Вермеер Адель: другие произведения.

Чем опасна академическая практика или пропавшая адептка

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
Уровень Шума. Интервью
Peклaмa
Оценка: 7.30*31  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Всем известно, что даже лекции в магической академии - дело не всегда безопасное. Стоит ли говорить, что когда дело доходит до практики, все становится еще хуже. Анике Винтур удалось пройти все испытания, вот только это совсем не означает, что она сможет вернуться домой. Стоит ли рассчитывать на помощь? Или лучше попытаться спастись самой? Определенно, но если на руках застегнуты амагические браслеты это не так-то просто... Приключения, опасность, романтик и, надеюсь, много всего другого... Часть текста удалена в связи с участием в конкурсе на Лит-Эре. Моя страничка: тут

  Адель Вермеер
  Чем опасна академическая практика или пропавшая адептка
  Часть первая 'Прекрасные, ужасные чужие страны'
  Глава 1
  По амфитеатру разнесся гулкий звон гонга, возвещавший о начале торгов. Было раннее утро, и половина собравшихся еще клевала носом. Людям пришлось проделать долгий путь, чтобы попасть на этот аукцион. Их успела утомить дорога, да и солнце с самого утра палило так, что на камнях можно было жарить яйца. Зрителями были мужчины: толстые, тощие, страшные, как сама смерть. Красавцев среди них не было, а если и были, то, наверное, именно они прятали лица за тканевыми масками.
  - Господа, мы начинаем! - вслед за гонгом слуха мужчин коснулся хорошо поставленный голос вышедшего на арену распорядителя.
  Загорелый мужчина в летах, с роскошным тюрбаном на голове, облаченный в белые свободные одежды, был бессменным распорядителем и владельцем аукциона наложниц вот уже двадцать лет. Его звали Аллонд Вайпер. Это имя в разумах очень многих было накрепко связано с образом беспринципного жестокого дельца, не желающего замечать преграды на пути к своим целям. Распорядитель терпеливо дожидался, пока ненавистные ему клиенты разлепят заплывшие жиром глаза и одарят его своим вниманием. Ненависть - ненавистью, но эти самые клиенты приносили деньги, и деньги немалые. Поэтому стоило делать вид, словно он боготворит каждого.
  - Мои дорогие друзья, я приветствую вас! И сегодня хочу предложить вашему вниманию настоящую сокровищницу! Целую россыпь бриллиантов, рубинов и сапфиров. Вы убедитесь, что давно не видели подобных девушек. Каждая из них может стать подлинным украшением любого гарема, прекрасным подарком и послушной игрушкой.
  Мужчина заметил, как клиенты оживились после его слов, чувствуя уверенность в том, что шоу их не разочарует, и готовясь расстаться со своими денежками. Вайпер не сомневался в результатах аукциона потому, что в этот раз наемники доставили ему действительно первоклассный товар.
  - Лот первый - несравненная Аиша!
  Публика загудела при виде выведенной в центр полукруглой арены чернокожей девушки, облаченной в алые прозрачные шаровары и такой же по цвету лиф из широкой шифоновой ленты. По шоколадным плечам была рассыпана копна угольно-черных волос в мелкий завиток. Девушка едва стояла на ногах, покачиваясь в такт слышимой лишь ею музыки. Недавно эта красавица пыталась напасть на охранника, и перед торгами ее пришлось успокаивать настойкой из редких грибов, вызывающих причудливые видения. Поэтому внимательный зритель мог заметить, что девушка, глядящая прямо перед собой пустым невидящим взглядом, не осознает, кто она и где находится.
  - Аиша будет прекрасной любовницей. Эта малышка неукротима в постели, она может утомить даже самого искушенного любовника. - нахваливал Вайпер свой товар, зная, что девушка действительно неукротима хоть в постели, хоть за пределами оной, а сил и здоровья у нее хватит, чтобы расквасить нос первому, кто будет претендовать на роль ее любовника.
  Он видел, как наливаются кровью эти девичьи глаза, как вытягивается зрачок и при малейшей опасности ноготки превращаются в острые когти, но надеялся, что его клиенты давно научились укрощать подобных строптивиц.
  - Начальная цена - двести золотых.
  Толпа возмущенно выдохнула, ведь за подобную сумму можно построить неплохой дом или обзавестись гаремом из сотни привлекательных наложниц. Но распорядитель знал, что за эту девицу можно выручить и гораздо большую сумму. Тут из толпы кто-то крикнул:
  - Разденьте ее! Такие деньжищи можно выложить, только поглядев на товар целиком!
  Толпа согласно загалдела, и Вайпер кивнул одному из своих помощников, чтобы тот исполнил это пожелание. Молодой человек с закрытым черной маской лицом подошел к девушке и кинжалом срезал лиф наряда. Тут же начали сыпаться предложения:
  - Двести!
  - Двести пятьдесят!
  - Триста!
  Вдоль рядов сновало несколько человек с флажками, останавливаясь рядом со сделавшим последнюю ставку, чтобы Вайпер мог видеть потенциального покупателя. По желанию он мог остановить торги в любой момент, немедленно оформив покупку, или, если клиент не слишком нравился (казался неплатёжеспособным, имел скверную репутацию или просто появился впервые), торги вполне возможно было намеренно затянуть.
  - Четыреста! - предложил толстяк из третьего ряда правого сектора. Выкрикнув, он снял чалму с лысой, как колено, головы и носовым платком вытер стекающий по лбу пот.
  Распорядитель улыбнулся ему и кивнул - лорд Соганз был давним и достаточно надежным клиентом.
  - Продано! Поздравляю, уважаемый, с ценным приобретением.
  Тот же помощник, что срезал лоскуты ткани с настолько впечатлившей всех груди, завернул девушку в шелковистую белую ткань и увел с арены. После того, как в конце торгов клиенты оплатят свои покупки, девушки будут переданы новым владельцам.
   Следующей на арену вывели рыжеволосую девицу с пышными формами, цена которой была существенно ниже. Впрочем, и желающих купить ее было не слишком много.
  Так, одну за одной, зрителям представляли разномастных девушек, пока после очередного лота арена не оказалась пуста.
   - А сейчас перед вами появится звезда сегодняшних торгов, - таинственно произнес Вайпер. - Она могла бы стать достойной звания наложницы любого из императоров, но достанется одному из вас.
  Все воодушевлённо зашумели и заерзали, но новую девушку не спешили выставлять на всеобщее обозрение.
  - Я попрошу остаться лишь тех, кто готов расстаться с суммой большей, чем две тысячи золотых, все остальные могут удалиться.
  Поднялась новая волна шума - смесь возмущения и негодования. Такая цена - неслыханное дело! Совершенно невозможно, чтобы за какую-то девку просили, как за несколько деревень или небольшой городок.
  - Если никто из присутствующих не готов, то, в таком случае, я закрываю торги, - подождав с минуту, продолжил распорядитель, зная, что большая часть уйдет, но несколько человек, невзирая на возмущение, останутся хотя бы для того, чтобы удовлетворить свое любопытство.
  Так и вышло. Зрители друг за другом покидали амфитеатр, выстроенный посреди единственного оазиса, затерявшегося в выжженной солнцем, раскинувшейся на многие мили вокруг пустыне. Не сдвинулись со своих мест лишь шестеро - богатейшие люди четырех стран. Они не показывали своих лиц, чтобы не быть узнанными. Кто-то из них боялся потерять имя, кто-то - раскрыть свое состояние или способ заработка. Все же приличным людям здесь было определенно не место, а неприличным не стоило афишировать высокий достаток. Впрочем, сколько бы эти богачи не старались сохранить инкогнито, Вайпер знал каждого. Подобная информация всегда являлась залогом безопасности и безнаказанности. Хитрому и опытному торговцу были достаточно хорошо известны некоторые грязные секреты этих людей, чтобы чувствовать себя в достаточной мере защищенным.
  - Спускайтесь ближе, господа, я хочу, чтобы вы увидели все подробности.
  Двое помощников вывели в центр арены сопротивляющуюся девушку. Такой товар нельзя было усмирять наркотиками или плетками. Высокая стройная девушка с молочной кожей, длинными, убранными в косу светло-светло-русыми, почти белыми волосами, с вызовом и нескрываемым отвращением смотрела на всех присутствующих глазами цвета штормового моря. Ее сочные губы кораллового цвета были плотно сжаты так же, как и кулаки. Девушку облачили в васильковый костюм наложницы, но костюм мало занимал гостей - их больше интересовали надетые на девушку наручники, которые приковывали взгляд с первой секунды.
  - Разве она не прекрасна? - воскликнул Вайпер.
  - Обычная, - выкрикнул один из зрителей, - за что мы должны платить такие деньги?
  Вайпер поднял вверх указательный палец:
  - А теперь мы подходим к самому главному! - торжественная, интригующая пауза, - Это представительница Империи Гласием - морозная красавица. У нее не только великолепная кожа, идеальная фигура, прекрасные зубы и волосы. Эта красота нетронута!
  Зрители одобрительно закивали - девственность и без того высоко ценилась, а вкупе с подобным происхождением была поистине бесценна. О северянах ходили легенды. Этот народ редко покидал территорию своей страны, держась особняком от остального мира. Их мало кто видел, и уж подавно никто не имел в своем гареме их женщин, красота и нрав которых описывались редкими счастливцами, как неподражаемые.
  - Но и это еще не все! Она - маг!
  Новый факт вызвал шок у собравшихся. Такой редкости здесь раньше не продавали.
  - Амагические браслеты в подарок! - Вайпер видел, что клиенты готовы сражаться за нее, поэтому поднял цену: - Начнем с трех тысяч!
  И не прогадал. Уже первая ставка увеличила стартовую цену на треть, следующая еще на пять сотен золотых, и еще, и еще... По взглядам оставшихся покупателей с легкостью можно было прочесть желание, жажду обладания этой девушкой. Такую диковину хотел заполучить каждый, только вот цена кусалась. Дальше покупатели заосторожничали, и ставки стали более скупы. Когда цена выросла до шести тысяч, борьба в основном развернулась лишь между двумя покупателями: хорошо известным Вайперу лордом Латро из Империи Форсо (мерзкий тип, но проблем никогда не создавал), и вторым, который присутствовал впервые и в некотором роде представлял собой загадку. Звали его Нойер Брайтс, он, как и Латро, был родом из Форсо, но вот род его деятельности, как и финансовое положение, распорядитель выяснить не смог. Отдавать товар незнакомцу не хотелось, но пока именно этот человек задавал тон.
  Стоящая на арене девушка следила за торгами с каким-то странным равнодушием, словно это ее абсолютно не касалось. Бушевавший ранее во взгляде гнев сменился пустотой, пугающей, ничего не выражающей пустотой. Будто на арене осталось всего лишь оболочка, а вот содержимое бесследно испарилось.
  - Девять тысяч золотых! - выкрикнул Байтс.
  Секунды тишины наслаивались одна на другую, сливаясь в бесконечно долгий поток. Оппонент молчал, Вайпер ждал, отчасти надеясь, что ставку перебьют еще раз. Впрочем, он и так получил уже гораздо больше, чем рассчитывал - птичка оказалась золотой, с такой было жалко расставаться. Тяжело выдохнув, распорядитель произнес:
  - Продано!
  Уже не сопротивляющуюся девушку увели. Прозвучал гонг, торги закончились, а гости отправились платить по счетам.
  ***
  - Оливия, попросите ко мне зайти профессора Сноу, - уставшим голосом произнесла сидящая в высоком кресле женщина и деактивировала кристалл связи, переливающийся всеми цветами радуги на ее столе.
  Ректор откинулась на спинку, стянула с носа круглые очки и закрыла глаза. На вид даме было лет шестьдесят, на самом же деле возраст властительницы Академии магических искусств приближался к третьей сотне, а свой пост она занимала последние семьдесят лет. Лилово-серые волосы были аккуратно зачесаны назад и собраны в низкий пучок, между нарисованных бровей пролегла глубокая морщина - Даниэлла Винд пребывала в крайней степени задумчивости, граничившей с отчаянием. Похоже, что в скором времени для Академии наступят темные времена.
  Несмотря на то, что ректор была женщиной, ее кабинет выглядел аскетично простым: массивный стол, стоящий так, что дама сидела спиной к двум огромным окнам, кожаные приземистые кресла для гостей, шкафы для книг по двум сторонам от окон. Пожалуй, к украшениям можно было причислить только портрет императора за креслом, висевший ровно посередине простенка между окнами.
  В массивную дверь кабинета постучали, заставив даму встрепенуться и вновь нацепить на кончик вздернутого носа очки. Она машинально провела рукой по волосам, поправляя прическу, и приосанившись, произнесла:
  - Войдите!
  - Ректор Винд, по какому поводу? - то ли спрашивая, то ли возмущаясь, сказал вошедший в кабинет мужчина.
  Порыв воздуха от захлопнувшейся двери всколыхнул полы его черной мантии. Профессора Сноу ректор сегодня еще не видела. Впрочем, выглядел он как обычно - черные брюки, видневшиеся из-под мантии, черные же волосы, убранные в косу со спадающей на лоб тонкой прядью. Сосредоточенный, преподаватель сегодня выглядел раздраженным более, чем обычно.
  Профессор Сноу преподавал в Академии боевую магию, и, хоть и казался слегка худощавым, подобное впечатление было весьма обманчивым. Мужчина был ловок, поджар и очень силен. До того, как стать преподавателем, он служил в армии, но решил оставить военное поприще. Впрочем, прошлое всегда оставалось с ним - некогда красивое лицо с мужественными, но гармоничными чертами теперь уродовал длинный шрам, начинавшийся у кромки волос, пересекая левый глаз и уходя к уху. Ректор смерила Сноу задумчивым взглядом, все еще раздумывая о том, верное ли решение она приняла, но все же ответила:
  - Это деликатный вопрос. Присаживайтесь, профессор, - женщина указала на гостевое кресло, - разговор может получиться долгим.
  Преподаватель послушно сел и, сложив руки на груди, приготовился слушать.
  - Вам должно быть известно, что четверокурсники вернулись с практики три дня назад, - немного издалека начала ректор, тщательно подбирая слова.
  Профессор Сноу кивнул, давая понять, что данный факт ему действительно известен.
  - Одна адептка пропала... Куратор группы, которая проходила практику в Империи Санхов, пытался разыскать ее, но ему не удалось обнаружить какие-либо следы. Адептам сообщили, что леди Аника Винтур получила дополнительное задание и была вынуждена задержаться. Если информация о ее пропаже выйдет за пределы этого кабинета и дойдет до ее родителей или кого-то в верхах, Академии наступит конец. От нас не оставят камня на камне, а о престиже можно будет забыть навсегда, - ректор говорила сухо и спокойно, но было заметно, что нервы старой дамы на пределе - тронь и порвутся, как струны. - Мне кажется, на данный момент еще есть возможность найти какие-то концы, поэтому я хочу, чтобы вы попытались это сделать.
  Мужчина все еще молчал, вид при этом имея самый угрюмый. Ректор посмотрела на него, пытаясь понять, о чем он думает, но наткнулась на стену, отгораживающую его эмоции и мысли. Дама недовольно скривила губы и вновь продолжила:
  - Проблема заключается в том, что получить разрешение на открытие портала к Санхам мы не можем. Официально у нас нет причин отправлять вас в командировку, так что придется добираться самостоятельно. Деньги на могущие возникнуть расходы плюс компенсация за дополнительную работу уже у вас на счету. На лекциях вас заменит профессор Нокс - она сопровождала группу во время практики. Времени у вас - только до наступления зимней ночи. На каникулах девушка должна оказаться дома.
  - Два месяца?
  - Совершенно верно.
  - Я сделаю все возможное, но, если не выйдет, объясняться с лордом Винтуром вы будете сами. Мне не слишком хочется оказаться мишенью этого человека.
