Sleepy Xoma: другие произведения.

Дочь Вороньего Короля. Глава 5

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурс LitRPG-фэнтези, приз 5000$
Конкурсы романов на Author.Today
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Общий файл: http://samlib.ru/w/wiktor_w_w/dvkdoc.shtm


Глава 5.

   Лариэс открыл глаза и огляделся, потом крепко зажмурился и вновь посмотрел по сторонам. К сожалению, ничего не изменилось. Щит принца ущипнул себя за ладонь и не почувствовал боли. На этом исследование можно было завершать, так как все было понятно: его опять засосало в кошмарный сон.
   Вздохнув, юноша задрал голову и посмотрел наверх, туда, где на фиолетовом небе клубились антрацитовые облака.
   Место, о котором он никому и никогда не рассказывал. Место, в которое он против всякого желания попадал время от времени. Место, существующее лишь во снах.
   Юноша огляделся по сторонам. Все было точно так же, как и во время последнего его появления здесь.
   "Когда это случилось"? - подумал Лариэс. - "Полгода назад, кажется. Или больше? Не помню точно".
   Виконт не знал, почему он видит эти сны и никогда никому о них не рассказывал. Кроме матери и отца, конечно. Лариэс всю свою недолгую жизнь пытался быть таким как все, не выделяться, безукоризненно исполнять служебные обязанности. Именно поэтому странные видения были запретной темой, которой он старался не касаться никак.
   Да, иногда его неуемное любопытство пересиливало, и виконт рылся в библиотеках, пытаясь отыскать информацию о странном месте с фиолетовыми небесами, но так и не преуспел в этом деле. Единственное, что хоть как-то соотносилось с увиденным им, касалось Грани, но Лариэс был совершенно уверен, что, попав в Чистилище, уж точно узнал бы об этом. Помимо этого, удалось найти некоторые истории о сноходцах - людях с редким даром наподобие ясновидения или ментальной магии, но полукровка совершенно однозначно не мог быть одним из них.
   По уму, следовало поговорить об этом с Мислией или еще каким-нибудь сковывающим. Артефакторы хорошо разбирались как в редкой магии, так и просто в странных вещах, на которые был столь богат Интерсис, но Лариэс не смог решиться на подобную беседу. Меньше всего на свете он желал становиться объектом для исследований или пациентом дома для умалишенных. Впрочем, если его удивительно реальный сон, повторявшийся из раза в раз, на самом деле - плод больного разума, это еще пол беды. Куда хуже то, что он мог оказаться происками дьявола.
   Как и любой христианин, Лариэс знал, что Повелитель Мух существует, более того, в Интерсисе до сих пор сохранились следы от первого и последнего вторжения легионов Ада, призванных Багряным Культом.
   "Ладно, какой смысл топтаться на одном месте"? - подумал юноша и двинулся вперед. - "Надеюсь, сон скоро кончится".
   Обычно виконт бродил по бескрайним полям до самого рассвета, после чего неведомые силы возвращали его обратно в тело. Иногда происходило что-нибудь интересное. Как-то раз Лариэсу встретились две дерущихся в небесах птицы огромных размеров, один раз - сразу после тяжелого ранения - во сне он увидел неясную фигуру, закутанную в черное, к которой, правда, не стал приближаться. Дважды он находил огромные зеркала. Заглянув в одно из них, Щит увидел небо и летящего в нем человека. Во втором в страстных объятьях сплелись двое, и юноша поспешил убраться оттуда подальше, чувствуя себя так, будто подглядывал в замочную скважину.
   Яркие до рези в глазах колосья пшеницы приятно шуршали под ногами, и юноша касался их пальцами, вспоминая при этом жизнь на ферме родителей. То были счастливые годы детства, не омраченные жизненными неурядицами, смертью отца и самоубийством матери. То было время, когда их семья, оставленная миром в покое, плыла подобно утлому суденышку по морю, наивно веря в то, что небеса всегда будут безоблачными.
   Маленький Лариэс в те дни частенько убегал на поля, обрабатываемые батраками, чтобы поиграть в гордом одиночестве - сельская ребятня, естественно, не горела желанием общаться с ним - не просто благородным по происхождению, но вдобавок и плодом смешения кровей.
   Он тяжело вздохнул, прищурившись, посмотрел вперед. Нечто странное привлекло внимание юноши, и он протер глаза.
   "Да быть того не может"! - подумал Лариэс, ускоряя шаг.
   Но нет, вполне могло - зрение не подвело его. Вдалеке клубилась непроницаемая тьма, настоящая стена, сотканная из мрака, поднимавшегося до самого неба. От бесконечного поля ее отделяла широкая, мрачно выглядевшая река.
   "А вот это интересно, такого я раньше не видел".
   Решив так, юноша ускорил шаг и уже скоро сумел в деталях разглядеть величественную реку, несущую свои черные - под стать облакам - воды из ниоткуда в никуда.
   Поле, меж тем, закончилось, сменившись лугом, поросшим чахлой бурой травкой, а спустя еще несколько минут ходьбы Лариэс с удивлением понял, что стоит почти у самой воды - точно кто-то перенес его сюда. Еще поразительнее было то, что на этом самом берегу - с удочкой в руках - сидел человек.
   Человека юноша узнал сразу же - им оказался Ридгар.
