Побережных Виктор: другие произведения.

Горячий июнь. Глава 46

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    извините за пропажу. Проблемы на работе были и болел. Исправлюсь)

  Глава 46.
  
   Как оказалось, мои новые коллеги не упустили из виду моё поминание Мехлиса. Как только мы выехали из города, на меня насел Разяп.
  - Слушай, Андрей. А как получилось, что ты выходил из окружения с Мехлисом? Или тайна великая?
  - Да нет никакой тайны. Я тогда был в комиссии Мехлиса. Изучали обстановку на Юго-Западном и Южном фронтах. Так получилось, что оказались в Волновахе накануне немецкого наступления. Чудом не влипли по полной! Повезло нам тогда. Если бы не разрывы между немецкими частями, хрен бы мы выбрались! Плюс к этому, немцы и румыны с нами технико поделились, не пешком пилили.
  Парни хохотнули. Находясь в кузове трофейной "Татры", легко было представить обстоятельства, при которых с нами делились транспортом.
  - По дороге к фронту, мы и наткнулись на остатки госпиталя. Вернее мы только потом поняли, что на остатки, - вспоминать те события было не очень приятно, но я постарался рассказать всё, что помню. И Разяп и Вадим слушали внимательно, время от времени задавая вопросы.
  -Понятненько, - подытожил Кучербаев. - Весело было вам тогда. Слушай. А расскажи о Мехлисе? А то всякое слышать доводилось. Что он за человек?
  Я задумался. Что за человек Мехлис? Отношение к нему у меня было, гм, неоднозначным. Он мне и нравился, и нет. Нравился храбростью, честностью, умением добиваться поставленных целей. Не нравился своей упёртостью, излишней жёсткостью, иногда переходящей в жестокость. В своё время, читая о нём, я представлял себе какого-то монстра, только и ищущего - кого бы расстрелять. А пообщавшись с ним лично, посмотрев на его работу, его поведение, стал больше понимать его. Естественно, что ангелом он не был. И ошибок совершал порядочно. Генералитет он, гм, недолюбливал. Да и было за что! Не всегда, но очень часто. И в то же время, очень уважал по-настоящему хороших командиров. Того же Горбатова он очень ценил. Не любил очковтирателей, вранья. Свои рапорта, которые впоследствии называли доносами на цвет советской армии, писал жёстко, ничего не скрывая и не приукрашивая. А в то же время, из-за недостаточности знаний в военной науке (которая с времён гражданской войны значительно изменилась) он совершал и глупейшие ошибки, перехватывая управление у слабохарактерных вояк.
  - Что за человек Лев Захарович? - я закурил и медленно, стараясь не сбиться на словечки из прошлой жизни, рассказал свои размышления, подытожив, - Разный он, Мехлис.
  Помолчав, Разяп усмехнулся, покосился на Вадима и спросил.
  - А не боишься открыто говорить о нём? Да ещё так, гм, развёрнуто?
  -Не-а. Не боюсь, - я бросил окурок на дорогу, - Я и льву Захаровичу тоже самое говорил. Он сначала матюгнул меня, потом посмеялся.
   Поговорив ещё о всякой ерунде, мы замолчали. Я сидел и думал, что не стану же объяснять парням про то, что могу немного поборзеть, порассуждав о людях уровня Мехлиса. Про Лаврентия Павловича или Самого, хрен бы я что стал рассказывать! Здоровье дороже!
   Последующие три недели слились для меня в сплошное серое пятно. Не от отсутствия событий, а от их переизбытка. Пришлось и полазать по окрестностям дороги, в поисках каких-либо следов расстрелянного госпиталя, и пообщаться с местными, в поисках необходимой информации. Морально это выматывало просто нечеловечески. Иногда хотелось тупо нажраться водки в усмерть, что бы не слышать рассказы о "доблестных" немецких солдатах, и не менее "героичных" румынских. Покуражились они в этих местах, показали свою власть вволю. Только в районе нашей работы, мы описали и запротоколировали факты расстрелов и повешений более пятисот мирных жителей. А среди них ведь и дети были! Как хотелось, записывая очередной рассказ о подобном оказаться на фронте, где можно самому уничтожать этих тварей, почему-то называемым людьми! Мечты, мечты...
   Вечером, 27 августа, мы получили приказ выдвигаться в Сталино, а уже тридцатого, я "пугал" брезентовое ведёрко, сидя в "Ли-2" летящем в Москву - руководство решило, что я достаточно "отдохнул" от Москвы и пора возвращаться.
   - Как добрался? - улыбающийся Мартынов недоумённо посмотрел на моё позеленевшее лицо и ухмыляющегося Яшу. А я еле удержал свой желудок, от попытки выпрыгнуть наружу. Никогда не представлял, что меня может ТАК укачать в самолёте! Весь полёт до Москвы, слился для меня в одну сплошную "арию рыголетто". Когда встречающий меня Зильберман увидел моё нежно - зелёное личико, показавшееся из дверей самолёта, мне вспомнился дебильный рекламный слоган, про шок, который по нашему. Настолько охреневшее выражение лица было у Яшки. В первый момент он даже подумал, что меня опять ранило, а его забыли предупредить, но разобравшись в ситуации, он меня просто задрал. Хихикал всю дорогу до управления, время от времени останавливая машину у подходящих кустов, в которые я "с радостью", заскакивал. Сопровождающие нас сержант и летёха тоже подозрительно подрагивали плечами, старательно отворачиваясь от меня. Да пошли они все! Им бы так! Оказывается, плохо может стать и от воспоминаний о качке!
   Поняв причину моего взбледнения и веселья Зильбермана благодаря его красочному рассказу о моей встрече, Мартынов весело гыгыкнул.
  - Ничего, пройдёт. А теперь о деле. Отчёт о командировке дашь позже, позже и обменяемся новостями, а сейчас, - он посмотрел на часы, - сейчас нам к товарищу Берии. Хорошо, что вы не сильно много времени на "кустики" потратили.
   Под горячий, душистый чай, Лаврентий Павлович расспрашивал о моих личных впечатлениях от закончившейся командировке. Вот только вопросы были какие-то необязательные, дежурные. Мне показалось, что ему было интересно не о чём я рассказываю, а как. Наконец, когда чашки опустели, он вздохнул, снял своё знаменитое пенсне, потёр переносицу и спросил.
  - Андрей Алексеевич. Вы слышали что-нибудь связанное с Катынью?
  Я подобрался, поняв - вот оно! Берия. Обманчиво спокойно смотрел на меня, ожидая ответа.
  - Да Лаврентий Павлович. Слышал. И много. Не сейчас конечно, а тогда, - я пожал плечами, - в прошлой жизни, так сказать.
  - Расскажите всё, что вы помните, - Берия слегка подался ко мне, - это очень важно, Андрей Алексеевич.
  - Понимаю, товарищ народный комиссар.
  Помолчав, собираясь с мыслями, я начал рассказывать.
