Sleepy Xoma: другие произведения.

Путь тьмы, часть 2, глава 18 и эпилог

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
Оценка: 8.94*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Что же, вот я и выкладываю окончание первой книги. Как-то так. P.s. Общий файл обновлен.


Глава 18.

Седьмой день третьего месяца весны 36-го года со дня окончания Последней войны.

   К утру все было кончено. Венценосец потерял почти половину армии и бежал, бросив пехоту на растерзание рыцарям смерти, которые преследовали и рубили ее до тех пор, пока император не отозвал их. Гашиэн спешно уходил на север и Шахрион позволил ему это сделать - он не хотел рисковать своей изрядно уменьшившейся армией.
   Это его решение все советники восприняли в штыки.
   - Владыка, мы должны добить псов! - Кричал Иритион на весь шатер. - Нельзя оставлять их за спиной.
   - Я согласна с генералом, - поддержала его Тартионна. Сегодня верная спутница была даже бледнее, чем обычно, а ее правую руку обматывала повязка, скрывающая страшный ожог.
   Шахрион искренне надеялся, что с ребенком ничего не случилось.
   - Владыка, я тоже согласен с генералом, - подал голос Бирт. - Враг, не разбитый до конца, обязательно вернется.
   - Поддерживаю. - Бросил лишь одно слово лич.
   - При других обстоятельствах я бы и сам бросился в преследование. - Проговорил Шахрион. - Но, увы, мы не можем позволить себе подобную роскошь. Империя и так проглотила столько, что переваривать это придется несколько лет, да еще и с гарантированным несварением. Мы ослабили наших врагов - в Исиринатии, а вернее том, что от нее осталось, должна вспыхнуть гражданская война, Радения потеряла свою столицу и весь юго-восток, а южане продолжают сражаться с дварфами.
   - Поэтому нужно продолжать! - воскликнул Иритион.
   - Нет, лишь глупец летит вперед, не разбирая дороги. Нужно уметь вовремя остановиться. Захваченные земли должны влиться в Империю и дать нам солдат. Живых солдат. Мертвецы хороши, но только нельзя все время прятаться за их спинами. А еще нам нужны маги, столько, сколько сможем получить. В Империи остались лишь дети, которым требуется наставник, а на новых землях десятки одаренных только и ждут возможности раскрыть свои способности. Но и это еще не все. Мануфактурам нужны новые работник, а полям - крестьяне. Мы забрали слишком многих и разрушили слишком многое.
   - И что же ты предлагаешь? - нахмурившись, спросила Тартионна.
   - Иритион с десятью тысячами вернется в Кинорию и обеспечит надежность наших новых вассалов. Ты отправишься в Цитадель - я не собираюсь больше рисковать жизнями своей жены и ребенка.
   - А ты сам?
   - Половина оставшихся сил останется оборонять Белый город и усмирять проивинцию, а я направлюсь на юг. Нужно выровнять границу в северной Исиринатии, после чего - помочь Китариону.
   Жена выглядела недовольной.
   - Я хочу остаться с тобой и помогать.
   - Нет! - резко ответил Шахрион. - Сегодня же ты отправишься в Черную Цитадель.
   Тартионна растерянно посмотрела на мужа - тот никогда раньше не приказывал ей, да еще столь категоричным тоном.
   - Может быть, объяснишь мне, в чем дело? - спросила она.
   - Не объясню. К вечеру тебя не должно быть в лагере, это приказ твоего императора и мужа и он не подлежит обсжудению.
   - Слушаюсь, о Владыка, - фыркнула женщина и, резко развернувшись, покинула шатер.
   - Иритион, Бирт, вам тоже пора, - обратился император к своим генералам.
   - Как тебе будет угодно, владыка, - склонил голову старый ветеран, а мертвец лишь коротко кивнул.
   Когда они остались с Гартианом вдвоем, император устремил взгляд на мертвого мага.
