Ветреная Инга: другие произведения.

Моя непокорная рабыня

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Заснуть в постели с мужем, а проснуться на невольничьем рынке! Я - рабыня!? Муж меня предал! И что мне, бедный попаданке, в магическом мире остается делать? Плакать и проклинать судьбу? Бессмысленно! В одном мне повезло: рабовладелец оказался красавцем! И влюбиться в него было так легко! Только какое может быть счастливое будущее у невольницы с хозяином? Смириться с участью рабыни? Никогда! Во что бы то ни стало овладею магией, чтобы вернуться домой! Только как понять, где теперь мой дом? Там, где я свободна, но одинока, или здесь, где я рабыня, но люблю и любима моим рабовладельцем?!

  Глава 1
  Меня разбудили жуткие крики. Не успела открыть глаза, как почувствовала, что с меня кто-то сбросил одеяло.
  - Елена! Вставай! Скорее! - какая-то женщина в белой длинной рубахе, схватив за плечи, трясла меня. - Гринейцы напали!
  Я не понимала, где находилась, в незнакомой комнате было темно, но она освещалась с улицы. В небольшое окошко было видно, как горели деревянные постройки, пламя пожара высветило силуэт женщины с длинными распущенными волосами, которая, увидев, что я проснулась, схватила меня за руку и потянула за собой.
  - Они разрушили нашу магическую защиту! Надо спасаться! - крикнула она, выбегая из комнаты.
  Я и не думала спорить или сопротивляться, а только крепче сжала ее ладонь и последовала за ней, потому что с улицы доносились дикие крики женщин и мужчин, так кричат люди, когда их убивают. Перепутать с чем-то такое было невозможно, потому что вопли, стоны, ржание лошадей сопровождались звоном металла и бранью нападавших, в точности, как в кино про древние дикие побоища. Почему именно древние? Так выстрелов не было слышно.
  Я испугалась до дрожи, но трудно было не заметить, что на мне тоже надета белая длинная рубаха из плотной ткани, бежать в которой было ужасно неудобно. Впереди нас виднелись нечеткие силуэты людей, так же как и мы, пытавшихся скрыться, их светлые одежды мелькали среди деревьев, и я в панике понимала, что наверняка, они были видны не только нам, но и нашим преследователям.
  - Куда мы бежим? - спросила я, споткнувшись в очередной раз о камень и невольно затормозив от боли.
  - В лес! - выдохнула женщина и упрямо потянула меня за собой. - Келвина убили.
  - Кого? - тупо переспросила я.
  - Нашего мага, - пояснила на бегу она.
  Что за бред? Куда я попала? Или это сон такой реалистичный? Сюжет, конечно, необычный, и, возможно, я была бы даже не против досмотреть сновидение до конца, но опять споткнулась, наступив теперь уже на ветку и, не удержавшись, упала, вскрикнув от боли. Нет, пора просыпаться, а то болевые ощущения, больше подходившие для бодрствовавшего человека, начинали как-то напрягать. Вскочив, снова бросилась вперед и в этот момент почувствовала, как меня схватили сзади за волосы и дернули.
  От боли я закричала, из глаз брызнули слезы, а мое тело было буквально вдавлено в мужское. Надо мной навис какой-то грязный детина в старинном шлеме, одной рукой, намотав на нее мою косу?!, он прижал мою голову к своим доспехам на груди, заглядывая мне в лицо, в другой держал поднятый над головой меч, на котором отражались отблески пожарищ. Я, вытаращив глаза, в страхе смотрела на страшное оружие, догадываясь, какой кошмарной будет концовка моего сна. Этот бандит ловко засунул меч в ножны и, хищно ощерившись, швырнул меня на землю, навалившись сверху. Я завизжала и стала извиваться, пытаясь сбросить с себя эту тушу и удержать подол рубашки, которую он настойчиво задирал.
  - Не трогайте, она еще ребенок! - крикнула женщина, голос ее был полон отчаяния.
  - Балий! - послышалось откуда-то сбоку: - Если тронешь девственницу, я тебя лично прикончу!
  Хватка ослабла.
  - Ты что, невинна? - недовольно спросил детина, обдав меня при этом несвежим запахом изо рта.
  От страха, боли, злости я, негромко подвывая, ногтями вцепилась ему в лицо, пытаясь выцарапать глаза, но среагировал он быстро, отпрянув от меня, насколько мог. До глаз дотянуться не удалось, но на носу и незащищенной шлемом части лица следы от ногтей сумела оставить. Он выругался и, разозлившись, отшвырнул меня, я ударилась головой о корни деревьев так, что на несколько мгновений отключилась, потому что внезапно все звуки исчезли, меня окружила звенящая тишина, а перед глазами мелькали короткие яркие вспышки. Когда очнулась, то услышала ругань.
  - Ты знаешь, как трудно найти девственницу? А, может, ты забыл, сколько за нее можно выручить? Или решил воспользоваться тем, что мага убили, и теперь некому определить, которая из них невинна? Я же всех предупреждал! Если ты ее покалечил, Балий, то не получишь ни гроша, понял? - почти рычал здоровый воин в доспехах на несостоявшегося насильника.
  - Да я ей ничего не сделал, командир! - оправдывался тот.
  Я приоткрыла глаза и увидела склонившуюся надо мной знакомую женщину.
  - Доченька! - плакала она, осторожно гладя меня по щеке.
  "В каком смысле "доченька"?" - непонимающе уставилась я на нее.
  - Очнулась? Вставай! - послышался грозный окрик сверху.
  Женщина помогла мне подняться, я стояла, пошатываясь, и крепко держалась за ее руку. Рядом с нами стоял злой Балий и мужчина постарше, который отчитывал его, вокруг бегали с обнаженными мечами мужики тоже в шлемах и доспехах. На мой взгляд, такая экипировка как-то не сочеталась с разбойниками, а больше подходила воинам.
  - Тогда пусть будет эта! - разъяренно взревел обиженный Балий и дернул на себя женщину, схватив ее за руку.
  Она ударилась о его грудь, я налетела на нее, потому что мы держались друг за друга. Женщина вскрикнула, а я, то ли от неожиданности, то ли от страха, заорала благим матом и, оторвав руки от той, что назвала меня доченькой, набросилась на Балия, снова проведя ногтями по его лицу.
  - Не трогай ее, козел! Убью, гнида! - вопила я, и это были мои самые приличные выражения.
  Глава 2
  Потом я почувствовала, как меня оттащили от Балия, и услышала рассерженный рык прямо над ухом:
  - Балий! Оставь ее! Не сейчас!
  Этот здоровый придурок отшвырнул женщину, с ненавистью глядя на меня. В это время командир ловко опутал веревкой мои руки спереди, развернул меня к себе лицом и усмехнулся:
  - Кто же научил тебя так разговаривать? Никогда не слышал таких выражений! А ты точно девственница?
  Он засмеялся и стал мять рукой мою грудь, я растерялась и застыла, как вкопанная, а мужик уже ржал в голос от удовольствия и другой рукой схватил меня за ягодицы. Наслаждаясь моей растерянностью и беззащитностью, он расслабился, тиская меня, а я, недолго думая, связанными руками ударила его снизу в подбородок, вложив в этот удар все свое отчаяние.
  Смех прекратился, меня схватили за волосы и оттянули голову назад. Командир смотрел на меня разъяренным взглядом, затем глаза его сощурились, и на меня повеяло холодом, пришло четкое осознание - сейчас будут убивать. Стало страшно, до ужаса, писать захотелось так, что еле сдерживалась. Вдруг пронзила мысль: докатилась! Уже писаться во сне начала! Сон! Точно, меня сейчас убьют, и тогда я проснусь! Сразу все стало понятно и легко, я радостно улыбнулась, глядя в потемневшие от злости глаза своего мучителя. А он почему-то медлил, взгляд его опять изменился, в нем появилось недоумение, и, не отрывая глаз, мужчина стал неторопливо отстраняться от меня. Передумал, что ли?
  - Струсил, старый козел? - разочарованно спросила его.
  Он дернулся, но сдержался, а потом наклонился к моему уху и прошипел:
  - Ты настолько глупа или до сих пор не знаешь, что маги убиты, а, может, еще на чью-то помощь рассчитываешь? Я не собираюсь терять деньги, девственница! Но позже научу тебя хорошим манерам, обещаю!
  И что-то мне подсказывало, что он не шутил, но я уже слишком далеко зашла, чтобы отступать, да и терять мне было нечего, кроме жизни и, как только что выяснилось, девственности, но в данный момент это показалось такой мелочью, поэтому я громко, чтобы слышал Балий и остальные, сказала:
  - Не вздумайте трогать мою мать, если выживу - найду и отомщу! - в ответ послышался дружный самоуверенный издевательский ржач, на их лицах ничего, кроме откровенного веселья и презрения не увидела и, окончательно разозлившись на собственное бессилие, ляпнула: - Магия мне в помощь!
  А вот теперь что-то изменилось, они напряглись, я это четко увидела, улыбки сползли с их лиц как-то одновременно, сначала они недоверчиво смотрели на меня, а потом уставились на командира. В их глазах легко читался вопрос: правду ли я сказала и, следовательно, стоит ли меня опасаться? Значит, магия здесь все-таки есть, и магов боятся, ну, во всяком случае, считаются с ними. Почему бы не воспользоваться этим?
  - Что-то до сих пор магия не слишком тебе помогла, - громко произнес командир, видимо, пытаясь успокоить своих людей и стараясь, чтобы его голос звучал уверенно. - Решила обмануть нас?
  Нет, блин, всю правду о себе сейчас выложу, чтобы не разочаровывать вас, дебилов! Я молчала, и вдруг почувствовала, как начала резко слабеть, то ли запас сил иссяк, то ли настигло понимание, что это не сон, и меня, действительно могут изнасиловать и убить. А командир, судя по всему, решил доказать, что не стоит на меня обращать внимания, и устроил мне проверку: кивнул Балию, при этом он крепко ухватил меня за руки. Тот подошел к женщине, называвшей меня доченькой, то есть, получается, к моей матери, и потащил ее в кусты, при этом неуверенно оглядываясь на меня. Женщина заплакала, сопротивляясь из последних сил.
  - Проклятье шлю на голову твою и скорую кончину предрекаю! - практически продекламировала я специально не слишком громко, но с пафосом, глядя на Балия, и заметила, что дошло до всех, потом посмотрела в глаза командиру, который, услышав эти слова, недоверчиво смотрел на меня, до боли сжав мои руки, и сказала уже ему: - Подохнешь сам, и все твои родные умрут в мученьях, если зло свершится!
  Почему-то подумала, что магические предсказания или пророчества звучать должны именно так. Доказательств магии, естественно, не последовало: гром не грянул, и молния не засверкала, на это я и не рассчитывала, впрочем, я ни на что уже не рассчитывала, просто сработала привычка доделывать все до конца, вот и "несла пургу", иными словами, сопротивлялась, как могла, до последнего.
  Но на бандитов мое словесное творчество все-таки произвело впечатление, все замерли и молчали, как будто чего-то ждали. Балий тоже остановился, я повернула к нему голову, прожигая взглядом, он посмотрел на командира, потом на меня, чертыхнулся, отпустил женщину и, резко развернувшись, ушел.
  - Старий! - раздраженно крикнул командир.
  К нам подошел еще один здоровый детина.
  - Вы закончили? - спросил его старший.
  - Да, командир, - ответил тот. - Все пленные связаны.
  - Девственницы есть? - уже деловито поинтересовался он.
  - Только две, - виновато произнес Старий, оглядываясь назад.
  Проследив за его взглядом, увидела двух девочек лет пятнадцати, привязанных к дереву, стоявшему в стороне от толпы пленных, согнанных в центре площади, окруженной уже догоравшими домами.
  Глава 3
  - Отведи ее к ним! - распорядился командир, кивнув на меня.
  - Господин, позвольте мне сопровождать ее, ей плохо, может не дойти! - вскинулась женщина, умоляюще глядя на воина.
  - Дойдет, Старий поможет! - грубо отрезал он и сам толкнул меня к ухмыляющемуся воину.
  К матери подошел еще один грабитель, связал ей руки и погнал к толпе пленных, а я смотрела вслед плачущей женщине, пока не почувствовала толчок в спину. Он не был сильным, но мне хватило: споткнувшись, я упала.
  - Старий! - послышался резкий окрик командира.
  - Да я еле дотронулся до нее, командир, - виновато пробасил воин.
  Он грубо поставил меня на ноги и поволок, схватив за руки, я не собиралась бежать за ним, поэтому снова споткнулась и начала заваливаться. Старий чертыхнулся, подхватил меня на руки и донес до дерева, возле которого сгрузил на траву, как мешок с картошкой. Вставать не стала, лишь обессиленно прислонилась к стволу. Старий потоптался немного, раздраженно взирая на меня, а потом отошел. Он не стал меня привязывать к дереву, видимо, понял, что убежать я все равно не смогу.
  - Елена, ты и вправду можешь призвать магию? - шепотом спросила меня одна из девушек.
  Я подняла голову и увидела совсем молоденьких худеньких девчонок, не так давно считавшихся подростками, с которыми, судя по всему, я, то есть девушка, в теле которой я оказалась, была знакома. Лица обеих были заплаканные. Испуганные карие глаза той, что спросила, с затаенной надеждой смотрели на меня, вторая, тоже кареглазая и темноволосая девушка, устало улыбнулась сквозь слезы, услышав вопрос подруги по несчастью.
  Интересно, а мне сейчас сколько лет? То, что тело не мое, я догадалась еще, когда убегала в лес, но удивляться и думать об этом, было некогда. А вот сейчас, глядя на девушек, вспомнила, что в той жизни мне было уже двадцать пять лет, я была выше ростом и весила побольше, да и косы у меня с раннего детства не было, вот только имя совпадало.
  В этом теле чувствовала себя легкой и гибкой, возможно, и такие роскошные волосы тоже вызывали бы приятные чувства, если бы не момент, когда меня поймали, схватив за косу, да еще, намотав ее на руку, что позволило буквально пришпилить мою голову к груди захватчика, все равно, как наколоть бабочку на булавку.
   - Сомневаешься? - безразличным тоном спросила у нее.
  - Просто Келвин говорил, что среди жителей нашего поселения больше нет магов, - также шепотом сообщила она.
  - Келвин? - переспросила я.
  - Ну, да, наш маг. Они ведь его убили? - испуганно озираясь, спросила она.
  - Их командир сказал, что оба мага убиты, - повторила то, что слышала от старшего.
  - Вот кто сломал магическую защиту, которую установил Келвин! - сказала вторая девушка. - Гринейцы пришли сюда с магом!
  Про себя и магию говорить не стала, да и что я могла сказать? Если правду рассказать, что о магии услышала несколько минут назад, то гринейцы узнают, еще больше разозлятся, потом будут издеваться надо мной и мстить, а если поверят в то, что я - магиня, то девушки будут ожидать от меня какого-нибудь чуда.
  - Почему ты молчишь? - не могла успокоиться любопытная девушка.
  Я уже собиралась резко ответить ей, но неожиданно вмешалась вторая пленница:
  - Отстань от нее, Аделия! Возможно, Елена просто пыталась защитить свою мать.
  Я с благодарностью взглянула на нее, не подтвердив и не опровергнув ее предположение, только сожалея о том, что не знаю ее имени, и понятия не имею, как спросить об этом. Вдруг разочарованная Аделия всхлипнула и стала тереть заплаканные глаза. Опираясь на ствол дерева, я поднялась на ноги и принялась успокаивать ее, осторожно гладя связанными руками по голове и приговаривая:
  - Ну, что ты, Аделия? Не плачь, маленькая! Все будет хорошо.
