Sleepy Xoma: другие произведения.

Путь тьмы, глава 17

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:


Глава 17.

Тридцатый день третьего месяца лета 35-го года со дня окончания Последней войны.

   В войне наступило затишье. Враги приводили в порядок свою армию и слали отряд за отрядом под стены непокорной крепости.
   Шахрион не особо мешал им - легионеры, конечно, продолжали постреливать из лесов, но не так рьяно. Каждая из сторон усиленно готовилась к решающей схватке. Вопреки надеждам, венценосец не снял Бирта с командования, а значит, следовало ожидать умелого и хорошо исполненного штурма. С внешними стенами император уже попрощался, но он готов был пойти на такую жертву, лишь бы выиграть время.
   Да, оно сейчас играло на него. Ситуация в землях Лиги накалялась с каждым днем. Сперва эльфы, как и обещал зрящий, заявили о нейтралитете и закрыли границы лесного королевства, затем Гашиэн Третий объявил сбор всех вассалов для смотра венценосца - древнего ритуала, относящегося к временам непрерывных войн с Империей, - что изрядно встревожило исиринатийскую знать.
   Дальше больше - дварфы пошли в контрнаступление и в страшном сражении вернули занятый врагами город. Пленных они не брали. Всех, кому посчастливилось выжить в пекле городской резни, вывесили на стенах. Не пожалели даже женщин и детей из человеческого квартала. Разъяренные коротышки не разбирали, кто прав, а кто виноват.
   Император же пожинал плоды своего триумфа над принцем. Почти четыре тысячи превосходных тел - живых и мертвых, - приятный пустячок, роскошно дополняющий главное. Его армия нового типа прошла полевое испытание. Честно говоря, до самого последнего момента Шахрион не был уверен наверняка, получится ли все так, как он рассчитывал. Получилось. Средство против вражеской конницы, которое пришло на смену устаревшим легионам, можно было считать готовым.
   И сейчас он вновь беседовал через тириомаль с Гашиэном.
   Венценосец буквально лучился от радости.
   - Ты молодец, император! Умеешь думать головой.
   - Хочу в это верить, ваше величество.
   - Верь, верь. Это ж надо так недомерков стравить с прегиштами! Теперь о них можно забыть до конца войны!
   - Я рад, что вы оценили мой скромный вклад в нашу общую победу.
   Венценосец усмехнулся.
   - Не дели шкуру неубитого медведя. Мне нашептали, что брать Цитадель отправилось еще тридцать тысяч человек, причем половина - уже не поросята Саргилэнов, а городские дружины Стоградья, эти парни не чета зарвавшимся хрякам. Хотя и Саргилэны направили достаточно - мне доносят о восьми тысячах. Его величество поставил Старого Вепря раком и имел по самые гланды, до тех пор, пока тот не согласился оплатить дурость своего сыночка новой порцией мясца. - Гашиэн захохотал. - Так что если подержишь их под стенами до весны, это яблоко само упадет к тебе в корзину. Небось, не против бы получить обратно свинские владения?
   - Да, - согласился Шахрион. - Это было бы замечательно.
   - Тогда не сдавай крепость и займи кошаков чем-нибудь, и можешь считать, что Айлирения с Ларнисией, а то и всей Саргилией - твои.
   - Вы очень щедры, ваше величество. - И очень легко даешь обещания, предлагаешь огромные земли, даже не торгуясь. Интересно, считаешь всех дураками? А может, заложниками ситуации, которую, как думаешь, ты создал сам?
   - Да, очень. Ты, помнится, когда мелким был, мою сестричку любил? Когда победим - получишь ее дочь в нагрузку, если захочешь. - Она, упруга и кругла там, где надо, для ложа сгодится.
   - Почту за честь породниться с великим владыкой Радении, - будничным тоном ответил император, - но разве ее высочество Лариилла, дочь Лариэнны, не замужем?
   - Не волнуйся, император. Война - страшная штука, на ней многие умирают, а уж по ее муженьку, благороднейшему ослу, могила давно плачет.
