Ветреная Инга: другие произведения.

Попасть в сказку и не выйти замуж? Книга 3

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    - Это место поистине уникальное, - вещал Кощей: - Вода в этом озере имеет интересное свойство: если в нее окунуться, то внешность может измениться, и девица станет для суженого самой наипрекраснейшей на земле. Бабуськи, услышав сладкие речи бледненького по берегу. - Бабушки Яга и Янина, чего потеряли? - не смогла я упустить возможность поязвить. - Да жарко что-то сегодня, глядим на детишек наших и думаем, может, тоже искупаться в водице? - Вот в том ивовом кустарнике спрятана уютная заводь, Вас там никто не потревожит, - Бессмертный поражал своим вниманием к старым перечницам. - Да пусть беспокоят, охальники бесстыжие, притопим, не хуже русалок, но в отличие от чешуйчатых стрекозерш, похороним по-человечески - на бережку! - затем обвели всех присутствующих зазывно-кокетливыми взглядами.

   Глава 1
  - Маша, да вставай уже! - прокаркал над моим ухом Щур.
  - Ааа, - простонала я, как же голова болит! Ваня! - встревоженно подскочила на постели.
  - Мамочка, я тут, - сразу отозвался сынишка.
  - А Иста где? - не унималось мое материнское сердце.
  - И я тут, - услышала я тонкий голосок девочки.
  Приоткрыв правый глаз и наведя резкость, я обнаружила детей, возившихся на полу с огромным серым холстом, водой и красками. Все вокруг было изрядно заляпано разноцветными детскими ладошками. Дети рядом, дети довольны, значит, меня все устраивает, можно и поспать. Плюхнувшись на подушку и от души потянувшись до характерного хруста, я вновь сладко уснула. Почти!
  - Маша, ну ты хоть бабусек пожалей! Они же с пяти утра к тебе прорваться пытаются! - взывал к моей совести ворон. Зря старался, она еще с вчерашней попойки не вернулась.
  - А сейчас сколько? - вяло поинтересовалась я.
  - Полвосьмого, - отчеканила птица.
  - О боги! - я была горда собой, так как смогла подобрать цензурное восклицание на реплику вредного индивида своим плохо протрезвевшим мозгом. - Жалость к противнику унижает последнего, - проворчала я, переворачиваясь на другой бок и закутавшись в одеяло с головой.
  - Маша! - не сдавался пернатый.
  - А кто старых перечниц ко мне не пускает? - стало очень интересно, кто смог противостоять самым могущественным волшебницам тридесятого царства.
  - Химеры и горгульи! - отчитался ворон.
  - Что за чудеснейшие создания - эти тварюшки! - восхитилась я.
  - Маша, прояви уважение к старшим! - выговаривала мне неугомонная птица.
  - Да что у них такого случилось, что эти две престарелые интриганки обо мне вспомнили? - лениво поинтересовалась я.
  - Кощей Елисея арестовал и в тюрьму посадил, - объяснил Щур.
  - На кой ему наш косенький понадобился? - искренне удивилась я, показав свету божьему свое припухшее личико. - Он же безобиднейшее создание в этой сказке!
  Щур стал каркать, стараясь замаскировать свой смех:
  - Кощей считает, что согласно пророчеству, он угрожает его личной безопасности.
  - Зачем злыдень на мальчонку-то наговаривает? Оболтус и угрозы - понятия несовместимые, это претит его педагогической природе! Елисей где? - решила я прояснить ситуацию.
  - Я же говорю, в кощеевой тюрьме, - ворчал ворон.
  - Его пытают? - протирая глаза, спросила я.
  - Вроде нет, - задумалась птица. - Сидит себе там спокойненько.
  - Барышни, астрономии необученные, в кощеевой тюрьме водятся? - откровенно издевалась я.
  - Нет! - зло ответил чернявенький.
  - Ну, значит, все в безопасности: Елисей - от Кощея, барышни - от Елисея. Можно еще поспать, - я вновь нырнула с головой под одеяло.
  Какое блаженство! Можно никуда не спешить! Ванюшка рядом и в безопасности! А остальное может немного и подождать! Тело в обласканной неге требовало сполна прочувствовать это состояние. Губы, истерзанные ночными страстными поцелуями так и растягивались в счастливой улыбке.
  - Маша, там Яга рыдает! - не отставал от меня вредный ворон.
  - Горько? - попыталась я изобразить сочувствие.
  - Старательно! - юморил мой собеседник.
  - В ее распоряжении четыре десятка молодых мужчин, вот пусть они ее и успокаивают! На мне двое малолетних детей! Не нужно на меня еще вешать двух престарелых кошёлок!
  - Злая ты! - не выдержал пернатый.
  - Все правильно! А еще эгоистичная и мстительная! - сияя, согласилась я с чернявым, усугубив его обзывательство еще парочкой определений. - Нужно было вызывать кого-нибудь другого, доброго, покладистого и исполнительного. Я к вам в гости не напрашивалась, сами затащили! - вдохновленная головной болью, отчитывала я говорящую птицу.
  - Кар! - громко закричал ворон.
  В моей голове разлилось мелодичное звучание колокольного звона, и негу с меня сдуло.
  - Ммм! - простонала я, держась за виски. - Щур, поганец, я из тебя суп сварю!
  - Какой? - не унимался самоубийца.
  - Вкусный! - отчеканила я.
  - Что ж ты сморщилась, будто редьки отведала? - укорял меня камикадзе.
  - Это я не от редьки, а от вина, - оправдывалась я.
  - Какого? - методично вел допрос родственник Каркуши.
  - Горынычевского, а этот чешуйчатый паразит даже не предупредил, что оно такое коварное! - слабо негодовала я.
  - Чье вино ты пила? - у поражённого отвис клюв.
  - Ты головную боль вылечить можешь? - где ж я в этом захолустье таблетки обезболивающие найду?
  Ворон взмахнул крылом, меня обдуло ветерком, чудесным образом убирая головную боль.
  - Щур, ты кудесник! - с трудом веря в произошедшее, обрадовалась я.
  Ворон довольно каркнул, но в моей голове на этот раз колокольного набата не случилось.
  - А белочки и зайчики с тобой прибежали? - вспомнила я о Ванюшкиных друзьях.
  - Нет, они границу не рискнули пересекать, их химеры и горгульи переловили бы, - снисходительно ответил ворон.
  Я уселась на постель и, укрывшись одеялом, стала внимательно разглядывать птичку.
  - Тогда, как ты, друг любезный, сможешь объяснить свое здесь появление? - прищурившись, допытывалась я. - И почему тебя тварюшки не тронули?
  Птица, замерев, уставилась на меня немигающими глазами.
  - Выходит, работаешь на два фронта! - констатировала я. - Говори, шельмец, что Кощей задумал?
  - Елисея извести! - даже не задумавшись, ответил Щур.
  - И этот врет! - возмутилась я. - Не стыдно?
  - С чего ты взяла, что я вру? - пытался оскорбиться чернявенький.
  - С того, что если бы Кощей захотел извести оболтуса, то давным-давно это сделал бы. Насколько я помню, еще вчера днем косенький был вполне свободен в своих передвижениях, а ближе к вечеру его арестовали! Почему так? Чем-то другим были заняты? И про царенка забыли! Поздно спохватились! Для отвода глаз в тюрьму засунули! - вела я допрос говорящей птицы. - Я права?
  - Тебе виднее, красавица! - пытался отшутиться ворон. - ОЙ! - взвился под потолок пернатый.
  Сынулька-таки смог осуществить свою недавнюю мечту: незаметно подкрасться к ворону, вырвать у него из шикарного хвоста перышко, одновременно при этом так удачно отомстив за маму.
  - Больно? - оскалившись, поинтересовалась я.
   - Да! - честно ответил Щур.
  - Будешь дальше врать, и пытки продолжатся! - угрожающе поползла я по кровати в сторону вредной птицы с явным намерением поймать перспективный ужин и ощипать.
  - Кар! - вновь прокричал ворон и вылетел в открытое окно.
  И этот что-то скрывает! Ситуация, в которой все всё или почти всё знают, все, кроме меня, начинала изрядно бесить. Решив, что продолжать столь чудесное утро с негатива неправильно, потянулась еще один раз и, вспомнив, как жаркие руки моего кареглазого блуждали по телу, улыбаясь и мурлыча себе под нос, отправилась умываться и одеваться. Елисейка мне больше нравился свободным, надо было выручать парня.
  Глава 2
  На завтрак пошла цветущая! В новом зеленом платье, с рукавами по локоть и воротником стоечкой! Открыв утром платяной шкаф, не обнаружила в нем ни одного наряда с блестящей отделкой. Видимо, учли мои пожелания, что я высказала на вчерашних посиделках, и заменили тряпки, согласно моим, довольно-таки нетрезвым высказываниям. Приятно! ОЧЕНЬ приятно! Поэтому, облачившись в длинное платье цвета сочной травы, поплыла в трапезную в образе весны и в отличном настроении. Нас с детьми сопровождала нехилая группа поддержки, состоявшая из косо смотревшего на меня Серого Волка, двух горгулий и двух химер, которые, завидев Ванятку с Источкой, радостно завиляли хвостами, отбивая от стен штукатурку и ломая мебель. Зайдя в столовую, мы тут же стали участниками эпического действа: баба Яга, широко размахивая руками и громко сморкаясь, рыдала на груди Святояра, баба Янина не ограничивала себя лишь одной "жилеткой" и проделывала это сразу с Тихоном и Любомиром, крепко держа их за рубахи, чтобы не сбежали, окаянные.
  - Всем доброе утро! - широко улыбаясь, поздоровалась я. - Дети, присаживайтесь за стол, завтракать будем.
  - Да как, при таком горе, кушать-то можно? Кусочек в горле не застрянет? - пыталась воззвать к моей совести баба Янина.
  От громкого завывания, малыши застыли и, как под гипнозом, чуть приоткрыв рты, уставились на бабулькин слезный водопад.
  - Янинушка! - от услышанного имени бабуська аж подскочила, и тут же неосмотрительно выпала из страдальческого образа. - Вам тут один очаровательный кавалер приветы передавал и тоже взывал к Вашей совести и памяти. Этот обаяшка явно по Вам сохнет, - язвила я, почем зря.
  - Он про меня спрашивал? Что сказал? Страдает? - тут же отцепившись от, резко ставших ненужными, старшего стрельца и конника, кокетливо выспрашивала седенькая старушка, посверкивая озорными глазенками.
  - Да как Вам не совестно, Янина Серафонтовна! В такой тяжелый час для царевича Елисея кавалерами интересоваться?!! - широко всплеснула я руками.
  У Янины от возмущения в связи с моим столь резким переходом, открылся рот, и она в растерянности повернулась к бабе Яге.
  - А что? Маша совершенно права, надо сначала внучка вызволить, детей накормить, а потом уж и дела сердечные решать, - подняв вверх руки и просушив глаза, ответила старушка на немой укор остолбеневшей сестры.
  - Доброе утро, гости дорогие! - в зал для приема пищи величественно вошел Кощей Бессмертный.
  Ну что ж! Диета, так диета! Сомневаюсь, что в его присутствии мне удастся нормально позавтракать. Ну, хоть узнаю, что это такое, встать из-за стола с чувством легкого голода.
  - Прошу всех к столу, - продолжал злыдень.
  Дети, как и вчера вечером, тут же метнулись к столу и уселись на прежние места, рядом с Кощеем, я тоже, недолго думая, заняла вчерашний стул. Остальные присутствующие, подобрав с пола жевательные аппараты, разместились, кто - где. Кто бы сомневался, что старые интриганки не утерпят и усядутся в первых рядах, то есть по левую руку от хозяина замка, аккурат, напротив меня с детьми.
  - Как ночь провели? Все ли комнатами довольны? Выспались ли? - хозяин замка был образцом гостеприимства.
  Я потупила взор, взгляд упал на тарелку с ароматными блинчиками и сметанкой. Желудок сжался, протестуя против попадания в него еды. Но материнский инстинкт вел за собой, требуя реализации. Вот ею-то и займемся. Разложив по тарелкам детей ближайшие к нам полезные яства, стала наблюдать за оживлённой беседой, на подсознании отслеживая количество еды, уплетаемой детьми. Организмы растущие, недоедание может вести к отставанию физического развития, что совершенно недопустимо.
  - Доброе утро, хозяин дорогой! - первая ринулась в бой с Бессмертным бесстрашная баба Яга. - Здрав будь!
  Странное пожелание персонажу, которого при всем старании укокошить нельзя!
  - Благодарим тебя за заботу твою и радушный прием, - продолжала петь старушка. - Особый поклон тебе от внука нашего младшенького. Казематы твои гостеприимно приняли его в свои объятья!
  Лицо бабульки светилось добротой и искренней благодарностью.
  - Убранство комнат наших поражают красотой и уютом, - вторила сестре Янина. - Особенно хочется воспеть ровность тюремных лавок и мягкость сена в камере у Елисеюшки!
  - Рад, что вы по достоинству оценили все мои усилия, - оскалившись, поблагодарил присутствующих бледненький. - Мария Васильевна, а как Вам пришлось мое гостеприимство?
  - Изумительно, - гоняя по тарелке несчастный замученный блинчик, ответила я. - Люди и нелюди отзывчивые, полеты виртуозные, вино убойное.
  Головная боль ушла, забрав с собой осторожность. Ай, ай, ай, Маша!
  Брови на сером лице хозяина замка взметнулись вверх.
  - Нелюди? Полеты? Вино? - переспросил меня Кощей.
  Это я еще смогла умолчать об обнимашках, поцелуях и эротических фантазиях, в которых ... Хотя, зачем фантазировать? Нужно создавать благоприятные ситуации и реализовывать свои желания!!!
  - Говорю, гостеприимство Ваше запало мне глубоко в душу! - пыталась я перевести остаточные признаки утреннего похмелья в приличное русло. - Честно говоря, не понимаю, почему меня всю дорогу пугали, что в Вашем царстве мне грозят пытки, страдания и гибель неминуемая. Пока все очень даже чудесно.
  Кощей на мою сбивчивую речь как-то странно гыгыкнул и переключился на бабок, так удачно переводя от меня всеобщее недоуменное внимание:
  - Навестили внучка младшего? Выспался ли Елисей? Плотно ли позавтракал? Чувствует себя бодро ли?
  От заданных вопросов лица бабусек в злобе перекашивало, но они держались достойно, только громко скрипели зубами и гнули в руках хозяйские столовые приборы.
  - А старшие царевичи? Благополучны ли? - бледненький мог быть дотошным.
  - Позавтракали, сейчас занимаются на стрельбище, - стараясь выпрямить испорченную вилку, цедила обиженная баба Яга.
  - Кощей, а зачем ты Елисейку в казематах своих запер? - подкладывая Ванюшке еще пару ложек любимого творожка, поинтересовалась я.
  Видимо, горынычевское вино во мне еще не выветрилось! Хотя, какое там "еще"? Закусывать надо было, Мария Васильевна, закусывать! Но слово - не воробей, вылетит - в рот не запихаешь. В трапезной установилась звенящая тишина. Что было совершенно неудивительно. Фамильярность с моей стороны была недопустима, вернее смертельна. Кощей же сделал вид, что так и должно быть:
  - Так согласно пророчеству, погубить он меня должон, вот и упреждаю опасность.
  И сказал он это так легкомысленно, что я не удержалась и выпила горячего отвара из своей фарфоровой кружечки. Чудесное снадобье подействовало мгновенно, в голове прояснилось, во всем организме появилась легкость и четкость движений. Я так искренне поразилась лекарственным действием, что слегка выпала из реальности, а зря. После того как вернулась, тут же поймала на себе подозрительные, осуждающие, и только со стороны Кощея - насмешливый, взгляды.
  - Подскажите, - выправилась я в политесе, тем самым помогая подобрать окружающим челюсти с пола. - А сколько битв Вы выиграли? Сколько интриг раскрыли? Сколько недругов было Вами повержено?
  Бледнолицый был хорош и ужасен! Воспринимал мой откровенный бред благожелательно и добродушно.
  - Бесчисленное множество, - скромно ответил злыдень.
  Присутствующие за столом коллеги хранили тревожное молчание.
  - Как Вы считаете, каким именно способом мог бы наш Елисей причинить Вам мало-мальский вред, а уж тем более убить? Мне кажется, у старших царевичей в этом вопросе больше шансов, - отчаянно хлебнув вторую чашечку чудеснейшего снадобья, рассуждала я вслух.
  От моих речей, бабульки, шипя, вжались в кощеевы стулья, кроша подлокотники, а троица богатырей, скорбно, не чокаясь, опрокинула в себя по стопочке горячительного.
  - Вы совершенно правы, Мария Васильевна, - начал отвечать мне бледнолицый.
  Вот удивил так удивил, это он что же, старается поддержать мой авторитет? Какая прелесть! К горлу подкатил ком от такой заботы!
  - Старшие царевичи более подготовлены в искусстве выстраивания стратегии и ведения боевых действий против врага, но они беззащитны передо мной, - Бессмертный отнюдь не бахвалился, он просто озвучил реальное положение дел.
  - Елисей против своих старших братьев - ребенок малый, каким образом он Вам погибелью грозит? - недоумевала я, трезвея на скорую руку и булькающий желудок.
  В глазах старушек появилась надежда, троица скептиков сомневалась.
  - Так от случайностей никто не застрахован, - пожав мощными плечами, ответил хозяин замка.
  - А если мы за него поручимся? - спросила я, припомнив свое октябрятское детство, в котором мы брали на поруки отъявленных двоечников.
  Я перевела взгляд на пенсионерок, и те, не хуже рьяных комсомолок, зыркнули на Кощея яростно-честными глазами, чистыми помыслами и прозрачнейшими репутациями. Белизна образов аж слепила. Любованное дело, а не соратницы у меня!
  - Чем же вы за него поручиться можете? - интриговал злыдень.
  Чем-чем? А действительно, чем я могу поручиться за оболтуса? Хороший он парень, мамой клянусь?! Несущественно! Безобидный наш царенок, зуб даю?! Маловато!
  - Если он против тебя, Кощей Бессмертный, что худое задумает, то мы вместе с бабой Ягой и Яниной его сами на живописном холмике и прикопаем! - как-то совсем легкомысленно заявила я первое, что пришло на ум, и поддержанное дружными кивками бабулек.
  Громыхнуло, потемнело! Мы прониклись, постукивая зубами и дрожа конечностями.
  - Весомый аргумент, - задумчиво проговорил злыдень, внимательно сверля глазами Ягу и Янину.
  Странно, почему не меня? Ведь именно я раздавала столь опрометчивые обещания.
  - Прикопаем, - обреченно пообещала баба Яга, согласная с ней Янина также трагично потупила взор в наполненную до краев яствами тарелку. Удивительно! Тематика беседы и присутствие Кощея абсолютно не портили старушкам аппетит. Восхищена стойкостью желудков старшего поколения!
  - Ну что ж, тогда не вижу необходимости в содержании младшего царевича в казематах, - как-то слишком легко согласился с нашими доводами Бессмертный.
  Все дружно выдохнули, бабуськи благодарно мне покивали. Я пожала плечами. Нет, это не совесть во мне проснулась, просто Елисей мне действительно нравится: хороший, добрый, наивный парень. Заключение его в тюрьму показалось мне чрезмерным наказанием за провинность, которую он даже еще не совершил. Да и не верю я, что он способен целенаправленно или случайно причинить кому-либо вред, а уж тем более Кощею Бессмертному. Тут совершенно разные весовые категории. Да и в ведении расследования он оказывал более значительную помощь по сравнению с остальными особями мужского пола. А если вспомнить финал истории с русалками, в некоторых случаях без него просто не обойтись!
  - Угощайтесь, гости мои дорогие, - нарушил неспешный ход моих воспоминаний Кощей. - Нас ждут!
  Я встрепенулась, подбодренная любопытством. Может, Костя меня дожидается, а я тут очередной антипохмельной чашечкой давлюсь! Интересно, как он себя поведет со мной после ночных полетов? А вдруг мне только почудился его интерес ко мне и пылкость? Вдруг коварное вино Горыныча нарисовало эти чувства в моем нетрезвом воображении? Нервозность перекрывала всякое желание и глотательную деятельность. От нечего делать, рот переключился на общение:
  - А КТО нас ждет? - тут же спалилась я, но сразу поправилась: - Или мы куда-то отправляемся?
  - Да, Мария Васильевна, - считывая гамму эмоций с моего лица и снисходительно ухмыляясь, ответил Кощей: - Хочу вам показать места наши заповедные.
  Заповедные, так заповедные, главное, не охотничьи. Быть загнанной добычей на псовой охоте мне как-то не улыбалось.
  - Отправляемся с детьми? - уточнила я.
  Степень доверия к злыдню еще не достигла своего апогея, поэтому уточнить некоторые детали не помешает.
  - Конечно, - очаровательно разулыбался бледнолицый, отчего баба Яга начала ритмично хлестать Янину по щекам, дабы хитрюга не смылась в обморок. - Ванечке и Источке будет полезно поплавать в моем заповедном озере.
  Меня от обморока спасло лишь то, что мое внимание так удачно отвлек сынишка, испачкавший рубашку вареньем.
  - Почему? - материнский инстинкт воспрял и требовал подробностей.
  - Вода в нем чудодейственная и будет очень полезна для здоровья малышей! - ответил злыдень, с нежностью глядя на детей.
  Когда завтрак закончился, мы дружно пошли во двор замка, Кости там не было. Нас с детьми поджидал Серый Волк и десятка три тварюшек, весело подпрыгивающих от нетерпения. Ванюшка и Иста не стали скромничать и тут же залезли на каменистых "скакунов", те взмыли в небо, и наше ожидание скрасили детский смех и звериное рычание.
  Кощей Бессмертный вышел к нам торжественный в сопровождении важных вельмож и каменных рыцарей в блестящих латах и шлемах, державших стальные мечи. Точно под таким же конвоем позади бледненького плелся расстроенный Елисей. Бабульки, всплеснув руками, помчались к своей кривенькой кровиночке. Каменный конвой попытался было им воспрепятствовать, но был тут же развеян по ветру сердобольными старушками. Те, казалось, даже не обратили на препятствия внимания, тут же принялись обнимать косенького, вертя его, как волчок, в разные стороны. Как только бабушкины сердечки были успокоены, царенок тут же подошел ко мне и отвесил земной поклон.
  - Благодалствую, Малия Васильевна, за доблоту Вашу! В беде не оставили, из застенок Кощеевых вытащили! - громко проорал гнусавый дрожащим голосом.
  - Елисей, не переигрывай, - охолонила я кривенького. - И учти, будешь на Кощея покушаться, лично прикопаю, а бабушки твои мне в этом помогут!
  Проинформированный соколик проникся:
  - Да, пошто он мне сдался! - глядя прямо в леденящие глаза злыдня, храбрился отчаянный царенок.
  - Хорошая версия! - похвалила я самоубийцу, одобрительно похлопывая того по плечу. - Вот ей и следуй, а, заодно, держись от Бессмертного подальше.
  Елисей - парень смышленый, мой совет не проигнорировал, а принял к сведению и, отойдя от оговоренного объекта на добрые десять шагов, попытался слиться с пейзажем.
  Я же старалась в толпе летающих каменюк разыскать своего вчерашнего "рысака", но он, как сквозь землю, но, точнее будет сказать, сквозь облака, провалился. Остальные экземпляры воздушных перевозчиков показались хлипковатыми для моей вполне упитанной тушки. Интересно, а до этой курортной жемчужины Кощеева царства далеко? Как-то мне совсем не улыбалось опять трястись на телеге. Зачем мне эти курорты, если дорога до них лишь усугубит цветение синяков на моей драгоценнейшей попе? Я так увлеклась размышлениями, что даже не сразу заметила, когда речь взял главный злодей нашей сказки:
  - Готовы ли ВЫ? - сделал многозначительную паузу бледненький, бабульки подбоченились, троицу богатырей накрыло цунами самомнения, лишь Елисей подозрительно прищурился (Вот сообразительный парень!), я тоже последовала его примеру: - Гостья дорогая, к прогулке по моему царству?
  Подлянка от злыдня не заставила себя ждать. Перехвалила ты, Маша, бледненького! Хотя нет, зачем самой себе врать? Похвала и подхалимаж - это разные вещи! Значит, его поведение вполне вписывается в рамки отрицательного героя.
  Коллеги с большим неодобрением оглянулись на меня. Ой, а мне прямо совестно стало! Я растянула губы в добродушном оскале:
  - Буду рада лицезреть красоты Вашего государства, многоуважаемый Кощей Бессмертный!
  От моего политеса бабульки возмущенно фыркнули, богатыри изволили гневаться, царенок нещадно палил меня, давясь от смеха.
  - Хозяин наш радушный, - начала я прощупывать самую волнующую меня на данный момент тему.
  Злыдень широко и добродушно улыбнулся, так, что его острые клыки выставились из-под верхней губы. Клыкастик начал очень смахивать на вампира. Я вновь обругала себя за то, что слишком рано потребовала снять с себя бабкину ворожбу, сейчас бы вместо леденящего попу ужаса, ощутила себя на месте главной героини популярной саги: вампирище клыками на меня посверкивает, волчара также имеется в наличии. Можно спокойно и ритмично метаться в выборе между некрофилией и зоофилией. Ах да, еще от меня требуется вкусно пахнуть, падать в обмороки и быть круглой бездеятельной дурой. Конечно, задача не простая, придется подтянуть внутренние резервы, но я уверена в своей победе!
  Сама не заметила, как начала улыбаться вампиренышу в ответ. Кощей, видимо, такой радостной реакции с моей стороны на свою "лыбу" не ожидал, так как недоуменно поднял брови, уставившись на меня.
  - А каким образом мы попадем в столь чудесное место, так заботливо Вами, о, опора сего государства, предусмотрительно для нас приготовленного? - я и не знала, что моя лесть может достичь таких высот! Пострадавшей попой чую: если выкручусь из этой сказки, то по возвращении домой меня ждет быстрый карьерный рост и увеличение зарплаты.
  - Сказочным! - мда, а у Кощея талант с людьми разговаривать посильнее, чем у царя-батюшки Ждана Годиновича: вроде и ответил, а вроде и в баню послал. При этом бледненький не переставал мне улыбаться.
  Хочу ворожбу! Под ней флирт клыкастенького не вызывает желания убежать в кусты по малой нужде. Неожиданно на землю передо мной опустился большой ковер с пушистыми кисточками по всему периметру. Он был яркий, цветастый, с затейливым орнаментом.
  - Ковер-самолет! - восхищенно выдохнула я.
  Вокруг меня также послышались восторженные ахи и шепот. Значит, Бессмертный не поскупился и показал нам настоящий раритет.
  Глава 3
  Я - царевна Будур! Ну, где мой бледненький Аладдин? Уноси меня с Ваняткой, коврик шерстяной, домой к маме!!! Я замерла, надеясь, что мое рьяное желание, не произнесенное вслух, сбудется. Но, дудки!!! Волшебный предмет домашнего интерьера действует, вероятно, исключительно в границах этой сказки, хотя, зная изощренный ум главного злодея, то, возможно, только в границах его государства. Жаль!
