Уманская Виолет: другие произведения.

Утешение Глава 3

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:

  Глава 3
  
  Как и в предыдущие дни, Ана проснулась от чувства, что ей ужасно жарко. Сначала она даже не сообразила, где находится. Ей казалось, что она у себя в общежитии на своей кровати лежит, прижимая к себе плюшевого кота, с которым давно уже привыкла спать. Удивило то, что она почему-то была накрыта здоровыми ветками, покрытыми жизнеутверждающе-зелеными листьями.
  'И где только дерево с живыми листьями нашли посреди зимы, шутники паршивые?' - лениво подумала она, и в эту же секунду ее накрыло осознанием ситуации. Глаза у Аны стали как два блюдца, и она, стараясь не дышать, чуть приподнялась на локтях, чтобы посмотреть на своего 'плюшевого кота'. Такими же глазами-блюдцами кот смотрел на нее в ответ. Ана замерла в нерешительности. Как-то она плохо продумала эту ситуацию. Вернее вообще не продумала. Вчера она спасала милого раненого котика, а сегодня оценив размеры этого котика, и внезапно обнаружившиеся у него зубы и когти девушка запаниковала.
  - Эм... Доброе утро что ли? Я тут вроде как тебя спасаю, потому не ешь меня. - Закончила она как-то жалостно, и против воли издала нервный смешок. Глаза кота стали еще больше, и Ане показалось, что в них она отчетливо может прочитать одно емкое и крайне нецензурное слово, которое вполне подходило под описание ситуации вцелом и Аны в частности. После этого кот, который до этого лежал на боку спиной к Ане, тяжело перевернулся на живот и тщательно обнюхал девушку. Есть ее он, вроде бы, пока не собирался, и Ана с облегчением вздохнула. Кстати о еде, проснувшийся желудок предательски завыл, вопрошая о пище. Как бы ни старалась Ана экономить, еды в ее распоряжении практически не оставалось. Ныне скудные запасы представляли собой три кусочка колбасы, четыре куска хлеба и немного оплавившегося от жары сыра. Откинув ветки, прикрывавшие их убежище Ана, стараясь не делать резких движений села, подобрав под себя ноги, и принялась потрошить содержимое пакета с едой. Зверь все это время пристально наблюдал за ней, однако не делал ни попыток к бегству, ни попыток к поеданию девушки. Анасташе сделала себе бутерброд с оставшейся колбасой, но глянув в два салатовых голодных глаза, решила разделить завтрак с котом, честно отдав ему часть бутерброда с двумя кусочками колбасы. Зверь с довольным видом все съел и повернулся за добавкой.
  - Прости, друг, больше не могу тебе отдать. Ты-то себе еще поймаешь кого-нибудь, а мне как потом быть? - Развела руками Анасташе, встала, потянулась и пошла делать обычные утренние дела. Спустившись к реке, она умылась и напилась. Вода немного взбодрила, но ощущение слабости, преследовавшее ее последние два дня, никуда не делось. Слишком мало еды, слишком много стрессов и непривычных физических нагрузок. Ничего, у нее есть еще небольшой козырь в запасе. Ана похлопала себя по выступающему животу и округлым бокам. Ее нельзя было назвать толстой, скорее крупной, но отрицать то, что за последний год она обзавелась лишними жировыми отложениями, было просто бессмысленно. И они, вызывавшие раньше легкую досаду, теперь были спасением. Помогут подольше протянуть, в случае, если вопрос с пищей не будет решен в ближайшие дни. Подобные размышления показались ей довольно забавными, и Ана от души расхохоталось. Если бы ее сейчас увидел случайный наблюдатель, решил бы, что девчонка сошла с ума. И ошибся бы, потому что Ана сошла с ума года четыре назад, причем настолько, что даже была похожа на нормальную. Сама-то она знала, что это далеко не так, но уже давно научилась держать свое безумие на поводке и искренне полагала, что оно предает ей очарования.
  Отсмеявшись, Ана начала набирать воду в пластиковую бутылку, чтобы отнести ее своему найденышу. Пока вода набиралась, она смотрела на мерно бегущую реку. Вода в ней была хрустальной чистоты, так что был виден каждый камешек, а солнце и легкая рябь волн создавали на дне непрерывно движущиеся золотые узоры. Красиво. Метрах в трех от берега промелькнул темный рыбий силуэт. Это навело ее на мысль о том, что кота надо чем-то кормить. Раз уж она спасла его, значит, несет ответственность за его жизнь. К тому же, сытый зверь залог ее безопасности. Вернувшись к логову и с горем пополам напоив кота, Анасташе вытащила из сумки два своих ножа и принялась осматривать местность на предмет палки подлиннее и поровнее. Когда искомый предмет бы найден Ана спустилась к реке, села на камни и начала обстругивать палку, чтобы сделать из нее подобие копья. Процесс продвигался тяжело, ножи для бумаги все-таки не приспособлены для таких видов работ. Через некоторое время Ана ощутила движение позади себя. В испуге оглянувшись, она встретилась взглядом с внимательными салатовыми глазами. Кот, прихрамывая, медленно приближался к ней. К облегчению Аны шина не мешала его передвижению. Зверь подошел к ней и сел рядом, заинтересованно глядя на ее работу. И тут в лучах дневного солнца Ана рассмотрела то, что повергло ее в ужас. Ее кот оказался котенком. Ошибки быть не могло, хотя и размером он был с большую собаку, все пропорции были как у детеныша.