  - Хорошо, - медленно кивнула ректор Винд. - Вам понадобится что-то еще?
  - Поговорить с профессором Нокс, что-то из личных вещей пропавшей и, желательно, ее портрет. Мне не доводилось пересекаться с упомянутой леди, хотя я о ней наслышан.
  - Ее дело вам принесут, вещи тоже. Профессора сможете найти на лекции.
  Мужчина поднялся и покинул кабинет ректора, не произнеся больше ни слова. Профессор Сноу всегда был немногословным, предпочитая действовать, а не тратить времени понапрасну.
  ***
  Тяжелая створка двери аудитории со скрипом приоткрылась, заставив замолчать адептов и вещающую из-за кафедры женщину средних лет, облаченную в серую профессорскую мантию. Испачканным в меле пальцем она пододвинула очки повыше и прищурила глаза.
  - Профессор Сноу? - удивление казалось поддельным.
  - Можно вас на минутку? - без предисловий достаточно жестко произнес мужчина.
  Дама лишь кивнула в ответ и спустилась вниз.
  - Пятый параграф - 'Обнаружение живых существ в замкнутых пространствах', - обозначила она задачу прежде, чем выйти в коридор.
  От Сноу не ускользнуло волнение во взгляде женщины. Он внимательно на нее посмотрел, оценивая: невысокая, щуплая, мелкие черты лица, волосы стоило бы вымыть и причесать, а мантию в прорехах и пятнах - выстирать и заштопать. Неопрятная, растерянная, нервная - сделал он первый вывод. Не мудрено, что такая потеряла адептку. Странно, ранее он не замечал за ней подобного поведения.
  - Что произошло на практике? - шепотом спросил он, чтобы не привлекать внимания редких прохожих. В то же время его тон был резким, почти грубым.
  Женщина не ожидала подобного обращения. Кроша пальцами кусок мела, случайно прихваченный из аудитории, она ответила:
  - В последний вечер перед отбытием, когда вещи были упакованы, я разрешила адептам отправиться в ближайшую таверну при условии, что ровно в десять вечера они будут у себя в комнатах. При обходе обнаружилось, что леди Винтур не вернулась. Никто из адептов не видел ее после девяти. Все решили, что девушка отправилась к себе - она жаловалась на головную боль и хотела выспаться. Из таверны адептка Винтур действительно ушла, но до гостиницы не добралась. Следов магии я не обнаружила - значит, она ей не воспользовалась или не успела. Нить слежения была оборвана практически рядом с тем зданием.
  Сноу потер квадратный подбородок. Глядя поверх головы профессора Нокс, он кивнул каким-то своим мыслям и, резко развернувшись, ушел. Женщина поправила вновь съехавшие очки и передернула плечами - Сноу всегда пугал ее. Впрочем, она, как адепты и многие служащие Академии, старалась проскальзывать мимо него бледной тенью. А после таких непосредственных контактов, как сейчас, у Тайры Нокс просто подкашивались ноги. Постояв с минуту и глядя на развевающуюся вдали черную мантию Сноу, профессор выдохнула с облегчением и вернулась к студентам.
  Кайл Сноу же отправился в свой кабинет, где его уже дожидались личное дело адептки Винтур и ее сумка, видимо, та самая, с которой она отправилась на практику. Усевшись прямо на край стола, мужчина нехотя взял в руки не слишком толстую папку и принялся читать:
  'Характеристика
  Имя: Айседора Аника Винтур
  Отец: лорд Колдер Винтур - советник Императора по вопросам международных отношений
  Мать: леди Инея Винтур (до замужества Фроузен)
  Братьев и сестер нет
  Курс: четвертый
  Способности: управление стихиями
  Уровень: выше среднего
  Потенциал: не определен, магия в стадии мерцания
  Возраст: 22 года
  Характерные черты: отзывчивость, целеустремленность, своенравие, общительность
  Успеваемость: в числе первых десяти на курсе (приложение об успеваемости номер четыре)
  Отклонения и заболевания: на эмоциональном подъёме возможны самопроизвольные неконтролируемые всплески магии - в основном затрагивающей воздушную стихию
  Не была замечена в мятежах, бунтах, заговорах и участии в неофициальных и нежелательных группировках, впрочем, уровень развития позволяет ей не попадать в поле зрения надзора.
  Приложения:
  - Изображение - анфас, профиль
  - Физические характеристики (рост, вес, образцы волос, крови, отпечатки пальцев, ментальный след)
  - Заключение экспертов о самопроизвольном выбросе магической энергии
  - Табель оценок
  - Генеалогическое древо семьи Винтур
  - Прочие документы'
  Читать все времени не было, поэтому профессор Сноу убрал папку в заплечный мешок, который достал из нижнего ящика стола. Следом были исследованы личные вещи адептки. Кружевное белье, одежда, косметика, книги и тетради интереса не вызвали. С видом опытной ищейки профессор перебирал содержимое дорожной сумки, отметая все лишнее и малопригодное. На самом дне сумки обнаружился личный дневник, закладкой в котором служила тонкая серебряная цепочка с кулоном в виде снежинки. Именно дневник отправился вслед за папкой в сумку мужчины.
  После он прошелся по кабинету, периодически забрасывая в мешок что-то из стоящего на стеллажах: порошки в мешочках, склянки с разноцветными жидкостями и прочую мелочь. Замерев в центре небольшой комнаты, он еще раз обдумал, все ли взял, и пришел к выводу, что его запасов должно хватить. Выйдя из кабинета, профессор закрыл его и по черной лестнице спустился на задний двор, припорошенный только что выпавшим снежком. Снег еще расчистить не успели, и большая площадка за главным корпусом сейчас казалась накрытой белым покрывалом. Было еще светло, но через пару часов на город должны были опуститься сумерки, так что с отъездом стоило поторапливаться. Попетляв между строениями, мужчина очутился у хозяйственных построек. Тут содержалась самая разнообразная живность, по большей части собственность студентов или профессоров.
  - Хейзер! - громко крикнул он, и, засунув в рот пальцы, свистнул.
  Через минуту, медленно описывая круги в воздухе, на землю спустился белоснежный грифон. Он недовольно тряхнул мордой и сложил крылья, вопросительно уставившись на Сноу.
  - Засиделся ты, приятель, пора размяться, - мужчина погладил зверя по клюву и, ловко подпрыгнув, очутился у него на спине.
  Грифон недовольно вскрикнул, поднявшись на задние лапы в попытке скинуть седока, что, скорее, было традиционным ритуалом, нежели реальным возражением. В Академии все знали, что единственное существо, любимое профессором Сноу - это его снежный грифон, которого он еще птенцом подобрал после одного из сражений.
  Хейзер, красуясь, переступил с лапы на лапу и, распахнув крылья, оттолкнулся от земли, оставив на свежем снегу отпечатки лап.
  Глава 2
  - Поаккуратнее! - крикнул Ноейр Брайтс, увидев, как двое мулатов волокут к каравану его покупку. - Эта пташка дорого мне обошлась, не приведи боги, с нее хотя бы волосок упадет.
  Неторопливо, покачивая хлыстом, он подошел к остановившимся мужчинам, которые крепко держали под локти брыкающуюся девицу. Ее успели переодеть в хлопковые непрозрачные шаровары и распашную блузу, а лицо закрыли шелковой вуалью. Он приподнял край ткани и заглянул под него, встретившись с полным злобы и ненависти взглядом девушки.
  - В твоих же интересах не показывать характер!
  Девушка не могла видеть его покрытое рытвинами лицо, скрытое тканью, потому уставилась в черные, как бездна, глаза. Они не выражали ничего - лишь холод без конца и края.
  - Сажайте в шатер ее! - недовольно хмыкнув, приказал мужчина.
  Мулаты приподняли девушку и с силой запихнули в тканевой шатер, установленный на спине большого ящера. Как только они отошли, шатер накрыло защитным куполом. Теперь добыча в ловушке. Такой купол и без амагических браслетов сложно вскрыть, не зная ключевой нити, а уж в них - и подавно.
  Усевшись на тюфячок, положенный прямо поверх чешуи рептилии, Аника стянула с головы покрывало, под которым было невозможно дышать, стерла со лба пот и стала думать. Внимательно осмотрев свои кандалы, пришла к выводу, что снять их не получится. Артефакт выполнен на славу, ни крохи магии не пропускает, впитывая ее.
  - Ненавижу! - зло выдохнула девушка и откинулась на кожаные ремни, служившие спинкой ее сиденья.
  В этот момент ящерица под ней завиляла телом и поползла вперед. Караван тронулся в путь. Он состоял из пяти огромных серых ящериц, которые быстро перебирали кожистыми лапами и, казалось, совсем не чувствовали обжигающего жара песка. Брайс забрался в свой шатер и, наконец, снял с лица маску. Испещрённое щербинами лицо было мокрым от пота. Но, несмотря на все неудобства, что доставлял местный климат, он считал, что поездка выдалась весьма и весьма удачной - после такого подарка вполне можно рассчитывать на новое назначение. Он довольно улыбнулся, хотя от такой улыбки у многих заледенела бы кровь в жилах - верхняя губа превратилась в тонкую обескровленную полоску, а порванная нижняя неимоверным образом вывернулась наружу.
  'Северянка... - хмыкнул он про себя, - действительно, редкость'.
  Гласием всегда был закрытым государством, подозрительным, неохотно идущим на уступки, контактирующим с другими государствами лишь в случаях острой необходимости.
   'Интересно, что вынудило эту девицу покинуть свою ненаглядную морозную родину? - откинувшись на спинку сиденья, подумал Брайтс. Хотя какая разница - все равно ей туда уже не вернуться.'
  Аника сидела, скрестив ноги, и рассматривала браслеты. Она была уверена, что артефакты изготовлены на ее родине. Прямо-таки насмешка судьбы - впервые в жизни попасть в другое государство и быть закованной в нечто, сделанное в собственной стране. Вопрос только в том, откуда они у местного торговца живым товаром? Дома такие вещи при желании можно купить, но вот чтобы их можно было достать где-то еще... Отец пару раз как-то обмолвился, что другие страны чуть ли не в очередь записываются на покупку этих мерзких побрякушек. Ситуация, в которой оказалась девушка, ее отнюдь не радовала - везут неизвестно куда и неизвестно кто, но зато чересчур очевидно, для каких целей. В глубине души еще теплилась надежда, что дома поднимут шум и бросят возможные силы на ее спасение, но и она постепенно угасала. Еще немного и найти ее будет так же невозможно, как растаявший снег. Стоило хорошенько подумать, как быть, и, похоже, времени для этого было более чем достаточно.
  Ящерицы упорно перебирали лапами по едва не плавящемуся песку, солнце нещадно палило сверху, иссушая воздух, и караван постепенно удалялся от маленького оазиса посреди бескрайней пустыни. Он держал путь на юг, к берегам Форсанхского пролива.
  ***
  Через четыре дня, когда белый диск солнца уже стоял в зените, караван, преодолев расстояние в несколько сотен миль и делая остановки лишь для ночевки, прибыл в порт Нёрбис. Разморенная жарой девушка задремала в своем шатре, потому не сразу почувствовала остановку. Кое-как разлепив веки, она прислушалась к многоголосию звуков, едва пробивающихся сквозь охранный купол. Было похоже на гомон рынка. Через некоторое время шатер открыли, и купивший ее мужчина, вновь замотанный в матерчатую тряпку, гаркнул ей с улицы.
  - Накройся!
  Впрочем, даже если бы она воспротивилась, ей бы помогли. Два мускулистых парня, оголенных до пояса, быстро накинули на нее тонкую шелковую накидку и вытащили на свет. Духота шатра казалась поистине божественной, по сравнению с улицей. Здесь же кости моментально начинали гореть внутри тела, особенно у нее, не привыкшей к подобному климату. Аника не видела ничего вокруг - только мыски своих сандалий и крохотный кусок пыльной дороги. Девушку подтолкнули в спину, принуждая идти вперед. Она слышала, как с кем-то негромко переговаривается купивший ее мерзавец. Сначала ей было интересно, кто он и откуда, но потом она посчитала, что это не слишком ценная информация. Какая разница, от кого бежать? Откуда - уже другой вопрос, но и с этим она разберется в ближайшее время.
  ***
  Отделенная от всего мира белым покрывалом, Аника не могла видеть, как с одного из приставших кораблей по трапу сошел мужчина, облаченный во все черное, что было несвойственно всем сюда прибывающим. Цепким взглядом он осмотрел все вокруг, ненадолго задержав свое внимание на процессии в белых одеждах, идущей к покачивающемуся на волнах кораблику. Несколько рабов несли впереди них мешки и сундуки, следом двое темнокожих мужчин вели спрятанную ото всех девушку, за ними, покручивая в руке трость, шел мужчина. Видимо, он вез домой приобретенную наложницу.
   'Что за нравы!' - Сноу со злостью сплюнул и, отвернувшись от процессии, пошел в здание администрации порта. Нужно было нанять какой-то транспорт.
  Прохожие смотрели на него с недоумением, многие оборачивались вслед. Всех терзал один и тот же вопрос - как он еще не изжарился в черной одежде? Хотя, судя по всему, царивший зной мужчину совсем не беспокоил. Он быстро пересек портовую площадь и вошел под бело-золотой навес, где и располагался вход в администрацию. Удивительно, но приезжий ориентировался в лабиринтах этого заковыристо построенного здания, будто бывал здесь ежедневно, идя в нужном направлении и не обращая внимания на череду противоречивых указателей, которые могли только запутать.
   Зайдя в один из бесконечных тупиковых коридоров, Кайл Сноу оказался возле маленькой, видавшей виды дверки с табличкой 'Отдел аренды и проката'. Он вошел без стука и застал двух сотрудниц сего отдела за демонстрацией друг другу весьма фривольных шелковых нижних сорочек. Похоже, дамочкам дали взятку контрабандным товаром. Смуглые черноволосые девушки охнули в один голос и синхронно смяли свое богатство так, чтобы посетитель его не увидел.
  - Подождите за дверью, мы пока заняты, - сверкнув черными глазами, ответила одна из них, та что выглядела помоложе, но была крупнее своей коллеги размера этак на три.
  - Да? - Сноу даже бровью не повел, - объявления не было и кабинет открыт. Он прошел к столу той самой недовольной девицы и сел на стул для клиентов, вытянув вперед длинные ноги.
  Девушки переглянулись и с явным недовольством принялись за работу, рассовав бельишко в ящики стола.
  - Слушаю вас, - все же соизволила спросить темнокожая пышка.
  - Мне нужен транспорт до местечка с названием Талахаси, самый быстрый.
  Хейзера пришлось оставить в Гласиеме. Снежные грифоны не переносят жары, она для них смертельна.
  - Самый быстрый - огненный дракон, но, сами знаете, что на таком можно и не долететь, - не без сарказма заметила та, что стройнее.
  - Это уже не ваши трудности.
  - На сколько дней арендуете?
  - Сначала на неделю. Оплата сразу. Если не уложусь в срок, то за все дни заплачу по возвращении.
  Толстушка охнула и изумленно приподняла бровь.
  - Простите за бестактность, но вы в состоянии оплатить подобную аренду?
  - Вы в чем-то сомневаетесь? - Сноу повернул голову и уставился на девицу настолько безразличным взглядом, что она непроизвольно выпрямила спину от пристального неприятного внимания.
  - Нет. Оформляем?
  Сноу согласно кивнул.
  Когда с формальностями было покончено, и мужчине выдали квитанцию и драконью погремушку, он молча встал и вышел. С минуту девушки сидели молча, ожидая, не вернется ли этот странный клиент. Наконец, они синхронно выдохнули, и толстушка тихо сказала:
  - Урод!
  - Но что-то в нем есть, - с непонятной интонацией высказала свою точку зрения ее подруга.