  Заметив, что запястья ее натерты веревками, а в одном месте даже кровоточили, я стала дуть на них. Она удивленно замерла, перестав плакать. Через некоторое время я облегченно выдохнула и сказала:
  - Все заживет, не плачь только.
  - У Молены тоже руки стерты, - вдруг произнесла Аделия.
  Так, теперь я знаю имя второй девушки. Повернулась к ней и с улыбкой спросила:
  - Молена, хочешь и тебе подую на ранки?
  В ответ она лишь молча подставила мне свои руки, я стала дуть на ее запястья, они обе завороженно смотрели на меня, и столько надежды было в их взглядах, отчего я почувствовала себя мошенницей, было очень неловко. Но, с другой стороны, хоть плакать перестали, уж лучше так, чем видеть их слезы.
  - Спасибо, Елена, - через некоторое время тихо сказала Молена.
  - Не за что, - виновато вздохнула я.
  - Как ты ее призвала? - зачарованно спросила Аделия.
  - Кого? - озадаченно посмотрела на нее.
  - Магию! - прошептала она. - А ты только исцелять можешь?
  Я тяжело вздохнула и устало опустилась на землю в надежде, что Аделия поймет, что я не хочу говорить об этом, и перестанет задавать такие вопросы, но она не могла угомониться:
  - Давно ты так можешь делать? А маг Келвин знал об этом?
  - Аделия, я не понимаю, о чем ты говоришь, да и, честно говоря, у меня нет сил обсуждать это, - устало ответила ей.
   Установилась тишина, я даже прикрыла глаза от облегчения, но вдруг услышала тихий голос Молены:
  - У нас натертости на руках исчезли. А устала ты, потому что силы потратила на наше исцеление.
  Я снова встала, опираясь на дерево, девушки показали мне свои запястья, они больше не кровоточили, и покраснений не было заметно.
  - Вы всерьез полагаете, что я подула вам на руки, и у вас все зажило? - спросила их голосом, наполненным скепсисом.
  - Да! - ответили они одновременно.
  - Это же благодаря твоей магии! - как несмышленышу, пояснила мне Аделия.
  - Я бы совсем не прочь владеть магией, - прошептала им. - Но, мне кажется, вы преувеличиваете.
  - Не бойся, мы никому не скажем, - почему-то не приняла всерьез мои возражения Молена.
  Разубеждать их было бессмысленно, да и ни желания, ни сил не было, поэтому я, уже в который раз тяжело вздохнув, только безнадежно кивнула. Все это время за нами пристально наблюдали разбойники, охранявшие согнанных в центр площади жителей.
  Как только рассвело, гринейцы погнали всех пленных по дороге в сторону огромного холма, больше походившего на скалу, густо покрытую зеленой растительностью. Причем, нас, троих, посадили на телегу, запряженную лошадью, туда же навалили награбленное добро. То есть, нас берегли, видимо, мы относились к достаточно дорогостоящему товару, остальные пленники шли пешком, их со всех сторон окружали вооруженные мечами воины.
   Меня несколько удивило, что воины шли пешком, ведь я же слышала во время побоища ржание лошадей, или это кричали животные, пытавшиеся выскочить из подожженных конюшен? Разговаривать желания не было, потому что возница, управляющий лошадью, внимательно следил за нами, иногда мне удавалось разглядеть в толпе бредущих пленных лицо матери. Прислонившись к какому-то набитому вещами тюку, я задумалась, пытаясь разобраться, что же все-таки со мной произошло и почему.
  Глава 4
  Ксюша, моя подруга, пригласила нас с Сережей на свой день рожденья. Она вместе с мужем решила отпраздновать свое двадцатипятилетие на даче в кругу родных и друзей. С Ксенией мы познакомились в университете на первом курсе, и с тех пор дружили, а когда вышли замуж, то стали дружить семьями. Встречаться со своими будущими мужьями мы начали почти одновременно, Ксюша и Денис поженились через год после знакомства, а мы с Сергеем - на два месяца позже. Вскоре у друзей родилась дочь Катя, сейчас этой обаятельной малышке было три годика. А вот у нас с Сергеем детей до сих пор не было, я очень переживала по этому поводу, правда, Сережа меня успокаивал, говорил, что ему и так со мной хорошо, и все вполне устраивает, но сама я всерьез уже стала подумывать о процедуре ЭКО.
  Я любила своего мужа, мне нравилось заботиться о нем, ждать его с работы, приготовив вкусный ужин, в выходные вдвоем куда-то выезжать на природу или встречаться с друзьями, отпуск, как правило, мы проводили на море. Знакомые, шутя, говорили, что завидуют нашим отношениям, да это меня и не удивляло, нам было комфортно вдвоем, поэтому и со стороны мы выглядели вполне благополучной и чуть ли ни идеальной парой. Я дорожила нашими отношениями, полностью доверяла мужу и не сомневалась, что он относился ко мне также.
  Так было до вчерашнего дня. На дачу мы приехали в назначенное время, когда большинство гостей уже прибыли, я практически всех знала, это были родные Ксюши и Дениса и наши университетские друзья, все семейные пары приехали с маленькими детьми. Молодые мамочки делились друг с другом проблемами воспитания своих чад и наперебой рассказывали об их удивительных способностях. Мужчины негромко разговаривали немного в стороне от жен и детей, снисходительно поглядывая на них. Я, как обычно, помогала Ксении накрывать на стол и с улыбкой слушала восторженные рассказы мамочек о своих ненаглядных отпрысках.
  - Лена, недавно я познакомилась с женщиной, она - настоящая колдунья, - заговорщическим голосом сообщила мне на кухне Ксюша. - Сейчас ты ее увидишь, я пригласила ее на день рожденья.
  - И где ты с ней познакомилась? - засмеялась я.
  - В магазине, - улыбаясь, рассказывала подруга: - Я долго выбирала туалетную воду для Дениса, все не могла определиться, а она подошла и посоветовала мне, какую лучше купить, сказала, что этот особый запах подойдет нам. Да-да, не ему, а нам, - уточнила Ксения, увидев мой недоуменный взгляд, и неожиданно заговорила шепотом: - Она сказала, что этот запах будет притягивать Дениса исключительно к своей жене, то есть ко мне. Так и произошло!
   - При чем здесь туалетная вода и ее особый запах? - недоверчиво спросила я и добавила: - Денис и раньше не мог без тебя! И только поэтому ты решила, что она - колдунья?
  - Ну, да! А позже она мне сама призналась в этом, - ответила Ксюша.
   - И ты ей поверила? Вот так, просто? - ошеломленно спросила я ее.
  - Конечно, поверила! И ты поверишь! Кстати, меня всегда удивляло, что ты очень рационально, без иллюзий, иногда даже с подозрением относишься к некоторым людям, но зато слепо веришь своему Сереже! - тоже эмоционально ответила подруга.
  Я растерянно посмотрела на нее.
  - Не только ему, тебе, например, я тоже верю, - возразила я.
  - Извини, я неточно выразилась, - согласилась она. - Ты безоговорочно веришь тому, кого любишь. Это касается, как родных, так и друзей.
   - Что же в этом плохого? - удивленно спросила ее.
  - Плохого в этом, разумеется, ничего нет, но это иногда мешает тебе увидеть реальные вещи, - назидательно изрекла подруга.
  Я с недоумением слушала Ксению, пытаясь понять, что она имела в виду, беспокойство стало охватывать меня.
  - Впрочем, лучше тебе поговорить с Венерой, - закончила она.
  Новая знакомая подруги оказалась красивой женщиной лет тридцати пяти. Мы с Ксюшой считались вполне себе симпатичными, но, надо честно признать, что на фоне Венеры проигрывали. Она отличалась яркой красотой: черные, как смоль, волосы, забранные в элегантный пучок, чуть раскосые, как у рыси, темно-карие, почти черные, глаза и небольшой рот с губами, покрытыми помадой кораллового оттенка. Одета она была в закрытое платье неброского песочного цвета, которое обтягивало ее в нужных местах, выгодно подчеркивая достоинства фигуры. Она моментально привлекла к себе внимание, как мужчин, так и женщин.
  Мы с Ксенией с тарелками нарезок и салатницами в руках как раз вышли на террасу, где стоял обеденный стол, когда появилась Венера, и, переглянувшись, с понимающими улыбками наблюдали, как мужчины подобрались и заинтересованно рассматривали незнакомку, а женщины, дружно прекратив разговоры, ревниво смотрели, как муж Ксюши, почти в полной тишине, (слышны были только детские голоса), представлял всем их новую знакомую.
  - Ну как? - шепотом спросила меня Ксюха, ужасно довольная эффектом, который произвела на всех Венера своим появлением.
  - Роскошная женщина! - также шепотом восхищенно ответила я. - Не боишься реакции девчонок?
  - Венера им понравится! - уверенно заявила подруга.
  В этот момент женщина с любопытством посмотрела на меня, затем перевела взгляд на моего мужа, безошибочно выделив его из толпы мужчин. Что-то в лице ее изменилось, только я не успела понять, потому что она уже заговорила с Денисом.
  Глава 5
  Ксения оказалась права, Венера смогла обаять буквально всех, даже дети охотно шли к ней на руки и таскали свои игрушки, причем, на это ей потребовалось совсем немного времени. Когда речь зашла о профессиях, я была уверена, что Ксюша в шутку отрекомендует Венеру, как колдунью, но она представила ее, как психолога семейных отношений, это вызвало живейшую заинтересованность у всех жен и великодушное разочарование у их мужей.
  Женщины тут же стали нашептывать Венере множество проблем в ожидании моментального их разрешения, на что Венера отвечала, что, как правило, казалось бы, одинаковые проблемы в разных семьях могут быть обусловлены разными причинами, следовательно, для каждой пары существует свое решение. То есть, быстро и просто не получится, основными критериями решения проблемы остаются ее всестороннее изучение, объективность и индивидуальный подход. Женщины разочарованно повздыхали, поскольку чуда не случилось, но не расстроились и быстро переключились на другие темы.
  Я держала на руках Катюшку, а ее мама эмоционально рассказывала мне об их недавнем походе в поликлинику.
  - Ксюша, а почему не пришла Галя, ваша сокурсница? - вдруг спросила мама моей подруги, проходя мимо нас.
  - Ой, действительно, что-то я совсем про Галку забыла! - виновато заметила я, оглядываясь вокруг.
  - Она не пришла, потому что я ее не приглашала, - ответила Ксения, покосившись в сторону мужчин.
  Я тоже посмотрела туда, большинство из них почему-то бросали на меня виноватые взгляды и поспешно отворачивались, а мой муж недовольно взирал на Ксюшу. Мне это показалось странным, и я уже хотела поинтересоваться у подруги, в чем дело, но в это время к нам подсела Венера и прошептала мне на ухо:
  - А ты, Лена, за весь вечер не задала мне ни одного вопроса. Неужели тебе все понятно и известно наперед?
  - Бывает, конечно, что я чего-то не понимаю, вот как сейчас, например, но не думаю, что это страшная тайна, потому что рано или поздно все равно узнаю, - ответила я, улыбаясь. - А что будет впереди, вряд ли кому-то известно, хотя, соблазн узнать о будущем всегда присутствует, и, кстати, Венера, Ксюша мне по секрету сказала, что ты - колдунья.
  - Но ты ведь не веришь в это, не так ли? - напрямую спросила Венера, загадочно улыбаясь.
  Я кивнула и тоже улыбнулась ей в ответ, только виновато:
  - Прости, если обидела, просто обманывать не люблю, и когда меня обманывают - тоже не терплю.
  - А если тебя обманывают, прощаешь? - задала она довольно необычный для колдуньи вопрос.
  - С трудом, - призналась я.
  - И себя не сможешь простить? - поинтересовалась колдунья.
  - Не совсем понимаю, о чем ты говоришь, - озадаченно ответила я. - Ты хочешь сказать, что я сама себя обманываю? Но как это возможно?
  - Совсем не допускаешь такого варианта? - настаивала она.
  Я задумалась, потом стала медленно рассуждать вслух:
  - Такое возможно в случае, если я в чем-то ошибаюсь или чего-то не знаю, то есть думаю одно, а на самом деле все обстоит совершенно по-другому. Так?
  Венера удовлетворенно улыбнулась и с интересом продолжала следить за моими умозаключениями.
  - Ты мне подскажешь, в чем я ошибаюсь? - на всякий случай спросила у нее.
  - Необходимо, чтобы ты, Лена, сама во всем разобралась и не повторяла старые ошибки, - грустно ответила Венера.
  - Я, кажется, поняла, в чем ошибаюсь, - через некоторое время сказала я ей: - Мы с мужем любим друг друга и почти счастливы, почти - потому что у нас нет детей, а без них счастья не будет. Я уверена, что смогу родить. Точнее, до этой минуты была уверена. В этом моя ошибка, да? Я не могу иметь детей? - стараясь, чтобы не дрожал голос, спросила ее.
  Венера театрально закатила глаза от удивления:
  - Ничего себе, фантазии! Знаешь, Лена, давай закончим этот разговор.
  - Конечно, извини, что пыталась грузить тебя своими проблемами, - вздохнула я.
  - Это ты меня прости и не обижайся, но ...как по-другому помочь тебе, не знаю. Прошу, не сердись на меня, - сказала Венера, и в голосе ее отчетливо слышалось волнение.
   В этот вечер мы с колдуньей больше не разговаривали, я вообще, после нашей беседы выпала из общего разговора, размышляя над тем, о чем мы с ней говорили и не договорили, автоматически улыбалась и кивала в нужных местах и даже умудрялась отвечать на вопросы окружающих.
   Мы уже вернулись с Сергеем домой, когда он спросил меня раздраженным голосом:
  - О чем, интересно, ты полвечера молчала? Что-то скрываешь?
  - А ты сам от меня ничего не скрываешь, Сережа? - неожиданно даже для себя спросила его.
  - Можешь не говорить, если не хочешь, - обиделся он.
  Я не стала извиняться и налаживать отношения, как делала это обычно, просто легла спать, а проснулась уже, непонятно где, и разбудили меня не поцелуи мужа, и даже не будильник, а жуткие крики людей. Как это могло случиться? Почему? Чем настойчивее я задавала себе эти вопросы, тем сильнее крепла уверенность в том, что виновницей моего "переселения" является колдунья. Не за эту ли помощь она извинялась? Если это - помощь, что же тогда наказанием называется?
  Глава 6
  - Тихо! На корабль будем заводить по одному человеку! Кто попытается бежать - умрет на месте! - раздался зычный голос командира.
  Я очнулась и огляделась вокруг, мы стояли на берегу бухты, окруженной скалами, пленные взволнованно переговаривались. Недалеко от берега находился парусник, а возле него - лодка, теперь мне стало понятно, почему у нападавших не было лошадей. Перед тем, как перебраться на корабль, пленных покормили, точнее дали по ломтю хлеба и паре глотков воды. Чуть позже с помощью лодки всех невольников переправили на корабль и загрузили в трюм, там было темно и душно. И теперь мы сидели на полу и уныло ждали своей участи, нас троих, усадили у самой лестницы, отделив от остальных.
  - Мама! - позвала тихонько без особой надежды на ответ.
  - Елена! Доченька! - тут же откликнулась мать.
  К горлу подступил комок, говорить стало трудно, со всех сторон послышались всхлипы, люди называли имена, пытаясь услышать родные голоса.
  - Как ты себя чувствуешь? - глухо спросила я мать, когда, наконец, шум немного стих.
  - Со мной все хорошо, - услышала я усталый голос.
  Ответ матери сопровождал чей-то хриплый кашель.