   Эти слова он произнес с невероятной злобой, даже не скрывая своей ненависти к благороднейшему Тийиэру, всесильному правителю Шистера, одной из богатейших провинций на севере Радении, находящемуся вот уже десять лет в непримиримой оппозиции к его величеству. Правда, взаимная горячая любовь, вряд ли помешает благороднейшему прислать в армию солдат - жажда наживы у таких людей обычно сильнее неприязни.
   - И вновь благодарю, ваше величество. Но мне хотелось бы узнать, когда мой могучий союзник поведет свои войска в поход?
   Ответ последовал не сразу. Гашиэн прикидывал что-то, прежде чем ответить. Наконец, он разомкнул губы и проговорил:
   - Рыцари прибывают на смотр венценосца уже вторую неделю. Потерпи немного, и мы выступим. Как раз твои друзья успеют сделать то, что должны. Они ведь оправдают оказанное доверие?
   - Должны.
   - Вот и отлично. Пускай делают, что хотят, лишь бы ослабили Орден.
   Император с трудом сдержал улыбку. Несмотря на то, что страны бывшего Халифата и земли Лиги находились на одном континенте, друг о друге они не знали практически ничего. Разве что, вечно плавающие по северным морям жители Аблиссии могли кое-что рассказать о нравах и обычаях сынов пустыни, если бы, конечно же, захотели это сделать. Даже вездесущий Орден старался лишний раз не забредать в обитель палящего солнца и раскаленных песков. Сложись все иначе, ему бы никогда не удалось запудрить мозги своему союзнику сказочкой про сверхсекретный орден убийц.
   - Но Орден все равно останется опасным. Высокие сыны - плохие боевые маги, в отличие от низких.
   - Зато они умеют врачевать и, что самое опасное, думать. А сейчас, на пороге большой войны, их цитадель должна быть набита этими мерзавцами, словно тараканами, так что я рассчитываю на тебя и твоих наемников. Ну а боевых магов у меня и своих хватает.
   - Они справятся ради нашей победы, - уверил венценосца Шахрион. - Да, чем меньше высоких сынов останется, тем проще нам станет воевать. Надеюсь, вы не будете жалеть их.
   - Этих недоумков, пытающихся в каждой деревеньке влепить по храму своего Отца? Ни минуты. Жду не дождусь момента, когда смогу вцепиться кошакам в глотки. Можешь поверить, к весне половина Исиринатии будет моей!
   Что бы Властелин ни думал о своем давнем недруге, в одном Гашиэну нельзя было отказать - воевать тот любил и умел. Причем достаточно неплохо. Поэтому Шахрион верил.
   - Отрадно это слышать, - вежливо ответил он. - Я всегда рад говорить с вами, ваше величество, но меня ждут дела.
   - Меня тоже, - согласился Гашиэн. - Поэтому мы закончили на сегодня. Желаю удачи на стенах.
   Оставшись один, император спрятал переговорное устройство и покинул кабинет. Тартионна ждала его, нервно покусывая губы.
   - Владыка, кажется, ты был прав.
   - В чем?
   - В том, что мы не сумеем найти принца. Похоже, что он уже на пути к столице.
   - Это не страшно. - Шахрион взял советницу под руку, и они неспешно пошли вперед. - Если честно, я не рассчитывал уничтожить всю армию Ириулэна, думал, что хотя бы часть конницы вырвется.
   - Не волнуешься, что он разнесет по всей Лиге весть про живых мертвецов?
   - Каких таких мертвецов? Не было мертвецов, это просто принц ударил в грязь лицом, а потом захотел выгородить себя, мол, ничего не знаю, во всем виноваты некроманты. Вот только кто же ему поверит-то? Наш славный Орден загнал эту заразу туда, где ей самое место - в небытие.
   - Ты полагаешь, что все так и скажут?
