Sleepy Xoma: другие произведения.

Путь тьмы, глава 13

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:


Глава 13.

Шестнадцатый день третьего месяца лета 35-го года со дня окончания Последней войны.

   - Скажи, генерал, - обратился император к Иритиону, стоящему рядом. - На твой взгляд, смогут они закрепиться на стенах?
   - Сомневаюсь, повелитель. Я с умом использовал время, что ты выиграл для меня. Пускай крестьяне с горожанами и в подметки не годятся легионерам, но с арбалетами они познакомились и смогут делать по паре выстрелов в минуту. И все же, я рассчитывал, что ты соберешь весь легион и всю гвардию в городе. Все-таки профессиональных солдат у нас маловато.
   - Понимаю твои опасения, - кивнул Шахрион, - но ничего не могу поделать. Эта часть войск нужна мне в другом месте - Ритон отводит своих людей от стен Жемчужины.
   - Хочешь сделать горы его могилой, - покачал головой генерал. - Похвальное желание, пусть и рискованное.
   - Ты же сам сказал, что враги не сумеют закрепиться на стенах, - улыбнулся император. - Так в чем же риск?
   Иритион рассмеялся.
   - Ты как всегда на высоте, владыка.
   - Рад, что тебе понравилось, оптимизм и бодрость духа нам сегодня пригодятся. Смотри, кажется, они начинают.
   Генерал нахмурился и достал из-за пояса увеличительную трубу.
   - Да, ты прав - подтаскивают камни к метателям. - С этими словами он передал сложное устройство, пришедшее с востока, своему господину.
   - Радует, что хорошая погода продержалась недолго и дожди снова начали идти, верно? - Шахрион принял трубу и приложил ее к глазу.
   За последние две недели враги успели провести изрядную подготовительную работу, выстроив на расстояние броска камня несколько участков палисада для безопасного накопления солдат. И это помимо нескольких высоких осадных башен, большого числа лестниц и, как подозревал император, немалого количества деревянных щитов на колесах. Осадных машин он не заметил - их попросту было мало и, как предположил Шахрион, генерал решил не рисковать дорогими и сложными механизмами в преддверии быстрого штурма. Рвы также отсутствовали, равно как и высокие башни для стрелков, да и сплошная деревянная стена вокруг города пока виделась только в прогнозах. Но после сегодняшнего провала все это обязательно появятся, в чем император не сомневался.
   Шахрион не мешал врагам мастерить частокол, который те расположили всего в семи сотнях шагов, он не хотел, чтобы враги раньше времени узнали, что это расстояние не совершенно не гарантирует им безопасность. И сейчас за укреплениями наблюдалось какое-то шевеление.
   - Буду верить, что это Сын оплакивает своих детей, которым предстоит умереть под нашими стенами. - Отозвался генерал.
   - Не думаю, что он стал бы лить слезы по предателям, - в последние годы в Исиринатии стало сложно найти храмы, принадлежащие кому-нибудь еще, кроме Ордена. Жадные до власти жрецы Отца не терпели конкурентов. - Но предположение все равно интересное. Итак, сейчас они накопят достаточно сил, и пойдут вперед, а пока можно немного подождать.
   Слуги поставили для них мягкие стулья и император с генералом комфортно разместились возле башенных зубцов, разглядывая в подзорную трубу вражеский лагерь.
   В качестве наблюдательного пункта Шахрион выбрал надвратную башню стен Древнего города, самую высокую и прочную, с большой открытой площадкой, с которой открывался прекрасный обзор на город.
   Он не ошибся в своих прогнозах - подготовившись, враги начали действовать. Из-за разрывов в палисаде на юге стали, одна за другой, начали появляться шеренги. Впереди в несколько рядов, укрывшись за грубо сколоченными деревянными щитами на колесах, брели лучники, за ними - пехотинцы с лестницами, за ними следовали латники. Гербов не было видно, но Шахрион был готов поклясться чем угодно, что Бирт решил скормить стене людей нерадивого Китита Саргилэна.
   Точно такие же линии выстраивались и на востоке, только солдаты там стояли пожиже и Шахрион заподозрил отвлекающий маневр, призванный распылить силы защитников.