  Наклонилась и потрогала летательный аппарат: добротный, толстый, шерстяной ковер. Завидев новый объект для исследования, дети спустились на землю и весело забегали по ковру. Раритет отнесся к такому неуважительному обращению со стороны малышей вполне добродушно: зашуршал и пошел волнами, отчего дети радостно запищали и с удовольствием стали участвовать в новой игре - "прыгни на волну".
  - А это безопасно? - волновалась я.
  Гарантии - гарантиями, а полеты - это дело опасное!
  - Перед полетом на ковер опустится прозрачный купол, который будет оберегать нас от падения.
  От моего внимания не ускользнуло это подозрительное "нас".
  - А сколько человек способен перевозить ковер? - сомневалась я в большой грузоподъемности шерстяного агрегата.
  - Четыре - пять человек, - любезно отвечал на мои вопросы злыдень, с нежностью во взгляде наблюдая за игрой детей с ковром. - То есть нас с Вами, Мария Васильевна, Ванюшу, Источку, ну и серую няньку.
   Услышав это, мой постреленок радостно захлопал в ладоши и закричал "УРА!!!", его тут же поддержала веселая подружка с двумя косичками.
  - А на чем же ты нам предлагаешь добираться до твоей заповедной лужи? - бесстрашно хамила баба Яга.
  Видимо, после освобождения из заточения царенка, ее чувство самосохранения взяло отгул. А зря, хозяйку без присмотра и на десять минут нельзя оставить, она ж сразу с саблей наголо в атаку рвется.
  - Старые мы уже, Кощеюшка, пешком по полям, да лесам бродить, - пыталась как-то выправить ситуацию баба Янина.
  - Есть у меня и для вас одно чудо летательное, дам вам его во временное пользование и только для передвижения в моем царстве, - злобно ухмыльнулся бледнолицый.
  От его щедрости пенсионерки дружно поежились, но протестовать и возмущаться сразу не стали - женское любопытство заняло выжидательную позицию, давая шанс злыдню проявить себя. Вдруг с диким свистом над нашими головами что-то пролетело, потом, зайдя на вираж, вновь умчалось к замку, чтобы облететь каждую башню кощеевой резиденции.
  - Курочка наша ненаглядная, - отчего-то прослезившись, запричитала баба Яга.
  - Хохлатушка наша горемычная, - перекрикивая сестру и размахивая руками, звала свистящий аппарат баба Янина.
  - Квочечка-разумница, - истошно кричала радостно улыбающаяся Яга, позабыв о слезах. - Лети к нам, мы тебя расцелуем.
  Кружащий вокруг башен неопознанный летательный объект, видимо, услышав эти слова, вдруг резко замер, и что-то прокудахтав, рванул к нам. При его приближении я смогла узнать в нем ступу, обычную ступу, такую, которую у нас в книжках про бабу Ягу рисуют. Она молниеносно подлетела к старушкам и встала перед ними, как вкопанная, обдав при этом теплым ветром. Старушки ничуть не удивились подобному маневру, и даже, наоборот, умилились и кинулись ее обнимать и целовать, приговаривая разные витиеватые нежности с куриной тематикой. Полировка волшебного транспортного средства при помощи губ престарелых летчиц могла длиться еще долго, но ее жестко прекратил Кощей.
  - По коням!!! - прохрипел Бессмертный. - Отправляемся к Озеру! Кто какого боевого коня выбирает?
  - Мы - ступу! - тут же отозвались счастливые пенсионерки. - Елисей, не стой столбом, а ну - к нам!
  Царенок шустро подбежал к кудахтающему летательному аппарату и замер, примеряясь, как бы в него забраться, затем, уперевшись в края и подтянувшись на руках, нырнул на дно, знатно приложившись об стенки организмом. Из глубины ступы послышалось витиеватое ругательство, смысл которого скрылся от нас нечеткой дикцией, но артистизм, напор и пылкость исполнения смогли оценить все присутствующие!
  - Елисеюшка, тщательнее буквицы нужно проговаривать, а то половина народа так и не смогла оценить глубину вложенного тобою, соколик ты наш речистый, смысла в переливы брани! - горделиво ворчала баба Яга. - А ну, подвинься!
  Оболтус завозился в ступе, а затем показалась его светлая головушка. Он прижался к краю агрегата, давая возможность бабульке для маневра. Яга, даже не примериваясь, высоко подскочила на месте рядом со своей "хохлаточкой", поджав согнутые ноги к животу, а приземлилась уже в ступе. Тем же способом запрыгнула в кудахтающее средство передвижения и баба Янина. Они нежно поглаживали борта летательной "пеструшки", вопросительно поглядывали на Кощея, мол, чего задерживаешь, летим уже!
  - Ваня, Иста, усаживайтесь в центр ковра! - улыбаясь, скомандовал бледненький.
  Детишки не стали упрямиться и уселись в центр тут же успокоившегося ковра.
  - Мария Васильевна, прошу, - показав мне рукой на мое место, справа от Ванятки, пригласил меня предусмотрительный Кощей.
  Я, как смогла, изящно плюхнулась возле сына, скрестив ноги по-турецки (на мой самоуверенный взгляд), аккуратно поправив подол зеленого платья, чтобы во время полета, оно не поднималось от ветра. С левого края от Исты сел и сам бледнолицый, а сзади детей расположился Серый Волк. Я оглянулась на остальных. Кощеева охрана, что осталась еще не развеянной бабушками, сидела на каменных рысаках с крыльями, его вельможи разместились на точно таких же пегасах, только живых. Бесхозными остались лишь три кандидата на руку и сердце?! А действительно, обстоятельства изменились, царь-батюшка далеко, а Кощей вот он, рядышком. Чьи сейчас приказы они будут выполнять? Как изменится поведение соколиков? Так ли уж им нужны мои рука, сердце и другие проблемы?
  Но бравые богатыри не растерялись, применили армейскую смекалку и, отловив каждый для себя по тварюшке, взобрались на них. Смотрелись они, правда, забавно, словно взрослые дядьки на детском трехколесном велосипеде. Горгульки им явно были не по размеру. Я засомневалась, что каменюки могут летать с такими седоками.
  - Земля, прощай! - скомандовал скрипучий голос злыдня, отрывая меня от размышлений. - Не поминай лихом!
  По нам прошлась волна теплого воздуха, и ковер-самолет стал плавно подниматься над землей. Делал он это неспешно, поэтому желудок остался на месте, а не как обычно при перелетах, желал выскочить из организма, хвастаясь всем окружающим своим содержимым. Сердце тоже продолжало ровно биться, голова не кружилась. Набравшись смелости, я отвела руку в сторону, ладошка уперлась в теплую прозрачную стену. Осознание того, что мы не свалимся и находимся в относительной безопасности, в значительной степени меня успокоило.
  - Земля, прощай! - услышала я позади залихватский вопль бабы Яги, поддержанный разбойничьим свистом.
  Я тут же обернулась. Может, это Соловей-Разбойник с Костей решили выйти и проводить нас в дальний путь? Сердце захолонуло, но меня ждало разочарование вкупе с удивлением. Так нахально свистела баба Янина, при этом раскинув руки в стороны, как тонкие, сухонькие крылья, и счастливо улыбалась. А вот искомого объекта нигде обнаружить так и не удалось. Я печально вздохнула и, повернувшись вперед, продолжила свой первый полет на ковре-самолете. За нами, выстроившись косяком, на манер уток, осенью улетающих на юг, следовала вся наша многочисленная кавалькада, включая бабулек с Елисеем в ступе, охрану на каменных пегасах, вельмож на живых крылатых коняшках, Святояра, Любомира, Тихона на горгульках и три десятка каменных тварюшек, гордо замыкающих клин.
  Глава 4
  Я приготовилась к длительному полету, поэтому, взяв Ванятку за руку и облокотившись на широкую спину волчары, принялась осматривать нетронутые цивилизацией красоты местной природы. Леса, луга, реки - все было прекрасно. Солнышко, чистый воздух, что еще нужно ребенку для гармоничного развития? Когда еще мы с Ванюшкой попадем в столь щедрую на кислород территорию? Надо пользоваться моментом. Не будь здесь столь пуританских нравов, я бы предпочла переодеться в купальник и позагорать на шерстяном летном средстве минут тридцать-сорок, а так, приходилось терпеть и лететь одетой. Но и тут бледненький меня удивил, как только я перестала азартно вертеть головой по сторонам, взмахнул рукой, и в пространстве открылось огромное воздушное окно круглой формы, в которое мы всем косяком и влетели. Честно говоря, я сильно напугалась, поэтому обняв детей и прикрыв их собой, зажмурилась.
  - Мария, да за кого ты меня держишь, если допускаешь, что тебе рядом со мной беда грозит? - прохрипел над моим ухом обиженный голос злыдня.
  - За Кощея Бессмертного, - так же тихо ответила я, выпрямляясь и оглядываясь. - Ты, конечно, прости, но к таким фокусам я не приучена, вот и пугаюсь.
  - Извини, - не поверила я своим ушам, когда это слово вылетело из уст самого Кощея. - Не учел я этого, когда хотел порадовать тебя волшебством.
  Голос бледненького был таким расстроенным, что мне захотелось исправить свою оплошность.
  - Все нормально, просто очень непривычно! - широко улыбнулась я злыдню.
  Он также улыбнулся мне в ответ, но, видимо, увидев мое бледнеющее личико со слегка закатывающимися глазами, тут же спрятал свои клыки за губами. Надо признать, что вовремя: желание сигануть с ковра тут же пропало. А под нами в это время переливалась всеми оттенками белого, голубого, синего, черного водная гладь. Озеро было прекрасно, обрамлённое песчаными берегами, лесами, горами, оно манило, звало испить водицы.
  Мы приземлились на широкой площадке, покрытой чистым белым песком. Я скинула лапоточки и, чуть приподняв подол платья, опустила ножку в воду. Она была теплая, словно парное молоко.
  - А здесь купаться можно? - строго спросила я у подошедшего ко мне Серого Волка. - На дне стекляшек, острых камней, ям, змей, хищных рыб, инфекции или другой опасности нет? Тут глубоко?
  От моей дотошности хищник немного подзавис, переадресовывая ошарашенным взором вопрос Кощею. Тот, недолго думая, взмахнул рукой, отчего по водной глади пошли подозрительные круги, и ответил за своего подчиненного:
  - Озеро абсолютно безопасно! Глубина для детей подходящая, если не заходить дальше этого камня, - и бледненький показал на большущий валун, находившийся метрах в семи от нас.
  - Ваня, Иста, айда купаться! - закричала я детям. - Раздевайтесь, вода чудесная!
  Моему постреленку повторять не требовалось, он тут же принялся скидывать с себя лапти, штаны, рубаху и полез в воду. Я поймала его за руку и начала проводить инструктаж:
  - Можно: прыгать, брызгаться, кричать, плавать! Нельзя: нырять в воду с головой, топить друг друга, пугать маму криками "Я тону!", заходить за тот большой камешек! Обязательно к исполнению: по первому моему требованию ты выходишь из воды! Согласен?
  Ванятка серьезно обдумал мои слова и, согласившись, кивнул мне. Затем, посверкивая голой беленькой попкой, побежал в воду.
  - Глаз с него не сводить, если что-то с ним произойдет, я твою шкурку у себя в гостиной постелю, - широко оскалившись, прощебетала я.
  - Перед камином будешь на моей шкурке лежать и зимними вечерами греться? - пытался пошутить санитар леса.
  Эх, не знаешь ты трудностей жизни, волчок, так как никогда не жил в хрущевках! Какой камин? Какое лежание на полу, когда в образовавшиеся то ли в полу, то ли в стенах щели нещадно задувал холодный ветер?
  - Шаркать по тебе буду старыми тапками, и будет твой конец пыльным и бесславным, - пугала я Серого.
  Тот прижал уши к голове и насупился, видимо, оценил степень угрозы и стал следить за маленьким купальщиком, как приклеенный.
  - Источка, а ты чего купаться не идешь? - удивилась я скромному поведению девочки.
  - Так нельзя, я же девочка! - с завистью в голосе ответила она, не сводя глаз с плескающегося в воде Ванятки.
  - Какая глупость! - возмутилась я. - Ты еще слишком маленькая, поэтому не девочка, а ребенок, чадо несмышлёное, как и мой Ванюшка. И купать вас нужно всех вместе. Раздевайся и лезь в воду! Если стесняешься, то можешь остаться в рубахе, а снять только сарафанчик и лапти, но предупреждаю сразу, в ней купаться неудобно будет.
  Малышка взвесила все за и против и скинула с себя все облачения. Она вся светилась от предвкушения, когда я поймала ее за руку:
  - Ты все слышала, что я Ване говорила?
  - Да, тетя Маша, - ответила мне девочка.
  - Будешь все исполнять, как я сказала? - строго спросила я.
  - Да! - также серьезно ответил мне четырехлетний ребенок.
  - Тогда беги, - отпустила я визжащую от радости девчушку, с разбегу бросившуюся в воду, отчего во все стороны полетели брызги.
  - Расскажите, многоуважаемый Кощей, почему это озеро заповедное? - повернувшись к бледненькому, спросила я.
  - Это место поистине уникальное, - как будто сказку рассказывал, вещал Кощей: - Вода в этом озере имеет интересное свойство: если в нее окунуться, то внешность может измениться, и девица станет для суженого самой наипрекраснейшей на земле, а парень для своей ненаглядной красавцем писаным, что глаз не отвести.
  Бабуськи, услышав сладкие речи бледненького, тут же покинули свое транспортное средство и заметались по берегу.
  - Бабушки Яга и Янина, чего потеряли? - не смогла я упустить возможность поязвить.
  - Да жарко что-то сегодня, глядим на детишек наших и думаем, может, тоже искупаться в водице? - пели седенькие пловчихи.
  - Вот в том ивовом кустарнике спрятана уютная заводь, Вас там никто не потревожит, - Бессмертный поражал своим миролюбием и вниманием к старым перечницам.
  Заслышав столь вежливое к себе обращение от оппонента, старушки сначала насторожились, а потом дружно скривились, как от лимона, но ответили, как и полагается царским теще и тетке:
  - Да пусть беспокоят, охальники бесстыжие, притопим, не хуже русалок, но в отличие от чешуйчатых стрекозерш, похороним по-человечески - на бережку! - затем улыбнулись и обвели всех присутствующих зазывно-кокетливыми взглядами.
  Даже если у кого и были шальные поползновения в сторону пенсионерок, то они в тот же миг затухли. Былые красавицы приосанились и гордо прошествовали на место купания. Я продолжила наблюдать за детьми, они азартно брызгались, смеялись, через воду рассматривали дно озера и искали красивые камушки или ракушки, потом приносили их к волку, складывая у его лап. При этом Ванюшка важно командовал:
  - Охраняй!
  Это жутко обижало Серого:
  - Я - волк! - злился он, скалясь на моего постреленка.
  - И что? Не можешь поохранять? - удивлялся мой бесстрашный ребенок.
  - Могу, - чуть растерявшись, отвечал волчара.
  - Охраняй! - вернулся к первоначальной команде голопопый кинолог.
  Серый, окончательно ошалевший от такой наглости, повернулся ко мне с немым вопросом, мол, что происходит?
  - А чего ты на меня гладишь? - рассмеялась я. - Ребенок логичен и лаконичен.
  - Так я же нянька, а не охранник! - прищурившись, ехидствовал волчара.
  - Ты универсален: можешь и малышу сопли подтереть, и его обидчику ногу откусить! - вновь рассмеялась я, расхваливая пушистика. - Или не можешь?
  Загордившийся и выпятивший грудь хищник весь светился, но услышав мой вопрос, рассердился:
  - Могу! - клацнул он зубами.
  - Вот и охраняй! - повторила я Ваняткину команду, которая в моем исполнении к камушкам и ракушкам уже не относилась.
  Глава 5
  Я решила пройтись по бережку, место было действительно чудесное: с одной стороны озера росли вековые сосны, высокие и пушистые, а с другой высилась живописная гора, вершина которой была покрыта снежной шапкой. Насколько я могла понять, все окружающие делали вид, что чудесно отдыхают и проводят время. Охрана Кощея разделилась, одни готовили пикник со скатертью-самобранкой, причем этот сказочный атрибут имел более впечатляющие размеры, чем у бабулек, раза в четыре. Там же они организовали место для отдыха: установили навесы, под тенью которых можно было спрятаться от солнца, лавочки, плетеные кресла-качалки и лежаки, застелили траву и песочек вокруг скатерти коврами. Получилось, действительно, очень уютно. Вельможи с богатырями и Елисеем разбрелись по территории, окружавшей озеро, их больше увлекло изучение местности, нежели водные процедуры.
  - Маша, ты что удумала? - пока все были заняты приготовлениями, Святояр решил вволю на меня пошипеть.
  - Воевода, будь любезен, более развернуто формулируй вопрос, - да-да, я все помню и не намерена делать вид, что уважаю руководителя нашего сказочного похода в Кощеево царство.
  - Ты зачем с Кощеем заигрываешь и во всем ему потакаешь? - выговаривал мне боярин.
  Хм, потакала я вчера, чувственно, неспешно и вовсе не дохлику. Тут и поинтереснее мужчины встречаются, - искренне улыбалась я своим мыслям. А с Кощеем я вынужденно вежлива, а куда мне, бедной, деваться, если он такой сильный и страшный?!
  - Святояр, ты предлагаешь мне вступить с ним в конфронтацию? - уточнила я, на что получила одобрение в виде кивка головой. - То есть вступить в конфликт с главой целого государства, в гостях у которого находится мой четырехлетний сын, а если быть точной, то в заложниках? - моя формулировка боярину явно не понравилась.
  - Все не так серьезно, как может показаться на первый взгляд! - пытался уговорить меня воевода.
  - Святояр, если ты такой смелый и решительный, тогда начинай первым, тем более, твоя мама тоже находится в полоне у Бессмертного, - напомнила я. - Так что мы с тобой в одинаковом положении!
  Ответом мне было тихое рычание и злой взгляд, не суливший ничего хорошего. Святояр резко развернулся и пошагал от меня прочь вдоль берега.
  Как я смогла заметить, все мужчины избегали ивовых зарослей, в которых, судя по веселым крикам, активно барахтались наши пенсионерки.
  - Маша, чего ты по берегу слоняешься? Иди к нам! - разнесся над озером зычный голос Яги.
  - Зачем? - зайдя ступнями в воду, спросила я.
  - Чтобы преобразиться и быть для суженого самой красивой! - удивилась моему вопросу Янина.
  - Думаете, в этом есть необходимость? - спросила я, при этом чуть приподняла подол платья, чтобы не замочить.
  - Так ты же для него самой-самой красивой будешь! - послышался слегка раздражённый от моей несусветной глупости голос Яги.
  - А надолго? - мой скептицизм убедил всех в необходимости задуматься над гарантиями.
  Мне вспомнилось, как одна знакомая моей мамы рассказывала, о своем походе к пластическому хирургу, который ее консультировал о круговой подтяжке лица: операция, месяц в бинтах, шесть месяцев сходит отечность, желанный эффект держится еще шесть месяцев, а затем, для сохранения результата нужна новая операция. Сомнительное счастье так мучиться, чтобы омолодиться только на полгода.
  - Кощей?!! - послышались два испуганно-пищащих женских голоса из ивовых кустов.
  - Известно, что озеро награждает красотой согласно вкусу суженого или суженой, а потом внешность с возрастом медленно начинает увядать, - пояснил злыдень, внимательно следя за моей реакцией.
  - Значит, я не останусь красавицей на веки вечные? - в голосе бабы Янины слышалась обида.
  - На веки вечные не получится, максимум лет на сто пятьдесят, не больше! - терпеливо объяснял Кощей.
  Надо же! А по голосу и не скажешь, что бледненький издевательски посмеивался над пенсионерками.
  - Ну, тогда еще ничего, жить можно, - приободрила Яга сестру. - А через сто пятьдесят лет мы опять к Бессмертному в гости напросимся и вновь здесь искупаемся!
  Вот такой вот бесхитростный план по омоложению озвучили прямолинейные интриганки. От их наглости брови бледненького уже не в первый раз поползли вверх. Так что, я, уже не скрываясь, подхихикивала над ним. Он заметил мое настроение, залихватски мне подмигнул, отчего у меня задрожали ноги, и я покачнулась, рискуя упасть в воду. Но обошлось, а Кощей продолжал с явным удовольствием препираться с седенькими купальщицами:
  - А как вы думаете, вашей обновленной красоты надолго хватит суженым?
  За кустами затихли всплески воды:
  - Это что ты, Кощеюшка, нам сказать хочешь?
  - Хочу сказать, что одной красотой любовь не завоюешь, а тем более, не удержишь! - снисходительно ответил бледнолицый.
  - Ох, государь ты наш злопамятный, ума, опыта да житейской мудрости у нас полное лукошко, аж через край пересыпается! - посмеялась над злыднем баба Яга.
  - Нам только молодого румянца, да прямой осаночки не хватает, да еще, чтоб волос черен, без сединок, был, да кожа белая, гладкая, да и так по мелочи: тут прибавить, тут взбить, тут припудрить, тут закучерявить, - давясь смехом добавила баба Янина.
  - Машенька, а ты что ж купаться отказываешься? - посмотрел на меня бледнолицый, при этом чинно прогуливаясь по бережку на значительном расстоянии от воды.
  - Да понимаете, многоуважаемый Кощей, - начала я под насмешливые фырканья старых перечниц: - Меня мои суженые уверяли, что я прекрасна такая, какая есть. Боюсь удачу спугнуть, - кивая на троицу богатырей, с важным видом обходивших скалу, нависающую над озером.
  Богатыри скосили на меня взгляды, в которых откровенно читался немой укор, мол, если есть такая возможность, то почему же нужно из-за глупого бабьего упрямства ее упускать, а не окунуться с головой в озеро, и для надежности сделать это раза три-четыре. Но я профессионально проигнорировала эти взгляды, списав их на свое плохое зрение, мол, скала довольно далеко, мне все померещилось. Не могли мои бравые защитники на такую гадость, как изменение внешности намекать, ведь любят безмерно и самоотверженно! Даже ради меня, но по приказу царя-батюшки отправились в самое кощеево логово! А так, я для них самая красивая и без этой заповедной лужицы. Самовнушение - это сила!
  - А почему Вы, Кощей Бессмертный, не окунетесь? Нет желания суженую покорить? - перевела я стрелки на бледненького.
  - Так красотой девичье сердце покорить - не велик труд! - прохрипел страшилка. - А вот, если она меня полюбит за ум да доброту, то не будет ей цены!
  Мда, у мужика нет шансов! Это ж где он такую бесстрашную найдет, что она перед падением от страха в обморок успеет разглядеть, оценить и, главное, восхититься его умом и добротой? Точно! Его суженая слепая!
  - Да, твое дело - труба, милок! - как всегда бестактно заявила баба Яга, пакостно хихикая.
  - Ты ж у нас самый страшный и ужасный колдун среди всех соседних государств, - подлила масла в огонь баба Янина. - Тебе, чтобы девкино внимание да расположение завоевать, ее сначала выкрасть нужно, а потом, либо запугать, либо подкупить, либо колдовством обмануть.
  Седенькая интриганка не щадила мужского самолюбия, кроша его соломкой.
  - Подкуп! - воодушевился бледненький. - Какая интересная идея!
  - ААААА!!! - послышался откуда-то сверху мужской истошный крик.
  Я, не помня себя, метнулась к детям, Серый был уже подле них, и искал источник звука.
  - Ваня, Иста на берег! Серый, остаешься рядом с детьми, глаз не сводить! - скомандовала я.
  - Я - волк, а не сторожевая собака! - огрызнулся волчара.
  - Хвост купирую! - пошла я во все тяжкие.
  И тут со скалы полетело тело, махая руками и ногами, на голове была какая-то тряпка. На падающем разглядела только штаны и рубаху, поэтому определить, кто это свалился - было проблематично. Правда, страдалец тщательно драл глотку во время полета, причем так жалостливо, что сердце кровью обливалось. Наконец, фееричный полет закончился, и "Икар" в косоворотке славно булькнул в озеро, завершив прыжок многочисленными брызгами.
  - Ну, и кому там неймется? - послышался недовольный голос Яги. - Кто посмел нарушить такую идиллию? - бабуська лениво негодовала.
  - Пока неизвестно, - ответил за всех Серый, помогавший детям обсушиться и одеться.
  У хищника проглядывался явный талант к отцовству. А в это время горе-ныряльщик показался на поверхности и забарахтался, неуклюже лупя руками по воде, он неумело пытался стащить тряпку с головы и при этом продолжал орать. Судя по суетливым движениям, мокрый "Икар" плавать не умел совершенно.
  Я глянула на Кощея и его сопровождающих, они стояли на бережку и флегматично наблюдали за происходившим утоплением. Быстро пробежалась глазами по побережью и скалам, мною были опознаны охранники, вельможи, Кощей, Тихон, Любомир, Святояр. Елисей! Царенка нигде не было. Глаза метнулись к утопающему, и точно, над водой взметнулись знакомые сафьяновые сапоги.
  - Яга, Янина, Елисей тонет! - проголосила я и, поняв, что оболтуса спасать никто не намерен.
  Голова косенького все реже и реже появлялась над водной поверхностью, а крики становились все тише и тише.
  - Брешешь! Быть того не может! - в голосах родительниц слышалось недоверие.
  Но ждать было уже некогда, оболтус уверенно тонул.
  - Царевича спасать, вообще, кто-нибудь намерен? - возмущалась я.
  - Так он же у нас непотопляемый, - ответил за всех Любомир. - Бабки его от всех бед заговорили.
  Понятно, с такой славной охраной участь у Елисейки была незавидная, куча народа кругом, а ни поговорить, ни руку за помощью протянуть. Печально! Кощей с подчиненными философски наблюдали за происходящим, мол, если ваш кривенький сейчас ласты склеит, нам только проблем поубавится.
  Я оглянулась на волка и резко скомандовав:
  - Дети на тебе! - бросилась в воду.
  Сначала немного пробежалась, задрав подол платья чуть выше колен, а затем, когда вода достигла груди, поплыла, как можно быстрее работая руками и ногами. Видимо, страх за парня придал мне сил и спортивного таланта, потому что мне показалось, что рядом с кривеньким я очутилось в считанные секунды. Орущее создание было в панике.
  - Елисей, успокойся! - срывающимся голосом прохрипела я, задыхаясь. - Сейчас все будет хорошо, расслабься!
  Я попыталась взять его за руку, а он, почувствовав, что рядом с ним кто-то есть, схватил меня за конечность и потянул, разумеется, на дно. Вовремя сообразив, я вдохнула воздуха, задержала дыхание, и меня накрыла с головой вода. Она была чистая, прозрачная, солнечные лучи проходили сквозь нее золотистыми лентами, вокруг нас плавали пугливые блестящие рыбки. Их явно развлекало то шоу, что мы устроили с косеньким. Вначале мы целенаправленно шли на дно. Так как Елисейка барахтался дольше меня, он уже знатно нахлебался воды и, судя по судорожным движениям рук, сжимавших мое горло, парень явно испытывал нехватку кислорода. Я пыталась отцепить его конечности от себя, но это только усугубляло положение: кривенький цеплялся за меня не только руками, но и ногами, обвив их вокруг моей талии. Теперь нас, как шар, крутило под водой.