   - Поверь, Тартионна, я прочел много летописей. Лига уже пару раз была в подобном положении и оба раза венценосцы, занятые грызней, не обращали внимания на предупреждения. Тревогу всегда поднимали эльфы.
   - Ты слишком сильно доверяешь им.
   - Я не доверяю Ратриоле вообще, он предаст нас, как только сочтет, что Империя сделала свое дело, но пока что мы полезны для него, а значит, бояться нечего. Ни венценосцы, ни Орден, и ни одна Академия не будут готовы.
   - А что потом? Как ты планируешь разобраться с перворожденными?
   - Есть пара идей, но пока рано загадывать так далеко.
   Советница вздохнула - ее обижало недоверие властелина, но поделать с этим Шахрион ничего не мог. Планы по поводу того, что стоит сделать со старыми врагами, должны были оставаться в его голове и только там.
   - Тартионна, скажи, приходили ли вести от номеров?
   - Они уже в землях Исиринатии, - поморщившись произнесла советница. Убийцы, натасканные точно псы, также не входили в число идей Шахриона, одобряемых ею. - До цели им около восьми дней пути. Быть может, чуть больше.
   - Хорошо. Успеют как раз к началу штурма. - Они медленно прогуливались по коридору, огибая старые статуи, застывшие на боевых постах в карнизах, и разглядывая древние подернутые тленом гобелены, повествующие о славных победах Империи. Тут их никто не мог подслушать, но Шахрион все равно понизил голос. - Гартиан сообщает, что особый отряд почти закончил приготовления. Так что, когда придет время, ритуал будет проведен идеально.
   - Это...ободряет, - советница постаралась скрыть отвращение, но ей это не очень удалось - задача особого отряда была ей известна и приводила женщину в ужас. - А как дела с пополнениями?
   - Он подключил к работе всех, даже учеников первого года. - Шахрион хмыкнул. - Армия принца стремительно меняет сторону.
   - Вы решили поднять их в первую очередь?
   - Да. Хороший материал, слабо поврежденный. Много пленных, а значит, проблем с командирами не будет. - Он поймал себя на мысли, о том, что еще десять лет назад не смог бы с таким спокойствием говорить про массовые жертвоприношения.
- Маги слишком много работают, могут перенапрячься. Нам еще отражать штурм, и он на сей раз будет куда сильнее.
   - Мы справимся, - успокоил ее император. - Пока обороной руководит генерал уровня Иритиона, нам нечего опасаться. - А теперь я предлагаю пройти в малый обеденный зал и поужинать. Заодно, закончим нашу вчерашнюю партию.
   Он потянулся, разминая мышцы. Лето заканчивается и осень очень скоро накроет мир хороводом упавшей листвы. А вместе со сброшенной одежкой деревьев в земли Лиги придет и долгожданная расплата.
  

***

Одиннадцатый день первого месяца осени 35-го года со дня окончания Последней войны.

   Каменная громада Парнира, древней крепости Ордена, гордо возвышалась посреди равнины, свысока глядя на раскинувшиеся внизу убранные поля и аккуратные деревеньки. Неприступная цитадель, представляющая собой квадрат с выступающими овалами башен по краям и шпилем донжона, устремленным в небо, уже не одно столетие являлось домом для воинствующих жрецов Отца. Здесь избранные, пришедшие под мрачные своды детьми, превращались в могучих чародеев Света - высоких сынов, врачевателей и грозу некромантов.
   Некогда твердыня эта являла собой пример аскетичности и самоотречения во славу веры, но годы сытной жизни и одержанные победы расслабили сынов, крепость окунулась в роскошь - драгоценные ковры устилали замковые переходы, окна стали шире чем раньше, их украсили витражи, а на стенах появилась изящная лепнина.
   Бдительность чародеев Ордена падала вместе с ростом их богатства. Завоевав твердые позиции в Исиринатии, они, не боясь военной угрозы, устремили свои взоры на другие государства. Победа над Империей вознесла авторитет Ордена на недосягаемые высоты, и прочим жрецам пришлось потесниться, лишь чародеи Академии тревожили сынов, которым очень уж хотелось прижать этих наглецов к ногтю.
