Sleepy Xoma: другие произведения.

Путь тьмы, часть 2, главы 3-4

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
Оценка: 8.50*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Так, а вот и еще две главы. Общий файл также обновлен.


Глава 3.

Одиннадцатый день первого месяца весны 36-го года со дня окончания Последней войны, вечер

   Деревенька Большие Кузницы вольготно раскинулась на берегу небольшой, но быстрой речки. Четыре десятка домов, три кузни около воды, церковь Отца, заменившая собою храм Брата, да небольшое старое кладбище - вот и все достопримечательности этого небольшого и унылого местечка, затерянного на западе Стоградья. Война сюда еще не пришла, но время от времени напоминала о себе.
   На закате промозглого веселого дня в деревне появилась женщина. Она была одета в грязное потрепанное платье, а за спиной ее болталась видавшая виды котомка. На вид женщине было тридцать-сорок лет, изможденное лицо ее бороздили морщины, а в глазах застыли печаль и покорность.
   Было видно, что ветер судьбы изрядно порезвился с жизнью путницы, закружив ту, словно сухой листочек в ненастье, и далеко унеся от насиженных мест.
   Провожаемая взглядами селян, женщина медленно семенила к храму Отца и робко постучала в тяжелую деревянную дверь.
   - Тебе никто не откроет, бабонька, - проговори деревенский староста, которого успели кликнуть мальчишки. - Все ушли.
   - Куда? - Тупо переспросила женщина, поворачиваясь к нему.
   - Кто знает? - пожал тот плечами. - Быть может, на север - воевать, а может, на запад - к его величеству. В деревне не осталось сынов.
   - Даже низких?
   - А у нас других отродясь не водилось - слишком чести много для мужичья. И низкий-то был один. Слабенький, правда, - староста вздохнул. - А сама ты откуда будешь?
   - С севера, - лаконично ответила женщина.
   - Как там?
   Она помрачнела.
   - Плохо.
   - Так плохо, что бросила хату и убегла?
   - Хуже.
   - Значит так, иди-ка ко мне, поешь, обогреешься, да расскажешь, что у вас творится.
   Дом головы - большое деревянное строение с дощатой крышей - располагался рядом с храмом и выглядел куда прочнее прочих жилищ. Староста выделил женщине каморку, чтобы та немного привела себя в порядок, и стал ждать ее к ужину.
   Беженка появилась причесанная и умытая, одетая в латаное, но чистое платье, и лишь голодный блеск в ее глазах выдавал пережитое. На угощение она набросилась, словно голодный волк. Ела жадно, глотая куски, не тратя ни секунды на посторонние действия, и лишь когда пища подошла к концу, женщина отодвинула от себя тарелку.
   Это послужило сигналом для старосты и его семьи - на незнакомку обрушился шквал вопросов.
   - Как тебя звать, болезная? - спросила жена старосты. - Откуда ты будешь?
   - Гирна я, - представилась женщина. - Буду с севера, иду почти от самой границы.
   - Куда идешь?
   - Подальше от войны.
   - А муж что, дети, дом, земля? - спросил староста.
   - Мужа и сына убили волки, дом сожгли. А пепелище слабо держит, - с горечью в голосе произнесла та. - Я бегу, а война наступает на пятки...
   Домочадцы переглянулись.
   - Правду ли говорят, что север потерян?
   - Правду, и не только север, волки уже в Стоградье.
   - А благородные что?
   Женщина злобно зыркнула.
   - Что, что... В заднице ковыряет, вот что. Я иду от самой границы и мимо меня на север промаршировали три армии. Назад они улепетывали куда быстрее. Самого венценосца не видела, не знаю, но дам совет: прячьте зерно и дочек. Скоро северяне придут и сюда.
   - На все милость Отца...
   - За Отца не скажу, а от Ордена толку мало, - вздохнула беглянка. - Люди на дорогах говорят, что их сильно огонь потрепал. А тех, кому мало было, добавили колдуны собачьего венценосца.
   Женщина еще долго отвечала на вопросы, и лишь когда стало смеркаться, она зевнула, закрыв рот ладонью.
   - Спасибо за то, что накормили. Мне завтра рано в путь, позвольте отдохнуть.
   Она закрылась в своей каморке и не высовывалась из нее до наступления темноты. Когда же пришла ночь, и селяне уснули, та, что назвала себя Гирной, осторожно выскользнула на улицу, повесив котомку за спину. Возвращаться она уже не планировала.
   На небольшом деревенском кладбище было тихо и безлюдно. Немногочисленные деревца урывали его от любопытных глаз, даря мертвым мир и покой.
   Женщина неторопливо прохаживалась меж рядов, время от времени останавливаясь, чтобы прочитать имя на на потускневшей от времени табличке. Наконец, она определилась, и, скинув заплечную суму на землю, присела рядом со старой обветшалой могилой в центре кладбища.
   На уставшем лице появилась отвратительная ухмылка, рука исчезла в котомке и появилась вновь. Один за другим на свет появились странные приборы - длинный серебряный нож, несколько склянок с мутной жидкостью, лист пергамента, испещренный вязью затейливых букв, несколько свечей, огниво.
   Женщина развернула пергамент и зажгла свечи, чихнула, когда слабый аромат благовоний достиг ее носа, прочистила горло и начала читать заклинание.
   Древние страшные слова поплыли над кладбищем, в котором стало еще темнее - лишь две точечки света разгоняли непроглядный мрак. Он струился, словно туман, обтекая чернокнижницу, и ей казалось, что ног коснулась чья-то мягкая, но холодная рука.
