Весенний Ветерок: другие произведения.

Забавные случаи из жизни девушки

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
Оценка: 1.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Определилась с именем - девушку зовут Марина. Теперь было бы неплохо придумать нормальное название. "Как карабль поименуют, так ведь он и поплывет" (недосл.)


Забавные случаи из жизни девушки

  
   Всю ночь снилось, как я гоняюсь по всей квартире за котятами. Один большой, почти взрослый кот был мне мало нужен, зато его было проще поймать. А второй, маленький, юркий котенок был просто неуловим. Я несколько раз просыпалась, засыпала снова, но мой сон продолжался только с той разницей, что я услышала голос, возвещавший о том, что за мной наблюдают. Осторожно оглядевшись, я заметила крохотные огоньки глаз. Не знаю как, но я поняла, что это мышь. Мне стало страшно, хотелось убежать, а я даже закричать не могла...
   Проснулась в холодном поту и долго раздумывала, где же мои котята. Дело в том, что кошек, котов и вообще всю мяукающую живность я очень люблю, просто обожаю, но поскольку живу с родителями, которые к муркам относятся резко отрицательно, вынуждена прятать свои нежные чувства к семейству кошачьих.
   Нельзя сказать, что предки совсем уж черствые люди и ненавидят всю живое. Напротив, они уже больше двадцати лет, то есть еще до моего рождения, собираются завести собаку.
   Еще в школе мне было дано ответственное задание от отца: пользуясь тем, что одна из моих подруг имела собаку и энциклопедию по собаководству, путем логических выводов и рассуждений, найти оптимальную породу для нашей семьи. Но, поручив это нелегкое задание младшей школьнице, то есть мне, отец явно решил слукавить: оптимальной породы для нашей семьи просто не могло существовать. Ну, сами посудите: нужен сторожевой пес больших размеров, способный своим видом запугать всю дачно-хулиганскую общественность. Одновременно с этим, при переезде в город, собака должна как минимум втрое уменьшиться, гулять с собой сама, а также добывать и готовить пищу, поскольку этим никто не хотел заниматься.
   Так как с детства я отличалась, по мнению родителей, нечеловеческой ленью, а по моему мнению, простым здравым смыслом, я оставила папино поручение примерно через полчаса раздумий и перелистывания Анькиной энциклопедии. Если говорить честно, то я в отличие от своей старшей сестры никогда особенно не мечтала о собаке. Зато моя дражайшая сестрица в возрасте десяти лет, когда ей сообщили о моем появлении в семействе, взгрустнула и некоторое время упрашивала родителей поменять меня на собаку. К счастью - для собаки! - ее желание не исполнилось.
  
  
   * * *
   У вас бывает такое: проснешься, а ощущение, что сон продолжается? Вот сегодня утром я чуть не рехнулась, раздумывая, где кошаки, а их у меня и в помине не было. Решив, что думать - вредно, я встала и поплелась в ванную.
   Приняла душ, быстренько высушила волосы - плюсы короткой стрижки! - натянула джинсы с симпатичной вышивкой и черную водолазку.
   Зеркало отразило милую, но довольно бледную девушку с русыми волосами и вызывающе алым ртом. Если бы не эта броская окраска, меня вполне могли принять за лежалый труп утопленницы.
   От природы мой рот воспаленного, пылающего красного цвета, как после татуажа. В детстве и юности эта особенность доставляла массу проблем: то и дело взрослые требовали смыть помаду, новые учителя выставляли с уроков, а некоторые, особо рьяные сторонницы морали, жестким, накрахмаленным платком или бумагой пытались стереть с нежной кожи "вульгарную краску" и раздирали мой рот до крови.
   С возрастом я догадалась запудривать губы, но выглядело это неприятно, моя нездоровая даже для питерского климата бледность пугала неподготовленных.
   Возможно из-за этого я и сейчас почти не пользуюсь косметикой, лишь иногда подкрашиваю глаза.
   Многие мои знакомые уверены, что очи у меня серые, и я никого в этом не разубеждаю. Несмотря на это, мы с районным окулистом уверены в том, что серый у меня лишь один глаз, правый, а левый - зеленый. Но различия не слишком заметны.
   Подростком у меня была тьма комплексов по поводу внешности, но одна моя хорошая знакомая как-то мудро заметила, что бывают намного более серьезные недостатки во внешности. Сейчас я понимаю, какая ерунда меня тогда терзала. Сильный пол никогда не обходил меня вниманием, и никто в глаза с лупой не всматривался. Если совсем честно, то пока я первая не скажу о своем недостатке, его никто не замечает.
   Не думаю, что яркость губ, незначительное различие радужки, или бледность, так уж радикально необычны, например, моя подруга Света - натуральная блондинка, и в детстве ее маму все знакомые просто запытали вопросом "зачем вы красите волосы бедному ребенку?"
  
  
   * * *
   День не предвещал никаких особенных событий, обычный довольно скучный день, проведу я его в институте, где получаю высшее образование и работаю по совместительству лаборантом. Зарплата у меня - чистые слезы, о чем я люблю трепаться абсолютно всем и каждому, а что ж не рассказать, если это правда? Люди мне сочувствуют и относятся с душевной теплотой. Дружу и с автобусными кондукторшами и гардеробщицами. Эти милые дамы при определенном настроении способны испортить день (если не всю жизнь) неприглянувшемуся человеку. Со мной у них полное взаимопонимание. Я вообще мирный человек и стараюсь дружить с большинством встречавшихся мне людей. Есть у меня привычка, которую некоторые не переваривают: если человек хорошо выглядит, я так ему и говорю. Было бы замечательно, если бы я этим ограничивалась, так нет же, благодаря щедрой натуре меня тянет уточнить, что именно в данном индивидууме привлекло мое внимание. К примеру:
   - Наденька, как ты хорошо сегодня выглядишь!
   Наденька хмурит невероятно огромный лоб, портивший ее и без того неприятную физиономию, и вытягивает из себя:
   - А как я обычно выгляжу?
   Ну не тундра ли? Тебе комплимент сделали, сиди и радуйся, страхолюдина!
   - Да нет, Надя, ты не поняла. Ведь сегодня, я заметила, у тебя новая помада? Так тебе идет!
   Громадный лоб разглаживается, женское подобие Франкенштейна идет восвояси, а я тихо ругаю себя: может у девчонки комплексы.
   И так всю жизнь - просто горю желанием осчастливить человека, порадовать его, причем говорю всегда только правду, а наталкиваюсь на непонимание. Может быть, люди просто отвыкли от хороших новостей и комплементов?
   ...Да уж, родные полпуда стервозности у меня не отнять.
  
  
   * * *
   Не знаю как у вас, а в моем районе транспорт ходит так, что смысла в его существовании почти нет. Вот, например, мой автобус: регулярно ломается на полдороги и поворачивает в парк, а бедной мне, из экономии пользующийся проездным, приходиться долго ждать следующего. Как я выяснила у одной знакомой кондукторши, больше половина автобусов их парка давно списаны, а новых машин мало. Ездят, в основном, развалюхи и резерв, часто рейс отменяют - то нет транспорта, то водителя, иногда кондуктора. А бывает так, что из-за пробок (или по другой причине - например, незапланированный обеденный перерыв у водителя с кондуктором нахально съедает время рейса, и автобус добирается в парк партизанскими тропами, высаживая пассажиров и игнорируя остановки. Главное ж не опоздать, а кто там о качестве работы общественного транспорта заикаться начнет, ха-ха, его начальство отфутболит).
   В общем, уважаемые пассажиры, покупайте автомобили!
   Вот и сегодня мне "повезло" автобус, на котором я ехала в институт, сломался. Вздохнув, я нерадостно погребла к остановке: на первую пару мне попасть не суждено. С одной стороны, это довольно грустно: опоздание и вообще, но с другой стороны - может быть, это к лучшему? Взаимная нелюбовь с преподавателем началась с первой нашей встречи - я опоздала на первую пару. В его глазах, это можно приравнять разве что к убийству, совершенному с особой жестокостью. У нас полгруппы в тот день опоздало - первый день после сессии, к первой паре - а это полдевятого утра! - и вообще выспаться хочется... Но видимо я стала той последней каплей, которая переполнила таки его чашку-плошку терпения. И тут началось... Ох, неохота даже вспоминать! Короче, досталось мне. Сокурсники, выразив сочувствие отборной руганью в адрес препода, разошлись, а мне предстояло задержаться после пары и получить дополнительное задание, без которого мне "не имеет смысла даже мечтать о зачете".
   Опустив глазки долу и, попросив прощения за свое опоздание в первый же день, я была помилована и приговорена к переписыванию нескольких глав из новой книги препода: какая-то ерунда о восемнадцатом веке. И если я обычно хорошо отношусь к истории, а уж книги так просто обожаю, то тут... тяжелый случай.
   Это ж надо было написать так, чтобы сие произведение не смог никто - я узнавала! - на целом курсе прочитать. Хотя старались все, ну или почти все.
   Скажу сразу, книгу я нашла и с большим трудом отбила у подружки - все-таки довольно сложно было найти вторую идеальную подставку для сломанной книжной полки! Чертыхаясь, выполнила боевое задание.
   Препод через два дня украсил поверхность целого листа в моей тетради своим "авторским" размашистым автографом, но это было лишь первое сражение в нашей войне. Мечтать о том, что все быстро закончится, по меньшей мере, наивно. Хотя зачем переписывать книгу, я не понимаю. Загадка природы. Возможно, только так писатель, столь талантливо убивающий желание читать вообще, может быть уверен, что его "произведение" хоть кто-то использует по назначению.
  
  
   * * *
   После двух успешно сданных сессий родители разрешили мне по вечерам подрабатывать в родном ВУЗе. И сейчас, по прошествии двух лет, я считаюсь в среде лаборов долгожителем.
   Работа лаборанта особой запарчатостью не отличается, в мои обязанности входит контроль и отслеживание эксплуатации студентами пятнадцати компов, помощь компьютерно неграмотным, ограничение в возможностях излишне знающих, клепание методичек в html для универского сайта, распечатка на принтере, ведение приходной книги по платной распечатке, касса, с обязательной сдачей смешной суммы два раза в неделю, ну и еще парочка мелких радостей.
   Самое противное заключается лишь в излишне долгом стоянии в очереди в кассу, или такая редкая, но обязательная в судьбе каждого лабора гадость, как встреча с идиоткой.
  
   ...Дураков на свете много.
   И тянет их ко мне магнитом...
  
   Работать в хорошем ВУЗе - значит, вынужденно общаться и с крутыми детками. Это поначалу экзотично и даже отчасти притягательно, а потом вырабатывается определенный стиль разговора, манера общения и способы ухода от потока хамства и угроз.
   Вот - вспомни черта: дверь распахивается, ударяясь ручкой о стену (я опытным глазом слежу за ползущей вниз трещиной в гипсокартоне), на пороге Она. Королева в безбожно коротком платьице, роскошных мехах (это - шуба? Фи, детонька, это манто!), сверкающая золото - бриллиантами, обязательно серебристым сотовым и неизбежными стразами, которые, подобно каплям экологически чистой росы, застыли на сверхдорогом маникюре юной небожительницы.
   Но - что ж такое? Личико нахмурено, у нас ПРОБЛЕМА.
   Приказным тоном было объявлено, что мне нужно (ага, МНЕ нужно! Спешу и падаю, ветер в штанах, как говорит моя сестра) срочно написать красавице гениальную работу по информатике.
   - Почему? - и когда я прекращу задавать глупые вопросы?
   - Я не разбираюсь в этих ваших... в компьютерах. - снизошла ко мне богиня.
   - Я могу только объяснить как и что, а выполнять задание придется вам самой.
   Нет, мне не трудно все сделать - работу по информатике для первого курса написать? Да ее любой идиот напишет! Справится и вчерашний выпускник детсада. Но: наше лаборское сообщество делает это бесплатно только для друзей, хороших знакомых, или просто приятных людей (на последнее соглашаюсь только я, что тщательно скрываю от коллег - побьют!). Богиня, только что явившая мне свой лик, почему-то не входила в категории даже просто "приятных" людей. И по ней видно, что покупка небольшого количества чужого времени, знаний и усилий никак не отразится на ее кошельке.
   Красотка морщит носик - как это неприятно, всем надо платить!
   Я понимаю и даже сочувствую. Но я работаю за три_тысячи_рублей в месяц (да - да, и такие зарплатки бывают. Многие поначалу не верят и спешат убедиться на своем опыте, поэтому лаборы меняются чуть ли не еженедельно. Последний - мой приятель - выразился предельно коротко "да ну, на фиг!" И его все поняли, даже начальство) и небольшое денежное вливание (хотя не настаиваю на сколько-нибудь существенной сумме, порой мне в благодарность приносили и дешевенькие шоколадки) не навредит.
   Один раз был премилый случай: ко мне ввалилась громадная бабища в самопальном тулупе и валенках - чесслово! Оказалось, заочница из Сибири с аналогичной просьбой "мне посоветовали к вам обратиться".
   Я не только нашла ей несколько рефератов, наскоро переделала - от заочников никто чудес не ждет! - но и обучила даму простенькому, все распечатала, а потом обратилась с нелюбимым мною вопросом о деньгах.
   Угу... Потратив два часа времени на выполнение ее заданий я получила - угадайте сколько? Четырнадцать рублей!
   Ладно бы еще она бедствовала, так я же точно знаю, сколько стоит ее обучение, она сама рассказала кое-что про нефтяников, да и под тулупом я углядела на платье "с блестками" нехилый изумрудный набор. А то, что поверху тулуп - так может его любимый делал, собственноручно.
   Вспомнив поговорку про второе счастье я отпустила нахалку молча, но затем намекнула коллегам о особенностях этой барышни. Универ она заканчивала на необычных условиях - и бумага как назло всегда застревала в принтере, когда ей нужно было что-то срочно распечатать, и цены на "чужой ум" для нее конкретно были повышенными и с предоплатой. Да и следили девчонки за ней аки орлицы, не дай бог займется на компе чем - то, не относящимся к учебной деятельности! И при этом я и не думала ей мстить! Что вы, это так неблагородно...
   Нет, просто вопрос престижа и ценности лаборских услуг - общая тема и поддерживать марку всем девчонкам выгодно. Наш малюсенький бизнес, так сказать. Общее дело.
   Зато остальные заочники, вдохновленные примером одногрупницы стали резко милы и дружелюбны, метали перед лаборами улыбки и шоколад.
   А та дама, сгрызенная жадностью, видно чувствовала свою вину, потому что обходила мой кабинет.
   Никто ж на деньгах не настаивает - хочешь научиться бесплатно? Да я только рада буду! Покажу как самой все сделать, но некоторым жалко не только денег, а еще и собственного времени. Тут выбирать надо - либо умнеешь сам, либо платишь за чужой ум. Третьего не дано.
  
