Ветер Дана: другие произведения.

Не забывай, что мы враги!

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурс LitRPG-фэнтези, приз 5000$
Оценка: 8.75*13  Ваша оценка:
  • Аннотация:
      А ВОТ И НОВАЯ ИСТОРИЯ:)

    Это была какая-то потусторонняя, чуждая красота. Та, что на подсознательном уровне воспринималась нечеловеческой. И это была пугающая красота. И улыбка у сего индивида была какая-то злая. И усмешка. С издёвочкой. И глаза, в чьей тёмной глубине можно было утонуть!

    - Впусти меня, - и голос такой бархатный, мягкий, с хищными нотками.

    Заторможенно кивнула... И захлопнула дверь!

    И это не я вредная... Это элементаль пугающий...


      Не забывай, что мы враги!
      
      Прежняя аннотация:
      Клан Охры и клан Руэн - непримиримые враги... Были до недавнего времени. Теперь дети клана Охры вынуждены стать заложниками у врага, чтобы гарантировать перемирие. Сестра новой главы клана - Омела, и помыcлить не могла, что размеренная жизнь, созданный с помощью дара сад, придётся оставить в угоду враждебному клану. Да ещё и Маор этот! Не самый приятный тип просто преследует её, становясь одним из заложников клана, лишь бы быть рядом. А уж о планах сестры, включающих женитьбу Омелы и младшего сына главы клана Руэн, лучше и не вспоминать... А ведь ей всегда хватало растений и сада. Такова её суть, суть понимающей цветы.
      
      Пролог
      
      В небольшом помещении было душно, цветочные запахи забивали нос, щекоча его изнутри и заставляя чихать и кашлять. Пыльца витала в воздухе, оседая на дорогих тканях. Понятно, почему никто не любил это место, кроме его владелицы. Несмотря на ту оглушающую красоту, которая сваливалась на визитёров сада и придавливала тех к полу своей некоторой неуместностью, несмотря на чудесные цветы, здесь мало кто бывал. Ещё реже кто-то тут задерживался на долгое время.
      По стенам ползли клематисы, плетущие розы, лианы, борясь за каждый метр. Их побеги и вьющиеся стебли, подобно виноградным лозам, свешивались с потолка, создавая иллюзию заполненности пространства. Ползучие цветки вместо нежных оттенков почему-то демонстрировали яркие, жгучие окраски.
      Дорожки в закрытом помещении почти отсутствовали. Редкие плиточки заросли копытнем и тиареллой, чьи усы змеились, словно живые, между ног редких посетителей. Но самым центральным местом в саду считался гинкго двулопастной, листочки которого порадовали бы глаз любого своей необычной формой.
      Вот только мало кто видел в этом красоту.
      На самом деле сад мог бы быть даже мил, вот только не было ни планировки, ни дизайна. Лишь цветы и деревья, скомпонованные порой не в самых подходящих для них условиях, но всё же цветующие и растущие, словно подпитываемые магией. Впрочем, нельзя утверждать, что их аномальный рост и дикие раскраски не были результатами магических экспериментов одной испачканной в земле одиннадцатилетней девочки, которая, стоя на коленях, что-то шептала над погибающей фиалкой.
      Для неё, не знакомой ещё даже с простейшими принципами создания сада, а не комнаты, где она собирает всё, что ей нравится по отдельности, причём это всё никак не смотрится вместе, данное помещение было дорого. Даже слишком.
      Странной казалась эта маленькая фигурка засевшему в кустах роз мальчику, который тихо шипел под нос, ранясь острыми шипами, но показаться на глаза младшей дочере главы клана Охры всё равно страшился. Ох, зря он поспорил с друзьями, что сможет сюда пролезть и принести доказательства!
      Тринадцатилетний Маор хоть и считал сидящую к нему спиной девочку скучной и мелкой, несмотря на небольшую разницу в возрасте, но выходить из противных кустов не спешил. Впрочем, его выдала пыльца, забившаяся в ноздри! Что-то щекотало в носу, и он не сдержался, оглушительно чихнув!
      Омелия из клана Охры моментально обернулась. Жёлтые глаза расширились от испуга, а затем сузились от злости! Руки мгновенно сжались в кулачки, а фигурка поджалась. Тёмные, немного волнистые, коротко подстриженные волосы, оттеняющие желтизну глаз, были слегка растрёпаны, а на бледных щеках проступал яростный румянец!
      - Ты кто?! - грозно, как ей казалось, наступала она на вылезшего из кустов поцарапанного Маора.
      - Чтоб я ещё всяким мелким колючкам отвечал! - постарался не потерять лица мальчик, Омела несколько растерялась от прозвучавшего превосходства, но вполне уверенно указала на выход:
      - Уходи!
      - Как прикажете, госпожа колючка, - кривлялся мальчишка, заставляя Омелу чуть ли не топать ногами от ярости. Цветы, будто ощутив настроение хозяйки, тут же потянулись ветвями к Маору, вот только тот уже направлялся к дверям, не забыв прихватить погибшую фиалку. Как доказательство. Покажет приятелям. А... потом перестанет с ними общаться, чтобы больше не попадать в такие вот ситуации.
       - Отдай! - глаза Омелы наполнились слезами, голос дрогнул, а вся ярость как-то даже сошла на нет.
      Мальчика это проняло куда сильнее, чем могло бы... Он замедлил шаг, затем мысленно плюнул на спор, кинул фиалку куда-то назад, не оборачиваясь, и торопливо пошёл к выходу.
      Омела же нежно подняла увядающий цветок и зло глянула на удаляющуюся спину. Вредный мальчишка ещё не знал, с кем связался!
      
      Глава 1
      
      - Омела, ты же знаешь, я не могу им отказать, - Сестра, выглядящая куда старее своих реальных двадцати, смотрела на меня даже с неким сожалением. Год разницы сильно повлиял на нас. Нельзя сказать, что между нами были какие-то особенно тёплые чувства, но... она мне не мешала, я её не трогала. А лёгкая прохладца в отношениях со мной ей перешла в наследство от отца.
      - Это не значит, Астория, что со мной жертвовать собой должны ещё трое ребят! - ответила я резко, совсем не так, как учили. Ведь представительницы клана Охры, повелевающего землёй и камнем, никогда не повышают голос на старших, всегда подчиняются их воле... Мать, всегда любившая свободу, никогда бы не одобрила такого, но она была убита одним из клана Руэн, едва мне исполнилось пять лет. Заодно с ней лишили жизни моего ещё не родившегося братика...
      Вот, с кем никогда не надо было привторяться.
      - Один из них вызвался добровольно, - слова сестры падали, словно камни, - как только узнал, что туда направляешься ты...
      - Маор? - прошептала почти с испугом. Наглый мальчишка вырос в самоуверенного парня, вот уже как полгода терроризирующего мой сад... И чего он хочет от меня? Сестра могла и знать, но только хмурилась на вопросы. Отец привычно игнорировал, пока его не подстрелили во время очередной схватки с древним кланом Руэн, повелевающим водой и льдом.
      И теперь Астория была вынуждена просить у них о мире, отдавая в заложники детей клана Охры, и тем самым расписываясь в своей слабости перед давним врагом.
      - Остальные двое, - тем временем продолжала Астория говорить, слегка нервно ровняя стопку документов на старом отцовском столе, теперь в его кабинете она была главной..., как и в клане, - сыновья наших основных советников. Они едут не по своей воле, но уже смирились со своим долгом, - в её словах слышался явственный укор в мой адрес.
      Впрочем, она имела на него право. Я задумчиво потянулась к уложенным волосам, но тут же одёрнула себя за старую привычку наматывать локон на палец при раздумиях. Нянька за такое и по рукам могла ударить.
      В принципе в клане меня ничто не держало. Матери нет уже давно, отец умер, завершив этим целую эпоху войн с кланом Руэн, вот только мой сад... Теперь он уже не напоминал то аляповатое сооружение, что я с детской любовью ко всему яркому шлифовала годами, теперь он действительно мне казался милым, более того родным... С детства, обладая силой своего клана, я общалась с растениями.
      Не словами, не образами... Они росли, я их понимала, они цвели, а я восторгалась каждым их новым цветком. Порой казалось, именно они заменили мне семью. Клановый дар - слишком редкое явление, чтобы им так просто разбрасываться, потому даже из прекрасного в периоды частых стычек отец сумел извлечь преимущества.
      Именно мои эксперименты с цветами он использовал, чтобы дать своим воинам яды природного происхождения... Кураре, с одного попадания стрелы блокирующий дыхательные движения, аконитин, способный убить слона, сок анчара, 90 грамм которого делают смертоносными 100 стрел, Антиарин и строфантин, останавливающие биение сердца... Химические вещества растений сражались наравне со всеми.
      А сейчас так запросто отдают двух одарённых в другой клан! Астория совсем с ума сошла!
      Меня передёрнуло, когда сестра, не в первый уже раз меня окликнула:
      - Омела! - укор во взгляде был давно привычным, порой забываюсь и задумываюсь так на людях, Астория никогда не любила подобные моменты. Наверное, только цветы понимают... Как же я без них буду?
      - Омела, - голос сестры снова был сдержан, наставница бы ей гордилась, - так ты согласна?
      - Согласна, на что? - вздохнула, подняв усталый взгляд, - на то, чтобы неизвестно сколько времени провести вдали от сад... клана? На то, чтобы нести ответственность за жизни троих человек? Или на то, чтобы претворить... твои мечты о моей свадьбе с младшим наследником главы клана Руэн в жизнь? - последнее я уже почти цедила, сжав пальцами до судорог юбку на коленях. Та пошла морщинами, и я, вздрогнув, разжала руку.
      Расправила складочки, снова подняв глаза на недовольную сестру.
      - Не буду врать, я на это очень надеюсь. Но свадьба - уже твоё дело. В любом случае, у вас четверых уже нет выбора. Глава дома Руэн, господин Грегори Руэн, уже прислал вам вестника.
      Я чуть не плакала от понимания, что мои цветы, мой сад... Всё это останется тут! Видимо, что-то на моём лице, превратившемся в маску, всё же проскочило, потому как сестра нехотя произнесла:
      - Свои сорняки можешь взять с собой... не все, - поторопилась заметить Астория, - у тебя будут только твои покои, возьми самые ценные.
      - Спасибо, - почти прошептала. Наверное, сейчас мы обменялись самыми тёплыми взглядами за всё время нашего общения.
      - Иди, - Астория вздохнула, - и, пожалуйста, навести вместе с могилой матери и могилу отца. Поверь, он никогда о тебе не забывал, твой сад сохранил, опять же... Хотя бы ради того, чтобы не пошли слухи, сходи к нему.
      Сестра вздохнула и углубилась в какой-то очередной договор. Она в последние дни вообще мало отдыхала, а её ранее золотистые, как у матери, волосы совсем потеряли свой прежний блеск. Но кто-то же должен был взять на себя дела после смерти отца... Я покачала головой, проследив за тонкими запястьями Астории, мелькающими среди бумаг.
      Сестру всю жизнь готовили именно для этой роли, поэтому и отец ей уделял всегда чуть больше внимания. Логично, что она им восхищалась, а вот меня после смерти матери, любовь к которой отец, как ни странно, пронёс через всю жизнь, забросили. Отец был весь в войне с кланом Руэн, заглушая победами своё горе, а меня отдали воспитательницам да нянькам.
      Поэтому отца я, скорее, боялась. Да и сестра отдалилась от меня, хотя лет до пяти любила наведываться ко мне по вечерам со сворованной с кухни выпечкой. И дар тогда только-только проснулся.
      Я медленно брела по коридорам, не чувствуя грусти. По-настоящему дорог мне тут был только сад. Но сперва надо сходить на могилы родителей.
      Слуги на протяжении всего пути провожали украдкой заинтересованными взглядами и шепотками, но не более. Прямая спина, вскинутый подбородок и холодок во взгляде отпугивали кого угодно! Хоть в этом были правы няньки.
      На улице, куда вёл ход через заднюю дверцу, рядом с небольшой рощицей, стояли два покосившихся надгробия. Одна могилка свежая, вторая уже заросшая низенькой травкой и посаженной мной лично ястребинкой. Отец с матерью были похоронены вне фамильного склепа, ведь их с мамой чувство так и не нашло понимания у бабушки, тоже уже отошедшей на тот свет. Ничего удивительного, старая женщина была той ещё склочной стервой! Эх, слышали бы мои мысли няньки...
      Фыркнув, коротко поклонилась могилам. Цветы не принесла, ненавижу эти срезанные, мёртвые бутоны! Их будто замораживают, чтобы не разложились раньше времени, но душок-то уже присутствует...
      Меня аж передёрнуло!
      Нежно погладила молоденькие листочки нависающей над ними берёзки, только просыпающейся от зимнего сна. Вспомнила свои растения. И даже чересчур поспешным шагом направилась обратно, в огромный, какой-то монументальный дом!
      Раньше тут жили все семьи, принадлежащие клану, но несколько столетий назад они предпочли застроить небольшой квартал вокруг. Теперь от леса осталась только эта рощица... Жалкий осколок природы в окружении дорог, пыли, извозчиков, разросшегося города Охры. И теперь с переднего входа мы сразу попадали на главную дорогу города, хорошо, что я там нечасто бываю.
      Три поворота направо, два налево, и прямо-прямо, затем вниз по ступенькам, почти в подвал... Уже совсем скоро я окажусь так далеко от всех этих взглядов, как только смогу! Среди моих цветов.
      Уже совсем неприлично было ускорила шаг. И едва не вскрикнула, когда кто-то резко схватил меня за руку и затянул в незнакомую комнату! В сильном незнакомце моментально признала Маора и зло вырывалась из его рук:
      - Что? - все правила поведения мной моментально забылись! Этот парень выводил меня из себя одним своим видом, будучи подростком, а уж сейчас... И эта его улыбочка. С искорками в карих глазах и каштановых же волосах. О, он был весьма популярен в клане... А уж его дар управления камнем...
      В общем, знатный жених. Вот только ни его я, ни он меня в этом плане совершенно не привлекали. Я его в некоторой степени боялась за такие странные порывы, а он наслаждался, доводя меня.
      - Так, что тебе надо? - спросила уже более спокойно. На всякий случай отошла ещё на два шага.
      - Куда же ты, колючка? - хмыкнул Маор, - мы ведь теперь вместе... едем... Заложники, одни... среди врагов... Интересная ситуация, не находишь? - промурлыкал парень, оттолкнувшись от стены и приближаясь ко мне.
      - Да в тебе живёт романтик! - немного нервно отступила, затем спешно со всей возможной по отношению к нему вежливостью попрощалась, - не подходи ко мне больше! - и опять пошла к своему саду. Теперь уже куда быстрее, чем раньше. За гранью всяких приличий!
      Вслед мне донёсся смех:
      - Теперь уже ты никуда не убежишь, колючка...
      Поморщившись, миновала знакомую с детства дверь. Пришлось слегка пригнуться, так как арочный проём был предназначен для невысокой девочки, а перестраивать его я после того, как быть таковой перестала, не захотела, опасаясь навредить таким чувствительным кустикам мелисы. И пусть сама же их потом выдрала! Они тогда разрослись, словно сорняки, но проём так и остался небольшим.
      Маору, чтобы войти, приходилось почти кланяться, что меня с каждым его посещением радовало всё больше... Может, и отчасти поэтому вход я отказывалась переделывать, каждый раз с удовольствием наблюдая за мучениями такого сильного и статного парня.
      Усмехнувшись, сразу же успокоилась. Мой сад... Мой личный рай...
      Как же я буду без тебя? Мысленно обратилась к растениям, послав волну грусти. Они были, как всегда, немногословны, ответив лёгким колыханием веточек, склонёнными от печали бутонами и исчезающим сладковатым запахом цветения.
      Поджав губы, решительно направилась к сумке, которую собирала всю эту неделю. Всё-таки не такая я и наивная, чтобы думать, что меня не коснётся перемирие с кланом Руэн.
      В сумке рядами лежали пакетики с семенами, было и два маленьких горшочка с ростками, а также куча различных порошочков, среди которых находилась и специальным образом обработанная клещевина. Ведь содержащийся в этом растении рицин был весьма ядовит, даже слишком.
      И точно же знаю, что никогда не обреку никого на такие страдания по своей воле, а все равно взяла порошок и семена клещевины. И не только её. А также аконит, безвременник, белену черную... Места в наплечной сумке для одежды было и без того мало, а уж с учётом взятого оборудования для изготовления зелий... В общем, мой гардероб можно было описать, сообщив всего о трёх платьях, одних штанах, рубашке, одной паре туфель, ночных и нижних рубашках и перчатках с маленькой шляпкой.
      Воспитательница бы повесилась на своих чулках, увидь она такое безобразие. Какое счастье, что не увидит! Она уже вообще ничего не увидит...
      Сумку отнесут в зал, где нас уже ждёт вестник от клана Руэн. А вот дальше мы должны были таскать свои вещи сами... Слуг нам не полагалось. Поэтому и сумка всего одна.
      Прямо у входа в сад спешно выходящую меня застала няня... Вся красная, всхлипывающая, она всё причитала, бросившись ко мне:
      - Как же так?! Горюшко ты моё... Ты же нежненькая, как цветочек... Погубят! Как есть погубят!
      И всё в таком духе. Няня всегда меня жалела, считая не то, что неприспособленной к жизни, а просто не от мира сего... Юродивой. Действительно, выращивать цветочки - не самое лучшее занятие для дочери главной семьи клана Охры... Особенно в течение того полувоенного положения, которое тянулось на протяжении многих лет! Именно поэтому няня меня так усиленно и опекала.
      Спустя тысячу причитаний, вопросов о собранном, пожеланий, меня всё же довели до большого зала, где уже почти все собрались. Там же была и моя сумка.
      И не только...
      Заложниками также оказалось двое мальчишек: двенадцати и семи лет соответственно. Дети советников... Дети! Они же ещё совсем дети!
      Оба хмурые, угрюмые, такие нескладно забавные в своих официальных нарядах... У обоих недетская обречённость среди аристократических черт лица, а глубокие тёмные глаза отражают решительность. Да и позы... В общем, с ними определённо будут проблемы.
      А вот и их отцы... Маор, кинувший взгляд на появившуюся меня, продолжил говорить с ними. Насколько я поняла, его просят присмотреть за детьми. Да и парень, хотя, скорее, сейчас он всё же мужчина... В общем, он явно понимал советников, видимо, тоже имея нечто ценное, что хочет, но не может защищать.
      Фыркнув, отвернулась от них, снова поймав на себе взгляд Маора, который будто ловил меня на подглядывании! Ко мне приближалась сестра. Оставшееся расстояние она прошла с улыбкой, слегка дрожащей. Актриса.
      Астория порывисто обняла, явно играя на публику, а затем уже куда более искренне шепнула на ухо:
      - Знай, в клане тебя всегда примут... Омела, ты взяла яды?
      Кивнула.
      - Используй в крайнем случае. Несёшь ответственность за детей. И, помни, что как минимум месяц вы должны сидеть тихо! Клан пока не готов к новой войне... Дай нам время... Мне время... Я постараюсь тебя оттуда вытащить.
      Астория моментально оттолкнула меня от себя и продолжила игру на публику, чуть ли не плача. Да, в главной семье отношения всегда должны быть идеальными.
      Публика, кстати, была не слишком большая. Несколько советников, втайне радующихся, что это не их дети сейчас ожидают вестника. Двое безутешных отцов, отчасти также играющих, но в какой-то мере и искренних. Слуги, чьи любопытные лица были почти незаметны. И, конечно же, интересующиеся. Но тех больше под окнами зала стояло, в само помещение пускали не всех.
      Маор как-то незаметно оттеснил двоих мальчишек ближе ко мне, сам встал чуть позади, так что я теперь чуть ли не затылком ощущала его внимательный взгляд. Меня слегка передёрнуло, а по спине пробежались мурашки, как всегда, скрытые платьем тёмного цвета.
      Раньше нужно было носить чёрные, но теперь траур по отцу почти прошёл, потому гардероб в очередной раз пришлось сменить.
      Сестра вышла в центр: спина прямая, взгляд свысока, благопристойно висящие по швам руки. В общем, наставница бы ей гордилась. А уж осанка...
      Астория бодро почти по памяти прочла прощальную речь, полную пафоса, с грустными интонациями и позитивным взглядом в будущее. Единственное полезное событие за это время - из речи я узнала имена остальных заложников клана Руэн: Фергилий и Элион из младшей ветви клана Охры. Первым оказался двенадцатилетний, вторым семилетний мальчишка.
      Про Маора и меня сестра говорила меньше. Ей абсолютно точно не хотелось озвучивать неприглядный факт ухода из клана двух одарённых... Уж не знаю, чем Маор добился этого, но с ним надо быть настороже.
      Мысли о парне заставили меня остаться спокойной, не сделав произошедшее дальше сюрпризом, когда тот шепнул стоя почти прямо за моим плечом:
      - Сделай лицо попроще, колючка. Твоя скептичность разбивает весь пафос в речи Астории. Не думаю, что она таким образом сможет повлиять на советников с той же интенсивностью, с которой и хотела...
      Что ни говори, а Маор прав. Вспомнила клещевину и расслабленно замерла. Понимание, что её яд всегда под рукой, успокаивало. Да и молочай, чей белый сок, значительно усиленный магией, оставлял сильные химические ожоги, у меня в виде ростков был с собой.
      Так задумалась, что почти пропустила начало формирования вестника! Сотканная из четырёх стихий фигура засветилась... Астория всё больше хмурилась. Опять эта политика! Ну да, ведь раньше клан Руэн не мог создавать вестников за отсутствием поддержки магов земли. Теперь может...
      А вот нам такое не грозит из-за обособленности от кланов, повелевающих воздухом и огнём. Поэтому Астория и хмурится.
      И во мне что-то сломалось! Не хочу, не могу, я не в силах! Астория, скажи, чтобы мы остались... прошу тебя... Я всегда была послушной сестрой, я отказалась от своего сада ради клана... Мы жертвуем собой ради спасения твоей жизни... и не только. Сестричка, я столько раз шла наперекор своим принципам и желаниям, хоть раз шагни мне навстречу! Астория, ты никогда не спрашивала, чего я хочу... спроси хоть раз, прежде чем совершишь то непоправимое, что может убить нас четверых. Ведь ты старше, сильнее. И мне так нужна твоя защита... Только сейчас, только раз в жизни! Не делай этого... пожалуйста... Сестричка...
      Астория молчала, не глядя на нас. Вздохнув, сжала кулачки. Нет, наследницы клана Охры не сдаются! А вестник уже наливался силой, грозя вот-вот лопнуть. А мы всё стояли...
      Маор за спиной, наконец, прокомментировал:
      - Я первый. Колючка, пойдёшь посередине.
      Чтобы его приняли за ответственного за всю группу?! Чтобы именно с ним говорили за всех нас?! Не дождётся!
      Решительно направилась к вестнику. Миг перехода был... ярким. Похожим на взрыв цветов вокруг, различные оттенки перемешались, как будто всё вокруг было заполнено бархатцами, маргаритками, тюльпанами.
      Следом за мной в тёмной комнате появились ещё три человека. Маор весьма быстро приблизился, резко схватив за предплечье, развернул и прошипел:
      - Чем ты думала?! Я же сказал: идёшь в середине!
      - Ты забываешься! - вырвавшись, напомнила, что тоже умею шипеть.
      Мальчишки с недоумением смотрели на нас. Ах, да, они же не слышали тогда Маора. Слишком далеко стояли. Да и не знают они о наших 'тёплых' отношениях.
      Маор внимательно посмотрел мне в глаза:
      - Ты, что, решила, что я хочу первым встретиться с 'водяными'? Что хочу отвечать за группу перед ними? - его брови медленно поползли вверх. Ну, я же не знала, что нас здесь никто встречать не собирается! Даже свет в комнате не включили!
      Слегка смутившись, с вызовом, кивнула.
      - Да я о тебе беспокоился, - Маор уже успокоился, снова улыбаясь в своей манере.
      - Верю, - согласилась, умудрившись вложить всю возможную иронию.
      Маор хотел было что-то ещё сказать, нахмурившись. Но по глазам ударил яркий свет, а в комнате появились, словно выплюнулись вестником, наши сумки. К тому же нас, наконец, решили встретить.
      Встречающие впечатляли... Ни больше, ни меньше.
      У всех на шее виднелась татуировка клана Руэн, почти все, кроме впереди идущего мужчины, носили длинные туники. Да и на нас смотрели враждебно. Впрочем, как ещё можно смотреть на клан, воюющий на другой стороне не одно столетие?!
      Мы тоже были не рады их видеть, я так даже испугалась по началу. Всё же сказки о татуированных 'водяных' для нас были страшилками, да и выглядели они... сурово.
      Впереди шёл широким шагом мужчина с явно написанным раздражением на лице, за ним еле-еле поспевали, подхватывая то и дело длинные полы традиционной одежды, по-видимому, советники. Ага, тот, что первый - Дакари из клана Руэн, младший сын Грегора Руэн, одарённый, тот, о ком почти ничего не известно... И, к сожалению, тот, кто вполне может стать моим женихом под влиянием сближения сестры и его клана. Затем меня, вполне возможно, удавят по-тихому местные консервативно настроенные. Или же меня ждёт доля жены при равнодушном ко мне и безразличном мне самой муже.
      Это в лучшем случае - случае сближения наших кланов. А вот если его всё же не произойдёт...
      Дакари оглядел нас с той долей неприязни, которую испытывает занятой человек, когда на него вешают совсем лишние, на его взгляд, обязанности. Его брови слегка дёрнулись вверх в удивлении, едва он увидел, что мы с Маором - одарённые. Впрочем, с Маором у них моментально родилась взаимная ненависть.
      То чувство, когда их взгляды встречаются, а позы становятся всё напряжённее и напряжённее... Вот только хозяином ситуации был Дакари, что и было недвусмысленно продемонстрировано нам всем.
      - От лица клана Руэн вас приветствует младший сын его главы - Дакари Руэн, - мужчина скучающе перечислял остальных собравшихся, одинаковыми интонациями будто равняя старших слуг, встречающих гостей, и советников клана. Вот его взгляд останавливается на мне..., а затем с тем же спокойствием, переходящим в раздражение, он смотрит на стоящего рядом Маора. Слишком близко стоящего... 
      Его голос убаюкивал. Приятный, с легкой хрипотцой, мужественный такой, глубокий.
      - Несмотря на ваш неприглядный статус заложников мира, мы постараемся продемонстрировать всё гостеприимство нашего клана. Теперь уже и вашего, - Дакари поморщился и продолжил говорить хорошо поставленным голосом явно не им написанную речь.
      Хотя бы выучил. Семилетний Элион, не стесняясь, зевнул, подобрал сумку и... под моим уничижающим взглядом он опустил её обратно, встал ровно, продолжив слушать и прекратив позорить клан Охры. Мальчишка сглотнул, но теперь вёл себя прилично.
      Происшествие вызвало у Маора ухмылку, а Дакари, глядя прямо на меня, многозначительно так усмехнулся. Вздёрнула подбородок вверх, сдержав появление неуместного румянца. Только бы спина была прямой... И без того тяжело было так долго не видеть своих растений, да ещё и всё происходящее...
      В общем, я просто жаждала поступить, как Элион! Вот только статус и возраст не те. Потому речь мы дослушали до конца, хотя последние абзацы были озвучены уже до невозможности скучным тоном, будто специально изгалялся над нами 'водяной'! Надо теперь ответ не менее садистский придумать.
      - И я, Омела из клана Охры, от лица клана Охры рада приветствовать вас, - начала говорить, как только Дакари замолчал. Маор взглянул удивлённо, ребята же делали вид, что всё так и задумано. И вообще они-то текст уж точно читали! Сильно на них мой взгляд, видимо, подействовал...
      Спустя десять минут я решила перестать издеваться и закруглилась, почти дословно повторив в конце фразы, завершавшие речь Дакари. Астория мной бы гордилась... Да и отец был бы доволен.
      Вонзи я сейчас кинжал в сердце Дакари или отрави его, он, возможно, даже похвалил бы.
      Встречающие должны были держать марку, а потому последнее слово осталось за Дакари:
      - Следуйте за мной.
      Следовать с той скоростью, которую нам полагалось соблюдать, откровенно не получалось. Мне мешала сумка, то и дело задевая ноги и будто напоминая, что в ней хрупкие цветы. Пронаблюдав за моими мучениями, Маор одним движением закинул её за спину, повесив на плечо. Я было дёрнулась отнять, чуть не вскрикнув от пронзившего иглой страха за молочай, укутанный меньше остальных.
      Но, вспомнив о своём статусе, лишь дёрнулась, сдержав порыв. Нахмурилась и принялась испепелять взглядом парня, которому, казалось, всё было ни по чём!
      Вещи маленького Элиона взял кто-то из слуг, стоящих с краю, Фергилий же, зыркнув на них, сам понёс свой рюкзак.
      Дакари лишь раз обернулся, чтобы, окинув нас насмешливым взглядом, поторопить слуг.
      Дальнейший путь прошёл бы в молчании, вот только правила гостеприимства требовали от Дакари, как минимум, провести нам небольшую экскурсию. Он ограничился парой предложений:
      - Вы находитесь в крепости "Бушующий", расположенная на утёсе, она представляет собой неприступный замок, окружённый тремя стенами. За второй из них живёт немногочисленное население, за первой расположен гарнизон, за третьей находится сам замок...
      Эта крепость была малоизвестна, тем не менее мне, прочитавшей все книги, что удалось найти в библиотеке по теме клана Руэн, было знакомо это название... Далеко не главные владения клана принадлежали вовсе даже не его главе, а самому Дакари. Почему нам об этом не сказали? Почему об этом не знала Астория? Одни вопросы крутились в голове, а взгляд неотвратимо и с тревогой возвращался к Маору, точнее, к моей сумке.
      Вообще информация о моей добровольной жертве для меня была не нова. Все предпосылки к этому появились ещё со смерти отца, а уж не узнать побольше о клане Руэн я не могла. Было досадно, ведь Астория даже не подумала предупредить меня заранее.
      Да что уж там? Досадно? Я тогда была в ярости!
      Тем временем чуть хрипловатый и полный скуки голос затих, и вот уже совсем скоро нас начнут расселять. А пока меня больше волновало то, что замок находился на утёсе, распологаясь на наклонной поверхности. Лучи света заглядывали в окна с весьма неожиданных сторон. Как бы это не повредило ставшему в результате моей заботы очень прихотливым рождественнику.
      Собственно, расселение заняло не так много времени. Нас всех поселили на разных этажах, тем не менее мне сильно повезло - достались весьма светлые и просторные покои.
      Дакари ушёл, не прощаясь. Один из его советников было дёрнулся исправить оплошность или наглость хозяина, но связанный рамками этикета так ничего и не сказал, лишь выдав короткий поклон на прощание. Раздражённо поджала губы, глядя вслед удаляющемуся Дакари, черноволосому аж до синевы, чьи карие глаза были тёплыми только в течение первого впечатления.
      Захлопнула дверь, не забыв взглядом прогнать выделенных служанок. И только после этого буквально стекла на пол, запрокинув голову. Только никаких слёз!
      Астория... И всё же... За что ты так с нами? 
      И что лучше всего помогает от тоски? Цветы... Ими я и занялась, выбирая для каждого наиболее подходящее место. Семена я заставляла прорасти магией, понимая, что в этом месте долго наслаждаться их взрослением не выйдет.
      Пусть это и эгоистично, но без этих, всё понимающих и тихим шелестом убаюкивающих приятно зелёных и салатовых цветов, я не выживу тут.
      Магия мягким ручейком заставляла семена набухать под землёй, а затем резкими движениями прорываться наружу, пробивая недружелюбную почву. Столько удобрений и различных амиачных и фосфорных подкормок я не тратила никогда.
      Поэтому и вздрогнула особенно сильно, когда раздался короткий стук в дверь из самой первой комнаты.
      Вытерла руки о подол, не думая об этом, и отправилась открывать. Служанка, коротко поклонившись, хотела было войти, чтобы сервировать стол для позднего ужина, ради которого общей трапезы решили не устраивать, вот только я не позволила. Молча отобрала поднос, оттеснив её. И захлопнула дверь...
      Поискав глазами столик, почти швырнула туда поднос. После чего, помыв руки, осмотрела его содержимое. Есть не хотелось...
      Схватив яблоко, хотела было уже снова уйти в одну из трёх комнат, которую решила сделать садом, как ощутила что-то неправильное... Непривычное... Откусила яблоко ещё раз. О, этот чрезвычайно горький вкус, слегка скрытый кислинкой яблока... И с недоумением поняла, что там... яд? Этот привкус, как-то теряющийся в общей композиции вкуса, тем не менее был отчётливо различим.
      Стрихнин!
      Моментально пронзило понимание! Только бы успеть! Подхватив ближайший росточек, удобно устроившийся в чашечке, коротким импульсом попросила указать дорогу до Элиона, Фергилия и Маора...
      Растения они ведь куда умнее, чем мы думаем. По направлению лучей и с помощью гравицентризма этот маленький ещё молочай поможет мне найти дорогу, всё же он уже проделывал этот путь. И ему хватило!
      Только бы успеть! Уповая на удачу, бежала по коридорам, с ужасом осознавая, что у ребят-то нет моей устойчивости к растительным ядам, которые я и сама создаю уже столько лет...
      Кто первый? К кому бежать?! Кому дать больший шанс на спасение?!
      Вперёд подгонял страх! Дикий, неконтролируемый! Понимание, что по моей вине они все могут умереть! Но на первой же развилке я остановилась как вкопанная.
      Маор? Или дети? Дети? Или Маор? До боли стиснула чашечку с росточком, осознавая, что та сейчас лопнет в моих руках. В висках стучали проходящие секунды хрустальными молоточками разбивая надежды на благополучный исход. Те обрушивались со звоном, почти дробясь на тысячи звуков! Хотелось закричать! Раздвоиться!
      Я чуть не упала, дёрнувшись от раздавшегося за спиной голоса:
      - Так-так-так... И что же тут делает наша принцессочка? - знакомый такой голос... Полный насмешки, но какой-то отстранённый.
      Вздрогнув, резко обернулась, даже не раздумывая о том, что это Дакари! Что он враг! Что...
      Но ведь не стал бы предполагаемый убийца со мной разговаривать в коридоре? Да и не похож Дакари на отравителя! Такой, скорее, голову отрубит, глядя с ласковой улыбкой в глаза, чем отравит пищу!
      Более не раздумывая, бросилась к нему:
      - Пожалуйста! Помоги! Они же умрут! Там... Отравлена!
      - Стоп! - остановил он бессвязную речь, слегка отодвинувшись. С его одежды медленно осыпались комочки земли... Размахивание в порыве эмоциональности молочаем не прошло для нас даром. Смущённо спрятала маленького друга за спину.
      Дакари проводил его не самым дружелюбным взглядом, но всё же зло процедил:
      - Что отравлено?
      - Ужин!
      Вот теперь взгляд карих глаз стал пронзительным, меня больно схватили за руку, после чего почему-то стене прошипели:
      - Разберитесь!
      Два вылезших оттуда ледяных голема кинули на меня подозрительный взгляд:
      - Своя, - холодно оповестил их Дакари.
      Големы молча кивнули и рванули в разные стороны с бешеной скоростью! И неминуемо задели бы меня с молочаем... Но Дакари крепко прижал к себе спиной, наблюдая за глыбами льда. Тепло чужого тела почему-то не раздражало. Даже убийственные мысли относительно наследника враждебного клана стали менее... кровожадными.
      Только крепче прижала к себе молочай.
      Как только топот големов затих вдали, моментально вырвалась из сильных объятий! Всё ещё сильно взволнованно, но больше подозрительно спросила:
      - И вы хотите сказать, что это не ваша сторона - инициатор отравления?!
      Я смотрела на него снизу вверх, крепко прижимая к себе молочай, но при этом стараясь одним взглядом показать всю ту ненависть и недоверие, что должна была бы ощущать. Как ни странно, внутри было, скорее, пусто... Да и это облегчение навалилось, словно пуховое одеяло... Прижало к земле, заставив желать растечься по ней лужицей.
      Маленький, но уже такой толстенький стебель молочая через листик прислал успокаивающий импульс. Нежно поправила его, словно извиняясь за такую небрежность по отношению к нему.
      Дакари, сложив руки на груди, смотрел на меня даже не как на таракана, внезапно получившего умение говорить... Нет, его презрение могло расплавить и каменные плиты пола!
      - И каким же образом наша принцессочка, - почти официальный титул выходил у него до того издевательски, что я еле сдержала желание кинуть в него молочаем..., молочай было жалко, - нашла дорогу там, где до сих пор путаются и многие слуги? И каким же образом определила попытку отравления?
      Закономерно в ответ на свои вопросы мы услышали... Тишину. Я враждебно глядела на него из-под насупленных бровей, он с презрением осматривал скромное платьице, а, точнее, символ клана Охры на рукаве. Переплетающиеся виноградные лозы под таким взглядом казались до нельзя уродливыми... Вот только это мой клан! Вздёрнув подбородок, прошипела:
      - Клан Руэн ответит за покушение!
      - Клан Охры, - он почти издевался, повторяя за мной, - не сможет ничего сделать... Даже если вас тут будут пытать... Твоя сестра будет продолжать плясать на задних лапках перед нашими дипломатами, до тех пор пока вас не убьют. И, поверь, многие еле сдерживаются, чтобы не воспользоваться этой возможностью... Особенно те, кто потеряли родных на войне...
      И ты явно в их числе. Это же твою младшую сестру отец собственноручно прирезал, несмотря на все просьбы клана Руэн, наших дипломатов и Астории. Демонстративно... Перед толпой...
      Меня там не было, но засохшая кровь на каменных плитах внутреннего дворика ещё долго напоминала о свершившемся. Вот только у меня нет к тебе жалости Дакари. Ведь я потеряла на этой войне родителей, маму с её неродившимся сыном... А за ними и всех остальных. И ты читаешь это в моих глазах.
      - Ты ничего не стоишь сама по себе принцессочка, - Дакари продолжал приближаться, заставляя меня буквально вжиматься в стену! Не давая во взгляде промелькнуть затравленности, не находя выхода, пока терпела всплеск его ненависти.
      - Клан Охры, клан Охры! Всё ещё считаешь, что ты кому-то там нужна?! - он почти прижимался ко мне, вжимая в стену, испепеляя взглядом. Как-то резко стало не хватать воздуха.
      - Вас отправили сюда, как овец! Вы никому там не нужны! - каждое слово било, словно молот, - а тут... Только я сдерживаю тех, кто желает с вами поквитаться... - он буквально процедил это мне прямо в лицо, обведя пальцем контуры губ. Захотелось вцепиться в его руку! Разодрать в клочья! Ощутить металлический привкус на языке! Увидеть рваные края раны и услышать его крик...
      Чуть ли не облизнувшись от ощущения железного привкуса, оттолкнула его, зло выплюнув:
      - Не зря мои предки веками уничтожали таких, как вы!
      Молчаливое испепеление взглядами и обмен взаимной ненавистью нарушил Маор. В полурастёгнутой рубашке, оголяющей впечатляющий, надо признать, торс. С растрёпанными волосами. С сумасшедшими, полными страха глазами. Он добежал до меня, почти оттолкнув Дакари, осмотрел, почти рявнув:
      - Ты ничего не съела?! Отвечай же!
      - Ничего! - процедила, вырвавшись.
      - Смотри, и его не заляпай, - с презрением и отвращением вмешался Дакари, намекая на молочай, всё ещё находящийся в моих руках. Слегка смущённо прижала его к себе.
      Маор переводил недоуменный взгляд с меня на наследника клана Руэн. С него на меня. И опять. Стремительно застегнув рубашку, он тоже вспомнил о своей любимой манере себя вести. Нагловато и с явной издёвкой он поинтересовался у Дакари:
      - А вы что тут делаете, позвольте спросить... Добить пришли? - ласковая, полная яда улыбочка. И попытка оттеснить меня от 'водяного'. Хотя, скорее, ледяного.
      Зло отошла в сторону, пресекая попытку задвинуть меня за спину. Хотела было вмешаться, но...
      - Позволяю, - полный высокомерия, даже какой-то злобы ответ.
      Маор никогда не был примером сдержанности. Вот и сейчас он вспылил первым. Пол начал слегка вибрировать! Стены чуть задрожали! Послышался катящийся по коридорам гул, медленно перетекающий в эхо!
      Но тут... Стены позади Дакари, да и его руки до плеч ощетинились ледяными иглами, готовыми сорваться в полёт...
      - Прекратите! - попробовала исправить ситуацию.
      Вот только напряжение достигло пика! Каждый из них терял кого-то на войне... Каждый знал магию противника, не раз рискуя жизнью! И почему-то появлялось ощущение, что они уже встречались прежде... В менее мирной обстановке!
      А ведь они сейчас сорвутся друг на друге... Я поняла это с неожиданной чёткостью. Вот только, что делать? Магия? Не вариант... Цветов и растений поблизости не наблюдается, разве что молочай...
      Молочай...
      Одним коротким импульсом напитала его под завязку! Временный эффект заставил растение увеличиться в сто раз, а затем и вовсе вылезти из треснувшей чашечки, опираясь на видоизменённые корни и побеги!
      О, он был прекрасен... Умилённо глядела я на своего малыша, доходящего до плеча Дакари.
      Игнорировать его уже не могли...
      И если Маор глядел на меня с напряжением, то Дакари всё больше с укоризной. Будто помешав им набить друг другу морды, я разбила его давно лелеемую мечту. Впрочем, он быстро вернулся к своему привычному презрению.
      - Омела, спокойно, - Маор говорил со мной, как с диким зверем, медленно обходя по кругу. Вот только я себя контролировала... А вот молочай нет...
      Вернувшиеся внезапно големы были сметены ударами мясистых листьев! А белый млечный сок на них аж зашипел, расщепляя их!
      Вот только... Големы уже поднялись.
      И мне стало так жалко моего малыша.
      - Иди, ко мне хороший, - поманила его на ручки.
      Под шокированным взглядом Маора, обиженными големов и насмешливым Дакари молочай уменьшился, растёкшись у меня на ладонях. Заклинание исчерпало себя.
      - Что с Фергилием? И Элионом? - с тревогой обратилась к големам. Дакари только кивнул им, разрешая говорить.
      - Живы. Один отравлен, но тоже вне опасности.
      - Кто?! - почти вцепилась в големов.
      - Элион, - один из них аж попятился... Сообразил, что происходит. И сделал вид, что направлялся к тому месту в стене, откуда вышел... Чтобы всосаться обратно в каменную кладку, минуя гобелен.
      Более ни на кого не глядя, кинулась к комнате мальчишки. Несчастный молочай руководил маршрутом. В голове мелькали шустрыми бликами самые ужасные возможности для развития событий, почти ослепляя оставшееся у меня здравомыслие.
      Комната была нараспашку! На пороге без сознания валялся Элион. Хрупкое тельце, которое пока еще не сотрясалось в судорогах, следовало срочно доставить врачам! Меня с ругательством оттеснил Маор, поднимая мальчишку на руки и осторожно разворачиваясь.
      Дакари, видимо, за нами не отправился... Правильно, смерть одного из нас избавит его от лишних проблем. Мне даже почти стало стыдно, когда из-за поворота показался наследник клана Руэн с сухоньким врачом.
      - Отнесите его сюда, - мы заняли ближайшее помещение под командованием доктора, - да-да осторожно кладите на кушетку. Сейчас придут мои внучки, принесут результаты анализа яда из пищи и антидот.
      Затем нас как-то незаметно прогнали за дверь созданного только что госпиталя. Тут и Фергиий рядом начал крутиться, вынырнув из глубин этих коридорных кишок!
      - Мне всё ещё интересно, каким образом вы распознали яд? - Дакари аккуратно оттеснил меня подальше от Маора и Фергилия. Первый периодически поглядывал в нашу сторону и хмурился, то и дело огрызаясь на попытки Фергилия его растормошить.
      Глянув в эти завораживающие глаза, аж скривилась от пронзившей, словно иглой, ненависти. Напоровшись на эту иглу, я уже просто не могла изменить к нему отношение, дёргаясь, как пришпиленная уверенной рукой бабочка. Да и не хотела.
      А вот у Дакари самоуверенности было куда больше! Кроме того, у него были зауженные от гнева карие глаза, по-королевски внушительный нос, точеное лицо, выдающиеся скулы и презрительный взгляд.
      - Я жду ответа.
      - У меня устойчивость к некоторым составам, - скривившись, всё же признала его правоту в подозрениях относительно меня. Внутри снова начала подниматься безосновательная ярость, впитанная к этому клану, казалось, с молоком матери!
      - Отойди от неё! - голос Маора был холодным, как лёд. Сложенные на груди руки и сверкающие злостью глаза - единственное, что выдавало всю его ненависть.
      - А то что? - а вот Дакари откровенно насмехался. За его спиной моментально возникла стража, вот только одним движением пальцев он их отпустил. И пусть это уравнивало шансы, вот только он сейчас опустил Маора даже ниже, чем если бы просто оскорбил.
      Он настолько уверен в победе, что не нуждается даже в охране. Кстати, стражники не выказали ни малейшего беспокойства о судьбе подопечного, чем заставили Маора буквально заскрежетать зубами!
      Его вот совсем никак не воспринимали в качестве соперника.
      Я только покачала головой, глядя на это. Если честно, внутри разливалось бессилие от понимания, что я никак не могу помочь Элиону, а спать хотелось всё сильнее. В конце концов, тихо развернулась и хотела было уже уйти. Вот только Дакари, увидев это, приказал своим:
      - Сопроводите.
      Вопросительный взгляд Маора проигнорировал, а вот мне пояснил:
      - Не хочу, чтобы тебя добили... Раньше времени, - и улыбка. На этот раз даже без издёвки!
      Вы когда-нибудь видели улыбку, за которую хочется благодарить небеса? Я тоже не видела... до этого момента. Он улыбнулся, не обнажая зубы, но при этом так, что на мгновение я выпала из реальности, и перестала дышать... Как зачарованная я взирала на Дакари.
      Пока не вспомнила, кто он такой! Моментально стряхнула наваждение, буквально выплюнув пожелание хороших снов!
      Стала держать спину ещё прямее. Все эти насмешки и попытки задеть надо просто игнорировать... Усталость в этом неожиданно помогла, хотя внутри всё же слегка полыхнули угольки ненависти.
      
