Ви Гарри: другие произведения.

Каприз в ля миноре

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
  • Аннотация:
    Неаполь, океан лазурный, чудеса, бандиты и музыка, музыка, музыка...


Каприз в ля миноре

1

      Ди Джорно не числился детективом в Неаполе. Лишь выполнял иногда разные просьбы. Глазами смотрел, ушами слушал, мозгами думал, а рот предпочитал использовать для пережевывания пищи. Неболтливость в Южной Италии некоторая редкость, потому он был популярен.
      Сыщик вошел в тесную торговую лавку, когда хозяин Луиджи Чикарелли, ловко работая большим тесаком, разделывал свиную тушу. Он любил резать, вид крови возбуждал. Может быть, потому, что в свободное от поварских обязанностей время Чикарелли был одним из наиболее уважаемых руководителей благородного неаполитанского содружества под названием "Коморра". Полиция Италии разыскивала его уже пять лет, но это не портило Луиджи аппетит.
      Ди Джорно знал, кто вызвал его поговорить, не был в восторге, но дома четверо кудрявых детей кушать просили, потому проницательный сыщик любой работой не гнушался и щедрым клиентам нравоучений не читал.
      -- Под пиджаком и под рубашкой на мне был толстый кожаный ремень. Внутри пояса - кое-что очень ценное, - говорил Чикарелли. - Я только прошел через площадь Миацца и поднялся наверх. Пояс исчез, был срезан. Мне не нравится то, что произошло. Кто такое мог сотворить? Содержимое пояса необходимо вернуть. Шутника разыскать.
      Коротким взглядом босс показал, что обсуждение вопроса закончено.
      Ди Джорно размышлял. Зачем крестному отцу неаполитанских головорезов понадобился именно он? Не было сомнений в том, что Ассоциация Карманных Изъятий полностью контролировалась "Коморрой" и была обложена данью. То есть, свои давно допрошены и пакость совершил какой-то заезжий гастролер. Необычно. Десятки раз выпускники неаполитанской Школы Умелых Рук попадались в разных уголках Европы, сверкая славой Южной Италии, но приезжать обслуживать Неаполь? Ди Джорно не помнил такого прецедента. Лучший климат, чарующие виды, волшебная музыка, но здесь ведь живут крайне бедные люди, которые ни за какие миллионы не желают расстаться со своей нищетой. Местные специалисты считают удачей найденную сумочку, за которую можно неделю питаться. А о таких суммах, как в поясе Чикарелли, и думать было незачем.
      Почему мафиози не назвал штуковину, спрятанную в поясе? Сыщику не мешало бы знать. Не стал бы Чикарелли просить вернуть ему наличные, золотые монеты, кокаин. А что еще интересует местных бандитов? Неужели, предметы старинного искусства? Всю древнюю, для богатеньких американских туристов, нумизматику изготовляют за углом на улице Ля Арнаут. У Ди Джорно осталось странное ощущение, что Чикарелли сам не знал того, что хранилось в поясе.
      Площадь Миацца полна приезжих и все здесь продается по пятерной цене любителям тратить деньги. Ди Джорно присел у Цветочника Джино в его живописной галерее.
      -- Тебе не надоели туристы? - задал сыщик странный бестактный вопрос.
      Цветочник, весь доход которого шел от приезжих, давно знал неболтливого пинкертона, прищурился, посчитал деньги.
      -- Ничего необычного... Ты не знаешь, что за мелодия такая? - вдруг пропел он, - сидит в голове, приятно, но никак не могу избавиться...
      Ди Джорно не держал своего ароматами цветов пахнущего приятеля за дурачка, потому записал душевное пение на магнитофон, потом зашел к Маэстро Карло и попросил послушать мотив. .
      -- Это концерт Равеля для струнного квартета. Популярен во Франции. Написано для скрипки, но почему во втором такте вместо "соль" звучит "си бемоль"? Придется взлянуть в партитуру, -- заинтересованно отвечал музыкант, -- ах, вот в чем дело. Не скрипка, играется партия виолончели.
      Ди Джорно размышлял. На площади Миацца -- где и произошла пакость - всегда полно музыкантов. Не только собирают серебро в шляпу, но репетитуют, развлекают себя и публику. Зазевается прохожий в аромате сладких звуков, тут и время, чтобы залезть к нему в карман. Частенько воришки и завлекатели трудились сообща. Может быть, похититель пояса не отошел от классических канонов?
      Сыщик собрал шустрых мальчишек. Каждый, кто найдет виолончелиста-иностранца, получит приз.