  
   * * *
   Да, люди бывают разные...
   Или вот такая девочка - нерешительность: минут десять она тратит на то, чтобы перешагнуть через порог кабинета, заискивающе вглядываясь лаборанту в глаза, будто извиняясь за все на свете: за то, что родилась, за то что именно такая и за то, что смела появиться людям на глаза. Войдя, она полчаса в нерешительности кружит по классу, явно выбирая стул с хорошей кармой, напичканный чистой энергией, а свободные места у компов в это время занимают другие.
   Задумчиво постояв у последнего свободного компа, она подходит к лаборанту:
   - Здравствуйте...
   Ее голос подобен писку таракана, ненароком забредшего на слоновью тропу. Девушка способна доконать любого, даже самого опытного и вежливого врача - психотерапевта.
   - Здравствуйте! - Лаборант занимает выжидательную позицию.
   Минут через пять она задает невероятно умный вопрос:
   - У вас не урок?
   " То, что уроки у тебя, солнышко, закончились, в связи с поступлением в ВУЗ (как?! И кто ее взял? Без медицинской справки о вменяемости), ты забыла. В институте пары, занятия и лекции, иногда семинары. Не уроки, лапушка!" - все это лаборант из сострадания к чужой беде - неизлечимости, говорит про себя, глядя в глаза этой свежеотмороженной рыбки. А вслух:
   - Нет, самостоятельные занятия студентов.
   Подумав еще пару минут, Девушка - С - глазами - Глубокоакеанской - Медузы, поинтересовалась:
   - Я могу позаниматься?
   - Да. Садитесь, пожалуйста! - лаборант из чувства долга и юмора, даже показал на единственно свободное место в аудитории.
   И тут она просто поразила мое воображение:
   - Мне садиться на свободное место? Или...
   Она оглядывается на компьютерный класс, половина сидящих в нем давно и живо следит за диалогом.
   Лаборант все еще под впечатлением, тоже внимательно оглядывает класс.
   Немая сцена.
   ... До сих пор меня мучают два вопроса: 1) что она хотела сказать, когда начала свое "или..." 2) вечный вопрос: чего ж такие не лечатся?!
  
  
   * * *
   Вечер. Я бодро цокаю набойками по асфальту. Последнее приобретение - сапоги-чулки с голенищем из черного бархата и кожаными вставками. Когда я их увидела,, сразу же влюбилась. Со времени покупки мои чувства лишь крепли. Сапожки привлекали еще и невероятным удобством. Не понимаю я женщин, которые не могут ходить на каблуках. С последними я уже так сроднилась, что в тапочках чувствую себя неуютно. Новые сапожки стоили моей тройной зарплаты - и это ещё со скидкой!
   На самом деле, я написала два курсовика и пару рефератов на заказ. Мозги на продажу, оптом и в розницу.
   Я танцую на автобусной остановке в гордом одиночестве. Перекресток сей заслужено пользуется недоброй славой - на нем машины так и бьются. Недели не проходит без аварии. Обычно мне "везет" и я становлюсь очевидцем происходящего. Но "журналиссской жилки", как говорит один наш нетрезвый препод, во мне нет, поэтому я ничего на эту тему не пишу. Знаю, я странная: учась на журналиста не любить это нечистое занятие, как большинство моих однокурсников. Спрашивается: а чего поступала, зачем учишься? А кто ж меня знает? Болела я. Летняя ангина с высокой температурой, вот и перепутала даты вступительных на филологический. Мама подозрительно быстро нашла другой институт, погнала меня на экзамен по истории России, а уж сочинение я писала на автопилоте. Кажется главенствующей роль тут играл довод "и от дома близко".
  
  
   * * *
   Под дверью аудитории собралась толпа юношей и девушек. Слушали отвечающих, комментировали, спорила, читали учебники, чьи-то конспекты. Я вклинилась в толпу, подобралась к дверям, заняла очередь и прислушиваясь, начала высматривать в толпе конкурентов и будущих однокашников.
   Для начала прочитала страждущим бесплатную лекцию по истории (сами попросили, вид у температурящей меня такой умный что ли был? Так это обманчивое впечатление). Познакомилась с девчонками из Сибири, с одной, Светой, как-то сразу сдружились. Попались нормальные ребята, но как говорится, в семье не без...
   Одна красотуля лет шестнадцати в прозрачных топике и трусах, неумело притворяющимися шортами, пришла со "своим мужчиной" (это она громогласно объявила, обозрев толпу абитуриенток взглядом хищницы) лет сорока, снабженным не только приличным выпирающим лопатником, но обширным пивным брюшком и лысинкой, которую девуля нежно чмокала. Без очереди ворвавшись в аудиторию, девица при ответе выдала мексиканский сериал на тему "краткая история России начиная с Петра Первого, или вы щас очумеете, профэсссор".
   Я прям впечатлилась: оказывается, нам все врали. А было так - у красивого, но невезучего мужика Петра (намба уан) была немолодая и сильно гулящая жена Екатерина (причем именно вторая, первая появилась позже. А что? Милые особенности национальной арифметики, ну кто ж их там, в древности, считать научит - то?) , но поскольку Катя правила страной, кто ей слово скажет? Вот и терпел Петя. И прозвание ему дали "тишайший". Одним из любовников удалось "оживить старческий организм" Екатерины и она родила Екатерину первую, которая вышла за какого-то мужика (имени рассказчица не помнила) и у них родился Петр третий. Сразу после первого - третий. А второго и не было никогда. А зачем?
   Потом, по традиции мыльных опер началась вся эта обычная свистопляска с подмененными младенцами, потерявшими память матерями, разлученными любовниками и т. д.
   Мы со Светой ржать больше не могли, а сползли на пол и уже просто сидели обнявшись.
   Когда у довольно давно онемевшего препода волосы встали дыбом, но наконец - таки прорезался голос, он, нащупав что-то в кармане, вздохнул, и поинтересовался тихо и смиренно "что такое кровавое воскресенье?". Девочка озадаченно замолчала. Подсказки "вспомните, кто такой Гапон", "может это было что-то кровавое, раз так называется?", "а вот эта дата (написана на листочке) вам что-то говорит?). Короче, он ей все сам рассказал. Пожалел, погладил по голове, и поставил "три". Когда юница выходила из кабинета, вид у нее был задумчивый. Сдается мне, девочка, вооружившись знаниями, уже придумывает новый сериал. Сразу понятно, кто из нас будет известным современным журналистом. Ей и учиться не надо: таких учить - только портить.
  
  
   * * *
   Поступила я без напрягов. Странно, думала я, взирая на толпу незнакомцев, ставших одногрупниками, вроде ни одной знакомой рожицы, где они прятались на вступительных? Хотя вскоре ко мне подлетела Светка, та, с которой мы напару ржали под дверью. Я сразу же поняла, что с подругой на ближайшие годы определилась.
   Институт, показавшийся сначала таким богатым, как материально, так и духовно, честно говоря, разочаровывал. Но, упорная, как по Высоцкому "уж если я чего решил, то выпью обязательно", я продолжаю в нем учиться. Я приезжаю сюда утром, уезжаю поздно вечером, поскольку пять дней в неделю работаю до 22 часов, а шестой до 19, все свое время я провожу в здании ВУЗа. К глубокому и не только моему сожалению, собственных колесиков простым лаборантам не выдают при вступлении на должность, и я вынуждена ездить на автобусе, маршрутке или ходить пешком. Иногда я расщедриваюсь над собой и пользуюсь маршрутным такси, но оно дороже карточки больше чем в два раза, а с моей зарплатой... Сами понимаете, непозволительная роскошь.
   Вот и сейчас, приплясывая на холодном ветру на остановке у проклятого множеством водителей перекрестка, я жду свой 74 - й.
   Вечер меж тем плавно переходил в ночь, я спела те песенки "Ночных снайперов", которые знала наизусть, вспомнила школьную влюбленность в "Короля и Шута", отдала дань уважения "Сплину" и "Агате Кристи". Уж полночь близится, а транспорта все нет.
   Ряды машин и маршруток поредели, а в бесславно заканчивающимся одиночестве пешком по Купчино ночью ходят лишь маньяки, хулиганы и те, кому в этой жизни все опостылело.
   Я уж было решилась потратить предпоследние до зарплаты деньги и ехать на маршрутке, как вдруг из-за спины раздалось:
   - Девушка...
  
   * * *
   Резкое, еле уловимое глазом движение, острая вспышка боли и... темнота.
   Уверена, что не теряла сознание, а словно провалилась куда-то вниз. Просто земля разверзлась и я оказалась одна во мраке. Я видела себя словно со стороны. Сверху мое тело было невероятного, ослепительно - белого цвета, а вокруг наступала агрессивная, подавляющая тьма.
   Постепенно я погружалась во что-то огромное и темное, как ночное море. Оно пугало меня, я пыталась отстраниться, но темнота не отпускала. Барахтаясь в густой и плотной чернильной массе, я вскоре устала.
   Разноцветным светящимся потоком, напоминающим радугу, из тела выходили чувства, воспоминания - и вот наконец настал миг, когда я уже не знала ничего ни о себе, ни о мире, в котором жила.
   Я почти слилась с вездесущей чернотой, когда маленькому хрупкому огоньку ярко - желтого цвета, выходящим из моей груди последним, неожиданно для самого себя удалось отпугнуть черное море. Болезненно мигая, словно поражаясь собственной храбрости, желтый огонек изо всех сил боролся со тьмой. Мрак неохотно и медленно отступал от моего тела волнами, как и подобает морю. Это походило на отлив.
   Цветная радуга, что выплыла из моей груди, устремившись вверх, вдруг остановилась, как в раздумье. Потом, что-то решив, она развернулась и стремительно полетела обратно, на помощь желтому огоньку.
   И вот вокруг меня сияло множество разноцветных звезд, тьма исчезла, а тело мое, такое же беззащитно - белое, осталось лежать на сером песке под россыпью огней из собственных эмоций, воспоминаний, желаний, добрых и не очень дел.
   Наконец, огоньки, решив, что навоевались вдосталь, по одному начали возвращаться в неподвижную меня. Подлетев к телу, стайка светлячков перестроилась и начала втекать. Некоторые из маленьких звездочек попадали в грудь, другие сливались с головой.
   Последним был тот самый храбрый желтый кроха.
   Напоследок он грозно сверкнул в сторону обрадовавшийся было тьмы и свернувшись в какую-то незнакомую фигуру, исчез во мне.
   А я не осталась на песке, тело, видимо, следуя воле желтого огонька, полетело ввысь.
  
   * * *
   Очнулась я в маршрутке. Сидя на любимом месте, прямо за спиной водителя, прислонившись головой к грязному стеклу окна с наклеенной с внешней стороны рекламой.
   Что это было? Как я здесь оказалась? Неужели заснула по пути домой?
   Как странно!
   Я не помнила о сегодняшнем вечере почти ничего, только как поставила кабинет на сигнализацию, расписалась в журнале, вышла из здания, направилась к остановке, а дальше - все. Провал.
   И эта непомерная усталость во всем теле, словно сутки подряд заросшее поле полола...
   Все еще находясь в шоке и полной непонятке от произошедшего, мне, тем не менее, удалось краем глаза заметить, что маршрутное такси проезжает мимо моего дома. Прохрипев водителю просьбу остановиться, я буквально вывалилась из салона.
   Вслед мне полетело не слишком лестное и цензурное мнение о малолетних алкоголичках.
   Злиться сил не было.
   Еле дотащившись до квартиры, я скинула сапоги, куртку и почти на автопилоте ушла в свою комнату.
   Родителей я видела, что само по себе странно.
   Обычный скандал, почти ежевечерний, ставший неприятной традицией, из-за получасового опоздания с работы (либретто: "где ты была?"), предки именно сегодня решили не устраивать. Видимо, для разнообразия.
   Ну да, "Россия - страна контрастов", сама люблю после тортика маринованный огурчик схрумкать.
   Сглотнув голодную слюну, я, не раздеваясь, провалилась в сон.
  