   Странности на этом не закончились. Кающийся повернулся спиной к Лариэсу, но что-то в нем было не так, неправильно. Юноша нахмурился, пытаясь разобраться, что же именно не в порядке, и едва не завизжал от ужаса - слева от плеча Древнего, практически неразличимые на первый взгляд, стояли кошмарные тени, которые не могли быть никем иным, кроме духов умерших. Бледные полупрозрачные тела, лица, изуродованные разложением, кости, просвечивающие через гнилую плоть, зеленый огонь, наполняющий глазные яблоки, истлевшие саваны...
   Лариэс постарался проследить за тем, как же далеко тянется эта зловещая очередь, и не смог - полупрозрачные тени исчезали на горизонте.
   Сглотнув и шепча молитвы против зла, Лариэс сделал несколько шагов в сторону Древнего и Ридгар резко обернулся. В глазах Кающегося появилось удивленное выражение.
   - Ты забрался слишком далеко, - заметил он. - Смертным не стоит близко подходить к этим водам.
   Лариэс, совершенно сбитый с толку, спросил:
   - О Ступивший на Путь Вечности, кто эти духи? - и указал в сторону ближайшего призрака.
   Мертвец заметил жест виконта и повернул свою кошмарную голову в его сторону, осклабив лишенную губ пасть в жутком подобии ухмылки. Лариэс никогда не боялся живых, он знал, как с ними следует поступать, а вот мертвые пугали юношу до самой глубины души. Возможно, это было связано с детскими воспоминаниями, когда он, вернувшись домой, застал маму, болтающуюся в петле, возможно, с чем-то еще, но факт оставался фактом: призраки, живые мертвецы и иные потусторонние создания вызывали у него безотчетный ужас.
   "И я в этом не одинок", - подумал юноша, делая шаг назад.
   Призрак, ощутив его страх, ухмыльнулся еще шире и сделал попытку покинуть строй.
   - Стоять!
   Голос Кающегося хлестнул Лариэса, точно плеть, заставив ноги юноши прирасти к земле. Как ни странно, на привидение команда подействовала даже лучше - тот скривился, но отвернулся от юноши.
   - Подойди ко мне и сядь рядом, - приказал Ридгар тоном, не подлежащим обсуждению. Когда Лариэс уселся на бурую траву справа от него, Древний добавил, - эти несчастные существа инстинктивно тянутся к людям, способным заметить их. Поэтому старайся не обращать внимания на них. Благо, ты здесь не во плоти.
   - О Ступивший на Путь Вечности, кто они? - Любопытство было главным пороком Лариэса, и оно не оставляло его даже во сне, хотя виконт и осознавал всю иллюзорность происходящего.
   - Заблудшие души, не способные попасть на ту сторону, - Древний удочкой указал на другой берег, туда, где не росло ни единой травинки и виднелась лишь безжизненная спекшаяся земля. - Причин тому много, но, чаще всего, как ты, наверное, догадываешься, в этом мире их удерживает жажда мести.
   - Невинно убиенные? - догадался Лариэс.
   - Не только. Преданные, проклятые, доведенные до самоубийства, умершие от голода из-за того, что господин забрал последний мешок зерна... - Кающийся положил удочку на траву, после чего подытожил. - Жертвы несправедливости.
   Лариэс кивнул - нечто подобное он и ожидал услышать.
   - Теперь моя очередь задавать вопросы, - Древний повернул голову и внимательно изучил юношу. - Что ты забыл на берегах реки Забвения?
   Лариэс развел руками, давая понять, что и сам не знает.
   - Просто очнулся посреди поля и пошел, куда глаза глядят.
   - И часто такое случается?
   Лариэс хотел промолчать - в подобных снах, по идее, болтливость чревата - но слова сами-собой сорвались с его губ:
   - Последний раз, если не путаю, полгода назад. Повзрослев, я стал реже попадать сюда, - произнес он и добавил, - о чем не жалею. Эти сны - скучные.
   - Правда? - тонкие губы Ридгара изогнулись в подобии улыбки. - А мне тут нравится: тихо, спокойно, можно передохнуть и подумать о вечном.
   - Тут?
   - У реки, - охотно пояснил Ступивший на Путь Вечности. - А ты не знаешь, где оказался, виконт?
   Лариэс непонимающе уставился на собеседника.
   - Я же сказал, о Ступивший на Путь Вечности - в собственном сне. Это поле, эта река, эта шеренга мертвецов, даже вы - плод моего воображения, игра утомленного разума. Не помню только, когда это я успел уснуть, но да это и неважно, так как я проснусь и постараюсь забыть увиденное. До следующего раза.
   - Так вот, во что ты веришь, - с небольшой паузой произнес Кающийся. - Сон, иллюзия.
   - Да, - подтвердил полукровка. - Именно так.
   - Стало быть, ничего не знаешь, стало быть, никому не рассказывал.
   И снова юноша был вынужден согласиться.
   - Конечно же, господин. Зачем мне трепаться о странных и пугающих снах?
   Тонких губ Древнего коснулась тень улыбки.
   - Что ж, может, ты и прав, что молчишь. Так спокойнее.
   - Что вы имеешь в виду, о Ступивший на Путь Вечности?
   - Неважно, - Ридгар посмотрел куда-то в сторону, - потому что тебе уже пора. Проснись.
