Южная Влада: другие произведения.

Мой враг, моя любимая

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Peклaмa:


  • Аннотация:
    Он должен ненавидеть меня. За смерть семьи, за жизнь в изгнании. Я должна ненавидеть его. За похищение из родного дома, за лишение свободы. Но его кулаки разжимаются, чтобы пальцы ласкали меня. Но мои ногти впиваются в его плечи в порыве не мести, а страсти. "Мой враг, враг, враг!" - твержу, но голос слабеет, когда слышу в ответ: "Моя любимая..."


    ЗАВЕРШЕНО, выложено не полностью
    М.: АСТ, 2016 г. Выход по плану: май 2016 ISBN: 978-5-17-095421-6

    <купить на бумаге>
    <купить на бумаге>








  
Пролог
  
  В ту ночь разыгралась нешуточная гроза. Молнии, подобно разящим огненным стрелам, били в темный массив заповедного леса. Всполох. Нарастающий рокот. Гром. Ливень безжалостно хлестал по головам и спинам шестерых мужчин, затаившихся на холме между деревьев. Даже капюшоны неприметных дождевиков не спасали людей от струй, больно секущих щеки, губы и веки.
   Внизу, под холмом, на равнине, перед охотниками расположился добротный двухэтажный дом. Из трубы вился дымок, в окошках плавился теплый желтый свет. По соседству примостились хозяйственные постройки: амбар, хлев, курятник. За домом, неразличимые с холма, раскинулись огороды. Это мужчины успели выяснить у одного из своих, посланного заранее в разведку. Как и то, что в доме проживает целая семья.
   - Пули беречь! - хрипло и коротко приказал главный, прищурившись и вскинув ружье. - У каждого по две. Больше нет. В крайнем случае, пользоваться ножом. - Резким движением он выхватил из-за пояса и показал свое оружие. - Лезвие тонкое, не сломайте.
  Мужчины внимали его словам, бросая косые взгляды на мирное жилище, распростертое перед ними.
  - Когда мы получим жилу, всего станет больше: и пуль, и клинков, - продолжал главный. - Но чтобы ее получить, я не хочу видеть ни одного промаха с вашей стороны.
  Его спутники переступили с ноги на ногу и вразнобой кивнули. Грянул очередной раскат грома. Главный выругался и по очереди заглянул каждому в лицо.
  - Я хочу, чтобы сегодня вы сработали, как единое целое. Поняли, засранцы? Эти пули я своими руками отлил из ожерелья Майи. И лезвия тоже. Жаль, что ее украшения весили не так много. Но сегодня мы за нее отомстим. Вы поняли? Мы уничтожим того, кто пролил кровь нашей драгоценной девочки!
  Четверо из охотников никогда не встречали женщину, ради которой пришли убивать. Им просто заплатили. При звуке ее имени им слышался звон монет. Поэтому они охотно согласились с главным. Только один человек, еще по-юношески худощавый, сжал свое ружье в побелевших пальцах. В глазах читалась боль. Главный потрепал его по плечу в знак поддержки. Потом снова обратился к охотникам:
  - Все помнят, что нужно делать? Ни в коем случае не тратить пули на фамильяра! Как бы он ни выглядел! Даже если обделаетесь от ужаса, я не хочу знать, что вы потратили мои пули на то, что невозможно убить! Только в голову лекхе, - мужчина приставил указательный палец ко лбу одного из наемников. - Убьешь лекхе - убьешь фамильяра. Это понятно?
  Череда послушных кивков. 'Да, хозяин. За твои деньги мы готовы на все'.
  - Никаких несмертельных ранений! Никаких истеричных перестрелок! Не ведите себя как бабы! Стрелять только если уверен, что разнесешь мозги проклятого лекхе! Если потратите обе пули, лучше воспользуйтесь ножом, - главный убрал свое лезвие в ножны, - и молитесь, чтобы потом я не использовал свой на ваших цыплячьих горлышках!
  Взмах рукой - и мужчины короткими перебежками устремились с холма вниз. Сильно хромая, главный поторопился следом.
  В доме, тем временем, коротала вечер ничего не подозревающая семья. Петер, светловолосый крупный мужчина, сидел перед камином, положив ноги на табуретку. Он смотрел на огонь и прислушивался к рокоту грома. Хорошо, что коров удалось пригнать с пастбища до того, как началась гроза. В прошлый раз, когда стихия бушевала, они потеряли козу, и дети остались без целебного молока. Петер потом нашел останки животного, растерзанные волками, и со вздохом сожаления принялся подсчитывать в уме, во сколько обойдется новая покупка.
  Временами взгляд Петера сам собой скользил в сторону жены, которая хлопотала по хозяйству, подготавливала вечернюю ванну для детей. Инга была его самой большой любовью. Статная, красивая яркой величавой красотой, она покорила его сердце более десяти лет назад и прочно удерживала в своих сетях. А ведь он думал, что никогда уже не сможет полюбить! Никогда и никого, после Майи... Что ж, правду говорят, что время лечит. Инга подарила ему трех прекрасных детей, и от той, былой, пылкой и юношеской любви, от острой, когда-то раздирающей грудь на куски потери, остались разве что неясные воспоминания.
  Из коридора слышалась возня и топот десятилетнего Яниса. Мальчишка пытался обучить своего фамильяра - молодого волка с серебристой шерстью - приносить палку. Ребенку не хватает собаки, думал Петер, уже уставший объяснять сыну, что фамильяр - не игрушка. Надо бы отправиться на ярмарку в воскресный день и приобрести щенка.
  Возможно, покупка порадовала бы и пятилетнего Ивара. Этот малыш родился маленьким старичком, хоть и выглядел настоящим ангелом с белокурыми слегка вьющимися волосами. Мать специально не обрезала их коротко, жалела мягкие локоны.
  Ивар всегда держался сосредоточенно и хмуро. Малое количество вещей могло вызвать улыбку на его губах, среди них были игры с матерью. Но Инга целый день крутилась как белка в колесе, поэтому малыш часто оставался предоставленным самому себе или старшему брату. Его фамильяр появился совсем недавно, и это послужило для Петера сигналом, что в младшем сыне тоже пробудилась сила лекхе. Маленький львенок, толстый и забавный, конечно, не мог еще защищать юного хозяина. Им предстояли долгие годы совместного взросления.
  Самая младшая из детей, трехлетняя Илзе, сидела у отцовского кресла на широкой медвежьей шкуре. Она вынимала из деревянной шкатулки и складывала обратно материнские бусы и серьги. Этим юная модница могла заниматься бесконечно. Если мать хотела, чтобы дочь не шалила и вела себя смирно - стоило дать шкатулку, и о Илзе можно было не беспокоиться. До появления фамильяра девочка еще не доросла: обычно это происходило после наступления пяти-семилетнего возраста.
  Тихий семейный вечер прервал громкий стук в дверь.
  Инга тут же появилась на пороге комнаты и посмотрела на мужа. В ее глазах плескалось беспокойство. Дом находился далеко от дорог, сюда не забредали случайные путники. Семья выбрала уединение по многим причинам. Любое появление чужака настораживало и пугало.
  Петер поднялся из кресла и дал жене знак не паниковать раньше времени.
  - Янис! - позвал он сына. - Возьми младших и поднимись наверх. Запри дверь.
  - Что случилось, пап? - удивился мальчик, поглаживая своего волка по загривку.
  - Слушайся, сын! - Петер подошел и смягчил грубость приказа ласковым поглаживанием по щеке ребенка. - Давай, сынок. Делай, как велено. Ты должен заботиться о брате и сестренке. Защищать их.
  Янис передернул худеньким плечом, явно недовольный, что его отсылают, но все-таки послушно пошел и взял на руки Илзе, а Ивара ухватил за запястье. Когда топот детских ног затих на лестнице, Петер кивком указал жене на дверь и пошел открывать.
  Охотники расположились по обе стороны от входа. Когда дверь распахнулась, ближайший из мужчин ударил прикладом ружья в грудь хозяина. Тот упал на спину, но отреагировал быстро. Словно из ниоткуда на нападавшего набросился громадный лев с густой косматой гривой. Сильные лапы смяли добычу. Острые когти располосовали одежду вместе с плотью. Охотник заорал, вывалился на улицу, в грязь, пытаясь сбросить с себя зверя. Дождь окружил их плотной пеленой. Разлетались мутные брызги. Послышалось два выстрела. Яркое пятно расцвело на боку льва, но, казалось, его силы это не уменьшило. Остальные люди трусливо прижались к стенам и только смотрели на поединок. Никто не решался помочь товарищу.
  Главный из охотников, с трудом передвигая хромую ногу, проковылял к двери, расталкивая своих людей. Он вскинул ружье, на ходу прицеливаясь в голову хозяина, уже успевшего встать.
  Выстрел.
  Через несколько мгновений лев растаял в воздухе, оставив истерзанную жертву выть от боли.
  На грохот упавшего тела выбежала женщина. Прядки выбились из толстой русой косы, перекинутой через плечо, прилипли ко взмокшему от страха лбу. Женщина истошно закричала, прижав руки к груди. Ее глаза не отрывались от бездыханного тела мужа. Главный ухмыльнулся, снова вскидывая ружье, но тут из-за спины женщины на него прыгнула пума. Гибкая хищница ловко ударила лапой, сбив охотника с ног. Ее оскал заставил остальных побледнеть. Подмяв под себя хромоногого, пума приготовилась вцепиться ему в горло. Один из охотников бросился на помощь. Сверкнуло лезвие ножа. Животное мяукнуло от боли.
  - Идиоты! - глухо выругался поверженный главарь, удерживая пуму за шею, чтобы не позволить острым зубам распороть тело. - Вы задницами, что ли, слушали?!
  На порог ступил его молодой спутник. Он заколебался, увидев перед собой женщину. Но та сама решила свою судьбу. Отступив за угол, она через секунду появилась, выставив перед собой тазик, исходивший паром. Кипяток. Ее пума ощерилась, готовая оставить лежавшего под ней человека и броситься на новую добычу.
  Молодой охотник сглотнул.
  - Давай! - прохрипел главный. Его руки начинали трястись от перенапряжения.
  Выстрел.
  Пума исчезла вместе с протяжным выдохом женщины. Со звоном металлический тазик отскочил от пола, расплескивая воду. Главный зашипел и отдернул ногу. Молодой с удивлением опустил ружье и оглянулся. Один из наемников позади него качнул головой и сдул дымок из ствола своего оружия.
  - Молодец. Получишь десять процентов сверху, - пробормотал главный, цепляясь за поданную руку, чтобы с кряхтеньем подняться на ноги. - За то, что чистишь уши по утрам.
  Услышав выстрелы внизу, дети переполошились. Илзе заплакала, Ивар поджал губы, Янис судорожно обхватил шею своего волка. Все трое уставились на дверь, из-за которой долетали крики и топот. Полоска света, пробивавшаяся в темную комнату над самым полом, словно загипнотизировала их.
  И тут скрипнула нижняя ступенька лестницы.
  Янис сразу все понял. Он знал шаги отца, знал легкую поступь матери. Это был кто-то чужой. Волк ощетинился и тихонько зарычал, обозначая страх хозяина. В ушах Яниса звучало последнее напутствие отца: 'Ты - старший. Ты должен заботиться о младших'.
  Заскрипела самая верхняя ступенька. Кто бы это ни был, он пробрался на второй этаж и принялся распахивать все двери подряд.
  Быстро оглядевшись, мальчик запихнул брата и сестру под их кровати и приказал сидеть как мышкам. Это казалось трудной задачей, потому что Илзе хныкала и не желала успокаиваться. Сам Янис остался стоять, широко расставив ноги и нервно сжимая и разжимая кулаки. Волк подобрался, готовый к прыжку.
  Хлопнула соседняя дверь. Шаги. Ручка начала поворачиваться...
  Заперто.
  Янис до боли закусил губу, чувствуя, что вот-вот обмочит штаны.
  Дверную ручку настойчиво подергали.
  Может, уйдут?!
  Раздался скрежет в замке. Хлипкая преграда поддалась. Свет из коридора на мгновение ослепил мальчика. Он часто-часто заморгал, разглядывая фигуру мужчины с ружьем наперевес. Вода капала с одежды незнакомца, образуя лужицу на полу.
  Охотник постоял несколько мгновений, оглядывая комнату. Детская. Куклы. Деревянная лошадка. Кубики. От его слуха не укрылись тихие всхлипывания под кроватью. Мужчина опустил ружье.
  - Прячься!
  Янис протер глаза и с непониманием уставился на охотника. Тот махнул рукой.
  - Прячься, мальчик! Я закрою дверь. Только сидите тихо!
  Янис тряхнул головой и огляделся. Приготовившись бороться и быть убитым, он вдруг растерялся.
  - Что это тут у нас? - в дверном проеме, хромая, показался другой человек. Выше и солиднее первого и тоже насквозь промокший. - А-а-а, маленькие лекхе.
  Он поднял ружье, прицелившись в Яниса. Мальчик задрожал. Его необученный волк поскуливал, прижавшись к ногам хозяина. Молодой охотник издал испуганный возглас и схватился за ствол, дернув его в сторону.
  - Ты с ума сошел?! Это же ребенок!
  - И что? - с недовольным лицом хромой повернулся к своему спутнику. - Через десяток лет он тебе задницу надерет так, что мало не покажется! Нет, мы договорились не оставлять никого в живых. Ради Майи, помнишь?!
  - Но это дети! - не слушая никаких доводов, настаивал молодой. - Они беззащитны! И Майе бы это не понравилось!
  - Отстань! - хромой попытался отобрать ружье.
  Тогда молодой дернул за ствол так, что главарь едва не повалился. Хромая нога не служила хорошей опорой.
  - Ладно, - уступил тот, когда понял, что сила не на его стороне, - как скажешь. Пойдем отсюда.
  Главный повернулся, жестом показав спутнику, что им нужно спуститься по лестнице вниз. Не скрывая облегчения, молодой человек бросил прощальный взгляд на мальчика, и пошел.
  Янис расслабил плечи.
  В этот момент хромоногий поднял ствол и выстрелил без промаха.
  С криком молодой бросился в комнату, увидев, что опоздал. В безмолвном ужасе он только повернул к своему спутнику лицо с перекошенным провалом рта.
  Раздался громкий рев. Младшие дети выбрались из укрытия. Глаза хромого стали холодными как лед. Воспользовавшись растерянностью, он отбросил свое ружье, выхватил оружие из рук сотоварища и с силой оттолкнул того от себя.
  Выстрел.
  Еще выстрел.
  
  
1
  
  Я не помнила, как оказалась в том райском саду. Полная луна освещала фруктовые деревья, превращая их листья в чистое серебро. В кронах шелестел легкий ветер. Розы пахли так упоительно в ночи. В густой траве мелькали призрачные огоньки светляков.
  Я застонала, когда он коснулся меня. Подошел со спины, властно положил руки на плечи. Горячие сухие ладони, такие большие по сравнению с моими. Я закрыла глаза, ощущая, как внутри пробуждается вулкан. Кто бы мог подумать, что это так приятно?
   Губы мужчины оказались в невыносимой близости от моего уха. Я почувствовала, как они двигаются, когда он прошептал:
  - Будь моей, Кира.
  Каждая клеточка его тела призывала меня потерять голову и уступить этой просьбе. Я облизнула губы, наслаждаясь мужскими объятиями. Он нежно поцеловал мою шею.
  Соблазн просто невыносимый. Тихий голос. Ласковые прикосновения. Я должна, наконец, испытать это. С ним.
  - Да... - прошептала я в ответ и откинула голову на его крепкое плечо.
  Мужские руки принялись расстегивать пуговицы на лифе моего платья.
  - Да! - отчаянно взмолилась я, когда его руки накрыли мою обнаженную грудь, чуть тронули беззащитные чувствительные соски.
  - Я люблю тебя, Кира...
  Мой стон утонул в шелесте его прерывистого дыхания. Я начала извиваться в руках мужчины, требуя большего, желая, чтобы он вошел в меня и подарил облегчение этим мукам.
  Но он вдруг схватил меня за плечи и встряхнул.
  - Кира, проснись!
  В испуге я открыла глаза, не сразу сообразив, где нахожусь. Моя ночная рубашка прилипла к взмокшей от пота груди, от подушки исходил жар. Отец склонился надо мной и повторил:
  - Проснись, малышка! Ты пропустишь свой восемнадцатый день рождения!
  Я сглотнула, приложила ладонь ко влажному лбу и приподнялась на локте. Ох, в какой неловкий момент застал отец! Этот... сон. Он был так реален! Я почти занялась любовью с каким-то незнакомцем в душном летнем саду, а оказалось, что всего-навсего перегрелась под теплым одеялом в собственной постели.
  - Ты постанывала, - заметил отец и заботливо отвел липкую прядь волос от моего лица. - Кошмар приснился?
  Я не знала, куда девать глаза.
  - Да... кошмар...
  Он похлопал меня по бедру, прикрытому одеялом.
  - Давай, моя девочка. Солнце уже встало. Ребята готовят тебе какой-то сюрприз, меня на кухню не пустили, - он наклонился и договорил шепотом заговорщика: - Но я все равно имею право поздравить тебя первым.
  Я едва не захлопала в ладоши. Если отец приготовил какой-то подарок, то это будет нечто необыкновенное. Он всегда любил меня и баловал так, что иногда мне самой казалось - чрезмерно. Не уставал повторять, какой красавицей я расту и как похожа на маму. Сам тоже оставался видным мужчиной, несмотря на годы. Смоляные волосы были густыми, как у молодого парня. Взгляд серых глаз - острым и умным. Когда он выезжал в город по делам и брал меня с собой - а это случалось непозволительно редко - все женщины на улице смотрели только на него и облизывались, как мартовские кошки.
  Но папа остался верен маме и после ее смерти не выбрал себе другую спутницу жизни. Незабвенная Майя - так лирично отец называл ее. Он очень сильно ее любил. Даже больше, чем меня, пожалуй. Мама умерла молодой, поэтому все, что у нас с братьями осталось - это воспоминания и рассказы отца, наполненные светлой ностальгией.
  - Что ты мне приготовил? - воодушевилась я, по опыту зная, что папа не сможет долго противостоять соблазну удивить меня.
  - Вставай и увидишь, - загадочно ответил он.
  Откинув одеяло, я одернула подол ночной рубашки и вскочила на ноги. Моя детская комната показалась вдруг такой крохотной для выросшей меня. Подумать только, мне исполнилось восемнадцать! Я стала взрослой. И внутреннее чутье подсказывало, что отец исполнит, наконец, просьбу. Я умоляла его об этом уже года три подряд и последнее, на чем мы сошлись, это: 'Подождем, пока ты станешь совершеннолетней'.
  Именно предвкушение обещанного события наполняло новый день особенным смыслом.
  Отец остался сидеть на краю моей кровати. Он сложил руки на коленях, зачем-то сгорбился как старик и разглядывал меня снизу вверх с болезненной и грустной полуулыбкой. Солнечные лучи падали на круглое настольное зеркало, оставленное мной на подоконнике, и отсвечивали на папино лицо. Раньше я и не замечала, что у него появилось столько морщинок вокруг глаз и тонкие серебристые нитки в волосах.
  Смутившись, я схватила со стула приготовленное еще вечером платье и сбежала в ванную. Быстро умылась, почистила зубы и привела в порядок волосы. Переоделась. Отметила, что это нарядное платье надевала всего пару раз. Здесь, в глуши, вдалеке от города, из особых поводов оставались лишь дни рождения близких да Новый Год. И вот теперь платье стало жать в груди. Возможно, этот раз, когда я его надела, станет последним. Жаль. Транжирить деньги на одежду не входило в привычки нашей семьи. То ли дело, оружие...
  Когда я вернулась, отец все так же сидел на кровати, и по взгляду я поняла, что он витает мыслями где-то далеко в прошлом. Сделав мне знак подойти к большому напольному зеркалу, папа с трудом поднялся. Держась за больную ногу и хромая, подошел ко мне. Что поделать - подагра. Запущенная, потому что мужчины в моей семье и слышать не хотели ни о каких врачах. Терпеть уколы и глотать таблетки казалось им унизительным. Настоящий охотник выздоравливает сам или уходит в могилу, если окажется слабым. Мой дядя, папин брат, вообще уже долгие годы оставался прикованным к постели, а все потому, что не лечил свою подагру в точности, как отец. Иногда по ночам в тишине дома раздавались его мучительные стоны и крики, вызванные очередным приступом. Я с опаской приглядывалась к братьям, ожидая и у них проявления наследственной болезни.
  Отец выпрямил спину и встретился взглядом со мной в отражении зеркала. Я затаила дыхание.
  - С днем рождения, моя малышка! - ласково произнес он и полез в карман джинсов.
  С замиранием сердца я следила в зеркальном отражении за папиной рукой. Блеснула тонкая цепочка. Я плотно сжала губы, чтобы раньше времени не запищать от восторга. Отец опустил мне на грудь продолговатый кусочек железа, укрепленный на цепочке. Бережно перекинул мои волосы на одно плечо, чтобы застегнуть на шее крохотный замок.
  - Это та самая пуля? - спросила я, поглаживая подарок. Кусочек казался холодным, но быстро нагрелся от моего тела. - Отлитая из ожерелья мамы?
  - Да, - торжественно кивнул отец. - Та самая. Та, что положила начало основанию нашего клана в этом заповеднике. Береги и храни ее.
  Конечно, я поняла, что имелось в виду. Наш дом стоял посреди заповедника 'Белый камень', а отец числился по документам главным инспектором по охране территории. Мои братья тоже были инспекторами по охране и еще около десятка людей. Но речь шла о клане охотников, одном из самых уважаемых. Частью которого я, наконец, стала.
  - Значит, ты посвятишь меня? - спросила я, уже не скрывая радости в голосе. Сердце оглушительно ухало в груди.
  Отец поморщился.
  - Будь моя воля - никогда бы этого не сделал. Хочу уберечь тебя от этой грязи. Но раз ты так хочешь...
  - О, я хочу, папа! Я очень хочу!
  - Когда я посвящал твоих братьев, ни секунды не сомневался. Но ты, моя малышка...
  - Я готова, папа! Я почти все знаю и умею! - я смущенно опустила глаза, вспомнив, что братья просили не признаваться, что тайком учили меня.
  Отец вздохнул с обреченным видом.
  - Знаешь ведь, что ни в чем не смогу тебе отказать.
  Моя скромная улыбка стала шире.
  - Повтори главный закон охотника! - заметив это, с напускной строгостью одернул отец.
  - Для нас все равны. Мы поступаем справедливо, - тоном послушной девочки повторила я слова, которые знала лет с пяти.
  - Тебе придется нажимать на спусковой крючок. И стрелять не в соломенную мишень, как ты наверняка уже делала прежде.
  - Я готова.
  Брови отца нахмурились.
  - Придется видеть кровь.
  - Я готова, - упрямо повторила я. - Мне приходилось резать куриц для супа.
  Он постоял, глядя в одну точку так долго, что я начала беспокоиться. Потом похлопал меня по плечу.
  - Дай Бог, чтобы ты была готова, моя малышка.
  Я оглянулась, пытаясь понять, к чему он клонит, но отец, хромая, уже направился к двери. Оставшись наедине со своим отражением, я повернулась из стороны в сторону, в очередной раз погладила подарок и, уже не таясь, взвизгнула от счастья.
  Когда надоело красоваться перед зеркалом, любопытство разгорелось во мне с новой силой. Что же там готовят братья? Я вышла в полутемный тихий коридор. Небольшое слуховое окно, расположенное в дальнем конце, оказалось приоткрыто. Света здесь в самый солнечный день едва хватало, чтобы не оступиться и не свернуть себе шею, потому что снаружи рос большой орех, а эти деревья славятся способностью поглощать лучи. Вдоль стены тянулся ряд одинаковых дверей: у каждого члена семьи своя спальня. Деревянная лестница с потертыми перилами вела вниз, на первый этаж.
  Я родилась не в этом доме, и понятия не имела, кто его построил, но моя семья прожила здесь много лет. С тех самых пор, как создали заповедник. Не сказать, чтобы я была в восторге от громадного и местами жутковатого жилища, но кто меня спрашивал? Отец ни за что не сменил бы дислокацию, потому что здесь хранилось главное сокровище всего клана. Драгоценная железная жила, расположенная прямо в подвале дома. В ней заключалась сила и преимущество охотников нашей семьи. Из этого же материала было когда-то отлито ожерелье моей матери, а потом - та самая пуля, которая теперь служила знаком моего посвящения в семейное дело.
  Сказать, что руда из этой жилы стоила дорого - ничего не сказать. Она считалась бесценной, и аналогов в мире не существовало.
  Коснувшись ладонью полированного дерева перил, я начала спускаться вниз, навстречу дразнящим ароматам корицы и ванили. Миновав главную комнату с камином, поспешила на кухню. Из-за двойной двери раздавались взволнованные мужские голоса, грохот посуды и топот ног.
  Лукаво ухмыльнувшись, я взялась обеими руками за дверные ручки, чуть помедлила - и распахнула створки на себя. Трое моих братьев, здоровенные ребята ростом под потолок, забавно подпрыгнули и в мгновение ока выстроились в ряд, закрывая мощными телесами печь. Принюхавшись, я догадалась, что аромат исходил оттуда. На широком кухонном столе красовались мучные разводы, скорлупки от яиц и яблочная кожура. То же самое, но в меньшем количестве, валялось на полу под ногами моих незадачливых братьев. В раковине высилась такая гора перепачканной посуды, что я только скрипнула зубами, представив, сколько времени буду ее мыть.
  - И что здесь происходит? - строго поинтересовалась я, оглядывая 'святую' троицу.
  - Тебя здесь быть не должно! - заявил Николай, самый старший из братьев.
  Он знал, что когда-нибудь станет главным вместо отца, поэтому редко снисходил до того, чтобы с кем-то любезничать. Коля и внешностью пошел в папу. Если ему удавалось вырваться в город под каким-нибудь предлогом, то возвращался он обычно с покусанными губами и следами от бурной страсти на спине и шее. Девушки наверняка дрались за возможность провести с ним ночь. Коле давно пришла пора жениться, но он не торопился этого делать, предпочитая не останавливать выбор ни на ком конкретном.
  - Еще очень рано! - протянул Илья, который был погодкой Николая и его правой рукой. Он старался ни в чем не уступать нашему старшему брату. Ходили слухи, что в городе у него есть девушка, но точно этого не знал никто.
  - Меня папа разбудил, - пояснила я.
  - Мы готовили тебе сюрприз, - смущенно улыбнулся Костя. Он опередил меня по рождению всего на два года и, как и я, унаследовал более мягкие черты лица от мамы.
  Я оглядела их 'борцовки' и шорты. Скептически притопнула ногой.
  - Это вы сразу после утренней пробежки, что ли, сюда отправились?
  Мои прекрасные и мужественные родственнички зарделись, как красны девицы.
  - По рецепту пирог печется сорок минут, - отозвался Костя.
  - Но мы не знали, что приготовление теста займет столько времени, - приуныл Илюшка.
  Я только закатила глаза.
  - Руки хоть помыли перед тем, как здесь бардак устраивать?
  Растерянные взгляды были красноречивее любых слов. Я вздохнула. Что поделать - мужчины. Да не какие-нибудь, а суровые охотники, приученные к похлебке из котелка, сваренной на скорую руку.
  - Отец решил тебя посвятить, - заметил Николай и прищурился. Мягкой кошачьей походкой он обогнул стол и приблизился ко мне. Кончиками указательного и большого пальцев аккуратно взял пулю на цепочке. - Ты не проболталась ему, надеюсь?
  Именно Коля первым показал мне, как пользоваться ножом, как делать скользящий узел из веревок и как освежевать пойманного барсука. Он оставался строгим старшим братом, но смог стать терпеливым наставником. Он заставлял меня не плакать из-за разбитых коленок и купаться в ледяной реке с апреля по октябрь. Если бы отец узнал - непременно получил бы сердечный приступ. Для него я оставалась нежной и ранимой девочкой, тщательно оберегаемой от любых невзгод. Сбитые коленки приходилось прятать под джинсами, а коллекцию охотничьих ножей - под матрасом.
  - Не проболталась, - покачала я головой. - Думаю, папа захочет сам меня учить.
  - Поддавайся, - согласился брат. - Упади пару раз и поплачь. А то он с нас живьем шкуру спустит.
  Все трое переглянулись. Их опасения я понимала. Отец был очень мягок со мной, но с остальными обычно не церемонился. В клане царила жесткая дисциплина.
  - А вообще, с днем рождения, сестренка, - старший брат сжал меня в медвежьих объятиях так, что ребра хрустнули. - Это тебе. От нас.
  Он вынул из кармана шортов и протянул мне на ладони серьги. Небольшие рубины вспыхнули в обрамлении золота.
  - Мы хотели запечь их в пирог и сделать сюрприз еще сюрпризнее, - признался Костя, - но передумали.
  - И слава Богу! - выдохнула я и тут же примерила подарок.
  Серьги оказали легкими, а застежки - удобными. Не пришлось долго мучиться, чтобы надеть. Обняв по очереди остальных братьев, я покинула кухню. В такой день просто не сиделось на месте.
  В прихожей я накинула легкую джинсовую куртку, вышла на крыльцо и огляделась. Это утро пахло сыростью и прохладой наступающей осени. Еще немного мхом - уж его-то имелось в избытке на нашей земле. Стоило отойти чуть дальше от дома, исхоженных троп и углубиться в лес, как я словно попадала в параллельный мир. Нежно-салатовые ажурные плетения мха стелились по стволам деревьев, а более темная, чаще всего буро-зеленая, масса походила на гигантский ковер, брошенный на землю. Мох оплетал кусты, свисал с веток, превращая их в фигуры чудовищ, протянувших лапы к неосторожному путнику. Особенно обильно он рос на берегах реки.
  Отец любил говорить, что мох - это хищник, он питается кровью и плотью, погребенной под землей. Похоже, папа просто пугал меня, чтобы не уходила далеко. Все знали, что бояться надо только лекхе. А лекхе в заповедник не заходили по одной простой причине - никто в здравом уме не сунется на территорию врага.
  Я поежилась и потерла плечи. Из кузницы раздавался лязг металла. В нашем клане производили единственное в своем роде оружие против лекхе. Пули и ножи. Иногда к отцу приезжали представители других охотничьих кланов на переговоры. Ходили слухи, что некоторые преодолевали ради этого полстраны. Большие черные тонированные джипы, как на подбор, выстраивались у нас во дворе.
  В такие моменты мне обычно приказывали сидеть в своей комнате и 'не отсвечивать', как сказал бы Костик. Меня прятали от угрюмых чужаков с тяжелыми взглядами, уж не знаю по какой причине. Может, потому что была единственной девушкой среди целой компании мужчин? Других женщин, кроме меня, в заповеднике не проживало. Возможно, отец считал любимую дочь своим слабым местом и не хотел показывать тем, кому не доверял. Но я все равно подглядывала за происходящим через слуховое окно в коридоре и подслушивала с верхней ступеньки лестницы. Гости запирались с отцом в кабинете, а позже уезжали с одним-двумя ящиками нашего оружия. Папа никогда не продавал много, хотел сохранить монополию. Я узнала это, когда подслушала, как он делился опытом с Николаем после отъезда очередных покупателей.
  Пока я стояла и дышала свежим воздухом, из курятника показался дядя Миша с корзинкой, наполненной доверху свежими яйцами. Его рыжеватая борода росла клоками, а неизменная старомодная курительная трубка постоянно дымилась в зубах. Бывший охотник, он остался в клане после того, как при очередной облаве фамильяр какого-то лекхе располосовал ему правую руку, раздробил кости, порвал мышцы и сухожилия. Руку удалось спасти, но она стала сухой, непропорциональной и малоподвижной, а на карьере охотника пришлось поставить крест. Отец не стал его выгонять, и теперь дядя Миша занимался хозяйством. Своей семьи он не завел, поэтому относился ко мне, как к дочери. Именно он научил меня готовить, следить за домом и являлся чем-то вроде нашего домоправителя.
  Попыхивая трубкой, дядя Миша вразвалочку подошел ко мне.
  - Смотри, что курочка снесла.
  Придерживая корзинку слабой правой рукой, левой он взял одно из яиц и протянул мне. С недоумением я взяла его и повертела. Тяжелое. Тяжелее, чем должно бы быть. В глаза сразу бросилось, что верхушка у скорлупы была аккуратно отпилена, а потом приклеена обратно.
  - Да ты разбей, разбей, не боись, - предложил дядя Миша, а его глаза хитро сверкнули. - На кухне хотел тебе положить, но там мальчишки хозяйничают.
  - Ага, потом убирать полдня придется, - приуныла я.
  - Ничего, хозяюшка, уберем. Уберем вместе, - подбодрил он, - сегодня праздник у тебя, мы все радуемся. И тебя порадовать хотим. Как умеем.
  Я нагнулась и аккуратно стукнула хрупкую скорлупу о край ступеньки крыльца. Выпрямилась и принялась отщипывать кусочки. На ладонь выпал округлый полупрозрачный камень. Оставаясь в центре матовым, по краям от отсвечивал синевой и явно относился к категории полудрагоценных.
  - У реки как-то нашел, - пояснил дядя Миша, - когда ходил ежевику собирать. Вот и приберег до лучших времен.
  - Спасибо! - я положила камень в карман куртки и от души поблагодарила охотника. Впрочем, каждый раз он дарил мне что-то сделанное своими руками. Деревянные фигурки животных, например. Страшно подумать, с каким трудом давалась ему резьба по дереву, если учесть непослушные пальцы правой руки.
  - Я вечером ужин сам приготовлю. Поросенка зажарим, бражки откроем... - мечтательно протянул дядя Миша.
  Его последние слова потонули в звуке сирены.
  От неожиданности рука старого охотника разжалась, и корзинка с яйцами полетела на землю. Из кузницы выбежали люди, еще несколько показалось из-за угла амбара.
  Тревога?!
  Я уже забыла, когда слышала этот звук. Может, около пяти раз за всю жизнь, не более. И то, очень давно.
  На крыльце появился отец. Деловой и собранный, он застегивал на ходу куртку. На поясе я увидела ножны, за плечом - охотничье ружье.
  - Кира! - приказал он. - Быстро в дом. Ни в коем случае не выходи. Михалыч! - он ткнул пальцем в домоправителя. - Проследи.
  - Конечно, - тот поспешил подобрать корзинку, сетуя себе под нос, что яйца превратились в липкую жижу.
  - Папа, а что случилось? - удивилась я.
  Отец пропустил мой вопрос мимо ушей. Он уже отдавал приказания своим людям. Во дворе поднялась суета. Ворота гаража распахнули. Два 'УАЗа' грозно взревели моторами и выехали во двор. Отец не зря поддерживал дисциплину. Менее чем за пять минут вооруженные люди заняли свои места. Мои братья, уже переодетые в куртки, джинсы и удобную обувь, выбежали на крыльцо.
  - Кира, прости, пирог надо выключить через пять минут, - успел на ходу бросить Костя.
  Я только растерянно посмотрела, как парни бегом пересекают двор и прыгают в машину позади водителя.
  - Пап! - окликнула отца, который собирался уходить. - Ты мне ответишь?
  - В дом, Кира! - коротко бросил он через плечо.
  - Но я теперь тоже охотник! Я имею право знать!
  Отец остановился на полпути, словно споткнулся. Помедлил всего пару минут, обернулся с лицом, перекошенным от злости. Припадая на больную ногу, сделал пару шагов ко мне и застывшему рядом дяде Мише.
  - Лекхе прорвали периметр, - сказал он, глядя мне в глаза. - Нагло и не таясь.
  - Может, заблудились? - предположила я.
  Лекхе? Забрели в заповедник? Да они в своем уме?!
  - Заблудились? - усмехнулся отец. - И разбили видеокамеру через несколько секунд после того, как она успела заснять их лица и фамильяров, готовых к бою? Нет, это вторжение.
  - Я поеду с вами, - спохватилась я, начиная дрожать от возбуждения.
  - Нет, Кира! Ты сидишь дома с Михалычем!
  - Но папа!
  И снова мне пришлось прикусить язык, чтобы не проболтаться. А ведь могла оказаться полезной! И кроме того... лекхе. Живые лекхе! Я никогда не видела живого лекхе и просто умирала от любопытства на него посмотреть.
  Отец редко не шел навстречу моим просьбам. Я скорчила жалобную умоляющую гримаску, но он схватил мою пулю на цепочке и крепко сжал в кулаке. Я испугалась, что папа сейчас сорвет ее с меня, и замерла.
  - Не заставляй меня расстраивать тебя в твой день, Кира, - пригрозил он.
  Именно этого взгляда и этого тона голоса боялись мои братья. Все, даже Николай. Видимо, отец не на шутку обеспокоился, раз решил поговорить так и со мной. Я покорно опустила голову.
  - Хорошо.
  - Молодец, моя девочка, - смягчился он и разжал кулак. Пуля мягко легла на свое место. - У тебя впереди будет еще много облав. Иди и готовься к празднику.
  Хромая сильнее обычного, потому что торопился и не берег ногу, отец добрался до машины и хлопнул дверью. Один за другим автомобили сделали круг по двору и умчались прочь. Наступившая тишина зазвенела в моих ушах. Дом и двор словно вымерли.
   Я едва не взвыла от обиды. Пока где-то происходили волнующие события, меня в день посвящения в охотники обрекли оставаться в компании покалеченного старика и дяди, прикованного в постели.
  Дядя Миша поспешил завести меня в дом. Сопротивляться я не стала. Зачем? Никто не признает во мне охотника, если не покажу, что понимаю иерархию семьи и умею подчиняться приказам. Мимоходом заглянув на кухню, я вытащила из печи злополучный пирог, накрыла полотенцем и оставила остывать. Затем побрела к лестнице.
  Где-то в глубине дома раздавалось покашливание дяди Миши. В воздухе еще витал запах его табака. Я положила ладонь на перила и перешагнула нижнюю ступеньку, которая всегда скрипела, если на нее наступить. То же самое происходило и с верхней, и за все годы проживания здесь я приобрела странную привычку их перешагивать. Наверно, сказались шпионские наклонности в подслушивании и подглядывании за родными. Я умела быть бесшумной, когда требовалось.
  Добравшись до второго этажа, я вдруг почувствовала что-то неладное. Сначала не могла даже самой себе объяснить, что не так. Просто внутреннее чутье заставило замереть на месте. Что-то в доме изменилось. Я столько времени провела в этих стенах, что по малейшему дуновению ветерка из окна могла определить, в какой из комнат оно приоткрыто. И судя по сквозняку, скользнувшему по ногам, оно было приоткрыто в моей спальне.
  Но я совершенно точно оставляла его закрытым на ночь, а утром даже не притронулась к задвижке.
  Такого выброса адреналина в кровь я не ощущала еще никогда. Тело охватила дрожь, все волоски встали дыбом. В голове словно включился аварийный механизм, призывающий сохранять хладнокровие. Спасибо наставничеству Николая. Продолжая держать руку на перилах, я оглядела коридор. Дверь в мою спальню была открыта на одну четверть - ровно так, как я ее оставила.
  Шаги. Послышались шаги в моей комнате. И это точно не мог быть кто-то из домашних, потому что все уехали по сигналу тревоги.
  Потребовалось несколько секунд, чтобы бесшумно скользнуть вдоль стены и открыть дверь спальни Костика. С младшим братом мы были близки достаточно для того, чтобы я точно знала, где он держит свое запасное оружие. Петли коротко скрипнули. Едва слышно, но я застыла, глотая испуганное прерывистое дыхание и повернув голову в сторону своей комнаты.
  Услышали ли меня? Успею ли я?
  Дом оставался погруженным в безмятежное спокойствие.
  Тогда я прокралась в комнату брата, отыскала его пистолет. Еще один громкий щелчок, чтобы передернуть затвор. Я поморщилась, но без этого было не обойтись.
  Осторожно ступая по старым деревянным доскам пола, я вернулась к своей двери. Медленно, очень медленно надавила на нее, чтобы открыть пошире. Моя правая рука с пистолетом дрожала, готовая в любой момент применить оружие по назначению.
  Как и предполагала, кто-то открыл окно. Это меня не порадовало. К стене с внешней стороны дома прилегали хозяйственные постройки, и достаточно ловкому человеку не составило бы труда забраться на их крышу, а оттуда - в любое окно второго этажа.
  Толкнув дверь еще немного, я увидела мужчину. Он стоял боком ко мне и оглядывал мою комнату так, будто находился в музее и изучал древние реликвии. Я услышала сдавленный вдох и увидела, как незнакомец провел ладонью по лицу, словно пытался стереть видения, возникшие перед глазами.
  Ростом он мог посоперничать с любым из моих братьев. Да и одет был вполне обыденно: куртка и джинсы. Светлые волосы какого-то невообразимого пепельного оттенка падали на его лицо. Большинство прядей были заправлены за уши и доставали до края воротника куртки. Правильные мужественные черты лица заставили бы меня подумать, что это ангел. Но ангелы не влезают в чужие окна, а их глаза не выражают такую яростную сосредоточенность.
  Я поняла, что пришла пора действовать.
  - Руки! - уже не таясь, я толкнула дверь так, что она ударилась о стену, и вышла вперед, нацелив пистолет в лицо незнакомца. - Ты кто такой?
  Он резко обернулся ко мне. Сразу стало понятно - не ожидал застать кого-то в доме. Я порадовалась, что соблюла эффект внезапности.
  - Это ты кто такая? - его голос был низким и достаточно волнующим, чтобы моя спина неожиданно взмокла.
  Я поудобнее перехватила рукоять пистолета, показывая, что не намерена шутить.
  - Кто я такая? Ты забрался в мой дом, и еще спрашиваешь, кто я такая?!
  - В твой дом?! - незнакомец казался удивленным и рассерженным одновременно.
  - В мой дом, - повторила я как можно тверже. - В дом моей семьи. В дом моего отца.
  Он сделал всего один шаг, но этого мне хватило, чтобы схватить пистолет уже обеими руками. Господи! Только бы чужак не заметил, как прыгает мушка!
  - Как зовут твоего отца? - прорычал он, не спуская с меня глаз.
  Я подумала, что незнакомец просто не понимает, куда попал.
  - Григорий.
  - А Дмитрий?
  - Мой дядя.
  Мужчина издал какой-то странный полувсхлип-полурык и в два шага оказался возле меня. Дуло моего пистолета уперлось ему прямо в лоб и впилось в кожу. Я уставилась на него во все глаза, осознав, что он просто свихнулся.
  - Так ты - дочка охотника? - тоном, не предвещавшим ничего хорошего, протянул этот странный чужак, нависая надо мной.
  Он прекрасно понимал, куда попал.
  - Я сама охотник, - произнесла я и только тогда спохватилась, что мои губы дрожат.
  Мужчина презрительно фыркнул. Похоже, он совершенно не испытывал страха, хотя мой палец лежал на спусковом крючке, а рука тряслась так, что я могла нажать и ненароком разнести незнакомцу полголовы.
  Но, как ни странно, я поняла, что мне не хватит сил нажать. Слова отца, сказанные утром, неожиданно всплыли в памяти. Так вот о чем он говорил!
  Выстрелить в живую мишень гораздо сложнее, чем в учебную.
  Внезапная догадка заставила вздрогнуть. Я вытянула шею в попытке заглянуть незнакомцу за спину.
  - Что-то потеряла? - с издевкой произнес он.
  - Твоего... - мои губы пересохли, и я сглотнула. - Твоего фамильяра.
  Об этих тварях ходили страшные рассказы. Да я и сама видела, что стало с рукой дяди Миши. Не говоря уже о смерти мамы. Фамильяры - это чудовища, которых невозможно убить. Нет в мире такого оружия, которое способно навсегда уничтожить этих зверей. Они существуют, пока жив их хозяин.
  - Его нет, - успокоил меня чужак. - Как видишь.
  - Да? - неожиданное облегчение накрыло меня с такой силой, что руки обмякли и опустились. - Значит, ты не лекхе?
  Его взгляд медленно прошелся по мне сверху вниз.
  - Тебя это радует или огорчает?
  Я не нашлась, что ответить. Лекхе он или нет, но что ему понадобилось в этом доме?!
  Сильно надавливая, незнакомец вдруг провел большим пальцем по моим губам. Я даже почувствовала, как грубая подушечка коснулась края зубов. Дернулась, зашипев от страха и возмущения. Он без труда удержал меня на месте. Выражение его глаз я не знала, как трактовать. Всю жизнь провела среди мужчин, но все они смотрели с уважением или любовью. Этот же разглядывал так, будто хотел сотворить со мной нечто ужасное.
  Я спохватилась, что очень рано убрала пистолет, но незнакомец опередил мой порыв. Одним движением он перехватил оружие и отбросил в сторону.
  - Твой отец, наверно, очень тебя любит, - пробормотал мужчина.
  Я вздрогнула от прикосновения к своей шее. Похоже, наступило время звать на помощь. Но кого? Однорукого дядю Мишу? Против этого полного сил чужака?
  - Мой отец убьет тебя, если меня тронешь, - прошипела я из последних сил.
  Мужские пальцы сжались на моей шее, перекрывая доступ кислороду.
  - Он уже пытался. Раньше, - я ощутила, как двигаются губы незнакомца, когда он прошептал эти слова в мое ухо.
  Я забилась в попытке вырваться. Совершенно не понимала, о чем чужак толкует. Какое ему дело до моей семьи, если он не лекхе? Мой отец пытался его убить? Да если бы мой отец только попытался, этот незнакомец был бы уже мертв!
  Мужчина отпустил, и я судорожно глотнула воздуха. Он воспользовался паузой и уставился на мою грудь. Я попыталась отступить, когда чужак потянул руку. Оказалось, его внимание привлекла пуля на цепочке. Едва пальцы мужчины коснулись ее, как он с шипением отдернул руку.
  - Ты - лекхе! - невольно воскликнула я.
  Он схватил меня за плечи, рывком повернул спиной к себе и взял в захват. Я не могла поверить, что так позорно попалась.
  - Кто еще в доме? - прорычал чужак мне в ухо.
  - Ты лекхе! Где твой фамильяр?
  - Кто в доме? - он хорошенько тряхнул меня так, что клацнули зубы.
  - Все... в доме все... они сейчас придут и застрелят тебя. Где твой фамильяр? Почему его не видно?
  - Врешь. Все уехали. Я наблюдал за ними. Вот только ты оказалась полным сюрпризом. Еще сюрпризы будут?
  Требовалось срочно потянуть время. Отец должен вернуться. Вот-вот. А по поводу отсутствия фамильяра можно поразмышлять и позже
  - Значит, вторжение было обманным маневром? - дрожащим голосом начала я. - А я еще удивилась, почему это лекхе стали такими наглыми! Все для того, чтобы ты мог пробраться сюда.
  - Так кто-то еще есть?
  Я поколебалась всего пару секунд.
  - Нет. Никого больше. Только я.
  - Хорошо. Ты мне поможешь. Где находится железная жила?
  Он прижимал меня к своему крепкому телу, но боли пока не причинял. Это подарило надежду, что, возможно, все обойдется.
  - Она... истощилась, - соврала я. - Зачем тебе жила? Это же единственное, что может убить лекхе!
  - Вот ты сама на свой вопрос и ответила, - пробормотал он и подтолкнул меня к двери. - А теперь еще раз, только честно: где жила? Я слышу, когда ты врешь, по сердцебиению и дыханию.
  Я молчала, не зная, что предпринять.
  - Ответишь честно, и я подумаю, оставить ли тебя в живых, - его рука больно стиснула мою талию.
  Он... на самом деле собирается меня убить?!
  - Она истощилась, но осталась пара кусков, - предприняла я новую попытку. - У отца в комнате. Могу отдать их тебе.
  Сказав это, я заставила себя дышать глубоко и ровно. Никто и никогда не убедит меня предать клан и открыть правду этому лекхе.
  - Хорошо, - мужчина, похоже, поверил, - покажи мне их.
  Он вынудил меня семенить перед собой, продолжая контролировать каждое движение. Таким образом мы вышли в коридор. Здесь по-прежнему чувствовался запах трубки дяди Миши, и я молилась лишь о том, чтобы чужак не заметил ничего подозрительного. Он не был знаком с этим домом и его обитателями так, как я, что давало преимущество.
  Кивком головы я указала в сторону самой дальней двери по коридору. Мужчина подтолкнул меня туда. Все время, пока мы преодолевали жалкие несколько метров, я лихорадочно придумывала план спасения.
  И, кажется, придумала.
  Незнакомец остановился на пороге. Твердый подбородок коснулся моего затылка, когда он повернул голову, чтобы оглядеться. Мою спину будто молнией пронзило. Если он такой же сильный, как любой из моих братьев, то мне придется несладко.
   На стене в комнате отца висели клинки, кровать всегда была аккуратно заправлена темным стеганым покрывалом, всюду царил порядок.
  - И где? - потребовал чужак.
  - Сейф. В стене. Вон там.
  Я указала на металлический шкаф в противоположном конце комнаты. Получила толчок в спину.
  - Открывай.
  Я рванулась, стараясь не повизгивать от страха. Метнулась к стене с оружием, сорвала с крючка тяжелые железные кандалы на короткой цепочке, развернулась вокруг себя. Незнакомец не успел и рот открыть, как кандалы защелкнулись на его запястьях. С рычанием он дернул руками в стороны, желая их порвать, но только вскрикнул от боли.
  Я попятилась и схватила со стены длинный нож, выставив его перед собой. Чужак уставился на меня с ненавистью и изумлением. Понял, что недооценил свою пленницу.
  - Кандалы из того же железа, что и моя пуля. Они обессиливают любого лекхе, - процедила я и кивком указала на дверь. - Живо в коридор. И чтобы без фокусов. Внизу тебя уже ждут.
  Мужчина прищурился, но послушно вышел обратно. Что ж, ему нельзя было отказать в здравом смысле, несмотря на все выходки. Я сглотнула, гадая, как долго смогу управляться с этим великаном, пока он сообразит что к чему и попытается задушить меня цепью своих кандалов, когда с первого этажа вдруг послышалось веселое насвистывание.
  - Дядя Миша! - завопила я с облегчением. - Срочно сюда! Я поймала лекхе!
  Теперь, когда кандалы обессиливали незнакомца, вдвоем мы могли с ним справиться.
  
  
2
  
  Не на такой исход Ивар рассчитывал, когда планировал небольшую разведывательную операцию.
  В последний раз он попадал в подобную заварушку лет в пятнадцать. Угораздило же тогда нарваться на охотничью облаву неподалеку от гетто, куда Ивар с друзьями тайком пробирался к местным девчонкам. Охотники загнали мальчишек в подвал какого-то полуразрушенного строения и принялись забрасывать дымовыми шашками, надеясь выкурить по одному. Ивар пошел первым и, глотая слезы от едкого дыма, притворился напуганным городским мальчиком, которого заманили сюда коварные лекхе. Убедившись, что фамильяра у него нет, охотники развесили уши и купились на историю. Пока Ивар водил их за нос и тянул время, его друзья нашли выход с противоположной стороны здания и сбежали.
  Жаль, что теперь все не разрешилось так просто. Он сам подставился, схватившись за проклятый кусок железа на шее охотницы и выдав этим себя.
  Почему же никто в городе не знал, что у охотника есть дочь?! Ивар потратил целых две недели, ошиваясь по местным барам и беззастенчиво пользуясь тем, что без фамильяра его принимают за обывателя. Старая проверенная уловка. Он посидел с кружкой пива неподалеку от одной компании, дал 'на лапу' бармену в другом заведении и прикинулся наемником в поиске работодателя. И вот уже выяснил, что на месте глухомани, где когда-то располагался отчий дом, теперь находится заповедник, а по факту - закрытая территория с вооруженной охраной. Даже примерное количество людей сболтнули. Не стала тайной и цена на оружие. Но ни одна живая душа не призналась, что в доме обитает дочь охотника.
  Ему всего-то и надо было, что разведать местоположение жилы! Никто не знал достоверно, где она находится, кроме покойного отца. Ивар мог только догадываться, что заповедник вокруг его дома соорудили не зря. Он бы вернулся позже, тщательнее подготовленным, с приличным количеством людей, и отнял бы то, что полагалось ему по праву рождения.
  Но все карты спутала какая-то девчонка!
  Ивар, конечно, сам допустил оплошность. Стоило влезть в комнату - и перед глазами поплыли неясные видения прошлого: скрип ступеней лестницы, чей-то плач, выстрелы. Всю жизнь ему говорили, что он слишком мал, чтобы помнить, но в тот момент воспоминания, казалось, сами ворвались в его голову и ненадолго выбили из колеи.
  А потом появилась она.
  И Ивар второй раз подряд оказался выбит из колеи. С первого взгляда. Он сам не ожидал, что внутри все так внезапно оборвется, стоит только посмотреть на перепуганную пигалицу с опасной игрушкой в руках. Глаза девчонки были расширены от страха, а над верхней губой выступила испарина. Да сколько ей, вообще, лет? В первый момент он даже, грешным делом, принял ее за горничную. Правда, быстро отмел эту абсурдную версию. Она держалась слишком по-хозяйски в комнате, которая когда-то была его детской. А еще Ивар успел заметить все эти женские штучки: зеркала, косметику, украшения. Нынешняя владелица комнаты отчаянно храбрилась, но Ивару хватило двух секунд, чтобы заметить, как ходит ходуном дуло пистолета. Он мог бы сразу же обезоружить ее. Не стал делать этого лишь потому, что побоялся не совладать с собой в порыве и переломать ей пальцы. В ушах еще звенели выстрелы и крики из его прошлого.
  Девчонка оказалась хорошенькой. В ее густые каштановые волосы хотелось зарыться лицом, а пухлые губы так и манили для поцелуя. Ивар успел оценить стройные ножки и высокую грудь. Он сам не ожидал, что ему так отчаянно захочется вонзиться в ее влажные глубины до самого предела. А когда она назвала имя отца, захотелось ее придушить. К своему ужасу Ивар даже допустил мысль, что оба этих действия он мог бы проделать одновременно и получить двойное удовольствие.
  Он тихо выругался, когда пришел в себя после сильного удара в висок и обнаружил, что его, как свиную тушу для разделки, подвесили за руки на толстой нижней ветке одинокой сосны чуть поодаль от дома. С места, где Ивар болтался, открывался вид на хозяйственные постройки и окна второго этажа. Машины охотников, те самые, которые он видел, когда занял наблюдательную позицию на холме, стояли у въезда во двор.
  Он попробовал пошевелиться и невольно зашипел. Запястья горели, охваченные кандалами, а пальцы ног едва касались земли. Плечевые суставы саднило от необходимости удерживать на руках собственный вес. А еще его раздели. Оставили, в чем мать родила. Ивар прекрасно понимал, почему. Если его не убьют до заката, а решат просто бросить в таком виде здесь, то ночью он сам замерзнет насмерть. Разница дневных и ночных температур была весьма ощутимой в этих местах.
  Мелькнула паническая мысль: что с его друзьями? Где Байрон и Лекс? Живы ли они? Успели ли удрать от охотников, как и планировали? Ведь он просил всего лишь послужить приманкой, отвлечь, пробежаться вдоль периметра и тут же уходить лесом, ждать его возвращения в условленном месте, возле машины.
  Ивар попробовал оглядеться, но увидел только двух верзил в кожаных куртках, рассматривавших его со стороны, как диковинное животное. Впрочем, для них он и считался самым настоящим животным, несмотря на то, что не имел шерсти и выглядел, как человек. Если бы они поймали волка и подвесили за лапы, то наверняка так же изучали бы добычу, ее размеры и окрас.
  Заметив, что пленник очнулся, оба охотника приблизились. Ивар быстро отвел взгляд, уставившись прямо перед собой. В отличие от своих соплеменников, видавших в жизни, разве что, стены гетто, он довольно много времени провел среди таких, как эти двое, и инстинкт самосохранения настойчиво твердил, что нарываться по пустякам не стоит.
  У него слишком грандиозные планы возмездия, чтобы губить все из-за собственной глупости.
  - Как тебя зовут? - один из охотников хлестнул Ивара по щеке. Удар не сильный, скорее предупреждающий, что в случае неповиновения последуют другие, уже более весомые.
  Ивар на мгновение перевел взгляд на охотников. Коротко стриженые виски и затылки, свирепо выдвинутые челюсти. Обычные представители когорты, считающей себя хозяевами мира. Но глаза... что-то в лицах мучителей показалось Ивару знакомым. Что-то неуловимое. Он силился это понять и поэтому засмотрелся дольше, чем хотелось. Следующий удар был уже не ладонью, а кулаком.
  - Глухой? Имя!
  Ивар снова напустил на себя отрешенный вид, поймав кончиком языка каплю крови в углу губ.
  - Молчит, - прокомментировал второй охотник, на полголовы ниже.
  - Заговорит, - уверенно ответил первый, а потом снова обратился к Ивару. - Как ты пробрался к дому? Как прошел мимо видеокамер по периметру?
  Ивар мог бы поведать, как ледяная вода реки заставила онеметь все, что у него имелось ниже пояса, пока он брел вверх по течению со свертком своей одежды на плече. Но вместо этого только многозначительно отвел взгляд в сторону. Если убийцы не догадаются сами, а ему удастся все-таки вырваться, подобный запасной путь еще пригодится.
  - Думаю, по-хорошему не получится, - прищелкнул языком первый охотник.
  - Отец же сказал не трогать его самим! - поторопился возразить второй.
  Ивар напрягся. Отец. Не тот ли это человек, чью шкуру Ивар так отчаянно мечтал спустить?
  - Не трогать?! - взревел первый. - Да он напал на нашу сестру! Когда нас не было рядом. Кто знает, что он собирался с ней сделать? Ему за это яйца мало отрезать!
  Сестру. Вот почему глаза показались знакомыми. Эти два амбала - братья той девчонки, при мысли о которой Ивар испытывал отвращение вперемешку с желанием поиметь. Он точно знал, что сделал бы с ней, будь у него возможность. Уложил бы на спину, раздвинул ей ноги и вонзился между них без всякой жалости. А потом лично вырвал ей сердце. Проклятая семейка, где каждый - его, Ивара, персональный враг.
  - Кира может за себя постоять, сам знаешь. И она сказала, что у него не было фамильяра, - напомнил второй.
  Упоминание женского имени заставило Ивара снова прислушаться к разговору.
  - До того, как она надела кандалы? - не поверил первый.
  - До того, - кивнул его собеседник.
  - Но... как?!
  Охотники недоверчиво покосились на Ивара. Выражением лица он в очередной раз дал им понять, что они могут играть в угадайку, сколько душе угодно. Все равно им запретили его трогать, и это давало преимущество. Но что будет, когда придет их так называемый отец? Ивар старался пока не думать. Один раз, в детстве, он столкнулся с убийцей - и выжил. Второй раз он просто обязан это сделать!
  - Дай-ка, кое-что попробую... - первый охотник выхватил из-за голенища сапога небольшой нож и шагнул в Ивару.
  Грудную мышцу пронзила резкая боль, когда лезвие рассекло кожу. Ивар непроизвольно дернулся и замычал сквозь стиснутые зубы. Струйки крови защекотали живот, несколько капель шлепнулось на бедро.
  Охотники с интересом уставились на его тело.
  - Заживает... - почему-то шепотом прокомментировал второй и округлил глаза.
  - Он же в кандалах! - поморщился первый и на всякий случай посмотрел наверх, туда, где были стянуты руки Ивара.
  - Он в кандалах, - подтвердил второй, - они обессиливают его! Как он исцеляется сам и без фамильяра?!
  Их недоумение вполне можно было понять. Фамильяры не только защищали своих хозяев, но и обладали способностью залечивать их раны, делиться своей неиссякаемой жизненной силой. Правда, проклятое железо из особенной руды лишало возможности призвать фамильяра. Скованный лекхе оставался беспомощным, слабым и лишенным своего непобедимого помощника, который просто-напросто исчезал. Поэтому тех, кого не желали убивать сразу, охотники заковывали. Это давало им возможность вдоволь поиздеваться над жертвой, которая не могла ничего сделать в ответ. Ивару доводилось видеть то, что оставалось от лекхе после подобных издевательств. Стоило только забрести в какую-нибудь глухомань - и вуаля. Но Ивар мог поклясться, что такого экземпляра, как он, его враги еще не видывали. С детства он научился по максимуму использовать свое преимущество, и теперь осталось только придумать, как выкрутиться в очередной раз.
  К этому времени его кровь уже перестала течь, и остался лишь легкий дискомфорт от влажных следов на коже, обдуваемых ветерком.
  - Может, кандалы на него не действуют? - с сомнением предположил первый.
  - Да как не действуют?! Кира бы с ним не управилась без них. Даже с помощью Михалыча. Смотри, какие бицухи нарастил.
  Ивар подавил желание рассмеяться врагам в лицо и только наблюдал за их попытками строить версии. Правда, желание смеяться быстро пропало, когда охотник убрал нож обратно и выхватил из-за пояса другой, потяжелее.
  - А если так?
  Ивар дернулся и едва не взвыл от прикосновения особого железа. Казалось, его полоснули жидким огнем. Крови было больше, и боли тоже. Ненависть к мучителям просто захлестнула мысли, уронив на глаза красную пелену. Он представил, как вырывает им глотки, одному за другим, и принялся прокручивать эту картинку в голове снова и снова, чтобы не сойти с ума и цепляться хоть за какой-то ориентир.
  - Не заживает, - с довольным видом подытожил первый, поигрывая ножом.
  Второй склонился и изучал рану. Скосив глаза, Ивар мог видеть его темноволосую макушку у своей груди.
  - Заживает, - наконец, протянул охотник после минутного созерцания, - только медленно...
  