  - В своё время, мне довелось многое прочитать о так называемой "Катынской трагедии"...
  - А почему так называемой? - переспросил Лаврентий Павлович.
  - Да сделали из расстрела людей шоу на долгие года, вот почему! Куча уродов, называющих себя политиками, историками и журналистами, делали на этом деньги, зарабатывали себе политический капитал и тому подобное. Да и с чей точки зрения трагедия? С точки зрения поляков? Они враги. В моём времени, уже забыли, как "нежно и добро" относились поляки к красноармейцам, захваченным в плен благодаря "гениальности" Тухачевского в 20-х годах. Да и позже тоже. С точки зрения "демократической общественности"? Так эта "демократическая общественность" хлопала, когда чеченцы резали головы русским пацанам, когда по всему бывшему СССР "братские народы" убивали русских, когда в Прибалтике эсэсовцев делали национальными героями, борцами за независимость. Актрисы визжали в экстазе, когда расстреливали "белый дом", поддерживали уничтожение сербов в Косово и войну в Югославии. Именно демократы прятали нацистов в США и других странах, уничтожали тысячи людей ради нефти на Ближнем востоке и многое, многое другое. Даже если действительно мы расстреляли пленных польских офицеров в 40-м году, я не считаю это трагедией. Извините, товарищ народный комиссар, меня немного занесло не в ту сторону, но..
  - Ничего, ничего, - Берия откинулся на спинку кресла и махнул рукой, отметая мои извинения. - Продолжайте. Рассказывайте с самого начала всё, что вам известно по данному вопросу.
  - Насколько я помню, в том мире, в 1943г. В районе Катыни, под Смоленском, немцами были якобы обнаружены могилы с расстрелянными поляками. Гитлеровцами была создана специальная комиссия с привлечением международного красного креста и поляков. В их присутствии была вскрыта часть захоронений. По результатам их работы, был поднят шум о преступлениях большевиков и тому подобное. Что якобы летом 1940 года, органами НКВД были расстреляны десятки тысяч пленных поляков. Уже в 90-х годах, правительство "демократической России", целуя польские зады заговорило о признании факта расстрела поляков, публиковало якобы подлинные документы.
  -Значит у вас есть сомнения, что именно НАШЕ ведомство причастно к уничтожению пленных польских офицеров? Я правильно вас понял, Андрей Алексеевич? На чём основаны ваши сомнения?
  Было заметно, что Берия искренне заинтересовался моим мнением. Мартынов смотрел на меня с не меньшим интересом, ожидая продолжения.
  - Правильно, Лаврентий Павлович. Именно сомневаюсь. Я считаю, что какое-то количество поляков действительно расстреляно нами. Но основная масса, дело рук немцев.
  - На чём основаны ваши сомнения?
  - Много разных моментов, Лаврентий Павлович. Во-первых оружие, которым производилась казнь поляков. Гильзы были от немецкого оружия. Многие тогда доказывали, что НКВД закупало оружие в Германии. Но я сомневаюсь, что на эти цели пустили бы недешёвые боеприпасы и оружие. Гораздо логичнее и надёжнее использовать обычные наганы. Да и дешевле это бы обошлось. Во-вторых это то, что было найдено в могилах. За время нахождения здесь, я убедился в профессионализме сотрудников государственной безопасности. Насколько я понимаю, для подобного рода акций, существуют определённого рода инструкции и правила. Сомневаюсь, что инструкции допускали сохранения у расстреливаемых офицеров документов, писем и тому подобных вещей найденных в захоронениях. Но если предположить, что немцам попал в руки лагерь с пленными поляками, то всё становится более похожим на правду. Немцам пленные пшеки и даром не нужны были, они и "решили" эту проблему кардинально. Да и сохранность трупов на момент вскрытия могил косвенно работает на эту версию. А в 1943, когда в войне наступил коренной перелом, немцы решили разыграть польскую карту, пытаясь внести разлад в антигитлеровскую коалицию. А учитывая "любовь" поляков к России, немудрено, что версия гитлеровцев им наиболее близка.
  - М-да, - Берия в задумчивости повертел в руках карандаш, - Интересно, интересно. Как-то упустили мы эту часть нашей жизни из виду.
  Помолчал пару минут и приняв решение продолжил.
  -Александр Николаевич. Через час подъедут специалисты, пусть они пообщаются с Андреем Алексеевичем. А вы, товарищ Стасов, постарайтесь максимально подробно ответить на вопросы. Я знаю, что вы не очень любите общаться с нашими врачами, но придётся потерпеть. Всё товарищи. До свидания.
  - До свидания, товарищ народный комиссар, - почти хором ответили мы и отправились к Мартынову.
  Пока мы шли до мартыновского кабинета, Александр Николаевич молчал. У меня тоже не было особого желания говорить о чём-либо. В голове всё крутились мысли о Катыни. Бляха-муха! Интересно ведь! Кто же там отметился, наши или немцы? Да и сам факт вызова к Берии по этому вопросу может говорить о разном. Как о том, что немцы что-то раскопали, так и о том, что наши что-то нашли. Если повезёт, то скоро и так всё узнаю, так что гадать не буду. Размышляя об этом, машинально взял рюмку с коньяком и, только тогда заметил, что уже сижу за столом у Мартынова, который внимательно смотрел на меня.
  - Вернулся в мир? - Александр Николаевич усмехнулся.
  -Хорошо. Давай ка Андрей выпьем за твоё возвращение и побеседуем. Я вижу, что кое-что тебе нужно объяснить.
  Выпив коньяк и закусив кусочком шоколада, я вопросительно уставился на командира.
  - Ситуация следующая. Как ты знаешь из сводок, две недели назад Красная Армия отбросила немцев от Смоленска. Вернее от места, на котором когда-то был город Смоленск.
  - Почему был, Александр Николаевич? - я удивлённо посмотрел на него.
  - Потому, что его больше нет! Ни одного здания не осталось. Горы разбитого, обожжённого кирпича и бетона, вот что осталось от города. Сейчас рассматривается вопрос о целесообразности восстановления города на старом месте. Вот такие дела, Андрей. Но это частности. Для нас гораздо важнее другое - сотрудниками контрразведки было обнаружено массовое захоронение. При вскрытии одной из могил, найдены расстрелянные поляки. Ещё до начала войны с немцами, я участвовал в некоторых мероприятиях, связанных с польскими пленными. Поэтому могу ответственно заявить - к этим захоронениям мы не имеем никакого отношения. Вернее не так, - он откинулся на стуле и раздражённо передёрнул плечами, - Интересная история получается. Действительно, часть пленных, по решению особых троек была расстреляна. Но сейчас речь идёт о гораздо больших цифрах. На порядок больших....
  