      Глава 2
      
      Силуэты чернели в темноте, привлекая к себе внимание. Мрачные тени, колючие ветки, на опушке леса, где, казалось, не могло быть никакой жизни. Именно поэтому одинокая фигура выглядела зловещей. Тем не менее вот он, Дакари. Со своей высокомерной, презрительной улыбкой смотрит сверху вниз на посланника моего отца.
      А тот, беспрестанно кланяясь, оставляет у ног Дакари какой-то ящик, поспешно скрываясь в лесу.
      - Убить, - тихий приказ, и чёрные тени срываются с места из-за спины Дакари, стремясь настичь, растерзать. Крышка ящика слетает сама по себе от порыва ветра. А на опушке Дакари стоит уже в полном одиночестве. Жуть, нагоняемая лесом, находит отражение и в его полубезумных глазах, когда он видит, что ему принесли!
      Его взгляд, только коснувшись содержимого ящика, уже не отлипает. Всегда такое надменное лицо кривится в попытках не показать боли. А извечно такой гордый наследник клана Руэн, будто не в силах стоять, падает на колени прямо перед ящиком! Его будто не держат ноги!
       - Мейлина... - имя срывается каким-то испуганным, полным боли шёпотом, - как же так...?
      Дакари упирается руками по обе стороны от ящика, его шея напряжена, то и дело на ней вздуваются венки, он смотрит прямо в мёртвые глаза сестры, чья отрубленная голова покоится на бархатной подушечке красного цвета. Красного то ли от крови, то ли по прихоти моего отца.
      Из горла Дакари вырывается какой-то звериный рык! Ни одной слезинки не видно на его лице, запрокинутом к небу, но на нём написана такая боль! Именно она заставляет, вздрогнув, проснуться. Стремительно сажусь на постели, осознавая, что у меня подрагивают от страха руки, а щёки подозрительно мокрые и солёные.
      Дымка, расплывающаяся в углах комнаты чужда реальности. Слегка размытые очертания и почти полностью туннельное зрение... В общем, появилось сомнение, что я действительно проснулась. Про этот подслой реальности, где одарённые принимают форму своих элементалей, я слышала. Тем неожиданней было увидеть оплетённые лианами, словно татуировками руки.
      Ночная пижама трансформировалась в вызывающее зелёное платье, а в тёмных волосах торчали если не веточки, то листики точно! Никогда ранее я здесь не бывала! Этот подслой реальности вообще считают чуть ли не сказкой!
      Внезапно раздался стук в дверь. Обычный такой стук. И снова. И опять просто стук. Но уже нетерпеливый, с явным оттенком недовольства.
      Со странной гибкостью поднялась и приоткрыла дверь.
      А за ней...
      Красивая мускулистая фигура, покрытая морозными узорами, широкие плечи, плиты мышц и кубики на прессе. Непонятного цвета штаны скрывали всё остальное, чему я была только счастлива. Запрокинула голову, рассматривая лицо.
      Это была какая-то потусторонняя, чуждая красота. Та, что на подсознательном уровне воспринималась нечеловеческой. И это была пугающая красота. И улыбка у сего индивида была какая-то злая. И усмешка. С издёвочкой. И глаза, в чьей тёмной глубине можно было утонуть!
      И не только я, оказывается, рассматривала его!
      - Впусти меня, - и голос такой бархатный, мягкий, с хищными нотками.
      Заторможенно кивнула... И захлопнула дверь!
      И это не я вредная... Это элементаль пугающий...
      Почему-то моментально пришло понимание, кому принадлежит этот элементаль. Уж слишком примечательны были ледяные узоры по всему телу. А впускать Дакари даже в этом подслое реальности я совсем не хотела! Вот ни капельки!
      Тем более возникало перманентное ощущение, что это что-то да значит...
      - Открой дверь! - мурлыкающие нотки сменились рычащими.
      Я только глубже зарылась в одеяло. Давай же! Засыпай! Первый барашек. Второй...
      - Мне долго ждать? - ленивые интонации с каплей раздражения.
      Третий... Четвёртый...
      Возвращение в реальность произошло моментально! Будто после длительного погружения ты всплываешь на поверхность озера... Лёгкие наполняются долгожданным воздухом, а глаза заново привыкают к свету! Чуть не заплакала от облегчения!
      Три раза перепроверила тактильные ощущения, водя ладонями по простыням. Они холодили руки, раздражали чувствительную кожу, но они были! Были тут! В реальности! И это просто прекрасно!
      Завтрак, к сожалению, в комнату приносить не стали. Нет, в этот раз устраивали общую трапезу в Бушующем, были приглашены наиболее знатные представители из-за всех трёх окружающих замок стен. Нас решили показывать публике, как обезьянок. Даже слуги на словах попросили надеть что-то более патриотичное, в расцветке клана Охры.
      Просто назло им выбрала светленькое платьице, заплела две аккуратных косички. Ни дать, ни взять, примерная гимназистка... Не хватало только передничка.
      Перед выходом бросила быстрый взгляд на цветы. Мои растения пока не могли подпитывать меня с той же эффективностью, что и ранее. Они сами ещё нуждались в заботе и понимании... Потому и слаба была я сейчас, как котёнок. И магия почти не восстановилась после вчерашнего. И даже общение с растениями не вышло из-за общей истощённости!
      По коридорам замка нас теперь вели слуги. С Маором мы пересеклись почти сразу, и почему-то у него сопровождающего не оказалось... Как и патриотичной одежды.
      Маор только коротко усмехнулся, увидев, в чём я вышла. Как и всегда.
      - Ты как, колючка? - спросить он явно хотел что-то другое, но приставленная ко мне служанка весьма старательно делала вид, что её тут нет.
      - Фергилий и Элион в этом цирке участвовать будут? - проигнорировала вопрос, заставив Маора нахмуриться.
      - Отговорились полученным вчера шоком...
      А так можно было? Видимо, вопрос был написан у меня на лбу, так как Маор только усмехнулся.
      - Им ещё в местной школе побывать придётся.
      - А уж там им достанется, - догадалась.
      - А нам, - тем временем продолжил Маор, - предстоит развлекать местное высшее общество.
      - А мы будем? - только и спросила, нервно глядя на идеальную осанку нашей провожатой.
      Парень лишь фыркнул, тем самым выражая всё, что думает по этому поводу. Я нахмурилась:
      - Мы будем, - сказала уже утвердительно.
      - Оригинальный способ мазохизма!
      - Оригинальный способ подставить клан! - передразнила его.
      Маор резко остановился, рванул меня за плечи, прижимая к себе, и интимным таким шёпотом, спросил, опаляя дыханием ухо, как огнём:
      - А что хочешь ты? Не клан, не Астория... Ты.
      На миг сердце замерло... От испуга, конечно же!
      Стремительно вырвалась из кольца его рук, развернулась и прошипела:
      - Веди себя нормально!
      Маор только тихонько рассмеялся, улыбаясь, как кот, наевшийся сметаны. Сразу захотелось сказать какую-нибудь гадость. И я бы сдержалась. Честно, сдержалась. Но как-то слишком уж довольно улыбается, этот... Подорожник рваный!
      - Местные дамочки, думаю, будут от тебя в восторге!
      Он только усмехнулся, а служанка, будто бы и не слушающая, основательно так порозовела.
      Дальнейший путь до столовой прошёл в напряжённой тишине. С каждым шагом позади оставалась уверенность. И, наконец, я стала даже несколько благодарна Маору за ту встряску, что хоть немного привела меня в порядок. Перед дверьми столовой, украшенными клановыми знаками: волнами, завитками воды, - пришло понимание, что мы появились тут самыми последними...
      Действительно получится, как в цирке!
      Краем глаза уловила мстительную улыбочку служанки и ненависть в её глазах, промелькнувшую при взгляде на нас... Ей-то чем клан насолил?
      И вдруг...! Она же нас специально вела длинным путём! Специально привела нас последними! Хоть по своей инициативе?
      Маор, видимо, пришёл к тем же выводам, так как с ног до головы облил девушку презрением, искупав в своём высокомерии, да ещё и скривился. Порой мне кажется, что это он принадлежит к верхушке клана Охры, так по-аристократически легко умеет опускать людей взглядом! Прямо как Дакари.
      Наш приход не остался незамеченным. Тут же по огромной, светлой зале поползли извивающимимся змеями шепотки. Десятки разодетых во всём синем и лазурном людей пронзили нас взглядами, как иголками пронзают бабочек... Пригвоздили к месту!
      Выше подбородок, прямее спину... Нельзя уронить честь клана Охры! И я уже начала движение в сторону шикарного стола, на котором в море приборов терялись редкие серебрянные блюда. Вот только чуть-чуть позже нас пришёл Дакари!
      С этой секунды внимание абсолютно всех присутствующих было приковано к нему! И посмотреть было на что: черные в беспорядке волосы, злые карие глаза, хмурое выражение лица, давящее на окружающих презрением, высокий рост, красивое поджарое тело, эффектно подчеркнутое дизайнерской одеждой: черной майкой и темно-синими брюками. Роскошные часы и туфли дополняли образ в высшей степени обеспеченного человека. И никаких клановых знаков! Абсолютно никакой символики!
      Его не успели объявить, как он уже ворвался в залу, раздражённо кинув чёрные перчатки и плащ мажордому. Тот аж побагровел от негодования, швырнул их мальчишке-слуге, но тем не менее не посмел возразить господину.
      Дакари же с недоумением окинул взглядом нас, одиноко стоящих на пороге. Кивнул Маору на один конец стола, меня же схватив за предплечье, потащил к противоположному. За то время, когда я, не теряя лица, старалась за ним поспеть, он успел прошипеть мне на ухо со всей доступной ненавистью и угрозой:
      - Больше я перед дверью стоять не буду...
      Намёк на мир элементалей? Я ощущала его дыхание, тепло его мощного жилистого тела и то, как сильно он напряжен... И было от чего! Вырвав руку, прошипела в ответ:
      - Больше я за дверью прятаться не буду!
      Небольшое движение пальцами и в кармане его брюк оказываются два слуховых боба. Шпионаж, конечно, некрасиво, но на территории врага все средства хороши!
      С запредельно издевательской улыбкой, со взглядом, в котором смешалось предвкушение и потрясение от моей наглости, Дакари сунул руку в карман, достал плоды. После чего, разжав кулак, показательно высыпал их на пол, отслеживая мою реакцию! Побледнев, только стала прямее!
      - Запомни, принцессочка, я чувствую, когда ко мне в штаны... своими ручонками... лезут.
      Многозначительные паузы заставили слегка порозоветь... И не только меня, так как фраза была сказана достаточно громко. Вот теперь краснела я уже от ярости! И точно знала, что в еду Дакари кину капсулу со слабительным, предусмотрительно взятую из сумки. Его я всегда тестировала на приближённых Астории... Теперь пусть страдает один самовлюблённый, наглый, ненавистный, раздражающий, мешающий...
      Меня рывком усадили рядом с собой. От Маора я была отделена минимум тридцатью людьми. Почему-то стало тоскливо.
      Мельком глянула на соклановца. Тот неотрывно следил за мной. Моментально отвернулась! Вокруг Маора же началось шевеление. Рядом-сидящие хотели было как-то его задеть, одна дама даже успела занести над его штанами бокал с вином, вот только... Маор, даже не поворачиваясь, кинул один из камушков в её сторону, тот в полёте раздробился в пыль, после чего попал в даму среднего возраста!
      Кровоточащие царапины, визг, песок в её глазах... Дакари только недоуменно-угрожающе нахмурился, посмотрев на тот конец зала. И всё моментально стихло: дама почти ползком исчезла из помещения, а сидящие рядом с Маором постарались отодвинуться. Мёртвая тишина язвой поразила ту часть помещения, тем не менее не затронув моё окружение.
      Мне почему-то повезло ещё меньше...
      Разряженные леди и их кавалеры, почему-то оказавшиеся вблизи хозяина замка, осмелели, начав, почти не скрываясь, обсуждать меня. Дакари их не слышал, занятый своими мыслями, Маор, следя за мной, упускал их из виду, а вот мне доставался весь спектр ненависти к клану Охры.
      Леди громогласно удивлялись отсутствию на мне следов побоев... С такими-то родственниками! Одна... добротная, плотная и мужеподобная девушка поразилась сходству ужасных внешних данных и кошмарного духовного содержимого. Кокетливая леди с тщательно замазанными бородавками на руках изумлялась, как такая, как я, вообще не побоялась сюда явиться!
      И ведь не приструнить их привычными мне способами... Рядом нет родственниц, женского пола, с которыми можно громко посплетничать о низкой вероятности найти мужа у... вон той блондинки. Или эмоционально обсудить, как скоро с такой женой... вон тот лорд станет вдовцом.
      В общем, я находилась в растерянности. Пока не принесли первую смену блюд... Вбитые намертво правила этикета заставили тут же распрямиться, надеть лучшую маску холодной отстранённости и начать изящно управляться с приборами, в океане которых так часто теряются новички.
      Вот тут уже очнулся от своих мыслей и Дакари... Оторвал глаза от какого-то документа, который совершенно неприлично читал за столом, глянул на меня и спросил:
      - Астория посвятила тебя и остальных в вашу роль в этом перемирии?
      С готовностью... промолчала. Во-первых, это верх неприличия разговаривать при первой смене блюд, во-вторых, разговор хозяина и... хозяйки вечера сигнализирует слугам нести вторую. А поскольку я тут единственная, кто пришёл вместе с Дакари, пусть даже представляли нас раздельно... Глянула на ещё даже не приступивших к трапезе леди и лордов и с искренним, хорошо различимым злорадством ответила:
      - Нет.
      Слуги неуверенно переглянулись, но всё же начали медленно менять блюда, вытаскивая прежние прямо из-под носа придворных. Меня все моментально полюбили! Наполненные ненавистью взгляды и бешенство от невозможности что-то сделать... Вот это уже ближе к привычному, чем то, что происходило ранее.
      Дакари, будто не замечая происходящего, продолжил разговор:
      - Какие вам вообще дали инструкции?
      С осознанием той пакости, что делаю не в первый раз, со злорадством и мстительностью отвечаю, одаряя сахарной улыбкой лордов и леди:
      - Никаких. Не успели, - ложь.
      А слуги уже несут третью смену блюд, снова заставляя безмолвно злиться придворных. Те уже с яростью даже не пытались менять приборы, предназначенные для каждой из смен... Одна дама так и вовсе с уносимой тарелки успела схватить кусочек деликатеса и теперь с обидой во взгляде его пережёвывала за своими толстыми, хомячьими щеками, подперев ладонью одну из них. Все остальные... молча завидовали.
      - Прискорбно, ведь по заключённому соглашению вы являетесь заложниками мира, следовательно, все переговоры с кланом Охры предполагают ваше присутствие, - Дакари внезапно перевёл тему, кинув полный весёлых искорок взгляд на подчинённых. И я, наконец, догадалась! Да ведь он же всё понимает! И сознательно даёт мне поиздеваться над этими напыщенными придворными!
      И... ему весело? Чуть не фыркнула от смеха! А ведь и сама получаю удовольствие от наблюдения за 'лордами и леди'...
      Тем не менее я не забывала, что не так давно сам Дакари послужил причиной моей обиды. А своих обид я никому не прощаю! Раньше могла бы такое сказать о маме и Астории... Вот только их давно уже нет. А те, кто есть, никогда не станут прежними.
      Однако, ни подкинуть слабительное, ни отомстить каким-либо другим безобидным способом не вышло... Дакари попросту не ел. Да и не успел бы, пожелай он что-либо попробовать. Вот тут стремительная смена блюд сыграла со мной плохую шутку.
      В итоге окончание трапезы наступило даже слишком быстро. И вот, за что люблю этикет, так это за такие моменты, когда все гости сидят, ожидая своей очереди, чтобы уйти, а мы, как вошедшие последними, уже покидаем залу... Под завистливыми и откровенно злыми взглядами голодных гостей.
      Дакари же остался в столовой, в очередной раз нарушая традиции. Впрочем, мне в данный момент хватало и Маора!
      Только мы скрылись буквально за парой поворотов, как Маор развернулся ко мне, нахмурившись. Несколько разделявших нас метров он преодолел за считанные секунды!
      Впервые видела, чтобы мужчина двигался как воин, боец, дикий зверь! Красиво, конечно, но учитывая, что жертвой, похоже, была я... Обманчивая медлительность не смогла скрыть стремительного рывка! На одних инстинктах увернулась!
      - Ты, что делаешь?! - выдохнула возмущённо. Попытка меня схватить моментально была возведена в ранг акта агрессии, а потому невольно приготовилась убегать.
      - То, о чём мечтал уже давно, - Маору тоже было совсем не смешно, а слегка затуманенные глаза, прикрытые томной пеленой, так и вовсе не оставляли ни малейших сомнений в его намерениях.
      Парень дышал быстро, поверхностно... Голос был с хрипотцой. Даже не мужественной, а болезненной. И блеск глаз тоже был болезненным... И порывы эти...!
      Скользящее движение Маора, внезапно плавное и мягкой... И ещё один рывок! Вас когда-нибудь загоняли в ловушку?! Ощущение затравленности тонкой змейкой обернулось вокруг шеи, грозя затянуться удавкой. Огляделась, отступая.
      Как долго я смогу избегать его прикосновений?! Да он же себя не контролирует! Очередной рывок, и меня буквально распластали по каменной стене, вжали в неё всем своим немаленьким телом...
      Какие-то совершенно ненормальные глаза Маора напротив, приоткрытые губы, тяжёлое дыхание. Парень зафиксировал моё лицо дрожащими руками, отнимая последнюю возможность сопротивляться - крутить головой.
      Не могу сказать, что встретила происходящее с достоинством. Какое-то время истерика заставила меня задыхаться, беспомощно хватая воздух ртом, как выкинутая на берег рыба!
      И внезапно..., как молнией! Да у него же зрачки расширены!
      Было противно от себя, от ситуации... Но так было надо. Призывно закусила нижнюю губу. Есть! Его внимание полностью на ней... Так, а теперь осторожно напираем на него, ещё немного... Чуть-чуть. И вот уже руки почти свободны, а невменяемый Маор слегка отступил.
      Один резкий, болезненный, отточенный до рефлекторности, единственный из знакомых мне приёмов... С тихим стоном Маор стёк на пол от удара по одной из характерных точек на шее.
      Тихо вскрикнула, глядя на тело. Так, взять себя в руки! Решительно осмотрела его зрачки, реакцию на свет... Так, и есть... И где же ему умудрились дать такой афродизиак?! А главное, кто?!
      Не терзаясь более вопросами, начала судорожно размышлять, что делать. Нервно петляя по коридору из конца в конец, заламывала руки, не зная, когда очнётся Маор? Как помочь? Что делать?
      Я же никогда с такими веществами не работала! Научилась травить окружающих, и ладно... Даже подумать не могла, что когда-нибудь меня чуть не изнасилует соклановец, которого травят то одним, то другим.
      Наверное, я бы ещё долго так колебалась, размышляя над перспективами того, что не успею добежать до помощи, и не лучше ли убить Маора сейчас... Пока не очнулся? Отогнала кровожадные мысли, осознав, что тогда мира кланам не видать. Первый, на кого падут подозрения, - клан Руэн. Клан Охры не сможет не развязать новую бойню.
      Значит, надо всё же думать о более сложных вариантах!
      Однако, коридор оказался не таким безлюдным, как я думала. Выглянувшая из-за поворота служанка, видимо, потерявшая меня после трапезы, почему-то с ужасом глянула на тело Маора, на меня... Побледнела, сглотнула, отступила, а затем весьма поспешно убежала, что-то шепча под нос. Недоуменно глянула ей вслед.
      И всегда вовремя появляющийся Дакари не подвёл и в этот раз!
      Его стремительная походка: тяжёлая, по-военному чёткая, а затем он буквально застыл на месте, наблюдая картину: я над обездвиженным Маором.
      Дакари аж чуть не споткнулся на ровном месте! А затем потрясённо приподнял брови в немом изумлении, переводя взгляд с меня на Маора... И обратно.
      - Это не то, что ты подумал! - нервно протараторила, почему-то пряча руки за спину.
      Этот жест не скрылся от взгляда Дакари, вот только он всё же нарушил тишину:
      - Не выглядишь ты, принцессочка, хладнокровным убийцей... Удобно, - оценил. Но я тут же отчётливо поняла, издевается.
      - Тем и живём, - огрызнулась, почему-то забыв приправить фразу привычной долей ненависти.
      - Что с ним? - Дакари снова был серьёзен.
      - Афродизиак, - ответила коротко.
      "Дамочки будут от тебя в восторге." Как же я была права!
      Мужчина только кивнул, затем на миг закрыл глаза, будто с кем-то общаясь, после чего раздражённо оповестил:
      - Доктор займётся им. Идём.
      - Зачем? - подозрительно поинтересовалась.
      - Покормлю тебя, а то станешь первым трупом из вашей четвёрки, умершим от собственной мстительности, а не от яда или... излишней любвеобильности, - хмыкнул Дакари.
      Я аж на миг опешила, а затем неуверенно переспросила:
      - Что?
      - То, принцессочка, что ты питаешься теперь только в моей... компании! Его, - презрительный кивок в сторону Маора, - не жалко, за детьми проследят. А вот Астории из клана Охры почему-то стала дорога сестра. Отец попросил, - ещё один полный ненависти взгляд, - проследить за твоим... благополучием!
      - Поздно спохватились, - не смогла не съязвить.
      Дакари облил такой волной ничем не замутнённой ненависти, что я почти отступилась. Младший наследник клана Руэг смотрел на меня так, что перехватывало дыхание: внимательно, со злобой, с какой-то долей раздражения и в то же время как-то обреченно. Вот только мне тоже было, за что его ненавидеть! И не хочу даже думать, насколько ужасны его отношения с отцом, главой клана Руэн, если одно упоминание о нём, пробуждает, казалось бы, заснувшую ненависть. А уж мою сестру он и вовсе на дух не переносит!
      И уж совсем не ясно, зачем нас отправили в Бушующий... Особенно при условии плохих отношений Дакари с отцом.
      Тем не менее бросила последний взгляд на Маора, поджала губы и в который раз за этот день выпрямила спину. Тихо исчезнуть не дали появившиеся из-за поворота близняшки - внучки доктора...
      Надутые, как у бурундуков щёки, задорная искорка в зелёных глазах, кудрявые тёмные волосы. Они были абсолютно одинаковыми. Вот только они почему-то не улыбались с той же радостью, как и вчера. Не хлопотали с той же неутомимостью.
      А всё бросали взволнованные взгляды на тело Маора... Злые - на меня... Полные преклонения - на Дакари. Ожидающие - на деда. Впрочем, я ещё вчера заметила, как они краснели, кидая смущённые взгляды на Маора. А тот почему-то не замечал.
      Задумчиво обернулась, снова посмотрев на раздражённых близняшек, уже присевших рядом с Маором. И что-то такое царапнуло изнутри... Вот только их не было на завтраке.
      Тем временем Дакари, нисколько не заботясь о том: поспеваю я за ним, или нет, - широкими шагами преодолел лестницу, три раза свернул направо, два налево. Наконец, остановился у тёмной, какой-то внушительной двери.
      Распахнул:
      - Входи же, - уже почти без ненависти, с какой-то усталостью, даже обречённостью, он задумчиво рассматривал моё белое платьице. Безумно захотелось то одёрнуть... Подол, доходящий до щиколоток, показался коротким. Рукава открытыми.
      Нахмурилась, быстро войдя в комнату. Помещение освещалось дневным светом, бьющим в неожиданно красивые окна, часть которых была выложена мозаикой. Лучи, проходящие через разноцветный слой, казались радостными, весёлыми, удивительно светлыми...
      Невольно улыбнулась. Дакари, подошедший неожиданно близко, почти касающийся своим плечом моего, проследив за моей улыбкой со странным выражением лица, признался:
      - Люблю это место... Тут на чердаке... Спокойно.
      Странное описание этому волшебному месту! Столько красок за столь неприметной дверью! Блики, от которых почти рябило в глазах. Различные оттенки... Отсутствие холодных цветов...
      Мне казалось, что все мое тело осыпается мириадом искрящихся искорок, сливаясь и дополняя картину, написанную искусным художником...
      В дверь постучали. И всё сразу вернулось на свои места: магия ушла из комнаты, просочившись в отверстия между досками потолка, миролюбивый лад Дакари сменился раздражением... И улыбка у меня увяла.
      - Открыто.
      Слуги торопливо сервировали стол, одиноко и как-то чужеродно стоящий посередине комнаты. Поклонились. И, не поднимая глаз, попятились к выходу. Дверь за ними захлопнулась, а меня захлестнуло отчаяние. А ведь на миг я почти забыла про своё положение в этом замке!
      Такие же бесправные, как рабы... Хуже слуг.
      Молча устроилась за столом, не глядя на Дакари. Тот сел напротив.
      - Долго будешь молчать, принцессочка? - наконец, спросил он. - Ты так сильно хотела быть в курсе всего, а сейчас...
      В его голосе мелькнуло разочарование, даже какая-то радость от этого разочарования. Удовлетворение. Не оправдала надежд, и хорошо.
      Почему-то это разозлило похлеще его обычной ненависти! С досадой подняла глаза и почти прошипела:
      - А Вы готовы отвечать на вопросы?! - уважительное местоимение я выделила особо. Вот только Дакари упорно именовал меня не иначе, как на ты, и 'принцессочкой'!
      - А ты попробуй спросить, принцессочка, - усмехнулся мужчина.
      - Тот яд... Это стрихнин?
      - Да, - медленный ответ. Дакари не стал перебивать поток моих вопросов, встал и разлил по бокалам не слишком крепкое вино. На деньги от продажи которого можно безбедно жить месяца два...
      - Элион и Фергилий обязательно должны ходить в эту школу?
      - Да, - тёмные глаза Дакари слегка прищурились, - забавно, - протянул он.
      - Что?
      - Тебя же не это интересует...
      - Кто хотел нас отравить?
      - Разве это не очевидно? - Дакари возмутительно-издевательски усмехнулся, - консервативно настроенные советники... Исполнителей ищут. Но только и это не то, о чём ты на самом деле хочешь спросить.
      И он был прав... Вот только:
      - Их как-то накажут? Устранят?
      - При отце-то? Нет, они хорошая оппозиция. Удобная. Может, ты всё же спросишь то, о чём столь мучительно размышляешь?
      Я действительно захотела озвучить мучающий меня вопрос... Прокричать его в тишине этого чердака... С милой улыбочкой задала совершенно другой вопрос:
      - То есть нас продолжат травить?
      - Нет. Скорее всего, попытаются убить другим способом. Ну, давай же! Спроси!
      И я сдалась...
      - Голову твоей... сестры прислал тебе мой отец?
      Его чёрные глаза встретились с моими жёлтыми. Такими же, как у отца... Того человека, что убил его сестру. Того, кто отправил ему её голову... В красном ящике. Перевязанном бархатной лентой... Теперь уже нет сомнений, что то видение было его воспоминанием... Реальностью. Горькой, правдивой.
      Дакари стремительно осушил бокал и, глядя мне прямо в глаза, членораздельно произнёс:
      - Не лезь не в своё дело! Откуда ты это узнала?
      Дрожь пробежалась мурашками по спине, заставив напрячься. Ну, очень захотелось ответить.
      - Откуда?! - снова почти прорычал Дакари!
      Вот только произношу совершенно иное:
      - Почему он убил её?
      - Ты, - глухой рык в голосе, - ты... - яростное рычание, и почти сразу усталое, - Ты... глупая принцессочка. Не лезь в это.
      Более мы до конца завтрака не разговаривали.
      Уходила я в тишине. Дакари так и не вышел из того медитативного состояния, когда он, глядя в пустоту перед собой, вертел в руке пустой бокал. Даже к еде не притронулся. В общем, я была слегка растеряна... Но и заинтригована.
      В своей комнате, наконец, получилось расслабиться! Просто стекла по двери второй комнаты, где разместила растения. Не снимая белое платьице, тут же поспешила проследить, как они.
      Клещевина уже радовала красивыми красноватыми листочками, похожими на ладонь с девятью пальчиками. Небольшие пока листики несли в себе яд... Не самый опасный, но весьма и весьма интересный.
      Рядом с ней... Не удержалась, всё же взяв с собой кислицу. Мне в принципе нравился красноватый оттенок растений, а уж аккуратненькие стебельки, цветочки и листики кислицы... Особенно рано утром, когда они, сложенные зонтиками, медленно просыпаются, раскрываясь.
      Невольно начала судорожно двигать горшки. Ростки кофейного деревца ближе к окну, они любят места посветлее. Клещевину в этот угол. А вот кислица... Впрочем, она подходит по цвету, значит, между ними ставим.
      Наверное, я напрочь забыла про время, потому как, когда в дверь постучали... И явно не в первый раз... Я лишь раздражённо крикнула:
      - Что?!
      И продолжила закреплять лозы на специальных колышках. Тоненькие пока стебельки уже вились и желали опоры.
      - Что это? - любопытные глаза Фергилия, о, стихия, что за имя для ребёнка, оббежали по периметру мой новый садик.
      - Ничего, - никогда не любила посторонних тут. Поэтому весьма стремительно и проворно вытолкала подростка из комнаты, захлопнув дверь прямо перед его носом.
      - Зачем пришёл?
      Фергилий насупился... А я не выдержала:
      - Как тебя знакомые зовут? Не Фергилием же!
      - Гелей, - почему-то слегка порозовел мальчишка. Он вообще оказался весьма эмоциональным, а первое впечатление о его хмурости уже себя изжило.
      - Омела, мы с Элионом хотим отправить письма... мамам, - последнее он уже почти пробормотал.
      Он протянул мне два сложенных листочка, на которых проглядывали старательные детские каракули.
      Я же... Вы когда-нибудь смотрели в глаза ребёнку-сироте при живых родителях, который просит разрешения... поговорить с мамой? Меня будто оглушили... В один миг! В одно мгновение!
      Сдержавшись, всё же выдавила:
      - А почему вы с этим ко мне пришли?
      - Элион... Боится Маора.
      И не только Элион, как я погляжу... Я всё ещё задыхалась от осознания ситуации.
      - Я постараюсь вам помочь... Спрошу Дакари. Как школа?
      Вот тут Фергилий весьма резко замкнулся в себе! Просто взял и отстранился! И снова эти недетские глаза, будто постаревшие в один миг, смотрят на меня.
      - Идём, - поманила его за собой, спрятав письма в карман спереди платьица, буквально выдавливая слова и чувствуя, что глаза противно защипало. Будто мелкое толчёное стекло туда насыпали!
      Покопавшись в сумке, достала оттуда непрозрачные пузырёчки.
      - Это слабительное. Это снотворное. Это слабый яд. Вызывает тошноту и слабость. Применяйте свободно, опознать изготовителя не смогут, слишком редкие составы. И это, если вообще обнаружат.
      Геля неожиданно серьёзно принял сосуды из тёмного стекла и лишь кивнул на мои слова.
      - Вы уж постарайтесь с письмами... - неловко напоследок он попытался напомнить. В итоге просто кивнула. А только он вышел, тут же села строчить Астории. Если просить передать письма. То все вместе.
      "...Тут творится что-то весьма странное: нас поселили в Бушующем, принадлежащем Дакари, уже попытались отравить. Пока безуспешно. Маора напоили афродизиаком. К тому же меня весьма тревожит ситуация в клане в целом: Дакари ненавидит отца, обожает убитую сестру, странно относится к старшему брату, наследнику клана. К тому же... Ты знала, что отец отправил голову Мейлины именно Дакари? Странно, не правда ли? Почему не наследнику? Не главе? Жду ответа."
      Завершающие строки писала рубленными, отрывистыми фразами. Астория ведь может и запретить самодеятельность, пусть и руководствуясь отчасти моей безопасностью, заставив снова плыть по течению реки... И это, если удастся отправить письма... А кто мне в этом поможет?
      Задумавшись, вышла из комнаты. Сразу же почувствовала себя почти раздетой, оглядела платьице, приобрётшее землистый оттенок. Вернулась, переоделась и отправилась на поиски Дакари уже вполне себе целенаправленно.
      - И ты, принцессочка, хочешь... Чтобы я... - его смоляные брови приподнимались всё выше и выше с каждым словом, - отправил эти письма... Недавним врагам? - высшая степень этого издевательского удивления была достигнута. Дакари нашёлся в одном из коридоров. Да что уж там? Это не он нашёлся, а я, потому как успела заплутать. В чём так и не призналась.
      - Совершенно верно, - с готовностью кивнула, а затем почти протараторила, - в договоре об обеспечении безопасности заложникам был пункт о связи с родными!
      - Ты видешь, что этот договор соблюдается? Вы в безопасности? Или же это не вас травили недавно?
      - Именно поэтому Астория может расторгнуть... - нахмурилась.
      - Не может! - жёстко и бескомпромиссно отрезал Дакари, - она может только соглашаться... Ты никогда не задумывалась, почему мы пошли на этот мир?
      Насупившись, твёрдо спросила:
      - Так вы отправите письма?
      И Дакари не нашёлся, что сказать... Впрочем, уже спустя секунду он ухмыльнулся... Запредельно такой самоуверенной ухмылкой.
      - Я отправлю... письма. За одну небольшую услугу.
      - Насколько небольшую? - подозрительность - наше всё!
      - Пустяковую, - отмахнулся Дакари, - ну, так что? - с нетерпением спросил.
      И почему у меня такое чувство, что услуга совсем не пустяковая? Почему он кажется этаким демоном, выторговывающем душу за пару центов? Чуть ли не облизывается же в ожидании моего согласия!
      Вот только... Глазёнки Гели, больной Элион... И клан Охры, который должен знать о происходящем.
      Вот только...
      - Какая услуга?
      - Ну, что ты такая недоверчивая? Говорю же... Пустяковая! - отмахнулся Дакари, - Ну?
      Поджав губы, спросила:
      - И всё же?
      - Так. Тебе бы цены не было на рынке! Ты чего со мной торгуешься, принцессочка? Тебе нужна переписка с родными, мне пустяковая услуга! Даже на первый взгляд обмен неравноценный! - и взгляд такой, почти обиженный.
      - И на второй тоже, - поддакнула, вкладывая другой смысл.
      - Ну?
      - Согласна, - обречённо выдохнула.
      И что-то мне совсем не нравится этот странный блеск чёрных глаз! А уж кривящая губы усмешка!
      - Письма, - потребовал Дакари, а когда получил, спрятал их во внутренний карман длинного плаща и уже собрался было уходить, вот только он же не сказал...
      - Что за услуга?! - воскликнула, чуть было не схватив за рукав Дакари. Вовремя себя одёрнула, но движение было уже замечено насмешливо улыбнувшимся мужчиной.
      - Я же не обещал озвучить её сразу после твоего согласия... Чуть позже, - наконец, определился он.
      И я осталась в коридоре одна, бессильно сжимая руки в кулаки. И не зная, что делать дальше. А ведь он был в плаще!
      Зачем ему плащ? На улице, не ветрено, более или менее тепло, нет дождя... И нет совершенно никакой причины надевать плащ! Куда же он идёт?
      Долго не думая, тихонько устремилась вслед за всё ещё раздающимися в тишине коридора резкими шагами. Спустя два пролёта лестницы, тринадцать поворотов и кучу слуг, которые провожали меня спокойными взглядами, я оказалась отделена от Дакари лишь углом, за которым и пряталась, наблюдая из-за него, как 'водяной' отпирает странно разукрашенную дверь.
      За которой оказался прямой, словно кишка просто устроенного червя, коридор. Вёл он на какую-то солнечную полянку... И в нём уже точно было не спрятаться.
      Вздохнув, осторожно попятилась назад... Туда мне вообще нельзя. Вот совсем. Лучше будет тихо уйти.
      Попятилась ещё назад...
      Уперлась спиной в кого-то живого, даже в первые секунды не сообразила, что происходит. И тут... Сердце ухнуло в пятки, затерявшись по пути назад где-то на уровне живота... Кишки скрутило в порыве дикого, странного ужаса, а дыхание парализовало! Дёрнулась было убежать, вот только меня схватили, больно вывернув руки и зажав рот рукой! Вскрикнула от боли, но получилось какое-то невразумительное мычание!
      Чьи-то тёплые ладони слегка ослабили хватку, а на ухо дрожащей от страха мне прошептали подозрительно знакомым хрипловато-суховатым голосом, опалив дыханием кончик уха:
      - Не шевелись, принцессочка... И не шуми.
      И страх ушёл! Испарился!
      Чудом вывернула одну свою ладонь у расслабившегося мужчины и, не глядя, постаралась оттолкнуть тёплое, живое тело, прижавшееся сзади и не отпускавшее!
      Дакари перехватил за руку, удержал, даже когда я отчаянно вырывалась, видя в этом последнюю надежду, после чего рывком прижал к себе и держал до тех пор, пока я вырываться не прекратила.
      Затем резко развернул к себе и, глядя в мои непонимающие глаза, приложил палец к губам, призывая к тишине. На нём уже не было плаща. А вот на том Дакари, что двигался по кишке коридора вперёд был... А на этом... Нет...
      Что? Их двое? Переводят глаза с одного на другого, взглядом потребовала объяснение.
      Скривившись, Дакари обжёг раздражением, словно раскаленным прутом, но всё же склонился и снова опалил дыханием кончик уха, поясняя:
      - Сейчас на меня должны совершить покушение, надо поймать исполнителя... Только посмей... помешать или как-то выдать своё присутствие, принцессочка!
      И действительно... На идущего по коридору 'Дакари' был устремлён чей-то третий взгляд. Тихо тренькнула спущенная стрела, и вышедшего на улицу из коридора 'Дакари' не стало... Тело тяжело упало на редкую траву, которой поросла поляна, куда вёл этот ход.
      Дальнейшее происходило очень быстро!
      Настоящий Дакари отпустил меня, кинув напоследок злой взгляд, и кинулся к упавшему... уже трупу. Одновременно с этим одетые в чёрное воины с татуировкой клана Руэн на левой половине лица, окружили труп и стали высматривать стрелка на деревьях вокруг!
      Дакари что-то им крикнул, после чего они весьма быстро заметили пытающегося исчезнуть убийцу! Мужчине заломили руки, заставив встать на колени, а затем Дакари, собственноручно ударил его, приказав своим людям держать убийцу на коленях! Ударил снова! Раз! Другой! Голова мужчины безвольно мотнулась, будь я ближе, возможно, увидела бы кровь...
      Но я стояла тут... А сердце билось где-то в горле, заставляя задыхаться. И смотрела широко раскрытыми глазами на происходящее, пока Дакари не вспомнил обо мне, не повернулся, поморщившись, не приказал кому-то из своих людей меня увести.
      Как добралась до комнаты - уже не помнила... Кажется, в конце меня уже почти тащили на себе из-за того, что я то и дело замирала на месте!
      Картина убийства не шла из головы... Вот он стоит, затем идёт, не оглядываясь... А вот уже сломанной куклой падает. И всё ради нахождения убийцы! И будь той неисправной куклой Дакари, я бы только пнула его напоследок. Но только что на моих глазах скончался посторонний человек.
      А затем Дакари бил сдавшегося уже убийцу...
      В своих покоях даже не подумала идти к цветам и другим растениям... Они никогда не любили грязь, недоверие, предательство. Все, то, чем так неосторожно пачкаются люди!
      Не знаю, сколько я так сидела. Но появления в дверях Дакари совсем не ждала. Тот стоял, оперевшись о косяк и сложив руки на груди. Растрепавшиеся чёрные прядки падали на высокий лоб, чётко очерченные губы кривились в непонятной усмешке, а тёмные глаза сияли проницательностью, скрывая что-то в своей глубине... Вы когда-нибудь видели бездну? А две? На человеческом лице?
      - Ты же понимаешь, что то, чему ты стала свидетелем, Омела, не тема для разговоров с друзьями? - удивительно, даже 'принцессочкой' не назвал!
      - А что конкретно произошло? - удивлённо приподняла брови.
      - То, о чём ты вряд ли захочешь вспоминать... И говорить...
      Не получилось сыграть в несознанку. Что ж, всегда есть запасной план.
      - Кто хочет тебя убить?
      - Ты действительно думаешь, что я отве...?
      - Твой отец?
      Молчание куда красноречивее криков протеста.
      Теперь в его ухмылке не осталось показной расслабленности, не было больше этой насмешки, ничего, кроме внимательного, напряжённого, проницательного взгляда не приходило в движение! Дакари явно думал, с какой стороны удобней меня зарезать, или, как быстрее придушить?
      - У вас с отцом странные взаимоотношения... - выдавила, переводя тему.
      - У вас не лучше, - с холодом немого предупреждения мужчина окинул взглядом скромную обстановку в моей комнате, невольно взволнованно посмотрела в сторону комнаты с растениями... Дакари тут же направился туда.
      Попыталась встать у него на пути... Вот только Дакари оказался быстрее. Но, как только открыл дверь, тут же с непроницаемым лицом закрыл и повернулся ко мне:
      - Зачем тебе, принцессочка, эти сорняки?
      Поджала губы, глядя на него с ненавистью, клубком загоревшейся где-то внутри, под грудиной.
      Решительно поднялась с кровати, буквально подорвалась!
      - Это мой дар. А теперь уходите, - говорила тихо, но с полным ощущением своей правоты. Глядела исподлобья, испепеляя взглядом мужчину.
      - Уходите, - повторила более настойчиво, облизнув внезапно пересохшие губы. Поймала взгляд Дакар на них...
      'Водяной', сам пребывая не в лучшем настроении, решил в кои-то веки последовать требованиям этикета, а потому стремительно сорвался с места... Что?! Зачем это он ко мне приближается?!
      Отшатнулась, едва не упав, но под колени подло бросилась наглая кровать, а потому приземление вышло мягким. С испугом и зарождающейся ненавистью проследила за приближением Дакари. Тот уже через мгновение оказался рядом с успевшей сесть мной. Сжал руки, которыми я попыталась его оттолкнуть, дрожащими пальцами. Держал почти осторожно, будто боясь стиснуть сильнее - сломать.
      Посмотрел прямо в глаза безмолвно вырывающейся из тисков его ладоней мне... Этим долгим, вымораживающим, внезапно затуманенным взглядом! Явственно сглотнул, проследив, как я закусила губу, пытаясь вывернуться из его хватки. Другой рукой приподнял лицо за подбородок, не давая спрятать пылающие бессильной ненавистью глаза.
      Череда отвратительных мурашек дрожью пробежала по телу, которое почему-то вполне обычно на всё это реагировало, желая расслабиться, не сдерживать стонов боли от зажатых рук! Вот только... Я его ненавижу! Раньше, пока не узнала, ненавидела по обязанности, теперь же по личным причинам!
      Ненавижу! Ненавижу! Ненавижу!
      Ну, почему всем что-то от меня надо?!
      Сдержала слёзы, глядя прямо в эти глаза. Злые, полные ярости и чего-то непонятного, что совершенно точно раздражало самого Дакари.
      И внезапно внутри холодной волной поднялась волна бешенства!
      Надоело в последние дни всё время попадать в ситуации, когда приходится быть жертвой!
      Я не дала 'водяному' продолжить! Прикрыла глаза, зная, что они сейчас, как никогда, выделяются, почти светясь жёлтым! "Помогите!" - мысленный крик.И вот уже гибкие лианы начали оплетать проём так и не закрытой Дакари двери! Мужчина тоже на них отвлёкся, слегка ослабив хватку.
      Вот оно! Рывок!
      Далеко убежать не получилось... Меня немедленно притянули обратно... Вот только лианы и не собирались останавливаться, всё быстрее и быстрее увеличиваясь в размерах, заползая на стены, потолок!
      Ледяные стрелы поразили пару побегов, но основная масса лиан продолжила делиться быстрее бактерий! Дробясь, извиваясь, они занимали всё новые и новые поверхности. Зелёное море скрывало очертания предметов, первые побеги уже достигли кровати. Я уже не чувствовала себя ни беспомощной, ни жертвой...
      Вот только, осознав, что бороться против растущих стеной лиан бессмысленно, Дакари начал окружать нас куполом льда! Сложное плетение требовало сил, но попытка сбить концентрацию 'водяному' не удалась. Не успела... И вот уже нас окружает непрозрачная толщиной в два пальца сфера, внутри которой нет ни одного листочка, ни одного корешка...
      Растерянно огляделась, но тут всё внимание Дакари вновь сосредоточилось на мне.
      - Как же я хочу снова хотеть тебя убить! - простонал он, опять подняв моё лицо за подбородок. Поджала губы, сжимая их тонкую линию. Пристально проследила за темнеющими глазами одарённого.
      - Твою сестру, отца..., любого соклановца убил бы без колебаний! А тебя... почему-то не хочу... И не потому, что ты с остальными заложниками, - важная часть моего плана, а, скорее, даже вопреки этому... Я три раза проводил очистку от зелий, заклинаний, хитроумных амулетов! Но, нет, не помогает! Совсем! Ты будто околдовала меня, опоила, - почти простонал он мне в ухо.
      Зло глядя на него, снова попыталась вывернуться!
      Мимолётно прикоснулся губами к моей щеке, скользнул почти к самым губам, глухо застонал и разорвал прикосновение. Будто сам ненавидел себя в этот момент! Куда сильнее, чем я его!
      - Опоила же? - спросил, даже с какой-то надеждой испепеляя взглядом! Со смесью дикого желания, ненависти, почти ощутимого раздражения и ярости.
      - Сразу бы яд подливала, чего мелочиться? - прошипела зло ему в губы. Не смогла сдержать ненависти, так хотелось, чтобы в это будто стальное из-за мышц тело вошло что-нибудь острое, убило бы! Уничтожило! Свело на нет все его планы на жизнь!
      И одновременно с этим в крови просыпался огонь! Жидкость, текущая по венам, уже с трудом напоминала кровь, скорее, пожар! Бушующее, неистовое пламя, парящее бабочками в животе, бликами отражающееся в гладкой поверхности тёмных глаз напротив...
      Как же я его ненавидела! О, если бы могла лишь увидеть кинжал! Лишь почувствовать нож в руке! Лишь дотянуться до бьющегося в такт с моим сердцем сосуда у него на виске! Ударить, разбить!
      Наверное, что-то промелькнуло в моем взгляде такое... Немного сумасшедшие, уже не контролирующее себя... Дакари внезапно одним движением развеял сферу, отпустил меня, стремительно направился к дверям, затормозив лишь перед самым выходом и так и не повернувшись:
      - Твоё нежелание понимать намёки злит! Но я терпеливый... Иногда. Ты же понимаешь, что в конце концов я решу проблему, устранив её? Убить тебя... Самый рациональный вариант. Но не сейчас...
      