   В это же время со стороны леса к стенам медленно покатились деревянные гиганты.
   - А вот и сами башни. Произнес император. - Шесть штук - много. Когда наши камнеметы смогут стрелять по ним?
   - Скоро, - генерал выглядел напряженным. - Главное, чтобы их маги не помешали.
   - О, об этом можешь не беспокоиться, чародеев должно хватить. Все-таки половина из них - выпускники Академии. Кстати, Иритион, все ли оружие отравлено?
   - Да, владыка. Правда, ядов на всех не хватила, пришлось применить...народные средства.
   - Какие это?
   - Дерьмо и трупный яд.
   Император усмехнулся.
   - Хороший выбор, мне нравится.
   - Думаю, генерал Бирт оценит.
   - Не сомневаюсь.
   Император изучал надвигающиеся махины и ждал. Наконец, он решил, что пора.
   - Полагаю, можно разворачивать машины.
   - Как прикажешь, властелин. - Генерал поднялся и подозвал солдата.
   Император приложил подзорную трубу к глазу, наблюдая за камнеметами, установленными в сотне шагов от первой линии стен. Пришлось разобрать несколько домов и подсыпать изрядно земли, но площадки получились хорошими на загляденье.
   Страшный скрип, слышный даже тут, чередовался с обрывками площадной брани, но огромные машины-метатели, установленные на подвижные платформы, медленно начали поворачиваться по направлению к движущимся осадным башням. Никто не волновался, и все происходило четко и размеренно.
   Впрочем, башням еще предстояло попасть в зону поражения камнеметов, в то время как пехота врага уже была на подходе. Меньше трех сотен шагов разделяли исиринатийцев и стены, когда Шахрион решил, что пора начинать.
   - Иритион, втопчи кошаков в землю, - распорядился он.
   - Начинать обстрел! - закричал генерал, набрав воздуха в грудь.
   Офицеры подхватили его команду, и над крепостью разнесся мелодичный звон.
   Три коротких удара колокола, затем один длинный.
   Шахрион стоял и смотрел на внешнюю стену, которая словно по волшебству превратилась в разворошенный муравейник. Сотни людей в черных кольчугах и бригантинах занимали свои места у бойниц, не обращая внимания на стрелы, посылаемые вражескими лучниками. Первую кровь, чтобы сохранить силы оставшихся в резерве легионеров, предстояло пролить ополчению. Оно же должно было принять на себя главный удар, если кошаки доберутся до стен.
   Враги прошли еще несколько шагов, когда на них обрушился дождь из стали и дерева. Копья, выпущенные из десятков скорпионов, притаившихся в башнях Нового города, проходили сквозь деревянные щиты, словно через бумагу, а попав в строй, калечили по два-три человека за раз.
   Тяжелые арбалетные болты, отправленные по навесной траектории, сыпались сверху на головы наступающих, чьи плохонькие доспехи были не в состоянии защитить своих хозяев от этих мощных зарядов. Шахрион не без удовольствия смотрел на то, как шеренги смешались и подались назад. Он мог собой гордиться - огромные деньги были потрачены на то, чтобы наладить в стране производство арбалетов, как легких, так и тяжелых, способных метать мощные болты почти на девять сотен шагов и приводимых в действие зубчато-реечной передачей. И эти средства Империя не потратила зря. То, что не продавалось странам Лиги или востока, наполняя казну, уходило на секретные склады. Оружие истосковалось по крови, и благородные исиринатийцы с радостью согласились эту жажду утолить.
   Но исиринатийцы не просто так считались сильнейшими рубаками на континенте - трубы взревели еще громче, и колеблющийся строй, не обращая внимание на потери, перешел на бег.
   В этот момент метатели камней сказали свое слово. Шахрион видел, как над стенами Нового города по воздуху промчались огромные круглые камни. Со страшным грохотом два из них врезались в осадную башню, размолотив ту вдребезги.
   - Примите мои поздравления, генерал, камнеметы хорошо работают.
   Иритион мрачно поглядел на императора.
   - Плохо, владыка, я надеялся первым же залпом покончить хотя бы с тремя башнями. Можем не успеть доломать все.
