Ветреная Инга: другие произведения.

Попасть в сказку и не выйти замуж? Книга 2

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    - Сыта ли ты, бабушка Яга? - елейным голосом обратилась я к старушке: - Готова ли ты ответить на чаяния нашего очаровательного хозяина? - Да где хоть ты тут очарование разглядела, Машенька? - фыркнула Яга: - Ведь, сморчок сушеный, и смотреть-то не на что. Я внимательно пробежалась взглядом по кустарной фигурке Лешего, который все это время не сводил с бабульки влюбленных глаз, и возразила: - Нормальный мужик, вон какие ласковые слова говорит, заслушаешься. И как на тебя, Яга Серафонтовна, глядит трогательно, обзавидуешься. О, как трепетно за руку держит! Не зажимает тебя без твоего на то согласия в темных углах, оглядываясь, как бы кто не увидел! А прилюдно, показывая всем свои честные намерения, и трепетно, опасаясь ненароком тебя своими действиями обидеть, - серьезно проговорила я.

  Глава 1
  - Кар! - набатом раздалось в моей голове.
  - Щур, ты абсолютно прав! Утро так себе, на двоечку! - прохрипела я, не открывая глаз.
  Ночь была бессонная и мучительная. Сначала допросы гаденыша и знахарки, потом совещание без царя и с оным. Но самое мучительное было после, когда умывшись и раздевшись, я осталась одна в спальне, что бабульки выделили нам с Ваняткой. Я легла в постель и уткнулась лицом в подушку, которая еще пахла сынишкой, обняла ее и безмолвно заплакала. Сердце сковал страх за родное дитя, собственная беспомощность рвала душу. В голову лезли страшные картинки. Сон все не приходил. Я металась по постели, не находя себе место. Только на самой зорьке смогла забыться буквально на пару часов. И, как следствие, находилась в ужасном самочувствии и настроении.
  - Щур, уже вставать пора, да? А я тут валяюсь? - беседовала я с вороном.
  Это вредный пернатый служил здесь заменителем будильника, вот только у него было одно отвратительное свойство - его невозможно было выключить. И он испортил мне не одно утро в этой сказке.
  - Да, пора уже, - проговорил скрипучий мужской бас. - Это, между прочим, у тебя сын пропал.
  Я подскочила с кровати и, прикрываясь одеялом, уставилась на птицу. Тот тоже не отрывал от меня глаз, только забавно крутил головой.
  - Твое карканье нравится мне больше, оно не вызывает сомнений в моей вменяемости, - продолжала я разговаривать с птичкой.
  - Чего застыла? Тебя там все дожидаются, просто будить боятся, - укоризненно выговаривал мне ворон. - Выходи уже.
  Я демонстративно начала кутаться в одеяло, мол: - "Это ты, птица мужского пола, меня задерживаешь. Я при тебе переодеваться не намерена".
  - Ой, да что я там не видел? Две недели меня за чурку деревянную держала, сарафаны с себя скидывала, не задумываясь, - припомнил мне ворон. - А сейчас прям скромничает.
  Это хамство меня изрядно разозлило, и бабульки тоже хороши, нужно ж предупреждать, что этот с клювом - особь мужского пола, мыслящая и разговаривающая.
  - Летел бы ты отсюда по-хорошему, пока я тебя не поджарила и на завтрак себе не подала под сливочно-грибным соусом! - настоятельно рекомендовала я.
  Меня послушались и освободили нашу с Ваняткой спальню под громкий вороний гомон. А встала, прибралась в спаленке и стала умываться холодной водой, пытаясь смыть с лица следы ночных переживаний. Получалось откровенно плохо: глаза красные от слез, нос распух, подглазины отливают синевой на бледном лице. В зеркало на меня смотрело печальное умертвие с суицидальными наклонностями. Я, было, начала расстраиваться, но потом прикинула, что для переговоров с Кощеем Бессмертным очень даже соответствую. Он парень не первой свежести, если бессмертный, неизвестно, сколько ему там годочков, а может и веков. Тоже, поди, не может похвастаться молодецким румянцем. Окончательно умывшись, причесавшись и переодевшись во все свежее, я, преисполненная решимости порвать за Ванюшку всех на ленточки, пошла завтракать да в дорогу собираться. Я вошла в пустую горницу, где на столе для меня был накрыт завтрак. В памяти всплыли картинки из недавнего прошлого, когда хлебосольные старушки тщательно затрамбовывали в Ванечку четвертый блин, я на них привычно ворчала, а Елисейка, с умилением глядя на это, улыбался. На глаза стали наворачиваться слезы, я решительно их вытерла, и села у окна завтракать. Слезами горю не поможешь. Взяла первый попавшийся пирожок и выглянула в окошечко.
  Во дворе творился бардак, самолично устроенный царем-батюшкой. Тот самозабвенно орал, гоняя стрельцов с конниками во главе с Любомиром и Тихоном. Мои бабульки степенно носили какие-то заранее сложенные узелки да корзинки, аккуратно, при помощи новых дружинников, складывали их на телеги. Во главе дружинников стоял Святояр, и они все, как один, были в походных одеждах. В бардак, устроенный во дворе государем демонстративно не вмешивались, но строго отслеживали все их движения.
  - Что значит "поеду"? Кто тебе еще позволит в сторону логова Кощеева смотреть? - истошно вопрошал у отпрыска самодержец. - Я сказал: дома сиди. Тут и без тебя есть, кому до соседей съездить.
  - Из-за меня Ванюша плопал! В том моя вина, мне его и спасать! - на тех же частотах громкости гнусавил царенок. - И что значит, не отпустишь? Силой делзать станешь?
  - Если надо, то и в казематах запру, - перешел к угрозам царственный папаша. - Там прохладно, может, поумнеешь.
  - Плава Малия Фасильевна, диктатол ты и узулпатол власти, свелгать тебя пола! - тоже перешел к угрозам легкомысленный оболтус.
  От таких угроз государь подавился кислородом и начал наливаться алым цветом.
  - Ах, ты ж лентяй огородный, - начал запоздалый воспитательный процесс венценосный родитель. - Вместо того, чтобы, как нормальный царевич, постигать военные, дипломатические премудрости, тонкости государственного управления или, на худой конец, по девкам шляться, так он в вольнодумцы подался, родного отца свергнуть желает, стрельцов, конников да ратников моих к бунту подстрекает! Так вот, сыночек, тебе мое родительское слово: пороть тебя надобно, да по твоим годкам опоздал я с этим делом лет на десять, а потому в качестве наказания приказываю...
  - Отплавить меня в цалство Кощея Бессмелтного для осознания своей вины до полного ласкаяния, - перебил папашу косенький сынишка.
  - Тьфу ты, опять за свое, - в сердцах топнул ногой царь. - Я ему говорю: не пушу, а он опять за свое.
  - Отец, отпусти по доблой воле, не то сбегу, - тихо проговорил Елисей, в упор глядя на сердитого папашу.
  Государь внимательно посмотрел в правый глаз сына, в левый посмотреть не удалось, так как он все время от него убегал, тяжело вздохнул и махнул на отпрыска рукой.
  Елисей обнял отца и отошел в сторонку, дабы не попадаться на пути сбившимся с ног стрельцам и конникам. Бабульки в жарком семейном споре, на удивление, решили не участвовать, а спокойно закончили сборы вещей и оглянулись на терем, заметив меня в окошке.
  - Машенька! Проснулась? Вот и умница! - нарочито весело прокричала баба Яга. - Завтракай поплотнее, да и поедем. Все готово.
  Услышав обращение Яги ко мне, народ резко повернулись в сторону терема. Вид у всех был сочувствующий: супостат хмурился, на лицах Любомира и Тихона была тревога, и только в глазах Святояра я прочитала искреннюю поддержку. Здороваться с присутствующими не стала, в горле застрял комок от слез, лишь кивнула в приветствии. Видимо, поняв это, мне так же кивнули в ответ. Позавтракав, я вернулась к себе в спальню, собрала в узелок свое нехитрое имущество: пару-тройку рубашек, сарафанов, да белье, Ванюшкины штанишки и рубашки. Положив узелок к себе на колени, присела на убранную постель, так сказать, на дорожку. Глянула в оконце, выходившее в яблоневый сад бабулек, где в дорогу собиралась наша звериная братия. В небольшую шкатулочку зайцы с белками собирали вырезанный царенком деревянный зоопарк, аккуратно укладывая друг к дружке каждую фигурку, и перекладывая их душистым сеном. Даже грозный щур самолично выдернул из своего хвоста три больших, блестящих, отливающих на солнце синевой вороньих пера, заветную мечту Ванятки, и осторожно положил поперек игрушек. Крышку шкатулочки захлопнули на какой-то хитроумный замок, и Лапка, Ушко и Косой с поддержкой в виде Хвостика и Кисточки, поволокли ее в сторону телег. Трогательная картина с пушистиками пробила тщательно отстраиваемую стену самоконтроля, и я вновь упала лицом в Ванькину подушку, и, вжавшись в нее лицом, зарыдала. Когда смогла успокоиться и умыться, стало полегче. Что ж, меня ждут, нужно ехать. Обвела комнату глазами. Призадумалась. Может, уж боле и не вернусь сюда. Что там ждет нас в долгой дороге? Никто не знает. Но уверенность в том, что Ванюшку моего мы спасем, росла с каждой секундой. Решительно подхватив узелок, я твердой походкой направилась во двор.
  - А вот и Машенька к нам вышла, - заботливо, как с малым дитем, причитала баба Янина. - Мы с тобой вот в этой телеге поедем на сене.
  Я согласно кивнула и положила свой узелок на указанное мне средство передвижения.
  - Зачем на телеге? - на весь двор возмутился супостат: - На лошади оно быстрее будет, рысцой-то.
  - Рысцой, Маша быстрее себе шею сломает, - припечатала баба Яга. - Не умеет она верхом ездить.
  - Это ж, откуда ты к нам явилась и в каком сословии состоишь, что на лошадях не умеешь ездить? - насмехался самодержец. - Зато забивать младшим царевичам головы опасными мыслями, на это ты горазда.
  Пока венценосный грубиян самосовершенствовался в остротах, Святояр подошел к нам и встал так, что своей спиной закрывал меня от оппонента. Спасибо, конечно, за заботу, но ругаться так совершенно было неудобно. Сделав два шага вправо, я ответила царю, зря что ли мужик надрывается и глотку дерет. Да и мне для поднятия боевого духа не повредит размяться в политесе.
  - А я по мелочам не размениваюсь, в моем боевом коне сто двадцать лошадиных сил, - смерив супостата снисходительным взглядом, я продолжила: - А одна лошадка для меня никакого интереса не представляет. И когда бока мои оглаживал, про сословие мое не вспоминал. И зачем ты, царь, так плохо о родном сыне говоришь? Или, по-твоему, о свержении тебя с трона он и сам додуматься не мог?
  Услыхав мою реплику, воевода удивленно обернулся и недоуменно на меня посмотрел, мол, чего ты рот открыла, когда я по ходу пьесы уже подключился к "экшену". Хотя, зная их "расторопность", уважаемый самодержец похоронит меня под своим сарказмом и остротами, прежде чем благородная троица местных силовиков, записавшаяся в мои ухажёры, начнет что-то предпринимать.
  - Вижу, язвительность в тебе проснулась, - похвалил меня власть предержащий индивид. - А то стоит перед нами бледная моль, краше в гроб кладут.
  - Ну, вы тут тоже красотой не блещете, - отчаянно хамила я. - Ничего, я же это как-то терплю.
  Я стояла с прямой спиной, будто саблю проглотила, и зло смотрела в глаза царю, он за считанные секунды налился багровым окрасом и запыхтел, как самовар.
  - Ах ты..., - буйствовал самодержец.
  - Царь-батюшка, - начал было воевода.
  Махнув рукой в сторону Святояра и перебив уже всем известную обличительную речь в мой адрес, я громко вставила:
  - Да-да, приживалка скудоумная, я помню. Рада сообщить, что сегодня я осчастливлю тебя своим отбытием, и, учитывая сложившиеся обстоятельства, вряд ли вернусь. Поэтому рот закрой и не мешай нормальным людям собираться. Радость по поводу моего отъезда можешь выражать уже сейчас, но молча.
  Свою речь я произносила в абсолютной тишине, не отводя глаз от лица царя. Супостат проникся, кричать больше не стал, но беспрерывно сверлил меня гневным взглядом. А мне стало так все равно, что я демонстративно повернулась к нему спиной и спросила у Святояра.
  - К отбытию все готово?
  Тот подошел, заглядывая в мое бледное лицо, пытаясь определить признаки истерики. Не найдя оных, подхватил меня за талию и долго усаживал на выделенную нам с Яниной телегу, поправляя около меня сено, подол сарафана и поудобнее укладывая узелок под спину. Убедившись в полном моем комфорте, проинформировал:
  - Сейчас бабушки дом закроют, и отправляемся. Если будет помощь нужна, только позови.
  "Если будет помощь нужна", - хмыкнула я про себя. Пока, вроде, сама справляюсь. Но возражать не стала и только молча кивнула.
  Опустив руку в сено, обнаружила под ним что-то твердое. Раскопав находку, которая оказалась той самой шкатулочкой, так заботливо приготовленной хвостатыми, убрала ее к себе в узелок для надежности. При встрече с Ваняткой, первым делом передам ее сынишке, пусть порадуется и верных друзей вспомнит.
  Воевода так и остался стоять подле меня, контролируя происходящее вокруг. А мне стало спокойно. Нет, это не было умиротворение, необходимое моей истерзанной душе, но тепло и сила, которые распространял этот мужчина, вселяли в меня уверенность и надежду. Бабушки закрыли двор, шепча себе что-то под нос с деловым видом, и ушли в сад.
  - А что с Прохором и Збарой будет? - шепотом спросила я у Святояра.
  - Их еще под утро скрытно в царский терем отвели, - пояснил воевода. - Не беспокойся, ни Любомир, ни Тихон о том не знают. Для них мы едем к бабе Яге проводить опасный ритуал по снятию проклятья с Елисея. Ритуал нестабильный, могут быть жертвы, поэтому мы уезжаем из столицы.
  - А охраны много, потому что на жизнь царевича покушались? - проясняла я нашу официальную легенду.
  - Да, и так как моя мама пропала, я настоял на сопровождении, охране вашего отряда и взял на себя руководство по ведению расследования об иголках, - делился последними новостями стоящий совсем близко боярин.
  - Значит, сместил меня с должности? Вот так, решишь пореветь, - наигранно грустно ябедничала я. - И ты уже без работы.
  На меня насмешливо посмотрели, видимо, вредность, вспыхнувшая в моих глазах, понравилась ему больше, чем отрешенность.
  - Работы у нас, Машенька, впереди много, каждому хватит, ты только нос не вешай и не плачь, ладно?
  От этих слов по организму побежало тепло, отогревая скованное отчаянием сердце, и оно забилось решительнее и ровнее. Мне не хотелось показывать окружающим наши отношения, и я опять кивнула в ответ.
  - Стройся! - отвернувшись от меня, громко скомандовал воевода.
  Мы выехали на улицу подле терема бабулек. Дружинники на лошадках споро построились спереди и сзади телег. За первыми дружинниками выстроились конники во главе с Любомиром. Стрельцы сели в телеги с дорожным скарбом в качестве возничих. Телегой, где разместились мы с бабой Яниной, управлял сам Тихон. Баба Яга, как и в прошлый раз, гордо села на коня и вместе со Святояром возглавила наш отряд. Елисей на умилительно маленькой и грациозной лошадке ехал рядом с нашей телегой. Провожал немалое войско самолично царь-батюшка. Вид у него был хмурый и задумчивый. Мы встретились взглядами, и я с серьезным видом кивнула ему, он тоже, чуть прикрыв глаза, кивнул мне в ответ. Мир между нами был подписан.
  Провожали нас сидевшие на воротах и утиравшие хвостами набежавшие слезы печальные белки Кисточка и Хвостик, а также, трогательно машущие лапками три зайца Лапка, Ушко и Косой. Щур принципиально на прощание противно каркнул и улетел прочь. Бабульки и Елисей растрогались сценой звериного с нами прощания и украдкой смахивали слезы, при этом громко сморкаясь в цветастые платочки. От происходившего и так хмурое лицо царя-батюшки окончательно перекосило, и, сплюнув в сердцах, он развернулся к нам спиной и вместе со своей личной охраной потопал в царский терем. С его оригинального "благословения" и начался наш путь в царство Кощея Бессмертного.
  Глава 2
  Ехали быстро, нас с Яниной нещадно трясло. Но жаловаться никто и не думал. Уж больно всем хотелось побыстрей добраться до избушки бабы Яги. Я решила не терять времени и подползла поближе к Тихону. Баба Янина угадала мой маневр и через минуту, кряхтя и поругиваясь себе под нос на негнущиеся конечности, была уже рядом со скорбным, но доверчивым лицом.
  - Тихон Игнатьевич, - обратилась к старшему стрельцу старушка. - А что это с утра царь-батюшка так зверствовал? Провинились что ли вы перед ним опять? - и глаза такие наивные-наивные.
  - Так за то, что сына Машеньки, - Тихон немного замялся, но поправился: - Марии Васильевны упустили, негодует. Я своего стрельца Кулему, что у дверей в горницу царевича стоял полночи выпытывал, как дело было, да толку-то!
  Мы с Яниной и Елисеем переглянулись и придвинулись поближе к старшему стрельцу, дабы не пропустить ни единого словечка.
  - И что поведал тебе Кулемушка? - ласково выспрашивала информацию баба Янина.
  Я осторожно перевела взгляд на Святояра, тот не спускал с нас глаз, явно наблюдая за ходом беседы.
  - Так рассказал, что встали они с конником Вараем. Стояли чинно, от дверей никуда не отлучались, в горницу никого не пускали. А потом как раз время обеда было, пришла вы с бабушкой Ягой. Распорядились по поводу обеда, и царские подавальщицы пронесли Ванюшке и царевичу трапезу. Вы ушли, а мальчонки, отобедав, снова рисовать принялись. Кулеме и Вараве тоже предложили откушать, но они отказались, не хотели свой пост покидать. Тогда ключница Ирина предложила им чарку кваса да ломоть ржаного хлеба перекусить. Те согласились и прямо на посту заморили червячка. В горнице у царевича к тому времени голоса стихли. Охранники наши заглянули к ним и увидели, что, наигравшись, царевич и Ванятка улеглись спать. Охранение проходило чинно, только одна напасть не давала спокойно службу нести: малая нужда стала мучить моего стрельца и Любомирова конника. И решили они меж собой, что сначала справит малую нужду Варава, а в это время мой стрелец с саблей да мечом наперевес будет службу нести у дверей горницы. А после пойдет Кулема, и конник ни на миг не покинет места охранения. Далее служба проходила спокойно. А потом царевич Елисей проснулся, и оказалось, что Ванюши в горнице нет. Варава у дверей остался, а Елисей с Кулемой за подмогой побежали. Вот только Ваню так и не нашли. Я своего стрельца, как только не пытал, божится, что не он Ванюшу выкрал, - почти каялся старший стрелец.
  Если он рассчитывал на наше сочувствие, то это не по адресу. Нас интересовали только факты. Значит, и здесь ключница Ирина была вынуждена засветиться, предложив квас охранникам. А в квасе том, возможно, была какая-нибудь мочегонная травка. И выпили ее оба охранника, так сказать, для отвода глаз. Алиби есть у каждого, мол: "Не мог совладать с организмом, пошел пописать. Опоили вороги".
  - Бабушка Янина, а почему они сразу Елисея не выкрали? - задала я логичный вопрос. - Он ведь в той горнице тоже спящий лежал и сопротивления оказать не мог, на помощь бы не позвал. Прям, хватай и беги.
  - Так заговоренный он, Машенька, - оправдываясь, говорила баба Янина. - Если б его украсть пытались, об этом и мы с Ягой сразу бы узнали, и царь-батюшка. В тот же миг войско в горницу набежало бы и ворогов в капусту порубило, а потом бы уже разговоры разговаривали, - авторитетно заявила старушка.
  На это старший стрелец, соглашаясь, покивал головой. Значит, тоже действуют по принципу наших силовых структур: сначала стреляем, потом вопросы задаем. Действенно.
  - А почему не убили, ну там ножичком зарезать, из пищальки выстрелить, и царевичу принять смерть геройскую? - развивала я свои кровавые идеи.
  От моих слов царенок побледнел, выпучив на меня глаза, Янина, к ее чести, только слегка поежилась.
  - И от ножичков да пулек у нас все царевичи, в первую очередь, заговоренные, это их убить не может, - заверила меня баба Янина.
  - Что ж вы моего Ванюшку не заговорили? - обиделась я
  - Да кто ж знал, что вороги малыша выкрадут, - виновато всплеснула руками Янина. - Они ж на нашего Елисея покушались.
  Царенок тоже виновато закивал головой, подтверждая слова бабульки.
  - Уж лучше бы они меня выклали, - шмыгая носом, картавил оболтус.
  И здесь я с ним была полностью согласна: уж лучше бы, действительно, его выкрали, взрослого, здорового парня, правда скрюченного и перекошенного, но взрослого же. Я обиженно засопела: для своего внучка, родную кровь, так каких хочешь охранок навешали. Этому оболтусу с голым задом можно в крещенские морозы в проруби купаться, поди, даже насморк побоится пристать. А как мой Ванюшка - чужой ребенок, то и простого пригляду будет достаточно.
  Так, не о том надо думать! Рассказ Тихона подтверждает версию, что злоумышленники сначала убедились, что мы ушли из царского терема на допрос Прохора, усыпили мальчишек. Для того чтобы выманить охранника от дверей напоили обоих отравленным квасом. Как только не сговоренный охранник покинул пост, злоумышленники вынесли моего спящего ребенка. После Ванюшка скрытно вместе с кощеевым посольством был переправлен в соседнее государство, возможно, вместе с Истой и Ириной. Интересно, а Марфа тоже у Кощея Бессмертного гостит? Хотя, для нее это будет полезно. Отобьет желание рассматривать в качестве будущих мужей исключительно царевичей.
  - А ты что кумекаешь о случившемся, Тихон Игнатьевич? - спросила баба Янина.
  Старший стрелец пристально посмотрел на спину Любомира и долго молчал.
  - За своего стрельца Кулему я голову на плаху положу, - был нам ответ.
  Достойный ответ, да только он не гарантирует мне, что Кулема не выкрал моего Ванечку по твоему приказу, а ты его не прикрываешь. Я оглядела внимательным взглядом наше войско. Дружинники, ехавшие в охранении, внимательно оглядывали окружавший нас ландшафт. При этом, подчиненные воеводы незаметно и аккуратно окружили конников, и у тех уже не было возможностей для неожиданных маневров. Хитер боярин, ох, хитер! Сам воевода вместе с Любомиром и бабой Ягой чинно ехали во главе нашей колонны и неспешно о чем-то беседовали. Возможности послушать, а уж тем более присоединиться к их беседе не было. Трясло нещадно, мои бедные органы в брюшке перемешивались, как бочонки лото в мешочке. Я схватилась за бортик телеги и прикрыла глаза, глубоко вдыхая через нос и выдыхая через рот, пыталась справиться с дурнотой.
  - Ничего, - успокаивала я себя. - Еще полдня, и на земельке отлежусь. Земля плоская, не шатается. Блин, тяжело ехать на колесах без амортизаторов. А я еще наши отечественные "тазики автовазовские" погремушками обзывала! Все познается в сравнении. И, если брать в расчет везущую меня телегу и самую заезженную нашу девятку, то я выберу наш АвтоВАЗ. Там хоть можно пристегнуться ремнем безопасности и гарантированно тебя не выбросит из транспортного средства. Перед глазами уже стали расплываться темные круги, но я, стиснув зубы, заодно, чтобы ими не щелкать, стоически продолжала молча ехать.
  - Машенька, ты чего там бубнишь? - спросила меня Янина.
  - Да, ахинею про отечественное машиностроение, - усмехнулась я.
  - Ась? - не поняла меня старушка.
  - Маша, ты себя как чувствуешь? - неожиданно услышала рядом голос Святояра.
  - Кажется, бредить начала, - ехидничала бабулька
  - Вполне употребимо, - скривилась я.
  - А по зеленому цвету лица и не скажешь, - пошутил воевода.
  - Это ты ту часть тела, на которой мы сидим, еще не видел, она вообще синяя, - поддержала юмор баба Янина.
  Святояр внимательно прошелся по моему подпрыгивающему на каждой кочке телу и прокричал:
  - Привал!
  Наша телега резко затормозила, и нас с бабой Яниной дружно кинуло на Тихона.
  - Что ж ты, криворукий, творишь? Али с лошадью никогда не управлялся? - накинулась на него баба Янина.
  При нашем торможении я аккурат впрыгнула в гостеприимные объятия Тихона, а баба Янина основательно припечатала меня к старшему стрельцу. При этом под тяжестью субтильной старушки, я даже рукой не могла пошевелить, чтобы отодвинуться. А вот Тихону все очень нравилось. Он одной рукой крепко прижал меня к себе, обняв за талию, а второй чувственно поглаживал меня по руке от плеча к локтю. От такой наглости я даже растерялась. И это все на глазах у Святояра, подмышкой которого я провела вчера полдня и полночи, а так же рыдала в жилетку. Я смотрела на воеводу большими перепуганными глазами и имела огромное желание громко кричать: "НЕ ВИНОВАТАЯ Я! ЭТО ОН ВСЕ САМ!" Хотя сознание предательски отмечало и нежность рук, и пылкость объятий, и мое сбившееся дыхание, и желание придвинуться к стрельцу теснее и поудобнее устроиться на его коленках. Тпррууу, буренка! Что-то ты не в ту степь поскакала. Еще чуток, и ты прям при Святояре, дружинниках, конниках, стрельцах, бабульках и романтичном оболтусе на Тихона взберёшься и "девичьей" чести его лишишь. Что-то я раньше за собой такой сексуальной распущенности не наблюдала!
  - Святояр, не стой столбом, лучше помоги из телеги выгрузиться, - раздраженно скомандовала я.
  Воевода, быстро соскочив с коня, отдал поводья смущенному Елисею и подбежал к нам. Махом оторвал от меня бабу Янину и поставил, шатающуюся ее, на землю. Та только ойкнуть успела. Потом повернулся ко мне и, вырвав из рук старшего стрельца, отошел подальше от телеги. При этом не сводил злых глаз с Тихона, в них читалось предупреждение. Я тихонечко сидела на руках у воеводы и делала вид, что ничего не происходит. Откровенно говоря, на ручки мне попадать приходилось нечасто, вернее есть какие-то смутные воспоминания из глубокого детства. На этом - все. Святояр меня держал легко, как перышко, при этом крепко прижимая к груди. Я обнимала его за шею и ощущала маленькое счастье. Мне все нравилось. Вдруг мой взгляд столкнулся с колким прищуром Любомира, и я сразу устыдилась своего счастья. Действительно, мне сына спасать из лап Кощея Бессмертного надо, а я буквально по мужским рукам пошла, да еще и сравнительным анализом пытаюсь заниматься.
  - Святояр, поставь меня, пожалуйста, на землю, - смущенно обратилась я к воеводе.
  Он повернул голову к моему красному от смущения лицу, поймал взгляд, нахально подмигнул и поставил на землю.
  - Что ж ты, охальник, творишь, да еще и перед дитем малым? - кивая на внука, возмущалась баба Яга.
  - Ваше дите малое собственного отца, нашего государя, свергнуть агитирует, и это ему с рук сходит, - оправдывался старший стрелец. - А я всего лишь бабу Янину и Машеньку вовремя поймал, не дав на землю упасть и расшибиться. Но вместо благодарности слышу в свой адрес одни поругания.
  - Благодарствую, Тихон Игнатьевич, - насмешливо поклонившись, процедила я нашему "спасителю". - Только в следующий раз, не дай бог, с тобой рядом оказаться! При подобных обстоятельствах я предпочитаю валяться на земельке!
  Ко мне подошли бабульки, покачали головами и повели за кустики, чтобы, так сказать, оправиться. На полпути к оным я не удержалась и обернулась. Святояр и Тихон о чем-то напряженно разговаривали. При этом вид у обоих был такой, будто они хотят подраться, причинив сопернику максимальный урон. И моя самая сообразительная часть тела, а именно нижние "девяносто", могла гарантировать, что речь в их разговоре шла обо мне. Да и пусть хоть все передерутся, мне не об этом сейчас беспокоиться нужно.
  Глава 3
  Мимо стратегически важных кустов бежал живописный ручеек с прозрачной водой, в который я с удовольствием опустила руки, смывая все пережитое смущение.
  - Бабулечки, а мы что, заек, бельчат и Щура в столице оставили? - чтобы сменить щекотливую тему спросила я.
  Меня поняли и поддержали:
  - Да куда они от нас денутся, поспешают, как могут. Зайцы быстрые, поэтому рядом, глаз с Любомира да Тихона не спускают.
  - Это хорошо, что не спускают, будем дальше их колоть, - уйдя в свои невеселые мысли, проговорила я.
  - Ой, Машенька, как ты их колешь, так невеста жениху в первую брачную ночь первенца зачинает, - не утерпела баба Яга.
  - Не преувеличивай, всего-то прижалась разок, - скривилась я.
  - После такого "разка" батюшки девок обычно сватов ждут, а коли не дожидаются, то будущим женихам морды чистят, и под венец те женихи с уже начищенными лицами попадают, - поддержала сестренку Янина.
  - Ну, у меня тут батюшки нет, опасаться неприятных последствий случайного столкновения с телом стрельца и воеводы не приходится, - бодро парировала я.
  - А ты у нас всех решила перепробовать? - входила в раж неугомонная Яга.
  И, действительно, чего это я, то в одних мужских объятьях млею, то в других? Раньше моя натура "кобелиностью" не отличалась, а сейчас ее еле-еле сдерживаю. Интересно, я на всех так реагирую? Надо бы проверить.
  - Дело мое молодое, незамужнее, пробую да пробую. Нечего чужому счастью завидовать! - отбрила я своих глазастых воспиталок.
  На меня осуждающе посмотрели, покачали седыми головами и повели к нашему войску. А там уже было все готово. Дружинники взбирались на лошадок, стрельцы усаживались на телеги. Нас ждал только пеший Святояр. Мы с Яниной подошли к нему, как к самому главному.
  - Теперь полегче стало? - сердито спросил воевода.
  Так это что, он эту передышку ради меня устроил? Я была удивлена и благодарна. Особая благодарность и восхищение исходили от моей пятой точки, как самой пострадавшей в дороге части тела.
  - Спасибо, действительно, легче стало.
  Святояр кивнул, подхватил бабу Янину и посадил на телегу, а потом, не глядя на меня, бережно взял за талию и усадил рядом со старушкой, отчего по моей спине побежали мурашки. Я провожала воеводу встревоженным взглядом, на душе было неспокойно: "обиделся" с грустью поняла я. Потом поудобнее уложила свой узелок у стенки телеги и облокотилась на него. Оглядевшись, поняла, что нас везет новый возничий. А Тихон управляет телегой, полной дорожного скарба. Вот и ладненько, так безопаснее будет для моих взбесившихся гормонов. Как оказалось, лучшим средством для тушения моего внутреннего пожара является тряска на телеге с деревянной подвеской. Чувствую, синяки на спине и попе расцвели буйным цветом, но жаловаться на злодейку-судьбу - это не наш метод. Поэтому, сидела, крепко держась за борт телеги, внимательно рассматривая каждого воя, пейзаж и пытаясь увидеть в траве сопровождавших нас зайцев. Последнее оказалось делом бесперспективным, потому что травинки у меня сливались в одно сплошное зеленое море.
  - Маша, как ты себя чувствуешь? - подъехав к нашей телеге, спросил Любомир.
  Метнула взгляд на Святояра, он не выпускал нас из своего поля зрения. Бдил.
  Я неимоверным усилием воли подавила в себе нецензурный, но поэтичный ответ и вымученно улыбнулась:
  - Все хорошо, Любомир, спасибо за заботу. Долго нам еще осталось?
  Он улыбнулся мне в ответ, и его глаза засияли добротой:
  - Час с четвертью.
  - Ну, вот уже и жить веселей, - обрадовалась я.
  - А как у вас дела, государь вчера сильно гневался? - пыталась я перевести беседу в нужное мне русло.
  - Государь наш строг, но справедлив, - спокойно ответил старший конник, - виноваты мы в том, что твой сынишка пропал. Но эту беду я исправлю, и провинившихся в твоем горе накажу, - твердо проговорил Любомир, не отрывая решительного взгляда от спины Тихона.
  Я аж поежилась от опасности, которая исходила от конника. Потом он прямо посмотрел мне в глаза и нежно улыбнулся. И я автоматически улыбнулась ему в ответ, но, засмущавшись, уткнулась в край повозки. В мыслях моих был полный хаос. Что Тихон, что Любомир на мои вопросы отвечали одинаково горячо и сверлили спины друг друга злыми взглядами. Ко мне были внимательны и заботливы. Надо у бабулек, когда останемся наедине, спросить, кто из них врет. А что делать, если эти пылкие индивиды правду говорят? Ай-ай-ай! За что мне все это на мою не самую умную голову? Ладно, будем решать проблемы по мере их поступления.
  Подняв глаза, я тут же встретилась со строгим взглядом Святояра. Это он что же, за нашим с Любомиром разговором следил, а теперь пытается молча высказать претензию? А нате выкусите! Я демонстративно приподняла левую бровь, вступая в немое противостояние. Замуж меня не брал, даже не звал, я ему ни любовница, ни подруга, какие могут быть претензии к свободной женщине?
  Дуэль наших взглядов закончилась, довольно быстро, Святояр хитро хмыкнул в усы и отвернулся. Чувствую, это мне еще припомнят.
  К старому бревенчатому домику, огороженному забором мы пробирались по узкой тропинке через дремучий лес. Тропинка была хитрой, часто виляла из стороны в сторону, маскировалась за быстрыми ручьями да поваленными деревьями, но вполне проходимая. Проехать быстро было невозможно, поэтому лошади ступали неспешно. Я с удовольствием разглядывала дремучий лес и наконец-то увидела в кронах деревьев рыжие хвостики наших бельчат, а в траве за кустарниками притаившихся зайчат. Ворон, видимо, маскировался на порядок лучше, потому что его, как ни старалась, я не заметила. Как и сказал Любомир, к избушке мы прибыли через час с четвертью. Нас торжественно встречали три очаровательных моих знакомых ежика, что провожали нас с Ваняткой в столицу, махая лапками, в прошлый раз. Но как только к ним достаточно близко подъехали дружинники, зверюшки, как по мановению волшебной палочки, куда-то исчезли. Вот ведь мастера маскировки! Мы с бабой Яниной с удовольствием выбрались из своей телеги, правда, не без помощи Святояра. Он умело раздал всем поручения так, что единственный остался свободным, чтобы нам помочь. Столь феноменальные организаторские способности вызывали восхищение. И, видимо, именно это воевода увидел в моих глазах, когда эвакуировал мою скрюченную фигурку из деревянного транспортного средства. Прижав к себе, боярин неспешно опускал меня на грешную землю и лучезарно улыбался, глядя мне в глаза. От столь явной демонстрации симпатии мои ножки, и так ослабевшие от тряски, предательски подогнулись.
  - Что ты, Машенька, совсем на ногах не стоишь? Давай-ка я тебя в избу отнесу, - приноравливаясь, чтобы взять меня на руки, проговорил воевода.
  Как только смысл услышанного дошел до моего размякшего мозга, я с небывалой прытью отскочила от мужика.
  - Спасибо, конечно, за вашу заботу, но дальше, Святояр Батькович, думаю, я и сама справлюсь, - прощебетала я, краснея от смущения, как маков цвет.
  - Хорошо, в следующий раз, так в следующий раз - тихо, чтобы могла слышать только я, но уверенно сказал Святояр и пошел дальше организовывать стоянку для сопровождавших нас дружинников, конников и стрельцов.
  "Доигралась Маша! Это перед Тихоном и Любомиром можно было еще хвостом покрутить, а Святояр - мужчина серьезный" - злобно пилила я саму себя. - "Ну, вот пусть он мне Ванятку отыщет, а потом и об остальном подумать можно. А для стимуляции у меня в арсенале много сюрпризов припасено. А то пугать он меня вздумал. Пуганные мы уже и рожавшие!". С такой решительностью я и поспешила в дом, где меня уже ждали бабульки и царенок.
  Глава 4
  В избушке с тех пор, как мы ее покинули, ничего не изменилось. Сени, небольшая комната с печкой.
  - Сейчас потихоньку отобедаем, а потом колдовать начнем, - деловито сообщила баба Яга.
  - Может, с дороги в баньку сходим, а то нас с Машей так растрясло, хотелось бы сначала косточки погреть, - жалобно простонала баба Янина, заглядывая мне в глаза в поисках поддержки.
  Я тоже была согласна с бабулькой, марш-бросок также плохо отразился на моем организме, и горячий пар, помог бы восстановить так необходимые нам силы. Баба Яга смилостивилась над нами, и, открыв оконце, приказала стрельцам топить баньку. А опосля, мы, помыв руки, достали из заботливо собранных бабулями кузовков яства и принялись быстро и молча кушать.
  Банька была чудесна, я сидела на лавке и обмахивала себя березовым веничком. Каждая мышца расслаблялась, а внутренние органы вставали на место и переставали бунтовать. Так сказать, мой внутренний мир приходил к гармонии. Я, прикрыв глаза, блаженно облокотилась о стену баньки.
  - Маша, а что ты будешь делать с вниманием, что тебе Тихон Игнатьевич оказывает? - влезли в мое блаженство неугомонные бабуськи. - Он ведь к тебе неровно дышит!
  - Дышит - это УЖЕ позитивный момент, - вяло ответила я.
  - А может, в оборот Любомира взять? - хитрила баба Яга. - Он с тебя глаз не спускает.
  Я приоткрыла свой правый орган зрения и поняла, что расслабляюсь и пытаюсь медитировать здесь только я. Мои старушки, методично похлопывая себя дубовыми да липовыми вениками, были в полной боевой готовности и решили устроить мне форменный допрос о личной жизни, которая, между прочим, целиком и полностью происходила на их глазах.
  - Не спускает - это хорошо, значит, не потеряюсь, - ловко отнекивалась я.
  - Права наша Маша, - вдруг похвалила меня баба Янина, - птицы это не ее полета. Вот воевода Святояр - орел. Богат, красив, статен, при большом деле, в почете у царя-батюшки нашего стоит. С какой стороны ни глянь, везде хорошо.
  - А с чего это вы, бабушки мои любезные, Святояра мне тут расхваливаете? - подозрительно прищурилась я. - Это все кандидаты в мою постель или еще имеются?
  - Да о чем ты, Машенька? - быстро пошли на попятную бабульки. - Какие кандидаты, в какую постель? Просто подметили, что мужики вокруг тебя так и вьются, так и вьются!
  - А что ж вы про главного-то кандидата молчите? - зловеще спросила я.
  - Это ж какого, красавица? - севшим голосом уточнила баба Янина.
  - Так царя-батюшку, - подтвердила я их подозрения, - он тоже, вроде, ко мне неровно дышит, глаз не сводит, да и всем хорош! Не чета вашим кандидатам! Аж, цельный царь!
  Мои бабульки повскакивали с лавочки, беспокойно переглянулись, чуть веники из рук не выронили.
  - Так старый он, - поспешно предъявила свой первый отрицательный аргумент баба Яга.
  - Да и вдовец с тремя детьми, - вдогонку вставила свой баба Янина.
  - Ничего, у каждого есть недостатки, мы все несовершенны, но вот то, что он - царь перекрывает все его отрицательные качества, даже его скандальный характер, - угрожающе пропела я.
  Старушки вновь присели на лавочку, прижав несчастные веники к груди.
  - Ну не нравятся тебе вои наши, мы поняли, - заполошно всплеснула руками баба Яга. - Угрожать-то зачем?
  - А это не угроза, - ответила я, - это повод поразмыслить над своими обещаниями. Прошу отнестись серьёзно и принять к сведению.
  - Какими обещаниями? - заюлила баба Яга.
  - Так, склерозные вы мои, в которых вы божились, что вернете меня с Ванюшкой домой.
  - Только после того, как ты Елисеюшку расколдуешь, - укорила меня баба Янина.
  - Вот, вот, - подтвердила я, - иначе сами понимаете..., - не стала уточнять.
  У пенсионерок, известно, фантазия богатая, сами напридумывают себе казни египетские, чего мешать? На этом я окатила себя водой и пошла в сени одеваться. Хорошего понемножку, работать пора. Бабульки, недолго думая, ко мне присоединились.
  Когда мы вскоре вышли из баньки, во дворе лесной избушки творилась немыслимая суматоха. Дружинники, стрельцы, конники бегали, кто с ведрами полными воды, кто с лопатами с землей, и обливали и обсыпали полыхавшую внутри многострадальную избушку. Святослав, Любомир и Тихон пытались организовать хаотичное движение подчинённых, Елисейка стоял в сторонке, покрытый сажей, и кусал губу. Баба Яга метнулась к избе, прочитала стишок себе под нос, и пламя тут же погасло. А мы с Яниной подбежали к перепачканному царенку и начали его крутить в разные стороны и осматривать на вопрос полученных повреждений. К счастью, царевич был цел и невредим, но перепугался знатно.
  - Совсем люди страх потеряли, уже избушку бабы Яги жгут, - громко возмущалась хозяйка избы, стоя посреди своего двора и с нехорошим прищуром оглядывая всех присутствующих.
  Она, не стесняясь, стала подходить к каждому и обнюхивать их. Те ежились, но стояли на месте.
  - От тебя голубчик дымом больно тянет. Ты мою избушку поджег? - зловеще вопросил эксперт по колдовству.
  - Я царевича из горящей избы вытаскивал, - оправдывался бледный конник.
  - А что у нас царевич совсем немощный, сам из горящей избы выскочить не может?
  - Так спал он, видно, совсем с дороги уморился, вот и заспался, - гнул свою линию несговорчивый конник, ни в какую не соглашавшийся признать себя виноватым.
  - А от тебя почему дымом тянет? - продолжала допрашивать Яга рядом стоявшего стрельца.
  - Так я тоже в избу за царевичем полез, один бы он не справился, - кивнув на конника, ответил стрелец.
  - А я двери с горницу держал!
  - А я двери в сенях!
  - А я ваши узелки с вещами выносил!
  - А я...
  - А я...
  Понеслось со всех сторон. Баба Яга и баба Янина носились по всему двору, выискивая виновных, но вредитель так и не был обнаружен.
  - А ты где был, Тихон Игнатьевич? - вопрошала разозленная Яга.
  - Лагерь ставил, шатры мастерил, - спокойно ответил старший стрелец.
  - А ты где был, Любомир? - развернувшись лицом к вою продолжала допрос старушка.
  - Хворост для ночных костров собирал, - не менее спокойно, чем Тихон, ответил старший конник.
  - А ты где был, воевода? - пошла в наступление бабулька.
  - Во дворе за обустройством лагеря следил, да смотрел, чтобы вам в баньке никто не мешал, - ответил Святояр.
  - Неужто, не заметил, кто мою избушку подпалил? - взвилась Яга.
  - Не видел, Яга Серафонтовна, - заверил боярин.
  От бессилия найти виновного, Яга готова была на себе волосы рвать, ну и на других тоже. У нее из глаз аж искры летели. Но поджигателя найти у старушки никак не получалось. Я приобняла расстроенного Елисея:
  - Шел бы ты, милок, в баньку, сажу с себя смыл, глядишь и полегчает.
  Царенок ничего мне не ответил, лишь грустно кивнул и направился в баню.
  - Баба Яга, в избушку можно зайти для осмотра? - крикнула я колдовскому эксперту, от бессилия злобно зыркавшему на воев.
  - Заходи, там огня уже нет, - даже не обернувшись на меня, ответила баба Яга.
  Мы с Яниной зашли в обгоревшую и всю покрытую изнутри копотью избушку. Зрелище перед нами предстало печальное: стены все черные, мебель обгоревшая, стекла в окнах разбиты. Мда, место для проживания абсолютно неподходящее. В сенях, справа от входа, солома да ветки прогоревшие лежат. Видимо, именно их подложили и подожгли. Для этого много времени не надобно, кинул горящий пучок соломы, оно все и вспыхнуло. Избушка деревянная, старая, бревна сухие. Таким домишкам много и не надо. У нас в садах двухэтажные щитовые домики за пятнадцать минут полностью, то есть до основания, сгорают. Люди из них при пожаре только и успевают, что детей вынести да сами выскочить в том, в чем спали. А в этом доме стены почему-то не загорелись, только утварь.
  - Баба Янина, а почему стены не загорелись? - задала я вопрос.
  - Так чего им загораться-то? Заговоренные они, - грустно пожав плечами, ответила старушка.
  - А почему мебель тогда загорелась?
  - Да если, Машенька, колдовство на каждую лавку тратить, никакой волшебной силы не хватит? - поучала меня бабулька.
  Что ж, с этим сложно не согласиться, да вот только, если бы поджигатель ту солому в сенях поджог, а дверку бревнышком припер, то касатик наш кривенький не сгорел, но от дыма бы задохнулся. Значит, убивать его не хотели. Хотели саму избу испортить или нас напугать? Хотя, как нас напугаешь? Бабулькам внука спасать надо, мне сына из Кощеева плена вытаскивать. Смертью да опасностями нас не спровадишь. Мы ради своих деток на все пойдем. Значит, хотели избу испортить или то, что в ней находится или они думали, что находится. Приехали мы сюда ритуал для расколдовывания Елисея совершать. Возможно, предметы для проведения этого действия хранятся в избе, и вороги решили их уничтожить.
  - Бабушка Янина, а почему поджигатель в избу не зашел и горницу не поджег? Елисея боялся разбудить?
  - И это тоже, но еще изба у нас от чужого проникновения заговоренная. Не мог он сюда войти, не пускало его. Вот он, поганец, в сенях и напакостничал, - объясняла старушка.
  - А что у вас тут такого ценного хранилось, что он сжечь пытался?
  Старушка надолго задумалась, ходила из одного черного угла в другой, смотрела по полкам.
   - Да в том-то и дело, Машенька, что в избе-то у нас ничего ценного не хранится, - хитро шептала баба Янина. - Зря только они себя обнаружили.
  Я восхищенно посмотрела на старушку, так хорошо изображавшую глубокую печаль. Ее только выдавали глаза, сияющие охотничьим азартом. В избу ураганом, сметающим все на своем пути, ворвалась баба Яга. Мы благоразумно отскочили к стенам. Она грозно зыркнула по сторонам, увиденное явно ее опечалило.
  - Нашли чего интересного? - обратилась она к нам.
  - Поджог устроили в сенях, с помощью соломы да сухих веток, - отрапортовала баба Янина. - В избу не входили.
  Баба Яга приняла к сведению услышанное, печально вздохнула и уже традиционно прошептала себе под нос очередной стишок. В миг горница в избушке преобразилась: со стен сошла гарь, вся утварь и мебель подскочили и чистые, целые встали на свои места, стекла на окнах соединились воедино, не оставляя на себе даже царапин. Запах гари молниеносно выветрился, и пространство вокруг нас снова благоухало лесными травами. Горница сияла чистотой и порядком, правда мебели, мешочков с загадочным содержимым, пучков травы под потолком, да баночек на полках заметно поубавилось. Я только и смогла восхищенно ахнуть. А классная штука это - колдовство. Нужно попробовать выучить этот стишок. Может, хоть в плане уборки меня на волшебство пробьет? И вдруг изба задрожала, послышался грохот, мы все, вздрогнув, переглянулись.
