Ветреная Инга: другие произведения.

Северная Академия. Претендентка на гильотину

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
Оценка: 7.28*5  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Она. Что выбрать? Быть изнасилованной и жить в достатке или отказаться от наследства и уйти в свободное плавание? Быть наследницей знатной фамилии или стать никому неизвестной студенткой магической академии? Пользоваться благами, накопленными многими поколениями аристократического рода, или строить самой свою судьбу, начиная с нуля? Он. Что выбрать? Долг перед империей или любовь? Строго выполнять приказы или следовать зову сердца? Полагаться на здравый смысл или довериться ЕЙ? Смогут ли они сделать правильный выбор? Что им предстоит преодолеть, чтобы быть вместе?

  Пролог
  Айлин
  В темноте ночи вскрикнула сова, чем напугала меня. Я открыла глаза, появилось ощущение тревоги. Хотя с чего бы мне так волноваться? Я же находилась у себя в имении, в своей комнате. Где еще я могла чувствовать себя в большей безопасности, как не здесь?
  Вдруг тихо скрипнула входная дверь, и сквозь щель в спальню проскользнула большая черная тень. Дверь тут же аккуратно беззвучно закрылась, замок в ней защелкнулся. И вот в самом безопасном месте я почувствовала себя в ловушке.
  В полной темноте переползла на край кровати и схватила с прикроватной тумбочки стоявший там подсвечник. Он был небольшим, всего для одной свечи, но его вес позволял воспользоваться им, как оружием. Притаившись, я приготовилась защищаться.
  На мою кровать, стараясь не шуметь, забралась толстая туша и навалилась на то место, где только что лежала я. Не теряя ни секунды, я, что было сил, стукнула напавшего на меня по голове.
  - Ах ты, маленькая дрянь! - услышала я мерзкий еле слышный визг Уинслоу - младшего брата моей мачехи.
  Как же я сразу не поняла, что этот подлец решил забраться в мою постель? Его отвратительный запах сбивал с ног и вызывал рвоту.
  - Что ты тут делаешь, жирный боров? - я решила, что в той ситуации, в которой я оказалась по милости этого негодяя, оставаться вежливой было излишним. - Что непонятного было в моем отказе? Я не собираюсь становиться твоей женой! Или ты решил добиться своего столь бесчестным способом?
  Я вновь замахнулась подсвечником, но бесформенная туша "дяди" оказалась на удивление проворной. Перехватив мое оружие, он вырвал его из руки и навалился на меня всем своим немалым весом, лишая возможности сделать вдох.
  - Ах ты, высокомерная паршивка! Ты не можешь мне отказать! Ты станешь моей женой по своей воле или нет! Порядочные девушки не могут жить опороченными вне брака! - его потные руки стали шарить по моему телу, срывая с меня ночную сорочку.
  - Уж лучше жить опороченной, чем быть твоей женой! - отбиваясь из последних сил, прохрипела я.
  - Нет, моя дорогая "женушка"! Отец Патрик не допустит бесчестия своей любимой и самой щедрой прихожанки и с удовольствием обвенчает нас за значительное вознаграждение! - насмехался надо мной стервец.
  Мышеловка захлопнулась! Если я сейчас ничего не придумаю, то уверена, что через полчаса ко мне в комнату ворвётся куча достопочтенных свидетелей моего позора во главе со злополучной мачехой, и с радостью оповестят всю округу о моем греховном падении, выставив мерзавца Уинслоу в качестве героического спасителя моей чести. Кричать было ни в коем случае нельзя, иначе спектакль начнется слишком рано, и тогда будет очень сложно отвертеться.
  "Дядя" Уинслоу явно спешил, поэтому не тратя времени на прелюдию, задрав мою сорочку, упорно пытался раздвинуть мне ноги, оставляя на коже болезненные синяки.
  - Если бы моя безмозглая сестра сподобилась зачать от твоего так не вовремя усопшего отца и родить ему наследника! Но этой бестолковой курице даже не хватило ума одурачить твоего папашу и, изменив, подсунуть ему чужого ребенка. Тогда бы он точно не отвертелся и признал малютку. Сейчас уже поздно об этом сожалеть. Но, моя дорогая крошка, за промахи моей сестры и твоего отца придется расплачиваться тебе, единственной наследнице рода Лонгман, - кряхтя от натуги, шептал он.
  Во мне бушевала ненависть. Этим падальщикам было мало того содержания, что мой благородный отец завещал новой жене после своей смерти. Но разве мог насытиться этот лицемерный негодяй, который все до последнего су забирал себе, обирая собственную сестру? Мачеха боялась своего родного братца больше всего на свете, никогда с ним не спорила и, вероятно, была рада, когда его внимание переключилось на меня.
  Корысть Уинслоу не знала границ, и теперь ему показалось, что выделенное отцом содержание - это жалкие крохи, вонючий толстяк вознамерился забрать все мое наследство, опорочив меня и насильно на мне женившись! Во мне бурлили возмущение, обида и ненависть к этому проходимцу Уинслоу, решившему воспользоваться моей беззащитностью, и силой взять то, что он возжелал всей своей жалкой душонкой - мое наследство!
  - Как смеешь ты, жена моя, сопротивляться! Отказывать мне, своему мужу! Твой долг - повиноваться мне! Раздвинь сейчас же передо мной ноги, маленькая дрянь! - натужно прошипел жирный боров, пытаясь выполнить задуманное.
  По тяжелому дыханию и обострившейся вони, что исходила от негодяя, поняла, что Уинслоу устал бороться со мной. Сильный удар по скуле ошеломил меня. Я откинулась на подушку и застыла от неожиданности. Воспользовавшись моей растерянностью, боров резко развел мои ноги в стороны и, навалившись, стал расшнуровывать свои штаны, путаясь в завязках и ругаясь на собственную непредусмотрительность.
  Чувства жгучей беспомощности и отчаяния завладели мной. После смерти отца рядом не осталось ни одного родного, любящего человека. Мачеха меня тихо ненавидела, боясь вслух озвучить свое истинное отношение ко мне. Ее брат мерзавец Уинслоу одаривал меня сальными взглядами, оказывал недвусмысленные знаки внимания, а вчера на ужине по поводу поминания памяти моего отца, где присутствовали почти все соседи теперь уже моего имения и, конечно, святой отец Патрик, официально сделал мне предложение руки и сердца, рассчитывая на то, что, засмущавшись присутствия столь многочисленной публики, я не осмелюсь сказать ему "нет". Но получил столь же официальный отказ, громко озвученный при всех находившихся на вечере свидетелях.
  Уверена, после того, как Уинслоу закончит со мной, всем нашим уважаемым друзьям-соседям и знакомым будет объявлено, что юная наследница рода Лонгман и, по совместительству, невеста была так расстроена смертью отца, что не сразу осознала свалившегося ей в руки счастья, а сегодня окончательно поменяла свое решение.
  А потом всю жизнь меня будут мучать напыщенные кумушки своими двусмысленными намеками, а их мужья и кавалеры - недвусмысленными предложениями.
  Я осталась круглой сиротой! Мне не к кому обратиться за помощью в поисках защиты!
  Я отчаянно взмолилась, даже не понимая к кому. С остервенением расцарапывая лицо и плечи своего обидчика, неистово молила небесные силы мне помочь.
  Громко пыхтя, Уинслоу все же удалось развязать штаны. Схватив мои руки и заведя их мне за голову, он победоносно прорычал:
  - Теперь ты моя!
  - Будь ты проклят! - сдавленно прошептала я и плюнула ему в лицо...
  Глава 1
  - Айлин! Проснись! Наградил же Видящий соседкой! - ворчала Мадина, бросив в меня своей подушкой.
  - Айлинчик, проснись, золотце мое! - потявкивая, будил меня мой Верный - большущий лохматый черный пес с яркими рыжими подпалинами на боках и груди.
  - Спасибо, родные, за заботу! - снимая с головы Мадинину подушку, поблагодарила их. - Я уже проснулась.
  Меня била дрожь, прошиб холодный пот, к горлу подступила дурнота.
  - Сегодня же снова сварю тебе успокоительного зелья! Чтобы ты забыла о своих кошмарах, - переворачиваясь на другой бок, выговаривала соседка. - А то и мне скоро будут сниться дурные сны, в которых ты меня проклинаешь!
  - Прости, дорогая, не хотела нарушать твой сон, - искренне извинилась я, собираясь на пробежку.
  Странно все это! В первые месяцы после поступления меня часто мучали кошмары. Вернее, кошмар был одним и тем же. Но здесь, в стенах родной Северной Академии судьба улыбнулась мне и вознаградила за все испытания, что выпали на мою долю, послав мне чудесную соседку.
  Мадина была травницей, маленькая пухленькая брюнетка с короткой стрижкой и очаровательными веснушками. Неунывающее создание, твердо верившее в доброту окружавших нас зверей, и, как следствие, людей, которые тоже относились к представителям животного мира. Правда, как выражалась Мадина: "...с гораздо большим количеством недостатков, чем у милых пушистиков, зубастиков и пусичек".
  Именно она заставила меня не падать духом и поверить в людей, не зацикливаясь на обидах, как высказалась моя соседка, к двум обделенным любовью скользким улиткам. Мадина только так и никак иначе называла мою мачеху и ее братца, регулярно снабжая меня зельем от кошмаров.
  Выбежав из студенческого общежития, я набрала полные легкие утреннего прохладного воздуха и помчалась своим привычным маршрутом. Верный не отставал, радостно повиливая лохматым хвостом, он тоже наслаждался возможностью размяться.
  Северная Магическая Академия располагалась на самой окраине нашей обширной империи в долине, затерянная между двух высоких гор, точнее говоря, в дремучем захолустье. Академия, надо сказать, не пользовалась популярностью среди знатных отпрысков столичных вельмож, но находилась на полном императорском обеспечении. Поэтому юноши и девушки из числа простолюдинов, купцов и разорившейся знати могли в ней получать достойное образование, а после ее окончания устроиться на приличную работу.
  Обычно империи держатся не только на знатных, блистающих гениальностью или выдающимися достижениями в науке или магии аристократах, но и на плечах простых работяг, которые изо дня в день честно трудятся на благо этих самых империй. Именно таких работяг и выпускала наша академия.
  Я бежала своим обычным маршрутом, легко поднимаясь по тропинке в гору. Уже второй год надеялась добежать до ее вершины и коснуться солнца. В первые месяцы обучения мне казалось, что как только я это сделаю, то мой кошмар оставит меня в покое. Но это были лишь наивные мечты!
  Со временем мое желание показалось мне смешным, а вот привычка совершать утренние пробежки осталась. С тех пор мы с Верным ни разу ее не нарушили. Вдруг мой лохматый друг насторожился и встал в стойку, повел ушами.
  - Ты что-то учуял? - шепотом спросила я, присев на землю и вглядываясь в даль.
  - Слышишь? - мысленно спросил у меня Вер.
  Я напряженно начала вслушиваться в утреннюю тишину, но кроме птичьих переливов ничего не удалось разобрать.
  - Сюда! - рыкнул на меня пес и прыгнул в небольшую нишу между камней. Я последовала за ним.
  Как только мы оказались в укрытии, над нашими головами появилась большая тень, и, судя по звуку, она надвигалась на нас.
  Что потеряли летающие ящеры в наших забытых Видящим горах? Ведь этих редких рептилий практически не осталось в дикой природе. Подавляющее количество их популяции было магически или посредством жестокой дрессуры приручено и использовалось в качестве летательных средств передвижения воинов.
  Как только тень пролетела у нас над головами, я высунулась из укрытия. Это действительно был ящер, огромный и грозный. Размах его кожаных крыльев был метров десять. Гордый хищник падал, одно его крыло было порвано. Но он был не один, на его спине, в седле, словно паразит-прилипала, сидел всадник и конвульсивно дрожал. Он был обезглавлен!
  Прекрасное создание огласило долину криком, полным боли, и рухнуло на цветочную поляну рядом с озером. Это было совсем недалеко от нас, я тут же побежала к раненому.
  - Ну и куда мы рванули? - услышала я обеспокоенное ворчание друга. - Ты видела, какие у него зубы? Он же нас сожрет!
  - Если ты боишься, то оставайся на месте, а я проверю, может, Крылатый выжил! - отмахнулась я от пса.
  - Крылатый?! - возмутился друг. - Ты ему уже и имя придумала?! Крылатый!!! Ящерица обыкновенная с кожаными перепонками он, а не Крылатый!
  - Не ревнуй! Тебе не идет! - шикнула я, ускоряясь.
  Ящер лежал на боку и пытался освободиться от своего погонщика. Он отчаянно греб задними лапами и хлопал здоровым крылом. Обезглавленное тело моталось из стороны в сторону сломанной куклой, заливая рептилию кровью. Крылатый стремительно терял силы, которые ему так были нужны для заживления огромной раны.
  Я потянулась к нему магией, стараясь успокоить, предупредить о своем присутствии и заверить, что желаю ему лишь помочь. На миг замерев и прислушиваясь, он стал медленно ко мне поворачиваться. Вся его напряженная поза, настороженные движения говорили о его враждебности по отношению ко мне. Ощущения рептилии были направлены на поиск врага, то есть меня, и ящер явно готовился атаковать. Причем, судя по моим ощущениям, у него между понятиями человек и враг стоял жирный знак равенства.
  Странное поведение Крылатого поставило меня в тупик. Ведь во всех книгах, описывавших этих удивительных рептилий, было сказано, что летающие ящеры имеют очень доверчивый и добродушный нрав и легко поддаются магическому принуждению или дрессуре. А судя по наличию седока, данная особь была явно выдрессирована.
  Уйдя в размышления, я чуть замешкалась и упустила мгновение, когда ящер принял решение меня атаковать.
  Громкий яростный крик огласил горы, и Крылатый отчаянно метнулся в мою сторону, хищно оскалившись. В его глазах я прочитала свой приговор. Я попятилась, но было уже поздно, он практически настиг меня.
  - Беги, Айлин! Я задержу его! - грозно рыча, пес выскочил вперед, закрывая меня собой.
  Поведение Верного удивило ящера, он затормозил, неловко прихрамывая на заднюю лапу.
  - Дай дорогу, пес! Человечка опасна, ее нужно убить! - шипел Крылатый на моего лохматого друга.
  - Она не опасна! Я не опасна! - мысленно хором ответили мы.
  - Она моя человечка, и я не дам ее убить! - предупреждающе рыкнул друг, оголяя зубы.
  - Твоя человечка? - растерянно переспросил ящер.
  - Моя! - гордо подтвердил Верный. - Она хотела тебе помочь, а ты, бестолочь, решил на нее напасть! Разве так у вас, крылатых ящеров, принято платить за помощь?
  - Люди не умеют помогать! Ждать от них добра глупо! Они могут только лишать воли и причинять боль! - отчаянно шипел ящер, с подозрением косясь на меня.
  - Я хотела помочь залечить тебе крыло и попытаться снять седло! - оправдывалась я. - Но если ты мне не доверяешь, то сам справляйся со своими трудностями!
  Глава 2
  Я демонстративно села на траву, а Верный улегся у моих ног, привычно положив свою косматую голову мне на колени. Поглаживая сообразительного пса, стала наблюдать за крылатой рептилией.
  Ящер долго настороженно поглядывал на нас. Видя, что мы не собираемся что-либо предпринимать, он попытался порвать ремни, удерживавшие на нем седло. Но они оказались заговоренными, поэтому ни разгрызть, ни порвать когтями их не удавалось. Промучившись почти час и изрядно измотавшись, он обратился к Верному:
  - Если твоя человечка мне поможет, так и быть, я не стану ее убивать!
  - Моего друга-человека зовут Айлин, и она тебя хорошо понимает. Поэтому ты можешь обращаться к ней напрямую, без посредников. И она сама решит, стоит ли тебе помогать! - ответ моего друга для ящера был неожиданным.