  'Если он еще маленький, то какого размера тогда взрослые? И главное, где его мама?' - от этих мыслей у девушки волосы на затылке встали дыбом. Ана с ужасом поняла, что с имеющимся у нее арсеналом она не сможет защититься от ТАКОГО крупного зверя.
  'Сожрут меня тут, как пить дать сожрут' - подумала она, но как ни странно, мысль эта ее успокоила. Последние дни стали для девушки тяжелым испытанием, поэтому возможно разуму просто уже надоело бояться и переживать, и он начал воспринимать все происходящее как рядовые события. Ана вздохнула и вернулась к работе. Котенок лежал рядом и неотрывно наблюдал за ней. От такого пристального внимания Ана ощутила острую необходимость прокомментировать свое занятие.
  - Рыбу будем ловить. Ты же ешь рыбу? Хотя выбора у тебя особо-то... - Тут она вспомнила, что выбор у него как раз-таки есть. Например, он может сожрать Анасташе. Собственный черный юмор веселил ее. Сама пошутила, сама посмеялась.
  Через час Ана наконец-то осталась удовлетворена остротой своего нового копья. Сняв сапоги и джинсы, она пошла в воду. После жары летнего дня вода показалась ледяной, но через несколько минут это ощущение прошло. Ана остановилась, когда вода дошла ей до середины бедра и замерла. На ее удачу река была полна рыбы, хотя на такой глубине плавала только мелочь. Как же давно она не охотилась за рыбой вот таким вот способом. С самого детства, наверное. Тогда все дети из ее двора тайком от родителей выбирались на море, ближе к скалам, и ловили рыбу вот так копьями или самодельными удочками. Другие девочки все больше проводили на берегу, организовывая костер и слабые подобия шалашей, но Ана с мальчишками всегда рвалась в воду на охоту за рыбой или нырянием за мидиями. И удостоилась даже звания лучшего ныряльщика. Как далеки теперь эти времена... Как невозвратны...
  Говорят, мастерство не пропьешь, но время видимо все-таки взяло свое и за первые пару часов у Аны не вышло поймать ни одной, даже самой полудохлой, рыбешки. Когда она поняла, что уже не чувствует ног от холода, а зубы отбивают чечетку, решила выбраться на берег согреться. Солнце приятно ласкало ее усталое тело. Хотелось спать... И есть... Возвращаться в воду не хотелось совершенно, но долг пересилил слабость тела. Ана снова пошла в воду. Второй раз заходить в реку оказалось в разы тяжелее, чем в первый. Она продвигалась очень медленно, шаг за шагом, давая себе время привыкнуть к воде. Дойдя, наконец, до нужной точки, Ана замерла с видимым облегчением и сосредоточилась. И вдруг, неожиданно для себя она, как говорится, поймала волну. Почти все достаточно крупные рыбки, которым не посчастливилось проплыть мимо Аны в последующие несколько часов, были пойманы и отнесены терпеливо ожидающему на берегу котенку. Ана курсировала из воды на берег и обратно. Благо, в проточной воде ее передвижения были не так заметны, как в стоячей морской, и она не распугивала своими хождениями рыб. В море приходилось, бывало, по часу стоять в неподвижности, чтобы не спугнуть косяк. Добытая с таким трудом рыба исчезла в мгновение ока, и звереныш с нетерпением ждал от нее новой порции. Ана снова и снова шла в реку, пока не поняла, что уже не в силах идти за очередной добавкой. Растянувшись на берегу, она меланхолично рассматривала плывущие по небу облака. Они неспешно и безразлично двигались на восток. Хотелось бы смотреть на них вечно. Ане вдруг подумалось, а что если в этом мире вообще нет людей или каких-либо других гуманоидных рас? Что если этот мир заселен только животными, а далекие предки будущих разумных существ сейчас бегают по лесам, выискивая добычу или, может быть, самку. А то и вовсе рассекают чешуйчатыми телами морские волны. И не подозревают даже, что через несколько миллионов лет станут теми, с кем бы сейчас очень хотелось встретиться Анасташе. Или не очень. Смотря какими они будут, эти разумные, и не будет ли у них замечательной традиции убивать всех чужаков. Все эти мысли не прибавляли радости. На краткий миг она почувствовала себя главным героем рассказа Джека Лондона 'Любовь к жизни', истории их разнились, но такое ощущение одиночества среди бескрайнего леса она впервые познала именно за чтением этого произведения. И стало вдруг так страшно, что Ана не смогла сделать вдох. Несколько секунд, показавшихся ей часами, она лежала так, беззвучно ловя ртом воздух. Она закрыла глаза и судорожно сжала пальцы. Приступ окончился так же резко, как и начался. В воспоминаниях всплыла очень давняя ее фраза, которую она однажды сказала кому-то, в период очередного обострения одной из ее болезней: 'и то, что мне удалось подавить первую волну рецидива, лишь доказывает, что я правильно определяю очаг и причину своего заболевания.' Ситуации были в чем-то схожи. Ана решила относиться к страху как к болезни и сразу стало легче. Бороться с болезнями она умела.
