Вермин Борис Анатольевич: другие произведения.

Крылатый скиталец

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
Оценка: 3.41*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Из тысяч миров ему нужен только один - его родной. Из тысячи встреч ему нужны только некоторые - которые помогут ему найти путь домой. Он - бродяга, который скитается по мирам. Он - воин, который вступает в очередную битву за свою жизнь. Но, быть может, этот мир даст ему надежду?


  
   Глава 1
  
   Ветер нес перекати-поле по сухой траве. Солнце садилось за горизонт, и слегка, бочком, выглядывала местная луна. Вторая луна должна была появиться часа через четыре, а пока любой, имеющий глаза, мог любоваться завораживающем зрелищем заката, устроившись поудобнее и уворачиваясь время от времени от комьев перекати-поля.
   Однако колебание ветра нарушило идиллию. На пригорке образовалось завихрение, этакий небольшой смерч, который поднял в воздух всякий сор, и раскрутил его вокруг себя. Внутри странного смерча сверкнуло серебристым, и ветер тут же стал, как и прежде, мирным потоком, ласкающим кожу искушенного путника. Но силуэт никуда не исчез, в отличие от смерча. Отряхнув травинки, на небо воззрилось существо, которое вряд ли когда видели в этом мире. Четыре лапы поддерживали мощное мускулистое тело: Громадные когти передних лап были обуты стальными остриями, что делало их еще внушительнее, задние же предназначались для прыжков, поэтому когти там были поменьше. Задняя часть существа, была закрыта кожаной броней, сквозь которую пробивались клочки рыжей шерсти, передняя же часть была покрыта перьями и брони не несла, если не считать, конечно, роскошный стальной чешуйчатый нагрудник, крепившийся на спине хитрой застежкой. Венчала сие творение природы, или неведомого мага небольшая голова, с оттопыренными ушами и мощным клювом, закрытая сейчас шлемом. В общем, если бы Вы находились сейчас около этого пригорка, то сказали бы, что это чистокровный грифон в рукотворной броне. Впрочем, если бы Вы не имели представления о внешнем облике грифонов, он сам бы поведал Вам о себе, сказав попутно, что имя его - Лерт вин Клос и что он будет крайне благодарен, если Вы расскажете ему, куда он, собсна, попал. Но, поскольку пригорок был безлюден, такая халява Лерту не светила.
  
  
   Лерт поднял глаза к небу и протяжно свистнул, приветствуя новый мир. Очень хотелось свернуться клубком, накрыться крыльями и уснуть, но он уже привык за время скитаний отказывать себе в мелких радостях, поэтому, по той же привычке, грифон проверил снаряжение. Все было на месте. Кроме вышеописанной брони, грифон таскал на себе два разнокалиберных кинжала, два малых арбалета, с запасом болтов, переметные сумки с различной провизией, походной мелочевкой и некоторой суммой в монетах, плюс четыре амулета, болтавшихся на шее под броней: "Ветерок", "Огнежог", "Щит молнии" и "Пятно". Первый отклонял мелкие, до 15 грамм, предметы, типа камешков и пуль, "Огнежог" использовался для розжига костра, создавая огненную вспышку там, где остановился взгляд грифона, "Щит молнии" усиливал и так неслабые способности грифона по сопротивлению электричеству, а "Пятно" делало грифона гораздо менее заметным на любом фоне.
   Любовно заправив амулеты под броню, Лерт снял с головы шлем, закрепил на нагруднике и от души вдохнул воздух новооткрытого мира.
   Мощный толчок лапами, удар крыльями по внезапно вязкому воздуху - и вот уже грифон набирает высоту, постепенно становясь неразличимым на фоне заката.
   Летать, на самом деле, совсем не трудно. Нужно ловить восходящие потоки, подниматься на них, практически не работая крыльями. Зато, когда вокруг нет ни одной души, ощущается почти невозможное внизу чувство свободы. Есть только ты и воздушный океан, который весь для тебя. Кажется, что он создан только для того, чтобы ты мог всеми фибрами своей души наслаждаться вдохновением свободного полета и детский, щенячий восторг захватывает тебя, и ты прикрываешь глаза, и едва-едва взмахиваешь крыльями, чувствуя весь мир вокруг, мир на кончиках твоих крыльев.
   Во многом, Лерт жил только ради таких моментов, не считая, конечно, надежды на возвращение домой, поэтому, когда чувство страшного одиночества будто водопадом смыло лирический настрой, романтическое настроение сменилось злым. Вин Клос встопорщил крылья на шее, заклекотал и ринулся вдогонку уходящему Солнцу.
  
   Действовать надо было по опробованной схеме: найти аборигена, допросить, добиться проникновения в какой-нибудь магический орден, или аудиенции у лучшего мага и спросить, наконец: сможет ли он снять Заклятие Вечного Перемещения, из-за которого грифон не задерживается ни в одном мире дольше двух недель, оказываясь каждый пятнадцатый день в начале нового пути или нет? На худой конец, разжиться чем-нибудь ценным, или, программа-минимум, не помереть с голоду.
  
  
  
   Крейлан замахнулся мечом. Привычным движением поднял тяжелый двуручник и разрубил уже потянувшего к нему руки скелета. Работа была скучной и неинтеллектуальной, но согласия Крейлана никто не спрашивал. Он вздохнул и оттолкнул ногой еще одного скелета, который как раз хотел вцепиться выбеленными челюстями в его ногу. Скелет обиженно скрипнул и покатился с вершины холма, попутно уронив еще двоих новеньких беленьких творений Вейреланских Некромантов. Крейлан слегка усмехнулся, шевельнув сивыми усами под шлемом. Поднимать и опускать меч, даже спасая свою жизнь, было занятием и утомительным и, что более страшно для тренированного воина, скучным. К вершине подползло подкрепление, и Крейлан снова рубанул мечом. Скелеты Вейрелана не были серьезным противником для опытного воина. Единственное, что плохо, это их прочность. Легкие мечи, стрелы и булавы их не брали - только тяжелый двуручный меч, или что-то равноценное. В последнее время появились молоты с заостренным концом, но оружие оказалось слишком узкоспециализированным. Вполне возможно, южные гении-некроманты могли бы найти совсем уж стопроцентную защиту, но тогда, как казалось Крейлану, скелеты оказались бы затратными, неуклюжими и уязвимыми для чего-то совсем другого. Например, маги выдумали бы заклятие, как эту сверхзащиту обойти. Но жестокие Вейреланцы поленились, и теперь Крейлану приходилось работать двуручником, сетуя на узость своих бровей - пот постоянно переливался через них, закрывая глаза. Еще два скелета упали под мощными ударами меча и покатились вниз, сбивая соратников. Как раз по этой причине Крейлан выбрал холм: скелеты скатываются, мешая своим, медленно карабкаются по наклонной поверхности, да и свобода маневра есть. Серые глаза уныло воззрились из-под шлема на подбегающую к склону толпу скелетов. Некроманты могли не считать своих солдат: ополченцы с двуручными мечами управлялись плоховато, а на профессиональных воинов и сотни мертвых воителей не жалко будет. Крейлан испустил воинственный вопль и прыгнул на медленно приближающуюся волну скелетов и двуручник замелькал меж белых костяков. Волна медленно откатилась, причем в буквальном смысле, а довольный своим порывом латник приподнял шлем и стер с лица пот. Избавившись от шлема, Крейлан заметил небольшую деталь в отдалении, а именно пару долговязых фигур в волочащихся по земле плащах. Зеленые плащи на фоне того же цвета травы помогала Некромантам не слишком выделяться, фронт все-таки. Итак, Некроманты с интересом смотрели на обреченного латника. Он смотрел на них, пока один из вейреланцев не напомнил ему о делах насущных, а именно хлопком ладоней не послал скелетов в новую атаку. Крейлан обреченно вздохнул, настроение испортилось окончательно, поскольку сколько бы скелетов он не порубил на этом холме, маги мгновенно вернут их в строй. Бессмысленный труд никогда не являлся для Крейлана чем-то привлекательным, но, опять же, мнение латника-ветерана никого не интересовало
   Крейлан задумчиво покосился на две фигуры и решил, что, наверное, он очень красиво смотрится на фоне заходящего солнца, раз им еще не надоело. Хотя некроманты уже начали проявлять нетерпение и пару раз подгоняли его слабенькими молниями. Солдат уже не помнил, сколько длится бой, руки поднимали и опускали меч, ноги двигались в ритме намертво заученного танца смерти, а тени все удлинялись и удлинялись. Снова покосившись в сторону долговязых темных магов, Крейлан слабо улыбнулся - к нему летела сияющая звезда. Это было красиво и...многообещающе, поскольку биться дальше Крейлану не хотелось до смерти, и, если бы его тело все еще подчинялось разуму, а не боевым и животным инстинктам, он бы обязательно бросил меч. Звезда обещала покой и холод, холод, которого так не хватало солдату под горячим стальным панцирем. Он наконец очнулся и, собрав остатки воли, поднял меч, приветствуя свою сияющую смерть воинским салютом. Смерть протяжно засвистела, маги не двигались, а Крейлан стоял с подъятым мечом и в затылок ему светило закатное солнце. Латник улыбался.
  
   Сверкающий снаряд ударился в стальную фигуру, вздрогнул, увлекая за собой, и засвистел еще громче. Некроманты засуетились
  -- Что это такое? - спросил один
  -- Какое-то существо, - прищурился на солнце другой.
  -- Оно опасно, учитель? - продолжал интересоваться первый.
  -- Сейчас посмотрим, - усмехнулся второй, раскрыв ладонь. На ладони затрепетала ветка зарождающейся молнии.
  
   Лерт вин Клос отчаянно махал крыльями, пытаясь подняться чуть выше, тяжелый латник неуклонно тянул его к земле.
  -- Бросай меч!!! - засвистел он болтающемуся в лапах человеку
  -- Чего? - нашел в себе силы удивиться Крейлан
  -- Бросай меч, солдат!!! Иначе конец!!! - когда надо, Лерт умел вырабатывать командные нотки даже в своем малопонятном свисте. Но на всякий случай он двинул лапами и попытался хвостом хлестнуть латника по перчаткам, сжимающим меч.
  
   Латник намек понял, и острая двадцатикилограммовая болванка полетела к земле. Лерт взмахнул крыльями и одним махом набрал метров десять.
  -- Интересная птичка, - добавил второй, взмахивая рукой. - Смотри, как нужно уничтожать летающего противника.
  
   Лерт почувствовал приближение молнии и довольно прищурился: склонность магов применять против летающих существ молнии, давала грифону немаленькое преимущество в плане "клюнуть-и-смыться". Когда грохот проник через плотно прижатое ухо грифона, оглушив при этом и так настрадавшегося латника, грифон начал отсчет:
   Первое действие - и латник свободно падает вниз
   Второе действие - и солнце слепит глаза магов, отразившись от ослепительно белых перьев на крыльях Лерта, который, тем временем, беспомощно кувыркается в воздухе
   Третье действие - и передняя лапа сжимает "Пятно", размывая очертания грифона среди лучей заходящего солнца.
   Миг, и почти невидимый грифон, подхватив добычу, стремительно улепетывает, растворившись в лучах солнца, прижимаясь к поверхности.
  -- Вот так, юноша, теперь повтори, пожалуйста, - из-под капюшона показалось лицо человека лет пятидесяти. - Сейчас я подниму для тебя птицу, надеюсь, ты запомнил действия
  -- А это существо точно мертво? - поинтересовался молодой паренек
  -- Не отлынивай, а повторяй. Точно, я тебе говорю, - нахмурился пожилой. - Впрочем, я пошлю скелетов принести тела в лабораторию. Ты давай, давай, учись, юное поколение.
  
   Лерт вин Клос удалялся от места схватки. Лучи закатного солнца заставляли стороннего наблюдателя думать, что он видит стремительный метеор... ну, или неудачливого посетителя практикующего мага, которого вышвырнули мощным пинком, да еще поджечь догадались. Лерт был в своей стихии.
  
  
  
   Глава 2
  
  
  
   Пробуждение. Как много в этом звуке собралось для старого солдата, который уже лет двенадцать тянет лямку в небольшом гарнизоне. Ужасно много. Пробуждение по тревоге в самом начале службы, пробуждение после пьянки за пределами гарнизона, пробуждение в пределах места службы... короче, Крейлану много раз приходилось пробуждаться в самых необычных условиях. В том числе и так, как сейчас: когда болело все тело, от перенесенного напряжения и саднили многочисленные раны. Лучи солнца настойчиво бились в глаза, а напряжение в некоторых частях тела напоминало о физиологических потребностях, до которых ранее как-то не было дела. Крейлан застонал и повернулся на бок. Первый вывод, который сделал вояка - он спал в панцире. Что было, для начала, неплохо, поскольку с момента удара молнии, Крейлан не помнил ничего. Меча рядом не было, рука безрезультатно пощупала пустые ножны кинжала, зубы ветерана сжались от нехорошего предчувствия, что он все-таки не среди друзей. Самым плохим было то, что избитое тело отказывалось повиноваться. Крейлан подозрительно уставился на свежую повязку на плече, пытаясь вспомнить откуда она взялась, когда и отчего. Разум дал двойственный ответ: либо коротким мечом, либо топором. А когда? - В бою, когда же еще.
   Пересиливая себя, Крейлан поднялся на ноги и огляделся. Первое, что он увидел - валяющийся рядом шлем, за которым вояка, поморщившись, нагнулся. Вторым оказались следы лап и когтей рядом с тем местом под деревом, где он очнулся, и на самом дереве. Причем когти, как подсказывал солдату небогатый следопытский опыт, были внушительными. Неожиданно он напрягся. Шелест крыльев позади и колебания воздуха, подсказали Крейлану, что больше он от одиночества не страдает и скоро что-то будет. Латник осторожно начал поворачиваться, чтобы взглянуть в глаза спасшему его (Крейлан не страдал манией величия и осознавал, что выбраться с того холма в одиночку было невозможно) другу или недругу, и... прищурился от лучей восходящего солнца.
  -- Очнулся? - донесся свистящий голос
  -- Да! - потрясенно отозвался Крейлан.
   Спаситель переступил с лапы на лапу и щелкнул клювом
  -- Как тебя зовут, солдат?
  -- Крейлан Кресс, ветеран Пограничной Стражи
  -- Понятно. А ветеран - это звание или просто выслуга?
  -- Ветеран - это звание чуть выше рядового. Опытный профессиональный солдат, который пользуется привилегиями, но не имеет подчиненных.
  -- Хорошо. Я Лерт вин Клос, грифон, ветеран-бродяга.
   Крейлан попытался учтиво поклониться и поморщился.
  -- Что случилось? - лопуховые уши птицезверя беспокойно запрядали
  -- Мышцы болят, - улыбнулся Кресс и поинтересовался: А что такое грифон?
  -- Название моей расы
  -- Ясно, плечо ты перевязал?
  -- Да я, - свист Лерта становился все более привычен для пограничника. - У меня был большой опыт общения с такими, как ты. Даже в госпитале приходилось работать.
   Крейлан хмыкнул. Представил себе, как над открывшим глаза раненым, вместо миловидного личика медсестрички, склоняется рыжая ушастая морда, снабженная увесистым клювом и увлеченно двигающая ушами, и усмехнулся. Впрочем... Лерт ведь не стал участвовать в его пробуждении, а ждал в отдалении, судя по всему, и явился в тот момент, когда Кресс достаточно пришел в себя. Значит, эти слова птицезверя... или звероптица вполне могли оказаться правдой.
   Крейлан любил разгадывать логические загадки, и сейчас ему было интересно, гораздо интереснее, чем тогда на холме. Сотни предположений о происхождении и предназначении сидящего перед ним рыжемордого существа стучались в черепную коробку, пытаясь обосноваться там на веки вечные. Он моргнул, отгоняя домыслы. Домыслы улетели, пообещав вернуться, если он не найдет какую-нибудь достойную версию.
  -- Спасибо тебе за заботу, - вздохнул он. - Но махать мечом будет сложнее, если маг не поколдует.
  -- Да, точно, - взъерошил хохолок грифон, - как называется твоя страна, и кто на тебя напал?
  -- Сядем? - пригласительно повел рукой Крейлан и бухнулся на траву поляны. - Кстати, где мой кинжал?
   Лерт дернул ухом и уселся, обвив хвостом задние лапы. Кончик хвоста, покрытый длинными, красивыми, переливающимися разными цветами перьями, слегка подрагивал. Крейлан разглядел среди перьев тонкое лезвие и слегка вздрогнул.
  -- Кинжал в сумке. Я его убрал от греха подальше, а то не хотелось получить рану от спасенного тобой человека.
  -- Но ты его вернешь?
  -- Конечно, но немножко попозже. Сначала расскажи о своей стране.
   Кресс снова вздохнул и покосился на длинные когти своего то ли спасителя, то ли пленителя. Судя по всему, птицезверю приходилось сталкиваться в своих госпиталях и с буйными пациентами. На поверхности нагрудника виднелись вмятины и царапины, пусть тщательно заполированные и залатанные. - Молоты и копья, - мгновенно определил Крейлан. Шлем, который должен был в боевой ситуации прикрывать голову грифона, болтался на кожаных шнурках, но на краю виднелся относительно свежий скол, происхождение которого Крейлан определить затруднился. Примечательной деталью шлема были растопыренные кармашки по бокам, под которые, скорее всего, впихивались уши.
  -- Итак, моя страна называется Генсар, благословенное место для любого, кто там появится, люди живут счастливо и долго. Во главе стоит умный и добрый король Харзием. Столица зовется Фарин и считается подлинной жемчужиной мира. Недавно подлые поклонники Тьмы - Некрополия Вейрелан - напали на нашу благословенную страну, применив новое массовое оружие - скелетов. Дело в том, что их нельзя уничтожить оружием ополчения - копьями, одноручными мечами и так далее, только клевцы и двуручные мечи, которыми пользуются редко. Гарнизоны ветеранов были окружены и уничтожены магами Вейрелана. Это было легко, поскольку вследствие массового заговора гарнизонные маги, которые могли отразить нападение, по большей части были уничтожены за несколько часов до вручения ультиматума. Я, Крейлан, сражался до последнего и добрался-таки до одного из магистров Некрополии. Именно поэтому меня преследовали орды скелетов. Сейчас тебе грозит страшная опасность, раз ты находишься рядом со мной. Нам нужно срочно добраться до столицы.
  
   Грифон задумчиво курлыкнул в ответ на эту тираду.
   Ввязываться в масштабные военные действия грифону не хотелось. В массовой бойне вероятность одинокого, маленького, слабо бронированного летуна уцелеть была крайне мала. В конце концов, он не крутой маг и не тяжелый флагманский танк. А наглядный пример, как легко можно убить грифона, ему принес один высокотехнологичный мир, где бушевала война. Грифон прятался в подвале трущоб, когда эскадрилья орбитальных бомбардировщиков "Хлад 17" обрушила на город смертоносный груз, и одна из тяжелых бетонных лестниц грохнулась на почти успевшего выскользнуть птицезверя. И про модель бомбардировщиков, и про войну грифону рассказал словоохотливый абориген, оказавшийся за рухнувшим перекрытием. Лерт слушал и пытался наложить шины на переломанные задние лапы. Ему повезло дважды: у него была с собой фляжка с водой и куча украденных концентратов. Примерно через полтора дня он перенесся в другой мир, нашел убежище поблизости от воды и в сотый раз порадовался, что у него есть эти отвратительные концентраты. О том, что стало со словоохотливым бродягой, Лерт не задумывался. Он давно уже разучился жалеть своих мимолетных "попутчиков".
   Итак, грядущее вновь сулило грифону ввязаться в какую-то масштабную войну с сомнительными (для Лерта, разумеется) целями. Вин Клос наклонил голову и снова задумался над "сомнительностью" целей. Цели у него были вполне конкретные и, раз ему удалось попасть в магический мир, на этот раз, то можно было рискнуть.
  -- У вас в Генсаре маги есть? - начал брать быка за рога Лерт
  -- У нас в Генсаре собрались лучшие волшебники мира, - с достоинством ответил Крейлан, не сводя глаз с переметных сумок на боках грифона, где, если верить этому звероптицу, лежал его кинжал.
  -- Как ты считаешь, опасно нам будет добираться до столицы?
  -- Все зависит от того, придумали наши маги заклинание против скелетов или нет. Если придумали, то округа на некоторое время чиста, до тех пор, пока не подойдет регулярная армия Вейрелана. Хотя некоторые разведывательные отряды могут попасться нам на пути.
  
   Грифон молча расстегнул одну из сумок и кинул кинжал. Крейлан довольно улыбнулся.
  -- Ну чего, полетели?
  -- Пешком пойдем, - мрачно буркнул грифон. После принятия решения, перспектива где-нибудь отлежаться начала вызывать особенно нежные чувства.
  -- Ну уж нет, - возмутился Кресс, - Ты меня сюда по воздуху притащил, давай уж и вытаскивай по воздуху. Тем более, что разведывательные отряды Вейрелана - это не шутка. Там и маги попадаются.
  -- Видел я этих магов... дилетанты, - еще больше помрачнел грифон. - Может, вернешь кинжал на время полета? Тебе он не понадобится, а мне спокойнее будет.
  -- Ну уж нет. Ветеран Пограничной стражи и без оружия - это пленник. А пленником я быть не хочу.
  -- Ну что ж. Тогда учти, что лезвие на хвосте отравлено, - грифон прянул ушами.
  -- Ну ты не беспокойся, друг, - разулыбался Крейлан. - Не буду же я угрожать кинжалом тому, кто спас мне жизнь. Тем более, находясь в воздухе.
  