  Он, видимо был не готов к тому, что Верный выберет мою сторону. Ящер обиженно засопел и еще немного понаблюдал за нашей идиллической картиной отдыха, потом все же решился обратиться ко мне.
  - Айлин, я позволяю тебе помочь мне! - повелительно заявил крылатый нахал.
  - Что-то я не услышала просьбы, поэтому не могу понять, нуждаешься ты в помощи или предпочитаешь справляться самостоятельно, - вежливо улыбнулась я зло шипящему летуну.
  Недовольно выпустив из ноздрей пар, Крылатый обратился ко мне более почтительно:
  - Айлин, я буду безмерно доволен, если ты согласишься помочь мне!
  - А ты не безнадежен! - хмыкнула я, вставая на ноги.
  На мою реплику ящер угрожающе зарычал.
  - Не повышай на меня свой рык, иначе зачахнешь в столь живописном месте с рваным крылом и мертвяком на спине! - напомнила я летуну его реалии.
   Грозный ящер задумался и решил, что мои доводы очень даже разумны, и скрыл свои острые зубы. Подойдя к рептилии, я под его пристальным взглядом осмотрела крепления седла. Они были защищены стандартными заговорами, с которыми мне не составило труда справиться. С явным удовольствием скинув с себя поклажу, ящер потянулся, выгнув крутой дугой спину. С крылом же все было гораздо сложнее.
  - Это ж как тебя угораздило так пораниться? - качала я головой.
  Разрыв кожи начинался от края крыла и тянулся до самой кости. Кожа на нем висела, словно две мятые тряпки.
  - Расправь крыло, я постараюсь его срастить, - уверенно скомандовала я.
  Ящер не доверял мне, это было видно по его настороженному поведению, но счел, что мое распоряжение было вполне разумным. Медленно он расправил левое крыло, каждое движение явно приносило ему боль.
  - Будет не очень приятно, но без этого не обойтись, поэтому я прошу тебя немного потерпеть, - предупредила я Крылатого.
  Стараясь действовать осторожно, чтобы причинить как можно меньше боли, я стала сращивать края лоскутов крыла. Верный бы рядом, он опасался, что ящер сорвется и слопает меня. Крылатый шипел, выпуская из ноздрей пар, но терпел.
  Медленно вливая живительную силу, я соединяла края крыла, заставляя ткани сливаться друг с другом. Вскоре перед глазами замелькали темные мушки, предупреждая меня о необходимости прервать лечение.
  - Сегодня я не смогу закончить. Поэтому наложу на крыло шину, чтобы вновь ты не порвал то, что мне удалось восстановить. А завтра постараюсь закончить начатое. Еще для тебя необходимо приготовить восстанавливающее зелье, которое придаст тебе сил, - перечисляла я список дальнейших медицинских мероприятий для больного.
  - Я тебя никуда не отпущу! - ощерившись, закричал на меня ящер, пригвоздив к земле своей огромной лапай. - Я знаю, что ты задумала. Ты хочешь привести сюда людей, чтобы они снова поймали меня и сделали своим рабом! Я лучше умру, чем опять попаду в кабалу к человеку!
  Было страшно! Впервые в жизни меня угрожали убить и СЪЕСТЬ! Хотя, какая уже разница, что будет с моим телом, после того, как меня убьют?! Но именно мысль о том, что этот ящер сожрет меня для поддержания собственных сил повергла меня в неописуемый ужас.
  - Если бы она хотела выдать тебя людям, то не вышла бы к тебе на помощь, а сразу бы побежала за ними. И поверь мне, лечить тебя связанного гораздо легче и безопаснее для нее. А сейчас прекрати истерить, освободи мою Айлин, пока я не отгрыз тебе лапу! - угрожающе прорычал Верный, готовясь к атаке. - Если она не вернется вовремя назад, ее будут искать, и тогда всем точно станет известно о твоем пребывании на этой чудесной полянке!
  - Как я могу доверять ей? Я слишком ослаб, чтобы защищаться, и люди легко могут меня пленить! - настаивал Крылатый, с подозрением косясь на меня.
  - Как видишь, не так уж ты и ослаб! Лапы убери! Иначе ты, Крылатый, меня раздавишь! - натужно прохрипела я.
  Удивительно, но ящер меня послушался. Он словно не верил тому, что сам убрал с моей груди лапу.
  - А для поддержания твоих сил, мы можем наловить в озере рыбку, - миролюбиво предложила я.
  - Рыбу?! - глаза ящера восторженно заблестели. - Как давно я не лакомился рыбой! Эти тупицы погонщики кормили меня только мясом, которое я был вынужден есть, чтобы не умереть с голоду.
  - Будет тебе рыба, Крылатый, - успокоила я недоверчивого верзилу. - Но сначала наложу шину, чтобы ты не испортил наше лечение.
  На этот раз Крылатый отнесся к моим действиям более благосклонно, но внимательно за мной наблюдал. Наловив пяток крупных рыбин в озере, мы с Верным принесли их к ослабевшей рептилии. Тот увидев свое любимое лакомство, словно огромный кот, улегся на пузо и, урча, наслаждался устроенной ему трапезой.
  В это время я подошла к его бывшему наезднику. Зрелище было ужасное, но что-то привлекло мое внимание, вернее насторожило. Его мундир был полностью залит кровью и запачкан грязью, поэтому поначалу мне не удалось его распознать. А сейчас более внимательно приглядевшись, я поняла - это был мундир воинов не нашей империи, а соседней.
  Я испуганно обернулась на ящера.
  - Что такое? - насторожился Крылатый. - Что тебя так встревожило в этом человечишке?
  Верзила явно был враждебно настроен к своему седоку!
  - Откуда ты к нам прилетел, Крылатый? - не ответив, спросила я.
  - Издалека! Мы прибыли через портал и нарвались на засаду, хотели прорваться, но встретили плотное сопротивление. Попытались вернуться назад через портал. Человека на моей спине убило, и я решил остаться здесь и скрыться от людей. Летел изо всех своих сил, уходя от преследования, и мне удалось затеряться в горах, где вы меня и нашли, - взволнованно рассказывал Крылатый.
  - И чего ты теперь хочешь? - спросила я.
  - Свободы! - гордо ответил огромный ящер.
  - Хорошее желание! - одобрила я. - А как тебя зовут? Как мы к тебе можем обращаться?
  Раненый задумался, на его морде блуждали печальные тени.
  - Самое приличное, как называл меня покойник - ящер, - верзила презрительно сплюнул в сторону своего мертвого седока. - Но мне понравилось, как называешь меня ты - Крылатый, - довольно пророкотала огромная рептилия.
  - Что ж, Крылатый, приятно познакомиться! Меня зовут Айлин, я студентка Северной Магической Академии, а это мой друг - Верный. Дружба с тобой - для нас большая честь, - чуть склонив голову, проговорила я.
  - Не уверен, что дружба с вами не замарает МОЮ ЧЕСТЬ! - морщась, честно ответила высокомерная ящерица.
  - Не будь снобом! - рассмеялась я. - Не уподобляйся людям! А теперь, как твой лечащий врач, я рекомендую тебе отдых и сон. Увидимся завтра утром!
  - Надеюсь, ты меня не подведешь, иначе я съем всех людей, которых ты приведешь с собой, хоть мне это и будет противно! - пообещал мне Крылатый.
  - Договорились! - весело согласилась я, поспешив на завтрак.
  Глава 3
  Вернулись мы с Верным чуть позже обычного, поэтому принимать душ, переодеваться в серую академическую униформу пришлось в ускоренном режиме. Несмотря на свой невзрачный вид, форменное платье с глухим воротником, длинными рукавами и юбкой мне очень нравилось. Оно делало всех студентов академии равными друг другу, а это автоматически приводило к налаживанию, если не дружеских, то приятельских отношений. Поначалу мои светские манеры, привитые мне учителями, которые старательно готовили меня к жизни при императорском дворе, выделяли меня из толпы сокурсников. Они отнеслись ко мне с настороженностью, но мое скромное, доброжелательное поведение и общительность убедили их, что со мной можно иметь дело и даже дружить.
  По своему обыкновению, на время занятий Верный отправился по своим делам, довольно урча про недавно появившуюся в ближайшем к академии поселке новую девочку с очень пушистым и очаровательным хвостом.
  Быстрые сборы хоть и внесли суету в сегодняшнее утро, но никак не повлияли на мое прекрасное настроение. Если Крылатому удалось вырваться из рабства и не пасть духом, то и мне вполне по силам преодолеть свой ночной кошмар, преследующий меня вот уже второй год.
  - Айлин, ты сегодня сияешь, словно начищенный золотой! Признавайся, ты встретила свою судьбу и влюбилась без памяти? - подтрунивал надо мной Мэттью - наш с Мадиной общий друг и сокурсник.
  - Может быть! - кокетливо напустила я тумана. - В такое чудесное утро может произойти все, что угодно!
  - Ребята, доброе утро! - к нам подошла Ифа - первая красавица нашего второго курса. - Вы успели сделать домашнее задание по магическому растениеводству? Лень объяснять новеньким прошлую тему, пуст списывают и сами разбираются!
  Мы молча достали из своих сумок тетради и протянули нашей недовольной красавице, которую обязали неделю назад присматривать за тремя новенькими прехорошенькими студенточками, переведёнными в нашу академию. Стать их куратором очень порывался наш Мэттью, но мудрый ректор Нови посчитал, что Ифа справится с этим поручением гораздо лучше. Правда, сама Ифа была не в восторге от этого.
  - Мэтт, возьму твою! У тебя подчерк понятный! Завтра сможешь забрать у них свои записи! - благодарно рассмеялась она и, заговорщически подмигнув, побежала отдавать тетрадку новеньким девушкам.
  - Вот ведь проныра! - восхищенно прошептал ей вслед наш солнечный друг, убирая с глаз рыжую челку.
  В вопросах взаимопомощи у нас с первых дней поступления не было проблем. И это очень сильно облегчило учебу в академии. Несмотря на то, что Северная Академия не котировалась среди знаменитых учебных заведений империи, в которых предпочитали учиться отпрыски высшей знати, специалистов выпускала грамотных, мы были просто нарасхват. Наши выпускники считались хорошими рабочими лошадками. Любимые преподаватели были требовательными, но внимательными и безгранично увлеченными своими дисциплинами.
  - Айлин, ты опять замечталась? Не стоит опаздывать на лекцию к мисс Грейс. У меня нет желания снова писать дополнительный реферат, - проворчала Мадина и потащила меня во двор.
  Несмотря на свой маленький рост, подруга отличалась завидной скоростью передвижения, порой мне еле удавалось поспевать за ней.
  Спускаясь по лестнице из здания академической столовой, Мадина резко остановилась, отчего я чуть не сбила ее с ног. Остальные студенты нашей академии также последовали примеру моей подруги. На пустой центральной площади нашего учебного заведения вдруг вспыхнул огонь, затем он преобразился во врата портала, которые у нас на глазах прибрели просто огромные размеры, и из них стали выходит люди.
  Их было так много, что они заполнили собой всю площадь. Это были девушки и юноши в элегантных и очень дорогих нарядах, отделанных многочисленными драгоценными украшениями. На лицах вновь прибывших читалась широкая гамма чувств: от недоумения до презрения, вперемешку с брезгливостью. Они разочаровано оглядывались, и аскетичный вид стен нашего учебного заведения не добавлял им хорошего настроения.
  Их сопровождали подтянутые молодые люди в военной форме императорской гвардии с настоящими мечами на поясах. Чуть поодаль я заприметила группу мужчин в преподавательских мантиях с эмблемами Столичной Императорской Академии. По телосложению они мало чем отличались от ребят в военной форме, столь же высокие, крепкие и плечистые, все преподаватели были исключительно мужчинами.
  Навстречу неожиданно появившимся гостям выступил наш уважаемый ректор - профессор Нови - добрейшей души седовласый старичок с длинной бородой и в маленьких круглых очках, придававших ему сказочный вид мудрого волшебника.
  - Доброе утро, дамы и господа! Я профессор Нови - ректор нашей замечательной Северной Магической Академии! Рад вас приветствовать в ее гостеприимных стенах! Кого имею честь видеть перед собой? - улыбаясь, обратился он к гостям.
  - Что здесь может быть доброго? - вперед вышла разодетая в пух и прах девица с пышной прической из завитых в мелкие колечки соломенных волос.
  Ее аккуратно накрашенный розовый ротик капризно скривился, она брезгливо осматривалась вокруг, пока ее взгляд не остановился на нас - студентах Северной Академии.
  - Какое убожество! - возмутилась она. - Разве можно так безвкусно одеваться?! Тут не студенты, а унылые сироты. Неужели у них нет родителей, чтобы те купили им соответствующую их положению форму?!
  - Дорогая Корнелия, у студентов этой богом забытой академии нет никакого положения в обществе. У них есть только статус - статус нашей прислуги! - надменно пройдясь по нам высокомерным взглядом, важно произнес так же вышедший вперед напыщенный повеса - невысокий молодой человек субтильной наружности, с волосами цвета вороньего крыла.
  Профессор Нови молча очень внимательно слушал, а главное, запоминал все, что происходило вокруг него. Он был очень добрым, заботившимся о своих студентах, талантливым преподавателем. Но имел небольшую слабость в педагогике - любил заниматься перевоспитанием молодых людей, с поведением, не вписывающимся в рамки приличного.
  А зная упорство, терпение и незаурядную фантазию, с которыми ректор подходил к реализации своей слабости, то есть перевоспитанию попавших в его академию новичков, этим недальновидным несчастным можно было только посочувствовать.
  Мы, зная любовь к педагогическим экспериментам уважаемого ректора, предпочли не вмешиваться, а лишь внимательно наблюдали за происходящим.
  Добродушно покачав головой, профессор Нови произнес с укоризной:
  - Столько слов я услышал от двух не представившихся персон, с явно высоким положением в обществе, но так не получил ответа на свой вопрос. Неужели в столичной академии так плохо преподают риторику? Или этот чудесный предмет очень сложен для вас, что никто из прибывших к нам не способен сформулировать хотя бы краткий, можно односложный ответ?
  Наш профессор был бесподобен! Он произнес свою речь столь заботливым тоном, что до важных индюков и индюшек не сразу дошло, что над ними форменным образом издеваются.
  - Прошу прощения, профессор Нови! - сквозь толпу, словно раскаленный нож сквозь сливочное масло пробралось новое действующее лицо, и предстало пред очи улыбающегося ректора.
  Оно, пылая недовольством, осуждающе поглядывало на красотку Корнелию и ее напыщенного товарища. Это был высокий крепкого телосложения молодой человек со светлыми, словно лен, волосами и васильковыми глазами. Цепким взглядом он внимательно прошелся по ректору, преподавательскому составу нашей академии, окинув им даже нас. Я была готова поспорить, что он запомнил каждого нашего студента.
  - Я капитан Веймор - командир отряда столичного гарнизона Его Императорского Величества. Прислан к вам для охраны академии.
  - Очень приятно, капитан Веймор, что среди наших гостей есть молодые люди, умеющие так лихо и четко отвечать на поставленные вопросы, - нашего старого волшебника было уже не удержать, воспитательный процесс шел полным ходом.
  - Как вы смеете?!! - возмутилась Корнелия.
   - Я все расскажу отцу! - сыпал угрозы повеса.
  - Да Вас вышвырнут с Вашего места! - поддержали избалованную парочку остальные гости.
  - Кому-то позволили разговаривать? - вдруг над площадью прогремел грозный голос профессора Нови.
  Глава 4
  От неожиданности часть наших гостей села на землю, большинство барышень валялись рядом на траве, так никем и не подхваченные на руки, поскольку их кавалеры настолько растерялись, что им было уже не до дам. Даже бравый капитан Веймор вздрогнул от столь внезапного педагогического хода нашего седого воспитателя.
  Мы же, уже привычные к его методам воздействия на аудиторию, тихо стояли, пряча улыбки, и с интересом наблюдали за развитием событий.