2

      Почему же Чикарелли не доверял ему секрета пояса? И в то же время попросил найти? Ди Джорно снова возвращался к загадке, которая в данный момент определяла поиски. Конфиденциальность? Нет, ничего лишнего из неболтливого рта сыщика не вылетало. Скорее, какое-то частное противоречие. Видимо, ограбили, обокрали человека, которому Ди Джорно симпатизировал. Или убили? Не случилось ли что-то серьезное с кем-либо из его многочисленных родственников?
      Что же произошло в Неаполе в последние дни? Лучшим источником оставался на местных сплетнях замешанный интернет- сайт тетушки Мелиссы, мимо которого не пролетала ни одна тарелка Пришельцев, разбившаяся о каблуки танцующих тарантеллу. Ди Джорно просматривал сводку новостей в надежде найти знакомое имя. Наконец, среди упоминаний о свадьбе племянника Дона Пепе и рецептов поджаривания тортеллини в чесноке скользнуло короткое упоминание об отпевании скончавшегося вчера некоего Джероди. Служба пройдет сегодня в скромной церкви на улице...
      Джероди? Почему только имя? Кого так не слишком популярно звали? Почему нет фамилии? Почему некролог в таком необычном месте? Интернет не помощник в поиске по имени, потому Ди Джорно пришлось шустро шуровать в своих извилинах. Кажется, так в раннем детстве звали Волшебника Виалли. Неужели, он?! Помогай, компьютер! Да, Джероди Виалли. Его мать жила на улице Дорженто, где ожидаются похороны.

3

      Как давно это было? По воскресеньям семилетний Джероди ходил с мамой Мазией в церковь на бесплатный обед, но там толкались, шумели, еды на всех не хватало. На следующий день им давали остатки холодных сморщенных спагетти. Мальчик на десять секунд клал содержимое в духовку и тут же доставал сочное ароматное блюдо. Описанная неправдоподобная шалость, видимо, была едва ли не первым проявлением незаурядности будущего кудесника, но мама Мазия не рассказывала соседям о чудачествах сына, предпочитая вкусно поесть.
      Фокусником мальчишка стал во вторник утром. Именно в этот день недели наступала очередь его мамы Мазии сушить белье на веревке, протянутой через весь двор. Он вешал тряпки, прикреплял их прищепками, потом нужно было посушить пару часов, но терпения не хватало и мальчик сразу снимал белье, складывал в корзину. Только что мокрое, все было сухим и чистым. Никто не верил таким сказкам, но на третий вторник за ним наблюдал весь двор, а по городу поползли слухи, что родился новый Гудини.
      Вы хотели бы знать мнение тети Асунты о способностях фокусника? Да, та, которую все знают и любят. Она может переговорить трещащий пулемет так, что у того через полчаса кончатся патроны. Добрый жизнерадостный человек, но с несчастьем - лютому врагу не пожелаешь -- ее двухлетний ребенок, бедняжка, страдал жуткими приступами астмы. В тот день было душно, влажно, пошел сильный дождь, когда тетя Асунта с задыхающимся малышом добежала и уткнулась в закрытую дверь врача. Нет доктора, уехал. Плач несчастной матери заглушал раскаты грома. Шустрый Джероди выхватил ребенка у Асунты, но споткнулся, упал спиной на тротуар, заливамый потоком воды. Он прижимал малыша к груди, никто не мог разжать руки. Стоящие вокруг различали тихую мелодию молитвы. Когда закончился дождь, крошка спал, дышал ровно. Приступы астмы больше не повторялись. И тетя Асунта перемолотила лазурный берег своим неотразимым языком, весь город знал, что появился новый Карузо. В Бразилии, когда что-то удачное получается, называется Пеле, а в Неаполе - Карузо.
      Волшебником Виалли маленького Джероди окрестили за умение врачевать, слава росла, как и число исцеленных, но в один непогожий день фокусник исчез и не был найден. Дальнейшая жизнь неаполитанской знаменитости создавалась молвой, неназванными свидетелями, сомнительными очевидцами и без сомнения звучала сказками Южной Италии. Виалли уговорил Везувий не заваливать город огненной лавой, наполнял рыбой сети рыбаков, сделал футбольный клуб чемпионом. Давно это было.
      Из своих нерекламируемых источников Ди Джорно помнил историю, после которой Волшебник Виалли закончил исцеляющую практику и на десятилетия покинул Неаполь. Как-то попросили его помочь мальчику, у которого случались припадки. Маленький, не прогневавший Бога ребенок, иногда трясся и, сжав кулачки, падал на пол. Самые известные врачи отворачивались, не желая отвечать на вопросы родителей. Виалли взглянул в лицо отца. Раздался треск, словно светящаяся молния сверкнула между ними. Волшебник распознал чудовищного убийцу, но и Чикарелли понял, что он изобличен. Виалли не имел жизненного опыта, кроме того прогрессирующая звездная болезнь убеждала юношу в непогрешимости. С детской наивностью посоветовал отцу ребенка сменить специальность, долгие дни проводить в церкви в молитвах, медитациях, пожертвованиях. На следующий день пьяные непойманные хулиганы оставили Волшебника калекой. Никто не видел его с тех пор. Неаполь подзабыл своего героя.