   Лерт вин Клос кивнул и слегка повеселел. Беспокойство о целостности своей шкуры откладывалось на некоторый срок.
  -- Залезай на загривок, и полетели.
  -- А как держаться?
   Грифон еще раз внимательно оглядел Кресса, порылся в сумке и достал оттуда веревку.
  -- Обвяжешь меня, через нагрудник, и будешь держаться
  
   Через десять минут грифон с пассажиром набирали высоту. Пассажир судорожно цеплялся за веревку и, вспоминая подозрительность Лерта насчет кинжала, предположил, что звероптиц страдает паранойей.
  
  
   Глава 3
  
  
   Грифона мучила паранойя. Взлетая, вин Клос подергал головой, думая, как он дотянется до седока, в случае чего. - " А какой хороший был, пока спал!" - промелькнула тоскливая мысль, и Лерт уныло свистнул. Впрочем, родная стихия благотворно влияет на своих детей, и через несколько сотен плавных взмахов крыльями грифон потихоньку успокоился. Тем временем Крейлана мучили более приземленные проблемы, а именно проблема удержания на гладком грифоне при сильном ветре. - "Хорошо, что доспехи есть, хоть за что-то зацепиться можно", - мелькало в голове ветерана Пограничной Стражи. Крейлан плотнее намотал на руку веревку и прижался к броне; грифон довольно прищурился и слегка дернул ухом, спрятанным под крыльцем (здесь стоит сделать примечание) шлема. В молчании прошла часть пути.
   Крейлан повел затекшими конечностями и повернул голову к солнцу. Лететь по-прежнему было боязно, но, после того, как грифон поднялся над облаками, лучи солнца расслабили ветерана, он начал поглядывать вниз и даже решился вынуть одну ногу из щели в доспехах грифона, ненадолго, правда. Но вот вертеть головой и двигать плечами он мог сколько угодно, чем и занялся в течение полета. Как только Крейлану начало надоедать такое пассивное времяпрепровождение, а идея помахать в воздухе сразу обеими ногами перестала вызывать перестук зубов, грифон провалился в воздушную яму. Озорные мысли разлетелись, как вспугнутые грифончики, а точнее, в атаку на виновника потрясения.
  -- "Эй ты, там, ты все-таки с пассажиром, не забыл?" - громко возмутился Крейлан. Ответа не последовало.
  -- "Я к тебе обращаюсь! Как тебя там... Лерт!" - продолжил он, чуть сильнее вцепившись в веревку. Грифон молчал. Недовольный Кресс немного поерзал - ремешки грифоньих доспехов цеплялись за внутреннюю сторону брюк. Кресс вздохнул, оторвал одну руку от веревки и постучал по шлему.
   Грифонье ухо выползло из-под кармашка шлема и лениво начало разворачиваться. Крейлан брезгливо наблюдал за этим действом, пока ухо не развернулось окончательно, мгновенно затрепетав под напором ветра, и не развернулось к нему. Ветеран с сомнением поглядел на обращенное к нему ухо и, наконец, расценил это как приглашение говорить.
   - Я имею в виду, нельзя ли не прыгать туда-сюда в воздухе? - вежливо осведомился Крейлан.
   Грифон повернул голову, посмотрел на солдата внимательно, и также осторожно спросил:
  -- Ты дурак?
  -- Нет, а что? - растерялся Крейлан и зажмурился - грифон снова подпрыгнул в воздухе, только почему-то вниз. Но по ощущениям, именно подпрыгнул. Отвернувшийся было, Лерт снова воззрился на него.
  -- Это скольжение между потоками - восходящими и нисходящими, - высокомерно произнес он. Крейлан совсем приноровился к свистящим интонациям пернатого собеседника, поэтому воспринимал без затруднений. - Меня подбрасывают одни потоки и толкают вниз - другие. Я лечу внутри ветра, а ветер, как известно, своеволен и изменчив.... А теперь - не мешай, иначе мы так и будем снижаться.
   Крейлан опустил взгляд и посмотрел в разрыв между облаками. Далеко внизу между небольших холмов темнело небольшое озерцо... на берегу которого только что сверкнуло красным.
  -- Эу, Лерт? - на этот раз Крейлан дождался, пока грифон обратит на него внимание. - Там внизу идет бой. Мы можем помочь.
  -- В отличие от тебя, Крейлан, я присягу не давал и снижаться не собираюсь. Я довезу тебя до столицы, но ввязываться в эту войну не намерен.
   Крейлан дернул щекой. Ему было бы гораздо уютнее топать до столицы пешим, в окружении других солдат, нежели лететь, прижавшись к пернатой гриве. Или что там у него? Не важно. Важно то, что внизу идет бой. Крейлана не учили избегать боев.
   Вин Клосу вся эта лирика "высокого вдохновения битвы" была чужда. Он ждал гадостей со стороны Судьбы. И он их дождался - из облаков всплыли две фигуры, неспешно машущие крыльями.
  -- Что это? - повернул голову к ветерану здешних баталий грифон.
  -- Что? Где? Ох блин! - отреагировал Крейлан Кресс.
  -- Повторяю! Что это!?? - грифон сообразил, что Судьба подсунула ему особенную гадость.
  -- Фирлинги, - объяснил Кресс.
  -- Они за нас или за них? - продолжил расспросы ветеран-грифон.
  -- Попытайся их убить, - не стал тратить слова Кресс. - Слабые места - крылья и голова. Они очень верткие.
   Лерт сверкнул глазами и заработал крыльями, набирая скорость. Одновременно он надевал на передние когти стальные наконечники, которые, как оказалось, снял совершенно зря. Крейлана замутило и он всем телом вжался в грифонью тушу.
   Фирлинги были похожи на помесь обезьяны с летучими мышами. От летучих мышей они унаследовали крылья, строение тела. От обезьян они унаследовали выдающуюся морду и передние лапы. От какого зверя они унаследовали такие когти и клыки - оставлось неясным, но уважение их арсенал внушал. Размерами фирлинги были с собаку средних размеров, но менее опасными они от этого не становились.
   Грифон стремительно набирал скорость в снижающейся спирали, пока на одном из витков не оказался на мгновение позади хищных тварей. Мощный взмах крылом - и грифон развернулся почти на месте, устремившись на фирлингов со скоростью атаки.
   Крейлан решился открыть глаза и увидел стремительно приближающихся фирлингов. Твари разворачивались, угрожающе скалясь. Грифон воинственно заклекотал и прицелился когтями. Фирлинги порскнули в разные стороны и Крейлан поморщился: он сталкивался с фирлингами и знал, насколько их трудно достать. Вот и сейчас смертоносные лезвия когтей не задели этих вертких кровопийц. Только откуда этот жалобный вопль? Крейлан удивленно повернулся, забыв о высоте, скорости и страхе... достаточно быстро, чтобы увидеть капли алой крови, слетающие с нахвостного лезвия и беспорядочно вращающегося в воздухе фирлинга. "Молодца" - еле слышно выдохнул Крейлан.
   Второй фирлинг, несмотря на легкую гибель собрата, сдаваться не собирался. Его, как и Крейлана, этому не учили. Он поднялся выше грифона, оставаясь позади. Его интересовала область, прикрытая странным горбом на спине грифона, куда хвост не мог оперативно дотянуться. Надрез там повредил бы жизненно важные органы. Тварь сделала это нехитрое заключение, и замахала крыльями, набирая максимально возможную скорость. Грифон внимательно наблюдал за ней сквозь прорезь шлема, слегка повернув голову. Наконец фирлинг начал атакующее движение. Лерт вин Клос начал свое. Грифон плавно развернулся вокруг своей оси, обнажив зажатый в лапе арбалет. Крейлан хрипло заорал. - "Щелк" - и тварь продолжает движение уже с инородным телом в куцых мозгах, никому не опасная. Грифон мощно взмахнул одним крылом, разворачиваясь в исходное положение, другим же придержал начавшего уже спадать Крейлана. После мощного толчка уже обоими крыльями, Кресса вжало в спину грифона, ставшую после пережитого почти родной, и он снова занял насиженное место. Если не обращать внимания на серо-зеленое лицо пассажира и отсутствие одной из арбалетных стрел в поистине необъятных сумках грифона, жизнь вошла в свою колею. Хотя, конечно, в колее этого мира никогда еще не было грифонов. Дальнейший полет протекал в молчании.
   ***
  
  -- Вон к той роще лети! - крикнул Кресс грифону, как только на горизонте показались башни столицы.
   Грифон уже давно держал уши полуоткрытыми, ожидая указаний от проводника. Плавная спираль, немного уже надоевшая Крейлану, снова начала свой бесконечный разворот: грифон рыскал в поисках поляны.
  -- Тут будет очень сложно сесть, - бесстрастно просвистел Лерт, даже не поворачиваясь к пассажиру.
  -- Зато здесь самое безопасное место, никто не увидит, - успокоил его ветеран.
  -- Впрочем, вон в тот овражек можно попасть, - также бесстрастно продолжил вин Клос.
  -- Давай в овражек, - не стал спорить Кресс. Настроение поднималось с каждой минутой.
   Грифон начал нудно кружить над рощей, подлетая к оврагу то с одной, то с другой стороны. Наконец, он изучил овражек, и смело воткнулся между ветвей, противно заскрипевших по доспехам. Крейлан спрыгнул, едва грифон коснулся лапами земли.
  -- Урра! Как хорошо все же на земле! Человек все же существо сухопутное.
  -- Не забывай, ты обещал отвести меня в столицу.
  -- Да-да, такие как я никогда ничего не забывают, безусловно. Сейчас, только попрыгаю немного.
  -- У меня мало времени, я рекомендую разминаться быстрее.
   Крейлан улыбнулся и умчался, ломая кусты. Ему было хорошо. Глядя на веселящегося двуногого, грифон и сам немного развеялся. Как только затих треск веток от убежавшего ветерана, он снял нахвостное лезвие и начал сосредоточенно протирать его от крови. После этой необходимой процедуры, он перепроверил содержимое сумок, нашел укромное место и спрятался там.
   Когда снова захрустели ветки под ногами человеков, Лерт вин Клос уже подготовился к очередной гадости, которую изволит подкинуть ему судьба, а потому не очень удивился нацеленным на него жезлам, что держали в руках сопровождавшие Крейлана люди. Скрип сходящихся над головой веток после этого был уже совсем ожидаемым событием. Ну а фраза из уст Крейлана: "Именем короля - вы заключаетесь под стражу", была почти классической.
  
  
   Глава 4
  
  -- Господин старший дознаватель, дополнительный отчет подготовлен, - курьер стоял в проеме двери.
  -- Отлично. Заходи и давай мне его сюда, - сидевший в кресле парень лет восемнадцати на вид задумчиво прикусил кончик пера, просматривая кипы бумаги.
   Слуга сглотнул слюну и зашел в кабинет, искренне надеясь, что его светлость Пирсон не соизволит обратить на него внимание. Порой для слуг это кончалось плачевно.
   Пирсон выхватил пакет из рук слуги, и вывалил новую груду бумаг на стол, выхватывая и быстро прочитывая отдельные отчеты.
   "Исследование арбалетов"
   "Исследование сумок"
   "Исследование образцов тканей"
   На последнем документе взгляд Пирсона немного задержался. Результаты были совсем нехарактерными. Маги затруднялись отнести объект к какому-то виду обитаемой Ойкумены. Даже больше, они не были уверены, рептилия это или млекопитающее. Шкура под шерстью была несколько ближе к чешуе, нежели к коже, хотя пластинчатого строения у нее не было. "Удивительная шкура!" - мимоходом подивился Пирсон, огорчившись невозможности вскрыть объект. Объект был только один. Руки дознавателя уже проворно выхватывали следующий документ.
   "Исследование нагрудной брони"
   Здесь Пирсон уже серьезно заинтересовался. Вмятины на броне не поддавались идентификации, то есть, неясно, каким оружием их нанесли. Попытка повторного нанесения таких же вмятин с помощью лабораторного оборудования результатов не принесла. Облучение всевозможными видами магических излучений, как то: огонь, вода, электричество, свет - не дали никаких результатов. За исключением одного. Облучение "душевной" энергией из стационарного Камня Духа, где содержались души опасных преступников, заставило броню заблестеть, как зеркало. Теперь она отражала свет. Согласно отчетам лаборантов - на 99,99% (кто-то из лаборантов-магов предположил, что панцирь отражает все 100%, но ему не поверили). Вмятины при этом исчезли. Магическое воспроизведение невозможно.
   Пирсон перебирал и перебирал записи, пока не дошел до записи: "Амулеты, найденные на объекте".
   В документе рассказывалось о 4-х амулетах, питающихся от окружающей среды и не требующих от того, кто их использует, ни малейших магических способностей.
  
  -- Даже так! - задумался Пирсон. - Как жалко, что нет возможности заняться исследованиями всего этого в нормальном масштабе, понять, каким образом достигается такой эффект... и написал резолюцию: "проверить возможность создания аналогичных амулетов методами копирования. При возможности - наладить массовое производство, направив изделия в войсковые части особого назначения".
  
   Пирсон вновь прикусил кончик писчего пера - объект был крайне интересным, хотелось на него взглянуть. Старший дознаватель нетерпеливо позвонил в колокольчик, и через пару минут на пороге его кабинета появился вышколенный слуга.
  -- Звали, господин старший дознаватель? - с поклоном обратился он
  -- Да. Позови мне ответственного секретаря из пыточного управления.
  -- Хорошо, - вновь поклонился слуга и исчез.
  
   Пирсон продолжил пересматривать документы, с бешеной скоростью подписывая на них резолюции, рекомендации, ставя печати. Наконец, раздался стук в дверь.
  -- Войдите! - отозвался Пирсон, и в кабинет ввалился полноватый клерк.
  -- Чем могу быть полезен, уважаемый господин старший дознаватель? - сиплым голосом произнес клерк, утирая с широкого лба пот, и поглядывая на Пирсона с большой опаской.
  -- Поступивший объект под кодовым названием "Крылатый" еще не допрашивали?
  -- Нет, распоряжения пока не поступало! - клерк мгновенно приосанился, готовый выдать любую известную ему информацию.
  -- Тогда запишите дознание на меня, на ближайшие часы. Какая камера?
  -- Сто пятая, - поклонился толстяк. - Еще что-нибудь?
  -- Нет, ступай! - Пирсон повелительно махнул рукой, и секретаря как будто сдуло ветром. Или призраки унесли. Впрочем, в кабинете главного дознавателя случалось всякое.
  
   Лерт вин Клос угрюмо взирал на интерьер своей камеры. На грифона камера явно рассчитана не была, а значит, низкий потолок давил на психику небеснорожденного создания, каким в приступы самобахвальства считал себя вин Клос. Хотя, развернуться в камере можно было свободно, что радовало. Из каких-либо элементарных удобств была только куча сена в углу, которую грифон мгновенно разворошил в поисках "хоть чего-нибудь". Короче, даже привычного к любым условиям грифона, вся эта обстановка угнетала. А самым тяжелым ударом оказалась конфискация всего праведно (и неправедно в том числе) нажитого имущества.
   Мерить камеру шагами Лерту надоело уже давно, поэтому он возлежал на заново собранной куче сена в углу и мрачно глядел на маленькое окошко, через которое должен был глядеть тюремщик. Клюв в окошко не пролезал - Лерт уже проверил. Когти - пролезали, но до тюремщика не дотянулись, в чем убедился уже сам тюремщик. После такой проверки грифона немного побили, издалека, палками, но он отнесся к этому философски. Всех бьют.
   Шаги за дверью звероптиц услышал издалека и настороженно повернул уши, стараясь определить, что за человек (ну, или не человек, кто их знает) приближается к месту его вынужденного пребывания. Опытный грифон успел вычислить вес приближавшегося объекта, длину ног и качество владения своим телом, когда дверь открылась. Дальше грифон сообразил, что дело пахнет керосином, и праздные мысли оставил. О Пирсоне в казематах он наслушаться успел.
   Впрочем, грифону сложно было бы о чем-то думать, даже если бы хотелось, так как дознаватель, после короткого приветствия, швырнул в Лерта болевое заклятие, и все мысли ушли на второй план... кроме одной - "Что ж я маленьким не сдох". Грифон пронзительно засвистел и забился в судорогах.
  -- Притворяешься! - коротко сказал Пирсон, когда грифон обрел способность слышать. - Меня таким образом обмануть нельзя, опыта хватает. В том числе и по нелюдям.
   Лерт вяло качнул ухом в знак признания правоты дознавателя. Стыдно за вранье ему не было. Ни капельки.
  -- Впрочем, это хорошо! - бодро продолжил Пирсон. - Иногда попадаются крайне противные заключенные - бьются в истерике, на коленях стоят, умоляют, все такое.
   Грифон поднялся на лапы и мгновенно попытался изобразить вставание на колени.
  -- Не надо пыток, я буду сотрудничать! - фраза прозвучала несколько безразлично, но оценить интонацию человеческое ухо было не в состоянии. Так что Пирсон улыбнулся, глядя в левый глаз Лерта, и взмахнул рукой. Грифона скрутило от мышечных спазмов, и он отлетел в дальний угол, возобновив прерванные судороги и вопли.
  -- Как вы, однако, быстро ожили, - уже с некоторой укоризной выговорил Пирсон очнувшемуся грифону. - Вот в игры со мной играть не надо. Если бы я хотел, чтобы вы встали на колени, дабы посмеяться комичности этого зрелища, я бы так и сказал. А самодеятельность на допросах я не поощряю.
   Лерт молчал. Он был умным грифоном.
   Пирсон улыбнулся: - А теперь скажи, что ты там про сотрудничество квакал?
  -- Я буду сотрудничать, - повторил вин Клос
  -- О том, что "пытать не надо" уже забыл? - еще шире улыбнулся Пирсон. - Растешь, однако.
   Грифон молчал.
  -- Ну что же, для разнообразия, наказывать за сообразительность не буду.
  
   Пирсон материализовал себе стул и уселся прямо перед клювом поверженного грифона.
  -- Значит, сотрудничать... Тогда скажи, давно ли ты служишь Вейрелану?
  -- Я! Не! Служу! Вейрелану! - для максимальной четкости своих слов грифон произнес их с большими интервалами. Дабы дознаватель не перепутал чего-нибудь... не вышло. То ли в самом деле не понял, то ли еще что в голову взбрело, но Пирсон нахмурился и вновь отправил грифона свистеть на повышенной ноте и кататься по полу, собирая солому в оперение.
  -- Итак, я требую еще раз ответить на тот же вопрос.
  -- Я не служу Вейрелану, - простонал грифон
  -- Я так и знал! - обрадовался Пирсон. Но, раз ты не агент Вейрелана, то откуда тогда?
  -- Я из другого мира, - пробормотал звероптиц.
  -- Ну что ж, - дознаватель развел руками. - Самая малозатратная версия всегда оказывается самой верной.
  -- То есть? - рискнул поинтересоваться Лерт.
  -- Объясняю. Создание заклинания перемещения между мирами гораздо проще, чем создание с нуля абсолютно нового, необычного существа, вдобавок увешанного загадками. Но, в любом случае, продолжим наш увлекательный разговор. Скажи свое имя!
   Грифон хотел поинтересоваться, с чего это они спрашивают - наверняка ведь Крейлан все рассказал, но вовремя передумал
  -- Лерт вин Клос
  -- Отлично, а что из этого имя, что - фамилия?
  -- Лерт - имя, вин Клос - фамилия, - сделал рискованный шаг грифон, намеренно не упомянув о "дворянском" союзе "вин".
  -- А я - Пирсон Рагглан, - вежливо поклонился господин старший дознаватель.
   Лерт вин Клос усмехнулся автоматическому "очень приятно", готовому уже было сорваться, и еще раз порадовался неумению людей различать мимику грифонов. Чтобы не злить дознавателя, он просто снова качнул ушами в знак того, что слышал, понял, оценил.
  -- А как называется твой мир, о, Крылатый Скиталец? - расширил условное обозначение Пирсон.
  -- Откуда мне знать? - проворчал грифон. - При мне его никто никак не называл. Мир он и есть мир.
   Взгляд Пирсона сильно подобрел. Перспектива появления иномировых грифоньих войск на подотчетной территории его несколько пугала.
  -- А расскажи-ка мне, Лерт, о своем мире! - откинулся на спинку стула Пирсон.
  -- Ну что о нем рассказывать? Все так же, как тут. Войны, склоки, раздоры, магия.
  -- О! - поднял палец дознаватель. - Как раз о вашей магии мне хотелось бы поговорить подробнее. Очень, знаешь, ли, заинтересовали нас твои амулеты. Расскажи, как получается, что ты можешь ими пользоваться, не будучи магом.
  -- Я не в курсе - это обычные войсковые амулеты. Я пользуюсь ими, а не создаю...
   Пирсон задумался. Потом взмахнул рукой. На этот раз грифон не стал свистеть и кататься - он хрипел и слабо дергался.
  -- Понимаешь, тварь с крылышками, это важная для нас информация, - пояснил Пирсон, чистя ноготь. - Поэтому, мы выжмем из тебя все, что можно узнать.
  -- Хорошо-хорошо, я скажу, - вин Клос немного дернулся. - Любой грифон изначально пропитан стихией Воздуха, это наше врожденное свойство. Маги умеют этой стихией манипулировать, да и другими стихиями - тоже, да и чем угодно.
  -- Не отвлекайся.
  -- Хорошо. Амулеты основаны на том принципе, что Воздух грифона может убедить их воздушную основу поделиться с ним силой. По крайней мере, я так слышал.
   Пирсон пожевал губами:
  -- Не врешь... а жаль. Впрочем, ладно. Остальные твои вещи вопросов особенно не вызвали. Обычные арбалеты, обычные сумки, обычный шлем, обычная кожаная броня.... А вот нагрудничек у тебя интересный. Тоже выкован кузнецами-птичками?
  -- Нет. Нагрудник я приобрел во время моего путешествия в ином мире.
  -- Тогда расскажи поподробнее. И что за мир такой, где делают подобные вещи?
   Грифон качнул ушами и начал вспоминать.
  