  
3
  
   Майя... ах, моя Майя! Твоя дочь сегодня стала совершеннолетней. Подумать только - восемнадцать лет прошло с тех пор, как эта кроха появилась на свет! Помню, как ты радовалась, как целовала ее крохотные пальчики. Она так напоминает мне тебя в этом возрасте. Свежая, сочная, такая юная...
  Она совсем еще ребенок, твоя повзрослевшая дочь. У нее глаза, в которых можно утонуть. У нее мягкий характер. Твой характер, любовь моя. Мне нравится, что она растет послушной. Ведь ты была другой, Майя. О, да. В ее годы ты уже родила мне сына. Нашего первенца. Я всегда знал, что ты родишь мне прекрасных детей, моя Майя...
  Помнишь, как все начиналось? Мы с тобой сразу поняли, что предназначены друг другу. Ты, дочь старейшины нашего клана. И я - сын его первого помощника и ближайшего друга. Правда, был еще мой брат... но мы-то с тобой понимали, что на пути нашей любви не встанет никто другой. Родители просто ждали, пока ты повзрослеешь. Ты была такая юная. Я уже получил посвящение в клан и мог взять жену, но ты оставалась нераспустившимся бутоном, и мне оставалось считать годы до той поры, когда мы разделим ложе.
  Когда дети вырастают, у стариков остаются лишь их воспоминания. Я люблю воскрешать в памяти, как ты ходила по главной улице нашего поселения. Это теперь там город. Большой, шумный. Совсем другой. Наши отчие дома давно снесли и построили новые. Но вот та улица, по которой ступали твои хорошенькие ножки, Майя, осталась. И перемен не надо бояться, Майя. Те отродья, которые раньше разгуливали на свободе, бок о бок с тобой и мной, теперь не могут и носа на улицу высунуть после наступления комендантского часа. Закон отправил их за высокие заборы гетто, где им самое место. Будь моя воля - я сжег бы их всех. Расстрелял, уничтожил. Ничего. Законы имеют свойство пересматриваться. И теперь они пересматриваются только в нашу пользу.
  А тогда... тогда мы были детьми, Майя. Ты делала вид, что не замечаешь меня, что я тебе противен. Но я-то понимал, моя драгоценная, что таким образом ты лишь дразнишь меня, подогреваешь интерес, возбуждаешь. Я часто возбуждался, когда подглядывал за тобой. Знаю, ты чувствовала мои взгляды и тоже возбуждалась. Когда болтала на скамейке с подругами. Когда отправлялась по поручению матери в магазин. Когда задумчиво сидела на подоконнике своего дома и смотрела вдаль. Каждым своим действием ты приказывала мне, Майя, быть с тобой. Любить тебя. Сделать тебя своей.
  Помню, как тебе нравилось по вечерам сбегать из дома через окно и отправляться к реке. Ты не могла не знать, что я слежу за тобой, Майя. Конечно, ты делала это специально для меня. Ориентируясь в неясном свете луны, ты пробиралась за окраину поселения, а я тенью следовал за тобой. Я сливался с каждым деревом и кустом, чтобы не спугнуть твой ночной ритуал. Тебе бы не понравилось, если бы я нарушил его, правда, Майя?
  Ты приходила на берег реки. Туда, где излучина образовывала тихую заводь. Я кусал губы, чтобы сдержаться и не броситься к твоим ногам, пока ты стояла, вся в лунном свете, в его призрачном сиянии, и смотрела на небо. Ты убирала наверх свои чудесные каштановые волосы, и при взгляде на твою точеную шею я как будто рождался заново. Я так отчаянно тебя желал! Когда ты скидывала одежду, мои глаза следили за плавными изгибами твоей еще девичьей фигуры, а в воображении уже проносились картины нашей любви. Я мечтал, что лежу с тобой, и мое тело откликалось на эти фантазии. Я представлял, что мои руки - это твои руки. Приходилось проливать семя на землю не раз и не два за то время, пока ты купалась в реке, а облегчение все не наступало.
  Потом ты выходила из воды... богиня. Просто богиня! Я не мог поверить, что такая чудесная девушка достанется мне в жены. Не мог. Но мы-то с тобой знали, что так будет. Ты жаждала стать моей, Майя. Я разгадал твою невинную женскую хитрость. Когда ты твердила, что ненавидишь меня - лишь притворялась. Ведь если женщина говорит 'нет', она на самом деле подразумевает 'да'.
  Тебе нравилось проверять силу моей любви. Да, Майя?! Именно поэтому ты встретила того лекхе. О, я никогда не забуду тот день! Мать отправила тебя за дикими яблоками в лес, Майя. Я слышал, как вы беседуете, когда притаился под окном. Ты пошла, небрежно повесив на локоток корзинку. Такая стройная, такая соблазнительная...
  Я проследил за тобой до самого луга. Мечтал о том, что ты начнешь рвать плоды, потянешься к веткам, и твоя короткая юбочка поднимется чуть выше, откроет округлые ягодицы. Благодаря ночным купаниям, я знал твое тело наизусть, Майя, и все равно жаждал увидеть еще.
   Летнее солнце успело выжечь траву на лугу, прибив к земле белесые сухие стебли и увядшие голубые цветы. Ты брела по колено в этом душистом сене, когда навстречу из лесной чащи вышел лекхе. Он едва ли был старше меня. Долговязый оборванец! Я мог бы побить его одной левой. Обязательно побил бы! Если бы не чудовище у него под боком. Косматый и острозубый лев.
  Я испугался за тебя, Майя! Сильно испугался. Я вцепился в ствол дерева, за которым прятался, и уже представлял, как зверь терзает твое нежное белое тело в клочья. Ты тоже испугалась. Я видел, как корзинка выпала из твоих рук в траву. Лев повел носом и оскалил клыки.
  Что же дальше случилось? О, я знаю, Майя. Этот долговязый лекхе захотел сделать тебя своей. Мне назло. Специально, конечно. Каким-то образом он почувствовал, что ты моя, и решил поступить так, как и положено отродью. Разве он мог не знать, что ты - дочь старейшины охотников? Разве он лишь по слепому наитию протянул руку и попросил тебя не бояться, а потом усмирил льва и заставил улечься у своих ног?
  Нет.
  Нет, Майя. Он сделал это специально. Он нарочно брел сюда через лес от поселения лекхе, а все те оправдания, что просто сбился с пути - ложь. Чего еще ждать от таких, как он? Все лекхе обходили нашу деревню стороной, а особенно - ближайшие соседи. Знаешь, ведь то поселение до сих пор существует. Его обнесли высоким забором, поставили вышки с вооруженной охраной и превратили в гетто. Социально опасные субъекты - вот как теперь называют тех, в кого раньше мы, мальчишки, предпочитали швырнуть камнем или палкой, если встречали на дороге. И в твоего лекхе я бы тоже швырнул, Майя. Обязательно.
  Ты разбила мне сердце, Майя, когда заговорила с ним. Слезы текли из моих глаз, когда я видел, как ты подошла и запустила свои чудесные изящные пальчики в гриву льва. Лекхе поощрял тебя. Он заставил своего зверя зажмуриться и громко урчать от удовольствия, пока ты гладила его. Он сказал, что тебе нечего бояться.
  Как же так, Майя?! Ты предала меня! Предала нашу любовь на моих же глазах! Ты заговорила с лекхе, а потом и засмеялась. Ты разглядывала его, слегка запрокинув голову, и ловила каждое слово, слетавшее с его лживых губ. Тебе нравилось, что этот мальчишка немного смущается, когда смотрит на тебя.
  Мои ноги затекли, пока я сидел и ждал. Так долго ты общалась с ним, Майя. Ты не должна была так поступать со мной! На прощание ты коснулась его руки, а он сказал тебе свое имя. Петер. Я не мог поверить глазам! А это имя навсегда стало для меня сродни проклятию. Напевая, ты пошла дальше к деревьям, а он растворился со своим львом в зарослях с противоположной стороны луга. Но в последний момент ты обернулась и посмотрела ему вслед, Майя! Ты провожала глазами лекхе. Слышишь, сука?! Твои глаза должны были смотреть только на меня! Мы же с тобой родились друг для друга!
  Он заплатит за это, обещаю. Он заплатит за это. Заплатит. Он заплатит за это. Заплатит! Он заплатит за это!
  И ты тоже, Майя. Не думай, что я забуду это. Хоть когда-нибудь.
  
  
  
4
  
   - Подарок отца? - колючий взгляд дяди остановился на моей груди.
   Несмотря на то, что я пришла в его комнату по приглашению, и он сам хотел поздравить меня, ни о каких любезностях и речи не велось. Из-за постоянных болей характер дяди стал сварливым. Казалось, любая мелочь, любое неосторожно сказанное слово раздражали прикованного к постели больного. А я раздражала тем более, вынужденная навещать ежедневно, чтобы принести еду и поухаживать. Тогда дядя обрушивал на мою голову целый поток брани.
   - Д-да, - сидя на краю его кровати, я невольно поежилась и коснулась кусочка железа.
   - Наконец-то, давно пора.
   Он закрыл глаза и вытянулся на постели, показывая, что аудиенция окончена. Я поднялась, окинув взглядом его высохшее от болезни тело, прикрытое простыней. Небольшая комнатушка без особой мебели стала склепом для этой живой мумии. И ведь не такой старый еще. Поседел, но лицо не сморщилось, как печеное яблоко. Почему-то стариков я представляла себе именно такими.
  Говорили, что у дяди была бурная юность. Он считался отличным охотником. Наверно поэтому и семьи не завел. Отдал всего себя клану. Дядя Миша как-то перебрал бражки и сплетничал со мной на кухне. Он и проговорился, что брата моего отца никогда не видели ни с одной девушкой. Может, они его не интересовали? Сейчас бы он сам не заинтересовал никого точно. Вечно недовольный брюзжащий одиночка.
  С облегчением я вздохнула и вышла в коридор. Неприятная обязанность выполнена, теперь до самого ужина можно не заходить. А вообще, в честь дня рождения не станет лишним попросить дядю Мишу, чтобы отнес еду больному.
  Не успела я дойти до кухни, как наткнулась на Костика.
  - Ну ты, Кира, даешь! - с плохо скрываемым восхищением протянул младший из братьев. - Папа до сих пор не верит, что ты сама поймала лекхе, хотя Михалыч уже два раза ему историю пересказал.
  - Что с ним будет? - спросила я чуть быстрее, чем следовало, и тут же напряглась.
  Незнакомец не выходил у меня из головы. Он стал первым пойманным мною лично лекхе, но не отпускало ощущение, что незнакомец боролся не в полную силу. И этот жест, когда провел по губам... я все еще чувствовала прикосновение его пальца, будто тайную печать.
  - Отец звонил в гетто, - сообщил брат, - но там сказали, что у них никто не сбегал. Сама знаешь, можно просто сдать его в полицию за взлом с проникновением. От десяти лет и вплоть до высшей меры наказания отобьют охоту врываться в чужие дома. Но для отца это дело профессиональной гордости. И безопасности.
  - Лекхе искал жилу, - пробормотала я.
  - Вот-вот, - поддакнул Костик. - Не думаю, что он отправится с конвоем восвояси до того, как отец убедится, что отпускать его безопасно.
  - А те, кто сломал видеокамеру? - вспомнила я. - Вы их поймали?
  Брат приосанился и посмотрел на меня сверху вниз.
  - Конечно. Разве могло быть иначе? Два лекхе хотели затеряться в лесу, и мы их едва не упустили. Но Коля какими-то тропами бросился наперерез. Когда один схлопотал особую пулю, второй сам остановился. Дилетанты они. Папа сказал, что в клетке посидят пока.
  Напустив на себя важный вид, Костик пошел дальше, а я поспешила на улицу. После утреннего переполоха все уже успокоились. Дядя Миша колдовал на кухне, чтобы успеть приготовить праздничный ужин. Машины загнали в гараж. Трое наемников сидели на бревне, привалившись спинами к стене курятника, курили вонючие сигареты и о чем-то мирно беседовали. Дым рваными облачками поднимался до самой крыши. Я кивнула, когда проходила мимо, и получила очередную порцию поздравлений.
  Но день совершеннолетия, которого я так ждала, потерял свою необычность и волнительность по сравнению со странным пленником. Я не получила ответы на свои вопросы и уже вся извелась от любопытства. Почему у него не было фамильяра? Почему он рассердился, когда узнал, что это мой дом?
  Клетки у нас находились за амбаром. Когда-то они были сделаны из особого железа по распоряжению моего отца. Среди своих папа слыл изобретателем, ему нравилось находить способы контролировать лекхе и при этом не наносить им смертельных ран. Надевать кандалы придумал тоже он. Я знала, что даже полицейские пользуются такими при задержании лекхе. Отец выполнял поставку по госзаказу.
  Но ноги понесли меня не к клеткам. Как только я увидела мужскую фигуру, вытянутую во весь мощный рост у сосны - мигом забыла, куда направлялась. Воровато оглядевшись, поняла, что на меня никто не обращает внимания. Дорогих родственников мужского пола поблизости не наблюдалось, а для наемников я была хозяйкой, в дела которой им не полагалось вмешиваться.
  Сосна стала для меня чем-то вроде маяка для корабля. Я шла, не чувствуя под ногами кочек, и никак не могла оторвать взгляда от пленника. И не потому, что он был голый. Я понимала, зачем его раздели: психологический фактор. Одежда дает чувство защищенности и уверенности в себе. У пленников такого чувства быть не должно. Им следует ощущать себя уязвимыми, каковыми они и являются на самом деле. К тому же, долгие годы я провела в компании братьев, купалась с ними в реке. А еще охотники моего клана зимой любили выбежать из баньки с малиновыми задами и спинами и плюхнуться в снег. Не то, чтобы меня теперь мог смутить вид обнаженного мужчины.
  Его тело привлекло меня по другой причине. В таком напряженном состоянии, когда руки были заломлены наверх, и пленнику приходилось стоять на цыпочках, чтобы плечи отдохнули, под кожей отчетливо просматривались бугры мышц. Торс казался вылепленным рукой скульптора. Засохшие потеки крови на груди и вдоль плоского живота с аккуратной пупочной впадинкой - но ни одной открытой раны. Это его кровь или чужая?!
  На ребрах пленника виднелись тонкие красные рубцы. Каким оружием нанесли такие? У моего отца был самый обширный арсенал в стране, но я так и не смогла мысленно подобрать подходящее. Еще один рубец, по виду очень старый, располагался выше левой грудной мышцы. Тут сомнений не возникло: след от выстрела. Парню повезло когда-то, раз он до сих пор живой. В какую же заварушку он тогда попал? Казалось, я читаю историю его жизни по следам на коже.
  Мужчина стоял, склонив голову к плечу и закрыв глаза. Отдыхал, пока появилась возможность. Я заметила, как покраснели запястья, раздраженные постоянным соприкосновением с железом. Наверняка неприятное ощущение.
  Как только я остановилась в нескольких шагах от пленника, он выпрямился и посмотрел на меня. Пожалуй, женщины сходили с ума от желания заправить прядку непослушных волос ему за ухо - слишком уж соблазнительным это казалось.
  - Ты - Кира, - произнес мужчина утвердительно.
  Чуть помедлив, я кивнула. Должно быть, где-то подслушал мое имя, потому что я совершенно точно не говорила ему сама.
  - Ты не из гетто, - настал мой черед говорить знающим тоном. Пусть не думает, что он один тут сможет долго сохранять свое инкогнито.
  - Нет, - мужчина едва заметно качнул головой. Волосы еще больше упали на глаза. У меня прямо руки зачесались их поправить. Я сжала кулаки и спрятала их за спину.
  - Таким, как ты, запрещено жить вне гетто.
  Слабая и полная презрения улыбка тронула его губы. Так и захотелось стереть ее с самодовольного лица.
  - Если ты каким-то образом обитаешь без желтого билета, тебе могут дать самую строгую меру наказания, - напомнила я.
  Так называемый желтый билет, а на самом деле - справку о принадлежности к гетто, давали всем лекхе, которые не нарушали закон и жили мирно в своих колониях. Из бесед отца с братьями я слышала, что если полиция ловила в городе лекхе без желтого билета в кармане, это каралось очень и очень сурово.
  Пленник все увереннее расправлял плечи, словно был хозяином ситуации.
  - У меня есть паспорт, - заявил он.
  - Но это невозможно! Паспорт дают только людям! Обычным людям! Не таким... как ты.
  Кажется, мне удалось задеть его за больное. Лицо пленника помрачнело. Но неужели он рассчитывал, что я стану относиться к нему, как к равному? Закон четко определял, чье место - в низших слоях населения. Наглому взломщику не стоило об этом забывать.
  - Может, ты мне еще и имя свое по паспорту скажешь? - поддела я.
  - Ивар.
  Имя звучало не совсем обычно для наших мест. Да и в речи пленника слышался легкий акцент. Почти не ощутимый, но все же. Я припомнила, что много лет назад где-то в окрестностях, кажется, обитала целая община лекхе, переселившихся из Прибалтики. Неужели он оттуда? Надо бы не забыть проверить эту версию.
  - А что это ты так охотно про себя рассказываешь? - спохватилась я. - Знаешь же, что все это узнает мой отец.
  Ивар некоторое время изучал меня, а затем бросил равнодушно:
  - Не узнает.
  - Это еще почему? - фыркнула я и смерила его взглядом, стараясь не сильно задерживаться на бедрах.
  - Потому что ты, Кира, меня отпустишь.
  Сначала я восприняла эти слова, как шутку, но он не улыбался. Насколько удалось заметить за короткие мгновения нашего знакомства, этот пленник вообще редко растягивал губы в искренней улыбке. За исключением пары презрительных ухмылок, которые выдавил из себя с очень высокомерным видом. Он умудрялся держаться так, даже будучи закованным в железные кандалы, причиняющие ему как минимум боль.
  - Ты ничего не перепутал? - поинтересовалась я. - Это здесь решаешь не ты. И даже не я. А главный охотник. То есть, мой отец. Если такой умный, то должен знать, что грозит нарушителям границ заповедника. Это закрытая территория.
  В глазах Ивара пронеслось что-то, чему я не смогла найти определения.
  - Это ты все перепутала, Кира, - приглушенным голосом произнес он, и что-то внутри меня дрогнуло. - Ты оказалась не на той стороне. Сама-то когда была за пределами своей закрытой территории? В городе никто не знает, что ты существуешь.
  Я едва не попалась на удочку, когда стала припоминать свой последний выезд с папой. Месяца четыре назад, кажется... когда мне захотелось самой выбрать подарок на день рождения Коли... но пленника это не касалось. Обычно мы с папой посещали нужные магазины и быстро уезжали обратно. Он тщательно избегал встреч с какими-либо знакомыми, а я не возражала.
  - Главное, что обо мне знают те, кто мне дорог, - ответила я ровным голосом.
  - Да ты, наверно, всю жизнь под замком просидела. Не ходила в школу? Даже читать не умеешь? - прищурился он.
  - Умею! - я не выдержала и невольно сжала кулаки. - Папа меня сам учил. Мы с ним всю школьную программу прошли. И, к твоему сведению, я отлично умею стрелять и метать ножи. По-моему, это должно беспокоить тебя сильнее, чем знаю ли я буквы. Тебе вроде бы вообще три класса школы в гетто положены?!
  Я не понимала, к чему пленник завел этот разговор. Закон разрешал лекхе только начальное образование. Это был еще один способ сдерживать и контролировать их. Никто бы не стал тратить государственный бюджет, чтобы обучать социально опасных существ. Враг покорен, пока чувствует себя слабее, а знание - это тоже порой оружие.
  - Темная невежественная девочка, - если бы не легкая гримаса страдания, проскользнувшая по лицу, когда Ивар пошевелил плечами, я бы подумала, что он получает удовольствие от нашей пикировки. - Я закончил университет.
  - Университет хвастовства? - не осталась в долгу я. - Стою здесь уже пять минут, а у тебя прямо рот не закрывается себя нахваливать. Ни за что не поверю, что дикое существо смогло получить высшее образование.
  Похоже, мой укол достиг цели, потому что Ивар только устало прикрыл глаза.
  - Напомни показать тебе диплом, - недовольным голосом проворчал он.
  - Угу, - поддакнула я, - вместе с паспортом. А лучше моему отцу их покажи. Вместе с пояснением, зачем ты взломал окно в моей спальне и искал жилу. Он же имеет полное право тебя пристрелить теперь! И друзей твоих тоже.
  Вот теперь из этого сухаря удалось выбить хоть какие-то эмоции, кроме ледяного презрения. Глаза Ивара распахнулись, он весь напрягся, неудержимо притягивая мой взгляд к своему совершенному телу. Грудная клетка расширилась, отчетливо проступили ребра, хотя худым этого верзилу точно нельзя было назвать. Живот подтянулся. Кулаки сжались в бессильной попытке порвать цепи.
  Беспокойство. Этот мужчина умеет беспокоиться о чем-то?!
  - Что с ними? - отрывисто бросил он.
  Я подумала, что спекулировать информацией о друзьях будет жестоко даже по отношению к дикому лекхе.
  - Они в клетке. Один ранен, - увидев, как вытянулось его лицо, я поспешила успокоить: - Не знаю, кто, но если бы его ранили смертельно, то просто отвезли бы труп в могильник. Если он сидит в клетке, значит, будет жить.
  Ивар слегка расслабился, с шипением посмотрел наверх, покрутил запястьями в кандалах, пристраивая руки поудобнее.
  - Они не виноваты. Их нужно отпустить.
  Я ответила ему красноречивым взглядом. Повторяться не хотелось. Отец в здравом уме не отпустит никого из чужаков, пока не выяснит о них все.
  - Хорошо, - на этот раз Ивар, похоже, сдался. Неужели новости о друзьях так повлияли? Верил, что им удалось сбежать, и рассчитывал только на себя? - Я расскажу тебе правду. Я пришел сюда за жилой, потому что она - моя.
  - Ну да, - я со скучающим видом посмотрела на ногти правой руки, - сейчас скажешь, что у тебя есть свидетельство о праве на нее. Вдобавок к диплому и паспорту. А мне придется тебе напомнить, что лекхе не имеют права владеть землей. Нигде. Не говоря уже о заповеднике. Это государственная земля. Даже мы ей не владеем, а только охраняем.
  - Она принадлежит мне по праву рождения.
  - Что?! - я подумала, что ослышалась.
  - Твой отец, Кира, захватил эту землю у моей семьи. Этот дом, - Ивар кивнул в сторону жилища, - на самом деле, мой дом. Твоя комната - это моя комната. - Он опустил голову и помолчал. - Наша... бывшая детская.
  - Наша?
  В такие моменты я очень жалела, что никогда прежде не задавалась вопросом, кто построил этот дом. Но можно ли верить врагу? Зачем я стою здесь, развесив уши, и слушаю его вранье? Мне следовало развернуться и уйти, но Ивар продолжил, а я так и не сделала ни шага.
  - Твой отец убил моих родителей. Застрелил моего брата и сестру. Сестре, между прочим, года два или три было. Мы все жили здесь. С захвата жилы началась перемена законов, Кира. Мир, в котором мы живем сейчас, стал таким из-за твоего отца.
  По моему телу пробежала странная дрожь. Мой папа? Убийца маленькой девочки? Я не могла в это поверить. Он всегда так любил нас. Был так нежен со мной. Я ощущала себя самой дорогой и любимой из всех его детей. Нет. Я не могла поверить, что ему хватило бы духу застрелить другого ребенка.
  - Я тебе не верю, - покачала я головой. - Папа не стал бы нарушать главный закон нашего клана. Для нас все равны. Мы поступаем справедливо.
  Горькая усмешка на мужских губах. Молчание. Выжидающий взгляд.
  - Ты все врешь, - снова заговорила я, сама не зная, почему так стараюсь доказать ему свою правоту. - Даже в мелочах. У лекхе паспортов не бывает. И как ты выжил? Почему мой отец тебя не застрелил?
  - Он застрелил, - невозмутимо возразил Ивар. - Просто выстрел был сделан не в голову. В сердце. Я не знаю почему.
  Мои глаза невольно вернулись к старому шраму на мужской груди. Нет. Выстрел в сердце тоже смертелен. Если, конечно, сделан особой пулей. Все это знают. Очередная уловка? Не отрывая взгляда от белесого рубца, я подошла ближе, попутно отметив, как Ивар опять напрягся и втянул в себя воздух.
  Неизвестно почему, но я не испытывала страха, стоя так близко от него. Тогда, в моей комнате, с пистолетом в руке против него, сильного и опасного - да, я боялась. Теперь его сдерживало и обессиливало особое железо. Но дело было даже не в этом. Что-то в выражении его лица подсказало: не тронет.
  Он отпрянул назад, насколько позволяло положение. Но вечно пятиться от меня не смог бы. Мне отчаянно требовалось потрогать его рану, чтобы убедиться в ее реальности. Смогу ли я отличить след выстрела отца? Даже если рана настоящая, ее мог нанести кто-то другой.
  Я подняла руку и нечаянно задела костяшками пальцев его гладкий живот. Ивар вздрогнул и промычал что-то сквозь стиснутые зубы, но я уже гладила его шрам, чувствуя под подушечками пальцев узелки рубца. Мне хотелось делать это снова и снова. Пленник дернулся, пытаясь увернуться от прикосновений. Зазвенели цепи.
  - Сколько тебе было лет? - зачем-то спросила я.
  - Пять. Так мне говорили, - мучительно процедил он.
  - Мой отец не мог этого сделать. Ты бы не выжил. У тебя был фамильяр?
  - Был. Мне так говорили. Но после того случая он исчез.
  - Ты бы не успел призвать фамильяра. Это же мгновенная смерть, - я покусала губы в раздумьях. - Скорее всего, пуля была обычной. Не из особого железа.
  - Посмотри на меня, Кира, - вдруг послышался над самым ухом свирепый шепот пленника. - Один из твоих братьев сегодня проверял на мне свой нож из особого железа.
  Мои братья пытали его? Зачем?! Я удивленно уставилась на широкую мужскую грудь. Тоненькая бледно-розовая полоска тянулась вниз. Теперь понятно, чья на нем кровь. Следы вели от зажившего пореза.
  - А до этого, чуть левее, он проверял обычный нож, - продолжил Ивар, больше не уворачиваясь от моих прикосновений. - Видишь?
  Я тщательно изучила его тело, но следов не обнаружила. Намек был более чем прозрачным. Шрамы остаются только от особого железа.
  - У кого в то время были такие пули? - дыхание пленника прерывалось.
  - Папа говорил, что первые особые пули отлили из маминого ожерелья...
  Несмотря на очевидный ответ, мое сознание продолжало отвергать эту версию. Я вскинула глаза на Ивара. Хотела отыскать в его взгляде какой-нибудь намек на ложь. Что-нибудь, лишь бы продолжать надеяться в справедливость и доброту папы.
  Но увидела...
  Я увидела его лицо слишком близко от своего. Губы Ивара были приоткрыты, и он неотрывно смотрел на мои. Моя рука покоилась на его груди, словно приклеенная намертво. Между нами что-то происходило, и я никак не могла понять, что именно. Ясным оставалось лишь одно - я никогда раньше не испытывала ничего подобного. Низ живота свело судорогой. Скорее, приятной, чем болезненной. Неужели таково влияние этого перепачканного кровью и закованного в кандалы дикаря?! Меня волновал его запах, его бешеный взгляд, застывший на моих губах, но это напоминало лишь животные инстинкты. Те, которые подходили для лекхе, но не для охотника!
  Я вспомнила утренний сон. Похожее томление. Но там все происходило по-другому. Во сне я точно знала, что рядом со мной - равный. Не низшее существо!
  И мой воображаемый любовник из снов испытывал ко мне другие чувства. Теплые чувства. Он любил меня и признавался в этом. В чем может признаться этот мужчина? Он только что пытался настроить меня против отца!
  - Даже не вздумай... - пробормотала я, но так и не смогла сформулировать, от чего предостерегаю своего пленника.
  - Почему? - его губы пошевелились, и я поймала себя на мысли, что, оказывается, тоже смотрю на них уже какое-то время.
  - Потому что ты не для меня. Тебя расстреляют, если узнают, что ты поцеловал женщину не своего вида против ее воли. Это приравняют к изнасилованию.
  - А это будет против ее воли? - в его голосе послышалась ирония.
  Для себя я поняла две вещи. Первая - нельзя позволять, чтобы мой первый поцелуй случился с лекхе. И вторая - я уже никогда не стану прежней после нескольких минут в такой сумасшедшей близости от этого мужчины. Кажется, у моих любовников из сновидений наконец-то появится лицо...
  Ивар быстро взглянул куда-то поверх моего плеча.
  - Прости меня, Кира.
  - За что? - удивилась я.
  - Потом узнаешь.
  Внезапно он рванулся ко мне, насколько позволяли цепи. Прижался бедрами, высекая из моей груди испуганный вздох. Нечто твердое уперлось в мою ногу и вызвало мурашки по спине. Я не успела отступить, как почувствовала прикосновение губ Ивара. Под моими закрытыми веками перевернулся весь мир.
  Последние несколько месяцев я жила с ощущением тоски. Чего-то не хватало. Думала, что посвящение в клан отца удовлетворит меня. Но ошибалась. Мне не хватало адреналина. Бешено колотящегося от страсти сердца. Ощущения, что земля уходит из-под ног, а здравый смысл отступает перед чувствами.
  И все это я ощутила с лекхе. Если верить его версии, мы были кровными врагами, потому что мой отец уничтожил его семью. Но даже если нет, это не упрощало ситуацию. Ивар нарушил закон, и в лучшем случае его посадили бы. В худшем - привели бы в исполнение высшую меру наказания.
  Вздох не то радости, не то огорчения вырвался из моих губ, когда кто-то третий с силой отшвырнул меня в сторону, а над ухом прозвучал гневный голос:
  - Да ты охренел?!
  Самый старший из моих братьев выглядел взбешенным не на шутку. Как я могла не услышать его шагов? Перейдя от слов к делу, Николай с размаху впечатал кулак в живот пленника. Ивар согнулся пополам и повис на руках.
  - Что ты делаешь! - невольно воскликнула я и попыталась помешать следующему удару.
  - Что я делаю? - брат просто рассвирепел. - Это ты что здесь делаешь, Кира? Это грязное животное тебя хочет!
  - Но это всего лишь животное! - я перехватила руку Николая и повисла на ней, пока Ивар откашливался и сипло дышал.- Ты сам так сказал. У него сработал инстинкт.
  - Да, - Коля попробовал высвободить локоть и при этом не покалечить меня, - он - похотливый кобель. И я не позволю ему пачкать тебя своими грязными руками!
  - Но его руки связаны, - настаивала я, бросив взгляд на Ивара.
  Да он в своем, вообще, уме? Он же поцеловал меня специально, когда увидел Николая. Теперь я все поняла. И зачем только, ведь слышал, что его ждет? Думал, что за это по головке погладят?!
  - Ты что, его защищаешь? - вдруг застыл брат.
  От неожиданности я даже выпустила его локоть.
  - Н-нет.
  - Ты защищаешь вонючего мужика, который только что терся об тебя своим членом?! Он залез в наш дом и хотел поразвлечься с тобой!
  Николай посмотрел на меня так, будто я сама была лекхе.
  - Коля, нет! - воскликнула я. - Не защищаю, просто это вышло... случайно. Я, наверно, подошла слишком близко... не подумала...
  - Значит, я прав. Кобель хотел воспользоваться моей невинной сестренкой, - тоном, не терпящим возражений, подвел итог брат.
  Резким движением он выхватил из-за пояса длинный нож. В глазах Ивара мелькнула тревога. Пленник весь подобрался, наверняка ожидая следующего удара. Но Николай лишь потянулся и разрубил веревки, продетые сквозь цепь кандалов.
  После долгого нахождения в напряженной позе ноги пленника, как и следовало ожидать, не выдержали неожиданной нагрузки, и он рухнул на четвереньки. Правда, стоять так Ивару пришлось недолго, потому что мой брат с размаху пнул его под живот. От удара пленника отбросило на спину. Из-за боли он явно на какое-то время потерял ориентацию в пространстве. Николай деловито оседлал его, на ходу вытаскивая из кобуры пистолет. Пока Ивар приходил в себя, брат схватил его рукой за подбородок и заставил открыть рот. Звук металла, стукнувшегося о зубы, вызвал у меня неприятные ощущения.
  Увидев пистолет, снятый с предохранителя, во рту у пленника, я испытала шок. Не так представляла себе реальность, с которой придется столкнуться в качестве охотника. Совсем не так. Когда наемники трепались об очередной облаве, в воображении все выглядело как красочный фильм.
  Теперь из красок была только кровь на разбитой губе Ивара.
  Взгляд у лекхе стал более осмысленным и медленно переместился на меня. Пленник не делал попыток бороться, и слава Богу, ведь в противном случае я не знала бы, кому из них двоих помогать.
  - Ты не можешь его убить, отец с ним еще не закончил, - напомнила я, тщательно избегая встречаться с Иваром взглядом. Ну и чего он, спрашивается, добивался?
  - Отец не мог решить, отпускать лекхе или нет. Я решу за него, - брат поудобнее перехватил рукоять, - не отпускать. Кира, лучше отвернись. Сейчас здесь станет грязно.
  Отвернуться очень хотелось. Едва поборола в себе этот порыв.
  - Тебе все равно придется как-то объяснять этот выстрел, - предприняла я новую попытку.
  - Да что тут объяснять? - хмыкнул брат. - Скажем, что застрелили при попытке ворваться в дом и напасть на беззащитную девушку. Две статьи за один раз - и подходящее наказание. Отворачивайся, Кира! А то потом кошмары будут сниться.
  Я в нерешительности покачала головой. Ивар продолжал смотреть на меня немигающим взглядом. Николай поджал губы.
  - Отвернись, кому сказал! - рявкнул он.
  Я сглотнула. Мой старший брат был не из тех людей, с кем принято шутить. И судя по тому, как напрягся его палец на спусковом крючке, мне на самом деле следовало отвернуться. И чем скорее, тем лучше. Я сдалась и поспешила выполнить просьбу брата.
  Тогда и увидела, что со стороны дома к нам торопятся двое. Один из них сильно хромал. Папа и... дядя Миша? Старый охотник по привычке прижимал к боку покалеченную слабую руку.
  - Не стреляй, - выдохнула я и сама удивилась облегчению, заполнившему грудь.
  Брат и сам уже заметил отца. С недовольным видом он вытащил пистолет изо рта Ивара, но остался сидеть на своей жертве, прижимая ее к земле.
  - Что здесь происходит? - сухо поинтересовался отец, не доходя пары шагов до меня.
  Его цепкий взгляд оценивал обстановку. Дядя Миша выглядел обеспокоенным. Я предположила, что именно он заметил потасовку и позвал папу.
  - Лекхе приставал к Кире, - бросил Николай.
  - Что? Что он тебе сделал? - папа подошел и положил руку на мое плечо, с тревогой вгляделся в лицо.
  - Ничего, - пожала я плечами. - Всего лишь попытался поцеловать...
  - Господи, малышка, - папа обнял меня и прижал к груди. - Это не 'всего лишь'. Это недопустимо! Как он подманил тебя?
  Я засомневалась, стоит ли говорить о тех обвинениях, которые выдвигал Ивар? О том, что мой отец - убийца. Может, стоит поднять эту тему более аккуратно и наедине? Не хотелось повторять грязные сплетни при посторонних.
  - Я сама подошла. Из любопытства.
  - Сама?! - у отца округлились глаза.
  - Он хотел воспользоваться ее невинностью, - с отвращением добавил Николай.
  - Малышка... - папа замялся. - Твой брат прав. Ты просто не понимаешь еще. Тут есть и моя вина, что ты не знаешь кое-каких вещей. Но взрослый мужчина способен на ужасные поступки в отношении молодой девушки. Лучше тебе о таком даже не слышать. Коля молодец, что вмешался.
  Ивар презрительно фыркнул, услышав эти слова. Нет, он специально старался нарваться на большие неприятности! Отец медленно повернулся и оглядел распростертого на земле пленника.
  - Нам стоит просто покончить с ним, - воодушевился поддержкой мой брат.
  Папа задумался. Казалось, все затаили дыхание в ожидании его решения. Ведь слово, сказанное главным охотником, должно стать последним. И оспаривать его уже никто не имел права.
  Где-то вдалеке шумела река. Перемазанная грязью и кровью грудь Ивара под коленом моего брата поднималась и опускалась на удивление спокойно. Он уже не смотрел на меня, все его внимание притянула фигура отца. Лицо пленника словно заледенело. Мне даже стало страшно при мысли, что может скрываться за этой маской.
  - Мы допросим его, - произнес, наконец, папа. - Нужно разобраться в причинах, побудивших лекхе атаковать заповедник. Только после этого я смогу что-то решить.
  Николай выглядел очень недовольным. Он неохотно слез с пленника, продолжая удерживать того на мушке. Я порадовалась, что отец не такой скорый на руку, как брат. Коля предпочитал сначала делать, потом думать. И его желание защитить меня так, как он это понимал, я не могла осуждать. В скором времени мой брат бы сам осознал, что поторопился вершить правосудие, только вряд ли бы признал это вслух.
  Ситуация, казалось, разрешилась вполне благополучно, когда вдруг прозвучал хрипловатый голос Ивара:
  - Трус.
  Отец собирался уже проводить меня в дом, но замер на одном месте и повернулся, держась за больную ногу.
  - Что ты сказал, парень?
  - Трус, - Ивар повернул голову и выплюнул на землю сгусток крови. - Твоя малышка - сладкая конфетка. Я не забуду, как она пахнет, особенно долгими зимними вечерами.
  Я просто обомлела. Лекхе все-таки хочет умереть?
  - Да ты... - Коля сделал шаг, но отец удержал его жестом.
  - Чего ты добиваешься, парень? - спокойным голосом поинтересовался он, разглядывая Ивара.
  Только, пожалуй, близкие родственники знали, что за подобным тоном скрывается настоящая угроза. Отец мог быть суровым, когда это требовалось.
  - Я оскорбил честь твоей дочери, хромой. Что подумают другие охотники, когда узнают, с кем она целовалась? Кем ее станут считать, если решат, что это было добровольно? Неужели тебе все равно? Я готов за это ответить. Как мужчина мужчине. Только ты и я. Никакого огнестрела. Насмерть.
  Даже Николай застыл от такого заявления. У отца побелели губы. Дядя Миша сдавленно охнул. Я не могла поверить своим ушам. Так вот к чему стремился лекхе! Он довел ситуацию до такого предела, когда в ответ на милосердие главного охотника бросил тому в лицо оскорбление и вызвал на смертельный поединок. Папа находился в трудном положении. Нога не позволила бы ему полноценно бороться, а предусмотрительный Ивар ограничил использование огнестрельного оружия, вынуждая к ближнему бою. Отказаться отец не мог без потери репутации пусть даже в глазах дяди Миши. Не будь рядом старого охотника, мы бы с Колей попробовали отговорить его от подобного шага. Но в то же время, несмотря на все кодексы чести, я никак не могла допустить, чтобы папу убили.
  Отец едва заметно кивнул. Мое сердце оборвалось. Ивар прищурился и, позвякивая кандалами, принял сидячее положение.
  Месть. Лекхе собирается мстить моему отцу за ту историю с семьей. Хочет рискнуть и умереть самому или убить врага.
  - Думаю, отец вполне может выбрать представителя, - заявил Николай, который успел опомниться от удивления. Он взглянул на пленника. - Как и ты, лекхе. Если хочешь, призови своего фамильяра.
  Я сама говорила брату о том, что у чужака нет фамильяра, и теперь слова Коли прозвучали как насмешка.
  - Я буду драться только с ним, - глухо ответил Ивар и кивнул в сторону папы.
  - Не-а, - мой брат поиграл пистолетом и ухмыльнулся. - Наша земля. Наш клан. Наши правила. Сейчас я об тебя только размялся. А за сестру и попотеть не жалко. Готовься, кобель.
  Пленник явно не ожидал, что дело так повернется. Его брови нахмурились, лицо стало озадаченным. Коля, наоборот, расправил плечи и повеселел. Теперь перевес сил был в пользу него. Я не сомневалась, что Ивар протянет недолго, если выступит против самого старшего и самого сильного из моих братьев.
  Неужели мужчины не могут обойтись без смертей?!
  Я выдохнула, сама не понимая, что толкает меня вмешиваться в это дело.
  - Лекхе оскорбил мою честь, - произнесла я громко и четко, хотя внутри не ощущала такой уверенности, - поэтому мое право - получить сатисфакцию. Я сама за себя постою.
  Все собравшиеся уставились на меня, как на привидение. Не исключая Ивара. Ага, мне снова удалось вывести его на эмоции. Вполне однозначные эмоции, к слову.
  Он был просто в шоке. Проклятый лекхе! Сколько можно спасать его задницу? Если он и в этот раз все испортит, я просто умою руки.
  - Кира, ты не можешь выйти против него, - строго заметил отец. - Этим должен заниматься кто-то из мужчин твоего клана.
  Я заглянула в его усталые глаза и мысленно попросила прощения. К сожалению, единственный выход не оставлял мне выбора.
  - Это если бы я была простой и беззащитной девушкой. Или пожилой женщиной.
  - Но ты и есть беззащитная девушка! - повысил голос папа. Мое упрямство его задевало.
  - Я не беззащитная. Я все умею. Коля меня учил, - я перевела извиняющийся взгляд на брата. - Как бы, по-твоему, я поймала этого лекхе, когда всех вас не было рядом?
  Николай побледнел.
  - Это правда? - угрожающим тоном поинтересовался у него отец.
  Если бы брат мог убить меня на месте, то наверняка бы это сделал. Намерения так и читались на лице.
  - Да, - наконец, выдавил он. - Кира обучена самому необходимому.
  Ивар тихонько присвистнул, и мне захотелось прибить его чем-нибудь тяжелым.
  - Все равно я не выпущу единственную дочь против лекхе! - возмутился отец.
   - Сейчас я говорю не как твоя дочь, а как охотник.
  - Технически, Кира имеет право на то, о чем просит, - вмешался дядя Миша, и я мысленно поблагодарила его за поддержку.
  Отец так на него посмотрел, что старик смутился.
  - Значит, ты больше не охотник, - папа шагнул ко мне, сгреб в кулак пулю и дернул цепочку на шее.
  Резкий щелчок - и я ощутила, как две тонкие змейки сползли по груди. Пуля осталась в руке папы, а концы цепочки свисали вниз и покачивались. Слезы едва не брызнули из моих глаз. Столько лет я ждала этого подарка! И теперь, побыв всего полдня охотником, лишилась. И все ради человека, которого знала от силы полчаса. Да что со мной такое?!
  - Разговор окончен, - отрезал отец. - Коля, а с тобой я хочу поговорить по поводу Киры.
  Брат позеленел. Его ждала расплата за то, что ослушался отца и учил меня.
  - Технически, ты все равно не можешь отказать Кире, - послышался мягкий, но неумолимый голос дяди Миши. - Она потребовала права защищать себя, когда еще была охотником.
  - Нет! - зарычал отец, повернувшись всем корпусом к нему и сжав кулаки.
  - Нет! - зачем-то прорычал следом Ивар. Впрочем, его мнение вряд ли кого-то волновало.
  Дядя Миша вздрогнул, но не сдался.
  - Да. Это закон нашего клана. Охотник имеет право требовать самому постоять за себя.
  Папа бросил мне взгляд - как ножом пронзил. Но я выдержала его.
  - Хорошо, - он закрыл глаза ладонью и простонал: - Поверить не могу, что отправил свою дочь на смертельный поединок.
  - Все равно мы знаем, кто победит, - многозначительно проворчал Николай, убирая пистолет в кобуру. - В кандалах сильно не развернешься.
  Он нагнулся и подхватил пленника, чтобы увести. Ивар уставился на меня, и в его глазах читалось раздражение. Недоволен исходом? И кто из нас теперь темный невежественный человек, раз не понимает очевидного? Мне придется убить лекхе, только в отличие от своего брата я постараюсь не причинять жертве сильной боли при этом. Там где Коля стал бы мучить пленника, там, где папе, возможно, не хватило бы сил, я буду быстрой и милосердной. А потом отвечу перед дорогими родственниками за представление, которое устроила.
  И все это в собственный день рождения!
  Я скорчила Ивару мрачную гримасу и прошипела:
  - Ненавижу тебя!
  
  
5
  
   Глупая девчонка!
  Ивар не хотел ее убивать. Он хотел овладеть ею. Бесконечно целовать нежные губы и сжимать в своих объятиях такое хрупкое по сравнению с ним самим тело. Он попробовал ее поцелуй всего пару жалких секунд, но до сих пор отчетливо ощущал его сладкий вкус. Она пахла цветами и медом. Очертания ее фигуры так и стояли перед глазами. Он стал твердым, как камень, еще в тот момент, когда в голову только пришла мысль ее поцеловать.
  Когда она трогала его, он извивался, страдая, что связаны руки. Это стало самой худшей пыткой для Ивара. Ее братья со своими ножами могли курить в сторонке по сравнению с ее нежными прикосновениями, посылающими волны тока внутрь него. Даже проклятое железо не причиняло таких мучений, хотя, провисев какое-то время, Ивар был уверен, что запястья сожжены до костей. Его спасла только способность восстанавливаться. Плоть сопротивлялась разъедающему эффекту, но вместе с кожей и мышцами оживали и нервные окончания, и из-за этого чувствительность не притуплялась.
  Ивар не был уверен, что убить отца девчонки, а потом присвоить ее саму - хорошая идея. Но он уже не мог помыслить о том, чтобы отказаться от ее присвоения. Он планировал взять ее себе. Просто потому, что не смог бы по-другому. Презрение к ее клану смешалось в нем с непристойными мыслями о том, как он лишит ее невинности. Это тоже казалось своеобразной местью ее клану.
  Ивар никогда не слыл романтичным мечтателем. Он не собирался связывать с дочкой врага свою жизнь. Ему требовалось только погасить желание, вспыхнувшее так внезапно. Все женщины рано или поздно надоедают, нужно лишь не противиться самому себе и делать с ними то, что хочется. Но даже когда Кира наскучила бы Ивару, убивать ее он не планировал. Отпустил бы с легким сердцем. После связи с ним она все равно уже никогда не пользовалась бы уважением среди своих. В их глазах она стала бы нежным белым лепестком, навсегда измазанным в дегте.
  Ивар решил это, пока ее брат - здоровенный амбал с бычьим выражением глаз - тыкал ему в горло своей 'пушкой'. На языке ощущался привкус металла, пороха и крови. Но Ивара не так-то просто было сбить с намеченного пути. Он знал, за что борется. Все шло по плану. По импровизированному и, возможно, не до конца продуманному плану, но Ивар провел достаточно времени среди людей, чтобы уметь предугадывать их реакции. Он рисковал получить пулю, но почти не сомневался, что девчонка его спасет. Слишком уж сильно она дрожала от его поцелуя и слишком сладко вздыхала, когда он прижался к ней, разгоряченный нежностью и податливостью. Она тоже захотела его, сладкая маленькая сучка, и готова была добровольно пойти против всех запретов.
  Так зачем она полезла в самое пекло и спутала ему все карты?
  Да у него рука не поднимется свернуть ей шею! Но и самому умирать как-то не хотелось. А ведь в живых должен остаться лишь один из них.
  Ивар настолько озадачился проблемой выбора, что позволил протащить себя, как быка на убой, через весь двор и швырнуть в клетку. Следом на грязную землю полетела его одежда. Звякнул ключ в замке. Послышались удаляющиеся шаги.
  Не без отвращения он огляделся. Тут же радостно воскликнул, увидев совсем рядом, через решетку, Байрона и Лекса. Их посадили в соседнюю клетку и, видимо, не пытались мучить, как его самого. По крайней мере, не раздевали. Но радость Ивара быстро испарилась, когда он заметил угрюмо поникшую темноволосую голову Лекса, который сидел в углу, и бледное лицо Байрона, растянувшегося на земле. Последний прижимал руки к животу, между пальцев сочилась темная кровь.
  - Байрон! - Ивар бросился к решетке, вцепился в нее, но тут же обжегся и отпрянул. Особое железо.
  - Его подстрелили, - мрачно пояснил Лекс и добавил: - Я уж думал, тебя тоже.
  - Нет, я в порядке, - скороговоркой объяснил Ивар. Он кивнул в сторону раненого: - Он пробовал призвать фамильяра?
  - Здесь? - удивился Лекс. - Клетки непростые.
  - Это понятно, - поморщился Ивар, - но сразу после ранения почему не призвал? Он же истечет кровью!
  Байрон пошевелился, его тонкие черты лица исказились от нестерпимой боли, белесые ресницы затрепетали.
  - Я боялся, что охотники увидят в этом угрозу и еще раз выстрелят, - с трудом проговорил он. - Мы ведь не имеем права вступать в осознанный контакт с фамильярами.
  Ивар выругался сквозь зубы.
  - В задницу их законы! Мы имеем право только подыхать от их пуль.
  - Мы здорово облажались, да? - протянул Лекс.
  Ивар схватил джинсы, привалился спиной к прутьям и, не обращая внимания на жжение металла, принялся засовывать ногу в штанину. Со скованными руками одеться оказалось непростой задачей.
  - Мы выберемся отсюда, - проворчал он, застегивая 'молнию'. - Я вас сюда притащил, мне и вытаскивать обратно.
  - Мы не выберемся, - жалобно застонал Байрон. - Мне холодно. И я почти не чувствую ног!
  Слегка дрожащей рукой Ивар вытер засохшую кровь с губ.
  - Выберемся, я сказал! - упрямо повторил он. - Байрон, ты прямо как девчонка! Я даже удивляюсь, почему тебе достался сокол, а не курица в качестве фамильяра.
  - Без фамильяров нам не выбраться, - подхватил Лекс. - Ох, и разозлится твой отец, когда узнает!
  - Мой приемный отец, - с нажимом ответил Ивар, - ничего не узнает. Он будет думать, что мы веселимся с городскими шлюхами. Чем мы, как вы оба видите, сейчас и занимаемся. Поняли?
  Он обвел взглядом друзей. Лекс хмыкнул, а Байрон вздохнул:
  - У тебя есть план? Скажи, что он есть, потому что у меня на самом деле отнялись ноги.
  Ивар осмотрелся, чтобы убедиться в отсутствии охотников. Клетки стояли вдоль амбара, и, к сожалению, оставалась вероятность, что кто-то может подслушивать из-за стены, но в остальном поблизости никто не наблюдался. Охрану не ставили, ведь клетку из особого железа не сломать никому из лекхе. Даже Ивару. Толстые прутья жглись как адово пламя, стоило дотронуться.
  - Когда за мной придут, - сообщил он, доверительно понизив голос, - я попробую сбежать и вернуться с подмогой.
  - Они подстрелят тебя, - обреченно заметил Байрон, - не успеешь до леса добежать.
  - Но я попробую.
  - А почему ты уверен, что придут именно за тобой? - прищурился Лекс. - Тебя уже пытали, а вот нас - еще нет.
  - Потому что я вызвал Хромого на смертельный поединок.
  - Ты - что?!
  У обоих друзей краска сошла с лиц.
  - Да, да, не самая лучшая идея, - неохотно признал Ивар, - но он стоял так близко, что меня... переклинило. Я не смог побороть желание вцепиться в его глотку и отомстить за свою семью.
  - Отец тебя убьет за это, - Лекс посмотрел на друга круглыми глазами. - Ты что, рассказал, кто ты такой и зачем явился? - Он уронил голову на сложенные руки. - Нет, мы точно не выберемся. А в заповеднике теперь еще и охрану утроят, зная, что лекхе хотят вернуть себе жилу! Они-то считают нас покоренными!
  - Я что, похож на идиота? - рявкнул Ивар, чтобы пресечь панику среди друзей. - Конечно, я не сказал. Прикрылся тем, что поцеловал дочь Хромого. Девчонка сама подошла - такая возможность! Поверь мне, даже своих детей охотники ценят меньше, чем жилу. Если бы я признался, а потом победил - меня все равно изрешетили бы на месте. Так просто они нам это место не уступят. А вот если бы я убил Хромого из-за дочки, возможно, сумел бы выкрутиться.
  - Звучит так, как если у тебя все равно не осталось бы шанса, - заметил Лекс.
  - Шанс был. Я рассказал обо всем девчонке. Сделал ставку на ее сочувствие. Женщины не так жестоки.
  - Охренеть! - Лекс схватился за голову.
  - И ничего не охренеть, - проворчал Ивар. - Никому она не скажет. Мы заберем ее с собой. Когда сбежим.
  - Угу. Ну да. А сначала ты один скованными руками всех здесь замочишь, - друг указал на покрасневшие запястья Ивара, плотно охваченные железными скобами.
  Ивар послал тяжелый взгляд в сторону леса.
  - Надеюсь, у меня появится такая возможность когда-нибудь.
  Он ошибался. Возможности не появилось. В скором времени трое охотников подошли к клеткам. Двое, постарше, держали оружие наготове, а третий, в котором Ивар узнал уже знакомого ему брата Киры, нес длинную толстую цепь, которая оканчивалась железной скобой.
  - Надевай! - приказал он и бросил конец цепи со скобой между прутьев решетки.
  Ивар демонстративно не сдвинулся с места.
  - На ногу надевай. Оглох?
  Он поднял глаза, готовый броситься в тот момент, как откроется клетка. Он не станет драться с девчонкой-охотницей. У него другие цели.
  Пистолет, направленный в клетку друзей, быстро остудил его пыл и заставил пересмотреть приоритеты. Скрипнув зубами, Ивар сгреб с земли обжигающее железо и застегнул скобу чуть выше щиколотки. Для этого пришлось подвернуть штанину. Металл обхватил ногу. Зубцы плотно вошли в пазы. Не сломать.
  - Хороший песик, - ухмыльнулся брат Киры и только тогда открыл клетку.
  О том, чтобы сбежать, теперь не шло и речи. Охотник крепко намотал свободный конец на руку, но даже если Ивару бы и удалось вырваться, цепь не позволила бы развить нормальную скорость.
  Угрюмо насупившись, он побрел впереди конвоя, позвякивая цепью при ходьбе.
  Его ждали на широком расчищенном месте, прямо возле той сосны, где недавно подвешивали. Охотники образовали что-то вроде круга. Они с недоверием посматривали на Ивара, пока тот приближался. Он сглотнул, заметив, что почти у каждого за плечом или у пояса есть оружие, и мысленно посоветовал себе готовиться к худшему.
  Хромой сидел на складном стуле, уперевшись руками в бедра. Рядом с ним Ивар заметил того старика, который вступился за Киру и помог ей добиться участия в поединке. Сама она тоже стояла неподалеку, нервно поправляя кожаные митенки. Девчонка успела переодеться в обтягивающие штаны и короткую куртку, и выглядела очень сексуально в такой одежде.
  Солнце спряталось за тучи, и начал накрапывать дождь. От влаги волосы Киры, забранные в высокий 'хвост', ложились на одно плечо непослушными завитками. Неудивительно, что Хромой ее прятал. Если бы девчонка родилась лекхе и жила в гетто - давно бы уже ходила с пузом. Желающие сделать ее своей в очередь бы выстроились. Да и среди обычных мужчин наверняка возник бы ажиотаж. Ей повезло, что она выросла в глуши, окруженная лишь родственниками да наемниками, которые слишком боялись ее отца, чтобы заглядываться на нее.
  Ивар тряхнул головой. Не о том думает. Не о том. Она - его последний шанс. Он должен достучаться до нее и заставить прекратить бессмысленный поединок. Никто из них не должен умереть. Вот Хромой - другое дело. Но до того добраться непросто. Нахрапом не возьмешь.
  Брат Киры обмотал свободный конец цепи вокруг сосны, закрепил замком, подергал, чтобы проверить надежность.
  - Десять шагов, - сообщил он, лично измерив расстояние. - Если что, сразу отбегай на безопасное расстояние.
  Кира не стала спорить. Она подвигала плечами, разминаясь. Сделала несколько шагов вперед и вынула из-за пояса два длинных ножа с изящными рукоятками. Оружие отличалось от грубых тесаков, виденных Иваром ранее, и он понял, что эти ножи сделаны кем-то из любящих родственников специально для нее.
  Они встали друг напротив друга. Достаточно близко, чтобы Ивар заметил, как по нежной шее девушки стекает капля дождя. Ему захотелось поймать эту воду языком. Лизнуть ароматную кожу. А потом лизнуть еще, добраться до груди, спуститься к животу и ниже. Лизать до тех пор, пока она сама не запросит, чтобы он взял ее.
  Он снова тряхнул головой и показал запястья, чтобы напомнить о кандалах.
  - Даже не надейся, - тут же отозвался ее брат, который неусыпно контролировал безопасность девушки.
  Возражать Ивар не захотел. Если бы он был на месте того амбала, то тоже не стал бы развязывать руки. С развязанными руками он опаснее, чем все они думают.
  Без предупреждения Кира сделала выпад. Безукоризненная реакция спасла Ивара, и лезвие ножа просвистело в каких-то жалких сантиметрах от его обнаженной груди. Ее лицо стало свирепым. Губы поджались, глаза смотрели решительно.
  Он ухмыльнулся. Опасная малышка.
  Она снова сделала выпад, и Ивар в очередной раз ушел от ножа.
  Но не такая опасная, как он.
  Девчонка, похоже, ожидала, что уложит его с первого раза, потому что разозлилась не на шутку из-за своих промахов. Бесконечная череда ударов ливнем обрушилась на Ивара. Он только успевал отпрыгивать и уворачиваться, позвякивая оковами. Вовремя заметил острие, нацеленное в грудь, и расставил руки, блокировав маневр цепью кандалов. Неприятный скрежет раздался, когда железо встретилось с железом.
  - Так и будешь от меня бегать? - прошипела она, сдув с лица выбившуюся прядь волос.
  - Я не стану тебя убивать, - покачал он головой и снова выставил руки, на этот раз в жесте примирения. - У меня претензии к твоему отцу, а не к тебе.
  - Мой отец - это все равно, что я! - она совершила резкое обманное движение, и когда Ивар попался на уловку, с размаху вонзила нож в его плечо по самую рукоять.
  Волна боли и ярости захлестнула Ивара. Потеряв самоконтроль, он оглушительно зарычал прямо в ее лицо. От неожиданности девчонка отпрянула. Ее нога поскользнулась на влажной траве. Кира рухнула на спину. С ножом в плече Ивар бросился на нее сверху.
  Она взвизгнула от испуга и быстро-быстро поползла назад, перебирая локтями и отталкиваясь пятками. Дикий внутренний инстинкт вел его за ней. В нос резко бил запах свежей травы и ее страха. Зубы клацнули совсем близко от лица девчонки. Раз. Другой. Третий.
  Она обессилела и упала на спину, дыша, как загнанный зверек и вытаращив глаза. Именно в этот момент цепь на ноге Ивара натянулась до предела, и он застыл, совсем чуть-чуть не достав до ее нежной шеи.
  Он чувствовал, как колотится ее маленькое сердечко. Ощущал ее стройное тело под собой. Специально навалился всем весом и вдавил девчонку в землю. Она начала хватать ртом воздух.
  - Останови поединок, - то ли попросил, то ли пригрозил Ивар, поймав ее взгляд.
  - Ты... только что... рычал как зверь? - слабым голоском спросила она.
  Ивар раздраженно выдохнул через нос.
  - Я и есть зверь, Кира. Я - лекхе. Но я не хочу причинять тебе боли. Но я могу тебе ее причинить. Даже в этих кандалах - могу.
  Ее розовые влажные губы приоткрылись от удивления, и Ивар содрогнулся изнутри, глядя на них. Кира похлопала ресницами.
  - Глупый. Это я не хочу причинять тебе боли. Но они хотят...
  В унисон с ее словами в висок Ивара уперся холодный ствол.
  - Быстро слез с нее!
  Он поднял голову и увидел, по меньшей мере, десяток ружей, нацеленных на него с разных сторон, и ее вездесущего братца с пистолетом. Покорно отполз назад, присел на пятки, показывая, что все понял. Выдернул из плеча нож и протянул его Кире, ухмыльнувшись при этом:
  - Похоже, у меня нет шансов на победу?
  С очень серьезным лицом она отрицательно мотнула головой и забрала оружие из рук Ивара. Вытерла окровавленное лезвие о траву четкими отработанными движениями. Как учили. Брат помог ей подняться и заботливо отряхнул от грязи.
  - Еще одна такая выходка, получишь пулю, - процедил он, смерив Ивара взглядом, потом повернулся к сестре: - Ты не устала? Я могу завершить представление.
  - Нет. Я закончу, - отказалась она.
  Ивара вынудили вернуться на исходную позицию. На этот раз он решил изменить тактику. Не сдаваться же, в самом деле. Такой нелепой смерти не пожелаешь и врагу. Хотя нет, Хромому бы он пожелал.
  Кира бросилась в атаку. Ивар сразу угадал ее маневр, но не сдвинулся с места. С противным чавканьем нож опять погрузился в его руку. Совсем недалеко от предыдущего пореза, который еще кровоточил, но уже стал потихоньку заживать. Кира охнула и во все глаза уставилась сначала на оружие, потом на Ивара. Он заставил себя не морщиться от боли. Обеими руками схватил ее за шею и грубо дернул на себя. Цепь его кандалов легла на ее грудь. Их лбы столкнулись.
  - Ты должна остановиться! - заорал он в лицо девчонки. - Слышишь меня?!
  А потом поцеловал.
  У них было несколько секунд. В него не станут стрелять издалека, опасаясь задеть и ее.
  - Нет! - она попробовала вырваться, но Ивар только сильнее стиснул ее.
  Так нельзя целовать девственниц, подумал он, когда ворвался языком в ее рот. Но, возможно, это был последний и самый сладкий поцелуй в его жизни, и он не смог себе отказать.
  Кира возмущенно пискнула и попробовала сделать подсечку. Так неуклюже, что начала падать сама. Ивар хотел ее подхватить, но связанные руки ограничивали его возможности. Заметив острый камень, он упал следом и едва успел подставить ладонь между краем и ее затылком. Зашипел от того, что разбил пальцы.
  По девичьему телу прокатилась волна дрожи. Кира не могла не догадаться, что он только что спас ее от серьезной травмы. Она вцепилась в его плечи. Оказавшись второй раз подряд сверху и ощущая сбившееся дыхание девчонки на своем лице, Ивар повторил:
  - Прекрати поединок. Никто из нас не должен умирать.
  Его ударило в плечо и отбросило на спину. Ивар успел заметить Хромого, вскочившего со стула с ружьем наперевес. И не побоялся же выстрелить в такой близости от родной дочери. Впрочем, он всегда любил пострелять.
  - Не надо! Я сама! - Кира проворно оказалась сверху. И откуда только прыть взялась?
  - Прекрати, - повторил Ивар, все больше теряя надежду.
  Краем глаза он заметил, что ее брат подкрадывается все ближе.
  - Единственный способ все прекратить - это убить тебя, - Кира сурово поджала хорошенькие губки и выхватила из-за пояса другой нож, не такой изящный. Замешкалась, как будто что-то вспомнила. - Скажи, откуда у тебя эти шрамы?
  Она чуть сдвинулась и указала на красноватые рубцы на его ребрах. Ивар прикрыл глаза, вспоминая мрачное прокуренное помещение без окон. Если он тогда выбрался, то неужели сейчас просто сдохнет, как беззащитное животное?!
  - Ты знаешь что-нибудь про 'Красные повязки'? - ответил он вопросом на вопрос.
  Брови Киры растерянно поползли вверх.
  - Нет.
  - Тогда расскажу как-нибудь в другой раз, - Ивар снова покосился на ее брата.
  Девчонка оглянулась через плечо.
  - Ну и ладно, - она обхватила рукоять ножа обеими руками и одним ударом пронзила его сердце.
  