  Чувствовалось, что конец уже близок! Перед глазами, почему-то, не стали мелькать картинки из жизни от рождения и до этого злосчастного купания, а представилось, как наши с Елисеем мокрые и хладные трупы вытащат на песчаный бережок, положат на расписной коврик, так заботливо приготовленный для пикника кощеевой охраной. Одно радовало душу: в последнее мгновение своей жизни для своего суженого я буду самым наипрекраснейшим трупом на свете.
  Вдруг все вокруг поменялось: Елисей развел руки и ноги в стороны и замер, глядя вверх. Затем начал всплывать, набирая при этом немаленькую скорость. Я умудрилась быстро сориентироваться и ухватиться за его ногу. В считанные секунды он всплыл на поверхность, как деревянный плот и закачался на озерных волнах. Вынырнув, я жадно глотала воздух, пытаясь надышаться. Когда дыхание успокоилось, я аккуратно, перебирая руками по его телу, подплыла к голове и заглянула в лицо. Судя по косеньким глазам и счастливой улыбке, с парнем все было в порядке, во всяком случае, без изменений.
  - Ты, Елисейка, что, плавать не умеешь? - хрипя больным горлом, спросила я.
  - Нет, а зачем? - удивился оболтус.
  - Чтобы не утонуть! - злилась я, озвучивая очевидные вещи.
  - Так я же воложбой защищенный, утонуть не могу, - пояснил царенок.
  - А что тогда это было? Зачем руками и ногами по воде бил? Орал истошным голосом? Нормальных людей пугал? - негодовала я, держась за распластавшегося на поверхности озера пятиконечной звездой кривенького и неспешно буксируя его к берегу.
  Косенький даже не предпринимал попыток мне помочь, настойчиво прикидываясь надувным матрасом.
  - Забыл, - грустно ответил Елисей, по его правому глазу было видно, как ему стыдно, левый же с любопытством оглядывал окружавшие нас пейзажи.
  - Вот, чтобы в следующий раз не забывать, научись плавать! Полезный навык! - злилась я на себя.
  Действительно, чего я полезла в озерную лужу спасать этого амнезийного? Нужно было, как все нормальные люди, стоять на бережку и наблюдать за спектаклем, а я полезла со своим гипертрофированным материнским инстинктом спасать обвешенного со всех сторон охранками взрослого парня. Барахтался бы в свое удовольствие, хлебал бы водичку. А я лишь все испортила!
  - Ты мне скажи, зачем ты с этой скалы спрыгнул? Тебе что, рядом с берегом не плавалось? Или удалью своей молодецкой похвастаться хотел? - выговаривала я.
  - Я не плыгал, - серьезно скосив на меня правый глаз, ответил кривенький. - Меня столкнули.
  А вот это было уже интересно.
  - Может, тебе показалось? Может, споткнулся и упал? - настаивала я на версии несчастного случая.
  - Мне на голову накинули мешок, ноги, луки связали велевками, и столкнули в озело, - деловито перечислял свои несчастья оболтус.
  - Действительно, на случайность не тянет, - согласилась я с его аргументами. - Ты кого-нибудь видел? Сколько их было? Один, два, больше?
  - Виноват, никого не видел, - на мокрого царевича больно было смотреть от переживаемого им чувства вины. - Неожиданно все это плоизошло, замешкался я. Да и мешок мне на голову уж больно сноловисто накинули, луки, ноги завязали.
  - Как завязали? - от удивления я даже перестала перебирать ногами в воде, и пристальнее посмотрела на Елисея. - Ты уверен? Когда я за тобой с берега наблюдала, руки и ноги у тебя были развязаны.
  Левый глаз царенка широко и преданно распахнулся, в нем читалась кристально-чистая правда.
  - На мне ж охланной воложбы немелено навешено, пока летел велевки на луках, ногах и шее лазвязались! - пояснял для меня примитивные вещи царенок.
  - Почему тогда мешок на голове остался, а не сдуло его от тебя подальше? - вовсю язвила я.
  - Не знаю, - еще больше расстроился царенок. - У бабушек надо сплосить. Только мешок мне самому плишлось снимать.
  - Выходит, тебя убить пытались, и охранки твои обойти при помощи волшебного озера. Хитро придумали! - принялась я рассуждать вслух.
  Елисей отреагировал на мои выводы удивительно спокойно и собранно, молодец парень! Взрослеет!
  - Ты, сокол наш ясный, повспоминай на досуге, может, что приметил? Нам это крайне важно, - попросила я.
  - Обязательно, - кивнул мне кривенький. - А говолить будем, что на меня покушались?
  - А ты думаешь, эти умники еще не догадались? - я вновь медленно заработала ногами, буксируя царенка к берегу. - Предлагаю озвучить версию: оступился - упал, напугался - тонул, то есть недоразумение. И тихой сапой продолжать расследование.
  - А вы, Малия Фасильевна, у Кощея сплашивали, кто все это затеял? - левый глаз косенкого был полон надежды.
  - Спрашивала, Елисей! - печально вздохнула я, продолжая старательно работать ногами.
  - А он? - царенок весь подобрался, что было неудивительно - на кону стояла его жизнь.
  - Выкручивается, как уж на сковородке, а на вопросы не отвечает. Предложил продолжить наше расследование в его владениях, обещал полную поддержку.
  - Вы ему велите? - хмурился парень.
  - Поживем - увидим, - ушла я от ответа.
  - Но он же Кощей Бессмелтный! - возмущался Елисейка, будто я сказала несусветную глупость.
  - Бабушка твоя - баба Яга! А оказалась нормальной женщиной. Давай и бледненькому дадим второй шанс. Может, и он окажется прекрасным...
  - Мужчиной? - не веря в мой бред, спросил оболтус.
  - Дедушкой! - припечатала. - Я же ему в пра-пра-правнучки гожусь, вот и не путай меня!
  Глава 6
  Увлекшись транспортировкой царенка и мыслями о предстоящем расследовании, не заметила, того, что уже бьюсь коленями о дно, а также окружающий нас шепот. Последнюю мою фразу отчетливо слышали все, стоявшие на берегу! Они косились на Кощея, и по их лицам можно было понять, что меня не ждет ничего хорошего. Хотя, почему? Бессмертный же сам шутил по поводу пра-пра-пра... Или ему можно, а мне нельзя? Странно все это!
  Я встала на колени и отпустила косенького:
  - Елисей, хватит бревном прикидываться, вылезай на берег! - скомандовала я.
  Царенок в тот же миг перестал изображать из себя надувной матрас и сел на дно, затем поднялся на ноги и, чуть покачиваясь, поковылял к бабе Яге.
  - Мама, мама! Тетя Маша! Тетя Маша! - услышала я перепуганные крики сынульки и Источки. - С тобой все в порядке?
  - Да, малыши! Все хорошо! - с усилием улыбнулась я. - Не только вам захотелось искупаться! Мы с Елисеем тоже решили поплавать!
  Шутить получалось плохо, но я старалась. Судя по недоверчивым мордашкам, дети мне не поверили.
  - Выходи из воды, мам! - в глазах моего перепуганного малыша стояли слезы.
  Материнское сердце дрогнуло, как и ватные материнские ноги, но усилием воли я встала и, подойдя к своему ребенку, обняла его. Тут же ко мне подбежала не менее перепуганная девочка, которую я тоже заключила в свои объятия.
  - Все хорошо! - шептала я. - Нечего реветь! Вон, всю меня измочили!
  - Так ты и так вся мокрая, тетя Маша! - забыв про слезы, удивилась Иста.
  На детскую догадливость я лишь широко улыбнулась.
  - Маша, ты чего в воду полезла? - громко удивилась баба Яга, изволившая-таки выйти из зарослей уже высушенная и одетая, и явно не спешившая спасать свою младшую кровиночку. - Елисей же потонуть не мог!
  - Но ведь тонул! - я тоже имею право на очевидные ответы.
  - Не утонул бы, он же заговоренный! - горделиво приосанилась бабулька.
  - А чего тогда орал? - возмущалась я.
  - Так положено! - нашелся с ответом Елисей.
  - Тьфу ты! - в сердцах топнула босой ногой по песку.
  То плавать не умеет, то орет, потому что "положено", хотя и не тонет! Чему только учат этих царевичей, что у них за система образования для царских сыновей?! Ну, кто б сомневался, что старушки вместо благодарности и поддержки насмехаться будут?
  - Так ведь я ворожить не умею, а проверять сработают ваши фокусы или нет, у меня ни желания, ни душевных сил не было! - огрызнулась я.
  - Ты что ж, сомневаешься в силе нашей ворожбы?! - вдруг возмутилась стоявшая рядом с Ягой румяная молодка с длинной мокрой косой.
  - А ты кто такая, чтобы я тебе верила или сомневалась? - отзеркалила я тон девицы, которой навскидку было лет семнадцать-восемнадцать. - Сядь вон на ту плетеную скамеечку, пока взрослые разговаривают.
  Над озером грянул дружный смех, громче всего заливалась юная нахалка, даже хмурившийся Бессмертный, услышав меня, разулыбался. Что вокруг происходит, пока не поняла, но радовало то, что я сижу, потому что оскал клыкастенького окончательно подкосил мой двигательный аппарат.
  - Мария, рад Вам представить вариацию внешности нашей глубокоуважаемой бабы Янины по запросу ее суженого, - таинственно, завораживающе, зловеще пробасил Кощей.
  Я взметнула глаза на молодую девицу, она в ответ кокетливо похлопала мне ресничками и повела худенькими плечиками. Точно, озеро чудодейственное! Преобразует внешность под вкус потенциального мужа! А я в него сдуру с головой окунулась! То есть, не окунулась, а меня в нем старательно топил царенок.
  Я лихорадочно стала ощупывать лицо, руки, ноги, волосы, попу и все, что повыше.
  - Ванечка, ты меня узнаешь? Я такая же? - сумбурно спросила я своего ребенка.
  - Какая же? - не понял меня Ванюшка.
  - Ты меня узнаешь? - согласна, вопрос совершенно идиотский, если учесть, что задаю его четырехлетнему ребенку.
  - Узнаю, мама, - с подозрением косясь на меня, ответил мой роднулька.
  Я шумно выдохнула:
  - Слава богу!
  - Ну и чего ты, безмозглая, радуешься? - возмутилась румяная девица. - Зря только в озере мокла.
  Странно, в образе сварливой престарелой интриганки она мне нравилась больше, чем в виде молодой красивой стервы. Я перевела взгляд на Ягу, вид у старушки был подавленный.
  - А почему ты, баба Яга, в молодую красавицу не преобразилась? Побоялась нырнуть с головой? - я была откровенно поражена новым фасадом царской тетки.
  Малолетка после моих слов горделиво подбоченилась и обвела всех окружающих победным взглядом, особенно заострив свое внимание на мне и своей родной сестре. Нестерпимо захотелось дать подзатыльник, но старость нужно уважать.
  - Да как, Машенька, не ныряла! Все дно этой треклятой ивовой заводи облазила, аж нос до мозоли стерла. Да, видно, не нужны суженому моя молодость и красота, не хочет он видеть на моем морщинистом лице девичьего румянца, ирод! - разведя руки в стороны, объяснила мне бабуська. - Эх, был шанс преобразиться в молодую красавицу, и тут леший помешал.
  Над хозяином леса нависла немалая угроза его здоровью, психологическому, так точно!
  - А ты чего, глупая, улыбаешься? - сердилась единственная оставшаяся старушка.
  - Бабушка Яга, а я точно не изменилась? - не унималась я.
  - Да нисколечко, Машенька! Вон и лучики-морщинки у глаз от улыбки, и веснушек на носу россыпь, - подробно ответила огорченная бабулька.
  - Тогда, как не радоваться?! Представилось, что я по желанию какого-то левого мужика изменилась до неузнаваемости, вон как эта вертихвостка, и меня родной сын не узнаёт. А если лучики и веснушки на месте, то все хорошо! Чего горевать-то? - обняв и расцеловав своего ребенка и жавшуюся ко мне девочку, рассмеялась я.
  - Отчего же левого, если он суженый твой? - взвилась похорошевшая внешне и остервеневшая душевно Янина.
  - И сколько таких суженых в моей жизни будет? - недоумевала я.
  От моего вопроса у всей мужской половины нашей компании брови поползли на лоб. Видимо, мысли о возможности смены суженого их мудрые головы не посещали. А зря!
  - Из-за каждого теперь внешность менять? Если он только на фасад заглядывается, не пытаясь даже познакомиться с моим богатым внутренним миром, трогательной натурой, мечтательностью и романтическими порывами, то зачем он мне такой чурбан бесчувственный нужен? - отбрила я престарелую малолетку.
  Кощей, слушая наши рулады, начал тихонько покряхтывать, явно давясь от смеха. Я укоризненно посмотрела на него взглядом строгой учительницы, и он, проникнувшись, встал по стойке "смирно" и принял подобающий скандалу осуждающе-серьезный вид.
  - Зато он от меня теперь никуда не денется! - гордо задрав подбородок вверх, пикировала на меня баба Янина. - А годы-то берут свое! Не можешь ты уже завлечь юностью своею суженого! - насмехалась надо мной румяная зараза.
  Мое миролюбие сдуло ветром, а желание - сделать пакость ближнему - перебирало варианты в поиске оптимального.
  - Это ж надо было так внешне опротиветь Змею Горынычу, что он мечтал полностью переделать твое лицо, чтобы и следа не осталось от былой бабы Янины! Видно, до печенок достала ты динозаврика своей былой "красотой"! - медленно и четко проговаривая каждое слово, цедила я, пристально глядя в лучезарные глаза обновленной грубиянки.
  От моих слов у малолетней бабульки от возмущения открылся рот, и она несколько секунд молча глотала воздух, пока не взяла себя в руки:
  - Зато некоторые своей естественностью бравируют, а кто Ванюшкин отец - у нас под большим секретом!
  Яга ахнула, прикрыв рот ладошкой. Получить оплеуху было неприятно, но не ново. Вокруг все замерли. Ванюшка обиженно засопел, его глазки налились слезами, которые он старался мужественно сдержать, повернулся к юному и беспардонному варианту бабы Янины и погрозил ей своим маленьким кулачком. Молодуха, поняв, что сболтнула лишнего, спохватилась было, но отступать от своих слов уже не желала из упрямства.
  - А неотутюженная баба Янина добрее была. Видно, озеро кроме морщин на лице тебе и последние извилины в голове разгладило, коли ты лезешь своим кривым и длинным носом туда, куда тебе лезть совершенно не положено. А если я для вас так нехороша, то возвращайте нас с Ваней назад и разбирайтесь со своими проблемами сами. А то шкурку на лице натянула, последний ум в озере на румянец выменяла и смело стала гадости говорить! Я сейчас за косу схвачу и розгами по малолетней попе пару раз пройдусь! Ты мне теперь за отговоркой: "старость уважать нужно" не спрячешься! А ну иди сюда, бесстыжая!
  Молодой перечнице хватило ума подобрать подол сарафана и бежать, куда глаза глядят! Я проводила несущуюся и в испуге перепрыгивающую небольшие кусты легконогую хамоватую лань тяжелым взглядом, затем перевела напряженные окуляры на окружающих.
  Пока велась наша перепалка с Яниной, незаметно для меня что-то изменилось, потому что мужские лица расплылись в блаженной улыбке, некоторые радостно похрюкивали. Их взгляды были сосредоточены на моем мокром платье, которое обтягивало меня, как вторая кожа. Один Елисей смотрел исключительно на бабу Ягу, удивляя своей деликатностью. Кощей же не отказывал себе в удовольствии любоваться моим нарядом. В сырой одежде было немного прохладно, и все признаки этого торчали на моей тяжело вздымающейся груди. Можно сказать, подобие сексуальной жизни бьет ключом: вчера вдоволь нацеловалась в полете на трехголовой сказочной рептилии, сегодня устроила для всех незапланированный стриптиз. Боюсь даже предположить, что судьба мне приготовит в будущем.
  - Баба Яга, чего стоишь, ворон считаешь? Суши меня, а то ведь не откачаем богатырей и остальных наводящих ужас на соседние государства злодеев! - язвила я.
  Старушка, с удовольствием "гыгыкнув", быстро меня просушила посредством очередного стишка. Озеро огласило дружный мужской вздох, наполненный разочарованием. Сладенького - помаленьку, а то диатез появится!
  Дальше проходило все спокойно и неторопливо. Кощей любезно пригласил нас за скатерть-самобранку. Я с детьми уселась на удобную плетеную скамеечку, Яга - на кресло-качалку, Елисей - рядом на табуреточку, Янине, как провинившейся и самой молодой, выделили место на ковре. Преображение изменило отношение к ней окружавших нас мужчин, они стали оказывать ей знаки внимания, на что она по полувековой привычке устрашающе клацала жемчужными зубками и строила пугающие рожицы на кукольном личике. На это ее новые поклонники лишь нежно вздыхали и умилялись.
  Даже Святояр, Любомир и Тихон, знавшие бабуську не один год, теперь смотрели на нее с любопытством, причем во взгляде явно читался мужской интерес. Меня же они окидывали неодобрительными взорами, будто ждали каких-то неприятностей. Но больше всего меня удивила реакция Кощея. Он был строг и внимателен, на преображение бабы Янины не обратил никакого внимания, зато не выпускал из своего поля зрения Елисея, Любомира, Тихона и Святояра. То ли что-то задумал, то ли не купился на нашу версию несчастного случая. Что неудивительно, все-таки Кощей - злодей с большим трудовым стажем. Нам до его уровня еще злодействовать и злодействовать.
  Неужели он в покушении на царенка подозревает кого-то из троицы наших силовиков? Мы с ним заключили договоренность, о том, что Бессмертный не убивает, хотя бы в ближайшее время, Елисея, а оболтус и близко не подходит к бледненькому. Косенький неукоснительно выполнял условия хоть и устного, но договора. Неужели бледнолицый обманул? А если наш злыдень не имеет отношения к покушению, тогда кто сегодня хотел утопить косенького, как котенка, с мешком на голове? Кто у нас тут имеется? Прибывшая с нами троица вояк, кощеевы вельможи, охрана, ну, конечно, сам сиятельный. Итого получается человек двадцать пять. Многовато! Нужно сужать круг подозреваемых, а не то я годы провожусь с этим несчастным расследованием. С моей сообразительностью бабки до финала не доживут по естественным причинам, а Елисея еще на полпути укокошат даже с охранной ворожбой.
  Я встретилась взглядом с бабой Ягой, по ее серьезному лицу было видно, что она пришла к тем же выводам, и они ей совершенно не понравились.
  А может, пойти по ленивому, но безопасному пути? На иголки ворожбу наводил Кощей, значит, нужно попросить злыдня развеять с Елисея проклятье, изменить царенку внешность и сослать его куда-нибудь на окраину государства с новыми документами. Ну и пусть никто не будет знать, что он царевич! Зато живой! Хороший сценарий для проворовавшегося депутата, чем наш оболтус хуже? И все это было бы смешно, если бы не было так грустно. Но у Кощея попросить расколдовать болезного - это хорошая идея. Нужно попробовать! И расследование мы совсем запустили, нужно срочно активизироваться, а то вдруг в следующий раз Елисейку взорвать захотят? Он опять выберется, не получив ни одной царапины, а меня потом по кускам собирать будут. Нужно быть поаккуратнее.
  От этих невеселых мыслей заныла шея, которую так трепетно сжимал косенький, и наверное, оставил на ней синяки, когда притворялся тонущим. Я потерла ноющую шею, разгоняя боль. Увидев мой жест, Святояр с Любомиром нахмурились, Тихон зло заскрипел зубами на Елисея, лишь бледненький остался невозмутим, ему мои синяки были до лампочки. Как ни странно, но эта мысль больше радовала, чем огорчала.
  - Любомир, Тихон, Святояр, а почему вы не прыгнули царевича спасать, вас же именно для этого дела царь к сыну приставил? - у меня этот вопрос сам собой вырвался.
  Меня насторожило халатное отношение к своим обязанностям со стороны силовиков, они имели вид мужчин, на которых можно положиться. А тут стояли, дружно отдыхая, в сторонке, и наблюдая, как царенок в воде ручками да ножками барахтает. Нестыковочка!
  Слово взял старший по чину - Святояр:
  - Если младший царевич изволил искупаться, то зачем ему мешать? - продвигал официальную версию боярин.
  - Он же у нас со всех сторон бабкиной ворожбой защищен, даже, если и захочет - не потонет, - поддакивал воеводе Любомир.
  - Так ведь озеро волшебное, вдруг бы мы, как и баба Янина, ликом изменились! Позору-то было бы! Не отмоешься! - сдал с потрохами истинные причины бездействия силовиков бесхитростный старший стрелец, за что "случайно" получил по ребрам от коллег.
  По озвученной нам мужской логике, женщина, чтобы судьбу свою устроить и суженого не проворонить, должна пойти на все, даже внешность изменить, а эти бородатые истуканы воспринимают точно такой же поступок применительно к своим персонам, как позор?! ГАДЫ!!!
  Я перевела раздраженный взгляд на Кощея, и к своему изумлению получила вполне логичный ответ:
  - По первому пункту согласен с вашими воями: на Елисее охранок, оберегов не сосчитать, ему достаточно сложно причинить вред и практически невозможно убить. Но не забывайте, царевич является младшим сыном главы соседнего с нами государства, то есть, лицом статусным. И если во время его утопления рядом с ним окажется один из моих подчиненных, то он автоматически будет являться обвиняемым в покушении на убийство или убийстве царской персоны. И это приведет к объявлению войны со стороны тридесятого государства.
  Цинизм высшего пилотажа! Благородное дело - не помочь утопающему во имя всеобщего блага.
  - А если бы Елисей утонул? Как бы Вы эту неприятность разруливали? - тяжелый труд - сдерживать сочившийся из меня сарказм.
  - Это был бы несчастный случай, спровоцированный плохой организацией безопасности младшего царского отпрыска со стороны его непосредственной охраны, а также ближайших родственников, - любезно пояснил мне злыдень, потом перевел свой взгляд на троицу посеревших силовиков и трясущихся старушек (хоть и бывших) и широко им улыбнулся.
  А крепкие у нас парни в охране: сидят! в сознании! На этом все! Может, их парализовало? Интересно, это их так расправа от Ждана Годиновича напугала или лучезарная улыбка бледненького?
  Концентрация злорадства после неудачного купания в моем организме увеличилась в разы. Чуть очухавшись, Яга и Янина злобно зыркнули на наших воев, их сразу стало жалко: царь накажет и забудет, на крайний случай, сошлет куда-нибудь на окраину царства, а эти разновозрастные красотки обиду затаят надолго и успокоятся только, когда со свету сживут. Ничего, в следующий раз дальновиднее будут, не за внешность свою радеть, а за общее дело.
  Больше от силовиков тридесятого царства ничего полезного выяснить не удалось, значит, попробуем с другой стороны. Тот, кто имел желание утопить оболтуса, явно здесь, но у меня наблюдаются огромные пробелы в информации, так как с половиной присутствующих я просто незнакома. Что ж, будем навёрстывать!
  Глава 7
  - Уважаемый Кощей Бессмертный! - вежливо, и как мне показалось, подобающе его статусу, обратилась я к бледненькому, тот перестал препарировать взглядом Елисейкину охрану и посмотрел на меня, со страху мне показалось, что как-то насмешливо-одобрительно, присмотрелась повнимательнее, нет, показалось. - Познакомьте нас, пожалуйста, с Вашими сопровождающими, очень интересно узнать еще и их точку зрения!
  - С удовольствием, - как-то неправдоподобно быстро согласился со мной бледненький. - Это мой военный советник - Радзимиш Урикович, это мой советник по внутренним делам Вацлав Чеславович, это мой советник по дипломатическим делам Миежко Збигневич, это мой советник по колдовству - Бенедикт Яцекович.
  Надо же, на нашем пикнике собрался весь цвет Кощеева правительства! А я тут рефлексировала со своим нечаянным стриптизом. Да, гордиться нужно, что, так сказать, не ударила в грязь лицом, и смогла показать в выгодном свете свой интеллект и начитанность в мокром виде с торчащими сосками! КАКОЙ УЖАС!!!
  Пока Кощей перечислял своих приближенных, бабуси тут же перестали гневаться на горе-охрану и навострили ушки, поняли, что баловство кончилось, пора работать.
  - Радзимиш Урикович, как Вы считаете, стоило ли мне помогать царевичу Елисею в озере? - вовлекла я новый объект для изучения в беседу.
  - Безусловно, Мария Васильевна, Ваш поступок вызывает восхищение, но не стоило рисковать своей жизнью, ради столь защищенного молодого человека, - военный советник говоришь, а речь держишь, будто лет двести политическими интригами занимаешься, и от твоего ораторского искусства зависит занимаемая тобой должность.
  В поддержку слов военного министра закивал весь остальной госаппарат.
  Другими словам, дура ты, Маша! Зачем в воду полезла? Сидела бы на бережку да пугалась, как все нормальные бабы!
  - Вацлав Чеславович, а как Вы отнеслись бы к тому, что суженая посредством этого озера внешность поменяла по Вашему вкусу? - да-да, я очень любопытная, особенно в деле изучения новых подозреваемых.
  Янина пыталась перебороть свое женское начало и остаться профессионалом, то есть, колдовским экспертом, но стервозность все равно пробивалась сквозь все ограничения, и ее лицо слегка перекосилось в злобе. Да-да, дорогая, это для тебя! Лови ответочку!
  Вацлав Чеславович имел внешность зрелого, достаточно привлекательного мужчины с очень умными глазами:
  - Вопрос интересный. Мне иногда кажется, что девы лезут в это озеро исключительно из-за собственного желания, чтобы исправить свою внешность преимущественно для самой себя. Ведь для мужчины суженая - это не только красивое личико и стройный стан, она - жена, спутница всей нашей жизни, мать наших будущих детей, советчица, хозяйка дома!
  Как поет! Как поет! И это говорит министр внутренних дел, в стране которого женщины закутаны в ткани, как мумии - в бинты. Действительно, какая разница, что у нее за внешность, если ее все равно никто не видит. Кстати, нужно у Кости спросить, почему местные, как они утверждают, некрасивые женщины не посещают это озеро, чтобы похорошеть?
  Судя по тому, как у бабы Яги и Янины шевелились крючковатые носы, они тоже внимательно разбирали советника по запчастям. Само-собой, пока мысленно, а потом: время покажет, нужно ли нам будет распиливать объект в реальности? Может, достаточно будет плеточкой пройтись по упругим местам, как уже бывало?!!
  - Бенедикт Яцекович, как Вы считаете, есть у царевича Елисея шанс погубить Кощея Бессмертного? - кто-кто, а советник по колдовству должен трезво оценить потенциал царенка к чародейству, в частности, и к свержению монархов вообще.
