - Магиня Кнутова, правитель Да'Орон и звездный высший - совсем уж непонятное существо! - вынуждена была признать я.
  - Значит, об изменчивых вы, ведунья Липкина, знаете много?
  - Увы, нет! Чего таить? - но почти сразу скороговоркой поведала. - О Да'Ороне я слышала от сестры, ведь именно он создал браслеты, способные уничтожить Вейтерру!
  - Так! - демон неотрывно наблюдал за мной, ожидая, что еще скажу.
  Посчитала своим долгом не разочаровать его:
  - Магиня Лами Кнутова, девица восемнадцати лет, возможно, влюбленная! Скорее всего, это она разбудила Да'Орона, быть может, не без помощи звездного высшего!
  - А вы уверены, что они не погибли во время битвы высших? - Ар'рцелиус нарочито изогнул яркую бровь.
  - Если бы эта троица погибла, то и меня вряд ли бы позвали сюда!
  - Лея, ты не права! Ты - желанная гостья в нашем доме! - вмешалась молчавшая до этой минуты Зиалея.
  Я улыбнулась ларе, не хотелось обижать ее, а вот у Ар'рцелиуса деловито поинтересовалась:
  - Это все?
  - Все! - с довольным видом изрек он. - Дальше сами!
  Спорить с владыкой Подземья? От одной мысли меня пробрал озноб, потому я сделала кивок, размышляя, как вернуться обратно в Наземье.
  Двустворчатая дверь с тихим звоном распахнулась, и в нее вошли двое. Эта пара, одна из немногих, мне нравилась. Супруги Даровы не вызывали отрицательных эмоций, и сейчас я приветливо им улыбнулась. Они дружно ответили, точно готовились, а затем Снеженика быстро произнесла:
  - Похоже, Рон, мы не успели, они все решили без нас! - И мне. - Нам пришлось задержаться, потому что сынишка слишком шустрый, и лары-няни с ним не справляются! - тепло улыбнулась, явно вспоминая о своем ребенке.
  Было видно - ведьма гордиться сыном, и я подавила горестный вздох, потому что когда-то стеснялась своего, а теперь все бы отдала, только бы узнать, что случилось с Мишкой.
  Эферон все это время с нежностью смотрел на свою супругу - удивительное дело. Я опять пришла в замешательство, будто в первый раз видела Даровых. Историю их любви мне пересказала Весна... то есть Веснушка. Поначалу я никак не могла взять в толк - ну как, как опытная ведьма умудрилась влюбиться в исконного врага? Однако, глядя в этот миг на Снеженику, понимала, что лишь этот бывший злодей сумел подарить ей настоящее женское счастье. Не то, чтобы завидовала светловолосой ведьме, скорее недоумевала.
  - Вам пора возвращаться, госпожа Светлова! - пока я, широко раскрыв глаза, разглядывала Даровых, Ар'рцелиус не сводивший с меня своего пристального взора, дал команду.
  - Мое имя Велея Липкина! - вскинулась я, потому что ощутила обиду. Хотелось, чтобы здесь меня звали настоящим именем.
  - Разве? - иронично осведомился владыка, заработав два обличающих женских взора - жены и приемной дочери. Сама я на демона показательно не глядела - желания не возникло.
  Снеженика скоро подошла ко мне и передала светлый конверт.
  - Держи! Я и Рон коротко изложили все свои наблюдения!
  - Надеемся, пригодится! - Даров тоже не остался стоять в стороне. - Удачи! - искренне пожелал он.
  - И поменьше переживай! - Зиалея не дала мне вставить слово, да я и не пыталась, чувствуя себя неловко - давно не чувствовала столько заботы. - Ар! - владычица выразительно взглянула на своего мужа, и он соизволил кивнуть:
  - У вас будут помощники, ведунья!
  Едва не прокляла его вслух - гад такой - тянул до последнего, когда я уже готовилась к худшему.
  Ар'рцелиус, словно вновь прочитал мои мысли, оскалился пакостнее, а я так и взвилась:
  - Кто они?
  - Первый и главный - Дюран Огнев - четырех стихийник, бывший наблюдатель высших! - ответил мне демон, и я разочарованно вопросила:
  - И все?
  - Возможно, - с явным сомнением ответил мне Эферон, - будет еще и Да'Айрэн.
  - Ну, и парочку подданных вышлем тебе в помощь! - добавила Зиалея.
  Я бы продолжила расспросы, но не успела, потому что спустя секунду буквально выпала на крыльцо, обдирая ладони и ударяясь коленями о камень. В довершении дверь позади снова распахнулась, толкая меня, отчего с моего языка сорвалось несколько бранных словечек, пока я кубарем летела вниз. Села и, прежде чем подняла взгляд на виновника происшествия, услышала удивленный возглас:
  - Дамара???
  Притихла, усмирила волну гнева и постаралась выжать слезу, мол больно и обидно, и только тогда посмотрела на крыльцо. Мысленно добавила еще тройку крепких словечек, разглядев, каким удивленно-подозрительным взором буравит меня маг. Я помнила этого молодого светловолосого мужчину с зелеными глазами. Вот она долгожданная свобода! Радуйся, ведьма! Захотелось схватить в руки что-нибудь тяжелое, сковородка бы вполне подошла, и ударить огневика по голове изо всех сил.
  Мы рассматривали друг друга, то ли не зная, что сказать, то ли мысленно проклиная, пока дверь в здание тюрьмы снова не открылась, толкая Ладова в спину. Он покачнулся, раскинув руки в стороны, пытаясь устоять, но не смог. Скатился с лестницы и оказался рядом со мной на мостовой. Ругался маг так, что любая магиня уже лежала бы в глубоком обмороке. Я слушала, пробуя запомнить некоторые изречения.
  - Райт? - изумленно воскликнул стоящий на крыльце темноволосый огневик. - Здорова! - постарался, впрочем безуспешно, скрыть широченную улыбку, глядя на то, в каком положении находится Ладов.
  - Здор-рова, Карпыч! - сквозь зубы отозвался Райт, а я подумала: 'Ага! Винр Карпов! Что же, и о тебе, милый, я слышала краем уха!'
  - Надеюсь твой... твое...твоя... в общем, гордость цела? - Карпов откровенно забавлялся, Ладов злился, пока оба не вспомнили обо мне. Винр мгновенно стал серьезным:
  - Вижу, вижу, что забот у тебя прибавилось!
  - Угу! - Райт ничуть не подобрел, и я решила заявить о себе.
  Вот паземка, а как это делают магички? Мне был ведом только один способ - я громко и от души завыла. Да так проникновенно получилось, что оба огневика принялись утешать меня.
  Рыдала с чувством, жалобно, долго. Ладов под предлогом того, что он погонщик ящера, на котором меня доставят домой, сбежал. За друга пришлось отдуваться Карпову. Увидев ездового зверя, я завыла уже вполне натурально - ящеров боялась с самого детства! Оживший кошмар любой ведьмы - жуткий, переходящий из ночи в ночь, часто становящийся явью. Правда, все это было до того, как я оказалась в Индегарде, на земле перевозчиков. Так что в паланкин на спине зверя я все-таки влезла, но не без помощи Карпова. Здесь тряслась, как чахлый листочек, до чего же хрупким было это тесное сооружение! Слезы по щекам катились крупными каплями.
  Выть мне вскоре надоело, однако, всхлипывать не перестала - мало ли что? Карпов разместился вместе со мной, поглядывая искоса, насторожено, точно подозревал в чем-то. Высоты я не боялась - когда-то лихо летала на метле, потому в оконце, отогнув шторку, выглянула.
  Яркий свет солнца, льющийся с чистых голубых небес, ослепил в первое мгновение. Белоснежный город раскинулся внизу во всей красе цветущих весенних садов, а ведь я помнила его хмурым, сырым, зимним. Сверкающая река несла свои воды через столицу Солнечного на юг, и где-то там впадала в бескрайнее море.
  Хотела ли я увидеть его? Нет! Сложно отказаться от убеждений, впитанных с молоком матери! А мне с детства твердили: 'На юге - враги, и если не собираешься убивать магов, то там тебе делать нечего!' - я крепко-накрепко усвоила уроки наставниц.
  Мне роднее Омбрия, хотя при жизни ее не особо жаловала. Ближе для меня был небольшой городок, на окраине которого родилась. В нынешние времена он разросся. Деревянные постройки, столь часто сжигаемые в прошлом, заменили каменные, уничтожив тот облик, который был мне знаком. Мы с Веснушкой прокатились и осмотрели город: Ани - с интересом, а я с тоской. А еще у нас было дело - самое важное в моей новой жизни! Я должна знать, что случилось с Мишкой! Чувствуя вину перед сыном, хотела загладить ее, понимая, что опоздала на пару сотен лет. Обыскивая архивы Озерного, мы с Ани нашли, но практически сразу потеряли след. Мишку воспитала Ирия, как родного, вместе со своей дочкой, и все, дальше тонкая ниточка обрывалась. Ани ничего не помнила из своей прошлой жизни, потому и я оставалась в неведении, мечтая найти своих потомков. Рук не опускала, веря, что отыщу их место пребывания.
  Ящер странно дернулся в полете, возвращая меня в реальность, и я с трудом удержалась на месте, не упала на колени Карпову. Ошалело посмотрела на невозмутимого Винра, задавая безмолвный вопрос.
  - Ты чего? - округлил он глаза. - Всполох всего лишь птицу на лету поймал!
  - Поймал? - выдохнула я, немея от возмущения.
  - Ну! - Карпов обеспокоенно наклонился ко мне. - Ты забыла, что ящеры лакомятся свежим мясом прямо на лету?
  - З-забыла, - выдавила я, мечтая сказать намного больше, а еще убить... всех магов, этого конкретного, того, что правит ящером, прочих и... Начну все же с зеленоглазого, он раздражает меня сильнее остальных! 'Почему?' - возник сам собой вопрос. Я, как хорошая ищейка, занялась расследованием, самокопанием в данном случае.
  - Что решила? - раздалось совсем близко, и я подпрыгнула, едва сдержав готовые сорваться с языка слова проклятия.
  Да так и застыла с открытым ртом, потому что разглядела разноцветные глаза Карпова. 'Слишком необычное сочетание! Карий и серый! А у ведьмаков так не бывает! - неотрывно рассматривала огневика, гадая. - Быть может, богиня подает мне важный сигнал?'
  - Дамара, ты глядишь на меня так, будто впервые видишь! - констатировал через некоторое время Карпов.
  Неожиданно, даже для самой себя, вспылила и огрызнулась:
  - Тебе-то что? Радуйся, если вообще смотрю на твою конопатую физиономию! - задрав нос, отвернулась.
  Маг, очевидно, зная характер настоящей Дамары, не удивился и перестал со мной беседовать, а меня посетили тревожные мысли о предстоящей встрече. И так - меня ждут Светловы... горько усмехнулась: 'Не меня, а свою дочь!'
  Сдаваться и плыть по течению я была не приучена, потому твердо решила навести в имении магьера Светлова свои порядки, предварительно изучив существующие.
  Не прощаясь с Карповым, игнорируя Ладова, я прошла через высокие ворота в весенний сад. Подъездная аллея, петляющая среди высоких, сильно разросшихся деревьев, вывела к двухэтажному особняку, встретившему меня тишиной. Перед домом расстилалась ровная поляна, укрытая вполне приятными на вид желтыми цветочками, мелкими, похожими на миниатюрные солнышки. Ноги сами понесли меня к особняку. Лужайка неровная, вся в кочках, но я несусь вперед, к каменному, белоснежному крыльцу, будто околдованная. Ковер подросшей молодой травы опутывает ноги, цветы мягко ударяют, оставляя на темной замше туфель желтую пыльцу. В голове нарастает паника, потому что тело меня не слушается, словно кто-то гонит прочь душу Велеи Липкиной. Хотя почему кто-то?
  После четырех месяцев молчания проснулась хозяйка этого тела. Пока я отвлеклась, Дамара решительно отвоевывала позиции. Как назло, дверь особняка распахнулась, и на крыльце показалась невысокая светловолосая женщина. Без слов стало ясно, что именно она является матушкой Дамары. У меня перехватило дыхание, по нежной девичьей щечке скатилась слеза. Я ничего не успевала сделать, а Дамара, окрыленная надеждой на возвращение, погнала меня прочь. Светлова-старшая, будто ощутив горе дочери, рванулась навстречу и обняла ее, прежде чем я успела сообразить, что делать в такой ситуации.
  Тело помнило, а вот я позабыла о том, что такое мамины объятия. Давно меня никто так горячо не обнимал, да и чужды были ведьмам все проявления любви. Еще секунда и я бестелесным духом взлетела над лужайкой, теряя контроль. Звуки растворялись, солнечный свет струился сквозь меня, я больше не ощущала землю под ногами и с высоты оторопело наблюдала за тем, как мать обнимает свою дочь. С крыльца к ним спускался высокий, широкоплечий мужчина, в полном расцвете сил, в его руках алел букет роз. Идиллическая картина... но в ней нет места для меня. Призраку плохо на солнце, оно жжет, слепит, грозит испарить. Громкое выразительное покашливание внизу, и я вижу под собой молодого огневика. Не его ли я собиралась убить? Его! Глупость какая! Мне важно узнать, что случилось с Мишкой, а еще сам Ар'рцелиус поручил мне важное дело! Так имею ли я право отступать?
  Отвечать не требовалось, стремительной стрелой вернулась в тело, выгоняя расслабившуюся, празднующую легкую победу Дамару. И тут же отстранилась от 'маменьки', размыкая объятия. Она с недоумением воззрилась на меня, и ищейке пришлось смущенно опустить очи, а еще всплакнуть, благо предшественница все это время рыдала, не переставая. 'Папенька', стремясь разрядить обстановку, суетливо вручил букет роз, меня едва не стошнило - уж слишком приторным был их аромат.
  В доме оказалось ничем не лучше, здесь был растоплен большой камин, точно на улице властвовал мороз. Ох уж эти теплолюбивые маги! Мне срочно потребовалось освежиться, и пока 'родители' беседовали с притащившимся за нами Райтом, я подманила торчащую в холле служанку, опытным глазом определив, что именно она прислуживала Дамаре.
  Непрерывно сюсюкая, дескать, она безмерно рада моему возвращению, девчонка привела меня в нужную комнату. Я осмотрела ее обстановку и сдержала очередное ругательство. На стенах, покрытых отвратительно розовыми обоями, висели картины в золоченых рамках, на которых хрупкие девицы с кукольными лицами играли с белоснежными собачонками. Тьфу! Попробовала хотя бы одна такая сыграть с медведем!.. Я бы посмотрела... А впрочем, было бы на что смотреть!..
  Огромная кровать на четырех резных столбиках под ажурным балдахином не огорчила - комары тревожить не станут, и я высплюсь спокойно! А вот покрывало с вышитыми алыми розами я бы заменила! Комод со стоящими на нем флаконами, коробочками и шкатулками не удивил, как и зеркало в полный рост. Будем верить, что и это сгодиться!
  - Госпожа? - позвала меня служанка, видимо, уже не в первый раз.
  Я, не скрывая своего недовольства, повернулась к ней и, пользуясь положением, потребовала:
  - Приготовь мне ванну!
  - Но вода?.. - девчонка отчетливо побледнела.
  - Что вода?
  - Днем???
  Я в упор смотрела на рыжую, худую девушку в голубом платьице с оборкой по краю и в белоснежном переднике, все еще не понимая, какая ей разница - когда госпоже вздумается принять ванну? Служанка с выражением ужаса на лице смотрела на меня, и я потеряла терпение, рявкнув:
  - Ты все еще здесь?!
  Что-то мелькнуло перед глазами, руки засветились изнутри красным светом, а девчонка позорно бежала прочь. Я с испугом таращилась на собственные ладони. Вот же паземка зловредная! Нашла силы и подошла к зеркалу, осмотрела себя с головы до ног. Выдохнуть не получилось, дыхание перехватило, встревожено стукнуло в груди сердце. Огненная магия! Я теперь магиня, а не ведьма, и, значит, только эта стихия мне подвластна!
  - Ага! - уныло сказала я светловолосому отражению. - Подвластна! Не смеши собственные пятки! - выдохнула.
  Сейчас меня раздражало все и хотелось только одного - убить кого-нибудь! Понимала, что требуется успокоиться, буквально заставляла себя дышать ровно. Помогло! Да и принесенная, пусть и не в срок, ванна меня порадовала.
  Водица в ней была прохладной, и на ее поверхности плавали розовые ошметки... лепестки роз, паземки их сожри! Вот не понимала я подобную блажь! Цветок должен радовать глаз на клумбе, а не находиться в изорванном состоянии в ванне! Нос учуял отвратительный запах - розовая вода! Служанка, не скупясь, лила ее в ванную! Мне хотелось выть, не переставая!
  Каждую ищейку, как и любую другую ведьму, с детства учили владеть своими эмоциями. 'Вдохни глубже, - говорили наставницы, - всмотрись в небеса, представь, что твоя мечта сбылась, прошепчи нечто приятное, выдохни!'
  Наскоро сполоснувшись, я подбежала и распахнула окно. Прикрыла на миг веки, уж слишком ярким, непривычным был дня меня здешний солнечный свет, вдохнула полной грудью ветер весны, прикусила язык от усердия, воображая, что вижу перед собой правнучку, маленькую темноволосую ведьмочку. Улыбнулась и открыла глаза. Воодушевляющие слова застряли в горле - с улицы на меня пялился Ладов. Взгляд пристальный, подозрительный, словно маг собрался вывернуть наизнанку мою душу. Удивляясь себе самой, показала Райту язык, закрыла створки, плюхнулась в кресло, где занялась переосмыслением своих действий, прислушиваясь к внутренним ощущениям. Ничего необычного не обнаружила, однако, приказала себе оставаться настороже.
  К вечеру, когда позвали ужинать, я возрадовалась, даже медовая улыбка 'матушки' и насупленный вид 'батюшки' не раздражали. Хрустящие, истекающие маслом хлебцы, жареные колбаски, пироги, сочащиеся ягодным соком, сами просились в рот.
  Передо мной услужливая девушка выставила блюдце с мелко порезанными овощами. Я моргнула... раз... другой... третий, надеясь, что это какая-то ошибка, глотая голодную слюну, и услышала речь 'маменьки':
  - Дочка, я распорядилась приготовить твой любимый салат!
  - Очень мило, - проскрежетала я, мысленно прощаясь с надеждой сытно и вкусно поесть, сжимая вилку с такой силой, что заболели пальцы.
  Любая столичная ищейка была обучена правилам этикета, дабы она не запуталась в столовых приборах на званом ужине у государыни. Со злостью я пронзила кусок огурца. Сунула в рот и меня сразу перекосило - овощи оказались совершенно пресными, и это при том, что жители Солнечного слыли известными любителями всевозможных пряностей! Улыбка моя для 'родителей' вышла мученической, взгляд то и дело притягивали стоящие на столе блюда. Добилась того, что Светлов с величайшим подозрением осведомился:
  - Тебя голодом морили?
  - Нет, - покачала головой и, стараясь не выдать себя, прибавила. - Это усталость! Непривычно вновь вернуться к обычной жизни, - здесь я почти не кривила душой, потому вышло искренне.
  Светловы отпустили меня без дальнейших вопросов, и я поспешила скрыться в отведенной комнате.
  Ночь выдалась беспокойной, с трудом я дождалась, когда солнце скроется за горизонтом, и обитатели этого дома угомонятся. Здесь я чувствовала себя чужой! Непривычные, порой неприятные запахи; люди, от которых не знаешь, чего ожидать, непонятные существа, те, коих привыкла бояться! Дом, живущий своей собственной жизнью, общающийся со мной шорохами и скрипами. Страха я не испытывала, лишь тоску и муку... а еще сильный голод. Живот подвело, потому, не дожидаясь полуночи, вышла за порог этой комнаты.
  Коридор встретил меня тишиной, огненные бабочки, просыпаясь, расправляли крылья, а за моей спиной мир снова погружался во мрак. Будь я более впечатлительной, наверное, живо представила бы, как из него за мной наблюдает враг. К огню привыкла в Индегарде - Геррар, проверяя мои нервы на прочность, использовал и его. Тогда мне было безразлично, а здесь, на какое-то краткое мгновение, захотелось вдруг обернуться кошкой, как раньше, в прошлом, тенью скользить по сонному дому, узнавая его тайны.
  Ведьмы способны на многое, потому что им доступны три стихии. Возьмем, к примеру, воздух - он может проникнуть в любую щель, показать, сообщить, что заметил. У огня иная стезя, я видела его огромным прожорливым зверем, поглощающим целые города. Пользоваться мощью этой стихии не собиралась, моей целью стало возвращение магии ведьмы! Любыми путями верну себе силу!
  Отвлеклась, когда добралась до кладовых. Сделать это оказалось проще простого - ароматы прошедшего ужина привели меня к кухне, а уж за ней нашлись кладовые. На самой кухне удалось поживиться только яблоком, зато дальше отыскала окорока и соленья. Жаль, хлеба не было, но обошлась и без него, запила все остывшим чаем, как называли здесь взвар, и вернулась в свою нынешнюю обитель.
  По пути, привыкшая ориентироваться на подсказки стихий-помощниц, заплутала, свернула не туда и вышла к резной, массивной двери. Сквозь узкий проем просачивался свет, и слышались приглушенные голоса Светловых. Я решила не упускать представившуюся возможность и на цыпочках приблизилась, прислушиваясь к разговору.
  - Гери, я не изменю своего решения, сколько не проси! - вещал усталым голосом магьер. - И тебе не советую перечить Фириону!
  - Ты жалкий трус, Эзагр! - капризно отозвалась магиня, повергая меня в оцепенение. Я всегда считала, что женщины магов беспрекословно подчиняются своим мужьям. Этой удалось удивить меня! - Вспомни, - продолжала Гери за дверью, - речь идет о нашей дочери! Мы не должны позволить мальчишке Ладову обижать ее!
  - Он и не обидит! - терпеливо ответил Эзагр. - Всего-навсего присмотрит, убережет от необдуманных поступков!
  - Но мы ее родители! Мы справимся сами! - магиня перешла на крик, и супруг ее осадил:
  - Не шуми! Разбудишь весь дом! - нервно топая, прошелся по комнате. - Присмотрела уже! Припомни и ты, что из этого вышло!
  Я, как воочию, представила, что Гери чопорно поджала губы и ответила:
  - Это все ты!
  - Верно, я, - Светлов усмехнулся, правда, вышло у него совсем невесело. - Слишком много вам свободы предоставил! Следовало выдать Дамару за Райта и точка! Зря я прислушался к вашим мольбам!
  - Вовсе не зря! - Гери начала лебезить. - Дамми никогда не любила мальчишку Ладова!
  - Разве? В семнадцать лет она твердила иначе...
  - И ты был безмерно рад! Уже и к свадьбе все приготовил!
  - Не только я готовился к торжеству! - мне отчего-то стало жаль магьера, уж очень измученным, судя по голосу, он казался. - Все готовились, пока Райт не придумал познакомить Дамару со своими друзьями...
  - Вот! Тогда наша девочка и влюбилась по-настоящему! - Гери всплакнула, вероятно, для того, чтобы вызвать у мужа сочувствие.
  Ничего у нее не вышло, магьер едва сдержал досаду.
  - Влюбилась? - рыкнул он. - Скажи лучше, на нее нашла очередная блажь! А я говорил, что сын Гэврэла Лютова ей не пара!
  - А кто пара? - магиня вновь завозмущалась. - Этот мальчишка Райт?
  - Да что ты заладила? - задал закономерный вопрос Эзагр. - Мальчишка, да мальчишка! Райт и Грэйн ровесники!
  - Мальчишка - младший потому что! - упрямо заявила Гери, а я чуть было на пол не села - вот в чем дело!
  Эзагр тоже не остался равнодушным:
  - Вот в чем твой интерес! А я все гадал, чего ты так за Лютова-младшего уцепилась!
  - Да! - запальчиво созналась Гери. - Драгоценных много не бывает! Теперь все уплывет в цепкие ведьмины лапы! Той самой, между прочим, которая едва не убила нашу девочку!
  Это кто кого пытался убить?! Меня затрясло, руки зачесались, и чтобы не давать им воли, я спрятала их за спину. Еще не хватало снова рассердиться и спалить собственную 'маменьку'!
  - Прекрати! - послышалось из-за двери, и вот тут я подпрыгнула, ибо даже и представить себе не могла, что маг способен орать на свою жену! Каких только чудес на свете не случается?! Не доверяя своим ушам, решила посмотреть на такое сказочное зрелище. Переусердствовала, толкнула слишком сильно, и дверь распахнулась.
  Светловы в немом изумлении воззрились на меня, я открывала и закрывала рот, подбирая нужные слова. Не подобрала и, сверкая пятками, опасаясь, что сорвусь, побежала в обратную сторону.
  Огненные бабочки метались по коридорам, за мной спешили 'родители', а я неслась, будто на крыльях. Буквально взлетела вверх по лестнице - нашлась-таки пропажа - вбежала в свою комнату, задвинула задвижку, прислонилась спиной к неровной поверхности и перевела дыхание, в очередной раз поражаясь тому, что творю. Вот те раз? Кто я? Невозмутимая ищейка или неуравновешенная магиня?! Зеркало, освещенное проснувшимися в суматохе огненнокрылыми созданиями, показало мне горькую правду.
  В двери раздался стук и послышался льстивый голосочек Гери:
  - Дамми, можно к тебе?
  - Нет! - истерично завопила я, бросаясь на кровать, накрываясь шелковым покрывалом тем, что еще совсем недавно раздражало.
  В темноте, тесноте и духоте ненадежного укрытия думалось из рук вон плохо. Я с остервенением отбросила покрывало, призывая себя к порядку. Дожила! Происходящее все больше и больше мне не нравилось, и я снова прислушалась к внутренним ощущениям. Дамары слышно не было, но мысли в голову лезли неутешительные.
  Спокойствие и только оно! Сделала особенно глубокий вдох, а затем выдохнула, и так несколько раз. Минуты текли медленно, но я потратила их недаром. Иногда полезно остановиться на бегу, подумать, сопоставить все известные факты и постараться отыскать новые, а затем начать новое дело.
  Неприметную дверцу на первом этаже, ведущую прямиком в сад, я высмотрела еще днем. К моему безмерному счастью, она оказалась открытой.
  Ночной сад встретил тишиной: ни одна ветка не шелохнулась от ветра; ни один зверек не перебежал мне дорожку. Лишь она, белоснежная, из крупных камней, убегала вдаль, теряясь за кустами. Я сделала по ней несколько шагов, чувствуя себя больной. Даже в Индегарде, было проще: там я летала по улицам в облике выпитой, сливаясь со стенами зданий, и никем не замеченная следила за своим мучителем, узнавая все его тщательно охраняемые тайны. Сердце дрогнуло, но я не обратила внимания на его муку - это позже, а пока... Пока я, привыкшая надеяться на помощь стихий, потерялась, ощущая всю ущербность своей нынешней жизни. Не имея возможности воспользоваться силой трех стихий богини и не желая применять огненную магию, я стала обычным человеком.
  Дала себе мысленную оплеуху, хорошую такую, действенную, чтобы мысли вернулись в деловое русло. Помогло! Осмотрелась, насколько это оказалось возможным сделать в темноте... Минуточку!
  Вдоль дорожки стояли кованые столбы, на которых висели фонари, но ни один из них не горел, да и огненных бабочек нигде видно не было, эти создания не торопились осветить путь младшей хозяйки дома. Смело направилась в сад, и здесь, в самой глубине, стараясь не кричать, позвала:
  - Господин Огнев, довольно скрываться!
  