   - Ты знаешь, что я собираюсь делать. Постарайся не подвести меня, иначе все наши старания пойдут насмарку.
   - Можешь не волноваться. Не подведу. - Лич распрямился. - Сколько у меня времени?
   - Не больше двух дней.
   - Мне хватит. Постарайся остаться в живых.
   Он тоже покинул шатер, оставив императора в гордом одиночестве. Шахрион тяжело вздохнул. Никто кроме лича не знает, что они затеяли, и это к лучшему. Посвящая Гартиана в свои планы, владыка рисковал, но выбора не было. С его тогдашним уровнем силы, решить поставленную задачу было невозможно.
   С тогдашним...А что насчет нынешнего?
   Шахрион слышал тихое хихиканье Тени за спиной.
   - Ну, давай, говори, что хотела, - бросил он, не оборачиваясь.
   - Как это благородно с твоей стороны, о Владыка Тьмы, великий Черный Властелин, разящий врагов. Наверное, ты в тайне мечтаешь, наконец, опробовать новоприобретенную силу не на жалком трупе в никому неведомом поле, а по-настоящему, на сильном враге, хочешь сокрушить его одним ударом. Ты, кажется, об этом мечтал в детстве.
   - Те времена давно прошли. Я повзрослел и узнал, что за все приходится платить. Легкие пути обычно ведут в пропасть.
- Это говорит твой ум, а что скажет сердце?
   - Ты сидишь в мой голове, - Шахрион поднялся, намереваясть выйти наружу - в шатре ему вдруг стало неимоверно жарко, - а не знаешь, что мое сердце давно подчиняется разуму.
   Тень, послушно следовавшая за ним, при этих словах хихикнула.
   - Никто не является хозяином своего сердца и своих желаний, Владыка. Мне казалось, что в последние дни я доходчиво объяснила тебе это.
   Ее выпад Шахрион не удостоил ответом. Он подозвал к себе ближайшего телохранителя и распорядился:
   - Собирайте мой шатер, до заката мы должны отправиться в путь.
  

***

Восьмой день третьего месяца весны 36-го года со дня окончания Последней войны.

   Они дали ему четыре дня, за которые император с армией почти успел добраться до ленивых вод Мутноводной. Непозволительная роскошь - сам бы Властелин ни за что не предоставил врагу такую фору.
   Ничто не предвещало их появления, но Шахрион, все же, почувствовал его, проснувшись посреди ночи.
   Холодное дуновение, пробежавшее по лицу, легкий туман, клубящийся у входа в палатку и сосущее чувство где-то глубоко внутри живота, поведали ему о гостях. Император наскоро оделся и сел на кровати.
   - Можете войти, зрящий, я ждал вас, - громко проговорил он на эльфийском.
   Полог даже не шелохнулся, но через него в комнату промелькнули четыре тени. Свечи на столе вспыхнули, и в их мерцании император увидел нечеловечески красивое лицо своего гостя.
   - Вы продолжаете меня удивлять, владыка, - склонил голову Ратриолла Партилаэт. - Я могу присесть?
   - Как пожелаете, - пожал плечами Шахрион.
   Эльф взял стул и с удобством расположился на нем, в то время как его спутники замерли на почтительном расстоянии, словно превратившись в статуи.
   Шахрион с интересом оглядел их. Длинные зеленые плащи с капюшонами, надвинутыми почти до глаз, маски на лицах, оставляющие лишь небольшие прорези. Этого следовало ожидать.
   - Полагаю, вы прихватили с собой пару знаменитых эльфийских следопытов. Право слово, совершенно лишне. Чародей вашего уровня может преодолеть почти любые преграды, полагаясь лишь на себя.
   - Не любые. До вашего отца в свое время добраться не получилось, - улыбнулся уголками губ Ратриолла.
   - Это потому что его охранял Гартиан. Как показала история, сильная некромантия способна успешно бороться даже с вашими чарами.
   - Некромантия сильна сама по себе, а в руках могучего чародея она становится поистине всесокрушительным оружием.