   - Ничего не идет так, как мы это задумываем, - пожал плечами Шахрион. - Прикажи продолжить обстрел.
   Стало жарко, неестественно жарко, будто бы в бане. Шахрион на всякий случай извлек из-за пояса небольшой жезл, украшенный огненными опалами.
   - Генерал, приготовься, сейчас начнется веселье.
   И небеса разверзлись, выпустив на свободу огненный вихрь, окаймленные бахромой брызгающих во все стороны искр. Порождение сильнейших чар Академии медленно и величественно спускалось с небес на город, будто застывший в ожидании конца. Брат издревне уважался исиринами больше других богов, и именно его дар применили осаждающие. Эффектно, но безрезультатно - снизу, навстречу пламени, разбрасывая капли воды, метнулся гейзер.
   Стихии столкнулись над городом, осев горячим паром, два заклинания уничтожили друг друга.
   Боги подарили людям власть над шестью стихиями. Огонь, вода, воздух, земля, и даже сами жизнь со смертю оказались подвластны человеку. Любой, имеющий способности, мог овладеть всеми шестью, однако для этого пришлось бы отречься от мира, целиком и полностью посвятив себя таинствам магии. Немного было подобных смельчаков. Кому-то мешала вера в то, что лучше достичь совершенства в одной области, чем распыляться, кому-то - борьба за власть, кому-то - жажда славы или денег. И всем им вместе - семьи, родные, друзья, уставы и многое, многое другое.
   Иными были последние маги Империи. Половина из них закончила исиринатийскую, либо раденийскую Академию, после чего на несколько лет поступала под начало Гартиана, другая же обучалась личем с самого начала. В результате каждый стихийный маг в должной мере владел некромантией, а некромант был способен призвать на головы врагов огонь и молнии. Но не это было главным. Новых чародеев Империи отличал фанатизм и беспримерное самопожертвование. Эти люди на долгие годы лишили себя всех радостей жизни, чтобы сравняться в мастерстве с самыми титулованными магами Лиги, а затем и превзойти их, и сейчас они доказали врагам, что тяжелейшее обучение не было напрасным - земля под осадными башнями исиринатийцев вздрогнула и пошла волнами.
   Одна из них неловко завалилась на бок и рухнула, погребая в своих недрах добрую полусотню латников, изготовившихся к штурму. Лишь после этого опомнившиеся враги сумели успокоить взбешенную твердь и нанесли новый удар десятками молний, которые бесславно разбились о сверкающий ледяной купол, развернутый над городом.
   - Генерал, пожалуй, я не могу отказать себе в небольшом удовольствии, - улыбнулся Шахрион, поднимая свое оружие.
   - Что ты имеешь в виду, владыка? - насторожился Иритион.
   Император не ответил ему, он ушел в себя, накапливая магическую энергию для удара. Шахрион ощутил покалывание под ногтями, почувствовал, как в груди разрастается костер, чьим топливом служит кровь. Чистая сила потекла по его венам, наполняя камни жезла, пока те не засияли маленькими углями. Лишь после этого император выпустил на свободу стихию.
   Над рядами наступающих исиринатийцев расцвел огненный цветок, чьими лепестками было алое пламя, а пыльцой - искры. А затем он с оглушительным грохотом взорвался жидким огнем, льющимся на головы солдатам. Дохнув на людей жаром, он был подхвачен морозным ветром, который набросился на лепестки и рассеял их по полю, обращая в золу.
   Шахрион закашлялся и оперся о резные перила балкона. Огненная роза было сложным заклинанием, и забирала почти все силы. Тем более, что он произнес его, не имея круга.
   - Что ж, похоже, у них тоже припрятано несколько чародеев в резерве, - улыбнулся Черный Властелин.
   - Не нужно было делать этого, повелитель, - генерал выглядел недовольным. - Ты подвергаете себя ненужной опасности.
   - На войне всегда опасно.
   - Но то, что сделал ты - это ребячество! Единичный чародей в генеральном сражении значит не больше, чем простой пехотинец. Ты ведь знаешь это.