   * * *
   Утро красит нежным цветом стены родной блочной многоэтажки - я проснулась в шесть утра, причем сама, без будильника, что довольно непривычно, поскольку поспать люблю. Продрав глазоньки, села в постели, обхватив колени, и задумалась. Понятно, что темочкой моей глубокой думы стал забытый вчерашний вечер.
   М - да, и не представляла, что склероз так неслышно подкрадется ко мне в двадцать лет...
   Сорокаминутные умственные усилия дали немного: где-то ну очень глубоко откопался смутный образ - силуэт на фоне луны, человек в длинном черном пальто с развевающимися полами. На этом я прекратила издевательство над собственной памятью, потому что уж очень голова разболелась. Так сильно, сто пришлось выпить таблетку, которая мало чем помогла.
   Мама обычно говорит, что голова у меня болит от голода - я частенько забываю вовремя поесть, вовремя - значит хотя бы раз в сутки. Придя к выводу, что хуже уже не будет, следовательно, можно попробовать полечиться едой, я отправилась готовить завтрак.
   Холодильник порадовал чистотой, а продукты в нем - отсутствием присутствия. Лишь в глубине маялся забытый пакет молока длительного срока: мы его всегда закупаем впрок, раз хранить можно аж полгода. "Дальнейшие намеки излишни" - прошептала я и сварила манную кашу.
   Да, знаю: крутые и модные девушки ни за что и никогда не признались бы в любви к манке, но...
   Для меня эта конкретная каша выполняет своеобразную форму протеста против маминого засилья бесчеловечно - жутких диет.
   Дело в том, что моя мамуля обожает пробовать различные способы похудания. Обидно только, что объектом научного эксперимента длиной в жизнь мама выбрала не себя, а меня. Да, с тринадцати лет - тогда я была немного пухловата - я регулярно пробую то новейшие разработки каких-нибудь неизвестных псевдоученых из телемагазина (таблетки, порошки, чаи и идиотские неработающие тренажеры), то злые люди "делятся" с мамой очередным расписанием питания в стиле "садо".
   Ели ли вы когда-нибудь землю?
   Ну, если вы относительно нормальны, то ответ очевиден.
   А я - ела.
   В течении полугода, три раза в день (перед едой), я должна была принять полную столовую ложку полифипана - эта такая аптечная бяка, на вкус и внешний вид от чернозема не отличить.
   Для удобства проглатывания мерзость разводили водой.
   Мне было шестнадцать, мамины разговоры о идеальной фигуре пробили всю мою хрупкую защиту, против меня сыграла также и обычная подростковая неуверенность в себе.
   В качестве поощрительной вкусняшки мне дозволялось жевать ореховую шелуху - эта такая фигня, которая между скорлупой и ядрышком. Не знаю, кто ее добывает, но мамуля всегда умудрялась доставать и не такое.
   Бывало и похуже, например, воспоминания о прошлогодней маминой затее до сих пор вызывали рвотный рефлекс, но не будем вспоминать о совсем грустном.
   Так что манная каша - калорийная и абсолютно бесполезная в священном для кое-кого (не будем поминать всуе, а то еще проснется... на мою голову... тьфу - тьфу - тьфу!) - манная каша это моя отдушина.
   Проглотив содержимое маленькой кастрюльки зараз, я ощутила себя относительно счастливой. Полностью я почувствую так себя в тот светлый день, когда смогу покинуть отчий дом.
   Быстренько помыв посуду и совершив все обычные водные процедуры, я собрала сумку, оделась, расчесала волосы.
   Умудрившись выбрать момент, когда оба проснувшихся родителя находятся вне зоны прямой досягаемости и в состоянии относительной занятости, я, прокричав им что-то вроде "доброеутромнепорацелуюпока", ушмыгнула из родной квартиры на встречу со знаниями.
   То ли манка сегодня была поистине волшебной, то ли каким-то чудом мне удалось выспаться, но к остановке я летела, как на крыльях.
   Благодеяния небес и чудеса продолжали сыпаться на меня, потому что спустя минуту подошел мой автобус, который даже не развалился по дороге, а благополучно доставил меня к институту.
   И только войдя в стены альма-матер я поняла что приехала на четыре часа раньше, чем следовало.
   Повздыхав, я решила не страдать в одиночку и направила стопы в общагу к Светке, преисполненная недобрым намереньем будить все живое - да, зверски нехорошо поступаю, но ведь когда подружка звонит мне в три часа ночи "просто поболтать" я ее никуда не посылаю? Может и зря.
   Скоро проверим, как сработает пословица "не рой другому...".
   Я мстю и мстя моя страшна, хы.
  
  
   * * *
   Сегодня суббота, короткий рабочий день, и в 18.30 я начала собираться, громко шурша пакетами. Народ намек понял, засобирался домой. Я вырубила все свои шестнадцать компов, закрыла класс, поставила на сигнализацию и хотела уже пойти домой, но тут...
  
   Был обычный серый питерский вечер, как поется в той песне, которую большинство замученных подколками всех - кто - не - глух Даш истово ненавидят (я хорошо знакома сразу с шестью представительницами рода человеческого, обозначенными этим красивым русским именем с персидскими корнями).
   Итак, я, замученная придирками одного нехорошего человека из преподавательского состава, тихо брела по направлению к выходу из универа.
   - Солнышко!!! Стой!
   Вот ведь.
   Не-ет, вот уж ведь, так вот уж ведь!
   У вас есть "подруги", от которых хочется отделаться, но никак не получается? Вот прилети ко мне волшебник в незабвенном голубом вертолете, и подарит исполнение одного - единственного желания, так я даже могу подумать не о власти над миром.
   Представляю - громовым голосом "оставьте меня все в покое, а не то..." (здесь должна прозвучать многозначительная пауза, перемежаемая громовыми раскатами), затем следует традиционное построение гигантской черной башни где-то в неприступных горах чёрти - как - поименованных.
   А что вы хотите от девочки, у которой в детстве всегда было две мечты - научиться летать и попасть на необитаемый остров? Девочки, которая тренировала силу воли и неделю абсолютно ни с кем не разговаривала, потратив на это все зимние каникулы? Правда этот факт в моей семье прошел незамеченным.
   Так вот, та девочка выросла в меня и на беду (не иначе, как проклял кто!) повстречала такое несчастье в континентальном масштабе, как Аня.
   Не, Анечка вполне себе милая девушка, угу.
   Была бы.
   Если б жила где-то далеко - далеко и общалась со мной не чаще, чем раз в пятилетку по полчаса.
   Но - не судьба.
   Многие скажут - "а ты ее пошли". Отвечаю: не могу. Просто когда-то давно дала слово не ругаться матом, и представляете себе, до сих пор держу. Да и не матом не могу - жалко эту идиотку, да и себя, если честно, тоже.
   Потому что Аню все любят. Скр-р-рипя з-з-зубами, но любя-а-ат...
   Во первых, она никогда никому сознательно ничего плохого не сделала, да и не сделает, не ее это.
   Во - вторых, она постоянно лезет ко всем целоваться.
   Когда идешь с ней по ВУЗу, кажется что ненароком угодила в ДурДом (это антипод Дома2, где все не постоянно матюгаются и дерутся, а ежесекундно осыпают друг друга дружескими поцелуями, заверениями в огромной любви и милыми извращенному сознанию только Ани словечками типа "кисонька", "лапушка", "зайка", "рыбонька", "бусипусечка", "усюсёночек" и др.). Это страшно, поверьте. И спасенья нет - обижать такую искреннюю идиотку мне претит, а отдаляться от нее незаметно не получается. Это как в начале "Иронии - 1": Лукашин рассказывает о том, что сбежал от своей невесты, и Галя спрашивает "а от меня ты тоже убежишь?", а он отвечает "нет, от тебя не убежишь". Говорит он так, что я всегда мысленно добавляла "ты же как милиция - везде найдешь, догонишь и поймаешь".
   А теперь представите: мрачная черная башня, одиноко торчащая среди скал, в самом сердце ее, за миллионным замком на непробиваемой двери сидит на агатовом троне в любимом балахоне Великая Черная Властительница (как в детских страшилках - "в одном черном - черном городе была черная - черная улица, на ней стоял черный - черный дом, и в этом черном - черном доме...), вдруг открывается тяжелая дверь и в зал врывается белобрысо - пушистое чудо со своими вечными взвизгивании "сюси-пуси, заюша, котик, ну куда ты пропала, я соску-училась!!!", непременными и непрерывными обслюнявливанями лица - она это так заменяет аристократичные поцелуи в воздух рядом со щеками. Ага, щаз!
   И не надо надеяться, что от Ани можно спастись. Не-ет, фигушки. Уж если она выбрала вас в подруги, хоть вы полгода говорите с ней ледяным тоном, поминутно забывайте ее имя, и до конца света смотрите таким взглядом, ну вот таким взглядом, да хоть каким. Век вам теперь свободы не видать. Я это точно знаю, потому что все-превсе пробовала. Результата нет.
   ...Вот несется на меня это белобрысое чудо, раскрыв объятья и губы трубочкой сложив заранее, а меня так и тянет в этот момент отойти в сторону! Да - да, я редиска и злыдня, но никто и не обещал, что будет просто. Посмотрела бы я на вас через годик общения с Анютой.
   Но все бесполезно - плавали, знаем - у нее реакция лучше.
   - Рыбочка, здравствуй! Где ты была? Я ж тебя весь день ищу!!!
   Где была, где была... Пряталась! Причем именно от тебя, ненормальная.
   Пока я вытираю Анькины слюни с лица (а какая я раньше, до нее, была брезгливая, эх! А теперь ношу две упаковки бумажных салфеток в сумке, на случай "не повезет и встречу Аню"), континентальное бедствие рассказывает что нашла "то, что мне нужно". Я не поняла о чем она, потому что ненормальная "подруга" изо всех сил корчила из себя Леди - Неизвестность. Потом Аня потащила меня куда - то, по дороге осыпая то поцелуями - я открыла вторую, последнюю пачку салфеток-то идиотскими эпитетами. Мимопроходящий народ смотрел с непониманием, а некоторые несчастные, знакомые с моей спутницей, откровенно прятались по углам, неумело притворяясь декоративными растениями.
   М - да, я начинаю догадываться, что имела в виду Светка, когда вследствие алкогольного опьянения и жуткой мужененависнеческой депрессии на тему "ну почему меня бросил этот... это животное", предложила мне стать лесбиянками. К счастью, ледяной душ ей быстро помог встать на путь гетеросексуальный и навсегда отказаться от претензий на мое невинное тело.
   В отчаянье ища пути отступления от Ани, мои глаза натолкнулись на какой-то коридорчик, заканчивающийся дверью. Искренне надеясь, что это искомый выход, я рывком высвободила руку из потных Аниных ладошек - да, именно "фу", но говорю по опыту, это мало сравнимо с поцелуями.
   Залетаю в коридор, дверь - на себя.
   В аудитории - и что она тут делает? Не верится, что рядом с гардеробом и кафешкой был не долженствующий по плану выход из здания, этот класс - в аудитории находилась группа из разновозрастных студиозов, в основном парни, и пара мужиков постарше, наверное, аспиры или даже уже канди. Сидели молча, только трое в дальнем углу тихо переговаривались.
   "Это не лекция" - подсказало мне чутье.
   И тут следом за мной влетает Аня:
   - Ой, ты уже сама их нашла, кисуля? Ну куда ж ты так от меня побежала, солнышко? - с этим "милым" щебетанием наказание мое за многочисленные грехи в прошлых жизнях обняла мою руку и прижалась сбоку, счастливо вздыхая.
   ...Не - а, при все при этом, Аня не лесби, у нее даже мужчина есть, я видела этого горемыку. Наверное, парниша - истинный мазохист, потому что Аня так нежно любит всех знакомых и даже малознакомых, что обнимает, целует и щебечет чуть ли не с каждым фонарным столбом. Хотя, приди ей в голову мысль познакомиться с ними поближе... хм, даже не знаю... бедные столбы.
   Народ в аудитории с неподдельным интересом смотрит на нас, словно ожидая продолжения спектакля. Наивные! Ага, типа щаз мы спешли фо ю покажем наше новое суперэротическое шоу "девичья страстная любофф", слабонервным просьба удалиться.
   Фигушки.
   Чтобы не маячить на пороге (назад дороги нет, там Аня, разве что в окно...
   Ах, на окнах решетки! Жаль, жаль), мы сели.
   - Ты меня сюда звала? Зачем?
   - Ой, тебе так все понравится! Так понравится! Это ж точно для тебя, я как услышала о них, сразу поняла. Ты вся такая романтичная (Йа - а?!), и внешность у тебя такая несовременная, словно из другого времени (Вот уж спасибо! Я прям вылитая первобытная самка человека), и потом, ты начитанная (а от тебя только в библиотеке и скроешься!)...
   Тут я отключилась - Аня так до утра может. Сижу, рассматриваю лица.
   Аня что-то щебечет, вцепившись в мою немеющую руку. Видимо, боится, что вырвусь на свободу и сбегу в пампасы, громко вопя от счастья.
   Правильно боится. Уже хочется.
  