  - Вам была предоставлена возможность проявить себя, но вы потратили ее на демонстрацию своей невоспитанности и глупости, теперь же вам остается лишь дать возможность вашему товарищу исправить положение! - ректор был бескомпромиссен.
  Капитан, правильно оценив расстановку сил, вытянулся по стойке смирно и протянул ректору папку с бумагами.
  - Мне было приказано доставить к Вам в Северную Магическую Академию для продолжения обучения данных студентов Столичной Императорской Магической Академии в связи с тем, что три дня назад она была подвержена нападению со стороны ударного отряда наших соседей. В связи с увеличением количества студентов, Вам в помощь направлены десять преподавателей, - бойко отчеканил блондин.
  Вперед вышли десять тех самых столичных преподавателей, молодых мужчин, немногим старше стоявших за их спинами студентов, которые одновременно склонили головы перед ректором Нови. В каждом их движении чувствовалась военная выправка, и это наводило на очень нехорошие мысли.
  - Я так понимаю, наш славный педагогический коллектив решили усилить исключительно преподавателями боевой магии, - счастливо улыбнулся наш ректор. - Что ж, учитывая мирную направленность нашей академии, мне кажется, это очень интересное решение. Моим студентам будет очень полезно освоить азы новых специальностей под вашим руководством.
  Новые преподаватели, услыхав столь откровенное подтрунивание седовласого волшебника, сменили цвет лица, некоторые пошли пятнами.
  - Вы не правы, профессор Нови! - громко заявил самый высокий и грозный из прибывших преподавателей. - Мы не намерены тратить время на Ваших студентов из низших сословий общества, наша задача остается прежней - обучать боевой магии студентов исключительно Столичной Императорской Академии.
  - Любопытное заявление! Надеюсь, вы понимаете, мои дорогие, что в столь непростой ситуации, каждый из МОИХ студентов должен уметь постоять за себя, а в случае военного нападения со стороны соседей, то защитить своих товарищей, родную академию и, если в том будет необходимость, то и империю! В создавшемся положении задача по получению ими боевых навыков, любезные мои друзья, полностью ложится на ваши плечи! И если вы надеялись отдохнуть в моей академии, то очень зря! - лукаво улыбнулся наш мудрый профессор.
  Столичные преподаватели, услыхав распоряжение ректора Нови, растерялись, нервно посматривая друг на друга. Их поведение ясно говорило о том, что они не ожидали того, что их так плотно возьмут в оборот. Они, видимо, рассчитывали, что их преподавательская деятельность коснётся лишь столичных студентов, но не тут-то было!
  - Какими судьбами Вы, наш дорогой капитан Веймор, оказались в нашей обители знаний? - продолжил пристрастную беседу ректор.
  - По личному распоряжению императора! - четко отрапортовал капитан. - К сожалению, я не смог убедить вышестоящее руководство изменить приказ в отношении себя, чтобы заняться расследований инцидента с нападением, и прибыл в Ваше распоряжение, профессор Нови.
  Военные, четко рассредоточенные по периметру нашей центральной площади, охраняли вверенных им студентов, словно овчарки, пасущие баранов на лугу, они были серьёзны и собраны. Весь их вид говорил о том, что лучше бы их отправили на передовую, чем находиться здесь и следить за безопасностью капризных детей.
  - Не огорчайтесь, мои мальчики! А думаю, мы сможем найти способ сделать ваше пребывание в нашей академии полезным, - успокоил гвардейцев профессор Нови, получив от капитана и всех его подчиненных благодарные взгляды.
  Ректор Нови, повернувшись к нам лицом, торжественно провозгласил:
  - Дорогие мои студенты! Прошу вас проследовать на занятия, там вас ждут новые знания!
  И мы дружно ответили:
  - Да, господин ректор! - и отправились по аудиториям.
  - А вас, любезные гости нашей академии, прошу за мной, в административный корпус для оформления документов! - в голосе профессора Нови звенел металл.
  Учебные занятия пронеслись на одном дыхании. Как всегда, преподаватели с вдохновением отдавались своему делу, подбирая ярки примеры, рассказывая нам интересные факты из своей практики.
  В столовой, спеша пообедать, встретились с Мадиной и Мэттом, так как мы учились на разных специальностях, то и изучаемые дисциплины отличались. И, как обычно, по дороге заболтались - наш рыжий весельчак травил анекдоты. Весело смеясь, мы встали с подносами в очередь на раздачу еды. Вот только это очередь никак не хотела двигаться, зато по помещению разносились какие-то визги и крики.
  - Что ты мне дала, безмозглая гусыня! Как можно предлагать мне эти крестьянские отбросы?! Я - дочь графа! Ты обязана мне дать самое изысканное блюдо! - верещала та самая утренняя красавица Корнелия, что так неудачно попала под воспитательную акцию нашего уважаемого ректора.
  Видимо, она являлась среди новичков заводилой, потому что, стоя в центре зала, девица позволяла себе тыкать пальцем в сторону главной любимицы нашей академии - поварихи Тары, под одобрительные возгласы окружавших ее вновь прибывших студентов.
  Тара - пухлая женщина с милым личиком и копной каштановых волос под поварским колпаком, плакала перед зазнавшейся аристократкой, нервно теребя идеально белый накрахмаленный фартук и прикрывая собой столь же напуганных, жавшихся к стене за ее спиной, поварят.
  Было видно, что спектакль был устроен специально, чтобы показать всем и каждому в захолустной Северной Академии, кто теперь в ней главный. А вот это они зря!
  Быстро переглянувшись, мы с друзьями молча поставили подносы на место и проскользнули на кухню. Надев на себя фартуки и белые поварские колпаки и расставив на подносах сформированные на быструю магическую руку "изысканные" блюда, с натянутыми на лица подобострастными улыбками, вошли в зал.
  - Госпожа Тара, как Вы и просили: для наших гостей самые изысканные блюда, - распевая на все лады, щебетал Мэтт, вкатывая тележку с подносами, заставленными множеством тарелок, накрытых крышками.
  - Простите, что задержались! - включилась в игру Мадина.
  - Мы ждали срочную доставку императорского шоколада и ягод из его сада! - как можно правдоподобнее лгала я.
  Госпожа Тара удивленно развернулась к нам и, как мама троих чудесных шалунов, вмиг разгадала задуманную нами пакость. Мы немного напряглись, ожидая ее решения. Обычно она не позволяла нам проказничать на ее кухне, но, видимо, спектакль, в котором Корнелия принудила ее участвовать, длился уже давно, и бедная женщина достаточно натерпелась. Неожиданно для нас она, лучезарно улыбнувшись, проговорила извиняющимся тоном:
  - Дорогие гости, прошу нас простить, за то, что заставили вас ждать, но императорские десерты достойны любого ожидания! - и чуть склонившись в книксене, повориха, разведя руками, дала нам дорогу.
  Поставив подносы на раздаточные столы, мы театрально поклонились Корнелии, которая была весьма довольна результатом своего выступления. Хотя вид у нее был удивленным, видимо, она не ожидала столь удачного преодоления устроенного ею скандала.
  Втроем, одновременно подняв крышки с шести тарелок с императорскими десертами, мы услышали вполне ожидаемые ахи восхищения во стороны столичных гостей. В центре каждой представленной всеобщему обозрению тарелки были чудеса кулинарного искусства из шоколада, ягод, взбитых сливок, орешков, карамели, кусочков фруктов, бисквита и желе.
  Мой папа был человеком добрейшей души, и, когда брал меня в столицу, обязательно баловал визитами в самые лучшие кондитерские. Мое детское искреннее восхищение вкусными шедеврами так подкупало именитых кулинаров, что они охотно показывали мне свои самые знаменитые работы. Детская память - удивительная вещь, вид этих блюд и даже их вкус я до сих пор помнила досконально, хотя с тех пор прошло немало лет. Поэтому навести восхитительные иллюзии на подобранные нами ингредиенты мне не составило большого труда. Воздушные замки, экзотические цветы, заморские птички, выполненные из самых дорогих компонентов - вот то, что увидели на наших тарелках капризные студенты. Все это манило взгляды придирчивых гостей.
  - Мне вот эту тарелочку! - не смогла удержаться от вида десерта Корнелия и ткнула мизинчиком в направлении чудесной орхидеи с пестрыми розово-белыми лепестками.
  Через пятнадцать минут все великосветские студенты были обеспечены тарелками с десертами. Природная жадность обуяла прибывших гостей, они, забыв о своих манерах, резво работая локтями, хватали тарелки и со злорадным смехом убегали, прижимая к груди отвоеванную награду. Вскоре весь бомонд расселся по местам в центре нашей столовой, а к нам подошёл охранявший их капитан Веймор со своими подчиненными.
  Глава 5
  - Что Вы, уважаемый капитан, предпочитаете на десерт? - улыбалась я, показывая рукой на стоявшие перед ним изыски.
  - Благодарю Вас, прекрасная леди, но я предпочитаю простую крестьянскую пищу, - с подозрением оглядывая своих уплетавших лакомство подопечных, ответил он. - Мне кажется, мой желудок не справится со столь "изысканной" пищей.
  - Что ж, прекрасный выбор, капитан! - тихонько рассмеялась я, собирая на поднос оставшиеся тарелки с расползавшимся под иллюзией десертом, чтобы отнести их на кухню подальше от посторонних глаз.
  - Почему Вы сами не полакомитесь столь изысканным императорским десертом из шоколада и наисвежайших ягод? - пытался смутить меня вопросом хитро улыбавшийся блондин, его синие глаза так и светились весельем.
  - Мы все на строгой диете! Ректор Нови не одобряет распущенности даже в еде! - вывернулась я. - Оставляю Вас, капитан, в надежных руках госпожи Тары. Она не допустит, чтобы Вы ушли отсюда голодным.
  Чуть склонив голову, я тихо ретировалась, убирая за собой все следы учинённого нами безобразия.
  Далее очередь продвигалась, как всегда, быстро. Мы с Мэттью и Мадиной сели в самом дальнем углу столовой. Напротив нас разместилась компания гвардейцев во главе со своим капитаном. Они озадачено поглядывали то на нас, то на своих подопечных, но так и не могли разгадать подвоха. Это было очень сложно сделать, если учесть, что все, как один, студенты нашей родной академии вполне достоверно делали вид, что ничего необычного не происходило. Даже наши преподаватели, обедавшие поодаль, включились в игру. Ровно до тех пор, пока в столовую не вошли ректор и его заместитель - профессор Домини.
  Удовлетворенный, я бы даже сказала, благодушный вид наших гостей и содержимое их тарелок, качественно спрятанное под иллюзиями, сильно удивили вошедшее начальство. Приблизившись к госпоже Таре, ректор недоуменно спросил:
  - Многоуважаемая госпожа Тара, что здесь происходит?
  - Дорогой ректор Нови, к нам прибыли удивительно странные гости. Обычную пищу они кушать отказались, а всякую гадость уплетают за обе щеки, только лапками да хвостиками похрустывают, - прекрасно сыграв изумление, произнесла любимый кулинар академии.
  Ректор Нови взмахнул рукой, и тут же дикий визг, как женский, так и мужской, огласил нашу столовую. Резко развернувшись в зал, ректор Нови и профессор Домини имели удовольствие лицезреть, как все столичные воображалы брезгливо выплевывали из своих ртов еще мгновение назад с таким упоением пережевываемых ими червячков, улиток, мух, паучков и тараканов. Так восхитившие Корнелию сочные ягоды, на поверку оказались жирными личинками жуков. Большинство студентов нещадно тошнило.
  - Согласен, госпожа Тара, поведение прибывших к нам студентов сложно назвать вписывающимся в установленные приличиями рамки. Променять еду, приготовленную Вашими волшебными руками на червяков и мух - это верх глупости, - грустно качая головой, вздыхал ректор.
  Мы с друзьями, как, впрочем, и все присутствовавшие студенты нашей академии тихо посмеиваясь над незадачливыми столичными воображалами, внимательно наблюдали за происходящим. Отплевываясь от "десерта" и забыв про манеры, вытирая рот рукавом дорогого платья, к главе нашей академии подскочила разгневанная Корнелия со своими товарищами по несчастью.
  - Это все они! - нервно подергиваясь, верещала она, при этом ее личико брезгливо кривилось от отвращения. - Они подсунули нам эту гадость! - тыча в нашу сторону пальцем, кричала Корнелия.
  - Прежде чем обращаться к преподавателю в Северной Академии, Вам следует представиться! - холодно одернул столичную девицу профессор Нови.
  - Корнелия Провер - дочь графа Провера! - гордо озвучила свое имя, а заодно и титул отца, блондинка. - Лучшая студентка пятого курса Столичной Императорской Магической Академии, специальность - конструирование оборонительных систем, противодействие ловушкам и диверсиям! - Корнелия так и светилась превосходством над окружающими.
  - Прискорбно осознавать, что студентка выпускного курса прославленной академии столь серьезной специальности не может распознать довольно простенькие иллюзии наших второкурсников, - качал головой самый лучший ректор в мире.
  Стоявшая перед ним студентка, краснея, переминалась с ноги на ногу, сгорая от стыда. А вот профессор Домини не сводил пытливого взгляда со столичных преподавателей, пытаясь понять отношение коллег к данному конфузу своей подопечной. Но те оставались предельно спокойными.
  - Если Вы, леди Корнелия, считаетесь лучшей студенткой курса, что же тогда можно говорит об остальных ваших сокурсниках?! - сокрушаясь, всплеснул руками заместитель ректора. - Ректор Нови, прежде чем допустить молодых леди и джентльменов до учебы, предлагаю провести проверку знаний прибывших к нам студентов, чтобы понять их уровень подготовки, - и, обратившись к ректору немного тише, но так чтобы слышали все в столовой, добавил: - Может быть это отвлечёт их от поедания всякой мерзости?
  Покивав своему заму головой, наш уважаемый ректор огласил:
   - Студенты, коллеги, гвардейцы! Через полчаса ожидаю всех в общем зале для собраний! - с этими словами ректор со своим заместителем удалились из столовой.
  - Ты! - ко мне подлетела Корнелия, презрительно ткнув в меня пальцем и капризно топнув ногой. - Я раздавлю тебя, как дождевого червя!
  - Да, да! Я все поняла! - смиренно подняв руки, подыграла я девице. - Была не права, полностью осознаю грозящие мне последствия. В гневе ты, Корнелия так страшна, как дух возмездия, и кара для каждого дождевого червячка поистине ужасна. Я прекрасно вижу, как один из наказанных тобой червячков сейчас виднеется из угла твоего рта!
  Лицо избалованной девицы тут же позеленело, и зажав рот рукой, она вылетела из столовой.
  Весело хихикая, мы с друзьями вышли на улицу. Была прекрасная погода, отчего же не провести свободные полчаса на свежем воздухе?
  - Мадина! - обратилась я к подруге. - Мне нужна твоя помощь.
  Глаза брюнетки загорелись азартом.
  - Так, так, так! - расплылась она в довольной улыбке. - Кого из вновь прибывших красавчиков будем опаивать приворотным зельем?
  Была у моей подружки маленькая страсть - эксперименты с приворотным зельем. И не знало это добрейшее кокетливое существо в своем увлечении ни жалости, ни сочувствия к своим подопытным - ничего не подозревающим молодым людям.
  - Зная, Мад, твою тягу к гвардейским нашивкам, подозреваю, что несчастная половина столичного гарнизона, которой "посчастливилось" прибыть к нам, завтра же будет опоена твоей ядреной лабудой, - откровенно подшучивал над экспериментаторшей Мэтт.
  - Много ты понимаешь, наш янтарный друг! - возмутилась праведным гневом подруга. - Изготовление приворотного зелья - это настоящее искусство! Необходимо правильно подобрать ингредиенты и не ошибиться в пропорциях, чтобы желанный объект проявил к тебе не только интерес, но и разглядел индивидуальность, а не шатался за тобой по пятам и не нудел о своей безответной любви, лишая тебя сна и покоя, - серьёзно делилась сложностями зельеварения Мадина.