  
6
  
   Сегодня я смотрел на твое фото, Майя. Все думают, что я уже научился жить без тебя, но это не так. Пожелтевший снимок, где ты - в свадебном платье, храню в верхнем ящике прикроватной тумбочки, в футляре из-под очков. Все думают, что с годами у меня испортилось зрение. Ну, может, самую малость. Как раньше издалека бил белку в глаз, так и теперь смог бы, а вот подношу твое фото к глазам - и все плывет.
  Мне больно смотреть на тебя, Майя. Ты такая молодая, а я уже старик. В памяти всплывают лучшие моменты наших отношений. Но и худшие тоже. Почему ты никогда не улыбалась мне так нежно, как ему, Майя? Почему ты выбрала этого грязного лекхе? Почему? Почему?!
  Он всегда стоял между нами, помнишь? Я хотел его убить сразу же, как увидел, но не мог. Я не мог, Майя! О, если бы у меня была возможность излечиваться от любых ран в мгновение ока! Я бы поставил всех на колени. Всех! Всех, кого ненавидел. Соседа, который однажды ударил меня палкой по спине за то, что воровал его малину с огорода. Толстую бабку Марфу за то, что посоветовала моей матери утопить меня и обозвала злобным гаденышем. Отца за то, что постоянно сек ремнем за каждый проступок. Брата за то, что рос таким мямлей.
  Но прежде всех я бы поставил на колени тебя, Майя. Потому что место женщины - в ногах своего мужчины.
  Хотя, о чем это я? С тобой у меня и так получилось.
  Но сначала ты оскорбила меня. Ты помнишь, Майя? О, я уверен, ты никогда не забудешь свой проступок. Мне было так плохо без тебя! Особенно, после того, как ты стала тайком встречаться с лекхе. Сколько раз я хотел пойти и рассказать твоим родителям о том, куда ты на самом деле бегаешь по ночам!
   Но вовремя прикусывал язык. Твой отец, всегда хмурый и молчаливый, наверняка раскрасил бы тебе спину во все цвета радуги, если бы узнал. С тех пор, как лекхе изнасиловали и утопили косую Варьку прошлой весной, он давно точил зуб них. Злился, что ничего не мог поделать, а грязные отродья все отрицали. Они даже приволокли к нам в село целый ящик кроличьих шкур в качестве примирения. С каким наслаждением мы всем гуртом забрасывали их камнями! А ведь Варька была всего лишь дочкой местного пьяницы, никто особо и не скорбел. Вот если бы дело коснулось дочери старейшины...
  Нет. Никто не имел права прикасаться к моей девочке и наказывать ее.
  Это удовольствие должно было достаться мне.
  Я поймал тебя за домом твоей подружки, когда под вечер ты возвращалась из гостей. Прижал к стенке, скользнул жадной рукой под юбку. Едва совладал с собой, когда дотронулся до трусиков.
  Ш-ш-ш, не кричи!
  Твои глаза казались такими огромными, что в них могла утонуть луна. Ты была так красива! Страх оседал крохотными капельками на твоем высоком лбу, и я собрал их языком. Все до единой. Твоя кожа светилась изнутри, и я покрыл ее трепетными поцелуями.
  Не кричи, сука, а то по стенке размажу!
  Что? Расскажешь отцу обо всем? Смешно. Я смеюсь над тобой, Майя. Моя маленькая наивная девочка.
  Я тоже расскажу твоему отцу обо всем. О лекхе, например. О ваших встречах. Откуда я знаю? Я знаю, Майя. Просто поверь, что я знаю. Твое любимое место у реки - это мое любимое место. Потому что я люблю все, что любишь ты. Кроме того грязного оборванца, естественно. Ты - моя любимая. И так будет всегда.
  Зря ты не прислушалась ко мне тогда. Зря ударила. Зря убежала. Боль между ног прошла, а вот яд оскорбления остался разъедать мое сердце. Ты еще ответишь за это, Майя! Ответишь!
  Ты думала, что можешь спрятаться от меня, просто изменив место встреч с лекхе? Думала, что я не найду тебя в полуразрушенном амбаре на краю деревни? Ты серьезно так считала?!
  Я догадался, где ты прячешься, уже на следующий день. Выследить тебя было не трудно. Когда я припал к щели между досками у задней стенки, то едва не зарыдал от огорчения. Ты снова обнимала грязного лекхе! И не просто обнимала. Он делал с тобой все то, что мечтал делать я. И ты не сопротивлялась. Как ты могла? Неужели ты ослепла, Майя? Неужели ты не поняла, кто твой мужчина?
  Он уложил тебя на сено в круг лунного света, прямо под дырой в крыше. Когда он целовал твою шею, твои тихие вздохи сводили меня с ума. Я рыдал, Майя! Я скреб стену до тех пор, пока не обломал все ногти, а мои пальцы не начали кровоточить от заусенцев. Но я ничего не мог сделать. Я знал, что его лев дремлет у двери. Как убить того, кого нельзя убить? Как получить назад то, что он забрал?!
  Ваши тела сплетались все больше. Казалось, сквозь щель я чувствую запах твоего желания. Он обнажил твою грудь, такую совершенную, и начал целовать ее. Ты закидывала руки за голову и жалобно постанывала. Я думал, что звери делают это грубо, и удивился, что он так нежен с тобой. Но потом догадался, что это ловушка. Он просто втирался в твое доверие, чтобы уволочь в свое логово и там дать волю истинным желаниям. Я не мог этого позволить. Не мог!
  К счастью, ты порадовала меня. Когда ваши ласки зашли так далеко, что я почти обезумел от гнева, ты положила тонкую руку на грудь этого оборванца и тихо сказала: 'Не надо'. Я застыл от изумления и тревоги. Он наверняка собирался разорвать тебя на куски за отказ. Я бы разорвал. Если бы ты завела меня так далеко, то уже не остановился бы.
  Но этот мерзкий лекхе только кивнул и оставил тебя в покое. Его слова о любви, лживые слова, резали мне уши. Он звал тебя убежать с ним в деревню, соблазнял и подстрекал отказаться от родных. Но ты ведь была благоразумной девочкой, Майя. Ты не смогла бы бросить родителей. Мы бы тебя за это не простили. Я бы не простил.
  Тогда лекхе вдруг вынул из кармана штанов тряпицу. В ней оказалось большое и уродливое ожерелье. Он осторожно держал его на ладони. Так, будто боялся обжечься. Я припал к щели, не обращая внимания на пыль и ползающих муравьев. Так хотелось разглядеть его получше. Ты тоже удивилась. Куча переплетенных друг с другом полос железа? Это он считал украшением?! В то время, когда у реки можно было найти гору прекрасных прозрачных камней? К тому же, золото и серебро никто не отменял. Я сразу же решил, что обязательно подарю тебе что-нибудь из золота на нашу свадьбу. И ты поймешь, как убого выглядел подарок лекхе по сравнению с моим.
  Он сказал, что у них существует древний обычай. Когда парень хочет обручиться с девушкой, он дарит ей самое дорогое, что у него есть. Я едва не рассмеялся. Конечно, что могло быть еще ценного у дикарей? Только дешевый металл.
  Ты приняла подарок и надела его, но выглядела смущенной. А дальше... дальше я не знал, каких богов благодарить, когда услышал пояснения лекхе. Он начал рассказывать о том, что его предки наткнулись на железный рудник в лесу, когда переселялись в наши места. И железо из этого рудника оказалось для них смертельным! Жилу спрятали, и только малое количество лекхе теперь знало ее положение, а уж обычным людям никто не говорил под страхом смерти.
  Глупец! Твой лекхе рассказал тебе свой самый главный секрет и собственноручно вложил в твои руки самое страшное оружие против себя. Подобной наивности я не ожидал, но зато понял настоящую ценность подарка. Лекхе не шутил, когда звал тебя с собой. Такие секреты должны оставаться внутри рода.
  Твои глаза блестели, Майя, когда ты поклялась вечно хранить его тайну. Я слышал по голосу, что ты готова вот-вот уступить и уйти с ним. Конечно, я не мог этого позволить. Жизнь лекхе была не в твоих руках, Майя. Она была в моих руках. Но тайну следовало использовать с максимальной выгодой. И я не собирался торопиться. Нужно узнать, где находится эта жила. И получить ее всю.
  Уже тогда я отбросил всяческие сомнения в том, как умрет твой лекхе. Он умрет от моей руки. Я предвкушал, как лично пущу пулю в его лоб, зная, что она вылита из его подарка тебе. Да. Это будет прекрасное возмездие за то, что он смел лапать тебя.
  Получится ли у меня застрелить его? Умыть руки в его крови? Наслаждаться его смертью?
  Ты просто не знала, Майя. Я был далеко не новичок в таких делах. С косой Варькой все получилось с первого раза.
  
  
7
  
  Ну вот и все. Стало так тихо, что я подумала - у меня заложило уши. Веки Ивара опустились, и его тело расслабилось подо мной. Его сильное, мощное тело, остававшееся таковым, несмотря ни на какие цепи. До последнего момента.
  Я не была уверена, что у меня получилось его спасти. Не была уверена, что получилось сделать это бережно. Даже не знала, умер он по-настоящему или нет.
  Но все равно почувствовала привкус горечи во рту. Отец был прав, когда говорил, что убийство ляжет тяжелым грузом на мои плечи.
  Я кое-как встала на одеревенелых ногах, не отрывая глаз от мертвого лекхе. Его мужественную красоту не могли испортить ни кровь, ни грязь, ни смерть. Мимо прошел Николай, все еще сжимая в одной руке пистолет. Палец лежал поверх спускового крючка. Мой брат наклонился и свободной рукой выдернул нож из груди лекхе. Прищурился. Наклонился еще раз.
  Я закусила губу, ощущая, как выпрыгивает из груди сердце.
  Николай выпрямился, посмотрел на лезвие ножа, потом на меня.
  - Ты ударила его не тем ножом! Его рана заживает!
  - Технически я его убила. Он был мертв, пока ты не вытащил нож, - произнесла я, стараясь говорить твердо. - О том, из какого железа лезвие, никто не оговаривал.
  - Технически? - Николай скривился. - Ты где этого понахваталась?
  Он посмотрел на дядю Мишу.
  - Да, - кивнула я. - Я поняла, как управлять правилами. Теперь не только вы это умеете.
  - Кто это 'вы'? - Коля, похоже, рассердился. - Мы, Кира! Не 'вы', а 'мы'!
  Он поднял пистолет и нацелил его в голову Ивара, который все еще не открывал глаз.
  - Нужно это закончить.
  - Нет! - я загородила дорогу Николаю. - Технически он мертв. Сатисфакция получена. Точка.
  - Коля, оставь, - послышался голос папы. - Лекхе нужен мне. Я собирался его допросить.
  Брат неохотно убрал оружие, и в это время Ивар сделал первый глубокий вдох, хватаясь руками за грудь. Из огнестрельной раны на его плече на землю выпала пуля, а плоть начала затягиваться.
  - Что он за черт? - протянул Николай, и в его голосе слышался легкий испуг. - Исцеляется без фамильяра и в кандалах из особого железа! Они что, каких-то мутантов научились создавать?
  - Вот поэтому он нужен живым, раз уж Кира все так закончила, - сказал отец, остановившись рядом. - Я тоже хочу это выяснить. - Он повернулся ко мне и добавил строгим голосом: - Кира, а ты сегодня под домашним арестом в своей комнате. За непослушание. Не хочу портить твой день рождения, поэтому сажаю не до следующего утра, а до ужина. Тебе пора научиться отвечать за свои поступки, и если бы не праздник, наказание было бы строже.
  Я морально готовилась к чему-то подобному, поэтому не сказала ни слова. Все равно мой день испорчен так или иначе. А ведь я мечтала весело его провести!
  Отец взял меня под локоть, чтобы лично проводить до комнаты. На Ивара я не смотрела. Зачем? Мое дело сделано, я дала зарок, что если он еще раз все испортит - вмешиваться не стану. Охотники окружили его, чтобы увести.
  - Папа, а кто такие 'Красные повязки'? - спросила я, подстраиваясь под медленный шаг отца.
  - Этот лекхе что, 'красноповязочник'? - тут же напрягся он.
  - Нет! - удивилась я и, подумав, добавила: - Мне кажется, он с ними враждовал. У него странные шрамы на теле, и вроде как это их рук дело.
  - В руки 'красноповязочникам' просто так тоже не попадаются, - покачал отец головой и задумчиво пожевал губами. - А за какие-то преступления.
  - Да кто это такие?! - не выдержала я.
  - Это тоже лекхе. Только еще хуже обычных, потому что 'шестерки'. Они - что-то вроде патруля добровольцев. Ловят своих же и сдают властям. За отсутствие желтого билета, за нахождение в городе после комендантского часа. Полиция активно пользуется их услугами, Управление Безопасности тоже. И мне доводилось сотрудничать пару раз, но я пресек контакты. Не перевариваю, когда грязь строит из себя королей.
  Мы приближались к дому.
  - А почему 'Красные повязки'? - спросила я.
  - Они носят на левой руке повязку кровавого цвета. Знак, чтобы полиция не перепутала с другими и не трогала.
  - Я никогда о таком не слышала...
  Отец вздохнул.
  - Зачем тебе знать о всякой мерзости, малышка? Насколько не люблю лекхе, но предателей не люблю еще больше. Ты живешь здесь, в мирном уголке, который я для тебя создал, и пусть так и будет. С реальностями жизни разреши разобраться мне и твоим братьям.
  Мы вошли в дом, и отец принялся с трудом подниматься по ступеням следом за мной.
  - Папа, не мучайся, я сама знаю дорогу до комнаты. Никуда не денусь, - пожалела его я.
  - Нет, - прокряхтел он, - ерунда.
  На верхней ступеньке мне пришлось ждать несколько минут. Но папа был слишком горд, чтобы принять помощь. Наконец, я вошла в комнату, а он остановился на пороге и посмотрел на меня с грустью.
  - Сегодня ты впервые показала характер, - рука отца пахла порохом и металлом, когда коснулась моей щеки и приласкала. - Я и не знал, что у тебя есть характер. Думал, что ты как мама - нежная и беззащитная.
  - Я только наполовину как мама, - смутилась я, - а наполовину - как ты. Ведь дети состоят из половинок родителей? Так что вини себя за мой характер.
  - Тоже верно, - усмехнулся он и полез в карман брюк. - Вот. Надевать пока не разрешаю. Знай свое место. Если больше не будет таких фортелей, как сегодня, я подумаю о твоем возвращении.
  Отец вынул цепочку с пулей и вложил в мою ладонь. Я не выдержала и бросилась ему на шею, крепко-крепко сжав в объятиях.
  - Ты у меня самый лучший, папочка!
  - А ты не ценишь своего старика, - добродушно проворчал он и погладил меня по спине.
  - Ценю! - я оставила поцелуй на его щеке. - Очень ценю!
  - Что ж тогда до инфаркта доводишь? И сама-то как себя чувствуешь? - отец отстранил меня, положив руки на плечи. - Во время этой бессмысленной драки я беспокоился за тебя.
  Радость во мне тут же остыла.
  - Ты стрелял в лекхе... - произнесла я, вспомнив, как испугалась, когда Ивара отбросило в сторону.
  - Я беспокоился за тебя, - повторил отец.
  - Ты его не отпустишь? Мне кажется, он уже сто раз пожалел, что забрался к нам.
  - Нет, - лучики тепла исчезли из папиных глаз.
  - Ты будешь его пытать?
  Он промолчал.
  - Тебе не нужно об этом думать. Лучше реши, какое платье наденешь к ужину. Михалыч не зря потеет на кухне.
  - Ты будешь его пытать?
  Папа отвел взгляд, нервно потер бровь.
  - Скорее всего. Кира, я сам не в восторге от этого, но пойми: безопасность нашего заповедника превыше всего. Превыше любого лекхе уж точно.
  - С создания нашего заповедника началась перемена законов...
  Отец начинал нервничать все больше. Я заметила, что тема ему неприятна.
  - Перемена законов началась со смерти твоей мамы. Не забывай, Кира, я никогда не скрывал от тебя и твоих братьев, что это лекхе убили ее. Они отняли ее у нас. А ведь она могла бы сейчас праздновать твое совершеннолетие рядом с тобой. Разве неправильно, что зверей загнали в клетки?
  Я твердо знала ответ на этот вопрос. Но какие-то неясные сомнения продолжали терзать изнутри.
  - Папа, а как нам достался этот дом? Ты не рассказывал. Мы всегда тут жили?
  Лучше бы не поднимала тему. В глазах отца зажглось подозрение.
  - Почему ты спрашиваешь сейчас?
  Я растерялась. Сказать ему, зачем на самом деле Ивар пришел сюда? Или промолчать? Если не скажу - то предам свой клан, буду покрывать преступника. А если скажу... а если Ивар не врал?
  - Давай договоримся: ты ответишь на мой вопрос, а я отвечу на твой, - выкрутилась я.
  Отец оглянулся в сторону лестницы. Шагнул в комнату, потеснив меня, и прикрыл за собой дверь. Потоптался на месте.
  - Это длинная и неприятная история, малышка. Не отвернешься ли ты от меня, если ее узнаешь?
  На этот раз ответа я не нашла. Мое молчание задело отца.
  - Давай отложим этот разговор. Скажу только, что здесь жил тот, кто убил твою маму. Не спрашивай о подробностях.
  Я начала кое-что понимать.
  - И ты убил его?
  Папа поморщился.
  - Я же просил не спрашивать о подробностях.
  - И всех, кто тут жил?
  - Откуда у тебя такой интерес проснулся? Ты тоже обещала ответить.
  У меня было всего несколько секунд, чтобы решить. Раз... два... три...
  Что-то внутри меня подсказало: так будет лучше.
  - Мне уже восемнадцать, а я не знаю, как давно мы тут обитаем. Вдруг я когда-нибудь выйду замуж и рожу тебе внуков? Вдруг они попросят на ночь вместо сказки рассказать семейные легенды? Мне стало любопытно.
  Отец заметно расслабился. Он потрепал меня по плечу.
  - Господи, малышка, ты уже о замужестве думаешь? Я и забыл, какая ты у меня стала взрослая. Но я не готов отпускать тебя так скоро! И в нашей семье лучше обойтись без легенд. Что было в прошлом - пусть останется в прошлом.
  Предупредив, чтобы без разрешения никуда не выходила, отец поспешил покинуть мою комнату. Я опустилась на край кровати и посмотрела на пулю в своей ладони. Показалось, или на поверхности видны пятнышки крови? И чья это кровь? И откуда эта пуля? Она деформирована, значит... ее вытащили из чьего-то тела? И повесили на меня? И все те пули, которые висят на шеях Николая, Ильи, Костика... у моего дяди и у папы...
  Я вспомнила, как подглядывала за Иваром, когда он залез в мою комнату, и как он содрогнулся и тер ладонью лицо.
  Как будто видел что-то страшное.
  Меня передернуло. Я быстро спрятала пулю в карман. Пока не узнаю всех подробностей, нельзя судить, кто прав, кто виноват. Вот только как разобраться, если от меня все время что-то скрывают?
  Мысли переполняли голову так, что казалось, она вот-вот распухнет. С первого этажа доносились веселые голоса: мужчины готовили для меня праздничное торжество, с шумом двигали стол в гостиной, таскали стулья. Дядя Миша матерился как сапожник, отдавая всем распоряжения.
  До ужина оставалось уже немного. Я успела поваляться на кровати, задрав ноги на стенку. Попробовала почитать книгу, но не осилила и страницы. Открыла шкаф, но тут же его закрыла.
  Я поняла, что беспокоит меня. Возможно, стоит прислушаться ко внутреннему голосу. Если уж сегодня я разрываю шаблоны и ломаю привычный уклад жизни, то почему бы не сделать этого еще разок?
  Я отпущу Ивара. Иначе муки совести ночью спать не дадут. Только бы он убрался быстрее, чем меня поймают с поличным и зададут жару.
  Пленников держали в клетках и наверняка без охраны. Запасная связка ключей всегда хранилась в комнате папы, в его сейфе. И, конечно, я знала код. Подслушала как-то один разговор с дядей. Папа всегда делился с дядей важными вещами.
  Бесшумно скользнуть по коридору, пока на первом этаже топала и звенела тарелками целая орава, не составило труда. Убрав связку в карман, я вернулась в свою комнату. Теперь нужно как-то добраться незамеченной до клеток. Но разве зря я прожила тут столько лет?
  Приоткрыв окно, я оценила расстояние от подоконника до крыши хозяйственной постройки, набрала в грудь воздуха и полезла. Шифер был скользким от моросящего дождя, пришлось двигаться очень осторожно. Казалось, прошла целая вечность, прежде чем я спрыгнула в траву и смогла выдохнуть с облегчением.
  Пробираясь от угла к углу, от постройки к постройке, я сделала большой крюк, чтобы обогнуть массивные стены своего жилища. К клеткам сразу не стала приближаться, сначала оценила обстановку. К счастью, предположения оказались верны: пленников никто не охранял, просто оставив их мокнуть под дождем. Я насчитала еще двоих помимо Ивара. Оставалось надеяться, что мои ключи подойдут ко всем замкам.
  Когда я приблизилась к клеткам, мужчины подняли головы. Глаза Ивара тут же загорелись. Я заметила, что его запястья до сих пор скованы кандалами, хотя руки его сотоварищи оставались свободными. Наверно, Николай оставил кандалы из-за особых способностей Ивара.
  - Я же говорил, что все получится, - вполголоса сообщил лекхе своим друзьям.
  Я сделала вид, что не слышала этого самоуверенного заявления. Вынула ключи и начала перебирать их в поисках подходящего по размеру.
  - Это она? - так же приглушенно поинтересовался другой парень. Телосложением он напоминал Ивара, вот только волосы и глаза были темными. Короткая стрижка, почти под 'ноль'. Очаровательная родинка в уголке губ наверняка придавала ему обаяния, когда улыбался.
  Третий лекхе только застонал. Посмотрев на него, я поняла, что дело плохо. Вся его одежда пропиталась кровью, лицо с тонкими чертами выглядело бледным. Волосы у него были не такими короткими, как у того, с родинкой, но и не такой длины как у Ивара. Они слегка завивались надо лбом и на висках, а вкупе с горбинкой на носу это придавало их обладателю какой-то даже возвышенный и романтичный вид.
  Такой разношерстной компании я еще не встречала.
  - Это она, - ответил Ивар, поднимаясь на ноги и подходя к решетке.
  Он взялся за прутья и не сводил с меня глаз. Так, словно хотел загипнотизировать. Стало немного жутко. Почему он так смотрит? Чего хочет? Рад ли, что я пришла его отпустить? Сможет ли хоть раз поступить разумно, не подставлять меня, а просто убраться восвояси? Я покосилась на его кулаки. От соприкосновения с железом слышалось слабое шипение.
  - Ты себе руки сожжешь.
  С тем же выражением лица он отступил, показав мне раскрытые ладони. Багровые полосы на них начали постепенно светлеть. Я только покачала головой. И сколько можно позировать передо мной? Меня совершенно не волнуют его особые способности, его непобедимость или еще что-то там. И его груда мышц тоже как-то не впечатляет. И даже эта непослушная прядь, которую по-прежнему так и тянет убрать за ухо.
  Скорчив равнодушную мину, я отыскала, наконец, нужный ключ и поднесла к замку.
  - Нет. Сначала моих друзей.
  Пожав плечами, я отошла к другой клетке и открыла ее. Ключ повернулся бесшумно в хорошо смазанном замке. Темноволосый тут же вскочил на ноги и подхватил раненого друга.
  - Лекс! Фамильяра! Быстро! - начал командовать Ивар.
  В мгновение ока он стал другим. Напряженным. Собранным. Как готовый к прыжку зверь. А меня охватила паника. Что я наделала? Собственноручно освободила врагов! А что, если они сейчас призовут фамильяров и нападут на мою ничего не подозревающую семью, вместо того, чтобы сбежать?
  Тихое угрожающее рычание заставило меня обернуться и прижаться спиной к прутьям клетки. Колени задрожали. В руках зазвенели ключи. Огромный бурый медведь с густой лоснящейся шерстью стоял в каких-то двух шагах от меня. Его черный нос беспокойно двигался, втягивая мой запах, а глаза смотрели с яростью дикого зверя. Ох, а когти на лапах! Почему-то вспомнилась сухая истерзанная рука старого охотника...
  - Не бойся, Топтыжка добродушный, - раздался над ухом вкрадчивый голос.
  Я резко повернула голову. Ивар стоял по другую сторону решетки, прижимаясь ко мне сзади. Оказаться зажатой между ним и медведем совсем не порадовало. После того, как он умудрился уже два раза поцеловать меня, любое прикосновение или приближение заставляло все внутри странно сжиматься.
  - Это не Топтыжка, а Родион, - проворчал темноволосый. - Хватит дразнить моего фамильяра!
  - Да ты посмотри на него! - возразил Ивар. - Ему нравится. Топтыжка...
  - Вы им еще и клички даете? - удивилась я.
  Оба мужчины посмотрели на меня так, словно с луны свалилась, и не стали отвечать.
  Медведь продолжал смирно стоять, и лекхе уложил раненого друга на его широкую спину. Похлопал по щекам. Легонько, чтобы заставить открыть глаза.
  - Давай, Байрон, очнись, - заботливым голосом прошептал тот, кого звали Лексом. - Твой фамильяр нам тоже нужен.
  Оправившись от первого шока и убедившись, что медведь меня не тронет, я открыла клетку Ивара. Надеялась услышать хоть какие-то слова благодарности, но напрасно. Лекхе вышел с видом, будто того и следовало ожидать, и протянул мне запястья в кандалах. Я едва поборола в себе мстительное желание не отмыкать их и предоставить ему самому избавляться от оков, как душе угодно. Но решив, что это будет мелочно, все-таки нашла небольшой ключ и отстегнула его от связки.
  - Сам себе помоги, - отрезала я и вложила ключ в его ладонь.
  Ивар хмыкнул, но ловко разомкнул оковы. С лязганьем тяжелые кандалы упали на землю к нашим ногам. На запястья лекхе было страшно смотреть. Он потер их по очереди, поморщился.
  - Ключ давай обратно, - я протянула ладонь, - мне нужно все вернуть на место, как было. Уходите сразу в лес и без глупостей. Когда будете пересекать границу, система безопасности все равно сработает, но, надеюсь, вам хватит ума бежать со всей дури?
  - Спасибо, - закивал Лекс.
  Все еще в ожидании ключа я посмотрела на Ивара. Он смерил меня взглядом, медленно наклонился и поднял с земли кандалы. А затем не успела я охнуть, как оковы сомкнулись на моих руках. Нет, железо не причиняло боли, как ему, но существенно ограничивало мои возможности.
  - Это я, пожалуй, пока оставлю себе, - Ивар подкинул на ладони и поймал ключ, затем спрятал его в карман.
  Волна дикого страха прокатилась по моей спине. Даже медведь казался пустяком по сравнению с тем, что задумал этот лекхе! Он что, хочет приковать меня здесь? Чтобы родственники нашли и сразу поняли, кто отпустил пленников? Вот это благодарность за спасение!
  - Помо...
  Ивар грубо схватил меня, прижал к себе спиной и закрыл ладонью рот. Связка ключей упала к моим ногам. Я едва не задохнулась от паники. Он не шутил, когда говорил, что очень силен. Теперь, без кандалов, его сила словно выросла втрое.
  - Ты пойдешь с нами, поняла, охотница? - прошептал он, обдавая горячим дыханием мое ухо. - Ты теперь моя добыча.
  - Может, не будем этого делать? - неуверенно протянул Лекс. - Хромой придет в ярость.
  - Хм, это меня только порадует, - отрезал Ивар. - Девчонка нам нужна. Мы обменяем ее потом на жилу.
  Потом? Когда это 'потом'? Почему 'потом'?
  Я со всей силы лягнула его и попыталась вырваться. Бесполезно. Меня потащили в лес, несмотря на сопротивление. Для лекхе я была не тяжелее пушинки, а мои удары - как укус муравья. Медведь покорно нес на спине раненого. Когда тот пришел в себя, сквозь ветви деревьев на него спикировал сокол. Птица улеглась на хозяина, раскинув крылья. Я впервые видела, как происходит подобное взаимодействие, и даже забыла, что надо бороться и кричать. Померещилось, что от сокола к телу лекхе пошло слабое свечение.
  К тому времени, как мы достигли границы заповедника, Байрон вскочил на ноги и передвигался сам так, словно и не истекал кровью до полусмерти. Его птица с важным видом сидела на плече. Медведь Лекса трусил впереди, с хрустом продираясь через кусты.
  Мне снова стало страшно.
  Оставалась надежда на камеры. Я попыталась найти их взглядом. Технику тщательно маскировали, но вроде бы мелькнуло что-то темное на стволе дерева, слишком неестественное для природного нароста. Я рванулась из последних сил, выпростала связанные руки, замахала ими, привлекая внимание...
  Парой отточенных движений мой похититель погасил этот порыв. Перекинув меня через плечо, он побежал, все больше наращивая темп. Его друзья не отставали. Теперь я могла орать сколько душе угодно: мы находились слишком далеко от дома, чтобы кто-то услышал. Я решила не сдаваться и звала на помощь, пока не охрипло горло.
  Мои похитители выбежали к дороге. Широкая полоса асфальта уводила вдаль, обрамленная по обе стороны лесом. Я ездила здесь несколько раз с отцом и знала, что дальше, через несколько десятков километров, будет город. Как лекхе собираются справиться со мной, когда мы окажемся среди людей? Или они думают просто утащить меня куда-то в дремучую чащу? Я поймала себя на мысли, что совершенно не представляю, где живет Ивар. Он дикарь, который корчит из себя цивилизованного человека. Повезет в гетто? Чушь. Там он не сможет меня удержать.
  В кустах нас ждал большой черный внедорожник. Только увидев его, я ахнула.
  - На таких машинах к нам приезжали за оружием! - воскликнула я, когда Ивар поставил меня на ноги. - На них ездят охотники, и кто-то из Управления Безопасности, наверно...
  - И я, - заявил он таким тоном, что мне нестерпимо захотелось выцарапать ему глаза.
  - Да кто ты такой?! - закричала я. - Неблагодарный выродок! Я спасла тебя! Отпустила тебя! И ты похитил меня! Отпусти сейчас же! За мной уже идет мой брат! И мой отец! Они убьют тебя! Нет! Я сама тебя убью! О, ну почему я не дала Коле сделать этого сразу!
  - У нее истерика, - осторожно заметил тот, кого звали Байрон, и с опаской покосился на меня.
  - Чего еще ожидать от девчонок, - закатил глаза Ивар. - Лекс! Держи ее.
  Одна крепкая рука за моем плече сменилась другой, не менее крепкой.
  - И тебя я убью! - прошипела я, повернув голову к темноволосому. - Ты просто меня еще не знаешь.
  - Ой, я ее боюсь, - протянул он, но в глазах плясал смех.
  Я только застонала сквозь зубы. Они не воспринимают угрозы всерьез! А, тем не менее, опасность могла быть реальной. Только если кто-то из наемников продолжал следить за камерами, а не пошел готовиться к празднику вместе с остальными...
  - Вам даже машина эта не поможет! - продолжила я, когда немного передохнула. - Да вас всех казнят за эту маскировку! Гадкие животные! Вам не положено! Ни один закон...
  - Я тебе сейчас кое-чем рот заткну, охотница, - спокойно заметил Ивар. - Прямо при всех. Доведешь.
  - Чем?! - задохнулась я от возмущения.
  Значения взглядов, которыми он обменялся с Лексом, и их ухмылок я так и не поняла, но отвечать мне опять не стали. Я уже ненавидела это состояние, когда все вокруг знают и понимают что-то, чего не знаю и не понимаю я.
  С невозмутимым видом Ивар взял ключи, очевидно, загодя припрятанные у переднего колеса. Хитро, учитывая, что мои родственники наверняка обыскали все его карманы, когда раздевали. Он открыл багажник и вынул стопку одежды.
  - На все - три минуты.
  Байрон первым бросился с готовностью снимать пропитанные кровью вещи. Он стыдливо зашел за машину, чтобы скрыться от моих глаз. Как будто его костлявое тело волновало меня в тот момент! Ивар прятаться не стал, но его я уже видела голым. Ничего интересного.
  Переодевшись, они умылись из бутылки с водой и вымыли руки. Затем то же самое сделал Лекс, опять передав меня в руки Ивара. Теперь никто не мог бы сказать, что каких-то полчаса назад эти люди сидели в грязных клетках. Очень предусмотрительно для проклятых лекхе!
  Меня затолкали на заднее сиденье, Лекс устроился рядом, Байрон - впереди на пассажирском, Ивар - за рулем. Заурчав мотором, внедорожник вырвался на асфальт и стрелой помчался вперед, все больше набирая скорость. Ивар вел уверенно, но торопился. Мой отец никогда не позволял, чтобы стрелка спидометра так заваливалась вправо.
  Каждую минуту я оглядывалась назад в надежде увидеть хотя бы в отдалении джипы охотников своего клана. Но дорога оставалась пуста, только вихри опавших листьев кружились позади машины. Я очень жалела, что не взяла с собой никакого оружия. Не предусмотрела, что ситуация могла повернуться против меня. Ивар, вот, предусмотрел. Даже одежду запасную взял, машину спрятал, не брал с собой ничего лишнего...
  Мне стоило поучиться у него способности думать на два шага вперед. Жаль, что никто не научил меня этому раньше. Я сверлила его затылок взглядом, и чувствовала, что схожу с ума от беспокойства Что ждет впереди? Что задумал этот лекхе? И как воспримет это мой отец? Я не сомневалась, что он будет искать меня. Коля и остальные братья костьми лягут, из-под земли достанут. Но как скоро это случится? И что со мной будет до тех пор?
  Нет. Нельзя сдаваться. Нужно продолжать надеяться на побег. Только бы добраться до города! Законы на моей стороне.
  - А почему вы фамильяров с собой не взяли? - спросила я, решив выведать о похитителях побольше.
  - Они потом появятся, - ответил Лекс, - в том месте, где мы будем. Всегда появляются. По первому зову. Расстояние для них не проблема. Исчезнут в одном месте и возникнут в другом.
  - А как вы их зовете? Это свист или какой-то пароль?
  Непонятно, что насмешило эту троицу. Но мне пришлось ждать, пока они успокоятся.
  - Вообще, достаточно только подумать, - сообщил Байрон, повернувшись ко мне, - и все. У нас ментальная связь. Слова не нужны.
  - А почему тебя зовут Байрон? Откуда такое имя?
  Лекхе снова рассмеялись. Как будто я им тут клоуном подрабатывала.
  - Она забавная, - заметил Лекс.
  - А я что говорил? - поддакнул Ивар и посмотрел на меня в зеркало заднего вида.
  Я отвернулась.
  - Байрон у нас стихи пишет, - произнес он таким тоном, будто уговаривал меня не дуться, - поэтому и Байрон. Кличка такая.
  - Не пишу, а так... бумагу порчу, - смутился тот, о ком шла речь. - Но кому-то нравится.
  - Мне - нет, - заявил Ивар.
  - Мне тоже, - подхватил Лекс.
  - А вообще, меня Стас зовут, - закончил Байрон и приуныл.
  - А я Лекс - потому что Леша. Алексей, - пояснил темноволосый.
  - А у тебя какая кличка? - обратилась я к Ивару.
  - Хамелеон, - усмехнулся Лекс. - Ивар у нас Хамелеон.
  - Ненавижу это слово, - процедил тот сквозь зубы.
  - Родион тоже ненавидит, когда ты его Топтыжкой называешь, - беззлобно отразил нападки его друг.
  - И вы забавные парни, - не осталась в долгу я. - Будет приятно вас прикончить. Байрона оставлю. Стихи на ваших могилках прочтет.
  Наступившая на несколько мгновений тишина в салоне дала понять, что мне удалось ввести их в ступор.
  - Кровожадная какая... - протянул Лекс.
  В это время Ивар выпрямил спину, сбросил скорость и заерзал на сиденье. Я сразу поняла: что-то не так. Оглянулась - но погони не заметила. Ивар напряженно вглядывался куда-то вперед. Потянулся, открыл бардачок, вынул две красные повязки и бросил по очереди Лексу и Байрону.
  - Надевайте. Быстро!
  Те в мгновение ока послушались. Я застыла в изумлении. 'Красноповязочники'? Они? Папа говорил...
  - Сиди тихо, охотница, - прошипел Ивар, на мгновение повернувшись ко мне.
  Вытянув шею, я, наконец, поняла, что так его напугало. Впереди, на обочине, стояла полицейская машина. Патрульный в салатовом светоотражающем жилете наблюдал за нашим приближением, приложив ладонь козырьком к глазам, чтобы защитить от капель дождя. Жезлом он дал знак остановиться.
  У меня внутри все оборвалось, а потом бабочки запорхали в животе от возбуждения.
  Вот он, мой шанс спастись!
  Парни нервничали. Байрон начал тихонько что-то бормотать. Может, молился? Лекс сжал кулаки и спрятал их между колен. Ивар притормозил на обочине, достал документы и вышел из машины навстречу полицейскому. Воспользовавшись остановкой, я осторожно потянулась к ручке двери, но тихий угрожающий шепот Лекса остановил меня:
  - Ивар же сказал сидеть смирно.
  - Да ничего ты мне не сделаешь, - фыркнула я, но он тут же грубо схватил меня сзади за шею и заставил повернуться. Взгляд темных глаз растерял все былое добродушие.
  - Если Ивар сказал, надо его слушать. Если мне придется тебя придушить, чтобы никто из нас не умер, так и сделаю. Он сейчас спасает наши задницы, и я не дам тебе все испортить.
  Я оторопела. В это время в окне за спиной Лекса показалась жилетка полицейского. Я не могла рассмотреть его как следует, видела только пистолет в кобуре на поясе. В салоне было слышно, как он представился и попросил документы.
  - Я что-то нарушил? - послышался голос Ивара.
  На удивление спокойный и даже ленивый голос. На его фоне общая нервозность его друзей внутри машины только больше бросалась в глаза.
  - У вас номера нечитаемы, - ответил полицейский.
  - Да? - Ивар начал обходить автомобиль, и патрульный двинулся за ним. Они остановились, разглядывая номера. - Действительно, грязь. Я забуксовал там, на проселочной дороге. Когда уже эта чертова погода устаканится? Вам тоже ведь не сладко тут стоять, а?
  Я увидела, как он вынул из кармана и что-то сунул патрульному.
  - Точно, - полицейский усмехнулся, найдя сочувствующего собеседника в лице Ивара.
  - Я всегда об этом думаю, когда проезжаю и вижу очередной патруль, который мерзнет на морозе, или в ливень, или в праздники. Все отдыхают, а вы почему должны работать?
  - Работа такая, - охотно поддакнул полицейский.
  - Курите? - Ивар опять сунул руку в карман.
  - Не откажусь.
  Он дал прикурить.
  - Может, я возьму тряпку и просто протру номера?
  Я затаила дыхание в ожидании ответа. Рука Лекса по-прежнему сжимала мою шею и не позволяла сдвинуться с места, но я очень надеялась, буквально умоляла в мыслях, чтобы полицейский решил проверить машину более тщательно или выписать штраф. Из-за тонированных стекол он вряд ли мог хорошо разглядеть, что происходило внутри.
  - Давайте устраним нарушение. Тут всего-то одну цифру нечетко видно.
  - Отлично.
  Ивар выбросил сигарету, подошел и открыл свою дверь. Он уронил документы на сиденье и наклонился, чтобы нашарить где-то под ним тряпку. Полицейский маячил за его спиной. Я поняла, что другого шанса уже не будет и заорала во всю мощь легких:
  - Помогите!
  Ивар дернулся и поднял голову, встретившись со мной яростным взглядом. Мой крик захлебнулся и перешел в жалобный вой, когда Лекс тряхнул меня так, что клацнули зубы.
  - Кто это там у вас? - тут же напрягся полицейский. Я заметила, что его рука потянулась к кобуре.
  Выражение лица Ивара ясно говорило, что жить мне осталось недолго. Но когда он выпрямился с тряпкой в руках, его голос снова звучал безмятежно.
  - А, девчонка-лекхе, которую мы везем в гетто.
  Что? Такого наглого вранья я не ожидала. Он выдает меня за себя?! Несмотря на боль и угрозу физической расправы, я открыла рот и хотела крикнуть: 'Нет!', но увидела, как другая рука Лекса скользнула под сиденье и вернулась с пистолетом. Из-за спинки водительского кресла полицейский пока не мог видеть опасности. Я замерла. Мои похитители настолько сумасшедшие, что готовы повесить на себя еще и убийство сотрудника при исполнении?!
  Что-то стукнуло по крыше автомобиля.
  - Это ее сокол? - спросил полицейский.
  - Нет. Это фамильяр ее сопровождающего.
  Сопровождающего?!
  Полицейский оттеснил Ивара и заглянул в салон. На вид ему было не более сорока. На гладко выбитом подбородке проступила краснота раздраженной кожи. Пристальным взглядом он оглядел каждого из нас.
  - 'Красноповязочники'?!
  - Насколько они мне сказали, - отозвался Ивар. - Я просто подобрал их автостопом. 'Красным повязкам' ведь надо помогать, а?
  Полицейский неторопливо оглядел меня.
  - Девчонка в кандалах?
  - Особое железо. Чтобы фамильяр под ногами не путался. Ну да вы сами все знаете.
  - Я - не лекхе! - воскликнула я. - Я - Кира! Мой отец - главный охотник в заповеднике 'Белый камень'! Позвоните туда! Вы должны позвонить! Меня похитили!
  Я слышала, как тихонько охнул Байрон. Палец Лекса переместился на спусковой крючок.
  - Что только эти сучки не придумают, а? - рассмеялся Ивар. - Она пряталась как раз на границе с заповедником. Надо же, какую историю сочинила. Что взять с грязных лекхе? Вы местный? Никогда не слышал, чтобы у главного охотника была дочь. Все местные это знают.
  Я всхлипнула от отчаяния. Попытки отца уберечь меня от внешнего мира вышли боком. Меня прекрасно знали продавщицы в магазинах, но кому они стали бы об этом сообщать? Только если этот патрульный вдруг оказался бы мужем одной из них.
  Пока полицейский размышлял, прошла целая вечность. Сердце колотилось где-то у меня в горле.
  - Пожалуйста! - взмолилась я, глядя ему в глаза. - Вы должны мне поверить!
  - Что-то я, и правда, такого не слышал, - скривился он и выпрямился, повернувшись к Ивару. - Но как она умудрилась убежать так далеко от гетто?
  - Сбежала с каким-то отчаянным малым из городских, по-моему. Парни успели рассказать мне немного. Все как обычно. Раздвинула ноги в расчете на сладкую жизнь, а ее бросили под каким-то кустом. Кто станет долго путаться с грязной сучкой?
  Полицейский с пониманием усмехнулся.
  - Хорошо, что патруль вовремя заметил, - продолжил Ивар. - Теперь не хочет возвращаться. Знает, какое наказание ее ждет.
  Я опустила голову. Все мои попытки достучаться разбивались о хитрую ложь Ивара.
  - А парни-то сами разговаривать умеют? - полицейский снова заглянул в салон.
  Оба лекхе вытянулись как по струнке.
  - Умеем, - охрипшим от волнения голосом выдавил Лекс.
  - Документы есть?
  - Есть. Показать? - пискнул Байрон.
  Я вскинула голову. Еще несколько мучительных секунд и...
  - Да ладно. 'Красноповязочников' и так видно. Не в обиду, ребята.
  - Никаких обид! - поспешил ответить Лекс, продолжая удерживать пистолет готовым к выстрелу.
  Ивар, тем временем, успел протереть номера и стоял, похлопывая тряпкой по ладони.
  - А вы...
  - Коллегия адвокатов, - охотно ответил он на невысказанный вопрос патрульного.
  - Счастливого пути! - козырнул ему полицейский, а когда Ивар уже собирался садиться в машину, тихонько добавил: - Лучше не подбирайте больше на дороге 'красноповязочников', они тоже бывают опасны.
  - Спасибо за заботу, - сердечно поблагодарил тот. - Учту.
  В полном молчании мы тронулись с места. Патрульная машина осталась позади и в скором времени исчезла за очередным поворотом. Лекс спрятал пистолет и отпустил меня.
  - Топтыжка сидел в кустах? - поинтересовался, наконец, Ивар, не отрывая взгляда от дороги.
  - Я сдерживал его, - ответил Лекс, - но он был готов.
  Ивар кивнул в знак одобрения.
  - Не думайте, что все обошлось, - мстительно прошипела я. - Скоро по этой же дороге помчится мой отец. Он обязательно остановится, чтобы расспросить патрульного, вот тогда и всплывет правда. По номерам вас быстро найдут!
  - Да, это плохо, - не стал спорить Ивар. - Надо было его пристрелить.
  - Ты серьезно?! - ужаснулась я.
  - Нет, охотница. За кого ты нас принимаешь? Но если бы пришлось это сделать - вина легла бы на тебя. В следующий раз думай.
  - Ты сильно подставил отца? - посочувствовал Байрон.
  - Пока не знаю... я позвоню ему. Позже.
  - Отца? - удивилась я. - А как же та слезливая история про убитых родителей?
  Ивар не удостоил меня ответа, и за него это сделал Лекс:
  - Это приемный отец. И он неплохой человек. Жаль, что мы его подставили.
  - Не надо было меня похищать, - проворчала я.
  Несмотря на неудачу, я воспрянула духом. У папы теперь появится какая-то зацепка. И он обязательно меня найдет. Надо только верить и не опускать руки.
  Парни сняли повязки и убрали их в бардачок.
  - Так вы на самом деле 'красноповязочники'? - спросила я.
  - Нет! - Байрон повернулся и испуганно округлил глаза.
  - Тогда откуда они у вас?
  - Я снял их с дохлых 'красноповязочников', - сообщил Ивар. - Так и знал, что пригодятся.
  - Ты убил своих же?
  Он грозно сверкнул на меня глазами.
  - 'Красные повязки' - это не 'свои'.
  - Их все ненавидят, - поведал Байрон.
  - Все, кроме властей, - добавил Лекс.
  - Ты убил их до того, как они тебя пытали или после? - снова обратилась я к Ивару.
  - Во время.
  - За что они тебя пытали?
  - Это не твое дело, охотница.
  Как я его ненавидела за этот тон!
  - А я знаю, за то, что ты - мерзкое двуличное существо.
  Ивар посмотрел на меня в зеркало заднего вида.
  - Двуличное? Ты меня недооцениваешь. Два лица - слишком мало, чтобы выжить среди таких убийц, как твой отец.
  - Значит, когда ты меня поцеловал и умолял о спасении, это было третье лицо?
  Краем глаза я заметила, как сидевший рядом Лекс вдруг напустил на себя отсутствующий вид, а впереди послышалось насвистывание Байрона.
  Ивар резко выдохнул через нос и поменял положение рук на руле.
  - Да, я ее поцеловал! - наконец, воскликнул он.
  - Мы не против, - отозвался Лекс.
  - Я даже ничего такого не подумал, - поддакнул Байрон.
  - Два раза, - мстительно добавила я. - И один раз был голым. И возбужденным. Думаешь, я этого не заметила?
  В машине повисла тишина.
  - Обсуждать мой стояк не будем, - прорычал Ивар после минутной паузы.
  - Нет, неподходящая тема, - закивали его друзья.
  Вроде бы беседа утихла, но еще через какое-то время Лекс не выдержал.
  - Ты умолял ее о спасении?
  - Это был повод для второго поцелуя, - пояснила я.
  - Все равно она меня убила, - Ивар стал мрачнее тучи. - Даже рука не дрогнула.
  - И спасла, - напомнила я. - И вас всех спасла тоже. А этот симулянт...
  - Ты симулировал стояк на охотницу? - заинтересовался Байрон.
  - Да как его можно симулировать! - встал на защиту друга Лекс.
  - Заткнитесь все! - рявкнул Ивар, и его руки на руле подрагивали от гнева.
  Лекхе притихли. Удовлетворенная, я откинулась на спинку сиденья и отвернулась к окну.
  До города мы добрались быстро, но останавливаться там не стали. К своему ужасу, я поняла, что похитители увозят меня все дальше. Прошел час, другой. Во время короткой остановки мужчины размяли ноги, и мучительная поездка продолжилась. Я перестала ориентироваться в своем местонахождении. Куда решил меня спрятать Ивар? И догадается ли папа, где искать? Он наверняка перевернет на уши округу, но сообразит ли расширить круг поисков?
  Наконец, автомобиль свернул с шоссе на проселочную дорогу. Не похоже, чтобы ею часто пользовались, потому что внедорожник то и дело подпрыгивал на кочках и ухабах, а низко склонившиеся ветви деревьев хлестали по крыше. Меня изрядно помотало, прежде чем Ивар притормозил. Наступила ночь, и все, что удалось разглядеть в свете автомобильных фар - это высокий частокол, кое-как слепленный из разномастных бревен, и деревянные ворота. Гетто? Я ни разу там не была, но слышала, что заборы увешаны колючей проволокой, и по периметру бродит вооруженная охрана. Совсем не похоже. Ивар коротко посигналил три раза. Через какое-то время ворота начали открываться. Я вцепилась обеими руками в сиденье, не зная, чего ожидать от нового поворота судьбы.
  
  
8
  
  Когда Кира закричала 'Помогите!', Ивар поймал себя на мысли, что ему страшно. Страшно не от того, что их жизни снова окажутся в опасности. Всего-то и надо, что быстро выпрямиться, развернуться, наверняка получить пулю в живот от спохватившегося полицейского, сломать ему руку, отобрать оружие и сделать ответный выстрел. Ивар испугался, что потеряет свою охотницу. Что произойдет нечто непредвиденное - и ей удастся вырваться.
  Но нет, обошлось.
  Всю дорогу он украдкой поглядывал в зеркало заднего вида и наблюдал за ней. Морально был готов к любой женской реакции, которую только мог подсказать ему жизненный опыт. Ожидал, что девчонка начнет рыдать в три ручья, умолять его или кого-то из его друзей сжалиться и отпустить ее, предлагать за это деньги. Что будет обещать молчать и не выдавать их, если высадят ее у ближайшего пункта полиции или хотя бы у телефонной будки. Он даже не отбрасывал тот вариант, что она предложит ему одному или им всем переспать с ней ради свободы.
  И поначалу Кира, действительно, заистерила. Но потом собралась с мыслями и перестала. Гораздо позже Ивар сообразил, что она выросла среди мужчин и просто не видела примера типичного женского поведения. Реагировала на трудности так, как отреагировал бы кто-то из ее родственников. Как отреагировал бы он сам. Собралась и начала анализировать ситуацию и искать способ побега. Это настораживало Ивара больше любых криков и угроз. Он понимал, что девчонка борется. Ее гордый вид, блестящие от непролитых слез глаза, нервно дрожащие губы, покрасневшая кожа на тыльной стороне левой кисти, которую она принималась пощипывать, когда с задумчивым видом смотрела в окно - все это подсказывало Ивару, что внутри нее кипит нешуточное напряжение, подобное бомбе замедленного действия.
  С каждой минутой его все больше срывало с тормозов по отношению к ней. Когда Ивар въехал в ворота своего поселения, то вдруг отчетливо понял, что его ничто не сможет остановить. Этой ночью он будет с Кирой, окажется внутри нее, завладеет ею безраздельно. Не ради жилы, не ради мести ее отцу - ради того, чтобы понять, каково это: быть с такой, как она.
  Какая ирония судьбы - запасть на охотницу! Ивар жалел, что ему не попадались такие девчонки среди лекхе. Все женщины его вида были сломленными и боязливыми. Они давно смирились с положением дел, приняли участь низшей расы и покорились завоевателям. Ивар легко читал это в потухших безжизненных взглядах. Он жалел своих соплеменниц, но не хотел их. Ивар спал с обычными женщинами, и они даже не догадывались, что он из себя представляет, но это была скорее дань городскому образу жизни и необходимость поддержания имиджа ради безопасности. Горожанки казались ему тупыми бездушными тварями, помешанными на тряпках и статусе своего очередного любовника.
  Оставалась еще Мила, единственная из девушек-лекхе, которая не сгибалась под ударами судьбы, но к той Ивар испытывал исключительно дружеские чувства.
  Когда Кира вышла из машины и остановилась, чтобы оглядеться, он заметил, что ей страшно. Обычный и вполне понятный страх, продиктованный чувством самосохранения. Втянув голову в плечи, со скованными руками, она стояла, как ребенок приоткрыв рот от удивления, и разглядывала поселение. С места у ворот взгляду сразу открывалась широкая площадь, освещенная уличными фонарями. По обеим сторонам от площади шли дома, одноэтажные и двухэтажные, но не те хилые 'мазанки', которые можно было встретить в гетто, а нормальные жилища с каминным отоплением.
  Поселенцы начали выходить из домов, чтобы посмотреть, кто приехал. Увидев незнакомку, они спешили ближе, сгорая от любопытства. Ивар кивал в ответ на приветствия, а сам размышлял, правильно ли поступил, что привез ее именно сюда? Рискнул и поставил на карту жизни всех близких ему людей ради одной девушки. И достойна ли она этого риска? Выдержит ли то, что он для нее приготовил? Сможет ли помочь ему так, как это требуется? Не сломается ли, как сломались женщины его вида под властью мужчин ее вида?
  Людей собралось около полутора десятков, и тогда Ивар представил им Киру. Сообщил, кто она такая, и что она будет его пленницей здесь. Поселенцы зашипели, а девчонка вздрогнула. Ивар нахмурился, взял ее за руку, чтобы увести, и тут в нее полетел первый комок грязи.
  Он не стал останавливать своих людей, потому что и не ожидал от них ничего другого. Принятия не будет, по крайней мере, с первого взгляда. И в этой войне Ивар должен быть на их стороне от начала и до самого последнего вздоха. Если начнет защищать дочь врага - может потерять уважение. А оно ему жизненно необходимо.
  Глаза Киры расширились, и она так закусила верхнюю губу, что показалось - выступит кровь. Ивар потащил ее за собой, стараясь быстрее увести от толпы, но комья летели ей вслед, ударяли в спину, по плечам, разлетались брызгами по волосам и одежде. Лекхе выкрикивали ей вслед ругательства и грозили кулаками.
  Когда он буквально втолкнул ее в дом, девчонка пребывала в шоке. Она смотрела в одну точку перед собой и продолжала кусать губы. Ее перепачканное лицо казалось слишком бледным и застывшим. Ивар снова испугался: не сломается ли? Возможно, он был слишком жесток с ней. Отец держал ее в тепличных условиях, она и понятия не имела, что происходит в окружающем мире.
  Но иногда приходится учить плавать, просто столкнув в воду.
  На шум из кухни вышла Мила, вытирая руки о полотенце. В простом домашнем платье, темные волосы заплетены в две небольшие косички. Она оглядела гостей.
  - Это что за чучело?
  - Она поживет здесь, - бросил Ивар.
  - М-м, - протянула Мила и, потеряв интерес к девушке, ушла обратно.
  Ивар наклонился и заглянул в глаза Киры. Хлопнул по щеке. Легонько, чтобы не причинять боли. Даже грязной она выглядела соблазнительно, и он снова ощутил, что заводится. Теперь, когда они, наконец-то, в безопасности, можно выбраться из саркофага цивилизованности и стать самим собой.
  - Эй! Ты здесь?
  Пустота в ее глазах тут же сменилась злостью. Ивар усмехнулся. Ожила.
  - Это стадо дикарей какое-то! - напустилась она на него. - Они меня закидали грязью!
  - Радуйся, что не камнями, - отозвался Ивар и потащил ее по лестнице на второй этаж, совершенно не заботясь о том, что они оставляют грязные следы в доме, где хозяйничала Мила.
  Он немного покривил душой. Камнями бы точно не позволил ее забрасывать.
  - Мой отец все здесь разнесет, когда узнает, как они со мной обращались!
  - Если найдет это место, конечно, - охотно поддакнул Ивар.
  Она о чем-то вспомнила и приуныла. Но вскоре опять начала борьбу.
  - Ты здесь живешь? - ноги Киры заплетались на ступеньках, но она все равно пыталась вырваться.
  - Периодически.
  - Кто эта девушка?
  - Ее зовут Мила.
  - Она твоя жена?
  - С какой целью ты интересуешься?
  Девчонка ахнула от возмущения, когда сообразила, что он ее подкалывает, и покраснела.
  - Хочу понять, она сразу на меня с ножом кинется или повременит?
  - Нож - оружие охотников. У нас есть фамильяры.
  - У тебя и того нет!
  - Как видишь, так даже лучше.
  Ивар открыл дверь и втолкнул ее в комнату. Подобно разъяренной кошке девчонка ощетинилась и повернулась вокруг себя, явно готовясь к новой опасности. Он сложил руки на груди и прислонился плечом к двери, ожидая, пока она поймет, что под широкой кроватью никто не прячется, а из шкафа не выпрыгнут дикие звери.
  Наконец, Кира успокоилась и повернулась к нему.
  - Чья это комната?
  - Моя. Теперь и твоя тоже.
  Он произнес это, уже предвкушая, как зароется лицом в ее волосы и прижмет ее к себе, чтобы насладиться сладострастными стонами. В паху сразу потяжелело.
  - Я не собираюсь жить с тобой в одной комнате!
  - Что-то мне подсказывает, - Ивар прищелкнул языком и покачал головой, - что у тебя просто нет выбора.
  Она прищурилась.
  - Мстишь за поединок?
  - Ты хотела сказать: за мое чудесное спасение? - он картинно приложил руку к сердцу. - Напротив, премного благодарен.
  - Тогда не смей запирать меня в этой комнате!
  - Хочешь вернуться на улицу?
  Она вздрогнула и со страхом посмотрела в сторону окна.
  - Н-нет...
  - Хочешь поспать в комнате Лекса? - с плохо скрытой угрозой поинтересовался Ивар.
  Если только она предпочтет ему кого-то другого, он за себя не ручается.
  - Нет! - казалось, охотница испугалась ее больше, а у него, наоборот, на душе полегчало. - Я... - она вдруг хитро прищурилась, - я хочу поспать в комнате Милы.
  - Она спит не одна, - отрезал Ивар. - И ей нет до тебя дела.
  Девчонка поникла.
  - Я могу, хотя бы, принять ванну без того, чтобы видеть твою мерзкую рожу?
  - Да, - не стал спорить Ивар, - ванна тебе не помешает. Вон за той дверью.
  - И я должна принимать ее вот так? - Кира показала скованные руки.
  Он помедлил пару секунд, прикидывая в уме варианты, а потом пожал плечами.
  - Почему бы и нет? Ты еще не давала мне повода доверять.
  Ее хорошенькие бровки нахмурились.
  - И как я, по-твоему, разденусь?
  - О, с этим я могу помочь.
  Ивар подошел и вынул из кармана ключ. Он отомкнул тяжелые оковы на одной руке девушки, но оставил их на другой. Знаком он показал, чтобы Кира начинала снимать куртку.
  Казалось, она слегка оторопела
  - Может, ты отвернешься?
  - К таким, как ты, опасно поворачиваться спиной, охотница.
  Еще несколько секунд девчонка ждала в надежде, что он пошутил. Когда сообразила, что это не шутки, раздраженно фыркнула и вздернула подбородок. Резкими злыми движениями Кира расстегнула молнию на курточке, а затем стянула с себя вещь. Ивар сглотнул и понадеялся, что сделал это незаметно. С вызовом глядя в его глаза, охотница расстегнула пуговицы на кофточке и тоже сдернула ее с плеч.
  Потеряв счет времени, он уставился на ее грудь, укрытую сливочно-белыми кружевами белья. Руки так и тянулись прикоснуться, потрогать, сжать. У девчонки оказались тонкие выступающие ключицы. Голубая жилка пульсировала на забрызганной грязью шее, выдавая отчаяние и страх охотницы. Ивар не смог с собой совладать. Только не в такой момент. Он поднял руку и костяшками полусогнутых пальцев провел от уха Киры, вниз по шее до самого края кружев. Ее кожа напоминала ему бархат.
  Он точно возьмет ее этой ночью. Найти бы только где-нибудь силы дождаться момента!
  Девчонка вздрогнула, глотнула воздуха. Ее грудь приподнялась, и перед глазами Ивара все поплыло. Он схватил охотницу за подбородок, провел большим пальцем по губам, оттягивая нижнюю так, что показались белые зубки.
  - Зачем ты так делаешь?
  - К-как? - удивилась она.
  - Зачем так дышишь?
  - Потому что ты опасен для меня.
  О да, неужели она это поняла?
  - Никогда об этом не забывай.
  - Не забуду. Может, теперь ты отвернешься? - сквозь туман, спутавший все мысли Ивара, голос Киры прозвучал на редкость недовольно.
  Он с трудом заставил себя оторваться от умопомрачительного зрелища ее груди, чтобы посмотреть в глаза.
  - Теперь - тем более не отвернусь.
  С сердитым выражением лица она расстегнула небольшую блестящую застежку спереди между чашечками лифчика. Спустила по плечам бретели. Ивар, как зачарованный, уставился на темно-розовые соски, но, уронив белье на пол, Кира тут же стыдливо прикрыла грудь руками. Поежилась, как будто чувствовала себя неуютно под его взглядом. Волчонком глянула исподлобья.
  Ивар разочарованно вздохнул.
  - Теперь уходи, - не попросила, а приказала она. - Джинсы я сниму и без твоей помощи.
  Ивар по опыту знал, что это будет непросто, но возражать не стал. Он защелкнул кандалы на другом запястье девчонки, а когда вышел, для верности еще и запер дверь ключом, который всегда носил с собой. В то время, когда Ивар не жил в этом доме, в его комнату никому не было входа.
  Он спустился по лестнице, потирая щеку, и только теперь почувствовав, как устал за целый день. Из кухни слышались голоса Лекса и Милы. Когда Ивар вошел, та стояла у плиты и помешивала что-то в кастрюле. От вкусного запаха слюнки потекли. Лекс сидел за столом и уже уминал суп из тарелки. Ивар тяжело плюхнулся рядом, оперся локтями о столешницу, обхватил голову и закрыл глаза.
  Минутка покоя.
  - Вы оба - идиоты, - заявила Мила, по-прежнему стоя к ним спиной. - Один - потому что придумал это, а второй - потому что потакает. Я поражаюсь, - она в сердцах взмахнула половником, - как вы еще Стаса в это дело умудрились втянуть?!
  - Ты уже ей все рассказал? - Ивар с осуждением покосился на Лекса.
  Тот с виноватым видом пожал плечами.
  - Вы чем думали вообще?! - Мила повернулась и уперла руки в бока. - Зачем вы сюда притащили девчонку из клана охотников? Разве это место не должно оставаться безопасным?!
  - Оно и останется безопасным, - отрезал Ивар.
  - Леша сказал, что ты потом ее отпустишь. Как же это место останется безопасным, если она всем расскажет?
  - Я не отпущу ее, а обменяю на жилу. Если мы получим железо, нам больше не придется прятаться от охотников. Больше никогда.
  - Я не хочу рисковать Никитой ради какой-то призрачной возможности, - в голосе Милы послышались нервные нотки.
  - Это не призрачная возможность. Она вполне реальна. И прекрати оспаривать мое решение.
  Под твердым взглядом Ивара девушке пришлось прикусить язык.
  - Есть будешь? - проворчала она.
  Ивар кивнул и получил тарелку ароматного супа.
  - Сегодня я останусь на ночь, - сказал он, приступая к еде.
  - Зачем ты спрашиваешь? - отозвалась все еще сердитая Мила. - Здесь все твое.
  - Я и не спрашиваю. Я ставлю в известность.
  Она фыркнула и посмотрела на Лекса.
  - Надеюсь, когда он вдоволь наиграется с охотничьей шлюшкой, ты его уговоришь ее убить?
  - Эм-м-м, - тот покосился на друга, - давай мы сами разберемся, сестренка.
  Мила швырнула на край стола полотенце, которым вытирала руки, пробормотала несколько нелестных выражений по поводу мужской солидарности и демонстративно покинула кухню.
  - Господи, ей мужик нужен. Кто-то же должен найти управу, раз ты не можешь! - покачал головой Ивар.
  - У нее никогда не будет мужика. И ты сам знаешь почему, - без тени улыбки возразил Лекс.
  Ивар потер переносицу. Да, он знал.
  - Хорошо, прости. Неуместная шутка.
  - Город на тебя плохо влияет. Ты забываешься иногда, - попенял друг. - Забываешь, что ты не из них. Не из тех, кому все можно. Надо быть осторожнее.
  - Не из обычных людей? - усмехнулся Ивар. - Да, бывает.
  - Ладно, - Лекс поднялся, отнес грязную тарелку в раковину, а на обратном пути хлопнул друга по плечу, - не мне тебя учить. Пойду почитаю племяшке сказку на ночь.
  Ивар тоже убрал посуду, сделал короткий звонок отцу, потом порылся в холодильнике и собрал на чистую тарелку еды. Охотница наверняка голодна как волк, а она нужна ему сильной.
  Хотя бы на эту ночь.
  Ивар поднялся наверх, открыл дверь в свою комнату и прислушался. Он не шутил, когда говорил, что не рискнет повернуться к охотнице спиной, и ожидал какого-нибудь подвоха. Хватило уже того позорного случая, когда она обманом заковала его в кандалы! Но комната оказалась пуста, а из-за приоткрытой двери в ванную послышались тихие всхлипывания.
  Ивар запер за собой дверь и поставил тарелку на комод. Следуя по дорожке из разбросанных вещей Киры, направился в ванную. Крохотные белые трусики, брошенные у самого порога, заставили его задержаться на пару мгновений. Ивару понравился ее вкус в выборе белья. Невинные кружева для невинной девушки. Сколько же удовольствия он получит, когда будет открывать ее другую сторону! Ту, о которой она сама, наверно, еще не подозревает.
  Представив себе, как это будет, Ивар почувствовал, что джинсы резко становятся ему тесными.
  Дверь отворилась, даже не скрипнув. Он увидел почти доверху наполненную ванну, от которой исходил пар. Девчонка сидела, обхватив руками выступающие из воды колени и уткнувшись в них лбом. Ее разгоряченные порозовевшие плечи вздрагивали. Ивар поморщился. Если она начнет рыдать и умолять его о пощаде, он ничего не сможет с ней сделать. Покорная жертва ему не нужна.
  Он подошел и присел у края ванны, провел ладонью по ее спутанным влажным волосам.
  - Я принес тебе поесть.
  - Не трогай меня! - она тут же отпрянула так резко, что обрызгала Ивара с ног до головы. - Ой... - протянула в растерянности.
  Он смахнул с лица капли воды и оглядел свою одежду.
  - Ну вот. Теперь мне тоже придется раздеться.
  - Не... - остальная часть фразы застряла в горле Киры, когда Ивар выпрямился и расстегнул пуговицу на джинсах.
  Огромными глазами с росинками слез, блестящими на кончиках ресниц, она наблюдала, как он снял с себя рубашку. Несколько раз открыла и закрыла рот, как будто пыталась что-то сказать.
  - Что? - Ивар нагнулся, чтобы расслышать, и одновременно вытащил ногу из штанины.
  - Не... надо...
  Она уставилась на его раздутый от желания член и стала красной как рак. Потом спохватилась и быстро отвернулась. Забилась в угол ванны, сжавшись в комок. Ивар перешагнул бортик, закатил глаза от удовольствия, когда горячая вода окутала уставшее тело, и заключил пленницу в кольцо рук, удобно пристроившись сзади. В оковах она не могла сопротивляться.
  - Раньше ты так не стеснялась. Ведь ничего нового не увидишь.
  - Раньше у меня всегда был под рукой нож.
  Ивар усмехнулся. Забавная малышка. Злая, как питбуль, и в то же время, беззащитная, как котенок. Тонкая талия, округлые женственные бедра. Приятная не только на взгляд, но и на ощупь.
  Ивар развернул девчонку лицом к себе, и она уставилась на него снизу вверх, дрожа в ознобе.
  - Ч-что ты будешь со мной делать?
  - Ну... - Ивар смочил пальцы в воде, провел по ее виску и принялся отмывать грязный след над розовым ушком, - ...я найду способ связаться с твоим отцом... - он обвел ушную раковину, к которой так и хотелось прикоснуться языком, - ...так, чтобы меня или посредника не пристрелили, не позволив и рта открыть... потом я предложу ему поведать мне местонахождение жилы... - большим и указательным пальцем Ивар потер бархатную мочку, и охотница задрожала сильнее, - ...и если твой отец действительно так дорожит тобой, мы совершим взаимовыгодный обмен.
  - Я... - зрачки девчонки расширились, а губы приоткрылись, - я не про это. Что ты будешь делать сейчас?
  - Есть какие-то особые пожелания? - Ивар снова смочил пальцы и пригладил волосы ей за ухо, открывая соблазнительный изгиб шеи.
  - Я не хочу, чтобы ты лежал со мной ванне голым.
  Ее тон стал увереннее. 'Осваивается', - подумал Ивар. Его чудесная охотница быстро адаптируется к трудностям. Как и он сам.
  Нет. Он тут же отогнал подобные мысли. Они не смогут быть парой. Никогда. Он не ищет в ней спутницу жизни.
  - Твое 'не хочу' здесь никого не интересует, - мягко возразил Ивар. - Так же, как мои желания не интересовали твоих родственников.
  Мягко, но достаточно убедительно, чтобы не давать ложных надежд.
  Кира вспыхнула. Она вырвалась из его рук и отпрыгнула как можно дальше, в противоположный конец ванны, в очередной раз забрызгав при этом пол. Подтянула колени в груди и уставилась на Ивара затравленным зверьком.
  - Если ты сделаешь это, то опозоришь меня.
  Он откинулся и положил руки на бортик, показывая, что не собирается бросаться следом.
  - Но я уже тебя опозорил. Думаешь, кто-то поверит, что у нас ничего не было?
  - Папа поверит, - нахмурилась она.
  - Нет, - прищелкнул языком Ивар, - он видел, как я целовал тебя, и видел твою реакцию. Сразу поймет, что ты вернулась к нему не прежней невинной дочуркой, какой была. А может, даже сейчас он думает, что ты сбежала со мной по доброй воле. Мои люди видели тебя. Они понимают, почему я остался здесь ночевать. Для них ты - моя добыча и мой военный трофей. Чужое мнение уже не должно играть для тебя роли.
  По ее лицу он понял, что попал в цель. Девчонка побледнела.
  - Ты же цивилизованный человек...
  - Я?! - Ивар не смог сдержать изумления. - Ты же сама всю дорогу называла меня животным!
  Кира надулась.
  - Может, ты и не животное, - неохотно признала она, - у тебя нет фамильяра.
  - Он во мне. Это делает меня еще более животным, чем ты думаешь.
  - Поэтому ты так жестоко поступаешь со мной?
  - Я? Жестоко? Может, мне следовало посадить тебя в клетку и оставить мокнуть под дождем?
  Девчонка поежилась и промолчала.
  - Может, стоило раздеть тебя и выставить перед всеми? - продолжил Ивар. - Позволить им щупать и трогать тебя, смотреть на твою прелестную грудь и наверняка не менее прелестную попку? Засовывать в тебя пальцы, а может и не только их?
  Кира сдавленно охнула и сжалась еще больше.
  - Нормальный человек бы никогда так не поступил, - с осуждением пробормотала она.
  Ивар взялся за бортики и подтянулся на руках, приблизившись к ней. Она считала его жестоким! Наивная девчонка, которая толком не видела мир!
  - Нормальный человек - это не лекхе? - прошипел он, нависая над охотницей и разрываясь от желания перестать сдерживаться. - А ты знаешь, что делают с девчонками, которые по своей глупости сбегают посмотреть на город без желтого билета в кармане? - Ивар прищурился. - Он их манит, такой красивый, такой яркий, такой не похожий на грязные вонючие переулки их гетто. Но они не знают его правил и попадаются в руки первого же патруля. Их ведут в какую-нибудь затасканную комнатушку...
  Ивар остановился и перевел дыхание. При мысли о том, что она могла сравнить его с кем-то из ненавистных врагов, в нем поднималась ярость.
  - Я... не хочу знать, - пролепетала Кира.
  - Ты и не узнаешь, - он раздвинул ей ноги коленом и провел ладонью по щеке. - Твой отец не зря не хотел, чтобы ты это видела. Он сохранил твой разум чистым.
  Ивар наклонился, чтобы поцеловать ее. Но девчонка выставила руки, упираясь в его грудь и не давая этого сделать. Прикосновение его обнаженной груди к железу ее кандалов заставило его вздрогнуть.
  - Я могу быть с тобой нежным... - Ивар надавил, понемногу преодолевая ее сопротивление и погружаясь в воду, чтобы лечь на нее. - Я... хочу... быть с тобой нежным.
  Она продолжала упираться, и ему пришлось терпеть жжение. Ухватив девчонку за бедра, Ивар подтянул ее к себе. От их барахтанья вода выплескивалась через край. Ивар нащупал нежную плоть между бедер охотницы, скользнул по ней указательным пальцем. Вниз. Обратно наверх. Еще раз вниз и теперь немного внутрь. Ее тело не пустило его. Она вся была зажата, искусанные губы дрожали, взгляд метался по его лицу, руки продолжали отталкивать.
  - Ш-ш-ш, я не сделаю больно, - прошептал он, склоняясь все ближе к ее манящим губам. - Уступи мне, Кира.
  Она закрыла глаза. Ивар почувствовал, как девчонка обмякла под ним. Его палец раздвинул ее нежные складки и потер их. Губы нашли ее губы. Кира шумно задышала, пуская его язык в свой рот. Другой рукой Ивар ухватился, наконец, за цепь кандалов и потянул ее вверх, заставив охотницу завести руки за голову. Приподнялся, чтобы полюбоваться на ее позу полной покорности и готовности принять его ласки. Девчонка слабо застонала и посмотрела на него из-под ресниц. Ивар не смог сдержать ответного стона. Такая желанная!
  Он оставил в покое ее женскую плоть, позволил охотнице опустить руки и под водой сам положил их на свой изнемогающий член. Сомкнул ее тонкие пальчики вокруг ствола и зарычал, чуть сдвинув к себе и обратно.
  - Вот как я хочу тебя, охотница.
  - Вот как я хочу тебя, зверь!
  Ивара скрутило от боли, когда цепь кандалов крепко прижалась к чувствительной коже его органа. С этими ощущениями не могли сравниться даже пытки 'красноповязочников', а уж их-то он запомнил на всю жизнь. В глазах потемнело. Вода плеснула в лицо. Миг - и он почувствовал, что рядом больше никого нет. Босые ноги Киры пошлепали прочь из ванной комнаты.
  