   - Какая жалость, что единственная сила, способная успешно бороться с магией Матери, лишилась половины своих учеников и почти всех книг.
   - Безусловно, это было очень печально, - со вздохом согласился эльф. - Тот страшный пожар осенью...никто и представить не мог, что его величество Гашиэн пойдет на такую подлость. И где, спрашивается, он раздобыл столько змеиного огня?
   - Меня тоже интересовал этот вопрос, - кивнул император. - Ведь всем известно, что лиоссцы ни с кем не делятся своим устрашающим оружием, даже если их очень сильно об этом попросить. Хотя, говорят, за некоторые услуги особого рода, халифы готовы поделиться этим бесценным веществом.
   - Конечно же, при условии, что одариваемый не попытается проникнуть в секреты колдовского огня жителей востока, - закончил за него эльф.
   - Именно так, зрящий, хотя поправлю вас: этот огонь не имеет отношения к магии. Но, так или иначе, я готов спорить, что страшная участь, постигшая Орден, несет не только плохое, но и хорошее, верно же?
   - Как и все в этом мире, - согласился с ним эльф. - Высокие братья стали слишком спесивы и заносчивы, они начали диктовать свои условия там, где никогда раньше не осмеливались и рта открыть. Полагаю, что это страшное злодеяние позволит им трезво взглянуть на жизнь, и когда Орден восстановит свою численность, его политика будет более осмысленной.
   Шахрион дружески улыбнулся эльфу, хотя сейчас ему очень хотелось от души врезать по этой самодовольной роже, прикрывающей учтивостью и вежливостью свое презрение к низшим с его точки зрения существам.
   Видимо, что-то такое промелькнуло в его глазах, потому что Ратриола вздохнул и проговорил:
   - Думаю, на этот раз нам все же стоит поспешить. Вы понимаете, зачем мы пришли?
   - Прекрасно понимаю, зрящий. Также как догадываюсь, что охрана не придет мне на помощь. Великий туман, если не путаю?
   В глазах эльфа промелькнуло уважение.
   - Вы полны сюрпризов, Владыка. Едва ли один из тысячи чародеев знает, что это такое.
   - Я потратил много времени и сил, чтобы разобраться в эльфийских методах...решения проблем.
   - И как, помогло оно вам?
   - Еще как. Вы использовали меня, а я вас.
   - Вот как вы себе это представляете? - изогнул брови зрящий. - И каким же образом вы, позволю себе поинтересоваться, использовали мой народ и меня?
   Шахрион улыбнулся и небрежно откинулся на кровати.
   - Все было достаточно просто. Я предположил, что Последняя война нанесла вам ущерб не меньший, чем Империи.
   - Неужели? - усмехнулся эльф.
   - Да. Когда легионеры проломили ваш строй и устроили резню, какая часть армии полегла на поле? Половина? Две трети? - Улыбка быстро сошла с лица Ратриолы и оно вновь превратилось в непроницаемую маску. Шахрион мысленно похвалил себя - в очередной раз у него получилось пробить броню надменного эльфа. - Ваша главная проблема - нежелание рожать и растить детей. Сколько вас сейчас осталось, о звездорожденный? Десять тысяч, а может быть двадцать?
   - Какое это имеет значение? - несколько грубее, чем следовало, спросил эльф.