  Глава 5
  - Дома есть кто? - зычно звучал голос Святояра. - В избушку пустите? - все также стуча по двери увесистым кулаком, настаивал на приглашении воевода.
  - Ну что у дверей стоять, заходи, гостем будешь, - царственно разрешила баба Яга.
  - Спасибо за позволение, хозяюшка, - хитро улыбаясь в бороду, склонившись, чтобы пройти сквозь двери, вошел в горницу боярин. За ним юркнул чистенький, розовенький Елисей.
  - Я готов волога вычислять, - подбоченясь, изрек косенький.
  Мы с бабульками одновременно заглянули за спины вошедших, ожидая еще гостей.
  - Не беспокойтесь, хозяюшки, около дверей и окон мои дружинники стоят, теперь ни одна мышь не проскочит, - заверил нас боярин. - Ну что о пожаре скажете?
  - Из своих это кто-то сделал, - сказала Яга.
  - В избу не прошли, в сенях подпалили, - добавила Янина.
  - Я с Любомира и Тихона глаз не спускал, - сообщил Святояр. - Значит, подчиненных их рук дело.
  - Что ж ты Елисея не уберег? Избу не охранял? - шипела баба Яга.
  - Я баню охранял, чтобы с Машей ничего не случилось, - зло прищурившись на старушек, говорил воевода. - А то вы все тут у нас заговоренные, а если что с ней случится, только руками по бокам хлопать будете, что, мол, не уследили. А на нашем царевиче столько охранок висит, из любой беды выкарабкается.
  - Я и сам бы за себя постоял, и супостатов изловил, коли бы меня не лазмолило, - гордо заявил кривенький, но на него никто не обратил внимания.
  От горячей отповеди воеводы бабульки немного, аж, сгорбились, но быстро оправились, и вновь стали ерепениться на боярина:
  - Ты сюда послан царевича охранять, а сам за женским подолом волочешься!
  - Я сюда поставлен расследование о проклятых иголках, пропаже детей и своей матери вести. А для охраны царевича у нас в наличии пяток стрельцов во главе с Тихоном, да пяток конников во главе с Любомиром. Вот им претензии и высказывайте.
  От такого заявления старушки побледнели. Я решила не вмешиваться в конфликт интересов. Они тут все люди взрослые, сами разберутся. Но от слов Святояра в душе потеплело. Осознание того, что мою персону кто-то хочет защитить, и судьба моего Ванюшки волнует не только меня, преисполняла мой организм чувством благодарности. Хотелось подбежать к воеводе, броситься ему на шею и от души расцеловать. Но сдержалась, как-нибудь в другой раз обязательно, а пока это лишь слова. Нужно дать мужику возможность себя проявить.
  - Полог-то тишины повесили, прежде чем о тайнах наших орать? - вставлял пистоны престарелым интриганкам боярин.
  Баба Янина спешно нашептала стишок, и по нам прошелся щекочущий волшебный заряд.
  - Елисей, признавайся, чем ты Тихону или Любомиру насолил, что они тебя извести хотят? Или сразу обоих обидел? - спросила я.
  В перекошенном организме царенка началась мыслительная деятельность, апогеем которой стали сошедшиеся на переносице глазенки:
  - Нет, Малия Фасильевна, я им обид не чинил, влажды не имел. Они батюшке служат, я в их дела никогда не совался, - оправдывался оболтус.
  - Если не личные мотивы подбили их врагу помогать, значит остается подкуп, угрозы или иная причина, о которой мы не догадываемся, - вслух рассуждала я, а окружавшие мне деловито кивали в знак согласия.
  - Ну и где у нас зеркало волшебное, по чьим рекомендациям пакостным нас с Ванюшкой к вам занесло? - с укоризной спросила я.
  Бабульки слегка замялись, для порядка, даже взоры свои хитрющие потупили, и ответили: - Так в подвальчике, как у всех.
  И действительно, неразумно это такие ценные артефакты в деревянной избе держать, в которой даже мало-мальски скромного сейфа установить невозможно: в деревянную стену не вмуруешь, каменная печка нагревается. А вот подвальчик - самое оно. Старушки из-под печки вытащили факелы, торжественно нам вручили и зашли все за ту же пресловутую печку, в скрытый от глаз закуток и открыли в подпол небольшую дверь, от которой вели вниз ступеньки. Я тревожно переглянулась со Святояром, он ободряюще мне подмигнул, и мы начали спускаться. Сначала пошла баба Яга, потом Янина, Елисей и я, Святояр замыкал наше шествие. Аккуратно закрыв над собой довольно-таки увесистую дверь, воевода, ускорив шаг, чуть в меня не врезался. Не став торопиться следовать за остальными, я шла медленно, рассматривая каждую ступень под ногами, поэтому боярин догнал меня молниеносно, буквально на третьей ступени. И, покачнувшись, я оказалась в его открытых объятьях. Интересно, это мне кажется, или он специально старался не упустить момент меня лишний раз обнять? Хотя, в данном случае это к лучшему, хуже было бы от своей неуклюжести эпически растянуться, сломав любимые конечности.
  - Спасибо, - единственное, что я смогла членораздельно произнести, нежась в кромешной темноте в мужских объятьях.
  А темнота вещь, оказывается, полезная. Не видно, как я краснею от ушей до самых пяток, и при этом глупо улыбаюсь.
  - Пожалуйста, Машенька, - нежно прошептали мне прямо на ушко, касаясь щеки.
  По спине побежали довольные мурашки, внутри органы завязались огромным узлом. Я медленно отстранилась от этого притягательного мужчины и напомнила:
  - Нас там ждут, спускаться нужно, - меня выдал взволнованный хриплый голос.
  В ответ я услышала:
  - Стой на месте, я сейчас.
  Воевода перестал меня обнимать и отошел, судя по звукам на пару ступенек. Потом что-то чиркнуло, и в его руках загорелся факел. Оказывается, мы стояли на винтовой лестнице, которая уходила вниз. Воевода поднялся ко мне, практически вплотную, и стал пристально меня рассматривать в свете горящего пламени. Я тоже на него засмотрелась. В рыжих бликах огня лицо Святояра, как будто светилось, серо-голубые глаза завораживали внутренней силой, русые волосы напоминали жидкую лаву. В них хотелось искупать свои пальчики. Лицо воеводы стало медленно приближаться к моему. Только что выровненное дыхание снова участилось, пульс стучал набатом в ушах. Я боялась шелохнуться. Святояр накрыл мои губы своими. Поцелуй оказался безумно нежным и невесомым. Он, как будто, боялся меня напугать и давал возможность для отступления, которой я не спешила воспользоваться. В нос ударил его запах хвои и свежести. Правая рука сама по себе проскользнула по плечу воеводы, прошлась по мускулистой шее и утонула в густых и мягких волосах. Захотелось покрепче прижаться к этому удивительному мужчине, и я разжала пальцы левой руки, которая что-то удерживала. Раздался оглушительный грохот, от которого, перепугавшись, чуть не откусила язык, причем не мой. От осознания этого густо покраснела, и пыталось исправить положение, опустив глазки долу. Святояр шумно выдохнув, наклонился и поднял мой незажжённый факел. Я суетливо поправляла одежду, боясь посмотреть боярину в глаза. "Ой, как же стыдно! Что он со своей средневековой моралью обо мне подумает? Наверняка, опустит меня в ранг распутных девок! Вот, Маша, до чего ты докатилась со своей далеко не платонической несдержанностью!"
  Святояр подал мне факел и, погладив меня по щеке, подняв за подбородок лицо, заставил посмотреть ему прямо в глаза:
  - Пойдем?
  Я смогла только смущенно кивнуть ему в ответ. Учитывая, что я абсолютно не умею обращаться с факелами, и даже боюсь их использовать, решила свой не зажигать, а просто идти поближе к боярину. Он спускался вниз первый, я следовала за ним. Я положила свою ладошку ему на плечо, он улыбнулся мне и накрыл мою руку своей. Так мы и спускались по довольно длинной винтовой лестнице, которая вывела нас в небольшой коридор, где и ждали Елисей и бабушки Янина, Яга.
  - Что-то долго вы спускались, неужто заблудились? - ехидничала баба Яга.
  - Лестница больно узкая, да ступеньки неудобные, боялись споткнуться и упасть, - невозмутимо ответил за нас двоих воевода.
  - Поспешать нам надобно, чтобы стрельцы да конники чего не заподозрили, - проворчала баба Янина.
  Под свет факелов мы все также гуськом направились по узкому и темному коридору. Он вызывал жуткие ощущения: страх темноты, фобию замкнутого пространства, мне все время чудилось, что вот сейчас из-за поворота на нас накинуться оборотни или огромные насекомые. Но обошлось. Минуть через пятнадцать наш дружный коллектив вошел в торжественную пыточную, отдаленно напоминавшую ту, что находилась под столичным домом моих старушек. Она была выполнена в сумрачно-зеленом цвете. Алтарь, что стоял посередине зала был, как будто, из малахита. Колонны в свете наших факелов отливали перламутром. Все те же пресловутые шкафчики с пыточной утварью традиционно стояли вдоль стен. Здесь также соблюдался "нарядный" стиль оформления помещения. У старушек явная тяга к "прекрасному".
  - Ну, проходите, люди добрые, чувствуйте себя как дома, - подхихикивая, пошутила баба Яга.
  - Вот это вряд ли, - поддержал юмор Святояр. - Я дома предпочитаю больше света и меньше плеток, ремней и наручников.
  - Это ты пока не женат, - парировала баба Янина. - А вот жена-затейница попадется, и ты по-новому взглянешь на эти предметы. Может, еще понравится?!
  От подобных речей у нас с Елисеем вспыхнули уши и начали сворачиваться в трубочку.
  - Бабуська Яга, ты сего? - не к месту встрял царенок.
  - А ты, внучок, не слушай, - отмахнулась старушка. - Мал ешо. Вот жениться надумаешь, мы тебе про все расскажем.
  - Так мне затейница не нужна, - отнекивался боярин. - Мне бы добрую да заботливую.
  - Зачем тогда к Маше с поцелуями лезешь? - громко палила меня Яга. - Коли тебе затейница не нужна! А ты, Машуня, не расстраивайся, они все сначала скромниц ищут, а потом, как затейниц распробуют, так за уши не оттащишь, - заверила меня старушка.
  - Доверюсь вашему богатому опыту, баба Яга и баба Янина, - решила чуток отомстить.
  От наших колкостей Елисей, уже согнувшись пополам, смеялся в голос, утирая рукавом косенькие глазки. Мне стало обидно.
  - А ты чего, малец, смеёшься? У меня еще есть шанс выправиться, а у тебя порочная генетика! Чуть постарше будешь, кровь как взыграет! - пугала я насмешника. - А пока нечего время терять, изучай матчасть! - и махнула рукой на открытые шкафчики.
  От моего широкого жеста бабульки заохали и запричитали:
  - Да что ж ты Маша творишь? Он же мал еще!
  - Три года девок за огороды таскает и все попусту, одни звезды в голове. Нужно как-то развиваться, - с милой улыбкой вредничала я.
  - Девочки, хватит паясничать! - зычный голос воеводы отвлек нас с бабульками от интересной перепалки. - Мы сюда дело делать пришли. Где ваше волшебное зеркало?
  Глава 6
  Баба Яга смерила накомандовавшегося боярина горделивым взглядом и прошествовала к дальнему большому деревянному шкафу. Со скрипом и немалым усилием открыла дверцу и достала интересное зеркальце на длинной ручке в резной деревянной рамке. Прям, как из сказки Пушкина: "Свет мой зеркальце скажи, да всю правду доложи". Хотя, лично я ничего волшебного не заметила. Ну, красивая безделушка, симпатичный такой подарочек для молодой боярышни. Яга же крайне аккуратно положила его на малахитовый алтарь, предварительно протерев подолом своего сарафана, прочитала над ним стишок и застыла. Мы также все застыли в ожидании необыкновенного чуда. А чудом оказалось хамоватое стекло, плохо выполняющее свои обязанности, - классический бюджетник из любого государственного учреждения с низкой зарплатой.
  - Апхчи, кого тут ешо нелегкая принесла? - заворчала стекляшка.
  Яга направила аксессуар на себя и молвила: - Зеркало волшебное, зеркало заговоренное, расскажи нам, почему Кощей Бессмертный Елисея мово сгубить хочет?
  - А пошто мне знать? Вы у Кощея и спросите. Может, сознается, - хамил женский аксессуар красоты.
  - Смилуйся над нами! Мальчонку чуть не убили, а мы даже не догадываемся, за что? - взмолилась старушка.
  - Мальчонка - ВАШ, мне-то до него какая забота?
  - А ты, что же, в бессмертие решило поиграть? Так я тут же тебя и спытаю: разобью и осколки твои по всем краям царства нашего разнесу. Вовек тебя потом не соберут, - проскрежетал мужской каркающий голос.
  От неожиданности я, честно говоря, сильно струхнула, пардонте, испугалась. Мы одновременно, вертя головами, начали искать источник звука. Он сидел на крюке, вбитом в потолок, прямо над алтарем, на подобном мы в столице Прохора подвешивали. Это был черный ворон бабы Яги. Флегматичная птица очень внимательно разглядывала волшебное зеркало, и даже, кажется, хмурилась.
  - Ну, чего молчишь? Раньше смелое было, - продолжал говорить Щур: - Мы ждем.
  - Щурушка, ну что ты сразу серчаешь? - начало лебезить зеркало: - Это я пошутило, а бабушка твоя меня не поняла. Я не со зла, просто скучно мне.
  - Ничего, сейчас весело будет, - угрожал ворон: - Говори, о чем тебя просят.
  - О чем говорить-то надобно? Что-то я не расслышала, - оправдывалась стекляшка.
  - Почему Кощей Елисея нашего убить задумал? - громко для глухих зеркал повторила Яга.
  - Так пророчество есть про смерть Кощееву. Видимо, Бессмертный на Елисея вашего и подумал, - строило догадки говорящее стекло.
  - Да, я ни сном, ни духом на жизнь вашего Косея покушаться не мыслил, - гудел расстроенный царский отпрыск. - А он меня матели лишил, дедов, почти всю лодню выкосил, а тепель и меня сгубить хочет.
  Яга кинулась успокаивать внучонка, опустившегося на пол и, взявшись щупленькими ручонками за голову, раскачивающегося из стороны в сторону.
  - Ты нам сказки не рассказывай, - не утерпев, вмешалась Янина: - Пророчество говори!
  Я быстро из наплечной сумки достала блокнот с карандашом и подошла к алтарю, готовая записывать каждое слово.
  - И не тараторь, - добавил от себя ворон: - А то клюну, все трещинами пойдешь.
  - Конечно, конечно, Щурушка, как тебе будет угодно, - звякнуло от страха стекло и начало вещать:
  - В какие времена это случится,
  Ты сам однажды сможешь распознать.
  Тот мир, что для тебя веками длился
  Вдруг перестанет вмиг существовать.
   Поблекнут все былые краски,
   Померкнет то, что так берег.
   И власть, могущество и сила
   Лишатся смысла, грянет рок!
  Тому причиной будет дева,
  Что ведьминский свой род ведет
  От младших дочерей и сыновей,
  Стоящих на границе мира
  И явь от темных сил храня
  Посредством дара колдовского.
   С ней встречи миг лишит тебя покоя,
   На муки и терзанья обречет.
   И крохотный росточек прорастет,
   Сминая все, что встанет на пути,
   Презрев стремленья прошлые твои.
  
  Я слово в слово записала это нагромождение пафоса себе в блокнот и начала снова и снова перечитывать. Понятного мало. Одни вопросы.
  - Любезное, подскажите, а почему решили, что это пророчество относится именно к Кощею Бессмертному? - начала я уточнять детали.
  Зеркало покосилось на грозного ворона и снизошло до ответа:
  - Это он созвал у себя в царстве всех самых сильных ведуний и приказал им увидеть свое будущее, чтобы любую беду задолго упредить.
  А Кощей-то не прост, идея-то хорошая.
  - Он так раз в сто лет делает. А в последний раз, самой сильной ведьме это проклятье на камушках выпало. Кощей все у нее допытывался, что все это значит. А она расшифровать так и не смогла. Он ее за это в далекие пещеры сослал, чуть не казнил. Другие колдуньи тоже ничем ему, горемычному, помочь не смогли, - печально вещал аксессуар.
  - А когда наш горемычный ведьмовской шабаш собирал? - уточняла я сроки.
  - Так ровно полсотни лет назад.
  Посчитаем: Елисею восемнадцать, плюс девять месяцев беременности.
  - Баба Яга, во сколько лет Славушка Елисея родила? - от моего неожиданного вопроса Яга аж оторопела.
  - В двадцать шесть годочков, - пришла ей на помощь баба Янина.
  Значит еще плюс двадцать шесть. Итого получается почти сорок пять лет.
  - А за сколько лет до рождения Славушки у вас родственники гибнуть стали? - пыталась выяснить факты.
  - Так почитай, за пять лет до рождения доченьки моей, все и началось, - промокая платочком глаза, ответила баба Яга.
  - Значит, в итоге получается ровно пятьдесят лет назад Кощей Бессмертный начал изводить ваш род, бабушки, - печально открыла я свои записи с подсчётами.
  Бабульки сразу наклонились и долго рассматривали и перечитывали мои записи.
  - И, действительно, все сходится, Машенька, - качая головой, сказала баба Янина: - За что он так с нами? Мы же и в мыслях никогда не имели покушаться на жизнь Бессмертного. В нем силищи - не измеришь!
  - А почему именно ваш род Кошей стал выкашивать? - спросил Святояр.
  - Потому, что в пророчестве четко на нас указано: ведьминский род, стоящий на границе мироздания и явь от темных сил храня, - цитировала старушка: - Это все о нас, в нашем роду этот дар по крови от матери к дочери передается.
  - А царицу решили сгубить, когда она младшим сыном - Елисеем в тяжести была, потому что дева род свой должна вести от младших сыновей и дочерей, - рассуждал Святояр, - а тут одной стрелой двух зайцев и саму деву, и младшее чадо ее.
  От таких размышлений обе старушки едва стояли на ногах.
  - Бабушка Яга, а ты тоже младшая в роду? - обратилась я к бледной старушке.
  Говорить от слез, она уже не могла, поэтому просто кивнула.
  Выходит, что Кощей расшифровал пророчество, как его возможную смерть от рук детей рода бабушек Яги и Янины, причем только по младшей линии. И факт того, что восемнадцать лет они, как партизаны, отсиживались в глухой деревеньке сберегло Славушку от смерти в раннем детстве. Шпионы Кощея не спали, и повсюду искали младших детей этого некогда прославленного рода. Наверное, велико было их удивление, когда царь привез из похода ту, кого они так долго ждали, в роли своей жены. Но шпионы - народ терпеливый, дождались зачатия третьего - младшего ребенка и попытались одновременно укокошить и мать, и дитя. И у них почти получилась, но они не учли старушек. Те дочку до родов довели, и Елисей народился крепким и здоровым, вон даже на медведя с рогатиной ходил, правда, до того как у него глаза стали разбегаться. А вот дочь спасти не сумели. Теперь вороги решили Елисея погубить, пока он не женился, и им бы не пришлось опять сложные комбинации на чужой территории проворачивать.
  - А почему именно убить? - подняв глаза на коллег, спросила я: - Ведь в пророчестве ничего не сказано о смерти.
  От моего вопроса окружающие немного подзависли, и вновь стали перечитывать пророчество.
  - Ну как же, Маша, слушай: тот мир, что для тебя веками длился, вдруг перестанет вмиг существовать, - цитировала баба Яга.
  - На муки и терзания обречет, сминая все, что встанет на пути, - вторила ей бабка Янина.
  - Помелкнет то, что так белек, лишится смысла, глянет лок! - поддержал старшее поколение Елисей. - Лазве это не о смелти?
   Святояр стоял в глубокой задумчивости.
  - Для меня о смерти звучит так: Елисей пронзит сердце Кощея мечом и хладный труп Бессмертного сожгут на самой высокой горе его царства. Все ясно и конкретно. А в этом стихоплетстве одни непонятки, - высказала я свое мнение.
  - Расскажи, что в этом пророчестве тебе непонятно, - тихо попросил Святояр.
  Бабульки и Елисей приготовились слушать меня очень внимательно, как будто боялись пропустить что-то жизненно важное. Хотя, наверно, так оно и было.
  - Важно не то, что для меня непонятно, а найти логичное и приемлемое объяснение пророчества, которое убедило бы Кощея, что к его смерти оно отношения не имеет, а говорится в нем о новой странице в его жизни, которая откроет для него новые далекие, но желанные горизонты
  - Это ж какие? - недоверчиво поинтересовалась Янина.
  - Да, уж больно фраза для нас подходящая, новые перспективы рисующая: и крохотный росточек прорастёт. А если вообразить, что речь здесь идет о ребенке? Тогда пророчество открывается перед нами в новом интересном ракурсе, - воодушевленно вещала я.
  - Вот этот-то ребенок и укокошит Кощеюшку, - мстительно приговорила Бесмертного баба Яга.
  - Давайте не будем смотреть на проблему так однобоко, в конце концов, нам нужно убедить, что ваш род не погибель ему сулит, а как раз наоборот.
  - И какое же ты предлагаешь объяснение предоставить злыдню, чтобы он раздумал наших внучат да правнучков выкашивать? - заподозрила неладное баба Янина.
  Я вздохнула и начала потихоньку выкладывать свои, на первый взгляд, утопические идеи:
  - Давайте пофантазируем.
  - Шо-шо? - нервничала Яга.
  - Сказку давайте сочинять для Кощея: жила-была девушка-красавица - рода прославленного колдовского, по совпадению правнучка бабы Яги. Я так понимаю, у вас в роду колдовской дар передается только девочкам?
  Баба Яга и Янина величественно покивали мне, Елисейка скромно потупил взор.
  - И правнучка моя так колданет, что Кощею окаянному свет белый не мил станет, - продолжила мое сказание неуемная Яга.
  - Так ведь в пророчестве сказано: "С ней встречи миг лишит тебя покоя, на муки и терзанья обречет", - замогильным голосом процитировала Янина, - так окромя лишения покоя, она его заодно и того..., - многозначительно подмигнула старушка, проведя ребром ладони по горлу.
  - А если представить это иначе: встреча с правнучкой бабы Яги будет для Кощея очень волнительна и важна, если он от нее свой покой потеряет. А рассматриваемый нами мужчина уже далеко не юн, и вероятно слишком опытен. Сомневаюсь, что встреча с какой-то правнучкой хоть и великой колдуньи, такой как, баба Яга, может его хоть как-то взволновать. Если только здесь не замешены чувства!
  Баба Янина и Яга быстро переглянулись и нехорошо так на меня посмотрели.
  - Машенька, а ты себя как чувствуешь? Что-то заговариваться стала? Головка не кружится? Не тошнит? А то бред несешь, слушать противно, - стали гневаться старушки.
  - Так, давайте не переходить на оскорбления личности! Я предлагаю рассмотреть все варианты, а не только ваш, в котором Елисею грозит неминуемая смерть, превосходно организованная по распоряжению могущественного Кощея Бессмертного. Может, дадим мальчику шанс на жизнь? - пыталась я надавить на совесть бабулек. Хотя где совесть, а баба Яга?
  Но пенсионерки прониклись, печально посмотрели на свое проблемное дитятко в лице Елисея и махнули мне рукой, мол, продолжай.
  - Можно посмотреть с другой стороны. "Крохотный росточек" - это новая жизнь в женщине, проще говоря, беременность.
  От этой версии царевич бледный сполз на пол, бабульки уже никого не стесняясь, начали чертыхаться, как сапожники.
  - Тьфу тебе на язык, Маша! Чтобы наша девочка, наша кровиночка и с Кощеем спуталась? Да я костьми лягу, но этого не допущу! - кричала в праведном гневе баба Яга, а ей самозабвенно вторила баба Янина.
  - Ну, вообще, мысль интересная, - поддержал меня Святояр: - Насколько я знаю у Бессмертного прямых наследников нет.
  - Да кто от него рожать-то будет? Угрюм, страшен, - дали "положительную" характеристику злодею два сварливых сказочных персонажа.
  - Но ведь жены-то были, - возразил воевода: - Почему тогда детей не было?
  Мои бабульки глубоко задумались.
  - Так, видно, бог не дал, - протянула баба Янина.
  - Да и жены его быстро умирали, даже до ста годочков не доживали, совсем молоденькие уходили, - выдала информацию Яга.
  Я посмотрела на своих старушек совсем другими глазами. Если они считают женщину в столетнем возрасте молоденькой, то, сколько же им самим лет? Надо будет как-нибудь при случае поинтересоваться.
  - А может за этим что-то кроется? - предположила я.
  - Что фы, Малия Фасильефна имеете в фиду? - поддерживал мои рассуждения, сидя на полу, царенок.
  - Ну, смотрите, Кощей у нас очень могущественный маг и сила в нем великая.
  - Не сила, а силища, - поправила меня баба Яга.
  - Не ОЧЕНЬ могущественный, а САМЫЙ могущественный, - поддакнула ей баба Янина.
  Соглашаясь с ними, киваю и продолжаю:
  - Значит, для зачатия ребеночка ему не подойдет какая-нибудь понравившаяся девушка. Это должна быть девушка, способная принять эту силу, да еще вынашивать ее девять месяцев. Может, потому у него бабы и мрут?
  Мы все дружно повернулись к нашим старушкам за подтверждением моей правоты или открытия новой версии.
  - А права ты, Машенька! Обыкновенная девка, пусть даже и царевна, не может выносить дитя такого сильного колдуна. Сила его девку изнутри выжжет. А вот Елисейкина дочь смогла бы родить Кощею дитятко, да не одно, - почти шёпотом соглашалась со мной Яга.
  - Значит, есть вероятность, что в пророчестве говориться не о смерти Кощея Бессмертного, а зашифровано указание на род великих волшебниц, в союзе с которыми обсуждаемый нами индивид может родить наследников, - проговорила я и зажмурилась, потому, что перепугалась перекошенных от "счастья" лиц предположительно будущих родственниц Кощея.
  - Нет, будем приделживаться сталой ласшифловки плолочества, - решительно подал голос с пола Елисейка. - Я свою младшую дочь за этого душегуба не отдам.
  - Да если мы будем придерживаться только старой версии, - нависая над младшим царским отпрыском, резюмировал Святояр, - то ни младшей, ни старшей дочери у тебя не будет! Вряд ли ты до свадьбы дотянешь!
  Праведный гнев старушек тут же сошел с их лиц, и мы все погрузились в глубокую задумчивость.
  - Маша, но это тоже не вариант, отдать на растерзание собственную кровиночку, - замогильным голосом просипела Яга. - Нужно что-то другое думать.
  - Предлагайте, - развела я руками, - рассмотрю любые, даже самые сумасшедшие идеи.
  Но вот беда, других идей у нас не было.
  - Давайте не будем спешить с выводами. Переговорим с Кощеем, съездим к нему в гости, все выведаем, а потом и решать будем, - предложила я план на ближайшую перспективу. - Вариантов-то у нас все равно нет, чтобы Ванюшку вызволить нужно в само логово Дохлика попасть.
  - А к старому плану мы можем перейти в любой момент, - решила не отказываться от своих кровожадных намерений Янина. - Елисеюшка, боюсь, тебе придется этим заняться.
  Мы дружно посмотрели на растерявшегося царевича. Его косенькие глазки от нервов начали хаотически вращаться, ручки затряслись, подбородок задергался.
  - Не, не, не, я жифофо челофека убить не смогу, - проблеял царенок.
  - Так он и не человек, - успокоил, как мог, его воевода: - Колдун.
  Слова боярина оболтусу не помогли, бледный вид, так и не сошел с младшего отпрыска царя-батюшки. Мне откровенно стало жалко бедолагу.
  - Предлагаю крутить Бессмертного на тему наследника, - высказал свое мнение Святояр: - За это он с Царевича точно проклятие снимет, и еще пылинки сдувать будет, дабы ничего плохого с будущим свекром не случилось.
  Старушки лихорадочно замахали головами:
  - Да ты что ж удумал, а потом нашу кровиночку - правнучку этому извергу отдавать? - зашипела Яга.
  - Так Елисей еще не скоро жениться. А может, у него одни только сыновья будут, как у государя? К тому времени Кощей забудет или не захочет ждать, - гнул свою линию воевода.
  - Ох, боярин, плохо ты знаешь Кощея. Этот ничего не забывает и ждать умеет не годами да десятилетиями. Если цель желанная, он и сотни лет подождать может. А что может быть для любого человека и, тьфу ему второй раз на лысину, для великого колдуна, ценнее семьи и ребенка? - вторила сестре Янина.
  - Этот и дождется, и все сделает для того, чтобы у Елисея младшая дочка родилась, - с решительным видом сказала баба Яга.
  Блин, ситуация щекотливая, если выбирать между еще не родившейся девочкой и моим Ванюшкой, то для меня лично тут нет никакой дилеммы. Конечно же, мой Ванюша. Значит, применяем самые убойные аргументы.
  - А если мы не расскажем Кощею о новой трактовке пророчества, то Бессмертный, в конце концов, Елисея достанет и убьет, - припечатала я старушек и бледного царенка: - И не факт, что вы успеете и сумеете его спасти. Кощей - мужчина серьезный, колдун могущественный, от своего не отступит.
  Святояр кивал, со мной соглашаясь. Старушки и Елисей совсем пригорюнились. Баба Янина украдкой утирала слезу, Яга нежно гладила скукожившегося Елисея по его вихрастой голове.
  Глава 7
  Я не стала сразу же давить на старушек и требовать принятия такого непростого решения: кем пожертвовать Елисеем или правнучкой. С этой мыслью, как минимум, нужно свыкнуться. А на это нужно время, чтобы подумать. Пятнадцати минут вполне достаточно, а пока... Было бы хорошо связаться с Кощеем для ведения переговоров. Если его подчиненные не убили, а именно похитили детей и женщин, значит, Бессмертный рассчитывает на переговоры и, возможно, обмен. Нам - детей, ему - шкурку Елисея. Царенка, конечно, жалко, но мой Ваня мне дороже. Хотя, если великий колдун склонится к моей версии расшифровки пророчества, то, как раз, шкурка царенка и не пострадает, с нее даже пылинки сдувать будут и вовремя проветривать. Переговоры. А как же их организовать? В царство Кощея ехать, так это обязательно - Ванюшку своего забирать надо. Эх, была бы у них какая-никакая тут связь. Мечтается, конечно, о сотовой, но мы не гордые, я и проводному телефону была бы рада. Хотя, может, есть аналог? Скайп или вайбер? Самой смешно. Хожу в лаптях и сарафане, и об интернете размечталась!
  - Святояр, подскажи, а у вас есть какие-нибудь средства связи? - обратилась я к самому вменяемому из присутствующих.
  - Что-то я не понял, о чем ты спрашиваешь, Машенька, - наморщил лоб воевода.
  - Ну, если кто-то в другом городе живет, а с ним поговорить нужно, вы чего делаете? - пыталась я проиллюстрировать свой вопрос.
  - Голубей с письмом посылаем, - как маленькой объяснял мне прописные истины боярин.
  Я хлопнула по лбу ладошкой, точно, про голубиную почту-то я и забыла. Но мне это не подходит, мы быстрее до Кощея лично доедем, пока по голубиной почте за деток торговаться будем. Хотя, если беседа плохо пойдет, и Бессмертный мне сына не отдаст, я у него жить останусь. В пророчестве говорится о возможном семейном счастье этого отрицательного сказочного персонажа, значит, можно предположить, что детей он любит, но, к сожалению, со своими пока не задалось. К женщинам тоже, будем надеяться, неплохо относится. Он же ключницу и Марфу не убил. Трупов не нашли - значит живы. Вот и буду жить в царстве Кощеевом. Может, с ним удастся договориться, и он нас с Ванюшкой домой перенесет? Колдун же великий, силы немереной. Нам как раз такой и нужен, а то с этими старыми перечницами никакого сладу нет. Решено, еду к Кощею. Пусть он меня сирую спасает от этого бабулькиного беспредела.
  - Нет, это нам не подходит. А что-нибудь другое, чтобы можно было слышать друг друга, а лучше всего видеть и разговаривать?
  - Это чудо называется яблочко наливное на тарелочке с голубой каёмочкой, - шмыгая носом, сообщила баба Яга.
  - Наливное яблочко катится и может тебе показать, того, кого ты желаешь увидеть, - продолжила объяснять баба Янина: - А если такое наливное яблочко на тарелочке с голубой каемочкой есть и у желанного объекта, то даже и поговорить получится.
  - У Кощея этот аппарат имеется? - занервничала я.
  - Конечно, он же великий колдун, - махнула на меня рукой Яга: - У него какого только добра нет.
  - А у Вас тарелка с яблоком есть? - обрадовалась я.
  - Нет, - расстроила меня баба Янина: - Раньше была, да мы с Лешим на волшебное это зеркало сменялись.
  - Значит, пора ехать к лешему, - вынесла я вердикт: - Заодно и познакомимся. А что, Леший - это звучит гордо и загадочно.
  Святояр посмотрел на меня скептически, но бодрый настрой одобрил. Старушки недовольно засопели, но противоречить не стали, видимо, приняли решение и выбрали живого Елисея, а не условную правнучку.
  - А сколько нам до Кощея добираться? - решила я уточнить расстояния, которые мне гарантированно предстоит преодолевать.
  - Кощей обитает в своей столице, а до той столицы неделю рысцой на коне скакать, - обрадовала меня баба Янина: - До Лешего гораздо быстрее доберемся.
  От таких вестей недолго и в депрессию свалиться. Как пережить неделю в неведении судьбы моего Ванюшки, мне, человеку, привыкшему к сотовой связи, смс-сообщениям, вайберу, ватсапу и другим средствам немедленной связи? Я себе просто не смогла представить, откуда у меня возьмутся силы пережить эту неделю! Значит, отправляемся к Лешему за средствами коммуникации и проведению первого этапа переговоров по местной сотовой связи!
  - Что Любомиру и Тихону говорить будем? - подняла я насущную проблему.
  - Так что тут говорить-то? - посмотрев на царенка, вопросила баба Яга: - Ритуал по снятию проклятья проводили, да ничего не вышло, как мы с этой заразой не бились. Сильно колдовство, мы своими силами не справились.
  - А как будем объяснять поездку к Лешему? - поинтересовался воевода.
  - Для продолжения ритуала нам понадобились редкие травки, которые растут в самой чаще леса, вот мы туда и направимся, - продолжала мысль Яги ее сестра Янина: - А про Лешего пока умолчим, а то еще специально сгонят его с насиженного места, потом его найти, ой, как сложно будет.
  Святояр деловито покивал, серьезно что-то обдумывая. Баба Яга внимательно присмотрелась к боярину и не утерпела:
  - О чем задумался, соколик?
  - Да, вот вижу дела у нас невеселые. Тот, кто избушку Вашу поджег, хотел помешать снятию ритуала с царевича, - и боярин мотнул головой в сторону царенка: - А это значит, что и дальше будет нам препятствовать в пути.
  - Ой, прав ты, воеводушка, - запричитали расстроенные бабульки.
  - Так нусно излофить обидчика, - вдруг проявил свой боевой дух оболтус.
  Старушки посмотрели на своего младшего внука с умилением и наконец-то заулыбались.
  - Изловить-то, конечно, можно, если знать кого, - согласился с юным воителем боярин.
  - Так шо тут думать, - взвилась баба Яга: - Вязать обоих нужно, а разобраться и потом можно.
  - А лучше оставить их здесь связанными, а когда Елисея расколдуем, детишек да баб домой вернем, уже и эту загадку разгадывать будем, - предложила свой вариант баба Янина.
  - А ефли сбегут, - возразил Елисейка: - Или помлут с голоду, али какой зфель их заглызет? Нет, я на такое дусегубство не согласен. Белем их с собой, по дологе лазбилаться будем.
  - Я с царевичем согласен, - поддержал оболтуса воевода.
  - Да как согласен-то, Святоярушка, - взъерепенилась баба Яга: - Они же нам всю дорогу палки в колеса ставить будут! Мы так не только до Кощея, мы и до Лешего не доедем.
  Один плюс в этом споре все-таки промелькнул. Старушки уже, хотя бы мысленно, согласны ехать к Кощею Бессмертному на переговоры.
  - Да и, если мы этих шпионов в избушке оставим, за царевичем ведь и других прислать могут. А Любомир с Тихоном у нас на виду всегда. Когда они рядом, за ними и следить сподручнее. Зато, если они под боком будут, - авторитетно проговорил воевода: - Я им такой плотный присмотр устрою, шагу без пригляду ступить не смогут. В кустики отпрашиваться будут.
  Мы все переглянулись, и даже заулыбались. Осознание того, что мы находимся в надежных руках, успокаивало.
  - Ну что? Пора подниматься, - мягко скомандовал нам боярин.
  Баба Яга спеленала в свой цветастый платочек волшебное зеркало, при этом грозно на него шикнув, чтобы в дороге рта не открывало. То сразу уменьшилось до размеров маленького круглого зеркальца, и старушка убрала его в карман своей широкой юбки. Затем мы вновь выстроились гуськом: Елисей шел первый, высоко держа горящий факел, за ним следовали старушки так же с факелами, далее - я, замыкал нашу процессию Святояр с древним осветительным прибором. Щур, каркнув на прощание, взмахнул крыльями и улетел куда-то в темноту. Мы поднимались не торопясь, внимательно шагая по ступенькам. Старушки с царенком довольно быстро ушли далеко вперёд. А вот мои ноги как будто сами собой замедляли шаг. В итоге, Елисей с родственницами быстро от нас оторвались, и мы с воеводой остались одни в темноте, освещенные единственным факелом. Но идти рядом с этим сильным и смелым человеком по темному коридору было совсем не страшно, а, наоборот, очень интригующе. Мы шли рядышком по узкому помещению, практически касаясь плечами, и улыбались друг другу. Говорить не хотелось, боязно было нарушить образовавшуюся вокруг нас волшебную обстановку. Святояр аккуратно, словно боялся напугать, взял меня за руку и начал нежно гладить мою ладошку своим большим пальцем. По руке побежали мурашки, в животе потеплело. На душе вдруг стало так хорошо и спокойно, как будто и нет у меня беды. И не отправляюсь я в царство великого колдуна Кощея Бессмертного спасать своего Ванюшку, а стою в объятиях Святояра и млею от его жарких поцелуев, доводящих меня до исступления.
  Вдруг открываю глаза и понимаю, что действительно прижата к стене темного коридорчика, а воевода жадно меня целует и при этом беспардонно шарит по моему телу своей большой ручищей, а второй не забывает держать факел, который освещает окружающее нас пространство. Не спорю, действие захватывающее и приятное. Очень бы хотелось подольше в нем задержаться, но материнский долг превыше всего. Мне Ванечку спасать надо, а он тут со своими слюнявыми нежностями. Еле-еле собралась с силами и забарабанила, что есть мочи по широкой спине Святояра. Он с трудом оторвался от моих губ и посмотрел на меня осоловелыми глазами.
  - Маша, я тебе больно сделал? - и начал меня осматривать и вертеть во все стороны, выискивая места повреждений.
  - Со мной все нормально, - возмущенно пыхтела я: - Но мне сына нужно спасать, а мы тут..., - я неловко замялась.
  - Прости, это моя вина, сладкая ты - оторваться не могу, - подарил мне первый свой комплимент воевода.
  Потом опять нежно взял меня за руку и повел по винтовой лестнице. Разглядывая плохо освещенные ступеньки, я немного замешкалась, поэтому, видимо для придания мне уверенности, этот сладкоежка ласково приобнял меня за талию, сам при этом шел в шаге от меня. Радует, что упасть и разбиться мне не грозит, сзади подстрахуют. Это грело душу, появился призрачный шанс, что Святояр поможет мне вызволить моего Ванюшку из лап Кощея. Вот так вот, почти в обнимку мы и вышли из подпола в избушку бабы Яги. Старушки и Елисей, заметив руку воеводы на моей талии, понятливо отводили глаза и улыбались. Я решила ничего никому не доказывать, и сделала вид, что так и должно быть.
  Когда мы впятером выходили на улицу нас все ждали, причем накал нетерпения был очень высок. Как только баба Яга открыла дверь, выходившую во двор, абсолютно все люди, находившиеся там, застыли в немом молчании. На их лицах был написан вопрос: "Ну что, получилось?". Я кидала взгляд поочередно то на Любомира, то на Тихона. Расшифровать ту гамму чувств, что играла на лицах обоих воев мне так и не удалось. Здесь было и нервозное ожидание, и злость, и разочарование, и недоверие, и радость, и печаль. И все эти качества можно было бы объяснить и в положительном русле и в отрицательном. А когда самым последним из нас во дворе появился Елисей, и все увидели его все еще кривенькую фигурку и косенькие глазки, то в воздухе прозвучал дружный то ли стон, то ли вздох. И в этом общем звуке я не смогла распознать интонации возгласа ни Любомира, ни Тихона. Что меня очень опечалило. И пока мы анализировали происходящее, к нам подошли Любомир с Тихоном, на лицах которых было написано искреннее волнение за судьбу царевича. Фиг распознаешь, кто из них, действительно, волнуется, а кто притворяется.
  - Я так понимаю, ничего не вышло? - кивая на царенка, уточнял старший конник.
  Баба Яга, вошедшая в образ печальной старушки, ничего не стала отвечать, лишь покачала головой. Баба Янина, дабы поддержать оскароносную игру сестры, громко шмыгнула носом и кончиком большущего, цветастого носового платка промокнула сухие глаза. Елисей неподобающим царевичу жестом, утер рукавом нос. Мы со Святояром натянули на себя уставший хмурый вид. Для этого мне не понадобилось много усилий, ибо я начинала задумываться над тем, как быстро я выпадаю из реальности, стоит только Святояру и даже, вот неожиданность, Тихону меня покрепче обнять. Интересно, а что со мной будет, если меня приобнимет покрепче Любомир? Нужно будет поэкспериментировать, а то закрадываются смутные подозрения. Но это подождет, нужно сначала к Лешему без козней разных шпионов доехать. Потому как в данный момент они исполняют указания Кощея. И судя по пожару, приказ у них - всеми средствами помешать нам докопаться до истины, ну и, если получится, то и Елисея погубить. И новых инструкций им поступать не будет, пока мы с Бессмертным не свяжемся и новую версию пророчества не представим. А мне жизненно необходимы гарантии безопасности моего ребенка в "гостях" у этого отрицательного сказочного героя и побыстрее, а то мои нервы раскалены до предела.
  Тем временем на дворе уже начало темнеть. День стремился к своему завершению. И я печально понимала, что никто сейчас, на ночь глядя, в дремучий лес, в гости к Лешему не поедет. От осознания того, что мой ребенок вторую ночь проведет без меня в окружении чужих людей, а я даже не смогу его увидеть и с ним поговорить, на душе стало тоскливо, на глаза наворачивались слезы. Вокруг меня велись какие-то разговоры, жаркие споры, а я развернулась и вошла в избушку, где подошла к умывальнику. Долго умывала холодной водой лицо, чтобы смыть слезы, а с ними и захватившее меня уныние. Нечего так рано руки опускать! Это еще только начало.
  - Машенька, да не убивайся ты, найдем мы нашего Ванечку, - беспокойно бормотала баба Янина.
  - Мы этого Ко... - начала успокаивать меня Яга.
  - Корыстного царя до икоты доведем! - перебила я старушку: - Неча путаться под ногами, когда мы следствие ведем!
  Янина вдруг спохватилась и вспомнила о режиме строжайшей секретности, сначала с пониманием закивала головой, но вдруг осознав, с чем соглашается начала махать головой:
  - Ну что ты, Машенька, так сурово-то с ним! Он у нас уж не молод! - кося глаза на Тихона, затараторила старушка.
  - Как по женским бокам руками шарить, так он бойкий, и года ему нипочем, а как к ответу его призвать, так вы про болячки, да возраст его немалый вспомнили! - поддержала я игру.
  - Чаво расшумелись, оглашенные, поздно уже, спать пора! Завтра государю косточки перемывать будем, чтоб ему охальнику икалось всю ночь, - прекратила наш спектакль баба Яга. Мы с Яниной благодарно вздохнули и присели рядом на лавочку.
  - Как спать? - с надеждой спросила я: - Ведь не поздно совсем, может ...?
  Меня решительно перебил Святояр:
  - Машенька, мы ж уставшие все, баба Янина в дороге все бока отбила об телегу. Через полчаса совсем стемнеет, дороги видно не будет, заплутаем, - с полуслова поняв мое желание немедленно пуститься в дорогу к Лешему.
  Я потупила взор, печаль навалилась на плечи, как могильная плита. Хотелось или от души повыть, или, хотя бы, от негодования посуду побить. Но пришлось сдержаться, во-первых из-за, в данном случае, к сожалению, воспитания, а во-вторых, чтобы не возбуждать любопытства шпионов.
  - Спать, так спать. Где мне лечь можно? - ни на кого не глядя спросила я.
  - Так, как и в прошлый раз, на полатях, - захлопотали старушки.
  Я также, ни на кого не глядя, кивнула и направилась за печку по указанному адресу. Скинув сарафан, улеглась в рубахе и постаралась забыться сном.
  Глава 8
  - Кар! - кто-то орал на ухо.
  Какой-то бракованный будильник я себе купила, надо в настройках музыку поменять, это больно противная. Еще Ванюшку раньше срока разбудит, он же мне, проказник, на работу не даст собраться. Опять с перекошенным макияжем и лохматая прибегу.
  - Кар! Да кар, Маша! - кричал неугомонный будильник: - Поднимайся, а то клюну!
  Я подскочила, как ошпаренная. Мда, а такой чудесный сон мне снился! Будто мы с Ванюшкой дома, сегодня пятница, а завтра выходные. Пойдем на центральную площадь города кататься на машинках, купим по мороженке и съедим на набережной. Действительность пронзила меня одиночеством. Пошли вторые сутки вдали от сына. Огляделась, нашла ворона. Он сидел на печке и грелся, от наслаждения прикрывая черные, как уголь, глаза.
  - Щур, все уже встали?
  - Кар, и встали и умылись, и позавтракали. Одна ты тут неумытая валяешься, - ворчал чернявый. - Поторапливаться тебе надобно.
  - Ну, коли, все готовы, то и я могу себе позволить проснуться, - величественно ответила я на воронье ворчание.
  От моей наглости у Щура открылся клюв.
  - Давно живу, а такого еще не видел, - собравшись, критиковала меня птица.
  - Безбожно льстите вы мне, Щур Батькович, - задобрила я гордую птицу. - Ты же столько лет с Ягой и Яниной живешь, всякого, наверное, насмотрелся.
  На мою подколку ворон ответил кратко, но емко: - Кар!
  - Сам такой, - не обиделась я.
  Одевшись, причесавшись и умывшись, я вышла в единственную комнату избушки и увидела ожидавших меня бабу Ягу, Янину и сонного Елисея. Присела рядом и начала молча кушать поданный мне бабой Яниной пирожок.