  ***
  Сноу вновь вышел на площадь, по которой в разных направлениях сновал разнообразный люд. Он глубоко вдохнул и посмотрел на море - пара кораблей только что-то отошла от берега, взяв курс на выход из бухты. Оглядевшись, мужчина прошел вдоль стены здания, когда-то бывшего оранжевым, а ныне грязно-рыжим, и свернул за угол. Площадка с наемным транспортом располагалась через квартал.
  В огромной клетке под навесом сидел средних размеров рогатый острочешуйчатый дракон буро-красного цвета. Он грыз чью-то конечность, судя по размеру, никак не меньше, чем от коровы. Сноу вплотную подошел к решетке и посмотрел на довольную рептилию. Не лучший экземпляр, но тоже сойдет. Предъявив квитанцию об оплате, он дернул засов и, отворив дверь, вошел внутрь вольера, бряцая специальной драконьей погремушкой.
  В первую минуту дракон ощерился и собрался выдохнуть огненную струю, но, расслышав знакомый мелодичный перезвон, вызывающий привычную потребность подчиниться, успокоился и снова вернулся к своему лакомству. Пока он с непередаваемым словами блаженством обсасывал здоровенный мосол, Сноу и работнику стойла удалось приладить на спину дракона сиденье. Оставалось дождаться, пока дракон закончит жрать. До этого момента можно и не пытаться сдвинуть его с места, на что дракону понадобилось около часа. Все это время Сноу нетерпеливо позвякивал погремушкой - зная подобные места, он понимал, что любая минута может грозить катастрофой, и возможные следы пребывания девушки в чужой стране испаряться безвозвратно.
  Когда блаженно урчащий дракон закончил обсасывать свой мосол, Сноу без предупреждения запрыгнул зверю на спину и дал команду на взлет. Работники стойла едва успели снять защитную сетку, чтобы дать место для старта. Беспорядочно замахав кожистыми крыльями, дракон поднялся в воздух. Возможно, он и был недоволен наличием седока, но это досадное недоразумение с лихвой окупалось тем, что зверюге удалось почувствовать мнимую свободу. Курс был взят на городок Талахаси, бывший, по сути, большой, раскинувшейся на трех барханах деревней. Неудивительно, что практикантов направили именно туда - город находился вдали от местной цивилизации, со всех сторон он был окружен лишь пустыней и даже хорошие наземные дороги туда не вели. За городской чертой можно было сколько угодно тренироваться, пытаясь подчинить себе воздух или землю. В данном случае, правда, не землю, а песок, но для малоопытных магов так даже лучше. Песок более легок в управлении, податлив и очень пластичен.
  Полет занял около четырех часов, правда, пришлось один раз приземлиться - дракон заприметил внизу стадо ящеров и ему захотелось поиграть. Сноу пришлось потрудиться, чтобы заставить животное вновь взмыть в небо. Он догадывался, что визит в Талахаси, скорее всего, ничего не даст, но надо было с чего-то начинать. Прошло ведь не так много времени. Возможно, Айседору Винтур еще не успели вывезти из страны.
  Приземлившись на площадке для арендованного 'транспорта', Сноу первым делом отправился... Нет, не в гостиницу. Ходить покрытым дорожной пылью ему было не привыкать, а вот упускать время и возможности мужчина не любил. Первым делом он наведался на центральную площадь - на них все время ошиваются всяческие карманники, попрошайки и прочая шушера. Нужно было узнать, кто в городе заведует всей этой братией.
  ***
  - Девку в трюм? - поинтересовался кто-то хриплым голосом, стоило только взойти на борт судна.
  Даже сквозь ткань Аника почувствовала противный запах дешевого табака, по всей видимости, выдохнутого ей прямо в лицо. Руки зачесались преподать этому кому-то урок вежливости.
  - Вы к ней вообще не прикоснетесь, так что лучше отойдите, - это был уже голос ее 'хозяина'.
  Аника ужаснулась посетившей ее мысли. Сама идея того, что она может кому-то принадлежать как вещь, казалась ей дикостью, но почему-то пока все складывалось именно так.
  - Ее в каюту! От дверей не отходить, чтобы разные любопытные не совали свой нос, - скомандовал Брайтс, и темнокожие прислужники вновь вцепились в локти девушки, пытаясь сдвинуть ее с места.
  Это им вполне удалось. Девушку насильно отволокли вниз и втолкнули в какое-то помещение, тут же захлопнув дверь. Стянув с головы покрывало, Аника осмотрелась. Каюта мало чем отличалась от шатра на спине ящерицы - такая же крохотная и без окон. Испустив стон отчаяния, девушка приземлилась на низкую койку и уронила лицо в ладони. Отсюда тоже сбежать не удастся! Усталость последних дней навалилась на нее всем своим многотонным грузом. Все это время она старалась не поддаваться панике, не биться в истерике, но сейчас ей вполне по-женски захотелось заплакать от обиды, бессилия, несправедливости и безысходности. Что она могла, закованная в эти амагические наручники? Ничего! Максимум - воткнуть вилку в глаз одного из охранников, но, пожалуй, в сложившийся ситуации это мало помогло бы. Поэтому, сразу отмахнувшись от подобной идеи, Аника свернулась на своей новой постели калачиком и беззвучно зарыдала. Лишь жгучие слезы скатывались по щекам на твердую, как камень, подушку.
  Через какое-то время она почувствовала, как корабль качнулся - они отчалили от пристани. Куда ее везли, она не могла даже представить. Впрочем, вариантов было немного. Вряд ли ее везут на родину, в Гласием. У мужчины, купившего ее, были глаза насыщенного карего цвета. Дома же все обладали радужками всех оттенков синего или серого. С учетом того, что девушку поместили на корабль, купивший ее человек был не из Санхов. Оставались Форсо и Республика Ингус Пурпура. Ни первое, ни второе не радовали, но все же нравы там были не такие, как у Санхов. Хотя бы это можно было посчитать за плюс, но этот плюс растворялся в океане минусов.
  Истратив остатки сил на слезы, Аника уснула без снов и видений. Самым обычным крепким сном. Через пару часов ее разбудил скрип открывшейся двери. Один из вечно молчаливых мулатов принес поднос с едой: миска унылого невразумительного пюре, пара тощих рыбешек и стакан мутноватой воды.
   'Мда, на подобной пище долго не протянешь', - ковыряясь вилкой в водянистой овощной кашице, подумала девушка.
  Во временном гареме Вайпера перед продажей кормили не часто, но, по крайней мере, хорошо. Видимо, чтобы товар имел здоровый вид. Первые два дня она отказывалась от еды, но потом голод взял верх над гордостью. Тем более, что там ее потчевали едва ли не как на королевском приеме. От аромата подносимой еды почти кружилась голова: диковинные фрукты, нежнейшая рыба, кажется, даже ящериц предлагали. Правда, сразу после аукциона ситуация в корне изменилась. Теперешний владелец, видимо, считал, что ей еда не так уж нужна. Лишь изредка один из мулатов приносил флягу с водой и пару привядших фруктов.
  В который раз девушка задумалась над тем, как она могла угодить в такой переплет? Ничего не предвещало беды, и вдруг привычная жизнь летит в бездну. В последний вечер практики все собрались в таверне, чтобы отметить долгожданное окончание учебы и тренировок. В конце концов адепты - не малые дети, чтобы в восемь вечера спать ложиться.
  Сама Аника в тот вечер не пила. За день она так надышалась пыли, что хотелось исключительно воды, и, как минимум, бочку. От всего же остального попросту мутило. В итоге с импровизированного празднества она ушла раньше остальных, надеясь, что душ и сон помогут ей к утру быть в достаточной форме для более-менее беспроблемной телепортации. Аника помнила, как вышла из бара, вдохнула сухой и все еще знойный воздух. Даже с наступлением вечера температура тут не хотела опускаться, заставляя задыхаться от духоты. После она неторопливо спустилась по ступенькам на узкую тропинку. Свернула за угол - и конец. Голову обожгло, из глаз посыпались разноцветные искры и даже вскрикнуть не удалось - в рот тут же затолкали тряпичный комок. Впрочем, этого она уже не помнила. Сознание покинуло ее сразу после того, как на голову обрушился чей-то уверенный удар.
  Очнулась она уже в амагических браслетах в подвалах амфитеатра, где спустя три дня и состоялся аукцион. Изредка до Аники доносились крики других девушек, запертых в каморках поблизости. Но стоило кому-то из них подать голос, как приходили охранники и заставляли проглатывать неизвестный порошок. После этого кричавшие замолкали практически сразу. Сама Аника не кричала - ей было некогда. Почти все время, что она провела в подземелье, ушло на попытки снять браслеты. Но мастера сработали превосходно, и взломать артефакт не получалось. Впрочем, в артефактике она никогда сильна не была - слишком специфическая область, требующая не только острого ума и усердия, но и столь же специфического таланта.
  У нее было достаточно времени, чтобы понять, что те, кто приволок ее сюда, охотились именно за девушками из их группы. Вряд ли бы обычные похитители таскали с собой амагические браслеты. Да и сделано было все так, чтобы она даже не успела среагировать. Точный удар по голове, и все - ее магия больше никому не страшна. Пока она была на территории Санхов, еще представлялось возможным, что ее вытащат из этой передряги. Не могут же в Академии не среагировать на пропажу адептки. Но теперь она сидела в каюте корабля, увозившего ее в неизвестном направлении. Браслеты блокируют магические следы, а, значит, шансов разыскать ее совсем немного. Сколько таких потеряшек по всему миру? Из них находится одна на пару сотен, и то если повезет.
  Под конец дня Аника к тому же пришла к выводу, что страдает морской болезнью. Постоянная легкая качка, замкнутое пространство и ужасная еда сделали свое дело - девушку тошнило, невзрачная обстановка постоянно плыла перед глазами, образуя причудливые фигуры. Высказанная заглянувшему на ее стоны мулату просьба о помощи ответной реакции не возымела.
  ***
  Пройдясь по ряду лавчонок, тут и там раскиданных по периметру площади, Кайл Сноу, отлично разыгрывая из себя немного раскисшего от жары путешественника, пару раз как бы случайно выставил на всеобщее обозрение свой кошелек, усиленно отсчитывая деньги за приобретенный товар. Результат не заставил себя долго ждать. Стоило свернуть в первый же проулок, ведущий от площади к гостинице, как за ним шагах в десяти пристроился подозрительного вида молодой человек. Не сказать, чтобы оборванец, но и не добропорядочный гражданин. Во всяком случае, на поясе у подобных граждан обычно не висит пара кинжалов. Сноу сделал вид, что ему с непривычки совсем плохо от жары. Опираясь о стену ближайшего дома, он с трудом сделал несколько шагов и начал оседать на землю. Незнакомец был тут как тут. Ловко подхватив подмышками довольного собой Кайла, парень поставил его на ноги, одновременно обшаривая карманы одежды.
  - Ты как, приятель? Плохо? - спросил он.
  - П-пить, - осипшим голосом попытался прошептать Сноу, войдя в образ окончательно.
  - Сейчас доставим тебя в гостиницу. Где остановился? - псевдоучастливо осведомился парнишка, едва не шипя от злости при виде пустых карманов.
  Перехватив руки парня за долю секунды, Сноу выпрямился и хищно улыбнулся. Неудачливый грабитель даже опешил от такого поворота событий. Он попытался с помощью подсечки уложить внезапно ожившего мужика на землю, но не вышло. Вместо этого в дорожной пыли оказался он сам. Сноу поставил ногу на грудь парня, ощутимо прижимая его к земле, и, облокотившись на согнутое колено, сказал:
  - Повезет в другой раз...
  - Гра-а-а-абя-я-ят! - вдруг заорал парень, но был вознагражден тычком под дых.
  Скорчившись от боли, он жалобно застонал.
  - Не скули! Отведешь меня к вожаку - останешься жив. Сноу рывком поставил парня на ноги и, толкнув в спину, приказал вести его в логово их шайки.
  Парнишка пару раз попытался избавиться от Сноу, но, выплюнув зуб, поубавил свой пыл. Петляя по грязным пыльным улицам мимо глиняных домов и гор мусора, он все сильнее удалялись от центра города. Впрочем, возможно, они ходили кругами. Череда одинаково безликих грязно-белых домишек уже давно слилась в сплошную унылую полосу. В конечном итоге парень остановился у одного из них, и, отодвинув драную тряпку, служившую дверью, жестом пригласил Сноу пройти внутрь.
  - Ты первый, - без тени эмоций ответил тот.
  В этот раз парнишка пререкаться не стал, осознав ценность оставшихся зубов, а, может, и конечностей. Он был удивлен ловкостью и силой тощеватого на вид мужика. Грабитель пригнулся и юркнул в темноту дома. Сноу вытряхнул нож из рукава в ладонь и последовал за провожатым. Темнота ослепила его на пару секунд, но, привыкнув, он быстро сориентировался в пространстве: маленькая проходная комната, в каждой стене которой по двери. Парень дожидался его напротив.
  - Нам шюда, внишш, - после разговора с бывшим военным парень стал настолько сильно шепелявить, что его с трудом можно было понять. Поэтому вдобавок к словам он мотнул головой в сторону дверного проема, за которым начинался спуск в подземелье.
  Сноу с готовностью сделал шаг вперед, вновь заставив неудачливого грабителя идти перед собой. Под этим жалким на вид жилищем обнаружился сильно разветвленный лабиринт с жилыми закутами, обширными залами, загонами для немногочисленного, но выносливого скота и импровизированными складами, набитыми, по всей видимости, оружием и разным товаром. Они шли еще минут десять, оказавшись, наконец, в одном из обширных помещений, где вдоль стен спали на веревочных койках какие-то скверно одетые личности. В центре, за столом, сооруженным из пары плоских камней, сидели трое: здоровенный бугай с перебитым носом и лысым черепом, старик с длинной тощей бороденкой и узкими темными глазами, мерно покуривающий длинную трубку, и крепкий мужчина без левой руки. Последний щеголял золотым зубом, который удивительно гармонично сочетался с косящим правым глазом. Такая физиономия лучше слов говорила о том, что связываться ее обладателем станет лишь полный идиот.
  В этой части подземелья было достаточно светло - четыре масляные лампы вполне прилично разгоняли тьму, заставляя ее жаться по углам.
  - Гласш, это к тепе, - оповестил парень и поспешил удалиться.
  Бугай тут же встал в стойку, разминая кулаки. Косоглазый заинтересованно посмотрел на Сноу. Впрочем, с такой же вероятностью он мог смотреть куда угодно. Старец даже не повернул головы в сторону незваного гостя.
  - Зачем пришел? - спросил золотозубый, культей подав знак бугаю, чтобы тот сильно не напрягался.
  Сноу убрал лезвие обратно в рукав, подняв руки в примирительном жесте.
  - По делу.
  - Из любопытства сюда и не ходят, - блеснул зубом косой незнакомец, указав жестом на свободный камень-стул.
  Сноу послушно сел. Сейчас была не та ситуация, в которой стоило проявлять характер, и он это прекрасно понимал.
  - Я - Глаз.
  - Кайл Сноу, генерал армии в отставке.
  Здоровяк за его спиной хмыкнул, Глаз ощерился в кривой улыбке.
  - Чего ж ты такой любопытный в настоящем-то и чего позабыл в наших краях?
  - Скорее потерял. Кто сейчас у вас стоит за похищением людей?
  - Какой мне интерес выдавать своих? Да хоть бы и чужих?
  Разговор явно принимал деловой оборот. Сноу знал, что среди разбойных верхов не принято махать кулаками без нужды. Зачем? Всему есть цена. Но также он знал, что, получив необходимую информацию и заплатив за нее, он сам станет товаром. Нужному человеку тут же о нем сообщат, само-собой, за разумную плату. Но Сноу считал подобное обстоятельство меньшим злом, чем полное отсутствие информации.
  - Во сколько вы оцениваете свой интерес?
  - В сотню золотых.