   Именно поэтому, основные усилия члены Ордена прилагали к тому, чтобы защититься от магических атак - трое низких сынов под предводительством одного высокого неотрывно несли дежурство на каждой башне, готовые в любой миг защищать замок. К несчастью, Орден не владел тайнами зрящих, способных держать под контролям многие и многие мили, разговаривая с травами и деревьями, а также неразумными тварями, поэтому защиту от людей братьям пришлось возложить на плечи обычных солдат, полагая, что никто в здравом уме не посмеет прийти во владения сынов, лелея злые замыслы. Двое собирались доказать зазнавшимся западным варварам, что это не так.
   Из звали Первый и Второй и оба они были родными братьями. Имен им не полагалось, только цифры, отражающие их статус. Третья, сама слабая из них, осталась с повелителем, им же предстояло выполнить важное поручение господина. Одетые как купцы, они направляли свой небольшой караван из четырех телег, сопровождаемый несколькими охранниками, нанятыми в Лиге, прямиком к Парниру.
   Для всех, кто спрашивал, они везли бесценные лиосские вина. На самом же деле - огненную погибель. Первому и Второму было поручено ослабить Орден любой ценой. Если при этом удастся выжить - отлично. Нет? Такова воля Повелителя.
   К замку они подъезжали в сумерках. Моросил мелкий отвратительный дождик, стража устала и ждала смены, поэтому легко пропустила караван внутрь. На стене лениво прогуливались охранники. Даже в это смутное время, когда маленькая победоносная война с Империей переросла в кровавую бойню, солдаты Ордена вели себя беспечно - у них не было оснований бояться какого-либо врага. Все обитатели замка занимались своими делами и никто не обратил на повозку особого внимания - в огромную и прожорливую цитадель ежедневно приезжали десятки караванов с разными товарами.
   Все двенадцать бочонков с вином были куплены сразу же и почти без торга, после чего уважаемых купцов разместили в доме для гостей, чтобы тем не пришлось отправляться в путь, в темноте.
   Когда ночь утвердилась на небе, Первый и Второй покинули свое временное пристанище.
   Замок был стар и высок, очень высок. Когда место стало заканчиваться, хозяева пристраивали пару этажей к одной из башен донжона, слившихся в настоящую цитадель и представляющих собой лабиринт из коридоров, лестниц и переходов. К счастью, Повелитель в своей божественной мудрости снабдил их приблизительной картой, и вскоре братья, тащившие по бочонку, были возле больших дубовых дверей, около которых дежурили два послушника. Мальчишки перебрасывались шутками и не уделяли особого внимания охране своего поста и поэтому, когда из темноты вылетело по кинжалу, ни один из них не дернулся. Даже мага можно убить хорошим ударом, что уж говорить про учеников. Мальчишки умерли на месте.
   Первый приоткрыл дверь и заглянул внутрь, затем дал знак второму - в книгохранилище было пусто.
   Они затащили тела, затем бочонки, вытерли пятна крови с пола, и аккуратно затворили за собой дверь. Теперь следовало действовать быстро. Повелитель отдельно распорядился забрать из библиотеки несколько книг, а все прочие хорошенько смочить горючей смесью. Это, конечно, был не лиосский огонь, всего лишь спирт, но книги, смоченные им, должны были вспыхнуть не хуже.
   В огромном помещении невозможно найти пару книг, если только не знать, куда смотреть. Нужен был сам библиотекарь - маг света, который, по сведениям братьев, должен был находиться где-то в своей вотчине.
   Определить его местоположение оказалось совсем несложно, для этого было достаточно иметь уши и идти на храп. Вскоре братья оказались возле небольшой каморки, прикрытой занавесью. По старым орденским правилам заведующих книгами всегда должен был находиться в хранилище на случай, если одному из орденцев в любое время, хотя бы и посреди ночи, потребуется литература.