  Глава 2
  
  О письмах
  
  Это письмо перевернуло твой мир,
  но это отнюдь не означает,
  что перевернулся мир,
  в котором ты живешь!
  (Виктория Федорова. Дочь адмирала)
  
  Я была готова к неожиданностям, но сердце в груди дрогнуло, когда с ближайшей ветки векового дерева на дорожку спрыгнул высокий человек в плаще с капюшоном, закрывающим лицо незнакомца.
  'А впрочем, - рассудила мысленно. - Есть ли разница? Все равно в темноте разглядеть подробности не получится!'
  - Лунной ночи, - хмуро поприветствовала четырех стихийника.
  - Не заметил, что нынче небеса украшает луна! Быть может, стоит попробовать еще раз? - покачивая головой, отозвался он, демонстративно поднимая взор к затянутому облаками небу.
  'Погода испортилась!' - про себя констатировала я, а Огневу надменно сказала:
  - Это самое обычное проявление вежливости! Но, видимо, - здесь нарочито тяжело вздохнула, - вам оно не знакомо!
  Капюшон слетел с головы мужчины, позволяя увидеть темные, слегка вьющиеся волосы.
  - Я рад, - Дюран улыбнулся, - что мне предстоит иметь дело с настоящей ведьмой! Пусть и в облике прехорошенькой магички!
  - То есть ведьмы, по-вашему мнению, - не скупясь добавила яду в голос, - все поголовно зловредные, уродливые старухи?!
  - Идемте! - рассмеялся Огнев и, не спрашивая у меня, направился за цветущие кусты.
  Ветви быстро сомкнулись за его спиной, и, чтобы не потеряться, мне пришлось лезть в заросли, тихо ругая сопровождающего.
  Дюран довольно уверенно, словно бродил по этому саду целыми сутками, вывел меня к укромной беседке. Ночной сад скрывал ее белоснежные стенки; раскидистая вишня протягивала усыпанные цветами ветви в одно из окон. Я готова была прослезиться - слишком давно не ощущала неповторимый аромат цветущей вишни. Сразу вспомнился заросший лекарственными травами садик, в самом дальнем конце которого, у самого забора, прятался от пронизывающего ветра небольшой кустик. Он редко радовал одинокую старушку и двух ее внучек спелыми ягодами. Северные ветра, крупные градины и затяжная весна были тому виной. Порой поутру, после ночной непогоды, вся земля под деревцем казалась засыпанной снегом. Подойдешь - разглядишь сорванные ажурные цветочки.
  Вздохнула, невольно потянувшись к одной из ветвей, радуясь, что снова жива, и понимая, что сделаю все, чтобы как можно дольше не возвращаться в Индегард. Взглянула на Огнева, подошедшего настолько близко, что уловила его дыхание. Не упустила возможности, чтобы взглянуть в лицо союзника. Подивилась за сутки вторично - и у этого мужчины глаза оказались разноцветными. Сговорились эти маги, что ли?
  - Перейдем к делам! - прошла внутрь беседки и присела на резную скамью.
  Дюран, ухмыльнувшись, остался стоять, загораживая проход. Поднял вверх указательный палец и заговорил:
  - Я не просто так обратил ваше внимание на небеса!
  Еще один учитель сыскался - нахмурилась, но возражать не стала, наоборот, вскинула голову и уточнила:
  - Это связано с высшим?
  - Что вам известно об этих существах и конкретно о звездном? - четырех стихийник прошел и буквально впился цепким, настойчивым взглядом.
  - Пока очень мало, - язвительно разулыбалась, - но уверена, вы мне о нем расскажете!
  Огнев вновь хмыкнул, отвесил шутовской поклон.
  - Все, что знаю сам! Вот! - протянул белый, без всяких украшений конверт. - Здесь изложил важную для дела информацию!
  - Ага! - приняла письмо, повертела в руках. - Есть еще что-то? - поднялась, готовая услышать 'нет'.
  - Есть! - Дюран указал мне на скамью, усаживаясь сам. - Да'Айрэн сбежал из Асодара!
  - Вот как? - сумела не выказать излишнего удивления. - Выходит, изменчивые объединились? - задумчиво вопросила я, глядя в темноту, клубящуюся за пределами беседки.
  - Скорее всего, - сокрушенно кивнул мужчина. - И поверьте на слово, что нам всем угрожает опасность!
  Промолчала - толку соглашаться?! Только накручивать себя раньше времени, сейчас важно не жаловаться и грустить, а постараться все исправить. Привычная работа помогала мне забыться, отвлечься от личного, поэтому я с готовностью занялась ей.
  - Сила звездного высшего заключается в звездах?
  - Их мощи! Каждая звезда - это целый мир, магию которого может использовать Гарельтоальтейрус! Луну, считаю, они побояться трогать!
  - Они? - мысленно по слогам повторила заковыристое имя высшего. Должно пригодиться!
  - Да'Орон и Да'Айрэн! Ну, и магиня, которая с ними заодно!
  - Насмехаетесь? Кнутова - глупая девчонка, полюбившая неподходящего мужчину!
  - Вижу, вам этот вопрос знаком не понаслышке! - иронично заметил собеседник.
  Сделала вид, что оглохла на оба уха, и продолжила:
  - И возможно, Кнутова мертва! Всего лишь расходный материал, а, быть может, ключик, что откроет ту дверь, за которой скрываются наши враги.
  - Хм... - Дюран поднялся, подумал, кивнул. - Уговорили! Я наведаюсь в особняк магьера Кнутова! - он верно истолковал мои намеки.
  Пожалуй, так и сработаемся! Тут бы и порадоваться, только я поежилась. Привыкла действовать одна, не доверяя, не советуясь, не делясь догадками. Хотя... да, было дело, и я получила удар в спину!
  Огнев скинул плащ и, пока я оторопело моргала, накинул его на мои плечи.
  Стало как-то совсем неловко, но поблагодарить четырех стихийника не забыла, а после вернулась к делу:
  - Вы предлагает считать звезды?
  - Да, в тех созвездиях, что видны в это время года и в этом полушарии!
  - А... - я прямо-таки растерялась.
  - Звездные карты нам в помощь! У Светлова найдутся, несколько десятков, хоть на бумаге, хоть на металле, и вам нужно просто попросить!
  - Шутите? - во мне жила надежда.
  - Нет! - отрезал он и неожиданно признался. - Я тоже не большой знаток здешних созвездий! Придется учиться вместе!
  - Не слишком радостное известие, - проворчала, вызывая подначивающую улыбку Дюрана.
  - Не интересуетесь новыми знаниями?
  - Не люблю того, чего не понимаю! Слишком отвлекает! - неприветливо откликнулась и, чтобы не продолжил, брякнула. - Теперь все?
  Огнев настаивать не стал:
  - Да, до новой встречи, ведьмочка! - обошел и растворился в темноте, заставляя выругаться вслед.
  Поднявшийся ветерок и тяжелые тучи не способствовали долгим прогулкам, и я, зевая, решила отправиться спать.
  Планам моим осуществиться не позволила сидящая в комнате Гери Светлова.
  - Доброй ночи, маменька, - совладав с собой, я прямо с порога лучезарно заулыбалась, желая знать точно, что этой бабе надо.
  Лицо Светловой вытянулось, пошло пятнами, она открывала и закрывала рот, силясь что-то произнести, но не могла.
  - Чудная погодка! - прикрыла дверь, продолжая щебетать, аки пташка, надеясь побыстрее изгнать надоедливую магичку. - Я замечательно прошлась по саду!
  - Одна? - хвала богине, она выдохнула.
  - Да, - скидывая плащ, я прикусила язык, понимая, что сплоховала.
  - Дамми! - голубые глаза женщины наполнились слезами. - Ты меня не любишь? - вот это поворот!
  - А-а-а... - я впала в оцепенение, пытаясь решить возникшую проблему. Выпалила. - Да! Я гуляла с мужчиной, - и на одном дыхании, - с Райтом! Вот папенька обрадуется, правда?
  - М-м-м, - Гери передумала закатывать истерику. Ее мысли метнулись в другом направлении. - Что у вас с ним?
  Я дар речи потеряла - неужели не ясно?!
  - Как что? Любовь... поцелуи пылкие... - хоть убейте, ничего путного больше не вспомнилось, взгляд как-то случайно переместился к постели - спать хотелось.
  Гери подпрыгнула:
  - Что у вас с ним?
  - Любовь, поцелуи... объятия, - лихорадочно вспоминала.
  Дело в том, что моя прошлая жизнь целиком и полностью состояла из учебы и работы. С сестрой разве что болтала... Мужчины? Ну, были! Куда без них?! Я не деревяшка мертвая, тело имеет определенные потребности!
  - Дамми? - магиня опять подумала об истерике.
  - Свидания! - я вспомнила, как это называется. - Тайные! - чтобы вопросов больше не возникло.
  - А-а-ах, - сорвалось с уст Светловой. - Как романтично! Помню, и я в молодости... - она прижала ладони к груди и мечтательно прикрыла веки.
  Тайные свидания? Романтика? П-ффе! Темнота, слюнявые поцелуи какого-нибудь мальчишки и многочисленные укусы насекомых, страждущих крови собравшейся парочки! Ну, уж нет!
  Громко зевнула, показывая, как сильно устала.
  - Ой! - до магини дошло, что на дворе глубокая ночь, а ее дочь все еще не ложилась. - Ладно! Завтра расскажешь! - заговорщически мне подмигнула, а я одарила ее милой, с моей точки зрения, улыбкой.
  Захлопнув дверь за спиной магички, я перевела дыхание. Сердце колотилось так, словно сошло с ума, кровь прилила к щекам, голова гудела, а вот спать расхотелось. Приняла решение заняться чтением тех писем, что у меня были.
  Развернула конверт от Даровых. Какой Рон молодец! Да и Снеженике следует передать 'огромное спасибо'. Всего на пяти листах супруги умудрились разместить много важных и нужных для меня сведений. Коротко и по существу, как я люблю! Впрочем, и Огнев не разочаровал, сообщил все, что посчитал нужным о высших, особое внимание уделив звездному. По всему выходило, что по меркам высших Гарельтоальтейрус (надо же - запомнила!) сущий ребенок. Избалованный, залюбленный, обидчивый.
  - Весело! - нерадостно констатировала я, разглядывая оба письма, жалея, что в них так мало информации об изменчивых.
  Даровы поделились знаниями только о Да'Айрэне, а Дюран, используя заметки наблюдателя Громова, поведал о Да'Ороне. Легенды никто пересказывать не стал, а ведь между тем, иногда в сказаниях содержится много ценных сведений, нужно только их правильно истолковать.
  Прочитанные послания были порваны в клочья, которые я, не желая разжигать камин, закопала в кадке с раскидистым цветком.
  Настроилась со спокойной совестью отправиться в кровать. За окном вовсю распевались птицы, приветствуя восход солнца. Его первые розовые лучи торопились прикоснуться к верхушкам деревьев.
  Позволила себе помечтать, что впервые за долгие годы хорошо высплюсь, как настоящая свободная магиня, и встану не раньше полудня. В тюрьме меня лишили этой привилегии, а ведьмы вовсе страдают от вечного недосыпа! Пора это исправить!
  Моей мечте было не суждено осуществиться! Служанка приторно-сладким голосочком, надоедливым до умопомрачения, принялась будить меня, как только я погрузилась в объятия сна. Спросонок едва не отправила ее собирать сорные травы. Вовремя опомнилась и приказала подать ванну, блаженно прикрывая веки, чтобы немного подремать. Девчонка не сдвинулась с места, лишь часто вздыхала, мешая мне заснуть.
  - Чего тебе? - нелюбезно осведомилась я, приоткрыв один глаз.
  - Так это... - она с несчастным видом переминалась с ноги на ногу.
  - Чего тебе? - сделала ей одолжение и открыла оба глаза. - Ну, говори!
  - Принимать ванну с утра - это... - начала она, и я, не сдержавшись, рявкнула:
  - Быстрее!
  Служанка унеслась прочь, с порога донесся ее испуганный шепот:
  - ...плохой знак...
  А мне стало жарко, да так, что я невольно озадачилась и вдруг подпрыгнула на месте, проснувшись окончательно.
  Зеркало отразило все, как оно есть. Непроизвольно сглотнула, увидев, как в отраженных голубых очах алым светом пылает огонь.
  - Тьфу, паземка! - голос дрогнул, и я стиснула до посинения кулаки, отворачиваясь, обещая всем и сразу. - А вот не сдамся!
  Плюхнулась на кровать, задумавшись основательно над своей нынешней жизнью. Магия огня, как и следовало ожидать, не дремлет. Нужно быть спокойнее, постараться контролировать эмоции, чтобы не позволить огненной стихии одержать верх. Жизнь наладиться, обязательно!
  С вожделением поглядывала на деревянную бадью, которую расторопные, испуганные слуги наполняли теплой водицей. С наслаждением прислушивалась к каждому всплеску, раздававшемуся всякий раз, когда слуги опорожняли очередное ведро. Девчонка все это время стояла рядом, неодобрительно зыркала голубыми глазами и покачивала головой. Я улыбалась назло всем, предвкушая пусть и малую, но радость.
  Вода, слегка прохладная, бодрящая, как и необходимо, успокоила меня.
  - Госпожа? - раздалось над самым ухом, а вокруг разнесся аромат роз.
  Досчитав в уме до десяти, я полюбопытствовала:
  - Что еще?
  - Это плохая примета! - убежденно объявила служанка, я осталась спокойной и любезной.
  - Почему? - заставила себя взглянуть на нее. Мысленно взвыла.
  Девчонка (глупо спрашивать имя, потому как предполагается, что я должна его знать) щедрой рукой наливала в воду масло из лепестков роз, сами розовые ошметки плавали на поверхности. И как-то само собой представилось, что я ставлю ладони ребром друг к другу и превращаю надоедливую служанку в жабу. Бородавчатую, склизкую, большую... Было бы неплохо, на моих губах, спорю, возникла кровожадная улыбка. Девчонка, намыливающая губку мылом все с тем же одуряющим запахом, отшатнулась. И вдруг мне подумалось, что я не могу превратить ее в жабу, так как лишена своих ведьмовских сил. Выход есть! Можно найти жабу в саду, тишком принести ее в дом и подсунуть служанке в карман. Ох, и визжала бы она!
  Ругнулась полушепотом! Что со мной творится?! Вместо того, чтобы размышлять о делах, сижу и мечтаю напугать глупую девушку!
  - Говори, что собиралась! - получилось строго, но, видно, она привыкла к подобным выходкам своей госпожи.
  Продолжая намыливать губку, служанка пафосно вопросила:
  - Знаете, что случилось с моей бабушкой после того, как ей пришлось вымыться поутру?
  Прикинулась, как будто меня снедает любопытство:
  - Что? Рассказывай с самого начала!
  И она с самым серьезным видом заговорила:
  - Моя бабушка служила у магьера Светлова, того самого, который приходится вам прадедом! Однажды утром, она поскользнулась на мокрой тропке в саду и испачкалась. Магьер велел ей вымыться, отправил на речку - дело в вашем загородном имении было, - умолкла, привлекая мое внимание.
  Я сдержала зевок, догадываясь, чем завершиться столь 'красочный' рассказ. Но не выдала себя, капризно протянув:
  - Не томи-и-и...
  - Ну и вот, - девчонка ощутила себя значимой персоной, - после купания бабуля сошла с ума! Ей мерещились чудища с рогами и копытами! Догадываетесь почему?!
  Мне надоело играть, и я опустила рассказчицу с небес на землю:
  - Знаю точно! Твоей бабушке на реке повстречались подземцы! Духи противоречия, мелкие бесы, паземки. Первые, особенно по малолетству, любят пугать женщин всех возрастов, особенно купальщиц. Уж не ведаю, почему им так нравится женский визг!
  Девчонка подозрительно прищурилась:
  - А вам откуда известно?
  - Из книг! - невозмутимо оповестила я. - Умные книжки нужно читать!
  - Хм... - мне не поверили, и я прибавила:
  - Из них и ты узнаешь много нового!
  - Например?
  - Почему так важно мыться чаще! Грязь и болезни ходят рука об руку, а чистота - здоровье бережет!
  - А-а-а, - кажется, фраза заставила ее задуматься.
  - Бэ! - не слишком приветливо буркнула я, потянувшись к губке.
  - Что вы! - вознегодовала служанка, вцепившись в губку, словно в сундук с драгоценными.
  - Сама справлюсь! - прикрикнула я, и на лице девчонки появилось жалостливое выражение, когда она пискнула:
  - Меня и уволить могут...
  Слыхала я, что подобное в краях магов не редкость. Вот ведь огневики - а еще говорят, что это мы, ведьмы, творим зло!
  Со вздохом кивнула, поворачиваясь спиной, чтобы девушке было удобнее вымыть ее.
  Весь день прислушивалась и приглядывалась ко всему, что происходит в доме, одновременно изучая книги, хранящиеся в библиотеке магьера Светлова. Удивлению моему не было предела - едва не бросилась с расспросами к Гери. Остановилась на пороге, сопоставила факты и пришла к выводу, что не так прост встретившийся на моем пути магьер, как поначалу представлялось. Уж чего-чего, а ищейка сыщика должна была увидеть издали! И взгляд этот, словно душу наизнанку выворачивающий, подмечающий любую мелочь, и наводящие вопросы... Эх-х, ищейка Липкина, сплоховала ты! Стареешь?
  - Дамми, где ты? - успевший набить оскомину голос Гери Светловой нагнал меня. Вскоре и сама магиня показалась из-за поворота. - Выбираешь, что почитать?
  - Угу! Уже выбрала! - ворчливым тоном откликнулась, и она изумленно округлила очи, замечая, что в моих руках ничего нет. - Читать совершенно нечего! - фыркнула я вдобавок. - Книги о древних битвах или папенькины трактаты о правах и обязанностях? Ску-ко-та... - сумела зевнуть. Этак выйдет из бывшей ищейки отличная лицедейка! Ну, а что? Бродячие артисты путешествуют по миру - будет повод вернуться в Озерный. Думаю, родители простят очередную блажь дочери... А если нет? А если 'нет', тогда и подумаю...
  - Может, выпьем по чашечке чая? - с нескрываемой надеждой полюбопытствовала я.
  - Хорошо, - Гери согласилась и подмигнула, - и ты мне все расскажешь о ваших отношениях с Райтом!
  'Куда же я теперь денусь?! - с мрачной ухмылкой подумала, но ответила магине иное:
  - Конечно! - искренне веря, что сумею сочинить нечто правдоподобное.
  К концу дня я готова была залезть на стенку от скуки. Так тоскливо мне не было никогда, на секунду даже подумалось, что на корабле Геррара было куда веселее. Разумеется, одернула себя и поторопилась заняться делом... хотя бы каким-нибудь.
  Пришлось вернуться в библиотеку, взять книжку, брошенную утром на диван за ненадобностью, и повертеть в руках. Вздохнула. Бросила книжку обратно и подошла к массивному столу, за которым магьер любил работать.
  - Так-так, - те ящики, что были открытыми, подверглись тщательному изучению.
  Как водится, ничего интересного в них я не нашла, а вот... Чутье ищейки никогда не подводило меня, и, вспомнив все, чему научили в прошлой жизни, взялась за работу. Когда-то молодым ведьмам, проходящим обучение, готовящимся стать государевыми ищейками, давали задание обыскать дом какого-нибудь важного в Озерном человека, подозреваемого в том или ином преступлении. Я всегда находила, что нужно, а именно доказательства.
  Увлеклась настолько, что вздрогнула, когда часы в холле пробили восемь вечера, а вскоре послышались шаги. Светлов вернулся, и пора бы всей семье собраться в столовой. Как жаль, я только-только добралась до самого последнего угла. Спешка в деле ни к чему, но и медлить не следует, потому опустилась на мягкий ковер, заглянула под шкаф, не побрезговала и руку вытянуть.
  Да-а! Мои поиски увенчались успехом, вот и тайник, как же сыщики предсказуемы! Слышала я в годы обучения байку, будто маги, все поголовно, прячут важные документы под шкаф. Конечно, не прямо на пол, а аккуратно приклеивают к задней стенке, так, чтобы можно было при случае достать рукой, но только если знаешь, где искать. Признаться, в прошлой жизни посмеялась, считая выдумкой, потому что ни одной ведьме не придет в голову прятать документы таким образом. Мало ли кто их найдет?..
  - Дамми? Ты где? Папенька вернулся? - раздался голос Гери, и я скривилась: 'А то не слышала?!' - не отрываясь от своего занятия.
  Рука у магьера оказалась длиннее моей, пришлось старательно прильнуть к ковру в попытке дотянуться.
  - Ну, миленький, давай же! - с пыхтением умоляла я, глядя на белеющий уголок. Лбом плотно прижалась к шкафу, деревяшка стала практически родной, а рука уверенно тянулась к цели.
  Это стало наваждением, навязчивой идеей, казалось, что от простого клочка бумаги зависит мое будущее.
  - Дамми! - Гери подошла к двери библиотеки.
  - Иду, - проскрипела я, продолжая начатое дело, кончики пальцев уже трогали вожделенный уголок.
  - Ты в библиотеке? - Светлова возрадовалась и схватилась за ручку двери, поворачивая ее со скрипом.
  Сердце в груди билось быстро-быстро, но поймать ищейку Липкину на месте не просто. Опасность придала сил, рывок и я оторвала конверт от деревянной стенки, вскочила, словно бешеная, метнулась, схватила книжонку, вложила в нее находку, расправила рукава на платье, скрывая царапины на правой руке.
  - Дамми, - вошедшая Гери расплылась в улыбке, но практически сразу изумленно захлопала глазами. - У тебя все хорошо?
  Стоящий за ней Светлов нахмурился, оглядывая меня с головы до ног.
  Надеюсь, моя ответная улыбка получилась мечтательной, прижала книжку к сердцу, томно, верю, что это выглядело именно так, закатила глаза и сказала:
  - Ах, как прекрасно помечтать перед ужином!
  - Ох, милая, - Гери бросилась ко мне. - Прости, мы тебя прервали! - обняла.
  Положила голову на плечо 'мамули' и украдкой взглянула на 'родителя'. Он прищурено изучал меня, молчал, а, заметив, что подняла взгляд, отвернулся. Пробежался глазами по библиотеке.
  - Как мне хочется пить, - картинно взмолилась я, посматривая на Гери.
  - Идем скорее, твой любимый ягодный сок уже на столе, - отозвалась она практически сразу.
  - Чудесно, - я бросилась к двери, по-прежнему прижимая к груди взятую книжку.
  Проходя мимо Светлова, заискивающе улыбнулась, вспомнила, кто я теперь есть, обернулась:
  - Папуль, составишь нам компанию?
  - Чуть позже, милая, - он кивнул и широкими шагами направился в глубину библиотеки.
  Под предлогом того, что не хочется бросать начатую книжку где попало, я взбежала по лестнице и добралась до своей комнаты. Дрожащими руками вытянула конверт, выдохнула и спрятала его под матрас, надеясь позже ознакомиться с его содержимым.
  Весь ужин просидела, как на иголках, 'папенька' что-то вещал о том, что Райт сегодня занят и просил что-то там передать для меня. Воззрилась на очередное письмо, как на надоедливую мошку, бросила рядом с тарелкой, похрустела салатом, заела большим ломтем хлеба и запила соком. Поцеловала 'маменьку' перед сном, пожелала 'доброй ночи' хмуро смотрящему на меня магьеру и бросилась к себе.
  - Дамара! - строгий окрик остановил меня, пришлось оглянуться и заметить, что мне протягивают послание Райта.
  Встала, как вкопанная, буду еще бегать, чтобы взять какой-то ненужный обрывок бумаги! Светлов не поленился, дошел, подал конверт.
  - Что там? - полюбопытствовала исключительно из уважения к сыщику.
  - Ценные указания, которые были мною одобрены!
  - А-а-а, - разочарованно протянула я, схватила письмо и бабочкой упорхнула к себе.
  Раскрыла, надо же посмотреть, вдруг, что ценное увижу?! Не увидела, в основном в послании все сводилось к одному 'туда не ходи, с этими не общайся, то не делай, иначе выпорю!' Угу! Размечтался! Письмецо было порвано и отпущено на волю ветра - пусть играет! Потерла ладошки, вытащила добытый конверт, плюхнулась на мягкие перины. Эх-х, вина бы еще бокал! Махнула рукой, не буду тратить драгоценное время!
  Резко разорвала конверт, и из него посыпались тонкие разноцветные листы бумаги, последним выпал треугольный.
  ВОТ ЭТО НАХОДКА! Правда, что с ней делать? Я задумалась, изучая очередное любовное письмецо, написанное витиеватым почерком. Не подумала бы, что магьер столь искусен в любви и сумел заморочить голову какой-то ведьме из Студеного. Хотя, почему какой-то? Самой главной, той, которую назначила сама государыня Маресса. Вроде, ничего подозрительного и нет, но это только на первый взгляд. Если бы не мое 'боевое' прошлое, вряд ли усомнилась бы. А так... Шифр! В конверте не признания в любви, а важные сведения! Я подзабыла за годы плена, да и изменилась часть символов, но это не беда. Вот тебе и лекарство от скуки, Лея Липкина! Интересно, сам Светлов это придумал и организовал, или его надоумил Фирион?! Разберемся! Не зря же я попала в этот дом!
  Доказательства решила припрятать не абы где, а под носом у магьера. Заменю разноцветные листочки, подберу подходящий конвертик и приклею его обратно, а настоящие спрячу в библиотеке. Присмотрела один подходящий уголок, пыльный такой, затянутый паутиной, в который служанки не рискуют лазить своими длинными пальчиками, чтобы прибрать.
  Всю ночь занималась тем, что читала. Не думала, что в Студеном за два века все так изменилось, и местные ведьмы мечтают отделиться от Озерного, прося помощи у магов. Размечтались! Да кто вы без нас?! Самоуверенные недоучки! Додумались, кинулись к огневикам, мужчинам за подмогой! А маги? Да что с них взять?! Они пойдут на что угодно лишь бы ведьм рассорить! Ну, что же...
  Цветные кусочки бумаги нашлись в столе у Дамары, любила, видно, магиня в свое время писать любовные послания. А вот я нет... Зато вспомнился шифр, будто вчера разбирала переписку некого чиновника с одной из простых жительниц Студеного, только не о любви в ней речь велась, а о маге, живущем в маленькой деревушке в предгорьях Рваных гор. Вздохнула: 'Хорошее было время! Не нужно было притворяться и делать вид, что все замечательно!' - выдохнула и взяла в руки перо.
  Ближе к утру конверт занял место на задней стенке шкафа в библиотеке. Оставалось только надеяться, что магьер не заметил пропажи прошлым вечером, и мой обман удался.
  Рассвет уже заглядывал в окно, когда я, без надежды на долгий сон, залезла под одеяло. Так и случилось, с приторно-сладкой улыбкой ко мне заявилась служанка. Я глаза открыла сразу - меньше нервничаешь - дольше проживешь, и приказала:
  - Готовь ванну!
  Она вытаращилась на меня, но ныть и протестовать не стала, вероятно, тоже решила поберечь нервы!
   Бокал вина успокоил мою душу, даже розовые ошметки не тревожили взор, а аромат роз не вгонял в тоску. Девчонку я выпроводила под предлогом того, что пора бы разбудить 'маменьку'. Служанка опрометчиво намекнула мне, что к завтраку у нас намечаются гости, точнее один, но какой! Готова спорить на тысячу драгоценных, которой у меня пока нет, но обязательно будет, - Гери проболталась о том, что ее дочь бегает ночью на свидания. Разумеется, не нарочно, но сболтнула лишнее - такие уж они, магини, сладостями не корми, дай поговорить!
  Странное ощущение пронзило меня, даже волосы на затылке шевельнулись, словно их задела чья-то рука. Не делая резких движений, поставила бокал на пол и медленно оглянулась. Никого! Что за напасть?! Уже второй раз чувствую на себе чье-то пристальное внимание, но никого не вижу! И еще ладно в тюрьме, там и не такое привидится! Но здесь?..
  Собралась выдохнуть, но замерла, разглядев, что случилось с розовыми ошметками, которые до этого момента спокойно плавали в моей ванне. Они сложились в буквы, которые составляли всего одно слово: 'Берегись!'
  Выдохнула, понимая, кто прислал мне письмецо. Уж этого отправителя я не боюсь! Скорее это он должен меня опасаться, потому что одним сжатием пальцев я могу превратить его существование в кошмар.
  Подняла бокал и громко заявила, искренне считая, что бывший мучитель меня услышит.
  - Не напугал! - залпом допила вино, гадая, когда Геррар объявится снова. А в том, что он вновь напомнит о себе, я не сомневалась.
  Запыхавшаяся служанка вбежала в двери и, прислонившись к створке, перевела дыхание.
  - Что с тобой? - мне было неинтересно, просто проявила вежливость.
  Девчонка, как будто ждала вопроса, с ее уст сорвался возглас:
  - Ах-х... - она прижала руки к груди, мечтательно закатив очи к потолку.
  - Ты подземца встретила? - задала ей наводящий вопрос.
  Служанка едва плеваться не начала:
  - Да что вы такое говорите? - постаралась выжать слезу, но меня не впечатлила, махнула рукой и выдала. - Собирайтесь, к завтраку прибудет важный гость, - стрельнула итрым взглядом.
  - Правитель Фирион? - я не сделала и попытки подняться.
  Девчонка вытаращилась на меня, вторично махнула рукой и с радостным выражением на лице объявила:
  - Нет! К нам придет маг Ладов! - не заметив отклика, она великодушно разъяснила. - Самый младший - Райт!
  Не пойму, что я должна сделать? Подпрыгнуть или завизжать? Выбрала второе! Писк получился вполне натуральный.
  - Что же вы сидите? - служанка подбежала ко мне.
  - Мне встать? - на полном серьезе поинтересовалась у нее.
  Девчонка моргнула, прикусила губу в раздумьях, не рискуя дерзить хозяйке. Решила не мучить ее, выдохнула и сказала:
  - Ладно, говори, что нужно сделать!
  Через полчаса я уселась в плетеное кресло, расположенное у комода с зеркалом. У меня зарябило в глазах от обилия ярких баночек и коробочек. Не привыкшая медлить, отважно протянула руку. Пудру узнала с первого раза, скептически осмотрела отражающиеся в зеркале щеки. На мой взгляд, белее некуда!
  - Вот крем, - служанка, словно случайно, подтолкнула ко мне баночку, перевязанную тонкой голубой лентой.
  Открыла, принюхалась - на удивление непонятная субстанция благоухала фиалками. Девчонка исподлобья следила за мной, а я, хоть убей, не знала, как быть. Не привыкли мы, ведьмы, пользоваться тем, что изготовлено чужими руками. Крем, да, использовали, но исключительно тот, что сделали сами. Выдохнула, про себя три раза прочитав заговор от сглаза, нанесла.
  - Глаза не забудьте подкрасить! - мне подвинули очередную коробочку.
  - Зачем? - пристальнее вгляделась в свои нынешние очи. - И так сойдет! - пробормотала под нос.
  - Как это зачем? - горячо вознегодовала служанка. - Вы же не какая-нибудь ведьма из Озерного, а настоящая магиня из Солнечного.
  Усмешка моя вышла горькой:
  - Да, не ведьма...
  - А еще надобно заняться вашей прической! - оповестила девчонка, подбираясь ближе, не замечая моей тоски.
  - Делай, что нужно, - отозвалась я, отодвигая коробочку с краской для ресниц прочь, решив, что для красоты прически вполне хватит.
  Спустя какое-то время из зеркальной глубины на меня взглянула... болонка, сошедшая с картин, украшающих комнату. Лицо обрамляли светлые кудряшки, губы поджаты и подкрашены чем-то розовым со вкусом клубники. Никогда не любила эту ягоду. Почему? Да просто нет и все! Помотала головой, и кудри всколыхнулись.
  - А глаза все же нужно накрасить! - девчонке захотелось проявить настойчивость.
  - Уволю! - мне пришлось повысить голос, и она что-то залепетала.
  Не слушая, я поднялась, а так как все равно захотела есть, то направилась в столовую, не думая ни о чем и ни о ком, кроме завтрака, что мне подадут.
  