  - А кто это кашляет? - забеспокоилась я.
  - Вирна плохо себя чувствует, у нее, кажется, жар, - печально ответила мать.
  - Ты поможешь ей? - зашептала мне рядом сидевшая Аделия.
  - Вряд ли у меня получится, - неуверенно прошептала я в ответ. - Но попробую.
  - Дайте пройти Елене к Вирне! - тут же громко сказала Аделия.
  Было слышно, как люди заворочались.
  - А ты сможешь зажечь свечу? - оживилась Аделия.
  - Чем, интересно, я ее зажгу? - удивилась я.
  - С помощью магии, - уверенно пояснила она: - Щелкни пальцами, как делал Келвин.
  Я вздохнула и послушно щелкнула, даже не напоминая ей об отсутствии свечи. Светлее, разумеется, не стало.
  - Без света тебе трудно будет, - расстроенно заметила Аделия.
  Она была лишь отчасти права, эта темнота не просто давила на нас, но и вселяла страх и панику, во всяком случае, на меня она именно так действовала. Тогда я застучала кулаком о стенку и закричала:
  - Эй, кто-нибудь, откройте люк!
  Меня никто не поддержал, наоборот, все притихли, пришлось крикнуть несколько раз прежде, чем люк открылся, свет ослепил меня, я зажмурилась и тут же услышала, как сразу несколько голосов возмущенно заорали и стали угрожать:
  - Кто из вас посмел беспокоить нас?
  - Место свое забыли?
  - Кто стучал?
  - Давно не получали плетей?
  - Я спрашиваю: кто?
  - Конь в пальто! - не выдержав, со злостью выкрикнула я. - Здесь темно! Нам нужно несколько свечей!
  В ответ раздалось громкое ржание подвыпивших "жеребцов", а потом один из них прокричал:
  - Что ты собралась там увидеть? В трюме только твои земляки, с которыми тебе предстоит через пару дней расстаться навсегда. Какой смысл расходовать на вас свечи? Придется тебе наслаждаться их обществом в темноте! - и крышка люка захлопнулась.
  - Свечек пожалели! Вот гады! - в сердцах крикнула я.
  - Не расстраивайся, Елена, здесь мы бессильны, - попыталась успокоить меня Молена.
  - Помогите мне, пожалуйста, пройти к Вирне, - проговорила в темноту.
  Я услышала, как люди зашевелились, а через некоторое время кто-то осторожно коснулся меня, направляя. Вытянув руки перед собой, медленно пошла вперед.
  - Елена, - услышала я тихий голос матери и опустилась на колени рядом с ней.
  Она взяла мою ладонь и положила ее на чей-то лоб. И тут произошла странная вещь - я увидела эту женщину, ее изображение было нечеткое, черты лица размыты, будто я смотрела на нее через стекло, по которому стекали струи дождя. Мать оказалась права, у нее был жар. Не зная, что делать, я, как и в случае с девочками, стала дуть на ее лоб, если там помогло, может, и здесь что-нибудь получится.
  - Вирна, как Вы себя чувствуете? - спросила ее.
  - Лучше, - ответила она.
  Я не знала, что еще нужно делать и растерянно сидела рядом, тогда женщина сама взяла мою руку и приложила ее к своей шее, а затем переместила на грудь. Я молча сидела, чувствуя, как пожигает ладони, и приговаривала про себя: "Все будет хорошо. Вся болезнь уйдет".
  Через некоторое время хрипы исчезли, дыхание выровнялось.
  - Спасибо, Елена! - будто сквозь сон услышала растроганный голос Вирны.
  Открыв глаза, обнаружила, что пребывала в каком-то трансе.
  - Да не за что! Еще не понятно, смогла ли Вам помочь, - устало ответила я и, пошатываясь, медленно перебралась на свое место.
  Дверь люка с грохотом открылась.
  - Девственницы! - раздался разгульный крик командира. - На выход!
  Мы втроем испуганно замерли.
  - Что застыли? - веселился он, спускаясь по лестнице в трюм. - Бояться не надо. Мы вас только кое-чему научим. В будущем, когда будете обслуживать своих хозяев, может пригодиться!
  Мы, как парализованные, еще теснее прижавшись друг к другу, молча слушали его и смотрели, как кролики на удава. Я почувствовала, как Аделия и Молена начали дрожать, у меня самой внутри все похолодело. Командир, наслаждаясь нашим страхом, некоторое время рассматривал нас, потом неожиданно схватил Аделию и Молену за связанные руки и резко дернул на себя, поднимая их с пола.
  - Вставайте! - приказал он и толкнул их к лестнице.
  Глава 7
  Я кое-как вскочила на ноги и бросилась к девочкам с криком, больше похожим на писк:
  - Не трогай их!
  Но бандит, усмехнувшись, схватил меня за плечо и больно надавил на него, заставив практически плюхнуться обратно на пол.
  - А ты выйдешь попозже, не беспокойся, я о тебе не забуду, - склонившись надо мной, пригрозил он.
  Люк закрылся, а я чувствовала себя так, будто меня ударили, да еще в грязи изваляли, и что дальше делать, не знала. В трюме заголосили женщины - матери девочек, слушать их плач было невыносимо. Вскочила с пола, в этот момент люк снова открыли.
  - Выходи! - крикнул мне какой-то бандит, этот голос не принадлежал командиру.
  Его самого я увидела чуть позже, когда меня вытащили из трюма и завели в какую-то каюту. Глаза не сразу привыкли к свету, но то, что я увидела там, ввергло меня в состояние шока. Два бандита и их командир со спущенными штанами сидели на стульях, двоим Аделия и Молена делали минет, главарь сидел недалеко от своих головорезов и злорадно смотрел на меня:
  - Я обещал научить тебя хорошим манерам, помнишь? А я свои обещания выполняю.
  В ужасе смотрела на давящихся девчонок, которых Балий и Старий держали за волосы и не давали возможности отстраниться от них. Бандит, который привел меня в каюту, подтолкнул в спину, и я сделала несколько шагов в сторону ухмылявшегося командира. Я ничего не успела ни сделать, ни сказать, меня вытошнило рядом со стулом, на котором он восседал, приготовив свое "хозяйство" для моего "обучения".
  - Сука! - заорал он, вскакивая и пятясь от меня, потому что часть рвоты попала на него.
  Он схватил меня за косу - нет! надо обрезать волосы, надоело! - и оттянул голову назад.
  - Думаешь, так легко можешь отвертеться? - бесновался он. - Не выйдет! Сейчас ты вымоешь свой грязный рот и будешь делать то, чем занимаются твои подруги! Смотри, с каким усердием они обучаются!
  - Если твой хрен каким-то образом окажется у меня во рту, я его откушу! Обещаю! - скривившись от спазм, просипела ему.
  - Тогда я убью тебя! - взбешенно пригрозил он.
  - И что? Думаешь, это поможет отрасти твоему члену заново? - усмехнулась я.
  Командир пыхтел от злости, не придумав еще, на что решиться, когда я заорала:
  - Отпустите девочек, уроды, и пусть отсохнут ваши стручки!
   Кричать мне пришлось, глядя на командира, потому что он держал меня так, что головой было не шевельнуть. У него от неожиданности расширились глаза, он отшвырнул меня со всей силы, я отлетела от него, ударившись о стену.
  - Я все-таки проучу тебя, сучка! - рычал он, натягивая штаны. - Сейчас пройдусь по тебе плетью, тогда посмотрим, что ты запоешь!
  - Нет, командир! - вдруг услышала холодный голос Стария. - Шкуру попортишь, в цене потеряем.
  - Тогда убери их отсюда! - приказал старший, отшвыривая в бешенстве стул.
  Я встала с пола и увидела девочек, их тоже стошнило, бледные и измученные они еле стояли, поддерживая друг друга. Мы выходили из каюты, с трудом переставляя ноги, видимо, чтобы не раздражать командира, нас всех троих грубо схватили за шкирку и доволокли до люка, но сталкивать не стали, подождали, пока мы спустимся сами. В данный момент у этих ублюдков, надо полагать, над всеми чувствами возобладали алчность и расчетливость, только этим можно было объяснить столь бережное отношение к "товару".
  Второй день плавания подходил к концу, больше нас не трогали. Люк открывался только для того, чтобы передать хлеб и воду, да вынести ведра с испражнениями. Все пленные справляли нужду в эти ведра в трюме, выделив для этого угол, поэтому запах в помещении стоял отвратительный, казалось, он въелся в каждого из нас.
  В тот раз, когда мы вернулись в трюм, наши матери, вопреки указаниям бандитов, ждали нас у лестницы. Мы, не сговариваясь, уткнулись им в грудь и заплакали, точнее, зарыдали в голос. Они утешали нас, каждая - свою дочь, ласково гладя по голове, шепча какие-то успокаивающие слова, и плакали вместе с нами. Для меня все произошедшее было сильным потрясением, трудно даже представить, что чувствовали девочки. Мы долго сидели вместе, обнявшись, пока мать Аделии не спросила:
  - Что они с вами делали?
  Не сговариваясь, мы резко отпрянули от матерей.
  - Мама, тебе пора к остальным. Если бандиты увидят вас здесь, то накажут всех, - сдержанно проговорила Аделия.
  - Но..., - попыталась возразить ее мать.
  Молена неожиданно поддержала подругу и обратилась к своей матери:
  - Аделия права, мама. Они не должны видеть вас рядом с нами.
  А я крепко обняла свою мать, неуверенная, что позже нам дадут нормально проститься друг с другом, прошептала ей на ухо:
  - Наверное, так будет лучше. Спасибо тебе! - и отстранилась.
  Они поднялись и стали пробираться на свои прежние места, больше не произнеся ни слова.
  Глава 8
  - Елена, ты стала такой, потому что почувствовала в себе магическую силу? - после долгого молчания спросила Аделия.
  - Какой "такой"? - не поняла я.
  - Смелой, - ответила она.
  - Возможно, - мне не хотелось спорить.
  - Ты их совсем не боишься? - поинтересовалась на этот раз Молена.
  - Боюсь, - не стала скрывать я.
  - Почему же ты не подчиняешься им? - вновь подала голос Аделия.
  - Сама не знаю, с перепуга, наверное.
  - Но ты же понимаешь, что они сильнее нас, и мы все равно должны будем им подчиниться? - настойчиво расспрашивала она.
  - Во-первых, не должны, а вынуждены, а во-вторых, я делаю это не задумываясь, - сказала ей, начиная раздражаться.
  Что за странные вопросы, больше смахивавшие на претензии?
  - А мне кажется, больше следует задумываться о последствиях и правильно использовать магию, - заявила Аделия.
  Я растерянно молчала, не зная, что ответить.
  - Зачем ты так, Аделия? - вмешалась Молена. - Елена помогает нам, да и не только нам, а ты упрекаешь ее в чем-то. Мне кажется, ты не там виноватых ищешь.
  - А мне все-таки кажется, что Елена должна..., - не унималась Аделия.
  - Я ничего тебе не должна, и знаешь, обвинять кого-то в собственных бедах, конечно, удобнее, чем что-то сделать самой, или хотя бы попытаться сделать, но это вряд ли изменит ситуацию, - не выдержала я.
  - Девочки, не ссорьтесь, пожалуйста, - воскликнула Молена. - В нашем положении нам следует держаться вместе, втроем.
  - Извини, Молена, но теперь вам придется держаться вдвоем. С этого момента я не вместе с вами, а отдельно от вас, так что ни в чем не стоит рассчитывать на меня, - резко сказала я, задетая словами Аделии.
  Больше мы не разговаривали. А через несколько часов люк открылся, и бандиты стали выводить пленных из трюма. Действовали они слаженно и деловито, сказывался опыт, чувствовалось, что такая процедура им привычна, они ее выполняли множество раз. На берегу пленных передали маленькому толстому торговцу, который, оглядев всю толпу, задержав на нас троих чуть больше внимания, быстро прикинул стоимость доставленного "товара" и сообщил ее командиру и его приспешникам. Те, как, видимо, здесь было заведено, стали торговаться, а нас тем временем отправили мыться.
  Нам, троим, выделили воды побольше, чем остальным, также мыло и чистые рубашки, не новые, а, скорее всего, доставшиеся от прежней партии пленных. Нас поторапливали, еще не полностью высохшие волосы пришлось заплести в косу. Потом всех уже подготовленных к продаже невольников опять согнали в одном вместе, а расхаживавший перед нами торговец рассказывал о правилах поведения рабов на рынке:
  - Вы должны смиренно ждать своей участи, стоять прямо, чтобы было видно, что вы здоровы и выносливы, за непослушание - наказание плетью. Головы чуть опущены вниз, что означает покорность, глаза не поднимать, смотреть на кого-либо запрещается, только по желанию покупателя, за непослушание - наказание плетью. Вы должны молчать, разрешается говорить только с позволения покупателя, за непослушание - наказание плетью.
  И вот свежая партия рабов прибыла на торговую площадь, трех девственниц поставили на небольшое возвышение, так сказать, подиум местного рынка, остальные невольники расположились рядом.
  Я смотрела на проходивших мимо богато одетых людей, медленно вышагивавших и с интересом рассматривавших только что выставленный на продажу "товар". Те, что были одеты попроще, окидывали нас безразличным взглядом и торопились по своим делам, то есть, мы представляли вполне себе привычную картинку.
  Итак, я - рабыня, меня сейчас продадут, то есть произойдет смена работорговца на рабовладельца, и не факт, что мой новый хозяин будет лучше напавших на нас бандитов. Значит, мой статус - бесправной жертвы - не изменился, следовательно, и перспектива вырисовывается прежняя: изнасилование, смерть, а между ними мучения, страдания, слезы. Было страшно, горько, обидно, от безысходности хотелось кричать и выть в голос, но понимая бессмысленность этого, просто стояла, с ненавистью глядя на всех.
  Глава 9
  Прошло десять дней, как Крэйг вернулся из похода домой, в свой замок, за это время он успел отдохнуть от сражений с врагом, длившихся иногда по несколько дней, отоспаться от опасных предрассветных проникновений во вражеский лагерь, отвлечься от преследований противника, превращавшихся порою в утомительные скачки.
  Он наслаждался пищей, приготовленной искусным поваром, с улыбкой вспоминая еду, наспех состряпанную на походных кострах, с удовольствием принимал ванны и купался в пруду. И, наконец, женщины! Они охотно делили с ним постель, а он после двухмесячного воздержания старался наверстать упущенные приятные моменты. В отличие от других военачальников, Крэйг не брал в поход женщин для удовлетворения похоти, он считал, что они отвлекают воина от цели, делают его уязвимым.
  В ранней юности отец учил Крэйга, что успеха может достичь только тот полководец, который полностью настроен на будущую победу, все мысли которого должны быть направлены на выполнение поставленных задач. Тем более это касалось воинов-магов, в этом случае женщины не просто отвлекали мужчин, но и забирали их силу и энергию, в результате делая слабее.
  Маркиз Крэйг Одлин был рыцарем Его Величества в королевстве Рутазия, причем одним из самых приближенных к королю. В течение многих лет по приказу правителя он завоевывал чужие территории, расширяя границы Рутазии. После второго похода монарх пожаловал ему часть захваченной земли, расширив владения рода Одлинов. Жители завоеванных территорий становились подданными короля, а вот рабов титулованным особам королевства доставляли в Рутазию наемники из других королевств, далеко за пределами этой страны было известно, что здесь давали самые высокие цены за невольников.
   Особенно ценились девственницы, потому что вероятность того, что они, "незараженные" чужой энергией, могут дать одаренное потомство от магов, была достаточно высока. В редчайших случаях девственница после связи с магом впоследствии сама становилась магиней, причем "пробудить" в ней этот дар мог только маг.