   Лерт вин Клос сидел на балконе. Балконы редко пользуются повышенным вниманием владельцев, там спокойно и тихо, хотя и тесновато для крупного грифона. В любом случае, это почти идеальный временный схрон, если народа вокруг много, и к летящим надо головами грифонам они не привыкли. Итак, грифон сидел, со всех сторон обжатый стенками балкона, на 26-м этаже восьмидесятиэтажного здания и отдыхал. В смысле, созерцал дневной оживленный город, высовывая клювастую голову из-за оградки.
   Город страшил, пугал и завораживал. Шумные потоки тяжелых средств передвижения местных жителей (опять, кстати, людей) смешивались в воздухе, напоминая Лерту брачные игры смертельно опасных цорков из его родного мира. Такая же стремительная мощь, несмолкающий гул, излучаемая во все стороны опасность. Но, несмотря на всю свою необычность, этот мир подчинялся тем же законам Жизни и Смерти, что и остальные миры, в которых суд вершили меч и магия, тем самым законам, что изуродовали личность юного грифона, попавшего под их бесстрастный суд. С тех пор грифон презрительно относился и к жизни, и к смерти.
   Ощущение опасности заставило шерсть грифона встать дыбом. Лерт вообще стал очень чувствителен к опасности, особенно той, что грозила с небес. Приближающегося противника он замечал крайне быстро. Даже не видя своим орлиным зрением, противника, он уже знал, куда смотреть. Правда, магов он чувствовать не мог, как ни старался. Маги как-то маскировались. Но магов здесь не было.
  -- Опасность, - шептали вздыбленные шерстинки. - Опасность, большая опасность, но тебе грозит маленькая. Будет жарко, очень жарко, огонь, много, смерть.
   Грифон перегнулся через оградку балкона и посмотрел вниз-вверх одновременно. Примерно четырнадцатью этажами выше мелькнуло изящное женское запястье. Мелькнуло и скрылось.
  -- Похоже, именно ей и грозит опасность, - флегматично заключил грифон и начал потихоньку выползать. У него не было ни малейшего желания спасать аборигенку. Самого бы кто спас. Хотя... мало ли что? Вдруг этим людям не чужда благодарность.
  -- Нет, слишком опасно, - отметил он сам про себя. - Их тут миллиарды, а я один. К тому же, как предполагаешь дождаться награды? Дождаться стражи и заявить о себе?
   В эту минуту ушей грифона достиг грохот: два аэромобиля столкнулись, и один из них, объятый пламенем, падал практически на грифона.
  -- Чуть повыше, - определил глазомер, туда, где мелькнуло женское запястье. - Угадал, ха! Богатым буду.
   Грифон печально покачал головой и прыгнул... вверх
  -- Идиот!!! - мелькнула здравая мысль, но Лерт всегда отличался упрямством. Здравые мысли сбить его с толку не могли.
   Когти скребли по твердому камню облицовки, крылья бешено взрывали воздух вокруг резкими взмахами, глаза налились кровью от напряжения.
  -- Может, она уйдет? - слабо вспыхнула надежда перед тем, как умереть окончательно.
   Грифона сильно нервировал огненный шар, летящий ему наперерез. Он решил, что без него было бы легче. Правда, чувство страха давно уже не просыпалось в этой нечеловеческой душе. Это не из-за того, что душа другая, это из-за того, что чувство страха торжественно приказало долго жить еще в первые полгода познания законов Жизни и Смерти. Грифона так долго убивали, что бояться смерти ему банально надоело. Он так часто видел смерть, что его от нее тошнило. А почти любое проявление жизни его ненавидело и пыталось убить, так что тут тоже позитива не наблюдалось. Но огненного шара он не боялся еще и потому, что навидался огненных шаров, летящих наперерез по самое "не балуйся".
   Женщина с изящными запястьями (да и остальное вполне ничего, прим. автора) завороженно смотрела на приближающуюся пламенную гибель и не двигалась с места. Только пальцы мелко дрожали. Внезапно появившаяся грифонья башка, которая вцепилась своими челюстями ей в плечо, разорвав нежную кожу и сломав ключицу, нарушила эту "идиллию". Женщина закричала и забилась в паническом ужасе. Никто на это внимания не обратил. Тогда она потеряла сознание. Очнувшись через месяц в больнице, с полностью восстановленными после взрыва кожными покровами, она наконец выдохнула: "Что за?"
   Грифонов она больше за свою жизнь не видела
  
   Для более терпимого к огненной стихии грифона это происшествие обошлось только изрядным прогоранием переметных сумок, крупным дыркам на кожаной броне, прикрывающей кормовую часть и совершенно неожиданной потерей кожаного нагрудника. Лерт так и не понял, когда тот пропал и куда.
  
   На следующий день в убежище, где грифон приводил в порядок снаряжение, явился посетитель. А точнее, просто-напросто, в заброшенный подвал полуразрушенного дома (изначально подвал был не настолько заброшенным, но Лерт исправил эту ситуацию) спустился достаточно презентабельно одетый пожилой мужчина, держащий в руках небольшой прибор неизвестного назначения.
  -- Выходите, пожалуйста, я не причиню вам вреда! - крикнул он, водя прибором из стороны в сторону. - Я знаю, что вы здесь, выходите! Это по поводу спасения моей жены.
   Грифон пряднул ушами и прислушался к чувству опасности. Оно молчало. Тогда Лерт спрыгнул с потолочной балки.
  -- Я здесь, - свистнул он.
  -- Какой интересный акцент, - произнес мужчина, оборачиваясь. - Никогда не встречал... О боже!
  -- Что вам угодно? - вежливо поинтересовался вин Клос. - И как вы меня нашли?
  -- Я муж спасенной вами женщины, - наконец пришел в себя посетитель. - Мое имя Нирвен, - тут он коротко поклонился, - и я пришел, чтобы как-нибудь отблагодарить вас за то, что вы сделали. А нашел я вас по жучку, который был вделан в одно из украшений на моей жене, - тут мужичонка замялся, - как-никак, она вдвое моложе меня. Жучок застрял у вас, - здесь он неопределенно помахал рукой, - в перьях? Вы пришелец?
  -- Нет, я не пришелец.
  -- Ага, ясно. Тогда позвольте взять жучок.
   Грифон склонил голову, и Нирвенг начал водить прибором по оперению, пока не дождался громкого щелчка.
  -- Вот и жучок, - торжественно произнес он, показывая грифону небольшую проволочку.
  -- А теперь давайте поговорим, что я могу для вас сделать. Что бы вам хотелось? - Нирвенг не сводил с Лерта жадного взгляда.
  -- Броню, - не задумываясь ответил грифон.
  -- Броню? А деньги вам не нужны?
  -- Нет, - вин Клос усмехнулся
  -- Задачка... впрочем, придумал. Дело в том, что в нашей лаборатории, кажется, был экземпляр неизвестного сплава, который никому не интересен на данный момент. Я думаю, что, если вы съездите со мной в лабораторию, то можно будет узнать точнее.
  -- Хорошо, можно и съездить, - снова внутренне улыбнулся грифон - мысли ученого были как на ладони, - только как?
  -- Хмм, нуууу, вы вполне сможете влезть в багажник моего аэромобиля, а там я вас укрою одеялом.
  -- Отлично! - грифон достал из тайничка черный недобро поблескивающий предмет.
  -- Армейский бластер?! Зачем? Это же просто лаборатория! - перепугался Нирвен.
  -- Просто есть одно неприятное обстоятельство, - пояснил грифон, засовывая спертый у уличных грабителей пугач в переметную сумку. - Оказывается, ученые упорно принимают меня за какое-то, невесть какое творение, которое просто необходимо исследовать и изнутри, и снаружи. Не будешь же всем рассказывать, что я продукт точно такой же лаборатории, только достаточно далекой и секретной, сбежавший из-под надзора, и за результаты моего исследования можно получить не премию, а визит Службы Безопасности.
  -- Ясно, - совсем поник ученый. - Я повезу вас на заднем сидении.
   Грифон на заднее сиденье не влез, поэтому Нирвенгу пришлось свернуть переднее пассажирское, дабы звероптиц смог устроиться хотя бы в позе, напоминающей букву "Г".
  -- Поскольку "Г" - это первая буква слова "грифон", то, видимо, иначе никак нельзя, - меланхолично рассуждал про себя Лерт, когда операция по утрамбовыванию "военного мутанта" в гражданский аэромобиль завершилась, Нирвенг вытер пот со лба и сел за джойстик. Шевелящееся и поблескивающее глазом одеяло справа, спокойствия и уверенности ему не прибавляло.
   Вопреки ожиданиям и грифона, и ученого, полет прошел нормально. Даже ни разу не задержали.
  -- Если бы аэромобиль вел я - обязательно задержали бы, а этот - везунчик, - продолжал размышлять вин Клос. В чем-то он, несомненно, был прав.
  -- Вылезай, приехали! - похлопал Нирвенг по одеялу. Похоже, ксенофобия у этого ученого была сильно подорвана местной киноиндустрией.
   Перед Лертом возникла серьезная дилемма: вылезать, пардон, задницей вперед, через ту дверь, куда входил, или продолжить логику движения через дверь переднюю. Немного пошуршав одеялом, Лерт вывалился-таки клювом вперед из мобиля, мгновенно в перекате уйдя с предполагаемой линии огня (Нельзя расслабляться ни на секунду, ведь никогда не знаешь, что за Смерть подложит тебе жизнь в следующий момент, прим. Лерта вин Клоса) и внимательно осмотрел помещение, найдя взглядом Нирвена. Тот помахал грифону рукой и указал на большую дверь в торцевой части этого подземного гаража.
   К тому времени, когда ученый до нее дошел, Лерт давно отплясывал от нетерпения боевой танец, разминая затекшие мускулы. Человек решительно распахнул дверь, и они двинулись по пустынным коридорам.
   Грифон снова был мрачен. После пересечения десятка коридоров он сообразил, что дорогу назад не найдет. Он шумно выдохнул воздух: - Почему мы так долго идем?
  -- Потому что вы не хотите встречаться с другими людьми, если я правильно вас понял. Можно, конечно, воспользоваться местным метро, но там на вас будут глазеть десятки моих коллег.
  -- Тогда понятно, - немного оживился грифон. Чувство опасности, все же, молчало.
  -- Сюда, - показал ученый и Лерт послушно последовал за ним.
   Нирвенг включил освещение
  -- Вот здесь хранилище бесперспективных предметов. Сейчас найдем, что надо, - он подошел к терминалу и начал колдовать над аппаратурой. Грифон сидел в уголке, кося глазом на вход. С бдительностью он расставался редко.
  -- Вот! Здесь оно! - торжественно провозгласил ученый, доставая из расположенного рядом с терминалом шкафчика металлический слиток, отливающий серебром, и какую-то конструкцию из полупрозрачных веревок. - Вот это, - Нирвенг протянул грифону конструкцию, которую тот мгновенно окрестил "сбруей", - надо одеть. Не беспокойтесь, она очень хорошо растягивается.
   Грифон просунул лапы и голову в сбрую, обнаружив, что веревки очень удачно обтянули грудную клетку, изобразив некий остов брони, и наложил края застежки друг на друга. Те мгновенно слиплись. Звероптицу оставалось только покачать головой.
  -- Отлично. Теперь встаньте на ту платформу! - показал пальцем Нирвенг.
   Грифон послушно ступил на платформу и подождал, пока ученый установит слиток в какое-то углубление.
  -- Теперь немного подождите - сейчас все сделаю, - сказал человек и нажал на кнопку.
   Грифона как током ударило бешено взвывшее чувство опасности. Мир померк.
   Через некоторое время он очнулся. В другом мире, один. Новый нагрудник почти не отражал света, тускло мерцая каким-то своим особенным оттенком. Лерт захотел выругаться, но передумал. Пользы бы ругань все равно не принесла. Он повернул голову и потрогал наспинную застежку - та послушно разошлась. Он вновь наложил краешки один на другой и вздохнул полной грудью - нагрудник был идеален.
  -- Мы в расчете, Нирвенг, - сказал вин Клос новому миру. И расправил крылья навстречу ветру.
  -- Вот так я и нашел свой нагрудник, - вздохнул грифон. Все нервы стонали после перенесенного издевательства.
  -- Понятно. Ну что же, ты рассказал немало, поэтому отдыхай. Заслужил, - Пирсон развеял стул и направился в сторону выхода.
  -- Господин старший дознаватель, а эта страна называется Генсар? - рискнул уточнить грифон.
  -- Нет, - коротко бросил Рагглан.
   Дверь захлопнулась. Лерт вин Клос угрюмо взирал на интерьер своей камеры.
  
   Глава 5
  
   Посмотри внимательно вокруг себя, о путник. Посмотри на восхитительную картину, простирающуюся во все стороны, и прозри!
   Если ты видишь, как черные пики грозных скал пронзают зеленое небо, а у земли стелется белый туман; если ветер завывает так, будто хочет стать ураганом, а дождь хлещет то тут, то там, причем непременно ливнем; если поблизости всегда можно заметить отблеск хотя бы одной молнии, и воздух настолько пропитан электричеством, что фонарик работает прямо от твоих волос... то, значит тебе крупно не повезло - ты в мире грифонов.
   А если вы оказались в мире грифонов, значит, возможно, скоро на вас наткнется патруль.
  -- Что за патруль?
  -- Сейчас расскажу!
  
   Белая полоса вдоль клюва и темные полосы на крыльях - это знаки патруля. Патруль - то немногое, что придает грифонам-обывателям уверенность в завтрашнем дне. Патруль защищает от всего, что может нарушить покой горных селений.
   В патруль набирают только самых крепких и отчаянных грифонов, которые смогут, не щадя своей жизни, задержать превосходящие силы противника (числом, бывало, до тысячи воинов) до прибытия подкрепления, или пока не погибнет. Живой патруль - перечеркивает фактор внезапности наступающей армии. Если не убить всех патрульных сразу, то их командование, через средства магической связи, будет мгновенно предупреждено об опасности, и интервентов встретит уже армия.
   Патруль, как правило, комплектуется из двух магов среднего уровня и одного мастера клинка. Патруль внушает восхищение и опасение. Потому что это немалая сила, даже в наши дни.
  
   Далеко к Северу от Гор Крика пересекал небо из края в край одинокий грифон с полосатыми крыльями. Это было необычно, а все, чего в мирах необычного - опасно. Хотя некоторые понимали эту истину слишком поздно.
   После потери младшего сына один из основных боевых магов Первого Острого крыла войск Крика, Агриан вин Клос, предпочитал одиночество. И часто вылетал на Патрулирование в одиночку. Столь неслыханный поступок породил жаркие споры среди высшей знати Крика, но Агриан ловко отбился, заявив, что один маг высшей категории стоит двоих обычных магов-Патрульных, а клинком он владеет лучше любого из мастеров. В конце концов, он просто пообещал прибить любого, кто станет запрещать ему отправляться в Патруль, после чего общество успокоилось. Потому что убить Агриана - значило потерять не только очень сильного боевого мага, но о значительную часть тех, кто будет его убивать. К тому же, остальные вин Клосы не простят крикскому Верховному Грифиану такого самоуправства.
   Поэтому Агриан летел в полном одиночестве. Клинковидный жезл - основное холодное оружие, которым пользуются патрульные, да и не только патрульные, грифоны - мирно висел в ножнах на груди вдоль тела.
   Думаю, следует пояснить, что же это за жезл такой. Клинковидный жезл - это колюще-режущее оружие, представляющее собой остро отточенное лезвие, в форме грифоньего пера, на длинной рукоятке. Рукоятка обычно делалась из дерева и оковывалась железом. Этакое укороченное копье. Длина лезвия - немного короче грифоньего когтя. Длина рукояти с лезвием - примерно полторы длины лапы грифона. Такая конструкция обусловлена высокими скоростями грифонов - оружие не должно вырывать из лап. Низкая убойность короткого лезвия компенсируется наложением на него чар... или смазки ядом.
   Старый маг мерно взмахивал крыльями, щупая пространство вокруг заклинаниями, расширенными чувствами и всем, что имелось в его арсенале наблюдателя (Наблюдательное заклинание Патруля - Натрио). Поэтому, когда один из самых опасных хищников этого мира - крылатый ящер цорк - решил позавтракать крупной дичью, Агриан послал извещение о вступлении в схватку командованию и азартно дернул ушами.
  -- Мальчишка, - весело подумал он, готовясь к предстоящему бою. Серьги в ушах закачались, будто соглашаясь с мнением хозяина, изумруды в них начали темнеть, затуманиваясь.
   Цорк завис над спокойно продолжающим свой путь грифоном. Конечно, спокойно, ведь хищник кастовал на себя мимикрирующее заклятие и теперь был абсолютно неразличим на фоне зеленого неба. Ящер (кстати, весьма напоминающий дракона, - скажу я вам, прим автора) метнул в свой будущий завтрак парализующее заклятие и красиво спикировал, схватив грифона пастью. Однако, вместо ощущавшегося уже на зубах вкуса грифоньей крови и перьев, на языке цорка оказался только воздух. Ящер взревел от негодования.
   Агриан с удовольствием наблюдал за метаниями обманутого ящера, неторопливо поднимаясь выше и выше. Наконец, набрав достаточную высоту, он вытащил жезл из ножен и устремился к маячащему внизу ящеру. Цорк вздрогнул, когда острый наконечник пропорол его бедро. Неравновесное лезвие вибрировало в ране, причиняя еще больший урон, а морозный поток миниатюрных льдинок, рвущийся с конца жезла, довершал картину ужасной раны.
   Вин Клос лениво увернулся от неловко хлопнувшего пастью цорка и вновь набрал высоту. Ящер продолжал метания в воздухе, только уже залечивая рану. Агриан с интересом наблюдал, как рана, из-за которой цорк чуть не лишился задней ноги, покрывается синеватой дымкой, оставляя только шрам.
   Хорошим тоном среди охотников на цорков считалось добыть тушу ящера целиком, а для этого требовалось полностью лишить зверя магической энергии. Иначе во время гибели тот ее попросту выпускал. Всю.
   Залечив рану, цорк нашел взглядом вин Клоса. Видимо, убогий мозг еще не классифицировал цель как "смертельно опасную". А потому ящер метнул "Металлическое копье" - стальной луч протянулся к маневрирующему грифону. Тот оперативно шарахнулся и выставил перед собой "Ледяную призму", после чего отразил осколки от разбившейся глыбы льда простеньким воздушным щитом. В качестве маленькой мести, и чтобы не заставлять цорка скучать, Агриан перенаправил на него ближайшую молнию - сил это практически не отняло. Зверю это нисколько не помешало, но раззадорило. Он вновь налился магической энергией и направил на старого мага заклятие, классифицировавшееся как "каменный хлопок" (сами грифоны повторить это заклинание не могли, в отличие от того же "копья") - два плоских дольмена устремились к Агриану с разных сторон. Без "Ускорения" или какой-нибудь телепортации избежать смертельного удара обычному грифону было невозможно. Агриан даже пытаться не стал. Просто наморозил вокруг себя двухконусную полую глыбу льда, ориентировав концы так, чтобы те пробили грани камней, уютно расположился в полости и подождал, пока все не закончится. Ответной любезностью стала "Шрапнель" (ледяная, естественно), которую ящеру пришлось сдерживать воздушной магией. Грифон и цорк продолжали танцевать в воздухе, поливая друг друга заклятиями, Агриан - маломощными, хищник - убойными.
   Наконец, вин Клос заметил, как ящер встречает "Ледяную стрелу" струей пламени из пасти.
  -- Пора, - решил он, и перенаправил на противника еще одну молнию, добавив туда еще немного болевого фона. Цорк дернулся, а Агриан уже несся, крепко сжимая в когтях клинковидный жезл, на котором сейчас висела "Игла Смерти" наивысшего разряда. Расчет был: зайти ящеру во фронт и, отразив поток огня "Противоцорковой прохладой", пробить ему сердце жезлом. "Игла Смерти" достанет до первого сердца и успокоит второе в доли секунды, а там можно и тушку разделать.
   Ящер торжественно ждал, когда грифон подставится под струю. Агриан послушно подставился... и заорал от невыносимого жара - огонь беспрепятственно миновал щит "прохлады" и начал жарить старого мага в собственном соку.
   Грифон отключил болевые центры и крепче сжал рукоять жезла, подстегнув себя "Ускорением". Струя пламени погасла через секунду, и ящер, по-детски всхлипнув, грохнулся на землю. Первоначально последовавший за ним вин Клос приказал воздуху поддерживать себя и мягко приземлился неподалеку от изломанной туши, сразу начав проводить инвентаризацию частей тела.
   Старого опытного бойца-грифона было крайне проблематично убить. Фамильная паранойя заставила вин Клоса выдумать множество физических щитов, таких как механическое укрепление шкуры, измененное строение мышц, частичное изменение структуры перьев... в общем, кроме огромного количества ожогов, за которые уже принялись дымки "Исцеления", у Агриана серьезно пострадало только оперение - регенерация перьевого покрова на крыльях и туловище займет, как минимум, неделю.
   Он старчески покряхтел, когда включились болевые центры, и поковылял к трофею. Вин Клос бесстрашно засунул лапу в пасть поверженному цорку - следовало проверить содержимое зоба ящера, пока не прилетел сменный Патруль (а то ведь потом скажут, пусто было) - и недоуменно уставился на крупный ограненный кристалл ярко-синего цвета.
  -- Такого еще не встречал, - пронеслась в мозгу мысль
  -- Но ведь и цорков с таким проникающим пламенем никогда не было, - вмешалась вторая мысль.
  -- Выходит, с большой долей вероятности, эти две вещи взаимосвязаны! - подытожил для себя Агриан и спрятал кристалл в один из многочисленных карманов.
  
