Ви: другие произведения.

Утешение Глава 1

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:

   Глава1
  
  Уже добрых четыре часа Ана телепалась в поезде на верхней боковой. С тех пор, как ей исполнилось 17, на верхних полках стало тяжело спать. Тело из далеко не хрупкого девического стремительно превращалось в полноценное женское, и потому вмещаться на тесных и коротких верхних стало тяжело. На боковых на каждом повороте полку накреняло так, что Ана боялась упасть в проход. К тому же в этот раз на нижнем месте сидел в хлам пьяный мужичара и вел бесконечные разговоры сам с собой. Периодически он названивал какой-то Янке, дабы внушить ей, что она является девушкой крайне облегченного поведения, а потом с шумом ударял телефон об стол (и как не разбил?) и начинал заводить навязчивые и неприятные разговоры с другими пассажирами. Ане дико хотелось спать, но при таком соседстве это не представлялось возможным. И когда девушка уже начала медленно скручивать одну из простыней в жгут, дабы предпринять попытку задушить сидящий снизу субъект, он неожиданно собрал свои вещи и вышел на какой-то мелкой, и судя по крикам проводников, явно не своей станции. Облегченно вздохнув, Ана покрепче прицепилась к металлическим трубам на окне и провалилась в тревожную дрему.
  Проснулась она от того, что на нее что-то мерзко капало. 'О Боже, этот вагон еще и протекает!' - в бешенстве подумала она и на всякий случай прокляла инженеров и рабочих, причастных к его созданию. С матом разлепив глаза, Ана повернулась на живот и приготовилась слазить с полки, устраивать скандал и менять постель, когда ощутила, что слазить, в общем-то, некуда. Под ее пальцами вместо ожидаемой постели оказалась пожухлая трава, покрытая тонким слоем прелой листвы. Со всех сторон ее окружали деревья и редкие кусты. Ана моргнула, поскребла траву руками и легла обратно.
  - Галлюцинации лучше пережидать лежа. - Логично рассудила она, устроилась поудобнее и закрыла глаза. К сожалению ни через пять, ни через десять минут окружающая реальность не изменилась. Все пять чувств бескомпромиссно утверждали, что девушка лежит на земле, а вокруг нее самый натуральный дикий лес. Вон, даже птички поют, листья шуршат, и самое страшное, своим шестым чувством, которое она называла 'чувство позвоночника', Ана ощущала, как вокруг нее жизнь течет в деревьях. Открыв глаза, девушка увидела зеленые, чуть покачивающиеся кроны и редкие лоскуты серого неба между ними.
  - Плохо, плохо. - Выдохнула она уже давно ставшую традиционной фразу. Разум прибывал в шоковом заторможенном состоянии, и потому лишь фиксировал происходящее в окружающем пространстве (вот лист упал, пролетела птица, земля пахнет сыростью, а от кустов тянет чем-то пряным), но никак не осознавал ситуацию вцелом. Ана осторожно поднялась на ноги и сделала шаг, на всякий случай, выставив вперед руки. За сим действом не последовал ни удар головой об третью полку, ни отрезвляющее падение на пол вагона. Вариант того, что все это сон Ана отмела сразу. Само сомнение в реальности происходящего исключало такую возможность, потому что во сне любой, даже самый психоделический бред воспринимается как несомненная реальность. Подойдя к ближайшему дереву, девушка с опаской дотронулась пальцами до коры. Кора оказалась сухой и шероховатой на ощупь, как ей и полагалось. Ощущение течения жизни многократно усилилось. Сердце Аны пропустило удар, а после забилось как дикая птица в руках ловца. Состояние тихой истерики резко перешло в состояние истерики неконтролируемой. Ана стала наворачивать круги вокруг дерева, запустив руки в волосы и тихонько поскуливая. Горло сдавила невидимая рука, и стало тяжело дышать. Когда дыхание перешло в сипение, Ана упала на землю там же, где и стояла и тихо завыла, раскачиваясь из стороны в сторону. Ужас, неконтролируемый, доисторический заполнил ее сознание, не давая ни думать, ни дышать. Сколько она так просидела, глотая