  - Полог тишины на избушку наведен. Святояр гоняет Тихона и Любомира с подчиненными в хвост и в гриву. Можем спокойно говорить о делах наших, но недолго, - доложила баба Яга.
  - Доброе всем утро, - поздоровалась я с присутствующими: - Какие у нас планы на сегодня? Куда поедем - к Лешему, или сразу к Кощею?
  - Доброе утро и тебе, Машенька, - заулыбались мне старушки. - Можно, конечно, и сразу к Лешему ехать, если ты себя хорошо чувствуешь.
  - Чувствую я себя по-боевому, - ответила я.
  - Это ж как? - хитро прищурилась Яга.
  - А это когда один, с диким криком "Ура!", с голыми кулаками да на целое вражье войско, - злобно пояснила я.
  - Ну, тогда присаживайся, тебе перед таким важным делом обязательно нужно хорошо подкрепиться, - засуетились вокруг меня пенсионерки.
  Елисей уважительно пододвинул ко мне большое блюдо с горячими пирогами и налил в глиняную кружку ароматного кваса. Я хмыкнула, но от угощения не отказалась. Скушав пару пирогов и выпив квасу, собралась с мыслями:
  - Какая у нас версия для наших шпионов о продолжении путешествия?
  - Так пойдем за редкими травками для ритуала в лес дремучий, в особое место, - пояснила баба Янина: - А то, что оно находится, аккурат, во владениях Лешего, так это случайность.
  - Ну почему же случайность? - не согласилась я: - Это как раз и обосновывает наличие там редких, но так необходимых нам травок.
  Бабульки и царенок в знак согласия со мной закивали мне с серьезным видом.
  - А долго до Лешего ехать? - забеспокоилась я.
  - Да нет, правда ехать будем медленнее, - облегчённо вздохнула, также как и я пострадавшая от убийственной тряски в телеге, баба Янина: - Но путь займет всего полдня.
  - А мы конников и стрельцов с собой к Лешему возьмем? - проясняла я наш план поведения.
  - На кой? Оставим их на тропе для охранения, сами пешком пойдем, - объясняла мне баба Яга: - Заодно узнаем, кто за нами шпионить будет. А то зверюшки за ними во все глаза смотрят, а те, будто, притаились и ничем себя не выдают, - пожаловалась старушка.
  - Ну да, а тут мы своим уходом спровоцируем их на действие, - восхитилась я смекалкой старшего поколения. Бабульки, подбоченясь, мне заулыбались.
  - Так и сделаем! Когда отправляемся в путь?
  - Так сейчас и поедем, забирай свой узелок, да садись в телегу, - командовала Яга: - Нас уж заждались во дворе.
  Мы, буквально в пять минут, убрались в избушке, я метнулась за печку за своим узелком с вещами. Солнечные лучики только стали появляться на вершинах деревьев окружавшего нас леса, а мы уже полностью готовые с воинственной решительностью на лицах стояли на ступеньках маленького домика. А во дворе нас действительно ждали. Со всех сторон послышались пожелания доброго утра. Я то и дело ловила на себе вопрошающие взгляды, интересующиеся, как мне показалось, моим здоровьем, и не только физическим. Я скромно со всеми поздоровалась, пытаясь не акцентировать на себе внимание. В случае Святояра, Любомира и Тихона у меня не очень-то и получилось. Воевода, нагло пользуясь своим положением старшего в нашем отряде, бойко оттеснил от меня Любомира с Тихоном, и, оторвав за талию от земли, аккуратно усадил меня на специально выделенную для нас с бабой Яниной, устеленную соломой телегу.
  - Доброе утро, Машенька, - лично поздоровался со мной боярин: - Как спалось?
  - И тебе доброе утро, Святояр, - поприветствовала я в ответ воеводу: - Спасибо, хорошо, - и отчего-то засмущавшись, потупила взор и почувствовала, что мои щеки наливаются предательским румянцем. На это услышала лишь насмешливое хмыканье боярина, что немало меня разозлило. И я вспомнила ту самую мысль, которая предлагала мне в объятиях Любомира проверить подлинность моих полигамных, а проще говоря, любвеобильных чувств к каждому представителю мужского рода. А нечего было насмехаться надо мной, ущемляя тем самым мое ранимое чувство достоинства!
  Как только вои и баба Яга уселись на своих лошадок, мы тут же отправились в путь. И, если это считается у Янины помедленнее, то я - Папа Римский. В этой неимоверной тряске, которая началась с первого же поворота колеса телеги, мой завтрак норовил выпрыгнуть из моего чудесного организма. Я опять начала громко и глубоко дышать, крепко держась за край телеги. Судя по зеленоватому лицу, баба Янина испытывала те же трудности. Мы тряслись по узкой дороге, где могла проехать только одна телега. Наше шествие возглавлял Святояр, затем важно ехала баба Яга, далее Любомир, а потом уже вперемешку дружинники, конники. Первой телегой управлял Тихон. После прошлых наших с ним объятий Святояр не позволял править нашей с бабой Яниной телегою. Мы ехали где-то в середине "поезда", замыкал шествие десяток дружинников. И, насколько я могла заметить своим непрофессиональным с военной точки зрения глазом, около каждого стрельца или конника всегда крутился один из дружинников. Ох и хитер воевода! Судя по внутреннему ощущению, часа через три мы остановились перевести дух. Все спокойно, не предавая особенного значения этой передышке, спешились. Из нас же с Яниной вырвался возглас, наполненный одновременно мольбой и облегчением. Я с трудом разжала руки, судорожно сжимавшие бортик телеги. Пальчики от напряжения побелели, потеряв свою чувствительность. Начала растирать руки, косясь на землю и примериваясь, как бы на нее грешную спуститься? Но эту проблему за меня с удовольствием решил Святояр. С легкостью перышка, подхваченного ветром во время шторма, взмыла в небо, затаив дыхание. Я ощутила радость ребенка, попавшего на американские горки, от неожиданности, широко открыв глаза, я уставилась на боярина. Он в ответ радостно улыбался и не спешил меня отпускать.
  - Ну шо ты ее все таскаешь, как коромысло без ведер? - ворчала баба Янина, кряхтя сползшая с телеги: - Положи где-нибудь в уголочек, чтобы об нее никто не запинался.
  Окружающие нас вои всех мастей начали над нами смеяться, напоминая своих лошадей. Воевода аккуратно опустил меня на землю, и угрожающе обвел всех хмурым взглядом. Я тут же от него отскочила на приличное для молодой женщины с непогрешимой репутацией расстояние.
  - Привал, всем умыться, оправиться и покушать. И поспешайте! - зло зыркнув на старушек, командовал воевода.
  Те от столь красноречивого взгляда аж присели. Я решила избегать такого накала страстей и слишком явных знаков внимания к моей персоне со стороны боярина, ушла за кустики, и, задумавшись, дошла до реки. С нее дул свежий ветер, играя в моих волосах. И на этом контрасте я себя почувствовала такой замученной. Три часа тряски в телеге под солнышком, в состоянии постоянного напряжения от страха вывалиться из транспортного средства, изрядно меня утомили. Очень захотелось ополоснуться в прохладной речной воде. Я внимательно огляделась, не заметив никого рядом, решилась и, спустившись к самому берегу, зашла за куст ракиты. Раздевшись за большим и зеленым кустом, повесив на него сарафан и рубаху, зашла в воду. Берег достаточно резко уходил на глубину, поэтому мне даже не пришлось отходить далеко от моего убежища. Я никогда не боялась глубины, потому что научилась держаться на воде с раннего детства. Плавала я не очень быстро, зато точно знала, что не утону. Я пару раз проплыла чуть дальше от куста и опять к нему. Тело постепенно остыло и наполнилось свежестью, мышцы ног, рук и спины расслабились, синяки на попе перестали саднить. Блаженство заполнило организм. Я закрыла глаза и подняла лицо навстречу солнышку, вливаясь в гармонию природы, окружавшей меня.
  - Маша, я тебя спасу! - прокричал кто-то, почти шепотом и со множеством брызг нырнул в речку.
  Я напугалась и поплыла, как можно быстрее, к своему кусту. Но быстро доплыть у меня не получилось. Вдруг кто-то схватил меня за ногу и резко потянул на дно. Я попыталась закричать, позвать на помощь, мысленно давая себе подзатыльник за мою безалаберность. Нужно было хотя бы предупредить своих, куда я пошла, а если б была умнее, то взять с собой старушек. И пусть бы на берегу сидели да язвили в свое удовольствие. А теперь огребай, Маша, по полной за свою неосмотрительность. И кто ж Ваню спасать будет, если ты тут героически ласты склеишь, то бишь, потонешь?
  Уйдя под воду с головой, и при этом с открытым ртом, я тут же нахлебалась воды и начала тонуть. В нос заливалась вода, легкие жгла резкая боль, от попавшей в них жидкости, я пыталось хоть что-то разглядеть вокруг, но все было расплывчато. Я судорожно пыталась найти опору, чтобы от нее оттолкнуться и набрать хоть полглотка воздуха в легкие, но меня целенаправленно тянули ко дну. И когда я, уже почти потеряв всякую надежду на спасение, барахталась руками и ногами, меня прижали к горячему, твердому и, по вполне определенным признакам, мужскому телу. В одно мгновение сильные руки вытолкнули меня на водную поверхность. Сделав первый вздох и проморгавшись, наконец-то смогла разглядеть своего спасителя, я обнаружила себя абсолютно голую, соблазнительно мокрую в таких же обнаженных и мокрых объятьях Любомира. От него невозможно было отвести глаз. Солнышко играло в прядях мокрых волос, капельки воды притаились на ресничках и очаровательно с них соскальзывали, пронзительно синие глаза смотрели на меня в упор, и мне казалось, могли разглядеть все самые скрытые, даже от самой себя, тайны. Жар, исходивший от Любомира, обжигал мою кожу, а упиравшаяся мне в живот мужская часть тела, давала конкретно понять степень неравнодушия старшего конника ко мне. Он, не отрываясь, смотрел мне в глаза, даже не делая попыток опустить взгляд ниже. Горячие руки крепко держали меня за талию, но как будто сами по себе стали поглаживать мою спину и нижние округлости. Я неосознанно выгнулась под откровенными ласками, тем самым поощряя его к более решительным действиям. И Любомир не заставил меня долго ждать. Накрыл мои губы своими, не давая мне опомниться. Его поцелуй был требователен и властен. Он не спрашивал разрешения, не ждал моей реакции, он брал то, что уже считал своим по праву, подавлял и вел меня за собой. Я вся пылала, меня неожиданно поглотило чувство покорности. Хотелось подчиниться этому мужчине. Губы уже ныли от поцелуя, а он все не кончался. Я перебирала пальчиками его волосы, которые казались мне мягкими, как шелк. Тело само выгибалось под умелыми ласками его сильных рук, хотелось руками и ногами обвиться вокруг его гибкого тела. Да, от такого генофонда хорошо было бы родить Ванечке братишку или сестренку! Чудесный бы ребенок получился! Ванечка! Я открыла глаза и ощутила всю глубину своего морального падения! Целуюсь ГОЛАЯ за кустом ракиты со старшим конником, с таким чувством голода, как будто я месяц была на жесткой диете, а теперь дорвалась до шампура с горячим и ароматным шашлыком, впилась в него зубами и мычу от неописуемого удовольствия. Пора исправлять мое грехопадение, пока не стало слишком поздно. Что есть мочи начала стучать по плечам и спине старшего конника. Сразу он от меня не отлип, видимо, парень тоже увлекся. Оторвавшись от моих губ, вопросительно взглянул в глаза, мол "чего беспокоишь по пустякам?", и, не увидев в моих очах ничего заслуживающего внимания, вновь потянулся за поцелуем. Да, распалила мужика! Или это не я? Может, он сам? Ведь это полностью его инициатива! Маша! Кто сейчас с тобой голой будет разбирать психологические тонкости? Применят, так сказать, по прямому назначению, и беги, рожай Ваньке родственников.
  Я вновь затарабанила по плечам и, на всякий случай, наклонила к подбородку голову, во избежание новых попаданий чужих губ на мои.
  - Любомир, пусти, кричать буду, - тяжело дыша, просипела я.
  - Кричи, тогда ты точно моей будешь, - ухмылялся он.
  Значит, старший конник это все специально подстроил, проследил и в речку за мной нырнул.
  - А вот дудки тебе, - зло зашипела я в ответ: - Ославлю тебя на все тридесятое царство. На каждом перекрестке тебе перемывать косточки будут, что царский старший конник Любомир девушку только силой брать может. А по чести ухаживать и замуж позвать не способен. Век бобылем ходить будешь.
  - Так и о тебе дурная слава пойдет! - пытался меня увещевать конник.
  - Ничего, потерплю, - как можно легкомысленней проговорила я: - Я тут ненадолго, Елисея расколдуем, и нас с Ванюшкой Яга обратно отправит.
  - А если не отправит? - прищурившись, нервировал меня Любомир.
  - Лучше вообще без мужа жить, чем под угрозами любовь изображать, - в упор глядя в глаза старшему коннику, выпалила я: - Пусти, солдафон!
  Любомир нервно разжал руки, но не сводил с меня глаз. Я тут же от него отплыла и направилась к берегу.
  - Маша, пойми, - поменял тактику мой несостоявшийся любовник: - Мы едем в Кощеево царство. Никто не может даже предположить, чем это все закончится. Бабки что-то со снятием проклятья с царевича темнят. А ты молодая совсем и слабая. Тебя саму защищать нужно. Как ты сына-то спасать думаешь?
  Угу, то есть, давим на самую больную точку? И как я раньше-то без сильного мужского плеча справлялась? Просто ума не приложу! А сейчас меня прямо облагодетельствовали! Аж целую помощь в спасении сына предложили! Конечно, это же гораздо легче, чем предложить замуж и взять на себя немалые обязательства за семью с маленьким четырехлетним ребенком. Но я все равно должна быть благодарной, разомлеть и получить сомнительное удовольствие в объятьях воспылавшего ко мне нешуточной страстью старшего конника. А я, вот дуреха, не оценила такую щедрость и что-то все кочевряжусь. Решила не выходить из образа бесправной приживалки:
  - И как же мне Ванечку моего из лап Кощея вызволить?
  - Кощей может твоего Ивана в качестве живого заложника у себя оставить на веки вечные. И никто не посмеет ему перечить. Как же ты в таком случае, Машенька, поступишь? - судя по напряжению, сковавшему все тело Любомира - это был самый главный для него на сегодня вопрос.
  Я ответила, почти не задумываясь, уже синими от холода губами:
  - С сыном останусь, в Кощеевом царстве буду обживаться. Люди же как-то у него живут, вот и мы будем, - отмахнулась я от грядущих проблем.
  Любомир на мою наивность лишь покачал головой:
  - Ты без мужской поддержки у Кощея пропадешь, одну я тебя там не оставлю, - уверенно сказал Любомир.
  - Ничего, как-нибудь и одна справлюсь, не маленькая. А за заботу спасибо, - ответила я на самоуверенное предложение.
  Любомир зло ударил по воде кулаком, резко развернулся и поплыл прочь. Я с облегчением выдохнула и практически выпорхнула из речки за кустик и начала одеваться. И только сейчас поняла, в каком я весь этот разговор была напряжении. У меня дрожали ноги, руки не слушались и не хотели пролезать в рукава рубахи. Завязки на сарафане отказывались завязываться. Вот ведь, Маша! Не хватает тебе приключений на пятую точку, так ты их по ходу сказки себе только добавляешь и добавляешь. Зато не скучно! Веду себя как умалишённая мартовская кошка, млею в объятьях любого мужика. Пока везет, что искры сознания пробегают в моей голове до непоправимого момента, а не после, когда только можно размазывать горючие слезы на покрасневшем лице. Вчера меня впечатляюще прижал к себе Тихон - практически уплыла к звездам на глазах всего личного состава нашей экспедиции. Вчера же вечером на темной лестнице, освещенной лишь одним факелам, прижав к стеночке, также крепенько приобнял и поцеловал Святояр. И повторно сознание практически покинуло меня, оставив на растерзание мое девичье тело чувствам и мечтам. А сегодня Любомир, своей хитрой тактикой и, скажем прямо, умелыми действиями ушел дальше всех. Я практически была на все согласная, и еле смогла опомниться лишь в самый последний момент. И это ненормально, что я, как воск, плавлюсь в горячих и теплых руках. Что-то раньше не бросалась на мужиков, даже наоборот, чтобы мне понравиться, нужно было ему еще доказать, что он достоин занимать место рядом со мной. И это все попахивает каким-то заговором против меня. Интересно, какая была цель в столь изощренной интриге? Интрига, интрига... Что-то неуловимое крутилось на языке, но я никак не могла поймать ускользающую от меня мысль. Еще немного потопталась за кустом и, окончательно потеряв нить рассуждений, проверила свой внешний вид на "приличность", поняла, что это дело бесполезное, так как губы опухли, щеки красные, руки заметно трясутся. Блин, сходила Маша освежиться и взбодриться. Так, больше от старушек ни ногой, буду даже в кустики ходить исключительно под пенсионным конвоем. Со стороны реки послышались громкие мужские возгласы и всплески воды. Видимо, не одни мы с Любомиром догадались освежиться перед дорожкой.
  Глава 9
  Вернувшись к телегам, напоролась на косые и насмешливые взгляды бабулек, будто, они все уже прознали про наше купание со старшим конником. Хотя, может, и узнали, все-таки великие колдуньи тридесятого царства-государства. Старушки предпочитали отмалчиваться, делать вид, что занимаются какими-то очень важными делами, требующими их непрерывного участия. Это настораживало. Ведь ранее, бабульки никогда не лишали себя удовольствия меня уколоть или посмеяться над моей неразборчивой личной жизнью. А сейчас затаились, будто готовят очередную пакость на мой счет. Интриганки престарелые! Интриганки! Интрига! Точно, пакость, от которой я от объятий каждого встречного мужика млею, могли на меня навести только эти две доморощенные недоучки-волшебницы. А я еще себя ругала за распущенность! Это в их стиле! Только на кой им делать из меня мартовскую кошку? Чтобы я с каким-нибудь местным красавцем переспала и от угрызений совести за него замуж вышла? Мол, богатыря нашего совратила, теперь для сохранения его чести перед людьми, я, как честная баба, должна замуж за него выйти? Как-то наивно они на мою порядочность надеются. А, может, я вообще замужем? Ребенок у меня имеется, логично было бы предположить, что и муж в наличии есть, а они меня про него даже ни разу не спросили! Вот и что я должна по этому поводу думать? Ладно, будем с вами, старые перечницы, разбираться один на один, чтобы вы у окружающих помощи не просили, на жалость не давили, мол, "злющая Мария Васильевна в допросах измывается над безобидными старушками, ну и что они великие колдуньи уже не в первом поколении". Зло взяла блокнот и оставила пометку о необходимости проведения мероприятий по наказанию коллег за несанкционированное наведение заклятий на меня без моего на то дозволения.
  Мысли о приеме пищи перед второй половиной пути аппетита не вызвали. Не хотелось вновь всю дорогу удерживать в желудке его содержимое. Путешествие в трясущейся телеге на пустой желудок показалось мне хорошей идеей. Поэтому, бодрым и решительным шагом подошла к выделенной мне телеге, не очень эстетично (ползком на четвереньках) на нее забралась, зато самостоятельно и без пошлых реакций моего либидо, пусть для разнообразия отдохнет. Усевшись поудобнее, подложив под спину свой узелок, испытала чувство облегчения от осознания того, что это не моя вторая гулящая натура дезориентирует меня в сказочной действительности, а происки легкомысленных коллег, и, прикрыв глаза, стала настраиваться на беседу с Лешим. И так глубоко задумалась, что почти не заметила, как мы отправились в путь.
  - Машенька, ты себя хорошо чувствуешь? - обеспокоенный моим холодным поведением, спросил подъехавший ко мне Святояр.
  - Да, благодарю за беспокойство, - вежливо ответила я: - Купание мне явно пошло на пользу.
  Услышав эти слова, Любомир ухмыльнулся в усы и пошло мне подмигнул, по-своему поняв мои слова. Тихон, перехватив посыл конника ко мне, нахмурился и тоже не сводил с моего лица взгляда. Интересно, а когда с меня снимут эти любвеобильные чары, в каком свете я увижу каждого из своих ухажёров? А то они все, как один, кажутся писаными красавцами с притягивающим либидо. Отчего я лечу к ним, как бабочка к огню, и аж поджариваюсь в их объятиях.
  Святояр, не добившись от меня пояснений моего отстранённого поведения, задумчивый, отъехал на свое место. Я проводила его взглядом и увидела, как хитро и насмешливо смотрит на меня баба Яга. Повернула голову к Янине и рассмотрела ту же самую насмешку на лице сидевшей со мной рядом старушки. Они явно думали, что близки к победе, и я у них практически в руках. Ой, рано вы, бабёнки, радуетесь. Я же, в отличие от вас, не сказочный персонаж. Меня на совращении не поймаешь, там, откуда вы меня вызвали у некоторых категорий граждан секс - не повод даже для знакомства, не то что для оформления семейных отношений! Вот лишу их тут всех невинности, расколочу в дребезги их розовые очки, развею по ветру мечтания о прекрасных и верных девах и смоюсь к себе назад со сказочным сексуальным опытом. Чем не сказка для взрослых внучкам перед сном? Будут потом старушки склеивать разбитый вдребезги мною внутренний мир моих же несостоявшихся ухажёров.
  Когда солнце уже было высоко, наша процессия остановилась. Видимо, мы добрались до того места, с которого наш путь продолжится пешком. Я так этому обрадовалась, что была уже готова целовать землю. Попыталась неуклюже слезть с телеги, но все конечности от напряжения так затекли, что мои нерешительные попытки не увенчались успехом. Я могла только кулем свалиться с телеги на землю и долго и неуклюже пытаться потом встать на ноги. Представшая перед моими глазами картина меня не порадовала. Вдруг, сильные и горячие руки подхватили меня, и дольше, чем это было необходимо, держали, крепко прижимая к груди. Организм начал снова меня предавать: хотелось расслабиться и покрепче прижаться к мужской груди, носом коснуться шеи, руками зарыться в волосы, губами накрыть... Цепляясь за остатки разума, я не смогла придумать ничего лучшего, чем громко чихнуть, прикрыв руками рот. Радостно отметив, что в голове немного прояснилось, начала решительно ерзать в мужских руках и, наконец-то разглядела, что держит меня Тихон. Они что, издеваются, по очереди меня тискать? Мою тушку нехотя выпустили из объятий и поставили на землю. Я нарочито тщательно отряхнулась, отошла на безопасное расстояние от всех ухажёров и прихромала к спускающемуся с коня Елисею - самому безопасному для меня представителю мужского пола в нашем войске. За каждым моим действием следили три пары мужских глаз.
  - Машенька, а ты далеко собралась? - с издевкой, как будто имея на меня права, громко спросил Любомир.
  - А Вы, Любомир Батькович, собственно, кто такой, чтобы я перед Вами отчитывалась? - также громко и как можно надменнее проговорила я: - Если меня не подводит память, то отчет за свои действия я должна держать только перед Вашим царем-батюшкой. И я не вижу, что кто-то из здесь присутствующих смог подняться по карьерной лестнице до столь высокого звания! - окинула я холодным взглядом каждого присутствующего мужика, и на мгновение остановила свой высокомерный взор на представителях командного состава.
  Если я надеялась на смущение или раскаяние, то зря теряла время. Меня в ответ также окатили холодностью и надменностью. Словно я не взрослая женщина, а пыль под их сапогами. Обиделись! Какое счастье! Теперь лезть ко мне не будут. А то я, как переходящий вымпел в соцсоревнованиях строительных бригад, возглавляемых Святояром, Тихоном и Любомиром. Брр, аж противно!
  - Ну, светочи престарелой мудрости, - продолжала я воспитательное мероприятие уже для разулыбавшихся бабулек: - Ведите к травкам своим редкостным. Некогда нам тут рассиживаться. Это вас судьба моего Вани не интересует! - старушки попытались возмутиться на мое высказывание, но я пресекла шум на корню: - Но я это исправлю!
  И резко повернувшись лицом к лесу, быстрым шагом направилась на поиски Лешего.
  - ... Ты вместо меня за старшего, разбивайте лагерь, с опушки никому не уходить, - раздавал команды Святояр.
  - Я с вами, - одновременно прокричали Тихон и Любомир.
  - На кой? - сделали удивленный вид бабульки: - Ишь, какие прыткие! А то мы без вас, голубчики, травок не соберем? Чай не слепые, сами справимся! - бодро отмахнулись от них пенсионерки.
  - Маша, а ты куда рванула, как кобылица ретивая? - не упустила возможности уколоть меня баба Яга: - Нам в другую сторону.
  Я не снижая скорости, тут же развернулась на сто восемьдесят градусов и пошагала обратно. Ни на кого не глядя, схватила за руку Елисея и вновь углубилась в лес с противоположной стороны полянки. Поняв, что я никого не намерена ждать, Святояр с бабульками молча припустили за мной. Видя, что отказываюсь идти на какой-либо контакт, баба Яга, вскоре меня обогнала и возглавила наше шествие, воевода же его замыкал. Шли мы долго. Лес был густой, кроны деревьев плохо пропускали солнечный свет, кругом росли густые кустарники, через которые приходилось, порой с трудом, продираться. Через какое-то время, я поняла, что мы идем по кругу, потому что кустарники и деревья мне мерещились знакомыми. И это казалось не одной мне.
  - Старая, ты зачем нас по одним и тем же местам кружишь? - тихонько спросил боярин.
  - Умный нашелся! - негромко заворчала бабулька: - А то я сама не вижу, где иду?
  - Лешак нас путает, - пояснила баба Янина: - Вот Яга и злится.
  - Так, если он нас путает, значит где-то рядом, - обрадовалась я: - Давайте его позовем и поговорим.
  - Буду я его еще звать! - заерепенилась старушка, также не повышая голоса: - Да что он о себе возомнил, пень трухлявый! Чтобы я, великая колдунья тридесятого царства-государства, опустилась до того, что сама это полено неотесанное кликать стала?
  Что-то я не поняла ничего. Это вроде мы пришли к Лешему за помощью, а не он к нам. И баба Яга мне ранее казалась женщиной вменяемой, во всяком случае, уж поболе, чем остальные в сказке.
  - И что же, по-твоему, баба Яга, должно случиться, чтобы у нас разговор состоялся? - зашептала я.
  - Он должен сам к нам выйти, кинуться в ноги, и молить молвить слово, и благодарить за наш милостивый ответ, - высокопарно шипела старушка.
  Вдруг к нам в ноги кинулся заяц. Я сразу узнала Ванюшкиного друга, Косого - самого шустрого из зайчиков. Он что-то бойко просвистел бабе Яге и был таков.
  - Что там? - выяснял окружающую обстановку Святояр: - Он видел лешака?
  - Нет, - зло сплюнула бабулька: - Если этот старый хрыч не захочет показаться, его никто найти не сможет, сколько искать не будет.
  - Что же тогда? - напрягся воевода.
  - Любомир и Тихон ослушались твоего приказа, воевода, - тихонько докладывала баба Янина: - И теперь преследуют нас, пока на большом расстоянии.
  - Ну, они парни опытные, - хмуро проинформировал нас боярин: - Скоро нас нагонят.
  Мы дружно загрустили, но продолжали быстро идти за бабой Ягой. И вдруг густые кусты орешника, как будто перед нами расступились, и Яга, прибавив шаг, устремилась туда. Мы, не задавая лишних вопросов, последовали за ней. И как только Святояр пересек невидимую грань кустарника, он тут же сомкнулся за его спиной. Представший перед нами лес был для нас совершенно незнаком, он, как будто, немного поредел и посветлел. Баба Яга, получив новые ориентиры, уверенно повела нас вперед.
  Спустя полчаса пути с ближайшей осинки на плечо бабы Янины спустилась знакомая мне рыжая белочка по имени Лапка и весело засвистела на ухо старушке свой доклад. Свист зверька был мелодичен, я непроизвольно заслушалась.
  - Ну что там? - тихо выспросил последние новости воевода.
  - Дак, лесной хозяин, видно, прознав про наших преследователей, запутал их тропинку, - насмешливо и негромко переводила нам с беличьего языка Янина: - Теперь уж им нас не догнать.
  Мы дружно все выдохнули, и, переглянувшись, заулыбались.
  - Ох, спасибо тебе лесной хозяин, - поблагодарила я Лешего за помощь.
  На мое высказывание, Яга только лишь фыркнула.
  - А они вместе за нами следуют или по отдельности? - уточнил боярин.
  Янина вопросительно посмотрела на белочку, и та продолжила свистеть.
  - Прав ты, воевода, - подтвердила подозрения догадливого нашего спутника: - Они не только от твоих дружинников хоронятся, но и друг от друга. Скрытно идут, каждого шороха опасаются.
  И какие мы может сделать выводы? Что это нам дает? Кто из них шпион? Голову можно сломать от этих загадок.
  Закончив свое повествование, Лапка также легко запрыгнула на ближайшую от старушки сосенку и умчалась ввысь.
  Вспомнив реакцию вредной бабульки на мою благодарность лешаку я не утерпела:
  - И чем же тебя, баба Яга, Леший обидел, что ты его никак простить не можешь? - начала я, уже немного зная своих старушек, догадываться.
  - Да, чем может меня обидеть этот чурбан несообразительный? - ответила вопросом на вопрос старушка.
  - Да, чем-чем, - не выдержала сестринской скрытности, вмешалась старушка, - Как-то пригласил Ягу Леший на небесные светила полюбоваться, а сам не явился. Вот и затаила она на него обиду страшную.
  Мы с Елисеем переглянулись и прыснули в кулачки. Ага, то есть это у них семейное о звездах противоположному полу в уши дуть!
  - А фы с лесым, случайно, не за оголодами фстлечу назначали? - попытался сострить царенок.
  - Мал ты ешо над бабушкой насмехаться, - быстро урезонила его Яга: - Ишь, осмелел! Меня в отличие от тебя, разумник, после тех звезд не перекосило.
  От этой отповеди Елисейка только печально вздохнул, но не сдался.
  - А дафно тебя лесый звал на зфездочки любофаться?
  Яга задумалась, а вот Янина ответила быстро и четко:
  - Так недавно совсем, пятьдесят пять годочков назад.
  От такой новости Святояр присвистнул, я от изумления открыла рот, и у царенка косенькие глазки сошлись в районе переносицы. И это я себя считаю злопамятной. Да я ангел во плоти!
  - И что же фы за все это влемя ни лазу не поговолили? - озвучил мучащий всех нас вопрос Елисей.
  - Нет, - гордо ответила Яга. А потом подумала и добавила: - Не до этого как-то было. В семье нашей напасти начались, мы с Яниной замуж повыходили, Славушка народилась. А что после было, вы сами знаете.
  Мы печально покивали.
  - А как же вы тарелочку с голубой каёмочкой на волшебное зеркало поменяли? - удивилась я.
  - Так, обманом, - бесхитростно призналась баба Янина: - Я ему пообещала, что Яга с ним обязательно встретится и обязательно выслушает. Он так обрадовался, что был готов мне половину своих диковинок отдать.
  - Да лазве мозно так людей обманыфать? - возмутился косенький.
  - Ну, во-первых он не человек, - внесла ясность баба Янина: - А во-вторых, почему же сразу обманула?
  От поставленного вопроса кривенький споткнулся и чуть не налетел на ближайшую сосну. В самый последний момент я успела схватить за руку и придержать косого поборника справедливости.
  - Так, а где зе тут плавда? - возмущался внучок.
  - Ну, я же обещала, что Яга с ним встретится, но не говорила - когда, - хитро улыбаясь, вещала старушка.
  - А сейчас ты федешь нашу бабуску Ягу плямо на свидание к лесему! - восхищенно проговорил оболтус: - А фы с ним сейчас о зфездочках говолить будете? А где у лесего оголоды? - не унимался внучок, смущая старушку.
  - А зачем нас с Ягой огороды? - послышался из-за ближайшего куста мужской голос.
  - Так, а где же еще мозно об зфездочках ласказывать, как не за оголодами? - удивился Елисейка.
  Мы же встали, как вкопанные, и пытались разглядеть говорившего.
  Глава 10
  - А ну, выходь, - командовала Яга зычным голосом: - Чего попрятался, или поганое удумал?
  - Да что ты, Ягушечка, - ласково обратился к старушке Лесной хозяин и вышел перед нами на тропинку.
  От увиденного у меня банально отвисла челюсть. Если до сего момента мне попадались сказочные персонажи один в один похожие на людей, то это было, именно, сказочное существо. Он был невысок ростом, космат, с пушистой зеленой бородой, кожа на лице напоминала кору березы с характерными черными пятнышками, вместо носа сучок, на котором рос зеленый березовый листочек. Из ушей торчал зеленый мох. Один глаз был хитро прищурен и не отрывался от смутившейся столь пристальным вниманием Яги. Вместо тела - зеленый куст, руки - ветки длинные и кривые, из-под куста виднелись лапоточки.
  - Проходи во владения мои, гостья долгожданная, - поклонившись Яге в пояс, почти пропел зеленый кустарник, не лишенный очарования.
  - По делу мы к тебе, - нервно проворчала бабулька Лешему, но тоже склонилась в ответ в полупоклоне.
  Мы, как один, отмерли и отвесили хозяину леса поклоны до земли.
  - А что же не хочешь порадовать меня и воспользоваться моим гостеприимством? - медленно, чтобы не спугнуть переминающуюся с ноги на ногу пенсионерку, спрашивал Леший.
  Мы все хранили молчание, давая этим двоим, возможность разобраться в своих отношениях. И тут что-то просвистело около моего уха и ударилось в куст, который являлся телом Лешего. От удара его откинуло на ближайшую елку, но ее большие лапы-ветки не позволили лешаку упасть. От увиденного мы с царенком и старушками застыли на месте. Святояр вытащил свой меч из ножен и начал оглядываться, ища источник опасности. Леший же насмешливо посмотрел на стрелу, с небывалой для его небольшого роста скоростью метнулся к Яге, схватил ее за руку, проговорив:
  - Ладно, зорька моя ясная, препираться я с тобой буду позже, с удовольствием и неспешно. А сейчас я тебя от опасности скрою, - и потащил ее в ближайшие кусты, при этом непрерывно размахивая второй рукой.
  Вокруг нас все потемнело, поднялся сильный ветер, деревья заскрипели, размахивая ветками и норовя нас покалечить. Мы быстро побежали за впереди идущей парочкой, боясь упустить их из виду. И, как только вновь пересекли кусты, погода вокруг наладилась, и все смогли перейти с бега на шаг и отдышаться. Леший же выдернул из себя стрелу и бросил ее на землю. Баба Янина подняла ту с земли и понюхала.
  - Любомиром пахнет и Тихоном, - огласила Янина результат "анализа".
  Святояр взял у нее из рук стрелу и начал рассматривать:
  - Это стрела Любомира, - проинформировал нас воевода: - И если она пахнет Тихоном, значит, он украл ее у Любомира и выстрелил в Лешего, чтобы подозрение пало на товарища.
  - Вот злодей коварный, - возмущалась Яга, все еще нежно удерживаемая за руку удивительным сказочным персонажем.
  - Ягушечка, что же это с тобой приключилось, что ты сама ко мне в лес пришла? - напомнил о себе Леший.
  - Никакая я тебе не Ягушечка! - топнув ножкой, закапризничала престарелая кокетка, хлопая глазками и поправляя седенькие волосики: - Для тебя я - Яга Серафонтовна!
  - Ну, конечно, Ягушечка! Яга Серафонтовна! Зачем же так нервничать? - преданно заглядывая в глаза, восхищенно соглашался зеленобородый: - Ты ножку свою страшненькую не ушибла?
  От такого искреннего воркования умилился даже строгий воевода Святояр, и смотрел на эту "сладкую парочку", глупо улыбаясь.
  - Ну и долго ты нас в лесной чаще держать будешь? - продолжала капризничать Яга: - Мы к тебе полдня ехали! Янина с Машей все косточки в телеге растрясли! Утомилися мы в дороге!
  Я думала от такой отповеди лесной мужик возмутится и научит наглую бабу Ягу вежливости, а он радостно заулыбался, подхватил своими руками-ветками объект своего обожания и скоренько понес его вперед по тропочке, аккуратно огибая стволы деревьев. Мы, пораженные нестандартным поведением, последовали за ними. Минут через двадцать лесовичок привел нас к маленькой лесной избушке. Торжественно поставив Ягу на землю, он, заметно волнуясь, произнес:
  - Добро пожаловать, Ягушечка, ко мне в дом!
  Баба Яга на это лишь закатила глаза и, быстро открыв дверь, шагнула через порог. Мы дружно перевели взгляд со скрывшейся внутри избушки сутулой спины бабульки на лесного мужичка:
  - Ну и вы, что ль, проходите, - весело нам подмигнув, проговорил хозяин.
  Мы не стали себя уговаривать и быстро последовали за нашей предводительницей. Как только вся честная компания переступила порог маленькой перекошенной, затерянной в лесной чаще, избушки, все вокруг изменилось. Мы очутились в хоромах с высокими потолками, поддерживаемыми высокими деревянными столбами, просторной гостиной, в которой горел очаг. Рядом с ним был накрыт разнообразными яствами стол. Бревенчатые стены были увешены разнообразным расписным оружием. А я-то, наивная, думала, что леший - это мирный сказочный персонаж. Видимо, мало я в детстве русских сказок почитывала!
   - Рад видеть тебя, Ягунечка, в моем доме, - подойдя к старушке, пропел Леший, пытаясь снова взять ее за руку.
  Бабулька отскочила от мужика, как ошпаренная:
  - Ну что ты все не уймешься, старый пень? - негодовала бабулька: - Я же говорю, мы по делу!
  - Ты права, моя ромашечка полевая, - покаялся ухажер: - Это все моя вина, начал, не накормив тебя с дороги, оказывать знаки внимания.
  Яга протяжно завыла в потолок. Мы стояли в сторонке, стараясь даже не смотреть в сторону "молодых".
  - А если я поем, ты меня выслушаешь? В беде моей поможешь? - почти стонала самая грозная колдунья тридесятого царства-государства.
  - После того, как ты покушаешь и будешь более благосклонна к моим честным намерениям за тобой поухаживать, - не забыл выдвинуть свои встречные условия хитрый лесовик.
  - А помощь? - не дала соскочить со второго условия прозорливая старушка.
  - Так ведь и я не всесилен, - ушел от ответа лесной куст.
  Такой ответ бабе Яге не понравился, она громко засопела и зло зыркнула на нежно улыбающегося мужика.
  - Честные намерения, говоришь? Ну, давай посмотрим! - нехорошо так ухмыльнулась наша бабулька: - Что ж, корми нас, потчуй яствами!
  От смены настроения своей зазнобы, лесовичок весь подобрался, но, судя по решительности в глазах, отступать был не намерен:
  - Присаживайся, о царица моего сердца!
  Глава 11
  "Царица" на это лишь громко фыркнула и уселась на предложенное ей место. Само собой, оно было рядом с хозяином дома, который занял место во главе стола. Нам предложили занять любые свободные стулья. Быстро разместившись, мы начали спешненько кушать. Каждый понимал, что на разведение реверансов у нас нет времени. Закончив трапезу минуты за семь, мы дружно повернулись к главной "богине" этого вечера. А вот престарелая вертихвостка предпочла тактику игнора по отношению к нам. Лешачок в течение этих семи минут положил бабульке в тарелку по кусочку каждого яства и, волнуясь, ждал оценки. Она величественно делала совсем крохотный кивок в случае, если кушанье ей нравилось, в противном случае кривила лицо так, что от ее щербатого оскала лично мне хотелось спрятаться под стол. А вот реакция ее ухажёра не менялась, оставаясь умилительно-заискивающей. Насколько я поняла, вредная старушка решила как можно дольше тянуть время, набивая себе цену. Я не могла так долго ждать финала этих индюшачьих заигрываний, не отрываясь, следила за действиями Яги и все больше и больше раздражалась. Наверно, если бы так себя вели Елисей и Марфа, я бы больше проявила терпения и понимания, мол "молодо-зелено". Но тут-то старые, почти, люди, с жизненным опытом в несколько столетий! Досчитала до десяти, постаралась расслабиться, услышать звук падающих хвойных иголочек в лесу.
  - Ой! - неожиданно громко вскрикнула престарелая кокетка, взявшись за голень под столом.
  - Сыта ли ты, бабушка Яга? - елейным голосом обратилась я к старушке: - Готова ли ты ответить на чаяния нашего очаровательного хозяина?
  - Да где хоть ты тут очарование разглядела, Машенька? - фыркнула Яга: - Ведь, сморчок сушеный, и смотреть-то не на что.
  Я внимательно пробежалась взглядом по кустарной фигурке Лешего, который все это время не сводил с бабульки влюбленных глаз, и возразила:
  - Нормальный мужик, вон какие ласковые слова говорит, заслушаешься. И как на тебя, Яга Серафонтовна, глядит трогательно, обзавидуешься. О, как трепетно за руку держит! Не зажимает тебя без твоего на то согласия в темных углах, оглядываясь, как бы кто не увидел! А прилюдно, показывая всем свои честные намерения, и трепетно, опасаясь ненароком тебя своими действиями обидеть, - серьезно проговорила я.
  Святояр хмуро на меня посмотрел, и глубоко задумался. Янина лишь громко хмыкнула, но комментировать ничего не стала. Леший же посмотрел на меня долго и внимательно. Моя речь ему явно понравилась, и он одобрительно мне кивнул.
  - Ой, тоже мне "честные намерения", "трепетные держания за ручку". Тьфу! - рассердилась старушка: - Вот еще мне зубы будешь заговаривать!
  От этого откровенного саботажа я тоже разозлилась и со всей силы пнула Ягу под столом вторично.
  - Ой, ты батюшки! - подскочила на лавке бабулька и удивленно на меня уставилась, потирая при этом ушибленную ногу.
  - Ягодиночка, что случилась? - начал над ней обеспокоенно ворковать Леший.
  Янина, Елисей и Святояр понимающе переглянулись меж собой, но вмешиваться не стали.
  - А это, господин Леший, Яга Серафонтовна счастье, которое к ней привалило, осознавать стала. Вы уж на нее не давите, дайте чуток отдышаться, - зло улыбаясь, ответила я за Ягу: - Хотя на долгие размышления у нас времени почти и нет, - в третий раз лягнув под столом пенсионерку, продолжала я разговор с Лешим: - Мы же за помощью к Вам пришли, беда у нас. А баба Яга заверяла нас, что Вы - добрейшей души человек, хоть и Леший. И в беде нашей нас не оставите и обязательно поможете.
  От любопытства у лешака засветились глаза, которыми он попеременно пробегал то по моему лицу, то по лицу Яги и что-то для себя прикидывал. Яга налилась красным цветом, и вот-вот собиралась разразиться грандиозным скандалом, при этом сестра ее Янина, тихо подхихикивала в кулачок, прекрасно понимая, чем это грозит, в частности, мне и Лешему. Мы с лесовичком переглянулись, при этом он мне хитро подмигнул, я тоже ему многозначительно кивнула и со всей дури лягнула старую зазнавшуюся перечницу в четвертый раз.
  - Завидую вам "белой" завистью, когда чувства по любви, да без колдовства, по злому умыслу навешенному - это прекрасно, - мечтательно закатив глаза, сканировала реакцию Янины и Яги. У тех одновременно вытянулись лица, и забегали глаза. Вот вы и попались, дилетантки в области плетения интриг! Леший же не сводил с меня заинтересованного взгляда, побуждая продолжать.
  - Представьте, что на вас навели ворожбу, от которой вы теряете голову от каждой обнимающей вас особы женского пола. Ну, например бабы Яги, - от моих слов старушка аж взвилась над лавкой, на которой до этого смирнёхонько сидела, и пыталась что-то возразить.
  - Да сиди ты, егоза малолетняя, - схватившись за сутулое плечико старушки своей рукой, поразившей меня скрывающейся в ней силой, лешак вновь усадил брыкающуюся свою зазнобу: - Вона какие интересные байки Маша рассказывает, хотелось бы дослушать, - и, не убрав своей ветвистой руки с плеча Яги, демонстративно заинтересованно повернулся ко мне.
  - Так я продолжу, - деловито-серьезно вещала я, не забыв отвесить еще один пинок под столом бледнеющей у всех на глазах бабульке, Леший мне кивнул театральным жестом: - Например, баба Яга, кикимора и какая-нибудь русалка. А вы при каждом объятии этих милых особ чувствуете одинаковый трепет, ну и сопутствующее данной ситуации волнение. Вот, какие бы Вас, уважаемый хозяин, при этом посещали мысли? - задала я вопрос, не забыв вновь лягнуть нашу престарелую красавицу.
  Яга, видимо, от боли и неприятной для нее ситуации начала подвывать. Янина, пожалев сестру, и как соучастница чародейства, тоже попыталась вскочить и что-то то ли возразить, то ли оправдаться. Но ей и слова не дали сказать: Святояр с одной стороны, а Елисейка с другой положили свои ладошки на ее сутулые плечики и, резко посадив бабульку обратно на лавочку, грозно прошептали:
  - Не перебивай, вон какой интересный разговор ведется!
  Янина, вжав голову в плечи, уселась на лавочку и совсем поникла, признавая поражение.
  - Ну, так сразу-то и не скажешь, какие мысли бы меня посетили, - внимательно глядя только на Ягу вещал Леший: - Поначалу бы очень разозлился!
  - Отчего же? - ненатурально удивилась я: - Ведь худого-то никому не сделалось? Никто не умер и не заболел?
  - Так ведь играться с чужими чувствами - это тоже ущерб, только душевный! - также преувеличенно эмоционально воскликнул хозяин дома.
  - Глупости все, душа - это такая мелочь, ее ни разбить, ни погнуть, ни поцарапать нельзя. Кровь ей пустить тоже невозможно, - нарочито весело протараторила я.
  - То есть, ты считаешь, что, если я чары на Ягушечку наведу - это будет правильно? - хитро улыбнулся Леший.
  - Какая разница, что по этому поводу считаю я, если данные действия одобряет сама баба Яга! - подняв вверх указательный палец, назидательно проговорила я.
  Яга уже выла в голос, ей на полтона ниже подвывала Янина, получалось очень даже мелодично.
  - А что же ты, девица, за это хочешь? - перешел на деловой тон Леший. Этот мужик мне все больше и больше нравился.
  - Конкретно за это - ничего не хочу. Тут вы сами друг меж другом разбирайтесь, - отнекивалась я: - Уповаю только на твою доброту и сострадание.
  - Ну, говори, что желаешь? - удивился моим речам Леший.
  - Знаю, что есть у тебя тарелочка с голубой каемочкой, - не сводя пристального взгляда с Лешего, говорила я.
  - Есть, красавица. Да зачем она тебе? - также чересчур внимательно смотрел на меня оппонент.
  - Сыночка моего, Ванечку, Кощей Бессмертный украл, - еле сдерживая слезы, рассказывала я. - Мне бы его хоть одним глазком увидеть, а если повезет, то и с Кощеем переговоры провести.
  - Повезет? С Кощеем? - подавился Леший.