  Крэйг обладая боевой магией, вместе с другими такими же одаренными, сражался с магами противника, крушил их защиту, обнаруживал ловушки и засады. Боевых магов в королевстве было немного, поэтому они высоко ценились, но, в отличие от остальных, ему нравилось сражаться с врагами и с помощью обычного оружия, и он никогда не упускал возможности встретиться с противником на поле боя. Крэйг мастерски владел мечом и копьем и с азартом использовал это умение в битвах. А когда возвращался домой, с удовольствием вкушал радости мирной жизни.
  Так было и на этот раз, его ждали хорошенькие рабыни, которых он купил несколько лет назад, они не принесли ему потомства, но были неизменно ласковы и покорны, а Крэйг очень ценил эти черты в женщинах. Маркиз не любил, когда с ним спорили или в чем-то противоречили, особенно слабый пол. И на то были причины.
  Его мать была магиней, именно от нее достался ему этот дар. Она была властной, а порой и жестокой женщиной. Отец Крэйга не был магом, представитель древнейшего титулованного и, к тому же, богатого рода женился на ней только из-за ее дара. Он не любил жену и не считал нужным скрывать этого. Мать Крэйга весьма болезненно переживала такое отношение к себе, но ей приходилось утаивать свои чувства, их не принято было демонстрировать в высшем свете.
  У Крэйга способности проявились довольно поздно, поэтому в детстве все были уверены, что он не унаследовал от матери дар. Но отец, как ни странно, отнесся к этому спокойно, всегда был с ним приветлив и добр, а вот мать, не обнаружив в сыне магической силы, была разочарована и практически не занималась его воспитанием. Когда ребенок попадался ей на глаза, напоминая о несбывшихся надеждах, она презрительно подшучивала над ним, не замечала или делала вид, что не замечает, как унижала собственного сына.
   Ее манера общения с Крэйгом ничем не отличалась от общения с прислугой и сводилась к тому, что она приказывала что-то сделать, не терпела, если ее распоряжения не исполнялись сразу и беспрекословно, часто срывалась и подвергала его наказанию. Крэйг ненавидел это в матери, но не заметил, как позже сам стал вести себя с прислугой и подчиненными точно также.
  Мать считалась сильнейшим универсальным магом королевства, со временем она перестала ограничивать себя в использовании магии. Стараясь выглядеть незаменимой, стала применять свою магическую силу всюду, даже в тех случаях, где спокойно можно было решить вопросы с помощью обычных переговоров. Она самонадеянно пренебрегала предупреждениями и однажды угодила в ловушку, столкнувшись с несколькими сильными магами противника, которые не просто выжгли магию, не оставив шанса на восстановление, но и убили ее.
  Крэйгу тогда исполнилось пятнадцать лет, и он, наконец, обнаружил в себе необычные способности. Сразу же обратился к магам, чтобы они научили его правильно использовать магическую силу, которая копилась в нем в течение многих лет, а теперь требовала выхода. Именно от своих наставников он впервые услышал о хранителях родовых магий, с которыми маги могли общаться, но сам не слышал о нем от матери, и никогда не видел мага рода Одлинов.
  Глава 10
  Вскоре Крэйг стал боевым магом, он обладал единственным в своем роде магическим даром, который использовался для разрушения защиты противника. Ему нравилось уничтожать магические стены, выстроенные неприятелем, обходить хитроумные ловушки. Не менее важно было умение строить непроходимые преграды на пути врага и заманивать его в свои "капканы". Причем это не требовало от него слишком больших усилий, а скорее напоминало игру.
  Крэйг с удивлением наблюдал, как другие маги, которые вместе с ним в ходе боя рушили магическую защиту противника, потом лежали несколько часов обессиленные и истощенные. Зато, в отличие от него, эти маги могли исцелять людей, залечивать раны. Впрочем, для этого использовались маги-целители, но и боевые маги при необходимости могли помочь им, все, кроме Крэйга, его магия была направлена исключительно на разрушение.
   Единственный раз, когда он по незнанию пытался исцелить воина, которому разрубили мечом руку, чуть не привел к ее потере. Магам-целителям, которые, к счастью, находились в тот момент рядом, долго пришлось повозиться с раной, чтобы полностью залечить ее.
  А в рыцари Крэйг был посвящен благодаря отцу, именно он стал его наставником в боевых искусствах с обычным оружием, когда в мальчике не обнаружили магического дара. Отец обучил его искусству владения мечом и копьем, умению сначала держаться, а потом и воевать в седле.
  Крэйг хотел, чтобы отец гордился им, поэтому целеустремленно двигался вверх по карьерной лестнице. Иногда он сожалел, что мать не видела его успехов, что не успел ей доказать, что он - достойный наследник магини. А два года назад отец заболел и вскоре умер у него на руках, Крэйг поначалу привлек к лечению магов-целителей, но отец решил откровенно поговорить с сыном и сказал ему:
  - Я горжусь тобой, сын! Ты многого добился, но даже если бы ты не был магом, я любил бы тебя не меньше. Мы поженились с твоей матерью по расчету, это было ошибкой. Я все поставил на то, что в роду Одлин должен родиться маг, а когда дара в тебе не обнаружили, то твоя мать не могла с этим смириться до конца своих дней, ты был для нее не сыном, а напоминанием о величайшем просчете. Она совсем не слышала меня, когда я говорил ей, что мне совершенно все равно, что у тебя нет дара, и это не может умалить мою любовь к сыну. Все уговоры были бесполезны. Я до сих пор чувствую за собой огромную вину в том, что, по сути, лишил тебя материнской любви.
  - Но ты не виноват в этом, отец! - горячо возразил Крэйг. - Да я уже и забыл обо всем.
  - Неправда, - усмехнулся отец. - Вряд ли такое можно забыть, а еще, видишь, сын, как одна ошибка тянет за собой другую, заводя ситуацию в тупик. Но я хочу попросить тебя кое о чем: не надо магов-целителей, не держи меня тут. Несколько лет назад я полюбил женщину, мало, кто знает об этом, потому что она - рабыня.
  Крэйг недоверчиво посмотрел на отца, желая возразить, но тот улыбнулся и продолжил:
  - Ты, наверное, подумал, что это молоденькая девушка, которая решила извлечь выгоду, согревая постель старику? - он увидел растерянный взгляд сына и понял, что угадал. - Она младше меня всего лишь на шесть лет, четыре года назад я купил ее на невольничьем рынке за бесценок, ее никто не хотел брать из-за возраста. Я случайно поймал ее взгляд и понял, что она мне нужна. До сих пор не могу объяснить даже себе, почему так поступил, разум тут не при чем. Но позже меня всегда охватывал ужас, когда я думал о том, что мог пройти мимо и не увидеть ее или вообще не прийти на рынок в тот день. Мы полюбили друг друга и прожили вместе четыре года, почти не расставались ни днем, ни ночью. Я всерьез намеревался жениться, не знаю, что бы из этого получилось, но Иви была против. А два месяца назад она умерла с моим именем на устах. Поэтому не держи меня здесь, сынок, отпусти к ней!
  Крэйг долго смотрел на отца, прежде чем принять решение. Он честно пытался понять, о чем говорил тот, но так до конца и не смог, зато четко видел, что маркиз говорил правду. Так они простились с отцом, и вот уже прошло два года, как Крэйг унаследовал титул отца - маркиза.
  
  В ресторации для избранных Крэйг встретился со своими приятелями маркизом Маркусом Бландом - брюнетом среднего роста с невыразительными чертами лица и графом Теобальдом Свиттом - длинноволосым блондином с полноватой фигурой. Они были постарше его, Крэйгу исполнилось двадцать шесть лет, им было по двадцать девять лет. А еще они не были магами, значит, не могли считывать его мысли, с ними Крэйг мог расслабиться, сам же он, желая быть честным, никогда не использовал магию при общении с ними, и те об этом знали. Приятели собирались здесь, чтобы обсудить новости или отметить какое-то событие, как, например, сейчас - возвращение Крэйга из похода.
  - Мне сообщили, что сегодня на невольничий рынок привезут рабынь для продажи, - сказал Теобальд, глядя на двух магов, расположившихся за одним из соседних столов.
  - Крэйг, кажется, ты давно не приобретал девственниц. Или ты сегодня намереваешься сделать это? - спросил Маркус.
  Вопрос не был праздным. Дело в том, что магов в королевстве и раньше было немного, а с расширением границ их стало катастрофически не хватать, как для завоевания новых территорий, так и для удержания власти в уже присоединенных к королевству землях. Да и для усмирения недовольных помощь магов была более безопасна, оттого и ценилась дороже.
  До недавнего времени на Рутазию не смели нападать, поскольку это королевство по могуществу превосходило не только страны, имевшие с ним общие границы, а и все остальные. Но в маленьких королевствах появилось много молодых сильных магов, потому что в них маги были свободными людьми, даже если родились от рабыни. Статус свободного человека получал любой житель, сумевший доказать, что владеет магической силой и два года прослуживший на благо страны, в которой родился или заявил себя магом. Маги охотно шли на службу за вознаграждение в любое королевство.
  В отличие от этих королевств в Рутазии с незапамятных времен магами признавались только те, кто имел титул, дети слуг и рабов, обладавшие магической силой, в том числе бастарды, оставались слугами и рабами, как и их матери, и до конца дней служили своему хозяину. Поэтому все чаще совершались побеги рабов-магов из Рутазии, а в маленьких странах постепенно увеличивалось число свободных магов.
  И результатом сложившейся обстановки стали участившиеся нападения на земли Рутазии с целью завоевания. Маги Рутазии в последнее время занимались исключительно усилением обороны и защитой от нападений. Король понимал опасность, возникшую, в том числе, из-за устаревших законов, но пока не решался сделать всех магов свободными, потому что опасался недовольства собственной знати.
  Вот и последний поход, из которого вернулся Крэйг, еще раз доказал назревшую необходимость принятия новых законов, потому что маги и обычные воины занимались отражениями нападений противника и укреплениями позиций на пограничных землях, подвергавшихся разрушениям и грабежам воинов соседних княжеств, которые маскировались под разбойников.
  Глава 11
  И сейчас король, как никогда, был заинтересован в увеличении количества магов, в том числе, за счет использования невольниц для рождения магически одаренных детей. Поэтому в ресторации за соседними столиками и присутствовали "коллеги" Крэйга, которые собирались посетить невольничий рынок, выполняя негласный указ короля.
  - Еще не решил, возможно, и куплю, если будет что-то стоящее, и необязательно это должна быть девственница, - ответил Крэйг Маркусу.
  - Но раньше ты приобретал исключительно их, - удивился тот.
  - Обстоятельства изменились, - усмехнулся Крэйг. - Хотя, если говорить откровенно, меня вполне устраивают уже имеющиеся рабыни.
  - Они все также ласковы и покорны? - пошутил Теобальд. - И не надоело тебе это?
  - А почему это должно надоесть? Напротив, именно такое поведение мне и нравится. Иное я просто не потерплю! - ответил Крэйг.
  - Тебе с такими вечно послушными не бывает скучно? - поинтересовался Маркус.
  - Мой друг, острых ощущений мне достаточно на полях сражений, а дома я жду от прислуги и рабов полного подчинения, в противном случае, виновников ждет наказание. И каждый в моем доме и за его пределами знает об этом. Я уже, честно говоря, забыл случаи, чтобы кто-то ослушался меня, - уверенно проговорил Крэйг.
  - А тебе, Теобальд, нужны новые рабыни? - поинтересовался Маркус.
  - Хотел бы приобрести девственницу, но, ты же понимаешь: сейчас в качестве покупателей в приоритете маги, - засмеялся тот. - Посмотрю по обстоятельствам.
  - Остался только ты, Маркус, - заметил Крэйг. - Будешь покупать?
  - Нет, но составить вам компанию не откажусь.
  Елена
  Я не сразу заметила этих троих разодетых франтов, они, не торопясь, подходили к нам, один из них невольно привлек мое внимание. Он вскинул голову и усмехнулся, причем сделал это так, как делал мой муж. Я обомлела и впилась в него взглядом, чтобы ничего не упустить, мир кругом перестал для меня существовать, именно этот мужчина поглотил все мое внимание. Нет, внешне он не был похож на Сережу, у этого были светлые волосы до плеч, такие же светлые ресницы и брови, зеленовато-карие глаза и плотная, начинавшая полнеть фигура, в то время как Сергей был темноволосым, спортивного телосложения, потому как посещал фитнес-зал, да и глаза у мужа были карие. Но вот жесты, мимика, манера слушать собеседника, смотреть на людей были точной копией моего Сережи.
  Я наблюдала за ним и, затаив дыхание, ждала, когда он заговорит, и дождалась! Он коротко ответил на реплику рядом шедшего мужчины, а внутри меня разлилось тепло от уверенности, что это мой муж, он так же, как и я, каким-то непонятным образом оказался в чужом теле, а, значит, мы и здесь будем вместе, и все мои беды теперь позади!
  Я облегченно вздохнула и улыбнулась, по-прежнему не сводя с него глаз. Все совпадало: и как он вскидывал голову и небрежный взмах правой руки, левую он обычно держал в кармане брюк или куртки, но на этой одежде карманов не было, рука машинально скользила по бедру в поисках кармана, а не найдя его, пальцы начинали то медленно сжиматься в кулак, то также медленно разжиматься. И этот жест мне был хорошо знаком.
  Пристально вглядываясь в него, я уже просто фиксировала и другие такие же родные жесты, потом Сергей посмотрел на меня. Сначала прошелся по мне оценивающим взглядом снизу вверх, и, когда наши глаза встретились, то я увидела в них узнавание, потом удивление и растерянность, но длилось это недолго. Я все еще радостно улыбалась ему, когда он так, до боли знакомо, чуть нахмурился и приподнял подбородок. Сергей всегда так делал, когда пытался проигнорировать что-то очевидное, но неприятное, а потом он перевел нарочито равнодушный взгляд на стоявшую рядом со мной Аделию, и медленно подошел к ней. Как во сне, с широко открытыми глазами наблюдала за ним, не в силах пошевелиться.
  - Сережа! - не желая поверить в происходящее, тихо окликнула я мужчину.
  Он застыл, его спина, будто окаменела, головой дернул в сторону, чтобы оглянуться, но передумал, несколько мгновений стоял, не шевелясь, потом развернулся и со снисходительной улыбкой посмотрел на меня.
  - Рабыня посмела заговорить без позволения? Довольно странно! - высокомерно проговорил один из его спутников - невысокий брюнет.
  - Маркус, не стоит обращать внимания! - небрежно произнес Сергей и отвел взгляд.
  - Господин, не гневайтесь! - подскочил торговец и стал кланяться. - Зато у нее есть склонность к магии.
  Сергей, а теперь, услышав знакомые недовольные нотки в его голосе, я в этом не сомневалась, должен после этих слов усмехнуться, немного скривив рот в левую сторону и негромко хмыкнуть. Так и произошло.
  - Склонность к магии?
  - Вот как? Интересно!
  Эти слова раздались откуда-то сбоку. Ошеломленно отвернувшись от мужа, я смогла увидеть еще двух мужчин, кроме подошедших ранее с Сергеем, которые, прицениваясь, пристально разглядывали меня тяжелым взглядом.
  - Что-то я не вижу у нее магических потоков! - задумчиво произнес третий спутник Сергея, это был высокий мужчина с темными короткими волосами и загорелым обветренным лицом.
  - Тебя все-таки заинтересовала девственница, Крейг? - усмехнулся невысокий брюнет.
  Глава 12
  Тот промолчал, что-то обдумывая.