   В следующий миг все закружилось и Лариэс вновь погрузился во тьму.
  

***

   - Он будет жить?
   - Да, моя кровь всегда помогает тем, кто умер меньше часа назад и не лишился головы. Не мешай.
   - А руки, руки?
   - С ними ничего страшного не случилось.
   - Их отрезали по локоть!
   - Тише, разбудишь больного. Ну вот, уже.
   Лариэс со стоном открыл глаза и увидел склонившихся над ним Орелию с Клариссой. Пепельные волосы девушки были растрепаны, а на лице виконт различил подсохшие дорожки слез.
   "Она так волновалась из-за меня"? - подумал Лариэс и машинально почесал нос.
   Он замер. Посмотрел на свою руку, затем - на другую. Еще немного подумал, вспоминая события ночного боя. В том, что сражение было, юношу убеждали плотные повязки, опутывающие предплечья, а также то, что светило солнце.
   - Как это? - выдавил он из себя.
   - Древняя исцелила тебя, - с благоговением в голосе произнесла девушка. - Она просто приставила отрубленные руки, и те срослись. А после этого - воскресила уже остывающий труп. Я, честно говоря, не верила, что подобное возможно.
   Кларисса говорила все это, и в ее голосе слышались нотки откровенной истерики. Впрочем, удивляться тут было не чему - Лариэс и сам не до конца осознал сказанное. Лишь спустя пару мгновений смысл слов, наконец-то, начал укладываться в голове.
   - Я. Был. Мертв. Точно?
   - Точнее некуда! - едва не выкрикнула Кларисса. - Когда мы подоспели, из тебя вылилась, наверное, вся кровь.
   Полукровка сел и воззрился на бессмертную.
   - О Ступившая на Путь Вечности, я не знаю, как вас благодарить, - проговорил он, наконец.
   - Для начала, не совершай больше столь рискованных поступков, - охотно предложила та. - Мои силы далеко не безграничны и даже одно воскрешение недешево дается... Теперь... О чем вы трое вообще думали?
   - Хотели проверить, нет ли засады в лесу.
   - Что ж, ваш план удался, и, если бы не наша расторопность, воскрешать пришлось бы всех троих.
   Вокруг них начала собираться небольшая толпа - все члены группы решили поздравить телохранителя со спасением. Не хватало только Ридгара.
   - Неплохо он так тебя располосовал, - жизнерадостно заметил принц, подходя под ручку с Блаклинт, которая выглядела крайне смущенной. - Принцесса говорит, что лишь мастерство ее Щита спасло твою жизнь.
   Северянка стала красной, как мак и замотала своей милой головой.
   - Таривас, это не сменшно! - запротестовала она, вызвав приступ смеха у принца и Мелиса.
   - Простите меня, о несравненная, но я не мог удержаться. Вы так трогательно волновались о моем слуге...
   Блаклинт из красной превратилось в багровую, а принц подмигнул Ларису и, склонившись над ним прошептал достаточно громко, чтобы могли услышать окружающие:
   - Смотри, пользуйся моментом, кажется, наша северная недотрога благоволит к тебе.
   Принцесса пискнула и умчалась прочь, за ней последовал и Вилнар, бросивший на Тариваса убийственный взгляд, а принц, отсмеявшись, стал заметно серьезнее.
   - Снова этот тип? - поинтересовался он, присев рядом с Лариэсом.
   - Да, ваше высочество.
   - Смог выяснить что-нибудь?
   - Что у него просто фантастическая реакция.
   - Да, Вилнар с Индржихом рассказали нам про твою самоубийственную атаку. Со слов Щита, обычный человек не успел бы даже моргнуть.
   - А со слов твоего марравца выходило, ты и меня бы располосовал этим ударом, - хохотнул Мелис. - Так что, рысеухий, с тебя дружеская дуэль.
   - Не раньше, чем через три дня, - категорично отрезала Орелия. - И никаких дозоров столько же. Чем меньше он будет напрягать руки, тем лучше. Я восстановила нервные окончания, но не хочу рисковать. - Она ткнула пальцем, затянутым в перчатку, в Лариэса. - И учти, если в результате небрежности твои раны заживут не так, как надо, я сделаю все заново. Правда, для этого придется снова отрубить руки, но не думай, будто меня остановит подобная мелочь. Ясно?
   Лариэс кивнул, отчетливо осознавая, что Целительница на сей раз совершенно серьезна.
   - Вот и хорошо, - она поднялась. - Пойду, пообщаюсь с бедняжкой Блаклинт. А вам, принц, должно быть стыдно издеваться над юной девой.
   Таривас широко и обезоруживающе улыбнулся, точно говоря: "ну как так, я ведь хороший", и, отсалютовав Лариэсу, покинул его.
   Юноша, все еще не до конца пришедший в себя, поднялся со своего импровизированного ложа. Позади темнел лес, из чего Лариэс рассудил, что отряд прошел совсем немного прежде чем остановиться для лечения. Неподалеку - на тракте - двигались люди, которые не особо обращали внимание на небольшой отряд. Все было, как и всегда.
   За исключением того, что ему сперва отрубили руки, а затем - пришили. А в промежутке между этим он умер! Умер!!!
   Только сейчас Лариэс осознал всю серьезность ситуации. Не будь в отряде Орелии, его дух, наверное, уже направлялся бы к райским вратам для встречи с Петром, и лишь могущество Древней помогло ему остаться на этом свете.