  От моих слов зеленый куст задумался и хитро посматривал на бабу Ягу. Видимо, взвешивал, как лучше сторговаться, чтобы свою зазнобу склонить на романтический лад. Бабулька, начиная понимать, чем это ей грозит, решила немного поерепениться, и вновь попыталась вскочить с лавки. Но тяжелая рука ветвистого воздыхателя крепко держала свою сухонькую добычу. Я со своей стороны остудила праведный гнев престарелой невинности очередным пинком под столом и ледяным взглядом. И, судя по перекошенному от стыда лицу, Яга прониклась.
  - Мы готовы отдать тебе взамен тарелочки с голубой каемочной зеркало волшебное, что мы тогда у тебя выменяли, - пришла на помощь сестре баба Янина, на что Яга в поддержку ее слов стала судорожно кивать.
  - Так помимо тарелочки с голубой каемочкой Ягушечка еще обещалась со мной под звездочками прогуляться, - укорил Янину обиженный куст.
  - Ну, все правильно, вот сейчас и прогуляетесь, как только звездочки на небе появятся, - делая хорошую мину при плохой игре вещала старушка.
  - Так дорого яичко в христов день, - возразил лешак: - А сейчас и звездочки не те, и Ягушечка уже не так молода!
  От возмущения из Яги послышались странные скрипы про определенные части тела сидящего рядом, скажем откровенно обаятельного, но смертника, а также что-то про его дальних и близких родственников, имевших греховную связь с животными. И так это у нее витиевато, но поэтично вышло, что я аж заслушалась. А вот Елисейка не выдержал напора пенсионных страстей и таки свалился с лавки. Правда, на него никто не обратил внимания.
  - Осинка моя тонкоствольная, что ж ты так на правду сердишься? - продолжал доставать Ягу лешак: - Ты мне под луной обещалась пройтись аж больше месяца назад, а я до сих пор один сижу! Уж новая луна народилась, а ты все не появляешься! Обмануть меня задумала?
  И тут у нас на глазах леший начал увеличиваться в размерах. Он стал выше ростом, шире в плечах, тонкие веточки кустика втягивались в мускулистое тело, на котором остались только зеленые листочки, придавая фигуре очаровательную курчавость. Ноги стали длинные и мощные, одетые в кожаные штаны. Глаза налились алым цветом, в глубине которых показались багровые всполохи. Леший в гневе был прекрасен.
  "Тьфу ты! Эту бабкину ворожбу!" - дав себе мысленную затрещину, ругалась я.
  - Все верно, товарищ Леший, - как ярая комсомолка отрапортовала я: - Они тебя обманули. Но стоит ли печалиться о прошлом, когда у тебя такие перспективы в будущем? - и я многозначительно пробежалась по фигуре бабы Яги и вновь повернулась к собеседнику.
  Красные глаза лешего потемнели, взгляду вернулась осознанность, и он-таки начал ко мне прислушиваться.
  - Какие такие перспективы? - пылко засопел Яге на ухо Леший.
  - Ну, так это только от Вас зависит, - развела я руками. - Что Вы ждете от будущей встречи с любовью всей своей жизни?
  - Да на что ты, блудница приблудная, намекаешь? - взъярилась непокорная пенсионерка, увлекшись тавтологией.
  Игнорируя сиплые крики увядающей красавицы, как заправский менеджер по продаже в сетевом магазинчике мобильных телефонов, начала рекламировать "залежалый" товар: - Как вы рассматриваете вариант колки дров нагишом перед предметом Вашего воздыхания? От созерцания этого действа у бабы Яги улучшается настроение, загорается блудливый глаз и просыпается инстинкт охотницы за мужьями! - игриво сдавала колдовского эксперта с потрохами. От моих комментариев губы Лешего поползли в стороны, а из горла послышался невразумительный звук: "гыыыы". Яга злобно сверлила меня глазами.
  - Также могу порекомендовать прогуляться в темное время суток, а лучше всего в безлунную ночь по самым опасным подворотням, в которых ее необходимо припереть к самой грязной стеночке и... Ну, я думаю, Вы там и сами справитесь без моих подсказок. Данная обстановка навеивает на уважаемую царскую тещу особо романтический настрой, - Леший героически старался не ржать, поэтому из его плотно сжатых зубов слышалось лишь гавканье.
  - А в подворотне мне Ягушечку к грязной стенке припереть тоже голышом? - уже откровенно скалился лешак.
  - Очень верное с вашей стороны замечание, - все также по-комсомольски рапортовала я: - Но здесь я вас, наверно, удивлю. Вам необходимо будет сменить личину, - доверительно понизив голос, вещала я: - Ваша пленительная звезда предпочитает разнообразие.
  За столом стояла оглушительная тишина, нарушаемая возней царенка под столом. Но и она продлилась недолго, ровно до того момента, как смысл мною сказанного дошел до его неокрепшего сознания.
  - К счастью, как мы все могли лицезреть, данная задача не является для вас невыполнимой, поэтому вы сможете легко порадовать нашу непостоянную коллегу.
  - Э-э-э-э, да, сменить личину для меня не составит труда, - подобрав бородатую челюсть со столешницы и, чуток заикаясь, ответил хозяин: - А что вы порекомендуете на третье свидание?
  - Не думаю, что в отношении такой экспрессивной особы, как наша многоуважаемая баба Яга, нужно следовать какому-то четко построенному плану. Я бы применяла тактику внезапности, сюрпризов, неожиданных поступков. Так сказать, дерзайте и ни в чем себе не отказывайте.
  От моих речей баба Янина пошла красными пятнами, Святояр сидел мрачнее тучи, Елисейка не подавал признаков жизни из-под стола.
  - Да чтоб тебя..., - начала истошно орать Яга.
  - ...любовными чарами наградили, что от каждого встречного-поперечного голову в дурмане теряла, да еще и ребенка моего проворонили, так, что он в полон Кощеев попал? - на той же громкости и с не меньшей экспрессией верещала я на бабульку.
  От моих слов она как-то вся сдалась и поникла. Но вот жалости во мне это не затронуло.
  - Проворонила Ваню, теперь отрабатывай! Чай, не потерей невинности это тебе грозит! - и вновь лягнула старушку под столом так, что та болезненно ойкнула: - Вон младший внук под лавкой дохляком прикидывается. Вставай, Елисейка, актёришка из тебя никудышный - сопишь громко, - заслышав меня, царенок, покряхтывая, начал подниматься. Яга от стыда прятала глаза.
  
  - Итак, товарищ Леший, что вы желаете за тарелочку с голубой каемочкой? - перешла я к итогам торгов.
  Глава 12
  Леший сначала хорохорился, взбивал зеленую бороду и густую растительность на груди, а потом смутился и густо покраснев, выдал:
  - Поцелуй!
  Яга и Янина, от такого признания, облегченно выдохнули. Оказывается, пока мы все ждали вердикта нашего хозяина, они даже не дышали.
  - Прекрасно, - бодро продолжила торговаться: - А какой поцелуй Вас, собственно, интересует?
  От моего делового непотребства, нашу трапезу вновь накрыло гробовое молчание. Только у каждого участника переговоров оно было свое: у Яги и Янины - обреченное, у царенка - смущенное, у Святояра - удивленно-заинтересованное, у Лешего - ошарашенно-пытливое.
  - Маша, ты ж меня своими вопросами на грех наведешь! - пыталась угрожать обреченная на разврат старушка.
  - На какой конкретно грех ты, баба Яга, желала бы навести? - игриво спросила я у старушки: - Нашему хозяину было бы чрезвычайно интересно и полезно узнать твои вкусы в вопросах греха.
  От такого поворота, старушка, громко клацнув зубами, закрыла рот и демонстративно замолчала. Убедившись в том, что мне не будут мешать вести переговоры с Лешим, я вновь вернулась к насущной теме, демонстративно игнорируя мнения остальных участников.
  - Итак, какое решение вы приняли, многоуважаемый Леший? - театрально выгнув бровь, настаивала я.
  Но по растерянному и смущенному виду мощного куста было видно, что ему требовалась помощь. Ну что ж, мы не люди, что ли? Поможем! Окажем! Даже, если надо, бабу Ягу подержим, чтобы не сопротивлялась кустарным лобызаниям, лишь бы тарелку дали!
  - Давайте рассмотрим все виды поцелуев и выберем оптимально вам подходящий, - продолжала я рассказывать об оказываемых "нашей фирмой" услугах: - Невинный поцелуй ребенка?
  Яга и Янина вмиг воспряли и умоляюще посмотрели на лешака, он лишь отрицательно покачал головой.
  - Материнский поцелуй?
  Старушки продолжали также просяще смотреть на хозяина, он немного терялся от такого напора жалости, но нашел в себе силы и вновь отрицательно мотнул головой.
  - Сестринский поцелуй?
  Надежды на счастливый конец наших торгов у колдуний поубавилось, и они только грустно смотрели на лешака, тот же лишь повторил свой жест.
  - Поцелуй дальней родственницы?
  Тут на меня все недоуменно посмотрели, включая старушек. Видимо, такого бреда от меня даже они не ожидали. А что они думали, мне тоже нелегко!
  - Ну, хорошо-хорошо перейдем к самому интересному: первый поцелуй - краткий и невинный?
  Яга и Леший одновременно задумались, остальные лишь удивленно на меня посмотрели. Да, да, там где-то глубоко-глубоко внутри я еще тот романтик! Леший внимательно осматривал объект своих желаний и не мог решиться, ну что ж поможем, так сказать, подтолкнем сказочный персонаж к блуду.
  - Страстный поцелуй, наполненный пламенем, обжигающий?
  У бабы Яги покраснели уши, а в глазах появился игривый огонек, Леший же, видимо, решил не торопиться и выслушать все предложенные услуги. Что ж, не будем затягивать.
  - Нежный поцелуй? Поцелуй ревности? Затяжной поцелуй? - увлеченно перечисляла я.
   Машенька, - перебила только-только воспарившую мою фантазию баба Янина: - А затяжной - это как?
  Ее вопрос дружными кивками поддержали все, включая громко сопящего от смущения косенького.
  - Затяжной поцелуй, как правило, длится не менее пяти - десяти минут. Он полон сильных эмоций и страстей, и часто означает одно - ваши отношения только крепчают, - также важно, как лектор перед студентами несла я пургу.
  От последних моих слов глаза у Лешего загорелись подозрительно лихорадочным огоньком, и он многозначительно притянул нашу старушку поближе к себе с явными намерениями опробовать последний предложенный мною вид поцелуя.
  - Как я понимаю, - я многозначительно посмотрела на хозяина дома: - Вы определились с видом поцелуя?
  Лешак невразумительно что-то замычал и закивал головой. Яга откровенно сникла, и нарочито вытирала цветастым платочком уголки глаз. Янина вторила ей, громко шмыгая носом. Елисей ссутулился, печально прикрыв голову руками. Святояр осуждающе сверлил меня глазами, явно не одобряя мои речи. Но все обреченно продолжали молчать.
   - Какие цели вы преследуете, даря многоуважаемой бабе Яге выбранный Вами поцелуй? - так же по-комсомольски прямолинейно пытала я зелененького.
  Тот на мгновение замер и в недоумении повернул ко мне лицо, на котором отражалась вся палитра удивления, от легкой нерешительности до злобного раздражения. Так-то мужика можно понять: долгожданная и желанная женщина сидит рядом, цель намечена, способ ее достижения выбран, остается только действовать. А тут какая-то Маша с самоанализом поступков.
  - Поясни, - дал мне шанс на объяснения лешак.
  Это ж какая у мужика выдержка! И ни один мускул не дрогнул! Только зубы от нетерпения скрипят и сучки на руках, обнимающих нашего колдовского эксперта, трещат.
  - Я лишь хотела уточнить, какое будущее Вы планируете с бабой Ягой, после того как осуществите выбранный Вами поцелуй? - продолжая учительскую линию поведения, играла на нервах Лешего.
  - Так как какое будущее? - удивился наш хозяин: - Жить долго и счастливо! - и довольный, улыбнулся своей зазнобе, отчего она лишь скривилась.
  - И как вы считаете, затяжной поцелуй, насильственно подаренный практически шантажируемой красавице, приведет вас к чистой и, главное, взаимной любви на долгие годы?
  От такого вопроса лешак завис на добрые пятнадцать минут, а баба Яга прекратив свои манипуляции с носовым платочком и, задумавшись, пыталась понять, к чему я веду разговор.
  - Наверно ты, Маша, права, и насильно мил не будешь! - отмерев, расстроенно согласился зеленый куст: - И что же мне делать, опять им все с рук спустить? - и он мотнул на отъявленных интриганок головой.
  - Отчего же! - бодро рапортовала я: - Нужно сделать так, чтобы баба Яга сама захотела Вас поцеловать и именно тем образом, который Вы выбрали!
  Леший смотрел на меня недоверчиво, Яга откровенно надо мной смеялась. Решив унять старушку, я уже традиционно лягнула ее под столом. Она так же традиционно ойкнула и вновь приняла вид обиженной невинности. Я ей одобрительно кивнула и продолжила вещать свой бред дальше:
  - Женщины всегда любят героев и победителей. А, учитывая наше бедственное положение, добиться от уважаемой Яги Серафонтовны поцелуя будет не так-то сложно. Необходимо просто возвернуть моего Ванюшку и еще одну девочку домой, как и двух непутевых особ женского пола, снять с Елисейки проклятье и победить Кощея Бессмертного. И вот тогда баба Яга будет Ваша, целиком и полностью. А что самое ценное, исключительно по собственному желанию.
  От такого поворота у Яги вдвое увеличились глаза, и открылся рот. Она не сводила с меня пораженных глаз. И вот тут меня удивила баба Янина. Она как-то скоренько догадалась о том, куда я клоню и, воспряв духом, вдохновенно лягнула сестричку. Та обиженно-пораженно метнула негодующий взгляд на родственницу и непонимающе притихла. Мы же с Яниной ждали вердикта лешака. Но тот не спешил с ответом.
  - Ой, права ты, Машенька! - включилась в игру Янина: - Нехорошо это любовь с угроз да насилия начинать. Добром это не закончится. Ведь от таких обид враз разбегутся, кто куда, как вольные ветры. Уж о семейном счастье даже заикаться не стоит.
  От рисуемых бабой Яниной перспектив у лешака голова побежала кругом. На лице появилась мечтательная улыбка, ветвистая рука сама собой стала нежно поглаживать хрупкое плечико возлюбленной.
  - Ну, а если вы решили взять только выбранный вами откуп за тарелочку с голубой каемочкой, то не будем медлить. Нам еще маленьких детей и непутевых женщин спасать. Поэтому, не стоит впустую тратить время, - деловито-обреченно молвила я.
  Святояр и Елисей, тут же смекнув, начали скоренько собираться, благодаря гостеприимного хозяина за хлеб и соль. Баба Янина обреченно-сочувственно погладила печальную сестричку по седой головушке и демонстративно чмокнула ее в морщинистую щечку, по которой текла с трудом выдавленная из хитрых глаз слезинка. Баба Яга была прекрасна в образе добровольной мученицы, отдающей свою честь на поругание страшному лесному зверю во благо всего человечества или, по крайней мере, всего тридесятого царства. Мы торжественно чтили ее жертву, дружно вздыхая и крепясь. Также организованно попрощавшись, поплелись к выходу, чтобы не мешать "молодым" отрабатывать "должок". От устроенного нами спектакля Леший явно разозлился.
  - А ну стоять, искусители вертлявые! - проголосил зеленый кустик.
  Ага, значит проникся!
  - Чего это ты разорался? - начала свою партию нашей оперы баба Яга: - Нет уж, пусть идут! Или ты предпочитаешь лобызать меня устами своими блудливыми, да обнимать ручищами своими могучими при всем честном народе, похабник ты некультивированный!
  От такого проникновенного призыва к справедливости, мы, натыкаясь друг на друга, остановились и дружно повернулись к Лешему с немым вопросом в глазах, мол "Нам остаться и понаблюдать за пяти-десяти минутным страстным поцелуем?". От такого поворота лешак уже не знал, что и делать: сердиться или смеяться. Но вот что сразу бросалось в глаза - целоваться он не спешил.
  - Идите, деточки малые, и ты, Янина, во дворик, подышите после трапезы лесным воздухам, а мы пока с Ягулечкой посоветуемся, - наконец-то отпустил нас лесной хозяин.
  
  
  Глава 13
  Из деревянного терема мы практически вывалились, вот как спешили! Я присела на лежавшее около зеленеющего от молодых веточек заборчика поваленное бревно и от усталости ссутулилась. Все-таки тяжелая работа у переговорщиков и очень нервная. Организм требовал расслабиться и я, подняв лицо к солнышку, прикрыла глаза. Видимо, сказывалось напряжение, в котором я пребывала в последние два дня. Руки немного подрагивали, а голова чуть-чуть кружилась. Я дала себе немного времени расслабиться, потому, что когда выйдут к нам эти два влюбленных голубка, мне нужно снова быть собранной и, так сказать, во всеоружии. И тут я почувствовала, как справа и слева от меня кто-то сел. Мою правую руку накрыла ладошка бабы Янины.
  - Прости ты нас, Машенька, за чары наши колдовские. Не со зла мы их навели. Яге ты уж больно понравилась, и постреленок твой по сердцу ей пришелся. Вот и захотела она, чтобы ты с нами жить осталась, чтобы полюбила ты какого-нибудь нашего молодца. Сыграли бы вы свадебку и жили бы рядышком с нами долго и счастливо. Плохо ли, Машенька?
  - Так на словах-то все хорошо, баба Янина. Да вот только сказка, что ты мне тут рассказала, счастливо заканчивается, когда случается по взаимной и чистой любви. А когда первая - под чарами колдовскими, второй - по царскому, как я понимаю, велению, то им, горемычным, эта сказка на вкус, как горькая редька или уксус.
  От моих слов Янина, глубоко задумавшись, совсем притихла. Я повернула голову налево и увидела рядом сидевшего Святояра. Вид у него был печален и серьезен, как будто он обдумывал что-то очень важное. Я могла ему лишь грустно улыбнуться. Да, непросто признаться мужчине, что все те чувства, что я к нему испытывала и все те прекрасные мгновения, что мы вместе пережили, вызваны лишь колдовскими чарами. И мне лично они не принадлежат. Мда, наверно сильно я подкосила его мужскую самооценку, но такова правда жизни.
  - Янина Серафонтовна, что вы молчите да каетесь? - вдруг пошел в наступление воевода.
  - Ась, милок, так что ж тут сделаешь? Опростоволосились мы с Ягой! - всплеснула руками Янина.
  - Когда, я спрашиваю, с Маши чары колдовские снимать будете? - давил на бабульку боярин.
  - Тут дело такое, чары можно только ночью снимать, - рапортовала наша престарелая пионерка.
  - Чтобы сегодня ночью снять! - резко приказал воевода.
  Старушка подскочила с бревна:
  - Конечно, конечно, сегодня ноченькой и снимем. Следочка не останется на Маше от наших чар, - и помчалась в терем.
  А оттуда как раз выходили Леший с бабой Ягой под ручку. Судя по их довольным лицам, голубки о чем-то меж собой договорились. К ним подлетела баба Янина и стала что-то нашептывать Яге на ухо, та лишь бросила на меня косой взгляд и кивнула. Я же с нетерпением ждала вердикта Лешего.
  - Мы тут с Ягуленькой поговорили и решили, что я вам в вашей беде помогу и тарелочку с голубой каемочкой отдам, но идти с вами в царство Кощеево не смогу. Враждуем мы, лет так пятьсот уже. Вспомнить никто не может, отчего та вражда пошла, но ходу в царство бессмертного мне нет. Заклятие он наложил на границы свои необратимое: как только пересеку рубежи царства его, в тот же миг обращусь в дуб на веки вечные.
  Данные новости, признаться, очень меня расстроили. Втайне я очень надеялась на помощь этого лесного колдуна, а тут опять все сама да сама.
  - Но я вам в другом помогу, - продолжал свою речь Леший: - Кощей - колдун сильный, и ему на вас чары навести, что комара прихлопнуть, труда не составит.
  Я от такой новости аж присвистнула, то есть, опять себе доверять будет нельзя, и предстоит мне вечный самоанализ: это мои мысли, или они продиктованы мне чарами, али чужой волей.
  - А чем же ты нам, друг сердешный, поможешь? - возразила баба Янина: - Ведь Кощей - сильнейший средь нас, и силе чар его никто противостоять не может.
  - А вот и может! - радостно сообщила зеленая клумба, трущаяся у ног бабы Яги: - У русалок есть волшебное зелье, приготовленное из травок, цветов да водорослей, собранных в полнолуние на реках да болотах. То зелье заветное снимает с человека все чары, и даже Кощей против него не сдюжит. Так что, прежде чем вам к Кощею идти, нужно сначала к русалкам заглянуть.
  - Так, если заветное зелье такое сильное, что даже кощеевы чары перед ним не устоят, значит, цены стоит немалой. Неужто, русалки с нами им поделятся? - засомневался Святояр. Я с ним была согласна, с чего бы это русалкам нам помогать?
  - Должок у русалок передо мной есть. Коли поделятся они с вами тем зельем, то прощу им, а коли не поделятся, то накажу, - неприятно ухмыльнувшись в зеленую бороду, ответил Леший.
  Мда, Яге с ухажером тоже больно-то не повезло. И рада бы на него беду свою спихнуть, ан нет, он, видите ли, в дуб превратится. Вот ведь мужики, все одинаковые, хоть и зеленые. Лишь бы откосить.
  - Ладно, к русалкам, так к русалкам. Тарелочкой с голубой каемочкой можно воспользоваться? - уже ни на кого не надеясь и не рассчитывая, угрюмо спросила я.
  - Конечно-конечно, лапушка, - обратился ко мне явно повеселевший Леший: - Вот тебе посудина, пользуйся, - протянул мне аппарат мужик.
  Тарелка оказалось вполне обыкновенная, белая с голубым ободком. Я покрутила в руках волшебный раритет и подняла глаза на своих колдовских экспертов, мол, "включайте". Те забегали, с бормотанием в поисках еще чего-то, а на меня напало безумное волнение: ведь, сейчас я увижу своего Ванечку. Как он там без меня, маленький? Ноги подрагивали, в голове роились разные мысли о том, как начать правильно разговор с этим сказочным "засранцем", занимающимся киднеппингом на досуге. Старушки быстро сориентировались, положили мне на колени тарелочку, на нее наливное яблочко и так хитро его крутанули, что оно начало аккуратно катиться по тарелочке ровно по голубому ободку. Вдруг, белое дно тарелки подернулось, и в нем показался потолок какой-то комнаты. Я снова вопросительно взглянула на старушек, а те не растерялись и как начали орать во все горло на несчастную тарелку.
  - Кощеюшка, старый хрыч, ты куда потерялся? А ну вылезай, аспид трусливый, чтоб тебя мама в детстве с кроватки уронила, потом подняла и опять уронила, - не стесняясь в выражениях, приглашали к переговорам оппонента, щедро делясь словесным многообразием. Кричали они так недолго, минут двадцать пять, ни разу, надо заметить, не повторились. Конечно, умению владеть русским словом у старушек можно только поучиться. А вот через двадцать пять минут увидели последствия применения талантов моих коллег. Мы имели честь лицезреть разъяренного и самого могущественного колдуна в нашей сказке. Знакомство вышло колоритным. Баба Яга и Янина, попеременно сменяя друг друга, орали разного рода витиеватые обзывательства, глядя посредством тарелочки, в незнакомый потолок. Мы с Елисеем и Святояром тоже не сводили глаз с чужого интерьера, как вдруг потолок закрыло лицо страшного монстра. Кожа на лице серая, морщинистая, глаза горят холодным синим огнем, пронизывая тебя насквозь, нос длинный, вострый, крючковатый, на голове редкие жидкие, торчащие во все стороны волосы, прикрытые черной металлической короной. Мда, бабулек тоже можно понять, отдать за такого "красавчика" родимое дитя, рука не поднимется. Тут может сработать только один план, брать ребенка в охапку и бежать, куда глаза глядят. Но вот именно этого я себе позволить не могу, у меня ребенок в полоне у этого "обаяшки", так что будем работать с тем, что есть.
  Как только Бессмертный появился на "экране" тарелочки с голубой каемочкой, бабульки сразу замолчали и как-то виновато заулыбались.
  - Добрый день Вам, Кощей Бессмертный, - проговорила я в абсолютной, я бы даже сказала, звенящей тишине.
  - Ну, здравствуй, красна девица Мария Васильевна, - пророкотал злыдень: - Не ожидал, что так быстро тебя увижу.
  - А как я могла так долго задерживаться, если Вы Ванечку моего к себе забрали? - прощупывала я соперника на предмет агрессии: - А сердце материнское оно, ой какое, беспокойное. Ни спать, ни есть не могу, только о моем Ванюшке думу печальную думаю, - и старательно пустила слезу.
  Слеза катилась неспешно, давая каждому себя рассмотреть и проникнуться.
  - И чего же твое материнское сердечко так терзается? Все у твоего Вани хорошо: бегает по двору, курей гоняет, со щенками в догонялки играет. Все его холят, лелеют, души в нем не чают, - насмешливо рассказывал Кощей.
  От услышанного от сердца немного отлегло, но для полного успокоения необходимо было увидеть самого ребенка.
  - Хорошо вы говорите, уважаемый, и, действительно, сердечку моему спокойнее стало, - печально говорила я: - Но только бы одним глазочком его увидеть, краем ушка его голосок услышать.
  От моих речей Бессмертный заулыбался, и его страшное лицо сразу преобразилось, добрее, что ли, стало. Хотя, само сочетание слов Кощей и добро как-то не складываются в гармоничную картину. В глазах появился, или мне показалось, чуть игривый огонек, уголки губ подернулись в улыбке. Он стал казаться даже более человечным.
  - Отчего же не показать такой заботливой матери любимого сыночка? - издеваясь, спросил Кощей.
  Я уже не обращала внимания на его насмешки, и терпеливо ждала, когда на дне тарелки появится родное личико. И вдруг послышался топот маленьких ножек и громкий крик: "Мама!". Я, не помня себя, кричала в ответ: "Ванечка! Я здесь!" и старалась высмотреть в тарелке сына. И вот наконец-то, в переговорном устройстве показалось счастливое лицо моего ребенка.
  - Мама, привет!
  - Привет, солнышко! Как у тебя дела? - еле сдерживая эмоции, здоровалась я с сыном.
  - У меня все хорошо. Тут у дяди Кощея очень весело! - радостно поведал мне Ванятка.
  Вот и еще один нежданный родственник мне в семейное древо навязывается. И это что у нас выходит? В няньках моего чада числится настоящий царевич, в бабушках значатся баба Яга с сестрой, а теперь еще и в дядьках Кощей Бессмертный завелся?
  - Да? А что вы делаете? - пыталась я разузнать у сына о его житье-бытье.
  - Мы с горгульями в салочки играем, с химерами - в прятки, Серый Волк нам сказки рассказывает, - радостно докладывал ребенок.
  - Тебя там никто не обижает? - озвучила я насущный вопрос.
  - Нет, мамуль, дядя Кощей сказал, что кто нас пальцем, когтем, лапой или крылом тронет, тот без них и останется, и будет на каких-то рудниках землю кушать? - делился интересными новостями мой постреленок.
  - Может, он сказал, что будет копать землю? - решила я уточнить.
  - Да нет, кушать! Он несколько раз это сказал, - закивал мне сын: - Их видно здесь плохо кормят, если они даже земельку едят.
  - А тебя хорошо кормят? - забеспокоилась я, не хуже еврейской мамы, которая даже за пять тысяч километров может сердцем почувствовать, покушал ли ее ребенок.
  - Да, тут всего много! - улыбался Ваня: - Но бабушки Яга и Янина вкуснее готовят.
  От этих слов у меня за спиной послышались старушкины подхрюкивания.
  - Ванечка, скажи, а Источка с тобой? - начала я расспрашивать ребенка.
  - Да, мы с ней так весело играем, почти как с Лапкой, Хвостиком, Косым, Кисточкой и Ушком. Мама, а как у моих зайчиков и белочек дела?
  - Они по тебе очень сильно скучают. И бабушки Яга и Янина, и Елисей и я очень-очень по тебе скучаем, - давясь слезами и внимательно рассматривая каждую черточку на лице своей роднульки, говорила я.
  - Мама, я тоже по тебе очень скучаю. Приезжай к нам! В гостях у дяди Кощея так весело! - бесхитростно звал меня сынишка.
  - Ванечка, я к тебе уже еду, просто царство Кощеево находится довольно далеко, мне потребуется некоторое время, чтобы к тебе добраться. Ты меня немного подожди. Сыночек, скажи, а тетя Марфа и тетя Ирина с вами там играют?
  - Нет, мамочка. А кто это? - полюбопытствовал мой ребенок.
  А вот это уже настораживало, потому что версия по вопросу исчезновения несостоявшейся невесты царенка и ключницы у нас была только одна - их к себе Кощей забрал. Хотя, может, женщин спрятали подальше от детских глаз, чтобы не травмировать психику?
  - А как себя Источка чувствует? - переключилась я на девочку.
  - Плохо. Она горгулий, химер и Серого Волка боится. Все время верещит, как маленький поросенок, спасу нет, - откровенно хихикало над новой подружкой мое четырехгодовалое храброе сокровище.
  Откуда-то из глубины тарелочки послышался пронзительный детский писк, мы сразу все подобрались, пытаясь понять, что же у Кощея происходит.
  - Мамочка, можно я побегу, а то Иста опять верещит, наверное, горгульи в салочки играть зовут? - умильно скривив мордашку, просился Ванятка.
  - Конечно, беги, маленький, а я тебе попозже позвоню, - пообещала я.
  - Хорошо, я буду ждать, - радостно закричал мне в ответ сынок: - Пока, мамочка!
  - До скорой встречи, зайка, - помахала я рукой сыну.
  Когда с "экрана" тарелки пропало личико моего малыша, я уже не сдерживала слез. На меня нахлынула волна облегчения. С ним все в порядке, угрозы жизни и здоровью не выявлено. Теперь можно спокойно работать над остальными проблемами. И вот остальные проблемы появились на дне тарелочки с голубой каемочкой: холодный взгляд Кощея пронзал меня насквозь. Лицо, лишенное каких-либо эмоций, вызывало дрожь в коленках. Да, с такими сказочными и несказочными персонажами мне еще дело иметь не приходилось. Остальные хоть мало-мальски были похожи на людей. Этот же, как хладнокровный удав, смотрит тебе прямо в глаза, а сам примеривается, как бы поудобнее тебя заглотить. Ну как, скажите мне, вести с ним переговоры? Мда, попала ты Маша. Но вспомнив, что разговор с противником лучше всего начинать с улыбки и подхалимажа, бодро вытерла слезы протянутым мне Ягой цветастым платочком и, улыбнувшись самым своим лучезарным оскалом, начала второй акт нашего знакомства:
  - Благодарю тебя, великий государь Кощей Бессмертный за дозволение твое с сыном увидеться. Теперь я со спокойным сердцем тронусь в путь-дорожку в твое царство. Или не пустишь в гости? - хитро прищурившись, провоцировала я противника.
  - А что ты будешь делать, коли не пущу? - с издевкой парировал Кощей.
  - Буду пробираться к тебе скрытно, обходными тропами, - честно ответила я, зачем врать, если ответ и так ясен, как божий день.
  - Тропы у нас больно узкие, свалишься еще ненароком в бездну бездонную, Ваня расстроится, доставай тебя потом, оживляй, - по-стариковски ворчал собеседник. - Ты лучше по дорожному тракту, приезжай, там безопаснее, а я тебе охрану вышлю, чтобы не случилась ничего.
  - Благодарствую, хозяин щедрый, но охрана у меня своя имеется, так что не буду обременять тебя лишними хлопотами, - отбрыкивалась я от предложенной мне "охраны", которая, скорей всего, будет выполнять функции конвоя.
  И этапируют меня в подземелья Кощеевы, и буду я там куковать веки вечные.
  - Как знаешь, сама так сама, буду рад принять у себя такую красавицу да разумницу, - хитро усмехнулся бледненький. - Ты, главное, в пути не задерживайся, да зеркальце с собой возьми, чтобы мы с Ванюшкой могли с тобой словом перемолвиться, и твое сердечко материнское не тревожилось.
  Проговорив это, Кощей по-мальчишески мне подмигнул и отключил "звонок". Я еще с минуту таращилась на белое дно посудинки, а потом перевела взгляд на свой боевой отряд.
  - Это что сейчас было? - наконец-то я смогла сформулировать вопрос.
  Яга и Янина были также, как и я, растеряны, Елисейка стоял с отвисшей челюстью, на лице Святояра ходили желваки, а ноздри подрагивали от напряженного сопения.
  - Кажется, Кощей Бессмертный тебя изволил в гости позвать, - так же растерянно ответила мне баба Яга.
  - Я не о том, мне не очень понятны улыбочки и подмигивания бледнолицего, - уточнила я вопрос.
  - Так понравилась ты ему, глаз он на тебя положил, - необычно бесхитростно открыла мне глаза на ситуацию баба Янина.
  Ну, как положил свой окуляр, так и заберет, я ему не книжная полка, чтобы на меня, что попало, положить можно было. Хотяяя...
  - Может, вы, эксперты мои колдовские и не в меру деятельные, на меня опять какую-нибудь дрянь волшебную навели, и он под вашей ворожбой так неестественно ласково смотрел? Да-да, Кощеюшка не в себе, вот и расподмигивался, - догадалась я.
  - В том-то и беда твоя, Машенька, - открыли мне глаза на масштаб вырисовывающейся проблемы, - что никакой ворожбы на тебя боле не накладывали, да и вряд ли бы она на самого Кощея, да еще и через зеркальце подействовала бы.
  Это что же получается? Я самому Кощею Бессмертному понравилась? Да быть того не может, показалась нам, массовая галлюцинация, из-за массового отравления парами неизвестного вещества в избушке Лешего, или он нас грибочками галлюциногенными, потушенными с репой, накормил. Тоже хорошая версия, сохраняющая умиротворение и психологическое спокойствие меня любимой. А хотя чего это я так разволновалась? Ну, понравилась очередному сказочному персонажу, так мне не впервой. Речи мне правильные говорит, о Ванюшке печется, в гости зовет, заботливый. Но за киднеппинг он мне ответит! А то ввели моду - детей воровать, я им быстро руки пообломаю за такие шалости. Но, если убрать эмоции и преувеличенную браваду, то Кощей - единственный из всех претендентов на мою симпатию, кто проявил заботу о сынульке, печется о нашей безопасности и ко всему - такой интригующий и умный собеседник. А может, забыть все условности, да и выйти замуж за Кощея? Государство у него немалое, наследников нет, буду при богатом и мудром муже, кататься как сыр в масле, а Ванюша - единственным претендентом на трон. Елисейку укокошу, дабы не чинил препятствий моему семейному счастью. Ой, что-то я в своих кровожадных мечтах далеко зашла. Вынырнув из глубокой задумчивости, обнаружила, что с меня не сводят пристальных глаз два человека и три сказочных персонажа, ожидая новых распоряжений и команд.
  - Простите, задумалась. Что там у нас дальше по плану? - обведя всех уверенным в своей победе взглядом и задержавшись на мгновение на Лешем, бодро скомандовала: - К русалкам!
  Глава 14
  Смеркалось. На поляне горели костры, вооруженные мужчины в напряженной тишине встречали нас, лишь изредка перекидываясь подозрительными взглядами. Мы устало уселись вокруг центрального костра, и Святояр начал принимать доклады от подчиненных о том, что происходило во время нашего отсутствия. Я внимательно вслушивалась в разговоры, но ничего примечательного для себя не услышала. Воевода как-то хитро обошел момент отсутствия в лагере старших стрельца и конника, обсуждая устроение лагеря, приготовление ужина и кормежку лошадок. Видимо, допрос Тихона и Любомира мы будем устраивать скрытно и без огласки.
  - Машенька, голуба ты наша ясноглазая, поздно уже, пора ко сну готовиться, пойдем-ка с нами, - позвали меня заговорщическими голосами две престарелые интриганки.
  Вот, по такому загадочному тону ну никто не догадается, что они очередную хитрость задумали вселенского масштаба. Но нужно признать, что лично в отношении меня бабульки выбрали выигрышную тактику, я могу пережить все, окромя неудовлетворённого любопытства. Это ж, если я сейчас взъерепенюсь и не пойду за ними, то всю ночь не усну, пока не узнаю, что они там измыслили. Поэтому, глубоко вздохнув, поплелась за сказочными экспертами. Ушли от лагеря недалеко, метрах в двухстах находилось маленькое живописное озерцо.
  - Ну, шо стоишь, как неродная? Сымай с себя сарафанчик и кунайся в водицу студеную, будем из тебя заклятья приворотные выкорчевывать. Уж больно они в тебя глубоко угнездились, коли ты даже Кощея исхитрилась очаровать! - пакостно потирая ладошки, откровенно глумилась баба Яга
  - А чего это я должна в холодной воде ляпаться для снятия вашего заклятия? Когда ты его на меня накладывала, я этого даже не почувствовала! А сейчас из-за вашего колдовского непрофессионализма должна испытывать мучения? - поставив руки в боки, гневно шипела я. - И отчего вода в озере холодная? Погода же жаркая, давно нагреться должна до температуры парного молока?
  - Как ты смеешь, дите неразумное в ворожбе да колдовстве, обвинять НАС в непрофессионализме? Да мы с Ягой самые, что ни на есть великие колдуньи тридесятого царства-государства. И никто, кроме нас с тебя нашу ворожбу не снимет, - нагнав немеряно пафоса, вещала баба Янина, и, между делом, добавила, - а вода в озерце холодная, потому что ключи студеные из-под земли бьют.
  Такой резкий переход от праведного гнева до делового уточнения деталей меня немного сбил с толку, но помог сделать конкретные выводы: бабульки настроены на серьезный лад, собранны, внимательны к деталям, не отвлекаются на мелкие неурядицы.
  - Ладно, убедили - круче вас двоих в тридесятом царстве колдуний нет, только это не объясняет того, почему я в этом озере попу морозить должна! - не унималась я.
  В интернете регулярно на крещение просматривала ролики, как люди в прорубь окунаются, но у самой никогда не возникало отголоска желания последовать их примеру, моржевание - это не мое. Вот жаркое солнце, песочек, Красное море - это я завсегда поддержу.
  - Да, озеро это не простое, а волшебное, - принялась раздраженно разъяснять мне, как нерадивой ученице, баба Яга: - Оно любую ворожбу снять может.
  - Забираю свои слова взад,... то есть обратно, - немного замялась я. - Вы не самые великие волшебницы тридесятого царства, а самые великие комбинаторши. Значит, на свои силы, чтобы снять свою же собственную ворожбу вы не надеетесь? Я правильно понимаю? И решили прибегнуть к стопроцентному варианту - холоднющей, но волшебной лужице?
  - Да, - не стали отнекиваться и ходить вокруг да около старушки, - поэтому хватит шипеть на нас и зря время тратить. Скидывай свои монатки и полезай в озеро, догадливая ты наша!
  Плюнув от досады на свою прозорливость и безвыходность положения, я быстренько разделась и, чтобы не тянуть "удовольствие за кошачий хвост", окунулась в студеную водицу. Для надежности три раза нырнула с головой, затем пулей выскочила на берег и стала растираться протянутой мне Яниной большой белой тряпицей, а затем оделась в свои рубаху и сарафан. Зуб не попадал на зуб от холода, от охватившей меня дрожи так и не смогла понять, снялась с меня старушкинская ворожба, или я зря принимала водные процедуры. Поэтому, зло взглянув на бабулек, ждала вердикта. Те, в свою очередь, внимательно меня разглядывали со всех сторон и не спешили с ответом.
  - Вы меня до рассвета рассматривать будете? Я еще поспать сегодня планировала, - неспешность коллег меня сильно раздражала.
  - Да не трясись ты так, ничего же нельзя рассмотреть, - ворчала Янина.
  - Значит так, я иду в лагерь спать. За гигиенические процедуры большое спасибо, но в следующий раз, я была бы благодарна, если бы водичка в водоеме была значительно теплей, - и круто развернувшись на сто восемьдесят градусов, бодро пошагала в направлении видневшихся из-за кустов костров.
  - Ух ты, какая торопыга! - передразнивалась явно повеселевшая Яга. - Сработала водичка, никакой ворожбы на тебе, красавица, не осталось.
  - А коли водичка такая действенная, то не плохо было бы ее с собой брать, может, когда пригодится? - чуть притормозив, озадачила я подчиненных, а нечего надо мной злопамятной насмехаться и в холодной воде купать.
  Вернувшись в лагерь, очутилась в самом эпицентре допроса Тихона и Любомира. Причем этих громогласных индивидов держали за руки собственные подчиненные, а дружинники воеводы страховали коллег из соседних родов войск, так как начальники изволили буйствовать. Святояр вел мероприятие задорно, я бы даже сказала, с огоньком. Он держал в руке горящий факел и подходил то к одному допрашиваемому, то ко второму и, освещая их лица имеющимся инвентарем, задавал каверзные вопросы. Я решила не участвовать в разговоре, с меня сегодня вполне хватило Лешего, Кощея и непредвиденного купания в студеной воде.
  - Так, говоришь, зачем ты мой приказ не выполнил, лагерь покинул и за нами стал следить? - в который раз спрашивал старшего конника Святояр, скорее поджаривая, чем освещая его лицо факелом.
  - Если ты не понял первые пять раз, что я тебе объяснял, то слушай шестой, - зло усмехаясь, сквозь зубы цедил Любомир. - Ваню украли из-за стрельцов, они врага в светелку царевича пустили. Хотел упредить, если Маше беда какая грозить будет.
  Порыв благороден и героичен, если бы не одно большое "но", правду ли вещает наш специалист по лошадкам?
  - А ты, с какой целью из лагеря утек? - неожиданно нависнув над старшим стрельцом и поднеся к опасной близости к его бороде факел, продолжал допрос воевода.
  - В шестой раз повторяю, - как пойманный в клетку медведь, ревел во всю мощь своей глотки Тихон, - за Любомиром следил, он за вами тишком из лагеря ушел, и я за ним.
  Это значит, Любомир меня от Тихона охранял, старший стрелец за конником слежку устроил, и никто ни в чем не виноват. Но ведь кто-то стрелял в Лешего и на стреле есть запах обоих подозреваемых.
  - А кто тогда по нам стрелял? - не хуже Тихона взревел Святояр.
  - Я по вам не стрелял, - встревоженно оглядывая полянку, как будто выискивая кого-то, ответил старший конник.
  - Я тоже не стрелял, - поддержал товарища по несчастью Тихон, так же обеспокоенно шаря глазами по кустам.
  Их взгляды сошлись на моей притулившейся у березы фигурке. Так, так, так. Ворожбы теперь на мне нет, любопытно узнать, как будут реагировать эти грозные мужи на мой, так сказать, естественный вид без колдовских прикрас.
  Вои, включая воеводу, внимательно оглядели и, синхронно вздохнув с облегчением, вновь принялись громко ругаться на тему: кто с острыми предметами в лесу баловался?
  И это все? Что-то я не поняла, ворожбу с меня, вроде бы, сняли, колдовские эксперты это авторитетно подтвердили, а реакция у мужиков на меня как-то и не больно поменялась. А где разочарование во взгляде, или, на худой момент, недоумение? А то скользнули взглядом, убедились в отсутствии на интересуемом теле повреждений и вновь принялись выяснять, у кого бицепсы круче, да у кого автомобиль мощнее, в нашем случае боевой конь. Я перевела взгляд на бабулек, те из-за соседней березы также в недоумении развели руками и вновь стали прислушиваться к интересному разговору.
  С другой стороны, так ли важно знать, кто из них шпион? Моя главная задача - добраться до сына! А, учитывая разговор с бледнолицым, меня там явно ждут, причем с нетерпением. И даже любезно будут отслеживать дорогу, дабы не было помех на моем нелегком пути. Значит, и перед шпионами поставлена задача - помочь мне добраться до Кощеева царства с моим согласием или без него. Учитывая, что сопротивляться я не намерена, то путешествие должно пройти без сучка и задоринки.
  Но вот вопрос: на кой ляд я сдалась самому Кощею, что он так настойчиво меня в гости зовет? Вот чувствую, что неспроста! Жаль, что подсказки спросить не у кого. Может, у него тоже какого-нибудь племянника скособочило и перегнуло так, что помощь в расколдовывании понадобилась? Я сама и не заметила, как погрузившись в свои размышления, уснула сладким сном.
  Глава 15
  Очнулась посреди ночи от необходимости сходить в кустики. Огляделась, лагерь уже давно спал, лишь пара часовых добросовестно несла службу, обходя полянку по кругу. Я потихоньку попыталась разбудить бабусек, памятуя о прошлой своей оплошности, которая закончилась жарким купанием с Любомиром. Но растолкать старых перечниц мне так и не удалось, видимо, дневная тряска по лесным тропкам плохо сказалась на сухоньких организмах, так как пенсионерки дрыхли без задних ног. Поэтому пришлось отправиться на вылазку одной, причем быстро, не задерживаясь.
  Кругом стояла кромешная тьма, и, чтобы уединиться, нужно было отойти, буквально, на десять шагов вглубь леса. Я так и сделала. Приведя себя в порядок и направившись обратно в лагерь, была схвачена и прижата к березе. Вот опять, из-за своей опрометчивости впросак попала. И что теперь делать? Орать и позориться на все наше войско? Тьфу, ты!
  - Маша, не бойся! Я тебя не обижу! - пылко шептал мне на ухо Тихон, при этом, не упуская возможности, работал руками, массируя мне бока и корму.
  А под "не обижу" он подразумевает сначала изнасилование у деревца, а потом честным пирком, да за свадебку, причем не спросив у меня на то позволения? Ну, уж дудки!
  - А сейчас ты чем занимаешься? - хмурилась я.
  Мозг самопроизвольно начал отстраненный анализ происходящего в режиме on-line, дотошно фиксируя реакцию собственного организма на творившиеся бесчинства, отмечая каждое движение старшего стрельца. Горячие мужские руки в поисках прекрасного, таки добрались до моей груди и трепетно сжали ее. Кроме возмущения, испытать ничего так и не удалось. Ворожбу престарелых колдуний местного розлива студеное озеро с меня все-таки смыло. По организму прокатилась волна сожаления, былые пылкие эмоции привносили в подобные ситуации некую пикантность и море удовольствия. А сейчас сплошное разочарование: и мужик, как оказалось, не в моем вкусе, и ласки грубоваты, и обстановка не романтичная, и так далее, и тому подобное.
  - Тихон Игнатьевич, часом, с телеги не падали? Что Вы себе позволяете? - пылала я праведным гневом.
  Старший стрелец сначала от необычности моей реакции замер, избаловала я вояк тем, что вечно млела в их объятьях. Тихон тем временем, теснее прижав меня к березе, страстно зашептал.
  - Позволяю, все позволяю, голубка моя. Бежать нам нужно! Нельзя тебе, горлица моя, в царство Кощеево. Как только границу переступишь, не будет тебе обратного пути! Так у Кощея в полоне и останешься на веки вечные! - тараторил мужик, прижимаясь ко мне все теснее.
  Уперевшись ему в грудь обеими руками, решила пока на помощь не звать, а продолжить опрос, даже в такой компрометирующей меня со всех сторон ситуации.
  - Так я обратно и не собираюсь, мне только Ваню своего забрать, и домой, - парировала я.