   - Самое прямое. Это простолюдинам вы будете рассказывать, что началась эпоха человека и вы, благородные эльфы, оставляете ему мир. Мы-то с вами знаем, зрящий, как сладка власть и как тяжело с нею расставаться. Вам пришлось говорить ерунду, чтобы сохранить лицо, но готов поспорить, что вы в глубине души в бешенстве от того, что какие насекомые, мотыльки-однодневки, чей век угасает раньше, чем вы успеваете заметить, смеют указывать великому и древнему народу, что ему делать и как жить. Вы бы и рады поставить их на место, да вот только сил уже не осталось. Ошибка, допущенная во время Последней войны, стоила слишком дорого, и когда Мать предъявила вам счет, звездный народ оказался банкротом. Осознав эту истину, я пришел к другой, не менее простой: любой, кто затеет на континенте большую войну автоматически станет вашим попутчиком. Естественно, лишь на определенное время. - С каждым словом Шахрион обретал все большую уверенность, он чувствовал, что все они достигают длинных ушей великого чародея. - Так вот, в странах Лиги до сих пор не научились приемам тайной войны. Максимум на что их хватает - это подослать к врагу убийцу с кинжалом или склянкой яда. Другое дело - эльфы, от вас не утаить ничего. Попытайся я восстановить военную мощь втайне от вас, и уже через месяц под стенами моей столицы собрались бы армии всей Лиги.
   Тут он остановился, чтобы перевести дух и поднялся с кровати.
   - Конечно, если бы вам это было выгодно.
   - Это все очень занимательно? - со скучающим видом произнес эльф. - Я так и не услышал главного: каким образом вы использовали нас, владыка?
   - Прямым. Вы закрывали глаза на все. На лича, на некромантов, на превращение Империи в мировой центр работорговли, на одаренных детей, которых похищали, чтобы воспитать их как верных сынов Матери, на десятки мануфактур, заваливших страны Лиги имперской продукцией. Только благодаря вам я смог зайти так далеко, именно используя вас, зрящий у меня получилось восстановить Империю.
   Эльф усмехнулся.
   - Не спорю, владыка и не стану отпираться. Наш народ и я лично изрядно помогли вам.
   - Например, жизнеописанием Безумного Властелина?
   - И это тоже, - склонил голову Ратриола. - Хотя и тут вы сумели меня поразить: устроить гетакомбу таких размеров...Честно говоря, никто не ожидал подобной жестокости. Кстати говоря, ваши карманные дварфы - это тоже моя заслуга.
   - И они исправно поставляли вас сведениями обо всем, что творилось под горами, я знаю. - Шахрион не был удивлен. То, что его низкорослые подданные служат еще кому-то, было ясно с самого начала, иначе каким чудесным образом они сумели избежать лап собратьев, желающих устроить продолжительный теологический диспут, который обязательно закончился бы на костре?
   - И все же вы ничего не стали делать? Надо же, как благородно.
   - Благородство тут не причем. Мне были нужны их умения и знания.
   - Ах да, ваши известнейшие мануфактуры. Изящный способ наполнить казну и дать работу оставшимся не у дел подданным, не скрою. Вы вообще человек, привыкший удивлять, владыка, и все же я не понимаю: на что вы надеетесь?
   - Кто знает, - пожал плечами император.
   - Я знаю, - эльф извлек из кармана небольшой цилиндр, заполненный угольно-черной жидкостью. - Концентрированная смерть. Эффективно, жестоко, надежно. И очень, очень сложно в изготовлении. Именно такими игрушками вы обезглавили армии принца Ритона и генерала Бирта. Вы думали, что я не найду ее, прежде чем встречусь с вами? Планировали свести счеты с жизнью, прихватив за компанию и меня?
   "Жаль, не сработало, тогда все было бы куда проще", - промелькнуло в голове у императора: "Интересно, а знает ли он про вторую".
   - Вторая ловушка тоже обезврежена. - Эльф будто прочитал его мысли.
   Шахрион поморщился под оглушительный хохот Тени. Его безумная компаньонка радовалась, словно ребенок.
   - Ну и что же ты теперь будешь делать, о великий? Неужели, используешь Это?
   Он привычно уже пропускал болтовню своего безумного альтер-эго мимо ушей, не отвлекаясь от главного.
   - Если не секрет: как вы их нашли, зрящий?
   - Это было несложно. Ваша магия сильна, но она плоха тем, что оставляет следы. Много следов для тех, кто умеет искать. Это в Ордене засели недоумки, мой народ никогда не кичился глупостью.