   "Соберись, Лариэс, паникой ничего не изменишь. Возьми себя в руки"!
   Юноша отвесил себе оплеуху, которая заметно прочистила мозги, после чего размотал бинты и внимательно изучил предплечья с оставшимися на память тоненькими ниточками шрамов там, куда рубанул меч сковывающего.
   Никаких следов ниток.
   "Их просто прирастили", - нервно подумал Лариэс.
   Да, Орелия лечила его раньше, но одно дело - свести шрам, и совсем другое - вернуть на место отрубленные конечности и воскресить покойника! Мысль эта выбивала из колеи и требовала осмысления.
   - А ты бодрячком, - услышал он голос Мислии.
   Первая Тень подошла к юноше и протянула тому флягу.
   - Хлебни-ка.
   Лариэс, не раздумывая, выполнил приказ, и закашлялся - горло опалило жидким огнем, в голове точно взорвалось пушечное ядро, а желудок обволокло приятным теплом.
   - Неплохо? - подмигнула Тень.
   - Уг-ху, - согласился юноша. - С чего это ты такая щедрая?
   - Ну, ты, как-никак, наш первый пострадавший в этом путешествии.
   Он фыркнул.
   - Ладно, давай сразу к теме, не ходи вокруг да около.
   Мислия кивнула и, подхватив его под локоть, поволокла прочь от лагеря. Кларисса вскочила на ноги и намерилась двинуться следом, однако первая Тень жестом приказала девушке оставаться на месте, и та повиновалась.
   Когда они отошли достаточно далеко, Мислия шепнула что-то, и Лариэс ощутил, что окружающие звуки стали тише, как бы сгладились.
   - Это, чтобы нас никто не подслушал, - объяснила Тень.
   - Знаешь, я догадался.
   - Рада, что ты такой умный.
   Юноша фыркнул, и Мислия, поняв, видимо, что пора переходить к делу, проговорила:
   - Ты, конечно, молодец, что так храбро бросился в атаку, но в следующий раз будь осторожней. Пускай другие рискуют своей жизнью ради нашей миссии.
   Лариэс нахмурился и покосился на свою собеседницу.
   - Как я должен это понимать, Первая Тень? - официальным тоном произнес он. - Это приказ его высочества, или же ваша собственная инициатива?
   - Вот только не надо мне строить обиженную невинность, - по-змеиному прошипела Мислия. - Наша цель - увеличить славу принца и посрамить всех прочих. Если северянка, ее телохранитель или кто-нибудь из Древних не переживет путешествия, что ж, такова судьба. Но мы с тобой должны заботиться лишь о благе его высочества и по возможности сберечь гвардейцев - таких воинов, как они, у Дилириса не так, чтобы слишком много. Понятно?
   Лариэс резко остановился и выдернул руку из ее хватки.
   - Мислия, - медленно произнес он, - ты чего-то мне не договариваешь. Я жду.
   Тень вздохнула.
   - Ну ладно, продолжим наш недавний разговор. Кто-то выяснил, куда именно мы движемся. Как он это сделал? Быть может, в нашем маленьком отряде завелась крохотная, но очень певучая пташка?
   - А может, он просто узнал, в каких деревнях крестьянок облагодетельствовал сам принц Дилириса, - резко парировал Лариэс. - Могла бы помочь мне, авось, вдвоем и уговорили бы его высочество не отправляться с Мелисом на поиски развлечений.
   Эта стрела попала в цель и Мислия недовольно надула губы.
   - Ладно, тут ты прав, но я все равно не верю никому из наших пришлых спутников. Не забывай - этот поход решит, кто же именно будет контролировать восточные графства, ставки очень высоки. Не доверяй никому, я не могу поручиться за то, что Кающийся с Целительницей не отчитываются Корвусу о каждом шаге, сделанном отрядом.
   - А Мелис?
   - Этот, - пренебрежительно фыркнула Тень. - У оборотня ума, как у десятилетнего, не смотри, что прожил почти полторы сотни лет. На его счет я спокойна, но... - Она мило улыбнулась Лариэсу. - Ему не верь тоже. Если хочешь, верь мне, мы с тобой в одной лодке. Все ясно?
   - Все, - мрачно ответил Лариэс.
   - Вот и славно, - Тень передала ему флягу и убрала магический барьер. - Тогда отдыхай и набирайся сил, совсем скоро мы продолжим движение.
   Едва только она отошла, как возле телохранителя материализовалась Кларисса. Девушка смотрела на командира со странным выражением во взгляде, ее губы дрожали и на миг Лариэсу показалось, что она сейчас расплачется.
   "Да нет, ерунда", - отбросил он глупые домыслы.
   - Лар, ты как? - тихо спросила Кларисса, жестом прося следовать за собой.
   - Куда лучше, чем могло бы быть, учитывая, какие раны я получил.
   Собеседница несколько секунд жевала губы, затем резко остановилась. Они спустились на дно небольшого - по пояс - овражка, поросшего сорняками и изобилующего камнями самых разных размеров. Лейтенант села на один из них и вновь странно посмотрела на Лариэса.
   - Солнышко, сегодня ты как-то необычно ведешь себя, - осторожно произнес тот.
   Кларисса невесело усмехнулась.