   В темноте промелькнул неясный силуэт и Гирна, не глядя, плеснула вокруг себя жидкостью из колбы. При этом она не переставала читать и с каждым предложением голос чародейки все повышался. Некромантка чувствовала радость - миссия почти завершена. Еще чуть-чуть и ее часть узора будет соткана, а в том, что остальные справятся, она не сомневалась ни на миг.
   И вот тогда...Тогда исиринатийцы наплачутся горючими слезами!
   Да, Черный Властелин оказался достойным правителем, не слабаком и трусом, как его отец и дед. Он не побоялся применить запретные чары, чтобы обрушить свою ярость на врагов! Служить такому правителю - честь! Отдать за него жизнь - радость!
   Тьма подступила еще ближе, и колдунья зажгла еще одну свечу.
   Какое неспокойное кладбище... Она не осилила и половины листа, а уже приходится применять дополнительные защитные чары. Но это и хорошо, значит, с последней точкой нет ошибки.
   Содержимое еще одной склянки улетело во тьму и стало немного легче дышать.
   Гирна не представлял, чего стоило императору подготовить все необходимое для ритуала. Сперва надо было найти подходящие деревни, в которых, к тому же, не появлялись бы высокие братья - одного мага света, за версту чуявего некромнатию, хватило бы, чтобы запороть дело. После этого владыка должен был подготовить редчайшие ингирдиенты, заколдовать листы пергамента, сделанного из человеческой кожи, выделить деньги и дорожные припасы, надежно укрыть все это богатство в Стоградье и найти верных людей, готовых рисковать жизнью, чтобы исполнить волю повелителя.
   Годы подготовки - и все ради сегодняшней ночи!
   Лист пергамента неотвратимо приближался к концу и в голосе чернокнижницы появились торжественные нотки. На последних строках она отложил пергамент, и взяла в руку нож.
   Тот, кто решит воспользоваться дарами Матери, может получить многое, но ему всегда приходится платить. А великая магия требует великих жертв. Например, крови. Последние слова женщина не читала, а выкрикивала в антрацитовую черноту, обрушившуюся на нее со всех сторон. Лишь было закончено заклинание, как серебряный кинжал, направляемый опытной рукой, прошелся по тонкому бледному запястью, и тягучая темная кровь закапала на лист, испаряясь при касании.
   Страшные слова, нанесенные кровью, налились карминовым цветом, запульсировали. Ледяной ветер пронесся, задувая свечи, и кладбище погрузилось во мрак, из которого на некромантку накинулись сотни незримых рук. Они хватали, тянули, рвали. Шепот превратился в раскатывающийся под небесами хохот, и на мгновение женщина увидела в непроглядной тьме силуэт неимоверно прекрасной женщины, завернутой в саван, а затем неведомая сила сжала ее сердце и раздавила его.
   Последнее, что успела Гирна сделать, умирая, так это мерзко хихикнуть. Пусть так, неважно. Скоро гибель ее родителей и брата будет отмщена. Леопарды, а за ними и волки ответят за свои преступления.
  

***

   Место, в которое прибыл император со своим верховным магом, считалось географическим центром Стоградья, и было оно весьма непростым. В старые времена здесь располагалась эльфийская усыпальница, которую, конечно, со временем разграбили и, используя древние камни в качестве стройматериалов, возвели церковь Брата.
   Вот только не прижилась та посреди небольшой рощицы - сгорела на третий год своего существования. Но жрецы оказались упорными людьми и повторили попытку снова, затем еще раз. Лишь когда храм рухнул в четвертый раз, они забросили негостеприимное место. Постепенно крестьяне вырубили деревья и растащили камни, а о том, что некогда тут хоронили перворожденных, а после и жрецов, все позабыли. Остался только небольшой холмик - напоминание о старых временах.
   Посреди этого холмика Шахрион с Гартианом и подготовили все необходимое для завершения запрещенного ритуала. Справились они быстро, и уставший император наконец-то сумел забыться беспокойным сном. Пробуждение было резким и неприятным, будто кто-то вылил ведро ледяной воды. Шахрин, рывком сел, жадно вбирая воздух ртом.
   По его коже тек липкий пот, в висках стучало, будто с похмелья, а перед глазами все плыло.
   - Пить, - прошептал он, но лич услышал.
   Тотчас же в руках великого мага появилась пузатая фляга без крышки, горлышко которой тотосторожно приложил к губам побелевшего владыки. Шахрион с трудом сделал несколько глотков, и ему стало чуть-чуть легче - зелье подействовало.
   - Началось?
   - Д-да, - с трудом кивнул император.
   - Хорошо. - Сказав это, лич достал сундук. - Открывай.
   Шахрион с большим трудом достал карту и разложил ее строго в центре большой магической фигуры, начертанной золотым песком. Сам он рухнул рядом.
   С каждой секундой становилось все хуже, голова кружилась, мысли путались, волнами накатывала тошнота. Император как будто бы наблюдал за собой со стороны. Он видел невысокого полного человечка в комичной черной мантии, скорчившегося над листом кожи, на котором наливались силой и пульсировали красные точки.
   Этот человек достал длинный острый нож из обсидиана и поднес его к кисти левой руки. Одно движение, и ритуал - страшное древнее заклинание, применявшееся всего один раз в истории, - будет завершен. Сила вырвется на свободу.