      Глава 3
      
      Робко глянула через проём двери на безмятежно спящего Маора. Приходить сюда не хотелось... И пусть он недавно пережил аллергическую реакцию на афродизиак, компоненты которого чуть не ввели Маора в кому, однако, у нас по-прежнему не настолько близкие отношения, чтобы я к нему приходила... Чтобы просиживала ночи над его постелью, роняя солёные слёзы около бесчувственного тела.
      Тем не менее я здесь... Просто потому, что решила всё же хоть как-то поучаствовать в происходящем. Села после ухода Дакари за стол, хотя хотелось лечь и забыться во сне после всего произошедшего, и составила детальный список женщин, с которыми успел познакомиться Маор.
      Моя служанка, две дамы из его окружения за столом, близняшки - внучки доктора... На этом моя фантазия себя исчерпала.
      Изнутри жгла эмоциональная измотанность, усталость. Хотелось пожаловаться кому-то большому и сильному. К сожалению, отца у меня не было со смерти матери, пусть официально его не стало совсем недавно. В итоге преодолев малодушные порывы, сжав зубы, решила разбираться с проблемами.
      Кто, кроме меня, будет это делать?
      В конце концов из списка пусть не мотив, но правильная реакция была у близняшек... Моя служанка даже не попыталась воспользоваться подлитым, оставив нас у зала, а после ничем не выразила радости или печали по поводу моего неудавшегося изнасилования. Дамы - соседки по столу, ни разу так и не пришли к Маору, пребывающему в беспамятстве, как мне донёс Геля, который метался между комнатой Элиона и лечебным крылом, где лежал Маор.
      А вот близняшки... Они, по крайней мере, крутились где-то рядом. Да и достать афродизиак им с их профессией легче, чем кому бы то ни было ещё! И пусть я не могла их ни в чём обвинять, пусть не имела доказательств... Но могла получить.
      Вот, почему я здесь.
      Тихонько постучала просто ради приличия, а затем стремительно, опасаясь передумать, вошла. На окне кадка с обычным денежным деревом, рядом с таким же стоит другой горшок. Сразу оценив преимущество, уже была куда более уверена.
      Как ни странно, на мой стук откликнулись... Из-за второй двери выглянула одна из близняшек, кажется, Линетта. Вторую, по-моему, звали Сонетта, в тот момент мне были не особо важны их имена. Сейчас кое-что изменилось.
      Мы обменялись настороженными взглядами, девушка всё норовила фыркнуть, переводя глаза с меня на Маора и обратно. Её здорово раздражало мое право тут находиться.
      Обрадует ли её тогда моя просьба?
      - Мне нужен афродизиак.
      Девушка побледнела, заметно изумилась, а затем кинула взгляд на тело Маора.
      - Нет, не для него.
      На лице Линетты проступило явно читаемое облегчение, она осторожно поинтересовалась:
      - Я думала, вы с ним, - показательно пренебрежительный кивок в сторону Маора, и через паузу - вместе?
      - Нет, - продемонстрировала ожидаемое недоумение, - с чего ты это взяла?! Мне нужен афродизиак не для него...
      Не будь девушка замешана в произошедшей недавно истории, она бы отказала, оповестила обо всём начальство, ушла бы в несознанку... А вот девушка с мотивом...
      - Сколько?
      Я почти уверена, что это она.
      - Мне нужно много, может быть, можно спросить у кого-то ещё? Или у тебя есть большими порциями?
      - Ни у кого больше нет афродизиака в этом замке! - фыркнула Линетта, только тут она поняла, что сказала... Обеспокоено оглянулась, а затем раздражённо повторила предыдущий вопрос, понадеявшись на мою несообразительность и на то, что мне не поверят.
      Назвав число, получила пакетики с порошком. Что ж, осталось только оповестить обо всём единственную власть в Бушующем, собственно, его хозяина.
      За меня это сделают слухи, ох, не зря же за мной следит моя служанка! После того случая, она теперь постоянно за мной следовала, и, конечно же, подслушала этот разговор. А в её умении если уж не докладывать Дакари обо всём, то хотя бы распространять сплетни, я не сомневалась!
      А уж тот найдет и доказательства, и придумает их в случае отсутствия... В общем, в замке скоро стоит ждать новых людей... На замену доктору с внучками. Новеньких никто не любит, надо всего лишь проявить радушие, и у нас будет голос в замке... Всё-таки, пусть я и не люблю все эти интриги и заговоры, но и меня чему-то научили!
      Тихонько вздохнув, спрятала в карман порошок. Пригодится... Такое всегда нужно!
      Теперь было необходимо навестить Элиона и Гелю. Если первого уже перевели из лечебного крыла в его комнату, то второй сидел там, то и дело забегая к Маору.
      На миг я замерла, а затем продолжила размеренное движение вперёд, сдерживая жгущие глаза слёзы... Кому я вру? Не нужно мне ни к кому идти! Ни к детям! Никуда! Мне просто не хотелось возвращаться в комнату, мне было страшно! Хотелось лечь, пожалеть себя, вот я и отвлекалась, как могла.
      Самое обидное: знала ведь, что тут у меня не будет ни права голоса, ни уважения окружающих, а теперь вот... Даже к растениям своим возвращаться боюсь!
      Геля обнаружился, как и ожидалось, у постели уже очнувшегося Элиона. Мальчишка выглядел вполне здоровым, подтверждая тем самым, что нам безумно повезло вчера, когда никто не успел отравиться в достаточной степени.
      - Письма... - меня сразу же встретили вопросом.
      - Отправила.
      На лице Гели расплылась широченная улыбка, Элион же чуть не заплакал.
      - Я надеюсь, вы не писали ничего такого... Их же могут вскрыть, - внезапно обеспокоилась, нервно смяв ткань неширокой юбки правой рукой.
      - Нет-нет, обычные письма, - поспешил уверить Геля.
      - Использовали семейный шифр?
      - Да. А ты?
      - Нет, писала клановым шифром.
      Повисло неловкое молчание... У нас не было общих тем для разговоров, не было общих точек пересечения, не было даже представления о характерах друг друга!
      - Как школа? - спросила, только потому, что надо было что-то спросить.
      - Я ещё там не был, - Элион, наверное, единственный не чувствовал этой неловкости.
      - Нормально, - одновременно с ним буркнул Геля, отводя глаза.
      Нахмурившись, уточнила:
      - Нормально - я всех построил, никто и вякнуть не смеет в мою сторону? Или нормально - меня сегодня чуть не утопили в туалете?
      - Не смешно, - буркнул Геля, - пока до такого не доходит, но нас специально туда отправили...
      - Хотят снять напряжение в клане, перестать делать из заложников тайну, дать спустить злость хотя бы детям, - закончила его фразу.
      - Вот именно, - прошипел Геля, - надоело быть жертвой!
      Надоело... Быть жертвой! Это же мои слова!
      - Знаешь, если нужно будет ещё зелий..., ядов... В общем, заходи, - прокашлявшись, всё же выдавила из себя это. Не смей их жалеть! Даже не думай!
      - Спасибо, - Геля даже улыбнулся.
      Так и хотелось потрепать его вихрастую голову, на которой во все стороны торчали кудряшки. А эти ангельские глазки... И всё-таки нельзя детей делать заложниками. Но вот попытаться использовать их милую внешность... Интересная идея.
      - А как вы относитесь к контактам со слугами? - задумчиво спросила.
      - Хочешь наладить с ними связь? - недоуменно переспросил Геля, Элион лишь слегка удивился, поудобнее устроившись под одеялом.
      - Постарайтесь втереться в доверие к женской части персонала: кухарки, горничные и так далее... Все любят детей, а нам, ну, очень нужны связи. Ну, как? Справитесь?
      Геля серьёзно кивнул, Элион сладко зевнул, но тоже согласился. Да, может быть, и не всё так плохо... Я абсолютно уверена в их успехе. Ну, разве можно не поддаться этим чарам?
      Дальше разговор пошёл легче, может, потому что направлять его взялся Элион. Рассказывая о своей семье, младшей сестрёнке, незаконном братике и мачехе, мальчишка даже внешне преображался. Наверное, я бы могла сидеть так вечно, чувствовалось, что эти дети нашли друг в друге не только друзей, но и семью.
      И я не была её частью, как бы ни старалась...
      В общем, я бы посидела и ушла сама, но раздался глухой стук в дверь. После него служанка с обязательным поклоном оповестила нас о распоряжении хозяина:
      - Уважаемая Омела из клана Охры, вас приказано сопроводить к начальнику службы безопасности Бушующего.
      - Кем... - хотела было спросить, но меня с той же невозмутимостью в голосе прервали:
      - Младшим наследником клана Руэн.
      Быстро попрощавшись с ребятами, покорно отправилась к тому человеку, который уже два раза пропустил покушение на нас: яд и афродизиак. У меня тоже есть, что у него спросить. Весьма прискорбно видеть подобное 'рвение' в исполнении служебных обязанностей!
      Как же я ошибалась!
      Кабинет, находящийся рядом с одной из многочисленных гостевых спален, ничем не выделялся. Типичная обстановка для какого-нибудь клерка. Вот такими должны быть офисные гробы бюрократов: погребёнными под бумагами, заваленные обезличенными канцелярскими принадлежностями. Единственный, кто выделялся, - внушительный мужчина. Весьма не совпадающий по характеристикам со своим местом обитания!
      Хорош, ведь! Широко посаженные глаза яркого голубого цвета, смуглая кожа, гармоничные черты лица, нос ломаный, хищный, плечи в полтора метра шириной. И... Я бы сказала, что он старше того же Дакари. А уж этот внимательный взгляд, замаскированный под рассеянное внимание...
      В общем, насторожилась я сразу. И с той же секунды начала недоумевать, как он умудрился, пропустить покушение на нас, заложников?
      - Добрый день. Моё имя: Танэ Амадеум, - завораживащий и располагающий голос не смог меня обмануть, заставив насторожиться ещё сильнее!
      - Добрый, - ответила, как можно более расслабленно, - зовите меня просто... Омела, - моментально разграничила статусы, снизойдя с высоты наследников клана до бескланового... Наличие фамилии приравнивало его в иерархии к пласту слуг, не выше.
      - Танэ, - то ли проигнорировал, то ли не заметил грубости мужчина. Вот только его дыхание по-прежнему оставалось таким же спокойным, а взгляд безразличным. Производит впечатление опытного убийцы - вот, что я о нём думаю! И пытается это скрывать, впрочем, до сих пор безуспешно.
      - Устраивайтесь, Омела, - да, я знаю, как сильно людям нравится, когда собеседник часто называет их по имени. Вот только на мне такое не сработает!
      Танэ указал на стул, и весьма удобный. Теперь нас разделял только массивный стол, на котором стоял чайник с заваркой, кружки... Понятно, меня явно попытаются разговорить.
      - Я бы хотел обсудить с вами, Омела, - о, уже второй раз концентрирует внимание на обращении, - произошедшие недавно события.
      - По вашей вине, - даже не пыталась я идти на контакт, сложив руки на груди и раздражённо глядя на спокойного, какого-то, если можно так сказать, монументального мужчину. Тот же даже и не думал реагировать:
      - Не отрицаю, но, к сожалению, никто из нас не всемогущ, Омела, - третий раз называет по имени, - эти весьма досадные просчёты мы учли. И в данный момент работаем над обеспечением вашей безопасности. В частности, теперь вся ваша еда проверяется, вы, Омела, будете есть только в присутствии Дакари. К тому же за вашими покоями установят наблюдение. Вам заменят слуг, а также усилят охрану третьей стены Бушующего.
      По большей части я пропустила монолог Танэ, однако весьма интересно вот, что: он называет младшего наследника клана Руэн по имени, а также за нами теперь будут следить усердней, чем когда бы то ни было!
      - Весьма мило, однако, пока я не заметила никакой охраны! - не смогла удержаться.
      Почему-то после моих слов у Танэ дрогнули губы, да-да, он улыбнулся. Очень сдержанно, почти скупо, но при этом тепло, по-настоящему. Настолько, что я даже залюбовалась на миг. Но только на миг! Есть такие люди вроде Дакари и Танэ, которые располагают к себе сразу же! Вот только один меня ненавидит, а второй значительно старше и мудрей. Переиграет на раз. Уверена, что Танэ также не питает к клану Охры тёплых чувств, однако, скрывает это более чем умело.
      - Если бы вы, Омела, заметили охранников, это было бы очень печально для них, ведь у нас увольнительные не выплачиваются, - располагающая улыбка уже не была и на сотую долю процента такой же искренней, как та... прежняя!
      - Но в данный момент меня более интересует другое, - плавно сменил тему Танэ, - что вы можете рассказать о попытках отравления?
      И я бы промолчала... Вот только игры кончились, пристальный взгляд, буквально выжигающий во мне всякое сопротивление, уже ничем не скрывался.
      - В тот день мне принесли еду в комнату, так как мы прибыли в Бушующий слишком поздно для общих трапез. Я откусила яблоко, - наморщив лоб, попыталась вспомнить, - по характерной горечи сразу распознала стрихнин. Не понимаю, зачем вообще было использовать столь очевидный яд? Есть же множество вариантов безвкусных отрав! - всё же не выдержав, возмутилась. И моментально осознала, что выдала себя полностью, с головой!
      Видимо, Астория каким-то образом умолчала о моей деятельности по приготовлению ядов, дала мне дополнительный козырь в этой партии... Вот только забыла предупредить меня.
      Теперь же по внимательному, цепкому, какому-то охотничьему взгляду я моментально поняла: "Попала". Сглотнув, продолжила рассказ уже без ненужных пауз.
      Очевидно, Танэ хотел узнать совсем не о яде и попытке отравления... И убийцы, и мотивы их были уже известны Дакари, а следовательно, и Танэ. Нет, Амадеум медленно вёл разговор к афродизиаку.
      Если я не ошибаюсь, меня вызвали сюда из-за слухов...
      "А в её умении если уж не докладывать Дакари обо всём, то хотя бы распространять сплетни, я не сомневалась!"
      И, действительно, спустя три минуты меня попросили подробнее рассказать о случае с Маором.
      - Вы с ним друзья? Знакомые? Знаете друг друга с детства? - спрашивал Танэ, пытаясь не оставить мне возможности однозначных ответов.
      - Нет. Да. Да, - искренне не заметила его попыток.
      - Как вы думаете, кто виноват в произошедшем?
      А вот тут ответ однозначный!
      - Конечно же моя служанка!
      Он удивился! Да что там удивился! Замер в изумлении. Хотел было что-то сказать, но так и не смог, прокашлявшись, вымолвить не слова. Торжествующе закончила фразу:
      - К ней так ревновали близняшки... Вот и решили влюбить в себя Маора хотя бы так, им просто не повезло.
      О, да, обожаю этот момент: когда более опытный игрок пытается сообразить, где правда, где ложь, и какие у меня мотивы могут быть, а я в это время понимаю, что сейчас самое время подхватить нить разговора и направить её в нужную сторону.
      - Но с этим всё очевидно, - не дав ему и слова вставить, поспешила свернуть на интересующие меня темы, - куда любопытнее вопрос, каким образом, вы, бесклановый, оказались на столь высоком посту?
      Не ответит - я смогу молчать на его последующие вопросы, имея на то адекватную причину. Ответит - ещё один кусочек мозаики встанет на место. Что-то внутри билось на уровне горла, то и дело задевая трахею, не давая дышать ровно и размеренно, как следовало бы.
      Руки слегка подрагивали, потому я спрятала их в складках юбки, а сама пристально и выжидающе смотрела на Танэ, пытаясь сглотнуть ставшую вязкой слюну.
      Внутри напряжённо дрожала струна... Та самая, что не давала согнуть спину и склонить голову, как положено любой воспитанной девушке моего положения. Няньки были бы в ужасе.
      Тем не менее Танэ всё же ответил, чем сильно меня поразил:
      - Я сын кормилицы Дакари. Вы же в курсе идеи фикс последних поколений о необходимости брать кормилиц для наследников из других кланов или вообще не из кланов. Якобы иначе они будут излишне сильно заинтересованы во внутренней политике, на которую в отличие от внешней распространяется влияние малолетних наследников.
      Да, я знаю о подобной моде. Мама сама присматривала кормилицу моему братику среди бесклановых. Но тот так и не родился...
      Очевидно, теперь мне предстоит идти на откровенности. Судя по всему, от меня именно этого и ждут. Однако мне повезло!
      Внезапно распахнувшаяся дверь, врезавшаяся в стену. Шум! Грохот! И внутрь вошёл весьма раздражённый Дакари, который, не дав Танэ и слова вставить, зашипел:
      - Что это за слуга, которого ты за мной отправил?! От меня, безусловно, часто бегают, но так быстро и с такими криками ужаса ещё ни разу! Прискорбно видеть подобных... индивидуумов среди прислуги!
      - Кхм, - Танэ даже на секунду растерялся. Вся эта гора мускулов, эта массивная фигура каким-то образом переставала казаться впечатляющей, стоило только увидеть чёрные, горящие раздражением глаза Дакари. Вот, кого надо, не раздумывая, делать героем детских страшилок!
      - А, - Амадеум всё же что-то вспомнил, - это же новая прислуга! Они только-только из-за первой стены. А там, сам знаешь, какие слухи про тебя ходят.
      - Знаю, - Дакари, наконец, оглянулся. И весь его дружелюбный настрой, начавший проявляться в интонациях, за секунду схлынул, уступая место уже привычной для меня смеси эмоций: злобы и какого-то голода, ненависти и непонимания.
      Ответила ему той же агрессией. Одна его фигура будила не самые приятные воспоминания! А эти тонкие железные пальцы, которые сжимают до синяков, как в тисках! Поняла, что слишком долго сверлю Дакари полным бешенства взглядом. Даже он уже начал недоумевать.
      Видимо, и у нашей ненависти в мирное время есть предел...
      - Что наша принцессочка тут делает? - со всем возможным презрением.
      А, нет, нету... Ни предела, ни пауз! Изнутри горячей, обжигающей, искрящейся волной поднялась злоба. За то, что смеет презирать, за то, что уже сделал, за все угрозы!
      - Прискорбно видеть, что вы не в состоянии запомнить мое имя, - буквально вымораживая эмоции прежде всего в самой себе, процедила.
      - За это благодари родителей, явно не то имя дали, - язвительно ответил Дакари, полностью развернувшись ко мне.
      - Вашими стараниями уже не смогу! - выплюнула прямо ему в лицо эту фразу, словно помоями облила.
      Дакари почти не заметно вздрогнул, слегка побледнел, но всё же, сжав челюсти, ответил... неожиданно тихо:
      - Я не убивал твоих родителей, принцессочка. Не убивал.
      - Оправдываетесь сами? Но за решения клана несёт ответственность каждый его член! Или вы откажитесь от клана?
      Дакари не то, что не ответил... Он вообще перестал меня замечать! Лишь усмехнулся и обратился к Танэ, полностью игнорируя моё присутствие. Казалось, что он просто выкинул меня, сломал пополам и выкинул, как ненужную уже зубочистку. Зло усмехнулась, решив сидеть здесь до победного... Если тебя показательно не замечают, можно также показательно подслушивать, не будучи инициатором проблемы и ситуации в целом.
      Дакари тоже это, видимо, осознал... Но от линии поведения не отказался. Его лицо казалось замершим, будто замороженным, ни одна мышца, ни одна эмоция... Ничто не нарушало этого страшного спокойствия, и только тёмные, даже чёрные, глаза затягивали и не выпускали из своих силков любую неосторожную жертву.
      - Эти слухи, что ходят по замку, правдивы?
      Моментально закралось подозрение, какие именно слухи имеются в виду... Похоже, сплетни тут распространяются даже быстрее, чем я думала. Тут же обратилась в слух.
      - Судя по всему, - постоянно косясь на меня, принялся отвечать Танэ, - да. Мне пробовали дать другую версию этих событий с участием личной служанки Омелы, - Амадеум увидел полный ненависти взгляд Дакари и, будто издеваясь, ещё раз показал наши дружественные отношения, почти пропев, - Оомеелы. Однако, такая версия нежизнеспособна хотя бы по причине отсутствия мотива у многих участников.
      - А первая?
      - Вот она как раз-таки может быть правдой. И ей и является с большой вероятностью, - Танэ перестал на меня коситься, нахмурившись, - это легко проверить, чем сейчас и занимаются мои люди. Но уже можно начинать думать, какое наказание ты выберешь.
      - Простого изгнания из клана с них хватит, - отмахнулся Дакари, потерев от усталости лоб ладонью.
      Я же... Я же замерла, будто примороженная к стулу! По спине прошлись мурашки! Дрожь чуть не скинула на пол! Изгнание из клана?! Да хуже только смерть! Без защиты клана никто не даст за их жизни и копейки! А уж за свободу... Рабыни - не самая худшая участь, которая может их ожидать. Прокашлявшись, хрипло спросила, обращаясь к Танэ:
      - Это распространённая мера наказания в клане Руэн?
      Тот назло планам Дакари, с истинным удовлетворением повернулся ко мне и подтвердил:
      - Самая.
      Даже вопросов не осталось... Мне внезапно стало стыдно, я ведь не знаю, как наказывают у нас. Клан Охры всегда мной идеализировался, впрочем, как и всеми остальными. Постоянная пропаганда, переписываемая история... У нас не было и шанса сохранить какие-то убеждения против клана!
      В кабинете начало скапливаться напряжение... И пусть Дакари меня не замечал, однако, один его серьёзный взгляд, и Танэ вежливо попросил меня выйти, добавив:
      - Можешь даже не пытаться подслушивать под дверью... Звукоизоляция тут прекрасная. Лучше, иди к себе, поешь. Поспи.
      Что мне оставалось делать? Метнула злобный взгляд на Дакари, раздражённо глянула на Танэ Амадеума... И вышла.
      Подслушивать не пыталась... И сама знала, какая тут звукоизоляция. Толщина стен при входе в кабинет увеличивается в арифметической прогрессии. Через такой слой камня не проникло бы ни звука, даже убей меня Танэ!
      Как-то незаметно стемнело... Выглянула через вытянутое, узкое окно в коридоре на улицу. Отсюда просматривались все три стены, а также пустошь с одной стороны и море с другой, что начинались за первой стеной. Солнце уже зашло, на улице царила охлаждающая свежесть. Где-то в траве пели цикады. Стрекотали кузнечики и сверчки.
      Вдохнув ночной воздух, с наслаждением его выдохнула... Да, надо всё же вернуться в комнату. Там мои растения, я должна чувствовать себя там в полной безопасности! И ужин... Прямо сейчас... Должны были принести.
      Решительно оттолкнулась от открытого вытянутого окошка и пошла в свои покои. Стремительно миновала дверь, тут же увидев, что в одном из кресел устроился Геля.
      Круги под глазами, милая внешность... Ничего не изменилось.
      - Маор очнулся! - Геля был явно рад.
      - Хорошо.
      - Ну, он уже может говорить, - отчаянно на что-то намекая, всё пытался до меня донести это что-то Геля.
      - Хорошо, - терпеливо продолжила не понимать.
      - Он бы был рад тебя увидеть... - почти прямым текстом.
      - Хорошо.
      - То есть ты пойдёшь к нему? - обрадовался мальчишка!
      - Нет, конечно!
      Его улыбка несколько увяла.
      - А почему не пойдёшь? Он бы хотел тебя увидеть. Очнуться одному - это сложно. Всегда сложно.
      - У него есть ты, - обрадовала я Гелю, - пускай довольствуется.
      - Омела, ты же понимаешь, что он хочет видеть тебя? Не говорит, но точно-точно ждёт... Он же ради тебя и сюда... В смысле, - попытался как-то выкрутиться Геля, начал юлить, прятать глаза. Он явно не в курсе, что я уже знаю о глупости Маора, а точнее, о том, что он сюда сам напросился!
      Эх, Астория, вот почему ты можешь поделиться со мной сокровенным другого человека, но о том, что тревожит тебя, никогда не скажешь? Никогда не намекнёшь?
      Вздохнув, прикрыла рукой глаза.
      - Хорошо, - тихо согласилась.
      - Что хорошо?
      - Я его сейчас навещу.
      И тут же встала, понимая, что ещё чуть-чуть, и не то, что не навещу... Скорее, вообще больше никуда не пойду сегодня.
      По коридорам шагала в одиночестве. Геля помялся, но всё же сказал, что лучше бы мне одной подойти к Маору. То ли последний прогнал надоедливого ребёнка, то ли Геля вынашивает какие-то планы по поводу нашего общения.
      Медицинское крыло ни в чём не изменилось. Разве что близняшек тут больше не было, сейчас их допрашивают в их комнатах... Оперативно работают, профессионалы.
      Маор глядел бессмысленным взглядом куда-то в стену. У меня на грани грубости потребовал ответа:
      - Зачем пришла? - с неразборчивой усталостью в голосе.
      Хотела было промолчать, чтобы не врать про светлые чувства, человеческие отношения, однако, почему-то ответила даже как-то слегка растерянно:
      - Ты же мой соклановец...
      - Уходи, - Маор ещё сильнее отвернулся к стене, явно стараясь не смотреть на меня... Его мощные плечи всё равно продолжали быть полуразвёрнутыми, а растрёпанные волосы по-прежнему кололи концами шею, подушку, щёки.
      - Ты же мой... старый недруг, - попробовала ещё раз... совершенно точно искренне.
      Резко повернувшись, Маор сел, не замечая, как соскользнувшее вниз одеяло обнажает внушительный торс. Его искажённое от ярости лицо, сильно сощуренные глаза и хриплый голос, слова сквозь сжатые зубы:
      - Недруг?! Недруг! Знаешь, колючка, даже в самых страшных снах я не мог себе представить, что после того, как чуть не изнасиловал тебя, я всего лишь... старый недруг! Я настолько тебе безразличен?! - Маор сжимал кулаки, заставляя мышцы сворачиваться жгутами под кожей.
      Я не знала, что сказать. Просто не знала... Почему все вокруг злятся на меня? "Что я вам сделала?" - кричала внутри маленькая девочка. Ей весьма рассудительно отвечала я голосом Дакари: "Всё ещё считаешь, что ты кому-то там нужна?!"
      Маор тем временем успокоился и попросил, снова отворачиваясь к стене, пряча в глазах какую-то искру боли, сжигающей его изнутри:
      - Уходи. - Устало.
      Даже спорить не стала, просто поднявшись и направившись к себе. И уже, стоя в коридоре, вспомнила, что от моих покоев ничего не осталось! Пока там сидел Геля, разрушения вокруг воспринимались через призму усталости... А теперь! И всё как-то накатило! Сразу! Мгновенно! Погребло под собой, хороня под завалами усталости всю решительность.
      Со всей силы ударила кулаком по стене, зашипев, тут же лизнула стёршуюся кожу на костяшках. Солёный вкус крови даже как-то отрезвил, заставив вспомнить о возможностях и вариантах.
      
      Глава 4
      (Предлагаю сыграть в игру "угадай будущий труп", в этой главе кто-то умрет... Кто бы это мог быть? Версии принимаются и без объяснений.)
      