  Над озером в который раз за сегодня установилась гробовая тишина. Все повернулись к Кощею, ожидая его реакции. Тот повел себя очень сдержанно, лишь повернул голову к своему советнику в ожидании ответа. Чиновник не подвел своего патрона и дал достойный и обтекаемый, не содержащий никакой информации ответ:
  - Я нисколько не сомневаюсь в предусмотрительности и колдовской силе своего государя, но от глупых случайностей никто не застрахован. И было бы сверхлегкомысленно с нашей стороны заранее их не просчитать и не упредить.
  - Миежко Збигневич, как Вы считаете, могут ли возникнуть препятствия у глубокоуважаемого Кощея Бессмертного при присоединении спорных земель к своему царству в ходе переговоров с царем тридесятого государства Жданом Годиновичем? - а что? нас тоже в университетах кой-чему обучали, не МГИМО, конечно, но образование мои замечательные преподаватели мне успели дать добротное, обширное и многостороннее. Зачем скромничать? Тем более, предо мной советник по дипломатическим делам, должен из любого дерьма уметь выкарабкиваться, не запачкавшись. При такой высокой должности, надлежит быть высококлассным специалистом, так зачем же мне ему жизнь облегчать?
  Дослушав мой вопрос до конца, лица советников вытянулись, их глаза внимательно пробежались по моей фигурке от макушки до пят и вновь вернулись к лицу. Видимо, содержимое моей черепной коробки смогло вызвать у столь высокопоставленных мужей любопытство.
  - Очаровательная Мария Васильевна, - чуть наклонившись ко мне ближе, показывая этим искреннюю заинтересованность в беседе, начал отвечать советник по дипломатическим делам. - Спорные земли - это вопрос, так часто возникающий во время царствования Кощея Бессмертного, что перешел из разряда важных в категорию рядовых, и уже давным-давно не вызывает обеспокоенности в его разрешении. Рутина! - искренне улыбнулся мне дипломат, открываясь передо мной с привлекательной стороны.
  Аж зубы сводит от гладкости речей и округлости высказываний, зацепиться не за что! Еще один скользкий тип! Хотя, чего я возмущаюсь? Ему по должности положено.
  Я задумалась, что-то в поведении дипломата меня насторожило. Да, он был немного удивлен моей осведомленностью и умением интересно формулировать неудобный вопрос, но вот чего в нем не было, так это сомнений. Советник был уверен в ответе. Слишком уверен! Будто вопрос уже решен. Решен! То есть, переговоры уже прошли, и Ждан сдал все позиции, из-за сыновей отказался от всех притязаний на спорные земли. Впрочем, это и неудивительно! Если из-за одного сына он мог пренебречь опасностью и пободаться, то рисковать сразу тремя - это полнейшая глупость.
  - Значит, переговоры уже состоялись, и теперь данные территории являются новой частью царства Кощея Бессмертного, - спокойно рассуждала я под напряженными взглядами советников, бледненький при этом сохранял абсолютное равнодушие. - А вы, случайно, во время проведения этих переговоров не показывали венценосному отцу наш с Елисеем замечательный заплыв? - задала я вопрос Кощею, восседавшему на высоком стуле, отдаленно напоминавшем трон.
  Ох уж эта статусность! Мой спокойный тон никого не ввел в заблуждение, и к общему молчанию добавилось еще и напряжение. Лишь Бессмертный был холоден, он усмехнулся и ответил:
  - Поражен Вашей прозорливостью, уважаемая Мария Васильевна, действительно, государь тридесятого царства имел честь лицезреть небольшую часть купания царевича Елисея, что, несомненно, повлияло на благоприятное для нас решение Ждана Годиновича.
  Давненько мне так основательно мозги не промывали. А может, для моего организма одна капля русалочьего зелья на месяц недостаточно? Может дозировку повысить? А то я дослушаюсь сейчас до точки, когда соглашусь с тем, что Кощей просто был вынужден притопить царенка, чтобы его папаша был посговорчивей.
  - Но хочу Вас, Мария заверить, что это было случайное совпадение, которым мы не преминули так удачно воспользоваться. Царевич Елисей был крайне убедителен, - спокойно сообщил бледненький о Елисейкином первом провале во внешней политике.
  Оболтус сник, положил недоеденную плюшку обратно на скатерть-самобранку и совсем загрустил. Но удивительно было совсем другое: зачем Кощею нужно было нам это пояснять? Почему ему было так важно, чтобы мы поверили, что утопление кривенького и демонстрация экшна отцу - лишь случайные совпадения? Врет? Ведет свою игру? Может, у него свой внутриполитический террариум, а мы, как мыши для кормления, в расход пошли? Не хотелось бы! Судя по тщательно скрываемой реакции, советники тоже удивлены поведением шефа, но от комментариев мудро воздерживаются.
  - Мама, я купаться хочу! - задумавшись, я не сразу расслышала своего ребенка.
  - И я! - поддержала друга Иста.
  Я посмотрела с тоской на уставленную угощениями скатерть-самобранку, с которой так и не смогла себя заставить что-нибудь укусить в присутствии Кощея. Значит, не судьба!
  - Спасибо большое за угощение, - поблагодарила я хозяина пикника. - Мы оставим Вас!
  С этими словами я забрала детей и потопала к ивовой заводи. Бояться мне теперь нечего - внешне я не изменюсь, можно вволю и поплескаться, тем более купаться с детьми - это сплошное удовольствие! Я скинула с себя платье и, оставшись в одной сорочке, окунулась в воду. После пережитого стресса, вода смывала с меня напряжение, блаженство наполняло мой организм. Но нега продлилась недолго, меня позвали дети, и я присоединилась к их компании. Брызгались мы много и отчаянно, малыши звонко кричали и убегали от меня по воде, потом я пыталась учить их плавать, но, как тренер по плаванию, я бездарна.
  - Мария Васильевна, вечер уже, домой собираться пора! - услыхала я из-за ивовых кустов извиняющийся голос Серого Волка.
  Ну, пора, так пора!
  - Хорошо, - легко согласилась я. - Бабу Ягу сюда позови, пожалуйста.
  Через мгновение рядом со мной уже стояла собранная и серьезная старушка.
  - Просуши нас, пожалуйста, - попросила я, выводя детей из воды.
  Нас тут же обдул теплый ветер. Может все-таки не опускать руки и попрактиковаться в колдовстве - вещь-то полезная.
  - Ну, и что ты обо всем этом думаешь, Машенька? - тихонько спросила меня бабулька.
  - Думаю, попали мы с вами, как кур во щи. По сравнению с Кощеем, Ваш Ждан - прыщавый подросток.
  - А о Елисейкином утоплении? - нервничала старушка.
  - Если Кощей решил царевича нашего для батюшки-царя показательно притопить, то это еще не так страшно, а вот если у Бессмертного в плане убийства оболтуса появился конкурент, то здесь становится все гораздо сложнее, - нахмурилась я.
  - И что нам теперь делать? - еще больше расстроилась бабуська от моего пессимизма.
  - Бояться!
  - Может, еще чего-нибудь поделаем? - острила Яга.
  - Сможете с бабой Я..., тьфу ты, то есть с девицей Яниной, - усмехнулась я своей оговорке. - Разузнать всё про этих советников и про охрану Кощееву?
  - Что нужно узнать? - деловито уточнял боевое задание колдовской эксперт.
  - Все что сможете: кто такие? Чем занимаются? Чем им выгодна смерть Елисея? Сплетни, интриги и так далее, - перечисляла я возможные интересующие нас варианты.
  - Когда и где совещания будем проводить? - задала очень важный для организации расследования вопрос старушка.
  - А вот с этим, чувствую, будут сложности, - задумалась я. - Бессмертный, кажется, изолирует меня от вас, поэтому будет работать дистанционно.
  - Ась? - емко уточнила седенькая коллега.
  - То есть, на расстоянии, - пояснила я.
  Яга мне кивнула, и мы пошли к остальным. Все было уже собрано, от большого пикника не осталось и следа. Исчезли и плетеная мебель, и огромная скатерть-самобранка, но самое главное, никакого мусора вокруг не было, и даже примятая трава уже поднялась и зеленела на солнышке. Все были готовы и сидели на своих средствах передвижения, ждали только нас. Баба Яга с грацией молоденькой, но уже седой акробатки, вспорхнула в свою любимую ступу, предварительно ее облобызав. Кощей стоял у ковра-самолета, жестом приглашая нас первыми занять места. Мы тут же уселись, как и ранее, на ковер, сзади нас улегся Серый Волк, и как только Кощей приземлился рядом с Истой, наш сказочный аэроплан поднялся в небо и понес нас в замок Бессмертного. Сразу же за нами взметнулись ввысь великолепным косяком все наши товарищи по пикнику.
  Дети активно провели время и так наплавались, что во время полета сами не заметили, как уснули, растянувшись на ковре и облокотившись на Серого.
  Обратная дорога длилась гораздо дольше. Страшный и ужасный злыдень устроил детям тихий час, и дал возможность поспать после столь утомительного пикника.
  Глава 8
  - Мария Васильевна, Вас и детей Кощей Бессмертный приглашает на ужин, - важно проговорил Серый, когда я вышла из ванной (а как еще называть это помещение? Бассейная? Помывочная? Ванная звучит привычно!) в одном полотенце.
  От увиденного у волчары открылась пасть, откуда вывалился язык. Воспользовавшись оцепенением хищника, два маленьких шкодника подкрались к нему со спины и больно дернули за хвост, затем, громко смеясь, разбежались в разные стороны. Пушистик высоко подпрыгнул на месте и взвыл от досады. Видимо, он и не предполагал, что к такому опытному хищнику смогут подкрасться два малолетних хихикающих постреленка. Это был неслыханный позор! Лично я так перевела его пронзительный вой, когда улепетывала в ванную переодеваться.
  В столовую шли чинно, при полном параде, в сопровождении важных каменюшек. Даже Ванятка и Источка прониклись пафосом и шли удивительно спокойно. Нас, как и вчера, в трапезной встречал сам Кощей Бессмертный, ожидаемо, на пир, кроме нас, никого не пригласили, даже Серый Волк остался за закрытой дверью.
  - Добрый вечер, уважаемая Мария Васильевна! - хозяин замка, как всегда, был любезен.
  - Рада снова видеть тебя, Кощей Бессмертный! - совершенствовала я свою лесть.
  - Добрый вечер, дядя Кощей! - а вот малыши были искренны в своих чувствах.
  - Чада, не стойте в дверях, проходите за стол, наверняка проголодались после купания, - весело скомандовал Бессмертный.
  Мелкие радостно покивали и, соревнуясь "кто быстрей", побежали к столу с дикими криками. Я исподтишка наблюдала за бледненьким: беготня и детские крики его абсолютно не раздражали, он с интересом следил за малышами и слегка улыбался, тщательно скрывая клыки.
  В этот раз подсвечников на столе не было, при этом огромная зала ярко освещалась волшебными светильниками. Кощей, как галантный кавалер, подождал пока я займу свое место, а потом уже сел сам. Стол был заставлен неимоверным количеством изящных и манящих блюд. Желудок призывно сжался, напоминая о том, что сегодня я так и не смогла проглотить ни куска. Что ж, кажется, я уже начинаю привыкать к бледнолицему, можно чего-нибудь и пожевать. С этими радостными мыслями я и взялась за вилку и, улыбнувшись, посмотрела на Кощея. Зря! Холодный взгляд пронзил нервную систему, погубив несчетное количество моих несчастных нервных клеток, желудок завязался узлом, к горлу подступила тошнота. Что ж, Кощеюшка - это убойная мотивация не хомячить на ночь! Положив вилку на место, решила заняться делом. А что еще остается?
  - Кощей, а ты суеверен? - издалека начала я допрос.
  Бледненький традиционно ничего не ел, в знак солидарности, что ли? Он крутил в руках хрустальный бокал с красной жидкостью. На фоне его бледного лица и общей худобы подсознание автоматически дорисовывало длинные вампирские клыки, алые глаза и кровь, стекающую у него по подбородку. Меня знатно передернуло. На это бледнолицый приподнял правую бровь и усмехнулся. Мда, с таким подозреваемым можно вести допрос только под наркозом, причем под наркозом должна быть я.
  - Странный вопрос. Суеверие - это удел либо молоденьких, неопытных девиц, или старых бабок, про которых смерть по рассеянности позабыла. С ней иногда такое случается.
  Они что, знакомы? По моей спине пробежал табун мурашек и рассеялся где-то на попе - там места много, есть где попастись.
  - Но ты так поверил в пророчество своих гадалок, что мне показалось удивительным для твоего жизненного опыта, - витиевато намекала я на его наивность.
  - Практика предсказаний давно введена мною для предупреждения пакостей со стороны врагов и друзей моего государства, - спокойно объяснял мне Бессмертный. - И показала себя, как очень удачное тактическое решение. Часто бывало, что я знал о грядущем нападении задолго до того, как данная идея придет в голову моим ворогам и упреждал удар.
  Какое удобное политическое решение!
  - "Мы вас немного побомбили, потому что нам гадалка предсказала, что вы на нас напасть захотите.
  - Так мы в мыслях не держали на вас нападать!
  - Так мы и бомбили вас несильно!"
  Вернусь домой и больше никогда не буду смотреть политические шоу!
  - А бывали ли случаи, когда предсказания гадалок давали осечку?
  Хотя, какие могут быть осечки, если они даже не давали шанса случиться предсказанному событию, тут же уничтожая угрозу?!!
  - Случалось, но крайне редко, - Бессмертный был на удивление терпелив.
  - А в какой форме гадалки делали предсказания? - не унималась я.
  - Устной, - ну вот и сарказм проснулся, а то сидит тут вялым одуванчиком, весь белый да пушистый. Подозрительный!
  - Я имею в виду: содержание, - пояснила свой вопрос. - Смысл был однозначен или у тебя возникли сомнения в трактовке?
  Кощей увлекся мыслительным процессом, а я подкладывала детям вкусняшки на тарелки. Для нормального развития дети должны полноценно питаться, а для нормальной талии их мамы должны голодать! Бедная я, бедная!
  - Что, конкретно, тебя смутило в предсказании моей погибели? - Бессмертный решил пойти коротким путем и задал интересующий меня вопрос.
  Клиент созрел! Будем брать! Или это мне только кажется? Играет со мной?
  - Смутило то, что там и слова нет о твоей погибели, - озвучила я приманку.
  Кощей неспешно отпил вина из своего бокала, на его лице появилась сдержанная полуулыбка. Все-таки добрый он, заботится о моем психическом здоровье. А мог бы оскалиться в тридцать два зуба, и у меня память и зрение отказали бы.
  - Хотелось бы услышать аргументы, - в его голосе не было угроз, складывалось впечатление, что мы ведем увлекательную светскую беседу, а не обсуждаем сомнительную вероятность его гибели.
  - В предсказании лишь две строчки имеют для тебя негативный оттенок. Это..., - я вытащила из рукава листочек с аккуратно выписанным на нем текстом (да-да, я готовилась) и процитировала: - С ней встречи миг лишит тебя покоя, на муки и терзания обречет. Все остальное лично тебя не касается.
  - А кого касается? - Кощей тоже умел быть дотошным.
  - Касается изменяющейся ситуации вокруг тебя, твоего отношения к происходящему. Самое главное - в пророчестве ничего не говорится о способах твоего умерщвления, месте погребения, похоронах и поминках, - как можно равнодушнее вещала я.
  - Способах умерщвления, говоришь? Занятно, занятно! - на безжизненном лице злыдня не дрогнула ни одна мышца, но его глаза смеялись.
  СМЕЯЛИСЬ! У меня бред! Заколдовали! Я лихорадочно достала из кармана заветный русалочий флакончик, капнула из него в бокал с водой зельица и махом выпила все содержимое, зажмурилась и стала ждать последствий.
  - Мария! - услышала я чуть обеспокоенный голос Кощея.
  Ну вот, теперь к визуальным галлюцинациям присоединились и слуховые!
  - Не налегайте на зелье! Передозировка - вещь неприятная, - проинформировал меня Бессмертный.
  - Хвост вырастет или чешуей покроюсь? - поинтересовалась я, приоткрыв один глаз.
  - Стервозность увеличится! - ответил шуткой бледненький.
  - Тогда не страшно, она у меня и так на максимальном показателе, в потолок упирается, - отмахнулась я от шутки.
  Присмотрелась к оппоненту: серьезен, холоден, безразличен. Красавчик! Таким он мне больше нравится! Кощей некоторое время сидел молча, я не вмешивалась в его мыслительный процесс, вновь занялась питанием детей.
  - Знаешь, Мария, возможно, ты и права: о прямой угрозе в предсказании не говорится, - задумчиво произнес злыдень.
  Внутри у меня все возликовало. Да-да-да, дорогой ты мой! И всего-то сорок минут реверансы разводил!
  - Но общий посыл текста вызывает у меня некоторую обеспокоенность, - холодно проговорил дохлик.
  В переводе на великий и могучий: "Иди ты, Маша, в баню со своими дилетантскими рассуждениями. Правительство выбрало курс, ему и будем следовать, а чтобы его изменить, у тебя, красавица, аргументы слабоваты!" Что ж, зайдем с другой стороны.
  - А как твои специалисты интерпретировали строчку "И крохотный росточек прорастет"? - пошла я ва-банк, неотрывно смотря на бледненького.
  По его лицу пробежала тень. Или мне это показалось?
  - Согласен, это место вызывает у самых сведущих моих прорицательниц противоречия в толковании предсказания, - Кощей впился в меня ледяным взглядом.
  - А ты не хотел бы допустить, что "крохотный росточек" - это что-то хорошее. А если род бабы Яги пресечется, то этого хорошего уже не случится? - серьезно спросила я.
  Только бы не сорвалось! Только бы не сорвалось! - молила я про себя.
  Бессмертный не сводил с меня глаз и молчал. Это продолжалось довольно долго. Я решила не мешать злыдню думать и снова занялась детьми. Те уже давно поели и покинули стол, предпочитая ходить, бегать, лазать и создавать хаос. После похищения я пересмотрела свои взгляды на воспитание своего ребенка. Вот он живой, здоровый, радостный бегает рядом, что-то роняет, над чем-то смеется. Какое счастье!
  - Мария, а по-твоему, что именно говорит пророчество о моем счастье? - нарушил мои невеселые мысли дохлик.
  Его вопрос был со скрытым подвохом. Так я и поверила, что сам Кощей Бессмертный - самый страшный и ужасный будет со мной о чем-то советоваться. Не по статусу мне!
  - Мне кажется, что слова пророчества можно понять как послание о твоей встрече с суженой и вашем будущем семейном счастье, - как можно доброжелательней вещала я.
  У Кощея полезли вверх брови, а потом он банально расхохотался над моими словами.
  - И кем является моя суженая, которую ты разглядела в пророчестве? - веселился бледненький.
  Ну вот, мы и подобрались к самой волнующей теме, главное, чтобы поклевка не сорвалась.
  - Если судить по словам, описывающим "деву", то существует большая вероятность, что это будущая младшая дочь царевича Елисея, - демонстрируя листочек с текстом, продолжала я втирать свою версию пророчества дохлику.
  - То есть ты считаешь, что она не убить меня должна, а замуж за меня выйти? - провоцировал меня на рисковый ответ Бессмертный.
  Решайся, Маша, а не дрожи, как осиновый лист. В конце концов, попытка - не пытка.
  - Да, - выдохнула я.
  Кощей хмыкнул и вновь покинул меня, уйдя в свои мысли, дети бегали по залу, сея разрушения.
  - Ты считаешь, что нужно рискнуть и дать шанс Елисею стать отцом?! - чуть улыбаясь, свысока пошутил дохлик.
  - Я считаю, что ТЕБЕ нужно дать шанс стать отцом? - серьезно, неотрывно глядя в его холодные, прозрачные глаза, ответила я.
  Улыбка тут же сползла с лица Кощея. Ну, все, Маша, доигралась! Сейчас тебя убивать будут! Убивать не стали:
  - Может, и права ты, Мария, - задумчиво сказал Бессмертный. - Убить-то я всегда его успею.
  Бедный Елисей, в этой фразе ценность его жизни упала до уровня червяка.
  - В связи с новой трактовкой предсказания, сними, пожалуйста, с него проклятие твоих иголочек, - у меня внутри аж все задрожало от надежды скорой возможности попадания домой.
  Все бы так удачно получилось: уговор со старушками был - расколдовать Елисея, а если Кощей мне его преобразует, то можно расследование не заканчивать, вместо этого прижать старых перечниц к стенке и взыскивать должок. Мол, позвоночник оговоренного объекта выпрямился, глазоньки сошлись в районе переносицы, гнусавость пропала, тогда вертай нас домой! Поджилки тряслись, ладошки взмокли, сердце малой пташкой рвалось из груди.
  - Мария, конечно, я бы мог хоть сейчас расколдовать младшего царевича, - в морозном спокойствии развеял все мои надежды дохлик. - Но ты забыла тему нашего вчерашнего с тобой разговора, - я навострила ушки. - Скука - это самая большая беда в моей жизни, - обрыдаться, как мне тебя жалко! - А поиск виновного в злоключениях Елисея в твоем исполнении и в сопровождении яркой команды впечатляющих личностей обещает изничтожить мою проблему.
  Другими словами, развлекай меня, Мария, пока не надоешь. Нужно хотя бы поторговаться, у меня нет ни желания, ни сил, ни времени быть аниматором у этого ходячего трупа.
  - А что произойдет в том случае, если мы найдем злодея? - выспрашивала я.
  - А что бы ты хотела, Мария? - в его исполнении мое имя приобретало рычащие нотки и звучало угрожающе. - Получишь все, что захочешь, только не торопись сейчас говорить свое желание, вдруг оно у тебя со временем изменится? Потом жалеть будешь!
  И говорил он это так игриво, будто с двойным смыслом. Все ясно, угрожать опять будут и сыном шантажировать. Знаем, плавали.
  После осознания услышанного, моя игривость с меня тут же слетела. К горлу подступил страх, плечи опустились, в носу защипало, к глазам подступили слезы. Все, сил моих нет! Если с бабками, силовиками и даже с царем я могла ругаться, скандалить, одним словом, бороться, то этот же страшный до жути. Если захочет получить желаемое, то обязательно добьется своего, не чураясь самых болезненных способов.
  - Мария, ты чего себе такого напридумывала, что так громко носом сопишь? - недоумевал злыдень.
  - Шантаж, угрозы, пытки, увечья, ... - равнодушно перечисляла я, но меня бесцеремонно перебили.
  - Я ей говорю, что мне скучно, хочу развеяться, а она мне рутину моей жизни описывает, - Бессмертный явно надо мной насмехался.
  Но вот мне смеяться совсем не хотелось, чувство юмора начало отказывать, а это плохо, так и до депрессии можно докатиться. Кто потом меня из нее вытаскивать будет? Нет в этой сказке таких умельцев.
  - Да, что ж ты так опечалилась? - заволновался Кощей.
  Я сидела с опущенной головой, ссутуленными плечами и совершенно выпала из беседы, увлеченная развитием темы жалости к себе.
  - Вот найдешь мне виновного в злодействах против рода бабы Яги, то я тут же сделаю все, что ты пожелаешь, - твердо проговорил Бессмертный.
  - И домой отправишь? - задала я самый интересующий меня вопрос.
  Кощей тут же изменился в лице, стал строже:
  - Отправлю!
  И сказал это он так решительно, что я ему поверила, но решила не сдаваться так быстро. Актриса из меня так себе, третьесортная, но я, поднатужившись, применила весь свой талант и изобразила сомнения. Бледненький меня понял, зло прищурился и, наклонившись ко мне, произнес:
  - Сомневаешься? - набатом прозвучало в моей голове.
  Но ничто так не делает нас стойкими к чужим запугиваниям, как правота наших действий, вдохновленная жалостью к себе любимой.
  - Сомневаюсь, - искренность моего ответа зашкаливала, слезы висели гроздьями на ресницах, как немой укор дохлику.
  Я сидела, съежившись, на стуле, теребя руками подол платья и смотрела в упор на Бессмертного. Вот ведь страшен! У него даже на ушах смертельно-бледная кожа! Брови почти белые, их совершенно не видно на лице, но надбровные дуги такие резкие, что создается впечатление, что у него на бровях костные наросты. Нос острый, прямой, длинный. В детстве Кощей наверняка был деревянный, и звали его Буратино, а под старую лавочку, он пересадил себе белую кожу и стал Кощеем. Теперь понятно, почему он так редко улыбается, наверняка многие мышцы на лице потеряли свою чувствительность. Вот так вот, уставившись в лицо главного злыдня своей сказки, я гоняла в голове всякий бред.
  - Чем тебе доказать, что я сдержу свое слово? - гневался бледненький.
  Я лишь равнодушно пожала плечами. Уж если усугублять, то делать это эффектно. От того, что я пошевелилась, одна слезинка сорвалась с ресницы и покатилась по моей щеке. Я продолжала рассматривать бледнолицего: цвет глаз у него какой-то неестественный, прозрачный, как стекло, и, в тоже время, бледно-голубой. Наверняка, такие глаза были у Снежной Королевы. Может, она Кощея в детстве поцеловала и напрочь эмоции заморозила? Ага, а до поцелуя его звали Кай!
  - Желание назови! - уже гораздо сдержанней, я бы даже сказала, с опаской, попросил у меня бледненький. - Любое! Все сделаю!
  Ну, если у мужчины такая острая потребность доказать свою состоятельность в колдовстве, то не будем препятствовать. Что у нас по списку первостепенных дел? Первое - вернуться домой - отказали. Второе - расколдовать Елисея, а потом вернуться домой - отказали. Мой взгляд отстраненно блуждал по залу и вновь задержался на детях, для плена они очень весело и непринужденно играли. Плен! Иста! Третий пункт списка - вернуть Источку матери! Я вновь в крайней степени сомнения посмотрела на Бессмертного, он уже не скрывал того, что я его здорово разозлила. Как я посмела сомневаться в его колдовской мощи и нерушимости мужского слова! Думал, что он у меня - первый глава государства, блюдущий исключительно собственные интересы, а не бедной матери с ребенком? Наученные мы!
  - Верни Исту домой к матери - лекарке Збаре в столицу тридесятого царства, - дотошно перечисляла я все параметры своего желания.
  - Неужто до такой степени не доверяешь? - шипел на меня дохлик.
  Он что, обиду мне высказывает? Еще бы губы надул свои бледные и тонкие, как маленькая девочка, а я бы посмеялась!
  - Докажи, что ты достоин моего доверия, - вставила я шпильку и вновь перевела взгляд на детей.
  Они бегали по залу, играя в догонялки, при этом громко смеялись. Ванятка бежал за подружкой вокруг большого стула и пытался ее "осалить". Со стороны Кощея послышался хлопок, и, когда я вновь повернулась к малышам, то увидела, что сынишка стоит один с растерянным видом, а Источки уже нигде не было.
  - А где Иста? - напугался Ванятка.
  - Дома, с мамой, - ответил нам Бессмертный.
  - А как это можно проверить? - не унималась бесстрашная я, давая затрещины кощееву самолюбию.