  Сноу согласно кивнул и всем своим видом дал понять, что внимательно слушает.
  - С чего ты взял, что кого-то похитили? Быть может, его тихо-мирно пристукнули и прикопали где-то в пустыне?
  - Очень в этом сомневаюсь, хотя не исключаю и такой возможности.
  - Или кто-то из залетных... - продолжил философствовать Глаз. - Тогда и подавно не найдешь.
  - Тоже маловероятно. И кто же остается?
  - Есть такие... И те, кто похищает для выкупа, и те, кто на продажу и, наконец, те, у кого и вовсе забава такая.
  - Остановимся на первых и вторых.
  - Ну, для выкупа уже бы связались с нужными людьми, так что не советую рыть в эту сторону. А если на продажу - то это сразу к Вайперу, почти что всех похищенных сначала предлагают ему.
  - Аллонд Вайпер? Он жив? - неподдельно удивился Сноу.
  Профессор слышал об этом человеке. Раньше этот тип занимался подбором прислуги в богатые дома Санхов. Методы использовал не слишком законные, на что многие закрывали глаза. К тому же сплетничали, будто он подбирал раненых на полях сражений, по возможности подлечивал и продавал в рабство. Еще ходили слухи, что лет пять назад мерзавца убили-таки за его делишки.
  - Живее всех живых, - усмехнулся Глаз. - На днях он появится в городе, но точнее не скажу.
  - Этого вполне достаточно, - Сноу достал из внутреннего кармана мешок с монетами и, бросив его на стол, вышел из зала.
  Стоило ему покинуть помещение, как на одном из лежаков приподнялся на локте неприметный грязный мужичок. Он кинул на Глаза вопросительный взгляд, тот в ответ едва заметно кивнул. Потрепанный человечек выскользнул из общего зала через пять минут после того, как Сноу получил интересующую его информацию.
  ***
  Кайл был удивлен, что за ним не приставили никого следить, но, в принципе, даже в такой большой деревне тяжело упустить из виду приезжего. Мужчине по большому счету нужно было отправиться прямиком в гостиницу или на постоялый двор, чтобы отдохнуть хотя бы пару часов. Но, вместо этого, отмахиваясь от усталости, как от докучливой мухи, он зашел в первую относительно приличную на вид таверну и за легким ужином обдумал то, что ему удалось выяснить.
  Безусловно, девушку мог похитить любой из местных аборигенов и утащить к себе в гарем, но дилетанты оставляют следы, а в данном случае их нет. Да и маг, даже если он не самый сильный, смог бы дать отпор. Логично было предположить, что действовали опытные люди, которые знали, на кого охотятся. Вестей о похищении с требованием выкупа не поступало, поэтому вариант с похищением для продажи был самым объективным. В этой паршивой жаркой стране народ зарабатывает, как может, и не гнушается чем-то подобным. Но, все равно, следовало отработать иные варианты в ожидании прибытия Вайпера. Поэтому, доев свой скромный ужин и выйдя на улицу, где чудесным образом потемнело, да так быстро, будто кто-то выкрутил фитиль в лампе, Сноу отправился осматривать ту таверну, где последний раз видели адептку Винтур, и гостиницу, где жила группа студентов. В ночной темени мужчина был еле заметен в своем черном костюме, и, по всей видимости, его это полностью устраивало. Тенью он продвигался по улицам города, отыскивая нужные точки своего маршрута.
   Местное население практически не обладало магией, разве только кровной. Но она в основном защищала своего носителя, давая что-то вроде простенького щита и не более. Обладатели сильного дара среди Санхов - большая редкость. Почти все они живут в крупных городах и приближены к власти. Маги послабее попадаются, бывает, и среди бандитов. Причем не так уж редко, хоть и стараются по возможности себя не раскрывать. Как раз поэтому, несмотря на местные нравы и местных бандитов, почти не сдерживаемых властями, адептов отправляют на практику именно в эту паршивую страну. Считается, что от слабых магов практиканты смогут отбиться, а от ворья - тем более. До настоящего происшествия Империя Санхов считалась вполне безопасной для пребывания в ней подрастающего поколения.
   Изучив за время путешествия на корабле дневник Аники Винтур, Сноу знал весь состав группы. В этот раз сюда действительно прибыли сильные и подающие большие надежды адепты. Судя по записям, датированным периодом пребывания здесь, ничего выходящего за рамки нормы не происходило.
  Практика шла по четко установленному графику. Почти никаких отношений с местным людом и представителями властей отмечено не было. Ослабления магических способностей леди Винтур тоже у себя не заметила. Скорее, наоборот - была довольна полученными результатами. Полезная информация в ее записях перемежалась с романтическими отступлениями - адептка переживала вынужденную разлуку со своим ухажером. Сноу предпочитал не вчитываться в подобные вставки отчасти по причине осторожного отношения к чужим чувствам, отчасти потому, что девичьи переживания к делу не относились.
   В таверне было немноголюдно. Следов магии Сноу не почувствовал, поэтому почти сразу вышел. Естественно, никаких материальных следов уже не было и в помине, но он все равно потоптался у входа, присматриваясь к окружению и прикидывая возможный ход развития событий. Таверна находилась на небольшой площади почти круглой формы, от которой в стороны уходило три улочки. Сноу предположил, что все было так, как говорила профессор Нокс. Судя по всему, сославшись на головную боль, адептка действительно покинула сие заведение добровольно и, очутившись на улице, сразу свернула на улочку, ведущую к гостинице. Он поступил так же, внимательно рассматривая дорогу.
   Соседние улочки были пустынны. Складывалось впечатление, что с наступлением темноты люди стремились без особых причин не покидать своих домов. Достав из заплечного мешка дневник пропавшей девушки, Сноу вынул из него кулон-снежинку и, прошептав поисковое заклинание, направил через него свою магическую энергию. Тонкая голубая нить казалась следом от выпушенной стрелы. Магия метнулась вперед, рисуя в темноте спирали и петли. Через пару мгновений вспыхнув ярче, неощутимая ниточка свернулась в клубок и впиталась в землю в проулке между ближайшими домами. Подойдя поближе, Сноу опустился на корточки и ладонью провел по песку, практически сразу что-то нащупав. В руке мужчины оказалась заколка-гребень с точно такой же снежинкой, как на кулоне - гербовая снежинка семейства Винтур. Что ж, пока находка не проливала света на местонахождение девушки, но хотя бы подтверждала, что похищенная тут и вправду была. Кайл снова запустил поиск, но нить вернулась, ничего не обнаружив.
   Все еще присматриваясь к окружающей обстановке, он дошел до гостиницы и снял номер, с помощью нехитрых манипуляций заполучив тот самый, в котором жила Винтур. К его удаче, номер оказался свободным. Пока Сноу поднимался по лестнице, он думал о том, что был бы не против, чтобы здешние служанки (если таковые имеются) были не слишком старательны и убрали номер кое-как, всего лишь не оставив заметной грязи.
  Надежды не оправдались. В комнате не было никаких следов пребывания предыдущего постояльца: чистое постельное белье и полотенца, пол и прочие горизонтальные поверхности дочиста отмыты, а в воздухе витает аромат местных благовоний. Быстро осмотревшись, Сноу стянул сапоги и, как был в одежде, так и рухнул в постель, провалившись в сон.
   Глава 3
  - Салахе, новенькую размести пока отдельно от остальных, - стягивая с головы чалму и отдавая ее встречающей у дверей старухе, сказал Брайтс. - Пусть ее осмотрит врач.
  Да, еще вымойте и накормите, но без излишеств. Служанку приставь ту, что говорит только на нашем языке. В гареме скажи, что эта девица им вовсе не соперница, а всего лишь будущий подарок, чтобы не склочничали. Все поняла?
  - Да, господин, все сделаю, - склоняясь в поклоне и прижимая хозяйскую чалму к груди, певуче ответила старуха. - С возвращением домой.
  Вслед за Брайтсом в его белоснежный роскошный дом, являющийся подлинным украшением поместья, со всех сторон окруженного прекрасными зелеными садами, слуги внесли сундуки, тюки, ящики и ящички. Последней в дом ввели закутанную в накидку девушку.
  - Вон пошли! - командным голосом рявкнула на слуг старуха, и как только одинаковые с лица мулаты ушли, стянула уже порядком замызганное одеяние с Аники.
  Салахе недовольно скривила губы и скрестила на внушительной груди руки, разглядывая новенькую: грудь есть, но не такая пышная, как у местных женщин, волосы белесые, кожа слишком бледная - почти голубая, кости слишком выпирают.
  'И кому хозяин решил подарить этого заморенного цыпленка. Разве настоящему мужчине может понравиться это костлявое бледное тело?' - размышляла она.
  Аника в долгу не осталась, со своей стороны столь же пристально рассматривая новое для себя лицо: маленькая толстуха преклонного возраста с несуразно крупным бюстом, в безвкусно пестром халате и с огромной волосатой бородавкой на щеке. Выглядело местное страшилище явно недружелюбно.
  'Тут на помощь рассчитывать не приходится. Скорее, получишь на орехи от этой образины', - тут же резюмировала девушка.
   - Пойдем, - недовольно произнесла бабища, - вот только тебя мне и не хватало!
  - Да, собственно, в мои планы не входит тут задерживаться, - не удержалась и позволила себе высказаться не менее раздраженная, чем толстуха, Аника.
   - Язык прикуси! - ловко развернулась старуха и воинственно уперла руки в округлые бока. - Без разрешения тебе запрещено голос подавать, - и гадко ухмыльнулась, победно вскинув голову.
   'Ха! Положим, сбежать я могу и молча, для этого мне не обязательно с тобой болтать', - копируя улыбку толстухи, подумала девушка.
   - Вперед пошла, - прикрикнула продолжающая закипать провожатая.
   Аника послушно двинулась в обозначенном направлении, попутно оценивая планировку дома, запоминая повороты и расположение дверей. За витражными створками двери, ведущей на террасу, она с досадой заметила двух вытянувшихся по струнке стражей. Это достаточно сильно осложняло задачу - видимо, тут охраняются все входы и выходы.
  Временное пристанище, выделенное Анике, оказалось на втором этаже. Это была небольшая комнатка, выкрашенная в бледно-желтый цвет, со скошенным потолком, в котором было прорезано небольшое окошко. К счастью, в Форсо солнце не было столь жестоким, как у Санхов, откуда они приплыли. В углу прямо на полу лежал тюфяк, застеленный чистым бельем, рядом с ним стоял низкий квадратный столик с кувшином воды. Вот и вся обстановка.
  - Сначала тебя осмотрят, и, если не заразная, то служанки отведут в женскую баню, - выплюнула толстуха и захлопнула дверь, оставив Анику в одиночестве.
  Не теряя времени, девушка пододвинула шаткий столик под окно, и, неловко взгромоздившись на хлипкий предмет обстановки, попыталась открыть раму. Не вышло - окно было глухим, без петель. Посмотреть, что внизу, тоже не вышло - слишком неудобный угол, из-за чего можно было рассмотреть только небо. Но стекло можно и разбить - не стоило отвергать этот вариант вот так сразу. Девушка замела следы своей разведывательной деятельности и, усевшись на топчан, стала ждать, что будет дальше.
  В Форсо Аника попала впервые, но сразу поняла, где находится: все вокруг утопало в зелени и цветах. Стояла мягкая теплая погода, которую еще больше украшал приятный, ласкающий кожу ветерок. После бескрайних пустынь это место казалось идиллическим сном, прекрасным оазисом, будто природа только проснулась и полна сил. Магический флер буквально витал в воздухе, щекоча чувствительные рецепторы, вот только оковы девушки не позволяли природной магии впитаться в кожу, заряжая энергией и восполняя силы.
  Приблизительно через час в комнату без стука вошел некрасивый мужчина: маленький ростом, коренастый, с широкими плечами и кривыми ногами. С несуразной фигурой контрастировало неглупое и вполне приятное лицо. Аника разглядывала вошедшего с любопытством и настороженностью. Ей крайне не хотелось, терпеть прикосновения незнакомого мужчины, поэтому внутренне девушка подобралась и приготовилась в случае необходимости дать отпор.
   Незваный вторженец достал из кармана белого камзола небольшую книжицу и карандаш:
   - Возраст?
   Аника чуть не застонала. Наверное, в глубине души она все еще верила, что все происходящее лишь дурной сон, и она вот-вот проснется в своей кровати в комнате академического общежития. Но, увы, все было слишком реально.
   - Двадцать два... - глядя куда-то мимо предполагаемого врача, тихо произнесла она.
   - Откуда?
   - Гласием
   - Чем болели в детстве?
   - Ледянкой.
   Мужчина оторвал взгляд от блокнота и непонимающе переспросил:
   - Чем?
   - Ледяная оспа, - терпеливо повторила Аника - такие твердые прозрачные волдырики, которые жутко чешутся. Если болезнь протекает в тяжелой форме, то становишься похож на сосульку.
  Доктор сделал пометку на бумаге, видимо, чтобы найти информацию про эту безобидную детскую хворь.
  - Еще чем?
  - Больше ничем.
  - Есть ли непереносимость чего-либо?
  - В моей стране нет, тут - не могу сказать... - терпение девушки начинало медленно, но верно заканчиваться.
  - В роду есть наследственные заболевания?
  - Мой род еще ваш переживет...
  - Половую жизнь ведете?
  - Не ваше дело! - огрызнулась Аника. Вот уж это ей вовсе не хотелось обсуждать с посторонним, а тем более - с мужчиной.
  - Посмотрим... - хмыкнул мужчина и убрал книжицу обратно в карман.
  Аника почувствовала, как ее коснулась чужая магия. Проклятый врачишка решил ее просканировать, а она даже щит поставить не могла. Она дернулась, порываясь встать, но быстро сплетенная энергетическая сеть заставила ее остаться на месте, пока осмотр не закончится. Ей было ужасно противно, почти так же, как на аукционе, где ее почти голой выставили на всеобщее обозрение.
  - Какая магия? Степень владения? Резерв? - вновь засыпал вопросами мужик.
  - А вы снимите браслеты и увидите, - выразительно изогнув бровь, выставив вперед руки и мило улыбнувшись, произнесла Аника. Она не считала, что должна отчитываться перед людьми, которые против воли держат ее взаперти.
  Пришедший улыбнулся.
  - На всякий случай я останусь в неведении, - он развернулся и покинул комнату.
  Аника со вздохом опустила руки на колени и прикусила нижнюю губу. От браслетов нужно было срочно избавляться. К тому же было интересно - а мыть ее тоже в них будут?
  Ответа ждать пришлось недолго - да, в них! Спустя полчаса после визита врача явилась давешняя толстуха с помощницами. Они отвели ее куда-то на нижний этаж, в небольшую комнату с каменной скамьей в центре. Там было душно и так влажно, что комнатушка оказалась полностью затянутой паром. Толстая старуха, правда, быстро ушла, дав служанкам строгое указание с новенькой не болтать.
  Сначала две упитанные девицы стянули с пытающейся прикрыться руками Аники одежду. Причем делали они это весьма грубо.
  - Послушайте, - пытаясь увернуться или отбиться от настырных помощниц, воспротивилась она. - Мне больно!
  Одна из служанок пробубнила в ответ что-то на местной тарабарщине и толкнула Анику в плечи. По инерции сделав шаг назад, она попала под струю воды, вскрикнув от неожиданности. Пышногрудые мойщицы с какой-то непонятной остервенелостью начали тереть ее мочалками, пресекая любую попытку вырваться. Но, кое-как извернувшись, и вывернув руку одной из них, а вторую выведя из строя своевременной подножкой, она смогла ускользнуть от подобного мытья. Перспектива ходить в синяках и ссадинах после таких процедур вовсе не привлекала.
  - Я могу помыться и без вашей помощи, - грозно прошипела она.
  Обе мучительницы выругались на родном языке, та, что лежала, поднялась и поспешила вон из купальни.