      Занимательно... Никогда в жизни я бы не могла и подумать, что однажды проведу ночь не рядом со своими цветами. Скажи мне кто такое, посмеялась бы, не поверив.
      А теперь вот...
      На самом деле, после осознания, что ничего уже не исправить, и бардак в моих покоях уберут в лучшем случае к утру, я отправилась к Элиону. Почему к нему? До сих пор гадаю... Может быть, потому, что только он не пытался меня использовать или свести с кем-то, как Маор или Геля?
      Мальчишка, конечно, сильно удивился моей просьбе, но переночевать на диване пустил. Даже потом признался, что рад моему приходу, так как Геля уже отправился спать, а ему страшно одному.
      И вот сейчас, глядя в идеально ровный, белый потолок, я ощущала, как проваливаюсь во тьму, как над головой медленно смыкаются покровы реальности, а я уже барахтаюсь на грани сна и яви, постепенно утопая в вымышленных мирах.
      Тихий булькающий звук! Резкая боль содранной кожи! И я уже свалилась откуда-то сверху на камни голыми коленями. Прошипев кое-что, что няньки точно бы не одобрили, оглядела себя. О, нет! Снова мир элементалей! Снова я, полуголая, с красивыми, но откровенно странными изумрудными, но какими-то потемневшими узорами по всему телу.
      Вот только теперь вокруг не наблюдалось моей комнаты, я была будто посередине коридора.
      Значит, расположение помещений в Бушующем не соответствует расположению объектов в этом мире? Задумчиво нахмурилась, ещё раз отряхнув колени.
      Так, у коридора два конца. У меня есть два варианта, которые с равной вероятностью могут привести меня как туда, куда нужно, так и туда, куда не нужно.
      Наугад выбрать направление... Отлично, иду вперёд. А есть тут вообще перед и зад? Может быть, это право? А это лево?
      Постаралась не останавливаться, ведя рукой по левой стене, чтобы более не выбирать направление рандомно, а всегда идти по одной и той же стене. Из любого лабиринта так можно выбраться, любой объект в нём обнаружить.
      Не знаю сколько я так шла... Постепенно впала в некое подобие транса, отсчитывая в голове количество шагов. Очнулась, когда почувствовала в ладони, постоянно касающейся одной стены, боль. Оторвав её от каменной поверхности, удивлённо с недоумением заметила кровь.
      Сколько же я тут нахожусь, раз сумела стереть ладонь в кровь! Не раздумывая, лизнула ранки, сверкавшие красными капельками. И чуть не упала!
      В моей крови... Лизнула ещё раз. Нет, там точно содержался бруцин. Вот совершенно точно. Невольно усмехнулась. Почему даже в этом мире, мире элементалей, всё напоминает о том неудавшемся покушении?! Нас травили стрихнином, бруцин же по сути почти всегда содержится в тех же растениях, что и стрихнин. У кого-то отличное чувство юмора.
      Нет, правда, так надо мной ещё никто не издевался. Тонко и мастерски.
      Похоже, сегодня в этом мире я была одна. Ни в одной части этого каменного мешка мне не встретился старый знакомый. А, может быть, это и хорошо...
      И как же мне вернуться в реальный мир? Улеглась на пол, абсолютно не переживая о чистоте. Абсолютная невозможность и парадоксальность этого мира не давали даже думать о таких обыденных пустяках!
      Интересно...
      А мои способности, мой дар, как он реагирует на это место?
      Попыталась простейшим импульсным посылом заставить листик, не так давно запутавшийся в моих волосах, прорасти. И... получилось! Маленькие корешки заизвивались словно живые! Уже из них начал появляться стебель, пробивая себе путь наружу!
      Осторожно опустила росток на каменные плиты. Почти с материнской заботой постаралась прикрыть его в углу, чтобы никто не наступил. К своим созданиям я всегда ощущала подобную нежность, пусть даже и понимая всю её странность в нереальном-то мире!
      - Кажется, я тебя где-то уже видел, - послышался чей-то задумчивый голос из-под потолка!
      Едва не упав, стремительно запрокинула голову.
      У незнакомца оказалась таинственная, загадочная улыбка, и очень странный, крайне проницательный взгляд. А ещё он находился под потолком, сидя на каком-то выступе. А ещё он был совсем небольшим, да что уж там, крохотным! Где-то с мою ладонь длиной.
      - Нет, точно видел, - разговаривая сам с собой, незнакомец продолжил меня рассматривать, болтая ногой в воздухе.
      Быстро в уме перебрала всех знакомых с такими нагловато-хамоватыми лицами: на Маора не похож, точно не Дакари. Можно было бы подумать, что это Танэ, но я не знаю, одарён ли он, а также, сомневаюсь, что его воплощение в этом мире было бы настолько худощавым и настолько миниатюрным. Шкаф, он везде шкаф.
      Но ладно это... Незнакомец совершенно точно имел на голове рога... И хвост. Правда, тот рос уже не из головы... Судорожно сглотнула, постаравшись не смотреть так внимательно на дополнительную конечность. Та моталась из стороны в сторону, гипнотизируя. А кисточка на конце казалась неожиданно мягкой.
      - Видел же? - отчаявшись вспомнить, с надеждой спросил он меня.
      Вгляделась в черты его лица... Что-то знакомое. И всё же. Отрицательно со всей честностью помотала головой.
      - Ну, как же? Совсем не видел?
      - Совсем, - хрипло подтвердила.
      - Может быть, на шабаше?
      Отрицательно качнула головой.
      - Тогда у Блоэля встречались? - не желал сдаваться незнакомец.
      - Нет.
      Казалось, чёртик расстроился, даже хвост перестал шевелиться так размеренно, застыв на одном месте.
      - Ну, как же? - растерянно переспросил он, сосредоточенно рассматривая пол под ногами, - а ты, собственно, кто? - наконец, чёртик будто встрепенулся.
      Настороженно пожала плечами и задала встречный вопрос:
      - А ты?
      Чёртик подозрительно меня оглядел, но всё же буркнул:
      - Я дух.
      - Понятно, что не человек, - согласилась.
      - Дух этого замка.
      - Бушующего?
      - А ты видишь здесь другие замки с лабиринтами в подпространстве?! - чёртик фыркнул, глядя на меня слегка высокомерно.
      - Знаешь, а я, кажется, знаю, где ты меня видел, - тщательно нахмурившись, проигнорировала его грубость.
      - И где? - дух снова воодушевился. Его маленькие глазки загорелись любопытством, а хвостик снова начал нетерпеливо отбивать дробь.
      - В замке! - торжественно возвестила.
      - В моём, что ли?
      - А ты видишь здесь другие замки с лабиринтами в подпространстве?! - возвратила я ему его фразочку, фыркнув с той же долей высокомерия.
      Чёртик открыл было рот, но тут же снова закрыл. Нахмурился. Насупился. И, кивнув самому себе, принялся сверлить меня злым взглядом.
      И тут... мне в голову пришла замечательная мысль! И почему я обидела его до того, как включилась голова?! Надеясь на его короткую память, зашла издалека:
      - А что, вы духи, умеете делать?
      Чёртик только презрительно фыркнул, сложив ручки на груди и отвернувшись в сторону.
      - Значит ли это, что ничего?
      Дух зло на меня покосился, а затем прошипел:
      - Твои попытки зацепить мою гордость жалки! Стоило бы подумать прежде, чем мне грубить, если тебе что-то от меня надо!
      Может, стоит извиниться? Окинула его взглядом. Как такие крохотные размеры позволяют вмещать столько вредности?
      Чёртик же неожиданно фыркнул снова и раздражённо с обидой добавил:
      - Впрочем, вряд ли ты вообще умеешь думать! Дура!
      Прямо, как ребёнок! Однако, извиняться я передумала. Захотелось швырнуть в него что-нибудь. Тяжёлое, острое, смертельное. Зло засопев, притворилась, что он меня не очень-то и интересует. А ведь мог бы мне помочь узнать много нового о Дакари. О Танэ.
      Так, ладно, он ведёт себя, как ребёнок. И я не лучше. Надо бы это исправлять:
      - Извини.
      - Что-что? - нет, точно издевается.
      - Извини, - повторила куда громче, пряча злость за ресницами, - мне действительно нужна твоя помощь.
      - Помощь, - попробовал слово на вкус чёртик, - и что ты можешь мне за неё предложить?
      - А что ты хочешь?
      - Даже не знаю, - врёт, по этим наглым глазам видно, что весь этот спектакль имел одну цель: получить что-то от меня, иначе бы не простил, иначе бы не начал знакомство со взаимных оскорблений. Очевидно же, что существо, старше меня на десятки лет, не может так себя вести.
      К тому же вот вопрос: как он здесь оказался? Всё больше я склонялась к тому, что чёртик куда умнее, чем кажется, и что не только я хочу от него что-то получить.
      Терпеливо дождалась, когда он озвучит, что:
      - Знаешь, я же магическое существо, мне необходима... Скажем так, подпитка. С тебя магия, с меня... Ну, что тебе там надо, в общем, - в его глазах медленно, но верно разгорались жадные огоньки, он уже чуть ли не облизывался, сильно свесившись с выступа.
      Магии хочешь? Недоверчиво хмыкнула. А не моя ли магия его сюда привлекла? Когда я экспериментировала с листиком? И вообще тот ли он, за кого себя выдаёт?
      Осторожно пошевелив пальцами, постаралась ничем не показать, что только что выпустила оттуда небольшую, совсем даже маленькую нить своей стихии. Есть! Да ведь он совсем и не дух! Магический паразит! Нить почти дрожала от напряжения, одним концом она рвалась к чёртику, а другим пыталась вырваться из моей ладони!
      Ах, ты ж! Резко выпустила нить, чтобы та исчезла во рту этого... паразита, затем дёрнула её на себя, намотав на руку. Чёртик полетел за ней, тут же распластавшись на полу в позе морской звезды!
      Растворила нить, шипя под нос ругательства. Вот же я! Действительно, какая дура! Ну и пусть эти животинки уже давно считаются чуть ли не мистикой! Ну и пусть они редки! Но ведь и этот мир является почти сказкой!
      Села рядом с чёртиком, прижав его к полу ладонями. Он успел перевернуться на спину, и теперь из-под моих рук сверкал на меня злыми, полными какой-то жажды глазами.
      - Ну, что же ты? Дух, - издевательски пропела, - давай что ли прими физическую форму побольше! Духи же могут изменяться... А вот магические паразиты нет, - сдерживая подрагивающие пальцы от желания посильнее сжать его шейку, рассматривала небольшое существо где-то с мою ладонь. Нет, он мне ещё сможет кое-чем помочь. Хотя бы сказать, где я. И, как сюда попадаю раз за разом.
      Чёртик зашипел, дёргаясь и пытаясь вырываться. Я терпеливо ждала. Раз за разом замахиваясь хвостом, он пытался ужалить меня. Я терпеливо ждала. Он решил испробовать в деле острые зубки, что в два ряда расположились в его челюсти. Я терпеливо ждала. Лапки, прижатые к полу внезапно ощетинились коготками. Я... А, к чёрту!
      - Прекрати сейчас же! - зашипела не хуже него, - как тебя зовут?
      У него чуть глаза не выпали от изумления. Видимо, никто не додумался спрашивать паразита о его имени. Неожиданно он ответил:
      - Нильс. А теперь отпусти меня, противная девчонка!
      Усмехнувшись, осторожно выпустила его. Почему-то обида внутри затихла, словно залитый водой костёр. И лишь угольки раздражения ещё теплились где-то в животе, заставляя себя усиленно контролировать.
      - Почему ты, противная девчонка, меня отпустила? - вот теперь уже он выглядел подозрительным. - Почему ты отпустила?! - Он уже почти кричал!
      - Омела.
      - Что? - его голос внезапно упал до шёпота.
      - Зовут.
      - Кого?
      - Меня зовут Омела.
      Чёртик растерянно сел, втянув когти.
      - Ты странная, - хмыкнул он, - Омела, - попробовал на вкус. Уже заметила эту его черту, будто пробовать слова, катая их на языке. Странный чёртик.
      - Все вокруг разные, все странные. По-моему, быть странным нормально, - пожал плечами.
      - Так что от меня нужно, Омела? - Нильс осторожно протёр рожки, - не просто же так ты решила пробудить в себе доброе, светлое, вечное...
      - Что это за мир вокруг?
      Чёртик фыркнул:
      - Мир элементалей, конечно же... Глупая, - добавил он с некоторым презрением.
      - А почему я сюда попадаю?
      - Нашла у кого спрашивать, противная девчонка! - заворчал Нильс, теребя кисточку на хвосте, - у своего 'водяного' спрашивай! Он тебя сюда затянул! Все знают, кто из одарённых сюда один раз попадает, будет тут появляться, пока по земле ходит.
      Интересно-интересно. Что же это получается? Мне всё время такие сны сниться будут. Об этом и спросила. Чёртик почесал между рогами и даже как-то доверчиво посоветовал:
      - Тебе нужно просто сюда кого-то вместо себя отправлять... Омела, а возьми меня в реальный мир! Будешь нормально спать, а я тут вместо тебя буду!
      - И чем мне это грозит? - не повелась на его сладкий тон. Усмехнувшись, смотрела на чёртика, ожидая его ответа:
      - Тебе ничем. А я там питаться буду.
      - Только от того, на кого я покажу! - быстро поставила условие.
      - Что? - Нильс снова растерялся.
      - Будешь есть магию тех, на кого я укажу, - пояснила.
      Чёртик быстро закивал, как-то даже просияв. И ведь я ничего не теряю. Всем известно, как изгонять паразитов... Это любой ребёнок знает. Они же обыкновенной соли боятся.
      - А теперь, как мне проснуться?
      - Ничему вас не учат! - вздохнул чёртик, - глупые маги! Просто вспомни какой-нибудь 'якорь' оттуда...
      Закрыв глаза и взяв в руку Нильса, начала вспоминать свои цветы. Как змеящиеся по потолку лианы, нежно касаются щёк и лба, стоит только пройтись под ними, как солнце топит свои лучики в зелени моих любимых травок... Миг головокружения!
      Не хватает воздуха! Резко сев на кровати, постаралась отдышаться. В ладони слабо затрепыхался небольшой светящийся шарик. Да, вот он типичный паразит. Как из учебника. Не то, что там. В том мире паразитов не узнать.
      Осторожно выпустила шарик, привязав его магической нитью к запястью. Тот рванулся вверх, но тут же вернулся, болтаясь, как воздушный шарик. Зло и неравномерно засияв, он более не повторял попыток. Я же счастливо улыбнувшись, легла обратно - досыпать.
      В этот раз не снилось мне ровным счётом ничего. А потому в того, кто резким стуком разбудил меня, а заодно и Элиона, захотелось бросить что-нибудь тяжёлое, отнюдь не подушку.
      - Принцессочка, я чувствую себя почтовым голубем. Если ты не придёшь на завтрак через полчаса, письмо от Астории отправится вслед за моим хорошим настроением, - раздражённый голос Дакари не узнать было невозможно.
      - Знаешь, Омела, сюда больше ночевать не приходи, - простонал со своей кровати Элион, повернулся на бок и сладко засопел, игнорируя мой тяжкий стон.
      Нильс за ночь успокоился и теперь послушно висел над плечом, давая про себя на время забыть. А вот мне предстоял ещё один увлекательный завтрак в компании Дакари. Что б его паразиты на части разобрали!
      Прошипев нелицеприятные ругательства в адрес Дакари, осознала, что без надзора нянек стала ругаться едва ли не чаще, чем наш повар. Тот тоже бывало, размахивая ножом, поносил на чём свет стоит поварят.
      Нож был острый, поварята шустрые, а вот животные не очень. В общем, мы часто лакомились курятинкой и свининой вне основного меню.
      Порадовавшись своей предусмотрительности, надела светлое длинное платье ампир с максимально закрытым фасоном. Волосы привычно убрала в пучок, мысленно обещая нянькам когда-нибудь заниматься всерьёз своими нарядами и причёсками. Уверена, увидь они меня сейчас, прокляли бы. Как есть, прокляли бы!
      Окинув своё отражение привычно резко-жёлтыми глазами, вздохнула и отправилась на чердак. Похоже, завтрак будет там. Не стоит опаздывать.
      Дакари был в своём обычном виде. Весь взъерошенный, будто ночь не спал, слегка осунувшийся, но с выражением высокомерия на лице. Он же ждал только меня, как ни странно, стол уже был накрыт, а сам мужчина, видимо, успел смириться с ролью посредника в нашей с сестрой переписке.
      Уселась, осознав, что ждать, когда мне в соответствии с этикетом отодвинут стул, попросту нелепо. И тут же поймала кинутое мне письмо. Белоснежный конверт на миг заставил пальцы дрогнуть, но только я собралась отложить его, чтобы потом прочесть, как Дакари лениво сообщил:
      - Я, конечно, кажусь наивным и доверчивым, но не стоит верить первому впечатлению, - это он, видимо, так шутит, - читай при мне. Принцессочка, я ещё готов относиться к твоим письмам несерьёзно, но каракули своей сестры читай вслух. Если не хочешь, чтобы они стали достоянием общественности в лице Танэ. Тот, знаешь ли, очень любит письма... чужие.
      Поджав губы, зло бросила:
      - Я не буду посвящать кого бы то ни было в мою переписку с сестрой!
      - Так мы сами посвятимся, если откажешься, - Дакари усмехнулся, крутя в руках бокал.
      - Не посмеешь!
      - На что спорим?
      Рвано выдохнула и елейно улыбнулась:
      - Что же ты тогда сразу не вскрыл письмо, зачем меня просить это сделать?
      - И потерять эти прекрасные мгновения, когда ты пытаешься сопротивляться, а затем с клокочущей внутри яростью подчиняешься? Да ни за что на свете! - по лицу Дакари пробежала какая-то судорога, словно он силился не рассмеяться.
      - Садист!
      - Не спорю, - Дакари всё же не выдержал, улыбнулся.
      Разорвав конверт, пробежалась глазами по одному предложению. Побледнела. Внутри что-то с противным звуком оборвалось. Помертвевшим голосом зачитала вслух:
      - Не лезь не в своё дело...
      Руки уже дрожали. Не в силах их контролировать, отложила письмо, понимая, что оно значит... Мне было просто плохо. Отвратительно, омерзительно. Наверное, так плохо мне не было еще никогда... Даже, когда сестра бросила меня, оставила, отправив сюда... Но ведь перед отъездом! Она же показала, что ей не всё равно! Она же пообещала вытащить меня отсюда!
      Мозг лихорадочно цеплялся за эти мгновения, никак не желая понимать очевидного. Астория соврала, сыграла на публику... В который раз.
      Я задыхалась! Мне не хватало воздуха! Закрыв лицо руками, застонала. Какая же я... наивная! Почему ты так со мной, Астория? Разве нельзя было обойтись без этого? Я же поверила тебе тогда! В который раз. Ну, сестрёнка... Ну, Астория... Зачем же так? Это ведь фактически признание меня вне клана. "...Не в своё дело...", - какая ирония!
      - Омела, не цепляйся за чувства к тем, кому ты безразлична, - внезапно произнёс Дакари. Произнёс спокойно, даже с сочувствием, и впервые назвал меня по имени. Не смогла... Просто не смогла нагрубить ему в ответ. В глазах мужчины плескалось что-то мне непонятное. Я могла бы подумать, что он испытывает жалость, если бы не понимала, что мой враг никогда меня так не оскорбит. В отличие от сестры!
      - Поверь, от этого не будет лучше ни тебе, ни им, - Дакари налил мне в бокал вина, - выпей, легче станет.
      Почему-то я его послушалась, почти залпом осушив бокал! Внутри разлилось приятное тепло. Я же продолжила бессмысленно смотреть перед собой. Я не нужна клану. Даже в качестве шпионки!
      А кому я вообще нужна.
      Дакари внезапно привстал, снова наполнив мой бокал.
      - Кажется, мне уже хватит, - заплетающимся языком с трудом проговорила.
      - Серьёзно, с одного бокала? Ты вообще пила когда-нибудь раньше, принцессочка? - Дакари снова вернул свой насмешливый тон, видимо, почувствовав, что мне легче.
      - Ну, почему ты такая... Такая сволочь? - никогда бы не задала этот вопрос, не будь я слегка навеселе и не напиши мне сестра, чтобы я не лезла в её дела. А сейчас было даже больше обидно, не за письмо, а, что ушёл тот миг, когда Дакари даже показался нормальным человеком.
      - Мы же пару минут назад нормально общались... - добавила, слегка заикаясь.
      - Считай, пара минут - предел нормального со мной общения, принцессочка.
      Повисла какая-то неестественная тишина.
      - Спасибо, - внезапно прошептала.
      - На здоровье, принцессочка, - Дакари всё же поднялся из-за стола и ушёл, оставляя меня наедине. Что бы он не говорил, но у него есть ощущение предела... Не уверена, что тот же Маор смог бы вовремя уйти, оставить меня саму с собой. Спасибо Дакари... Именно за это.
      Глядя в пространство перед собой, я вспоминала. Вспоминала то, что сейчас бы не произошло ни при каких обстоятельствах. А когда-то в детстве...
      "Омела, иди сюда!" - Астория, заливаясь весёлым смехом, обхватила папу за шею, обняв ногами за талию и повиснув на спине, как мартышка: "Мама, смотри, как я катаюсь!" - девчонка уже глядела на женщину, чьё лицо расплывалось, всё никак не собираясь в цельную картину из-за давности воспоминаний.
      "Астория, я тоже так хочу!" - кричала я, пытаясь угнаться за ней, прижавшейся к папе... Тот хохотал, глядя на мои попытки, а затем, осторожно сбросив Асторию на мягкую траву, раскинул руки.
      "Папочка", - свой полный любви шёпот я вспоминаю и сейчас. Иногда он снится мне, иногда приходит в кошмарах.
      Эта война всё у меня отняла! И семью, и клан, и, возможно, скоро в этом списке будет числиться моя жизнь...
      - Ай! - дёрнувшийся уже не в первый раз шарик, наконец сумел привлечь моё внимание, заставив магическую нить впиться в чувствительную кожу запястья. Зло дёрнула нить, притягивая Нильса к себе. Тот болтался, словно пёс на привязи. Невидимый из-за привязки ко мне шарик снова дёрнулся вверх, вырываясь.
      - Да, что ты хочешь?! - устало воскликнула.
      Шарик моментально успокоился, начав мерцать с поразительной частотой, словно пытаясь что-то сказать.
      - Давай позже, а? - я устало вытерла незамеченную слезинку, скользнувшую тихой тенью по щеке.
      Шарик снова больно дёрнулся.
      - Хорошо, чего ты хочешь?
      Шарик беспомощно попытался что-то сказать... И не смог.
      - Ладно, - сдалась, тяжело вздохнув, - сформулируй фразу в три-четыре слова. Готов? - шарик дёрнул нить, - сделай так снова, когда я правильно назову первый звук, - а... о... у...
      На третьем варианте он дёрнул нить. Хорошо, что я додумалась разбить всю совокупность звуков на три части: с 'а' до 'о', с 'о' до 'у', с 'у' до конца. Так быстрее можно наткнуться на нужный звук.
      Спустя десять минут, удалось понять всю фразу. Чёртик негодующе кричал: "Успокойся, истеричка! Займись делом!"
      А ведь он прав. Пусть и груб, как всегда, но прав. Надо бы действительно жить настоящим, перестать держаться за клан хоть на день.
      И всё-таки... Так разговаривать со мной каким-то паразитам?! Со злобой дёрнула шарик на себя, привязав его так, чтобы он не то, что пошевелиться не мог, даже дёрнуться не смел.
      И отправилась по делам. Прежде всего - комната.
      В свои покои я заходила с опаской, однако, как ни странно, там было вполне чисто и прилично. Только лианы всё ещё укутывали стены и потолок плотной сетью, отказываясь покидать места жительства. Они же медленно закачались, будто приветствуя, стоило мне только войти.
      Затем Маор. К нему в палату я заходить не стала. Спросила у расстроенного скорым отъездом доктора о его состоянии. Тот рявкнул, что всё в порядке, и ушёл паковать чемоданы дальше. Его внучки уже уехали. А вот ему дали время и рекомендации, считая почему-то невиновным в произошедшем.
      После лазарета я решила заглянуть к Геле. Тот смотрел на меня каким-то загнанным взглядом, будто бы опасаясь о чём-то проболтаться. В общем, я получила возможность задать свои вопросы.
      - Зачем ты вчера врал, что Маор будет счастлив и хочет меня увидеть? - спросила в лоб.
      Геля замялся, отвёл глаза. А затем всё же проговорил, явно смущаясь:
      - Ну, из вас такая хорошая пара бы получилась...
      У меня же получился только шок. Я стояла и не знала, что сказать, хотя и подозревала нечто подобное.
      - И когда это ты свахой стал? - подозрительно полюбопытствовала.
      - Тогда, когда наши жизни стали зависеть от ваших отношений! - съязвил Геля, а затем смутился и пояснил, - ваши постоянные перебранки в то время, когда так важна сплочённость, мне не нравились. Вот и... Да и сейчас не нравятся.
      Я даже слегка растерялась:
      - Геля, давай договоримся, мы сами с Маором решим наши проблемы. Без твоей помощи, без помощи Элиона и вообще любой другой помощи, - села рядом с ним на высокую кровать и заглянула в глаза.
      Спустя долгую паузу Геля всё же нехотя согласился:
      - Хорошо. Но, чем быстрее вы этим займётесь, тем лучше.
      Уходила я, постоянно оглядываясь на мальчишку. После этого разговора он казался уже не таким безобидным, как прежде. Ведь явно же ради своей и Элиона безопасности всё это проворачивал! Но куда больше меня раздражали постоянные подрагивания Нильса. Было ощущение, что он смеётся. Прямо таки ухохатывается.
      Куда идти дальше? Я не имела ни малейшего понятия. Снова начала накатывать мягкими волнами тоска, подтачивая внутреннюю уверенность в себе. Встряхнувшись, поняла, что срочно нужно себя чем-нибудь занять, иначе, вряд ли удастся снова избежать слёз и соплей.
      Решительно направилась в сторону той комнаты, где мы впервые появились в замке. Раз уж я тут буду жить ещё неизвестно сколько, стоит, наверное, составить карту, тем более я до сих пор путаюсь и теряюсь в коридорах.
      Захватив чистый лист из комнат, отправилась путешествовать по замку. Решила придерживаться правила левой руки и тут.
      Постепенно, друг за другом, на бумагу ложились всё новые и новые коридоры. Странные тупички, где будто бы обрывался привычный уже пол, множество дверей, за которыми могло и не оказаться ничего, кроме кирпичной кладки, бесчисленные лестницы, уходящие в потолок и теряющиеся в вышине. "Бушующий" таил в себе много секретов.
      А вот и очередной тупичок. Вздохнув, глянула назад. Небольшое ответвление коридора, которое заканчивалось стеной, было похоже на аппендикс - замкнутый вырост слепой кишки.
      И зачем здесь такое чудо?
      Вздохнув зажгла свечку, взятую в той комнате, где мы впервые появились. Почему-то уже тогда была уверенность, что стоит поискать тайные ходы. Свечка в этом деле незаменима.
      Ровное пламя на сквозняке дрожало, повей из трещин на стене ветер, и сразу же станет понятно, что за ней пустота, тайный ход. Почему-то я была уверена, что эти тупички несут именно такую функцию.
      Ага, вот и дрогнуло!
      И как же тебя открыть?
      Попробовала наиболее очевидное, постучав. Сильно постучав, почти ломясь. Никакого результата. Ладно, другой распространённый вариант укрыть такой ход - маскировка рычагов под какой-нибудь предмет. Так обычно поступали у нас в клановом особняке. Вот только мне вход в тайные коридоры был заказан.
      И, верно, рядом висела одинокая картина с птицей, парящей где-то у самой рамы. Смазанный пейзаж не вызвал особых эмоций, а потому довольно резко попыталась снять картину со стены. Не вышло. Зато стоило ей чуть-чуть выдвинуться, как где-то внутри стены зашумело, заскрипело.
      Нижний квадрат стены ушёл внутрь, открывая небольшую дыру. Чихнув от пыли, с интересом заглянула внутрь, нагнувшись почти к самому полу. Никакого освещения в открывшемся коридоре, конечно же, не было! Зато у меня оставалась свечка...
      Почти огарок. Ладно, хватит пока.
      Неуверенно глянув на болтающийся рядом и невидимый ни для кого, кроме меня шарик, всё же встала на четвереньки, проползая внутрь. Белое платье моментально сменило цвет, собрав всю возможную грязь!
      Нести свечку и ползти было совсем не удобно. К тому же всё время хотелось чихать от пыли, а руки уже покраснели и болели от неровностей каменного пола. Странный размер для коридора, но, видимо, предполагалось, что здесь будут ходить доверенные слуги, ростом которых никто не озаботился.
      Но вот пламя свечи снова дрогнуло, кинув блик на грязный камень. Так, и как открыть дверь с этой стороны? Почему-то страха не появлялось. Чувство вседозволенности было нелогичным в моей ситуации, но оно кружило голову, не давая забыться в том горе, что на меня недавно свалилось.
      Выход открывался аналогично входу. Не слишком хорошо спрятанный рычаг активировал процесс, заставляя одну из каменных плит нырнуть внутрь, та прижала меня к противоположной стене коридорчика, после чего резко сдвинулась вправо. Вывалилась я на тёмный ковёр, подозрительно знакомый такой ковёр.
      И всё же хорошо, что он тёмный. Разводы пыли были на нём не так заметны, как могли бы быть.
      Вздохнув, закрыла ход, решив идти назад знакомым маршрутом.
      Оказалась я в том самом кабинете Танэ, откуда меня вчера прогнали. Конечно же, я не могла упустить случая похозяйничать на столе врага... Хотя врагом он был до того, как клан от меня почти отказался. Сейчас, скорее, просто недруг.
      С иронией вздохнув, оглядела бумаги. Моё внимание тут же привлёк список, лежащий поверх всех документов.
      Имена, выстроенные в аккуратный столбик, пугали... Я знала оттуда почти всех: Маора, Гелю, Элиона, Дакари, меня саму, в конце концов! Стало страшно. Не знаю, зачем этот список Танэ и, что он означает, однако, оно, значение в смысле, вряд ли меня обрадует.
      Постаралась запомнить два незнакомых имени среди привычных наших: Октавия Эльмон, явно бесклановая, и Грегори Руэн, глава клана.
      Где-то что-то с грохотом упало! С тревогой вжала голову в плечи, застыв на месте. Ничего не происходило, наверное, в течение минуты. Выдохнув, осознала, что нужно возвращаться к себе.
      А то неприятности, избегающие меня не иначе, как по волшебству, снова станут сталкивать меня в пропасть жалости к себе. Быстро убрала все, как было, подняла огарок свечи, оставленный на ковре. Огляделась. Наверное, можно к себе идти. Вроде ничего не оставила, но кто его знает?
      Ещё раз всё перепроверила. Так, вот теперь можно и уходить.
      Выскользнув из запертого изнутри кабинета, развернулась и скорбно глянула на замок. Изнутри его уже не закрыть, и это, наверняка, заметят. Ловко орудовать шпильками в замках я не умею. Вообще, по сути, ничего из реально полезного не умею.
      С досады чуть не пнула злосчастную дверь! Хотя, почему же не умею? Хм...
      Ещё вчера же заметила одинокую опунцию в углу. А растения... Растения мне всегда помогут! Прикрыв глаза, настроилась на неё, постепенно выманивая.
      Меня тут же пробило током щенячьей радости! Готовности услужить, одиночества, тоски! С сожалением переключила её на более существенные вещи. Вот так, хорошо. Тебе нужно всего лишь провернуть этот кружок. Давай, моя хорошая... Ну же!
      Есть!
      Понимая, что я её оставляю, она попыталась задержать меня, снова, как стрелой, пронзив своей тоской и одиночеством!
      Выдохнув, отпустила опунцию, предварительно отправив обратно в горшок. Нити нашей слишком короткой и резкой связи обрывались, отдаваясь болью где-то внутри. Ей тоже было неприятно, я знаю.
      Очнувшись, мотнула головой и заспешила по коридору к себе, постоянно оглядываясь и обещая себе когда-нибудь забрать отсюда эту несчастную опунцию.
      Танэ её вряд ли вообще за всеми этими бумагами помнит, а ведь она такая чувствительная..., даже истеричная.
      В свои комнаты я входила с опаской. Боялась, что разрушения, устранённые не так давно слугами, снова вернутся. Этого не случилось... Случилось другое. На полу, раскинувшись, металась в предсмертных судорогах, моя служанка! Она хрипела, стонала, царапая пол вокруг и неестественно выгибаясь.
      Её глаза то и дело закатывались, грозя однажды просто не вернуться на место. Язык распух и не помещался во рту, по подбородку текла слюна, капая на белоснежный воротник и недавно вымытый пол.
      По спине прошли мурашки, меня било мелкой дрожью, ноги не держали от шока, а где-то внутри горла ползла холодная змея, царапая своей чешуёй глотку и горло. Меня попросту тошнило! Тошнило... Было так плохо, словно она моя лучшая подруга, а не случайная знакомая!
      В глазах внезапно потемнело, а затем я осознала, будто пронзённая молнией: "Она же ещё жива!".
      На ватных ногах выглянула коридор и завопила, что было сил:
      - ПОМОГИТЕ!
      Мелькнула мысль, где же та охрана, что должна стоять у моих покоев? Почему их нет?
      Мелькнула и тут же пропала. Было не до того.
      Где-то в отдалении послышался топот. Я же, преодолевая отвращение и страх, клюющий за пятки, подошла к корчащейся в судорогах женщине и попыталась помочь, как учили на курсах первой помощи наставницы.
      Вот только служанка с неожиданной прытью схватила меня за руку, заставляя с криком отшатнуться, а затем через силу прохрипела, сама не осознавая, что, при этом бесконтрольно ударяя ногой в судороге о пол:
      - Мееена завут Октаааавия Эльмон! Запоооомни, Окта...
      Она явно умерла. Вот прямо сейчас. Уже мгновение назад. Без сомнений. Тем не менее я, будто сумасшедшая, сама начала хватать служанку за руки, всё повторяя:
      - Стой! Куда же ты? Нет! Нет! Нет...
      Сама не заметила, как по щекам потекли слёзы, оставляя мокрые дорожки на щеках. Было странно, я будто не осознавала, что происходит вокруг. Тем временем в комнату ворвался Танэ! Как всегда, слишком большой, чтобы ничего не задеть, он молча оттащил меня за дверь, а сам с какими-то прибежавшими мужчинами заперся внутри, бросив напоследок:
      - Здесь жди!
      Ничего не осознавая, прислонилась к двери, глядя в никуда.
      На самом деле я вовсе не так чувствительна к трупам, как может показаться, однако, в данный момент меня накрыло... И всё больше не от вида корчащейся Октавии, а от осознания, что она отравилась водой из графина, валяющегося на полу не так далеко от её руки.
      Причём, травили в этот раз только меня. В комнатах других заложников воды не было, да и я её ни в коем случае не пила... Для цветов взяла, чтобы поливать. Только поэтому Танэ и одобрил наличие жидкостей, читай еды, в моих покоях.
      Причём, как минимум, Танэ и Дакари знали, зачем мне эта вода... А поскольку вряд ли они хотели убить растения, их в качестве убийц можно не рассматривать, хотя нельзя забывать и о том списке в кабинете Танэ. Этот цепной пёс клана Руэн явно проворачивает какие-то свои делишки.
      Нахмурившись, осознала, что за пеленой рассуждений, слегка затерялись эмоции. Исчезла эта тяжесть в груди, снова стало легко дышать, пропала тошнота.
      В голове замелькали имена наиболее подозрительных личностей, которые явно действуют от лица тех самых консервативных советников. Пусть мне ничего в этот раз и не грозило, но они покусились, пусть и по неведению, на мои растения! Зло прислонилась лбом к холодной, освежающей стене. Я ведь даже не знаю, кто мои недоброжелатели....
      - И, во что ты опять умудрилась ввязаться, принцессочка? - раздался язвительный и одновременно какой-то безумно усталый голос Дакари за мной. Стремительно развернулась, не ожидая обнаружить младшего наследника клана Руэн прямо за своей спиной, не удержалась и с коротким испуганным вскриком отшатнулась назад.
      Дакари удивлённо, но оттого не менее стремительно поддержал за талию, не дав моему затылку встретиться со стеной, а затем также резко отошёл, чуть ли не отряхнув руки. На лице прямо-таки запредельная брезгливость, а глазах всё та же усталость. Вот только пальцы... у него... они подрагивали.
      Нервы ни к чёрту! Не к Нильсу, в смысле.
      - Знаешь, после пары таких падений, вполне можно и надорваться, тягая таких, как ты в вертикальное положение, - Дакари снова включил свою язвительность, однако, почему-то при этом он пробежался цепким взглядом по мне, выискивая повреждения, - так, что у вас произошло?
      - Убийство. Отравили воду в графине. Уважаемой Эльмон уже не помочь, - голос Танэ раздался за спиной, но я, наученная горьким опытом, не стала падать.
      Наблюдая со стороны за мерной беседой Дакари и Танэ о похоронах, о возможном убийце, меня всё не оставляло ощущение, что они знают куда больше, чем показывают! Каждый из них явно был осведомлён лучше моего, что безумно раздражало. Так они к тому же, будто насмехаясь, при мне вели диалог, явно желая убедить в своей непричастности и неосведомлённости!
      Зло глянула на них. Конечно же, Дакари моментально понял, в чём дело. Его улыбка на миг стала какой-то ужасающе насмешливой, а затем прозвучала куда более издевательская фраза:
      - Так что, думаешь, это убийство? Может, самоубийство.
      От злости сжала руки в кулаки, затем глубоко вдохнув, расслабилась, улыбнулась всем, из-за чего словила пару подозрительных взглядов, а затем, дёрнув Нильса за ниточку, едва слышно прошептала: "Дакари", - и отпустила... И вот совсем не стыдно!
      Убить паразит - не убьёт, но лёгкое головокружение гарантировано.
      А сильный Дакари мне сейчас точно не нужен, точно также как не нужен и тот таинственный помощник убийцы, что имеет доступ к моей спальне, к спальне всех заложников. Кто же это?
      Задумавшись, пропустили тот момент, когда Дакари исчез за дверью моих покоев... Скорее, уже бывших покоев, потому как селиться там после произошедшего было бы слегка странно даже для меня. Интересно, как тогда поступить с моими растениями, боюсь, долго они без меня не протянут. Занятая такими мыслями, слегка вздрогнула от внезапно разжавшегося голоса Танэ:
      - Я хотел тебя попросить перестать выводить из себя Дакари.
      Что за просьбы?! Как будто я принимаю активное участие в выведении этого наследничка из себя?! По-моему, это он меня больше раздражает, но никак не я его!
      Мило улыбнувшись, решила не спорить. Вот только Танэ безмолвными улыбками было не провести. Он моментально заметил ярость, тщательно скрытую за ресницами, а потому решил всё же пояснить:
      - Понимаешь, у нас сейчас весьма сложная ситуация во внутренней политике клана. Это скрывается, но Грегори Руэн уже давно не в состоянии самостоятельно принимать решения, за его спиной всегда стоит Деус, старший наследник класса Руэн и единственный брат Дакари, - разъяснил Танэ, - сейчас идёт весьма активное соперничество Дакари и Деуса за влияние в клане, по сути, ваше заложничество и сближение с кланом Охры - идеи Дакари. Деус сейчас на стороне консерваторов, пока ему это выгодно. Поэтому сейчас мне нужен Дакари в здравом уме и со своим умением выпутываться из самых скверных историй.
      Я была в шоке. У нас в клане ничего такого слышно не было! А потому знать такое и не иметь возможности передать это Астории вследствие разрыва в переписке стало мукой. И ведь сообщили же мне это только сейчас! Когда все точно знают, что через меня до Астории информация не дойдёт!
      ***
      Нильс сидел под потолком и основательно так злился. Безжалостно комкая в руках единственный хвост он с яростью глядел на эту противную девчонку, которую никак не удавалось съесть! А ведь её магия такая вкусная... Словно тает воздушным кремом на языке, отдаваясь сладкой болью за ушами.
      Облизнувшись, Нильс на миг зажмурился, решив попробовать ещё раз, в последний раз.
      - Удивительно видеть такую сильную магию в руках такой неопытной девушки, - промурлыкал он, в очередной раз привлекая внимание одарённой. Та резко, как и двенадцать раз до этого, вскинула голову, - да-да, с такой силой вы способны на большее... Знаете, вам стоит лишь попросить, и я готов за небольшую долю вашей магии исполнить всё!
      И снова не такая реакция, которую Нильс рассчитывал получить! Девчонка замахнулась рукой, а с той сорвался сгусток концентрированной магии, которая была способна его разорвать. В него же столько не поместиться! В бешеном темпе улетая, он всё кричал:
      - Я могу устранить соперников, убить врагов!
      - Сама в этом кому угодно помочь могу! - шипела девушка, не прекращая поливать Нильса магией.
      - Всё, что только пожелаешь!
      - Мне хватит и твоей смерти!
      Досадливо поморщившись, Нильс щелчком пальцев в очередной раз стёр ей память, усыпив. Злоба никуда не делась, да и девчонка эта, неподатливая, раздражала всё сильнее! Не могла она что ли с первого раза, как все нормальные люди, поверить! Так нет же, уже в тринадцатый раз приходится менять сценку!
      Задумавшись, Нильс зло сплюнул. Так, поди, и духом замка притворяться начнёшь! Эх, где те времена, когда можно было без проблем забирать чужую магию, когда не приходилось за это отчитываться?
      Так, ладно, ещё одна попытка. Выругавшись под нос, Нильс снова сменил облик и придирчиво оглядел зелёную хламидку, миниатюрные ростки с почками по всему телу. Потерев появившуюся лысинку, паразит зашипел от недоумения. Его магия помогала ему принимать желанный для жертвы облик, но это никак не помогало решить, почему эта противная девчонка сделала из него кустик!
      Серьёзно! Ну, почему кустик?! Так, над ним никто ещё не издевался! Он, наверное, впервые в жизни подумал бросить всю эту деятельность и начать патрулировать коридоры мира элементалей, занимаясь мелким вредительством.
      Нет, в этом он точно не появится перед людьми!
      
      (В точности до конкретного человека не угадал никто, однако, близки, на мой взгляд были Taurius, Bambuk, Виолетта, угадавшие настоящую цель убийцы. Однако, Лео была несомненно ближе всех, написав, что убьют кого-нибудь из прислуги:) Спасибо всем за игру, может, попозже будет еще что-то подобное).)
      