   Шахрион сплюнул на камни сгусток запекшейся крови. Он знал. Давно прошли те времена, когда немногочисленные маги делили между собой поле брани, стремясь победить всех врагов на своем небольшом участке. Теперь колдуны собирались в пару кругов, сливая всю свою силу и передавая ее самому опытному и могучему чародею, который, собственно, и творил волшбу, стремясь пересилить круг противника, перебить его магов, а после, совершенно безнаказанно уничтожить всю его армию.
   - Считай это глупостью.
   - Уже! - Генерал хотел продолжить, но его заглушил громовой раскат и треск дерева - сразу две башни прекратили надвигаться на стены. Одна - попав под точный залп метателей камней, вторая - вспыхнув, будто свеча, после удара молнии.
   А пехота исиринатийцев уже лезла наверх. Люди падали, но следующие продолжали карабкаться с упорством обреченных. Они гибли, не успев встретиться лицом к лицу с защитниками Цитадели. Вынесенные вперед башни - новое веяние, появившееся в годы правления Шахрионова деда, - позволяли засевшим в них стрелкам бить по атакующим с флангов, метя в бока и спины. Но все новые и новые латники становились на неустойчивые, липкие от грязи и крови ступени.
   Шахрион посмотрел на восточные стены - там дела обстояли схожим образом. Несколько тысяч пехотинцев упорно стремились закрепиться наверху. Быть может, это и не обманный маневр.
   Император задумчиво теребил жезл в руках. Не стоит ли послать подкрепление туда? Хотя бы пять-шесть сотен ополченцев? Нет, от них будет немного толку.
   - Генерал. Сотню легионеров на третий и четвертый участки восточной стены, пускай сцементируют ряды ополчения, - распорядился Шахрион.
   С северо-запада донесся победный рев, подхваченный по всей стене - последняя башня полыхала, начиненная десятками зажигательных копий из баллист. Даже дождь и сырое дерево не спасли ее от горящей смолы и пакли.
   Шахрион довольно кивнул.
   - Иритион, перенаправь камнеметы на южную стену, и отведи западной стены две тысячи человек - в резерв.
   Его внимание привлек один из камнеметов, команда которого оперативно разбегалась во все стороны. И было от чего, метательная машина прямо за ними разваливалась на глазах - поперечная рейка сломалась посередине, один за другим лопались толстые тросы, и корзина с землей, весившая как десяток рыцарских коней, рухнула на мостовую, продавливая древние камни и растирая в кашу бедолаг, не успевших убраться на безопасное расстояние.
   - Зараза, - пробормотал генерал и выругался, после чего произнес с горечью в голосе. - Столько золота отдали за нее.
   - Да, это печально, - согласился Шахрион. - Но век тяжелых камнеметов недолог. После боя нам в любом случае придется чинить и укреплять каждый из них.
   - Не сходить ли нам, чтобы проверить самочувствие метателей?
   - Ты действительно волнуешься о своих подданных, или это очередной способ поднять их мораль?
   - А разве одно мешает другому? - осведомился Шахрион.
   - Не мешает, просто уже не первый год хочу, но не могу понять тебя. Что движет Черным Властелином: забота о своем народе, или же жажда мести?
   Император невесело усмехнулся.
   - Я и сам хотел бы знать ответ на этот вопрос. - Его взгляд стал жестче, а в голосе появилась злость. - Но в одном можешь быть уверен - если для победы и возрождения Империи мне придется половину из них отправить на убой, я сделаю это, не задумываясь.
   Бой на южной стене, меж тем, разгорался. Врагам удалось закрепиться на двух участках стены и сейчас они умело оттесняли ополченцев к башням, расширяя прорыв.
   Пять сотен легионеров спешило туда, чтобы сбросить захватчиков, и еще четыреста человек направлялись из личного резерва Иритиона - генерал счел ситуацию опасной.
   Шахрион приложил трубу к глазу. И не он один - Бирт Тавриэн направил к ним подкрепление - два крупных отряда латников, которые вполне могли добиться успеха.
   - Нужно отделить прорвавшихся врагов от подкреплений, - приказал император.
   - Владыка, ты хочешь применить это?
   - Да.
   - Как пожелаешь, - склонил голову Иритион.