   Да, великий зрящий, определенно, ненавидит магов света до глубины души. Ну, на это и строился расчет.
   - Знаете, зрящий, у меня, пожалуй, все-же найдется кое-что для вас.
   - Да ну, неужели? - эльф выглядел заинтересованным? - Что же? Ваш лич и ледяная ведьма вернулись в столицу, ритуалы кончились, армии не помогут, вы использовали все свои трюки, владыка, я не верю, что у вас в рукаве найдется еще один фокус. Это, - он указал на бесполезный артефакт, - ваш последний козырь.
   - Не соглашусь. - Усмехнулся император. - Есть еще один.
   - И какой же?
   Шахрион вновь переместился на кровать, сев ближе к подушке. Он ступил на очень тонкий лед, где одно неверное движение могло похоронить его, но выбора не оставалось.
   Сперва следовало вывести эльфов из себя.
   - Скажите, зрящий, а почему вы думаете, что Гартиан в столице?
   - Уж не хотите ли вы сказать, что карманный лич спрятался за пологом шатра? - рассмеялся эльф, правда Шахрион заметил, как он и его люди напряглись.
   - Нет, ну что вы, - поспешил он успокоить собеседника. - Я отослал верховного некроманта с важнейшим, я бы даже сказал, определяющим ход войны поручением. Только не в столицу.
   - А куда же? - В голосе эльфа послышалось раздражение. Это хорошо.
   - Скажите, зрящий, - Шахрион улыбнулся эльфу самым невинным образом, - это правда, что вы своими глазами видели Черное пламя?
   Кровь стремительно отхлынула от щек эльфа.
   - Нет...это блеф...не верю...
   - Вопросы веры мы оставим теологам. Вы, наверное, в курсе, что маг, вернувшийся из чертогов Матери, прибавляет в силе. - Улыбка Шахриона с каждым мгновением становилась все гаже. - Вот только боюсь, что вы даже не предполагаете, насколько.
   - Где он?
   - Скажем так, в пути.
   - Отвечай, человек! - в глазах эльфа блеснула ярость вперемешку со страхом.
   - Он на севере. Уже четыре дня как скачет, не останавливаясь ни на мгновение и к утру должен достичь границ Зачарованного леса. Даже если ты убьешь меня, эльф, твой народ проиграет войну. Потому что этого самого народа попросту не останется. Ты же помнишь, что сотворил Безумец? - Маска слетела с Шахриона и теперь он, впервые за многие годы, говорил именно то, что хотел. Так приятно было наблюдать изменившуюся физиономию проклятого остроухого гада, что император не удержался, и продолжил. - Ну что, зрящий, спорим, что такого ты не предвидел?
   Ратриола молча стоял, глядя на императора, а потом он заговорил. Его голос, тихий и ровный, обещал смерть, неминуемую и жестокую, а в глазах эльфа стояла стужа.
   - Император, сейчас ты умрешь, а потом я догоню твоего мертвяка, обязательно догоню, и прикончу его. Ну а после настанет черед ублюдка, которого твоя уродливая женушка носит в животе.
   Шахрион кожей ощущал бешенство, переполняющее противника. Эльф медленно, словно красуясь, вытянул вперед левую руку. И когда указательный палец с длинным ухоженным ногтем указал прямо на центр лба императора, рука Шахриона метнулась под подушку.
   Все три следопыта отреагировали мгновенно - в их руках, словно изнеоткуда, материализовались короткие изогнутые клинки и охранники прыгнули на императора.
   - Умрите, - приказал тот, и бездыханные тела рухнули к его ногам.
   Эльфы пожертвовали собой, но они позволили своему господину закончить заклинание. С кончика пальца Ратриолы сорвался один единственный небольшой шип, устремившийся в лицо Шахриона.
   Время вновь замедлилось. Шахрион видел торжествующую улыбку на губах эльфа, которая сползала, уступая место удивлению, видел сгустившийся воздух, видел стремящееся к нему смертоносное заклинание.