      Глава 5
      
      По потолку ужами стелились лианы, их кончики начинали медленно чернеть, закругляясь жёлтыми завитками. Повисшие цветочки, не так давно раскрывшиеся, заставляли растения склониться, будто кланяясь чему-то или грустя. Вся комната увядала, словно лето внезапно сменилось осенью. Казалось, вот ветер подхватит листочки, ковром укрывшие землю, и понесёт их вслед за перелётными птицами.
      Вдохнув, осторожно прикоснулась к сухой веточке, одиноко торчащей в горшке. А затем одним рывком очнулась ото сна!
      Сев, некоторое время невидяще глядела в тесноту лазарета, куда меня поместили на время уборки в моих покоях. Конечно, сначала Дакари с мягкой улыбкой предложил пожить в его постели, но я сообщила ему, что уважаю гигиену и личное пространство.
      В общем, мне остался в качестве альтернативы лишь лазарет. Маор показался мне наименее опасным на данный момент вариантом, а потому... Так я здесь и оказалась. И заодно узнала, что здесь двери закрываются на ночь. На ключ.
      Я понимала, что за день мои растения не придут в то ужасное состояние. Я всё понимала... Но они там! Глядя расширившимися глазами на дверь, я также осознавала, что непроизвольно начинаю волноваться. Даже паниковать!
      Наверное, я бы так и сидела, пялясь на запертую дверь, если бы не голос с койки за ширмочкой. Вздрогнув, услышала:
      - Прекрати шуршать, колючка! Что там с тобой?
      - Отвали, Маор! - огрызнулась, снова ложась.
      Тот хохотнул, явно перевернувшись на другой бок:
      - Всё, как в былые времена, когда я подозревал в твоём словарном запасе лишь ругательства.
      Промолчала, не понимая, с чего вдруг он вернулся к дружественному переругиванию. Или стадия агрессии уже прошла?
      Примерно это у него и спросила.
      Он ответил весьма развёрнуто, полно и с полным списком всевозможных причин:
      - Спи давай, колючка.
      - Я боюсь... - совсем тихо, почти под нос прошептала.
      Маор, конечно же не мог притвориться, что не услышал:
      - Чего же? Монстр из-под кровати ещё вчера вечером сбежал, как тебя увидел. Свою признал.
      - Всё шутишь? - усмехнувшись, легла лицом к ширме, точно зная, что там он точно также вглядывается в темноту, пытаясь угадать в ней человеческие черты.
      - Уже нет. Можешь начинать ныть о том, чего ты там боишься, - проворчал Маор.
      - Чтобы ты потом это использовал против меня?!
      - Прискорбно осознавать такое недоверие после стольких совместных лет, однако, ты всё ещё можешь поныть на моём крепком плече, - язвительность Маора была даже более концентрированной, нежели обычно. Так и видела, как он истинно по-дакарски вскидывает бровь, глядя точно на меня, игнорируя ширму и тьму.
      - Избавлю тебя от этого, - даже улыбнулась, понимая, что вопреки всему успокоилась.
      - Омела, что тебе написала Астория? - внезапно задал вопрос Маор, чем заставил меня снова распахнуть глаза и уставиться во тьму уже с подозрением.
      - Откуда ты узнал?
      - Ага, значит, точно написала. И чем же она умудрилась обидеть тебя?
      Прокусив губу чуть ли не до крови от досады, очень даже резко, почти грубо ответила:
      - Не твоё дело!
      - Моё. И Гели, и Элиона.
      Долго молчала, после чего неохотно ответила:
      - Написала, что клан не испытывает в нас нужды.
      - А дословно?
      Сглотнув, почти прошептала:
      - "Не лезь не в своё дело".
      - Это серьёзно, - вынужден был признать он, а затем проворчал, - можешь мне не верить, но Астория всегда была той ещё стервой. Не смей реветь в подушку и портить местное оборудование из-за какого-то письма!
      - Какого-то?! - воскликнула и тут же прикусила язык, опасаясь начать реально страдать на любезно предоставленном плече. Нет, до такого не опустится не одна наследница клана Охры, пусть и бывшая.
      Хмыкнув, отвернулась от ширмочки и закрыла глаза, твёрдо решив спать. А утром согласиться на любое соседство, кроме догадливого Маора. Думаю, Элион не будет против.
      Маор попытался окликнуть меня ещё раза два, пока не понял, что я его игнорирую, а затем и сам засопел, досыпая остаток ночи. С утра я ушла незамеченной, проснувшись рано и выскользнув из открытой таким же жаворонком-доктором двери.
      Не выдержала и помчалась к себе, проверять цветы. Первую комнату пробежала, не глядя, стараясь никак не реагировать на непривычный беспорядок, во вторую комнату залетела весьма быстро, чуть не сбив по дороге горшок.
      Вот они...
      Опунция, пустившая кучу похожих на ладошки побегов. Фиалки, чьи нежные цветочки уже отливали своим странным фиолетовым оттенком, пропуская через себя солнечные лучи и оставляя на стенах лиловые следы. И те самые лианы, вьющиеся по стенам и с удивительной радостью касающиеся меня. Их медленные движения были настолько логичными, привычными и правильными, что я чуть не расплакалась от облегчения.
      И тут же заметила, что той самой опунции горшок уже мал. Ей явно нужно вместилище побольше. Надо будет пересадить. А пока...
      Села на пол и стала последовательно поглаживать листочки, тянущиеся ко мне, словно к свету.
      Эти странные волны, которыми мы общались, не были похожи ни на что иное. Ни на мыслеобразы, ни на эмоции в своём чистом виде. Нет, это было что-то... странное, всегда удивительное. Поразительное, изумительное до ужаса...
      - Что ты делаешь, принцессочка? - голос откуда-то из-за спины звучал растерянно. Вздрогнув, резко закрыла от пришедшего Дакари слегка светящиеся от избытка впечатлений растения.
      - В этом заключается твой дар, - задумчиво пробормотал мужчина, после чего, присев, начал рассматривать не до конца погасшее растение, - Танэ знает только о твоих способностях к ядам, из-за чего ты была под подозрением... с самого начала. Весьма милые диалоги с растениями... как-то исчезли из поля нашего зрения.
      О, да, младший наследник клана Руэн умел делать многозначительные паузы...
      Рассуждая и не глядя на меня, Дакари разглядывал своими удивительно тёмными, глубокими глазами опунцию, при этом он хмурился, будто не понимал, что же ему так знакомо. Решила помочь:
      - Не знаете, кто притащил сюда растение из кабинета Танэ?
      - Так вот откуда она, - пробормотал даже с каким-то облегчением Дакари, - знаю. Слуги перенесли, скорее всего. Сейчас в том кабинете заделывают тайный ход, вчера кто-то... весьма неосмотрительно... пробрался по нему в кабинет Танэ. Сейчас активно ищут этого... неосмотрительного...
      Секунда размышлений. И подозрительный взгляд Дакари вперился в меня, пронизывая насквозь!
      Сглотнув, сделала самый беспечный вид. Я такой Астории всегда демонстрировала, как по весне снег сходил, и оказывалось, что двор усеян ямками, откуда слуги мне таскали землю для горшков.
      - Похоже, я всё же нашёл этого... Неосмотрительного... - голос младшего наследника клана Руэн просто исполнился подозрительности. Его тягучие глаза сощурились, превращаясь почти в щели, а губы скривились в привычной усмешке.
      - Да? И кто же это? - не желала отступать.
      - Будто не догадываешься?
      - Откуда мне? - поразилась.
      - Добровольное признание облегчает участь, - намекнул.
      - Главное, не забудь это обвиняемому сообщить, - заговорщически поделилась дельными мыслями.
      Края губ у Дакари дрогнули в улыбке, но на лице было написано явное раздражение. И почему-то сейчас не хотелось на него злиться, не хотелось его ненавидеть, как обычно бывало...
      А ведь это неправильно! Так не должно быть! Он враг... В первую очередь, он угроза клану Охры. Моему клану. Меня с детства учили ненавидеть всех, кто хоть сколько-нибудь причинял клану неудобства. А я теперь... Так запросто с ним общаюсь?
      Кажется, мы подумали об одном и том же, потому как задорные искорки утонули в тёмной глубине глаз Дакари, а губы сжались в тонкую полосу, заставив усомниться вообще в его способности улыбаться.
      - Не смей больше копаться в коридорах замка. Ты не у себя дома! - произнёс веско, но фальш чувствовалась. Ему тоже было не по душе противоречие в эмоциях, которые должны быть, и которые есть. И, похоже, Дакари начал испытывать непозволительное куда как раньше меня! По крайней мере, он не так удивился своим ощущениям, как я.
      Нахмурившись, только кивнула, не показывая, как его "...Ты не у себя дома!" меня ударило. Словно под дых!
      Дакари хотел уже было сбежать, а по-другому его взгляды в сторону двери понять было невозможно, как с досадой осознал, что приходил сюда не за тем, чтобы в очередной раз разочароваться в идеалах родного клана. Поморщившись, он всё же процедил:
      - Тебе следует поесть. Идём.
      - А ты теперь почтовым голубем подрабатываешь? - вырвалось почти непроизвольно. Хотя, не буду врать... Вырвалось это очень даже произвольно, потому, что я хотела такое сказать.
      Глаза у Дакари сузились, а лицо полыхнуло гневом, заходили желваки. Да, оскорблений мы не переносим!
      Моментально оказавшись рядом, Дакари лучше любого мысленного голоса, напомнил, насколько мы разные, прижав меня за горло к стене! Вцепилась пальцами в его руку, чувствуя удушение и тянущее ощущение! Перед глазами всё начало расплываться, плавясь, будто в печи!
      А лицо мучителя приблизилось, он почти коснулся своими губами моих, обжигая дыханием. Сердце замерло, а затем зашлось в припадке! По венам потекло жидкое, раскалённое золото.
      - В следующий... раз думай, кому... и что... говоришь! - процедил Дакари, прямо мне в губы, делая при этом такие знакомые уже многозначительные паузы. Его рука на моём горле подрагивала, будто он пытался сдержаться и не сжать пальцы до посинения, ломая мои позвонки с тем противным хрустом, что после преследует по ночам!
      С ужасом осознавала, насколько беспомощна! Из горла вырывался только один хрип, когда Дакари резко отшатнулся. На миг задержавшись взглядом на моих губах, он затем разжал пальцы, брезгливо глядя, как я согнулась, закашлявшись. Внутри закипала злость!
      - Запомни, принцессочка...
      Тугим комком внутри шевелилась ярость!
      - Здесь... ты никто! И, отвечая на твой вопрос...
      Волной поднимался гнев!
      - Слуг уволили. Всех. После вчерашней ситуации они под подозрением. Сейчас Танэ лично собеседует других. Слуг из прочих моих особняков.
      Я же... У меня снова закипала кровь, а адреналин ударил в голову. Наверное, только этим можно объяснить, почему я лишь улыбалась, разгибаясь. А затем стремительно протянула руку к лианам. С усмешкой. Дакари может мне угрожать везде, кроме... моего сада!
      Сжав руку в кулак, потянула на себя нечто невидимое постороннему глазу. Лианы тут же всколыхнулись, с огромной скоростью налетая на Дакари и желая ухватить его за горло!
      Лучше бы он не поворачивался к ним спиной... Дакари же всё продолжал так стоять, изредка отмахиваясь от лиан ледяными волнами и будто не замечая происходящего!
      Мою ладонь перехватили сильные мужские пальцы в момент, когда я практически завершила плетение. Когда лианы уже готовы были к финальному броску!  Вторую руку также сжали, буквально заставляя кричаться от боли!
      Захлебнулась заклятьем, сжала руки в кулаки, пытаясь не застонать от тянущей боли в груди. Прерывать магические потоки всегда больно. Больнее только делать такое с чуждой стихией.
      Лианы безжизненными паклями повисли у стен, болтаясь то под самым потолком, то почти задевая наши макушки.
      - Забавно, - Дакари слегка ослабил хватку, зная, что уже непоправимо нарушил структуру заклинания, - ты понимаешь, принцессочка, что только что... покушалась на жизнь младшего наследника?
      - То же можно сказать и о тебе! - выплюнула ему в лицо фразу, пытаясь вырвать руки, безуспешно дёргая ими в стальных пальцах Дакари.
      - В моем случае, твоя смерть не желательна, но допустима. В твоём же... - мужчина сознательно игнорировал мои попытки вывернуться, глядя куда-то поверх меня.
      Тяжело дыша, снова предприняла попытку избежать прикосновения этих стальных пальцев!
      Зажмурившись, заставила себя буквально полыхнуть призывом к стихии! Зелёные дымовые волны стремительно расползлись по комнате, а откуда-то сверху на Дакари посыпались небольшие круглые семена, тут же раскрывающиеся острыми шипами на его коже! Показалась алая, как пламя, кровь!
      Она потекла из неглубоких, но многочисленных порезов, заставив Дакари поморщиться. Он был явно весьма раздражён. Да что там?! Он был в ярости! Но своей цели я достигла... Младший наследник клана Руэн выпустил мои руки, чтобы прикрыться ледяным щитом.
      Дождь из семян вскоре прекратился, всё же для сильной магии требуется направление, задаваемое жестами... А я, полыхнув во все стороны магическими волнами, вложила в каждый отдельный импульс не так много энергии! В отличие от Дакари, чей щит только что медленно впитался в его ладонь.
      После чего мужчина как-то неотвратимо развернулся ко мне, прожигая глазами, словно и не 'водяной', а 'огневик'!
      Гордо вскинув подбородок, скрыла дрожь, испуганными волнами пробежавшую по моей спине! Постаралась не показать, как сильно дрожат мои пальцы, сжав их в кулаки.
      Дакари смотрел мне прямо в глаза, я старалась не отводить взгляда... Чёрнота против жёлтизны! Лёд против земли!
      И я, наверное, именно тогда впервые осознала, насколько наши судьбы схожи... Равное социальное положение, одинаковые проблемы с родственниками, кровавые последвия минувшей войны... Можно перечислять до бесконечности! Но нельзя забывать, что мы враги!
      Ярость и страх, гнев и испуг, негодование и дикий ужас, - все перемешалось! Но первым прервал молчание, нарушаемое лишь нашим напряжённым дыханием, всё же Дакари:
      - Вижу, перемирие кланов для тебя, Омела, ничего не значит?
      - А где же привычное уже 'принцессочка'? - решила идти до конца, в полной мере осознавая, насколько это глупо, насколько самоубийственно!
      - Скорее уж, оборванка, - презрительно оглядел Дакари мою не самую чистую после общения с растениями одежду, - переоденься. И через полчаса на чердаке.
      Когда он развернулся к дверям, я уж было с облегчением и ощущением торжества вздохнула, вот только...
      - Ах, да! - Дакари обернулся, ухмыляясь и за ухмылкой скрывая ярость, - с этого дня ты ночуешь в соседних покоях. Ради твоей же... безопасности.
      За ним потянулся и светящийся присосавшийся комочек - Нильс. Дверь захлопнулась с таким грохотом, что я вздрогнула! Она отсекла всякую надежду на возвращение прежних отношений. Бессмысленно посмотрела куда-то вперёд, ощущая горечь свалившихся проблем где-то под языком. Безрадостно улыбнулась, понимая, теперь всё изменится. Я посмела показать зубки? Больше не будет возможности спрятаться за договорённости кланов, как раньше...
      С досадой оглянулась на свой новый сад. Он был ещё настолько мал, что занимал едва ли треть комнаты. И, видимо, его тоже ждёт переселение. Вздохнув, наметила ближайшие цели.
      Итак, ослабить Дакари. Его устремления и желание наладить отношения с кланом Охры мне выгодно, выгодна и его защита, однако, он молод, не сдержан, сильно затронут войной. Диагноз: опасен.
      Последовательно прояснить ситуацию с Асторией, списком Танэ, смертью служанки и предателем в наших рядах. А также выяснить, что планирует Дакари в дальнейшем.
      Кроме того, необходимо разобраться с новыми людьми в замке. С прибывшим доктором лет семидесяти Геля и Элион отношения, по их словам, уже наладили. Значит, на мне новая прислуга.
      И последнее... Не доверяю я Нильсу. Слишком выгодно он устроился, за мой счёт пробираясь в этот мир. И пусть так он отгораживает меня от реальности элементалей, но слишком высока цена. Хотя в данный момент он мне всё ещё нужен.
      И самое время сейчас достигнуть хоть каких-то договорённостей с Дакари. Откинуть эмоции, откинуть злобу, связать его любыми обязательствами, любыми условиями, любыми обстоятельствами. Только бы не смог причинить нам, заложникам, вред. Слишком он не надёжен, впрочем, как и все 'водяные'. Им свойственна эта переменчивость настроений, однако, если они дадут слово - сдержат, чего бы им это ни стоило.
      Именно тот крючок, на который нужно ловить Дакари. Хотя сомневаюсь, что у меня получится. Он куда как опытнее меня в подобных играх. И ведь уже заставил перейти на его сторону! Мыслить его категориями!
      Зло саданув кулаком по стене, мрачно продолжила переодеваться. Пора уже выбираться из тени, в конце концов, ядоделы никогда не бывали лишними. Дакари многое может предложить за мою помощь...
      Помощь в устранении его врагов.
      На чердаке, однако, Дакари не оказалось. Накрытый стол и небрежно брошенная поверх бумажка. Подошла, а там стремительным, энергичным и резким почерком было выведено: "Еда проверена. Ешь. Буду к ночи."
      Опустив белый листочек, задумчиво оглядела стол. Понять, куда уехал младший наследник клана Руэн, не составляло труда. Явно же отправился к верхушке клана, отчитываться о произошедшем убийстве. Хотя, скорее, врать о нём, судя по отношению Дакари к той самой верхушке.
      Стол накрыли сытно. Протягивая руку за очередным пирожком, невольно вспомнила о произошедшем. А ведь мелькает что-то на грани сознания! Как есть, мелькает!
      Попытавшись ухватить мысль, поняла лишь только то, что служанка не зря о своём имени вспомнила в конце жизни. Не просто же так она его всё повторяла и повторяла?
      Не доев, вскочила и бросилась к кабинету Танэ. Как я и ожидала, там столпилась внушительная очередь из прислуги. И я бы застеснялась, ушла бы. Может, даже устыдилась бы! Вот только...
      - Разойдись! - главное ошеломить, а затем влететь в кабинет, пока голова очереди не успела сообразить, а хвост не начал целиться чем-нибудь острым в нарушителя.
      Ворвалась в кабинет, где собеседование проходил один из кандидатов... Оценила внешний вид и мимику... Ну, точно вылитый конюх. Ещё в кабинете в самом углу жалась ничем не примечательная девушка. Что-то в ней цепляло. Ладно, мое дело в любом случае не терпит отлагательства.
      Едва не задыхаясь, спросила у поднявшего в удивлении бровь Танэ:
      - У умершей служанки были родственники среди уволенной прислуги?
      Девушка вздрогнула от моего голоса, а у будущего конюха глаза грозили вывалиться ещё на словах о смерти, а после фразы про увольнение, я уже стала бояться не за его глаза, а всё больше за сердце! Ну, ладно, главное новый доктор здесь есть. Вылечат. В крайнем случае осчастливят наследством дальних родственников...
      Танэ же во время моей излишней сострадательности в кабинете задумался, а затем в один момент вспомнил:
      - Были. Двое. Сын и сестра.
      Мучительно долго размышляла, а затем, наконец, вымолвила:
      - А наследство у неё какое-то было? Может, домик где-то? Ещё что-то?
      Танэ, похоже, начал понимать, к чему я клоню. Так как нахмурился, весь как-то подобрался, а затем хрипло ответил:
      - Было. Ещё с утра на родственников переписали, перед тем как всех поувольняли.
      И вот тут всё стало в конец ясно! Бесклановые они по тому и бесклановые, что за их спиной не стоит клан. И если такой человек наживал какое-либо имущество, оно отходило не в общую казну, а должно было передаваться потомкам. А такие юридические мелочи, как завещание чего-либо нотариально заверялись лишь клановыми. Потому и служили бесклановые нам, потому и удивительно, как такой, как Танэ, смог так высоко подняться.
      Но теперь ещё и ясно, почему служанка всё шептала своё имя. Явно хотела, чтобы завещание вступило в силу после её смерти, чему может поспособствовать только её хозяин. На меня ведь надеялась. А я и не вспомнила даже...
      - То есть ты хочешь сказать, именно из-за наследства она так стремилась донести до нас, как её зовут? - Даже с некой насмешкой спросил Танэ.
      Ну, да, оторвала его ради такой мелочи от дела... Вот только для меня, видевшей тот список на его столе, служанка, твердящая одно из имён списка, была проблемой.
       - Да, что уж там? Прямо тебе говорю об этом! - огрызнулась, задумчиво следя за начавшей недовольно роптать головой очереди. А ведь в планах было подружиться с новыми слугами! Не судьба.
      - Сказала? - Танэ дождался моего кивка, - а теперь дай я разберусь со своими делами! - рыкнул он так, что я и не подумала ему возражать. Девушка, стоявшая в углу кабинета, вздрогнула и ещё ниже опустила голову. Я же лишь глянула хмуро, словно прижечь хотела взглядом, да вышла вон, решив не ввязываться в конфликт хотя бы сейчас.
      И, видимо, поступила мудро, так как очередь смотрела на меня уже без прежнего желания моей скорейшей смерти. Фыркнув, тихо отправилась к себе. Коридоры, как и в день нашего прибытия, казались какими-то бесцветными. Особых картин или гобеленов на стенах не было. Голый камень не оставлял ни малейших сомнений в военном предназначении данной крепости.
      Невольно вспомнила, что Бушующий замкнут в три стены, огибающие его по периметру и ограждающие разные слои населения. Размышляя об этом, я чуть не завизжала, когда часть стены внезапно отодвинулась, а из пыльного хода выглянул светящийся шарик, зависший над плечом кряжистого старичка.
      Нильс, почему-то более не высасывающий энергию из Дакари, висел над плечом какого-то толстячка, даже и не думая на нём паразитировать. Низкорослый старенький мужчина будто бы видел Нильса, по крайней мере, его ворчание в адрес паразита можно было трактовать только так.
      Как только они заметили меня, старик неожиданно сплюнул и злобно пробормотал больше себе, чем Нильсу:
      - Ну, вот! Нашли мы твою девку! Только зря столько бродили...
      Я растерянно переводила взгляд с одного на другого, на всякий случай концентрируя рядом с собой стихийное поле.
      - А ты, чего стоишь?! - старик перевёл мутноватые выцветшие глаза на меня, - а ну быстро иди сюда! Все ноги сбили, пока тебя искали!
      Нильс согласно замигал, я не стала его разочаровывать отсутствием у него конечностей. Как не стала и заходить в тайный ход. Молча, тщательно пряча испуг в глазах, попятилась, думая, куда лучше бежать и что лучше кричать.
      Взгляд старика стал подозрительным.
      - Чегой-то ты, девка удумала?
      - Ничего-ничего, - ответила, как можно честнее, уже почти рванув вдоль по коридору.
      Но только я занесла ногу, как подлетел и почти парализовал меня, скинув излишек энергии, Нильс. Дедок, который на протяжении всей беседы почти разваливался, тщетно сыпя песком от старости на и без того грязный, давно не мытый пол, теперь молодецки крякнул и, присев, подхватил меня сначала на руки, а затем и вовсе перекинул через костлявое плечо... И, кааак припустил! Клубы пыли не успевали опускаться!
      Вот честно, больше всего боялась, как бы он прямо подо мной не издох. Пол в конце концов каменный, а я с такой высоты падать на него не хотела. Да и старичка было жаль.
      - Что вообще происходит? - вскричала и начала вырываться, как только излишек энергии рассеялся в окружающем мире. Нильс замигал, явно намереваясь меня снова вырубить, но старичок, который вот точно-точно был родом из подгорного цартсва, цыкнул на него:
      - А ну, прекрати девку магией накачивать!
      И такая волна благодарности внутри поднялась.
      Нильс послушно, что было вот ни разу не в его характере, замигал и отстал. Меня же, нисколько не заботясь о моей сохранности, скинули на тот самый пол. Пыльный, так как в тайных ходах вообще мало кто убирается. Благодарность истаяла, словно и не было.
      Зашипев, невольно пожалела, что старичок всё же не издох. Падать на него сверху было бы куда как мягче!
      - И, что происходит? - сев, сложила руки на груди, показательно отказываясь сотрудничать.
      - Этот прохиндей, - кивок на висящего рядом Нильса, - давно в том мире, мире элементалей, застрял. Мы уж и не ждали, что вернуться сумеет!
      Нахмурилась в ответ на широкую, довольную улыбку.
      - А я-то тут при чём? - спросила всё также недовольно.
      - Дык, вы же связаны! Дальше первой крепостной стены он от тебя удалиться не может, потому и от того, этого вашего... Главнюка от вашего отвалился, после чего сразу меня нашёл. А уж я...
      Тихо хрюкая и давясь смехом от лестного прозвища Дакари, упёрлась лбом в колени, тщательно пытаясь сдержать хохот!
      - Эй, чегой-то с тобой? - старик почесал макушку, подозрительно глядя на мои подрагивающие плечи.
      От муки закусила губу, стараясь не думать о Да... О Главнюке!
      - Плачет, что ли? - глянул он на Нильса, - что-то она поздно... Вроде как и похитили уже... А, она случаем не того, - тихий шёпот старика, косящего на меня глазом и медленно отодвигающегося, спровоцировал новую волну хохота!
      Вскоре всхлипнула в последний раз и успокоилась, чем, вне всяких сомнений, жутко обрадовала дедка. Тот аж выдохнул от облегчения! Я же с иронией поинтересовалась:
      - То есть вы меня украли ради помощи чертяке этому? - кивок на мигающего Нильса.
      - Одолжили, - поправил дедок, совершенно не смущаясь.
      - Это как? - удивилась.
      - На время!
      Мотнув головой, сменила тему:
      - А вы его, почему видите?
      - Дык, знал же его... Ещё пока он в ловушку в том мире не угодил! Вот и вижу.
      Старичок пожал плечам. Ладно, предположим, его фразу с большой натяжкой можно считать ответом, тогда остаётся последнее невыясненное обстоятельство.
      - А, куда, собственно, Нильс собирается? Какие такие дела у этого чертяки в городе могут быть? - искренне изумилась.
      Шарик гневно замигал, явно надеясь если не устыдить меня, то хотя бы ослепить. Увы, ему пока не удалось ни то, ни другое.
      - Знакомые старые, - нехотя пробормотал, снова почесав макушку, старик. Затем накрутил ус на палец и, видя мой недовольный взгляд, сообщил более конкретно:
      - Этот прохиндей собрался, насколько я понял его пантомиму, найти убийцу той служанки. Ему, знаешь ли, весьма невыгодно тебя терять... Без тебя он снова вернётся в мир элементалей, откуда не так уж просто выбраться.
      Ну, и что тут сказать? Растрогаться и расплакаться?
      - И что же мне достанется за сотрудничество? - Выбрала третий, совершенно иной, вариант.
      - Наглеет молодёжь, - тяжко вздохнул дедок, собираясь разворачиваться. Уже ногу занёс, кинув хитрый взгляд своими выцветшими глазами.
      - Хорошо, согласна, - быстро сообразила, что старичок, ох, как непрост! И не смотри на акцент! На попытки притворяться столь же простым и незамысловатым, что и плошка винограда!
      Дальнейший путь мы проделали уже более осмысленно. По крайней мере меня не тащили, как мешок с картошкой не первой свежести. Да и Нильс перестал столь странно мигать, отчаявшись донести до нас всё то, о чём думает.
      Я в это время пыталась запомнить все повороты и неровности на стенах, потому как планировала вернуться со спутниками или без них. Даже не могла и подумать, что ходы бывают настолько длинными! Пусть пыльный, грязный, страшный, но ведь работает! Не рушится, пугая возможностью стать очередной погребённой под камнями.
      - А вы сами, кем Нильсу приходитесь? - и не то, чтобы не доверяю... Хотя, кому я вру? Ни капельки не доверяю!
      - Друг я, - и снова молчание.
      - А как вы познакомились? - не успокаиваюсь.
      - Нильс спас моего сына, - хмурый ответ и взгляд, после которого весь интерес как-то сам собой пропал. Но то интерес, а другое дело - необходимость.
      - Как он его спас?
      Вот теперь старик остановился. Даже развернулся. И с угрозой тихо так попросил:
      - Прекрати свои расспросы. Это тебе никак не поможет.
      - А это уже не вам решать, - пробормотала себе под нос, но тем не менее всё же прекратила череду вопросов. Дальнейший путь мы преодолевали в молчании. Даже Нильс хранил ровное, загадочное свечение, не меняя его интенсивность.
      Ход закончился тупиком, посредине которого стояла лестница, упирающаяся своим верхним концом в люк. Люк был громоздкий, из тяжёлого дерева. Плесень на нём заставила поморщиться, в то время как свет, пробивающийся через неплотно соединённые доски люка, что ход заканчивается в чьём-то помещении.
      Так и оказалось. Люк внезапно с какой-то подозрительной ловкостью и лёгкостью распахнулся, а из дыры над нами показалась гора мускулов! Тяжёлая квадратная челюсть, огромный нос картошкой... Абсолютно всё не сочеталось с немного смущённой, даже какой-то робкой улыбкой.
      - Здаров, дядька! - обрадовался баском нагнувшийся над открытым люком громила. И если я раньше Танэ за шкаф считала благодаря его комплекции, то теперь это место принадлежит этому громиле. Это уже не шкаф! Шкафище!
      Дядька на племянничка среагировал менее эмоционально, лишь недовольно проворчал:
      - Давай! Вытаскивай нас! Остолоп, - уже как-то по-доброму, по-родному ругнулся он на племянника. И меня уже даже не удивляло, каким образом старичок сумел протащить меня на себе пол хода, с таким-то родственником! Громила одной рукой поднял нас всех за шкирки, как котят. И если дед ещё ворчал, прося быть осторожнее, то я просто замерла, не шевелясь, авось не раздавит.
      - А что это за красотка с тобой? - громила, как ни странно, отличался вполне правильной артикуляцией, а при близком рассмотрении ещё и гармоничными чертами лица и слегка портившим общее впечатление много раз ломаным носом.
      - Да какая красотка! - махнул рукой старик. И вот это сейчас обидно было!
      С достоинством представилась:
      - Мила, - конечно же, не став говорить настоящего имени. Пусть не спасет, так хоть запутает, если что.
      Нильс удивлённо мигнул, дед странно покосился, но никто ничего не сказал.
      - Идор, - представился весело, баском таким колоритным, громила.
      - А теперь, Идорушка, отведи нас по самым сведущим. Информация нам нужна.
      Ранее почти в открытую на меня пялившийся громила, моментально посерьёзнел. И уточнил:
      - А по какому вопросу?
      - По замку. По убийству, даже.
      - К своим идём? - уж совсем непонятная фраза прозвучала от Идора.
      - Свои же всегда рады, - ухмыльнулся дедок. Нильс довольно подмигнул им в такт. Как-то даже зловеще.
      
      Глава 6
      
      (Предлагаю новую игру "Угадай предателя"! Кто-то же подсыпал яд в графин, отравив по ошибке служанку. И этот кто-то скрывается, но так ли хорошо он это делает? В общем, жду ваших предположений.)
      