   Очередной приказ был отдан, над замком разнесся условный сигнал, и обслуга осадных машин спешно стала вытаскивать булыжники из сеток, меняя их на бочки. В это же время другие воины с дикой скоростью работала лопатами, выбрасывая из корзин камнеметов лишнюю землю. После этого они же развернули машины на подвижных платформах. Наблюдатели со стен яростно махали флажками, указывая, в каком направлении следует метать снаряды.
   Инженеры не зря все предвоенные месяцы занимались по десять часов в день на уменьшенных копиях камнеметов, приводящихся в действие не противовесом, а самой обслугой, единовременно дергающей за канаты. Метатели швырнули свои снаряды с ювелирной точностью и те врезались в строй латников, разбившись и макнув людей черной маслянистой жидкостю.
   Мгновение ничего не происходило, а затем поверхность, на которую упали капли, вспыхнули белым пламенем. Огонь разнесся во все стороны с неимоверной скоростью, стоило ему попасть на человека, как тот становился похожим на факел. Ни вода, ни земля не могли остановить кошмарное порождение лиосской военной мысли. Даже бурая грязь и та полыхала, словно хворост, брошенный в печь. Пламя моментально перебралось на деревянные постройки, стремительно пожирая щиты на колесах и даже палисад.
   Над обреченными людьми разверзлись небеса - чародеи, оставшиеся у исиринатийцев в резерве, вылили на них потоки воды, пытаясь сбить пламя, но то, казалось, подпитывалось живительной влагой, становясь от нее лишь сильнее.
   - Еще залп? - предложил Иритион.
   - Хотелось бы, но нельзя, змеиный огонь нам пригодится. Я думаю, что пора ввести в бой оставшихся магов - пускай нанесут удар по лагерю исиринатийцев. Пьеса вышла захватывающей, но всему приходит конец, пора опускать занавес.
   - Как пожелаешь, властелин.
   Отряд отдохнувших магов способен на многое. Наверное, они смогли бы даже уничтожить около трети, или даже половины исиринатийской армии, но это-то как раз и не входило в планы императора.
   Высоко над западным лагерем врагов в небесах рождался ледяной брат близнец огненного смерча, остановленного над Цитаделью стараниями чароплетов Империи. Да, некроманты Гартиана не так хорошо владели четырьмя базовыми стихиями, как прошедшие обучение в Академиях личные маги Шахриона, но их было много, они были свежи, и ими руководила Тартионна.
   И когда столб трещащего от страшной стужи льда обрушился на укрепления, ему навстречу взвился лишь слабый щит, сотканный из воздуха, не способный остановить стихию. Лед ударил в землю, выпустив во все стороны длинные синеватые пики, и подмяв под себя часть вражеских укреплений.
   - Вряд ли это нанесет им ощутимый урон, но хотя бы испортит настроение, - подытожил Шахрион.
   Он был прав - Бирт приказал трубить отступление, и утомленные исиринатийцы побежали прочь, подбадриваемые в спины стрелами и копьями.
   - Поздравляю тебя с первой крупной победой, повелитель. Иритион снял шлем, и его лицо расплылось в довольной улыбке.
   - Да, - кивнул Шахрион, глядя на то, как легионеры на стенах берут в плен оставшихся в живых врагов. - Думаю, это надолго отобьет у них охоту штурмовать Цитадель. Узнай, скольких мы потеряли, и организуй сбор трупов. Пленных не добивать, у меня на них есть виды.
   - Слушаюсь, - коротко ответил генерал.
   Сам же император покинул свой пост и направился в Новый Город.
   Ближе к внешним стенам начали попадаться следы сражения - дома, разваленные камнями, обломки неясного происхождения, оттащенные с мостовой, чтобы не загораживали проход, пятна крови. Последние, правда, были редки - всех мирных жителей переселили в Старый город, справедливо рассудив, что лучше жить в тесноте, чем попасть под обстрел.
   Взойдя на стену, император подошел к покореженным зубцам, осторожно переступая через валяющиеся тела.
   - Владыка, - подбежал к нему офицер в залитой кровью бригантине, - это опасно, у них могут быть стрелки.