  
9
  
  'Уступи мне, Кира'.
  Голос Ивара продолжал звучать в моих ушах, пока я, поскальзываясь на плитках пола, выбежала в комнату. После горячей ванны воздух здесь показался просто ледяным. Я обхватила себя руками, чтобы согреться. С мокрых волос по спине текла вода, капли скользили по ногам, между бедер все предательски горело от прикосновений этого грязного лекхе, который посмел трогать меня в самом интимном месте!
  И я, действительно, чуть не уступила. Его поцелуй поднял внутри целую волну странных ощущений. Мне не хотелось позволять рукам Ивара хозяйничать на моем теле, но вот его губы... только усилием воли я вышла из оцепенения и смогла воспользоваться тем, что он сам подставился.
  Но как спастись от того, что похититель хочет со мной сделать? Взгляд упал на окно. Потом на дверь. Для верности я подбежала и подергала ручку, но, как и ожидала, там оказалось заперто. На глаза попалась тарелка с едой, стоявшая неподалеку на комоде из темного дерева. Возле нее лежала вилка с длинными зубцами. Из ванной комнаты послышался дикий рев Ивара. Времени не оставалось. Я схватила вилку и отпрыгнула подальше, за кровать. Подумала, что надо бы прикрыть наготу хотя бы покрывалом, но быстро отказалась от этой мысли. Если здоровенный мужчина набросится на меня, то не смогу отбиваться от него, путаясь ногами в длинной хламиде да еще придерживая ее на груди.
  Пусть лучше пострадает моя гордость, чем мое тело.
  Ивар возник в дверях, похожий на разъяренного быка. Он уставился на меня исподлобья, и его ноздри раздувались. Стало жутко. Может, не стоило с ним так? Теперь еще, чего доброго, убьет и в лесу закопает. Кто знает, на что он способен?!
  - Ты обожгла меня! - прорычал Ивар, подступая все ближе и сжимая кулаки.
  Я выставила вилку перед собой, понимая, как жалко выглядит это оружие против горы мышц, надвигающейся на меня. Неуязвимой горы мышц, к слову. Мокрые волосы Ивара были отброшены назад, открывая лоб. На скулах к вечеру начинала пробиваться щетина. Губы искривились в злобном оскале. Капельки воды длинными дорожками стекали по груди. Его соски казались крохотными светло-коричневыми комочками.
  - Да у тебя уже все зажило! - воскликнула я, не решаясь посмотреть ниже, чтобы оценить свою правоту.
  - Ты не поняла, женщина?! Это очень важное для меня место! Его нельзя жечь! И плевать, что оно заживает. Нельзя! Ты поняла?!
  Я сглотнула. Наверно, если его член так дорог ему, то с этим лучше не спорить.
  - Д-да.
  - Хорошо, - взгляд Ивара переместился на вилку. - А теперь убери это и дай мне подойти.
  Я схватилась за вилку обеими руками, как в прошлый раз в своей комнате хваталась за пистолет.
  - Нет.
  Он прищурился, но стало заметно, что злость уже прошла. Я порадовалась, что лекхе еще способен к диалогу.
  - Почему нет, охотница? Ты же видишь, что тебе некуда деваться? Эта вилка даже не из особого железа!
  Ивар был прав. Даже если я смогу воткнуть в него свое оружие, дырки зарастут быстрее, чем успею убежать. Оставался вариант воткнуть эту вилку ему пониже пояса, но что-то подсказывало, что второй раз шутить с его драгоценностью не стоит.
  Я приставила вилку к собственному горлу, примерно там, где по моим ощущениям проходила сонная артерия. Невольно вздрогнула от прикосновения острых зубцов.
  - Ты убьешь себя, чтобы не спать со мной? - на губах Ивара заиграла ухмылка.
  - Да. Если понадобится.
  - Почему? Я не понимаю тебя. Я же сказал, что буду осторожен. Я знаю, что ты девственница, и не буду причинять тебе лишней боли.
  - Потому что я хочу сделать это по любви! - выкрикнула я. - С человеком, который будет любить меня, бесчувственное животное!
  - Ага, я опять животное, - он уперся руками в бедра, и тем самым заставил меня посмотреть на них.
  Проклятье! Ничего там не поменялось даже после ожога.
  - Животное, потому что сам отказался вести себя как человек!
  - Сейчас никто не спит по любви, Кира, - покачал он головой и сделал шаг вперед. - Времена не те.
  Я сильнее воткнула вилку, ощутив резкую боль, когда зубцы прокололи кожу.
  - Значит, я буду исключением.
  Он сделал еще шаг, огибая кровать. Теперь между нами осталось совсем мало свободного пространства. Миролюбиво выставил руки.
  - Я не хочу делать тебе больно, охотница. Говорил же.
  - Я тоже не хочу делать тебе больно, - прошипела я, стараясь выглядеть угрожающе.
  Ивар подкрадывался ко мне, словно это он был охотником, а я - диким зверем.
  - Но я могу сделать тебе больно, если ты не расслабишься и будешь сопротивляться. Твое тело похоже на сплошной комок нервов. Когда я войду в него, ты должна быть мягкой и готовой.
  - Ты не можешь решить за меня!
  Он лишь фыркнул.
  - А тебе не кажется, что подобный диалог уже происходил между нами ранее? И после этого ты решила все за меня.
  - Ради твоего же блага!
  - Я тоже стою тут на грани того, чтобы схватить тебя и вонзиться дальше некуда, и уговариваю тебя ради твоего же блага.
  Я уставилась на него во все глаза. Да он еще благодетелем моим себя считает!
  Ивар подождал ответа некоторое время, потом продолжил:
  - Ты считаешь меня некрасивым?
  Я невольно еще раз оглядела его с ног до головы. Похоже, он просто издевается.
  - Н-нет.
  - Это из-за того, что тебе с детства забивали голову предрассудками по поводу огромных различий между нашими видами?
  Я покусала губы, обдумывая вопрос.
  - Может быть, но не это главное.
  Еще один шаг - и Ивар стоял совсем рядом. Его глаза неотрывно наблюдали за вилкой.
  - А в чем же дело, охотница? - приглушенным голосом спросил он.
  - Я совершенно тебя не знаю. Я ничего к тебе не чувствую. Я так не хочу.
  - А что ты хочешь узнать? - рука Ивара подобно стреле взметнулась, дернула меня за запястья. Второй рукой он выхватил вилку и, казалось, не потратил на это ни грамма усилий. По полу что-то прозвенело и откатилось в дальний угол. - Давай я тебе расскажу.
  Я снова оказалась перед ним, скованная и беззащитная. Закрыла глаза, чувствуя, как близко он стоит от меня. Между нами не было одежды, оружия или еще какого-либо препятствия. Только небольшая прослойка воздуха. Ивар подавлял меня своей властью. Не сдаваться, бороться - вот и все, что звучало в голове в тот момент. Я уцепилась за призрачную возможность.
  - Расскажи мне о шрамах, которые не зажили. Почему так? - пробормотала я.
  Ивар вздохнул, словно человек, обреченный делать то, что не хочется.
  - Когда 'красноповязочники' схватили меня... - он крепко сжал мои запястья у своей груди. Наверно, опасался, что проделаю фокус второй раз и опущу руки ниже, - ...то знали, кто я такой.
  Своей мощной грудью он закрывал теперь весь обзор, и мне не оставалось ничего другого, кроме как разглядывать его. Чем больше я старалась не думать о том, что вижу, тем настойчивее в голову приходили мысли, которых ни в коем случае нельзя было допускать. Что будет, если он снова меня поцелует? Что будет, если я не смогу сопротивляться и все зайдет дальше? Каково это - быть с мужчиной? Почему это так приятно, когда я чувствую прикосновение его обнаженной кожи к моей?
  Сердце гулко застучало.
  - Как же они поймали тебя? - произнесла я внезапно севшим голосом.
  - Я был неосторожен, - Ивар поднял мое лицо к себе и в ответ на вопросительный взгляд добавил: - Я был пьяный. В клубе.
  - В клубе?!
  Его взгляд изменился и стал нежным.
  - Я как-нибудь свожу тебя туда, маленькая охотница, - пробормотал он.
  - Я знаю, что такое клуб! Как тебя туда пустили?
  Ивар, который уже начала наклоняться к моим губам, отстранился.
  - Серьезно? Мне объяснять по второму кругу?
  - Ладно, и что дальше? - проворчала я.
  Его хитрый вид мне не понравился.
  - А дальше за поцелуй.
  - Да ни за чт...
  Ивар обхватил мое лицо ладонями и сделал то, что намеревался.
  - ...о-о-о... - только и выдохнула я в его рот окончание фразы.
  Не прекращая поцелуя, он подхватил меня под бедра, поднял и повернулся, прижав к холодной стене прямо возле окна. Мокрые пряди тут же прилипли к моей спине, вызвав дрожь по всему телу. Ивар скользнул губами ниже и долгим порочным движением слизал кровь с моей шеи. Я отчаянно замотала головой.
  - Нет! Не надо!
  - Я всего лишь целую тебя, охотница, - пробормотал он, не спуская яростного взгляда с моего рта. - Ничего такого, чего бы мы не делали раньше.
  Он снова сделал то, о чем говорил, на этот раз более грубо. Его язык играл с моим языком, лизал уголки моих губ. Зубы прихватывали нижнюю губу и отпускали. Я ощутила легкий металлический привкус собственной крови. Все тело обдало жаром.
  - Обхвати меня ногами и положи руки мне на плечи, - прозвучал хриплый приказ.
  Неизвестно почему, но я непреодолимо захотела его послушаться. Закинула руки, уронив цепь кандалов ему на спину. Ивар вздрогнул, как всегда делал это при соприкосновении с железом. По его шее текли капельки воды с кончиков волос. Ногами я обхватила крепкий торс. Почувствовала, как ладони Ивара придвигают меня еще ближе к сильному телу, заставляя бедра раскрыться шире.
  Он потерся об меня животом. Волоски, растущие вокруг пупка и ниже, щекотно прошлись по моей коже. Я невольно впилась ногтями в его плечи.
  - Так нечестно! Ты обещал рассказать, что дальше.
  Мне нужно отвлечь его. Нужно сбить с толку. Вот только как, если мой собственный рассудок готов помутиться?
  - Дальше... - Ивар недовольно поморщился, - ...они знали, что я исцеляюсь быстро, и боль проходит. Поэтому по прутьям из особого железа, которые удерживали меня, пустили ток.
  - Это было больно? - ахнула я.
  - Нет. Щекотно, - ответил он строгим голосом и потянулся ко мне, но я вонзила ногти в его плечи.
  - Я серьезно спрашиваю!
  На его скулах заиграли желваки.
  - Ты когда-нибудь резала палец?
   - Конечно.
   - Помнишь эту боль?
   - Ну да.
   - Представь, что ты засунула палец в мясорубку. Сравни.
  Я похолодела.
  - Все. Я рассказал все, что ты хотела знать, - Ивар нагнулся, чтобы дотянуться до моей груди.
  Его язык по очереди чувственно увлажнил каждый сосок. Электрические токи простреливали от них до самого низа живота. Я никогда не испытывала подобного. Заерзала в его руках, чувствуя непривычный прилив крови к бедрам. Вцепилась в его шею, зарылась пальцами в волосы на затылке. С каждой минутой становилось все сложнее бороться не только с ним, но и с самой собой.
  Если все ограничится только тем, что лекхе делает сейчас - пожалуй, я смогу с этим смириться. Да, на эту уступку можно пойти.
  - Расскажи мне еще что-нибудь, - со стоном выдавила я.
  Ивар закрыл глаза, медленно смакуя каждый сантиметр моей кожи.
  - Ты уже не такая сухая, как раньше, - его горячее дыхание опаляло, и он снова потерся об меня животом. - Я чувствую, что твой запах изменился. Это хорошо.
  Да что он такое говорит? Я шевельнула бедрами в ответ на движения Ивара и тут же испугалась своей реакции.
  - Расскажи не об этом!
  Он прошелся зубами по моей груди. Это выгнуло меня дугой, заставило извиваться, касаясь стены лишь затылком. Руки блуждали по плечам Ивара, постоянно причиняя ему боль железными оковами. Я поняла это по его реакции на прикосновения.
  Наконец, он осторожно поставил меня на ноги и снял мои руки со своей шеи.
  - Вот что мы сделаем.
  Ошеломленная, я осталась стоять у стены и смотреть, как Ивар развернулся и ушел в ванную. Его ласки настолько обездвижили меня, что даже не возникло мысли поискать вилку или другое оружие. Я просто ждала на том же месте.
  Когда лекхе вернулся, в его руках я заметила ключ.
  - Я сниму это с тебя ради сегодняшней ночи, - Ивар посмотрел мне в глаза и вставил ключ в замок оков. - Это будет мой жест доброй воли.
  Железки с лязганьем упали на пол. Мои руки стали свободны! В тот же момент Ивар подхватил меня и перенес на кровать. Приподнявшись на локтях, я в изумлении наблюдала, как он опускается на колени передо мной. Что собирается делать? Неужели...
  Ивар наклонился, лаская руками мои бедра. Его пробивающаяся щетина оцарапала внутреннюю поверхность моей правой ноги, когда он легонько коснулся губами кожи. Необычные ощущения. И приятно, и неприятно...
  Я затаила дыхание. Где-то глубоко внутри шевелился страх, но в то же время казалось, что низ моего живота плавится, как лед на солнце, нагреваясь и истекая горячей влагой.
  - Раздвинь свои ножки, - попросил Ивар, подбираясь губами все ближе к этому месту. - Сама... для меня... раздвинь...
  Мне следовало прийти в еще больший ужас от этих слов, но я лишь помедлила в нерешительности.
  - Тебе, правда, так приятно целовать меня?
  - Конечно, - удивился он, - с чего бы я еще это делал? Особенно мне нравится, как ты жалобно постанываешь от моих поцелуев.
  - Я не стонала!
  Или...?
  - Раздвинь ножки, Кира, - снова приглушенно произнес он. - Я все равно буду с тобой сегодня. Но ты получишь свое удовольствие первой.
  Жар тут же отхлынул.
  - Почему бы тебе не раздвинуть их силой, раз ты сам все решил? - процедила я.
  Ухмылка Ивара стала дразняще-сексуальной, веки чуть опустились на глаза, делая взгляд глубоким и возбуждающим.
  - Потому что удовольствие невозможно доставить силой. Ты должна о нем попросить. Или хотя бы не сопротивляться.
  Я готовилась вырываться и кричать, но после этих слов остановилась. До сих пор мне ни разу не было больно. Только приятно, и ощущения становились все сильнее с каждым новым действием Ивара. Как и обещал, он действовал нежно. И у меня не оставалось другого выхода, как пережить ночь с ним. Возможно, если я немного уступлю, это удовлетворит его?
  Я медленно отодвинула ногу в сторону. Коснувшись складок языком, Ивар сам застонал. Звук потряс меня до глубины души. Я вцепилась в его волосы, чтобы оттолкнуть, но рука так и осталась лежать неподвижно. Невидимая сила прижала меня к кровати, делая абсолютно беспомощной против этого мужчины - настолько острыми оказались ощущения.
  Поглаживание... удар... сильнее... слабее... все быстрее и быстрее - и вдруг сногсшибательно медленно...
  Я уже не могла сдержать стонов, цепляясь за покрывало. Весь мир вокруг перестал существовать. Волна за волной на меня накатывала жаркая истома, заставляя выкрикивать имя своего мучителя. Он словно только этого и ждал, с каждым моим криком удваивая старания. Мне стало все равно, кто он - враг или нет, и что ждет нас завтра. Вся прошлая жизнь, вплоть до сегодняшнего дня, казалась странным сновидением, от которого я вдруг проснулась и обнаружила себя в постели с мужчиной, который был создан для того, чтобы владеть моим телом.
  - Я не знала... - прошептала я, заметавшись по постели, - не знала...
  - Я тоже не представлял, что ты такая... - послышался шепот Ивара.
  Его руки все сильнее сжимали мои бедра. Я раздвинула ноги, уже бесстыдно подставляясь ему. Его язык поиграл с узелком наверху, а потом проник глубоко внутрь меня. Совсем не больно. Совсем не то, чего я ожидала и боялась. Но к языку тут же добавился палец. Медленными круговыми движениями он принялся дразнить меня. Умопомрачительный тандем. Никогда даже представить себе не могла, что такое возможно.
  Но когда я почувствовала, что палец скользит внутрь, а язык продолжает поигрывать узелком сверху, ощущения оказались совсем другими. Я охнула и напряглась.
  - Ш-ш-ш... - Ивар поднял голову, его дыхание было сбившимся, а голос - очень хриплым. - Только не сжимайся опять. Я буду очень осторожен.
  Продолжив ласкать меня, он понемногу проникал пальцем внутрь, то отступая, то возвращаясь. Потом повернул и медленно повел на себя...
  - Да-а-а! - закричала я, выгибаясь немыслимой дугой.
  Ивар поймал меня за шею, подтянул к себе, поцеловал в губы. Мой собственный вкус на его губах... его палец по-прежнему во мне...
  - Скажи, я был жесток с тобой, охотница? - пробормотал он между поцелуями.
  - Нет! - я захныкала как ребенок, ощущая, что внутри длятся и длятся отголоски того великолепного ощущения. - Мне было хорошо!
  - Ты - умница. Красивая, нежная девочка. Но я хочу большего, - он облизнул губы, с трудом оторвавшись от меня. - Я хочу всю тебя.
  Я не понимала, о чем он говорит.
  - Твой палец... у меня снова подходит...
  - Это были два пальца.
  Два его пальца? Поместились в меня? Уже?
  Ивар мягко толкнул меня на спину. Подтянулся на руках и навис сверху, заглядывая в глаза.
  - Уступи мне, Кира. Будь моей.
  Мои глаза распахнулись, когда я почувствовала, что его бедра прижимаются к моим, а ко входу толкается нечто твердое и большое. Вот теперь будет больно. Это то, о чем он говорил.
  - Нет!
  Неизвестно, откуда во мне взялось столько сил, чтобы оттолкнуть Ивара. Я скатилась с кровати, сама не зная, куда бежать. Реакция лекхе была быстрой. Он вскочил на ноги, резко толкнул меня в стену, возле которой совсем недавно мы стояли. Я больно ударилась плечом и вскрикнула. Ивар развернул меня к себе, впился в лицо полным безумной страсти взглядом.
  - Нет, Кира. Пойми меня. Нет. Я не отпущу тебя. Не так скоро, как ты хочешь.
  Я ахнула, когда Ивар поднял меня и закинул мои ноги себе на талию. Его руки проникли под мои бедра, раздвигая пальцами складки. Я закричала снова, чувствуя, как плотно он входит в меня.
  И очень медленно. Безумно медленно.
  Только спустя пару мгновений сообразила, что руки Ивара по-прежнему поддерживают меня снизу, а это я сама под воздействием веса опускаюсь на него.
  - Тебе больно? - встревоженно спросил он, пытаясь что-то прочесть в выражении моего лица.
  Я не знала, как описать это ощущение, и только пожала плечами. Решила приподняться, чтобы снизить давление. Ивар поморщился и прохрипел:
  - Пожалуйста... не надо... двигаться. Ты такая... тесная.
  - Пожалуйста... - эхом отозвалась я. - Отпусти...
  - Не могу, - он коротко простонал сквозь зубы, - я безумно хочу тебя... хотел сразу, как увидел...
  Ивар убрал руки, поддерживающие меня, и я плавно съехала по его стволу вниз.
  До упора.
  Внутри что-то щелкнуло. Я сжалась, ожидая ужасной разрывающей боли, но ее не было. Только стало горячо и мокро. Глаза у Ивара закатились. Вцепившись в его плечи, я оцепенела, разглядывая искаженное страстью лицо. Почувствовала, как он пульсирует во мне. Это ужасно заводило. Я стала сама не своя, вбирая в себя его экстаз.
  Ивар приподнял меня и снова опустил на себя, издав глухое рычание. Я не чувствовала какого-то безумного удовольствия... вообще ничего не чувствовала, но он... его надо было видеть. В этот момент я казалась себе невероятно привлекательной и могущественной, потому что каждое, даже самое крохотное движение заставляло Ивара дрожать, рычать по-звериному и крепче сжимать мои бедра.
  - Это то, чего ты так хотел? - решилась спросить я.
  - О боже, Кира! - он выгнулся, откинув голову и вдавливая меня в стену. - Прости, малыш, я не могу уже сопротивляться.
  Его разгоряченный вид сводил с ума. Ивар погружался в меня все быстрее и яростнее. Моя спина болела от ударов о стену, но это больше не волновало никого из нас. Поддавшись порыву, я обхватила его лицо ладонями и сама начала целовать. Так казалось правильным в тот момент. Ивар коротко стонал в мои губы, его веки дрожали, и под ними виднелись только белки глаз.
  - Ты - лучшая... - бессвязно пробормотал он, - из всех... никогда...
  По телу Ивара прошла судорога, и я ощутила, как он горячими толчками изливается в меня. Я вобрала в себя каждую секунду его невыносимого наслаждения. Смотрела в его глаза, пока он кончал. И поняла, что мы теперь неразрывно связаны. К лучшему или к худшему? Я не знала.
  Сердце Ивара бешено колотилось, когда он осторожно спустил мои ноги на пол и выпрямился. Я едва могла стоять и прислонилась к стенке. Уперевшись руками по обе стороны от меня, Ивар продолжил поцелуи, но его губы то и дело растягивались в улыбке. Я пробежалась пальцами по волосам на его затылке, сама не зная, зачем дарю ему эту ласку.
  - Ты устала, моя маленькая охотница?
  В горле пересохло, и я только кивнула. Тогда Ивар подхватил меня на руки и бережно отнес на кровать. Я распласталась на прохладном покрывале, ощущая, как горит каждая клеточка тела. Закрыла глаза, слушая, как он пошел в ванную комнату, и незаметно начала проваливаться в сон. Вздрогнула, когда к горячей коже между бедер прикоснулось что-то мокрое и прохладное. Встрепенулась.
  - Тише, - Ивар, склонившийся надо мной, усмехнулся, - я просто тебя вытру.
  Я откинулась на постели, позволяя ему делать со мной то, что хочет. Какая уже разница? Все случилось, как он и планировал. Обо всех проблемах и своем бедственном положении я подумаю завтра. А пока... хотелось лишь, чтобы он лег рядом, обнял и прижал к себе.
  Ивар так и сделал. Он выключил свет в комнате, заботливо укрыл нас и устроился, заключив меня в свои объятия.
  Но перед этим он застегнул на моих запястьях кандалы.
  
  Они по-прежнему оттягивали руки, когда кто-то грубо толкнул меня в плечо, а над ухом раздался громкий голос:
  - Хватит валяться, как на курорте!
  Я открыла глаза и рывком села, прижимая одеяло к груди. Надо мной, уперев руки в бока, стояла та самая девушка, о которой мы с Иваром говорили вчера. Мила, кажется. Теперь, с близкого расстояния, я обратила внимание, что разрезом и формой глаз она очень походит на Лекса. Кое-что стало понятнее.
  Всем видом Мила показывала недружелюбие и даже враждебность. Ее брови были нахмурены, и вся она походила на разъяренную кошку, готовую броситься. В поисках защиты я повернула голову на ту сторону постели, где рядом со мной засыпал Ивар.
  Пусто.
  - Где Ивар?
  - Он уехал, - прошипела Мила, - еще рано утром. И тебе хватит тут разлеживаться.
  Уехал? И бросил одну в поселении, где каждый меня ненавидит? Оставил на растерзание моим врагам? Я почувствовала, что замерзаю, и этот холод идет изнутри. А что еще следовало ожидать? Что в благодарность за мою девственность он назначит меня почетной гостьей, а то и вовсе отвезет обратно к отцу с тысячей извинений?
  Нет, лекхе не способны на благородство. А Ивар - тем более. Мне стоило выучить этот урок еще тогда, когда он похитил меня из дома отца. И вчера даже не скрывал своих намерений. Сразу сказал, что я - его добыча и военный трофей. Так и получилось. Он шептал ласковые слова, чтобы заставить расслабиться и поверить ему, а потом снова заковал мои руки, когда взял свое.
  - Что? - язвительно протянула Мила, словно умела читать мои мысли. - Думала, он вокруг тебя на задних лапах скакать начнет? Видно, здорово Ивар тебя поимел, что мозги расплавились. А через тебя поимел и твоего папашу. - Она отступила на пару шагов и скомандовала: - Вставай! Мне некогда тут с тобой прохлаждаться.
  Я скрипнула зубами. Ни за что и никогда не покажу никому из них как мне больно.
  - Моя одежда грязная. Надо ее постирать.
  - И что? Я, что ли, ее стирать должна? Сама это и сделаешь.
  Я тряхнула головой, стараясь сохранять спокойствие.
  - Дело не в этом. Мне нечего надеть.
  Мила фыркнула и смерила меня взглядом.
  - По-хорошему, тебе и не надо одеваться. Твоя польза лишь в том, чтобы лежать здесь и ждать с раздвинутыми ногами, пока Ивару снова станет скучно и захочется тебе всунуть. Охотничья шлюха, ты для него только игрушка! - она перевела дух и добавила более спокойно. - Но так и быть, я дам тебе что-то из своих вещей.
  Мила вышла из комнаты и вернулась минут через пять с застиранной футболкой и женскими спортивными штанами, которые выглядели более прилично.
  - Вот! - она бросила вещи на кровать. - Дарю. Все равно после тебя их уже не надену.
  Я не могла понять причин ее ненависти. Только из-за того, что мы принадлежали к противоборствующим сторонам, Мила относилась ко мне, как к завшивленной попрошайке. Может, у них с Иваром что-то было? Или есть? Может, она ревнует?
  Я опустила ноги из-под одеяла на пол и спохватилась.
  - Со скованными руками не смогу одеться.
  - Поэтому я и трачу на тебя свое время, - снова вышла из себя Мила. Она полезла в карман, вынула ключ и отомкнула один железный браслет. - Не вздумай наделать глупостей, охотница.
  В груди кольнуло. Ивар оставил ей ключ от оков. То есть, право распоряжаться моей свободой.
  С комода послышалось шипение. Толстая черная кошка сидела возле тарелки с едой и нервно виляла хвостом. Огромные зеленые глазищи нацелились на меня, а усы приподнялись, открывая крохотные белые клыки и изогнутый розовый язык.
  - Это твой фамильяр?! - изумилась я.
  - Ты не смотри, что это всего лишь кошка, - пригрозила Мила. - Морду тебе только так расцарапает, если дернешься!
  - Я не... - потребовалось несколько мгновений, чтобы подобрать правильные слова. - Я просто не думала, что твой фамильяр - кошка.
  Поднявшись с кровати, я принялась собирать разбросанное белье. Его придется надеть таким, как есть, а верхнюю одежду отправить в стирку. Краем глаза я заметила, что Мила тщательно изучает мое тело.
  - А какого фамильяра ты ожидала? - поинтересовалась она.
  - Думала, что медведь, как у Лекса.
  - Если бы это был медведь! - с каким-то странным сожалением и болью воскликнула Мила. - Я бы с удовольствием рвала в клочья тебе подобных.
  Как будто еще не понятно, что она меня ненавидит!
  Я натянула трусики и поправила их, ощущая, как между ног все саднит.
  - Сильно он тебя отымел? - показалось, что в голосе Милы послышались нотки сочувствия.
  Я пожала плечами и продолжила одеваться, стараясь быстрее укрыться от ее пронзительного взгляда. Мне не с чем было сравнить то, что делал со мной Ивар, но я помнила, что в какой-то момент сама хотела, чтобы он не останавливался.
  - Видимо, не сильно, - Мила подошла, чтобы застегнуть кандалы обратно. - Зря. Надо было так, чтоб ходить не смогла.
  Сочувствие мне только показалось.
  - Да что я тебе такого сделала? - не выдержала я, вырывая из ее рук уже скованные запястья. - Пальцем не тронула, слова не сказала!
  Стоя со мной лицом к лицу, девушка прищурилась. Кошка снова зашипела с комода. Постояв так немного, Мила отвернулась и пошла к выходу. По пути прихватила тарелку и проворчала:
  - Только еду на тебя переводить. Как будто мы тут золотые горы ворочаем!
  Она ушла и оставила дверь приоткрытой. Я с удивлением огляделась. Меня не будут держать под замком? Я свободна идти, куда пожелаю? Сердце гулко забилось. Побег? Непременно! Не останусь здесь ждать Ивара. Ни за что. Отцу будет больно, когда он узнает, что со мной сделали. Но если удастся замять историю, если никто больше не узнает, что я опустилась столь низко, что лишилась девственности с лекхе, возможно, со временем вернусь к прежнему образу жизни. Я даже оплачу свою потерю невинности и то, что светлый момент произошел не с любимым человеком и не так, как представлялось во снах.
  Но это потом.
  Сначала я убегу.
  Постирав одежду в ванной, я пристроила ее сушиться и вышла из комнаты. Бросилось в глаза, что вся мебель в доме добротная, хоть и не новая, а хозяйка явно старалась поддерживать чистоту и уют. Что ж, этого у Милы не отнять. Я приметила много женских вещей: цветы в красивых горшках, коврики на полу, картины на стенах. У нас в доме такого не водилось. Там все было сурово, минималистично, подчинено удобству, а не красоте. И часто попадалось на глаза оружие. Я точно знала, где найти его в каждой из комнат. У отца, вообще, оно украшало всю стену.
  О, если бы в этом доме так было! Но лекхе, похоже, не являлись сторонниками ни холодного, ни огнестрельного оружия. Спохватившись, я напомнила себе, что им на это и разрешения бы никто не дал.
  Я спустилась на первый этаж как раз в то время, когда Мила спешила на улицу с тазиком, полным свежевыстиранного белья. Мне достался еще один недобрый взгляд и ворчание:
  - Если хочешь есть, иди на кухню, возьми нож и почисти картошки.
  Нож! Меня как кипятком ошпарило. Она настолько глупа, что предлагает мне нож? Я ошарашено посмотрела вслед лекхе, за которой захлопнулась дверь. Похоже на то. Ивар не дал четких указаний? Или полагал, что я после ночи с ним растаю и передумаю убегать?
  Если так, то он сильно себя переоценил.
  Я бросилась на кухню. Здесь пахло выпечкой, сквозь цветастую штору на окне заглядывали солнечные лучи. Очень мило и по-домашнему. Я оглядела ряд шкафчиков с облупившейся краской на углах дверок. Выдвинула ящик со столовыми приборами. Потом сообразила и поискала на столешнице. Как и следовало ожидать, в деревянной подставке обнаружилось целых шесть ножей. Я выхватила самый большой. Сжала в кулаке до боли. Смогу ли я...? Дорогу к свободе, скорее всего, придется прокладывать путем кровопролития.
  Я оперлась обеими руками на стол посередине кухни и прикрыла глаза. Вспомнила, как прошлым вечером на меня обрушился поток грязи в самом прямом смысле. Так ко мне никто не относился. Я думала, толпа меня растерзает. И они, правда, готовились сделать это, но не посмели при Иваре. А теперь Ивара нет. Я одна. И я буду защищаться...
  - Здравствуйте! - пропищал детский голосок.
  От неожиданности пальцы разжались, и нож зазвенел по столу. Мальчик лет четырех стоял на пороге и держался одной рукой за дверь. В темных глазенках, так похожих на Милу и Лекса вместе взятых, сквозило любопытство. Смазливое личико, нос-пуговка, взлохмаченные черные волосы. Тигр на полосатой футболке и пустая кружка в другой руке.
  - А как вас зовут? - поинтересовался ребенок.
  Я посмотрела на нож, которым совсем недавно собиралась орудовать, и сползла на стул.
  - Кира.
  - Тетя Кира, а ты нальешь мне воды? - мальчик протянул кружку.
  Я потерла лоб. Никогда не видела детей лекхе. Или он не такой? Фамильяр нигде не появился. На вид ребенок выглядел совсем обычным.
  - Нальешь? - нетерпеливо повторил он. - Мама пошла на двор белье вешать, а она не велит самому к чайнику лезть.
  Мама. Мила - его мать? Кто тогда отец? Ивар? Лекс? Господи, Лекс, скорее, ее брат. Кто-то другой? Мне предстоит увидеть еще одного лекхе? Почему у Ивара тогда своя комната в этом доме?
  Я поднялась, взяла у мальчика кружку и налила воды. Ребенок встал рядом, доверчиво поблескивая глазенками. Обеими руками схватил посудину и начал жадно пить.
  - А как тебя зовут? - поинтересовалась я.
  - Никита.
  - А где твой папа?
  - У меня нет папы, - беззаботно произнес он и поставил кружку на край стола, очень близко, и я машинально отодвинула ее подальше, чтобы не упала. - А где твой фамильяр?
  Я слабо улыбнулась. Никита принял меня за свою.
  - У меня нет фамильяра.
  - Это потому что у тебя цепь? - он показал на кандалы.
  - Нет, - я присела на корточки, чтобы наши глаза оказались на одном уровне. - Это потому что я - охотник, а не лекхе.
  Рот ребенка испуганно округлился. Он отступил на шаг назад, но увидев, что я не двигаюсь, осмелел.
  - Ты обманываешь, тетя. Охотники не такие. У них большие клыки и огромные ноги, они волосатые и вонючие, у них много опасного оружия, и они убивают любого, кто попадется им на глаза. Они как злой волк из сказки про трех поросят, - Никита кокетливо похлопал длинными ресницами. - А ты - симпатичная, как принцесса.
  Я горько усмехнулась.
  - До недавних пор я то же самое думала про лекхе, малыш.
  - Так где твой фамильяр? - упрямо повторил он.
  Пришлось срочно придумывать что-то убедительное для детского разума.
  - Он исчез, - пожала я плечами. - Просто испарился.
  - Как у дяди Ивара?
  - Да, - я погладила его по тонкой ручке. - А кем тебе приходится дядя Ивар?
  Ребенок задумчиво почесал висок.
  - Он - мой дядя. Но не такой, как дядя Леша. Дядя Леша - мне родной. А он - просто дядя. Он здесь как король. Все его слушаются. Только мама не слушается. Она кричит на него и называет идиотом. Как вчера.
  Вчера? Что-то подсказывало мне, что Ивара назвали идиотом из-за меня. И правильно сделали.
  - А дядя Ивар тоже кричит в ответ?
  - Нет. Он сжимает кулак вот так, - Никита потряс кулачком перед моим носом. - И говорит: 'Слушайся меня'. И тогда мама слушается. Но потом, уже вдвоем с дядей Лешей, все равно называет его идиотом.
  - А почему он живет в вашем доме?
  Ребенок посмотрел на меня так, будто я спросила, не шел ли вчера дождь из лягушек.
  - Потому что ему негде жить. Мы его приютили.
  Король, которому негде жить. Я приложила руку к разгоряченному лбу. Что же мне со всем этим делать?
  - Никита! Быстро отойди от нее!
  Разъяренная Мила ворвалась на кухню, схватила сына и оттащила от меня, спрятав себе за спину. Ребенок испугался и захныкал, а его мать сверкнула глазами на нож, потом на меня.
  - Я просто собиралась почистить картошку, как ты и сказала! - попыталась оправдаться я.
  - Да что ты говоришь? Таким ножом ее не чистят!
  И сразу же сзади в спину ударило мохнатое тело ее кошки. Раздалось шипение и угрожающее мяуканье. Острые когти впились в меня. Резкая боль. Я закричала. Закинула руки за голову. Схватила животное за шкирку и с размаху швырнула через себя в кухонный шкаф. Кошка плашмя впечаталась в дверку и грохнулась на пол. Удар получился такой силы, что будь она обычным зверем - наверняка переломала бы себе что-нибудь. Но фамильяр, как ни в чем не бывало, вскочил на ноги, готовый к новой атаке.
  - Мила! Прекрати! - в дверях показался Лекс. Судя по одежде, он явился с улицы и, видимо, только вошел в дом и бросился на шум. - Вон отсюда! Я сам разберусь!
  Никогда еще я не была так рада видеть этого лекхе. С облегчением выдохнула. Кошка успела здорово расцарапать меня, на спине чувствовалось невыносимое жжение.
  Мила недовольно фыркнула на брата.
  - Не смей приближаться к моему ребенку! - пригрозила она мне напоследок, а потом увела Никиту прочь.
  Было слышно, как, удаляясь, Мила продолжает ругать плачущего сына и запугивать тем, что я хотела его убить. Кошка побежала за ними, победоносно подняв трубой хвост.
  Лекс оглядел кухню, тоже задержался взглядом на ноже.
  - Я не собиралась нападать на ребенка. За кого вы меня принимаете? - возмутилась я.
  - Тише, охотница. Я верю. Чаю будешь? А бутерброды? - он спокойно взял нож со стола, убрал в подставку и поставил на огонь чайник. - Я вот точно буду.
  Со вчерашнего дня у меня маковой росинки во рту не было, и я с благодарностью кивнула. Села на стул, наблюдая, как Лекс щедро, по-мужски, отрезает большие ломти хлеба, вынимает масло и сыр из холодильника. Орудовал он ловко, я даже залюбовалась.
  - Почему ты так легко поверил мне? - я хотела добавить 'в отличие от Милы', но сдержалась.
  - Думаешь, не стоило? - намазывая кусок хлеба маслом, он обернулся через плечо, глянул лукаво.
  Я пожала плечами.
  - Мила права. Таким ножом не чистят картошку. Я специально выбрала самый большой.
  Лекс отвернулся и продолжил занятие.
  - Ты выпустила нас из клетки. Если бы не ты, у нас не было бы шансов выбраться. Ты не похожа на тех, кто убивает детей.
  Он повернулся, выставил на стол чашки, бросил в каждую пакетик с чаем, налил кипятка и добавил:
  - Кроме того, этот нож не из особого железа. Он безопасен.
  - Даже для Никиты? - удивилась я.
  - Мы же вроде решили, что на детей ты не нападаешь? - парировал Лекс, выставив еду.
  Рука сама потянулась к бутербродам на тарелке. Я запихнула в рот большой кусок и прикрыла глаза от удовольствия, когда начала жевать. Лекс присел на соседний стул и наблюдал за мной с усмешкой.
  - Голодная, значит? Ивар не покормил?
  Я на миг перестала жевать, но голод пересилил все неприятные мысли.
  - Не напоминай мне о нем, - пробубнила я с полным ртом. - Он сделал со мной кое-что ужасное. Я не хочу говорить что, но поверь, это так.
  Лекс поднял брови, отпивая из чашки чай, но промолчал.
  - Ты должен меня отпустить. Пока его нет. Вижу, что ты - единственный разумный человек здесь, - я мысленно посоветовала себе забыть, как он чуть не придушил меня в машине, - поэтому очень прошу, буквально умоляю: дай мне уйти. Ивар уехал, он сделал со мной все, что хотел, я больше ему не нужна. Мила меня ненавидит. Остальные - тоже. Я очень хочу домой!
  Лекс отставил чашку, и я затаила дыхание в ожидании ответа.
  - Нет, Кира, - спокойно и даже строго произнес он.
  - Но почему нет?!
  - Потому что ты принадлежишь Ивару. Только он может решить, что с тобой делать.
  - Я никому не принадлежу! - в отчаянии я стукнула чашкой по столу. - Я принадлежу только себе! И своей семье! К которой я хочу вернуться!
  Лекс сделал мне знак замолчать.
  - Пойми, охотница. У Ивара нет обыкновения привозить сюда девушек и спать с ними. Особенно, если это - дочь его злейшего врага. Он всю свою жизнь держит под контролем, и вот так сорваться... - Лекс покачал головой. - Раз он так поступил, значит, ты важна для него. Ты - особенная. Поэтому тебя отсюда никто не выпустит.
  Я вспыхнула. Значит, и этот в курсе ночных событий. Какой позор! С мучительным стоном я уронила лицо в ладони. Услышала, как Лекс поднимается со стула и обходит меня. Дернулась, когда почувствовала, что он прикасается к моей спине.
  - Дай посмотрю, - миролюбивым тоном попросил Лекс. - Ивар сказал, что я должен заботиться о тебе.
  Ивар сказал! Ивар сказал! А где сам Ивар?! Снял сливки и переложил заботу обо мне на других, как будто зверюшку на попечение соседям оставил!
  Лекс, тем временем, успел задрать мою футболку до самых плеч и сочувственно поцокал языком.
  - У тебя на позвоночнике две здоровые ссадины. И наверху несколько глубоких царапин от кошки. Тут фамильяра бы призвать... - он весело хмыкнул. - Или обработать йодом. Ты не против йода?
  - Не против, - буркнула я.
  Ну ладно, царапины от кошки, а ссадины-то откуда? И тут перед глазами всплыли картины прошлой ночи и то, с каким лицом Ивар вжимал меня в стену. В ушах зазвучали его глухие стоны, его шепот. Влажное скольжение между моих ног... его руки, удерживающие меня крепко и надежно, так, что я не боялась и забыла обо всем.
  Я снова спрятала лицо в ладонях, с ужасом понимая, что внизу живота становится горячо и томно. Сумасшествие какое-то.
  Лекс успел сходить за йодом и принялся бережно смазывать мои царапины, пока я придерживала футболку на плечах. Чем-то даже братьев напомнил. Они тоже вечно кудахтали над моими порезами. Сердце сжалось от тоски. Как там они? И отец? Когда я их увижу? И увижу ли вообще?
  - Мила не тебя ненавидит, - вдруг сказал Лекс.
  - Что? - удивилась я, отвлекаясь от раздумий.
  - У нее нет к тебе личной вражды, говорю. Ты не думай. Ты просто напоминаешь ей...
  Он замялся.
  - О чем?
  - Обо всем. О том, что есть охотники. О том, что есть внешний мир. Она давно уже не выходила за пределы поселения. Пыталась убедить себя, что больше ничего не существует. А ты ей напомнила, что это не так. Будь ты обычной девчонкой, вы бы, может, даже подружились. Но ты - охотница. И хоть я говорил ей, что ты не из местных, а из клана Хромого, который живет отсюда за тридевять земель, от этого не легче.
  - А почему она ненавидит местных охотников?
  - Видишь ли...
  Лекс снова умолк. Он отошел, чтобы убрать баночку с йодом и выкинуть ватную палочку. Нехорошие подозрения начали шевелиться во мне. Может, с ней поступили так же, как Ивар - со мной? Какой-то охотник украл ее и держал у себя?
  - А кто отец Никиты? - спросила я, когда Лекс вернулся и сел на свой стул, собираясь допить чай.
  - Мы не знаем, кто его отец, - ответил он и встретился со мной взглядом.
  Я поморгала в недоумении.
  - То есть как? Мила не помнит, с кем у нее все было?
  - Их было несколько, - он нахмурился, - мы подозреваем, что это были все, кто оказался поблизости в тот момент.
  У меня открылся рот. Воображения не хватало, чтобы представить такое, но все равно стало страшно.
  - Но... - я с трудом заставила себя говорить, - охотники дают клятву... они не могут причинять вред просто так... мы должны поступать справедливо... мы же не звери...
  Лекс снова приподнял брови и посмотрел на меня с мрачной иронией.
  - А Никита... - продолжила я.
  - Мы все его любим. Он ни в чем не виноват.
  - Но... он человек? То есть, он... обычный человек? Или лекхе?
  - Мы пока не знаем. Ждем, появится ли у него фамильяр. Обычно это происходит годам к пяти, так что осталось недолго. Есть еще вариант раздобыть особого железа и приложить к его руке. Но, как ты понимаешь, никто не собирается этого делать. Мы просто ждем. Даже если он не такой, - Лекс развел руками, - что с того? Выгнать его на улицу?
  - Нет... - я покачала головой. - Нет!
  - Ну вот, охотница. Так и живем.
  Я потерла виски. Лучше бы сидела в комнате. Чем больше узнавала, тем страшнее становилось от того, сколько утаил от меня отец.
  - Ивар рассказывал мне... что девушек ловят патрули... Мила хотела убежать в город?
  - Мила хотела убежать с Виктором. Был у нас такой один. Но ему не нравилось жить в Сопротивлении.
  - В Сопротивлении?
  - Так мы называем это место. Наше поселение. Мы - Сопротивленцы. Мы не живем в гетто, не подчиняемся законам и мечтаем, что когда-нибудь перемена законов случится в обратную сторону. Станет как раньше.
  - Как вас до сих пор не нашли? - удивилась я.
  - Этот кусок земли оформлен, как частное землевладение. Мы имеем право не открывать никому ворота. Все вопросы к владельцу земли.
  - Но лекхе не имеют права владеть землей!
  Мой собеседник рассмеялся.
  - Ну естественно, земля не оформлена ни на кого из нас, охотница! Мы же не такие дураки, как ты считаешь. Слава Богу, есть люди среди Сочувствующих, которые готовы нам помочь. И их даже больше, чем ты думаешь.
  - Сочувствующих?
  - Это долго объяснять, - отмахнулся он, - и я не уверен, что Ивар будет рад, что мы уже с тобой так откровенничаем.
  - Хорошо, расскажи мне про Виктора, - я уцепилась за любую возможность узнать больше о поселении, - почему ему не нравилось жить здесь?
  - Он какой-то вечно скользкий был, - Лекс презрительно скривился, - гаденький. Но Милке нравился. Уж не знаю, чем вы, девчонки, себе предмет обожания выбираете. Но явно не головой. Виктор удрал от нас и стал 'красноповязочником'. Но Мила продолжала бегать к нему на свидания. А у них там свой кодекс есть. Типа проверки на профпригодность. И одним из пунктов кодекса является поимка кого-то из лекхе и передача его властям.
  - И он выдал Милу? - поразилась я.
  - Да. Пригласил ее на свидание в город. А сам договорился с соседним кланом.
  - Это ужасно! Он предатель!
  - Я рад, что ты тоже ненавидишь 'красноповязочников', как мы, - улыбнулся Лекс.
  - Но вы ее спасли? Милу?
  - Позднее, чем хотелось бы. Да, спасли. Ивар через свои связи в городе узнал, где ее держали. Кое-как удалось выкупить. Все очень рисковали.
  - А 'красноповязочники'... Ивар говорил, что они ловили и его.
  - Это было гораздо позже. Но без Виктора и тут не обошлось, - Лекс сжал кулаки. - Так бы башку этому гаду и оторвал. Вот только попадется он мне и Родиону!
  - Так вот о чем Мила говорила, когда жалела, что у нее кошка, - сообразила я. - Она не смогла защититься. Она ведь твоя сестра, правильно?
  - Мы с ней двойняшки, - кивнул Лекс. - Но я - все равно старший.
  - А почему тогда у нее не медведь, как у тебя? Тем более, если вы родились в один день!
  - Ох, охотница, - вздохнул он, - такое впечатление, что с другой планеты прилетела. Фамильяр дается нам как отражение нашей души. Это наш ментальный образ.
  Я округлила глаза, показывая, что не совсем понимаю.
  - Ну от характера зависит, какой у тебя будет фамильяр! - простонал Лекс, вынужденный втолковывать очевидные для него вещи.
  - То есть... в другой жизни ты был бы медведем?
  - Возможно, - он рассмеялся.
  - А кошка Миле подходит... - задумчиво протянула я. - Она сразу показалась мне домашней, но очень уж своенравной. А Байрон... он слишком утонченный, чтобы иметь того же медведя.
  - Только не спрашивай у меня, люблю ли я малину и мед, - с иронией произнес Лекс.
  Я посмеялась вместе с ним, но потом закусила губу. Следующий вопрос так и вертелся на языке. Но стоит ли его задавать? Не воспримет ли мой собеседник простой интерес как нечто большее? В конце концов, чем больше информации соберу, тем лучше. Поколебавшись, я все-таки решилась.
  - А какой фамильяр был у Ивара?
  - Хочешь узнать о нем побольше? - хитро прищурился Лекс.
  - Вовсе нет! - ответила я, пожалуй, чересчур поспешно.
  Мысленно тут же одернула себя. Почему я должна испытывать стыд за то, что задаю вопросы о мужчине, который безжалостно лишил меня невинности? Имею право хотя бы знать, кто он такой.
  - Тогда тебе с Ниной побеседовать надо, - продолжил мой собеседник, словно и не заметил смущения. - Она, кстати, тоже тобой интересовалась. Если хочешь, могу после завтрака тебя проводить. Наши уже успокоились немного, но одной тебе все равно на улице лучше не показываться.
  - Кто такая Нина?
  - Доедай, охотница. Увидишь. Если Ивар - это мозг нашей общины, то Нина - ее сердце.
  С этими загадочными словами Лекс поторопился закончить завтрак. Я тоже проглотила бутерброды, почти не жуя. Вопросы только множились в голове. Но от общения с Ниной, кем бы она ни была, я не собиралась отказываться. К тому же, попутно нужно осмотреться. Прошлым вечером этого не удалось сделать, как следует. Должна же быть какая-то лазейка, через которую смогу ускользнуть!
  Я помогла Лексу убрать со стола и даже сполоснула посуду. Почему-то история Милы кардинально поменяла мое к ней отношение. Вместо ответной злобы я чувствовала только жалость. Прошлой ночью Ивар все-таки подготовил меня, пусть и против воли. А если бы это была орава сбесившихся от похоти мужчин? Я поежилась и решила просто не давать Миле больше повода сцепиться со мной.
  У дверей стоял большой брезентовый мешок, завязанный бечевкой. Лекс задержался возле него, крикнул куда-то в глубину дома:
  - Мила! Гуманитарку разбери! Там шоколад сегодня!
  Его сестра появилась в коридоре. Хмуро оглядела меня, потом мешок.
  - Хорошо. Никитка будет рад. Соседям тоже раздам.
  - Ты не замерзнешь? - озаботился Лекс, когда мы вышли на улицу. - Где твоя куртка?
  Я оглядела свое нехитрое одеяние. Несмотря на солнечный день, на улице было свежо, и голые руки тут же покрылись мурашками.
  - Моя одежда сушится.
  Он тут же снял ветровку и накинул на меня. Окутавшая плечи ткань была теплой и мгновенно согрела. Неловко придерживая полы скованными руками, я с удивлением посмотрела на увальня, действительно, чем-то похожего на медведя. Лекс сам по себе такой добрый или это все тот же приказ Ивара заботиться обо мне так на него действует? Не думаю, что кто-то из моих братьев, например, стал бы по доброте душевной заботиться о пленнике.
  Значит, приказ.
  - Что за гуманитарка? - поинтересовалась я.
  - Помощь от Сочувствующих, - пояснил Лекс. - Я с утра сходил на точку, где они раздают еду. Вообще, мы своим хозяйством живем. У каждого огород. Скотину держим. Что-то Ивар привозит из города. Но есть по-настоящему дефицитные продукты.
  - Как шоколад?
  - Угу. Шоколад, леденцы. То, чего сами не производим, но детям очень хочется.
  Я кивнула в знак того, что понимаю их положение.
  - Ходил на точку? Это в город? А далеко здесь до города?
  Лекс рассмеялся.
  - Может, тебе еще показать, в какую сторону идти? Нет, охотница. Даже не думай, что сможешь убежать.
  Я насупилась и огляделась. При свете дня поселение выглядело немного иначе. За домами, как и говорил Лекс, виднелась черная земля возделанных огородов. У кое-кого под окнами был разбит цветник. Перед нами с веселым визгом пробежала стайка детишек и помчалась дальше. Поселенцы, увидев меня, останавливались и провожали недобрыми взглядами. Но хотя бы не кричали гадостей и больше не кидались грязью.
  Мы подошли к одноэтажному дому, обнесенному по периметру невысоким, примерно по колено, заборчиком. Все его доски были выкрашены в разный цвет, что придавало жилищу забавный и несерьезный вид. На веранде я заметила пожилую женщину, которая сидела в кресле-качалке и почесывала шею вороны, примостившейся на сгибе локтя. Склонив седую голову с уложенными в высокую прическу волосами, женщина что-то нашептывала птице.
  - Вот мы и пришли, - сообщил Лекс.
  - Это Нина?! - удивилась я. - А как ее отчество?
  - Просто Нина. Не вздумай выспрашивать про отчество или называть 'тетя Нина' и 'бабушка Нина', - склонился к моему уху и предупредил Лекс. - Она этого очень не любит. Тогда ее ворона выклюет тебе глаза.
  Я охнула, а он рассмеялся.
  - Охотница, ты такая доверчивая! Ворона тебя, может, и не тронет. Но насчет обращения я не пошутил.
  Лекс подтолкнул меня вперед. Стараясь идти уверенным шагом, но уже не чувствуя прежней уверенности внутри, я поднялась на веранду. Женщина поправила на плечах серую пуховую шаль, чуть шевельнула локтем - и птица, захлопав крыльями, переместилась на перила веранды. Возле кресла хозяйки стоял низкий столик, на котором я заметила чашку с остатками кофе и пачку сигарет с зажигалкой. Тут же стоял стул с высокой спинкой, словно приготовленный для меня.
  - Это она? Девочка из клана Хромого? - голос у Нины оказался прокуренным, хрипловатым.
  - Да, - с каким-то благоговейным почтением ответил Лекс.
  - Хорошо. Иди, сынок. Я за ней пригляжу.
  Лекс бодренько покинул веранду и поспешил прочь, а мне снова пришла пора удивляться.
  - Он ваш...
  - Да не сын он мне, конечно! - женщина усмехнулась. - Но я люблю этого засранца, как родного. Да не стой, девочка, садись. В ногах правды нет.
  Я опустилась на край стула, придерживая на плечах куртку Лекса. А старушка-то оказалась не промах! На моей памяти так любил выражаться кто-нибудь из наемников, да и у братьев нет-нет проскальзывало словцо, но мне отец категорически запрещал повторять за ними и вести себя развязно.
  Нина взяла пачку, вынула сигарету и подкурила.
  - Кто твой отец? - спросила она, поглядывая на меня сквозь облачка дыма, которые срывались с ее сморщенных губ, подкрашенных помадой.
  - Меня зовут Кира...
  - Я знаю, как тебя зовут, - перебила она. - Ты что, не слышишь? Я спрашиваю, кто твой отец?
  - Григорий. Может, вы знаете и его? - я не удержалась и добавила в голос язвительные нотки.
  Ворона хлопнула крыльями и каркнула на меня.
  - Может, и знаю... - протянула старуха, прикрыв глаза. - Но не помню. Не могу вспомнить, как он выглядел. Их было два брата, кажется.
  - Да, второй - мой дядя. Дмитрий.
  - А кто твоя мать?
  - Ее звали Майя, - я вздохнула, как выходило всегда, стоило завести разговор о маме. - Но она давно уже умерла. Ее убили...
  - Я помню Майю, - снова перебила меня Нина. - Ты похожа на нее. Но не совсем. Она была просто картинка. Петер влюбился в нее с первого взгляда. И, мне кажется, так и не смог разлюбить.
  Я впервые слышала о чем-то подобном. Отец мало рассказывал о прошлом, и любопытство загорелось во мне с новой силой.
  - Вы знали мою маму?
  - Я видела ее один раз. Тогда Петер привел ее к нам в общину, чтобы познакомить со своими родителями. Он был сыном нашего главы, а она - дочерью главного охотника из соседней деревни, - Нина покачала головой. - Мы все понимали, что такой союз обречен, но молчали. У Петера было право выбора.
  - Мама? Встречалась с лекхе?! - круглыми глазами я посмотрела на собеседницу.
  Всю жизнь считала, что мама встретила папу, влюбилась в него и вышла замуж. Теперь же словно слушала историю о какой-то другой, незнакомой мне женщине.
  - Она не просто встречалась, - заметила Нина, стряхивая пепел, - они любили друг друга так сильно, что моя Инга рыдала ночами в подушку. Петер сильно нравился ей, но был увлечен другой. Мы все удивились, когда Майя вдруг отказала ему и запретила к себе приближаться. Видимо, что-то случилось у них там, в деревне. Может, ее отец узнал? Охотники нас недолюбливали, и это еще мягко сказано. Петер был сам не свой. Бродил по округе, как привидение. Взгляд стал пустым и мертвым. Инга поддерживала его, как могла, и постепенно у них все сложилось.
  Я покачала головой. Сложно поверить, что у мамы мог быть в сердце кто-то еще. Скорее всего, она вовремя опомнилась.
  - Наверно мама просто решила выйти замуж за моего отца? Поэтому отказала Петеру?
  Нина рассмеялась, а ворона снова каркнула.
  - Поверь мне, девочка, от такой любви просто так не отказываются. Инга не сразу уговорила Петера уехать из общины, построить дом. Сначала он отказывался, его тянуло к охотничьей деревне, как магнитом. Мы боялись, что рано или поздно его подстрелят. Инга убедила его, что жилу нужно охранять, а для этого стоит обосноваться где-то рядом. Мы все время ждали, что кто-нибудь еще случайно натолкнется на нее. Но настоящей причиной, все-таки, стало ее желание увезти мужа подальше от прошлой любви. И я ее в этом поддерживала.
  - Значит, Инга...
  - Была моей дочерью.
  - А почему была?
  Лицо моей собеседницы стало суровым.
  - Потому что твой отец и его брат убили ее, Петера и трех детей в их же собственном доме.
  - О боже... - я постепенно начинала понимать, - ...то, что рассказывал Ивар... это был его отец... и мать... и это был он сам.
  Нина кивнула и потушила окурок в пепельнице. Ворона прошлась по перилам туда и обратно, не сводя с меня черных блестящих бусин-глаз.
  - Но вы говорите, что его убили, - продолжила я, - но его не убили. Он жив, он...
  Я осеклась на полуслове.
  - Да, ему повезло, - согласилась Нина, - даже два раза. Первый раз - когда выстрел пришелся в сердце, а не в голову. Уж не знаю, почему у убийцы дрогнула рука. А второй раз - когда этот убийца раскаялся и принес мне его.
  - Как принес?
  Нина пожала плечами.
  - Я помню, это было раннее утро. В мою дверь затарабанили. Я испугалась, но открыла. Это оказался охотник. Молодой. Сейчас я уже не вспомню его лица. На руках он держал моего внука. Залитого кровью. Помню, как закружилась голова. Я села прямо на пороге, а охотник положил мне на руки Ивара и все втолковывал, что он дышит.
  Я слушала, потеряв дар речи.
  - Охотник сказал, что они захватили дом, и всем нам, всей общине лучше в ближайшее время убраться подобру-поздорову, потому что участь семьи Петера может постигнуть всех нас. Сказал, что он оставил тела на въезде в наше поселение, чтобы мы могли похоронить их. И еще сказал, что когда забирал Ивара, видел, что на его груди лежал львенок. Это подсказало охотнику, что ребенок еще жив, - она пожала плечами, - не знаю, почему не стал добивать. Наверно потому, что львенок не шевелился и тоже казался полумертвым. Так мне сказал охотник. Когда Ивара принесли мне, фамильяра уже не было.
  - И куда же делся... львенок?
  - Мы не знаем, - покачала Нина головой. - Мы можем только предполагать. Я слышала, что такое бывает. Но никто из знакомых, и знакомых моих знакомых, и их знакомых никогда не видел своими глазами, как фамильяр умирает, а его хозяин остается на этом свете. Видимо фамильяр так хотел спасти Ивара, что просто растворился в нем, передав все жизненные силы. Будь это взрослая особь, он мог бы просто излечить. Но что взять с львенка, который сам недавно только появился у малыша? Пуля прошла очень близко от сердца. Сколько я потом ни обращалась к врачам - все, как один, твердили, что без операции ребенок бы не выжил.
  - Ого...
  - Еще несколько дней Ивар находился между жизнью и смертью, а потом пошел на поправку. Отец Петера собрал мужчин и пошел, чтобы отвоевать жилу, но их тоже перестреляли. С новыми пулями у людей появилось преимущество. В тот же день мы собрались и всей общиной отправились куда глаза глядят, лишь бы подальше от этих мест.
  Я задумалась.
  - Но мне говорили, что это лекхе нападали на людей. Что это один из них убил маму. Что это... был... Петер.
  - Милое дитя, - снисходительно фыркнула Нина. - Среди лекхе тоже всякого сброда хватает. И чем тяжелее времена, тем его больше. Но за свою общину я могу поручиться. Сколько соседи не обвиняли нас в убийствах, кражах и прочем, точно могу сказать, что мы этого не делали.
  Нина говорила убедительно, ее глаза блестели от влаги. По-человечески мне стало жаль собеседницу. Но здравый смысл подсказывал, что нельзя так легко верить в кардинально противоположную историю. Как я могу различить, где правда и где ложь?
  - Все-таки, меня учили другому, - упрямо произнесла я. - И если все лекхе были такие хорошие, то почему люди вдруг решили их опасаться? Почему загнали в гетто? Почему дали определение 'социально опасный субъект'. Значит, вы, действительно, были опасны! Что мешало Петеру убить мою маму из ревности? Ведь вы сами говорите, что он страдал! Что мешало это сделать Инге? Она переживала из-за наличия соперницы. Когда мою маму нашли недалеко от дома, ее тело было истерзано так, что живого места не осталось. Кто мог это сделать? Конечно, чей-то фамильяр. Мой отец не смог оправиться от этого удара, а мне самой, как говорят, тогда едва исполнился год. Думаете, наш клан мог оставить подобное без ответа?!
  Нина вздохнула.
  - Человек - такое существо, что все, отличающееся от себя, считает опасным, - заявила она. - Ты знаешь, что у военных есть приказ открывать огонь по неопознанному объекту, если тот не отвечает в течение определенного времени? Не разбираться, почему не отвечает, а просто стрелять. Превентивные меры.
  - Возможно... - протянула я, вспомнив, что того же Байрона сначала подстрелили, а потом стали разбираться, почему он нарушил границу.
  - В древние времена люди считали лекхе божественными существами, созданными природой. Их считали высшими. Но по натуре лекхе - скорее земледельцы, чем воины. Фамильяр дан нам для защиты, а не для нападения. Крупные животные помогали охотиться. Мелкие - охраняли жилища от грызунов и прочей напасти, следили за детьми. В средние века все поменялось. Нас причислили к порождениям дьявола, особенно из-за нашей способности излечиваться. Стали избегать. Отсюда пошла привычка лекхе жить обособленно, общинами, сторониться людей. В то же время и возникли кланы охотников, в противовес лекхе. Твой клан наверняка тоже имеет свою не очень славную родословную.
  - В учебниках написано по-другому, - возразила я, решив не реагировать на шпильку в адрес семьи.
  - Учебники истории всегда переписываются в угоду власти, - презрительно фыркнула Нина. - Все учебники переписали после смены законов, когда люди поняли, что теперь они - самые сильные существа на планете, а не мы. Увы, но поработить нас оказалось легко. Возможно, где-то еще существуют подобные лагеря Сопротивления, но не думаю, что их много.
  - Я поражаюсь, как вам вообще удалось тут продержаться!
  - Не без помощи Сочувствующих, - улыбнулась Нина, - не без помощи. Мы обосновались в этих местах, но законы начали стремительно меняться. Это были страшные времена. У меня на руках осталось трое маленьких детей, а муж сгинул вместе с отцом Петера в бойне. Я хотела лечь и умереть, но удерживала мысль, что раз Ивар выжил, то и всем нам надо бороться.
  - Трех? Выжил кто-то еще?
  - Леша и Мила тоже остались на моем попечении. Их мать умерла родами, а отец...
  - Погиб в той же перестрелке, что и отец Петера, - догадалась я.
  - Соображаешь, - похвалила меня собеседница. - В то время и появились первые Сочувствующие. За мной начал ухаживать один, при погонах. Я не любила его, но пустила в свою постель ради детей.
  - Он был обычным человеком?! И вы не были женаты?!
  - А что такого? - оскорбилась она. - Мужчина в годах, уже вдовец, а я была красотка. Осуждаешь?
  Я отвела взгляд и пожала плечами. После ночи, которую сама провела с лекхе, оставалось ли у меня право кого-то осуждать?
  - За то, что я с ним спала, он все здесь устроил. Землю, дома. Создал для моих людей настоящий уголок рая. Все из любви ко мне, только бы я улыбалась. Иногда мужчины на многое готовы ради женщины, которую боготворят.
  - Вам повезло...
  - Повезло, - не стала спорить она, - насколько может повезти, если лежишь в постели с нелюбимым. Но я выкрутилась, закрывала глаза и представляла покойного муженька.
  Нина хихикнула, как девчонка. Я только покосилась на нее, не зная, как реагировать.
  - Но мне все равно казалось нестабильным положение. Что ждало нас после смерти моего покровителя? Мир вокруг ходил ходуном, я не знала, что будет завтра. Дети росли втроем, но для Ивара я всегда хотела другой судьбы. Он был особенным, отличался от всех нас. Он мог бы жить в городе. И тогда мой покровитель подыскал среди знакомых ему Сочувствующих бездетную семейную пару. Люди показались мне приличными. Они очень хотели ребенка, но им никак не могли организовать усыновление. Ивар им понравился, он уже тогда был смышленый малыш, и я его отдала. Но не просто отдала, а с условием, что от него не будут скрывать его прошлое и позволят навещать меня здесь.
  - Значит, приемный отец Ивара... обычный человек? И поэтому сам Ивар живет в городе? - я хлопнула себя по лбу. - Паспорт, диплом, его машина... он на самом деле живет, как человек!
  - Ну не без этого, - с довольной улыбкой согласилась Нина. - И я за него рада.
  - Еще бы, - поддакнула я, - вот только... не понимаю, зачем вы так хотели меня видеть? Чтобы рассказать эту историю?
  Она переглянулась со своей вороной.
  - Видишь ли, девочка... я, конечно, не просто так рассказала тебе историю. Ивар не стал скрывать, где он тебя взял и при каких обстоятельствах. Он скрыл кое-что другое, но по его глазам я поняла все, что мне было нужно.
  Я недоуменно приподняла брови, но Нина только отмахнулась. Этот жест мне не понравился. Неужели и старенькая бабушка в курсе наших отношений? Просто прелестно!
  Нина подалась вперед и в упор уставилась на меня выцветшими от времени глазами.
  - Я хочу, чтобы ты стала Сочувствующей, Кира. Если ею станет дочь убийцы моих родных, для меня это будет самая сладкая победа.
  