  - Что ж ты думаешь, тебя кто-то домой возвращать будет? Кощей себе на забаву оставит! Сыном угрожать будет! - заботливый стрелец успокаивающим тоном разъяснял мне ситуацию, как дитю неразумному.
  Ну, хочешь видеть во мне "дитя неразумное", я не возражаю, давай поиграем!
  - А что же мне теперь делать? - как можно жалостливее засопела я.
  - Возвращаться назад, - волнуясь, шептал Тихон: - Поженимся, царь-батюшка мне за свадьбу землю обещал пожаловать. Заживем с тобой дружной семьей.
  Ох, как сладко поешь, касатик! Да, только позабыл ты слегка, что не одна я, мой сын у Кощея гостит!
  - А как же я возвернусь в тридесятое царство и без моего Ванечки? - продолжала я старательно строить из себя дуру.
  - Машенька, много вокруг горя, мы и это переживем, - заглядывая мне в глаза, тараторил мужик. - Будут у нас с тобой дети, хочешь пять, хочешь десять! Только не пущу я тебя в лапы Кощеевы.
  Очень захотелось прикопать паразита. От подобных речей я даже впала в ступор и не смогла вовремя среагировать, когда этот типичный сын осла присосался к моим губам и начал их жевать, имитируя страстный поцелуй. Когда я наконец-то опомнилась и обнаружила на своей челюсти это безобразие, то попыталась изо всех сил вырваться и кричать, но получилось только слегка трепыхнуться и мычать. Но помощь пришла оттуда, откуда не ждали. Громкое карканье взбудоражило весь лес, в том числе и перебудила наш лагерь. В мгновение ока небывалой силы волна смыла с меня старшего стрельца и повалила его на землю. Я так и осталась стоять у березки, шумно пытаясь отдышаться, в то время, как моего пылкого, но несообразительного ухажера Любомир настойчиво преображал, вколачивая свои огромные кулачищи то в глаз, то в нос, то в скулу. Тихон отбивался, как мог. А я про себя монотонно отмечала, что уже не замираю от демонстрации мужской силы и агрессии.
  - Машенька, да как так-то? - хлопая руками по собственным бокам, кудахтали довольные пенсионерки, кривясь и изображая заботу о моей чести.
  - Да, никак! - зло ответила я. - Целуется плохо, тискает неубедительно. Не вдохновилась я лобызаниями нашего старшего стрельца. Вычеркиваем его из списка кандидатов на мои руку и сердце!
  От этих слов имитация смертного боя на полянке тут же прекратилась, и противники, дружно поддерживая друг друга, встали с земельки и уставились на меня. В их глазах читались немые вопросы: а где же восхищение силушкой богатырской? Испуг за здоровье? Волнение? Влюбленность? Короче, у пацанов реальные претензии к отсутствию плавления моего организма от устроенного ими представления! Чего это я не кидаюсь к ним, на все согласная? Из-за меня же тут такие изумительные воины драться изволят! А все! Рекламная акция кончилась, скидок больше не будет! И если они, действительно, на что-то рассчитывали, то очень зря.
  Широко зевнув, не забыв, правда, прикрыть свою разинутую челюсть ладошкой, я, демонстративно потерев кулаками глаза, потопала обратно в лагерь отсыпаться. Лобызания были так себе, но массаж тела и, особенно кормы, на твердую четверку, попыталась я найти что-то позитивное в этом происшествии.
  - Маша, ты ничего не хочешь нам сказать? - из-за кустов послышался голос Любомира.
  - Ах, да, спокойной всем ночи, - опять, зевая, ответила я.
  - А где же твоя благодарность? - сердился старший конник.
  - Действительно, - устыдилась я. - Щур, спасибо тебе большое.
  Откуда-то с верхних веток моей березы послышалось одобрительное негромкое карканье. На том, я решила, что этикет соблюден и вновь начала устраиваться на ночевку.
  - Маша, ты что там с Тихоном делала? - включая режим строгой родительницы, вопрошал у меня Святояр.
  - Целовалась, - рассматривая Святояра вблизи без ворожбы, ответила я.
  Идиотский вопрос - идиотский ответ. Весь лагерь слышал, чем мы со стрельцом в кустах занимались, а этому любопытному неймется, решил подробности уточнить. Мое раздражение било все рекорды.
  - Где? - стушевался воевода.
  Ну, надо же, а я думала, что уровень идиотизма его вопросов уже достиг потолка!
  - В кустах, - решила я не заморачиваться на оригинальность ответа.
  А вблизи и без ворожбы он совершенно обыкновенный! Нет, нужно признать, что, как образчик мужской красоты, он очень даже хорош: высок, плечист, статен, пригож, но отчего у меня сердце замирало и дыхание сбивалось - непонятно. Святояру явно чего-то не хватало. По-видимому, у меня завышенные требования к мужскому обаянию. Хотя не будем, спешить, дадим красавчику шанс.
  - Как? - продолжал задавать глупые вопросы боярин.
  Да, какой тут шанс! Как обычно, все самой нужно делать! Сама выдумала образ идеального мужчины, сама с бооольшим трудом его натянула на выбранный объект, сама влюбилась, а там уже по накатанной: сама разочаровалась, сама исстрадалась, сама бросила, сама свои душевные раны зализала. Знаю, плавали! Больше так не хочу!
  - Пылко! - продолжала я выдавать ненужные подробности растерявшемуся воеводе.
  Хотя, глаза действительно пронзительные и умные, но в данный момент широко-удивленные. Я решилась провести эксперимент, чтобы убедиться в своей окончательной вменяемости, и взяла воеводу за руку. Ладонь большая, сильная, горячая. Я держала ее двумя руками и вслушивалась в ощущения своего организма. Ничего! Организм активно тянуло в сон. Как ни стыдно было признаваться даже самой себе, но старая реакция на этого мужчину мне нравилась больше. А сейчас подсознание в автономном режиме подмечало все его недостатки, и просчитывала мотивы, которые шли активно вразрез с нашими с Ванюшкой интересами.
  - Маша, а зачем ты Святояра за руку держишь? - не унималась Яга.
  - Испуг лечу! - насмешливо ответила я.
  - Неужто, ты так напугалась поцелуев Тихона Игнатьевича? - издевалась бабулька.
  - Не я, Святояр так напугался, что даже на помощь не смог прийти, - ответила я, выпуская из рук ладонь опешившего воеводы.
  Он явно не ожидал от меня такого нахального ответа, молча отошел, видимо, не сообразив, что сказать на мою провокацию. Действительно, где вот он был? Любомир старательно чистил моему обидчику мордочку, а этот где шатался?
  Глава 16
  Ночь провела беспокойно. Ванюшка меня звал испуганным голосом, я бежала по огромному полю и искала сынишку, но никак не могла найти, а надо мной летал черный ворон и громко каркал, еще больше ввергая меня в уныние.
  - Да, кар, Маша, - раздраженно голосил Шур. - Сколько можно тебя будить! Ты за сыном намерена отправляться или нет?
  - Вот нигде мне, горемычной от тебя, вредная птица, спасу нет. И во сне меня терроризируешь и наяву, - кряхтя, выпрямляла я затекшую спину.
  - А я тебе даже во сне терроризирую? - заигрывающим шепотом спросил меня ворон.
  - Да, - ответила я.
  - И что я делал? - не унималась вредная птица.
  - Каркал! - припечатала я.
  - Кто бы сомневался! - разочаровано проскрипел Щур.
  Это что ж! У ворона и чувство юмора имеется? Сказка переходит в режим активного бреда! Нужно срочно исправлять положение!
  - Весь вопрос в том, откуда ты знаешь значение слова "терроризм"? - подозрительно прищурилась я, уперев взгляд в черные глаза ворона.
  На что птица лишь противно каркнула и, расправив свои огромные крылья, улетела прочь, не удостоив меня ответом. Ничего-ничего, я подожду...
  В лагере уже бурлила активная деятельность. Все собирались в путь-дорогу. Оправившись и умывшись под зоркими взорами вредных старушек, я спешила отправиться в путь.
  - Машенька, ты готова? - мои бабульки явно были в приподнятом настроении.
  - Всегда готова! - по-пионерски отрапортовала я и самостоятельно залезла на злосчастную телегу. - Далеко нам до того болотца, где редкие травки растут для расколдовывания хлопчика горемычного нашего?
  - Малия Фасильевна, - загундосил кривенький: - Не големычный я, плосто мне немного не повезло.
  - По бабам меньше нужно шастать за огородами, и везения прибавиться, - огласила я корень проблемы.
  - Кто бы говорил?! - возмущенно заступилась за внучка Яга. - Саму-то вчера от березки Любомир еле отлепил, как тебя Тихон к ней пылко припечатал!
  - А это лишь яркое подтверждение моих слов, - вдохновенно голосила я. - Вы только приглядитесь к лицам Тихона и Любомира, ведь без слез не взглянешь!
  И, действительно, правый глаз старшего стрельца заплыл алым цветом, плавно переходя в синий. Градиент цветов был упоителен! Нос старшего конника был перебит так, что черные припухшие подглазины активно подчеркивали мужественность Любомира.
  - Вот, Елисей, смотри и запоминай, как делать не нужно, - поучительно вещала я.
  Мне вторили кивки бабы Яги и Янины, но как только они натолкнулись на хмурые взгляды Тихона и Любомира, тут же потупили взоры и ушли в несознанку. Я же, преисполненная мстительности, широко улыбалась во все свои тридцать два зуба.
  - Ну, что ж, если воспитательный процесс завершен, то предлагаю ехать, а то мне к Кощею по-быстрому нужно смотаться. Бледненький ждет, нехорошо старичка заставлять волноваться, вдруг сердце не выдержит. Если оно у злодея, конечно, есть, - пропела я.
  На что боевое сопровождение остолбенело, бабуськи понимающе хмыкнули, Елисейка насупился, а Щур возмущенно каркнул.
  - Да, да, прав, дорогой ты мой будильник, - похвалила я пернатого, - нечего рассиживаться, когда мой Ванюшка у Кощея без присмотра в плену находится.
  Все наше боевое сопровождение, уже привычно, выстроилось в строгом порядке и двинулось в путь. Баба Яга традиционно возглавляла шествие.
  - Машенька, что ж ты на Кощея наговариваешь! - неожиданно начала заступаться за злыдня баба Янина. - Он, конечно, не в меру коварен и беспощаден, но детей ему доверить можно безоговорочно. И покормит, и погуляет, и спать уложит.
  - Главное, чтобы после кормежки и выгула детей, он их не ел, - от озвучивания собственных слов все внутри захолодело, и я, с перепугу, чуть не вывалилась из телеги, которая так неудачно подскочила на кочке.
  - Тьфу, на тебя, глупая, - махнула на меня рукой пенсионерка. - Кощей человечины не ест. Он же не изверг какой-нибудь!
  - А кто? - выдохнула я.
  - Кощей обыкновенный! Ну, живучий не в меру! Подумаешь! - качала головой Янина. - Мы тоже тут не идеальны!
  Действительно, чего это я привязалась к мужику? Живет себе спокойненько, помереть не может, от скуки чужих детей подворовывает, а я, бессовестная, придираюсь.
  Так, мерно переругиваясь для поддержания оптимизма в наших рядах, мы и ехали по лесу безостановочно полдня, ровно до тех пор, пока баба Яга не встала, как вкопанная и не начала ругаться:
  - Да, что б вам всем облысеть и на сварливых девках жениться!
  От таких угроз окружавшие нас мужчины обреченно ссутулились, принимая свое неприглядное будущее. И они были совершенно правы, спорить с самыми могущественными колдуньями тридесятого царства было бесполезно.
  - Чего у нас опять стряслось? - слегка приоткрыв глаз, спросила я.
  - В пятый раз по кругу едем, - отрапортовал Святояр, разумно не вмешиваясь в стратегии опытной ведуньи, впрочем, как и остальные сопровождавшие нас вои, включая Любомира и Тихона.
  - Как пони по арене, - прокомментировала я.
  - Чего ты, Машенька, сказала? - переспросила меня баба Янина.
  - Говорю, если с дорогой не заладилось, то хоть дайте тарелочку с голубой каемочкой, с дохликом пообщаться, - потянувшись и разминая косточки, попросила я.
  - Маша, да что ж ты так громко такие вещи-то говоришь? - зашикали на меня Янина с Ягой.
  - А чего скрывать-то теперь? Все равно к Кощею в гости идем. Злодей местного розлива нас ждет не дождется, соглядатай его нам в дороге должен помогать. А пока от него никакого толку, зря только жалованье от вражины получает. Пора ябедничать начальству, - громко делилась я своими соображениями.
  После моих слов в лесу установилась гробовая тишина. Нет, что-то я в последнее время перебарщиваю с трагизмом. Все стихло. Мои коллеги, вынужденные сопровождать меня к Кощею боялись шелохнуться, но отчаянно хмурились, глядя на меня.
  Да, братцы-кролики, достали тетю Машу. Она теперь гневаться изволит! Терпите! Ибо нет у вас иного варианта!
  - Тарелку! - потребовала я, протянув руку. - Помощи просить будем!
  - Может, не надо? - жалостливо прогундосил Елисей. - Сами сплавимся.
  - Ой, кто бы говорил! - не сдержалась я, смотря в косенькие глазки. - Самостоятельный ты наш, среди бабьих подолов.
  Янина, напряженно теребя цветастый платочек, передала мне тарелочку с голубой каемочкой. Протерев "аппарат" подолом сарафана и крутанув по нему яблоко, начала сеанс связи с противником.
  - Любезнейший Кощей Бессмертный, отзовитесь, - елейным голосом вызывала я оппонента.
  Ответом мне была тишина. Меня окружало тревожное молчание, были слышны жужжание мошкары, шуршание травы да фырканье лошадей. А вот люди кругом, как будто вымерли.
  - Ой, права ты, бабушка Янина, действительно Кощей обыкновенный, и мало чем от других мужчин отличается! - обиженно дула я губу.
  От моего нахальства и безрассудства обе престарелые интриганки вжали головы в плечи, будто тень Бессмертного витала над ними.
  - Почему? - пискляво подала голос отчаянная баба Янина.
  - Потому что, как и все остальные, сначала говорит - звони, а потом трубку не берет! - вздохнув, печально ответила я.
  - Чего не берет? - шепотом уточнила Яга.
  - Нууу, тарелку, - поправилась я, - неважно, не сбивай с мысли. Так вот, а сначала позиционировал себя, как порядочный злодей, на которого можно положиться! Что за напасть, ну, никому веры нет! - разошлась я в претензиях к сказочному персонажу.
  - Машенька, не думал, что моя минутная задержка ввергнет Вас в пучину разочарования, - услышала я насмешливый скрипучий голос.
  - Вы заставляете даму нервничать, - в ответ включила я снисходительный режим. - А это может заставить меня ввергнуться во множество еще не опробованных пучин.
  - Звучит заманчиво, - рассмеялся Кощей.
  - Звучит издевательски, - жестко отрезала я.
  От внезапной смены тона Бессмертный тут же весь подобрался:
  - Приношу свои извинения за задержку! Чем я могу перед Вами, Машенька, загладить свою вину? - перейдя на приторно-деловой тон, спросил злодей.
  - Во-первых, где Ваня? Во-вторых, я Мария Васильевна! В-третьих, я Вам в дочки гожусь! - отчаянно перечисляла я.
  - Скорее, во внучки! - тут же поправила меня дотошная Яга.
  За что получила от меня грозный взгляд. Тоже хороши! Попрятались все за мою ссутуленную спинку, только и могут, что издевательские уточнения подсказывать.
  - Тогда уж в правнучки или, скорее, в пра, пра, пра, пра ... Ну, это, наверное, уже не так важно, - пытаясь сохранить серьезный вид, глумился Кощей.
  Меня потихоньку начало обуревать бешенство, но все смыло волной миролюбия, стоило мне только услышать топот маленьких ножек.
  - Мама, я тебя так ждал! - даже не добежав до переговорного устройства, кричало мое сокровище: - Ты когда приедешь?
  Маленькое личико моего сына появилось на дне тарелки.
  - Уже скоро! - заверила я. - Вот только перестану блудиться в трех соснах под предводительством бабы Яги, и сразу к тебе.
  - Бабушка Яга, здравствуй! - радостно закричал мой воспитанный ребенок. - А где бабушка Янина и Елисей?
  И тут же тарелочка с голубой каемочкой пошла по рукам моих новоявленных родственников, нежно сюсюкающих Ванюшку.
  Всеобщее блаженство нарушил сказочный злодей, скомандовав:
  - Ваня, бери Исту и веди ее в трапезную кушать, если горгульи и химеры вновь начнут к ней приставать, топни на них, ну ты знаешь как, а мы пока с твоей мамой обсудим, как бы побыстрее ей в наше царство попасть.
  Ухо тут же резануло словосочетание "наше царство". Это как давно мой четырехлетний несмышленыш недвижимостью в виде царства обзавелся, тем более, без моего разрешения? Я никому самоуправничать в отношении моего ребенка не позволю, и одаривать его бесхозными государствами не разрешу.
  - Мамочка, я кушать пошел, - доложился Ванятка.
  - Приятного аппетита, маленький, - помахала я сынульке рукой, и он убежал.
  Как только моя заноза скрылась со дна тарелки, и затих топот маленьких ножек, я не удержалась и громко вздохнула.
  - Что же ты, красавица, печалишься? - серьезно спросил Кощей. - Если бы круги по тридесятому царству не наматывала, давно бы уже была на полпути к своему Ванюшке.
  - Если бы ты нас всех не перепугал и тропинки нам не путал, я бы уже давно собственному ребенку колыбельные на ночь пела, а не в захолустном лесу комаров кормила, - вспылила я.
  - Закусали? - издевательски-встревоженно спросил Кощей.
  - Да, спасу нет, - жаловалась я. - А ты из образа главного злодея этой сказки не выходи, - укорила я Бессмертного. - Лучше рассказывай, зачем нас путаешь?
  Я была до отчаяния смела и бесстрашна.
  - Да вот, пытаюсь понять, куда вы путь держите, если едете в противоположную сторону от моих границ? - сощурил дохлик свои холодные голубые глаза.
  - Надо нам, по делам, мы метнемся туда и сразу к тебе, - туманно объясняла я.
  - По каким-таким делам? - настойчиво допытывался любопытный злодей.
  - По женским, - теряла я терпение.
  - Каверзу против меня задумали? - пытал меня неубиваемый.
  - Да! - честно ответила я. Отмечая правым глазом, как гибкие пенсионерки плавно сползли под телегу, а храброе воинство сноровисто закапывалось у ближайших осинок. - А ты нам весь сюрприз портишь! Никакого с тобой сладу нет!
  От моего нахальства бледненький завис, затем закончив с мыслительным процессом, улыбнулся и милостиво изрек:
  - Ладно, езжай по своим женским делам, только быстро.
  - Хорошо, - величественно (ну, как смогла) согласилась я. - А шпион твой нам опять палки в колеса вставлять не будет? - и так же хитро прищурилась.
  - Догадливая? - еще шире разулыбался Кощей.
  От его хищного оскала у меня обмякли ноги, и я мысленно похвалила себя за сообразительность. Несмотря на весь официальный пафос, которые пытались соблюсти колдовские эксперты нашего розыскного подразделения вкупе с царским отпрыском, до того, как дружно залегли под телегу, ведя переговоры исключительно на ногах и вытянувшись по стойке смирно, я же предусмотрительно вела беседу неизменно в сидячем положении на соломке в телеге. Если с перепугу буду вынуждена потерять сознание, то и сама травмы не получу, и ценную тарелочку не разобью.
  - Наблюдательная, - аккуратно поправила я вражину.
  - Что ж, отправляйся за своим сюрпризом, Машенька ... Васильевна, - разрешил, добавив через паузу мое отчество, Кощей. - И не забывай, мы тебя с Ванюшкой очень ждем!
  После этой фразы Кощей тут же отключился. Нервы не выдержали напряжения, и я с тарелкой в руках повалилась на сено, лежала на спине и рассматривала небо с бегущими по нему облаками. Цвет небосвода был насыщенно голубой, облака воздушными, почти прозрачными.
  - Маша, хватит время терять, - вдруг гаркнула у меня над ухом баба Яга. - Нам в путь пора.
  - А я смотрю, вы решили пока отложить собственное массовое захоронение на этой живописной полянке, - не осталась я в долгу у бледной пенсионерки.
  Мы снова тронулись в путь, я с надеждой в сердце, что скоро увижу сына, остальные в напряженном ожидании. Будущее их никак не радовало.
  Глава 17
  Часа через полтора выяснилось, что мы снова приехали на ту же полянку, где совсем недавно почти весь наш отряд отчаянных смельчаков слаженно закапывался в могилки под трогательными осинками.
  - Бабушка Яга, - обратилась я к седенькому навигатору. - Опять тебя путеводная звезда заставила не туда свернуть?
  - Чертовщина какая-то творится, - ответила мне Яга и с чувством выругалась, да так, что у Елисея на мгновение аж глаза встали ровно. - Вижу, что не туда еду, да только поделать ничего не могу. Все время на эту полянку сворачиваю.
  - Это ты нас кругами водишь! - слетев с коня и выкидывая из седла Тихона, орал разъяренный Святояр. - Ты вчера ночью говорил, что не пустишь Машу в царство Кощеево, а теперь нам дорогу путаешь!
  Святояр вцепился в горло противника, они повалились на землю и стали кататься по ней, пытаясь нанести друг другу хоть какой-нибудь ущерб, но получалось пока только перепачкаться.
  - Да, я не хотел пускать Машу в царство Бессмертного, так мы туда и не едем, - с трудом процедил Тихон.
  От этих слов Святояр аж выпустил из рук воротник противника:
  - Хочешь сказать, что это не ты нам тропинки путаешь?
  - Не я, - раздраженно ответил старший стрелец. - Тем более, мы сейчас едем в противоположную сторону от Кощеевых границ, ясно, что бабки что-то задумали. Если у них выгорит, то, возможно, вообще не придется к Бессметрному ехать в гости.
  Святояр недоверчиво перевел взгляд от Тихона на Ягу, та авторитетно кивнула, мол, правду говорит паршивец.
  Раньше подобные разборки я как-то по-другому воспринимала, более лояльно, что ли. А сейчас они меня страшно раздражали. Мне ребенка спасать нужно, он там без моего материнского присмотра балуется, а эти тут изволят по земельке кататься, да глупые потасовки устраивать.
  - Так нам все равно за Ваней еще ехать, из лап Кощея вытаскивать, - предъявил свой последний аргумент воевода.
  На это Тихон лишь пожал плечами.
  - С нами две великие колдуньи тридесятого царства, может чего хитрого измыслят, - ответил старший стрелец.
  После этих слов престарелые интриганки гордо подбоченились.
  "Измыслят, как же! Они своего внука любимого, младшенького проворонили, не уберегли от беды, а тут ради чужого ребенка на изнанку вывернутся и все измыслят!" - старательно сохраняя нейтральное выражение лица, я пыталась сдержать внутреннее ворчание.
  Святояр перевел бешенные глаза на Любомира и вновь пошел в атаку. Старший конник отнесся к собственной безопасности более ответственно, поэтому прежде чем пара атлетов повалилась на грешную землю для демонстрации своей мужественности, Любомир успел ударить воеводу по скуле, а также слегка потревожить печень. Святояр поморщился и решил в долгу не оставаться, огромный кулак прошелся по уху противника, а также исполнил коротенькую музыкальную гамму на его ребрах.
  Нужно отметить, что пока руководство нашим боевым отрядом азартно выясняло проблемы, возникшие при управлении экспедицией, подчиненные организованно спешились и, держа лошадок под уздцы, ждали, кто в естественном отборе окажется на вершине эволюционной лестницы.
  - Что тебе от Маши нужно? - брал на глотку конника Святояр.
  Любопытный способ ведения допроса, жаль только для меня не доступен. Если при нанесении удара я словлю подобную "ответочку" от допрашиваемого, то продолжать его будет уже некому.
  - Тоже что и тебе, - холодно отвечал Любомир, при этом, не забывая наносить боярину короткие удары по туловищу.
  Святояр кривился, но не отступал.
  - Говори, или признаться боишься? - нависая над старшим конником, продолжал вести допрос воевода.
  - Жениться хочу, - выдал Любомир.
  Мы с бабульками мирно сидели на телеге и, болтая ножками, смотрели на развернувшееся перед нами представление. Очень не хватало семечек для полной гармонии.
  - А она об этом знает? - сплюнув кровь на землю, спросил Святояр.
  - А, действительно, ты об этом знаешь? - спросил меня незнакомый голос слева.
  - Пока нет, - машинально ответила я. - Может, хоть сейчас мне откроют планы на мое сказочное будущее.
  - А ты уверена, что оно тебе понравится? - язвил голос.
  - Уверена, что не понравится, - твердо ответила я и повернулась к собеседнику.
  Дикий женский визг, вдруг, огласил лес. Лесные птички, мирно сидевшие на ветках и наблюдавшие за интересной возней людей, взмыли в небо перепуганной стайкой, звери попрятались по норам, сопровождавшие нас дружинники, конники, стрельцы схватились за оружие, Любомир и Святояр перестали мутузить друг друга. Я, звонко вереща, уютно сидела на ручках у бабы Яги.
  - Маша, да хватит голосить-то, - пыталась привести меня в чувство и гладила по голове, ворчащая старушка.
  - Ты что ж, никогда живых говорящих волков не видела? - удивилась Янина.
  - Вввидела! - слегка заикаясь, ответила я, на время перестав верещать. - Живых, молчаливых и в клетках в зоопарках.
  - В клетках? - пораженно переспросил Серый Волк. - Фу, дикость какая!
  - И не говори, - поддержала его Янина. - Душегубство какое, держать живых зверей в клетках.
  Я была с ними полностью согласна, и в поддержку ритмично клацнула зубами.
  - Да не дрожи ты так, - журила меня баба Яга. - Он тебя не укусит.
  "Действительно, чего это я так перепугалась?" - подумала, да и выключила сирену.
  Разумные белки, зайцы, ежики, говорящие вороны. Почему тут не должно быть волков-шутников? Этот Серый вполне гармонично вписывался в местный интерьерчик. Сердцебиение постепенно начало успокаиваться, и я с грацией перепуганной медведицы стала слезать с худых и потому острых коленок бабы Яги, при этом пару раз заехав ей своими локоточками то по ребрам, то по подбородку. Сознание автоматически отмечало шелковистую, вычесанную шерсть зверюги, острые черные ушки на макушке и белозубый оскал. Серый Волк был ХОРОШ!
  Я мечтала в детстве о большой умной овчарке, "немце". А этот представитель лесной фауны - просто яркая иллюстрация моих детских несбывшихся мечтаний. Стоило испугу потихоньку меня отпустить, сразу захотелось затискать волчару за все свои недолюбленные детские годы.
  - Здрасьте! - собралась я с мыслями, вытирая с локтя слюну бабы Яги, пока та недовольно шипела на меня змеей.
  - Здравствуй, красавица, Мария Васильевна! - поклонился Серый.
  - А Вас как величать, гость незваный? - вошла я в образ селянки.
  - Серый Волк, - представился лохматенький.
  - Очень приятно! - почти облизываясь на все это шерстистое великолепие, ответила я.
  - А почему ты на меня так плотоядно смотришь, будто проглотить хочешь? - прижав к голове уши, поджал хвост и медленно отступая на согнутых лапах, спросил волчара.
  - А можно тебя погладить? - желая реализовать свои детские мечты, попросила я.
  От моего заявления у Серого отвисла челюсть, он настороженно скосил свои черные глаза на бабулек за моей спиной и явно получил положительный ответ. Мои пенсионерки, видимо, решили, что надо дать этой малахольной погладить зверюгу, лишь бы привести ее в чувство.
  - Погладь, - вздохнула пушистый санитар леса.
  Я дорвалась до своего детского счастья: шелковистые ушки, длинная шерсть, в которой то утопали, то вновь выныривали мои пальцы. Мех щекотал нос и грел руки.
  - Маша, пожалей Тихона, Любомира и Святояра, - услышала я укоризненный голос бабы Янины. - Они же за тебя насмерть друг с другом бьются, а ты в это время с лесным хищником обнимаешься, как с нареченным.
  Я открыла глаза и обнаружила себя стоящей на коленях рядом с волком и крепко его обнимающей.
  - Чем больше узнаю людей, тем больше люблю собак, - изрекла я прописную истину.
  За спиной послышалось возмущенное пыхтение людей.
  - Я - волк! - негодовал зверь.
  - Очень приятно, Маша, - повторно представилась я. - Ну что ж, помощник Кощеев, веди нас!
  На поляне среди несостоявшихся могил и трогательных осинок вновь образовалась мертвая тишина.
  - Машенька, а ты уверена, что нам с ним по пути? - прохрипела баба Янина.
  - Уверена-не уверена, чего гадать-то? Все равно без помощи пушистика нам с этой полянки не выбраться, или вы опять хотите полтора часа без толку кружить по треклятому лесу? - предъявила я свой убойный аргумент. - Кто-то явно не хочет, чтобы мы до нашей цели доехали, а Кощей Бессмертный - добрейшей души злодей, любезно протянул нам руку помощи в виде этого очаровательного лохматика.
  - Я - волк! - продолжал возмущаться Серый.
  На него все дружно шикнули. Общее решение неожиданно объявил Елисей:
  - Веди нас, Селый Волк!
  Опешивший хищник уже затравленно косясь на всю нашу боевую компанию, обреченно спросил:
  - Куда?
  - К русалкам, - объявила я маршрут.
  - К русалкам? - в едином порыве заголосила вся мужская часть нашего отряда, кроме, конечно, Святояра и Елисея.
  - К русалкам? - удивился Серый Волк.
  - Да, ты правильно расслышал. Не волнуйся, с твоим непосредственным руководством наша вылазка согласована, - залезая на свою многострадальную телегу, проинформировала я. - Или ты хочешь оспорить решение своего начальника? А как относится Кощей Бессмертный к тем, кто подвергает сомнению его решения?
  - Он относится к ним совершенно безразлично, как к полешкам, которые прогорают в костре, - подключилась к моей игре понятливая баба Яга.
  От такого сравнения Серый вздрогнул и мгновенно подскочил на четырех лапах. Чуток повертевшись на месте и к чему-то принюхавшись, он сделал стойку и зычным голосом скомандовал:
  - За мной!
  Повторять нам не пришлось, всем уже давным-давно хотелось покинуть эту злосчастную полянку с трогательными осинками. Петляя за Серым Волком по лесным тропинкам, у озера с русалками мы оказались через три часа.
  Глава 18
  Встречали нас, как дорогих гостей. Мокрые красавицы расположились на бережку и больших валунах, как многочисленная популяция моржей на лежбище, демонстрировали свои дородные прелести и блестящие хвосты. Девушки завлекательно расчесывали волосы, сверкали чешуйками и кокетливо подмигивали сопровождавшим нас мужчинам.
  - Елисей, немедленно зажмурься! - скомандовала недовольная баба Яга.
  - И рот прикрой, охальник! - запоздало присоединилась к воспитательному процессу баба Янина, вытирая цветастым платочком набежавшую слюну с подбородка застывшего внучка.
  - Я уже большой! - запротестовал царенок. - И сам могу лешать, на что мне можно смотлеть, а на что нет!
  Косенький был прекрасен в своем возмущении. Грудь колесом, правый глаз пылает жаждой справедливости, левый негодует от притеснения его свобод. Еще минут пятнадцать, и в отдельно взятой сказке грянет крохотная сексуальная революция. Но обошлось. Баба Яга отвесила внуку авторитарного "леща", и все революционные поползновения в родимой кровиночке тут же затухли.
  - Ты сначала, милок, глазоньки в кучку собери, спинку ровней научись держать да буквицы по-человечески молви, вот тогда на голых девок и заглядывайся, - шипела на внука баба Янина.
  - Да, они же пло звездочки ничегошеньки не знают, - взорвался в праведном гневе косенький астроном. - Так ведь и помлут неплосвященные.
  От услышанного бабок заметно начало шатать, я же давилась смехом, уткнувшись в шелковистый мех лохматика. Царенок увидел неокученный табун красоток, и лекторский талант оболтуса дал о себе знать.
  - И часто у вас так весело? - тихо спросил у меня хищник.
  - Постоянно, - ответила я. - Ну что, колдуньи мои великие, пойдем к русалкам контакт налаживать.
  - Чаво? - не поняла меня баба Янина.
  - Разговоры разговаривать, - пояснила я.
  Мне деловито покивали, воинственно поправили бусики на груди и отважно потопали к озерным водоплавающим. Я тоже присоединилась к опытным переговорщицам. Мужская же часть нашего отряда не спешила к нам присоединиться, а подозрительно жалась к лошадкам на берегу озера.
  - Ах вы, лахудры драные, - орала истошным голосом баба Яга. - Отрабатывайте должок Лешему, мочалки лохматые!
  Мда, Яга, как истинный дипломат, могла найти подход к любому собеседнику.
  - Сама ты - карга старая! Сначала свои долги Лешенькому раздай, а потом другим указывай! - не поддалась на уговоры старшая русалка.
  Опаньки, а тут, кажется, бубновый интерес к кустикообразному вальту просматривается!
  - А ты мне не указывай, селедка слабосоленого посола, кому и чего я задолжала! - азартно перешла на личности боевая пенсионерка, игриво закатывая рукава рубахи, с явными намерениями буквально на кулачках разъяснить собеседнице ее неправоту.
  Я решила пока не вмешиваться, давая возможность "девчонкам" поделить ухажера.
  - Это ты, поганка ядовитая, Лешачку мозги запудрила и смылась на пятьдесят пять лет, бессовестная, - сыпала обвинения престарелая русалка, легко соскользнув в воду с самого большого валуна заповедного озера.
  - Да, я смотрю, он и не сильно горевал об утрате, видимо было кому утешить изменника, - воинственно скидывая лапоточки, предъявляла претензии бабулька.
  Мда, устроил нам Леший нежданный сюрприз, и как, скажите мне, из этой ситуации выпутываться? Теперь понятно почему этот кустарник ощипанный с нами не поехал. Эти две пылкие особы его бы на саженцы растащили.
  - Что ты знаешь о том, как Лешунюшка горевал, иссох весь, мокрица бессердечная? - широко загребая руками и подплывая к берегу верещала сморщенная русалка.
  Дело пахло керосином. Барышни явно не были настроены на дружескую беседу, я начала волноваться за исход наших переговоров, поэтому стала внимательно рассматривать остальных русалок, те в свою очередь присматривались ко мне. А в это время в едином порыве два женских безрассудства встретились на каменистом бережку и началась форменная какофония. Вереща и пища две былые красавицы вдохновенно вцепились друг другу в космы и с упоением их прореживали. Объекты мечтаний не одной сотни достойнейших мужей этой сказки полувековой давности царапались, кусались и плевались с большим умением и вкусом. Передо мной стояла дилемма: разнимать тигриц пенсионного возраста, так пылко сцепившихся из-за лесного красавца, или дождаться финала. Если престарелая русалка позиционировала Лешего, как любовь всей своей жизни, то баба Яга была менее щепетильна и рассматривала его, исключительно как запасной аэродром. Желания кого-либо судить или влезать в чужие дрязги у меня не было, да и время поджимало. Нужно было искать другие варианты.
  Переключив свое внимание на остальных обитательниц русалочьего лежбища, я увидела, с каким голодом те смотрят на сопровождавших нас воинов.
  - Бабушка Янина, - слегка толкнув старушку локтем в бок, обратилась я. - А что, русалки мужиками питаются? Интересная диета. И как только они умудряются не поправиться?
  Янина очнулась от полностью поглотившего ее внимания спарринга, при этом недовольно на меня шикнув, но все же ответила:
  - Да нет, любвеобильные они, детей хотят, вот и завлекают парней.
  Что-то мое цивилизованное представление о мужских эротических фантазиях не сходится с реальностью. Вот перед нами прекрасные, полуголые, на все согласные молодые русалочки, выбирай любую и "фантазируй". А наши отважные самцы прячут глаза, прикрываясь лошадями. Может, им высокая мораль расслабиться не дает?
  - А отчего тогда вояки наши такие перепуганные? Или им русалки не хороши? Процесс зачатия детей не нравится?
  - Хороши! Нравится! - хихикнула Янина, зажимая уши встрепенувшемуся царенку. - Просто русалки во время любовных игр парней часто на дно утаскивают, ну те и тонут.
  - Специально? - напугалась я кровожадности девиц.
  - Нет! Темпераментные они, хоть и наполовину рыбы хладнокровные, - деловито поясняла Янина.
  - А чего они от наших мужиков хотят? - выясняла я ситуацию.
  - Так, кто чего. Кто детей, кто похоти, - просто ответила старушка.
  - Замужество, содержание, наследство? - перечисляла факты, которые во все времена отпугивали мужской пол от прямых обязанностей организации продолжения рода.
  - Да ничего русалкам от отцов своих мальков не надо. Они народ вольный, сами замуж не пойдут, детей рожают и сами их воспитывают, - азартно выдавала информацию старушка. - У них всегда только девочки рождаются! Вот поэтому они и заманивают сухопутных мужчин.
  - А в порыве страсти их случайно топят. Поэтому партнеров для любовных игр и зачатия с каждым разом найти все сложнее и сложнее, - подытожила я, давясь от смеха, на печальный рассказ старушки.
  В подтверждении моих слов, ближайшие к нам молоденькие русалки печально закивали головами, не забывая при этом кокетливо коситься в сторону лошадок, за телами которых прятались наши храбрецы. Я перевела взгляд на ссутуленных борцов, пытавшихся изобразить бой без правил. Баба Яга методично, со знанием дела вырывала седые космы из головы русалки, русалка азартно хлестала старушку хвостом по попе. Яга при этом каждый раз охала и клацала зубами, а русалка шипела и шуршала чешуйками. Выходило очень даже мелодично, но пользы от этого состязания было мало, переговоры не двигались с мертвой точки. Противники с немалым жизненным опытом выдыхались, но отказывались сдавать свои позиции. Нужно было снова все брать в свои руки и я, к своему стыду, согласилась с Елисеем: пора делать революцию на отдельно взятом озере: "Власть советам! Воду хвостатым! Долой самодержавие!"
  - Девочки, а на что вы готовы ради получения желаемого и, особенно, ради детей? - негромко пропела я, но меня услышал весь русалочий состав, даже престарелая главная русалка заподозрила неладное, но так и не смогла своевременно отреагировать, ибо опытная диверсантка в виде целой бабы Яги с хваткой цербера, уже давно смекнула, что дальше мы действуем без нее. Основную задачу она выполнила, главное - не выпустить жертву из клещей. А в этом вопросе на Ягу можно было полностью и безоговорочно положиться.
  Весь русалочий молодняк после моих слов сделал стойку и следил за каждым моим движением, "рыбки", что постарше, тоже слушали внимательно.
  - На все, - тихо, но уверенно ответила молоденькая русалочка, с длинными зелеными волосами, что лежала на невысоком валуне недалеко от нас.
  - А как зовут-то тебя, красавица? - влезла с этикетом баба Янина.
  - Желана, - с достоинством ответила русалочка.
  - А меня величать баба Янина, а это - Мария Васильевна, - с не меньшим пафосом представила нас колдунья.
  - Знаем мы, - ответила, хихикнув, обнаженная красотка.
  - Откуда? - удивилась бабулька.
  - Так весть о том, что вы едете к Кощею царевича расколдовывать, уже по всему тридесятому царству расползлась, - ответила Желана.
  Видимо, о секретности нашей миссии известно только нам, остальные менее щепетильны к статусу сплетни, и без зазрения совести рассказывают ее на всех базарных площадях. Или кто-то специально слил эту информацию в общественные массы? Может, я становлюсь излишне подозрительной и мнительной? Может, мне пора уже пустырничка или валерьяночки попить? То, что нужно чего-нибудь пропить - это даже не обсуждается, нервы ни к черту. Но нужно взять себя в руки и продолжить ведение переговоров.
  - И я на все, - начала я подрывную деятельность в отдельно взятом женском коллективе.
  Если судить по тому, что ни одна рыбешка не бросилась на помощь своему лидеру, то тут явно наличие недовольства в управлении водоемом, и потребуется не так-то много усилий для вспучивания недовольных масс.
  - Ванюшу - сыночка моего, Кощей украл, - продолжала я свое повествование. - И, чтобы его вызволить, нам нужно ваше зелье против Кощеева колдовства.
  - Сочувствуем мы твоему горю, Мария Васильевна, - продолжала вести переговоры зеленоволосая Желана. - Да, кто только нам в нашей беде поможет?
  Девчонки явно были готовы на сотрудничество, будем развивать успех!
  - Да разве ж это беда? - театрально удивилась я.
  Весь женский полуголый бомонд недоверчиво замер, а затем в их глазах появилась надежда:
  - Неужто, ты нам, красавица, помочь сможешь? - осмелев, громко проговорила малышка.
  - Ни вижу причин не помочь отзывчивым к чужой беде сестрам, - витиевато вела я подрывную политику.
  - Не видать вам зелья против Кощея, как своих ушей! Гоните их взашей, подданные мои! - горланила сморщенная русалка, на мгновенье вырвавшись из цепких рук великой колдуньи, но в тот же миг той на помощь пришла сестра, и лидеру русалочьей группировки было уже не до приказов.
  Я перевела вопросительный взгляд на перспективного вожака мятежного движения хвостатых во имя будущих плотских удовольствий и, возможно, детей, ожидая ее решения. Девочка, оказалась догадливой, повелительно мотнула головой (откуда только такая уверенность в движениях появилась?), и две довольно взрослые русалки метнулись и умело скрутили своего бывшего морщинистого верещавшего лидера и уволокли его на дно водоема.
  Баба Яга и баба Янина, горделиво отплевываясь и поправляя сарафаны и бусики на груди, приосанившись, встали со мной рядом по правую и левую стороны, посверкивая разбитым глазом и пораненной губой. Бабульки излучали молодецкую удаль, веселую воинственность и боевой задор.
  - Хорошо, Мария Васильевна, дадим мы тебе зелья заветного, но только ты уж нас не обмани, - трогательно сведя бровки домиком, попросила Желана.
  - Зелье, и до заката мы покинем ваше озеро в том же составе, что и пришли сюда, живые и здоровые, - выдвинула я встречные условия.
  Лицо зеленоволосой русалочки исказилось от злобы, кожа позеленела, чешуйки на хвосте встали дыбом.
  - Тогда никто отсюда живым не выйдет, - шипела хвостатая зараза, скалясь острыми тонкими зубками, как у пираньи.
  - Ты сейчас всех потенциальных отцов распугаешь, - перебила юную революционерку. - И накроется твое зачатие медным тазом.
  Я, сочувственно качая головой, обвела взглядом всех чешуйчатохвостых. Воблы зубастые прониклись и снова приняли невинно-завлекательный вид, то есть закрыли рты и начали думать.
  - А если мы согласимся и зелье тебе отдать, и отпустить вас всех живыми да здоровыми до заката, то как ты нам, Мария Васильевна, в нашей беде помочь сможешь? Вои твои нас, как огня боятся, - решила продолжить торг сообразительная малышка.
  И в этом не было ничего удивительного, ведь ее успех, а, следовательно, и власть, зиждились на удовлетворении надежд большего количества членов их склочного коллектива, а в идеале - всех. Если же Желана начнет сильно кочевряжиться, то более сообразительная, а, значит, и сговорчивая займет ее место и предложит мне более льготные условия для дальнейшего успешного сотрудничества.
  - Во-первых, они боятся не вас, а быть утопленными, - креативила я. - Во-вторых, нужно быть слепыми, чтобы не заметить, как мужчины взглядами ласкают так щедро выставленные вами прелести.
  Когда смысл моей фразы дошел до вымоченного в озерной водице мозга русалок, они тут же кокетливо скосили на наших боевых товарищей глазки и призывно заиграли плечиками, отчего их верхние девяносто заплясали в воздухе не хуже теннисных мячиков в руках опытного жонглёра цирка. От танца более шестидесяти полушарий на телах прекрасных русалок у меня зарябило в глазах. Я посмотрела на небо, и вздохнула, протестовать против подобного беспредела было бесполезно. Мои бабульки также по-филосовски отнеслись к танцам русалок, лишь деловито проверили качество повязки на глазах Елисея. Он пытался осведомиться о происходящем вокруг, но на него сурово шикнули, и он решил, что быть немым истуканом более безопасно.
  Когда облачка на небе были мной изучены и пересчитаны, Желана обратилась ко мне.
  - И что же нам тогда делать? - вдоволь "нажонглировавшись", спросила зеленоволосая.
  Нужно отметить, что, несмотря на любительский уровень исполнительниц, ни один "мячик" во время исполнения завлекательного номера жонглершами потерян не был.
  - Ну, прежде всего, закрепить наши договоренности по всей колдовской форме, - оттараторила я.
  Рядом со мной одобрительно хмыкнули Яга и Янина. Внешность Желаны вновь начала меняться в сторону хищной рыбы, ровно до тех пор, пока от лошадок не послышалось мужское покашливание. Я надеялась, что это признак того, что среди всей нашей гвардии найдется кто-нибудь, кто согласится с той "жертвенной" миссией, которая им выпала. Внешность русалки тут же вернулась к первоначальной.
  - Давно с мужчинами не "общалась"? Давно дитя хочешь родить? - ввернула я свой последний аргумент.
  Из глаз русалки полились крокодильи слезы, которые она утирала кулачками:
  - Двести пятьдесят семь лет.
  На это у меня лишь приподнялась левая бровь, мол, что тут думать? "Девочка", осознав свои жизненные реалии и отмахнувшись от лишних мыслей, собралась и твердым тонким голоском продекламировала:
  - Даю мокрое, русалочье слово, что если вои твои, Мария Васильевна, нас с подружками одарят ласками, объятьями, лобызаниями, да, если посчастливится, ребеночком, то мы вас зельем заветным отблагодарим и отпустим на все четыре стороны до заката.
  Что-то традиционно громыхнуло, но я на это даже не обратила внимание. Я повернулась к своим колдовским экспертам, мол, не позабыла ли чего? Бабульки тут же шустро засуетились и хитро подмигнув, начали озвучивать условия сделки:
  - Значит так, свидания будут проходить исключительно на суше, в воду хлопцев не тянуть, иначе мы разрываем все договоренности
  - Но нам больше нравится в воде, - закапризничала русалочка, соглашаясь с ней, заголосили и все остальные охотницы за плотскими удовольствиями, а в перспективе молодые мамаши.
  - Для получения желаемого, иногда нужно идти на жертвы. Если вы не согласны, то мы тогда пойдем, нам еще к Кощею топать, - интриговала я.
  И, судя по одобрительной реакции бабулек, получалось у меня совсем неплохо. Русалки немного пошептались, взвесили все "за" и "против" и пришли к единому мнению, что ради детей, можно немного и ущемить себя в запросах.
  С первой частью незапланированного абсурда, вроде справились, теперь остались сущие пустяки - уговорить перепуганный отряд стрельцов, конников и дружинников поучаствовать в массовой оргии и понаделать детей особам, которые являются наполовину женщинами, а наполовину рыбами. Хотя, может, это только у меня пришлой попаданки, предвзятое отношение к русалкам, а они-то местные, и ко всем персонажам сказки относятся более лояльно?