  - Жаловаться побежала... - ни к кому, в сущности, не обращаясь, сказала Аника и заставила вторую сесть на скамью в центре комнаты. - Сама справлюсь.
   Служанка, кажется, не желала еще одного раунда борьбы, и потому осталась сидеть, где посадили. Хотя вид у нее был не слишком довольный.
   Аника вновь встала под ласковые водяные струи и, блаженно зажмурившись, подставила под них лицо. Столько воды она не видела со времени отъезда из дома - в пустыне эта стихия в дефиците. Девушка докрасна растерлась мочалкой, стирая с кожи дорожную грязь и прикосновения неприятных чужих людей. Потом тщательно вымыла волосы, едва не свалявшиеся в один огромный колтун за время дороги, и наконец-то почистила зубы.
   Служанка вместе с недобро настроенной предводительницей явилась как раз тогда, когда Аника закончила вытираться.
   'Как-то долго вы шли!'
   - Ты, мерзкая тварь, как ты смеешь распускать свои руки, - наступая на девушку начала орать Салахе, - я прикажу, тебя выпорют во дворе розгами.
   - Вы думаете, вашему хозяину понравится, что подарок, который он собирается кому-то преподнести, будет испорчен? - спокойно, без эмоций и без наглости спросила Аника. Ей до ужаса надоело, что теперь каждый кто ни попадя считает себя ее господином, имеющим право делать все, что угодно.
   Толстуха аж опешила от такого спокойствия новенькой.
   - Я, кажется, не давала поводов думать, что сбегу, не делала намеков на то, что ни на что не годна и не способна самостоятельно справится с такими простыми вещами, как мытье. Так зачем нам усложнять друг другу жизнь? - продолжила Аника в той же манере. - Через пару дней меня увезут отсюда, и лишний груз с ваших плеч будет снят. Если вы продолжите действовать в той же манере, я обещаю, что даже в этих проклятых браслетах сумею обеспечить всем вам веселую жизнь. Если же меня оставят в покое и будут навещать только затем, чтобы принести еду, вы даже не заметите моего присутствия в доме.
   Салахе улыбнулась, вызвав тем самым недоумение служанок, которые, по всей видимости, рассчитывали на красочное зрелище.
   - Таких умных тут раньше точно не было. Что ж, сделаю так, как ты сказала. Но смотри, чтобы я даже писка с твоей стороны не слышала.
   Салахе оказалась вовсе не дурой. К тому же она прекрасно понимала, чем лично ей могут грозит увечья новой девушки. По обыкновению, старуха вела себя подчеркнуто грубо, чтобы припугнуть прислугу или вновь прибывших в гарем. Ее авторитет держался на страхе - все вокруг знали, что экономка, а по совместительству и управляющая гаремом, скора на расправу. Теперь же на нее просто взвалили лишнюю работу, которая была никому не нужна. Поэтому предложение северянки вполне удовлетворяло желаниям Салахе. Она посмотрела на новенькую уже менее предвзято. Мытье пошло той явно на пользу. Волосы уже не казались безжизненно серыми, рассыпавшись мокрыми прядями, они блестели в свете ламп. На бархатистой белой коже больше не было грязных разводов, да и чуть разрумянившееся лицо было вполне приятным, невзирая на усталое его выражение.
   - Договорились, - после паузы ответила Аника, рассматривая Салахе так, будто искала подвох, раздумывая, стоит ли доверять старой женщине.
   ***
   Солнце еще не успело подняться над горизонтом, а Сноу был уже на ногах. Наспех умывшись отвратительно теплой водой, к тому же попахивающей тухлятиной, и оставив в комнате кое-какие метки для непрошенных гостей, он позавтракал в ближайшей таверне, после отправившись к своему давнишнему знакомому - Трею Гилти. Этого бродягу еще нужно было поискать на песчаных просторах, прежде чем попытаться выспросить что-то. Так что следовало поторапливаться. Последний раз Сноу видел Трея лет пять назад. Тогда он ошивался в окрестностях местной столицы, поглощенный идеей очередного заговора. Гилти был старым воякой, чудаковатым, но, как губка впитывающим все мало-мальски полезные сведения. Если и был в этой стране кто-то максимально осведомленный о загадочной личности Вайпера и его делишках, то это был именно старый приятель.
   Арендованный дракон нежился в лучах уже палящего солнца, лениво помахивая длинным хвостом. Похоже, этот зверь сегодня не был настроен на полеты. Сноу было искренне жаль, что он не мог взять сюда Хейзера, но снежный грифон не выдержал бы местного климата. Вздохнув, Сноу загремел погремушкой, привлекая внимание рептилии. Дракон недовольно выдохнул две струи черного дыма, но все же поднялся на ноги, неторопливо потоптался и сел, разметав хвостом песок в разные стороны, отчего все вокруг тут же заволокло пылью. Сноу, подтянув вверх черную тканевую маску, закрыл лицо до самых глаз и жестом дал понять работникам временного пристанища, чтобы крепили сиденье. Спустя пять минут они уже рассекали горячий воздух империи Санхов, держа курс вглубь материка, к столице.
   Приземление выдалось жестким. Дракон со всего маху врезался в огромный валун, единственный на пару миль вокруг. Сноу едва удалось удержаться, чтобы самому не треснуться о проклятый камень. Мужчина выругался, кое-как слез с рептилии и привязал ее магическим силком к этому самому валуну - искать лучшую стоянку времени не было.
  Первым делом Сноу направился к дому Гилти. Эта развалина стояла почти в самом центре города, но ее удивительным образом не сносили - скорее всего, за заслуги владельца перед родиной. Впрочем, этот вопрос мало интересовал Сноу. Удостоверившись, что дом пуст, и узнав у соседей, что Трей не появлялся в нем уже пару месяцев, он двинулся дальше. Среди облаченных в светлые одежды жителей города Сноу выглядел как мрачное пятно, привлекая к себе всеобщее внимание. Это тоже было частью его сегодняшнего плана. Если не удастся найти Гилти, останется надежда, что Вайперу уже донесли о проявленном заезжим магом интересе. Подобные этому торговцу люди таких явных и малоприятных намеков не оставляют без внимания. Так что рано или поздно за Сноу должен был появиться хвост, и чем заметнее он будет, тем скорее произойдет нужная обоим встреча.
  К обеду Сноу уже дважды обошел центральный базар, обыскал ближние к нему переулки и кабачки, помелькал рядом с временным пристанищем ездовых животных и вместе с толпой понаблюдал за дракой. Но пока, к сожалению, даже краем уха не услыхал ничего о Трее Гилти.
   Решив сделать передышку, Кайл прервался на обед. Он отошел подальше от базарной площади, галдящей толпы и грязи. Заглянув в небольшую уютную таверну, маг уселся за дальний от входа стол, сделал заказ и в ожидании оного снова принялся пролистывать дневник леди Винтур.
  'Узнала место проведения практики. До сих пор не могу поверить, что мы едем в империю Санхов! Мама будет вне себя от злости - одно дело отправить меня учиться в другой город и совсем другое - поездка в чужую страну практически без присмотра. Полагаю, отцу придется вынести не один скандал по этому поводу, ведь это он настоял на моем обучении. Впрочем, это их дела, я же безумно рада тому, что смогу побывать в совершенно ином мире. Надеюсь, жара не слишком отразиться на моем здоровье. И ужасно жаль, что Фрост по распределению отправляется в Ингус. Месяц разлуки будет тяжело пережить...'
  - Не меня ищешь? - на плечо Сноу опустилась сухая рука, а над ухом раздался звучный бас.
  Дневник пришлось захлопнуть, не дочитав запись. Не оборачиваясь, он ответил:
  - А ты догадливый, - Сноу порывисто встал, оказавшись лицом к лицу со своим старым знакомым.
  Правда, теперь трудно было узнать некогда рослого, крепкого мужчину в высохшем пожилом человечке.
   -Да-а, жизнь тебя знатно потрепала.
  - Не жалуюсь, - пожал плечами Трей Гилти, - меня все устраивает.
  - Как знаешь, - безразлично заметил Сноу и мотнул головой в сторону свободной лавки, - присаживайся, угощаю.
   Сноу убрал дневник в мешок. Тут же подошел прислужник с его заказом, и, не без неприязни посмотрев на Гилти, все же принял заказ и у него.
   - Зачем пожаловал? - без предисловий начал Трей.
   - За кем... - поправил Сноу. - Есть подозрение, что подданную Гласиема похитили во время ее пребывания у вас в гостях.
   - Помниться, ты покинул службу, - то ли крякнул, то ли усмехнулся Гилти, - так какого рожна ты отправился на поиски?
   В этом был весь Трей, который вечно интересовался чем угодно и вынюхивал обо всем, о чем мог, но при этом никогда не делал ничего сверх оплаченного.
   - Неважно, как такое случилось. Я здесь - и это факт. Есть подозрение, что девица попала к Вайперу, поэтому я хочу знать об этом человеке все, что знаешь ты.
   Трею принесли его заказ, но поставленную перед ним тарелку он тут же отодвинул в сторону и, подавшись вперед, яростно зашептал:
   - С этой гнидой лучше не связываться!
   Сноу даже бровью не повел, закинув в рот первый кусок странного на вид мяса.
   - После своей мнимой смерти он заметно поздоровел, раскинув свою паучью сеть на всю нашу империю, и не только на нашу. Его агенты повсюду, они ищут ценный, редкий товар и ни перед чем не останавливаются для того, чтобы его заполучить и удержать.
   - Ну и? Он делец, пусть и вне всех мыслимых законов - значит, можно договориться.
   Гилти отрицательно покачал головой и все же принялся за еду.
   - Договориться с ним могут только его покупатели... Все остальные, сующие нос в его дела, быстро исчезают с карты мира. Он бережно хранит тайны и имена своих клиентов, они его ящеры, несущие золотые яйца.
   - Кого продает? Где обитает?
   - Продает всех: и мужчин, и женщин, в зависимости от спроса. Он выкупил оазис в пустыне, до которого дня два-три пути. Но бывает там только перед аукционами, все остальное время разъезжает по стране. Смотрит, кого нашли его агенты, да выбирает тех, кто лучше годится для продажи.
   - А что делают с теми, кто не подходит?
   - Он вроде никого не держит в плену. Но я и не слышал, чтобы кто-то от него возвращался. Впрочем, и трупов не находили таких, какие можно приписать именно Вайперу.
   - Кто в покупателях?
   - Да народ разный... И не только из наших. Приезжих тоже хватает. Не сплошь бандиты, есть и приличные люди, но их он допускает только после проверки, и то по одному. На его торги просто так не попадешь, и не важно, сколько у тебя при этом денег. Вайпера интересуют связи... Чем полезнее ему может быть человек, тем скорее тот попадет в круг избранных. Все его покупатели у него на крючке. В любой момент Вайпер может попросить об услуге. И эту услугу придется оказать, если не хочешь, чтобы те, кому не надо, узнали о твоих делишках и пристрастиях.
   - Понятно. Мне удалось узнать, что в ближайшее время он прибудет в Талахаси. Как выйти с ним на связь?
   - Если ты все сделал правильно, он сам с тобой свяжется. Деньги можешь не предлагать. Если он продал вашу девку, то возвращать не станет, даже если переплатишь втрое. Вайпер не раскроет клиента. Ищи другой подход.
   - Да уж догадался...
   - И кто она?
   - Кто? - сделал вид, что не понял Сноу.
   - Баба, которую ты ищешь?
   - Адептка академии, - пожал плечами Сноу, решив не упоминать, что Винтур - это полный комплект: маг, дочь богатых родителей, еще и недурной наружности.
   Но Гилти дураком не был - из-за обычной адептки Сноу бы сюда не явился.
   - Похоже, Вайпер сорвал куш. Северянки большая редкость.
   - Да уж. Думаю, за прибывшими сюда адептами следили с самого начала. Все сделали так, что не придерешься. Почти никаких следов. К тому же добычу ждали до самого последнего момента, чтобы не осталось времени на тщательные поиски. Это явно не случайные проходимцы работали.
   Разговор прервался на некоторое время, но после возобновился. Правда, прежней темы больше не касались. Все, что было нужно, Сноу выяснил. Спрашивать, как Вайперу его дела сходят с рук, было незачем. И так понятно, что кто-то из именитых клиентов покрывает паршивца.
  Мужчины не стали предаваться старым воспоминаниям и вдаваться в подробности при описании нынешней жизни каждого. Закончив трапезу, за которую заплатил Сноу, приятели покинули сие заведение, прямо от порога разойдясь в разные стороны.
   Сноу вернулся к своему дракону. Тот, не теряя времени даром, поймал какую-то живность и уже дожевывал ее. Дорога до гостиницы заняла не слишком много времени, но вот там мужчину ждал неприятный сюрприз.
  ***
  Анике выдали новую чистую одежду: свободные штаны, легкую кофточку и мягкие туфли без каблука, и оставили в покое в ее новой комнате. День начал клониться к закату. Лежа на жестком тюфяке и изучая потолок, девушка слушала, как где-то вдалеке зазвучали песнопения немелодичные песнопения. Скорее всего, в Форсо наступило время вечерних молитв. Сквозь окно было видно, как порозовело небо. Нетерпеливые птички сновали туда-сюда, наслаждаясь чудесным вечером. Аника лежала и думала, стоит ли дожидаться, пока ее отправят еще дальше? Ведь неизвестно, кому хочет сбагрить ее этот мерзкий тип. Или все же попытать счастья и рискнуть сбежать сейчас? Но как? Вокруг дома полно охраны, и даже неискушенному зрителю ясно, что это первоклассные бойцы - из таких впору армию создавать. Вряд ли их бдительность задремлет с приходом темноты, скорее, наоборот. А если дождаться нового переезда? Возможно, тот, кому ее подарят (Аника поморщилась от этой мысли, но продолжила ее развивать) будет более любопытен и снимет с нее браслеты? Хватит ли ей сил хоть на какое-нибудь заклинание?
  Девушка прикрыла чуть дрожащие веки, обрамленные пушистыми ресницами, и прислушалась к себе, к своей силе. Результат оказался неутешительным - резерв был почти полностью вычерпан на попытки взломать артефакты.
  'Вот дура! Растратила силы на ерунду!' - отругала себя Аника за недальновидность.
  Следовало, ох, следовало поберечься хотя бы пару дней. Было до слез обидно, что браслеты не только отняли львиную долю сил, но и не дали пополнить резерв, пропуская лишь крупицы магии, буквально витающей вокруг.
  Аника Винтур от всего сердца надеялась, что у нее есть в запасе время, ведь иначе придется идти почти на верную гибель. Устраивать побег без магической поддержки было верхом безрассудства, но иных вариантов могло и не быть.
   Чтобы занять руки и не ломать нервно пальцы, девушка взяла гребень и неторопливо начала расчесывать волосы, стараясь при этом не думать, не вспоминать и не надеяться на чудесное освобождение. Вместо этого она вспоминала все, что когда-либо читала или слышала о стране, куда ее забросил случай.
   Форсо - уникальная Империя, занимающая огромный вечноцветущий остров. Говорят, что это единственная страна, где еще сохранилась изначальная, природная магия. Эта магия была уже не столь сильной, как прежде, но все еще чувствовалась, питая собой местных обитателей, многие из которых были магами среднего уровня - в основном целителями, провидцами и зельеварами. Это не мешало им на сносном уровне овладевать боевой и стихийной магией. Поразмыслив над этим, Аника утвердилась в мысли, что стоит подождать, подкопить силы и только потом пытаться бежать. Делать это сейчас - все равно, что пытаться задушить дракона голыми руками.
   ***
   - Салахе, до меня дошли слухи, что новенькая не желает мириться с заведенными у нас правилами? - Брайтс сидел в низком широком кресле и смаковал курительную трубку, пока экономка отчитывалась о прошедшем дне.