  
10
  
  - Ивар! Кофе?
  Ивар тряхнул головой, только теперь сообразив, что задумался. Он все так же сидел за рабочим столом в своем кабинете. На экране компьютера застыл текст документа, который Ивар просматривал уже битых два часа, но никак не мог вникнуть в суть.
  Марина, секретарь его отца, несмело улыбнулась и с видимым облегчением сгрузила на край стола тяжелую стопку папок. Отбросив на спину волну длинных золотистых волос, она прислонилась к столешнице затянутым в черную мини-юбку бедром и скрестила ножки, обутые в туфли на высоком каблуке.
  - Кофе, говорю? Ты выглядишь невыспавшимся.
  - Нет. Не стоит, - глухо пробормотал Ивар.
  Будь он проклят, конечно, выглядел невыспавшимся! Уже вторую ночь подряд Ивар просыпался с бешено колотившимся сердцем и именем его охотницы на губах. Ему снилось, что он снова там, в своей комнате, с ней, такой нежной, женственной и податливой. Ивар буквально ощущал на своих бедрах легкие удары ее пяток, когда она невольно пришпоривала его в момент взаимной страсти. Слышал, как девчонка выкрикивает его имя и чувственно стонет в ответ на каждый толчок в глубине ее тела. Она была очень узкая, такая тесная, что Ивар просто потерял голову, едва погрузился в нее. Он даже излился в нее, хотя поначалу не планировал этого делать, но почему-то не сожалел о своей ошибке.
  Он сожалел лишь о том, что знает, кто ее отец, и не может забыть.
  Именно этот факт заставлял Ивара метаться ночью без сна в своей постели. В голове не укладывалось, что он встретил женщину, которая так отличалась от всех его прошлых знакомых - и она оказалась по другую сторону баррикад. Ивар думал, что добьется ее тела, и это остудит пожар в его крови. Но стало только хуже. Он жаждал все повторить. А потом еще раз. И еще, и еще. Не вылезать с ней из постели, забыть обо всех своих проблемах, обязанностях и планах. Ивар не видел Киру уже два дня - и вот, как итог, почти потерял рассудок. Без конца вспоминал, как пахла ее кожа, когда он проснулся утром и обнаружил, что крепко прижимает охотницу к себе, уткнувшись лицом в ее шею сзади. В такие моменты между ног образовывалась каменная тяжесть.
  С этим нужно было срочно что-то делать. Ивар понимал, что обязан избавиться от девчонки как можно скорее. Пока еще способен соображать.
  - Твой отец просил, чтобы ты просмотрел дела завтра до полудня, - напомнила Марина, постучав длинным алым ноготком по стопке папок.
  - Хорошо.
  Она чуть наклонилась вперед и бросила взгляд на часы в углу экрана.
  - До конца рабочего дня десять минут, - глаза девушки лукаво глянули на Ивара.
  - Угу, - он был слишком сосредоточен на своих мыслях, чтобы уследить за разговором.
  - Кажется, кто-то забыл запереть дверь в подсобку сегодня, - Марина чуть прикусила нижнюю губку, потом улыбнулась. - Я задержусь после работы, чтобы навести там порядок.
  - Угу.
  - А ты?
  Только почувствовав ласкающую женскую руку на своем плече, Ивар опомнился. Марина ожидала ответа, соблазнительно приоткрыв накрашенные лаковым блеском губы. Он спохватился, что пропустил слишком многое из разговора. Подсобка... она что-то говорила про подсобку...
  Марина приподняла бровь, и Ивар все понял. В прошлом он, действительно, задерживался с ней пару или тройку раз после работы, и это было неплохо. Не сказать, чтобы и хорошо: соблазнительная с виду красавица на деле оставалась холодной ледяной королевой. Она позволяла целовать и тискать себя, но не двигалась, предоставив Ивару возможность трудиться над ее телом. Он получал удовольствие в физическом, но не в моральном плане, и быстро утратил к девушке интерес. То ли дело его охотница, такая колючая снаружи, но такая страстная, стоило лишь немного приласкать ее.
  - Ну так что, ты задержишься со мной? - капризным голосом переспросила Марина.
  Ивар поднялся и вышел из-за стола. Мимоходом наклонился к уху девушки:
  - Нет.
  В спину донесся ее возмущенный возглас. Но Ивар уже спешил в кабинет отца, расположенный по соседству. Войдя без стука, он спросил:
  - Ты уже нашел посредника?
  Отец неохотно оторвался от документов, снял с переносицы очки в черной оправе и посмотрел на Ивара.
  - Как раз хотел тебе сказать. Мой проверенный человек решил взяться за это дело. Мы можем назначить встречу и все обсудить.
  - Отлично, - кивнул Ивар, - встретимся прямо сегодня. Звони ему. Сейчас.
  Встречу назначили на окраине города, неподалеку от гетто, в забегаловке с пафосным названием 'Дикий койот'. На самом деле, из дикого здесь были только лица вышибал на входе. На улице кирпичную стену подпирал ряд зачуханных девиц. Проходя мимо, Ивар машинально отмечал, кто из них лекхе. Насчитал больше половины. Они звали его, пытались заигрывать с отцом, который шел впереди, но мужчины не замедлили шаг, а выражения их лиц остались каменными. По противоположной стороне прошагал патруль 'красноповязочников' - надменные взгляды в свою сторону Ивар выдержал так же, как и призывы шлюх. По привычке безразлично. И те, и другие считали его обычным человеком, а люди не должны обращать внимания на лекхе, если не хотят опуститься до их уровня.
  Он научился отключаться и не считать себя частью этого мира, но все равно не сдержался и пробормотал отцу:
  - Ненавижу этот район.
  - Я сам не в восторге, - отозвался тот.
  Они вошли в полутемное помещение и остановились, чтобы оглядеться. Громыхала музыка, под которую на трех небольших сценах лениво съезжали вниз по пилонам и вновь забирались наверх полуобнаженные красотки. Все ближайшие к ним столики были заняты, но это не огорчило Ивара. Ему, наоборот, требовалось место в тени, и они с отцом нашли свободный стол в темном углу.
  Тут же подбежала официантка, молоденькая девушка с большими, наивно распахнутыми глазами и острым носиком. Жидкие волосики непонятного цвета были туго затянуты в хвост. Она приняла заказ, царапая что-то карандашом в крохотном блокноте, который достала из кармана передника. На худосочном запястье Ивар успел разглядеть несмываемые синие чернила печати 'Проверено Санитарным Контролем'. Лекхе. Скорее всего, из третьей категории. Наименее социально опасные.
   Самыми опасными для общества считались те, кто имел крупных фамильяров. Лекс да и сам Ивар попадали под эту категорию. Во вторую входили обладатели средних фамильяров, к которым относились некрупные животные и птицы. Как Мила и Байрон, например. А этой пигалице, скорее всего, от природы досталась мышь или канарейка.
   Первой категории даже желтые билеты не выдавали, тем самым навсегда запирая в гетто. Вторые могли выходить в город при условии хорошего поведения, но ни о какой работе за пределами гетто для них не шло и речи. А вот лекхе из третьей категории допускались к работе в качестве обслуживающего персонала, но перед этим должны были пройти ряд проверок. После чего им ставили печать на видном месте, чтобы все знали - лекхе безопасен. Печать следовало обновлять раз в полгода. За работу в городе платили больше, и эта девчонка наверняка безумно радовалась, что устроилась в забегаловку с дешевым стриптизом и шлюхами.
  Ивару стало ее жаль, и он поморщился.
  Официантка спрятала карандаш и собиралась уходить, когда он поймал ее за руку и заглянул в глаза:
  - Спасибо.
  Девушка зарделась как маков цвет, с трудом выдернула пальцы из хватки Ивара и убежала.
  - Не стоит так делать, - заметил отец, который откинулся на спинку кресла и наблюдал за сыном.
  - Я знаю, - недовольно отозвался Ивар.
  - Она может проболтаться хозяину этого отстойника, что посетитель, одетый явно не как завсегдатай, был слишком вежлив с ней. В лучшем случае тот подумает, что ты хочешь купить ее на ночь.
  Ивар потер двумя пальцами переносицу.
  - Да. Ты прав.
  Отец помолчал, а потом сообщил:
  - Вчера я взял новое дело.
  - Выигрышное?
  - Не думаю. Скорее, наоборот. Но подсудимый из Сочувствующих.
  - Что ему светит?
  Отец назвал статью, и Ивар присвистнул. Конфискация всего имущества в пользу государства.
  - Хочу, чтобы ты задумался об этом, сынок. Ради мамы. Мы с тобой рискуем в первую очередь не своим благополучием, а ее.
  Ивар кивнул. Он любил приемных родителей, и они проявляли в ответ поистине ангельское терпение, учитывая его образ жизни. Меньше всего ему хотелось бы подставить их. Но у него была и другая семья. Его люди, живущие в Сопротивлении. Их он тоже не мог подставить.
  - Я просто не могу смириться с тем, что именно мой отец рассказал охотникам, где находится жила, - попробовал оправдаться Ивар, - и именно из-за него все началось. Все. Перемена законов. А теперь у меня появился шанс что-то изменить.
  - Я понимаю, - мягко согласился отец. - Просто в следующий раз, когда решишь найти себе новых проблем, сначала посоветуйся со мной, а не заставляй разгребать уже их последствия, ладно?
  Ивар не ответил. Его главная проблема ждала его в поселении. И он думал о ней каждую минуту.
  Та же девушка принесла заказ, дрожащими руками выставила с подноса на стол стаканы, бросила на Ивара робкий взгляд и убежала.
  - Ты теперь ее рыцарь, - хмыкнул отец.
  Ивар только растянул губы в равнодушной улыбке. Он уже и сам был не рад своему порыву.
  У входа возникло какое-то движение. Высокий мужчина в джинсах и джинсовой куртке вошел, оглядел помещение, заметил Ивара с отцом и двинулся в их сторону. Потрепанная ковбойская шляпа на макушке придавала ему вид персонажа из вестернов. Глубоко запавшие глаза на обветренном лице оглядели собеседников, когда мужчина опустился за стол.
  - Эд. Мой сын, - представил их друг другу отец.
  Ивар подвинул новоприбывшему стакан и плеснул туда пива. Тот с благодарностью приложился и не оторвался, пока не осушил все до капли. Крякнул, вытер рот рукавом и сложил руки на коленях, показывая, что готов к беседе.
  - Это... в какие сроки мне нужно связаться с Хромым? - уточнил Эд, выслушав краткие условия.
  - Чем быстрее, тем лучше, - бросил Ивар.
  - Сутки устроят? Назначим передачу девчонки на завтра.
  Сутки. Уже через сутки Ивар навсегда избавится от своей охотницы. Всего каких-то двадцать четыре часа, которые пролетят очень быстро.
  - Думаешь, Хромой так легко уступит? - с сомнением протянул отец Ивара.
  Эд хмыкнул.
  - Это... я только что из тех мест. Когда ты позвонил, я решил смотаться, потихоньку прощупать почву. Все равно попутно кое-какие делишки имелись. Хромой вне себя от горя. Ориентировки в полицию розданы. Девчонку ищут днем и ночью по всей округе. Даже местное гетто на уши подняли. По городу - целая волна арестов подозреваемых. Так вот и говорю. Это... Конечно, Хромой мигом примчится на встречу, как только узнает, что его драгоценная дочурка жива.
  - Где гарантия, что он нас не кинет? - нахмурился Ивар. - Речь идет не о простом денежном выкупе за заложницу.
  - Это... обижаешь, командир. Мы с твоим отцом давно знакомство водим. Он знает, если я за что-то берусь, то обеспечиваю заказчику железные гарантии. Как? Это мои проблемы. От вас - аванс мне и остальную сумму потом. Ну и девчонку на встречу привезти.
  Ивар перевел взгляд на отца, и тот кивнул, мол, доверять можно.
  И вновь перед глазами возникло лицо Киры, ее губы, мягкие, искусанные им самим в порыве безумия...
  Ивар мысленно содрогнулся от нового приступа желания и выругался.
  - По-моему, ты дохрена просишь за свои услуги, - рявкнул он на Эда.
  Тот переглянулся с его отцом.
  - Командир... это... обычная цена. Дело сложное, ты пойми, я тоже своей шляпой рискую. За копейки не возьмусь.
  - Ивар! - позвал отец, склонившись в его сторону. - Что происходит? Я же сказал, что человек проверенный.
  Ивар скрипнул зубами. Его кулаки, укрытые скатертью стола, сжались.
  - Нет! - он вскочил на ноги, с грохотом отодвинув стул.
  - Сын! - отец тоже поднялся, схватил его за локоть. - Что ты творишь? Ты же сам просил меня все организовать. Человека, надежнее этого, нам не найти.
  - Я ему не верю, - Ивар высвободил локоть и двинулся в сторону выхода.
  - Обижаешь, командир! - крикнул вслед неудавшийся посредник.
  - Ивар... Ивар! - отец догнал его уже на улице, у их внедорожника. 'Ночные бабочки' испуганно шарахнулись, когда мужчины, один за другим, вылетели из заведения. - Что случилось? Почему ты так резко передумал? Сделка почти состоялась!
  - Сделка отменяется. Я возьму машину. Ты доберешься на такси?
  - Да без проблем, но...
  Ивар протянул руку, и отец вложил в его ладонь ключи. Вздохнул и посмотрел в глаза.
  - Сын, что бы это ни было, веди осторожно. Не гони. И завтра утром я жду тебя на работе. Надеюсь, тогда ты мне все объяснишь.
  Ивар кивнул, запрыгнул за руль внедорожника и рванул с места, резко уложив стрелку спидометра вправо. Он гнал так, что потратил на дорогу до поселения в два раза меньше времени, чем обычно. Когда свет фар выхватил из темноты деревянные ворота, Ивар посигналил и продолжал это делать до тех пор, пока перепуганный дежурный не открыл. Его машину, конечно же, узнали и пропустили беспрепятственно. Он припарковался, распахнул дверцу и спрыгнул на землю.
  - Ивар... - позвал кто-то из подошедших поселенцев.
   Но он лишь отмахнулся:
  - Потом.
  Шагая по направлению к дому, Ивар, наконец, нашел определение тому, что кипело внутри, толкало и вело его именно сюда. Он соскучился по своей охотнице. И надеялся, что она так же скучала без него.
  Ворвавшись в дом, Ивар взлетел по лестнице на второй этаж, на ходу стягивая с плеч куртку. На звук шагов из своей комнаты навстречу вышел Лекс. Его глаза сразу же стали круглыми.
  - Мы не ждали тебя среди недели. Что-то случилось?
  - Все потом, - отрезал Ивар.
  Он уже потянулся к дверной ручке.
  - А-а-а... - с пониманием протянул друг. - Ну-ну. По-моему, она тебя тоже ждала.
  Ивар толкнул дверь, вынимая из кармана ключ. Войдя в комнату, он запер за собой замок, но ключ не стал убирать, а положил на комод на видном месте. Кира сидела на кровати, скрестив ноги, и читала книгу, которую держала обеими закованными в кандалы руками. При появлении Ивара она вскинула голову, сдавленно пискнула и отбросила чтение.
  Он сглотнул, заметив, что под ее старенькой растянутой футболкой явно нет белья. Похоже, девчонка уже готовилась ко сну.
  - Мне сказали, ты ждала меня? - произнес он и удивился, как отстраненно звучит собственный голос.
  Глаза у Киры расширились, а потом она неуверенно кивнула. Этот жест буквально оттолкнул Ивара от двери и бросил к ней. В два шага преодолев расстояние до кровати, он обхватил ее лицо ладонями, приподнял к себе и прижался губами к ее рту.
  - Кира... - хрипло позвал Ивар, запуская пальцы в ее волосы, - моя охотница...
  Не прекращая поцелуя, она чуть извернулась, скользнув руками под подушку. А в следующее мгновение Ивар получил удар в живот ножом, который вошел по самую рукоять.
  С криком боли он отшатнулся. Колени подкосились, и Ивар рухнул на пол, хватаясь за нож и заливая кровью пол. Лицо у девчонки стало бледным, руки тряслись, рот перекосился, а зрачки стали просто огромными. Но, тем не менее, когда она заговорила, голос звучал твердо:
  - Да. Я тебя ждала.
  Ивар произнес длинную и очень нецензурную тираду, а затем выдернул и отбросил от себя нож. Рубашка на его животе пропиталась кровью и потяжелела, но рана тут же начала затягиваться. Он мысленно посоветовал себе поговорить с Лексом по поводу того, как надо охранять пленницу. Странно, что она бросилась с ножом только на него, а не попыталась зарезать тут кого-нибудь еще. А может, пыталась? Он так спешил увидеться с ней, что даже не перекинулся парой слов с другом.
  С угрожающим видом Ивар поднялся на ноги. Девчонка немигающим взглядом уставилась на кровавое пятно на его одежде.
  - Теперь ты довольна? - прорычал он.
  - Да! - огрызнулась она, напоминая загнанного в угол зверька, который решил напоследок кусать всех, кто потянет к нему руки.
  Медленно, пуговица за пуговицей, Ивар расстегнул рубашку, снял ее и бросил под ноги. От него не укрылась дрожь, которая пробежала по телу охотницы при виде его обнаженного и перепачканного кровью торса. Ее взгляд жадно скользнул по его животу, поднялся к груди... но когда достиг лица, Кира уже успела прикинуться безразличной.
  - Ну и зачем ты это сделала, охотница? - с вызовом произнес Ивар.
  - За то, что ты сделал со мной! - выпалила она. - За то, что лишил невинности, а потом просто запер здесь и уехал!
  Ивар чуть подался вперед, и Кира тут же отклонилась. Он наступил коленом на кровать совсем рядом с ее бедром. Она, не имея возможности опереться на руки, просто упала на спину. Ее губы приоткрылись. Из груди вырывалось сбившееся дыхание, словно после быстрого бега. Ивар уперся ладонями в кровать по обе стороны от девчонки, наклонился еще ниже, не касаясь, но дразня близостью тел.
  - Так за то, что лишил невинности, или за то, что уехал?
  Она замерла с приоткрытым ртом, когда их взгляды встретились.
  - Отвечай мне, охотница. Зачем ты проткнула меня ножом? Тем более, зная, что он не причинит никакого вреда, а только позлит меня.
  Ее глаза мстительно сузились, и тогда Ивар сам догадался.
  - Ах, вот оно что! Именно, чтобы позлить!
  - Ты обещал, что вернешь меня отцу! - прошипела девчонка. - А я жду тут уже два дня, и ничего!
  - Может, я не хочу с тобой расставаться?
  - Нет! Не говори так! - Кира испуганно вскрикнула и начала яростно бороться, пытаясь сбросить с себя Ивара.
  Схватившись за цепь кандалов, он вскинул руки ей за голову. Навалился всем весом и распластал под собой. Девчонка дернулась еще несколько раз, но их тела при этом так терлись друг о друга, что она, в конце концов, покраснела и прекратила попытки.
  - Да успокойся ты, - поддразнил ее Ивар. - Я уже нашел посредника. Просто подумал... мне нужен еще один раз. С тобой.
  Кира нахмурилась и выглядела озадаченной.
  - Еще один раз? А потом ты меня отпустишь?
  - А что мне еще с тобой делать? Ты же понимаешь, что мне нужна жила?
  Она громко сглотнула. Взгляд начал блуждать по сторонам. Девчонка явно обдумывала его слова.
  - Ты, правда, нашел посредника?
  Почувствовав, что злость в ней улеглась, Ивар перекатился на бок и подпер рукой голову.
  - Я сегодня виделся с ним и обсуждал условия.
  Кира села. Она все еще выглядела недоверчивой.
  - А я разговаривала с твоей бабушкой.
  - С Ниной? - он усмехнулся. - Никогда не называй ее бабушкой, а то ее ворона выклюет тебе глаза.
  Девчонка вдруг тоже слабо улыбнулась.
  - Да. Я где-то это уже слышала, - она снова стала серьезной. - Но я не стану Сочувствующей. Если ты затеял все это... если ты специально удерживаешь меня, чтобы дать ей время меня убедить, то знай...
  - Я просто хочу еще один раз с тобой переспать, Кира, - перебил ее Ивар.
  Он и сам был почти уверен в том, что говорит правду. Еще один раз. Может, он насытится ею и перестанет так сходить с ума. В прошлый раз все произошло очень быстро. Ему просто не хватило. Он слишком думал о ней, слишком боялся, что что-то пойдет не так. На этот раз он растянет удовольствие. Получит всю ночь без остатка. И освободится от этого наваждения.
  - Не могу поверить, что ты говоришь мне это вот так... - пробормотала она, опустив голову.
  - А что такого? Может, ты боишься, что потом сама не захочешь отсюда уходить? Мне придется выставлять тебя пинками, пока ты будешь хвататься за ворота и кричать: 'Ивар! Я хочу тебя!'
  Кира посмотрела на него круглыми глазами, фыркнула, а потом и вовсе рассмеялась.
  - Еще чего!
  - Ну, тогда нам не о чем беспокоиться, охотница, - пожал он плечами. - Я тоже не намерен держать тебя здесь всю жизнь. В конце концов, это моя комната, а ты ее занимаешь.
  Ее длинные ресницы дрогнули и опустились на щеки. Девчонка замерла и сидела в одной позе так долго, что Ивар подумал - она уснула. Наконец, она открыла глаза и глубоко вздохнула.
  - Ладно.
  - Что? - Ивар даже привстал, подумав, что ослышался.
  - Я сказала 'хорошо'. Но у меня есть условие.
  - Очень интересно, это какое же?
  - Ты не скажешь моему папе, что сделал со мной. Я... - она запнулась, - я не хочу его ранить такими новостями.
  - Мне кажется, он не поверит, даже если я совру, что не прикасался к тебе, - покачал головой Ивар.
  - Мне он поверит. А ты просто не опровергай эту версию.
  Он пожал плечами.
  - Ну хорошо.
  - Тогда договорились.
  Кира спустила ноги с кровати, расстегнула пуговицу на своих джинсах. Потом легла на спину, закинула руки за голову и закрыла глаза.
  Ивар скептически оглядел ее. Подождал полминуты, но ничего не изменилось.
  - И что это все значит?
  - Я готова. Возьми меня, как тебе этого хочется.
  - Ох, малыш... - Ивар скрипнул зубами, - что ж ты таким тоном это произносишь? У меня звуковая дорожка со зрительной картинкой не совпадает.
  Кира приоткрыла один глаз.
  - А что не так?
  - Все не так! - рявкнул он, а потом пошел в ванную комнату и включил воду.
  Когда Ивар вернулся, Кира сидела на кровати, подтянув ноги к груди и обняв колени, и смотрела на него настороженно.
  - Что ты будешь со мной делать?
  Он тяжело вздохнул, понимая, что с ней придется начинать все с начала, и этот путь не будет для него легким.
  - Я думал, ты получила ответ в прошлый раз.
  - Мы опять будем лежать голыми в ванне? - в голосе девчонки Ивару послышался и страх, и любопытство.
  - А что? Сделаем это нашей доброй традицией.
  Ивар взял ее за руки и заставил встать с кровати. Ласковым прикосновением очертил овал лица, прошелся подушечкой пальца по розовым губкам, нащупал на затылке резинку, удерживающую волосы, и стянул ее. Волна каштановых локонов упала на плечи охотницы. Ивар поймал один и прихватил губами, чтобы ощутить шелковистость.
  Кира смотрела на него во все глаза, как зачарованная, но уже не дергалась от каждого прикосновения, и Ивар посчитал это своей небольшой победой.
  - Почему ты все время так делаешь? - едва слышно прошелестела она.
  - Как?
  - Трогаешь. Гладишь. Целуешь. Я думала, так делают только те, кто любят друг друга.
  Ивар хмыкнул. В самом деле, почему ему так хочется ласкать ее? Она же дала согласие на эту ночь, а значит, ее не нужно убеждать и уговаривать, как в прошлый раз. Тем более, его охотница больше не девственна. Но она нужна ему именно такой. Не просто согласной на все, а разгоряченной, заласканной до потери сознания, умоляющей дать ей наслаждение.
   Ивар расстегнул ее джинсы и потянул их вниз с округлых бедер вместе с трусиками. Нащупал упругие ягодицы и не удержался, сжал обеими руками, заставив девчонку вскрикнуть. Его собственные брюки превратились в орудие пыток, потому что стали невыносимо тесными. Он спустил джинсы девчонки до колен и выпрямился. Кира тихо ахнула, когда его ладонь ребром проникла между ее плотно сведенных ног, а указательный палец скользнул по увлажненным складкам.
  - Ради этого, малыш, - признался Ивар, почувствовав невероятную волну возбуждения от того, что охотница уже хочет его.
  Проведя рукой еще раз, он большим пальцем слегка нажал на ее тело сверху, и Кира тут же вцепилась в его плечи. Ее ногти вонзились в его кожу и прочертили короткие красные бороздки. Она посмотрела в глаза Ивара отрешенным и затуманенным взглядом.
  - У меня так будет с каждым мужчиной? - спросила Кира. - С каждым, с кем я буду спать?
  - Если он не будет тупоголовым бараном, - проворчал Ивар, уязвленный тем, что в такой момент она допускает саму мысль, что когда-либо ляжет с кем-нибудь еще.
  Но потом он напомнил себе, что охотница свято верит, что вот-вот вернется к отцу и заживет прежней жизнью. Без него. Это разозлило Ивара еще больше, и он резкими движениями рванул застежку своих брюк, с почти болезненным ощущением высвобождая напряженный член.
  Ивар содрал с себя одежду, а затем принялся раздевать Киру. Из-за скованных рук он не мог снять с нее футболку, но и выходить из комнаты за ключом не захотел, поэтому решил проблему просто: разорвал тонкую ткань прямо на девчонке. Та закусила губу, пока Ивар срывал лохмотья с ее уже полностью обнаженного тела, словно расправлялся с оберточной бумагой на давно желанном подарке.
  Не удержался, собрал ее груди в ладонях, склонил голову и прижался губами и языком к каждому соску по очереди. В ушах тут же зазвучал тихий стон Киры, а цепь кандалов обожгла плечи, когда одна ее рука неловко потянулась, чтобы запутаться в волосах на его затылке. Отодвинувшись, Ивар жарко выдохнул на чувствительную грудь девчонки, подразнил обещанием поцелуя, но прикасаться не стал.
  - Ивар... - откинув голову, Кира произнесла его имя. Точнее, простонала.
  Под его закрытыми веками уже проносились картинки: он толкает девчонку на постель, рывком раздвигает ей ноги и врывается в ее тело, впитывая крики боли и наслаждения. Двигается в яростном темпе, позволяет ей кусать и царапать себя, а, возможно, и проклинать и умолять. И через пару мгновений - распадается пеплом от потрясающего изнутри взрыва.
  Но нет. Она еще не готова к таким играм. Может, позже...
  Ивар оторвался от охотницы и с мучительным стоном провел ладонью по лицу. Что он делает? Уже строит планы на их совместное 'позже'.
  Нет. У них есть сегодня и только сегодня.
  Грубо подхватив Киру, Ивар закинул ее на плечо и понес в ванную. Там забрался в горячую воду, устроил девчонку спиной к себе и заставил откинуться, чтобы положить голову ему на грудь. Поначалу охотница ерзала и напрягалась, ощущая его твердую плоть под собой. Но постепенно свыклась, прикрыла глаза и томно вздохнула.
  Ивар взял с полочки средство для душа, взбил в воде пену и мыльными руками скользнул по груди Киры, наслаждаясь тем, как блестит ее кожа. Ему было видно, как раскраснелись то ли от жара, то ли от его прикосновений ее щечки. Медленными круговыми движениями он продолжал расслаблять ее, доводить то исступления, чтобы забыла обо всем, кроме него. Перекатывал между пальцами ее соски, всей пятерней массировал плечи и нежную кожу на боках.
  Через какое-то время Кира повернула голову и потерлась щекой о его грудь.
  - А в прошлый раз тебе понравилось? - пробормотала она заплетающимся языком.
  Ее глаза оставались закрытыми, и Ивар понял, что его охотница провалилась в сладкую полудрему. Он ухмыльнулся, получая неожиданное удовольствие от созерцания ее вида. Это была не та покорность, которую он презирал в женщинах. Ивар знал, что любое неосторожное действие - и Кира опять съежится, зашипит и начнет вырываться. Это было парализующее наслаждение, которое с кончиков его пальцев передавалось ей.
  - Я знаю, что тебе понравилось, - продолжила она болтать сама с собой, не дождавшись ответа. - Потому что я видела все по твоему лицу.
  - Мне очень понравилось, - согласился Ивар и увидел, как девчонка сонно улыбнулась.
  - Это, наверно, потому что я другая? Не лекхе? Я как-то отличаюсь от них?
  Руки Ивара замерли на ее груди, когда до него дошел смысл вопроса. Но потом он тряхнул головой и усмехнулся.
  - Я едва ли могу припомнить кого-то из лекхе в своей постели, охотница. Как бы тебе сказать... моя жизнь - в городе, и я предпочитаю женщин твоего вида.
  Теперь ее глаза распахнулись. Кира задрала голову и уставилась на Ивара снизу вверх. Ее губы округлились.
  - О-о-о...
  - Ты выглядишь шокированной, охотница, - не удержался от иронии он.
  - Ты спал с обычными женщинами? - ее бровки нахмурились. - И часто?
  Ивар пожал плечами и вернулся к прежнему приятному занятию.
  - Я не считал.
  - И они не поняли, кто ты такой?
  - Они прекрасно знали мое имя, мой адрес, а некоторые - даже знали моего отца, - увидев, как хорошенькое личико охотницы становится все более недовольным, Ивар перестал притворяться, что не понял вопроса: - А, ты о другом... нет, они, конечно, не знали, что я лекхе. Ведь у них на шее не висел кусок особого железа, о который я мог бы обжечься и выдать себя.
  - И что? - в ее голосе зазвучала ревность. - С ними тебе было так же хорошо, как и со мной?
  - Лучше... - многозначительно протянул Ивар, а когда услышал сердитое 'Ох!', добавил: - С тобой мне было лучше.
  Девчонка вспыхнула, но уже сама поняла, что попалась на его удочку. Она вдруг повернулась и оказалась с ним лицом к лицу. Ивар ощутил, как его член скользнул в мыльной воде между ее ног и оказался зажатым в самом прекрасном плену. Он пошевелил бедрами, скользя вверх и вниз вдоль ее складок, и простонал.
  Он простонал чуть громче, когда понял, что Кира сложила закованные руки на его груди, и железо начинает прожигать кожу насквозь. Ощущение подкатывающего оргазма вкупе с леденящей кровь болью ожога заставило Ивара потерять разум.
  - Значит, никого лучше меня у тебя не было? - невинным голоском поинтересовалась Кира.
  - Нет! - прорычал он и непроизвольно начал двигаться между ее ног, потому что уже не мог лежать смирно.
  Потом намотал на руку ее волосы, дернул, заставляя откинуть голову, а сам приподнялся и завладел ее ртом. Грубо целовал, кусал ее губы, всерьез подумывая о том, чтобы кончить даже так, потираясь об нее снаружи. Ноготками девчонка принялась царапать грудь Ивара, как будто причинять ожоги ей показалось мало.
  - Мне опять будет больно? - жалобно захныкала она под его напором.
  Это его отрезвило. Тяжело дыша, Ивар оторвал, даже оттолкнул ее от себя.
  - Нет. Сегодня все будет по-другому.
  Он вылез из ванны, подхватил охотницу на руки, забрызгав водой все вокруг. Оставляя мокрые следы, донес до постели и уложил на простыни. Постельное белье тут же стало влажным. Обеими руками Ивар развел ноги девчонки в стороны. Издал глухой стон от того, как она раскрылась ему. Кира смотрела на него огромными глазами, но не сопротивлялась. Прежняя дремота уже слетела с нее, во всем теле ощущалось напряжение.
  - Закинь руки за голову, - хрипло приказал он.
  Охотница послушалась. Когда скованные запястья упали на подушку, грудь девушки тут же дерзко подскочила вперед. Ивар перенес вес тела на одну руку, которой оперся на постель, а другой - направил себя в Киру. Вошел, лишь краем сознания отдавая себе отчет в происходящем.
  Одним движением. Бережно, но достаточно сильно. До упора.
  Она выгнулась под ним, хватая ртом воздух. Глаза закрылись, лицо исказилось.
  - Какая же ты узкая... - процедил Ивар сквозь зубы.
  Она хотела его безо всяких сомнений. Он даже не стал спрашивать, больно ли ей от вторжения. С таким внутренним жаром, с такой влажностью и пульсацией - нет. Определенно, нет.
  - Ивар! - взмолилась девчонка.
  - Что 'Ивар'? - прохрипел он, содрогаясь, но еще удерживая свой вес на вытянутых руках, а себя - неподвижным внутри ее тела.
  - Ивар, пожалуйста!
  - Что 'пожалуйста', охотница?
  - Сделай что-нибудь!
  - Что мне сделать?
  - Я... я не знаю! - она начала мотать головой из стороны в сторону и жалобно стонать. - Пожалуйста... сделай, как в прошлый раз... только еще лучше!
  Это было то, чего он ждал и ради чего терпел столько времени. По очереди Ивар закинул ноги Киры себе на бедра. Прижался теперь уже всем телом. Нашел ее ушко и прошептал в него:
  - Я все сделаю, охотница. Кончи для меня.
  Ему уже было все равно, кто ее отец. В тот момент - их прошлое перестало существовать. Только резкие, жесткие движения в девушке, которая казалась ему неповторимой. Только ее ответные порывы. Ее желание. Ее спазм в сопровождении отчаянных всхлипываний. Кира хваталась скованными руками за воздух, как будто это могло помочь ей удержаться на краю. До боли в глазах Ивар вглядывался в малейшие изменения в ее лице, получая удовольствие от зрелища.
  Его самого срывало в пропасть все сильнее. Движение... еще движение... еще на секунду продлить изумительный вид, как Кира облизывает пересохшие губы. Ее уже отпускает, а вот его... она приподнимает веки... он уже видит лихорадочный блеск ее глаз... сейчас их взгляды встретятся...
  Все. Его выгнуло, заставив откинуть голову до боли в позвоночнике. И он все еще внутри. Тесно сжат и обездвижен.
  Как теперь ему отдать ее кому-то? Ивар не мог вспомнить, кому должен отдать свою охотницу, но мысль почему-то не давала покоя. Он сполз на постель рядом с Кирой. Почувствовал, как она поворачивается на бок и закидывает на него ногу. И провалился в глубокий сон. Девчонка выжала из него все силы, до самой последней капли.
  Но смутное беспокойство никуда не делось, и среди ночи Ивар проснулся, опять напряженный и изнывающий без Киры. С облегчением он разглядел в полутьме очертания ее обнаженного тела. Коснулся рукой груди. Девчонка сонно пошевелилась, промычала что-то, повернулась на спину. И снова он оказался сверху, жадно и эгоистично проник в податливое тело, отказавшись от прелюдии. На этот раз она сама потянулась, нашла его губы, начала целовать и шептать что-то нежное и неразборчивое. Они прижались друг к другу, медленно покачиваясь в одном ритме, как будто могли делать это часами.
  Под утро все повторилось.
  