  - Девочки, никуда не уходите, то есть не уплывайте, - поправилась я. - Мы сейчас! - пообещала я русалкам, и, развернувшись, пошагала к храброму отряду будущих отцов.
  Глава 19
  Баба Яга и Янина сопровождали меня в моем непростом деле. Теперь перед нами стояла новая трудноразрешимая задача. Я себя ощущала сутенершей, которая привезла клиенткам живой товар, а сейчас проверила платежеспособность покупательниц и провела рекламную акцию своих "мальчиков". Хотя, если верить словам Желаны, то она мужчин не видела двести пятьдесят семь лет, тогда это уже не сутенерство, а благотворительная акция. Два с половиной века без мужского внимания, тут от тоски такие фортели начнешь выделывать! Так что поведение русалочек можно вполне считать воспитанным и сдержанным. Ну что ж, благотворительная акция, спасательная операция, как ни назови, звучит как благое дело! Вперед, сделаем этот мир немного добрее! Ибо сытая женщина - это красота, доброта и мирное существование всех персонажей любой сказки!
  - Многоуважаемые защитники тридесятого царства-государства! - обратилась я к плотно жавшимся к лошадкам воинам. - Перед вами стоит ответственная задача: не уронить чести воинства царя-батюшки, Ждана Годиновича, - вот меня перло! - А заодно увеличить количество счастливых женских особей на отдельно взятом водоеме!
  - Не согласные мы! - пропищал фальцетом перепуганный рыжий богатырь, которого мы еще недавно рассматривали в качестве перспективного кавалера бабы Яги.
  Великая ведьма презрительно рассмотрела этот образчик трусости и разочарованно сморщила кривой нос. Рыжий весь просиял от получения отставки, практически прыгая на месте и хлопая в ладоши. Яга уже была намерена принять меры по исправлению ситуации, но я ее опередила:
  - Смирно! - залихватски скомандовала я зычным голосом.
  За добро нужно бороться, и опускать руки я была не намерена. От моей команды весь личный состав молниеносно построился в две шеренги и вытянулся по стойке "смирно".
  - На первый-второй рассчитайсь, - как прапорщик со стажем, голосила я.
  - Первый!
  - Второй!
  - Первый!
  - Второй! - выкрикивали ошарашенные вояки, включая воеводу, старших конника и стрельца.
  Привычное поведение в строю привело мужчин в чувство, но я не ослабляла напор.
  - Раскудахтались, как бабы базарные! - я была в ударе, и рихтовала короны зазнавшихся мужиков воображаемой лопатой почем зря.
  Время поджимало, мне срочно к сыну нужно, а эти охламоны строят из себя школьниц-недотрог! А то я не видела, какими плотоядными взглядами они прелести русалок поедали! И эти остолопы еще смеют ерепениться! Совсем чувство самосохранения отказывает!
  - Маша, ты что нам предлагаешь? С русалками непотребство вершить на озерном берегу? - первый взял слово самый смелый, решившийся отойти аж на полтора шага от своей лошадки, при этом, не отпуская уздечки, то есть Святояр.
  - Значит, в темном подвальчике у стеночки непотребства творить тебя вполне устраивает! А на бережку живописного озера - это недопустимо для твоей впечатлительной натуры? Слишком много света и пространства? Ты предпочитаешь исключительно темные и тесные подвалы? - я шла вразнос.
  Святояр зло засопел, но крыть было нечем. Сам виноват, материнский инстинкт из меня рвался наружу.
  - Машенька, ты же нас на грех толкаешь с малознакомыми русалками! Совестно без брака лобызаниями обмениваться! - пытался до меня достучаться менее отважный Любомир, так как отошел от лошади только на один шаг.
  - Хороший мой, а когда ты меня в темном переулке к грязной стеночке прижимал, сколько мы были с тобой знакомы? День? Два? Три? И ни о каком супружестве речи не шло! Когда это в тебе появилась такая щепетильность! - насмехалась я.
  Разгневанный поборник морали сверлил меня глазами, но молчал. Материнский инстинкт требовал рукоприкладства, пока удавалось его сдерживать.
  - Готова выслушать твои аргументы, Тихон Игнатьевич! - демонстративно повернулась я к старшему стрельцу, уперев руки в боки. Нужно было поторапливать капризных "мальчиков", русалочки уже заждались "добрых дел". Самый перепуганный из командного состава, так и не сумевший оторваться от своей лошадки, старший стрелец решился:
  - Да, как же я, свет мой, буду другую деву ласкать, если окромя тебя, голубка сизокрылая, никого иного рядом с собой не вижу? - пел соловьем старший стрелец.
  И надо сказать, рулады его были очень даже хороши. Я аж заслушалась!
  - Никого, говоришь, рядом с собой, кроме меня, не видишь? - тихо переспросила я.
  На что Тихон, заподозрив неладное, преданно глядя мне в глаза, лишь трогательно кивнул.
  - Даже сына моего, Ванюшу, которому только четыре года, готов главному местному злодею сбагрить, чтобы под ногами у тебя не путался, пока ты меня окучиваешь, замуж берешь, у меня моего же желания на это, не спросив, и детей мне строгаешь со скоростью кролика? - перечисляла я все свои обиды.
  Бить старшего стрельца я не стала. Зачем, если можно и словом так приложить, что "скорая" не откачает?
  Сказочные богатыри слаженно, ноздря в ноздрю, сопели и зло сверлили меня глазами. Первым слово взял Святояр:
  - Что же сделать для тебя, Машенька, чтобы ты обиды не держала? - воевода не опускал руки и еще на что-то надеялся.
  - Сына мне вернуть, - жестко ответила я поборникам морали, ценителям собственной непорочности и просто жестоким людям, не желавшим одарить одиноких русалок "добрыми" поступками.
  Я хмуро смотрела на мужскую часть нашего отряда и расстраивалась. Если эти скромники русалок сейчас не приласкают, то мне придется самолично передушить весь этот аквариум, чтобы получить необходимое зелье. Хотя, чего это я на сказочных богатырей так понадеялась? Обыкновенные, как у нас дома, чуть возникают серьезные трудности, так они тут же в кусты, ну или за лошадок, а лучше всего в подвальчик. Сидят, не выкуришь!
  Я уже развернулась и стала просчитывать, сколько нужно влить в эту лужу кефира и огуречного рассола, чтобы эти селедки слабосоленые месяц поносом маялись.
  - Колдовские эксперты мои многоопытные, - обратилась я к бабулькам. Старушки уже по интонации поняв, что я не пала духом от трусливого поведения наших сопровождающих, а привычно ищу другой вариант, тут же навострили ушки.
  - Рассказывай, Машенька, что задумала, поможем, даже не сумневайся, - зло зыркнув на сильный пол, и потирая руки в предвкушении нового витка развития переговоров с хвостатыми соперницами, сказала баба Яга.
  - Непотребства вершить! - докладывала я шепотом.
  - Это какие? - оживилась баба Янина. - Может, хлопцев наших отваром напоить, чтоб они от желания всем русалкам по ребеночку понаделали? Только тебе, Машенька, схорониться надобно. А то беды бы не случилось!
  Я умилилась заботе моих престарелых интриганок. То есть, как на меня навешать непристойной ворожбы, с которой я от любого встречного млела, себя не помня, то это ничего страшного. Терпи Маша, сдерживайся! А этим мужественным и надежным нет никакой веры: найдут и возьмут желаемое силой.
  Я представила, как улепетываю от трех своих кавалеров, наглотавшихся местной "виагры", средь живописных березок. И что-то эта идея мне сразу не понравилась!
  - Нет, - отмахнулась я от навязчивого видения, - измором брать будем.
  - Это как? - удивилась Яга. - Матрешки моченые двести пятьдесят семь лет ждали и еще подождут. Выдержка у них железная.
  - Или ты предлагаешь русалкам хлопцев поближе показать? Мол, смотреть - можно, трогать - нельзя? - предложила свою версию баба Янина.
  Какая интересная у бабушки фантазия!
  - Нет, в прямом смысле измором, - ответила я и тихонечко начала рассказывать.
  Все-таки жизнь в стране с плохой экологией, оказывается, насыщает наш мозг абсолютно ненужными знаниями о способах загрязнения окружающей среды в огромном объеме, причем способы сохранения чистоты собственной природы в памяти не откладываются. Парадокс! К концу моего повествования бабуси смотрели на меня с уважением.
  - Машенька, - проскрипела баба Яга, - Кощея впору жалеть, от нанесенной им тебе обиды, ты с него живого не слезешь!
  - Сам виноват, - легкомысленно отмахнулась я. - Он моего ребенка украл, меня в гости позвал, вот теперь пусть и не жалуется.
  А легкомысленно, потому что за Ваней к Кощею ехать нужно? Нужно! С Кощеем знакомиться придется? Придется! Отвертеться от всего не получится? Не получится! Так чего пока этими думами голову забивать! Я еще с русалками ничего не разрулила.
  Глава 20
  Старушки прониклись моей воинственностью и начали тихо между собой обсуждать, какое количество масла подсолнечника нужно влить в водоем, отвара корня ревеня, солодки, тысячелистника и еще добрых две дюжины интересных травок, явно активно способствующих выведению шлаков из любого организма. А что? Долгий понос ведет к прояснению мозга! А также оценивались объемы битого стекла, которым будут посыпаться берег и дно озера, горы мусора ...
   И тут я отвлеклась на разговоры любвеобильных русалок.
  - Нет, этот мне не подходит, слишком стар, - кривила губки синеволосая русалка.
  - А этот слишком кудрявый, - фыркала русалка с черной чешуей на хвостике.
  - А этот слишком рыжий...
  - А этот слишком короток...
  - А мне совсем никто не приглянулся, уж больно все перепуганные, - мерзко хихикала и показывала пальцами блондинка с большой попой в чешуе.
  - Как будто тебе другие попадались? - возразила привереде подружка и противно рассмеялась.
  - Как-то их поведение не соответствуют предоставленной нам информации о тяжелой жизни всеми покинутых женщин. "Голодными" они тоже не выглядят! - поделилась я своими наблюдениями с более опытными сказочными интриганками.
  - Права ты, Маша, - подтвердила мои слова баба Янина. - Трое из этих мокрохвостых развернулись и в озеро уплыли. Наскучило им наше представление.
  - Но что-то их все равно гложет, - приметила я.
  - Узнать бы, что именно, - задумчиво проговорила баба Яга.
  - А почему старшая русалка орала, что зелье нам не даст? - припомнила я.
  - Так Лешего ко мне приревновала, вобла плоскогрудая, - горделиво ответила Яга.
  Вот насчет плоскогрудости - этот бабка явно от зависти съязвила. В вопросе бюста старшая русалка была сполна одарена природой. Но не суть.
  - А если причина не только в этом? - привычно рассуждала я вслух. - Кощей у нас тут самый страшный!
  - После твоих непотребных способов склонения русалок к мировой и тактике получения желаемого зелья измором, я совершенно в этом не уверена, - по-девичьи хихикала баба Янина.
  Ее поддержало скромное ржание бабы Яги.
  - А если Кощей русалок чем-нибудь запугал? И они теперь со злодеем связываться боятся? - продолжала я вещать свою теорию хохотушкам.
  Отсмеявшись, старушки задумались:
  - Есть, Маша, в твоих словах разумное зерно.
  Какая прелесть! А обычно я чушь наиглупейшую несу!
  - Раунд второй! - объявила я. - Пойдем выяснять беду юных стриптизерш!
  - Когось? - в один голос переспросили, зацепившись за непонятное слово любопытные старушки.
  - Стриптизерши - это исполнительницы эротических танцев, в ходе которых девушки постепенно раздеваются, - задумчиво не сводя глаз с русалок, ответила я.
  - Права ты, Маша, действительно стрекозерши, - переиначила неизвестное слово на свой лад баба Яга. - Как стрекозы бесстыжие плясали.
  - Но сразу голые, лентяйки, не захотели постепенно раздеваться, белоручки, - недовольно вставила баба Янина.
  Я вновь подошла к зеленоволосой молодой русалочке.
  - Ну что, красавица, - насмешливо обратилась ко мне Желана. - Сможешь ли помочь в беде нашей?
  Ее смеющиеся глаза говорили о том, что она уже осведомлена о моем провале в переговорах с мужской стороной. Поэтому я напустила на себя загадочно-важный вид и продолжила спектакль:
  - Может, и смогла бы помочь в беде вашей, если бы знала об истинных чаяниях сестер твоих, - я осуждающе качала головой. - А пока ты надо мной шутки шутить изволишь, да время мое зря тратишь.
  - А почему бы и не пошутить, коли у тебя все равно выхода другого нет, как в потешках наших участвовать? - изгалялась надо мной малолетка. - Удивишь нас, развлечешь на славу, может, и сжалюсь над тобой, накапаю тебе зелья нашего заветного. А коли скучно будет, то уйдешь от нас несолоно хлебавши.
  В поддержание своей новой, но пока еще неопытной революционерки все остальные русалки озера начали мерзко надо мной хихикать. Я решила не лезть в бутылку и дождалась, пока мерзавки отсмеются. Дождавшись тишины, начала воспитательный процесс, вот не люблю я, когда меня втягивают в мероприятия по воспитанию чужих детей. Поэтому, извини, Желана, сама виновата. В следующий раз трижды подумаешь, прежде чем во власть лезть будешь. Там не только теплые места и красивые мандаты, а еще и ответственность, причем немаленькая.
  - Другой выход есть всегда, - растянула я улыбку в самом хищном оскале, на который была способна. - Могу воду в озере вашем живописном отравить, могу берега мусором закидать, так, что вы на него вылезти, не поранив свои хвосты не сможете, могу пути, дороги, тропы и даже узкие тропочки буреломом завалить, так, что к вам во веки вечные ни один путник не придет. Не так ли, бабушка Яга и Янина, величайшие колдуньи тридесятого царства?
  Старушки в две секунды вошли в образ могущественных волшебниц: задрали носы, расправили, по-возможности, худенькие сутулые плечики и авторитетно в один голос гаркнули:
  - Ща колданем, и вам хана!
  Вот люблю работать со своими старушками в трио! Редчайшая слаженность, единодушие, творческий подход!
  - И во всем этом будешь виновата только ты одна! - продолжала я напористо угрожать.
  - Почему? - пропищала перепуганная русалочка.
  - Потому, что старших надо слушать! - припечатала я убойным аргументом. - Тебе же говорила твоя наставница: гнать нас взашей, а ты решила по-своему сделать, шутейки устраивать. Вот теперь думай, что делать с теми сюрпризами, что мы для вас решили устроить.
  Девчонку била крупная дрожь, она сидела на валуне бледная, нервно покусывая губы. Молчание затягивалось, неопытной командирше явно требовалась помощь.
  - Ясноглазая, - обратилась я к Желане: - Если будешь молчать, то тебя собственные подружки заклюют после такого фиаско и отправишься ты пешком с узелком на хвосте искать себе новую лужу для проживания!
  - И что же мне делать? - отбила зубной дробью вопрос весьма перспективный руководитель водоема.
  - Рассказывать о беде вашей, помогать из всех своих сил нам ее решить, затем торжественно вознаградить нас заветным зельем в десятилетнем объеме и жить себе поживать, да внукам рассказывать, какой ты была еще молодой, но уже мудрой правительницей. Обещаем, правду никому не расскажем, - с усмешкой давала я инструкции.
  Желана, для порядка, немного еще обиженно посопела, затем приняла нелегкое, но правильное решение и кивнула.
  - Хорошо, но я бы хотела говорить с вами..., - и она скосила свои красивые глазки на доброжелательных подружек, которые услышав мои угрозы, явно занервничали и уже недовольно смотрели на молодую русалочку.
  Мои старушки понятливо кивнули, привычно шепнули себе под нос какой-то стишок, повесили полог тишины. И вот теперь можно было вести настоящие переговоры.
  - Прабабка моя дар имела большой, - начала свою печальную историю Желана. - Из травок, водорослей да водицы заветной разные зелья готовила. Те зелья и от хвори, и от душевных терзаний, от много чего еще помогали. И как-то повадился к нам Кощей, воду мутил, над русалками шутил, обижал не по злому умыслу, от скуки. И пошутил он однажды нехорошо над прабабкой моей: навел на нее ворожбу и всю ночь катал на Змее Горыныче по небу. А она, страсть, как высоты боялась, но поделать ничего не могла. Кощей сказал лезть на Горыныча, она и залезла, хвостом в три круга, как змея, вокруг шеи крылатого обмоталась и сидела, орала, а слезть не могла. Ворожба не давала приказа кощеева ослушаться. Когда рассказала ему о том, как перепугалась, он только посмеялся над ней, сказав, что думал, что она так громко верещала от восторга. Даже прощения не попросил. На следующее утро задумала она зелье такое создать, чтобы никогда под чары Бессмертного не попадать. Больше года не спала, не ела, отдыха не знала, но придумала. А когда Кощей об этом узнал, то сильно осерчал и запер нас в этом озере.
  - Каким образом запер? - уточняла я детали.
  - На дне озера, у высокого утеса был проход в подземную реку. По ней раньше русалки могли уплыть в речки, моря и даже океаны, - Желана начала громко шмыгать носом.
  - Хватит реветь! - прикрикнула я. - Хватит сырость разводить, по делу рассказывай!
  Водоплавающая быстро сумела взять себя в руки и, как старательная ученица, стала быстро рассказывать:
  - Кощей тот проход большими валунами завалил, а затем их чарами своими скрепил так, что нам теперь их никак с места не сдвинуть.
  - Ну что ж, колдовские эксперты, вам и карты в руки, - сделала я изящную рекламу бабулькам. - Гляньте хоть одним глазком, что тут можно сделать.
  Великие колдуньи и, по совместительству, актрисы погорелого театра, вернее избушки, величественно шествуя по бережку заповедного озера и презрительно посматривая на каждую русалку, одновременно умудрялись профессионально сканировать все озеро на предмет колдовства. Я плелась сзади, стараясь не мешать экспертам работать. Дойдя до вышеупомянутого утеса, бабульки бойко на него взобрались по узкой тропочке и остановились на широкой площадке, что располагалась на его вершине. Я решила к старушкам не лезть и осталась на тропинке.
  Пенсионерки довольно долго смотрели на дно озера сквозь толщу воды, а потом началось что-то не поддающееся логическому объяснению. Старушки начали махать руками, подвывать себе под нос, пританцовывая и кружась, делать устрашающие махи то ногами, то руками. Этнические танцы жирафа и страуса травмировали неокрепшую женскую психику, и все русалки, кроме Желаны, уползли с испуганными криками в водоем. Через полчаса старушки притомились и решили спуститься на грешную землю.
  Честно говоря, их танцевальное творчество и меня изрядно напугало. Неужто, Кощей так силен, что нам не откупорить это горлышко подземной реки? Динамит бы сюда, и разгромить это озеро к чертям!!!
  Вот с такими разрушительными мыслями я и встречала бабулек-танцовщиц. Бабуси спускались уставшие и серьезные.
  - Неужели не получилось расколдовать? - нервничала я.
  - Да, мы в пять минут развеяли кощеевы чары, - докладывала баба Яга. - Там делов-то!
  - А зачем тогда ведьминский шабаш на утесе устроили? - растерялась я.
  - Для острастки! - пояснила баба Янина. - А эти курицы мокрохвостые решили, что могут шутки над нами шутить безнаказанно. Сейчас мы их припугнули для надежности. В следующий раз посговорчивее будут.
  Бабульки встали по обе руки от меня и, вскинув руки к небу, громогласно завыли. Я, от неожиданности, тоже уставилась в небесный купол, в который взметнулись перепуганные старческой сиреной птицы. В озере поднялись большие волны и, набегая друг на друга, мощно атаковали утес, окатив нас с ног до головы холодными брызгами. Мокрые и довольные собой, бабушки опустили свои конечности и с вызовом посмотрели на меня, мол, как мы их! Видела!?
  - А это сейчас обязательно было? - тихо проворчала я.
  - Необязательно. Но лишнее внушение этим воблам нечищенным не помешает, - ответила мне знаток женской психологии и, по совместительству, баба Яга.
  - Ну, чего дальше делать будешь? Как валуны со дна озерного доставать намерена? - спросила у меня баба Янина, от такой постановки вопроса я аж опешила.
  - Лично я со дна озерного ничего доставать не намерена, - от моей наглости аж рты пооткрывались. - У нас для этого цельный воевода, что заставы в кратчайшие сроки ставить умеет, в наличии имеется с отрядом подчиненных, - старушки одобрительно мне закивали. - Сейчас поставим перед ними задачу и будем мотивировать.
  - Зачем мотивировать? - издевалась баба Яга.
  - Чтобы кратчайшие сроки превратились в наикратчайшие, - хмурилась я.
  Надоело все, к сыну хочу. Бабуси мое настроение сразу поняли и прониклись:
  - Да-да, Машенька, некогда нам тут задерживаться!
  Я, было, подалась топать к нашим опытным строителям, но чуть не упала, запутавшись в собственном мокром подоле.
  - Колдуньи мои разлюбезные, - сарказм так и сочился из моих слов. - Может, вы все-таки колданете, и мы обойдемся без воспаления легких и высоких температур?
  Моя претензия была воспринята с одобрением, баба Яга прочитала себе под нос очередной стишок, и я почувствовала на себе дуновение теплого ветерка, который в одно мгновение просушил на нас всю одежду и волосы.
  Глава 21
   К Святояру мы подходили хорошо просушенные, как грибочки в духовке. Слово решила держать вторая опытная переговорщица, то есть баба Янина. У меня было мало надежды на позитивный финал, но старушка уж больно рвалась в бой, видимо, хотела реабилитировать в моих глазах сестру.
  - Уважаемый боярин, воевода, первый царский помощник в пограничных делах, дорогой наш батюшка Святояр..., - начала перечислять все регалии воеводы баба Янина. Стратегия глобальной лести не помогла.
  - Маша, - резко перебил переговорщицу Святояр, - на Кощея я готов хоть войной пойти, чтобы щитом и мечом, а если понадобится то и жизнью своей освободить сына твоего, Ивана, из полона, а с русалками миловаться не пойду.
  Угу, жизнью он своей решил рискнуть, войну Кощею объявить! Да, кто тебе позволит? Войну врагу может объявить исключительно глава государства, а в нашем случае царь-батюшка. И не верится мне, что Ждан Годинович ради моего Ванюши пойдет на открытое противостояние с Бессмертным. Вероятнее всего, предпочтет длительные, мирные, ни к чему не приводящие переговоры. Миловаться с русалками он не хочет! Да это они свои носики морщат, кривясь от имеющихся кандидатов в любовники.
  В поддержку слов воеводы рядом с ним встали Тихон и Любомир. Вся троица была прекрасна в своем праведном негодовании.
  - Этого от вас уже не требуется, - разочаровала я обиженных воинов. Хлопцы, видимо, рассчитывали, что я буду пылко их уговаривать и приводить аргументы в пользу необходимости любовных игрищ с хвостатыми партнершами. Извините, мои хорошие, как-нибудь без меня справляйтесь с осуществлением своих эротических фантазий. Нужно было меньше упираться, а проявлять общественную сознательность. Теперь же до самой своей смерти будете костерить меня, а заодно и себя за упущение такой шикарной возможности блистательного блуда, обоснованного рабочей необходимостью.
  - Необходимо со дна озера рядом вон с тем утесом поднять валуны, которыми засыпан проход в подземную реку, - холодно раздавала я указания. - Про тебя, Святояр, царь-батюшка говорил, что ты и подручные твои - первые строители во всем тридесятом государстве. Вот, как говорится, и проверим, врал мне государь опять, или все-таки сподобился правду сказать.
  От моего провокационного заявления Святояр обиженно нахмурился, а Тихон и Любомир усмехались в усы, демонстрируя свое превосходство над противником, что меня изрядно разозлило:
  - Можешь при необходимости воспользоваться свободными рабочими руками Тихона и Любомира с их стрельцами да конниками. Может быть, окажутся не такими уж бесполезными.
  Причесав всех и раздав поручения, я присела на телегу и решила отдохнуть. В делах поднятия тяжестей с водных глубин я персона бесполезная, могу лишь не путаться под ногами и не лезть с расспросами. Вот и займусь этим полезным делом со всей присущей мне ответственностью.
  Пенсионерки пристроили на телегу слепого Елисея, и мы начали следить за сложной работой наших умельцев. Те, почувствовав себя в родной стихии, засучив рукава, валили деревья, из пары телег и наготовленных бревен смастерили конструкцию, на мой непрофессиональный взгляд, сильно напоминавшую большую лебедку. Поставили ее на площадке утеса, там, где недавно дуэт пенсионерок щедро делился своим творчеством, и приступили к эвакуации валуна. Но вот здесь и случилась первая неудача: чтобы сдвинуть валун с места, его необходимо было, как следует, привязать веревками к лебедке. А перспектива погружения в озеро, кишащее русалками, вводило наших строителей в оцепенение. Они так и столпились у своей огромной лебедки, смотрели в воду и не решались что-либо предпринять.
  Значит, отсидеться в сторонке на соломке не получится. Ситуация требовала решительных действий. Придется опять самой рулить. Бодро спрыгнув с телеги на грешную землю, отправилась вдохновенно руководить:
  - Святояр, в чем заминка? - недовольным голосом спросила я.
  - Нам нужно валун привязать к лебедке, - озвучил он очевидные вещи.
  - И в чем проблема? - я решила не облегчать прорабу жизнь.
  - Нужно спуститься на дно озера и обвязать валун веревками, - нервничал воевода.
  Стоявшие за его спиной подчиненные вместе с Любомиром и Тихоном, словно красные девицы, скромно потупив в землю взоры, ковыряли почву носками сафьяновых сапог.
  Честно говоря, весь этот цирк, творящийся вокруг меня, сильно раздражал. Хотелось расслабиться и закатить грандиозную истерику со слезами и криками, а не проявлять чудеса терпимости к чужой лени и тупости. Поэтому, вздохнув и развернувшись к своим боевым подругам, судя по глазам, жаждущим ринуться в бой и показать свою давно не молодецкую юность, я попросила:
  - Соратницы, окажите честь, организуйте стройотряд из русалок. Как считаете, получится их уговорить принять участие в строительстве? - как могла, изобразила на своем лице сомнение в организационных способностях бабушек.
  Моя перекошенная мордочка явно задела гордость старушек, и они, пышущие желанием доказать всем и каждому свою диктаторскую квалификацию, отправились на озеро переформатировать русалок из бездельниц в грузчиков пятого разряда. В таланте седовласых интриганок сомневаться не приходилось.
  - А ну, мочалки голопузые, лентяйки чешуйчатые, вылазь из лужи, нам помощь ваша нужна! - раздавала зычным голосом приказы баба Яга.
  - Желана, раз в жизни можно и потрудиться, а не только плавники подпиливать, - поддержала сестру Янина. - Собирай девок, у нас для вас серьезное дело есть!
   - А что нам за ту помощь будет? - насмешливо спросила русалочка с сиреневыми волосами.
  Процесс торга в наших нескончаемых переговорах вышел на новый виток.
  Может, вода в озере токсична, если у них цвет волос такой странный? Зеленый, сиреневый, розовый.
  - Тем, кто поможет, будет счастье в виде подземной реки, по которой они смогут покинуть эту злосчастную лужу, - громко мотивировала Яга, затем замолчала.
  Театральная пауза затянулась, русалки прониклись и начали заметно нервничать, ожидая озвучивания способа расправы.
  - Остальных награжу ногами, которые у них вырастут сразу из чешуйчатой попы. И пойдете вы, милые, по тридесятому царству приключения себе искать на чешуйки!
  - За приключения не переживайте, разнообразием и насыщенностью оных мы с Ягой займемся лично, - скалясь в очаровательной щербатой улыбке сообщила Янина.
  Талант у Яги с Яниной к педагогике! Так дотошно объяснить задачу и душевно замотивировать к деятельности могут только самые талантливые мастера!
  Я вновь вернулась к телеге и поудобнее уселась на соломку. Любоваться слаженной работой строителей и русалок можно было бесконечно. Скоренько распределив обязанности между собой, русалки работали, как автоматы, без заминок и ошибок: ловили веревки, ныряли с ними на дно, тщательно обматывали и привязывали валуны и, отплыв на приличное расстояние, подавали знак своим сухопутным коллегам, о том, что можно действовать. Причем было заметно, что русалочьи бригады менялись. Каждая представительница мокрохвостых желала поучаствовать в работах, даже ранее свергнутая и потому отконвоированная драчунья тоже, наравне с остальными, ныряла с веревкой. Видимо, ради возможности покинуть это озеро, русалки были готовы практически на все! Или их так пугала возможность обретения ног?
  Когда последний валун был поднят на берег и проход в подземную реку открыт, нас традиционно ждал сюрприз.
  - Не отдам я Вам заветного зелья! - зло зашипела Желана.
  - Отчего же это, милая? - искренне удивилась Яга, пройдясь по складной фигурке оценивающим взглядом, прикидывая, как бы сподручнее разделать эту рыбешку.
  - Уговор был про удовольствия плотские и детей, а вместо этого вы нас заставили валуны грузить! - уличая нас в несоблюдении пунктов устного соглашения, верещала килька.
  Юность явно давала сбои в чувстве самосохранения!
  - Желаночка, рыбка ты наша пустоголовая, - ударилась в уговоры Яга. - Ты какие ножки предпочитаешь: длинные ровные или кривые и обе левые?
  - Вы меня не запугаете! Рядом со мной все мои подружки! - выдала свой самый убойный аргумент малахольная.
  - Это хорошо, что рядом, - обрадовалась Янина. - Солить удобнее будет!
  Перепалка длилась бы еще долго, если бы к нам не подоспела помощь оттуда, откуда совершенно не ждали.
  - Желанна, Леший с ними! Пожалей ты нас! Отдай им зелье заветное! - неожиданно появившись и затравленно оглядываясь, умоляла русалка с розовыми волосами.
  - С чего это? - растерялась обнаглевшая революционерка.
  - Этот перекошенный совсем нас измучил своими "зфёздочками"! - едва сдерживая рыдания, жаловалась розовенькая.
  - Какой перекошенный? - допытывался безответственный руководитель водоема.
  - Ну, тот, которому сначала глаза завязали, а потом он от них убег. И пока его никто не хватился, при помощи подручных средств вскопал пару грядок на берегу озера, потом отлавливал девочек и насильно рассказывал им про какие-то "сфёсдочки", да так спешно тараторил непонятные слова, что русалки, те, что постарше рыдают, а помладше сознание теряют.
  - И многих этот ирод заморил? - недооценивая работоспособность царенка и, как следствие, масштабы трагедии, спросила неопытная интриганка.
  - Пятеро мы остались! - уже откровенно истерила, вцепившись в руку Желане, перепуганная русалочка.
  - Кто такой этот изверг? - не веря в услышанное, шепотом спросил новый лидер озера.
  - Внук! - горделиво подбоченясь, ответили баба Яга и Янина. - А будешь ерепениться, мы его тут на две недели оставим для отчитки полного курса астрономии, а проход в подземную реку запечатаем!
  Нам тут же вручили флакон с зельем, рассказали о дозировке - одна капля в месяц и насовав в карманы речных жемчужин в "благодарность" за освобождение из озерного плена, радостно запищали, когда увидели, как наши спины скрываются за деревьями, окружавшими озеро.
  Фух, зелье добыли, можно теперь и к сыну.
  Глава 22
  - Серый, ты чего лодырничаешь? - наехала я на нашего сопровождающего.
  - Что я для Вас, Мария Васильевна, могу сделать? - пушистик был в хорошем настроении и крайне услужлив.
  - Эвакуировать нас к Кощею, - озвучила я очевидное.
  - Когда? - растерялся лохматик от моей скорости принятия решений.
  - Немедленно! - сообщила я мгновенно.
  - А Вас, любезнейшая, не смущает наличие зелья против Кощея? - решил меня подколоть волчара.
  Но меня подобными подколками уже не проймешь:
  - А он у вас с адекватными, вменяемыми женщинами, без колдовского вмешательства в сознание, принципиально дел не имеет? Только одурманенных предпочитает? Это жизненный принцип или его в детстве злая тетя напугала?
  - Никто его не пугал! Он у нас бесстрашный и бессмертный, и вообще ничего и никого не боится! - заступался за босса санитар леса.
  - Ну, тогда переноси, чего кота тянешь за..., ой! - чуть не ляпнув лишнее, но вовремя удержавшись, негодовала я.
  - Я котов ни за что не тяну, у меня нет привычки баловаться с едой, - с достоинством поправил меня волк.
  - И!? - не выдержала я.
  Желание пнуть эту лохматую сволочь, активно игравшую у меня на нервах, росла с каждой минутой.
  - С русалками нам не помог, сейчас время тянешь, - перечисляла я все промахи хвостатого.
  - И как Вы себе, Мария Васильевна, это представляете? - искренне удивился мохнатый. - Я помогаю добывать зелье, которое находится в разрезе с интересами моего патрона. Моя задача - ответственно блюсти выгоды своего государя!
  Какой ты, волчок, интересный! Даже знаешь такое замысловатое французское слово, как "патрон". Точно ли ты прибыл к нам от Кощея Бессмертного? Может, тоже где-нибудь поскользнулся и головой ударился? Нужно будет приглядеться.
  - Кощей мне "добро" на посещение русалок сам дал. Сомневаюсь, что он не догадался о цели нашего визита к маринованным селедкам. Да, и ты ему, уверена, старательно докладывал о ходе наших прений с мокрохвостыми, - насмехалась я над зубастиком.
   Даже через густой мех было видно, что волк покраснел от смущения.
  - Ну и как Бессмертный реагировал на происходившее? - уточнила я.
  - Ржал! - волк был краток.
  - Наличие чувства юмора - это обнадеживает, - философски отнеслась я к ответу. - Так почему ты нас к "патрону", - я специально выделила это слово интонацией, отчего у волка забегали глаза от осознания прокола, - не отправишь?
  - Мы находимся на территории тридесятого государства, пользоваться порталами без прямого разрешения царя-батюшки Ждана Годиновича запрещено, - поучал меня клыкастенький.
  - Тогда, как ты объяснишь собственное здесь появление? - уличила я Серого во вранье.
  - Сбой в расчетах! - старательно хлопая глазками, улыбался нахал.
  - Удобно! - по достоинству оценила я шутку. - А для нас почему сбойнуть в расчетах не желаете? - не унималась я.
  - Если младший сын государя, его теща и тетка, воевода с представителями трех родов войск покинут территорию тридесятого царства через портал без разрешения на то лично государя, то это приведет лишь к одному - войне! А оно нам надо?
  И здесь политика! Ну, спасу нет!
  - А может, мы с тобой вдвоем отпорталимся к Кощею, а эти своим ходом дотопают? - трясясь в телеге, перебирала я варианты, не теряя надежды.
  - Маша, не ной! Тут до границы полчаса осталось при нашей скорости, а как только ее родимую пересечем, твой лохматый портал и откроет, - подбодрила меня баба Яга.
  Я перевела взгляд на волка, и тот в подтверждении слов бабульки кивнул головой. Пришлось смириться с положением дел.
  - Елисей, - решила я скоротать эти полчаса за приятной беседой, - выражаю тебе благодарность за самоотверженный труд в деле добывания заветного зелья у русалок.
  От моей фразы все участники погрузочно-разгрузочной деятельности ошарашено на меня уставились, волк громко фыркал, пытаясь скрыть смех, бабуси одобрительно смотрели на своего находчивого внучка, царенок горделиво выпятил грудь, снисходительно посматривая левым глазом на все наше бесполезное воинство. Мол, видели кто тут молодец?!
  - Твоя нестандартная находка и творческий подход к вопросу ведения переговоров с русалками, не желавшими идти на уступки и соблюдать договоренности, значительно сократили время ведения переговоров, - моя благодарность оболтусу тоже подзаразилась творческим подходом.
  Видимо, витиеватость моей благодарности запутали присутствующих, так как баба Яга решила уточнить:
  - Машенька, ты ребенка ругаешь или хвалишь?
  - Хвалю, - успокоила я насупленного царенка, отчего тот расплылся в счастливой улыбке.
  Мне тоже захотелось улыбаться, скоро я увижу и обниму Ванечку. Прикрыв глаза и сцепив от тряски зубы, я уже видела картинки, в которых обнимаю своего малыша, целую в щечки, нюхаю волосики и говорю разные нежности.
  - Машенька, - резко врываясь в мои мечтания вкрадчивым голосом, обратился ко мне Святояр: - Тебе небезопасно появляться в царстве кощеевом в нынешнем твоем статусе.
  Воевода смотрел на меня решительно, будто от нашего разговора зависит его собственная жизнь.
  - И какой у меня статус? - показала я свои колючки.
  - Статус одинокой девы, - боярин был крайне тактичен.
  Реальности разные, а отношения к женщине с ребенком везде одинаковые: брошенка со спиногрызом. А я-то надеялась, что позиционирую себя, как свободная женщина в поиске личного счастья. Ан нет, все по стандарту, и нечего выпендриваться!
  - И на какой статус ты мне рекомендуешь поменяться? - я сдерживалась, чтобы не нагрубить, хотя феминизм вновь стал просачиваться в мозг. Тенденция пугала! Вдруг укоренится? - Замуж возьмешь?
  - Ну, почему сразу замуж? - деловито продолжил боярин.
  Я показывала чудеса сдержанности и воспитанности, лишь слегка скрипя зубами. Честно говоря, уже начала сожалеть о купании в студеном озере. Под чарами данный разговор, возможно, звучал бы для меня более романтично. Тряслась бы в телеге и млела, а сейчас трясусь и перебираю, как четки, планы мести. Хотя, чем не способ скоротать время?
  - Предлагаю тебе стать моей невестой, - с опаской косясь на мое окаменевшее лицо, вещал Святояр. - При таком твоем статусе, я смогу тебя защитить.
  - Благодарю за заботу, - сдержанно оскалилась я.
  - Спасибо за неравнодушие твое, воевода, к Машиной беде, - придя мне на помощь, выводила рулады баба Янина.
  - Как же путь был бы без тебя тяжел и долог, сокол ты наш ясный! - заливалась соловьем Яга.
  Как же удобно! Невеста - не жена, помолвку, когда отпадет в ней необходимость, можно и расторгнуть. Злилась я не по-детски. Решил поматросить меня и бросить? Не выйдет! Что я хуже Марфы? Вцеплюсь в тебя, как клещ энцефалитный, так, что у тебя ноги откажут, рассматривала я про себя очередной план мести. Так, стоп!!! Вот я буренка! Мне сына нужно из плена вытаскивать и домой выбираться, а я трясусь в деревянной телеге, думаю о глупостях, связанных с местью сказочному герою! Короче, плодотворно для психиатра провожу время. И только меня начало попускать, как шизофрения накрыла второй волной.
  - Машенька, - взял слово Любомир. - Прошу стать моей невестой! Свадьбу сыграем, как только пожелаешь, - учтя промахи предыдущего оратора, изрек старший конник.
  Его слова звучали менее пафосно, но и менее искренне. Видимо, последнее предложение Любомир добавил исключительно из-за того, что правильно оценил мою реакцию на предложение воеводы. Хочу назад бабкину ворожбу, слышать это на трезвую голову нет никакой мочи!
  - Искренне признательна тебе, Любомир, за внимание, - сохраняя нейтральный тон, ответила я.
  - Спасибо, что в беде нежный наш бутончик не оставил, - поддержала мои неуклюжие попытки быть вежливой баба Яга.
  Это я что ли "нежный бутончик"? С какого боку эта злыдня меня рассматривала? И что значит - не оставил? Любомир, если припомнить, поехал с нами по приказу царя-батюшки. А то бы его и след простыл! Зачем так в лести перебарщивать!?
  - Доброта твоя - ключ к любому женскому сердцу, - вот кто не жалел лести для конника, так это баба Янина.
  Я уже с подозрением косилась на Тихона. Чем он решил меня облагодетельствовать? И тот не подвел, бойко встрепенулся и выдал:
  - Машенька, женимся! Здесь и сейчас! Вон уже видна граница Кощеева! - парень явно думал, что совершает героический поступок. Аж в глазах начало рябить от его вспыхнувшей самозначимости.
  Финальная волна шизофрении откатилась от меня бурлящей пеной. Приступ ярости удалость погасить в себе лишь чувством юмора. Для брошенки с детенышем у меня слишком бурная личная жизнь с большим количеством предложений руки и остального ливера, за последние десять минут.
  - Признательна тебе, Тихон Игнатьевич, за честь оказанную, - стараясь не закатывать глаза, ответила я.
  - Нет тебе равных, голубь ты наш отзывчивый, в милосердии, - переливалась во всех красках лицемерия баба Яга.
  - Пусть духи благословят тебя за твое неравнодушие к чужой беде, - щебетала баба Янина.
  Волк нервничал, сбиваясь с бега каждый раз при звучании нового предложения, и, кажется, начал тихонько подвывать.
  - Да не волнуйся ты, лохматенький, задание, Кощеем данное, выполнишь, в царство мы твое попадем. Вопрос лишь заключается в том, в каком качестве я туда въеду или точнее впорталюсь: как свободная женщина или с ярмом на шее?
  С трех сторон тут же послышались звуки мужского возмущения и тихое хихиканье веселящихся старушек. Елисей старался держать нейтралитет.
  - Почему же с ярмом на шее? - переспросил удивленный хищник. - Они сказочные богатыри, а не ярмо!
  Чувствовалась мужская солидарность и обида за поруганную богатырскую честь.
  - Эти богатыри с девчонками хвостатыми справиться не смогли, пришлось нам с бабушками самим договариваться, - печально вздохнула я.
  - А царевич Елисей? - возмутился Серый.
  - Ты дите неразумное сюда не приплетай! - заступилась за внука баба Яга.
  - Или вы его уже в сказочные богатыри записали? - обратилась в Святояру, Любомиру и Тихону баба Янина. - За равного принимаете?
  Те лишь насупились, но ответили честно:
  - Молод он еще для богатыря.
  - Но в деле с Кощеем тебе помощь, ой как, нужна будет, - волновался волк.
  - Чувствую, что с Бессмертным та же история будет. Опять придется бледненького самим побеждать, то есть мне, бабе Яге, Янине и Елисею, - поправилась я под одобрительные взгляды коллег. - И зачем мне тогда жених или муж, если со всеми злодеями мы с коллегами сами договориться можем?
  Надо мной повисла гнетущая тишина, отряд, задумавшись, даже сбавил скорость.
  - А если моя вторая половина решит честь мою защитить и с Кощеем на неприятности нарвется? Зачем мне дополнительные проблемы? Я еду забрать сына, спасать еще и жениха или дражайшего супруга, при этом, я замечу, взрослого и самостоятельного мужчину, в мои планы не входит.
  От подобных рассуждений весь мужской состав нашего боевого подразделения задумался. Видимо, качество невесты, а, тем более, жены не соответствовало запросам.
  - А я тебе говорила: не пойду! - неожиданно громко заворчала баба Яга. - А ты: выходи замуж за Лешего, да выходи! Смотри на него какой спрос! Уведут из-под носа! - выговаривала Яга сестре: - На кой мне этот кузовок без ручки? И нести неудобно, и выбросить жалко!
  - Действительно, - поддержала рассуждения сестры баба Янина. - Мы еще молоды! Зачем себя ограничивать? Сколько еще на нашем пути будет этих леших!
  Феминизм цвел в наших рядах буйным цветом. Еще одно неловкое движение со стороны мужской нерешительности, и он перерастет в мужененавистничество. Бедный Кощей!
  Границу пересекали торжественно. Наши морально побитые вои выстроились в боевом порядке, надев кольчуги, шлемы, вытащив из ножен мечи, выставив наизготовку пищали. Елисей одел шапочку на голову, баба Яга поправила бусики на груди, мы с бабой Яниной приоткрыли два глаза, она правый, я левый. Трясло нещадно, все силы уходили на удержание в себе содержимого желудка. Протоптанная тропинка закончилась еще в лесу, а сейчас мы ехали по живописнейшему ромашковому полю, подпрыгивая на каждой норке крота или мышки. Попа проклинала всех грызунов и возносила молитвы сказочникам, чтобы те четко проговаривали в своем творчестве отличное качество дорог, иначе такие несчастные попаданки, как я, получают гематомы на наиценнейшие части тела. Переброска через портал прошла изумительно! Я хлопнулась в обморок!
  Глава 23
  Голова нещадно болела, меня немного подташнивало, в глазах двоилось, возможно, троилось, в ушах шумело. Видимо, знатно я приложилась к этому жуткому льду. Рядом хныкал Ванятка.
  - Ваня, не реви! Не видишь, что маме бо-бо? - успокаивающе ворчала я. - Мне тут такая сказка снилась, пока я в отключке была, на годы вперед хватит тебе перед сном рассказывать.
  Ванятка притих, крепко ухватившись за мою руку.
  - Ребенок, зима на дворе, а ты без варежек, быстро надень рукавички на руки, а на маму шапку, - и тут я опомнилась, и свободной рукой стала ощупывать голову и то, до чего могла дотянуться.
  Мною было обнаружено, что я лежу на кровати, в легком платье, укрытая покрывалом. Видимо, земляки в беде, то есть на центральной площади родного города меня с ребенком не оставили, а отправили в больницу. Повезло, что Ванюшку социальные службы не забрали, а со мной на "скорой" отправили. Выцарапывай его потом оттуда.
  - Ванюшка, а где медсестра, позови ее, пожалуйста, - обратилась я к сыну, чтобы прояснить ситуацию у взрослого человека.
  - Вы что-то желаете? - услышала я незнакомый, но приятный мужской голос.
  - Чего я желаю, вы, доктор, представить себе не можете, поэтому расскажите о моем сотрясении мозга хотя бы, - шутила я, цепляясь за ручку сына.
  Тревожное послевкусие того бреда, что я видела в бессознанке, беспокоило на не шутку.
  - А если бы я располагал такими возможностями, что бы Вы, достопочтенная Мария Васильевна, изволили? - судя по манере отвечать вопросом на вопрос, мой собеседник явно имел в роду граждан государства Израиль.
  Меня подкинуло на больничной койке, сквозь организм прошел разряд электричества, спина покрылась испариной. Разочарование накатывало волнами, сознание отказывалось верить в реальность, вернее в параллельную реальность до последнего, лихорадочно ища логичные объяснения происходящему. Я молниеносно подхватила сына и усадила его к себе на колени, прижала Ванюшку к себе одной рукой, второй старательно протирала глаза, пытаясь унять двоение и троение. Проморгаться удалось довольно быстро.
  Ага, сказка мне привиделась! Именно поэтому я сижу в светелке на перине, уставившись на красна молодца!
  - Ну, и кто ты? - аккуратно пересаживая Ванятку к стеночке и прикрывая его спиной, спросила я: - Иванушка-дурачок, Емеля, Финист-ясный сокол, князь Гвидон, Синяя Борода, Сивка-Бурка, Василиса Прекрасная? - я уже откровенно стебалась.
  Парень в ответ насупился.
  - Премудрая? - не опускала я руки в переборе сказочных персонажей.
  - Я - секретарь Кощея Бессмертного, Константынэк, можно просто Костэк, - сияя лучезарной улыбкой, представился собеседник.
  Он смотрел на меня теплыми карими смеющимися глазами. Улыбка лучилась добротой. В его присутствии было не страшно, даже уютно.