   - Все в полном порядке, - не меняя сурового выражения лица, возразила Салахе. - В душевой произошел инцидент, но, думаю, девушки просто переусердствовали, сами же и напросились. Ваша покупка ведет себя тише воды, никак не выражая свое недовольство.
   - Что ж, если у тебя все под контролем, я спокоен. Приведи ее в порядок к послезавтра - она должна выглядеть как дорогой подарок. Именно как драгоценный уникальный дар, а не как безвкусная обертка.
   - Поняла, господин, - Сахале поклонилась и попятилась к выходу, не разгибая спины.
   Глава 4
   Едва подойдя к двери комнаты, Сноу уже знал, что там кто-то был в его отсутствие. Магические метки часто мерцали, сообщая о том, что связующие их нити порваны. В ладонь мужчины тут же скользнуло лезвие кинжала. Подпитав его заклинанием, Сноу подобрался и аккуратно приоткрыл дверь. Комната оказалась пуста. Случайный или не слишком внимательный человек даже не понял бы, что что-то изменилось, но Сноу сразу заметил по-другому лежащие листки бумаги на столе и чуть примятую постель. Даже складки штор были не такими, как утром.
   Сноу тщательно все осмотрел, но не заметил ни ловушек, ни иных скрытых угроз. По всей видимости, кто-то просто хотел о нем побольше узнать. Факт того, что некто рылся в номере, не радовал, но, с другой стороны, все ценное и личное Сноу носил с собой, так что никаких потерь непрошенное вторжение ему не принесло.
   Скинув с ног запыленные сапоги, Сноу завалился на кровать и снова уткнулся в дневник адептки. День уже почти отгорел, да и полеты на молодом, скверно выученном драконе весьма утомляли. Он, как любой ребенок, постоянно на что-то отвлекался, то начиная гоняться за ящерицами, то проглатывая на лету птиц. Расслабиться нельзя было ни на секунду, иначе полет мог окончиться в другой стране. Неторопливо пролистнув пару страниц, Сноу нашел момент, на котором остановился:
   '...месяц разлуки будет тяжело пережить, но, думаю, мы с этим справимся...- Сноу попытался вспомнить адептов с курса Винтур, но, поскольку он не вел у них лекций, на ум не пришел ни один человек по имени Фрост: он обещал писать мне письма каждый день... - судя по тому, что в личных вещах пропавшей писем не обнаружилось, парень обещания не выполнил. Сноу подумал о необязательности нынешней молодежи, захлопнул дневник, в очередной раз обратив внимание на снежинку, украшающую обложку.
   Гербовая снежинка рода Винтур сияла на потрепанном кожаном переплете как новенькая. Сноу устало моргнул и убрал книгу в дорожный мешок под кроватью. Организм настойчиво требовал сна.
   Вот только отдохнуть было не суждено. Мужчина проснулся через пару часов от чьего-то тяжелого, внимательного взгляда. Кайл резко сел, пытаясь рассмотреть непрошенного гостя. В воздухе пахло опасностью, но страха или даже волнения Сноу не ощущал. Застать его врасплох было очень сложно, но в этот раз его гостю подобное вполне удалось. Удивительно, что кто-то сумел войти в комнату и не разбудить его. Быть может, профессор расслабился в академии? Стал терять сноровку?
   - Не делайте резких движений, профессор Сноу, - произнес ровный мужской голос с ярко выраженными нотками угрозы. Даже в темноте было видно, как некто взмахнул рукой.
   Тут же активировалось заклинание - у ног Сноу засеребрилась королевская кобра, которая раскрыла свой капюшон и угрожающе зашипела. Это было неприятно, но все же Кайл был уверен, что Вайпер его не тронет.
   - Вы наверняка знакомы с подобными чарами, поэтому знаете, что они слишком быстро реагируют на движение. Любая ваша попытка пошевелиться будет воспринята как угроза.
   - Рад встрече с вами, Аллонд Вайпер, - холодно ответил на это Сноу.
  Отсутствие каких-либо эмоций, может, и удивило гостя, но он не подал виду.
  - Вы хотели со мной связаться. Что ж, я вас слушаю.
  Темноту немного развеял свет заклинания, но разглядеть собеседника Сноу все еще мог с трудом.
  - Искал, вы правы. Я разыскиваю адептку академии, которая пропала во время практики.
  - Так при чем здесь я? - деланно удивился Вайпер.
  - Не стоит умалять своих талантов и преждевременно расписываться в незнании, - поморщился Сноу. - Сомневаюсь, что при вашем роде занятий вы упустили бы столь лакомый кусок. Впрочем, я не нотации читать приехал.
  - А зачем же? - заинтересованно подался вперед Вайпер.
  - Вы торговец, я покупатель, давайте договариваться.
  - Это безумно интересно, но нам не о чем договариваться. Вашей адептки у меня нет.
  Из этих слов Сноу мог сделать лишь два вывода. Первый - он ошибся в предположениях, и это, пожалуй, худший вариант - тогда он действительно растерял сноровку и остается только посыпать голову пеплом, подавшись в отшельники. И второй - Винтур уже успели кому-то продать.
  - Где она теперь?
  - Откуда мне знать. Мои клиенты не отчитываются о своих передвижениях.
  'Значит, уже продал', - мысленно прикинул Сноу.
  - Возможно, я для вас угрозы и не представляю. Но если отец юной леди узнает о сложившейся ситуации, боюсь, что не только от вас, но и от части империи не останется и следа. Вы выбрали не самую удачную жертву, хотя и самый лучший товар.
  - Да что вы говорите, - недобро усмехнулся Вайпер, явно посчитавший, что его пытаются запугать. - И кто же наш грозный папаша?
  - Колдер Винтур.
  В комнате повисло молчание. Гость раздумывал над услышанным, Сноу ждал, прикидывая варианты избавления от змеи, которая раздражала его своим неверным свечением.
  - Тот самый Винтур? - решился все же нарушить тишину Вайпер.
  - Тот самый. Я вами удивлен. О своих клиентах вы знаете все или почти все, обо мне тоже навели справки. Так неужели вас не интересуют личности тех, кого вы продаете?
  Сноу не лукавил, он действительно был удивлен. Со стороны Вайпера подобная беспечность выглядела, по меньшей мере, странно.
  - А зачем? Большинство из них никто не ищет. Ну а остальные навсегда растворяются на просторах мира, становясь чьими-то вещами без тени каких-либо прав.
  Сноу хмыкнул.
  - Незавидную вы даете им судьбу.
  - М-да-а-а-а, - задумчиво протянул Вайпер, - нехорошо как получилось, но... - он хлопнул себя по колену и поднялся со стула, - ничего уже не исправить, мне жаль. Единственное, чем я могу вам помочь - она не в нашей стране.
  Сноу прикрыл веки и медленно выдохнул, пытаясь успокоиться. Ему хотелось размазать Вайпера по стенам комнаты, в назидание прочим подобным дельцам, но от столь красноречивых жестов следовало воздержаться. Дверь хлопнула, и он остался один. Змея исчезла через пару минут - видимо, когда Вайпер был уже вне зоны досягаемости. Рассиживаться было некогда, о сне тоже можно было забыть. Сноу быстро поднялся, схватил дорожный мешок и под покровом ночи покинул гостиницу. Нужно было как можно быстрее вернуться обратно в порт и попытаться вытрясти из местных бюрократов данные об отплывших кораблях.
  ***
  Похоже на этот раз удача решила улыбнуться Кайлу Сноу - в промежуток между днем пропажи Айседоры Винтур и утром, когда он вновь оказался в порту, в другие страны отплыло всего пять кораблей, и все они вышли в направлении Форсо. Из них пассажиров везло и того меньше - три. За умеренную плату один из работников администрации порта разрешил Сноу взглянуть на путевые карты судов. Домой плыли: семейство Триоденов (Саймон Триоден, его супруга и трое отпрысков), делегация купцов, состоящая из семи человек (все мужчины), и чиновник торговой палаты Форсо, сопровождающий груз по государственному заказу - некто Телмер Клумб. Почти всех сопровождала личная свита из прислуги и охранников.
  Недолго думая, Кайл отправился следом, договорившись с капитаном небольшой шхуны, который пообещал переправить его через Форсанхский пролив к вечеру, максимум к ночи. Почти никто на берегу не заметил, как облаченный в черное мужчина поднялся на борт небольшого, видавшего виды рыбацкого суденышка и покинул страну.
  Капитан долго не сводил глаз со своего странного пассажира, стоящего у борта корабля и не мигая смотрящего вперед. Он показался ему странным с самого начала - говорил мало и только по делу, на вопросы не отвечал, будто вовсе их не слышал. Вот и сейчас вид у него был такой, будто он готов прыгнуть в воду и, изо всех сил пытаясь обогнать корабль, рвануть вперед. При этом он не попросил взять на борт какой-либо подозрительный груз, как обычно делают контрабандисты, и не привел еще пятнадцать человек, как торговцы рабами. Впрочем, все странности этого человека вполне окупались солидным вознаграждением, которого с лихвой хватит на ремонт шхуны или даже на новую скромную лодку.
  Кайл стоял у бортика и, сложив руки на груди, наблюдал за тем, как нос дышащего на ладан кораблика разрезает водную гладь. Его мысли при этом были очень далеко отсюда. Как хорошо отлаженный механизм, разум профессора пытался вычислить нужного человека. Пара с детьми вряд ли развлекалась в отпуске покупкой наложницы для отца семейства. Чиновник третьего ранга едва ли обладал капиталом для покупки женщины, но со счетов его не следовало списывать. Самой вероятной из кандидатур был один из купцов. За привезенный товар торговцы успели выручить деньги, в обратный путь везли немного, так что кто-то из них вполне мог себе позволить приобретение игрушки. Ими стоило заняться в первую очередь, решил мужчина и, со злостью плюнув за борт, ушел с палубы в каморку, очень отдаленно напоминающую каюту.
  Капитан не обманул - судно хоть и выглядело весьма удручающе, но было быстрым и маневренным, так что к полуночи они вошли в северный порт империи Форсо. Груженые суда должны были преодолеть этот путь за сутки или немного больше, но даже при таком раскладе у них была очень большая фора. Искать кого-либо ночью было делом бесполезным, наведением справок тоже лучше было заняться утром, поэтому с чистой совестью Сноу отправился спать -увы, сделать этого в воняющей тухлой рыбой каюте не удалось.
  ***
  Утром следующего дня, натянув на лицо учтивую улыбку, Кайл Сноу явился теперь уже в администрацию северного порта Форсо. Подойдя к девушке, следящей за регистрацией привезенных грузов, он засунул руку во внутренний карман пыльного камзола и извлек на свет маленький ларчик. В нем был известный во всем мире коричневый санхайский сахар - жутко дорогая вещица. Рыжеволосая бестия, до того момента сверлившая всех сидящих в большом зале прохладными карими глазами и явно от всех души всех их ненавидевшая, посмотрела сначала на резной ларец, потом на его дарителя. Им был черноволосый мужчина в столь же черной, как и волосы, одежде, с мужественным, но изуродованным шрамом лицом. Первым порывом девицы было поежиться от неприглядной картинки, но она удержалась, сменив для разнообразия маску презрения на улыбчивый оскал.
  - Чем могу помочь? -регистраторша быстрым движением сцапала ларчик и засунула его в ящик стола.
  - Милая девушка, - начал было Сноу заискивающим голосом, но бестия его остановила.
  - Я вам не милая.
  - Очаровательная девушка, - тут же поправился Кайл, напуская на себя виноватый вид.
  Рыжеволосая смолчала на этот раз, поэтому он продолжил:
  - Понимаете, произошло чудовищное недоразумение: меня задержали в пути непредвиденные обстоятельства, а я договаривался встретить в порту свой груз, чтобы не пришлось за ним ехать к складам продавца через половину страны, но опоздал. Торговец, увы, уже уехал, и, к сожалению, я не знаю, куда именно он повез груз. Не будете ли вы настолько добры к растерянному путнику, чтобы поискать для меня в транспортных заявках конечную точку их маршрута?
  Девица положила острый подбородок на кулак, а пальцами второй руки отбила по столешнице незамысловатый ритм, раздумывая над просьбой обезображенного собеседника. Это были конфиденциальные данные, не подлежащие разглашению. Ведь знай о них каждый мимо проходящий, на торговые караваны постоянно нападали бы в пути разбойники. Но, видимо, мысленно прикинув ценность подарка, и посочувствовав тому, что некогда красивого мужчину так ужасно наказала жизнь, рыжеволосая решила ограничится размытой фразой, сказанной на пределе слышимости:
  - Недавно прибывшие товары отправились по двум направлениям: Айприлвилль и Мачтаун.
  Сноу расплылся в благодарной улыбке и, кивнув на прощание, быстро удалился. Стоило только профессору отвернуться от регистраторши, как его лицо тут же приобрело обычное выражение: плотно сомкнутые губы, чуть прищуренные внимательно следящие за обстановкой глаза. Вид не столько отталкивающий, сколько пугающий встречных. В новой информации не радовало только то, что эти два города находились в диаметрально противоположных концах страны. Начать было решено с ближайшего - Айприлвилля.
  И снова пришлось нанимать транспорт. Свободных драконов не оказалось, из самых быстрых в наличии был черный, как смоль, пегас. Правда, он был уже староват и былой скоростью похвастаться не мог, но вариантов было немного - либо он, либо почтовая карета со всеми ее остановками.
  ***
  Утром третьего дня пребывания в качестве Аники Винтур в качестве будущего подарка на территории Форсо, в ее комнату вошла Салахе. С виду экономка была чем-то очень довольна. Девушка приподнялась на локте, продолжая при этом лежать на своем тюфяке, и вопросительно уставилась на гостью.
  - Сегодня ты покинешь этот дом, - улыбнулась Салахе.
  Аника же не знала, радоваться данной новости или нет. Здесь ее резерв пополнялся, хоть и слишком медленно, и, кроме того, ее никто не беспокоил. Что будет на новом месте - неизвестно.
  - Сейчас ты пойдешь гулять в сад. К вечеру твое лицо должно сиять здоровьем, а не пугать своей бледностью от недостатка свежего воздуха, - пояснила экономка и жестом попросила войти в комнату стоящих за ее спиной темнокожих слуг.
  Мужчины подхватили Анику под руки и вывели в коридор, не обращая внимания на попытки вывернуться. Кричать было бесполезно - тут ей все равно на помощь никто не прибежит, а вот вырваться из стальных тисков не помешало бы. Но эти попытки оказались бесполезны. Лишь замечание Салахе заставило двух истуканов-охранников разжать пальцы.
  - На ней не должно быть синяков! Так что быстро отпустите и глядите только за тем, чтобы не сбежала.
  То, что сбежать не удастся, Аника поняла сразу, как оказались на задней террасе дома. По всем углам были расставлены стражи. У девушки тут же сложилось впечатление, будто это не дом, а военный лагерь.
  Ощутимым толчком в спину один из охранников заставил ее спуститься по лестнице и ступить на гравийную дорожку. Вот так, под присмотром двух конвоиров, Аника отправилась блуждать по обширному парку. Она без особого интереса рассматривала причудливые клумбы, аккуратно подстриженные кусты, тенистые гроты и импровизированные мостики. Прогулка не занимала ее и не радовала. Возможно, в другой ситуации девушка бы оценила всю прелесть чужеземного сада, но не сейчас. Минут через сорок слуха Аники коснулся чей-то мелодичный смех. Посмотрев по сторонам в поисках его источника, девушка заприметила шатер, стоящий в глубине парка под раскидистыми деревьями. На цветных тюфячках под покровами легких пологов лежали девушки, о чем-то непринужденно болтая и смеясь. Но все веселье в миг улетучилось, лишь стоило этой компании увидеть Анику. Невзирая на разделяющее их расстояние, девушка почувствовала направленную на нее волну неприязни, зависти и злости.