   Братья молча вытащили ножи и, кивнув друг другу, синхронно отдернули занавески, после чего прыгнули вперед.
   Библиотекарь ничего не понял до тех пор, пока не стало слишком поздно. Сперва он получил по голове так, что хрустнул череп, после этого наемники выволокли несчастного из постели и связали руки за спиной, а затем вонзили в бока ножи.
   Старик зашелся в страшном вопле, который был остановлен тряпкой, воткнутой в рот, а ножи во второй раз пропороли тело чародея.
   Братья знали, что делают. Пленить мага очень сложно, как легко догадаться, из-за его умения колдовать. Даже чародеи Отца способны на кое-какие атакующие заклинания, особенно, если нахватаются занний других школ. Поэтому для того, чтобы обезопасить себя, чародея следовало чем-нибудь занять. Например, страшной болью. Заодно, можно было направить магию пленника в безопасное русло - с пробитым почками и печенью не будешь бросаться огненными шарами, а скорее, постараешься как можно скорее срастить пораженные органы, чем старик и занимался. Раны затягивались с умопомрачительной скоростью, поэтому убийцы продолжили бить его ножами.
   Что-то громко хрустнуло - это не выдержали сжатые от чудовищной боли зубы старика, и Первый решил, что клиент дозрел. Он наклонился к нему и прошептал на ухо:
   - Заткнись и слушай. Нам нужны книги. Скажешь где - будешь жить. Попытаешься увиливать или колдовать - сдохнешь. Понял?
   Дед часто закивал, после чего Первый выдернул кляп.
   - Говори.
   - Не убивайте, прошу.
   Первый отвесил бедолаге плюху, от которой его голова дернулась, и легким движением перерезал сухую старческую руку.
   - Говори.
   - Что за книги? - раздался в ответ стон полный боли и мольбы.
   Первый достал из кармана свернутый листок и одно за другим прочитал названия.
   Библиотекарь посерел.
   - Нет, нельзя!
   Новый удар по лицу на сей раз сочетался с серией ножевых ранений. Первый умел убеждать людей.
   - Вы не понимаете!
   Два удара подряд, от которых оставшиеся зубы у неудачливого мага разлетелись во все стороны. Второй же со всей силы обрушил свой нож на позвоночник старика, одновременно с этим впихивая кляп обратно. Он поступил правильно - вой, исторгнутый окровавленным ртом пытаемого, не будь он приглушен тряпкой, разбудил бы весь замок.
   - Я не могу, пожалуйст... - прошептал старик, когда его рот освободили.
   Он не договорил - на этот раз Первый грубо заткнул ему в рот кляп и во всей силы рубанул кинжалом по пальцам.
   - Говори, - с этими словами он еще раз ударил библиотекаря по лицу, после чего разорвал ножом щеку.
   Первый знал, что все рано или поздно ломаются. Воины могут держаться до нескольких дней, тюфяки же, не видевшие крови, обычно, не протянут и часа. И он не ошибся.
   - В дальнем углу...закрытый шкаф...обитый железом. Не мучайте меня, молю...
   - Чем он защищен?
   - Чарами...прошу, отпустите...
   - Как их снять? Ты можешь?
   - Да.
   Его подняли и оттащили в указанное место, регулярно подбадривая новыми порциями ударов. Действительно, далеко в недрах библиотеки обнаружился искомый шкаф. Первый подтащил библиотекаря к нему, а Второй извлек из-под складок одежды миниатюрный арбалет, готовясь пристрелить пленника если тот даже помыслит о боевом колдовстве.
   Излишняя предосторожность - боль сломила старика. Поэтому чародей послушно произнес нужные слова и дверцы, окованные железом, открылись.
   Больше он был не нужен.
   Братья не стали слушать бормотание вперемешку с просьбами прекратить мучения - Первый задрал шею библиотекаря и филигранным движением вонзил нож под подбородок пленнику.
   Смерть наступила мгновенно. Такой удар мог пережить лишь отмеченный Отцом, да и то если повезет.