  - Чувствуется, что рецепт твоего излюбленного зелья дался тебе с большим трудом и многими жертвами среди подопытных, - продолжал веселиться наш рыжий друг.
  Мадина, спохватившись, густо покраснела и потупила глаза.
  - Боюсь, моя дорогая, в отношении прибывших вояк ты в пролете! - обрадовала я нашу кокетку.
  Решив, что я не верю в ее магические таланты, Мадина возмущенно топнула ногой, готовясь отчаянно доказывать свою состоятельность в качестве ворожеи.
  - И твой магический дар тут совсем не при чем! - примирительно подняла я вверх руки. - Они прошли специальные тренировки и, кажется, выработали иммунитет к подобным напиткам.
  - Ты откуда знаешь? - с сожалением рассматривая потерянных для интересных экспериментов вояк, спросила подруга.
  - Я не знаю, Верный почувствовал, - на автомате ответила я.
  Конечно, здесь я слукавила. Будучи прямой наследницей рода Лонгман, одной из знатнейших фамилий нашей империи, я, в отличие от своих сокурсников, чувствовала подобные вещи, а некоторые мне даже удавалось разглядеть магическим зрением. Не все, правда, но многие, так как свой дар я вынуждена была развивать скрытно, боясь обратить на себя ненужное мне внимание окружающих. Хотя, возможно, если бы я проходила обучение в надлежащем моему статусу учебном заведении, то мой дар раскрылся бы в полной мере, но не случилось.
  Сильные маги - самородки рождались и в незнатных семьях, именно они и учились в нашей Северной Академии. Чтобы не выделяться среди них, я и скрывала эти, не вписывавшиеся в общие характеристики, способности, боясь привлечь излишнее внимание.
  - Поэтому, на забаву тебе остались лишь столичные воображалы. Так сказать, в качестве новых подопытных кроликов! - отважно шутил Мэттью.
  Мадина переключила свое уже профессиональное внимание на ничего не подозревавших о грозившей им опасности столичных студентов.
  - Одно радует, - серьезно проговорила наша миниатюрная экспериментаторша, - этих не жалко!
   Мы с Мэттью дружно покивали головами.
  Глава 6
  - Так, какая у тебя ко мне была просьба? - напомнила мне Мади, цепко фиксируя особенности изучаемых ею особей. - Я же обещала сегодня сварить тебе зелье от кошмаров.
  Мэтт встревожено перевел на меня глаза, для него давно не был секретом недуг, мучивший меня по ночам.
  - Нет, я по другому поводу, - проговорила я уже тише, оглядываясь, чтобы нас никто не услышал. - Мне нужно зелье, восстанавливающее силы. И побольше! Но это секрет, о котором никто не должен знать.
  Мадина встревоженно окинула меня взглядом, ища на теле повреждения. Мэтт, привычно взяв за руку, стал сканировать мое состояние.
  - Это не для меня! - тут же пояснила я. - Но подробности рассказать не могу! Обещала молчать!
  - Айлин, доброта - это, конечно, хорошо, но не будет ли потом беды? - прозорливо поинтересовалась Мади.
  Я выжидательно смотрела на подругу, через минуту она сдалась:
  - Хорошо, хорошо! Сколько нужно? Флакончик? Два?
  - Кувшин! - проведя в уме нехитрые подсчеты, проговорила я. - А лучше бурдюк!
  - Ты, случайно, не табун лошадей на ноги ставить собираешься? - поинтересовался Мэтт.
  - Что-то типа того! - ушла я от ответа.
  - Ладно, когда тебе нужно твое зелье? - вздохнула Мади.
  - Сегодня вечером, - радостно вскрикнула я и кинулась обнимать подружку. - Если ты, конечно, не хочешь, чтобы я тебя будила перед своей утренней пробежкой, - быстро пояснила я, гася возмущение травницы.
  
  В зал для общих собраний мы вошли одними из последних. Толпа студентов сегодня была непривычно разделена на две группы, я бы даже сказала, на две готовых к противостоянию армии. Гости были заметно напряжены. Наша выходка в столовой немного сбила с них спесь, но не исправила высокомерного отношения ни к Северной Академии, ни к нашим преподавателям, ни, тем более, к нам. Они демонстративно надменно смотрели на нас, что вызывало море шуток у моих товарищей.
  А зная азартность и неудержимую любовь к юмору моих сокурсников, понимала, что гостей ждало неуемное веселье в течение всего времени пребывания в нашей гостеприимной академии. Вояки во главе со своим командиром выстроились парами, умело разделив нас и позеров, мешая обозревать соперников. При этом они с большим интересом сканировали моих сокурсников. А вот их командир, выбрал в качестве объектов для изучения нашу троицу, и это немного нервировало.
  - Уважаемые студенты, дорогие гости, коллеги, господа защитники! Перейду сразу к делу! - торжественно обратился к нам ректор Нови.
  За его спиной стоял весь педагогический состав нашей академии, включая его зама, профессора Домини. Столичные же преподаватели держались отдельной группой у стеночки, рядом со своими студентами.
  - В столь тревожный для нашей империи момент, мы должны сплотиться, как одна большая семья. В связи с прибытием гостей, наша академия изменит привычный ход обучения. До сегодняшнего ужина студенты пятого курса под руководствам профессора Нияки займутся расширением учебного корпуса с аудиториями и лабораториями, четвертый курс с профессором Домини - расширит студенческое общежитие, третий курс под руководством профессора Килби - учебные полигоны, второй курс под присмотром профессора Левкои займется расширением академического сада и построением теплиц для выращивания необходимых нам растений, ну, а первый курс во главе с профессором Вакози - расширят наши фермы и загоны! Обращаю внимание, дорогие студенты Столичной Императорской Магической Академии, что это в полной мере касается и вас!
  Со стороны вновь прибывших послышались недовольные фырканья. Мда, денек будет длинный! Я забеспокоилась, успеет ли Мадина сварить для Крылатого зелье, но она, заговорщически подмигнув, успокоила меня.
  - С выявленными пробелами в знаниях студентов Столичной Академии мною было принято решение провести для вас, дорогие мои, полную проверку знаний, по результатам которой вы будете зачислены на один из курсов Северной Академии! - назидательно продекламировал ректор.
  - А если мы откажемся проходить проверку? - выскочила вперед Корнелия.
  - Вот ведь неугомонная девица! - послышался недовольный голос нашей красавицы Ифы, которая, впрочем, как и все мы, испытывала искренний трепет по отношению к ректору Нови.
  - В случае, если прибывшие студенты откажутся сдавать экзамены, соблюдать кодекс, носить форму Северной Академии, они будут отправлены обратно в столицу с формулировкой "за неуспеваемость". Думаю, Ваши родители будут счастливы узнать о ваших "успехах"! - профессор Нови был беспощаден.
  - Я буду жаловаться!
  - Я требую подобающего к нам отношения!
  - Вам это с рук не сойдет!
  Послышались возмущенные крики со стороны новичков.
  - Мои дорогие боевые маги, маги-защитники и разведчики! Посмотрим, сможете ли вы жаловаться, требовать и угрожать в конце учебного года на экзаменах. Вам не удалось распознать простенькую иллюзию моих второкурсников! И это тем, кому император доверит защиту нашей родины! И как вы собираетесь ее беречь, если сами себя защитить не в состоянии! - качая головой, вопрошал ректор. - Сюда вы прибыли учиться, а не отдыхать и кичиться своим статусом! Поэтому, не теряйте времени, и после того, как закончите выполнять озвученные мною задания, займитесь повторением своих знаний. Экзамены и контрольные работы для вас будут проведены завтра! - в речи профессора слышалась непоколебимая решительность сделать из столичных студентов отличных специалистов и приличных людей.
  Несмотря на мягкость характера и искреннюю любовь к студентам, профессор Нови умел проявить твердость. Поэтому Северная Академия считалась лучшей из учебных заведений для простых людей, и выпускала отличных специалистов. И, если столичные бездельники по какой-то случайности и попадали к нам, то у них оставалось лишь два пути: начать зубрить и становиться прилежными учениками или возвращаться домой к папе с мамой.
  От слов ректора новички заметно присмирели, а прибывшие с ними преподаватели - задумались.
  Глава 7
  - Ура, ура, ура! - радостно защебетала Мадина. - Нам достался сад! А профессор Левкои просто душечка!
  - Да, сегодня поистине чудесный день! - тихо хмыкнул наш солнечный друг. - С утра червячки и улиточки, после обеда - цветочки-василечки!
  - Всем приступить к работе! - громко скомандовал заместитель ректора, профессор Домини.
  - Но мы прибыли сюда не работать, а учиться! - послышался очередной, на этот раз мужской, капризный голос из толпы знатных отпрысков. - Это вы должны нас обеспечить условиями для проживания, проведения занятий, тренировок и обеспечить всем необходимым, в том числе, едой!
  - Все верно, Габриэль! - поддержали выскочку остальные столичные горе-студенты. - Вы не можете заставить нас работать! Мы вам не прислуга из простолюдинов!
  - Тот, кто не будет принимать участие в вышеперечисленных работах, будут проживать на центральной площади академии под старым дубом! - профессор Домини был столь убедителен, что ни у кого из нас не осталось сомнений, что будет иначе. - А по поводу еды, замечу, что улиток, червяков и личинок в его коре и корнях достаточно для пропитания всех вас!
  - Что за мода появилась в нашей столице - кушать всякую гадость? - тихо сокрушалась рядом стоявшая с заместителем ректора профессор Левкои. - Совсем они там одичали! - и посмотрела на юную знать таким сочувственным взглядом, что те зарделись от стыда и быстро ретировались, решив, вероятно, впервые за все годы обучения поработать.
  Работать в саду я, как и Мадина, любила. Запахи цветов, свежескошенной травы пьянили. Занятия на открытом воздухе обычно сопровождались солнечной погодой и пением птиц. Настроение было отменное, его даже не портили постоянные стенания новых персонажей.
  Правда, у меня не было особых талантов в этой области, но вскопать грядки и посадить растения в отмеченные Мадиной лунки я была способна.
  - Айлин! - весело щебетала моя неугомонная соседка, порхая между грядками. - Здесь нужно взрыхлить почву!
  Опустив руки в землю, я влила в нее крупицу своей магии. Словно капля воды, упавшая в спокойное озеро, пускала по ее поверхности круги, так и я, распространяя магию, поставила перед жуками и червячками важную для подруги задачу. В считанные минуты земля в боровках и грядках вспенилась и стала воздушной, словно пух.
  - Скромница! А говорила, что у тебя нет таланта к растениеводству! - попеняла мне Мади. - Если бы не твои козявочки, мы бы до утра рыхлили этот участок сада.
  - Профессор Левкои! Так нечестно! Эта выскочка рыхлит землю с помощью магии, а я вынуждена это делать какой-то палкой с железякой на конце, травмируя свои руки! - вдруг громко пожаловалась на меня незнакомая мне девица с длинным носом и ярко накрашенными губами.
  - Представьтесь! - строго скомандовала преподаватель.
  Мы тоже встали рядом с профессором Левкои, желая поучаствовать в устроенном спектакле.
  - Студентка Жаклин, оборонительные системы и построение ловушек! - гордо отчеканила та, задрав подбородок.
  - Что же, студентка Жаклин, мешает Вам воспользоваться своей магией и сделать тоже самое? - искренне недоумевала наша госпожа Левкои.
  - Нас не учили управлять насекомыми! - упрекнула профессора девица.
  - Покажите то, что умеете, - настаивала педагог.
  Жаклин долго неуверенно топталась на месте, поглядывая на своих сокурсников из Столичной Академии, потом покраснела и, зажмурившись, всплеснула руками.
  Послышалась довольно громкое гудение, а потом земля под ногами начала трястись.
  - Назад! - скомандовала профессор.
  Нам не нужно было повторять, мы дружно отбежали от горе-магини шагов на десять и залегли. Что-то громыхнуло, и комья земли полетели в разные стороны. Прикрывшись щитами, мы не спешили подниматься, предпочитая подождать, пока все уляжется. Минут через десять подошли к месту, где когда-то стояла Жаклин. В этой части сада теперь была огромная воронка, на дне которой барахталась перепачканная девица.
  - Прав наш ректор! Для вашей же безопасности жизненно необходимо проверить ваши знания, - посетовала профессор Левкои.
  - Закапывать? - уточнил Мэтт, косясь на яму.
  - Зачем же? - снисходительно улыбнулась преподаватель. - Студентка Столичной Императорской Магической Академии Жаклин, будущий специалист по строительству оборонительных систем так старалась, правда, ожидался иной результат! Но не пропадать же труду?! Устроим здесь живописный пруд. Мне кажется, будет красиво!
  - Было бы не плохо, в его середине установить фонтан! - как всегда блистала идеями Мадина. - Только можно мы этим сами займемся, без помощи Жаклин? - обеспокоенно спросила подруга.
  - Безусловно! - еле скрывая улыбку, ответила профессор Левкои. - Прекрасная идея, студентка Мадина!
  Услышав это, все присутствующие столичные студенты густо покраснели и потупили глаза. И мы вновь продолжили работать.
  - Айлин, ты не права! Ты очень полезная! - искрясь от смеха, громко проговорил Мэтт, и это наводило на мысль, что он задумал очередную шутку. - Если бы не твои козявки, вся столичная молодежь, прибывшая к нам, сегодня осталась бы голодной!
  - Ты же знаешь, Мэттью, милосердие у меня в крови, - шутливо отмахнулась я.
  Неожиданный удар в спину ошеломил меня. Не удержавшись на ногах, я упала на колени прямо во взрыхленную грядку, сминая посаженные ростки.
  - Если ты, маленькая дрянь, - кричал на меня тот самый щуплый столичный позер, кажется, его звали Габриэль, что поддержал сегодня утром возмущение Корнелии, - думаешь, что это сойдет тебе с рук, то сильно ошибаешься! Ты горько пожалеешь о своем поступке и будешь наказана! Будешь целовать мои ботинки, вымаливая прощение за учинённый тобой завтрак!
  Когда-то я уже слышала что-то подобное!
  Полтора года назад
  Омерзительный запах пота, влажные руки на моем теле, беспомощность и чужой подлый расчет, в котором я была лишь пешкой! Я изо всех сил била кулаками по жирному телу Уинслоу, а он лишь посмеивался надо мной. Огромная злость, что бурлила у меня в груди вдруг вырвалась наружу, выгнув тело дугой. Стая непонятно откуда взявшихся птиц скинула с меня негодяя. Она кружила вокруг него, клевала и царапала. На полу появился ручеек из насекомых, который подобравшись к моему несостоявшемуся насильнику, начал подниматься по его ногам и спущенным штанам вверх. Это были муравьи, блохи и еще какая-то мелкая живность. Они устроили настоящее пиршество на огромном теле младшего брата моей мачехи. Испуганный творившимися вокруг него странностями, Уинслоу с диким криком заметался по моей комнате, пока каким-то чудом не выпал из окна. Я тут же вскочила с постели и, скинув с себя остатки ночной сорочки, надела новую, а лохмотья спрятала подальше в шкаф. На скорую руку приведя себя в порядок, я была готова к приему гостей.
  Они не заставили себя ждать. Встречала я их у окна в халате и тапочках, как и подобает приличной леди. С горящей свечой в руке я пыталась разглядеть ужасные муки Уинслоу, на которого вдобавок к птицам и насекомым напали еще пара уличных котов и пара бродячих собак.
  - Что тут происходит?! Какое бесстыдство?! - голос мачехи был полон осуждения и благочестивости. Она ворвалась в мою спальню полностью одетой, причесанной и с огромным подсвечником в руке, на котором горели сразу шесть свечей.
  Моя спальня сразу наполнилась светом, давая возможность разглядеть ворвавшимся в нее каждый предмет. Рядом с мачехой стоял хмурый отец Патрик, а также пять почетных гостей вечернего ужина в честь поминания моего отца вместе с их женами, готовыми засвидетельствовать мое грехопадение, которое к счастью не случилось. На лицах почетных гостей было написано столь горькое разочарование, что мне даже захотелось им посочувствовать. Они явно ожидали увидеть более пикантное зрелище, нежели меня в скромном халате у окна.