4

      Давненько не помнил Ди Джорно таких скромных скореньких похорон. Священник, спотыкаясь на каждом слове, прочел молитву перед единственной сидящей в зале немолодой женщиной. Гроб унесли.
      Сыщик по своей профессиональной привычке стоял скрытый от глаз под полукруглой нишей, но расслышав, что женщину назвали Мазией, подошел. Чистенькая скорбящая не повернула головы.
      Ди Джорно произнес:
      -- "Фокусником мальчишка стал во вторник утром. Именно в этот день недели наступала очередь его мамы Мазии сушить белье на веревке, протянутой через весь двор."
      -- Ты не похож на них-этих, -- сказала мама Мазия, неторопливо поворачиваясь. На ее уставшем лице сверкали молодые ясные глаза.
      -- Я сын Сапожника Ди Джорно, мы жили на Ротондо Меркато, -- очень тихо прошептал детектив. По легкому движению ее ресниц, сыщик понял, что память у старой Мазии в порядке. Ее голос звучал сухо.
      -- Как звали твою сестру, племянник?
      -- Никаких сестер, тетя Мазия. У отца было три сына. Я старший.
      Он видел, что глаза женщины наполнились теплотой, но, видимо, она слишком долго сдерживала себя и слезы брызнули, покрыв лицо пеной морского прилива.
      -- Они-эти много лет не выпускают меня из виду, но после смерти Джероди, моего сына, твоего кузена, угрозы не пугают. Ходят слухи, что сын Сапожника Ди Джорно отвечает на вопросы. Почему Всевышний не прислал тебя раньше?
      Тетя оперлась на крепкую руку Ди Джорно, они пришли в узкую келью, которая долгие годы была скромной обителью матери и сына.
      -- Много лет назад Волшебника Виалли искалечили, сломав ему позвоночник, -- рассказывала Мазия, -- он едва остался жив, часто терял сознание, находясь в полукоматозном состоянии. Мы скрылись от всего мира, только так они-эти согласились оставить нас в живых. Шли годы...
      Она сидела на грубой деревянной скамье у широкого подоконника, служившего столом. Ди Джорно почтительно слушал, не прерывая, не задавая вопросов.
      -- В те недолгие часы, когда Джероди чувствовал себя получше, -- звучал печальный голос Мазии, -- он грезил, что волшебная сила вернется, повернет все вспять. Он, ребенок такой наивный, мечтал сделать меня богатой. Так он говорил. Зачем мне пещеры полные алмазов? Упаси, Всевышний, от радостей барских. Он постоянно рисовал что-то в своей тетрадке. Почему нотной? Говорил, что точные прямые линии помогают.
      Ди Джорно разглядывал протянутый ему блокнот. Бумага белая, плотная, выглядит многослойной словно переводные картинки. Нотный стан нарисован простой линейкой. На одной стороне каждого листа рисовалась крайне непонятная конструкция или что-то в этом духе. Проницательный следователь даже отдаленно не мог представить что означает нарисованное.
      Мазия продолжала:
      -- Два дня назад Джероди вдруг в огромной радости закричал:
      -Мама, мама! Бог вспомнил обо мне! Получилось! Дарю тебе сокровище, ты будешь богаче герцогини Борджиа!
      Он вырвал листок из тетради, протянул мне его, улыбаясь и напевая. Крик, наверно, был слишом громким. Дверь открылась, сюда ворвался один из тех-этих, вырвал лист из рук и хлопнул дверью. Джероди, потрясенный увиденным, затрясся в конвульсиях. Через час он скончался.