  
   * * *
   Меж тем, сидим уже полчаса.
   Все по прежнему, ничего нового не происходит.
   Троица в углу все шепчется, остальные молча думу думают.
   Что ж, успехов!
   - Слушай, а это надолго? Аня, сегодня суббота, у меня первый свободный вечер за неделю, столько дел! Может, я домой пойду?
   - Ну мы же не просто так сидим, лапуся!
   - Да? Ну надо же! А я-то не в курсе. Сижу, делаю что-то такое нужно - важное, и не знаю, что именно. Обидно!
   - Дусечка (это не мое имя, это очередной Анин изврат), мы же ждем мастера!
   А, так мы кого-то ждем! Наверное, это секретная информация, раз сразу сказать было нельзя. Такими сведеньями абы с нем и просто так не делятся.
   - Мастер чего? Что это вообще за мастер?
   В моем представлении слово мастер родственно чему-то заводскому, техническому, близкозначное слову "наладчик". Это явное влияние советского кино и пары домашних книг времен маминой юности, когда было модно "по идейным соображениям" работать на заводе или, скажем, срочно сорваться и поехать покорять целину.
   Да, я поздний ребенок.
   - Ну... Киса, это долго объяснить, давай он придет и все расскажет!
   Ждем этого таинственного "мастера" уже сорок минут.
   Меня грызет беспокойство, я ж абсолютно точно знаю, что дома родители с минуты на минуту начнут все морги обзванивать.
   Что за манера! И так каждый раз, стоит только мне где-нибудь задержаться на лишних тридцать минут. Может быть, это они так выдают желаемое за действительное?
   Еще через пять минут представлений об ждущих меня дома ужасах (то, что родители не читали "домострой" вовсе не значит, что они не согласны с его идеями!), нервы мои не выдерживают, и я неожиданно с места начинаю пародировать соревнования по бегу с препятствиями.
   Аня ослабила хватку, чтобы накрасить губы, я выдергиваю свою руку из - под сгиба ее локтя, неожиданно легко - даже для самой себя! - перепрыгиваю стоящую на пути парту, бросаюсь к двери.
   Открываю, оглядываюсь, замечаю с затаенным, но непередаваемо искренним злорадством ядовито - розовую полосу на Аниной щеке, скороговоркой бормочу слова прощания, и - в бега!
   К выходу из универа.
   А в голове играет "Полет" Цоя.
  
  
   * * *
   Восемь часов вечера. Полупустое маршрутное такси: суббота.
   Раздражающе звенит держатель для рук о металлический поручень.
   Пассажиры - усталая полная женщина "за сорок" с большой хозяйственной сумкой, худощавый молодой человек, на вид которому можно дать до тридцати лет, пара подростков с пивом. И я - не на любимом месте, прямо за спиной водителя, а рядом. Стою, держусь за поручень, точнее вишу на оном. Мое излюбленное место занято и я гордо стою рядом, вся из себя воплощенная досада.
   Однако, сдается мне, что даме, которая занимает вожделенное сиденье кресла, глубоко параллельны мои чувства, а может быть, она слишком устала, чтобы задумываться о всякой ерунде вроде девушки, нависшей над ней в полупустой маршрутке. Впрочем, мне это быстро надоело и, пройдя в конец салона, я села рядом с парочкой мальчишек лет пятнадцати.
   Маршрутка скрипит и подпрыгивает, подчиняясь воле разудалого водителя. все-таки есть в нас что-то неизбывное, требующее, чтобы даже современная машина была сродни знаменитой лихой русской тройке, звенящей бубенцами на всем скаку...
   Женщина прислонила голову к окну и смотрит на летящие мимо огни магазинов, фонарей и рекламных щитов. Молодой мужчина резво нажимает кнопки своего телефона - то ли играет, то ли отправляет бесчисленные SMS. Подростки активно демонстрируют миру и друг другу собственную "крутизну" посредством анекдотов, изобилующих ненормативной лексикой, да лихо прихлебывая из одной на двоих пивной бутылки.
   На вторую, наверное, денег не хватило.
   Первыми у светофора вышли пацаны. Водитель затормозил, и только открылась раздвижная дверь, не успев выйти из микроавтобуса, один мальчуган с силой бросил бутылку на асфальт. Но та не разбилась, а гулко ударилась и покатилась по тротуару.
   Мальчишки только выбрались наружу, как на светофоре загорелся красный глазок, вынуждая водителя не трогаться с места.
   Маршрутчик выругался, представив, что осколки могли пропороть колеса если не сейчас, то на следующем рейсе. Женщина с сумкой вздрогнула и начала оглядываться, взглядом пытаясь найти источник звука. Молодой человек посмотрел и, хмыкнув, вернулся к своему телефону. Я, наблюдавшая всю сценку, просто ждала, что будет дальше, не отрывая взгляда от мальчишек.
   Досада все еще была во мне и теперь она нашла другой, более достойный объект.
   Бросивший бутылку парень, который уже было направился к ларьку, вдруг замер и, встав на колени, начал шарить руками по асфальту, словно ослеп.
   Его приятель захохотал, приняв происходящее за прикол, розыгрыш.
   А я, не знаю почему, словно не владея собой, все шептала, тихо - тихо, одними губами: "найди бутылку, подними ее и брось в урну".
   И, что удивительно, парнишка так и сделал: нащупал горлышко, поднялся с колен и опустил злополучную стеклотару в каменную урну у ларька.
   Тут я очнулась и встряхнула головой, так, словно вынырнула из воды.
   На светофоре загорелся "зеленый" и маршрутка помчалась дальше, а парнишка стоял и смотрел ей вслед.
  
  
   * * *
   Зная, что в холодильнике, скорее всего, хоть шаром покати, я зашла в магазин рядом с домом. Мол, вот где я задержалась - еду покупала. Не самое удачное оправдание, но может прокатить.
   Как ни странно, дома не было скандала с родителями по причине отсутствия последних. На столе - записка, сообщающая о том, что предки неожиданно подорвались на дачу. Так вот ты какое, счастье.
   Целый вечер и половина завтрашнего дня без олицетворения себя с пиломатериалами - это весьма и весьма приятный сюрприз. Жаль, что редкий.
   Хм...если бы я знала о намерении предков покинуть город раньше, то может и дождалась бы того Аниного типа, пресловутого мастера. Значит, не судьба.
   Я включила комп, открыла папку "Ночных снайперов" и поставила на проигрыш любимый альбом "Капля дегтя в бочке меда". Развернула колонки и громкость увеличила так, чтобы звук плыл по всей квартире, затем направилась в кухню.
   Люблю готовить. Вот и сейчас, жаркое получилось - ням-ням! Мясо с картошкой, запеченные в латке.
   Пока я кулинарила, время пролетело незаметно. Альбом "Снайперов" проиграл уже пару раз. Протяжно вопя - этот стон у нас песней зовется! - слова "Автомобильного блюза" вслед за солистами, я достала тарелку, порубила помидорку на дольки. И, уже собираясь нарушить мамино непреложное правило, запрещающее есть где - либо "вне кухни, особенно перед этим дурацким компьютером", но тут что-то меня насторожило. Медленно развернулась - все как обычно: холодильник, буфет, стол, окно, плита...
   Кухня у нас не то чтобы очень маленькая, просто по чьей-то причудливой фантазии она напоминает длинный трижды изогнутый коридор, в который невозможно втиснуть что - либо еще, не загородив при этом проход.
   Вроде все в порядке...
   Окно.
   Из окна прямо мне в глаза смотрела большая черная птица. Блестящие бусины глаз, чуть наклоненная голова, сложенные крылья - ворона сидела прямо за моим окном!
   Мы застыли по разные стороны оконного стекла, напряженно всматриваясь друг в друга, словно боясь отвести взгляд. Не знаю точно, что чувствовала ворона, но я-то точно боялась...
   Мгновения текли, как мерзкие холодные капли пота по спине.
   Тарелка в моих руках завибрировала, мне почти не удавалось удерживать ее.
   Я давно не слышала музыки, словно оглохла. Мысли превратились в густой, липкий и темный мед, что не мог сформировать ничего путного. Я начала задыхаться, тонуть в этих страшных птичьих глазах...
   Но тут - спасение! - Снайперы грянули "Jazz" и я очнулась.
   Дрожащими руками поставила тарелку на холодильник и облегченно вздохнула: пугающая птица исчезла, видимо, улетела.
   Ни на секунду я не подумала, что она мне почудилась или померещилась - я точно знала, что у моего окна была ворона и она чего-то от меня хотела.
   Аппетит испарился, и я отправилась в душ. Быстро разделась и встала под низвергающиеся горячие струи, не боясь обжечься - меня бил озноб.
   По квартире текла мелодия "По волнам твоих слез", играла скрипка, я ревела, сидя в ванной, а тугие струи воды били по коже.
   Стало так непонятно и страшно, появилось ощущение, словно что-то привычное и близкое мне внезапно кончилось. Как будто скоро в жизни начнется новый этап, но вот вопрос - готова ли я к нему?
  
  
   * * *
   Воскресенье пролетело суматошно и необычайно быстро.
   Весь день меня не оставляла смутная тревога, настороженное ожидание чего-то непонятного, это ощущение пугало и разжигало мое любопытство одновременно.
   Я была занята уборкой, потом позвонили родители и сказали, что приедут в понедельник рано утром, мол, в воскресенье вечером на дорогах больше пробок. Ну, я не уверена, что они одни такие умные. Думаю, дорога из пригорода в понедельничное утро, да еще и через весь город, окажется запружена машинами. Но меня, как всегда, никто не спрашивает, да и не мое это дело.
   Я мыла посуду, стирала, намывала полы, плитку и полки в канной и туалете, скребла кухонную плиту и постепенно ощутила, что непроизвольно прислушиваюсь к дому.
   Но удивительно было то, что моему внезапно обострившемуся слуху были доступны едва слышимые звуки - вот у соседей через этаж заворчала собака, выше этажом занимаются любовью, старушка - соседка слева больна, она кашляет и возмущается, что внучка принесла ей слишком дорогое лекарство, сосед справа храпит под телевизор...
   Или все это лишь мое воображение?
   Я посмотрела на часы - десять вечера, на улице давно горят фонари и соседские окна, а я натираю свою старенькую газовую плиту до блеска в полнейшей темноте, и мало того, я не только не замечала недостатка света раньше, потому что и так все прекрасно вижу!
   Что со мной?
   Ответа не было.
   Подобно Скарлетт, которая повинна в моем испорченном зрении - чтение знаменитыми питерскими белыми ночами, не смотря на предупреждения и запреты, принесло свои плоды - я решила, что подумаю об этом завтра. Отбросив желтые резиновые перчатки, я вымыла руки, а потом залезла в ванну.
   Отмокать в теплой водичке я оч-чень люблю и даже обожаю, как говорит Светка.
   Обычно в ванную беру книгу из разряда "не жалко", газету, или журнал, но сегодня читать почему-то не хотелось.
   Погруженная по самый нос в воду, я полностью расслабилась.
   Только спустя какое-то время, когда вода начала остывать я почувствовала, что опять прислушиваюсь, но на сей раз к себе.
   Что-то со мной не так, что-то происходит.
   Внезапно я почувствовала неутомляемую, всепоглощающую жажду, да такую, что открыла кран с холодной водой и начала пить прямо из него. Это я - то, которая даже фильтрованную воду сырой не пью!
   Жажда долго не проходила. Я боялась отстраняться от льющейся воды, не могла даже одеться.
   Едва напилась, как на меня напал такой же невероятно сильный зуд, чесотка. Это было ужасно - до слез хотелось оказаться в автомойке, чтобы огромные щетки терли, скоблили мою кожу, пока она не прекратит зудеть. До крови расцарапала свое тело и лицо ногтями, хватаясь то за жесткую щетку с деревянной ручной, то за мочалку...
   На какой-то миг все прекратилось. Я замерла и будто окунулась в необычную тишину.
   Но в следующую секунду завыла соседская собака, а потом пришла боль. Много боли, боль во всем теле, словно кости перестраивались, ломаясь, перестраиваясь, мышцы скрутила судорога, я не могла ни вздохнуть, ни выдохнуть.
   Я умирала.
   И рождалась заново.
   Но это уже была не я - не та я, слабая, нерешительная рохля, которой все с легкостью могут управлять, нет, то, что сейчас рождалось, было невероятно сильным, я бы даже сказала - нечеловечески сильным.
   Во многом потому, что это существо стояло на четырех ногах.
  