   Что он испытвает, обрекая целую провинцию на судьбу, что страшнее смерти? Страх? Жалость? Сомнения?
   - Быстрее! - ворвался в голову голос лича. - Времени мало!
   Перед глазами троилось, удерживать содержимое желудка становилось все труднее, а в голову одна за другой лезли бредовые мысли.
   Хватит сомневаться!
   Рука с ножом дернулась и замерла на волосок от кожи, под которой пульсировала синяя прожилка вены.
   - В чем дело? Император, вот твоя месть, почему ты медлишь? - опять лич.
   Не делай этого, в итоге ты пожалеешь.
   Перед глазами снова встало лицо Тартионны. Советница и жена просила и умоляла его, заклинала именем неродившегося ребенка. Просила найти выход, не губить тысячи невинных жизней.
   Император вспомнил ту боль, что стояла в ее глазах, когда они расставались. Быть может, Тартионна права? Возможно, есть черта, переступать которую никто не имеет права. Быть может, он действительно станет жалеть о содеянном...
   Шахрион стисну зубы. Он и так жалеет. С детства жалеет! Хватит!
   Черный Властелин резко полоснул руку ножом. Кровь полилась на пергамент, забрызгивая траву и попадая на одежду императора. Стало жарко, неимоверно, чудовищно душно. Спина вспотела моментально, а перед глазами поплыли круги. В голове словно что-то взорвалось и в уши ворвался многоголосый хор.
   Золото неожиданно засветилось, и ночная тьма рассеялась в одно мгновение.
   С каждой секундой становилось хуже, но прервать ритуал уже было нельзя.
   Шахрион подумал, что будет забавно, если он истечет кровью к моменту, когда пробуждение свершится. Эта мысль показалась ему настолько смешной, что император расхохотался, затем наклонился над раной и лизнул свою собственную кровь. Она была солоноватой и теплой, с металлическим привкусом.
   "И ничего она не растворяет железо", - подумал он, согнувшись в новом приступе хохота.
   Странно, но с каждой секундой становилось все веселее и веселее, Шахриона захватила эйфория, шум в ушах нарастал, а многочисленные круги перед глазами слились в один большой. И в это время кто-то тихо шепнул ему на ухо: "давай".
   Нож, ударил прямо в центр замысловатой фигуры, залитой кровью, и на мгновение Шахриона переполнило ощущение неимоверной силы, а в следующий момент он потерял сознание.
   Он очнулся в кромешной тьме. Звуков не было. Воздуха тоже, но дышать и не требовалось - грудь все равно не вздывалось.
   Мрак был настолько непроглядным, что когда Шахрион протянул руку вперед, то не увидел даже силуэта.
   - Что это такое? - спросил император.
   Или не спросил? Непонятно.
   Вдруг он уловил какое-то движение за спиной и резко обернулся. Ничего не изменилось.
   - Кто здесь? - неуверенно спроси Властелин.
   Шахриону показалось, что во тьме кто-то иронически хмыкнул, а затем страшный удар обрушился на его спину и он повалился на живот.
   Снова смешок.
   - Скажи, ты зачем это сделал? - Раздался тихий насмешливый голос. Кажется, женский.
   - Сделал что? - Шахрион поднялся на ноги. Ему показалось, что стало чуть-чуть светлее.
   - Зачем сотворил Безымянное заклинание? Оно же запрещено. Или считаешь себя умнее других?
   - Я готов к последствиям, - четко выговаривая слова, произнес Шахрион. Ему показалось, что стало еще светлее.
   - Это хорошо, что ты готов, - голос зазвучал за спиной и Шахрион снова развернулся.
   Определенно, мрак понемного рассеивался - он различил контур человеческого тела.
   - Кто ты? - повторно спросил император. - Мать?
   - Слишком много чести для такого неудачника, как ты, - ответило существо голосом Лариэнны. - Труса, обмочившегося при первых признаках опасности.
   - Ты не Лариэнна. - Медленно произнес Шахрион. - Не смей подражать ее голосу!
   - А иначе что?
   Очередной толчок - а может и порыв ветра - сбил его с ног и Шахрион опять оказался на...на чем-то. Он только что осознал, что пола в этой тьме и не было. Разговор проходил посреди пустоты.
   Неизвестная собеседница была у него за спиной, это Шахрион определил сразу. И сразу же он отбросил мысли о сопротивлении - чтобы драться, нужно понимать, с кем или чем ты имеешь дело.
   - Умный мальчик, - похвалило его существо. - Не лезешь на рожон.
   Стало еще светлее и Шахрион, резко обернувшись, смог заметить фигуру, закутанную в плащ с капюшоном.
   - Чего тебе от меня надо? - задал он свой вопрос.
   - Хочу посмотреть на глупца, осмелившегося воззвать к Силе. Хочешь ли ты принять ее, или будешь убегать, как делал это всю свою жалкую жизнь?
   Шахрион не понял сказанного. К чему воззвал, что принять, от чего убегать? Но вслух он произнес иное:
   - Чтобы что-нибудь принять, мне нужно сперва увидеть дающего.
   Новый смешок.
   - Увидишь, когда придет свой черед.
   Тьма рассеивалась все быстрее, и вот уже император четко различал существо, с которым ему пришлось столкнуться. Он видел его целиком, но не видел ничего. Черный балахон, сотканный из извивающихся языков мрака, непроницаемым пологом окружал неясный силуэт. Не было даже уверенности, что перед ним - женщина.