  Интерлюдия. 02.09.1942г., Москва, Кремль, Кабинет И.В. Сталина.
  -...таким образом, показания Стасова и Максимова совпадают по основным моментам, за исключением личной интерпретации событий и небольшим деталям. Различия в деталях, объясняются разной информированностью фигурантов по данному делу.
  Внимательно слушавший доклад Берии Сталин вернулся к столу от окна, у которого он слушал отчёт. Взяв со стола трубку, он покрутил её в руках и положил назад.
  - Какие есть прэдложения, Лаврэнтий? - негромко спросил он.
  - Аналитики предложили привлечь для расследования данного дела иностранных специалистов и поляков.
  - То есть ви предлагаете поступать как немцы тогда?
  - Почти так, Иосиф Виссарионович. И предоставить им документы о принятых решениях по полякам в 1940 году.
  Сталин вновь взялся за трубку, медленно, не торопясь, он набил её табаком, раскурил и стал прохаживаться по кабинету.
  - А что ти думаешь, Вячеслав? - неожиданно спросил он.
  Молотов, немного помедлив, покосился на Лаврентия Павловича и твёрдо ответил.
  - Я поддерживаю мнение товарища Берии и аналитической группы. Привлечение иностранных специалистов благотворно скажется на отношениях между нашими странами. Только я предлагаю не ограничиваться привлечением иностранных специалистов только к этому делу, а привлечь и к расследованию других преступлений немцев.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"