  
11
  
  Это было больно.
  Осознать, что по возращении мне придется врать в глаза родным - больно. Я лежала в постели, развороченной Иваром, пропитанной его запахом, его потом, его семенем, смотрела в потолок и прокручивала в голове воображаемый диалог с отцом.
  'Он не трогал тебя, малышка?'
  'Нет'.
  Ложь.
  Он трогал меня. На моем теле не осталось места, не отмеченного руками или губами Ивара. Он наставил тысячи невидимых отметин на моей коже, и все они горели каждый раз, как я вспоминала о нем.
  'Не переживай. Скоро ты забудешь те дни, которые провела в плену этого грязного лекхе'.
  'Конечно'.
  Ложь.
  Я никогда не забуду своего первого мужчину.
  'Хорошо, что он не воспользовался твоей беззащитностью'.
  'Да'.
  Ложь.
  Он воспользовался мной. Несколько раз подряд. Я не представляла раньше, что можно проснуться от того, что внутрь толкается горячий, полный желания мужчина. И что это настолько возбуждает.
  'Тебе повезло. Могло быть и хуже'.
  'Я согласна'.
  А вот это правда. Могло быть и хуже. Вот только лучше... быть не могло.
  И от этого мне тоже становилось больно.
  Ивар снова исчез с наступлением утра и не приехал даже на следующий день. И через два дня после своего неожиданного визита не появился.
  Мила распекала меня на чем свет стоит и за порванную одежду, и за беспорядок в комнате, но, увидев, что я молчу и не отвечаю, затихла. Улучив момент на кухне, когда я спустилась попить воды, Мила перестала помешивать в круглобокой кастрюльке кашу для сына, присела за стол напротив меня и вздохнула.
  - Ты не должна позволять Ивару так обращаться с собой.
  Я промолчала. Как можно ему что-то не позволить? Когда он врывался в комнату, заполняя собой все пространство и не оставляя мне шанса на побег? Даже несмотря на всю ненависть к лекхе, мне не удавалось противостоять его прикосновениям. Когда он говорил, что опасен для меня, я и представить не могла, что это означает на самом деле. Думала, что Ивар опасен с точки зрения его дикой силы. Но все оказалось иначе.
  - Что? - грубовато бросила Мила. - Думаешь, я по-женски не понимаю, что с тобой происходит? Ивар всю жизнь прожил среди таких, как ты. Пусть он считает себя одним из нас, но сам больше относится к твоему виду, чем ты думаешь, охотница. Твои сородичи научили его брать то, что хочется. Ведь так поступаете вы? Берете и не спрашиваете чужого мнения. Он относится к тебе, как люди относятся к лекхе.
  В ее голосе звучала обида, и я поняла, почему Мила вдруг стала сочувствовать мне, хотя прежде только фыркала и показывала, как ненавидит. В чем-то она посчитала наши жизненные ситуации схожими, и это странным образом смягчило ее.
  - Я пырнула его ножом, - произнесла я, сама не зная, зачем так откровенничаю.
  У Милы вытянулось лицо, и она несколько раз моргнула. Потом вдруг прыснула, а затем рассмеялась в полный голос.
  - Серьезно? Прямо проткнула?
  - Ты же видела кровь на полу, - пожала я плечами.
  - Я думала, это твоя... - она вновь стала серьезной. - А что он?
  - Разозлился.
  - Разозлился так, чтобы хорошенько вмазать тебе в ответ, или так, чтобы... - Мила вгляделась в мое лицо и закончила: - Все понятно, можешь не отвечать.
  Она встала и подошла к плите, чтобы помешать кашу, которая начала пригорать.
  - Не буду врать, мне не нравится, что ты живешь в моем доме, охотница. Не нравится, что Ивар с твоим появлением превратился в озабоченное животное. Что мой сын просыпается среди ночи от ударов кровати о стену в вашей комнате и от того, что вы оба стонете, как буйнопомешанные. Хватить превращать мой дом в бордель!
  - С удовольствием, - проворчала я, - Ивар сказал, что уже нашел посредника, чтобы передать меня отцу, но опять куда-то пропал. Я жду его со дня на день. Спасибо за гостеприимство, но задерживаться здесь не стану.
  Мила повернулась. Ее лицо выглядело удивленным.
  - Со дня на день? Когда Ивар уезжал утром, он приказал Леше лучше тебя сторожить и признался, что ты тут надолго.
  Я почувствовала, как все внутри немеет от беззвучного крика. Надолго? Он обманул меня? И все обещания о посреднике оказались ложью? И мое согласие... наша договоренность о последней совместной ночи... это тоже ложь? Ивар снова приедет, когда ему заблагорассудится, и опять будет заниматься со мной любовью, пока не надоест? И я должна ждать его тут, как презрительно бросила как-то Мила, раздетая и с разведенными ногами? Все для удовольствия этого грязного лекхе с большим самомнением?!
   От этих мыслей стало даже больнее, чем от воображаемых диалогов с отцом. В тот момент я решила бежать любой ценой.
  Вся моя жизнь превратилась в стремление к одной этой цели. Я больше не ждала Ивара, а боялась его появления, потому что это означало крах. Часами слонялась по поселению, чтобы найти какую-то лазейку, но забор казался слишком высоким, а его верхушки - острыми и зазубренными. Я организовала удобный наблюдательный пост на скамье неподалеку от ворот, чтобы следить за сменой дежурных и понять их график, но никак не могла уловить подходящий для побега момент.
  Зато добилась другого. Жители понемногу начали привыкать ко мне и перестали обращать внимание, когда я появлялась на улице. Для них я была чем-то вроде ручной зверюшки их обожаемого лидера. И, как сказал Лекс, они не умели долго злиться. Эту особенность я заметила еще в нем самом и в его сестре. Мила по-прежнему смотрела на меня волком, но после нашего разговора на кухне в ней что-то неуловимо поменялось. И остальные поселенцы внезапно даже стали здороваться со мной по утрам.
  Под моей подушкой лежал нож, который я планировала прихватить с собой на случай побега... или снова всадить Ивару в живот при очередном визите. Никому, казалось, не было дела. Мои руки оставались в кандалах - и это всех успокаивало.
  Я поражалась их наивности, открытости, какой-то детской душевной простоте. Зато поняла, почему этот народ так легко оказалось поставить на колени. И лишний раз убедилась в правдивости слов Милы.
  Ивар был не такой.
  А потом судьба неожиданно улыбнулась - и стала кидать в мой пустой котелок монетки удачи одну за другой.
  Очередным утром я проснулась и обнаружила, что мои бедра и постель испачканы в крови. Ежемесячный цикл пришел в срок, и о нежелательной беременности теперь не стоило волноваться. Я поднялась, чтобы пойти к Миле и попросить средства гигиены, ведь Ивар бросил меня тут без сменной одежды и прочих нужных вещей. Хорошо, что в одном доме со мной жила девушка, иначе Лексу пришлось бы выкручиваться, а мне - краснеть, объясняя ему свои потребности.
  Дверь беззвучно открылась, выпуская меня в коридор. Старые привычки никуда не делись. Освоившись в доме, я научилась передвигаться так же тихо, как делала это под родительской крышей.
  С первого этажа доносились голоса. Я опустилась на верхнюю ступеньку лестницы и прислушалась. Лекс посетовал на то, что у западной стены ограды, как раз возле большого дуба, рассохлись бревна. Они с Милой обсуждали, что неплохо бы поискать досок для укрепления забора.
  Сегодня... неужели я, наконец, сбегу и это случится сегодня? Но как сделать все незаметно и не нарваться на случайных свидетелей? И постепенно в моей голове созрел план.
  Для начала я, громко топая, спустилась по лестнице и позвала Милу. Та с видимым облегчением выдала мне необходимое. Мысль о ребенке наверняка приходила на ум и ей, особенно, если учесть, что сестра Лекса сама выносила незапланированную беременность.
  Приведя себя в порядок, я дождалась обеда, во время которого стащила из кухни коробок спичек. Мила возилась со стиркой, ей было не до меня. Лекс куда-то ушел. Под предлогом прогулки я переоделась, потом кое-как спрятала под курткой нож и вышла на улицу. План был несложным, но для его выполнения требовалось не вызывать подозрений. Постояв на крыльце, я полюбовалась голубым небом, а потом не спеша двинулась дальше.
  - Тетя Кира! - вдруг окликнули за спиной.
  Никитка стоял в дверях. У меня сердце в груди замерло. А что, если ребенок заметил, как я брала спички? Что, если сейчас закричит и позовет мать? Только усилием воли я приказала себе не дергаться. На воре и шапка горит. Буду нервничать - сама себя выдам.
  - Тетя Кира, а ты уходишь? - уставились на меня любопытные глазенки.
  - Всего-то иду погулять, - пожала я плечами.
  - А мне показалось, ты навсегда уходишь, - с неожиданной грустью протянул он.
  Мила, как и раньше, не разрешала нам много общаться, но я чувствовала, что мальчик тянется ко мне, и тоже вдруг ощутила тяжесть на сердце от расставания. Подошла и погладила ребенка по темноволосой головке.
  - Да куда же я уйду отсюда? - я показала кандалы. - Никуда не денусь.
  - Хорошо, что дядя Ивар держит тебя здесь, - сообщил он. - Он будет дракон. Когда я вырасту, то освобожу тебя, как принцессу, и женюсь на тебе. Ты только дождись.
  Я рассмеялась.
  - Обязательно.
  - А еще ты вот это забыла, - малыш поднял сжатый кулачок, из которого что-то свисало.
  Смеяться тут же расхотелось. Я опустилась на корточки, во все глаза уставившись на детскую ладошку, раскрывшуюся для меня, как бутон цветка. Посерединке лежала моя пуля, и это концы цепочки свисали и свободно болтались. Охнув, я схватила пулю, погладила пальцем нежную детскую кожу... ни пятнышка. Ни следа от ожога.
  - Никитка... - простонала я, прижав детское тельце к себе.
  Сграбастала в объятия так крепко, что чуть не раздавила. Сама не знаю, почему такая волна жалости нахлынула. Мальчик стоял, сопел носом и явно не понимал, с чего вдруг во мне проснулись телячьи нежности. А я тискала его и думала, как сообщить его матери о том, что он - обычный человек.
  Потом решила - никак. Не мое дело. Я ухожу отсюда и все проблемы этих людей тоже должны остаться позади. Меня ждала долгая дорога, встреча с отцом и бесконечная череда ночей, в течение которых мне будет сниться бессердечный мужчина со шрамом на груди.
  - Где ты ее взял? - удивилась я, выпустив из рук Никитку.
  - На полу в твоей комнате. Мама не разрешает туда ходить. Но мне стало так интересно!
  Точно. Пуля осталась в кармане моих джинсов, когда папа вернул ее. Наверно, когда я перебирала вещи для стирки, она выпала. А мальчик нашел.
  Я застегнула цепочку на шее и погладила пулю на груди. Еще один знак. Я возвращаюсь домой, в свой клан, к своим людям. И пусть мне немного жаль покидать Сопротивление, но я не предала отца, не стала Сочувствующей и не влюбилась в Ивара. Почему-то последнее пугало больше всего.
  Отправив Никиту в дом, я направилась к воротам. Если навстречу и попадался кто-то из жителей, все ограничивалось слабым кивком или безразличным взглядом. Присев на скамью неподалеку от выхода из поселения, я стала ждать. В паре метров от меня была навалена целая куча сена. Его собирались куда-то убрать, но никак не доходили руки.
  Как только дежурный зазевается - мигом начну действовать.
  - Привет, - ко мне подошел Байрон.
  Мы с ним почти не виделись с той поры, как ехали в одной машине, и я удивилась, что он решил подойти. Да к тому же, так не вовремя! Парень явно смущался в моей компании, а мне как никогда срочно требовалось от него избавиться.
  - Привет, - буркнула я.
  - Я уже несколько дней подряд вижу, как ты тут сидишь. Ждешь Ивара, да? - Байрон опустился на самый край скамьи.
  - Жду, когда джипы моего отца проломят ваши хлипкие ворота и разнесут тут все.
  - Ого... - он побледнел. - Думаешь, это, правда, случится?
  Я покачала головой.
  - В любую минуту.
  Байрон поерзал на своем краю, но уходить не торопился. Дежурный повернулся к нам спиной, и я только скрипнула зубами от жалости, что такой удобный момент упущен.
  - Как тебе живется здесь? - предпринял он новую попытку завязать вежливый разговор.
  - В гостях хорошо, а дома лучше. Байрон, не томи, что тебе нужно? - не выдержала я.
  Мой собеседник сложил руки на коленях и посмотрел жалобно.
  - Все говорят, что мои стихи - отстой. Ты - человек со стороны. Непредвзятое лицо. Можно, я тебе прочитаю кое-что из своего, а ты скажешь мнение. Только честное мнение. Жалеть меня не надо.
  Дежурный начал прохаживаться вдоль ворот и бросать на нас косые взгляды.
  - Хорошо, - процедила я.
  Но когда Байрон начал читать стихи, обомлела. У него, действительно, оказался талант. Редкий дар для человека, лишенного образования, как такового. Увидев, что я не перебиваю, Байрон воодушевился и прочел еще. И еще. Он говорил о любви, но меня не оставляло ощущение, что стихи написаны не просто так. Они посвящены кому-то.
  - И кто же она? - наконец, решилась спросить я.
  Он тяжело вздохнул.
  - Моя муза. Та, с кем мне не суждено быть.
  - Она из поселения?
  - Да.
  - Почему тогда ты читаешь стихи мне, а не ей? - удивилась я. - Они очень красивые. Ей бы понравилось.
  - Потому что она ненавидит меня. Как ты - Ивара.
  На такой загадочной ноте Байрон встал и ушел, оставив меня в полном недоумении. В кого же он так влюбился? Почему сравнивал себя и свой предмет обожания с моей ситуацией?
  Размышлять дальше не пришлось, потому что дежурный снова отвлекся. Я больше не могла оттягивать момент и рисковать. Выхватив спички, огляделась. Никого. Чиркнула одну, чтобы высечь пламя, и бросила в сено.
  Сначала не происходило ничего. Я испугалась, что спичка потухла. Тем более, дежурный уже повернулся в мою сторону. Но тут из стога вдруг начал валить густой черный дым. Я вполне натурально взвизгнула и отскочила.
  - Пожар!
  Тут же высыпали люди. Поднялась суматоха. Сено вспыхнуло ярким пламенем, но я знала, что долго гореть не будет. Ни секунды терять нельзя. Незаметной тенью бросилась в противоположную сторону.
  Вот и большой дуб. Как я раньше не замечала, что вон те доски потемнели? Уже хотела устремиться к ним, но из ближайшего дома выскочил один из поселенцев. Он уставился на меня круглыми глазами.
  - Пожар! - не растерялась я и махнула рукой в нужном направлении. - На помощь!
  Лекхе побежал в ту сторону, а я еще раз огляделась. Теперь путь свободен. Ринулась к забору. Расстояние до дуба - то, что надо. Очень удобно. Уперевшись в дерево спиной, я со всей силы ударила ногой в прогнившие доски. С жалобным треском они поддались. Еще удар. Гнилое дерево проломилось.
  С третьего удара я выбила здоровенный кусок и теперь могла пролезть в дыру. Близость свободы опьянила, вскружила голову. Я бросилась навстречу неизвестности, царапая руки и продираясь в пролом.
  Секунда - и я по ту сторону поселения. Из-за суматохи обо мне на время забыли. А я за это время буду уже далеко.
  Ступая по мягкой земле, от которой исходил запах прелых листьев, я начала углубляться в лес. В то же время старалась не сильно отклоняться от проселочной дороги - единственного ориентира в глуши. Бежать со связанными руками оказалось не очень удобно, и пару раз я даже падала, споткнувшись о кочки. Хорошо, что чаша оказалась не слишком густой - обычный лиственный лес - и не пришлось трудиться, чтобы проложить дорогу.
  Сердце колотилось в груди, как у пойманной птицы. Но мне удалось вырваться из клетки! Я издала победный клич, сначала не очень громкий, но потом не удержалась и взвизгнула во всю мощь легких. Вряд ли меня уже могли услышать в поселении. Даже не верилось, что больше никогда не увижу Нину с ее вороной, упитанного медведя Лекса, который и сам был как медведь, романтичного Байрона, Милу и Никитку. Отец наверняка удивится, что я общалась с лекхе на равных, и они не растерзали меня.
  Мысли об Иваре я гнала прочь при первом же их появлении. Нет, настал момент моего триумфа, а не сожаления, и я буду улыбаться до ушей, потому что свобода - самое дорогое, что есть у каждого человека. Никакими деньгами не оценить это сладкое ощущение. И мне удалось заполучить свободу обратно.
  В боку начало колоть, легкие усиленно работали. Тело требовало передышки, но мне не хотелось останавливаться ни на секунду. Я гнала себя вперед, потому что очень боялась оборачиваться назад.
  Через какое-то время между деревьев показался просвет. Ноги сами понесли туда. Как будто в вены влили живительный эликсир. Последний рывок - и вот, продираясь сквозь придорожные кусты, я выбралась на обочину. Ветер гонял по асфальту редкие сухие листья, гнул серую от пыли придорожную траву, но показалось, будто это - самая прекрасная картина местности. По ту сторону дороги красовался такой же глухой лес. Лента шоссе словно прорезала его на две части. Мой путь домой.
  Слева ко мне как раз двигалась красная развалюха, сошедшая с конвейера автопрома явно лет двадцать назад. В одно ее крыло щедро въелась бурыми пятнами ржавчина, мотор чихал и кашлял. За рулем восседал старичок в джинсовой куртке и кожаном кепи.
  Выбора не было, и я бросилась ему наперерез, отчаянно размахивая закованными руками. Водитель тут же ударил по тормозам. Все еще задыхаясь, я обогнула машину, склонилась перед опускающимся стеклом.
  - Подвезите до города. Умоляю! - так просят, разве что, о стакане воды посреди раскаленной пустыни.
  Косматые седые брови моего собеседника взлетели вверх.
  - Так город в той стороне, внученька, - большим пальцем он показал себе за спину.
  Вот невезуха! Я начала оглядываться, надеясь поймать другую машину в нужном направлении. Но дорога оставалась пуста.
  - А ты откуда такая? - заинтересовался старичок и понизил голос: - Неужели из беглых?
  - Что? - я поняла намек и вспыхнула: - Я не лекхе! Наоборот! Меня держали в плену. Удалось сбежать.
  Вдали по другой полосе показалось что-то черное.
  - Точно? - с подозрением допрашивал старичок. - Кандалы-то у тебя непростые... видал я, что полиция носит. Так у них - тонкие браслетики по сравнению с твоими. Особое железо, да? Так у лекхе оно не водится...
  - Я не лекхе! - упрямо повторила я, вглядываясь в увеличивающуюся черную точку.
  Джип. Провалиться мне на этом самом месте! Джип! Черный! Точная копия тех, на которых к нам домой приезжали за оружием.
  Я уже не слушала вопросы надоедливого старика. Перебежала дорогу и начала размахивать руками, чтобы привлечь внимание. Охотники. Свои. Пусть из другого клана, но я - одна из них. Такая удача! Повстречать их - все равно, что увидеть земляка в чужой стране. Я ни минуты не сомневалась, что теперь мои беды закончились.
  - Внученька! - позвал старик, продолжая изучать меня чересчур подозрительным взглядом. - Так может тебя подвезти? Я на дачу еду, никуда не тороплюсь.
  - Нет, спасибо! - крикнула я в ответ, уже подпрыгивая от нетерпения при виде спасительного джипа.
  Зачем мне ехать куда-то с не в меру заинтересовавшимся мной незнакомцем, когда достаточно назвать имя отца - и эти люди сами все поймут?
  Прекрасный в своей мощи черный автомобиль снизил скорость, а потом и вовсе остановился к моей превеликой радости. Несмотря на это, надоедливый старик не собирался уезжать. Оперевшись локтем на руль, он встревоженно наблюдал за мной. С демонстративным видом я отвернулась и подошла ближе к джипу.
  Тонированное стекло плавно поехало вниз, и оттуда на меня уставилось... дуло пистолета.
  - Лучше скажи, что у тебя есть желтый билет, кроха, - протянул угрожающий мужской голос. - Иначе...
  На секунду я растерялась. Но потом напомнила себе: все правильно, как еще должны поступить охотники, увидев эти кандалы?! Я вскинула руки в жесте капитуляции.
  - Я не лекхе! Я сама охотник! Дайте мне все объяснить!
  Дуло слегка затряслось, потому что владелец пистолета расхохотался. Стекло опустилось еще ниже, в окне показалось одутловатое бледное лицо. Охотнику было лет под сорок. Гладковыбритый череп блестел от пота. Небольшие глаза внимательно оглядели меня с ног до головы.
  - Ты что, сучка, шутить вздумала? Быстро встала на четвереньки! И не смей поднимать голову, когда я выйду!
  Я онемела от изумления.
  - Я не...
  - На четвереньки! Или стреляю! У меня есть разрешение на неограниченный отлов таких, как ты. Раз... два...
  Опыт жизни в клане подсказывал, что дальше последует выстрел. Я упала на колени в придорожную траву. Уперлась ладонями в землю и покорно опустила голову. В горле стоял комок. Так, при всех, мне еще не доводилось унижаться. И, как назло, старикан этот маячил на другой стороне дороги! Может, получал удовольствие от зрелища?
  Дверь джипа открылась, и прямо перед моим носом на землю ступила нога в блестящем кожаном сапоге.
  - Голову не поднимать, - напомнил толстяк.
  Он неторопливо обошел меня, дал легкого пинка под зад. Я пискнула, но удержалась в прежней позе. Хлопнула дверь со стороны водителя.
  - Митяй! Она, правда, не лекхе! - воскликнул другой мужской голос, не такой низкий.
  Кто-то подхватил меня под локоть, рывком поставил на ноги. Мои руки вытянули вперед и сдвинули оковы выше запястий.
  - Видишь? Кожа не тронута. Нет ожогов.
  - Может, это обычный металл? - не собирался отступать толстяк.
  Я повернула голову и рассмотрела своего спасителя. Достаточно молод. Темно-русые волосы с легкой волной обрамляли симпатичное лицо. Картину портили, разве что, глаза, расположенные чуть навыкате. Охотник улыбнулся мне ободряющей улыбкой.
  - Такие тяжелые кандалы - и просто так? Нет, брат. Что-то здесь не сходится.
  - Пуля... - выдавила я, все еще оправляясь от шока. Не каждый день приходится стоять на четвереньках в грязной траве да еще под дулом пистолета.
  - Что? - придвинулся ближе тот.
  - Пуля... на моей шее... я охотник.
  Аккуратно он отодвинул воротник моей куртки и заглянул в проем. Поддел пальцами пулю. Лицо тут же вытянулось.
  - Она из клана Хромого!
  - Только мы носим первые пули, - кивнула я и послала мстительный взгляд толстяку. - Точнее, только члены семьи.
  Тот с видимой неохотой убрал пистолет.
  - Ладно. Но откуда кандалы?
  - Я сбежала из плена.
  - Хорошо, что мы тебя нашли! - улыбнулся молодой и приобнял меня за плечи. - Поедем, расскажешь все в дороге. Не волнуйся, теперь ты в безопасности. Как тебя зовут?
  Я назвала им свое имя, и уже через минуту сидела на заднем сиденьи джипа, который резво уносил меня все дальше от Сопротивления. Оглянувшись, я заметила, что красная развалюха старика уже превратилась в маленькую точку.
  Впервые за несколько последних дней удалось почувствовать спокойствие и даже расслабленность. Больше не надо было собачиться с Милой, ждать приезда Ивара, считать мучительные часы в неволе. Я откинулась на сиденье и закрыла глаза.
  Хорошо...
  Правда, долго наслаждаться покоем не дали.
  - Так где тебя держали, Кира? - поинтересовался молодой охотник, которого, как выяснилось, звали Жорж.
  Свое имя он произносил на французский манер и, видимо, наслаждался при этом каждым звуком.
  - В поселении, - ответила я неохотно.
  - В гетто, что ли? - хмыкнул толстяк. - Так вроде далековато здесь от гетто...
  - Нет, не в гетто. Просто в поселении лекхе. Они... - я вдруг спохватилась и прикусила язык. Нужно ли рассказывать так много? Да, у меня была тысяча причин злиться на Ивара, но Никитка... могу ли я поставить под удар ребенка?
  - Что 'они'? - подхватил Жорж.
  - Они привезли меня туда с завязанными глазами, - быстро сообразила я.
  Это была часть правды. Мы с Иваром прибыли ночью, и мне не удалось тогда разглядеть дорогу.
  - Но обратно-то ты нашла путь? - оживился толстый Митяй. - Запомнила? Лекхе, которые живут не в гетто... мы должны это увидеть.
  Они с Жоржем переглянулись.
  - Я бежала наугад. Сама не помню, как оказалась у дороги. По-моему, даже кругами ходила, - настаивала я на своем.
  - Но все равно ты не выглядишь сильно обтрепанной и уставшей. Значит, это место не так уж далеко, - возразил толстяк.
  Я замолчала, а он повернулся и уставился на меня пронзительным взглядом. Чем дольше затягивалась пауза, тем сильнее казалось, что веду себя, как Сочувствующая. И если охотники тоже подумают так, то обратное будет очень трудно доказать.
  - И они просто держали тебя там? - Митяй прищурился. - Для чего?
  - Ладно, ну чего ты насел? - встал на мою защиту Жорж. - Не видишь, девушка еще в себя не пришла.
  Толстяк, наконец, перестал обстреливать меня глазами и повернулся к собеседнику.
  - Ты посмотри, слишком уж она чистенькая. Что они там с нее, пылинки сдували? С какой стати дикарям так оберегать охотницу? Или она не охотница, или... - он снова бросил косой взгляд. - Она была их шлюхой.
  Я охнула от возмущения. Не могла поверить, что кто-то посторонний прямо при мне станет говорить такие гадости. В клане моего отца наемники и заикнуться в моем присутствии о чем-то неподобающем боялись. В который раз мысленно посетовала, что папа из слепой родительской любви скрыл от меня столько правды о реальном мире.
  - Не говори так о нашей гостье, - покачал головой Жорж, - конечно, никто из них и пальцем ее не тронул. Ты сам слышал, какие порядки в клане Хромого. Женщина из этого клана скорее убила бы себя, чем допустила такое! Это все равно, что со своей собакой переспать!
  Он многозначительно посмотрел на меня в зеркало заднего вида и добавил:
  - Если она, конечно, на самом деле из этого клана.
  Я сглотнула. Убить себя, чтобы не спать с Иваром? О да, я пыталась. Но им-то легко судить. Они никогда не окажутся на моем месте. Поэтому я тоже не открою им правду.
  - Меня держали, как заложницу, чтобы шантажировать отца, - я вздернула подбородок, - поэтому и пылинки сдували. Иначе папа не пошел бы на переговоры.
  Эта версия успокоила моих собеседников, разговор затих сам собой. Я отвернулась к окну, гадая, сколько еще придется врать, балансируя на тонкой грани правды и вымысла, чтобы не навредить невинным жителям поселения, но и не сгубить собственную репутацию. И вдруг поняла, что все только начинается. У отца вопросов наверняка появится несравнимо больше. Его я не смогу заставить умолкнуть какой-нибудь высокомерной фразой, как случайных спасителей.
  Придорожный указатель сообщил, что до города осталось каких-то десять километров, когда джип вдруг свернул с шоссе на грунтовку. С одной стороны виднелись дома пригородного поселка, с другой - простиралось поле со свежевскопанной черной землей, а за ним - роща.
  - Куда мы едем? - насторожилась я.
  - К нам домой, - уверенным тоном заявил Жорж, - не можем же мы не накормить тебя и не дать отдохнуть. К тому же, путь до заповедника неблизкий, а мы не планировали такую дальнюю поездку.
  Это звучало разумно.
  - Я хочу сразу же позвонить папе, - сообщила я.
  - Конечно, - миролюбиво согласился он, - сразу же позвоним. Заодно и с Седым познакомишься.
  - А кто такой Седой?
  Жорж улыбнулся светлой мальчишеской улыбкой.
  - Наш отец.
  Теперь уже по двум сторонам дороги тянулись перепаханные поля. Проехав еще какое-то время, джип миновал каменную ограду с распахнутыми воротами, которые, судя по виду, никогда не закрывались, слишком уж 'вросли' в землю. Нас встретил фруктовый сад. Деревья казались высаженными любовно, по линеечке. На ветвях краснели спелые бока яблок. Роль живой изгороди выполняли кусты роз. Я залюбовалась чайными, темно-красными, белыми и нежно-розовыми бутонами. Словно попала в райские кущи, настолько здесь было красиво.
  Если внутри и трепыхалось волнение, то теперь оно утихло. В таком прекрасном месте просто не хотелось думать о плохом.
  Вьющаяся роза оплетала упругими темно-зелеными стеблями выбеленный фасад дома. Здание выглядело старым. Узкие окна, старомодная лепнина по фронтону. Дом походил на какую-нибудь старую гимназию, из числа тех, которые мне доводилось видеть на страницах учебников истории.
  Джип притормозил на широкой площадке перед входом. Жорж выпрыгнул, галантно открыл мне дверь и подал руку, чтобы помочь выбраться. Митяй просто поспешил в дом, не оглядываясь.
  - У вас тут глаз не оторвать... - протянула я, вдыхая полной грудью чудесный пряно-пьянящий аромат роз.
  - Это отец, - с улыбкой сообщил Жорж. Пока я любовалась плодами на деревьях, украдкой заметила, что он смотрит только на меня. - Если бы не родился охотником, то наверняка стал бы садовником. Здесь его страсть. Любимое хобби.
  - У нас не так...
  - А как у вас?
  - У нас река. Она очень красивая, но холодная. Если бродить по берегу, то можно найти прозрачные камни, - я испытала почти невыносимую боль от ностальгии по родным местам. - А еще везде мох. Когда он свисает с деревьев, то напоминает лапы сказочных чудовищ. Так я в детстве воображала. Но цветов у нас нет. Мой папа посчитал бы цветник глупостью и лишней тратой сил и времени. И лес, в основном, хвойный.
  - Значит, твой отец далек от романтики? - хмыкнул Жорж.
  - Вся романтика закончилась со смертью мамы.
  - Я слышал, ее убили лекхе. Все знают эту историю. Ваша семья - живая легенда.
  Что-то кольнуло внутри на словах 'убили лекхе'. Нина посеяла во мне зерно сомнений, которое теперь никак не удавалось вытравить. Пока я подыскивала подходящие слова для ответа, на пороге дома снова появился толстый Михей.
  - Ну где вы? - недовольным голосом позвал он. - Отец ждет!
  - Пойдем? - Жорж повел меня к дверям, и я последовала охотно. Все-таки рядом с ним чувствовала себя комфортнее, чем в компании сурового толстяка, который замкнул процессию.
  Из-за небольших окон в помещении не хватало света. Пахло душным ароматом увядших и начинающих подгнивать цветов. Где-то в глубине дома переливалась на разные голоса классическая музыка. Мы направились на звук. Я не разбиралась в композиторах настолько хорошо, чтобы понять, чья она, но сумела различить органную полифонию.
  Жорж шел уверенно, его ботинки отстукивали ритм по гладким крашеным доскам пола. Митяй за моей спиной, наоборот, ступал мягко, как кошка. Только шорох одежды выдавал его присутствие. Коридор оканчивался приоткрытой дверью, из-за которой бил свет. Жорж толкнул ее и посторонился, чтобы пропустить меня вперед.
  Я вошла и оказалась в рабочем кабинете. Пожилой сухопарый мужчина, одетый в подобие сюртука с высоким воротником, и впрямь седой как лунь, стоял лицом к окну, заложив руки в замок за спиной. При моем появлении он обернулся, взял со стола пульт и выключил музыкальный центр, расположенный на полке в окружении книг. Внезапная тишина ударила по ушам сильнее взрыва бомбы.
  - Здравствуйте, - поприветствовала я, ощущая неловкость.
  - Митя, а почему вы нашей гостье еще руки не освободили? - нахмурился глава клана, остановив взгляд на моих кандалах.
  Тороптивое шарканье ног за спиной подсказало, что толстяк бросился куда-то прочь. Жорж остался безмолвной тенью у дверей, будто и слово боялся вымолвить без разрешения.
  - Значит, ты - дочь Хромого? - светским тоном поинтересовался Седой, разглядывая меня с головы до ног.
  - Да.
  - Я слышал, что твоя мать была красавицей. Ты, наверно, в нее пошла?
  - Так говорят, - я пожала плечами.
  Старик прошелся вдоль стены, по-прежнему держа руки заложенными назад. Чем-то даже ворону Нины напомнил своим важным видом.
  - И как дела в заповеднике?
  - Мы... мы справляемся, спасибо.
  - И твой отец по-прежнему торгует оружием?
  - В соответствии с законом, - ушла я от ответа, не понимая, к чему он клонит.
  Черты лица моего собеседника разгладились, словно тот и сам понял, что начал спрашивать лишнее.
  - Надеюсь, поездка была комфортной?
  - Да, спасибо, - я решила умолчать о том, как толстяк чуть не выстрелил, - и благодарю за гостеприимство. Можно мне сразу позвонить папе? Очень волнуюсь.
  - Конечно. Уж он-то как, наверно, волнуется! - улыбнулся старик, но взгляд его голубых глаз оставался холодным.
  Седой подошел к столу, взял телефон и протянул мне. Я приблизилась и буквально выхватила аппарат, не веря своему счастью. Неужели сейчас услышу родной голос отца?! По памяти набрав номер, приложила трубку к уху. Седой внимательно наблюдал за моими действиями. С каждым гудком сердце замирало. А вдруг не ответят? Долго, так долго...
  Наконец, послышался щелчок, а следом - грустный голос моего отца.
  - Папа! - вскрикнула я, и глаза защипало от непрошенных слез.
  - Кира? - его голос звучал недоверчиво. - Это ты?
  - Да, папа! Это я!
  До моего слуха донесся судорожный вздох.
  - Моя малышка... с тобой все в порядке? Где ты?
  - Да! Со мной уже все хорошо! Я...
  С удивительной для своих лет прытью Седой выхватил из моих пальцев телефон и отступил назад.
  - Привет, Хромой, - заговорил он в трубку, - твоя девочка в надежных руках. Она в моем клане. Среди своих.
  Старик замолчал, очевидно, выслушивая собеседника.
  - Что вы... - начала я, но на плечо тут же опустилась рука Жоржа. И когда успел оказаться рядом?
  - Ш-ш-ш, - приложил он палец к губам, - не мешай.
  - Нет, лучше мы сами к тебе приедем, - продолжил Седой. - Сегодня? Нет, не успеем. - Он рассмеялся. - Нет, я пока не скажу тебе адрес. Не хочу проснуться среди ночи в собственной постели с твоим пистолетом у виска. Завтра. Мы привезем ее завтра. О своих приключениях она сама тебе расскажет.
  Последовала очередная пауза.
  - Да, она цела и невредима. Наша почетная гостья, - лукавый взгляд Седого пробежался по мне. - О, я не сомневаюсь! Не сомневаюсь, что ты будешь очень благодарен за спасение дочурки. Так благодарен, что наполнишь особым железом мой фургон, который я возьму с собой. Да. Целый фургон. Доверху. - Он умолк ненадолго. - А во сколько ты оценишь свою ненаглядную Киру? Да? Ну то-то же. Все. Бывай.
  С довольным видом Седой убрал телефон в карман.
  - Все готово, Кира. Завтра ты едешь домой.
  Я не могла поверить своим ушам. Нет, не от радостной перспективы увидеть родных. От ужаса. Стоило ли бежать из поселения лекхе лишь для того, чтобы стать предметом сделки для очередных заинтересованных лиц?!
  - Мой отец не сможет отгрузить столько железа, - покачала головой я, - его столько просто нет.
  - Значит, у него есть целая ночь, чтобы добыть еще, - невозмутимо парировал глава клана. - Вы столько лет торгуете им. Да у вас целый клондайк, не иначе! Никогда не понимал Хромого. Почему он так жмется, продает по чуть-чуть? Мы с ребятами приезжали к нему как-то. Так получили едва ли жалкую горстку пуль.
  - Их приходится экономить, - подхватил Жорж, пытаясь заглянуть в глаза. - А у нас здесь столько работы, что экономить никак нельзя.
  - Вот поэтому папа и продает мало... - пробормотала я, все еще обдумывая свое новое положение, - чтобы не было бездумного отстрела всех подряд.
  - Бездумного отстрела? - повторил Жорж, и они со стариком рассмеялись, словно я только что рассказала забавный анекдот.
  В это время появился Митяй с молотком и зубилом. Не успела я оглянуться, как Жорж схватил мою руку и прижал к столу. Толстяк вставил конец зубила в узкий паз оков. Ударил молотком. Я поморщилась от боли, но не сопротивлялась. Понимала, что без ключа кандалы по-другому не снять. Митяй ударил еще раз. И еще.
  Наконец, оковы со скрежетом поддались, и я смогла встряхнуть свободной рукой. Процедуру повторили еще раз - и остатки кандалов рухнули на пол. Только теперь я поняла, как все это время от тяжести цепей болели плечи. Такое забытое и приятное ощущение - возможность подвигать руками, как душе угодно.
  - Это мы, пожалуй, в хозяйстве приспособим, - тоном рачительного хозяина сообщил Седой и дал знак Митяю подобрать и унести оковы.
  Тот мигом послушался. Глава клана снова заложил ладони за спину и обратился ко мне:
  - Надеюсь, ты составишь нам компанию за ужином? Пока можешь отдохнуть в своей комнате. Если уснешь - не страшно. Я пошлю кого-нибудь тебя разбудить.
  Я пожала плечами. Предложение звучало вежливо, но по большому счету уже заранее подразумевало мое согласие. Куда ж мне деваться? Конечно, придется сидеть за одним столом с хозяевами дома. Мысль об очередном побеге я отмела сразу. Хватит. Один раз уже бросилась из огня да в полымя. Мир опасен, этот урок усвоен мной очень хорошо. Отцу дорого обойдется мое возвращение, но лучше уж так.
  - Я провожу, - тут как тут вызвался Жорж.
  Он повел меня обратно в коридор. Когда мы проходили мимо очередной двери, она вдруг открылась и оттуда прямо на меня выскочила девушка с ведром воды и шваброй. Столкновение произошло быстрее, чем я успела отреагировать. Жорж, который шел впереди, повернулся и издал гневный возглас, когда увидел, как грязная вода выплеснулась на мои джинсы.
  Девушка поставила ведро, бросила швабру и закрыла голову руками, жалобно заскулив. При этом она поглядывала то на меня, то на Жоржа. Не успела я удивиться такой реакции, как охотник отвесил провинившейся тяжелый подзатыльник.
  - Смотри, куда прешь, тварь!
  Я опешила. Такой обходительный со мной, Жорж вдруг превратился в сорвавшегося с цепи зверя.
  - Все в порядке, - пробормотала я, хотя на самом деле девушка здорово меня промочила.
  - Извиняйся! - Жорж навис над своей жертвой.
  Та робко выглядывала из-под руки.
  - Зви... ни... те... - донеслось до меня глухое бормотание.
  Я пригляделась внимательнее. От бедняжки дурно пахло, оттенок ее волос мне так и не удалось оценить из-за кожного сала, сделавшего их свалявшимися и серыми. На плечах, как на вешалке, болтались какие-то обноски такого же непонятного цвета.
  Я недоумевала, кто она такая, до тех пор, пока не заметила тонкий железный браслет на запястье. Не такой, как мои тяжелые кандалы. Но и этой полоски металла хватило бы, чтобы... лишить фамильяра. Мои оковы предназначались, чтобы еще и обездвижить. Браслет бедняжки всего лишь обессиливал, но не лишал свободы действий. Как раз, чтобы выполнять работу руками.
  Воспаленная кожа вокруг металлической полоски окончательно убедила меня в правдивости догадок.
  - Это лекхе! - воскликнула я.
  - Да, - не стал спорить Жорж. - Ты их боишься?
  Я едва не фыркнула от такого вопроса. После жизни в поселении ни один лекхе уже не мог меня испугать. Но вовремя вспомнила, что нужно придерживаться легенды.
  - Скорее, не люблю. И удивлена, что в доме охотников разгуливает кто-то из них.
  - А вы разве не держите их, как прислугу? - приподнял бровь он.
  - Нет. Мы сами хозяйством занимаемся.
  - Странно, как это твой отец не додумался? Бесплатная рабочая сила, - Жорж покачал головой и снова прикрикнул на девушку: - Брысь отсюда! Жди меня на улице. Сама знаешь, где.
  Та отняла руки от лица, чтобы подхватить ведро и швабру. Я успела заметить безнадежный затравленный взгляд и синяк на скуле. Почему-то перед глазами всплыло лицо Милы. В каком виде она вернулась к родным после того, что с ней сделали? И откуда к охотникам попала эта девушка-лекхе? Где ее родные?
  Насвистывая, Жорж повел меня дальше по коридору, но я никак не могла выбросить из головы бедняжку.
  - А как ее зовут?
  - Кого? - не понял он.
  - Эту вашу служанку.
  - Ее никак не зовут. Я зову ее Тварь. Митяй... кхм, не при дамах будет сказано. Отец предпочитает просто не замечать. Ты не сердись, Кира. Обычно она послушная. Мы ее накажем за то, что перед тобой провинилась.
  - Может, не надо... - неуверенно протянула я.
  - Надо, Кира, надо, - Жорж остановился у очередной двери, повернул ручку и распахнул. - Обживайся. Твои апартаменты. Лучшие комнаты во всем доме. Если что-то будет нужно - зови.
  Он повернул меня к себе и ласково взял двумя пальцами за подбородок. В глубине зрачков мелькнуло что-то темное, дикое. Как тень по потолку в ненастную ночь.
  - Погуляешь со мной в саду перед ужином?
  Я сглотнула.
  - Н-наверно.
  Жорж мягко втолкнул меня в комнату.
  - Тогда договорились.
  Прямо перед моим носом дверь закрылась. А потом до боли знакомый звук повернувшегося в замке ключа окончательно развеял все наивные представления о райском местечке среди плодовых деревьев и роз.
  Я прислонилась спиной к двери и огляделась. Комната выглядела нежилой, хоть и чистой. Слишком аккуратно была заправлена постель, идеальной горкой возвышались подушки. Ни пылинки на тумбочке. На стене - картина с изображением коней у водопоя. Чутье подсказывало, что вон та простенькая дверь приведет меня в ванную комнату.
  Опять золоченая клетка. Опять симпатичный тюремщик. Но будет ли он лучше Ивара?
  Мои ноги сами собой подкосились. Я съехала на пол, безвольно сложила руки на коленях и уставилась в одну точку. Неужели... скучаю по грязному лекхе? По человеку, из-за которого и начались мои несчастья? Я фыркнула вслух. Нет. Это смешно. Зачем только подумала о нем? Я поклялась его забыть. Да я уже забыла его! Мне просто страшно здесь одной. Все родные далеко, а окружающие - не такие, какими кажутся на первый взгляд. Ищет ли Ивар меня? Наверняка в ярости от побега. А может, еще не знает? Когда появится в поселении?
  В любом случае - уже поздно. Охотникам нужно оружие, и завтра они меня обменяют. Вот только как бы продержаться до этого 'завтра'?
  Я расстегнула куртку, достала нож и крепко, до побелевших костяшек, сжала рукоятку. К счастью, новые пленители не обладали способностью быстро залечивать раны.
  Больше никому не позволю прикасаться к себе! Кто полезет - получит.
  От этих мыслей я почувствовала себя увереннее. Решила не сидеть, сложа руки, и обшарила комнату. Правда, не нашла ничего интересного. Даже платяной щкаф оказался пуст. Тогда решила привести себя в порядок. Заглянула в просторную ванную комнату, где обнаружила душевую кабину за пластиковой перегородкой. Туалет прятался за отдельной ширмой. На полочке у раковины лежал одинокий брусок мыла. Не густо. Но я справлюсь.
  Сложив одежду на крышку бельевой корзины, пристроила сверху нож, а потом залезла под воду. Кран с красным вентилем работал плохо, поэтому струи шли то ледяные, то внезапно - почти кипяток. Кое-как я вымылась, ругаясь сквозь стиснутые зубы самыми последними словами из арсенала наемников. Кто бы мог подумать, что даже в поселении лекхе комфортнее работает сантехника, чем здесь?!
  Я закрыла кран, отжала волосы и тут спохватилась, что не подумала о полотенце. Висело ли оно на крючках возле раковины? Даже не посмотрела. И хозяев дома уже не позвать, чтобы попросить новое. Поморщившись от перспективы вытираться покрывалом с кровати, я сдвинула перегородку и шагнула на холодные плитки пола.
  Полотенца оказались на месте, но от них меня отделяло шага три, не меньше.
  А в дверях кто-то пошевелился.
  Я взвизгнула и, как могла, прикрылась руками. Жорж. Неизвестно сколько времени он стоял так, разглядывая меня через полупрозрачную запотевшую перегородку и уперевшись обеими руками в дверные косяки.
  На его лице не появилось ни тени улыбки. Вообще никаких эмоций, хотя он не мог не понять, что замечен мной. Жорж просто смотрел на меня немигающим взглядом. И от этого мороз продирал по коже.
  Я почувствовала, как дрожит нижняя губа. Одна рука обвивала грудь, растопыренными пальцами другой я пыталась прикрыть часть обнаженного тела между крепко стиснутых бедер. С моих волос на пол капала вода.
  Нужно было срочно что-то делать.
  - Ты не мог бы отвернуться? - чужим визгливым голосом выпалила я и бросила взгляд на корзину, где лежала одежда.
  Нож сверкал длинным лезвием. Такой манящий... но такой же недосягаемый, как и полотенца. Я сделала осторожный шаг в его сторону. Жорж тут же двинулся вперед, заставив меня отскочить.
  - Не надо, - покачал он головой.
  Расстояние между нами сократилось еще на один шаг. Я сжалась в комок, чувствуя себя униженной, почти как та девушка-лекхе. Жорж потянулся, не глядя нащупал полотенце и снял с крючка. Кровь оглушительно пульсировала в моих ушах. Во рту пересохло.
  Жорж оказался близко. Очень близко. И все мои инстинкты кричали: 'Бей или беги!' Колени задрожали, но теперь не от страха, а от прилива адреналина. Держа в одной руке полотенце, другой рукой Жорж собрал мои мокрые волосы и принялся их вытирать. Перебирал пряди, любовно просушивая их тканью. При этом продолжал смотреть на меня, будто хотел загипнотизировать. В любую минуту я готовилась отбиваться, но ожидание нападения сводило с ума сильнее самой атаки.
   Справившись с делом, охотник обернул меня полотенцем и всунул его концы в мои судорожно сжатые пальцы. Я вцепилась в ткань, как утопающий - в спасательный круг.
  - Я чувствую на тебе его запах, - вдруг произнес Жорж.
  Меня пробрала крупная дрожь. Да о чем он толкует?
  - Запах лекхе, который тебя имел, когда ты была в плену, - ровным безэмоциональным голосом продолжил охотник.
  По его глазам я поняла, что момент истины настал. Сейчас - или никогда. И мне больше не хотелось быть слабой. Как та забитая лекхе. Я - не такая.
  Удерживая полотенце одной рукой, я выпростала другую, размахнулась, влепила Жоржу пощечину и прошипела:
  - Следи за языком, когда говоришь о другом охотнике. Я тебе не грязное животное, чтобы меня кто-то имел.
  Он моргнул. Что-то в выражении лица поменялось.
  - Подожду тебя в коридоре, - сообщил Жорж, а потом развернулся и покинул меня.
  Я метнулась к корзине, схватила нож, выставила перед собой... и услышала, как закрылась дверь в спальне. Прислонившись к стене, я выдохнула. Вытерла выступившую испарину со лба. И что это было?
  Откуда он узнал про Ивара? Это у меня на лице написано? Или просто блефовал? Хотел, чтобы я смутилась и проболталась? Рассказала ему все подробности своего пленения?
  И дала еще более мощный козырь в руки. Информацией, что я спала с кем-то из низшей расы, можно шантажировать моего отца бесконечно. Такой позор для семьи!
  Ну уж нет.
  Уже одеваясь в спальне, я поймала себя на мысли, что оглядываю мебель и подбираю, чем бы загородить дверь на ночь. О спокойном сне можно забыть, пока у Жоржа есть ключ. Мне не улыбалось проснуться и опять наткнуться на непрошеного гостя. Или того хуже...
  Охотник ждал в коридоре, как и предупреждал. Нож я предусмотрительно спрятала под одеждой, но Жорж не проявлял больше враждебности. Он, как ни в чем не бывало, улыбнулся при моем появлении и подставил локоть, чтобы я положила руку.
  - Больше так не делай, - процедила я, проигнорировав его предложение.
  Жорж пожал плечами и засунул руки в карманы джинсов.
  - Прости, Кира. Забылся. В нашем деле не часто встретишь женщин. А в нашем доме - особенно.
  Я хотела напомнить, что у него под носом бродит девушка, пусть и лекхе, но прикусила язык. Вместо этого спросила:
  - А как же твоя мама? Где она?
  - О, пойдем, покажу, - воодушевился охотник.
  Мы вышли из дома и прогулочным шагом обогнули его, следуя между розовых кустов. Наклонившись, Жорж сорвал красный бутон и протянул мне.
  - Спасибо, - пробормотала я, приняла цветок и машинально поднесла к лицу.
  Бархатистые лепестки пахли терпко-сладким ароматом, но мне чудился в нем запах гнили. Вся окружающая красота казалась ненастоящей, восковой. Копни глубже - и вылезет отвратительное мертвое нутро.
  С обратной стороны здания я увидела еще одну дверь и поинтересовалась, запасной ли это выход. Такое знание никогда не помешает.
  - Нет, - хмыкнул Жорж, - в этой части у нас живут наемники.
  Я кивнула. Набирать помощников за деньги было обычной практикой среди охотничьих кланов. Семья всегда оставалась семьей, но иногда в ней просто не хватало столько людей, сколько нужно. Условия в кланах не сильно различались: обычно наемников обеспечивали едой и крышей над головой, чтобы в любой момент они находились рядом. Также им выплачивали определенный оклад, который зависел уже от опыта того или иного человека. Папа не любил менять людей, поэтому в нашем клане наемники оставались по пять-десять лет и становились едва ли не частью семьи, как, например, однорукий дядя Миша. Но что за люди служили Седому - оставалось лишь гадать.
  - И много у вас людей? - с напускным равнодушием поинтересовалась я.
  - Постоянных - трое. Есть еще двое вольнонаемных из города. Отец вызывает их, если предстоит крупная облава, - не стал скрывать Жорж. - А у вас?
  - Раза в два больше, и все - постоянные. Но у нас и территория того требует.
  - Да, - с легкой завистью протянул он. - У вас есть, где разгуляться.
  Мы добрались до самой ограды и остановились перед двумя поросшими травой холмами. Я сразу догадалась, что это, хотя ни крестов, ни табличек не заметила.
  - Вот это моя мать, - указал Жорж на правый холм, - а это - Митяя.
  - У вас разные матери? - удивилась я.
  - А что, не заметно? - хохотнул он и пригладил пятерней волосы. - Да, разные.
  - И обе умерли?!
  - Мать Митяя отец застрелил, когда сбежать хотела, - беззаботно поведал Жорж. - Потом женился на моей. Но она умерла от преждевременных родов. Вторых, после меня.
  Я растянула губы в вежливой улыбке, а у самой все поплыло перед глазами. Застрелил? При попытке бегства? Это до чего же нужно довести женщину, чтобы хотела сбежать? А вторая? Не удивлюсь, если преждевременные роды тоже случились не просто так. И снова вспомнился синяк на лице затравленной служанки. Да у них тут, похоже, жестокое обращение с женщинами само собой разумеется, если Жорж так спокойно об этом рассказывает. Удивительно, что со мной носятся.
  Неудивительно, одернула я себя потом. Обещанный фургон оружия явно стоит того, чтобы сдержаться и не трогать меня.
  Мои пальцы разжались, и роза упала возле одного из холмов. Я не стала ее поднимать. Пусть останется знаком моего сочувствия к бедным жертвам.
  - Знаешь, никогда не убивал никого, кроме лекхе, - задумчиво протянул Жорж, глядя себе под ноги, - но всегда мечтал это сделать. Следовать нашему девизу 'Делай мир чище'. Пристрелить кого-нибудь из Сочувствующих. Как по мне - так они ничем не отличаются. Никогда их не встречала?
  - Нет, - я хотела покачать головой, но почувствовала, что не могу этого сделать, так как одеревенела шея.
  - Даже если бы это была красивая девушка... - продолжал он, словно беседовал сам с собой, - очень красивая. Все равно бы приставил дуло к ее груди и... бах!
  Жорж выставил вперед руку и сделал характерный жест. Я невольно вздрогнула.
  - Как бы ты узнал, что она Сочувствующая?
  Он скосил глаза в мою сторону и улыбнулся краешком губ.
  - По тону, которым она говорит о лекхе. По взгляду, которым смотрит на них. В те моменты, когда забывает, что за ней наблюдают. Например, при случайном столкновении. По ощущению, что где-то между правдой она что-то недоговаривает.
  Жар прилил к моим щекам. Мы оба понимали, о чем речь, но притворялись, что не понимаем. Я расправила плечи.
  - Жаль, что фургон оружия не дают за убийство Сочувствующей, да?
  Он ядовито усмехнулся.
  - Да, Кира. Пойдем, мы тут сильно задержались.
  Охотник повернулся ко мне спиной и пошел, держа руки в карманах.
  - А что, мы куда-то торопимся? - вяло поинтересовалась я.
  - Седой не любит, когда ужин задерживают, - бросил Жорж через плечо, - а мне надо еще зверюшку выпустить, чтобы на стол накрыла.
  Переполненная нехорошими подозрениями, я последовала за ним. С другой стороны дома находилась небольшая лужайка, довольно неухоженная по сравнению с остальной территорией. Мое внимание привлек металлический щит, вмонтированный в землю. При ближайшем рассмотрении стала видна ручка и навесной замок, и я подумала, что это - ход в какой-то подвал.
  Жорж вынул ключ и отпер замок. Когда он с трудом поднял тяжелую дверь, я ахнула. Внизу оказался не ход. Прямоугольник, сделанный из грубо отесанных досок, походил, скорее, на вкопанный в землю гроб. В нем неподвижно лежала та самая девушка-лекхе, с которой мне довелось столкнуться. Я заметила, что доски по обеим сторонам от ее головы мелко-мелко исцарапаны ногтями.
  - Она... мертва? - выдавила я.
  - Нет, что ты! - отозвался Жорж. Он наклонился, схватил девушку за руку и дернул за себя, заставляя принять сидячее положение. - Там просто воздуха маловато, вот Тварька наша и отключилась. Но мы ее не оставляем надолго, чтобы не задохнулась.
  Он вытащил лекхе на траву и грубовато толкнул носком сапога в живот. Та, и правда, зашевелилась. Простонала что-то тихонько.
  - Зачем вы ее там держите? - ужаснулась я.
  - Это ящик для наказаний. Она облила тебя, провинилась.
  - Там, наверно, ужасно... - я снова оценила тесное пространство и поежилась.
  Жорж подошел и встал рядом со мной.
  - Летом, в полдень, крышка нагревается. Жарковато. Зимой - холодновато. А так - вполне себе ничего. Хочешь попробовать?
  Я дернулась, когда его ладонь легла мне между лопаток и немного подтолкнула.
  - Шутишь?! Может, ты хочешь?
  Он лениво улыбнулся.
  - Нет. Я ужинать хочу, - повернувшись, Жорж прикрикнул на девушку: - Брысь в дом!
  Я поразилась, как покорно и безмолвно она выполнила приказ. Кое-как поднялась на ноги и, пошатываясь, убежала. Меня охватило невыносимое желание столкнуть в этот ящик Жоржа, захлопнуть крышку и запереть там. Да не на час или два, а так, чтобы тоже царапал стенки, пока не задохнется насмерть. Я тряхнула головой, поражаясь внезапно проснувшейся кровожадности по отношению к другому охотнику. Откуда это во мне?
  Увиденная картина не выходила из головы и в течение ужина. Девушка повязала передник, но не стала выглядеть от этого лучше. Она приносила из кухни посуду, уносила грязные тарелки, готовила чай. И все - с одним и тем же обреченным выражением лица. Мне ужасно хотелось отмыть ее и посмотреть, как же эта лекхе выглядит на самом деле. Умеет ли она улыбаться? Как ее зовут? А еще любопытно бы узнать, что у нее за фамильяр. Папа наверняка окрестил бы это блажью.
  Разговор за столом не клеился. Я перехватывала на себе лукавые взгляды Жоржа. Он продолжал наблюдать за моими реакциями на служанку, но мне уже было не важно. Мы сказали друг другу все там, у могил, и если бы не сделка... нет, о таком повороте даже думать не хотелось.
  Толстяк смачно жевал мясо, дул на горячий чай, округляя красные щеки, потом прихлебывал из чашки и ежеминутно утирал потный лоб. Седой разглагольствовал о политике, но, к счастью, не заставлял никого из нас принимать особое участие в его монологе. Через полчаса под предлогом усталости я, наконец, сбежала из-за стола.
  Жорж не пошел меня провожать на этот раз и не запер дверь. Может, счел, что достаточно напугал? Что ж, это у него получилось. Я придвинула к двери тумбочку, а потом еще и стул, легла, не раздеваясь, положила под подушку нож и все равно каждую минуту ожидала вторжения в комнату.
  Усталость взяла свое, и я обнаружила, что задремала, только когда из объятий сна меня выдернул истошный крик. Я схватилась за нож и подскочила на кровати. В ночной тишине ясно слышались женские рыдания. Скрежет мебели по полу. Я напряглась, гадая, что происходит. Потом не выдержала и прокралась к двери. Свет включать не стала, глаза привыкли к сумраку, да и хватало того, что падал из окна.
  Крики прекратились. Осталось только методичное скрежетание. Очень знакомое. Кажется, даже Мила о чем-то подобном говорила...
  Я похолодела и сильнее сжала рукоять ножа. Похоже, прямо под боком кого-то насиловали. И не трудно догадаться, кого.
  Руки сами отодвинули тумбочку и стул. Я приоткрыла дверь и застыла на пороге, не зная, что делать. Совесть не позволяла просто лежать и оставаться немым свидетелем чужих страданий. Но как я могла помешать? Моя собственная жизнь зависела полностью от хозяев дома, и возвращение к отцу уже маячило на горизонте. Требовалось лишь дождаться утра и потерпеть неприятную компанию. Один раз я проявила неравнодушие, освободила Ивара и его друзей, за что и поплатилась. Как можно два раза наступать на одни и те же грабли?
  В доме стало тихо. Я выглянула в темный коридор как раз, чтобы заметить, как дверь в нескольких метрах от меня приоткрылась, выпуская столб света. Из комнаты вышел Митяй, позевывая и на ходу застегивая штаны. Я притаилась, но он не заметил меня, направившись в противоположную сторону. Следом Жорж выкинул в коридор девушку-лекхе. Та упала и осталась лежать, пригибая голову к полу. Дверь захлопнулась.
  Мои познания в интимной сфере ограничивались лишь двумя ночами с Иваром, но только теперь я поняла, какая огромная пропасть лежала между его действиями и поведением хозяев дома. Знает ли их отец? Ну конечно, надо быть глухим, чтобы не услышать вопли! Значит, все происходит с его одобрения.
  Девушка поднялась на ноги и поплелась в мою сторону. Когда она поравнялась с дверью, я схватила ее за руку и втащила в комнату. Лекхе даже не пискнула, только вжала голову в плечи в ожидании новых побоев. Я учуяла исходивший от нее тяжелый запах мужской похоти, и меня передернуло.
  - Как тебя зовут? - прошептала я.
  Она промычала что-то и покачала головой. Волосы падали на лицо, закрывая в полутьме его выражение, но я почему-то была уверена, что оно - обреченное.
  - Откуда ты? У тебя есть родные?
  Опять мычание. Я всерьез начала беспокоиться за рассудок бедняжки. Неизвестно, сколько времени длились мучения и какими способами ее ломали, делая покорной. Я схватила грязное запястье и повертела, разглядывая браслет.
  - Его можно снять. Ты будешь свободна. Слышишь меня?
  Молчание в ответ.
  - Ты не должна позволять им так поступать с собой. Слышишь? - опять позвала я.
  Мне казалось, что лекхе откликнется, воодушевится перспективой побега. Но она просто стояла, опустив голову, и ждала, пока мне надоест ее уговаривать.
  - Я сниму с тебя браслет. Потом ты призовешь фамильяра. Излечишься и убежишь. Поняла? Только никому ни слова.
  Она даже не шелохнулась. Теперь отчаяние начало просыпаться во мне. Что ж, придется действовать кардинально и вспомнить все, чему учил старший брат. Наконец-то, его уроки пригодились.
  Я заставила девушку положить ладонь на край тумбочки. Та тихонько захныкала.
  - Прости, - пробормотала я, а потом резко навалилась всем весом, выбивая из сустава ее большой палец.
  Ожидала крика, но лекхе только пискнула. Видимо, такую боль уже не считала сильной.
   - Прости... прости... потерпи немного... - я стащила с нее браслет и отбросила его в угол. - Все. Вызывай фамильяра. Лечи руку. Беги, пока они не спохватились.
  Девушка прижала поврежденную конечность к груди, попятилась и покачала головой. Я оторопела.
  - Ты что, не слышишь? Я освободила тебя! Времени нет!
  - Так-так-так... - раздался за спиной голос Жоржа, и тут же в комнате вспыхнул свет.
  Я испуганно обернулась. Он стоял в дверях, отрезая все пути к бегству. Поправил ремень на джинсах и оглядел нас с лекхе. Прищурился.
  - Все-таки, Сочувствующая. Из легендарного клана! Твой отец умрет от позора.
  Недомолвки закончились. У охотников теперь имелись доказательства против меня. Волна страха накрыла с такой силой, что я бросилась на него с ножом. Жорж попробовал блокировать удар, но Коля не зря учил меня, и маневр оказался обманным. Проскользнув под рукой охотника, мое лезвие вонзилось ему в бок.
  Жорж закричал и упал на колени. Я выругалась, сообразив, что натворила. Замерла в растерянности. Лекхе стояла в прежней позе и смотрела на происходящее безо всяких эмоций. Как будто ни собственная, ни моя судьба ее не волновали.
  Уже через пару мгновений в дверях показался Митяй. Увидев, что творится, он бросился на меня. Нож остался в боку его брата, поэтому пришлось отбиваться голыми руками. К сожалению, перевес силы оказался не на моей стороне. В глазах резко потемнело.
  Когда сознание вернулось, я ощущала ужасный шум в ушах. Кто-то тащил меня за ноги по земле. Спиной чувствовалась каждая кочка, значит, меня выволокли из дома. Зрение никак не удавалось сфокусировать. Наконец, мои ноги отпустили. Не успела я обрадоваться, как перед глазами возникло перекошенное от злобы лицо толстяка. Он поддел меня и перевернул. Миг падения длился недолго, но удар о доски вышиб мучительный стон из моей груди. А потом большая темная металлическая крышка захлопнулась.
  Кричать я не стала. Жорж предупреждал, что воздуха тут мало.
  