   - Уже светает, тебе пора, император. Но мы еще увидимся и поболтаем, мы будем говорить долго, очень долго. А пока наслаждайся содеянным.
   И существо стремительно приблизилось к императору, обняв его и запечатав губы страстным поцелуем.
   Шахрион успел ощутить вкус пепла, прежде чем снова лишился чувств.
   А затем...
   Темно и сыро. Они положили его сюда, оставили гнить, а сами живут, дышат, жрут и спят друг с другом. А это несправедливо. Нет, совершенно!
   Но он ничего не может сделать...Или может?
   В кромешной тьме он попытался шевельнуть рукой, и это поулчилось. А теперь другой!
   Да!
   Руки вновь подчиняются ему. Копать, быстрее!
   Земля летит в стороны, налипая на лицо, но он ничего не чувствует. Вот оно, вот, свобода!
   Рука пробивает тонкий слой почвы и оказывается снаружи. За ней следует вторая, он работет ими яросто, выбираясь из тесного плена.
   Где он? Деревья вокруг, все такое тусклое. Что это там? Огонь? Да, там огонь. Люди. Надо идти к ним.
   Вот она...свобода...месть...еда...
   - Проснись!
   В тело Шахриона точно вонзились тысячи иголок, и он открыл глаза, огласив всю округу диким воплем. Над ним стоял, опираясь на свой посох, Гартиан.
   Император покосился на правую руку, она была туго перебинтована. Фигура померкла, золотой песок рассыпался пылью, а старое магическое место выглядело неправильным и грязным.
   Он со стоном сел.
   - Как все прошло?
   - Хорошо, но нам следует уносить ноги - мощь заклинания была столь сильна, что о нем узнали все маги отсюда и до Белого города, а может, и дальше. - Голос некроманта показался императору озабоченным. - Такого я, честно говоря, не ожидал. Что-то пошло не по плану.
   - Неважно. - Значит, они раскрыли себя. Придется спешить. - Дело сделано.
   - Что ты видел?- с любопытством спросил Гартиан.
   - Не помню. - Я был мертвым. Я лез из могилы, или какой-то ямы. Я вернулся, чтобы мстить... Но тебе, дорогой верховный, этого знать незачем. - Полетели в лагерь, там я пару раз обыграю тебя в шемтис и мы обсудим ритуал.
   Император поднялся, и, опираясь на плечо недовольно ворчащего некроманта, заковылял к замершему в отдалении грифону.

Глава 4.

Пятнадцатый день первого месяца весны 36-го года со дня окончания Последней войны.

   Имперская армия безостановочно шла вперед. Две крепости и еще один город пали почти без сопротивления, но Шахрион спешил - ему нужен был весь восток до того, как в столице Исиринатии разберутся в происходящем и выставят армию против сил вторжения.
   Восток Исиринатии состоял из пяти больших провинций, каждую из которых можно было худо-бедно удерживать, занимая несколько ключевых крепостей и городов. Один из таких - Пергион - он взял несколько дней назад, еще тремя должны были заняться его генералы. Последние же два узловых пункта размещались на имперском тракте. Это были цитадель Ларнисия - бывшая имперская крепость, которую победители даже переименовать не стали, и столица Саргилэнов, один из крупнейших городов Исиринатии - великий Наиргион.
   Ларнисия - уродливый каменный монстр с двумя рядами стен и башнями, столь же высокими, как и у Черной Цитадели, - удерживала жизненно важный мост через единственную крупную водную преграду на востоке страны - реку Быстротечную. Наиргион же со своим стотысячным населением позволял прокормить и разместить достаточно солдат, чтобы они могли безо всяких дополнительных замков держать в подчинении земли на две недели пути вокруг него. Хотя замки, надо заметить, все равно были.
   Впрочем, во время Последней войны обе твердыни пали за считанные дни - там, где не справилось железо, помогло золото. И сейчас император планировал потратить не больше времени, чем враги его отца.
   У Быстротечной они оказались утром пятнадцатого дня первого месяца, и взору императора предстало величественное зрелище - на многие сотни шагов вперед простиралась водная гладь, от которой отражались робкие лучи рассветного солнца. Разлившаяся в половодье река неторопливо, вопреки своему названию, несла на юг мутные воды, перемешанные с бревнами, корягами, а кое-где и трупами.
   Имперский тракт круто заворачивал на север, туда, где вдалеке виднелся серый гранит мостовых опор, грандиозного сооружения, выстроенного по приказу Найрана Второго, чтобы соединить широкие берега огромной реки.
   Передовые части уже заняли все подступы к крепости, а некроманты обеспечили чистое от почтовых голубей небо. Разведчики доносили, что на несколько дней пути от твердыни нет ни единого вражеского отряда вне гарнизонов, а под защитой крепостных стен Ларнисии осталось всего несколько сотен солдат, и, самое главное, среди них не было замечено ни одного высокого сына.
   Правда наличествовала еще гордость Саргилэнов - речная флотилия, позволяющая контролировать всю реку и ее берега, но она находилась, насколько было известно императору, в полудневном переходе к северу, поэтому Шахрион не брал ее в расчет.