   Через некоторое время в небе показалась троица грифонов с полосатыми крыльями, за которыми вереницей тянулась группа грифонов-грузчиков.
  -- Старый Агриан, как всегда, в своем репертуаре, - весело свистнул немолодой уже предводитель патрульных, сочувственно взирая на обугленные перья мага. - Заваливая цорка, забыл поставить "прохладу". Вот увидишь, нажалуюсь брату, он тебя пошлет отрабатывать медитативные практики по улучшению памяти, и ликвидации ситуативной паники.
  -- Ты всегда был ябедой, Кляр, - желчно усмехнулся Агриан. - Но, рекомендую этого не делать, пока, хотя бы, не прочитаешь мой отчет. Иначе рискуешь остаться в дураках.
  
   Кляр вин Ральк прищурился и решил последовать совету старого приятеля.
  -- Направляйся в госпиталь, Агриан, - распорядился Мастер Клинка и предводитель Патрульной группы.
  -- Хорошо, - согласился тот. Повернулся к грузчикам - Так! Эту тушу подвезти к хранилищу вин Клосов, за оплатой обратитесь к учетчику.
   Вин Клос еще пару секунд размышлял, не забыл ли чего, потом тряхнул головой и вызвал телепорт. Вышел обгорелый грифон уже у здания госпиталя.
   Молодой целитель сосредоточенно накладывал новую "Регенерацию" на крылья пострадавшего, и мысли Агриана вновь вернулись к той теме, от которой он постоянно бежал - Лерт.
   До сих пор были невыяснены обстоятельства его исчезновения. Считалось невозможным исчезнуть так внезапно, без обычного угасания сигнала, связывающего родственников. Так, словно есть - и вдруг не стало.
   Эти мысли продолжали легким бредом будоражить его разум и тогда, когда он устанавливал найденный кристалл в Универсальный Исследователь, который оценивал объект по нескольким десяткам параметров. Когда Агриан произнес активирующее заклятие, Исследователь, разумеется, сошел с ума. Первым ответом было - "гранит", потом аппарат сменил мнение на "мрамор", через секунду поправившись - сапфир, после чего символы побежали совсем вразнобой, сложившись через несколько секунд в вывод "информация противоречива".
   Об уши Агриана сейчас можно было уколоться: так остро они торчали. Пару раз моргнув, грифон вызвал детализацию исследования, которая пояснила ему смысл проблемы, но запутала еще больше. Оказалось, что, согласно первому параметру, материалом объекта являлся гранит, согласно второму - мрамор, согласно третьему (визуальная оценка) - сапфир. Атомный вес, как у железа, а плотность, как у базальта.
   Полностью растерянный, Агриан направился к устройству связи и вызвал старого друга, ректора местной Школы-Университета-Академии.
  -- Кому не спится в ночь глухую? - просвистел недовольный низкий голос Гралана вин Фанса.
  -- Это я, Агриан, извини, что так поздно, - только сейчас обратил внимание на время вин Клос. - У меня загадка.
  -- Ах это ты, вечный полуночник! - зевнул Гралан. - Ну, выкладывай свою загадку.
   Агриан начал торопливо (поздно ведь) объяснять смысл своего недоумения, втайне сетуя, что не проверил исправность Универсального Исследователя. Гралан в ответ на его тираду щелкнул клювом и безапелляционно заявил.
  -- Другой мир. Мы уже сталкивались с подобными феноменами. Последние годы этой проблемой занимается Кнариан вин Хлор. Только ночью по твоему вызову он просыпаться не будет - даже не надейся. Поэтому иди спать и не забудь завтра отчет подать. Ты же наверняка его не написал, а? - в голосе ректора прозвучало ехидство
  -- Точно. Пока! - Агриан отключил связь, посидел немного на месте, прокручивая в голове полученные сведения, и пошел в спальню.
  -- А ведь если Лерта выкинуло в другой мир, то это все объясняет, - подумал вин Клос, свернувшись в комнате-гнезде. - Это идея!
   Через секунду старый грифон спал. Этот день принес слишком много впечатлений.
  
  
  
   Глава 6
  
   Пирсон Рагглан записывал. Быстро, лихорадочно и исступленно. Кто бы мог подумать, иные миры! И бесценный кладезь информации, который лежит в темнице. Наука, технология, магия, огромное количество различных военных приемов, которые мог наблюдать Крылатый Скиталец - все это обязано было перенестись на чистые страницы толстых фолиантов его библиотеки, чтобы стать потом достоянием ученой общественности.
   Сегодня был уже третий день допроса Скитальца, и копилка знаний Пирсона пополнилась знаниями еще о двух мирах: одном, где существовала цивилизация амфибий, причем там грифона приняли дружелюбно, и цивилизации существ из каменных тканей, напоминающих по внешнему виду големов, которая, наоборот, испытала на Крылатом Скитальце всю мощь своих войск. Особенности жизни, быта, способов размножения и принципов магии (грифон успел украсть у амфибий несколько магических книг, прочитал и даже кое-что понял) - все это изливалось из пленника непрерывным потоком, который Пирсон едва-едва успевал заносить в свой толстый фолиант.
  -- Неслыханно! Кто бы мог подумать?! Да это же начало новой школы в магии, - бормотал себе под нос Пирсон, выводя гусиным пером ровные строчки. - Гениально! В любом случае, я прославлюсь этим трудом и смогу обессмертить свое имя.
  -- Твое имя и так уже обессмерчено, Пирсон, - раздался от двери резкий голос.
  -- Отец? Извини, я не слышал, как ты вошел, - молодой Старший Дознаватель торопливо устроил патриарха Раггланов в удобное кресло и почтительно отстранился.
  -- Зато я прослышал, чем ты занимаешься, - нахмурил брови Рамир Рагглан, - Какими-то бессмысленными исследованиями.
  -- Отец! Важность этих исследований крайне велика. Плюс, смотри, что мы получили от копирования амулетов.
  -- Несомненно, амулеты нам сильно помогли, но ведь с ними ты разобрался в первый же день, не так ли? А вот остальное время ты занимался ерундой.
  -- Как ерундой? Я занимаюсь магической теорией. Если продолжать исследования, то наши знания о магии расширятся, как минимум, вдвое.
  -- Пирсон! Идет война, а во время войны теория магии уходит на второй план, выдвигая на первое место практику, и именно как практик ты сейчас необходим. Я отдал распоряжение не пускать тебя в сто пятую камеру. Заканчивай с тем, что сейчас дописываешь - так и быть, позволю - и поступай под командование старших братьев. Они скажут тебе, что нужно делать.
  -- Слушаюсь! - наклонил голову Пирсон и, чуть помедлив, спросил, - отец. А можно будет продолжить исследования, когда все успокоится?
  -- Вряд ли. Во-первых, обстановка на фронтах крайне тяжелая, случаи дезертирства, а также панического бегства наших частей при встрече с противником все учащаются, мало кто верит в победу, а значит это "когда все успокоится" отодвигается на неопределенный срок, хотя определенные шаги в этом направлении мы уже сделали. Во-вторых, если я не ошибаюсь, ты упоминал о высоких боевых качествах Крылатого.
  -- Ну да, он воин, - Пирсон непонимающе нахмурился. - А причем тут это?
  -- При том, что нам понадобятся его навыки. Большего тебе знать не следует, - старик поднялся, стукнув посохом по полу, и величественно вышел из кабинета, оставив господина Старшего Дознавателя в непривычном состоянии - с множеством неразрешенных вопросов. Через несколько секунд Пирсон вновь начал лихорадочно чертить символы на пергаментных страницах.
   В семье Раггланов проповедовался рационализм.
  
  
  -- Добрый день, господин вин Клос, - Рамир чинно присел на холодный пол каменной темницы и погладил грифона по голове.
   Лерт натужно открыл поблекшие от постоянной боли глаза, дернул ушами с сфокусировал взгляд на вошедшем. Это был не Пирсон, как сначала решил грифон, а кто-то другой.
  -- Что вы сказали? - вместо свиста горло грифона исторгло почти человеческий шепот.
  -- Я говорю: Добрый День, господин вин Клос! - ласково улыбнулся старик, и Лерт понял, что судьба измыслила для него еще более крупную гадость.
  -- День добрый, господин человек, - выдавил из себя вежливую фразу грифон. Казалось, ушедшая еще утром второго дня пыток паника вернулась на свое законное место в голове грифона.
  -- Дело в том, господин вин Клос, что командование разобрало ваше дело и не нашло в нем состава преступления, - на лице старика читалось такое сочувствие, что даже полуослепший грифон это ощутил и поежился. - Поэтому, мне поручено доставить вас в госпиталь.
  -- А если я буду сопротивляться? - проснулось в самый неподходящий момент любопытство.
  -- Господин вин Клос, вы умны и наверняка понимаете, что правосудие слепо как в наказании, так и в милости, - человек был сама любезность.
  -- Жопа! - подумал грифон.
  
  
   В госпитале измученного грифона Лерта проконопатили заклинаниями, подержали в горячей ванне, где вода была наполнена тысячами пузырьков. Затем ошалевшему от такого внимания птицезверю... сделали массаж. Он и дома-то до этой процедуры только пару раз допускался, а уж в мирах такого и близко не бывало. Распаренный, расслабленный, размякший грифон потихоньку задремал, щедро раскинув крылья по больничному ложу.
  
  -- Как вы думаете, он уже готов? - Рагглан внимательно посмотрел в глаза врачу.
  -- Ну, наверное, насколько это возможно. Хотя, на мой взгляд, крайне неосмотрительно помещать в пыточную тех, с кем потом собираетесь сотрудничать.
  -- Так получилось. Впрочем, это не ваше дело. Время не терпит. Мне необходимо приступить к обработке объекта.
  -- Вообще-то, именно сейчас его лучше не будить - проснется плохо. Вы ведь хотите, чтобы он был готов к сотрудничеству?
  -- Дилемма. А вы можете разбудить его дистанционно, так чтобы он проснулся сам. И настрой подкорректировать.
  -- Хмм. Это мы как раз можем, - доктор негромко отдал распоряжение стоявшему поблизости санитару, и тот поспешно удалился. - Обещаю пробуждение в течение десяти минут.
  -- Устраивает, - кивнул Рамир.
  
  
   Лерт вин Клос проснулся в необыкновенно хорошем настроении, потянулся и бодро подергал ушами. Кровь будто кипела в жилах, хотелось взлететь до пиков гор, сокрушить цорка, хоть как-нибудь действовать.
  
  -- Простите, господин вин Клос, можно войти? - раздалось после деликатного стука в дверь.
  -- Конечно можно, - распорядился грифон, и в комнату вошел, мягко улыбаясь, все тот же ангел-спаситель. - Здравствуйте, уважаемый, не имею чести знать вашего имени, - вежливо наклонил голову вин Клос. Он принимал гостя по грифоньему этикету: лежа на животе, подобрав под себя лапы, сложив крылья.
  -- Рамир, господин вин Клос, просто Рамир. В свою очередь, приветствую вас и с радостью отмечаю, что наши врачи потрудились на славу.
  -- Да, спасибо, их работа заслуживает уважения.
  -- Считайте это небольшим подарком за нашу оплошность.
  -- Хорошо. Теперь, полагаю, я могу лететь, куда летел раньше, получив предварительно свое снаряжение?
  -- Ммм, понимаете, господин вин Клос? - Рамир казался очень подавленным и смущенным. - Сейчас в наше благословенное королевство вторглись орды Вейреланцев, и потому некоторые наши службы стали еще более строгими, чем раньше. Так что ваши вещи, признанные ценными с военной точки зрения, прочно засели у войсковиков, и вытащить их оттуда нет никакой возможности. Но, взамен, мы готовы принести вас глубочайшие извинения и предложить дворянский титул вместе с небольшими ленными владениями. Надеюсь, это загладит нашу вину.
   Они не догадались спросить, почему именно я перемещаюсь между мирами, - вспомнил грифон. Дознавателя вполне удовлетворило объяснение, что ни заклинания перемещения, ни механизма Лерт не знает. О проклятии перемещения, каждый раз вырывавшем грифона в новый мир с неизвестной периодичностью, Лерт умудрился смолчать. Впрочем, как ни странно, о проклятии смолчать всегда удавалось.
  -- Спасибо, Вы очень добры, - бесстрастно произнес он вслух. - Я вполне удовлетворен. Только не могли бы вы рассказать о своем королевстве и войне, в которую я так неожиданно ввязался?
  -- Конечно-конечно, - совсем сладко улыбнулся Рамир. - Я все вам расскажу. Тот человек, с которым вы прибыли, не имел права разглашать информацию о родине неблагонадежным лицам, особенно в военное время, поэтому не держите на него зла - он выполнял свой долг.
   Грифон рассеянно кивнул.
  -- Наша страна называется Лапретис, и вы, несомненно, видели ее великолепие с воздуха. Так вот - почти на всем своем протяжении она также прекрасна.
   Грифон вспомнил фирлингов
  -- В нашем королевстве проживает около двух миллионов подданных. А в некоторых областях снимают до трех урожаев в год, представьте себе!
  -- Это необычно, - кивнул вин Клос.
  -- Форма правления обычная.
  -- Обычная это какая?
  -- Королевская, естественно. Если вы выглянете в окно, то увидите, что совсем рядом возвышается королевский дворец. Кстати, именно указом его величества Дирситуса Первого вы были освобождены из-под стражи. Как правило, во время войны дела о правомочности содержания под стражей не рассматриваются, но, сами видите, Его Величество милостив.
   Грифон навострил уши - с монархами ему общаться доводилось, и он имел представление, что это за звери такие.
  -- А весь этот великолепный город, господин вин Клос, называется Дириан.
  -- Моего дедушку зовут Дириан, - мрачно подумал Лерт. - и вряд ли он понял бы такой юмор мироздания.
  -- В городе проживает свыше ста тысяч человек, он выполнен лучшими архитекторами и является подлинной жемчужиной рукотворной красоты.
  -- А теперь, господин вин Клос, давайте я расскажу вам о войне, в которую вы так неосмотрительно ввязались.
  
   Рагглан и вин Клос внимательно посмотрели друг другу в глаза и синхронно кивнули: то ли узнали что-то, то ли на волну общую настроились.
  -- Эта ужасная война ознаменовалась мгновенным нападением на наши пограничные замки. Подлые вейреланцы натравили на них орды нежити, поддержав их силами магов. Именно поэтому мы почти мгновенно лишились пограничных гарнизонов. После этого армия Вейрелана быстро двинулась к столице, намереваясь покончить с нами одним мощным ударом, но им это не удалось. Наши маги успели разработать мощное оружие против этой нежити, применив, кстати, многие магические технологии, которые применялись в ваших амулетах, за что вам отдельное спасибо.
   Лерт медленно кивнул, поразившись обилию магических технологий в своих амулетах.
  -- Мы разрушили их управляющие контуры и вейреланцам пришлось потратить немало времени, чтобы нейтрализовать свои распоясавшиеся войска, - в голосе Рамира мелькали нотки восторгаю
   Грифон напряженно дернул ухом.
  -- Это "мы" - оговорка, говорящая об истинном положении Рамира или же просто излишняя впечатлительность патриота? - аналитический ум птицезверя вгрызался в любые зацепки разговора. - Неизвестно. Надо смотреть. Как говаривал Безликий Патологоанатом - "вскрытие покажет".
  -- Ну, собственно, на этом новости и заканчиваются, - продолжал повествование старик. - Потерпев поражение в магическом натиске, вейреланцы остановились, чтобы подтянуть обыкновенные войска. Лапретис же, то есть, мы, занимается тем же самым - подтягивает войска из гарнизонов к столице. Но скоро вся эта идиллия закончится, - Рамир взмахнул рукой в сторону возвышающихся величественных строений столицы. - Враг уже близко.
  -- Понятно! - Лерт возбужденно поднялся на лапах и запрядал ушами. - А где у вас тут записывают в ополчение?
  -- Я ценю ваш благородный порыв, господин вин Клос, однако использовать вас в ополчении - все равно, что менять подкову с помощью хрустального шара. Я тут подумал, что, у нас найдется для вас гораздо более достойная вакансия.. Позвольте, я отойду, осведомлюсь, здесь ли воевода, - Рагглан-старший вежливо поклонился застывшему грифону и чинно вышел, закрыв за собой дверь.
  
   Лерт не терял ни секунды: когти целенаправленно скребли раму, пытаясь отыскать несуществующую задвижку, а через несколько мгновений уже царапали стекло - бесполезно. Грифон аккуратно передвинул лежанку в поисках какой-нибудь забытой мелочи, которую можно использовать для взлома, метания или иных, не более мирных целей. Еще через несколько секунд с постели было снято белье, которое вернулось на место после непродолжительного обыска. Безнадега.
   Из комнаты нельзя было выйти, дверь не открывалась, равно как и окно, сломать что-либо было проблематично, везде было идеально чисто.
  
  -- Ну, как он там?
  -- Сами посмотрите, ваше магичество. Мечется как пойманная рыбка
  -- Ну что же, не лучший вариант, но терпимый. Подготовь команду, пусть возьмут "сбрую" и ждут за дверью.
  -- Слушаюсь!
  
   Когда дверь в палату грифона открылась, Лерт спокойно окинул взглядом Рамира. О недавно устроенном беспорядке не напоминало ничего.
  -- Профессионал! - мысленно восхитился Рагглан-старший. - Я начинаю понимать своего сына. За действиями профессионала всегда интересно наблюдать. И кандидатура для предстоящей операции этот зверь - просто идеальная.
   Вслух он сказал совсем другое.
  -- Итак, господин вин Клос, я возлагаю на вас самую благороднейшую миссию, какая только может быть - спасение королевства Лапретис от жадных лап Темного Властелина, правителя Некрополии Вейрелан, - Лерт дернулся, но Рамир добил: - Как вы, наверное, уже поняли во время своего бдения, ваше согласие необходимым условием не является.
  -- Тогда промолчу - высказал умную мысль грифон.
  -- Ну вот и славно, - снова улыбнулся Рамир и открыл дверь. - Ребята, заходите!
   В палату неторопливо вошли двое мужчин крепкого сложения, один из которых нес в руках странное приспособление: нечто среднее между веревочной сбруей, которую предлагал надеть Нирвенг, и окончательным серебристым нагрудником вин Клоса.
  -- Вот это надо надеть, - распорядился старик, посмотрев на грифона и материализовав над ладонью маленький непроглядно-черный шарик - видать, для наглядности.
   Грифон не сопротивлялся.
  -- Вскрытие, дедукция, блин, покажет. Раскудахтался, птенчик! - мелькали мрачные мысли, пока "ребята" распределяли по "сбруе" бруски из какого-то неизвестного материала. На защиту они походили мало.
  -- Я понимаю, ты не хочешь знать, что это за приспособление, однако придется. Иначе задание будет выполнить гораздо труднее, - Рамир продолжал улыбаться, и Лерт философски заключил, что сущность тюремщиков ни на йоту не меняется от того, улыбаются ли они или же сохраняют каменное лицо. Все равно сволочи.
  -- То, что на вас висит, называется огнеметным устройством направленного взрыва, - оповестил грифона старик.
   Лерт сообразил, что с детства подсознательно ненавидел взрывы.
  -- Сами понимаете, что ваша задача заключается в том, чтобы приблизиться к Властелину как можно плотнее, а потом устройство сработает само. Осечек не будет. А теперь поговорим о побудительных мотивах. Главным побудительным мотивом является то, что через некоторое время заряд взорвется самостоятельно, причем направлен взрыв будет не вовне, а внутрь, вот так. Второй побудительной причиной является система страховки в виде заклинания телепортации, которое отбросит вас на безопасное расстояние от взрыва. В конце концов, нам не хочется избавляться от такого уникального существа, как вы. Ну, и третьей побудительной причиной является дворянский титул и владения, которые мы Вам дарим.
   Лерт переваривал информацию и наконец, оторвав взгляд от пола, поинтересовался:
  -- Мне отдадут мои вещи?
  -- Нет.
  