  
12
  
  В наушниках плейера грохотал драм-н-бейс, но даже музыка не могла заглушить мыслей о ней.
  В каждой встречной незнакомке с каштановыми локонами виделась она.
  И его два раза чуть не сбили велосипедисты, потому что настолько не мог сосредоточиться, что пересекал велосипедную дорожку, не посмотрев по сторонам.
   Ивар выматывал себя девятым кругом по большому городскому парку. Его футболка почти насквозь промокла от пота, руки были согнуты в локтях и прижаты к бокам, а на лице застыло свирепое выражение. С таким видом отправляются убивать, а не заниматься спортом.
  Спорт, в принципе, являлся лишь средством, а не целью.
  Ивар бегал по вечерам последние несколько дней, потому что чувствовал, что иначе опять сорвется. Помчится к своей охотнице, забыв про все клятвы и обещания не повторять этого. Нет, лучше загнать себя до невыносимой усталости, чтобы доползти до душа, а потом - провалиться в сон.
  Кира была слишком ласкова с ним в последний раз, а он - слишком отдался инстинктам, которые твердили 'возьми ее, сделай своей'. И оставшись без нее, Ивар снова не спал по ночам, ворочался в постели и вспоминал, какой утомленной и расслабленной выглядела его маленькая охотница. Когда он, наконец, оставил ее в покое, Кира лежала в прежней позе, ее ноги оставались чуть разведеными в стороны, волосы растрепались, руки были закинуты наверх, губы - приоткрыты и еще полны жаркого дыхания.
  Эта поза кричала: все для него, и вся она - для него тоже.
  Тогда Ивар стоял над кроватью и одевался, не в силах оторвать от нее глаз, а Кира бросила томный взгляд, вряд ли осмысленный после бессонной ночи. Словно уголек вспыхнул в уже затухающем костре. И этот взгляд пронзил Ивара сильнее любой пули, и ему внезапно стало ясно, что в этот момент она убила его по-настоящему. Не в прошлом поединке, тем бесполезным ножом из обычного железа, а теперь, в эту секунду, сейчас.
  Чтобы избавиться от наваждения, Ивар решил на некоторое время забыть дорогу в поселение. Он постоянно твердил себе, что ее отец убил всю его семью, не пожалел даже маленькую сестренку, превратил жизнь его народа в ад. Что в этом парке среди семей с детьми, которые катаются на каруселях, наслаждаются свежим воздухом на скамьях, играют в бадминтон на лужайках, ездят на велосипедах и роликах или бегают, как он сам - среди них нет ни одного лекхе. И никогда не будет. Для лекхе не предусмотрено парков и зон отдыха.
  Ивар держал в своих руках один-единственный шанс все изменить. Судьба подкинула ему возможность вендетты, а вместо того, чтобы им воспользоваться, он переполнялся глупыми фантазиями и мечтами и больше всего на свете хотел эгоистично наслаждаться девушкой, забыв о страданиях друзей.
  На перекрестке двух аллей примостилась старуха с цветочными букетами в ведрах. Пробегая мимо, Ивар представил, какое лицо было бы у его охотницы, если бы он подарил ей вон те красные розы, и глупо заулыбался. Затем поймал себя на мысли, что совершенно не знает, какие она предпочитает цветы и любит ли их вообще.
  Осознав, до чего докатился, Ивар громко выругался, напугав проходившую мимо парочку, и припустил вдвое быстрее обычного, свернув в боковую аллею. Придется сделать еще круга четыре, чтобы вытрясти из башки дурь.
  Внезапно наперерез ему выскочили трое. На рукавах ветровок мелькнули красные повязки. Ивар остановился и нахмурился, уже понимая, кого увидит.
  - Виктор... - процедил он, вытаскивая из одного уха наушник.
  Лекхе невысокого роста, с розовыми ушами и легкой щербинкой между двух передних зубов, оскалился подобием улыбки. Его взгляд медленно просканировал Ивара снизу вверх от белых кроссовок до кончиков волос.
  - Привет, Хамелеон. Что-то не слышно тебя и не видно в последнее время. Как там дела в Сопротивлении? Как Мила поживает?
  Двое его подручных окружили Ивара и вызывающе хмыкнули. Он сжал кулаки, всерьез подумывая, что получил отличную возможность их почесать и выпустить пар. Но все-таки парк - общественное место, а ему не улыбалось потом объясняться в полиции за драку. Отец и так постоянно твердил об осторожности, а Ивар то и дело невольно забывал о наставлениях.
  - Не смей даже имя ее произносить, - прорычал он.
  - А что такого? - притворился удивленным Виктор. - Хочу и произношу. Мы с ней были очень близки, как ты помнишь.
  Ивар презрительно скривился.
  - Я хочу то, о чем мы договаривались, - Виктор перестал паясничать и перешел на деловой тон.
  - Мы ни о чем не договаривались.
  - О нет, - покачал тот головой, - мы договаривались, что ты раздобудешь для меня жилу или кое-кто в Управлении Безопасности узнает точные координаты твоего партизанского лагеря.
  - Это частная земля, - мрачно бросил Ивар.
  - Но если станет известно, что там, за забором, - Виктор сделал круглые глаза, - то в Управлении Безопасности найдут способ добыть ордер и нарушить неприкосновенность чужой собственности. А потом, - он начал загибать пальцы, перечисляя, - под суд пойдет владелец участка, затем - один лекхе, который много лет притворялся не-лекхе. Что за это ему будет грозить? Мне кажется, смертная казнь. А ты как думаешь?
  Ивар промолчал.
  - А еще надо не забыть семью, усыновившую этого лекхе и скрывавшую его от закона. Что будет с ними? По-моему, это государственная измена, не меньше, - Виктор пожал плечами, - значит, тоже смертная казнь.
  - Да что ты будешь делать с жилой?! - не выдержал Ивар. - Что ты хочешь изменить?
  Тот ухмыльнулся.
  - А кто сказал, что я что-то хочу менять? Я - человек маленький, мое дело - помогать соблюдать законы. Мы никогда не сравняемся в правах с обычными людьми, но можем попытаться приблизиться к этому. Раз мне никто не дает в руки особое оружие, я получу его сам. А потом докажу, что смогу делать свое дело в два раза эффективнее. И тогда меня заметят. Может, повысят... - его глаза мечтательно закатились. - И ты не будешь единственным лекхе, у которого есть паспорт.
  Ивар фыркнул и покачал головой.
  - Никто тебя не повысит. Чтобы бы ты ни делал, хоть наизнанку вывернись, ты для людей - грязное животное. В твоем случае - грязный сторожевой пес, который сторожит тупых овец. Пса не возьмут в дом и не посадят за стол, сколько бы овец он не загнал. Его место - в конуре.
  - Странно слышать это от тебя, Хамелеон.
  - Не странно. Я, как раз, сижу за тем столом, куда тебя не пустят. Я знаю людей вдоль и поперек.
  Лицо Виктора перекосилось от злобы.
  - Недолго тебе сидеть осталось, - прошипел он, - я свое слово сказал. Или ты в ближайшее время добываешь для меня жилу, или будете все на электрическом стуле жариться. Как хочешь, хоть перебей весь охотничий клан, но ты расчистишь для меня дорогу. Я все сказал!
   Махнув сопровождающим, Виктор окатил напоследок Ивара полным ненависти взглядом, толкнул плечом и прошел мимо.
  Ивар скрипнул зубами. Конечно, он не собирался давать в руки 'красноповязочника' оружие, но именно это нелепое требование подтолкнуло его очертя голову рвануться в заповедник. Рвануться - и наткнуться на охотницу. Ивар предвкушал, как выпустит Виктору в лоб первую добытую пулю. На кону стояла безопасность близких, а у 'красноповязочника' всегда имелось в запасе достаточно подлости, чтобы выполнить угрозу. И в этом заключалась еще одна причина, по которой Ивар должен был воспользоваться шансом и обменять Киру.
  Должен был. Но не мог.
  Зазвонил телефон. Ивар схватился за аппарат, с удивлением вглядываясь в номер. Он лично подключал его, чтобы у Лекса всегда имелась возможность для экстренной связи. Что-то внутри оборвалось от нехорошего предчувствия. Ивар поднес телефон к уху и услышал виноватое:
  - Друг, ты только не сердись... но охотница сбежала.
  Так быстро Ивар не бегал, даже когда хотел вымотать себя до беспамятства. В мозгу пульсировала лишь одна мысль: 'Где она?' Кажется, он даже твердил это вслух, когда несся по улицам, распугивая прохожих своим безумным видом. Потом мчался куда-то за рулем, успевая попутно совершать звонки.
  Байрон и Лекс встречали его на обочине шоссе. Там, где медведь Лекса потерял след охотницы, нашедшей путь от поселения до дороги. Когда Ивар выпрыгнул из машины, у друзей вытянулись лица.
  - Ты бегал?! - Байрон указал на футболку Ивара, покрытую пятнами пота.
  Тот оглядел себя и чертыхнулся. Переодеться как-то не пришло в голову.
  - Как вы могли ее упустить? - налетел он на приятелей. - Я же просил глаз не спускать!
  - Она не вызывала подозрений... - смутился Байрон.
  - Может, тебе не стоило так надолго оставлять ее одну? - парировал Лекс.
  Ивар поморщился. Может, и не стоило. Но теперь уже поздно об этом думать.
  - Она уже наверняка приближается к дому, - сочувственным тоном продолжил Лекс. - Отпусти ее. Ты не видел, а мы с Милкой видели, как ей тяжело тут. Пусть идет. Не скажет она никому про нас, я почему-то уверен.
  Отпустить. Ивар провел ладонью по лицу. Если бы все было так легко. Он не мог отпустить ее, отдать или потерять. Просто не мог!
  - Ну правда, - вмешался Байрон, - жили же мы и без этого железа. Привыкли уже. Нам и так хорошо. Нас никто не трогает. Оставь все, как есть. Охотнице лучше со своими.
  Две пары глаз выжидающе уставились на Ивара. Он зарычал от ощущения собственной беспомощности. Посмотрел на друзей. Они хотели мирной жизни. Всегда хотели. В отличие от него. Он желал борьбы. Жаждал мести. Грезил переменами.
  Возможно, Ивар, и правда, слишком сильно 'очеловечился'. Что сделал бы любой другой лекхе на его месте, если бы узнал, что женщина не хочет быть с ним? Что сделал его родной отец в свое время? Смирился, переболел, принял ситуацию, как она есть.
  Ивар с размаху впечатал кулак в капот машины. Обвел Байрона и Лекса тяжелым взглядом.
  - Мы будем ее искать.
  Следующие несколько часов превратились для Ивара в ад. Забыв про еду и отдых, он колесил по дороге до города и обратно, высматривая в сумерках по обочинам: не покажется ли знакомая фигурка. В это время его друзья продолжали прочесывать лес. Ивар не хотел верить, что охотница ушла настолько далеко, что он ее уже не найдет. Она рядом, где-то совсем близко. Ивар поклялся себе, что если отыщет Киру, то больше никогда так глупо не потеряет. Он сделает все, чтобы не повторить своей ошибки.
  Так продолжалось до тех пор, пока не позвонил отец и не сообщил новость, от которой Ивар едва не воспарил до небес. Дошли слухи, что один из Сочувствующих видел на дороге девушку в кандалах, которую принял за лекхе. Она все отрицала, хотя выглядела подозрительно. Старик хотел помочь, отвезти ее к себе, но девушку перехватили охотники. Ивар сжал телефон в кулаке так сильно, что чуть не раздавил. Поблизости находился только один клан охотников. Подобрав Байрона и Лекса в условленном месте, Ивар устремился туда.
  - Ты убьешь их? - спросил Лекс неестественно ровным голосом, когда Ивар заглушил мотор и выключил фары неподалеку от каменной ограды, за которой виднелся сад.
  Ивар посмотрел на темные верхушки деревьев, среди которых не мелькало ли огонька.
  - Если придется.
  Лицо друга стало суровым.
  - Впервые в жизни я тоже хочу кого-то убить. Это нормально?
  Ивар потрепал его по плечу в знак сочувствия.
  - В твоем случае - да. Наверно, мы должны были сделать это раньше. За Милу.
  - Она хотела поскорее все забыть. И я тоже, - покачал головой Лекс. - Знаешь, иногда проще сделать вид, что ничего не было.
  Ивар снова посмотрел на безмолвный сад.
  - Нет. Не проще, - он потянулся к бардачку, вынул пистолет и зарядил его, а потом протянул другу. - Если почувствуешь необходимость - стреляй.
  Лекс покосился на оружие.
  - Ты сейчас говоришь, как лекхе или как человек?
  - Давайте я скажу, как человек, - раздался с заднего сиденья голос Байрона, а потом его рука протянулась и выхватила пистолет. - Если я узнаю, что среди них есть тот, кто надругался над Милой, лично его пристрелю!
  Лекс с Иваром одновременно повернулись к нему с изумлением на лицах.
  - Будешь стрелять - держи двумя руками и не забудь про отдачу, - заметил Лекс.
  - С предохранителя только снять не забудь, - подсказал Ивар.
  Байрон решительно поджал губы и вздернул подбородок.
  - Ну мы идем мочить охотничье гнездо или как?
  Бросая на него косые взгляды, Ивар тряхнул головой. Отыскал в бардачке набор отмычек.
  - Хорошо. Лекс, мне понадобится Топтыжка. Ты сам не суйся на передовую, - он бросил через плечо: - Тебя это тоже касается, снайпер. Используй фамильяра, как мы тренировались.
  Втроем они выбрались из машины и осторожно двинулись во владения охотников. Темные силуэты деревьев казались зловещими монстрами, а из кустарника слышался шорох.
  - Что, если Кира не захочет с тобой пойти? - прошептал в спину Байрон.
  Ивар гневно выдохнул.
  - Захочет.
  - А если ее здесь вообще не окажется?
  - Не беси его! - шикнул Лекс. - Хватит того, что я сам в бешенстве.
  Дом казался погруженным в сон, только в одном из окон виднелся отблеск света, словно кто-то прошел мимо со свечой. Ивар быстро отправил Байрона проверить здание со всех сторон, а сам дал знак Лексу держаться рядом. Охотники в этих местах жили расслабленно и не боялись нападения. А зря.
  Поковырявшись в двери, они проникли внутрь. В коридоре стояла тьма, хоть глаз выколи. Ивар двинулся почти на ощупь, слушая взволнованное дыхание Лекса за спиной. Сам он не испытывал ни капли волнения, только прилив сил. Он пришел за своей женщиной, и никакие преграды его не остановят.
  Внезапно Ивар скорее кожей почувствовал, чем заметил, как слева в коридор выскользнула чья-то тень. Реакции сработали что надо, и тень затрепыхалась, прижатая к стене. Ноздрей Ивара коснулся запах немытого тела, а пальцы нащупали длинные волосы и отнюдь не мужские очертания фигуры. Он скользнул рукой вниз, и тень вздрогнула, а затем тихонько замычала. На ее запястье Ивар наткнулся на полоску металла и тут же испытал ожог.
  - Кто там? - едва слышно прошептал Лекс.
  - Девчонка. Из наших, - Ивар передал ее в руки друга.
  Послышалась слабая возня, мычание и успокаивающее 'ш-ш-ш!'. Ивар уже двигался дальше. Ладонь нащупала в стене дверь. Аккуратно надавила...
  В проем ударил свет. Ивар часто-часто заморгал, чтобы привыкнуть. Он увидел двух охотников. Один, раздетый до пояса, сидел на стуле и скрипел зубами от боли. На столе перед ним валялся запачканный кровью нож. Ивар тихонько выругался, когда узнал его. Еще бы. Это лезвие он сам выдергивал из своего живота точно с такой же гримасой боли. Второй охотник, толстый, как пивная бочка, склонился над раной сотоварища, обрабатывая ее.
  В этот момент с улицы послышались выстрелы. Охотники встрепенулись.
  - Байрон, чтоб тебя... - прошипел Ивар.
  - Что делать? - встревоженно бросил из темноты Лекс.
  В следующую секунду в голову уткнулось дуло, а где-то рядом щелкнул выключатель. Стало ясно, как днем, и Ивар увидел седого старика в распахнутом шелковом халате на голое тело, который целился в него из ружья. Скосив глаза на босые ноги охотника, Ивар догадался, как тому удалось подкрасться бесшумно.
  - Кто это у нас здесь? - ухмыльнулся Седой.
  Толстяк распахнул дверь и выглянул в коридор.
  - Кто-то полез к наемникам, - сообщил он.
  - Это лекхе, - сверкнул глазами старик.
  - Лекс, давай! - рявкнул Ивар.
  Бурый медведь с протяжным ревом навалился сзади на седого и смял в мощных лапах. Дуло ружья качнулось, и грохот выстрела на мгновение оглушил и ослепил Ивара. Его отбросило к стене. Когда удалось сфокусировать зрение, то он увидел, что по груди Лекса расплывается красное пятно, застывшая рядом потрепанная девица трясется от ужаса, медведь продолжает ломать старика, а толстяк лезет куда-то за пояс, видимо, за оружием.
  - Ле-е-екс! - заорал Ивар, стараясь пересилить звон в ушах.
  Толстяк выхватил пистолет и принялся палить в медведя, заставляя животное рычать и извиваться. Воспользовавшись этим, Ивар схватил его за руку и заломил, с наслаждением слушая, как трещат кости. Дернул на себя, и тут грохнул еще выстрел. Жирное тело содрогнулось и повалилось на пол с оглушительным воплем боли.
  Вскинув голову, Ивар увидел Байрона. Волосы друга в буквальном смысле стояли дыбом, сам он трясся не меньше девицы-лекхе, но продолжал сжимать в обеих руках пистолет.
  - Ты отстрелил жирному яйца! - воскликнул Ивар, заметив, как на штанах охотника проступает кровь.
  - Я... вообще-то... целился в сердце, - пробормотал Байрон.
  - А те, на улице?
  Байрон покраснел.
  - Я тоже целился в сердце... но получилось в разные места.
  - Понятно. Ходить хоть не могут?
  Байрон отрицательно мотнул головой. Ивар оценил ущерб от схватки. Старик стонал на полу от боли, рядом с ним выл толстяк, медведь уже лечил хозяина. Вспомнив о третьем охотнике, Ивар заглянул в комнату и увидел, что раненый сидит на прежнем месте, застыв, как истукан.
  - Где охотница?
  Раненый моргнул пару раз, а потом на его лице начала расцветать хитрая улыбка.
  - Ты никогда не найдешь ее здесь.
  Ивар сжал кулаки.
  - Где она?!
  - Не найдешь, - покачал головой тот. - Если ты - тот, для кого она раздвигала ноги, то мне будет вдвойне приятно сообщить, что твоя Сочувствующая сучка сдохла!
  С криком ярости Ивар налетел и одним ударом отправил того в нокдаун. Затем принялся метаться по дому и распахивать все двери подряд.
  - Кира! Ты где? Ответь мне!
  Он обошел все комнаты, заглянул в шкафы и под кровати. Обыскал кухню. Оглядел каждую доску пола, надеясь на подвал. Ничего.
  - Где она? Где она? Где она?!
  - Ивар... - Лекс попытался остановить его.
  - Не мешай! Мне нужно ее найти!
  - Ивар! - тому пришлось приложить недюжинную силу, чтобы удержать переполненного яростью товарища. - Послушай. Ее послушай.
  Лекс ткнул пальцем в сторону оборванки, которая вжалась в стену, поглядывая на злого Ивара испуганными глазами.
  - Что послушать? - не понял он.
  - Да прекрати орать! Прислушайся!
  Ивар уставился на девчонку с таким видом, словно мечтал и ее размазать по стенке. Та с трудом зашевелила губами.
  - Я... знаю... где... 13 - Кира! Кира! Я с трудом заставила себя вынырнуть из темноты. Голова казалась тяжелой и ватной, к горлу подкатывала тошнота, но подсознание уже твердило: 'Спасена. Ты спасена!' Меня куда-то поволокли, а затем обняли. Головокружение не давало понять, что вокруг творится. - Папа! - простонала я. - Практически, - отозвался недовольный мужской голос, и тогда я окончательно пришла в себя. - Ивар... Никогда не думала, что почувствую такое облегчение от того, что мой тюремщик снова настиг меня. Но ладони уже сами искали его плечи, чтобы вцепиться в надежную опору. Почему-то рядом с Иваром я поняла, что все беды закончились. Он склонился, сидя на земле у самого края жуткого гроба и баюкая меня в своих руках как ребенка. Провел кончиками пальцев по моему лицу, размазывая что-то мокрое по щекам. Брови сошлись на переносице, выдавая беспокойство. - Кира! Моя девочка! Моя охотница! Он сжал меня так крепко, что казалось, хрустнут ребра, а нос расплющится о его грудь. - Чем... так пахнет? - скривилась я от резкого запаха. - Ну извини, - проворчал Ивар и чуть ослабил хватку, - не догадался принять душ перед тем, как вытаскивать тебя из ямы. Яма. Это слишком нейтральное название для такого страшного места. - Мне плохо... - пожаловалась я, все еще мысленно пребывая там, в темном узком прямоугольнике, и испытывая парализующее удушье. - Я знаю, - низким и полным боли голосом проговорил Ивар. - Как бы я хотел, чтобы у тебя был фамильяр! Как мне тебе помочь? Я слабо покачала головой, потому что тоже не знала ответа. - Как ты... меня нашел? Там... полный дом... охотников... - Мы справились с ними. Мы втроем. Я, Лекс и Байрон. Неужели ты думала, что я не стану тебя искать? Я не откажусь от тебя, Кира. Я там все вверх дном перевернул. И перевернул бы еще раз, если бы под руку не попалась девчонка, которая подсказала, где ты. Ивар говорил с таким жаром, что я невольно им залюбовалась. Он пугал и одновременно притягивал меня своей властностью и мощью. Но мне ни разу не доводилось видеть, чтобы Ивар использовал эту силу во зло. А вот со стороны других довелось. Я прикрыла глаза, возвращаясь мыслями к пережитым событиям. - Они... мучили ее... и даже... хуже... надо ее... забрать... - Заберем, - он снова погладил меня по щеке, - я уже отправил ее с Байроном и Лексом в машину. Мы своих в беде не бросаем. Почему мне показалось, что последние слова прозвучали и обо мне? Я ведь не 'своя'! Я - его враг, одна из клана его кровных врагов. - Ты убил всех охотников? Руки Ивара напряглись. - Я не стал их убивать. Считал, что ты с ними заодно, и не хотел обострять наши отношения, истребляя твоих сородичей. Дыхание замерло в моей груди. Я поняла, что он не знает кое-чего важного, и только от меня теперь зависит, какая из сторон окажется в безопасности. - Кира, что с тобой? - насторожился Ивар. Я закусила губу, понимая, что должна ему сказать. Но эти слова навсегда изменят меня. Я больше никогда не буду прежней Кирой, и пуля на моей шее станет не символом, а саркастической насмешкой над всем, чему с детства учили родные. А потом я поняла, что уже и так не являюсь той девочкой, которая узнавала жизнь по страницам учебников. Я потянулась к Ивару и поцеловала его. Он вздрогнул от неожиданности, но сразу же ответил. Жарко углубил поцелуй, прижимая меня к своему телу. Нам снова было хорошо вместе, как в ту, последнюю, ночь, хотя я прекрасно понимала, что напрасно мучаю себя воспоминаниями. Он - не для меня. - Мы должны их убить, - прошептала я, оторвавшись от его губ. - Всех. - Убить охотников? - недоверчиво протянул Ивар. Я кивнула, ощущая на душе огромный камень, который не так-то просто будет скинуть. - Они знают о Сопротивлении... Ивар издал возмущенный возглас. - Я не говорила прямо, но они примерно поняли, где искать. И они будут искать, если останутся живы. Он помрачнел, поднялся на ноги и помог встать мне. - Я все сделаю. Я взяла его за руку и посмотрела в глаза. - Нет. С одним из них я хочу разобраться сама. Ивар медленно повернулся ко мне. Положил ладонь на шею и скорчил скептическую мину. - Охотница. Ты хоть кого-нибудь в жизни убивала? - Да, - не дрогнула я, - тебя. Его рот приоткрылся от неожиданности, а потом на губах начала расцветать улыбка. Я смотрела и не верила своим глазам - Ивар умел улыбаться! Прежде он только корчил ироничные гримасы или ухмылялся. Но теперь... это было совсем другое. Мы взялись за руки и пошли в дом. В коридоре горел свет. Я с отвращением оглядела корчившегося на полу Седого. Обрывки ткани едва прикрывали глубоко разодранное тело. Под ним образовалась лужа крови. Толстый Митяй лежал без движения и только стонал бледными губами. - Кто из них? - бросил Ивар, который вновь стал сосредоточенным и хмурым. Я покачала головой. - Никто. Ивар поднял ружье, брошенное чуть поодаль, проверил его и приложил к плечу. Я едва успела отвернуться. Это было чудовищно, но почему-то внутри не возникло отвращения. Вот когда я слышала крики лекхе и скрежет мебели по полу, отвращение было. А теперь - нет. Я услышала топот ног. Ивар вытащил в коридор полураздетого Жоржа. Тот находился без сознания. - Он, - подтвердила я, - только не стреляй. Помоги отнести его в ящик. Если Ивар и удивился, то виду не подал. Оттащил Жоржа на лужайку и бросил в прямоугольную яму. В этот момент охотник пришел в себя. Он застонал от удара о доски и приоткрыл глаза. Когда зрение сфокусировалось на мне, зрачки Жоржа расширились, а рот распахнулся в безмолвном крике. Я опустилась на колени возле ямы и нависла над ним. - Мне следовало бы придумать для тебя наказание похуже, грязная тварь, - прошипела я. - Ведь ты был прав все это время. Все твои догадки подтвердились. Видишь этого парня? Он - тот самый лекхе, про которого ты говорил. Мне было с ним хорошо. Так, как ты и представить себе не можешь. И мне жаль вашу служанку. Если это называется сочувствием - можешь считать меня такой. Но она теперь отправится в лучшее место, где будет жить по-человечески. А ты - сдохнешь здесь. Воздуха тут, и правда, хватает очень ненадолго. Я проверяла. Выпрямившись, я дала Ивару знак захлопнуть крышку. Последнее 'Нет!' Жоржа утонуло в грохоте упавшего металлического листа. Ивар закрыл замок, а потом подкинул ключ на ладони, повернулся, размахнулся и зашвырнул его куда-то в кусты. - Тебе легче? - спросил он и погладил по спине. - Нет, - я опустила голову, - как может стать легче, когда предаешь своих? - Тогда подожди меня, остальное я все-таки доделаю сам. Ивар ушел за дом. Оттуда донеслось еще несколько выстрелов, после чего он вернулся. Держась за руки, мы молча пошли по дороге между деревьев и роз. Я оглянулась. Старинный дом возвышался на фоне ночного неба. Через приоткрытую дверь на крыльцо падал свет. Стояла тишина. Ветви яблонь склонялись по обе стороны дороги, образовывая арку. В полутьме белели цветочные бутоны. Жуткая мертвая красота. С легким восковым налетом. Я вышла в распахнутые ворота и увидела знакомый черный внедорожник и троих лекхе возле него. Девушка сжалась в комок между Байроном и Лексом, хотя те не делали попыток ее удержать или обидеть. Я вздохнула. Похоже, пройдет много времени, прежде чем она перестанет шарахаться от других. Даже от лекхе. Медведь Родион фыркал носом и смотрел на меня умными черными глазами, а сокол Байрона сидел на плече хозяина. Я поймала себя на мысли, что больше не испытываю страха перед фамильярами. Может, потому что свыклась с тем, что они - часть людей? - Лекс, сядь за руль, - попросил Ивар и приобнял меня. - Без прав? - засомневался тот. - А если патруль остановит? - Если остановит - я разберусь. Будь другом, не заставляй себя уговаривать, а? Тот пожал плечами и дал знак Байрону. Вдвоем они усадили девушку на переднее кресло и пристегнули ремнем безопасности. Та поскулила от страха и затихла. - А Лекс умеет водить? - тихонько шепнула я Ивару. - Умеет. Я сам учил, - он проводил взглядом друзей, которые забирались во внедорожник. - Они все умеют. Только документов им никто не даст. Я кивнула. Пора бы уже перестать удивляться. Ивар потянул меня за руку и устроил на заднем сиденье между собой и Байроном. Прижал к груди крепко-крепко, выдохнул в висок. Машина плавно тронулась с места, развернулась, напоследок осветив фарами каменную ограду, и стала набирать скорость. Я положила голову Ивару на плечо и тихонько призналась: - Я успела позвонить папе. Он знает, что я жива. И очень скучает. - Ты сказала, где находишься? - в его голосе мне почудилась тревога. - Нет... Седой не позволил рассказать. Но папа меня ждет. Завтра должен был состояться обмен... - к горлу подкатил комок, и после перенесенного стресса я не смогла справиться с эмоциями и расплакалась. - Пожалуйста, я так хочу домой! Отпусти меня, Ивар! Байрон, похоже, услышал и заерзал на своем месте. Наверно, не стоило начинать разговор при свидетелях, но я так долго старалась держать себя в руках в клане Седого, что моральные силы просто истощились. Дрожащими руками Ивар обхватил мою голову и приблизил к своему лицу. Складка его губ стала жесткой. Мне показалось, что он испытывает невыносимую боль - так перекосилось его лицо гримасой страдания. - Ты все равно будешь рваться домой, даже если я скажу, что ты очень нужна мне? - понизив голос, сказал он. Я схватила его за запястья. Все его тело содрогалось, словно он пытался сдержать что-то, рвущееся наружу. - Я знаю, что нужна тебе, Ивар. И охотникам была нужна. Отец готовит для обмена оружие. Забери все, что приготовлено, если хочешь. Нам только надо подумать, как все объяснить. Его губы искривились, но я не поняла, усмешка это или очередная гримаса боли. - Ты нужна мне по-другому. Он произнес эти слова таким тоном, что мне отчаянно захотелось все бросить. Но разве можно отказаться от семьи? И от будущего? - Мы - враги. Ты вырвал меня из привычной жизни. И мне придется как-то ее восстанавливать. - Ты по-прежнему стыдишься, что спала со мной? Я помедлила, а потом кивнула. - Ты заставил меня обманом. Сама бы я на такое не согласилась. Легкий поцелуй обжег краешек моего глаза. Я потянулась, сомкнула веки и подставила лицо губам Ивара, которые осторожно ласкали мою кожу. Это было приятно. - Мне очень жаль, что я так с тобой обращался, - прошептал Ивар с горькой нежностью, от которой мне сдавило горло. - Но я не могу отпустить тебя, охотница. Может быть, позже ты вернешься к отцу. Постарайся меня понять. - Насколько позже? - вздохнула я. - Дай мне еще несколько дней... неделю. Я вцепилась в его футболку. Неделю? Опять оказаться в его постели? Снова зависеть от него? Словно прочитав мои мысли, Ивар добавил: - Я больше не трону тебя, если ты сама не захочешь. Обещаю. - Зачем тогда держать меня целую неделю? - удивилась я. Ивар задумчиво отвернулся к окну и замолчал. Некоторое время я разглядывала его профиль, а потом поняла, что ответа не будет. Вспомнила, что мы в машине не одни и выпрямилась. Байрон отчаянно делал вид, что его здесь не существует. Лекс сидел неестественно прямо и смотрел перед собой. Только девушка, кажется, задремала... В поселении меня встретили насторожено. Доверие жителей снова было утрачено из-за побега. Я опустила голову, следуя за Иваром. Как мне продержаться тут еще неделю? Едва вошли в дом - Никитка бросился и обнял мои ноги. - Ты вернулась! Я ждал, что вернешься! Мила только хмыкнула, сложив руки на груди. Как ни странно, ее сердитый взгляд был направлен не на меня, а на Ивара. Тот с каменным лицом подтолкнул меня к лестнице. Я послушно поднялась в комнату. Присела на краешек кровати и с опаской покосилась на дверь. Ивар задержался внизу, объясняя Миле, что случилось в клане охотников. Его появления я ждала с бешено стучащим сердцем. Он же обещал меня не трогать. Сдержит ли слово? Но когда Ивар появился в дверях, мое сердце оборвалось и остановило бег. В руках своего тюремщика я увидела толстую железную цепь, похожую на ту, которой приковывали его самого к дереву во время поединка. Она оказалась достаточно длинной, чтобы позволить передвигаться в пределах комнаты и ванной, но почему-то легче мне не стало. - Не делай этого... - хрипло пробормотала я и следила расширившимися от ужаса глазами, как Ивар вбивает в стену железное кольцо, дергает, чтобы проверить на прочность. Затем он подошел ко мне, опустился на одно колено. Смотреть в глаза избегал. Я не могла шелохнуться, пока Ивар подкатывал штанину моих джинсов. Холодный железный обруч сомкнулся на щиколотке, и тогда Ивар, наконец, поднял голову и встретился со мной взглядом. - Зачем? - только и выдавила я. Он поморщился. - Я больше не могу рисковать, Кира. Не могу доверять тебе. Ивар потянулся, чтобы поцеловать. Его губы коснулись моих, язык ласково лизнул, приглашая ответить. Но я оставалась неподвижной. - Кира, - Ивар отстранился, - не обижайся. Я обещал, что не трону тебя, но не говорил, что не стану ограничивать твои передвижения. Я долго-долго смотрела в его виноватые глаза и чувствовала, как рушится то хрупкое единение, которое, казалось, возникло между нами в машине. - Кира! - он несильно толкнул меня, и я упала на спину, уставившись в потолок. - Да что с тобой происходит? Ивар навис надо мной. Я переместила взгляд на его лицо. - Я освобождаю тебя от обещания не прикасаться. Можешь делать, что хочешь. Тебе ведь нужна покорная рабыня. - Что? Мне не... - его глаза прищурились, - ...покорная рабыня? Я снова отвела взгляд в сторону, оставаясь под ним в прежней позе. Ивар зарычал и отпрыгнул от меня. Он вышел из комнаты, громко хлопнув дверью. Тогда я свернулась в клубок и заплакала. 14 - Что значит: 'она не хочет тебя видеть'?! - взревел Ивар так, что стекла в окнах задребезжали. Он честно выждал сутки, чтобы дать себе и охотнице остыть и пережить тот факт, что ей придется посидеть на цепи. Придумал и даже записал на листке бумаги целую речь по этому поводу. Мчался в поселение с дурацким букетом алых роз, который одурманивающе провонял весь его внедорожник, пока лежал на переднем сиденье. Автомобиль успел повидать многое, но розы... это было впервые. И Ивар тщательно одевался, как светская красотка, собирающаяся на свидание. И что ему говорят в собственном доме? Охотница не хочет его видеть?! - Она не хочет тебя видеть, - с виноватым видом повторил Лекс и развел руками. Ивар отшвырнул букет в дальний угол - только лепестки в разные стороны брызнули - и принялся расхаживать по просторному холлу. - Она не может не хотеть меня видеть! Это мой дом! Это мое поселение! Лекс провожал его взглядом. - Друг, я полностью на твоей стороне. Но женская кодла... они за нее, - он прищелкнул языком и покачал головой. - Поверь, против них мы бессильны. - Женская кодла? - Ивар замер и поднял голову. Он увидел, как со второго этажа по лестнице спустилась Мила. Она остановилась на самой нижней ступеньке, сложила руки на груди и скорчила Ивару хмурую мину. В ее кулаке был зажат нож. Следом за ней прошелестела хрупкая блондинка с огромными голубыми глазами. Та спряталась за спиной хозяйки дома и выглядывала из-за ее плеча. Последним к девушкам присоединился Никита. В руках он держал игрушечный автомат. Ивар оглядел сборище и понял, что ему придется несладко. - Никитос, ты же мужик, - попробовал увещевать он. - Угу, - кивнул мальчик, - а Кира - принцесса, а ты - дракон. Я ее от тебя защищаю. Ивар перевел взгляд на блондинку. - А это кто? - Ты не узнаешь? - Лекс приблизился и встал рядом, тоже рассматривая девушку. - Это - Тина. - Что за Тина? - Ну ты что? Мы ее забрали от Седого, - Лекс задержал взгляд на миловидном круглом личике и добавил: - Я тебя не виню. Сам едва узнал, когда Милка отмыла и платье свое дала, - он хмыкнул и пробормотал еще тише: - А она ничего. Ивар подтянул отпавшую челюсть и пригляделся к девушке. Кто бы мог подумать, что она, и правда, окажется такой симпатичной? Длинные светлые локоны совсем не походили на ту серую паклю, которая свисала с ее головы прежде. А лицо за грязью раньше и рассмотреть-то не удавалось. И у нее, оказывается, имелась грудь. Очень даже высокая и полная, судя по очертаниям. Вот только взгляд оставался затравленным. - Ты вообще мне новый гардероб должен, - вступила хмурая Мила. - Всех твоих девиц одеваю. - Это - не моя девица, - показал Ивар на блондинку. - Ну и что! - топнула ногой Мила. - Все равно ты ее привез. Аргумент прозвучал весомо. Ивар переглянулся с Лексом и решил изменить тактику. - Мила, ты же сама охотницу на дух не переносила. А теперь грудью на ее защите стоишь! А с тобой мы с детства в одной песочнице играли, по окрестностям вместе бегали. Я же твой самый близкий друг! - Ты был моим другом, пока не отрастил эту штуковину между ног, - Мила ткнула острием ножа в обозначенном направлении, и Лекс с Иваром дружно отступили назад от греха подальше. - И с тех пор решил, что все должны стоять перед тобой на коленях и целовать твой жезл всевластия! - Она повернулась к брату и прошипела: - Тебя это тоже касается. - Я никого не заставляю целовать свой жезл, - быстро открестился тот. - И на мою штуковину пока никто не жаловался, - на всякий случай добавил Ивар. - Но почему-то ты появляешься, когда хочешь, как король, - возразила Мила, - и лезешь со своей штуковиной наперевес, не спрашивая бедную девочку, чего желает она. Да, мне не нравится, что она живет здесь, но ты и меня не спрашиваешь. А раз так, значит мы с ней на одной стороне. А ты - на другой. - Значит, так ты заговорила? - ледяным тоном пригрозил Ивар. Блондинка пискнула и присела на ступеньке, закрыв голову руками. Его гнев тут же утих. - Что это с ней? - Над ней издевались долгое время! - с ненавистью воскликнула Мила. - И ты ничем не лучше, потому что Кира из-за тебя второй день не ест и не встает с кровати. Ивар сглотнул. Его охотница ничего не ест? Неужели он так сильно огорчил ее? Она всегда казалась достаточно сильной, чтобы справиться с трудностями пленения, но, в то же время, достаточно отчаянной, чтобы снова попытаться бежать. А Ивар очень боялся, что в следующий раз не успеет отыскать ее вовремя. Когда он увидел ее в той яме, почти бездыханную... такого безотчетного ужаса ему испытывать еще не доводилось. Он посмотрел на защитников Киры и понял: они не собираются оставлять свои позиции, и это не шутка. Его охотница внезапно приобрела союзников в его собственной общине! И убила своих... Ивар до сих пор не мог поверить, что она набралась смелости и даже сама попросила его уничтожить клан Седого. Женская неопытность и беззащитность удивительно граничила в Кире с кровожадностью и умением принять волевое решение, что больше подходило бы прожженному охотнику, повидавшему разные виды. В этом чувствовалась рука ее отца или братьев. И она умела думать наперед. Догадалась ведь, что клан будет представлять опасность для поселения, и защитила его людей. Привлекательная, страстная в постели, умная и сильная... Ивар подавил стон. Ну почему она не лекхе?! Хотя, если бы Кира родилась лекхе, это была бы уже не его охотница. Не та, в которую Ивар влюбился. Влюбился? Он вздрогнул от этой мысли. Ивар не питал иллюзий по поводу их будущего. Ее родственники просто не позволят им быть вместе. Его люди - не поймут, если он свяжет свою жизнь с дочерью убийцы их близких. И все-таки, Ивар хотел быть с Кирой. Заметив, что образовалась пауза, Лекс склонился к уху друга и шепнул: - Отойдем на пару слов? Под воинственными взглядами женщин он вытолкал Ивара на улицу. Завидев их на крыльце, двое соседских детей поздоровались и пробежали мимо за мячом. - Слушай, Милка права, - начал Лекс. - Зачем ты ее держишь здесь? Она выглядела очень расстроенной, когда ты посадил ее на цепь и уехал. Я всегда за тебя, друг. Но мне ее просто жаль. Охотница скучает по дому. Я бы на ее месте тоже скучал. - Ты не понимаешь... - выдавил из себя Ивар, мучительно сражаясь с раздраем в собственной душе. - Я собираюсь ее освободить. Но ее свобода - самое дорогое, что у меня есть. И если я подарю Кире ее свободу... Он оборвал себя на полуслове. - О-о-о... - протянул Лекс и уставился на друга во все глаза. - Ты серьезно? - А что, похоже, что я шучу? - огрызнулся Ивар. - Нет, но... а она понимает...? - Она не знает наших обычаев, - покачал Ивар головой. - Она, вообще, мало про нас знает. - Но если ты подаришь ей самое дорогое... это будет означать... что ты хочешь с ней обручиться! - Угу. - А если она примет подарок... и уедет к отцу... как тогда быть? - Вот и я думаю: как тогда быть? Брови Лекса сошлись на переносице. - Ты должен ей рассказать. - Что именно? - Да все! Что будет означать ее освобождение для тебя. И для нее тоже... Ивар усмехнулся. - Я не думаю, что для охотников что-то значат наши традиции. По большому счету, это простая условность. Кира может принять свободу и уехать, мой подарок не будет ее ни к чему обязывать. - Но он будет обязывать тебя, - кивнул Лекс. Ивар пожал плечами. - Всего-то не заводить новые отношения какое-то время и никогда не принимать подарок обратно. Учитывая, что я вряд ли посмотрю на кого-то из наших, а мои городские подруги и не подозревают о моих корнях - это пустяки. Лекс помолчал. Несколько раз он порывался что-то сказать, но гасил порыв. Наконец, осторожно заметил: - Твой отец... твой настоящий отец подарил охотнице подарок. Ты сам знаешь, к чему это привело. Может, тебе не стоит повторять подобное? Поручи это дело мне. Обставим все, как побег. Пусть она снова вырвет свою свободу. - И снова попадет неизвестно в чьи руки?! - Ивар фыркнул. - Я могу сопроводить ее. Мы с Байроном можем. - Без меня?! Вряд ли. - Тогда обменяй ее, как планировал. - Я не уверен, что могу выручить правильную цену за эту девушку. Что я, вообще, знаю ей цену. Лекс вздохнул. - Значит, ты все-таки отпустишь ее добровольно? - Отпущу, - Ивар сжал кулаки. - Скоро... когда-нибудь... Если бы он только мог заставить охотницу остаться по собственному желанию! Но как это сделать, если Кира тем отчаяннее рвется прочь, чем сильнее он пытается удержать? Неожиданно Ивар понял, что нужно делать. Он повернулся к Лексу и протянул ладонь. - Дай мне ключ от ее цепи. Тот без разговоров полез в карман и вручил требуемое. Ивар отправился в дом. Защитники Киры ждали его на прежнем месте. Не сдвинулись ни на сантиметр и выглядели по-прежнему настороженно. Ивар подошел к Миле и показал ей ключ. - Пропусти, я хочу ее освободить. - Надолго ли? - с презрением фыркнула та. - Навсегда. Больше никаких оков. Я хочу забрать ее с собой. Мила скорчила скептическую гримасу. - Тогда заодно подумай, что ей нужно кое-что помимо твоей постели. Бедняжка ходит в одном и том же. У нее даже нет смены белья! Ивар кивнул. Действительно, он многого не предусмотрел. Мила поколебалась, но потом отступила в сторону, пропуская наверх. Ивар взлетел по ступенькам, не ощущая их под ногами. С замирающим сердцем приоткрыл дверь... Кира лежала на кровати, положив одну руку под голову и свесив закованную ногу с края постели. На тумбочке у изголовья стояла тарелка и чашка. Видимо, кто-то принес еду, но, как Ивара и предупреждали, все осталось нетронутым. Услышав шаги, охотница подняла голову. В следующую секунду ее рот округлился, а глаза сверкнули. Рука потянулась к тарелке. - При... - Ивар едва успел отскочить и прикрыться дверью, как в деревянную поверхность с обратной стороны что-то врезалось, а затем по полу зазвенели осколки. - Убирайся! - завизжала она так яростно, что он оторопел. - Дай мне все объяснить... - Ивар выглянул в тот момент, когда пальцы Киры сомкнулись вокруг чашки. - Пошел вон, я сказала! Он выругался, укрывшись от очередного броска. Оглянулся и заметил, что Лекс, Мила, ее сын и блондинка столпились на лестнице и наблюдают за представлением, как из зрительного зала. Ивар скрипнул зубами и пробормотал ругательства, а потом снова попытался заглянуть в комнату. - Я пришел тебя освободить! - в знак добрых намерений он просунул в дверной проем руку с ключом и тут же заорал от боли. Охотница успела притаиться за дверью и резко навалилась, прищемив Ивару предплечье. Он почти что слышал, как захрустели кости. Пальцы скрючило. Осторожным прикосновением Кира выудила из его искалеченной руки ключ. Давление прекратилось. С громким рычанием Ивар потер предплечье и потряс им в надежде на скорейшее излечение. Когда он ворвался в комнату, девчонка сидела на краю постели и как ни в чем не бывало отстегивала оковы своей цепи. Посмотрела на Ивара волчонком - и вернулась к прежнему занятию, пытаясь провернуть ключ в тугом замке. Он призвал на помощь всю свою выдержку и терпение. Придется добиваться ее доверия и при этом умудриться больше не напортачить. Как опытный сапер приближается к взрывоопасному механизму, так Ивар, шаг за шагом, начал подходить к охотнице, ступая между осколков посуды и кусков еды. Кира свирепо выпятила нижнюю челюсть, но молчала. Он опустился рядом с ней на колени, накрыл ее ладони своими. От прикосновения девчонка вздрогнула, но Ивар уже помог ей справиться с замком. - И что теперь? - ощетинилась Кира и подтянула колени к груди. Ивар выпрямился и протянул ладонь. - Поехали. - Куда?! - она часто-часто заморгала, разглядывая предложенную руку. - Со мной. В город. - Ты меня отпускаешь?! Ивар с трудом выдержал ее умоляющий и полный надежды взгляд. Он чувствовал себя скотиной, когда ответил: - Нет, охотница. Просто хочу показать тебе город и ту жизнь, которую ты не видела. Я же обещал. Надежда погасла, и Кира ссутулила плечи. - Будешь водить меня по улицам на поводке? - Нет. Больше никаких поводков и цепей. Дай мне слово, что ты не сбежишь - и я буду полагаться на него. Ивар понял, что идет правильной дорогой, потому что охотница невольно оживилась. Ее глаза загорелись любопытством, хотя девчонка упорно продолжала строить недотрогу. - А потом ты опять привезешь меня сюда и запрешь? Ивар вздохнул. Он очень не хотел произносить эти слова, но другого выхода не видел. - Потом я тебя отвезу к отцу. Сам, потому что один раз ты уже попала в беду, доверившись другим людям. Кира спустила ноги с кровати и разглядывала конец цепи, брошенный на пол. - Ты уже обещал раньше, что после ночи со мной отпустишь. И обманул. - Мне очень жаль, что я так сделал. Оправданий не будет. Охотница кивнула. Похоже, его ответ ей понравился. - Но ты снова надеешься меня задобрить, а потом переспать? - Мне очень хочется все повторить, - не стал врать Ивар, - но наш уговор в силе. Я не буду тебя трогать без твоего согласия. Вдруг девчонка вскинула голову и гордым движением расправила плечи. - Тогда чего мы ждем? Я посмотрю город и буду надеяться, что в этот раз ты сдержишь слово и отправишь меня домой. Кира поднялась на ноги и прошла мимо Ивара, не удостоив его и взгляда. Она не услышала, как он пробормотал себе под нос: - Но ты сама не захочешь уехать. 15 Еще недавно я с головой погружалась в уныние и не чувствовала вкуса к жизни, а теперь едва удерживала себя в руках от радости. И всему виной был он - человек, который решил, что может мной распоряжаться. Внедорожник на полной скорости уносил нас прочь из поселения. Мы остались в машине только вдвоем, и это казалось странным. Я поймала себя на мысли, что уже привыкла к постоянной компании Лекса или Байрона. Теперь же рядом со мной сидел лишь Ивар. Его сильные плечи были напряжены, взгляд - устремлен вперед. Прядь волос по-прежнему падала на лоб. Я поняла, что не встречала никого привлекательнее, чем он в этот момент. В груди поднялся испуг. Привлекательнее? Я испытываю интерес к этому лекхе?! После всего, что он со мной сделал? Минувшей ужасной ночью, проведенной на цепи, Ивар даже снился мне. Он снова был внутри, сверху, всюду по моему телу. И мы занимались любовью. Я не сопротивлялась, не испытывала того страха, как в первый раз. Наоборот, сама отвечала, извиваясь под ним и двигая бедрами навстречу его бедрам. После второй ночи с Иваром воспоминания о том, как приятно это было, не давали покоя. Когда сон рассеялся, я еще продолжала движения, а опомнившись и ощутив тяжесть железа на ноге, разозлилась еще больше. Нет. Мне всегда хотелось надежных и длительных отношений. Головокружительной любви, которая привела бы к созданию семьи и продолжалась бы годами, до самой старости. Ивар просто не мог мне этого дать. Даже несмотря на то, что он успешно притворялся 'не-лекхе', я изучила его достаточно, чтобы понять - природу Ивара не вытравить из крови. Я поерзала на сиденье, за что получила настороженный взгляд. Ивар сказал, что попытается доверять моему слову, но до машины вел за локоть и убрал руки только после моего очередного возмущенного возгласа. Жажда контроля не оставляла его ни на секунду. И все-таки в глубине души я неожиданно обрадовалась перспективе снова остаться с ним вдвоем. Ивар убил ради меня. Такая мысль не давала мне покоя все время, проведенное на цепи, когда я пыталась взращивать в себе ненависть к нему. Он знал - не мог не знать - что лекхе, поднявшего руку на охотника, ждет смертная казнь. И это еще в лучшем случае, если удастся оформить все по закону. Обычно же, как мне доводилось слышать, таких убийц просто забирали родственники пострадавшей стороны ради возмездия. В подобном случае о легкой смерти оставалось лишь мечтать. Если бы охотников убила я, меня ожидал бы суд по закону и только. Впрочем, я и так убила Жоржа. Я не сомневалась, что он уже успел задохнуться в своей подземной тюрьме, и вид его скрюченного на дне деревянного ящика тела стоял перед глазами и днем, и ночью. Я радовалась, что Ивар взял на себя остальную нелегкую работу. Мне хватило и одного Жоржа. Та жуткая, кровавая ночь в клане охотников объединила нас с Иваром, так почему же он потом все разрушил, посадив меня на цепь?! Это вызывало настолько противоречивые чувства, что я не знала, как себя с ним вести. Продолжать ненавидеть или попытаться наладить отношения и добиться мирного возвращения домой? Я усиленно пыталась его ненавидеть почти два дня, но вместо этого извела себя эротическими снами. - Ивар... - нерешительно позвала я, все еще сомневаясь в правильности принятого решения. - М-м-м? - он чуть повернул голову в мою сторону, но взгляд оставался прикованным к дороге. - Я тогда убежала не от тебя. Я убежала к своей семье. Ты можешь понять разницу? Впереди замаячил уже знакомый дорожный указатель. До города оставалось совсем немного. Ивар сбросил скорость и задумчиво кивнул. Мне показалось, что признание стало для него полной неожиданностью, но он попытался тщательно скрыть замешательство. - Но это не значит, что я забыла, как ты держал меня на цепи и силой уложил в постель, - строго напомнила я. - Я не видел другого выхода в нашей ситуации, - пожал Ивар плечами. - Ты хорошо адаптировался среди людей. Мы могли бы попробовать объяснить все моему папе. Можно ведь развивать отношения не спеша. Узнавать друг друга постепенно... Ивар усмехнулся. - Этого никогда не будет, охотница. Я думал, ты все поняла еще в клане Седого. Твой народ ненавидит моих сородичей и этим все сказано. Если ты вернешься домой, меня к тебе живым и близко не подпустят. Я сглотнула, понимая, что он прав. - А если бы... ты смог видеться со мной... - Я бы хотел ухаживать за тобой по всем правилам, охотница, - серьезным голосом ответил Ивар на мою не до конца высказанную мысль. - Но, повторюсь, мне этого никто не позволит. Я отвернулась к окну, потому что ощутила внезапный жар. Ивар хотел бы за мной ухаживать! У меня явно помутился рассудок, иначе с чего бы это так польстило? За окном мелькнул знакомый поворот на проселочную дорогу, которая вела к тенистому саду и дому охотников. Я уцепилась за новую мысль, чтобы отогнать от себя навязчивые думы об Иваре. - Их уже нашли? - я указала в нужном направлении, чтобы стало понятно, о чем речь. - Да, - поморщился Ивар, - во всех новостях только и говорят. - А... о нас? - О тебе и обо мне? - с иронией отозвался он. - Нет. Полиция ведет расследование, и все на этом. - Но ты... не боишься, что кто-то в городе увидит меня? Ивар послал мне еще один настороженный взгляд. - Ты же сама призналась, что не сказала отцу, где находишься. Он не ищет тебя здесь. Я слежу за новостями по всей округе и знаю, в каких местах даны ориентировки. Здесь пока безопасно. Ты можешь появляться со мной на улицах и только если не побежишь с криком: 'Помогите!', никто ничего не заподозрит. Соблазн поступить указанным образом был так велик, что я закусила губу. Решила же, что в этот раз не стану совершать опрометчивых поступков! Чтобы побороть наваждение, я отвернулась и прилипла носом к стеклу, разглядывая окрестности. Вдали, между невысоких домов, подобно змеям, поднявшим головы из травы, виднелись сторожевые башни гетто. За стеклянными стенами расхаживали вооруженные охранники. Они держали под наблюдением периметр. Я смогла разглядеть отрезок высокой стены, обнесенной поверху колючей проволокой. - Большое гетто. - Здесь и город покрупнее твоего, - откликнулся Ивар. Я не могла не согласиться. Улицы сменяли друг друга, и во время остановки на углу у светофора я вдруг заметила лекхе. В том, что это не просто уставшая от жизни и потрепанная невзгодами женщина, не давала усомниться лиса с грязной свалявшейся шерстью, которая крутилась у ног хозяйки. На морде животного я увидела массивный намордник, и сердце сжалось от сочувствия. Женщина ходила туда-сюда по краю тротуара, иногда наклонялась и заглядывала в притормаживающие машины, что-то говорила, потом смиренно отступала прочь. - Что она делает? - удивилась я. Ивар неохотно бросил взгляд и тут же с презрением отвернулся. - Продает себя. - Продает? - я внимательнее пригляделась к дешевым брючкам из искусственной кожи, обтянувшим бедра лекхе и куцей кофточке, завязанной узлом на животе. - И это считается нормальным? Ей дали разрешение?! - А что, в твоих местах нет шлюх? - Есть, наверно, - я пожала плечами, - мне просто не приходилось с ними сталкиваться. Папа возил меня только по магазинам. Ивар издал какой-то звук, похожий на фырканье. Потом снова посмотрел в сторону лекхе. На светофоре зажегся желтый. - Нет, эта явно работает без разрешения. Посмотри, она, скорее всего, относится ко второй категории социально опасных. Намордник на лису сама надела - для успокоения клиентов, если такие найдутся. - Но это же нарушение... Не успела я договорить, как в конце квартала показались двое полицейских. Они целенаправленно устремились к лекхе, и я поняла, что, наверно, их вызвал кто-то, обративший внимание на женщину, как и мы с Иваром. Та тоже заметила опасность и рванула с места вдоль по улице. Лиса устремилась за хозяйкой. Один из полицейских вынул свисток, и оба они, придерживая фуражки, побежали за нарушительницей. Ивар нажал на газ, и дальнейшие события исчезли из поля моего зрения. - Но зачем она так рисковала? - я отвернулась и села ровно. - Может, ей очень понадобились деньги? - в голосе Ивара сквозило недовольство, но я понимала, что он сердится не на меня, просто испытывает неприятные чувства от увиденного. - Например, чтобы купить лекарства больному ребенку. В гетто медикаменты на вес золота, а труд лекхе оплачивается копейками. - Но если ее поймают, то накажут... Ивар красноречиво промолчал. Я тоже хотела завершить разговор, но вопросы так и вертелись на языке. - Неужели она надеялась заработать именно таким образом? Кто согласится купить ее? Я не хотела, чтобы это прозвучало высокомерно, но видимо, получилось так, потому что Ивар скептически поджал губы. - Какой-нибудь извращенец найдется. Ты, охотница, и представить себе не можешь, какое удовольствие иногда получают люди от того, что могут помучить кого-то безнаказанно. Моего обоняния коснулся тонкий аромат роз. А, может, показалось? Воспоминания о ночи в клане Седого нахлынули с прежней силой. - Я рада, что мы убили тех охотников, - твердо произнесла я. - Мы отомстили за Милу. - Ты говоришь так о собственных соратниках? - с напускным безразличием поинтересовался Ивар, но суровая складка между его бровей разгладилась. - Как ты там говорил? 'Красноповязочники' - это не 'свои'? Так вот. Те гады из клана Седого для меня - не 'свои'. И второй раз в жизни мне довелось увидеть, как Ивар улыбается. Это зрелище настолько захватило, что я невольно попала в плен его улыбки и не могла вырваться. Даже когда Ивар свернул с шоссе куда-то в сторону и притормозил. Я смотрела на его совершенные губы и ловила себя на мысли, что готова сделать все, что угодно, лишь бы этот великолепный мужчина продолжал улыбаться для меня. За последние дни я видела слишком много грязи, боли и чужих страданий и начинала понимать, почему он так редко это делает. Как зачарованная, я протянула руку и погладила Ивара по щеке. А он вдруг... зажмурился от удовольствия. Так неожиданно, что я, кажется, даже приоткрыла рот. Словно огромный лев довольно заурчал под кончиками моих пальцев. Я провела еще раз, наслаждаясь необыкновенными ощущениями. Непохожий ни на кого. Коснулась широких бровей, прошлась по прямому носу, приласкала упрямо выдвинутую челюсть. Поборола смущение и сделала так, как Ивар - прежде со мной: подушечкой большого пальца нажала на его губы, заставляя их разомкнуться. - Я бы хотела увидеть твоего фамильяра... Ивар медленно приподнял веки и посмотрел затуманенным взглядом. Я буквально кожей чувствовала, что он хочет меня поцеловать, но сдерживается, как и обещал. Его рука, по-прежнему сжимавшая руль, побелела от напряжения. - Обычно люди боятся наших фамильяров, - пробормотал он и с усилием облизнул губы, - так было всегда. - Мне кажется, что это красиво, - мягко возразила я. Зрачки Ивара расширились от удивления. Несколько мгновений он разглядывал меня, а потом снял мою руку со своего лица и вернул ее мне на колени. Пальцы Ивара ненадолго задержались на моей коже, будто он пересиливал себя. - Фамильяра я тебе показать не могу, охотница, - приглушенно произнес он, - но кое-что красивое для тебя отыщу. - Ивар выпрямился и договорил уже будничным тоном: - Но сначала мы поедим. Он указал куда-то вправо, и я послушно повернула голову. Выяснилось, что мы находимся в каком-то переулке. Судя по внешнему виду домов, это была не самая центральная и довольно старая часть города. Ивар припарковал автомобиль неподалеку от кафе. Место выглядело тихим и немноголюдным. Прямо на тротуаре вдоль стены стояли длинные деревянные ящики с высаженными в них желтыми анютиными глазками и синими флоксами, а на вывеске красовалась аппетитная булочка. - Здесь мило, - заметила я. - Не лучшее заведение, которое я хотел бы тебе показать, - отозвался Ивар, - но самое ближайшее. Ты долго голодала. Нужно срочно поесть. Надеюсь, еда придется по вкусу. В его голосе послышалось осуждение. Упрекает, что устроила бойкот. Но как иначе бороться с таким упрямцем, как он?! А есть, и правда, хотелось. Я пожала плечами. - Я, вообще-то, не привередливая. Ивар ухмыльнулся. - Это то, что я в тебе люблю, охотница. Ты не такая, как другие. Он заглушил мотор и вышел из машины, оставив меня хватать ртом воздух. Я не ослышалась? Ивар сказал 'люблю'?! Наверно, случайно вырвалось. Да, по-другому и быть не может. Мы с ним - враги, пусть и не по собственной воле, а из-за прошлого наших родителей. Враги не могут друг друга любить. Но внутри все почему-то сладко замерло от его слов. Я догнала Ивара уже на пороге кафе. Он вежливо открыл стеклянную дверь, пропуская меня вперед, и поинтересовался: - Все в порядке, охотница? Ты какая-то бледная. Я выпрямила спину, стараясь не показывать, что еще нахожусь под впечатлением от его неосторожно брошенной фразы. - Просто голова закружилась. Ты прав, надо поесть. Внутри царила поистине камерная атмосфера. Негромко работал телевизор. На экране клоун в разноцветном костюме заставлял кошек прыгать через обруч. Я огляделась. Несколько семей с детьми внимательно наблюдали за программой, не забывая отпивать чай, и вполголоса комментировали умильные трюки животных. В витрине-холодильнике плавно кружились на серебряных подставках-каруселях пирожные и выпечка. Одурманивающе крепкий запах кофе витал между столиками. Ивар выбрал место в углу. Я невольно отметила, что он устроился так, чтобы видеть вход и весь зал. Привычка? Или все-таки нервничает от того, что пришлось показать свою пленницу людям? - Ты привел меня в детское кафе? - уточнила я, присев рядом и сложив руки на коленях. Никак не удавалось отвыкнуть от ощущения тяжести кандалов, хотя мои былые оковы навсегда остались где-то в доме Седого. Ивар пожал плечами. - Я выбрал место, где тебя точно никто не ждет. Он коротко кивнул подоспевшей официантке и взял меню. Я наблюдала за каждым его жестом. Ивар чувствовал себя среди людей, как рыба в воде. Вокруг не было ни одного лекхе, но он не держался запуганно или приниженно, как следовало бы вести себя представителю низшей расы в кругу чужаков. Всем видом Ивар показывал, что все здесь - к его услугам. Официантка даже не посмотрела на нас. Ее внимание больше привлекали кошки в телевизоре. Вручив меню, она подавила смешок, вызванный очередным прыжком животного, и поспешила вернуться за стойку бара, откуда открывался более удобный вид на экран. - Ты - настоящий Хамелеон... - пробормотала я. Ивар поднял голову от меню и нахмурился. - Не называй меня так. - Почему тебе не нравится это прозвище? Он отложил меню и нахмурился еще больше. - А ты как думаешь, охотница? Притворяться бездушной скотиной каждый день не так-то просто. И когда мне об этом напоминают, это реально бесит. Я смутилась и опустила взгляд на белую страницу с перечнем блюд, хотя не могла прочесть ни строчки. - Не все люди - бездушные скотины. Твои приемные родители ведь не такие? Он вздохнул. - Нет. Но это - мое окружение. А что ты можешь сказать про свое? Я помолчала, подбирая слова. - Мой отец - не скотина. Я знаю, ты не веришь в это и никогда не поверишь. Но он всегда поступает справедливо. Всегда. Я знаю это, потому что так он воспитывал и меня. И однорукий дядя Миша. Он очень добрый. Он любит меня, как родную дочь. Коля... - я запнулась, невольно припомнив поединок с Иваром, - ...