  'Обитательницы местного гарема', - подумала леди Винтур и, передернув плечами, пошла дальше.
  Девушки еще долго смотрели ей вслед. В воздухе ощутимо повисли невысказанные проклятия и пожелания скорейшей смерти. Причины столь злобного внимания были понятны - страх потерять интерес хозяина, соперничество, возможность лишиться места в гареме. Каждая из местных обитательниц боялась только за себя. Поэтому среди них не было понимания и дружбы, а вынужденный нейтралитет служил ширмой ненависти.
  Еще через час охранники развернули Анику в обратном направлении, и все они вернулись в дом, где ее тут же взяла в оборот Салахе. Подготовку к вечеру она решила провести самостоятельно, чтобы быть уверенной в результате. Сначала были душистые ванны и массаж с втиранием каких-то дурно пахнущих мазей. Потом с помощью нитки старуха лишила Анику почти всех волос на теле, не обращая ни малейшего внимания на все попытки вырваться. Затем был легкий обед. Настолько легкий, что Аника даже не поняла, что ее покормили.
  После скудной трапезы Салахе принялась за прическу. Сперва соорудила высокий хвост, перевязав его серебряным шнурком, затем заплела волосы в свободную косу, украшенную блестящими камнями. Потом занялась лицом, подбирая для бледной кожи Аники светлые легкие краски - серебристо-голубой для глаз, бледно-розовый для щек и губ.
  Наблюдая за манипуляциями Салахе и отмечая усердие и упорство, с которым та трудилась над ее внешностью, Аника сделала вывод, что готовят ее для какого-то важного человека. Но все вопросы тонули в море тишины и неприязненных гримас.
  Наконец, настала очередь костюма. Салахе заставила Анику надеть крохотную нижнюю часть белья, состоящую из лоскутов ярко-голубого цвета, густо расшитых блестками, и широкую ленту для груди из такой же ткани. Поверх этого непристойного великолепия экономка намотала несколько слоев небесно-голубой шелковой ткани, с придыханием называя это подобие платья 'сари'. По мнению же Аники, это был просто кусок ткани, который подчеркивал белизну ее кожи настолько, что она казалась тяжелобольной. Когда со всеми приготовлениями было покончено, Салахе отправила за своим господином. Он должен был принять работу и оценить труды, плодами коих сама экономка была очень довольна.
  Хозяин дома не заставил себя ждать. Он явился быстро и, сделав несколько неторопливых кругов, разглядывая Анику во всех подробностях, сказал, что Салахе превзошла сама себя. Знали бы они в тот момент, каких нечеловеческих усилий стоило Анике не завопить и не бросится на них, расцарапывая лица. Никогда в жизни она не чувствовала себя настолько униженной. Никто раньше не смел обращаться к ней как к вещи, к собственности, не давая права голоса и выбора. Волны омерзения, презрения и ненависти накатывали одна за другой. Сжимая кулаки и прикусывая губы, Аника изо всех сил старалась держать себя в руках, чтобы не натворить глупостей здесь и сейчас. Именно в тот момент, когда посторонние люди так беззастенчиво ее разглядывали и решали ее дальнейшую участь, девушка поняла, что ей страшно. Страшно, что у нее не будет шанса вернуться, что она больше никогда не увидит свой дом, родителей, друзей. Она пыталась приободрить себя, уговаривая, что это нормально, что любой другой в ее ситуации тоже бы боялся. Главное - не потерять веру в себя, не подорвать решимость выбраться из всего этого...
  Вчерашняя адептка до боли прикусила губу, отрезвляя сознания и отгоняя мучительные, рвущие душу мысли. Она вздернула подбородок и с вызовом встретила очередной оценивающий взгляд мужчины.
  - Я думал, ты нам покажешь свои коготки, - с нотками разочарования в голосе произнес он и усмехнулся.
  - Вы не достойны каких-либо действий с моей стороны, - сухо ответила девушка, глядя куда-то мимо него.
  Неожиданно ловким движением ее хозяин схватил Анику за подбородок и заставил посмотреть ему в глаза.
  - Строптивых у нас не любят. Смирение, покорность и молчаливость - вот главные добродетели женщин, - прошипел он.
  'Ну и урод!' - подумала в этот момент девушка, впервые так близко увидев ее теперешнего владельца. Щербатый, с порванным ртом, он был просто чудовищем.
  - Ну, так то у вас. У нас женщины ценятся за умение мыслить и облекать свои мысли в словесную форму.
  - Забудь об этом! Твой дом теперь далеко, придется учиться жить по-новому! - он выпустил подбородок из своих коротких толстых пальцев. - Салахе, мы выезжаем через час, закончи приготовления и отведи ее к транспорту.
  - Да, господин, - наконец голос молчавшая до того момента экономка.
  Как только сей пренеприятнейший господин ушел, Салахе накинулась на Анику.
  - У тебя мозг полностью заморожен или как? С мужчинами нельзя говорить в подобном тоне! Была бы в нашем гареме, уже давно бы двадцать розог получила, чтобы в следующий раз думала.
  Аника не выдержала и ответила:
  - Я не понимаю, почему женщины вашей страны позволяют относится к себе как к вещам! Мужчина должен уважать свою даму, ценить ее, ухаживать за ней, чтобы добиться расположения, прислушиваться к ее мнению, а не покупать на рынке, как мешок картошки, а когда надоест, идти за новой.
  - Зато мы ни в чем не нуждаемся, и нам не нужно ни о чем забоится.
  Аника замолчала, поняв, что их образ мыслей и представления о жизни настолько различны, что в двух словах этого не объяснить. В этой стране женщины выбрали уют и достаток, оставляя заботы мужчинам, но взамен отдавая решение своей судьбы в чужие руки. Что ж, это их право, но Аника не хочет подобного. Ее судьба и ее жизнь - только ее дело, и только она вправе этим распоряжаться! И, чтобы не увязнуть в подобной кабале пожизненно, она была готова на все, что угодно.
  ***
  Поиски в Айприлвилле ничего не дали. Ни один из трех купцов, привезших сюда свои покупки, не подходил на роль контрабандиста, везущего живой товар. Чтобы выяснить это, Сноу понадобилась всего пара часов. И теперь ему надо было пересечь почти всю страну, чтобы добраться до Мачтауна, куда, скорее всего, увезли адептку Винтур. По пути он решил заглянуть в столицу Форсо - Мейдей. Чиновник Телмер Клумб был родом именно оттуда, и не стоило сбрасывать его со счетов. Сноу был почти уверен, что посещение столицы - всего лишь формальность, но предпочитал выполнять свою работу хорошо, не оставляя непроверенной даже такую слабенькую вероятность.
  Проблема заключалась лишь в том, что арендованный пегас, по всей видимости, посчитавший, что на сегодня с него полетов хватит, улегся и больше ни в какую не собирался подниматься. Спустя час безуспешных попыток вразумить животное, Сноу пребывал в бешенстве. Он был готов своими собственными руками придушить наглую скотину и ничего не предпринимающую обслугу прокатного транспорта. Высказав им все, что о них думает, Сноу отправился обедать. Побелевшие же от страха работники принялись уговаривать пегаса подняться на ноги. Необычному посетителю удалось нагнать на всех служащих столько страха, что они готовы были везти его в столицу на своих плечах, лишь бы больше никогда в жизни не видеть и не слышать.
  Клиент говорил хоть и тихо, но мороз пробирал до самых костей от каждого его слова, а взгляд и вовсе лишал воли. Перечить такому никому не хотелось, но животные не так восприимчивы, как люди, а уж старые и своенравные животные - тем более. В итоге, к моменту возвращения Сноу из таверны ему предоставили нового пегаса, помоложе и порезвее. Где это животное нашли, Кайлу было все равно - главное, что новый транспорт не демонстрировал характер и был готов к отправлению в любую минуту.
  ***
  Анику вывели на улицу и посадили на белокрылого пегаса. Кожи девушки ласково касался прохладный вечерний ветерок.
  - Господин Клумб, - окрикнула с порога дома Салахе.
  Аника непонимающе посмотрела по сторонам, пытаясь понять, к кому обращается экономка.
  - Что еще? - недовольно рыкнул человек, которого Аника знала, как некоего Брайтса.
  - Прибыл посыльный из Палаты, говорит, что с вами по очень срочному делу желает встретиться некий мужчина. Имени он не назвал, причин срочности - тоже.
  - Раз не назвал, значит, не срочно. Пусть придет завтра после обеда.
  Потом он перевел взгляд на слишком пристально смотрящую на него Анику. - Ты думала, я по таким злачным местам под собственным именем буду шастать? - он усмехнулся и стеганул пегаса, принуждая взмахнуть крыльями и оторваться от земли.
  Аника пожала плечами. Ей-то какая разница, что у него за фамилия. Правда, она успела сделать вывод, что, похоже, купивший ее находится на государственной службе, а иное имя необходимо этому типу, чтобы прикрывать темные делишки - такие, как покупка рабов и наложниц на незаконном рынке. Отвлекая девушку от созерцания зада взмывшего в небо пегаса и... спины его наездника, один из мулатов подпрыгнул и сел рядом с Аникой. Он взял в руки повод и тоже заставил животное взлететь. Пегас был явно недоволен доставшейся ему тяжелой ношей, но только лишь фыркал, не решаясь попытаться сбросить седоков.
  Постепенно они поднимались все выше и выше, и дом внизу уже успел превратиться в крохотную белую точку среди густой зелени обширных садов. Аника чуть наклонилась и посмотрела на медленно плывущую внизу землю. От прекрасного пейзажа просто захватывало дух - бескрайние зеленые луга, цветущие сады и парки, лишь изредка прорезаемые лентами дорог или рек. Дома такое можно увидеть разве что во сне - там земля почти круглый год укрыта белым пушистым одеялом, а могучие горы не скидывают своих шапок никогда. Там тихо и спокойно, все знакомо и так близко духу. Аника почувствовала, как на нее накатила тоска по дому, и никакие красоты чужой страны не могли заменить ей белоснежной чистоты просторов Гласиема. Его морозного, заставляющего проснуться душой и телом воздуха, его законов, признающих женщин полноправными членами общества, его людей, пусть иногда холодных или скрывающих чувства, но почти не способных на предательство. Ну хорошо, пусть в этом отношении она слегка кривила душой - дома тоже многие улыбаются друг другу в лицо, а за спиной делают гадости, но они все равно роднее, что ли.
  Еще девушку посетила мысль, что стоит ей соскользнуть с покатого бока пегаса, и все проблемы разом решатся. Вряд ли, упав с такой высоты, можно остаться в живых... Вот только она отогнала подобную мысль как малодушную. Жизнь слишком прекрасна, чтобы уйти из нее по собственной воле. Нет, она еще поборется и за нее, и за свою свободу. Приободрившись, Аника расправила плечи и вздернула подбородок, подставляя лицо встречному ветру. Внутри девушки зажегся огонек надежды. Она отчего-то почувствовала, что перемен осталось ждать совсем недолго.
  Минут через двадцать пегас начал неторопливо снижаться, выписывая широкую спираль. Когда они приземлились, Клумба-Брайтса уже не было видно. Его пегаса держала под уздцы улыбчивая девушка. По всей видимости, она дожидалась именно их. Анику совсем не удивило то, что животными занималась дама, скорее, она была поражена ее одеянием. На девушке была только замшевая полоса, повязанная в качестве юбки, а высокая пышная грудь была лишь отчасти прикрыта ожерельем из чьих-то клыков.
  - С приездом! - радостно воскликнула она и приняла от мулата узду их пегаса. - Ваш господин уже в доме, Илана покажет вам, куда пройти.
  Не успели Аника и ее надзиратель слезть, как к ним подошла еще одна девушка. Она также не отличалась большим количеством надетых вещей - шелковый белый платок вокруг бедер, а грудь закрыта спадающими локонами каштановых волос. Впрочем, обеих девушек подобный вид не смущал. Во всяком случае, улыбались они так, будто у них самая счастливая жизнь на свете. Илана поманила Анику и темнокожего рукой, прося следовать за ней, при этом ее губы расползались в широкой улыбке, а взгляд был наполнен таинственным блеском.
  'Какие-то они тут волшебные и чересчур голые', - подумала Аника, замешкавшись, и тут же почувствовала, как ее запястье обхватила рука мулата, который уже бодро шагал вслед за улыбчивой прелестницей.
  Босые ноги щекотал коротко стриженый плотный травяной покров. Вокруг не было видно ни клумб, ни кустарников - ровная зеленая поляна. Даже дорожки отсутствовали. Девушка впереди не шла, а будто парила над травкой - настолько плавными были ее движения. Войдя под крышу террасы, она указала на дверь и, еще шире улыбнувшись, произнесла:
  - Подождите там, в нужное время за вами придут.
  Мулат распахнул перед Аникой дверь. Девушка сделала шаг и, обернувшись, посмотрела на изумрудную траву, небо, окрасившееся в нежный лиловый, и девушку, спешащую встретить новых гостей. Тяжело вздохнув, она вошла в небольшую светлую комнату без окон. Молчаливый охранник последовал за ней.
  Комнатка оказалась проходной - в противоположной стене тоже была дверь. Здесь стоял диванчик, пара удобных кресел и столик на высокой ножке. Все это отражалось в большом зеркале, украшавшее одну из стен. Скорее всего, помещение предназначалось для желающих попасть на прием к хозяину дома, или у комнаты вовсе не было определенного назначения.
  Минуты ожидания текли неимоверно долго. Одна за одной они складывались в непрерывный поток гнетущей, не предвещающей ничего хорошего тишины. Забравшись с ногами на диванчик, Аника сидела, упершись лбом в колени, и думала о том, что же может ее ожидать за следующей дверью? Как себя следует вести и как реагировать на неминуемое внимание собравшихся?
  Дурой она никогда не была, поэтому сразу смекнула, что из ее появления Брайтс (или Клумб?), попытается устроить зрелище, призванное подчеркнуть дороговизну подарка и свое особое отношение к одаряемому.
  'Может, испортить ему праздник?' - скривив в задумчивости губы, девушка попыталась представить себе, как осуществить подобное.
  Странно, но сейчас она не чувствовала ни злости, ни желания что-либо предпринимать. По венам растекалось чувство безразличия к происходящему и окружающему. Это было похоже на затишье перед бурей - когда природа замирает, затихает, когда ни одно дуновение ветерка не касается кожи, когда ни один звук не тревожит слуха. Такая страшная, противоестественная пауза, от которой волосы встают дыбом.
  Аника довольно улыбнулась и подняла голову, устремив взгляд на дверь, которая тут же открылась. Перед ними снова стояла девушка, и снова она была почти обнаженной. На этот раз, правда, грудь даже не попытались прикрыть. Рыжие волосы девушки были заплетены в две косички, закрученные в низкий пучок. Аккуратные ушки были украшены серьгами-цепочками с зелеными камешками.
  - Вам пора, - едва не пропела она. Голос был приятный - будто журчащий или мурлычущий.
  Мулат с готовностью поднялся со своего места, но девушка остановила его жестом руки.
  - Нет-нет, только она. Вы можете возвращаться. На сегодня ваша помощь больше не требуется, - говоря, она даже не удостоила того взглядом, все это время с интересом рассматривая не думающую подниматься с дивана Анику.
  Мулат, все так же не произнеся ни слова, покинул комнату.
  - Не стоит заставлять всех ждать. Идем! - на этот раз в голосе девушки послышались стальные нотки, а украшавшая розовые губки улыбка померкла.
  Аника опустила босые ноги на мраморный пол, тут же почувствовав его прохладу, и, не уступая голой девице в холодности взгляда, сделала несколько шагов.