комки страха, Ана не знала. В чувство ее привело ощущение того, что ей невероятно, до исступления жарко. Трясущимися руками она стянула с себя жилет, потом кофту, оставив только футболку. Стало немного легче, но ноги в зимних сапогах просто горели. И чем больше Ана выходила из состояния своего истеричного оцепенения, тем жарче ей становилось. Чувство было такое, что ноги до середины икры закопаны в раскаленный песок. Казалось, что правый сапог она сняла мгновенно. С левым так не вышло, молния на нем постоянно заедала и нетерпеливые резкие движения совершенно не помогали ее расстегнуть. Спустя несколько минут ожесточенной борьбы сапог сдался. Ана с облегчением прислонилась спиной к дереву, вытерла пот со лба и сделала несколько глубоких вдохов. Истерика отступила и разум начал работу на максимальной мощности. Девушка почти физически ощущала, как закрутились в голове невидимые шестерни, с каждым оборотом все набирая и набирая скорость. Она наконец-то заметила то, что посреди небольшой полянки, на которой она открыла глаза, лежал ее дамский вариант дорожной сумки, пакет с едой и куртка. Из соображений безопасности Ана всегда ложила рядом с собой сумку с ценными вещами. Чаще всего это была ее обычная дамская сумочка, но в этот раз, поскольку она отправлялась домой всего на два дня, то взяла с собой сумку побольше, которую обычно брала с собой для выездов за город или ночевок у друзей. Туда удачно помещался сменный комплект одежды, косметика, средства личной гигиены, деньги, техника, провода, документы и куча мелочей, которые всегда находятся в сумке у любой девушки. Пакет с едой Ана обычно рядом с собой не ложила, но так как в этой поездке спуститься вниз, чтобы поесть было абсолютно невозможно, ей пришлось кушать лежа у себя наверху. На третьей полке над Аной все было занято, а спускаться и думать, куда бы закинуть пакет ей было лень. К тому же он не был таким уж большим, так что, просто отпихнув его в ноги, Ана укрылась курткой и уснула. Удачное стечение обстоятельств. Возможно, спасительное.
  'Эй, а кто-то там наверху должно быть любит меня!' - подумала она и, собрав разбросанную одежду, подошла к своим вещам. Пока девушка металась в невменяемом состоянии, дождик кончился, и небо прояснилось. Судя по ощущениям, была либо поздняя весна, либо конец лета. День перевалил за половину, и в лесу стало темнее. Кроны деревьев плохо пропускали солнечный свет, сами деревья были не слишком высокими, не выше третьего-четвертого этажа обычного дома, зато такие широкие, что Ана вряд ли смогла бы полностью обхватить самое меньшее из них. Повертев головой, девушка определила примерное месторасположение солнца и, исходя из этого, стороны света.
  'Будем думать головой. Вариант того, что наш поезд сошел с рельс или меня тайком вынесли из вагона и бросили в лесу отпадает сразу. Во-первых, такие вещи трудно не заметить. Во-вторых, у нас зима, теплая и слякотная, но, тем не менее, от лета отличимая. Значит, я либо в другой части нашей планеты, либо в другом мире, либо это все галлюцинации. Больше ничего в голову не приходит. В любом случае надо двигать отсюда. Программа минимум на сегодня найти безопасное место для ночлега. А там можно уже задаваться более философскими вопросами. Решаем проблемы по мере их поступления..' - Поразмыслив так, Ана сложила ненужные вещи в сумку, куртку пришлось завязать на поясе. Ходить при такой температуре в утепленных зимних сапогах было не слишком радостно, но выбора особо не было. Чтобы спасти себя хоть как-то Ана оставила молнии расстегнутыми, а джинсы закатала почти до колен. Совершив эти нехитрые приготовления, девушка задалась вопросом: а куда, собственно, ей теперь идти? Оглядевшись по сторонам, и разведав обстановку, так сказать, боем (бой в основном велся с кустами, Ана сражалась как лев, но их было больше), она решила двигаться на запад, так как в той стороне лес оказался наиболее проходимым.