   После этого убийцы извлекли из хранилища кипу толстых книг, а затем открыли бочонки и смочили их содержимым все стеллажи, которые смогли. Они покинули библиотеку, оставив железный шкаф открытым. В нем они оставили горящую свечу, установленную в хитроумное устройство, которое должно было перевернуть ее и сбросить на пол тогда, когда половина воскового цилиндра прогорит. Дорожка из горючей жидкости, заканчивающаяся прямо под шкафом гарантировала мгновенное распространение огня по направлению к стеллажам. Излишнее усложнение, но Повелитель хотел, чтобы библиотека врагов гарантированно перестала существовать, а раз он приказал, так и будет.
   Первый и Второй торопились. Время теперь играло против них - не исключено, что у хранилища были и иные защитные заклинания, реагирующие на любую тревогу.
   Быстро спустившись вниз, они пробрались к фургонам, в днищах которых скрывалась огненная погибель. По два бочонка на телегу. Первый извлек длинный промасленный шнур, который подсоединил к одному из бочонков и, разматывая его на ходу, побежал вместе к стене, надевая перчатки с металлическими крюками. Его напарник, успевший сгрузить книги в большой мешок, уже был там, расчистив участок от беспечной охраны, и поджидая товарища.
   Первый ткнул захваченным из конюшни факелом в шнур и с утроенной скоростью полез на стену. Он был наверху, когда пламя достигло первого бочонка.
   Мало кто знает, но у змеиного огня помимо, собственно, горения, есть еще одна интересная особенность. Выбираясь на свободу из закупоренных сосудов, он просто поджигает все вокруг, но если швырнуть его в огонь, происходит взрыв.
   Первый и Второй готовились спускаться, когда замок тряхнуло и над конюшнями взвился шар огня. Не сговариваясь, братья метнулись вниз, в заросший ряской замковый ров. За стенами у них был шанс, внутри - ни единого. Начав гореть, бешеный огонь пожрет все, до чего дотянутся его прожорливые щупальца, будь то камень, железо или человеческая плоть.
   Приводнение было сравнительно удачным, и вскоре мокрые, но невредимые убийцы уже бежали в сторону поля. Им нужно было затемно рассвета добраться до ближайшей деревни, в постоялом дворе которой ждали два оседланных коня, чьи хозяева вряд ли подозревали о запланированной смене собственников. Впрочем, подобные мелочи мало волновали верных слуг Повелителя - они выбрались живыми из осиного гнезда, но было бы неплохо еще и отдать великому господину книги. Быть может, тот похвалит их за это.
   Небо за спинами людей озаряли багровые всполохи - донжон неприступной цитадели пылал, охваченный языками пламени. Могучий и непобедимый Орден этой ночью жестоко поплатился за свою беспечность.
  

***

Девятнадцатый день первого месяца осени 35-го года со дня окончания Последней войны, ночь.

   Усиление прибыло в Олатен ближе к вечеру, в результате гарнизон самого северного города Исиринатии увеличился до пяти сотен солдат и двух магов. Благроднейший по слухам собирал вассалов по всей провинции, укрепляя замки и города. Да еще купцы из Радении перестали приходить.
   Что-то затеваось, и это что-то не нравилось местным жителям.
   Впрочем, Башту до этого не было ни малейшего дела. Он заступил в дежурство в третьем часу ночи. Лучник вместе с напарником должны были полночи ходить по промокшей стене под проливным дождем - тепла в этом году было до обидного мало, и осень наступила едва ли не на месяц раньше, чем следовало.
   Башт поежился и плотнее укутался в плащ. Его напарник, Глин уже примостился под козырьком деревянной башни, ругая последними словами погоду.
   - Ну и погодка, - поежился Глин. - Давно такого отвратительного сезона дождя не припомню. Везет благородным - тискают сейчас баб в тепле, а мы тут по стене бродить должны.
   Он со злостью пнул бревно и сплюнул на настил.