  Открыв глаза, девушка наконец-то заметила, что небо начало окрашиваться в нежно-розовый цвет. День двигался к концу.
  'Быстро' - мелькнуло в голове у Анасташе и в ее душу начало закрадываться подозрение, что в сутках здесь меньше часов, чем в ее мире. Впрочем, проверить это она на данный момент никак не могла. День выдался бурный, следовало устраиваться на ночлег. Посмотрев на мирно дремавшего рядом с ней котенка, Ана окончательно успокоилась и легонько погладила коричневую шкуру. Кот поднял голову и посмотрел на нее.
  - Спать пошли. В лесу быстро темнеет. Хотя ты, наверное, в курсе. - От разговоров с живым существом становилось легче, хотя звук собственного голоса в относительной тишине леса казался странным.
  Ане пришлось немного переоборудовать лежбище, прибавить подстилки и маскирующих веток, а также расширить его, чтобы было удобнее. Когда они наконец-то улеглись спать, в лесу окончательно стемнело, только на западе еще в алом пламени догорал день, но сквозь их самодельную крышу этого было не видно.
  Следующие несколько дней прошли примерно в таком же распорядке. Анасташе перестала считать время, проведенное в этом мире, это утратило смысл. В один из дней закончилась еда, и Ана провела половину утра обходя окрестности в поисках съедобных ягод. Куда бы она ни пошла, ее подопечный везде следовал за ней. Ягоды оказались не слишком-то сытными, а от кислого начал побаливать желудок. Можно было, конечно, начать есть сырую рыбу, но от одной мысли об этом Ану начинало тошнить. Она ненавидела рыбу, и ненависть эту трудно было объяснить словами. Иногда она могла съесть какую-нибудь малокостную нежирную поджаренную или запеченную рыбу, чаще вяленую или соленую, но объективно рыбу она употребляла настолько редко, что даже это 'чаще' на деле означало почти никогда. Голод, конечно, не тетка, но момент когда ей придется пуститься в такие крайности, Ана предпочитала оттянуть настолько, насколько это возможно. В то же время она не прекращала свои эксперименты по добыче огня, пытаясь припомнить все известные ей способы. Пока получалось плохо, но Ана не собиралась прекращать свои попытки.
  Дни проходили на удивление быстро. Ее найденыш уверенно шел на поправку, а самой Ане с каждым днем все легче становилось обходиться малым количеством еды. Видимо включились какие-то скрытые резервы организма. Каждое утро она обходила свои так называемые владения в поисках пропитания. Находила то ягоды, то какие-то орехи или траву, похожую на обычный земной пырей. На траву она старалась не налегать, желудок все-таки не тот, чай не корова. После своего завтрака Ана брала копье и шла добывать завтрак для найденыша. Он уже не был таким беспомощным и периодически сам ловил себе мелких грызунов или зазевавшихся птичек. Для полноценного питания этого конечно не хватило бы, но для легкого перекуса в самый раз. После кормления Ана купалась и с неизменной тщательностью приводила себя в порядок. Ей это было нужно, чтобы держать себя в тонусе. Ану беспокоил тот факт, что было бы неплохо уже постирать джинсы, но она была не уверена, что они успеют высохнуть до вечера. Сменных у нее не было, а ложиться спать с голыми ногами ей не очень-то хотелось.
  И такими странными и будничными были эти мысли, что Ане иногда казалось, будто и не было никакого дома у нее, ничего не было, что всегда она жила в лесу, а прошлая жизнь ей просто приснилась.
  - Так и до голодных галлюцинаций недолго. Ты смотри, если я начну творить что-то ну совсем странное, останавливай меня. - Говорила она коту, слегка поглаживая его по голове.
  Примерно на десятый день их совместного проживания с котом, Ану разбудило не привычное ощущение невыносимой жары, а что-то совсем странное. Открыв глаза, Ана в ужасе, увидела рядом со своим лицом огромную кошачью морду, точную копию морды ее найденыша, только увеличенную в несколько раз.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"