  
   * * *
   Понедельник тянулся долго-долго, словно не один день, а недели полторы разом. Я чувствовала себя прескверно, а про минувшую ночь вспоминать не хотелось совершенно. Усталость, раздражительность, тупость мышления и замедленность реакции стали во многом причиной недовольства моей работой как преподов на лекциях, так и непосредственного начальства. Я буквально спала на ходу, меня не оставляло ощущение нереальности происходящего.
   Так странно, словно под водой доносятся звуки, думать лень, а все немногочисленные мысли медленно плывут в голове, как тормознутые рыбки в аквариуме. Круг за кругом, друг за другом.
   Мало того, что я на семинаре отвечала с места - мне сделали два замечания, а я успела отреагировать только на второе, так еще и перед ответом тормозила минуты две. Под конец преподаватель смотрел на меня совсем уж подозрительно, как на ненормальную, а однокашники-редиски тихонько ржали.
   К счастью, вечером это противное состояние прекратилось, словно открылось второе дыхание, и я успела не только сделать выданную днем работу, но и подготовиться к завтрашнему опросу.
   В начале одиннадцатого, когда все нормальные лаборы, сверкая пятками, спешат домой, я выгнала своих студней из класса, вырубила компы, поставила кабинет на сигнализацию и направила стопы к остановке.
   Спать!
   Скоро я буду спать.
   Позевывая, добрела до фонаря с желтой картонкой, и тут вспомнила.
   Сумбур в голове начал проясняться.
   Воспоминания о происшествии поздним вечером пятницы вдруг вспыхнуло во мне - и долгое ожидание автобуса, который все не шел, и решение - эх, гулять, так гулять! - поймать маршрутку. И как меня кто-то окликнул со спины, я повернулась, увидела симпатичного молодого мужчину в черном пальто. Он улыбнулся мне, показав странные длинные зубы, а потом... укусил меня.
   На миг блеснули клыки, но не как у вампиров в кино, а как у большой собаки или... волка.
   Я непроизвольно дотронулась рукой до шеи - на этом месте должна была быть рана, или подживающий шрам - но пальцы не почувствовали ни малейшего следа, только непривычно горячая ровная кожа, без малейшей шероховатости.
   Не поверив собственному осязанию, я достала из сумки пудреницу - но и в зеркальном отражении не заметно никаких изменений! Ровная, чуть бледноватая кожа - Питер не самый солнечный город, а солярий я не имею обыкновения посещать.
   Может, я сошла с ума?
   Но я знала, что это не так. Доказательством послужила вчерашняя ночь.
   Ночь, когда я превратилась.
   А что было тогда? Так, этот мужчина посадил меня в маршрутку, заплатил за двоих, а вскоре сам вышел. Когда он вышел, я проснулась. Получается, я спала с открытыми глазами?
   И... что теперь?
   Мимо со скрежетом пролетела машина, и я опомнилась. Что же я тут стою - то? Уже давным-давно темно, время почти одиннадцать. Родители сейчас небось в предвкушении, готовятся к длительному скандалу.
   А я опять одна на злополучной остановке...
   Честно говоря, стало жутковато. Вдруг опять что - то... такое случится? Ну, даже если и не покусают, но ведь я теперь во многое верю, что раньше считала ерундой, вот ведь, довелось убедиться в правдивости сказок на собственной шкуре.
   Буквально.
   Я оглянулась - рядом никого нет, к счастью. Подобрала выпавшую пудреницу и только занесла ногу, чтобы сделать первый шаг к маршрутке, как...
  
  
   * * *
   - Приветствую новообращенную! Как в новом качестве?
   - Вы... мне?
   Я оглянулась. Передо мной стоял приятный мужчина в распахнутом черном пальто. Приятная, даже очень привлекательная внешность: высокий рост, атлетически сложенное сильное тело, глаза, словно две черных провала, кожа, своей бледностью напоминающая бумагу. Черные густые волосы, впереди небрежная челка, изящно выстриженные виски, затылочные пряди спускаются ниже плеч.
   Да, я когда-то закончила парикмахерские курсы. Сама не понимаю зачем.
   Иногда стригу подружек, и могу точно сказать, что волосами незнакомца занимался мастер явно не моего уровня, а много, много высшей квалификации.
   Я внимательно разглядывала черты необычного лица, темные - карие или темно - синие, сейчас не могу разглядеть - глаза, прямой нос, красивая линия бровей, высокие скулы, модная легкая небритость - словом, образ типичного "плохого парня". Такой демонический облик способен притягивать ищущие женские взгляды.
   Но не его яркая, нездешняя внешность, и не внезапное появление поразило меня.
   Это бы ТОТ САМЫЙ кусачий тип.
   Тот, благодаря которому я в прошлую ночь превратилась черти в кого.
   Вот ведь... гад!
   - А ты видишь здесь еще кого-то? Впрочем, если не видишь, это не значит, что тут никого нет. Так что в каком-то смысле ты даже права... Между прочим, ты не ответила на вопрос.
   - Какой?.. - я испугана, признаю. Только уберите от меня этого кусачего философа - не зря я недолюбливаю этот предмет! - он же сейчас опять что-нибудь этакое выкинет!
   Тут мужчина слегка нахмурился и подошел ко мне ближе.
   - Ты себя нормально чувствуешь?
   - Нет! Как раз таки не нормально! Знаете, я не привыкла, чтобы меня кусали незнакомые люди, а потом я сама становилась непонятно чем.
   Как в одной фразе точнее описать произошедшее со мной я не знала.
   - А чего ты собственно ожидала?
   - Автобус!! Я просто стояла и ждала 74 автобус... Зачем вы? Что я вам сделала - а...
   Я уже ревела, как маленькая обиженная девочка - эмоциональный всплеск, вызванный испугом, невозможностью до конца осмыслить произошедшие со мной перемены, полнейшая неизвестность в будущем и непонятная горечь, словно меня безвинно наказали, причинили боль просто так, походя.
   - Я же ни - никому... ничего пло-охого... не делала, и вообще только жить начала - а - а... что со мной теперь бу-у-удет... а - а - а...
   Вот я уже оказалась вплотную прижата к черному пальто, и с усердием, достойным лучшего применения, лила слезы на приятно пахнущую плотную черную ткань.
   Мужчина гладил меня по волосам и молчал.
   Потом, когда я наревелась вдосталь, заглянул мне в глаза и проговорил:
   - Пойдем.
   После обильных слез я стала непривычно покорная, что дала ему взять себя за руку и... и просто пошла за ним.
  
  
   * * *
   Время - начало двенадцатого, я иду с незнакомцем по темным улицам города. Трезва, как стеклышко, и ни капли не влюблена. Настроение слегка отдает пофигизмом - что еще может произойти? Нападение? Ха, этим утром - после превращения - я ненароком согнула кастрюльку, просто чуть сжав. Так я поняла, что стала намного сильнее. Это я, которая даже на физру в школе вечно забивала, а что тогда можно сказать о моем спутнике? Страх берет за судьбу возможных нападающих.
   Почему сегодня, именно этой ночью, все огни магазинов, фонарей, проезжающих мимо машин и даже светофоров мне кажутся праздничными украшениями, фейерверками?
   Почему мне дышится так легко и сладко, а воздух наполнен сотней запахов, и темнота, которую я всегда боялась, различается в моих глазах десятками чарующих оттенков?
   Почему я чувствую себя более настоящей, живой, чем когда - либо раньше?
   Мы шли молча, спутник мой погрузился в размышления, а я - я пила ночь, наслаждалась этим невероятным напитком, в котором угадываются сотни сложных компонентов и богатая палитра оттенков послевкусия.
   Беспричинная эйфория бурлила во мне, хотелось что-то сделать, смеяться, плакать, танцевать, прыгать и летать одновременно. Сумасшедшие ощущения!
   Наконец, я взяла себя в руки и приказным тоном велела мозгам думать.
   - Ты ответишь на мои вопросы?
   - Да.
   Разговор обещал быть непростым и довольно долгим, поэтому я выхватила телефон, болтающийся на шнурке у меня на шее и позвонила домой.
   - Алло?
   - Мамочка, здравствуй! Ну как моя уборка?
   - Удивила ты меня, молодец. Где ты, почему звонишь?
   - Мам, я все выходные вкалывала, можно я сегодня у Светки переночую? Мы фильм взяли посмотреть, а утром из общаги даже ехать никуда не надо будет, отосплюсь. Мамуля, ну пожа-алуйста!
   После непродолжительного недовольства мама все же дала разрешение. Видно, качество уборки произвело поистине ошеломляющее впечатление. Обычно мамин ответ на подобные просьбы лаконичен: "чтобы через пятнадцать минут была дома". И ее не волнует, что я звоню с другого конца города. Раньше, говорят, у питерцев была отмазка "мосты развели"! Но теперь построили мост, который не разводят. Обидно, для меня халява кончилась, так и не начавшись.
   М - да, родители у меня строгие, и хоть по паспорту я уже два года, как совершеннолетняя, но житие мое свободой не пахнет.
   Второй звонок я совершила на Светкину мобилку. Подруженция спала, пришлось разбудить и довести до ее сознания необходимость прикрывать мое алиби. Когда до Светки дошло чего я от нее хочу, вместе с сознанием проснулось и любопытство:
   - Ой, а ты где? И с кем?
   Я посмотрела на осклабившегося брюнета, который внимал телефонным переговорам. Хм, хороший слух.
   - Это долгая история... Я тебе потом все расскажу.
   - Завтра, - потребовала подружка.
   - Хорошо. Спокойной ночи.
   Убрав телефон, я вздохнула - и что я завтра буду придумывать для Светки? Поход в библиотеку, круглосуточный читальный зал с интереснейшей подборкой и чтение ночь напролет?
   И ведь подруга прекрасно знает мою нелюбовь к клубам - на первом курсе пыталась вытащить меня в "светскую" жизнь, но безуспешно.
   Правду даже ей я рассказать не могу, а жаль.
   В конце концов я решила подумать об этом позже, и приступила к расспросу.
   - Кто ты?
   - Называй меня Ворон.
   - Милое имечко. Ты ведь не человек?
   - Я оборотень. Как и ты.
   "Между прочим, я такой не родилась, это ты вовсе виноват!" Но озвучивать эту нехитрую мысль пока не стоило: во - первых, Ворон и так более, чем в курсе, а во - вторых, упреками я ничего не добьюсь. Сейчас надо разузнать как можно больше, в идеале - как стать прежней.
   - Почему ты меня укусил?
   - Выбрал.
   - Так просто "выбрал", подошел и укусил?
   - Я наблюдал за тобой. Почти каждый вечер ты стоишь на той остановке.
   - Но я тебя раньше там не видела!
   - Я уже говорил, если ты никого не видишь, это не значит, что рядом никого нет.
   - Ты можешь становиться невидимым? - в голове тут же возникла картинка из нового фильма про Гарри Поттера: два мальчишки под плащом - невидимкой. Мысленно я "примерила" такой плащик на Ворона и усмехнулась - получилось забавно.
   - Нет, конечно. Но я умею прятаться в темноте.
   - И что ты там делал каждый вечер?
   - Помнишь красное кирпичное здание напротив? Это место общего сбора и я часто там бываю.
   Ворон смотрел куда угодно, но не мне в глаза. Из этого я заключила, что ему стыдно, и тогда отпустила на волю немного праведного гнева, показала свою обиду.
   - Пришел, увидел, обратил. Да кто тебе дал право?!
   Ворон молча посмотрел мне в глаза. Взгляд был серьезен и даже строг, а мне внезапно захотелось, чтобы этот незнакомый и опасный тип меня поцеловал.
   Ой - ой - ой...
   Я же так хорошо злилась!
   Гормоны, гормоны. С пробуждением. Не слишком ли бурным?
   Резко втянув воздух, я попыталась сосредоточиться:
   - А если бы я вчера покалечила кого-нибудь?
   - Твоих родители дома не было, живете вы в отдельной квартире, без соседей. А открывать замки - прерогатива человеческих рук, а не волчьих лап.
   Я злилась. И не думала сдерживать, скрывать свою злость, но что-то в его словах мне показалось неправильным. И тогда я сказала:
   - Я - не волк.
   - Да, но ты волк - оборотень. Это твой зверь.
   - Ты ошибаешься...
   Но закончить фразу мне не дали: перед моими глазами вдруг оказался чей-то кулак. Мелькнул - а в следующий миг я ощутила боль. Я отшатнулась, но было поздно: меня опять ударили по лицу, потом - в солнечное сплетение.
   На какое-то время я потеряла возможность видеть и слышать, могла лишь чувствовать боль от неожиданных ударов, но не видела того, кто бьет. Честно говоря, драться я не умею совсем. То есть абсолютно. Никогда не занималась модными единоборствами, даже на школьные и университетские уроки физкультуры почти не ходила. О чем теперь можно только пожалеть.
   Я упала на придорожный куст, его ветки честно попытались выдержать мой вес, но безнадежно проиграли силе гравитации, и я проваливалась все ниже, к самой земле.
   По подбородку текла кровь, я была напугана, растеряна, а еще было больно и очень обидно. Хотелось убежать домой и реветь, уткнувшись во что-то теплое. Ко всему прочему примешивалась усталость от пережитого страха и потрясения, от бессонной ночи. Усилием воли я постаралась не заплакать, собраться. Где - то, как-то это мне даже удалось. В голову толкнулась мысль: надо бы выбираться отсюда.
   Под кустом было сыро и грязно, кто-то решил здесь устроить филиал урны. Едва я успела подумать об этом, как поняла - наконец-то вернулись зрение и слух. И бить меня перестали. Уже неплохо.
   На четвереньках кое-как я выбралась из куста, правда не стой стороны, но все же. Попыталась встать на ноги, но голова сильно кружилась. Шатаясь из стороны в сторону, я в буквальном смысле проливала кровь, правда, не зная, за благое дело или нет, но тем не менее. Почти сумела выпрямить ноги, но вот рук от земли никак было не оторвать. В этом унизительном положении меня и застал Ворон. Едва я смогла сфокусировать на нем взгляд, как он дернул меня за руку и потащил меня куда - то. Я еле передвигала заплетающиеся ноги, а он несся впереди, как паровоз на всех парах. Мне захотелось вырваться, остановиться, но я не посмела - слишком сильно во мне было чувство опасности, словно кто-то нас догоняет. Сердце билось пойманной птичкой в руках, тревожно и неистово.
   Более или менее, но я пришла в себя и стала двигаться быстрее, приноравливаясь к скорости своего спутника. Я пыталась узнать улицу по которой мы бежим. В темноте это сделать было не так легко, но благодаря новообретенному ночному зрению, мне удалось узнать проспект Димитрова. Значит, мы на полдороги к моему дому.
   Тогда я еще по - детски верила в безопасность родной квартиры, словно она являла собой убежище от всех напастей.
   Но домой мне в эту ночь попасть было не суждено: Ворон свернул к автостоянке у магазина.
   Там мы пересели в темный "чероки" - на счет его цвета я не уверена.
   Ворон развернулся и погнал в сторону центра.
  