   Армия Империи походным маршем приближалась к своей цели. Ставка делалась на невероятную наглость - передовые полки, состоящие сплошь из живых мертвецов, под флагами кабанов и командованием Китита Саргилэна должны были проникнуть внутрь укреплений и перебить ничего не понимающих защитников до того, как те успеют протрубить тревогу. В плане был лишь один изъян - на другом конце моста у цитадели имелся мощный барбакан, больше похожий на настоящую крепость, в котором тоже размещался гарнизон. Да, во времена постройки император всерьез опасался прихода с запада врагов, и удаленное укрепление казалось ему разумной предосторожностью, теперь же оно только мешало планам Шахриона. Чтобы нейтрализовать эту угрозу часть конницы тотчас же следовало отправить через мост, и успех здесь зависело от того, поверят ли саргилэновские бойцы в то, что огромное войско внизу - это их товарищи по оружию, или нет.
   Когда главная колонна вползла в деревеньку неподалеку от крепостных стен, вперед выехал Китит вместе с отрядом сопровождающих.
   "Удачно, что его труп хорошо сохранился", - подумал Шахрион, рассматривая древнюю твердыню.
   Обе стены Ларнисии были сложены из того же серого гранита, что и мост. Они начинались у самого берега и у него же заканчивались. Со стороны реки, тоже виднелись серые зубцы, хотя и куда меньшие - атака с воды представлялась архитекторам маловозможной авантюрой. Крепость выбиралась на берег почти на милю во все стороны. Через каждые сто шагов внешней и через пятьдесят внутренней стены возвышались квадратные башни, приспособленные для установки баллист. Каменные зубцы выступали с обеих сторон внешней стены, чтобы дать защитникам возможность безнаказанно расстреливать прорвавшихся внутрь врагов и Шахрион знал, что расстояние между ними таково, что можно уложить спать взрослого мужчину. Внутренняя стена была уже в полтора раза, зато выше - она возвышалась на два человеческих роста над своей товаркой. Чары, наложенные на замок, позволяли выдержать удар сильнейшего круга магов земли безо всяких потерь. А уже за рядами стен ввысь задиралось большое квадратное здание с окнами-бойницами, соединенное с несколькими точно такими же - большой замковый донжон, спроектированный лично Найраном.
   Страшно было даже представить, сколько времени, сил и средство потратил император, дабы ублажить свое эго. Еще страшнее становилось от того, насколько бесполезными в итоге оказались вложения. Высокие стены не защитили Властелина от собственного сына, страстно желающего примерить кольцо на указательном пальце.
   Пока Шахрион размышлял, впереди возникло какое-то движение - это ворота открылись, пропуская первую сотню всадников.
   - Похоже, они заглотили твою наживку, император, - довольно усмехнулся лич, его единственный собеседник в последние дни.
   - Ну, все-таки, к стенам подъехал их господин. - Пожал плечами Шахрион. - Теперь-то ты согласен со мною, что в столь сильных зомби есть толк?
   - Только когда поблизости не ошивается маг света.
   - Вот и славно, я не чувствую светлой ворожбы, а ты?
   Некромант недовольно клацнул челюстями.
   - Не радуйся раньше времени, ты еще не поднял свой флаг на их стенах.
   Шахрион с трудом спрятал улыбку - Гартиан с самого начала возражал против создания улучшенных живых мертвецов, представляющих собой нечто среднее между обычными зомби и рыцарями смерти.
   Третья сотня скрылась внутри, когда из крепости раздался скрежет и какие-то крики. Интересно, это враги обнаружили подмену? Нет, ворота и не думали закрываться, впуская в замок все новые и новые отряды, зато на мосту послышался шум и император увидел всадников, во весь опор несущихся на другой берег.
   Губы Шахриона озарила кривая ухмылка.
   - Крепость моя.
   - Соглашусь с тобою, владыка. Нашим врагам осталось жить недолго. Надеюсь, ты не забыл приказать взять побольше пленных?
   - Не волнуйся. Некромант, остающийся с гарнизоном, получит достаточное количество материала, - заверил своего мага Шахрион.
   Император спокойно и даже безмятежно всматривался вдаль, скрестив руки на груди. Вот крошечные точечки всадников достигли барбакана, раздался страшный крик, донесшийся даже до этого берега реки, и точно по команде в замке послышался лязг стали.
   Он удовлетворенно кивнул. Как и планировалось, враги попали в ловушку, словно несмышленые крольчата, а теперь будут расплачиваться за это.
   Да, они заплатят, заплатят все!
   - Что? - переспрсоил Шахрион, бросая взгляд на Гартиана. - Ты что-то говорил, верховный.
   Лич отрицательно покачал черепом.
   - Послышалось, - неуверенно проговорил Шахрион, понимая, что это не так.
   Император зажмурился, и перед глазами встала прошлая ночь.
   Ему не спалось - стоило закрыть глаза, как перед глазами возникали толщи земли, через которые он пробирался на свободу, в уши ударяли крики и мольбы, а во рту возникал привкус крови. Императора бросало то в жар, то в холод и трясло, словно при лихорадке. Через час безуспешных попыток увидеть нормальный сон или хотя бы провалиться в забытье без кошмаров, он поднялся, оделся и вышел наружу.
   Лагерь был окутан мраком, лишь немногочисленные факелы караульных разгоняли тьму, в которой императору тут и там виднелись фигуры неведомых существ.
   Что-то было не в порядке, он понимал это, но что именно - вот вопрос?
   Ноги сами несли Шахриона прочь. Ни один человек не обращал на него внимания, ни живой, ни мертвый. Он беспрепятственно выбрался за пределы охраняемой территории, прекрасно понимая, какую несусветную глупость сейчас делает, но что-то манило его к небольшому корявому деревцу на лугу неподалеку.
   Огонек свечи трепетал, разгоняя мрак, и на границах света клубился - словно ночной хищник, не смеющий ступить из своего укрытия, - плотный молочный туман.