  - Моя дорогая Циара, мне кажется Ваш брат, господин Уинслоу сошел с ума! Он определенно нуждается в помощи! - показывая на мотающегося по саду в чем мать родила мужчину, испуганно проговорила я.
  Получилось вполне правдоподобно, так как меня все еще трясло от пережитого.
  Глава 8
  - Что ты несешь, глупая девчонка! - накинулась на меня мачеха.
  - Тогда как Вы объясните тот факт, что в столь поздний час он голышом бегает по саду под окнами наших гостей, кричит и играет с животными? - громко спросила я.
  Почетные гости, как и святой отец не выдержали и, подбежав к окну, жадно рассматривали развернувшееся в саду действие, желая хоть как-то компенсировать постигшее их разочарование в моем лице.
  - Мне кажется, его стоит изолировать! Я не чувствую себя в безопасности, находясь рядом с человеком, склонным к осуждаемым всеми поступкам! - сказав это, я позволила себе пустить слезу, которая давно уже рвалась наружу. - Отец Патрик, я прошу Вас оградить меня от подобного!
  - Безусловно, дочь моя! - святой отец с такой укоризной посмотрел на мачеху, что у той побелели скулы от злости. - Вы совершенно правы, этого бесстыдника нужно изолировать от юной леди.
  - Прошу, в таком случае, сопроводить меня в обитель к матушке Оливии. Там я буду чувствовать себя в полной безопасности, - шмыгала я носом.
  - Собирайтесь, дочь моя! Отправляемся немедленно! - хмуро проговорил святой отец, с негодованием глядя на мою мачеху.
  Заприметив траекторию передвижения Уинслоу в саду, остальные гости стремглав побежали к нему, боясь упустить даже малость столь пикантного и веселого развлечения. Нужно заметить, что ни один из них не стремился помочь искусанному избавиться от насекомых или преследующих его животных.
  Как только мы с мачехой остались одни, она больно схватила меня за руку и толкнула в стену.
  - Что ты тут устроила, идиотка? От тебя всего лишь требовалось уступить Уинслоу! Потом жила бы себе спокойно! Если ты думаешь, что он, - Циара показала на дверь, за которой стоял святой отец, - тебе поможет, то ты сильно ошибаешься! Мы найдем на тебя управу, и ты в любом случае выйдешь замуж за моего брата! Вот только теперь твою жизнь вряд ли можно будет назвать спокойной! Уинслоу тебе не простит такого позора! - зло шипела мачеха, больно дергая меня за руку.
  Нельзя загонять людей в угол, даже самый тихий и покладистый из них в такой ситуации начнет огрызаться и отбиваться. Выдернув руку из захвата, я спокойно ответила:
  - Циара, покинь мою комнату! Немедленно! Я спешу!
  - Ах, ты! - замахнулась на меня мачеха.
  - Вон! - рявкнула я так, что Циара вздрогнула.
  Вся ее бравада с угрозами была наносной. Как только она осознала, что перед ней более сильный противник, то снова превратилась в несчастное, забитое существо. Поджав лапки, она, затравленно озираясь, выскочила из моей спальни. В ту ночь, я навсегда покинула свой дом.
  
  - Студент Габриэль! - возмутилась столь бестактным поведением нахала профессор Левкои и подвесила его в воздухе. - Будьте любезны объяснить свое отвратительное поведение!
  Мэтт, кинувшись ко мне, помог подняться на ноги, а миниатюрная, но очень храбрая Мади встала передо мной, прикрывая собой. У меня самые замечательные друзья!
  - Это из-за нее я проглотил червяка! - беспомощно барахтаясь в воздухе, жаловался студент.
  - Вы проглотили насекомое из-за своей лени. Как мне известно, Вы, Габриэль, студент пятого выпускного курса, будущий боевой маг, и не смогли разглядеть, что находится под элементарной иллюзией! - дотошно перечисляла промахи горе-ученика преподаватель. - Что же вы не пеняете на себя за бестолковость и лень? Конечно, легче обвинить другого в своей бездарности! Но благодаря полученному Вами у нас опыту Вы сегодня же откроете учебник по иллюзии и изучите его от корки до корки, чтобы больше никогда не попадать впросак!
  - Уверен, профессор Левкои, Габриэль именно так и сделает! Не так ли Габи? - перед Мадиной неожиданно появился капитан гвардейцев, заслоняя нас своей широкой спиной.
  Его подчиненные стояли рядом и четко отлеживали каждое движение находившихся рядом знатных отпрысков. Их поведение было странным. Мне казалось, что вояки прибыли сюда защищать столичных студентов, в том числе, и от нас, но на поверку вышло все наоборот. Это нас они защищают от богатеньких сынков и дочурок.
  Капитан Веймор оглянулся и посмотрел на меня, лукаво подмигнув, затем вновь направил все свое внимание на зависшего в воздухе любителя полакомиться червячками. Игривое поведение гвардейца немало удивило меня.
  - Следуйте за мной, студент Габриэль, сегодня ночью Вас ждет увлекательный мир иллюзии, - голос командира гвардейцев просто сочился сарказмом.
  Когда капитан Веймор и Габриэль покинули сад академии, ко мне подскочила Мадина и взволнованно зашептала:
  - Ты видела, как он тебя защищал, а как он на тебя посмотрел! О, какой у него был взгляд!!! - закатив глаза щебетала Мади.
  - Какой? - рассмеялась я над глупостями подруги.
  - ГОРЯЧИЙ!!! - хором прошептали друзья.
  - Глупости! - отмахнулась я.
  До поздней ночи мы с Мадиной пробыли в лаборатории. Профессор Нияки очень благосклонно относилась к ученическому рвению студентов, поэтому мы всегда имели доступ в лабораторию. Набрав в саду необходимых травок и приготовив нужные ингредиенты, мы с подружкой с головой нырнули в мир зельеварения. И если восстанавливающий эликсир мы приготовили довольно быстро, то приворотное зелье заняло у нас несколько часов. Причем Мадина ревностно отнеслась к его приготовлению и не подпускала меня к своему творению, аргументируя тем, что, если у нее ничего не получится, то в этом виновата будет только она! Поэтому мне пришлось тихо сидеть в стороне, перелистывая учебник редких растений и терпеливо ожидать окончания творчества Мади.
  В свою комнату возвращались поздно, уставшие, но очень довольные. Я с целым бурдюком восстанавливающего зелья для поддержания сил огромного крылатого ящера, Мадина с точно таким же количеством приворотного. Завтра нас ждал очень насыщенный день!
  В связи с появлением в стенах академии новых студентов, жизнь в общежитии просто бурлила, даже в столь поздний час. По коридорам бродили сокурсники, во всех окнах горел свет, повсюду слышались смех. Быстро приняв душ, мы с подругой улеглись спать, предвкушая завтрашние эксперименты с зельями. Но в таком шуме заснуть было невозможно. Громкий дружный девичий крик вдруг сотряс здание, его поддержала столь же слаженная мужская брань. Неужели условия проживания в нашей академии настолько неприятны столичным гостям, что они так бурно реагируют?
  - Девочки, там так весело! Айда за мной! - в нашу комнату ворвался взлохмаченный, но очень счастливый Мэтт. - Новенькие так пищат, пугаются! Корнелия уверовала в Видящего и, отбиваясь от бабочек шваброй, речитативом поет ему псалмы! Позер Габриэль забрался на водонапорную башню и грозится с нее спрыгнуть, если хоть одна мышь пискнет в его сторону. Девицы, потеряв столичный блеск и макияж ревут в три ручья, грозя нас затопить, их надушенные кавалеры забились в одну спальню и отказываются ее покидать, бранясь, как портовые грузчики!
  Глаза Мэттью восторженно горели, зазывая нас на всеобщее веселье. В нашей академии никто бы не отказался поучаствовать в столь захватывающем мероприятии.
  - А чем занимаются наши славные гвардейцы? - быстро накидывая на себя форму, поинтересовалась Мадина, с которой, впрочем, как и с меня, еще на первых словах столь увлекательного повествования друга, слетели сон и усталость.
  - Уточнив, что от устраиваемых нами шалостей их подопечным не будет физического вреда, они разошлись по периметру, охраняя академию и предпочитая не вмешиваться в веселье! - искрясь от удовольствия пояснил златовласый друг, подгоняя нас жестами.
  - Значит, капитан Веймор предпочел держать нейтралитет, нежели вмешиваться в разборки студентов, - хмыкнула я. - Разумно!
   - Или подопечные достали его до печенок, и он решил отдать их нам на растерзание! - выдала Мадина наиболее близкую к реальности версию.
  Мы были уже на полпути к цели - к третьему этажу общежития, на котором разместились гости, когда нас настиг строгий голос ректора Нови:
  - Уважаемые студенты Северной Академии! В столь поздний час прошу вас разойтись по своим комнатам. Завтра будет новый день, и всем требуется отдых, в том числе животным и насекомым! Поэтому отпустите несчастную живность! Надеюсь на вашу благоразумность, мои дорогие! Всем спокойной ночи!
  И ни слова о перепуганных столичных гостях. Лишь искренняя забота о братьях наших меньших! Вот как не любить нашего ректора?
  - Ну вот, не успели! - разочарованно протянула Мадина. - А я так хотела хоть одним глазком посмотреть, как визжит Корнелия!
  - Мади, не волнуйся! Судя по тенденции, ее вопли мы будем слышать теперь часто! - успокоил нас Мэттью, провожая до дверей нашей спальни.
  Глава 9
  Утро было чудесное! Закинув бурдюк на плечо, я бежала к раненому ящеру. Верный, как всегда был рядом. В столь солнечное утро хотелось расправить крылья и взлететь прямо к облакам, ощущая на лице дуновение теплого ветра. Раскинув руки в стороны и подняв лицо к солнечным лучам, я, что есть мочи, побежала по тропе, мысленно представляя себя в полете.
  Резкий удар снес меня с ног. Больно приложившись обо что-то грудью и, не устояв, я шмякнулась на землю, а это что-то навалилось на меня сверху.
  В памяти вспыхнула ночь, когда Уинслоу пробрался ко мне в спальню и, придавив меня всей своей тушей, задирал подол ночной сорочки. Перепугавшись повторения того кошмара, я начала задыхаться, да еще и тяжесть чужого тела, давившая мне на грудь, не давала сделать ни единого вздоха. Страх накатывал волнами, словно тошнота. Дико извиваясь, я попыталась освободиться. Верный, почувствовав мое настроение, старался мне помочь, рыча и стаскивая с меня незнакомца.
  Лихорадочно мотая головой, я не могла разобрать, кто на меня напал.
  - Тихо! Тихо! - услышала я мужской голос у меня над ухом. - Я не хотел тебя обидеть!
  Слезы уже застилали мне глаза, ком рыданий сковал горло, и я смогла лишь жалобно прошептать:
  - Пожалуйста, не надо!
  Тяжесть тут же исчезла, и я смогла сделать полноценный вздох.
  - Пес, сидеть! - скомандовал незнакомец Верному. - Твоей хозяйке явно нужна помощь! Не мешай!
  Мой ужас не исчез, но я смогла сесть на землю, немного сосредоточиться и посмотреть в лицо своему страху. В двух шагах от меня на земле расположился капитан Веймор и пытался урезонить Верного.
  - Студентка Айлин, можете успокоить своего пса? У меня нет намерений причинять вам вред! - уверенно заявил гвардеец. - Ответственно заявляю, рядом со мной вы в полной безопасности!
  Я махнула рукой, и мой лохматый друг перестал атаковать гвардейца.
  - Я не уверена в этом! - честно призналась я, стараясь встать на ноги.
  Гибким движением капитан поднялся с земли и, ухватив меня за плечи, также поднял на ноги, потом отошел на шаг назад.
  - Даю честное гвардейское слово, что не причиню тебе вреда и не позволю это сделать кому-либо! - торжественно провозгласил он, дружелюбно улыбнувшись.
  От столь легкого неформального и открытого обращения я пребывала в недоумении. Его синие глаза светились искренностью и добротой.
  - Ты точно из столичного гарнизона? - засомневалась я.
  Капитан немного растерялся от моего вопроса:
  - Да, а что не похож?
  - Нет, не похож! - подтвердила я. - Где спесь, презрение? Почему титулами не бахвалишься? Подозрительно!
  - Меня зовут Брайан! - склонив голову и улыбнувшись, представился капитан. - Так достаточно спесиво?
  - Не очень! - все еще подозрительно хмурилась я, ногой прижимаясь к подошедшему псу, словно ища защиты. - Тебе следует потренироваться.
  Капитан внимательно за мной наблюдал, хорошо видел мою нервозность, поэтому не делал попыток приблизиться. Наоборот, Брайан действовал на меня очень успокаивающе. Вскоре я перестала трястись и почувствовала себя уже более уверенно, что удивило даже Верного.
  - Прости, я не хотел тебя напугать! Я осматривал местные красоты, когда ты на меня налетела и буквально сбила с ног, - пожав плечами, объяснил мне ситуацию Брайан.
   - Это ты меня прости! Мне следовало быть более внимательной! И ты прав, здесь действительно очень красиво, - извинилась я в ответ, пытаясь незаметно рассмотреть капитана.
  - Тогда, может, составишь мне компанию и прогуляешься со мной в это чудесное утро? - неожиданно предложил гвардеец.
  - Извини, но у нас с Верным тренировка, а потом я буду купать его в озере. Поэтому не можем тебя пригласить с собой! Это будет слишком неприлично! - выкручивалась я, стараясь подобрать достойную причину, чтобы отделаться от ненужного нам свидетеля.
  - А что у тебя в бурдюке? - как будто между прочим, поинтересовался Брайан, при этом осмотрев его внимательным взглядом.
  - Шампунь от блох для пса! - нашлась я с ответом, чем вызвала недоумение Верного. - Которую неделю не могу вывести!
  Для подтверждения легенды, Верный сел у моих ног и начал демонстративно чесаться.
  - Тебя тоже мучает этот недуг? - я показательно бодро сняла бурдюк с плеча, делая вид, что собираюсь его открыть. - Если хочешь, я поделюсь с тобой шампунем. Уверяю, это замечательное средство! Мой Верный любит бегать по разным помойкам, вот и хватает на шерсть вредных насекомых! - возмущалась я, глядя на пса, у которого от удивления вытянулась морда.
  "Мало того, что ты назвала меня блохастым, так еще врешь, что я бегаю по помойкам!" - негодовал лохматый друг у меня в голове.
  "Выкручиваюсь, как могу!" - так же молча передала я мысли Верному.
  Брайан, как и мой пес, удивленно открыл рот и захлопал глазами. Видимо, он не ожидал от меня столь трогательного участия.
  - Нет, нет! У меня все в порядке с блохами, и шампунь мне не требуется! - искренне заверил меня парень.
  - Что ж, тогда мы побежали! Для процедуры у нас осталось не так много времени! - стараясь скрыть облегчение, ответила я.
  - Приятно было увидеться, Айлин. Еще раз прошу прощения за то, что напугал, - вежливо попрощался со мной капитан, провожая внимательным взглядом, от которого у меня по спине побежали мурашки.
  - Всего хорошего, Брайан, - ответила я и помчалась дальше, путая следы и магически закрывая себя с Верным от гвардейца.
  Поисковые импульсы показывали, что капитан удалился от меня, направившись прямиком в академию. И это было мне на руку. Не хотелось, чтобы Крылатый выполнил угрозу и съел Брайана.
  - Верный, проверь, действительно ли командир гвардейцев так благороден и не будет подглядывать за купанием симпатичной студентки? - попросила я друга.
  - А ты думаешь, он счел тебя симпатичной? - насмехался пес, явно мстя за то, что я назвала его блохастым.