  
   * * *
   В полумраке салона мы дружно молчали. Меня еще не оставило напряжение, ожидание опасности, но я старалась успокоиться. По подбородку уже не текла кровь, она противной коркой засохла на коже.
   Ох уж это неожиданное проявление женского начала! Даже избитая, сидя в чужой машине с одним из самых подозрительных типов, которых я только видела в своей жизни, я задумываюсь о том, как выгляжу... Ну нормально ли это?
   Терзаясь, раздираемая внутренними противоречиями, я посмотрела в зеркальце с подсветкой. Надо сказать, это довольно удобная штука в хороших машинах упрощает жизнь. Хорошо жить вообще неплохо.
   В небольшое прямоугольное зеркало я рассматривала свое отражение без радости, но и без страха. Между прочим, сильной боли я пока тоже не почувствовала.
   Адреналин? Видимо, да.
   Утренней укладке сейчас можно разве что помахать на прощанье. Мои волосы лежали неровно, сбоку слиплись и сбились в колтун - куда это я умудрилась вляпаться, интересно? Хм, лучше об этом не думать. Мало ли... под кустами... и вообще... фу.
   Взгляд затравленный и диковатый, лицо бледное, почти белое, но последнее для меня нормально, вот только рот и разбитый нос эффектно алеют, да кирпично-красная запекшаяся кровь вокруг. Вид тот еще, самой себя жалко.
   Меня мутило, руки дрожали, но я старательно выуживала из кармана узких джинсов чистый носовой платок, послюнявила краешек, и постаралась отскоблить с лица коричневатую корку из крови и грязи.
   Без дополнительного грима я готова для конкурса "Мисс дорожный патруль: жертва".
   Мечта маньяка. Осуществленная.
   Ворон повернулся ко мне, посмотрел, чем я занята, и сказал:
   - Не мучайся, скоро приедем ко мне, пойдешь сразу в душ.
   Душ - это было бы просто шикарно, замечательно, и даже как-то нереально, но вот вопрос: могу ли я доверять этому мужчине? Доверять настолько, чтобы поехать к нему домой, оказаться полностью в его власти, да еще и раздеться.
   Позвольте, а есть ли выбор?
   Домой, радовать соседей очередным скандалом с родителями?
   Можно было бы завалиться внаглую к какой-нибудь подружке, но выдержать град вопросов, похожих историй из жизни знакомых и героинь сериалов - брр...
   - Кто на нас напал?
   - Не знаю.
   Придется поверить. До поры, до времени...
   Я чувствовала себя измотанной и беспомощной, а это раздражает.
  
  
   * * *
   Просторная квартира состояла из одного огромного зала, язык не повернется назвать это помещение комнатой. Все на виду, но места вполне достаточно, захламленности нет.
   Я скинула обувь, куртку и осматривалась. Ворон следил за мной, развалившись на синем диване.
   В одном углу белел пушистый ковер, вроде бы из искусственного меха, стилизованный под звериную шкуру (а может, это она и была, кто их, оборотней, знает?). Стены в основном занимали книжные полки и зеркальный шкаф - купе. Наверное, тут спят на диванчике. И как не надоедает каждый раз собирать - разбирать и стелить белье? Вот мы какой. Педантичный, аккуратный.
   Не то что я.
   Впрочем, это весьма неплохо для холостого мужчины. В том, что хозяин квартиры холост, я могла бы поручиться - ни в обстановке, ни в аксессуарах совершенно не ощущалось женского присутствия. Ни тебе статуэток, салфеток, свечек, дамских романов, ни батареи парфюмерии - косметики.
   У окна на полу растения в кадках: поникшая нижними листьями драцена и симпатичная маленькая пихта. Плоский экран телевизора, музыкальный центр, из современной техники я видела еще ноутбук на письменном столе в дальнем углу. На экране плавали такие банальные и знакомые рыбки, как на моем рабочем компе. Они меня всегда успокаивали.
   Хорошая музыка могла бы задать настроение позднему вечеру, наполняла бы атмосферу некоторой ноткой интимности, откровенно рассказывая о хозяине дома. Компьютер и проблема выбора музыкального сопровождения встречи с мужчиной вызвали во мне одно воспоминание и я улыбнулась.
   - Что-то смешное вспомнила?
   - Угадал.
   - Расскажи.
   Ворон передал мне бокал красного вина, которое я пригубила и рассказала прошлогодний случай. Один мой коллега какое-то время пытался за мной ухаживать. Он зазывал меня в свой кабинет чтобы "поговорить" и тоже включал музыку, угощал напитками. Существенная разница заключалась в том, что Женя предпочитал по умолчанию техно, и пытался отравить меня мерзким дешевым пивом. Возможно, этим выбором я могу оправдать свое смущение и неделикатность. Мне пришлось объяснить, что разница во вкусах у нас довольно велика, уповая на то, что Женю удовлетворит сей предлог, он успокоится и оставит попытки перейти к более близким отношениям.
   Не очень-то и помогло: коллега тут же загорелся идеей принести такую музыку, как я закажу. Всем нужно давать шанс и я решила предоставить мужчине возможность проявить себя шире, попросив принести "что-нибудь классическое".
   Ага, принес. На следующий день Жека с ожиданием глядя на меня, торжественно включил Шафутинского.
   - ...Сомневаюсь, что даже сам исполнитель отнес бы свое творчество к музыкальной классике. - закончила рассказ я.
   Ворон широко ухмыльнулся и предложил:
   - Знаешь, при такой любви к классической музыке... я могу предложить твоему вниманию разве что Розенбаума.
   Я тихо рассмеялась и подошла ближе, села.
   Мы пили вино, не отводя глаз друг от друга, не прерывая взгляда - темные огоньки в глазах Ворона медленно разгорались в полыхающий костер, у меня участился пульс.
   Мне удалось первой прервать зрительный контакт, потом вслед за Вороном поставить бокал на низкий столик.
   Вроде бы хозяин квартиры ничего особенного не делал, просто сидел рядом и молча смотрел на меня. Но как он смотрел - лаская взглядом, не скрывая ничего, не смущаясь, не тратя себя на сокрытие желания.
   А я таяла, как шоколадка на солнцепеке, и совсем уже перестала соображать, когда он наклонился к моим губам и нежно прошептал:
   - Ты кажется собиралась в душ?
   Дошло не сразу. Еще с полминуты я сидела, хлопая ресницами и чувствуя себя распоследней кретинкой.
   Тем временем Ворон успел выдать мне на руки широкое махровое полотенце и синий бархатный халат. И даже указал ближний путь в ванную.
   "Я покажу тебе где в квартире спрятался душ" - пел на заре моей юности А.Васильев из Сплина. Сто лет не слышала...
  
   Ванная приятно поражала чистотой и размерами. Посмотрев в зеркало я еле сдержала стон - как это "нечто" только что посмело рассчитывать на поцелуй?
   Ну, прямо как в анекдоте: мужик, я тебя не знаю, но сейчас побрею.
  
  
   * * *
   После продолжительного пребывания в ванной комнате, я пугливо высунула распаренный нос наружу. Халат оказался мне велик и немного волочился по полу. Рукава пришлось закатать.
   На столике рядом с вином появились плетеная хлебница с багетом и закуски - мясная нарезка и сыр.
   Догадливый.
   Уже неплохо, я голодная.
   Пока я питала организм животными жирами, глядя на которые, моя мама завопила бы о пользе проращенной пшеницы, Ворон подошел к музыкальному центру.
   - Что поставить?
   - На твой выбор.
   - Каждое действие, каждый наш выбор означает что-то еще. Привыкай к тому, что я не задаю пустых вопросов. Я уже выяснил, что ты не любишь техно и шансон. Не так уж сложно разъяснить музыкальные пристрастия, не правда ли?
   Я кивнула.
   (*Я утвердительно кивнула своей собственной головой в знак согласия, соглашаясь с вышесказанным. :) Привет братьям-корректорам!*)
   Так... Какое - либо впечатление производить на визави сейчас не хотелось, откровенно говоря, лень. Назову первое, что придет в голову.
   - Есть "Моральный кодекс"?
   Через несколько секунд зазвучал "Первый снег".
   Я подвернула ноги, села удобнее.
   - А если бы я назвала то, чего у тебя нет?
   - Ты не похожа на поклонницу народной музыки. Все остальное у меня есть.
   - Внешность обманчива. Иногда я с удовольствием слушаю "Золотое кольцо".
   Ворон недоверчиво хмыкнул. Это меня подзадорило.
   - Знаешь, в школе был период, когда все девочки составляли и заполняли тетрадочки, которые называли "анкета". Придумывали смешные секретики, сочиняли короткие стишки специально для них, покупали наклейки. Анкеты были у всех, и вопросы в них одинаковые, словом, велосипед сколько не изобретай... Писали там в основном одни и те же люди, почти слово в слово. Знаешь, какой вопрос бесил меня уже в ту розовую пору счастливого детства?
   Ворон, внимательно прислушивающийся к моим словам, только ухмыльнулся.
   - Меня продолжает раздражать пункт "твоя любимая музыка, певец, певица, группа, песня". Ну как человек может ответить односложно? Ведь невозможно фанатеть от какой-то мелодии или исполнителя, и не замечать всех прочих. Пристрастия же постоянно меняются! Многое зависит от настроения. Или прихоти. Или любопытства. Или моды, погоды, мнения знакомых...
   Не-а, я не сошла с ума. Просто начинаю выстраивать отношения. Возможно, мне показалось, но Ворон разговаривал снисходительно и властно. Такое отношение меня не устраивает. Чувствую, этот человек будет что-то значить в мой жизни, и желательно, чтобы он ко мне прислушивался. Но слишком разглагольствовать тоже не следует, поэтому я оборвала себя и встала с дивана.
   - Ты меня укусил. Это было обращением, верно? - решительное начало, но лучшая оборона - нападение, не так ли?
   Ворон кивнул.
   - Позволь узнать, что подвигло тебя на этот шаг? То есть, ты выбрал первую встречную, и обратил. Для чего?
   - Я выполнял приказ вожака.
   - Да что вы о себе думаете, ты и этот твой вожак? Я не хочу ни в кого превращаться!
   Ворон отвел взгляд. Казалось, он вполне понимает мое нежелание.
   - Теперь ты одна из нас должна подчиняться общим законам. Запомни, за любое ослушание ты несешь ответственность. Но пока ты учишься быть вервольфом, я отвечаю за тебя.
   - А если я не собираюсь ничему учиться?
   - Отступников не оставляют в живых. Либо ты в стае и подчиняешься законам, либо - смерть.
   Так хотелось спрятаться, что я закрыла лицо ладонями.
   - Я ведь не одна такая, да? Каждого из вас когда-то обратили?
   Вопрос прозвучал невнятно, мне пришлось опустить руки и повторить его. Прищурившись, Ворон снова внимательно следил за мной.
   - Нет. Оборотнями рождаются или становятся, как в твоем случае. Первые пользуются большим уважением, поскольку они сильнее, обладают молниеносной реакцией, а также инстинктами хищника. Все это означает, что в схватке рожденные оборотни неизменно побеждают.
   Я опустила руки на колени. Ворон не отрывал от меня пристального взгляда. Он промедлил секунду и добавил:
   - Тебе никогда не стать сильным противником, но ты станешь матерью рожденного волка. Ведь тебя уже тянет ко мне, не правда ли?
   В шоке я уставилась на Ворона. Он многообещающе ухмыльнулся и .
   - Это довольно необычная форма для банального предложения заняться сексом. Да с чего ты взял, что я не заявлю в милицию, в прокуратуру, в ФСБ, или куда-нибудь еще?
   - Мы успешно скрывались столетиями, и вдруг одна маленькая девочка возьмет и ткнет в нас пальчиком? - Ворон почти смеялся над моей наивностью. - Нелюди давно контролируют мир людей. Например, этот город разделен на зоны, за которые отвечает та или иная группа. Та земля, где мы встретились, принадлежит вервольфам. Соседние контролируют клан вампиров и ковен ведьм. Нелюди никогда не афишировали свое присутствие, но нужные люди о нас знают. Мир не переделаешь, детка. Смирись. Теперь ты одна из нас, я тебя выбрал. Прими эту реальность и станет проще жить.
  