   "Как хищник, или как мертвец", - подумал Шахрион. В сказках у простолюдинов ожившие трупы всегда боялись огня и солнечного света, и герою требовалось только пережить ночь, чтобы победить.
   В реальности же мертвых не страшит ничто. Им уже все равно.
   Толщи земли, свобода, ярость...голод.
   Шахрион тряхнул головой и прибавил шаг.
   В книге ничего не было сказано про побочные эффекты ритуала. Безымянное заклинание считалось запретным, требующим чудовищных жертвоприношений, но абсолютно безвредным для чародея.
   Выходит, книги могут лгать? Кто бы мог подумать.
   Шахрион поравнялся с деревом и поставил плошку со свечей на землю. Что привело его сюда? Зачем?
   Тут...
   Легкий, почти неосязаемый ветерок колыхнул его волосы. Император резко повернулся, сзади никого не было. Но кто-то же только что говорил с ним. Как это понимать?
   И что за "тут"? Ответа не было. Император покачал головой и присел на изогнутый мертвый ствол, покрытый сухой растрескавшейся корой. Нет, ему определенно нужно больше спать - нехватка отдыха плохо влияет на здоровье, уже голоса слышатся, а что дальше?
   И что он забыл один в поле посреди ночи? Какая нечистая сила потащила его сюда?
   Вопросы, вопросы, одни вопросы. Найти бы еще того, кто может дать ответ. Увы, Безумца не воскресить, этот, наверное, все знал про запретные чары.
   Шахрион со вздохом наклонился, чтобы поднять свечку, и тут почувствовал нечто...странное. Под землей лежало тело. Император моргнул и выпрямился, настороженно прислушиваясь к собственным ощущением. Нет, ему не показалось. Покойник определенно находился рядом.
   Повинуясь внезапно возникшему желанию, Черный Властелин распростер руки перед собой. Ему не понадобилось ничего, ни заклинаний, ни ритуалов, все прошло так быстро, что император не поверил собственным глазам. Импульс силы зародился в груди и, пройдя через кончики пальцев, устремился в недра земли, из которой, разрывая спекшуюся поверхность и прорывая дерн, лез истлевший мертвец.
   Никогда еще ритуал поднятия зомби не давался императору с такой легкостью. Теперь он понимал Властелинов древности, этих могучих, почти несокрушимых чародеев, создавших великую империю. Зачем изворачиваться, придумывать что-то, когда стоит шелохнуть пальцем и под твоими знаменами соберется огромнейшая армия?
   Шахрион стряхнул наваждение. Какая разница, что вытворяли императоры прошлого, сейчас важно понять, откуда у него такая сила! Вернее, даже не это. Откуда она взялась он прекрасно понимал - ритуал, - а то, каким именно образом эта сила перетекла в его тело, и чем теперь придется за нее расплачиваться. Властелин не питал иллюзий, он знал, что могущество не дается даром. Особенно, могущество, пришедшее от Матери.
   Веру в подарки богов и бескорыстность он потерял подростком возле залитой лунным светом воды, плескавшейся в эльфийском фонтане.
   - Обратись в прах, - приказал он мертвецу, положив тому ладонь на гниющий лоб. Результаты превзошли все ожидания - тлеющее тело рассыпалось серым пеплом, который осел возле сапог императора.
   Вот, значит как.
   Теперь у него есть сила. Но мало, нужно больше.
   И снова чужая мысль.
   Язычок свечи дернулся и исчез, а в следующую минуту императора накрыла волна мрака, шепчущего, умоляющего, проклинающего...
   - Владыка. - Голос доносился как будто из-под воды, и он вернул императора к реальности. - Владыка?
   Перед ним стоял, склонившись, сотник Легиона.
   - Да, Диртанион, - император постарался вернуть на лицо сосредоточенное выражение - он слишком долго витал в небесах.
   - Мой властелин, - польщенный тем, что император помнит его имя, легионер буквально светился от счастья, - крепость возвращена тебе! Никто из врагов не ушел.
   - А голуби?
   - Они попытались отослать одного, но тот далеко не улетел.
   - Как и следовало ожидать от моих учеников. - Самодовольно декламировал Гартиан.
   - Конечно же, верховный, - согласился император, - твои люди как всегда оказались на высоте. - Он повернул голову к докладчику. - Есть что-нибудь еще?
   Офицер с недоверием и страхом косившийся на лича, встрепенулся.
   - Владыка, дай нам немного времени, и мы подготовим твердыню к твоему приему. Ты сможешь лично допросить коменданта.
   - Он Саргилэн?
   - Несомненно.
   - Очень хорошо, но ждать долго я не могу - нужно начать переправку войск. Поэтому обойдемся и без наведения красоты.
   - Слушаюсь! - и с этими словами легионер сорвался с места.
   Шахрион вновь остался наедине с пристально изучающим его некромантом.
   - Владыка, - прозвучал у него в голове замогильный голос ожившего мертвеца, - Если тебе будет становиться хуже, говори мне.
   - А должно?
   - Сложный вопрос, - Пожал плечами Гартиан. - Ты забрел так далеко по дороге тьмы, как никто со времен безумного императора. Пустив в мир Безымянное заклинание, ты заглянул в бездну. Кто знает, что ты там увидел, и что оттуда посмотрело на тебя?
   - Мне кажется, или я слышу в твоем голосе сожаление? - не удержался Шахрион. - Неужели могучий Гартиан боится применять запретную магию? Или тебе жалко наших врагов?