  Глава 3
  
  О визитерах и походах в гости
  
  Не такое это простое дело -
  ходить в гости!
  Когда мы идем,
  главное делать вид,
  что мы ничего не хотим!
  (Винни Пух идет в гости)
  
  
  Остановилась на самом верху лестницы, наблюдая за суетящимися слугами. 'Что их так всполошило с утра? Неужели рядовой визит Ладова? Обычно так к празднику готовятся!' - я, искренне недоумевая, свела брови. Лишь спустя минуту осознала, что и почему! Нахмурилась сильнее, а потом решила, что проблемы слуг меня не касаются! Раз хотят работать на господ - пусть и расплачиваются! У ведьм слуг нет, мы привыкли справляться своими силами!
  С такими мыслями спустилась в столовую и пропала - околдованная ароматами, царящими в ней. К слову, готовить я никогда не умела, но с этим всегда превосходно справлялись ведьмаки, которые проводили ночи в моей постели. А вот поесть... любила, да, только не всегда удавалось это сделать. Нелегка доля настоящей ведьмы, наша жизнь - вечная работа: тут умертвие уничтожь; там зелье свари; оттуда прогони расшалившихся подземцев или иную нечисть. А еще маги - эти все века нам жизнь осложняли уже одни своим существованием.
  Сидят два таких, зыркают на меня, помалкивают. Улыбнулась, самой сладкой из всех улыбок, которых знала.
  - Папочка, доброе утро! - не поленилась и одарила Светлова поцелуем, да и Райту досталось от меня приветствие.
  Не терпелось сесть за стол и попробовать те вкусности, что кропотливые слуги успели приготовить. Салфетку на коленях разложила, чего отродясь не делала, не хрюшка какая-то, а вполне приличная ведьма! Умильно поглядела на служанку, готовясь изложить свою просьбу.
  Не успела, в столовую, источая аромат духов, буквально вплыла Гери. На губах ее сияла вполне искренняя радушная улыбка, нежные ноты в голосе ласкали слух.
  - Доброе утро, мои милые, - нам со Светловым. - Добро пожаловать в наш дом, Райт, - пропела, как пташка-певунья.
  Вот как у магинь это выходит?! Ну, льстит же, но как естественно! Далее Ладову достался более пристальный взгляд, слегка прищуренный, но одобрительный. Зеленоглазый маг подобрался на стуле, удивленно моргнул, заозирался по сторонам, что-то заподозрил, ловя мой совершенно невинный взор. Усомнился, вновь взглянул на Гери.
  Я широко улыбнусь служанке, правда она почему-то отпрянула и быстро поставила передо мной белое блюдо с розовыми цветочками по краю и непонятной серой массой в центре.
  На губах Райта при виде того, как скривилось мое лицо, возникла глумливая улыбка.
  Исключительно назло ему окунула ложку в непонятную жижу, проглотила и даже прожевала, убеждая себя, что овсянка не так уж и плоха, особенно с голодухи. Ладов все это время не сводил с меня полусонного взгляда, за которым угадывалось нешуточное внимание к моей персоне. Под его строгим надзором, под почти непрерывное щебетание Светловой и наставления ее супруга я доела кашу и попросила принести салат. Овощи подали быстро, и также скоро я схрумкала их, мрачно раздумывая над тем, что на такой пище государева ищейка очень быстро протянет ноги.
  Унывать не стала, вскинула голову и бодро осведомилась:
  - Куда пойдем?
  - В гильдию! - одинаково хмуро и почти одновременно сообщили огневики, с предубеждением посматривая на меня.
  - Чудесно! - разулыбалась сильнее. 'Пора с чего-то начинать!' - мысленно постановила я.
  - Постарайся обойтись без своих едких замечаний, Дамара! Все и без того знают, что ты бойка на язык! - тихим тоном наставлял меня 'папенька', пока мы следом за размашисто шагающим Райтом поднимались на вершину холма к зданию гильдии 'Ведьмина погибель'.
  Острые шпили на башнях украшали флаги, трепещущие на ветру, и мне было известно, кем придуман новый герб гильдии. Веснушка постаралась на славу! С намеком, но изящным, так, что и захочешь, а не прицепишься! Две сплетенные руки, ведьмы и мага, как знак того, что мы теперь на одной стороне.
  В мое время за подобный рисунок могли казнить! А сейчас мое новообретенное тело 'украшал' белый шрам - знак гильдии. Слышала я, что он и светиться может, когда беда с согильдийцами приключается, или первый мастер призывает всех участников собраться вместе. Раньше бы ни за что не поверила, а теперь, пожалуй, смирилась.
  В двери вошла с улыбкой на устах и громко поприветствовала собравшихся в зале. Жаль оценили немногие, в основном девушки. Мужчины ограничились сухими кивками. Зато Светлова встретили с должным почтением. Порадовалась за него, а заодно удивилась: 'Неужели маги не простили своей соотечественнице, что она пыталась убить ведьму, давнего врага? Чудеса, да и только!'
  Скромно, под перекрестными взглядами прошествовала к окошку, делая вид, что заинтересовалась видом. А сама украдкой прищурилась в сторону девушек, решив держать ухо востро, не забывая одарить их красноречивым взором.
  Вскоре магини поняли, что от них требуется! Умницы какие, не прошло и полгода! Ко мне робко, оглядываясь на мужчин, приблизились две светловолосые девушки, одна из которых была чуть выше другой.
  Узнала обеих - видела, когда летала по гильдии неугомонным призраком, имена помнила.
  - Ирма, Элла! - улыбнулась им, как родным и сразу же, будто этого ждала, закружилась по залу. - Смотрите, какое у меня восхитительное платье!
  Ну разве магини смогли промолчать?! Они сгрудились вокруг меня, загомонили наперебой, хваля мой наряд, показывая свои.
  Мужчины таращились на нас, позабыв о разговорах. Пока кто-то не решил выразительно прочистить горло. Поняла кто, едва услышала знакомый чуть раздраженный голос:
  - Мы тут дела обсуждаем, нам не до женских глупостей!
  Да, милый! Ты мысли мои читаешь! Предложила исправить ситуацию:
  - Девочки, давайте поднимемся в девичью, а мужчины пусть обсуждают свои, - не смогла не уколоть Райта, - дела в одиночестве!
  Не успела сказать, как несколько магинь уже закивали, подхватили меня под руки и понесли, как волна к лестнице.
  - Куда? - взревел, словно ящер, Ладов.
  Всхлипнула, эх, какая лицедейка во мне пропадет!
  - Нельзя?
  - Можно! - вместо Райта ответил Небов, первый мастер, удерживая Ладова за плечо. Махнул нам. - Идите уже!
  Ладов глаз с меня не спускал, за что заработал тычок от Небова, а я, увлекаемая девушками, отправилась наверх, куда и собиралась попасть.
  Девичья, как я помнила, располагалась в конце коридора. Но... но мне нужно было попасть в другую комнату, и она находилась почти в самом начале. Замерла, раздумывая, что сказать.
  - Дамми, - остановилась рядом Ирма, - здесь библиотека?..
  - Да, - получилось небрежно, - библиотека, а не мужская раздевалка!
  Девушки замолчали, хлопая глазами. Да-да, я знала их секрет! Но пришлось опять изворачиваться. Приложила палец к губам:
  - Тс-с-с... Это наша с вами тайна.
  Магички старательно закивали, задумались, а после, вызывая изумление, Элла поманила меня в библиотеку.
  - У нас тайн много!
  - Да-а? - протянула я, всерьез озадачившись.
  - Ага! - послышалось со всех сторон, и в глазах всех девушек без исключения загорелись азартные огоньки.
  Я вошла третьей, с удовольствием рассматривая библиотеку. Всегда любила читать, жаль, что книгу для души удавалось редко взять в руки.
  Два больших окна пропускали внутрь много света, одно было чуть приоткрыто, и с улицы врывался едва уловимый ветерок, и доносился птичий щебет. Большинство книг стояло на стеллажах, но часть располагалась на столах. К одному из них мы подошли. Окинув первую стопку быстрым взором, я выхватила знакомое слово. На корешке толстого фолианта виднелись позолоченные, полуистершиеся буквы. Услужливый луч, проскользнувший с улицы, высветил, точно для меня - 'Изменчивые. Особенности расы'. Руки сами собой потянулись к книге, больше я не видела ничего. Еще секунда и...
  Резким движением Ирма смахнула стопку с нужным фолиантом, и книги со стуком упали, а в мои протянутые, как у попрошайки, руки сунули книжонку в мягком переплете.
  - Вот! - Ирма буквально сияла, щеки ее раскраснелись, в глазах билась живая искорка, и девушка выглядела вполне симпатично. Однако, мне хотелось ее придушить.
  Пришлось моргнуть, вдохнуть и выдохнуть несколько раз, дабы не раскричаться, успокоиться, уговорить себя набраться терпения, опустить взор, чтобы ненароком не проклясть глупую магиню, повертеть книжицу.
  - Любовная история, - с придыханием сообщила Элла.
  Я с выражением прочитала название:
  - Обжигающее пламя!
  - Тише, Дамми! - на меня зашикали со всех сторон, и я всмотрелась в обложку.
  Судя по названию, на этих страницах описан кошмар одной из ведьм. Вот только с обложки на меня смотрела томная девица с чуть приоткрытыми губами и распущенными волосами. По краю вилась плеть нарисованного вьюна. Чтобы разобраться, я открыла книгу точно по середине. Прочитала, про себя на этот раз: 'Его пламенные, горячие губы накрыли ее дрожащие уста, и вместо крови по венам Ари потек настоящий огонь... - ужаснулась. - Жуть какая!' - захлопнула книгу и вслух потрясенно поинтересовалась:
  - Это кто такое выдумал?
  - Бард Огнев, - тонкий пальчик Эллы указал на буковки прямо над заглавием.
  - Кто??? - показалось, что ослышалась. Ни за что бы не подумала, что Дюран способен придумать подобную чушь!
  - Только говорят, - заговорщически зашептала Ирма, двигаясь ближе ко мне, интригуя прочих, - что истории пишет сам... - подняла взгляд к потолку.
  Все мы непроизвольно проследили за ним. Взволнованно приложив ладони к груди, незнакомая мне молодая магиня спросила:
  - Неужели сам Тилл?
  - Нет, Тани! - с раздражением топнула ногой Ирма. - Это правитель Фирион!
  Во мне проснулась государева ищейка. Глупость, конечно, но безумно захотелось выяснить правду!
  Бросила случайный взгляд, заметила, что темноволосая магиня Зирана, ставшая подругой моей сестре, стоит поодаль, не участвуя в беседе, наблюдая, делая выводы.
  - Как интере-е-сно! - восхищенно протянула я, заставляя магичек повторить, а сама подметила, что помимо Зираны за нами наблюдает кое-кто другой. Что же... Играть я уже научилась, поэтому, будто невзначай вздохнув, предложила:
  - Может, съедим по кусочку торта, - внимание девушек теперь принадлежало мне. - Только представьте, воздушный, кремовый, сладкий-сладкий, - в прошлой жизни я была равнодушна ко всякого рода плюшкам, пончикам, пирожным, а в этой, похоже, полюблю.
  - Так ведь... нельзя... - неуверенно возразила Тани.
  Я настаивала:
  - А еще вообразите тающий во рту бисквит и взбитые в нежнейшую пену белки, - вдохновенно сочиняла, а блуждающий взор, словно случайно, опять наткнулся на того, от кого следует как можно скорее избавиться. Повод продолжить оказался весомым. - Засахаренные ягоды и ломтики спелых фруктов...
  - Да! - не выдержала Ирма.
  - Хочу! Очень! - подпрыгнула Тани.
  - И мы хоти-и-им! - взвыли другие.
  Я добилась своей цели, магиням захотелось сладкого. Рыжеволосая девушка Селина, стоящая спиной к двери, горестно вздохнула:
  - Но кто побежит в кондитерскую? - и тишина повисла в библиотеке.
  Просить я отродясь не умела, потому понадобилось приложить нешуточные усилия. Жалобно взглянула на стоящего в небрежной позе у дверного косяка Райта и взмолилась, как умела:
  - Ну, пожа-а-алуйста...
  - Что? - он попытался отвертеться.
  Призвала на помощь магичек, один молчаливый взгляд на девушек, и они наперебой запросили:
  - Ну-у пожа-а-алуйста...
  Скрипнув зубами, магу пришлось скрыться в коридоре. Дверь за ним с треском захлопнулась. Неужели ведьма опять довела огневика?! Можно подумать...
  Развернулась к магиням и, как ни в чем не бывало, осведомилась:
  - А есть ли еще любовные истории в этой библиотеке? - усиленно, будто смутилась собственной дерзости, обмахивалась первой книжицей, чтобы и Зирана, смотрящая на меня слишком пристально ничего не заподозрила.
  - А как же?! - мой вопрос произвел прямо-таки волшебный эффект - девушки разбежались по помещению, зашуршали, как мыши, в разных углах.
  Оказалось именно там припрятаны от мужских глаз увлекательные любовные истории барда Огнева. Как по мне их следует называть 'ведьмиными кошмарами' и никак иначе!
  Делая вид, что с нетерпением жду новенькую книжку, я медленно, но верно подобралась к фолианту. Вот как можно так бесчеловечно обращаться с такой книгой?! Бережно подняла фолиант с пола, погладила корешок, коснулась кожаной, кажущейся теплой, живой обложки.
  В библиотеке снова стало очень тихо, только пение птиц доносилось с улицы. Крепче прижала книгу к себе, точно любимое дитя, показывая, что не отдам за все богатства мира.
  - Ты чего? - воззрилась на меня с нескрываемым изумлением Элла.
  - А чего я? - на миг стала собой, спросив спокойно, с холодком.
  - А того! - в разговор вмешалась Селина, та, что когда-то помогла Ани. - Эту книгу Лют брал в Центральной библиотеке Виора, но не вернул!
  - Так! - я выше вскинула подбородок, сообразила и выдала. - Эту книгу держали руки любимого! - с пафосом, на который способна только магиня, закончила. - И ради любви к нему, пусть Лют не со мной, я сделаю доброе дело!
  - Какое? - с величайшим сомнением в голосе и тревогой во взгляде Зирана сделала шаг ко мне.
  - Верну в библиотеку и... - договорить мне не позволили, обличающий возглас Ладова раздался от двери:
  - Вот в чем дело! - маг стоял на пороге, гневно сверкая глазами, сжимая пальцы в кулаки.
  Обиженно поджала губы, опустила очи к полу, незаметно оглядывая Райта придирчивым взором. Запыхавшимся или сильно уставшим Ладов не выглядел. А вот щеки Ацура раскраснелись и явно не от смущения. Вывод меня не обрадовал - Райт все это время стоял и бессовестно подсушивал под дверью. Впрочем, я никого не боялась. Распрямила плечи, выдохнула, шагнула к нему и язвительно объявила:
  - Ну, раз ты отказываешься от моей помощи, то сделай это сам! Верни том в Центральную библиотеку и заплати! - почти кинула желанную книгу в руки надоедливого огневика, и он невольно схватил ее, а я с гордым видом удалилась.
  В девичьей царила приятная обстановка, легкий ветерок, струящийся через распахнутое окно, приносил ароматы весеннего сада, овевал разгоряченные лица магинь. Долгое время мы помалкивали, уплетая торт, который оказался вкусным и сытным, к моей безграничной радости. Правда, одним кусочком я не ограничилась. Допивая чай, поймала внимательный взгляд Зираны.
  - Ты поступила мудро! - похвалила она, выходя из-за стола.
  - Взрослею, - горделиво отозвалась я, и Зверова, кивнув, вышла, а оставшиеся девушки потрясенно воззрились на меня.
  Не стала их разочаровывать! Истинно ведьмовская, коварная улыбка заиграла на моих губах.
  - Разве я отдала Райту последнюю из тех книг, что брал и не вернул в Центральную библиотеку Лют?
  Магини так же дружно захлопали накрашенными ресницами, выражая свое недоумение, и я охотно разъяснила:
  - Исполню, что задумала! Верну книги, заплачу все, что нужно, сделаю любимого своим должником!
  - О-о-о, - у Тани вытянулось лицо, и отвисла челюсть, видно, коварству она еще не научилась у своих подруг.
  - Я в этом не участвую! - вскочила на ноги Селина, всем своим видом выражая неодобрение.
  Я равнодушно пожала плечами, и рыжая магичка покинула девичью, а за ней вышли еще две девушки.
  - Пусть уходят! - бросила им вслед Элла, а Ирма улыбнулась мне:
  - Мы с тобой, Дамми! Докажем всем, что магини умнее ведьм!
  Едва удержалась от издевательского смешка, а наоборот, всплакнула, выражая горячую благодарность за поддержку. В изворотливом уме государевой ищейки возник план действий, который я поторопилась изложить.
  - Чего вы застыли? - недовольно поинтересовался Райт спустя два часа, глядя, как мы с Тани и Ирмой остановились у ворот особняка магьера Светлова.
  - Эллу ждем, - голос Тани напоминал писк комара.
  - Зачем? - Ладов сверлил разъяренным взором только меня одну. Эк, не дает покоя ему мое равнодушие!
  - У нас девичник намечается! - взяла дело в свои уверенные ведьмины руки и ответила, глядя ему в глаза, гадая, куда запропастилась Элла.
  Ей выпала 'честь' вынести из гильдии все оставшиеся десять томов, пока мы с Ирмой и Тани отвлекали товарищей по гильдии. А все потому, что у Эллы был брат, а у него имелся летающий ящер, на котором я поручила доставить книги к дому Светловых. Только что-то они задерживались!
  Наконец, ящер показался, от нетерпения я покусывала ногти. Элла выскочила из паланкина сама, отчаянно размахивая руками. Я лихорадочно сочиняла, что сказать Райту. К счастью, происходящее заметила Гери, вышла из дома, добралась до нас, отвлекла магов. Жаль, не всех. Улыбаясь так, что свело челюсть, я подхватила Ладова под руку и забросала ненаглядного тюремщика вопросами: 'Когда начнется дождь, ведь тучи закрыли солнце? А, может, будет ураган? Или, не дай Тилл, снег? А красивое ли у меня платье? Элегантные ли туфельки? И почему он все время мне грубит?!' Огневик отвечал сквозь зубы, недобро косился на меня, сбился с шага на последнем вопросе, задумался над ответом, и, хвала мне, ни разу не оглянулся на девушек. А магички, все же молодцы, сумели донести все десять томов до особняка. Может, стоит ругать их чаще, глядишь и исправятся?!
  На пороге 'родного' дома, удерживая все внимание Ладова, не позволяя ему осмотреться, давая возможность девушкам войти внутрь, совершенно открыто заявила:
  - Ты прости, милый, но у нас девичник! Сам понимаешь, - заискивающая улыбка, томный вздох, чтобы взор Райта был прикован только к моему декольте, и я закрыла дверь перед самым носом мага.
  От магинь оказалось не так легко избавиться, и весь оставшийся день я провела в их обществе.
  Распрощавшись с 'подружками', поцеловав 'родителей', сделала вид, что скрываю зевоту, отпросилась и, сгорая от желания изучить книги, поднялась в свою комнату.
  Здесь расположилась прямо на полу, покрытом ярко-розовым ковром, окружила себя фолиантами и огненными бабочками, к которым начала привыкать. Все же они были лучше свечей и прочих источников огненного света, используемых здесь повсеместно. Изучала сведения, записывая наиболее важное и интересное. В качестве записной книжицы избрала дневник Дамары. Удивляло, что записи в нем были зашифрованы. Никогда не слышала, чтобы девица столь тщательно берегла свои сердечные тайны. Выходит, я не зря беспокоюсь?
  Опять что-то шевельнулось в душе, царапнуло сердце острыми коготками, но я поспешила отвлечься. Не время пока! Со Светловой разберусь позже, а сейчас нужно узнать больше об изменчивых, чтобы не выглядеть совсем глупой, общаясь с Дюраном и Ар'рцелиусом.
  Время незаметно подошло в полуночи, о чем громко сообщили часы, стоящие в холле, пробив нужное количество раз. Спать совсем не хотелось, но следовало поторопиться, дабы не увлечься и не испугать служанку поутру.
  Я привыкла к подобным занятиям, умела выделить главное, не заостряя внимания на мелочах. Шифр у меня свой - в запасе каждой государевой ищейки был набор знаков, чтобы ненароком не выдать другим личных замыслов и секретов. Так что теперь я смело вписывала в дневник все, что считала необходимым. Кое-что не сошлось в представляемой картине, и я засуетилась, перебирая фолианты, переворачивая страницу за страницей в надежде понять, где кроется ошибка. Отыскала. Выругалась.
  - Вот лысая паземка! Нужный том я лично отдала в лапы Райта! - и тут же раздосадовано осознала. - Как бы мне не хотелось, а посетить Центральную библиотеку Виора придется! - нахмурилась. - Надеюсь, Ладов успеет вернуть туда книгу!
  - Уже вернул! - раздался в ночной тиши ехидный низкий голос, и я вскочила от неожиданности, подняла руки, сплетая по сложившейся привычке 'клубок трех стихий'. Вспомнила о тщетности своих действий и мрачно осведомилась у невидимки:
  - А откуда вам известно об этом?
  Послышалось фырканье:
  - Ведьма - что еще сказать?! - и меня принялись учить. - Для начала ты могла бы поинтересоваться, с кем беседуешь!
  Смутить меня нелегко.
  - Для начала, - назидательным тоном заговорила я, - вы могли бы поздороваться! Видите ли, это обычные правила вежливости!
  - Вежливости? - задумчиво переспросил невидимый собеседник и тут же поведал. - Ну, хорошо...
  Мысли вихрем пронеслись в моей голове, а одна из ваз с цветами, стоящая в углу комнаты, вдруг сменила облик, явив вместо себя духа противоречия.
  Не испугалась, видела подземцев, хотя этот гость был мне еще незнаком. Он протянул букет роз, до сего мига мирно стоящих в фальшивой вазе, и сказал:
  - Дарю!
  Скривилась, и он спохватился:
  - А! Вы же не любите эти цветы! - взмах крыльями и вместо роз мне протянули букет цветущего чертополоха.
  - Да вы, кудесник, господин демон! Колючки у вас получились восхитительными! - принимая букет, отозвалась я.
  - Икциар! - с поклоном представился он.
  - И что вы тут делаете, Икциар? - сразу перешла к сути вопроса, споро поставив букет во вторую вазу, мельком оглядев ее перед этим.
  Дух противоречия широко ухмыльнулся:
  - До недавнего времени стоял и украшал вашу комнату, - сверкнул циничной клыкастой улыбкой
  - Подглядывали! - напрямик высказалась я.
  - Разве у ваз есть глаза? - последовал ответ нахальный не менее, чем предыдущие.
  - Зачем вы здесь, Икциар? - я сразу вспомнила, как вела допросы в прошлом. Не самая любимая часть моей бывшей работы, но, несомненно, полезная.
  - Ведьма, - вновь одарил меня своей широкой улыбкой демон, взмахнул хвостом.
  Необычное создание, от которого не ведаешь, чего ждать, то ли ударит, то ли обнимет, то ли защекочет. Творение непредсказуемого Артуара и изменчивой Эрии.
  - Ведьма! - подтвердила я. - А вы - демон, на дворе - ночь, и мы в Наземье! Может, перейдем к делу?
  Он снова взмахнул крыльями, отчего страницы раскрытых книг зашелестели. Мне пришлось падать на колени, чтобы срочно вернуть их в прежнее положение. Икциар взялся помогать, проговаривая при этом:
  - Меня отправили вас охранять.
  - Угу! - спрашивать о том, кто был столь любезен и выделил мне личного охранника, было глупо, но вот... - Зачем? - необходимо уточнить.
  - Ваша сестра ведунья Лютова беспокоится.
  - Угу! - Аниике я доверяла. - Почему она выбрала вас? - внимательнее всмотрелась в лицо ночного гостя.
  - Потому, что лично знаком с вашей сестрой. А еще выбор был одобрен госпожой Даровой и владычицей Зиалеей!
  - Угу! - буркнула опять, строя в уме различные догадки.
  - Что вам довелось узнать? - переход от веселья к делу оказался столь неожиданным, что я замерла, аки верстовой столб.
  Шумно выдохнула, собралась и полюбопытствовала:
  - А что известно вам?
  - Меньше, чем нужно...
  - Звучит загадочно!
  - Это правда.
  Задумалась: 'А не шутит ли он?' - с пристрастием рассматривая черное чешуйчатое лицо подземца. Не преуспела, ни единым движением дух противоречия себя не выдал. Признала поражение, склонила голову, Икциар смотрел на меня с любопытством и молчал. Пришлось задавать ему новый вопрос:
  - В книгах, написанных магами, есть хотя бы доля правды об изменчивых?
  - А где, по-вашему, она может быть? - без всяких эмоций откликнулся подземец, и мне захотелось придушить его. Покосилась на свои руки, услышала едкий смешок, опомнилась:
  - Но жители Подземья и жители Ва'лдрада, - блеснула знаниями, - довольно неплохо общались когда-то...
  - Когда-то, - подчеркнуто повторил собеседник, - с изменчивыми неплохо ладили и люди!
  - И все же?
  - И все же те времена канули в лету! Я знаю лишь одного изменчивого и ничего утешительного вам сообщить не могу!
  - По моим сведениям этот самый Да'Айрэн сделал много хорошего!
  - Спросите, что подтолкнуло его к этому?
  - Говорите так, будто вам доподлинно известны его мотивы! - не удержалась от недоверчивого фырканья.
  - Эмоции! - озвучил Икциар, и я, поразмыслив, согласилась.
  - Вопрос в ином, - он продолжил.
  - В ином, - и здесь спорить не стала, вздохнула, глядя на разбросанные книги.
  - Рад, что мы достигли взаимопонимания!
  - Да мы и не ссорились!
  - Причин не было... пока... - демон не мог противиться своей сути, стараясь задеть меня, уколоть, заставить засомневаться.
  Не на ту напал! Я с перевозчиком два века общалась, ох, наловчилась!
  - И не будет! - заверила Икциара.
  - Поглядим! - сдаваться дух противоречия не пожелал, но так даже интереснее.
  Жаль, дела не ждут.
  - Лучше скажите, - вернулась к главному, - что было в том томе, который я вынужденно отдала Ладову?
  - Вас к этому принуждали?
  - Обстоятельства! - дерзко бросила я, закипая.
  Один мой, так называемый союзник, нахальнее другого и вызывает лишь раздражение, а не желание работать вместе. Я и без того не знаю, как примириться с действительностью, а тут еще эти двое мужчин!
  - Приму к сведению! - привлек мое внимание подземец, но задирать дальше не стал. - В отсутствующем томе содержатся сведения о городах сей памятной расы.
  Я в бессилии ударила кулаком одной руки о ладонь другой.
  - Вот же паземки зловредные!
  Дух противоречия не отказал себе в удовольствии:
  - Что-то часто вы их упоминаете нынешней ночью, ведунья? Считаете, с ними веселее, чем со мной? Пригласить паземок?
  - Нет! - рассердилась я, вызывая очередную ухмылку Икциара, но, подумав, вполне миролюбиво попросила. - Лучше проведите меня в библиотеку владыки!
  Подземец призадумался, явно не ожидал подобной просьбы, но в итоге ответил:
  - Не зачем!
  Я открыла рот, чтобы выразить протест, но угомонилась, услышав дальнейшую речь Икциара:
  - Мы вместе посмотрим на те книги, что найдем в библиотеке магов. Вдруг я обнаружу что-то новое!
  - А...
  - А потом поделюсь с вами!
  - Буду надеяться! - ворчливо ответила я себе под нос, но тотчас подскочила. - Погодите! Вы собрались в библиотеку со мной?
  - А что особенного? - демон вновь распахнул крылья.
  Странный, малопонятный жест, о котором лучше узнать. Сейчас просто напомнила собеседнику:
  - Вы демон!
  - Демон, - улыбка его стала раззадоривающей, и я начала догадываться о том, что меня ждет. Но до конца не сумела понять, а так как не привыкла пребывать в неведении, хмуро осведомилась:
  - Ну, и во что вы превратитесь на этот раз? Или в кого?
  - Узнаете! - отозвался дух противоречия и растворился в темноте, а мне оставалось только прибраться в комнате, припрятать книги и лечь спать.
  Проснулась и почти сразу насторожилась - что-то не так! Распахнула глаза и с ужасом узрела, что через мое обнаженное тело (ну не люблю я спать в одежде!) перекинута мужская рука. Повернув голову, с неудовольствием обнаружила рядом мирно спящего Огнева.
  Мужчина? В моей кровати? Всколыхнулись, казалось бы, давно забытые тревоги! Спит, умиротворенно посапывая, угрозы не представляет! Пока не представляет! Но разве не с этого все начинается? Мужчины! Сначала один такой займет половину кровати, а потом проберется в душу, украдет женское сердце, оставаясь в моей жизни до самого конца. Ухаживай за ним, заботься, защищай... Тьфу! Лучше выгнать, пока не стало слишком поздно!
  - Вы что здесь делаете? - изловчившись, со всей силы ударила незваного гостя локтем в бок.
  Он вскочил, заозирался спросонок, выдохнул.
  - Вы чего зря панику поднимаете? Случилось чего? - притворно округлил свои бесстыжие разноцветные очи.
  - Что вы здесь делаете? - подтянула одеяло к себе, открывая своему нескромному взору натренированное мужское тело.
  Приказала себе не опускать взгляд ниже подбородка Дюрана, угрожающе прошипела:
  - Отвечайте!
  - Спал, пока вы меня столь невежливо не разбудили! - уселся на прежнее место, занимая половину моей кровати.
  - Спали? - решила предоставить союзнику возможность оправдаться.
  - Да! Потому что больше негде было переночевать! А вас будить я не рискнул - тронь ведьму среди ночи - съест, не подавиться! - в отличие от меня Огнев никакого приказа себе не отдавал.
  Мужчина смотрел отнюдь не на мой подбородок, улыбнулся предвкушающе, и мне это совсем не понравилось. Заранее поняла, что скажет четырех стихийник, но остановить его не успела.
  - Лея, я хотел вас спросить! А какой вы были в прошлой жизни?
  - Ка-а-акой я была? - во мне проснулась ярость.
  - Ну, теперь у вас молодое, упругое, соблазнительное тело. А раньше была ли у вас пышная высокая грудь, округлая попка, осиная талия и... - не договорил, так как я на ощупь отыскала подушку и от души огрела его по голове. А потом еще раз... и еще...
  - Лея? Я же пошутил, вы всегда такая угрюмая? - зашипел, а мне понравилось.
  Четырех стихийник пришел к выводу, что пора спасаться бегством от разъяренной ведьмы, спрыгнул с кровати, бросился к своей одежде, взял штаны и даже успел просунуть левую ногу в штанину, по пути объясняя:
  - У меня нет драгоценных, нечем платить за ночлег и... - не смогла отказаться и кинула подушку ему в спину, нащупала вторую, обмотала тело покрывалом, ринулась в бой.
  Огнев, прыгая на одной ноге, надеясь закончить процесс одевания, убегал от меня, стараясь напомнить:
  - Мы взрослые люди...
  Не дослушала:
  - Ага! Мне больше двухсот, а вы по меркам четырех стихийников, живущих почти вечно, еще сущий ребенок! Считайте, я вас воспитываю!
  В разгар нашего сражения послышалась ехидная насмешка:
  - Кхм... зайду позже, вижу, что мешаю!
  Мы остановились, я пыталась осознать, что творю, а Дюран торопливо одевался. Выдохнула, заметив бессовестно улыбающегося Икциара.
  - Так! - вспомнила, что всегда командовала мужчинами. - Вы! - указала на Огнева, махнула рукой. - Одевайтесь! А вы! - посмотрела на демона. - Отвернись!
  Эх, а ведь когда-то мужчины меня слушались беспрекословно! Эти и попытки не сделали, продолжая рассматривать меня, будто впервые видят. Кровь прилила к щекам, я глубоко вдохнула, готовясь произнести проклятие.
  Мужчинам повезло, когда служанка, сама того не ведая, спасла их, постучавшись в мою дверь. А потом ручка стала поворачиваться. Немая сцена, когда наша троица ошалело переглядывается между собой.
  