   Глава 7
  
  
   Ветер, ветер... Ветер ласково шевелил перья грифона, и мысли крутились в клювастой голове подобно маленьким вихрям между шерстинок. Лерт возлежал на ладони воздуха, плавно двигаясь в неизвестном направлении. Время от времени птицезверь взмахивал крыльями, и снова застывал в позе полета. В воздухе, в полете ему мыслилось лучше всего.
   Весь безбрежный горизонт был заполнен одним громадным вопросом: "Что делать?".
   Вариант "ничего" отпадал сам собой - Лерт почему-то не сомневался, что Рамир сказал правду насчет отпущенного ему на жизнь двухдневного срока. Следовательно, надо было лететь. Вариантов, куда именно лететь, Лерт набрал только три: к Властелину, к Рамиру, куда-нибудь еще. Последний вариант был крайне туманен, не сулил никаких быстрых решений проблемы, и являлся, по сути, одной из разновидностей варианта "не делать ничего". Поэтому, он отпадал. Рамир дал ему конкретные указания, и вряд ли изменит свое решение.
   Делать ничего не оставалось - Властелин оказался единственным путем к спасению. А вот убивать его не хотелось до жути. По одной простой причине - грифону хотелось жить. А в своих киллерских возможностях грифон сильно сомневался. Поэтому оставалось лишь надеяться, что вейреланцы достаточно сильны, чтобы освободить горемычного вин Клоса от ужасной нательной ловушки, по возможности, не повредив уникальную тушку. После того взрыва на балконе Лерт очень невзлюбил взрывы в любом виде.
  -- Значит, Властелин, больше путей нет, - птицезверь окинул взглядом раскинувшиеся внизу пространства. Он искал подарки, так как являться к Властелину пустым крайне не хотелось
   К слову, Рамир покривил душой - амуницию грифону вернули, хотя, конечно, не всю. Нагрудник с амулетами остались в Дириане. Однако, как говорят озерные жители: на безрыбье и рак - рыба.
   Непродолжительные поиски с воздуха вскоре увенчались успехом: Лерт заметил караван, причем, судя по всему, лапретский. Это была несомненная удача. И двигался он удачно: навстречу войскам Вейрелана, но, как бы, уклоняясь от этой самой встречи.
  -- Видимо, караван к диверсионным подразделениям, - подвел черту под этим феноменом вин Клос. - Надо грабить!
   Он сделал круг над цепочкой каравана и огорченно признал, что количество охраны выше желательной цифры... раз, этак, в сто. Плюс, к тому же, маги - Лерт очень не любил драться с магами. Получается, надо искать подмогу. А где ее искать? - Правильно, у вейреланцев. Лерт решительно встряхнул ушами, сложил их в кармашки шлема и заскользил в сторону расположения войск некрополии.
   Грифон уже знал, кого выберет в подмогу - фирлингов. Этих мелких крылатых созданий можно было легко увести за собой к каравану, после чего они, вероятно, вернулись бы назад. Эти предположения были слабым местом плана, поэтому Лерт высматривал стаю помельче, прячась в нижних слоях облаков. К слову, в плане было огромное количество слабых мест, но стаю нужно было выбирать однозначно небольшую. В общем, вин Клос ждал. Ждать он умел.
   Наконец, облюбованная им стая фирлингов решила сняться со своих насестов и размять крылья. Заодно и лазутчиков поискать в округе. Грифон достал со своих мест арбалеты и, запихав заднюю лапу в специальное кольцо на носике каждого, взвел тетиву и поставил в углубления болты. Необходимо было приблизиться на дистанцию выстрела, пока стая не повернула обратно.
   Заняв место точно над "головой" стаи, Лерт не торопился стрелять - он твердо решил дождаться момента, когда стая начнет сворачивать, чтобы, во-первых, максимально сократить расстояние до каравана и, во-вторых, смешать порядок в стае фирлингов, заставив их гнаться за собой прямо из маневра. План был рискованным и основывался лишь на предположении Лерта, что, раз вейреланцы создавали фирлингов в основном для войны с наземными целями, то скорость горизонтального полета и максимальная высота подъема у них ниже, чем у грифонов.
   С самого начала все пошло наперекосяк: во время поворота намеченный Лертом в качестве цели "вожак" (как выяснилось потом, это и в самом деле вожак) решил выполнить какой-то сложный маневр, совершенно наглым образом избежав попадания. Посланный в отчаянии вслед за первым болт ситуацию в лучшую сторону не изменил. Еще одну ошибку допустил, когда пытался перезарядить арбалеты вместо поспешного улепетывания. Третья и последняя ошибка заключалась в том, что фирлинги летали быстро. Гораздо быстрее, чем хотелось грифону. Проще говоря, фирлинги догоняли.
   Лерт вин Клос вновь ударил болтами по стае, осознав, что во время погони ему будет не до стрельбы и, наконец, сумел сбить одного из самых ретивых зубастиков.
   Глубоко вздохнув и собравшись с силами, грифон начал кружить по восходящему потоку, надеясь, что на высоте он, все же, получит преимущество. Судьба, наконец, отпустила Лерта из мертвой хватки своих зубов, и он оказался прав. Частично.
   Бешеная гонка с обязательным смертельным исходом продолжалась уже больше часа. Фирлинги попросту не стали подниматься за Лертом на самую верхотуру, предпочитая оставаться гораздо ниже. Тварюшки не сомневались, что рано или поздно жертва спустится, а вин Клос отчаянно гнал вперед, опасаясь, что несколько фирлингов могут обогнать его, успеть подняться и завязать воздушный бой. "Воздух, родной воздух - он всегда на стороне тех, под чьими крыльями его больше" - вспомнилось отцовское высказывание. Воздух был не на его стороне. Судя по всему, пора было уже впадать в отчаяние.
   Однако, грифон надеялся, что-нибудь придумать. Он принадлежал к той разновидности воинов, для кого фраза "бесчестный способ" была пустым звуком. "В войне все средства хороши" - эту фразу произносило множество разумных которых он встречал на своем пути по мирам. Способ, который решил применить вин Клос, военные его родины сочли бы бесчестным. позорным и неприемлемым. Но Лерту на мнение военных с далекой родины было на... в общем, он снова перезарядил арбалеты и низверг на летящую внизу стаю отходы жизнедеятельности, накопившиеся в его организме (бомбардировщики модели "Хлад" его многому научили) и ринулся почти вертикально вниз. Не ожидавшие такой подлости фирлинги провалились на полсотни метров и зависли, растерянно махая перепончатыми крыльями.
   Лерт, наконец, уверенно всадил оба болта в выбранные цели: стая лишилась вожака и наименее обгаженного перепончатокрылого - прошел сквозь и рванулся на последних силах к замеченной на горизонте колонне каравана. Рисковать оставалось уже не так много. Это радовало, но несильно. Фирлинги бросились за грифоном; лапретисцы заметили приближающуюся стаю фирлингов с грифоном "во главе" и начали готовиться к отражению атаки. Грифон оказался между молотом и наковальней. Привычное состояние для Лерта вин Клоса.
   Грифон несся почти над верхушками деревьев. Караванщики заняли оборону на небольшой возвышенности. Фирлинги догоняли Лерта - Лерт приближался к каравану - караванщики нервничали.
   На этот раз интуиция проявилась у вин Клоса яркой предупреждающей вспышкой перед внутренним взглядом.
   Пора, - сообразил грифон и вывернул крылья в суставах так, что они встали почти перпендикулярно потоку. Его немного подбросило, а потом Лерт свалился в штопор.
   Через пару мгновений, когда он ломал ветки в стремительном падении, небо разорвалось вспышками магических ударов и воздушный кулак буквально впечатал вин Клоса в землю.
   Как все плохо, - подумал грифон, прежде чем потерять сознание
  
   Очнулся Лерт от жажды. Попытался приподняться и упал от боли в передней лапе.
  -- Сломал. Растяпа, - с горечью подумал вин Клос. - Вроде бы и приземлялся извернувшись, на четыре лапы.
   Приглядевшись, он увидел углубление в земле, куда, видимо, попала его лапа при приземлении.
  -- Тогда все понятно, - успокоился птицезверь. Конечности он ломал не первый раз, далеко не первый. И знал, что делать.
   Из пластиковой упаковки, которая нашлась в одной из сумок, была извлечена широкая коричневая лента. Помогая себе клювом, Лерт сначала выправил сломанную лапу, после чего крепко замотал ее лентой и сел ждать действия "Универсального медицинского фиксатора с ускорителем регенерации". Через пару минут коричневая пленка позеленела и затвердела, надежно схватив поврежденную лапу. Теперь лечение пойдет полным ходом и через 3-5 дней от перелома не останется даже следа. Полезная вещица.
   Вообще, в технологических мирах основным объектом воровского промысла были медикаменты.
   Впрочем, теперь требовалось действовать - от "сбруи" Лерта никто не избавлял, а значит надо продолжить начатое.
   Для удобства передвижения вин Клос срезал себе длинную палку и пошел на задних лапах, балансируя крыльями, плюс, опираясь на палку. Сломанной лапе был нужен покой.
   Грифон примерно представлял, где находится дорога и уже через полчаса увидел просвет в деревьях. Каравана, разумеется, не было. Воздух был затянут дымком от каких-то огненных заклинаний, то тут, то там валялись тушки фирлингов. Человеческих трупов не было. Видимо, караванщики одержали победу и забрали пострадавших с собой.
   Наконец, взгляд грифона наткнулся на такое, что заставило его проникнуться вялым энтузиазмом - две поврежденные повозки у обочины. Видимо, Лапретисцы опасались второй волны фирлингов и поэтому торопились. В случае, если они только испугались, то, может, в повозках могло что-то найтись. В случае, если они ужасно торопились - могли забыть даже что-нибудь ценное.
   Еще раз опасливо посмотрев по сторонам, грифон заковылял к опрокинутым фургонам. Обнаружив в первом рассыпанные ящики, Лерт позволил энтузиазму прорваться наружу мечтательным курлыканьем.
   Ящиков было всего пять. Вин Клос аккуратно вскрыл первый и удовлетворенно свистнул - то, что надо. Внутри оказалась крупная золотая тарелка с драгоценными камнями посередине, испещренная загадочными символами. Последние обрадовали грифона больше всего - ясно, что вещь магическая, подделки в военных караванах не возят.
   Риск жизнью можно было считать оправданным. Птицезверь, на всякий случай, поворошил солому лапой, в поисках дополнительных сокровищ, однако тарелка попутчиков в ящике не имела. Жалко. Однако, остальные ящики тоже требовали внимания. Положив тарелку в переметную сумку (казалось, будто она бездонная - столько там всего помещалось), Лерт переключился на второй ящик: открыл, посмотрел, закрыл... потом снова открыл. В ящике оказались палатки. Армейские. Для подарка вейреланцам они не годились, но убедиться, что внутри нет ничего, кроме палаток, было необходимо. Содержимое ящика полетело на землю, после чего крылатый вандал счел свою жадность немного удовлетворенной. Третий ящик был вскрыт уже более спокойно. Грифон заглянул внутрь и аж чирикнул от удивления - в ящике лежал его собственный нагрудник.
   Или не его нагрудник? - Нет, скорее, его нагрудник, однако немного изменившийся... хорошо, если просто покрашенный. -Или, как вариант, местная копия, сделанная по образцу, но это, разумеется, ерунда: кто же станет делать нагрудники для грифонов, если грифонов тут только один? - Или... или не один? - Лерт замер, пораженный этой мыслью. - Ведь то, что Кресс ничего не знал о грифонах, вовсе не означает, что их не существует в этом мире. Крейлан - простой солдат с ограниченным кругозором, а ни Рамир, ни Пирсон никакой информации об отсутствии подобных мне не упоминали. Вот бы сейчас кого спросить! - истосковавшийся вин Клос очень хотел увидеть хоть одно привычное существо. Но, несмотря на его чаяния, многообразие миров до сих пор не представляло ему ничего, сколько-нибудь похожего на его мир.
   Приступ ностальгии закончился также быстро, как и начался - грифон сообразил, что нацепить нагрудник на то место, где он всегда находился - не удастся. Адское устройство, игриво именованное "сбруя" надеть броню не позволяло. И времени оставалось все меньше и меньше, пусть потеря сознания и оказалась недолгой. Лерт сориентировался и закинул нагрудник на спину, ближе к основанию хвоста, застегнув его на животе, как пояс.
   Закончив эту нехитрую операцию, птицезверь перешел к следующему ящику. В ящике лежали его амулеты. Все четыре. Сердце грифона сжалось от нехорошего предчувствия, что здесь что-то не так. Судьба нечасто делает подарки, а, если и делает, то это лишь повод ударить всей мощью по расслабившемуся "счастливчику". Конечно, можно было считать, что это компенсация за предыдущие несчастья, но... Лерт был реалистом: компенсации Судьба привыкла делать больно.
   Однако, выбора, по большому счету, не было. Вин Клос сгреб амулеты и переключился на другой ящик. Там оказались мягкие сапоги. Видимо, для лесных разведчиков. Сапоги грифону были нужны даже меньше, чем рыбе - зонтик, а поэтому отправились вслед за палатками.
   Больше в фургонах ящиков не было. Зато Лерт обзавелся снаряжением, добыл магический подарок и... сбруя со взрывчаткой никуда не делась. Надо было отправляться к Властелину. Конечно, путь сулил опасность, но не больше, чем всегда
  
   Глава 8
  
  
   Амулет с нехитрым названием "Пятно" исправно работал, делая силуэт воздушного разведчика почти невидимым на фоне бесконечного неба. Слабенькое силовое поле этого амулета, едва различимое в магическом фоне, мягко гасило часть волн различных спектров, которые излучал грифон. Кстати, в немагических мирах радары его тоже в упор не видели. Правда, в мире грифонов маги быстро нашли контрмеру на подобные амулеты, просто разыскивая области, излучающие меньше, чем обычно.
   Удостоился чести в этом убедиться не кто иной, как Агриан. Тогда он едва не погиб, однако, успев обрушить масштабное облако с градом на позиции врага (и на себя тоже, разумеется) ухитрился уйти - побитый, обгорелый, но счастливый. Этот эпизод послужил последним штрихом в репутации вин Клосов, что "уж нагадить она в любом случае успеют".
   Впрочем, несмотря на полный провал в военном аспекте, "Пятна" очень пригодились в менее напряженных областях деятельности крылатых: "Пятна" использовались политиками, известными и популярными грифонами для того, чтобы скрыться от толп почитателей или, наоборот, ненавистников, а может - "рогатых" мужей. Еще просто чтобы пройти где-нибудь незамеченным, избежать внимания пролетающего цорка, поливать водой (или чем похуже) из-под небес честных, но импульсивных граждан - короче, много где использовался.
   Или, как, например, Лерт - для свиданий с возлюбленной.
   Амулеты были дорогие, но отпрыск такой могущественной семьи, как вин Клосы, мог не считать деньги. Тем более, что на свидание надо было пробираться тайком, а лучше средства, кроме "Пятна" для этого не было. Мог ли тогда знать молодой курсант, в порыве самобахвальства повесивший на шею выданные военные амулеты, что, вместо того, чтобы удивлять юную грифину, им придется работать в самом, что ни есть, штатном режиме?
   Однако, как бы то ни было, Лерт снова порадовался тому, что амулеты снова с ним.
   К счастью, маги Некрополии Вейрелан о таком способе маскировке, как "Пятно", ничего не знали, и пространство не сканировали, иначе бы птицезверь далеко не улетел.
   Поэтому, наблюдение за лагерем никем не прерывалось и вин Клос спокойно кружил себе наверху, высматривая подходящую местность для того, чтобы сдаться. Солнце потихоньку заходило за линию горизонта, и, как в вечер появления грифона в этом мире, белое оперение налилось золотым блеском. Лерт кружил над лагерем и думал.
   Ситуация несколько отличалась от обычной: как правило, судьба не давала ему времени подумать перед тем, как влезть во что-то неприятное. Теперь он понимал, что судьба оказалась права - чем больше грифон раздумывал, тем больше ему не хотелось ввязываться в столь сомнительное предприятие, как сдача в плен. Безрассудство никогда не было его доминирующей чертой. Однако, как бы то ни было, Судьба плевать хотела на все черты характера вин Клоса, вместе взятые, и тому оставалось лишь повиноваться, реагировать да пошевеливаться.
   На позиции Некрополии наступал вечер - самое неприятное время суток для вторжения птицезверя. Вечером большое начальство укладывается спать, а служба отдаётся на откуп дежурным офицерам. А дежурные офицеры бывают довольно ограниченными людьми, которые сначала командуют "огонь", а потом интересуются, кого это там задержали, такого стрелами утыканного.
   Поэтому, надо было ждать. Снова ждать. Опять ждать... и, в связи с наступающей ночью, время ожидания лучше всего было заполнить сном. Убежище на дереве Лерт делать умел. После пребывания в одном весьма недружелюбном мире, и полученного там весьма интересным способом опыта, грифонье убежище больше напоминало сплетение веток. Такое убежище даже при выключенном "Пятне" (по ночам амулет заряжался) было адски трудно обнаружить. Ну, переплелись ветки - обычное дело. Вот и на этот раз ночь прошла без излишнего внимания четвероногих/двуногих/крылатых хищников. Только комары, которые плевать хотели на маскировку, донимали птицезверя. - Но, в конце-концов, не убивали же? - А к укусам можно привыкнуть.
   Утром Лерт открыл глаза, как только его шкура чуть нагрелась от первых рассветных лучей взошедшего крупного солнца. Необходимо было слегка размяться и прийти в себя для дальнейших действий. Грифон снова попробовал надеть нагрудник поверх "сбруи", и снова у него ничего не вышло. Тогда он проверил и смазал регенерирующим кремом многочисленные кожаные детали своего облачения: броню, ремни, сумки - они быстро бы износились без ухода.
   - Полезный крем оказался, - подумал вин Клос, выдавливая клювом себе на лапу последнюю порцию крема из тюбика. - Надо было больше брать.
   Когда с подготовкой снаряжения было закончено, пришло время обычной разминки: тренировка крыльев напоминала со стороны небольшой смерч, с поднимающейся столбом пылью и грязью. Потом Лерт медленно сплясал на трёх лапах боевой танец (поскольку на земле грифоны воевать не умели и не любили, танец имел, в основном, действительно разминочное значение). Далее встал на задние лапы и попробовал пошагать по-человечески. С каждым разом получалось всё лучше и лучше, но всё равно плохо. Однако он старался. Тем более, что сегодня это умение могло пригодиться.
  