      - Итак, вы утверждаете, что среди прислуги не нашлось бы ни одного человека, который смог бы предать? - я устало потёрла переносицу, глядя на доверенного человека Идорушки. Дородная тётка, чьё платье, долженствующее, вероятно, создать образ осиной талии, скорее, трещало по швам. Тётка, чей словарный запас ограничивался парой предлогов и союзов. В общем, она чуть ли не по именам знала всю уволенную прислугу, утверждая, что среди последней числились семеро её дочерей и две внучки. Глядя на тётку, тяжело было не поверить в такое количество потомков.
      - Э-э, дык, точно! - весьма информативно выразилась она.
      Вот уже три часа мы ходили по подобным личностям, где Нильс терпеливо висел у меня над плечом, а старичок направлял расспросы. Вряд ли изначально задумывалось, что вести допрос буду я, однако, Идорушка всё больше пялился на меня, дедок всё больше на Нильса в поисках его одобрения. А последний перманентно менял интенсивность свечения, пытаясь хоть как-то поучаствовать в происходящем.
      По итогам расследования выходило что-то странное. Предателем не мог быть никто из бывших поваров, это утверждал пекарь - уважаемый господин Тиртений. Руку давал на отсечение угрюмый господин Иленник, оповещая о непричастности дворецкого. Сейчас ещё и эта тётка, мать-героиня, объявляла абсолютно всю прислугу невиновной. И весьма гневалась на увольнение... Ведь не все её дочери успели найти кавалеров!
      - Вы чайку-то не желаете? - проглатывая половину звуков предложила женщина, кося любопытным глазом на Идорушку. И почему мне кажется, что в чае будет по меньшей мере семь направленных любовных зелий? Хоть в одну дочь да влюбится!
      Поэтому вежливо отказываюсь за нас всех, оправдывая всё необходимостью спешить. Нильс над плечом согласно мигает. После стольких часов, проведённых вместе, я научилась различать все оттенки его миганий. Что меня не радует, честно говоря.
      Тётка, захлопывая за нами дверь, ещё раз окинула взглядом, полным сожаления, широкие плечи Идорушки. Её полный отчаяния стон разнёсся колоколом по всей улице, так, что дрогнул соседский дом. Сосед уже, видимо, привык, потому лишь выглянул в окно, недоуменно качнул головой и снова спрятался за занавеской, следя за нами оттуда.
      Дальше по узкой улочке мы уже шли втроём. Старик снова вёл, а за ним следовали мы, как утята за мамой-уткой. Идорушка, подозрительно часто попадающийся мне на глаза, спросил:
      - Дядь, а мы сейчас куда?
      Присоединилась к заинтересованным взглядам в сторону дедка. Тот смачно сплюнул на мостовую, задумался, а затем, вздохнув, всё же с какой-то даже детской обидой признал:
      - Дааааа, к остальным нашим идти не имеет смысла.
      Мысленно с ним согласилась, осознавая, что пора бы обратно в замок, о чём тут же и заявила:
      - Может быть, назад пора? Дакари же меня убьёт, а Танэ закапает, если не найдут к ужину!
      - Может быть, - согласился дедок охотно, - чего, Идор, проводишь девку с Нильсом назад? А то мои кости старые... Отдохнуть пора.
      И с хитринкой глянул в мою сторону. Я же просто рот открыла от изумления! Это у него-то кости старые?! Да неужто свести нас с племянником захотел?! Заметил всё же взгляды последнего в мою сторону. Вот только Идорушка во мне видит высокое положение, дар... Вот и смотрит так... Алчно.
      Тем не менее быстрое согласие Идорушки не дало мне и шанса отказаться. И мы уже вдвоём отправились обратно, в небольшой погреб местного трактира, куда вёл люк.
      Идорушка как-то незаметно стал идти весьма близко, чуть ли не плечом задевая! Постаралась не обращать внимание, надеясь, что он, как комар, пожужжит-пожужжит да улетит!
      Зря надеялась...
      - Мила, знаешь, а ты мне с самого начала понравилась, - мои чаяния не оправдались. Порозовевший от смущения Идорушка точно намеревался высказаться, явно в этот момент придумывая имена для наших детишек. Хотела уже было его остановить, оповестив, что единственное его желание по отношению ко мне - получить дар в свой род, вот только меня прервали издевательские аплодисменты сзади.
      - Браво, Мила! - столь же полный насмешки комментарий.
      Вот не буду разворачиваться! Как есть не буду!
      Мои мысли нисколько не касались Идорушки, тут же покрасневшего всё больше от злости и резко остановившегося, чтобы глянуть на наглеца. Вот только я-то знаю, кто посмел нас прервать. И какими бы ни были широкими плечи Идорушки я прекрасно осознаю, что с Дакари ему не справиться.
      И вот не буду поворачиваться! Просто назло!
      Или от того, что боюсь? За этот миг осознания сердце успело подскочить к горлу, а затем снова бухнуть в пятки! А по спине заструились холодными толпами мурашки! Стало противно от липкого страха!
      - Что, принцессочка, на три секунды тебя оставишь, а уже замуж зовут?
      Дакари подошёл непозволительно близко! Почти прошептал эту фразу на ухо, опаляя его дыханием и тем самым провоцируя новую волну мурашек... И развернул невменяемую временно меня к себе. И я увидела кого-то очень-очень знакомого.
      Зажмурившись, досчитала до трёх. Открыла глаза, увидев усмешку Дакари.
      - Не исчез, - констатировал он за меня.
      - А жаль, - ляпнула, не подумав, о чём тут же пожалела!
      Однако в этот миг очнулся доселе стоявший рядом Идорушка. Ох, что сейчас будет?
      - А ну, убери от неё руки! - Выглядел Идорушка сейчас совсем не как Идорушка, а прямо, как целый Идор! Идорище, я бы сказала! Весь надулся, расправил плечи, нахмурил брови и уже явно подумывал сократить население Бушующего на одного Дакари. Вряд ли Идор знал последнего в лицо, да и вряд ли он ожидал увидеть своего господина на улице. Без всяких отличительных знаков.
      Дакари же на все изменения в поведении Идора только приподнял изящным аристократическим жестом уголок губ, создавая иллюзию насмешки. Развернулся ко мне и грудным, каким-то даже не ругательным голосом попросил неожиданно ласково, так, что меня тут же затопило отчаяние:
      - Принцессочка моя, постой вот тут.
      Отпустил меня, как и просил Идор. Вот только в свете намечающегося убийства я бы лучше потерпела его руки на своей талии, нежели посмотрела, как моего громилу будут убивать.
      К сожалению, меня никто не спрашивал. Нильс же был для Дакари просто невидим. Чертяка и не вздумал вмешиваться в происходящее, явно надеясь, что в процессе выяснения отношений мы сумеем сбежать. До люка-то недалеко оставалось. А уж в замке полегче будет отбиваться.
      Похоже, думали мы с Нильсом в одном направлении. Поэтому, когда Идор с понятными намерениями направился в сторону Дакари, я тихонько развернулась и бросилась к трактиру.
      Хозяин, увидев меня, пробасил:
      - А где Идор и старый прохиндей, девонька?
      - Потерялись, - злобно буркнула, не успев сообразить что-нибудь более правдоподобное. Меня окинули подозрительным взглядом, явно сомневаясь в здравости моего разума, но тем не менее догонять не стали.
      Я же не стала останавливаться.
      Нильс был сильно удивлён моим побегом, но плыл рядом, не сильно возражая. Я и не обращала на него внимания.
      Ход промелькнул, словно его и не было! Пыльный туннель вывел меня прямо в знакомый коридор. Оттуда уже совсем не сложно было добраться до своей спальни. Бывшей спальни.
      А вот, собственно, и то, за чем я так бежала. Дакари может сколь угодно долго ругаться, но единственный сейчас рычаг давления на меня, за исключением тех, что принесут больше убытков, нежели пользы, - мои растения.
      И я уверена, что показательное убийство парочки из них входило в программу на сегодня. Уверенность появилась из-за того, что я, будь я на его месте, именно так бы и поступила.
      Так надо!
      Всего семь горшков. Всё остальное просто не успела посадить. Как жаль, что всё это сейчас придётся уничтожить!
      Так надо!
      Я тихо, неестественно рассмеялась. Горьким смехом, с отчаянием, находящим только такой выход... Смех, словно кашель, вырвался из судорожно сжавшейся груди, царапая её изнутри кошачьими коготками. Вылетел из горла, дико прозвучав в пустой комнате... Захотелось попасть в свой сад, попросту сбежать и спрятаться. Так, чтобы никто не нашёл, чтобы весь мир подождал за порогом.
      Так надо!
      Но я лишь оборвала себя на высокой ноте. Молча посмотрела на свои растения. И одним движением выпила их...
      Так надо!
      Развернулась и на деревянных ногах ушла. Дверь заперла со всей осторожностью, всё ещё чувствуя, как их маленькие доверчивые комочки чувств бьются о мои вены своей магией.
      Так надо!
      Глядя в пустоту, сползла вниз по двери. Вот и нет у меня сада, вот и не осталось слабостей...
      Так надо...
      Следующие десять минут я провела в ванной, бесконечно намыливая руки, будто пытаясь смыть с них остатки... Остатки чего?
      Так надо?
      Услышала, как хлопнула дверь. Вторая. Тихий хмык Дакари. Следующей хлопнула дверь в ванную.
      Выключила воду. Медленно повернулась и посмотрела в его глаза. Тёмные, глубокие, в которых страшно утонуть, как всегда, удивительно притягательные. Посмотрела спокойно, прямо и без каких-либо эмоций, а затем тихо спросила у того, кто уже всё видел:
      - Я наказала... себя... сама, Дакари, сама... - судорожно вздохнув, замолчала. Совсем не это хотелось сказать. Нет, я желала рассмеяться ему в лицо, кинуть, как обвинение, что нет ничего, на что он теперь с той же эффективностью может надавить!
      А сказала... Сказала правду.
      - Омела, на что ты ещё готова пойти ради иллюзорной свободы? - и никакой привычной уже насмешки. Глаза в глаза. Вот только мне не выдержать его взгляда. Я будто сломана изнутри. Это пройдёт... Я не раз уничтожала весь свой сад, избегая отцовского шантажа. Смогу ли сейчас собрать себя заново? Но ведь это не мозаика!
      Да, я поступила правильно. Рационально. Но кто об этом скажет сумасшедшему сердцу, стремящемуся прорвать грудную клетку?
      Рассматривая свои руки, пропускаю вопрос мимо себя.
      - Идём, - властное. Как не подчиниться, когда жизнь вокруг снова и снова теряет краски?
      Молча следую за Дакари.
      Тот приводит меня на балкончик. Не знала, что в моих покоях такой есть. В моих бывших покоях.
      Да, наверное, ветер в лицо - это то, что мне сейчас нужно!
      Сжав перила так, что пальцы побелели, устремила взгляд вдаль. И даже не возражала, когда Дакари встал прямо позади, поймав в ловушку своих рук. Сильные мужские ладони скользнули на талию, сошлись на животе, сильно прижали к напряженной мускулистой груди. Я замерла, ощущая биение его сердца. Не вырываясь. Дыхание Дакари шевелило волосы на макушке, а полуобъятия согревали. Ещё секундочку, и я вспомню, кто он такой! Вспомню, из-за кого уничтожила себя снова! Вспомню и... И?
      Внезапно хмурящееся небо разразилось отдалённым грохотом, а куда-то вниз упала первая снежинка. Она, судорожно кружась, не была способна остановить свой смертельный полёт. Недолгая свобода, и вот она уже разбивается, не оставляя ничего от себя!
      Вздохнув, запрокинула голову, зло пожалев, что Дакари вовремя убрал лицо от моей макушки. Я была бы не против его ударить. Да что там? Я была бы не против увидеть, как ломается каждая из костей его тела! Как кожа лопается, обнажая мышцы! Как...
      Ровно до того момента, когда тихое падение первого снега не прервал отстранённый, какой-то магически завораживающий голос Дакари:
      - Десятки веков назад считали, что снежинки - это детские души. Души тех детей, что так и не смогли найти тело для себя в этом мире. Бессмысленно кружась, они однажды падают, а затем всё равно превращаются в воду, оставляя после себя все накопленные за недолгий полёт воспоминания.
      Я затаила дыхание, следя за стремительным полётом белых кристаллов, ощущая руки Дакари, обнимающие меня за талию. От них распространялось странное тепло. Не хотелось думать... Ни о чём...
      - Поэтому в клане Руэн никто не смел выходить из дома во время снегопада, гулять по снегу... Нельзя было топтать чистые души, что ещё могут найти пристанище в этом мире. Постепенно в клане учились повелевать водой, чтобы не раздавить ни одну душу из тех, что так неосторожно опустились с небес.
      Я будто была там... Там, где появлялась древняя магия... В самой её колыбели. А хриплый голос тем временем продолжал:
      - Сейчас старое поверие превратилось в сказку, но первая водная магия зарождалась именно так. И до сих пор для создания самых мощных заклинаний требуется тепло и сострадание, умение сочувствовать и видеть лучшее во всём вокруг, дружба и любовь. Вот почему в клане так мало сильных одарённых, вот почему они ценятся на вес золота...
      Пауза, судорожный вздох!
      - После сотен лет кровавой бойни очень немногие сумели сохранить в сердце маленькую частицу доброты, которая каждый раз расцветает чудесным цветком при свершении магии...
      Казалось, это говорит не Дакари. Кто-то совершенно иной. Кто открывает сокровенное, как-бы извиняясь. Не мог же наследник клана Руэн всё это озвучить? Не мог же мне раскрыть?
      Красивая история была лишь одной из легенд. У нас в клане Охры таких множество. Почему же она так трогает? Будто колючка, цепляется, не отпуская?
      Вздохнув, осторожно поймала кружащуюся снежинку. Та медленно стекла воском, собравшись в кристально прозрачную капельку. Ровное, мощное и слегка учащённое биение сердца Дакари успокаивало. Не хотелось думать ни о чём. Вот только...
      - К чему эта сказка? - устало вырвалась из кольца рук, отойдя шага на два в сторону. С усталостью подняла взгляд... И замерла!
      Дакари же продолжал смотреть так, будто я для него самая близкая, самая важная, самая уникальная снежинка из триллионов, самая-самая...
      И я задохнулась, уловив лишь отголосок того странного чувства, что будет ещё долго мне вспоминаться. Надо было сказать что-нибудь романтичное, отвлекающее... Что ж, я никогда не была сильна в подобных речах:
      - А что с Идором?
      Странное чувство исчезло под напором куда более понятных эмоций! Раздражение на минутную слабость! Злоба! Коктейль эмоций тут же заставил Дакари нахмуриться.
      - Жив, твой Идор, - в крайней степени раздражения!
      Почему-то мне стало невыносимо грустно, хотя стоило бы порадоваться...
      Младший наследник клана Руэн больше не смотрел на меня с той невыразимой нежностью, с той странной слабостью, что находилась под запретом для нас обоих. Где-то внутри оборвалось нечто очень важное, больно кольнуло сердце.
      Показалось ли?
      Дакари снова первым нарушил безмолвие:
      - Идём, принцессочка, приобщишься к поискам своего убийцы. Должна же и от тебя быть польза.
      Язвительность в голосе не оставляла и намёка на те странные чувства, что так не давно сквозили и в тонких чертах лица, и в тёмных глазах, и в чёткой очерченности губ.
      Сглотнув, поспешила за удаляющимся Дакари. И пусть сейчас, пряча от себя опустошение и злость, я лишь отсрочу моменты отчаяния, но как же хочется дать себе перерыв... Притвориться, что они ещё дышат, зеленея на свету!
      По коридорам мы прошли... стремительно. Только что принятые слуги с уважением расступались, не смея поднять глаз на хозяина, отчего становилось не по себе. И так до самого кабинета Танэ... Что с ними такое? Неужто боятся? Или так странно уважают?
      - Я занят... - начал было злую речь Танэ, когда дверь его небольшого кабинета, больше похожего на кладовку, распахнулась, словно от пинка. Впрочем, мужчина тут же умолк, увидев посетителей.
      - Дай принцессочке образцы яда из кувшина, - вежлив, как и всегда.
      - Но... Яд же уже определили, - недоуменно.
      - Тебе ли не знать, что мага нельзя сравнивать даже с самым талантливым ядоделом, - с какой-то невыразимой усталостью напомнил Дакари.
      Танэ с самым суровым видом развернулся к шкафу и без слов протянул мне небольшой пузырёчек.
      Удивлённо взяла стеклянный флакончик и осторожно открыла. Принюхалась. Да, для меня безопасно. Тут же попробовала буквально капельку, потеряв глаза. Да, точно это же аконитин! Добывается из борца, он же голубой лютик. Смерть наступает очень быстро из-за остановки дыхательных движений в результате паралича.
      Почти то же самое повторила вслух и лишь затем открыла глаза, чтобы тут же напороться на странный взгляд Дакари.
      - Почему ты так доверяешь Танэ? - Неожиданный вопрос! С чего бы ты этим заинтересовался, а, Дакари? Внимательно присмотрелась к застывшему лицу мужчины, казалось, что разом все мимические мышцы пришли к необычайной согласованности, сковав лицо маской. Чувствовалось, что мой ответ весьма важен.
      Танэ же тоже застыл, с некоторой напряжённостью следя за Дакари.
      - Доверяю? - осторожно переспросила, ловя себя на том, что хочу забиться в какой-нибудь угол.
      - Для тебя безопасны только растительные яды, не зная точно, что за яд внутри флакона, ты без малейших сомнений его выпила, - пояснил Танэ, следя за другом. Хотя, скорее, начальником.
      Улыбнулась. Впрочем, тут же прекратила улыбаться, поймав раздражённый взгляд Дакари на себе.
      - Я могу чувствовать растительные яды, отличать их от всех других по... Предполагаю, что по запаху.
      Из комнаты моментально исчезла атмосфера напряженности. Танэ выдохнул, продолжая поглядывать на Дакари. Последний же снова слегка усмехнулся, съязвив:
      - Не отравилась? - заботливые интонации.
      - Не доставлю вам такой радости, - резко ответила.
      Схлестнувшись взглядами, одновременно отвели глаза: он зло, я с досадой. Этим же заслужили хмык от Танэ, с исследовательским интересом наблюдающим за нами. Вот только на дне его, казалось бы не слишком мудрых глаз типичного громилы, пряталась тревога... Тревога прежде всего за Дакари.
      - Так, что, кроме того, что нам уже известно, ты можешь сообщить? - Танэ было любопытно. Наверное, он впервые так близко видел работу мага земли, а не 'водяного'.
      - А что вам известно? - осторожно поинтересовалась. И меня не разочаровали, вывалив кучу подробностей, которые я даже не чаяла когда-либо узнать:
      - Ничего.
      - Кроме того, какой это яд, - дополнил Дакари.
      Осторожно кивнув, заправила прядь за ухо. Наверное, стоит побыть откровенной, вряд ли моими врагами сейчас являются Дакари или Танэ, которым выгодно моё здоровье, целость и сохранность. Не говоря уже о жизни!
      - Это очень чистый аконитин, почти нет примесей, свойственных растительным ядам. Это и удивительно, потому как такие качественные отравы встречаются редко. В первую попытку отравления нам был подсыпан столь же блестяще экстрагированный яд, что и сейчас.
      - Какова вероятность, что чистейшие яды в двух случаях добывали разные люди? - риторически дополнил Танэ.
      - То есть можно допустить, что у нас один заказчик? И один и тот же исполнитель? - Дакари нахмурился, до хруста сжав правый кулак, пронаблюдал, как тот наливается кровью, стоит его расслабить, и выдохнул, - один и тот же предатель. Понятно, что заказчик - это кто-то из консервативно настроенных папочкиных советников, а то и он сам или мой братец Деус... Но почему предателя-исполнителя ещё не нашли? - Дакари в упор посмотрел на Танэ, - он ведь в крепости! Прямо сейчас.
      Танэ как-то даже съёжился, слегка сипло объяснив:
      - Если это кто-то из слуг, то их мы всех уже сменили. За уволенными ведётся слежка на случай контакта с заказчиком, за набранными слежка на случай нового предательства.
      - Этого не достаточно, - бескомпромиссно.
      - Закрыли доступ в замок всем, живущим в пределах стен и за стенами.
      - То есть предателя найти не смогли? - констатировал Дакари.
      - Риска нового отравления в любом случае уже нет! Остались в замке не тронутыми только заложники да мы с тобой.
      - Ты же знаешь, что этого недостаточно, - Дакари сейчас меньше всего напоминал того человека, что обнимал меня не так давно. Властный, жёсткий младший наследник клана Руэн просто испепелял взглядом подчинённого. Странно, что тот еще не осыпался горкой пепла! Хотя с поправкой на стихию... Не превратился в лёд!
      Танэ прекратил оправдываться и молча склонил голову, опустив взгляд. Более странно, что безродный мужчина посмел спорить с наследником, а не его минутная покорность. Задумчиво оглядела композицию, не испытывая почти ничего. Снова навалились тоска и опустошённость. И я всё чаще косилась на дверь.
      Не заметить это было очень сложно!
      Младший наследник клана Руэн порывался мне что-то сказать, однако, заметив насмешливую полуулыбку Танэ, лишь процедил:
      - Свободна.
      И повелительно махнул рукой.
      И ведь явно ожидает, что останусь. И так бы задержал, но внимание Танэ к нашему общению напрягает. А так и я чисто из вредности останусь, и Танэ не получит ещё одно подтверждение своим теориям.
      В общем, развернулась и ушла... Именно потому, что этого от меня и не ждали. Танэ удивлённо выдохнул, Дакари замер, нахмурился, но не смог придумать, чем возразить на мой уход... Сам же прогнал!
      - Омела, отправляйся в свои новые покои, спроси слуг, тебе покажут, где они, - Танэ всё же не смог отпустить меня, не сказав ничего напоследок.
      Молча кивнула, даже не приостановившись.
      Наверное, действительно стоит заняться переездом. Новые покои, новый день... Нельзя же так привязываться... К кому? К чему?
      Мотнув головой, отчего несколько прядей вырвалось из пучка, зазмеившись по вискам и лбу, волевым усилием заставила себя ни о чём не думать. Для начала надо забрать вещи из старых покоев.
      Сумка. Несколько сменных платьев. Небольшое количество нижнего белья. Вещи первой необходимости. Ничего нового и удивительного. Скоро у меня не останется новых нарядов и тогда придётся надевать уже ношеные. Как же хорошо, что местным матронам закрыли доступ в замок. Впрочем, мне хватает и тех выразительных взглядов, что рисует моё воображение в исполнении нянек.
      Ведь настоящая наследница, пусть и младшая, не может иметь меньше семи различных платьев на каждый из дней в неделе. Эх, где же они настоящие наследницы?
      Сумка весила раза в три меньше в этот раз, будто и не было в ней ничего... Правильно, в ней больше и нет... Того, что было бы важно. Действительно важно.
      Задумавшись, пропустила момент появления в моей комнате пышненькой девушки в чепце и с оленьими глазами. Та вскрикнула, прижав руку ко рту.
      - Что же вы делаете, госпожа?! Вам нельзя носить тяжести! - сноровисто отобрала у меня сумку, поставив ту на пол, - мы сами всё перенесём в ваши новые покои.
      Даже спорить не стала, лишь приподняв бровь. Впрочем, хочет изображать деятельность... Кто я такая, чтобы ей мешать?
      Молча покинула комнату, зная, что, даже выпотрошив мою сумку, новая служанка найдёт в ней лишь одну медную монетку - как насмешку ворам! Деньги - не то, что может пригодиться в Бушующем.
      Пора бы уже увидеть новые покои. И я стремительно зашагала по коридорам, старательно держа спину прямо. Новая прислуга, новые люди... Новые покои, новый день...
      Что ж, по итогам пятиминутного осмотра жилища можно вынести приговор: устраивает. Нет ничего зелёного, жёлтого, даже просто напоминающего растения. Не верю, что это случайность. Дакари явно не хотел, чтобы я чувствовала себя здесь комфортно!
      Хотя для него это как-то слишком мелко... Желал бы отомстить - поселил бы вообще на балконе каком-нибудь! А тут... Нет, скорее всего, новые слуги постарались, ага, те, кто тогда стоял в очереди. А я-то думаю, с чего бы служанка не стала меня догонять?
      Впрочем, если они хотели мне досадить, то достигли совершенно противоположного результата! Боюсь, я бы не вынесла сейчас ежедневного напоминания о... произошедшем.
      - Ваши вещи, госпожа, - служанка поступила хитро. Заставила тащить сумку какого-то несчастного мальчишку. Тот сгрузил вещи у порога, кинув сумку, а затем, зло зыркнув на девушку, на меня, отправился восвояси.
      - Спасибо, - мило улыбаюсь выжидающе стоящей служанке. Та недовольно скривилась и, словно злорадствуя, вопросила:
      - Как вам ваши покои?
      - Замечательно, - скалюсь также мило.
      Пауза.
      - Ну и хорошо, - служанка разочарованно удалилась, не забыв резко закрыть дверь.
      Сумка осталась сиротливо валяться у порога. Мне ли вспоминать, что в обязанности служанки входит разбор вещей? Злобно фыркнув, завалилась на постель. Который день подряд думаю о том, есть ли здесь хоть кто-то, способный забыть ту войну? Слуги бы не ополчились на меня просто за очередь! А может, это я во всём вижу призраки тех битв?
      Внезапно дверь резко распахнулась и, будто насмехаясь, мягко коснулась стены. Чуть не свалившись с кровати, выругалась шёпотом и отправилась смотреть, кто там. Впрочем, торопиться не пришлось. Гость без капли такта и воспитания ввалился в спальню.
      - Элион, - простонала, держась за голову. Та слегка кружилась после резкого подъёма.
      - Омела, там Маора выписали! Геля зовёт праздновать.
      - И ты выздоровел, я смотрю, - уныло протянула, не разделяя чужого счастья. Впрочем, почему бы не пойти с ними? Если не отвлекусь, хотя бы узнаю, как там дела у Гели с порученным.
      А что с Маором? Прямо-таки жажду его лицезреть!
      Однако моего мнения никто не спрашивал! Элион с неожиданной силой рванул за руку и потащил. Нильс, который до того незаметно парил под потолком, поплыл за нами.
      Быстро промчавшись по коридорам, мы с той же заразной бестактностью влетели в покои Гели.
      Маор с улыбкой вместо такой привычной ухмылки повернулся к нам. Тем не менее его вполне искренняя улыбка угасла при виде меня. Напряжение тут же натянулось струной, грозя лопнуть.
      Разрядил обстановку Элион, раздражённо глянув на Гелю:
      - Это мой стул!
      - Твои тут только непомерные амбиции! - буркнул Геля, но всё же уступил место младшему товарищу.
      Все как-то разом улыбнулись, будто бы перестав чувствовать эту струну, натянутую в комнате, однако она никуда не исчезла. Все просто постарались её не замечать: Маор не смотреть на меня, я - на Маора, Геля - на меня, не желая отвечать на вопросы, а Элион - на Гелю, занимавшего его место.
      Завязалась неспешная беседа, поддерживаемая большей частью мной.
      Изнутри что-то незаметно царапнуло, какое-то несоответствие.
      Недоуменно поглядела на кружку с чаем. Обычный чай. Пожав плечами, отхлебнула ещё глоточек. Геля внимательно проследил за мной и, будто походя, заметил:
      - А Маор тебя ждал...
      Маор раздражённо глянул на него, зло на меня и промолчал... Видимо, посчитал отрицать это ниже своего достоинства. Как на него похоже!
      Комната перед глазами чуть качнулась, слегка помотав головой, словила встревоженный взгляд Маора.
      - Что с тобой? - не сдержался он, когда я чуть не упала, еле успев ухватиться одной рукой за стол.
      - Ничего.
      Короткий ответ на выдохе. А затем, не глядя ни на кого, встала и поплелась к двери.
      - Стой! - Маор резко поднялся, не заметив, что его стул упал с грохотом при этом.
      Не слушая, почти выбежала, не обращая внимания на кружащийся перед глазами мир. Маора задержал Геля. Внутри снова что-то поскребло тревожными коготками. Впрочем, сейчас не до этого! Есть только один человек, способный мне сейчас помочь.
      Он поймёт, ему можно доверять... Но только пока.
      Мне становилось всё хуже. Коридоры сливались в одну большую трубу, затягивающую меня, не пускающую. Опёрлась рукой о стену, чувствуя подступающую к горлу тошноту. Тугим комком она рвалась наружу, заставляя меня всё ниже и ниже склоняться к полу.
      Всё темнее и темнее... Ближе и ближе!
      А Нильс всё мельтешит рядом, обеспокоено кружась и метаясь.
      Моё сознание растворяется в окружающих предметах: в ярких шторах, броских факелах, оно расплывается над полом шелестом осенних листьев, опадает, шорохом мятой листвы растекается по стенам... Как тяжело сосредоточиться на чём-то одном!
      Дойду ли? Не совершаю ли самую страшную в жизни ошибку, доверяясь ему? Да какая разница?! Главное дойти!
      - Принцессочка? - удивлённое в конце коридора. Я почти сползла по стене на пол, цепляюсь из последних сил, чувствуя, как камень стен царапает мягкие подушечки пальцев.
      - Омела! - встревоженное, полное какого-то первозданного ужаса!
      Удары шагов об пол, и меня уже подхватывают сильные руки, не давая сползти на пол окончательно. Выдохнув, расслабляю, казалось, все мышцы в теле... До того скрюченные в судороге пальцы, цеплявшиеся за ворот одежды Дакари, медленно падают... Я теряю последние силы.
      Откуда-то из тумана злой голос:
      - Что с ней?! Сделай уже что-нибудь!
      - Прекрати метаться! - Танэ, - я дал универсальное противоядие! Кто ж знал, что ей в кои-то веки догадаются дать яд нерастительного происхождения?
      - Мы знали! Она же нам сказала!
      - Ты мне не доверяешь? - в голосе Танэ ни капли злости или страдания... лишь убийственная серьёзность.
      Полная напряжённого молчания пауза.
      - Не знаю... Верни её, дальше посмотрим.
      - Хозяин, - служанка, - там господин Маор и...
      - Пусть проваливают! Запереть их в комнатах! Не хватало мне ещё трупов! - раздражение. Знакомые интонации.
      Всё окончательно скрывается в тумане. И почему-то снится странный сон.
      Дакари... Он рядом, усталый, во вчерашней одежде, сонный... Смотрит на меня так странно. Поднимает ладонь, кончиками дрожащих пальцев прикасается к моей щеке и шепчет с яростью, странным отчаянием, глядя прямо в мои глаза:
      - Несносная девчонка! Только посмей умереть! Запру...
      Закашлявшись вспоминаю: "... ты питаешься теперь только в моей... компании! ..."
      - До чего же ты безрассудная! - Дакари прикрыл глаза рукой, будто не желая, чтобы я видела его отчаяние, - только посмей умереть!
      - Бегу и падаю, - хотелось зашипеть, но вышло лишь почти неразличимо буркнуть, впрочем, и этого хватило, чтобы лицо Дакари тут же закостенело, словно он разом завернулся в свою ледяную броню. Моментально отшатнулся и кликнул доктора.
      Тот появился тут же, тотчас проверив реакцию зрачка на свет и начав мерять пульс. Буквально через двадцать секунд нарушил тишину, сообщив:
      - Норма. Она в сознании. Дальнейшего ухудшения уже не будет. Противоядие подобрали правильно.
      - Она может отвечать на вопросы? - Дакари развернулся к врачу.
      Доктор слегка дёрнулся, с опасением отодвинувшись от Дакари, тот тут же схватил старика за предплечье. Дёрнувшись пару раз в железной хватке младшего наследника клана Руэн, он всё же обречёно разрешил:
      - Разве что недолго. И без эмоциональных стрессов. Она ещё слишком для этого слаба.
      Дакари его отпустил, взглядом приказав убираться. Доктор, поклонившись, моментально исчез. Тогда слегка потеплевшие глаза мужчины остановились на мне, он снова опустился на стул рядом с моей кроватью. Как ни странно, я лежала в новых покоях, миновав лазарет.
      - Сколько я была без сознания? - мне категорически не нравился тот шелест, в который превратился мой голос.
      - Два дня, - у Дакари зло дёрнулся уголок рта, - сейчас и Маор, и Фергилий, и Элион подозреваемые.
      - Заперли?
      - Изолировали, - смягчил приговор Дакари, пояснив, - пытать их нельзя, свидетелей нет, мотивов у них также нет. Это тупик. Кроме них, были взяты под стражу трое служанок, имевших доступ к тем комнатам. Впрочем, думаю, ты прояснишь ситуацию...
      Выжидательный взгляд.
      - Это Геля, - прошептала, тут же закашлявшись.
      - Причина? - пальцы Дакари тут же сжались, словно ему хочется сжать что-то до боли.
      - Думаю, ему отец приказал в том письме
      - А тому-то зачем?
      - Отцу Гели невыгодно перемирие кланов. Потому его сына сюда и отправили. Нет ничего необычного в том, что ваши консерваторы с нашими использовали одного и того же мальчишку, получившего приказ меня устранить.
      - Я так понимаю, единственное подтвереждение - письмо Гели?
      Кивнула, поморщившись от стрельнувшей болью шеи. Дакари проследил за мной, слегка дёрнувшись.
      - Я тебя разочарую. Ваши письма были прочитаны по получении.
      - Они написаны шифром...
      - У нас есть ключи.
      - Но...
      - Исключено. Если наши люди и могли что-то упустить, Танэ бы не смог, - отрезал Дакари.
      - А невидимые чернила?
      - Проверяли. И молоко, и крахмальные следы. И всё остальное, самое очевидное.
      - То есть тупик?
      - Ну почему же? Теория хороша, - задумчиво проговорил, - как ты до неё додумалась?
      - Геля странно себя вёл во время еды.
      - И всё?
      - А этого недостаточно?
      - Недостаточно.
      - И что будем делать?
      - Ты ничего. Спи! - недовольно подвёл итог Дакари, - а нам пора уже разобраться с проблемой.
      Догадка промелькнула стрелой в сознании! "Клан Охры не сможет ничего сделать... Даже если вас тут будут пытать!" Он поднялся, но я, преодолевая слабость, схватила его за запястье, глядя прямо в удивлённые глаза. Мужчина дёрнул руку, но я не отпустила. Ещё раз... Держу.
      - Что ты собрался делать?
      - Спи, принцессочка, - издевательский ответ.
      - Не смей их убивать!
      - Спи, - недовольно поморщился Дакари, вырывая руку.
      Бесполезно хватая воздух пальцами, вцепилась в край его одежды, заставляя развернуться. Дакари окинул меня выразительным взглядом, раздражённо вздохнув.
      - Пообещай, что не убьёшь их!
      - То есть ты не учитываешь, что тебя чуть не убили?
      - Пообещай!
      - Нет, - хмык.
      Попытавшись встать, со стоном свалилась обратно. Дакари, слегка побледнев, моментально приблизился, заглянув в глаза. Придавил меня за плечи к кровати, не давая подняться:
      - Лежи!
      - Пообещай!
      - Лежи!
      - Пообещаешь?
      - Хорошо-хорошо! - зло согласился он, наконец, - спи!
      Расслабившись, почти в полуобморочном состоянии свалилась обратно на подушки. Это движение отняло последние силы!
      Его спина уже скрылась за дверьми, а я всё никак не могла перестать кривиться от собственной слабости! Дрожащие пальцы, рассредоточенный взгляд, нет ничего, что могло бы порадовать.
      Кстати, а где Нильс? После того, как свалилась в коридоре, не видела его более.
      Оглядевшись, поморщилась, пытаясь сфокусироваться хоть на чём-то. Вышло. На одной из пустых полок шкафа слегка мерцал тусклый и какой-то маленький шарик света. Он буквально дрожал... И тоже от слабости.
      Увидев, что я обратила на него внимание, Нильс, то и дело падая на пол, долетел до меня, приземлившись на грудь.
      - Что с тобой? - спросила, скорее, даже прохрипела.
      И тут же пришло понимание. Он ведь не может питаться без моего на то разрешения! Ещё чуть-чуть и ему придётся вернуться в мир элементалей! Так вот, почему он никак себя не проявлял. Он тоже медленно умирал...
      - Глупый, - выдохнула, - лети. Тяни энергию из всех по чуть-чуть. Не больше энергии, чем нужно для создания светлячка.
      Согласное мигание, и Нильс полетел прочь. Общение отняло у меня последние силы, потому тут же закрыла глаза, решив всё же выполнить приказ Дакари.
      В следующий раз открыла глаза через час или два. Состояние такое же разбитое... Я была, как в лихорадке. Вроде и осознаю, что происходит вокруг, но картина, на которой Танэ нет в комнате, и та, на которой есть, перекрывались, не давая на него реагировать.
      - Омела, как вы? Мне хотелось бы задать вам некоторые вопросы...
      Я только моргнула от происходящего. Ладно, Танэ, как всегда, настойчив и бесчувственен в той мере, которой требует дело... Но, как его сюда пропустили? Странно, что его не заперли, все же, вроде бы, под подозрением!
      И это означает лишь одно... Виновный уже найден.
      Танэ, не дожидаясь ответов, присел на край постели и задал свой первый вопрос:
      - Ты знаешь, что произошло?
      Осторожно мотнула головой.
      - Тебя отравили. Это бактериальный яд, схожий по действию с ботулотоксином, если тебе это о чём-либо говорит.
      Не говорило ни о чём совершенно! Но сделать умный вид не сложно. Продолжаем внимать...
      - Так вот, яд вчера нашли у Фергилия, как и ожидалось. Он уже во всём признался, показав письмо отца. Оказалось, шифр всё же был, его даже расшифровали при первой проверки, но не смогли понять вложенного двойного смысла.
      Я была права, виновный найден.
      - Что с ним теперь будет? - перебила, нервно ожидая следующих слов.
      Мучительная пауза.
      - Его отправят обратно, в клан Охры.
      Я с облегчением выдохнула.
      - Омела, вы же понимаете, что, пусть даже он и был одним исполнителем, пусть даже и стоял за всеми покушениями, тем не менее заказчиками являются консерваторы обоих кланов?
      - Да, - осторожно отозвалась.
      - Тогда, может быть, вы не будете настаивать на прощальной беседе с Фергилием? - вкрадчиво.
      Предугадал, именно об этом я и хотела его просить.
      - А почему бы мне не настоять?
      Громила смущённо повёл плечами:
      - Дакари вам этого всё равно не позволит совершить. За такие проступки полагается казнь... Зная вашу настойчивость, - какие дипломатические замашки, - было выбрано иное наказание. В общем, я не советую в данный момент просить об этом Дакари.
      - И только ради этого вы пришли сюда? - недоуменно уточнила, закашлявшись.
      - Омела, это действительно важно. Я вас очень прошу не создавать сейчас лишних проблем. Ситуация весьма и весьма сложная. Кроме необходимости защищать заложников, Дакари, как я уже говорил, соперничает с братом. Деус, старший наследник клана Руэн, сейчас оказывает сильное влияние на их отца. Грегори Руэн слегка не в себе, он слишком слаб для власти. Вся проблема в том, что если к власти придёт Деус, Дакари в лучшем случае сошлют, в худшем убьют, так как он представляет серьёзную угрозу правлению брата.
      Танэ больше не сказал ни слова, развернувшись и оставив меня в шоке от свалившейся информации.
      