   - Такова жизнь, - философски заметил Башт и подошел к стене, всматриваясь в ночную тьму. Вдалеке темнел лес, а под стенами города раскинулось поле. Колосья шелестели под дождем, казалось, что они перешептываются и что-то хотят сказать.
   За лесом начиналась полноводная Фрийриелла или Мутноводная, как ее называли в землях леопардов, отделяющая земли Исиринатии и Радении друг от друга, и где-то там возле реки сейчас должны шастать лазутчики.
   - Ничего не слышал от парней из егерской сотни? - Башт вопросительно посмотрел на Глина.
   - Не, они давно в городе не появлялись. Не нравится мне это.
   - Да не боись ты псов. Они только тявкать и способны. Три раза государь им давал по зубам, за реку загнал. Чего они могут-то?
   - Так-то оно так, да все равно на душе неспокойно. Ты новеньких видел? Орясины деревенские. Зачем вот благородному таких набирать? Не иначе, к войне готовится. А еще говорят, что венценосец всем вассалам велел вооружаться, а такого со времен Последней войны не было! Что-то будет, помяни мои слова.
   - Обязательно помяну, как только смена закончится. Пойду, прогуляюсь по стене.
   Башт нехотя выбрался из-под козырька, подставляя себя под ледяные росчерки свинцовых небес. До следующей башни ему предстояло пройти пройти восемьдесят шесть шагов, проверяя, а не лезут ли вражины штурмовать стены. Вражины не лезли, и Башт спокойно пересекся со вторым караулом и пошел назад.
   Его приятель все также сидел возле факела.
   - Ну как?
   - Все спокойно, - отозвался солдат.
   В этот миг что-то промелькнуло между кольями и Глин, охнув, начал заваливаться на бок.
   - Эй, ты чего? - остолбенел Башт, а в следующее мгновение что-то со страшной силой ударило его в бок, отшвырнув со скользких бревен и увлекая в полет вниз со стены.
   Перед тем, как все померкло, Башт успел разглядеть грязно-белое оперение стрелы, торчащей у него из бока. А на стену уже карабкались укутанные в черное солдаты из личной гвардии Гашриэна Третьего. Пламя, разгоревшееся из искры, готово было погрести под собой ничего не подозревающий континент.
  

***

Двадцать второй день первого месяца осени 35-го года со дня окончания Последней войны, полдень.

   Последние известия совершенно не радовали генерала Бирта Тавриэна. Волки все-же отважились начать войну, да еще и расправившись предварительно с Орденом. Доказательств, конечно, не было, но то, что древнюю крепость какой-то умник очень удачно начинил змеиным огнем, да так, из пылающей преисподней выбрались лишь единицы, говорило само за себя.
   Эти события сразу же отразилось и на его армии, численность которой к середине месяца успела возрасти почти до пятидесяти тысяч человек.
   Двадцать тысяч дружинников и сотня орденских магов, которые должны были в ближайшие дни отправиться из столицы на восток, теперь под руководством наследника престола срочно перебрасывались к северным рубежам - против Радении. Более того, почти четыре десятка академиков еще вчера собрали свои вещи и покинули лагерь, в результате чего у него осталось только восемь десятков магов всех мастей. Куда больше, чем в начале осады, но меньше, чем хотелось бы.
   У Бирта были серьезные основания подозревать, что ненавистный император приложил руку и к этому - он уже был готов видеть во всех проблемах континента происки Шахриона. Жаль, что нельзя было ничего поделать. Приказ венценосца был категоричен - штурмовать замок с тем, что есть, после победы вырезать всех и гнать войска в Стоградье. В довершении всего, почти четверть армии была набрана Саргилэнами, жаждущими мести. Благороднейший Цигд не поскупился на солдат и послал сыну восьмитысячный отряд, наполовину состоящий из опытных наемников, отчего изрядно поредевшее воинство поросят увеличилось в добрых три раза. Вопрос о том, сколько еще солдат прячется по городам богатого властителя востока оставался открытым, но Бирту отчего-то казалось, что их должно быть никак не меньше тридцати-сорока тысяч, и что Старый Вепрь приложит все силы, дабы оградить свои резервы от войны на севере.