  Глава 4
  
  Об удивлении
  
  Алиса удивилась, как это она не удивилась,
  но ведь удивительный день еще только начался
  и нет ничего удивительного в том,
  что она еще не начала удивляться.
  (Льюис Кэрролл. Алиса в стране чудес)
  
  
  
  
  Дверь приоткрылась, вынуждая меня растеряться окончательно. Краем глаза сумела подметить, что Дюран, подхватив сорочку, проворно скрылся под кроватью, а сбоку что-то блеснуло. Повернувшись, узрела непонятного зверька. Вроде, мелкая собачонка на тонюсеньких, точно паучьих лапках.
  - Пуф, ты вернулся! - завопила с порога служанка, и я перевела ошарашенный взгляд на нее. Спохватившись, она пролепетала. - Простите, госпожа Светлова, но где вы нашли Пуфа?
  - Сам пришел, - брякнула в ответ, пытаясь изобразить умиление.
  - Мы с вашей матушкой весь сад облазили - не нашли и все гадали, куда Пуф подевался! А уж вы как рыдали! Правда, потом успокоились, ведь... Ой! - девчонка прикрыла рот ладонью, не договорив, испугавшись своей излишней болтливости.
  Фальшивый песик перебирал тощими лапками, мелко дрожал и поскуливал. А вот мне все никак не удавалось избавиться от навязчивой мысли, что упускаю нечто важное, потому что есть что-то неправильное во всей ситуации с этим Пуфом. Инстинкт ищейки, выработанный годами службы на государыню, требовал разобраться. Нахмурилась: 'Этого еще не хватало?!' И решила отложить раздумья, а занялась делами насущными.
  - Ишь, разговорилась! - прикрикнула на служанку. - Немедленно приготовь мне платье! Я в город собираюсь!
  - Уже сделано! - в глазах девчонки промелькнуло торжество.
  Наивная! Если ведьме нужно избавиться от кого-то, она непременно сделает это!
  Не помню, когда в последний раз мне приходилось столь высоко задирать подбородок и смотреть на человека так, чтобы он ощутил себя букашкой, не достойной ползти мимо меня. Придерживая одеяло одной рукой, добралась до шкафа и принялась отбрасывать одно платье за другим. Отыскала самое мятое и указала на него:
  - Хочу вот это!
  - Но...
  - Выполнять! - рявкнула так, что служанка бросилась ко мне без лишних напоминаний.
  Избавившись от помехи, немедленно обратилась к духу противоречия:
  - Откуда вы узнали о собаке?
  Икциар, превратившись в убогого пса, заскочил на кровать, повертелся у подушек, лег. За это время Дюран выбрался из своего убежища и накинул сорочку. Я прям на несколько секунд залюбовалась, обругала себя, резко оповестила его:
  - Ваш плащ еще с прошлого раза остался у меня! - отвернулась к подземцу, ожидая, что он скажет.
  - Благодарю, что напомнили, - откликнулся Огнев, пока я сверлила гневным взором демона.
  Его ответ оказался загадочным и не оставил меня равнодушной.
  - Чтобы что-то узнать - нужно увидеть! А чтобы увидеть - не обязательно иметь глаза!
  - Приятель, лучше бы ты учился лаять по-собачьи! - усмехнулся Дюран. - Зрение тоже может пригодиться!
  Мне стало понятным, на что они намекают! Прикусила губу, дотронулась до переносицы, сдерживая злые слезы. Без своей магии я чувствовала себя ущербной. Собеседники помалкивали пару минут, потом четырех стихийник произнес:
  - Мне пора уходить! Но я загляну к вам, Лея! - направился к двери.
  - Совсем сдурели! - опередила его, выглянула в коридор, но прежде, чем пропустить едва слышно осведомилась. - Скажите, а вы случайно любовные истории не сочиняете?
  Икциар нервно икнул где-то под ногами, Дюран, смотрящий на меня исподлобья, спросил:
  - Я похож на идиота?
  - А... ну... в жизни всякое случается! - что тут еще можно было ответить.
  - До встречи, Лея! - Огнев обошел меня и вскоре исчез за поворотом, не говоря больше ни слова, зато дух противоречия высказался:
  - Вы часом не заболели, ведунья?
  Скривилась и сменила тему, попросив подземца об ином:
  - Икциар, если вам что-то известно, и это поможет делу, то не томите!
  Мнимый пес закатил круглые глаза - смотрелось жутко.
  - У вас, милая Велея, должен быть стимул, чтобы двигаться дальше!
  Стиснула зубы и зло ответила:
  - Пожалуй, вам и впрямь лучше выучить собачий язык!
  На морде пса расцвела издевательская ухмылка. Ведьма не смогла проигнорировать вызов, воспользовалась случаем и отомстила. С широченной улыбкой на лице выбрала голубой атласный бант и завязала его на шее так называемого Пуфа.
  - Скажешь кому - зацелую! - негромко, но уверенно пообещал дух противоречия, запрыгивая на комод, у которого я сидела и коварно улыбалась собаке, пользуясь тем, что служанка, причесывающая меня, отвлеклась. Теперь глаза закатила я.
  Избавиться от печали оказалось гораздо сложнее. Я все думала и думала о своей потерянной магии, и о том, как призвать ее в это тело. Творцы еще не вернулись на Вейтерру, волшебство ослабло, и значит, у меня оставался шанс все изменить.
  Но пока я займусь другим! Прочь хандру - сделаю, что собиралась!
  Умоляюще смотрела на Светлова, а он хмурил широкие брови.
  - Ты понимаешь, о чем просишь, Дамара?
  - Всего-навсего хочу съездить в библиотеку, чтобы вернуть книги, - ответила ему, предельно честно глядя в глаза.
  - Райт сегодня занят и запретил...
  Не выдержала, топнула ногой, сказав:
  - Мало ли что он запретил! Кто он такой, чтобы приказывать нам, Светловым?!
  Рассматривая сурово поджатые губы 'родителя', поняла, что сглупила. Бросила беглый взгляд на Гери, и она чуть качнула головой, давая знать, что так прямолинейно действовать не стоит.
  - Ну, папочка, ну, пожалуйста... - кажется, у меня получился вполне сносный вой.
  - Что скажешь? - поинтересовался магьер у своей супруги.
  Она небрежно, отвернувшись от Эзагра, уронила:
  - Лучше помолчу! Чтобы в будущем у тебя не было поводов вновь обвинять меня!
  - Это всего лишь прогулка, - снова вступила в разговор. - Папуль, ты рядом, что я могу натворить?
  Маг коротко вздохнул:
  - Надеюсь, ничего запретного!
  - Ну, вот, - разулыбалась я, понимая, что почти выиграла. - Обещаю - буду вести себя прилично, как и подобает дочери магьера Светлова! - взяла его большие ладони в свои.
  Гери, стоящая за спиной своего супруга, мне одобрительно кивнула.
  - Хорошо, - согласился магьер. - Едем! Только от меня ни на шаг!
  И я с самым добродетельным видом, на который только была способна, покивала.
  Здание библиотеки сразу привлекло мое внимание. Высокое, в три этажа, построенное из белого мрамора с золотистыми узорами на фасаде. Мощные колонны поддерживают треугольный фронтон с барельефным изображением раскрытой книги. Вход охраняют две статуи в форме драконов, вставших на задние лапы. К крыльцу ведет дорожка, вдоль которой, подобно красавицам в кружевных нарядах, выстроились цветущие вишни. Опадающие бело-розовые лепестки их цветов устилают путь, кружат голову сладким ароматом и устремляются легкими облаками к лазурному небу.
  Помимо воли я замедлила шаг, очарованная зрелищем, но, отвлекшись на мгновение, поймала неподдающийся объяснению взгляд Светлова. Стало не по себе, и я поторопилась к дверям.
  В просторном, ярко освещенном холле нам попались люди в длинных балахонах, на груди у них были вышиты книги. 'Библиотекари! - догадалась я. - Видно, чем крупнее изображенная книга, тем выше ранг! Умно!' - взяла на заметку и оглянулась на сопровождающих меня мужчин.
  Их было трое, ну и еще Икциар в образе пса, но его я в расчет не брала, как не спешила поднять на руки. Рискнула ненароком и едва не заорала. Вес подземца при перевоплощении не изменился, о чем дух противоречия мне сообщить не соизволил. Лишь оскалился, когда уронила его, и сам запрыгнул в паланкин. Помимо Светлова меня сопровождал слуга, несущий книги, и некий Незел Золотов, мастер 'Зуба дракона', исполняющий просьбу моего 'родителя' и доставивший нас сюда.
  Обратившись к одному из библиотекарей, магьер указал мне на широкую лестницу. Ее светлые ступени были исписаны цитатами из книг магов, коих я не читала, потому украдкой изучала их сейчас, поднимаясь наверх. Старинный язык огневиков был знаком любой ищейке, и сейчас я проверяла свои знания. Порой чудилось, что годы плена изменили меня полностью, стерли все, что хранилось в памяти, и часто я ловила себя на том, что устраиваю проверки. Эту прошла успешно, потому с улыбкой ступила в огромный зал, восхищенно рассматривая обстановку.
  Настоящее богатство! Истинное, не то, что спрятано в сундуках! Лишь стеллажи и полки, на которых бережно хранятся знания предков, способны спасти человечество. Драгоценные - это обман! По-настоящему ты никогда не владеешь ими. Вроде, держишь монету в ладони, но в следующую секунду уже передаешь другому, и нет ее у тебя! А вот ЗНАНИЕ, даже если поделишься им с иным человеком, все равно останется в твоей голове!
  'Однако, без драгоценных никуда!' - мысленно признала я, с просьбой посматривая на Эзагра.
  - Десять драгоценных? - грозно переспросил он библиотекаря, стоящего за стойкой.
  - Именно так! - ровно ответил приятный молодой человек. - Маг Лютов три года удерживал книги, не позволяя прочесть их другим читателям! Посему долг по каждой составил один драгоценный!
  Светлов наградил меня красноречивым взором. Выражение моего лица не изменилось - заискивающее и несчастное. Магьеру пришлось раскрывать кошель.
  - Теперь все? - сдерживая гнев, судя по играющим на скулах желваках, процедил он.
  - Не совсем, - рискнула и дальше злить его я. - Мне нужно кое о чем почитать, если разрешишь? - писк мой чуть слышен.
  - О чем конкретно? - слегка смягчился маг.
  - О правителе Арвине и его супруге! - любезно поведала я, с воодушевлением глядя на 'папулю'.
  - Зачем? - похоже, Светлов изумился. Впрочем, слуга и Незел тоже не сводили с меня широко открытых глаз.
  - Хочу написать любовную историю, как бард Огнев! - запросто солгала я, и у библиотекаря отвисла челюсть.
  - Эм-м-м... - послышалось от прочих мужчин.
  - Я быстро! - постаралась заверить 'родителя'.
  - Подожду! - откликнулся магьер столь сумрачно, будто готовился встретить здесь свою старость.
  - Вы можете спуститься и дождаться меня внизу, - взмахнула рукой, давая позволение оставить меня одну.
  Светлова не покидали сомнения, и я с улыбкой ткнула в сторону пса:
  - Со мной останется Пуф!
  Библиотекарь и Золотов одновременно хмыкнули, и Икциар громко тявкнул. Может, и переборщил, но я ухватилась за идею.
  - Ах ты мой защитник! - опустилась на колени и поцеловала собачонку в мокрый нос.
  Икциар облизнулся, предвкушающе подмигивая мне. Ущипнула его за холку, искренне веря, что никто не видел сего безобразия.
  - Помни, - строго сказал 'родитель', - что можно делать, а чего нельзя!
  Рьяно покивала, с нетерпением проводила мужчин взглядом и, не теряя ни секунды, обратилась к библиотекарю:
  - И где у вас находится картотека? - облокотилась о стойку, разрешая магу полюбоваться на то, что открывает вырез на платье.
  - Я покажу, где... - заговорил он, стараясь смотреть куда угодно, только не на меня.
  - Мне нужно осмотреть всю картотеку! - хотелось улыбаться соблазнительно, плохо только, что в прошлом я не владела этим истинно женским искусством.
  Библиотекарь моргнул и указал куда-то за мою спину.
  - Раз так, то вас проводят.
  Прозвучало так многообещающе, что мне стало дурно... вернее душно. Жар буквально ударил в голову, окутал с головы до ног, внутри поднялась волна паники, ибо ведьмина суть узнала исконного врага.
  Не нужно было поворачиваться, чтобы увидеть стоящего за моей спиной саламандра. По лицу стекали капли пота, но зубы готовились выбить нервную дробь. Ведьма готовилась встретить недруга лицом к лицу. Икциар, верно оценив мое состояние, забрался под подол платья и лизнул мою лодыжку. Гад! В смысле умница! Злость придала мне сил. Проклиная магов - совсем дурные, потому как держат огонь около бесценных книг, я развернулась и повелительно зыркнула на саламандра.
  - Почему мы все еще стоим?!
  Он склонил голову и отправился куда-то налево. Я посеменила за ним, словно невзначай подпинывая духа противоречия, тем самым выгоняя его, ибо нечего глазеть. Все внутри меня дрожало от страха, но ищейка призывала себя к порядку, уговаривая: 'Ну чего ты испугалась, как маленькая?! Подумаешь, мелочь! Всего лишь змейка, пусть и огненная!'
  Искры, стелющиеся за хвостом саламандра, завораживали, рассыпаясь по начищенному наборному паркету, и умирали, не причиняя вреда.
  Саламандр остановился у ряда низких шкафов с выдвижными ящиками. Как истинная магичка, я милостиво позволила ему удалиться. Не послушался, так и застыл на месте, разглядывая меня горящим взором.
  Жалобный скулеж, привлекающий внимание, и я вижу, что между лап моего мнимого пса образовалась лужа. Ай, да, Икциар!
  Саламандр рассерженно зашипел:
  - Это запрещ-щено!
  - В самом деле! - вздумал приказывать ведьме - берегись. - Это всего лишь глупое, беззащитное животное! - вынудила саламандра моргнуть и визгливо продолжила. - И не стойте столбом! Позовите кого-нибудь или сами приберитесь!
  Надо было видеть выражение, возникшее на змеиной морде! Чтобы закрепить результат, и дабы саламандр не придумал на меня орать, я смахнула несколько капель пота, притворившись, что рыдаю.
  Не решившись шипеть и дальше, змей покинул нас, позволяя мне свободно вздохнуть.
  - Быстрее! - тихо рыкнул Икциар. - Зря я что ли изображал из себя полного идиота?!
  - Изображал? - притворно округлила глаза. - Эх, а я и купилась! - разочарованно всплеснула руками.
  - Потор-ропись! - повторил он, и я, подбегая к шкафам, предостерегла:
  - Не вздумай снова лезть под мои юбки!
  - Ты сама это начала! Зачем целовать, если не хочешь продолжения? Я мужчина горячий и...
  - Лучше не лезь! - сурово оборвала его и мирно посоветовала. - Займись делом! Проследи!
  Дух противоречия показал мне язык, но послушно потрусил к проходу.
  'Р' - расы, и я поторопилась отыскать все, что касается изменчивых, запоминая, что вижу. Взгляд бегал, пока не замер на букве 'П'. Переселение душ! Сложно отказаться, и я заглянула в другой ящик.
  Книги искала, бегая рысью по залу, да и присев к столу, не позволила себе выдохнуть.
  Икциар запрыгнул на столешницу, и та жалобно заскрипела. Выразительно посмотрела на союзника, но он и ухом не повел, только принялся тыкать носом во все книги. Но я не могла позволить себе расслабиться и чудить. Жалела только об одном - не захватила книжицу для записей, придется рассчитывать лишь на свою память.
  Под пристальными взорами трех саламандров мы с Икциаром покинули зал, и в коридоре налетели на рыжеволосого мага.
  - Дамара? Дамара Светлова? - послышалось его удивленное восклицание. - Помнишь меня? - улыбнулся.
  Я кивнула, впрочем, не столь убедительно, заставляя его засомневаться и представиться.
  - Олвин Ветров!
  Теперь я вспомнила, что слышала о нем из рассказов Ани и ее подруги Рьяны Еловой. Олвина и магов из его гильдии 'Хмельной саламандр' Веснушка заколдовала по приказу Эрии, как по мне, то ничего ужасного в этом не было. Но сестру все осудили, и ей пришлось исправлять свою ошибку. Для этого потребовалась помощь Ар'рцелиуса и его родственников. Но расколдовала магов не Ани, а Рьяна. По секрету эта ведьмочка сообщила нам, что полюбила Ветрова, но посчитала возникшее чувство неправильным, запретным. Сестрица моя начала возражать, я помалкивала. 'Интересно, - подумалось мне сейчас, пока рассматривала молодого огневика, - а он помнит свою спасительницу?'
  - Приятного дня, Олвин! - произнесла вслух, обогнула мага и ускорила шаг, так и не найдя ответ на возникший вопрос.
  Да и беседу с огневиком продолжать не хотелось - вдруг сболтну лишнее?!
  Обсудить полученные сведения мы с Икциаром смогли поздним вечером, когда в особняке стихли голоса. После перевоплощения дух противоречия выглядел уставшим, на его лбу поблескивали капли пота.
  - Что с тобой? - я проявила заботу.
  - Простым подземцам тяжело даются преображения, мы - не высшие демоны и не изменчивые!
  - Спасибо, - в благодарность я прикоснулась губами к черной чешуйчатой щеке.
  Икциар кивнул в первый раз искренне, без издевки, и молвил:
  - Мне нужна пара дней, чтобы отдохнуть и восстановить силы. Постараешься никуда не встревать?
  - Конечно! - ответила я, но, видно, слишком поспешно, и подземец посмотрел на меня с укором.
  - Лея?
  - Ладно, но мне всего-то нужно раздобыть метлу!
  - Для чего? - не скрывая опасений, поинтересовался он.
  Вынуждена была признаться:
  - В единственной книге, что была не об изменчивых, сказано, что переселенной душе важно забрать в новую жизнь ценную частичку старого мира, чтобы вернуть утраченное!
  - И ты решила, что лучшей помощницей станет метла?
  Я отвела глаза и шепотом сказала, хотя поначалу и не хотела:
  - В прошлой жизни у меня было совсем немного того, что дорого сердцу. Метла - единственное, что доступно на сегодняшний день, - голос не дрогнул, чтобы собеседник не догадался, как мне тяжело.
  Икциар вздохнул, вынуждая меня вскинуться.
  - Не подумай, не осуждаю! - торопливо проговорил он. - Но разве твоя работа не приносила тебе удовольствия?
  Растеряно повела плечами:
  - Раньше я была уверена... Но сейчас понимаю - не это главное!
  - Любовь? Дружба? Привязанности? - дух противоречия прекрасно понял, о чем хотела сказать.
  - Все и сразу, - отвернулась. - Но, увы, из тех, кого любила, осталась только сестра, с которой мне пока не позволено общаться! А лучшей и единственной подругой была и остается метла! - шутка не удалась.
  - Тяжела ведьмина доля, - посетовал подземец, опустив руку на мое плечо. - Не горюй! Попробую обсудить твою проблему с владычицей! - и пропал, не дожидаясь, что отвечу.
  И что мне было делать? Только лечь спать! Случайно взор упал на небрежно брошенную сорочку, почти невесомую, обшитую кружевом. Подняла, повертела в руках и облачилась, решив прислушаться к советам внутреннего голоса.
  Предчувствие еще ни разу не обмануло ни одну из ведьм. В чем я лишний раз убедилась, как только проснулась. Спрятав лицо на моем плече, перекинув руку через мою талию, дыша прямо в ухо, рядом крепко спал Огнев.
  С минуту разбиралась в своих чувствах и поняла, что чувствую себя неловко, как и в прошлом. Ни умиротворения, ни умиления, ни теплоты, как в прочем, и раздражения, я не испытывала.
  Скинула руку, лежащую на моей груди, толкнула мужчину локтем в ребра и, развернувшись, прошипела в самые очи:
  - Я запрещаю вам спать в моей кровати!
  Дюран зевнул, чуть отодвинулся и хрипло ото сна откликнулся:
  - Вам жалко?
  Подняла взгляд к потолку, по привычке молясь богине, чтобы она одарила меня безграничным терпением.
  - Вы не ответили! - усмехнулся мужчина, а так как я решила, что безопаснее изображать из себя статую, то он поднялся. И стал медленно натягивать на себя аккуратно развешенную на стуле одежду.
  Выдохнула и мирно полюбопытствовала:
  - Вас сразу убить или немного подождать?
  Огнев обернулся, одарил ослепительной улыбкой, прищелкнул языком и сделал вид, что интересуется пуговицами на собственной сорочке. Про себя я считала... куда именно и сколько раз ударю его!
  - Погодите пока! - Дюран потрудился разомкнуть свои уста. - Я вам новости свежие принес!
  - И к чему тогда все эти игры?! Давайте займемся делом! - подскочила и требовательно взглянула на него.
  - Вот! - Огнев торопливо расстегнул свою суму, брошенную в углу комнаты, и кинул мне тряпичную куклу.
  Я поймала ее и тщательным образом осмотрела. Слишком хорошо мне был знаком подобный оберег. Каждая ведьма, семи лет от роду, шила такую куклу, вплетая в ее косу прядь своих волос. Глаза - деревянные пуговицы, обязательно покрывали краской под цвет очей обладательницы. Вот только мы не в Озерном?..
  - Это принадлежало магине? - недоверчиво уточнила я. - Неужели и они шьют подобные обереги?
  - Осталось с давних времен. Некоторые обычаи неискоренимы! - просветил Дюран. - Так что, да - эта кукла принадлежала магине! - и дополнил после короткой паузы. - Лами Кнутовой!
  - Буду знать, - сказала я, задумчиво рассматривая оберег. - Говорите, обычаи неискоренимы? - ответ мне был не нужен, я уже неслась к комоду. Вытянула ножницы и вспорола шов на спине куклы. - Вот оно! - от резкого движения по полу раскатились разноцветные стеклянные бусины.
  - Что это? - замер четырех стихийник.
  - Ответ! Так мы можем понять, где искать Лами Кнутову!
  - Так просто? - не поверил Огнев.
  - Увы, но нет! Лишь те, кому предназначалось послание, способны разгадать его! Кстати, где вы нашли куклу?
  - В особняке Кнутовых! Предпринял, так сказать, вылазку. Осмотрелся.
  - Всего лишь осмотрелись?
  - Издеваетесь?
  - Нет, я совершенно серьезна! Нужно присматривать за Кнутовыми!
  - Я следил, поверьте, в этом я мастер и...
  - Не сомневаюсь, но одного раза мало! - настаивала, а он все сильнее хмурился:
  - В чем дело, Лея?
  Выразительно смотрела на Дюрана, и он чуть заметно поморщился, кивнул:
  - У меня отняли способности наблюдателя...
  Не хотела повышать голос, но пришлось:
  - Забудьте о том, кем вы были! Вспомните, кем родились! Вы - человек! - отчаянно взмахнула руками. - Понимаю, как это сложно - привыкнуть к новой жизни! Но подумайте сами, вы привыкли, что непобедимы, считали себя избранным, а сейчас вас сбросили с пьедестала, заставили выживать, как и прочих!
  Огнев, не мигая, смотрел на меня, лицо спокойное, но в разноцветных глазах бушуют стихии, переплетаясь между собой. Теперь я вижу два наполненных угрозой омута без радужки и зрачков. Не страшно, вздохнув, сбавила тон:
  - И мы с вами похожи! Мне тоже хочется вернуть утраченное, поэтому не сдаюсь, не опускаю руки и верю, что наши старания вознаградят!
  - Вряд ли... - глухо уронил он. - Нашей наградой станет жизнь на Вейтерре... Хотя, быть может, вам повезет, а мне еще за брата отвечать придется...
  - Разве вы должны это делать?
  - Таково повеление высших...
  - И вы смирились? Не верю! - в сердцах воскликнула я. - Что собираетесь делать?
  Дюран вновь посмотрел мне в глаза, в его все еще сплетались стихии. Но теперь это было похоже на прекрасный неведомый танец, а не на угрожающий вихрь.
  - Что буду делать? - мрачно переспросил он, словно сам у себя. - Жить и... спасать этот мир! - схватил плащ, подбежал к окну, распахнул его и под моим ошарашенным взором выпрыгнул со второго этажа.
  Кинулась за ним, выглянула на улицу, с облегчением улыбнулась:
  - Сумасшедший...
  А Огнев, натянув капюшон на голову, уже бежал по дорожке к саду.
  До полудня изображала из себя примерную дочь, вышивая, старательно склоняясь над пяльцами, со злостью протыкая тонкую ткань. Стежки получались крупными, порой кривыми... 'Интересно, а Дамара красиво вышивала?' - задалась мысленным вопросом, отрываясь от своего занятия.
  - Дамми, - позвала Гери, и что-то в ее взоре подсказало - разговор предстоит серьезный.
  - Да, мамочка? - попытка любезно улыбнуться с треском провалилась.
  - Ты меня не любишь! - еще вот-вот и магичка пустит слезу.
  - А... э... - проблеяла я, меняясь в лице, желая сбежать по-быстрому.
  - Вот! Как я и думала! - она, отвернувшись, разрыдалась.
  Что бы я сделала в такой ситуации? Ушла! А Дамара?! Паземка всех сожри!
  - Мамуль, - позвала я, делая несколько осторожных шагов к собеседнице, будто подбиралась к бешеной лисице. - Что случилось? - рискнула проявить участие.
  Светлова громче завыла, и я с надеждой покосилась в сторону двери, мечтая, что явится спаситель. Не явился! Придется самой выручать себя!
  - А-а-а... - блажила дурным голосом магиня, - ты меня не лю-у-у-бишь...
  - Почему? - никогда не сумею постичь логику этих дамочек.
  - Не лю-у-у-бишь... - повторила Гери, но выть перестала.
  Я готова была сорваться на крик, но все еще тихо молвила:
  - Ты ошибаешься, - казалось, что говорю убедительно, но 'матушку' успокоить не сумела.
  - Не лю-у-у-бишь... - неужели она считает меня глухой или глупой?
  Я не выдержала:
  - Да что случилось?
  Рык получился громким, и Светлова вздрогнула. Губы ее дергались, ноздри трепетали, а очи было полны невыплаканных слез. Хвала богине, она умолкла! И чтобы вновь не начала выть, я взяла ее руки в свои и от всего ведьминого горячего сердца попросила:
  - Мам, что произошло? Расскажи!
  - Это ты мне расскажи! - выпалила Гери.
  - О чем? - долго думать не пришлось, замечая, что она снова собирается разреветься. - Это был Райт! - мысленно наградила Огнева недобрым словом.
  - Так я и думала! - она поджала губы и вспомнила о своих родительских обязанностях. - Ты понимаешь, к чему это может привести?
  Разумеется! Каждая ведьма знает, как уберечься от нежелательной беременности! Я молча кивнула, а магиня, неожиданно улыбнувшись, выдала:
  - К свадьбе!
  - Ну, конечно! - я порадовалась тому, что Светлова позабыла об истерике.
  - Дамми! - она крепче стиснула мои ладони. - Помни, я тебя поддержу во всем! И не отступай!
  'Уж не это ли она говорила Дамаре, перед тем как та решила околдовать чужого мужа?!' - я расплылась в благодарной улыбке, давая себе зарок следить за 'маменькой' более внимательно.
  И не зря! Уже следующие ее слова заставили меня насторожиться.
  - И ты молодец, что решила дело с Пуфом!
  Ответила лучезарной улыбкой, мечтая расспросить Светлову с пристрастием и жалея, что не могу сделать это прямо сейчас.
  А вот о Ладове все же вспомнила напрасно! Едва не прокляла нахального мага, а заодно и себя, когда спустя полчаса он явился в особняк собственной персоной. Замер в дверном проеме, сверкая раздраженным взглядом, разве что пар из ноздрей не выпускал, да огнем не швырялся в разные стороны.
  Мы с Гери обедали, Светлов отсутствовал, и я с приторно-любезной улыбкой (учусь быстро) пригласила 'милого' к трапезе.
  - С-спасибо, - выплюнул он, глядя на меня так, словно мечтал здесь и сейчас испепелить.
  - Прикажу слугам подать столовый прибор, - Райт прошествовал к столу, а я, наоборот, упорхнула, воспользовавшись предлогом.
  Вид огневика взбудоражил меня, а, как известно, нервная ведьма - голодная, соответственно, злая! Салатом и бульоном насытиться не сумею. На кухне спешно подзакусила и вернулась вполне любезная.
  Обед, преподнесенный Ладову, ни капли его не задобрил.
  - Дамми, - Светлова тоже заметила и позвала меня, - Райт спросил моего дозволения и пригласил тебя на прогулку! - Гери так и 'цвела'.
  - И? - я проявила настороженность.
  - И я позволила, - она мне подмигнула.
  - З-замечательно! - меня перекосило, пусть думают от радости.
  