  - Те, кто продали ее мне, уверяли, что она может исцелять, - быстро проговорил торговец, довольно улыбаясь и не переставая кланяться.
  - Это правда? - глядя на меня, опять задал вопрос тот же высокий загорелый мужчина с выправкой воина.
  - Врут! - хрипло сказала я из-за подступившего к горлу комка, при этом почувствовала тяжесть, внезапно навалившуюся на меня, но не поняла, то ли взгляд мужчины так подействовал, то ли пришло осознание того, что муж фактически отказался от меня.
  Краем глаза увидела, как Сергей дернулся и опустил голову, как ни старался, все же не смог скрыть, что узнал меня.
  - Дерзить вздумала?! - завизжал торговец и замахнулся на меня плетью, которую держал в руке.
  Я не успела испугаться, потому что находилась в каком-то заторможенном состоянии, поэтому, с трудом повернув голову, только посмотрела на торговца.
  - Не сметь! - послышался грозный окрик товарища Сергея - Крэйга.
  Торговец опустил плеть и опасливо покосился на кричавшего.
  - Я, пожалуй, куплю ее, - вдруг произнес один из рассматривавших меня мужчин с тяжелым взглядом и спросил торговца: - Сколько ты хочешь?
  Тот озвучил мою стоимость, но его перебил Крэйг:
  - Я дам больше! - и он назвал сумму.
  Судя по недовольному взгляду первого потенциального покупателя и улыбавшемуся во весь рот торговцу, меня удалось продать значительно дороже, чем планировалось.
  - Вы не пожалеете, господин, - засуетился торговец, горящими глазами наблюдая, как мужчина, ставший моим хозяином, отсчитывает необходимую сумму.
  Забрав деньги, он легонько толкнул меня в спину, направляя к покупателю. Запнувшись, я налетела на мужчину, больно ударившись щекой о его грудь. Как ни странно, но это немного привело меня в чувство. Потирая щеку, подняла глаза и увидела недовольное лицо хозяина. Надо же, какой предусмотрительный - доспехи под туникой носит! Отодвинув меня от себя, он взял мою руку и защелкнул на ней металлический браслет. Я посмотрела на "украшение", потом перевела удивленный взгляд на мужчину, он не произнес ни слова, лишь хмуро глядел на меня, потом кивком головы дал понять, что мне надо следовать за ним и, развернувшись, пошел вперед. Я вздохнула: ладно, хоть метка раба - браслет, а не обруч, который на шее пришлось бы носить.
   Решив попрощаться с матерью, направилась к ней, но смогла сделать только один шаг в ее сторону. Я недоуменно посмотрела на свои ноги, которыми не могла шевельнуть, потом - на хозяина.
  - Мне с мамой надо попрощаться, - пояснила ему.
  В ответ услышала короткое:
  - Нет!
  Все равно попыталась идти, но не получилось, ноги, будто вросли в землю, хозяин многозначительно посмотрел на браслет, стало понятно, что теперь не то, что сбежать, шагу ступить не смогу без позволения на то рабовладельца. Тогда я, стараясь перекричать рыночный шум, воскликнула:
  - Мама! Прощай! Спасибо за все!
  Видимо, от неожиданности, стоявшие рядом люди перестали разговаривать и удивленно посмотрели на меня, стало чуть тише, и я услышала в ответ негромкий всхлип:
  - Прощай, доченька!
  - Елена, спасибо! - услышала я голос Вирны.
  Было больно, я уговаривала себя, что с женщиной, считавшей меня своей дочерью, которая все это время пыталась защитить меня, мы случайно оказались вместе, это совершенно чужой мне человек, и я не в силах ей помочь, но легче не становилось. Ничего не видя перед собой, молча пошла вперед и наткнулась на знакомую тунику. Хозяин не двинулся с места, я отступила на шаг и встала, упершись взглядом в светлое пятно ненавистной одежды перед собой. Его реакцию на мои неуклюжие действия не видела, неинтересно мне это было, все как-то враз стало безразлично, что мне скажут или сделают сейчас, и что со мною будет потом.
  - Следуй за мной! - услышала сверху раздраженный голос.
  Очень своевременно! И это после того, как я убедилась, что браслет не дает мне никуда отойти. Или рабовладелец туповат, или я произвела впечатление полной идиотки. Впрочем, не все ли теперь равно?
  - Крэйг! - вдруг нервно и неуверенно произнес Сергей. - Может, уступишь ее мне? Я хорошо заплачу тебе! Или давай я выкуплю для тебя двух других девственниц вместо этой! Тебе же все равно, верно?
  - А тебе, выходит, не все равно? - парировал Крэйг. - Может, объяснишь, что тебе о ней известно?
  - Да не знаю я ее, - лихорадочно оправдывался Сергей. - Но я хорошо заплачу тебе!
  - Нет, Теобальд, я сделал свой выбор! - непререкаемым тоном проговорил Крэйг.
  Я с горечью смотрела на запоздалые трепыхания супруга, неужели жалость или совесть проснулись в нем? Маловероятно, но даже, если и так, то, почему-то была уверена, что это ненадолго.
  - Так ты теперь Теобальд? - спросила я, печально усмехнувшись. - Зря суетишься! Поздно! Ты меня уже предал! И судя по тому, с какой легкостью ты это проделал, уже не в первый раз! Угадала?
  Все это я сказала на русском, глядя на своего бывшего мужа Сергея, волею случая переквалифицировавшегося в рабовладельца Теобальда. Он разозлился, недовольно поджал губы и отвел глаза.
  - Что она сказала? - спросил у него Крэйг, словно коршун, наблюдавший за нами.
  - Я не понял! - обиженно ответил Теобальд и, отвернувшись, отошел от нас.
  Крэйг двинулся вперед, я пошла за ним, у меня кружилась голова, все силы направила на то, чтобы не только не упасть, но и идти ровно, не шатаясь. В голове стоял гул, все остальные звуки куда-то исчезли, изо всех сил глазами цеплялась за белое пятно, уже подернутое какой-то пеленой. Момент, когда Крэйг остановился, я пропустила, поэтому снова ткнулась в его спину.
  - Простите! - по привычке извинилась я и отключилась.
  Глава 13
  Теобальд ушел с рынка, не попрощавшись с друзьями, а, может, это они не захотели проститься ним? Он пришел в себя, когда понял, что стоит у ворот собственного дома. Там его встретили слуги и, естественно, рабы, которые отличались от нанятой прислуги наличием браслетов на запястьях. Точно такой же Крэйг надел Елене на руку.
  - Господин что-нибудь желает? - спросил его вышколенный дворецкий.
  - Принеси вина в кабинет, - небрежно бросил он и стал подниматься по лестнице.
  Он нервно ходил по кабинету, дожидаясь, пока выполнят его приказ, потом с бокалом в руке уселся в кресло и, потягивая вино, начал восстанавливать в памяти хронологию событий.
  Проснувшись три дня назад в широкой мягкой постели, Сергей растерялся, он покрутил головой, но жены рядом не обнаружил, необычная обстановка в комнате напрягла его. Что происходит? Чей это розыгрыш и куда он попал? Ведь Сергей прекрасно помнил, как накануне вечером они с женой вернулись из гостей и легли спать, правда, он решил дать понять Лене, что обижен и лег на бок, отвернувшись от нее. Она почему-то не стала ни о чем спрашивать или шутить, чтобы наладить отношения, как это часто делала раньше, а тоже повернулась к нему спиной и уснула! Как будто ей не было никакого дела до его настроения!
  "Что же это за комната?" - мысленно задал он вопрос, сам не понял, кому, и получил ответ: "Спальня графа Теобальда Свитта". Отчего-то это его не удивило, скорее, озадачило. Сергей сел в кровати и обнаружил, что одет в белую рубашку с рукавами, очень напоминавшую женскую ночную сорочку. Он вскочил, подбежал к зеркалу и застыл в ужасе, увидев странное отражение: светловолосый мужчина среднего роста с длинными волосами в старинной ночной сорочке, длиною почти до пола, с вытаращенными глазами. "Это я, что ли?" - мысленно задал он нелепый вопрос. И снова получил ответ: "Да, это граф Теобальд". Сергей дошел до кресла и плюхнулся в него.
  - Господин уже проснулся? - вдруг раздался тихий женский голос.
  В спальню вошла молоденькая девушка, приятная на вид, встала напротив него и поклонилась. Он смотрел на покорно склонившуюся темноволосую фигурку, а в голове бегущей строкой шла информация: Тильда, рабыня для утех. Ткань на сорочке графа натянулась, выдавая его возбуждение.
  - Что господин желает? - спросила Тильда, заметив состояние хозяина, и кокетливо заглянула в глаза.
  Ну, кто ж от такого отказывается? Сергей встал, приблизился к ней и пальцем приподнял подбородок, разглядывая ее лицо, она по-прежнему улыбалась.
  - Ложись, - сказал он, немного смущаясь своего вида.
  Девушка быстро подошла к кровати, задрала подол платья и легла на край постели, широко раздвинув ноги, белья на ней не было. От неожиданности Сергей замер и, нервно сглотнув, смотрел на готовую к "употреблению" рабыню. Он медленно приблизился, пытаясь одновременно избавиться от своей рубашки, правда, безуспешно, и торопливо пристроился между бедер рабыни, о предварительных ласках и нежностях он даже не вспомнил, просто вбивал свой член в неподвижное тело девушки, придерживая руками ее бедра. Как только он отошел от нее, она встала, поклонилась и ушла. Затем вошел лакей с необычной одеждой в руках.
  Сергей немного задержался у зеркала, стянув, наконец, ненавистную рубашку и рассматривая незнакомое мягкое, как у женщины, тело. Он разочарованно вздохнул, вспоминая свою подтянутую и накаченную в нужных местах спортивную фигуру, но не расстроился, подумав, что с такими "бонусами" можно прекрасно себя чувствовать и в этой не слишком привлекательной оболочке.
  Завтракал он в приподнятом настроении, обдумывая сложившуюся ситуацию. Значит, он попал в чье-то тело, да еще в другой незнакомый мир, при этом сохранились память прежнего хозяина и своя собственная о прошлой жизни. Он не знал, почему и надолго ли здесь оказался, но доставшийся статус его вполне устраивал, и Сергей решил использовать подвернувшуюся возможность для получения доступных удовольствий.
  Было бы глупо отказываться от такого необычного подарка судьбы и искать пути возвращения домой. Да и зачем? В этом мире он граф и крупный рабовладелец, причем холостой, да ни один бы мужик не отказался от такого шанса, окажись он на его месте!
  Теобальд поднялся с кресла, налил себе еще вина и подошел к окну, но не видел открывшийся перед ним пейзаж, воспоминания вновь нахлынули на него.
  Три дня Сергей, что называется, "отрывался по полной", почти не покидая спальню, только меняя рабынь. Он торопился воплотить в реальность свои эротические фантазии, развлекаясь то с двумя, то с тремя девицами, и не сразу заметил, что они покорно принимали нужные позы, старательно улыбались, когда он на них смотрел, ласкали его, правда, ему приходилось объяснять, что именно они должны делать, но его это не смущало. О своей жизни в том мире, где нужно было соблюдать приличия, ходить на работу, делать то, что требуют, а не то, что хочется, где, наконец, он был женат, то есть, несвободен, старался не думать, более того, он не хотел возвращаться, во всяком случае, пока.
  Глава 14
  Сегодня у него должна состояться встреча с друзьями в ресторации, была уверенность, что он хорошо знал их, общался с ними раньше, Сергей нисколько не волновался, потому что пока память прежнего донора его тела не подводила. Граф был рад появившейся возможности как-то разнообразить свое пребывание здесь.
  Увидев Крэйга, он немного стушевался, у того было великолепное тело, причем накаченное не в фитнес-зале, а закаленное на полях сражений, рядом с ним он выглядел мягкотелым и расплывшимся. Но разговор о покупке рабынь быстро отвлек его от неприятных мыслей. Ему нравилось чувствовать себя хозяином жизни, могущественным повелителем слабых людей, он старался не задумываться над тем, что эти бесправные рабы - тоже люди.
  В конце концов, почему это его должно волновать или смущать? Он же не виноват в том, что в этом мире царят такие нравы, и что ему повезло оказаться в теле рабовладельца. Вот если бы он попал в тело раба, тогда бы и думал о своем незавидном положении. А сейчас ему предстояло оценить девственниц, а, если повезет, и купить их.
  Рынок с обычными товарами располагался рядом с невольничьим, видимо, для удобства. Они шли мимо прилавков с разнообразным товаром, но их не интересовали вещи, они нетерпеливо выискивали живой товар. Три неподвижные худенькие фигурки выделялись на фоне пестрой мельтешившей толпы.
  - Кажется, маги следуют за нами, - проговорил Теобальд. - Не хочу, чтобы они опередили нас.
  - Тогда нам следует поспешить, - с улыбкой отозвался Маркус.
  Они втроем подошли к небольшому возвышению, на котором стояли рабыни. Теобальд, точнее, Сергей, по привычке, сначала посмотрел на ноги девушек, но сквозь эти балахоны из плотной ткани мало что можно было увидеть. Когда он встретился с глазами невольницы, то испытал шок: на него смотрела Лена, его жена! Она тепло улыбалась и не скрывала радости от встречи, то есть, тоже узнала его!
  Но как такое возможно, если он внешне совсем не был похож на себя прежнего? Хотя, Лена тоже мало напоминала его жену из того мира, но тем не менее он ее узнал с одного взгляда! Сергей смешался, ведь если он ее признает, то со всеми удовольствиями придется распрощаться, Лена не будет мириться с его изменами в любом из миров, и не даст ему насытиться свободой и погулять вволю, в этом он не сомневался. А когда еще ему представится такой шанс "оторваться"?
  Все эти мысли пронеслись в его голове за секунды, и он принял решение. Сергей сделал вид, что не узнал ее, и перевел взгляд на другую рабыню, медленно уходя от Лены и ее пристального внимания. Он надеялся, что она подумает: ошиблась, это невозможно, и ничего не станет предпринимать. Но услышал: "Сережа!". Она не кричала, просто негромко окликнула, но в этом слове смешалось столько эмоций: нежность, надежда, удивление, неуверенность, разочарование.
  Это осложняло его положение, ему нелегко было обернуться и со снисходительной улыбкой посмотреть на нее. Он все-таки надеялся, что она решит, что обозналась и успокоится, но Лена не отводила свой взгляд, который он теперь кожей чувствовал, что, естественно, не могло не раздражать. Его хорошее настроение таяло на глазах.
  А потом торговец начал что-то плести про ее магию, и его женой тут же заинтересовались маги, те двое, кого он видел в ресторации, и Крэйг, который задал ей вопрос. Ее короткое: "Врут!" было, как удар хлыста. Это было так похоже на нее - не уступать, говорить, что думаешь, даже, если последствия будут не из приятных. Никакой гибкости, уступчивости, только безрассудная принципиальность и абсолютно нелогичное упорство! А еще он понял, что она "не купилась" на его уловки и поняла, что он узнал ее и сразу же, не раздумывая, отказался.
  Сергей ненадолго завис от своих же мыслей, пришло понимание, что его поступок выглядит не очень красиво. Пока он убеждал себя, что ничего страшного не происходит, маги стали торговаться из-за его жены. И подумать только - она досталась Крэйгу! Сергею это не понравилось, это было неправильно!
   А потом она крикнула: "Мама! Прощай!..", презрев все правила и запреты, и никто ей не посмел ничего сказать, даже Крэйг, не терпевший неповиновения! И ведь ей ответили, да еще и поблагодарили, что означало, что за эти три дня, будучи рабыней, она кому-то успела помочь, как обычно, не слишком задумываясь, как это отразиться на ней.