  "Секретарь Кощея Бессмертного!" - всплыло в моей голове. Так, значит, я сюда все-таки добралась! И прямое доказательство этого факта возилось у меня за спиной.
  - Не елозь, постреленок, - не оборачиваясь, но взяв сынишку, на всякий случай, за руку, попросила я. - Ща мама вопросы порешает, и сразу домой.
  Правая бровь кощеева секретаря изумленно приподнялась, такой прыти от по голове стукнутой девицы он не ожидал.
  - Так, Костя, быстро и по делу, - спуская ноги с перины, командовала я.
  Я спешила разузнать необходимую мне информацию, поэтому не заметила, как подол моего сарафана задрался до колен. Стоявший напротив меня кареглазый не сводил с них своих очей, выпав из сказочной реальности.
  - И как ты с такой слабой выдержкой в секретарях у Кощея служишь? - подколола я ценителя моих ножек.
  - До сегодняшнего дня проблем с выдержкой не возникало, - весело ответил Константин, с трудом отводя взгляд от моих коленок.
  - Это ж какой кривизны конечности тебе на глаза попадались, что ты от моих оторваться не можешь? - подколола я парня.
  Костя на мой выпад отвечать не стал, мне показалось, что он даже смутился.
  - Готова облегчить тебе жизнь за услугу, - старалась я найти единомышленника во вражеском стане.
  - Каким это образом? - спросил парень, медленно, чтобы не напугать, подходя ко мне и помогая выловить сынишку из вороха простыней, покрывал и перин. Делал он это, избегая резких движений.
  - Ты помогаешь мне вернуться домой, а мои конечности больше не мелькают у тебя перед носом, - начала я очередные торги.
  - Ванюшка, вылезай! - сердито требовал Костя, при этом щекоча моего, заливающегося от смеха, сына. - Мария Васильевна, я совершенно не против, если Ваши прелестные конечности будут мелькать у меня перед глазами.
  И этот туда же! Мне помощь нужна, а он про коленки...
  Грустные мысли забрались под кожу и заполнили весь организм. Видимо, от всех этих нескончаемых путешествий, тряски, тревоги за сына ко мне незаметно подкралась депрессия. Я, глубоко задумавшись, опять уселась на постель. Почувствовав мое настроение, сынишка перестал смеяться, а подполз к моему боку и, тесно прижавшись, тихонько прошептал мне на ушко:
  - Мамочка, я очень по тебе скучал. Почему ты так долго не приезжала?
  Спазмы перехватили горло. Действительно, как объяснить четырехлетнему малышу, где шаталась его безголовая мать, когда он по ней так скучал и звал. Если она в это время разводила бесполезные политесы с лешаками и бесстыжими русалками.
  Я обняла свое беспокойное чудо и, поцеловав в макушку, ответила:
  - Мчалась на всех парах, маленький, да только здесь телеги, как наша машинка, так быстро ехать не могут, да и пришлось к дяде Лешему и тетям русалкам заехать.
  - К русалкам?! - глаза моего постреленка загорелись в восхищении и диком любопытстве. - А какие они? - от предвкушения новой интересной сказки сынок вновь начал ерзать у меня под боком.
  - Вредные и шумные, - я была откровенна с сыном.
  - Как девчонки в садике? - уточнил Ванятка.
  - Еще хуже, - нажаловалась я.
  А вот из садика нас за прогулы скорей всего уже выгнали. И куда теперь ребенка пристраивать, чтобы на работу ходить? Хотя, на какую работу? Меня, наверное, уволили еще раньше, чем Ванюшку из садика отчислили. Так что теперь могу сидеть дома с сыном и заниматься воспитанием, только что мы будем кушать? Может отобрать у бабулек скатерть-самобранку в качестве компенсации за моральный ущерб?
  - Мамочка, я домой хочу! - жалобно прошептал постреленок.
  - К бабушками Яге и Янине? - спросила я и, припомнив, добавила: - Тебе там зверюшки твои подарки приготовили. В узелке моем лежат, нужно принести, тебе показать, - рассеянно говорила я, вдыхая родной аромат пушистой макушки сына.
  - Нет, к нам домой! В садик хочу! - пояснил Ванятка, вдруг как-то слишком крепко обнял меня и скуксился. - Я даже манную кашу буду кушать, только поехали домой.
  Из глаз сынишки потекли слезы. Обычно веселый, находчивый, никогда не унывающий мой четырехлетний постреленок в один миг превратился в расплакавшегося малыша, которого я никак не могла успокоить. Его слезы заразили и меня. Поэтому, я смогла лишь усадить Ванятку к себе на колени, обнять двумя руками и, уткнувшись носом в его волосы, молча покачивать малыша, глотая сырость, бегущую из глаз.
  - Ну вот, а я думал, вы увидите друг друга и обрадуетесь, смеяться будете, а вы тут решили фонтан устроить, - пытался нас отвлечь заметно нервничающий парень.
  - Кстати, о фонтане, - вскинулась я. - Где флакончик? Опять эти престарелые интриганки что-то замышляют?
  - Интриганки? - не понял мой злой юмор Костя.
  - Или бледненький решил добытое тяжелым трудом пойло себе забрать? - перебирала я варианты фиаско.
  - Бледненький? - казалось, парень не мог поверить в происходящее, видимо, я покусилась на святое.
  - Ага, - зло прищурилась я, - есть возражения? - боевой настрой зашкаливал.
  - Возражений нет, - тут же выпрямился и замотал головой парень. - Я - Костя, он - бледненький.
  - Так, где с боем добытое? - не унималась я.
  - О чем ты, Машенька? - парень уже явно беспокоился о моей вменяемости.
  - О зелье! - злилась я.
  - О каком? - не унимался новоявленный еврей.
  - Заветном! - устав от препираний ответила я, шмыгая носом.
  Это явно придало парню сообразительности, потому что он тут же ответил.
  - На столе стоит, - показал парень, помогая рукой мне сориентироваться в пространстве.
  На мощном сооружении из темного дерева, покрытого ярко-красной расшитой золочеными узорами скатерти, действительно стоял мой пузырек.
  - Подменили? - высказала я рвущиеся наружу подозрения.
  - Зачем? - удивился Костя.
  - Чтобы ворожбу на меня навести! - теперь из меня рвались претензии.
  - Зачем? - парень решил не ломать голову и обходиться только одним словом.
  Неужели передо мной Эллочка-людоедка в мужском исполнении?
  - Чтобы стала легкоуправляемой и не перечила вашему злыдню! - политическая корректность с мужским полом - не мой конек. Пусть благодарят, что в руке сковородки или скалки нет!
  - Зачем? - не унимался болезный, страдающий явным дефицитом словарного запаса.
  - Действительно! Зачем я тут распинаюсь, пойду найду здесь более полезного, - зло ответила я, - И вменяемого! - добавила уже более равнодушно.
  Чего это я действительно завелась? Как будто мои желания, мнения, интересы в этой сказке игнорируют в первый раз. Пойду, сделаю все сама, как хочу и с кем хочу, а они потом пусть сами все разгребают. На этой оптимистической ноте я деловито повернулась к Ванюшке:
  - Мамина радость, нечего сопли на кулак наматывать! Пойдем и всех победим! Ты же меня с новыми своими зверюшками не познакомил и с дядей Кощеем! Ты бабушек Ягу и Янину видел? А Елисея? Там еще Тихон, Любомир и Святояр с подчиненными должны были прибыть, если, конечно, их портал обратно не выплюнул в тридесятое царство! - забалтывала я горе собственного ребенка.
  - Нет еще, я сразу к тебе побежал, - все еще шмыгая носом, ответил сынишка.
  Сердце щемило от жалости к себе и обиды за сына. Используют нас, как разменную монету, в своих высоко-политических играх. Но ничего, победа будет за нами, мы упертые!
  - Пойдем здороваться, они по тебе очень сильно скучали! - озадачила я практически успокоившегося постреленка.
  Я спустила Ванятку на пол, встала с постели и, обойдя секретаря, забрала со стола склянку с заветным зельем и мою сумку, в которой, кстати, обнаружился блокнот с записями.
  - Разрешите, я помогу Вам, Мария Васильевна, найти своих друзей! - не на шутку встревожился секретарь. - И хотел бы сразу объяснить свое поведение. У нас на женщин и детей чар не наводят. Во-первых, это бессовестное деяние, во-вторых, в редких случаях вредно для здоровья. Поэтому у нас в государстве никто не пойдет на такое бесчестие и риск. В связи с этим Ваши вопросы, Мария Васильевна, были для меня удивительными. Я прошу прощения, что не учел Ваше эмоциональное состояние и проявил бестактность.
  Секретарь являлся явным профи: вежлив, витиеват, услужлив, изворотлив. Внешне он был очень привлекателен, стопроцентное попадание в мой вкус: высокий, спортивного телосложения, вьющиеся волосы, большие карие глаза с пушистыми ресницами, умный насмешливый взгляд, обаятельная улыбка, чувство юмора. Ну, вот где бабкины чары?! Сейчас бы сидела и млела от удовольствия, может, даже кокетничала! А не ревела с заплаканным ребенком на руках о сложностях на жизненном пути и вредности сказочных персонажей. Но, решив пока не показывать буйство красок своего вредного характера, я кивнула парню:
  - Хорошо, спишем твое поведение на разницу менталитетов.
  Его объяснения показались мне слегка странными: мы, вроде, попали в царство Кощея Бессмертного, клоаку, пучину страхов и страданий, а, судя по объяснению секретаря, отношение к женщинам с чужими детьми тут гораздо трепетнее и уважительнее, чем в тридесятом царстве. Царь-батюшка меня практически с порога пытался отправить на конюшню для порки и расправой над сыном угрожал. А тут сплошная забота и нетерпимость к ворожбе над слабым полом. "Разрешите провожу! Эмоциональное состояние! Проявил бестактность!" В какие-такие райские кущи мне наконец-то повезло попасть?! Надо бы повнимательнее рассмотреть бледненького.
  - А в связи с чем у Вас, глубокоуважаемая Мария Васильевна, возникли по отношению к моему "патрону" такие неуместные подозрения? - голос секретаря мне показался излишне вкрадчивым.
  - Да так, был неприятный опыт, - грустно усмехнулась я.
  - Кто? - глаза Константина пылали праведным гневом.
  - Только в защитника передо мной не нужно играть, - легкомысленно отмахнулась я от четвертого кандидата в свои кавалеры. - Как-нибудь сама справлюсь.
  Ага, видала я таких защитников! Когда реальная помощь с русалками понадобилась, они в кустах за лошадками отсиживались!
  Глава 24
  Я взяла Ванюшку за руку, и мы вышли в коридор, разглядывая Кощеевы хоромы. Вид был впечатляющий: высокие потолки, каменные статуи зверей, птиц, богатырей, красавиц, разноцветные витражи на окнах. Много пространства, света, воздуха. А где же темные, пугающие готические интерьеры, страшные подвалы? Я шла по коридору, задрав голову и рассматривая стены, окна, потолки. Вела себя, как в музее. Правда, тщательно контролировала челюсть, чтобы не потерять ее где-нибудь ненароком. Все-таки я не из деревни какой прибыла, а из города областного значения! И нас подобной роскошью не удивишь! Нас ею просто прихлопнуть можно!
  - Мария Васильевна! - послышался мне настойчивый голос Константина. - Разрешите я Вас все же провожу!
  - Зачем? - вредность вскрыла мое самообладание и вылезла на свободу.
  - Но вы можете заблудиться, - чуть растерялся кощеев секретарь.
  - Зачем? - откровенно издевалась я, передразнивая Костю.
  - Но Вы же впервые у нас в резиденции! Каким же образом вы хотите найти своих друзей? - беззлобно подтрунивал надо мной парень.
  - А зачем мне кого-то искать? - с той же насмешкой спросила я у него. И, прикрыв своему роднульке ушки, набрав побольше в легкие воздуха, с удовольствием закричала:
  - Ау! Кто-нибудь! Отзовитесь!
  От моего вдохновенного ора по широким коридорам и залам замка пошло гулять эхо, на плечи и голову кощеева секретаря попадала штукатурка.
  - Какой нестандартный способ выйти из затруднительного положения! - восхитился парень.
  Я с сочувствием посмотрела на болезного. Мое растиражированное "Ау!" уже слышалось из каждого окна резиденции. Сначала мы молча стояли в тишине и ждали реакции на мой открытый протест со стороны хозяина замка или моих соратников. Надо сказать, к чести Константина, он сохранял олимпийское спокойствие и вел себя так, как будто мое поведение не выходило за рамки приличий, не являлось чем-то вопиющим, причем в прямом смысле этого слова. Буквально через пару минут на мой крик бежали с разных сторон люди, и, судя по топоту, это был весь состав нашей "дружественной" делегации.
  - Маша, ты чего орешь, как оглашенная? - подбежав, спросила запыхавшаяся Яга.
  - С Ванечкой все в порядке? - беспокоилась Янина.
  - Кто Вам, Малия Фасильевна, обиду учинить посмел? - прогундосил царенок.
  Любомир, Тихон и Святояр подбежав, лишь кивнули в знак приветствия, и стали осматриваться, с подозрением косясь на кощеева секретаря.
  - Да вот, проснулась я на мягкой перинке, рядом Ванятка, а сама думаю: где же мои дорогие коллеги? Вдруг терпят страдания? Подвергаются пыткам страшенным? А злой ворог, насмехаясь, изгаляется над ними?
  - Машенька, ты чего лепечешь? Сдурела совсем? - потеряв перепуганный вид, рявкнула на меня Яга.
  Неожиданно между мной и Ягой встал Костя и вежливо, но настойчиво глядя в глаза бабульке сказал:
  - Какие интересные у Вас, Мария Васильевна, фантазии? А что еще полезного Вы могли бы порекомендовать государю нашему для встречи ДОРОГИХ гостей?
  - А ты ешо кто такой, чтобы в наши разговоры лезть, сопляк? - пошла в атаку баба Янина.
  - Действительно? - открыла я рот. - Столько времени так душевно собачимся, но еще не познакомились! - расплылась я в язвительной улыбке. - Знакомься, Костя, это выдающиеся колдуньи тридесятого царства баба Яга и, по совместительству, царская теща и сестра ее баба Янина. Обе являются бабушками царевичей вышеупомянутого царства. Этот молодой человек с честным правым глазом и блудливым левым - их младший внук - царевич Елисей. Воевода Святояр, старший конник Любомир и старший стрелец Тихон Игнатьевич - претенденты на мою руку и сердце, - закончила баловаться я.
  - Да у тебя его нет, сердца этого, - взвилась переминавшаяся с ноги на ногу в нетерпении, баба Яга.
  - У нас тут горе горемычное, - поддержала ее Янина, - а она циркус устраивает! Не стыдно?
  - Друзья, - величественно перебила я ворчащих пенсионерок. - Рада представить вам секретаря нашего гостеприимного хозяина Кощея Бессмертного - Константина.
  В коридоре наступило гробовая тишина, бабульки тут же убрали с лиц раздражение, претенденты на руку - презрение, Елисей протянул руку Косте и представился:
  - Цалевич Елисей, плиятно познакомиться!
  Не парень, а чудо! Костя пожал царенку руку и открыто улыбнулся:
  - Какая беда у Вас приключилась, милые девы?
  - Детей у нас украли! - опешив от знакомства, ответила баба Яга.
  Я насторожилась. Киднеппинг принимает массовые масштабы?
  - Маленьких? - как-то чересчур легкомысленно для данной темы улыбнулся секретарь.
  - Двадцати одного и двадцати пяти лет! - ответила Янина.
  Я незаметно выдохнула и подтянула Ванюшку к себе поближе. Костя, даже не скрывая, что наблюдает за мной, на это лишь осуждающе покачал головой.
  - И чем же они занимаются? - уточнил бесстрашный Константин.
  - До обеда на лошадках заморских по полям, да по лугам скакали, потом плотно отобедали, теперь в озере купаются, - подробно отчитались, обеспокоенные бабушки царских отпрысков.
  - Купаются в озере, или их там топят? - уточняла я детали.
  - Тьфу на тебя, Маша, и откуда ты только страсти такие берешь? Почему сразу "топят"? Конечно, купаются! - продолжала наседать старушка.
  - Тогда от чего их спасать нужно? От безделья? - передразнила я Ягу.
  - От Кощеева произвола! - орала во всю мощь своей гортани Янина. - Взял тоже моду царевичей воровать! - и топнула в сердцах ногой.
  Конечно, тут не чужого ребенка из дома в чужую сказку перенесли, а своего собственного и аж в соседнее государство! А когда моего сынишку выкрали неизвестные, она как-то спокойнее реагировала! Мое подсознание скрупулёзно фиксировало реакции окружающих.
  - Никто царевичей не воровал, - негромко проинформировал нас Костя. - Они сами неожиданно для всех нас появились. Государь Кощей Бессмертный распорядился принять за дорогих гостей. Не выгонять же, как батраков, со двора царских сыновей! Государь наш очень надеялся, что за царевичами приедет посольство для переговоров с целью возвращения молодцев на родину.
  На эту очень любопытную речь бабульки только хмыкнули и повернулись ко мне.
  - Маша, необходимо срочно что-то придумать, царевичей из плена нужно выручать. Ждан из бороды от беспокойства все волосенки повыдергал. Что ты будешь делать? Как ты царевичей домой вернешь? Царь-батюшка отчет ждет немедленно!
  И на кой ляд я из обморока вернулась?
  Но какая-то догадка царапнула мое сознание. СРАБОТАЛА! Моя клятва СРАБОТАЛА!
  "Если с моим сыном или со мной произойдет в тридесятом государстве или любом другом с ним соседствующим какая-либо беда, которая будет угрожать здоровью, а уж тем более, жизни Ваньке или мне, то пусть такая же беда случится и с твоими родными, а ты баба Яга видела бы это и ничем не могла им помочь."
  А это значит, что когда моего Ванятку обманом перенесли в царство Кощея, за ним паровозиком последовали и старшие внуки бабы Яги. Елисейка и так собирался с нами в гости к Бессмертному, поэтому клятва его и не тронула. При этом престарелые интриганки не могут воспользоваться даже своей ворожбой, чтобы помочь внукам. Чудно-чудно! Лишняя заинтересованность в здоровье и безопасности моего беспокойного чада не будет лишней!
  - Маша, ты хоть лицо сморщи, а то у тебя от улыбки скоро щеки треснут, - обиженно скрипела баба Яга.
  - А как я царю-батюшке отчитываться буду? - меня очень заинтересовала техническая сторона вопроса.
  - Машенька, видно сильно тебе головку растрясло, если ты такие глупости лепечешь! Доклад держать будешь по тарелочке с голубой каемочкой! - как дитю неразумному, объясняла мне баба Янина.
  - То есть я в первый же час, после того как Ванюшка пропал, могла связаться с Кощеем Бессмертным и поговорить с сыном?! Обсудить условия возврата ребенка? Удостовериться в его безопасности? Успокоиться, в конце концов!!! - зло шипела я на царских родственниц.
  Старушки, поняв, что сболтнули лишнего, отступили на шаг назад и виновато опустили головы.
  - Машенька! - попыталась оправдаться баба Яга, но я, взмахнув рукой, ее перебила.
  - А вместо этого я сутки строила бесполезные планы, вела ненужные допросы, трясла информацию с треклятого зеркала, вела аморальный торг с Лешим!
  С каждым перечислением видов моей недавней деятельности глаза Кости становились все прекраснее и крупнее, а к финалу он восхищённо и протяжно просвистел, на что на него все дружно осуждающе шикнули. Мол, не мешай Марии Васильевне пар выпускать.
  - А могла всего лишь воспользоваться посудиной с голубой росписью и ехать за сыном! - завершила я тираду на высокой ноте, потом опять набрала в легкие побольше воздуха и начала по новой: - Ждан Кощею звонил, разговаривал?
  Янина отрицательно покачала головой:
  - Не по чести царю с ворогом торговаться!
  Знамо дело, а у меня такой роскоши, как честь, и в помине нет, меня не жалко в расход пустить! А судьба моего сына - это пылинка на пути его царского величества! Другими словами, как царь, Ждан Годиныч - молодец, а как отец - какашка.
  - Кощей Ждану звонил? - сурово повернулась я к секретарю бледненького.
  - Что делал? - не понял моей современной терминологии Костя.
  - Кощей Бессмертный по тарелочке с голубой каемочкой пытался связаться с царем-батюшкой, чтобы поговорить о приблудившихся старших царевичах? - сделала я подробный перевод.
  - Пытался, - подтвердил мою догадку Константин. - Ровно шестнадцать раз. Но царь Ждан Годинович не изволил держать речь о судьбе своих сыновей.
  - Ну и как это понимать? - насмехалась я над царскими родственниками. - Злыдень шестнадцать раз звонил Ждану, с бледненького корона не упала! А царь-батюшка лишь о чести своей печется! Не стыдно?
  - Он - царь! - громко возмутились все присутствующие, кроме Константина.
  - Он - отец и мужик! - парировала я. - Или это для вас пустые слова?
  Я сверлила старых перечниц злым взглядом!
  - Значит так! Старшие царевичи - это сугубо ваша проблема. У нас уговор был поправить внешность Елисея, и за это вы меня с сыном домой отправляете. Вот по этому договору я и буду работать! - озвучила я свои намерения.
  - Тогда, Мария, не буду я тебя домой отправлять! - фыркнула баба Яга и, развернувшись, пошагала по коридору, гордо задрав голову вверх.
  За ней последовала Янина, печальный Елисей и вся мужская группа молчаливого прикрытия. Хотя от кого они могли прикрыть, если полуженщин-полурыб напугались? В коридоре мы остались втроем: я, Ваня и Костя.
  - Не расстраивайтесь, Мария Васильевна, все образуется. Я Вам в этом помогу, - пытался поддержать меня парень.
  Он искренне мне улыбался, и я не чувствовала подвоха или скрытого подтекста. Казалось, парень действительно о нас беспокоился.
  - Я не расстроилась, Костя, что-то подобное и предполагала, - спокойно пояснила я.
  - Мама, а почему бабушка Яга меня даже не заметила? И Елисей ко мне не подошел! Ты же говорила, что они по мне очень соскучились!
  Действительно, так старались выполнить поручение супостата, что совсем забыли о ребенке. Им же срочно нужно было нагрузить бедную одинокую женщину, то есть меня, сложноразрешимыми вопросами, а также немедленно предоставить мою несчастную тушку в пользование узурпатору власти, дабы он всласть наорался на меня, смог эмоционально разгрузиться, сымитировать бурную деятельность и успокоиться. Нет уж! Лично я активно против! Я ребенку песни пою, что по нему все соскучились, а они его даже не заметили! Выходит, наврала, глядя в глаза родному сыну!
  - Ванюшка, не обижайся! У них, просто, проблема приключилась, и они пытаются все вместе ее решить. Вот в запальчивости и не заметили тебя, ты уж на них не сердись, - пыталась я не травмировать разочарованием нежную душу ребенка. - Ты что-то говорил о своих новых друзьях. Познакомишь меня с ними?
  Мой ребенок, немного грустно посопев себе под нос, решил, как и я, не зацикливаться на печалях и повел меня на улицу.
  Глава 25
  Как только мы оказались во дворе замка, нас тут же окружили разные тварьки. Они были немногим выше Ванятки, казались каменными или покрытыми панцирем. Это были уродливые, страшненькие зверюшки, все разные, не похожие друг на друга. Одни отдаленно напоминали хищных птиц, другие - зверей, третьи - ползучих гадов, ящериц, варанов. Они все имели крылья, когти и огромные острые клыки, которые тварюшки скалили на меня.
  - Вот это у тебя друзья, Ванятка! - поежилась я. - Я против, чтобы ты водился с такими невоспитанными зверюшками!
  И тут, кроме клыков, моей персоне стали угрожать со всех сторон еще и когти со страшным шипением.
  - Вот что я тебе говорила? - кивала я на окружившую нас свору страшилок. - Научат тебя пагубным привычкам, потом мучайся, отучай!
  От моей реакции зверюшки чуть поостыли. Видимо, привыкли, что завидев их, люди бегут, кричат о помощи и прячутся, а я тут педагогический процесс включила. Увидев мое равнодушие и посчитав меня за достойного противника или добычу, вся свора подобралась, пригнув головы к земле, и дружно стала на меня наступать. Тут меня собой загородил Ванятка:
  - Стоять! - скомандовала мамина гордость: - Это моя мама, ее обижать нельзя!
  Зверюшки сначала слегка притормозили, а затем обратили взоры, вероятно, на своего вожака, каменистого такого, похожего на обезьянку с рожками и крыльями. Горгульи и химеры еще больше оскалились и вновь стали на меня надвигаться. Закрыв сына собой, я набрала в легкие воздуха и выплеснула на каменюк все свое раздражение за последние дни. Хотя, они как раз ни в чем виноваты не были, но орать на заигравшихся в интриги бабок, на зарвавшихся наглостью от неограниченной власти царьков, на инфантильных великовозрастных детишек с усугубленной царской властью наследственностью, на мужланов, общение с которыми возбудило в моем организме инфекцию в виде феминизма, не позволяло мамино воспитание. А вот поорать на каменюк, представляя всех своих обидчиков, посчитала приемлемым.
  - Стоять, твари! - зверюшки замерли. - Сидеть, убогие! - зверюшки тут же плюхнулись попами на землю. - Слушать мои команды: нападать на людей запрещено! Обижать людей запрещено! Убивать людей запрещено! Иначе замурую в выгребной яме сортира в назидание потомкам!
  Что-то громыхнуло, мигнуло освящение в виде красного солнышка. Тварюшки немного поозирались, но решили, что временные неполадки со светилом - это дурной знак, и нападать на меня передумали.
  - Неплохо вы с ними, Мария Васильевна, справились! Я уже думал, Вас спасать придется, - похвалил меня Костя.
  Я хотела ответить ему что-нибудь язвительное, но тут заметила маленькую девочку возраста моего Ванятки, в простеньком сарафанчике и длинной косой ниже пояса, в которую была вплетена красная ленточка. Девчушка кралась вдоль стеночки, постоянно оглядываясь, и пыталась быть незаметной. Но тут ее приметила одна горгулья и, в охотничьей стойке задрав хвост и расправив крылья, побежала на всех парах на ребенка. Девочка испуганно закричала, я метнулась к ней, но не успела я скомандовать "ФУ!", как горгулья исчезла, а откуда-то сбоку послышался басистый скулеж, а за спиной заливистый Ванькин смех. Я добежала до девочки и взяла ее на руки, она жалась ко мне и плакала. К нам уже бежали перепуганные Костя и Серый Волк.
  - Ванечка, а что там находится у дяди Кощея? - спросила я, повернувшись к сыну.
  - Туалеты, - подтвердил мои догадки постреленок.
  РАБОТАЕТ! Не знаю как, но РАБОТАЕТ! Нужно теперь аккуратнее в гневе рот открывать, а то что-нибудь не то ляпну, потом расстраиваться буду.
  - Ванечка, это твоя новая подружка Иста? - пыталась я найти контакт с перепуганной малышкой.
  - Да, это Иста, она всегда так кричит, когда горгульи пытаются с ней поиграть. Вот поэтому они так любят ее пугать, - объяснил мне сын, пока я спускала девочку на землю.
  - Ванечка, ты же мой мужчина и защитник, - журила я четырехлетнего недотепу. - Ты должен меня и других девочек защищать, а не смеяться, когда их всякие горгульи пугают.
  Мой ребенок глубоко задумался над своим поведением. Судя по недовольной мордочке, он не совсем был со мной согласен, но перечить не стал.
  В этот момент я была рада, что Ванька не участвовал в визите к русалкам, иначе со всей моей педагогикой случилось бы полное фиаско. Как бы я теперь объяснила обязанность мужчины защищать нас, слабых женщин, от любой опасности, если отряд взрослых, сильных мужчин с оружием в испуге жались к своим лошадям.
  - Здравствуй, Источка! - улыбнулась я ребенку. - Меня зовут Мария Васильевна, или просто тетя Маша. Я мама Ванюшки, приехала из тридесятого царства. Твоя мама передавала тебе большой привет и просила тебя обнять.
  Я развела руки, и девочка с глазами, полными слез, кинулась ко мне на грудь.
  - Источка, не плачь! - успокаивала я ребенка. - Все будет хорошо. Скоро ты вернешься домой к маме.
  Малышка зашмыгала носом и, наконец, выбралась из моих объятий.
  - Знакомься, это секретарь нашего гостеприимного хозяина дяди Кощея. Его зовут Костя. А этот замечательный пушистик - Серый Волк, - Иста смотрела на меня, как на полоумную.
  - Ну, что ты так смущаешься, погладь его, он славный, - налаживала я контакт между ребенком и скотинкой.
  Иста прижалась спиной к стене и, сжав зубы, чтобы не заорать, замотала головой.
  - Ладно, смотри, - вздохнула я. - Серый, садись, сейчас будем тебя гладить.
  - Мария Васильевна, я же дикий лесной зверь, а не комнатная собачка! - пытался отговорить меня волчара.
  - У вас тут те каменные тварюшки запугали маленькую девочку, а вы наблюдали за этим и бездействовали, - вещала я. - Теперь садись, за всех расплачиваться будешь.
  Серый глянул на Константина, но не получив от него поддержки, молча сел перед Истой и закатил глаза. Я же начала канистерапию: подсела к пушистику, нырнула в его мех руками, и мир перестал для меня существовать. Потерявшись во времени, не заметила, когда в шерсти ушастика появились детские ладошки. Они вместе с моими наслаждались нежностью меха. Волк сидел не шелохнувшись, прижал уши к голове и млел. Я посмотрела на Серого с насмешкой и объявила приговор:
  - Поздравляю, Волк, с пополнением стаи!
  От услышанного у лохматика отвисла челюсть:
  - Я не согласный!
  - Ты что же, детей не любишь? Или в Кощеевом царстве халатно относятся к безопасности детей, также как и в тридесятом? Также можно спокойно приехать с посольство и выкрасть понравившегося ребенка и даже не одного?
  Секретарь и волчара подзадумались.
  - Умеете же Вы, Мария Васильевна неудобные вопросы задавать! - с восхищением в глазах улыбнулся Костя. - Серый, принимай пополнение. Безопасность детей на твоей совести и шкуре.
  Волчара внимательно посмотрел на льнувших к нему детей и оскалился в очаровательной улыбке:
  - Всегда мечтал почувствовать себя отцом!
  Я удивленно приподняла брови. Впервые услышала подобное высказывание от особи мужского пола, пусть даже и от лесного хищника:
  - Что мешало осуществлению мечты?
  - Служба, - вздохнув, ответил Серый, подняв глаза на Костю.
  Видимо, проблемы были у них общие.
  - Что ж, удачной практики! - развеселилась я. - А где, кстати, хозяин дома?
  - Отлучился на границу, - деловито пояснил Константин.
  Врал!
  - Ну вот! - капризно протянула я. - Даже на сказочных мужчин нельзя положиться, что уж говорить об остальных! А сам говорил, приезжай, погости! Я приехала, а его нет!
  Я действительно расстроилась. Хотелось сразу познакомиться со своими страхами, а не трепать нервы неизвестностью. Теперь опять ждать, мучиться! Какой он? Что ему от нас с Ванькой нужно? Что нас ждет?
  - Ладно, тогда я хочу экскурсию по местным достопримечательностям и подробный рассказ о мерах безопасности, которые вы применяете к моему сыну и Исте, - круто я перевела туристическую тему на самое актуальное лично для меня.
  Детишки, лазающие по Серому Волку, тут же затихли и серьезно посмотрели на меня и Константина. Секретарь, хмурившийся от моей низкой оценки его патрона, тут же подобрался:
  - Ваня и Иста находятся под постоянным присмотром химер и горгулий.
  - И ночью? - паранойя - дело дотошное.
  - Нет, - честно ответил расстроенный Костя.
  Раз, промах.
  - В дополнение к ним Вами только что был прикреплен Серый Волк, в качестве няньки, - не сдавался парнишка.
  - Вожака, - хмуро поправил парня волчара.
  - Няньки, - тоном человека с непререкаемым авторитетом ответил секретарь.
  Как ни странно, но мохнатенький с этой формулировкой согласился.
  - У Серого есть опыт работы с детьми? - докапывалась я.
  - Нет, - скривился кощеевский секретарь.
  Два, промах.
  - Также на каждого ребенка навешено по шесть охранок для надежности, - не терял надежды убедить меня в своем профессионализме Константин: - На случай похищения, покушения, выманивания, обмана, усыпления.
  Пятая охранка, видимо, была предусмотрена исходя из жизненной ситуации.
  - А шестая? - да-да, я все помню и пересчитываю.
  - На случай выкупа, - серьезно пояснил Костя.
  - Охранки реагируют на всех или существуют исключения? - зудела я.
  - Исключения есть, - совсем сник парень.
  Три, промах.
  - А это не вредно для здоровья детей? - спохватилась я.
  - Нет, охранки - это не ворожба, для здоровья безопасны, - заметно повеселел кареглазый.
  - Ну что ж, на первый взгляд можно сказать, что безопасность детей организована лучше, чем у ваших коллег в тридесятом царстве. Но над выявленными нами недостатками еще нужно поработать, - сделала я промежуточные выводы допроса. - Подскажите, Константин, а горгульи и химеры будут защищать детей от всех или только от незнакомых им личностей? Так же хотелось бы увидеть список лиц, которым подчиняется Серый Волк.
  Секретарь нахмурился, а у волчары задергался правый глаз.
  - Мария Васильевна, а чем вызваны наши подозрения в нашей способности организовать охрану детей? - ерничал парень.
  - Костя, у тебя точно мама еврейка! - рассмеялась я.
  - Почему? - чуть засмущался парень.
  - Ну, вот опять! Потому что на вопросы отвечаешь вопросом, - не унималась я, продолжая смеяться. - Так ты ответишь?
  Костя поддержал мое веселое настроение и хитро улыбнулся:
  - Горгульи и химеры подчиняются мне, начальнику личной охраны Кощея Бессмертного, его первому советнику и самому Кощею. Серый волк никому не подчиняется, он предпочитает прислушиваться к советам.
  - Чьим советам внимает наш лохматенький? - подталкивала я балабола к финалу.
  - Кощея Бессмертного, - рыкнул недовольный хищник.
  - А еще? - не унималась я, припомнив момент, когда Костя настоял стать Волку нянькой.
  - Иногда, моим, - быстро поправился Костя. - Остальных Серый не рассматривает в качестве советчиков.
  - Угрозы, подкуп, шантаж? - перечисляла я возможные манипуляции над охранниками и нянькой.
  - Исключены, - твердо ответил секретарь.
  - Что ж, Костя, с Вами очень приятно иметь дело! - протянув руку, похвалила я парня.
  - Благодарю, - улыбнулся мне Костя и пожал руку.
  Его ладонь оказалась широкой, сильной и горячей. Она не соответствовала конечности рафинированного мажора, владеющего в совершенстве только пером для письма. Костя явно умел пользоваться и обычным оружием, причем вполне профессионально. Он чуть дольше, чем требовала ситуация, задержал мою руку в своей. Потом, как будто с неохотой, отпустил:
  - Мария Васильевна, прошу прощения, но я вынужден откланяться! Дела! Экскурсию по замку Вам устроит Серый Волк.
  - Благодарю за Вашу отзывчивость, Константин. Не смею задерживать, - легко перешла я на пафос.
  Костя слегка наклонил голову и ушел, а я осталась с волком и детьми.
  - Ну что, куда пойдем гулять? - рассмеялась я, беря за руки Ванюшку и Исту.
  Глава 26
  Жизнь прекрасна! Сын рядом, опасности нам не угрожают. Можно жить, радоваться и искать пути возвращения домой. Что ж, будем привыкать к новым обстоятельствам. Новый опыт всегда полезен. Если сработаюсь с Кощеем Бессмертным, мне никакой самый вредный работодатель не будет страшен. Всех победю и разгромлю!
  - Мама, давай с горгульями поиграем, они веселые! - предложил мой непоседа.
  - Давай! - весело поддержала я идею сына.
  - Не надо! - прошептала Иста и испуганно прижалась к моей ноге всем телом.
  - Не бойся, маленькая! Это они тебя должны бояться. Если эти зверюшки будут на тебя нападать или пугать, то сразу переселятся жить в выгребную яму! - успокоила я ребенка. - Тем более мы с Серым Волком будем рядом.
  Иста сначала смотрела на меня с недоверием, но потом, согласившись, кивнула. И мы отправились на живописный лужок, где нас поджидали улыбчивые и клыкастые тварюшки.
  - Во что будем играть? - громко спросила я.
  - В салочки! - радостно закричал Ванятка.
  - Отлично! Кто водит? - поддержала я задор сына.
  - Он, он и он, - Ванька указал пальцем на трех крылатых химер, в нетерпении бьющих каменными хвостами по земле, так, что комья земли и травы летели в разные стороны.
  Вдруг рядом со мной раздался дикий крик Исты. Ее подхватила хищная горгулья, в виде птицы, и, закинув девочку себе за спину, метнулась в небо. Я, было, побежала за ребенком, но не успела. Рядом послышался веселый громкий крик моего сынишки, я повернулась к нему и застыла. Он на ковбойский манер запрыгнул на спину другой крупной тварюшки, отстранённо напоминавшей крокодила с крыльями, и тоже взметнулся в небо. Только я отмерла от шока и рванула спасать свою кровиночку, как была подхвачена самой большой особью этого каменистого стада, то есть вожаком, заброшена ему за спину, где без устали работали мощные крылья. Так ведь и простудиться можно! Небо становилось все ближе, земля все дальше, сознание все туманнее, желудок все раздражённее.
  - Отважный мой, если меня стошнит, то тебе предстоит близкое знакомство с содержимым моего желудка, - честно проинформировала я.
  Предупреждению вняли и стали летать, нет, не помедленнее, но хотя бы пониже. Дышать стало легче, тошнотворный ком откатил от горла.
  Игра началась!
  - Вода! - радостно кричал Ванятка, делая бочку на своем "летучем коне"!
  Материнское сердце давно рухнуло в пятки, но уж, коли я решила воспитывать мужчину, а не царевича, то приходилось стиснуть зубы и терпеть. Хотя, этого "гада летучего" я запомнила, и при первой же возможности нужно будет отбить у него пару лишних конечностей. О чем это я? Какие у змея конечности? Придется порубать его, как колбасу. Идея, конечно, не нова. Надеюсь, Зураб Церетели не обидится за явный плагиат. Игры-играми, а меру нужно знать.
  Змей Ванятки пытался догнать и "засалить" кого-нибудь из стайки тварюшек, при этом умело уворачиваясь от касаний. Мой "бронтозавр" с крыльями, как истребитель, носился по всему воздушному пространству, правда в нижнем ярусе, но при этом контролируя весь процесс игры. Мы даже делали воздушные трюки, "саля" всех подряд, догоняя зверюшек с детьми, летали паровозиком, устраивали воздушные карусели, громко смеялись и визжали от восторга. Даже Источка перестала судорожно цепляться за уши своей "лошадки", зажмурив глаза. К концу прогулки она уже сияла от счастья, широко улыбалась и, не жалея пяток, пришпоривала свою тварюшку.
  К вечеру мы вернулись уставшие, но вполне довольные друг другом. Расставаясь с нами, каменистые тварюшки разочарованно поскуливали.
  - Серый, - обратилась я к нашей няньке: - Мне бы детей выкупать, да и самой освежиться бы не мешало. Кстати, где мой узелок?
  - В Ваших апартаментах, глубокоуважаемая Мария Васильевна! - чуть ли не кланяясь, сообщил волчара.
  - Веди и не паясничай, - сделала я замечание провинциальному актеришке. - Можешь звать меня Машей. Но если с детьми что-то случится, это тебе не поможет.
  - Не беспокойся, ничего с твоим Ваней не случится! - с обидой ответил на мою угрозу санитар леса.
  - Мне уже что-то подобное обещали, да результат никудышный, - зло заметила я.
  - Я - не баба Яга, - процедил волчара, подводя меня к огромной двери.
  - Вот видишь, ты ДАЖЕ не баба Яга, - охолонула я пыл зазнавшейся няньки.
  Открыв дверь, я попала в те самые апартаменты, в которых очнулась после обморока. Комнату мне выделили шикарную, как и во всем замке, с высокими потолками, большими панорамными окнами. Видимо, ранее они были прикрыты шторами, потому что, когда я очнулась, в комнате был полумрак. Теперь же все пространство помещения было наполнено светом. Из-за размеров комнаты, массивные шкафы, комоды, столы и стулья казались миниатюрными. А большущая кровать с балдахином, выглядела не больше кушетки. Ванятка дернул меня за руку и закричал:
  - Мама, а вот там моя комната! - и открыл боковую дверь.
  И, действительно, за дверью располагалась детская более скромных размеров, но такая же светлая и с большим количеством игрушек: повозок, лошадок, мячей.
  - А вон там моя комната! - закричала Иста и потянула к соседней двери, за которой находилась точно такая же детская, только для девочки. Там на полу валялись куклы, мягкие игрушки, игрушечная колыбелька.
  Чудно! Значит, дети будут всегда находиться рядом со мной. Кто-то очень внимательный все продумал!
  - А где у нас ванная? - спросила я у радостно бегающих детей.
  - Здесь ванны нет, - тут же доложил Ванятка, - тут вон чего!
  Он подбежал к третьей двери и распахнул ее. Я вошла в помещение и обомлела. Бассейн!!! Не очень большой, всего лишь метров десять в длину и глубиной в человеческий рост! Нравится! Мне все больше и больше здесь нравится!
  - А вот тут можно погреться! - продолжал мой маленький экскурсовод, показывая мне парилку.
  Ну что ж! Жить можно! Коростой от грязи не покроемся.
  - Где здесь найти чистую одежду? - спросила я.
  Если тут все наполнено удобством и комфортом, то где-то должны быть припрятаны махровый халат и белые тапочки. Апартаменты явно тянули на номер в пятизвездочном отеле. В долгий квест по поиску одежды играть не пришлось. Дети, побегав по комнате, открыли дверцы всех шкафов, выдвинули все ящики комодов, отворили все сундуки, мол, мама, выбирай. А выбрать было из чего! Наряды с вышивками, аппликациями, бисером, жемчугами, тяжелыми блестящими каменьями. Странная здесь мода, от блеска нарядов ослепнуть можно. Местные девицы, видно, еще те сороки. Выбрала себе самый скромный наряд из имеющихся: голубое платье до пят с глухим воротом и длинными рукавами. А также, захватив с собой одежду для детей, отправилась в бассейн совершать водные процедуры.
  Всласть выкупав детей, переодев в чистое, я посадила их на кровать и, развязав свой узелок, вытащила из него коробочку, в которой зайцы, белки и старый ворон с такой любовью складывали Ванюшкины игрушки, вырезанные Елисеем. Иста с Ваняткой стали весело играть в деревянный зоопарк прямо у меня на кровати. Я выглянула в коридор, у двери моих апартаментов, как на посту, сидел Серый Волк.
  - Сидишь? - укорила я лохматика.
  - Охраняю, - спесиво поправил тот.
  - Тебя же в няньки назначили, - продолжила я капать на мозги.
  - И что? - потеряв свой гонор, спросил хвостатый.
  - Эта должность подразумевает общение и тактильный контакт, - ошарашила я хищника.
  - Чего?! - клыкастая челюсть встретилась с полом.
  - Пойдем, сейчас тебе дети зубы будут заговаривать и тискать, как плюшевого мишку, - любезно объяснила волчаре степень "попадалово".
  - А может, не надо? - боязливо поджав хвост, промямлил зверюга.
  - Ты же хотел попробовать стать отцом - а это самая легкая функция! - продолжала запугивать я страшного лесного хищника.
  - Быть заболтанным и затисканным? - недоумевал Серый.
  - Ага, а еще заслюнявленным, закусанным, защипанным, - перечисляла я все прелести четырехлетнего возраста своего ребенка.
  Я подвела клыкастого к детям:
  - Значит так, Ваня, Иста! Серого Волка слушаться, без него никуда не уходить. Если вам что-нибудь понадобится, обращаться к нему. Если вас что-то или кто-то напугает, бежать к нему. Все понятно?
  - Да! - радостно закричали дети, плотоядно рассматривая хищника.
  Я, оставив на растерзание детской любви к животным зверюгу и подхватив полотенце, отправилась отмокать в бассейн. Купание удалось на славу! Порозовевшая и довольная жизнью, я вернулась в свою спальню.
  - Мама, - радостно закричал, сидя верхом на своей няньке, Ванятка. - Нас дядя Кощей на ужин зовет!
  - Он же с рабочим визитом на границе своего государства?! - вопрос был адресован Серому, терпевшему адовы муки от расчёски, которой с упоением его расчесывала Иста.
  - Прилетел, - прошипел пушистик: - Сказал, чтобы на ужин обязательно приходили.
  Ну, если обязательно, то, конечно, будем. Вопрос: почему ты так быстро прилетел, ведь не собирался? Неужели из-за моих капризов первоначальные планы поменял? Удивительно все это! Ну что ж, не будем тянуть кота за... Я вообще не люблю мучить животных! Причесав Ванятку и себя, заплетя Исте две косы, я отправилась знакомиться с самым страшным и ужасным злодеем этой сказки. Настроение было приподнятым. Люблю знакомиться с интересными людьми - это наполняет жизнь новыми смыслами или страхами. Как повезет!
  - Маша, ты почему улыбаешься во все тридцать два зуба? К Кощею же идешь! - вмешался в мои радостные мысли Серый.
  - А как надо? - не поняла я вопроса.
  - Согласно традиции, девице следует обливаться горючими слезами и громко причитать, - назидательно вещал хвостатый.
  - Реветь не буду, даже не уговаривай, у меня от этого нос закладывает, причитать - лень, сморщилась я. - Или он меня от подобного антуража кормить откажется?
  От моего наглого вопроса Волк растерялся:
  - Не знаю, у нас такого еще не было!
  - Тогда поздравляю с дебютом! - оголив зубы, провозгласила я.
  Глава 27
  Дойдя до шикарных, расписанных позолотой голубых дверей, мы остановились. Видимо, это была столовая. Ворота в райские кущи медленно открылись, и на меня обрушился водопад наивкуснейших запахов. Надо же! На стрессе даже не заметила, что проголодалась. Наш квартет вошел в новое для меня помещение, такое же, как и весь замок - большое и просторное. Окна, зеркала, картины, витражи - огромных размеров. В центре стоял стол, накрытый бесчисленным количеством разнообразных блюд и горящих свечей.
  Глубокий и бархатный голос хозяина замка пригласил меня отужинать:
  - Мария Васильевна, будьте любезны, не откажите и присоединитесь к моей трапезе.
  Конечно, не откажусь, голод - это не мое.
  - С удовольствием с Вами откушаю, - пустилась я в реверансы, как и хозяин дома. - Ребята, занимайте свои места! - громко проговорила я, мне захотелось проверить свои подозрения.
  Но произошедшее меня сильно удивило, точнее, поразило: дети с веселым смехом побежали к столу и сели рядом с Кощеем, по правую руку от него! Темная фигура, рассмотреть которую за многочисленными, ярко горящими свечами было невозможно, стоя приветствовала меня.
  - Добрый вечер, Мария Васильевна, рад видеть Вас лично, а не посредством волшебства. Хотел бы еще раз представиться: Кощей Бессмертный, властитель царства, - глубокий голос с хрипотцой просто гипнотизировал.