   - Тебе просто кажется. Ну, после смерти-то.
   - Да ладно, главное, что все хорошо закончилось.
   Его собеседница провела руками по своим красивым пепельным волосам и отрицательно покачало головой.
   - Лар, ничего еще не закончилось. Все только начинается.
   Этот тон вкупе со странным поведением насторожил Лариэса. Обычно Кларисса - сильная и волевая, не боящаяся никого и ничего на этом свете, - не позволяла себе раскисать. Собственно говоря, ее прозвали Солнышком именно за то, что одним своим видом Кларисса разгоняла тучи печали и освещала небосвод отчаявшимся. А тут вдруг такое...
   - Мы справимся, - уверенно произнес он.
   - Справимся, - повторила графиня и в ее устах это слово прозвучало, точно шелест савана. - Вот только вопрос: все ли?
   Лариэс помрачнел. Он понял, что подруга имеет в виду. Клариссу, как и всегда, волновала не политика или поиск тайных врагов - в этом она разительно отличалась от Мислии. Девушку заботила жизнь товарищей.
   "Которых мы очень скоро начнем терять, если враги не успокоятся", - промелькнуло в голове у Лариэса.
   - Кларисса, мы - гвардейцы его высочества, - проговорил он, отбрасывая прочь подобные невеселые размышления. - Рисковать жизнями - наша работа. Умереть за принца - честь.
   И снова во взгляде подруги промелькнуло что-то такое... странное. Невероятная смесь дикой тоски, обиды, заботы и ... чего? Обожания?
   Лариэс тряхнул головой, сбрасывая с себя наваждение - привидится же всякое.
   - Солнышко, все будет нормально, - стараясь подражать принцу, улыбнулся он. - Верь мне.
   - Верю, - одними губами прошептала девушка, затем она встрепенулась и странное выражение пропало из ее глаз, сменившись хорошо знакомым Лариэсу стальным блеском. - Прости, Лар, минутная слабость. Конечно же, все будет нормально. И вот еще что...
   - Да?
   - Я так понимаю, ты хочешь сразиться с оборотнем, но вот что странно.
   - Да?
   - Почему это мы до сих пор не состязались в точности? Это вообще, как? Купил новый пистолет, а проверить его в компании друзей не пожелал? - Она поднялась и, прищурившись, уставилась снизу-вверх на полукровку.
   Лариэс в притворной панике отступил на шаг.
   - Ладно, ладно, обязательно проверим, но только в более спокойном месте.
   - Ловлю тебя на слове.
   Кларисса хлопнула товарища по плечу и проворно поднялась из оврага, оставив того размышлять над странностями ее поведения.
  

***

   Спустя пару дней, когда Орелия наконец-то сочла, что руки Лариэса зажили достаточно, он вновь начал отправляться в передовые дозоры, причем снова - вместе с Вилнаром. Северянин, пересевший на новую лошадь, дружелюбно улыбнулся своему спутнику, и когда они отъехали подальше от основной группы, проговорил:
   - Спасибо, друг. Ты спас мне жизнь.
   - Всегда пожалуйста, - Лариэс тепло улыбнулся в ответ. - Кем бы я был, если бы ради собственного спасения бросал товарищей по оружию?
   "И пусть Мислия хоть лопнет от злости"! - решил он. - "Попадем в подобную ситуацию снова, поступлю точно так же"!
   Рыжеволосый серьезно посмотрел на него.
   - Рад слышать, что среди южан есть еще доблестные воины.
   - Спасибо, ты тоже хорошо дрался - я никогда не видел таких лучников! Даже Эрик не может пускать стрелы с такой скоростью, а он - лучший в Дилирисе.
   - Так он ваш первый лук? - с интересом спросил Вилнар. - Надо будет проверить, кто из нас точнее.
   - Думаю, его и самого распирает от любопытства. Ведь ты, наверное, лучший стрелок всего севера.
   Северянин усмехнулся и отрицательно покачал головой.
   - Мне очень далеко до учителя, вот кто настоящий мастер.
   В его голосе послышалось столько благоговения, что Лариэсу сразу же стало любопытно - а что за человек такой, этот учитель. О чем он незамедлительно и спросил.
   - Он - великий воин, - с жаром заговорил Вилнар - и куда только девалась вся его холодность и отчужденность? - помогая себе жестами там, где не хватало слов. - Все в Хавланде знают и уважают его! Мне очень повезло оказаться на попечении столь великого человека.
   - Хавланд? - удивился Лариэс. - Но как же тогда ты стал Щитом ривеландской принцессы?
   Рыжеволосый пожал плечами.
   - В жизни всякое случается. Мне были нужны деньги, королеве - хорошие телохранители.
   - Так ты не из благородных? - запоздало сообразил полукровка.
   - Нет, конечно, - засмеялся его собеседник. - Мать была родом с Западных островов, а отец - обычным моряком.
   Лариэс кивнул, тактично умолчав, что в Хавланде дистанция между обычным моряком и пиратом была крайне небольшой.
   - Наверное, они тобой гордятся.
   - Нет, - помрачнел Вилнар. - Они мертвы.
   Кровь отхлынула от лица Лариэса.
   - Прости.
   - Все хорошо, я уже смирился.
   - Когда это произошло?
   - Пятнадцать лет назад, во время страшного шторма. Я выжил, они - нет.