   - Не волнуйся, - император похлопал солдата по плечу. - Я уверен, что вы хорошо поработали, и врагов под стенами нет. По крайней мере, боеспособных.
   Он напряг слух - откуда-то снизу доносились стоны, вопли, проклятия и мольбы о помощи, смешивающиеся в страшную симфонию.
   Шахрион перегнулся через стену и посмотрел вниз. Ворота были открыты, а на поле, покрытое телами сотен солдат, орудовали несколько отрядов с телегами, на которые они наваливали трупы. Раненых, правда, с мертвецами не смешивали, их размещали отдельно и даже оказывали помощь - приказ императора выполнялся безукоризненно.
   Одна за другой телеги, наполненные до краев телами, разворачивались и возвращались в город, чтобы выгрузить свои страшные трофеи и отправиться за новой партией.
   Внезапной конной атаки врага император не опасался - поле буквально утопало в грязи, и кавалерии на нем было нечего делать, к тому же, враги, утомленные многочасовым штурмом, вряд ли рискнули бы подставлять свою элиту под обстрел арбалетов и баллист защитников города.
   - Господин, - на стену взошел Иритион. - Доклад о потерях.
   Шахрион кивнул, даже не удивляясь, откуда генерал знает, где его искать. На поле боя этот казавшийся тугодумом старик ведал все.
   - Сколько?
   - Около восьми сотен убитых, из них только двадцать пять - легионеры. Раненых примерно тысяча человек, из них две сотни - тяжелые, остальных же мы сумеем вытянуть из объятий Матери. Плюс, как ты сам видел, мы временно лишились одного камнемета. - Генерал вымученно улыбнулся. - В целом, очень неплохо, я ожидал больших потерь. Если штурмы продолжатся - у них люди кончатся раньше.
   Шахрион был полностью с ним согласен, но промолчал - находящимся на стене солдатам совсем незачем знать, что легионеры для их владыки куда важнее простых горожан, взявших оружие, чтобы защищать свои дома и жизни родных.
   - К сожалению, хороших доспехов на всех не хватило, - продолжил генерал, - иначе потери были бы меньше.
   - Броня стоит огромных денег даже тогда, когда сам производишь ее, - вздохнул Шахрион. - Хорошо хоть бригантины и кольчуги есть в достаточном количестве. Нельзя просить большего от нашей бедной страны.
   - Нельзя, но очень хочется, - вздохнул генерал.
   Шахрион понимающе кивнул. Знал бы он, сколько комплектов кольчуг, поножей, наручей и шлемов спрятано под горами в секретных тайниках, в ожидании своего часа!
   Но тему разговора следовало менять.
   - Наши маги в порядке?
   - Устали и сейчас отдыхают, я оставил троих на дежурстве, этого должно хватить, - генерал повернулся и взглянул в сторону исиринатийского лагеря. - Мне кажется, или к нам кто-то едет?
   Император достал подзорную трубу. С ее помощью он увидел небольшую делегацию, приближающуюся к крепости под белым флагом.
   - Да, кажется, они снова хотят поговорить. Пришли сюда пару магов, я встречусь с нашими врагами.
   Шахрион поспешно спустился вниз и приказал привести коней для него и отряда телохранителей и, когда подоспели чародеи, выехал за ворота.
   Передвигаться пришлось шагом, чтобы не повредить ноги лошадям, впрочем, Властелин никуда не торопился. Он подозревал, что генерал, благословенный и кабанчик решили вновь почтить его своим присутствием, и думал, стоит ли нацепить маску непреклонности, или же, все же имеет смысл проявить чуточку такта и дипломатичности?
   "Нет уж, мы и так слишком долго были вежливыми, хватит"! - решил император, давая команду своим спутникам остановиться.
   Они встали на границе полета арбалетного болта, дальше Шахрион ехать не собирался - враги, если хотят говорить, будут делать это по его условиям
   Он не ошибся с составом делегации. Все те же лица, даже знаменосец не изменился. Только вот уверенности во взглядах стало куда меньше. Ну да ничего, дальше будет только интереснее.
   - Император, - генерал начал без приветствия. - Я видел, как вы убираете павших воинов из-под стен. Я хотел бы попросить вернуть их тела.