   - Ни то, ни другое, владыка. Я с радостью обращу все земли Лиги в пустыню и не боюсь ничего на этом свете, но некоторые чары не просто так закрываются от посторонних. Ты первый за долгие века, кто посмел обратиться к ним.
   - Не ищи скрытый смысл, там, где его нет. Мои предки не отличались ни человеколюбием, ни разборчивостью в средствах, - уверенно ответил Шахрион. - Просто это заклинание нельзя контролировать, только и всего. Будь у меня выбор, я бы тоже постарался не выпускать такое на свободу, но тут уже ничего не поделаешь.
   - Как скажешь, владыка, но если будешь видеть или слышать, а тем более, чувствовать что-то странное - обязательно скажи мне, - ответил лич, и Шахрион понял, что его слова не удовлетворили старого мага.
   - Так и сделаю, - Шахрион пришпорил коня. - Едем, нужно посмотреть на мою новую крепость.
   Войска, не теряя времени, перетекали по мосту на другую сторону реки, откуда две тысячи должны будут отправиться на север, чтобы захватить речные суда, а новый гарнизон под командованием все того же Диртаниона, выстроился вдоль ворот, приветствуя своего повелителя.
   Сто живых солдат, сто мертвых, и два некроманта. Шахриону очень не хотелось отрывать от армии лишних магов, но, увы, это было необходимо. Столь сильной крепости требовался большой гарнизон, чтобы подчинить округу, и лишь некроманты могли организовать подобное за небольшой срок.
   - Владыка, - поклонился сотник. - Позволь проводить тебя к пленным.
   - Позволяю, - улыбнулся властелин, спрыгивая с коня. - Прогуляемся.
   Они шли через небольшой городок, выросший между первым и вторым рядами стен, и Шахрион рассматривал дома, каменную мостовую, и многочисленных мирных жителей, склонившихся в глубоких поклонах перед новым властителем.
   - Тут много простонародья, - заметил лич, идущий рядом.
   - Да. - Кивнул ему император. - Ларнисия - второй по важности и по размеру гарнизона населенный пункт на востоке. Обычно у поросят тут живет несколько тысяч наемников, и это помимо людей наместника крепости. На такую ораву требуется невообразимое число слуг.
   - Они могут быть очень полезны.
   - Не исключено, хотя живыми они тоже пригодятся. - Шахрион помедлил. - Да и солдат из них хороших не выйдет - сам знаешь, какой для новых зомби требуется материал.
   Мост на другой берег начинался за второй стеной, расположенной ближе к нему и проходил, минуя главную башню-донжон, облепленную во всех сторон каменными хозяйственными постройками.
   Сотник согнал всех пленников во двор, и теперь они стояли на коленях, с отчаянием и страхом смотря на двигающиеся полноводной рекой ряды солдат под имперскими знаменами.
   Шахрион с интересом рассмотрел их. Почти два десятка воинов в хороших доспехах, сержанты и рыцари с вепрями на груди. Диртанион проделал хорошую работу.
   - Владыка, перед тобой только всадники, - произнес Диртанион, обращаясь к императору, - пехотинцев мы заперли в подземельях.
   - Хорошо сотник, проведи потом дознание, быть может, кто-то из них захочет встать под знамена Империи, но не выпускай их пару дней - нужно увеличить гарнизон хотя бы на три десятка...бойцов. Мне не захочется возвращаться, чтобы отбить замок во второй раз.
   - Будет исполнено, владыка.
   - Да, вот еще, когда более-менее укрепишься в провинции, начни набирать по обе стороны реки добровольцев для формирования нового легиона. По организационным вопросам советую обратиться к Тартионне.
   - Не пройдет и месяца, как извечная получит мое первое послание.
   - Замечательно. Если к началу третьего месяца лета сумеешь поставить в строй тысячу, будешь ею командовать. А теперь давай посмотрим, что за улов достался мне сегодня.
   Оставив не верящего в свою удачу сотника размышлять о перспективах карьерного роста, Шахрион быстрым шагом направился к пленникам. Все они были связаны, и почти все перебинтованы - строжайший приказ брать как можно больше пленных исполнялся безукоснительно, - но выглядели все еще воинственно. Шахрион подумал, что было бы очень весело взглянуть на лица этих людей, когда они поймут, что же их ожидает.
   Если у слуг и набранных по деревням крестьян были все шансы пережить смену власти, то благородным и их солдатам рассчитывать на снисхождение не приходилось, слишком уж ценным ресурсом являлись тела опытных натренированных воинов.
   - Кто ты такой? - процедил сквозь зубы седовласый породистый мужчина, чьи толстые пальцы были унизаны перстнями с огромными рубинами. - Что ты сделал с племянником?
   - Полагаю, что ты - благороднейший Тирит Саргилэн.
   - Да, и я задал вопрос! - проорал он, разбрызгивая слюни.
   - Ты не в том положении, чтобы проявлять норов, - заметил император, отойдя подальше. - Тут вопросы задаю я. И мне интересно, сколько у твоего брата в столице осталось солдат? Полагаю, что благороднейший Цигд нашел благовидную причину, чтобы не слать остатки своих войск на север. А зная о его богатстве, я просто уверен, что он за зиму успел восполнить потери, нанесенные моей армией.
   Благороднейший Тирит побагровел от гнева.
   - Да как ты смеешь в моем замке...