  Сергей не удивился, его жена и раньше так делала, он ей не раз указывал, насколько это неразумно, а она улыбалась и объясняла, что сделала так, потому как чувствовала, что так, видите ли, будет правильно. Иногда он уставал от ее бескомпромиссности и излишней прямолинейности.
  Но сейчас сам почувствовал внутренний дискомфорт, его жена будет принадлежать другому мужчине, с какой стати? Пусть это иной мир, и тела у них чужие, но все равно, как ни крути, она остается его женой, поэтому он попытается выкупить ее, а она, пусть не сразу, но в итоге смирится со своим положением, должна же она, в конце концов, понять, что он спас ее!
  И Сергей предложил Крэйгу сделку, с его стороны это было неразумно, нелогично, наконец, абсолютно невыгодно, но его чувство, у которого он никогда прежде не шел на поводу, кричало ему об ошибке, которую совершит, если не выкупит Лену. Он попытался исправить свою ошибку, и что получил взамен? Елена ударилась в пафос и заявила, что он предал ее! Похоже, он все же плохо знал свою жену. Какой, оказывается, грубой и злой она может быть! В кои-то веки хотел сделать доброе дело, и что из этого вышло?
  Теобальд с силой захлопнул дверь кабинета и направился в спальню, на ходу крикнув, чтобы ему прислали Тильду.
  Глава 15
  Крэйг шел, внимательно прислушиваясь к шагам за спиной. Кажется, он совершил ошибку, потратив деньги на эту странную рабыню. С покорностью и послушанием у нее явно были проблемы, он это заметил сразу. Все три девственницы были хрупкими, две из них стояли с опущенными головами, лишь иногда бросая испуганные взгляды по сторонам. А вот третья, сощурившись, разглядывала публику, не скрывая ненависти и презрения.
  Это было довольно необычно, девушка не стремилась понравиться будущему хозяину, даже не пыталась изобразить покорность, чтобы избежать наказания. Крэйг с любопытством наблюдал за ней. Он и его друзья уже довольно близко подошли к рабыням, когда Крэйг увидел, что взгляд ее остановился на Теобальде.
  Она сначала с удивлением и затаенной надеждой смотрела на него, ловила каждый его жест, и через несколько мгновений глаза ее засияли, улыбка озарила лицо. Девушка не сводила с Теобальда горящих глаз, не замечая ничего и никого вокруг. Крэйга посетило какое-то новое, незнакомое доселе чувство, что-то вроде зависти или даже ревности. Он точно мог сказать, что никогда раньше не испытывал ничего подобного, поэтому с удивлением прислушивался к себе и с возросшим интересом продолжал наблюдать за девушкой и Теобальдом.
  Тот ничего не замечал, пока их глаза не встретились, в этот момент что-то между ними произошло, Крэйг это понял, но Теобальд, задержавшись лишь на несколько секунд, прошел мимо этой рабыни и подошел к другой. Целая гамма противоречивых эмоций отразилась в ее глазах, она что-то сказала в спину Теобальду, Крэйгу показалось, что это было имя, но он никогда раньше не слышал такого имени, поэтому не был до конца уверен в этом.
  Почему она заговорила? Может, она не знала правил? А потом торговец что-то сказал о ее даре исцеления, возможно, он использовал одну из своих многочисленных уловок, чтобы повысить цену на товар. Но это сработало, рабыней заинтересовались подошедшие чуть позже маги.
  У девушки, действительно, было редкое свечение, отражавшее эмоции, цвета ее потоков переливались, меняя оттенки, но это были обычные потоки, не имевшие ничего общего с магией. Правда, они очень отличались от потоков рядом стоявших девственниц по степени яркости и интенсивности, хотя после равнодушной реакции Теобальда, цвета потоков рабыни стали тускнеть.
  Крэйг решил задать ей вопрос, будучи уверенным в том, что она подтвердит слова продавца и станет уверять их в своей магии, как сделала бы любая рабыня на ее месте, желая понравиться будущему хозяину и подать себя с выигрышной стороны. Но все произошло с точностью до наоборот, по сути, она сказала, что покупателей обманывают, чем вызвала гнев торговца, возжелавшего тут же наказать ее, но Крэйг не позволил ему этого сделать. А девушка замкнулась, потеряв интерес ко всему происходившему вокруг нее, и в этот момент все цветные потоки исчезли, будто скрылись за темной непроницаемой стеной.
  Отсутствие в рабыне магических сил не остановило магов, пожелавших купить ее, отчего-то Крэйгу это не понравилось, он сам купил ее, при этом неразумно завысив цену. Стараясь не думать о том, что совершил не просто ошибку, а беспечную глупость, расплатился с продавцом и надел ей на руку браслет. Невольница посмотрела на него так, будто никогда даже не слышала об этом атрибуте рабов и не понимала, для чего он предназначен, и она сразу же доказала свою неосведомленность.
  Когда у нее не получилось пойти туда, куда она желала, даже не спросив позволения у хозяина, то посмела заговорить с ним, объясняя, что ей нужно. Крэйг уже не на шутку рассердился и отказал ей. Она крикнула, прощаясь с матерью, и в этом возгласе было столько боли, горечи и отчаяния, что не почувствовать это было невозможно. Крэйг обязан был наказать ее, все ждали от него именно этого, но он не стал ничего делать, точнее, не смог, поэтому разозлился еще больше. У него появилось сильное желание избавиться от этого беспокойного, доставлявшего столько хлопот, приобретения.
  А потом Теобальд обратился к нему с просьбой перекупить рабыню, и Крэйга это возмутило до глубины души, он понимал, что между этими двумя что-то происходит, хотя связь между ними не просматривалась. И желание избавиться от рабыни, лишь мгновение назад посетившее его, показалось ему нелепым и совершенно неоправданным. Он отказал приятелю в довольно резкой форме, а рабыня снова заговорила и снова без его позволения! Она сказала Теобальду что-то обидное для него на незнакомом языке, это было видно по его недовольному лицу, хотя приятель и не признался в том, что понял ее.
  Но Крэйг не стал ей выговаривать за это, а уж тем более наказывать, потому что, не поняв ни слова из того, что она сказала, он догадался, что из них двоих рабыня выбрала его! Хотя, объективности ради, следовало заметить, что правильнее сказать, что она отказалась от Теобальда и предпочла его. О том, что на его месте мог быть, кто угодно, маркиз старался не думать.
  Глава 16
  Дом маркиза в столице королевства, построенный еще прадедом, находился недалеко от рынка. Он остановился перед воротами большого здания, намереваясь сразу же отправить ее в пристройку, занимаемую рабами, но она, уже в который раз натолкнулась на него, а потом потеряла сознание, правда, успев извиниться, и, если бы он не поймал ее, упала бы. И теперь он нес на руках рабыню, которую едва успел подхватить, когда обернулся.
  Крэйг злился, потому что совершенно не пристало маркизу на глазах всей прислуги нести на руках какую-то рабыню. И хотя это не составляло для него никакого труда, потому что она была легкая, словно перышко, но, тем не менее, сам факт был возмутителен, а если смотреть с высоты занимаемого им положения, то - недопустимым. Из-за этой девчонки он нарушил этические и моральные нормы общества! Но, когда постоянно сопровождавший его слуга подбежал к нему, собираясь забрать ее, Крэйг посмотрел на него так, что тот в испуге шарахнулся в сторону. Маркиз донес рабыню до гостиной и положил на диван.
  - Позовите мага-целителя! Срочно! - приказал он.
  Пока ждали целителя, Крэйг позволил служанке подойти к девушке. Расхаживая по комнате, сам он не решался приблизиться к ней, поскольку, зная о своей разрушительной энергии, боялся навредить. Когда вошел маг-целитель, Крэйг покинул гостиную и стал ждать того в кабинете.
  - Ваша Светлость, - обратился к нему вошедший маг, худой высокий мужчина с большими торчащими ушами. - Девушка сильно истощена, и не только физически, но и эмоционально. Ее энергия плохо просматривается, она, будто закрыта, Вы, наверное, и сами видели. Это необычно, я такого еще не встречал.
  Крэйг согласно кивнул, продолжая внимательно смотреть на мага, тот волновался, хотя старался казаться спокойным, но его выдавали суетливые движения рук и бегающий взгляд.
  - Сейчас она спит, ей нужен отдых, в данный момент ее здоровью ничто не угрожает. Что-то более определенное можно будет сказать, когда она очнется, - неуверенно продолжил целитель и замолчал.
  Крэйг кивнул и взмахом руки отпустил мага, так и не произнеся ни слова. Затем он распорядился отнести ее в пристройку, где размещались рабы.
  Елена
  Я открыла глаза, в комнате было темно. Где, интересно, на этот раз я оказалась? Попыталась встать, но получилось только сесть, кружилась голова, и во всем теле была слабость, а еще очень хотелось есть. Дверь открылась, вошел мужчина и зажег магические светильники, прикоснувшись к ним. Я увидела, что нахожусь в крохотной каморке без окон с низким потолком, в которой помещалась только узкая кровать, маленький столик, по размерам больше напоминавший полку, и табурет. Убогость обстановки, да и самого жилья действовала угнетающе.
  Мужчина, на вид ему было около сорока лет, сначала стоял возле двери и внимательно рассматривал, можно сказать, сканировал меня, а я разглядывала его, особенно мое внимание привлекли большие уши, расположенные почти перпендикулярно голове, потом он сел на табурет.
  - Как ты себя чувствуешь? - вместо приветствия спросил он.
  - Где я нахожусь? - в свою очередь поинтересовалась у него.
  - Разве ты ничего не помнишь? - ушел от ответа он.
  - Что я должна помнить? - вернула ему вопрос.
  - Это я и пытаюсь выяснить! - не сдерживая недовольства, ответил он.
  - Я тоже пытаюсь выяснить: где я нахожусь?
  - Ты, РАБЫНЯ, находишься в доме маркиза Одлина, - уже не скрывая раздражения, ответил он, выделив слово "рабыня".
  Я закрыла глаза, значит, этот многосерийный кошмар продолжается, и я очнулась в очередной его серии. Вспомнила, как нас выставили на продажу, как увидела Сергея, тут же к горлу подступил комок горечи, снова закружилась голова. Открыла глаза, чтобы избавиться от этих тяжких видений, понимала, что нельзя мне сейчас об этом думать, слишком тяжело, да и на здоровье сказывается не лучшим образом.
  Так что же дальше произошло? Перед глазами мелькнул образ мужчины, который защелкнул на моем запястье браслет, посмотрела на свою правую руку и увидела подтверждение всплывшей картинки. Помню, потом мы куда-то шли. И все, больше ничего вспомнить не удалось.
  - Чувствую я себя не слишком хорошо, и есть хочется, - в подтверждение моих слов желудок громко заурчал. - А Вы кто?
  Я присмотрелась к мужчине, он был одет в серые штаны и такого же цвета тунику, судя по внешнему виду, на титулованную особу не тянул.
  - Я - маг-целитель! - горделиво произнес он, вздернув подбородок.
  - Тоже раб? - уточнила я.
  Он, оскорбленный моим вопросом, вскочил и обиженно уставился на меня, желая, по всей видимости, послать куда подальше, но, почему-то не решаясь сделать этого.
  - Ты неправильно ведешь себя, поэтому будешь наказана! - сказал он не слишком уверенно.
  - То есть, я ошиблась? Вы - свободный человек?
  Он не успел ответить.
  Глава 17
  - Вэнс! Его Сиятельство хочет видеть тебя! - обеспокоенно проговорил распахнувший дверь в комнату мужчина.
  Маг как-то сразу сдулся, взволнованно засуетился, бросил на меня испуганный взгляд и торопливо сказал мужчине:
  - Ей надо поесть, только немного.
  И он выбежал из комнаты, а я выжидающе смотрела на мужчину, которому было уже за пятьдесят лет. Одежда на нем была такая же, как и на целителе, он тоже оценивающе разглядывал меня, и взгляд его меня насторожил, показался липким и нагловатым.
  - Иди за мной! - произнес он.
  Сам остался на месте и внимательно наблюдал, как я осторожно встала и медленно двинулась к выходу, потом развернулся и не спеша, искоса следя за тем, чтобы я не отставала, пошел впереди меня по коридору. По дороге навстречу нам попадались люди в невзрачных одеждах из грубой ткани, они с нескрываемым любопытством разглядывали меня, но торопились пройти мимо, стоило мужчине бросить на них взгляд.
  - Вы здесь старший? - спросила у него.
  Он оглянулся, испытывающе посмотрел на меня, прикидывая, стоит ли отвечать, но потом все же сказал:
  - Я - управляющий...рабами.
  Наконец, мы пришли, судя по длинному столу, по обеим сторонам которого стояли деревянные лавки, в столовую. Я обессиленно плюхнулась на край лавки, пожилая женщина принесла мне миску с кашей и кружку воды. Я поблагодарила ее и с удовольствием съела.
  - Где можно искупаться? - обратилась я к управляющему, который все это время следил за мной.
  - Пошли! - сказал он после небольшой паузы.
  Мне показалось, что в его голосе прозвучала досада, складывалось впечатление, что он не мог определиться, как вести себя со мной.
  Управляющий привел меня в прачечную, где женщины стирали белье в деревянных емкостях, раньше у нас их, кажется, называли шайками. Из-за клубов пара, поднимавшегося от горячей воды, разглядеть здесь кого-нибудь было непросто.
  - Зира! - крикнул он. - Новенькая хочет помыться.
  - Сейчас? - удивленно спросила та.
  - Ее в любой момент может позвать маркиз, - с многозначительной усмешкой пояснил он.
  Женщина уже внимательнее посмотрела на меня и молча кивнула управляющему, тот вышел.
  - Так ты та самая девственница? - задала странный вопрос Зира.
  Остальные прачки оставили свое занятие и окружили меня.
  - Что значит "та самая"? - удивленно переспросила я.
  - Та, которую маркиз сам нес на руках, - ответила Зира.
  - Вот как? Не знала, но, видимо, потому что я отключилась, в смысле, сознание потеряла, - сказала я.
  Все продолжали молча смотреть на меня.
  - Что-то не так? - осторожно спросила я, всматриваясь в лица женщин.
  - Его Сиятельство не должен был нести рабыню на руках, - ответила, наконец, Зира.
  - Ну, не бросать же было меня на дороге, он ведь потратился, потому и поднял свое, домой отнес, - резонно возразила ей.
  - Это могли сделать рабы или воины, - заметила одна из прачек.
  - Наверное, в тот момент их не оказалось рядом, - предположила я.
  - Охрана всегда рядом, - усмехнулась Зира, не двигаясь с места, будто ожидая от меня каких-то объяснений.
  - Ну, и что, по-вашему, это может значить? - стараясь не раздражаться, спросила у женщин.
  - Мыться будешь там! - вместо ответа сказала Зира и показала рукой в дальний угол.
  Мне принесли мыло, я повертела его в руках, оно отличалось от того, что давал нам торговец и от того, которое прачки использовали при стирке, было более душистое.
  Зеркал и здесь не было, поэтому опять толком не удалось рассмотреть, как я выгляжу. Уже одетая и обутая - мне выдали уродливые на вид туфли, под стать бесформенному невзрачному платью, они были жесткими, и вызвали во мне беспокойство: как бы не стереть ими ноги. Я расчесывала свои светло-русые волосы, когда ко мне подошла темноволосая симпатичная девушка и с ехидной улыбкой сказала:
  - Не очень-то зазнавайся, надолго ты у него не задержишься! Хозяин тощих не жалует!