  
   * * *
   - Это означает, что я от тебя в обозримом будущем не избавлюсь?
   - Я буду с тобой до того момента, пока ты не станешь полноценным оборотнем. Только когда ты будешь способна полностью контролировать своего зверя, наступит момент слияния. Знаешь, некоторые сравнивают оборотничество с шизофренией: у тебя в голове просыпается отдельная личность, со своим складом ума, логикой, желаниями, предпочтениями. А главное - инстинктами. Впрочем, как я уже говорил, у неврожденных они еле заметны. Новая личность более примитивна, но достаточно сильна. Мы называем свою сущность вервольфа "мой зверь". Он влияет на твое поведение, при попустительском отношении может даже захватить твое тело, поработить его. В таком случае оборотня приходится уничтожать - он становится неуправляем.
   Я вскочила с места и пронеслась по комнате.
   - Какая радость, так меня еще и убить могут? Зачем тогда было обращать? Вы вообще в курсе, что существуют более гуманные способы уйти из жизни? Я являюсь их сторонницей. То ты говоришь, что из меня сделают инкубатор для выведения волчат, то вообще убьют... Весело вы живете, ребята. Только я так не хочу.
   Мое выступление особого эффекта на собеседника не произвело. Ворон подождал, пока я закончу монолог и продолжил:
   - Единого рецепта по слиянию с внутренним зверем нет, каждый должен найти собственный путь. Могу сказать только, что это будет непросто. Не думай, что все произойдет как по мановению волшебной палочки. Нас ждут длительные тренировки. Будет тяжело и больно, обещаю. Но я буду рядом, чтобы помочь, ведь это мой долг.
   Вернувшись на диван, я постаралась успокоиться и воспринимать информацию. Даже вопрос придумала:
   - А как ты поймешь, когда произойдет слияние? Произойдет парад планет, лунное затмение, или у меня на лбу вырастет цветок незабудка?
   - Я пойму, не беспокойся. Это будет очевидно для любого, кто увидит тебя до слияния и после. Так всегда бывает.
   Обняв колени, я слегка раскачивалась вперед - назад. Нервы были на пределе. Еще чуточку и - здравствуй, истерика!
   Ворон, скорее всего, почувствовав мое состояние, принял решение не нарываться. Встал, отошел к давно затихшему музыкальному центру. На этот раз он не спрашивал, что поставить, видимо, догадался, что сейчас любой вопрос меня добьет. Через минуту звучал Элвис Пресли. Сначала - "Fever", потом "Are You Lonesome Tonight". На " Love Me Tender" я сломалась и заревела.
  
  
   * * *
   Плакала долго и от души, не заботясь о том, как выгляжу, выплескивая переживания этого вечера.
   Хозяин квартиры меня не успокаивал в этот раз, и даже не беспокоил. Умный мужик, видать. Опытный. Мало ли таких дур... От этой мысли я заревела с удвоенной силой.
   Спустя какое-то время я обнаружила, что осталась в студии одна. Куда же делся Ворон?
   Какой-то звук привлек мое внимание и я обернулась. Открылась узкая белая дверь у окна, показался мой будущий сенсей. Ага, он не исчез, а просто вышел на балкон. Ну да, куда ему еще деться - квартира-то однокомнатная.
   Ворон прошел мимо меня к зеркальной стене. Я ошибочно приняла ее сначала за шкаф - купе. Но стоило хозяину дома потянуть за какой-то рычажок, как зеркало опустилась, явив складную кровать. Хм, для небольшой квартиры это довольно типично, я должна была догадаться.
   На меня навалилась жуткая усталость, даже разговаривать не могла. Тем более, сил спорить кто где будет спать я не обнаружила. Поэтому, шатаясь, повторно посетила ванную, где умыла зареванное лицо, и, не снимая халата, улеглась. Закрыла глаза, но чувствовала, как Ворон некоторое время смотрел на меня.
   Я уже почти заснула, когда почувствовала, как он лег рядом.
  
  
   * * *
   Проснулась в чужой кровати. Рядом сопел привлекательный мужчина, но традиционным женским вопросом в такой ситуации "где будем ставить шкаф" я не задавалась.
   Лежать было непривычно, открывать глаза не хотелось. Знакомое состояние безразличия, словно после рыданий из-за ссоры с родителями, охватило меня. Хотелось пребывать в сладкой иллюзии пустоты и бездумья. Я даже губы сложила трубочкой, беззвучно протягивая окончание слова "ваку-у-ум".
   Все, я в домике.
   Опечатано. Не кантовать.
   Где-то на заднем плане сознания плавали вредные мысли, похожие на теснящихся в аквариуме рыб, соприкасаясь и сталкиваясь. Пока мне удавалось игнорировать их.
   Я не шевелилась, даже дышала через раз. Но вскоре напомнил о себе отлежанный бок.
   Открыла глаза. Солнце за окном стояло высоко, было позднее утро, если не день. В институт уже опоздала, с чем не замедлила мысленно себя поздравить.
   Половину туловища боль колола немилосердно, я вскочила, но затекшая нога подвела, и тело мое бренное безвольной кучкой рухнуло обратно на кровать. Пышные одеяла и перина заглушили бессмысленную возню и сосед по кровати не проснулся.
   Только я успела вытянуть конечности, как меня придавило что-то тяжелое, на поверку оказавшееся мужской рукой. Думаю, что не ошибусь, если назову этот собственнический жест межвидовым. Я квалифицирую его как "р-р, моя добыча". Производится во время полусна, и заключается он в закидывании мужских верхних конечностей на женщину, выступающую в сомнительной роли чужого достояния. Впрочем, кого-то такое положение дел (и тел!) устраивает. Наверняка среди последних не затесалось даже одной худо - бедно начинающей феминистки.
   С последними меня роднит тематика предстоящей курсовой работы.
   Иногда "территория" отмечается не только руками, но и ногами, видимо, для пущей убедительности и разъяснения "кто тут босс" всем желающим покуситься на противление воли хозяина и господина, даже если вопль недовольства исходит непосредственно от жертвы произвола - женщины.
   Я повернула голову и с раздражением принялась рассматривать блаженно расслабленное лицо мужчины. Да, парень, конечно, симпатичный, но... тут его тяжелая лапища соскользнула на мое горло и дышать стало проблематично.
   Жест соседа по кровати меня разочаровал - не сбежишь теперь тихонько, как грезилось. А с дрогой стороны, я уверилась, что этот тип спит.
   И только я успела так подумать, как вышеупомянутый товарищ открыл глаза.
  
  
   * * *
   Обоюдные попытки высвободиться из простыней и одеял превратились в неловкую возню, которая закончилась тем, что Ворон упал на меня. Неловкая ситуация. Мы замерли.
   Благодаря просвещающему влиянию телевизора на мою жизнь, я не сильно всполошилась, когда заметила некоторые... кхм... утренние изменения, нормальные для мужчин. Я даже не заорала, когда некое весомое свидетельство возбужденности уперлось мне в ногу. Заалела, как маков цвет - это да, но смолчала. Только успела пискнуть что-то неразборчиво, как была освобождена.
   Ух ты, а не только я краснею в этой комнате...
   Как вскоре оказалось, мы страшно спешим и уже опаздываем. Выяснилось, у этого смазливого типа, претендующего на роль моего наставника, назначена важная встреча. Я сделала вид, что тоже вскоре скончаюсь от тоски по любимому ВУЗу.
   Завтракали омлетом на скорую руку. Я приятно удивила Ворона тем, что умею готовить это примитивное блюдо. Мало того, что не дожидаясь особых приглашений и просьб, а напротив, с видимым с удовольствием встала к плите.
   Хм, а это удивление о чем-то говорит. Например, о том, какие женщины встречались ему раньше. Скажи мне, кто твой друг...
   Пока Ворон занимал ванную, я успела еще слегка поджарить хлеб и сварить в турке кофе с корицей. Потом красиво порезала найденный в холодильнике свежий огурец и украсила им блюдо. Тут освободилась ванная и я поспешала к источнику вод. Вслед мне неслось одобрительное мычание завтракающего мужчины. Видать, сервис пришелся по нраву. Я мысленно погладила себя по голове.
   Эх, хорошо на свете жить, когда ты почти не пользуешься косметикой, и являешься счастливой обладательницей послушных волос и не мнущейся одежды. Только не слишком чистой - вчерашнее валяние в кустах пагубно повлияло на внешний вид моих джинсов.
   Я уж не говорю о внутреннем конфликте: почти новая, недешевая вещь, в глубине матерчатой души она радостно ожидает ухода, заботы и любви со стороны хозяйки, а в ответ на ожидания - банальное валяние в грязюке. Джинсы безмолвно сокрушались и негодовали, мне хотелось разделить их чувства, только времени на полноценную истерику не оставалось. А жаль!
   Огорченно засунув шмотку в пакет, я ненадолго задумалась. Затем провела станком но ногам, натянула свитер почти до колен и получилось мини платье. И Светка еще советовала мне выбросить первую собственноручно связанную вещичку! Первый мой блин, то есть свитер, получился на несколько размеров больше, к тому же после неправильной сушки растянулся. Я ношу его изредка, в основном из чистого упрямства, и вот - пригодился - таки свитерок.
   Ну я, конечно, не профессиональная вязальщица, но один день в таком виде пережить можно. Ага, "брюки превращаются, превращаются брюки..."
   Для мини сейчас не совсем сезон, но я же не попрусь на общественном транспорте, Ворон меня подвезет.
   По какой-то необъяснимой причине мало кто из мужчин искренне радуется, обнаружив на собственной бритве чужие волосы - странно, не правда ли? Поэтому я тщательно уничтожила следы своего пребывания в ванной и отправилась завтракать.
   Трапеза моя была непродолжительна, обоюдные сборы недолгими, и вскоре мы гнали к моему ВУЗу, дружно радуясь отсутствию пробок.
  
  
   * * *
   Люблю весну. Я, до мозга костей городская девчонка, представляю весну только такой: подсыхают лужи, неподалеку звенят веселые ручейки, бегущие по асфальту. Щебет птичек. Голые деревья со дня на день порадуют первыми за год яркими и клейкими на пальцах листочками. И что-то захватывающе веселое в воздухе. Нотка бесшабашной юности, что ли?
   Автомобиль мчал нас навстречу ветру. Ворон вел машину достаточно уверено, с легкостью вписывался в повороты, не гнал, и хотя ехали мы на довольно большой скорости, и поездка не представлялась мне особенно опасной.
   После непродолжительного молчания, мой спутник, наконец, заговорил:
   - Ты, конечно, понимаешь, что не сможешь дальше жить вместе с родителями.
   Честно говоря, я ничего такого и близко не понимала. Но, задумавшись, решила уточнить:
   - Разве я не смогу скрыть от них некоторые... странности?
   - Странностей у тебя будет слишком много. Ты еще не осознала, что прежняя жизнь закончилась. Если тебе будет проще, считай, что родилась заново.
   Ну да, это ж так просто. Подойти к маме и сказать... А между прочим, что именно говорить? Если я не буду жить с ними, то где? На новое жилье я не заработала, да и с моей зарплатой... Ха-ха. Разве что в следующем тысячелетии - сколько живут оборотни?
   Хотя, конечно, всегда можно найти другую работу - потеря невеликая, на самом деле. Но почему-то я сомневаюсь, что быстро заработаю на квартиру.
   С чего бы это, а?
   Я озвучила свои соображения.
   - Или всем оборотням жилье дарят безвозмездно и немедленно, так сказать, по факту обращения?
   Он усмехнулся, не отрывая взгляда от дороги:
   - Нет. Жить ты будешь со мной. По крайней мере, некоторое время. Поработаешь в моем офисе, зарплата неплохая, потом сможешь снять квартиру.
   Пока я обдумывала это то ли предложение, то ли приказ, мы подъехали к институту. Напоследок записав номер Ворона, я выпорхнула из машины.
   Удивительно, но я даже успела на последнюю пару, поразив общественность и Светку "обновкой".
  