   Шип Леса, именно так оно называлось, пробивал любой доспех и почти любую магическую защиту. Даже маленькая царапина гарантировала долгую и мучительную, а самое главное, неизбежную смерть. Агония должна была длиться несколько часов, после чего сердце не выдерживало нестерпимую боль, и жертва умирала. Следов не оставалось - обычный приступ.
   Со своими старыми силами он бы не сумел даже убить следопыта и теперь гадал, хватит ли занятой мощи на то, чтобы перебороть чары одного из древнейших магов континента.
   Плечи обдало холодом - это Тень обняла императора, положив свои руки ему на плечи.
   - Ну чего же ты ждешь, о великий, о несравненный владыка? Ты открыл сей родник, тебе из него и пить. Или боишься сделать последний шаг?
   Вот сейчас все и решится. Цена, которую придется уплатить за силу, страшна, она даже хуже смерти, но выбора у него не осталось, он сам так решил. И сам подписал себе приговор.
   - Хорошо Тень, я принимаю тебя и твой дар, - прошептал одними губами Шахрион, и время вновь вернулось в привычный ритм.
   Заклинание врага устремилось к нему, тела рухнули на землю, а лицо зрящего исказила гримаса ужаса, ибо его сильнейшее заклинание встретилось с непроницаемым черным плащом, окутавшим императора.
   - Откуда у тебя такая мощь? - пораженно прошептал эльф.
   Шахрион молча поднялся, доставая из-под подушки оплавленный жезл. Столь же спокойно он вытянул оружие перед собой, указывая на врага.
   - Но жезл Безумца не может применять никто, - пораженно прошептал Ратриолла. - Ни у одного мага не хватило на это сил.
   - Дело вовсе не в силе, - грустно улыбнулся Шахрион. - Скажи, Безумец был всегда столь могуч? Или после Безымянного заклинания его мощь прибавилась?
   - Что ты имеешь в виду?
   - Не важно. Зачем мне рассказывать что-либо покойнику?
   Опал в центре жезла исторг из себя костяное копье, которое насквозь пробило эльфа, сметя все его защиты, будто их и не было.
   Шахрион молча смотрел в глаза умирающему. Кажется, лишь в последние мгновения своей долгой жизни Ратриола понял, какую же страшную ошибку он совершил.
   - Так восславим же Черного Властелина. - Расхохоталась Тень, обнимая свою добычу. - И пожелаем ему долгих лет правления.
   - Восславим, - эхом отозвался Шахрион. - Но долгих лет у него не будет.
  

Эпилог.

Пятый день третьего месяца весны 1-го года со дня Реставрации.

   Ребенок молча спал в своей кроватке, не обращая ни малейшего внимания на попытки отца расшевелить его. Шахрион улыбнулся и вышел, осторожно закрыв за собой толстую дубовую дверь.
   - Он отдыхает, - прошептал император жене.
   - Тебе бы тоже не помешало, - заметила она. - Сколько ты дней не спал?
   - Три или четыре. Это неважно.
   Ледяная ведьма вздохнула.
   - Ну почему ты совсем себя не бережешь?
   - У меня нет на это времени. - Шахрион подал ей руку. - Как идет процесс создания пятого и шестого легионов?
   - Успешно, от желающих записаться нет отбоя. Иритион уверен, что восток Стоградья мы удержим в любом случае, ну а на севере стоит Первый Стальной легион, так что не думаю, что его величество Гашиэн осмелится напасть. Хотя ему очень хочется вернуть свою столицу.
   - Желание благородное, - кивнул император.
   Они степенно прогуливались по замковым переходам, медленно, но верно направляясь к тронному залу.
   - Как дела у Китариона?
   Тартионна тихонько хихикнула.
   - На седьмом небе от счастья. Шлет одно восторженное послание за другим и благодарит за тысячи колонистов.
   - Значит, скоро у нас будет достаточное количество собственных лошадей.
   Его советница и жена кивнула.