   Лариэс хотел было сказать, что понимает боль товарища по оружию, но закрыл рот, не произнеся ни слова.
   "Что ему мои подбадривания? Они не вернут мертвых и не облегчат мук, так зачем же сотрясать воздух"?
   Некоторое время они ехали молча и вдруг Вилнар произнес:
   - Скажи, что ты думаешь про Кающегося и Целительницу?
   Этот вопрос был столь внезапен и неуместен, что Лариэс не сразу нашел, что ответить. Наконец, он выдавил из себя:
   - В каком смысле?
   - В прямом, - северянин удивленно воззрился на него. - В Хавланде к ним относятся с величайшим почтением, а в Ривеланде недолюбливают, вот мне и интересно, как представляют себе Древних в Дилирисе.
   Вопрос был, мягко говоря, странным, особенно если учесть, кто его задавал, а потому Лариэс насторожился.
   "И что же мне ему сказать? На какой ответ рассчитывает северянин"?
   - У нас в Дилирисе их тоже не любят, - наконец проговорил он, решив, что стоит придерживаться официальной версии двора по этому вопросу. - Оба - люди Вороньего Короля, а с ним у ее величества отношения напряженные.
   - А что ты думаешь по поводу прочих наших спутников?
   - Я - телохранитель и не должен думать, моя задача - оберегать принца от опасностей.
   Рыжеволосый понимающе усмехнулся.
   - Да, это наша с тобой работа.
   Больше Вилнар не задавал вопросов, и они ехали, высматривая опасности, болтая на более безопасные темы, и мало-помалу знакомясь друг с другом. Оказалось, что молчаливый и замкнутый воин, на самом деле не прочь потрепать языком. Просто в окружении гвардейцев он всегда следил за собой.
   Лариэс не сумел понять, опасается ли Вилнар кого-нибудь из них, или же просто не любит большие компании, но это не слишком и волновало юношу - северянин оказался хорошим собеседником, знающим массу интересных и полезных вещей. Лариэс же в свою очередь стал делиться с новым товарищем некоторыми байками из своей практики, причем даже вернувшись к отряду, они не перестали разговаривать. Лариэс сумел-таки вытащить Щита принцессы из его скорлупы.
   Так они и ехали, все ближе и ближе приближаясь к герцогству Виннифис.
   Спустя еще несколько дней, когда до границ Дилириса оставался всего один переход, Мелис, наконец-то уломал Целительницу разрешить Лариэсу один дружеский поединок.
   Сам юноша ни капли не возражал против того, чтобы скрестить мечи с одним из величайших воинов континента, ему и самому было интересно посмотреть, что из этого выйдет. Группа остановилась на небольшой аккуратной ферме и сейчас, когда Лариэс с Мелисом разогревались перед схваткой, остальные члены отряда были заняты тем, что поглощали пищу, образовав приличных размеров кольцо, в котором и должны были пройти схватки - когда гвардейцы узнали о предстоящей забаве, многие пожелали испытать себя.
   Правила боя были просты: каждый использует деревянную палку, имитирующей его оружие, у Мелиса - длинная, у Лариэса - средняя и короткая, победит тот, кто первым сумеет нанести противнику "смертельный" удар.
   Полукровка снял доспехи, затем скинул рубашку и остался обнаженным по пояс. Оборотень поступил точно также, явив миру могучую грудь, покрытую черными волосами.
   - Ну что, готов, малыш? - весело поинтересовался Мелис, точно пушинкой размахивая своей палкой. - Не бойся, я буду нежен.
   Осклабившись так, что стали видны острые длинные клыки, Непобедимый сделал несколько шагов вперед.
   "Так, главное не попадаться под его удар", - подумал Лариэс.
   И в этот же миг Мелис сорвался с места, точно пущенный из арбалета болт. Сокрушительной силы удар едва не пришелся юноше по лбу, и он лишь с огромным трудом сумел избежать этой атаки, отпрыгнув в сторону. Оборотень, ехидно ухмыльнувшись, продолжил наседать. Палка в его руках практически растворилась, с такой скоростью бил Древний.
   "Поразительно", - подумал Лариэс, блокируя очередную атаку и пытаясь зацепить Мелиса второй рукой.
   Это было бесполезно! Оборотень крутнулся вокруг своей оси и рубанул сверху вниз, заставив юношу скрестить свое оружие над головой, чтобы погасить силу этого могучего удара.
   Скрипнув зубами от гнева, юноша разорвал дистанцию. У него появилось пару секунд, чтобы осмотреться и подумать.
   Оборотень был почти также быстр, как и он сам, но значительно превосходил виконта в силе.
   "А значит, мне нужно попытаться использовать разницу в вооружении и комплекции", - решил Лариэс, начиная плясать вокруг Мелиса.
   При том, что оба они были сравнительно близки друг другу по росту, разница в массе оказалась существенной, из-за чего блокировать атаки оборотня было чрезвычайно трудно. Благодаря силе, а также длине выбранного оружия, Мелис мог без особых проблем держать Лариэса на расстоянии, однако стоило тому пройти защиту оборотня, как последний оказывался в крайне невыгодном положении.
   "Придется рисковать", - пришел к выводу Щит принца, в голове которого начал созревать план действий. - "Посмотрим, кто из нас двоих быстрее".