  Тут двери в зал открылись, и в залу вошел слуга, неся на золотом подносе местное средство связи - тарелочку с голубой каемочкой и наливным яблоком. Аппарат поставили прямо передо мной, и Кощей лично крутанул фрукт.
  Поначалу яблоко крутилось по белому дну тарелки, потом оно подернулось дымкой, и вот нам уже показалась комната в простеньком деревянном доме, на полу которого на коленях стояла лекарка Збара и обнимала счастливую Исту. Вот и замечательно! Одним заложником в кощеевом плену меньше! Один пункт списка намеченных дел выполнили. Осталось всего ничего! С такими мыслями, сославшись на усталость, мы с Ваняткой в сопровождении охраны и Серого Волка отправились в свои комнаты спать. Чувствую, силы мне еще здесь понадобятся. Бледненький затейник приготовил для нас обширную развлекательную программу. Как бы еще в нее вписать расследование, пока ума не приложу, но это только пока.
  Глава 9
  Так жить нельзя! - бурча переливами, настаивал мой желудок. - Я у тебя в комплекте внутренних органов наличествую, поэтому будь любезна обеспечь меня работой!
  Да и перегрузки в нервной системе напоминали только об одном: ЭНЕРГИЯ! Мне нужна энергия! Вот с такими мыслями я и стала собираться на охоту.
  - Мария Васильевна, голубушка, это уже стала пагубной привычкой - блуждать в темное время суток по замку, - выговаривал мне пушистик, укладываясь на кровать, рядом с расстроенным Ваняткой.
  - Что не запрещено, то разрешено! - философствовала я. - Патрон озвучил запрет на мои экскурсии?
  - Нет.
  - Ну вот и нянчись, а я пойду пройдусь до холодильника. Может, чего интересного найду или кого.., - грустно протянула я.
  Вот где он блондится? Я скучаю, а его нигде нет! Безобразие! Пойду холодильнику выскажу все претензии! Этот метод всегда мне помогал успокоиться. Вот и не буду отвергать помощь старых друзей! Плюс еще, вылазка показалась мне оптимальной возможностью прояснить некоторые вопросы. Найти все ответы я даже не надеялась, но обнаружить хотя бы ниточку, ведущую к разгадке, было бы очень хорошо. Выйдя в коридор, вновь обнаружила почетный караул у своих дверей. Это очень радовало и, честно говоря, успокаивало. Такая трепетная забота о безопасности моего сына и моего душевного состояния подкупала.
  Тварюшки вопросительно на меня посмотрели, на что я лишь потрепала их за каменными ушками, махнула рукой и отправилась на поиски новых приключений.
  Сказочный замок в вечернее время суток завораживал. Сегодня казалось, что волшебных светлячков стало гораздо больше, а вот прислуги, наоборот, меньше. Интересно, это специально для меня расчищают дорогу или это первые признаки паранойи? Вновь с любопытством блуждала по просторным коридорам замка, разглядывая музейные экспонаты и предметы искусства. В этот раз я явно свернула в другую сторону, потому что оказалась не в хозяйственном крыле, а где-то рядом с покоями Бессмертного, если судить по увеличивающемуся со всех сторон накалу роскоши. Золотая роспись и мозаика из полудрагоценных и драгоценных камней давила на психику, не давая расслабиться. Вертя головой во все стороны, свернула в картинную галерею. Свет здесь был приглушенный, и лица на портретах я могла разглядеть с трудом. На самом большом и помпезном красовался хозяин замка, дохлик был величественен и страшен. Художник смог талантливо передать и наводящий ужас взгляд, и надменность, и парализующую ауру злыдня. Интересно, живописец после завершения работы над портретом выжил или его скосил инфаркт? Остальные картины были выполнены не менее талантливо и достоверно. Здесь висели портреты и Радзимиша Уриковича, и Вацлава Чеславовича, и Миежко Збигневича, и Бенедикта Яцековича, а еще немало незнакомых мне лиц и морд. Змей Горыныч был прекрасен, он живописно палил огнем какую-то деревеньку сразу из трех голов, при этом умудряясь делать горделивый вид, явно работая на зрителя. На соседнем портрете Соловей-Разбойник энергично сдувал какое-то поселение при помощи своего свиста. На третьей картине немалое войско во главе с Кощеем брали штурмом неприступную крепость. Видимо, для того, чтобы оформить эту выставку военных достижений, бледненький изрядно проредил поселения своих соседей. В самом конце галереи я нашла портрет Кости. Парень на нем был изображен серьезным с задумчиво-грустным взглядом, устремленным куда-то вдаль, за зрителя.
  - Нравится? - внезапно раздался голос за моей спиной.
  От неожиданности я вскрикнула и подпрыгнула на месте.
  - Ты чего пугаешься? - удивился Костя, нежно обнимая меня.
  - Ты чего пугаешь?! - негодовала я.
  - Увидел тебя, рассматривающую мой портрет, вот и решил поинтересоваться, - улыбнулся парень.
  - Нравится, - честно ответила я. - Только ты тут о чем-то грустишь или о ком-то.
  Собственная догадка мне не понравилась, и я отвернулась от секретаря.
  За спиной послышался вздох, и Костя спросил:
  - Ты что-то ищешь или просто гуляешь?
  Я вспомнила цель своего похода и ответила:
  - Ищу! Холодильник!
  Парень вопросительно выгнул бровь, не поняв моего ответа, но тут ему на помощь поспешил мой живот, громко заурчав.
  - Ты сегодня что-нибудь ела? - в голосе парня слышалось искреннее беспокойство.
  - Не случилось, - усмехнулась я. - На каждом приеме пищи рядом находился Кощей, а в его присутствии мой чудесный организм поглощать пищу категорически отказывается.
  - Пойдем! - взяв меня за руку, скомандовал парень.
  - Куда? - в принципе я не против пройтись с ним по темным коридорам этого сказочного замка, но хотелось бы чуть больше ясности, чтобы в итоге не расстраиваться, если мои мечтания не совпадут с реальностью.
  - Кормить тебя буду! - улыбнулся мне Костя.
  Какие ямочки на щечках и глаза теплые карие! Горячая рука крепко держала мою ладонь, и Константин уверенно вел меня по коридорам замка.
  Мы шли куда-то вверх, поднимаясь по лестницам, пересекая пролеты. Мне было очень любопытно, куда ведет меня парень. Вскоре мы оказались на открытой площадке под звездным небом. От нее отходили каменные мосты, которые соединяли с этим чудесным местом башни замка, его стены и оборонительные укрепления. Интересно, по каким законам физики велись расчеты этих невиданных мною до сегодняшнего вечера сооружений? Казалось, будто эти мосты парили в воздухе, при этом их размеры были глобальны, впрочем, как и все в этом замке. По парящим каменным мостам спокойно могли разъехаться две фуры. На площадке, куда привел меня Костя, уже стоял накрытый стол, свечи. Ночное небо с яркими звездами навевало романтику. Ситуация напоминала классическое свидание. Было очень трогательно, у меня от восхищения защемило сердце. Как это прекрасно! Костя подвел меня к столу и усадил на стул:
  - С какого блюда желаешь начать наш ужин?
  Хотелось язвительно ответить "с бараньей ноги", но сумела сдержаться, припомнив воспитание:
  - С куриного крылышка, - чуть потупившись, тихо ответила я.
  Мою просьбу тут же выполнили, попутно положив в тарелку еще какие-то овощи. Костя заботливо пододвинул ко мне блюдо с пирожками и другим вкусностями, образуя вокруг меня гастрономический полукруг. Я от такой заботы тут же подобрела. Неспешно жуя и любуясь звездным небом, я наслаждалась моментом. Погода была теплая, ночь темная, на столе горели свечи. Константин сидел рядом со мной и не сводил с меня сияющих глаз.
  - Как прошел твой день? - засмущавшись, отвлекала я парня от лицезрения процесса моего питания.
  - Скучал по тебе, но прости, так и не смог перед тобой появиться, - сокрушался кареглазый, да так искренне, что мое сердце пело и плясало.
  Он тоже скучал! Он тоже по мне скучал!
  В ночи его глаза казались абсолютно черными и мистическими, я утонула в их глубине, теряя себя. Костя придвинулся ближе ко мне и взял за руку. Его ладонь показалась обжигающе горячей, и этот огонь побежал по моим венам. Его губы пахли спелой вишней, и их нестерпимо хотелось попробовать.
  - Ну, щнаконец-то, Щмария Щвасильевна! Щгде же вы щвесь щдень от щнас щкрывались? - Соловей-Разбойник был весел и ретив.
  Чтоб ему подавиться своим приподнятым настроением! Не убыло бы от него, если бы он появился минуть на двадцать - шестьдесят попозже. По мне, между прочим, скучали! Мне за это срочно нужно спасибо сказать, а лучше показать!
  Костя с большой неохотой выпустил мою руку и поприветствовал друга:
  - И тебе добрый вечер, Соловей!
  - Щдравствуй, щдравствуй ЩКОСТЬЯ! - растягивая переиначенное мною имя парня, поздоровался Разбойник. - И щкак щтолько наш щпатрон щтебя ощтпустил, щнезаменимый ты нащ? Ты же щвечно щвесь в щделах и щзаботах.
  - Утомился он, отдыхать изволит, - отбил нападки Соловья кареглазый.
  - Добрый вечер, уважаемый Соловей-Разбойник, - перевела я на себя внимание. - Как у тебя дела? Как день прошел?
  - На щлужбе, щлюбезная Щмария Щвасильевна! - не спросив ни у кого разрешения, Разбойник нагло уселся на стул рядом со мной и стал себе накладывать яства. - Щвесь щдень в щделах и щзаботах, щпообедать щнекогда.
  - Отчего же в столь защищенном царстве, столько забот появилось, что у тебя даже времени отдохнуть не было? - видимо практика ведения допросов начала перерастать в неосознанную привычку, сама не замечаю, как начинаю задавать ненужные вопросы. Или нужные?
  - Щмного щвремени щпонадобилось, щчтобы ущтрясти все щвопросы по щприсоединению щпорных щземель, - хвастался своей значимостью Соловей.
  - И как ты оцениваешь мой заплыв с Елисеем? Смог ли он повлиять на сговорчивость царя-батюшки при решении данной проблемы? - как можно безразличнее задала я вопрос.
  За столом наступила гробовая тишина, Соловей замер с вилкой в руках, на которую была наколота маленькая помидорка. Костя как будто окаменел, лишь его пронзительные глаза сверлили нахального Разбойника.
  - Какой еще Машин заплыв с Елисеем? - злющий парень задал этот вопрос перепуганному Соловью, но тот положил помидорку в рот и начал долго и тщательно жевать, прикидываясь очень занятым.
  - Сегодня в озере изволили царевича Елисея топить, как котенка, - пояснила я ситуацию Косте.
  Хотя, если быть честной с самой собой, то я откровенно жаловалась. Тот, не оборачиваясь на меня, а продолжая препарировать друга взглядом, изрек слышанный мной уже не в первый раз сегодня аргумент:
  - Так он же непотопляемый! Зачем ты за ним полезла в воду?
  Я меланхолично жевала наивкуснейшее мясо. А чего мне торопиться вступать в диалог по поводу глупого и, совершенно очевидного для всех, кроме меня, ненужного моего участия в спасении оболтуса. Я уже сегодня отвечала на подобные вопросы, можно было и не спешить, наслаждаясь едой. Меня терпеливо ждали.
  - Нашлись умельцы и измыслили способ упокоить кривенького. Смекалистые ребята! У Елисея были все шансы нахлебаться чудодейственной водицы и больше не всплыть. Но самое замечательное в этой истории то, что чудо-переговорщики решили для большей покладистости представителей тридесятого царства и, особенно его государя, Ждана Годиновича, продемонстрировать утопление собственного сына во всей красе, - жаловалась я Косте, отпивая что-то рубиновое из высокого бокальчика.
  Видимо, напряжение дня постепенно меня отпускало и в отсутствии детей мне, банально, была нужна жилетка, в которую я могла бы поплакаться. Костя, как никто, подходил на эту роль.
  - Так, - в голосе Константина послышались металлические интонации. - Показали папаше, как его младшее недоразумение тонет, чтобы гонор свой спрятал, а ты тут, Маша, при чем?
  - Ты прав, я действительно ни при чем, мимо проплывала, хотела косенькому помочь, коли остальные спасатели решили на бережку позагорать, - меланхолично рассказывала, потирая больное горло. - А кривенький в панике меня на дно потащил. Как тебе, Соловушка, зрелище? Впечатлило? Мы с Елисеем достаточно достоверно тонули? - зло цедила я, уставившись на весельчака.
  С лица Разбойника смыло всю краску, сидел белый, как мел. Судя по моему менторскому тону, в бокальчике у меня определенно не морс. Я вновь отпила жидкость и покатала ее во рту. Вино! Горынычевское! Беда!
  Перевела взгляд на Костю: злого, грозного, пыхтящего, нависающего над Соловьем. Может, если парень набьет Разбойнику лицо, мне полегчает? Не так обидно будет за свое утопление.
  Эх, общение с вертлявыми интриганками пагубно на мне сказывается, кровожадная я стала! Чисто из миролюбивых соображений хлебнула еще из своего бокальчика и протянула емкость "мальчикам" за добавкой. Меня не обидели и подлили нектарчика для дальнейшего злоупотребления.
  - Как ты допустил, что она тоже полезла в воду? - шипел на Соловья Костя.
  - Я щдопустил? Да щменя щвообще на ощзере не щбыло! Я со Щжданом по щповоду щземли щбодался, - оправдывался Разбойник.
  - Тогда, кто допустил, что Маша чуть не утонула? - злился парень.
  - Кощей! - любезно подсказала я. - Стоял и смотрел, как мое несчастное тельце скрывается в пучине озера. Он у вас кремень, выдержке обзавидоваться можно. Ни один мускул на лице не дрогнул. Злыдень!
  Меня несло! А конкретнее, вино выносило из меня все накопившиеся за день обиды. В носу защипало, к горлу подкатил комок, и пострадавший орган дал сбой: я отчаянно закашлялась, хватаясь за шею.
  - Маша, что с тобой? - подскочив ко мне, спросил Костя.
  Я не стала ничего объяснять, а просто расстегнула пару пуговиц и отогнула воротник, демонстрируя свои синяки. Парни ужаснулись, прониклись, нахмурились.
  - А чего ты сразу не сказала, что тебе больно? - обиженно спросил Костя, протягивая руку, чтобы дотронуться до шеи.
  Я дернулась, опасаясь боли, и пояснила:
  - Меня из озера никто не спешил доставать, сама выплыла, и тут из-за парочки кровоподтеков не помру. Дождусь своего пернатого лекаря, он мне первую помощь и окажет.
  - Щкакой щпернатый? Щто за щлекарь? - удивился Соловей, косясь на Костю.
  - Неважно, главное не спугните, - попросила я.
  Костя на мое недоверие, кажется, обиделся и сидел насупленный. Ну, ничего, не девица красная, чтобы я его утешала. В конце концов, это я с синяками сижу, а не он. Тут в голове промелькнула разумная мысль, и чтобы ее не упустить, я вновь отпила Горынычевского вина.
  - Соловей, подскажи, а нас с Елисеем вы Ждану Годиновичу по тарелке с голубой каемочкой показывали?
  - Щда, - настороженно ответил весельчак.
  Костя тоже пытался понять, куда я клоню.
  - А по этой посудине можно снова посмотреть, как мы купались? - тарелка, конечно, не телефон, но чем черт не шутит, вдруг тоже есть интересные функции?
  - Можно, - ответил за друга Константин.
  - Тогда неси тарелку, смотреть будем! - задорно потребовала я.
  - Щмаша, щможет не щтоит? Щвдруг ущвидишь щвое ущтопление и щрасстроишься? - насторожился Соловей.
  - Мысль у меня появилась интересная, надо проверить! - пояснила я.
  - Щтогда щладно, - согласился Разбойник, подозрительно на меня косясь, а затем залихватски свистнул.
  Глава10
  После этого оглушительного произвола меня накрыла абсолютная тишина, уши не просто заложило, их замуровало. Ну вот, если не ослепну от добродушного оскала Кощея, то оглохну от веселого свиста Соловья. Видимо, без повреждений покинуть эту сказку мне никак не удастся. Ладно, куплю себе слуховой аппарат и буду жить долго и счастливо.
  Я равнодушно смотрела на свечи. В ночи они очень ярко горели и напоминали маленькие костры. Их пламя освещало стол мягким теплым светом. Странно, почему свечи не гаснут? Мы находимся высоко над землей, примерно, на крыше пятиэтажного дома. По логике вещей, здесь должно быть холодно и ветрено, но здесь тепло, огоньки свечей горят ровно, не колышутся.
  - Костя, а почему нет ветра? - ну вот и первая хорошая новость: незаметно для меня слух восстановился.
  Ответом на мой вопрос послужил звук удара, идущий откуда-то сверху. Я посмотрела вверх и увидела, как тело Змея Горыныча распласталось на невидимой крыше и теперь скользит по ней вниз, норовит упасть.
  - Костэк, убери защитный купол! - орал динозаврик в три горла.
  Костя тут же махнул рукой, и нас накрыла какофония звуков: крики перепуганных птиц, людей, завывание ветра. Свечи на столе погасли, и стало неуютно. Я тут же замерзла, прохладная погода и сильный ветер не располагали к вечерним посиделкам на открытом воздухе. Но как только рептилия приземлилась на площадку, вокруг нас вновь образовался уютный вакуум: порывистый ветер пропал, на столе загорелись свечи. Костя, как опытный фокусник, взмахнул рукой, и в ней появилась красивая белая шаль, в которую он укутал мои озябшие плечи.
  К столу подошел Горыныч и, усевшись за стол, поприветствовал меня:
  - Мария, а ты еще от нас не сбежала?
  - Я бы рада, да пагубные привычки не отпускают, - отшучивалась я, демонстрируя свой бокал.
   - Это которые? - в глазах Змея появился азарт, видимо, с ним никто так не шутил.
  - Вино у тебя вкусное, - я сделала глоток. - Решила, что пока все не выпью, домой не вернусь.
  - Ммм, так ты у нас на веки вечные решила остаться?!! - разулыбался Змей.
  - Вот, зря ты в меня не веришь, я талантливая! - игриво насупилась я.
  - Никто в твоих талантах не сомневается, - принялся меня успокаивать чешуйчатый. - Я просто рад, что ты с нами надолго.
  - Сомневаюсь, что ты мне обрадуешься после сегодняшних новостей, - нагло улыбалась я.
  - Это ж каких? - рептилия была восхитительна в своем бесстрашии.
  - Слышал, что после купания в чудодейственном озере баба Янина изменилась до неузнаваемости, став молоденькой девушкой? - начала я свой рассказ.
  На это горемычный лишь торжествующе улыбнулся, мол, знаю и бесконечно этому рад.
  - Так вот это ее сильно опечалило, - продолжала я.
  Змей насторожился.
  - Ибо в ее голову вложили крамольную мысль, что ее суженному сама Янина не нужна, а нравится она ему только в виде чурки бессловесной, но привлекательной наружности, - насмехалась я.
  Горыныч впал в ступор, все три головы открывали и закрывали рты, издавая невнятные звуки и глупо хлопая глазками. Наконец, средняя голова прокашлялась и начала мямлить в свое оправдание:
  - Так она же сама захотела и молодой стать, и чтобы румянец, и чтобы тут прибавилась, и тут закучерявилось. Я же пожелал все, как она хотела, пришлось даже наизусть выучить, чтобы ничего не запамятовать.
  Правая голова разозлилась и пошла в наступление:
  - И кто же вложил в красивую головушку моей Яниночки эти крамольные мысли?
  Все три головы разгневанно зашипели.
  - Я! - безрассудно рубила я правду-матку, попивая рубиновое вино, которое успело ударить мне в голову. - Все еще рад тому, что я остаюсь здесь на долгий срок?
  - Уже нет, - косясь на Костю, честно ответил Змей. - Вот что вы за создания такие, женщины? Если не делаешь, так как вы хотите - вы недовольны, если делаешь, как вы хотите, вы в бешенстве!
  Несчастный Горыныч уперся в правую и левую головы лапами и пригорюнился. Я наблюдала за
  страданиями ближнего и попивала вкуснейшее вино.
  - И как она теперь выглядит? - не сдавался несчастный динозаврик.
  - Молода, свежа, румяна, неотразима, стервозна, - я кратко охарактеризовала преображение старушки.
  - Янинушка, - нежно протянула зверюга, расплывшись в улыбке.
  - Щгорыныч, мы щтебя по щделу щзвали, а не щглупости о щтвоей щзазнобе щлушать! - прервал романтические завывания друга Соловей. - Нам щтарелка с щголубой щкаемочной щнужна.
  Змей насупился и молча достал из-под своего огромного крыла крохотную, по сравнению с ним, тарелочку и аккуратно поставил ее на стол, продолжая также нежно поскуливать.
  - Зачем она вам? - полюбопытствовал бронтозаврик.
  - Щмарья щхочет щполюбоваться на щвое ущтопление, - пояснил Разбойник.
  Змей посмотрел на меня скептически.
   - Хорошее было утопление, я даже чуток испугался, что не выплывешь, - высоко оценил качество моей несостоявшейся гибели Горыныч.
  - Показывайте! - бодро скомандовала я, взяв тарелку в руки.
  Костя выбрал из стоявшей на столе вазочки с фруктами самое красивое яблоко и крутанул его по тарелке против часовой стрелки. На экране тут же появилось озеро, из которого выползали мы с Елисеем, слегка пошатываясь. Вот я плюхнулась на бережок в мокром платье, а вот оболтус с перекошенными глазенками подошел к недовольным бабулькам.
  - А теперь назад мотай, - попросила я, не отрываясь от "экрана".
  Перед моим носом показалась Костина рука, как-то хитро щелкнувшая пальцами, и видеоряд на дне тарелки побежал в обратную сторону.
  Вот мы с Елисеем вновь зашли в воду спинами вперед, вот отплыли от берега, вот я пропала под водой, а затем царенок с раскинутыми в разные стороны руками и ногами погрузился в озеро. Некоторое время ничего не происходило, а затем снова появился оболтус, резво плещущийся в воде, затем я возникла из воды с Елисейкиными руками на шее, затем я отплыла, царенок вспорхнул из воды на скалу с мешком на голове. Экран тарелки следил только за царенком, меня уже не было видно.
  Вот оболтуса, связанного по рукам и ногам и с мешком на голове, толкнули в озеро, да так умело, что на экране была видна только одна рука - мужская! Ну, наконец-то появились интересные подробности. Вот косенькому с мешком на голове связали ноги, теперь руки, вот накинули на голову мешок, вот по шее царенка кто-то ударил и оглушил кривенького. Вот из-за спины Елисея мелькнуло чье-то лицо.
  - Стой! - громко скомандовала я.
  - Щто щтакое? - подстегнутый азартом, выкрикнул из-за моего плеча Соловей.
  Я осмотрелась и обнаружила, что Костя придвинулся ко мне практически вплотную, Разбойник стоял за моей спиной, а сверху нависали три головы Горыныча и все, также, как и я, неотрывно следили за происходящим на дне тарелочки.
  - Там за спиной царевича чье-то лицо мелькнуло. Можно рассмотреть?
  Я так надеялась, что это технически возможно! Оказалось, что технически невозможно, а вот при помощи волшебства - пожалуйста.
  Костя недолго манипулировал пальцами, то позволяя "видео" двигаться, то останавливаться, то перематываться обратно. И вот, наконец-то, на тарелочке появилось лицо злодея, измыслившего утопить царенка.
  - Тихон?!
  Из меня вырвался удивленный возглас. Ну, никак я на него не могла подумать. Мне он казался порядочным и честным человеком. Не сочетался у меня образ старшего стрельца с попыткой убийства безобидного царевича. Не может того быть, чтобы это он сам все удумал!
  - Костя, крути дальше "видео", может вначале что-то интересное рассмотреть удастся!
  Кареглазый вновь включил обратную перемотку, но ничего полезного там не было: прогулка Елисея по скале в одиночестве и высадка на берег из ступы. Тихон в кадрах больше не мелькал, как, впрочем, и остальные богатыри.
  И что мы имеем? Судя по видео, к нападению на Елисея причастен Тихон, в лешего попала стрела, на которой был запах Тихона, при краже моего Вани у дверей в горницу царенка стоял подчиненный Тихона, о ходе нашего расследования старший стрелец все знал. Но Тихон только исполнитель, задача передо мной стоит посложнее: нужно найти заказчика. Моего Ванятку после похищения передали кощееву послу, Тихон знал, что за Елисеем будут следить при помощи тарелочки с голубой каемочкой, так как на экране мелькнул всего один раз и то быстро, как будто по нелепой случайности. Значит, его кто-то проинформировал, и этот кто-то находится здесь в замке. Кощей? Возможно! Посол? Но его в кощеевой резиденции не было, он с заданием улетел отсюда еще до нашего появления. Тогда кто? Колоть Тихона надо!
  - Маша, о чем задумалась? - обеспокоенно спросил меня парень.
  Я философски глотнула вина и ответила:
  - О превратностях судьбы: Янина сегодня стала прекраснейшей из женщин и по этой причине затаила обиду на Змея Горыныча; Елисей пытался слово свое сдержать - не приближаться к Кощею Бессмертному и едва не погиб от рук своего же охранника; я старалась ни во что не вмешиваться и чуть не погибла по глупой случайности.
  - Ну и чего ты расстроилась? - поддержал меня Горыныч - горе-любовник. - Ведь все обошлось!
  - Обидно, мы с Елисеем чуть на корм рыбам не пошли, а все стояли и лишь наблюдали, да еще видеосъемку вели, - я брезгливо положила на стол волшебный аппарат.
  - Да щто ж ты так щпечалишься?!! Щничего бы с щтобой не щлучилось! - легкомысленно успокоил меня Соловей.
  - Маша права, - неожиданно поддержал меня в моей печали Змей. - Ничего там не случилось бы только с Кощеем, он у нас бессмертный! Помереть не может!
  В голове от расстройства шумело, очень хотелось поплакать. Или это не от расстройства? Кажется, опять наклюкалась!
  - Чего это не может?! А как же всем известная поэтическая последовательность? В море-океане - дуб - сундук - заяц - утка - яйцо - игла? - и, подняв вверх указательный палец, продекламировала могильным голосом: - А на конце той иглы смерть Кощеева находится! Сломай ту иголочку и убьешь злодея лютого!
  Артистизм, подогретый Горынычевским вином, требовал выхода. Я вновь отпила из бокальчика и ждала аплодисментов, но их не последовало. Посмотрела на окружавших меня сказочных персонажей и Костю, на их лицах был написан ужас.
  - Что я опять такого ляпнула?
  - Ты только что произнесла вслух самый страшный секрет Кощея Бессмертного, - бесцветным голосом сказал Горыныч.
  - Надо же, тогда я больше не буду, - по-пионерски пообещала я.
  - Ты еще кому-нибудь это рассказывала? - в голосе Кости было столько беспокойства.
  - Ванятке, - удивилась я активировавшейся вокруг меня нервозности.
  - А щбогатырям, щтарушкам, Ещлисею? - с подозрением уточнил Соловей.