   - К тому же, гоблины, расселившиеся по степи, прикроют нас от Прегиштании. Вот только...
   - Когда большая часть коротышек покинет города других стран Лиги, места им станет не хватать, и нам придется повоевать с южными соседями, - закончил за нее Шахрион.
   - И ты пойдешь на это?
   - Конечно, у меня не так много надежных союзников, - задумчиво проговорил император. - К тому же будет не лишним сильнее привязать их к себе, не находишь?
   Тартионна покачала головой.
   - И когда ты начнешь доверять хотя бы кому-нибудь?
   - Я верю тебе, мне достаточно.
   - Гартиан расстроится, если услышит.
   - Ему сейчас не до меня, - рассмеялся Шахрион. - Столько новых перспективных учеников, которым следует промыть мозги. Скажи лучше, послы его величества венценосца Исиринатийского уже прибыли?
   - Да, но ты точно хочешь поддержать этого... - Тартионна запнулась, подбирая выражение, - человека? Он тебя ненавидит и начнет собирать войска сразу же, как только победит брата.
   - Могу только пожелать его величеству Ритону Первому удачи в столь благородном начинании. Его двоюродный брат удерживает почти половину северной Исиринатии и немалую часть Стоградья, хотя последнее я бы не назвал особым преимуществом. И брат этот ненавидит меня больше, чем новый венценосец, так что пускай повоюют.
   Послы проявляли настоящие чудеса раболепия и готовы были признать все завоевания великого Черного Властелина. Контраст с тем, что Шахрион видел раньше, изрядно позабавил бы императора еще год назад, сейчас же он вызывал лишь скуку и раздражение.
   Отделавшись от надоедливых мух, Шахрион решил немного передохнуть и вышел на балкон, с которого открывался обширный вид на его город. Десятки мануфактур, извергающих дым и пламя в воздух, облепленные лесами стены, восстанавливающиеся спустя год после осады, и улицы, бесчисленные улицы и улочки, заполненные тысячами людей. Его столица, и было бы замечательно ее сжечь. Спалить дотла.
   Он сжал губы и обхватил руками перила. За спиной послышался ехидный смех. Тень сегодня была довольна, и не удивительно, она всю ночь насылала на него кошмары.
   - Уйди, - одними губами взмолился властелин, прекрасно понимая всю глупость такой просьбы. Он возжелал силы и победы, он их получил.
   Шахрион вновь бросил новый взгляд на свою столицу. Сколько уже сделано, и сколько еще предстоит... Освоение отбитых территорий, увеличение армии, воспитание новых некромантов и создание собственной Академии стихайной магии.
   Жаль только, что результаты своих трудов он не увидит - с каждым месяцем Тень становилась сильнее. Сколько получится сдерживать монстра, владыка не знал, зато он был уверен, что убьет себя до того, как Тень полностью сведет его с ума.
   Наверное, отец в свои последние месяцы чувствовал себя схожим образом.
   Шахрион судорожно вздохнул. Он вряд ли увидит, как его сын начнет ходить, и уж точно не доживет до момента, когда мальчик станет мужчиной. Он никогда не будет учить его читать и писать, не расскажет сказку на ночь и не даст совет в сердечных делах... Юному Паштиону, названному так в честь деда, придется расти без отца...
   Но он справится, мальчик родился сильным, настоящим бойцом. Он будет лучшим правителем, чем его отец. В этом Шахрион был уверен.
   Он молил Мать только об одном, чтобы наследник избежал его судьбы и нашел свой путь в этой жизни. С этой мыслью император развернулся и направился внутрь. У него есть долг, который следовало выполнять до самого последнего мига. И он не сдастся без борьбы.
   Тень снова рассмеялась и попробовала вывести Шахриона из себя, но тот усилием воли сдержался. Он будет сражаться вопреки всему, как делал это всю свою жизнь.
   И, быть может, в конце-концов смеяться придется именно ему.

Оценка: 8.94*4  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"