  - Вряд ли он мое лицо рассматривать будет, сидя где-нибудь в укромном месте и наблюдая за тем, как я плескаюсь в озерной водице! Тем более, что купаться я сегодня совершенно не собираюсь! А вот если наш крылатый друг позавтракает гвардейцем, то в академии будут задавать ненужные нам вопросы, по поводу того куда в столь солнечное утро подевался целый капитан столичных гвардейцев? - объясняла я свою позицию.
  - Ты права, не стоит шутить с этим воякой! - согласился со мной пес и, принюхиваясь, отправился проверять горные тропинки.
  Глава 10
  Когда мы появились на полянке, Крылатый уже нетерпеливо ждал нас, тревожно переступая по траве лапами.
  - Вы сегодня поздно! - недовольно высказался ящер.
  - И это твоя благодарность за то, что не выдали тебя людям и не бросили тут с раненым крылом?! - Верному после встречи с командиром гвардейцев требовалось выпустить пар, и он не упустил такой возможности, разговор о его блохастости сильно задел самолюбие моего лохматого друга.
  Услышав отповедь пса, ящер заметно присмирел.
  - Мы старались быть осторожными! - миролюбиво пояснила я.
  - Значит, нужно было встать на пару часов раньше и проверить все тропинки, но прийти ко мне вовремя, - восприняв мою мягкость и попытку быть вежливой за слабость, хамил мне раненый.
  - Верный! О, мой мудрый друг, ты, как всегда, был прав! - пафосно обратилась я к псу.
  Тот тут же расправил плечи и гордо выставил вперед грудь, демонстрируя свою важность.
  - Этот наглец не стоит нашего внимания и траты драгоценного времени на исцеление его ран, - холодно заметила я. - Ящер большой, взрослый! После помощи, которую мы вчера так милостиво ему оказали, не помрет! Пусть теперь сам лечится и без нашего участия выбирается из долины!
  Пожав плечами, я шустро развернулась на пятках и бодрым шагом отправилась назад в академию. Верный, в знак поддержки моих слов, одобрительно тявкнув, засеменил рядом.
  - Стоять! - неслась мне вдогонку резкая команда ящера, на что я лишь прибавила шаг.
  Крылатый шумно вздохнул:
  - Пожалуйста, остановитесь! Я прошу прощения за свою резкость! Мне действительно очень нужна ваша помощь!
  - Вот так-то лучше! - хмыкнула я, поворачивая назад. - А то покомандовать нами решил!
  - Просто у меня негативный опыт общения с людьми! - пыталась оправдываться рептилия.
  - А у нас вообще нет никакого опыта общения с ящерами! Но мы же не ведем себя так откровенно-пренебрежительно! - возмутилась я, снимая с плеча свою ношу. - Так, держи бурдюк и пей!
  Крылатый отскочил от нас, нервно стуча чешуйчатым хвостом по земле.
  - Убить меня задумали? - ощерился ящер.
  - А ну цыц, больной! - оскорбленная в лучших чувствах, возмущенно топнула я ногой. - Вы мешаете проводить лечение! Пейте!
  Удивленный моим негодованием и напором, Крылатый тут же взял бурдюк и в два глотка опустошил его. Затем, видимо, распробовав содержимое, скривил мордочку и закашлялся.
  - Что это! Вы все же обманули меня! Это отрава! - заголосил громила.
  - Это восстанавливающее зелье, которое придаст тебе сил! Лечение пойдет гораздо легче и быстрее! Но ты прав, на вкус оно противное! - пыталась успокоить я ящера.
  Крылатый прислушался к своим ощущениям и минут через десять на его морде появилась клыкастая улыбка:
  - Ты права, я чувствую прилив сил!
  - Вот и замечательно, а теперь поворачивайся, пора заканчивать лечение твоего крыла, - скомандовала я.
  Теперь лечение пошло гораздо веселее. За счет сил ящера, которые придало ему восстанавливающее зелье, края раны сращивались гораздо легче. К концу сеанса я имела перед собой абсолютно здоровое крыло.
  Ящер, не веря в произошедшее с ним чудо, расправил крылья, а затем, взмахнув ими, взмыл в небо, сделав вокруг поляны пару пробных кругов.
  - Как я могу отблагодарить тебя, человечка? - вновь вернувшись к прежнему пренебрежительному стилю общения, спросил пациент.
  - Айлин, - поправила я.
  - Айлин, - согласился наглец.
  - Покатай меня! - с замиранием сердца попросила я.
  - Нет! - отказ ящера был до ужаса категоричен. - Я поклялся себе, что после освобождения из рабства я не посажу к себе на спину ни одного человечишка!
  - Ну, во-первых, я не просто человечишка, а твой лекарь! Во-вторых, я могу сесть ни на спину, а на шею! В-третьих, мы с Верным никому не скажем, что ты меня немного покатал, - подсказывала я выход из тупика, в который загнала себя рептилия.
  Ящер недовольно запыхтел.
  - Коли не хочешь ее катать, тогда лети отсюда! Не хватало нам еще с тобой проблем! Вдруг тебя увидят, неприятные вопросы нам с Айлин задавать будут! - Верный умел быть дружелюбным.
  Брайан
  Я был удивлен, когда на утренней пробежке встретил Айлин. Еще вчера, по прибытии в Северную Академию, я приметил ее в толпе студентов. Яркая шатенка с искрящимися любопытством зелеными глазами, вызвала интерес у многих моих гвардейцев. Хотя, на нее просто невозможно было не обратить внимание. Она с такой легкостью и кокетством раздавала моим подопечным, этим напыщенным высокородным индюкам, устроившим в столовой отвратительный скандал, жуков и червяков под иллюзией изысканных столичных десертов, что мы с парнями просто диву давались.
  Когда же подошла наша очередь выбирать блюда, мы отказались от предложенных ею десертов. Она с пониманием отнеслась к нашему выбору, не стала настаивать на своих угощениях и быстро ретировалась.
  Нестандартность реакции Айлин и ее сокурсников возбудила во мне немалое любопытство. Отпрыски известных фамилий нашего государства обычно вызывали у окружавших их людей, а уж тем более простолюдинов, к которым безусловно относилось подавляющее большинство студентов Северной Академии, восторг, поклонение и раболепство. В стенах же сего учебного заведения аристократы стали объектом насмешек, розыгрыша и шуток, что определенно выходило за рамки моего понимания. А этого, как командир военного подразделения гвардейцев, я не мог себе позволить.
  Поэтому, несмотря на пикантность ситуации, я решил проследить за девушкой и ее не в меру разумным псом, которые совершенно случайно встретились мне на утреннем обходе территории. Каково же было мое удивление, когда я почувствовал, что совсем еще зеленая студентка без рода и племени из захолустной академии вскоре после нашего расставания на горной тропинке пустила за мной поисковые импульсы, которые, разумеется, благополучно просигнализировали хозяйке о моем возвращении в стены учебного заведения.
  Но и этого ей показалось мало, и она отправила своего лохматого питомца проверить все вокруг. Ситуация становилась очень подозрительной. Надо отдать должное, пес отлично сделал свою работу, и в том, что при обследовании местности он не заметил меня, совершенно не было его вины. Учителя в военной академии, которую я не так давно закончил, учили нас на славу, не то, что этих лентяев, которых мне теперь приходилось охранять.
  Когда пес вернулся к Айлин, девушка заметно успокоилась, и странная парочка резво направилась в горы. Девушка была в отличной физической форме, она с легкостью взбежала по тропинке в гору, даже не запыхавшись. Видимо, совершаемая ею пробежка была для нее обычным делом. Неужели, я ошибся? И девушка лишь совершает утреннюю прогулку перед учебными занятиями?
  Продолжая преследовать, я старался не отставать от Айлин, но при этом и не быть замеченным. Когда студентка с собакой взобрались на огромную горную площадку, скрытую от посторонних глаз скалами, на которой даже располагалось озеро, я обомлел. На этом живописном месте Айлин встречалась с крылатым ящером! И я мог голову дать на отсечение, что это был боевой ящер наших соседей, попытку прорыва боевой группы которых не так давно отразил местный гарнизон.
  Выходило, что милая и кокетливая студентка была шпионкой Тенерийской империи! А вот это уже было совсем нехорошо, и даже опасно. Слишком много отпрысков знатных родов нашей империи находилось в непосредственной близости от шпионки! Непонятно было, что именно от моих подопечных так сильно понадобилось нашим соседям.
  Необходимо разузнать побольше об этой кокетке и познакомиться с ней поближе. Тем более, девочка не лишена очарования. Что ж, пребывание в этой Видящим забытой академии грозит быть интересным и захватывающим!
  Глава 11
  Айлин
  - Простите, друзья, но я же был ранен и сейчас ни физически, ни морально не готов с вами полетать, - виновато скривив жалостливую мордочку, пророкотал громила.
  Надо же, а этот летающий гигант может быть милым!
  - Ладно, - милостиво проворчал довольный изменившимся поведением наглеца Верный. - Так и быть, дадим тебе отсрочку.
  Крылатый счастливо потянулся, расправив крыло, и внимательно стал его рассматривать, затем снова сложил и вновь расправил. Этот ритуал уже повторялся несколько раз, но абсолютно не надоедал рептилии. Он словно вновь и вновь убеждался, что жив, здоров и свободен.
  В конце концов, налюбовавшись крылом, ящер с разбега нырнул в озеро, где с легкостью нашел себе пропитание. Мы с Верным предпочли позагорать на берегу, ожидая, когда наш крылатый друг нарезвится, примет решение нас покинуть и попрощается с нами. Ведь он так ненавидел людей, что глупо было рассчитывать, что ящер захочет поселиться рядом с многолюдной академией.
  Прикрыв глаза, я млела на солнце, наслаждаясь моментами покоя и тишины, когда на меня обрушился ливень брызг, а к ногам прыгнула, непонятно откуда взявшаяся, огромная рыбина.
  Пронзительно пискнув, я отскочила в сторону, Верный тоже недовольно тявкнул, подрываясь с места.
  - Ну и кого вы так напугались? - недоуменно спросила рептилия. - Я всего лишь хотел в знак благодарности поделиться с вами завтраком!
  - Я смотрю, ты совсем одичал в своих летных войсках! - громко возмутилась я, осматривая свой абсолютно мокрый спортивный костюм. - Обязательно было нас обливать с ног до головы водой?! И если ты не в курсе, то я любезно тебя проинформирую, что люди сырую рыбу не едят! - сердито пыхтела я на притихшего ящера, явно не ожидавшего от меня столь эмоциональной отповеди. - И коли мы уже так душевно общаемся, то разреши пожелать тебе счастливого пути!
  Резко развернувшись, я вновь пошагала в академию. Гневно гавкнув, Верный присоединился ко мне, он тоже не был в восторге от поведения нового друга.
  Внезапно перед нами вырос ящер, для своих огромных габаритов он умел удивительно быстро и бесшумно передвигаться.
  - Извините! - раскаялась рептилия. - Просто вы так открыто лежали на траве, что я не удержался и немного похулиганил.
  - Другими словами, мы сильно сглупили, решив тебе довериться! Что ж, учтем! - строгим голосом учителя, проговорила я и, обогнув немалую тушку собеседника, упрямо потопала в ранее выбранном направлении.
  - Вы обиделись! - сделал правильный вывод ящер. - Я хотел всего лишь немного пошутить, а вы сразу в обиды кинулись! - произнес громила тоном ранимого ребенка.
  Мне стало как-то не по себе, словно отказалась играть с очень одиноким карапузом.
  - Шутить ты не умеешь! - остановившись, произнесла я свой вердикт. - Поэтому не стоит и начинать! А почему ты не улетаешь?
  Мой вопрос смутил громилу.
  - А почему ты решила, что я обязательно захочу улететь? - пряча глаза, спросил ящер.
  - Ну, ты же сам признался, что человечков не любишь, желаешь жить от нас подальше! Какой еще после этих слов я должна была сделать вывод? - развела я руками.
  Крылатый улегся перед нами, по-кошачьи подогнув под себя лапы и печально опустив на них свою голову.
  - Я практически всю ночь не спал и думал, куда мне податься, и чем заняться, теперь, когда я свободен! Я так мечтал вырваться из рабства, а когда обрел свободу, не знаю, как ею распорядиться, - признание далось ящеру нелегко.
  - Как? Как? - словно столетний дед проворчал Верный, тоже улегшись пузом на травку. - Ты же крылатый ящер, потомок древних драконов! Улетай высоко в горы, найди там большую пещеру, натаскай туда сокровищ, найди красавицу-дракониху и живи счастливо.
  Лично мне, план Верного очень даже импонировал. Чем жевать сопли, вспоминая о том, как тебя когда-то обижали, лучше уж действовать, создавая свое счастливое настоящее! Но вот у Крылатого была очень странная реакция на оптимистический план моего лохматого друга. Его огромная клыкастая морда погрустнела, а глаза подернулись поволокой, подозрительно, напоминавшей слезы. Но ящер продолжал молчать.
  - Не томи уже! - раздраженно выдохнула я. - Что там у тебя в рабстве еще случилось? - и уселась на пригорке, давая понять расстроенному гиганту, что готова внимательно его слушать.
  - Таким, как я, не просто вырваться из ловушки, в которой мы оказываемся с самого рождения. И тому причина не только жесткая дрессура, которой приручают нас наши седоки, следуя традиции Тенерийской империи, но и наши пары, - начал свой печальный рассказ ящер.
  - Вот это поворот! А драконицы-то тут причем? - недоумевала я.
  - Как только мы находим свою пару, с которой соединяемся на всю жизнь, то становимся от нее зависимы, и, как следствие, уязвимы. Погонщики скрывают от нас наших возлюбленных! Чтобы мы становились покорными, они за малейшие провинности наказывают не нас, а хрупких ящерок на глазах у всей стаи. А если самец особенно не сговорчив и упрям, то его самочке отрубают крылья! - рассказывая все это, Крылатый был бесстрастен, а его взгляд, словно неживой, был сосредоточен в одной точке, будто ящер, вспоминал прошлое, которое никак не удавалось забыть.
  - В таком случае, где же твоя самочка? - спросила я, хотя неприятный холодок уже поднимался по позвоночнику.
  - Уже пять дней, как я перестал ощущать связь с ней. Боюсь, произошло самое ужасное, и она покинула меня, - еле слышно прошептал Крылатый.
  У меня защемило сердце от жалости к этому огромному и прекрасному, но такому беззащитному перед людской жестокостью существу.
  - Поэтому ты смог ослушаться приказа и рвануть в горы? - догадался Верный.
  - Я не просто ослушался приказа, я подставил своего погонщика под магический удар так, что ему оторвало голову. Вот только не рассчитал, и мне повредили крыло! - зло усмехнулся ящер, не сводя с нас пытливых глаз и отслеживая нашу реакцию на его слова.
  Но мы никак не прокомментировали его поступок. Сложно осуждать существо, которое смогло вырваться из рабства, где его удерживали, шантажируя единственной парой.
  - И что ты теперь намерен делать? - не унимался мой не в меру любопытный пес.
  - Может, ты и прав! Полечу, забьюсь в какую-нибудь нору повыше и сдохну в ней! - печально прошипел, впадая в уныние, ящер.
  Что-то в нем привлекло мое внимание. Я напрягла все свои силы и тщательно начала изучать лежавшую у моих ног рептилию.
  - Ты как-то странно смотришь на меня, девочка! Словно на кролика, которого решила приготовить себе на обед, - грустно фыркнула на меня громадина.
  - Не скромничай! Для кролика ты великоват. Тобой может отобедать вся наша академия вместе с педагогическим составом, - отшутилась я, подойдя к ящеру вплотную. - А ты пытался связаться со своей парой? Посылал ей сигналы?
  - Первые три дня я только этим и занимался. Но не получил ни одного ответа! Сигнал, уходя, словно, растворяется в пустоте, - делился своей болью Крылатый.
  - Можешь сейчас снова попробовать? - попросила я.