  - А они разве не знают? - растерялась я.
  - Маша, смерть Кощея - это большой и страшный секрет! - внушал мне, как дитю неразумному, кареглазенький.
  - Ну, тогда, чтобы мы с Ванюшкой не разбалтывали ваши страшные секреты, отправьте нас домой,- жестко отбрила я, слегка протрезвев.
  - Щтак ты щтам, у щебя щдома, щвсем щразболтаешь! - упрекнул меня Соловей.
  - Это не страшно! У нас о смерти кощеевой каждому ребенку мама еще в раннем детстве рассказывает, - радостно проинформировала я подчиненных Бессмертного.
  - Какое варварство! - дружно возмутились друзья дохлика.
  - Почему сразу варварство? Инструктаж по технике безопасности! Нам ни один Кощей зато не страшен, потому что каждый, запомнили? Каждый, - я нарочито грозно обвела присутствующих нетрезвым взглядом, - может победить вашего дохлика!
  Я была собой очень довольна!
  - Так что там с вопросом возвращения нас с Ваняткой на родину? - уже особо ни на что не надеясь, уточнила я.
  - Кощей обещал исполнить любое твое желание, только после того, как ты найдешь злодея, покушавшегося на Елисея! - напомнил мне парень.
  - А ты? - не сдавалась я.
  Костя опустил глаза и ссутулился:
  - Прости, не могу я в беде твоей помочь!
  Я оглянулась на остальных своих собеседников, те тоже смущенно прятали свои окуляры.
  - А в расследовании? - пыталась я выторговать хоть что-то полезное из разговора.
  Те воспряли из тоски и радостно закивали.
  - Щвот в эщтом мы с ущдовольствием, а то у щнас щтут щтоска щзеленая, щтишь да щблагодать, - жаловался Соловей.
  - А я тебя развлекать и не намерена, - остудила я пыл Разбойника. - Мы с бабульками серьезными делами заняты, а если ты относишься к нашей расследовательской деятельности, как к забаве, то скучай дальше.
  - Ладно-ладно, мы поняли, что вы барышни серьезные, только вот пугать нас не надо, - взвился Горыныч.
  - Я и не пугаю, - миролюбиво отхлебнув еще один глоточек вина, ответила я. - У нас по запугиванию Елисей главный, от него все священнослужители и русалки трясутся. Перспективный Царевич!
  - Тогда, чем мы тебе, Маша, помочь можем? - перешел на деловой тон кощеев секретарь.
  Глава 11
  Я достала из кармана свой блокнот с карандашом и начала опрос:
  - Появлялись ли у вас в замке девица Марфа и царская ключница Ирина - мать воеводы Святояра?
  - Не было таких, - серьезно ответил Костя.
  - А куда они могли подеваться? Мы думали, что ваш посол Пшемислав Тадеушевич их с собой забрал, чтобы следы нашего расследования запутать, - сверлила я парня суровым взглядом.
  На мой вопрос мужчины лишь пожали плечами. А может, это и не посол совсем? Может, Тихон женщин где-нибудь в тридесятом царстве спрятал, а на посла все подозрения свалил? Ой-ой-ой, чувствую одной мне никак не разобраться! Подмога нужна!
  - А вы можете мне организовать встречу с моими коллегами? Нужно срочно совещание провести?- вопрос-то я озвучила, но вот на помощь абсолютно не рассчитывала.
  - Конечно, завтра и соберётесь в малой гостиной, - заверил меня Костя.
  - Всех не надо, только бабушек и Елисея, - радостно расставляла я приоритеты. - А богатыри все вместе живут? - уточняла информацию
  - Щзачем же,- недоумевал Соловей. - У нас щзамок щбольшой, щвсем щместа щхватит! Щвыделили щкаждому по ощпочивальне.
  - Вот и чудно, возможно, нам понадобится их поочередно допросить, лучше, чтобы они до последнего оставались в неведении, - привычно рассуждала я вслух.
  Костя серьезно следил за моими мыслями и все запоминал.
  - А почему завтра? - встрепенулась я. - Давайте сегодня!
  - Маша, - тепло улыбнулся мне парень. - Так поздно уже, все спят давно.
  - Действительно, что-то я засиделась, пора и честь знать, - грустно заметила я.
  - Полетаем? - хитро улыбнулись мне сразу три головы дракончика.
  - Нет, мне к сыну нужно, - кокетничала я.
  - А мы недолго и невысоко! - настаивал бронтозаврик. - А то завтра, чувствую, дела закрутятся, не до полетов будет.
  Я с вопросом в глазах молча посмотрела на Костю.
  - Не бойся, я тебя подержу, - и улыбка на его лице такая честная-честная.
  Ну как тут откажешься, если все внутри тебя так и рвется в звездную высь!
  Радостная, я зачарованно смотрела, как Горыныч готовится к полету, раскрывая крылья, когда до меня долетели обрывки разговора разбойника и Кости.
  - Щама она как же щвыплыла, - возмущенно посвистывал Соловей, - да ещли бы Щкощей не щпомог ее ущтопленничку щвсплыть, щлежали бы оба на щдне ощзерном, щрыб щкормили! А она еще на щнего щжалуется: щкремень, щзлыдень!
  Так, так, так, значит, ледяная гора не выдержала и протянула нам лапку помощи. И как теперь это понимать? Есть над чем подумать короткими летними ночами.
  Взлет получился очень быстрым. Мы все, как будто, боялись нарушить образовавшуюся между нами идиллию, поэтому в полной тишине мы с Костей забрались на Горыныча, тот подмигнул Соловью, Разбойник отсалютовал нам разрешение на взлет, и мы взмыли в ночное звездное небо.
  Сильные руки Кости крепко прижимали меня к его груди. Страха не было, меня наполнял абсолютный восторг. Я сидела, крепко держась руками за чешуйки Змея. Горыныч летел очень плавно, я рассматривала все вокруг. Под нами сверкал ночными огнями замок Кощея, во мраке он был прекрасен и загадочен. Видны были очертания рек, гор, полей, лесов, лугов. Ночное небо в обрамлении звезд очаровывало. Я повернулась к Косте, он, не отрываясь, смотрел на меня, будто любуясь. Какой он был красивый! Карие сверкающие глаза, чуть вьющиеся темно-русые волосы и обжигающий взгляд, говорящий мне, что для него на этой земле существует одна-единственная женщина - и это я.
  Его губы нашли мои, и я потерялась в своих эмоциях. Беззаботная радость, истинный восторг и ненасытность, потребность обладать, застолбить, заклеймить переполняли меня. Я уже давным-давно сидела у Кости на коленях, и мои мысли блуждали по его притягательному телу. Исследование новых, доселе недоступных для меня территорий было волнующим. Парень был отлично сложен: крепкие руки, широкие плечи, мощная грудь, тонкая талия, твердый плоский живот. Но приводило в восторг другое: мне позволено все это пиршество пригубить. Мои пальчики блуждали по мужскому телу, от переполнявшего удовольствия, немного подрагивали, беспрерывно изучая предоставленные мне для ознакомления территории. Костя целовал меня жадно, крепко прижимая к себе. Вот так бы и летала все ночи напролет.
  Глава 12
  - Кар! - будил меня мой пернатый будильник.
  - Диверсантам, физкульт-привет! - поприветствовала я птичку.
  - А чего ты такая довольная? - насупился ворон. - Я ж тебя ни свет ни заря бужу!
  - Так я тебя вчера полдня ждала, а ты все не прилетал. А сегодня, умничка, спозаранку меня навестил, - ласково лепетала я, протирая глаза.
  - А что у нас случилось? - встревожился чернявый.
  - Горло после вчерашних купаний болит, сил нет! Помоги, - попросила я.
  Птица тут же махнула крылом, и боль в горле сразу прошла, а вот в голове осталась.
  - Щур, не вредничай, у меня дома, если принимаешь обезболивающее средство, то оно действует на весь организм, а не выборочно. Так что головную боль тоже убирай!
  - А нечего злоупотреблять спиртными напитками, может, тогда с утра лечить ничего не нужно будет? - ворчал вредина.
  - Так, Минздрав в перьях, ты сначала вылечи, а потом уже и пропагандируй здоровый образ жизни. Хотя, у меня дома это министерство предпочитает следовать именно твоей тактике, - хмурилась я.
  Ворон фыркнул, но крылом махнул, и головная боль также, как и в горле, бесследно исчезла.
  Я открыла глаза и увидела ворона, он не сводил с меня своих черных глаз, его перья сияли мраком.
  - Какой ты, Щур, красивый! - сказала я птичке истинную правду.
  После ночных полетов все окружающие казались мне прекрасными. Я обернулась и увидела Ванятку, сладко сопящего рядом со мной. У кровати делал вид, что похрапывает, лежал Серый Волк.
  - Ты чего так рано прилетел? - потягиваясь, спросила я. - Случилось чего опять?
  - Пока ничего не случилось, но там баба Яга и девица Янина буйствуют, - сообщила птица.
  - Это ж кто их так расстроил, что они гневаться изволят? - шутила я.
  - Да после обеда намечены переговоры с царем-батюшкой Жданом Годиновичем, бабульки изрядно нервничают, - корректно пояснил ворон.
  - А причина их нервозного состояния сформулирована? - я тоже старалась подчеркнуть свое воспитание.
  - Царь покушение на Елисея по тарелочке с голубой каемочкой видел. Сегодня спозаранку проинформировал, что если бы не ты, то царевич бы утоп. Три отборных богатыря и две родных бабки смотрели на это и только глазами хлопали. Требовал к обеду найти виновного и пред царские очи явить, - докладывал пернатый сотрудник.
  - Чудно! - резюмировала я и, перевернувшись на левый бок, любовалась на сопящего сынишку.
  - Так что ж ты лежишь? - возмутился чернявый. - Он же и тебя спрашивать будет.
  - Пусть спрашивает, я по нему тоже соскучилась, - настроение было отличное, несмотря на раннее утро.
  - И не страшно тебе? - Щур был настроен скептически.
  - Страшно, я ведь в одном замке с Кощеем Бессмертным вторую ночь живу, - отшутилась я, затем повернулась к птице и спросила: - А как думаешь, в остальном мне есть чего опасаться? - я хитро прищурилась и не сводила глаз с пернатого.
  Ворон, переступая с ноги на ногу, задумался над моим вопросом.
  - Я так понимаю, ты уже все знаешь? - догадалась я.
  Щур на это лишь каркнул.
  - И что ты мне посоветуешь? - а что, Щур - товарищ немолодой, мудрый, может, интересную идею подскажет? В моем случае не стоит отказываться от любой помощи.
  - Э нет, девонька, сама думай, а то вдруг после моих слов Кощей посчитает, что злодея не ты нашла, а премудрый ворон Щур, и не вернет тебя домой, потом сама плакать будешь и меня во всем винить, - на этом чернявенький взмахнул крылами и улетел в открытое окно.
  И этот убег! Мотиватор премудрый! Какой теперь сон и нега, если в голове одна мысль звенит набатом: "искать злодея, иначе Кощей домой не отправит!". Поэтому бодро вскочила с перинки, умылась, одела жёлтенькое платье с воротником-лодочкой. Синяки с горла прошли, можно и что-то разумно-открытое одеть. Ванятка тоже был при параде, и мы отправились завтракать. В сопровождении боевого охранения мы вошли в столовую, мои коллеги были уже там: мужская половина насупленно-серьезная, женская - расстроенно-нервозная.
  - Всем доброе утро! - поприветствовала я своих боевых товарищей.
  Мне ответил нестройный хор голосов.
  - Машенька, - подлетели ко мне воспарившие из расстройства опытные интриганки. - С тобой царь-батюшка говорить желает.
  - Я тоже буду рада поздороваться с Жданом Годиновичем!
  - А с ним здороваться необязательно, - влезла в разговор молоденькая пенсионерка. - Он от тебя отчета требует.
  Яга шикнула на свою румяную сестрицу, на что та только обиженно фыркнула.
  - Почему же от меня отчетов ждать, если разлюбезный государь самолично назначил главным в нашем боевом подразделении воеводу Святояра, вот ему ответ перед царем и держать, - вежливо перевела я стрелки на ближнего.
  Боярин зло сверкнул на меня глазами:
  - Мария Васильевна, Вы, что ж, испугались, коли за моей широкой спиной решили спрятаться?
  Пугаться я сейчас начну, когда Бессмертный на завтрак явится, и у меня опять кусок в горло не полезет, а вот самомнения, тебе воевода, не занимать.
  - Не спрятаться, а распределить обязанности на каждую боевую единицу нашего подразделения. Я вчера Вашего, царский воевода, подопечного - царевича Елисея от смерти спасла, Вы сегодня перед его отцом будете оправдываться в своей бесполезности. Разрешаю Вам принять от него благодарность в мой адрес, - величественно ответила я.
  - Машенька, - встрепенулась Яга. - А где Иста?
  Все взгляды были устремлены на Ванятку, проверяли отсутствие девочки.
  - Дома с мамой, - спокойно ответила я.
  - Как? Когда? - Яга была в шоке.
  - Я не знаю, каким образом Кощей ее домой вчера отправил, - пожав плечами, пояснила я, подходя к столу.
  - Твоя работа? - ко мне подскочила Янина и больно вцепилась в руку.
  Мда, молодость отвратительно влияет на ее характер, так и тянет повоспитывать.
  - Янина, девочка ты наша неразумная, в столь юном возрасте уже память тебя подводит? Забыла, что я колдовать не умею? Руку отпусти, а то уши оборву, - процедила я.
  Малолетка отскочила от меня, как ошпаренная, и стала дергать сестру, жалуясь на меня:
  - Это все она! Это все из-за нее Кощей Исту домой отправил, а наши три соколика на чужбине в заточении маются, - противно пищала девица.
  - Все ли благополучно на чужбине у ваших царевичей? - зловеще проскрипел голос Кощея.
  Мы все в едином порыве, забыв о разногласиях, вздрогнули. Все молчали, пауза затягивалась. Взять весь удар на себя и ответить пришлось самой здравомыслящей и осведомленной, то есть бабе Яге:
  - Вашими заботами!
  Бабуська явно нарывалась на конфликт, купание определенно пошло сестренкам не на пользу.
  - Значит, здоровы, сыты и маются бездельем, - более подробно раскрыл ответ старушки Бессмертный.
  Удивительно, но на лице бледненького не было даже намека на раздражение, злость или обиду. Вежливая, доброжелательная полуулыбка бледнела на его лице. Дохлик явно был в хорошем настроении.
  - Гости мои любезные, прошу присоединиться к нашему завтраку, - он подошел к нам с Ваняткой и, взяв ребенка за ручку, усадил его за стол, подождав пока я займу стул рядом с сыном, сел на свое место.
  Намек на то, чей конкретно это завтрак, был понятен всем присутствующим, причем однозначно. Ну и как это понимать? Дохлику скучно, и он развлекается, внося раздор в наши ряды? Выделяя меня из толпы гостей, намекает на особое ко мне расположение? Жутковато! Ладно, не будем паниковать, пока рано. В мою сторону, кроме публичных намеков, никаких поползновений не предпринимает! Поэтому выбираем тактику вежливого пингвина: улыбаемся и машем!
  - Всем ли вы довольны, гости мои разлюбезные? - поинтересовался Кощей, обращаясь исключительно ко мне.
  Со стороны бабулек послышался звук ломающейся деревянной мебели, опять, видимо, подлокотники от стульев отламывают. Бедный Кощей, одни убытки с нами.
  - Эта ночь оказалась чудесней предыдущей, - честно ответила я, глядя в холодные глаза злыдня. - Перина мягче, воздух чище, сны ярче.
  - Вино слаще, - едва слышно добавил дохлик.
  Или мне это только почудилось?
  Остальные, присутствующие на завтраке, в разговор решили не вступать, сидели молча и насуплено. Опять я должна за всех отдуваться!
  - Какие у Вас, Мария Васильевна планы на сегодня? - поинтересовался Бессмертный, ведя со мной светскую беседу, будто, действительно, я у него не в плену, оказавшаяся в его лапах посредством киднепинга, а просто в гости заехала.
  - После завтрака планировала немного с Ваней погулять и полетать. У Вас тут такие добродушные тварюшки! - сообщила я.
  - Тварюшки! ДОБРОДУШНЫЕ?!! - как будто не веря в услышанное повторил дохлик. - А дальше?
  - После обеда царь тридесятого царства требует от меня отчета, - сдала я сатрапа со всеми потрохами.
  - ТРЕБУЕТ? - теперь в голосе бледненького слышалось раздражение. - Что ж, я с удовольствием поприсутствую на этом мероприятии. Интересно узнать, как это глава соседнего государства может что-то требовать от беззащитной женщины, находящейся у МЕНЯ в гостях?
  Как он это сказал!!! Грозно, страшно, убедительно! А содержание текста какое! Беззащитная женщина!!! Слушала бы и слушала! Вся наша делегация побледнела, вжала головы в плечи и сидела, вибрируя мелкой дрожью. До чего же ты, Кощеюшка, хорош, когда защищаешь меня, слабую женщину от царского произвола! Я даже залюбовалась злыднем.
  - Маша! - тихонько зашипела Яга, пнув меня под столом по ноге (видимо, за лешего мстит зараза!), что ж ты на него, как на своего суженого смотришь?
  - Суженые мои вон там сидят в полуобморочном состоянии, - мотнула я головой в конец стола, где отсиживались силовики. - А это защитник! Герой! Так зачем мне его бояться, если он меня защитить желает?
  Уровнять силы с Жданом Годиновичем мне не помешает, а то он, с перепугу за жизнь младшенького царевича, сейчас дров наломает, а мне потом разгребай.
  - Ох, лучше бы я отца свелг, чем ему от Кощея Бессмелтного муки плинимать! - тяжело вздохнув, прогундосил Елисей.
  От услышанного вторая бровь дохлика взметнулась ввысь.
  - А ты имел желание свергнуть государя тридесятого царства - собственного отца? - переспросил бледненький, не поверив царевичу.
  - Нет, я не хотел! Мне эту идею Малия Фасильевна подсказала. И чем больше я об этом думаю, тем мне больше кажется обоснованной необходимость данного деяния, - задумчиво ответил кривенький.
  Гнетущая тишина пыталась укорить меня в дурном влиянии на молодое поколение, но я не поддалась на манипуляции, бодро накладывая сыну добавку творожной запеканки.
  - Мария Васильевна, а Вы полны сюрпризов! - в голосе бледнолицего слышались игривые нотки.
  - Если Вы беспокоитесь за нерушимость своей власти, то просто отправьте нас с Ваней домой, - посоветовала я злыдню.
  - Я - самый сильный и страшный колдун, как в своем царстве, так и в соседних. Нет такой силы, которая могла бы меня свергнуть, - пафосно продекламировал Бессмертный.
  - Зачем тогда Елисея в тюрьму посадил? - я не удержалась и вставила шпильку. - Какой был истинный мотив данного поступка?
  В тишине, в которой проходил допрос Кощея, а, заодно, и наш завтрак было слышно, как за окном с дерева падает еловая иголка. Я не отрывала взгляд от бледного лица Бессмертного, пытаясь разглядеть хоть какую-то подсказку. На все мои хитрости и старания дохлик лишь лучезарно улыбнулся, оголяя клыки. Все вокруг подернулось дымкой, в ушах зашумело, позвоночник отказался держать спину ровно, тушка норовила упасть со стула и полежать на прохладном полу.
  - Маша! - Яга нещадно хлестала меня по щекам и поливала мое лицо водой из фужерчика.
  Я проморгалась и, чуть приподнявшись, подтянула старушку к себе и тихо спросила:
  - Что он ответил?
  - Молчит ирод! Но больше не улыбается, - зло шипела мне на ухо пенсионерка. - Хорошо же ты его напугала, свалившись под стол в обморок! Достоверно у тебя получилось.
  - Конечно, достоверно, - взъелась я. - Обморок потому что самый что ни на есть натуральный!
  В глазах старой перечницы, наконец-то, появилось беспокойство.
  - Машенька! - всплеснула она руками.
  - Поздно сострадание свое демонстрировать, - отрезала я. - Суши меня скорей, работать надо, пока клиент тепленький!
  Бабуська тут же загорелась сыскным азартом и, быстро приведя меня в порядок, усадила на место.
  - Неожиданно для меня Ваше участие, - глядя куда-то в район переносицы, лишь бы не в пронизывающие холодом глаза Бессмертного, льстила я. - Не скрою, мне очень приятно. А какие у Вас, дорогой наш хозяин, планы на сегодняшний день? Судя по вчерашнему путешествию по живописным местам Вашего царства, Вы сегодня нас не оставите без своего внимания.
  Да, я кремень! После обморока мысли ясные, даже язык неплохо шевелится и звуки формирует. Кощей, зло кривя губы, ответил:
  - Желаю показать Вам свою сокровищницу.
  Дохлик пристально смотрел мне в глаза.
  На кой? Лучше бы дал в наше распоряжение пыточную или, на худой конец, отдельную тюремную камеру, она нам позарез нужна, Тихона колоть. Ну, если ему так неймется похвастаться, то уважим и сходим посмотреть на достижения местной ювелирной промышленности.
  Глава 13
  Утренняя прогулка прошла чудесно. Горгульки и химерочки ждали нас во дворе, дружелюбно поскуливая.
  - Маша, - обратился ко мне Серый. - А ты зачем перед Кощеем в обморок упала? Разжалобить хотела? Не поможет, перед ним до тебя и рыдали, и кричали, и истерили. Он у нас бесчувственный.
  Ну-ну, вы еще своего шефа плохо знаете, вчера еле-еле две слезинки выжала из себя, и Иста уже дома. Надо не забыть, если этот бесчувственный дохлик заупрямится меня домой возвращать, порыдать всласть.
  - Я упала не "зачем", а "потому что", - хмуро ответила я зубастику.
  Тот задумался, не понимая логики моего ответа.
  - Потому что страшно было, вот сознание от меня и сбежало, жаль, что я не могу себе позволить такую же роскошь. Знаю, что обморок не поможет. Мне ясно мыслить нужно, чтобы Елисейкиного злодея поймать, и тут мой падеж только мешает.
  Волк уставился на меня в изумлении, как на малахольную:
  - А больше тебя ничего не смущает?
  Мой ребенок летает с диким криком, оседлав клыкастую химерку, я веду беседу с диким хищником, только что завтракала с ходячим трупом. В моем положении смущаться шизофрении глупо, пора принять свой диагноз и начинать получать от него удовольствие.
  Тварюшки весело играли с Ваняткой в салочки, то все вместе бегали по зеленой травке, то взмывали в голубую высь. Надо заметить, что десяток каменюшек всегда прогуливались по периметру "детской" площадки и зависали в воздухе, охраняя моего сына. Красота!
  - Серый, ты с Ваней остаешься гулять, а я пока пройдусь, - и, не дожидаясь ненужных вопросов, рванула обратно в замок.
  И только я забежала за угол здания, как врезалась в крепкую мужскую грудь, чувствительно приложившись к ней носом.
  - Да чтоб вас всем повылазило! - вылетело из меня немного неконкретное ругательство.
  Не успела опомниться, как была прижата спиной к каменной стене замка, а фронтальной стороной своего туловища - к Любомиру. Стервец насмешливо взирал на меня с высоты своего роста, как лепидоптерофилист на пришпиленную им бабочку. Одним словом, маньяк сказочный. Но хорош! Глаза пылают гневом, грудь так и ходит ходуном, то и дело вдавливая меня в каменную кладку, руки жарко сжимают мои ребра, давая ощутить мужскую мощь.
  - И за какие такие заслуги я удостоилась мгновения Вашего драгоценного внимания, Любомир Батькович! - пошла я в наступление.
  Несложно догадаться, что старший конник решил в укромном уголку взять меня за жабры из-за моего, надо сказать, намеренного игнора его общества. Оправдываться было лень, потому будем бить врага его же оружием: наглостью, нелогичностью, бараньим напором и ослиным упрямством. Чего-чего, а этого добра в моем воинственном характере хоть отбавляй!
  - Что значит, удостоилась внимания! Это ты от нас нос воротишь! - не сдавался конник.
  - Как это нос ворочу! - уже больше по привычке, чем всерьез, скандалила я. - А кто сигналы подает, вопросы каверзные задает, в обмороки падает? А ты все сиднем сидишь, и помочь не спешишь!
  Вот чего-чего, а высказывание обид мне всегда давалось легко, видимо, это одна из составных частей любой женской натуры. И пусть теперь милок гадает, что это за сигналы были, с какой целью вопросы задавались и действительно ли я сознание теряла именно для него. Любомир немного подзавис, удивленный моим резким переходом от претензии к обиде.
  - Я и хотел тебе помощь предложить, - покрепче прижав меня к стеночке, сказал старший конник.
  - Ты узнал, кто Елисея убить хочет? - дернув парня за воротник, чтобы поближе заглянуть в лицо, зашептала я прямо в губы Любомиру.
  Он, не сводя глаз с моего рта, громко сглотнул и ответил:
  - Нет, Машенька, но есть и другие пути-дороги, по которым твоя судьба тебя может повести, - жарко шептал Любомир, склоняясь к моим губам.
  Я смотрела в его глаза, как загипнотизированная, у меня отчего-то даже мысли не возникло, что нужно протестовать.
  - Кар! - откуда-то сверху послышалось возмущенное карканье Щура.
  Пернатый будильник, как уже стало входить в его привычку, был на страже моего морального облика. Любомир, заслышав птичий крик, отскочил от меня, как ошпаренный:
  - Подумай, Маша, с кем тебе лучше будет, когда ты наскучишь Кощею, обидчика царевича Елисея сыскать не сможешь и накличешь на себя гнев царя-батюшки?
  Я еще стояла, оперевшись о стеночку, и раздумывала над вопросом, а старшего конника уж и след простыл. Мда, а здесь, действительно, было над чем подумать. Но пока надежда распутать наше дело еще теплилась, нужно работать!
  Если царь-батюшка съемку с купанием Елисея видел, то, возможно, тоже догадался воспользоваться перемоткой, и установил нашего единственного фигуранта, а зная его категоричность, казнит мужика раньше, чем мы с него показания снимем. Нужно поспешать!
  Глава 14
  Я вбежала в центральный холл замка и немного растерялась, куда бежать? Вверх по широкой лестнице, направо по цветочной галерее или налево в зимний сад? Где могут отсиживаться мои пенсионерки?
  - Кого потеряла, красавица? - услышала я за спиной нахальный мужской басок.
  - Может быть, нас? - вторил ему второй, не менее нахальный мужской баритон.
  Интересно, это ж кто со мной заигрывает фразами из подворотни? А я-то думала, что замок Кощея Бессмертного - приличное место! И угораздило меня в приличном месте на гопоту нарваться!
  Обернулась. Два молодца липкими взглядами откровенно "лапали" мою тушку: первый длинный, худой, с высокомерно-презрительным вздернутым подбородком; второй наголову ниже, упитанный, с маленькими пухленькими ручками. Они были очень не похожи друг на друга, единственное, что их объединяло, так это светлые вихры на голове, точно такие же, как у Елисея.
  - Царевичи! - поставила я неутешительный диагноз.