   - Это мой замок и всегда им был, - оборвал его Шахрион. - То, что вы пользуетесь им со времен Последней войны, еще не делает вас собственниками.
   На лице пленника появилось выражение понимания.
   - Ты - император! Проклятье, но как? Ты же уже должен быть разбит! - Он бешено зыркнул в сторону Китита. - Племянник, тварь, неужели ты решил предать свой род, свою кровь?
   - Не тебе, потомку переметнувшихся кольценосцев, говорить про измену, - холодно заметил Шахрион. - И можешь не кричать, твой племянник тебя не услышит. Он больше вообще никого не услышит, кроме своего Властелина.
   - Почему это?
   - Потому что мертвые не слушаются живых.
   Гартиан сделал шаг вперед и скинул капюшон, мерзко клацнув своими выбеленными челюстями. Ответом ему послужил дружный вопль ужаса, который, кажется, развеселил лича еще больше.
   - Да, человек, твой племянник - как и все ваши жалкие солдаты - мертв, но не переживай, трупы стали песчинкой в монолите новой имперской армии.
   - Орден, Орден не допустит!
   - Не волнуйся, благороднейший, у Ордена в ближайшем будущем появится много работы и им будет не до нас с тобой, - произнес император. - Ну что, облегчишь свою участь правдивой исповедью?
   - Я ничего тебе не скажу!
   - Скажешь, - ласково пообещал Шахрион. - Не сегодня, так завтра. До Наиргиона пять дней пути, у меня будет достаточно времени, чтобы получить донесение. - Он отвернулся от пленных и приказал Диртаниону. - Сотник, за мной.
   Когда они пересекали двор по направлению к широко раскрытым воротам донжона, Шахрион давал последние приказы.
   - Во-первых, нам нужен контроль над рекой. Зомби на эту работу не поставить - слишком сложна, а местным я не доверяю. Придется изловчиться и найти людей в Империи, либо же приставлять охрану к командам речной флотилии. Во-вторых, требуется усилить гарнизон. Проблем с материалом быть не должно, но если они, все же возникнут, разрешаю очистить темницу. В-третьих, никакого насилия по отношению к местным. Они - наше будущее, и любой солдат Империи, запятнавший себя, будет вздернут как последняя собака. Все ясно?
   - Да, Владыка.
   - Хорошо. - Они остановились возле ворот, куда слуги подвели коней для владыки и его верховного мага. - Можешь приступать, сотник.
   - Служу Черному Властелину! - выкрикнул Диртанион, не сводя с императора обожающего взгляда.
   Шахрион улыбнулся, и забрался в седло, приняв у слуги поводья.
   - До встречи, сотник. Служи, и тебе воздастся, - проговорил он на прощание и направил коня вперед.
   Мост через Быстроводную был поистине велик. Его ширина позволяла двигаться в ряд пятерым всадникам, с краев его защищали высокие перила, а поддержкой служили толстые мостовые опоры, которые, как Шахрион знал, были возведены на искусственных насыпях. Все это в очередной раз заставляло задуматься над тем, какая же мощь была в распоряжении императоров прошлого, и как они бездарно ею пользовались.
   Шахрион горестно вздохнул. Будь у него десять, да даже пять легионов старого образца и пара сотен лишних чародеев, не пришлось бы прибегать к запретной магии, которая теперь что-то с ним делает, он бы разбил врагов в честном сражении, но увы...
   - Что тебя печалит, владыка? - лич в очередной раз продемонстрировал свое пугающее умение читать чужие мысли.
   - Глупость моих предков. Я не понимаю, как можно было растерять такую силу.
   - В этом нет ничего сложного, владыка. А люди глупы - это действительно так. Впрочем, встречаются и исключения. Взять, например тебя.
   - Я слышу лесть?
   - Правду. Ты не пообещал сотнику ничего конкретного, но он теперь в лепешку расшибется, чтобы угодить тебе, своему обожаемому повелителю. Так умные управляют глупыми.
   - Не соглашусь с тобою, Гартиан. Диртанион достаточно умен, чтобы понять, что тысячником быть лучше, чем сотником, ведь это открывает определенные перспективы.
   - Например?
   - Когда Империя вновь достигнет старых границ, ей потребуется много, чудовищно много солдат и командиров, и даже сотник может получить под свое начало легион, если он окажется достаточно умным и исполнительным. Пара удачных кампаний, и титул кольценосца становится реальностью.
   - Ты станешь раздавать кольца простолюдинам? - в голосе лича послышался ужас. - Не отмеченным Матерью?
   - Почему бы и нет? Пускай первые кольценосцы все без исключения были отмечены, что с того? Времена меняются и мы должны меняться вместе с ними.
   Лич замолчал, в очередной раз начав недовольно клацать челюстью. Да, этот колдун очень трепетно относился к старине, даже слишком трепетно. Шахриону же, которому пришлось распродать добрую половину семейных реликвий, чтобы его подданные не умерли с голода, было плевать на замшелые древности и покрывшиеся плесенью святыни. То из прошлого, что можно использовать сейчас и в дальнейшем, перейдет в будущее, прочее же пускай и остается в забвении, где ему самое место!
   Император гордо поднял голову, устремив свой взор вперед, к приближающемуся вражескому берегу. Да, теперь будет только так, и он завещает своим потомкам не жить заслугами прошлого, упиваясь в них и ставя на пьедестал, а творить настоящее и будущее, расширяя горизонты и двигаясь вперед. Непрерывно и до самой смерти.

Оценка: 8.50*4  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"