  - Рада слышать это! - не покривив душой, ответила ей.
  Она сначала растерялась от моих слов, а потом озлобленно добавила:
  - Думаешь, управляющего ублажать лучше?
  Дождалась! Вот меня и просветили насчет моего будущего пребывания здесь, перспективы нарисовали - приличных слов не найти, чтобы выразить свое "восхищение"! Я даже не нашлась, что ответить, стояла и молча злилась.
  - Хозяину нравятся покорные рабыни, - вдруг услышала я голос незаметно вошедшего управляющего.
  От неожиданности я вздрогнула и выругалась на русском. Он напрягся, услышав, но через пару секунд продолжил менторским тоном:
   - Ты будешь выполнять все указания Его Сиятельства, если не хочешь, чтобы тебя наказали!
  - Ты мне угрожаешь, что ли? - не сдержалась я после услышанного о нем от девицы.
  У управляющего от удивления отвисла челюсть, но он быстро пришел в себя и со злостью прошипел:
  - Ты забываешься, рабыня! Наверное, такая смелая, потому что плетей никогда не пробовала?
  - Угадал! Не пробовала! А ты, управляющий, судя по всему, забыл, что ты тоже раб и решил плетьми попугать?
  - Да ты прямо сейчас их отведаешь! - с горящими от возмущения глазами стал наступать на меня разозлившийся управляющий.
  - Дуг! Его Сиятельство хочет видеть рабыню-девственницу! - крикнул прибежавший лопоухий маг.
  Глава 18
  Управляющий остановился, и в его глазах промелькнул испуг, откровенно говоря, я тоже струсила, чуть не до дрожи, ой, как не хотелось идти к маркизу, но вида не показала.
  - Придется подождать Его Сиятельству, управляющий решил наказать меня! Так и передай! - с перепуга начала стебаться над Дугом, чтобы потянуть время.
  Маг застыл с открытым ртом и вытаращенными глазами, переводя ошеломленный взгляд с меня на управляющего.
  - Нет, Вэнс,...я просто..., я хотел..., - мямлил Дуг, запутавшись вконец.
  - Дуг просто забыл, что он тоже раб, возомнил себя равным Его Сиятельству! - продолжала я.
  - Нет! Она лжет! Я не хотел, - стал оправдываться управляющий, со страхом косясь на меня.
  - То есть ты не собирался наказывать меня? - не отставала я.
  Тут маг очнулся, махнул на управляющего рукой, а мне сказал:
  - Пошли скорее! Хозяин не любит ждать!
  - Пусть сначала ответит! - настаивала я, глядя на Дуга, и не сдвинулась с места.
  Вэнс подскочил к Дугу и, чуть не плача, крикнул:
  - Быстрее!
  - Нет, я не собирался наказывать тебя, просто ...пошутил, - проговорил тот глухим голосом.
  - Неужели? Почему же никто не смеется? - отложив гребень, я начала заплетать волосы. Маг подбежал уже ко мне и взволнованно проговорил:
  - Надо идти! Я и так задержался, пока искал тебя!
  - Все из-за тебя! - с укоризной сказала Дугу, продолжая заплетать косу.
  Ответить на мой выпад он не решился, только нервно сглотнул, завороженно следя за моими пальцами, разделявшими волосы на пряди.
  - Да помогите же ей! - истошно крикнул Вэнс, обращаясь к женщинам, которые с интересом наблюдали за устроенным мною представлением.
  Эмоции на их лицах были самые разные: кто-то испуганно прижимал сжатые в кулаки руки к груди, кто-то злился, но большинство старались спрятать улыбку. Одна из таких неуверенно подошла ко мне.
  - Только аккуратнее, пожалуйста, не дергай. Заплетай, как родной сестре, - она растерянно посмотрела на меня, потом хмыкнула и кивнула.
  Пока женщина ловко плела мне косу, маг нетерпеливо топтался на месте, отсвечивая покрасневшими от волнения ушами, не решаясь вмешиваться. Когда она, закончив, отошла, я оглядела свое серое платье из грубой ткани, по качеству, конечно, получше мешковины, но ненамного. Оно было точно таким же, как и у других женщин, так сказать, униформа местных рабынь.
  - Считаете, платье подходит для визита к Его Сиятельству? - с сомнением в голосе спросила я, подняв глаза на управляющего.
  - Это одежда рабынь, - неуверенно ответил он. - Не было никаких распоряжений...
  - Да все равно тебе его задирать придется, - злорадно проговорила какая-то взревновавшая девица.
  - Может, пойдешь вместо меня? Пока не подавилась слюной от зависти? С удовольствием поменяюсь с тобой! - сорвалась я и стала проталкиваться сквозь толпу женщин в противоположную от двери сторону - вглубь помещения, где стирали.
  - Нет! - нервно воскликнул маг, подбежал и схватил меня за руку. - Пойдем! Прошу тебя!
  Я, вырвав руку, схватилась за косяк и уперлась.
  - Тебе надо идти! Его Сиятельство всех накажет! - подскочил разволновавшийся управляющий.
  Я и сама понимала, что надо, но не могла же я признаться, что тяну время из-за того, что банально струсила, как-то не по себе мне было от мысли, что увижу хозяина, ну и все остальное. Чем хорошим может закончиться встреча рабыни с рабовладельцем? Мне и разговора с Теобальдом вчера хватило, чтобы догадаться, что шансов на мало-мальски приемлемый выход нет, вряд ли его дружок сильно отличается от него. Понимала все, конечно, но вот смириться...
  - Вэнс, проводи меня, пожалуйста, - решилась я и пошла к выходу.
  Целитель облегченно выдохнул и торопливой походкой направился на хозяйскую территорию. Пока шли, решила кое-что прояснить для себя.
  - Вэнс, а ты, действительно, маг или просто лечить, то есть, исцелять умеешь? - спросила я.
  Целитель, споткнувшись, даже остановился на мгновенье, прожигая меня возмущенным взглядом. Потом заспешил опять, отвечая на ходу:
  - Глупый вопрос, но я не обижаюсь, потому что ты в этом ничего не понимаешь.
  - А ты другой магией владеешь, кроме, разумеется, целительской? - продолжала я спрашивать, стараясь не отставать от него.
  - Не твоего ума дело! - небрежно бросил он на ходу.
  Я остановилась, он раздраженно посмотрел на меня, схватил за руку и пытался тащить.
  - Никуда не пойду, пока не скажешь, - упираясь и вырывая при этом руку, предупредила я.
  - О какой магии ты говоришь? - вынужден был уступить он.
  - Например, перемещение в другие миры или открытие порталов в другие миры, - охотно пояснила я.
  - Такой магией владеют единицы, и об этих магах мало кому известно, - сказал целитель и в голосе его слышались панические нотки. - И не в иные миры, а в иные королевства.
  - Спасибо, - поблагодарила я, сдвинувшись с места.
  Глава 19
  Вэнс привел меня в большую светлую комнату с высокими потолками, обставленную дорогой мебелью, похоже, это была гостиная, ну хоть не спальня. Впрочем, может, Его Сиятельству сугубо фиолетово, где дефлорировать рабынь?
  - Здравствуйте, - машинально поприветствовала я хозяина, стоявшего у окна.
  Он удивленно приподнял бровь, но ничего не ответил. Значит, в этой "деревне" здороваться не принято, во всяком случае, рабам с рабовладельцами.
  - Ты можешь идти, - сказал маркиз замершему магу.
  Тот, поклонившись, поспешно покинул комнату. Оглядев гостиную и оценив великолепную отделку, взглянула на хозяина. Он по-прежнему стоял у окна, держа руки за спиной и высоко задрав подбородок, рассматривал меня. Я не посмела копировать его высокомерный взгляд, просто медленно и, чего уж греха таить, оценивающе, прошлась глазами по фигуре сверху вниз и обратно.
  Если коротко, то без преувеличения, маркиза я бы назвала красавцем. Он был выше среднего роста, обладал стройной фигурой, под довольно плотной туникой просматривались рельефные мускулы, натягивавшие в некоторых местах ткань, нарочито расслабленная поза в совокупности с выверенными четкими движениями выдавали в нем воина, правда, не знаю, профессионала или любителя помахать мечом на полях сражений, чтобы разогнать скуку. Буквально вчера сама была свидетелем его быстрой реакции и стремительности в принятии решений, просто специально не думала об этом, а вот в памяти отложилось.
   Подняв глаза к лицу, встретилась с прищуренными серыми глазами мужчины, его ноздри недовольно раздувались, губы были плотно сжаты. Его Сиятельство изволил сердиться. Забавно! Я же еще ничего не сделала, только слово приветствия произнесла без позволения! Не удержавшись, улыбнулась. Видимо, от удивления его сжатые губы разомкнулись, а в серых глазах появился блеск.
   Кстати, а какого цвета мои глаза? Так до сих пор и не знаю! Я снова стала оглядывать комнату, только более внимательно, выискивая зеркало, даже шею пришлось вытянуть, потому что крупная скульптура какой-то женщины мешала рассмотреть, что за ней находится.
  - Кого еще ты ожидала здесь увидеть? - раздался недовольный голос маркиза.
  Удивленно посмотрела на него. О чем это он?
  - Отвечай! - приказал он.
  - Никого, - сказала, недоуменно глядя на него.
  - В таком случае, ЧТО же тогда ты так старательно высматриваешь здесь? - продолжал он, препарируя меня своим взглядом.
  - Зеркало искала, - как на духу, ответила ему, чтобы не злился.
  Его бровь опять поползла вверх.
  - Зачем? - удивился он.
  Нет, может, конечно, в отличие от этого красавчика, я в своей одежде выгляжу смешно и нелепо, не знаю, но зато идиотских вопросов не задаю. Я не смогла удержать вздоха и отвела глаза в сторону, чтобы по ним он не смог определить, что я о его умственных способностях в данный момент думаю. И, хотя, пока мои ответы ни к чему хорошему не привели, проигнорировать вопрос не решилась, и, задержав взгляд на скульптуре, вежливо сказала:
  - В зеркале мне бы хотелось увидеть свое отражение.
  - Разве у вас там нет зеркал? - после затянувшейся паузы спросил маркиз.
  - Я не видела, - пришлось поспешно объяснять, а, точнее, оправдываться. - Может, там где-то и есть зеркало, но в местах, где я уже была, и в моем чулане, ...то есть, в моей каморке, ...кхм, - запутавшись, я нервно закашлялась, потом все же договорила: - В моих апартаментах его точно нет.
  Крэйг замер, потом резко отвернулся от меня, я выдохнула, но нервничать не перестала. Светской беседы не получилось, впрочем, о чем это я? Кто ж из избранных позволит себе вести светскую беседу с предметом мебели, точнее, обстановки, коим является рабыня? То же самое касается и манер, я смотрела на хозяина.
  Ну, что можно сказать: вид сзади также был хорош: широкие плечи, узкие бедра, стройные крепкие ноги. Туника на нем была такой длины, что оценить еще один интересный параметр не было возможности.
  Постояв некоторое время в тишине, пришла к выводу, что неслучайно маркиз повернулся ко мне неоцененной по достоинству частью тела, этим он ясно дал понять, что больше лицезреть меня не желает. Ну, да я не в обиде, напротив, рада, и, стараясь не шуметь, тихо развернулась лицом к двери и сделала шаг.
  - Разве я разрешал тебе уходить? - возмутился хозяин. - Куда это ты направилась?
  - Ээээ, похоже, у Вас тут нет зеркала, а, скорее всего, там оно есть. Где-нибудь. Наверное, - нехотя оглянулась я. - Просто я не успела толком везде посмотреть, думаю, мне следует пойти и поискать более тщательно.
  - Сделаешь это позже, - сказал маркиз.
  Я с удивлением смотрела на него, потому что он больше не злился и, кажется, даже не обижался, вообще, выглядел расслабленным, и взгляд был странным, до приветливости ему, конечно, далековато, но хотя бы, не хмурился.
  - Ты знаешь, зачем я тебя купил? - вновь став серьезным, спросил он.
  - Знаю, - тоже очень серьезно и искренне, глядя в его глаза, ответила я: - Чтобы изнасиловать!
  - Что? Почему изнасиловать? - оторопело спросил он.
  - На мой взгляд, это элементарно: по своей воле я с Вами спать не буду, следовательно, Вам придется совершить насилие надо мной.
  Он не на шутку разозлился, впрочем, мне тоже было совсем не смешно. Маркиз весь напрягся и продемонстрировал свой гнев с набором отличительных признаков: нахмуренные брови, пронизывающий взгляд, обещавший неминуемую кару, плотно сжатые губы, дергающиеся желваки. Опустив руки вдоль тела и сжав их в кулаки так, что костяшки пальцев побелели, он медленно надвигался на меня, пока не подошел почти вплотную и практически навис надо мной.
  Я задрала голову, чтобы смотреть ему в глаза, и добавила:
  - А еще мне недвусмысленно дали понять, что, когда я Вам надоем, и Вы выкинете меня, как сломанную игрушку, тогда меня будут насиловать другие, рангом пониже.
  Маркиз смотрел на меня взбешенным взглядом, не отрываясь. Напряжение, в котором я пребывала все это время начало сказываться. Так же, как и вчера, у меня закружилась голова, лицо хозяина стало расплываться, и еще было ощущение, что на меня наваливается что-то вроде бетонной плиты, пытаясь раздавить. Пошатнувшись, я сделала шаг назад. Хозяин вдруг резко выпрямился и отступил от меня на пару шагов.
  - Убирайся! - сквозь зубы процедил он.
  С трудом отвернулась от него, открыла дверь и медленно вышла. Я брела по коридорам, стараясь, как можно дальше уйти с хозяйской территории. Чувствовала, как темнеет в глазах, и сознание медленно покидает меня. Прислонившись спиной к стенке, медленно сползла по ней, решив немного передохнуть, потому что не в силах была идти дальше.
  Глава 20
  Крэйг был взбешен. Рабыня вышла, и он, уже не сдерживаясь, заметался по гостиной, расшвыривая мебель, попадавшуюся на пути. Как она посмела?! Сказать ему такое! Практически обвинить! Крэйг подошел к окну, тяжело выдохнул и закрыл глаза. Вчера, с момента, когда рабыню унесли из его гостиной в пристройку для рабов, он не находил себе места. Еле дождался утра, чтобы послать за магом-целителем и узнать у него о состоянии рабыни. Он понимал, что она еще слаба, но все же надеялся, что ей станет лучше, и она сможет прийти к нему в апартаменты, а если нет... Маркиз гнал от себя эту мысль, потому что должен был ее увидеть во что бы то ни стало.
  Он не понимал, откуда у него появилась потребность видеть ее, да и не только видеть, но и обладать ею. Он уже предвкушал встречу с ней, которая должна закончиться в постели, в этом маркиз был убежден. Ему и в голову не приходило, что могут возникнуть препятствия, и его желание, подогреваемое страстью, не исполнится.
  Крэйг нисколько не сомневался, что рабыня тоже хочет этого, во всяком случае, должна же она понимать, что ему от нее нужно, для чего ее купили! Правда, у нее необычный характер, он это заметил сразу, как только увидел ее, но так даже будет интереснее. Забавно будет послушать ее неразумный лепет, ее возражения, если таковые найдутся.
  Крэйг признался себе, что, когда думал о Теобальде и рабыне, его охватывала подозрительность, переходившая в жгучую ревность. Что же их связывало? Что за неизвестный язык, на котором она говорила? Чем больше он об этом думал, тем сильнее его охватывало любопытство и желание выяснить все. А для этого нужно непременно видеть ее, ну и обладать ею. Давно Крэйг не испытывал такого эмоционального подъема. Он долго не мог уснуть, не уставая воскрешать в памяти образ девушки с красивым именем Елена.