  - А красавица-то у нас догадливая! Что ж, это даже к лучшему. Ну что, пошли! - скомандовал длинный.
  Судя по наглости и безапелляционности отдаваемого приказа, длинный являлся наследником, значит бочонок - в перспективе министр обороны.
   - Куда пошли? - спросила я, не двигаясь с места.
  - Выбирай: сеновал, конюшня, наша опочивальня, - пошло оскалился второй царенок.
  - А как хоть звать-то вас, убогие? - качая головой, поинтересовалась я.
  - Ярополк! - подкрадываясь ко мне, хмуро ответил длинный.
  - Изяслав! - кружа вокруг меня, пропыхтел бочонок.
  - Красивая! - скорбно проговорила я.
  - Что "красивая"? - насторожился наследник.
  Радует, что не все потеряно для тридесятого царства-государства. Старшенький сынок сатрапа не мог похвастаться хорошей интуицией, ну хотя бы заметив мою нестандартную реакцию, пытался анализировать происходящее. А вот второй сынулька подкачал!
  - Красивая, говорю, надпись на могильной плите получится: "Здесь покоятся два царских оболтуса: Ярополк и Изяслав!"
  Тут и бочонок остановился, включившись в мыслительную деятельность. Братья переглянулись, и наконец, старший спросил:
  - А ты кто такая?
  - Странная у вас последовательность в вопросах: сначала на сеновал зазываете, а потом - кто такая? - удивлялась я юношеской непосредственности.
  - Обычная последовательность! Нужно сначала девку попробовать, а потом, если понравится, то и именем интересоваться, - насмешливо заявил Изяслав.
  - Это ж кто вас обучил такой любопытной философии? - решила проверить я, подозревая двух блудливых пенсионерок.
  - Отец! - гордо сдал родителя будущий военный министр.
  - Так он же маму вашу до беспамятства любит и до сих пор по ней горюет? - мне вдруг стало так стыдно, что я плохо подумала о бабульках.
  - Правильно, любит он только маму, а всех остальных пробует, лакомится, - расплывшись в пошлой улыбке, философствовал Ярополк.
  Семейство мартовских котов, а не царь с царевичами. Теперь понятно, почему на меня с такой душевной легкостью повесили эту кобелиную ворожбу! Для них это не испытание или стресс, а заурядные будни!
  - Так кто ты такая? - враз посуровев, строго спросил наследник. В его мимике и осанке сразу проявились черты царя-батюшки Ждана Годиновича.
  - Я - Мария Васильевна, вот намедни думала стать новой царицей, а вам, красные молодцы, любимой мачехой, да передумала, - так же строго проинформировала я.
  Бочонок аж запнулся, услыхав мои слова, а вот лицо наследника вытянулось от удивления.
  - Почему передумала? - прохрипел Ярополк.
  - Наследственность у вас дурная. Я нормальных детей хочу рожать, а не мартовских котят, - развернуто пояснила я свою точку зрения.
  - Хорошая у нас наследственность, - взвился Изяслав. - Любая будет счастлива, что за отца выскочить, что за нас!
  - Как видишь, уже не любая, - вредно заметила я.
  - И почему ты, Марья, до отчаяния смелая такая? - зло сквозь зубы цедил наследник, наматывая вокруг меня круги.
  Весь в папу! Сначала желает тебя на конюшне выпороть, а потом уже благоприятные отношения выстраивать. Я зло взирала на бочонка, надо сказать, хамоватость царского отпрыска меня изрядно раздражала. Тот отпрыгнул от меня, как от чумной, и, сложив холеные ручки на пузике, предпочел находиться от меня на допустимом всеми приличиями расстоянии.
  Знакомые мне местные силовики и их подчиненные все ходят с мечами, саблями или, на худой конец, с пищалями. Все это оружие довольно тяжелое, поэтому практикующиеся на нем товарищи мужского пола, отличаются атлетическим телосложением и хорошей физической подготовкой. Тогда кто мне объяснит, как парень, со слов бабушек, подающий надежды в военном деле может иметь столь объёмный живот и ухоженные розовые ручки? То ли Яга давно старших внуков не видела, то ли, как обычно, брешет. И судя по их реакции на меня, в бабьих подолах они разбираются на уровне магистратуры. Интересно, какие у них успехи в области военного дела и управления большими коллективами?
  - А чего же мне бояться в обществе двух воспитанных царевичей? И в мыслях не держала, что вы мне беду принести можете! - все-таки я талантлива, с каждым днем все лучше и лучше под дуру кошу.
  - Нет, Марьюшка, бед мы тебе не принесем, только любовь и ласку! - парни, увидев, что я не предпринимаю никаких действий, подошли ко мне и, приобняв за талию, начали подталкивать меня в сторону зимнего сада. Я уперлась буренкой.
  - Мальчики, а что ж вы, как голодные кобельки, кидаетесь на первую попавшуюся кость? Неужто в хоромах кощеевых никого не нашлось, кто бы скрасил ваши печали? - выспрашивала я у разбушевавшихся гормонах царенков.
  - Да мы тут уже почти с неделю кукуем! За бабами местными не угнаться, они, как только нас видят, то тут же кричат, как резанные, и бросаются наутек, - жаловался на горести вынужденного воздержания Ярополк.
  - Мы их даже отлавливать пытались, так на их защиту каменные монстры выскакивают и норовят все самое ценное от нас откусить, - ябедничал Изяслав.
  - Мозг? - не удержалась я от уточнения.
  - Нет, - искренне разочаровался в моей недогадливости бочонок, - самое ценное у нас гораздо ниже находится.
  Кто б сомневался!
  - На них даже издалека полюбоваться нельзя! Они в свои тряпки так плотно замотаны, как младенцы, даже глаз не видно! - продолжал перечислять свои горести пухленький.
  - А тут мы тебя встретили, одну-одинешеньку, и без тряпок на голове! Стоишь ты спокойно и даже не кричишь, значит, ты - награда наша за терпение и достойное перенесение страданий во вражьем полоне!
  А ты, Маша, думала, что тут самая красивая? И наследник с будущим военным министром тридесятого царства от твоего неописуемого обаяния с трудом переживают восторги в твой адрес? Нет, дорогая, все гораздо прозаичнее: снимай, Маша, подштанники, царевичи изволят свою честно выстраданную награду принять, за мучения и страдания от плавания в пруду, прогулок на лошадках, развлечений на стрельбище, а так же плотных приемов пищи и полноценного сна.
  Задумалась и не заметила, как они аккуратно отконвоировали меня до входа в зимний сад. Интересно, чисто гипотетически, если они меня сейчас вдвоем бы изнасиловали, а учитывая мою клятву, данную бабе Яге во второй день пребывания в этой сказке, в какой форме два старших царственных оболтуса получили бы наказание, то бишь насилие? Моя фантазия зацвела пышным цветом и я тут же скривилась от отвращения. Все-таки гомосексуальные эротические игрища - это не мое. Материнский инстинкт не допускал даже намека на подобное рядом с моим мальчиком. Вдруг это заразно?
  Меня привели в чувство чье-то пыхтение над макушкой и шаловливые пухлые ручки, исследовавшие мою талию, намеки которой стали проявляться в результате режима непитания, невольно инициированного Бессмертным. Заигралась ты, Маша, пора прекращать этот детский сад!
  Глава 15
  - Пожар! Горим! - всласть заорала я.
  Оболтусы в шоке отскочили от меня и стали озираться, ища источник пожара.
  - Ты чего орешь, контуженная? - возмутился Изяслав.
  Будущий министр обороны, начал сыпать военными терминами? Как трогательно!
  - А ну замолчала! - скомандовал наследник. - Ты нам мешаешь...
  - В чем это она вам там мешает? - послышалось шипение бабы Яги с воспаленным педагогическим рвением.
  - Маша, ты чем тут занимаешься? - пыталась с ходу наскочить на меня Янина, с явным желанием спихнуть все грехи внучатых племянников на меня.
  - Любуюсь моральным разложением отпрысков власть предержащего вредного индивида, а проще говоря - царя вашего батюшки, Ждана Годиновича, - я уселась на деревянную лавочку и лучезарно улыбнулась, сделав в голове зарубку, на что конкретно нужно обратить внимание при воспитании моего Ванечки.
  Яга же, вмиг просчитав ситуацию, насторожившись, спросила:
  - Машенька, они тебе чего-нибудь сделали?
  - Да, к блуду склоняли! - честно сдала я старших оболтусов.
  На лице старушек от стыда появились красные пятна.
  - По очереди? - в голосе Янины сквозила надежда.
  - Одновременно, - надежда была мной растоптана.
  Зимний сад заполнился скрежетанием пенсионерских зубов:
  - Пороть их надо! - пытаясь спасти шкурку племянников, обреченно сказала Янина.
  - Кстати, баба Яга, ты мне в первый вечер нашего с тобой злополучного знакомства сказку рассказывала о том, какие у тебя замечательные внуки. Старший - умница и большой молодец, весь в трудах и заботах радеет за свое государство, первый отцу своему - царю-батюшке помощник, второй - защитник, полководец осваивает с большим старанием военное искусство. Ну и где они? - широко развела я руками, делая вид, будто не замечаю несостоявшихся насильников.
  Баба Яга с Яниной потупили взоры, от стыда у них даже уши приобрели ярко алый цвет.
  - А пло меня что бабушка говолила? - азартно улыбаясь, полюбопытствовал Елисей.
  - Рассказала, что ты беда-бедовая, окромя бабьих подолов тебя ничего не интересует, - рубила я правду матку.
  Царенок обиженно засопел, окрас морщинистого лица старушки приобрел свекольный цвет, старшие царевичи стали противно хихикать над младшим братом.
  - Но бабушка твоя в старших своих внуках очень сильно ошиблась, как, впрочем, и на твой счет тоже! - подытожила я.
  - Как же их теперь перевоспитывать, исправлять будем? - не сдавалась любимая тетка Янина.
  - Дело им по душе нужно найти, а то они от скуки на стенки кидаются, да на незнакомых, случайно мимо проходящих женщин! - поучала я.
  - Да где ж мы здесь им дело-то такое чудесное найдем? - всплеснула руками Яга.
  - А зачем нам искать? Вон кощеевы соглядатаи тактично ждут за колоннами, когда мы вдоволь наглумимся над вашими внучками и отдадим ребят им для доставки в руки Бессмертного на расправу неминуемую! - подробно расписала я царяткам их ближайшее будущее.
  - Маша, да как ты только можешь позволить такому свершиться? - ахнула помолодевшая и от того явно поглупевшая девка Янина.
  То есть, как они, спустя рукава, проводили процесс воспитания шпалы и бочонка, так это простительно, а как я озвучиваю наказание за вовремя остановленное безобразие, так "как ты можешь позволить этому свершиться?". Бесит!
  - Могу и даже настаиваю! Если у вас троих с супостатом не получилось из них настоящих мужчин сделать, дайте шанс дохлику! Он правитель талантливый, может, найдет подход к вашим недалеким, но блудливым потомкам.
  Яга с сестрой задумались, взвешивая все за и против.
  - Может, Маша, ты и права! Если б они у нас были простыми боярскими сынами, то можно было бы еще закрыть глаза на их лень и похоть, - покачала головой Яга, не сводя глаз с внуков.
  От перспективы получить наказание за проступок от самого Кощея Бессмертного с лиц моих несостоявшихся насильников сползла краска, а руки затряслись, особенно розовые и пухленькие у среднего.
  - Царевичи - будущая опора государства, а что ни первого, ни второго за книжки мудрые не загонишь, ни к одному полезному делу не приставишь - наш со Жданом недосмотр! Елисеюшка - отрада наша, хоть астрономией увлекся! А эти - пустозвоны! - подытожила крах своей педагогической карьеры молоденькая пенсионерка Янина.
  - Вот и я пледлагаю свелгнуть нашего любимого цаля и захватить власть в свои луки! Луководство стланой возьму на себя, как самый ответственный из цалевичей! - гордо провозгласил самый младший из оболтусов.
  Старшие братья зло сверлили его глазами, но открыть рот с возражениями опасались.
  - И много ты нами наруководишь, соколик? Что ты вообще о царстве нашем знаешь?
  - Все знаю! Я же всегда возле отца находился! Ну, когда за оголодами лекции боялышням не читал! - оправдывался косенький.
  - Тогда скажи нам, руководитель, сколько народу живет в нашем царстве-государстве? Со сколькими странами мы соседствуем? С какими из них поддерживаем торговые отношения? Где находятся боевые заставы?
  Елисейка от перечисленных вопросов сразу сник.
  - Это тебе не одну и ту же лекцию за огородами три года подряд романтическим дурам тарабанить, звездочет ты наш ленивый! - отбрила внука Яга.
  - Ведите их к Кощею! - решительно приказала Янина притихшим вокруг нас тварюшкам.
  Каменюшки мгновенно образовав вокруг старших царевичей круг, отконвоировали их к своему шефу.
  - Малия Васильевна, а Вы зачем нас искали? - несмотря на расправу над родными братьями, глаза младшего царенка загорелись предвкушением новых приключений.
  Яга и Янина тут же встали в охотничью стойку, подергивая кривыми носами и щурясь от удовольствия.
  - Боишься, что одна не справишься? - пыталась уколоть меня молоденькая Янина.
  - Захотела с друзьями разделить эту радость, но вижу что с друзьями у меня напряг, - я окатила малолетку ушатом разочарования так убедительно, что Янина аж съежилась. - Только нам для этого дела местечко поудобнее да поукромнее выбрать, - закончив с воспитательным процессом, перешла я на деловой тон.
  Баба Яга, неодобрительно смотря на сестру, всплеснула руками:
  - Да мы уже все нашли и подготовили. Это ты от Кощея своего не отходишь, а нам и применить себя не к чему было. Уж бояться стали, что забыла ты про Елисеюшку нашего!
  Не отхожу я! Как будто кто-то моим мнением интересовался, хочу я рядом с дохликом быть или нет! С тем, от кого не хочу отходить, я на доисторической трехголовой рептилии по ночам летаю! Только вот вам, сплетницы мои вертлявые, я докладывать об этом не намерена.
  - Баба Яга, не перебарщивай с упреками, аргументы слабенькие, - оборвала я оставшуюся теперь в единственном числе старую перечницу. - Ну, показывайте, что там у вас интересного.
  Подстегнутые нетерпением вновь заняться любимым делом, мы помчались через весь замок. Меня привели в небольшую гостиную, затерянную где-то на нижних ярусах кощеевой резиденции. Ее окна выходили во двор к хозяйственным постройкам. Гостиная была темной, мрачной, зловещей: темно-бордовые стены, ярко бордовые портьеры, черная мебель, ярко-красный ковёр на полу, кованая люстра из черного металла под потолком. Единственное, что смягчало обстановку, это камин, в котором, весело поигрывая яркими языками пламени, горел огонь.
  Старушки, действительно, постарались на славу. К бордовой стене без окон был приколочен Х-образный крест из отполированных досок для фиксации на нем жертв, в центре гостиной на кроваво-красном ковре традиционно стоял алтарь. За неимением гранитного саркофага, его заменял добротный полированный комод из красного дерева невероятных размеров. На всех свободных поверхностях комнаты (столах, диванах, креслах, полках, этажерках, пуфиках, думках) лежали палочки, метелочки, плеточки, кисточки, наручники, ошейники, веревочки, иголочки, и так далее и тому подобное. Даже в потолок был вбит крюк, по аналогии с тем, что был в подвале янининого дома.
  - Где вы это все нашли, да еще так быстро? - я была поражена масштабами проведенной деятельности.
  - Так это тебя Кощей со своими подчиненными целыми днями развлекают, а мы все это время от безделья маемся, вот и забавлялись, как могли, - пожав плечами, пояснила Янина.
  Мда, нельзя оставлять мыслящих и деятельных женщин без четко поставленных задач, иначе вон какие нарядные пыточные получаются!
  - Кого пытать-то будем? - в предвкушении потирая руки, спросила баба Яга.
  - Тихона! - припечатала я.
  - А что такого касатик наш натворил? Опять с женитьбой к тебе приставал? - не унималась Янина.
  - Елисея со скалы связанного скинул! - доброжелательно сообщила я, начинающей подбешивать меня особе.
  - Занятно, занятно! - почесывая подбородок, задумалась Яга.
  - И на кой ляд это ему понадобилось? - сведя брови в одну линию, вслух размышляла ее помолодевшая сестра.
  Стоп! А где мои баба Яга и Янина? Подменили? Где громкие ругательства и угрозы карой небесной? Где нервные метания из угла в угол с заламыванием рук?
  Тихонечко сидят на мрачных диванчиках и расклад делают, выстраивая причинно-следственную связь, подмечая мелкие несоответствия.
  - Ты откель знаешь? - уточнила Яга.
  Я подробно рассказала ситуацию с тарелкой и озвучила свои подозрения по поводу полной информированности царя.
  - Права ты, Маша! Этот деспот, поди, все знает, и хочет нас с Яниной перед всем честным народом опозорить! Мол, великие колдуньи тридесятого царства, а чуть собственного внучка не проворонили! - шипела Яга.
  - Да-да, с него станется. Давно нас прищучить хотел, да выселить куда-нибудь подальше, в лесную чащу. Ягу получилось заслать в непроходимый лес, а я все изворачиваться умудрялась, не допуская причин для данного самоуправства, - жаловалась Янина.
  - Кажется мне, что Ждан хочет и нас припозорить, и Тишку к себе забрать и все у предателя самому выпытать. А потом всем будет хвастаться, о том, как он нас всех обхитрил, и Елисея в одиночку спас и из злых лап страшного чудовища вытащил. А мы у него под ногами только путались, - поддержала жалостливую речь сестры Яга.
  Бабульки с удовольствием скатывались в обиды и самобичевание! Пора было это прекращать!
  - А что нам мешает опередить супостата? Давай те Тихона потихоньку попытаем и все у него узнаем! - весело предложила я.
  Глагол "пытать" имел над старушками, даже помолодевшими, волшебную власть. Они тут же загорелись желанием бурной деятельности, правда, узкой направленности.
  - Елисейка, беги к Тишке и когда он будет один, скажи, что Мария Васильевна вся в слезах его завет и что-то про свадьбу лопочет, но разобрать из-за рыданий не получается, и веди его сюда, но скрытно, чтобы никто не заметил.
  Царенок гордый, из-за полученного нового боевого задания, умчался за старшим стрельцом. Мы в напряжении остались ждать нашу жертву.
  Глава 16
  - Машенька, а что это у нас творится? - начала рабочую планерку в узком кругу баба Яга.
  - На повестке дня следующие проблемы: Елисея определенно решили укокошить, Кощей мутит воду, отвлекая нас от расследования, силовики тихушничают, царь-батюшка бесится - это если вкратце, - бодро рапортовала я.
  - По всему выходит, Кощей слово свое решил назад забрать, и Елисеюшку нашего сгубить, - обреченно завыла Янина.
  - Непохоже, - задумчиво ответила я, - мне вчера посчастливилось подслушать один очень занятный разговор, так вот, из него следует, что сам Кощей нам в том озере всплыть помог.
  - А может, вороги специально тот разговор подстроили, чтобы от злыдня подозрения отвести? - засомневалась баба Яга.
  - Может, - согласилась я, и мы молча задумались.
  - Все-таки многовато получается проблем на нас троих, - по-стариковски заворчала Янина, потом подняла на меня глаза и виновато заговорила: - Ты прости меня, Машенька, за слова обидные. Новая личина на мне еще не прижилась, вот и вылетают из меня глупости одна пуще другой.
  - Прощение тебе, дева юная с престарелыми мозгами, нужно просить у моего сына, его ты сильно обидела. А глупости твои правдой зовутся. Да, вот только к правде-матушке у Вас, Янина Серафонтовна, очень избирательное отношение. Старшие царевичи у вас с Ягой умники-разумники, во что вы искренне верили, на поверку оказались бабниками никчемными. И всех это положение вещей устраивало! А мое туманное семейное прошлое вам покоя не дает! - возмущалась я.
  - Так ты все время о нем молчишь! - пыхтела молодка.
  - И молчать буду! - отрезала я. - И нечего своими длинными носами ко мне лезть! Нет в этом вопросе к вам никакого доверия! Хватит с меня прошлой ворожбы. Что-то мне больше не хочется в студеной воде попу морозить из-за того, что вы по доброте душевной и исключительно из любви к ближнему, то есть ко мне, еще какой-нибудь волшебной дрянью наградите!
  Бабуськи прониклись, но остались при своем, само-собой, исключительно правильном, мнении.
  - Чегось с повесткой дня делать будем? - миролюбиво поинтересовалась баба Яга.
  - А что тут поделаешь? - отрабатывая свои промахи, рьяно взялась за дело румяная Янина. - Кощею мы не указ, до Ждана не дотянуться, чтобы урезонить.
  - Остаются богатыри наши разлюбезные и тот, кто соколика Елисеюшку утопить решил, - расставила приоритеты старушка, мы согласные с ней, дружно покивали.
  - Значит, за хлопцами нужно приглядеть, да побольше о них разузнать, - почесала свой очаровательный нос царская тетка.
  - Вот сейчас и начнем разузнавать все у первого нашего богатыря, - подытожила я совещание.
  Из коридора послышались торопливые шаги.
  Глава 17
  - Машенька, - услышала я взволнованный голос доверчивого служивого.
  - Я здесь, Тихон Игнатьевич! - отозвалась я, сидя в удобном мягком кресле в напряженном ожидании.
  Стрелец подскочил ко мне, приобнял и встревоженно заглянул в лицо. Вслед за ним вошел царенок.
  - Да ты и не плачешь совсем, - немного растерялся старший стрелец.
  - А чего ей реветь? Это не она младшего царевича убить пыталась, - грозно шипела Яга, надвигаясь на Тихона, пока Янина что-то шептала себе поднос, отчего все окна и двери плотно захлопнулись и подёрнулись пеленой.
  Стрелец недобро оскалился:
  - Догадались, значит, кошелки старые!
  - Не догадались, а увидели в тарелочке с голубой каемочной, - поправила я мужика. - Да и кошелка далеко не старая, а вполне молодая!
  - Янина? - в интонации Тихона слышался приговор молодухе.
  Как же ты, мой родной, с такой сообразительностью и до старшего стрельца дослужился?
  - Я! - мое заявление впечатлило мужика.
  Меня тут же грубо перехватили и, дернув, поставили на ноги, приставив к горлу острый нож.
  Пытать мы его собрались! Что-то переоценила я свои возможности, привыкла, что все меня обхаживают, вот сейчас и поплачусь за свою легкомысленность!
  - Тихон, ты жить хочешь? - спокойно спросила я, еле сдерживая дрожь в коленях.
  Вибрировать мне сейчас нельзя, от этого порезаться можно.
  - Машенька, это я сейчас твоей жизни угрожаю, а не ты моей! - уточнил стрелец, указывая на мою невнимательность.
  Не зря я вычеркнула его из списка потенциальных претендентов на мою руку и сердце, мужик-то оказался злопамятный.
  - Я о том, что Кощей мне безопасность в его государстве гарантировал, а ты меня убить вознамерился! А еще в любви клялся и жениться обещал! - я с трудом кривила губы, симулируя капризы.
  - Так ты замуж за меня выходить отказываешься, только голову дуришь! - перечислял все мои промахи дотошный служивый.
  - Так что ж меня теперь за это убивать нужно?! - вот здесь я возмутилась вполне искренне, крутанувшись в объятьях своего ухажера.
  И судя по решительному выражению лица старшего стрельца, мои выводы были верны. Ах, ты, гад усатый! Женщина, видите ли, ему отказала, а он ее в расход тут же определил! То, что у нее ребенок маленький и куча трудноразрешимых проблем - это мелочи жизни, его не касающиеся! Любите его! Восхищайтесь мужской решительностью! Благодетель малосообразительный!
  От возмущения я потеряла дар речи. Старушки тоже не могли подобрать литературных эпитетов в адрес стрельца и тихонько матерились в сторонке. Шею защипало, я провела по ней рукой и увидела на своих пальцах кровь. Видимо, пока кружилась в объятьях отвергнутого ухажёра, все-таки порезалась о лезвие ножа.
  - Ну, все, Тихон, хана тебе! Ты где пледпочитаешь быть похолоненным, здесь или твой тлуп в тлидесятое цалство везти? - меланхолично, стирая кровь со своей шеи, уточнил Елисей.
  Все-таки удобное проклятье я придумала: поцарапали меня, а кровью истекают сразу три царевича, двое из которых, сейчас стоят перед грозными очами дохлика.
  - Пока Кощей об этом узнает, я уже сбегу! - ощерился стрелец.
  И тут нож из его рук выпал, а самого Тихона нехило впечатало в стену гостиной, аккурат в пыточный крест, где и зафиксировало при помощи кожаных ремней. Бессмертный стоял в дверях комнаты, страшный от гнева. Глаза холодные, аж колются, руки сжаты в кулаки, поза напряженная, будто он сейчас кинется на стрельца и разорвет его на части.
  - Что тут происходит? - еле слышно прошипел бледненький.
  - Ррработаем, - от разъяренного вида дохлика я не устояла на ногах и осела на пушистый, ярко-красный ковер.
  - Доплос подозлеваемого ведем! - отчеканил царенок, самообладанию которого можно было только позавидовать.
  - А как ты нашу охранку прошел? - спохватилась баба Яга.
  - Это мой замок! - сподобился на ответ бледнолицый.
  На это бабульки уважительно покивали головами.
  - Почему во время допроса кровь идет у Марии, а не у подозреваемого? - отчитывал бабусек бледненький.
  - Обманный маневр, чтобы поганец расслабился и выложил нам все, что знает, - да-да, старых перечниц голыми руками не возьмёшь.
  - Выложил? - хриплый голос Бессмертного вызывал ужас.
  - Нет! - крепились и отвечали старушки.
  - То есть "маневр" не работает? - ну все, нам несдобровать, сейчас нас Кощей наказывать будет.
  - Да! - врать было бесполезно, поэтому бабусям пришлось ответить правду, как их от этого не кривило.
  - Может, пора менять тактику и вспомнить классику? - громко выдыхая, спросил Бессмертный.
  - Прав ты, Кощеюшка, - беря в руки свой любимый пыточный инструмент - кожаную плеточку, разулыбалась баба Яга. - Хватит, Маша, баловаться с новаторством, давай по старинке, это надежней будет!
  Как эти кокетки вертлявые с Бессмертным-то быстро сговорились! Одна я тут глупости предлагаю, а эти умудренные опытом вертихвостки потакают мне, чтобы не обидеть! Стало грустно!
  - А лечить меня кто-нибудь будет? - закапризничала я, демонстрируя свои окровавленные пальчики.
  Ко мне тут же подошла Янина, что-то прошептала, платочком шею утерла и деловито пошла к столу выбирать орудие труда. Долго ходила вокруг столов, полок и этажерок, и, наконец, остановилась на секаторе. Видимо, сегодня кровь будут пускать не только мне.