5

      Ди Джорно пришел к Инженеру Тотти, показал ему блокнот. Специалист не выражал энтузиазма:
      -- Два дня назад кто-то приносил мне такой же листок. Я хотел снять копию, подумать, но клиент распространять документ не разрешил. Нет, здесь не конструкция и не устройство. Напоминает постоянно прерываемую осциллограмму работы головного мозга или компьютерной программы. Обрывки, продолжающиеся с разных точек. Хочу предположить, что вижу виртуально поданный ход мышления творческого ума. Впрочем, моя гипотеза не факт, не утверждение, лишь плод легкого воображения...
      -- Соображай, сыщик, -- убеждал себя Ди Джорно, -- непогрешимый Инженер Тотти не мог ошибаться. Почему архаичный пустой нотный стан присутствует на всех страницах?
      Обмозговав загадку по-своему, по-дедуктивному, неаполитанский пинкертон обзавелся некоторой идеей, но вслух ее не высказывал.

6

      Звук виолончели скрипучий, тоскливый слышался со второго этажа старого особняка. Указавший мальчишка поспрашивал соседей и был прав - музыкант здесь не живет. Что за дом? Правильно, он сдавался богатым призжим на короткое время. Ди Джорно не стеснялся. Под покровом темноты пробрался в тенистый сад, окружавший особняк, разглядел припаркованный "мерседес" и его в Париже зарегистрированный номерной знак. Вперед, интернет! Помогайте полицейские службы! Машина принадлежала никому не известному Жану, но жил этот простенький парнишка в районе Маре, где селятся знаменитости. Ди Джорно связался с Сименоном, который не числился сыщиком в Париже, лишь иногда выполнял просьбы. Тот перезвонил коллеге через час. Владельцем "мерседеса" оказался ни много ни мало сам Кудесник Гранде. Для тех, непосвещенных, которые знают популярного артиста лишь понаслышке, напомним, что на театральных подмостках Европы он подвизался в ролях Гудини, Вольфа Мессинга, Кио и других умельцев наводить тень на плетень. Всех, сидящих в зале, Кудесник по очереди вызывал на сцену, на минуту гипнозом лишал мозгов, вытворял с ними такое, что буквы не позволяют описать. Из всех трюков фокусника сыщика Ди Джорно в настоящий момент интересовало только умение вытаскивать содержимое из карманов зрителей и распихивать оное по самым неожиданным местам. Подобный специалист вполне мог срезать пояс у Чикарелли. Только зачем? На кой черт миллионеру Гранде понадобилась бессмысленная кража? Может быть, артист тренировался в живых, нетеатральных условиях? Или своим экстрасенсорным талантом сумел перехватить навязчивую мысль Чикарелли о ценности пояса? Или звездная болезнь зашкаливала, не давала покоя? Ди Джорно вспоминал разговор с Сименоном.
      -- Между нами, -- доверительно шептал француз, -- Гранде -- не человек. Эльф или тролль. Кто-то из тех краев.
      -- У каждого в этом мире свои закидоны, -- соглашался итальянец.
      Сыщик долго прятался в тени деревьев, но дождался, когда импозантная пара французских туристов подошла к машине. Заодно, стало понятно как носить нескладный футляр виолончели - вдвоем. Она -- худенькая, бледная, перепробовала все диеты и питалась, видимо, одними фиалками. Носила юбку, покрывавшую пальцы ног. То, что перед его глазами - художник, музыкант и поэтесса, было бесспорно для быстрого мышления пинкертона.