  Вот она, такая хрупкая, стоит на подиуме в простой белой рубашке и с презрением смотрит на разодетых богатых мужчин. С замиранием сердца он вспоминал взгляд, который особенно поразил его, это когда она смотрела на Теобальда в первые минуты. Ее синие глаза засияли, а робкая неуверенная улыбка сделала ее лицо настолько привлекательным, что невольно заставило обратить на себя внимание многих мужчин, в том числе, и других магов. Крэйг завидовал Теобальду, он хотел, чтобы она смотрела на него также, чтобы ее глаза излучали радость при виде его, чтобы она встречала его такой же нежной улыбкой.
  Маркиз одернул себя, понимая, что это несерьезно, недостойно его титула. Засыпая, он был уверен, что теперь, когда у него появилась возможность видеть рабыню каждый день, быть с нею, дарить ей ласки и разные безделушки и получать взамен удовольствие, его чувства будут не столь обостренными, и не будут вносить дискомфорт в его размеренную жизнь.
   Крэйг чувствовал, что с этой девушкой он испытает наслаждение. Откуда пришло это понимание, не знал, но даже его магические потоки были направлены на контакт с этой рабыней. И логически это было не объяснить, и с точки зрения магии пока непонятно, но интуиция подталкивала его к ней.
  Когда целитель доложил ему о состоянии здоровья рабыни, сказав, что она истощена, Крэйг забеспокоился. Она такая слабая, ей необходимо окрепнуть, поэтому он не будет торопиться, просто посмотрит на нее и, возможно, только поговорит. Стоя в гостиной у окна, Крэйг с нетерпением ждал невольницу, она давно уже должна была прийти, но почему-то задерживалась, и он начал нервничать.
  Крэйг хотел встретить ее в добродушном настроении, чтобы расположить к себе, хотя и понимал, что для того статуса, что занимал он, находясь рядом с вершиной иерархической лестницы и того положения, что занимала девушка, это излишне. Его, маркиза, рыцаря королевства Рутазия не должно волновать настроение какой-то рабыни, и неважно, что желание увидеть ее, просто смотреть на нее было настолько велико, что он сам уже готов был отправиться за ней.
  Елена вошла и с первой же секунды нарушила нормы приличия, позволила себе вольность - заговорила без его на то позволения, точнее, поздоровалась с ним, как с равным. Он догадался, что сделала она это по привычке, как и вчера, когда извинилась после столкновения с ним, прямо перед тем, как лишиться чувств. Это была еще одна загадка, связанная с ней.
  Крэйг был хорошо осведомлен, что наемники, как правило, захватывали в плен и затем поставляли на невольничьи рынки людей из приграничных поселений, не имевших отношения к знати, а, следовательно, и воспитанных в рамках своего сословия, безоговорочно признававших превосходство титулованных особ и соблюдавших нормы межсословных отношений. Ни она, ни ее мать не заявляли о принадлежности к знатному роду, поэтому ее поведение, также как и знание незнакомых слов, вызывало вопросы, ответы на которые ему могли не понравиться.
  Маркиз засмотрелся на Елену и не сразу заметил, что она разглядывала его так, будто оценивала, это было снова несвойственное для рабыни поведение. Крэйг возмущенно посмотрел на нее, но так ничего и не сказал. А вот когда она стала кого-то искать, ему сразу вспомнился Теобальд, и он потребовал сказать, кого она ищет.
  Когда выяснилось, что Елена пыталась найти не кого-то, а что-то, а именно - зеркало, Крэйг растерялся и повел себя, как кретин, не нашел ничего лучше, чем задать глупый вопрос. Она и взглянула на него соответственно, правда, быстро отвела глаза в сторону, а потом как слабоумному ответила, даже начала что-то объяснять. Маркиз еле сдержался, чтобы не рассмеяться, но поскольку такое поведение с его стороны было недопустимо, он отвернулся, чтобы успокоиться.
  А Елена решила уйти, снова, естественно, без разрешения, он не позволил, стал расспрашивать. На все его вопросы она отвечала так необычно, что он терялся, но готов был слушать ее бесконечно. Маркизу не хотелось ее отпускать, но и поводов удерживать не было. Кроме одного. И он, забыв, что решил не торопиться, задал ей прямой вопрос, предполагавший ответ, исходивший от покорной рабыни.
  Глава 21
  То, что он услышал, было насколько неожиданно, настолько же и чудовищно. Она приравняла его к насильникам! Его, благородного рыцаря, жалкая рабыня обвинила в бесчестии, смешала с грязью, как какого-то бандита или развратника! В тот момент он еле сдержался, чтобы не убить ее тут же, на месте. Взбешенный несправедливым, отвратительным обвинением, он стал надвигаться на нее, устрашающе сверкая глазами. Она не отступила, а, задрав голову, чтобы видеть его глаза, продолжила говорить такие же немыслимые вещи. Крэйг сам не понял, как сдержался, а не раздавил ее, как насекомое.
  Самое неприятное, что он чуть не перестал контролировать свою магическую силу, и понял это только тогда, когда она, пошатнувшись от страха, отступила. Он сразу же опомнился, отошел от нее и велел убираться, пока не случилось беды, потому что, если бы его магия подействовала на нее, то девушки уже не было бы в живых. Крэйг был уверен в этом, потому что не раз видел действие своей разрушительной магической силы на окружающие предметы и на людей, точнее, на врагов.
  Маркиз перестал метаться и сел в кресло, пелена, которая некоторое время стояла перед глазами, и сквозь которую он мог видеть только очертания предметов, спала. Нельзя было сказать, что он успокоился, шквал эмоций, обрушившихся на него после слов рабыни, потряс его. Он решил пока не думать ни о ней, ни о том, что она сказала. Понимал, что надо успокоиться и разобраться со всем этим на холодную голову.
  Крэйг отправился на ристалище во дворец. Ему необходимо было на время забыться, сражаясь с противником на поле боя, и неважно, были ли это какие-нибудь состязания, или обычные тренировки, любой вариант его вполне устраивал. Когда прибыл во дворец, выяснилось, что там проходили состязания на мечах, Крэйг пожелал стать их участником, и в течение трех часов сражался на поле с соперниками.
  Вернувшись домой, он чувствовал себя отдохнувшим, было ощущение, что всю свою злость и ненависть маркиз оставил на площадке для состязаний, эти негативные эмоции помогли ему одержать победу почти во всех поединках. Крэйг вновь был готов к преодолению трудностей, потому как, несмотря на то, что Елена его оскорбила, желание обладать ею никуда не пропало.
  Обида, горечь, непонимание не исчезли, они остались, но уже не жгли его душу, а остыли, отошли на второй план. Прежде чем заняться решением проблем, Крэйг должен был получить внятные ответы на возникшие вопросы, исправить ошибки, которые допустил.
  Он уже более спокойно мог вспоминать и анализировать разговор с рабыней, даже попытался понять ее, но пока не получалось. Сказать, что ее поведение было необычным, было недостаточно, потому что оно не вписывалось в то, к чему он привык, ломало традиции и нормы. Елена не была глупой и не могла не понимать, чем может закончиться ее протест, но, тем не менее, она бросила ему вызов, да, если честно, не только ему, а всем, кто жил по этим законам. Что ею руководило? Чего она добивалась?
  Сейчас Крэйг понимал, что бросить вызов в ее бесправном положении могла только сильная духом, неординарная личность. Возможно, стоит рассматривать ее обвинения, как своеобразный способ защиты? Последний шанс? Маркиз понимал, что без Елены ему в этом не разобраться. А, может, и не потребуется ничего делать? Вдруг она одумалась и смирилась? Маркиз усмехнулся, слабо веря в такую версию.
  Он вызвал управляющего рабами, тот с опаской смотрел на него.
  - Ну, что, новая рабыня нашла зеркала? - насмешливо спросил он Дуга.
  - Простите, господин, я не понимаю, о чем Вы говорите, - испуганно сказал управляющий.
  - Рабыня, которую я вызывал днем, говорила, что не видела зеркал в ваших помещениях, - терпеливо повторил маркиз. - Что ты скажешь об этом?
  - У нас есть одно зеркало, - севшим голосом ответил побледневший управляющий и замолчал, низко опустив голову.
  - И где же оно находится? - предчувствуя недоброе, вкрадчиво спросил Крэйг.
  - У меня в комнате, - еле слышно произнес Дуг, сжавшись от страха.
  - Как предусмотрительно! - с трудом сдерживая гнев, сказал маркиз и после зловещей паузы, задал вопрос: - Так рабыня нашла это зеркало?
  - Нет! - воскликнул испуганно Дуг, а потом, запинаясь, торопливо промолвил: - Но, господин, она ...не вернулась к себе. Я и...все думали, что она до сих пор находится у... здесь.
  - О чем ты говоришь? - набросился на него Крэйг. - Она ушла отсюда более пяти часов назад!
  - Пощадите, господин! - управляющий бросился на колени перед хозяином. - Не губите, умоляю Вас!
  - Где она? Сбежать не могла, на ней браслет! - Крэйг подошел к рабу и ткнул в него своим перстом. - Ты за нее отвечаешь! Искать! Мага-целителя сюда! А ты - пошел вон!
  За выбежавшим управляющим захлопнулась дверь, а Крэйг на несколько минут впал в панику и заметался по комнате. Куда могла подеваться Елена? Почему она не вернулась к себе? Крэйг остановился и выругался, совсем голову потерял, даже про магию забыл. Он закрыл глаза и сосредоточился, пытаясь с помощью магических потоков отыскать пропавшую рабыню.
   К счастью, ему сразу же удалось установить контакт с ней, магические нити от него тянулись к какому-то коридору, расположенному недалеко от гостиной, в которой они разговаривали несколько часов назад. В комнату робко заглянул Вэнс и боязливо посмотрел на застывшего хозяина.
  - Иди за мной! - резко сказал Крэйг и быстрым шагом направился к месту, куда вели невидимые нити.
  Глава 22
  Она лежала на полу у стены без сознания. Крэйг свирепо зыркнул глазами на целителя, и тот со всех ног бросился к девушке. Дыхание ее едва прослушивалось, и от прикосновения к лицу в сознание она не пришла. Крэйг стоял на расстоянии, боясь подойти ближе, и неотрывно следил за действиями Вэнса.
  - Ну, что? - нетерпеливо спросил он.
  - Я вижу воздействие разрушительной магии, - пугливо произнес целитель, от страха вжимая голову в плечи.
  - Не может быть! - воскликнул маркиз. - Она бы не выдержала!
  - Смотрите сами, господин! - взволнованно ответил Вэнс.
  Крэйг узнал свою разрушительную магию сразу, темно-серые тонкие нити были вплетены в энергетические потоки Елены.
  - Воздействие разрушительных потоков слабое, - сообщил маг то, что Крэйг и сам видел. - Я попробую нейтрализовать его.
  Он вопросительно посмотрел на хозяина, тот кивнул. Крэйг стоял с помрачневшим лицом и смотрел на неподвижную Елену. Он никогда бы не поверил в то, что не заметил, как перестал управлять своей силой, если бы своими глазами не видел доказательство магического воздействия на худенькую слабую девушку. Она осталась жива, это было невероятно, но ее жизнь все еще находилась под угрозой.
  Вэнс напряженно трудился, но ничего не менялось. Вдруг целитель застыл и уставился на лицо девушки, ее ресницы дрогнули. Крэйг, забыв обо всем, подбежал к ней и опустился на колени на место Вэнса, который едва успел отскочить.
  - Елена! - выдохнул он.
  Она открыла глаза, узнала его и насмешливо проговорила слабым голосом:
  - Твое ж Сиятельство! Чем это Вы меня так приложили? Решили переквалифицироваться в киллера?
  Он непонимающе смотрел на нее, потому что не знал, что означало последнее слово, а она устало закрыла глаза.
  - Господин! Позвольте мне! - произнес Вэнс, стоявший рядом.
  Крэйг молча поднялся и отошел в сторону, он закрыл глаза и тяжело задышал, чуть не застонав. "Убийца" - вот что означало то непонятное слово. От этой догадки его бросило в пот, но, взяв себя в руки, он посмотрел на Елену и сначала не поверил, увидев, как темные нити его магии становились тоньше, а потом совсем исчезли, и только, когда Вэнс устало улыбнулся, понял, что ему это не показалось.
  - Господин! Нужны другие целители, я все силы потратил на ликвидацию Вашей..., простите, ...разрушительной магии, - виновато промолвил Вэнс.
  - Пришли двоих в ближнюю гостевую спальню, - не обратив внимания на оговорку слуги, сказал Крэйг.
  Он, не глядя на целителя, бережно поднял рабыню на руки и понес на хозяйскую территорию. Вэнс шел, еле передвигая ноги, но улыбался, потому что был уверен, что он справился с разрушительной магией хозяина, и это должно повысить его статус среди других таких же, как он, рабов-целителей.
  Елена
  Я открыла глаза и увидела двух склонившихся надо мной мужчин. Вскрикнув от испуга, села и, подтянув к груди одеяло, непонимающе уставилась на них.
  - Не надо бояться! Мы - маги-целители, - быстро сказал мужчина помоложе, отступая на шаг.
  Второй тоже отошел, они оба оглянулись и смотрели в сторону окна, я бросила взгляд туда же и увидела маркиза, встревоженно смотревшего на меня.
  - Как ты себя чувствуешь, Елена? - негромко спросил он.
  Я прислушалась к себе. Той тяжести, которая чуть не раздавила меня после злополучного разговора с ним в гостиной, не было. Боли, разрывающей меня изнутри, тоже не ощущала. Ее я почувствовала, когда в первый раз очнулась у стены. Все тело тогда ломило, и постоянно ощущала мощный прессинг, как будто меня чем-то придавило и не давало нормально дышать. Судя по всему, это маркиз постарался, довел до такого состояния, потому что эта тяжесть навалилась еще там, в гостиной, когда он навис надо мной. Может, он тоже маг, но не целитель, а наоборот?
  - Терпимо, как, наверное, и положено рабыне, - ответила я.
  Маркиз, если и хотел, то не успел ответить, потому что громкое урчание в животе незатейливо подтвердило мои слова. Я быстро огляделась, богатая обстановка говорила о том, что я нахожусь в хозяйских покоях и лежу, возможно, на хозяйской кровати. Липкий страх стал проникать в мое ослабевшее тело. Я откинула одеяло и попыталась встать с кровати, когда услышала голос маркиза:
  - Тебе необходимо поесть, сейчас принесут ужин.
  Кто-то из слуг метнулся к выходу и покинул апартаменты.
  - Нет! Не вставай, ты еще очень слаба, - снова услышала обеспокоенный голос маркиза.
  Подбежавшие целители в два голоса стали меня уверять, что мне нужно лежать или, в крайнем случае, сидеть в постели. Приложив немалые усилия, все же встала, но тут же плюхнулась обратно на кровать: голова кружилась, ноги не держали. Не в силах ничего сделать, позволила магам уложить меня обратно, маркиз внимательно наблюдал за их действиями и молчал. Я закрыла глаза и попыталась вспомнить, каким же образом оказалась здесь.
  Конец ознакомительного фрагмента.
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Т.Мух "Падальщик 2. Сотрясая Основы"(Боевая фантастика) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) А.Завгородняя "Невеста Напрокат"(Любовное фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Путь офицера."(Боевое фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Решение офицера."(Боевое фэнтези) А.Ефремов "История Бессмертного-4. Конец эпохи"(ЛитРПГ) В.Лесневская "Жена Командира. Непокорная"(Постапокалипсис) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"