   Рассвет. Враг любит нападать на рассвете, когда сон, по уверениям медиков, самый крепкий. Но, поскольку у другой стороны тоже есть медики, такие же важные и дипломированные, они знают, что на рассвете нельзя спать ни в коем случае.
   Короче, на рассвете в лагере Некрополии Вейрелан никто не спал - все ждали подвоха. И подвох пришёл, опираясь на суковатую палку.
   - Стоять! - взвизгнул юный Нальмас, целясь из арбалета в громадную фигуру, замотанную в тряпьё.
   - Ай, какие мы нервные! Ай, как нехорошо, - подумал Лерт вин Клос, медленно опускаясь на землю.
   - Ну... тогда лежать, - растерялся часовой, успокоив дыхание и краем глаза заметив подбегающего десятника с тройкой солдат.
   - Взять на прицел! - хрипло скомандовал седоусый низкорослый десятник и повернулся к Нальмасу. - Он что-нибудь говорил?
   - Нет, господарь десятник! - юный часовой снова начал бояться.
   - Не боись, мальчонка, - оперативно хлопнул его по плечу десятник. Голос его заметно подобрел. - Вон, нарушителя задержал. Молодец, поощрение получишь. Какие у меня бойцы!
   Нальмас тихонько возликовал.
   - А теперь беги к центральным шатрам, найди Кахина Симма, который специальными войсками командует и доложи, мол, так и так, задержали нарушителя, большой, явно не человек, плащом накрыт, лежит неподвижно.
   Нальмас, находясь под впечатлением от похвалы обычно сурового к нему десятника, послушно рванулся к шатрам. Десятник довольно улыбнулся. Сам бы он не пошёл к Симму ни за какие коврижки.
   Фигура на земле не двигалась, один из солдат даже решился осторожно приблизиться
   - Я тебя! - гаркнул десятник, скорчив зверскую рожу. Солдат отпрыгнул и попытался выглядеть виновато. Десятник не поверил.
   Ещё через некоторое время на место прибыл Кахин Симм собственной персоной, в сопровождении двух десятков спецназовцев. Десятник при виде начальства напрягся - аж в ушах зазвенело. Двойная свита означала, что настроение у командира вдвое поганее обычного, а его боялись даже в одиночку. Боялись заслуженно. Начальник имел нехорошее обыкновение парализовывать подчинённых взглядом, вызывая у них расслабление почти всех мышц.
   Симм подошел ближе и вперил взгляд в десятника. Тот предусмотрительно выдохнул воздух и сжался, потому и не пострадал. Почти.
   Симм смотрел секунду, после чего отвел взгляд. Десятник обрадовано втянул воздух сквозь зубы.
   - Что это за дерьмо тут у вас? - бросил он, теперь вперив свой взор в разлёгшегося на траве грифона, предусмотрительно окружённого отрядом сопровождения.
   - Нарушитель, ваше магическое достоинство. Только что задержали, окружили, послали за специалистами, как положено.
   - Почему окружили тройкой солдат, десятник? Вам лень поднять свои старые телеса и пригнать остальных своих бездельников? - тяжело процедил Симм
   - Виноват, Ваше магичное достоинство! - испуганно замер старик, - Готов нести заслуженное наказание.
   - Сходите к врачу, проверьтесь на служебное соотвествие. Если соответствуете - тогда двести отжиманий и три часа тренировки в медитационном зале, чтобы не забывать. Я лично проверю.
   - Есть, Ваше магичное достоинство!
   - Выполнять! - рявкнул Симм
   - Есть выполнять! - сообразил десятник и, кликнув своих солдат, помчался с места происшествия с такой скоростью, что сомнений в служебном соответствии не осталось.
  
   - Итак, что тут у нас? - чуть дружелюбнее пробормотал Кахин и, скомандовав своим спецам "внимание", легким прикосновением мысли приподнял плащ-палатку.
   - Вот [цензура]!!! - подумал он, увидев то, что скрывалось под плащом.
   Точнее, сам грифон его не смутил - мало ли, какие твари бывают, а вот огненное устройство направленного взрыва вызывало бурю эмоций. В частности, из-за того, что сам Симм при взрыве этого устройства не выживет. И сбежать - не сможет.
  
   Лерт вин Клос сообразил, что настало время вступать в диалог
   - Я готов сотрудничать! - свистнул он в землю
   - Чего?!! - вспыхнула надежда в командире спецназовцев.
   - Сотрудничать готов! Я хочу в плен и чтобы с меня сняли эту штуку!!!
   Кахину Симму трудно было разбирать свистящую и прищёлкивающую речь пернатого террориста, но... он очень хотел жить, и, по сравнению с этим, остальные трудности выглядели мелочью. Услышанное заставило его внутренне возликовать.
   - Послать за техномагом? - осведомился он, с трудом удерживая желание самостоятельно броситься в лагерь.
   - Да! - Лерту тоже не нравились направленные на него магические жезлы, и он старался не терять времени на беседы.
   Симм нервно ткнул пальцем в ближайшего спецназовца.
   - Быстро в лагерь за техномагом!
   Отмеченный сорвался с места и помчался к шатрам. Остальные проводили его тупыми от страха взглядами.
   - Пусть только попробует не вернуться, - подумал командир. - Устрою общий мозговой штурм - какое наказание ему назначить. Мотнул головой, прогоняя эту оптимистическую мысль и снова вперил взгляд на неподвижно лежащего птицезверя.
   - Я послал за техником, сейчас снимаем эту штуку и все будет хорошо.
   - Хотелось бы, - отозвался грифон.
   - А вы, вообще, кто?
   - Я грифон! - Лерт постарался придать голосу жалобное звучание. - Гость из другого мира, пойманный лапретисцами и ставший поневоле смертником.
   Детектор лжи показал, что объект не врёт, а потому Кахин ощутил прилив осторожной надежды на какое-нибудь будущее.
   - Мы не такие! - дрогнувшим голосом заявил Симм. - Мы тебя спасём!
   Солдаты благодарно посмотрели на командира. Такого доброго лица у него не было никогда.
   Лерт буркнул что-то невразумительное, и все застыли в томительном молчании. Наконец, показалась фигурка техномага, бегущая за отосланным воином и Симм позволил себе немного выдохнуть. Он по-прежнему дико боялся. Боялся и техномаг, приступая к работе, боялся вернувшийся воин, который докладывался командиру - по лицу было видно, что воину хотелось остаться в лагере, но здравый смысл пересилил.
   Не боялся один вин Клос. Почему? Я уже говорил - надоело ему бояться. А так - в армии часто боятся. Солдаты боятся десятников, десятники боятся офицеров. Офицеры боятся офицеров-магов, и те, и другие боятся генералов. Все вместе боятся проверок, далее, оптом, боятся Властелином. А ещё все боятся вражеских стрел, копий, мечей, ловушек, засад, магии. Кроме Властелина, конечно. Чего боится Властелин, никто не знал. А боялся он растолстеть и совершить вопиюще грубую ошибку. Впрочем, возможно, Рамир Рагглан об этом догадывался.
   Тем временем грифона освободили от сбруи, и все, наконец, выдохнули. Обрадовались солдаты, совсем выпустив из виду свою цель - грифона; радовался Симм, да так, что даже забыл раздать пинков своим распоясавшимся подчиненным. Радовался техномаг, который на самом деле впервые участвовал в подобном разминировании и был очень доволен своей работой, хотя в глубине души наверняка хотел перевестись в другие войска. Радовался весь лагерь вейреланцев. Не радовался только молодой Нальмас - он лежал в луже нечистот рядом с шатром Кахина Симма и не реагировал на внешние раздражители. Да ещё, разумеется, Лерт вин Клос не разделял всеобщего ликования - потому что для него всё только начиналось.
   - Схватить его, обезвредить, обыскать! - скомандовал Кахин Симм уже обычным голосом, и грифон удовлетворённо качнул ушами.
   Жизнь шла своим чередом.
  
   Глава 9
   Тёмный Властелин подбрасывал камешек.
   Подбрасывал и ловил. Подбрасывал и ловил.
   Устрашающего вида латная перчатка серно сжималась и разжималась, ощетиниваясь шипами при каждом падении камешка. Алые глаза полыхали в прорезях массивного черного шлема, неподвижными фонарями освещая происходящее. Камешек взлетал и падал. Взлетал и падал.
   За этим зрелищем наблюдал весь Генеральный штаб Некрополии Вейрелан. Их переполнял священный трепет.
   Властелин сжал перчатку и поднял пылающий взгляд на свою аудиторию.
   - Поняли? - гулко вопросил он.
   Генералы медленно замотали головами, не сводя завороженного взгляда со своего Повелителя.
   - Ну почему? Это так просто!
   Генералитет пристыжено молчал. Властелин молчал задумчиво и печально, огонь его глаз немного затих и в шатре воцарилась тишина.
   Через некоторое время взгляд Властелина снова запылал и он провозгласил:
   - Впрочем, мы отвлеклись от темы. Я, вроде, собирался послушать доклады о продвижении наших войск. Генералы мгновенно ожили и зашевелились.
   Наконец, слегка прокашлявшись, с места поднялся моложавый офицер в цветах пехотных войск.
   - Ну что же, господин Жамрен, прошу! - взмахнул рукой Властелин.
   Генерал Жамрен протиснулся сквозь импровизированную аудиторию и оказался возле походного трона. Там он ещё раз откашлялся и заговорил.
   - Обстановка на театре военных действий на данный момент заключается в следующем. С помощью некромантов нам удалось совершить крайне быстрый рывок через весь Лапретис, после чего враг провёл контратаку и лишил нас мёртвой армии. Поскольку наши основные войска не столь подвижны, к тому же большая часть пехотных войск на момент начала наступления не прошла проверку, наступление замедлилось, и враг получил передышку. Сейчас мы завязли в неделе пути от Дириана - столицы Лапретиса.
   В нашем распоряжении на данный момент есть 82% кавалерии и только 41% инфантерии при поддержке 68% личного состава Корпуса Магов.
   В связи с этим мы выделили три главных направления развития военной кампании.
   Первый - мы совершаем стремительный рывок на Дириан имеющимися у нас силами.
   Плюсы: враг сейчас разбит, мы можем легко овладеть столицей даже при неполной армии и держать оборону до подхода остальных сил
   Минусы: с малым количеством пехоты будет трудно занять и удерживать город, хотя в поле мы сейчас практически непобедимы
   Второй путь - мы подходим к городу, заключаем его в кольцо осады. Пехота осаждает город, кавалерия с частью магов ищет отряды Лапретиса.
   Плюсы: те же самые, что и раньше, только боеспособность войск будет несоизмеримо выше.
   Минусы: враг может перегруппироваться в другом ключевом пункте и напасть на осаждающих. При этом велика вероятность нашего поражения.
   Властелин гулко зарокотал: - Это у них велика вероятность поражения. Продолжай.
   Третий путь - оставаться на этом самом месте, дожидаясь подкрепления. Плюсы - ударим единым кулаком.
   Минусы - Лапретис тоже соберёт войска и поднимет ополчение, и ещё неизвестно, кто победит - у них весьма сильная команда магов, особенно семья Раггланов. К тому же кони уже объели всю траву в окрестностях, вспомогательные войска страдают от налётов вражеских отрядов, спецназом противника совершалось уже несколько диверсий, включая покушения на Вас.
   - Что же, я понял ситуацию - медленно прогудел Властелин. - Думаю, мы должны выработать общий подход к нынешней кампании. Моё решение заключается в следующем: ещё день мы ждём доукомплектации магами и пехотой, после чего немедленно выступаем к Дириану. Заключаем город в осаду, отбивая атаки извне с помощью кавалерии. С контратаками осаждённых справится пехота. Тактический резерв выберет себе генерал Интернис, самостоятельно.
   - Слушаюсь, господин! - поднялся полноватый лысый мужчина. - Мне понадобятся маги.
   - Можешь взять до 20 условных единиц магов.
   - Благодарю, - поклонился Интернис и сел на место.
   - Пехота пойдёт четырьмя группами. Дробить группы не будем. Вы, - Властелин направил пылающий взор на командиров, опередивших свои дивизии, - останетесь здесь с небольшой группой. Я хочу возвести здесь крепость. Деревянную, на случай непредвиденных обстоятельств. Дождётесь второго полка инженеров и отдадите необходимые приказания. Пока можете быть свободны.
   Сразу несколько генералов сдержанно покивали и молча покинули свои места. Остальные проводили их грустными взглядами.
   - А теперь вернёмся к нашей прикладной философии, - торжественно провозгласил Тёмный Властелин. - Итак, господа офицеры, внимательно глядите на камешек: вот он взлетает, а вот - падает.
   Кто-нибудь соблаговолит объяснить, почему? - Вот Вы, Жамрен, сегодня показали себя молодцом. Скажите - почему?
   - Потому что тяготение, - неуверенно протянул вояка.
   - А что такое тяготение? - Из чего оно состоит, что заставляет одни тела притягивать другие, каким образом они притягиваются? - ласково поинтересовался Властелин.
   Протяжный стон оставшихся генералов заставил глаза Властелина насмешливо замерцать.
   - Хорошо. Объясняю ещё раз.
  
   - Да, мы учитываем вашу готовность сотрудничать, но вы, всё-таки, побывали в руках у Рамира Рагглана, самого подлейшего человека во всём Лапретисе. Вас и из клетки-то выпускать, извините, опасно, - бормотал молоденький разведчик.
   - А я продолжаю стоять на своём! Кроме заряда - на меня ничего не вешали. Заряд я вам отдал, в клетку вашу добровольно залез! - Лерт стукнул лапой по стальным прутьям и магическая защита недовольно зашипела, - на любые исследования многострадального организма, измученного Раггланом - согласился. Что вы ещё клювом-то землю роете? Я чист, как реторта с эссенцией пустоты. И мне необходимо увидеть Властелина!
   - Вот именно последнее требование нас и смущает, - растерянно развёл руками лейтенант. - Пока мы не будем на двести процентов уверены, что вы полностью безопасны, любые контакты с высшим генералитетом Некрополии, а тем более лично с Тёмным Властелином, для вас исключены.
   - Но вы и так уже уверены на все сто процентов. Остальные сто - не что иное, как прогрессирующая паранойя, - сварливо продолжил развивать свою мысль вин Клос, - вы просветили меня всеми заклинаниями, отобрали даже прищепку на клюв, раздели догола, показали всем местным авторитетам ножа и топора, и всё равно корчите из себя Незнайку. Я тут битых полчаса рассказывал об организованном мной нападении на караван Лапретиса, ваши маги даже успели слетать проверить и подтвердили мои показания, а значит и мою лояльность Некрополии. Дайте же наконец поговорить с Властелином как паранормальному существу с паранормальным существом.
   Лейтенант только вздохнул. С тех пор, как Кахин Симм, бледный, будто только что из могилы подняли, спихнул на него это пернатое недоразумение и ушёл восстанавливать нервную систему какими-то весьма приятными способами, для Мониза Дона настали тяжелые времена. Нет, регламентные работы над подозреваемым диверсантом он провёл нормально, благо в Академии он эту тему выучил назубок, но вот допрос быстро почувствовавшего слабину птицезверя оказался Монизу не по силам. Обнаглевший грифон быстро сообразил, откуда пахнет жареным (он всегда быстро соображал на эту тему), и начал, в свою очередь, допрашивать Дона. Короче, наследник рода вин Клосов ухитрился за два часа сдать Академический Дознавательский Норматив на "отлично". Мониз был в отчаянии, он даже не знал, куда этому, с позволения сказать, арестанту, допросной лампой светить, чтобы тот ослеп и растерялся.
   Мониз выложил Лерту всё и про Вейрелан, и про армию, и про то, что они здесь делают, и сколько у них магов и войск, и как эти маги колдуют, и кто такие зомби со скелетами, и где находится столица Некрополии, Властемирия. То, какие существуют другие страны, и как у них с магией, на чём специализируются гильдии, и даже каковы основные наименования импорта и экспорта. Дон Мониз был отличником и зубрилой, а вин Клос - очень наглой и цепкой тварью.
   В конце концов, лейтенант вызвал дополнительный наряд охраны, строго запретив им общаться с заключенным, и сбежал в походную лабораторию за результатами анализов.
   У порога шатра лаборатории его встретил сам начальник исследовательско-магической группы.
   - Это поразительно! - без предисловий начал он. - Это может перевернуть все наши представления о прикладной философии в целом и взаимодействии энергетических потоков в частности. Амулеты - яркие образчики стихийной магии совершенно невероятного принципа. Нагрудник - необыкновенный пример применения тёмной, даже, я бы сказал, темнейшей магии в смешении со светлой магией, магией духа. Это считалось невозможным, но это есть! А блюдо? - Мы не сумели расшифровать всё, но, кажется, у нас есть готовый межмировой передатчик. Я уже готовлю отчёт его Темнейшеству, думаю, что он будет обрадован такими находками.
   - Так, секунду! - наконец вклинился в этот восторженный монолог лейтенант. - А как же наш пленник, что вы можете про него сказать?
   - Ничего не могу, - хихикнул маг, - мы его не сильно исследовали, проверили на безопасность и ладно.
   - Так он безопасен? - облегчённо выдохнул Дон.
   - Да что вы, молодой человек? Вы видели его клюв? А когти? А арсенал, который мы с него сняли? - учёный уже откровенно улыбался. - Хе-хе! Так что, он опасен, даже очень. Но вот заклятий на нём не обнаружена, воля не подавлена, а значит, он не опаснее ручного зверя. Под должным надзором, разумеется.
   - То есть, его можно пускать к Властелину?
   - Отчего же нет? Властелина ему ни за что не одолеть. А вот к генералам - не стоит. Ещё тюкнет кого-нибудь клювиком, и будет у нас генералом меньше. Хотя, наверное, этого никто не заметит - уж больно их тут много.
  
   Тут следует заявить, что учёный был в корне неправ. Никого бы Лерт клювиком тюкать не стал. Не его стиль. Вот захватить генерала в заложники, потом начать переговоры с властями, требуя немедленного освобождения Хуана Фернандо Марамойкина (имя это Крылатый террорист слышал то ли десять, то ли двадцать миров назад) - вот это он мог!
   После чего он бы улетел в надёжное место (читай - труднодоступное) , оставил бы там генерала и скрылся в неизвестном направлении, заставив власти облегчённо заявить о снятии вопроса "Ху из Марамойкин" с повестки дня.
  
   В общем, учёный разрешил переправить узника к Властелину. С подписанной грамотой "опасности не несёт". Дон вернулся к своему заключенному, втайне надеясь, что он сбежал и не будет больше его доставать. Действительность превзошла его ожидания. Грифон нагло дрых, положив голову на лапы, обвив себя хвостом и чинно прижав уши. Крылья раскинулись одеялом, ненадежно прикрывая всё это безобразие.
   Мониз встал и тупо уставился на спящего грифона. Потом столь же ошарашенным взглядом посмотрел на охранников.
   - Это что? - вырвался отчаянный вопль.
   - Дык это, - начал один из них. - Его светлость почивать изволили. Сначала пытались с нами беседу вести, но мы - молчали! - тут охранники синхронно закивали. - Потом начали ругаться на глупость, успокоились, разлеглись и уснули.
   Дон мысленно заорал. Потом вздохнул и взял себя в руки. В принципе, после яростного диалога с пленником, лейтенант и сам был готов признать его, если не майором, то, хотя бы, капитаном.
   - Но ведь разрешение уже выдано, - подумал Дон. - А эта скотина разлеглась, как будто находится в пансионате для отдыха паранормальных садистов.
   Он вздохнул и, бросив солдатам - "разбудите! - Его хочет видеть Властелин, - устало грохнулся на лавку возле палатки.
   Когда охранники вывели "его светлость" Лерта вин Клоса, молодой лейтенант как раз задумался над тем, зачем ему всё это надо.
   Так и ни придя ни к какому выводу, он возглавил процессию.
  
   Глава 10
  
   - Это возмутительно! - Верховный Грифониан Крика, Замиан вин Фор, переживал ещё один приступ монаршего гнева. - Мало того, что он разрушил своим самоуправством вековые традиции Патруля, так ещё и ухитряется получать тяжёлые ранения, играя в "пёрышки" с цорками. Немедленно! Я сказал, немедленно - напишите приказ о недопущении Агриана вин Клоса к патрулированию. Этот самонадеянный маразматик ещё не понял, что зарвался. Надо ему объяснить.
   Пока грифониан (правитель местечкового грифоньего сообщества, сведущий в магии) перечислял ошибки и преступления перед обществом опального волшебника, секретарь аккуратно оформил приказ и протянул его монарху. Замиан прервал свою августейшую истерику, пробежал глазами по тексту и поставил личный знак.
   Вздохнув пару раз, вин Фор посмотрел на секретаря и повторил, грустно опустив уши: - Возмутительно!
   И сразу четыре молнии прочертили тёмно-зелёное небо. В горах Крика стояла глубокая ночь.
  