      Ее спутник был покрыт длинным, до пола, плащом. Это по майской жаре Неаполя. Шляпа закрывала половину лица, длинные волосы торчали из под нее, спускаясь на плечи. Темные очки. Ди Джорно за минуту запомнил десяток ярко говорящих подробностей, но решил с ними подождать. Первое, в чем он был убежден, -- мужчина загримирован. Так и должен наряжаться Кудесник Гранде, появляясь в толпе простых смертных.
      Незаметно, ловко двигаясь, Ди Джорно оказался в метре от артиста.
      -- Пояс? - коротко, резко спросил он.
      Темные очки француза не отражали эмоций, но сыщика качнуло, будто на долю секунды он потерял сознание. Очнувшись, почувствовал, что "Смит и Вессон" из внутреннего кармана исчез. Пропажа револьвера так огорчила Ди Джорно, что он мгновенно взял шутника на удушающий прием, вернул оружие.
      -- Зачем дерешься? - шутливым голосом обиделся Гранде.
      -- Отдай-ка лучше бумажку из пояса, -- стараясь звучать посерьезнее, ответил сыщик.
      Кудесник рассмеялся:
      -- Верну, не шуми. Зачем же сразу за горло хватать? Рассказал бы что подобная галиматья означает?
      Артист достал из багажника машины желанный листок. Ди Джорно впился в изображение взглядом. Да, почти тот же рисунок, что и в альбоме, но с другой стороны некие знаки едва просвечивались. Сыщик легонько намочил бумагу, начал словно переводную картинку снимать верхний слой. Под ним открылся нотный стан полный музыкальных знаков.
      Худенькая виолончелистка с удивлением разглядывала мужчин.
      -- Что за музыка? - спросил ее Ди Джорно.
      Та, водила по нотам близорукими глазами:
      -- Песенка... Неаполитанская?
      Сыщик стал суров, командовал твердо:
      -- Мы немедленно едем к Маэстро Карло.
      -- С удовольствием! - захлопала в ладоши виолончелистка. Гранде не возражал:
      -- Он давно обещал обещал угостить меня тортеллини, поджаренными в чесноке.

7

      Два приятеля Карло и Гранде долго обнимали друг друга, но Маэстро замолчал и выглядел недовольным, когда Ди Джорно показал ему ноты на листке. Наконец, он прервал возникшую паузу:
      -- Как так? Почему не знаю мелодии? -- удивленно проговорил музыкант.
      Он долго звонил по телефону, всем отвечающим говорил безапеляционное -- "Немедленно приезжай".
      Ди Джорно без труда узнавал известных жителей города, входящих в гостеприимный дом Маэстро. Внутри стало весело и шумно словно на площади Миацца. Но только когда автомобильный гудок запел фанфарами и искрящимся демоном ворвался сам Бельканто Чезаре, Маэстро Карло несколько раз проиграл чудесную мелодию.
      -- Композитор, конечно, не известен или уже ушел в лучший мир, -- без тени сомнений изрекал Маэстро, -- неаполитанские песни всегда народные, авторcтво Santa Lucia, Sole Mio, Paloma по сей день оспоримо. Судьба нашей музыки неизменна потому, что земной человек не способен сочинить подобное совершенство, здесь не обходится без вмешательства святых ангелов, покровителей муз... Такое чудо создал Бог! Сегодня мы присутствуем при рождении новой великой итальянской песни, которая звучащим счастьем и красотой обойдет, завоюет мир!
      Стихотворец Дель Соль уже писал слова будущей песни черным углем по белой стене. Бельканто Чезаре могучим голосом заполнил оцепеневший зал, будто раздвинул стены, поднял крышу, звуки песни смешались с голубизной неаполитанского неба.