  - Зачем? - насторожилась рептилия.
  - Я помогу, вдруг вместе у нас получится? - предложила ему.
  Глава 12
  Крылатый недовольно вздохнул, но не стал упрямиться. Он прикрыл глаза и чуть слышно заурчал. Из его груди стали исходить волны, убегавшие ввысь. Я положила руку ему на горло и усилила сигнал волн. Их скорость тут же увеличилась, стремясь найти в огромном пространстве вселенной ту, по кому тосковало сердце, что стучало в огромной груди ящера. Но сигнал терялся в пространстве, не находя искомой цели.
  Нужно было что-то делать. Поменять заданные параметры? Я нацелилась на рептилию, максимально схожую магически с Крылатым, но женского пола. И вот тут-то меня ждала удача. Ящерка нашлась, правда, между нами действительно было огромное расстояние. Но не это меня тревожило! Пара Крылатого была очень слаба. Именно поэтому гигант не мог с ней связаться. Ее сознание было туманным, она словно металась в бреду.
  Я отшатнулась от ящера, пытаясь собраться с силами и набраться храбрости сообщить ему эту новость. Крылатый смотрел на меня потерянным взглядом, словно боясь поверить в возможное чудо.
  - Она жива! - ящер шумно выдохнул. - Пока жива! - тут же поправилась я, и Крылатый вновь напрягся. - Она очень слаба и ей требуется помощь.
  - Ее нужно срочно вытащить из заточения! И ты поможешь мне в этом! - приказал ящер.
  - Но как? - растерялась я.
  - Ты же учишься в магической академии! В ней много магов! Мы ворвемся в пещеру, где прячут наших самок и освободим их! - замысел Крылатого был прост и гениален, но невыполним.
  - Твой план, безусловно, хорош, но требует некоторых уточнений, - поправила я решительно настроенную рептилию. - Дело в том, что я учусь в Северной Магической Академии, в которой преподают исключительно мирные профессии - садоводство, огородничество, растениеводство, животноводство, лекарское дело для животных, зельеварение, фермерское дело, ирригация, строительство ферм, теплиц, зданий, егерское дело. Боюсь, вояки из меня и моих сокурсников получатся очень посредственные, а вот пушечное мясо - на пятерочку, - раскрыла я глаза Крылатому на возможности магов нашей академии.
  - Ты отказываешься мне помочь? - сник ящер.
  - Не отказываюсь! - вздохнула я. - Но твой план - "ворваться и освободить" требует более детальной проработки. Тем более, мы даже не знаем, где находится твоя пара! И как, кстати, ее зовут?
  - Никак, - вновь пряча глаза, призналась рептилия. - Как и мне, при рождении ей не дали имя.
  - Ну, а как ты ее зовешь? - спросила я.
  - Моя пара, - был мне очень лаконичный ответ.
  - Не густо! - хмыкнула я. - Опиши, какая она.
  - Изящная, легкая, воздушная! - мечтательно перечислял громила.
  - Хорошо, будет проходить в плане по ее освобождению под кодовым названием "Пушинка". А там сами разберетесь, - подытожила я.
  На это Крылатый лишь серьезно кивнул, соглашаясь с моим предложением.
  - Кстати, а куда ты дел тело своего погонщика? Съел? - Верный, как всегда был прямолинеен, до жути.
  - Почему сразу съел? - столь же непосредственно ответил ящер. - Прикопал за тем валуном. Кажется, так принято у людей хоронить своих покойников?
  На детскую открытость огромной рептилии я нашла в себе силы только кивнуть.
  - Сейчас мы с Верным возвращаемся в академию, чтобы не вызвать подозрений, а ты вспоминай все, что знаешь о месте, где могут прятать твою Пушинку, - скомандовала я.
  - Хорошо, Айлин, - ящер явно повеселел.
  - Вот! Какой прогресс! Я уже не мерзкая человечка, а Айлин! Меня явно повысили! - не смогла сдержать я свой сарказм.
  - Язва! - тут же огрызнулся гигант.
  - Ан нет! Не до такой степени я взлетела в глазах имеющегося у нас самодовольного ящера! - парировала я.
  - Я буду ждать вас завтра утром! - прокричал нам в след Крылатый.
  
  - Айлин, ты уверена, что нам следует в этом участвовать и помогать совершенно незнакомому нам крылатому ящеру? - как только мы отошли на достаточное расстояние от громилы с крыльями, спросил меня Верный.
  - Ты прав, милосердие - это так глупо! - серьезно проговорила я. - Мне нужно было быть более сообразительной и тем злополучным вечером пройти мимо грязной бочки с затхлой водой, в которой тебя пытались утопить добрые люди.
  - Ну чего ты сразу воспринимаешь все в штыки? - тут же пошел на попятную пес. - Я же просто за тебя переживаю.
  - И в этом ты у меня очень большой молодец! - похвалила я друга. - В таком случае, проводи меня в душевую. В академию столько столичных остолопов прибыло, не дай Видящий, перепутают двери душевых.
  Верный воспрял духом и гордо посеменил рядом, намереваясь максимально решительно осуществить свою главную охранную функцию. В женской душевой сегодня утром было непривычно многолюдно. Причем, здесь были исключительно столичные красотки в своем, так сказать, естественном изяществе, то есть без изысканного макияжа и пышных кудрей. Странно, ведь на построенном для них третьем этаже тоже имелась женская, как, впрочем, и мужская душевая. Что они тут-то забыли?
  - Как ты посмела сюда войти? - набросилась на меня незнакомая рыжая фурия. - Выйди вон и дождись, пока мы закончим!
  Это объясняло, почему здесь отсутствовали мои сокурсницы. Такое хамство и с утра не каждая сможет выдержать. А вот у меня выбора не было, после пробежки, мне срочно требовалось освежиться. Верный, спеша реабилитироваться в моих глазах, громко зарычал, оголяя клыки.
  - Как ты смеешь травить нас своим псом? - испуганно закричала полуобнаженная брюнетка, переходя на угрозы. - Мы будем жаловаться, и тебя вышвырнут из этой Видящим забытой академии!
  - Ваш факультет, леди? - насмешливо спросила я.
  - Боевая магия! - был мне гордый ответ.
  - Ну что ж, прошу показать на моем песике свои умения! - величественно позволила я.
  "Айлин, а ты не перегибаешь с воспитательными мерами в мой адрес?" - мысленно недоумевал Верный.
  "Накосячил! Терпи! - также мысленно шикнула я на недоутопленника. - Предполагаю, если они под иллюзией червячков не разглядели и накушались ими, как оголодавшие воробьи, то и тебе ничего серьезного не угрожает от этих бездарей!"
  Боевые магини, укутанные в широкие полотенца и в разноцветных шапочках с рюшечками, величественно вскинули руки и, пыжась, направили на моего лохматого друга всю свою колдовскую мощь. Верный внезапно оброс целым ворохом лиловых бантиков. Не выдержав, я прыснула в кулачок.
  - Тебе идет! - вслух подбодрила я друга. - Держи оборону, а я пока душ приму!
  На это пес, лишь грустно тявкнув и тяжело вздохнув, вновь грозно рыкнул на полуголых девиц. Водные процедуры я закончила быстро. В голове, не давая покоя, крутились мысли о самочке Крылатого, но как помочь ящеру, я пока не знала.
  "Айлин, выходи быстрее! Это безобразие я терпеть больше не могу!" - мысленно взвыл Верный.
  Глава 13
  Я с влажной головой, но уже полностью одетая в форму академии выскочила к другу. Напуганные скалившимся на них большим псом, девицы жались к дальней стенке, не оставляя попыток магически его победить, или хотя бы выгнать из помещения. Верному было отчего возмущаться и обнажать клыки. Передо мной предстал не мой вечно лохматый взъерошенный задиристый друг, а благородный пес с вычесанной до блеска шерстью, уложенной, локон к локону, по всему телу в элегантную прическу. Хвост и уши были подвязаны лиловыми бантами, на шее висел ошейник того же лилового цвета, украшенный сверкающими кристаллами, когти на лапах были аккуратно подпилены и покрашены все тем же жутким лиловым цветом.
  "Айлин, мне нужно скрыться! - зло рычал друг. - Такого позора на всю академию я не перенесу! Надо мной же будут смеяться каждый местный сурок!"
  Сурки, которые не очень любили Верного за то, что он не давал им спокойно жить, вечно гоняя и выманивая их из нор, не упустят такой чудесной возможности поиздеваться над своим недругом.
  - Странная, однако, в столице боевая магия! - я тоже не смогла удержаться похихикать над столичными "боевиками". - Вы всем своим врагам укладки делаете и в бантики обряжаете, прежде чем в бой кинуться? - недоумевала я.
  - Да что ты знаешь о врагах, ветеринарша деревенская! - шипела на меня рыжая.
  - Ты хоть понимаешь своим ничтожным умишком, как сложно противника запугать? - гордо вопрошала очередная красотка в полотенце.
  - Куда нам в нашей провинции соваться в ваши высокие столичные материи! - хмыкнула я.
  Какое счастье, что я учусь в Северной Магической Академии! Студенты с подобной заносчивостью у нас больше двух недель не выдерживают. Сбегают от всеобщего дружелюбия!
   Покинув душевую, милосердно скрыв Верного под иллюзией, я призвала своих маленьких скользких подружек. Ну не спускать же с рук столичным пустышкам их хамство! Сняв с Верного бантики и ошейник, я тщательно взбивала его шерсть, приводя друга в привычный вид, когда из душевой грянул дружный девичий крик.
  - Интересно, на этот раз оглашенные цацы кого напугались? Червячков, бабочек или, может, улиток? - перебирая бесконечный список страхов столичных девиц, поинтересовалась у меня мимо проходящая сокурсница.
  На что я лишь загадочно пожала плечами.
  
   Когда мы с Мадиной появились в столовой, на нас налетел радостный Мэттью.
  - Айлин! Тебе выражает глубокую признательность вся мужская половина студенческого сообщества! - торжественно провозгласил он.
  - Хотелось бы узнать причину вашей благодарности! - настаивала Мадина.
  - Это чудесное утро, как вы знаете, началось с диких воплей столичных куриц! И мы, конечно, прильнули к окнам, пытаясь разглядеть, что же происходит. Наше любопытство было вознаграждено, когда из окон душевой первого этажа в одних шапочках с рюшками и полотенцах, и даже без оных стали выпрыгивать эти красотки! "ПИРШЕСТВО ДЛЯ ГЛАЗ" - так мы вкратце назвали сие великолепное действо! Как большой ценитель женской красоты, я получил поистине редчайшее удовольствие! - склонившись в поклоне, благодарил меня счастливо улыбавшийся друг.
  За его спиной в точно таком же поклоне склонились практически все юноши нашей академии.
  - Но при чем тут я? - пыталась уйти в несознанку.
  - Айлин, девицы все, как одна, твердят, что это ты натравила на них лягушек! Поэтому не отпирайся, а достойно прими свой успех, - шутливо поучал меня огненный друг.
  - Айлин, ты лучшая! - послышались со всех сторон мужские голоса моих сокурсников, девчата же одаривали меня восхищенными моей находчивостью взглядами.
  - Чувствую, этот успех мне еще боком выйдет, - вздохнув, проворчала я.
  - Кстати об успехах! - встрепенулась Мадина. Нужно спешить, иначе я пропущу возможность осуществить свой план. Зря что ли мы с Айлин в лаборатории вчера прозябали и пропустили все веселье в общежитии?! - возмутилась подруга, осторожно поправляя на плече бурдюк с приворотным зельем.
  - Мадиночка, радость ты наша неугомонная, - к нам подбежала улыбающаяся Ифа. - Пока ты всех нас не потравила приворотным зельем, дай новенькой возможность применить его в своих личных целях! Не будь жадиной, заграбастав себе весь табун зазнавшихся жеребчиков!
  И действительно, за спиной первой красавицы Северной Академии топталась новенькая студентка, появившаяся у нас неделю назад. Она, смущенно улыбаясь, строила Мади просящие рожицы и даже умоляюще сложила ручки.
  - И кого ты, милое дитя, решила умыкнуть из моего будущего гарема? - по-хозяйски поставив руки в боки, хмуро поинтересовалась хрупкая собственница.
  - Габриэля! Того грубияна, что толкнул Айлин вчера в саду и наговорил ей разные гадости, - призналась Самира, смущенно потупив глаза. - Хорош, мерзавец!
  - И что ты собираешься с ним делать? - строго задала вопрос Мадина, пытливо прищурив глазки.
  - Заставлю страдать, униженно признаваться мне в любви, раболепно просить у меня разрешения побыть рядом, маниакально меня преследовать, чувствовать себя недостойным моего взгляда, дико меня ревновать, ощущать свое несовершенство рядом со мной, - быстро, но старательно затараторила Самира, аккуратно загибая тонкие пальчики в изящный кулачок.
  - Достаточно! - милостиво остановила полет фантазии новенькой сокурсницы Мади. - Вижу, ты достойно проведешь лабораторные наблюдения действия моего нового экспериментального приворотного зелья! С тебя подробный письменный отчет! - похвалила ответственный подход девушки подруга. - Тем более этот Габриэль мне сразу не понравился! Так что забирай, не жалко. Поэтому неси стаканчик, отолью!
  Самира, радостно повизгивая, запрыгала на месте, но увидев наши вытянутые от изумления лица, спохватившись, помчалась за посудиной.
  - Твоя щедрость не знает границ! - пошутила я над подружкой.
  На что Мади лишь закатила глаза, затем опомнилась и схватила Ифу за руку.
  - Откуда ты узнала, что я буду новое приворотное зелье для новых студентов готовить? - с подозрением спросила она.
  - Мадина, об этом не только мне, но и всем студентам вместе с преподавателями известно, включая ректора и его заместителя! - от услышанного Мади испуганно закашлялась, хватаясь за сердце. - Твоя страсть к приворотному зелью известна еще с первого курса. Ты уже всех представителей мужского пола в нашей академии не по разу опаивала. Даже достопочтенного ректора Нови в его-то годы не обделила вниманием. А тут целый табун красавцев-студентов. Зная твой деятельный характер, ты не смогла бы устоять и не провернуть что-нибудь масштабное над столь объемной экспериментальной базой!
  Мади смущенно покраснела, но отпираться не стала.
  - Ну и что ты стоишь? - упрекнула ее, еле сдерживаясь от смеха Ифа. - Скоро столичные позеры придут завтракать, а ты еще свое зелье в утренний ягодный компот не добавила.
  - Но как же...? - растерялась Мади.
  - Не волнуйся, лей смело! У наших парней, преподавателей и даже хозяйственных работников давным-давно появился иммунитет на твою бурду, - успокоила экспериментаторшу общепризнанная красотка нашей академии.
  - Ну, знаете! Я вам всем еще докажу, что это не бурда, как ты выразилась, а экспериментальное зелье, достойное искреннего восхищения! - возмутилась Мадина и помчалась на кухню, потому что первые кандидаты в испытуемые уже начали входить в столовую.
  - Стой на месте, жалкая пакостница! - явно обращаясь ко мне, громко, так, чтобы слышали все присутствовавшие в столовой, приказал Габриэль и направился ко мне.
  Глава 14
  Он был не один, его сопровождала большая группа поддержки, которая включала в себя, в основном, молодых людей. В нее также входили и несколько девиц, ну, и конечно же, вездесущая звезда - Корнелия. Все столичные студенты были одеты в невзрачную серую форму Северной Академии, но даже в ней они умудрялись быть изысканно-элегантными.
  Габриэль со своей свитой встали напротив меня и презрительно рассматривали, не спеша вступать в разговор. Вокруг меня, в знак поддержки, тоже стали собираться мои друзья-сокурсники. Оглядев своих, я поняла, что друзей у меня гораздо больше, чем у Габриэля прихлебателей. Он уже не выглядел таким уверенным, но молодой человек оказался упрямцем, поэтому не отказался от идеи наговорить мне гадостей.