  Ага, ворожба пошла. Нужно срочно тяпнуть зельица заветного. Не зря же с таким трудом добывали! А свечи, видимо, для усиления гипнотического эффекта. Естественный вид сказочного злыдня, вероятно, всех быстро отрезвляет. Нужно срочно действовать.
  - Добрый вечер, дорогой Кощей Бессмертный, приятно с Вами познакомиться.
  - Присаживайтесь, Мария, если позволите Вас так называть, - продолжал ворожить бледненький.
  И я позволила. Зелье! Срочно зелье!
  - Будьте в моем доме гостьей! - гипноз уже влиял на восприятие происходящего.
  Буду! Куда я денусь?!
  Я подошла к столу, села рядом с детьми, но это так и не помогло разглядеть хозяина замка. В комнате был полумрак, а на столе ярко горели свечи, слепя своим светом, так их было много.
  - Угощайтесь, Мария, думаю, с дороги вы сильно проголодались, - Кощей был сама любезность.
  Интересно, никогда не думала, что слова Кощей и любезность могут сочетаться, и даже присутствовать в одном предложении. Проголодалась - это не то слово, но от ощущения, что меня пытаются опять обмануть, кусок не лез в горло! Нужно срочно исправить ситуацию:
  - Уважаемый Кощей Бессмертный!
  - Просто Кощей, - тут же поправил меня хозяин замка.
  - Хорошо, Кощей, - легко согласилась я, честно говоря, все эти реверансы были для меня непривычны и жутко раздражали. - Можно ли переставить свечи со стола в другое место? Они мешают смотреть на Вас и общаться.
  - Видите ли, Мария, - мягко начал объяснять бледненький. - Моя внешность часто пугает прекрасных девушек. Не хотелось бы, чтобы это случилось и с Вами.
  - Уверяю Вас, общение вслепую пугает меня не меньше, а так я хотя бы буду знать, куда бежать, - честно ответила я.
  - Желаете рискнуть? - шутливым тоном спросил злыдень.
  - Определенно, - уверенно ответила я, хотя в организме определенно было только одно: подрагивающие под столом ноги.
  Кощей взмахнул рукой, и свечи исчезли со стола, а под потолком зажглась люстра. Яркий свет наполнил все помещение столовой. Проморгавшись, я уставилась на хозяина дома. Любопытство - интересная вещь, тебе страшно, даже жутко, а ты от него глаз не можешь отвести. Вот такой парадокс! Сказочный персонаж оказался впечатляющим: высок, мощен. Аура не давила, она полностью подавляла. Складывалось впечатление, что тебя медленно плющит асфальтоукладочным катком. Холодный взгляд проникал под кожу, мышцы, суставы, расщеплял мозг на нейроны. То, что ужасающий субъект узнает все мои секреты меня абсолютно не пугало. Что я могу скрывать? Мать-одиночка без вредных привычек, по скользкой случайности попала с сыном в сказку и не может из нее выбраться? Даже как-то за себя обидно стало! Может, нужно было дома побольше нагрешить, чтобы было чем похвастаться?
  Пока я гоняла в голове эти мысли, тонкие губы Кощея стали кривиться. Он явно пытался скрыть от меня свою улыбку.
  - Знаете что! - воинственно возмутилась я. - Читать чужие мысли неприлично, как и копаться в чужой голове!
  - Ну, что Вы, Мария, - все-таки расплылся в жутковатой улыбке Бессмертный. - Я к Вашей голове не притрагивался, а что до мыслей, так они у Вас на Вашем прекрасном лице написаны! Я просто вынужден их прочитать, так как не могу оторваться от Вашей красоты.
  Да, в витиеватости речей Кощею нет равных. Думай, Маша, думай!
  - Ну что ж вы ничего не кушаете? - обеспокоился гостеприимный хозяин.
  Действительно, чего это я паникую, нужно заняться полезным делом.
  - Источка, Ванечка, что вы будете кушать? - материнский инстинкт чувствовал потребность накормить детей.
  Пока я раскладывала детям по тарелкам еду и обсуждала то или иное блюдо, начала немного расслабляться. Оказывается, я была напряжена как струна и даже этого не замечала! Удовлетворив инстинкт, взяла для вида в руки приборы и решила провести первое собеседование с оппонентом. Судя по его настроению, переговоры нам предстоят долгие.
  - Кощей, удовлетворите, пожалуйста, мое любопытство, - игриво начала я опрос.
  - Что бы вы хотели узнать? - бледненький снова впился в меня своими холодным взглядом, отчего у меня взмокли ладошки.
  Бедный мужик, от такой подавляющей все и вся мощи, он и поговорить-то ни с кем по душам не может.
  - Почему Вы пригласили на ужин лишь меня с детьми? Где же остальные гости? Вы их кормить намерены?
  - Отчего же, Мария, у Вас обо мне такое предвзятое представление? Я для Вас кто? Злодей? Монстр, глумящийся над своими беззащитными жертвами? - рассмеялся наивный злыдень.
  - Да! - честно, как пионерка ответила я.
  - Где только Вы набрались такой ереси? - недоумевал бледненький.
  - В сказках! - я тоже была удивлена такой неосведомленностью.
  - Каких? - кажется, мне удалось шокировать самого страшного персонажа этой сказки.
  - В русских народных, - исходя из нашего диалога, нам можно было ставить диагноз.
  Кощей завис, видимо, подобрать умный вопрос уже не получалось.
  - Отчасти это и Ваша вина, - решила я добить страшилку. - Это же Вы украли моего сына и дочку местной лекарки! Подобные поступки плохо сказываются на репутации.
  - Согласен, Мария, в Вашем столь низком обо мне мнении часть и моей вины, именно поэтому я Вас сюда и пригласил, чтобы объясниться.
  Звуки вокруг меня тут же стихли, я могла воспринимать только речь Кощея, все внимание была направлено на бледненького.
  - Как Вы считаете, только я могу быть виновен в столь возмутительном коварстве? - Кощей испытывающе смотрел мне в глаза, затем взял со стола бокал, отсалютовал им и отпил содержимое.
  А вот в моей голове стоял страшный треск. Рушилась логично построенная цепочка нашего расследования:
  - Вы хотите сказать, что Ваня и Иста попали сюда не по Вашему приказу?
  - Кушайте, Мария Васильевна, - хищно улыбнулся Кощей Бессмертный. - Отведайте моего угощения.
  Аура злыдня вновь припечатала меня к стулу. Не пугаться! В нашем нелегком деле ясная голова - половина успеха. Перевела взгляд на детей, те трескали угощение за обе щеки и не обращали никакого внимания на мимику дяди Кощея, я, достав из кармана приготовленный заранее флакончик с зельем, капнула туда жидкости и залпом выпила содержимое. Замерла. Гром не грянул, освещение не мигнуло. Абсолютно никакого эффекта. Я зажмурилась и решила подождать.
  - Мария, Вам нужна помощь? - Кощей сбил меня с настроя, я усиленно пыталась почувствовать в организме чужое воздействие.
  - Да я бы сказала: наоборот, - поморщилась я.
  - Тогда, я прекрасно справляюсь, - продолжал посмеиваться надо мной бледненький.
  - Тогда, возможно, у меня есть шанс услышать ответ на свой вопрос? - также растянула я свое лицо в улыбке, даже мышцы заболели.
  - Приятно общаться с внимательным собеседником, - опять попытался уйти в комплименты злыдень, за что получил от меня хмурый взгляд. - Хорошо, я отвечу. Знаете, Мария, какой минус у долголетия?
  И этот еврей!
  - Хотелось, чтобы Вы ответили на этот вопрос сами, - перешла я к мягким атакующим действиям.
  - С удовольствием, - как ни странно, но Кощей вел себя очень обходительно по отношению ко мне. - С веками все меньше новых знакомств, - печально вздохнул Бессмертный.
  - У Вас в государстве низкая рождаемость? Это мешает Вам заводить новых друзей? - сарказм просто бурлил во мне.
  - Приятное новое знакомство - это обнаружить в незнакомом человеке приятного собеседника. К сожалению, пока перспективные собеседники вырастают - перестают быть новыми, и если честно, то и интересными тоже, - Бессмертный улыбался, но его глаза оставались серьезными.
  - Что Вам нужно обо мне узнать? - я была смела до отчаяния.
  - Все, - Кощей резко наклонился над столом, приблизившись ко мне.
  Как удалось усидеть на месте, а не бежать, куда глаза глядят, схватив в охапку детей, ума не приложу!
  - Зачем? - решила занять у кощеева секретаря его любимый вопрос, коли своих в голове с перепугу не осталось.
  - Любопытство - это моя слабость, которую я всегда предпочитаю удовлетворять, - лениво, как кот, протянул бледненький.
  Если бы не его холодное, отстраненное выражение лица, я бы подумала, что со мной флиртуют. Я прислушалась к своим ощущениям, никакого дискомфорта в чувствах нет, под черепную коробку не лезут, в мыслях не копаются. Видимо, русалки все-таки не обманули и зелье работает.
  - Я бы тоже хотела удовлетворить свое любопытство, - повторив позу Кощея и наклонившись над столом, спросила: - Где Марфа и Ирина?
  Бессмертный ухмыльнулся и, откинувшись на спинку стола, ответил:
  - Я думаю, Мария, дети устали, и им пора спать.
  Я посмотрела на Исту и сынишку, они откровенно клевали носом. Действительно, что-то я заболталась и потерялась во времени. Кощей опять проигнорировал мой вопрос, судя по всему, не дождаться мне ответа.
  - А по поводу Вашего вопроса, Мария, - удивил меня страшилка. - Вы же у царя Ждана Годиновича сыском и разгадками занимались. Предлагаю Вам продолжить у меня в гостях Вашу деятельность. Мне очень интересно, к каким выводам Вы придёте! Со своей стороны обещаю полное содействие и помощь в решении любых проблем.
  Вот так вот просто? А поторговаться? Подписать договор? Клятвы на крови, кстати! Шантаж и угрозы расправой мне и сыну! Что, неужели не будет никакой мотивации?!
  Как-то я отвыкла от порядочного отношения к себе со стороны власть имущих. Даже немного обидно стало, он, что не воспринимает меня за достойного соперника, способного и удар отбить и блестяще атаковать?! Но повнимательнее посмотрев на злыдня, тут же себя одернула: Маша, с кем ты тягаться решила? Силенок-то хватит? Но удержаться не смогла и таки съязвила:
  - Откуда столько доверия к моей персоне?
  - Вы единственная, кто искренне заинтересован расколдовать Елисея. Ведь от этого зависит: вернетесь вы с Ваней домой или нет!
  - А остальные? - насторожилась я.
  - Мотивы могут быть не только явными, но и скрытыми, - напустил туману бледненький.
  Мда, похоже, кот решил поиграть с мышкой. А мышка сидит в синем платье и глупо глазами хлопает. Умно хлопать у меня никак не получалось.
  - Остальные вопросы мы может обсудить и завтра, - пытался выпроводить меня бледненький.
  - Если Вы вновь не улетите со срочной проверкой на границу, - грустно хмыкнула я.
  - Теперь, Мария, не улечу, - заверил меня гостеприимный хозяин. - Ваша смелость обещает увлекательное дальнейшее общение.
  Бррр! Но один вопрос все же не давал мне покоя:
  - Почему Вы вернулись сегодня? - надоело разводить реверансы. Меня начинала злить неизвестность, казалось, все всё знали, за исключением меня. Я же блуждала с завязанными глазами и врезалась в стены, набивая шишки и получая синяки.
  - Потому что Вы расстроились, когда узнали, что я уехал, - тон Кощея потерял шутливость.
  - Ты хочешь нас убить? - коль пошел такой откровенный разговор, почему бы не рискнуть?
  - Нет, у меня в гостях ты с детьми в безопасности, - твердо ответил Бессмертный, прямо глядя мне в глаза.
  - Зачем мы здесь? - спешила хоть что-то разузнать я.
  - Чтобы расколдовать Елисея, - видимо не те вопросы я задаю, если не могу узнать ничего для себя нового.
  - Зачем это тебе? - я не теряла надежды.
  - Чтобы развеять скуку, - Кощей был тошнотворно снисходителен.
  - Другие версии есть? - не поверила я в равнодушие бледненького.
  - Ну и получить спорные земли, - корысть была бы самым безобидным мотивом, но подозрения так и царапали сознание.
  - Тоже неплохая версия! - озвучила я свои сомнения. - Почему ты нас не встретил? - резко перешла я на другую тему.
  - Не хотел тебя напугать, - кривя губы в улыбке ответил бледненький. - Получилось? - в его вопросе было столько сомнений.
  - Не знаю, - честно ответила я. - Если ночью буду кричать от страха, то в этом будешь только ты виноват, или три десятка каменистых тварюшек.
  - Кто? - переспросил Бессмертный.
  - Горгульи и химеры, - любезно пояснила я.
  По просторной столовой разнесся громкий заливистый мужской смех. Мда, рассмешить Кощея Бессмертного - это сомнительное достижение. Отсмеявшись, довольный злыдень добавил:
  - Что ж, давно я не снился молодым красивым женщинам!
  На этой неоднозначной ноте мы и расстались с хозяином замка и государства.
  Глава 28
  Серый проводил нас до двери моей спальни.
  - Спокойной ночи, Маша, ложитесь спать, завтра я вас рано разбужу! - порекомендовал лохматый.
  - А ты куда решил смыться? - негодовала я.
  - Погулять, по лесу побегать! - растерялся хвостатый.
  - Какая-то нам легкомысленная нянька досталась и отвратительный охранник! - сливала я в негатив пережитый страх на ужине.
  - Почему? - возмутился клыкастенький.
  - А кто будет следить за безопасностью детей ночью? - нагнетала я.
  - Но ты же рядом с ними спать будешь? - пытался пристыдить меня Серый. Не на ту напал!
  - А кто будет следить за моей безопасностью? - не унималась я.
  - Ууууу, - подвывал волчара.
  - И этот волк мечтает стать отцом?!! - театрально закатив глаза и всплеснув руками, негодовала я.
  - Но должно же быть у меня личное время?!! - Волк явно был поражен семейным произволом.
  - Конечно, должно!!! Лет так через восемнадцать! В моем случае поменьше, через четырнадцать. При условии, если я опять не решусь испытать счастье материнства. Тогда все начнется сначала!
  - А есть другие варианты? - в голосе волка брезжила надежда.
  - Есть! - уверенно ответила я. - Только вот беда, я их не знаю. Поэтому проходи в комнату, располагайся, это теперь твой новый дом, - растаптывать чужие надежды под свое плохое настроение - это нехорошо, но чудовищно приятно. Поддалась кощееву влиянию и не стала отказывать себе в удовольствии.
  Серый зашел, немного покрутился, осваиваясь на новом месте, потом занял диван и сделал вид, что задремал. Я переодела детей в подобие пижамок, сменила наряд на длинное, скромное нижнее платье и забралась в свою огромную постель с балдахином. После тряски в телеге очутиться на пуховой перине и чистых шелковых простынях, казалось невероятной сказкой. Было удивительно осознавать, что столь райское место имеет в качестве хозяина Кощея Бессмертного. Но позвоночнику на это было совершенно плевать, он начал выпрямляться и расслабляться. И только мое сознание начало уплывать в царство морфея, как с двух сторон ко мне в кровать забрались маленькие непоседы.
  - Мамочка, можно я с тобой посплю? - умоляющий голос сына сломал во мне все педагогические и воспитательные барьеры.
  - Конечно, можно, маленький, - и родное солнышко тут же прижалась к моему правому боку.
  - А можно и мне с тобой, тетя Маша, поспать? - пропищала тоненьким голоском Иста.
  - Конечно! - и слева ко мне прильнула Источка.
  Буквально минут через пять два детских носика самозабвенно сопели, радуя меня спокойным сном.
  Я лежала и обнимала детей, но разум, не зная отдыха, без устали работал, анализируя произошедшее. Меня тут ждали, встретили радушно, озаботясь моим комфортом. Безопасность детей организована на недостижимой высоте, даже без моих претензий было видно, что каменистые тварюшки не сводят глаз с Ванюшки и Источки. И этой клыкастой охраны сюда согнали тьму тьмущую, если учитывать не только игривую свору, что не отходила от детей, но и тех окаменелых товарищей, что сидели на крышах и фасадах зданий, притворяясь безжизненными статуями, при этом очень даже внимательно наблюдая за всем происходящим вокруг малышей.
  Со мной местный персонал активно обходителен, сразу выделили из всего посольства, поселили обособленно, окружили теплом и заботой. Но как ни странно, при этом я не чувствую себя загнанной в угол пленницей. Или чувствую? Вредная мысль сверлила мозг. Спать совершенно расхотелось, и дух авантюризма толкал меня на подвиги. Я аккуратно выбралась из постели, укутала детей и пошла в "бассейн" одеваться. Бродить в подобии пижамы по готическому замку мне показалось неуместным.
  - Маша, ты куда? - волк тут же перестал притворяться спящим.
  - Гулять!
  - Ночью? - волчара явно сомневался в моей вменяемости.
  - Почему нет? - от моей логичности клыкастенький завис.
  - А дети? - наивный хищник пытался надавить на мою совесть. Где только разглядел?
  - А ты на что? - парировала я.
  Ой, вэй! Кажется, это заразно. А из меня бы вышла симпатичная гражданка государства Израиль, но в этой сказке его не существует.
  - Может, тебе провожатого позвать? - не сдавался лохматик.
  - Зачем? Так интереснее! - жажда приключений манила.
  Одевшись в свой сарафан и рубаху, я проскользнула за дверь и остолбенела. По бокам от двери стояли статуи двух горгулий и двух химер, усиленно делающих вид, что они просто статуи.
  - Охранять детей! - скомандовала я, как прапорщик с двадцатилетним стажем службы.
  Каменюки, видимо, не подозревали во мне таких талантов, и аж уши к головам прижали, отчего на гранитный пол посыпалась каменная крошка. Посчитав, что свой материнский долг я выполнила сполна, отправилась гулять по первому в моей жизни каменному замку. Ночью это эпическое сооружение казалось еще грандиознее. Кругом горели свечи и волшебные светлячки, отбрасывая свой свет на гобелены, картины, росписи, фрески и витражи. Отчего пейзажи портреты, персонажи на картинах преображались, становились реалистичными. Вот так вот, задрав голову и шагая, ведомая лишь любопытством и никем неограниченной наглостью, я забрела, как в сказке, туда, не зная куда. По мере того, как я уходила из парадной части замка в хозяйственную, убранство стен становилось все менее нарядным, а освещение более скромным.
  Только я решила завернуть за угол, как тут же остановилась. Три, явно женские фигурки, замотанные с ног до головы в ткань, на манер паранджи, несли на головах тарелки, полные разнообразных яств. Я, пристроившись им в хвост, последовала за ними. Действительно! Я же не видела здесь ни одной местной женщины! И абсолютно ничего не знаю об их обычаях. А вдруг у них принято, как у мусульман, запирать женщин дома, заматывать в чадру, за измену на базарной площади забивать камнями, а, чтобы развестись с женой, прокричать в многолюдном месте три раза слово "развод"? Тогда, порядки в тридесятом царстве - это просто образчик равноправия, а само государство - райское место для любой женщины. На паранджу я не согласна категорически.
  Барышни, замотанные на манер живых мумий, свернули за большую дверь. Я, шмыгнув за угол, притаилась и стала ждать. Девицы задержались там ненадолго, минут через десять появились уже без подносов и ушли в обратном направлении. Передо мной встала дилемма: последовать за женщинами или заглянуть за эту большущую дверь и узнать, кто там кушать изволит. Может, какие интересные разговоры подслушать удастся?
  Прижавшись носом к дверной щели, всеми фибрами души пыталась разглядеть и расслышать что-нибудь полезное, но по ту сторону, словно затаились, лишь шорохи манили мое неуемное любопытство, но не приносили столь необходимой информации.
  Бах! Мир вокруг меня перевернулся. И вот я уже очень подробно изучаю каменный пол нового для меня помещения. Надо сказать, мой нос не обнаружил ни пылинки на доступном для него участке, уборщики у Кощея старательные. Подняв вверх глаза, отметила, что на меня смотрят три мужских индивида: Костя, мужчина средних лет разбойничьего вида с одним выбитым передним зубом и Змей Горыныч. Да-да, динозаврик с тремя головами, внушающий страх и ужас, а еще просто ужаснейшее любопытство.
  - Настоящий? - не смогла я унять свой поистине детский восторг.
  - Кто? - не понял моего вопроса Костя.
  - Горыныч, - пояснила я. - Ты же настоящий?
  - Вполне, - ответила мне средняя голова динозаврика.
  - ...! ...! ...! - согласно русской традиции очень поэтично нецензурным языком выразила я свой восторг.
  От моей восхищенной тирады все три особи мужского пола покраснели и потупили глаза, уставившись в качественно отдраенный пол.
  - А можно тебя потрогать? - я не посчитала нужным сдерживать свои дерзкие порывы.
  - А может, не надо?!! - попятился от меня, как от чумной, второй после Кощея самый страшный персонаж этой сказки.
  - Почему? - обиделась я. - Кусаешься?
  В сказку без спросу засунули и даже такую прелесть погладить не дают. Вот где? В каком зоопарке я дома настоящего Змея Горыныча найду?!!
  - Не кусаюсь! - злилась правая голова, и, косясь на секретаря, пояснила: - Просто Кощей пообещал с того, кто тебя обидит три шкуры содрать. Это, конечно, не смертельно, но очень неприятно. Так что иди, куда шла, подобру-поздорову.
  Хорошо они придумали. Бессмертный озаботился моей безопасностью, да так категорично, что теперь со мной никто связываться не хочет. И всем очень хорошо было, если бы я сидела в выделенной мне комнате и у порядочных, давным-давно вымерших архаичных рептилий под ногами на путалась и не мешала им водочку пить, или что это у них там, в кружках налито? Не выйдет!
  - А если я сейчас разрыдаюсь самозабвенно? А дорогой и любезнейший Кощей Бессмертный возьмет и поинтересуется, по какой-такой причине я горючие слезы проливаю? Что мне ему, горемычному, ответить? Змей Горыныч меня напугал? А как вам такая версия: Змей Горыныч настолько жаден, что пожалел гостье Кощея Бессмертного краюшечку хлеба?
  Видимо, дракончик не привык, чтобы ему так нахально отвечали, да еще с элементами шантажа. Ну, когда у тебя за спиной гарантии самого Кощея, отчего же не позволить себе хулиганство?!
  - Мария Васильевна, вы же только что отужинали с нашим государем, отчего же такие претензии к корочке хлеба? - сдерживался, чтобы не заржать надо мной, Костя.
  - Знаете, Константин, уважаемый Кощей - очень вдохновляющий на активизацию мыслительной деятельности собеседник, но вдохновение по отношению, в частности, к аппетиту и к приему пищи вообще, он губит на корню. Дети уплетали яства за обе щеки, а у меня кусок в горло не лез.
  - Понимаю, - посочувствовал мне Константин. - Государь умеет произвести неизгладимое впечатление. Присоединяйтесь.
  На это я лишь грустно покивала и плюхнулась на предложенный мне стул, сердито поглядывая на трехголовую недотрогу. Вот ведь цаца какая! Лапку протянуть он для меня пожалел!
  - Знакомьтесь, уважаемая Мария Васильевна, это мои близкие друзья: узнанный Вами Змей Горыныч и Соловей-Разбойник.
  - Щдобрый щвечер, - просвистел Разбойник.
  - Приятно познакомиться, - протянула я Соловью руку.
  Он на нее недоуменно покосился, потом быстро перевел глаза на секретаря, мол, и что с этим делать? и, получив "добро", тоже протянул мне конечность, которую я бодро пожала.
  - Щчем щжелаете ущгостица? - Разбойник был сама любезность.
  - Не знаю, а что у вас есть вкусненького? - спросила я.
  Мне тут же положили пяток куриных ножек, большой кусок баранины, каких-то здоровенных овощей. И это мне еще повезло! У Горыныча в тарелке лежала целая баранья нога.
  - Большое спасибо, этого вполне будет достаточно, - пораженно поблагодарила я, уставившись на довольную щербатую улыбку.
  - Не щжелаете щпропробовать нащего щвина? - продолжал за мной ухаживать Соловей.
  - Непременно, - обрадовалась я. - Ни разу в жизни не пробовала сказочного вина.
  Мне тут же вручили огромный кубок, до краев наполненный густой темной жидкостью.
  - Это точно вино? - усомнилась я.
  Глотать кровь или еще какую-нибудь гадость я не намерена.
  - Вино из винограда, смородины и вишни - исключительный рецепт, - горделиво пояснил Горыныч. - Из моих личных запасов!
  А Горыныч у нас кто? Заядлый винодел? Как тут все интересно!
  Взяла кубок обеими руками и пригубила жидкость. Божественно! Кажется, я даже глаза зажмурила и замычала от удовольствия.
  - Мария Васильевна, с Вами все в порядке? - вмешался в мои гастрономические восхищения Костя.
  - Нет, вкушать этот дивный напиток без тоста - это кощунство! - провозгласила я.
  - Щто ж, щтогда щпредлагаю щвыпить за щзнакомство! - подхватил мою инициативу Разбойник. - Щрад нащей встреще в щстоль щнеформальной общтановке. Щзовите щменя прощсто Щоловей.
  Подняв кубки мы чокнулись и выпили.
  - Благодарю, Маша, - поддержала я свистящего.
  - Мы уже знакомы, - продолжал формальности секретарь. - Мое имя Костэк, но Мария Васильевна продолжает звать меня "Костя"!
  - Что за нелепость! - возмутились Горыныч и свистящий!
  - Действительно! - поддержала я всеобщее негодование. - Костя, за тебя!
  Со мной все согласились и вновь подняли кубки.
  - Я Змей Горыныч! - перехватил слово динозаврик. - Но ты обо мне уже наслышана. Яга нажаловалась? Или Яниночка рассказала?
  Ой, становится все интереснее и интереснее!
  - Нет, бабушки о тебе и полсловом не обмолвились, - решительно рихтанула я спесь рептилии.
  Горыныч печально вздохнул всеми тремя головами и отвернулся, причем в разные стороны.
  - Ощткуда щтогда ты, кращавица, о Щзмее Щгорыныче Щлышала? - поинтересовался Разбойник.
  - Из сказок, - рассеянно наблюдая за рептилией, ответила я.
  - Щможет и про щменя щказка ещть? - хохотнул Соловей.
  - Есть, - ответила я, - тебя в ней русский богатырь Илья Муромец побеждает и князю в стольный град Киев на суд отвозит, - кратко пересказала я историю.
  - Щто за щбред?! - возмутился Соловей. - Щкто щтакой этот щбогатырь, Щилья Щмуромец? Щто за щтольный щград Щкиев? Щлыхом не щлыхивал? А за щто щменя щудить-то щрешили?
  - Разбоем на дорогах промышлял! - припомнила я.
  - Ну, тут щхоть не щбрехали, - сразу успокоился свистящий товарищ, за что мы дружно и выпили.
  - А про меня что в твоих сказках врут? - полюбопытствовала левая голова динозаврика, остальные две усиленно делали вид, что им все равно.
  - Тебе, кажется, Алеша Попович, а может Добрыня Никитич, все три головы отсек, - мстительно вещала я.
  - За что? - ахнули все три отдельные личности рептилии. - Что за жестокость?! Боготыри ваши не люди, а чудовища какие-то!
  - И не говори! - подняв бокал и чокнувшись с присутствующими, поддержала я впечатлительного гиганта, занимавшего половину немалого пространства зала.
  Теперь понятно, откуда у хозяина замка такая тяга к высоким потолкам: с такими гостями иное архитектурное решение просто неприемлемо.
  - А за что головы Горынычу рубили? - направил мое туманное, но расслабленное сознание Костя.
  - Кажется, посевы жег и девок, почем зря, таскал, - припомнила я.
  - А я щтебе щговорил, с щбабами аккуращтнее щнадо, щревато это! - журил друга Соловей.
  - А про меня сказка есть? - с надеждой спросил Костя.
  - Не знаю, - честно ответила я - Мне как-то не попадалась.
  - Повезло! - с завистью протянул Горыныч. - В полон не брали, головы не рубили, живи да радуйся!
  - Звучит, как тост! - провозгласила бурлящее во мне вино, и мы снова усугубили.
  - Маща, - приблизившись ко мне, громко зашептал мне на ухо Разбойник. - А щто это за щтри щбогатыря с щтобой щприбыли? Они щтебе щкто?
  - Любомир, Тихон и Святояр? - чуть криво прищурилась я.
  Мир вокруг меня был прекрасен, меня окружали лишь родные и любимые лица, и еще не менее любимые морды, тепло, забота и веселье.
  - Так, в перспективе, женихи, - мне, вдруг, жутко захотелось похвастаться, и я решила себя порадовать.
  - В щмужья щтебе щнабиваются? - допытывался Соловей, Горыныч и Костя сидели молча, но слушали при этом очень внимательно.
  - В мужья не набиваются, пока только в женихи. Зачем спешить? - хихикнула я. - В качестве невесты меня и так много! Хотя один отчаянный предлагал пожениться, не сходя с лесной полянки.
  - Отказала? - улыбнулся Костя.
  - Нет, предложила не спешить и еще подумать, - смеялась я.
  - Щзачем? - не сдавался свистун.
  - Ну, мало ли, как жизнь повернется? - развела я руками. - Вдруг мне понадобится широкая спина, чтобы с сыном за ней спрятаться? А тут у меня их аж целых три!
  - Это не стены, так, стеночки с прорехами! - фыркнула средняя голова Горыныча.
  - И ты также думаешь? - раскисла я и для успокоения себя залпом выпила содержимое своего бокала.
  Мир покачнулся, но устоял. Я повернула голову направо и поняла, что практически лежу, облокотившись на довольно надежное плечо Константина, или это меня так вино решило подбодрить? Мол, нечего, Маша, унывать, вон вокруг тебя какие хлопцы с мощным скелетом, и, особенно, плечевым поясом.
  - Мария Васильевна, Вам нехорошо? - в голосе секретаря послышалось явное беспокойство.
  - Да обрыдаться, как мне хорошо! - встрепенулась я. - Вы мне лучше, соколики, расскажите, что от нас с Ваняткой Кощею нужно?
  - Не знаю, - тихо ответил Костя.
  - Врешь, поганец! Знаешь, но не говоришь! А я вот, всю голову сломала, даже предположений нет никаких. Хорошо, что на контакт идет, теперь хоть не страшно! - возмущалась я.
  - А щты его, щчто ж и не щбоишься? - влез Соловей.
  - Не, ну, внешность у него впечатляющая, и взгляд, аж до печёнок пробирает, но в остальном очень даже интересный, и, самое главное, вменяемый мужчина. А от ужинов с ним одна сплошная польза будет. Похудею, может, от страха.
  - Зачем? - искренне удивился Горыныч.
  - Чтобы для тебя стать не вкусной, и ты меня не слопал, - решила я не вдаваться в тонкости женского самозагона.
  - Мария Васильевна, то, что Вы не боитесь нашего государя - это уже половина успеха! - обрадованно сообщил Константин.
  - Расскажи! - толкнула я в плечо парня.
  - Не могу! - пряча глаза, ответил секретарь.
  Мир начал кружиться в неторопливом вальсе, получалось красиво.
  - Ну, хоть намекни! - положив Косте на плечо голову, попросила я.
  - Не могу! - не отрывая от меня печальных глаз, ответил Константин. - Прости, действительно, не могу. Спрашивай, о чем хочешь, только не об этом.
  Это он зря так сказал, если надеялся на мое нетрезвое состояние, то напрасно. Мозг уже неспешно перебирал темы, которые мне интересны.
  - А почему у вас женщины такие замотанные ходят? Традиция? - поддержала я свой пьяный имидж резкой сменой темы разговора.
  - И традиция тоже, - ответила правая голова Горыныча.
  - Я у тебя и не спрашивала, - обиженно оттопырив нижнюю губу, ответила я.
  - Почему? - опешил от моего откровенно-хамского поведения дракончик.
  - Нежелание тактильного контакта, говорит об отсутствии доверия и уважения к собеседнику, - пустилась я в нравоучения и, повернувшись к Соловью, спросила: - Ты меня уважаешь?
  - Уващжаю!
  - И я тебя, - чмокнув разбойника в щеку, ответила я. - И мне кажется, это прекрасный тост.
  Соловей бодро разлил вино по бокалам, и мы вдвоем, чокнувшись, вновь выпили.
  - Можешь меня потрогать, - величественно разрешила левая голова.
  - Уже не хочется! - также величественно икнула я.
  От моего нахальства Горыныч завис.
  - Я настаиваю! - напряженно проговорила средняя голова.
  - Ни в коей мере не желаю нарушать Ваше внутреннее пространство! - нацепив на себя воображаемую корону, отнекивалась я.
  - Я требую! - рычала на меня правая голова.
  - А кто ты такой, чтобы от меня чего-то требовать?! - добавив воинственного рыка, спросила я.
  - Да я сейчас тебя в клочья порву! - пуская дым из ноздрей, угрожал динозаврик.
  - А трех шкурок не жалко? - издевалась я. - Или слово Кощея тут пустой звук?!
  Горыныч, уже оскалившись, примерялся, как бы меня поудобнее разорвать на три части, при этом несильно забрызгать пол и стены кровью, вдруг резко остановился, как будто о невидимую стену ударился, и покосился на секретаря. Я тоже перевела взгляд на Костю, он смотрел на меня с изумлением.
  - Ну, что скажешь? - пыталась я ускорить события.
  - А почему я должен что-то говорить? - нахохлился Костя.
  - Ну, он же весь вечер на тебя косится. Может, мне легче с тобой договариваться без посредников? - хитро прищурила я правый глаз. - Соловей, я права в расстановке сил?
  Разбойник заливисто расхохотался и, подняв свой бокал, провозгласил:
  - За щсообразительных щженщин!
  Я подергала свои уши, чтобы в них пропал звон и ответила:
  - Какая безбожная лесть! Но работает! За меня!
  - Разве скромность - не главное украшение женщины? - решил укусить меня вопросом вредный динозаврик.
  - Главная, - согласилась я, с вредными особями мужского пола легче согласиться, чем переубеждать. - Но, как видишь, я ею обделена. Предпочитаю наряжаться во второстепенные украшения.
  - Это какие же? - не унималась рептилия.
  - Золотые, чтоб посверкивали, да поярче! - язвила я.
  - Блестящими побрякушками обвешаться - не велика работа! - укорил меня ящер.
  - Видишь, до чего я ленивая, даже на такую малость не заморачиваюсь! - развела я опять руками, демонстрируя свой скромный сарафан, на котором не было ни одной блестящей детали. - Совсем меня заболтал! Так что у нас с женщинами? Почему они у Вас, как мумии, все обмотаны?
   Костя, Соловей и Змей переглянулись, потупились, и Разбойник за всех традиционно ответил:
  - Щстрашные они у щнас, вот и щзаматываются, щчтобы щникого не щпугать.
  Блин, и тут сплошная дискриминация, а я только уши развесила, обрадовалась, да здесь хуже, чем в тридесятом царстве. Во всех бедах у них бабы виноваты, страшные они у них, видите ли! Нахалы!
  Я скуксилась и с отчаяния хлебнула вина. Ой, кажется, наклюкалась!
  - Мария Васильевна, не расстраивайтесь, никто Вас не заставит платки и чадру носить. Вы прекрасны! Вам этого не требуется! - старался меня успокоить Костя.
  - Неужели никто не напугается? Или у вас все такие чувствительные, что не могут женщине в открытое лицо смотреть? - бурлящее во мне вино подстегивало врожденную природную вредность и толкало на пакости. - Женаты? - лучезарно улыбнулась я.
  Вся троица, отнекиваясь, замотала пятью головами:
  - Нет, боже упаси!
  - Свободны? - еще шире растянула я улыбку.
  - Нуууу..., - затянули пять голосов, немного смутившись.
  - Холостые! - самоуверенно подытожила я.
  - Да! - твердо ответили парни и рептилия.
  "Кобели обыкновенные!" - хмыкнула я про себя. Ну, я им тоже в супруги не набиваюсь, дружить можно. Эти хоть мне в женихи не напрашиваются. Можно вести себя вполне расслабленно и даже хулиганить.
  Глава 29
  - Мария Васильевна, Вы только не думайте..., - начал успокаивать меня Костя.
  - Константин, ты считаешь, что в моем состоянии я имею возможность, а главное, желание думать? - рассмеялась я. - И что ты мне все "выкаешь"? Маша я, МАША!
  - Опасаюсь своим неуважением обиду Вам нанести, - парень опять ушел от прямого ответа в пафос.
  - Знаю я способ, позволяющий легко перейти на более неформальное общение, - навела я тумана. - Брудершафт называется.
  Сказочные персонажи, заинтересованные моим предложением, тут же подобрались, согласные на любые эксперименты.
  - Руку нужно поставить дугой и взять в нее кубок, - я сама помогла Косте правильно изогнуть конечность и подала ему емкость с вином.
  Потом переплела свою правую руку с его, правда, держать тяжелую посудину одной рукой не смогла, поэтому ухватилась за кубок двумя руками и продолжила инструктаж:
  - В данном случае обычно говорят тост: "За любовь!", выпивают в таком положении вино, а затем целуются.
  От выданной мной информации брови парня резко поползли вверх, и он затаил дыхание. Я перевела свой бесстрашный и насмешливый взгляд на Соловья, тот тут же все понял и торжественно провозгласил:
  - За щлюбовь!
  Я пригубила вина из кубка и поставила его на стол, повернулась к испытуемому. Парень выпил вино из своего кубка до дна и, поставив его рядом с моим, замер, не решаясь пошевелиться. Ну, что ж, сама так сама! Я приблизилась к Косте, взяла его лицо двумя руками и прильнула к его губам. Они оказались горячими и сладкими, как вино Горыныча. Сильные мужские руки нежно обняли меня и прижали к мощному телу. Неспешный поцелуй пьянил больше, чем алкоголь. Мы знакомились друг с другом, позволяя брать инициативу и забирать ее обратно. Не прерывая поцелуя, я открыла глаза и обнаружила, что за мной внимательно наблюдает карий омут, немного настороженно отслеживая каждую мою реакцию. Но вино, бежавшее по моим венам, делало меня до отчаяния смелой и отважной, поэтому вновь легкомысленно прикрыв глаза, я нырнула в водоворот чувственности и нежности. Ощущение вседозволенности и легкости будоражило, хотелось... Да, ХОТЕЛОСЬ! Это была я, мои чувства, мои желания, моя страсть! Я вновь приоткрыла глаза, но ощущение правильности не схлынуло. Даже мысли о сыне не смогли оторвать меня от столь желанных губ. Ванька в порядке, в безопасности и под присмотром Серого Волка, боевой отряд горгулий и химер несет круглосуточную вахту по всему периметру выделенных нам комнат. Можно вдоволь и нацеловаться, если все так удачно складывается. Оторваться смогла, лишь, когда осознала, что есть вполне реальная угроза погибнуть от асфиксии. Это ж надо так парня распробовать! Тяжело дыша, чуть отстранилась от Кости.
  - Маша, я ..., ты..., - задыхаясь, потерялся он в местоимениях.
  - Вот видишь, как ты быстро перешел на "ты", - подытожила я эксперимент. - Чудодейственный способ, не так ли?
  - Щмария Щвасильевна, да ВЫ щчудесница! - решил подшутить Соловей.
  - Еще одно "Вы" в Машину сторону, и на границе будете чертей и ангелов отгонять от наших рубежей, - огрызнулся на шутников Костя, причем так жестко, что Горыныч и Разбойник вжали головы в плечи.
  Я обернулась на парня и не поверила своим глазам: мягкие, юношеские черты лица вмиг стали резкими, заостренными, взгляд посуровел, можно сказать, заледенел, а цвет глаз стал меняться, мне даже показалось, начал светлеть.
  - Костя, с тобой все в порядке? - слегка протрезвела я.
  Парень лишь раз моргнул, и тут же его внешность стала прежней.
  - Да, Машенька, - с мягкой улыбкой ответил Константин. - Ты еще что-нибудь хочешь?
  Его вопрос прозвучал немного двусмысленно, что дало новый толчок для цветения моей вредной натуры.
  - На Горыныче полетать, - ляпнула я первое, что пришло мне в голову.
  - Я против! - заерепенился динозаврик.
  - То требует, чтобы я до него дотронулась, то отказывается катать! - начала я маленький скандальчик, найдя для себя новое развлечение.
  - Дотронуться и оседлать - это разные вещи! - возмущалась рептилия.
  - Какие мы щепетильные! - продолжила я громогласный спектакль. - А девок ты зачем таскал? Чай не закусывать ими? А сейчас тут скромника из себя строишь! - эх, хоть душу отвела, покричала.
  На мою реплику Змей завис, затем покраснел и засмущался. Я толкнула его в плечо, успокоив:
  - Да ладно тебе, полетаем под звездами, весело будет!
  Горыныч с подозрением покосился на моего соседа, продолжавшего нежно обнимать меня за талию.
  - Ой, прошу прощения за несоблюдение иерархии в ваших рядах, - и бойко развернувшись в горячих мужских объятьях, обратилась: - Константин, требую удовлетворения своих мечт!
  - Маша, ты в детстве мечтала полетать на Змее Горыныче? - недоумевал парень.
  - Щчто за щдикость! Щмечтать о том, щчтобы ощедлать Щгорыныча и щпонукать им над щполями и щлесами?! - поддержал всеобщее возмущение Соловей.
  - Действительно дикость! - воскликнула я и, чокнувшись с присутствующими, выпила вина. - Так вот о детстве: мне всегда хотелось, как той ведьмочке из "Мастера и Маргариты" голышом, обмазавшись волшебным кремом, засиять и лететь в ночи навстречу луне и звездам, - широко раскрыв глаза и взмахнув руками, делилась я своими сокровенными фантазиями.
  - ЛЕТИМ! - громко сглотнув и пройдясь взглядом по моей фигуре, просипел бронтозаврик трехголовый.
  - Я С ЩВАМИ! - тут же поддержал друга, оттягивая воротник косоворотки, Соловей.
  - ГОЛЫШОМ НЕ ПОЗВОЛЮ! - сурово отрезал все мои мечтания Костя, потом посмотрел в мои опечаленные глаза и, почувствовав угрызения совести, добавил, - Замерзнешь! Давай летать одетыми.
  - Ты с нами? - удивилась я.
  - Конечно, должен же кто-то тебя держать, чтобы ты с Горыныча не упала, когда махать руками будешь! - пошутил надо мной парень.
  - Я щмогу щподержать, - заверил нас Разбойник.
  - Ты тут останешься, проследишь, чтобы никто нашим полетам не помешал, - вкрадчиво попросил Константин, на что Соловей тут же безропотно согласился.
  - А Кощей ругаться не будет? - некстати вспомнила я хозяина замка.
  - Не будет!!! - заверили меня сразу с трех сторон.
  Ну что ж, добро получено, не будем терять времени!
  - Откуда стартуем? - вспорхнув из-за стола, засуетилась я.
  - Оттуда! - мотнув средней головой в сторону балкона, ответил Горыныч.
  Я побежала на балкон и, облокотившись на гранитные монументальные перила, посмотрела вниз. Сердце ухнуло в район пяток, в голове тут же прояснилось, в попе зазудел дух авантюризма, побуждая мою беспокойную тушку к действию.
  - Ура! - не выдержав накала эмоций, закричала я. - Вперед, к свершениям!
  Мой энтузиазм Горынычу явно не понравился, но он взглянул на Костю и воздержался от комментариев в мой адрес.
  - Куда мне можно садиться? - слегка подпрыгивая на месте, спросила я.
  Одним плавным движением Константин запрыгнул на Змея и протянул мне руку, за которую я тут же ухватилась. Меня, словно пушинку, подняли над землей и аккуратно поставили на шею бронтозаврика.
  - Вот здесь, Маша, усаживайся и ножки свешивай вниз, - инструктировал меня парень.
  Странное дело: цель женщины - подцепить мужчину, выскочить за него замуж и, родив ребенка, выйти в заслуженный декрет, усесться ему на шею, благословенно свесив ноги. Но я, видимо, сильно промахнулась, если в итоге получилось свесить ножки с плеч самого Змея Горыныча. Хотя, еще непонятно, в кого превратится твоя вторая половина после пары месяцев бессонных ночей из-за плача любимого чада! Какой образ сказочного героя выберет себе любимый супруг: Ковра-самолета, Летучего корабля, Водяного дальнего плавания? Может, на радостях уйдет в кругосветный заплыв, оставив на холодильнике записку: "Уплыл за хлебом. Вернусь, когда наследник уйдет в армию!" А у меня все предельно ясно, никаких розовых очков: шея Змея Горыныча! Получи и распишись!
  Передо мной встал вопрос: за что тут держаться можно? Я внимательно осматривала чешуйки возмущённого динозаврика, который наощупь оказался теплым и бархатистым. В голове, как в кинотеатре, стали проигрываться сцены моего фатального падения. Но не успела моя фантазия разбежаться, как сзади меня очутился Костя, крепко прижав мое податливое тельце к себе, и скомандовал:
  - Горыныч, лети!
  Я обернулась и вновь с разбегу нырнула в омут теплых карих глаз, смотревших на меня с невероятной нежностью, сердце вновь провалилось в пятки, и я вся задрожала от восторга. Хотя, возможно, все переживаемые сейчас мною эмоции были связаны с тем, что Змей резко разбежавшись, прыгнул в пропасть, наслаждаясь свободным падением.
  Я отвела глаза от Кости и оглянулась кругом. Мимо проносились горы, скалы, свист ветра закладывал уши, дыхание замирало, организм затопил восторг. Вновь повернулась к Косте, он не сводил с меня восхищенных глаз и улыбался. Сердце резко поменяло место дислокации в моем теле и стало биться в горле. Горыныч раскрыл крылья, взмахнув ими, резко взлетел вверх, и меня вдавило в объятья парня. Я тонула в его восхищении. Слегка вьющаяся челка металась по лицу, я убрала его волосы от глаз. Костя долго вглядывался в мое лицо, а потом потянулся к губам и накрыл их долгим поцелуем. Он крепко держал меня, в животе все сжалось, по коже побежал табун мурашек, пальчики на ногах от восторга поджимались, а позвоночник напрягся и выгнулся дугой. В сознании крупными буквами формулировался приговор: МОЙ! И это было ни алкоголь, ни ворожба, а что-то другое, что глубоко сидит в каждой женщине. МОЙ! Озарение, узнавание того, что когда-то давным-давно мы были единым целым, но по злой воле богов разделены на две половины и разбросаны по разным концам земли или даже мирам. А сегодня под черным небом Кощеева царства, при полной луне и ясных звездах, на шее сказочного чудовища, наконец, обрели друг друга!
  Вот, Маша, опять ты вляпалась! И как ты со всем этим счастьем домой выбираться собираешься? Сказки, любовь, полеты во сне и наяву - это хорошо! Но Елисея расколдовывать нужно, Источку матери вернуть необходимо! И если детский сад ребенок еще может не посещать, то среднее образование в нашей стране является обязательным для каждого ребенка! Поэтому любая мать должна обхитрить, переломить и победить всех в любой, даже сказочной, ситуации, но предоставить любимому крохе возможность учиться в школе! Значит, будем действовать!
  Конец второй книги.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"