8

      Ди Джорно неторопливой походкой возвращался домой, когда спиной, ушами и левой пяткой почувствовал, что за ним следят. Присматривающих было двое, их неуклюжие передвижения вызывали улыбку. Что за шутки? Не Чикарелли ли таким способом решил напомнить ему о некоторых обязательствах? Ну, что ж? Пожалуй, мафиози прав, нужно, не откладывая, правдиво изложить ему происшедшее, не забыть получить гоноррар.
      Неприглядная роль Чикарелли в городских историях его не волновала. За долгие годы детективной практики характер сыщика обледенел, сердце ожесточилось. Неудивительно, ведь каждый день имеешь дело с преступниками, подонками всех мастей. Такова истинная суть романтической профессии сыщика. Ди Джорно давно не интересовался поиском справедливости, тут семью бы прокормить.
      Войдя в хозяйственный магазин, он шустро, незатейливо проскочил через заднюю дверь во двор, избавился от надоедливых преследователей. Успел прошагать лишь квартал, когда вновь сзади появилась та же нелепая пара: она, переодетая пожилой монашкой, он - худой вертлявый субъект. Ди Джорно присел на скамеечке на остановке городского транспорта, подождал, прыгнул за закрывающеюся дверь сразу отъехавшего автобуса, сошел не на следующей, а на второй остановке. Обстоятельно убедился, что ушел от слежки.
      Позвонил. Чикарелли назначил встречу в своем крошечном на сорок два окошка домике на острове Капри. Ди Джорно любил красивые виды с утеса, но не выразил восторга - кораблик только отошел, сыщику пришлось сесть на медленно покачивающийся паром. Он уже проплыл половину пути, когда опять защекотало под носом и острый глаз распознал в толпе склизкого подвижного типа, одного из преследователей. Эй, дело-то куда веселей, чем смотрелось поначалу!
      Исхитрившись, матерый детектив зашел сзади, уже собрался взять вертлявого на удушающий прием, как вдруг на секунду закружилась голова. Надоевший преследователь исчез. Что за галлюцинации? Ди Джорно заглянул в бар, неторопливое посасывание терпкого ликера помогло ему вернуть улыбку, веселое настроение праздника у Маэстро Карло. Не слишком ли много чудес за сегодняшний день? Что-то такие ловкачи не похожи на подручных Чикарелли, не Кудесник ли Гранде развлекается в эйфории своей звездной болезни?
      Охранники у особняка Чикарелли забрали у него оружие, почтительно сопровождали наверх. Почему втроем? Честно говоря, сыщик после подобной церемонии уже раздумал посетить клиента, но тоже по своему давно страдал застаревшей формой звездного зазнайства, убеждавшего в том, что из любых переделок найдется выход, да и смелости ему не занимать. Детективные истории обычно начинаются с убийства, потом расследуются, но здесь, похоже, дело закончится по-мокрому и некому будет искать виноватых.
      Чикарелли был элегантен. Угостил гостя мартини, осмотрел принесенную копию документа, выслушал пересказ событий, выписал чек. Задумчиво произнес:
      -- Ты много знаешь, лягавый, слишком...
      Ди Джорно, не дожидаясь конца фразы, успел достать одного из вооруженных охранников ногой. Другие бандиты почему-то заскучали, легли на пол поспать. В открывшуюся дверь вошла переодетая монашка, сняла капюшон, оказавшись тетей Мазией. Достала револьвер, влепила оцепеневшему Чикарелли пулю в лоб.
      -- Занавес закрывается, -- услышал Ди Джорно голос Кудесника Гранде.
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
      .
      .
     
      .
      .
     
  


Популярное на LitNet.com О.Бард "Разрушитель Небес и Миров-2. Легион"(ЛитРПГ) О.Обская "Возмутительно желанна, или Соблазн Его Величества"(Любовное фэнтези) Б.Ту "10.000 реинкарнаций спустя"(Уся (Wuxia)) А.Черчень "Все хотят меня. В жены"(Любовное фэнтези) А.Кочеровский "Баланс Темного"(ЛитРПГ) М.Зайцева "Трое"(Постапокалипсис) А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) К.Демина "На краю одиночества"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) К.Иванова "Любовь на руинах"(Постапокалипсис)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"