  Девушка старалась идти по возможности быстро, не забывая постоянно оглядываться по сторонам и стараясь не шуметь. Выросшая в небольшом городке на побережье моря, после окончания девятого класса Ана переехала в мегаполис, где продолжила обучение сначала в спецшколе, затем в ВУЗе. Поэтому о лесе девушка не имела практически никакого представления. Конечно, в лесах она бывала, как и все видела много его фотографий, и неоднократно читала о нем в литературе, но разве могло это дать ей какое-то понимание как выжить в одном конкретно взятом лесу? Тяжело вздохнув, она решила положиться на инстинкты и интуицию и попробовала представить, что же она все-таки ищет. Это должно быть место, где она сможет безопасно спать, недоступное для хищников, и хорошо бы, чтоб и для мерзких насекомых тоже. Какое-нибудь заброшенное большое дупло подошло бы идеально, но вряд ли в этом лесу водились белки таких размеров, да и деревья, какими бы большими ни были, для проживания огромных белок-мутантов явно были не приспособлены. Солнце уже начинало клониться к горизонту, в лесу стало ощутимо темнее. Анасташе ускорила шаг и в очередной раз выбрала то направление, где деревья росли реже. Такими темпами ночевать ей придется на одном из них, но как забраться туда вместе с сумками? Сколько уже таких вопросов без ответов она задала себе за последние часы? Много, очень много. Ана почувствовала, как внутри снова начинает нарастать волна паники, и прикусила губу. Некстати подумалось, что эта привычка закусывать губу во время больших неприятностей появилась у нее после самой большой их ссоры с Мару-о. Тогда они три месяца не разговаривали и оба боялись, что это конец их отношений. С Мару-о они, в конце концов, помирились, а привычка осталась. Девушка усмехнулась тому, какие глупые мысли лезут ей в голову.
  Солнце катилось к закату неумолимо, и Ана почувствовала, что начинает уставать. В этот момент она заметила, что далеко впереди между деревьями как-то подозрительно светло. Окрыленная неясной надеждой она двинулась вперед на удвоенной скорости и чуть больше чем через полчаса буквально выпала из леса на берег реки. Река была чистой, холодной и неглубокой. По крайней мере, в том месте, где Ана вышла. На противоположной стороне был такой же лес. Чуть ниже по течению примерно посередине реки из воды торчали огромные камни, еще ниже были камни поменьше.
  'Вот там и переночую. Бедные мои почки, но хотя бы не сожрут. Для водяных чудовищ мелковато, для зверей глубоковато. Надеюсь.'
  Ана прошла по берегу до того места, которое располагалось напротив камней. Поразмыслив немного, решила учесть фактор течения и вернулась на несколько шагов. Раздевшись донага, она связала одежду и вещи так, чтобы их можно было одним кулем поднять над головой. Проверив надежность конструкции, и для уверенности походив, держа ее в поднятых руках по берегу, Ана решила наконец-то двинуться к камням. После времени проведенного на жаре вода поначалу показалась просто ледяной, но через несколько шагов тело привыкло, казаться теплой вода не стала, но выть от ее прикосновений перехотелось. Ана осторожно двинулась в сторону камней. Речка и впрямь была мелкой, когда девушка добралась до камней вода едва доставала ей до груди. Течение оказалось слабей, чем она ожидала, и ей пришлось на пару шагов спуститься по реке. Дальше было сложнее. Камни оказались выше ее больше чем на голову. Найдя походящий валун, Ана осторожно закинула на него свои вещи. Забраться на камень оказалось очень тяжело. Она потратила на это почти полчаса, ободрала себе все что можно и продрогла до костей. Когда ее усилия наконец-то увенчались успехом, Ана в изнеможении упала на камень. Казалось, что даже дышать ей удается путем невероятных физических усилий. Пытаясь совершить минимум телодвижений, она вытерлась кофтой и начала одеваться. Здраво рассудив, что даже при такой жаре спать ночью на камне посреди реки будет холодно, она решила надеть на себя все, что у нее было с собой, за исключением куртки, на которую она решила лечь. Соорудив себе подобие гнезда, Ана обхватила обеими руками пакет с едой и похудевшую дорожную сумку, прижала их посильнее к себе и отключилась.