  
   * * *
   Наблюдая за выражением лица Светы, я внутренне содрогнулась. Думаю, многим знакомо это жадное и отчасти хищное выражение женских глаз, когда вам заявляют "ну, рассказывай!".
   Обидно, но моя фантазия выбрала именно этот момент, для того, чтобы успешно притвориться мертвой.
   Поэтому, натянув непроницаемо-безразличное выражение лица, я принялась отнекиваться от посыпавшихся вопросов. Политика "не понимаю о чем ты". Подружку это сильно разозлило. Я выискивала пути незаметного стратегического отступления в кусты, когда услышала :
   - Помнится, вчера ты была в этом же жутком свитере, - Светка окинула меня презрительным взглядом. - Да уж, на твою зарплату особо не разгуляешься. Что, вчера ночью подрабатывала?
   Честно скажу, до меня дошло не сразу. Потому что не ожидала я от подруги такого.
   Зато все окружающие оценили не в меру прозрачный намек. Девчонки хихикали, а кое-кто из парней начал строить различные предположения...
   Некоторым только дай повод.
   Вскоре Света и сама не была рада была. Ее злоба прошла, а вот моя только росла...
   Какая-то часть меня, которая обычно пряталась, забившись в уголок поглубже, тихонечко подвывала "убьем ее! Убьем!". Она даже начала высовываться из своего убежища, но усилием воли мне удалось загнать ее обратно. Впрочем, окончательно заткнуть ее не получалось.
   Итак, я боролась с собой, точнее с желанием разорвать подругу на неаппетитные кусочки.
   Хотелось им всем чем-нибудь отплатить. И в первую очередь Светке.
   Я уже начала что-то говорить, когда поняла, что-то не в порядке с моей речью. Почему-то я шепелявила, во рту что-то непривычно мешало. Языком я нащупала, как мои ровные зубки удлинились, заострились, но пока не превратились в клыки.
   Зажав ладонью рот, я бросилась в туалет. Там, заперлась в кабинке и дрожащими руками вытащила из сумки зеркальце. Отражение меня не порадовало - такой оскал, просто жуть! Передние зубы незаметно для меня превратились в клыки.
   Честно скажу, было большое искушение удариться в панику. Очень хотелось завыть, но меня останавливало то, что в таком случае я почти наверняка не удержусь и перекинусь. Волчица в институте - это забавно только на первый взгляд.
   Я же помню: сначала клыки, потом когти, а потом и вся свистопляска с жуткой болью и мехом в конце. Только без жажды в начале процесса превращения на этот раз, но это можно списать на приятное разнообразие.
   И что, мне потом бегать по ВУЗу от охраны?
   Гав-гав, я хорошая, послушная собачка, пожалуйста, дяденьки, не убивайте меня сразу?
   А между тем, злость на подругу и одногрупников не остывала. Я просто жаждала крови, их крови, боли и криков... От таких мыслей я тихо зарычала.
   Бр-р! Интересно, как давно я стала настолько кровожадной? Не с тех ли пор, как меня обратили?
   В общем, по всем вопросам обращаться к Ворону.
   Хм, между прочим, это неплохая идея. Я достала мобильный и вызвала номер.
  
  
   * * *
   - Фя не могу гововить, кавется я фяс певекинуф. Помови!
   Это удивительно, но Ворон понял суть проблемы довольно быстро.
   - Успокойся. Постарайся думать о чем-нибудь приятном. Я сейчас приеду, тебе надо продержаться совсем немного.
   Приехал он действительно быстро. С угрюмым видом я забралась на заднее сиденье джипа и закрыла глаза. Возможность перекинуться прилюдно больше не грозила сбыться, по крайней мере, в ближайшем будущем. И то хлеб.
   Пока я топталась на остановке в ожидании Ворона, клыки и когти больше не росли, но и с завидным упорством не желали уменьшаться. Жажда не мучила, и желание порвать кого-нибудь на ленточки, а затем с аппетитом сжевать полученное изделие, уменьшилось до терпимого. В благом деле отвлечения от злости помогли любимые стихи поэтов Серебряного века. Правда, читала я их про себя, потому что шепелявить не переставала.
   Время от времени поглядывая на меня, Ворон вел машину. Мы неслись даже быстрее, чем накануне, и не останавливали нас, наверное, лишь благодаря синим милицейским номерам. Их я заметила только сейчас, когда садилась в салон, что многое говорит о моей наблюдательности.
   Волчица, только успокоившаяся во мне вдруг снова заартачилась и показала зубы. Мои клыки едва помещались во рту, когти царапали обивку сидений. Запах моего спутника, аромат половозрелого волка окутывал меня, он словно напрашивался, чтобы его вдыхали, он соблазнял, зазывал, уговаривал, манил, обещал... Он был вокруг, везде, этот мускус сводил меня с ума.
   - Потерпи, немного осталось, - приговаривал Ворон. Его голос звучал необычно глухо - неужели он тоже может перекинуться?
   И кого в таком случае он уговаривает - меня или себя?
   Ой, он ведь за рулем... Мы разобьемся?
   Пока я прикидывала шансы двух вервольфов на выживание в автомобильной аварии, джип подъехал к дому Ворона.
   - Надо войти в квартиру. Уже скоро...
   Рыча и огрызаясь, мы в обнимку дотащили друг на друга до квартиры.
   Только была заперта входная дверь, как я опустилась на четвереньки. Ворону пришлось помочь мне стащить одежду, и в этом не было абсолютно ничего сексуального. Я испытывала лишь неутолимую жажду и боль. Зато стоило стащить с меня куртку, свитер и сапоги, стало легче.
   Вдруг разом все замерло, но не успела я перевести дыхание, как всю поверхность кожи изнутри прокололи сотни тысяч тончайших иголок. Самым немыслимым образом я изгибалась всем телом, словно змея, которая пятается сбросить старую кожу.
   Мышцы сводило, кости гнулись, перестраиваясь, я скулила от боли, и нисколько не смущаясь Ворона. Было не до стеснений.
   Впрочем, хозяин дома контролировал себя намного лучше. Он не только раздел меня, но также принес таз и пятилитровую бутыль с водой. Когда Ворон налил воду в миску и предложил мне пить, я уже была покрыта мехом.
   Запахи усилились, отвлекая внимание и не давая сосредоточиться. Я почти потерялась среди противоречивых желаний и мыслей. Одновременно я была волчицей и человеком - как тут девушке не растеряться? Новое тело едва держалось на дрожащих ногах - ах, простите, лапах. Их было больше, чем мне хотелось бы. Раза в два. Нет, на четырех равновесие держать легче, кто спорит, но тут дело привычки и принципа.
   Пока я с переменным успехом постигала искусство лакать воду огромной пастью, Ворон разделся и аккуратно перекинулся в огромного волка с роскошным серебристым мехом.
   Быстрота его перемены так поражала, что я чуть не опрокинула миску. А ведь сейчас именно вода являлась для меня сосредоточием всех желаний и мировых благ.
   Впрочем, мировыми благами надо делиться, и мне пришлось потесниться у водопоя.
   С непостижимым достоинством волчище отпил немного воды и посмотрел на меня.
   Интересно, а как нам общаться в этом облике? Я сомневаюсь, что вервольфы разучивают язык жестов. Да и забавно было бы увидеть волков, пытающихся разговаривать руками. То есть лапами. Я все-таки это представила и фыркнула. Ворон смерил меня подозрительным взглядом.
   Неужели он решил, что я смеюсь над ним?
   Неужели в его несомненной красоте и грации сильного зверя можно найти что-то смешное?
   Неужели я так похожа на самоубийцу?
   Хм, это значит, Ворон не так уж и уверен в себе.
  
  
   * * *
   Солнце медленно, как в воду, погружалось в горизонт. С присущей бессмертным щедростью, в которой проскальзывала нотка безразличия, небо дарило свою дивную красоту всем, кто удосужится поднять взгляд. Пиршество для глаз: благородно-синий, лиловый, золотой, персиковый, розовый, багрово-красный и множество других цветов и оттенков составляли чудесную картину.
   Я стояла на балконе квартиры Ворона и смотрела на небо. Как же редко мне доводилось это делать раньше! Просто любоваться видом, совершенно бесцельно. И быть благодарным зрителем каждодневного чуда, например, такого, как этот закат.
   Надо сказать, что те несколько часов беззвучного общения на восьми лапах прошли довольно однообразно. Я училась стоять не падая, лакать воду, пыталась двигать всеми лапами слажено, что в перспективе должно обеспечить мне не только ходьбу, но и бег с настоящими звериными прыжками. Получалось не так чтобы очень удачно - лапы заплетались, не слушались, подгибались. Когти не бодро цокали по линолеуму, как им полагалось, а бессильно скользили. Выглядела я со стороны, должно быть, весьма беспомощно и глупо.
   Ворон, однако, не так уж часто и фыркал, несмотря на то, что следовал за мной неотступно и взгляда не отводил. То ли опасался, что я в конце концов сломаю себе шею, то ли его страшила возможность причинения квартире непоправимого вреда. Что ж, шансы на последнее были так себе, средненькие - я едва смогла перебраться из коридора в комнату, не то, чтобы сокрушить что-нибудь. Устала, как собака, если такое сравнение не должно оскорбить мое волчье достоинство.
   По прошествии времени Ворон снова стал человеком. Мне было обидно, потому что я не смогла стать собой. Но ведь это не значит, что я так и останусь? Не навсегда же, не может быть, чтобы навсегда.
   Так, спокойно. В прошлый раз я как-то же смогла вернуться в нормальное состояние, верно? Что же я делала?
   Я предприняла неудавшуюся попытку освежить в памяти детали той первой ночи превращения, но, как назло, многое пока оставалось словно в тумане. То есть, я почти все помнила, но как-то расплывчато, обрывочно и смутно. Словно пытаешься вспомнить давнишний сон, и он постоянно ускользает от внимания, улетучивается, просачиваясь словно песок сквозь пальцы, или вода из горсти.
   От недовольства собой и действительностью я заворчала. В комнату вернулся Ворон, он успел принять душ и одеться. Моя зависть к его двуногости стала почти ощутимой.
   - Ну, ну, успокойся. Учись держать эмоции под контролем. Что-то сегодня тебя вывело из равновесия, причем сильно, и в этом нет ничего хорошего. Ты не только сама перекинулась раньше положенного времени, но и смогла увлечь за собой меня. Все это весьма необычно для молодой неврожденной волчицы. - Ворон покачал головой.
   - Я не планировал тебя представлять стае в таком виде, но что теперь поделаешь?
   Заметив мой настороженный взгляд, Ворон ответил на невысказанный вопрос:
   - Да, встреча сегодня. А ты не сможешь перекинуться по крайней мере, до рассвета. Придется тебе малость побыть моей собачкой.
   Что значит - до рассвета? Мне же на работе надо быть через... А, между прочим, который час? Пошатываясь, я доковыляла до часов и задрала голову. Вот ведь!
   Проследив за мной, Ворон все истолковал правильно.
   - Да, работать ты определенно не сможешь. Я позвоню в институт и скажу, что ты заболела. Справку сделать не проблема, не беспокойся.
   Сколько душевной теплоты и заботы! Ах, ах.
   С чего бы это?
   Я подозрительно уставилась на собеседника. Впрочем, можно ли считать собеседником того, ответить кому не можешь? Эх, как же отвратительно чувствовать себя тварью бессловесной...
   Пока Ворон искал номер телефона, чтобы наврать моему непосредственному начальству, я поскулила у балконной двери и была незамедлительно выпущена на балкон.
   Какой красивый закат. Интересно, а волки умеют плакать?
  

Оценка: 1.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Квин "У тебя есть я"(Научная фантастика) В.Соколов "Обезбашенный спецназ. Мажор 2"(Боевик) М.Олав "Мгновения до бури 2. Темные грезы"(Боевое фэнтези) Д.Осокинъ "Игры Свободной Воли"(Антиутопия) В.Пылаев "Видящий-2. Тэн"(ЛитРПГ) А.Респов "Небытие Демиург"(Боевое фэнтези) И.Громов "Андердог"(ЛитРПГ) В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2"(Боевая фантастика) А.Романова "Кластеры"(Научная фантастика) Р.Прокофьев "Игра Кота-7"(ЛитРПГ)
Хиты на ProdaMan.ru Лили. Сезон первый. Анна Орлова✨Мое бесполое создание . Ева ФиноваТитул не помеха. Сезон 2. Возвращение домой. Olie-Волчий лог. Сезон 1. Две судьбы. Делия РоссиЧП или чертова попаданка - 2. Сапфир ЯсминаНарушенное обещание. Шевченко ИринаИмператрица Ольга. Александр МихайловскийПодари мне чешуйку. Гаврилова АннаИзбранница Золотого Дракона (дилогия). Снежная МаринаПеснь Кобальта. Маргарита Дюжева
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
С.Лыжина "Драконий пир" И.Котова "Королевская кровь.Расколотый мир" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Пилигримы спирали" В.Красников "Скиф" Н.Шумак, Т.Чернецкая "Шоколадное настроение"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"