  Глава 5
  
  О сумасшествии
  
  Когда я спросила:
  'Почему вы носите на спине ковер?' -
  он ответил: 'Мне холодно'.
  Я вообще заметила, что сумасшедшие очень логичны и даже интересны.
  (Виктория Токарева. Звезда в тумане)
  
  
  Рассерженный маг тянул меня за собой, ничего не объясняя, лишь заковыристо ругаясь себе под нос, призывая саламандров, драконов и духов огня.
  Посчитала своим долгом узнать, что так расстроило несчастного:
  - Ты чего так распалился? - хотела добавить 'огневичок', но вовремя прикусила язык, вспомнив, что так их называют только ведьмы.
  - Спрашиваешь? - резко остановился он, разворачиваясь ко мне лицом.
  В его очах - бешеный огонь, дыхание тяжелое, я уверена в себе, потому голос не подвел:
  - Не нужно переживать!
  Пламя вспыхнуло еще яростнее, опаснее, завораживающе. Райт наклонился, и его рот почти коснулся моих губ, а я ощутила теплое дыхание мага и его мужской запах. Он у огневиков был иным, чем у наших ведьмаков. Попыталась сосредоточиться, проанализировать, сравнить. Ладов готовился высказаться, глубоко вдыхая, подбирая слова. Ведьмаки наши пахли домом, лесом, спокойствием. Маги? Ну, по крайне мере, этот - южным ветром, жгучим перцем и неприятностями. Я определилась, выпрямилась и строго вопросила:
  - Собираешься меня поцеловать?
  Райт моргнул, пламя в его глазах заполнило всю радужку, красиво, чарующе, а еще непонятно. Я гадать не любила, потому хмурилась, решая, что выбрать: отойти или задать новый вопрос. Но маг вдруг сам оттолкнул меня, брезгливо встряхнул руками и точно ударил словами:
  - Очень мне нужно пачкаться! - развернулся и отправился к воротам.
  Едва не сплюнула в сердцах - да что за день такой? Кругом одни неуравновешенные! Осталась стоять на прежнем месте, а Ладов, судя по всему решив, что я покорно плетусь за ним, добрался до ворот. Что-то бросил через плечо, вызверился, повернулся и поманил меня к себе. Нашел собачонку! Показательно зевнула, прикрыв рот ладонью, медленно развернулась и отправилась обратно.
  Вихрь? Ураган? Иное стихийное бедствие? Мир перевернулся, и теперь я висела на плече огневика, пораженно рассматривая...хм... пусть будет дорожку, по которой шел сердитый Райт со своей ношей. Вырываться или вопить не стала - надо же узнать, чего от меня хотят!
  Для начала меня поставили на ноги и строго указали на паланкин, укрепленный на спине ящера. Без вопросов - не совсем дурная спорить с разъяренным магом - я влезла внутрь. Здесь попыталась успокоиться - сложное это занятие быть магиней!
  Проще вспомнить, что было! Дела успокаивали меня и в прошлом. Задумалась над тем, что услышала от Гери, а потом вспомнился совет Икциара, и вывод оказался простым - метла мне нужна срочно! Прямо сегодня желательно! Кто-то назвал бы меня сумасбродной, но я была уверена в принятом решении! Почему? Потому что задумала один ритуал, часто используемый в прошлой практике. Заклинание помнила наизусть, магии требовалась толика, причем, неважно какой, так что необходима только метла.
  - Прилетели! - прервал мои размышления Ладов, заглянув в паланкин, и мне пришлось удивиться вновь.
  Вместо гильдии мы приземлились у ворот дворца. Что же, весьма кстати! Я давно желала свидеться с Фирионом Виорским!
  Дорога, довольно широкая, мощеная светлым булыжником, уводила вглубь сада.
  Красивое место! Ветви деревьев чуть покачивались на весеннем ветру. Трогая их почти неощутимо, он пел веселую песенку, которой вторили многочисленные птицы. Яблони, окутанные полупрозрачной, тонкой листвой, соседствовали с цветущими вишнями и сливами, а за ними ровными рядами расположились помолодевшие изумрудные елочки. Наступит лето, и сады утонут в одинаково зеленой, сочной листве. А сейчас, в разгар весны, увиденное напоминает лоскутное покрывало, где каждой частичке предопределен свой особенный оттенок. Примулы, крокусы, нарциссы составляют узор, украшающий землю. Точно некто раскинул по обеим сторонам дороги дорогие ковры. Манящие, изысканные, броские. Так бы и ступить, пробежаться, перепрыгивая клумбы, догнать бесшабашный ветер, поиграть с ним, позволить вольность. А потом упасть без сил на траву, раскинув руки, и смотреть, как пушистые облака плывут по небу. Многое они видят, пролетая над разными краями Вейтерры, многое могут поведать и показать, если правильно смотреть и слушать. Ведьмы умели вести беседы с ветром, читать знаки, рисуемые облаками...
  Вздохнула, но прогнала минутную слабость. Улыбнулась, и обернувшийся Райт поймал взглядом мою улыбку.
  - Чему радуешься? - сердито осведомился он.
  - Жизни! - чистосердечно призналась я, но разве маг поймет ведьму, тем более, если совсем ее не знает.
  - Сумасшедшая! - нахмурился Ладов. - Не радуйся раньше времени! - постарался задеть.
  Пожала плечами, нарочито небрежно, делая вид, что не замечаю его недовольства.
  - Тебя Фирион ждет, - зачем-то уточнил огневик, но я лишь шире улыбнулась:
  - Тогда чего мы ждем? Невежливо заставлять правителя ждать! - обогнула Райта, почти побежала, вдыхая полной грудью, наслаждаясь этой, самой первой после долгих лет плена, весной.
  - Стоять! - за спиной раздался грозный окрик.
  Демонстративно тяжело вздохнула, слегка повернув голову, и весьма вежливо поинтересовалась:
  - Что-то срочное?
  - Ты еще спрашиваешь? - процедил он, не сводя с меня бешеного взора.
  - Спрашиваю! - подтвердила, и так как Ладов намеревался спорить дальше, а я не привыкла выслушивать упреки мужчин, кем бы они ни были, четко произнесла. - Я иду к Фириону одна!
  Не меняя тона, он ответил:
  - Я запрещаю тебе делать это!
  Фыркнула, но с места не сдвинулась - кто знает, что придет в голову этому сумасшедшему?!
  - Дамара! - предупреждающе рыкнул Райт.
  - Я слушаю тебя! - терпение входило в число моих достоинств, но не его.
  Рассматривая мага в этот самый миг, я опять вспомнила о драконах, которых в мое время побаивались и сами огневики за непредсказуемый нрав. Вспомнила я и о смирении, глаза опустила к долу, вздохнула вторично, делая вид, что вот-вот расплачусь. Жаль, напрасно! Ладова ничуть не впечатлило мое представление. Он подозрительно прищурился, глубоко вдохнул, собираясь с мыслями, стараясь не кричать на меня, но было заметно, как сильно ему хочется высказаться.
  Решила помочь страдальцу и тихо попросила:
  - И что я должна сделать? Скажи... - ни разу до этого момента я не смотрела на мужчину с такой надеждой.
  Но... этот ненормальный маг даже глазом не моргнул! Подошел и буквально прошипел:
  - Лучше помолчи! - выдохнул, но голос по-прежнему звучал грубо. - И вообще, всегда молчи в моем присутствии, с Фирионом говорить буду я!
  'Точно сумасшедший!' - постановила я, не возражая, иначе рисковала заночевать в этом саду.
  Продолжая шипеть себе под нос что-то о недалеких девицах, Райт вывел меня к широкой лестнице. Поднимаясь, я считала ее ступени, стараясь не смотреть по сторонам. Мне чудилось, что сидящие по краям каменные саламандры насмехаются надо мной.
  - Слушай и смотри! В крайнем случае, кивай! - наставлял меня насупленный Ладов. - Разговаривать будем только мы с Фирионом!
  - Угу! - почти беспрестанно соглашалась я, оценивая вытянувшихся у стен стражников.
  Один из них пригласил следовать за ним.
  Обитель главного огневика оставила у меня приятное впечатление. Никакой излишней роскоши. Богато, но не пафосно! Хрусталь, позолота, мрамор. Искусные панно и барельефы на стенах, узорчатый пол, высокие потолки и множество огненнокрылых мотыльков. Необычно, немного пугающе, но практически невозможно отвести взгляд от существ, сидящих на рожках хрустальных люстр.
  - Ты уснула? - сухо полюбопытствовал и поторопил меня Райт, когда я замедлила шаг.
  'Определенно, - подумала я, едва увидела правителя Солнечного и Морского, - это какой-то знак!' - судьба подкинула мне очередного мага с разноцветными глазами.
  Фирион Виорский холодно поздоровался со мной и приказал:
  - Маг Ладов, оставьте нас!
  - Не... - попробовал начать Райт, но вовремя опомнился, не стал перечить своему господину и, поклонившись, удалился.
  Фирион вперил в меня тяжелый, ледяной взор и без предисловий отругал:
  - Вы сдурели, ведунья? Где ваше хваленое чутье ищейки? Что же вы так явно рискуете? Не понимаете, насколько опасно такое поведение?!
  Поняла, в чем меня упрекают, но оправдываться не пожелала. Передо мной стоит обычный мужчина, тем более маг, а значит, он всегда должен оставаться у ног ведьмы.
  - Так и будете молчать? - в глубине глаз Фириона вспыхнуло темное пламя.
  Что же, раз его так угнетает мое молчание, пожалуй, скажу.
  - Жизнь ведьмы всегда сопряжена с определенной долей риска и опасности.
  - Это ваш ответ? - правитель удивленным не выглядел, скорее злым и раздосадованным.
  - А вы ждете признаний?
  - Вы соображаете, что творите? - кажется и этот огневик был близок к тому, чтобы сойти с ума.
  - Веду расследование, как и приказали! - четко отрапортовала я, разгневав мага сильнее.
  Он отошел к открытому окну, оперся ладонями о подоконник, выглянул. 'Уж не выпрыгнуть ли собрался - всерьез озадачилась я. - Кто знает этих бешеных, непредсказуемых огневиков?! Точно не ведьма!'
  Нет! Фирион шумно выдохнул, повернулся ко мне, не торопясь возобновлять нашу беседу.
  Демонстративно изучила фреску на стене. Там изумленный зритель мог лицезреть во всей красе бурное море. Белые барашки на гребнях волн сверкали в лучах солнца, скользящих по помещению. Молнии выглядели вполне натурально, только грома слышно не было.
  - Итак, - услышала спокойный голос Фириона, - переселение душ... Объясните, ведунья Липкина, зачем было столь явно интересоваться этим вопросом? Неужели, не уяснили, как важно наше общее дело?
  'Верно, - мысленно напомнила себе, - ведьмы с магами нынче заодно!' - вслух ничего пояснять не стала.
  - Вообразите, - маг поставил себе цель разговорить меня, - что рядом с вами находится враг, который днем и ночью наблюдает, ожидая, когда вы совершите ошибку!
  - Я должна попытаться вернуть свою силу!
  - Ведьмы... - усмешка Фириона вышла печальной, нежели ехидной, - всегда и во всем вы надеетесь на свою магию! Сумасшедшие!
  - А почему нет? С помощью волшебства можно узнать и сделать намного больше, чем без него!
  - Что вы хотите сказать? Поглядите на нас, огневиков, мы научились обходиться без магии! Не спорю, волшебство - отличное подспорье, но не более того!
  - Поэтому вы и проиграли в итоге, - нельзя было не сказать об этом.
  - Намекаете, что сглупил?
  - Отнюдь, вы поступили как разумный человек! Худой мир во сто раз лучше войны!
  - И все же в ваших словах слышался упрек!
  - Если только за упрямство и нежелание признать очевидное.
  - Пояснение последует?
  - Маги всегда предпочитают более сложные пути, - туманно ответила я, и он прозорливо прищурился.
  - Знаю, о чем вы говорите! Только пути, выбираемые ведьмами, ведут в никуда! Простота ни к чему хорошему не приводит!
  - Однако, использование магии значительно облегчает жизнь, - вполголоса заметила я, стремясь склонить собеседника на свою сторону. Не преуспела и произнесла иное: - Ко всему прочему ведьмы способны увидеть, сделать и почувствовать то, что не могут маги!
  - Оставим ненужный спор! - нахмурился огневик, но я осталась непреклонной, добиваясь своей цели:
  - О деле и говорим!
  Фирион вновь отвернулся к окну, вероятно, видимая через него картина успокаивала расшатавшиеся нервы правителя. Я мага не торопила - в конце концов мне спешить некуда, а Ладов пусть еще немного помучается за дверью, авось, сменит гнев на милость.
  - И еще, - обратилась к собеседнику вкрадчиво, - нельзя ли как-то убрать с моей дороги Райта Ладова?
  Ответ не заставил себя ждать и был предельно краток и ясен:
  - Нет!
  - Угу! - решила быть послушной, но просьбу произнесла, не дрогнув. - Тогда будьте любезны выдать мне метлу!
  Огневик почему-то взвился и незамедлительно развернулся ко мне. Его глаза метали молнии, миниатюрные, но настоящие, еще немного и все в этой комнате сгорит! На всякий случай отступила к двери, прижалась к ней спиной, а Фирион угрожающе переспросил:
  - Извините, ведунья, о чем вы просите?
  - Мне нужна метла, - голос звучал твердо, и мне не было страшно, я готовилась отразить любую атаку.
  - Веник? - он издевается надо мной?!
  - Метла, - одарила мага долгим, выразительным взглядом. - Вы должны помнить, Ваше Сиятельство! Ведьмы когда-то летали и... - вынужденно плюхнулась на пол, ошарашено рассматривая огненный вихрь, опаливший светлую дверь по самому верху.
  Теперь взвилась я, но, 'выпустив пар', Фирион заговорил вполне миролюбиво:
  - Да, я помню...
  - Ну, вот, - обрадовалась я, только рано, потому как услышала рык:
  - Издеваетесь?
  Подниматься передумала - на полу казалось безопаснее, если что - успею сотворить 'щит трех стихий'. Руки помнили, что нужно делать, сама того не замечая, я сложила пальцы, как нужно.
  - Не старайтесь! - Фирион увидел и огорчил меня. Несколько раз провел ладонями по лицу, прислонился к подоконнику спиной и попросил. - Рассказывайте!
  Разве можно было отказаться? Поднялась, распрямила плечи, глубоко вдохнула и быстро обо всем поведала, не позволяя огневику вставить даже словечко.
  Фирион, поначалу порывающийся что-то изречь, оставил эту затею и молча дослушал мои речи. Кивнул.
  - Метла... магички... мой очередной брат, - усмехнулся, стараясь казаться равнодушным, поинтересовался. - Как он? Почему все еще не навестил меня?
  Ответ, полагаю, мы знали оба, поэтому только пожала плечами. Затем правитель сказал:
  - С этого и нужно было начинать... А то - дайте метлу! - яростно сверкнул опасно потемневшими глазами. - Знаете, как убили моего отца?
  Помотала головой, догадываясь, о чем мне скажут.
  - Ведьма... лучшая ученица Толаны!
  - Долгие годы мы все боялись оставлять окна открытыми, даже в удушающую жару, - едва слышно обронила я, ни на что не намекая, только констатируя факт.
  - Он не боялся...
  - Глупо надеяться на охрану, - рискнула проговорить я.
  - Глупо преуменьшать опасность и безоговорочно верить своей госпоже!
  - Ведьмы смерти не бояться, только огня...
  - И она сгорела мгновенно... Один маг, восьми лет от роду, в тот день, точно сошел с ума, и просто не рассчитал своих сил... - Фирион не бахвалился, горечь сквозила в его фразе.
  Помолчав, кожей ощущая повисшее между нами напряжение, я осмелилась напомнить:
  - Все изменилось, - понимая, что рада этому.
  - Изменилось... Потому что я смог простить врагов...
  Вздрогнула, будто огневик меня ударил, посмотрела на него с подозрениями, которые тут же отмела. Ну откуда ему знать обо мне и Герраре?!
  - Честь и хвала вам! - сказала от всего сердца, и в комнате наступила оглушительная тишина, Фирион странно смотрел на меня, но молчал.
  И мне почему-то стало не по себе. Чудилось - он видит меня насквозь, все знает, вот только не решил, что делать дальше.
  - Идите! - когда он указал на дверь, я выдохнула. - Метлу вам доставят вечером! - отвернулся, заложив руки за спину.
  Однако, я не смогла уйти просто так, остался последний вопрос.
  - Ваше Сиятельство, - дождалась, когда Фирион шевельнулся, расценила этот жест, как дозволение, и продолжила. - Вы любовные истории сочиняете?
  У повернувшегося мужчины дергался левый глаз.
  - Мне, по-вашему, совсем нечем заняться?!
  - Всем нам, порой, хочется отвлечься... - сделала прозрачный намек.
  - Это вам, похоже, нечем заняться! - рыкнул Фирион, и я понятливо схватилась за ручку двери.
  - Уже ухожу, - замерла. - Да!
  - Что еще? - вопрос огневика был полон бесконечного страдания.
  - Как можно свидеться с вами, если мне срочно понадобится помощь?
  - Мои слуги будут посещать вас один раз в три дня.
  - А если...
  - Если они будут делать это чаще, боюсь, ваши нервы не выдержат! - ядовито оповестил мужчина.
  - А... - сказанное им заставило меня тревожно задуматься.
  - Всего доброго, ведунья! - он снова отвернулся, показывая, что более не желает меня видеть.
  Не испытывая судьбу и дальше, я вышла в коридор.
  От противоположной стены отлип Райт, стараясь говорить непринужденно, он спросил:
  - Ну что? Получила свое? - несмотря на обидные слова, в глазах огневика было заметно беспокойство.
  Оглядела невозмутимых, похожих на изваяния стражей, слегка улыбнулась.
  - Фирион - настоящий мужчина! Он никогда не обидит слабую женщину! - сказала и отправилась вперед, предоставляя магу право выбора: догонять меня или нет.
  Догнал, чем сильно разочаровал. Руку не предложил, заложил обе в карманы и пошел рядом, ворча что-то нечленораздельное, рассматривая пол под ногами.
  В том, что Фирион не шутил и не пытался меня запугать, а всего лишь предупредил, убедилась наступившим вечером. Небо за окном потемнело, тучи закружились хороводом, хлынул на землю ливень. Чтобы немного расслабиться и посидеть в тишине, обдумывая нынешнюю действительность, я приказала приготовить ванну. Без розовых ошметков не обошлось, но вот служанку я прогнала, чтобы не досаждала. Раздумья мои были прерваны посланием Геррара - еще одного сумасшедшего, который усложняет мою жизнь. Розовые ошметки сложились в буквы: 'Отдай, пока жива! Иначе я возьму свое после твоей новой смерти, которая наступит совсем скоро!'
  - Рискни! - вслух известила я, зная, что перевозчик услышит, сделала глоток вина из кубка, оставленного напоследок услужливой девушкой.