  Рыжеволосая вела Анику по лабиринту коридоров незнакомого дома. Было так тихо... Совершенно не похоже, что где-то проводится прием. Наконец девушка остановилась у огромных стеклянных дверей, которые вели на другую террасу. Звуков по-прежнему не было слышно, но зато теперь Аника могла видеть. На траве и террасе сидели, стояли и лежали мужчины. Их было много - на первый взгляд, больше сотни. Все в разнообразных ярких нарядах и без спутниц, которых заменяли полуголые прелестницы.
  Мужчины курили, что-то пили и с нескрываемым удовольствием усаживали к себе на колени кого-то из девушек, тут же принимаясь 'изучать' изгибы их стройных тел.
  Аника почувствовала, как к горлу подкатил комок. Все было ужасно. В этом мире женщины были ничем, вещами, такими же, как курительная трубка или, если повезет, фамильная драгоценность, в худшем же случае - ценились дешевле грязи под ногами. Будто в котле с кипящей водой, одна за другой всплывали в сознании мысли о мерзости и неприемлемости подобного отношения. Аника боялась даже представить, что может произойти, если кто-то так же спокойно потянет ее за руку к себе на колени и начнет шарить дерзкими руками по телу.
  Она прикрыла глаза и тяжело выдохнула, стараясь отогнать дурноту.
  - Надень это, - снова послышался голос рыжеволосой.
  Пришлось Анике открыть глаза, чтобы увидеть в руках ее провожатой кусок голубой ткани.
  - Господину не терпится увидеть свой подарок, но он не желает, чтобы гости удостоились этой чести раньше него самого, - зачем-то пояснила она и тут же накинула то, что держала в руках, на голову Аники.
  Как только ткань укрыла лицо от посторонних глаз, она почувствовала, как по полу потянуло холодным воздухом. Похоже, настал момент, который решит ее судьбу. Рыжеволосая девушка распахнула настежь двери, ведущие на террасу. Тут же воздух наполнился гулом голосов. Провожатая повернулась и еще раз окинула взглядом подарок для своего господина - идеально. Возможно, это и не самая красивая из наложниц, хотя и в красоте ей не откажешь, но абсолютно точно - единственная в своем роде.
  Асаи не была наложницей в гареме у Ниба Драддэ - она была одной из многочисленных домашних служанок. Но, тем не менее, лелеяла надежду попасть не только в постель (что уже случалось не раз) к господину, но и в его цветник. Ниб Драддэ занимал пост главы Торговой палаты Форсо, и этот человек мог позволить себе лучших наложниц. Правда, и требования к ним были слишком высоки. Выучив за время работы привычки и вкус господина, Асаи знала, что в этот раз Клумб не прогадал с подарком. За такой он может рассчитывать на драконью долю благосклонности. Рыжая подошла к укрытой тканью счастливице и, взяв ее за руку, потянула на улицу.
  Терраса из темного дерева была заполнена мужчинами разного возраста. Все они были в той или иной мере значимыми фигурами в этой стране. Сейчас, в удобной обстановке они обсуждали свои дела и наслаждались устроенным празднеством. Миновав пространство под крышей и спустившись по паре ступенек на влажную от россы траву, Асаи повела Анику к группе господ, расположившихся у фонтана. Вечерняя прохлада вуалью накрыла сад, остужая всеобщий пыл. Наверное, поэтому многие с охотой потянулись к горячительным напиткам. Сперва никто не обратил внимания на еще одну оголенную девицу, но, по мере приближения к хозяину дома, голоса стихали. Любопытные взгляды с каждым новым движением впивались в идущих девушек все сильнее.
  Не в состоянии увидеть что-либо, кроме собственных ног, Аника все равно чувствовала, как сгущается вокруг воздух. Вибрирующие энергетические нити пронизывали его, как паутина. Она кожей чувствовала на себе чужое внимание.
  Внезапно они остановились. Провожатая выпустила ее ладонь из своей и отошла. Почти тут же раздался знакомый Анике голос Клумба.
   - Господин Ниб, я еще раз хочу поздравить вас с днем рождения. Позвольте мне сделать вам скромный подарок в честь этого праздника.
  - Телмер, хватит уже интриговать. Мне не терпится посмотреть, что такое ты раздобыл для меня... - мужчина не договорил, вероятно, специально о чем-то умолчав. Голос был приятный, глубокий, но в нем чувствовалась жесткость.
  Ниб Драддэ боком сидел на бортике фонтана и не спеша пил игристое вино из высокого бокала. Сегодня этому человеку исполнялось семьдесят семь лет - немного по меркам их мира. Выглядел же он, как и сорок лет назад: русые волосы до подбородка, нос с небольшой горбинкой, серые проницательные глаза, острый подбородок, скрытый под щетиной, почти бесцветные губы. Красивый, опасный, привлекающий внимание. От него веяло уверенностью, силой и властью.
  - Я имел наглость приобрести для вас наложницу.
  - Ты же знаешь, что наложниц я выбираю себе сам. У меня слишком высокие требования, - и, хотя мужчина говорил серьезно, было заметно, что это игра на публику. Эти двое просто подогревали интерес окружающих, разыгрывая комедию.
  Анику все это начинало выводить из себя. Хотелось сбросить очередную тряпку, надетую ей на голову, и высказать всем, что она думает о них самих и их стране.
  - Поверьте, такой нет ни у кого. Эта девушка станет жемчужиной коллекции, самым дорогим бриллиантом, сам правитель будет завидовать! Это северянка! - гордо выкрикнул Клумб, заставив многих подавиться тем, что они пили.
  Теперь внимание абсолютно всех гостей было приковано к девушке и хозяину дома.
  - Я хочу видеть ее! - теперь уже не удержался хозяин. Он даже не попытался скрыть любопытства и жажды в голосе. Это был страстный коллекционер, и новый экземпляр своей коллекции он хотел увидеть немедленно. Клумб уже достаточно успел заинтересовать его.
  Даритель подошел к Анике и порывистым движением сдернул с нее ткань. На секунду стало абсолютно тихо, потом же гости зашептались между собой, давая свою оценку подарку. Девушка обвела публику обжигающим ледяным взглядом, полным презрения и еле сдерживаемой ярости, и, наконец, остановилась на ухмыляющемся мужчине. Он сидел на парапете, окружающем фонтан, чуть покачивая ногой, и неотрывно смотрел на нее.
  'Ну, здрасте!' - подумала Аника, сразу сообразив, что это виновник торжества.
  Девушка даже назвала бы его красивым, если бы с первого взгляда не возненавидела от всей души. Такие привлекают внимание, женщин к ним тянет. Внешность мужчины не была мягкой или слащавой, скорее, его можно было назвать чересчур мужественным. Да и случай сейчас был не тот, чтобы млеть от чьей-то внешности. Драддэ же не без удовольствия разглядывал свою новую собственность. Он многое видел в жизни, в его постели побывали лучшие любовницы, поэтому мало чем можно было его удивить... Но этой холодной красотке удалось сразу завладеть вниманием и мыслями главного торговца. Было ясно, что подаренная не покорится по первому жесту. Строптивая и далекая, она будоражила сознание, заставляя тело проснуться. Но пока картинка была неполной - он мог лишь дорисовать в мыслях это тело, скрытое тканью. Да и мужское тщеславие требовало удовлетворения - хотелось похвастать подарком перед друзьями и подчиненными.
   Краем глаза Аника видела, как выпятил грудь Клумб. Он был явно горд своим подарком. Гости же старались не шуметь, лишь переводя любопытные взгляды с нее на хозяина дома.
   - Телмер, признаюсь, ты меня поразил! - наконец, выдохнул Ниб и сделал новый глоток игристого, смачивая пересохшее горло. - Но, наверное, не одному мне здесь хочется увидеть твой подарок целиком.
   Вторя имениннику, раздалось несколько одобрительных восклицаний. Аника изо всех сил старалась не морщится, удерживая на лице маску безразличия. Клумб довольно улыбнулся, кажется, даже изобразил поклон и, сделав шаг к Анике, размотал сари. Он был удивлен, что девушка не сопротивляется и не пытается ему помешать. Что ж, это хорошо. Ему отчаянно не хотелось, чтобы строптивица испортила произведенное впечатление. Перекинув ткань через плечо, Клумб отстранился, открывая обзор. Несколько девушек ахнули, мужчины напряженно сглотнули, впиваясь в стройное тело Аники жадными, похотливыми взглядами.
   Она стояла посреди затаившей дыхание толпы мужчин босиком на влажной траве, прикрытая лишь крохотным подобием белья. И даже несмотря на обнаженность она все держала себя в руках, не пытаясь закрыться или съежиться. Напротив, спину девушка выпрямила сильнее, а подбородок гордо вскинула, чувствуя, как закипает в жилах кровь, неукротимым потоком разносящая ненависть ко всем собравшимся. Пожалуй, многие из них не могли считаться виноватыми в ее вынужденном позорном положении. Но обуздать эмоции не получалось - они, словно табун лошадей, рвались наружу. Браслеты на руках горели, обжигая кожу, магия бурлила, как горящая смола, ища выхода.
   Ожидания Ниба оправдались. Подарок был идеальным - стройная, красивая, высокая, с длинными ногами, бархатистой кожей и прекрасными волосами, эта девушка была словно нимфа - манящая, неземная. Он хотел ее немедленно, но остатки морали не позволяли овладеть подарком здесь и сейчас. Поэтому он бодро соскочил со своего места, отставил бокал, и неотрывно глядя на вожделенный предмет, направился к Анике.
   - Как ее зовут, Телмер? - спросил, даже не глядя на подчиненного. Все его внимание было сейчас сосредоточено на пронзительно синих глазах северянки.
   - Я не дал ей имени, посчитав, что вам будет приятно лично подобрать подходящее...
   Наблюдая за происходящим, никто из гостей не обратил внимания на то, что небо начало заволакивать черными тучами, а воздух стал холодным и прозрачным, как перед сильнейшей грозой.
   - Правильно, - одобрительно кивнул Ниб, - думаю, что хочу увидеть больше. Раздевайся!
   Аника поняла, что приказ дан ей, но даже не подумала пошевелиться, продолжая смотреть на именинника. В его глазах она видела довольный блеск, похоть и осознание того, что все обязаны ему подчиняться. Вот только она - не все!
   Ниб хищно улыбнулся, и тут же в его руке сверкнуло тонкое лезвие кинжала.
   - Впрочем, я могу и сам с этим справится, - мужчина подцепил длинными пальцами ткань лифа и легким движением разрезал ее, отбросив остатки на траву.
   Гости от любопытства повытягивали шеи, желая увидеть открывшуюся Нибу картину. И там было на что посмотреть! Красивая нежная грудь идеальной формы с розовыми ореолами сосков так и манила прикоснуться. И Ниб не удержался, сначала погладив одно полушарие ладонью, а после и вовсе припав к горошине соска губами, при этом неотрывно глядя в глаза северянки, наблюдая за бушевавшим в них штормом.
   Анике было противно, но она не прерывала зрительного контакта. Меж тем по позвоночнику скатилась стайка ледяных мурашек. Кое-как она нашла в себе силы выдавить робкую улыбку, заново привлекая внимание мужчины. Она чувствовала исходившие от него волны возбуждения, понимая, что завладела его умом настолько, что тот не чувствовал угрозы. Да и кто она? Очередная жертва, отданная ему для утех. Такие не принадлежат себе, а, значит, и не опасны. Мужчина отстранился, продолжая держать ее грудь в своей ладони.
   - Почему на ней браслеты? - будто только их заметив, спросил Ниб.
   - Она маг, - с готовностью ответил Телмер, беззастенчиво изучающий тело своей покупки. В душе он уже жалел, что не оставил девку себе, но, правда, и дивиденды Клумб предвкушал солидные, а потому решил окончательно осчастливить Драддэ. - Она девственница.
   Глаза начальника торговой палаты вспыхнули таким алчным блеском при этих словах, что внутренности Аники стянуло в тугой комок. Ей показалось, что мужчина набросится на нее прямо сейчас.
   - Думаю, - хриплые нотки в его голосе были музыкой для слуха женщин, но Аника даже не обратила на это внимания, - что это тоже лишнее, - рука мужчины скользнула вниз по ее животу к трусикам.
   Аника вспыхнула, чувствуя, как загорелись румянцем щеки. Это заставило улыбнуться ее мучителя, но повторить фокус девушка ему не позволила, перехватив рукой занесенный кинжал.
   - Я сама, - чуть наклонившись к мужчине, прошептала она. Ветер всколыхнул выбившуюся из прически прядь.
   Несколько человек, наконец, заметили надвигающееся ненастье и попытались высказаться, но завороженный томным голосом девушки Ниб подал знак, чтобы все остались на своих местах. Аника послушно опустила руки, вот только ткани она даже не коснулась... Испепеляющая ее изнутри магия сметающим все на своем пути смерчем ринулась наружу, и браслеты треснули и никчемными побрякушками упали к ногам девушки.
   Девушка знала, что подобные всплески магии не бывают продолжительными - они, как яркая вспышка молнии - пугающие, но короткие. Надо было успеть этим воспользоваться. И Аника не мешкала, выпуская сквозь ладони энергию. Она призывала на помощь воздушную стихию. С каждым мгновением небо чернело все сильнее. Начался дождь, и ветер усилился, бросая в лица людей холодные капли.
   Многие из присутствующих были магами, но сейчас не знали, что делать. С подобным они столкнулись впервые, поэтому не понимали, какими заклинаниями попытаться унять стихию.
   Потоки воздуха начали скручиваться в спираль, которая стягивалась вокруг стана улыбающейся девушки. Она откинула назад голову, подставляя лицо дождю и наслаждаясь его ледяными прикосновениями. Из раскинутых в стороны рук продолжала струиться магия, и казалось, что время замерло. На самом деле прошло не более минуты. Происходившее на поляне поражало воображение. Представить, что стихия может повиноваться девчонке, как домашнее животное, было просто невозможно. Вот только присутствующие маги воочию убеждались, что воздух, сгущаясь, ластился к северянке, обволакивая, защищая и отделяя ото всех. Стоило только сделать шаг к повелительнице стихии, как порывы ветра отбрасывали смельчака, сбивали с ног или начинали кружить в безумном танце.
   Наблюдавшие думали, что именно девушка управляет стихией, но это было не так - она просто стала ею, постепенно растворяясь. Сейчас Аника не контролировала свои действия - магия справлялась сама, никому не подчиняясь. Подобные всплески бывали и ранее, но не такие мощные. Теперь же адептка чувствовала, что вырвавшейся из нее энергии слишком много, что вращающийся вокруг нее смерч может быть слишком опасен... Но ничего не могла изменить.
   Смертоносная воронка вертелась все сильнее, не причиняя вреда девушке. Внезапно Аника вновь посмотрела на опешивших людей и нашла взглядом Драддэ. Мужчина был в ярости. Он концентрировал энергию, перенаправляя поток в сторону Аники, но воздушный кокон надежно хранил ту.
   - Меня не удержать под замком! - пытаясь перекричать шум ветра, выплюнула Аника.
   Она улыбнулась и позволила воронке поглотить себя. Ветер усилился еще больше, сверкнула молния и раздался ужаснейший раскат грома. Полуголые девицы завизжали. Приглашенные заспешили поспешили убраться со злосчастной поляны и укрыться в стенах дома, отталкивая друг друга от дверей. Только Ниб продолжал стоять на месте, кусая от злости щеки и сжимая кулаки. Эта мерзавка посмела выставить главу торговцев на посмешище, продемонстрировав всем собравшимся его слабость!
Оценка: 7.30*31  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Тополян "Механист"(Боевик) Т.Мух "Падальщик 2. Сотрясая Основы"(Боевая фантастика) В.Кретов "Легенда 4, Вторжение"(ЛитРПГ) Т.Ильясов "Знамение. Начало"(Постапокалипсис) Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) Г.Елена "Душа в подарок"(Любовное фэнтези) А.Светлый "Сфера 5: Башня Видящих"(Уся (Wuxia)) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана"(Любовное фэнтези) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"