   Агриана разбудил стук.
   Старый маг лениво открыл один глаз, и широко зевнул. Стучался почтальон, недавно оперившийся грифончик лет четырёх.
   - Послание от Верховного Совета Крика, - счастливо проверещал он.
   Агриан взял протянутое письмо, кинул мальчишке личный почтовый жетон и повелительным взглядом отослал его прочь.
   - Вот и головомойка, - подумал он, ломая клювом печати на письме.
   Следующие несколько минут жизни пожилого грифона были посвящены старческому кряхтению и придумыванию нелестных эпитетов для Его Сиятельства (обращение к грифониану среди грифонов). Однако чего-то в этом роде вин Клос и так ожидал, поэтому ворчание было, скорее данью тяжелому характеру, чем вспышкой гнева.
   Впрочем, с некоторых пор у Агриана обнаружились дела поважнее, поэтому он мог с лёгким сердцем плюнуть на своё времяпрепровождение в патруле. Найденный накануне во внутренностях цорка камень требовал пристального внимания к себе. Агриан припомнил свои действия и мысли перед сном. Другой мир, смертельно опасная ловушка для юного, неопытного грифона, являлся единственным вменяемым объяснением исчезновения сына. По крайней мере, это объясняло действительно все загадки. Следовательно, стоило отработать эту версию так тщательно, как это только возможно. Вин Клос поднялся и снова воспользовался устройством связи.
   - Вин Фанс, отвечаю на сигнал, - недовольно промолвила трубка.
   - Это снова я, здравствуй! - торопливо ответил старый маг.
   - А, точно - мой друг-полуночник, абсолютно не стесняющийся дёргать меня во время заслуженного отдыха.
   - Ну, хорошо, пристыдил-пристыдил, я каюсь, я кричу, я падаю, ломая крылья, - завёл песню раскаяния вин Клос. - И, погрузившись в нисходящий поток, прошу у тебя меня простить.
   Гралан ошарашено молчал. Такая отповедь была нехарактерна для склочного Агриана. Скорее, он мог бы предположить, что его разыгрывают или обманывают.
   - С тобой всё в порядке? - осторожно поинтересовался вин Фанс.
   - Нет, - честно ответил старый маг. - Вчера меня серьёзно ранил цорк, сегодня - выгнали из патруля. Вдобавок в голову пришла сумасшедшая идея, которую надо бы проверить. С твоей помощью, разумеется. Иначе я бы ни за что не извинился.
   Гралан облегчённо выдохнул. Если вин Клос был не в себе, то лишь самую малость. Не больше, чем обычно.
   Поднаторевший в подковёрных играх виг Фанс считал, что изменения в поведении могущественных грифонов - это всегда большая беда. Просто так поведение никогда не меняется, для этого нужно приложить усилия, и, если эти усилия приложил не ты, то, значит, их приложил кто-то другой, и, возможно, этот кто-то тебя не любит. Поэтому, надо внимательно отслеживать любые нюансы.
   - Тогда прилетай в ближайшее время. Скажем, через две дуги разрядов (время в мире грифонов меряется в так называемых "эталонных разрядах". Ударило шесть молний - вот вам три, четыре или пять, или десять эталонных разрядов. Дуга разрядов - это такое количество простых разрядов, которые могли бы образовать сплошную дугу между небом и землёй. Это измеряется то ли в Джоулях, то ли в Амперах, то ли в Ваттах, я это плохо понимаю. У грифонов - совершенно особенные отношения с электричеством)
   - Спасибо, что напомнил мне некоторые подробности. К сожалению, мои перья ещё долго будут отрастать, поэтому явиться я смогу не раньше, чем через четыре дуги. Встретишь меня возле зала перемещений.
   - Хорошо, - согласился Гралан.
   Друзья попрощались и занялись своими делами. Вин Фанс наскоро поклевал зёрна сияса, связался со своей администрацией и вылетел в Академию.
   Агриан же, призывая проклятия на душу убитого им цорка, разбирался в хитросплетениях регенерационной сети, которая, по заверениям медиков, должна была восстановить его крылья в рекордные сроки. По идее, обновлять сеть и наполнять энергией узловые источники полагалось в госпитале, где десятки целителей готовы были за скромную плату молниеносно проделать эту рутинную процедуру. Однако для самолюбия вин Клоса такой ход был бы фатальным, поэтому он, шипя от боли при закономерных ошибках направления потоков по сети, разбирался с хитросплетениями чужой магии самостоятельно.
   Закончив эту неприятную операцию кустарного самолечения, Агриан телепортировался в Академию. Потом вернулся, взял камень и снова телепортировался. Уже в настроении "Да что вас всех склевало"
   Гралан вин Фанс радушно встретил старого приятеля, мгновенно распознав его состояние и попытавшись немного развеять злость могучего волшебника беззаботным щебетанием.
   - Вот здесь у нас лаборатория, - сказал ректор, когда они поднялись на верхний этаж центрального здания Академии.
   - Да я помню, - заметил вин Клос. В конце концов, я лично разносил её не менее пяти раз. Собственно, именно из-за повышенной взрывоопасности, лаборатория располагается там, где она может принести зданию меньше всего повреждений.
   - Верно, но у нас ещё появилось нововведение. А именно, стены - из твёрдых иллюзий. Расходы на ремонт - минимальны.
   - Отлично. Но давай лучше обсудим мою проблему, - Агриан достал камень из наспинной сумки. - Вот этот камень я нашёл в теле убитого цорка. После того, как я решил проверить его универсальным анализатором, началась какая-то магнитная буря. Прибор словно взбесилсяф, начал выдавать абсолютно разные значения и оценки. По одним параметрам камень являлся одним веществом, по другим - совсем иным, по третьим - его вовсе не существовало.
   - Странно. Может, аппарат неисправен?
   - Вряд ли, но стоит проверить. И у меня тут версия появилась. Сумасшедшая, но лучше, чем ничего. Такое могло произойти, если камень из другого мира. То есть, не подчиняется нашим законам физики.
   - Из другого мира? - Интересно. По-моему, у меня этим кто-то занимался, - Гралан прошагал к небольшому кабинету и вышел оттуда через несколько минут смущённым. Странно, Берран вин Рит тоже говорит, что не помнит, кто вёл такие исследования, и исследовались ли такие камни. Стареем, наверное.
   - Возможно, - Агриан проводил мрачным взглядом удалявшегося Беррана. - В любом случае, надо проверить этот камень на более многофункциональных анализаторах, чем тот, что был у меня.
   - А какой был у тебя? - поинтересовался ректор.
   - Пестрыл 142
   - Да, не слишком высокая модель. У нас в лаборатории - гораздо лучше. Сейчас, отведу тебя на место.
   Вин Фанс двинулся вглубь лаборатории, всем своим видом выражая солидность и учёность.
   Студенты-грифоны, которые видели эту картину, провожали ректора заинтересованными взглядами. Немного внимания доставалось и вин Клосу, который, напротив, напустил на себя вид "я во всём этом не участвую", чем вызвал общее недоумение юных грифонов. Потом он вспомнил, что как раз в этом возрасте был бы Лерт, и огорчился.
   Тем временем, Гралан довёл вин Клоса до нужной лаборатории. Лаборатория была занята, и оба старых грифона наткнулись на вопрошающие взгляды нескольких десятков студентов, вместе с преподавателем.
   - Ну, значит подождём, - заявил вин Фанс.
   Они сели на свободные места подальше от студентов и завели душевный разговор о делах и событиях, произошедших с момента их последней встречи. Причём вин Фанс, в основном, жаловался, а вин Клос молча выслушивал, какие нынче пошли невежливые, невежественные, и, самое главное, не желающие исправлять эти пороки студенты. Агриану эти словоизлияния были неинтересны, а вот сидевшим ближе всех грифонам было явно любопытно, что он них думает ректор, потому что уши у них стояли торчком, и даже волосинки на них подрагивали.
   Когда старому магу надоело выслушивать бесконечные жалобы, он перехватил беседу в свои лапы и начал рассказывать байки и реальные истории из жизни Патруля. Преподаватель был вынужден сделать студентам замечание, поскольку от лабораторной работы отвлеклись уже практически все. Грифоны послушались, и стали искать, у кого списать упущенное. Нашли, разумеется.
   А тем временем, работа подходила к концу.
   Наконец дежурный грифончик, восседающий на шпиле одной из башен Академии, раздул свою грудку и пронзительно закричал, возвещая конец занятия. И тут же в лабораторию ввалилась ещё одна толпа студентов.
   - Эй, вы куда?! - возмутился преподаватель.
   - Дайте выйти, блин, фари (самоназвание грифонов, как мужского, так и женского пола; является аналогом слова "люди")
   - Нам сказали, что занятия будут здесь! - отвечали вторгшиеся.
   - Занятий здесь - не будет, - громко произнёс вин Фанс, и все сразу же перевели взгляды на него. - Сейчас вы все выйдете из аудитории, и мы пойдём к заведующему вин Риту, выяснять.
   - Так он нам и сказал.
   - Значит, ошибся. Агриан, оставайся здесь, я сейчас всё проясню.
   Все одновременно загомонили, но движение стало упорядоченным, и в несколько минут аудитория опустела. Остался лишь нахохлившийся вин Клос.
   Ещё через несколько минут Гралан вернулся и торжествующе заявил: - я так и думал. Заведующий перепутал аудитории. На самом деле, занятие у них в другом месте, а мы можем спокойно заняться своими делами, - вин Фанс прошёл в угол и снял защитный кожух с большого анализатора.
   - А вот и наш помощник. Доставай свой камешек, будем смотреть, наврал твой Пестрыл или нет.
   Агриан засунул лапу в сумку и похолодел. Сумка была пуста.
  
   - Так, давай подумаем! - вин Фанс предпочитал конструктивный подход к решению проблемы. - Ты точно уверен, что взял камень с собой?
   - Да, я же тебе его показывал.
   - Ах да, точно. Тогда ты уверен, что не мог его где-нибудь потерять?
   - Уверен. Сумка глубокая, вывалиться он не мог.
   - Ясно. Тогда можно заключить, что камень, скорее всего, украли. Осталось выяснить, когда и где.
   - В твоей Академии, разумеется. В госпиталь я, слава небу, не летал.
   - Тогда надо проверить студентов, которые тут были. Ты умеешь распознавать ложь?
   - Да, только давай быстрее. А то все разбегутся.
   - Хорошо. Хотя репутация Академии будет безнадёжно загублена.
   И два старых друга отправились допрашивать студентов. Процедура была долгая и утомительная, не говоря уже о том, что всё это в корне подрывало учебный процесс. Преподаватели возмущённо кудахтали, правда, тихо, ибо ректор - всё-таки ректор.
   Студенты послушно открывали сумки нараспашку, позволяя Агриану осмотреть их содеримое. Гралан вин Фанс от этой процедуры самоустранился.
   - Как я могу рыться в вещах своих собственных студентов? - Моё имя будет покрыто позором навеки! - прокомментировал он свои действия, негодующе вздыбив перья.
   Но всё было бесполезно. Ни в одной сумке камня не оказалось. Ни один студент не был пойман на лжи.
   Тогда дотошный вин Клос решил окончательно испортить всем жизнь и повёл дознание по второму кругу, расспрашивая студентов на тему, видели ли они что-нибудь подозрительное, и, наконец, нащупал зацепку: несколько студентов видели незнакомого грифона, по виду, их ровесника, проскользнувшего в лабораторию вместе с ними.
  
   - Ну вот! - подытожил вин Фанс, когда они пили горный сок в его кабинете. Судя по всему, ты стал жертвой какого-то мелкого воришки. Хотя странно, зачем ему было красть камень.
   - Так ведь в сумке был не только камень. Там ещё и деньги были.
   - Ха! - Ну, тогда всё понятно. Парнишка просто прихватил камешек за компанию. Ничего. Передашь приметы Защитникам Спокойствия, прошерстишь скупщиков краденого, а там, глядишь, и найдётся твой камешек, целый и невредимый. А я, тем временем, приму меры к предотвращению подобных ситуаций. А то сегодня гостя ректора обворовывают прямо в Академии, а завтра что? - Завтра обворуют самого ректора?
   - Спасибо, что объяснил мне дальнейшие действия. Сам бы я ни за что не догадался, - съязвил Агриан. - Когда найдётся - обязательно приду.
   - Ну а я тебе всегда рад, - закончил Гралан.
   В это время раздался тихий предупреждающий свист.
   - Что такое? - спросил вин Фанс.
   Из приёмной высунулся клювик молоденькой секретарши: - Посыльный от грифониана к господину вин Клосу.
   - Да? - удивился ректор. - Интересно, Агриан, почему тебя ищут в моём кабинете?
   - Не знаю. В любом случае, надо его выслушать.
   - Хорошо. Впусти его, Линл.
   Через несколько мгновений в кабинет вошёл посыльный, опознал по изуродованным крыльям того, кто ему нужен и, поклонившись, произнёс.
   - Агриану вин Клосу велено срочно явиться ко двору грифониана.
   - Вот незадача! - выругался тот.
   - Ничего, - догадался вин Фанс. - Все следственные работы я проведу за тебя. Воришку поймаем, камень - найдём. Всё-таки, я его видел, и помню, как тот выглядит.
   - Спасибо, друг, выручил, - улыбнулся вин Клос и сказал посыльному. - Я готов. Полетели.
  
   Глава 11
  
   С утра зарядил сильный дождь, испортивший всем настроение. Кашевары быстро натянули тенты над кострами. Комендант лагеря пришёл к магам и стал ругаться, требуя организовать магический полог над лагерем, иначе все утонут в грязи. Маги смотрели на него, как на врага, и высокомерно цедили, что дождь - не огненный, поэтому никто не умрёт. А раз никто не умрёт, то и незачем их беспокоить. Комендант в бессильной злобе удалился, обматерив напоследок всю породу боевых магов. Маги должны быть вежливыми интеллектуалами, но, похоже, на боевиков это правило не распространялось. Сплошные алкоголики, матершинники и дебоширы. Видимо, военная жизнь накладывает свой отпечаток на тонкую магическую натуру, а полевые сортиры могли превратить в злобного скота даже рафинированного интеллигента в пятом поколении, после чего тот бы зарос щетиной и завонял перегаром, а если бы у него была борода, то... лучше была бы щетина.
   Кто-то из солдат обнаружил в каше дохлую птицу и заорал раненым оленем на весь лагерь.
   Лерт вин Клос опасливо прижал уши. Нелегко иметь чуткий слух. Столько всякой околесицы доносится, что можно головную боль заработать. Двое стражников молча шли по бокам, а мрачный Дон Мониз возглавлял процессию. Все натянули матерчатые плащи с капюшонами (к слову, прекрасно впитывающие влагу) и закутались в них поглубже. Птицезверь мог бы даже улететь, если бы не два обстоятельства: Первое - ему действительно было нужно увидеть Тёмного Властелина и переговорить с ним.
   Второе - ему плаща никто не дал, и он тоже насквозь промок. Поэтому полёты были пока недоступны.
   Наконец они дошли до большого чёрного шатра, изукрашенного золотой вязью. Шатёр немного выцвел на солнце и, вероятно, был настоящей баней в жару. Но хозяина шатра это не волновало.
   Возле входа скучали четверо солдат, которые их не замечали вплоть до того момента, когда Мониз постучал по шлему их командира. Тот было вскинулся, но ему тут же протянули бумаги. Командир убежал под тент - читать. А Лерта так никто и не заметил.
   Наконец, командир стражников дочитал документ. До него не дошло. Стал читать снова. В конце концов, сообразил, что "зверь большой четырёхлапый крылатый, хвостатый, клювастый, разумный" - должен находиться где-то поблизости. От удивления практически проснулся. Порыскал взглядом в поисках "зверя разумного". Нашёл. Лерт ему подмигнул. У вояки чуть не остановилось сердце.
   - Впустить! - слабым голосом заявил он, и стражники расступились.
   Вин Клос в полном одиночестве вступил под свод шатра, и матерчатая дверь за ним закрылась. Дон Мониз с конвоем развернулся и пошёл восвояси. Командир вернулся к своим стражникам. Толкнул одного и спросил: - Ты видел, кто вошёл?
   Стражник поднял глаза на уровень прорезей шлема и ответил вопросом на вопрос.
   - Сколько времени?
   - Ясно, - понял командир и больше глупых вопросов задавать не стал.
  
   Лерт осторожно переступил порог шатра и оказался в кромешной темноте. И почти полной тишине. Слышалась только барабанная дробь дождевых капель. Звуки полного жизни лагеря - как отрезало. Птицезверь вздрогнул и решил привести себя в порядок. С него ручьями лилась вода. Он немного развернул крылья и по-собачьи отряхнулся, украсив пространство веерами разноцветных брызг. Почему-то брызги были видны так отчётливо, словно в шатре и не было полной темноты.
   - Неожиданно, - пророкотало где-то сбоку. Вин Клос снова вздрогнул и повернулся на голос. В темноте загорелись два багровых огня, светивших через прорези шлема, и можно стало различить громадную фигуру Властелина.
   - Признаться, такого начала нашей беседы я даже не предполагал, - продолжил он. - Впрочем, беседу лучше вести по-другому.
   Властелин тяжёлыми шагами двинулся к центру комнаты, где сел в большое кресло. Подняв кулак над головой, он резко его разжал, и в разных концах комнаты вспыхнули факелы.
   - А ты садись передо мной. Или ложись, если тебе так удобнее. Можешь даже взять носилки, если не любишь ковры. Извини, но кресел для таких, как ты, у нас не предусмотрено. Но ты уж не обессудь, коли явился незваным.
   - Я не хотел, - решил пояснить вин Клос.
   - Разумеется, я догадываюсь об этом... Лерти. Тебя ведь так зовут?
   - Нет, меня зовут Лерт. Меня звали бы Лерти, будь у меня магические способности, но, увы, у меня их нет.
   - Хмм, достижения отражаются в имени? И какие же у вашего народа ещё имеются... суффиксы?
   - Ну, есть ещё глава рода. У главы рода имя заканчивается на "ан". Если я стану когда-нибудь главой рода, что, впрочем, вряд ли, то я буду зваться "Лертан". А если бы у меня при этом были магические способности, то я бы звался "Лертиан". У самочек же имена заканчиваются на "л"
   - А как эти суффиксы идут по очерёдности? - продолжил интересоваться Властелин.
   - Хронологически. К примеру, пол выясняется сразу после рождения, потом, как правило, идёт обучение в магической школе, по окончании которой грифон получает суффикс "и", а потом возглавляет род, получая суффикс "ан". При этом необходимо учитывать, что самка не может быть главой рода. Но бывают и исключения, когда кто-то становится главой рода раньше, чем овладеет магическими способностями. У такого грифона имя будет заканчиваться на "ани". Такие грифоны пользуются всеобщим вниманием, ибо зачастую им пришлось пройти нелёгкий путь в этой жизни.
   - Любопытно. Очень, - кивнул Властелин. - А как так получилось, что ты не владеешь магией? - Ведь ты - насквозь магическое существо, подобное единорогам и фениксам. Без магии ты не мог бы летать, ибо ты чересчур крупный и тяжёлый для своих крыльев. А ты - летаешь. И не просто летаешь, а ещё и переносишь тяжёлые грузы.
   - А. Это пассивная магия, которой все грифоны наделены от рождения. Мы - дети грозы, и воздух сам носит нас у себя на спине. Мы можем летать очень быстро, можем почти не страдать от перегрузок...
   - А ещё вы можете, - прервал его Властелин и вытянул руку, - вот это!
   С руки сорвалась молния и ударила вин Клоса в клюв. Тот даже не моргнул.
   - Верно.
   - Ну, магия в пассивном состоянии - это не то же самое, что и полное отсутствие магии, которым страдает большая часть моих подданных. До сих пор я полагал, что неспособность к осознанным магическим действиям у магических существ объясняется их неразумностью. Теперь я вижу, что это не так. Сколько у вас волшебников в процентном соотношении?
   - Ну, меньше половины. Гораздо. Может, где-то около трети. Всё зависит от рода. В семьях, где и отец, и мать - могучие маги, птенцы рождаются редко, зато почти всегда с большим талантом к волшебству. А в семьях обычных грифонов рождаются либо со слабым талантом, либо вообще бесталанные.
   - А ты из какого рода?
   - Из рода вин Клосов, волшебников. Мои брат и сестра - опытные маги, давно улетевшие из родного города, а я вот уникум. Ничего не умею, потому поступил в военное училище. Инженерная часть. Должен был строить специальные пограничные крепости, летучие воздушные башни, ну и сражаться, разумеется. Может, со временем, стал бы комендантом одной из крепостей. Всё-таки, связи у моего отца большие, и семья - влиятельная.
   - Забавно. Совсем как у людей.
   - Да, правильно. За время своего путешествия по мирам, я пришёл к выводу, что у всех смертных существ, обладающих индивидуальным сознанием, понятие власти - одно и то же.
   - Что ж, уникум. Сейчас я дождусь доклада учёных о природе найденных при тебе вещей и о твоей физиологии, а потом самостоятельно тебя осмотрю. Мне любопытно, вдруг получится пробудить у тебя способности к активной магии? - Они ведь у тебя точно есть, просто находятся в спящем состоянии.
   - Прошу прощения, но через десяток дней, если не меньше, я исчезну из вашего мира.
   - Значит, придётся поторопиться, - убедительно пророкотал Властелин. - На тебе ведь висит какое-то проклятие, правильно?
   - Да, висит, - удивился грифон, - но как вы догадались? - Ни один маг до вас не мог его заметить.
   - Это потому, что на заклятии стоит защита от посторонних мыслей. Оригинальная, надо сказать. Но на меня, к счастью, не действует.
   - А вы можете его убрать? - в сердце вин Клоса разгорелся огонёк надежды.
   - Я могу нейтрализовать его действие на себя. А вот нейтрализовать его действие на тебя - уже нельзя, поскольку оно совсем другое. Хотя если бы тебя звали Лерти, ты бы с этим справился. Разумеется, не сразу, но со временем обязательно.
   - Это как?
   - Лерт, тебя чему вообще учили в школе? Разве ты не знаешь, что любое стационарное заклятие - изменяет ауру его носителя. И, если свою ауру менять достаточно просто (это естественный процесс, а у магов - ещё и управляемый), то изменить чужую ауру - весьма сложно. Обычно, в стационарные заклятия встраивают некий ограничивающий элемент. В частности, например, поцелуй принца для женщины, превращённой в лягушку или помёт белого осла для обращённых в камень. Все эти элементы либо подобраны случайно, либо рассказаны самими изобретателями заклинаний.
   - Я - прогуливал, - пояснил Лерт.
   - Тогда понятно, - ответил Властелин и гулко расхохотался.
  