  Бабульки выжидающе смотрели на бледненького, явно намекая, что ему тут не рады, и он может нас покинуть. Но Кощей на это лишь усмехнулся и взмахом руки, освободив ближайшее к себе кресло от ошейников, плеток и иного инвентаря, величественно уселся на него, давая понять, что покидать "пыточную" не собирается. Бабуськи быстро перевели взгляд на меня, мол, что делать будем? Я лишь пожала плечами.
  Действительно, что мы можем с этим поделать? Злыдню скучно, его душа требует развлечений! И его можно понять, допрос, проводимый этими двумя интриганками - зрелище увлекательное! Пусть сидит, наслаждается страданиями старшего стрельца.
  Глава 18
  - Тихон Игнатьевич, поведай-ка нам, как ты, голубь сизокрылый, до такой жизни докатился? - первой слово взяла баба Яга.
  - Почему я царевича Елисея убить хотел? - служивый выбрал тактику сарказма.
  Зря, в этом искусстве бабуськам, даже помолодевшим, не было равных.
  - Нет, почему ты любовь всей своей жизни, единственную женщину, которую пожелал взять в жены, мать твоих еще неродившихся детей, чуть два раза не убил? Причем первый раз был вполне успешным! Только чудо помогло Машеньке не утонуть! - Янина практически рыдала.
  Информация, поданная в новом ракурсе, ошеломила мужика. Надменность, решительность и враждебность вмиг слетели со стрельца. Знай наших! А то висит тут перед нами растопыренный и бравирует героическим мученичеством. И стоило только основание для геройства разложить по полочкам, то получается, что не герой перед нами, а отморозок, не мученичество, а пшик!
  - За что ж ты ее так жестоко наказать-то решил? За объятия страстные, взгляды ласковые, поцелуй жаркий? В чем она перед тобой провинилась? - подробно перечислила все мои блудливые прегрешения баба Яга.
  А что нам тут скрывать? Все же свои! Скромность в наших рядах - бесполезное качество!
  Тихон обреченно повис на фиксирующих его ремнях и уронил голову на грудь.
  Браво! Интриганки сходу нашли слабое место стрельца, и теперь без продуху колотят по нему отбойным молотком! У Тихона нет шансов!
  - Так она же с Кощеем! - отказываясь сдаваться, встрепенулся мужик, вскинув на меня взгляд, в котором бурлили боль, раскаяние, обида, нежность, обвинения.
  - А что ты сделал, чтобы защитить СВОЮ слабую женщину от произвола Бессмертного? - громко и торжественно негодовала Яга, так, что под потолком "пыточной" начало гулять эхо. - Не в обиду будет сказано тебе, наш гостеприимный хозяин, - едва слышно добавила бабуська, заискивающе оглядываясь на бледненького.
  Тот лишь одобрительно кивнул.
  - Я ее замуж звал! - крикнул в отчаянии Тихон, и столько боли и обиды было в этом возгласе.
  Я внимательно отслеживала реакцию стрельца, не выходя из образа бедной страдалицы, не обращая внимания на то, что творилось за спиной. Там, где сидел Кощей, слышался странный треск, отвлекающий мое внимание и мешающий сосредоточиться.
  - Так ты ей предлагал замуж за себя выйти, поселиться, спрятавшись в глуши, и оставить собственного сына в руках злодея! - открывая Тихону глаза на его "благородство" зычно отчитывала разрумянившаяся Янина. - Кощеюшка, ты только не обижайся! - тут же поправилась девушка.
  - Так я же говорил ей, что новых нарожаем, много! Столько, сколько сама захочет! -объяснял нам, как полным дурам, простые истины бравый защитник тридесятого государства.
  - Ты вместе со всеми своими подчиненными четырехлетнего малыша уберечь на смог, а потом возвращать его отказался, кто ж от тебя рожать-то будет, тем более, много?! - возмущенно вскрикнула баба Яга, растолковывая Тихону его бедственное положение.
  Видимо, с трудом, но для мужика стала вырисовываться полная картина, потому что он начал тихонечко ругаться себе под нос. Да так витиевато, что старушки слушали его, затаив дыхание, и даже еле слышно повторяли некоторые выражения, стараясь заучить наизусть.
  - Кто приказал убить Елисея? - спросила я, решив, что уровень самобичевания у стрельца уже уперся в потолок.
  - Я сам! - Тихон почти рычал.
  - Врешь! - холодно констатировала баба Яга.
  - Вру! - безжизненным голосом подтвердил стрелец.
  - Правду расскажешь? - тихо спросила я.
  - Нет! - в ответе служивого звучала обреченность.
  - Почему? - добавив в интонацию слез, давила я на служивого.
  - Не могу, - Тихон прятал глаза.
  - Эксперты мои колдовские, а ну гляньте на него повнимательнее, - распорядилась я.
  Яга с Яниной, крадучись, подошли к стрельцу и стали, поддергивая кривенькими носами, плотоядно его обнюхивать.
  - А если мы не сможем Тихона допросить, то в ласход пустим? - присев рядом со мной на ярко-красный ковер, поинтересовался Елисей.
  - Ты ж у нас самый лучший из царевичей! Добрый, участливый, обходительный, умный, нежный! - укоризненно напомнила я оболтусу. - Вот и не выходи из образа! А для того, чтобы решать, когда и кого в расход пускать, у нас злодей вселенского масштаба имеется.
  Сзади послышался смешок, я, не отрываясь, наблюдала за работой экспертов. Обнюхав силовика с ног до головы, буквально водя носами по его коже и одежде, отчего тот вжимался в деревянный крест, бабульки сообщили неутешительную новость:
  - Заклятие на нем, тоже, что и на Збаре было. Можно попытаться вскрыть и допросить быстренько, но помрет железно.
  Старушки и царенок вопросительно смотрели на меня, ожидая пока я решусь и объявлю приговор.
  - Если это необходимо для спасения Вани, то я готов пожертвовать своей жизнью, - обреченно проговорил Тихон, глядя мне прямо в глаза.
  Ох, и неплохо ж ты меня изучил, Тихон Игнатьевич! Точно знаешь, что на душегубство я не пойду, вот и позволяешь себе окатить нас пафосом из помойного ведра! Да кто тебе сказал, что ты можешь это делать безнаказанно?!
  - Ну, коли славный воин, живота своего не жалеет ради спасения моего сына, то мне остается только с честью принять его благородную жертву! - величаво приговорила я, трогательно сложив руки у себя на коленочках и ответив стрельцу взглядом, полным благодарности.
  Рядом со мной торжественно засопел косенький, пытаясь царственно распрямить кривенькие плечики.
  - Вот и хорошо, касатик ты наш! Не тревожься! Весть о твоем славном подвиге разойдется по всему тридесятому царству, герой ты наш незабвенный! - нежно шептали бабуськи будущему покойнику, готовясь к его умерщвлению.
  Баба Яга отошла на шаг назад, встав в стороне от креста, и, подняв руки к потолку, стала подпрыгивать и хлопать над головой в ладоши. Девушка Янина при этом, демонстративно пощёлкав секатором, начала аккуратно срезать со стрелецкого мундира пуговки, неторопливо так, вкрадчиво, одну за другой. Лицо стрельца посерело, глаза от страха расширились, изо рта послышался сначала приглушенный вой, который перерос во вполне внятный крик:
  - Не надо!
  - Что не надо? - продолжая бесноваться, уточнила баба Яга.
  Янина уже довольно успешно отрезала рукава.
  - Заклинание снимать не надо! - подтвердил наши догадки служивый.
  - Ты же сам хотел собой пожертвовать ради Машиного сына, - не снижая темпа в кромсании нижней рубахи, напомнила Янина.
  - Передумал! - злился силовик.
  - Рассказывай, что знаешь, иначе точно с тебя проклятье снимем! - перешла на прямые угрозы Яга.
  Стрелец поник головой, обреченно стал думать, он то открывал рот, чтобы что-то нам сказать, то вновь его закрывал, при этом дрожа всем телом. Ну что ж, поможем товарищу предателю сливать своего заказчика:
  - К тебе обратились за услугой в тридесятом царстве?
  - Нет! - односложные ответы давались Тихону относительно легко.
  Что ж, будем двигаться в этом направлении.
  - По дороге к Кощею в гости?
  - Нет!
  - Значит, здесь, - сделала я у себя в блокноте пометку.
  Услышав мой вывод, старшего стрельца стала бить крупная дрожь.
  - Обратившийся встречался тебе в тридесятом царстве? - зашла я к интересуемой меня информации с другого бока.
  - Нет!
  - По дороге?
  - Нет!
  - Значит, не посол! Кто-то новенький! - правильно поняв стратегию выстроенных вопросов, подытожила баба Яга.
  - Ты Прошку надоумил проклятыми иголками воспользоваться? - влезла в допрос Янина.
  - Нет, не я это!
  Все-таки посла рук дело? Или тот был только заказчиком и воспользовался услугами другого исполнителя?
  - Ты Ваню выкрал? - задала я самый волнующий меня вопрос.
  - Нет! - горячо ответил Тихон.
  И что-то это "нет" уж больно мне не понравилось.
  - Подчиненные твои?
  И тут стрельца неимоверно затрясло.
  - Ты Исту похитил? - Яга была строга и сосредоточена.
  Трясти стрельца стало еще больше.
  - Значит, это твоих рук дело, поганец! - взвизгнула Янина. - Мы тебе доверяли, а ты нам что устроил? Детей пошел воровать?!
  - Как же! Доверяли вы мне! Все время скрытничали, да шушукались, - в обидах начал кричать на нас силовик.
  - Значит, не зря скрывали, - резюмировала я. - Все о нас заказчику Елисейкиного убийства рассказал?
  - Все! - сдулся Тихон.
  - Что обещали за смерть оболтуса? - деловито уточнила я, делая пометки в блокноте.
  Тихон смотрел на меня тяжелым немигающим взглядом, долго и обреченно:
  - Тебя!
  - Слышишь, Елисей, как твою бесполезную жизнь высоко оценили, в цельную меня! Вопрос: как бы заказчик расплачивался, если бы мы с тобой вместе утонули?
  - Загадка! - ерничал косенький.
  - Как же тебе меня пообещать могли, если мне защиту сам Кощей посулил? - уточняла я факты.
  - Наигрался бы тобой и выбросил, - Тихон будто выплюнул эти слова.
  Хорошая рабочая версия.
  - А ты бы подобрал? - я не смогла сдержать усмешки.
  - Спас и обогрел! - объяснила мне прописные истины Янина.
  - Убийца, Тишка, из тебя никудышный, даже с ребенком, младшим царевичем, справиться на смог! Позорище! - громко издевалась над силовиком баба Яга с явным удовольствием.
  - Кто ж знал, что Машенька за царевичем в озеро полезет? - оправдывался несчастный мужик.
  - Ты ж опытный воин, должен был все рассчитать. Не учел, что она у нас сердобольная! Не убийца ты, а горе-горемычное! Перед Кощеем-то как стыдно! - прикрыв от позора глаза, причитала Янина.
  - Кощей, а Вы не желаете принять участие в допросе провинившегося? - повернувшись к бледнолицему, поинтересовалась я.
  Перед моими глазами предстала интересная картина: дохлик сидел на когда-то большом и мягком кресле, вцепившись руками в остатки обивки. Вокруг него валялись обломки подлокотников, лоскуты обивочной ткани, вата. По выражению лица бледненького сложно было сказать, что с ним происходит, о чем он думает.
  - Как Вы, Мария, себе это представляете? - холодно задал вопрос бледнолицый.
  Если учесть, что нас назначили личными аниматорами Бессмертного, то сложно понять, как он планирует развлекаться, если простенький допрос ввел его в состояние Снежной Королевы: на лице холодная маска, тело заморожено. Нужно отметить, что вовлечь развлекаемого в интерактивную деятельность не получилось, участник отказался идти на контакт.
  - Ну, например, снять с паразита смертельное заклинание, чтобы мы смогли узнать имя заказчика? - предложила я пойти самым простым путем.
  - Нет, Мария, это слишком легко и неинтересно. Насколько я понял, Вы уже сталкивались с подобной ворожбой, и каким-то образом все-таки вышли на моего посла, тем самым догадавшись, где искать Ванятку! - похвалил нас бледненький.
  - Кстати, о после! - встрепенулась я. - Где этот милейший человек? Очень бы хотелось с ним познакомиться!
  - Допросить! - махнув кожаной плеточкой, уточнила баба Яга.
  - Покалечить! - щелкнув секатором, конкретизировала розовощекая Янина.
  - Видите, сколько интереснейших мероприятий мы можем провести с его участием! - энтузиазм так и фонтанировал из меня.
  - Мария, ставки в нашей игре очень высоки! На кону стоит Ваше с Ваней возвращение домой! Поэтому я не намерен играть с тобой в поддавки, - снисходительно ответил мне злыдень.
  Аниматорствовать тут же расхотелось. Захотелось воспользоваться секатором и проверить, насколько же эта бледная поганка бесчувственна. Думаю, пара-тройка отсеченных пальцев успокоит мой порыв к разрушению. Шантаж - это неприятно! Но тут нас прервали.
  Глава 19
  - Великий государь, царь тридесятого царства требует предъявить ему его подчиненных и родственников для доклада, - послышался из-за двери Костин голос.
  На душе чуть потеплело. Я обернулась, оглядывая всех присутствующих. Учитывая, что Яга, Янина и Елисей ближайшие родственники Ждана Годиновича, то выходит сатрап меня в подчиненные записал! Самоуверенно! Осознание этого факта еще больше меня разозлило. Ну что ж, начальник, держись и не жалуйся, коли меня в свои работники так неосмотрительно зачислил! Я поднялась с ковра и отряхнула подол платья, беря себя в руки.
  - Надо же, время обеда! Я и не заметила, как допрос быстро кончился! Вот что значит, быть занятым любимым делом! - нарочито бодро воскликнула я. - Ну что, Тихона будем отвязывать или пусть тут повисит?
  От моего вопроса лицо бледненького вытянулось от изумления.
  Да-да, от страха и исключительно в близком присутствии дохлика, я могу иногда падать в обморок. Зато меня можно не кормить, но только не лишайте возможности кого-нибудь подопрашивать, а если это делать в компании своих виртуозных коллег, то можно испытать неописуемое удовольствие.
  - Пусть повисит, - разрешил Кощей. - Оставим с ним охрану, никуда не денется.
  Старший стрелец, заслышав эти разговоры, лишь обреченно подвывал, прощаясь со своим светлым будущим.
  Глава 20
  - Ну и где эти бабы непутевые прячутся?! - слышался на весь замок Бессмертного голос царя-батюшки, которому явно наскучило разглядывать расписной потолок и ждать, когда мы соизволим ответить на его чаяния из посудины с голубой каемочкой.
  - Ну, здравствуй Ждан! - бледное, со зловещей полуулыбкой лицо Кощея заняло весь "экран" тарелочки. - Как занятно ты моих гостей приветствуешь!
  Царь явно не ожидал такой подставы, а именно столь внимательного отношения со стороны дохлика к нашему рабочему совещанию, что тут же потерял румянец и сник.
  - Здравствуй, Кощей Бессмертный! - с трудом выговорил супостат.
  В наших рядах цвело веселье, даже Елисей, искренне переживавший за отца, пряча улыбку в кулачок, весело хихикал. Сколько можно терпеть царское хамство?!
  - Что за беда с тобой случилась? Бледных поганок наелся или с крыльца царского терема упал и сильно головой ударился? - измывался над коллегой Бессмертный.
  - Здоров я! - насупился сатрап.
  То, что он необследованный, еще не означает, что здоровый!
  - Тогда отчего допускаешь речи поганые в адрес достойных барынь? - мягко угрожал бледненький.
  Усевшиеся на диванчик рядом со мной в огромном зале, являвшемся, по-видимому, кабинетом злыдня, пенсионерки приосанились, пригладили на голове волосики, поправили на груди бусики, словно те были боевыми орденами, и дружно записались в ряды самых верных поклонниц Кощея Бессмертного. В их лицах читалось, что идея поселиться у него в государстве уже не казалось такой сумасшедшей и опасной. Под руководством столь надежного защитника можно и семейное гнездышко вить.
  - Яяя речи поганые в адрес достойных боярынь и не допускаю! - надменно заявил надежа тридесятого царства, ну или у него это практически получилось. - Мммне нужно срочно принять доклад от Машки и бабок Яги, Янинки, да в глаза их бесстыжие посмотреть. Ппподать мне их сюда! - чуть заикаясь, приказал царь.
  Под конец тирады диктатор в конец съехал с катушек, не замечая резко возросшего раздражения собеседника. Кощей будто окаменел, лишь его глаза горели гневом, в них ясно читался вынесенный и не подлежащий обжалованию приговор гаранту стабильности соседней державы.
  Яга и Янина, видя реакцию нашего гостеприимного хозяина, лишь мстительно улыбались и потирали руки. Мол, зятек, огребай по полной за все наши обиды, тобою нанесенные.
  - Так нет у нас таких! - тихо с жутчайшим шипением ответил Кощей. - У меня гостят Яга Серафонтовна, Янина Серафонтовна и Мария Васильевна, они находятся под моей защитой! Всякому, кто решит их обидеть словом или делом грозит гибель неминуемая, несмотря на родовитость дурака, будь он хоть простолюдином, хоть боярином, хоть царем!
  Намек был прозрачнее некуда: дурак ты, супостат! Будешь моих девочек обижать, прихлопну, как надоедливую муху.
  Внутри меня разливалось небывалое тепло, рядом сидевшие бабульки счастливо улыбались, соединив на субтильной груди руки, словно в молитве. Судя по восхищенно-влюбленным взглядам, направленным на бледненького, пенсионерки дохлика уже канонизировали и минут десять, как шлют ему свои молитвы и чаяния.
  Я не удержалась и заглянула в "экран" тарелки. Лицо бледного царя посерело, глаза хаотически бегали, не хуже, чем у Елисейки, с одним уточнением, пробежка царских очей велась в одном направлении.
  - Мммария Вввасильевна, голубушка! - заметил меня супостат и схватился, будто на спасительную соломинку. - Кккак же я рад Вас видеть!
  Еще бы не рад, я бы тоже была неимоверно счастлива переметнуться от разъяренного Кощея на более безопасную тушку.
  - Добрый день, Ждан Годинович! Ну, докладывайте! - лениво отдала я приказ.
  От злости у узурпатора власти распушились ноздри, зашевелились волосы на голове и порозовели щеки. Правда, розовые щеки на землисто-сером лице выглядели неестественно и жутковато. Но нам тут тоже несладко! Поэтому жалость в моем чудеснейшем организме решила так и не выходить из комы.
  - Дддокладывать? - теперь диктатор заикался уже не от страха, а от клокочущей в нем злости.
  Сидевшие рядом со мной старушки противно хихикали, сбивая с делового тона, поэтому их пришлось угомонить, двинув локтем под ребра. С возгласами "ОЙ" те, наконец, пришли в чувство и приняли степенный вид.
  - Что удалось узнать о поведении Тихона в последние пару недель до нашего отъезда? - как бы напомнила я обалдевшему от моей наглости мужику.
  - Ничего примечательного, - взяв себя в руки, сатрап включился в новую для себя игру "царь-подчиненный". - Добросовестно служил во благо отечеству, в компрометирующих связях замечен не был, не считая ухаживаний за Вами, непостоянная Вы наша, Мария Васильевна, - не удержался от колкости супостат.
  - Это Вы, Ждан Годинович, имеете в виду тот провинциальный стриптиз, который по Вашему приказу устроил отряд стрельцов для услады наших с бабушками очей? - не скрывая удовольствия, вернула я шпильку хозяину.
  - Спасибо тебе, государь наш батюшка, за заботу твою! Старческий взгляд душевно отдохнул на молодых мокрых да голых телах богатырей наших! - заливалась язвительным соловьем баба Яга.
  - Я аж помолодела лет на сто, - поддержала сестру Янина.
  - Помолодела ты, потому что в озере чудодейственном искупалась, молодуха амнезийная! - заботливо поправила девчушку баба Яга.
  От происходившей перепалки у Кощея начали поддергиваться плечи, а из горла послышалось похрюкивание.
  - Какие изысканные развлечения ты, Ждан, организуешь для своей гостьи и родственниц! - Бессмертный откровенно издевался над коллегой.
  - Да, он у нас заботливый! - не упускала возможности пнуть родственника Янина.
  - Беззаботные мои, разъясните мне доходчиво, почему знахаркина спиногрызка давно дома и от материнского подола не отходит, а царевичи все еще в полоне вражьем мучаются? - сатрап вполне искренне негодовал, при этом осторожно косясь на бледненького.
  - Потому что, в отличие от тебя, Збара - ответственная мать и заботится о своем ребенке, науке лекарской ее обучает, опыт передает, - подбоченясь, пошла в атаку баба Яга. - И толк от этого уже есть.
  - Ты на что, старая курица, намекаешь? - забыв о бледнолицем, вошел в раж супостат.
  - На то, что пока меня не было, старшие царевичи совсем от рук отбились, окромя бабьих подолов, ничем не интересуются! Так вот у меня вопрос: ты в их головы, помимо плотских утех, что-нибудь вкладывал? Сейчас, если по их пустым котелкам палкой треснуть, то колокольный звон огласит все Кощеево царство, их в звонницу можно на службу посылать колоколами служить! - семейный диспут по вопросам воспитания и образования молодого поколения приобретал характер смерча, норовя вовлечь в него всех присутствующих.
  - Что ж ты, поганка жухлая, позоришь будущего царя царства нашего пред государем чужой державы! - негодовал диктатор.
  - А средний?! - не унималась седенькая правдолюбка. - Будущий главный воевода не знает, с какой стороны меч взять, о тактике и стратегии слыхать не слыхивал! Ты, когда помрешь, на кого державу оставишь, остолоп заносчивый?!
  Лицо супостата была красным, как спелая помидорка, грудь ходила ходуном, из тарелки доносились громкие пыхтящие звуки:
  - Вертайте мне сынов, и я займусь их воспитанием, - еле сдерживаясь, зло прошипел диктатор.
  - А раньше ты чем занимался? Что мешало из царевичей мужей достойных делать? Да и видели мы твою науку, бабник престарелый! Неделю без женской ласки вытерпеть не смогли! На первую встречную кидаются без разбору, как кобели оголодавшие! Это все твое дурное воспитание! - чихвостила зятя Яга.
  - И на кого это они кидались? - пошел в наступление деспот, тесня престарелых родственниц. - Уж не на Марию Васильевну?
  Судя по мгновенным выводам, место моей репутации не на уровне плинтуса, она давным-давно в подвале пылится. Поэтому, поправив поясок на платьице, я тоже ринулась в бой, после утреннего обморока мне не мешало бы взбодриться:
  - Догадлив ты, царь-батюшка! Именно мне свезло быть в эпицентре внимания твоих сыновей. Здешним девушкам удавалось сбежать, а я что-то замешкалась.
  - Тогда не вижу причин обвинять Ярополка и Изяслава в блуде, Марья сама на них накинулась, я по собственному опыту знаю! - глумился надо мной царек.
  Мда, мельчают диктаторы!
  - Оправдывай царевичей, оправдывай! - устало советовала я. - Только что ты делать будешь, когда они страну твою разорят и от ворога защитить не смогут? Тоже скажешь, что маленькие царевичи ни в чем не виноваты, это Мария Васильевна во всем повинна? Как в глаза своей Славушке смотреть будешь, когда за чертой с ней встретишься, если не научишь сыновей за себя и царство свое постоять?
  У злющего сатрапа желваки ходили за щеками, он прожигал нас гневным взглядом, но молчал. А ты что думал? Ткнул пальцем в последствия моей мартовской ворожбы и думал, я тебе за это пальчики не откушу? Насколько я могу припомнить, когда по моим бокам лапищами своими шарил о лебединой верности к своей ненаглядной, а ныне упокоенной Славушки, не вспоминал!
  - Царевичей мы тебе не вернем, - подытожила диспут отважная Яга. - Они останутся в царстве Кощеевом на обучение. Может, Бессмертный из них достойных царевичей сделает или хотя бы мужей, коли родной отец за столько лет не сподобился!!!
  Услышав это, сатрап запыхтел еще громче, беззвучно шевеля губами. И судя по артикуляции, из литературных слов там встречались лишь предлоги.
   Я скосила взгляд на бледненького. У того от такой откровенной наглости старушек, без его на то разрешения назначивших Бессмертного в педагоги непутевых царевичей, глаза на лоб полезли. Да-да, для этих старушек нельзя делать добрые дела, они от этого на шею могут залезть.
  - Подать мне Тихона! - видимо это было последнее, чем сатрап мог нас прищучить.
  - На кой ляд он тебе сдался? - противостояние в лице румянощекой Янины вышло на новый круг.
  - Он государственный преступник, покусившийся на жизнь младшего царевича! Судить и казнить его буду, - горделиво изрек суровый диктатор.
  - Может, сначала стоит узнать, кто его к этому надоумил? - решила подсказать родственнику Яга.
  - Сам все узнаю, от вас все равно никакого толку! - горячился супостат. - Которую неделю непонятно чем занимаетесь! Сначала по столице моей бегали, народ баламутили! Отец Акакий лично приходил жаловаться на ваш произвол против служителя культа! Потом устроили турне по всему тридевятому царству! Русалки каждый день депеши присылают, в ярких красках рассказывая об угрозах, шантаже, невыполненных обещаниях!
  Супостат многозначительно на нас посмотрел, явно намекая на обещанное массовое оплодотворение мокрохвостых. То есть, эти селедки слабосоленые не постеснялись пожаловаться на то, что слишком долго торговались, из-за чего остались без сладкого?!
  - Уважаемый Кощей Бессмертный, - обратилась я к бледненькому. - У Вас к нашей делегации претензий по поводу пребывания у Вас в гостях имеются?
  - Нет! - злыдень был краток.
  Я демонстративно-облегченно выдохнула:
  - Фух, значит остаемся! - вымученно улыбнулась узурпатору власти тридесятого царства. - Не будем никому причинять неудобства.
  - Так, где Тихон? - злясь на происходящее, требовал царь.
  - Высылайте! - громко отдала я распоряжение бабулькам.
  - Да как же, Машенька! - тут же зашушукала мне на ухо Янина. - Может, себе оставим? Вдруг пригодится?
  - Думаете, сможем из него что-нибудь большее вытянуть? - тихо бубнила я.
  - Сомневаюсь! - поразмыслив, еле слышно ответила Яга, Янина, подумав, согласилась с сестрой.
  - Подавись! - громко озвучила баба Яга наше совместное решение.
  - Кощеюшка, - ласково обратилась к злыдню Янина. - Поможешь нам?
  От резкой перемены интонации в речах старушек, Кощей даже немного потерялся, затем хлопнул раз в ладоши, и Тихон появился перед нами, хлопнул два раза, и старший стрелец со связанными руками стоял подле царя-батюшки по ту сторону экрана.
  - Ну что ж, зятек, развлекайся! Как только что-нибудь полезное узнаешь, сразу докладывай! Будем ждать новостей! - скомандовала баба Яга и отключила связь.
  Дружно поблагодарив бледнолицего за сотрудничество, мы посеменили на воздух, отдышаться. Беседа с разъяренным сатрапом - процедура утомительная и энергозатратная. Конец ознакомительного фрагмента.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"