  Вода мгновенно остыла, превращаясь в лед. Шипя, я вскочила, намереваясь ступить на мягкий ковер. Ахнула и плюхнулась обратно, царапая тело об острые края расколовшихся льдинок. Порхающие по комнате огненные мотыльки, к которым я вроде привыкла и перестала замечать, сложились вместе, явив моему ошалелому взору саламандра.
  - Хм-м... - на морде змея возникла язвительная усмешка, едва он увидел, в каком нелепом положении я нахожусь.
  - Лучше б-бы н-не злорад-дствовали, - зубы выбивали дробь, уж не знаю, от чего я тряслась сильнее: от холода, или давнего, ныне ожившего страха, - а п-помогли б-бы б-бедной д-девушке!
  - Так девушке бы помог, но ты - ведьма! - противный собеседник не сдвинулся с места, бесстыже разглядывая мое покрытое мурашками тело.
  - В-в д-душе, - напомнила я, - т-тело с-слабое, могу з-заболеть...
  - Дерзка, впрочем, как и другие! - хохотнул, незнамо чему порадовавшись, саламандр.
  - Хоть п-покрывало б-бросьте, - обхватила себя руками в надежде унять дрожь.
  Существо вытянуло хлипкую, светящуюся лапу, стянуло с кровати плед, который в мгновение ока обратился в пепел.
  - Ой! - саламандр и не подумал скрывать свое торжество.
  Стесняться дальше не стала - еще не хватало мне воспаления легких! Да и вспомнила, что тело не мое. Так что пусть смотрит - нисколько не жалко!
  Вышла из ванны, гордо распрямив плечи, откинув мокрые волосы за спину. Накинула тонкий шелковый халат, собеседник помалкивал, и я отвернулась от него, делая вид, что завязываю пояс. Онемевшие пальцы отказывались слушаться.
  - Согреть? - послышалось над самым ухом, тело опалило огненное дыхание говорившего.
  Заставляя себя стоять прямо, постаралась не показать страх, поблагодарила:
  - Спасибо! А то я едва не околела! - развернулась, чтобы одарить саламандра благодарной улыбкой.
  Ответный взгляд существа был пронзительным и долгим. Я стойко, борясь с ужасом в душе, выдержала эти бесконечные минуты, до тех пор пока саламандр не склонил голову.
  - Кьяр!
  - Велея Липкина! - сумела выговорить, не дрогнув.
  - Уже доложили! - змей продолжил прожигать скромно топчущуюся на месте ведьму проницательным взором.
  - Ну, раз так, - шире улыбнувшись, хлопнула в ладоши, - то что вас привело в мою нынешнюю обитель?
  Без долгих и нудных пояснений мне под ноги швырнули метлу.
  - Моя мечта сбылась! - еще радостнее разулыбалась я и, не теряя даром драгоценное время, принялась собираться, лелея надежду, что Кьяр меня покинет также внезапно, как и появился.
  Не покинул, прищурено наблюдая за моими сборами.
  - Вы со мной? - по-деловому полюбопытствовала я и удивилась, получив утвердительный кивок.
  Молчать змей тоже не собирался:
  - Пойду с тобой! Все равно дорогу не найдешь!
  - Вообще-то, - уверенно подняла метлу и потрясла ей.
  - Уволь! - понял без лишних пояснений, рыкнул, заставляя меня моргнуть. - Видал я, как вы ищете!
  - О! - глаза мои сами собой округлились.
  - За годы войны насмотрелся! Только зря пыль поднимаете! - развернулся, весьма прытко, и отправился к выходу.
  - Позволю себе не согласиться, - не смогла промолчать, но саламандр не удостоил ответом, и мне оставалось лицезреть только его огненный хвост. - А вам неопасно?.. - мысли скакнули в другом направлении.
  - Нет! Хожу, где хочу! А вот ты не топай, как стадо буйволов, иначе всех домочадцев поднимешь! - усмехнулся Кьяр, приглашая меня пройти вперед.
  - Только после вас! - отозвалась я, перехватывая метлу, чтобы отбить любую атаку.
  Саламандр громко хмыкнул, выражая свое отношение.
  Стоит признать, что помощь Кьяра пришлась как нельзя кстати. Без него мне понадобилась бы половина ночи, чтобы отыскать вход в подземелье. С издевательской ухмылкой спутник указал мне на корешок одной из книг, стоящих на самой высокой полке в самом дальнем углу библиотеки. Я решительно вытянула ее, предварительно взобравшись по узкой, шаткой лестнице. Ухмылка змея стала шире:
  - Разве я просил подать мне эту книженцию?
  Вспыхнула и со всей силы втолкнула книгу обратно. Один из книжных шкафов, расположенных справа от меня, бесшумно отдвинулся, открывая небольшую дверку с резным узором на поверхности.
  - Дальше сама! - слишком поспешно объявила я, опережая саламандра, на бегу изучая рисунок на деревянной створке.
  Кьяр снова обидно хмыкнул, догнал и дунул на дверку, опалив своим дыханием и меня, так что кончики волос мгновенно вспыхнули. Тело сразу отреагировало, вскипела внутри огненная магия, и я остановила пламя.
  - Больше так не делай! - грозно посмотрела на спутника и невольно заметила, как мои ладони сияют изнутри жутким красным светом.
  Попыталась стряхнуть, угомонить огненную стихию. Не справилась, душа замерла от страха, когда поняла, что не в силах сладить, сражаясь с исконным врагом всех ведьм. Метла выпала из моих разом ослабевших пальцев.
  - Трусливая ведьма - мертвая ведьма! - послышалось вкрадчивое высказывание над правым ухом, и я, собравшись, огляделась.
  Графин с водой, стоящий в библиотеке на небольшом круглом столе, стал моим спасением. Быстро подошла и облила сначала одну руку, затем другую. Боль привела в чувство, вернула ясность мыслям, прогнала страхи. Я сумела вернуть контроль над телом, а, значит, усыпила огненную магию, пусть и на время. Ладони покрылись волдырями - ничего, переживу!
  - Идем! - сквозь зубы, сказала я, обращаясь к змею, как к равному.
  Подняла метлу, глядя в нутро открывшегося проема, за которым танцевала тьма.
  Первой шагнула на ступеньку, саламандр без слов двигался следом и ворчал о глупых самонадеянных ведьмах. Я особо не прислушивалась, мне было все равно, какими эпитетами он награждает моих соотечественниц. Ступив на ровную площадку, ограниченную украшенными руническими символами стенами, я занялась делом.
  Превозмогая боль, не обращая внимания на скалящегося Кьяра, я взмахнула метлой, вспоминая нужные слова. Закружилась, сметая пыль и мелкий мусор, зашептала заклинания. Немного огня, раз мне доступна лишь эта стихия, и четкий узор замерцал на стенах, а после замелькали картинки, показывая все, что было в этой комнате. Змей притаился в углу, прищурено наблюдая за действом, подмечая, изучая отдельные детали. 'Паземка с ним!' - решила я, внимательно рассматривая открывшуюся картину. Кивнула, мол, подозревала, что все случилось именно так, а не иначе.
  - Ничего пояснить не желаешь? - хотела вернуться, но саламандр встал на моем пути.
  - А разве ты что-то упустил? - демонстративно выгнув бровь, полюбопытствовала я.
  - Нет, но хочу узнать, что ты намерена делать дальше!
  - А что мне остается?
  - Ведунья, я не тот, кому стоит дерзить!
  - Буду вести расследование, как и раньше, - и в мыслях не было злить змея, сказала то, что думала.
  - То есть ты не сдашь Гери властям? - он не освободил мне дорогу.
  - А что я скажу? Для всех я - Дамара. И мы с вами видели, что это она проводила ритуал! Гери тряслась в углу, глядя на то, как ее дочь уверенно перерезает горло собачонке! - эмоционально ответила и невольно задумалась. - Только...
  - Что? - змей встал в стойку.
  - Я не уверена, что Дамара знала об обряде. Все придумал кто-то более умный и жестокий, а девчонка стала игрушкой в умелых руках!
  - Правильно мыслишь! - одобрил Кьяр. - Не зря, видно, в прошлом драгоценные за работу получала! Гэврэл Лютов задумал околдовать своего сына с помощью магии. Дамара всего лишь удачно встретилась на его пути, а вот Гери поддержала свою дочь! - явно старался обелить своих подопечных.
  Но я никогда не была легковерной, поэтому позволила себе высказаться:
  - И все же они не жертвы: Дамара с радостью согласилась провести обряд, а Гери помогла ей! Светлов прав в одном - он слишком много позволил своим женщинам!
  - Однако! - неожиданно ухмыльнулся саламандр. - Я правильно услышал? Ведьма поддержала мага?
  - Обрадую - у вас нет проблем со слухом!
  - И я тебя обрадую... точнее посоветую! - так же ехидно, как и я откликнулся Кьяр. - Смотри лучше за магинями: и теми, кто еще жив, и той, что хочет жить!
  - Ты говоришь о Дамаре? - сердце в моей груди забилось часто-часто, и я попыталась поймать ускользающую мысль.
  - Быть может... - как и прочие, он не говорил прямо.
  - Ясно, придется самой, - я, сосредоточенно раздумывая, скрестила руки на груди.
  Вот оно! Недостающий фрагмент головоломки занял свое место! Руки задрожали, и я выронила метлу. Ну, как же так?! Почему я не догадалась раньше?! Если бы не подсказка Кьяра - саламандра - врага всех ведьм - я бы снова оказалась в Индегарде! Все резкие слова, внезапные вспышки гнева и безотчетная радость - объяснялись на удивление просто! Я думала, что выиграла, когда получила это тело, расслабилась, что и стало ошибкой! Дамара не умерла, не ушла за Грани, она затаилась, собираясь с силами, чтобы изгнать захватчицу. Сейчас в теле бывшей светловолосой магини уживались две души. И я ошиблась, полагая, что с легкостью покорила магию огня! Это Дамара, а не я управляла стихией! Не поручусь, что мое лицо не побелело, когда я повернулась к застывшему у лестницы змею. Его глаза, не мигая, следили за любым проявлением эмоций. Кьяр знал все, о чем я думаю.
  - Заблокируйте магию в этом теле, - прохрипела, обращаясь к нему, и внутри поднялась, причиняя боль, волна протеста.
  Душа Светловой, заключенная вместе с моей, попыталась сопротивляться. Я сумела сдержать ее отчаянный натиск, а саламандр спросил:
  - Уверена? Тебе будет нелегко!
  - Лучше так, чем как есть! - отозвалась я, мысленно возводя стену между мной и жутко визжащей Дамарой, не позволяя ей одержать верх.
  - Я считаю, ты наживешь еще больше неприятностей! - змей наблюдал за нашей борьбой, буравя огненным взором две сражающихся души.
  Но откуда-то я знала, что он готов поддержать меня, а не Светлову. Она кричала, тщетно взывая к его совести, напоминала, что они созданы одним творцом. Понять намерения Кьяра я даже не пыталась, не до того было, сначала с Дамарой сражалась, а затем мы обе тревожно притихли.
  Незнакомые, напоминающие шипение углей в костре слова полились из уст саламандра, как песня. Чуть слышная, она поднималась в воздух, будто дым, и таяла где-то в вышине.
  Я смотрела на визжащую, запертую, словно в темнице, вместе со мной, Дамару, проклинающую всех ведьм, мучилась от раздирающей боли и молчала. Мы с магиней разглядывали друг друга - такие разные, чужие, но желающие одного - жить!
  Боль убивала нас, тянула силы, резала сердце, ставшее нашим общим, уничтожала огненную магию - основу тех, кого сотворил Тилл. Но я держалась, пусть и из последних сил, отчаянно цепляясь за жизнь, напоминая себе о том, кто ждет меня в Индегарде, радуясь, что огненная стихия навсегда покинет это тело. Для меня эта боль была правильной, необходимой, той, что возвращала к жизни, забирая страхи, напоминающие о пребывании в Индегарде. За долгое время я делала по-настоящему первый вдох, мой собственный, ни с кем неразделенный. Чувствовала ток крови по сосудам, слышала, как стучит в груди сердце, становясь моим безраздельно. И это было восхитительно! Два века я существовала, без чувств, без эмоций, без тела, удержав себя на краю безумия. День ото дня, думая только о том, как отомщу! Теперь у меня появились иные, более благородные цели. И лишь в этот момент осознала, что вот оно - возвращение в жизнь, до этого было одно название.
  Я и не заметила, когда исчезла Дамара, не до нее стало. Слезы, но не от боли, а от радости, окропили щеки. А затем мое сознание померкло, и последним, кого я видела, был склонившийся надо мной сердитый Кьяр.
  Просыпаться не хотелось, так бы и лежала с закрытыми глазами, трусливо мечтая, что боль как-нибудь сама пройдет. Глубоко вдохнула, собираясь осмотреться, и моего лица тут же коснулся влажный язык. Я с мучительным стоном распахнула веки и узрела собачью морду.
  - Фу, Пуф! - поморщившись, проскрежетала я. Слова удалось произнести с великим трудом, они точно царапали горло, во рту пересохло, перед глазами мелькали разноцветные мушки.
  Преображенный дух противоречия исчез из поля моего зрения, а вместо него показался встревоженный Дюран. Четырех стихийник неодобрительно прищелкнул языком и сказал:
  - Лея, вы понимали, насколько опасно просить саламандра изгнать магию огня из этого тела? - сверкнул раздраженным взором, давая понять, что моя судьба ему небезразлична.
  - Нет, - откликнулась я, мечтая, чтобы он провалился к паземкам.
  - Чего я у них не видел? - усмехнулся Огнев, вероятно, свое желание я выразила вслух.
  Попыталась приподняться, но вновь в бессилии упала на подушки, шепотом проклиная всех, кто живет на этом свете.
  - Если проклинает, значит, будет жить! - резюмировал вернувший себе истинный облик Икциар.
  - Куда денется? - ворчливо ответил Дюран, помогая мне присесть.
  Пользуясь случаем, обличающе взглянула на него и прохрипела:
  - Вы знали! Оба! И не потрудились мне сообщить!
  В глазах Огнева промелькнуло виноватое выражение, а вот подземец только развел руками. Снова послала их к паземкам и прикрыла веки.
  Этот день запомнился плохо, я то выныривала из тумана забытия, то опять погружалась в него. Виделись Светловы, обеспокоенно смотрящие на ту, что считали дочерью. Приходил лекарь, честно старался разобраться в причинах моего недуга, но поминутно отвлекался на мешающегося Пуфа.
  Облегчение наступило ночью. Дух противоречия и Дюран поддерживали меня с двух сторон, а незнакомая ведьма с серо-голубыми глазами пыталась напоить каким-то зельем. Я мычала, силясь угадать, что она старается влить в мой рот, ведунья ругалась.
  - Вроде опытная ведьма, триста лет в обед исполнилось, а ведешь себя как пятнадцатилетняя магиня!
  - Мне всего двести двадцать пять, - отяжелевший язык шевелился с трудом, но я выговорилась.
  - Прости-прости! - язвительно рассмеялась ведьма и зашептала какое-то заклинание, погрузившее меня в очередной сон без сновидений.
  На следующий день стало заметно легче, и на укоризненный вопрос 'маменьки' о том, что случилось, я, не моргнув, отозвалась:
  - Простудилась, - благо голос мой все еще напоминал предсмертный хрип.
  Светлов лишь кивнул, но на миг я увидела подозрение в его горящем взоре. Впрочем, больше Эзагр меня не тревожил. Икциар в облике Пуфа охранял приболевшую ведьму днем, а ночью, когда уставший подземец возвращался домой, со мной ночевал Дюран.
  Окончательно выздоровев, я недовольно поинтересовалась:
  - И долго вы собираетесь пользоваться моим гостеприимством?
  Огнев иронично приподнял бровь, но высказаться я ему не разрешила.
  - Вам пора поговорить с братом. Он правитель этого края, а еще он вас ждет!
  По тому, как вздулись желваки на его щеках, поняла, что переступила некую запретную черту. Ничуть не раскаялась, но сбавила тон.
  - Нельзя все время убегать, важно остановиться и подумать.
  - Некогда! Пока я бегу, то живу! Мне нельзя сидеть без дела!
  - Вот и займитесь делом! - не слишком любезно посоветовала я. - Станьте своим в имении Кнутовых!
  - Им не требуются воины! Я уже узнавал! - мрачно просветил собеседник.
  - Но, возможно, требуется кто-то другой: садовник, цирюльник, дворецкий или...
  - Оу, оу! Придержите коней, Лея! - засуетился Дюран. - Вы видите меня садовником?
  Прищурилась. Шелковая сорочка, сейчас расстегнутая на груди, темные брюки из дорогой ткани, тяжелый плащ, зачарованный от непогоды, кожаные, короткие сапоги. А ведь, гад такой, жаловался, что у него нет драгоценных! Откуда тогда наряды?!
  Вскочила, немного подумала и, ничего не объясняя, поманила Огнева за собой. Он, не проявляя любопытства, покрутил пальцем у виска, но пошел за мной.
  Где находятся комнаты слуг, я ведала - не зря обыскивала дом в поисках кладовых с провизией. Здешнего садовника, все его привычки, и где он живет я знала. Прислушалась, услышала громкий храп и смело толкнула дверь.
  Садовник крепко спал, а у изголовья его кровати стояла пустая бутыль из-под хмельного напитка. Дюран догадался, что его ждет, и ретиво помотал головой. Я шепотом оповестила:
  - Да! - и, не мешкая, принялась изучать содержимое шкафа.
  Когда вернулись, кинула свернутую одежду Огневу, и он непроизвольно поймал.
  - Одевайтесь! - приказала я, но четырех стихийник заупрямился.
  - Я не сумасшедший!
  - Хорошо, - пришла пора действовать иначе. - Тогда давайте сразу сложим руки и признаемся всей Вейтерре в нежелании спасать ее от злодеев!
  Огнев скривился, словно попробовал кислятину, развернул полотняные штаны и рубаху. Придирчиво осмотрел предложенную одежду и принялся раздеваться. Я отвернулась, а когда получила разрешение, осмотрела будущего садовника.
  - Н-да... - все, что вырвалось у меня, а Дюран тотчас язвительно ответил:
  - Я предупреждал!
  Не отчаялась и твердо сказала:
  - Вам бы спесь унять! - разъяснила, видя, как он свел брови. - Взгляд в пол, то есть в землю, будто всю жизнь только этим и занимаетесь! А еще делайте вид, что болит спина и, пожалуй, руки!
  - Руки? - Огнев меня не дополнял.
  - Руки должны быть в мозолях и ссадинах, словно вы лопату из них не выпускаете, а под ногтями не помешает немного грязи!
  - Хм... - Дюран осмотрел свои ладони с обеих сторон. Смирился с неизбежным: - Ладно, уговорили! Завтра займусь!
  - Почему не сегодня? - ведьмы не любили долгие часы ожидания.
  Огнев показательно широко зевнул:
  - А сейчас пора ложиться спать!
  Теперь покорно кивнула я, смиренно глядя на то, как мужчина удобно устраивается на моей кровати.
  