   В это время раздался стук. Глаза Властелина вспыхнул.
   - Войдите, - властно произнёс он. Внутрь протиснулся руководитель научной группы и низко поклонился.
   - Мы закончили предварительные исследования, повелитель, как вы и хотели.
   - Тогда заносите материал и отчёты.
   Учёный высунул голову из шатра и что-то прокричал. Через несколько мгновений внутрь въехала небольшая тележка. Причём передвигалась она совершенно самостоятельно. Сверху на ней были сложены папки с отчётами, а внизу - находились вещи, которые вин Клос привык считать своими.
   - Господин Имрек, вы можете подвести какие-нибудь предварительные итоги?
   - Да, разумеется, повелитель. Вещи разделены на две группы - в одной магические, в другой немагические. Если с магическими мы смогли кое-как разобраться, то немагические нам не по зубам. Точнее, там есть как совершенно понятные вещи, так и вещи, имеющие в своей основе совершенно неизвестный принцип работы, назначение которых остаётся для нас тайной за семью печатями. Неясно даже, употребляют ли их в пищу, поджигают ли для того, чтобы отравить противника, используют ли в строительстве или просто кидают.
   Морда грифона приняла хитрющее выражение. Он явно представил себе обезьяну (то бишь, учёного) с гранатой, благо граната в его вещах была.
   - Немагические вещи нам всё равно не пригодятся. Для их воспроизводства требуется так называемый технологический прогресс - это умение создавать такие инструменты, чтобы любой соответствующе обученный кузнец мог выковать блоху в натуральную величину. У нас такого нет, поэтому они бесполезны. А о назначении можно спросить нашего гостя, - и металлическая перчатка указала на грифона. - Лучше расскажите нам о магических вещах.
   - Ну, амулеты - используют иной принцип стихийной магии, - задумчиво начал вспоминать учёный. - Вместо того, чтобы манипулировать магическим потоком, они пропускают его сквозь себя, меняя его свойства. Более подробно об этих амулетах написано здесь, - он положил тяжёлую папку на столик рядом с креслом правителя Вейрелана.
   - Далее - весьма необычный элемент брони. На сей раз, использованы знакомые принципы магии, только в совершенно невероятном тандеме. Квинтэссенция чёрной магии в сплаве с чистой духовной энергией. Причём, чёрная магия - совершенно особого типа. Ни разу такой не встречал, даже в ваших плетениях, повелитель.
   - Зато я встречал, - буркнул Властелин, - это демоническая магия.
   - [цензура]! - подумал вин Клос.
   -Артефакты работы демонов встречаются исключительно редко, так что это тоже очень ценная вещь, - продолжил Властелин. - Это всё?
   - Нет, повелитель. Есть ещё круглый диск, похожий на блюдо с очень интересным рисунком. Предварительное заключение показало, что это, вероятно, межмировой передатчик.
   - Не может быть! - Властелин даже приподнялся. Учёный, не ожидавший столь бурной реакции, растерянно захлопал глазами.
   - Благодарю вас за отлично проделанную работу, Имрек, - опомнился волшебник. - Можете нас покинуть, и предупредите, чтобы меня не беспокоили.
   - А как же - этот объект? - учёный с недоверием посмотрел на вин Клоса, который, в свою очередь, смерил его презрительным взглядом.
   - А этот объект - также подлежит изучению, наравне с остальными.
   - Простите, повелитель, совсем забыл. Разумеется. Папка об этом объекте находится в самом низу.
   - Я найду, Имрек. Иди, и не забудь сказать, чтобы не беспокоили.
   - Да, повелитель, - учёный снова низко поклонился и, наконец-то, вышел.
  
   - Я вижу, ты прямо-таки дымишься от невысказанных вопросов, - Властелин обратил свой взор на Лерта. - Поэтому я избавлю тебя от необходимости их задавать. Я - действительно из другого мира, как и ты. Я тоже попал сюда не по своей воле и долго шел к могуществу, постигая забытые всеми учения древних некромантов. Я не останавливался ни перед чем в своём стремлении стать величайшим из волшебников этого мира. И, как видишь, я им стал. И даже построил мощную Империю, делом, а не словами, грозящую соседям. Впрочем, не надо мерить меня таким восхищённым взглядом - на моём месте ты бы действовал точно также, будь у тебя больше времени.
   - Однако, даже почти достигнув вершины, я по-прежнему остаюсь немножко глуповатым и наивным, зато чудовищно упрямым, терпеливым и любопытным подростком из индустриального мира. И не оставил мечты вернуться домой. Поэтому мне так интересен ты сам и любые намеки на тему, как можно перемещаться между мирами, - Властелин замолчал и целую минуту просто смотрел в стену перед собой. Когда стена задымилась, он торопливо отвёл взгляд, и продолжил.
   - Разумеется, я не брошу свою Некрополию на произвол судьбы, ведь она труд многих десятков лет. Но хотя бы посмотреть, как там, пройтись по родным местам, увидеть знакомые места - вот моя мечта. Кстати, Лерти, может ты встречал в своих странствиях мой родной дом? - Страна Россия, город Казань. Я там родился. Или, может, ты слышал другие названия? - Москва, Петербург, Мурманск, Нью-Йорк, Вашингтон? - Какие-нибудь из них - слышал?
   Вместо ответа Лерт поднялся на лапы и зашагал к груде своих вещей. Запустив лапу в немагические вещи, Лерт сразу же нащупал то, что ему было нужно.
   Глаза Властелина будто превратились в два прожектора. Грифон протягивал ему матрёшку.
   - Спасибо, - тихо пророкотал бывший казанский парень, а ныне - величайший маг этого мира.
  
   Глава 12
  
  
   На этот раз молчание длилось гораздо дольше. Властелин в полной тишине сверлил глазами матрёшку, и, казалось, даже не дышал. Впрочем, возможно он и в самом деле не дышал.
   Грифон одним глазом сверлил Властелина, а другим - изучал обстановку шатра. Думал же он - совсем о другом, а конкретнее - говорить Властелину, что этот диск он нашёл здесь или не говорить?
   Огромный опыт вин Клоса мгновенно нашёл подозрительные совпадения, когда сразу три предмета с названием "иномировой" - оказались в одном месте и в одно время. Иномировой грифон, иномировой диск, иномировой Властелин. Из них два предмета принадлежали Лапретису: диск и грифон. Третий же - был основной целью Рамира Рагглана. Цепочка получалась вполне любопытная: под предлогом теракта к Властелину засылался грифон, причём достаточно сообразительный, чтобы грабить подходящие караваны. В караванах, в свою очередь, скрывался интересный артефакт, вместе с не менее интересным имуществом подсадного птицезверя. Рагглан абсолютно верно оценил как находчивость грифона, так и его верность Лапретису (нулевую), и результатом его интриги стала нынешняя ситуация: вин Клос, диск и Властелин в одном шатре.
   Какую же цель он преследовал в такой ситуации? - До недавних пор именно этот вопрос занимал мысли Лерта. Но, когда Властелин приказал не беспокоить , цель Рагглана стала ясна - время. Армия Вейрелана, несмотря на все ухищрения Властелина, была меньше армии Лапретиса, к тому же опыта у неё практически не было. У Некрополии было два преимущества - скорость и магия. Второе преимущество было уже сведено на нет, а при помощи вин Клоса - будет сведено на нет и первое. Армия Вейрелана могла разбить войска Лапретиса по частям, но что произойдёт, если Лапретис сумеет собрать силы в кулак? Сможет ли Властелин одолеть более крупную армию, которая, к тому же, у себя дома? - Вряд ли. На что, вероятно, и рассчитывал Рагглан. Даже если подойдут дополнительные подкрепления, Вейрелан всё равно окажется в меньшинстве. Тем более, что Лапретис спешно собирает ополчение, и время будет продолжать играть против захватчиков.
   Лерт ещё раз оценил свои логические построения:
   - Какой я умный! Впору самому возглавить атаку Вейрелана, - мрачно подытожил он. - Впрочем, давайте посмотрим, что у нас есть? - У нас есть Властелин, который может попытаться сделать меня магом, после чего я смогу избавиться от проклятия Вечного Скитания. Хочет он это сделать потому, что думает, будто таким образом сможет перемещаться между мирами самостоятельно. Если же ему напомнить о войне и объяснить, что диск межмировых перемещений - это явная кукла, то он быстро переменит свои планы и займётся делами более важными, чем какой-то там грифон. И вряд ли соизволит вернуть нагрудник, амулеты и прочее снаряжение, без которого для вин Клоса дальнейшая жизнь казалась немыслимо короткой. Лерт неожиданно будто протрезвел, вновь стал тем мрачным и фаталистичным воином, каким был несколько часов назад. Он принял решение: каждый должен сам встречать свою судьбу, какой бы она ни была.
   Впоследствии, он не раз об этом пожалеет. Однако, сейчас грифон ещё не знал об этом. Сколь мало порой нужно для счастья - всего капелька незнания.
   Поэтому вин Клос просто внимательно глядел на Властелина, пока тот изучал свой подарок. И оба - молчали. По разным причинам.
   Наконец, фигура Властелина дрогнула, он подбросил матрёшку вверх, уменьшил её взглядом и заставил исчезнуть. Или сделал невидимой. Или ещё что-нибудь сделал. Всё-таки, Лерт крайне слабо разбирался в магии.
   - Что ж, ты мне очень угодил, Лерти. Однако, не время предаваться сентиментальным воспоминаниям, всё-таки не для этого мы сюда пришли. Для начала, нужно изучить амулеты, чтобы понять принципы магии волшебных существ. Всё-таки, у меня большой опыт в деле восстановления принципов магии по её обрывкам. Потом я займусь лично тобой, Лерти - попытаюсь пробудить магическую составляющую и выделить заклинание перемещения. Ну а после этого изучу диск, чтобы до конца понять природу межмирового перемещения. А образчик демонической магии отложу на потом. Всё-таки, это не так актуально. Я это к тому говорю, чтобы ты понял - придётся подождать, причём достаточно долго. Можешь чем-нибудь себя занять, правда, чем именно - решай сам. Никогда не развлекал грифонов.
   Вин Клос задумался: - для начала хотелось бы перекусить, а потому я найду, чем заняться.
   - Отлично, - Властелин лязгнул перчаткой и перед грифоном материализовался низкий столик, украшенный едой. Факелы в шатре погасли, остался лишь небольшой пятачок света возле Лерта.
   - Чего это он свет погасил? - задумался птицезверь. - Стесняется меня, что ли? Или хочет поплакать над матрёшкой, пока никто не видит? - Странный он.
   Впрочем, психологический портрет Повелителя наверняка был гордостью разведки Лапретиса, так что грифону нечего было и мечтать повторить подвиг шпионов Рамира по сбору подобной информации. Поэтому вин Клос решил воздать должное еде. Вообще, обычно он старался незнакомую еду либо не есть вообще, либо есть очень осторожно. Но когда рядом есть могущественный волшебник, заинтересованный в том, чтобы грифон был скорее жив, чем мертв, то можно и не волноваться. Поэтому Лерт не мешкая впился клювом в чью-то жареную ногу (пофиг, чью), оторвал порядочный кусок и проглотил. Зачерпнул когтями горсть каши и отправил вслед за мясом. Желудок у птицезверя был лужёный, поэтому он вскоре повторил операцию. И ещё раз, и ещё. Насытившись, вин Клос смерил взором кувшин, надеясь, что там, всё-таки, вода, а не тошнотворные продукты брожения различных растений (для грифонов забродивший сок всё равно, что для человека - тухлое мясо). Надежда на сей раз не оказалась беспочвенной, и Лерт радостно вылил содержимое кувшина себе в пасть.
   Затем грифон положил голову на лапы и задумался о превратностях судьбы. Сначала судьба нанесла два удара по Лерту, дважды превратив неплохой порядок дел - в ужасный. Сперва, когда он, свободный грифон, оказался в темнице под пытками, преданный единственным человеком, которому он не доверял (других людей, которым можно было не доверять, вин Клос тогда ещё не нашёл). Потом, когда из пациента уютной больницы превратился в террориста-смертника. Теперь ему почти обещаны магические силы и неизвестно, сколько дёгтя будет вылито судьбой в эту бочку мёда (грифонье расовое сравнение с алмазами и взрывчаткой не приводится, чтобы мозг не закипел).
   Но судьба имеет немного извращённое чувство справедливости: вот и Повелителю достался удар - удачная наступательная кампания превращается в сомнительную. И последняя сила - Рамир Рагглан со своим уродом-сынком. Можно не сомневаться, что и им судьба тоже приготовит сюрприз, игрокам недоделанным. Впрочем, им положен всего один сюрприз, вместо трёх - у вин Клоса. Нелегко быть любимцем судьбы.
   Охваченный подобными грустными - хотя нет - привычными мыслями, грифон уснул.
   Сон его был настороженным и беспокойным. Во сне Лерт улетал и убегал от бесчисленных монстров: самолётов, танков, всадников, чудовищ, злого отца своей возлюбленной (вероятно, уже бывшей) и других малоприятных персонажей.
   Проснулся вин Клос совершенно самостоятельно. Не шевелясь, и не открывая глаз - вслушался в тишину. Кисточки на его ушах чуть дрогнули.
   - Отлично! - послышался рокот из темноты. Я двигался абсолютно неслышно, не внося ни единой ноты в колебания воздуха. И всё же ты меня почувствовал. Причём где-то за минуту до того, как я начал к тебе двигаться. Шансы пробудить твои магические способности существенно возросли в моих глазах. Хотя я по-прежнему не могу их оценить. Ни у одного магического существа я ещё не пробуждал способностей к магии.
   По мановению руки Повелителя вспыхнули все факелы и внутренняя обстановка шатра снова вынырнула из мрака.
   - Я долго думал надо этой задачей, - сказал маг, усевшись на своё прежнее место. - И, в конце концов, выработал некоторую методику, которая должна развернуть замкнутые силовые цепи. Хотя сначала мне всё равно придётся тебя тщательно осмотреть. Пойдём.
   Волшебник поднялся с походного трона и поманил грифона за собой. Лерт встал, немного покачался на трёх лапах, предусмотрительно поджав сломанную, и вопросительно взглянул на Повелителя. Тот молчал, а тем временем пространство шатра стало стремительно меняться. Шатёр будто бы вытянулся в одну сторону. Стена уехала на десяток метров, а заплатка, которую успел рассмотреть вин Клос, стала самой обычной дверью в этой стене.
   - Поменялся не шатёр, поменялся твой взгляд на него, - прокомментировал удивление грифона Повелитель. - Свет здесь идёт не по прямой, а так, чтобы показывать определённую картинку. Можешь называть это магическими зеркалами и линзами. Замечательная вещь в дистанционных боях. Враг путает расстояние до цели и даже направление атаки.
   Властелин мерно зашагал в сторону бывшей заплатки и, нагнувшись, проскользнул в проход. Грифон посеменил за ним, вертя клювом по сторонам - вдруг пространство снова изменится? Но никаких чудес больше не происходило и Лерт, нервно шевеля ушами, врезался в дверь. И очутился в круглом зале, целиком выполненном из камня. На полу сверкала девятилучевая звезда, вписанная в круг, кончики её лучей касались столбов из чёрного камня. Грани столбов были иссечены многочисленными рунами. Руны светились - белым, красным, и даже чёрным. Хотя чёрные, скорее, темнелись.
   Повелитель встал возле девятого луча звезды - единственного, где не было столба. Позади него стояла уже знакомая вин Клосу тележка с разложенными амулетами и разбросанными папками.
   - Вставай в центр звезды. Это не больно и совершенно безопасно, - приказал Властелин. Грифон, осторожно щупая здоровой лапой пол, прохромал в центр звезды, повернулся к волшебнику и уставился на него в ожидании дальнейших указаний.
   - Это прибор для обследования. Я буду просматривать твои энергетические линии и изучать, как они реагируют на различные стимуляции. Возможно, немного побьёт током. Ты просто стой неподвижно. Можешь моргать глазами, говорит, издавать звуки. А вот прыгать и махать крыльями не рекомендую. Теоретически, может оторвать.
   Лерт испуганно свистнул.
   - Не беспокойся, Лерти. Я не собираюсь тебя калечить.
   Вин Клос послушно успокоился. Не любил он, вообще-то, такие ситуации, когда неизвестно, что же произойдёт в следующую секунду, и что может сделать с тобой находящийся поблизости разумный. В конце концов, именно в такой ситуации он получил это проклятие.
   - Итак, начали, - взмахнул перчаткой Властелин, и... ничего не произошло. Волшебник стоял девятым столбом, руны всё также светились. Грифон застыл в центре звезды. Он умел ждать, но вскоре на него начала давить тишина. Грифон любил тишину. Гораздо хуже тишины были крики: "Вот он! - Хватай его!" Тишина была гораздо меньшим злом. Хотя естественный фон всё-таки лучше. В нём всегда можно уловить изменения, вызванные возможной опасностью. И всё-таки, тишина это скучно, когда ничего не делаешь.
   Высокий птичий голос наполнил переливами высокие своды каменной комнаты. Взгляд Властелина замерцал - то ли от удовлетворения, то ли от раздражения, кто же его знает.
  
   (место для песни)
  
   Пел грифон. Нечасто ему доводилось петь. Обстановка, так сказать, не располагала. Да и благодарные слушатели не были настроены выслушивать пение неизвестной твари. Ксенофобы, что с них взять.
   А ведь когда-то Лерт считался одним из лучших певцов в своей группе (учебной группе). Правда, это ничего не давало. Каждый грифон был весьма неплохим певцом, так что каждый поэт запросто пел свои песни или стихи самостоятельно.
   И тут вин Клос почувствовал обещанные неприятные ощущения. Под шкурой текло электричество. Много электричества. Щекотно. Через несколько минут такого испытания, щекотка исчезла. Зато появилось тепло. Грифон мгновенно вспотел, распушил перья и сердито взглянул на Властелина. Тепло тут же сменилось холодом. Грифон начал дрожать. Сначала мелко, потом всё сильнее и сильнее. Издевательства продолжались долго. Когда грифон прошёл через ещё десяток видов магии, его подвергли испытанию некромагией. Лерт почувствовал, как его душа старается оторваться от тела. Он закрыл глаза и зашипел в бессильной ярости.
   - Хватит! - пророкотал Повелитель. - Исследование закончено.
   - Лерт отряхнулся и снова успокоился. Шевельнул ушами и стал приводить в порядок встопорщившиеся перья.
   - Потом приведёшь себя в порядок. Сейчас лучше освободить сканирующую звезду.
   Мягкие подушечки задних лап и жёсткая кожа лап передних наконец ощутили изменения в окружающей среде. Центр звезды сильно нагрелся, а лучи, наоборот, были ледяными.
   - Хрен вам, а не первый закон термодинамики! - весело подумал грифон.
   - Возвращайся в шатёр, - велел Властелин. - Мне надо ещё поработать.
   - Я смогу стать волшебником? - поинтересовался вин Клос.
   - Наверное, сможешь. Но не сейчас.
  
   Озадаченный, Лерт вернулся в комнату с походным троном, несколько минут размышлял - а не разлечься ли прямо на троне, но не решился. Улёгся на старое место и расслабился. Исследование оказалось неожиданно утомительным.
   Властелин задумчиво рассматривал карту энергетических каналов грифона. Такой больше ни у кого не было. Переплетение нитей потихоньку изменялось, приобретая вид, удобный для рассмотрения. Следовало решить, какие каналы являются внешними - связывающими ауру владельца с внешним миром, какие - внутренними, связанными с телом владельца, а какие - связующими. И где, собственно, таится проблема. Также следовало решить, что делать дальше, когда проблема будет найдена. Ведь для выправления каналов требовалась сила, которую надо прикладывать постоянно в строго определённых местах. Обычно с этим справлялся амулет. Но для грифона этих амулетов понадобится штук сто, и не дай Бог, если хоть один собьётся. Всё запутается ещё сильнее, чем раньше. Оставив часть сознания думать над этой проблемой, Властелин вернулся к схеме, которая значительно увеличилась в размерах и стала трёхмерной.
   - Это как программирование, - подумал волшебник. - Ты прописываешь действия, и смотришь, каким будет результат на виртуальной схеме.
   Стальные пальцы забегали по переплетению нитей, отмечая точки воздействия и вектора сил. Иногда Властелин останавливался, окидывал всю картину взором и снова отмечал точки. Наконец он остановился, посмотрел долгим испытующим взором на схему и мысленно нажал Enter.
   Схема скособочилась и завертелась вокруг случайной оси. Властелин пожал плечами и начал работу заново.
   С четвёртого раза схема наконец-то перестала вертеться и переплетаться. Вместо этого нити стали выстраиваться, подобно солдатам на плацу, в стройную красивую решетку, очертаниями напоминающую самого грифона. Властелин был доволен. Работа почти закончилась, осталось лишь продублировать некоторые действия и импульсы - на всякий случай. И тут же из глубины сознания всплыло решение проблемы реализации этого плана.
   - Всё просто, - подумал Властелин. - Магические татуировки. Нарисовать на перьях узор, и всё.
  

Оценка: 3.41*4  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"