  Ну что ж, пусть парень выскажется, ведь нужно учесть, что в ближайшее время, а, именно, после этого завтрака, ему будет совсем не до меня. Нежное создание по имени Самира займет все его мысли и чаяния.
  - Ты знаешь, кто мой отец? И куда я попрошу его сослать тебя, нищенка? - в вопросах позера явно слышалась угроза в мой адрес.
  Действительно, нищенка! Что уж тут отрицать! Ведь у меня, кроме честно заработанной крохотной стипендии, ничего не было.
  Полтора года назад
  - Дочь моя, может ты еще передумаешь и вернешься в свой дом? - в который уже раз спрашивал у меня отец Патрик, пока мы тряслись в карете, следуя в сестринскую обитель матушки Оливии. - Я уверен, недоразумение, что случилось с нашим несчастным Уинслоу обязательно разрешится! - вкрадчиво внушал мне священник. - Я приложу все свои силы, чтобы вразумить брата твоей мачехи! Где тебе еще будет так спокойно и безопасно, как не в твоем собственном доме?
  В моем собственном доме мне никогда не будет покоя, и я всегда буду испытывать страх, пока в нем находятся Циара и Уинслоу. Перед глазами то и дело всплывали картины произошедшего со мной кошмара, а тошнотворный запах немытого мужского тела уже который час преследовал меня.
  - Вы должны меня понять, святой отец, - тихо пролепетала я. - Увиденное потрясло меня до глубины души. Мне требуется покой и умиротворение! Где еще я могу найти его, как не в обители матушки Оливии? Лишь в ее стенах я смогу почувствовать душевное равновесие!
  Моя речь была преисполнена смирения. Святой отец был не доволен моим настойчивым желанием скрыться от его влияния в женской обители, но не мог найти убедительных аргументов, чтобы уговорить меня вернуться домой.
  - Моя дорогая Айлин! Как я рада видеть тебя, даже в столь поздний час! - по прибытию в обитель заключила меня в свои объятия улыбающаяся матушка Оливия. - Патрик, ты можешь быть свободен!
  И вот тут голос настоятельницы женской обители заледенел, в нем появились повелительные нотки, которых невозможно было ослушаться. Но священник все же попробовал сделать это:
  - Уважаемая матушка Оливия, прошу, позволь мне провести эту ночь в твоей обители, а завтра мы с моей подопечной Айлин покинем ее.
  Как быстро этот святоша записал меня в свои подопечные! Только диву даешься такой самонадеянности!
  - Ты забылся, мужлан, с кем разговариваешь и где находишься! Это женская обитель, в которой может найти приют каждая напуганная дева! Но ни один мужчина не вправе переступить ее порог! Поэтому отправляйся туда, откуда явился! Айлин же останется здесь столько, сколько пожелает! И не нужно уверять меня в том, что она проделала весь этот долгий путь, чтобы провести в обители лишь одну ночь! - категорически заявила матушка.
  Священник было кинулся ко мне, понимая, что упускает свою добычу, но настоятельница обители преградила ему путь, загородив меня собой.
  - Сестры! - громко скомандовала она: - Проводите нашу гостью в ее покои! Юной душе требуется умиротворение.
  С этими словами рядом со мной появились две взрослые женщины в белых простых платьях и белых головных уборах, полностью скрывавших их волосы. Мягко взяв под руки, они повели меня во внутренний двор обители. Перед недовольным лицом отца Патрика закрылись высокие ворота, явно намекая на то, что ему тут не рады.
  
  На дворе уже светало, а мы все продолжали беседовать с матушкой Оливией в просторной келье, попивая ароматный чай с вкусными ватрушками.
  - Девочка моя, ты хорошенько подумала? Ты уверена, что все для себя решила? - продолжала допытываться настоятельница.
  - Да, матушка Оливия! Так для меня будет лучше! - настаивала я.
  - Но отец с матерью оставили тебе целое состояние, в надежде уберечь тебя от всех бед. Разве можно отказываться от наследия предков, тем самым отвергая их заслуги? - укоряла меня мудрая женщина.
  - Стоит ли цепляться за горы драгоценного метала и камней, если за это мне придется заплатить собой, своим телом, свободой, мечтами? - горестно вздохнула я. - Мое богатство - это золотая клетка, в которой меня будут держать мачеха и ее похотливый братец. Стоит ли состояние моих родителей насилия, которое обязательно состоится, как только Уинслоу доберётся до меня? И как ясно показал сегодняшний вечер, помощи мне в собственном доме ждать неоткуда. Циара и Уинслоу уже все спланировали и решили! В их плане мне отведена роль молчаливой бесправной марионетки! Не хочу!
  Матушка-настоятельница внимательно выслушала меня, а потом долго молчала. Я не торопила ее, перебирая в голове свои нерадостные мысли.
  - Я понимаю, для молодой девушки, такой, как ты, это не лучшее предложение, которое она может услышать, но прошу, подумай над моими словами. От всех своих бед ты можешь укрыться в нашей обители. Ни мачеха, ни мерзавец Уинслоу, ни святоша Патрик не дотянуться до тебя. Здесь ты будешь в покое и безопасности, - печально подняв на меня глаза, заботливо проговорила матушка Оливия.
  В знак благодарности я взяла руки доброй настоятельницы и поцеловала их.
  - Спасибо, матушка за Вашу доброту и заботу! Но я не хочу всю жизнь прятаться за высокими стенами обители. Я хочу выбрать иной путь! - пылко затараторила я.
  - И что же ты надумала, девочка? - едва улыбнувшись, спросила моя защитница.
  
  Через три дня я уже покидала обитель матушки Оливии, как сирота, воспитанница сестринской обители с большим магическим дарованием, рекомендательными письмами в Северную Академию, а, самое главное, с новыми документами на имя Айлин Мекер.
  Весь груз прошлого в виде дурных воспоминаний о мачехе и ее братце и наследства я оставила матушке-настоятельнице. Ей оно будет полезнее. Да и сладить с моими неприятными родственниками у нее получится гораздо лучше, чем у меня. Немало средств требуется для воспитания сирот и помощи таким же беззащитным девушкам, как я сама.
  Теперь обитель матушки Оливии будет распоряжаться всем моим наследством, домами, резиденциями, приисками и, конечно, огромным денежным состоянием. При подписании документов об отказе от своего наследства в пользу обители я внесла лишь один пункт - сохранить в первозданном виде отцовскую библиотеку и галерею портретов всех моих предков, особенно моих родителей. На что получила сердечные заверения, что все будет исполнено, и когда придет время, я смогу забрать свои настоящие драгоценности.
  Выйдя за ворота обители матушки Оливии, я осознала себя нищей, но свободной сиротой с удивительно-неизвестным и потому прекрасным будущим.
  Глава 15
  - Ты знаешь кто мой отец? И куда я попрошу его сослать тебя, нищенка? - в вопросах позера явно слышалась угроза в мой адрес.
  - Знаю! - громко ответила я зарвавшемуся наглецу.
  Манера общения Габриэля возмущала до глубины души. То есть, если у него есть титул и деньги, то он считает, что может позволить себе запугивать меня и загонять в угол?
  - В глухую деревню коров и коз осеменять! - беспардонно проинформировала я, чем ошеломила собеседника, как и всю его группу поддержки.
  - Однако, Айлин, ты умеешь найти весомый ответ на неудобно поставленный вопрос! - негромко прокомментировал происходящее неожиданно подошедший Брайан, пока Габриэль, хватая воздух ртом, пытался найтись с ответом.
  Гвардеец уверенно прошел вперед и встал между мной и напыщенным главарем моих оппонентов.
  - Не отвлекай! - тихо попросила я командира вояк, чем очень его удивила. - Но до моего перевода в глухие места еще далеко, - вновь перевела все свое внимание на пышущего важностью позера. - Для начала тебе, Габриэль, с твоими друзьями нужно научиться справляться со страхами в виде червячков, мышей, крыс, змей и, особенно, паучков. Или сегодня ночью ты вновь планируешь забраться на крышу водонапорной башни и храбро угрожать своим самоубийством, лишь бы дружелюбные зверюшки оставили тебя в покое? - громко декламировала я.
  - Ах ты, холера болотная! - с этим боевым кличем Габриэль было двинулся на меня в атаку.
  Брайан бросился ему наперерез. Прихлебатели столичного позера, желая отличиться перед своим главарем, тоже ломанулись отучать меня от дурных манер. Дело пахло дракой. Сокурсники, сжимая кулаки, готовились принять бой.
  - Крыса! - громко заверещала я, показывая пальцем Габриэлю под ноги.
  Столичный бомонд сдуло ветром. Показывая чудеса эквилибристики, они, словно кузнечики, вспрыгнули на столы, стулья и другие поверхности, позволяющие им держаться подальше от пола.
  - Айлин, как ты можешь так наговаривать на мою столовую! Никогда! Слышите! Никогда на моей кухне не было крыс! - обиженно выговаривала мне Тара - повелительница студенческой кухни.
  От комичности ситуации в столовой грянул смех.
  - Ты посмотри, как эти кузнечики ловко умеют подпрыгивать! А они не безнадежны! - восхитился преподаватель по физической подготовке - профессор Килби.
  - Господа! - качая головой, обратился к ним заместитель ректора профессор Домини. - Может, в нашей столице и поменялись правила хорошего тона и теперь принято стоять на столах, но у нас в провинции все еще придерживаются старых устоев! - профессор выговаривал все это таким строгим тоном, что было невозможно понять шутит он или говорит серьезно. - Поэтому прошу вас спуститься на пол.
  Злясь на меня за то глупое положение, в котором оказались, новые студенты спустились на пол и гордо прошествовали к госпоже Таре на раздачу.
  - Что вам подать, господа? - чуть выгнув бровь, явно намекая на вчерашний "десерт", спросила наша любимая повариха.
  - То же самое, что и студентам Северной Академии! - зло пророкотал Габриэль.
  - Сегодня Вы сделали чудесный выбор! - похвалила позера госпожа Тара и поставила на поднос напыщенного молодого человека тарелку овсяной каши, кусок яблочного пирога и ягодный компот.
   Увидев содержимое своего подноса, Габриэля перекосило, он поднял разъяренный взгляд на повариху и наткнулся на ее победоносную улыбку.
  - Заменить на "десерт"? - отчаянно острила госпожа Тара.
  - Нет, спасибо, все прекрасно! - процедил парень.
  Но на этом его злоключения не закончились. Пока он шел к свободному столу, на него налетела порхавшая по залу Самира и опрокинула на пол стакан с ягодным компотом.
  - Прошу прощения! Я нечаянно! - вполне искренне расстроилась девушка.
  - Если ты будешь более внимательно смотреть по сторонам, то не доставишь окружающим тебя людям неудобств! - огрызнулся Габриэль.
  На Самиру было больно глядеть. От такой отповеди ее глаза наполнились слезами, а губы задрожали:
  - Чем я могу исправить свою вину?
  Габриэль посмотрел на девушку с таким пренебрежением, словно на случайно раздавленное им насекомое.
  - Можешь принести мне еще один стакан ягодного компота! На этом твоя провинность будет исчерпана, - повелительно махнул он в сторону раздаточного стола.
  Девичье личико просияло, радостно кивнув, Самира помчалась выполнять повеление будущего объекта сомнительного эксперимента, который даже не подозревал еще о том, какой впечатляющий спектакль только что перед ним был разыгран.
  - Я сейчас этому хлыщу объясню, как нужно вести себя с девушками! - сердито пробубнил себе под нос Брайан и направился было к Габриэлю.
  Подхватив гвардейца под обе руки, мы с весьма довольной Мадиной развернули его в сторону раздаточного стола.
  - А Самирочка молодец! Если уж наши славные гвардейцы повелись на ее слезы, то столичный индюк точно все примет за чистую монету! - тихо прошептала Мадина.
  Брайан резко затормозил и недоуменно просмотрел на мою подругу.
  - Ты хочешь сказать, что это все было не по-настоящему? - еле слышно проговорил капитан.
  - По-настоящему! Ты, главное, не мешай Самире достигать желаемого! - шикнула я на командира гвардейцев, вновь потянув его вперед.
  В это время наша шустрая сокурсница уже на маленьком подносе подносила выбранному ею индюку стакан с компотом, наполовину разбавленным приворотным зельем. Тот величественно принял стакан, затем небрежно махнул девушке рукой, давая понять, что она может быть свободна. Самира понятливо сделала реверанс и удалилась. Габриэль с удовольствием выпил стакан с жидкостью до дна и приступил к завтраку.
  Среди моих сокурсников заработал тотализатор! Спорили, как скоро индюк признается Самире в любви и предложит руку и сердце.
  Примеру своего предводителя последовали все студенты Столичной Академии. Ловушка захлопнулась! Не было ни одного парня, кто бы идентифицировал в компоте приворотное зелье! Странная подготовка у столичных боевых магов!
  - Что это? - принюхавшись к компоту, спросил Брайан и отставил стакан в сторону.
  - Тихо! - шикнули мы с Мадиной на парня с двух сторон.
  Чтобы он не испортил проводимую масштабную операцию, мы с Мади, практически насильно, усадили гвардейца за свой стол, при этом сели по обе стороны от него. Он покорно терпел наше самоуправство, совершенно не возражая против такого соседства, Ифа и Мэттью разместились напротив него. Вскоре к нам присоединилась и Самира, то и дело бросавшая плотоядные взгляды на подопытный объект.
  - Это приворотное зелье! - честно призналась Ифа и отпила из своего стакана половину содержимого.
  - Но зачем тогда вы его пьете? - недоумевал воин.
  - У нас иммунитет! - ответил Мэтт, повторив фокус Ифы.
  - А у них? - Брайан кивнул на своих ни о чем не подозревающих подопечных.
  - Вот это мы и хотим выяснить! - сияя, сообщила Мадина.
  - Это не смертельно и не опасно для их здоровья, - заверила я. - Поэтому успокойся и завтракай!
  - Но! - попытался возразить гвардеец.
  - Но напуганным нищенкам терять уже нечего! Отчего бы перед ссылкой в дали далекие и не поразвлечься? - хитро улыбнулась я.
  Брайан, не отрывая взгляда от моих губ, задумчиво хмыкнул:
  - Напуганной ты не выглядишь, как, впрочем, и нищенкой!
  - Ты прав, я отличница и получаю повышенную стипендию! - горделиво заявила я, пытаясь отвлечь капитана от опасной для меня темы.
  На мое заявление Брайан лишь рассмеялся, чем вызвал немалое удивление у своих подчиненных.
  После завтрака все столичные студенты отправились подтверждать уровень своих знаний экзаменационной комиссии, которая состояла из нашего любимого ректора, его заместителя, пары наших преподавателей и пятерки прибывших вчера из столицы профессоров. Мы же, согласно своему расписанию, побежали на занятия.
  Для нас стало большой неожиданностью, когда на занятиях по физической подготовке после проведения разминки профессор Килби представил нам наших новых тренеров.
  - Дорогие мои студенты, - обратился к нам, как всегда добродушно улыбаясь, высокий, под два метра ростом, и столь же широкий в плечах профессор Килби. - В связи с тем, что нас посетила редкая удача - многоуважаемый столичный гвардейский гарнизон, руководство нашей академии решило не упускать столь уникальной возможности. С сегодняшнего дня капитан Веймор со своими подчиненными будет принимать непосредственное участие в наших занятиях и делиться своим ценнейшим опытом. К сожалению, мы не всегда вольны распоряжаться своей судьбой, и часто не можем предугадать, куда она нас занесет. Но уверен, что умение постоять за себя, защитить товарища, в любом случае, будет для вас полезным. Поэтому, господа гвардейцы, выбирайте себе пару и прошу приступать к индивидуальным тренировкам.
  Новость поразила меня, поэтому я упустила тот момент, когда передо мной появился капитан Веймор.
  - Если ты не против, то я проведу тренировку для тебя, Айлин, - обратился он ко мне, улыбаясь.
Оценка: 7.28*5  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"