   Сам Лариэс, несмотря на свои весьма немаленькие габариты, отличался поразительной проворностью, которая не раз и не два ставила в тупик его противников. То, что Мелис - этот гигант больше шести с половиной футов ростом - был способен поддерживать темп, взятый виконтом, говорило в его пользу, однако все имеет свой предел, в том числе и возможности тела, даже тела оборотня.
   Лариэс, уклонившись от очередной атаки, отпрыгнул назад, спружинил от земли и ринулся в сторону от Мелиса, со всей скоростью на которую был способен, затем, вновь оттолкнувшись от земли, устремился на оборотня. Рывок потребовал от него всех сил, но своей цели полукровка достиг - меч Непобедимого просвистел над головой, разминувшись с затылком где-то на полпальца, а вот Лариэс был точен - вытянув вперед правую руку, он нанес резкий колющий удар, ускоренный движением его собственного тела.
   Да, в реальном бою он бы вряд ли решился атаковать на такой скорости и из столь низкой стойки, фактически, бросая тело в полет. Вес оружия и доспехов в любом случае замедлили бы юношу. Собственно говоря, его бросок на колдуна был актом отчаяния, не имевшим ничего общего с искусством фехтования. Однако тут, в учебном поединке, можно было позволить себе немного расслабиться и сделать глупость. И Лариэс радостно поступил так.
   Виконт уже видел, как "острие" тренировочного меча приближается к сердцу Мелиса. Оборотень, ударивший широко и размашисто, оказался в невыгодном положении, так как его центр тяжести был смещен, а корпус - чуть наклонен вперед.
   Непобедимый не должен был успевать, но...
   Лариэс даже не понял, каким это образом Мелис извернулся, но факт оставался фактом - тренировочный меч разминулся с телом, пройдя буквально в волоске от него, а сам юноша, уводимый вперед неумолимой силой инерции, оказался слишком близко к противнику, чем тот сразу же и воспользовался - колено взметнулось вверх и зубы Лариэса клацнули от удара.
   Он повалился на траву, пытаясь прийти в себя и подняться, что, конечно же, было невозможно - по своему опыту юноша знал, как сильно дезориентируют удары, нанесенные по затылку и подбородку.
   Тем временем его шеи коснулось оружие Ступившего на Путь Вечности.
   - Неплохой бой, мальчик, вижу, что рассказы рыжего ничуть не преувеличены. - Оборотень протянул Лариэсу руку и помог подняться. - Еще чуть-чуть, и ты бы меня достал.
   - Чуть-чуть не считается.
   - Для простого человека еще как считается, - хохотнул Мелис. - Обычно даже волчата Охотника против меня не рискуют выходить меньше, чем вдесятером, вот и думай теперь.
   Лариэс слабо улыбнулся. Он чувствовал, что в похвале Непобедимого не было жалости, лишь констатация факта, но все равно, становилось немного грустно оттого, что не получилось достать своего противника.
   - С тебя пару уроков фехтования.
   - Заметано, - Мелис похлопал юношу по плечу, - а теперь иди посиди, я хорошо припечатал тебя. Есть еще желающие немного размяться? Принц?
   Таривас замахал руками в притворном ужасе.
   - Чтобы ты разукрасил мое прелестное лицо, ага, нет уж. Если Лар не сумел тебе ничего сделать, то у меня и подавно нет шансов.
   - Странно, а я слышал, что наследник престола - первый меч королевства.
   - Тебе наврали. Первое копье, быть может, меч - нет. Лучшим фехтовальщиком Дилириса всегда был мой дядя.
   Мелис поскучнел.
   - Жаль, а я только вошел во вкус. Что, точно никто не хочет размять кости?
   Хотя после быстрого поражения Лариэса количество желающих среди гвардейцев заметно поубавилось, все-таки нашлось несколько человек, готовых проверить себя.
   Сперва против Мелиса вышел один из людей Марка, имени которого Лариэс не знал. Затем - Индржих, после него - Ирениус, затем - Джорн и еще один гвардии ее высочества, Раллий, кажется. Каждая схватка занимала не более минуты, и когда последнего воина уносили из круга, Мелис даже не вспотел.
   - Что, и все? - с легким разочарованием поинтересовался он. - Нет больше желающих? - Он взглянул на Марка Лоусилла.
   - Эй, ты, который в шрамах, нет желания размяться?
   - Ну давай, попробую, - хмуро проворчал воин, поднимаясь со своего места.
   "Кажется, это его первые слова за прошедшие четыре дня", - промелькнуло в голове у Лариэса.
   Марку тотчас же подали один из тренировочных мечей, по длине ничем не уступающий оружию Мелиса, и изуродованный в десятках сражений воин, чье лицо, иссеченное множеством шрамов, не выражало никаких эмоций, снял лишнюю одежду, оставшись в одних штанах.
   Количество самых разнообразных рубцов на его теле превосходило все разумные пределы. Откровенно говоря, было не совсем понятно, как же человек, которого рубили, кололи и ломали столько раз, вообще может двигаться, однако Марк умел поражать. Одного взгляда на кошмарный шрам, пересекавший его налысо бритую голову говорил сам за себя. Человек, которого не прикончил и не сделал увечным прямой удар топора по черепу, заслуживает уважения.