   Генерал понимал, почему хитроумный правитель так яростно прогнулся под своего нелюбимого венценосца - мерзавец планировал закончить кампанию на востоке и подгрести земли Шахриона под себя, пользуясь затруднениями его величества, у которого в военное время на счету был каждый человек. Присоединив обширные леса Империи, и наложив лапу на горы Ужаса, Цигд встанет на одну ступень с венценосцем, а может, и выше, если у него получится сторговаться с Гашиэном. Именно поэтому по приказу генерала всех поросят разместили в отдалении от главного лагеря, а охрану увеличили - с Саргилэна сталось бы ударить союзникам в спину.
   Утешало только, что его величество применил Право Призыва, древний закон, обязывающий всех вассалов с оружием в руках защищать отечество столько, сколько потребуется, а не пятьдесят дней в году, и подкинул золота генералу для подъема настроения солдатни. Но все равно, плохого было больше, чем хорошего.
   В шатер просунулась голова Царда.
   - Все грустишь? - спросил друг, пролезая внутрь. - Хорошо тут у тебя, тепло, не то, что на дворе.
   - Вот, почитай, - Бирт протянул ему пергамент. - Сегодня получил от венценосца.
   Друг пробежал глазами по письменам и скривился.
   - Все, как мы и боялись.
   - Да, его величество требует разобраться с императором, а заодно, выяснить, куда пропал племянник со своей армией. И если с принцем все ясно, то предстоящий штурм меня волнует по-настоящему. Что планируешь делать?
   - А у нас богатый выбор? - генерал выругался. - Погоним поросят на стену и постараемся сохранить побольше гвардейцев. Мы не в том положении, чтобы хитрить.
   - Да и мозгов у нас не так много, как у императора.
   Генерал фыркнул.
   - Да будь он хоть гением, против пятидесяти тысяч обученных солдат и сотни чародеев ему не выстоять! Время уловок прошло, все решит грубая сила.
   - Потери будут огромными.
   - Я уже говаривал, что крепости вроде Цитадели берутся либо трупами, либо голодом? - спросил он и сам же ответил на собственный вопрос. - Да, говорил. Думаю, что его величество также знает эту истину.
   Цард поднялся и, подойдя к костру, разложенному посреди шатра, бросил пергамент в него.
   - Кто в армии слышал о новой войне? - глядя на весело пылающий лист, поинтересовался он.
   - Пока не то, чтобы многие, но такие новости расходятся быстро. Еще одна причина спешить.
   - Если посмотреть, у нас куча этих причин. Зима наступит раньше срока, все указывает на это, и прокормить такую армию в голых предгорьях, да еще с врагами на путях сообщений, не получится. Болезни тоже скажут свое веское слово, тем более теперь, когда обещанных высоких сынов нам ждать не приходится.
   - Как думаешь, - внезапно спросил капитан, - что придумает император на этот раз?
   - Ничего. Мы обложили его, как лисицу в норе. Вокруг всей крепости выстроены палисады, размещены осадные машины и высокие башни, солдаты заготовили достаточно лестниц и щитов, а лучники составляют почти половину пехоты. Единственное, на что Черный Властелин может рассчитывать, так это продержаться до прихода союзника. А значит, он будет сидеть за стенами. Повторюсь, время трюков окончено!
   - Полагаешь, он в сговоре с Гашиэном? - удивился Цард.
   - Уверен в этом. И это объясняет все странности, с которыми мы столкнулись.
   - Похоже на то, - признал его правоту товарищ. - Значит, общий штурм со всех сторон. Когда?
   - Через два дня. Подождем отставшие отряды, и да поможет нам Отец.
   Капитан склонился над костром и прошептал:
   - Будем на это надеяться, дружище, будем надеяться.
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"