он бывает несдержан и агрессивен, но только потому, что у него такой характер. Ивар упрямо покачал головой. - Ты говоришь о том, как они любят тебя, охотница. Но ни слова о том, как они относятся к другим. Я оказалась в тупике, и меня спасла только официантка, которая подошла, чтобы принять заказ. Уверенным тоном Ивар озвучил свой выбор и посмотрел на меня. Я спохватилась, что так и не изучила меню. Засуетилась, листая страницы. - Кофе, будьте добры... и... - я никак не могла найти то, что хотела. - Лазанью, булочки с корицей и джемом и порцию мороженого, - произнес Ивар и накрыл ладонью мою мелко подрагивавшую от волнения руку. Официантка равнодушно кивнула и ушла. Я уставилась на пальцы Ивара, которые прожигали мою кожу своим прикосновением похуже любого железа. - Не суетись, охотница, - вполголоса сказал он, - это привлекает ненужное внимание. Я откинулась на спинку стула, часто и тяжело дыша. Ивар всего лишь взял меня за руку, но уже хотелось отстраниться, прервать касание. Потому что это было слишком приятно, а когда я смотрела на Ивара в обстановке семейного кафе, то теряла связь с реальностью и переставала ощущать, что он - лекхе. А терять связь с реальностью я никак не могла себе позволить. Ивар, видимо, заметил, что со мной происходит. Он медленно убрал руку, но продолжал смотреть в глаза. - Я хочу поцеловать тебя, Кира, - проговорил он, - но не могу сделать это без твоего разрешения, потому что обещал. - Я не разрешаю! - пискнула я чересчур тонким и дрожащим голосом. Черты его лица смягчились, словно от сожаления. - Хорошо. Просто знай, что я очень хочу тебя, моя маленькая охотница. И если ты передумаешь... - Нет! Взрыв хохота сотряс помещение. Видимо, клоун учудил с кошками нечто ужасно забавное, но ни Ивар, ни я не повернулись в сторону экрана. - Останься со мной, Кира, - вдруг попросил он. - Сама. Пожалуйста. Я проглотила тугой комок в горле. - На правах кого? У меня даже документов нет! И я здесь никого не знаю! Официантка снова возникла у столика с подносом и принялась выставлять посуду. Ивар отвернулся, задумчивым взглядом скользя по посетителям. Решив тоже изображать скуку, я последовала его примеру. И замерла. Мое внимание привлекла семья через пару столиков от нас. Розовощекий и светловолосый мальчуган аппетитно, ложка за ложкой, уплетал мороженое из запотевшей вазочки. Женщина, тоже блондинка, сидела, сложив руки перед собой, и с материнским восторгом наблюдала за дитятей. Но меня интересовали не они. Отец семейства. Несмотря на то, что он был одет не в высокие сапоги и брезентовые штаны защитного окраса, а в пижонские черные брюки и начищенные до блеска туфли, я его узнала. Разглядела татуировку в виде скрещенных кинжалов, расположенную на шее ниже уха. Этот охотник проработал у моего отца недолго. Обычно суровые наемники не заводили семьи. Работа требовала постоянного присутствия на месте, да и вообще, казалось, что им милее общество сотоварищей, чем женщины. Но из каждого правила бывают исключения. Я запомнила, как дядя Миша - любитель посудачить за готовкой - говорил про ушедшего из клана: - Тоже мне... подкаблучник... нашел разведенку с ребенком, да та его так охомутала, что решил переквалифицироваться в семьянина. Ну пущай... пущай... посмотрим, что из этого выйдет. И наемник, действительно, куда-то переехал и бросил все. Но кто мог подумать, что я столкнусь с ним в семейном кафе среди незнакомого города? Я покосилась на Ивара, но тот пил кофе и пребывал не в лучшем расположении духа после моего отказа. Меня же как магнитом потянуло в сторону охотника. Он, скорее всего, и не запомнил меня. Папа не любил, когда я крутилась возле наемников, да и что для взрослого мужчины, заинтересованного другой женщиной, может значить хозяйская дочка-подросток? Но для меня бывший наемник теперь значил очень много. Это был шанс связаться с отцом. Уж работодателя-то мужчина не мог забыть напрочь. Я снова перевела взгляд на Ивара. Не заподозрил ли в моем поведении что-то? Не слишком ли долго таращилась в сторону? Нет. Вроде бы, нет. Мои руки начали подрагивать от волнения, и чашка зазвенела о блюдце. Я поспешила поставить ее и спрятать ладони под скатерть. Сердце заколотилось, как сумасшедшее. Ивар удивленно приподнял бровь, разглядывая лужицу кофе на белом фарфоре. Я начала задыхаться. Взгляд Ивара стал настороженным. Я не обладала такой невероятной выдержкой, как Хамелеон, не могла 'держать лицо', поддалась лавине эмоций, вспомнила тоску по семье - и это губило меня с потрохами. Глаза Ивара прищурились. Он начал оглядываться, пытаясь понять, что же происходит. Сейчас он догадается, что я узнала кого-то в зале, схватит меня за руку и утащит прочь. Биение сердца достигло максимального темпа - и вдруг затихло. В голове все прояснилось. - Я больше не могу так, Ивар, - выдохнула я. - Поцелуй меня. Он резко повернулся, скомкал тряпичную салфетку, которую держал в руке, и бросил ее на край стола. Прежде чем я смогла сообразить, что натворила, Ивар уже придвинул мой стул к своему, запустил пальцы в мои волосы. Он укусил меня за нижнюю губу, не сильно, чтобы наказать за то, что так долго мучила его. Потом ворвался в рот, с придыханием сжал меня в объятиях... и я растворилась, поплыла, подчинилась ему. Губы Ивара пахли кофе. Хотя они могли пахнуть, чем угодно - кровью, сигаретным дымом, спиртным - все равно бы не смогла оторваться. Это походило на то наваждение, когда он разбудил меня среди ночи и просто взял. Раздвинул ноги, приставил член ко входу в мое тело и погрузился слегка царапающим движением по неподготовленной к соитию поверхности. Неподготовленной только в первый момент, потому что осознание его мужской силы, страсти и желания свело меня с ума и заставило выгнуться навстречу. Ивар двигался до тех пор, пока не заполнил меня изнутри своим семенем. И оставил в полном восторге и глубоком стыде. Вот и теперь меня накрыло знакомое ощущение, когда между ног было сухо, а стало горячо и влажно от понимания: Ивар рядом, и мне нравится, что его присутствие срывает с тормозов и заставляет становиться дикой, жаждущей выжать из него оргазм до последней капли и потом наслаждаться его расслабленным и беззащитным видом. Где-то на краю сознания еще трепыхалась мысль: что же я творю? Но поток чистого желания накрыл с головой, затуманил разум... и отступил, бросив меня рыбешкой, дергающейся на песке вдалеке от воды. - Я хочу дальше, - прошептал Ивар мне в губы. Так он не умолял даже о спасении, когда ему грозила смерть. - Нет, - я с трудом покачала головой, - только поцелуй. Ивар отстранился и сжал кулаки. Я отвернулась, пытаясь восстановить дыхание. Казалось, посетители и не заметили, что для нас с ним только что весь мир перевернулся. Все продолжали смотреть в телевизор и поглощать еду. Только женщина, сидевшая со знакомым мне наемником, поднялась, взяла с соседнего стула сумочку и поспешила к двери с надписью 'Туалет'. - Мне нужно в туалет, - услышала я словно издалека свой чужой и хриплый голос. Ивар кивнул, даже не оборачиваясь. На едва гнущихся ногах я поднялась и поковыляла следом за женой наемника. В уборной прислонилась к выложенной кафелем холодной стене и вытерла с висков бисеринки пота. Напротив меня находились две кабинки. Дверь в одну из них оставалась приоткрытой, красный полукруг возле ручки другой - показывал, что там занято. Я откинула голову, пытаясь собраться с мыслями. Как начать разговор? Как признаться? Я не собиралась бежать, потому что уже не верила, что незнакомые люди согласятся как-то вникать в мои проблемы. В лучшем случае, обратятся в полицию, и тогда... не будь поселения, не будь Милы, Никитки, Лекса и Байрона, не будь внутри меня дурацкого ощущения, что я тоже в ответе за их благополучие и безопасность - наплевала бы на все и рискнула. Но раз такой вариант не подходил, мне хотелось всего лишь передать весточку отцу. Короткого телефонного разговора было недостаточно. Я, конечно, могла бы попытаться снова правдами и неправдами заполучить телефон, но кто знает, когда это удастся? Ивар не терял бдительности и уловка с поцелуем, скорее, обезоружила меня саму, а его лишь отвлекла ненадолго. А ведь всего-то и требовалось, что сообщить папе: я жива и здорова, меня не обижают и скоро вернут домой. Чтобы ждал, не терял надежды, не тратил силы и нервы на пустые поиски. Чтобы знал, как я люблю его и скучаю. Замок щелкнул, и женщина вышла из кабинки, поправляя на ходу юбку. Она остановилась перед зеркалом, поставила сумку на край умывальника и открыла ее. На меня не обращала никакого внимания. Принялась подкрашивать губы. Я хотела заговорить, но поняла, что не придумала подходящей фразы. Что мне сказать? Попросить напомнить мужу, как он работал в заповеднике, и передать пару слов бывшему работодателю от блудной дочери? Не воспримет ли она это, как шутку? - Извините... - прохрипела я. Женщина отвела руку с помадой от лица и глянула на меня через плечо. Приподняла бровь, заметив, как я жмусь к стенке. - Да? Она наверняка захочет узнать всю историю. Не станет слушать просьбы какой-то странной незнакомки, если не проникнется доверием. И что я смогу поведать без ущерба для поселения? Без ущерба для... Ивара. - Я... хотела вас попросить... Ивар. Я отрицала, что думаю о нем, но разве недавний поцелуй не доказал обратное? А вдруг, обжегшись на молоке, дую на воду? Вдруг эта женщина и ее муж, в отличие от Седого, посочувствуют мне и предложат прямо сейчас отвезти домой просто так? Готова ли я получить долгожданную свободу? Оставить Ивара и просто уйти? Еще вчера я не сомневалась, что готова. - Да? Что вы хотели? - нетерпеливо переспросила моя собеседница. Я закрыла глаза. Зажмурилась крепко-крепко, едва не сползая на пол. Я знала, что должна заставить себя говорить. Моя семья лежала на одной чаше весов, а на другой - находился Ивар. И я продумала великолепный план, чтобы сохранить баланс между ними. Но все же... - Девушка? Вам плохо? Я приподняла веки, но не смогла разглядеть лица женщины из-за пелены выступивших слез. - Я хотела попросить влажную салфетку. Мне что-то попало в глаз. - Хм. Ну хорошо. Послышалось шуршание, и мне в ладонь вложили требуемое. Стук каблуков и хлопок двери подсказали, что шанс упущен, женщина вернулась в зал. Не успела я вытереть глаза, как в помещение ворвался Ивар. Он оценил обстановку, потом накинулся на меня. - Ты плакала? Я попыталась спрятать лицо, но Ивар ухватил меня за подбородок и вынудил поднять голову. - Ты плакала, охотница? Отвечай мне! Насколько могла, я кивнула. Все равно он уже сам все увидел, и что толку притворяться? Ивар выругался сквозь зубы. - Это из-за меня? Из-за того, что я тебя поцеловал? Из-за того, что хотел большего? Я напугал тебя? Говорю же, обещание... Я всхлипнула, а он вдруг всадил кулак в стену, заставив меня подпрыгнуть от испуга. - Твою мать! Зачем тогда ты меня попросила?! По пальцам Ивара потекла кровь, но на белоснежный кафельный пол упала только одна капля. Лопнувшая на костяшках кожа уже срослась обратно. Некоторое время я не могла оторвать взгляд от неровно растекшейся в центре белого квадрата алой капли, а потом неожиданно для самой себя встала на цыпочки, закинула руки Ивару на шею и прижалась щекой к его плечу. Странно, но это успокоило его. Ивар обнял меня и зарылся лицом в волосы. Некоторое время мы в молчании стояли так, а потом он шепнул: - Я не знаю, как буду жить, когда ты уйдешь, Кира. В его фразе прозвучало столько тоски и нежности, что у меня даже пальцы на ногах поджались от внезапного щемящего чувства. Я тоже не знала, как найти способ вытравить Ивара из себя, поэтому сказала: - Не думай об этом сейчас. Салфетка все еще была зажата в моем кулаке, и, отстранившись, я принялась вытирать руку Ивара от крови. Он смотрел на меня немигающим взглядом, от которого становилось не по себе. В какой момент что-то между нами изменилось? Отношение Ивара ко мне, его взгляды, поступки, слова... когда я впервые испытала злость и обиду не из-за того, что он похитил и использовал меня, а потому, что его просто нет рядом? Я продолжала проводить салфеткой по пальцам Ивара, хотя его кожа уже давно стала чистой. Казалось, что если выпущу его руку - то пропадет то очарование, которое пригвоздило нас к полу так близко друг от друга. Поэтому вздрогнула, когда другой рукой он перехватил мое запястье. - Хватит. - Ивар, я... - Хватит, - твердо повторил он, а потом отобрал салфетку, скомкал и точным броском отправил в мусорную корзину, стоявшую неподалеку. - Мы слишком надолго ушли из-за столика. Даже в такой момент Ивар не переставал думать о безопасности. - Поражаюсь, как тебе постоянно удается все держать под контролем. Ивар подтолкнул меня к дверям и глухо пробормотал в затылок. - Не все. Кое-что я не могу контролировать, охотница. От звука его голоса сладкая дрожь пробежала по моей спине. Я вышла в зал и обвела взглядом людей. Похоже, Ивар беспокоился зря. Наемника с семьей уже и след простыл, официантка все так же смотрела в телевизор, другие посетители и головы не повернули. Мы сели за столик, и я почувствовала, как Ивар положил руку на мое колено. Сам он при этом, подобно другим, уставился на экран. Только меня равнодушный вид уже не мог обмануть. Ивар старался сдерживаться, но давалось это с трудом. Я заставила себя проглотить все, что принесли, хотя лазанья и кофе уже успели остыть, а вкус мороженого не ощущался на языке. Мне требовались силы, потому что впереди ждала ночь, и какой она будет - оставалось лишь гадать. После еды мы отправились по магазинам. Я не смогла удержаться от искушения обновить гардероб. - Только быстро, охотница, - проворчал Ивар, припарковывая машину у тротуара. - У меня нет желания торчать тут до утра. Я ни капли не удивилась. Папа тоже любил поторопить меня во время шопинга. Он всегда зевал и жаловался, если я задерживалась у прилавков. Подозреваю, что его вынуждала на прогулки в город за покупками только любовь ко мне. Братья вообще не выносили подобных поездок. Говорили, что лучше переживут повинную на кухне с дядей Мишей, чем будут рыться в куче тряпок или смотреть, как там роются обезумевшие женщины. Впрочем, Ивар зря волновался: мне хотелось всего лишь купить самое необходимое. Честно говоря, единственный комплект одежды уже надоел до чертиков, и срочно требовалась смена белья. Но сообразив, что придется сказать об этом Ивару, я слегка покраснела. Мы шли по улице, вдоль которой протянулся ряд бутиков. Мимо сновали модницы с многочисленными бумажными пакетами, украшенными логотипами магазинов. Заметив выражение моего лица, Ивар остановился. - Что такое, охотница? Я призвала на помощь всю свою силу воли. - В этот магазин я хочу пойти одна. Он повернул голову и посмотрел в ту сторону, куда я ткнула пальцем. За идеально чистым стеклом витрины красовались манекены в соблазнительных комплектах нижнего белья. На губах Ивара начала расплываться коварная ухмылка. - Не-а. Туда мы пойдем вместе. - Ни за что! Не хочу, чтобы ты смотрел, как я выбираю трусы! - топнула я ногой. Его ухмылка стала еще шире. - Я же все равно их увижу. На тебе. Намек оказался более чем прозрачным, и я пробормотала слабым голосом: - Ты же обещал... - Что не буду трогать тебя без разрешения, - кивнул Ивар, - но про 'смотреть' ничего не говорилось. Я только раздраженно выдохнула. Этого лекхе ничем не проймешь! Демонстративно повернувшись, зашагала прямо к дверям бутика. Ивар, как приклеенный, двигался следом. Две продавщицы в черных юбках и белых блузках встретили нас вежливыми улыбками, сложив руки перед собой и вытянувшись по струнке. Сначала их подобострастие слегка удивило меня, но одного взгляда на ценники хватило, чтобы все понять. - Здесь слишком дорого, - пробормотала я, разворачиваясь к выходу, и тут же наткнулась на твердую грудь Ивара. Он схватил меня за плечи и снова повернул лицом к торговому залу. - Не думай о цене. Посмотри вон на ту милую черную штучку. Я скинула его руки и упрямо повторила попытку уйти. Продавщицы с натянутыми улыбками наблюдали за нашей борьбой. - Я не собираюсь разорять папу! Ведь ему придется вернуть тебе все деньги, которые ты сейчас на меня потратишь. Давай поищем что-то попроще. Зрачки Ивара расширились, а довольное выражение слетело с лица. - Что значит 'вернуть деньги'?! - прорычал он. - Мне от твоего отца ни копейки не надо! - Я не собираюсь покупать нижнее белье на твои деньги! - прошипела я ему в лицо. - Как будто, я твоя содержанка или любовница. - Что плохого в этом? - вскинул Ивар бровь. - А то, что я тебе не любовница и не содержанка! Я твоя... - мне хотелось добавить 'пленница', но я вовремя вспомнила о том, что мы не одни. - В том-то и дело, Кира, - Ивар вдруг обхватил мою голову ладонями и заглянул в глаза. - Ты моя... ты - просто моя... пока еще. От волнующих слов у меня перехватило дыхание, а коварный лекхе воспользовался этим и в который раз повернул меня лицом к сгорающим от любопытства продавщицам. - Разреши мне сделать что-то приятное для тебя, - раздался над ухом его шепот. Девушки уставились на меня завистливыми взглядами, а их улыбки превратились в оскалы. - Х-хорошо, - сдалась я и поковыляла к ближайшей стойке. Мой выбор пал на симпатичный комплект цвета слоновой кости. Тончайшие кружева ласкали кончики пальцев. Такое белье будет приятно носить. Я уже почти чувствовала, как оно сядет на фигуре. Но когда обернулась, держа свою находку, заметила, что Ивар стоит, подозрительно довольный собой, а в руках у продавщицы возвышается целая гора белья различных цветов и оттенков. - Будете все примерять? - вежливо поинтересовалась она. От возмущения я охнула. - Будем, - сказал Ивар и кивком головы указал в сторону золотистой шторы, за которой, видимо, прятались примерочные. - Кто-то ненавидел ходить по магазинам, - рявкнула я, пока продавщица, стуча высокими каблуками по отполированным плиткам пола, унесла вещи за штору. - Это особенный магазин, - парировал наглец. - И с каких это пор ты разбираешься в женском белье? - я вздернула подбородок, уперла руки в бока и пошла на него, как бык - на тореро. - Да что тут разбираться? - Ивар скорчил загадочную гримасу. - Ты уже покупал кому-то белье? - догадалась я. - И кто она? Ты всех своих женщин так балуешь? Сколько их было? Ты же сам говорил, что у тебя в городе много подружек. Разозлившись, я толкнула его в грудь рукой. Ивар шутливо охнул и по инерции отступил на шаг. - Отвечай сейчас же! - рявкнула я. - Или, клянусь, я эти трусы тебе на голову надену! Он рассмеялся. - Тише, охотница, тише, - Ивар схватил меня за плечи, чтобы удержать на месте. - Я просто выбирал на свой вкус разные симпатичные вещички. Которые хотел бы видеть на тебе, - в его глазах сверкнул ироничный огонек. - А с размером тебе уже помогут определиться. Хотя... у тебя полноценная 'троечка' на взгляд и ощупь. Я скорчила ему убийственную гримасу. - И кому еще ты размер груди на глаз определял? - Да никому, никому! - он с трудом сдерживал смех. - Если я узнаю, что у тебя есть любовница... - Никого нет, только ты, Кира. Только ты! - Но кому-то ты ведь покупал белье! - Триста лет назад. Я уже ее и не помню, - Ивар сделал очень честное лицо. Пожалуй, даже слишком честное... - Ты сказал 'ее', как будто точно помнишь, кто это! - Нет, клянусь, не помню. Клянусь! Я мстительно прищурилась, а потом прошептала: - Узнаю, что врешь, твое хозяйство прижгу. У меня еще пуля осталась. Расплавлю ее и... - Я понял, - Ивар вскинул руки в жесте защиты, - и я в ужасе. Я метнула в него оценивающий взгляд. - Да ничего ты не в ужасе. А зря. С этими словами я отправилась в примерочную. Продавщицы округлившимися глазами следили за представлением 'я и Ивар в магазине', но их мнение меня не особо волновало. Следующий час превратился для меня в кошмар. Ивар устроился на диванчике в зоне отдыха, а я примеряла перед зеркалом выбранные им предметы. Если размер не подходил, девушка услужливо приносила другой. Шелковые сорочки с разрезами по бедру или прозрачными вставками на груди. Трусики, от которых там было лишь название. Лифчики, так подчеркивающие грудь, что не оставалось сомнения - они предназначены для того, чтобы быть сорванными мужскими руками, а не для повседневного ношения. Когда я, запыхавшаяся и взлохмаченная, появилась в зале, то в руках у меня находился тот самый, выбранный мной лично, комплект и пара более-менее приглянувшихся вещей по вкусу Ивара. Я остановилась у кассы и с гордым видом сложила на прилавок добычу. Девушка убрала все в пакет и выбила короткий чек. Ивар тут же оказался рядом и подозвал продавщицу, которая выносила белье из примерочной. - Мы возьмем все. В итоге чек превратился в длинную ленту, а Ивар подхватил пакеты и с довольным видом пошагал на выход. - Будем рады видеть вас еще! - пискнули вслед продавщицы. То же самое повторилось и в магазине женской одежды. Правда, Ивар уже не получал такого удовольствия, как в бельевом бутике, и вел себя менее настойчиво. Наконец, пока я выбирала обувь, он уже дремал на диванчике для гостей, обложившись пакетами, как мышь - запасами крупы. Мне пришлось растолкать его, чтобы произвести оплату на кассе. Когда мы загружали покупки в машину, прохожие смотрели на него с понимающими ухмылками, а на меня - с осуждением, мол, 'раскрутила мужа на тряпки'. И хотя Ивар был никакой мне не муж, а я с большим наслаждением открутила бы ему что-нибудь, чем 'раскрутила', но пришлось терпеть. Ивар решил осыпать меня подарками с таким же упорством, как раньше - держал на цепи, и лучше уж так. - Куда теперь? - поинтересовалась я, когда мы сели в салон. - Домой, охотница, - с беззаботным видом отозвался он. Я невольно вцепилась в сиденье. Чем ближе подступала ночь, тем больше во мне росло напряжение. Между ног все налилось тяжестью, и я невольно выпалила: - Ты живешь там один? Казалось, Ивар не почувствовал, с каким затаенным дыханием я жду ответа. - Это дом моих родителей, - сообщил он, и я догадалась, что речь идет о приемных родителях. - Но отец уехал в командировку, а мама в таком случае всегда путешествует с ним, - уголок его губ искривился в легкой полуулыбке. - Они не могут оторваться друг от друга надолго. Я тоже улыбнулась, представив, насколько трогательно это, должно быть, выглядит. - Они так сильно любят друг друга? - Более чем, - кивнул Ивар. - Нина рассказывала мне их историю. И о том, как они решились на усыновление. - А, Нина... - при упоминании о бабушке его голос потеплел. - Когда врачи выяснили, что у мамы не может быть детей, они предложили им с отцом выход. Он мог оплодотворить суррогатную мать, которая выносила бы им с мамой ребенка. Но отец видел, что маме неприятна эта мысль, и тогда они оба отказались от идеи. - И усыновили тебя, - закончила я. - Угу. - Ты никогда не думал о том, что, возможно, тебе повезло? То есть, не только потому, что выжил... - я неловко откашлялась. Тема разговора внезапно зашла в скользкое русло. - Я имею в виду, что сейчас ты живешь полноценной жизнью. Пользуешься благами цивилизации наравне с обычными людьми. Ни один лекхе не может этим похвастаться. Ивар помрачнел. - В том-то и дело, охотница. Мне повезло. А моему народу - нет. Я не хочу чувствовать себя засранцем, который единственный выпрыгнул из поезда, идущего под откос. Если ты понимаешь, о чем я. В его тоне звучал упрек, и я умолкла. Уже пожалела, что сама заговорила о противостоянии наших видов. И зачем? Чтобы лишний раз напомнить об огромной пропасти между людьми и лекхе? Через некоторое время от раздумий пришлось оторваться, потому что мы подъехали к довольно внушительных размеров дому, расположенному на тихой улице среди таких же шикарных зданий. Я разглядела выкрашенные в бежевый цвет стены, дверку с домофоном в заборе из декоративного камня и въезд в гараж. - Твой отец - обеспеченный человек! - ахнула я. - Он - успешный адвокат, - спокойно пояснил Ивар и нажал на брелок, чтобы роллетная дверь гаража начала подниматься вверх. - Хоть его и не любят за помощь Сочувствующим, но уважают, как отличного специалиста. Он выигрывал очень сложные дела и уже может сам выбирать, с кем работать, а кому - отказывать. Но Сочувствующим всегда помогает, даже если им не по карману оплатить его услуги. - Так вот, почему ты сказал патрульному, который остановил нас в день похищения, что относишься к коллегии адвокатов! - Ну, это была правда. Я работаю с отцом вместе. Пока на правах его помощника. Он надеется в будущем передать все дела мне, - не без гордости закончил Ивар. Мы въехали в гараж, и ворота опустились. Стало тихо. Я заметила, что рядом есть еще одно парковочное место, но оно пустовало. Видимо, на той, отсутствующей, машине отец Ивара и уехал в командировку. В дом можно было попасть прямо из гаража, и я последовала за Иваром, который с трудом удерживал в руках гору пакетов. С любопытством разглядывала убранство дома, роскошную мебель, подмечала, что во всем чувствуется женский вкус и рука хозяйки. На столике в гостиной заметила фотографию в серебряной рамке. Мужчина и женщина улыбались, сидя на скамье в парке и обнимая ребенка. Я тихонько засмеялась, узнав не по годам серьезное личико и непокорные светлые пряди волос, торчавшие в разные стороны. Ивар куда-то исчез, но уже через минуту появился без пакетов. - Это ты? - я показала фотографию, и он закатил глаза. - Ну а кто же еще? - У тебя такой смешной вид! Сколько тебе здесь лет? - Семь или восемь, - он выхватил рамку и спрятал за спину, - и прекрати смеяться, я сам знаю, что это дурацкая фотка. - Отдай! - я потянулась, но Ивар завел руку еще дальше. - Она не дурацкая. Просто ты там забавный. И я хочу рассмотреть твоих родителей. До тебя мне и дела нет. Честно-честно. Я похлопала ресницами и скорчила умоляющую рожицу. Ивар ответил недоверчивым взглядом, но потом все-таки смилостивился и вернул снимок. Я посмотрела на молодую женщину со стрижкой-каре и подтянутого мужчину с немного оттопыренными ушами, которые, впрочем, не сильно его портили. - А ты помнишь своих настоящих родителей? - Визуально - нет, - Ивар снова выхватил рамку и с резким стуком вернул на столик. - Только смутные обрывки каких-то разговоров. Я прикусила язык и отругала себя за очередной приступ болтливости. Никак не могла удержаться от неприятных вопросов. Но ведь не хотела его задеть! Мне просто было интересно узнать больше об Иваре, раз уж я оказалась так тесно связана с ним. Со вздохом я демонстративно огляделась. - Значит, ты планируешь держать меня здесь, пока родители не вернутся? А что потом? Ивар повернулся и встретился со мной взглядом. - Потом все закончится. Значит, он намерен вернуть меня домой до приезда родителей. И у нас осталось всего лишь несколько дней. Я сглотнула. Внизу живота все скрутилось в тугой узел. Ивар пообещал, что не тронет меня. Но как я сама хочу провести последние дни с человеком, которого полюбила? Да, можно было обманывать себя бесконечно, но я поняла это, когда увидела его детскую фотографию. Испытала такой прилив нежности и тепла, который просто невозможно ощутить по отношению к случайному любовнику. Я полюбила лекхе и устала испытывать стыд от этого. Теперь стеснялась только того, что он увидит эти чувства и поймет, что покорил меня окончательно. - Где будет моя комната? - робко поинтересовалась я и опустила голову в смущении. Пальцы Ивара легли на мой подборобок и заставили снова поднять глаза, а сам он глухо пробормотал: - Как обычно, там же, где и моя, охотница. 16 В его малышке что-то изменилось. Ивар ощутил это, когда она сама обняла его там, в кафе. Обняла и прижалась крепко-крепко, буквально сшибая с ног порывом нежности и беззащитности. И потом так смешно ревновала в магазине! Теперь для полного счастья Ивару не хватало лишь одного: чтобы охотница приняла его, как своего мужчину и добровольно пустила в постель. Ведь у них осталось так мало времени! При мысли об этом он до боли сжал кулаки. Пока Кира ушла приводить себя в порядок, Ивар не терял даром ни минуты. Разжег камин в гостиной. Придвинул к нему столик и диван. Из продуктов, найденных в холодильнике, соорудил нехитрые закуски и откупорил бутылку вина. Осмотрел творение рук своих с трех различных углов комнаты и пришел к выводу, что охотнице должно понравиться. Посмотрел на часы. Сколько времени дать ей, прежде чем позвать к ужину? Ему показалось, что прошла уже целая вечность. Хотя, напомнил себе Ивар, его девочка наверняка захочет разобрать покупки и примерить их. И тогда, если ее не поторопить, ожидание может затянуться. Выждав еще некоторое время, Ивар не выдержал и пошел за Кирой. Осторожно толкнул дверь в спальню и заглянул. Пакеты с логотипами магазинов так и валялись на кровати грудой, как он сложил их. Из-за двери в ванную комнату слышался плеск воды. Глаза Ивара загорелись, когда он заметил, что один из пакетов валяется на полу пустым. Похоже, охотница все-таки выбрала, что примерить. Ивар, уже не таясь, вошел в комнату, расстегнул рубашку. По очереди вытащил руки из рукавов и швырнул одежду на пол. Вытянул ремень из пояса джинсов и отправил туда же. Он собирался насладиться божественным зрелищем - видом его обнаженной охотницы - и если она рассердится и решит его забрызгать... что ж, Ивар будет готов к такому повороту событий. Он направился в ванную и встал на пороге, прислонившись плечом к дверному косяку. За запотевшей дверью душевой кабины виднелся девичий силуэт. Кира стояла, запустив руки в волосы и подняв лицо к струям воды. Ивар почувствовал, как моментально твердеет член, стоит лишь представить, как капли текут по ее розовым губам, длинной шее, огибают напряженные соски и стремятся по нежному животу к впадинке между ног. Он хотел повторить этот путь языком. Ворваться туда, к Кире, прижать ее к стенке, заставить раздвинуть ноги и погрузиться в ее влажный жар. И никогда не отпускать. Никогда. Но Киру нельзя было удержать силой, он в этом уже убедился, когда своими руками чуть не сломал ее. Нет, ему предстояло предать интересы угнетенного народа и вернуть охотнице свободу. А что станет с ним самим после этого - покажет время. От тяжелых мыслей Ивар вздохнул и потер ладонью лицо. Когда снова открыл глаза - случайно натолкнулся взглядом на тусклый отблеск шелка и тут же просветлел. Эту сорочку насыщенного фиалкового цвета, повешенную на крючок для полотенец, он лично выбрал для охотницы и оказался приятно польщен, что, хотя в магазине Кира и отвергла его выбор, сейчас все же решила надеть. Здесь же висели тонкие кружевные трусики. Ивар возбудился еще больше, как только представил эти вещи на своей охотнице, а уж увидеть воочию... Он облизнулся, как кот, обнаруживший миску со сметаной. Шум воды прекратился. Кира чуть сдвинула дверь кабины, нащупывая полотенце. Показалась ее босая ножка, которая ступила на коврик. Охотница вышла, просушивая полотенцем волосы и поначалу не замечая Ивара. Он затаил дыхание, скользя взглядом по ее обнаженному телу. Что делать с безумным возбуждением, если она скажет 'нет'? Ивар почувствовал, что находится на грани потери самоконтроля. Сколько раз он уже терял контроль из-за этой девчонки? Чего стоит просто расстегнуть джинсы и выпустить наружу свое вожделение? Он будет умолять ее прикоснуться к нему. Хотя бы рукой. Да, Ивар уже был готов даже на такую милость со стороны охотницы. Кира, наконец, заметила его, дрожавшего от страсти, и вскрикнула. Полотенце выпало из рук, и охотница неловко прикрылась ладошками, как могла. В ее глазах стоял неприкрытый ужас. Ивар мгновенно догадался - здесь что-то не так. Слишком уж пустым и расфокусированным стал взгляд. Он осторожно приблизился и позвал: - Кира. Это я. Паника на ее лице немного сгладилась, взгляд стал более осмысленным. Ивару даже показалось, что из груди охотницы вырвался вздох облегчения. Она словно забыла, что стоит перед ним голой, потому что руки расслабленно упали вдоль тела. - Иди сюда, - он потянулся и обнял ее, прижал к себе, стиснув зубы, когда напряженные соски Киры коснулись его собственной обнаженной груди. Мысленно приказал себе сдержать звериные порывы и не набрасываться. Держаться на жалких остатках силы воли. Губы охотницы дрожали, когда она пролепетала: - Н-никогда больше так не делай... н-не подглядывай за мной... т-так... - Кто он? - Ивар провел ладонью по влажным волосам девушки, заглянул в перекошенное лицо, испытывая невыносимое желание стереть ее печали, но не понимая, как можно это сделать. - Расскажи мне, кто тебя так напугал? Казалось, глаза Киры заняли пол-лица. Кожа стала мертвенно бледной. - Тот охотник... - она продолжала смотреть словно сквозь него и нервно сглатывать. - Жорж. Он подглядывал за мной... когда я была одна в душе... и тебя не было рядом... и мне показалось... - Ш-ш-ш, - Ивар надавил на затылок Киры, заставив ее уткнуться ему в плечо. Почувствовал, как ее зубки слегка прикусили его кожу, а руки - прошлись по спине в ответном объятии. Это было так приятно... почти на грани болезненного ощущения. - Он мертв. Он умер. Ты убила его. Мы убили. Мысленно Ивар казнил того ублюдка тысячей ужасных смертей. Он пожалел, что не догадался спросить раньше, что случилось с его девочкой в клане Седого. Думал, что они должны были обращаться с ней уважительно хотя бы из-за авторитета отца, но рассердились из-за жалости к служанке-лекхе. Считал, что она решила убить своих же, когда поняла их жестокость по отношению к его народу. Но, похоже, пребывание Киры в гостях у охотников оказалось ужаснее, чем он предполагал. Девушка продолжала дрожать в его руках, а Ивар разрывался между желанием утешить ее поцелуями и пойти выкопать проклятого Жоржа, чтобы растерзать его мертвое тело в клочья. - Что он сделал с тобой? - спросил Ивар и понял, что боится услышать ответ. - Ничего... он только смотрел. Хотел подойти, но я дала пощечину... а еще там был нож... Он прикрыл глаза и улыбнулся. Его смелая, боевая охотница, готовая дать отпор любому, даже самому страшному врагу. Наверняка, у нее тогда душа в пятки ушла, а все туда же - храбрилась, никому не рассказывала, пока Ивар столь неосторожно ее не напугал. Кира вдруг подняла голову. - А я, правда, его убила?! Он кивнул. - Правда. Он мертв. - И он не очнется? - Нет. Никогда не очнется. По новостям говорили, что он - труп. Как и все они. Дрожь утихла. Ивар нагнулся и поднял полотенце. Он предложил его охотнице, но та лишь вяло отмахнулась. Словно опомнившись, она поторопилась накинуть на себя сорочку. Ивар тихонько застонал, когда шелк скользнул по ее бархатистой коже. Высокий разрез открывал соблазнительно выступавшую косточку на бедре Киры, а тонкие бретели подчеркивали изящную линию плеч. Ивар прошелся взглядом вниз до самых щиколоток и с трудом подавил порыв перецеловать крохотные пальцы на ее ногах. Вот до чего его доводило безумное желание быть с ней. - Ты можешь отвернуться? - попросила Кира, со смущением пряча за спину трусики, которые собиралась надеть. - Зачем, охотница? - не стал лукавить он. - Я хочу смотреть на тебя. Она заметно поколебалась. - Ты можешь смотреть на меня... когда я приведу себя в порядок. Ивар стиснул зубы и упрямо покачал головой. Он не готов пропустить ни одной секунды этого умопомрачительного зрелища. Брови Киры сошлись на переносице. - Ну пожалуйста! - Хорошо, - со вздохом уступил он. - Но и ты пойди мне навстречу, охотница. Не надевай ничего больше. Девушка тихонько ахнула и оглядела себя. - Ходить так по дому? Но... Ивар коснулся ее губ, заставив замолчать. - Я ведь могу только смотреть? Не лишай меня хотя бы этого удовольствия. Помедлив, Кира кивнула. Он отвернулся и услышал легкий шорох ткани. Его член уже лопался от желания, пока воображение очень отчетливо рисовало, как кружево трусиков скользит по лодыжкам охотницы вверх, охватывает бедра и плотно прижимается к тому месту, которое так хотелось ласкать губами и языком. Ивар издал звериное рычание. - Я буду ждать тебя в гостиной, - процедил он и почти бегом бросился подальше, чтобы остыть. Когда Кира через некоторое время появилась на пороге, Ивар крупными глотками поглощал ледяную минеральную воду, которую успел отыскать в холодильнике. С большим удовольствием, правда, ему хотелось бы вылить ее себе в штаны. Он отвел руку со стаканом, разглядывая девушку. В комнате царил полумрак, но света от камина оказалось достаточно. Кира явно чувствовала неловкость. Держась одной рукой за дверной косяк, она чуть склонила голову. Влажные каштановые завитки разметались по плечам. Ивар улыбнулся, потому что его охотница сдержала обещание и осталась в одной сорочке. Цвет удивительно подходил к оттенку ее кожи. Ивар сам поразился, насколько чутье его не подвело. Шелк ниспадал, превращая ее фигуру в лакомую конфетку. Сквозь ткань проступали очертания сосков. Кира плотно свела бедра и поставила ступню одной ноги на другую, как будто боялась, что Ивар тотчас кинется на нее. - Проходи, - выдавил он и постарался приглашающим жестом компенсировать недостаток слов. Кира робко потопталась на месте, потом сделала шаг, другой. Когда она приблизилась к дивану, перед которым был сервирован ужин, Ивар ощутил запах своего собственного шампуня. Он чуть не хлопнул себя по лбу. Ну конечно! Ей же требовалась еще куча женских штучек навроде косметики и банных принадлежностей. Странно, что Кира не напомнила об этом. Наверно, посчитала, что и так сильно потрепала его бюджет. - Тебя не смущает запах? Она озадаченно наморщила лоб, не понимая вопроса. Затем догадалась, взяла прядь волос и провела перед лицом, вдыхая аромат. Улыбнулась какой-то загадочной улыбкой. - Нет. Мне нравится. А то, что он мужской... - охотница пожала плечами, - я привыкла чувствовать его на тебе. Ивар вцепился в спинку дивана и выдавил жуткий оскал. Ей нравится его запах! Она запомнила аромат во время занятий любовью! Он прочел это по выражению ее лица. Ивар подошел, тоже подцепил двумя пальцами один из влажных локонов и положил в рот. Сжал губы, медленно вытаскивая прядь, и капелька воды скользнула на язык. Всего лишь одна крохотная капля с ее тела, тогда как ему хотелось бесконечно пить этот живительный источник. Кира уставилась на него во все глаза, подняла лицо и, казалось, даже на цыпочки привстала. - Если ты сейчас разрешишь, я тебя поцелую. Она отвела взгляд. - Ивар... - Хорошо, - торопливо перебил он, не в силах слушать ее отказ. - Тогда давай поедим. Прогулки по магазинам меня вымотали. - По тебе не скажешь, - Кира красноречиво взглянула ему ниже пояса. Ивар тоже опустил голову и узрел собственный мощный стояк, натянувший джинсы. Провел рукой по волосам и шумно выдохнул через нос. - Это побочный эффект. От твоего присутствия. Она моргнула и вдруг рассмеялась чистым и звонким смехом. Ивар слегка расслабился. Его неловкая шутка немного раскрепостила охотницу. Кира перестала зажиматься и ожидать подвоха. Очень женственно покачивая бедрами в распроклятой эротичной сорочке, она обошла диван и опустилась на него, поджав под себя ноги. - Знаешь, - заговорила, все еще давясь смехом, - по-моему, я тебя без этого твоего эффекта ни разу и не видела. Ивар занял место на достаточном расстоянии, не желая спугнуть ее хорошее настроение, и разлил вино по бокалам. - Ну что поделать, так ты на меня влияешь, охотница. - Нет, серьезно, - не унималась Кира и принялась загибать пальчики на правой руке. - Когда ты влез ко мне в окно и набросился, я уже это почувствовала. Ивар поднял брови и сделал глоток, но спорить не стал. - Потом, когда тебя привязали к дереву. Голым. Я еще подойти не успела, а у тебя уже... Ивар хмыкнул. Так оно и было. - И потом... - тут Кира вдруг смутилась, перестала считать, схватила свой бокал и принялась крутить в пальцах его ножку. - Тебе не нравится, что я так быстро возбуждаюсь из-за тебя? - поддразнил ее Ивар. - Нет, нравится... - она осеклась, будто сообразила, что ляпнула непристойность, быстро поднесла бокал к губам и сделала большой глоток. Глаза Киры тут же расширились, и она повернулась к Ивару. - Вино слишком крепкое? - удивился он, хотя точно знал, что выбрал обычное столовое розовое вино, которое отец предпочитал открывать, если приходили гости. Девушка кивнула. Она посмаковала вкус на языке. - Я только что... в первый раз попробовала вино. - Господи, охотница, - фыркнул Ивар, - все так запущено? Ты никогда не пробовала вина? - У нас обычно пили пиво, - надулась Кира, - или бражку, которую дядя Миша сам делал из диких лесных яблок. Вот я бы посмотрела на тебя, если бы ты ее попробовал! Он залюбовался отблеском каминного пламени на ее нежной коже. Ключицы сияли белым золотом, еще не просохшие волосы - червонным. Когда язык охотницы прошелся по губам, собирая остатки вина, Ивар глухо застонал. - Хотел бы я попробовать... Кира, пожалуй, чересчур поспешно допила остатки вина и принялась теребить пулю на цепочке, вытащив ее из тени соблазнительной ложбинки между полных грудей. Ивара отделяло лишь расстояние вытянутой руки, но ему казалось, что это - целая пропасть. Он тряхнул головой и принялся подливать вино. Справившись с делом, заметил, что охотница тоже разглядывает его из-под ресниц. Когда девушка коснулась его ребер, Ивар дернулся. Мышцы на животе сократились, член вздыбился, сердцебиение резко участилось. Кира не ожидала такой реакции. Ее пальцы застыли в паре сантиметров от его кожи, помедлили и уже более осторожно прошлись по красным рубцам. - Эти шрамы никогда не заживут? Он едва поборол желание закрыть глаза и наслаждаться прикосновениями. А потом взять ее руку и засунуть себе в джинсы, чтобы продолжить удовольствие. Вспомнив, что Кира ждет ответа на вопрос, сказал: - Прошло уже достаточно времени. Видимо, сочетание особого железа и электричества не поддается излечению. - Ты рассказал, как получил их, но так и не признался, за что. - Ты погладишь меня так еще, если расскажу? Ласковые движения пальцев прекратились лишь на мгновение. - Да. Ивар откинулся на спинку дивана и пристроил бокал вина возле бедра. Он уставился на огонь, ощущая, как расслабляются мышцы. - Виктор. Ему давно не спалось из-за мыслей о жиле, которой владела моя семья. Беда в том, что никто не знает, где эта жила находится. - Даже Нина? - Даже она. Нина была в курсе, что мой отец построил дом где-то возле жилы, чтобы приглядывать за ней. О местоположении знали еще старейшины общины. Но они все умерли. - Их застрелили охотники моего клана, - полушепотом поправила Кира. Ивар медленно кивнул. - Да. А Виктор почему-то решил, что мне известен секрет. Сначала в ход шли угрозы. Потом он перешел к более решительным действиям. Чуть было не раскрыл меня. Но предпочел не сдавать властям, а лично добиться правды. В ушах Ивара зазвучал треск электрического разряда и собственные дикие крики боли, и он поморщился. - Правда заключалась в том, что я тоже не знаю, где жила. Поэтому и полез в твой заповедник, охотница. Настало время решительных действий, потому что Виктор - угроза нам всем. Ивар опомнился, что не чувствует больше прикосновений Киры и открыл глаза. Она сидела рядом в напряженной позе, пальцами обеих рук крепко стискивала свой пустой бокал. На щеках играл лихорадочный румянец, а взгляд показался Ивару подозрительно блестящим. - Я бы хотела сказать тебе, где находится жила, - произнесла Кира безжизненным голосом, - но не могу. Не могу рисковать своей семьей. Я не предательница. Прости. - Здесь нечего прощать, охотница. Каждый из нас поступает так, как должен. Она тяжело вздохнула. - А что бы ты стал делать, если бы смог добраться до жилы? - Уничтожил бы ее. Мой отец не сберег секрет, выболтал его, значит, это надо исправить. - А потом? Ивар снова уставился на огонь. - Потом бы я стал жить, как и прежде. Исчезновение особого железа необходимо моему народу, а не мне. У меня уже все есть. Все, кроме нее. Кроме его сладкой девочки, такой желанной и такой недостижимой. Кира потянулась и поставила бокал на столик. - Сегодня в кафе я узнала кое-кого. - Что? - всю расслабленность с Ивара тут же как рукой сняло. Он подскочил на месте, но, заметив, что охотница испуганно втянула голову в плечи, добавил уже более спокойным голосом: - Что ты сказала? Она нервно затеребила пулю на цепочке. - Я не хотела убегать. Просто хотела передать весточку домой. Специально ушла в туалет, чтобы пересечься с той женщиной. Но не смогла сделать и этого. Струсила в последний момент. Ивар сжал кулаки. А ведь он чувствовал, что дело неладно! Не зря ведь забеспокоился и пошел за ней. Только расценил поведение охотницы по-своему. Поразмыслив, он заставил себя подавить внутри злость и страх. Если Кира сама признается, это неспроста. И получается, что она плакала совсем не из-за поцелуя, как подумалось ему, а из-за того, что поборола в себе желание связаться с родными. - Почему ты не сделала этого, охотница? - все же спросил Ивар. Он хотел услышать ее голос и убедиться в правдивости версии. Кира подняла глаза, и в глубине зрачков отражалось отчаяние. - Я не хочу быть твоим врагом, Ивар. Для него не нашлось большего счастья, чем услышать эти слова. - Но тебе и не нужно враждовать со мной, - пробормотал он и затаил дыхание, потому что Кира сама подалась вперед, а ее губы приоткрылись. - Но кем же мне тогда быть? - с растерянностью маленькой девочки протянула она. Ивар взял девушку за подбородок, приласкал большим пальцем нижнюю губку и уголок рта. - Будь моей любимой. Мне больше ничего не нужно. Просто будь рядом. Эти слова словно прорвали плотину эмоций в его охотнице. С тихим и жалобным стоном она упала на грудь Ивара, обвила его шею руками и несмело прикоснулась язычком к губам. Он запустил пальцы в ее волосы, надавил на затылок, врываясь в ее рот и внутренне ликуя от этого. Но, ощутив вкус вина на языке, отстранился. Заглянул в затуманенные глаза девушки. Тут же убрал ее руки со своей шеи. - Что ты делаешь? - вспыхнула она. - Ты пьяна, охотница, - с сожалением пояснил Ивар. - Я не хочу, чтобы завтра утром ты пожалела о содеянном и возненавидела меня еще больше. Он тут же мысленно обругал себя благородным идиотом. И когда еще такое бы с ним случилось? Обычно если женщина хотела, ему и в голову не приходило ей отказать. А уж тем более такая женщина, как его маленькая сладкая охотница... Щеки Киры запунцовели. Губы зашевелились, и Ивару пришлось напрячь слух, чтобы разобрать слова. - А может быть... я специально захотела опьянеть... чтобы решиться на то... на что никак не могу решиться... Когда смысл дошел до распаленного возбуждающими образами мозга Ивара, он окончательно потерял контроль. К черту благородство! К черту жалкие попытки выглядеть в ее глазах лучше, чем он есть. Он хочет ее. Хочет ее всю. Любой ценой. Ивар яростно приник к губам девушки, терзая их поцелуем. Ее ладонь распласталась у него на груди и невыносимо медленно поползла вниз, к пупку. Немного алкоголя раскрепостило охотницу, она принялась изучать его тело так, как не делала этого раньше. Ивар тихонько зарычал и зажмурился, когда услышал жужжание 'молнии'. Она сама расстегнула его джинсы! От невинной девственницы не осталось и следа. В его охотнице проснулась женщина, страстная, ненасытная, заводившая своими пока не очень умелыми действиями с пол-оборота. Без предупреждения Кира обхватила рукой член и крепко сжала. Крик неутоленного желания вырвался из груди Ивара. Он инстинктивно подал бедра вперед и обратно, двигаясь в ее кулаке. Прохрипел: - Не сжимай пальцы так сильно, малыш. Я могу кончить. Девушка охнула. Она вытянула шею и испуганно пискнула: - Ивар! Твоя рука! Боль словно ждала, пока о ней напомнят. Резкое жжение охватило ту руку, которой он придерживал у бедра бокал. Опомнившись, Ивар увидел окровавленные осколки на ладони. Видимо, в порыве страсти просто раздавил хрупкое стекло. Кира издала очередной испуганный возглас. - Все в порядке, это ерунда, - свободной рукой он принялся аккуратно вытаскивать осколки и складывать на край столика. Кровавые капли ползли по острым граням и скапливались в изгибах стенок бывшего бокала. В свете камина они казались брызгами вина. Убедившись, что все опасные кусочки собраны, Ивар провел по ладони языком, зализывая рану. Адское жжение разливалось до самого локтя, но ждать исцеления оставалось недолго. Внезапно Кира схватила его за запястье, поднесла руку к губам. Ее язычок осторожными движениями коснулся раны, пока она встретилась взглядом с Иваром. Возбуждение мгновенно вернулось от этого эротичного зрелища. Охотница как с цепи сорвалась и решила довести его до полнейшего умопомрачения. - Что ты делаешь? Кира облизнулась, как дикая хищница. - Пробую твою кровь. Я читала, что в древние времена нужно было обязательно попробовать кровь побежденного врага. Тогда вражда заканчивалась. В особо сложных случаях ели сердце. Ивар усмехнулся и подтянул ее к себе. Нашел губы, разделил с охотницей собственный привкус и шепнул: - Тогда считай, что ты съела мое сердце. 17 В глазах Ивара плясало каминное пламя. Я подозревала, что он специально разделся до пояса, чтобы дразнить меня своим великолепным телом, и, конечно, не устояла перед соблазном потрогать его. То, что раньше пугало - сильные мышцы, распаленный взгляд, в котором без труда читалось настойчивое желание овладеть мной - теперь льстило. Я не могла наглядеться на него и списала это на действие вина и романтической обстановки. Раньше он целовал меня по-другому. Более яростно и торопливо, как будто каждую секунду ожидал сопротивления и готовился его подавить. Теперь же мы не спеша наслаждались прикосновениями друг к другу. Ивар подышал на мои губы, и я приоткрыла их, сама потянувшись к нему. Он провел кончиком носа по моей щеке, царапнул зубами подбородок, а затем уже более ощутимо прихватил кожу на шее - и я откинула волосы на другое плечо, открывая ему новые территории для исследований. Ивар не торопил меня, а я, наоборот, осмелела. Вкус крови еще ощущался на губах, когда я поддалась внутреннему порыву и оседлала его, прижав к спинке дивана. Выпрямилась, любуясь чертами красивого мужского лица. Оказывается, в этом тоже есть свое удовольствие - просто смотреть на него. Ивар откинул голову, его глаза оставались закрытыми, словно он еще продлевал впечатление от нашего недавнего поцелуя и не понял, что тот уже закончился. Я наклонилась и укусила напряженную жилу, ведущую от широкой ключицы к уху. Он застонал, жарко и очень удовлетворенно. Пальцы медленно гладили мою спину, скользили по шелку, но не сминали. Их кончики чуть согнулись, когда Ивар положил руку мне на основание шеи и долгим движением провел до самой поясницы. - Будь смелее, охотница, - прошептал он пересохшими губами, - мне нравится так... Мне тоже нравилось, поэтому я схватила его за скулы, резко заставив откинуть голову еще дальше, и впилась в шею. Кожа пахла его парфюмом и была на вкус слегка солоноватой от пота. Я обезумела и принялась лизать и покусывать Ивара. Он уронил руки по обе стороны от нас. Ладони уперлись в обивку дивана. Приподняв бедра, Ивар принялся тереться снизу между моих разведенных ног. Я чувствовала его напряженный ствол через ткань своих трусиков. Он прижимался ко мне от вершины до основания, всей длиной. От стонов Ивара что-то глухо дрожало у меня в груди. Затем он вдруг вскинул руку, надавил ладонью мне выше уха, заставив прижаться щекой к его плечу. Я поддалась. Ивар повернул голову и грубым поцелуем вновь сделал меня зависимой от него. Другая рука начала комкать шелк сорочки, собирая и поднимая ее все выше. Не отрываясь от его губ, я пошевелила плечами и спустила тонкие бретели до локтей. Ивар оторвал меня от себя, заглянул в глаза тяжелым взглядом возбужденного мужчины. Он будто бы ждал от меня ответа, каких-то важных слов, которые я еще не догадалась сказать ему. - Раздень меня, - попросила я и удивилась, как жалобно прозвучал голос. Затем подалась бедрами вперед, разводя колени шире. - Займись со мной любовью, Ивар. Он выпрямился, прижавшись обнаженной грудью к моим соскам, еще прикрытым тканью, и положил ладони мне на спину. - Именно любовью, охотница? - выдохнул в губы. - Именно любовью, - на мгновение я зажмурилась от невыносимо приятных ощущений, - я хочу, чтобы ты любил меня. - Я буду любить тебя, - пообещал Ивар. Он снял с меня сорочку и отшвырнул ее куда-то в сторону, а потом откинулся, чтобы полюбоваться. Странно, но я больше не стеснялась как раньше. Наоборот, расправила плечи, взяла его руки и сама положила на свою грудь. Взгляд Ивара метнулся к моему лицу, потом - к соскам, которые тот легонько ущипнул и сжал между большим и указательным пальцами. Потянул - и я ахнула от покалывания внизу живота. Ивар громко сглотнул. - Сделай то, что тебе сейчас больше всего хочется, охотница. Продолжая смотреть ему в глаза, я опустила руки вниз, отодвинула в сторону свои трусики, приподнялась. Руки Ивара продолжали ласкать мою грудь, а в глубине зрачков застыло предвкушение. Наверно, он уже догадался, что собираюсь сделать, потому что затаил дыхание. Я нашла его член и мягко протолкнула в себя. В следующую же секунду ладони Ивара оставили в покое мои раздраженные соски, обхватили ягодицы. Грубым движением он надвинул меня на себя, завершая то, что я так осторожно начинала. - Боже. Кира! - Ивар прижал подбородок к груди, закрыл глаза и шумно-шумно задышал. Теперь я ощущала его очень глубоко внутри себя и поразилась, как легко он скользнул и как плотно уместился. - Еще, Кира! - попросил Ивар, не открывая глаз. Его пальцы так впились в мое тело, что причиняли боль, но я послушно двинула бедрами. - Ох, проклятье... еще! Он надавил мне на поясницу, показывая, что движение должно быть плавным и волнообразным. Я охватила его лицо ладонями, прижалась к губам и начала раскачиваться, доставляя удовольствие нам обоим. - Да, охотница... да... - бормотал Ивар в промежутках между поцелуями, и это подстегивало меня еще больше. Он принялся поднимать бедра навстречу, и у меня закружилась голова. Я уперлась руками в грудь Ивара, отчаянно хватая ртом воздух и отворачиваясь от его ненасытных губ, потому что боялась, что не вынесу столько удовольствия сразу. И так хотелось вжиматься в него все сильнее. Когда темп стал слишком быстрым, Ивар издал гортанное рычание и, придерживая меня, повернулся. Вытянул руку куда-то за мою спину, и я ощутила, что опускаюсь на пол. Ковровое покрытие оказалось жестким и шершавым и пахло средством для уборки. Посуда на столике звякнула, когда Ивар неосторожно задел его боком и сдвинул в сторону. Он содрал с себя остатки одежды, пока я тихонько и жалобно всхлипывала из-за того, что все прекратилось. Потом просунул руки под мои колени, навалился сверху. Мои ноги оказались приподняты и широко разведены, а Ивар решил воспользоваться всеми прелестями своего нового положения. Медленно вошел и вышел. Потом повторил это, но уже глубже и сильнее. Я втянула в себя воздух, царапая ногтями пол и разглядывая Ивара из-под ресниц. Такой потрясающе чувственный... полный желания... и провоцирующий меня на ответную страсть. От одного его вида я была уже на грани. И когда бедра Ивара звучно шлепнулись о мои, вскрикнула. Следующий удар столкнул меня в бездну наслаждения, в которой я содрогалась и извивалась на полу, а Ивар удерживал меня за плечи и продолжал безжалостно двигаться внутри, превращая удовольствие в острые болезненные спазмы, которые, в свою очередь, снова переливались в волны наслаждения. Наконец, я расслабленно замерла на полу под ним и взмолилась: - Закончи это. Сейчас! Ивар зарычал что-то неразборчивое. Его руки принялись мять и тискать меня, движения бедер стали грубыми. Я закрыла глаза и закинула руки ему на шею, позволяя пользоваться моим телом, чтобы достичь оргазма. Когда он с шипением выпустил воздух из легких и коротко дернулся несколько раз вперед, мной овладело умиротворение. Через какое-то время я почувствовала, что Ивар приподнимается на локте. Органы чувств постепенно включались, и я ощутила жесткость пола, прохладный воздух на покрытой испариной коже, легкий аромат вина и наших возбужденных тел. Услышала потрескивание пламени в камине и пульсацию разгоряченной крови в висках. Мы продолжали лежать на полу в объятиях друг друга, пока мир вокруг заново обретал краски. Ивар подул на мое лицо, осторожно убрал прилипшие ко лбу и вискам пряди волос. - Я ведь, правда, люблю тебя, охотница. Люблю. Сквозь сон я улыбнулась. - И я тебя тоже, зверь. Меня разбудили нежные поцелуи. Солнечные лучи падали в окно, и крохотные пылинки танцевали в них, когда я открыла глаза и обнаружила себя все там же на полу у камина. Жарко, жестко, неудобно. Но отчего-то так замечательно, что даже комок к горлу подступил. Постелью мне служило ковровое покрытие, под головой оказалась подушка с дивана, а вместо одеяла согревал... Ивар. Его руки обнимали мои плечи, колено было просунуто между моих ног. С закрытыми глазами он медленно целовал мой подбородок и уголок губ. Его большое великолепное тело оставалось обнаженным, и я могла чувствовать, как движется при вдохе грудь, как щекочут мою кожу волоски внизу его живота и как Ивар хочет меня. Снова. - Мы всю ночь провели здесь? - хрипловатым спросонья голосом пробормотала я. - Всю ночь, - шепнул он. Я облизнула губы и улыбнулась. Вспомнила его несмелые признания, произнесенные на грани сна и яви. Оказывается, счастье - вот такое. Мое счастье - лежать с Иваром и знать, что он любит меня. - Как хорошо, когда ты не испаряешься с наступлением утра, - заметила я. Едва уловимое движение подсказало, что он пожал плечами. - Мне некуда деваться. Это мой дом. - То есть, если бы было куда, ты бы ушел, как и в прошлые разы?! Ивар засмеялся. - Нет, охотница. От себя не убежать, я уже в этом убедился. - Значит, все, что ты сказал ночью - правда? Он приподнялся на локте и заглянул в глаза. - Правда. Ивар смотрел с безграничной любовью и нежностью, а во мне вдруг шевельнулся страх. - Ты ведь сказал это не для того, чтобы усыпить мою бдительность и заставить остаться? Его брови тут же сошлись на переносице. Ивар отпустил меня и сел, согнув одну ногу в колене. - Проклятье, охотница! Разве ты не была на цепи? По-моему, она удерживает лучше любых слов. Зачем мне тратить свое время и распинаться?! Он выглядел обиженным и уязвленным моим недоверием. Теперь мне снова стало страшно, но уже по другой причине. Я потянулась, обняла его сзади, прижалась щекой к спине и сомкнула пальцы на груди. - Прости меня, Ивар. Мне просто нужно привыкнуть... Он дернулся, но прежде чем я успела удивиться, Ивар уже повернулся, прижал меня к дивану и принялся целовать, попутно пробормотав: - Твоя пуля жжется. Мне тоже нужно привыкнуть. Точно. Когда я прижалась грудью к его спине, пуля на цепочке оказалась между нами. Она стала напоминанием о том, что мне так хотелось забыть. Наслаждаясь поцелуями Ивара, я закинула руки за голову, нащупала замочек и расстегнула его. Пуля скользнула вниз, на живот. Я поймала ее и вложила концы цепочки в ладонь Ивара. - Чтобы тебе больше не пришлось терпеть ожоги. - Это же символ твоего клана, - озадачился он, глядя на покачивающийся кусочек железа. - Я думал, ты им гордишься. Мне хотелось плакать, но я заставила себя улыбнуться. - Вернешь ее, когда мне придет время возвращаться домой. У меня не получится быть одновременно дочерью своего отца и твоей возлюбленной, Ивар. Поэтому на эти несколько дней я хочу превратиться в обычную девушку. - Кира... - он разжал пальцы. Пуля упала на пол, а Ивар обхватил мою голову обеими руками и принялся целовать с такой страстью, словно хотел вынуть душу и оставить меня бездыханной. - Моя девочка... но для меня все уже не важно... - Для меня важно... - я задыхалась, бесстыдно прижималась к нему всем телом. Развела ноги в стороны, чтобы он мог подобраться ближе. Вскрикнула, когда Ивар вошел, раздвинув большими пальцами мои складки. Он подхватил меня под ягодицы и принялся поднимать и опускать на себя, как вчера, с той лишь разницей, что теперь мы делали это не ради удовольствия. Нет, мы нуждались друг в друге. Мне требовалось оставить след на Иваре, поэтому я рычала, кусала его шею, царапала плечи, хотя царапины почти сразу исчезали. А он хотел заклеймить меня изнутри. Поэтому врывался так глубоко, как мог, с лицом, искаженным болью. Мое тело поддавалось под его ударами, принимало и подстраивалось под него. Горячее семя разлилось мягкими толчками, и казалось, что я - иссохшая раскаленная земля, которая вбирает в себя внезапно пробившийся свежий источник. 'Запомни меня', - вот, что беззвучно пытались сказать мы друг другу. Ивар положил голову на мое плечо, его тяжелое дыхание щекотало шею. Сжав мышцы, я ощущала, что он все еще внутри, и это было приятно. Как будто мы оставались одним целым, несмотря ни на что. - Охотница... давай не будем никуда ходить, а просто проведем время, не вылезая из постели. Я потерлась носом об его ухо и почувствовала, как по его спине прокатывается волна дрожи. - Тогда мы умрем от истощения, - возразила я. - В холодильнике полно еды. - Я не об этом истощении. Кроме того... - я задумчиво поглаживала его по затылку, перебирала пальцами волосы. - Мне хочется увидеть все. Все, что папа не показывал мне. - Ладно. Быстро прокатимся... - ворчливо начал он. - Нет. Не хочу смотреть из машины. Всю жизнь я видела мир только из окна отцовского джипа. Я хочу увидеть его твоими глазами, Ивар. Он тяжело вздохнул. - Хорошо. Выбери что-нибудь удобное из одежды и не возись долго. Но 'не возиться долго' не получилось, потому что Ивар сам же пожелал принять душ вместе со мной. Потом придирчиво наблюдал, как разбираю пакеты с купленной одеждой, и морщил нос до тех пор, пока я не уступила и не надела то эротичное белье, которое выбрал он. Трусики непривычно впились между ягодиц, а соски терлись о жесткий край лифа, почти не прикрывшего грудь. К счастью, против остальных вещей возражений не было, и я не без удовольствия повертелась перед зеркалом, разглядывая новую юбку и кофточку. Попутно посматривала в отражении как одевается Ивар. Четкими движениями он затянул ремень брюк, накинул рубашку на плечи, стал застегивать пуговицы - и тут поднял голову и поймал мой неосторожный и жадный взгляд. В глазах мелькнул вызов. - Мы же уходим! - охнула я, а когда он начал наступать на меня, юркнула в двери. - Ивар! Отстань! Ты обещал! Догнать меня не составило труда, потому что я запуталась в череде комнат. Лишь основательно измучив поцелуями, он сжалился надо мной. Взявшись за руки, мы миновали небольшой дворик и вышли через калитку на улицу. День выдался ясным и довольно жарким, а я порадовалась, что благоразумно приобрела туфли на плоской подошве, как раз подходящие для долгих прогулок. - До этого ты видела лишь темную сторону моей жизни, - сказал Ивар, когда мы побрели вдоль по тихой улице, и я поняла, что он имеет в виду поселение лекхе и тяготы их существования, - но сегодня мне не хочется думать о плохом. Хочу показать тебе что-то красивое, как обещал. И город вокруг на самом деле не казался враждебным и пугающим. Благодаря Ивару я заметила, как чисто кругом, какие яркие цветы украшают клумбы, как вкусно пахнет из ближайшей пекарни, куда мы зашли, чтобы купить целую гору булочек и пирожных. На мой вопрос, зачем столько еды, Ивар загадочно ухмыльнулся. - Свожу тебя в Квартал Искусств. - Квартал Искусств?! - Ну, я так его называю. Заинтригованная, я брела за ним и послушно вертела головой по сторонам, следуя указаниям, на что стоит обратить внимание. Мы добрались до автобусной остановки и стали ждать нужный транспорт. Старушка, сидевшая неподалеку на лавочке, смотрела на нас и улыбалась морщинистыми губами. Мимо прошла девушка с коляской. Я обняла Ивара и призналась: - Все выглядит таким обычным... кажется, я всегда жила тут. И могла бы прожить еще целую жизнь. - Знаешь, охотница, - вдруг стал серьезным Ивар, - мы сейчас гуляли с тобой по центру. Здесь нет лекхе. Но я повезу тебя на окраину. Там все будет немного по-другому. Но ты сама хотела посмотреть город со всех сторон. Я кивнула, показывая, что не передумала. Подъехал автобус и с шипением распахнул двери. Глядя, как Ивар любезно подсаживает старушку, а она пытается обернуться и пококетничать с ним, я едва удержалась от смеха. Мы забрались в салон и сели на самое последнее сиденье. - Вот бы она удивилась, если бы узнала, что такой 'любезный молодой человек' - один из лекхе, - шепнула я на ухо Ивару и показала на старушку, которая осталась в начале салона. Его взгляд заледенел. - Лекхе не ездят в автобусе. А даже если водитель пустит - приличные люди не поедут в таком случае. Улыбка сползла с моего лица. - Ивар, я пошутила. Я просто пошутила! Он взял мою руку и переплел наши пальцы. - Я не обижаюсь, охотница. Я просто напоминаю тебе о реальности. Если в твоей голове все перепутается - ты выдашь нас обоих. Только ты знаешь мой секрет, но этого нельзя показывать окружающим. Не думай обо мне, как о лекхе, когда мы на людях, - он помолчал и добавил тише: - Потому что я сам стараюсь о себе так не думать. - Хорошо, - пролепетала я, а наполненные прохожими улицы за окном вдруг перестали казаться безопасными. Мы сошли на остановке в каком-то промышленном районе. Из заводских труб, поднимавшихся за крышами домов, шел черный дым. Ветерок гнал по тротуару обрывок газеты. Бродячие кошки небольшой группкой собрались вокруг скамейки и грелись на солнце. Тут же, на асфальте, дрались за черствую горбушку двое воробьев. Не успела я сделать и шага, как раздалась полицейская сирена. Воробьи вспорхнули, а кошки прыснули в разные стороны. Два автомобиля с 'мигалками' промчались мимо нас с Иваром и с визгом покрышек свернули за угол. - Что это было? - выдохнула я. - Очередная неумелая полицейская облава, - поморщился он. - Клан Седого вырезали, виновных не нашли, и все стоят на ушах по этому поводу. - А нам здесь... не опасно? - Я постараюсь тобой не рисковать, охотница. Крепко держа меня за руку, Ивар повел незнакомыми дворами. По моим подсчетам, мы преодолели около трех кварталов, когда свернули к свалке, за которой возвышались стены недостроенного здания. Запах тут стоял соответствующий. - Смотри под ноги, - предупредил Ивар. Я старалась идти след в след за ним, но все равно дергалась, потому что среди мусора то и дело сновали жирные крысы и копошились тараканы. Преодолев 'минное поле', мы забрались в недострой. Я смогла, наконец, вдохнуть полной грудью. Тут гулял сквозняк, и пахло сыростью, но дышать стало ощутимо легче. Побродив полутемными коридорами, мы оказались в подобии внутреннего дворика, окруженного стенами со всех четырех сторон. Здесь густо росла трава, пышно раскинулись кусты жасмина. Ивар подвел меня к ржавой бочке, валявшейся на боку, и попросил: - Присядь. Я опустилась, не чувствуя под собой ног от любопытства. Тогда он отошел на середину двора и коротко свистнул. Сначала было тихо, потом в одном из темных дверных проемов показалась фигурка мальчишки. Ребенок, видимо, узнал Ивара, потому что приблизился без страха. Ивар отдал ему пакет с едой и перекинулся парой слов. Мальчишка кивнул, глянул на меня, повернулся и убежал, сверкая пятками. И тут, как по мановению волшебной палочки, из всех щелей полезли люди. Нет, не люди... лекхе! Они не выглядели оборванцами, хотя, как я догадалась, устроили здесь убежище. Что-то вроде поселения, но только без особых удобств. - Это и есть квартал Искусств? - спросила я, когда Ивар вернулся и присел со мной рядом. - Угу, - он кивнул. - Как ты о нем узнал? - О, это не я, а Байрон. Это он поделился со мной. - Так вот для кого ты купил еду... - В качестве оплаты за представление. - Почему они живут тут, а не в Сопротивлении? - Потому что считают: творчество должно быть свободным от любых рамок. В это время на середину дворика вышла девушка со скрипкой. На ее плече сидел соловей. Вскинув смычок, скрипачка коснулась струн - и птица запела. От изумления я открыла рот. - Это... ее фамильяр?! - Да, - вполголоса подтвердил Ивар. - Фамильяр умеет петь? - У нас с фамильярами ментальная связь, - Ивар коснулся виска, - хозяйка управляет птицей так же, как управляет пальцами, когда играет на скрипке. Он сказал 'у нас', хотя сам не имел фамильяра, но я не стала говорить об этом вслух. Урок в автобусе прочно закрепился в памяти. Вместо этого решила насладиться представлением. Сочетание звуков было потрясающе красивым. Скрипка выводила основную партию, мелодия то бушевала, как море в шторм, то журчала неглубокой речкой. Птичьи трели дополняли музыку вкраплениями, но отдели одно от другого - и получилось бы уже не то. Я слушала и слушала, и уродливые стены недостроенного помещения заволакивала дымка. Исчезли запахи сырости. Забылась свалка, которую пришлось преодолеть по пути сюда. За спиной скрипачки упал тяжелый бархатный занавес кулис. Под ногами возникли доски пола. Свет софитов выхватил девичью фигурку, а птичьи перья заискрились синеватым отливом. Когда последний звук растворился в тишине, огромный зрительный зал взорвался аплодисментами. Я тряхнула головой. Хлопал один Ивар, а все вокруг стало как прежде. - Тебе понравилось, охотница? У меня просто не находилось слов. - Я... не знала, что лекхе умеют... - Играть на скрипке? - лукаво глянул он. - Да... - я смутилась, - то есть... что они понимают в музыке. Ивар беззлобно фыркнул и приобнял меня. - Моя маленькая охотница. Маленькая и глупая. Я зажмурилась, пока он целовал мой висок, щеку и шею. Рядом с ним действительно ощущала себя такой - маленькой и глупой. Сколько еще мне нужно узнать, чтобы перестать удивляться? Потом вышли парень с девушкой. Они были одеты в обтягивающее трико, а в траве скользнули две змеи. Когда начался танец, я в очередной раз поразилась, насколько органично двигаются тела всех четырех. Змеи извивались, скользили по рукам и ногам танцоров, придавали действию фантасмагоричности. Я могла только стискивать пальцы от волнения и восхищения. - Им нужно на сцену. Нужно выступать. - Нужно, - согласился Ивар, - но в лучшем случае это будет что-то вроде шоу уродцев. Серьезно никто не воспримет. - Жаль... - протянула я. - Ладно, охотница. Пойдем еще картины посмотрим? Посмотреть мы не успели. Со стороны улицы послышался шум - и в мгновение ока все лекхе исчезли. Ивар вскочил на ноги, схватил меня и дернул за собой. - Бежим, охотница! - Что случилось? - испугалась я. - Полиция. Похоже, облава дошла и сюда. В подтверждение его слов раздался пронзительный свист. Мое сердце ушло в пятки. Если полиция поймает нас здесь... как Ивар будет это объяснять? Времени на раздумья не оставалось, и я побежала в спасительное укрытие полутемных коридоров. Громадина недостроенного здания поглотила нас, как огромный кит - мелкую рыбешку. Под ногами захрустел строительный мусор и бетонная крошка, а за спиной уже раздавались окрики полицейских и топот. Множество дверных проемов зевало немыми ртами. Какой выбрать? Куда бежать? Всюду лабиринт коридоров, всюду - грязь, пыль и безнадежность. Рука Ивара крепко сжимала мои пальцы, пока он свернул за угол, лавируя в череде незнакомых мне комнат. Только чудом удавалось не спотыкаться о брошенные доски и расколотые блоки. Полицейские не отставали, и опыт жизни в клане подсказывал, что я знаю причину. - Мы слишком шумим, Ивар! - Что? - он замедлил шаг и обернулся. - Здесь не получается ходить тихо, - я указала себе под ноги. - Они нас слышат. Он бросил напряженный взгляд мне за спину. Коротко выдохнул, словно принял нелегкое, но экстренное решение. - Иди сюда, охотница. Мы с Иваром добежали до лестницы без перил, которая вела на верхние этажи, когда он скомандовал: - Поднимайся! Я запрокинула голову, оценивая количество пролетов. Где-то под самой крышей вспорхнула стая голубей, вибрация от хлопанья десятков крыльев наполнила воздух. - Нет! Нам нельзя разделяться... - Поднимайся! - он довольно грубо толкнул меня в спину, заставив перебирать ногами вверх по лестнице, чтобы не упасть. - Я примерно знаю, что здесь и как. А ты - нет. Я немного запутаю следы и вернусь за тобой, охотница. Спрячься и жди. - Но, Ивар... Из ближайшего дверного проема в коридор, где мы спорили, ударил луч фонаря. Ивар весь подобрался и в мгновение ока рванул вдоль по первому этажу, производя столько шума, сколько раньше не получалось у нас двоих вместе взятых. Инстинкт самосохранения не позволил мне ждать, что будет дальше. Мысленно проклиная упрямого лекхе на чем свет стоит, я стрелой припустила по лестнице, сама не зная, как далеко нужно бежать. Спрятаться не слишком высоко или забраться под самую крышу? К сожалению, мы с Иваром потратили непозволительно много времени в споре, потому что меня заметили. Я поняла это, когда услышала, как кто-то бежит следом. Притормозила на повороте, оглянулась. Мелькнул рукав с характерной полицейской нашивкой, а от высоты ничем не огороженного пролета закружилась голова. Зачем Ивар не послушал меня? Нам нельзя было разделяться! Я выскочила на площадку следующего этажа, ощущая, как сердце колотится уже где-то в районе желудка. Паника означала бы катастрофу в моем случае, поэтому пришлось сделать несколько глубоких вдохов и выдохов. - Стоять! - раздалось этажом ниже. - Я делаю первый предупредительный выстрел! Эхо прогрохотало по этажам от земли до самой крыши, и из стены неподалеку от меня брызнул целый фонтан пыли и мелких камней. Я успела закрыться руками и при этом не закричать. Первым желанием было бежать куда глаза глядят, рваться еще выше, забиться под самую крышу, но я вспомнила уроки Коли и заставила себя мыслить трезво. Прислушалась к шагам. Двое. Отбились от основной группы, которая преследовала Ивара. Двое взрослых тренированных мужчин. А я - одна. Но ведь у меня тоже за плечами кое-какие уроки от брата. И за мной идут не охотники. Не безумный Жорж и не жестокий Митяй. Всего лишь люди в форме, которые обязаны действовать в рамках закона. Их действия предсказуемы, их вера - не фанатична. А значит, они не так опасны, как мы. Я нащупала стену и умудрилась почти невесомой тенью скользнуть за нее. Прижалась к холодному осыпавшемуся от прикосновений камню и затаила дыхание. Полицейские поднялись на площадку. - Где она? - вполголоса спросил один у другого. - Наверх побежала. - Почему мы не слышали ее шагов? Наступило молчание. Я выругалась сквозь крепко стиснутые зубы. Догадливый сукин сын! Грудь уже разрывалась от напряжения, хотелось вдохнуть, глотнуть хоть немного воздуха после быстрого бега вверх по лестнице. Но полицейский стоял совсем рядом, за стеной, и я боялась, что он услышит. - Да говорю тебе, она где-то наверху! - нетерпеливо повторил второй. - Иди проверь там. А я осмотрюсь здесь. Я лихорадочно огляделась. Если он войдет в дверной проем, всего-то сделает пару шагов и заглянет в комнату - все пропало. С улицы донеслись выстрелы. Что там произошло? Ивар? Это в него стреляли? В глазах резко потемнело, и я позволила себе короткий вдох. Он показался громче ураганного порыва. Взгляд наткнулся на два одинаковых прямоугольных прохода в длинной соседней стене. Вот бы мне повезло, и эти комнаты сообщались между собой! Тогда я могла бы спрятаться в одной, а при необходимости перейти в другую. Времени уже не оставалось. Стараясь наступать на свободные от мусора участки пола, я перебежала к спасительному проему и спряталась за ним. Глубоко вдохнула широко открытым ртом. Воздух! Какой же он сладкий! Пара секунд потребовалась, чтобы скинуть туфли и стиснуть их в пальцах. Теперь шаги станут еще тише. Притаившись, я слушала, как полицейский бродит за стеной, пинает пустые банки из-под краски, хрустит битым стеклом. Вот шорох раздался совсем рядом с местом моего укрытия. Я начала отступать в поисках убежища. Повезло! Очередная дверь, похоже, все-таки вела в смежную комнату, а оттуда - снова в первое помещение и на лестницу. Полицейский остановился. Я услышала чирканье зажигалки и почуяла сигаретный дым. - Выходи лучше сама, - раздался спокойный мужской голос. - Я не собираюсь бить тебя. Просто надену наручники и отвезу в участок. Все равно ведь найдем. Я беззвучно усмехнулась. Не на ту напали! Одновременно с тем, как в дверном проеме показалась нога в черном ботинке, я скользнула вдоль стены в соседнюю комнату. И от резкой боли едва не выронила из рук туфли. Впилась зубами в нижнюю губу, дрожа от крика, застрявшего в горле. Опустила голову и сквозь пелену выступивших слез заметила, что босой ступней стою на разбитой бутылке. И у меня не было возможности излечиться в мгновение ока. - Выходи! - снова позвал полицейский. Его голос оказался так неожиданно рядом, что я едва не подпрыгнула. Да он сейчас войдет и сюда! А я не могу и шагу ступить порезанной ногой! Но опасность придала сил. Пришлось опереться рукой о стену, чтобы сохранить равновесие, наклониться и выдернуть кусок стекла, который вонзился в подушечку большого пальца. Я аккуратно положила осколок на пол, чтобы не зазвенел. Кровь. Теперь повсюду останутся следы. Выбирать не приходилось. Я сунула ногу в туфлю, ощущая, как противно и скользко стало в ней. Прокралась к выходу. Шаги полицейского не отставали. Сейчас он увидит кровь на полу и все поймет. Быстрее. Надо двигаться быстрее. Я попятилась, пересекая помещение, которое отделяло от лестницы, и старалась в то же время не выпускать из поля зрения проход, откуда вот-вот должен был появиться мой преследователь. Кто-то схватил меня сзади. Грубая мужская ладонь зажала рот. Неужели второй полицейский успел спуститься обратно?! Так быстро?!

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Д.Дэвлин "Аркан душ" (Любовное фэнтези) | | Л.Миленина "Не единственная" (Любовные романы) | | .Sandra "Порочное влечение" (Романтическая проза) | | Е.Горская "Любовь (не) прилагается" (Любовная фантастика) | | А.Субботина "Невеста Темного принца" (Романтическая проза) | | А.Эванс "Право обреченной. Сохрани жизнь" (Любовное фэнтези) | | V.Aka "Девочка. Вторая Книга" (Современный любовный роман) | | Л.Летняя "Проклятый ректор" (Магический детектив) | | А.Респов "Эскул. Небытие" (ЛитРПГ) | | И.Зимина "Айтлин. Лабиринты судьбы" (Молодежная мистика) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Атрион. Влюблен и опасен" Е.Шепельский "Пропаданец" Е.Сафонова "Риджийский гамбит. Интегрировать свет" В.Карелова "Академия Истины" С.Бакшеев "Композитор" А.Медведева "Как не везет попаданкам!" Н.Сапункова "Невеста без места" И.Котова "Королевская кровь. Медвежье солнце"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"