   Воины замерли друг напротив друга, Марк уступал оборотню в росте, будучи на две с половиной головы ниже него, однако шириной плеч оба воина могли соперничать друг с другом. Вопрос оставался в скорости.
   Несколько секунд ничего не происходило, а затем Мелис сорвался вперед, подняв меч над головой и обрушивая на Марка кошмарной силы удар, нанесенный двумя руками.
   Тот и не думал уклоняться, вместо этого он принял деревянный меч оборотня на середину своего "клинка", присел и с рыком отбросил оружие противника назад. Мелис не растерялся и сильным ударом ноги отбросил от себя Марка. Мужчины восстановили стойки и вновь сошлись, нанося друг другу удары страшной силы. И лейтенант гвардии ее величества, и оборотень в этом бою делали ставку не на скорость, а на грубую физическую силу, стремясь продавить оппонента.
   В какой-то момент Лариэсу даже показалось, что Лоусилл справится, но увы, тот явно переоценил себя. Оборотень поймал его хитроумным финтом, заставил открыть бок, и с размаху обрушил на незащищенную печень свой тренировочный меч.
   Ноги Марка подкосились и в следующий миг его уже уносили прочь с этого импровизированного ринга.
   - У-ух, - радостно захохотал Мелис. - Вот это мужик! Учитесь, девоньки, как надо драться! Ну что, заканчиваем на сегодня?
   - Можно ли мне проверить свои навыки? - вдруг подал голос Вилнар, выходя в круг.
   Северянин где-то раздобыл длинный посох или, возможно, обычный черенок от вил, и тот сейчас покоился у него на правом плече, поддерживаемый рукой. Щит принцессы уже разделся до пояса, рыжие волосы покоились за спиной, собранные в хвост, и вообще, было видно, что вопрос задан лишь из вежливости.
   Мелис ухмыльнулся и сделал приглашающий жест рукой.
   - Давай, рыжий, если не боишься.
   Он едва успел договорить, как Вилнар атаковал. Без лишних слов, без перехода в боевую стойку. Секунду назад он расслаблено стоял, и вдруг посох, спокойно лежавший на плече, устремился к горлу Мелиса.
   Оборотень отклонился в сторону, одновременно с этим отводя оружие своего противника лезвием тренировочного меча, но Вилнар не остановился на этом, перехватив посох по центру, он начал атаковать с такой скоростью, что оба конца оружия слились в круг. Но Мелис и не думал сдаваться - каждую атаку он либо отводил в сторону, либо избегал, не забывая при этом контратаковать.
   Лариэс сперва даже не поверил увиденному.
   "Похоже, таинственный наставник научил его не только из лука стрелять"! - подумал юноша.
   Около минуты мужчины молотили друг-друга, не произнося ни единого слова, а затем Вилнару наконец-то удалось найти брешь - кончик его посоха подцепил колено Мелиса с внутренней стороны, и тот, потеряв равновесие, повалился вперед, прямо навстречу несущемуся с чудовищной скоростью посоху.
   Лариэс, с трудом замечавший движения противников, похолодел - такой удар по голове легко мог проломить череп, и остановиться у Вилнара времени уже не оставалось.
   "Да он и не собирается делать это"! - в последнюю секунду осознал юноша.
   Нет, лицо северянина было все таким же бесстрастным, но вот в его взгляде промелькнуло нечто такое, что очень не понравилось телохранителю. Всего лишь на миг он увидел там желание убить своего противника и лютую ненависть.
   А затем посох замер, перехваченный сильной рукой.
   Между оборотнем, успевшем уже восстановить равновесие и замахнувшимся мечом, и телохранителем, так и не закончившим свой удар, стоял Ридгар. Левой рукой он ухватил посох, в правой без видимых усилий держал тренировочный меч Мелиса.
   - Думаю, на сегодня хватит, это была неплохая разминка, - спокойно произнес Кающийся.
   Мелис проворчал что-то, бросив полный ярости взгляд на своего оппонента, но, все-таки, не решился идти на конфликт с Древним.
   - Ладно, согласен на ничью, - осклабился он, - но с тебя, парень, реванш.
   Вилнар склонил голову в знак согласия, и, развернувшись, пошел к своей лошади, оставив Лариэса размышлять о том, не померещилось ли ему увиденное во взгляде северянина, а также о том, насколько же в действительности силен Вилнар.
  

 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Я.Логвин "Ботаники не сдаются!" (Современный любовный роман) | | Д.Дэвлин, "Сбежать от стального короля" (Приключенческое фэнтези) | | Л.Манило "Назад дороги нет" (Женский роман) | | О.Обская "Босс-обманщик, или Кто кого?" (Женский роман) | | О.Герр "Захватчик" (Любовное фэнтези) | | В.Елисеева "Черная кошка для генерала. Книга вторая." (Любовное фэнтези) | | М.Весенняя "Чужая невеста" (Женский роман) | | А.Ганова "Тилья из Гронвиля" (Подростковая проза) | | А.Субботина "Цыпочка на побегушках" (Попаданцы в другие миры) | | М.Светлова "Следователь Угро для дракона. Отбор" (Юмористическое фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
П.Керлис "Антилия.Охота за неприятностями" С.Лыжина "Время дракона" А.Вильгоцкий "Пастырь мертвецов" И.Шевченко "Демоны ее прошлого" Н.Капитонов "Шлак"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"