  Глава 6
  
  О делах
  
  Секретного ингредиента не существует.
  Чтобы сделать что-то особенное,
  надо просто верить,
  что это что-то особенное.
  (Кунг-фу Панда)
  
  
  По стеклу ползли дождевые капли, как и двести лет назад с небес лилась вода, затапливая окрестности. Я не раз видела подобное, бывало, мы вместе с Ирией или каким-нибудь пришлым ведьмаком слушали песни дождя, рассматривали капли, стекающие вниз. Как давно это было! Сейчас рядом нет сестры... Ирия стала Аниикой, у нее своя жизнь, а у меня...
  - Хватит воспоминаний! - резко оборвала поток своих собственных неприятных мыслей, не до них, отмахнулась, как от надоедливых мошек. Безрадостно усмехнулась и констатировала: - Вот до чего доводит скука!
  - Не расстраивайся! - приободрил Икциар, расположившийся в кресле за моей спиной. - Скоро тебе скучать не дадут! Пользуйся передышкой, восстанавливай силы!
  - Это кто же смилостивится надо мной? - с сарказмом вопросила я, все еще глядя в окно, а поскольку дух противоречия не ответил, продолжила. - Уж не Райт ли?
  Икциар счел за благо молчать и дальше, а бывшая государева ищейка пришла в ярость, потому что только-только осознала какую злую шутку сыграла со мной судьба... А судьба ли?
  С разъяренным видом я обернулась к подземцу. Он вольготно развалился в мягком кресле, перекинув длинные ноги через один из подлокотников, свесив крылья на пол, опираясь локтем о спинку.
  - Знаешь что... - вскипела, выдохнула, выпуская пар, и почти мирно завершила. - Отправь меня к сестре!
  - Не могу! - Икциар показательно широко развел руками. - Я не столь силен в пространственной магии, как ты считаешь!
  Подумала и выдала:
  - Тогда доставь меня в Подземье!
  - Тоже не могу! - дух противоречия красноречиво оскалился. - Владыка Ар'рцелиус не жалует незваных гостей!
  - А если меня пригласят? - не менее выразительно приподняла бровь.
  - Хорошо, - покладисто кивнул он, вскакивая с насиженного места, - я передам владычице Зиалее твою просьбу.
  - Сделай одолжение! - буркнула ему вслед.
  Икциар удалился, не прощаясь, и я заметалась по комнате в поисках пера, чернил и чистого листа бумаги.
  Так или иначе, но выскажу сестре все свои претензии! Ставлю сундук с драгоценными, что идея свести меня с Райтом Ладовым принадлежит Веснушке! Удивляет то, что прочие согласились! Хотя, чего это я? Желание ведьмы - закон для всех! Вот только о чем она думала?! Явно не обо мне...
  Я погрузилась в раздумья, нервно притопывая ногой. За окном, вторя мне, барабанили дождевые капли, и моя злость постепенно сошла на убыль.
  - В самом деле, - рассудила я здраво, - а если бы моим тюремщиком назначили Фириона или того хуже Ар'рцелиуса? - от подобного предположения стало не по себе. - Райт - меньшее из зол! - окончательно определила.
  Ведьмы - существа деятельные, и любое безделье губит их души. А последние четыре дня я буквально умирала от скуки, было полное ощущение, что попала в стоячее болото, которое утягивает меня все глубже и глубже в свое зловонное нутро.
  Дюран, уходя как-то утром, велел мне сидеть тихо, ждать и смотреть в ночное небо. И я бы, пожалуй, смирилась, если бы не одно веское 'но' - эти две недели почти беспрестанно лил дождь. Старожилы Солнечного не могли припомнить такого гнилого начала лета, кумушки шептались, что грядет конец света, а я напряженно ожидала развития событий, отчаянно завидуя Огневу. Он был при деле! Не без помощи Икциара, украдкой нашептавшему садовнику Кнутовых, что ему срочно нужен помощник, и ниспославшему Кнутовой-старшей дивный сон о чудесном садике, Дюрана, явившегося в нужное место и время, приняли на работу. А мне оставалось только перебирать бусины и думать над тем, где сейчас Лами Кнутова.
  Бросив нудное занятие в очередной раз за наступившее утро, так и не разобравшись в том, о чем сообщала своим родным Лами, я спустилась вниз.
  Колокольчик, висящий над входной дверью, звякнул, и в дом вошел Светлов. Я удивилась - обычно днем магьер отстутствовал. Говорил, что у него полным-полно дел! Мне и раньше было интересно, что уж говорить о сегодняшнем дне! Я наблюдала за прошедшим в дом магом и увидела, что он чем-то озабочен - между его бровей залегла глубокая складка.
  - Папуль, - решила, что действовать лучше, чем тосковать, - у тебя что-то случилось? - обняла 'родителя'.
  - Ничего особенного, все, как всегда, - попробовал отмахнуться Светлов. И если бы на моем месте была Дамара, то ему бы это удалось, но еще ни один огневик не мог столь просто избавиться от ведьмы.
  Икциар, превращенный в Пуфа, подмигнул мне. Гери упорхнула на очередное чаепитие с подругами-болтушками, звала и меня, но я отказалась. И сейчас никто не мешал мне общаться с 'родителем' наедине.
  Приказала подать к столу сытный обед, составила 'папеньке' дружескую компанию и самое главное не произнесла ни слова, кроме:
  - Приятного аппетита!
  Эзагр рассеянно кивнул, помешивая суп, не торопясь распробовать его на вкус. Я демонстративно огорчилась - громко вздохнула и сокрушенно качнула головой. Светлов поднял взгляд, слегка прищурился, выдохнул и неожиданно поднялся.
  - Мне пора возвращаться к делам! - направился к выходу.
  'Что-то пошло не так!' - спохватилась я, но сумела догнать 'родителя', поцеловала на прощание и пожелала удачи в его нелегком труде, о котором знала не понаслышке.
  После, посовещавшись с духом противоречия, резво бросилась на кухню, выведала у кухарок, чем любит побаловать себя магьер на ужин, и тотчас распорядилась приготовить.
  Я едва успела, а в особняк пожаловал Райт. Мысленно желая ему встретиться с владыкой Подземья, я влетела в библиотеку, схватила заранее приготовленную любовную историю и плюхнулась в кресло. Дыхание сбилось, сердце трепыхалось с неистовой силой, и я только успела выдохнуть, как через порог прошел мой тюремщик.
  Изобразила изумление и растянула губы в приветливой улыбке.
  - Я так рада тебя видеть!
  - В самом деле? - ядовито усомнился огневик.
  - Конечно! - кокетливо взмахнула ресницами. - Потому что теперь я смогу выйти из дома и отправиться по лавкам! - с гордостью продемонстрировала нахмурившемуся Ладову сумочку с драгоценными, держащуюся на плече на длинном витом шнуре.
  На миг в его глазах промелькнула паника, а лицо приобрело кислое выражение.
  - У меня нет настроения таскаться с тобой по магазинам! - рявкнул он, но, заметив, как дрогнули мои губы, смягчился. - Дождь на улице. Промокнем, пока добираемся до Всполоха.
  - У меня есть совсем новенький зонтик. Папуля купил, жаль будет, если я не использую его в деле! - постаралась умоляюще взглянуть на собеседника и даже всплакнуть.
  Райт затравленно огляделся и указал на подскакивающего Пуфа.
  - Вот... песик твой вымокнет! У него нет зонта, а магией пользоваться он не умеет! - и, не позволяя мне опровергнуть, продолжил. - Что читаешь?
  Ох-х, как же ты ошибся, милый! Сначала предположил, что Пуф колдовать не умеет, а теперь вот задал мне вопрос...
  - Книгу, - обиженно ответила вслух.
  - Какую? - безумец, сам того не подозревая, попался в расставленные ведьмой сети. - Прочтешь? - в попытке спастись от поездки по магазинам, он не увидел обложку с жеманной девицей.
  Дух противоречия в образе собаки радостно оскалился и едва не потер тощие лапы в предвкушении, а я чуть было не рассмеялась в голос. Что же, исполню просьбу мага! Глубоко вдохнула и проникновенно начала:
  - Он еще теснее прижал к себе ее податливое, дрожащее тело и углубил поцелуй. Язык магьера Соколова исследовал жаркий грот ее рта, чувствовал себя полноправным хозяином, лаская ее робкий, верткий язычок, пробегал по зубкам, поглаживал нёбо...
  Ладов икнул, но я не остановилась:
  - По жилам Мари тек жидкий огонь, собираясь в самом низу ее живота в комок страсти и нежности, отчего девушка, застонав, невольно шевельнула бедрами и...
  - Кхм... - выразительно покашлял Райт и шумно уселся на первый попавшийся стул.
  Я не вняла предупреждению, удержалась от язвительного смеха, процитировала дальше:
  - И плоть магьера откликнулась на молчаливый призыв Мари, налилась мощью, натянула ткань штанов, готовая вырваться из плена и ворваться в глубины влажной женской пещерки...
  - Дамар-р-ра, - по комнате пронесся рык.
  - Романтично, не так ли? - я почти рыдала от смеха, но старалась не показать этого.
  Подняла взгляд от книги, мысленно зааплодировала себе. Можно смело праздновать победу. Как я и рассчитывала, Ладов все еще был неравнодушен к Дамаре, к ее телу, разумеется. По моему мнению, мужчины, особенно маги, любить не умели, только желали, как впрочем, и большая часть ведьм.
  Огневик сейчас напоминал натянутую струну, он сидел на краю стула в напряженной позе, подавшись вперед, локтями упираясь о колени. Губы его были сжаты так, что побелели.
  - Очень, - процедил он и более резко вопросил. - Ты нарочно? Помнишь, что было?
  В глазах Райта бушевало такое пламя, что мне стало жарко от одной только пришедшей в голову мысли, а уж воображение как разыгралось!
  Заставила себя отвести взгляд, Ладов, шипя, выдохнул, поднялся.
  - Идем! - спустя пару секунд дверь за его спиной хлопнула.
  И я не сумела сдержать улыбку - ведьма снова довела огневика! Как тут не порадоваться?!
  Икциар, повизгивая по-собачьи, катался на спине, перебирая лапами.
  - Ты остаешься! - на ходу кинула я, торопясь за ушедшим огневиком, пока он не передумал.
  Дождь лил так, будто небо прохудилось, по улицам текли потоки воды, и мои розовые башмачки мгновенно промокли. После посещения третьей лавки, в которой торговали одеждой, Райт готов был завыть, с надеждой поднимая глаза вверх и, вероятно, молился всем известным богам о скорейшем завершении пытки. Я разочарованно вздохнула, убедительно делая вид, что решаю важные вопросы.
  - Домой? - с видом мученика поинтересовался огневик.
  Очередной вздох, так протяжно дышать я уже научилась, и долгий взгляд на сопровождающего, весьма красноречивый, мол, никак нельзя, а для лучшего понимания:
  - Я еще ничего не купила....
  - Тьфу! - Ладова перекосило, когда он не совладал с эмоциями, да так, что магический зонт над его головой лопнул, и целый водопад окатил мага с головы до ног.
  Я отпрыгнула в сторону, крепче сжимая ручку своего вполне обычного зонта - вдруг обиженный огневик решит, что я накликала на него беду?!
  Ладов удержался от рыка, взмахнул рукой, творя волшбу, и в воздух устремились облачка пара, одновременно с ними сквозь стиснутые зубы дышал огневик, сражаясь с собственной яростью. Я рискнула обратиться к богам, всем и сразу, чтобы одарили глупца благоразумием и указали путь к спасению. Не зря же я притащилась в центр Виора и недаром вознамерилась прогуляться по здешним дорогущим магазинам. Икциар тишком сообщил, что в одной из лавок на Золотой улице меня ждут. Я сильно удивилась, как только он соизволил сказать, кто содержит один из магазинчиков, и загорелась идеей непременно поболтать с этой отважной ведьмой.
  Кажется, Ладов сумел перебороть себя и прошипел:
  - И куда мы пойдем?
  Покровительственно взмахнув свободной рукой, с готовностью оповестила, горячо желая, чтобы он, наконец, узрел нужную вывеску. Даже магазин рядом выбрала и четко указала:
  - Видишь, вот там - наискосок, через дорогу находится ювелирный, - мурлыкнула, показывая, что предвкушаю визит туда.
  - Дамар-ра, - с угрозой позвал Райт, не делая и попытки повернуться.
  Не сдалась, сделала вид, что разом оглохла и смело направилась на противоположный край улицы.
  Позади послышались пугающие звуки, словно в недрах земли, под слоем камней, заворочалось чудовище. Я прибавила шагу, но не оглянулась, надеясь, что на людях он не будет меня убивать.
  Ладов догнал, ухватил под локоток, и я одарила его возмущенным взглядом, подмечая искреннюю мимолетную радость и сомнение в его пылающих глазах. Вознесла мысленную молитву всем известным творцам, пока Райт уверенно тянул меня к магической лавке с яркой вывеской над входом, гласившей: 'Око ведьмы'.
  Из полутемной арки, в глубине которой пряталась резная дверка, выскользнули две девицы, с ног до головы закутанные в широкие плащи с капюшонами. Я понятливо усмехнулась - приворотные и прочие сильнодействующие зелья могли приготовить только мы, ведьмы, прочим данное умение было недоступно. Раньше в Солнечном и Морском запрещали пользоваться нашими снадобьями и строго, по закону наказывали. Однако, плененные ведуньи часто готовили зелья для женщин своих тюремщиков, тайно разумеется. Не ведуньи, ни магини не желали, чтобы их поймали с поличным, и всячески скрывались от бдительных глаз магьеров и их слуг. Сейчас наступило иное время, война закончилась, и Фирион, не без участия Марессы полагаю, разрешил своим подданным пользоваться ведьмиными снадобьями. Год назад была налажена торговля между Солнечным и Озерным, а пару месяцев назад одна предприимчивая ведьмочка, выскочившая замуж за огневика, открыла лавку в Виоре и получала прибыль. Конечно, встречаясь с ней на улице, магини смотрели на ведунью свысока, а за спиной хватались за обереги, но достаточно быстро находили дорогу к ее лавке, если требовалась помощь в любовных делах, мечталось навести порчу или снять родовое проклятие. Икциар охотно поделился со мной всеми этими сведениями и передал предложение о встрече от некой Ветлы Ладовой. Я слушала подземца, широко раскрыв глаза, боясь озвучить свои догадки, но дух противоречия кивнул, дескать, да - ведьма вышла замуж за старшего брата Райта, некого Рейва. Имена были мне известны, Аниика постаралась вкратце поведать обо всех своих знакомых. А у меня был свой интерес - я так и не узнала, какая ведьма помогла мне восстановиться после так называемой 'болезни', и хотела отблагодарить ее. Ни Икциар, ни Дюран не сочли нужным просветить меня - первый буркнул: 'Придет время - познакомишься!', а второй лишь загадочно улыбнулся. Понимая, что сердиться глупо, надеялась на встречу с Ветлой, считая ее своей, пусть будет, спасительницей. Плохо только, что Райт все еще сомневался, пришлось изобразить живой интерес, мол, ах, как привлекает все запретное!
  Звякнул колокольчик, возвещая о нашем приходе, захлопнулась дверь, отрезая нас от мира, залитого дождем, погружая в таинственную атмосферу ведьминой обители.
  На окнах - нитяные шторы, украшенные сухими ягодами, деревянными бусинами, камушками. По периметру полутемного зала расположены полки, на которых можно увидеть множество потрепанных книг, кое-где в простенках мною были замечены пучки лекарственных трав. В самом дальнем углу - очаг с тлеющими углями, над ним - котел, в котором булькает что-то вязкое и болотно-зеленое. Никаких свеч, лишь фонари с ползающими внутри светляками. И, конечно, обереги, обереги и еще раз обереги - из веточек, мха, кореньев и прочего природного материала.
  Едва не прослезилась - возникло ощущение, что я попала домой. Хотя одно отличие нашлось - прилавок, а за ним массивный шкаф, в котором теснились флаконы, склянки и баночки с готовыми снадобьями.