  
  ***
  
  Утро не принесло облегчения. Сначала девушка даже не поняла где находится, но когда воспоминания вернулись к ней, она тихо застонала от отчаяния. Теперь к агонии разума добавилась и боль во всем теле. Саднили вчерашние царапины, и все тело ныло от физической перенагрузки. К тому же солнце поднялось уже довольно высоко и на открытом месте жарило нещадно. Со стоном поднявшись, Ана скинула с себя лишнюю одежду и принялась разминать затекшие конечности. Немного придя в себя, она, скудно позавтракав - еду нужно беречь - пополнила запас воды и мимолетно пожалела, что отказалась взять из дома компот. Сам компот особо не спас бы, но двухлитровая пластиковая бутылка пришлась бы весьма кстати. С одним литром воды лучше не углубляться в лес, неизвестно когда можно будет пополнить запас. Ана в задумчивости посмотрела на реку. Сейчас бы и задаться философскими вопросами по типу 'Зачем я здесь?', 'Где это здесь?', 'Как я сюда попала?' и 'Как попасть домой?', но думать не хотелось абсолютно. Хотелось спать дальше, желательно в мягкой постели, а еще страшно хотелось чая, борща и в Интернет. Тяжко вздохнув, мол, не о том думаешь, Анасташе, девушка встала и потянулась. Разум пребывал в каком-то странном спокойствии, которое наступает после определенной дозы сильнодействующих успокоительных. Видимо организм включил какую-то внутреннюю защиту от перегрузок, и сейчас все безумие текущей ситуации обрабатывалось задним числом где-то на задворках сознания. Ана удивлялась этой особенности своего внутреннего устройства. Всегда, во всех даже самых безнадежных ситуациях, а видит Бог, было их немало, ее как будто замораживали изнутри, и она начинала быстро, очень быстро искать выход из ситуации, просчитывать варианты. Паника наступала потом, когда основная часть проблемы была решена, и был четко размечен план действий. Вот тогда-то ее и скручивало в немой судороге, чаще ночью, а иногда днем, но непременно тогда, когда никто не видит. Ана не считала эту способность ни достоинством, ни недостатком, лишь находила ее довольно удобной.
  Порефлексовав еще немного сидя на камне, поразмышляв на тему будничного и вечного, к девушке пришло озарение. Если есть проблемы с водой - нужно просто держаться к этой воде поближе. Таким образом, решаются еще и проблемы с личной гигиеной и выбором направления движения. Судя по всему, река становилась шире вниз по течению, а люди всегда стремились основывать свои поселения поближе к воде. Таким образом, если двигаться вдоль реки вероятность выйти к какому-нибудь населенному пункту или шоссе гораздо больше, чем при бессистемном путешествии по лесу. Приняв такое решение, Ана снова связала вещи и проделала вчерашнюю процедуру перемещения в обратном порядке. Выходить на берег было проще, хотя бы потому, что не приходилось уставшей в сумерках забираться на валун, а прохлада воды придала бодрости и сил. Обсохнув и одевшись, Ана поудобнее устроила ремень сумки на плече и двинулась вниз по течению.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"