   - Этого не будет. Ваши солдаты окажут нам одну большую услугу.
   Взгляд генерала стал еще жестче.
   - Какую же?
   - Человеческий жир хорошо горит, и его можно прекрасно лить со стен, - охотно пояснил император. - А доспехи и оружие ваших мертвецов пригодятся живым для продолжения борьбы.
   - Мертвецов? А что же с ранеными? - подключился к разговору высокий сын.
   - За них можете не волноваться, мы о них позаботимся...
   - Это очень благородно.
   - О да, уже к вечеру все они будут казнены.
   - Что? - генерал не поверил услышанному. - Император, ты же не собираешься хладнокровно растерзать несколько сотен беззащитных человек!
   - Я - нет. Для этого есть легионеры, они перебьют ваших собак с превеликой радостью, - с холодной усмешкой сообщил Шахрион.
   При этом он очень внимательно следил за собеседниками - как те отреагируют. Вообще-то, его слова больше предназначались даже не генералу и орденцу, а их сопровождению. Он мог поставить что угодно на то, что уже вечером весь лагерь исиринатийцев будет знать, что пленных в этой войне не будет.
   Генерал оказался выдержан, но и он заскрипел зубами, услышав, какая судьба ожидает его людей. Хороший командир, даже слишком хороший. Зато высокий сын, казалось, был искренне поражен - его лицо приобрело сероватый оттенок, глаза выпучились, а подбородки заходили ходуном.
   - Как вы можете вытворять такое? Это нарушение всех законов войны и человечности! - взвился жрец.
   Эти слова поставили Шахриона в тупик. Он пытался понять, кто перед ним - идиот, живущий двойными стандартами, или искусный оратор, прекрасно владеющий искусством выведения противника из равновесия. Если второе - то его план почти увенчался успехом.
   - Скажи мне, высокий сын, а разве истребление жителей целого города не противоречит законам войны? Разве призыв к уничтожению людей только потому, что они верят не в того бога не противоречит законам человечности? Какое право ты, палач, чьи руки по локоть в крови моих подданных, имеешь право упрекать меня?
   - Это другое, - горячо возразил жрец. - Мы сражаемся против зла и должны искоренить его!
   - Но зло при этом обязано соблюдать все законы войны?
   "Нет, похоже, все-таки религиозный фанатик без мозгов, тем легче", - подумал император. - "Странно, конечно, похоже, что Орден совершенно не воспринимает Империю всерьез, раз послал такого непроходимого тупицу командовать силами сынов".
   - Разве ты не в курсе, высокий сын, что зло не обязано подчиняться чьим-либо правилам? - язвительно спросил он.
   - Но ведь речь идет о жизни подданных венца!
   - Какое мне дело до этого?
   И тут в диалог вмешался благороднейший Китит Саргилэн.
   - Да причем тут венец? Там мои люди! Я требую немедленно освободить их!
   А они, пожалуй, стоят друг друга.
   - Требуешь, благороднейший? Твое право. Можешь продолжать требовать.
   Поросенок побагровел от гнева, и императору стало интересно, выхватит он меч, или нет. Было бы неплохо получить такой замечательный повод нашпиговать наглеца стрелами.
   Да, потянулся к оружию - ничему не учится.
   И вновь, как и в прошлый раз, генерал не позволил своим дуракам сорваться с цепи.
   - Высокий сын, полагаю, нам стоит закончить, - произнес он, удерживая Саргилэна и разворачивая его коня. - Всех, кто не вернулся от стен, мы можем считать мертвыми. Полагаю, дальнейшее наше общение лишено всякого смысла.
   - Полностью согласен с тобой, генерал, - поддержал его император. - Когда в следующий раз захочешь отправить на убой несколько тысяч человек, дай знать, мы обязательно поможем прикончить их. Не обещаю, правда, что быстро и безболезненно, - с этими словаим он подарил врагам прощальную ухмылку и, развернув коня, бросил последний взгляд за спину. - Да, вот еще что, генерал, меня очень подмывает приказать арбалетчикам на стенах застрелить вас. Но я не буду этого делать. Сегодня. Больше не шлите ко мне парламентеров, их будет ждать лишь смерть.
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"