  При нашем появлении шевельнулась, зашелестела зачарованными от высыхания молодыми нежными листочками легкая шторка на стене за прилавком, и из тьмы шагнула ведьма, сверкая разъяренными очами и протягивая светящиеся ядовито-зеленым светом руки.
  Я криво ухмыльнулась, хотя по идее нужно было бы взвизгнуть. К счастью, Ладов не обратил на меня внимания, широко улыбаясь, распахивая ведунье объятия.
  - Не стоит пугать моих соотечественниц, лапочка, - громко попросил он.
  Ведьма фыркнула, обогнула прилавок и направилась к нам. По пути она скинула перчатки, пропитанные специальным фосфоресцирующим составом, обняла мага, а затем шутливо погрозила ему:
  - Чу! Додумался - назвал 'лапочкой' урожденную ведьму! - подмигнула мне одним из задорных синих глаз.
  Я ощутила легкое разочарование - это не Ветла помогла мне, и это значит, что я все еще чья-то должница.
  Широкий, темный балахон с вышитыми пауками, призванными пугать впечатлительных жительниц Виора, не скрывал округлившийся живот ведуньи. 'Хм, - я в раздумья прикоснулась к подбородку. - Еще одна?! Что они находят в этих беспутных магах?!' Сложно пересмотреть свои взгляды, изменить убеждения, принять существующее положение вещей. В мое время и вообразить было сложно, чтобы ведьма добровольно вышла замуж за мага, легла в его постель и забеременела. На сегодняшний момент я видела уже третью ведунью, влюбленную в огневика. Принимала с трудом, и только потому, что мои собственные племянники родятся полукровками. Часто ловила себя на мысли, что чувствую себя древней, вечно брюзжащей по любому поводу старухой. Зеркало упорно доказывало иное. Как же тяжело выглядеть намного младше своих двухсот двадцати пяти лет!
  - Дамара? - озадаченно позвал меня Ладов, и я поняла, что увлеклась и упустила нечто важное.
  Спохватилась, но огневик принял мое замешательство за страх и выразил сомнение:
  - Э-э-э... - перевел растерянный взор на Ветлу.
  Она, подыгрывая, скривилась и внимательно изучила стоящую напротив особу. Я, как и нужно, опустила глаза и нервно затеребила рукав своего одеяния. Райт с мольбой взглянул на супругу своего брата, и она вполне убедительно сделала вид, что глубоко задумалась, а затем со вздохом, означающим, что маг теперь у нее в неоплатном долгу, кивнула.
  - Ладно уж... - ему, а потом мне, - я тоже к ювелиру собралась.
  Готова спорить, любая магиня от подобного известия была бы близка к обмороку. Я покачнулась, и сильные руки Ладова поймали меня, прижимая к мускулистому телу. М-м-м... это он зря сделал! Или нет? Я не отказала себе в удовольствии, всхлипнула, обнимая крепче, опуская голову на мужское плечо.
  - А... м-м-м... - промычал Райт что-то нечленораздельное, в который раз за сегодня лишившись дара речи.
  Я коварно улыбнулась и почти сразу поймала себя на том, что наслаждаюсь и ощущением силы, исходящей от него, и твердостью мышц натренированного, гибкого тела, и истинно мужским ароматом. Вздохнула, теперь уже не притворяясь, и отстранилась, с обидой высказав:
  - Что я тебе сделала? Почему ты оставляешь меня с ведьмой?
  - Э...э...э, - похоже маг разучился говорить. И я понимала почему - в нем боролись нежелание сопровождать капризную магичку по магазинам и врожденное благородство. Видно, я перестаралась!
  В дело вступила Ветла:
  - Да не съем я ее! Обедала уже! А к ужину ты вернешься! - снисходительно объявила она своему родственнику, подталкивая непривычно задумчивого Райта к выходу.
  Звякнул колокольчик, оповещая, что дверь закрылась, и я позволила себе с явным облегчением выдохнуть.
  Ветла начертила в воздухе парочку простых рун, и созданное облако, просочившись сквозь щели, вылетело на улицу. Теперь всякий подошедший будет знать, что лавка закрыта, и посторонний не сможет подслушать сокровенных разговоров хозяйки с гостями.
  Прошептав заклинание, ведьма повернулась ко мне.
  - Что? Все еще не научилась правильно обращаться с магами?!
  Я приготовилась сказать нечто умное и пафосное одновременно, но услышала позади шорох, а следом за ним и слова:
  - Ф-ух! Думала, что состарюсь, пока он соизволит выползти на улицу!
  Обернувшись, я увидела еще одну ведунью. Она стояла, небрежно опираясь о прилавок, и с раздражением смотрела на дверь. Потом ее взор обратился на меня, и я с радостью устремилась вперед. Со стуком сумочка с драгоценными, честно выпрошенными вчера у 'родителей', легла на отполированное дерево.
  - Благодарю, ведунья! - ритуальная часть завершена, на продолжение я не рассчитывала.
  Ведьма, стоявшая за прилавком, обменялась быстрым взглядом с Ветлой Ладовой, а после вдруг изрекла:
  - Голубка!
  - Ох, ты ж паземка лысая! - вырвалось против воли, брови мои стремительно взлетели вверх.
  - Синеглазка! - рядом со мной оказалась Ветла, и теперь обе ведуньи напряженно наблюдали за мной.
  Рот мой приоткрылся, но из него не вылетело ни звука, я лихорадочно соображала, как мне быть. В моей прошлой жизни не было случая, чтобы одна ведьма предлагала дружбу другой, а тут целых две... Как-то внезапно пришло воспоминание о сестре и ее подруге Рьяне.
  - Ты бы сейчас себя видела? - хмыкнула Голубка, отодвигая от себя сумочку.
  Звон монет в ней заставил меня очнуться и скороговоркой, чтобы не передумать, выговорить:
  - Незабудка...
  - Будем знакомы, - улыбнулась сероглазая ведунья, а Ветла одарила меня долгим, требовательным взглядом.
  Я пришла в себя окончательно, закидывая ремешок сумочки обратно на плечо. Подруги не должны предлагать драгоценные за помощь, этим ты рискуешь нанести смертельную обиду той ведьме, что оказала тебе услугу. Лишь бескорыстие и сердечная привязанность, а также безмолвная готовность придти на выручку по первому зову. Скрывая замешательство, я решила продолжить знакомство и протянула руку:
  - Лея Липкина!
  - Лийта Сероволкина! - моя спасительница крепко пожала протянутую ладонь, а затем мы обменялись рукопожатием с Ветлой.
  - Наконец-то! - сказала она. - Теперь можно и дела обсудить! - устремилась за прилавок и исчезла за шторкой.
  - Идем, - Лийта поманила и меня.
  Удивление мое усилилось, я была уверена, что увижу комнату, где хозяйка готовит снадобья, и уже потирала руки, надеясь выведать чужие секреты. Разочарованно вздохнула, ступив в небольшую, уютную, оформленную в стиле Солнечного чайную. Заметив мою гримасу, Ветла понятливо усмехнулась:
  - Зелья я готовлю дома! Ришен и Лия подарили нам с Рейвом целое крыло особняка, так что места достаточно! А здесь часто гостят сестры моего мужа, вот я и поддалась их уговорам, - немного помолчала и дополнила. - И Арите моей нравится...
  - Арита - это?.. - мне стало интересно.
  - Да, моя дочка, - сообщила Ветла и улыбнулась. - А скоро родится еще одна, - с любовью дотронулась ладонями до своего круглого живота.
  - А у меня их трое, плюс падчерица Норика, - поделилась Лийта. - Правда, они все сейчас в Омбрии под присмотром нянюшек и самой княгини Полыньиной.
  - А...
  - Это тетушка нашей государыни.
  - Ага, - кивнула я и умолкла, так как мне нечем было похвастаться. Дочки у меня никогда не было, а о судьбе сына я могла сказать два предложения.
  Ведьмы не стали меня расспрашивать, Ветла суетливо расставляла чашки, а Лийта осведомилась о другом:
  - Ну, и как ты докатилась до того состояния, в котором я тебя нашла? - и сходу предупредила. - Не вздумай промолчать, а то эти гады, - полагаю столь лестно она охарактеризовала Дюрана и Икциара, - обошлись парой слов, - и разъяснила. - Саламандр помог!
  - Помог, - подтвердила я, потому что Кьяр и в самом деле сделал это.
  В комнатушке воцарилось молчание, лишь тикали часы с кукушкой, висящие на стене.
  Ведуньи ждали: Голубка нетерпеливо стучала костяшками пальцев по столу, а Синеглазка сверлила меня серьезным взором.
  Решение принято и отступать некуда, потому я красноречиво подняла кружку, придирчиво изучая дно, показывая, что настроена на душевный разговор.
  Ветла с пониманием кивнула и выставила нам с Лийтой бутыль с вином. Сама она ограничилась несколькими глотками, мы с Голубкой выпили по три бокала. Я не опьянела настолько сильно, чтобы поведать им обо всем, что со мной приключилось за эти два столетия, но кое-какими сведениями поделилась, в том числе и тревогами. Все четко, быстро, без колебаний - времени в обрез - Райт может вернуться с минуты на минуту.
  - Представляю этого спесивого четырех стихийника в роли садовника, - Голубка развеселилась.
  - Вполне себе приличный помощник садовника получился, - постаралась убедить ее. - Дюран умный, несмотря на то, что родился мужчиной.
  Ведьмы дружно фыркнули, и Синеглазка уточнила:
  - Выходит, в твое время мужчин считали глупыми?
  - Низшими, убогими созданиями, - поведала я. - Ведьмаков еще терпели, а вот магов... - выразительно замолчала.
  - Да уж... - Лийта что-то прикидывала в уме.
  - К слову, и огневики нас терпеть не могли! - добавила я.
  - Потому что считали опасными, - заключила Голубка, вздохнула. - Да и сейчас мало что изменилось в этом отношении, - покосилась на Ветлу.
  Последняя с невозмутимым видом произнесла:
  - А все потому, что не видят в нас женщин! Возьмите, к примеру, моего Рейва! Запрещает мне носить брюки, - мечтательно подняла глаза к потолку, вспоминая что-то свое, - ну-у... разве что узкие, кожаные...
  Мы с Лийтой одновременно выразили свое изумление, и Синеглазка замахала руками:
  - Наблюдательнее нужно быть! Напомню вам и о Райте!
  В двери, точно по заказу, кто-то постучал.
  - Вот же паземка зловредная! - Голубка первой вскочила со стула и принялась озираться.
  - Ты чего? - с удивлением посмотрела я на нее.
  - А того, что этот ваш Райт меня терпеть не может! И если увидит, то обязательно спровоцирует! - отозвалась Лийта, с надеждой поглядывая на узкий шкаф.
  - Не влезешь! - Ветла довольно скоро для своего положения поднялась и подбежала к шкафу. - Как говорит мой муж...
  - Да твой муж вообще всех ведьм не выносит, кроме тебя и Ариты! - Сероволкина решила воспользоваться проверенным методом и выскользнула в зал. Из-под прилавка донеслось. - Снеженику он грозился придушить голыми руками, - мое изумление достигло пика, а разум ищейки мгновенно принялся за работу. Лийта продолжила. - И придушил бы, коли Даров лично не пообещал ему голову оторвать в случае чего!
  - Умолкни! - не обращая внимания на брюзжание подруги, Ветла поторопилась впустить мага, пока он не выломал дверь.
  Я замерла, под шепот качающихся листьев невидящим взором рассматривая сжавшуюся под прилавком Лийту, и думала.
  Недолго. Несложно догадаться, почему старший брат Райта был готов убить светловолосую ведьму, особенно зная, как они с Дамарой похожи. Райт не мог пройти мимо Снеженики, влюбился, но ведьма не ответила ему взаимностью, а Рейв решил помочь брату. Вывод напрашивался один - Райта привлекают светловолосые, голубоглазые женщины. И тут почему-то вспомнила себя и едва не плюнула от досады - сдался мне этот мальчишка? И чего я так прикипела к нему?! Щеки подозрительно заалели.
  Весьма кстати, если учесть, в каком щекотливом положении маг бросил свою подопечную магиню. Райт проникся, даже побледнел и с укором взглянул на свою родственницу.
  - Ветла, - и больше ничего не произнес, но молчание бывает красноречивее любых слов.
  Лийта возвела очи к деревяшке, под которой скрывалась, выражая свое отношение, и смотрелось это столь комично, что я с трудом сдержала смешок.
  - Ходили к ювелиру? Купили чего-нибудь? - Ладов, не дождавшись ответа Синеглазки, обратился ко мне.
  - Нет, - развела руками, а Ветла, показав мне кулак за спиной Райта, оповестила:
  - Я твою магиню взваром угостила... успокаивающим и тортом.
  - А-а-а, - глубокомысленно протянул огневик, а на его лице мелькнула тень подозрения.
  Ветла молитвенно сложила руки на груди, и я, все еще витая среди облаков своих странных, необъяснимых мыслей, выдала:
  - Я объелась...
  Сероволкина сделала вид, что сейчас лишиться чувств, Ветла покачала головой, Райт прищурился, опасный огонек в его зеленых глазах лишь разгорелся. Отругала себя, и чтобы маг не опомнился, перешла на визг:
  - Ты! - подскочила. - Как ты посмел?! - и еще громче. - Она хочет сделать из меня некрасивую толстуху! А ты нарочно оставил меня с ней! А-а-а...
  - Вам пора, - Синеглазка услужливо распахнула дверь, в которую я, рыдая, проскочила, позабыв зонт.
  За мной, шумно оправдываясь, на ходу творя заклинание, спешил Ладов.
  В общем, я выторговала у судьбы два дня относительной свободы. Своим нытьем и упреками довела Райта, так что он с радостью сдал меня Гери, сообщив, что уезжает на пару денечков по поручению Фириона, и сбежал без оглядки.
  Провожая его довольным взглядом, я коварно улыбалась, мол, то ли еще будет...
  - В чем дело, Дамми? - услышала обеспокоенное от Гери.
  Выругалась мысленно, вздохнула и легко сочинила очередную душещипательную ложь.
  Вечером, не утруждая себя долгими раздумьями, спустилась в библиотеку, где обычно работал Светлов. Тихо прошла, присела на диван и минут пятнадцать честно пыталась читать любовную историю. Не выдержала, подошла к столу, за которым расположился магьер, окружив себя пергаментами разных размеров. Вид у него был усталый, и я предложила свою помощь, обняв 'папулю' за напряженные плечи.
  Сказать, что он удивился? Нет, Эзагр был потрясен! Я щебетала:
  - Папочка, я вижу, как ты утомился, а мне хочется, чтобы ты больше времени уделял мне, - улыбнулась, так ласково, как была способна.
  - Ну-у... помоги, - выдавил Светлов, и я с готовностью протянула руки.
  - Вот, - указал мне на кипу пожелтевших бумаг, - поищи, пожалуйста, совпадения.
  Бегло осмотрев, изумилась не меньше, чем он до того:
  - Пап, но тут цифры?!
  - Нужно найти одинаковые и выписать их на отдельный лист, - ответил маг, пока я нахмурено взирала - он думает, что его дочь круглая идиотка?!
  - А... зачем? - магьер ждал, наблюдая за мной, и я не могла не уточнить.
  Приняв для себя решение, он отозвался:
  - Некий банкир, имени тебе знать необязательно, год за годом присваивал себе средства тех, кто пользовался услугами его банка. Одно из моих дел - узнать, кому и куда направлялась определенная сумма денег!
  - Угу! - буркнула я, усаживаясь с противоположного края стола и принимаясь за дело.
  Утром, жалуясь на головную боль и надоедливый дождь, спровадила 'маменьку' к подругам, крепко обняв на прощание. Довела до слез надоедливую служанку, проводила Икциара, делая вид, что беспокоюсь о его самочувствии, и занялась делом.
  Жалея, что три стихии богини мне неподвластны и приходится рассчитывать лишь на простые умения, я прокралась в комнату Гери.
  Шкаф и кровать меня не заинтересовали, а вот комод... Подошла к нему, вертя в руках ключик, умело изъятый у Светловой во время объятий. Сей предмет магиня носила на золотой цепочке, не снимая даже во время купания, как мне удалось выпытать у словоохотливой служанки.
  Ключ открывал нижний, самый широкий ящик. Щелчок, и я в нетерпении потянула на себя. Содержимое с глухим стуком упало на пол.
  - ЕЩЕ. ОДНА. ВАЖНАЯ. НАХОДКА! - раздельно, потрясенно, задумчиво.
  
  
  
  
  
  

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"