      (Итак, вот и ответ, кто предатель) На Фергилия указали уже ближе к концу главы Виолетта и Наталья)) Спасибо за игру)
      
      Глава 7
      
      - Пожалуйста, можно мне остаться? - униженный донельзя Геля, опустив голову, рассматривал ковёр под ногами. Уже прибыл вестник, готовый отправить его домой... Домой!
      Геля зло и тоскливо усмехнулся. Какая ирония! Его отправляют туда, где его ждёт только ненависть и отчуждение. И даже не потому, что пытался убить младшую наследницу клана Охры. Нет... Просто потому, что его помиловали в клане Руэн. Если враги его пощадили, значит, он не чист.
      С таким прошлым будущего у него нет. Не факт, что не изгонят из клана...
      Именно поэтому Геля и унижался, прося. В комнате с вестником никого, кроме него, Дакари и Танэ, не было. Маор его, казалось, ненавидел, по крайней мере Гелю от него охраняют с особой тщательностью.
      Элион его теперь видеть не мог, сразу отводя взгляд. А Дакари с Танэ... Его и раньше пугал младший наследник клана Руэн, но сейчас...
      - Можно, - неожиданно прозвучало.
      Геля с отчаянной надеждой и неверием поднял глаза от мысков своих ботинок.
      Но тут по комнате разнеслась новая фраза Танэ:
      - Конечно, можно. Нам всегда не хватало удобрений. На трупах таких сладеньких детишек особенно хорошо растут цветочки.
      Дакари не сказал ничего, но его взгляд... Геля моментально спрятал глаза за ресницами, снова уставившись в пол. Дрожь прошлась от самый макушки и до поясницы, показывая его страх так явно, как только можно.
      - Выметайся отсюда, - прервал злобную речь своего друга Дакари, кивнув на вестника.
      Геля, попеременно переставляя ноги, поплёлся к двери в один конец. В каком-то странном порыве он обернулся назад, взращивая бесполезную надежду, но, наткнувшись на тёмный и хмурый взгляд Дакари, сжимающего кулаки, будто сдерживающегося, он мгновенно отвернулся. В нём будто что-то сломалось.
      Он уже не сопротивлялся происходящему, направляясь к своей цели. Неизбежность - вот, что всё время на него давило.
      Вспышка, и вот уже в комнате остались лишь Дакари с Танэ. Последний зло саданул кулаком по стене:
      - Надо было его убить!
      - Это же ты... меня тогда... остановил, - Дакари приподнял бровь, с показным изумлением косясь на широкоплечего мужчину. Многозначительные паузы ещё сильнее усиливали эффект фразы.
      - Я и сейчас понимаю, что мы поступили правильно... Но ведь он же даже не сомневался в том, что нельзя ослушаться приказа. А ведь она ему доверяла... Все ему доверяли.
      - Прекрати, - поморщился Дакари, - будто тебе есть дело до Омелы! Тебе, скорее, досадно, что ты его не раскрыл, тем самым подставив нас всех.
      - Но мне есть до неё дело, - тихо сказал Танэ, тем не менее Дакари развернулся к нему с такой скоростью, что глава охраны вздрогнул, - исключительно как к другу! - быстро добавил он, а затем с облегчением пробурчал, - она притягивает людей с той же эффективностью, с которой ты их отталкиваешь.
      Дакари уже выходил из комнаты, не считая необходимым как-либо отвечать.
      - Высокомерный ублюдок, - устало прокомментировал Танэ, оставшись в одиночестве, - и о чём ты только думаешь? - с искренним беспокойством!
      - Сам на волоске от смерти, а всё о том же... Об Омеле беспокоится. Глупец! - Танэ, чуть ли не морщась, в отчаянии помотал головой. Беспокойство о друге не оставляло его вот уже два года. Именно тогда Грегори Руэн окончательно спятил, а Деус начал собирать сторонников.
      Танэ продолжал костерить друга. Дакари же в это время уже находился довольно далеко. Стараясь не показывать той усталости, что владела им после трёх бессонных ночей, он взглядом остановил бросившуюся к дверям служанку. Та поклонилась и отошла. Младший наследник клана Руэн сам отпер двери, тут же наткнувшись на яростный взгляд запертого зверя!
      В нём клоками бурлил туман злости!
      - Как вы посмели меня запереть?! - рык, разнёсшийся по комнате, заставил Дакари моментально увернуться. Будто что-то почувствовав. И правильно... Бросивший булыжниками, крутившимися не так давно над его ладонью, Маор, желавший, видимо, если не убить, то хотя бы покалечить, промахнулся.
      Камни с глухим стуком ударились о захлопнувшуюся дверь и тут же к ней примёрзли. Дакари за какие-то доли секунд оказался в опасной близости от узника комнаты, заставляя того дрожать от упавшего на помещение холода! Маор тем не менее, усмехнувшись, быстро раскрошил лёд над камнями и призвал их к себе. Те послушно врезались в ладонь.
      Пространство между Дакари и Маором словно наэлектризовалось! Злость скапливалась, оседая на участниках конфликта, заставляя надпочечники вырабатывать излишек адреналина!
      - Успокойся! - ледяной голос Дакари слегка привёл его в чувства. Всегда отличавшийся особой вспыльчивостью Маор до скрипа зубов стиснул челюсти, понимая, что на его лице так и ходят желваки, а руки то и дело сжимаются в кулаки, заставляя прилетевшие камни впиваться в мягкую плоть...
      Эмоции закручивались внутри крутой воронкой и рвались наружу, но Маор всё же сумел отступить, понимая, что этот бой он проиграл. Не на своей всё же территории... Здесь его стихия пассивна, разве что по земле кататься в поисках мест силы.
      Маор рассвирепел ещё больше! Но не сдвинулся с места, следя за Дакари издалека.
      Тот внешне выглядел спокойно, но понимал, что внутри звенит колокольчик усталости, что ему не так просто даётся всё это, как хочется показывать. Дакари еле слышно перебрал пальцами в пространстве, размораживая крупицы воды в воздухе и позволяя той снова течь свободно.
      - Что с Колючкой? - никакой наносной вежливости. Маор злился, еле сдерживаясь, чтобы не зарычать. Не броситься на этого ублюдка диким зверем, запертым так неосмотрительно в клетке!
      Сначала Дакари хотел сказать правду, но это... 'Колючка'... Так обращаться к его принцессочке?
      Издеваться над подчинёнными и подопечными было ему крайне не свойственно, но тут почему-то не смог удержаться.
      - С кем? С Колючкой?
      - С Омелой, - поморщился Маор, процедив это сквозь сжатые зубы. Понимал ведь, что не мог тот не знать её прозвища. Или хотя бы он не мог не догадаться.
      - С ней... - Дакари выдержал паузу, явно наслаждаясь тщательно скрываемым нетерпением 'земляного', - с ней всё хорошо.
      Сухие слова, сухие фразы. Маор не то что не успокоился, только ещё больше распалился. Сжал кулаки сильнее, чувствуя струящуюся по пальцам кровь из ранок, нанесённых острыми гранями камней.
      Впрочем, Дакари не дал проявиться злорадству или насмешке. Его злило, что этот 'земляной' знает о принцессочке куда больше его, но и усугублять ситуацию он не стал. Вместо этого, наконец, озвучил то, с чем пришёл:
      - Виновного нашли и наказали. Домашний арест с остальных заложников снят, проследи за Элионом.
      Во всей фразе так и читалось: "Только попробуйте взбрыкнуть... И ссылка Гели вам покажется мечтой!"
      Маор нахмурился, а затем зло спросил:
      - А Оме...
      Его почти сразу прервал сухой тон Дакари:
      - Она под охраной. Вам нежелательно видеться.
      В воздухе повисло угрожающее предупреждение... После того, как виновником оказался Геля, заложникам не доверяли в принципе. Ничего странного не было и в том, что им не дают видеться друг с другом, исключая тем самым заговоры. Но Маору упорно виделся личный подтекст.
      А ещё он с необычайной силой вновь ощутил, как отдалена от него его Колючка, вряд ли она хоть раз поинтересовалась его судьбой, вряд ли захочет и теперь увидеть. У неё всегда есть те, кто поддержат. Маора ещё в детстве изумляло её умение находить друзей в растениях, но почему бы и нет? Они не предадут. Ревность к ним была бы странной, но нельзя сказать, что Маор, день за днём видя, с какой нежностью Омела относится к этим сорнякам, не ревновал.
      Парень пока ещё даже не подозревал, что Омела собственноручно уничтожила все свои растения, избавившись от одной из угроз, но лишившись большей части друзей. В один миг.
      ***
      Вздрогнув, я очнулась, наконец, сумев открыть глаза без очередной вспышки головной боли. Обвела комнату мутным взглядом и тут же заметила яркий шарик. Опять упитанный Нильс глазел на меня со стеллажа. Он же подлетел ближе, тревожно замерцав, как только я попыталась сесть.
      Злобно цыкнув на него, всё же опёрлась на дрожащие от слабости руки. Мне нужно было в ванную комнату... По естественным потребностям.
      Ещё вчера я заявила служанке, что обойдусь без утки. Гордость, всегда втягивающая меня в неприятности, и тут не давала спокойно подчиняться требованиям постельного режима.
      Чувствуя, что ноги дрожат ещё сильнее, чем руки, а позвоночник больше похож на желе, растекающееся от малейшего давления, я мысленно проложила новый маршрут. По стеночке.
      Нильс петлял рядом, то и дело мерцая, но я не обращала на него внимания, целеустремлённо глядя на заветную дверь.
      Итак, первый шаг - спустить ноги с кровати. Добравшись до края, осуществляю это нехитрое действие. Пальчики невольно поджимаются от холодящей поверхности пола.
      Шаг второй - встать. Опёрлась о стену, буквально распластавшись по ней, и выпрямилась. Тут же поняла, что оседаю, но, стиснув зубы, встала.
      Шаг третий - дойти до двери. Сколько времени у меня на это ушло, знает только Нильс, не устававший носиться рядом, как заботливая наседка. Но всё же добралась! Смогла!
      Обратный путь спустя несколько минут показался куда сложнее.
      Вздохнув, вцепилась в стену, с которой уже в какой-то мере сроднилась, и, преодолевая сопротивление подкашивающихся от слабости коленей, сделала первый шаг.
      - И в кого у вас с Дакари эта гордыня? - спросил стремительно вошедший Танэ. На меня он смотрел с осуждением. Тае заботливая мамаша смотрит на неразумное чадо, снова наевшееся песка на детской площадке! Однако, Танэ всё же помог мне добраться до кровати, то и дело тем не менее читая нотации.
      Я только зло поджимала губы. Ещё, когда я жила в клане Охры, мне частенько доводилось болеть... Проводя параллели, должна заметить, что Танэ ни в чём не уступает моим нянькам. Именно это я ему со всей серьёзностью и сообщила, мстительно пронаблюдав за сменой эмоций на его лице: от удивлённого 'Чего?" до раздражённого "За такое платят кровью!".
      Впрочем, тот воздержался от комментариев, терпеливо доведя меня до кровати и посадив в более или менее устойчивое положение. Однако, подозреваю, что такое терпение было, скорее, из-за появившегося в проёме двери Дакари, чем по иным соображениям.
      - Танэ, три шага, - ледяное предупреждение. Угроза читалась даже в интонациях, пробирающих до мурашек по коже.
      Танэ моментально от меня отошёл, укоризненно глядя на младшего наследника клана Руэн. Я же только тут вспомнила, что на мне больничная ночнушка.
      Длинная полупрозрачная рубашка...
      В общем, прикрываться было уже поздно, сделала вид, что меня нисколько не волнует такое попрание норм этикета и морали, что сейчас происходило в этой комнате!
      Дакари в это время оглядел получившиеся три шага. Задумчиво так оглядел.
      - Что? Ещё шаг? - с сарказмом, как-то зло спросил Танэ.
      - Знаешь, лучше вообще выйди, - также задумчиво согласился Дакари.
      Мужчина развернулся... И вышел. Не забыв при этом хлопнуть дверью.
      Младший наследник клана Руэн оглядел меня более внимательно и сообщил:
      - Фергилия депортировали, Элион и Маор уже не содержатся под стражей.
      - Хорошо, - отозвалась подозрительно. Странно, это совсем не в манере Дакари - снабжать собеседника какой-либо информацией.
      Меня же вновь, как иголочкой, кольнула мысль, что за такое одеяние и поведение... Да даже за то, что наедине с мужчиной! Няньки и наставницы меня уже убили бы! Отец выпорол бы на конюшне! Астория кинула бы свой презрительный взгляд...
      Выдохнув, всё-таки вежливо попросила, сдерживаясь:
      - Выйди. Это неприлично.
      Дакари как-то сразу понял, что именно неприлично, но только улыбнулся. В своей безумно наглой и ехидной манере:
      - Не бойся, я с тобой ничего не сделаю.
      Слегка покраснев, зло выдавила:
      - Клянёшься?
      - Ага. Чем-нибудь ненужным, что не жалко отдать, - нагло заулыбался, вгоняя меня в краску и злобную беспомощность.
      Вдох-выдох. Только не надо нервничать, пожалуйста. Успокоившись, вновь открываю глаза, вздрагивая от любопытства, написанного на лице Дакари, наблюдавшего за мной.
      - Зачем ты пришёл? - спросила вполне серьёзно.
      Мужчину это почему-то заставило нахмуриться. Впрочем, он тоже решил сообщить всё прямо:
      - Держись подальше от Маора.
      - Почему? Он под подозрением? - заволновалась, что не осталось незамеченным Дакари. Тот нахмурился, желваки заходили, глаза тут же стали злыми и колючими.
      - Просто держись от него подальше! - видимо, я всё же поторопилась с выводами насчёт "тоже решил сообщить прямо".
      - Почему? - снова спросила с недоумением, - если он в чём-то подозревается, мне следует знать! Я же отвечаю за всех заложников перед вами! - пояснила сую позицию.
      - Ты, правда, не понимаешь, почему я тебя прошу держаться от него подальше? - Дакари смотрел на меня зло, как-то даже совсем рассерженно.
      - Просишь?
      - Пока прошу, но такими темпами мы скоро опустимся до угроз, шантажа и насилия, - ухмылка. Вот только не радостная какая-то ухмылка.
      - Так ты, что, серьёзно, не понимаешь? - Дакари уточнил снова. Как-то недоверчиво.
      - А я должна что-то понимать? - спросила удивлённо, всё же признаваясь в том, что не совсем осознаю, что творится вокруг, - ты странно себя ведёшь в последнее время, - призналась искренне.
      Дакари почему-то глянул на меня, будто я не то, что глупая, а больная на голову без надежды на выздоровление!
      - И ты, действительно, не понимаешь, почему я так себя веду?
      - Дакари!
      Я вздрогнула.
      Голос Танэ, раздавшийся из коридора, разрезал напряжение. Младший наследник клана Руэн оглянулся, поморщился, но идти на зов не спешил.
      Я же в это время судорожно перебирала варианты ответов.
      - Переживаешь о последствиях и реакции Астории на моё отравление? - догадалась, - она не станет портить отношения с кланом Руэн из-за такой мелочи, - призналась тихо.
      - Не угадала, - тихо, но как-то безнадёжно. Словно вся ситуация безнадёжна в конец. И я безнадёжна... Совсем.
      - Что?
      - Не угадала. Я отнюдь не переживаю по поводу отношений кланов сейчас.
      - Дакари! - голос Танэ снова донёся из-за двери, - тебе необходимо вспомнить о своих обязанностях и заняться ими прямо сейчас!
      Мужчина снова проигнорировал Танэ.
      - Тогда, с чего бы мне держаться от Маора подальше? - искренне изумилась, не придумав ничего лучше и не понимая или не желая понимать происходящего!
      - Дакари! - снова голос из-за двери.
      - Просто сделай хоть раз то, что тебе приказано! - рыкнул Дакари и всё же развернулся, намереваясь отправиться к Танэ.
      Вздрогнула от резкого окрика и с ещё большим недоумением проводила спину Дакари взглядом, чётко решив для себя, что его следует сторониться. И Маора тоже. Их странное поведение всё больше и больше беспокоит.
      Впрочем, зря я вспомнила о Маоре...
      Следующее пробуждение ознаменовалось грохотом упавшего тела! Резко развернувшись к окну, чуть не закашлялась, скрывая смех. А с пола тем временем поднимался старик, тот самый друг Нильса. Так вот, как он оказывается в замке.
      Окна, карнизы, тайные ходы...
      Это был отнюдь не последний сюрприз на сегодня! Вслед за ругающимся и потирающим спину стариком из окна куда более грациозно, подтянувшись рывком, вылез Маор.
      Тут же укуталась в одеяло, следя за ними с удивлением.
      - С тебя за помощь энергия для Нильса. Ежедневная, - кряхтя, оповестил Маора старик. Парень только кивнул, тут же показав старику на окно. Тот, тяжело вздохнув, взялся за раму.
      - А может через дверь?
      Маор был неумолим.
      Дальнейшие пять минут старик, ругаясь и кряхтя, выбирался из комнаты. Пока, наконец, его макушка совсем не скрылась из виду. Только тогда я, прокашлявшись, срывающимся от злости голосом напомнила о своём присутствии:
      - Стесняюсь спросить! Что ты-то тут делаешь?!
      Маор резко развернувшись, улыбнулся. С таким умилением. Я так реагировала на приближение котят, птичек, но никак не на кипящих от злости младших наследниц клана Охры!
      - Тебя пришёл проведать, колючка, - Маор нахально уселся на кровать.
      - Проведал? - зло осведомилась, а затем с удовольствием указала на окно, - выход там!
      Нильс, явно бывший на стороне Маора, крутился рядом, успокаивающе мерцая. Это бесило куда сильнее!
      Нет, ладно Дакари... Он тут царь и бог! Но так нагло врываться в комнаты девушки, тем более выше тебя по положению, тем более незамужней... И кто? Маор! Тот, кого я никогда не была рада видеть!
      Впрочем, парень знал, как я к нему отношусь, потому поспешил заинтересовать:
      - Мне казалось тебе будет любопытно услышать новости...
      Я молчала. И Маор абсолютно верно это расценил.
      - Гелю депортировали. Астория рвёт и мечет, отправляя Дакари официальные извинения и обещая разобраться с отцом Гели. Дакари делает вид, что верит. Люди за стенами требуют снова открыть Бушующий для посещений, возобновить вечера.
      Маор говорил лаконично, было видно, что его всё это не особо-то интересует. И эти сведения, скорее, откупная от меня, нежели желание узнать всё самому.
      - Спасибо, - вынуждена была поблагодарить в итоге.
      И вот тогда Маор снова оживился, игнорируя мои демонстративные и очень выразительные взгляды в сторону окна:
      - Неа, - сообщил, - после путешествия по заоконным пространствам хочется любви, тепла и заботы, - хитрый взгляд в мою сторону, - всего того, что мне тут не дадут, - пробурчал хмуро и кинул такой же хитрый взгляд.
      - А, почему через окно-то? - это интересовало меня куда больше странных манипуляций Маора.
      Неожиданная тишина и ощутимая злость, нагнетающая воздух в лёгкие!
      - Дакари приказал охране не пускать ближе, чем на пять метров к тебе, - концентрированная ненависть в каждом слове! Прямо процедил сквозь зубы, непроизвольно сжав в кулак часть моего одеяла.
      Прокашлявшись, вырвала всё-таки своё одеяло, не особо дружелюбно глядя на Маора.
      Тот в это время вновь перевёл взгляд на меня. Тёмные глаза впились в меня, словно желая что-то найти... Смотрел пристально, откровенное вглядываясь, а затем как-то совсем хрипло приказал:
      - Держись подальше от Дакари!
      "Держись подальше от Маора," - звенело у меня в голове. Вот только теперь я была умнее, а потому не стала спрашивать ни о причине, ни о том, что с ними обоими творится. Не спрашивала об этом ровно три секунды...
      А затем не удержалась!
      - Почему?
      Может быть, хоть один удосужится ответить...
      Зря надеялась, Маор нахмурился и промолчал. Молчал он недолго. Минуту или около того, тем не менее тишина физически давила, забивая собой уши. Нет, нельзя не отвлекаемся. Смотрю также выжидательно.
      Маор внезапно безмятежно улыбнулся, после чего резко нагнулся. Я успела только отвернуться, потому поцелуй пришёлся смазанным прикосновением в уголок губ.
      Это нисколько не расстроило Маора! Тот лихо отпрыгнул к окну, уворачиваясь от брошенной ему вслед подушки! Жаль, ничего тяжелее не было! Как никогда захотелось обнять его за шею... И не выпускать, пока не перестанет дёргаться!
      Даже дыхание сбилось, а кровожадные мысли придали сил... Вот только Маор тоже не ждал! Забрался на подоконник и был таков.
      Я же, глядя в открытое окно, желала только одного. Услышать крик, глухой стук падения. Нет, не может же мне так повезти! Маор явно добрался до карниза в целости и сохранности, оставалось только уповать на хрупкость карниза.
      На самом деле я не злая, даже не вредная. Ни капельки не злопамятная... Но как-то всё навалилось! И хоть понимаю, что мои растения должны были рано или поздно перестать быть моей слабостью, однако же... Да и отравление это!
      Я же до какого-то момента всерьёз считала, что ничем мне вся эта ситуация не грозит... И только оказавшись на грани, осознала собственную наивность. Ставки этих игр - жизнь. Моя ли, Дакари? Если он пойдёт ко дну, договор кланов и заложники вместе с ним также потонут.
      А потому Дакари нужно сделать главой клана Руэн. И Астории, и мне, и Танэ, и всем в Бушующем это выгодно.
      Не выгодно это совершенно точно Деусу, его сторонникам, а также консерваторам обоих кланов.
      Что ж, задача поставлена. Как же её выполнить?
      Да ещё и Маор, и Дакари со своим откровенно странным поведением... Ладно, Маор, он всегда оказывал мне знаки внимания. Даже странно, что он со своей настойчивостью не заходил раньше так далеко.
      Его вполне можно удерживать в рамках непониманием и демонстративным неприятием. Маор, конечно, знает, что я притворяюсь в большинстве случаев, но разбить чужую игру пока не может, не считая этой его попытки поцеловать. Но вот что делать с Дакари?
      Не хотелось признаваться, но в его присутствии мозг мне действительно отказывал! А непонимание ситуации было отнюдь не притворным! Это потом уже я перекладывала своё поведение, копируя его, в беседе с Маором, точно зная, на какую реакцию рассчитывать... А вот в случае с Дакари...
      Вынуждена признать, что он меня пугает. И не только. Коротко хмыкнув и сдержав нервный смешок, постановила держаться от него подальше, всячески способствуя утверждению его позиций в клане. Но не больше.
      Что я поняла точно, так это то, что он приносит проблемы. Через нас, заложников, воздействовать хотят на него. Потому и травили. Да и сам он... Непонятный.
      Своей проницательностью я всегда гордилась. С Дакари же я искренне не знала, чего ожидать. Кроме того, в течении каждого разговора было необходимо контролировать себя.
      Ненависть...
      Вот, что я испытывали к Дакари вначале. Потом неприязнь. Затем страх и злость. Ярость и гнев. По большей части из-за давней вражды. И вот это - то, что не должно на нас влиять. Если мы сейчас не договоримся с Дакари, а, говоря 'мы', я имею ввиду весь клан Охры, нас ждёт участь придатка клана Руэн. В лучшем случае!
      Мои мысли прервал тихий хлопок дверью... Нет, можно даже не надеяться, что поболеть, а затем выздороветь мне дадут в одиночестве.
      Именно об этом я думала, наблюдая за пятящейся спиной ко мне служанкой, прислушивающейся к чему-то в коридоре. Симпатичная со спины девушка, совсем не замечающая меня, замерла и не двигалась, прислушиваясь к чему-то в коридоре.
      А вот, собственно, и то, к чему она так старательно прислушивается... Шаги уверенно унесли преследователя девушки-служанки дальше по коридору. Ну-да, я бы тоже даже не подумала, что кто-то может спрятаться в моей комнате!
      Кашлянув, с исследовательским интересом наблюдала за девушкой. Та подскочила, чуть не вскрикнув и зажав рот рукой. Развернулась, глядя на меня, как на монстра, что пять лет пугал её и, наконец, вылез из-под кровати: с обречённостью и смесью здорового негодования 'что ж ты раньше-то не лез, скотина?!'.
      - Ты кто? - спросила с интересом, подтягиваясь и принимая вертикальное положение. Поморщилась от слабости, но всё же села.
      - Ива, госпожа, - служанка поклонилась. И куда ниже, чем положено. А потом и вовсе затарахтела:
      - Извините меня, пожалуйста, госпожа! Ради всего святого простите! Я считала, что комната открыта, а потому не заселена! Перепутали этажи! Простите меня! Только простите!
      И всё в таком духе...
      Решительно прервала её взглядом. На меня так Астория смотрела, когда я пропускала семейные обеды из-за сада... Папа не смотрел, он вовсе на них не приходил, предпочитая готовку одной из своих содержанок.
      Вздохнув, мягко, будто у дикого животного, спросила:
      - От кого ты прячешься?
      В глазах девушки мелькнул и пропал страх, вытесненный упрямством. Изливать передо мной душу решительно отказывались. Ничего, и не таких ломали.
      Уже спустя десять минут девушка, вытирая глаза и икая, рассказывала, что произошло. Рассказывала бессвязно, я лишь догадалась, что кто-то (имени не называлось) её уже давно преследует. Служанкой в дом господина младшего наследника устроил, потом сюда вместе с другими слугами перевёл, теперь вот ищет её... Затем она искренне просила не выдавать. Я и не собиралась, но не могла не поинтересоваться:
      - Успокойся, Ива, всё хорошо. Здесь тебя искать не будут. А, кто всё-таки тебя преследует?
      Молчание. Девушка с милыми ямочками на щёчках и яркими зелёными глазами смешалась.
      - Господин Танэ, - тихо призналась она. А меня, как молнией поразило! Так это же её я видела тогда в кабинете Танэ, когда перед ним толпилась очередь из новых слуг! Именно она показалась мне тогда тихой и забитой, когда стояла в своём углу и вздрагивала от любого громкого звука!
      Ох, Танэ-Танэ... А ты ещё нас с Дакари осуждаешь... А у самого-то! У самого, оказывается, такие скелеты в шкафу! Боюсь, эта девушка тебе отнюдь не безразлична, господин Танэ, как бы ты того не показывал. Преследовать её просто так? Странно как-то это.
      Нет, эта история определённо заслуживает моего внимания. Почему бы и не помочь девушке? Тем более Танэ сейчас должен не Ивой своей заниматься, а помогать Дакари утвердиться в клане. Бороться за наше место под солнцем! А он... В общем, помогу девочке, от меня не убудет. Да и жалко её.
      - Знаешь, - доверительно сообщаю этим широко открытым зелёным глазам, - из моего окна открывается неплохой вид на карниз, а с того не так сложно спрыгнуть на этаж ниже.
      Ох, какие искорки заплясали в этих глазах напротив! Нет, я нисколько не боялась за девушку. Уж если старичок, дядька Идорушки, там пролез, то и девка без проблем сумеет миновать карниз. К тому же Маор не склонен к самоубийственным порывам, а потому там должно быть безопасно. Да и девочка, если боится высоты, сама не полезет.
      Девочка высоты не боялась! Нет, Ива решительно устремилась к окну, прежде весьма душевно меня поблагодарив! В это время шаги, в которых так и слышалось недоумение, вернулись к другому концу коридора. Танэ потоптался, не зная, куда подевалась Ива.
      Затем грохнули несколько дверей, скоро можно ждать визита...
      Ива ждать отказалась, а потому, кивнув напоследок, быстро вылезла из окна, аккуратно притворив за собой створки.
      Я же с любопытством уставилась на дверь.
      Интересно, как скоро Танэ дойдёт до подходящей кондиции и заявится сюда, запутывать меня в новой сети обмана. И кем же он представит девушку, за которой охотится? Сестрой, подругой, бабушкой? Не братом же!
      Танэ заявился быстро. Прямо-таки стремительно. Ивы в комнате уже не было, окно было благовидно прикрыто.
      - Омела, сюда не заходила одна из служанок недавно?
      - Даже не буду спрашивать, почему вы ей итересуетесь, - я тщательно не допускала в речи издевательских интонаций, - однако, девушка ушла.
      - Куда?
      - Мне она почему-то об этом не сказала.
      - А вы спрашивали? - внезапно встревожился Танэ, раздражённо глядя на меня.
      - Зачем?
      - Что зачем?
      - Спрашивать зачем? Сама бы рассказала!
      - А она бы рассказала?
      В эту игру можно играть и вдвоём! Вопросы вместо ответов - изящная тактика ухода от темы.
      Видимо, Танэ тоже осознал, что таким образом ничего не добьётся, а потому нахмурился и замолчал. Смотрел тяжело, исподлобья, явно решая, что со мной делать. Вздохнув, попросил:
      - Не вмешивайтесь, пожалуйста, в это.
      Мне на миг стало даже стыдно, но затем вспомнились перепуганные зелёные глазищи... В любом случае даже теперь я бы поступила точно также! По моему упрямому виду это с лёгкостью стало понятно и Танэ. Он нахмурился ещё сильнее, но сдержался и, попрощавшись, вышел. Сил на то, чтобы не хлопнуть дверью, у него уже не осталось, а потому дверь всё же оглушительно захлопнулась, отчего я слегка дёрнулась.
      Видимо, не я одна... За дверью послышался грохот чего-то железного! А, ну-да, там же охранники... И как это они пропустили ко мне служанку? Хотя, что удивительного? Та уверенно влетела сюда, даже, видимо, не заметив охраны, а та решила, что так и должно быть. Обычное дело.
      Этот разговор окончательно вымотал меня, а потому я буквально сползла на подушки, провалившись в нервный короткий сон. Впрочем, тот вскоре перешёл в глубокий, оздоровительный.
      Покоя я не нашла и там...
      Снова мир элементалей, вот только потерявший для меня все свои краски. Выцветший, как яркая кофта после рук прачек! Думаю, это моя болезнь на него повлияла. А также смерть моих росточков. Да и зелёные лианы на мне утратили свой вызывающий цвет, почти сливаясь с желтоватой бледной кожей.
      Вздохнув, спросила у того, по чьей причине, тут оказалась:
      - И чего тебе надо?
      Нильс материализовался, как только его позвали! Чертёнок моментально взвился, а затем устремился ко мне со злобным писком! Увернувшись, прицельным пинком мстительно отправила его в недолгий полёт до стены. Уже там, потирая бок, Нильс более или менее успокоился, продолжая ворчать:
      - Противная девчонка! Едва не умерла, а всё в чужие дела продолжает лезть!
      - Скорее уж, они ко мне лезут.
      Моё замечание пропустили мимо ушей:
      - И Идорушка ей плох, и Маор, а с Дакари только так шашни крутит! Сказали же сидеть на попе ровно, чего лезешь в проблемы Гели?! В проблемы этой служанки Танэ?!
      - А тебе-то какое дело? - слегка даже обиделась, не показывая своих чувств чертёнку.
      Тот как-то нелепо застыл, уставившись куда-то в пространство! Затем отмер и всё ещё заторможенно переспросил у самого себя:
      - Действительно, что это я?
      Нильс снова закрылся, будто заслонившись от меня каким-то барьером. Стал ехидным и колким, ещё более вредным. Именно таким, каким я его терпеть не могла видеть!
      - Ты, противная девчонка, что собираешься делать?
      - Госпожа Омела.
      - Что?
      - Можешь обращаться ко мне госпожа Омела. Или ваша светлость. На Твоё усмотрение, - приторно улыбнулась.
      - Так, что будешь делать? - опустил обращение Нильс, раздражаясь, но стараясь этого не показывать.
      - Сделаю Дакари главой клана Руэн.
      Похоже, кто-то растерялся... Да, что там растерялся! Изумился, потёр глаза и снова взглянул на меня в надежде, что ослышался. Понял, что нет, всё так и было сказано, помотал головой с рожками и, наконец, хрипло спросил:
      - С чего начнём?
      Вот теперь в осадок выпала я! Впрочем, быстро сориентировавшись, довольно справила Нильса:
      - То есть ты в деле?
      - А, что, это не видно?! - огрызнулся, - так, что делать будем?
      - Ну, начать стоит с устранения Деуса, старшего наследника клана.
      - Думаешь, Дакари с Танэ не пробовали его устранить? - со здоровой долей скептицизма спросил Нильс.
      - По крайней мере, мы будем знать, что уже на нём пробовали. К тому же пора вспомнить свою основную профессию... Как думаешь, Дакари будет с нами травить Деуса?
      - Завтра предложи ему. Сомневаюсь, что ему помогал в деле убийства брата хоть сколько-нибудь грамотный специалист, таковых Деус и советники должны были уже переманить.
      А ведь и правда... Почему бы не ответить консерваторам их же методами? Тем более яды - моя стихия!
      Горько усмехнулась... Ещё неделю назад я жизни не представляла без возможности наблюдать за своими растениями, а сейчас так хладнокровно решаю, кому жить, кому умереть. Не это ли та черта невозврата, после которой я уже никогда не смогу вернуться к спокойной жизни, когда почувствую вкус власти, когда вдохну аромат превосходства?
      Стоит ли жертвовать всем тем человеческим, что во мне осталось? Убивать? Наверное, я смогу... Вот так подло, из-за угла. Яды ведь как раз и позволяют так делать... Вот только, глядя в глаза своим жертвам, смогу также спокойно спать по ночам?
      Нет, наверное, убивать врагов - самый простой выход. Куда как сложнее заставить их помогать нам.
      Нильс уже давно исчез из этого мира, решив не прощаться, зная, что мы встретимся в реальности. А я всё также лежала на полу, глядя то в потолок замка, то на свои руки, оплетённые желтоватыми лианами, как татуировками.
      Убивать врагов? Как-то это странно... Враги никогда не кончатся, так не легче ли противостоять знакомому злу. Почему бы не оставить Деуса и остальных в качестве оппозиции власти Дакари. Убрать только самых опасных? Да, наверное, это выход.
      И теперь главный вопрос, а как всё это осуществить?
      Хммм, а ведь у меня есть несомненное преимущество перед другими заложниками. Я младшая наследница клана Охры, не последнего клана. Пора бы уже начать этим пользоваться.
      И пока в голове строились сами по себе замки будущих интриг и планов, я всё смотрела вверх. И, наверное, впервые не жалела, что оказалась здесь. У меня ведь появился шанс не только доказать Астории, что и я чего-то стою, но и войти в историю. А какого тщеславного человека это не соблазнит?
      
      Продолжение на Продомане)
    Оценка: 8.75*13  Ваша оценка:

    РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
      А.Грин "Горничная особых кровей" (Любовная фантастика) | | Я.Безликая "Мой развратный босс" (Современный любовный роман) | | С.Альшанская "Последняя надежда Тьмы" (Юмористическое фэнтези) | | Э.Грант "Пари на девственность " (Современный любовный роман) | | Д.Сорокина "Не смей меня целовать" (Любовное фэнтези) | | Л.Эм "Авантюристка поневоле. Баронесса" (Юмористическое фэнтези) | | Ф.Вудворт, "Особые обстоятельства" (Любовное фэнтези) | | О.Обская "Проснуться невестой" (Попаданцы в другие миры) | | С.Елена "Пламя моей души" (Любовное фэнтези) | | Жасмин "Несносные боссы" (Романтическая проза) | |
    Связаться с программистом сайта.

    Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
    А.Гулевич "Император поневоле" П.Керлис "Антилия.Полное попадание" Е.Сафонова "Лунный ветер" С.Бакшеев "Чужими руками"

    Как попасть в этoт список